Дроганов Виктор Иванович: другие произведения.

Малые Социальные Группы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.48*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К сожалению, изучению структуры и законов малой социальной группы, где мы проводим всю свою жизнь, ни школа, ни другие учебные учреждения должного внимания не уделяют. Данная статья, хоть в какой-то мере, позволит восполнить дефицит знаний в этой области.

  МАЛЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ.
   Человек имеет свободы не более, чем дерево или камень.
   Он ведет себя так, потому что он должен, а не потому, что
   выбирает. Как физический объект, он подчинен закона
   физики, а как психологический объект - подчиняется
   законам психологии.
  
   К.С.Холл.
  
   Всю свою жизнь мы проводим в малых социальных группах. Малой группой называют такое объединение людей, образование которого вызвано объективной необходимостью в сотрудничестве и субъективной потребностью в общении. Обыкновенно она насчитывает от 2 -3 до 40 - 45 человек.
   Хотя и не существует общепринятой классификации малых групп, имеется множество их делений, основанных на различных критериях.
   Так группы делятся: на естественные (семья) и искусственные (трудовой коллектив), формальные и неформальные, организованные и неорганизованные и т. д.
   Наибольший интерес для нас представляет классификация в основу, которой положены межличностные отношения. Как уже говорилось выше, межличностные отношения бывают: авторитарные, конфликтные и эгалитарные (на принципах равноправного сотрудничества).
  В зависимости от того, какие отношения превалируют в малых группах, группы делятся на авторитарные, конфликтные, авторитарно-конфликтные и эгалитарные.
   Каждая группа живет по своим законам (В общественной жизни закон это правила поведения).
   Закон - это словесное или математическое описание процесса или явления. Закон это описанный порядок. Он поясняет, какое следствие можно ожидать после определенной причины. Если некое событие ведет не к одному определенному, а к одному из двух или нескольких следствий, то такая ситуация сигнализирует: наши знания не полны, не выявлены некие, еще скрытые причины нарушающие порядок.
   Например. Причина одна - это проблема, а следствия три.
   Первое следствие. Проблема решается единолично.
   Второе следствие. Проблема решается коллективно, методом неконструктивного спора.
   Третье следствие. Проблема решается коллективно методом конструктивного спора.
   В данном случае скрытой причиной являются межличностные отношения.
   Если скрытую причину включить в формулировку закона (правила), то он примет следующий вид.
   Правило решения проблем. Проблема при авторитарных отношениях решается единолично (методом конструктивного или неконструктивного моноспора); при конфликтных отношениях - коллективно, методом неконструктивного спора; при эгалитарных (демократических) отношениях - коллективно, методом конструктивного спора.
   Кроме данного закона существует множество других законов, по которым живет малая группа. Зная законы и структуру малых групп, можно не только осознано строить свое поведение, но, и прогнозировать как будут развиваться события в том или ином случае.
   Наиболее полно изучена примитивная группа. (Примитивная группа является крайним вариантом авторитарно-конфликтной группы).
   Учитывая, что большую часть времени мы проводим в авторитарно-конфликтных группах, то и изучению этой группы мы уделим особое внимание.
  СТРУКТУРА ("УСТРОЙСТВО") ПРИМИТИВНОЙ ГРУППЫ.
   (По А. В. Добровичу)
   Изучение примитивных человеческих групп привело исследователей к выводу, что здесь имеет место иерархия, сходная в какой-то степени с иерархией в сообществах животных. Внутригрупповые роли распределяются известным, раз и навсегда данным образом. В группе есть субъект "альфа" - Главарь; за ним следует субъект "бета" - Авторитет; "все прочие ранжированы на субъектов "гамма" - Ведомых и субъектов "омега" - Забитых.
   "Альфа" (Главарь) пользуется преимущественным правом присвоения любых благ и право безнаказанной агрессивности. Иногда это субъект, превосходящий других физической силой, но все же не объем мышц, а властность, смелость и исключительная свирепость удерживает его на первом месте в примитивной группе. Он умен тем особым умом, который принято называть хитростью. Хитрость позволяет ему умело, подчас с блеском планировать и направлять акции, которые осуществляются группой. И тогда участники группы не просто боятся его, а чтут за " кормильца", "спасителя", "настоящего хозяина".Та же хитрость дает ему умение вовремя убирать или стравливать между собой потенциальных соперников - претендентов на главенство в группе. Вот почему ему необязательно быть сильнее всех физически : того, кому трудно загородить дорогу, полагаясь на собственные кулаки, он без труда покарает чужими руками. По его сигналу ведомые проучат всякого, кто ему не угоден в группе. Ни один из ведомых не посмеет ослушаться: ведь таким образом можно стать неугодным со всеми вытекающими последствиями...
   Только тайный сговор между недовольными ведомыми изменил бы положение.
   Но, во-первых, "альфа" часто имеет в группе своих наушников, так что участие в тайном сговоре исключительно опасно. Во-вторых, "альфа" предусмотрителен и заботится о том, чтобы число недовольных в группе не превышало число довольных. В-третьих, он способен " вычислить" того, кто мог бы возглавить подгруппу недовольных: такого субъекта он либо своевременно обезвреживает (чаще руками другого претендента на лидерство), либо приближает к себе, осыпая милостями и лишая мотивов к бунту...
   "Бета" (Авторитет) является вторым по рангу лицом в группе. Это единственный субъект, которому позволяется и даже предписывается давать советы вожаку. Умственными способностями он превосходит Главаря, однако, заметно уступает ему в смелости. Если бы он был так же смел и решителен, "альфа" усмотрел бы в нем претендента на власть и давно обезвредил, но ни коим образом не приблизил бы к себе в качестве второго лица. Сама роль авторитета доказывает неспособность субъекта бать Главарем, и в случае ухода Главаря со сцены или его гибели "бета" почти ни когда не становится на его место. Самое большее, он продолжает сохранять роль Авторитета. Но и это не наверняка, а потому "бета" имеет достаточно мотивов, чтобы всячески поддерживать и укреплять власть своего патрона.
   Он искренне радуется его удачам и реализует собственное честолюбие через успех близкого ему "сильного" человека, как бы " сливаясь душой" с последним. Как всякий обладатель острого ума он рационален и четок в решениях, однако не лишен и своеобразной мечтательности, даже романтичности. Без этой черты он не мог бы "сливаться душой" с Главарем. Над этой его чертой "альфа" и отдельные его приближенные имеют право беззлобно посмеиваться, ибо цинизм воспринимается в примитивной группе как самое надежное свидетельство ума. С другой стороны, иррационально-романтические веяния, исходящие из субъекта "бета", охотно используются Главарем для психологического воздействия на группу в целом. Видимо, человек, даже примитивный и в добавок входящий в примитивную группу, для выполнения возложенных на него группой функций должен основывать свое поведение не только на страхе перед Главарем и жажде наживы, но и на иррациональных мотивах мечты и веры, на некой, пусть ущербной, идеологии.
   Нельзя забывать, что "романтическое" в примитивной группе существует постольку, поскольку существуют антигуманные помыслы и дела: в душе участника такой группы оно, это "романтическое", служит противовесом и способом оправдания бесчеловечности.
   Субъекты "гамма" (ведомые), в свою очередь, ранжированы как по вертикали, т. е. по степени приближенности к Главарю и Авторитету, так и по горизонтали - имеется в виду "ролевое качество" места в группе. Ведь, помимо ведомого-Приближенного, здесь возможны: ведомый-Подхалим (Угодник) и ведомый -Марионетка, ведомый-Шут и ведомый-Недовольный. Субъекты "гамма" вовсе не должны быть на одно лицо. Как раз в интересах Главаря их разнообразие в смысле исполнения внутригрупповых ролей: так создаются более напряженные линии взаимодействия участников группы и так обретает группа свой индивидуальный облик. А это важный фактор сплочения группы, поскольку людям хочется иметь "своих" (острее становится враждебность ко всем "чужим", которые уже как бы и не люди и не стоят пощады и жалости).
   Угодник существует не только по тому , что Главарю приятна его льстивость и услужливость. Даже если "альфа" не жалует такого субъекта , он держит его подле себя. Почему? Потому что такой субъект вызывает неприязнь всей группы. И теперь, когда Главарь оказывает расположение и милость к кому бы то ни было из ведомых, это оставляет впечатление импонирующей людям справедливости. Разве не трогательно, что, так сказать, шубой с плеча Главаря награждается вовсе не тот, кто выслуживался, а тот, кто просто "делал свое дело"? Не менее волнующий эффект производит наказание или изгнание Подхалима: группа торжествует и испытывает признательность лидеру.
   Точно так же логически необходимо существование Марионетки: он является для других эталоном поведения в отношении к Главарю и целям , которые поставлены перед группой. Его "образцовость" должна служить укором для всех, кто хотя бы в мыслях склонен к критике и непослушанию.
   Весьма полезен так же и Шут. Этот субъект располагает правом публичной насмешки над приближенными Главаря и даже над ним самим. Такая насмешка - прекрасный регулятор эмоционального напряжения в группе. Устами Шута "выговаривается" неустранимое чувство протеста и обиды, накапливающееся у ведомых. Шут высказывается на грани риска: кажется, вот-вот и не сносить ему головы. Он умен и не переходит этой грани, однако у группы возникает иллюзия, что Главарь терпим к критике. Кто-то, поддавшись этой иллюзии, решается на собственные критические суждения - в шутливой или иной форме. Так с помощью Шута, выявляется оппонент Главаря. Обезвредить его немедленно или отложить расправу - вопрос тактики, решаемый субъектами "альфа" и "бета". Но Шут выполнил свою функцию. И ценность этой фигуры для Главаря доказывается не только тем, что Шута не карают за его выходки, но и тем, что Главарь решительно защищает его от собственных приближенных, которых тот привел в ярость.
  Недовольный: если его нет в группе, его следует создать, ущемив кого-либо из ведомых. Польза от него двоякая. Во-первых, это фигура, которую можно столкнуть с другим Недовольным; пока они растрачивают свой боевой пыл друг на друга, субъекты "альфа" и "бета", а также их приближенные в безопасности. Во-вторых, Недовольный позволяет Главарю продемонстрировать свою мощь перед группой. Выявленный Недовольный жестоко наказывается во устрашение всем. Если дело не доходит до изгнания или ликвидации такого субъекта, то его место после бунта среди Забитых. Забитые же потому и заслуживают такого названия, что они становятся жертвой общегрупповой агрессии, пинать их - право и даже долг каждого; сами они не смеют дать сдачи никому: это равносильно самоубийству, так как в расправе над подобным наглецом с воодушевлением примет участие вся группа.
  Выход из положения у Забитого только один: терпеливо снося все издевательства, выслуживаться перед приближенными Главаря. Если повезет, он может достичь своей высшей точки в группе: стать Подхалимом самого Главаря. Забитые представлены двумя категориями лиц: либо самые хилые, трусливые или наименее смекалистые, т. е. занимающие нижнюю ступень ранговой лестницы соответственно своим малым возможностям, либо бывшие Недовольные, т. е. субъекты с неплохими возможностями, растрачивать которые им теперь остается если не на бессильную злобу, то на хитроумное угодничество.
  Очень важно заметить следующее: хотя такая группа держится на примитивизме своих участников и выталкивает из себя любого, кто не примитивен, даже здесь закономерности группового взаимодействия в известной степени ограничивают примитивные реакции каждого участника группы. Выказывать амбицию, собственничество и эгоистическую безучастность во всей их "красе", в предельном их выражении, субъекту нельзя и в данной группе: это привело бы к рассогласованию взаимодействия. Поэтому в примитивной группе быстро вырабатываются определенные нормы поведения участников, или "неписаные правила", которым обязаны следовать и Главарь, и самый маломощный из Забитых.
  ПРИМИТИВНЫЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ РЕАКЦИИ.
   Нормы поведения членов примитивной группы базируются на примитивных межличностных реакциях.
   Реакция амбиции. Она проявляется в том , что, получив информацию, придающую вес или значение другому лицу, субъект незамедлительно старается принизить ее значение, одновременно подчеркивая собственный вес в глазах других. Пример: в учительской заговорили о том, что педагог соседней школы Иванов удостоен медали. Реакция амбиции со стороны одного из участников разговора может выглядеть так: " знаем мы, кого их в школе представляют к наградам ... Я с этим Ивановым на совещании встречался: дурак набитый" и т.п. Разумеется, ошибки бывают всюду. Нельзя заведомо исключить, что Иванов не тот человек, которого следовало бы награждать. Но даже имея такое суждение, субъект с преодоленным чувством амбиции предпочитает промолчать: в конце концов, где гарантия непогрешимости его суждения? Высказывающий же эту тираду не просто принижает Иванова: прежде всего он подчеркивает свое превосходство над ним " знаем мы ..." - это демонстрация своей компетенции; " дурак набитый" - это присвоение себе (как "более умному") права судить об уме других.
   Реакция самодовольства. Получив какие-либо блага, многообещающие возможности или привилегии, иной субъект тут же хвастает этим перед другими. Причем особое удовольствие ему доставляет проявление зависти со стороны других. В дальнейшем он с живой радостью вспоминает, как кто-то, слушая его, " позеленел", " скривился" и т.п. В поясняющих примерах, пожалуй, нет необходимости.
   Реакция зависти. Субъект именно "зеленеет", "кривится", став свидетелем чьего-то неоспоримого успеха. Эту реакцию он не умеет или не считает нужным скрыть, так как до всяких размышлений ему "ясно", что в действительности успеха достоин он, а не кто-то другой.
   Реакция злорадства. Видя неудачу или провал кого-либо из окружающих, субъект не скрывает своей радости. Это, по существу, постыдное чувство легче понять, когда речь идет о провале соперника, конкурента, врага. Но в данном случае радость, так сказать, бескорыстна: просто амбиции субъекта льстит, что он не попал в передрягу, в которую попал кто-то другой. Здесь уместно процитировать один из шутливых афоризмов с 16-й полосы "литературной газеты; " мало, чтобы мне было хорошо. Надо еще, чтобы другим было плохо".
  Реакция захвата ( экспансии). При появлении в поле видимости каких либо ценностей или привилегий, которые должны быть по заслугам распределены между участниками данной группы, субъект первым претендует на эти блага независимо от своих реальных заслуг. Если субъект не может обосновать захват каких-либо благ своими мнимыми правами или заслугами и не в состоянии добиться их хитростью, он при минимальных шансах остаться безнаказанным бесцеремонно прибегает к грубой силе.
   Реакция агрессии. В любом случае конфронтации субъект, чувствуя безнаказанность, немедленно реализует пристройку " сверху": оскорбляет, угрожает, а то и пускает в ход грубую силу. Эта реакция обычно служит "естественным развитием " реакции захвата. Агрессивность такого субъекта отличается несоизмеримой с ситуаций жестокостью. Подобную жестокость легче понять , когда человека довели до крайности. Однако в данном случае она объясняется раздутой амбицией и глубокой нечувствительностью к страданию другого.
   Реакция присвоения. Если имеет место конгруэнция, когда субъект имеет возможность пристройки "сверху" или охотно пристраивается к сильнейшему "снизу", ему свойственно трактовать партнера как свою собственность. В первом случае он чрезмерно опекает другого, во втором как бы "прилипает " к нему, стараясь угодить. В обоих случаях он не дает партнеру передышки от собственной персоны.
   Реакция безразличия. Проявляется в бестрепетном отношении к физическому или душевному страданию другого. На глазах у субъекта кому-то стало плохо, кого-то оскорбляют или бьют, - он проходит мимо. Это легче понять когда человек трусит, имея дело с трудностью или опасностью. Но в данном случае субъект становится безучастным, даже если ему ничего не грозит. За циничной идеей " не мое это дело" или " без меня разберутся" кроется попросту не желание тратить на кого-либо время и силы. В роли должностного лица такой субъект даже гордится тем, что плачущей женщине не удалось его "разжалобить", а посетителю, возмущенному некоторой несправедливостью, - "заморочить ему голову".
   Следует отметить, что примитивные межличностные реакции не являются патологией. Это нормальная реакция личности при авторитарно-конфликтных отношениях. Другое дело эгалитарные отношения. Но и здесь примитивные реакции не исчезают, а трансформируются в другие реакции. Так, по мнению известного врача-психотерапевта А. Б. Добровича, амбиция трансформируется в естественное чувство собственного достоинства. Стремление к обладанию при правильном воспитании сводится к разумному оптимуму и не заслоняет стремление к отдаче, альтруизма.
  ПРАВИЛА (МОРАЛЬ) ПРИМИТИВНОЙ ГРУППЫ.
   Мораль, нравственность это совокупность норм и правил определяющих поведение людей, их обязанности по отношению к обществу и друг другу.
  Правило унижения. Чтобы унизить другого, достаточно ему продемонстрировать превосходство в чем бы то ни было.
  Мы привыкли понимать унижение иначе: как оскорбительные слова и действия, направленные на другое лицо. Однако в примитивной группе, где необузданная амбиция присуща каждому участнику, "оскорблением" субъекта оказывается любое ущемление его амбиции. А она, амбиция, безусловно, ущемляется, если другой субъект показывает, что он "лучше" в каком бы то ни было отношении.
  Мишель Монтень, выдающийся французский мыслитель XVI века, был убежден, что у любого человека найдется хотя бы одна черта, которою он превосходит вас. Следовательно, у каждого есть чему поучиться. Не таковы убеждения (точнее, предубеждения), царящие в примитивной группе. И поэтому, попав в нее, вы подчас и не сообразите, чем прогневили людей. Молодая женщина может раздражать одним тем, что она молода и красива. Человек с даром речи вызовет неприязнь косноязыких. Человек кипучего темперамента - неприязнь вялых и ленивых.
  Ситуация почти безвыходна. В примитивной группе, даже отдав ближнему последнюю рубашку, вы унижаете его: это демонстрация вашего превосходства в великодушии. Даже подставив левую щеку после того, как вас ударили по правой, вы ущемляете чью-то амбицию, показывая таким образом свое превосходство в смирении.
  "Правило унижения" объясняет природу многих житейских историй, объединяемых под общим заголовком "Черная неблагодарность". Вот типичная из таких историй: жительница столицы поселяет у себя дальнюю родственницу из деревни, кормит, одевает со своего плеча и за услуги домработницы "выводит в люди". Через несколько лет столичная дама не находит себе места от возмущения: облагодетельствованная ею особа не только не проявляет благодарќности, но и определенно мстит "неизвестно за что"... Но ведь известно за что! "Благодетельница" была небескорыстна в отношении родќственницы, и прежде всего - небескорыстна психологически. По всей видимости, ей нравилась такая форма самоутверждения - роль благодетельницы. Примитивизм особы из деревни проявился в не меньшей степени: она долго сносила ущемление своего самолюбия, но при первой же возможности сочла необходимым "отыграться"...
  Честные и равноправные взаимоотношения между людьми возможны только там, где усмирены и дискредитированы реакции амбиции, самодовольства, зависти, злорадства, экспансии и т. п., но в примитивной группе это невозможно.
  Правило рангового соответствия. Согласно ему демонстрация превосходства допустима только в отношении лиц, имеющих более низкий ранг в группе.
  Красноречивым или кипуче-темпераментным вправе быть лишь тот, кто "наверху"; те же проявления со стороны ведомых низкого ранга или, тем более, со стороны Забитых воспринимаются как неумное шутовство или наглая несдержанность.
  Вообще, здесь допустимая степень ума обязательно увязывается с положением субъекта в группе. Есть в этом сходство с данными наблюдений за стаей обезьян. Обычно обезьяна, обнаруживая корм (скажем, изобилие бананов в ближайшей роще), громкими криками оповещает об этом стаю. Но стая не спешит на зов, если он исходит от особи низкого ранга. Этой особи как бы не соответствует роль "первооткрывательницы"! Точно так же в примитивной человеческой группе одна и та же мысль кажется вздорной в устах Забитого, но чрезвычайно дельной в устах Главаря, Авторитета или Приближенного.
  Вот почему рассмотренное выше "правило унижения" нуждается в оговорках. Оно имеет силу в пределах общего ранга взаимоќдействующих субъектов. Например, ранг Приближенного лишь на одну ступень ниже Авторитета, а стало быть. Авторитет не позволит себе унизить такого ведомого демонстрацией своего превосходства над ним. В то же время эта демонстрация в отношении субъектов низкого ранга вовсе не рассматривается ими как унижение; она - "в порядке вещей".
  Правило отпора. Если кто-то (в пределах общего или смежного ранга) пытается на глазах других продемонстрировать превосходство над субъектом, т. е. "унизить" его, субъект обязан немедленно воспротивиться этому, чтобы не стать объектом дальнейших унижений.
  Здесь дело не только в амбиции, но и в специфике примитивного группового взаимодействия. В самом деле, позволив "унизить" себя одному, субъект как бы дает повод сделать это всем окружающим. Отсюда обостренный интерес окружающих к любой стычке между двумя субъектами; отсюда поощряющие возгласы "публики" и ее недовольство компромиссным, недраматическим, слишком пресным исходом спора. Ей нужны победитель и побежденный, в особенности последний; на нем каждый может выявить собственную амбицию. Причем осуществить это можно как с помощью агрессии ("и я его лягнул", по И. А. Крылову), так и с помощью покровительства, беря ущемленного под защиту.
  "Правило отпора" оказывается в то же время и "правилом отбора". Субъекты, умеющие давать отпор лицам своего или смежного ранга, получают шанс подняться на ранг выше.
  Правило силы. Если кто-то имеет возможность безнаказанно продемонстрировать свое превосходство над другими, он обязан сделать это, иначе его сочтут слабым.
  Безнаказанность надо понимать широко. Человек большой физической мощи пользуется безнаказанностью в том смысле, что ни один, ни даже двое-трое противников не одолеют его в драке. "Правило силы" предписывает такому богатырю напоминать нижестоящим о своем преимуществе. Если не во время ссоры, то хотя бы в порядке шутки он должен валить кого-то наземь, сталкивать дерущихся лбами, подбрасывать мало весящего сотоварища к потолку и т. п. Если он не делает этого, то подобное сочетание силы с миролюбием и пассивностью воспринимается группой как чудачество или странность. Он приобретает репутацию "блаженненького", и его с опаской, но и большим азартом принимаются поддразнивать.
  Безнаказанность субъекта может вытекать из особого расположения к нему Главаря или других высокоранговых членов группы. Тогда он должен время от времени активно ущемлять амбицию других, демонстрируя этим тот факт, что они ему в ответ ничего не сделают. Если он ведет себя иначе, окружающие начинают сомневаться в его привилегиях, в его храбрости, наконец, в его уме.
  Правило выдвижения вытекает из предыдущего. Если шанс подняться на одну ступень сохраняется лишь у того, кто умеет давать отпор, то реальное выдвижение - вплоть до ранга Авторитета или претендента на роль Главаря - возможно только для тех, кто неуклонно следует "правилу силы". Никакие способности или зримые успехи члена примитивной группы не вынесут его "наверх", если он не склонен пользоваться "правилом силы". Напротив, при такой "слабой" позиции его способности и успехи будут вызывать лишь неприязнь группы и могут скорее привести к его гонению (об этом ниже). Зато бестрепетное следование "правилу силы" выдвигает на ключевые места в группе даже того, кто, собственно, ничем и не одарен, кроме такой бестрепетности.
  Правило гонения. Субъект, который демонстрирует свои особые дарования, но лишен силы, то есть возможности или желания унижать нижестоящих легко становится гонимым в примитивной группе.
  В такую ситуацию попадает, например, способный трюкач-карманник в воровской шайке. Казалось бы, "виртуозная работа" должна выдвинуть его в "звезды" примитивной группы, тем более что Главарь выказывает ему свое благоволение. Однако особенности характера нашего "виртуоза" таковы, что он не пользуется этим благоволением, чтобы унижать других: у него, скажем, нет вкуса к стычкам, противоборству, сдерживанию мелких "побед" над остальными. Теперь достаточно несколько эпизодов, когда Главарь или Приближенные не защитили бы его от выпадов боќлее агрессивных субъектов группы, и всем становится ясно: силы у него нет. А далее, если он сам не умеет давать отпор другим, его "артистические" способности уже рассматриваются как вызов амбиции остальных, и примитивная группа подвергает его гонению - либо он вынужден уйти из группы, либо переходит в .категорию Забитых. В последнем случае его умения используются Главарем как должное, но претендовать на особое вознаграждение за свои труды ему больше не приходится.
  Правило "козла отпущения". В случае нарастания недовольства в примитивной группе каждому позволяется реакция агрессии и экспансии в отношении кого-либо из Забитых. Главарь и Авторитет в своих целях предпочитают выставить "козлом отпущения" одного из разоблаченных Недовольных. Это особенно эффективно, когда разоблачается бывший Приближенный Главаря: субъекты низшего ранга с радостью "отыгрываются" на нем за унижения, которые им приходится терпеть от субъектов высшего ранга. Понятно, почему с такой охотой в это избиение включаются субъекты "омега", хотя, казалось бы, они нападают на одного из "своих"!
  Правило отвода агрессии от себя. Участвуя в групповом гонении жертвы, субъект демонстрирует свою солидарность с группой и, тем самым отводит ее агрессию от себя. Этим объясняется необыкновенная истовость, с которой иные члены примитивной группы выполняют "карательные" функции в отношении провинившихся.
  Правило возмещения убытка. Унижение, нанесенное одним субъектом другому, в примитивной группе может быть возмещено материальной ценностью; инцидент при этом считается исчерпанным. Однако материальное ущемление уже не может быть заглажено никакими средствами, кроме материальных же и с известной надбавкой. Ничто не вызывает такой ненависти, как отнятие собственности, в чем бы она ни заключалась. Это отмечал еще итальянский политический мыслитель XV века Никколо Макиавелли: ориентируясь в своих представлениях о человечестве на наиболее примитивных субъектов, он утверждал, что человек простит вам все, даже убийство его близких, только не отнятие или уничтожение его собственности.
  Главарь примитивной группы без труда задобрит всякого Недовольного, допустив его к дележу "жирных кусков". Далее тот снесет и пинок - был бы полученный им куш достаточно щедрым. Нередко так и делается: Главарь или его Приближенный заранее покупает себе материальными средствами возможность "пинать" ведомого - психологически или буквально.
  Правило незаинтересованности. Проявляя на глазах других интерес к кому-либо или чему-либо, субъект "роняет достоинство", выказывает свою зависимость от нравящегося лица или объекта. Это дает повод для насмешек, поскольку всем ясно, что его чувство амбиции неполно, и он ищет возможности каким-то образом восполнить недостающее. Следовательно, он "ниже" других, которые имеют (или превосходно делают вид, что имеют) все необходимое для самодовольства. Чтобы избежать подобного унижения, субъект обязан скрыть, что он "питает слабость" к некоему предмету. Он делает безучастную и высокомерную мину, в то время как сердце учащенно бьется от волнения и ожидания.
  Если же ему не удалось утаить, что он, например, влюблен в женщину, то в кругу приятелей он старается говорить об этой женщине как можно более насмешливо или цинично,- этим он утверждает свою "незаинтересованность" к ней.
  Правило соблазна. Если субъект, доверившись другому, тем самым создает ему возможность совершить неблаговидный постуќпок, то он тем самым вводит его в "соблазн" и потому оказывается и глазах группы столь же виноватым, как и лицо, совершившее неблаговидный поступок.
  Например, отдав кошелек на хранение приятелю, более свирепому в драке, субъект вводит того в соблазн присвоить себе деньги. Теперь жалобы пострадавшего Главарю или группе вызывают лишь пожатие плеч: "Раньше думать надо было, когда кошелек отдавал". Таковы представления о справедливости, бытующие в примитивной группе. И этим объясняется повышенная подозрительность ее участников друг к другу с приписыванием другому, в первую очередь, враждебных намерений.
  Правило послабления. Если субъект более высокого ранга позволяет нижестоящему минимальные проявления амбиции, то вскоќре они перейдут в максимальные, и виновным в этом считается субъект, допустивший подобное послабление. Он теряет вес как в глазах Главаря, так и в глазах всей группы; поведение же второго лица воспринимается как должное, поскольку ясно, что каждый на его месте вел бы себя так же.
  Отсюда подчеркнутое внимание всей группы к исполнению нижестоящими своеобразных ритуалов подчинения вышестоящим. Эти ритуалы не заданы в группе как система поклонов, необходимых самоуничижительных высказываний и т. п. Однако громкость голоса, степень раскованности движений, возможность улыбки - все это у нижестоящих ограничено, если они находятся в контакте с вышестоящими. Среди последних тот, кто неизменно требует подобных знаков подчинения, пользуется особым уважением группы.
  Правило круговой поруки. Для того чтобы примитивная группа не распалась и функционировала на пользу Главаря, Авторитета и их Приближенных, ее необходимо вовлечь в противозаконные и сурово караемые обществом акции. Это создает ситуацию круговой поруки, поскольку вина за содеянное лежит теперь на всех. Видя, что связи в группе разрыхляются, Главарь может, например, толкнуть людей на совместно совершенное убийство - Чужака или даже "своего". После этого группа поневоле сплачивается за счет общего чувства страха и вины. Раскрытие преступления становится невыгодным даже для субъектов "омега", поскольку оно было содеяно, пусть и не по их инициативе, но с их участием.
  Правило нормальности. Действуя и приспосабливаясь к примитивной группе в соответствии с вышеприведенными "правилами", субъект обязан всячески отрицать это, обосновывая свои поступки любыми рациональными, моральными или другими доводами, какие только доступны его интеллекту. Если он не в состоянии таким способом оправдать свое поведение, в примитивной группе его считают глупым. Субъект, находящийся внутри примитивной группы, обычно не способен сформулировать "правила", по которым она функционирует. Поймав себя даже на мысленной попытке их сформулировать, он испытывает страх расправы, легко превращающийся в опасение, что с его психикой не все в порядке.
  Литература.
  Десев Любен. Психология малых групп. - М.: Прогресс, 1979 - 208 с.
  Добрович А. Б.. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. - М. : Просвещение, 1987
  
Оценка: 6.48*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Kerry "Копейка"(Антиутопия) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"