Дрозд Екатерина Вячеславовна: другие произведения.

Аркадий, не говори красиво

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Дрозд Екатерина Вячеславовна

Аркадий, не говори красиво

Драма в двух действиях

Действующие лица:

   Брызгалов Фёдор Михайлович - лидер крупной политической партии
   Мордвинская София Петровна - журналист
   Шкабара Александр Сергеевич - журналист
   Буцан Юрий Павлович - помощник Брызгалова
   Юноша
   Мужчина
   Актёр К - играет роль Короля
   Актёр В - играет роль Валерио
   Актриса Э - играет роль Эванты
   Актриса С - играет роль Служанки
   Актёр С - играет роль Слуги и Стражника
   Актёр Ш - играет роль Шута
  
  
  
  

Действие первое

  
  
  
   Кабинет. За столом сидит Брызгалов, работает. Входит Буцан с бумагами в руках.
  
   Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович.
   Брызгалов. А, Юра. Ну что, голубь мой сизокрылый. Поведай, мил друг, каковы дела наши скорбные.
   Буцан. Не знаю, скорбные они или нет, но похоже, что мы набираем процентов тридцать шесть, тридцать семь. Вот последние данные из Центральной избирательной комиссии (показывает на бумаги).
   Брызгалов. Серьёзно? Это даже лучше, чем я ожидал. А как наши друзья эсдеки? Вряд ли они будут нам серьезной поддержкой в парламенте... но... они хоть проходят туда?
   Буцан. Похоже, не проходят.
   Брызгалов. Жаль. Я же им говорил: не солите так густо... А, ладно. Покажи-ка все цифры.
  
   Буцан передаёт Брызгалову все бумаги
  
   Буцан. Результаты пока предварительные.
   Брызгалов(просматривает бумаги). Чепуха. Дело сделано. (Бросает бумаги на стол).
   Буцан. Я не понимаю вас.
   Брызгалов. И очень хорошо, что не понимаешь. Вот если бы ты понимал, вот тогда было бы плохо.
   Буцан. Почему?
   Брызгалов. Потому что ты всего лишь руководитель моего избирательного штаба.
   Буцан. Фёдор Михайлович...
   Брызгалов. Юра, ты что, обиделся?
   Буцан. Да нет, при чем тут... Ну ей богу...
   Брызгалов. А что тогда?
   Буцан. Ну как? Вот вы говорите, дело сделано.
   Брызгалов. Абсолютно.
   Буцан. Да, но...
   Брызгалов. Золотой ключик у нас в кармане.
   Буцан. А золотой ключик - это...
   Брызгалов. Да, да. Это большинство в парламенте, это коалиция, это контрольный пакет акций. Это - всё.
   Буцан. Да, но... У наших оппонентов явное преимущество.
   Брызгалов. Да неужели?
   Буцан. Арифметика.
   Брызгалов. Арифметика, говоришь? Ну, давай считать. Сколько у них партий?
   Буцан. Три.
   Брызгалов. Правильно. А сколько мы имеем кресел на Олимпе?
   Буцан. На каком уровне?
   Брызгалов. На самом верхнем.
   Буцан. Тоже три.
   Брызгалов. Но одно уже занято. Наш дорогой президент еще не скоро... (Делает характерный жест удаления чего-то в бесконечность).
   Буцан. Остается два кресла - премьер-министра и спикера.
   Брызгалов. Вот. Три партии и два кресла. Это и станет для них яблоком раздора.
   Буцан. Вы думаете?
   Брызгалов. Уверен. Они никогда не договорятся.
   Буцан. Да, но и нам для создания коалиции необходимо как минимум двое союзников.
   Брызгалов. Согласен. Иначе - никак.
   Буцан. Ситуация симметричная. И это при условии, что мы сможем своих потенциальных союзников...
   Брызгалов. А проще говоря - врагов...
   Буцан. ...переманить на свою сторону. У них же столько принципов!
   Брызгалов. Угу. Так говоришь, ситуация симметричная?
   Буцан. Абсолютно.
   Брызгалов. Чёрта с два она симметричная. Это задница твоя симметричная.
   Буцан. Не возражаю.
   Брызгалов. А ситуация... Ситуация ни хрена не симметричная. Я Лысому дам пост спикера, а Бороде - премьер-министра. И ты посмотришь, куда только денутся их принципы.
   Буцан. Думаете, продадутся?
   Брызгалов. С потрохами, Юра, с потрохами. Да ради этого они и мать родную... Впрочем, ты и сам всё знаешь.
   Буцан. Но это же нонсенс - крупнейшая фракция...
   Брызгалов. То есть, наша...
   Буцан. ...остаётся без единого ключевого поста.
   Брызгалов. Нонсенс, говоришь? Нет, Юра, это не нонсенс, это - игра. А для того, чтобы выиграть, нужно уметь жертвовать фигурами.
   Буцан. Но не ферзём же?
   Брызгалов. А почему бы и нет?
   Буцан. Не слишком ли большие жертвы?
   Брызгалов. "Полно-те, поручик". А жертвы ли это? А? Я - лидер самой крупной партии. И какой партии, Юра!
   Буцан. Да-а-а, мощь...
   Брызгалов. А дисциплина?
   Буцан. А субординация?
   Брызгалов. А фанатизм? Без фанатизма, знаешь, тоже нельзя. Так что, вот, где они у меня (показывает сжатый кулак), все эти карлики, рвущиеся к власти. Со всеми своими диванными партиями.
   Буцан. Так-то оно так, но...
   Брызгалов. Что?
   Буцан. Лысый - хитрая бестия, да и Борода не так-то прост, каким выделывается. Это интриганы со стажем.
   Брызгалов. А мне на их интриги - тьфу и растереть. (Достает из ящика стола корону). Смотри.
   Буцан. Ух ты! Неужели золото?
   Брызгалов. Чистое золото. Ты знаешь, все эти пигмеи не могут удержаться от соблазна примерить её на свою голову.
   Буцан. И президент мерил?
   Брызгалов. Ещё бы. А ну-ка, примерь и ты, Юра.
   Буцан. Что вы, Фёдор Михайлович, рожей не вышел.
   Брызгалов. Меряй-меряй.
   Буцан. Не, ну ей богу...
   Брызгалов. Хорош базар. (Надевает корону на голову Буцан).
   Буцан. Тяжелая.
   Брызгалов. Позволь, поправлю. (Поправляет корону)
   Буцан. Ой, что такое? (Пытается снять с себя корону - безуспешно).
   Брызгалов. Напрасный труд. Расслабься. Смотри лучше сюда. Видишь - верёвочка. Крепкая верёвочка, канат. Легким движением руки верёвочка пристёгивается к короне. (Пристёгивает). Знаешь, что на другом конце верёвки?
   Буцан. Ч-ч-что?
   Брызгалов. Смотри. (Показывает). Гиря. Тяжёлая гиря. Какой у нас этаж?
   Буцан. Т-т-тридцать четвёртый.
   Брызгалов. Правильно. (Открывает окно, берёт в руки гирю). Пока она будет лететь, ты у меня успеешь подписать смертный приговор отцу родному.
   Буцан(в панике). Михалыч, за что?
   Брызгалов(закрывает окно, кладёт на место гирю). Успокойся. (Снимает с него корону). Мне самому не очень нравится эта пытка. Грубо как-то. И вообще... Неинтеллигентно. И потом - слишком быстро.
   Буцан. Действительно. Ну что это? Раз, два - и труп. Надо, чтобы человек помучился.
   Брызгалов. Вот-вот, и я о том же. Зато вон там, в той комнате (показывает на двери) у меня есть одна штучка. Представь себе, с потолка свисает вертикальный вал. Вал подсоединен к моторчику. Представляешь?
   Буцан. Вполне.
   Брызгалов. Легким движением руки...
   Буцан. ...вал присоединяется к короне.
   Брызгалов. Верно!
   Буцан. И начинает вращаться.
   Брызгалов. Верно. Сначала медленно, а потом быстрее, быстрее, быстрее...
   Буцан. Но не очень быстро.
   Брызгалов. Конечно. Так, чтобы кролик успевал перебирать лапками.
   Буцан. Потрясающе!
   Брызгалов. И главное - элегантно. Ни крови, ни криков. (С гордостью). Я сам придумал.
   Буцан. Шеф, вы - гений.
   Брызгалов. Мелкий подхалимаж.
   Буцан. От всей души!
   Брызгалов. От всей души, говоришь?
   Буцан. От сердца.
   Брызгалов. От сердца? И что же твоё сердце тебе подсказывает?
   Буцан. В смысле?
   Брызгалов. В смысле?! Какой же тут смысл, когда сердце, душа ... и всё такое?
   Буцан. Я не понимаю...
   Брызгалов. То-то и оно. А то душа... сердце... Что, мил друг, зарапортовался, а?
   Буцан. Да что в самом деле! Если уж на то пошло...
   Брызгалов. Ну-ну.
   Буцан. Что хотите со мной делайте, хоть убейте, а я не понимаю.
   Брызгалов. Чего ты не понимаешь?
   Буцан. Как можно всё отдать этим нулям, этим дешёвкам? Ведь как ни крути, а эти пигмеи станут вторым и третьим лицами в государстве. Хотя бы номинально.
   Брызгалов. Вот именно: номинально! Ты сам-то услышал, что сказал? Номинально, понимаешь? А реально? Кто реальный авторитет в стране? Кто тут хозяин? Или есть сомнения?
   Буцан. Какие могут быть сомнения?
   Брызгалов. Ну так какого же ты...
   Брызгалов. Я идиот, Фёдор Михайлович... Полный.
   Брызгалов. Ладно, хватит об этом. Что там глаголят наши любимые масс-медиа?
   Буцан. Как всегда: одни облизывают, другие грязь льют.
   Брызгалов. А как Соня Мордвинская?
   Буцан. Наша великолепная Соня Мордвинская.
   Брызгалов. Наша удивительная Соня Мордвинская.
   Буцан. Наша потрясающая Соня Мордвинская.
   Брызгалов. Ну-ну, так что же она пишет?
   Буцан. Как всегда. Кусает нас больнее всех.
   Брызгалов. Талантливее всех.
   Буцан. Талантливее всех. И что характерно - за самые уязвимые места. Как это ей удаётся?
   Брызгалов. Молодец баба. Боже, как я её люблю! Ну и?
   Буцан. Что?
   Брызгалов. Как что? Когда она будет моей? Долго я буду ждать?
   Буцан. Фёдор Михайлович, видит бог - делаем, что можем.
   Брызгалов. Результатов не видно.
   Буцан. Тяжелый случай. И пряник пробовали, и кнут...
   Брызгалов. Ну и?
   Буцан. Ничего.
   Брызгалов. Уволю. Без выходного пособия.
   Буцан. Фёдор Михалыч...
   Брызгалов. И за что я вам только деньги плачу? Ладно, придётся самому.
   Буцан. То есть?
   Брызгалов. Устрой мне с ней эксклюзивное интервью.
   Буцан. Может, ей с вами?
   Брызгалов. О боже, да какая разница?
   Буцан. Где, когда?
   Брызгалов. Прямо здесь. Сегодня. Ближе к вечеру.
   Буцан. Увидите: примчится - не запылится.
   Брызгалов. Вот и отлично.
  
   Затемнение. Музыка.
  
   Та же комната. В креслах сидят Брызгалов и Мордвинская.
  
   Мордвинская. Фёдор Михайлович, благодарю вас за возможность...
   Брызгалов. Закончим формальности. Перейдём к делу.
   Мордвинская. Двумя руками за.
   Брызгалов. Тогда вопрос первый.
   Мордвинская. Отлично. Фёдор Михайлович, какой вы видите будущую коалицию?
   Брызгалов. Сонечка... Позвольте, я буду вас так называть.
   Мордвинская. Сделайте одолжение.
   Брызгалов. Так вот, Сонечка, всё, что я вам скажу, вы и сами знаете. Нет, серьезно, возьмите и сочините все мои ответы на все ваши вопросы. Уверяю вас, выйдет лучше оригинала.
   Мордвинская. Вы мне льстите.
   Брызгалов. Ничуть. А давайте проверим. Берём ваш список вопросов, садимся друг напротив друга и пишем ответы. Лучшая версия пойдет в печать. Идёт?
   Мордвинская. Давайте.
  
   Садятся друг напротив друга, берут по листу бумаги и пишут. Музыка.
  
   Брызгалов(кладет ручку). Ну как, готово?
   Мордвинская. Ещё минутку. (Заканчивает).
   Брызгалов. Меняемся.
  
   Они меняются исписанными листами. Читают. Музыка.
  
   Мордвинская(бросает бумагу на стол). Это нечестно. Вы меня надули.
   Брызгалов(смеётся). Сонечка, стоит ли относиться к этому так серьёзно?
   Мордвинская. Это моя работа.
   Брызгалов. И вы с нею отлично справились (показывает бумагу, написанную Мордвинской). Утверждаю (ставит подпись на этой бумаге). "Подписано, и с плеч долой". Точка. Больше ни слова о политике. Кофе, чай, коньяк, виски?..
   Мордвинская. Спасибо, ничего.
   Брызгалов. Ну, тогда сигарету (протягивает ей пачку сигарет).
   Мордвинская. У меня свои. (Достаёт из сумочки пачку сигарет).
  
   Брызгалов даёт Мордвинской огня, она закуривает. Сам Брызгалов не курит. Пауза.
  
   Брызгалов. Сонечка, какие книги вы читаете?
   Мордвинская. Классику. Исключительно классику. Как видите, не очень оригинально. Я вас разочаровала?
   Брызгалов. Ну что вы! Именно это я и ожидал. Но вот загвоздка...
   Мордвинская. Да?
   Брызгалов. Вот вы говорите "классика". А что такое классика?
   Мордвинская. "Семё-ё-ён Семёныч..."
   Брызгалов. Нет, я серьёзно.
   Мордвинская. Но это же банально.
   Брызгалов. Ну да, банально. Конечно, банально. А скажите, Леонид Андреев - это классик?
   Мордвинская. Пожалуй.
   Брызгалов. А Вампилов?
   Мордвинская. Ну-у-у...
   Брызгалов. Теплее. А как, например, на счет Слепцова?
   Мордвинская. Кого-кого?
   Брызгалов. Вот!
   Мордвинская. Что "вот"? Ну что "вот"? Я вам назову с десяток фамилий, которые вы не знаете, но которые...
   Брызгалов. Прекрасно! Назовите, а лучше напишите. И этим окажете мне неоценимую услугу.
   Мордвинская. То есть?
   Брызгалов. Непризнанные гении - это моя фишка, мой конек. Они интересуют меня с самого детства.
   Мордвинская. Что вы говорите?
   Брызгалов(подходит к проигрывателю). Вот послушайте. (Включает проигрыватель, звучит музыка). Ну как?
   Мордвинская(слушает). Прекрасная музыка. Чёрт возьми, мне нравится!
   Брызгалов. А знаете, кто исполняет? Группа, которая называется "Mott The Hoople". Вы что-будь знаете о ней?
   Мордвинская. Первый раз слышу.
   Брызгалов(включает другую композицию). А вот ещё вещичка. Шедевр в своём роде. А, каково?
   Мордвинская(показывает большой палец руки). Класс.
   Брызгалов. Группа называется "Lynyrd Skynyrd".
   Мордвинская. Боже, что за название?
   Брызгалов. Это прозвище, которое дали участники группы своему школьному учителю физкультуры, который терпеть не мог рок-музыки. Они просто перекрутили его имя и фамилию.
   Мордвинская. Хорошая музыка.
   Брызгалов. Правда, да? А я вам могу назвать...
   Мордвинская. ... с десяток таких же неизвестных групп, музыка которых...
   Брызгалов. Нет, совсем наоборот. Я могу вам назвать с десяток всемирно известных групп, у которых нет ни одной композиции такого уровня.
   Мордвинская. Например.
   Брызгалов. Пожалуйста. (Загибает пальцы). "KISS", "AC-DC", "Yes", "Doors", "Cream", "T-Rex", "Jethro Tull", "Uriah Heep"... Продолжать?
   Мордвинская. Вы знаете, я в этом деле не очень-то...
   Брызгалов. Поверьте мне, это та самая классика.
   Мордвинская. Верю. И мне кажется, я вас понимаю. Но согласитесь, здесь много субъективного.
   Брызгалов. Субъективного?! Ха-ха! Взгляните-ка на эти картины(показы-
   вает на картины, висящие на стенах).
   Мордвинская(встаёт, осматривает картины). Потрясающе.
   Брызгалов. Фамилии авторов называть не буду. Поверьте, они вам ничего не скажут.
   Мордвинская. Это всё современники?
   Брызгалов. Вот эта (показывает на картину) написана недавно, эта - в начале двадцатого века, а вот те две - девятнадцатый век.
   Мордвинская. Так вы еще и коллекционер живописи?
   Брызгалов. Отнюдь. Вы разве не поняли? Я ищу неизвестных авторов. Естественно, тех, кто меня чем-то потряс.
   Мордвинская. Я действительно не поняла.
   Брызгалов. Чего именно?
   Мордвинская. А в чём, собственно, фишка, как вы говорите? В чём смысл?
   Брызгалов. Это же так просто. Разве вам не обидно?
   Мордвинская. За что?
   Брызгалов. Как за что? За них, безвестных. Недооценённых. Вас не возмущает эта несправедливость?
   Мордвинская. А-а-а, ну да. Конечно...
   Брызгалов. Но дело даже не в том, что мы порой пропускаем, не замечаем, забываем гениев. Всё гораздо хуже. Нам всем периодически навязывают совершенно дутые фигуры, выставляя их гениями. Навязывают, разукрашивают, убеждают и главное: повторяют, повторяют, повторяют... После тысячекратного повторения нам и в голову не придёт усомниться, что некий имярек - гений всех времён и народов. Вот так создаются мыльные пузыри.
   Мордвинская. Пузыри? Это что-то вроде финансовых?
   Брызгалов. Увы. Финансовые пузыри рано или поздно лопаются. И разражается очередной кризис. А Малевичи и Кандинские - это навсегда.
   Мордвинская. Нет, всё равно не понимаю.
   Брызгалов. Чего вы не понимаете?
   Мордвинская. Как можно обижаться на снег или молнию?
   Брызгалов. То есть?
   Мордвинская. Как можно обижаться на время?
   Брызгалов. Время?
   Мордвинская. Время, время. Ведь именно время всех расставляет по местам, раздаёт всем сёстрам по серьгам.
   Брызгалов(щёлкает пальцами). Сходится! Именно этой фразы я и ждал от вас.
   Мордвинская. Я так предсказуема?
   Брызгалов. О нет, не вы, не вы. Мы все так пропитаны этими стереотипами...
   Мордвинская. Согласна. Но время... время ведь действительно...
   Брызгалов. Скажите, а это ваше время - оно мужчина или женщина? И как его отчество?
   Мордвинская. А-а-а, вот оно что. Вы просто не верите, что во всём этом есть какие-то объективные закономерности?
   Брызгалов. Нисколько.
   Мордвинская. Совсем-совсем?
   Брызгалов. Абсолютно. Хотите пари? Через пару дней мы приходим к власти, а уже через полгода вот этот вот художник (показывает на картину) станет самым известным художником Украины. Живым классиком. Спорим?
   Мордвинская. Через полгода, говорите? Верю, охотно верю. А что будет через пять лет, через десять, через сто?
   Брызгалов. Поверьте, это дело техники.
   Мордвинская. Ну а...(подражает жесту Петьки из фильма "Чапаев") в мировом масштабе?
   Брызгалов. И это дело техники. Как говорил Василий Иванович, главное, чтобы закуски хватило.
   Мордвинская. Вы про капусту?
   Брызгалов. Про неё самую. Про квашеную. Уж если хлопца, нарисовавшего обычный квадрат, сделали гением, то...
   Мордвинская. И что, никаких констант не существует?
   Брызгалов. Константы делаем мы сами. В искусстве, в философии, в истории... даже в физике. Вот физики говорят, что все физические константы с какой-то закономерностью увязаны между собой. Чуть ли не мистика какая-то. А между тем, что такое все эти константы? Ведь каждая из них - это всего лишь деталь некой модели, которую мы сами, понимаете, сами...
   Мордвинская. Стоп-стоп-стоп. Чего это вы мне зубы заговариваете?
   Брызгалов. Не понял.
   Мордвинская. "Константы делаем мы сами", ось Земли перевернём... Вы что перед этим сказали?
   Брызгалов. А что я сказал?
   Мордвинская. Вы сказали, что через пару дней вы придёте к власти.
   Брызгалов. Придём. Конечно придём.
   Мордвинская. Вот с этого места, пожалуйста, поподробней.
   Брызгалов(стонет). О-о-о, опять о политике.
   Мордвинская. Нет-нет, погодите. Как вы собираетесь прийти к власти? В какой конфигурации? С кем?
   Брызгалов. Ладно уж, поймали на слове - банкуйте. Записывайте. Вы станете первой, кто об этом узнает. В коалицию войдем мы, либералы и ХДЛ.
   Мордвинская. Что-что-что? И это реально?
   Брызгалов. Это реально. Я отдаю им посты премьера и спикера.
   Мордвинская. Вы шутите.
   Брызгалов. Хотите верьте, хотите - нет.
   Мордвинская. Как?! Вы настолько сильны, что...
   Брызгалов. Абсолютно.
   Мордвинская. Слушайте, но ведь это же...
   Брызгалов. Что?
   Мордвинская. Это же бомба.
   Брызгалов. Возможно. В таком случае у вас есть шанс опередить всех своих коллег.
   Мордвинская. Пожалуй.
   Брызгалов. Воспользуйтесь им.
   Мордвинская. Что ж... Теперь я ваша должница. А я не люблю оставаться в долгу.
   Брызгалов. Отличное правило.
   Мордвинская. Какое еще правило? Не люблю - и всё!
   Брызгалов. Сонечка, но это же так просто исправить.
   Мордвинская. Как же?
   Брызгалов. Заканчиваем интервью, и вы соглашаетесь со мной поужинать. Ваше слово "да" - и уже я ваш должник. Причём навеки.
   Мордвинская. Поужинать? Оригинально. А после ужина?..
   Брызгалов. Чего пожелаете.
   Мордвинская. Ха-ха-ха. Вот именно: "чего пожелаете". (Театрально). И все-го, че-го по-же-лаете.
   Брызгалов. Постойте-постойте. Что-то не так?
   Мордвинская. Да всё не так!
   Брызгалов. Я не понимаю вас.
   Мордвинская. Не понимаете? Неужели? А разве вы не слышали о том, что неделю назад у меня свадьба намечалась?
   Брызгалов. Ну-у, вы человек публичный...
   Мордвинская. А о том, что за пять дней до свадьбы мой жених ушёл из нашей газеты и тут же устроился в газету, которая явно благоволит к вашей партии? (В лицо Брызгалову). Гнида поганая.
   Брызгалов. Вы так фанатично верите в?..
   Мордвинская. Да какое там фанатично? Просто терпеть не могу предателей.
   Брызгалов. Отличное правило.
   Мордвинская. К чёрту ваши правила. После того, как этот слизняк... Короче, свадьба сорвалась. Полный облом. Признайтесь, ваша работа?
   Брызгалов. Сонечка, вы себе не представляете, что такое тупые, но жаждущие угодить подчинённые. Это просто что-то...
   Мордвинская. "Семён Семёныч..."
   Брызгалов. Каюсь. Глупо отрицать очевидное. Но согласитесь, мы оказали вам огромную услугу.
   Мордвинская. Какую?
   Брызгалов. Мы открыли вам глаза на этого типа. Представьте, если бы он вас предал через год, через два... А когда-нибудь это обязательно произошло бы.
   Мордвинская. А-а-а, так я вам ещё спасибо должна сказать? А за то, что моего отца затаскали по судам, я тоже должна благодарить? А за то, что мою мать лишили любимой работы, - тоже?
   Брызгалов. Сонечка, неужели вы думаете?..
   Мордвинская. Не думаю, а знаю.
   Брызгалов. Ну да, всё правильно: что бы я сейчас ни сказал, будет воспринято вами как ложь и жалкие оправдания.
   Мордвинская. Совершенно верно. Так что можете не напрягаться.
   Брызгалов. И на том спасибо. (Тяжело вздыхает). Даже легче как-то стало. (Закуривает). Вы себе не представляете, какую шваль и падаль приходится держать у себя в подчинении.
   Мордвинская. Приходится?
   Брызгалов. Приходится.
   Мордвинская. Но почему?
   Брызгалов. А иначе нельзя. Они ведь пронизывают все поры организма, каждую клеточку. Эти безликие серые инфузории. Они везде. Они встраиваются в любую структуру. Скажи какому-нибудь Сан Санычу: "ах, что за прелесть эта бабочка", и через пять минут он принесёт ёё вам наколотой на булавку.
   Мордвинская. Вы всё-таки оправдываетесь.
   Брызгалов. В чём? В том, что живу в свинарнике? Так я там действительно живу.
   Мордвинская. И как вам такая жизнь?
   Брызгалов. В любой ситуации можно оставаться человеком.
   Мордвинская. Что-что-что? Боже, какой пафос! Где мой диктофон?
   Брызгалов. Стоп. Это я сейчас сказал?
   Мордвинская. А кто же?
   Брызгалов. Ни фига себе!
   Мордвинская. Вот только не надо. Слово - не воробей.
   Брызгалов. Да ладно, чего уж там. Главное ведь что?
   Мордвинская. Что?
   Брызгалов. А то, что когда живёшь в свинарнике... желательно пореже видеть эти свиные рыла вокруг себя. Вот почему я заместителей подбираю с физиономиями, хоть как-то похожими на человеческие.
   Мордвинская. Это они-то человеческие? Однако.
   Брызгалов. Но что хуже всего...
   Ордунская. Да-да?
   Брызгалов. Когда опираешься на людей насквозь фальшивых и порочных, когда твои ноги погружаются в трясину и слизь... когда твоё тело сползает куда-то...
   Мордвинская. О, о, о. Уже теплее.
   Брызгалов. ...то и сам поневоле становишься...
   Мордвинская. А-а-а, так значит знает кошка, чьё мясо съела? Но только что это вы так скромненько: "поневоле"... "становишься"... У вас там в свинарнике зеркала вообще есть?
   Брызгалов. Сонечка, поверьте, мы всё уладим. Одно ваше слово, и...
   Мордвинская. Хрен тебе! Не будет этого слова. (Встаёт). Понял? (Идёт к выходу). Борец за справедливость. Защитник непризнанных гениев. (Оборачивается). Адью. (Выходит).
  
   Брызгалов подходит к проигрывателю, включает музыку, слушает.
   Музыка заканчивается. Входит Буцан.
  
   Буцан. Разрешите?
   Брызгалов. Садись. Да, Юра, тяжёлый случай.
   Буцан. Что, совсем ничего?
   Брызгалов. Неа.
   Буцан. Я же говорил.
   Брызгалов. Да при чем тут... Я говорил, ты говорил... Юра, ты не понимаешь? Жребий брошен. Рубикон перейдён.
   Буцан. В каком смысле?
   Брызгалов. Я не могу просто так утереться.
   Буцан. Ого.
   Брызгалов. Вот тебе и ого.
   Буцан. Но должно же у неё быть слабое место.
   Брызгалов. Ахиллесова пята?
   Буцан. Вот-вот. Если не отец, не мать, не жених, то что же?
   Брызгалов. Что, говоришь? А я тебе скажу, что.
   Буцан. Ну?
   Брызгалов. Работа. Да-да-да. Работа!
   Буцан. То есть?
   Брызгалов. Скажи мне, кто она?
   Буцан. Журналист.
   Брызгалов. Не-е-ет. Она не просто журналист, она - журналист от бога. Да?
   Буцан. Безусловно.
   Брызгалов. И ради своего дела она пожертвует чем угодно. Согласен?
   Буцан. Пожалуй.
   Брызгалов. Для неё работа - это всё.
   Буцан. Ну что ж, сделаем так, чтобы она потеряла работу.
   Брызгалов. Конкретнее.
   Буцан. Чего уж конкретнее? Сделаем так, что её уволят.
   Брызгалов. Работает она в газете наших конкурентов. Уволить её... Это реально?
   Буцан. Это непросто. Но... Для вас... Нет ничего невозможного.
   Брызгалов. А стоит ли? Поверь мне, это ничего не даст. А вот если закрыть всю её газету...
   Буцан. О-о-о, это гораздо проще.
   Брызгалов. И главное - она завтра же будет здесь, у меня.
   Буцан. Гениально. Разрешите выполнять?
   Брызгалов. Действуй.
  
   Затемнение. Музыка.
  
   Та же комната. Брызгалов сидит. Вбегает Мордвинская.
  
   Мордвинская. Как вы посмели?!
   Брызгалов. Что?
   Мордвинская. Я говорю, как вы посмели? Как у вас рука поднялась?..
   Брызгалов. Рука? На что?
   Мордвинская. Нет, ну как вы вообще... посмели... закрыть...
   Брызгалов. Посмел.
   Мордвинская. Что?!
   Брызгалов. Посмел. Вот так, взял и посмел.
   Мордвинская. Да какое вы имеете право?!
   Брызгалов. Право? Ха-ха. А зачем оно мне, ваше право?
   Мордвинская. Нет, ну... Это полный произвол!
   Брызгалов. Согласен. Полный. (Долгая пауза). Садитесь, Сонечка.
   Мордвинская. Хорошо. Прекрасно! Олимпийское спокойствие. (Садится). А вы себя как чувствуете? Нормально?
   Брызгалов. Абсолютно.
   Мордвинская. А про рейтинг свой вы думаете?
   Брызгалов. Не думаю и не собираюсь думать об этом ближайшие четыре года.
   Мордвинская. И совершенно напрасно. О рейтинге следует думать постоянно, каждый день. Иначе проиграете.
   Брызгалов. А ваши думают?
   Мордвинская. Наши думают.
   Брызгалов. Что-то результатов не видно.
   Мордвинская. Цыплят по осени считают.
   Брызгалов. Ну-ну, считайте.
   Мордвинская. Послушайте, неужели вы не понимаете, что душить оппозицию, сажать их лидеров в тюрьму, закрывать оппозиционные газеты и прочее и прочее... Это просто глупость.
   Брызгалов. Почему?
   Мордвинская. Вы забиваете гол в свои ворота.
   Брызгалов. Ну, положим, вашу газету я закрыл не потому, что она оппозиционная.
   Мордвинская. Для публики это неважно. Факт в том, что вы её закрыли. И это ещё один гвоздь в гроб...
   Брызгалов(наигранно). Гроб? Ах. Вы меня пугаете.
   Мордвинская. Серьёзнее, Фёдор. Серьёзнее.
   Брызгалов. О боже!
   Мордвинская. Что такое?
   Брызгалов. Вы впервые назвали меня по имени.
   Мордвинская. Машинально.
   Брызгалов. Тем более. За это стоит выпить. Чего желаете?
   Мордвинская. Ну, раз пошла такая пьянка... Шампанского.
   Брызгалов(в пространство). Шампанского!
   Мордвинская. Если можно, брют.
   Брызгалов. Без проблем. (В пространство). Брют!
  
   Моментально входит Буцан с двумя бокалами шампанского.
  
   Мордвинская(берёт в руку бокал, отпивает). Однако.
   Брызгалов(берёт в руку бокал). За что выпьем?
   Мордвинская. За демократию. (Чокается с Брызгаловым).
   Брызгалов. За демократию? (Выпивает целый бокал). Почему за демократию?
   Мордвинская. Как? Разве непонятно?
   Брызгалов. А почему не за прогресс или электрификацию всей страны?
   Мордвинская. Хотите сказать, что демократия - пустой звук? Да, слово это действительно заездили.
   Брызгалов. Как и многие другие.
   Мордвинская. Но если вдуматься, демократия - это величайшая мистификация. Какая классная замануха - власть народа.
   Брызгалов. А на самом деле? Чья же она, власть?
   Мордвинская. Да ваша она, ваша. И вы это прекрасно знаете.
   Брызгалов. Сегодня наша, а завтра...
   Мордвинская. Она всегда ваша. Меняется только вывеска. Но вы всё потеряете, если не поймёте правила игры.
   Брызгалов. Какой игры?
   Мордвинская. Игры в демократию. Какой же ещё?
   Брызгалов. Игры в демократию?
   Мордвинская. Вот именно. А одно из правил этой игры заключается в том, что вам нужна сильная оппозиция. Она вам нужна как воздух.
   Брызгалов. О-о-о, открыли Америку. Разве не об этом я говорю каждый день? Во все микрофоны и видеокамеры.
   Мордвинская. Говорить-то вы говорите... А думаете что?
   Брызгалов. Ну-у-у, в политике не всегда говорят то, что думают.
   Мордвинская. А надо и думать так. Поверьте, вам действительно нужна сильная оппозиция.
   Брызгалов. Которая будет бить по нас из всех крупнокалиберных орудий.
   Мордвинская. Значит, нужно сделать так, чтобы все удары проходили мимо.
   Брызгалов. Мне что же, на каждую их пушку поставить своего наводчика?
   Мордвинская. Зачем? Просто нужно так воду замутить, чтобы они не видели, куда стреляют.
   Брызгалов. Туману напустить?
   Мордвинская. Вот-вот. А для этого нужна свобода слова, которую вы так не любите.
   Брызгалов. Неужели?
   Мордвинская. Не любите, не любите. Даже боитесь. А свободы слова не нужно бояться. Не нужно её запрещать.
   Брызгалов. С нею надо смириться как с неизбежным злом?
   Мордвинская. Да нет же. Почему злом? Свобода слова - это наш верный товарищ и друг.
   Брызгалов. Наш - то есть ваш?
   Мордвинская. Наш - это наш.
   Брызгалов(наливает себе шампаского). О-о, за это стоит выпить (выпивает).
   Мордвинская. Повторяю: свобода слова - это наш товарищ и друг. Просто надо её правильно использовать. Мало того, её нужно дискедитировать.
   Брызгалов. Дискредитировать?
   Мордвинская. Вот именно. Ваши оппоненты жаждут свободы слова? Пожалуйста. Выплесните на них ушаты полуправды-полулжи, чтобы они захлебнулись в этих помоях.
   Брызгалов. У вас есть конкретный план?
   Мордвинская. Вот это по-деловому.
   Брызгалов. Так есть?
   Мордвинская. Нет, конечно. Мне же никто не делал подобных предложений.
   Брызгалов. Считайте, что я уже сделал.
   Мордвинская. Ну что ж, для начала вам следует поменять всех спикеров вашей партии.
   Брызгалов. Чем же они вам не угодили?
   Мордвинская. Нет, среди них есть весьма толковые и уважаемые люди...
   Брызгалов. Но?
   Мордвинская. В данный момент на этом месте нам нужны совсем другие.
   Брызгалов. "Нам"? Я не ослышался? Значит ли это, что мы с вами могли бы работать в одной команде?
   Мордвинская. Ни в коем случае. Повторяю, я патологически не переношу предателей.
   Брызгалов. Хотя знаете цену и нашим и вашим.
   Мордвинская. Да. Но вы возбудили во мне профессиональный интерес. Даже азарт.
   Брызгалов. Я счастлив.
   Мордвинская. Поэтому я готова с вами сотрудничать, но при двух условиях. Во-первых, вы снимаете запрет на нашу газету.
   Брызгалов. Я не привык отменять свои решения.
   Мордвинская(встаёт). До свидания.
   Брызгалов. Какое второе условие?
   Мордвинская(садится). Полная конфиденциальность нашего сотрудничества. Если хоть капля информации об этом куда-то просочится...
   Брызгалов. Ну, это совсем просто. За этой дверью (показывает) находится помещение, из которого есть проход в другое здание, а из него - выход на другую улицу.
   Мордвинская. Отлично. И вот ещё что. Я должна иметь доступ в ваше закулисье.
   Брызгалов. Ого.
   Мордвинская. А иначе, какой от меня толк? Зачем тогда всё это?
   Брызгалов. Логично.
   Мордвинская. Я, конечно, понимаю, что...
   Брызгалов. Нет-нет, всё правильно. Сказал "а", говори "б".
   Мордвинская. Итак?
   Брызгалов. Хм. Самые важные встречи я провожу в этом кабинете. Зеркало за вашей спиной - не совсем обычное.
   Мордвинская. Оно прозрачное?
   Брызгалов. Да. Находясь в соседней комнате, вы сможете видеть и слышать всё, что происходит тут. Зная вашу безупречную репутацию, смею надеяться...
   Мордвинская. Об этом можно было бы и не говорить.
   Брызгалов. Однако, я прервал вас. Так какие же спикеры нужны нашей партии?
   Мордвинская. Прежде всего, это должны быть люди не менее известные, а ещё лучше - скандально известные. Но при этом они должны быть из той породы людей, про которых говорят: "ты ему плюнь в глаза, а он отвечает - божья роса". Людей, которые самого святого человека обвинят во всех смертных грехах и глазом не моргнут. Людей, которые с самым невинным видом чёрное называют белым, а белое - чёрным. Короче, людей, на которых клейма негде ставить. И при этом они должны быть прекрасными ораторами.
   Брызгалов. Есть у меня одна такая. Настоящая базарная торговка. Тысяча слов в минуту. Любому рот заткнет, не даст словечка вставить.
   Мордвинская. Нахрапистость - это хорошо. Но ей в противовес нужно что-нибудь совсем противоположное.
   Брызгалов. Как плохой и хороший следователь?
   Мордвинская. Совершенно верно. Есть один такой уникум у эсдеков. Но они его совсем не используют. Не ценят. А жаль - талант пропадает. И какой талант! Рафинированный интеллигент, умница, эрудит, блестящий полемист. В его речах правда и ложь каким-то непостижимым образом переливаются одна в другую. За три минуты он успевает нагородить такую гору несуразицы, абсолютно убедительной и безупречной по форме, что его оппоненту ничего не остаётся, как ухватиться за последнюю фразу, вполне безобидную, и попытаться что-то возразить, в то время как вся остальная гора так и остается нетронутой.
   Брызгалов. Я, кажется, догадываюсь, о ком вы.
   Мордвинская. Советую вам его перекупить.
   Брызгалов. Подумаем.
   Мордвинская. У социалистов есть один феномен. В любой дискуссии так филигранно переводит стрелки, что его визави сам не замечает, как оказывается в куче собственного дерьма.
   Брызгалов. И о нём я, кажется, тоже догадываюсь.
   Мордвинская. Причём заметьте, тоже невостребован. Просто какие-то непризнанные гении.
   Брызгалов. А-ха-ха. Камень в мой огород.
   Мордвинская. И вообще, надо скупить всю шваль, всю нечисть, которая без толку болтается в разных политических партиях. Пора загрузить их настоящей работой.
   Брызгалов. Да именно этим мы сейчас и занимаемся.
   Мордвинская. Занимаетесь, вижу. Но как-то скромненько.
   Брызгалов. Скромненько?
   Мордвинская. Как будто стесняетесь кого-то. "А что на это скажет Марья Алексевна?" Да наплевать, что она скажет! Чем скандальнее, тем лучше.
   Брызгалов. Фантастика! Вы просто читаете мои мысли. (Наливает шампанское в оба бокала). За это мы просто обязаны выпить.
   Мордвинская. С удовольствием.
   Брызгалов. Вы знаете, не все мои товарищи по партии думают так же. Порой приходится их переубеждать. А с вами... Мы как будто поём в унисон.
   Мордвинская (чокается с Брызгаловым). Я этому только рада.
   Брызгалов А я? ыпивает бокал до дна). Я просто в восторге.
   Мордвинская. Ваши товарищи... Ну те, что не согласны...
   Брызгалов. Да-да, есть такие.
   Мордвинская. Они просто... ну как бы это помягче сказать... они интеллигенты. Они врут и сами чувствуют, что врут. А это видно. Это сразу видно.
   Брызгалов. Вот-вот, я сам что-то такое хотел...
   Мордвинская. Проходит только наглая, беспардонная ложь. И чем наглее, тем лучше.
   Брызгалов(вдруг трезвеет). Это вы о чём?
   Мордвинская(невозмутимо). Цитата. Из Геббельса.
   Булдыин. А-а-а.
   Мордвинская. Так вот, когда таких шулеров и аферистов наберётся хотя бы человек семь-восем, и можно начинать настоящую информационную войну.
   Брызгалов. Войну? Не слишком ли?
   Мордвинская. Вот именно - войну. И никаких полумер. На каждом канале - ток-шоу, аналитическая передача, брифинг и т. д. и т. п. Ни минуты покоя, ни дня передышки. Надо открыть все шлюзы. Чтобы народ в результате перестал вообще что-либо понимать: где белое, где чёрное, где свои, где чужие...
   Брызгалов. При таком открытом футболе можно нарваться и на контратаку.
   Мордвинская. Не боись, Федя. "Нет у них методов против Кости Сапрыкина". А почему?
   Брызгалов. Почему?
   Мордвинская. Потому что они хлюпики и чистоплюи.
   Брызгалов. Это вы о своих-то?
   Мордвинская. Да какие они мои? Все вы одним миром мазаны.
   Брызгалов. Да ладно, бог с нами со всеми. (Наливает шампанское). Зато у меня появился ещё один повод выпить. (Поднимает свой бокал). За успех нашего безнадежного предприятия.
   Мордвинская(чокается). Верного. Верного. Абсолютно верного предприятия.
  
   Затемнение. Музыка.
   Сцена освещается. Сквер, скамейка, фонари. Возле скамейки стоит Шкабара с букетом цветов. Вид у него какой-то потертый, помятый, как говорят на Украине "підтоптаний". Он похож на Петю Трофимова, которого Чехов назвал "облезлый барин". Увидев Мордвинскую, он идет ей навстречу, вручает цветы. Они подходят к скамейке.
  
   Шкабара. Помнишь, я признался тебе в любви именно на этой скамейке?
   Мордвинская. Послушай, Саша, ты вызвал меня сюда, чтобы вспоминать всё это?
   Шкабара. Ты что, не помнишь эту скамейку?
   Мордвинская. "Что тот солдат, что этот". Да они все одинаковые.
   Шкабара. Да нет. Неодинаковые. Присядем?
  
   Они садятся на скамейку.
  
   Протяни правую руку, потрогай край скамейки.
   Мордвинская. Ой.
   Шкабара. Что?
   Мордвинская. Гвоздь.
   Шкабара. Ну и?..
   Мордвинская. Вспомнила. Ёлы-палы, ей богу вспомнила. Ты меня захотел обнять, я дернулась и порвала платье. Вот об этот самый гвоздь.
   Шкабара. И мне всю дорогу до твоего дома пришлось вести тебя, обнимая левой рукой, чтобы закрыть собой место разрыва.
   Мордвинская. Хм, "пришлось".
   Шкабара. Да уж, ляпнул так ляпнул. "Пришлось". Выпало великое счастье.
   Мордвинская. Отчего же ты не поднялся ко мне тогда? Помнится, я предлагала тебя чаем угостить.
   Шкабара. А ты что, не поняла?
   Мордвинская. Что, что я должна была понять?
   Шкабара. Ну это же... так просто. Влюблённый юноша впервые прикасается к плечу девушки своей мечты. И в этот момент вся вселенная для него переворачивается, он не чувствует ног под ногами, он ощущает такое неимоверное...
   Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара. Ну что ты? Ну зачем ты так? Нет, всё таки, в тебе нет ни капли романтики.
   Мордвинская. Романтики?! Чёрт побери. Когда я слышу слово "романтика", я хватаюсь за пистолет.
   Шкабара. Это что-то из Гитлера?
   Мордвинская. Возможно. Не в этом дело.
   Шкабара. А в чём же дело?
   Мордвинская. А в том, что из самых ярых романтиков получаются самые злобные диктаторы. Тот же Гитлер, например. Ты знаешь, каким романтиком он был в юности?
   Шкабара. Чёрт. При чём тут Гитлер? Мы говорили о моих чувствах. Переживаниях. При чём тут Гитлер?
   Мордвинская. Как знать, как знать... Может, и при чём.
   Шкабара. Что ты имеешь в виду?
   Мордвинская. Знаем, не проболтаемся.
   Шкабара. Детский сад какой-то.
   Мордвинская. Уж скорее - пионерский лагерь.
   Шкабара. Пионерский лагерь? Почему пионерский лагерь?
   Мордвинская. Так ведь именно оттуда родом эта фраза: "знаем, не проболтаемся".
   Шкабара. Фраза? При чём тут фраза? Я тебе о чувствах, а ты... Нет, ты совсем не изменилась. Ты всегда была такая... холодная, жёсткая, невозмутимая.
   Мордвинская. Говори уж прямо - грубая, жестокая, невыносимая.
   Шкабара. А что, скажешь нет?
   Мордвинская. А ты... ты всегда был хлюпиком. Такой робкий, такой нерешительный. Прямо скулы сводило.
   Шкабара. Я просто любил тебя. А любовь не может быть решительной и победоносной.
   Мордвинская. "Победоносной". Слово-то какое.
   Шкабара. Да разве дело в слове? Любовь не может быть агрессивной, наступательной, наглой...
   Мордвинская. Откуда ты знаешь?
   Шкабара. Знаю. Потому что до сих пор люблю.
   Мордвинская. Да любовь ли это, Саша?
   Шкабара. Именно это и есть любовь. Теперь-то я точно знаю.
   Мордвинская. Любовь без взаимности? Хм. Да это же просто... желание.
   Шкабара. Как-как? Желание?
   Мордвинская. Ну да, желание. "Имею желание купить корову, но не имею возможности".
   Шкабара. Да-да. "Имею возможность купить козу, но не имею желания". Но... все... рано или поздно... покупают козу.
   Мордвинская. Ты хочешь сказать...
   Шкабара. Да. Неразделённая любовь - единственная истинная любовь. А как только её разделили - проще говоря, уступили, снизошли, кинули подачку - вот тут-то и конец любви. И начинается чёрт знает что.
   Мордвинская. Саша, мы с тобой живём в разных вселенных. И слова у нас с тобой имеют разный смысл.
   Шкабара. Да какие к чёрту разные вселенные? Вот сейчас, когда ты говорила эту дурацкую фразу... О чём ты думала?
   Мордвинская. О чём же?
   Шкабара. А я скажу тебе, о чём. О мести.
   Мордвинская. Что?! Что ты сказал?
   Шкабара. О мести ты думала, о мести.
   Мордвинская. Фантастика. Как это можно угадать?
   Шкабара. Я ничего не угадываю.
   Мордвинская. Но как тогда?..
   Шкабара. Пойми, я - мужчина, который тебя любит. Неужели не понятно?
   Мордвинская. А-а-а, вот оно что. Ты узнал, что моя свадьба сорвалась... И решил, что тебе здесь что-то обломится?
   Шкабара. "Ты, Люсь, на грубость нарываешься, всё, Люсь, обидеть норовишь".
   Мордвинская. Извини. Я что-то действительно... не того. Но поверь, к своему бывшему жениху я не испытываю никакого чувства мести.
   Шкабара. Правильно. Ты испытываешь его к другому.
   Мордвинская(удивлённо). Однако.
   Шкабара. Ладно, замнём для ясности. Я, собственно, что хотел сказать... Зачем я назначил тебе эту встречу...
   Мордвинская. Вот именно - зачем? Через столько лет - объявился.
   Шкабара. Понимаешь, я придумал гениальную идею.
   Мордвинская. Ну конечно, гениальную. Как же иначе? Хм. От скромности ты не умрёшь.
   Шкабара. Нет, идея действительно классная.
   Мордвинская. И что за идея?
   Шкабара. Идея абсолютно нового ток-шоу. Для телевидения.
   Мордвинская. Саша, дорогой, ну что же может быть нового в ток-шоу? Говорящие головы изрекают избитые фразы, но при этом так надувают щёки...
   Шкабара. ...так много врут и обещают...
   Мордвинская. ...так рьяно перебивают друг друга. Что же в этом жанре может быть нового?
   Шкабара. Вот-вот, это главное заблуждение.
   Мордвинская. Неужели?
   Шкабара. Да. Меняются ведущие, меняются названия, меняется антураж. Но не меняется суть. А почему?
   Мордвинская. Почему ?
   Шкабара. А потому, что у них там, на телевидении, нет ни одной оригинальной идеи.
   Мордвинская. А у тебя она есть?
   Шкабара. У меня она есть. И не одна. У меня их куча, море.
   Мордвинская. Изложи хотя бы одну.
   Шкабара. Ну, например, вот такая. Ты сама только что заметила, что в политических ток-шоу собеседники постоянно перебивают друг друга, а порой просто слова не дают вставить.
   Мордвинская. Ну-у, это же один из элементов технологии.
   Шкабара. Чьей технологии? Политиков или создателей передачи?
   Мордвинская. Как правило, и тех и других.
   Шкабара. А меня как зрителя это раздражает.
   Мордвинская. А кому-то нравится.
   Шкабара. Поверь мне, всех это уже достало.
   Мордвинская. И что ты предлагаешь?
   Шкабара. Я придумал, как с этим бороться. Надо, чтобы политики во время ток-шоу не просто болтали, а чем-нибудь ещё занимались.
   Мордвинская. Мыли пол, прокручивали мясо на фарш?
   Шкабара. Тоже неплохо. Ну а если серьезно... Представь себе диалог политиков, который они ведут во время игры в шахматы или в бильярд. Правило одно - тот, кто думает над ходом, должен молчать. В это время говорит его противник. Хочешь перебить его - делай ход. Вот так.
   Мордвинская. Неплохо. Но позволь, разве это не ещё один новый трюк? Антураж - и только.
   Шкабара. Антураж? А если в корень посмотреть? Ведь участники шоу попадают в совершенно необычную ситуацию. Ну сама посуди: хочешь победить в словесной дуэли, надо много говорить, а будешь много говорить, проиграешь партию в шахматы...
   Мордвинская. Или в бильярд.
   Шкабара. Или в покер. А проигрывать никто не любит.
   Мордвинская. Даже в крестики-нолики.
   Шкабара. Тем более публично, перед огромной аудиторией.
   Мордвинская. Ну что ж, неплохо. Бог в помощь. Дерзай.
   Шкабара. Дерзай? О чем ты? Ну куда я сунусь со своими идеями? На телевидении я - чужак. Меня просто используют и выбросят. Разве не так?
   Мордвинская. Пожалуй. Но почему ты говоришь всё это именно мне?
   Шкабара. Потому что именно ты можешь мне помочь.
   Мордвинская. Каким образом? Я такой же журналист, как и ты.
   Шкабара. Не прибедняйся. Такой, да... Такая, да не такая.
   Мордвинская. Ну-у, если ты о популярности, то...
   Шкабара. Да какая к чёрту популярность? Соня, ты мне реально можешь помочь. И тебе для этого нужно только пальцем пошевелить.
   Мордвинская. Что-что-что?
   Шкабара. Только одно слово сказать.
   Мордвинская. Слово? Кому?
   Шкабара. Сама знаешь, кому.
   Мордвинская. Оп-па, приехали. Ты о чём?
   Шкабара. О том, о том.
  
  
  
   Мордвинская. Стоп. Терпеть не могу намёков. Ты хочешь сказать...
   Шкабара. Да. Речь идёт о Брызгалове. О Фёдоре Михайловиче.
   Мордвинская. Это что, так заметно?
   Шкабара. Совсем не заметно.
   Мордвинская. Постой-постой. Может, все уже знают, а я, как обманутая жена, узнаю обо всём последней?
   Шкабара. Никто ничего не знает. Успокойся. Знаю только я.
   Мордвинская. Но как?
   Шкабара. Неужели не понятно? Мужчина, который столько лет любит... Может, ты наконец услышишь меня? И перестанешь искать во всём подвох?
   Мордвинская. Фу-у-ух. Напугал. Не хватало ещё...
   Шкабара. Успокойся. Никто даже не догадывается.
   Мордвинская. Это хорошо. Но... Чего же ты хочешь? Ах да, ты уже... И что, я должна?..
   Шкабара. Должна? Соня, о чём ты...
   Мордвинская. Ну что ж, всё - в порядке вещей. Условия понятны.
   Шкабара. Условия? Бог с тобой, Соня. Какие условия? Я обратился к тебе за помощью. Как к хорошему товарищу.
   Мордвинская. Ладно, проехали. Я поговорю с Брызгаловым.
   Шкабара. Неужели он снизойдёт до такого муравья, как я?..
   Мордвинская. Муравья? А что, у муравьёв есть зубы?
   Шкабара. Соня, какие зубы? У меня от всех органов остался только язык. Так и передай своему Брызгалову: лизать его буду во все места. В какие захочет.
   Мордвинская. О-о-о, чего-чего, а лизальщиков у него и так хватает. До крови зализывают.
   Шкабара. Есть и другие методы доказать свою преданность.
   Мордвинская(в сторону). Дурачок. Ты сам не представляешь, в какое дерьмо ты так жаждешь вляпаться.
   Шкабара. Я готов перед ним так пресмыкаться, так его обожествлять, как никто никогда никого...
   Мордвинская ...не любил.
   Шкабара. Ха-ха-ха. Кстати, он уже затащил тебя в постель?
   Мордвинская. А вот хамить не надо.
   Шкабара. Да ладно, Соня. Дело житейское. Не хочешь, не говори.
   Мордвинская. Так было бы о чём говорить, а то ведь... Ты знаешь, когда он закрыл нашу газету...
   Шкабара. Крайне нерациональный шаг с его стороны. Что весьма нетипично для Брызгалова.
   Мордвинская. Типично-нетипично... Я тогда об этом не думала. Ради спасения газеты я была готова на всё. Но он...
   Шкабара. Что, не воспользовался?
   Мордвинская. Даже не попытался. И до сих пор не пытается.
   Шкабара. Ого, да у него к тебе серьёзно. Слушай, а может, он - импотент?
   Мордвинская. Я тоже сначала так подумала. Но вчера он мне устроил такое... настоящий порно-спектакль. В котором сыграл главную роль.
   Шкабара. Порно-спектакль? Это что-то новенькое.
   Мордвинская. Ну, порно-фильм в живом исполнении.
   Шкабара. Так сказать, он-лайн? Но каким образом?
   Мордвинская. Видишь ли, он дал мне возможность наблюдать за его деловыми встречами, которые происходят в его кабинете.
   Шкабара(свистит). Что ты говоришь? Ничего себе!
   Мордвинская. Боже, что я делаю?
   Шкабара. Не боись, Соня. Я - могила!
   Мордвинская. Слово не воробей... Ладно. Проехали. Так вот, вчера, после очередной деловой встречи с вице-премьером этот козёл... прямо на моих глазах... устроил оргию с двумя молодыми актрисами.
   Шкабара. В том же кабинете?
   Мордвинская. Да! Прямо на письменном столе.
   Шкабара. Ого! Так у него к тебе серьёзнее, чем я думал. Слушай, он тебя действительно...
   Мордвинская. Что?
   Шкабара. Ну, любит, не любит... Такие люди вообще не знают, что это такое. У них все человеческие чувства давно атрофировались.
   Мордвинская. Отморозились.
   Шкабара. Отморозились? А, может быть, только за-морозились? Временно. И тут, под действием твоих чар они начинают оттаивать, обретать новую жизнь. Ты просто представь себе - мёртвое такое тело, настоящий моральный труп. Ржавая глыба льда. И вот появляешься ты. Бесовщиночка в глазах. Бровью только повела, и словно по мановению волшебной палочки глыба начинает таять. Из под бесформенных кусков льда и грязи появляются первые веточки, зелёные листочки, а там...
   Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара. А что собственно такого я сказал? Всего лишь констатирую силу твоих женских чар. Если даже такой монстр на глазах превращается...
   Мордвинская. Да плевать мне, во что он там превращается.
   Шкабара. А вот это правильно. "Правильной дорогой идёте, товарищ".
   Мордвинская. Ты о чем?
   Шкабара. Я о тактике. Правильную тактику ты избрала.
   Мордвинская. Тактику? Какую ещё тактику?
   Шкабара. Тактику поведения с Брызгаловым.
   Мордвинская. Ты о чём? Что ты имеешь в виду?
   Шкабара. Хотя б вот это твоё "да плевать мне!" А ну скажи ещё раз: "Да плевать мне, во что он там превращается!"
   Мордвинская. Да ты что вообще?
   Шкабара. А что? Самая лучшая тактика. Лучше всего на твоём месте - это и дальше разыгрывать из себя разгневанную фурию, оскорблённую добродетель, неприступную крепость.
   Мордвинская. Что-что-что? Что ты себе позволяешь? "Разыгрывать из себя"... "неприступную крепость"... Может, ты мне прочтёшь лекцию о том, как завлекать в свои сети кавалеров?
   Шкабара. Ты так это поняла?
   Мордвинская. А как это вообще ещё можно понять?
   Шкабара. А так, что неприступная крепость может быть не только средством... сама знаешь, чего... но и целью.
   Мордвинская. Что-что-что?
   Шкабара. Не только средством, но и целью. Для него.
   Мордвинская. Целью чего? Что-то я совсем ничего не уловлю.
   Шкабара. Потому что ты на всё смотришь со своей колокольни. В твоём представлении крепость - это сеть, банальная женская уловка.
   Мордвинская. Ну да. А ты смотришь на это иначе?
   Шкабара. Не важно, как я на это смотрю. Важно, что Брызгалов смотрит на твою крепость не как на объект, который надо взять штурмом.
   Мордвинская. А как на что?
   Шкабара. Как на объект поклонения, как на объект восхищения. Как на произведение искусства, которое рассыпется, если попробуешь взять его в руки. И это очень мудро. Взятая крепость никому не нужна.
   Мордвинская. Ты что же, действительно думаешь, что всё именно так и обстоит?
   Шкабара. Не думаю - уверен.
   Мордвинская. Ого. Хорошенькое дело. И вот это я сейчас во всём этом дерьме... Ну ничего. Он у меня получит. Я ему покажу. Я ему этого просто так не спущу. Скотина!
   Шкабара. Уф-уф-уф. Закипела.
   Мордвинская. Да за кого он меня держит?
   Шкабара. Не знаю, за кого он тебя держит. Но знаю, что он к тебе явно неравнодушен. И точно знаю, что он дорожит этим чувством.
   Мордвинская. Ага. Так дорожит, что развлекается со шлюхами прямо у меня на глазах.
   Шкабара. Думаю, дело не в шлюхах, а именно в том, что ты это наблюдала.
   Мордвинская. То есть?
   Шкабара. Похоже, именно это его возбуждает.
   Мордвинская. Возбуждает?! Возбуждает! Я ему покажу "возбуждает".
   Шкабара. Слушай, а ведь ты к нему тоже...
   Мордвинская. Что "тоже"?
   Шкабара. Неравнодушна.
   Мордвинская. Кто, я?
   Шкабара. Да-да, это очевидно.
   Мордвинская. Я?! Да ты что? Да я этого козла... (Задыхается).
   Шкабара. Ненавидишь? Правильно. И ненавидишь, и в то же время...
   Мордвинская. Не говори чепухи. Лучше подскажи, как мне ему отомстить. Я не я буду, если...
   Шкабара. Стоп. Во-первых: не надо дёргаться.
   Мордвинская. Он ещё узнает, на что способна обиженная женщина.
   Шкабара. Во-вторых: ни в коем случае не выдавать свою обиду.
   Мордвинская. Я его сотру в порошок, я ему...
   Шкабара. И в-третьих: только ясный ум, только холодный расчёт. Железная воля - и никаких эмоций. Помнишь Медею?
   Мордвинская. Что?
   Шкабара. Я говорю, помнишь Медею?
   Мордвинская. Медею? Это Софокл, что ли?
   Шкабара. Еврипид.
   Мордвинская. Стоп! Слушай, а какое у тебя первое образование? Ты ведь на режиссёра учился.
   Шкабара. Учился-то учился, да вот... не пригодился.
   Мордвинская. А вот и пригодился.
   Шкабара. Ты о чём?
   Мордвинская. Кажется, я нашла тебе работу.
   Шкабара. Работу? Но я вроде бы в некотором роде...
   Мордвинская. Вот именно: "в некотором роде".
   Шкабара. Не понял. С каких это пор работа журналиста считается?..
   Мордвинская. Да брось ты. Заштатный репортёришка заштатной газетки? Я предлагаю тебе настоящую, творческую работу. Разве ты не мечтал когда-нибудь поставить "Гамлета", "Вишнёвый сад", "Утиную охоту"?
   Шкабара. Где? В сельском клубе?
   Мордвинская. А если зарплату тебе за это будут платить как в гранд-опера?
   Шкабара. Ого. И это реально?
   Мордвинская. Это реально.
   Шкабара. И где же эти молочные реки?
   Мордвинская. Совсем рядом. Представь себе, этот придурок...
   Шкабара. Брызгалов?
   Мордвинская(кивает). ...решил театр придворный организовать.
   Шкабара. Как это - придворный?
   Мордвинская. Ну, театр при партии. При своей партии.
   Шкабара. Во как! Партии уже свои театры открывают?
   Мордвинская. Как там другие партии, не знаю... Но Брызгалов...
   Шкабара. Он что, театр любит?
   Мордвинская. Театр? Хм...На счёт театра не знаю. Но что касается актрис... особенно молоденьких...
   Шкабара. Молодец, губа не дура. Актрисы, да еще молоденькие... тонкие, возвышенные... М-м-м.
   Мордвинская. Актрис-то хватает. Да и актёров - тоже. Одна незадача - режиссёра нет.
   Шкабара. Для чего? Для репетиции постельных сцен? "Подход-отход-фиксация".
   Мордвинская. Да нет, всё серьёзнее. Это будет настоящий театр.
   Шкабара. Это ты так думаешь? Или...
   Мордвинская. Так будет! Ты ещё не понял?
   Шкабара. Понял. Дурак, вот только сейчас понял.
   Мордвинская. Это будет настоящий театр. Во всяком случае, о величине своего гонорара можешь не беспокоиться.
   Шкабара. Это я тоже понял. Но... как говорится... не хлебом единым...
   Мордвинская. Ты о чём? О творчестве?
   Шкабара. Хотя бы.
   Мордвинская. О-о, тут ты можешь быть спокоен. Тебе даётся полная свобода. Ставь, что угодно. Я же сказала: Шекспир, Чехов, Вампилов...
   Шкабара. Ты серьёзно?
   Мордвинская. Абсолютно.
   Шкабара. Прекрасно. Но... Что-то мне подсказывает...
   Мордвинская. Да?
   Шкабара. Что это всё пока.
   Мордвинская. Молодец. Зришь в корень.
   Шкабара. Угадал?
   Мордвинская. Конечно. А как иначе? Безусловно, в дальнейшем театр будет использоваться в целях пропаганды.
   Шкабара. Было бы странно, если бы это было не так.
   Мордвинская. Вот видишь, ты всё сам понимаешь.
   Шкабара. Кто платит, тот и заказывает музыку.
   Мордвинская. Сермяжная правда. И это правильно.
   Шкабара. Правильно?
   Мордвинская. Конечно. Если посмотреть с высоты птичьего полета.
   Шкабара. Что-что? Какого еще полета?
   Мордвинская. Да пойми ты. (Увлечённо). Хватит нам, так называемым творческим людям, вариться в собственном соку и лелеять свой стихийный анархизм, свою аполитичность, свою лень наконец. Надо смело браться за политику. Надо использовать её. Надо брать быка за рога.
   Шкабара. Ого!
   Мордвинская. Что "ого"? Нет, ну... например, как мы устраиваем политические компании?
   Шкабара(про себя). "Мы устраиваем".
   Мордвинская. Купленные статисты с флагами, купленные рок-музыканты, ручные ораторы...
   Шкабара. Да уж, акции различных партий отличаются только цветом флагов.
   Мордвинская. Вот именно. А почему бы не использовать политический, брехтовский, уличный театр? Почему не использовать поэзию, кино, синтетические виды искусства? Всё это когда-то уже было. Надо только хорошенько вспомнить. И использовать все современные достижения аудиовизуальной и другой техники. Ты представляешь, какие это дает возможности?
   Шкабара. Надо же, как это тебя цепляет! Слушай, неужели идея с придворным театром сама пришла с голову Брызгалову?
   Мордвинская. Ну-у-у...
   Шкабара. А вся эта вакханалия, которая недавно началась в наших медиа...
   Мордвинская. Вакханалия?
   Шкабара. Ещё какая. Не просто вакханалия, а настоящие политические бои.
   Мордвинская. Бои без правил.
   Шкабара. Точно. Признайся, твоя работа?
   Мордвинская. Ты не поверишь. Нет, это действительно похоже на анекдот, но...
   Шкабара. Что, угадал?
   Мордвинская. Ты же ничего не угадываешь.
   Шкабара. Ну ладно, не придирайся к словам.
   Мордвинская. Понимаешь, когда Брызгалов закрыл нашу газету, я была в таком отчаянии, в таком шоке...
   Шкабара. Представляю себе.
   Мордвинская. Ни хрена ты не представляешь. Я была в такой ярости... Я не помню, как прибежала к нему. Не помню, что кричала. Обвиняла, взывала, требовала. Но потом пришла в себя и поняла, что надо успокоиться.
   Шкабара. И это правильно.
   Мордвинская. Я поняла, что надо спасать газету. Спасать любыми средствами. Спасать сейчас, не отходя от кассы.
   Шкабара. Да-а, ситуация.
   Мордвинская. И главное, у меня не было ни минуты на подготовку. И ни единого шанса на вторую попытку, на второй дубль. Только здесь и только сейчас. Я вдруг это остро почувствовала, кожей ощутила.
   Шкабара. Набрала побольше воздуха, и-и-и...
   Мордвинская. И меня понесло. Откуда только пришли слова, откуда взялось красноречие?
   Шкабара. И что же ты ему наплела?
   Мордвинская. Наплела, не наплела, а газету он оставил в покое. И это главное.
   Шкабара. Но всё же, как тебе это удалось?
   Мордвинская. Сама не знаю. Но, похоже, я была такой убедительной, что он всерьез воспринял весь тот бред, который я несла.
   Шкабара. И о чём был этот бред?
   Мордвинская. Не помню. Что-то там про свободу, про демократию, про либерализм... Короче, я его убедила, что свобода слова - это именно то, что ему нужно.
   Шкабара. Кому? Брызгалову? Это круто!
   Мордвинская. Но самое смешное, что он стал реализовывать этот мой бред.
   Шкабара. Да-а-а, ты, кажется, и сама до конца не представляешь, до какой степени ты его охмурила.
   Мордвинская. Охмурила?
   Шкабара. У тебя в роду каких-нибудь экстрасенсов не было? Или ведьм?
   Мордвинская. Ты что же, даже мысли не допускаешь, что я способна родить креативную идею?
   Шкабара. Ты-то? О-о-о. Ты - способна. И очень даже способна. Но...
   Мордвинская. Что "но"? Ну что "но"?
   Шкабара. Кому нужны наши креативные идеи? И потом... Там ведь (показывает пальцем вверх) не лохи сидят.
   Мордвинская. Вот! Вот. Самое распространённое заблуждение. Все почему-то считают, что там сидят одни гении и мудрецы.
   Шкабара. Может и не гении, но точно не лохи. Не такие доверчивые лохи, которым можно втюхать...
   Мордвинская. И ты туда же. Да обычные люди. Такие же внушаемые, как и мы с тобой.
   Шкабара. Обычные? Хха! Обычному столько дерьма съесть просто не под силу.
   Мордвинская. На счёт дерьма... это точно.
   Шкабара. Представляешь, сколько мы с тобой в этой жизни пропустили.
   Мордвинская. В смысле?
   Шкабара. Сколько дерьма мы с тобой не попробовали.
   Мордвинская(в сторону). Успокойся, у тебя ещё всё впереди.
   Шкабара. А ведь существует тысяча сортов. О, сколь велико их разнообразие! Дерьмо в форме охотничьих колбасок, поджаренное на вертеле. Дерьмо консистенции густой сметаны, намазанное тонким слоем на тосты. Дерьмо цвета выжженной...
   Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара. Ну вот, опять перебила на самом интересном месте.
   Мордвинская. Интересном? Ха-ха. Может, о деле поговорим?
   Шкабара. О деле? О каком?
   Мордвинская. О каком... Всё о том же. Короче, ты принимаешь моё предложение?
   Шкабара. Это с театром, что ли?
   Мордвинская. Ага.
   Шкабара. А чего бы не попробовать?
   Мордвинская. Вот и ладушки. Ты мне составь записочку, что ты там успел в свое время наваять.
   Шкабара. Не больно-то длинная записочка выйдет.
   Мордвинская. Не боись, Саня. Представим тебя как непризнанного гения.
   Шкабара. Ха-ха. Ну а как же с телевидением?
   Мордвинская. Будет. Всё будет. Будет тебе и телевидение, будет и свисток.
   Шкабара. В каком смысле?
   Мордвинская. Погоди. Даст бог, что-нибудь и покруче заварим.
   Шкабара. Что ты задумала?
   Мордвинская. Пока сама не знаю. Ты вот что... Если когда-нибудь судьба господина Брызгалова окажется в твоих руках...
   Шкабара. Судьба? Самого Брызгалова? Что ты несёшь?
   Мордвинская. И все таки, если такое случится... Если судьба его когда-нибудь окажется в твоих руках...
   Шкабара. Бред какой-то.
   Мордвинская. Пообещай мне, что ты его не пожалеешь.
   Шкабара. О чём ты? Судьба одного из первых лиц государства в руках... кого? Никому неизвестного журналиста?
   Мордвинская(выходит из себя). Ничего не надо говорить. Просто пообещай.
   Шкабара(примирительно). Обещаю, обещаю. Клянусь всеми святыми.
   Мордвинская. Вот и ладушки. Только смотри не забудь.
   Шкабара. У-у-у как всё серьезно.
   Мордвинская. Ну что ж, господин режиссер... (Даёт понять, что встреча закончена). Пора подумать о репертуаре. (Встаёт).
   Шкабара. Быть может...
   Мордвинская. Не надо, не провожай меня. (Уходит).
  
   Затемнение. Музыка.
  
  
  
  
  

Действие второе

  
   Зажигается свет. На сцене - средневековые декорации. Актеры - в средневековых костюмах. Король и Эванта.
  
   Король. Вы, кажется, чего-то не понимаете. Я не только осыплю золотом вас саму. Вся ваша родня получит такие привилегии и...
   Эванта. Нет, это вы чего-то не понимаете, ваше величество. Чем больше привилегий и поместий получат мои родственники, тем дольше они и все их потомки будут помнить, какой ценой это было получено.
   Король. Какой же такой ценой?
   Эванта. Разве непонятно? Ценой моего падения.
   Король. Отчего же падения?
   Эванта. А как это еще называется?
   Король. Да ведь я женюсь на вас. Неужели может быть иначе?
   Эванта. Женитесь? А как же королева?
   Король. Королева? Хм. Я с ней разведусь.
   Эванта. А она-то чем вам не угодила? Она вам неверна? Плетёт интриги? Или... о боже!.. неужели государственная измена?
   Король. Что за чушь? Какая ещё измена? Мне вообще не нужны никакие формальные причины. Я - король. Моё желание - закон. Захотел - развёлся. И точка.
   Эванта. Интересно получается. Это что ж, со мной вы тоже разведётесь, когда я вам надоем?
  
   Пауза. На сцену выбегает Шкабара. Он энергичен, у него появился блеск в глазах, в нём чуствуется творческий азарт.
  
   Шкабара. Вот-вот-вот! (Актеру К). Этот момент, эту паузу надо закрепить. Мне показалось сейчас, что король вдруг дрогнул, заколебался, почувствовал что-то...
   Актер К. Это он-то? Ха-ха. Чепуха. Подобные люди ничего такого не чувствуют. Ни-ког-да. Уж поверьте мне.
   Шкабара. И с такими мыслями ты собираешься сыграть эту роль?
   Актер К. Да, именно с такими мыслями.
   Шкабара. Запомни. Если ты хочешь сыграть негодяя, ищи в нём что-то хорошее, живое. Оно может прорваться в нём на секунду, на долю секунды. Улови эту секунду, покажи её. (Обращается ко всем). Ладно. Давайте сцену со шкатулкой. (Выходит).
  
   Появляется Служанка с узлом в руках.
  
   Служанка. Позвольте, ваше величество.
   Король. Входи, любезнейшая. Ну как, ты принесла шкатулку?
   Служанка(разворачивает узел, достаёт шкатулку и передаёт её королю). Вот она.
   Король(открывает шкатулку). Так, кольца, браслеты, брошь - всё это в сторону. Ага, бумаги. (Разворачивает первую бумагу). Что это? Какая-то записка. (Разворачивает вторую бумагу, третью, четвёртую). А это? Рецепт какой-то. Это что такое? Стишки. Ага, вот оно! Рука явно мужская. (Читает). Гым, гым, гым...
  
   Входит Брызгалов, ходит вокруг актёров, рассматривает всё вокруг.
  
   (не обращает внимания на Брызгалова) гым, гым, гым, любимая?! Гым,гым,гым, Афродита?!! (Постепенно свирепеет). Гым, гым, гым, божественная фея?!!! Три тысячи чертей, глазам своим не верю. (Читает). Гым,гым,гым. (Цитирует.) "Я жизнь отдам за ночь с тобой". Каково? Какая наглость?! Мерзавец! Негодяй. Клянусь небом, ты отдашь её, свою поганую жизнь. Но не за ночь. А за то, что посмел лишь помыслить об этом. (Служанке). Ты знаешь, кто писал это?
   Служанка. Догадываюсь. Это хорошо известный вам Валерио.
   Король. Валерио?! Ха-ха, Валерио. Красавчик Валерио. Это потрясающе. Так вот кто перебежал мне дорогу. (Служанке). Эй, любезная, с кем живет твоя госпожа?
   Служанка. С родным братом, ваше величество.
   Король. И что за брат?
   Служанка. Отъявленный повеса.
   Король. Повеса, говоришь? Значит, ночами напролет...
   Служанка. Кутит. Является под утро.
   Король. Отлично, это нам и нужно. Вот что, этой ночью ты откроешь мне двери и проведёшь к своей госпоже.
   Служанка(испуганно). Но ваше величество...
   Король. Не бойся. Сделаешь всё как надо, выдам тебя за придворного.
   Служанка. Ваше величество. (Хочет поцеловать его руку).
   Король. Иди.
  
   Служанка уходит. На сцену выходит Шкабара.
  
   Шкабара. Ну что ж, неплохо. (Актёру, играющему Короля). Можете отдохнуть.
  
   Актёр, играющий Короля, выходит.
  
   Брызгалов. Чья это пьеса?
   Шкабара. Это компиляция из нескольких пьес Бомонта, Флетчера и Лопе де Вега.
   Брызгалов. Бомонт, Флетчер? (Воодушевившись). Это что, неизвестные авторы?
   Шкабара. Не то чтобы совсем неизвестные...
   Брызгалов. То есть?
   Шкабара. Ну, если их через триста с лишним лет переводят и печатают на русском языке, то...
   Брызгалов. Пожалуй. И о чём же пьеса? Вернее... как вы сказали?.. компиляция.
   Шкабара. Представьте себе, король влюбляется в прекрасную девушку...
   Брызгалов. Легко.
   Шкабара. В девушку по имени Эванта. Он уверен, что его избранница будет счастлива, узнав об этом.
   Брызгалов. Еще бы!
   Шкабара. Но к своему удивлению он натыкается на её решительный отказ.
   Брызгалов. Надо же.
   Шкабара. Король уверен, что у него есть соперник.
   Брызгалов. Логично.
   Шкабара. Чтобы узнать, кто он, король решает заглянуть в шкатулку Эванты. Подкупленная служанка приносит ему шкатулку.
   Брызгалов. Именно эту сцену мы с вами только что и видели?
   Шкабара. Совершенно верно.
   Брызгалов. Итак, король узнал имя своего соперника. Что же дальше?
   Шкабара. Как вы помните, король решил ночью пробраться в спальню Эванты. Но брат, который неожиданно вернулся домой, помешал ему. Король, запахнувшись в плащ, неузнанный ретируется. Брат что-то подозревает. Вызывает служанку и под страхом смерти всё у неё выпытывает.
   Брызгалов. Признаюсь, вы меня заинтриговали. И что же дальше?
   Шкабара. А давайте посмотрим. (Громко). Внимание всем! Играем сцену "Приговор". Всех, участвующих в сцене, прошу приготовиться.
  
   Шкабара уводит со сцены Брызгалова. На сцену выходит Король, за ним Слуга.
  
   Король. Ну что, что, что там такое случилось?
   Слуга. Ваше величество, на воротах вашего замка висит труп.
   Король. Труп? Какой ещё труп?
   Слуга. Настоящий труп. Похоже свежий.
   Король. Чей? Чей это труп?
   Слуга. Это труп той служанки, которая приходила к вам вчера со свёртком.
   Король. Что-о-о-о? Кто осмелился?
   Слуга. Говорят, стража видела, как служанку вздёрнул её хозяин.
   Король. Хозяин? То есть... брат? Брат Эванты! Но как он смел?! Как он смел? Бросить вызов мне, королю. Я ушам своим не верю. Вот что, вели-ка всех этих... (сжимает кулаки) сюда, немедленно.
   Слуга. Они уже здесь.
   Король. Кто?
   Слуга. Молодожёны хотят засвидетельствовать...
   Король. Мо-ло-до-жё-ны? Какие ещё... (Берёт себя в руки). Они здесь, говоришь? А брат "молодой"?
  
   Слуга разводит руки.
  
   Найти, поймать, из под земли... Понял?!
   Слуга. Так точно. (Быстро семенит к двери).
   Король. Зови этих...
  
   Слуга исчезает, заходят Эванта и Валерио.
  
   Валерио. Мой государь, поздравьте нас, мы только что венчались.
   Король. Что? Почему так вдруг, так внезапно?
   Эванта. Мы сами были удивлены.
   Валерио. Приятно удивлены.
   Эванта. Сегодня утром мой брат всех поднял на ноги, послал за Валерио...
   Король.И что же?
   Валерио. Мы не успели опомниться, как были уже в храме, под венцом.
   Король(в сторону). Шустряк. (Эванте). Но где же он, ваш брат? Где этот благодетель?
   Валерио. Он весь в заботах. Приготовленье к свадьбе, всё такое...
   Король. Вы уверены? Дай бог, дай бог. Послушайте, юноша, мне известно, что вы давали обещанье пожертвовать жизнь ради ночи, проведённой со своей избранницей. Не так ли?
   Валерио. Откуда вы знаете?
   Король(смотрит на Эванту). Думаю, вы догадываетесь, откуда. Но... Ближе к делу. Скажите, юноша, это что, так, поэтическая метафора?
   Валерио. Ну почему же?
   Король. А-а-а, так это не поэтическая метафора?
   Валерио. Нет, конечно.
   Эванта(в тревоге). Валерио.
   Король. То есть, вы хотите сказать, что если судьба даст вам... ну, не ночь, а, допустим...
   Эванта. Валерио.
   Король...месяц счастливой жизни с супругой, то вы готовы отдать за это свою жизнь?
   Валерио. Безусловно. Если судьба потребует...
   Король. Считайте, что она уже потребовала.
   Валерио. Кто, судьба?
   Король. Судьба, судьба! Вам что-то непонятно?
   Валерио. Вы умеете читать книгу судеб?
   Король. Я пишу эту книгу судеб, сам пишу. "Чукча не читатель, чукча писатель".
   Валерио. Вы это серьёзно?
   Король. Ну, если совсем серьёзно... Нет никакой книги, юноша. Вы наслушались много сказок в детстве.
   Валерио. Послушайте, но это же...
   Король. Что?
   Валерио. Это шутка такая?
   Король. Шутка? Ха-ха. Вот вчера мне один индус доказывал, что какая-то там "карма" дескать выше, чем воля всевышнего. А я, прислушавшись к воле всевышнего, послал его на галеры. Интересно, что ему сказала его "карма"? Что это шутка такая?
  
   Пауза.
  
   Шкабара(выскакивает на сцену). Да, да, да, да. (Эванте и Валерио). Вы уже всё поняли. Вы - в ловушке. Поняли, но не хотите в это поверить. И мы это почувствовали. Сейчас это было очевидно. Так вот, я считаю, что следующий кусок текста - просто лишний. (Эванте). К чему вам удивляться, воздевать к небу руки, недоумевать?.. Всё это топтание на месте. Потеря динамики. Всё это я вырезаю. Остается сухой осадок. А именно - король невозмутимо излагает вам свое решение: через месяц Валерио должен умереть.
  
   На сцену выходит Брызгалов.
  
   (Обращаясь к Брызгалову). А Эванта после его смерти в течение двенадцати часов должна найти другого, кто бы согласился жениться на ней на тех же условиях. Иначе она тоже умрёт.
   Брызгалов. Оригинальный сюжетный ход.
   Шкабара. Пожалуй, несколько искусственный.
   Брызгалов. Согласен. (Глядит на актёров). Но вашим персонажам, похоже, так не кажется.
   Шкабара. Персонажам? Им-то конечно не кажется. А вам разве кажется, что вашу жизнь кто-то придумал?
   Брызгалов. Знаете, иногда кажется.
   Шкабара. Это вам-то? Человеку, который...
   Брызгалов. Который сделал себя сам?
   Шкабара. Конечно. И не только себя.
   Брызгалов. И тем не менее. Но... замнём для ясности. Прошу вас, продолжайте. (Уходит).
   Шкабара(актёрам). Итак, вы уже поняли, что король не шутит. Вы уже оправились от шока. Сцену номер восемь пропускаем. Играем девятую сцену. Поехали. (Уходит со сцены).
   Валерио(после паузы). Благодарю вас, государь, за несказанную милость, которую вы...
   Король. И так далее, и так далее, и так далее. Кстати, не надейтесь разжалобить меня или королеву. И вообще как-то соскочить.
   Эванта. Соскочить? Государь, вы и представить себе не можете, насколько счастливее вы нас сделали.
   Король. Это чем же?
   Валерио. Своим решением.
   Король. Да, да, да. "Жужжите дальше, пчелки".
   Эванта. Ах, нет, не может быть. Мне это только почудилось. Конечно.
   Король. О чем вы?
   Эванта. Ваше величество, не может быть, чтобы вы, эталон чести...
   Король Да-да?
   Эванта. ...не способны были понять, какое это счастье - умереть за любовь. Конечно, этого не может быть. Мне это показалось. На меня нашло какое-то затмение.
   Король. Ну-у, теоретически...
   Валерио. Да нет, совсем не теоретически. Государь, кто, как не вы, знает, какое счастье для вашего подданного - умереть за вас, за родное отечество, за народ.
   Король. Ну да, ну да.
   Валерио. Точно так же только человек без сердца не способен понять, какое это счастье - умереть за любовь. Жизнь мгновенно приобретает смысл, какого, быть может, не приобрела бы даже за годы долгого счастливого супруженства.
   Шкабара(выбегает на сцену). Стоп-стоп-стоп. (Актёру, играющему роль Валерио). Ты сам-то веришь в то, что говоришь?
   Актер В. А вы сами верите в то, что написали?
   Шкабара. То есть, не веришь?
   Актёр В. Это вопрос или...
   Шкабара. Ну, хорошо. Всё, что ты говоришь королю... зачем это?
   Актёр В. То есть?
   Шкабара. Ну, что ты хочешь ему сказать? Вот она (показывает на Эванту) хочет сказать ему (показывает на Короля): ты, дескать, дурак, ты, мол, решил меня запугать, а я не испугалась. Хотя на самом деле она, конечно, испугалась.
   Актёр В. Ну, да.
   Шкабара. Правда, я этого не задумывал. Она так сыграла. А ты? Что ты хотел сказать? Ты хочешь ему (показывает на Короля) что-то доказать? Или ты хочешь её (показывает на Эванту) как-то поддержать? Дескать, не бойся, я - с тобой. А?
   Актёр В. Ну, в принципе... и то и другое.
   Шкабара. Фигня! И ни то и ни другое.
   Актёр В. А что же?
   Шкабара. А то, что ты действительно счастлив от того факта, что ты через месяц умрёшь.
   Актёр В. Что?
   Шкабара. Да, да. Ты - счастлив.
   Актёр В. И это можно сыграть?
   Шкабара. Можно. Знаешь, в чём твоя проблема? Ты не веришь в то, что в этом мире есть вещи более сильные, чем деньги. Более важные, чем жизнь.
   Актёр В. А разве есть?
   Шкабара. Есть. Были времена, когда это понимал даже ребёнок.
   Актёр В. Ну-у-у, это ещё вилами по воде писано. Кто знает, что у них там было?
   Шкабара. Историков почитай. Великих историков. Актёру это полезно.
   Актёр В. О-о-о, этих сказок я в детстве начитался... под самую завязку. Вон у него спросите (с улыбкой показывает на Короля). Он знает.
   Шкабара. Сказок? Почему сказок?
   Актёр В. А чего же ещё? Вся история - это сборник сказок, баек и анекдотов. Мы даже не знаем, был ли на самом деле Новгород, Рим, Великая Орда. А вы предлагаете нам подискутировать о рыцарской чести или воинской доблести?
   Шкабара. Нет, уже никто ничего не предлагает. (Переводит взгляд на других актёров). Боже, что они с нами сделали.
   Актёр В. Кто "они"?
   Шкабара. Вокруг только и слышишь: как добиться успеха, как выгодно продать, как заработать миллион?
   Актёр К. И что же тут плохого?
   Шкабара. Что? Да так, почти ничего. Самая малость - нас... всех нас... тебя, тебя, твоих детей, детей твоих детей просто не станет. Не будет. Никогда.
   Актёр В. Куда же мы денемся?
   Актриса Э. Нас уничтожат?
   Актёр К. Завоюют?
   Актёр В. Поработят?
   Шкабара. Да не надо нас завоевывать. Мы сами вымрем. Как мухи в декабре. А на наше место придут...
   Актёр К. Жёлтые?
   Актриса Э. Чёрные?
   Актёр В. Арабы!
   Шкабара. Какая разница, кто? Придут более молодые, более крепкие, более здоровые.
   Актриса Э. Чем же мы нездоровы?
   Шкабара. А тем, что мы забыли такие слова как "доблесть", "достоинство" и... как бишь ее... а, "честь". (Актёру В). Поэтому ты прав: о вещах, для нас не существующих, мы дискутировать не будем.
   Актёр В. При чём тут это?
   Шкабара. При том, что мы уже проиграли. Как проиграли римляне на закате своей империи. Потому что их соперники были сильнее духом. Они знали, что есть на свете вещи, за которые можно отдать жизнь. С радостью. Без колебаний. А римляне об этом забыли. Кстати, те же римляне на заре своей цивилизации это тоже знали. Как никто другой. Поэтому и завоевали полмира. (Хлопает себя по лбу). Ах да, я совсем забыл - римлян же не существовало. Сказки всё это. Анекдоты. Хм. Хотел бы я посмотреть на того сказочника, который высосал из пальца историю Рима.
   Актёр В. Всё это, положим, весьма умно и, может быть, даже во многом верно. Но какое это имеет отношение к нашей сцене?
   Шкабара. Самое что ни на есть прямое. Прямее не бывает. Ведь во что мы упёрлись? В то, что ты искренне не веришь, не понимаешь, да что там... ты просто представить себе не можешь, как это можно с радостью отдать за что-то жизнь. Ведь так?
   Актёр В. Ну-у...
   Шкабара. Поэтому весь текст, который ты должен произносить, - это для тебя просто пустые слова. Ведь так?
   Актёр В. Ну-у...
   Шкабара. Правильно. Нормальный ход. Так и должно быть. Ладно, давай подойдем с другой стороны.
   Актёр В. Это как?
   Шкабара. Допустим на минуту, что нет ни доблести, ни рыцартва, ни чести... ничего. Только вот это вот всё (снимает с Актёра В головной убор), то, что можно руками пощупать (ощупывает головной убор). В общем, одна материя. (Надевает головной убор на свою голову, кланяется королю). Ваше величество, вы согласитесь со мной, что все нормальные люди боятся смерти.
   Актёр К. Безусловно.
   Шкабара. Мало того, все так называемые нормальные люди привыкли дорожить своей жизнью.
   Актер К. Ещё бы.
   Шкабара. А скажите мне, какой именно жизнью они дорожат? Есть ли в жизни так называемого нормального человека хоть что-то, чем стоит дорожить? Размеренность и аккуратность. Осторожность и предсказуемость. Благоразумие. Невозмутимость. И всё это без перерыва на обед.
   Актёр К. А отпуск?
   Шкабара. О-о, отпуск - это святое. Вся же остальная жизнь - непереносимая скука. И главное - каждый день одно и то же, одно и то же, одно и то же. (Постепенно заводится и начинает жестикулировать). И вот, чтобы вырваться из этого порочного круга, нормальный человек начинает развлекаться. Гоняться за удовольствиями. О-о, развлечения так называемого нормального человека - это особый разговор. Тут и охота, и азартные игры, и секс, и ещё чёрт знает какие гадости. Тысяча способов спастись и ни один не помогает. Всё, тупик. И за такую жизнь стоит цепляться? (Жестикуляция усиливается). Да от неё нужно бежать. Бежать, куда глаза глядят. Если дал вам бог талант, бежите в творчество. Если не дал - бежите в работу, в служение, в труд. Пусть этот труд тупой, рутинный, неблагодарный... но главное, чтобы честный. Если дал бог талант любить, подарите свою любовь ближнему. Если не дал - подарите ближнему свою доброту, сердечность, чистоту помыслов. И тогда... я знаю это точно... бог одарит вас любовью. Ибо дар этот есть наивысшая ценность. Любовь к матери, любовь к брату, любовь к отечеству... (Доходит до истерики). Но апогей всего - это любовь к женщине. На ней держится всё в этом мире. Вокруг неё вращается вся вселенная. Любовь к женщине - это вспышка, это солнечный удар, это сенная лихорадка. Можно ли выжить после такой лихорадки? Не знаю. Говорят, что да. Но оттуда никто ещё не возвращался. И мне жаль тех бедолаг, которые выжили. Всю оставшуюся жизнь вспоминать, как не спал ночами, как не ел неделями, как парил над землей... (показывает) на высоте одного сантиметра. Вспоминать об этом как о месяце настоящей жизни. И всю оставшуюся жизнь пытаться повторить этот месяц. Пытаться, пытаться, и каждый раз разбивать себе лоб. И это жизнь? Это жизнь, за которую стоит цепляться? Нет, нет и нет! (Истерика достигает предела). После настоящей лихорадки бывает только настоящая смерть. Иначе это не лихорадка. Иначе это пшик. Лихорадка - это месяц настоящего огня, это месяц настоящей радости и настоящей боли. Только месяц - и всё. (Постепенно отпускает клапан напряжения). Конец. И ты избавлен от невыносимой пытки созерцать, как твоя любовь постепенно превращается сначала в привычку, в рутину, потом в тягость и наконец - в ненависть. Да, конец. (Выпускает оставшийся пар). Счастливейший конец, который уготовила судьба для нас с Эвантой.
   Голос Мордвинской(откуда-то сверху). Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара(снимает головной убор, отдаёт его Актёру В). Вот так примерно.
   Актёр В(выходя из ступора). Да, но этого нет в тексте пьесы.
   Шкабара. Вставим. Какие проблемы? Всё в наших руках.
   Актёр В. В ваших. В ваших руках.
   Шкабара. И в ваших - тоже. Творите, импровизируйте, предлагайте свои решения. А текст... Текст - всего лишь отправная точка. (Зашевелившимся актёрам). Всем спасибо, на сегодня - всё.
  
   Актёры уходят. Появляется Брызгалов, подходит к Шкабаре.
  
   Брызгалов. Послушайте, вы ведь сами не верите в то, что только что сейчас излагали?
   Шкабара. Нет, конечно.
   Брызгалов. Но звучало это достаточно убедительно. Я чуть не прослезился.
   Шкабара. Стараемся. Режиссер не обязан быть классным актером, но...
   Брызгалов. Понимаю. Знаете, нам нужны такие люди как вы. Особенно сейчас, когда наступают бурные события.
   Шкабара. События? Это в нашей тихой заводи?
   Брызгалов. Да-да, именно в нашей. Уж поверьте мне.
   Шкабара. Охотно верю.
   Брызгалов. Что касается пьесы... Вы знаете, мне понравилось. Особенно этот ход с повешенной служанкой.
   Шкабара. Это Лопе де Вега.
   Брызгалов. А идея с браком на месяц?
   Шкабара. Это Бомонт и Флетчер.
   Брызгалов. Ага, те самые. Ну и что же будет дальше? По сюжету.
   Шкабара. Что дальше? Король, конечно, понимает, что дал маху...
   Брызгалов. В каком смысле?
   Шкабара. Его хитрость не принесёт желаемого результата. И тогда он придумывает новую подлянку. Он запрещает Валерио в отношениях с женой идти дальше поцелуев.
   Брызгалов. Иначе?..
   Шкабара. Иначе она тут же умрёт. Валерио вынужден подчиниться.
   Брызгалов. Да, засада, конечно, чёткая. Хотя... Разве это преграда для настоящей любви?
   Шкабара. Я не сказал главного: Эванта не должна ничего знать об этом договоре короля с Валерио. Стоит ему только заикнуться ей об этом, и она...
   Брызгалов. ...тут же умрёт. Бедняга. Я ему не завидую.
   Шкабара. А раньше, когда он узнал свой приговор, отсроченный на месяц... Вы ему завидовали?
   Брызгалов. Конечно.
   Шкабара. Вы серьёзно?
   Брызгалов. О-о-о. Вы просто не слышали свой спич. Со стороны. Тут и камень позавидовал бы.
   Шкабара. Ну разве что.
   Брызгалов. И что же дальше?
   Шкабара. Прошел этот мучительный месяц, и в последнюю ночь они решили познать друг друга и умереть.
   Брызгалов. На пике сладострастия.
   Шкабара. Не тут-то было. Именно в этот момент приходит стража и арестовывает Валерио.
   Брызгалов. Всё правильно. А они что думали? Что король - полный идиот?
   Шкабара. Скорей всего, они в тот момент ни о чём не думали.
   Брызгалов. Ха-ха, согласен. Нет, ей богу, закручено неплохо. И что же дальше? Какая же развязка?
   Шкабара. В первоисточнике - никакой.
   Брызгалов. Как это?
   Шкабара. А вот так. Вдруг неожиданно выздоравливает старший брат нашего короля, которого все считали обречённым. Отбирает свой законный престол и восстанавливает справедливость. К радости всего прогрессивного человечества.
   Брызгалов. "Вот приедет барин, барин нас рассудит".
   Шкабара. Совершенно верно.
   Брызгалов. Но это же чушь собачья. Такую концовку нельзя оставлять.
   Шкабара. Рад, что вы думаете так же, как и я.
   Брызгалов. А что тут думать? Нельзя настоящую трагедию одним росчерком пера превращать в жалкий фарс.
   Шкабара. Но в жизни так порой бывает.
   Брызгалов. К чёрту жизнь. На сцене такого быть не должно. Вы меня поняли?
   Шкабара. Абсолютно.
   Брызгалов. Вы должны обязательно переделать эту концовку.
   Шкабара. Да я и сам над этим думаю.
  
   Подходит Мордвинская.
  
   Брызгалов(заметив Мордвинскую, весь как-то переменился). Думайте, думайте мой друг.
   Шкабара. Извините, вынужден откланяться(кивает присутствующим, уходит).
   Брызгалов(Шкабаре). Счастливо. (Мордвинской) Слушайте, я и не знал, какой он интересный человек. Но главное - он потрясающий оратор. Он тут такую речуху загнул... Я был просто в ауте.
   Мордвинская. Он не просто оратор. Он каким-то образом умеет гипнотизировать слушателей. Вы ему дайте самый правильный текст...
   Брызгалов. Катехизис.
   Мордвинская. Да нет. Такой правильный, от которого зевота наступает уже через три минуты.
   Брызгалов. Воинский устав.
   Мордвинская. Такой правильный, от которого вас вывернет наизнанку.
   Брызгалов. Справочник патологоанатома.
   Мордвинская. Дайте ему этот текст.
   Брызгалов. Но...
   Мордвинская. Нет, вы дайте. И вы увидите, во что превратится ваша аудитория. Вы увидите перед собой совершенно другую публику. Глаза горят, кулаки сжаты. На танки пойдут с голыми руками.
   Брызгалов. Нам такие люди до зарезу нужны.
   Мордвинская. Особенно сейчас.
   Брызгалов. Почему особенно сейчас?
   Мордвинская. А то вы не знаете. Ваши противники что-то замышляют.
   Брызгалов. Вы думаете?
   Мордвинская. Знаю. Нас ожидают сложные времена.
   Брызгалов. Что вы имеете в виду?
   Мордвинская. Понадобятся крупные акции. Массовые митинги по всей стране.
   Брызгалов. Вы в этом уверены?
   Мордвинская. Абсолютно. Да-да, придётся раскошелиться. Не скупитесь, Федор Михайлович, не скупитесь. Иначе можете потерять всё.
   Брызгалов. Вы думаете, всё так серьёзно?
   Мордвинская. Очень серьёзно. Нам срочно нужны новые спикеры, новые спичмейкеры, новые...
   Брызгалов. А старые-то чем не годятся?
   Мордвинская. Старые сделали своё дело - расчистили место. И надо сказать, сделали его хорошо. Теперь нужны другие люди. Не те, которые умеют мутить воду, устраивать скандалы и ушатами лить грязь. Это больше не работает. Нужны люди, которые дадут массам позитив. Люди с чистой биографией. Люди без чёрного шлейфа за плечами. Люди с новыми идеями и способностью зажечь ими людей.
   Брызгалов. С новыми идеями?!
   Мордвинская. Пардон, с идеями я, пожалуй, того. Но что касается упаковки...
   Брызгалов. О, упаковочку поменяем. Без вопросов. А новых людей... Новых людей будем искать. С одним из таких я только что общался.
   Мордвинская. Не мешало бы проверить его биографию. А то мало ли...
   Брызгалов. Обижаете. Всё давно проверено. Вплоть до последнего гвоздя.
   Мордвинская. Гвоздя?!
   Брызгалов. Гвоздя, гвоздя. Того самого, вбитого в скамейку, что напротив фонтана.
   Мордвинская(возмущенно). Да что вы в самом-то деле... Что вы себе...
   Брызгалов(улыбаясь). Да?
   Мордвинская(взяв себя в руки). Вы почему звоните мне каждую ночь?!
   Брызгалов. Разве вы сами не просили меня сообщать все новости политики как говорится с пылу с жару?
   Мордвинская. Просила. Но почему всегда по ночам?
   Брызгалов. А то вы не знаете, что вся наша политика делается именно по ночам.
   Мордвинская. Причём делается она исключительно женщинами. И как ни странно, всегда со вздохами и придыханиями.
   Брызгалов. Придыханиями? Сонечка, поверьте, это всего лишь игра вашего воображения. Или... Постойте, а, может, телевизор был громко включён?
   Мордвинская. Телевизор, прекрасно. А может, кошка? Или домовой. А сами-то вы... Брызгалов. Что я?
   Мордвинская. Почему вы всегда дышите в трубку неровно?
   Брызгалов. Неровно? Конечно, неровно. А как ещё может дышать мужчина, который разговаривает с такой удивительной женщиной как вы?
   Мордвинская. Не говорите чепухи. И вот что...Имейте в виду, я не потерплю этот секс по телефону.
   Брызгалов. Секс по телефону? Мне всегда казалось, что это нечто другое.
   Мордвинская. Ничего не другое. То самое, то самое. Да-да, и не смотрите на меня так.
   Брызгалов. Как так?
   Мордвинская. Чтобы я больше не слышала по телефону этих гадостей. Вы слышите?
   Брызгалов. Сонечка.
   Мордвинская. Я вас предупредила. Прощайте. (Уходит).
  
   Брызгалов заворожённо смотрит ей вслед. Затемнение. Музыка.
  
   Декорация средневековой пьесы. Брызгалов и Мордвинская проходят через сцену.
  
   Брызгалов. Ну что ж, посмотрим, какой спектакль приготовил мой новый зам.
   Мордвинская(застывает). Как новый зам?! Кто? Шкабара?
   Брызгалов. А вы не знаете? Сегодня совет партии избрал его моим первым замом.
   Мордвинская. Ну что ж, вполне логично. Согласитесь, он это заслужил.
   Брызгалов. Не спорю, ваш протеже...
   Мордвинская. Какой такой протеже? Что за чепуха? Вам нужен был режиссер. Так?
   Брызгалов. Так.
   Мордвинская. Чисто случайно мне под руку попался...
   Брызгалов. Конечно-конечно. И надо признать, это был весьма удачный для всех нас случай. Наш общий друг чудесным образом...
   Мордвинская. Хм, "наш общий друг"...
   Брызгалов. Вас покоробило это слово? Странно, мне казалось...
   Мордвинская. Креститься надо, когда кажется.
   Брызгалов. Я только хотел сказать...
   Мордвинская. Да знаю я всё, что вы хотели сказать. Да, в результате последних событий партия выросла почти вдвое. Оппозиция разгромлена и зализывает раны.
   Брызгалов. И во всём этом огромная заслуга нашего общего... гм.
   Мордвинская. Да уж, он для вас - действительно находка. Проводить по нескольку митингов в день, в разных концах страны...
   Брызгалов. И всё это с блеском, с невероятным успехом...
   Мордвинская. Да, харизмы у него не отнимешь. Слушайте, а как ему это удавалось чисто физически?
   Брызгалов. Не знаю. Летчики говорят, еле успевали баки горючим заправлять. И что интересно - говорит абсолютно простые вещи, но как! Многотысячная толпа просто дуреет, превращается в единый фанатичный организм.
   Мордвинская. Слушайте, а вы не боитесь?
   Брызгалов. Кто, я?
   Мордвинская. Вы, вы. Вы и ваши соратники.
   Брызгалов. Помилуйте, чего же нам бояться?
   Мордвинская. Видите ли, существует мнение, что все ваши рожи...
   Брызгалов. Наши рожи?
   Мордвинская. Ваши, ваши. Так вот, существует мнение, что все ваши рожи вызывают у народа идиосинкразию.
   Брызгалов(долго смотрит на Мордвинскую). И кто же автор этого мнения?
   Мордвинская. Коллективное бессознательное.
   Брызгалов. И что же предлагает это "коллективное бессознательное"?
   Мордвинская. А повыганять всех старпёров на пенсию и заменить их молодыми.
   Брызгалов. На меня намекаете?
   Мордвинская. Не намекаю, а говорю вам в лоб. И уже не первый раз. Создаются и будут создаваться новые проекты. Под новых лидеров. Но проще и дешевле сменить руководство уже существующей партии. Большой партии. Успешной партии.
   Брызгалов. Чепуха. Я родил эту партию. Я её выносил. Я стоял у её колыбели. Я...
   Мордвинская. Короче, мы говорим Ленин - подразумеваем...
   Брызгалов. Именно, именно так.
   Мордвинская(прислушивается, поднимает укзательный палец). Третий звонок.
   Брызгалов(берёт её под руку). Да-да. Идёмте.
  
   Мордвинская и Брызгалов уходят. Выходят Эванта и Валерио, одетые в средневековые одежды.
  
   Эванта. Ну вот, мой милый, вот и настала наша последняя ночь. Этот месяц пролетел для меня как один чудесный миг.
   Валерио. Для меня тоже, любимая.
   Эванта. Тебе не кажется, что в эту ночь, в эту дивную ночь мы должны исполнить с тобой заключительный и самый мощный аккорд нашей симфонии счастья?
   Валерио. Но ты же всё знаешь. Я - обречён. Обречён окончательно, бесповоротно. А ты... Ты ещё можешь жить.
   Эванта. Жить? Но как? На тех условиях, которые поставил король?
   Валерио. Как знать... Возможно, его сердце смягчится... и он...
   Эванта. Чьё сердце? Сердце короля? Да это камень. Это хуже, чем камень. Мне страшно подумать о том, что он ещё может предпринять, если я не смирюсь. А я не смирюсь!
   Валерио. Боюсь, что ты права.
   Эванта. Почему "боюсь"? Почему "боюсь"? Ты не рад, что я останусь верна тебе? Верна, что бы ни случилось, что бы ни породил его больной, порочный разум.
   Валерио. Я за твою жизнь боюсь.
   Эванта. Что жизнь моя по сравнению... Послушай, Валерио, ведь не мы первые страдаем от этого деспота. Сколько девушек обесчесчено, сколько исковеркано судеб... И никто не попытался отомстить. Вы что, все трусы?
   Валерио. Мы давали присягу. И если я только лишь попробую задать себе вопрос: а кому я присягал - достойному вождю нации или деспоту и самодуру?.. Если я хоть на секунду задумаюсь об этом, в мире настанет хаос.
   Эванта. Честь! Да, для меня это тоже не пустой звук. Но... я-то королю не присягала. В отличие от тебя. Следовательно... (Пауза).
   Валерио. Что? Что ты задумала?
   Эванта. Если тебя не будет, то и мне не жить.
   Валерио. Но Эванта...
   Эванта. Достаточно. Сколько можно рассуждать? (Отстегивает его шпагу и бросает на диван). В спальню! Муж мой, пора исполнить свой супружеский долг.
   Валерио. Что это? Подобный тон...
  
   Входят стражники. Один из них подходит к Валерио.
  
   Стражник. Я вынужден препроводить вас в темницу. Вот приказ короля (передаёт Валерио бумагу).
   Валерио. Да, но месяц, который дал нам король, заканчивается только завтра.
   Стражник. Мне очень жаль, но это не совсем так.
   Валерио. Что вы имеете в виду?
   Стражник. Согласно последнему указу короля теперь и впредь в этом месяце будет двадцать девять дней.
   Эванта. А в високосный год?
   Стражник. А в високосный - двадцать восемь.
   Валерио. Но это нонсенс.
   Эванта. Это ни с чем не сообразно.
   Стражник. И тем не менее... (Поворачивается к Валерио). Прошу вас следовать за мной.
  
   Валерио в сопровождении стражников выходит.
  
   Эванта(бросается за Валерио). Какая жестокость. (Останавливается). Непостижимо. (Подходит к лежащей на диване шпаге, накрывает ее подушками). Ну что ж, наш любимый государь... Вы же не откажете себе в удовольствии насладиться своей победой. (Поворачивается к двери). Милости просим на бифштекс... с кровью.
  
   Входит король.
  
   Король. Милейшая Эванта. Вы ещё помните условия нашей игры?
   Эванта. Конечно.
   Король. Желаете продолжить? (Меняет тон, резко приближается к Эванте). Одно ваше слово, и муж ваш будет жив. А вы... Вы будете купаться в роскоши. Если, конечно...
   Эванта. "Если", "если", всё время одно только "если". А что, если мужчина берёт в руку вот такую вот шпагу (сбрасывает с дивана подушки и хватает шпагу)... и если он подходит к другому мужчине (подходит к королю)...
   Король. Осторожно, это боевое оружие.
   Эванта. Если он подходит к нему вот так, с обнажённым оружием... Что он обычно говорит при этом?
   Король(испуганно). Он говорит "защищайтесь".
   Эванта(закалывает короля шпагой). А я этого не скажу. Обойдёмся без театральных эффектов.
   Король(хватается за грудь). На помощь! (Делает несколько шагов к двери).
   Эванта(наносит ему удар в спину). При попытке к бегству.
  
   Король падает бездыханный. Вбегает Шут.
  
   Шут. Ну слава богу. Наконец-то нашёлся хотя бы один смелый человек, который... (Эванте). Это как же он достал тебя, милая, если ты решилась на такое. Да что же мы стоим?
   Эванта. А что?
   Шут. Тебе же бежать надо. Немедленно.
   Эванта. Мне некуда бежать. Да и зачем? Пока муж мой здесь, в тюрьме...
   Шут. И то правда. Тогда вот что, спрячься пока в соседнюю комнату (показывает на дверь). Найди себе там мужскую одежду по размеру. Переоденься. И жди. Что-нибудь придумаем. Наследник - добрый малый. Поверь мне - разберётся во всем. Нужно только переждать какое-то время. Иди, милая, иди. (Подталкивает Эванту к выходу).
  
   Эванта как сомнамбула скрывается за дверью.
  
   А я тем временем приберу тут. (Тащит труп короля к дивану. Пытается положить труп на диван). Тяжелый какой. (С большим трудом укладывает труп на диван, придаёт ему позу спящего. Всё это проделывается со всевозможными шутовскими ужимками).
  
   Входит стражник.
  
   Стражник. Государь, по вашему приказанию...
   Шут. Тш-ш-ш. Вы что, не видите? Государь почивать изволит. Что там у вас?
   Стражник. Я только хотел доложить, что приказание исполнено.
   Шут. Какое именно приказание?
   Стражник. Пленник казнён.
   Шут. Какой именно пленник?
   Стражник. Тот самый, которого я взял под стражу вот в этой самой комнате. Полчаса назад.
   Эванта(выбегает, уже одетая в мужскую одежду, со шпагой в руке). Валерио?!
   Стражник. Точно, его звали Валерио. Да-да, так и в приказе было написано "Ва-ле-ри-о". Надо сказать, повезло этому Валерио. Ни тебе раскалённых щипцов, ни иголок под ногти... А всё почему?
   Шут. Почему?
   Стражник. А всё потому, что приказ был - немедленно. Даже за палачём некогда было послать - пришлось самим...
   Эванта(стражнику). Защищайтесь. (Направляет на него шпагу).
   Стражник. Что за шутки?
   Эванта. Да какие уж тут шутки? Протрите глаза - король ваш мёртв.
   Стражник(только теперь замечает, что стоит в луже крови). Боже правый! Сколько крови!
   Эванта. Защищайтесь, или я проткну вас как куропатку.
  
   Стражник выхватывает шпагу и почти машинально при первом же выпаде Эванты закалывает её. Эванта падает. Из-под шляпы вырываются её длинные распущенные волосы.
  
   Стражник(ошалело). Так это женщина?
   Шут. И какая женщина!
  
   Оба смотрят в зал. Раздаются бурные овации. На сцену выходят актеры, участвовавшие в спектакле. Публика скандирует: "Автора, автора!" Постепенно всё стихает. На опустевшую сцену выходят Мордвинская и Брызгалов.
  
   Мордвинская. Автора, автора... А автор улетел в Днепропетровск на очередной митинг. В качестве вашего первого зама. А вот в каком качестве он вернётся оттуда?.. Особенно после сегодняшней премьеры.
   Брызгалов. И что же такое особенное в политике целого государства может совершить обычная театральная постановка?
   Мордвинская. Только не делайте вид, что вы этого не понимаете.
   Брызгалов. Ну хорошо, допустим. Но ведь... Да чёрт вас всех подери! Ну кто он в сущности такой? Жалкий фигляр, дешёвка... Пришёл на все готовенькое.
   Мордвинская. Да, фигляр. Да, дешёвка. Хотя... Нет, он не дешёвка.
   Брызгалов. А кто же? Дешёвка и есть. Красивые фразы, эффектные выступления... А что там за этим фасадом? А? Пшик.
   Мордвинская. Не скажите. Он говорит то, что думает. В отличие от всех вас. Поэтому он даст фору самому умному из вас. И не только благодаря своим ораторским способностям. А потому, что он говорит то, что думает.
   Брызгалов. Подумаешь, эка невидаль: говорит то, что думает. Вы ещё скажите, что он хороший, честный человек. Честный человек - это не профессия.
   Брызгалов. А вот в этом ваша главная ошибка.
   Брызгалов. Честный человек - это не профессия.
   Мордвинская. Да-да, я слышала. Правильная мысль, но только не для профессии "политик".
   Брызгалов. Прежде всего для профессии "политик". В первую очередь для профессии "политик".
   Мордвинская. Ошибка, большая ошибка. Вот потому вы все и вымрете, как динозавры.
   Брызгалов. Ой, как страшно.
   Мордвинская. Ну что вы делаете? Вы же сами себе копаете яму.
   Брызгалов. Это чем же?
   Мордвинская. Да всем. Вот вы выходите к микрофону, говорите давно заученные правильные слова. И считаете, что этого достаточно. Пипл схавает. Не так ли?
   Брызгалов. Ну-у...
   Мордвинская. А ведь вся ваша фальшь с экрана видна, как на ладони. Вы даже паузы делаете в каких местах?
   Брызгалов. В каких?
   Мордвинская. Когда хочется мат вставить. А вставить нельзя. Вы думаете, это не чувствуется? Ну, публика делает вид, что верит вам, а вы делаете вид, что не замечаете этой игры.
   Брызгалов. Да так всегда было и всегда будет.
   Мордвинская. Всегда было? Возможно. Во всяком случае, в Советском союзе - точно всегда. Там была ещё одна такая игра: вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем.
   Брызгалов. О-о-о, таких игр было столько...
   Мордвинская. А что касается того, как оно будет дальше... то тут, как говорится, до первого столба.
   Брызгалов. В каком смысле?
   Мордвинская. Ваш новый зам, похоже, всё делает ещё по наитию, "как бы резвяся и играя".
   Брызгалов. Понятное дело - когда так прёт, думать особо некогда.
   Мордвинская. Но ведь и он когда-то задумается. И придёт к мысли, что пора менять эту дурацкую схему: "мы делаем вид, они делают вид". Эта же схема вертится вхолостую.
   Брызгалов. Что мы вообще обсуждаем? Сколько дьяволов уместится на кончике иглы? Да плевать мне на все его мысли. Кто он такой? Он просто балаболка, губошлёп и больше ничего. А стране нужны люди дела, умеющие разгребать горы дерьма.
   Мордвинская. А быдлу ты это как объяснишь? У тебя же руки по локоть в крови.
   Брызгалов. А как же можно было иначе делать дело?.. Тогда. Да и у кого они не в крови?
   Мордвинская. Да у него же. У него-то они как раз чистенькие. И на этом-то он и сыграет. Не может не сыграть. Дурак будет, если не сыграет.
  
  
   В левую дверь стучат.
  
  
   Брызгалов. Я выйду через эту дверь. (Уходит направо).
  
  
   Мордвинская отпирает левую дверь. Вбегает Шкабара. Помолодевший, растрёпанный, возбуждённый. Он полон энергии.
  
  
   Шкабара. Спешил, летел... можно сказать, на крыльях любви. И вот. Опоздал.
   Мордвинская. Недополучил очередную порцию любви и славы.
   Шкабара. Ну о чём ты?..
   Мордвинская. Не скромничай.
   Шкабара. Просто хотелось воочию убедиться, всё ли...
   Мордвинская. Всё.
   Шкабара. Что всё?
   Мордвинская. Всё прошло на ура. Публика в ауте, руководство партии - в восторге.
   Шкабара. А ты?
   Мордвинская. Ну и я... тоже.
   Шкабара. Что тоже?
   Мордвинская. Тоже в восторге.
   Шкабара. Что-то не чувствуется. Может, отметим это дело?
   Мордвинская. Я думаю, там вся труппа ждёт не дождётся своего триумфатора. Сейчас твоё место - там, среди них, во главе стола.
   Шкабара. А ты?
   Мордвинская. А у меня другие планы на сегодня.
   Шкабара. Послушай, Соня, это мне так только кажется? Или ты стала избегать меня в последнее время?
   Мордвинская. Это тебе так кажется.
   Шкабара. Ты уверена?
   Мордвинская. Как слетал?
   Шкабара. Нормально. Обычная поездка. Ещё один митинг. Рутина. Поразительно другое - как всё отлажено.
   Мордвинская. Что всё?
   Шкабара. Абсолютно всё. Партия работает как часовой механизм. Знаешь, Брызгалов хоть и не Карабас-Барабас, но звук его хлыста я постоянно слышу из-за кулис.
   Мордвинская. Слышишь? Пока слышишь.
   Шкабара. Что значит "пока"?
   Мордвинская. А что ты будешь делать, если завтра не услышишь?
   Шкабара. Что за бред?
   Мордвинская. Бред? Хм. Ну конечно, бред. А ты вот что мне скажи, друг мой ситный. С хлыстом-то справишься, если придётся?
   Шкабара. Ну-у, это-то как раз самое простое.
   Мордвинская. Ой ли?
   Шкабара. При налаженном-то механизме.
   Мордвинская. Ну, разве что.
   Шкабара. Поверь. Дать в рыло, замочить в сортире - дело нехитрое.
   Мордвинская. Особенно, если точно знаешь, что сдачи не получишь.
   Шкабара. Сдачи? Какая сдача? Покорное молчание.
   Мордвинская. Молчание ягнят.
   Шкабара. Точно. Так что главное - совсем не в этом.
   Мордвинская. А в чём же?
   Шкабара. В тебе. В тебе. В том, что ты... протекаешь сквозь пальцы. Как песок. Ты ускользаешь.
   Мордвинская. Как шелк? Или как змея?
   Шкабара. Соня. Соня! Соня!! Соня!!! И витрина вдребезги.
   Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара. Ты растворяешься. Как туман. Ты здесь, и тебя тут нет.
   Мордвинская. Нет уж, не надо... с больной головы да на здоровую. Это ты, прямо как Фигаро, утром здесь, а в обед тебя тут нет. Ты уже на Волыни. А вечером ты уже в Крыму или где-нибудь на Донбассе. Что, скажешь не так?
   Шкабара. Нет, не скажу. Постой-постой. Тебя это что... действительно беспокоит?
   Мордвинская(поет). "Часто слышим мы упреки от родных, что работаем почти без выходных". Ха-ха-ха.
   Шкабара. Ускользаешь, ускользаешь...
   Мордвинская. Саша, тебя там все заждались.
   Шкабара. Таешь, как дым... Но почему? Может, я что-то пропустил? Чего-то не заметил? Нам же было так хорошо с тобой. Ну ведь было же! Или я совсем уже...
   Мордвинская. Было, Саша, было.
   Шкабара. Ага, значит я всё это время, хоть и отчасти, но был всё же вменяем.
   Мордвинская. Был, Саша, был. Это я... всё это время...
   Шкабара. Что?
   Мордвинская. Не знаю. Была как в угаре каком-то.
   Шкабара. В угаре? Возможно. Но только не в любовном.
   Мордвинская. Что ты всё заладил: любит, не любит... "Любовь всё преодолеет". "Любовь горы свернёт". Че-пу-ха. Литература. Знаешь, что действительно может горы свернуть?
   Шкабара. Что?
   Мордвинская. Месть. Месть - вот что реально двигает горы. Месть - вот что делает нас по-настоящему сильными, смелыми, свободными...
   Шкабара. И слепыми.
   Мордвинская. И слепыми. Как верно ты сказал! Именно слепыми. Абсолютно слепыми. Такой я и была.
   Шкабара. Бедняжечка. А я дурак подозревал какую-то дьявольскую хитрость.
   Мордвинская. Хитрость? С моей стороны?
   Шкабара. Какую-то сложную интригу, какую-то тонкую игру. В которой мне предназначалась роль пешки.
   Мордвинская. Ну... По сути... Если отбросить всякую литературу... В сухом остатке так оно и есть.
   Шкабара. Литературу? Хм, литературу. То, что ты называешь литературой, и есть наша жизнь.
   Мордвинская. Пусть будет жизнь. Так вот, если вынести за скобки жизнь...
   Шкабара. Неплохо сказано.
   Мордвинская. ...то действительно останется чистая интрига. Тонкая? Сложная? Не знаю. Но в результате этой интриги некая, как ты выразился, пешка получила такой успех, такую славу, такие возможности...
   Шкабара. Практически всё, о чём только можно мечтать. Вот только жизнь осталась там, за скобками.
   Мордвинская. И при этом наша пешка получила такое ускорение, что никакой мотор, никакая ракета... никто уже ей не нужен.
   Шкабара. Ты, ты мне нужна.
   Мордвинская. Ты получил такое ускорение, что тебя уже никто не остановит. На пути в ферзи. Разве что ты сам.
   Шкабара. Ты меня не слышишь? Жизнь - за скобками.
   Мордвинская. За какими скобками, Саша? Да ты на себя посмотри. Ты же излучаешь фонтан энергии. От тебя сигареты прикуривать можно.
   Шкабара. Ускользаешь, уплываешь... (Поёт). "А самолёты улетают, тают, тают в небесах".
   Мордвинская. Так, хорош туману напускать. Тебя уже давно заждались.
   Шкабара. Кто, кто заждался? Они и не знают, что я прилетел.
   Мордвинская. Не знают? Да они уже полчаса выглядывают. Вон, видишь? (Показывает за кулисы). Подойти стесняются.
   Шкабара(оглядывается). Действительно.
   Мордвинская(подталкивает его). Ну иди, иди. (Быстро уходит).
  
  
   Шкабара делает несколько шагов, останавливается, смотрит вслед уходящей Мордвинской. Затемнение. Музыка.
   Зажигается свет. Та же скамейка и фонарь в том же парке. На скамейке сидит Мордвинская. Входит Шкабара. Он очень изменился. На нём новая одежда: полувоенная, полудиктаторская. Жесты его отточены и выразительны, ни одного лишнего движения.
  
  
   Шкабара. Здравствуй, Софья.
   Мордвинская. Здравствуй. А в прошлый раз, помнится, были цветы.
   Шкабара. Ох, извини. Совсем заработался. (Делает жест рукой куда-то в сторону). Столько дел - ты не представляешь. Себе не принадлежим.
   Мордвинская. Расслабься, ты не на митинге.
  
  
   Плечистый мужчина в чёрном костюме выносит огромный букет цветов, передаёт его Шкабаре. Шкабара вручает его Мордвинской.
  
  
   Мордвинская. Кто это, Саша? И что это вообще за люди по сторонам?
   Шкабара. Соня, к чему эти... Ты же лучше меня знаешь...
   Мордвинская. Какой букет! (Разглядывает цветы). Слушай, а у вас там (показывает в ту сторону, откуда принесли букет) не найдётся пакета молока? А то я забыла купить.
   Шкабара. Соня, к чему этот сарказм? Я сам выбирал букет. Специально для тебя.
   Мордвинская(нюхает цветы). Спасибо. Ты всегда умел как-то по-особенному...
   Шкабара. Послушай, не уводи разговор в сторону. Давай не будем ходить вокруг да около.
   Мордвинская. "Себе не принадлежим". У тебя когда встреча с послами? Через полчаса?
   Шкабара. Ну зачем ты так, Соня? К чему этот... Ты стала какой-то холодной, прагматичной...
   Мордвинская. Это я-то? Ха-ха-ха. Однако.
   Шкабара. Ну хорошо... Давай действительно на минутку превратимся в приземлённых прагматиков. Ты что, не хочешь стать королевой?
   Мордвинская. Королевой? Королевой чего? Королевой шансона, королевой сноубординга...
   Шкабара. Королевой Украины.
   Мордвинская. Ого! У нас будет монархия?
   Шкабара. У нас будет кое-что похлеще, чем монархия.
   Мордвинская. А те дяденьки, которые дёргают тебя за ниточки, знают об этом?
   Шкабара. Очень скоро эти дяденьки будут сидеть в очереди у меня в приёмной.
   Мордвинская. Ничего себе! И каждого из них я смогу отхлестать по щекам?
   Шкабара. Ну-у-у, в принципе...
   Мордвинская. Минуточку! Я королева или не королева?
   Шкабара. Королева, королева. Но...
   Мордвинская. Что значит "но"? Что значит "но"?
   Шкабара. Не надо всё воспринимать так буквально.
   Мордвинская. Буквально? Что именно буквально? Буквально королева или буквально отхлестать?
   Шкабара. Ну зачем ты всё сразу... и всё ребром?
   Мордвинская. Ага. То есть, я - не королева. Естественно.
   Шкабара. Ну как ты не поймёшь, что в данный момент для меня жениться - это потерять половину своих сторонников. Как ты не поймёшь, что женившись, я перестаю быть идолом для всех женщин, которые молятся на меня. Идолом, а не вот этим (хватает себя за рубашку) мешком с костями. Как ты не поймёшь...
   Мордвинская. Я поняла. Ты не делаешь мне предложение. А жаль. Я так хотела плюнуть тебе в рожу после того, как ты бы мне его сделал. Что ж, не судьба.
   Шкабара. И это всё, что ты поняла?
   Мордвинская. Вполне достаточно.
   Шкабара. Ну да, конечно, ты обижена...
   Мордвинская. Обижена?! Да я в ярости! Я просто в ярости. Какого чёрта...
   Шкабара. И тебя совсем не интересует, каково мне сейчас?
   Мордвинская. Интересует. Но ты ведь сам говорил, что настоящая любовь - неразделённая.
   Шкабара. И это правда. Но кроме любви есть ещё дружеское плечо, созвучие душ, надёжный тыл наконец.
   Мордвинская. Вот ты о чем. Ну, знаешь... Ты сам выбрал такую судьбу.
   Шкабара. И что? После этого я как-то кардинально изменился? Я стал другим человеком? Я стал...
   Мордвинская. Стал. Стал.
   Шкабара. И кем же я стал?
   Мордвинская. Ты стал счастливчиком. Ты стал красавчиком. Ты стал любимцем богов.
   Шкабара. Это что, новое ругательство? Или смертный грех?
   Мордвинская. А ты ещё не понял? Вот когда поймёшь... а поймёшь ты это не раньше, чем упадёшь "на самое дно самого глубокого ущелья"... вот тогда звони, поговорим. Тогда ты станешь для меня...
   Шкабара. Кем, еще одной жертвой?
   Мордвинская. Человеком, снова человеком.
   Шкабара. О-о-о. Чувствую симптомы знакомой болезни.
   Мордвинская. Какой ещё болезни?
   Шкабара. Ты наступаешь на те же грабли. Разве не от них пострадал бедный Брызгалов?
   Мордвинская. "Бедный Брызгалов". И это после всего, что ты с ним сделал?
   Шкабара. Я? Разве не ты меня просила не щадить его? Ни при каких обстоятельствах.
   Мордвинская. Так, может, надо было просто прикончить его? В какой-нибудь автокатастрофе.
   Шкабара. Зачем такие страсти? Да и кому он нужен теперь? Без средств существования, без какого-либо политического веса...
   Мордвинская. Да уж, обобрали вы его как липку.
   Шкабара. Ну кто он теперь такой? Просто бомж. Идеальный результат твоей мести. Разве нет?
   Мордвинская. Ты стал жестоким.
   Шкабара. Ну я же красавчик. А красавчики все такие.
   Мордвинская. Жестоким, жестоким. И все твои последние политические акции... ты знаешь, они отличаются какой-то особенной кровожадностью и цинизмом.
   Шкабара. А-а-а, старая песенка про белые перчатки.
   Мордвинская. Кстати, что это за чушь ты нёс вчера в своем обращении к нации?
   Шкабара. Что ты имеешь в виду?
   Мордвинская. Ты сказал, что все вы - бандиты. Ни больше, ни меньше.
   Шкабара. Ну да, а разве это не так?
   Мордвинская. Не смеши. Это ты-то бандит? Ты, который в своей жизни и мухи не обидел?
   Шкабара. Так может, именно я и должен сказать: люди, мы все - бандиты. Может, хоть мне поверят. А то ведь что мы слышим со всех сторон? "Они все - воры и мошенники".
   Мордвинская. "Они все одним миром мазаны"
   Шкабара. "Они все - бандиты". Они, они, они... А может, пора сказать "мы"?
   Мордвинская. А-а-а, так это просто такой пиар-ход. "Полюбите нас чёрненькими". Ну пройдёт раз-другой, а дальше что? На эпатаже далеко не уедешь.
   Шкабара. Да нет, это не эпатаж. Всё гораздо серьёзнее. Понимаешь, кредит доверия к политикам исчерпан уже давно.
   Мордвинская. Ещё бы.
   Шкабара. А они тупо продолжают что-то обещать, бить себя в грудь и уверять нас, что день и ночь пекутся о благе народа.
   Мордвинская. Ну а ты решил больше себя в грудь не бить. Это я поняла. Дальше-то что? За бандитов голосовать?
   Шкабара. А вы и так за них голосуете. И всегда голосовали.
   Мордвинская. Ну, в каком-то смысле...
   Шкабара. Да не в каком-то, а в самом прямом. У власти всегда были бандиты. И если кто-то этого ещё не понял, наша задача доходчиво им это объяснить.
   Мордвинская. Конечно, демократия - не самый лучший...
   Шкабара. Да при чём тут демократия!? Ты ещё Черчилля тут нам процитируй. Повторяю, у власти всегда были бандиты. Всегда! И при красных, и при белых, и при монархии, и при анархии.
   Мордвинская. Да нет, ты слишком упрощаешь...
   Шкабара. Ничего я не упрощаю. Вся человеческая история - это история ограбления и закабаления. И удержания статус кво. Силой оружия, законов, религии и прочее и прочее.
   Мордвинская. О, да вы, юноша, нахватались крамольных мыслей. Небось, Маркса прочитали? Исторический материализм, классовая борьба, локомотивы истории.
   Шкабара. Маркс? А что Маркс? Маркс, как любой гений, увидел то, что лежит у всех перед носом и чего никто не замечает. А все его выводы и теории - это уже на его совести.
   Мордвинская. И всё равно, это какой-то перебор. Ты всё сгущаешь.
   Шкабара. Ну да, конечно. Как же может быть бандитом например патриций, или английский джентльмен, или какой-нибудь там идальго?
   Мордвинская. Насчёт идальго не знаю, но вот средневековые рыцари...
   Шкабара. ...без страха и упрёка...
   Мордвинская. ...с их кодексом чести...
   Шкабара. ...и дамой сердца...
   Мордвинская. Они что, тоже бандиты?
   Шкабара. Ещё какие! Самые первостепенные. Ну сама посуди: умирает отец и завещает старшему сыну мельницу, среднему - осла, а младшему...
   Мордвинская. Кота.
   Шкабара. Почти. На самом деле старший получает замок и все владения, а остальные десять сыновей - в лучшем случае коня с каким-нибудь обмундированием. И вот собираются такие рыцари в шайки и...
   Мордвинская. И куда податься бедному крестьянину?
   Шкабара. Некуда, совершенно некуда. В те времена... против вооружённых всадников...
   Мордвинская. Ну а наши великие князья с их дружинами? Тоже шайки бандитов?
   Шкабара. Ну а кто же?
   Мордвинская. А как же защита родного отечества от злых супостатов?
   Шкабара. У них это называется крышевание. Ну представь , сидит себе князь Ярослав...
   Мордвинская. Это тот, который Мудрый?
   Шкабара. Он самый. Только он тогда молодой ещё был.
   Мордвинская. Не успел ещё набраться мудрости.
   Шкабара. Точно. Так вот, сидит он себе в Киеве, а тут поляки набежали, дали ему под зад ногой. Ну он и думает: хрен с ним, пойду кого-нибудь ещё пограблю. Так нет же - заявляются какие-то послы новгородские и начинают: "Князь, как ты можешь, ты же не разбойник с большой дороги". Он так думает: а кто же я? А они ему: "Ты не имеешь права вот так вот просто бросить киевлян".
   Мордвинская. Надо же, как будто подслушали наш розговор.
   Шкабара. Я рассказываю, как было.
   Мордвинская. И что же Ярослав? Устыдился и прогнал неприятеля?
   Шкабара. Прогнал. Только не думаю, что устыдился.
   Мордвинская. А что же?
   Шкабара. Просто сообразил, что рэкет выгоднее, чем разбой на дороге.
   Мордвинская. Да, его потомкам в кружевных воротничках в каком-то смысле было легче.
   Шкабара. О, не то слово. Я даже подозреваю, что они искренне недоумевали, почему это какая-то там шантрапа называет их душегубами и палачами.
   Мордвинская. Да ещё кидает в них бомбы.
   Шкабара. В таких благородных и преданных слуг отечества.
   Мордвинская. Извечная война добра и зла.
   Шкабара. Ой, только не надо этой философии. В жизни всё гораздо проще. Люди делятся на...
   Мордвинская. ...хищников и травоядных.
   Шкабара. Можно и так. Только на поверку выходит, что девяносто девять процентов хищников - и не хищники вовсе, а просто шакалы. Да и с травоядными, если начнёшь разбираться... закопаешься. Нет, всё ещё проще. Есть бандиты и есть лохи. И всё. И больше никого нет.
   Мордвинская. А разве это не то же самое, что и я говорю?
   Шкабара. Это совсем не то же самое. Разделение на хищников и травоядных - это распределение ролей в детском спектакле. "Я злой и страшный серый волк". Зайчики хихикают. В жизни, если ты не стал бандитом, ты - лох. Ну а если не хочешь быть лохом, стань бандитом. Третьего не дано. Всем бандитам это давно известно. Для них это аксиома.
   Мордвинская. Они хоть слово-то такое знают?
   Шкабара. А это не важно. Они знают суть. Зато миллион умников, которые знают миллиарды умных слов, этой сути не видят в упор. Или не хотят её видеть.
   Мордвинская. Но почему?
   Шкабара. Потому, что тогда надо признать себя лохом. А этого делать ну никак не хочется. Никому. Никогда. Ни за что. Вот и возникают целые философские системы, богословские трактаты, теории мировых революций. Написанные лохами, которые лохами себя признать не хотят, а бандитами быть не могут.
   Мордвинская. Кишка тонка?
   Шкабара. Ты знаешь, по всякому. Один мечтает украсть миллион, да смелости не хватает.
   Мордвинская. И тогда возникает трактат о духовности.
   Шкабара. Или о воздержании. А другому этот миллион и на хрен не нужен. Он просто не ведётся на деньги.
   Мордвинская. Да, есть и такие оригиналы.
   Шкабара. Один не может элементарно дать сдачи своему обидчику.
   Мордвинская. И тогда возникает теория непротивления злу насилием.
   Шкабара. Дескать, возлюби врага своего. А другой действительно его возлюбил. И попробуй его обидь. Он просто не ведётся на обиды.
   Мордвинская. Короче, если вернуться к вопросу о власти, то становится очевидным, что до её вершин доползают одни бандиты.
   Шкабара. Потому что лохи или сходят с дистанции, или просто не ведутся на это.
   Мордвинская. А они вообще на что-нибудь ведутся?
   Шкабара. Хороший вопрос. Но на власть они не ведутся точно.
   Мордвинская. В итоге, остаются одни бандиты. То есть, как ни выбирай, а в знаменателе - всё равно ноль.
   Шкабара. Да ты и так это знаешь.
   Мордвинская. Я-то знаю. И ты знаешь. Но имеем ли мы право говорить об этом публично?
   Шкабара. А в чём проблема?
   Мордвинская. Ну как? Вот мы с тобой знаем, что бога нет. Но нужно ли об этом знать народу? Мы с тобой знаем, что демократия - это фикция. Но нужно ли об этом знать народу? Мы с тобой знаем, что во власти одни бандиты. Но нужно ли...
   Шкабара. Нужно, нужно. Откуда такое недоверие к своему народу?
   Мордвинская. Минуточку, ты же не на трибуне.
   Шкабара. А при чём тут... Интересно девки пляшут. Вот записать бы твои слова и дать послушать этому самому народу. Как ты думаешь, что бы стало с твоим имиджем популярного журналиста?
   Мордвинская. Тебя мой имидж беспокоит? О своём бы имидже подумал. У меня на тебя столько компромата, что...
   Шкабара. Ха-ха-ха-ха-ха. Напугала.
   Мордвинская. Чёрт! В самом деле. У вас же неубиенная позиция. Вам же теперь никакой компромат нипочём.
   Шкабара. Совершенно верно. Ха-ха-ха. Мы сами вам его вывалим. Мешками. Кушайте на здоровье.
   Мордвинская. А не боишься, что подавимся?
   Шкабара. Нет, не боюсь.
   Мордвинская. Так-таки не боишься?
   Шкабара. Пойми, наступает новая эра. Срываются все маски. Всё будет прозрачным. Всё станет явным. И тогда...
   Мордвинская. Что тогда? Народ опустит руки, и делай с ним, что хочешь?
   Шкабара. Да не переживай ты за народ. Наш народ из двух бандитов всегда выберет профессионала, а не дилетанта. Лучше вор в законе, чем какой-то там приблатнённый.
   Мордвинская. Не расписывайся за весь народ.
   Шкабара. Народ, народ. Всё время народ. Как ты за него переживаешь. Может, о себе подумаешь? Сама-то ты не боишься?
   Мордвинская. Чего?
   Шкабара. Ты не боишься, что твоим друзьям из оппозиции станут известны все подробности твоих связей с Брызгаловым?
   Мордвинская(встает). Ну, наконец-то. А я всё ждала, когда же начнётся.
   Шкабара. И что? Тебя не беспокоит твоя блестящая карьера, твоя репутация неподкупного журналиста?
   Мордвинская. Да пошел ты! (Швыряет на землю букет и идёт за кулисы).
   Шкабара. Ну-ну.
   Мордвинская(останавливается). Чёрт! Я себя чувствую как в пьесе какой-то. Вспылила, хлопнула дверью, ушла. (Возвращается к скамейке). Так глупо.
   Шкабара. Согласен.
   Мордвинская. А давай, как будто этого не было.
   Шкабара. А давай, как будто я тебе поверил.
   Мордвинская. Почему "как будто"?
   Шкабара. Действительно, почему "как будто"? Не было - так не было.
   Мордвинская. Вот и ладненько. (Садится на скамейку, тянет за рукав Шкабару). Слушай, а вот эти вот, которые в очереди у тебя в приемной... Они что, действительно будут там сидеть?
   Шкабара. Как миленькие.
   Мордвинская. И чего, сами прибегут?
   Шкабара. А куда они денутся?
   Мордвинская. Ну а как с теми, которые не прибегут?
   Шкабара. А-а-а, интересно?
   Мордвинская. Естественно.
   Шкабара. Да совсем это не естественно. Естественно, когда женщина говорит "я люблю тебя", или "ты мне нужен", или "будь со мной".
   Мордвинская. Согласна. Но ведь у нас, у женщин, тоже ведь бывают перерывы на обед.
   Шкабара. "У нас, у женщин". Прав был Брызгалов: ты - не женщина, ты - в первую очередь журналист. И во вторую очередь журналист. Но если бы ты хоть в третью очередь была женщиной, но ты и в третью очередь - журналист.
   Мордвинская. Не знаю, возможно. Со стороны видней. Но ты не ответил на мой вопрос.
   Шкабара. Какой вопрос?
   Мордвинская. Что ты будешь делать с теми денежными мешками, которые не побегут занимать очередь в твой кабинет?
   Шкабара. Может, именно тогда и настанет пора рассказать народу, чем и как набивались эти мешки? Устроить два-три показательных процесса.
   Мордвинская. С гильотиной.
   Шкабара. С гильотиной. Не буквально, конечно, но по сути...
   Мордвинская. Всё это ты можешь сколько угодно повторять в своих пламенных речах. Толпа это, конечно, воспримет на ура. Наша толпа уже наелась сиропа. Ей подавай что-нибудь остренькое.
   Шкабара. Это ты верно заметила.
   Мордвинская. Вот-вот. Поэтому тебе и позволяют сыпать в толпу соль и перец.
   Шкабара. Позволяют?
   Мордвинская. Пока позволяют. До поры до времени. Но ты же не станешь рубить сук, на котором сидишь.
   Шкабара. Я на нём не сижу.
   Мордвинская. Да не важно, на чём ты сидишь. Пойми наконец: против лома нет приема.
   Ты что, не понимаешь, что тебя просто используют? Ты для них - марионетка.
   Шкабара. Что ты несёшь, вообще? Это же... это какая-то голимая конспирология. Ты ещё скажи про закулису, про мировой заговор...
   Мордвинская. Зачем про мировой? Нам и местного достаточно. Как говорится, кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Вот и весь заговор. Или в политике это не так?
   Шкабара. В политике это не всегда так.
   Мордвинская. Да именно в политике-то это в первую очередь так.
   Шкабара. Надо же, как они вам задурили голову!
   Мордвинская. А-а, так значит есть эти самые "ОНИ"? Есть. Существуют.
   Шкабара. Кто же спорит? Они есть, они реальны, они сильны. Я тебе скажу больше: они дьявольски хитры. Они ведь что нам всем говорят?
   Мордвинская. Что?
   Шкабара. Они говорят: мы, дескать, просто погулять вышли. Так... в гольф поиграть. И больше ничего. А в результате...
   Мордвинская. А в результате назавтра цены на нефть вырастут.
   Шкабара. Далась тебе эта нефть.
   Мордвинская. Да не в нефти дело. Нефть - это метафора, символ.
   Шкабара. Вот-вот. Метафора, символ, миф. Ты посмотри, какой мощный миф ОНИ сотворили. Ведь миллионы людей уверены, что ОНИ - всесильны. Что у НИХ всё под контролем. Что даже будущее наших детей НИМИ расписано до мелочей.
   Мордвинская. А разве не так?
   Шкабара. В том-то и дело, что не так. Да, система сильна. Система дьявольски сильна. Система работает, как часы. И вдруг...
   Мордвинская. Что же вдруг?
   Шкабара. Вдруг рождается девочка по имени Жанна. Нанимается в армию молодой человек по имени Наполеон. Отказывается от помилования мужчина по имени Александр Ульянов.
   Мордвинская. И что?
   Шкабара. И всё! Система даёт сбой.
   Мордвинская. Чёрт! Только не это.
   Шкабара. Ты о чём?
   Мордвинская. Это же мания величия.
   Шкабара. Мания величия? Ха-ха, мания величия. Чепуха. Механизм. Смазанный. Всё работает. Валы, зубчики, шестерёнки... И тут - песок. Одна песчинка, другая... И всё! Остановка. Махина бессильна.
   Мордвинская. Песчинка?
   Шкабара. Человек!
   Мордвинская. Человек - это звучит гордо.
   Шкабара. Человек может всё. Человек сломает любую машину. Человек - это...
   Мордвинская(в сторону). Похоже, ничего нового я тут уже не услышу.
   Шкабара. Человек - это... ОНИ думают, что всё рассчитали. ОНИ думают, что всё учли. Осталась самая малость - человек. Его-то они и не учли. Человек - вот, кто разрушит все их схемы. человек - вот, кто построит...
   Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.
   Шкабара. Что ты всё заладила: Аркадий, Аркадий. Лучше обратила бы свой благородный гнев на наших писателей, на всяких философов, а ещё лучше на поэтов. Вот уж кто говорит красиво.
   Мордвинская. О-о-о, тут я с тобой согласна. Больше того. Уж если говорить о писателях...
   Шкабара. Ну-ну.
   Мордвинская. Я скажу сейчас полную ахинею. И не надо бы говорить, а ничего не могу с собой поделать.
   Шкабара. А что такое?
   Мордвинская. Я понимаю, что это полная чушь, но...
   Шкабара. Но.
   Мордвинская. Эта мысль меня преследует уже давно. Я никак не могу от неё отделаться. Как от навязчивой мелодии.
   Шкабара. Да что за мысль такая?
   Мордвинская(заговорщически). Мне иногда кажется, что всю эту литературу, поэзию, философию и прочее и прочее придумали только для того, чтобы отвлечь нас от главного. Дескать, читайте ребята стишки, ходите в театры, спорьте до хрипоты о "вещи в себе", только не думайте о главном. Не задавайте ненужных вопросов. Не ходите под стрелой.
   Шкабара. Отвлекающий такой манёвр.
   Мордвинская. Вот именно. Теперь ты чувствуешь, где главный заговор? Вот он - главный заговор.
   Шкабара. Ну ты, мать, круто замесила.
   Мордвинская. Да ты посмотри вокруг. Авангардизм? Пожалуйста. Постмодернизм? Пожалуйста. Эксгибиоционизм? Да ради бога. Удивляйте, эпатируйте, трясите со сцены гениталиями. Только подальше, подальше от главной проблемы.
   Шкабара. И в чём же заключается эта главная проблема?
   Мордвинская. А ты разве не знаешь?
   Шкабара. Даже не догадываюсь.
   Мордвинская. Сейчас для нас главная проблема - это ты.
   Шкабара. Вот так вот, да?
   Мордвинская. Именно так. (Встаёт). Не надо, не провожай меня. (Уходит).
  
  
  
   Затемнение. Музыка. Появляется свет. На переднем плане летняя кафешка со стойками. Поздний вечер. Посетителей осталось только двое - Брызгалов и Юноша. Стойка, возле которой они стоят, до предела заставлена бутылками и пивными бокалами.
  
  
   Брызгалов(очень бедно одетый). Вот смотри. Видишь, значёк. А что на нём написано? А написано на нём "Верховная рада". А что это значит?
   Юноша. А ничего это не значит.
   Брызгалов. Как это не значит, как это не значит?
   Юноша. А так. Что значёк? Я и сам такой могу поцепить. К такому значку документ полагается.
   Брызгалов. Есть и документ. Вот, смотри (показывает).
  
  
   Мимо них проходит Мужчина, прилично одетый.
  
  
   Мужчина(удивлённо смотрит на Брызгалова). Послушайте, вы - Брызгалов?
   Брызгалов(отворачивается от Мужчины). Нормально.
   Мужчина. Фёдор Михалыч, что же вы?
   Брызгалов. Нормально, всё нормально. (Берёт кружку пива, чокается с Юношей, пьёт).
  
  
   Удивлённый мужчина уходит. Появляется Мордвинская, очень бедно одетая. Подходит к столику.
  
  
   Мордвинская. Федя, пойдём домой.
   Брызгалов. Ты представляешь, Соня, он не верит, что я был членом Государственной... м-м-м... что я был членом Верховной рады. И не просто каким-то там членом, а самым что ни на есть...
   Мордвинская. Федя, пойдём домой.
   Брызгалов. Нет, ну ты понимаешь, он даже фамилии моей не слышал.
   Мордвинская. А вот это очень даже хорошо. При нынешних-то временах. Пойдём домой.
   Брызгалов. Не пойду. Мне и здесь хорошо.
   Мордвинская. А я луковый суп сварила.
   Брызгалов. Серьёзно?. Луковый суп? Какая ты умница.
   Мордвинская. Пойдём, он ещё горяченький.
   Брызгалов(идёт за ней). Горячий луковый суп - что может быть лучше? (Останавливается, поворачивается к Юноше). Шарапов, а не хотел бы ты сейчас супчика, да с потрошками?
   Юноша. Что? Какой ещё Шарапов? Вы о чём?
   Брызгалов. Балдёжь. Это какой-то чистый лист, ей богу. Куда мы катимся?
   Мордвинская. Пошли-пошли. Куда-нибудь да прикатимся.
  
  
   За кулисами слышен топот сапог, крик "Айне колонне марширт, цвайте колонне марширт. Форвертц!" На сцену выходит военный, смотрит на Юношу.
  
   На этом рукопись обрывается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Екатерина Дрозд. Аркадий, не говори красиво
  

1

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"