Дубинина Мария Александровна: другие произведения.

Возмездие с того света

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как известно, самые жестокие преступления совершаются в сельской местности. С одним из них пришлось столкнуться Джону, волею судьбы вынужденному остановиться в придорожной гостинице. Знакомство с прелестной мисс Эббот, ночь в комнате с привидением и правда о жестоком убийстве трехлетней давности.

  С тех пор, как я ступил на благословенную землю Британии, вырвавшись из зловещих объятий океана, я стал упорным противником какого бы ни было рода путешествий. Смешно, но даже вид мирно покачивающегося на проселочной дороге дилижанса наводил на меня ужас. Но профессия доктора все же раз заставила меня изменить принципам и перешагнуть через глупые и, в сущности, безосновательные страхи. Море было далеко и оно не могло снова причинить мне вред.
  Однако, злой рок редко оставляет тех, кого наметил своей жертвой, и служебная поездка за город снова напомнила мне о пережитых душеных страданиях.
  
  Дилижанс слегка потряхивало, как это обычно бывает на сельских дорогах пригорода Лондона. Сентябрь выдался на редкость засушливым и жарким, отчего пожилая дама с великовозрастной дочкой всю дорогу, что нам выпало ехать вместе, жаловались на духоту, томно вздыхали и обмахивались нелепыми пышными веерами. Моя обожаемая сестренка, на что не любила следовать моде, и та бы заметила, что они весьма устарели.
  Я отвернулся к окну, полюбоваться пасторальными осенними пейзажами, как вдруг дилижанс ощутимо качнуло и занесло в сторону. Дамы испуганно заголосили, прижимаясь друг к дружке, а я же поспешил покинуть их утомительное общество.
  - Что случилось?
  Кучер виновато развел руками:
  - Ось треснула, господин.
  - Что же теперь делать? Доедем ли до Лондона?
  - Никак нет, господин. Но до ближайшего постоялого двора должны добраться, даст Бог, а там и починкой заняться можно.
  Промедление огорчило меня. Ханна, моя младшая сестра, уже должно быть получила письмо, в котором указана дата моего возращения. Но, видимо, ей придется запастись терпением, как, впрочем, и всем нам.
  Скорость наша упала в разы, однако уже к четырем часам по полудню я разглядел вдали очертания внушительного строения. Мне приходилось и раньше останавливаться в подобных заведениях и сейчас я с удовлетворением отметил, что гостиница, несмотря на очевидную глушь, явно процветала. Фасад сиял недавним ремонтом, не теряя при этом степенности старого английского коттеджа. Цветы на подоконниках первого этажа, аккуратная подъездная дорожка и низенький белый заборчик - все располагало к себе и внушало доверие.
  Я сидел ближе всех к выходу и первым после долгой поездки ощутил приятную прохладу просторного холла. Розовощекая улыбчивая женщина, судя по всему, хозяйка, как раз в это время закончила оформлять новую постоялицу. Мы столкнулись с ней у лестницы.
  - Прошу прощения, миссис... - начал я смущенно.
  - Мисс, - поправила она и я удивился, как мог совершить подобную ошибку.
  Передо мной стояла молодая девушка, чем-то похожая на мою дражайшую Ханну. Невысокая и миловидная с кудрявыми каштановыми завитками волос, выбивающимися из-под кокетливой шляпки. По недоуменному выражению пронзительно-синих глаз незнакомки, я понял, что неприлично долго ее разглядываю, вместо того, чтобы уступить дорогу. Краска стыда залила мне щеки, и я только смог сконфуженно повторить извинения:
  - Прошу прощения, мисс. Давайте, я Вам помогу.
  Собственный багаж мой почти ничего не весил, и я с легкостью поднял наверх по лестнице такой же скромный саквояж девушки. И несказанно удивился, обнаружив, что мы с ней теперь соседи.
  За ужином наше знакомство само собой продолжилось. Я узнал, что зовут юную мисс Луиза Эббот и что она едет к тете в Лондон на неделю. За приятной беседой вечер пролетел незаметно. Другие постояльцы разбрелись по своим номерам, и я с неохотой признал, что приличия не позволят нам остаться наедине в столь поздний час. Но расстались мы с мисс Эббот уже добрыми друзьями.
  Этой ночью я долго не мог уснуть. Было невыносимо душно, а форточку как назло заклинило. Вдобавок мысли мои вертелись вокруг Луизы Эббот, и я лежал в темноте, перебирая в памяти наш недавний разговор, пока не заснул. Однако выспаться мне было не суждено.
  По моим ощущениям, около четырех часов утра меня разбудили странные звуки. Предрассветный сумрак словно сгустился вокруг кровати, я едва различал обстановку комнаты. Часы мерно тикали, и мне уже показалось, что это сон, как снова услышал что-то. Волосы зашевелились на голове, когда я понял, что это тихий плач, перемежаемый судорожными вздохами, и звучал он здесь, в темноте ночного номера. Я хотел встать с постели, но не смог даже пошевелиться. Догадки проносились у меня в голове, одна страшнее другой. Стоны доносились не из конкретного места, а словно наполняли собой спертый воздух. То из одного угла, то из другого, как если бы обладательница жалобного голоса ходила вокруг моей кровати. Я покрылся испариной от страха. Через полчаса пытка закончилась, и я в изнеможении рухнул на подушки.
  Мисс Эббот сидела за столиком у окна и нервно, как мне показалось, мяла в руках салфетку.
  - Доброе утро.
  Девушка вздрогнула, но, увидев меня, тут же улыбнулась:
  - Ах, это Вы, мистер Найтингейл!
  - Прошу Вас, называйте меня Джон.
  - Хорошо, тогда Вы меня - Луизой. Договорились?
  Я с радостью кивнул, присаживаясь напротив нее.
  - Как Вам спалось на новом месте?
  Я дернулся, едва не опрокинув стакан. Этот вполне безобидный вопрос застал меня врасплох:
  - Д...да, хорошо, - я справился с волнением, - Спасибо.
  Луиза бросила на меня встревоженный взгляд, но больше ничего не спросила.
  Уже к обеду я смог убедить себя, что ночное происшествие - не более, чем плод моего воображения. Я плохо спал из-за жары, а перед сном много думал о Луизе, и ничего удивительного, что посреди ночи я якобы услышал женский голос. Успокоив себя подобным образом, я сходил на конюшню, узнать, как продвигаются дела с ремонтными работами. Там меня ждало разочарование. Дилижанс не раньше, чем через два дня.
  Мисс Эббот как сквозь землю провалилась. Я скучал от безделья и страстно желал беседы с ней. Но увиделись снова мы лишь за ужином. Луиза выглядела печальной и уставшей, как после длинного, трудного дня. Я честно пытался развеселить ее, рассказывая курьезные случаи из врачебной практики, но ничего, кроме вымученной улыбки, не добился.
  - Мисс... Луиза, что Вас тревожит?
  Девушка опустила глаза. Я же терпеливо ждал ответа.
  - Джон, верите ли Вы в жизнь после смерти? - вдруг спросила она.
  - Как врач, я отвергаю подобные суеверия, но, как человек кое-что повидавший в жизни, скажу, что в мире есть много загадочного, - ответил я и, спохватившись, добавил, - Но почему вы интересуетесь подобным?
  Часы пробили одиннадцать, и кроме нас в уютной гостиной сидел лишь седой мужчина с книгой в руках. Луиза смутилась:
  - Просто так, не берите в голову. Однако, нам пора, скоро полночь.
  В который раз мне показалось, что мою собеседницу что-то мучает. Может ли быть такое, что она тоже слышала таинственный голос перед рассветом?
  Возле своей двери Луиза остановилась:
  - Нравится ли Вам номер, в котором Вас поселили?
  - Да, он довольно милый.
  - А не хотели бы Вы, скажем, поменять его на другой?
  Девушка странно посмотрела на меня, словно моля о чем-то.
  - Вы сегодня задаете непонятные вопросы, Луиза. С Вами точно все в порядке?
  - Да! Со мной все хорошо. Извините, я, наверное, устала.
  Намеки, которые то тут, то там сквозили в речах Луизы, ее удрученный вид, а также воспоминания о моих предрассветных галлюцинациях преследовали меня, пока я принимал душ. Мне постоянно мерещились подозрительные шорохи, и я признаться, ожидал сквозь шум воды услышать женский плач. Но ничего такого не случилось. Я спокойно приготовился ко сну, лег в постель, прежде придвинув лампу поближе к себе, на случай, если ночью мне понадобится быстро ее зажечь. Вопреки всем опасениям, сон пришел быстро, однако проснулся я с таким чувством, что будто и не ложился вовсе. Темнота подсказывал а мне, что утро наступит не скоро. Нащупав на столике карманные часы, я поднес их ближе к окну, чтобы узнать время.
  Было ровно четыре часа утра. Мне вдруг стало очень страшно без видимой причины, и я поспешил раздвинуть плотные тяжелые шторы, но не успел. Мышцы, как и прошлой ночью, отказались повиноваться мне, как только я услышал первый жалостливый всхлип. Еще до обеда я распорядился открыть форточку, и все в этот момент я снова почувствовал одуряющую духоту.
  - Кто... кто это?
  Вопрос прозвучал сипло и тихо, я едва узнал собственный голос.
  Ответом мне стал очередной полустон-полувсхлип. Даже у самого черствого из людей он вызвал бы сострадание, но я испугался еще сильнее. Если вчера глосс слышался словно издалека, то сейчас казалось, протяни я руку, и она коснется... Чего? Я боялся даже представить.
  Звук шагов, приглушенных мягким ковром, бросил меня в дрожь. Я с трудом заставил себя обернуться, но увидел лишь кровавые следы маленьких босых ступней. Горячее дыхание обожгло щеку, и я без сил упал на перину, провалившись в небытие под аккомпанемент судорожных рыданий невидимки.
  Я опоздал на завтрак, точнее, вовсе на него не явился. Апатия завладела мною, не хотелось ни есть, ни пить.
  В дверь осторожно постучали. Дрожащий голосок позвал:
  - Джон! Мистер Найтингейл, Вы здесь?
  Я хотел ответить, но не смог. Или все же не захотел.
  Похоже, Луиза ушла. Неужели, она беспокоится обо мне? Это так неожиданно и приятно.
  Минут через пятнадцать замок щелкнул, впуская незваных гостей. Луиза увидела меня, все еще лежащего в постели, всплеснула руками и заторопилась впустить в комнату солнечный свет. Сразу стало как-то спокойнее и легче дышать.
  - Что с Вами? Вы не спустились к завтраку.
  - Мне... Мне нездоровится, - почти не солгал я, - Но скажите, как Вы вошли? Я запирал дверь.
  - Ах, это, - отмахнулась девушка, - Попросила ключ у хозяйки. Намекнула, что с Вами мог случиться приступ.
  - Приступ?
  - Астмы, - пояснила она с хитрым лицом, - Просто небольшая женская хитрость.
  Я восхитился находчивостью Луизы, и только после этого понял, в каком виде предстаю сейчас перед ней. И даже ночные страхи отступили под напором жгучего стыда.
  Много позже, в послеобеденные часы, я воспользовался тем, что Луиза не успела исчезнуть, как это обычно бывало, и пригласил ее прогуляться. Мы мило болтали о разной ерунде, пока вдруг девушка не заговорила о прошедшей ночи.
  - Скажите, Джон, только честно, Вам ничего не кажется странным в Вашем номере?
  - Странным? Смотря, что Вы имеете ввиду.
  Луиза не могла подобрать нужных слов, но я и без них понял, что ее волновало.
  - Просто скажите, я не стану смеяться или называть Вас сумасшедшим. Мне важно это знать.
  В ее больших синих глазах блестели еле сдерживаемые слезы, перед которыми я не смог устоять.
  Луиза выслушала меня очень внимательно, ни разу не прервала и не усомнилась в моих словах, а я все равно чувствовал себя последним дураком.
  - Я отдаю себе отчет в том, что всему происходящему можно найти разумное объяснение...
  - Нет никакого объяснения! - громко перебила Луиза, - Это Валентина!
  - Простите, кто?
  - Валентина, моя сестра! Три года назад ее убили в Вашем номере.
  Луиза зарыдала, и мне пришлось обнять ее, чтобы успокоить. Только выплакавшись, девушка смогла все внятно рассказать.
  Старшая сестра Луизы, Валентина Галлагер, в девичестве Эббот, путешествовала вместе со своим мужем, и они остановились на одну ночь в провинциальной тихой гостинице. По словам самого Галлагера, Валентине стало жарко, а окно никак не открывалось, и мужчина спустился, на кухню, вниз за стаканом воды. Для этого пришлось разбудить одну из служанок. Она и стала свидетельницей того, как, поднимаясь по лестнице, Галлагер услышал крик жены. Он нашел Валентину на постели, в луже собственной крови и с ножом в груди.
  - Ах, Валентина, моя бедная сестричка, - прошептала Луиза. Воспоминания причиняли ей ужасную боль. - Эти увальни из полиции не нашли убийцу. А я каждый год приезжаю сюда, но никак не могу решиться войти в ту дверь...
  - Поэтому Вы снимаете номер по соседству, - догадался я, пораженный ее трагической историей, - Но почему вы спрашивали о привидениях?
  - Потому что Вы не первый, кто слышит ее голос. Однако, первый, кто не съехал тем же утром.
  В ее голове мне почудилось восхищение, с лихвой компенсирующее все мои волнения.
  - Мой жених не знает, где я, - неожиданно продолжила Луиза. Я вздрогнул. Как в тумане вспомнилось утро и тонкие прохладные пальчики девушки, заботливо гладящие мой лоб. Она забыла надеть перчатки. Теперь я вспомнил и кольцо, но тогда не придал этому факту значения. А зря.
  - Что с Вами?
  - Голос Луизы вывел меня из печальной задумчивости.
  - Нет, ничего. Все в порядке. Лучше посоветуйте, как мне быть дальше? Вы убедили меня, что в моей комнате обитает призрак. Боже, какая глупость...
  - Но Вы мне верите, - Луиза взяла меня за руку и заглянула в глаза, - Только Вам решать, как поступить.
  Я тонул в синих озерах ее глаз и уже знал, что не смогу ее подвести.
  Приближения ночи я ждал с опаской. Полностью одетый, с раздвинутыми шторами и зажженной лампой. Сон не шел, и я, сидя на краю кровати, читал какой-то бестолковый романчик, даже не понимая, о чем он.
  Около четырех часов я почувствовал беспокойство. Его источник чудился мне в самом темном углу комнаты. Я собрал всю смелость в кулак и с лампой направился туда. Но, не сделав и пары шагов, замер в нерешительности. Лампа мигнула и погасла, оставив меня в темноте. Стало жарко и неуютно. Тьма в углу словно бы зашевелилась, как проснувшийся пес. Лампа внезапно ожила и вырвалась из рук. Гостиничный номер, еще недавно тихий и спокойный, превратился в ад. Стаканы, полотенца, журналы и все мои вещи беспорядочно летали в воздухе. Я пребывал в полнейшей панике. Пол качнулся под ногами, и я, потеряв равновесие, упал на что-то мокрое. Пальцы нащупали смятые простыни, влажные от крови. Тут я впервые услышал отдельные, едва различимые слова, произносимые призраком:
  - Пожалуйста... Прошу...
  Я как наяву увидел несчастную девушку, лежащую на белых простынях, и руку с занесенными над ней кинжалом. Сердце сжалось от жалости.
  - Валентина, - позвал я.
  Плач усилился. Он словно держал меня за горло. Я задыхался от него.
  - Валентина, - слова давались с трудом, - Я друг Луизы...
  - Луиза?
  На меня накатила волна жара, приковывая к кровавому ложу. Сердце бешено билось в тисках страха.
  - Джон! Открой, Джон!
  По ту сторону двери кричала Луиза, отчаянно барабаня по ней маленькими кулачками.
  Я почувствовал облегчение и ужас одновременно. Дверь беззвучно открылась, впуская Луизу. Девушка увидела меня и испуганно вскрикнула. За ее спиной я разглядел смутные очертания человеческой фигуры. Память услужливо подбросила образ Лео Гранта, мертвого капитана "Каллисто", и я застонал, как от боли.
  В тот момент, как призрак Валентины стал полностью видим, собственное тело отказалось слушаться меня. Я провалился в темноту забытья, и по сей день не могу себе простить этой слабости. События тех дней навсегда отпечатались в моей памяти. И Луиза, милая Луиза, которая оказалась столь же смела, как и красива. В то время, как я спасался в беспамятстве, она нашла в себе силы спустя долгих три года пройти сквозь запретную дверь и лицом к лицу встретиться с погибшей сестрой. Валентина долго искала этой встречи, желая раскрыть тайну своей смерти.
  По прошествии времени, до меня дошла весть о том, что виновник трагедии разоблачен. Им оказался, как это ни ужасно, убитый притворным горем муж бедняжки Валентины, Эдуард Галлаген. Подкупив и запугав слуг, он обеспечил себе алиби и разделался с супругой. Больно осознавать это, но причина проста и банальна - наследство. Я был искренне поражен глубиной его коварства, а также, в большей степени, тем, что преступление не было раскрыто вовремя. Однако, я не детектив, и единственное, что для меня важно, что справедливость восторжествовала, и душа несчастной девушки нашла покой.
  Луиза писала мне несколько раз, но она отдала свое сердце другому, и я рад, что с моей помощью кошмар в ее жизни закончился. Но закончился ли он в моей? Время покажет.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"