Дубинина Мария Александровна: другие произведения.

Трое в дождливую ночь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ-сюрприз для Ирины Фельдман. Доктор Найтингейл вновь искушает судьбу, попав в очередную историю с привидениями. На сей раз он будет лишь свидетелем загадочных и страшных событий, главным героем которых станет его новый знакомый из Дублина.

  
Трое в дождливую ночь.
  
  

Дружеский кроссовер, автор заранее извиняется за несовпадение характеров.

  
  Эта запись никогда не должна была появиться в моем дневнике, ибо я неоднократно клялся себе, что не выйду за порог в ночь мертвых, когда силы Тьмы не земле обретают мощь, побороть которую не в человеческих силах. И в некотором роде я исполнил свое обещание, ибо канун Дня Всех Святых застал меня не в дороге, а в стенах придорожной гостиницы, коих я не планировал покидать до самого рассвета. Однако случай свел под одной крышей людей столь необыкновенных, каждый из которых был достоин отдельной истории, что у вашего покорного слуги не осталось иного выбора, как подчиниться его воле.
  Итак, как я уже упоминал, последний день уходящего октября настиг меня в трех милях от Форест-оф-дин в графстве Глостершир. Так далеко от Лондона я оказался, следуя из Глостера, где гостил у кузена Вильяма, славящегося своим гостеприимством и шумными празднествами, отказаться от участия в которых еще никому прежде не удавалось. Потому-то я и был вынужден отправиться в путь позднее намеченного срока на целых три дня.
  Погода стояла преотвратная, дилижанс высадил меня посреди тыквенного поля, недвусмысленно намекающего на приближающееся темное время. Благо небеса не отвернулись от меня в тот день, послав дешевый постоялый двор, имевший, к слову вид весьма и весьма примечательный. Перешагивая через спелые оранжевые плоды, я пересек бахчу, и взгляду моему открылось деревянное двухэтажное строение, крытое черепицей, заставшей еще короля Георга*, по бокам же возвышались башенки с остроконечными пиками, увенчанными опасно скрипящими флюгерами. И нет ничего удивительного в том, что доставшаяся мне клетушка располагалась именно в одной из таких башенок.
  На этом, с вашего позволения, я бы закончил утомительное и скучное предисловие, ибо с первого шага через порог сего славного заведения я ощутил, как сгущаются тучи над моей многострадальной головой. Однако повторюсь, я не видел для себя иного пути.
  
  Атмосфера праздника сквозила в броском аляповатом убранстве обеденного зала, куда я зашел сразу же, как посетил отведенную мне для ночлега комнату под самой крышей, вид из окна которой мог напугать человека более впечатлительного, нежели я. Впрочем, пустырь с одиноким засохшим деревом радовал меня куда сильнее общественного нужника, любоваться коим мне приходилось в прошлом моем временном прибежище. Одним словом, я был доволен всем за исключением, пожалуй, уже упомянутых мною украшений, призванных лишний раз напомнить о приближении Самайна. Я же и без того не мог выкинуть его из головы, так что расставленные тут и там фигурки ведьм, букетики сухой травы и желто-красных листьев, а также неизменный атрибут Хэллоуина - ярко-рыжие тыквы с вырезанными на них устрашающими рожами лишь вызывали у меня приступы мигрени.
  Я хмуро оглядел полупустой зал, и взгляд мой сам собой зацепился за одиноко сидящего в дальнем углу молодого мужчину. В отличие от остальных, на его привлекательном немного уставшем лице читалась скука и плохо скрываемое неодобрение. Явно проездом, как и я, одет в удлиненный черный пиджак, ладно сидящий на узких плечах, на шее - шелковый платок в цвет глаз. Последнюю деталь я отметил про себя, подойдя ближе. Словно почувствовав мой интерес, мужчина поднял голову и вежливо кивнул. Сложно сказать, что двигало мной в тот момент, но с тех пор у меня не было причин пожалеть о своем поступке. Я испросил разрешения и присел напротив.
  - Сегодня на ужин куриные ножки с тыквенным пюре, - без предисловий сообщил мне незнакомец доверительным тоном. - Хоть какая-то польза от этих мерзких рож.
  Я едва подавил одобрительную улыбку:
  - Не настроены на праздник?
  - Праздник? - в голосе его прорезались характерные ирландские нотки. - Только если вы, сэр, мертвец, в чем я сильно сомневаюсь.
  Я все-таки улыбнулся:
  - Можете мне поверить, я совершенно точно жив!
  Мужчина внезапно посерьезнел, так внимательно вглядевшись в мои глаза, что, казалось, читает самые мои сокровенные мысли. Я же не смел отвести взгляда.
  - Куан Батлер. Доктор медицины.
  Я пожал протянутую руку, ощущая, как напряжение между нами стремительно развеивается, и в свою очередь представился:
  - Джон Найтингейл, так же, как и вы, доктор.
  Приятное совпадение позабавило обоих, и скоро мы с доктором Батлером отыскали тысячу и одну тему для обсуждения. Выяснилось, что он возвращается в Дублин из Лондона, тогда как мой путь лежал в противоположно направлении, что, впрочем, никак не помешало нам едва ли не в одночасье стать хорошими друзьями.
  - Вы видели в холле девушку в белом платье? - вдруг перебил меня Куан. Я честно попытался припомнить, однако же не сумел.
  - Нет, постояльцев мало и девушек среди них точно нет, - вернулся я к остывающему ужину, но не донес до рта и одной ложки. На душе стало неспокойно, точно грудь сжали в тиски. И будто бы смолкли все звуки, и тишина эта сдавила голову стальным обручем. Я вспомнил странные взгляды доктора Батлера, изредка обращаемые им куда-то за мое плечо, а затем - такой же обеспокоенный - в сторону пустого холла, и мне сделалось не по себе. Липкий страх проник в сердце.
  Отнестись я тогда серьезно к своим ощущениям, кто знает, удалось бы избежать того кошмара, что всех нас ожидал? Или, быть может, то было предрешено заранее? Уже не в первый раз в своей жизни я задавался подобным вопросом и всякий раз не находил верного ответа. Так было и в ту ночь.
  - Не обращайте внимания, - невпопад бросил Куан и поднялся, громыхнув стулом, так и не притронувшись к так расхваливаемым им же самим куриным ножкам. - Прошу меня простить.
   Это пугало меня. Предчувствие мрачной тайны, столь развитое во мне благодаря или же, что ближе к истине, по вине мистической связи с капитаном 'Летучего Голландца', охватило все мое существо. Шаги доктора Батлера давно стихли, однако я, повинуясь чутью и простому человеческому любопытству, все же последовал за ним. Замявшись возле лестницы, я ненароком столкнулся с субтильным юношей, показавшимся мне ужасно растерянным и смущенным.
  - Простите, - обратился он ко мне с жутким французским акцентом, от которого свело бы зубы у любого добропорядочного англичанина. - Как мне найти комнату номер двенадцать?
  Как известно, на Туманном Альбионе настолько верили в привидений, что избегали цифры 13 как огня, так что апартаментов с этим номером не водилось даже в такой захудалой гостинице, как та, где нам всем пришлось остановиться. Я объяснил, как пройти в одну из двух башен, ту, что была расположена против моей. Внимательно выслушав, юноша поднял с пола свой кожаный саквояж и, поблагодарив, удалился. Вид его, бледный и печальный, ясно говорил мне о болезни, однако же, боюсь, не столько телесной, сколько духовной.
  След доктора Батлера успел остыть, и под первые раскаты пока еще далекой октябрьской грозы я поднялся к себе.
  Та ночь была ужасной, страшной. Очень злой. Я лежал на узкой койке и наблюдал в окно за диким разгулом стихии. Ураганный ветер швырял в стекло пригоршни ледяного дождя и подхваченные с земли палые листья. Черепица прямо над моей головой надрывно стонала в такт скрипу сухих деревьев во дворе. Отблески зигзагообразных молний играли на некогда белом потолке, рисуя в моем разгоряченном воображении пугающие картины - разинутый в смертоносном крике беззубый рот старухи-баньши, развевающиеся волосы хохочущих ведьм, скрюченные пальцы танцующих скелетов. В глухих ударах грома мне чудился смех зловещего исполина, притаившегося в косых струях дождя. Гроза, как Дикая Охота, поджидала своих жертв.
  Но вдруг в какофонию звуков вторгся новый и сразу же выбился из этой симфонии ужаса. Скрипнула половица в коридоре, и я поспешно вскочил, натянул штаны поверх ночной сорочки, путаясь в темноте, прерываемой лишь редкими ослепительными вспышками, и вышел за дверь. Темнота окутала меня со всех сторон, дезориентированный, я сделал несколько пробных несмелых шагов, и был вынужден вернуться в комнату за свечой. Уверен, что найдутся такие читатели, что непременно воскликнут - ведь он уже бывал в переделках и похуже, так зачем снова лезет на рожон? Какой глупец! И я соглашусь с ними, ибо мной двигал не холодный рассудок, а та слепая жажда приключений, что охватывала меня всякий раз, стоило лишь на горизонте мелькнуть чему-то необычному, выпадающему за рамки реальности. Я нашел сил признаться себе в этом и потому стал сильнее.
  Винтовая лестница, старая и скрипучая, вела на второй этаж, где света было чуть больше, но все же я едва мог разглядеть то, что творилось в противоположном конце коридора, и все же был уверен, что заметил ускользающую тень. Она точно в задумчивости задержалась на повороте и исчезла. Свеча дрогнула в моей руке, однако я продолжил погоню и спустился на первый этаж.
  Здесь шум дождя и гулкие раскаты грома слышались сильнее, и мной на миг овладел суеверный страх перед мощью природы. Как грозна и жестока была она в эту ночь! Ослепительная вспышка озарила холл чистейшим белым светом, в котором, как на фотопластинке, мой взор запечатлел мельчайшую деталь, каждый предмет, каждую тень. Я стоял у подножия лестницы, когда все вкруг вновь погрузилось во мрак, и, сделав шаг, ощутил, как немеет затылок от пронзающего его чужого взгляда. Липкие скользкие пальцы ужаса пробежались по моей спине, огонек свечи дрогнул и едва не погас. Звуки отошли на задний план, оставляя меня один на один с раздраженным шипением колышущегося пламени. И вот снова те шаги, что привели меня сюда.
  Не медля более ни секунды, я направился туда, куда звала меня интуиция, и в углу у дальней стены обнаружил зеркало. Старое, мутное, пыльное, в помпезной, но давно не чищенной медной раме, оно смотрело на меня гладкой матовой чернотой. В детстве старшая сестра пугала нас с Ханной, рассказывая жуткие истории о зазеркалье, о том, какие страшные существ живут там, за серебряной поверхностью зеркала, и если долго смотреть в него ночью, то они утащат тебя с собой. Глупо, но даже спустя почти двадцать лет я проходил мимо, опасаясь заглядывать в глаза своему отражению после захода солнца. Ведь приглядевшись как следует, непременно увидишь. Нет, не монстров. Себя другого. И иногда это бывает куда страшнее.
  Я с замиранием сердца понес свечу ближе, выхватывая из мрака отражение своего встревоженного лица. Пальцы против воли осторожно коснулись гладкой поверхности, и в тот же миг волосы поднялись у меня на голове. Из глубины зеркала на меня смотрело уже совсем не мое лицо.
  С криком отбросив от себя свечу, я развернулся, чтобы убежать, но чьи-то руки удержали меня за плечи.
  - Не кричите, ради Бога! - меня чуть встряхнуло, затем отпустило, и в темноте чиркнула спичка. В слабом, быстро померкнувшем огоньке, я увидел знакомое лицо доктора Куана Батлера. Мужчина хмурился - большего я заметить не успел.
  - О, это вы, Куан! - я не сумел скрыть почти неприличной радости от встречи с ним. - Какое счастье, это всего лишь вы!
  Испуг понемногу испарялся, однако доктор, насколько я мог судить по дрожащему от волнения голосу, не спешил с улыбкой поздравлять меня с Днем Всех Святых. Это означало лишь то, что...
  - Теперь-то вы ее видели? - коротко спросил Куан. Я кивнул:
  - Всего мгновение, - и тут же спохватился. - Не уверен, что понял вас...
  - Прекрасно поняли, Джон, - доктор Батлер снова чиркнул спичкой. - И подтвердили мои худшие опасения. Однако пока я не вижу того, о чем она меня предупреждала.
  Тут я рискнул задать главный вопрос:
  - Кто - она? Женщина, о которой вы спрашивали во время ужина?
  Удар грома заглушил мои последние слова, они потонули в раскатистом басе стихии, и все же Куан меня услышал. Спичка погасла, и вспомнил про отброшенную мною свечу.
  - О да, свеча была бы кстати, - легко улыбнулся мужчина. - И вы правы. Но прежде, чем ответить на все ваши вопрос, спрошу сам. Вы верите в призраков, доктор Найтингейл?
  Я не мог произнести ни звука. В полной темноте, в пустом холле, наедине с этим странным, удивительным человеком, я чувствовал всем своим существом, что не смогу солгать. Я делал это множество раз, смеялся над чужими историями, ставил под сомнение свидетельства 'очевидцев', разоблачал шарлатанов, и все ради того, чтобы скрыть самую главную правду:
  - Я совершенно уверен в их существовании, едва ли не больше, чем в своем собственном. А вы?
  Куан отвлекся на секунду, зажигая найденную свечу. Пляшущий огонек отбросил на его лицо мрачную тень.
  - Я не верю в привидения, Джон. Я их вижу.
  Зловещее откровение застало меня врасплох. Опасаясь, что ослышался, я не спешил высказываться, однако Куан и не ждал этого. Протянул мне руку, не отводя пристального взгляда с моего растерянного, смею полагать, лица. В глазах его читался немой вопрос, ответить на который я мог так же без слов, просто вложив в протянутую руку свою ладонь, взмокшую от свалившихся на мою голову потрясений. Доктор задул единственный источник света и уверенно повел меня куда-то в чернильный мрак, являвший собой, насколько я помнил, хозяйственную часть этажа с кухней, кладовками и комнатушками обслуги. Там же, очевидно, был и ход во двор. Внезапно Батлер остановился и приложил палец к губам, о чем я мог судить лишь по издаваемому моим таинственным провожатым тихому предостерегающему шипению. Увлекаемый в сторону его твердой рукой, я прижался к стене и очутился вместе с Куаном в узкой нише. Я хотел спросить, отчего нам прятаться, коль в такой тьме не увидеть даже собственных ботинок, но был вознагражден за терпение громким скрипом, донесшимся с той стороны, откуда мы только что появились. Сердце мое подпрыгнуло к горлу, и я сильнее вжался спиной в шершавую стену. Жалобно всхлипнула еще одна прогнившая доска, и я запозданием сообразил, что под шагами существа инфернального такое едва бы произошло.
  Наш коридорчик озарил тусклый желтый свет. Идущий сюда человек держал свечу на уровне груди и бережно прикрывал трепещущий огонек ладонью. Точно сомнамбула, прошел он мимо, даже не повернув головы, иначе бы непременно заметил двух притаившихся джентльменов, один из которых, к слову, щеголял вовсе не джентельменской ночной рубашкой, кое-как заправленной в брюки. Но всего этого он не увидел, удаляясь все дальше, пока громкий стук двери не оповестил нас о том, что мы вновь остались вдвоем.
  - И что же дальше? - шепотом поинтересовался я. Страх медленно уступал место горячему любопытству, и интригующая молчаливость моего нового знакомого лишь подстегивала мой интерес. В глубине души я понимал, что поступаю неправильно. Ночь Мертвых - не время для мальчишеских забав и приключений. И все же ответа доктора Батлера я ждал, затаив дыхание.
  - Идемте за ним, - в темноте я не видел его лица, но живо себе его представлял, несмотря на наше столько короткое знакомство. - Поверьте мне, Джон, этот несчастный в смертельной опасности. Любое промедление с нашей стороны способно погубить невинную душу. Вы готовы рискнуть и разделить это бремя со мной?
  Я, не задумываясь, согласился:
  - Разумеется! Но вы ведь позже все объясните?
  - Непременно. А теперь идемте же.
  Шум дождя за дверью оглушил меня. Гром небесный обрушился на мою голову, ледяная волна в одночасье промочила меня насквозь, и, даже если бы мокрые волосы не прилипли ко лбу, закрывая глаза, я ничего не видел сквозь сплошную стену ливня. Шуршание его, изредка нарушаемое басовитыми раскатами, слилось для меня в единый звук, отрезавший меня от мира живых. Холод уже заполз ледяными пальцами под рубашку, и ледяные иголочки покалывали покрывшуюся мурашками кожу. Я не смел сделать и шагу.
  - Вон они! - раздалось совсем рядом. - Вижу их!
  Признаться, я едва поборол постыдное желание развернуться и скрыться под крышей, и все двинулся на голос и скоро, попривыкнув к оглушающей дроби капель и сверкающим в небесах зарницам, я действительно заметил поодаль, под тем самым засохшим деревом, чья зловещая тень так привлекла мое внимание накануне, силуэты двух людей. К ним со всех ног спешил доктор Батлер. Скользя по раскисшей грязи, я устремился за ним.
  О, сколь слеп я был и как прискорбно мало почерпнул из тех уроков, что преподавал мне судьба! Разве готов я был к тому, что увижу? Разве мог предположить, какой ужас предстанет моему изумленному взору? И сам себе честно отвечаю - мог. Однако же пренебрег интуицией и потому душу мою обуял жуткий страх, когда я увидел висящее тело юноши. Я узнал его.
  - Стойте, - Куан перехватил меня и заставил остановиться. Повинуясь его жесту, я замер и вовремя.
  Юноша был жив. Его пустой равнодушный взгляд пугал, но в нем теплилась жизнь, и это было главным. Однако тело его ничего не удерживало, и оно вопреки всем законам природы, парило в воздухе дюймах в десяти от земли. И еще невероятнее был тот факт, что земля под ним была абсолютно сухой!
  И в ту секунду из-за дерева вышла девушка в черном траурном платье. Лицо ее, до половины скрытое под длинной вуалью, было белее мела, тонкие губы скорбно поджаты, и цвет их, голубовато-синий, навевал нехорошие мысли. Призрак - а сквозь нее видна была рябь далекого дождя - приблизилась к юноше и, встав позади, распростерла тонкие руки, обнимая его, не касаясь. Жуткая мистерия так завладела моим вниманием, что шум для меня стих, и мир погрузился в вязкую тягучую тишину.
  - Смотрите, смотрите же! - возбужденно зашептал доктор Батлер. - Вы же видите ее.
  - Она ужасна... - прошептал я в ответ, пораженный. Каждый нерв моего тела был напряжен, точно через меня разом прошли все молнии, что сверкали над нами. - Почему мы не подойдем ближе? Нужно что-то предпринять.
  Куан опустил глаза, а когда вновь поднял их, в них светилась неведомая мне сила, столкнуться с которой мне бы не хотелось.
  - В вас есть необходимая мне отвага, Джон. Мне жаль, что знакомство наше произошло в таких обстоятельствах, однако же, будем верить, что оба встретим это утро за чашкой чая.
  С такими словами он решительно направился вперед и быстро взбежал на пригорок. Мне почудилось свечение за его правым плечом, и тут события стали развиваться так быстро, что ваш покорный слуга совершеннейшим образом потерялся на их фоне.
  Когда фигура Батлера заслонила собой жуткую даму, я взмолился небесам, чего давненько за мной не водилось, и словно в ответ на мои путанные строки Куан исчез в ослепительно-белой вспышке. Холмик заволокло туманом, и я не выдержал. Замерзшие ноги едва слушались меня, но я поднялся, вступив на островок относительной тишины, тяжелым покрывалом легшей мне на плечи.
  - Куан! - позвал я громко. - Где вы?
  Туман расступился, и я оказался один на один с призраком в черном. Бескровные губы его дрогнули, и сердце мое сжалось от резкой боли, горло сдавило, и в тот же миг сияющая тень упала сверху. Я отшатнулся и услышал стон. Две стороны - черное и белое - сплелись в извечной борьбе, и я склонился над юношей, тем самым, что едва говорил по-английски и не мог отыскать своей комнаты. Он тихо стонал, царапая рыхлую землю ногтями. Вот оно, дело, в котором я был силен. Проведя быстрый врачебный осмотр, я убедился, что внешних повреждений нет, и уволок тело подальше, но склон вдруг поплыл, и оба мы скатились вниз, под дождь. Холм окончательно скрылся с глаз, охваченный черно-белым огнем. В нем метались искрящиеся молнии и искры, так что больно было смотреть. Я отвернулся, занявшись раненым, но тут внезапно осознал, что так и не нашел Куана.
  Нужно было вернуться в сверкающий ад.
  Мне вовсе не хочется вспоминать подробности тех нескольких минут, что я пребывал в дьявольском водовороте, скажу лишь, что чувствовал себя щепкой, утягиваемой на дно холодным течением. С усилием продираясь сквозь ставший невыносимо плотным и колючим воздух, я видел мельком две девичьи фигурки, замершие друг подле друга, как тьма и свет. Я нашел доктора лежащим ничком в жидкой грязи. Едва я оттащил его вниз, на безопасное расстояние, как светопреставление завершилось. Холм был тих и пуст, а от дерева остался обгорелый пень. Дождь прекратился, и далекий раскат грома известил нас о том, что гроза миновала.
  
  Дальнейшее я узнал утром со слов самого доктора Батлера.
  Сам я пришел в себя к обеду в своей постели, заботливо укрытый одеялом и теплым клетчатым пледом. На мне была сухая одежда, из чего я сделал вывод, что в гостинице нас хватились и о моих товарищах по несчастью позаботились. Однако мысль о том, что придется давать объяснения, вновь повергала меня в уныние. Я выбрался из-под одеяла и, наскоро одевшись и приведя себя в порядок, отправился вниз, на поиски доктора Батлера.
  Куан все еще был в постели, бледный и осунувшийся, но, по счастью, живой и вроде бы невредимый. На стуле подле него сидел тот самый спасенный нами юноша.
  - Это вы! - экспрессивно воскликнул он, поднимаясь мне навстречу. - Чрезвычайно счастлив видеть вас в добром здравии. Мое имя Роберт Сандерс.
  Я пожал протянутую руку. Молодой человек улыбался, и все же в его движениях и беспокойном взгляде мне чудился глубоко затаенный страх, причина которого имела более давние корни, нежели вчерашнее происшествие. Тут кстати пошевелился наш пострадавший.
  - Джон? Вы в порядке? - сразу же поинтересовался он, хотя сам едва только открыл глаза.
  Я заверил его в своем полном благополучии и потребовал немедленного ответа.
  - Что ж, я скажу вам, раз уж обещал.
  И он поведал нам то, что я пишу в своем дневнике с тем же трепетом, что и слушал тогда.
  - Я упоминал уже, что мой дар - проклятие, если хотите - видеть души мертвых и говорить с ними. Ее я увидел в первый же день. Прекрасная и печальная, она следила за мной из зеркала в холле, когда я вошел, позже я наблюдал ее грустное лицо в отражениях по всему дому. Она молила о помощи, чтобы предупредить беду. И чтобы не повторять одно и то же дважды, я пригласил сюда кое-кого.
  В комнату вошла пожилая пара, хозяин и хозяйка гостиницы. Они настороженно покосились на нас с Робертом и остались стоять в дверях, точно готовясь в любой момент сбежать.
  - У наших почтенных хозяев, - издалека начал Батлер, - было две очаровательных дочери-близняшки. Ада и Диана. И так случилось, что девушки полюбили одного мужчину, и он стал причиной смертельной ссоры. Смертельной в прямом смысле этого слова. Родители решили выдать замуж Аду, и острыми ножницами одна сестра убила другую на том самом месте, в холле перед старинным зеркалом. Вы, - Куан слабой рукой указал на замерших хозяев, - спрятали тело Ады и помогли Диане избежать наказания. Но грех подтачивал убийцу изнутри. Как бы вы не прятали ее от правосудия, кара пришла, откуда не ждали. Диана приняла предложение руки и сердца, но жених в приступе пьяного гнева задушил девушку, а, сообразив, что натворил, подвесил ее на сук сухого дерева на холме за внутренним двором. Все было именно так? Я прав?
  Женщина, не выдержав, громко разрыдалась, бухнувшись на колени. Ее муж сердито двигал кустистыми бровями, но молчал и смотрел в пол.
  - Одного не могу понять, - продолжил Куан. - Почему вы закопали ее под деревом? Почему не похоронили по-христиански?
  - Он не велел, - гулко ответил хозяин. - Сказал, что и нас убьет.
  Батлер внезапно рассмеялся, да так, что я вздрогнул, а потом вдруг стал абсолютно серьезен:
  - Глупые вы люди. Жизнь своим детям испортили и после смерти упокоиться не даете.
  Я рискнул вмещаться, потому как один вопрос все еще был мне не ясен:
  - Но что мы видели? Вся эта фантасмагория, что это было?
  К удивлению моему, ответил мистер Сандерс:
  - Сестры встретились благодаря доктору Батлеру. Он помог Аде выбраться из зеркального заточения и привел на холм, где ждала Диана. Ведь так?
  Батлер кивнул:
  - В общих чертах. На самом деле, Ада пошла не со мной, а с доктором Найтингейлом. В вас есть не только ум и отвага, но и еще что-то такое, что как магнитом притянуло к себе одинокую заблудшую душу. Хотел бы я знать, что это.
  Я лишь опустил глаза, прекрасно зная, что он имел в виду. Но метка призрачного капитана - тайна, которую я не намерен был раскрывать кому бы то ни было. Вместо этого я обратился к Роберту:
  - А как в этом оказались замешаны вы?
  Юноша стушевался:
  - Не знаю, совершенно не представляю, просто ночью я почувствовал зов и очнулся под утро, узнав о своих злоключениях со слов доктора Батлера.
  Отчего-то я не поверил ему, как и, смею полагать, Куан, однако оба мы предпочли не ворошить чужие секреты. За исключением одного.
  Гостиницу мы покидали вместе с Куаном, хоть и пути наши лежали в противоположных направлениях. Оставив полицию разбираться с хозяевами гостиницы, мы прошлись пешком вдоль тыквенного поля, прежде чем расстаться навсегда.
  - Вы удивительный человек, Джон, - сказал мне доктор. - Жаль, мне никогда не узнать о вас всей правды.
  - Уверен, вы немного потеряли, - слукавил я, и Батлер с улыбкой покачал головой.
  - Будете в Дублине, найдите меня. Я обещал вам чашку чая.
  Мы простились, и напоследок, уже садясь в свой дилижанс, он обернулся и крикнул:
  - И мой вам совет, следующий Самайн проводите дома!
  Я приложил ладонь к полям дорожного котелка и кивнул.
  Что ж, одно обещание я уже нарушил и остался жив. Значит, такова моя судьба, а с этим уже ничего не поделать.
  
  *Георга IV (1820-1830)
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"