Дубов Дмитрий Валерьевич: другие произведения.

Разум

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


РАЗУМ.

  
  
  

Посвящается

Году огненной собаки

И моему другу.

  
  
  
  
  
  

О, сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг,

И случай, Бог изобретатель.

(А.С.Пушкин.)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

- 1 -

   Всё чёрно-белое.
   Но что-то меняется

- 2 -

   Что-то определённо...
   Изменяется.

- 3 -

   Какие-то тюки вокруг. Всё не живое. Плохой запах. Запах не живого, но и не мёртвого. Он исходит даже от немногочисленных... (людей?) живых существ.
   Появляются цвета. Как не привычно... Оказывается, они также разнообразны, как и запахи!
   Что-то непонятное растёт и умножается. Это мысли! Откуда пришло это название?

- 4 -

   Странное ощущение: как будто падаешь, и никак не можешь упасть. Странно... Всё это очень странно.
   И при том чрезвычайно тесно!
   Плохо! Где люди? Кто сможет помочь мне?!
   S.O.S.! Помогите! Мне очень плохо! Спасите же меня!

- 5 -

   Шёл 1958-ой год. СССР уже запустил первый в мире спутник. Надо было двигаться дальше, чтобы не дать американцам обогнать Союз в освоении ближнего космоса.
   Посылать человека в неизведанное - нельзя, иначе может разразиться скандал мирового масштаба. Это недопустимо!
   Один из работников ЦУПа притащил облезлого...

- 6 -

   ...Пса...
   - Это не кобель - сучка,- сказал ему коллега,- греха не оберёшься - щенков топить.
   - Нет,- ответил приведший собаку,- Лайка послужит нашему делу.
   Любитель животных нахмурился.
   - Жаль её. Умная,- по глазам видно.
   - Иногда приходится жертвовать одной жизнью для того, чтобы миллионы жили.
   - Эх, несчастная Лайка,- сказал любитель животных, и потрепал её за ухом.- Видать судьба у тебя такая дворняжья.
   - Да не переживай ты так, она всё равно ничего не поймёт. Она же не разумна, в полном смысле этого слова.
   - Как знать...

- 7 -

   Во всё время разговора Лайка сидела возле ног приведшего её человека и переводила грустный, но озарённый робкой надеждой взгляд с него на его собеседника. Она не понимала, про что они говорят, но точно знала,- разговор идёт о ней.
   Может быть, ей дадут что-нибудь поесть? Она давно ничего не ела. Последним, что она держала в зубах, была дохлая ворона. В пасти до сих пор стоял привкус гнилого мяса и грязных, липнущих к носу перьев. Есть хотелось зверски.
   И пить.
   Наконец, два больших существа прекратили издавать свои странные звуки, в которых, казалось есть смысл, и позвали её. Она шла, понурив голову, не озираясь. Слишком большие помещения. Слишком много света.
   Она не ошиблась, ей дали поесть. При том, еда была настолько вкусна, что впору было поблагодарить собачьего бога за светлый лучик, сверкнувший вдруг в её бесконечном бродяжничестве.
   Лайка не знала, что этот год - год собаки, а потому покровительствует своим бесчисленным детям. Правда, порою его сил не хватает, чтобы противостоять произволу людей.
   Она наелась до отвала, и легла неподалёку от поставленной специально для неё миски. Никто не гонял её, никто не дразнил. Большие существа (она уже откуда-то знала, что это - люди) почему-то одинаково одетые, либо проходили мимо, либо подходили к ней, садились на корточки и трепали её за ухом.
   Неужели её жалкое существование изменится раз и навсегда? В полудрёме Лайка видела себя на месте тех выхоленных псин, которых выводили гулять на поводках, и которым она всегда завидовала.
   Так прошёл месяц, может, больше. Лайка жила вне времени, окружённая лаской, теплом и заботой.
   Но ничто не вечно...

- 8 -

   ...Под луной.
   Саша поднял голову. Желтоватый блин незримо катился по небосклону, закрывая то одну звёздочку, то другую.
   Юноша был без ума от этой бархатной ночи. Она вдохновляла его. Он обязательно напишет ей оду. Когда-нибудь.
   Саша знал, что он не от мира сего, и не потому только, что писал стихи, укрывшись ото всех пологом ночи, или имел привычку разговаривать с самим собой. А потому ещё, что не вписывался в общество. Его ничуть не трогали разговоры и мысли, суетившихся вокруг, вечно куда-то мчащихся людей. Он много читал про жизнь и нравы восемнадцатого - девятнадцатого веков и полагал, что вот там-то ему было бы самое место.
   - Ничто не вечно под луной,- повторил он. Саше нравилось, как звучит эта фраза. Будто грохнули по одной из египетских пирамид кувалдой, и она обратилась во прах.
   - Смысл! Смысл фразы, смысл жизни... Это не вещь в себе, что бы там ни утверждал старик Кант.
   Всё в тебе, человече,
   И вопрос, и ответ;
   Обними ты Лету крепче,
   И поймёшь,- нет вечных бед!-
   сымпровизировал он.
   Несмотря на некоторые шероховатости, четырёхстишье ему понравилось, что бывало не слишком часто.
   Может быть, в какой-нибудь собаке разума больше, чем в иных людях. Возможно, наши братья меньшие настолько умны, что молчат.
   Нет, такие размышления могут далеко увести.
   Саша собрался идти домой,- утро уже окрасило восточный горизонт своими первыми лучиками,- когда...

- 9 -

   ...Юноша увидел блеск падающей звезды. Он уже хотел загадать желание, однако передумал, поняв, что звезда не падает, а, наоборот, возносится в небеса.
   - Прямо Илья на огненной колеснице,- прошептал Саша.
   Все последовавшие за этим события вполне могли оказаться галлюцинацией, если бы не были реальностью.
   Саше чудилось, что тело его осталось на земле, а взгляд понёсся вслед за предметом, отправляющимся к звёздам. Он чётко видел цилиндр, увлекаемый в небо огненной струёй. Внутри - плачущая собака, обложенная всяческой абсолютно невообразимой аппаратурой.
   Собака кричала (нет, она не раскрывала пасти,- крик был мысленным):
   - S.O.S.! Помогите! Мне очень плохо! Спасите же меня!

- 10 -

   Настал день, которого все посвящённые ждали с огромным нетерпением. Впервые в космос отправляли существо, пусть не слишком близкое к человеку, но схожее по общим характеристикам.
   Лайку отвели на взлётную полосу и посадили вовнутрь...

- 11 -

   ...Странной конуры. Мир вокруг изменился. И ещё что-то менялось помимо него. Лайка поняла, что эти изменения медленно, но верно происходят внутри неё самой. Она стала различать цвета. Откуда-то из неизведанного стали приходить названия: синий, розовый, белый...
   Странная конура. И очень тесная. Ни малейшего запаха еды. Но Лайка доверяла этим до чрезвычайности странно одетым людям. Они так хорошо относились к ней. Они не могут сделать ей больно.
   В следующее мгновение стало...

- 12 -

   ...Темно. Сплошной мрак. Его разорвал красноватый свет маленькой лампочки. Снаружи раздался голос, приглушенный стенками конуры:
   - Десять... Девять... Восемь...
   Пол под лапами Лайки задрожал.
   - Семь... Шесть...- продолжал вещать механический голос.
   Вибрация усилилась. От страха Лайка пустила под себя струю.
   Этого не может быть!
   - Пять... Четыре...
   Нет!!!
   - Три... Два... Один... Пуск.
   Собаку прижало к полу, облитому её же мочой.
   Плохо. Очень плохо!
   И тут две мысли посетили Лайку. Ни одна не подходила к её нынешнему состоянию боли и страха. Первая: "Через тернии к звёздам". Вторая: Я теперь разумна. Я равна людям. Я нужна им!
   И тут же:
   Да что же это они делают со мной?! S.O.S!!!

- 13 -

   Сашино состояние вернулось в норму, если не считать мысленных вскриков собаки, находящейся в сотнях километров от него. Дворняжки, летевшей неизвестно куда.
   Юноша машинально зажал уши руками, но это ничуть не помогло. Оставалось выйти на контакт, дабы утихомирить крики внутри головы.

- 14 -

   - Не кричи, пожалуйста, я слышу тебя,- вслух сказал Саша.
   - А? Кто это? Ты - человек? Что же вы делаете со мной?!
   - Да, я - человек,- сказал юноша, обнаружив при этом, что может общаться, не раскрывая рта.- "Но я не имею никакого отношения к тем, кто отправил тебя в космос".
   "Ты не врёшь. Чувствую, что не врёшь! Тогда помоги мне!"
   "Но как? Я не знаю ни кто ты, ни как ты оказался там, где оказался. Я всего лишь нищий стихоплёт..."
   "Я не оказался, а оказалась,- поправила его Лайка,- Теперь до меня доходит, что случилось. Им просто до зарезу нужно было подопытное существо, и они выбрали меня. Как мерзко!"
   Пару минут Лайка молчала. Саша подумал, что потерял контакт с ней. Затем она сказала:
   "Но почему же меня услышал именно ты, и только ты?"
   "Я не знаю,- ответил Саша,- но помогу, чем смогу. Ты нравишься мне".
   Снова молчание.
   "Послушай, человек, сходи к этим злым людям, скажи, что меня нужно вернуть. Я же теперь разумна. Пусть исследуют меня на земле. Лишь бы мне жить. Вместе с разумом ко мне пришла боязнь умереть".
   "А когда ты была просто собакой..."
   "А когда я была просто собакой,- перебила его Лайка, поставив ударение на слове "просто",- то не задумывалась об этом. У собак нет чувства времени, так же, как понятий жизни и смерти. Помоги мне!"
   "Хорошо, я постараюсь".

- 15 -

   С первой электричкой Саша отправился в Москву, а оттуда в ЦУП, располагавшийся тогда недалеко от Щёлково-7. В продолжение всего двухчасового путешествия он общался с Лайкой. Они сблизились за это время, и теперь юноше было по-дружески больно за эту собаку, переставшую уже быть собакой. Она рассказала ему, как изменилось её мироощущение в последние часы. Оставалось загадкой, для чего судьбе понадобилось сыграть с Лайкой столь злую шутку. Однако факт оставался фактом: собака не просто стала разумной, у неё появились сверхспособности, наподобие телепатии. Саша надеялся только на то, что сможет заинтересовать этим учёных мужей из ЦУПа.
   Пока Лайка возносилась на орбиту, Саша на всех парах спешил к Центру Управления Полётами, засекреченному не хуже лаборатории физиков-ядерщиков. Он ни за что не нашёл бы Центр, если бы его не направлял новый друг.
   Всё шло гладко.
   "Поспеши! Поспеши, Саша!- мысленно говорила Лайка.- Мне уже трудно дышать. Видимо решили приспособить моё мёртвое тело для вечного кружения по орбите".
   "Не переживай, я сделаю всё, что смогу".
   Саша приблизился к забору, огораживающему ЦУП, и легко, словно кузнечик, перемахнул его.
   "Всё будет хорошо".

- 16 -

   Двое стояли на крыльце главного здания Центра Управления Полётами, курили и разговаривали.
   - Как там поживает наша подопечная?- спросил слегка заросший любитель животных.
   - По крайней мере, от стартовых перегрузок она не сдохла,- резюмировал его коллега.
   - Надо было оставить ей что-нибудь поесть.
   - Бесполезно, в этом модуле не предусмотрено очищение воздуха.
   - Я знаю. Мы сейчас как раз работаем над этой проблемой.
   - Вот именно. Так что рано, или поздно, ей всё равно - кирдык.
   - Жалко.
   - Да чего её жалеть-то, тварь неразумную?
   - Как знать...
   - Вот ты всё: "как знать", да "как знать", а между тем наша советская наука шагнула далеко вперёд!
   - Мне иногда кажется, что она не шагает, а прямо-таки бежит...
   - Кстати, насчёт: "бежит": что это за человек несётся к нам?
   - Не знаю. Он что-то кричит... Не могу разобрать...
   - А-а! - Вон и охрана. Очередной безумец. Ладно, пойдём работать.
   - Да, пойдём.

- 17 -

   Саша удачно обогнул все посты охраны. Он был на взводе. Лайке совсем приплохело - сказывался недостаток кислорода - нужно спешить.
   Тут юноша увидел двоих работников Центра, и нервы его сдали. Вместо того чтобы подойти к ним и объяснить, что за ошибку они допустили, он принялся размахивать руками и кричать: "Верните Лайку, она разумная!"- чем естественно привлёк внимание не только сотрудников, куривших на крыльце, но и охранников. Причём, охранников в значительно большей степени.
   Он не успел добежать до крыльца. Его схватили и уложили на газон. Саша глядел вслед работникам ЦУПа со слезами, подрагивающими в уголках глаз, и горечью в душе. Затем в его поле зрения попало бездонное дуло пистолета.
   - Ребят! Отпустите! Я должен передать что-то важное!
   Охранники хранили гробовое молчание. Им строго-настрого запрещалось разговаривать с нарушителями. Ещё бы: ЦУП - самый важный и засекреченный объект во всём Союзе! Если уж влез туда без спроса,- не жди ничего хорошего.

- 18 -

   Начальник безопасности ЦУПа сидел за своим громоздким столом красного дерева и пил натуральный бразильский кофе.
   В дверь постучали.
   - Входите.
   Вошли трое из его подчинённых, ведя в своём окружении бедно, но аккуратно одетого юношу.
   - Вот, нарушителя поймали,- сказал старший охранник.
   - Оставьте,- сказал начбез.
   Прежде, чем начать разговор, он пристально оглядел молодого нарушителя. Лицо красивое, но чего-то не хватает. Может, волевого подбородка? - Да. Сухощавый, сутулый, во взгляде горечь и "неземная тоска", как выразились бы здешние работники.
   - Давайте знакомиться,- сказал начбез.- Меня зовут Михаил Юрьевич. Я отвечаю за порядок на этом объекте.
   - Саша,- сказал паренёк.
   В начбезе окрепла уверенность, что молодой человек, стоящий сейчас перед ним, не только не похож на шпиона, но и на систематического нарушителя не тянет. Уж Михаил Юрьевич умел разбираться в людях. Тогда что? Может, сумасшедший? Или просто чудак?
   - Чем занимаетесь?- спросил начбез.
   Саша сделал круглые глаза и ответил:
   - Стихи пишу.
   "Действительно шизик,- подумал про себя начбез,- тем проще,- пусть другие с ним разбираются. Те, по чьей части скудные разумом".
   - С какой целью проникли на секретный объект?
   - О, это очень важно! Сегодня ранним утром на орбиту отправили собаку, а она оказалась разумной! Ей очень плохо! Её необходимо вернуть!.. Для этого я и здесь. Нужно предупредить...
   Михаил Юрьевич прятал улыбку в роскошных усах.
   - Я ничего об этом не знаю. Знаю только, что Вы, Саша, не по нашей части. Так что,- прощайте,- с этими словами он нажал скрытую кнопку.
   В комнату вошли те же трое охранников, что и привели Сашу сюда.
   - Не наш,- бросил начбез,- сдавайте фискалам.
   Юноше сковали руки за спиной и вывели вон. Старший охранник остался получить распоряжения.
   - Не адекватен,- сказал начбез, глядя в окно на скрючившегося нарушителя.- По-моему, он того,- последовал выразительный жест пальцем у виска.
   - Ясно,- сказал старший охранник и вышел.

- 19 -

   "Я чувствую, как тебе больно. Кажется, что я задыхаюсь вместе с тобой. Я тоже чувствую голод. Наверно у нас с тобой не просто телепатическая связь, но какая-то иная, более глубокая что ли.
   Теперь я вижу, что ничем не могу помочь тебе, но когда умрёшь ты, тогда прекратится и моя жизнь. Ты слышишь?- Наши сердца бьются в унисон; и у обоих учащённое дыхание.
   Я прошу тебя: не бойся. Я с тобой. Пусть эта мысль утешит тебя, милая моя Лайка. Не все люди настолько жестокосердны. Среди них есть и отзывчивые. Просто нам с тобой не повезло".
   Так Саша говорил Лайке, а она отвечала ему:
   "Знаю. Знаю, что не виноват... Прощаю всех... Задыхаюсь... Хоть бы пару глотков воздуха перед смертью".
   Затишье.
   "Я знаю мысли... всех людей. Я вижу будущее... но какой от этого толк?.. Больше не могу говорить... прощай...
   НЕ-Е-ЕТ!!!"

- 20 -

   Какие камеры в "Лефортово"? Да такие же, как и везде: тёмные и смрадные.
   "Клещ" отмечал своё двадцатилетие. С самогоном,- всё, как положено.
   Заскрежетал замок.
   - Шухер, тормоза!- крикнул кто-то из арестантов.
   "Шмон, или нет?- думал "Клещ", всматриваясь в открывающуюся дверь.- Если шмон, то днюха отменяется,- от "мусоров" самогонку не спрячешь. У них, алкашей, нюх на это дело".
   Но нет, в камеру втолкнули новенького. "Ботаник,- определил "Клещ",- значит - политический".
   - За что тебя?- спросил он у новичка.
   - Забрался на территорию ЦУПа...
   - Куда?!!!
   - На территорию ЦУПа.
   - Зачем?!
   Саша принялся рассказывать о том, что приключилось с ним за этот долгий день. Чем дальше он продвигался в своём повествовании, тем более дружный хохот прерывал его, чуть ли не на каждом предложении.
   - По-моему, тебя скоро переведут отсюда,- улыбаясь, резюмировал "Клещ".
   - Почему?- Удивился Саша.
   - Да потому, что всё это - бред сивой кобылы!
   - Вы думаете, что я - сумасшедший?
   - Да, дружок. Ты тяжело болен. Тебе нужна специализированная помощь.
   - Потому, что херню порешь,- вставил кто-то и заржал.
   - На, глотни,- "Клещ" протянул Саше кружку с самогоном,- и падай отдыхать; утро вечера мудренее.
   Саша лёг на нары, и тут же...

- 21 -

   ...уснул.
   Ему снилась умирающая Лайка. Она лежала на мокром полу в нещадной тесноте и задыхалась. У неё дёргались лапы, а по телу то и дело пробегала крупная дрожь. Зрачки двигались из стороны в сторону под опущенными ресницами, из-под которых выкатывались слёзы.
   Нечеловеческие слёзы, но из-за человека.
   Дыхание стало прерывистым с грудными хрипами.
   Лайка умирала.
   Умирала, унося с собой такие знания, ради которых многие люди, не задумываясь, отдали бы жизнь. Умирала, и никто её не оплакивал, кроме Саши (даже тот заросший любитель животных уже забыл о ней). Умирала и боялась смерти, потому что знала о ней.

- 22 -

   "Клещ" решил пока не пить. Мало ли, что может выкинуть этот новенький. Он же явно не в себе! Хорошо, что он до сей поры вёл себя спокойно: лёг и уснул.
   Неприятности начались спустя час, или полтора. Сперва, по телу новичка пробежала крупная дрожь. Затем он стал дёргать руками и ногами, как собака во сне.
   "Он ещё и припадочный",- подумал "Клещ", поднося к губам кружку, до половины наполненную самогоном.
   Внезапно своды камеры огласились истошным:
   - НЕ-Е-ЕТ!!!
   Кричал новичок. Кричал, продолжая спать.
   - У него приступ!- заорал "Клещ", едва не поперхнувшись алкоголем.- Долбите в тормоза! Зовите "лепилу"!
   К "Клещу" подошёл старик.
   - Чего это он?
   - Да у него заскок на какой-то псине, улетевшей в космос. Переживает, видать.
   - Да, дела,- сказал старик и на всякий случай отошёл подальше от новенького.

- 23 -

   Врача пришлось ждать полчаса. Открылась дверь, и он вошёл внутрь.
   - Что тут у вас?
   - Новенькому плохо.
   - Что с ним?
   - Да подойди и посмотри! Я-то почём знаю?! Кто из нас доктор-то?!
   Врач подошёл.
   - Пульс слабый, аритмия, учащённое прерывистое дыхание. Приступ на лицо.
   - Если ты ему сейчас не поможешь, то приступ будет у тебя на лице,- огрызнулся "Клещ".
   - Полноте,- сказал врач, сверкнув глазами из-под очков.- Двое! Ведите его ко мне! Потом в лазарет!
   Вновь прибывшего разбудили. Его глаза налились кровью, а лицо белизной могло поспорить с мелом.
   - Я умру вместе с ней,- еле слышно проговорил он,- оставьте меня в покое.
   - Иди, дурень, тебе помогут,- оскалился "Клещ".

- 24 -

   Саша кое-как поднялся и дал взять себя под руки. В его мозгу крутилась бесформенная фраза: зачем-нужна-жизнь-без-разума-и-зачем-нужен-разум-без-жизни. И по новой.
   Его успели довести до двери из камеры, когда он прошептал:
   - Вот и всё. Она умерла.
   И тут же рухнул кулем на пол. Тело несколько раз вздрогнуло и затихло.
   "Клещ" стоял над ним, борясь с комком в горле. Никогда в жизни он не видел смерть так близко. Притом, смерть, вызванную видениями сознания.
   - Доброго пути,- сказал он. Затем на ум пришла другая фраза, и "Клещ" добавил:- Через тернии к звёздам.

- 25 -

   Врач зафиксировал смерть от сердечного приступа. Тело Саши похоронили тут же. Тело Лайки сгорело в плотных слоях атмосферы вместе с модулем, ставшим для неё последним пристанищем.
  
   Разум загорелся... и угас.
  
  
  
  
  
   P.S.
  

Автор просит извинить за неточности, если таковые отыщутся.

  
  
  

КОНЕЦ.

  
  

18.02.2006.

Дмитрий Дубов - Разум.

  
  
  
  
   2
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"