Дударев Андрей Николаевич: другие произведения.

Особенности православной миссии приверженцам других религий и сект.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В работе делается попытка выявить основные принципы миссии по типам религиозных традиций.

  Андрей Дударев
  
  Особенности православной миссии
  приверженцам других религий и сект.
  
  Введение.
  
  В настоящее время Православная Церковь после долгого периода молчания вновь получила возможность проведения широкой миссии. Сейчас, по сравнению с тем, что было десятилетия назад, многие люди с надеждой смотрят в сторону православного храма. Государство допустило возможность легальной проповеди. И это открыло более широкие горизонты для миссии. Современный православный миссионер в отличие от своего предшественника имеет возможность далеко обозревать миссионерское поле. На этом поле он уже может выделить различные группы людей открытых к слушанию евангельского слова. Естественно, если эти группы по тем или иным признакам отличаются друг от друга, то и миссия в зависимости от аудитории вполне может иметь свои акценты, те или иные особенности, на которых надо заострить внимание.
  В нашей работе мы будем говорить об особенностях православной миссии приверженцам других религий и сект. Тема эта представляется нам интересной и актуальной не только потому, что велик и влиятелен в обществе процент людей, так или иначе ассоциирующих себя с неправославными религиозными объединениями, но и потому также, что многие идеи, мировоззренческие доктрины и образы жизни, зародившись в этих религиозных группах, в неявном виде присутствуют в умах и душах тех, кто не относит себя к той или иной религиозной традиции.
  Широта заявленной темы обрекает нас на вынужденную грубость оценок. Также с нашей стороны было бы наивно претендовать на полноту освещения темы. Исчерпывающее (точное и подробное) разрешение вопроса вряд ли было бы возможным даже в многотомном исследовании, не говоря уже об узких рамках небольшой журнальной статьи. Слишком пестрая картина предстает перед взором православного миссионера, вышедшего на миссионерское поле сеять семена Истины.
  
  
  Часть 1. Предварительные замечания.
  
  Необходимо отметить, что вопрос миссии и катехизации вообще (безотносительно, к кому эти миссия и катехизация направлены) тесно связан с вопросом диалога. Также и вопрос православной миссии приверженцам других религий и сект связан с диалогом и глубоким вдумчивым изучением неправославных религиозных традиций.
  Среди исследований, ведущихся в данном направлении, нам в той или иной степени известны работы дьякона А. Кураева, А. Дворкина, Б. Фаликова, священника Г. Кочеткова и А. Журавского. Что касается первых двух авторов, то их работы интересны, прежде всего, с апологетической и обличительной точек зрения (безусловно, это тоже очень важная сторона богословского диалога). Однако такой подход для православной миссии едва ли можно считать достаточным. Из позиции охранительного православия нередко следуют изоляционизм, закрытость и духовная бесплодность. В трудах трех других исследователей можно заметить искреннее желание понять противоположную сторону и, может быть, даже что-то заимствовать.
  В нашей работе мы не будем пользоваться термином секта, т.к. само это слово в последнее время стало приобретать чрезмерно демонический оттенок, и такое словоупотребление с нашей стороны было бы недопустимым неуважением к представителям неправославных религиозных объединений. Мы будем пользоваться другим, менее одиозным термином религиозное движение.
  Прежде чем мы попытаемся дать краткую классификацию, разделив религиозные движения на типы, чтобы потом уже поговорить об особенностях миссии для каждого типа, обозначим сначала проблемы, препятствующие миссии, лежащие внутри самого православия.
  
  Часть 2. Внутренние проблемы православной миссии.
  
  Проблемы православной миссии связаны с проблемами всего православия. Среди основных проблем православия можно выделить две группы. Это проблемы фундаментальные, глубинные, касающиеся основ православной веры и проблемы локальные, поверхностные, касающиеся того, как являет себя православие в конкретный исторический момент на конкретном географическом пространстве.
  К фундаментальным проблемам относится неполнота т.н. шестого Завета и вытекающие отсюда следствия ([1] с. 357). Шестой Завет, как и все предыдущие исторические заветы, внутренне противоречив и поэтому обречен на неполноту. Только в последнем седьмом, т.н. метаисторическом Завете может быть явлена полнота жизни в Боге. Поэтому до сих пор внутри всего исторического христианства, и православия в частности, остаются неразрешимые проблемы и противоречия. Эти проблемы и противоречия касаются практически всех сторон церковной жизни. Они есть и в догматической, и в сотериологической, и в экклезиологической, и в антропологической, и в этической, и в аскетической, и в сакраментологической, и в эсхатологической, и в мистической частях учения церкви. Также эти проблемы проявляют себя и на экзистенциальном уровне каждого отдельно взятого христианина.
  К локальным проблемам относятся все те "язвы и миазмы", которые накопились в церковной жизни по грехам самой исторической церкви. Это внутрихристианские и внутриправославные расколы, частое несовпадение мистических, мистериальных и канонических границ Церкви, обрядоверие, младостарчество, клерикализм, литургический формализм, чудомания, магическое сознание, духовное невежество, охлаждение сердец, бесчиние и др., - в общем, все те внутренние и внешние причины, которые мешают православным людям являть личную и общинную святость, быть носителями и сосудами Духа Святого.
  Обо всем этом православному миссионеру и катехизатору необходимо помнить.
  
  Часть 3. Типы религиозных движений.
  
  В этой части нашей работы мы попытаемся сгруппировать религиозные движения по типам. После создания такой небольшой классификации нам удобнее будет говорить об особенностях миссии в каждой из этих групп.
  
  3.1. Религиозные движения христианского происхождения.
  
  К этой группе можно отнести Католическую Церковь, старообрядческие и раскольнические общины, отпочковавшиеся от Православной Церкви, традиционные (т.е. относительно давно появившиеся) протестантские церкви (в числе них лютеране, квакеры, методисты, адвентисты, пятидесятники и другие).
  Также сюда можно добавить более поздние ответвления, так или иначе имеющие начало в указанных религиозных движениях.
  
  3.2. Богооткровенные религиозные традиции нехристианского происхождения.
  
  Сюда относятся, прежде всего, иудаизм и ислам. Это признанные богооткровенные традиции. Также сюда можно добавить непризнанные или мало признанные богооткровенные религиозные движения. Например, зороастризм (эта религия мусульманами признается богооткровенной). Или Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней (мормонизм), - по учению мормонов их религиозное движение начинает существовать после явления Иисуса Христа основателю церкви Иосифу Смиту подобно тому, как в свое время Христос явился апостолу Павлу ([2] с. 94). Или Церковь Объединения (мунизм), - эта церковь также была основана после аналогичного явления Христа С.М. Муну ([3] с. 8). Две последних традиции не признаются богооткровенными ни христианами, ни мусульманами, ни иудеями. Мы сейчас не будем подробно исследовать вопрос богооткровенности этих традиций. Наша задача лишь допустить, что появление богооткровенных религиозных движений возможно. Стоит лишь напомнить, что в свое время как новая для христиан богооткровенная религия появился ислам. Не эти так другие богооткровенные, в том числе неавраамитские, религиозные движения вполне могут возникнуть. Отказ допустить такую возможность равносилен попытке ограничить Бога в Его действиях.
  К этой же группе мы отнесем течения, имеющие свое начало в этих религиозных движениях, такие как бахаизм и проч.
  
  3.3. Религиозные движения восточного происхождения.
  
  Это буддизм, индуизм, даосизм, конфуцианство, сикхизм, джайнизм, синтоизм и другие восточные традиции. Сюда же мы включим и более поздние религиозные движения, такие как, например, Международное общество сознания Кришны, Международный фонд Ошо и проч.
  
  3.4. Религиозные движения оккультного, гностического и псевдонаучного типа.
  
  Это теософские и антропософские общества Блаватской, Рерихов, сайентология Хаббарда и похожие на них движения. Также к этой группе мы отнесем человеконенавистнические сатанинские и магические учения.
  
  3.5. Религиозные движения языческого и неоязыческого происхождения.
  
  Сюда относятся как традиционные языческие движения (многие из них до сих пор распространены на территории РФ), так и всевозможные общества, пытающиеся возродить древние языческие обряды, практикующие те или иные культы.
  
  3.6. Религиозные движения синкретического происхождения.
  
  Это те движения, которые пытаются объединить в себе различные религиозные традиции. В качестве примеров можно назвать движение Сатьи Саи Бабы и Церковь Третьего Завета Виссариона.
  
  
  Часть 4. Общие принципы миссии.
  
  Остановимся на основных моментах.
  Для начала, необходимо лишний раз подчеркнуть, что любая миссия должна идти от любви и избытка сердца, а не от фанатизма и формализма. Чтобы понять другую культуру, ее надо полюбить. Любовь не бесчинствует и не ищет своего, а с уважением относится к человеку и той религиозной традиции, которой этот человек придерживается. Поэтому одним из главных принципов миссии должен быть принцип дополнения или, иначе выражаясь, доведения до полноты, восполнения. Он заключается в том, что сначала миссионер, изучая ту или иную традицию, выделяет в ней то, что вполне может быть воспринято православием, а затем дополняет эту традицию тем, что ей не достает. Этот принцип в своих беседах с православным миссионером советовал использовать преп. Силуан Афонский. Также этот принцип широко употреблял ап. Павел. Например, это видно по его проповеди афинянам в ареопаге. "И, став, Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано "неведомому Богу". Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам" (Деян 17:22,23).
  Из первого принципа органично вытекает второй. Он следует из попытки дать ответ на вопрос "как в том или ином учении выделить то, что может быть согласовано с православием, и как отсечь все лишнее?" Здесь можно предложить метод, широко использующийся в современном иудаизме (см. [4]). Кратко он может быть описан следующим образом. За каждым учением стоит искра божественного света. Но эта искра находится в темной клипе, которая не дает увидеть искру. Задача миссионера - вытащить искру, не испачкавшись в клипе. Безусловно, применение этого метода требует мистической интуиции. Действуя таким образом, во всякой религиозной традиции можно выделить "плюсы" и "минусы". "Плюсы" остаются с человеком в Церкви, а "минусы" исправляются на "плюсы".
  Огонь Пятидесятницы дает возможность увидеть иную культуру или религиозную традицию в евангельском свете. А значит, отсюда происходит следующий фундаментальный принцип: не подминать человека со всеми его национальными и религиозными особенностями под "православную" культуру, а наоборот, оставляя культуру и традицию, воцерковлять ее, как бы открывая пути Божии в истории других народов. Именно подобным образом в свое время была воцерковлена греческая культура и философия.
  Важно отметить, что православный миссионер, идя по пути изучения иных культур и религиозных традиций, становится будто "своим среди чужих" (он, подобно апостолам, начинает говорить на том языке, на котором его могут услышать), и здесь есть две серьезных опасности. Первая заключается в том, что миссионер, погружаясь в иную традицию, может оторваться от корней православия и затем либо раствориться в инородной среде, либо заблудиться в тупиковых лабиринтах мысли, - и то, и другое часто приводит к духовному параличу. Вторая опасность состоит в том, что миссионер может стать "чужим среди своих". Т.е. риск непонимания и неадекватной реакции на такого рода изучение и воцерковление иных традиций среди самих православных по-прежнему чрезвычайно высок. Достаточно, например, вспомнить, как многие обвиняли и обвиняют о. Александра Меня в излишней широте и даже называют его потерявшимся миссионером. Таким образом, проповедник, вышедший на проповедь к представителям иных религий, должен быть готов на двойной крест, внешний и внутренний.
  Имеет смысл добавить, что многие православные оценки в области изучения иных традиций грешат предвзятостью и намеренным искажением тех или иных особенностей вероучения. Конечно, это недопустимые вещи. Поэтому, иногда приходится больше доверять трезвенным мнениям представителей иных религий, чем излишне пристрастным православным исследователям.
  И, в завершение этой части работы, как антитезис и необходимое дополнение, надо, конечно, сказать, что все аспекты религиозных учений, где постулируется грех, проповедуются человеконенавистнические этические нормы, присутствуют элементы культов и обрядов, нарушающие десять заповедей Моисея, а также другие, подобные этим, никак не совместимые с православием, аспекты вероучений, безусловно, должны быть отвергнуты. Православная миссия и катехизация - это не только дверь, через которую человек входит в Церковь, это также и фильтр, который защищает Церковь от всякой нечистоты и греха, обитающими за границами Церкви.
  Теперь, после того, как мы обозначили общие принципы, остановимся в деталях на особенностях православной миссии по типам религиозных движений.
  
  Часть 5. Особенности миссии по типам религиозных движений.
  
  5.1. Особенности православной миссии приверженцам религиозных движений христианского происхождения.
  
  Чтобы воспользоваться указанным нами выше принципом дополнения, необходимо отметить, что объединяет и роднит православие с другими религиозными движениями христианского происхождения, а что разделяет. Безусловно, главная, общая и всеми признаваемая объединяющая точка - это Господь Иисус Христос и заключенный Им на кресте Новый Завет. Также, как правило, всеми признается корпус книг Ветхого и Нового Завета. Различия начинаются в трактовках Священного Писания и в отношении к Священному Преданию Церкви. Поэтому миссионеру необходимо особое внимание уделить раскрытию духа и смысла Священного Предания Церкви. Также важно восстанавливать потерянную у инославных реальность Церкви как мистериального Тела Христова. Отношения православных и протестантов в чем-то подобны отношениям иудеев и самарян в ветхозаветные времена.
  В качестве базовой парадигмы, с которой может быть начат диалог, вполне уместно использовать экуменические схемы о. Сергия Булгакова, Николая Бердяева, о. Николая Афанасьева (см., напр., [5] c. 48 - 113). О. Сергий Булгаков говорил, что человеческие границы до небес не достигают, а Бердяев подчеркивал, что подлинное единение возможно только на глубине. Поэтому огромное значение имеет поиск и достижение мистического единства, когда люди, подобно Корнилию сотнику приобщаются Духу Святому еще до вступления в канонические и мистериальные границы Церкви (Деян. 10: 44 - 48). Конечно, вполне приемлем и другой порядок: сначала мистериальные и канонические границы, потом мистические. Однако этот вариант нередко требует дополнительных, преждевременных жертв со стороны инославных.
  При этом с обеих сторон следует избегать любых внешних актов единения, когда внутреннее единство во Христе еще не достигнуто. Интеркоммунион, как один из таких актов, надо воспринимать именно как неудачную попытку такого единения.
  
  5.2. Особенности православной миссии приверженцам богооткровенных религиозных традиций нехристианского происхождения.
  
  По аналогии с пунктом 5.1 нашей работы мы и здесь, в пункте 5.2, можем воспользоваться принципом дополнения. Только теперь объединяющей точкой будет не Христос и Новый Завет, заключенный на кресте, а монотеизм как вера в Единого Бога и Творца всего существующего. Все, в том числе новые религиозные движения, признают монотеизм в качестве основного вероучительного положения.
  Для иудеев определяющей будет проповедь об Иисусе Христе как об обещанном народу израильскому Помазаннике, Мессии (Машиах). Также важна проповедь и о Церкви как Новом народе Божием. Следует отметить, что среди иудеев присутствуют предубеждения о том, что иудей, принимающий христианство, якобы является предателем своей нации. Конечно, эти и подобные им ложные мнения и страхи надо опровергать. Также миссионер должен быть свободен от юдофобии и юдофилии.
  Мусульмане признают Иисуса Христа в качестве Посланника Божия. Они принимают бессеменное зачатие Иисуса и Его рождество от Марии. Ислам - религия Закона, поэтому вполне логично, что среди мусульман принятие учения о Церкви по посланиям ап. Павла встречает известные трудности. Необходимо разъяснять, что христианство как религия свободы в Духе Святом не снимает с христиан обязанность в точности соблюдать евангельские заповеди. Также каноническое устройство Церкви имеет в себе некоторые элементы Закона.
  Ислам, как и иудаизм, - религии ортопраксии, а не ортодоксии. Излишнее акцентирование внимания на догматических вопросах может вызвать непонимание и неадекватную реакцию. Догматы Церкви миссионер должен использовать в качестве направляющих, по которым восходит разум к созерцанию мистических тайн скрытой реальности, а не в качестве мертвых, застывших формул.
  Важно отметить, что в рамках трех традиций, о которых сейчас идет речь, существуют течения, довольно близкие друг к другу. Это мистические течения "ревнующих о Боге": духовный опыт и метафорический язык суфиев, каббалистов и исихастов весьма схож. Человек, любящий и ценящий ибн Араби или Руми, Маймонида или рава Кука обязательно полюбит и оценит Исаака Сирина и Симеона Нового Богослова, Серафима Саровского и Силуана Афонского.
  Также следует отметить внутреннюю схожесть таких основополагающих категорий как закон и благодать (христианство), галаха и агада (иудаизм), шариат и тарикат (ислам). Часто непонимание возникает не из-за существенных расхождений в особенностях вероучения, а из-за того, что люди об одном и том же говорят на разных языках. Дар Пятидесятницы открывает сердца верующих друг другу и снимает языковые барьеры.
  Что касается новых религиозных движений, то здесь сложность заключается в том, что эти движения претендуют на нечто новое. В частности в мунизме и мормонизме этические нормы становятся более высокими. С.М. Мун вводит базовую парадигму (см. [6]), однозначная оценка которой представляется довольно трудной. В мормонизме присутствуют элементы вероучения, выходящие за пределы общепринятого богословия, хотя при этом не отрицается ни вера в Святую Троицу, ни другие основополагающие православные нормы. Возможно, в чем-то мунизм в попытке описать картину мироздания и связь его с Богом близок к системе Валентина, а мормонизм, утверждая новое пророчество и важность высоких нравственных норм, продолжает традицию Монтана и Тертуллиана. Впрочем, в эсхатологическом и мистическом аспекте этический максимализм и в традиционном христианстве вполне уместен. Однако все равно православный миссионер должен с осторожностью относиться к крайним особенностям неправославных вероучений, с другой стороны он не должен и грубо, не вдаваясь в суть дела, все отвергать. Пожалуй, в данном случае уместны две позиции. Во-первых, это известный принцип ап. Павла "все испытывайте, хорошего держитесь" (1 Фесс. 5:21). А во-вторых, не менее известный аскетический принцип "не принимать и не отвергать раньше времени", ожидая вразумления от Бога. Точно также, боясь погрешить, в свое время поступил мудрый Гамалиил, когда призвал не осуждать молодое на тот момент религиозное движение учеников Иисуса Христа (Деян. 5:34 - 39).
  Мы сейчас только обозначили те немногие проблемы, которые встают перед православным миссионером при миссии приверженцам богооткровенных нехристианских религиозных традиций. Успешное разрешение всех этих проблем в ближайшее время вряд ли возможно. Православный миссионер на этом узком пути является первопроходцем. Он должен уметь твердо стоять на ногах и быть готовым к разного рода неожиданностям.
  Экуменические схемы, какие мы предложили в предыдущем пункте в качестве базовой парадигмы для начала диалога, здесь уже мало пригодны. Многие вопросы со стороны иноверцев не получают своего разрешения в Новом (шестом) Завете, также в вероучениях других религий есть духовные открытия, существенно продвигающие вперед религиозно-философскую мысль и способные оказать позитивное влияние на все историческое христианство. Достаточно вспомнить, например, 38-ую суру Корана ([7] с. 371-376). Поэтому более удобным для базовой парадигмы, с которой можно было бы начать диалог, здесь уже является не экуменизм как в прошлом случае, а суперэкуменизм. Надо заметить, что идея суперэкуменизма, особенно в последнее время, была сильно дискредитирована. Суперэкуменизм понимался исключительно как грубое смешение всех вер и традиций. Однако при правильном отношении к делу идея суперэкуменизма имеет ряд сильных сторон. Саму эту идею можно базировать, например, на словах ап. Петра: "истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему" (Деян 10:34,35). Бог "хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины" (1 Тим 2:4). Здесь уже объединяющая точка находится не в шестом Завете как раньше, а в седьмом, т.н. метаисторическом Завете, когда будет достигнута полнота жизни в Боге. Именно к этому седьмому Завету направлены многие интуитивные искания и устремления верующих. Конечно, это довольно рискованный путь, и продвигаться по нему надо очень осторожно. Есть искушение подменить узкий, но конкретный и надежный христианский путь широкими и пространными нехристианскими абстракциями с зыбкой почвой под ногами. Лишь немногие люди способны, не впадая в крайности, серьезно говорить на эти темы. Но даже для них существует то самое тусклое стекло, о котором говорил ап. Павел (1 Кор. 13:12), именно оно-то и мешает прийти к окончательному разрешению всех вопросов. Однако чем выше в духовном смысле продвигается человек, тем дальше он видит, и тем шире становятся духовные горизонты, в которых он существует.
   При этом не следует забывать, что путь к седьмому Завету и достижение его возможны только через принятие Иисуса Христа и вхождение через Христа с Богом в шестой Завет.
  
  5.3. Особенности православной миссии приверженцам религиозных традиций восточного происхождения.
  
  В чем-то православная миссия приверженцам религиозных традиций восточного происхождения схожа с миссией приверженцам богооткровенных нехристианских традиций. Общим и там, и там является то, что многие вопрошания не получают своего ответа в Новом (шестом) Завете. Здесь, как и в предыдущем пункте, базовой для начала диалога можно считать идею суперэкуменизма, а объединяющей точкой седьмой метаисторический Завет. Древность восточных традиций несет в себе глубокие знания и учения о человеке (прежде всего это знания о теле и душе, т.е. о т.н. психофизической составляющей, не затрагивающей духовную сферу) и о природе. В чем-то эти знания и открытия идут дальше знаний западного человека. Однако в этих же учениях и системах существует много тупиковых разветвлений, безблагодатных мистических переживаний, ложных открытий.
  Главное, на чем должен сконцентрировать внимание православный миссионер, это проповедь о Едином Боге, Творце всего существующего, проповедь о трансцендентности Бога тварному миру, о божественном откровении, зафиксированном в Священном Писании. Также необходимо разъяснить понятия о Священной истории, о народе Божием, как избранном уделе среди народов, где нет откровения Единого Бога. Важный акцент можно сделать и на необходимости соблюдать богооткровенные нравственные нормы и этические законы. Следует обратить внимание на внутреннюю связь соблюдения этических норм (заповедей) и духовного продвижения (роста) человека. Критерий отличия истинного мистического созерцания от ложного - этический. Это любовь к врагам ([8] с. 142, 143). Также стоит предостеречь людей от разного рода аскетических крайностей.
  Евангельское благовестие при миссии приверженцам религиозных движений восточного происхождения - это, прежде всего, проповедь об Иисусе Христе как Спасителе человечества от проклятия первородного греха. Это также проповедь об освобождении от рабства законам кармы, рабства природе и рабства судьбе. Кроме того, если в проповеди иудеям акцент надо делать на том, что Иисус - это Христос, Мессия, то здесь важно указать на то, что Иисус Христос - Господь.
  В остальном основные принципы миссии приверженцам религиозных движений восточного происхождения схожи с теми принципами, которые мы указали в предыдущих пунктах нашей работы. Также здесь нужно идти по пути поиска общего и восполнения недостающего. Например, к парам: закон - благодать, галаха - агада, шариат - тарикат, уже указанным нами ранее, теперь можно добавить пару конфуцианство - даосизм. Конфуцианство - религия закона, ритуала, жестких нравственных норм, государственного устройства; даосизм - противостоящая конфуцианству религия свободы, интуитивного поиска, внутренней гармонии (см. [9]). Не случайно, в Китае обе эти традиции пользуются большим уважением.
  
  5.4. Особенности православной миссии приверженцам религиозных традиций оккультного, гностического и псевдонаучного типа.
  
  У приверженцев религиозных движений этого типа во многом присутствует искаженное представление о реальности. Научная картина часто подменяется псевдонаучной, духовная сфера подменяется душевной. Нередко чрезмерный психологизм полностью исключает возможность говорить о духовных предметах. Магическое сознание приводит к неадекватным реакциям на те или иные проявления религиозности. Психические болезни - частый спутник оккультистов и алхимиков.
  Однако и в этой группе присутствует честный поиск истины, и возможны интересные находки и открытия. Кроме того возможности человека, действительно, пока очень мало исследованы, поэтому такие феномены как экстрасенсорные способности, дары врачевания и проч. еще ждут своих объяснений.
  Здесь миссионеру в дополнение к основной проповеди, может быть, надо сделать акценты на монотеизме и панантеизме в противовес пантеизму, дуализму и атеизму. Также важно обратить внимание, что Дух Святой - это дух открытости (а не замкнутости), дух общения (а не хранения тайны обрядов и магических знаний), дух любви и человеколюбия (а не злобы и человеконенавистничества), дух свободы (а не дух рабства). Следует обличить ложную романтику, и высветить обратные стороны темной духовности и магизма.
  
  5.5. Особенности православной миссии приверженцам религиозных традиций языческого и неоязыческого происхождения.
  
  В проповеди этой группе необходимо подчеркнуть богооткровенный характер христианской веры. Как и в предыдущем пункте надо сделать акценты на монотеизме и панантеизме. Также важно сказать, что язычество (от слова язык - народ) - это часто узконациональная вера, принадлежность одного народа, истинная же вера чужда национализма.
  Для язычника может являться откровением, что Единый Бог близок человеку в отличие от далекого верховного бога языческого пантеона, и что человек - венец творения.
  При этом к такому явлению как шаманизм вовсе необязательно относиться строго отрицательно. По мнению о. Александра Меня в шаманизме есть и позитивные аспекты (см. [10] c. 47-80).
  Как и в п.п. 5.3, 5.4 важно лишний раз обратить внимание на транцендентность Бога миру и на то, что Иисус Христос есть Господь.
  
  5.6. Особенности православной миссии приверженцам религиозных традиций синкретического происхождения.
  
  Синкретизм, как и суперэкуменизм в последнее время был сильно дискредитирован. Действительно, попытку соединения разных традиций в нечто целостное редко когда можно было признать удачной. По мысли Бердяева подлинное единение и, следовательно, объединение возможно только на глубине, поэтому, чтобы это единение состоялось, должны быть решены глубинные противоречия и разногласия. Однако, идея "все небесное и земное соединить под главою Христом" (Еф. 1:10) ни в чем не противоречит церковному преданию. Осуждаются лишь ложные формы такого соединения. Также и синкретизм, следовательно, может быть истинным и ложным.
  Задача миссионера, отделить в этом вопросе "зерна от плевел". Например, объединительные концепции Ошо, Сатьи Саи Бабы, Виссариона страдают поверхностностью и натянутостью. Однако есть моменты, которые вполне могут быть истолкованы, как имеющие отношение к христианскому учению о Церкви. Размышления о Завершающем Завете С.М. Муна или Третий Завет, о котором говорит Виссарион, вполне могут соотноситься с эсхатологическими чаяниями седьмого метаисторического Завета христиан (о седьмом Завете уже шла речь выше).
  Подлинное единение возможно и достижимо только в Духе Святом. Синкретизм, как и суперэкуменизм, тогда только по-настоящему действенен и оправдан, когда происходит по Божьему вдохновению. В Духе Святом рушатся все искусственные границы и барьеры между людьми. Наступает тот момент откровения Духа, о котором свидетельствует Писание: " будет в последние дни, говорит Бог, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут" (Деян. 2:17, Иоил. 2:28).
  
  Заключение.
  
  Итак, после того, как нами произведена некоторая попытка обобщения накопленных наблюдений, можно сказать, что православная миссия приверженцам других религиозных движений сопряжена со многими трудностями. Она требует от миссионера широких знаний в области иных традиций, глубокой философской подготовки и мистической одаренности. Также православному миссионеру необходимы мужество, решимость, крепкая вера и большое терпение, чтобы не только начать нелегкий путь миссии, но и довести его до логического завершения.
  Пусть же Дух Божий вдохновляет, а сила Божия укрепляет тех, кто нашел в себе смелость выйти на проповедь к приверженцам других религиозных движений во исполнение слов Спасителя: "итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам (Матф. 28:19,20).
  
  
  Библиография.
  
  1. Кочетков Георгий, свящ. В начале было слово. Катехизис для просвещаемых. М., 1999 г.
  2. Христианство и другие религии. Сборник статей. Приложение к книге свящ. Георгия Кочеткова "Идите, научите все народы". Катехизис для катехизаторов". М., 1999 г.
  3. Путь первопроходца. Очерки из жизни С.М. Муна. Зав. ред. Тиэ Пискорска, New York, 1995 г.
  4. Маханаим. Еврейский культурно-религиозный центр. Интернет сайт.
  Web: http://www.machanaim.org
  5. Журнал "Православная община", Љ 34 / ред. свящ. Георгий Кочетков М., 1996 г.
  6. Мун С.М. Божественный принцип. М., 1998 г.
  7. Коран / пер. Крачковского. М., 1990 г.
  8. Софроний (Сахаров), архим. Старец Силуан. М., 1999.
  9. Всемирное Писание. Сравнительная онтология священных текстов / ред. Голобоков В.Г., М., 1995 г.
  10. Мень Александр, прот. Магизм и единобожие. М., 2001 г.
  11. Книга Мормона. Новые свидетельства об Иисусе Христе. Солт Лейк-Сити, Юта, США, 1988 г.
  12. Хрестоматия по исламу / ред. Прозоров С.М. М., 1994 г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"