Дудко Инна Николаевна: другие произведения.

В королевстве далеком...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никогда не ссорьтесь с ведьмами. Себе дороже. Ну а если поссорились то уж ничему не удивляйтесь. Черновик.

   В королевстве далёком.
  
  
   Все, что видим мы, видимость только одна.
  Далеко от поверхности моря до дна.
  Полагай несущественным явное в мире,
  Ибо тайная сущность вещей не видна.
  Омар Хайям
  
  
  
  
  - Ваш приказ выполнен. Она здесь, - раздался глуховатый голос тайного советника.
  - Отлично, - ответил король и довольно потер руки. - Быстро сработали, орлы просто.
  - Служим Вам! - с готовностью ответил советник, но от короля не укрылась лёгкая ирония, проскользнувшая в интонации старого лиса, тем не менее, он сделал вид, что ничего не заметил. Явор II был сейчас занят совсем иными делами, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
   - Где она? - чуть подрагивающим от нетерпения голосом произнес Явор.
  - В комнате под номер шесть, как вы любите, - тут же ответил советник.
  - Тогда проводи меня туда и на сегодня, Гай, ты свободен.
  - Ваше величество, вы так добры ко мне, - загадочно улыбаясь, ответил советник.
  - Да ладно, - ухмыльнулся король, - веди уже. И придумай что-нибудь, сам понимаешь, чтобы нас не беспокоили.
  - Будет сделано. Выставлю стражу и сообщу вашей супруге, что вы заняты делами государственной важности в допросной.
  - Ох, да говори ты что хочешь, только чтоб ни одна живая душа нам не помешала. В противном случае ты на своей шкуре узнаешь, почему меня называют Явор Суровый.
  - До этого дело не дойдет, - поспешил заверить Гай. Ушлый советник отлично знал, что и кому надо будет сказать для того, чтобы устроить всё наилучшим образом, как знал то, что именно в комнате Љ6 есть отлично оборудованное слуховое окошечко с хитроумным приборчиком, благодаря которому можно было незаметно подсматривать за тем, что там, в этой комнатке происходит.
  Советник проводил своего повелителя до нужных дверей, а сам отправился, как он выразился "утрясать формальности". Король в свою очередь несколько минут потоптался у порога не находя смелости открыть тяжелую дубовую дверь, затем зло рыкнув на себя за свою нерешительность вошел внутрь. Смелости ему хватило ненадолго, ровно до того момента как его взгляд упал на безобразного вида бабку по-хозяйски рассевшуюся в его любимом кресле. Она лениво взглянула в его сторону и по тому, как она это сделала Явор, чётко понял кто сейчас "хозяин в доме".
  - По что звал? - неприятным скрипучим голосом поинтересовалась старуха. - Ужо и в старости нет мне покоя.
  - Что вы на себя наветствуете? - глупо улыбаясь, промямлил король. - Какая старость? Вы ещё молодым фору дадите!
  - Да ну? - старуха надменно изогнула бровь. - Тогда раздевайся.
  - Вы не так меня поняли, - испуганно замахал руками Явор.
  - Неужто? - усмехнулась ведьма. - А я-то уж и губу раскатала. Да, ладно, не трясись, словно осиновый лист, шучу я. Последний раз спрашиваю: что надо? У меня времени разговоры разговаривать нет.
  - Хорошо...- собираясь с мыслями, протянул король, он прошел к уютно потрескивающему камину и уселся во второе, не такое удобное как его, кресло. - Люблю женщин с деловой хваткой.
  - Опять? - грубо перебила его старуха и сделала вид, что собирается встать.
  - Нет-нет, - вскинув руки в жесте отчаяния, прохрипел Явор и, откашлявшись, тут же продолжил, - я приступаю к сути вопроса.
  - Короче, у тебя пять минут. Успеешь или нет - твоя забота, - жестко заметила ведьма и удобно откинулась на спинку кресла.
  - Спасибо, - облегченно выдохнул король и промокнул кружевным платком испарину, выступившую на его широком с глубокими залысинами лбу. - В столице есть один всеми уважаемый аптекарь, у него есть дочь - Лиза, - при упоминании о девушке глаза Явора подернулись мечтательной дымкой. - Чудо как хороша, просто бутон розы в лучах восходящего солнца.
  - Да, вы, батенька, поэт, - хихикнула старуха. - Только я пока в толк не возьму: в чём проблема-то?
  - Как в чём? - опешил король, вырванный из своих мечтаний старушечьим голосом. - Она ни в какую знать меня не хочет. Не помогают ни подарки, ни угрозы. Я даже грешным делом обещал, что королеву сошлю в монастырь, а сам на ней женюсь, так ведь без толку. Нет и всё. Я уж и так и этак.
  - Со словами и без слов, - старуха оскалилась в улыбке, и король с удивлением отметил, что все зубы у неё свои, хоть и растут вкривь да вкось, но свои.
   - Да не то слово, извелся весь. Куда не гляну - везде она мерещится, глаза закрою снова она передо мной стоит.
  - А от меня ты что хочешь? Отвар чтобы наваждение спало али перекинуть твой интерес на другую особу, более сговорчивую?
  - Нет!!! - взвизгнул король и затопал ногами. - Нет, хочу я, чтобы дала ты мне что-нибудь такое, чтобы приползла она ко мне и умоляла, чтобы я её в любовницы определил.
  - А-а-а, - насмешливо протянула бабка, - ну, что-то в этом духе я и предполагала, у вас мужиков одно на уме. Только не сказал ты, что я получу за свои услуги.
  - А ты сможешь?
  - Я всё могу, если меня заинтересовать, конечно. Так что я получу, если та твоя девка будет бегать за тобой как собачонка?
  - Проси, что хочешь.
  - Даже так?
  - Да, так.
  - Тогда корзину золота, три бутыли с кровью девственниц и пожизненный пансион за счёт государственной козны.
  - Всего-то? - присвистнул Явор. - А не слишком ли ты дорого берешь за услуги?
  - Так ведь твоё дело, коли не по карману ещё не поздно отказаться.
  - Ладно, - немного подумав, ответил король, - твоя взяла.
  - Вот и чудненько, вот и ладненько, - забормотала ведьма. Затем она встала и, шаркая босыми ногами по начищенному паркету, подошла к креслу в котором сидел Явор. - Давай тогда, дорогой, сделку заключим, - с этими словами она смачно плюнула себе на ладонь и протянула её под нос королю. Тот брезгливо морщась, тут же вскочил и в непонимании уставился на старуху. - Я говорю, давай сделку заключим, - с нажимом повторила старуха. - А то знаю я вас, как что надо, так готовы порты последние снять. Зато когда дело сделано, сразу же: вы о чём бабуся? Мы вас и знать не знаем, а о чем вы беседу ведёте, так и вовсе ведать не ведаем. Так что давай, плюнь себе в ладонь и пожмем друг другу руки.
  - А это обязательно? - пытаясь скрасить мину отвращения благожелательной и даже немного заискивающей улыбкой уточнил король, ему вовсе не хотелось дотрагиваться до этой старухи, тем более до её оплёванной руки.
  - Конечно, обязательно, касатик, закон такой. Такой уговор ни в коем случае нарушать нельзя, а коли нарушишь, то потом очень пожалеешь.
  - А чего это я нарушать должен? - возмутился король. - Вы у нас тоже в числе благонадёжных не состоите.
  - Тем более чего тебе бояться, - ухмыльнулась ведьма и протянула руку.
  Явор, страдальчески морща лицо, плюнул в ладонь и пожал руку старухи.
  - Вот так-то, - довольно произнесла она. - Теперь мы с тобой повязаны одной цепью. Что ж твою просьбу я удовлетворю в самом скором времени, но я предлагаю не предавать это дело огласке. Ни к чему это, чтобы девица, свихнувшаяся от любви к тебе, завывала под окнами замка. Лучше ты наведайся к ней денька через два. К тому времени я думаю, будет с твоей Лизкой всё в ажуре. Ну и как только насладишься своей красавицей так сразу же и мне мою оплату пришли. Не заставляй бабушку повторно к тебе в замок наведываться, тебе дороже станет.
  - Будет сделано, - стараясь сохранить спокойствие, ответил Явор.
  - Тогда прощай, на ужин не останусь - даже не уговаривай, - ведьма заковыляла в сторону двери. - Да, провожать меня не надо, - не оборачиваясь, произнесла она и вышла вон.
  Как только король остался один он тут же ожесточенно стал вытирать многострадальную руку, которую только что пожала ведьма, кружевным платком. Ладонь казалась ему невыносимо грязной и вонючей, и избавиться от этого ощущения он не мог до самого вечера.
   ****
  Всё случилось так, как и предсказывала ведьма, через два дня, когда король во время своей ежедневной прогулки посетил знаменитого аптекаря, его дочь вела себя совсем по-другому. От её строптивости не осталось и следа, она вдруг сделалась кроткой как ягненок и кидала в сторону монарха восторженно-умиленные, а затем и откровенно-призывные взгляды. В лавке практически никого не было, сам аптекарь уехал за город за какими-то редкими травами, оставив любимую дочь присматривать за хозяйством. Королю такое стечение обстоятельств очень понравилось, он поблагодарил в уме расторопную ведьму и подозвал своего тайного советника, без которого в последнее время не делал и шагу. Явор II не отличался большим терпением, и тут же отдав распоряжение Гаю, чтобы их не беспокоили, увел Лизу наверх для "доверительной беседы". Через час он спустился, на его венценосном челе ясно читалось разочарование и досада. Ничего не сказав своей свите он быстрым шагом направился к выходу и уже только оказавшись в карете громко рявкнул:
  - Домой, чёрт подери!
  Гай, который был в курсе происходящего, так как воспользовался в тот день слуховым окошком, находился в полном недоумении. Всё произошло, как обещала ведьма, чем же Его Величество не доволен. Ещё более его удивило, что король не спустился трапезничать, а заперся в своем кабинете с внушительным запасом спиртного. Но на то он и был тайный советник, чтобы обо всём знать, поэтому, нисколько не смущаясь, выждав время, за которое алкоголь должен благотворно повлиять на состояние психики главы государства, Гай постучался в двери кабинета, назвал себя и тут же был допущен в скудно освещенное помещение.
  - Ваше Величество, по какой причине вы изволите придаваться тоске? - участливо поинтересовался Гай.
  - Да тут такое дело...- Явор неопределённо повел рукой и пьяно икнул. - Короче неоправданные ожидания. Вот как.
  - Это вы о дочке аптекаря?
  - А ты откуда знаешь? Подслушивал?
  - Бог с вами. Я что похож на идиота? Для того чтобы связать визит одной немолодой дамы и увиденное мной сегодня в лавке вовсе не нужно подслушивать чьи-либо разговоры, достаточно просто подумать. А я, хочу заметить, далеко не дурак и думать умею иначе не был бы вашим доверенным лицом.
  - Ты прав, извини брат, погорячился.
  - Так что всё-таки случилось? Я имею только общее представление о произошедшем, хотелось бы узнать кое-какие подробности, чтобы иметь возможность вам помочь.
  - Да какие к черту подробности,- король устало закрыл глаза,- я думал, я представлял, как мы с ней в порыве страсти, как она извивается, а тут. Короче такое ощущение, что обнимался с какой-то селедкой, даже запах, вкус.
  - В смысле? - не понял Гай.
  - Да я её целую, а во рту вкус как будто я микстуру от запора принимаю, понимаешь. Да, что там говорить, - король зло махнул рукой, - и ноги у неё холодные, и грудь волосатая, и в кровати ничего не умеет. Одна радость: хоть девой невинной оказалась, и на том спасибо.
  - Ну, так и забудьте, как страшный сон. В нашем государстве столько достойных дев.
  - Да я бы и забыл, и не вспомнил, так ведьме ж надо заплатить. Она-то свою часть договора выполнила.
  - Ой, да, ладно. Обойдется. Вы бы за бракованный товар на рынке плотить стали?
  - Нет, - тряхнул головой король и снова икнул.
  - А тут то же самое.
  - Дело говоришь, Гаюшка, недаром я тебя к себе приблизил. Я удовольствие не получил? Не получил. Так за что плотить? За то, что эта дурища мне на шею кинулась? Так может это и не колдовство, может это она на себя повнимательней в зеркало посмотрела и поняла какой шанс в жизни упускает.
  - Да, да,- старательно закивал советник. - То, что это колдовство ещё доказать нужно.
  - А явиться старуха сюда, так гнать её в шею. Нечего по моим хоромам ходить да песок с трухой сыпать.
  На том и порешили. Явор пил что-то ещё, Гай услужливо подливал, а сам всё думал, как ему эту "некрасивую" ситуации повыгодней использовать. Затем, когда король заснул там, где сидел, советник выскользнул в коридор и кликнул двух молодцов стоявших на посту неподалёку. Втроем они доставили монарха в опочивальню и по всем правилам уложили в постель.
  ****
  Явор очнулся только ближе к обеду, вчерашнее возлияние жестко давало о себе знать тупой головной болью и тошнотой. С третьего раза он всё-таки смог сесть на своём ложе и тут же услышал насмешливый старческий голос.
  - Что, соколик, перепил с радости?
  Король испуганно повернул голову и увидел ведьму. Старуха вольготно развалилась на кушетке стоявшей рядом с окном.
  - Ну и здоров же ты поспать, государь, я уж грешным делом подумала: не помер ли?
  - Не дождешься, - насупившись, буркнул Явор.
  - Не загадывай, касатик¸ я вас всех вместе взятых переживу. Ну, да я на твоё хамство не обижаюсь, будем считать, что это у тебя так, легкое помутнение в голове вышло по причине тяжелого похмелья. Но ты ведь понимаешь, я такой доброй долго быть не могу - профиль не тот. Так что давай по-быстрому распорядись на счет вознаграждения, что мне причитается, и на том расстанемся. Только вот к корзине золота надлежит добавить ещё что-нибудь этакое очень дорогое, но со вкусом. Я ж предупреждала: не дожидайся, чтобы я лично за оплатой к тебе шла, моё время подороже золота будет.
  - Зря шла-то, - через силу улыбаясь, произнес король.
  - Неужто ты оплату уж отправил да мы с ней в пути разминулись? - изумилась бабка.
  - Нет. Всё намного проще. Я не буду тебе плотить, - не так твердо как ему этого хотелось заявил Явор.
  - Ты что? - старуха удивилась до такой степени, что даже на минуту потеряла дар речи. - Ты в своём уме? Ты хотя бы понимаешь кому ты, дурачок, это говоришь? Ты хоть думаешь, кому ты тыкаешь?
  - Знаю, ведьма старая, и нисколько тебя не боюсь, - король храбро откинулся на подушки и по самый нос натянул покрывало.
  - Ты, мил человек, глупец, - строго заметила старуха. - Не знаю, что ты там вчера намешал, что у тебя такой сдвиг в мозгах произошел, но про возраст ты это вообще зря. Ты со мной договор заключил? Ты мне руку пожал? Ну, так и не обижайся. Я теперь, что только душенька моя пожелает, в счет оплаты услуг взять могу, ты своим глупым отказом развязал мне руки. Ну, да только этого мне мало, надо тебя, что ли наказать как-то показательно, чтобы другим неповадно было...
  Короля била мелкая противная дрожь, ещё никогда в жизни ему не было так страшно, он с удовольствием позвал бы на помощь, но боялся. Он в сотый раз проклял тот день, когда связался с ведьмой.
  - О, - ведьма подняла вверх скрюченный палец, - придумала. Лишу-ка я тебя самого дорогого.
  - Эт-т-то чего? - запинаясь, спросил Явор. - Трона?
  - Эк мелко ты мыслишь, - ведьма, казалось, даже обиделась. - Разве этим ты дорожишь? Нет. Есть у тебя один страх, глубоко в тебе он сидит да мне как раз его видно.
  - Это что ж за страх такой?
  - А вот, как усохнут за неделю твои "бубенчики" так сразу и поймешь.
  - НЕТ! - дико завизжал король, как только до него дошел смысл сказанного. - Прошу Вас только не это. Лучше сразу смерть, чем перестать быть мужчиной.
  - А разве ты мужчина? - вздернула бровь старуха. - Разве мужчина к колдовству прибегает, чтобы завладеть сердцем женщины?
  - Да какой там женщины? - зло швырнул подушку в угол Явор. - Так, ни рыба ни мясо. Если б знал, какова она в постели я б и медяка ей не кинул.
  - Дело, однако, твоё, только сам ты её выбрал, а я цену назначила, так что пеняй на себя. А на счёт силы твоей мужской, ты мне потом ещё спасибо скажешь, времени много свободного появиться, глядишь, за ум возьмешься, может, и в государстве порядок наведёшь, - с этими словами бабка тяжело встала и мелкими шажочками засеменила к королевскому ложу.
  Отчаяние придало Явору сил, и он закричал, что есть мочи:
  - Стража, ко мне! Помогите! Убивают!
  Покои тут же заполнились набежавшей по первому зову стражей. Старуха замерла там, где стояла, затем укоризненно покачала головой.
  - Ох и глуп же ты! - только и произнесла она, а затем растворилась в воздухе.
  ****
  Слух о произошедшем моментально разнесся по замку. Всех от мала до велика интересовало, что же делала ведьма в покоях Его Величества, не исключением стала и королева. Она выждала некоторое время, за которое как ей казалось, король должен был прийти в себя, и отправилась к супругу с визитом.
  Король в это время находился со своим любимым советником в библиотеке. Изящным жестом Её Величество указала Гаю на дверь, и как только понятливый служака оставил их наедине, спросила звенящим от ярости голосом:
  - И как вы прикажете это понимать, сударь?
  - Ой, Марго, только не начинай, - отмахнулся король. - И без тебя тошно!
  - Куда ты в очередной раз влез? - уперев руки в бока, упрямо продолжила королева.
  - Какая разница? Что сделано - не вернешь...
  - Господи, ну, почему мне в мужья достался такой тупица? - она молитвенно сложила руки и устремила взгляд в потолок, будто там, где находиться люстра сейчас откроется потайной люк, и Бог немедленно даст ей пояснения по её вопросу.
  - Не драматизируй, - вздохнул Явор.
  - Я не драматизирую, я констатирую,- невозмутимо заметила королева Маргарита. - Какого лешего ты с этой ведьмой связался. Разве ты не знаешь, что о ней говорят? Разве ты не знаешь, что с ней нельзя ссориться?
  - Теперь знаю, - обреченно склонил голову король.
  - Что между вами произошло? Что она здесь делала?
  Королева пристально посмотрела мужу прямо в глаза и под этим взглядом, который он не мог никогда вынесли, Явор решил, что в его положении сейчас лучше в очередной раз во всём повиниться, ибо повинную голову даже меч не сечёт, но не успел. В дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, в библиотеку ввалился Гай. Вид у него был весьма растерянный.
  - Ваше Величество, - обратился он к королю. - Ваша племянница, княжна Владислава, которая прибыла для обучения изящным искусствам, пропала.
  - Как пропала? - перепугано вскрикнули супруги в один голос.
  - Вот так. Гуляла в саду и всё. Садовник говорит, что видел, как к ней подошла отвратительного вида старуха, и они вместе растаяли в воздухе.
  - Началось, - король в ужасе схватился за голову.
  - Та-а-а-к, а теперь вы мне всё расскажите, - с явной угрозой в голосе произнесла королева.
  - Да, что рассказывать, - горестно вздохнул король. - Поздно, слишком поздно и ничего не изменить.
  - Не впадай в истерику! - прикрикнула Маргарита на супруга и обратилась к Гаю. - Мне нужны факты.
  - Какие факты? - Гай опасливо оглянулся на приунывшего короля. - Нарвались как девочки - вот и всё.
  - Вы мне это бросьте! - королева недобро блеснула глазами. - Я вам не позволю из меня идиотку делать!!! Может мне напомнить вам обоим кто такая княжна Владислава? Может мой дражайший супруг позабыл, что её к нам прислал для обучения изящным наукам его брат могучий князь Ярослав? Может мне напомнить, что за Владиславой в любой момент может заявиться её отец либо жених королевич Елисей? Может мой муж не в курсе, какой скандал нас ждет, если князь узнает, что его любимая дочь пропала? - королева на мгновенье смолкла, а затем будто обращаясь не к Явору, а к самой себе горестно произнесла. - Да кого я обманываю, какой к чёрту скандал - это война!
  - Марго, мне кажется, что ты сгущаешь краски, - попытался успокоить жену государь. - Старуха-ведьма конечно стерва, но мстить она будет мне лично, мой народ здесь ни при чём.
  - За что она тебе мстит? - снова взялась за своё королева.
  Ответ нисколько её не удивил, нечто в этом стиле она и предполагала. Эта мудрая женщина уже давно смирилась с похождениями супруга. Единственное, что она требовала от него, так это чтобы, когда Его Величество вдруг объявлялся в супружеской постели, то предъявлял ей справку о состоянии здоровья от её личного лекаря, которого невозможно было ни запугать, ни подкупить в связи с исключительной преданностью Её Величеству. И сейчас внимательно выслушав дурацкую историю, в которую по собственной глупости влез её супруг, королева Маргарита испытала только приступ глухого раздражения. Не отвлекаясь на бесполезные упреки, она взглянула на мужа и холодно спросила:
  - Ну, что будем делать?
  - А что тут можно делать? - вскинул брови Явор. - Ждать и искать, врать и изворачиваться.
  
  ****
  Княжна Владислава действительно прогуливалась в саду, в тот самый момент, когда перед ней предстала уродливого вида старуха. Настроение у княжны было самое препаршивое. Уже месяц она жила в гостях у своего дяди и ровно месяц изо дня в день её мучали гаммами и истязали правилами этикета. Все эти премудрости светской жизни были ей глубоко противны и неинтересны. Только вот кому пожалуешься, если тебя сюда сослал собственный отец?
  - Подойди ко мне, деточка! - сладким голосом произнесла старушка.
  Приученная к тому, что старость надо уважать Владислава подошла ближе, старуха ухватила её за руку и пейзаж вокруг тут же изменился. Не на ажурной дорожке в саду теперь стояли они, а на поляне в самом, что ни наесть дремучем лесу.
  - Как это понимать? - слегка опешив, поинтересовалась княжна.
  - А никак, - пожала плечами ведьма.
  - Как вас хоть по имени отчеству величать, - напоминая себе, что старость всё равно надо уважать, не смотря на некоторые присущие ей чудачества, поинтересовалась Владислава.
  - Капитолина Карповна, - удивленно заморгав, ответила ведьма, сколько лет она жила на свете, но ни разу похищенные ею девицы не вели себя подобным образом, они выли, стенали, ругались, впадали в истерику, а этой хоть бы хны. Стоит с интересом оглядывает дремучий лес, и нет в ней и капельки злобы или раздражения - одно сплошное любопытство.
   "Хороша девка", - вдруг подумалось старухе, и характер видно легкий, да и сама красы неописуемой. Одни глазищи с длиннющими ресницами да брови в разлёт чего стоят.
  - Так мы тут стоять и будем? - прервала затянувшуюся паузу княжна.
  - Отчего же можешь и присесть, коли ноги не держат, - буркнула бабка и зло напомнила себе, что она на работе, а тут не может быть никаких личных симпатий. Тут как говориться исключительно дело принципа и деловой репутации.
  Взбодренная такими мыслями старуха в плотную подошла к девице и ещё раз внимательно оглядела её с ног до головы, вздохнула и сунув руку за пазуха метнула красавице прямо в лицо горсть какой-то непонятной толи пыли, толи золы. Владислава зажмурилась от неожиданности и попыталась закрыться руками, но старуха больше ничего не делала, она спокойно рассматривала синее облако окутавшее лицо пленницы, зато на княжну напал страшный чох. В носу свербело, глаза пекло, она чихала и не могла остановиться. Когда же приступ окончился и девушка стала вытирать выступившие слезы рукавом шелковой рубахи Капитолина Карповна взяла её за руку.
  - Ты не думай только, что это я тебе, - неловко переминаясь с ноги на ногу, произнесла ведьма. - Это я не тебе, а дяде твоему. К тебе у меня ничего личного. А теперь дитятко я тебя домой верну к мамкам-нянькам или как их там сейчас называют.
  Владислава ничего не успела возразить. Не успела она и глазом моргнуть, как стояла она со странной бабусей уже не в лесу, а в замковой библиотеке и на них с открытыми ртами пялились её королевствующие дядя и тётя, а так же их советник.
  - Ты куда молодую княжну дела, злыдня? - тут же нашелся король и в обвинительном жесте ткнул пальцем в сторону ведьмы.
  - Дядя, я же здесь! - воскликнула ничего не понимающая Владислава.
  - Какой я тебе дядя?! - взревел король. - Ты себя в зеркало видела, страшилка?
  Ведомая любопытством Владислава тут же направилась к зеркалу, которое висело в глубине библиотеки. Раньше она всегда удивлялась: на кой ляд его там повесили, а тут вишь пригодилась. Девушка взглянула на своё отражение и обомлела. Из зеркала на неё смотрело чудовище. Прошло несколько тягостных минут прежде чем до княжны дошло, что это существо с огромным носом нависшим над губой, лицом усыпанным бородавками, из которых торчали жёсткие волоски и синюшным цветом кожи и есть она сома. Как только она это поняла силы тут же оставили её и девушка упала без чувств.
  - Что ж ты племянницу с пола поднимать не спешишь? - язвительно поинтересовалась ведьма.
  - Так это Влада? - в ужасе прошептала королева и кинулась к племяннице.
  - Ага, - довольно кивнула старуха. - Она самая, хорошая у вас родственница, скажу я вам - ни чета некоторым тут присутствующим.
  - Ой, вот не надо только этих грубых намёков. Говори, что ты хочешь? - набравшись смелости поинтересовался король.
  - Жизнь сложная штука, - пропустив мимо ушей реплику Явора, продолжила ведьма. -Только, что поделаешь? Не захотел наш король честно слово своё сдержать, услуги оплатить, пришлось самой взять. Причём то, что моей душеньке угодно. А я, знаете ли, в последнее время такая фантазерка стала, самой страшно. Вот вишь польстилась на красу племянницы вашей. Моя она теперь, красота-то, а вы уж её родителям сами всё объясните, по-семейному. Я в политику не лезу - не моё это.
  - Ах, ты, стерва старая! - не выдержал король. - Я ж тебя в порошок сотру, в темнице сгною.
  - А вот это ты зря, - поучительно выставив когтистый палец ответила Капитолина Карповна. - Я б может, если бы ты повинился, поупрашивал меня может быть и простила, я ведь отходчивая. А так, кукиш тебе с маслом, разбирайся сам.
  - Нет, вы слышали? - король аж подскочил с насиженного места. - Ты, мне тут ещё вякать что-то будешь? Стража!
  - Ох и грубиян же ты, - зло огрызнулась старуха. - Мало того, что грубиян, так ведь ещё и дурак, - она сочувственно посмотрела в сторону королевы, которая всё это время пыталась привести в чувства бедную княжну. - Как-то ты с ним живешь? А? Слышишь меня, королева?
  - А вот так и живу, - раздражённо, но всё-таки стараясь сдерживаться, ответила Маргарита.
  - Стража!!! - уже во всю глотку заорал взбешённый таким отношением король.
  - Ты чё орешь? - мстительно улыбнулась ведьма. - Всё равно тебя никто не слышит и никто не придёт. Я-то уж и забыла по доброте душевной про наказание для тебя лично. Да ты сам напомнил. Жди. Через недельку усохнут "бубенцы" твои, "бубенчики", и погонит тебя королева твоя поганой метлой, если не полная дура конечно. Хотя женщины народ жалостливый, может и не прогонит.
  - Да ты!!! - король просто побагровел весь от нахлынувшего гнева и затряс кулаками в стороны пакостно улыбающейся бабки.
  - За сим спешу откланяться, - старуха присела в шутовском реверансе и ехидно улыбнулась зубастым ртом. - Не поминайте лихом, как говориться, - и растаяла в воздухе, будто и не было её здесь.
  - Стой! Куда? - с запозданием выкрикнул Явор, но ему естественно никто не ответил.
  - Как думаете действовать в сложившейся ситуации? - спустя несколько долгих минут оглушающей тишины несмело поинтересовался советник.
  - А никак, - Явор устало откинулся на спинку кресла.
  - Это как это? - королева в гневе в одно мгновенье оказалась рядом с мужем и зло рванула его за плечо. - Заварил кашу и в кусты?
  - Спокойствие, мадам, спокойствие, соблюдайте правила приличия и хорошего тона, я пока, что ещё король и хочу заметить ваш полноправный супруг и господин, - не скрывая иронию произнес Явор. - Я уже всё придумал. Всё до неприличия просто. Итак, Владиславу тайно отвозим в монастырь, там она принимает постриг и посвящает оставшуюся жизнь служению Богу. Не будем себя обманывать: девочке явно не хватало такта и изящества, а в свете последних событий это для неё самый идеальный вариант, ибо для служения Всевышнему главное - внутренняя красота, а вот внешняя совсем не обязательна.
  - А что мы скажем родственникам и жениху? - сердито поинтересовалась королева.
  - Да что угодно, кроме правды естественно. К примеру: влюбилась в трубадура заезжего и сбежала с ним, забыв про всякий стыд, а ещё лучше сказать, что её выкрали могучие враги. У нас как раз на западной границе не спокойно. Глядишь, под эту марку и государственные проблемы решим.
  - Ох, Явор, не нравиться мне всё это, - королева печально покачала головой. - Чует моё сердце: на этот раз твоя глупость тебе просто так с рук не сойдет.
  - Не каркай, - зло блеснул глазами король. - Я решение принял, так для всех будет лучше. Так что, Гай, возьми пару толковых молодцов и снесите Владиславу пока в её покои, только накинь моей племяннице на голову платочек. Чего зря парней пугать? Оставь кого половчее за нею приглядывать, только зеркало из комнаты обязательно вынесите. Мало ли что? Вдруг у неё сердце слабое, ещё окочуриться. Не хочу брать грех на душу.
  - Да я думаю, до этого не дойдет, - ответил советник. - Мне так кажется, что после того что бедняжка в зеркале увидала она долго в чувства не придет.
  - Твои б слова да Богу в уши, - улыбнулся Явор, в этот момент он представлялся себе этаким злым гением, в руках у которого судьбы людей, и это ощущение будоражило и бодрило его. - Это нам пошло бы очень даже на пользу. Хотя какая по большому счету разница. В любом случае сегодня ночью княжна Владислава должна отправиться в самый дальний монастырь.
  - Елфимовский или Костянский? - заискивающе поинтересовался Гай.
  - Какой тебе Елфимовский, дурья башка, - раздражённо произнесла королева, ей очень не нравилось происходящее, тем более что бездетная Маргарита очень привязалась к своей молодой племяннице. - Елфимовский же мужской!
  - Пардон, - смутился Гай. - Я не сведущ в таких мелочах, - затем старый хитрец прокашлялся и будничным тоном, словно речь идет о какой-то незначительной мелочи продолжил, - тогда, как я понимаю, однозначно в Костянский?
  - Ты понимаешь правильно, - одобрительно кивнул Явор.
  - Охрану давать или мне доставить "груз" лично дабы избежать огласки.
  - По твоему усмотрению, - король позволил себе благодушно улыбнуться. - Назначаю тебя, Гай, ответственным за выполнение этой сугубо секретной международной миссии. А сам я, что-то устал больно сегодня, изматывают меня эти дела государственные. Пойду, что ли отдохну...
  Гай поспешно выбежал из библиотеки в поиске молодцов, которым можно было бы доверить такое непростое дело, оставив супругов снова наедине.
  - Да уж, - хмыкнула королева, как только за советником закрылась дверь, - я и смотрю, надорвал здоровье благодетель ты наш трудом непосильным.
  - Попрошу без иронии, - Явор потянулся всем телом. - Посмотрел бы я как бы вы, будучи на моём месте, поплясали.
  - Мне и на своём неплохо пляшется, - тут же огрызнулась Маргарита и смолкла, словно вспомнив о чём-то очень важном. Явор внимательно посмотрел на супругу и когда понял, что ничего добавлять к сказанному она не собирается, направился к выходу, радуясь, что буря так легко миновала. Когда король был уже практически у дверей Маргарита, преодолевая некоторую неловкость, как бы, между прочим, поинтересовалась. - Раз ты заговорил о пляске, то я хотела уточнить: что это ведьма там тебе про какой-то музыкальный инструмент говорила?
  - Какой инструмент? - не понял король.
  - А такой, только не запомнила я: толи цимбалы, толи бубенцы. Будто усохнут они у тебя, и я тебя выгоню. Что-то вроде этого. Так что она имела в виду?
  - Ой, только не строй дурочку, будто не догадалась о чём идет речь, - король буро покраснел и покрылся холодным потом, это обстоятельство как раз-таки выскочило из его головы. Мысленно он приказал себе собраться, не очень натурально улыбаясь быстро подошел к жене и взял её руки в свои. - Естественно эта ведьма имела в виду мою мужскую силу, но дорогая можешь не волноваться это всё блеф, она до меня даже не дотронулась.
  - А кто сказал, что меня это волнует? - грустно произнесла королева.
  - Даже так? - обиженно вздернул нос Явор. - Смотри, как бы пожалеть не пришлось, - он сделал страшные глаза, - а вдруг действительно только неделю мне полноценным мужчиной побыть осталось?
  - И что?
  - Как что? Неужели ты забыла наши ночи? Неужели тебе меня совсем не жаль?
  - А чего мне тебя жалеть? - почти шепотом сказала Маргарита и обернулась в сторону, где на полу так и оставалась, всё это время лежать княжна Владислава. - Вот её мне жалко, её жизнь загубленную, её молодость.
  - Её тебе значит жаль, а родного мужа нисколько? - разгневался Явар. - Так может и тебе с ней в монастырь? Могу устроить: прокачу с ветерком, да только в одну сторону!
   - Думаешь, напугал? - королева гордо расправила плечи и заглянула мужу прямо в глаза. - Нет, меня такой мелочью не напугаешь. Может я бы сама с радостью от мирских дел ушла. Только совесть не позволяет, потому что знаю: пропадешь без меня. Да ладно бы просто пропал, пропадешь и государство своё погубишь.
   От каждого слова произнесённого королевой Явор морщился, словно хлестала она его своей белой рученькой по лицу, а как только она смолкла, он развернулся и вышел вон.
  
  ****
  Владислава лежала в своей комнате на кровати, советник Гай выполнил всё, как было велено и даже больше. Он распорядился, чтобы княжну не беспокоили, а пригляд оставил снаружи у дверей, здраво рассудив, что девица после такого шока захочет побыть одна. И вот Владислава возлежала на пуховых подушках заботливо укутанная в одеяло, и, злобно сверкая глазами, думала, что ей теперь делать. Надежду, что всё происходящее с ней лишь кошмарный сон одним махом убили два огромных пятна на стене, ещё утром там висели огромные зеркала. Княжна сразу обнаружила пропажу, как только её оставили одну и она смогла, наконец, отрыть глаза. Король и королева изрядно бы удивились, узнай, что их племянница лишилась чувств буквально на несколько мгновений, а остальное время искусно изображала обморок. И дело здесь было вовсе не в том, что она намеренно хотела подслушать их разговор, просто так получилось. Сначала никто не заметил, что девушка пришла в себя и открыла глаза, а когда речь зашла о том, что от неё хотят избавиться Владислава сама уже не захотела выдавать своего присутствия и сосредоточенно слушала о судьбе, которую ей готовит "дорогой и очень добрый" дядя.
  - Вот чувствовало же мое сердечко: не надо мне сюда ехать! - вслух произнесла девушка. - Так нет же, спровадил батюшка культурный уровень поднимать. Что-то бы он теперь сказал, полюбовавшись на дочь-красавицу?
  Княжна представила выражение лица отца и мстительно улыбнулась.
  - Нет, дорогой дядюшка, не согласна я с вашим решением, - продолжила Владислава рассуждать вслух. - Сам в монастырь отправляйся или к лешему, да хоть к чёрту только меня не тронь!
  Девушка резко встала с постели и, стараясь не шуметь, на цыпочках прокралась в дальний угол комнаты. Там за огромным креслом ею было припрятано всё необходимое для побега. По удивительному стечению обстоятельств княжна уже неделю готовила своё отбытие в родные пенаты. Уехать она хотела давно, буквально с того дня как здесь появилась, но данное отцу слово не позволяло ей вернуться в отчий дом, ранее чем она достигнет определенного уровня в изящных науках. Только вот неделю назад Владислава чётко поняла, что ей этих высот не видать, как собственных ушей, а терпеть издевки учителя музыки по имени Рюмшталь, больше похожего на страдающего ожиреньем аиста, чем на всемирно известного музыканта, у неё попросту не было. Пересмотрев на скорую руку свой нехитрый скарб, девушка осталась вполне довольна. Здесь не было ничего лишнего, только то, что понадобиться в дальней дороге. Владислава взглянула на часы, которые неспешно тикали на стене. Дело близилось к вечеру - значит времени у неё в обрез. Княжна метнулась к шкафу, в котором был размещен её гардероб, и достала из укромного местечка мужской костюм. Дома он был для неё повседневным и только здесь, дабы не смущать родственников, ей пришлось отказаться от привычной одежды, сменив её на богато расшитые жемчугами да золотом и очень неудобные платья.
  Немного подумав, Владислава решила пока не переодеваться и аккуратно уложила свой мужской костюм к остальным вещам необходимым в пути, закинув на плечо дорожную сумку, она бесшумно подошла к окну и огорченно присвистнула: там, под окном, лениво переговариваясь о чём-то своём, стояли стражники. Девушка осторожно отошла вглубь комнаты. Теперь у неё был один выход: попытаться бежать, когда её повезут в монастырь. Отложив суму подальше, княжна присела на кровать. Теперь ей оставалось только ждать, когда за ней придут.
  На улице уже стало смеркаться, когда в дверь вежливо постучали. Владислава не ответила, и через некоторое время стук снова повторился, затем дверь распахнулась, и в комнату вбежал взволнованный советник.
  - Слава Богу, - выдохнул он, заметив фигурку девушки, уныло сидящей на своем ложе. В тот момент, когда он постучал, а молодая княжна не ответила, ему почудилось, что случилось страшное. Вот сейчас зайдет он в покои, а там Владислава в петле колыхается или что ещё похуже. За эти страшные секунды неведения он успел проклясть себя за халатность, за недальновидность, за то, что не оставил с девушкой хотя бы няньку. Ох, эта конспирация! Как бы не вышла она советнику боком. Осознав, что с княжной всё в порядке, если так можно выразиться, по крайней мере, что она жива - здорова, Гай моментально успокоился, ему даже стало немного смешно и чего это он, право, испугался? Короля Явора вполне устроил бы и такой вариант развития событий, для него главное, чтобы Владислава исчезла, а куда она направится в монастырь или на тот свет - это уже несущественные мелочи. - Княжна, - прерывая затянувшуюся паузу, окликнул девушку советник.
  - Что, - нехотя ответила девица.
  - Нам надо ехать.
  - Куда? - не проявляя особого интереса, скорее автоматически поинтересовалась она.
  - В монастырь.
  - Зачем?
  - Там вам помогут. Король и королева чрезвычайно огорчены произошедшим с вами несчастьем, они собрали консилиум виднейших лекарей государства.
  - Так быстро? - недоверчиво подняла лохматые брови девушка.
  - Всё исполняется мгновенно, когда речь идет о жизни нашей милой гостьи, - Гай медленно, стараясь не смотреть на лицо бывшей красавицы, пересек комнату и сел с ней рядом, хитрец знал, что для того, чтобы безукоризненно выполнить возложенную на него миссию ему следует найти контакт с ней, расположить к себе. Поэтому он по-отечески погладил её по голове и, не встретив сопротивления, взял её руку в свою. - Эти ученые светила заседали пять часов к ряду, но в итоге пришли к выводу, что ничем не могут помочь, они не встречали таких странных метаморфоз за свою многолетнюю практику. Только не плачьте, не всё так безнадежно, один из ученных, после консилиума подошел к вашим безутешным дяде и тёте. Он сказал, что вам может помочь истинная вера, возможно, то, что с вами случилось - кара за грехи, неважно чьи, - Гай многозначительно умолк, затем выдержав театральную паузу, продолжил, - а искупить их, как вы знаете, могут только труд и молитва.
  - Но я хотела бы попрощаться с королем и королевой, - с трудом скрывая вспыхнувшую ярость от нахальной лжи старого пройдохи, прошептала Владислава и высвободила свою руку из ладони советника.
  - Влада, можно я буду так вас называть? - поинтересовался советник и, не дожидаясь ответа продолжил. - Ваши дядя и тетя уже отбыли из замка, они решили объехать все монастыри государства и в каждом из них отслужить молебен за ваше здоровье, - не моргнув глазом стал врать Гай дальше. - Вам же надлежит отправиться в Костянский монастырь и ждать их там, проводя дни в молитвах, трудах праведных. Монахини этой славной обители тоже будут за вас молится. Все вместе мы справимся с бедой, которая с вами приключилась. Я лично сопровожу вас в обитель и прослежу, что бы о горе постигшем вас узнало как можно меньше людей.
  - Хорошо, я согласна, - смиренно склонив голову, произнесла княжна. - Я могу взять с собой кое-какие вещи?
  - Конечно, - советник встал и направился к выходу. - У вас двадцать минут на сборы, а потом я приду за вами, карета уже ждет, так что поторапливаетесь.
  Владиславе на сборы хватило и одной минуты, оставшееся же время она потратила на корректировку плана побега. Теперь, когда она точно знала, что везти её будет советник, что поедут они в карете и что связывать её не собираются всё стало на свои места. Сейчас девушка была уверена на сто процентов, что ей удастся улизнуть. У неё было весьма важное преимущество перед людьми, которые замыслили от неё избавится: она знала об их предательстве, а вот они об её посвященности в свои планы не догадывались.
  Через двадцать минут вернулся советник. Он был в несколько приподнятом настроении, его очень радовало то, с какой лёгкостью ему удалось найти общий язык с княжной. Гай понимал, что ему несказанно повезло, ведь реакция у девушки могла быть совсем иной. Владислава была укутана в чёрный дорожный плащ. Накинутый на голову капюшон скрывал большую часть лица, но даже подбородка, который из-под него выглядывал, было достаточно, чтобы случайному встречному ночью приснились кошмары. Гай подал бедняжке руку, но она лишь качнула головой, давая понять, что это лишнее, тогда он поднял с пола её нехитрый багаж и направился к двери, почтительно пропуская девушку вперёд. Они шли молча, самыми темными коридорами старательно избегая ненужных встреч, у чёрного входа их ждал запряженный шестёркой гнедых скакунов экипаж. Советник помог Владиславе занять своё место и сам уселся не напротив, а рядом с ней, пояснив, что его укачивает, но Владислава поняла, что он просто не хочет, любоваться её "прелестями" до самого монастыря, путь-то неблизкий. Наконец карета тронулась, и княжна облегченно вздохнула: советник не взял усиленную стражу. Видимо введённый в заблуждение покорностью несчастной девушки он решил обойтись без посторонней помощи. Владислава выглянула из кареты, делая вид, что хочет в последний раз взглянуть на замок, в котором провела последние несколько месяцев, чтобы ещё раз убедится, что за ними действительно больше никто не следует. Тут сердце девушки предательски ёкнуло - за каретой следовало два наездника, но она быстро успокоилась, в конце концов, советник, возница и двое стражников это не так уж и много. Главное грамотно всё спланировать и выбрать подходящее время для побега.
  Они ехали уже несколько часов, ночь давно уже вступила в свои права и темнота плотно укрыла свои владения от посторонних глаз. Советник давно клевал носом, княжна тихо посапывала у него на плече. Гай боролся со сном, волнами наплывающим на него. Наконец настал момент, когда старый лис всё-таки сдался на милость победителю и захрапел во всю, откинув голову назад. Княжна тут же открыла глаза и, стараясь не потревожить спящего, приподняла голову, затем осторожно выглянула в окошко. Карета мерно покачивалась на хорошо утрамбованной просёлочной дороге, оба сопровождающие с зажженными факелами в руках теперь ехали спереди, скудно освещая путь. Возница осторожно следовал за ними, не слишком понукая лошадей, он знал, что спешка в дороге, причём такой темной беззвездной ночью, ни к чему хорошему не приведёт. Владислава улыбнулась: пока что всё складывалось как нельзя лучше. Улучив момент, она приоткрыла дверку и выкинула рядом с приметной кривой сосной свою дорожную сумку, которую предусмотрительно попросила уложить в салон, дескать, там хрупкие и весьма необходимые для неё вещи. Затем поднялась и стала присматривать участок дороги, на котором могла бы сойти сама, создав как можно меньше шума и получив как можно меньше травм. Такое место вскоре представилось. Там лес подходил вплотную к дороге, словно в разведку выпустив вперед широкую полосу высокой густой травы переходящей в не менее густой кустарник. Девушка сделала глубокий вздох, настраиваясь на прыжок, назначенное место было уже совсем близко, и в этот момент советник открыл глаза и поднял голову:
  - Ты куда? - хриплым спросонья голосом поинтересовался он.
  - Освежиться, - брякнула первое, что пришло в голову Владислава, - я туда и обратно, а вы спите и не о чём не тревожьтесь. Это всё сон.
  - Сон...- как завороженный произнес Гай и закрыл глаза, княжна, не теряя ни секунды, тут же сделала шаг в темноту. - Как сон?! - советник подскочил на месте, он вдруг осознал, что рядом происходит что-то неладное. Он растерянно огляделся - княжны рядом не было. Гай попытался закричать, но в горле от волнения пересохло, и вместо зычного крика вырвался жалкий хрип. Он прокашлялся и набрал полную грудь воздуха, чтобы снова закричать, но не успел. Раздался страшный грохот и улюлюканье, карета стала резко заваливаться на бок.
  - Разбойники... - обреченно прошептал Гай, понимая, что ничего хорошего эта неожиданная встреча не принесёт.
  ****
  Владислава вполне удачно приземлилась, она на несколько долгих минут затаилась в траве. Когда же она подняла голову и глянула в сторону удаляющейся кареты, её пробрал холодный пот: в месте, где два могучих дуба, что росли по разные стороны от дороги, простёрли свои огромны ветви друг другу на встречу, незадачливых путников ждала засада. Раздался сигнальный свист, и тени со страшными криками кинулись навстречу своим жертвам. В считанные минуты карета была повалена и разбойники, наскоро расправившись с оказавшими сопротивление всадниками, стали деловито разбирать добычу.
  Владислава наблюдала за происходящим боясь пошевелиться, но потом поняла, что разбойники, как впрочем, и советник, если он ещё жив, сейчас очень заняты. Решив, что случившееся даже к лучшему: теперь её следы будет отыскать совсем трудно, Владислава медленно поползла к кустам, а там добралась и до леса. Крадучись, таясь за стволами деревьев, следуя вдоль дороги, девушка вернулась к сосне, у которой выкинула свою дорожную сумку. Не теряя ни минуты, она отошла к ближайшим зарослям и переоделась в мужскую одежду. Идти сейчас куда-либо было весьма опасно, поэтому княжна решила подыскать местечко, где можно дождаться утра и передохнуть. Такое место вскоре нашлось, недалеко от дороги росло огромное дерево, корни его угрожающе торчали из-под земли, но между ними была вполне глубокая яма, дно которой устилала сухая листва. Владислава устроилась в ней.
   Печальные мысли завладели княжной. О возвращении домой к отцу и речи быть не могло, к жениху тоже в таком виде не заявишься. Да и кому она такая "красотка" на этом свете вообще нужна? Княжна печально вздохнула, но жалеть себя не стала. Поразмыслив о своей горькой судьбе, девушка попыталась вспомнить сторону, где находилась ближайшая деревня. Это было нелегко, ехали они в темноте, и княжна не имела возможности постоянно смотреть на дорогу. Но Владислава была человеком действия и такая мелочь не могла её напугать. Девушка решила, что ей непременно надо постараться уснуть, чтобы поднабраться сил. Ведь утро вечера мудренее, авось при свете дня разберётся, куда путь держать, тем более, что она уже точно знала куда пойдет и, что будет делать.
  
  ****
  Советник затаился в перевёрнутой карете, он сжался в комок и отполз в самый темный угол, надеясь, что его не заметят. Но чаяньям его не суждено было сбыться. Дверца с жалким хрустом отлетела в сторону и два человека в масках ловко забрались внутрь экипажа. Гая обнаружили мгновенно и, дав для профилактики в глаз, выволокли наружу. Держась одной рукой за лицо, а другой пытаясь уцепиться за что-нибудь, Гай пытался встать, но это у него не получалось. Подталкиваемый чьими-то пинками, он стал куда-то ползти, наткнулся на бесчувственное тело одного из сопровождавших карету стражников, понял, что бедняга мёртв, отпрянул, получил ещё один пинок и продолжил движение в неизвестную ему сторону. Затем кто-то схватил его за волосы и принудил встать на колени, а затем и вовсе подняться. Голова кружилась, волнами накатывала дурнота, но что-то не давало Гаю упасть. Спустя какое-то время бедолага понял, что держится на ногах не благодаря железной силе воли, а потому что его попросту привязали к дереву. Теперь советнику стало по-настоящему страшно.
  - Ба! Знакомые всё лица! - чей-то знакомый голос вырвал советника из лап неотвратимо надвигающегося обморока, надежда трепетным огоньком зажглась в его сердце и подбадриваемый этим ещё неокрепшим пламенем Гай, превозмогая сковавший его страх, открыл глаза. Разбойники подожгли раскуроченную карету, и пламя жадно накинулась на добычу. В свете этого импровизированного костра пылающего неподалёку советник смог различить, что в двух шагах от него стоит и нагло ухмыляется плечистый детина с нечёсаной кудлатой бородой.
  - Гордей? - срывающимся от волнения голосом произнес советник, он не мог поверить, что судьба оказалась настолько благосклонна к нему.
  - Я, - довольно пробасил разбойник.
  - Вели - ка чтобы меня развязали, - повелительным тоном скомандовал Гай.
  - С какой такой радости? - удивился детина и подошел к советнику ещё ближе.
  - Ты что забыл? Под моим начальством состоишь молокосос. Тебе нужны проблемы? Так я устрою! - надменно заявил пленник, неожиданная надежда на спасение неуклонно угасала, но советник пятой точкой чуял: прояви он хоть чуточку слабости перед этим разбойником и это будет всё - конец.
  - Да плевал я на тебя и на проблемы, которые ты мне сулишь! - яростно прошипел Гордей.
  - Ох, не петушился я б на твоём месте!!
  - Пока что ты на своём!
  - Я уже доложил королю, что из-за вашей безынициативной работы козна недополучила семь мешков золота.
  - Что? - разбойник на мгновение потерял дар речи, он стоял и то открывал, то закрывал рот будто рыба, которую выкинуло на берег.
  - Что слышал! - довольный своей маленькой победой ответил Гай.
  - Да ты что гад несёшь?! Мы с ребятами работаем дубин не покладая, всю вверенную территорию под контролем держим, в такой страх народ ввели, что самим тошно!
  - Вот именно! - Гай выпятил бороду вперёд. - Вот именно! А подумать о том, что перегибать палку не следовало, умишка-то не хватило. Это же ёжику понятно: вы такого страху на округу нагнали, что ни один зажиточный крестьянин сюда не сунется, не то, что торговый караван.
  - А то, что это ваше личное предложение, это ничего? - возмущенно затараторил Гордей. - Это же вы придумали, дабы мы запугали всех и вся, чтобы люди пользовались услугами королевской охраны, которую вы по-умному назвали служба сопровождения? Только люди почему-то не оценили вашей выдумки и предпочитают в случае необходимости звать наёмников.
  - И я грешен и я могу ошибаться, - сокрушенно покачал головой советник. - Вот я и говорю: безынициативно работаете, без искры. Увидели, что гениальная идея дала сбой доложили бы наверх.
  - Ой, да закройте ж ему кто-нибудь рот, наконец, - не выдержал один из разбойников, - силушек слушать такое больше нет.
  Гай огляделся и увидел, что вся ватага оставила свои дела и внимательно слушает их перепалку с атаманом.
  - Коли нет, так не слушай, - возразил возмутившемуся татю кто-то.
  - Да что там слушать, - Гордей окинул злым взглядом своих людей и снова обернулся к советнику. - С тобой Гай спорится, что против ветра делать сам знаешь что. Только ведь и мы не лаптем деланы, смекаем, что к чему. Можешь не стараться, мы и так знаем, что язык у тебя хорошо подвешен, потому и в советниках при короле состоишь. Только вот язычок-то и укоротить можно! Верно, я говорю, братцы?! - разбойники в ответ одобрительно загудели.
  - Не одним языком я себе дорогу наверх проложил и в голове должно кое-что быть для этого, - немного поникнув, но, не сдаваясь, ответил Гай.
  - И это нам то ж ведомо, - ухмыльнулся Гордей. - Потому ты и жив. Хочу заметить: пока жив.
  - Перестань грозить мне, охальник! - советник решил снова пойти в атаку. - Вот узнает Явор...
  - И что будет? - нагло перебил его атаман.
  - Конец вам всем будет.
  - Ой, напугал! - заржал Гордей и его хохот подхватили остальные. - Ребята, советник тут такие страхи рассказывает, как бы нам штаны потом сушить не пришлось.
  - А ты смейся, смейся, - зло прошипел Гай. - В петле-то оно не так смешно будет.
  - Прям так и в петле?
  - Голову сечь сброду всякому слишком много чести, вздернут на первом же дереве и всего делов! - советник всё ещё надеялся запугать и таким образом привести в повиновение взбунтовавшихся разбойников, но сам слабо верил, что у него это получится.
  - Так-таки и на первом? - подал голос одноглазый верзила, что стоял по правую руку от Гордея. - А если в поле поймают?
  - Уймись, Афоня, не до шуток сейчас, - Гордей хлопнул молодца по плечу. - Не видишь, что ли? Советник пока ещё не понял, что никто его не боится.
  - И зря, - пленник не упустил возможность вставить своё словечко.
  - Не тебе судить, Гай. Я вижу, что ты от страха не можешь трезво оценить ситуацию, а времени на праздные беседы у нас нет. Поэтому скажу тебе прямо: дела твои из рук вон плохи и жизнь на волоске висит. Во-первых, с чего ты взял, что король вообще узнает о твоей геройской гибели от наших предательских рук, сами мы об этом никому не скажем, а во-вторых, мы вообще больше вашему Явору - самодуру не подчиняемся.
  - Это как? - дрожащим голосом произнес враз ослабевший Гай, его прошиб холодный пот и ноги стали ватными.
  - А вот так, надоело нам дураку служить да и поступило другое, более выгодное предложение. Мы теперь под началом хазарейской царицы. Только не говори никому.
  - Так кому ж я скажу, если вы меня сейчас в расход пустите? - прошептал Гай, старый лис отчетливо понял, что дела намного хуже, нежели ему показалось в начале. Иметь дело с обнаглевшими от безнаказанности разбойниками - это одно, а вот с предателями, переметнувшимися на сторону злейшего врага - это уже совсем другое.
  - Ну что ты заранее себя хоронишь? - усмехнулся Гордей. - У нас есть к тебе вполне заманчивое предложение, причем очень хорошо оплачиваемое чистым золотом.
  - Шпионить?
  - Естественно, - атаман достал из-за голенища сапога внушительный нож. - Ты станешь ушами и глазами царицы при дворе Явора.
  - А если я откажусь - смерть.
  - Сам понимаешь, - разбойник развел руками. - Уж слишком ты опасный свидетель.
  - И не стыдно вам? - горько произнес Гай.
  - За что? - Гордей в непонимании уставился на советника.
  - Вы же землю свою предаёте, вы же врагам продаётесь.
  - А почему бы и нет, коли платят хорошо? - подал голос Афанасий.
  - А нам какая разница, при какой власти разбойничать?
  - А чем твой Явор хазарейки лучше?
  - А тебе какое дело? - посыпались вопросы со всех сторон.
  - Угомонитесь! - Гордей повелительно поднял руку. - Я последний раз спрашиваю тебя советник: ты согласен?
  - А сколько хоть платить будут?
  - Продешевить боишься? Не бойся - не обидят. Ну, так как? Подлая, но жизнь или геройская смерть за отечество? - с этими словами атаман поднес свой нож к лицу пленника.
  - Жизнь, - прошептал Гай и громко сглотнул набежавшую слюну.
  - Отвяжите его, - распорядился Гордей и спрятал нож за голенище.
  Как только приказ атамана был исполнен, Гай обессилено рухнул на землю, происходящее казалось ему какой-то нелепицей, кошмарным сном. Мало того, что он умудрился потерять вверенную ему княжну, так ещё и предал своего короля, хотя это уж точно в его планы не входило, по крайней мере, пока. На этот счет у Гая были свои задумки, но время для их реализации ещё не наступило.
  - Поднимите его, - весело распорядился атаман, - да под белы рученьки сопроводите в мою берлогу, у меня будет долгий разговор с нашим новым другом и соратником.
  ****
  Королю снился кошмар, он бежал полуодетый по пустому замку, а за ним гналась толпа хорошеньких нагих женщин, которым он как мужчина, увы, не мог ничего предложить. Разлепив опухшие веки, Явор уставился на потолок украшенный лепными амурчиками, провёл ладонями по лицу, будто пытаясь таким образом стряхнуть наваждение, но не помогло: сердце бешено стучало, широкий лоб вновь усеяли бисеринки пота, и скупая мужская слеза скатилась по щеке.
  Раздался легкий шорох, и открылась потайная дверца, замаскированная под полку с книгами. По комнате разнесся аромат изысканных цветочных духов с горьковатой ноткой. Рядом с кроватью, на которой возлежал монарх, появилась стройная и весьма привлекательная девушка. Явор улыбнулся, он, как всегда, был рад увидеть её, свою единственную отраду в жизни. Девушка присела на край ложа и провела рукой по щеке короля.
  - Что- то случилось? - участливо поинтересовалась она.
  - Да, так, мелочи, Магдалена, - отмахнулся Явор. - Накатило вот что-то. А ты, моя козочка, чего так рано встала?
  - Да не спалось мне как-то. Мысли там всякие...
  - Что за мысли, - король заинтересованно подался вперёд,- давай обсудим.
  - Да...даже не знаю с чего начать...
  - Ну, хоть с чего-нибудь да начни, а там разберемся.
  - Хорошо, - ответила девушка и скромно потупила взор. - Вот я думаю: у тебя с королевой детей нет.
  - Нет, - согласно кивнул Явор.
  - Я - твоя единственная дочь, - сбивчиво прошептала девушка, было видно, что Магдалена очень нервничает, она старательно отводила взор и теребила поясок своего шелкового платья. - Но никто об этом не знает. Кроме советника естественно. Почему?
  - Потому что мне пришлось всё рассказать Гаю, чтобы он помог мне представить тебя ко двору. Мы выдали тебя за его племянницу, что тут непонятного? Странно было бы, если бы я выдал тебя за его родственницу, не введя в курс дела. Кроме того, я пошел на этот шаг, чтобы при дворе не ходили слухи, будто ты моя любовница, потому что это оставило бы черное пятно на твоей репутации и могло сделать невозможным твоё счастливое замужество в будущем.
  - Па, я не об этом. Почему ты честно не объявишь всем, кто я на самом деле. Ведь вопрос о том, кто унаследует престол, давно будоражит страну, а я твоя дочь. Я имею право продолжить нашу династию.
  - Девочка моя, не всё так просто, - ласково ответил Явор, он провел рукой по волосам дочери и тяжело вздохнул, он и представить себе не мог, что его Магдалена когда-нибудь станет спрашивать о подобном.
  - Я не маленькая, перестань со мной так разговаривать, - девушка резко встала и начала расхаживать по комнате. - Я получила самое лучшее образование, я не дурна собой, так почему ты представляешь меня перед двором как чью-то родственницу? Ты стыдишься меня?
  - Конечно, нет, - поспешил возразить король. - Ты у меня умница и должна понимать, что сейчас просто неподходящий момент. Королева Маргарита...
  - Что королева Маргарита? - перебила его Магдалена. - Что королева Маргарита? Ты ведь сам говорил, что моя мать тоже самая настоящая королева.
  - Королеву Маргариту любит народ, - с трудом подбирая слова, нашёлся Явор, не мог же он своей единственной кровиночке так запросто выложить, что её мать настоящая королева, только не какого-нибудь государства, а самого популярного в столице борделя. Он очень любил её, царицу разврата, а она его деньги, их связь могла длиться бесконечно, но Саяда забеременела и умерла во время родов. Явор очень переживал эту чудовищную утрату и решил забрать ребенка себе. У Саяды родилась девочка, и безутешному отцу пришлось повозиться, прежде чем хозяин борделя продал её ему, через подставных лиц конечно. В ребенке король нашел утешение и отраду, он содержал её как настоящую принцессу и отправил на учебу за границу, а теперь, когда она стала настоящей невестой, приблизил ко двору, чтобы удачно выдать замуж. Вот только заботливый отец никак не рассчитывал, что у его крошки окажутся такие аппетиты.
  - И что? - Магдалена надменно вскинула бровь. - Она бездетна - и этот недостаток перевешивает все её достоинства.
  - Дитя, какое же ты ещё дитя, - король с любовью посмотрел на дочь. - Я никак не могу понять, что тебя больше задевает в этой ситуации: то, что ты не можешь претендовать на престол или то, что ты не можешь открыто заявить кто твой отец.
  - И то и другое, - как-то в раз смутившись, ответила девушка, она подбежала к ложу, на котором вольготно развалился король, и устроилась рядом, как в детстве.
  - Я обещаю тебе, - король приобнял дочурку и привлек к себе, - мы что-нибудь придумаем. Во всяком случае, я даю честное отеческое слово, что выдам тебя замуж за самого настоящего принца.
  - На белом коне? - улыбнулась девушка, уткнувшись носом в теплое отцовское плечо.
  - А на гнедом не подойдет? - наигранно удивился король.
  - Нет, конечно.
  - Ну и запросы у современной молодёжи, - проворчал король и посильнее прижал к себе единственное существо в мире, которое по-настоящему любил и которое кажется, отвечало ему взаимностью.
  
  ****
  Владислава проснулась, когда солнце уже разгорелось во всю свою не маленькую силу. Девушка обругала себя за безалаберность, поднялась и не став даже завтракать отправилась в дорогу. План, которого она решила придерживаться, пока не выяснит своё точное местонахождение, был отчаянно прост: идти вдоль дороги пока не встретится какой-нибудь путник. Но уже вскоре этот самый план, казавшийся безотказным и надёжным, дал трещину. Княжна не учла, что за последние сутки её внешний вид мягко сказать сильно изменился. Вспомнить об этом беглянке пришлось, когда шедший ей как раз на встречу мужичок со страшным криком сиганул в кусты, что росли неподалёку от дороги. Реакция остальных путников, что ей посчастливилось встретить, не отличалась разнообразием. В основном народ просто спасался бегством, но были и такие что начинали истово креститься, а один паренёк ещё и камнями швыряться стал. Повезло Владиславе только один раз, случилось это когда одна дородная женщина, увидев её, кинулась бежать, откинув увесистую кошёлку, в которой оказался каравай свежего хлеба и бутыль с молоком. По крайней мере, хоть девушка и не узнала, где находится, но смогла плотно позавтракать. За едой девушка обдумала сложившееся положение и постановила, во что бы то ни стало следовать вдоль дороги дальше. Пусть надежды на помощь от случайных встречных нет, но, по крайней мере, дорога должна привести её в какую-нибудь деревню. Приняв такое решение, княжна собрала остатки снеди и отправилась дальше.
  Настоящее разочарование настигло Владиславу, когда она, наконец, добралось до ближайшей деревни. Оказалось, что и здесь храбрецов днём с огнем не сыскать. Никто не захотел даже разговаривать с несчастной девушкой, улицы мгновенно опустели, и даже вездесущей ребятни нигде не было видно. Княжна попыталась постучаться в несколько домов, но получила настолько лаконичный и точный ответ, куда ей стоит убираться, что не стала больше испытывать судьбу. Тяжело вздохнув, девушка решила попытать счастья в другой деревне, может там люди окажутся более приветливыми. Но как говориться если не везёт, то не везёт. В соседней деревне, которая оказалась неподалёку с ней тоже не стали разговаривать. Но Владислава не отчаялась, она продолжала путь, надеясь, что её труды будут, в конце концов, вознаграждены.
  Так она провела в пути уже два дня, девушка понимала, что она заблудилась иначе она по всем расчётам давно бы вышла уже к столице. Селяне по-прежнему сторонились девушку, словно она была посланницей из преисподней. Те же немногие с кем ей всё-таки удалось заговорить, толи от страха, толи по незнанию не могли дать бедняжке вразумительный ответ, где можно найти некую Капитолину Карповну.
   Еда закончилась, и девушку стал мучать голод, в деревнях её боялись и даже пропитание себе добыть она не могла. Так на третий день мучимая голодом и жаждой Владислава наткнулась на заброшенный хутор. Девушка подошла к покосившемуся забору и, набравшись смелости, крикнула:
  - Эй, есть кто дома? - ей никто не ответил, но где-то рядом раздалось едва уловимое шуршание, и девушка, преодолев робость, снова спросила. - Здесь есть кто?
  - Я...- ответил еле слышно старческий голос.
  - Где вы? - Влада оглянулась по сторонам, но никого не увидела.
  - Здесь, под забором, - устало ответил кто-то.
  Девушка заглянула за покосившиеся жерди и жалостливо охнула, там лежал беспомощный старик с окровавленной головой, она тут же перемахнула через забор и склонилась над несчастным.
  - Что с вами, дедушка? - спросила Владислава. - На вас напали?
  - Да нет, - прохрипел дед и слабо улыбнулся, - это я до ветру сходить хотел да подвернул ногу и упал, голову себе расшиб. Мне б встать да в хату, а я не могу. Вот и лежу здесь почитай вторые сутки.
  - Бедный, - прошептала княжна и погладила старика по руке, её сердце сжалось от жалости. - Давайте, дедушка я вам помогу. Сейчас мы с вами до избы доберемся, а потом я вашу рану осмотрю.
  - Да где ж тебе пигалице меня поднять? - удивился дед.
  - А вы не смотрите, что я ростом не велика, во мне знаете, силища какая, я иной раз сама удивляюсь.
  - А я и не смотрю, - загадочно усмехнулся дед. - Только ведь уж больно тяжел я.
  - И не таких поднимали, - ответила Владислава и улыбнулась не менее таинственно.
  К удивлению старика, девушка действительно оказалась достаточно сильна, она ловко помогла ему подняться и, подперев его под плечо, довела до избы. Там по-хозяйски усадила его на скамейку и стала осматривать рану, а после и вовсе отвела в комнату и уложила в постель, игнорируя слабые протесты. Дед для вида посопротивлялся, а после забылся тяжелым сном, рана была не глубокая, но в его возрасте и такой было достаточно, чтобы надолго слечь в постель. Пока старик спал, девушка ознакомилась с хозяйством, накормила нехитрую скотину, которая состояла из козы и двух курочек, приготовила нехитрый ужин. Старик проснулся, когда на дворе стояла глубокая ночь.
  - Эй, пигалица, ты ещё здесь, - громко позвал он.
  - Здесь, - отозвалась Владислава.
  - Помоги мне встать, - потребовал старик.
  - Зачем это ещё? - удивилась девушка. - Я вам поесть сейчас принесу.
  - Не надо мне ничего нести, я хочу за столом повечерять.
  - Но вам нельзя вставать.
  - А ты мне не указывай, что можно, а что нет. Говорю: помоги, а нет, так я сам сейчас встану.
  - Не надо. Я уже иду, - ответила княжна и поспешила на помощь упрямому старику.
  К своему удивлению Владислава обнаружила, что дед уже встал сам, а когда она подставила ему плечо, усмехнулся и, отстранив ее, пошел сам. Правда у самого стола он споткнулся и чуть не упал, но подоспевшая Владислава вовремя подхватила его и посадила на крепкий дубовый табурет.
  - Что есть будем?
  - Картошку с салом и огурцами, - ответила девушка и пододвинула к старику щербатые миски с едой. - Только вы меня простите, я уже отужинала. Очень уж есть хотелось.
  - Ничего страшного, тогда за компанию посидишь, беседой меня старика потешишь. Как тебя звать величать?
  - Влада.
  -А я дед Охрип. Вот и познакомились. Ну, рассказывай, как в края наши забрела. Я так понимаю ты не местная.
  - Да что тут рассказывать, - княжна смущенно замолчала, ей вовсе не хотелось вспоминать о своих злоключениях особенно сейчас, когда после долгих блужданий она обрела хоть и временный, но кров над головой. Этот странный дед ни разу не упомянул о её уродстве и вообще вел себя так будто перед ним сидит самая обыкновенная девушка, поэтому немного подумав, она тихо произнесла. - Вот шла-шла, смотрю - пришла.
  За столом повисла тишина, но старик, казалась, этого не заметил, он с аппетитом уминал картошку вприкуску с солёным огурцом. Снова он заговорил со своей спасительницей только когда расправился с ужином и вытер вспотевшее морщинистое лицо рукавом.
  - Хорошо рассказываешь, аж заслушаться можно.
  - Так ведь кто на что мастер.
  - Заметно, что сказы сказывать не твой конек.
  - Не мой, - с легкостью согласилась Влада. - Лучше вы мне дедушка расскажите, как оказались один в такой глуши.
  - Длинная это история, - важно ответил старик и огладил пышную бороду.
  - Так и я никуда не спешу.
  - Ты, пигалица, наверное, сказки слушать в детстве любила.
  - Очень.
  - Ну, тогда ладно, так и быть, послушай мою историю, только помни, что всё это правда и ни капли вымысла в словах моих нет. Может и пригодится тебе услышанное, может и не натворишь ошибок, которые я по молодости наделал.
  - Я постараюсь, - Владислава подперла щеку кулачком и приготовилась слушать.
  - Давно это было, - со значением начал дед Охрип. - Молод я был и горяч. Одним словом, первый парень на деревне, все девки местные, да и заезжие по мне сохли. Знаешь, какой я был? Ого! - с этими словами старик, кряхтя, расправил сгорбленные под тяжестью лет плечи и гордо поднял голову. Владиславе хватило одного взгляда, чтобы понять: дед Охрип нисколечко не врёт и даже не преувеличивает.
  - Да вы и сейчас ого! - улыбаясь сама не зная чему, сказала девушка.
  - Так вот, - дед снова огладил бороду. - Пришел мне срок жениться. Раньше с этим очень строго было. Присмотрели мои родители мне девку из хорошей семьи, работящую, с покладистым нравом, ну и фигурка у неё тоже была что надо. Короче посватался я к ней, всё по-быстрому сговорили и назначили день, когда свадьбу играть будем. Ох и повыли девчата, когда узнали, что женюсь я.
  - Ещё бы, - кивнула Влада. - А что дальше было?
  - Не спеши, - старик погрозил своей слушательнице пальцем. - Всё по порядку. Вот. А жила в нашей деревне девчушка одна.
  - Красавица, наверное, писанная? - не удержалась княжна.
  - Да какая красавица, так замухрышка. Родители её жили богато, хоть и не знатного рода были. Правда мать рано померла, зато отец души в дочурке не чаял. Всё для неё делал. Так вот втрескалась эта девка в меня, как говорится по уши. Ну, не то чтобы она мне прохода не давала, всё вздыхала по углам да томные взгляды в мою сторону кидала. Как прознал её батя про это - чуть ума не лишился. Тут же отправился в город и сговорился выдать дочь замуж за весьма уважаемого и богатого вдовца, который давно на неё виды имел. Вишь как всё ладно складывалось: и у меня свадьба и у неё на носу счастливое замужество. Так ведь нет! - дед умолк, махнул рукой и страдальчески сморщился.
  - А дальше что было? - спросила девушка, испугавшись, что старик на этом и закончит свой рассказ.
  - Что-что, а вот что! Решил я накануне свадьбы в последний раз погулять с друзьями. Собрались у одного бобыля в хате отметили последний день моей свободной жизни хорошенечко. До поздней ночи засиделись. Как шел домой, не помню. Только вот у сеновала смотрю - тень мелькнула. Я сначала и значения не придал, мало ли что с пьяна привидится. Ан нет, не показалось, идет она мне на встречу.
  - Кто она?
  - Капа.
  - В смысле невеста? - не поняла княжна.
  - Да какая тебе невеста, замухрышка та. Идет, что лебедушка плывет, и в лунном сиянии, а может и от выпитого, такой красавицей она мне привиделась, что и во рту у меня пересохло. Подошла она ко мне, в глаза смотрит, а я и сказать ничего не могу. Не знаю, что на меня нашло, только подхватил я её на руки да на тот самый сеновал и утащил.
  - А потом вы поняли, что всю жизнь друг друга искали? - мечтательно поинтересовалась Влада.
  - Нет, - зло буркнул дед. - Отведал я плода запретного не для меня предназначенного, да и сбежал, как только она уснула. Испугался содеянного. А утром по всем законам невесту свою, Клавдию, взял в жёны.
  - Как же так? - возмутилась девушка.
  - А вот так, - грустно развел руками старик. - Народили мы с женой пять сыновей и одну дочку, жили дружно вроде и ладно, да только нету мне с той самой ночи покою. Поэтому и из деревни, как только овдовел, ушел жить на этот хутор. Спокойнее мне тут. Дети навещают, харчи привозят, что ещё в старости надо.
  - А Капа? Что с ней стало? Наверное, тоже замуж вышла.
  - Нет. Не вышла. Хоть я её с той ночи и не видел, точно знаю: не вышла. Пришла к отцу и сказала, что не пойдет за нелюбимого, тот попытался ей пригрозить да видимо в волнении за судьбу любимой дочки переусердствовал. Отреклась она от мира.
  - В монастырь ушла?
  - Хуже, - дед Охрип тяжело вздохнул, - в ведьмы подалась. Ведьмой стала да самой страшной во всей округе. Так, что как видишь двойной грех на мне: загубил я не только её молодость, но и душу бессмертную.
  - Ой, - сердце Владиславы тревожно забилось, - а Капа - это случайно не Капитолина ли?
  - Капитолина, - кивнул старик.
  - И вы, может быть, знаете, где её искать?
  - Знаю, только тебе-то это зачем, красавица?
  - Вы что издеваетесь? - княжна обиженно встала из-за стола. - Какая я вам красавица? Пугало огородное, страшилище лесное - вот кто я.
  - Э нет, девонька, не наговаривай на себя, - старик протянул к ней руку. - Ты самая что ни на есть раскрасавица. Ты меня от верной гибели спасла, накормила, байки мои стариковские выслушала, слово ласковое сказала. А всё остальное дурь и пыль, - улыбнулся дед. - Красота она внутри, а внешнее, так - для отвода глаз.
  - Так, стало быть, вы меня не видите? - вдруг догадалась Владислава.
  - Не вижу. Я уже почитай годков двадцать как слеп. Только что это меняет?
  - Ничего, - согласилась девушка. - Так подскажите мне, где Капитолину Карповну искать?
  - Отчего не подсказать. Только подумай хорошенько действительно ли тебе к ней надо.
  - Я давно подумала, у меня просто нет другого выхода. Она моя последняя надежда.
  - Ну, если так, что ж завтра утром объясню, как найти её. А сейчас давай спать ложиться. Что-то подустал я.
  
  ****
  Гордей сидел за богато накрытым столом и насмешливо поглядывал на пленённого советника. Гай униженный и оскорбленный топтался рядом с дверью не смея сесть за стол без приглашения.
  - Что стоишь? - насладившись сполна моментом, произнес атаман. - Присаживайся, в ногах правды нет.
  Гай благодарно затряс головой и тут же бухнулся на ближайший стул, боясь, что Гордей может передумать. Разбойник с любопытством смотрел на советника. Ещё месяц назад этот человек казался ему всемогущим, а теперь он не дал бы и ломаного гроша за его жизнь.
  - Так каким ветром тебя сюда занесло? - как бы между делом поинтересовался Гордей.
  - Дела государственной важности, - многозначительно ответил Гай, забыв на мгновение, что он не в том положении, чтобы строить из себя особо значимую персону.
  - Подробней, - почти ласково произнес атаман, но от советника не укрылось то, как хищно блеснули глаза разбойника под косматыми бровями.
  - Да, ну, - отмахнулся старый лис и туго набил рот снедью, надеясь таким нехитрым способом выиграть хоть пару минут, чтобы обдумать: о чём следует сейчас говорить, а о чём лучше и помолчать.
  - Ну-ну, будет скромничать, - елейным голосом сказал Гордей, - не делай из меня дурачка, не по грибы-ягоды ты к нам пожаловал.
  - К вам - это уж точно, - не до конца прожевав еду, прошамкал Гай и с тоской подумал, что отдал бы половину своего состояния за то, чтобы оказаться сейчас совсем в другом месте.
  - Я слушаю, - уже с нажимом произнес Гордей и в его голосе послышался металл. - Давай, не выпендривайся, как девка на сеновале, отрабатывай съеденный кусок хлеба, тем более что ты его очень густо намазал чёрной икрой.
  - Да нечего мне особо рассказывать, - скорбно улыбнулся Гай, - вёз я королевскую племянницу на молебен в монастырь, да вот только сбежала она, охальница, дорогой, а обнаружил я продажу в момент, когда твои молодцы на карету напали.
  - А чего это она от тебя удрала? - заинтересованно подался вперёд атаман. - Уж не на ласки хахаля молебен променяла?
  - Откуда я знаю, но это вряд ли, не до этого ей теперь. Может, испугалась чего.
  - А девка-то хороша собой?
  - Ни в сказке сказать, ни пером описать, - ничуть не кривя душой, ответил советник.
  - Эт хорошо. Даже очень хорошо, - хохотнул Гордей.
  - Что же в этом хорошего? - не понял советник.
  - Всё. Прекрасная дева блуждает по лесу, места у нас тут гиблые, так что страху натерпится, как пить дать. И тут её спасет от верной гибели удалой молодец.
  - А откуда ему здесь взяться? - пробурчал Гай более занятый в этот момент изысканными кушаньями, нежели разговором.
  - А я тебе, чем не молодец? - ухмыльнулся Гордей. - Молод, хорош собой, не дурак опять же. О таком спасителе любая баба только мечтать может.
  - Но тебе это зачем? - тщательно прожевывая кусок слабосолёной семги, поинтересовался советник.
  - Как зачем? Тебя мои ребята, наверное, слишком сильно по голове приложили, - пристально посмотрев на пленника, констатировал атаман. - Всё ж ясно как белый день. Найду племянницу короля, спасу от лютой смерти и женюсь на ней. Чем плохо с королем породниться, да если ещё девка хороша, как ты говоришь?
  - Но ты же перешёл на сторону хазарейской царицы?
  - А одно другому не мешает, - потягиваясь, произнес Гордей, - имею я право подстраховаться? То-то что - имею.
  Гай запихнул в рот очередной кусок семги и с уважением посмотрел на собеседника, теперь он не казался ему таким уж безнадёжным тупицей возомнившим о себе невесть что.
  - Сейчас дам приказ прочесать местность, - доверительно сообщил Гордей и вышел из комнаты. Вернулся он, держа в руках бутылку странной формы. - Вино заграничное игристое, подарок от хозяйки, - гордо пояснил атаман. - Для особого случая берег. Что ж я думаю, этот случай настал. Давай, Гай, что ли отметим начало нашего плодотворного сотрудничества.
  Советник молча подставил свою чарку.
  
  ****
  Капитолина Карповна сидела в своей избушке и пила травяной чай с баранками. За окном уже второй час лил монотонный дождь. Настроение у старой ведьмы было не очень, эта история с королём Явором выбила её из колеи.
  - Надо же! Каков наглец!! - возмущенно произнесла старуха.
  - Угу! Угу! Угу! - согласно закивал огромный филин, сидящий под потолком в углу.
  - А ты не поддакивай, а то в суп пущу, - беззлобно обратилась ведьма к птице и та, прикрыв клюв крылом, обиженно отвернулась к стенке.
  Внезапно входная дверь открылась, и в изрядно натопленную комнатку ввалился нежданный гость или гостья, по одежде трудно было разобрать.
  - Добрый день в хату! - человек скинул насквозь промокший плащ и шляпу прямо у порога. По голосу сразу стало понятно, что это девушка, причём видимо очень молодая.
  - Добрый! - опешив от такой наглости, ответила ведьма. Гостья без приглашения прошла к столу и уселась напротив. Старуха возмущенно уставилась в лицо посетительнице и невольно отпрянула. Не очередная дурочка прибежала к ней жениха привораживать и не зрелая охотница за чужим счастьем - сейчас перед ней сидела, зло сверкая глазами, околдованная ею племянница Явора.
  - Что же ты бабуся молчишь? - сердито поинтересовалась девушка. - Али на работу свою засмотрелась? Почему не спросишь, какими я здесь судьбами: дело пытаю али от дела лытаю?
  - А чё мне зазря языком то молоть? - оскалилась в улыбке старуха. - В моём возрасте силы экономить нужно. А что до тебя так если ты по делу значит сама всё и расскажешь, ну а коли по глупости или там ещё по какому поводу то посидишь, передохнешь да и пойдешь своей дорогой, пока жива здорова.
  - Я так понимаю, это значит, что мне пора переходить к сути вопроса?
  - Попробуй.
  - Тогда приступлю без предисловий - расколдовывай меня, а то я за себя не ручаюсь! Побаловались и будет.
  - Экая ты шустрая, - старуха с плохо скрытым одобрением посмотрела на княжну. - Не всё так просто. Ты девка не глупая, понимать должна, что стала пешкой в "большой нравоучительной работе". Иными словами, через тебя я наказываю твоего беспутного дядю.
  - Вот тут-то вы бабуся и ошибаетесь, - девушка гулко стукнула по столу кулаком, ей была совсем непонятна логика этой престарелой ведьмы, да и расплачиваться за грехи родственников тоже вовсе не хотелось. В комнате повисла тишина. Ведьма всем своим видом показывала, что разговор окончен, а Владислава никак не могла придумать, как объяснить упрямой страхе, что из её задумки ничего не выйдет, точнее уже ничего не вышло. В конце концов, девушка решила пойти на хитрость. Сделав смиренное выражение лица Владислава сокрушённо произнесла. - Если б оно как вами задумано выходило, так я б не прочь хоть и таким странным способом поучаствовать в перевоспитании заблудшей души. Я всеми руками и ногами - "за". Поймите, я совсем не одобряю поведение своего дядюшки и полностью согласна, что с этим что-то надо делать. Только ведь просчитались вы в чём-то...
  - Это как это? - не поняла ведьма, и филин настороженно ухнул в своём углу.
  - А так. Дяде моему случившееся безразлично, может кто-то и озаботился бы или чувством вины преисполнился за содеянное, за то, что по его вине душа безвинная страдает, а ему что с гуся вода.
  - Не может быть! Врешь! - ведьма недоверчиво уставилась на девушку. - Это же политика! У меня все ходы наперед просчитаны! Твоё преображение грозит Явору такими дипломатическими осложнениями, что в раз осознает, как бабушек обижать! А ты мне всё это говоришь только чтобы красу свою вернуть!! Знаю я вас вертихвосток! На всё пойдете только чтобы в зеркало на себя любоваться!
  - Зря вы так, Капитолина Карповна, - Владислава печально склонила голову. - Вы же ничегошеньки обо мне не знаете. Да и Бог с ним. Только повторяю вам ещё раз, не пойдет моему дяде эта наука впрок.
  - Почему? - старуха упрямо скрестила руки на груди.
  - Да потому что он уже выход нашел.
  - Как так? Какой же здесь может быть выход?
  - Меня в монастырь, а родственникам моим укажет, что меня враги выкрали. Так что... - девушка на секунду запнулась, а затем горько добавила, - вы ему ещё и услугу оказали: он одним махом от ненужной племянницы избавится, и дела свои подлые на границе поправит.
  - Ах, он шельмец, - яростно прошипела ведьма. - Вот же связалась на свою голову.
  - Что делать будем? - скромно поинтересовалась княжна.
  - А что тут сделаешь? - бабка скорбно поджала губы. - Придумаю что-нибудь новое. Я его проходимца всё равно допеку!
  - А я?
  - А что ты?
  - Мне-то, что делать?
  - Не знаю, сама думай.
  - Но как же? - опешила Владислава. - Что я могу придумать? Я же к вам за помощью пришла.
  - Как пришла, так и уйдешь.
  - Так вы меня расколдовывать не собираетесь?
  - Люблю сообразительных, - старуха похвально похлопала своей заскорузлой рукой по руке девушки.
  - За что? Почему я безвинно страдать должна, ведь никому от этого ни холодно, ни жарко.
  - Вот именно, дорогуша, вот именно. Кабы что-то поменялась от того красавица ты или страшилка лесная я б может ещё и подумала, а так, - ведьма махнула рукой, - живи пока живется.
  - Так вот? Да? - холодно поинтересовалась девушка, еле сдерживая охватившую её волну праведного гнева.
  - Да, так.
  - Это ваше окончательное решение?
  - Конечно.
  Княжна резко вскочила с места, лёгким движением откинула стол в сторону, будто он был весом с пушинку, и схватила опешившую старуху за горло.
  - А так? - девушка приблизила своё лицо вплотную к лицу старухи и заглянула прямо ей в глаза. - А так ты не передумала? - и слегка сжала дряблое горло.
  - Да ты что девка, - прохрипела в ужасе бабка,- рехнулась что ли. - Я ж не со зла, я ж действительно просто так тебя расколдовать не могу, пойми. Чтобы снять порчу, которую я на тебя навела надобно её на кого-то другого перевести. На себя я, прости, её взять не могу, старая я, это будет верный конец моего земного пути. Разве что ты кого на заклание мне приведешь.
  - Как так?
  - Ну, вот так, найдешь какую дурочку и приведешь ко мне, а я то, что у тебя на лице на неё переведу.
  - Не пойдет так, - княжна уныло вздохнула, - не выход это.
  - Отчего не выход? - удивилась ведьма. - Ты станешь хороша как прежде и забудешь случившееся как страшный сон. Я тебе за попорченные нервы ещё и зелье приворотное подарю.
  - Нет, не нужно мне такого счастья. Почему ещё одна душа неповинная страдать из-за чьих-то глупостей должна?
  - В таком случае оставаться тебе такой до конца веку, - скорбно заметила ведьма и добавила, - так что обдумай моё предложение на досуге, а пока отпусти-ка мою шейку-то лебединую, а то, не ровен час, ещё повредишь мне что-нибудь, а у меня сама понимаешь - возраст.
  - Да-а-а, - протянула княжна и отпустила старуху, - положеньице.
  - Да, - согласилась старуха. - Первый раз вижу, чтобы девица от собственной красы отказалась.
  - А ты на моём месте как бы поступила? - взволнованно спросила княжна, ей вдруг вспомнился рассказ деда Охрипа. - Стала бы строить своё счастье на чужом горе?
  - Не обо мне сейчас речь, - странно заморгав, ответила ведьма и отвернулась. - А о тебе. Ты не думай, в благородство тут поиграть не получится. Над той порчей, что я тебя "наградила" ни один приворот не властен. Так что некрасивая, но счастливая не про твой случай.
  - Да при чем здесь приворот? - не выдержала княжна. - Я к этой гадости никогда не прибегала и не собираюсь.
  - Ну-ну, - покачала в ответ головой бабка. - Вот поговорим об этом годков через десять, когда от одиночества волком взвыть захочется. Последний раз предлагаю, давай переведу порчу на кого другого. Может тебе кто насолил или дорогу перешёл? Тут кто угодно сгодится, только что б женского пала был.
  И снова в комнатке воцарилась тишина, даже филин в своём углу перестал копошиться.
  - Значит так, - тихо, но твёрдо сказала Владислава, её голос звенел от напряжения, - в мир мне нельзя, в монастырь я не хочу - поэтому останусь жить у тебя.
  Старуха, услышав такое заявление, аж рот от удивления открыла, но ничего не сказала.
  - Возьми меня в ученицы что ли, - ободренная тем, что ей не отказали сразу, продолжила девушка, - вид у меня самый, что ни наесть подходящий.
  Ведьма, растирая саднящую шею, с любопытством уставилась на странную гостью: таких девиц ей действительно приходилось видеть впервые. Мало того, что с потерей красоты смирилась так спокойно, так ведь не боится её, ведьму, не брезгует.
  - Даже не знаю, - напустив важность начала Капитолина Карповна, - учить - дело ответственное, но ведь в чём-то и ты права. Опыта у меня во, - ведьма провела рукой над головой, - выше макушки. Помирать-то я пока не собираюсь, но пока его передам, на это много времени понадобится. Так что сдается мне, что попробовать можно. Оставляю тебя на испытательный срок, только если будешь баловать да лениться - выгоню в шею.
  - И на том спасибо, - ответила княжна.
  - Как хоть звать тебя величать? - всё ещё сидя на полу, поинтересовалась ведьма.
  - Владислава.
  - Как-то уж больно длинно.
  - Можно тогда просто Слава или Влада, кому как нравится.
  - Вот и добро, а меня зови просто - баба Капа, а то пока мои имя да отчество выговоришь, забудешь, чего от меня хотела. Ну?
  - Что "ну"? - не поняла Слава.
  - Я долго ещё на полу валяться буду, словно рваный башмак?
  Девушка смущенно охнула и ринулась поднимать наставницу с пола.
  - Урок первый, - важно произнесла старуха, - не бросайся на врага, словно баран на новые ворота, изучи для начала противника.
  - Это вы к чему? - не поняла девушка.
  - Я ведь тебя и развеять могла, - хитро сощурилась бабка, - кабы мне интересно не было, что ты будешь делать.
  - А может, так и лучше было бы, - грустно заметила Слава и баба Капа вдруг почувствовала, насколько тяжело бедной княжне дается спокойствие.
  - Отставить сопли, - строго скомандовала старуха. - Первый урок теории ты уже получила, переходим к практике. Значит так, берешь метлу, ведро, тряпку и наводишь здесь идеальный порядок, а я буду контролировать твои действия с печи. Если вдруг услышишь храп, знай - это я тебя проверяю на счет бдительности.
  Слава только улыбнулась в ответ и стала закасывать рукава, она сама чувствовала вину за разгром, который устроила. Бабуся, кряхтя, взгромоздилась на лежанку и блаженно потянулась, подоткнув под бок пуховую подушку, она глянула в сторону старательно работающей новоявленной ученицы.
  - А как ты меня нашла? - поинтересовалась ведьма.
  - Кто ищет - тот всегда найдет, дело тут не хитрое, - уклончиво ответила княжна, так как дала деду Охрипу честное слово не упоминать о нем ни слова.
  - А если серьезно.
  - А я серьезно и ответила, как вас звать величать я знала, род деятельности тоже, - девушка поняла, что не отделается общими фразами, но и нарушать данное слово она тоже не собиралась, поэтому сказала первое, что пришло в голову. - Так что, как добралась до ближайшей деревни, когда от дядюшки сбежала, стала людей спрашивать, кого догнала. Мне сразу и ответили, даже переспрашивать не стали, вы в этих местах, можно сказать личность легендарная. Вот ведь и моя новая внешность на что-то сгодилась - никто спросить не рискнул: зачем вы мне сдались, видимо с одного взгляда и так всё ясно.
  - Не печалься, - махнула рукой ведьма, - ко всему человек привыкает, и ты привыкнешь, главное на отражение своё не смотри и всё хорошо будет.
  - А люди?
  - А что люди?
  - Я же для них чудище.
  - Полно тебе, какие люди в такой глуши. Ну, да, ладно и этот вопрос решим, если он тебя так волнует. Ты про азиатов слыхала? У них бабы в специальных таких штуках на голову одетых ходят, чтобы никто их лица увидеть не мог, только глаза и видать.
  - Зачем?
  - Наверно больно страшные, - предположила старуха и добавила. - Так и мы тебе что-то подобное смастерим, глаза - то у тебя прежние, очень даже красивые.
  - Не издевались бы, - зло буркнула княжна.
  - А я и не издеваюсь, - зевая, ответила ведьма и перевернулась на другой бок. - Как приберешь, тоже передохнуть можешь, только не долго - у тебя на сегодня ещё много дел.
  Слава хотела возразить и даже рот открыла, но с печи донесся богатырский храп, по которому княжна поняла, что разговор закончен.
  
  ****
  Явор II вкушал послеобеденный сон, когда в его покои влетела, словно встревоженная наседка, королева.
  - Знаешь, кого ты мне сейчас напоминаешь? - лениво потягиваясь, пробурчал король. - Курицу, которую согнали с насеста.
  - Посмотрим, на кого станешь похож ты, когда узнаешь, кто к нам в гости пожаловал, - строго ответила Маргарита.
  - Ну и кто? - не проявляя должного интереса, спросил Явор и зевнул.
  - Королевич Елисей, собственной персоной, - как бы, между прочим, ответила королева, ей до чёртиков хотелось ухватить мужа за грудки и как следует растормошить, но она решила перенять его манеру поведения.
  - Какого рожна он здесь забыл? - всё ещё не понимая, что так встревожило королеву, поинтересовался король.
  - А так, сущую безделицу, - королева намеренно сделала паузу и стала пристально изучать свой маникюр, словно впервые его увидела.
  - Ну! - проявил нетерпение монарх.
  - Что ну? За невестой он приехал, которой является никто иная как твоя племянница Владислава.
  - Чёрт!!! Началось! - вскричал король и подхватился на ноги с таким видом, словно его ужалила оса.
  - Знаешь, кого ты мне напоминаешь? - язвительно поинтересовалась королева.
  - Не знаю и знать не хочу, - Явор стал метаться по комнате.
  - А чего это ты вдруг так разнервничался, - всё тем же издевательским тоном спросила Маргарита. - У тебя же всё схвачено и всё под контролем? Или не всё?
  - Советник ещё не вернулся!!! Где его носит? Может что-то случилось? - игнорируя издёвки супруги, затараторил король. - Что делать? Что я скажу этому жениху, будь он неладен?
  - Тоже что и всем говорить собирался.
  - Ага, а вдруг что-то пошло не так. Я сейчас этому Елисею лапши навешаю о том, что его невесту враги выкрали, а через час Владислава в прежнем обличии сюда заявится и сообщит, что я её в монастырь заточить пытался?
  - Что же ты об этом раньше не подумал, - зло прошипела королева, - когда дитя невинное за тебя пострадавшее на такую злую участь обрекал.
  - Да я вообще не об этом речь веду, - Явор отвернулся от жены, она как всегда его не поняла. - Всё я отлично устроил и не о чём не жалею. Просто если бы Гай вернулся, мне было бы спокойнее. Если её там по моей высочайшей просьбе вне очереди постригли в монашки, уже особой разницы нет - страшна она как смертный грех или прекрасна словно пава. Монастырь есть монастырь, особенно Костянский, его настоятельница мне многим обязана, так что оттуда обратной дороги для нашей "красавицы" нет.
  - Интересно мне знать и чем это настоятельница тебе так обязана? - недобро сощурилась королева.
  - Да так, - замялся Явор, не мог же он на самом деле рассказать жене, каким именно способом горничная Юлия стала настоятельницей богатой обители. - Пересекались. Ну да не стоит сейчас об этом. Ты лучше подскажи, что с гостем названным делать?
  - А что ты с ним сделаешь? - Маргарита задумчиво склонила голову. - Тут у тебя два варианта: либо тянуть время пока не явится твой обожаемый Гай, либо принимать гостя немедленно и рассказывать о страшной судьбе постигшей его невесту.
  - А ты как думаешь? - король подошел к супруге и взял её руку в свою.
  - Даже не знаю, - растерянно ответила королева, она давно отвыкла от того чтобы муж интересовался её мнением. - Во всяком случае, пойти встретить гостя прибывшего из далёких краев полагается по этикету.
  - Полагается - встретим. Пусть его карету отгонят к моим, почистят, подлатают.
  - Он не на карете.
  - Пешком что ли прошел? - хохотнул король.
  - Нет. На коне прискакал.
  - Уж, не на белом ли?
  - На белом.
  - Постой-ка, - король на мгновение замер, а затем заговорщицки подмигнул супруге, - меня посетила сейчас гениальная идея. А что если мы Елисею подсунем другую невесту.
  - Зачем? - удивилась королева.
  - Затем, - довольно потирая руки, ответил Явор. - Насколько я помню, моя племянница и её жених виделись один раз и, причём в далёком детстве, так что вряд ли узнали бы друг друга при встрече. Мы встречаем королевича, знакомим с невестой и играем свадьбу. Та-дам!!! И волки сыты и овцы целы.
  - Не понимаю, что за бред!!! Зачем нам играть им свадьбу?
  - Какая ты не сообразительная. Королевич Елисей жениться на подставной княжне, после торжества забирает жену и возвращается восвояси, а насколько я знаю, живёт он о-о-очень далеко от княжества моего любимого братца. Так что к тому моменту, когда Ярослав вспомнит о доченьке, она будет далеко и даже если он решит её навестить и обнаружит подмену, это уже будут проблемы Елисея. Мы знать не знаем ничего, ведать не ведаем, сдали нашу кровиночку с рук на руки.
  - Но как ты объяснишь Ярославу, что свадьбу сыграли так спешно и без него?
  - Скажу, что, мол, дело молодое, охватила влюблённых страсть, и они от этой самой страсти наворотили дел, а я, чтобы скрыть позор их по-быстрому сочетал законным браком.
  - Ладно, но как ты Елисея заставишь жениться прямо здесь и сейчас? - не унималась королева.
  - Что-нибудь придумаю. Например, скажу, что получил тайную депешу от Ярослава, где тот пишет, что волнуется за судьбу дочери и просит не тянуть с бракосочетанием в связи с политической обстановкой.
  - Всё-то ты предусмотрел, на всё у тебя ответ имеется, - грустно заметила Маргарита.
  - На том и стоим, - весело ответил Явор.
  - Для Магдалены стараешься?
  - С чего ты такую глупость взяла? - наигранно возмутился король. - Чего ради, я должен устраивать судьбу родственницы советника.
  - Хватит врать, - королева пристально посмотрела на мужа, - я, да что я, весь двор знает, что она твоя дочь. Не надо хвататься за сердце и ловить ртом воздух. Я точно знаю, что это правда.
  - Ну, а раз знаешь, - холодно ответил Явор, - тогда не мешай.
  
  ****
  Король, было, хотел встретить гостя прямо внизу, но потом решил, что слишком много чести для какого-то юнца. Иными словами: не пристало ему королю перед каким-то королевичем на "задних лапках" бегать, личную заинтересованность показывать. Поэтому король отправился в специальную роскошно обставленную игровую комнату, где всегда наготове стояла шахматная доска с не доигранной партией. Удобно усевшись за изящным искусно инкрустированным столиком, Явор взял первую попавшуюся фигуру в руку и застыл, изображая стратега занятого судьбой шахматного сражения. Королевича всё не было, и Явор невольно задумался над тем, насколько удачна его идея. Когда Елисей, наконец, вошел в игровую, то перед его взором предстал монарх, с головой погруженный в раздумья. Откуда молодому человеку было знать, что в этот момент Явор занят судьбой вовсе не пешек, а людей? Королевич тактично кашлянул, и король вздрогнув выронил фигуру из руки, смущенно улыбнулся, будто его застали за чем-то постыдным и легко поднявшись пошел навстречу гостю.
  - Какими судьбами? - пробасил он, обнимая опешившего королевича.
  - Да так, - немного смутившись от такого горячего приема, ответил молодой человек, ему не совсем было понятно происходящее: почему сначала его одного, без свиты привели непонятно куда, нарушив все правила приличия, почему король, который сначала казалось, и не заметил его появления, теперь обнимает его как старого знакомого.
  Прочитав немой вопрос на лице гостя, король тут же принялся разъяснять ситуацию:
  - Дорогой Елисей, - начал он. - Я вижу недоумение на вашем светлом челе и поэтому считаю своим долгом сразу всё разъяснить. Вы смущены нетрадиционным приёмом, который мы вам оказали?
  - Нет, что вы, - попытался возразить королевич, но получилось это у него не очень убедительно.
  - Не спорьте, я же вижу, - почти ласково произнес Явор. - И спешу довести до вашего сведения, что дело тут не в неуважении лично к вам или в игнорировании этикета, тут кое-что другое. Вопрос в политической обстановке и в просьбе, которую я должен передать вам от имени моего брата всемогущего князя Ярослава. Я посчитал, что наиболее благоразумно будет объясниться с вами до начала так сказать официальной части.
  - Что-то случилось с моей невестой? - взволнованно произнес Елисей.
  - Слава Богу, пока что нет, но всё может быть. Поэтому не буду тянуть понапрасну время и скажу сразу: мой брат просит вас не теряя времени взять его дочь в жены. Если вы согласны, то свадьбу сыграем завтра.
  - Но...- королевич явно был удивлен таким поворотом событий, - я бы хотел прочитать послание князя лично.
  - Мой дорогой, - король покровительственно улыбнулся своей жертве, - эта информация настолько секретна, что я даже не буду говорить вам, как сам её получил. Но если вам не хватает моего королевского слова, - Явор сделал многозначительную паузу, - единственное, что я могу сделать - это дать небольшое разъяснение такому поведению моего любимого брата. Я думаю, вы знаете, что земли моего брата долгие годы подвергались нападению хазарейской царицы Найды. В последнее время вроде как ситуация немного улучшилась, особенно, когда ваш батюшка вмешался, но имеется информация, что царица поклялась отомстить непокорному князю и отыграться на его дочери. Именно по этой причине мой брат просит вас взять княжну Владиславу в законные жёны и немедленно увезти к себе за тридевять земель, где она будет в безопасности.
  - Я понимаю, - негромко ответил королевич. Молодого человека мучали смутные сомнения, хотя рассказ Явора вполне походил на правду. - Но мы с Владиславой виделись всего один раз, и это было в глубоком детстве, а что если я ей или она мне не придемся по нраву.
  - Тоже мне проблема, - отмахнулся король, - стерпится-слюбится. У вас, молодой человек, голова совсем не тем забита, а речь идет о жизни несчастной девушки.
  - Я княжну в беде не брошу, но и свою молодость губить не намерен, - гордо ответил Елисей. - Для того чтобы дать согласие на свадьбу я должен как минимум познакомится с невестой.
  - Так с этого бы и начал, дорогой, - заулыбался Явор, - я мигом велю привести княжну.
  С этими словами король метнулся к колокольчику, стоявшему на столе, и энергично затряс им.
  - Ну, вот, - довольно сообщил король, - минуту терпения и она предстанет пред нами.
  Действительно, не прошло и пяти минут, как в комнату скромно опустив долу очи вошла девушка. У Елисея даже дыхание перехватило, так она была хороша. Магдалена чарующе улыбнулась и окинула беглым взором потенциального жениха. Ростом он был невелик, но крепок и плечист, голова круглая коротко стриженная. Черты лица тоже не отличались правильностью, попросту говоря, королевич был далеко не красавец, но что-то в нём было такое, что заставляло женские сердца сладко замирать и надеется на более близкое знакомство.
  - Княжна Владислава, - официальным тоном произнес Явор, и девушка слегка склонила голову. Отец успел предупредить дочь о том, что для того чтобы стать королевой Магдаленой завтра надо побыть княжной Владиславой сегодня.
  - Королевич Елисей, - в свою очередь представился гость. Молодой человек открыто любовался красотой девушки. Ему очень понравилась невеста, только он на сто процентов был уверен, что это вовсе княжна Владислава. Не далее, как полгода назад они обменялись миниатюрными портретами, и королевич точно знал, что княжна зеленоглазая брюнетка, а сейчас перед ним стояла голубоглазая блондинка. Поэтому полюбовавшись ещё пару минут на красавицу Елисей перевёл взгляд на довольного произведенным эффектом Явора и чётко произнес. - Невеста хороша, да только она не моя и потрудитесь сразу разъяснить, что всё это значит.
  - А ничего не значит, - через силу захохотал Явор и сделал Магдалене знак глазами, немедленно удалится. - Проверял я тебя, не отдам же я в руки первого встречного любимую племянницу.
  - Понятно, - несколько раздраженно ответил Елисей.
  Явор ещё раз внимательно посмотрел на королевича, ему очень не хотелось упустить такую добычу из своих рук, желание устроить судьбу дочери любым возможным путём лишало разума и силы воли. Поэтому король положил руку на плечо потенциального зятя и вкрадчиво спросил:
  - Елисей, мы с вами почти не знакомы, но я вижу, что вы человек дела. Поэтому у меня к вам весьма выгодное положение.
  - Интересно какое? - решив ничему не удивляться, ответил Елисей.
  - Я видел, что невеста вам пришлась по вкусу, вы ей тоже. Давайте сыграем свадьбу?
  - Вы что издеваетесь?
  - Нисколько, - Явор ещё раз внимательно посмотрел на собеседника, он понимал, что очень рискует, раскрыв карты перед этим юнцом, но внутренний голос просто вопил, что он обратился по адресу. В конце концов, если Елисей откажется можно будет сделать вид, что это всего лишь шутка, мол, он как заботливый дядя решил испытать жениха племянницы на полную катушку. Король сделал таинственное выражение лица и прошептал, - признаюсь, эта прелестница - моя дочь, естественно внебрачная, так-то у меня детей нет.
  - И зачем вы мне это говорите? Нет, точнее, зачем вы мне эту аферу предлагаете?
  - Как зачем? Во-первых, вы получите в жены писаную красавицу, во-вторых я даю ей в приданное половину своего королевства, естественно без огласки, но с полным пакетом документов, а когда я умру то провозглашу её единственной наследницей и вы получите всё моё государство. Ярослав будет думать, что вы женаты на его дочери, и вы получите половину его княжества.
  - Но если обман вскроется? Как я объясню князю, где его дочь.
  - В современной политической обстановке ему некогда будет заниматься дочерью. Между нами говоря, ходят слухи, будто проклятая хазарейка собирает новое войско, чтобы приступить к очередной атаке на его княжество. Так что месяца два-три у нас точно есть, а когда всё уладится, можно сказать, что Владислава умерла родами или ещё что-нибудь придумать.
  - Стесняюсь спросить, - скептическим тоном начал королевич, - а где настоящая дочь Ярослава? Где молодая княжна?
  - О, - король сделал грустное лицо, - дорогой мой друг, княжна немного повредилась рассудком, видимо тяготы военных будней тяжело отразились на ней. Бедная девушка почему-то решила, что если она уйдет в монастырь и проведёт остаток жизни в молитве, то в её стране, наконец, воцарится мир и благоденствие.
  - И вы здесь совершенно не при чём? - ухмыльнулся Елисей.
  - Побойтесь Бога! - возмутился Явор. - Конечно, нет! Вы бы знали, сколько раз я пытался её отговорить, но всё без толку! Уперлась и всё тут! Только после того как она приняла постриг у меня появилась мысль попробовать предложить вам в жёны собственную дочь. Поймите, в этом нет ничего подлого и зазорного. Владислава сама выбрала свою судьбу, ей намного легче сейчас, чем нам с вами. Разве подумала она, что я скажу её бедному отцу, что я вам скажу, в конце концов. Выход, который предлагаю я самый оптимальный. Это же так просто: мы ставим на место выпавшего звена, другое и вот механизм работает дальше. Нет, конечно, если вы мне не верите, вы можете сами отправится в монастырь пообщаться с невестой, если она захочет с вами разговаривать, чтобы убедиться в правдивости моих слов и чистоте помыслов, - Явор произнес эти слова спокойно и уверенно. Он на сто процентов был уверен, что племянница в её нынешнем обличии под любым предлогом откажется от встречи с женихом, а даже если и нет, то вряд ли Елисей узнает невесту. - Я вам в этом препятствовать не стану, могу даже карету и сопровождающих выделить.
  - Не стоит, я вам верю, - скромно ответил королевич.
  - Как хотите, - насколько смог безразличным тоном ответил король.
   Явор, как опытный интриган видел, что гостя зацепило его весьма заманчивое предложение, но дельце весьма спорное и Елисей никак не может окончательно определиться со своим решением. Король вполне понимал королевича, окажись он на его месте, ему тоже трудно было бы принять решение, поэтому хитрец решил пустить в дело свой последний козырь.
  - Я понимаю ваше состояние, тем более что вы только с дороги, а я вас тут же нагрузил делами государственной важности. Поэтому давайте поступим так, вас сейчас проводят в купальню, вы вымоетесь, отдохнёте, вечерком мы представим вас местной знати, а завтрашний день вы проведёте с Магдаленой, так зовут мою дочь. Раззнакомитесь, пообщаетесь - глядишь, и решение созреет само собой. С ответом я вас не тороплю, у вас будет целый день на размышленья. Только хочу подкинуть вам ещё одну темку для раздумий. Обдумайте на досуге, что лучше получить в приданное: княжество истерзанное и ослабленное длительной войной или процветающее королевство и вышеупомянутое княжество в придачу.
  - Что вы мне всё разжевываете, словно малолетнему ребёнку? - возмутился Елисей. - Я и без ваших подсказок могу принять решение, только окончательный ответ я вам дам не послезавтра, а через месяц. Мне спешить не куда, тем более что по вашим словам у нас предостаточно времени.
  - Времени действительно хватает, - несколько удивленно подтвердил король. - Только, что вы целый месяц собираетесь обдумывать? Здесь же и так всё ясно как белый день!
  - А я и не обдумывать собираюсь, - строго ответил Елисей, - я изучать финансовое положение в вашем процветающем государстве буду, чтобы потом сюрпризов не было.
  - Ого, - вырвалось у Явора, он с уважением посмотрел на собеседника, этот малый нравился ему с каждой минутой всё больше и больше. - Даже так. Это значит, что вы предпочитаете более близкому знакомству с невестой знакомство с её приданым?
  - Это значит: одно другому не мешает.
  - То есть...- неопределённо протянул Явор.
  - То есть я принял ваше предложение на счёт вступления в брак к рассмотрению и даже согласен провести завтрашний день в обществе вашей дочери, но окончательный ответ вы получите только, когда я ознакомлюсь с финансовым состоянием страны, то есть как я и сказал - через месяц.
  - А побыстрее никак нельзя? - с надеждой в голосе поинтересовался король. - Через неделю к примеру.
  - Через три, но только из уважения к вам, - немного подумав, ответил Елисей.
  - Давайте ни мне, ни вам - через две.
  - К чему такая спешка?
  - Нам ведь ещё и к свадьбе подготовится надо будет, в случае если ответ будет положительным, - сделав бровки домиком, произнес король.
  - Не знаю, - снова задумавшись, ответил королевич. - Обещать не буду, могу не успеть.
  - А и не надо, - обрадованно вскрикнул король. - Как только так сразу. По рукам?
  - По рукам, - немного смутившись, ответил Елисей, ему до сих пор было не по себе от происходящего: приехал за одной невестой, а ему тут же подсунули другую. С одной стороны предложение весьма заманчивое, а с другой стороны, что если это всё обман? Королевич внимательно посмотрел на Явора, да вроде бы не врет чудак-человек, но и рисковать не хочется. Хотя собственно, чем он рискует? Свою невесту он по большому счету не знает, княжество их сейчас действительно не в самом лучшем состоянии, а если что-то пойдет не по плану, он, Елисей, всегда может сказать, что стал жертвой заговора или что этот самый заговор пытался раскрыть, чтобы представить предателей перед справедливым судом, но вслух королевич сказал совсем другое. - И всё-таки мне кажется, что ваша идея несколько сумасбродна, уж очень много всяких "но" в ней.
  -Согласен, но ведь: "Кто не рискует - тот самогонку по утрам не дует". Удача благоволит к решительным и рисковым людям.
  - Может быть, но вот мне сейчас пришло в голову: как вы представите мою невесту гостям, если и Владиславу и Магдалену знают при дворе.
  - Голубчик, а на что фата, на что покрывало невинности. Укутаем вашу суженную так, что её мама родная не узнает. Не забивайте голову пустяками, на это дело здесь есть я, а если я берусь за дело, то можете быть спокойны: всё будет предусмотрено.
  -Тогда до вечера, - тут же согласился Елисей.
  - Приказать, чтобы вас провели в купальню?
  - Да, что я вам девица что ли? Вот если бы в баню. Это другое дело.
  - В баню, так в баню - пожелание гостя для нас закон.
  С этими словами Явор снова позвонил в колокольчик и приказал тут же появившемуся на пороге комнаты слуге организовать баньку для королевича.
  
  ****
  Король Явор сдержал своё слово и на следующий день королевич Елисей под руку с Магдаленой прогуливался по парку. Явор подробно проинструктировал любимую дочь, как следует себя вести, но девушка практически сразу выкинула советы отца из головы, как только Елисей взял её за руку. Магдалену влекло к этому молодому человеку, и своим женским чутьём она ощущала, что королевич испытывает то же самое. Он не мог отвести свой взгляд от лица прелестницы, не мог выпустить её руку из своей, потому что это было смерти подобно. Они прогуливались достаточно долго, говорили о пустяках, смеялись без причин и с каждой минутой этой их затянувшейся прогулки, Магдалена чётко понимала, что этот сильный и достаточно неглупый мужчина целиком и полностью в её власти. Уже вечерело, когда они подошли к королевскому флигелю, который находился в самом дальнем углу парка. Магдалена загадочно улыбнулась и, шаловливо щелкнув королевича по носу, шепнула:
  - Догоняй, - и подобрав юбку кинулась бежать в сторону изящного строения, служившего пристанищем для влюблённых.
  
  ****
  Гай внимательно смотрел на Гордея. Атаман явно был не в духе: его шикарный план породниться с княжеским родом терпел поражение, так как невесту никак не могли найти. Советнику совсем не нравилось ситуация, в которую он так некстати попал, от того настроение его было пессимистичным, мир вокруг виделся исключительно в чёрных тонах. Вырванный из привычной обстановки, принужденный к ненужному ему сотрудничеству, лишенный поддержки Гай запаниковал, он никак не мог придумать что-нибудь этакое, чтобы повернуть ситуацию в выгодную ему сторону и поэтому отчаянно злился на свою тупость, хотя раньше причислял себя к умнейшим людям государства.
  - Мне бы ко двору вернуться, - робко подал голос советник. - А то как-то не очень красиво всё получается.
  - Да уж, - рассеянно кивнул головой разбойник.
  - Ну, так я пошел?
  - Куда? - вскинул голову Гордей с таким видом, будто его только что разбудили.
  - Как куда? В столицу. Я ж и толкую, что я уже давно в замок вернуться должен был, ещё заподозрят в государственной измене, как я тогда твоей хазарейке информацию поставлять буду?
  - В подземелье кружкой по стене стучать станешь - мне и передадут.
  - Я смотрю: не цените вы своих людей, а с задатком что? Неужели и золота не жалко? - и Гай погладил тугой тяжелый кошель, который Гордей дал ему часом раньше.
  - Да пёс с ним с этим золотом, всё равно не моё, а так - на нужды выданное.
  - Не пойму я тебя, - вздохнул советник. - На службу хазарейке меня склонил, деньги дал не малые, а теперь сам же на гибель толкаешь. Мало того, что мне ещё до столицы добраться надо, я ведать не ведаю, что мне Явору сказать. Вот спросит он меня: где был, где племянница? И что мне ему ответить?
  - Тоже мне проблему нашел, - отмахнулся Гордей. - Правду скажи. Мол, напали лесные люди, в темноте не узнали, а когда разобрались, уж поздно было - карета в дребезги, сам в живых чудом остался. Потом, когда разобрались, сутки другие у меня провел по состоянию здоровья. А я тебе и справочку выдам, что так оно и было.
  - А Владислава?
  - А с княжной по обстоятельствам, - глубокомысленно заявил Гордей. - Тем более, что вариантов тут не много: либо она уже давно к дядюшке под крылышко вернулась, либо сгинула в лесу дремучем. Есть, конечно, маленькая вероятность, что она где-нибудь в глухой деревне с хахалем затаилась, но мои люди в таком случае её скоро найдут и приведут пред мои светлы очи.
  - Я это и так, без сопливых, понимаю, - Гай раздраженно дёрнул плечом, - тут вопрос в другом: говорить, что княжна от меня сбежала или нет.
  -Чем ты слушаешь? - пробурчал атаман. - А ещё тайный советник называется. Я ж тебе и говорю: смотри по обстоятельствам. Если княжна в замке - скажи, что мы напали до того как вы до монастыря добрались, опять же и объяснение твоему длительному отсутствию, мол в потасовке княжну потерял и искал её в лесу, надеялся, что она жива и прекратил поиски когда утратил всю надежду. Если её в замке нет - скажи, что довёз до монастыря, сдал с рук на руки, а на обратном пути такая неприятность вышла.
  - Ага, а если Явор мои слова проверить захочет? Он-то настоятельницу хорошо знает, не одну ночку по молодости вместе скоротали.
  - И что? - Гордей лениво подпер подбородок кулаком, ему было невыносимо скучно вести эту затянувшуюся беседу с советником, который на деле оказался жутким занудой.
  - И всё! Спросит он у неё: где княжна, а та и знать не знает. Тут с меня и спросят за всё. А я, имей в виду, боль переношу плохо, поэтому быстро во всём сознаюсь и полетят наши с тобой головы...
  - Постой, а я тут уже причём?
  - Ну, как это? А хазарейцам кто продался? А меня кто к измене государству и отечеству подтолкнул?
  - А скажи-ка мне, Гай, - Гордей с сочувствием посмотрел на советника, - тебя мои парни во время налёта не сильно по голове стукнули? А то я уже как-то и сомневаюсь в том, что ты действительный тайный советник.
  - Это почему? - Гай обиделся, так его ещё никто не оскорблял.
  - Да потому, что задаёшь странные вопросы, делаешь глупые угрозы. Может на тебя после длительного времяпровождения в замке свежий воздух дурно влияет? Или... - атаман хитро сощурил глаза, - это только ты себя умным считаешь, а на самом-то деле всё далеко не так?
  - Да как ты смеешь? - взревел Гай, в этот момент он забыл, что его жизнь висит на волоске, что атаману достаточно щелкнуть пальцами и его труп никогда не найдут. - Да я такие дела проворачивал, когда ты ещё под стол ходил, что тебе и не снилось!
  - Тогда сейчас в чём дело? - невозмутимо поинтересовался Гордей. - В чём проблема? Почему я тебе должен растолковывать как малому дитю, что делать и что говорить. Будто ты сам не понимаешь, что если даже король захочет проверить твои слова и обратится к настоятельнице, против её слова всегда есть твоё. Стой на своём, что отвез княжну в монастырь и всё тут. Явору скажешь, что настоятельница специально на тебя клевещет, чтобы скрыть, тот факт, что сама не углядела за Владиславой.
  - А если княжна в монастыре?
  - Мои люди туда наведывались - нет её там, а даже если она туда и забредет, то это только подтвердит твои слова в глазах короля. И вообще давай закроем эту тему, а то ты мне уже надоел со своей нудотой!
  - Мы не договорили! - уперся советник.
  - Разговор окончен! - с нажимом ответил Гордей.
  - Но...
  - Никаких "но"! Что ты вообще ко мне прицепился, - ни с того ни с сего завёлся атаман. - Что ты от меня хочешь?
  - Чтобы ты меня отпустил, - удивленно промямлил Гай, ему была непонятна такая резкая смена настроения у молодого разбойника.
  - Так иди, - глухо прорычал Гордей. - Кто тебя держит?
  - Как кто? - советник от возмущения подскочил на месте. - Ты!!!
  - Нужен ты мне больно, - отозвался атаман, - ты мог идти на все четыре стороны, как только подписал документ удостоверяющий, что ты находишься в услужении у хазарейской царицы и получил аванс за услуги.
  - Но почему ты мне об этом не сказал? - багровея от злости, произнес Гай.
  - А ты что настолько глуп, что не додумался до этого сам? С чего мне тебя держать при себе, занудство твоё терпеть, когда наше сотрудничество получило документальное подтверждение?
  - Так я свободен? - не веря своим ушам, переспросил Гай.
  - Как ветер.
  - И могу идти.
  - Конечно.
  - Тогда я пошел, - с этими словами советник метнулся прочь из комнаты, а потом и из разбойничьей хаты.
  В апартаменты атамана тут же ввалился любопытный Афоня и поинтересовался, кивнув в сторону убегающего Гая:
  - Чёй-то с ним?
  - Без понятия, - развел руками Гордей.
  - Я серьёзно.
  - А я и не шучу, - ответил атаман, которому хотелось сейчас побыть одному, но Афоня сделал такое жалостливое лицо, что Гордей всё-таки сжалился над товарищем и пояснил. - Да, просто я объяснил ему, что он свободен и может валить на все четыре стороны.
  - Вот чудак, - расхохотался Афанасий. - На что он нам здесь сдался.
  - И я о том, - Гордей улыбнулся, - я ещё никак понять не мог чего этот пройдоха уходить не хочет, нудит и нудит над ухом будто комар. Уже даже подумывать стал, что мало ему червонцев отсыпал, а он оказывается, себя всё ещё пленником считал.
  В это время Гай уже летел на крыльях внезапно обретённой свободы по лесу. Никто не попытался его остановить и Гай сломя голову ломанулся, куда глаза глядят, пробежал метров двести и остановился отдышаться. Затем переведя дух и оглядевшись по сторонам, советник грустно вздохнул и униженно побрел обратно. Разбойники с недоумением наблюдали за его скорым возвращением, но вопрос, который задал Гай, поставил все точки над "i", заливаясь краской стыда, он спросил:
  - А куда идти-то надо? Где дорога?
  
  ****
  До замка Гай добрался вполне благополучно, крестьяне, ехавшие на ярмарку в столицу, почли за честь подвести такого важного господина и даже в знак уважения прошагали всю дорогу рядом, уступив телегу в полное пользование советника, чему он ни в коей мере не противился. Как только Гай вернулся восвояси и зашагал по до боли знакомым коридорчикам замка, уверенность в своих силах тут же вернулась к нему. Унизительное общение с разбойниками забылось и представилось кошмарным сном, он вновь почувствовал себя очень хитрым и практически всесильным, даже положение, в которое он попал, уже не казалось ему таким непоправимым. В какой-то момент Гаю даже показалось, что всё складывается самым удачным образом. В первую очередь он наведался к своему верному слуге и разузнал, что происходило в замке в его отсутствие. Леон тут же выложил патрону последние новости, из которых Гай узнал о том, что в замок прибыл жених княжны Владиславы, а сама невеста исчезла самым таинственным образом, правда король нисколько не обеспокоен случившимся, видимо знает, куда пропала племянница. Гай задал слуге ещё пару казалось бы ничего не значащих вопросов и отправился прямиком в покои короля. Ему предстояло объяснить Явору своё длительное отсутствие, но это его нисколько не смущало, настроение Гая после непродолжительной беседы с Леоном значительно улучшилось. Теперь советник точно знал, что княжна в замок не вернулась, и это существенно облегчало его задачу. Явор встретил своего советника недовольным ворчанием, но выслушав, сменил гнев на милость.
  - Бедный мой Гай, мне так жаль, что ты безвинно пострадал, - сочувственно произнес он, - я задам нашим разбойникам такую взбучку, что в следующий раз они трижды перепроверят на кого имеют наглость напасть!
  - Не стоит, мой король, - скромно произнес Гай, - всё же обошлось, синяк под глазом - это мелочь в сравнении со смертью.
  - Да, - кивнул Явор и тут же сменил тему. - Мой дорогой Гай, у нас будет ещё время, чтобы обсудить твои злоключения и наказать виновных, а теперь я хочу посвятить тебя в дела, которые я закрутил в твоё отсутствие.
  И Явор весьма довольный собой, стал излагать другу историю о том, как он решил выдать Магдалену за королевича Елисея. По мере его рассказа глаза Гая всё более и более округлялись, советник не мог поверить, что за несколько дней, которые он отсутствовал этот недалёкий монарх умудрился вляпаться в такую авантюру, но естественно вслух он говорить об этом не стал.
   - Ну, каково? - окончив рассказ, поинтересовался Явор.
  - Феерично, - скрывая нахлынувшее раздражение, ответил советник, а про себя подумал: "Только этого мне и не хватало".
  - И я так думаю, - довольно сообщил Явор.
  - А как Маргарита к этому отнеслась? - поинтересовался Гай, проигнорировав титул королевы, в приватной беседе с королём он иногда позволял себе такие вольности.
  - А что с ней станется? Естественно она против. Надулась как мышь на крупу. Кстати она в курсе, что Магдалена моя дочь, скорее всего именно поэтому так себя и ведёт.
  - А она правду Елисею не расскажет?
  - Не должна, зачем оно ей. Тем более, что вчера вечером, она кричала, что вообще к этому дурно пахнущему делу никакого отношения иметь не будет и на свадьбе ноги её не будет. А даже если она что и тявкнет, что с того? - король напыщенно задрал нос. - Я король!! Что её слово против моего?! Так, пыль.
  - Конечно, конечно, - закивал головой Гай, в очередной раз, удивляясь тупости своего короля.
  ****
  Маргарита очень удивилась, когда король действительно в скором времени потерял всякий интерес к прекрасному полу. Сначала королева отнесла такое изменение в поведение супруга к занятости его судьбой внебрачной дочери. Но по замку вскоре поползли слухи, игнорировать которые Маргарита уже не могла. Исполненная решимости она отправилась прямо к супругу и стала свидетельницей пренеприятной сцены. Король стоял на коленях перед своим лекарем Полем, хоть и молодым, но уже зарекомендовавшим себя учёным, и плакал.
  - Успокойтесь, Ваше величество, - сочувственно произнес лекарь.
  - Как я могу успокоиться!!! - взвыл король. - Как ты смеешь говорить мне, чтобы я успокоился!!! За что я тебя вообще при дворе держу?!
  - Ваше величество, - лекарь положил руку на плечо убитого горем монарха. - В жизни каждого мужчины наступает такой момент: у кого-то раньше, у кого-то позже. Не стоит так отчаиваться: жизнь на этом не заканчивается.
  - Ты слышишь себя, крыса очкастая! - Явор вскочил и со всей силы оттолкнул лекаря. - Какой ты к чертям доктор?
   Поль не ответил на оскорбление, он рассеянно перебирал волоски в своей аккуратной бородке клинышком. Затем словно придя к какому-то решению, он направился к своему маленькому чемоданчику со снадобьями.
  - Сейчас я дам вам микстурку будите принимать её утром и вечером.
  - Ты всё-таки сжалился надо мной, - победоносно сверкнул очами Явор. - Говори, это моя жена запретила тебе лечить меня?
  - Что вы, - замахал руками лекарь. - Ваша супруга на такое не способна, она волнуется за вас, а в благодарность вы такое о ней думаете!
  - Тогда почему ты не дал мне лекарство сразу? - король выхватил бутылочку и отхлебнул горького напитка. Затем, так и не услышав объяснений лекаря заявил. - А вообще, какая разница. Главное, что лекарство сейчас у меня. Когда я смогу посетить своих дам и доказать, что я мужчина в полном расцвете сил?
  - Н-никогда, - немного робея, ответил Поль.
  - Как? - удивился король, но как-то вяло.
  - Вот так, - лекарь развел руками, - я же вам объяснял, что бессилен против этой неизвестной хвори.
  - Зачем тогда ты дал мне лекарство?
  - Чтобы вы успокоились. Принимая мою микстуру, вы не станете вновь полноценным мужчиной, но зато этот факт вас практически перестанет волновать.
  Что было дальше королева не знала, увиденного ей хватило с лихвой, она, так и оставшись незамеченной, вернулась в свои покои. Королева Маргарита надеялась, что теперь король образумиться и, сбросив путы похоти, наконец, займется своим государством, но её надеждам не суждено было сбыться. Хотя у короля и появилась масса свободного времени, порядка в стране больше не стало. Отношения с мужем стали просто невыносимыми и однажды доведённая до отчаянья королева заявила, что хочет пожить пару недель в летней резиденции. Явор не стал возражать, тем более что Маргарита могла помешать реализации его плана по устройству судьбы единственной дочери. Он даже в считанные дни помог организовать поездку, волнуясь как бы его супруга не передумала, и даже снабдил жену вооруженной охраной.
  Маргарита с облегчением выдохнула, когда замок остался позади. Она не случайно выбрала летнюю резиденцию, которая находилась совсем недалеко от Костянского монастыря. Именно туда отправил король Владиславу, и королева намеривалась теперь вытащить свою племянницу оттуда. Маргарита давно вынашивала план по спасению Владиславы, но осуществить его непосредственно под носом у короля и его советника было проблематично да и рискованно. Судьба бедной девочки не давала женщине покоя, не было и дня, чтобы она не вспоминала о ней, не горевала об её загубленной жизни. И вот теперь по стечению обстоятельств у королевы появилась возможность действовать.
  
  ****
  
  Королевич Елисей был человеком слова, конечно, он давал и забирал это самое слово исходя из личной выгоды, но в случае с королём Явором он его сдержал. Как ни старался король ускорить процесс принятия решения, Елисей дал окончательный ответ только когда досконально ознакомился с положением дел в стране через две с половиной недели. Ответ: "Свадьбе быть!", - прозвучал для Явора, словно самая сладкая музыка и он тут же направил всю свою кипучую деятельность на подготовку к этому мероприятию, тем более, что угроза ведьмы сбылась: отныне женщинам в постели он мог предложить только дружескую беседу. Поэтому чтобы как-то отвлечься от своей личной трагедии король по тысяче раз на дню прокручивал и продумывал все детали, чтобы на свадьбе всё прошло как по маслу, и никто не догадался о подлоге. В первую очередь он во всеуслышание объявил, что княжна Владислава по обычаю её страны удалилась в глухую деревню, чтобы подготовить приданное, а жених по тем же самым традициям должен оставаться при дворе и общаться с самыми хорошенькими девушками дабы доказать серьёзность своих чувств к невесте. После такого объявления Елисей и Магдалена имели возможность спокойно проводить время вместе не вызывая особых подозрений. Конечно, Явору задавались вопросы по поводу приличия и прочих нюансов поведения молодых, но король покровительственно улыбался и разводил руками, дескать, что он может сделать, он же не виноват, что его племянница и её жених дикари, которые не могут понять, что их традиции для цивилизованного общества неприемлемы.
  День свадьбы неотвратимо приближался, и всё-таки Явора что-то тревожило, несмотря на то, что всё шло как по маслу. Мысль о том, что ничего не получится, занозой сидела в его мозгу, он успокаивал себя, убеждал, что это всё нервы, но ничего не мог с собой поделать.
  И вот этот долгожданный день настал, Явор был просто на седьмом небе от счастья, наконец этот камень падет с его больной души. Сегодня он выдаст свою дочь за королевича и сегодня же они покинут его королевство.
  Церемония проходила в королевской часовне. По просьбе Магдалены её украсили белыми лилиями и ромашками, ничего лишнего. Невеста была одета в шикарное вышитое жемчугами платье, но вряд ли кто-то мог полностью оценить его красоту по достоинству, так как Магдалена была покрыта покрывалом невинности, а лицо её закрывала практически непрозрачная фата. Накануне вечером был разыгран целый спектакль для придворных. Явор обставил всё так, что весь двор видел, что княжна Владислава якобы приехала в замок, но никто не видел её вблизи. После всех чудачеств племянницы короля, то, что невесту не должен никто видеть и беспокоить до самой свадьбы было уже просто сущей безделицей. По приказу Явора девушку одевала неграмотная глухонемая кормилица, которой было в принципе безразлично кто на ком женится, а доставил Магдалену в часовню лично Гай. Королева Маргарита тоже сдержала слово и накануне торжества покинула замок. Её отсутствие естественно породило массу ненужных вопросов, но король в итоге пришёл к выводу, что ему так будет намного спокойнее: пусть лучше при дворе летают новые сплетни, нежели он будет переживать по поводу, а не взбредёт ли его своенравной супруге в голову расстроить свадьбу.
  Смахнув скупую слезу, Явор взял дочь под руку, и гордо повел к алтарю, где жених уже ждал свою невесту. Гости дружно зааплодировали, некоторые даже и вовсе расчувствовались, всех очень умилял поступок бездетного короля, который вызвался заменить племяннице в такой торжественный день родного отца, который не смог приехать на свадьбу дочери. Церемония прошла без сучка и задоринки, Елисей уже поцеловал невесту, да так, что кроме него никто не увидел её лица и Явор хотел провозгласить начало пира, когда дверь в часовню широко отварилась и по часовне прокатился раскатистый голос Ярослава:
  - Ну, что не ждали? - князь окинул грозным взглядом собравшихся, и прямиком направился к застывшим у алтаря только что обвенчанным мужу и жене. Явор, не веря своим глазам, смотрел на брата и не мог до конца поверить в происходящее, в какой-то момент он даже подумал о том, чтобы изобразить обморок, но передумал. - Не ожидал я от тебя такого подарка Владиславушка, - между тем строго выговаривал Ярослав, - да и от тебя Елисей тоже не ожидал, ну да что поделаешь, как говорится: дело молодое. Остаётся мне вас только поздравить, - с этими словами князь сжал в медвежьих объятиях Елисея, а затем перешёл к застывшей, будто статуя, девушке, обнял и тут же отстранился. - Что такое? - на лице Ярослава читалось неподдельное удивление, не помня себя, князь сорвал с невесты фату и покрывало. - Кто это?! Где Владислава?! Что происходит?!
  - Где невеста?! - тут же подхватил крик брата Явор, как опытный актёр, он выскочил к алтарю и затряс опешившего Елисея за плечи. - Где Владислава?!!
  - Нет, это я вас спрашиваю: где моя невеста?! Где Владислава?! - не уступая в актёрском мастерстве королю, взревел Елисей и оттолкнул от себя неудавшегося тестя, да так, что тот еле удержался на ногах. - Кого вы мне тут подсунуть пытались?!
  - Так это же Магдалена, родственница тайного советника! - услужливо подсказал чей-то голос и все взоры, включая князя Ярослава, короля Явора и королевича Елисея обратились в сторону позеленевшего от испуга Гая. Советник впервые в жизни не знал, что сказать, он только беззвучно шевелил губами и таращил глаза. В этот момент ситуацию спасла Магдалена. Девушка поняла, чем грозит сложившаяся ситуация лично ей, её жениху и отцу. Поэтому она вытянула руки вперёд и сделав безумные глаза пошла прямо на князя Ярослава:
  - Я княжна Владислава, - глухо бубнила красавица. - Я княжна Владислава и должна выйти замуж за королевича Елисея.
  - Она что помешалась? - отступая назад, вскрикнул Ярослав.
  - Всё обстоит намного хуже, - подал голос Явор, он понял хитрую задумку дочери и решил ей подыграть. - Она заколдована.
  - Что за глупости, - отмахнулся князь.
  - Не глупости, - подал дрожащий голос советник. - Вы посмотрите на бедняжку - здесь явное магическое вмешательство.
  - Да кому это надо.
  - А вот это нам и предстоит узнать! - зло произнес Елисей и стиснул кулаки.
  - Я думаю нам надо уединиться и обсудить случившееся в спокойной обстановке, - Явор заискивающе посмотрел на брата, но тот, казалось, не заметил этого.
  - Я согласен, - без обиняков сказал Елисей.
  - В таком случае пройдем в мой кабинет, - предложил король, затем обернулся к гостям, с интересом наблюдавшим за происходящим. - Все свободны! - громко произнес Явор, подозвал верного советника к себе и уже намного тише попросил: - А ты, пока мы совет держать будем, займись несчастной девушкой, тем более, что вы с ней родня. Она может пролить свет на произошедшее, когда придет в себя, - Явор хитро улыбнулся Магдалене, которая стояла покачиваясь и смотрела куда-то вдаль, - конечно, если она вообще придет в себя.
  
  ****
  Ярослав, Явор и Елисей спешно покинули часовню, оставив ошарашенных гостей в недоумении. Елисей хмуро брёл за своими неудавшимися тестями и клял себя за легкомыслие: как можно было впутаться в такую авантюру? Но Елисей был тёртым калачом, он тут же напомнил себе, что безвыходных ситуаций не бывает и стал тщательно продумывать, что он сейчас скажет князю Ярославу, судьба Магдалены его на данный момент совсем не волновала. Погружённый в решение этой весьма сложной задачи он не заметил, как оказался в каком-то кабинете. Недоуменно оглядевшись Елисей обнаружил, что ни князя Ярослава, ни короля Явора нет и в помине, а у дверей кабинета стоит угрюмый слуга. Выругавшись, Елисей плюхнулся на первый подвернувшийся стул, королевич понял, что его обхитрили, и первая часть переговоров пройдет без него. Что скажешь 1:0 в пользу Явора.
  ****
  Явор и Ярослав шли молча. Князь промолчал даже тогда, когда его братец искусно избавился от Елисея, словно случайно оставив его в одном из множества кабинетов, через которые они прошли. Смолчал он и когда они покинули пределы замка и тайными тропами пошли в неведомом Ярославу направлении, он не боялся, ему скорее было любопытно: куда, в конце концов, его приведёт "братец" и что скажет.
  Наконец они вышли к небольшой беседке на берегу заросшего камышами озерца. Князь не дожидаясь приглашения, зашел внутрь и уселся на покрытую изрядным слоем грязи скамейку, Явор последовал его примеру, хотя на его лице успела отразиться мысль, мол, не королевское это дело на абы чём седеть. Ярослав только ухмыльнулся в бороду, наблюдая за родственничком. Повисло напряженное молчание.
  - Даже не знаю с чего начать, - всё-таки выдавил из себя Явор и угодливо улыбнулся, но Ярослав лишь вопросительно изогнул бровь, давая этим понять, что пора бы уже перейти к делу.
  - Я думаю, - тут же горячо зашептал король, - её, дочь твою, выкрали у меня.
  - Да, ну? - не скрывая иронии, уточнил Ярослав.
  - Да, да, да, - закивал головой Явор с такой силой, что чуть не скинул корону.
  - И поэтому ты меня сюда привел?
  - Конечно! Если у меня такое дело под носом провернули - значит, ни к кому теперь в замке у меня веры нет!
  - Ой-ли! - хитро сощурился князь, ему стоило больших сил вот так мирно беседовать с этим прохвостом в короне. Сейчас бы сгрести его в охапку да в мешок, а там уже подальше от столицы да от войск и поговорить можно...
  - Да, ты никак во мне сомневаешься? - обиделся Явор. - Говорю, тебе: только выкрасть её могли, сама она по доброй воле не пошла б. Мы ж с ней душа в душу. Сам знаешь: у нас с Марго детей нет, твоя кровиночка нам вместо своего дитяти была, - и Явор театрально закусив губу, разрыдался "скупыми мужскими" слезами.
  - Полно комедию ломать, - крепкий тычок в плечо прервал завывания на самой высокой ноте. - Если ничего не знаешь - так и скажи: не углядел. А актёрскими способностями козырять перед девками будешь, передо мной без надобности.
  - Да, ты что?!! - Явор обиженно стиснул кулаки.
  - Ничего, - спокойно ответил Ярослав, но по его тону, король почувствовал, что действительно заигрался.
  - Не доглядел, - тут же сдался Явор и опустил голову ниже плеч.
  - Что за балаган ты со свадьбой устроил?
  - Никакого балагана! - король заглянул брату в глаза и, чеканя каждое слово произнес. - Я, между прочим, твою шкуру прикрывал!!
  - Что??!
  - Да и ещё раз да! Надо было дочь лучше воспитывать. Это где видано, чтоб так на мужиков вешаться!
  - Что ты мелишь? - взревел Ярослав и ухватил клеветника за грудки.
  - Это мельник мелит, а я что видел то и говорю!
  - Не может быть! Врешь собака! Владислава не такая!
  - Все они не такие! Я не такая, я не такая, а как до сеновала дело дойдет, где та скромность девичья делась?
  - Не уж-то застукал?
  - Застукал.
  - И при свидетелях повторишь, не забоишься?
  - Мне боятся нечего: не моя дочь жениха до свадьбы на сеновал потащила. Хочешь, я и при свидетелях присягну, что всё так и было? Только так уж точно огласки не избежать.
  - Всё равно не верю, - как-то вяло простонал Ярослав.
  - Зачем мне тебя обманывать, Яр? - Явор положил руку на плечо брата, он понял, что эта схватка за ним. - Мы ж с тобой родная кровь.
  Тут со стороны небольшой рощицы, что располагалась справа от беседки, раздались чьи-то шаги. Человек не таясь бежал к месту, где уединились братья, и это был никто иной как Гай.
  - Ваше величество! - закричал советник, поняв, что его заметили. - Ваше величество! Поймали!
  - Кого? - не понял Явор, и на его лице отразилось неподдельное удивление.
  - Похитителей, - довольно пояснил Гай и тут же склонился в раболепном поклоне.
  - Влада с ними? - с надеждой в голосе поинтересовался Ярослав.
  - К сожалению, нет, но я думаю, теперь мы её точно найдём. Я...
  Но договорить Гаю не дал король, с криком: "М-м-минуточку!!!" он ухватил своего верного советника и, не обращая внимания на удивленного князя, потащил советника в сторону от беседки. Бросив мельком взгляд на Ярослава, король горячо зашептал прямо в ухо Гаю, так чтобы князь не слышал:
  - Ты что, сволочь, вытворяешь?
  - Спасаю наши шкуры, - зло пробурчал в ответ Гай.
  - Это как?
  - А вот так, у нас в застенке два татя сидит, я им пообещал свободу, если подтвердят, что они Владиславу со двора свели и другим разбойникам передали.
  - А не подкачают?
  - У них вопрос жизни решается, им смысла подводить нас нет.
  - Голова! - восхищенно прошипел Явор.
  - Эй, вы, - вдруг подал голос Ярослав. - О чём разговор?
  - Да это я Гаю наказания сулю тяжкие, а при тебе как-то неудобно. Ведь я хозяин в замке с меня и спрос.
  Ярослав очередной раз хмыкнул в бороду. В том, что его попросту водят за нос, он не сомневался и минуты, начиная с момента, когда обнаружил подмену в часовне, но интуиция подсказывала ему, что не всё тут просто и выведать силой он ничего не сможет, а вот если подыграть, кто знает, где этот пройдоха Явор оступиться? Может, поверит в его, князя, наивность, расслабиться и правда всплывёт на белый свет? Скорчив страшную гримасу Ярослав спросил.
  - Когда я с разбойниками поговорить смогу?
  - Так их уже ведут, - тут же ответил Гай, словно только и ждал этого вопроса. - Вон они голубчики, - и указал на группу людей, медленно приближающихся к беседке.
  Двух грязных, нечёсаных мужиков с признаками тяжелой лихорадки вел усиленный караул из десяти молодцов с оружием на голо.
  - Это они? - скептически поинтересовался Ярослав.
  - Они, - кивнул Гай.
  - Я тут подумал, - вдруг подал голос Явор, - может погоню послать? Так сказать, по горячим следам?
  - Опомнился? - каким-то странным тоном спросил князь. - Я ещё в часовне распорядился.
  - Но как? Я же постоянно был рядом?
  Ярослав одарил брата таким взглядом, что тот сразу понял, кто из них идиот.
  Явор подошел к разбойникам и надменно хмыкнул, затем обернулся к советнику и сухо произнёс:
  - Я с ними разговаривать не имею желания, носит же земля такое отрепье. Гай, голубчик, допроси их, а мы послушаем.
  Гай вышел вперёд, поправил ручной работы пояс и произнес слегка севшим голосом:
  - Так, это вы молодую княжну со двора свели?
  - Мы, господин, - в один голос, но без особого энтузиазма ответили пленники.
  - Когда вы совершили это злодейство? - продолжил допрос Гай.
  - Как, когда? Кажись, после обеда дело было? - протянул тать, что был моложе. Всё лицо молодчика рябело от мелких оспинок, он очень нервничал и крупные капли пота то и дело скатывались по низкому лбу. Услышав про какой-то обед, Явор мысленно схватился за голову, но тут парень, встретившись взглядом с Гаем, исправился. - На утренней зорьке.
  - Это как же так? - усмехнулся Ярослав. - После обеда да на утренней зорьке?
  - А что тут такого? - подал голос второй разбойник. - Нам, ваша светлость, когда кусок хлеба достался тогда и обед. Что ж тут непонятного? Сегодня мы аккурат на утренней зорьке сухари грызли, а потом сразу на дело.
  - Куда княжну дели, ироды! - продолжил допрос Гай.
  - Передали другим людям, как договорено было.
  - А кто они?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо, - пожав плечами, хором ответили допрашиваемые.
  -Куда княжну увезли?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо, - снова пожав плечами, произнесли разбойники.
  - Жива она?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо.
  - А сколько вам заплатили?
  - Мы люди маленькие, то нам не ве...- договорить фразу мужики не смогли испепеляемые грозным взглядом советника.
  - Повторяю, - будто не заметив немой вопрос в глазах допрашиваемых, продолжил Гай, - Сколько вам заплатили?
  - Мешок, - подал голос молодой, затем словно испугавшись собственной смелости еле слышно добавил, - то есть мешочек золота?
  - Кому вы служите?
  - Хазарейской царице.
  - Ну, вот, - Явор довольно потёр руки. - Всё как я и говорил.
  - Да, уж вижу, - Ярослав удручённо опустил голову, затем встал и ещё раз пристально изучил слуг хазарейки. - А где оно, то золото поганое? Хочу я на него посмотреть.
  - Конфисковано, пересчитано и отправлено в казну, - без промедления заявил Гай.
  - Эво, - хмыкнул князь. - И когда вы это только успели.
  - Золото - это такая вещь, - глубокомысленно пояснил советник, - ему счёт нужен. Легче сразу забрать, нежели потом по карманам дружинников шарить.
  Услышав такой нелестный отзыв, молодцы охранявшие разбойником обиженно зароптали.
  - И всё же думаю слишком много в славах ваших много неясного, - задумчиво произнес Ярослав, - Дозволь мне, Яв, самому с этими молодцами поговорить да выяснить замыслы хазарейки проклятой.
  Лица разбойников тут же вытянулись, на них отразился животный страх. Рябой открыл рот, чтобы что-то сказать, но его опередил король.
  - Да зачем же тебе это? - возмущенно произнес он. - По-моему они сказали всё что знали! - в это время Гай, так чтобы не заметил Ярослав, показал стражникам условный сигнал.
  Тут же откуда-то сзади послышался крик.
  - А раз всё сказали, так бей их ребята!
  - Режь предателей! - поддержал кто-то ещё. И стражники накинулись на опешивших преступников.
  - Говорил я: не верь королям! - успел крикнуть рябой, прежде чем рухнул рассеченный практически пополам.
  - Предатели! Изменники! - неслось со всех сторон.
  Вот уже и второй тать рухнул как подкошенный.
  Напоследок он с трудом открыл глаза и обвёл невидящим взглядом окружающих, непослушные губы разомкнулись:
  - Непра...непра...- последний звук будто не хотел выходить из горла, но умирающий пересилил себя и те кто стоял совсем рядом услышали, - непра...вда.
  Глаза разбойника закатились, а сам он обмяк.
  - Ха, Непра! - деланно усмехнулся Явор. - Непра. Хоть бы выучил что ли, что хозарейку не Непра, а Найда зовут.
  Ярослав кивнул, мол, согласен.
  - Хочу с Елисеем парой слов перемолвиться, - словно невзначай произнес князь.
  - Конечно, конечно, - засуетился Явор. - И то дело, мальчик тоже пострадал, надо бы его поддержать.
  - Я не поддерживать, я спрашивать, - раздраженно пояснил Ярослав.
  - Ну, так это даже не обсуждается, - натянуто улыбнулся в ответ Явор и жестом предложил гостю следовать за собой, затем обернулся к Гаю и будничным тоном добавил. - А вы тут приберитесь.
  
  ****
  Елисей уже решил, что о нем просто на просто забыли. Угрюмый слуга, который был здесь сначала, теперь охранял дверь снаружи. Молодой человек в тысячный раз окинул взглядом комнату, раздумывая, где здесь можно будет расположиться на ночлег в случае чего, под туалет он уже давно пристроил вазу с цветами. А что делать: на войне как на войне.
   В этот момент двери отворились и в помещение вошли князь Ярослав и король. Вид у обоих был довольно мрачный, но Елисей сразу осадил было поднявшуюся панику, резонно решив: а с чего им сейчас веселиться?
  - Елисей, - обратился к нему Ярослав, укоризненно кивая головой. - Что ж ты творишь ёшкин сын?
  - А что? - не понял Елисей, он даже боялся предположить, что ему сейчас ставят в вину.
  - Как что? Знаешь, что у нас с таким котами блудливыми делают?
  - Нет...
  - В сугроб без порток сажают, чтобы не свербело там, где не надо!
  - Вы о чём?! - удивился королевич.
  - Что до свадьбы подождать не мог?
  - Кого подождать?
  - Ты из себя дурочка не строй! - не выдержал Ярослав. - Отвечай: водил Владиславу на сеновал?
  - Нет! - твёрдо ответил Елисей.
  - Да, ну? - язвительно присвистнул Явор. - Ты не водил, а я вас застукал?
  - Да я вам тогда ещё говорил, что вы всё неправильно поняли, - королевич моментально включился в разыгрываемый спектакль.
  - А что тут понимать? Не утерпел. Захотел десерту вперёд обеду.
  - Не было такого! - прорычал в ответ Елисей.
  - Так что вы там в таком случае делали? - поинтересовался Ярослав.
  - Разговаривали.
  - Уж, не о том ли, сколь на небе звёзд, - гаденько засмеялся король.
  - А и о том, тебе, что за печаль?
  - Не груби, - сказал князь, - я к тебе не ссориться, я к тебе разговаривать пришел. Может вместе и скумекаем, что же произошло.
  - Что произошло я не знаю, - спокойно ответил королевич, - одно могу сказать точно: я до Владиславы и не прикоснулся, не говоря уж о том, чтобы на девичество её замахнуться. В этом могу поклясться.
  И Елисей не дожидаясь ответа, встал посреди комнаты и произнёс слова древней клятвы.
  - Да, - спокойно заметил Ярослав, - вижу я: молод ты и горяч. Понимать должен, что за слова тобой только что были сказаны.
  - А я и понимаю, - грубо оборвал его Елисей, - мне боятся нечего, потому как я правду говорю.
  - Что ж ты раньше-то молчал? - подал голос Явор.
  - А можно подумать вы меня слушали.
  - Ладно, - князь примирительно поднял руки, - не трогал ты Владиславу, зачем тогда с этой девицей, как её там, Магдалена кажется, связался.
  - Да не связывался я с ней, - не моргнув глазом ответил Елисей. - Просто, как ваш брат Владиславу из замка в деревню отправил, мы с этой Магдаленой пару раз в саду вместе прошлись.
  - И так-таки ничего у вас и не было? - сощурился Ярослав.
  - А даже если и было? - нагло уставился Елисей на несостоявшегося тестя. - Дело молодое, да и до свадьбы на последок можно.
  - Да...- протянул Ярослав, поглаживая бороду. - Хорошо, с тобой всё ясно. Но ты Явор, зачем дочку мою из замка выслал.
  - Как это из-за чего? - возмущенно заморгал глазами монарх. - Я ж думал, что они это...спелись короче.
  - Ну, спелись и ладно, их дело, тем более, что свадьбу так спешно назначили.
  - Извини, братец, - высокомерно фыркнул Явор, - у нас так не принято.
  - Ой, кто б говорил, - рассмеялся Ярослав.
  - Давай не переходить на личности при посторонних, - король кивнул на безучастно наблюдавшего за перепалкой Елисея.
  - Хорошо, - миролюбиво согласился князь. - Что будем делать?
  - Не знаю, - ответил Явор.
  - А ты чего молчишь? - обратился Ярослав к Елисею. - Любишь Владиславу?
  - Больше жизни! - зачем-то соврал королевич, и тут же его посетила идея, что он живой и здоровый может прямо сейчас покинуть ненавистный замок. - Готов немедленно отправиться на поиски. Обойду белый свет, а найду суженную!
  - Похвально, сынок, похвально, - растроганно произнес Явор.
  - Что ж не смеем тебя задерживать, готовься к отъезду, - более холодно произнёс князь.
  Как только братья остались наедине Явор произнес:
  - Не нравиться он мне, не доверяю я ему.
  - Да, ну? - Ярослав скептически посмотрел на брата. - После такой клятвы и не доверяешь?
  - Ну, знаешь, невиновен в одном, виновен в другом. Вот сейчас выедет за ворота и поминай, как звали.
  - Ну, об этом не беспокойся, одного его я отпускать не собираюсь. Даже не из-за подозрений, а просто из здравого смысла. Если в пропаже Владиславушки действительно замешена Найда ему одному не справится.
  - Дружину с ним пошлёшь? - настороженно поинтересовался Явор.
  - Зачем дружину? Я лучше придумал, пошлю с ним своего сотника Аглая, - и Ярослав тепло улыбнулся.
  - Что-то я тебя не пойму: значит, Елисей один не справится, а вдвоем с твоим воином запросто?
  - Думай, что хочешь. Я решение уже принял. Тут не грубая сила нужна, а смекалка да сноровка.
  - Да, уж я и смотрю, что ты со своей смекалкой да сноровкой годков как пятнадцать с хазарейкой воюешь, - едко поддел собеседника Явор.
  - А кто тебе сказал, что мы воюем?
  - Сорока на хвосте принесла, птичка такая, она мне даже пояснила, что вы не столько воюете, сколько эта кошка драная, Найда, щемит тебя по всем углам!
  В ответ князь раскатисто рассмеялся, он смеялся долго и смачно, вытирая широкой ладонью выступившие слёзы. Наконец совладав с собой, Ярослав произнес ещё несколько хриплым после смеха голосом.
  - Ну, братец, потешил. Я б даже сказал: повеселил.
  - А что я такого сказал? - удивился король.
  - Глупость несусветную, - уже совсем другим, строгим тоном сказал князь. - Может, назовешь имечко той сороки, а то очень уж узнать хочется, кто такую чушь по земле разносит.
  - А разве это не так? - с изрядной долей скепсиса уточнил Явор.
  - Нет, не так.
  - Не может быть.
  - Может.
  - А зачем тогда дочь за Елисея отдаешь?
  - А это в первую очередь торговый союз, а не военный да и возраст подошел уже.
  - Вот я дурень, - досадливо морщась, прошептал Явор, правда его огорчало в большей степени, не то что до него дошла неверная информация, а то, что у брата дела на самом деле не так плохи. - Но, всё равно, - словно хватаясь за последнюю хрупкую соломинку начал Явор. - Не может этого быть. Все об этом говорят.
  - Ну, и кто эти все. Поименно назови.
  - Да много, уйма людей всех разве упомнишь?
  - А-а-а, - многозначительно протянул Ярослав, - видишь, как оно получается: знаешь, что звон, да не знаешь где он.
  - Да, уж, - пристыжено развел руками Явор. - Ну, так раз уж ты здесь, объясни мне сирому, что на самом-то деле в мире делается.
  - Да всё, как и раньше: солнце утром восходит, а утром заходит. Только вот царица хазарейская частенько в гости завернуть норовит.
  - Ну, вот, - воспрянул духом король. - Сам себе и противоречишь.
  - Да, нет, Яв. Слова то может и похожи да смысл разный. Как комар тот, что самый мелкий да самый противный та царица для меня. Урона никакого, одна головная боль.
  - Не вериться мне что-то, больно уж внушительный комар в битве при Бучихе тебе пинков надавал.
  - Ну-ну, не преувеличивай, потери были большие, не спорю, но только с обеих сторон. И если хочешь знать войско то, не её вовсе было.
  - Как так? - удивлённо заморгал король, беседа сулила стать для него весьма познавательной.
  - А ты что об этом не знаешь? - в свою очередь удивился Ярослав.
  - Нет, мне её дела без надобности, - кротко пояснил Явор.
  - Ты меня поражаешь, брат Яв, - не совсем понимая, насколько искренен король, произнес Яр. - Ну, да что ж родная кровь, поясню: нет у хазарейской воительницы ни земель благодатных, так клочок бесплодной степи, ни армии смертоносной, так сотня оборванцев. Все военные действия она вершит руками того в чью постель умудрилась запрыгнуть. Да только желающих до её тела с каждым годом всё меньше да меньше, - улыбнулся Ярослав, - кого я с дружиной вразумил, кто сам поумнел. Очарованные ей сластолюбцы даже не задумываются о том, на кого войной идут.
  - Не может быть, - потрясённо всплеснул руками король. - Это чтобы какая-то бабёнка да такую силу над великими мужами имела...
  - А то ты не знал.
  - Догадывался, но...
  - Давай без "но", а то получается: я, по-твоему, и понятия не имею, кому обязан знакомством с Найдой.
  - Ну, я же извинился, - Явор понуро опустил голову.
  - А мне твои извинения до одного места, представь себе.
  - Я не виноват, так получилось, она первая ко мне полезла, - и щеки былого ловеласа пошли красными пятнами при воспоминании, о том, как полунагая богиня впорхнула в его палатку, когда он с верными людьми отправился на охоту в дальние леса. О том, что они вытворяли всю ночь лучше вообще не вспоминать. Если бы она тогда попросила его направить войска против собственных родителей, он сделал бы это не задумываясь.
   - Ага, - наблюдая за сменой чувств на лице собеседника, сказал Ярослав. - Ты не думай, я тебя не осуждаю, сам мужик, понимаю. Я одного в толк взять не могу: вам что в кровати кроме как обо мне и поговорить было не о чем?
  - Что ты пристал, как банный лист, - раздражённо отмахнулся король. Сейчас он впервые с тех пор, как понял, что растерял мужскую силу, отчетливо осознал, чего лишился. - Она спрашивала - я отвечал.
  - Тогда зачем про дедовский посох небылиц наплёл, будто силой он магической наделён и тот, кто им владеет непременно станет владыкой мира.
  - Я не помню, что первое в голову пришло, то и ляпнул. Я там совсем иными делами был занят.
  - Хорошо, что не сказал, будто голова у меня магическая.
  - Ну, вот и радуйся, - уже с нескрываемой злостью ответил король.
  - Т-ш-ш, тише, тише, - словно на ребёнка малого замахал руками Ярослав. - Здесь кажись, горелым запахло или мне кажется? Яв, так это ж ты аж дымишься, охолони малость, браток, мы ещё не договорили.
  - Что ты ещё от меня хочешь?
  - Правду, - тоном будто ему, князю, всё давно известно произнес Яр.
  - Я всё сказал, - решил идти до конца Явор и поднялся, чтобы покинуть злосчастный кабинет. - Только и ты будь уж добр, поясни: почему тогда посох не отдашь, раз дело в нем. Пусть бы девочка побаловалась.
  - Не бывать этому, - Ярослав грозно свёл брови, - что моё, то, уж увольте, моё. Посох этот дед наш сам своими руками сделал, беречь завещал и что бы я его бабенке какой-то на забаву отдал. НЕТ.
  - Из-за безделушки готов головы людские под оружие подставлять?
  - Ой, да что там за оружие. Зато мои люди всегда наготове, всегда врага приветят на том и стоим. А падет кто на поле бранном, что скажешь: бывает. Только, знаешь ли, и дома от хворобы помереть можно, коли срок пришел.
  - Ладно, - махнул рукой Явор. - Пошли в трапезную, перекусить пора.
  - Ты иди, - отмахнулся князь, - я следом. Я один побыть хочу, подумать.
  - Добре, если что кликнешь молодца он тебя проведёт, - и король облегченно вздохнув, покинул опасного гостя.
  Практически в тот час же на пути короля возник его верный советник. Явор поморщился, словно от зубной боли, и процедил:
  - Подслушивал.
  - Да.
  - Тогда иди и продолжай присматривать за ним. Может, кого позовёт или вслух сам с собою обмолвиться...
  
  ****
  Ярослав остался один в комнате, он сначала прошёлся вдоль стен и пристально изучил их на предмет слуховых окон и прочих премудростей для подслушивания. Явор любил пользоваться этим нехитрым, зато вполне действенным способом для добычи информации, и князю это было очень даже известно. Неприятные находки не заставили себя ждать, Ярослав даже присвистнул, на такое количество "слуховушек" и "гляделок" он не рассчитывал. Затем он прошел к окну и стиснул свои огромные кулаки до хруста в костяшках. И вдруг, словно вспомнив о чём-то важном, он полез под свиту, туда, где на кожаной ленточке висел маленький оберег. Как величайшую ценность он накрыл вещицу ладонью и умиротворенно выдохнул. Оберег издавал мерное тепло, что говорило о том, что с его любимой дочкой всё в порядке и ничего ей не угрожает. Как-то когда Владислава была ещё очень маленькой, она заблудилось в лесу, и нашлась только спустя сутки, он тогда чуть с ума не сошел от беспокойства. Как только дочка отыскалась, он специально заказал два оберега, один себе, другой ей, и попросил ведунью заговорить их так, чтобы в любой момент можно было найти Владиславушку, но ведьма не захотела выполнить княжескую просьбу. Сказала, что этого делать нельзя, мол, и так их судьбы чересчур переплетены, а коли совершить такой обряд, то беде быть: случись с одним что-то та же участь и второго постигнет. Но увидев опечаленное лицо князя, бабка предложила по-другому оберег заговорить. Дотронувшись до него, Ярослав мог узнать: жива ли Владислава, угрожает его кровиночке опасность или нет и ничего больше, но и за это сейчас Ярослав был благодарен бабке от всей души. Князь невесело усмехнулся своим мыслям: с одной стороны ему было радостно, что с дочерью всё в порядке, зато с другой он совсем отчаялся разгадать, что же здесь происходит, с третьей он чётко понимал, что часть вины за произошедшее лежит на нем самом.
   Память услужливо подсунула момент их прощания, когда он её, наспех одетую, вкинул в сани, сверху кинул пяльца с вышивкой и грозно крикнул, так что цепные псы присели:
  - Вернёшься, когда вышивать научишься.
  Она не плакала, только обиженно сопела и уж рот открыла, сказать хотела что-то, да он не дал. Наотмашь шлёпнул коня по крупу и тот с громким ржанием ринулся вперёд...
  - Чуяло видать серденько, - кляня себя последними словами за самодурство тихо проронил Ярослав. - Да, что уж теперь...Одно тебе обещаю Владиславушка, найду тебя и того, кто тебя посмел обидеть в бараний рог скручу.
  Затем князь постоял ещё минутку и добавил глядя на один из гобеленов, который блестел на свету живым глазом.
  - Скручу, если ты сама этого не сделала. Норов у тебя крут, в меня пошла, не в маменьку.
  ****
   Явор сидел грузно развалившись на любимом кресле в своей комнате. Он достаточно уже выпил, но ему казалась, что ещё пара бокалов хорошего вина ему не помешает и он потянулся за очередной бутылкой. Неожиданный приезд князя Ярослава и неудавшаяся свадьба здорово потрепали ему нервы, но теперь это всё было позади, его хитрость и мужество позволили ему выйти сухим из воды. Сегодня утром его замок покинул королевич Елисей в сопровождении сотника Аглая. Явору до сих пор было непонятно, что нашёл Ярослав в своем сотнике, в этом молодом невысоком пареньке. Явор пьяно икнул. Это хорошо, что королевич съехал - одним свидетелем меньше, и то, что Аглай на самом деле оказался не пойми кем, а не богатырем былинным, как он, было, подумал вначале тоже было ему на руку. Жалко конечно, что он, Явор, больше никогда их не увидит: мало ли что в дороге может случиться? Король рассмеялся, потому что знал, что именно должно произойти.
  - Чему ты так радуешься? - раздался тихий голос совсем рядом.
  Явор от неожиданности подскочил на месте и разлил вино на расшитую золотом шелковую рубаху.
  - Кто здесь? - с трудом ворочая от страха языком, произнес он.
  - Я, пап, - ответила Магдалена и обняла отца, - я. Почему ты ко мне не пришел? Я так долго тебя ждала.
  - Да вот вишь улаживал дела, что наворотил. Прости меня, что втравил тебя в эту историю, - Явору вдруг так стало стыдно перед единственной дочерью, что он чуть не зарыдал в голос.
  - Ничего. Я сама виновата. Я так думаю: гроза миновала?
  - Ну, можно и так сказать.
  - А где Елисей? - Магдалена пристально посмотрела на отца.
  - А зачем он тебе, этот проходимец?
  - П-а-а-а-п? - Магдалена взяла отца за руку. - Я что-то пропустила или чего-то не понимаю?
  - Ай, девочка, - Явор прижал теплую ладошку девушки к щеке, - у тебя ещё сотня таких Елисеев будет, если не тысяча.
  - Мне не нужна ни сотня, ни тысяча, - взвилась девушка и высвободила свою руку. - Мне нужен только он.
  - Зачем он тебе? - страдальчески закатил глаза король.
  - Потому что он мой муж.
  - Э, нет, - Явор погрозил дочери пальцем, - не твой. Хоть церемония бракосочетания и была завершена, но ты-то за него выходила не под своим именем.
  - А вот и нет, - Магдалена победоносно сверкнула очами. - Под своим. Священника я подкупила, и во время церемонии он громко говорил имя Владиславы, а тихонько шептал моё.
  - Но ведь этого мало.
  - Ты меня недооцениваешь, - девушка присела на подлокотник и обняла отца, - я знаю, что не это главное.
  - Да? - упавшим голосом выговорил король, внутри у него всё сжалось от нехорошего предчувствия.
  - Да, в брачной книге стоит МОЁ имя и МОЯ подпись.
  - Что? - Явор ухватил Магдалену за плечо и заглянул в глаза. - Но зачем? Неужели ты так хочешь власти?
  - Нет, - девушка безразлично пожала плечами.
  - Но зачем тогда?
  - Я просто его люблю.
  - Этого ещё не хватало, - Явор схватился за голову.
  - А что такое?
  - Он уехал, - практически спокойно ответил король.
  - Но как? Куда? Почему?
  - Ярослав отправил его на поиски Владиславы. Мой брат не в курсе ваших амурных дел.
  - Но он же вернётся?
  - Не знаю, - устало сказал Явор, решив скрыть от дочери, что он послал отряд убийц к её мужу, чтобы убрать ненужных свидетелей. - Этого я не знаю.
  - Он вернётся, - с нажимом выговорила Магдалена. - И ты для этого сделаешь всё возможное и невозможное.
  - Но...
  - Никаких "но", я ничего не хочу слышать.
  - Хорошо, - обреченно ответил король, - иди, отдыхай, а я что-нибудь придумаю.
  - Вот сразу бы так, папочка, - ласково чмокнула отца в щеку девушка.
  Магдалена поднялась и мурлыкая под нос что-то мелодичное отправилась к потайной двери. Приведя механизм в действие и, уже, было, шагнув в открывшийся узкий проход, девушка обернулась:
  - Да, пап, забыла ещё кое-что тебе сказать.
  - Что, доченька? - Явор повернулся к Магдалене и невольно залюбовался её нежной красотой.
  - Ты будешь дедушкой. Поздравляю.
  - Что?
  - Я беременна, - и с этими словами Магдалена исчезла в тайном ходе.
  
  Глава 2
  Владислава стояла у оконца и рассматривала миниатюрный портрет Елисея, он был вставлен в круглую золоченую рамку и легко умещался на ладони. В тысячный раз она глядела на любимое лицо, она знала наизусть каждую чёрточку, каждый мазок и снова не могла отвести глаз от искусно нарисованного портрета. "А вспоминает ли он обо мне", - думалось девушке. Слава закрыла глаза и представила, как он смотрит на такой же миниатюрный её портрет и тоскует по ней, волнуется. Невольно девушка заулыбалась и показалась ей, будто и Елисей с портрета улыбнулся ей в ответ. Только помечтать ей всласть не пришлось. Дверь со страшным скрипом отварилась и в комнатушку как всегда неожиданно ввалилась Капитолина Карповна. Девушка уже давно привыкла к таким экстравагантным выходкам старушки, но на этот раз вырванная из мечтаний Слава вздрогнула, дёрнулась и выронила заветный портретик. Она тут же наклонилась подобрать дорогую сердцу вещицу, но та словно ожила: портрет встал на ребро и покатился прямо к ногам колдуньи, а затем совершил прыжок и оказался прямо у неё в руке.
  - Ничего, такой, мордастенький, - констатировала ведьма, - жених твой что ль?
  - М-г, - кивнула девушка.
  - Да, колоритная вы будете парочка, - засмеялась ведьма и изучающе уставилась на ученицу.
  - Зачем ты всякий раз указываешь мне на моё уродство?
  - А что бы не забывала.
  - А я и так помню, - Слава закрыла глаза и стиснула зубы, хоть сейчас она и не была такой уж страшной, но на подобные выпады ведьмы реагировала весьма болезненно. Благодаря полученным знаниям она смогла повыводить бородавки с лица и вернуть человеческий цвет кожи. Красавицей её, конечно, было очень сложно назвать, ну, хоть нечистой силой случайные встречные перестали величать и на том спасибо. - И что с того?
  - Ничего. Как не понимала я, так и не могу понять, почему ты не согласилась порчу на кого другого перевести. Давно дома с женихом посиживала бы и горя не знала, а не в чаще лесной со мной умные беседы вела.
  - Вот и я не пойму, чего ты от меня добиться хочешь.
  - Правды.
  - Да какой-такой правды?!- не выдержав крикнула Владислава. - Я уже сто раз объясняла, что на такую подлость не пойду. Что в этом неясно?
  - Всё. Не бывает так. Ко мне девки толпами ходили, красоту себе просили - сами мне такое предлагали, что до сих пор вспоминать противно.
  - А я не все. Я - это я, - оборвала ведьму Слава. - Я про этих гусынь от тебя уже сотню раз слышала. Не такая я. Понятно?
  - А какая?
  - Какая есть. Думаешь, мне красы не жалко. Жалко. Я даже в ручей лишний раз заглянуть боюсь, горько мне и стыдно, что такая я образина стала. Я ведь раньше и не понимала, как это без красоты жить, а вот на собственной шкуре испытала. Я ведь думала по началу, что это всё игра, что дойду до тебя, и падут чары. Ан нет, - Слава поежилась, словно от холодного ветра. - Я красой своей не козыряла, жила будто так и надо, не замечала её, а ушла она и будто солнышко спряталось, холодно мне, а отогреться у самого жаркого костра не могу.
  - Ну, так соглашайся и всё вернётся.
  - Нет, сказала уже. Пусть всё будет как есть. Видно на роду мне так написано. Это без рук, без ног жить трудно, без глаз. А краса что? С лица воды не пить и так прожить можно.
  - И откуда ж ты знаешь, рыбонька, как без рук, без ног люди живут?
  - А вот знаю, - не весело улыбнулась княжна. - Кто в осаде сидел не такое видел. Не смотри на меня так, потом может, расскажу про детство своё и отрочество, а пока не хочу, - и девушка отвернулась к окошку.
  - Любишь его? - уже совсем другим тоном спросила баба Капа, незаметно подойдя к Славе, старуха дотронулась до её локтя и протянула портрет.
  - Наверное, - Слава залилась краской, ей впервые задавали столь откровенный вопрос,- я его в жизни один раз видела и то издали. Мы даже с ним не разговаривали, но я думаю, что он хороший человек. За плохого батюшка бы меня не отдал.
  - Ой, - старушка всплеснула руками, - святая простота. А отец твой, думаешь, его толком знает?
  - А разве нет? - недобро сощурилась княжна, она не переносила, когда об её отце кто-нибудь отзывался неуважительно.
  - Нет, конечно, - ведьма ещё раз внимательно посмотрела на портрет, - иначе б он твоего женишка сразу с лестницы спустил. Не дуйся, не хотела я твоего отца обидеть. Всякий ошибиться может, кроме меня, конечно.
  - А что ты видишь, - сменив гнев на милость, поинтересовалась Слава.
  - Да, так, ничего особенного. Не скажу, что плохой человек этот Елисей, но и до хорошего ему ой как далеко, не шибко умный, но и далеко не дурак. Короче середнячок. Только вот сразу говорю, коли встретишься с ним на пути - держи ухо востро. Червоточинка в нем какая-то есть, а что за она и в чём проявляется сказать мне трудно.
  - Скажешь ещё, - Слава махнула рукой, - где я его встречу?
  - Судьба и не такие сюрпризы преподносит, может и встретитесь, - загадочно ответила ведьма.
  Владислава вздохнула и отвернулась, слова бабы Капы о возможной встрече вовсе не обрадовали девушку, потому что она понимала: вряд ли суженный её узнает.
  - Если любит - узнает, - в ответ на её мысли произнесла ведьма. - Давай в лес лучше дуй, там беличий хвост зацвел, надо срочно цветки собрать.
  *****
  Елисей и Аглай ехали по дороге. Вроде и вдвоём ехали, но как-то порознь. Королевичу совсем не понравился навязанный сопроводитель. Елисей был не глуп и сразу понял, что князь своего сотника дает ему скорее не в помощь, а для пригляда, так сказать для гарантии, что он, королевич, не сбежит и слово своё сдержит. Глупец. Будто у него есть теперь другой путь. Да, сначала он подумывал сбежать, но представил, как это будет выглядеть, и понял, что это не выход. Он обязан найти Владиславу. Теперь уж точно обязан, а вот жениться или не жениться можно будет и потом решить. Может Владислава сама замуж не захочет? Вот возьмёт и уйдет в монастырь. Монастырь! Елисей с размаху хлопнул себя по лбу. Ну, конечно же, монастырь! Явор говорил, что Владислава в монастырь отправилась, будто монахиней стать решила, а он не хочет об этом сообщать брату. Надо просто узнать в каком она монастыре и переговорить с ней. Если захочет - отвести к батюшке для серьёзного разговору, а если не захочет, то и батюшку в монастырь свозить можно. Елисей радостно заерзал в седле. - А жизнь то, брат, налаживается, - пронеслось в его голове. - Только вот...а что если король тебя обманул? Да, ну. Он же тебе предлагал туда съездить, убедиться. Блефовал? А если нет? Если Владислава узнала что-то этакое о Яворе, и он её за это в монастырь заточил подальше от людских глаз? Короче начинать поиски с чего-то надо, почему бы не начать с этой зацепки. Только как об этом этому солдафону сообщить, да так чтобы подозрения не вызвать?
  Аглай в это время с безучастным видом смотрел на дорогу, но так мог решить только тот, кто его не знал. На самом деле этот хоть и молодой, но уже бывалый воин изучал окружающую обстановку в том числе и спутника. Аглай не мог сказать, что ему нравится общество этого зазнавшегося хлыща, но приказ есть приказ. Сотник будто невзначай окинул взглядом попутчика, с которым судьба его связала, и еле сдержал улыбку: королевич думал. Аглаю даже почудилось, будто он слышит, как поскрипывает от натуги мозг королевича Елисея. Точно почувствовав его взгляд, Елисей обернулся к сотнику и непринужденным тоном произнес:
  - Ах, да, совсем забыл тебе сказать: мне сегодня ночью видение было. Видел я, что наша княжна в монастыре спрятана. Такие сны неспроста сняться. Надо бы проверить.
  - Надо бы, - удивленно согласился сотник.
  - Много монастырей здесь?
  - Точно не знаю, кажется семь: три женских и четыре мужских. Ты же знаешь я не местный, хотя и здесь бывать приходилось.
  - А зачем нам мужские? Разве может девка в мужской монастырь попасть?
  - Девка не знаю, - глубокомысленно протянул сотник, затем запнулся и уже совсем другим тоном, которого Елисей так и не понял, добавил, - а вот Владислава может.
  - Ты прав, - после недолгого молчания ответил королевич. - Если её украли, то могли и в мужской монастырь для надёжности спрятать. Ведь верно там девицу никто искать не станет. А ты, Аглай, голова, - с уважением произнес Елисей.
  - Да что там, - только отмахнулся сотник, его занимала сейчас совсем другая мысль: какая такая неведомая сила могла Владиславу в монастыре удержать? Разве что хворь? Так ведь князь утверждал, что с ней всё в порядке.
  - Ну, так что - по монастырям? - Елисей браво тряхнул головой и с вызовом посмотрел на Аглая.
  - Можно и по монастырям. Только тогда надо бы провизией посущественней запастись.
  - Это в честь чего?
  - Ну а ты как думал? Я то сам точно не знаю, да вот молодец один из моего первого десятка, что отсюда родом, как-то рассказывал про монастыри здешние. Так вот находятся они все на большом отдалении друг от друга в разных концах королевства. Так что если обходить все обители придётся, это самое меньшее месяц займет и то, как дорога сложится.
  - Как-то долговато, - прикинул Елисей. Он не был неженкой и трусом его вряд ли кто-то посмел бы назвать, но и к аскетическому образу жизни молодой человек явно не стремился и сейчас мысль о том, что ему придется с месяц мотаться инкогнито по чужому королевству и спать где придется, особого вдохновения не вызвало. - Может, разделимся? - не особо надеясь на положительный ответ, предложил Елисей.
  - Оно бы неплохо, - неожиданно согласился Аглай. Сотник решил не нарываться на откровенный конфликт, а сейчас он отлично понимал, что если начнет отказываться, тем усилит подозрения Елисея на свой счет. В ночь перед отъездом он имел долгую беседу с князем и тот лично попросил его не спускать с горе-жениха глаз, но только делать это по-умному. Поэтому Аглай со спокойной душой решил подыграть королевичу и согласился на расставание. - Только как же ты один? Я хоть немного, но эту страну знаю, бывал здесь, да и рассказов о ней слыхал превеликое множество. А ты? Если вдруг с тобой что случится - с меня ж голову снимут.
  - Что я тебе дитё? - возмущенно вскрикнул королевич.
  - Нет, ваше высочество.
  - Тогда вопрос решен. Проезжаем этот лес, - Елисей кивнул на дремучие заросли раскинувшиеся впереди, которые словно проглотили дорогу. - Доезжаем до ближайшей деревни, уточняем местонахождение монастырей и делим их между собой. Составляем маршруты и назначаем место встречи. Вот и всё.
  - Хорошо ты придумал, - согласился сотник. Он чётко понимал, что даже если они разделяться ему придется следовать за королевичем хоть на тот свет, пока они не найдут княжну, правда на приличном расстоянии и не выдавая своего присутствия. Аглай был даже рад, что ему не придется "наслаждаться" обществом королевича. Внутренний голос подсказывал ему, что он ещё хлебнет горя с этим Елисеем.
  Погруженные каждый в свои мысли молодые люди въехали в лес. Разбойников они не опасались: во-первых, красть у них было особо нечего, а во-вторых тати редко нападали на воинов - себе дороже. Ехали они тихо и спокойно, не обременяя друг друга разговорами, как вдруг Аглай тронул Елисея за плечо и знаком приказал остановиться. Елисей недоумённо стал оглядываться, но ничего не заметил и с немым вопросом уставился на сотника, тот напряженно вслушивался в тишину.
  - Что такое? - наконец не выдержал Елисей.
  - Разве не ты не слышал?
  - Нет, не слышал, - честно признался королевич.
  - Птиц кто-то спугнул, а потом завизжал.
  - А показаться тебе не могло?
  - Нет, не могло.
  - Ну, что ж я в таком случае могу сказать: может там на прекрасную принцессу дракон напал? А пока ты тут всё выслушиваешь, он уже её косточки догладывает.
  - Не смешно. Ещё раз говорю: там кто-то есть.
  - Ну и ради Бога. Тебе то что? Или здесь в лес простым смертным путь закрыт? Только ты и я имеем право ступить в эти дебри, - и королевич рассмеялся собственной шутке. - Успокойся мало ли что или кто это может быть.
  - Вообще-то ты прав, - нехотя согласился Аглай, - но я советую быть наготове: мало ли что.
  - Ага, вдруг на нас белки нападут или крестьянки ягодами закидают. Против второго я был совсем не против.
  - А разбойники? Они, знаешь ли, совсем не лукошки с ягодами при себе обычно имеют.
  - Какие разбойники? Кому мы в старой дорожной одежде нужны?
  Аглай ничего не ответил, а только напряженно вслушивался и вглядывался в окружающую обстановку. Именно это и спасло Елисею жизнь. Непонятно откуда взявшаяся стрела вылетела прямо из чащи и если бы не мгновенная реакция сотника вонзилась бы ему прямо в голову. Молниеносным движением Аглай выхватил свой меч и отбил стрелу, затем мигом соскочил с коня и выбил из седла замешкавшегося Елисея. Молодые люди залегли в ближайших кустах в ожидании продолжения атаки, но никто больше по ним не выстрелил.
  - Может это охотники? - подал голос Елисей, потирая ушибленный при падении бок.
  - Может и охотники, - степенно согласился Аглай.
  - Что делать будем?
  - Попробуем пробраться к лошадям.
  Лошади спокойно дожидались хозяев на том же месте где их и оставили, они неторопливо жевали траву и нисколько не жалели о выдавшемся привале. Вскоре путникам стало ясно, что за ними действительно никто не охотиться. Елисей забрался на своего рысака и с удивлением обнаружил, что его попутчика ещё нет в седле.
  - Аглай, - негромко позвал он.
  - Что, - раздался голос откуда-то снизу.
  - Ты что делаешь?
  - Стрелу ищу, посмотреть хочу, что за она.
  - А-а-а. Давай быстрей, мне больше всего хочется убраться отсюда подальше.
  - Сейчас, - отмахнулся сотник. Уже через минуту он был в седле. - Вот она, - победоносно произнес парень и показал свой трофей королевичу.
  - Ну и что? Теперь ты доволен?
  - Ещё бы, - деловито ответил Аглай, пристально изучая находку.
  - Ты мне жизнь спас, - будто между прочим произнес Елисей. - Не хочу, чтобы ты считал меня неблагодарным и поэтому...
  - Да ладно, - отмахнулся сотник.
  - Нет, не ладно, - раздражённо продолжил королевич. - Глуп тот, кто свою жизнь не ценит. Я далеко не глуп и поэтому от ныне и до веку быть тебе для меня другом и братом. Проси всё что хочешь, я для тебя всё сделаю.
  - Хорошо, - не прочувствовав важности момента, отмахнулся Аглай. - Ты лучше на стрелу посмотри. Не охотничья она.
  Елисей обиженно засопел, но стрелу взял. Она действительно была несколько необычной формы.
  - Где-то я такую видел, - задумчиво выговорил Аглай. - Вот только где?
  - А какая тебе разница? - не выдержал Елисей, его душило возмущение, совсем иной реакции он ожидал от сотника, произнося свои слава благодарности.
  - Понятно какая. Понять хочу, кто это в лесу: враг, друг али человек прохожий, - сотник глянул на королевича, и ему стало несколько не по себе, человек его братом назвал, а он в ответ и слова приветного не ответил. - Ты не обижайся на меня, - обратился он к приунывшему королевичу. - Это у меня бывает, как засядет мысль в голове - ничем её оттуда не выкорчуешь. Ты не думай, что слова твои добрые прошли мимо меня. Всё я услышал и понял: честь великую ты мне оказываешь, только вот что в ответ тебе сказать не знаю, не бывал в таких ситуациях. У нас ведь в дружине всё просто: каждый за друга умереть готов, мы по-другому не умеем, а если бы умели, то и победили бы нас давно.
  - И то верно, - облегченно вздохнул Елисей, слова сотника ему понравились. - Поехали уже отсюда.
  - Поехали, - согласился Аглай и пришпорил своего вороного коня.
  
  *****
  Слава тут же засобиралась в дорогу, она знала где именно растет эта очень нужная трава -беличий хвост. Поэтому, немедля ни секунды, девушка одела специальный головной убор, который для неё сделала ведьма, представлял он из себя длинный кусок материи, который накручивался вокруг головы, а противоположный конец его скрывал лицо и фиксировался за ухом, так что и дышать было легко, но и лица рассмотреть никто посторонний не мог. Затем она взяла котомку и, не возразив ни слова застывшей у окна Капитолине Карповне, отправилась за травой.
  Всё время, что Слава жила в лесу баба Капа нещадно пичкала её знаниями и теперь хоть прошло не так много времени девушка стала отличной травницей, а в добавок к этому освоила язык зверей и птиц. Вот к настоящей магии Капитолина Карповна её почему-то не допускала, а однажды когда Слава уж очень сильно её допекла по этому поводу, ухватила девушку за руку и потащила куда-то в чащу. Сначала княжна обрадовалась, но потом ей стало как-то не по себе, и она спросила:
  - А куда мы идем?
  - Как куда? - возмутилась ведьма. - Душу дьяволу продавать.
  - Это з-з-з-з-зачем? - вмиг утратив весь пыл, прошептала Слава.
  - Как зачем? Колдовать хочешь?
  - Хочу.
  - Ну, вот. Дара мажьего от рождения у тебя нет, а получить такое умение другим способом невозможно. Ну, так что пошли али передумала?
  Слава была не робкого десятка, но на подобную сделку даже ради возможности постичь колдовство не пошла. Ничего не ответив, девушка вырвала свою руку из цепких лап ведьмы и отправилась в избушку на ножках, которая теперь для неё стала родным домом.
  Теперь воспоминания об этом случае вызывало у неё улыбку, а вот тогда...Особенно после того как всю ночь на пролёт ей снились черти, которые плясали похабные танцы и манили её к себе, ей было вовсе не до смеха.
  Слава пришла на поляну рядом с поваленной елью и невольно залюбовалась, так здесь было красиво. Вся лужайка словно какой-то чудесный ковер была услана меленькими серебристыми цветочками, из центра которых свешивались причудливо изогнутые лепестки формой напоминающие беличий хвостик. Не откладывая дело в долгий ящик, Слава принялась умело собирать цветки. Она старалась сделать это по-быстрому, потому что у неё было ещё одно очень важное дело. Она как раз думала, как это ей устроить вылазку в лес, а тут ведьма сама подарила ей такую возможность. Дело в том, что недели две назад вовремя одного из уроков собирательства Слава нашла в траве очень хороший воинский лук. Правда долгое бездействие оставило свои следы на славном орудии, но Слава в считанные часы это исправила. О том, откуда лук здесь взялся, девушка вообще старалась не думать. Она гнала тревожные мысли. И сейчас она втайне от бабы Капы собиралась опробовать находку. Зря она что ли столько времени перевела пока стрелы ладила?
  Когда со сбором цветов было окончено Слава не чувствуя усталости направилась в ту сторону леса где был её тайник. Достала лук, стрелы. Неожиданно её охватила такая безудержная радость, что Владислава чуть не закричала от счастья, но вовремя спохватившись огляделась по сторонам и убедившись, что за ней никто не наблюдает проверила пальцем тетиву.
  Слава отработанным движением вскинула лук и стала искать цель для первого пробного выстрела, на глаза ей попалась еловая шишка, одиноко колышущаяся на облезлой ветке дряхлой ели шагах в ста от неё.
  - Отлично, - прошептала девушка, и стрела отправилась в полёт.
  Девушка со всех ног кинулась к дереву и победоносно завизжала, запрыгала, а затем подняла с земли стрелу, которая пронзила шишку аккурат в центре.
  - Не забыли рученьки, - довольно прошептала Слава, - помнят ещё глазоньки.
  Девушка высвободила наконечник стрелы и откинула порченую шишку в сторону. В поисках новой цели княжна повертела головой и радостно цокнула языком: на приличном расстоянии она углядела старую скрюченную сосёнку, укутанную словно шубой зелёным мхом. Как раз где-то в метрах двух от земли на её уродливом стволе виднелась проплешина. Туда-то и прицелилась Слава, но внезапно с деревьев поднялись всполошенные кем-то птицы. От неожиданности девушка дернулась, и стрела отправилась в полет, только не совсем так, как Слава то задумывала. Раздался непонятный шум и девушка поняла, что попала совсем не туда куда следовало. Она было хотела пойти посмотреть, что там случилось да и стрелу было жалко, но опыт подсказывал - надо уходить и чем раньше тем лучше. Подавив любопытство, она быстрёхонько метнулась вон с поляны. Стараясь не оглядываться и не создавать шум, девушка спрятала лук обратно в тайник, подхватила суму с цветками за которыми её посылала ведьма и поспешила домой.
  
  *****
  Елисей был вне себя от злости. Они заблудились. Аглай не разделял его мнения и был намного более спокоен. Он не спешил поворачивать коней обратно и вот они уже несколько часов к ряду любовались лесными пейзажами, не отличавшимися особым разнообразием. Дорожка была узенькой, довольно утоптанной, но наблюдательный глаз мог сразу бы заметить, что пользуются теперь тропинкой не часто. Неожиданно тропинка распалась на две идущие в разные стороны и молодые люди в нерешительности застыли:
  - Направо или налево, - поинтересовался Елисей.
  - Не знаю.
  - Так может, давай монетку подкинем?
  - Валяй, - кивнул сотник и достал пятак. - Решка - право, орел - лево.
  - Давай, подкидывай.
  Аглай подкинул монетку и ловко поймал, на ладони блеснул орел.
  - Значит, поворачиваем налево, - констатировал королевич и первым направил коня в выбранном направлении.
  Удивлению путников не было предела, когда в скором времени они вышли на небольшую поляну, на которой на столбах, как на ножках стояла избушка. Аглай первым заметил, что рядом с избушкой кто-то стоит, и этот кто-то их уже заметил, потому что мгновенно исчез в странной избе.
  Елисей подъехал к странному жилищу и постучал по деревянному крыльцу.
  - Эй, хозяева! - громко крикнул он.
  Дверь тут же отварилась, и на пороге появились двое. Первой шла безобразного вида старуха, а за ней шел толи паренек толи девушка в мужском одеянии, трудно было сказать, потому что лицо у человека было закрыто куском ткани, только глаза одни и было видно.
  Аглай и Елисей спешились.
  - Здравствуйте, - произнес Аглай и слегка поклонился, Елисей последовал его примеру: мало ли что.
  - И вам по здорову, - степенно ответила старуха. - Вы к нам по делу али как?
  - Да вот заблудились, - бодро произнес Елисей, - не подскажите где здесь выход?
  - Ну, это смотря, куда тебе надо, - хитро усмехнулась бабка.
  - Да, вы, бабуся - шутница, - засмеялся Елисей и подмигнул старухе.
  Аглай вовремя этого обмена любезностями не сводил глаз с второго человека тоже вышедшего им на встречу, теперь он был уверен на сто процентов, что это девушка. Она была чем-то очень взволнованна и не сводила взгляда с Елисея. Во всем её облике было для Аглая что-то очень родное и знакомое. Внезапный порыв ветра всколыхнул материю, скрывающую девичье лицо. Этого мгновения хватило, чтобы Елисей потерял дар речи, а Аглай понял, что несчастную девушку постигла беда. Девица стремительно вернула ткань на место, бедняжка сжалась, будто от удара, было видно, как мучительно она переживает то, что её уродство открылось посторонним. Сотнику даже показалась, что она сейчас сорвется с места и убежит подальше от чужих глаз, но, взяв себя в руки, она никуда не ушла, только прикрыла вмиг потухшие очи, стала в землю смотреть. Елисей всё никак не мог оправиться от увиденного, он то открывал рот, то руку тянул куда-то в сторону. Аглай же снова впился взглядом в стройную фигуру. Внезапная догадка осенила сотника. Он вышел вперёд и протянул стрелу, перерубленную пополам.
  - Не твоя ли вещица, девица.
  -А тебе это зачем знать? - хриплым, непослушным голосом ответила Слава и посмотрела сотнику в глаза, словно кинжалом резанула. Она узнала его. Это был Аглай, батюшкин сотник. Непонятно ей только было что он здесь в лесу делает в компании её жениха.
  - Да в моей стране так положено, коли молодец хочет жениться, он выходит в поле и пускает стрелу из лука, а после, там, где стрела упала невесту себе ищет.
  - А если нет там никого? - встряла старуха.
  - Караулит, значит, пока не появиться или заново стрелу пускает, пока не попадет в то место, где его судьба дожидается.
  - Знаю, есть такой обычай, - нехотя кивнула Слава. - Ну, а я здесь при чём?
  - Так может у вас здесь на оборот: девки стрелы пускают. Я по незнанию стрелу поднял, а ты ко мне сватов зашлешь и поминай как парнишечку звали, - рассмеялся Аглай, девушка тоже заметно успокоилась и стала даже понемногу улыбаться, по глазам было видно.
  - Тогда, признаюсь, моя, - Слава, с вызовом обведя взглядом присутствующих, степенно подошла к сотнику и взяла из его рук стрелу, а затем снова стала за спиной у ведьмы. - На когда свадьбу назначишь муженёк.
  - А как только сватов пришлешь, так и дату обговорим, - ничуть не собираясь сдаваться, ответил Аглай. Елисей смотрел на него как на сумасшедшего, ему было непонятно зачем тот заигрывает с этой страшилой. Это они её днем на мгновение увидели, а у него до сих пор поджилки трясутся. А если ночью такое увидишь?
  - Постой-ка, я что-то не поняла, - прервала переговоры о свадьбе баба Капа. - Это что, твоя стрела?
  - Да, - смущенно кивнула Девушка.
  - И с луком ты управляться умеешь? - ведьма уперла кулаки в бока.
  - Ну, так, маленько.
  - Так вот кто мою подпорку утащил! - ведьма обличающее выставила перст в сторону ученицы.
  - Я подпорку не трогала, а лук на полянке нашла.
  - Не нашла, а утащила. Я его на минутку оставила, оглянулась: нет его, и след простыл!
  - Да зачем он тебе надо был? - девушка с трудом попробовала представить, как старуха стреляет из лука по белкам, но воображение дало сбой.
  - Костыль хотела сделать.
  Услышав такую глупость, парни разразились хохотом.
  - Вы чего смеётесь, хотите, чтобы я из ваших костей костылек для себя соорудила?
  Аглай тут же запнулся и стал дергать за рукав увлекшегося Елисея.
  - Где ты научилась из лука стрелять? - словно забыв о молодых людях, да и факте пропажи оружия продолжила допрос ученицы ведьма.
  - Потом как-нибудь расскажу, - потупилась Слава.
  - Смотри мне, - Капитолина Карповна погрозила девушке пальцем, - мне твои загадки поднадаедать уже начали. Не расскажешь по доброй воле, так я сама посмотрю.
  - Это как? - подал заинтересованный голос Елисей. Бабка была, конечно, страшна собой, хоть и не так как деваха, что рядом с ней стояла, но если у неё есть способности к предвидению - грех ими не воспользоваться.
  - Обычно, - словно не обращая внимания на интерес загоревшийся в глазах королевича, пожала плечами бабка.
  - Вы бабушка - ворожея? - подал голос Аглай, он понял, к чему клонит Елисей и решил, что идея вполне здравая. - Мой друг, наверное, это хотел уточнить? - королевич кивнул в подтверждение слов товарища.
  - Нет, - строго ответила старуха. - Я - ведьма. Давайте называть вещи своими именами.
  - Так вы-то нам и надо! - радостно взревел Елисей.
  - По какому вопросу.
  - Ну, я вам просто поражаюсь! - всплеснул руками королевич. - А где гостеприимство? Где традиции: накормить молодцев, в бане помыть, напоить, спать уложить, а уж потом про дела спрашивать?
  - А ты что сказок перечитал, парень? - ведьма насмешливо взглянула на королевича. - Я не баба Яга, а ты не Иванушка - дурачок и байки мне твои не интересны. У меня вообще дела поважней есть чем с вами возиться.
  - Не обижайся на него, бабушка, - вступился за товарища Аглай. - Горе у него, вот и не думает, что говорит. Если дела у тебя, что ж мешать не станем - сами справимся. Но если, сделаешь милость, поможешь - в долгу не останемся.
  - Ох, хитрец, - старуха протянула руку в сторону сотника, слегка поводила то вправо, то влево, будто нащупать что-то невидимое хотела. - Ладно, помогу, но только потому, что душа мне твоя понравилась. Давно я такого не видела. Уж и забыла, что бывают и такие люди.
  - Какие такие? - Елисей оглянулся на Аглай с таким видом, будто впервые увидел своего спутника.
  - А вот такие, - и старуха сделала неопределённый жест и усмехнулась, - тебе, королевич о том не стоит голову забивать, всё равно не поймешь.
  - Откуда ты узнала, что я королевич? - удивленно вытаращил глаза Елисей, Аглой только головой в ответ покачал, удивляясь непонятливости товарища.
  - Оттуда, - передразнила собеседника бабка и вытаращила глаза, - если хочешь у меня что спросить - спрашивай. Я пока добрая может и отвечу.
  - У меня невеста пропала! - жарко выпалил Елисей. От бдительного Аглая не утаилось, как странно сверкнули очи старухи. - Там короче такая петрушка завертелась, что никто не знает, что именно с ней произошло. А мне вот видение было: будто её в монастырь заточили.
  - Нет, - выдохнула девушка.
  - Что "нет"? - не понял Елисей.
  - То и значит, - спасла ситуацию Капитолина Карповна. - Нет и нет. Мало ли что моя ученица брякнула. Я отвечу на твой вопрос, правда, при одном условии.
  - Дров нарубить, воды наносить? - неуверенно улыбаясь, произнес Елисей.
  - Ну, это тоже можно. Да только не это моё условие.
  - Хорошо, говори, чего хочешь.
  - Возьмите мою ученицу с собой. Не смотрите, что она страшненькая иногда и это пригодиться может. Засиделась она здесь со мной, пора и ей уж мир поглядеть, в лечении людей травами попрактиковаться.
  Слава, услышав об этом, засияла, ей захотелось броситься ведьме на шею и расцеловать, но она понимала, что при посторонних этого делать не стоит. Она с мольбой во взгляде уставилась на жениха.
  - Да, не хотелось бы, - оттопырил губу королевич, стараясь не смотреть в сторону предполагаемой попутчицы.
  - А ты захоти, - с нажимом произнесла ведьма. - Иначе разговора не будет.
  - Мы согласны, - Аглай ткнул королевича кулаком в бок. - Тем более если девушка врачеванию обучена. Как тебя зовут, милая?
  - Слава, - еле внятно прошептала она в ответ.
  - Красивое имя.
  - Ещё б содержание соответствовало, - презрительно скривился Елисей. - Ну, бабуся, говори, где мне невесту искать.
  - Пошли в дом, касатик, - старуха развернулась и пошла в избу. Ох и не нравился ей этот напыщенный гусь Елисей, да что поделаешь. Женщина не понимала, зачем она навязывает парням в сопровождающие Славу, но почему-то была уверена, что именно так и должно быть. В голове шумело, но Капитолина Карповна не подавая вида степенно прошла через всю комнату и подошла к печке, достала оттуда чугунок с картошкой, что они со Славой на завтрак ели и сделав таинственное лицо прошептала:
  - Вижу невесту твою, спрятана она в Костянском монастыре, туда иди и будет тебе счастье, - затем лицо ведьмы на какой-то момент застыло и превратилось в маску, а после она затрясла головой, будто отгоняя наваждение. - Постой, касатик, - бабка ткнула когтистым пальцем в сторону Елисея, - ты же женат.
  - Нет, путаешь ты, - замахал руками королевич. - Меня обманом женить хотели, но не получилось!
  Ведьма закрыла глаза, ей было не понятно, что происходит. С одной стороны она сейчас ясно увидела, что совсем недавно королевич женился и его жена беременна, но с другой стороны Елисей говорил чистую правду!
  - Может ты просто забыл? - елейным голоском поинтересовалась старуха, на её взгляд это было единственное объяснение происходящему.
  - Такое не забывают! - с пафосом ответил Елисей и обиженно отвернулся.
  - Да в общем-то мне какое дело, - вдруг сдалась Капитолина Карповна. - Моё дело сторона. Я вам услугу оказала, путь указала. А теперь вы молодцы своё слово сдержите.
  - Хорошо бабушка. Готова ли ты Слава в дорогу отправиться? - спросил Аглай у девушки.
  - Я? - растеряно переспросила княжна. - Наверное.
  - Так, вот что, - тоном, не терпящим возражения, произнесла баба Капа.- Вы, молодцы, идите пока как обещали нарубите дров, наносите воды, а я ученицу в дорогу соберу.
  Тут Слава сорвалась с места и побежала к двери.
  - Куда, дуреха?! - крикнула ей в след ведьма.
  - Лук, там, со стрелами в лесу спрятан, как я без него в дорогу.
  - Нашла на что время тратить, принесут твой лук, не беспокойся, - и баба Капа хлопнула в ладоши.
  - А почему ты сразу лук не отняла, - как бы невзначай поинтересовался Елисей.
  -А он у меня в голове что ли был? Если бы про стрелы не заговорили, я б и не вспомнила, - бабка пристально глянула на королевича и его спина мигом покрылась липким холодным потом. Старуха, словно не заметив испуг на его лице, добродушно, насколько позволяло звание ведьмы, улыбнулась и произнесла. - Ну, добры молодцы, приступайте к работе.
  Аглай поднялся первым, Елисей чуть помедлил, но последовал за товарищем. Когда сотник взялся за ручку чтобы открыть дверь, в неё деликатно постучали. Аглай обернулся и вопросительно посмотрел на старуху, та лишь, кивнула, мол, открывай. Парень дернул дверь на себя и попятился обратно в комнату, наступив на ногу не успевшему отскочить Елисею. На пороге стоял молодой медведь и держал в лапах лук, у лап его суетились белочки в лапках у которых было по стреле, замыкал шествие заяц, который держал колчан.
  - Я же говорила - принесут, даже колчан раздобыли, - довольно кивнула ведьма, - положите вон туда в уголок, - приказала она зверюшкам и будто ничего удивительного не произошло обратилась к потерявшим дар речи молодым людям. - Чего застыли словно истуканы? Мальчики, работа ждет, приступайте.
  Не имея никакого желания возражать, Елисей бегом кинулся вон из избы, Аглай последовал за ним, с любопытством наблюдая за тем, как медведь аккуратно положил лук на сундук, что стоял в углу, и теперь контролировал, как белки складывают стрелы.
  Когда на конец посторонние люди и звери покинули помещение, Слава кинулась к старушке и обняла:
  - Спасибо! - горячо зашептала она.
  - Рано благодаришь, - загадочно ответила ведьма.
  - Всё равно, спасибо! Я ведь с ним теперь рядом буду, одним воздухом дышать стану. Только не возьму я в толк, зачем ты его обманула?
  - А ты хотела, чтобы я ему всю правду-матку рубанула?
  - Нет, а может и да, - Слава попыталась представить, как бы это выглядело, но старуха прервала её мечтания.
  - Будь осторожна с женишком своим, что-то он мне не очень.
  - Но ты же его не знаешь!
  - Хочешь сказать, будто ты его знаешь?
  Княжна густо залилась краской, но ответить ей на этот выпад колдуньи было нечем.
  - Не знаешь, поэтому и отправляю я тебя с ними в путь-дорожку. Почему именно туда не спрашивай - не знаю. Только чую, судьба ваша вас именно там ждет. Обретет там каждый по заслугам. А теперь собирайся времени у тебя немного.
  Владиславу не надо было уговаривать, она тут же приступила к сборам.
  - А чем тебе так Аглай глянулся, - не удержалась от вопроса девушка, бодро собирая в свою суму нехитрые пожитки.
  - Хороший человек.
  - Мало что ли людей хороших?
  - Таких - мало. Он в добро верит, в справедливость. Душа у него чистая и светлая.
  - А разве это уж такая редкость? - Слава удивленно уставилась на ведьму.
  - К сожалению редкость. Поверь мне как специалисту в этой области.
  Через пять минут Слава устало плюхнулась на табурет.
  - Вроде всё.
  - Так всё или вроде? - ухмыльнулась в ответ старуха.
  - Всё.
  - Ну, тогда давай присядем перед дорожкой?
  - Так я уже.
  Старуха, шаркая босыми ногами, подошла к девушке и присела на другой табурет, который словно вырос из пола именно там, где задумала присесть Капитолина Карповна.
  - Ты главное думай, что делаешь и говоришь, - начала она своё наставление перед разлукой.
  - Буду.
  - На людей за их глупость не обижайся.
  - Постараюсь.
  - Берегись вин да кушаний заморских.
  - А это ещё почему? - не поняла княжна. - Да и кто меня ими угощать станет.
  - Ты не спрашивай меня, ты запомни.
  - А если мне совет нужен будет, как мне с тобой связаться? - тихо произнесла Слава.
  - Никак, - жестко ответила ведьма. Хотя тон у неё такой получился совсем не от того, что она не хотела помочь воспитаннице, а потому что тяжело ей было отпускать её, уж сильно она к ней привязалась.
  - А что же мне делать?
  - Слушай своё сердце, - совладав с нахлынувшими эмоциями, ответила баба Капа. - Оно подскажет.
  - Подскажет-то - подскажет, только правильно ли? - невесело улыбнулась княжна.
  - Ты хоть напоследок ответь, - ведьма строго посмотрела на ученицу, - кто тебя оружием владеть научил. Раньше я думала, что мне кажется будто вижу в тебе воина, на старость видения свои списывала, а, оказывается, есть ещё порох в пороховницах.
  - А что тут рассказывать, - княжна опустила голову. - Жизнь научила. Мне тогда лет тринадцать было. У нас в княжестве существует традиция одна. Есть у батюшки заветный посох. Его ему отец завещал, а тому его отец и на смертном одре взял слово, что отныне будет посох по месяцу жить в разных городах, а обойдя страну в столицу возвращаться. Думал великий правитель, таким образом, ещё больше скрепить своё княжество, показать, что каждый в государстве важен. Вот в те времена как раз посох завершил свой круг и князь, отец мой должен был забрать его, чтобы с почестями отвезти в столицу. Я тогда с ним напросилась, он как чувствовал брать меня не хотел, но я уговорила. Приехали мы с дружиной в Ельск, только в терем вошли, а к отцу уже гонец с донесением бежит, мол, хазареи с востока немалой силой к городу подступают. Они непонятно почему за этим посохом уже давно охоту ведут. Батюшка решил не ждать нападения, а собрать войска, что в наличии да самим первый удар нанести. Отучить от набегов, которые и так уж у всех в печёнках сидели. Оставили в городе с десяток дружинников, вскочили в седла и помчались сокрушать супостатов. Да вот только не знали мы тогда, что нападение хазареев было обманным ходом, чтобы отвлечь главные силы из Ельска и вскоре вокруг города выросла их армия. Ну, мы то ж люди привычные ворота на засов, развели под котлами костры стали готовиться к их атаке. Только хазареям не нужны были мы, им нужен был посох. Они нам поначалу даже предложили посох по добру по здорову отдать.
  - А вы? - старуха заинтересованно подалась вперед.
  - Не бывало и не бывать на земле моей такого сраму, чтобы добровольно врагу своё отдать, - гордо выпрямившись, ответила княжна. - Короче скрутили мы им кукиш, а они обиделись и пошли на приступ. Мы то до последнего надеялись, что наши вот - вот с минуты на минуту вернуться и разгонят супостатов, да вот зря надеялись. Их в это время меньшая часть хазареев за собой всё дальше и дальше уводила. Приняли мы бой, тяжело было, не скрою в Ельске то кто остался: так старики в основном, женщины да дети. Из десяти воинов к вечеру в живых только трое осталось, но мы должны были продержаться до подхода наших. Нельзя было допустить, чтобы посох попал в чужие руки.
  - И чего вы на этой деревяшке зациклились? - не выдержала ведьма. - Что нельзя было новый сделать.
  - Нет, нельзя, - тихо ответила девушка. - Как не может быть два солнца, так и не может быть два посоха. Для людей это не просто деревяшка, а символ могущества, единства, многие верят, что пока он у нас - с нашей землёй всё будет в порядке.
  - Глупости - это всё, - махнула рукой ведьма. - Ну, да ладно, что дальше то?
  - Ничего особенного. Надо было, как-то дух в людях поддержать княжеская дочка или нет. Вот и заперла нянек в комнате, а сама выбралась в город. Что буду делать, я не знала, но чувствовала, что сейчас от меня зависит многое. Отправилась я к городским воротам. Там суматоха, людей не хватает, а хазареи вот-вот снова в атаку пойду. Я тогда подняла лук, что лежал рядом с убитым стражником, и полезла наверх, на стену. Нашла местечко поудобней, прицелилась и спустила тетиву, решила посмотреть, что у меня получится. Чуть без пальцев не осталась, но выстрел как потом говорили, был очень даже неплох. Подошел тогда ко мне какой-то дядька посмотрел с уважением и протянул рукавицу, мол, бери так сподручней будет и пояснил, как лучше целится. Это был мой первый бой, люди потом говорили, что мой пример их очень вдохновил. Устояли мы тогда, а к утру и отец с войском воротился да разогнал хазареев как котов помойных. Он тогда перепугался за меня до смерти, но зато, когда я попросилась воинской науке обучаться - возражать не стал.
  - И что? Может скажешь, что ты и в других битвах участвовала.
  - Приходилось. Раньше у нас вообще неспокойно было. А разве усидишь дома, когда отечество в опасности.
  - Так ты стало быть воительница?
  - И так можно сказать, - Слава улыбнулась, - только, слава Богу, давно уж не приходилось мне знания мои на практике применять. Мир на моей земле.
  - Надолго ли? - невесело хмыкнула баба Капа.
  - Надеюсь, что навсегда, - княжна взяла нехитрые пожитки в руки, но перед тем как выйти их избы всё-таки сказала. - Если что знаешь, скажи лучше сейчас. Ты думаешь быть войне?
  - Откуда мне знать? Всё в ваших руках. Это же вы здесь княжны да королевичи всякие. А с меня что за спрос? Я бабка дремучая одинокая от политики далекая.
  
  ****
  - Гай, - требовательно позвал Явор. - Гай, твою едрить в кочель!
  - Ваше величество? - советник сонно моргал, он заснул прямо за столом в своем кабинете. Сначала Гай подумал, что уже наступило утро, но он глянул в сторону окна и понял, что ещё глубокая ночь.
  - Нет, блин, зубная фея! - гаркнул король. - Вставай, у нас непредвиденные обстоятельства!
  - Что на этот раз? - устало произнес Гай, сейчас его трудно было чем-либо удивить.
  - Ты уже отправил убийц за Елисеем? - нервно барабаня пальцами по столу, поинтересовался Явор.
  - Как вы и приказали, - интуитивно догадываясь, что это не очень хорошо и его за это не похвалят, промямлил советник.
  В ответ король со всей мочи ухнул по столу кулаком, а затем смахнул бумаги, заботливо разложенные советником по кучкам на пол.
  - Их надо вернуть.
  - Опомнились, - ехидно ответил Гай. - Они уж как день в пути. Где их искать? Мы же их считай, следом за Елисеем отправили, чтобы след случайно не потерялся.
  - Так ты думаешь, королевич мёртв?
  - Не знаю, - честно признался Гай. - Ограничений по времени мы не задавали. Велено было одно - чтобы всё выглядело натурально. Да, объясните мне, в конце концов, что случилось то!
  - Магдалена по-настоящему с ним обвенчалась, - король заметил выражение лица советника и тут же предупредил. - Не спрашивай, как! Не спрашивай зачем! Иначе я тебя просто придушу!
  - Да мне какое дело? - советник скорбно отметил про себя, что идиотизм - это видимо у короля семейное. - Всё равно уже сделать ничего нельзя, что в первом, что во втором случае. Поди знай куда отправился королевич с напарником искать княжну и живы ли они вообще. Сейчас предпринимать какие-нибудь действия - только привлекать к себе ненужное внимание. Вам нужны проблемы с отцом Елисея?
  - Так они же по любому будут, - вздохнул Явор. - Может, надо было ему дать просто уйти?
  Лицо советника перекосило, словно от острой зубной боли, ему стоило нечеловеческих усилий не сорваться и не высказать королю, все, что он думает о его умственных способностях.
  - Я вам именно это и предлагал, - прошипел Гай, - но вы меня слушать не захотели.
  - Да? Ну и ладно, - отмахнулся король, достал из-за пазухи пузырек с какой-то микстурой и отхлебнул, крякнул и примирительно протянул её советнику. - Хлебни, отличная вещь, нервы успокаивает.
  - Нет, спасибо, - Гай отвернулся от короля.
  - Да, не дуйся ты, друг, - король положил советнику руку на плечо. - Мы ж с тобой в одной упряжке. Они у нас ещё попляшут, - затем Явор опасливо оглянулся и почему-то полушепотом спросил. - Ты хоть толковых молодцов за Елисеем послал?
  - Лучших в своём деле.
  - А если Елисей или Аглай выживут?
  - Раньше об этом думать надо было, - снова начиная закипать процедил Гай.
  - Нет, а если действительно так случиться, что тогда делать будем?
  - Спихнем всё на похитителей Владиславы! - громко ответил Гай и встал, советник отчетливо понял - ещё минута такого разговора и он просто набросится на монарха с кулаками. Король и раньше особым умом не отличался, но после той стычки с колдуньей просто поражал своей тупостью. - У меня срочные дела Ваше величество, разрешите откланяться?
  - Какие дела?
  - Очень важные.
  - Я с тобой! - король не намерен был отпускать собеседника.
  - Нет, я один.
  - Но почему? Замышляешь против меня?
  - Никак нет, - вытянувшись по стойке смирно, отчеканил Гай. - Если вы хотите присутствовать при пытке воля ваша, пойдемте.
  - Но почему сейчас, ночью?
  - А что разве пытают исключительно днём?
  - Ладно иди, - сдался Явор и советник мгновенно исчез из собственного кабинета. - А кого хоть пытать будете? - запоздало поинтересовался король, но ему никто не ответил.
  
  *****
  Спешный отъезд не получился. Сначала Аглай и Елисей никак не могли справиться с заданиями Капитолины Карповны, которая решила использовать подвернувшуюся халявную рабочую силу по полной программе. Потом все спорили до хрипоты, каким образом им троим ехать на двух лошадях. Аглай честно предлагал девушке ехать с ним, Елисей под пристальным взглядом старухи предложил место позади себя, однако без особого рвения. Слава упёрлась и ни в какую не хотела ехать ни с одним, ни с другим, а заявила, что пойдет пешком. В итоге, если бы ведьма не пообещала превратить кого-нибудь из них в лягушонка и этим решить проблему, они бы так и не смогли договориться. Когда же у молодых людей появилась такая заманчивая перспектива, решение нашлось само собой: Аглай пересел к Елисею, а своего коня отдал в полное распоряжение Славы. Затем Елисей попытался намекнуть старухе, что вечереет, и неплохо бы было заночевать у неё, но ведьма по секрету ему сообщила, что у неё не постоялый двор и добавила ещё пару ласковых слов лично от себя. И пока троица не успела найти новый камень преткновения, ведьма бодро помахала всем платочком и что-то шепнула на только ей понятном языке. Кони тут же сорвались с места и понесли слегка опешивших седоков прочь от не очень гостеприимной избушки.
  - Милая старушка, - выглядывая из-за спины Елисея, молвил Аглай.
  - Ага, - согласился королевич. - Даже как-то жалко расставаться. Надо было её с собой взять в качестве тайного оружия.
  - Говорите да не заговаривайтесь, - несколько грубо оборвала их Слава. Девушке было неприятно, что молодые люди посмеиваются над ведьмой. - За спиной все храбрецы. Что же вы не блистали остроумием в присутствии Капитолины Карповны.
  - А тебе-то что? - Елисей надменно вскинул бровь, ему было противно общество этой девицы с лицом страшным, словно смертный грех. - Тоже мне защитница нашлась.
  - Нашлась, - Слава повернула голову в сторону жениха и насмешливо фыркнула. - Не на тебя же рассчитывать.
  - Та-а-а-к! - что есть мочи гаркнул Аглай, - а ну-ка замолчите оба. Мы волею судьбы сейчас одна команда. Ведьма предупредила, что нам нужно держаться друг друга иначе ничего не получится. Так что давайте не будем провоцировать друг друга. Ты Слава за наставницу обиделась - извини, мы дурного не хотели и постараемся впредь такого не допускать, но и ты уж будь добра следи за тем, что говоришь.
  - Хорошо, - пристыженно ответила княжна.
  - Елисей? - сотник ткнул кулаком королевича в бок.
  - Что, - раздраженно произнес Елисей.
  - Ты меня понял?
  - Я что дурак по-твоему, конечно понял. Только о какой команде речь? У нас с тобой уговор был - разделиться, как только лес минуем.
  - Так ведь то когда было? Мы ведь тогда не знали где невесту твою искать и разделиться хотели, чтобы не терять драгоценное время. А теперь мы точно знаем, где Владислава.
  - А если старуха нас обманула? - Елисей обиженный дерзкими словами дурнушки решил любым способом избавиться от успевшего поднадоесть общества.
  - А если нет? - резонно возразил Аглай, чувствуя, что Елисей ослепленный гордыней, не совсем понимает, что собирается делать. - Если Владислава именно в Костянском монастыре и ей нужна помощь?
  - Повторяю, - Елисей обернулся и злобно уставился на названного брата. - А если она обманула и мы пойдем по ложному следу?
  - Ложный он или нет, можно узнать только если мы по нему пройдем, - тихо, но четко чеканя каждое слово, произнес Аглай. - Я вижу ты из-за обиды готов бросить всё. Что ж дело твоё.
  - Не говори глупостей, - Елисей отвернулся от сотника и тут же встретился взглядом со Славой. Королевичу стало неуютно под её пронзительным взглядом, тем более что Аглай был прав: сейчас им руководило задетое самолюбие. Глубоко вдохнув Елисей произнес, - ладно, мы все вместе поедим в этот чёртов монастырь, но если Владиславы там не окажется, тогда разделимся и каждый отправиться в свою сторону!
  - Договорились, - Аглай рассмеялся от радости, что конфликт удалось замять.
  - Лес скоро закончиться, - словно ничего и не было, обыденным тоном обронила Слава.
  - Где на ночлег остановимся? - поддержал новую тему сотник.
  - Хорошо бы до деревни добраться, - мечтательно произнес Елисей.
  - Нет, не получиться, далековато деревня, - со знанием дела заметила Слава и добавила, - да и не любят в ней чужаков, даже не знаю почему.
  - Ладно, - сказал Аглай, - придумаем что-нибудь, мы народ бывалый.
  Лес действительно скоро закончился, но и день тоже необратимо клонился к закату. Было решено разбить лагерь на опушке. Там как раз обнаружилась симпатичная полянка, будто созданная для ночлега. Трое путников мигом расседлали лошадей, развели небольшой костер, достали из сумок нехитрую снедь. Владислава достало свой лук и подаренный ведьмой колчан со стрелами.
  - Зачем он тебе? - недоуменно поинтересовался Елисей. - Мы же ужинать будем.
  - Чувство какое-то нехорошее, - рассеянно ответила Слава, - под ложечкой сосет - точно перед боем.
  - Странная ты какая-то, - резюмировал королевич, но меч достал и положил так, чтобы можно было в любой момент до него дотянуться.
  Аглай тоже не остался равнодушен к предупреждению. Предчувствие беды не раз спасало жизнь лично ему и его товарищам, и сейчас он кожей чувствовал, что девушка права: кто-то за ними следит и готовиться напасть.
  Время шло, но ничего не происходило, враги, если это были действительно они, совсем не спешили познакомиться со своей добычей поближе. Настороженные путники перекусили и молча сидели у неуместно весело потрескивающего костра. В конце концов, Аглай предложил ложиться спать, оставив кого-нибудь одного приглядывать за огнем и окружающей обстановкой. После бурных обсуждений, которые закончились киданием жребия, было решено, что первой будет дежурить Слава, затем Елисей, а потом Аглай. Парни тут же улеглись отдыхать, а девушка, перехватив лук поудобней, стала поджидать гостей. Она почему-то ни минуты не сомневалась, что как только те кто за ними наблюдают заметят, что мужчины легли спать оставив сторожить огонь толи подростка толи вовсе женщину, скорее всего тут же захотят наведаться в лагерь к противнику и получить легкую добычу. Слава не ошиблась, вскоре слева она отчетливо расслышала хруст раздавленной веточки. Призвав на выручку всё своё самообладание, девушка решила подпустить врага поближе. Но мысль о том, что неприятель решится напасть, недооценив хлипкого часового, пришла не только в голову княжне, и Аглай и Елисей не сговариваясь, готовились к встрече. Раздался еле различимый условный свист и со всех сторон на поляну стали выползать тени. Девушке на какой-то момент показалось, будто это призраки, но через мгновение она уже точно знала - это люди. Слава, закусив губу, подскочила и пустила первую стрелу, не успела она ухватиться за вторую как Елисей и Аглай были уже на ногах и с молодецким покриком кинулись на противника. Княжна успела сделать ещё несколько выстрелов, когда чей-то знакомый голос попросил её опустить оружие. Это был Аглай. Парень улыбался, несмотря на то, что бровь у него была рассечена и по скуле бежала тонкая струйка крови.
  - Спокойно, девочка, спокойно, - произнес он, в шутку поднимая руки вверх, - свои.
  - А где Елисей? - обеспокоенно спросила Слава.
  - Да вон он, что ему сделается, - сотник кивнул куда-то в сторону. - Отдыхает после схватки. И ты отдохни. Да опусти ты лук, дурёха, всё уже закончилось.
  До Славы только теперь дошло, что она держит Аглая на мушке. Опомнившись, она тут же опустила лук и виновато улыбнулась, ей стало стыдно. Но хоть лицо её и было скрыто под повязкой, ей почему-то показалось, что сотник всё понял.
  Чтобы как-то выйти из неловкой ситуации она закинула лук за спину и направилась вглубь леса.
  - Ты куда? - подал голос Елисей.
  - Хочу посмотреть на их лагерь, может там есть что интересное.
  - Правильно мыслишь, - одобрительно кивнул королевич. - Только одной идти опасно. Может вообще лучше до утра подождать?
  - Нет, если идти то сейчас. Может там, кто живой остался.
  - Она дело говорит, - согласился Аглай. - Я с тобой пойду.
  - Ну, знаете, я один тут тоже не останусь. Не королевское это дело добро сторожить, - возмутился Елисей.
  - Ой, да Боже ж мой, - Слава всплеснула руками, - идите вы вдвоем. Только поторопитесь, а то поздно будет.
  - Пошли, - улыбнулся Аглай. - Только давай договоримся: действуем быстро и слажено. Если там окажется сюрприз в виде неприятельского войска превосходящего нас в силе - не изображаем героев, а разведываем по возможности ситуацию и делаем ноги. Ты, Слава, в это время готовься к отъезду ночевать здесь, мне так кажется, никому уже не хочется.
  
  ****
  Королева Маргарита уже битый час терпеливо выслушивала болтовню настоятельницы, похожей на большую откормленную гусыню. Слов море да вот информации ноль. Маргарита опечаленно вздохнула, она так спешила, столько сил потратила, чтобы попасть в этот монастырь, чтобы спасти свою племянницу, а о ней тут и слыхом не слыхивали. Королева пристально посмотрела на мать-настоятельницу - та вдохновенно продолжала трещать что-то, совсем не обращая внимания на то, что Маргарита давно её не слушает.
  - Так, вы уверены, что Владислвы нет у вас? - произнесла Маргарита не заботясь о том, что прерывает настоятельницу "на самом интересном месте".
  - Я вам это уже не один раз повторила, - оскорбленно поджав губы произнесла матушка.
  - Странно, - в очередной раз повторила Марго и провела рукой по лбу.
  - Ничего здесь странного нет. Что ей здесь делать?
  - Но я ведь вам говорила, она отправилась к вам, - королева на секунду замялась, - преклонить колени пред святыней.
  - Ой, скажете тоже, - настоятельница презрительно усмехнулась, - да с любовником она сбежала, а вам навешала лапши на уши. И я молода была - знаю.
  - Каждый рассуждает в меру своей распущенности, - не осталась в долгу королева и не став дожидаться ответа матери-настоятельницы встала и направилась к выходу. - Прощайте, - не оборачиваясь, кинула она на ходу покрасневшей от злости монахине.
  - Привет мужу, - процедила в ответ настоятельница.
  Маргарита сделала вид, что ничего не услышала, она по большому счету даже не придала значения словам бывшей любовницы своего супруга. Заботило её сейчас только одно: где Владислава.
  Королева спустилась во двор и подозвала сопровождавших её охранников.
  - Мы уезжаем, - коротко сообщила она.
  Молодцы тут же бросились исполнять пожелание своей госпожи, каждый из них был предан ей до мозга костей и не хотел её огорчать. Как только карета покинула территорию монастыря, в неё тут же на ходу забрался неприметный паренёк.
  - Что ты скажешь, Мартын? - не особо надеясь услышать хорошие новости, спросила королева.
  - Её здесь нет, и не было, - не тратя сил на лишние слова, произнес молодой человек. - Я переговорил с парочкой сестер, перебросился словечком со сторожем. Сюда вообще за последние месяцы никто не приезжал.
  - Может, они просто не говорят? Их могли подкупить или запугать.
  - Не похоже. Вы же знаете: у меня на такие дела нюх. Разве я вас хоть раз подвел?
  - Нет, - согласилась королева. - Не подвел. Но от твоих слов мне только тяжелее. Где же в таком случае моя племянница. Жива ли?
  - Если жива, то найдем, - уверенно ответил Мартын. - Ну, а если нет...то, что поделаешь. Крепитесь, Ваше Величество.
  Парень хотел было покинуть карету, но королева знаком приказала ему остаться. Они долго ехали молча, наконец, Маргарита произнесла:
  - Я не знаю, как, но нам надо побеседовать с советником. Только он сможет объяснить, что же произошло.
  - Вы, конечно, правы, - согласился Мартын, - но захочет ли он с нами говорить? Вот в чём вопрос. Вы ведь зна...
   Договорить парень не успел, потому что карету швырнуло в сторону, а затем она грохнулась на бок. Мартын ударился головой о стену, и его обмякшее тело навалилось на королеву. Она судорожно пыталась скинуть его с себя, когда дверца открылась, и в карету заглянуло несколько человекоподобных морд.
  - Она должна быть там, - раздался чей-то звонкий голос снаружи и к несчастной королеве тут же потянулись грязные руки.
  - Здеся, куда ж ей деться, - отозвались разбойники и вытянули на белый свет упирающуюся королеву.
  - Ваше Величество? - вперед вышел видимо предводитель разбойничьей шайки. - Как вы себя чувствуете. Извините за причиненные неудобства. Но хочу сразу сказать в наше оправдание вы сами виноваты - нечего разъезжать без надлежащей охраны по лесам, кишащим разбойниками.
  Королева растеряно огляделась вокруг. Все её верные люди валялись на дороге в неестественных позах, правда рядом с ними валялось немало и разбойников, жизнь каждого из них дорого обошлась неприятелю. Карета валялась на боку, лошади сиротливо стояли немного в стороне - не дождаться им сегодня своих хозяев. Холодная ярость переполнила Маргариту, отодвинув страх куда-то очень далеко.
  - Да как ты смеешь?! - прошипела она, гордо выпрямившись. - Ты!
  - Гордей к вашим услугам, - верзила галантно поклонился. - Так на чем вы прервали свою пламенную речь?
  - На том, что плаха вам всем обеспечена.
  - Не будьте так суровы, - Гордей запустил пятерню в бороду. - Может вам у нас ещё и понравиться, - он обернулся к разбойникам и те одобрительно загоготали.
  - Что-то не очень вериться, - королева подошла прямо к атаману и взяла его за подбородок. - По мне ты как-то уж переоцениваешь свои возможности, - женщина понимала, что идет по краю, но другого шанса спасти свою честь у неё не было.
  - Да что вы, королева, наш атаман - первый сорт, - подал голос Афанасий, при всей любви к своему товарищу он не смог остаться в стороне от такой забавы. - Жеребец каких поискать.
  - Не может быть, - королева притворно вздохнула, всё это время она всё ещё держала подбородок Гардея, делая вид, что пристально изучает его лицо. - А давайте-ка проверим, - и женщина потащила свою жертву в сторону мирно пасущейся лошаденки, которую злодеи уже заботливо освободили от упряжи кареты. - Дай-ка я на ноги твои посмотрю, жеребец, - произнесла Маргарита и опустилась к ногам разбойника не мало смутив окружающих своим неподобающим поведением, но ей только это и было надо. Присев она мигом ухватилась за подол своего пышного платья и стремительно поднялась, задрав его так чтобы со всей силы врезать предводителю разбойников прямо по заветному местечку. Затем, не тратя ни секунды Маргарита вскочила на спину лошади, вцепилась в гриву и ударив со всей силы каблуками по её бокам с диким криком помчалась куда глаза глядят. Позже когда бедная женщина пыталась понять, как у неё такое получилось, разум разводил руками и отвечал: захочешь жить и не такое сможешь.
   Разбойники не сразу пришли в себя после увиденного, но атаман, который, наконец, смог разогнуться двумя хлесткими фразами привел их в чувства и вскоре они бросились в погоню за королевой. Маргарита в это время неслась, не разбирая дороги, управлять лошадью без упряжи у неё получалось плохо и вскоре преодолевая очередное препятствие животное избавилось от неумелой наездницы. Королева вылетела из седла и со всего размаху приложилась об землю и покатилась куда-то вниз, в яму заполненную водой и полусгнившими листьями, от нестерпимой боли потемнело в глазах, и она потеряла сознание. Погоня пронеслась где-то в стороне и вскоре её звуки затерялись где-то вдали
  Разбойники искали беглянку до темноты, но вернулись в лагерь ни с чем. Гордей был очень зол: выпустить из рук такую птицу! Нет, лучше никому об этом даже не говорить, а то засмеют.
  
  *****
   Аглай и Елисей вернулись не очень скоро, но зато довольные собой.
   Их ответная вылазка в стан неведомого врага закончилась благополучно. Пройдя шагов сто вглубь леса, они обнаружили стоянку нападавших. У костра сидел один часовой и тревожно вслушивался в ночную тишину. Схватка с ним была недолгой, но храбрый малый предпочел смерть плену. Так последняя надежда узнать хоть что-нибудь о разбойниках канула в лету. Елисей очень расстроился по этому поводу, а Аглай не тратя времени даром, стал изучать вражеский лагерь. Многое повидавший в жизни воин уже через пять минут мог с определенностью сказать, что напали на них не просто местные разбойники, а натренированные и хорошо обученные люди. Встреча с такими не может быть просто случайностью. Сотник поглядел в сторону бесцельно слоняющегося рядом Елисея и подумал: заметил ли королевич то же что и он? Воин было хотел спросить об этом вслух, но его внимание привлек звук. Аглай не теряя времени знаком приказал Елисею оставаться пока что на месте, а сам крадучись отправился в ту сторону, откуда раздался шелест. Затаив дыхание воин сделал с десяток шагов и облегченно выдохнул: там чуть в стороне привязанная к кривой березке стояла оседланная лошадь.
  - Что там у тебя? - раздался настороженный голос Елисея.
  - Лошадь, - просто ответил сотник.
  - Одна?
  - Да.
  - Но зачем им одна лошадь?
  - Ты у них спроси, что ты ко мне с глупыми вопросами лезешь? - не выдержал Аглай.
  - Я бы спросил, да только мёртвые не очень разговорчивы.
  Сотник ничего не ответил напарнику, он подошел к осиротевшей скотине и стал проверять нету ли чего в седельных сумках, что могло бы пролить свет на случившееся. Но как на зло кроме краткой записки содержавшей всего два слова "заказ выполнен" он ничего не нашел. Аглай спрятал записку в карман, и отправился обратно к Елисею, ведя лошадь под уздцы.
  - Если бы эти черти на нас не напали, я бы подумал, что они сжалились над нами и привели специально третью лошадь для нашей "красавицы", - усмехнулся королевич.
  - Смешно, - ответил Аглай, но на его лице не отразилось и тени улыбки. - Только вряд ли верно. Скорее всего лошадей они оставили где-нибудь в укромном месте, чтобы не привлекать нашего внимания, а одну взяли с собой чтобы отправить гонца с известием о том, что задание выполнено.
  - В смысле? - не понял Елисей.
  - Если ты не заметил, то сообщаю тебе: на нас напали не разбойники, а убийцы. Иными словами: нас кто-то заказал.
  - Глупости! Кому мы могли перейти дорогу?
  - Не знаю, но факт остаётся фактом.
  - Может они нас перепутали.
  - Может и перепутали, - Аглай пристально посмотрел на королевича, - но теперь втройне осторожнее быть надо.
  - Хорошо, - кивнул королевич и чуть замявшись добавил. - Это ... только давай травнице про это рассказывать не будем, а то подумает о нас не Бог весть что.
  - Ты думаешь? - сотник хотел было возразить, что это будет нечестно, но потом решил не вмешиваться. - А в принципе, как знаешь. Не хочешь говорить и не надо.
  Не теряя больше времени понапрасну, они вернулись к Славе, которая давно уже собрала все пожитки и ждала только возвращения молодых людей. Она очень обрадовалась, когда увидела их живыми и здоровыми, да ещё и с трофеем в виде коня.
  - Ты бы может стрелы пособирала? - нехотя обронил Елисей. - Пригодятся.
  - Не учи учёного, - скиснув от такого обращения, ответила Слава, - я, чай, не первый год на земле живу - знаю, что к чему.
  - Не начинайте свою песню заново, - тут же вмешался Аглай, - будете собачиться, когда все закончиться, а сейчас это ни к чему!
  - А я то что? - возмутился королевич. - Ты это страшилке своей скажи.
  - Послушай, Елисей, - сотник в момент оказался рядом с ним, схватил побратима за плечо и развернул к себе лицом. - Если ты ещё хоть слово скажешь о внешности Славы, я буду вынужден заткнуть тебе рот.
  - Пусти. Что считаю нужным то говорить и буду! Тебе-то что? Неужто влюбился в неё, что так за эту уродину вступаешься! - королевич рванулся, пытаясь высвободиться из стальной хватки.
  - Дурак ты, - сурово ответил Аглай. - Смеяться над слабым или калечным не делает чести воину. Подумай над этим.
  - А она слабая или калека? - не желая признавать себя виноватым, произнес королевич.
  - Не юродствуй. Ты прекрасно понял, что я имел в виду.
  - Понял, конечно, понял. Только подружка твоя от этого краше не стала.
  - Я не понимаю, почему ты так зациклен на внешности?
  - Не правда, - отрезал Елисей, но сотник заметил горькую складку, которая залегла в уголках его рта.
  - Послушай, - Аглай заглянул названному брату прямо в глаза. - Когда я был маленький мама часто читала мне один стишок. Весь я его теперь и не упомню, но в конце были там такие слова:
  Так что ж есть красота?
  И почему её обожествляют люди?
  Сосуд, в котором пустота
  Или огонь мерцающий в сосуде?
  - Красиво, - еле сдерживая жгущие глаза слезы, произнесла Слава.
  - А-а-а, - Елисей махнул рукой и высвободил плечо. - Пустое это всё, а стишки ваши в первую очередь. Как будто не знаете сами, что встречают по одежке.
  - Но провожают-то по уму, - возразила Слава.
  - До этого может и не дойти, коли рожей не вышел, - ответил Елисей и вскочил в седло.
  Аглай последовал его примеру, подстегнул своего конька и снова оказался рядом с королевичем.
  - Я не знаю, что с тобой случилось в прошлом, захочешь расскажешь как-нибудь сам, но это не повод срывать злобу на других. Она прекрасный воин, - сотник кивнул в сторону девушки, которая не спеша направилась к своей лошади, - и нынешней ночью это доказала. Кроме того, она травница, мы не так долго в пути, но уже всем ясно что оно не будет похоже на увеселительную прогулку, кто знает не понадобятся ли тебе или мне её услуги.
  - Хорошо, я постараюсь не замечать её присутствие, - согласился Елисей. Он не был глуп и понимал, что Аглай прав, но почему-то не мог ничего сделать. Эта Слава, которую им навязала вредная бабка, вызывала у него смешанные чувства. Это была и жалость, потому что в детстве он тоже был "гадким утенком", и брезгливость, и какая-то странная жестокость и желание сделать больно, потому что когда-то делали больно ему. Он не мог разобраться в себе и от этого ещё больше злился и на себя и на эту дурнушку, которая по стечению обстоятельств была им очень нужна.
  - Вот и ладно, - Аглай сделал вид, что сосредоточенно вглядывается вдаль. - Ну, что в путь?
  - В путь, - поддержали его предложение товарищи, и троица отправилась вперед, подальше от опасного места.
  
  *****
  Маргарита с трудом открыла глаза, на какой-то момент ей показалось, что мир перестал существовать. Была только боль. Боль во всем теле, в каждой клеточке. Сначала она так и не смогла сфокусировать взгляд и обессиленно смежила веки. Легкое движение где-то с боку заставило её повторить попытку. Она с трудом открыла глаза, и разноцветные круги сложились в старушечье лицо.
  - Оклемалась? - поинтересовался знакомый скрипучий голос.
  - Что случилось? - прохрипела королева, язык отказывался ей служить и еле ворочался в пересохшем рту.
  - А я откуда знаю? - пожала плечами старуха. - Я тебя случайно в яме придорожной нашла. Если бы не белки ты бы там и сейчас валялась.
  - Какие белки? - Маргарита протянула руку ко лбу и наткнулась на что-то влажное и мягкое.
  - Компресс не трогай, - предостерегающе произнесла бабка. - А белки самые обычные лесные. Это они мне рассказали, что видели, как человек упал и в яму скатился.
  - Вот уж не думала, что вы тут помощь всем оказываете, - королева чувствовала, что силы к ней возвращаются, окружающие предметы прекратили свой бесконечный танец и замерли на местах. Она смогла, наконец, оглядеться и прийти к выводу, что дела её не очень, потому что из одного плена она попала в другой. В этом Маргарита не сомневалась ведь рядом с ней сидела та самая ведьма, с которой имел глупость поссориться её супруг.
  - А кто ж ещё, если не я, - Капитолина Карповна обиженно поджала губы, отчего неровные клыки вылезли наружу.
  - Я о вас как-то в этом ракурсе не слыхала, - решив умереть с гордо поднятой головой, ответила Маргарита. - Сглаз, порча - это да, а вот помощь ближним - об этом слышу впервые.
  - Лучше поздно, чем никогда, - вздохнула ведьма и отошла в дальний угол комнаты.
  В избушке повисло тягостное молчание, Маргарита мучилась от неведения. Ей было не понятно, что от неё хочет старуха и от этого становилось ещё больше не по себе. А старуха молча сидела у окна и лишь время от времени подходила к своей "жертве", чтобы поменять компресс. В конце концов, королева не выдержала и заговорила первой:
  - Что вы собираетесь со мной сделать? - срывающимся от волнения голосом произнесла она.
  - Зажарить и съесть, - будничным тоном ответила ведьма и достала из печи огромный чугунок.
  - Но зачем?
  - Давно человечинки не кушала, а сейчас такой шанс. Заодно посмотрю действительно ли у королевских особ кровь голубая.
  - Зачем тогда вы меня лечите? - холодея от мысли что её сейчас съедят, спросила Маргарита.
  - Как это зачем? Чтобы потом изжоги не было.
  Королева закрыла глаза, теперь ей действительно стало страшно. Она стала клясть себя самыми бранными словами за то, что убежала от разбойников. Там бы её в худшем случае просто убили, а в лучшем вернули родным за выкуп. А сейчас, что она вся израненная могла противопоставить мерзкой старухе? Ничего.
  - Вставай, - раздался голос ведьмы.
  Королева открыла глаза и поспешила их снова закрыть. Увиденное здорово напугало её: Капитолина Карповна достала огромный тесак и пробовала пальцем на остроту.
  - Кому говорю: вставай, - ведьма подошла ближе. - И не надо притворяться, будто ты спишь или в глубоком обмороке.
  - Но мне так плохо, - простонала Маргарита. Ей совсем не хотелось в желудок к ведьме и она решила тянуть время, а потом может, как знать, ей удастся спастись. - Я наверное умираю?
  - Это я сейчас помру ... со смеху, - ответила Капитолина Карповна. - Ваше величество из вас актриса как из меня танцовщица. Как говориться может быть, но лучше не надо. Так что вставай и к столу.
  - Я не могу.
  - Можешь. Да успокойся: не буду я тебя есть. Я давно этим не занимаюсь. Так что вставай тебе расхаживаться надо, чтобы моё снадобье быстрее подействовало.
  - Нет. Тогда ты точно меня съешь.
  - Тьфу ты, заладила, - ведьма раздражённо засеменила к столу. - Я ж говорю: на счет людоедства это я пошутила.
  - А если нет? Если это ты мою бдительность усыпить хочешь.
  - Хотела бы усыпила бы, - ехидно заметила Капитолина Карповна. - Ну, коли хочешь, чтобы всё и дальше болело - лежи.
  - Врешь, - бросила Маргарита и отвернулась.
  - Зачем мне тебе врать?
  - А помогать зачем?
  - Из жалости, - как малому ребёнку пояснила старуха. - Я ведь не плохая и не хорошая просто работа у меня такая. Да и по большому счету я ведь людские просьбы исполняю, а не свои пожелания. А вот тебя мне жалко. Ну, там как птичку подбитую али котенка полудохлого.
  - С чего это? - королева приподнялась на локте, такого поворота событий она не ожидала.
  - С того: несчастная ты баба. Мужик кабель и самодур, детей нет, ни друзей, ни подруг. Можно сказать, мы с тобой даже в чем-то похожи.
  - Не сказала бы, - от такого сравнения королева чуть не расхохоталась.
  - Согласна, это я лишку хватила, - старуха лениво подперла щеку кулаком. - У меня же мужа самодура нет.
  Маргарита ещё колебалась вставать ей или нет, но когда ведьма достала из печи горшочек с ароматной кашей, всё-таки решила - чему быть того не миновать и мигом оказалась за столом.
  Старуха насмешливо посмотрела на неё, но ничего не сказала, а протянула глиняную миску с ещё дымящейся кашей.
  - Извиняй, сервиз к твоему визиту не припасла.
  - А и так сойдет, - бодро ответила королева, которая только теперь поняла, насколько она голодна. Простая каша показалась ей вкуснее самых изысканных деликатесов с королевской кухни.
  После каши на столе сам собой появился пузатый самовар, чашки с блюдцами и бочонок с медом. Забыв про правила этикета, отсёрбывая из блюдца королева неожиданно задал Капитолине Карповне мучавший её вопрос:
  - А не знаете ли вы, что за разбойники на меня напали?
  - Конечно, знаю, - отозвалась ведьма, поливая себе в чашку кипяточку. - Гордея люди. Больше не кому. Он у нас тут один единственный таким промыслом занимается.
  - И все об этом знают?
  - Конечно.
  - Тогда почему он ещё на свободе.
  - Потому что это кому-то да нужно, - загадочно ответила старуха.
  - Например? - королева пытливо уставилась на собеседницу.
  - Ну, царице хазарейской.
  - А она-то здесь причём?
  - При всём. Она их уж, наверное, как полгода на свою сторону сманила.
  - Не может быть! С чего ты это взяла?
  - Так они сами и рассказали. Они, видишь ли, ко мне иногда забегают: кто зуб полечить, а кто другую хворь какую. А Афонька, это верзила одноглазый который, так вообще мой постоянный клиент: для бабенки своей у меня молодило берет.
  - А это ещё что такое?
  - Да так моё изобретение, что-то вроде мази. Наносишь её на лицо и молодеешь.
  - Это как это? - захлопала ресницами Маргарита. - Вот так всё просто: помазался какой-то гадостью и стал снова молодым?
  -Ну не такой уже и гадостью. Ваши и кровью девственниц не брезговали, а здесь что: так травки, да ещё несколько тайных ингредиентов. Зато всё по-честному: помазался - помолодел, умылся и опять стал такой как есть.
  - А-а-а, - разочарованно протянула королева, огонёк интереса в её глазах мгновенно угас. - Так это временно, словно маску одел, а потом её снимать придется.
  - А ты что хотела? Нельзя в одну реку войти дважды.
  - Зато иной раз так хочется, - Маргарита мечтательно закрыла глаза, но потом будто очнувшись от сладостных грёз, заговорила совсем другим тоном. - Постойте, но ведь это же предательство. Я не про мазь, я про разбойников, переметнувшихся к нашему врагу, - королева от волнения чуть не опрокинула блюдце с чаем и спешно отставила его в сторону.
  - Предательство - это разбойников на государственной службе держать да ими народ свой стращать, - тоном видавшего виды знатока ответила ведьма и, вздохнув, добавила, - а это так политика. Каждый ищет свою выгоду.
  - Постой, - Маргарита уставилась на ведьму, - ты хочешь сказать, что Явор разбойников поддерживал.
  - Не совсем, - баба Капа причмокнула губами, - он их не просто поддерживал, по его приказу советник сформировал ватагу и с его молчаливого согласия они творили произвол на дорогах в этом направлении, отправляя большую часть награбленного в казну.
  - Не может быть, - Маргарита потрясенно закрыла глаза.
  - С твоим мужем всё может быть, - констатировала ведьма.
  - Да уж. Может. Особенно после того как он с тобой связался.
  - А я-то тут причем?
  - Как это причем? Во-первых, он после ваших дел уж совсем какой-то глупый стал. И раньше умом не блистал, а сейчас это вообще что-то ужасное. Во-вторых, ты его силы мужской лишила, что тоже сказалось на его поведении и хочу заметить не в лучшую сторону.
  - Значит так, - ведьма несколько изумленно посмотрела на королеву сидящую напротив, - ты меня удивила. Поэтому отвечаю по пунктам. Во-первых, то что происходит с твоим мужем последствие любовного приворота и того как неумело он им воспользовался. Это знаешь ли такое дело, оно с насилием над людской волей связано, поэтому никогда не знаешь, как отразиться на дальнейшей жизни. Я про судьбу той Лизки вообще стараюсь не думать: присушить то присушил и сразу же бросил.
  - Но как ты могла такое допустить?
  - Как, как? А вот так. Работа у меня такая. Я ведьма, а не последний оплот нравственности в королевстве. Не сбивай меня с мысли, - старуха стукнула пальцем по столу. - Во-вторых, никакой мужской силы я твоего мужа не лишала. Так припугнула для вида и забыла, не до того мне потом было.
  - Не может быть, - королева от волнения сжала до хруста пальцы. - Твоё пророчество сбылось - ровно через неделю король не смог предложить в постели своим любовницам ничего. Абсолютно ничего.
  - Да? - старуха вытаращила глаза, а потом расхохоталась. - Вот это да! Ну, дал! Ну, удружил! Вот это самовнушение.
  - Ты о чем? - настороженно поинтересовалась Маргарита, не совсем понимая причину веселья ведьмы.
  - О силе самовнушения, - отсмеявшись, ответила Капитолина Карповна. - Видимо твой муженёк так этого боялся, так много об этом думал, что, в конце концов, действительно ничего не смог.
  - Вот так так, - королеву тоже взял нервный смех. - Да, не зря я к вам попала, много чего нового узнала.
  - А хочешь, я тебе ещё один секрет скажу? - ведьма заговорщицки подмигнула Маргарите.
  - Хочу, - кивнула женщина.
  - А ваш советник шпион. Его Гордей на сторону хазарейки сманил.
  - Гай?
  - Он самый.
  - Но как же так? Он же доверенное лицо моего мужа.
  - Доверяй, но проверяй. Хочешь - верь, хочешь - нет, а мои сведенья точные.
  - Но надо же срочно сообщить. Надо принять меры.
  - Кому ты сообщишь? - Капитолина Карповна посмотрела на королеву с таким выражением лица, что той сразу стало понятно: сказанное ею явная глупость. - Явору? И кому он поверит? Тебе? Или своему дорогому советнику?
  - Советнику, - обреченно прошептала Маргарита.
  - Ну, хоть это признать у тебя хватает ума. Так что думай, что делать будешь. Не зря говорят: кто предупрежден - тот вооружен.
  - Спасибо, - королева порывисто встала, обошла стол и заключила ведьму в объятия, - спасибо, что спасла мою жизнь, а теперь возможно и спасла мою корону.
  - На здоровье, - смущенно пробурчала ведьма. - Как поправишься, я тебя короткой дорогой из лесу выведу, а там до своих рукой подать.
  
  *****
  Тройка путников долгое время ехала молча. Затем Елисей пришпорил своего рысака и нагнал ехавшего немного впереди Аглая.
  - Значит так, - маскируя за безразличным тоном волнение, произнес он. - Я не хочу, чтобы дружба, которая зародилась между нами, была осквернена недопониманием. Я решил пояснить тебе своё поведение, хотя следует заметить, что это не в моих правилах.
  - Может тогда не стоит? - Аглай приподнял бровь.
  - Стоит, - с нажимом ответил Елисей. - Так вот в детстве я очень сильно болел, в вашей стране эта хворь кажется называется рахит, кроме того я был худ и мал. Дети придворных частенько втайне от взрослых насмехались надо мной. Однажды я не выдержал и пожаловался отцу, был скандал, но они не перестали издеваться надо мной, просто это уже делалось за глаза, а к обидным прозвищам, которыми меня наградили добавилось ещё одно - ябеда.
  - Но почему ты сам не дал отпор? - удивился Аглай.
  - Я был мал и глуп, - нахмурился Елисей. - Кроме того обида - не самый лучший советник. Мне повезло, как в одной детской сказке из гадкого утёнка я превратился в прекрасного лебедя. Подтверждением этому служит коллекция разбитых женских сердец. Я забыл прошлое как страшный сон, но эта встреча с ведьмами в лесу, будто что-то разбудила во мне. Словно тени из прошлого вернулись страхи. И вот именно поэтому сейчас, глядя на Славу, я ничего не могу с собой поделать. Мне хочется уколоть её как можно больнее, довести до слёз.
  - А мне казалось, что должно быть наоборот: люди, которых постигло одно и тоже горе, обычно помогают друг другу. Ведь ты лучше, чем кто-нибудь иной понимаешь, что чувствует эта девушка.
  - Понимаю. Только жалости или желания помочь у меня от этого не возникает. Скорее даже наоборот.
  - Да-а-а, - Аглай был несколько обескуражен откровенностью товарища. - Ладно, - наконец вымолвил, - что-нибудь придумаем.
  Слава ехала позади, девушка была поглощена своими мыслями. Ей вовсе не было дела до беседы, которую вели мужчины, потому что она толковала сама с собой, и разговор этот был не из лёгких. Княжна в очередной раз бросила взгляд на спины своих попутчиков и горько вздохнула. Ей было невыносимо тяжело: жених, в которого, как ей казалось, она была влюблена, так и не признал её. Она конечно понимала, что обижаться ей не на что, уж очень отличался её внешний вид от того какой её запомнил Елисей. И всё-таки, как же хотелось, чтобы он её узнал, заключил в объятия, поцеловал в уста сахарные. В какой-то момент Владислава даже решила признаться, кто она такая на самом деле, но потом передумала. Девушка отчего-то ясно поняла, что даже если королевич узнает, кто она - не кинется к ней с уверениями в вечной любви. Вот Аглай мог бы, но её жених не он... Княжна снова посмотрела в сторону молодых людей: они были очень разные, не только внешне, но и по духу. Атлетически сложенный Елисей, с красотою хищника, сразу бросался в глаза, особенно на фоне легкого Аглая. Сотник же был худ и не так плечист как королевич, но Слава знала, что по княжеству ходили слухи о невероятной силе и ловкости сотника, а отвага и доброе сердце вообще давно стали притчей во языцех. Открытое лицо, живые зеленые глаза - немало девчат тайно и открыто вздыхало по Аглаю, только вот он почему-то их сторонился и всё время отдавал воинской службе, старательно не замечая томных взглядов расфуфыренных красавиц. И снова её взгляд вернулся к Елисею, сердце предательски сжалось, и захотелось любви и ласки.
  Далеко за полдень на пути у троицы, наконец, появилась деревня. Слава оказалась права - её жители оказались крайне негостеприимны. С большим трудом путники уговорили продать им еды, а воду и вовсе набрали в колодце.
  - Странные здесь какие-то люди живут, - заметил Елисей.
  - Люди как люди, - отозвался Аглай, - мне кажется, они просто чем-то запуганы.
  - Не знаю, - пожала плечами княжна, - я несколько раз у Капитолины Карповны спрашивала, отчего здешние крестьяне так себя ведут, но она мне толком ничего не ответила.
  - Не к добру всё это, - вздохнул королевич, - задницей чувствую. Предлагаю ускориться. Чем раньше доберёмся до монастыря тем лучше. Я думаю, что после ночных приключений никому не хочется ночевать на свежем воздухе.
  - Истину глаголешь, - улыбнулся Аглай. - Давайте поднажмем, основной путь мы уже преодолели. Не дадим разбойникам второго шанса.
  - А это не разбойники были, - подала голос Слава и, не обращая внимания на удивление своих спутников, продолжила, - тех разбойников, что здесь орудуют, я знаю. Я пока у бабы Капы жила их не раз видела, когда они к ней лечиться приходили, так что точно могу сказать: это не они.
  - Может ты просто не всех видела? - возразил Елисей.
  - Даже если бы я ни одного из них не видела всё равно это не они. Я о них у бабы Капы порасспросила и точно знаю, что мы их как добыча заинтересовали бы вряд ли. Они по таким мелочам не работают. Да и по внешнему виду те, что на нас напали, на простых татей вовсе не похожи, скорее это подсыльные, - Слава сделала паузу и задала вопрос в лоб. - Кому вы так насолили, что за вами убийц послали?
  - А почему ты думаешь, что это к нам их подослали? - возмутился Елисей. - Может это к тебе? Или может они нас вообще с кем-то спутали?
  - Такие люди не ошибаются, - ответила Слава и отвернулась, ей стало не по себе, а что если её милый дядя узнал, где она и решил таким нехитрым способом устранить любимую племянницу. Но девушка быстро взяла себя в руки: откуда королю знать, что с ней стало, ведь советника уже нет в живых, Гордей не оставляет свидетелей. Об этом она узнала тоже в своё время от бабы Капы.
  - Давайте не будем тратить время на пустые разговоры, - Аглай как всегда постарался перевести беседу в более мирное русло. - Даже если эти лихие люди искали встречи именно с нами, мы им показали, где раки зимуют.
  - Ага, - кивнул Елисей, - в следующий раз они уже подготовятся.
  - Не каркай! - Слава три раза сплюнула за левое плечо.
  Так они и ехали, мирно переругиваясь пока дорога не раздвоилась. Дорога, что вела направо уходила далеко в поля, а та, что вела налево через шагов сто терялась в сени леса.
  - Ну и что теперь? - королевич метнул быстрый взгляд в сторону девушки. - Куда поворачивать?
  - А я откуда знаю? - Слава обернулась к Аглаю. - Это вы дорогу узнать должны были.
  - Должны, - согласился сотник и добавил, - но не узнали.
  - Если мне не изменяет память, то Костянский монастырь находится глубоко в лесу где-то на западе страны, - решил щегольнуть знаниями Елисей, не зря же он изучал документацию по всей стране, - так что логичнее всего повернуть налево.
  - М-г, - скептически скривился Аглай. - А там, справа, за полем леса быть не может?
  - Может, - согласился королевич, - но я нутром чувствую, что нам налево.
  - Весомый аргумент, - улыбнулась Слава, - но почему бы и нет. Всё равно ведь не знаем куда поворачивать, в крайнем случае, всегда можно вернуться.
  Получив неожиданную поддержку от травницы, Елисей воспрял духом, он благодарно кивнул Славе и первым направил своего коня налево.
  
  ****
  Уже вечерело, а никаких признаков монастыря или какого-нибудь иного людского жилья не было видно. Тройка путников заметно приуныла, настроения не добавлял и странный лиловый туман, неожиданно опустившийся на землю. Посоветовавшись, путники решили остановиться и разбить лагерь, всем и так было понятно, что сегодня они в монастырь не попадут. Как ни старались Аглай и Елисей развести огонь у них не вышло, Слава было сунулась показать им как это надо делать, но вскоре поняла, что и у неё ничего не получится, поэтому чтобы не обострять обстановку просто ушла в сторону. Молодые люди ещё долго пытались добыть огонь, но погреться у костра, им сегодня было не суждено. Оставив последние надежды, путники перекусили тем, что нашли в сумках и стали устраиваться на ночлег.
  Они уже распределили дежурства, Елисей, которому надо было сменить первого часового, уже даже лег на своё импровизированное ложе, когда до их слуха донеслось нежное женское пение. Все словно по команде встали и стали оглядываться: откуда исходит столь прекрасный звук.
  Вскоре Слава, у которой было самое острое зрение среди присутствующих, выкинула руку вперёд и провозгласила:
  - Там огни.
  - Какие огни? - Елисей пожал плечами, - я ничего в той стороне не вижу.
  - Да, точно, - ещё раз прислушавшись, заметил Аглай, - звук оттуда идет.
  - Если не веришь можно пойти поближе посмотреть.
  - Это рискованно, - заметил Аглай.
  - Зато так интересно, - потирая руки, ответил Елисей. - Если боишься, можешь побыть здесь, как раз за лошадьми присмотришь. Мы со Славой быстро обернемся, тем более что, скорее всего ей просто померещились огни.
  - Нет уж, - отрезал сотник, - если идти то всем вместе. Лошадей брать не будем, лишний шум нам совсем не нужен. Надеюсь с ними ничего не случиться.
  - Да кто их в таком тумане разглядит, - улыбнулся Елисей, - тем более ты же сам место для стоянки выбирал позатишней да неприметней.
  Аглай в ответ лишь головой покачал, ему совсем не нравилась эта затея, не мог обычный человек так сладко петь, да только одурманенному Елисею этого не объяснишь. К тому же сотнику и самому было любопытно выяснить, в чем же здесь дело. Медленно, стараясь не шуметь, троица двинулась в указанном направлении. Вскоре и Елисей уже смог ясно различить в липкой тьме яркие огоньки.
  - Вот ведь и правда, что-то там светиться, - довольно произнес он и обернулся к Славе. - И как это ты на таком расстоянии углядела такую мелочь.
  - А моя бабка, говорят, с рысью роман крутила, - рассмеялась Слава, - вот у нас в роду у всех глаза теперь рысьи.
  - Мне б такую бабку, - вздохнул Елисей.
  Вскоре троица выбралась к большой поляне усеянной шатрами, Аглай оставил надежду отговорить остальных не соваться туда и лишь старался запомнить, как что располагается на случай экстренного отступления.
  Женский голос доносился из шатра, который стоял практически в центре и выделялся среди остальных своими огромными размерами.
  - Почему-то здесь нет часовых, - озадаченно почесал затылок Елисей.
  - Странно, - согласилась Слава.
  - Ну, вот, и я о том же, - произнес Аглай обрадованный тем, что благоразумие вернулась к его товарищам. - Так что пошли назад.
  - Э нет, - отмахнулся Елисей, - часовых нет, путь свободен и мы этим не воспользуемся?
  - А если это ловушка? - сотник попытался привести последний аргумент.
  - А может людям просто нечего боятся, - возразил Елисей.
  Слава посмотрела на Елисея, которого просто распирало от желания увидеть неведомую певунью, и хоть сама она так же как Аглай чувствовала какое-то смутное беспокойство, произнесла:
  - Да, ладно тебе, Аглай, мы на минуточку, одним глазком посмотрим и всё. Что мы зря такой путь проделали?
  Сотнику осталось только закатить глаза к небу и последовать за беспечными товарищами. Как только они приблизились к шатру, произошло что-то непонятное. Даже большое время спустя ни один из троих не мог объяснить толком, что с ними случилось. Опомнились они уже внутри шатра связанные по рукам и ногам. Шатер был погружён в полумрак и только рядом с пленниками горели какие-то странные свечи. Чудесное пение прекратилось, и грозный мужской голос произнёс:
  - Кто вы и что вам понадобилось в моём лагере?
  - Я - королевич Елисей, сын славного короля Евсея, - гордо выпятив подбородок, произнес виновник беспорядка. - Оказался здесь исключительно по воле случая, пленённый чарующим пением. Со мной моя охрана.
  - Надо же королевич, - хмыкнул хозяин шатра и подошел ближе. Это был грузный мужчина лет пятидесяти с рублеными чертами лица. - И здесь от вас не скроешься, - он печально вздохнул. - Нигде от вас покоя нет.
  - В смысле? - не понял Елисей.
  - А что, ты думаешь, первый приперся на мою девочку посмотреть?
  - Я не понимаю о чем вы, сударь? - королевич выпрямился, насколько ему это позволяли путы.
  - Так ты не знаешь куда попал? - не поверил своим ушам мужчина.
  - Нет.
  - В таком случае я представлюсь. Меня зовут маркиз Николас Фебюс. И чтобы исключить недопонимание добавлю: вы находитесь на моей земле, в моём шатре. Мне пришлось уединиться в этой лесной чаще из-за надоедливых молодчиков, которые правдами и неправдами осаждали мой замок, чтобы хоть одним глазком посмотреть на мою невольницу, которой я завладел в честном бою, одолев графа Разенкупфа.
  - А что там действительно есть на что посмотреть? - подал голос молчавший доселе Аглай.
  - А я что похож на идиота? Я что по-вашему по собственной воле забрался в такие дебри, отвалил немалую сумму магам за то, чтобы они сделали так, чтобы никто нас не беспокоил.
  - Мне кажется, вот тут вы немного переплатили, - заметила Слава, - иначе бы мы с вами не разговаривали.
  - Ну, об этом я поговорю с ними лично по возвращении. Видимо их защитный полог какой-то некачественный.
  - Постойте, - решил проверить догадку сотник, - так этот противный туман и есть ваш полог?
  - Да, а что вас не устраивает?
  - Ну, я вам скажу, - усмехнулся Аглай, - нашего человека такой ерундой не напугаешь. Так что можете смело требовать деньги со своих колдунов обратно, за брак в работе.
  - Именно так я и сделаю, - кивнул головой маркиз, старательно скрывая досаду.
  - И всё-таки мне не вериться, что всё это вы делаете ради какой-то рабыни, - произнес Елисей, - признайтесь, вы замышляете что-то, какую-то военную хитрость против Явора? Даю слово я никому не скажу, я даже помочь могу - у меня с этим интриганом свои счеты.
  - Молодой человек, - маркиз устало посмотрел на королевича, - я не в том возрасте, чтобы замышлять против соседей. Да и ради чего? Мне ничего от Явора не надо. Я здесь только ради своей сладкоголосой пери.
  - Ну-ну, - скептически ответил Елисей, всем своим видом давая понять, что не верит ни одному слову Фебюса.
  Маркиза взбесило такое нахальное поведение, он хотел что-то добавить, но потом передумал. Мужчина повернулся и позвал неожиданно робким голосом:
  - Услада, девочка моя, подойди сюда, не бойся.
  Раздался лёгкий шорох и вскоре перед глазами пленников предстала хрупкая девушка в странном одеянии состоявшем из коротенькой жилеточки и широких шаровар. Она была так прекрасна, что у Елисея перехватило дыхание. Длинные черные косы блестящими змеями свешивались до самого пола, огромные карие глаза с мохнатыми длинными ресницами смотрели доверчиво и открыто, каждая черточка на её лица была просто идеальна, фигурка словно выточена из слоновой кости.
  - Да, хозяин, - мурлыкнула она, - что пожелаешь?
  - Спой для моих незваных гостей. Хотя нет, - маркиз загадочно улыбнулся, - пение твоё они похоже уже слышали, лучше станцуй.
  - Слушаюсь, мой господин, - девушка поклонилась и тут же метнулась куда-то вглубь шатра.
  Через минуту она уже вернулась и в руке её был небольшой бубен. Девушка загадочно улыбнулась и бубен в её руке ожил. Затем по её телу будто пробежала волна, она резко присела, и её косы взметнулись вверх. Не прошло и секунды как она уже снова стояла, а её прелестный плоский животик словно зажил свей собственной жизнью. Елисей смотрел на плясунью и не мог отвести взгляд, в животе сладко ныло, а в голову лезли всякие глупости. В какой-то момент ему даже показалось что он сейчас разорвет все путы схватит красавицу на руки и унесет далеко далеко, но естественно ничего у него не получилось. Аглай и Слава тоже завороженно следили за танцем, но без такого фанатизма как королевич. Девушка сделала ещё пару прыжков и остановилась.
  - Мой хозяин доволен? - немного запыхавшись, спросила она.
  - Да, моё солнышко, - расплылся в улыбке маркиз.
  - Тогда я, наверное, заслужила бусики, - проворковала невольница.
  - Конечно, ягодка,- мужчина провел рукой по её косам и ласково шепнул, - иди, отдохни, - и девушка тут же упорхнула туда, откуда недавно появилась.
  - Я в восхищении, - еле справившись с дрожью в горле произнес Елисей, - и признаю, что мои домыслы в ваш адрес были не справедливы. Я приношу свои извинения.
  - Ваши извинения приняты, - Фебюс кивнул головой в подтверждение своих слов.
  - Теперь, когда всё стало на свои места, вы нас отпустите? - сказал Елисей.
  - После того что вы видели? - удивился маркиз. - Конечно, нет. Сейчас вас отведут куда-нибудь, а поутру придадут казни.
  - Но за что? - вскричала Слава.
  - Вы слишком много знаете.
  - Но это несправедливо, - княжна не на шутку рассердилась.
  - Понимаю, - сочувственно кивнул Фебюс, - но ничего поделать не могу. Я всего лишь пытаюсь обезопасить своё имущество, - он скрестил руки на груди и тоном учителя произнес. - Люди глупы, эгоистичны и продажны. Сам такой, знаю. Поэтому чтобы вы мне не обещали, я вам не поверю. Отсюда вывод: сунули нос не в свой шатер - получите по заслугам. Обещаю, смерть ваша будет легкой и безболезненной.
  - И это из-за того что мы увидели этот танец?! - не веря своим ушам завопил Аглай.
  - М-г, - маркиз кивнул головой, - согласитесь молодой человек оно того стоило.
  - Не соглашусь, - сотник замотал головой, словно пытаясь стряхнуть наваждение.
  - В таком случае, - ничуть не смутившись, ответил маркиз, - считайте, что переплатили.
  Фебюс щелкнул пальцами и через мгновение в шатре появились два крепких молодца.
  - Уведите пленников и разместите на ночлег, - без каких-либо эмоций бросил им хозяин. - А на рассвете казните. Короче всё как обычно.
  Пленников тут же стали подталкивать к выходу, а Елисей всё пытался разглядеть где-то в глубине силуэт прекрасной девушки.
  *****
  Пленников отвели в небольшой шатер. К удивлению, несчастных приговорённых к смерти их последнее пристанище хоть и было невелико размерами, зато обставлено было вполне уютно и со вкусом. На земле валялись разноцветные подушки, на которых можно было отдохнуть, тут же рядом стоял низенький столик, на котором стояла еда и даже бутылка вина. Все трое озадаченно осматривали своё последнее пристанище, недоумевая, зачем всё это. Последней каплей стало то, что с них ко всему и путы сняли. Молодцы, которые привели их сюда, молча развязали пленников и, не обронив ни слова стремительно удалились.
  - Что это было? - Слава, всё ещё не веря в происходящее, тряхнула головой. - Что за чудеса гостеприимства?
  - Может он передумал нас казнить? - предложил свою версию Елисей. - Я всё-таки королевич. Зачем ему лишний международный скандал.
  - Действительно, - не скрывая иронии, подхватил рассуждения королевича Аглай. - Скандал маркизу ни к чему. Нет королевича, нет скандала. А отец твой пусть докажет, что ты забрел во владения чужеземного вельможи.
  - Ты это к чему? - не понял Елисей, он сам чувствовал, что сказал глупость, но думать совсем не хотелось, перед глазами молодого человека всё ещё плыл и заманчиво изгибался гибкий стан рабыни маркиза.
  - К тому, что мне кажется, будто дело тут совсем в другом и отпускать нас никто не собирается, - ответил сотник и крадучись направился к выходу.
  - Я последнюю фразу пропустил, - произнес Елисей, он вдруг осознал, что слышал голос Аглая, но о чём тот говорил прошло как-то мимо.
  - О том, что наш маркиз, просто хлебосольным гадом оказался. Даже на казнь нас решил отправить со всеми удобствами, - пояснила Слава.
  - Что ж тогда давайте по маленькой, - Елисей потянулся к вину, - и будем выбираться.
  - Ты что совсем ничего не понимаешь? - Слава посмотрела на нареченного жениха как на сказочного идиота. - Нас ведь неспроста развязали. Значит, они просто уверены, что мы не сможем сбежать.
  - А если нет? - королевич упрямо выпятил подбородок. - Если они просто не думают, что нам придет это в голову.
  - Расскажи свою теорию молодцам, которые плотным кольцом окружают наш шатер,- подал голос Аглай, который уже вернулся и уселся на одну из подушек.
  - Но лагерь был же абсолютно пуст? - Елисей возмущенно потряс бутылкой, которая всё ещё была в его руке, затем недолго думая откупорил её и, прочитав на лицах товарищей по несчастью крайнее неодобрение, надолго приложился к ней. Опорожнив по меньшей мере половину бутылки, он по-хозяйски развернул к себе столик и с аппетитом закусил. Слава и Аглай всё ещё хранили молчание, и королевич с набитым ртом продолжил свои рассуждения. - Откуда здесь взялись люди?
  - Я так понимаю, без колдовства здесь не обошлось, - немного помедлив, заметила Слава, - тем более маркиз сам упоминал, что сотрудничает с магами.
  - Но...- Елисей не успел закончить мысль, потому что с боку раздался странный звук: будто материал режут ножом.
  - Что это? - взволнованно прошептала княжна.
  - Не бойтесь, - раздался совсем рядом мелодичный голос. - Я пришла вам помочь.
  Ткань шатра разъехалась в стороны и в образовавшуюся щель прощемилась та самая невольница, что совсем недавно танцевала для них.
  - Что ты здесь делаешь? - облизывая в раз пересохшие губы, спросил Елисей.
  - Спасаю вас. Мой хозяин хороший человек, но иногда перегибает палку. Я считаю, что жизнь слишком огромная плата за мой бездарный танец.
  - Нет, не говори так, - королевич аж затрясся от волнения. - Ты - это самое прекрасное, что я видел в жизни и даже если мне придется умереть, то пускай - теперь мне совсем не страшно.
  - Я согласна с королевичем, - подала голос Слава, ощутившая горький вкус ревности, - ты очень красивая и танцевала прекрасно, вот только умирать мне из-за этого вовсе не хочется.
  - И мне, - поддакнул Аглай, - если ты и вправду пришла нам помочь, то мы с радостью примем твою помощь.
  - Да, я очень хочу спасти вас от смерти, - ответила девушка. - Я выведу вас из лагеря, и вы сможете избежать печальной участи своих предшественников.
  - Но разве это возможно? - сотник настороженно уставился на невольницу.
  - Со мной всё возможно, - задиристо улыбнулась в ответ красавица. - Я полновластная хозяйка здесь, после моего хозяина конечно.
  - Я останусь здесь, - решительно произнес королевич.
  - Но ведь тогда ты умрешь? - удивленно моргая, произнесла невольница.
  - Пусть. Лучше смерть, чем жить без тебя.
  - Какой ты глупый, - девушка улыбнулась, - и милый.
  - Бежим с нами, - Елисей в мгновение ока оказался рядом с красавицей и взял её руки в свои. - Я не смогу жить, зная, что ты в плену, словно птица в клетке! Я не смогу жить, зная, что никогда не увижу тебя. Бежим с нами, я сделаю тебя своей женой. Зачем тебе тратить свою молодость и красоту на сумасшедшего старика?
  - Он не старик, - девушка строго посмотрела на королевича, но руки не высвободила. - Он хороший и заботливый хозяин.
  - Но тут ты всего лишь его собственность. Ты - вещь. Если ты надоешь ему, он продаст тебя и купит себе новую игрушку.
  - Ты злой,- девушка опустила голову. - Зачем ты так говоришь?
  - Потому что полюбил тебя с первого взгляда и хочу сделать тебя счастливой.
  - А ты уверен, что знаешь, как этого добиться? - красавица заглянула Елисею прямо в глаза, и тот окончательно потерял голову.
  - Я не уверен, что знаю точно, но если ты будешь рядом и подскажешь, я тотчас исполню всё, что ты только пожелаешь.
  - Никогда мне не говорили таких слов, - красавица застенчиво улыбнулась. - Я всего лишь рабыня, моя мать была рабыня. Кто с нами будет цацкаться? Меня растили, для того чтобы я приносила радость хозяевам и покорно сносила всё что мне преподнесёт судьба.
  - Так ты согласна? - Елисей в нетерпении переступил с ноги на ногу.
  - Да, - девушка счастливо рассмеялась, - но я не могу уйти просто так. Подождите меня, я схожу в свои покои и оставлю записку хозяину, что ухожу от него, а так же сообщу срок, в который перешлю деньги, которые бы он мог выручить, продав меня.
  - Но ведь это же безумие, - снедаемая ревностью произнесла Слава. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы эта девица отказалась бежать и вернулась к своему хозяину под бочок.
  - Мы только потеряем время! - поддержал её Аглай.
  - По-другому я не могу, - грустно ответила красавица, - у меня тоже есть честь и принципы.
  - Я понимаю тебя, - вмешался Елисей, - иди и делай то, что считаешь нужным, только возвращайся скорее.
  - Хорошо, - согласилась девушка и тут же исчезла в прорезанной щели.
  - Ты думаешь, она вернётся? - лелея хрупкую надежду, что красавица передумает бежать, обратилась княжна к Аглаю.
  - Думаю, да. Иначе она бы об этом сразу сказала или вывела бы нас из лагеря, а потом отправилась якобы улаживать свои дела, чтобы не травмировать особо чувствительных, - Аглай со смешком кивнул в сторону застывшего истуканом королевича, тот как зачарованный стоял и глядел в ту сторону, где только что исчезла девушка. - Эй, - сотник подошел к нему и хлопнул по плечу, от чего тот вздрогнул, - Елисей, давай что ли хоть провизией запасемся, не пропадать же добру.
  Королевич кивнул, поднял одну из подушек, разорвал пеструю ткань и выкинул содержимое прямо на пол. Затем, не говоря ни слова, он подошел к столу и сгреб всё внутрь импровизированного мешка.
  - Чудеса, - пожал плечами Аглай.
  - М-г, - обреченно кивнула Слава, ей было больно смотреть на то, как её жених прямо у неё на глазах крутит шашни с хорошенькой рабыней.
  Время тянулось очень долго, Елисей успел тысячу раз проклясть себя за то, что отпустил девушку. Княжна же мысленно костерила себя за то, что разглядела этот несчастный огонек и согласилась пойти проверить, что же там светится. Спокойнее всех выглядел Аглай, он сидел в стороне и думал о чем-то своём.
  Невольница не обманула, она вернулась. Девушка проникла в шатер тем же способом что и в первый раз, теперь на ней был легкий плащ, который укрывал её с головы до пят, она улыбнулась и протянула руку Елисею:
  - Пойдем, я выведу вас. Только есть одно условие: вы должны завязать глаза. Понимаете, призрачное войско, которым битком набит лагерь, реагирует на глаза. Как это происходит, я не знаю, я ведь не ведьма. Так что вот, - девушка протянула три чёрных плотных платка, - закройте глаза друг другу и не подглядывайте, любопытство может стоить вам жизни.
  - А ты почему не прячешь глаза? - раздражённо пробурчала Слава.
  - Потому что для меня они не опасны, они для меня слуги. Да и как я дорогу найду с закрытыми глазами, глупышка?
  Славу передернуло от сладкого голоска красавицы, она было протянула руку к платкам, но отдернула и оглянулась на Аглая, тот чуть заметно кивнул и подошел ближе.
  - Хорошо, мы завяжем глаза, - молвил сотник и взял платки. - Тем более что других вариантов у нас нет. Какой смысл этой малышке обманывать нас? Мы приговорены и по большому счету разницы нет: сейчас или через час мы распростимся с грешной землей. Зато будет на небесах о чем вспомнить.
  Аглай завязал глаза Славе, а невольница ему и королевичу. Затем став один за другим, и положив друг другу руки на плечи, беглецы двинулись в путь. Идти было крайне неудобно, каждый боялся сделать какое-нибудь неверное движение, которое выдаст их охранникам, но невольница вела и вела их вперед, подбадривая тихим голосом. Так что когда она, наконец, разрешила им снять повязки, все трое даже не поверили, что они в безопасности. Скинув платки и растирая глаза, они обнаружили, что действительно находятся в лесу, а лагерь остался где-то шагах в ста позади.
  - Чудеса, - не сдержал удивления Аглай. - Со мной впервые такое. Идти вслепую и ни разу не споткнуться, ни разу не сбиться? Чудеса.
  - Просто у нас был очень хороший провожатый, - завороженно глядя на невольницу произнес королевич. - Точнее путеводная звезда. Между прочим, мы до сих пор не знаем, как зовут нашу спасительницу.
  - Никак, - девушка смущенно потупилась. - Как хозяин решал, так и звал.
  - Но как-то же тебя нарекли при рождении? - королевич ощутил глухую ярость за то, что с девушкой так обращались. Это где такое видано, чтобы к живому человеку относились хуже, чем к скотине. В его стране даже у самой захудалой коровы было своё прозвище, а тут...
  - То имя большой секрет и его я никому не открою. Там, откуда я родом считается, что если кто-то узнает твоё истинное имя, то будет обладать безграничной властью над твоей волей.
  - Но как нам тебя называть-то? - не выдержал Аглай.
  - Я люблю приносить людям радость, поэтому называйте меня Рада, - улыбнулась девушка.
  - Ты не только прекрасна, но и умна, - тут же расплылся в улыбке королевич. - Можно я буду называть тебя Радушка.
  - Черт, - вдруг выругался Аглай и хлопнул себя по лбу.
  - Что такое? - беглецы встревожено обернулись в его сторону.
  - Я наволочку с провиантом забыл.
  - Вот и доверяй тебе стратегические запасы, - опечаленно произнес Елисей, он как раз рассчитывал подкрепиться.
  - Не огорчайся, - тут же подала голос Рада. - Вот. Возьми, - с этими словами она протянула ему какую-то лепёшку, которую достала из небольшой сумочки, перекинутой через плечо. - Если бы я знала, то взяла бы больше.
  - Да Бог с ней, с едой, - королевич принял лепешку с благоговением, - в лагере всё равно кое-что из съестного осталось.
  - Светает, - грубовато прервала Елисея княжна. - Скоро наш побег обнаружиться.
  - Слава права, - сотник внимательно присмотрелся к подернутому плотной дымкой лагерю.
  - Нам надо разделиться, - безапелляционно заявила Рада.
  - Это ещё зачем? - не поняла Слава.
  - Чтобы затруднить поиски, - словно малому ребёнку пояснила ей красавица.
  - Точно!!! - Елисей хлопнул себя по лбу. - Мы с Радой повернём налево, вы с Аглаем направо, сделаем по крюку и встретимся у наших лошадей.
  - Мне кажется, что это очень глупо, - Слава опустила глаза. - Мы только потеряем время.
  - Нет, Рада придумала очень даже замечательно. Ведь она знает лучше повадки маркиза Фебюса.
  - Ну, разве что так, - без особого энтузиазма согласился Аглай, он явно видел, что переубедить королевича сейчас не удастся. Поэтому единственное, что оставалась разделиться как можно быстрее и бежать, не тратя время попусту.
  - До скорой встречи! - радостно крикнул Елисей и, схватив узкую ладошку Рады, резво побежал в указанную сторону.
  Аглаю и Славе тоже ничего не оставалось, как последовать их примеру.
  - Интересно сколько ей лет? - не заметив, что разговаривает вслух, спросила княжна.
  - Лет шестнадцать, максимум восемнадцать, - ответил сотник.
  - Да-а-а, - протянула Слава, - против неё я старуха.
  - Не говори глупостей, - Аглай подхватил споткнувшуюся девушку под локоть, - и смотри под ноги.
  Слава благодарно кивнула товарищу, и они побежали дальше. Путь их становился всё труднее и труднее, вполне обычный лес превратился в страшные дебри. Деревья будто дикие звери ощерились сучьями, колдобины и ямы поджидали на каждом шагу. Но страшнее всего оказалось то, что путники вскоре уперлись в болото.
  - Мне кажется что мы вышли куда-то не туда, - пытаясь отдышаться произнесла княжна.
  - И мне, - согласился Аглай. - Только назад уже не повернёшь. Там, скорее всего погоня.
  - И чего мы эту Раду только послушали? - Слава зло сверкнула глазами. - Я же говорила! Там до коней доплюнуть можно было, уже мчались бы прочь отсюда. А сейчас что? Уж лучше бы у маркиза оставались. По крайней мере, не ломились бы, словно лоси по чащобам, а отдыхали в ожидании смерти!
  - Успокойся, - сотник ласково погладил девушку по руке. - Чему быть того не миновать. Не одно я болото прошел, так что не бойся - знаю я его повадки.
  - Правда? - с надеждой в голосе произнесла Слава.
  - Конечно, - без тени сомненья ответил сотник, и княжне тут же стало намного спокойней. - Сейчас выломаем по колу и в путь.
  Аглай тут же отправился на поиск подходящих деревьев, а девушка смотрела ему в спину и не могла понять, что же он за человек такой этот сотник.
  - Иди за мной след в след, - вернувшись с добычей, деловито произнес Аглай и, не тратя время на разговоры, ступил в черную жижу.
  - А может обойдём? - жалобно произнесла Слава.
  - Нет времени, - не оборачиваясь, бросил сотник. - Мы не знаем какого болото размера, а изучать обстановку более подробно просто нету времени. Так что вперёд, не бойся я с тобой!
  Слава поборола зарождающийся где-то в глубине души страх и пошла за Аглаем. Долго ли они так шли: след в след или нет, никто сказать не мог. Ноги наливались чудовищной усталостью, надоедливое комарьё лезло в глаза. Когда твердый берег был уже совсем близко у княжны от переутомления пошли разноцветные круги перед глазами, она пошатнулась, оступилась. Болото жадно хлюпнуло и девушка провалилась по грудь.
  - Слава!!! - Аглай обернулся на звук и на мгновение застыл от ужаса. Уже в следующий момент он протянул к ней свою клюку. - Хватайся, княжна, я тебя вытяну.
  Владислава тут же ухватилась за неё и, пытаясь не шевелиться, так как знала, что это может привести к чудовищным последствиям, постаралась расслабиться. Аглай потихоньку стал тащить клюку на себя, что-то приговаривая себе под нос. Наконец ему удалось вырвать девушку из вязких объятий болота, оно разочарованно булькнуло и смирилось. Слава не могла разжать сведённых судорогой ладоней, и сотнику пришлось ей помочь. Затем он взял её на руки и отнес обессилевшую девушку на берег.
  - Откуда ты знаешь, кто я? - немного придя в себя, спросила Владислава. На какой-то миг девушка испугалась, что выдала себя этим вопросом. Но потом её посетила догадка: может чары пали, и ей ни к чему скрывать кто она? Она тут же потянулась к лицу в надежде, что оно стало прежним, но наткнулась на влажную материю, измазанную болотной тиной и грязью. Слава так сроднилась с этим платком, скрывавшим большую часть её лица, что ей частенько казалось, будто это её вторая кожа. Слегка проведя ладонью по лицу, княжна разочарованно поняла, что ничего не изменилась. Тогда она с вызовом откинула влажную ткань с лица и холодно произнесла. - С чего ты взял, что я княжна? Разве я на неё похожа?
  - Я тебя сразу узнал, - тихо ответил сотник, не обратив ровным счетом никакого внимания на слова девушки.
  - Кого меня? - с горечью бросила Слава и сорвала с головы свою тюрбан, который не снимала с тех пор как покинула дом ведьмы. Толстая коса, высвободившись из заточения, тут же тяжело плюхнулась рядом с девушкой.
  - Ху, - резко выдохнул Аглай.
  - Что ещё такое?
  - Да я грешным делом боялся, что ты косу свою отсекла.
  - Это ещё зачем? - удивилась княжна.
  - Ну, многие так поступают, когда с прошлым решают порвать.
  - А с чего ты решил, что я хочу со своим прошлым порвать?
  - Ну-у-у, - сотник замялся. - Ты же ушла из замка в лес к ведьме жить? По-моему, это уже о многом говорит.
  - Ничего это не говорит, - Слава улеглась прямо на земле и закинула руки за голову. - Мне моё прошлое дорого, каждая минуточка, а то, что ты себе напридумывал это твои заботы. Повторяю: обознался ты.
  - Ну-ну, - усмехнулся Аглай, - говори это, кому хочешь, но не мне. Я в твои глаза заглянул и понял, кто передо мной стоит, ну а когда ты уж про лук и стрелы созналась других доказательств мне и не понадобилось. Так что брось придуриваться. Я не знаю, что с тобою случилось, но готов помочь.
  - Мне никто не может помочь, - устало прошептала Владислава. - Пусть будет по-твоему: я - княжна. И что дальше? Ты же сам прекрасно понимаешь, что вернуться к отцу я в таком виде не могу. А жених, как ты мог убедиться, не слишком жалует меня в моём новом облике и даже успел найти замену.
  - Ты любишь его? - спросил Аглай и присел рядом с княжной.
  - Раньше думала, что да, а теперь не знаю, - девушка перевернулась на живот и уткнулась разгоряченным лицом в ладони. - Я ведь с юности знала, что мне суждено выйти за него замуж, он мне казался красивым, мужественным, честным. А теперь пообщавшись с ним, так сказать инкогнито, я вдруг поняла, что от человека в которого я сама себя влюбила в нем только внешний облик. Он не такой.
  - Какой не такой? - Аглай приподнял бровь.
  - А вот такой, - невесело улыбнулась Слава. - Не такой как я его себе придумала.
  - И что делать будешь?
  - Не знаю.
  - Ну, тогда у тебя есть время подумать, пока мы доберемся до наших. Идем.
  - Нет, - княжна снова уронила голову на руки. - Давай отдохнем ещё. Ну, хоть немножечко.
  - Когда до своих доберемся да прочь из этих мест двинемся, тогда на лошадях и отдохнем, - Аглай встал, поднял замысловатый головной убор княжны и отряхнул его от грязи. - Давай, не глупи, у нас нет времени на капризы.
  - Уже иду, - с трудом поднимаясь на гудящие от усталости ноги, произнесла Слава.
  Сотник взял девушку за руку и, взглянув на небо, направился в одному ему известную сторону. Долго они шли молча, пока Слава не решилась нарушить тишину.
  - Всё-таки так много странного в происходящем, - задумчиво произнесла княжна.
  - Что ты имеешь в виду, - не сбавляя темп ходьбы спросил Аглай.
  - Почему мы вчера поперлись во вражеский лагерь, причём без оружия?
  - Ну, это просто. Маркиз сам же сказал, что здесь что-то вроде магического заслона. А мы в него залезли по самое не балуйся. Скажи спасибо, что ещё друг друга не поубивали, я и про такое слыхал.
  - Допустим, но почему эта девчонка захотела нас спасти? Я так поняла, что до нас в этом лагере уже были гости и им так не посчастливилось.
  - Странно, - согласился Аглай, - но когда дело касается женщин, я уже давно зарекся что-либо объяснить.
  - Это ещё почему?
  - Мне ваш образ мышления никогда не постичь. Например, почему ты не можешь вернуться к отцу?
  - Да потому, что мне придется объяснить, что со мной произошло, а это война. Потому что там такого понамешено, что и чёрт ногу сломит. Только хотелось бы заметить, что и у вас, мужчин, мышление тоже специфическое!
  - Обоснуй, - не моргнув глазом парировал сотник.
  - Пожалуйста, - Слава дернула товарища за рукав. - Объясни, с какого такого большого ума ты, зная, что я - это я, отправился в этот злосчастный монастырь? А?
  - И ничего здесь такого нет. Всё очень даже просто, - парень смущенно улыбнулся. - Просто, во-первых, я не хотел открывать твою тайну, не спросив у тебя на то разрешения, во-вторых мне было интересно: узнает тебя твой жених или нет, а в третьих...- сотник замялся, и чтобы скрыть невольно нахлынувшее смущение, громко рассмеялся, - не скажу.
  - Скажешь, - княжна снова дернула его за рукав. - Иначе я обижусь и сбегу.
  Аглай не стал ничего ей возражать. Он резко остановился, Владислава от неожиданности врезалась в него и едва устояла на ногах.
  - Не понял, - растеряно произнес сотник.
  - И я не поняла, - в тон ему сказал княжна.
  Они недоуменно переглянулись.
  - Это только мне кажется или и ты это видишь? - не веря своим глазам, изрекла девушка.
  - Вижу, - сурово ответил Аглай.
  Они стояли на том самом месте, где вчера вечером расположились на ночлег, но никого здесь не было: ни людей, ни лошадей.
  - А может мы ошиблись? - без особой надежды в голосе спросила Слава.
  - Нет, княжна, не ошиблись. Вон видишь деревце поломано - это Елисей его так, оно ему чем-то мешало. А вон ворох хвороста, мы там костер развести пытались.
  - Значит, получается, что Елисея и Раду здесь схватили и забрали в плен? - понимая, что говорит глупость, произнесла девушка.
  - Сама знаешь, что нет, - Аглай присмотрелся к свежим следам, оставленным на земле. - Они уехали сами, а третью лошадь просто увели.
  - Да, я и сама вижу. Но почему? За что они с нами так?
  - А кто их знает? Может что случилось, а может просто любовь в голову ударила.
  - Что делать будем?
  - Как что? - Аглай решительно посмотрел в сторону Славы. - Выбираться. Пешком оно конечно не так удобно как верхом, но выбора, как и времени у нас нет.
  Он подошел к девушке и взял её за руку.
  - Мы выберемся. Обещаю.
  - Верю, - тихо ответила Слава, сейчас ей больше всего хотелось побыть одной, к такому предательству она не была готова.
  Понимая состояние девушки, сотник молча пошел вперед, княжна не проронив ни слова, последовала за ним. Заговорила Слава только вечером, когда они всё-таки выбрались из лесу.
  - Хочешь, расскажу, что со мной случилось? - словно ничего не произошло, поинтересовалась она у Аглая.
  - Хочу, - ответил сотник и девушка начала свой рассказ.
  
  ****
  Елисей мчался как ветер. Ему казалось, что его сердце сейчас просто выскачет из груди или разорвется от счастья. Время от времени он кидал полный нежности взгляд на свою скромную спутницу и слегка сжимал её худенькую холодную ладошку в своей. Девушка бежала очень быстро и ни разу не пожаловалась на усталость, порой молодому королевичу казалось, будто она парит над землей и только золотые браслеты позвякивали на её изящных лодыжках. Тут до Елисея дошло, что всё это время Рада бежала босиком.
  - Ты что? - возмущенно произнес он и тут же остановился.
  - Ты о чём? - Рада удивленно захлопала ресницами.
  - Ты же можешь поранить свои ноги. Почему ты не обулась?
  - Прости, - Рада виновато опустила глаза, - но в моей обуви нельзя бегать, - с этими словами она извлекла из-под пол плаща очаровательные шлепанцы с загнутыми вверх носиками, усыпанные драгоценными камнями. - Посмотри, какие хорошенькие.
  - Немедленно обуйся, - тоном строгого воспитателя произнес королевич.
  - Нет, - девушка упрямо тряхнула головой. - Ноги если что заживут, а вот такие туфельки никто починить не сможет. Да и бежать в них очень неудобно, они постоянно спадают.
  - Тогда я тебя понесу, - решительно сообщил Елисей и подхватил ничего не успевшую ответить девушку на руки.
  - Пусти, я же тяжёлая, - жалобно всхлипнула Рада.
  - Это кто тебе такое сказал? - улыбнулся Елисей и играючи подбросил её вверх. - Ты словно перышко.
  - Не ври, - чуть не плача ответила Рада, продолжая слабые попытки высвободиться, но королевич не обратил на них ровным счётом никакого внимания. - Нам надо спешить.
  - Ничего, успеем, - уверенно ответил он. - Ты лучше держись за меня крепче, а ещё лучше расскажи мне что-нибудь.
  С этими словами королевич двинулся в путь. Рада, смущенная поведением молодого человека болтала без умолку, а он в свою очередь счастливо улыбался, словно не от врагов они спасались сейчас, а прогуливались где-нибудь в дворцовом саду. Наконец они добрались до того места где вчера Елисей собирался заночевать с товарищами. Королевич аккуратно поставил девушку на ноги и огляделся. Вокруг всё было тихо, мирно и пусто.
  - Мы уже на месте? - спросила Рада.
  - Кажется да, - дрогнувшим голосом произнес Елисей, картина, представшая пред его глазами, ему совсем не понравилась.
  - А где твои друзья? - не совсем понимая, что происходит, продолжила допытываться девушка.
  - И мне бы хотелось знать, где они, - всё ещё пытаясь скрыть злость, процедил сквозь зубы королевич.
  - Почему ты так говоришь?
  - Лошадей нет.
  - Ну и что? - Рада рассеянно провела рукой по лбу. - Ты думаешь, что твои друзья ускакали без нас?
  - А что мне ещё остается думать. Расстояние у нас было одинаковое, но я нес тебя и, следовательно, мы передвигались не так быстро как они, так что Слава и Аглай по любому уже должны были добраться сюда. Ты их видишь здесь? Я - нет! И лошадей я тоже не вижу. Отсюда напрашивается только один и совсем не утешительный вывод. Они нас предали.
  - Но зачем?
  - Из зависти конечно, - без тени сомнения ответил Елисей. - Аглай тоже был бы счастлив, если бы ты обратила свой взор к нему, но я его опередил, а Слава так уродлива, что при виде твоей красоты ей остается только удавиться. Вот они и отомстили нам.
  - Но может всё-таки это не так? - с надеждой в голосе произнесла девушка. - Может их кто-то заставил?
  - Ага, - Елисей скептически усмехнулся, - ты видишь здесь признаки борьбы? Я - нет. А эти двое вряд ли бы сдались бы без боя.
  - А если их догнали?
  - Хватит их защищать! - вспылил королевич, ему совсем не по душе было то, что девушка защищала предателей. - Куда тогда, по-твоему, делись лошади. Только они знали, где скакуны спрятаны.
  - Ладно, - сдалась Рада. - В конце концов, это твои друзья и ты их знаешь лучше меня. Но скажи мне тогда, что мы будем делать?
  - Пешком пойдем, больше нам ничего не остается. Тем более, что скоро здесь будет погоня.
  - Но тогда нас точно поймают.
  - Красавица, ты меня недооцениваешь. Пока я с тобой - тебе никто и ничто не угрожает. Так что не будем терять время и отправимся в путь.
  
  *****
  Маркиз потянулся на мягких подушках и сладко зевнул. У входа в шатер кто-то неловко завозился и кашлянул, привлекая внимания.
  - Ну, кто там ещё в такую рань! - тоном капризного ребенка простонал маркиз. - Входите!
  На пороге появился начальник стражи, он был бледен и явно чем-то напуган.
  - Маркиз, - нерешительно начал он и запнулся.
  - Ну, говори уже, раз пришёл, - недовольно поморщился Фебюс. - Что случилось?
  - Пленники сбежали.
  - Что?! - маркиз был настолько удивлен, что мигом поднялся с кровати. - Как такое возможно?
  - Никак не могу знать, - промямлил в ответ начальник стражи.
  - Нет, ну, это совсем ни в какие ворота, - маркиз стал расхаживать по шатру. - Как только вернемся в город, я этим колдунишкам устрою! Они мне ответят за бракованную магию. А ты что здесь ещё делаешь? Пошел вон.
  Начальник стражи облегченно выдохнул и шмыгнул на улицу.
  Маркиз ещё немного посмотрел ему в след, а затем, предвкушая приятное не смотря ни на что утро, неторопливо направился к шатру, в котором обитала его певчая птичка. К большому удивлению в уютном жилище никого не было. Фебюс озадаченно оглядел все вокруг и заметил приколотый к низкому столику кинжалом листок.
   Мужчина трясущимися руками вытащил кинжал и взял листок в руки, пробежал его глазами и яростно сжал в руке, затем будто опомнившись, разгладил и прижал к губам.
  - Хамис, сюда! - заорал он страшным голосом. И когда в шатер влетел озадаченный начальник стражи, маркиз произнес звенящим от ярости голосом. - Труби сбор, мы выступаем.
  
  ****
  Владислава устало плелась вслед за Аглаем. Гордость не позволяла ей признаться, что она бесконечно устала, а вредный сотник, будто не замечал плачевного состояния своей спутницы. Чтобы немного отвлечься от ноющей боли в ногах княжна спросила:
  - Скажи, а куда мы собственно идем?
  - Если честно я как раз хотел с тобой это обсудить, - тут же отозвался Аглай. - Есть какие-нибудь соображения?
  - Никаких, - безнадежно выдохнула девушка.
  - У меня тоже. Я даже не знаю, куда в нашей ситуации можно отправиться. Одно радует, что погони за нами нет.
  - Но это не повод расслабляться?
  - Конечно, ты и сама это понимаешь. Вот найдем местечко понеприметней и остановимся на отдых. Я ведь вижу, как тебе тяжело, да только что поделаешь? Хотя...хочешь, я тебя понесу?
  - Ты что совсем уже? - Владислава обиженно засопела. - Что я тебе ребёнок какой! Сама дойду, - девушка надменно вздернула голову и попыталась идти бодрей. Аглай только улыбнулся в ответ, от его цепкого взгляда не утаилось, что княжне стоило больших усилий отказаться от его заманчивого предложения.
  - Не обижайся, - примирительно произнес он. - Сейчас наши муки кончаться. Вон видишь молодую рощицу, мне кажется, там должен быть ручей. Вот там и отдохнём. Я ведь признаться тоже изрядно притомился. Как раз и порешим, куда дальше путь держать станем.
  Аглай оказался прав, сразу за рощицей начиналась низинка, и там весело журчал ручеек. Когда они, вдоволь напившись, растянулись на шелковой траве, счастью обоих, казалось, не было предела.
  - Как мало для счастья надо, - глядя в небо произнёс Аглай, - напиться чистой воды и дать покой ногам.
  - Да, - согласилась Слава, - ещё бы поесть чего-нибудь и я была бы наверно абсолютно счастлива на данный момент.
  - Довольствуйся тем, что имеешь, - усмехнулся Аглай, он подпер голову рукой и уставился на Владиславу. Она опять сняла свой головной убор и, закрыв глаза подставила лицо легкому ветерку.
  - А я что, по-твоему, делаю? - не открывая глаз, возразила княжна. - Я довольствуюсь, просто высказываю пожелания на будущее. Ну, так как? У тебя появились хоть какие-нибудь идеи по поводу нашего дальнейшего пути.
  - Если честно - нет. Сначала я думал, что при первой возможности сопровожу тебя к отцу, но теперь, когда ты рассказала мне, что с тобой произошло, я не знаю, как поступить. Тут всё надо продумать. Князь должен узнать о предательстве брата.
  - Ты моего батюшку знаешь - полетят клочки по закоулочкам.
  - То-то и оно, но с другой стороны не можешь же ты век прятаться от людей.
  - Зачем мне от них прятаться - это скорее они меня сторонятся. Вернусь к бабе Капе, я к ней уже привыкла, а ты моему отцу скажешь, что не нашёл меня.
  - Но я нашел, и врать не намерен, - Аглай упрямо тряхнул кудрями. - Просидеть всю жизнь в глухом лесу - это не выход. Твой отец не успокоиться пока тебя не отыщет живую или мертвую. Или может быть, ты хочешь для него самого страшного наказания - неведения? Хочешь, чтобы он день и ночь терзался тем, что не знает, что с тобою стало?
  - Нет, - Слава понуро опустила голову. - Я этого не хочу. Только сам видишь: безвыходная ситуация получается. С одной стороны и всю жизнь изгоем жить не хочется и правду открыть о том, что случилось нельзя.
  - Послушай, - Аглай заметно оживился. - Так ведь никто от тебя правды и не требует. Давай поедем к князю и сделаем вид, будто ты не знаешь, что с тобой произошло. Твой дядя я думаю, будет этому рад и подтвердит всё, что ты скажешь.
  - Или убьет меня, - уверенно заметила Слава.
  - Я буду всегда рядом и сумею тебя защитить.
  - А Елисей? - княжна сама не заметив того закусила губу, словно от одного упоминания о неверном женихе ей было нестерпимо больно.
  - А что с ним? Ему сейчас не до нас. У него может медовый месяц уже во всю начался.
  - Зачем ты так?
  - Как? - Аглай раздражённо дернул плечом. - Можно подумать ты сама этого не знаешь. Не печалься ты о нем. Ты же сама понимаешь, что он тебе не пара и вам не быть вместе, а даже если судьба и сыграет такую шутку - ты не будешь рядом с ним счастлива.
  - Знаю, видела. Всё равно мне больно. Не так просто отказываться от своих мечтаний и иллюзий.
  - Но это необходимо. Для того чтобы твоя жизнь сама не превратилась в иллюзию.
  Владислава отвернулась, ей очень не хотелось, чтобы Аглай видел, как ей плохо. Чувство к Елисею лелеемое ею на протяжении долгих лет не желало так запросто покидать обжитое сердце.
  - Ну, так что мы решили, - княжна решительно вернула разговор в прежнюю колею. - Пробираемся в столицу, находим отца и всё ему объясняем?
  - Ага, этак вкратце, придержав кое-какие факты.
  - Договариваемся с Явором на взаимовыгодных условиях. Ну а когда все немного поуляжется, улучим момент и откроем отцу истинное лицо его брата. Так чтобы он вроде, как и всё знал, но военных действий не устраивал. Так?
  - Так.
  - План наш не выдерживает никакой критики, - Слава покачала головой. - Но всё-таки план.
  - Такие как раз обычно и срабатывают, - кивнул Аглай и улегся, закинув руки за голову.
  
  *****
  Елисей и Рада неожиданно для себя очень быстро покинули лес. Он казалось, был везде, был непроходим и велик, но неожиданно кончился и на смену ему пришёл широкий луг. Королевич точно пылкий юнец кинулся вперед и нарвал охапку нежных полевых цветов, поспешно вернулся к Раде и осыпал ими девушку.
  - Что ты делаешь? - нежным колокольчиком рассмеялась красавица.
  - Дарю тебе цветы, - улыбаясь в ответ, сказал Елисей. - Если ты захочешь, я сорву все цветы на этом лугу и сложу к твоим ногам.
  - Зачем мне столько? - девушка удивленно посмотрела на воздыхателя. - Я ведь не корова чтобы радоваться стогу сена. Мне достаточно одного цветка, но подаренного от всей души.
  - Тогда возьми этот мак, - королевич протянул девушке нежный алый цветок. - Он похож на тебя такой же хрупкий и яркий и так же дурманит голову.
  - Я принимаю твой подарок, - гордо произнесла девушка и тут же вплела цветок в смоляные волосы.
  - Ты так красива, - задыхаясь от охватившего его волнения, произнес Елисей.
  - Я знаю, - ничуть не смущаясь, ответила Рада, а затем капризно надув губки добавила. - Но чтобы быть красивой мне надо регулярно есть и пить. Если бы я осталась в доме у хозяина я была бы сыта, а ты даришь мне цветы, говоришь хорошие слова, но я, увы, голодна. Если так будет продолжаться и дальше, то я перестану быть красивой, и ты оставишь меня. О, зачем я пошла с тобой?
  - Не говори так, - Елисей не на шутку испугался, что его прелестная фея сейчас развернется и уйдет. - Я никогда не оставлю тебя. Мы вышли из леса, и значит скоро, я уверен в этом, будет деревня. Там нас накормят и напоят, мы отдохнём. Я куплю лошадей, и мы помчимся прочь из этих гиблых мест.
  - Но куда?
  - Как куда? В мою страну конечно. Я представлю тебя отцу, и мы поженимся.
  - А если я не понравлюсь твоему отцу. Какому правителю понравится, что его наследник связался с безродной невольницей.
  - Мой отец полюбит тебя, как собственное дитя. Тебя не возможно не любить, - вдохновенно ответил Елисей. На какой-то момент мысль о том, что его отец действительно может быть не доволен выбором сына, пробилась через любовный дурман, но быстро угасла. - Ты будешь королевой.
  - Какая из меня королева? - скромно потупилась Рада. - Я всего лишь танцовщица.
  - Хорошо, если ты не хочешь быть королевой, я откажусь от титула и права на трон.
  - Не надо крайностей, - серьёзно без тени улыбки заметила девушка. - Ты не понял меня. Я вовсе не против быть женой королевича. Дело в другом - как люди отнесутся к моему прошлому.
  - Ты так молода, а уже так мудра, - Елисей с ещё большим обожанием посмотрел на избранницу. - Но тебе не стоит печалиться о таких мелочах. Я уверен народ примет тебя как родную, простые люди любят такие истории.
  - Тогда почему мы стоим? - Рада взяла королевича за руку и потянула в сторону, где предположительно находилась деревня.
  ****
  Деревня оказалась не очень большой, но тоже какой-то запуганной. Местные жители неохотно встретили гостей. Елисею потребовалось всё его красноречие, чтобы убедить крестьян продать им лошадей и немного еды. К удивлению молодого человека, никто не стремился им помочь, а при виде его красавицы завернутой в плащ мужчины отводили взгляд, а женщины суеверно крестились.
  - Странные они здесь какие-то, - тихо шепнул Елисей красавице.
  - Ничего здесь странного, - так же шёпотом возразила девушка. - Они наслышаны о маркизе. Знаешь, сколько он народа перевёл? Раньше тут столько любопытных ходило на меня посмотреть и где они нынче? Там откуда нет возврата. Вот люди и опасаются.
  - Как-то я об этом не подумал. Надо значит побыстрее отсюда уходить пока этим олухам не пришло в голову что-нибудь с нами сделать.
  - Ты прав. Только надо уточнить дорогу, а то как бы мы не заплутали.
  - Уже, дорогая, уже, - королевич довольно выпятил грудь, - я всё узнал. Нам сказочно повезло, тут неподалеку широкий тракт, прямо на Кривдов. А оттуда до моего, - парень на секунду запнулся, - то есть до нашего дома уже рукой подать можно. Если всё пройдет гладко, то через пару дней мы будем сладко есть и мягко спать.
  - Я желаю этого всем сердцем, - по-детски доверчиво глядя прямо ему в глаза ответила Рада.
  - А там пирком да за свадебку.
  - А что ты мне подаришь? - ничуть не смущаясь, деловито полюбопытствовала Рада.
  Елисей приобнял красотку и поцеловал в макушку, а затем склонился к её уху и тихо произнес:
  - Я возьму тебя за руку и отведу в королевскую сокровищницу, и там ты возьмешь себе то, что пожелаешь.
  - Честно-честно?!
  - Даю слово.
  - Вот здорово!!! - девушка от радости захлопала в ладоши, затем будто одумалась и строго поинтересовалась. - А не обманешь?
  - Что ты, - Елисей от обиды выпустил прелестницу из объятий и даже отступил на шаг. - Я же обещал. А моё слово дадено, что стрела стреляна - назад дороги нет.
  - Смотри мне, - Рада игриво погрозила жениху пальчиком. - Я тебе верю, не обмани мои ожидания.
  
  Глава 2
  Слава и Аглай благополучно переночевали у того самого ручья, потому что выяснилось, что девушка просто не в состоянии от усталости продолжать путь. Сотник оставил княжну отдыхать, а сам занялся благоустройством ночлега. Пока он собирал лапник, княжна тоже не теряла времени зря. Как раз рядом с тем местом, где они остановились, она заприметила бугорок поросший бодрун-травой. Княжна мигом доползла до заветной травы. Капитолина Карповна говорила, что если пожевать горькие стебли этой травы, то человек ощутит прилив сил и энергии как бы не был истощен и измотан.
  Вскоре появился Аглай, мужчина был почему-то очень доволен собой. Слава не поняла причину этой неуместной веселости и строго спросила:
  - Неужели пять минут вне моего общества могут так поднять настроение?
  - Ты слишком строга к себе, - ничуть не обращая внимания на тон княжны, ответил Аглай.
  - Я опираюсь на факты: ты что-то уж чересчур весел.
  - Да, у меня хорошее настроение и ты мне его не испортишь, как бы не старалась.
  - Делать мне больше нечего, - Владислава пожала плечами.
  - Вот именно, - кивнул сотник, бережно прижимая к себе охапку дров. - А повод для хорошего настроения тем не менее есть и у тебя.
  - И в чём же он? - княжна подалась вперёд, прикрыв от любопытного взгляда сотника мохнатые стебельки бодрун-травы, своей многострадальной "паранджой", если этот кусок материи так можно было назвать.
  - Во-первых: мы живы, - начал перечислять сотник, - во-вторых здоровы, в третьих: мы вместе, в четвертых у нас есть вода и в пятых, - Аглай как заправский фокусник сделал неуловимый жест и достал из своей охапки лапника тушку жирного зайца, - теперь у нас есть и что поесть!
  - Откуда у тебя заяц? - не веря своим глазам, спросила Слава, она только представила, что они запекут эту тушку на костре и её рот наполнился вязкой слюной.
  - Леший подарил, - ответил Аглай таким тоном, будто ему каждый день лесной дух выдает дичь под роспись.
  - Я серьёзно. Может, он какой отравленный или сам по себе сдох.
  - Да успокойся: ни то ни другое. Я случайно наткнулся на капкан, а сей зверь в него необдуманно угодил. Он ещё даже дергался когда я его доставал. Так что считай, что нам очень даже повезло, а вот охотнику, чей капкан не совсем.
  - А у меня для тебя тоже сюрприз, - Слава решила похвастаться своей находкой и извлекла на свет божий пучок собранной ею травы.
  - Букет? Мне? Не стоило, - с явной иронией произнес Аглай.
  - Это не букет, - обиженно ответила княжна. - Это что б ты знал бодрун-трава, тот, кто пожует её стебли исполниться бодрости и силы.
  - А ты в этом уверена? - несколько скептически спросил сотник. - В том, что ты прекрасная воительница я не раз имел счастье убедиться, а вот в качестве травницы ... кхг, - Аглай потупился, - я твоих возможностей не знаю.
  - Жуй давай, - с нажимом произнесла Слава.
  - Но я и так чувствую себя отлично, - попробовал использовать последний аргумент Аглай.
  - Вот и хорошо, а травки пожуешь - ещё лучше будет.
  Аглай с сомнением взял протянутый ему стебелёк и, закрыв глаза, засунул его себе в рот. Зубы тут же свело от оскомины, травка оказалась до ужаса кислой на вкус, но к своему удивлению сотник обнаружил, как по телу разбежалось приятное тепло, боль и усталость действительно ушли куда-то на задний план и постепенно совсем исчезли.
  - Действует, - восторженно произнес он и открыл глаза. Слава сидела рядом и тоже жевала стебелек.
  - А то, - нехотя отозвалась она, - я же говорила.
  Отдохнув ещё немного, Аглай вздохнул и поплелся к своему трофею. Как ни приятно было сидеть рядом с княжной и жевать бодрун-траву, желудок четко требовал еды.
  - Тебе помочь? - вызвалась Слава.
  - Не надо, - отмахнулся парень. - Что я не управлюсь?
  - Смотри сам, - облегченно вздохнув, ответила девушка, затем немного помолчав, она задала мучавший её вопрос. - Послушай, я вот тут думаю, а если Елисей и Рада отправились всё-таки в монастырь, чтобы найти меня?
  - Ты такая большая, а в сказки веришь, - сочувственно покачал головой сотник, потроша тушку зайца. - Скорее всего он на всех парах несется к себе в королевство дабы представить родителю новую невесту.
  - Но как так? Почему?
  - Потому. Ты же сама видела, он обезумел от любви к этой молоденькой одалиске. Он и так особо не усердствовал в твоих поисках, а тут такой поворот событий. Искать пропавшую невесту, когда у тебя появилась новая - по-моему это глупо.
  - Убила бы гада!
  - Похоже, не одна ты имеешь такое желание, - Аглай обернулся в сторону собеседницы и вытер пот со лба. - Потому что я уверен, что убийцы, которые на нас напали, приходили по его душу. Только в тот вечер у меня были только подозрения, а твой рассказ окончательно расставил всё на свои места. Я даже скажу больше: мне кажется, что их послал никто иной, как твой дядюшка.
  - А ему Елисей чем насолил?
  - Ну, там при дворе кое-что произошло, так мелочь, но всё же. Я тебе потом более подробно всё расскажу.
  - Почему не сейчас.
  - Потому что ты ещё его любишь, а я не хочу причинять тебе боль.
  - Нет, уж, будь добр! - Слава поднялась и подошла вплотную к озадаченно смолкнувшему Аглаю. - Сказал "А" говори и "Б". Я сильная, как-нибудь справлюсь.
  - Понимаешь, - Аглай склонил голову, точно был в чем-то виноват перед девушкой, - в тот день, когда твой отец явился ко двору короля Явора, там была свадьба.
  - Свадьба? Чья?
  - Твоя и Елисея.
  - Но как это возможно? - девушка от удивления открыла рот.
  - А вот. Обман вскрылся уже после венчания, когда князь Ярослав стал поздравлять молодых. Невеста была укутана покрывалом невинности, и лица её никто не видел и только князь сразу заметил подмену. Под покрывалом оказалась совсем другая девушка. Говорят, она была заколдована и повторяла, что она это ты. Я сам не видел, утверждать не берусь. Твой отец тут же отрядил погоню, наши люди метнулись во все концы, но никаких следов похищения никто не видел. Тогда нам всем показалось это очень странным. Елисей и Явор кричали, что тебя похитили именно утром и им поверили. Но с твоих слов получается, что они оба врали, тебя уже больше месяца не было в замке, тем более, что Явор отлично знал причину твоего отсутствия. Знаешь, если честно, то мне кажется, что они на самом деле просто были в сговоре. Твой дядя сделал Елисею какое-то предложение, от которого тот не смог отказаться. А что ты думаешь по этому поводу?
  - Женился, - ошарашенно повторила Слава, словно остальное её вовсе не касалось. - А как звали ту девушку?
  - Магдалена кажется.
  - О, да, хороший выбор. Я её знаю, она очень даже хорошенькая.
  - Княжна, - Аглай толкнул девушку локтем, так как руки его были измазаны в крови несчастного зайца. - Вы не о том думаете.
  - Ах, да, - Слава будто опомнилась и побрела обратно к месту обустроенному для сна.
  - Так какие будут соображения?
  - Никаких. Хоть мне и горько это признавать, скорее всего ты прав. Таких совпадений не бывает.
  - Если хочешь вздремни, - участливо предложил Аглай, - как еда будет готова я разбужу.
  Владислава благодарно кивнула и улеглась на жесткую лежанку, не успела она смежить веки, как сон темной волной захлестнул её сознание.
  ****
  - Атаман, - пьяно надрывался кто-то снаружи, - атама-а-ан!
  Внезапно крики смолкли, на смену к ним пришли звуки потасовки.
  - Да что же это такое! - зло пробурчал Гордей и натянул рубаху на широкую грудь. Через минуту он уже стоял на крыльце. - Что случилось? - злобно прорычал он, и вокруг тут же установилась гробовая тишина. Четверо разбойников катавшихся по земле одним клубком застыли и мгновенно встали по стойке смирно.
  - Я последний раз спрашиваю: что здесь происходит? Какого рожна вы будите меня посреди ночи?
  - Атаман, - подал голос бородатый дядька, здесь его все звали Алтын. - Вот эти морды явились в лагерь вдрызг пьяными и кричат что у них срочное донесение к тебе.
  - Что за донесение?
  - М-м-момент, - прошамкал разбитым ртом один из виновников заварухи, он залихватски свистнул и крикнул куда-то в темноту. - Тась, выводи.
  Через мгновение появился тот самый Тась, совсем ещё молодой парнишка, он вел в поводу четырех прекрасных скакунов один другого краше. Особо выделялись среди них вороной скакун и белый рысак в очень дорогой сбруе. Две оставшиеся лошади были тоже неплохи, к седлу одной был приторочен хороший лук и колчан со стрелами, а на другой висел какой-то бесформенный куль.
  - Говори, мать твою. Что это, где взяли лошадей? - в нетерпении рявкнул Гордей.
  - Атаман тут вот какое дело вышло, - несколько протрезвев начал Сдор, тот самый разбойник, из-за которого и начался весь этот сыр-бор. - Ездили мы к моей сестрице в монастырь, ну, ты сам помнишь, ты мне ещё Тася с собой в помощь дал, а на обратном пути заплутали мы малёха, а тут ещё туман.
  - Такой странный, - выпучив глаза, влез в рассказ Тась, - сиреневый.
  - Не перебивай, - зло зыркнул на молодчика Сдор. - Так вот, думали это леший над нами тешиться и даже хотели ему жертву принести, но тут смотрим, стоит три лошади в полной сбруе и никого.
  - Ни единого человечка, - поддакнул Тась.
  - Ну, мы знамо дело сгрузили вещички на лошадей и деру. Когда ещё так подвести может. Ну, на лошадях оно, значит, веселее стало. Решили мы, коль раньше положенного управились сделать крюк, прежде чем в лагерь ехать к зазнобе моей заглянуть. Ну всё вроде чин чином, съездили, возвращаемся - смотрим, горит в чаще огонек.
  - Мы туда, - снова вставил своё слово Тась. - А там!
  - А там лошади стоят, а при них вот этот байстрюк, - с этими словами Сдор ткнул куль, перекинутый через седло, и тот отозвался сдавленным охом. - Он нас как увидел, толи сдуру толи с перепугу лошадей отвязал да настегал горящей веткой. Те как ломанулись через чащобу и не догнать.
  - А сам вскочил в седло последней и хотел от нас текать, - паренёк тоже ткнул куль кулаком только с другой стороны.
  - Без сопливых обойдемся, не мешай рассказывать! - закричал на него Сдор и замахнулся, но всё же руку опустил. - Так вот, на силу дурочка этого догнали. Спрашиваем: кто он, что он - не отвечает. Спрашиваем: чьи лошади, зачем скотину перепугал и разогнал - молчит. Вот привезли вам для дальнейшего дознания.
  - Молодцы, - одобрительно кивнул Гордей. - Только где ж вы, морды, нализаться успели?
  - Так ведь я ж говорил, как бабе в гости завернул, она меня родимая самогоночкой и угостила.
  - Ладно, герои, покажите своего пленника, - милостиво разрешил атаман.
  - Сей момент, - отозвался Сдор и без чьей-либо помощи стащил куль вниз. Мешок грузно плюхнулся вниз, так как разбойник даже и не пытался придержать его. До слуха Гордея донеслись слабые ругательства.
  - Ну? - атаман вопросительно изогнул бровь и Сдор кинулся развязывать мешок. Через минуту Гордей уже имел возможность рассмотреть пленника. Это был молодой парнишка, хорошо если ему исполнилось шестнадцать, но смотрел он гордо и задиристо изо всех сил пытаясь не показать свой страх. - Ты кто?
  - Человек прохожий, - слегка дрогнувшим голосом ответил мальчишка.
  - Не советую тебе говорить со мной так, - излишне мягко проговорил атаман и разбойники, знавшие его повадки, отметили, что наглецу не поздоровиться.
  - Кто ты и что делаешь в лесу? - снова задал вопрос Гордей.
  - А ты кто такой, чтобы я перед тобой отчитывался? - нагло заявил парень, понимая, что назад дороги нет.
  - Да я тебя! - оскорблённо взревел предводитель разбойников, в момент оказываясь рядом с пленником.
  - Стой, Гордей, - внезапно между парнишкой и разгневанным атаманом возникла фигура Алтына. - Не пори горячку. Кажется, я видел этого мальчишку и знаю чьих он.
  - Говори, - атаман перевел взгляд с пленника на разбойника помешавшего ему учинить расправу.
  - Я видел его при дворе Явора.
  - Неужто? - Гордей снова взглянул на мальчишку и недоверчиво покачал головой. - И что же он там делал?
  - А я по чем знаю? Одно могу сказать точно он там с Вахом был, - услышав это имя парнишка заметно оживился.
  - А это ещё кто такой?
  - Как? Ты не знаешь? - Алтын присвистнул от удивления. - Ну, ты и даешь, однако. Это ж самый главный подсыл.
  - Кто? - Гордей с явным непониманием уставился на разбойника. - Что ещё за подсыл и с чем его едят.
  - Хе, - хохотнул Алтын, - не его едят, а он кого хочешь без хрена съест. Вах - убийца на службе у Явора, а люди его тож с ним одного поля ягоды.
  - Это правда? - Гордей пристально посмотрел на паренька и тот утвердительно кивнул. Атаман на мгновение отвернулся от пленника и подмигнул стоявшим рядом разбойникам. Затем обернулся к подростку и, раскрыв объятия прокричал. - Что же ты молчал, молодец? Чуть ведь и не отгреб за храбрость свою. Одно ведь дело делаем!
  - Вы о чем? - мальчик в недоумении завертел головой, будто кто-то стоящий рядом сейчас ему всё объяснит.
  - О том, молодой ты мой сокол, - Гордей по-отечески хлопнул парня по плечу. - Мы ведь тоже на службе у короля. Только это секрет. Я надеюсь, ты никому не проболтаешься?
  - Н-н-нет, - как-то неуверенно ответил пленник, ему вдруг показалась, что над ним потешаются, но прошла уже целая минута, а никто не смеялся. Напротив, разбойники были серьёзны и сосредоточены, и даже пьяный тать, который схватил его, старался держаться прямо.
  - Вот тебя как звать? - подал голос предводитель.
  - Матвей.
  - Вот и хорошо Матвей, - атаман сделал знак Алтыну и тот тут же развязал парню руки. - А я Гордей или атаман, называй, как хочешь, не ошибешься.
  - А это правда, что вы на королевской службе? - всё ещё не веря в происходящее, произнес парнишка.
  - Конечно, - Гордей протянул под нос Матвея свой огромный кулак и со значением произнес. - Видишь, это королевский перстень с печатью. Такой выдают только особо важным для государства людям.
  - Ишь ты, - восхищенно выдохнул подросток. Конечно, он узнал королевский герб на перстне. Парень никогда не видел такие цацки, но слышал, как о них рассказывали старшие. Но тут червь сомнения снова проник в сердце пленника и мальчик слегка побледнев, спросил. - А он точно твой или ты его снял с кого другого.
  Гордей сначала застыл от такой наглости, но мигом взял себя в руки. Мальчик решительно начинал ему нравиться. "С головой малый", - пронеслось у него в голове и Гордей, рассмеявшись, ответил:
  - Мой, не сомневайся. Если хочешь, и грамоты тебе покажу на моё имя выписанные. Ты не думай, я на тебя не обижаюсь. Сам понимаю сейчас такое время - враг не дремлет. Пошли, шкет ко мне в кабинет, там я тебе предоставлю документы, а ты мне расскажешь, что же с тобой приключилось. Если есть необходимость весточку ко двору отправить - можем устроить, у нас как раз голубиная почта отлажена.
  Матвей ничего не ответил, ситуация в которую он попал, казалась ему весьма странной с одной стороны, но с другой так хотелось поверить, что он попал к друзьям и его мытарства закончены, что парень решил довериться атаману и последовал за ним в дом.
  Там он долго изучал грамоты, которые Гордей не без удовольствия ему представил. По документам выходило, что атаман действительно находится на службе у короля и что их отряд курирует сам Гай, первый советник Явора. Облегченно вздохнув, Матвей, наконец, расслабился и сел на предложенный табурет.
  - Ну, рассказывай, - добродушно погладив юношу по голове, произнес Гордей, - чем смогу, тем помогу.
  - Да мне и рассказывать то в общем нечего, - смутился Матвей, - король отправил нас убрать двух человек. Работенка в принципе простая, единственным условием было - сделать всё чисто и чтобы выглядело натурально. Вот мы и следили за ними, от самой столицы считай, пасли, правда, на длинном поводке. Ну, чтобы не заметили наше присутствие. Те ведь кого заказали, воины бывалые были. Когда зашли мы глубоко в лес Вах решил, что пара исполнить заказ. Меня у костра оставили за лошадьми присматривать, а братья мои пошли на дело. Прождал я их до самого рассвета, но никто не вернулся. Тогда я собрал вещи и отправился на поиски. К полудню нашел, - мальчик горестно вздохнул, его горло сдавила судорога, лицо жалко скривилось. - Все были мертвы. Судя по всему, что-то пошло не так, они напали, но враг оказался сильнее. Я нашел неподалеку овраг и снес все тела туда, засыпал землей и листьями, чтобы зверь не попировал, - Матвей жалко всхлипнул, но слёзы удержал. Гордей молча сидел напротив, не подгоняя рассказчика, ему было жалко парнишку. Да, что поделать? Видно судьба такая. - А потом я решил вернуться домой и рассказать о случившемся, но заблудился.
  - А лошадей зачем разогнал? - как бы невзначай поинтересовался атаман, на самом деле ему хотелось отвлечь мальчика от тягостных воспоминаний.
  - Ну, вы меня обижаете, - Матвей вскинул горящие праведным возмущением глаза. - Пусть лучше никому не достанутся, чем врагу. Я ведь поначалу было решил, что это ко мне те, кого заказали заявились, чтобы окончательно свести счёты.
  - А что это были за люди, которых вы убрать должны были?
  - Вы что? - парень от возмущения аж подскочил. - Я не имею права разглашать эту тайну. Профессиональная этика.
  - Да ты не петушись, - атаман махнул рукой, и парень снова сел, - я же не из любопытства, я же помочь хочу. Вдруг мы этих двоих встретим? Вот и убили бы двух зайцев за раз: и твой заказ выполнили и за товарищей твоих отомстили.
  - Нет, - Матвей не колебался ни секунды, хотя предложение было заманчивым. - Я не имею права, это не моя тайна.
  - Да-а-а, - уважительно протянул Гордей, - вижу я - ты малый не промах. Мне такие люди до зарезу нужны! Оставайся пока у меня. А потом если надобность будет, мы тебя в столицу переправим.
  -А сразу в столицу нельзя? - с надеждой поинтересовался паренёк.
  - Нет, - строго ответил атаман. - Пока что в столицу никто не идет, да и ты можешь пригодиться здесь.
  Парень явно погрустнел, но ничего не ответил, да и что он мог сказать?
  
  ****
  Будить княжну Аглаю не пришлось. Девушку разбудил собственный желудок, который громогласным урчанием отозвался на запах еды.
  - О, ты уже встала? - улыбнулся Аглай.
  - Уже, - кивнула Слава и скромно присела рядом с сотником, который довольно вытянул ноги около весело потрескивающего костра. Девушка с недоумением смотрела то на огонь, то на весело скворчащую на огне тушку.
  - Костер? Откуда? Интересно ты часом не колдун? - девушка не без любопытства взглянула на молодого мужчину.
  - К сожалению, нет, - развел руками Аглай. - Иначе я наколдовал бы сейчас пир на весь мир.
  - Зачем пир? - удивилась княжна. - Ты бы щелкнул пальцами и мы оказались бы рядом с батюшкой.
  - Э, нет, - протестующе замотал головой сотник. - Мы так не договаривались.
  - В смысле? - Владислава в недоумении снова пристально взглянула на спутника.
  - Не готов я, - как-то в раз смутившись, ответил он и тут же пояснил, - морально не готов. И вообще к чему ты колдунов сюда приплела?
  - Да просто интересно как ты огонь добыть умудрился.
  - А, так это проще простого, - отмахнулся Аглай. - У меня с собой всегда огниво имеется. А ты что думала, что я тебя заставлю есть сырое мясо?
  - Ну, если честно, то я в этом была уверена. Мне однажды приходилось уже откушать такое блюдо. Не особо приятно конечно, но жить можно.
  - Во еж твою клеж, - сотник с размаху хлопнул себя по коленям, - а я тут надрываюсь да переживаю, что ты ещё и нос воротить будешь.
  Слава не поняла, смеётся над ней сотник или в серьёз говорит, поэтому многозначительно промолчала. Когда же Аглай, наконец, решил, что заяц готов к тому чтобы его съели и достал нож, чтобы поделить ароматную тушку девушка окончательно утратила дар речи. Сотник уловил её многозначительный взгляд и спросил:
  - Что?
  - Откуда у тебя нож? - Слава обличающее ткнула в сторону холодного оружия.
  - Оттуда, - передразнил её воин.
  - Мы же всё оставили в лагере, когда отправились искать приключения на свою филейную часть.
  - Не мы, а вы, - строго заметил Аглай. - Попрошу не обобщать.
  - Но...- княжна хотела ещё что-то сказать, но ей стало невыносимо стыдно, ведь действительно никто не запрещал ей взять с собой лук и стрелы, она сама, собственными руками приторочила их к седлу и отправилась навстречу опасностям как на прогулку.
  - Не кори себя, - донесся до неё голос Аглая, который всё ещё сидел рядом. - Я может, тоже сейчас был бы гол как сокол, там ведь всему виной магия была. Просто нож у меня всегда за голенищем спрятан, а огниво, порох и соль в мешочках к поясу прикреплены.
  - Надо будет запомнить, - Слава благодарно кивнула.
  - Ну, так что приступим? - Аглай кивнул на разделанного кролика, заботливо уложенного на лист лопуха.
  - Приступим, - согласилась княжна, но спокойно поесть в этот вечер им, видимо, была не судьба.
  Аглай настороженно поднял голову. В один момент они уже стояли спиной к спине ухватив в руки, кто что успел. Сотник вооружился своим ножом, а девушка выхватила из костра не прогоревшую с одной стороны головню.
  - Прошу прощения, - раздался чей-то немолодой голос. - Пустите к костерку погреться. Ночь нынче холодная.
  - Кто ты есть? Выйди, покажись, - спокойно произнес Аглай, но княжна чувствовала своей спиной, как напряжён сотник в этот момент.
  Справа затрещали сучья, и к весело пляшущему костру не вышел, а скорее вывалился неопрятный мужичок.
  - Здравы будьте! - крикнул он и чуть не в пояс поклонился слегка опешившим Славе и Аглаю. Княжна брезгливо поморщилась - от незваного гостя за версту несло перегаром вперемешку с луком.
  - И ты будь, - кивнул сотник и спокойно сел обратно к костру. Затем он незаметно потянул за штанину Славу, принуждая ее, таким образом, тоже сесть на место. - Разбойник?
  - Как можно? - возмутился незваный гость. - Я Михась. Меня тут каждая собака знает. Из Сычовки я.
  - А что в лесу делаешь?
  - Да вот блуканул маленько, решил в лесу переночевать. Внизу спать боязно, ещё зверь какой задерёт. Вот я и полез на сосенку поразлапистей. Только было примостился, гляжу: вдалеке огонек горит. Ну, я тут же смекнул, что здесь люди. Ноги в руки и к вам.
  - А если бы здесь были разбойники? - Владислава с вызовом глянула на мужичка и тут же смутилась, по его выражению лица она поняла, что её внешность произвела на несчастного неизгладимое впечатление. Первым желанием девушки было кинуться к своему тюрбану, а затем она рассудила, что незнакомец всё равно уже её видел.
  - Так ведь, - Михась судорожно сглотнул и отвел взгляд от безобразного лица. - Разбойник лучше медведя - с ним договориться можно.
  - Так говоришь ты местный? - продолжил расспрос Аглай.
  - Да, - мужик вдохновенно закивал головой.
  - А подсказать как нам до столицы побыстрее добраться можешь?
  - Дык, - Михась запнулся и с плотоядным интересом поглядел на ещё дымящееся мясо, -если вы меня покормите я вас туда сам заведу.
  - А может не стоит, - Слава ревниво придвинулась к еде. - Направление укажи и будет.
  - Да что направление, - мужичок стукнул себя кулаком в грудь. - Без проводника вам в жизть не добраться. Места у нас гиблые, леший частенько балует. Особенно пришлых покружить на одном месте любит, - Михась многозначительно подмигнул сотнику. - А я ж местный, я ж все стежки - дорожки знаю, глазом моргнуть не успеете, как на месте окажемся.
  - Да что с тобой делать? - Аглай устало махнул рукой. - Садись.
  Княжна тут же склонилась к уху сотника и горячо зашептала:
  - Что ты делаешь? На кой он нам сдался?
  - Не на кой. Если хочешь прогони его сама.
  - Не буду.
  - И я не буду. Пригодится ещё. А коли он остается с нами не оставлять же его голодным? -сотник дотронулся до руки девушки. - Тоже чай человек, ещё слюной захлебнется.
  - Как знаешь, - уже в полный голос ответила Слава и отвернулась.
  Сотник разделил мясо на троих и все молча приступили к трапезе. Михась справился самым первым и пока остальные утоляли свой голод, завистливо буравил их колким взглядом. Слава чуть не подавилась, так он заглядывал ей в рот, но свою долю ему не уступила. Когда с едой было покончено, и каждый испил водицы из ручейка, было решено ложиться отдыхать. Михась прокашлялся и встал.
  - Эй, ты куда? - удивился сотник.
  - Отойти мне надо. Не при бабе же нужду справлять, - ответил тот и грузно ступая, направился за кусты.
  - Не нравится он мне, - жарко зашептала княжна, как только мужичок исчез из вида.
  - И мне не нравится, - кивнул Аглай. - Только сама подумай: что он нам может сделать? Ты отдохнула, так что сможешь пару часиков, подежуришь у костра, как спать захочешь - меня разбудишь. Я не думаю, что ты с этим Михасем не совладаешь в случае чего, да и я спать буду в полглаза. В том, что с ним ещё кто-то я не опасаюсь, нас тогда давно бы уже скрутили. Да, он не приятный тип, - Аглай положил руку на плечо Славе, - но если он отведет нас в город кратчайшим путем - это с лихвой окупит наши неудобства.
  - Может и так, - согласилась девушка, - но мне от этого нелегче. Тревога какая-то неясная меня мучит.
  - Всё будет хорошо, - тихо произнес сотник и заглянул княжне в глаза. - Верь мне - всё, что не случается, случается к лучшему.
  Больше он ничего не успел сказать, потому что Михась вернулся. Не обращая внимания на приютивших его путников, он улегся прямо на землю поближе к костру и буквально через минуту захрапел.
  ****
  Утро выдалось туманным и промозглым, несмотря на то, что лето было в разгаре. Слава зябко поёжилась и открыла глаза. Полночи она не смыкала глаз, вглядывалась в темноту, прислушивалась к ночным шорохам. Аглай сам проснулся за несколько часов до рассвета и чуть ли не силком заставил её прилечь, чтобы набраться сил.
  Михась всё ещё спал, и сотнику пришлось повозиться, чтобы растолкать его. Мужик с трудом продрал глаза и долго не мог понять, где он находиться. Слава поспешно спрятала своё лицо под привычным хвостом материи.
  - В путь, - строго сообщил мужику Аглай и тот непонимающе уставился на него.
  - Куда?
  - Ты же обещал провести нас кратчайшим путём до столицы, - напомнил сотник.
  - Да? - на лице Михася проявилось искреннее недоумение, затем он шлепнул себя по лбу, будто что-то вспомнил. - Ну, да, конечно. Раз обещал, значит отведу.
  - А ты точно знаешь куда идти? - недоверчиво уточнила Слава.
  - Тьфу ты, - гордо вскинул косматую голову мужик. - Так кто ж, если не я. Я здесь все дороги знаю. Доведу до места, и моргнуть не успеете.
  Княжна с сомнением ещё раз окинула взором проводника и обратилась к сотнику:
  - А может, лучше пойдем старой дорогой?
  - Ну, что ты как маленькая? - всплеснул руками Аглай. - Мы же уже договорились. Это верхом десять вёрст не крюк, а мы с тобой пешие и положение у нас с тобой не самое выигрышное.
  - Так вы идёте или нет? - вмешался в спор Михась. Он уже стоял у ручья, сердито уперев руки в бока. - Или я могу лечь спать дальше?
  - Идём, - сквозь зубы процедила Владислава.
  - Вот так бы и сразу, - сотник одарил княжну благодарным взглядом.
  Шли молча, Михась впереди, а Аглай и княжна немного позади. Мужичок что-то рассказывал, не обращая внимания на то, что по большому счёту его никто не слушает. Сотник и девушка были заняты каждый своими мыслями и лишь иногда из вежливости поддакивали своему ни с того, ни с сего разговорившемуся проводнику. Княжна пыталась понять, куда их ведет так неожиданно свалившийся на их голову провожатый, но вскоре была вынуждена просто развести руками: места, которыми они шли, были для неё совсем не знакомы. Когда лес стал понемногу превращаться в непроходимые дебри, Слава не выдержала и спросила:
  - Куда ты ведешь нас?
  - Куда просили! - сияя испитым лицом, отозвался Михась.
  - Нам надо в столицу, а не в лесную глушь, - возмущенно сказала княжна.
  - А что вы хотели? - обиженно засопел проводник. - Чтобы срезать дорогу надо потрудиться. Это только если в обход топать - сапожки не измажешь, а тут и по уши провалится можно. Короткая дорога - всегда самая трудная.
  - Слава, он прав, - Аглай взял девушку за руку.
  - Знаю, - княжна коротко кивнула, но ладонь свою не высвободила. - Только чует моё сердце что-то здесь не так.
  - С таким даром предвидения тебе в предсказательницы надо идти, - заметил Михась и гаденько засмеялся. В следующий момент он сделал неуклюжий прыжок и дернул за хлипкое деревце. Аглай и Слава не успели и глазом моргнуть, как оказались вверх ногами в метрах трех над землёй.
  - Ловушка, - обреченно простонала Слава.
  - Ага, - довольно кивнул Михась.
  - Ну, и зачем тебе всё это? - еле сдерживая рвущуюся наружу ярость, прохрипел Аглай. - Поживиться за наш счёт тебе не удастся, сам видел.
  - Это не тебе решать, - нагло улыбаясь щербатым ртом, ответил мужичок. - Сейчас наши подойдут, они уж сами решат, что с вами делать.
  - Ух, доберусь я до тебя, - прошипела Слава. - Пожалеешь, что на свет родился.
  - А ты мне не угрожай, страшила, - Михась на минуту замолк, а затем разразился хохотом. - Ты мне ещё спасибо скажешь. Там у нас парни до женского полу голодные их даже твоё личико не смутит.
  - Что?! - вскрикнул Аглай и задергался изо всех сил пытаясь, высвободится из ловушки, в которую угодил по собственной глупости. Он не мог допустить такой участи для несчастной девушки.
  - Ты чего? - Михась испуганно отпрянул от практически высвободившегося воина. - А ну-ка успокойся! - с этими словами он подхватил с земли увесистую дубину и изо всех сил приложил сотника по спине. Несчастная деревяшка разлетелась в дребезги, а молодой человек тихо ойкнул и обмяк. - Вот так! - упиваясь своей маленькой победой, рявкнул предатель, затем обернулся к притихшей Владиславе и ткнул её обломком палки. - Что, тоже хочешь?
  Михась уже было отвел руку для удара, но тут раздался громкий свист. Мужичок тут же выкинул своё орудие подальше и стал по стойке смирно, так он и стоял, пока к месту происшествия не подошло трое. Княжна сразу же отметила для себя, что пришедшие люди как пить дать были разбойниками. Причем одного из них она узнала. Парень с веснушками по всему лицу не раз захаживал к бабке Капитолине.
  - Что ты здесь делаешь? - злобно толкнув опешившего Михася, поинтересовался старший из пришедших.
  - Я? - предатель смутился и даже побледнел, победная улыбка сползла с его перекосившегося от страха лица.
  - Атаман ясно тебе сказал: забудь в лагерь дорогу.
  - Скажи спасибо, что живой ушел, - оскалился конопатый разбойник. - Будь я главным, ты бы так легко не отделался.
  - Братцы, - Михась кинулся к разбойниками, но те отстранились, словно он болен какой срамной болезнью. - Я же не с пустыми руками. Я же искупить вину хотел. Вот привел вам этих голубков. Они ведь не так просты, как кажется. Алтын, Жбан, Куля, - он снова попытался приблизиться к ним, - вы же меня знаете.
  - Пшел вон, - рыкнул Алтын. - Какие мы тебе братцы?
  - Но я, - Михась упал на колени, закрыл лицо руками и зарыдал, по-бабьи всхлипывая и причитая.
  - Что ты? - без какого-либо даже намека на сочувствие произнес рябой. Слава отметила про себя, что его зовут Жбан. - Раньше думать надо было. Крысам не место в ватаге.
  - Крысам? - переспросила княжна и тут же поняла, что сделала глупость, три пары глаз с интересом уставились на неё.
  - Баба? - в свою очередь расплываясь в улыбках, произнесли разбойники.
  - Э-э-э, - протестующе забилась в ловушке девушка. - Вы это и не думайте даже. Если со мной что случиться Капитолина Карповна вам всем бошки поотрывает.
  - Ты что знакома с ведьмой? - с уважением спросил Алтын.
  - Тю, - девушка оживилась, теперь у неё появилась надежда выпутаться из сложившейся ситуации и вытащить своего не в меру доверчивого спутника. - Да, я её ученица если что.
  - А чем докажешь? - подал голос третий разбойник, у которого отсутствовала кисть левой руки.
  - Ну, колдовать для вас я не стану. Для вашего же блага, между прочим, у меня там ещё не всё получается, а вот рассказать, зачем с неделю назад Жбан к бабе Капе наведывался, я вполне могу, - Слава вперила взгляд в покрытое веснушками лицо и подмигнула ему как старому знакомому. - Тем более, что для его заказа я травки лично собирала.
  Разбойник покраснел до корней волос, и неловко переступив с ноги на ногу произнес:
  - Давайте не будем, я ей верю.
  - Ну, раз веришь, так и ладно, - произнес Алтын и переглянулся с Кулей, мужики глянули ещё раз на красного как рак Жбана и дружно заржали.
  - Если этого мало, то вот вам ещё один аргумент, - княжна изловчилась и сорвала ткань, скрывавшую большую часть её лица.
  Разбойники опешили и даже на шаг отступили, Куля, видимо, как самый слабонервный даже перекрестился.
  - Хорошо, пусть так и ты ведьмина ученица, - придя в себя, продолжил Алтын, теперь княжна не сомневалась, что здесь и сейчас он самый главный. - Тогда кто это с тобой? Ведьмин ученик?
  - Нет, мой полюбовник.
  - Кто? - не веря собственным ушам, переспросил тать.
  - Милёнок мой, - нежно улыбаясь, ответила Слава.
  - Не может быть.
  - Может,- возразила девушка и добавила. - У разных людей разные вкусы.
  - Допустим. А здесь вы что делали?
  - Так вот, хотели с миленочком порезвиться на природе, пока меня старуха за ненадобностью отпустила, а тут этот товарищ ваш прицепился. Говорит, мол, люди добрые спасите-помогите, тут не далеко. Мой-то и кинулся на помощь за что и получил дубиной по спине.
  - Неправда! - взревел пришедший в себя Михась. - Это они меня в город попросили их отвести короткой дорогой. У них там дела какие-то тайные. Верьте мне братцы!
  - С чего мы тебе верить должны, пропащий ты человек? - без намека на сочувствие спросил Куля.
  - Я же один из вас.
  - Был, - строго поправил его Алтын. - Пока у своих же красть не начал.
  - Но...- Михась подполз к бывшему товарищу и обхватил за ноги. - Я ведь пропаду один.
  - Раньше думать надо было, а теперь обратного хода нет. Так, ребята, - Алтын обернулся к своим помощникам. - Я думаю так: отпускать этих горе-любовников мы не будем. Берем их с собой в лагерь, пусть Гордей сам решает, что с ними делать, - Жбан и Куля одобрительно закивали.
  Не теряя времени даром, они опустили пленников на землю. Аглая, который так ещё и не пришел в себя Куля взвалил себе на плечо, Слава вызвалась идти сама, и никто ей не стал возражать. Так они и тронулись в путь, оставив скорбно завывающего Михася кататься по земле.
  ****
  Елисей радостно улыбнулся. Их путешествие с Радой близилось к концу, ещё пара часов и они войдут в его родовой замок. Королевич словно на яву видел, как на встречу к ним выйдет его отец и он познакомит его со своей невестой. А в том, что всё выйдет именно так молодой человек ни капельки не сомневался, потому что с тех пор как он познакомился с Радой, удача видно выбрала его в любимчики. Не смотря на предательство товарищей, которые бросили их в лесу без лошадей и провизии, не смотря на огромное расстояние, что им пришлось преодолеть Елисей был рад потому что с ним была его любимая.
  - Я устала, - тоном капризного ребёнка произнесла Рада. - Я забыла, когда принимала ванну. Я грязная и некрасивая. Скажи мне правду: ты ведь разлюбил меня и поэтому так мучаешь?
  - Глупенькая, - Елисей нежно улыбнулся, - Я люблю тебя больше жизни. Потерпи ещё немного. Я обещаю, что всё скоро закончиться.
  - Что скажет твой отец, когда увидит меня такой? - продолжила ныть красавица.
  - Он скажет, что не видел более прелестного создания.
  - Правда? - Рада кокетливо повела плечом.
  - Конечно, - королевич кивнул головой, ему самому порядочно надоело это нескончаемое путешествие и ему до боли в груди становилось жаль свою молодую невесту, не привыкшую к таким поездкам.
  Так они и ехали оставшуюся часть дороги: Рада ныла и напрашивалась на комплименты и уверения в вечной любви, а Елисей всей душой переживал за неё и старался утешить добрым словом. Когда вдали показались башни родового замка королевич облегченно вздохнул, он тоже был изрядно измотан дорогой, но не смел показать этого своей и без того расклеившейся спутнице. Когда они проезжали деревеньку, которая располагалась у подножия замка, Елисей не без удовольствия услышал крики, казалось бы, занятных своими делами людей:
  - Молодой королевич вернулся!
  - Елисей вернулся!
  - А что за красавица с ним?
  Молодой человек подъехал к Раде и дотронулся до её колена, привлекая, таким образом, внимание.
  - Слышишь? - радостно поинтересовался он.
  - Ты о чём? - удивилась девушка.
  - О нас говорят.
  - И что?
  - Как это что. У всех на устах один вопрос: что за прекрасная незнакомка посетила их убогий край?
  Парочка крестьян стоявших у дороги, уважительно склонили головы.
  - Видишь? - Елисей указал в их сторону. - Ты потрясла их своей красотой.
  - Неужели? - Рада счастливо рассмеялась.
  Чем дальше, тем труднее было продвигаться по деревне, народ сбегался со всех концов, чтобы поприветствовать молодого наследника и его прекрасную спутницу. Наконец путники добрались до замка. В воротах, как и предполагал Елисей, их уже ждал его отец. Король Евсей, не стесняясь своих эмоций, вышел навстречу сыну и с радостью заключил его в объятия, как только тот спешился. Пока Елисей барахтался в медвежьих объятиях отца, к Раде подскочили слуги и помогли девушке слезть с лошади. Рада смущенно опустила глаза и застыла на месте не смея вмешаться в горячую встречу папаши и сына. Наконец Елисей высвободился и тут же стал вертеть головой в поисках своей прекрасной невольницы. Когда он увидел пустое седло, его чуть не хватил удар, королевич побледнел и схватился за сердце, но Рада заметив, что с ним что-то не так тут же оказалась рядом и Елисей мгновенно успокоился. Он взял красавицу за руку и подвел к отцу:
  - Ваше Величество, - торжественно произнес он, - позвольте Вам представить мою невесту.
  - Что-то не похожа она на Владиславу, - задумчиво заметил король.
  - А это и не Владислава вовсе.
  - Кто же в таком случае это милое дитя? - по тону, которым Евсей задал этот вопрос, королевич понял, что отцу новая невеста сына пришлась по вкусу.
  - Это моя судьба, - просиял Елисей. - Её зовут Рада.
  - Весьма польщен знакомством, - король слегка склонил голову в знак приветствия. Рада ослепительно улыбнулась в ответ, и Евсей подумал, что если бы эта красавица встретилась бы ему на пути, он точно сделал бы её королевой.
  Елисей перехватил этот взгляд и ревниво оттеснил отца подальше от своей невесты. Он знал, что его папаша большой ценитель женского пола, к тому же хоть и в возрасте, но очень даже хорош собой. Если бы мать все эти годы не держала батюшку в ежовых рукавицах, кто знает, сколько бы девок тот попортил. Не желая рисковать собственным счастьем, Елисей сославшись на усталость и необходимость отдохнуть с дороги, увел красавицу подальше от родителя и строго настрого запретил выходить из выделенной ей спальни без особой на то надобности.
  ****
  Наступил вечер. Елисей вымытый и отдохнувший сидел в уютном кабинете отца и, прихлебывая из глиняной кружке ароматное пиво, повествовал родителю о своих злоключениях. Молодой человек не утаил ничего. Он честно рассказал ему о предложении Явора и о том, что из этого получилось. Евсей не ругал и не отчитывал сына, а только кивал и запоминал факты, которые могли пригодиться в будущем. Когда королевич закончил свой рассказ он хлопнул сына по плечу и произнес:
  - Что ж в следующий раз думай, что делаешь.
  - И это всё? - пораженно выдохнул Елисей. - А где праведный гнев за поведение недостойное наследника трона?
  - Ой, - король закатил глаза, - ты что маленький? Или может я не был молод, не делал глупости?
  - Да? - королевич удивленно посмотрел на отца, тот впервые разговаривал с ним как с равным, ничему не поучая и не воспитывая.
  - Конечно. Если бы я не совершал опрометчивые поступки, то и тебя не было бы на свете. Потому что самая большая мая глупость - это женитьба на твоей матери.
  - А кстати где она? - пытаясь сменить тему, спросил Елисей.
  - Да отбыла к баронессе какой-то в гости, обещала через пару дней вернуться.
  - Жаль, - сокрушенно покачал головой королевич.
  -Почему? - удивился король. - Я вот, например, жалею, что она так скоро вернётся.
  - Да я хотел жениться как можно скорее.
  - Сын, не торопись, наслаждайся жизнью. В петлю называемую брак ты всегда залезть успеешь.
  - Не говори так, - Елисей возмущенно стукнул пустым бокалом по столу. - Я люблю свою невесту и обещал ей, что свадьба будет сыграна как можно скорее.
  - Ты ещё так юн, - загадочно улыбнулся отец. - Впрочем, как знаешь.
  - Что-то Рады всё нет и нет, я послал за ней больше получаса назад, - не обратив внимания на сказанное родителем, невпопад сказал королевич.
  В двери постучали. Бледный слуга на трясущихся ногах вошел в помещение.
  - Что случилось? - спросил Евсей.
  - Господин, - звенящим от напряжения голосом произнес несчастным мужчина. - В покоях невесты наследника все перевернуто, а самой девушки нет.
  - Как нет? - снова хватаясь за сердце, взревел Елисей.
  - Мы обшарили весь замок, - продолжил слуга, - её нет нигде.
  - Ты свободен, - кивнул Евсей и малый тут же кинулся вон подальше от хозяйского гнева.
  - Её похитили, - уверенно заявил королевич, еле сдерживая кипящие в глазах слёзы.
  - Но кто это мог сделать? - удивился король-отец.
  - Да кто угодно, - горько улыбнувшись, ответил наследник. - Ты же сам видел, как она прекрасна.
  Внезапно раздался звон и безумно дорогой витраж осел на пол стеклянными брызгами. Королевич кинулся к окну, но ничего не смог разглядеть в так не кстати опустившихся на землю сумерках. С поникшей головой он развернулся и тут заметил безобразный булыжник обмотанный клочком бумаги среди битого стекла. Сгорая от нетерпения, негнущимися пальцами молодой человек расправил послание и мгновенно пробежал его глазами. Нутро обжог холод, а затем всё существо королевича охватила неконтролируемая ярость. В один момент он перевернул стол со стоявшей на нем посудой и разнес стул, на котором только что сидел в щепки.
  - Что случилось? - обеспокоенно спросил отец, он сгреб сына в охапку и встряхнул, чтобы привести хоть немного в себя.
  - Читай, - лишь ответил Елисей и протянул родителю измятый листок.
  Король взял записку, бумага была измята, а подчерк неразборчив, сразу было видно, что писавший очень спешил. Немного подумав, Евсей прочитал вслух.
  - Дорогой мой Елисей. Меня похитили. Выходит, что твои друзья, если ты всё ещё можешь так их называть всё это время шли по нашему следу. Они выкрали меня и сейчас везут в подарок королю Явору. Оказывается, он был наслышан обо мне и дал им такое задание. Когда ты получишь мою весточку, я буду, наверное, уже далеко. Я упросила одного из тюремщиков передать моё послание, чтобы ты не думал, что твоя бедная Рада ушла от тебя по доброй воле. Мои слёзы растопили его сердце, и он согласился сделать для меня такую малость. Прощай, мой славный герой. Я хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя. Не поминай меня лихом, и быть может на небесах нам будет даровано счастье воссоединится. Прощай.
  - И я тебя люблю, - шалея от мысли, что больше не увидит любимую, простонал королевич.
  - Отставить сопли, - жестко оборвал его отец. - Когда ты видел Раду в последний раз.
  - Днем, часов семь назад. Она попросила меня её не беспокоить, сказала, что хочет поспать.
  - Так, понятно. Погоню я думаю смысла отправлять нет.
  - Но отец, - Елисей с негодованием глянул на короля.
  - Ты сам рассказывал мне час назад о тех, кто совершил это злодеяние. Если её и вправду выкрали твои новые знакомые: ведьма-недоучка и воин Ярослава, то мы врятли их догоним. Я предлагаю поступить иначе.
  - Как? - без особого интереса скорее по инерции спросил королевич.
  - Мы не будем тратить силы на исполнителей, а врежем сразу по заказчику. Тем более, что этот Явор видимо окончательно обнаглел. Он и раньше не был мне особенно симпатичен, а теперь и вовсе. Сначала он подставил тебя с княжной, а теперь отобрал законную невесту. Такую обиду я не могу простить. Мальчик мой, мы кровью смоем это оскорбление. Когда наши войска войдут в их столицу, Явор приползет к тебе на коленях и будет умолять о пощаде.
  - Он вернёт мне Раду! - Елисей с надеждой посмотрел на отца.
  - Конечно, вернет, а его королевство станет подарком на свадьбу, - хищно оскалился Евсей.
  *****
  Гордей был взбудоражен как никогда. Голубиная почта не далее, как утром принесла ему неожиданную весть - на днях к нему должна заявиться сама хазарейская царица. Атаман с одной стороны был рад оказанной чести, но с другой стороны его весьма тревожила причина неожиданного приезда хазарейки. Поэтому поглощённый своими размышлениями предводитель разбойников не сразу понял, что от него хочет влетевший в его комнату Афоня.
  - Я говорю: пошли, - поняв, что атаман его не услышал или не понял, повторил одноглазый громила.
  - Куда? - всё ещё находясь во власти своих раздумий, без особого интереса переспросил Гордей.
  - На двор, - теряя терпение, пояснил Афоня. - Там с пленниками надо разобраться.
  - А без меня никак? - с надеждой спросил атаман.
  - Никак, - жестко ответил разбойник и потянул предводителя за рукав. - Ну же, пошли.
  Гордею ничего не оставалось, как подчинится. Он встал и, раздражённо хлопнув рукой по столу, последовал за Афанасием. Перед хатой атамана уже собралась приличная толпа зевак все с интересом посматривали на пленников.
  - Ну и? - Гордей обвел недовольным взором собравшихся. - Что случилось?
  - Да вот, - вперед вышел Алтын, разбойник, с мнением которого в ватаге все считались. - Михась привет передал.
  - Я об этой крысе ничего знать не хочу, - не дослушав оборвал говорившего атаман.
  - Так не об нем речь, - тут же заметил Алтын и продолжил рассказ. - Он вот этих двоих в нашу ловушку заманил, - и разбойник кивнул в сторону притихшей Владиславы и Аглая, который уже пришел в себя, но на ногах держался с трудом. Девушка заботливо обхватила сотника за талию, а он тяжело опирался на её плечо.
  - И что? - атаман с недоумением посмотрел на Алтына. - И ради этого вы меня отрываете от важных дел. Давно б пустили их в расход и всего делов.
  - Но Гордей, - Куля решил поддержать товарища, - тут есть одно обстоятельство. Эта девка утверждает, что является ученицей Капитолины Карповны, а злить старушку себе дороже.
  - Да-а-а, - протянул атаман. - С ней лучше не связываться. А вы уверены, что она действительно её ученица?
  - Да ты на рожу её посмотри, - Жбан указал в сторону княжны. - Ведьма и есть. Тут и так всё ясно. А мужик, что с нею сейчас обнимается любовник ейный.
  - Ну, так как, атаман? - Алтын довольный произведенным на окружающих эффектом обратился к Гордею. - В расход или теперь уже другие распоряжения будут?
  - Будут, - задумчиво ответил предводитель, - только не сейчас. Отведите их пока в холодную, там, где пленников до выкупа держим. Пускай там пока посидят пару дней. Ничего с ними не случится. У нас с вами сейчас дела поважнее есть. Не сегодня так завтра здесь будут высокие гости и к их встрече нам надо будет как следует подготовиться.
  - Добро, - кивнул Алтын. - Я тогда поставлю их сторожить Матвея, если ты не возражаешь.
  - Не возражаю, - согласился Гордей. - Ты это здорово придумал, он как раз от безделья изнывает, а тут такое ответственное дело.
  *****
  Владислава внимательно слушала разговор разбойников. Её очень заинтересовало, что же это за высокие гости решили посетить разбойничий притон.
  - Ну, шевелись, - прикрикнул на замешкавшуюся Славу Куля и подтолкнул рукой. Девушка потеряла равновесие, споткнулась и завалилась вместе с Аглаем на землю. Бедный сотник со всего размаху приложился оземь и, взвыв от боли, снова потерял сознание.
  - Ну, вот, из-за тебя, дубина, - зло сплюнул разбойник, - снова мужика твово тащить придётся.
  - Где справедливость, Куля? - хохотнул Афоня, лукаво блестя единственным глазом. - Любовник он ведьмин, а на руках его носишь ты.
  - Уймись, Афоня, - встрял в разговор Жбан. - А то видимо ты забыл, что глаз у тебя один остался.
  - Ой-ей-ей, - передразнил его одноглазый. - Уж и пошутить нельзя.
  Куля ничего не ответил, он взвалил сотника себе на плечо и тяжело дыша, понес его в сторону холодной. Владислава шла за ним, внимательно изучая разбойничий лагерь. Наконец разбойник остановился у странного строения и выдохнул:
  - Пришли.
  Княжна скептически окинула взглядом строение, которое атаман назвал "холодной". Она долго пыталась понять, что же это такое: и хлев не хлев, и сарай не сарай.
  - А нам точно сюда? - надеясь, что всё не так плохо произнесла девушка.
  - Именно, - кивнул Куля и толкнул ногой дверь, та со скрипом открылась, и тать тут же вошел внутрь, скинул бесчувственное тело Аглая прямо на пол и вышел наружу. - Что стоишь? - обратился он к нерешительно застывшей у входа княжне. - Милости просим, - и со всей силы пихнул Славу внутрь, так что она со всего маху споткнулась о порог и растянулась на полу рядом с сотником. Разбойник рассмеялся, увидев её неловкое падение, и тут же запер дверь. Княжна подняла голову и осмотрелась, теперь ей стало понятно, почему эту лачугу тати называли "холодной" здесь не было печи, да по большому счету здесь вообще ничего не было, даже соломы и той разбойники пожалели. Аглай слабо застонал, и девушка тут же забыв обо всем на свете, подползла к нему. Она положила его голову себе на колени и ласково провела рукой по непослушным кудрям.
  - Что же мне с тобой делать? - тихо спросила девушка.
  - Как порядочная дочь князя ты обязана на мне женится, - слабо улыбнулся Аглай, не открывая глаз.
  - Это ещё с какой радости? - притворно возмутилась девушка, хотя на самом деле готова была расцеловать сотника, который всё-таки пришел в себя.
  - Я поймал твою стрелу - это раз. Ты прилюдно произвела меня в любовники это два.
  - Так ты всё слышал? - Владислава с силой дернула Аглая за волосы
  - Не всё, - еле слышно возразил парень, - у меня от боли, наверное, уши заложило.
  - Хиляк, - улыбнулась княжна, - кто бы мог подумать, что тебя так легко вывести из строя.
  - Думай, что хочешь, - буркнул сотник и обиженно поджал губы.
  Владислава хотела уже положить голову сотника обратно на землю и даже руку под плечо ему подсунула, чтобы не причинить ему боли как почувствовала ладонью что-то влажное. Она отдернула руку и посмотрела на пальцы, на них была кровь.
  - Ты ранен? - удивилась Слава.
  - Был, - лаконично ответил Аглай. - По глупости. А теперь рана скорее всего открылась.
  - По глупости - это как?
  - На учениях под стрелу новобранца попал.
  - И чем же ты его так допек? - княжна невольно улыбнулась.
  - Ничем. Просто оказался не в том месте не в то время.
  Владислава снова запустила ладонь в волосы сотника, тот в свою очередь чуть заметно вздрогнул. Девушка склонила голову и вгляделась в заострившиеся от боли черты лица Аглая. Затем следуя какому-то странному порыву, провела пальцами по его щеке, губам и остановилась на ссадине, что красовалась на виске.
  - Ну, как выбираться будем, женишок? - княжна строго посмотрела на сотника и добавила. - Ты хоть не собираешься помереть у меня на руках от потери крови?
  - Нет, - Аглай накрыл её руку своей. - В смысле не дождешься. Вот я отлежусь маленько и в путь.
  - М-г, - девушка недоверчиво хмыкнула, - свежо придание да верится с трудом. Короче чувствую я, что надо думать не о плане побега, а о том, как обустроить здесь быт поуютней, потому что, судя по твоему состоянию, мы здесь надолго.
  - Ничего и ненадолго, - возмущенно заявил сотник и в подтверждение своих слов попытался приподняться на локте, но у него это не вышло. - Говорю же - передохну немного и будем выбираться.
  - На тот свет? - не удержалась от язвительного замечания Владислава. - Ты хоть понимаешь, какой бред лепечешь?
  - И что такого я сказал? - не понимая, за что Слава на него сердиться, спросил сотник.
  - А ты подумай.
  - Что-то не очень думается, - страдальческим шёпотом произнес воин.
  - Заметно, - немного успокаиваясь, заметила княжна. - Пока ты не восстановишься, о побеге и думать нечего. Я вообще удивляюсь как ты с таким ранением раньше не слег.
  - Так ведь у меня мазьки-травки с собой были - за счет них и держался, - наконец сдался Аглай.
  - Эх, - Слава удрученно вздохнула. - Если бы ты хоть словечко мне про ранение своё сказал, я тебя давно бы вылечила. Знаю одну травку. Да только теперь что в том толку.
  - Не драматизируй. Выберемся!
  - Я не драматизирую, а трезво оцениваю ситуацию.
  - Говорю же, чуть-чуть отдохну и будем готовить побег. Не всё сразу.
  - Нет! Ты что? Издеваешься? - Слава от возмущения скинула голову сотника на пол и тот глухо застонал. - Заладил как попугай. Тебя очевидно не только по спине приложили, голове видно тоже досталось? Ты что думаешь, что отсюда так легко уйти? Ну, допустим, сбежим мы и что? Я тебя до города на руках нести буду, если вдруг тебе поплахеет?
  - Эй, молодожены, хватит сориться!!! - раздался грубый голос снаружи. - Ещё конвоира своего перепугаете, - и разбойник, видимо очень довольный своей шуткой грубо заржал.
  - А ты что предлагаешь? - понизив голос до шёпота, обратился Аглай к девушке.
  - Ну-у-у, - Слава смущенно потупилась, - попытаться получить максимум пользы из сложившейся ситуации. Например, выяснить, что за гостей высоких здесь ждут.
  - Интересно как ты собираешься это сделать? - сотник, не скрывая улыбку, смотрел на княжну.
  - Есть задумки, - таинственно шепнула девушка и отвернулась, всем своим видом показывая, что на этом разговор закончен.
  *****
  Князь Ярослав собрался на свою ежедневную прогулку. Это было единственное развлечение, которое он мог себе позволить. У властителя северных земель давно уже в печёнках сидел замок брата, и он с большим удовольствием выезжал со своими молодцами в город подальше от слащавых светских дам и томно слоняющихся по замку вельмож. Ярослав тряхнул головой. Ему казалось, что с момента как он приехал сюда, прошла уже целая вечность. Время стремительно летело, а ничего нового о своей пропавшей дочери князь так и не узнал. Явор вел себя странно, но примерно, всем своим видом показывая, как он сопереживает брату, придворные держались так, будто о молодой княжне впервые слышат. Наблюдая эту картину изо дня в день, князь пришел к выводу, что сидя у Явора под боком он так ничего и не узнает. Первое время он всё ждал появления королевы Маргариты, чтобы через неё попробовать узнать, что здесь случилось на самом деле. Ярослав был уверен, что она не станет ему лгать, но королева так и не появилась и голову князя стали посещать страшные мысли: а жива ли королева или от неё избавились как от опасной свидетельницы, а может быть она сейчас там, где Владислава. Князь уже спустился в конюшню и подошел к своему жеребцу. Ярослав всегда седлал его сам, не доверяя это дело посторонним, кроме того за этим занятием ему всегда хорошо думалось. И теперь он, ловко орудуя руками, мыслил свои невеселые думы. Размышления князя прервала тихое покашливание. Он поднял глаза и увидел стоящего рядом Тереха, этот старый воин всегда сопровождал князя в походах, Ярослав частенько прислушивался к его мнению. Немного удивленный неожиданному появлению друга князь произнес:
  - Что-то случилось?
  - Нет, княже, - седой как лунь воин покачал головой. - Разговор у меня к тебе есть.
  - Что ж, говори, Терех. Ты же знаешь, твои слова всегда важны для меня. Здесь нас никто не должен услышать, слуг я отослал, а кони вряд ли кому наши тайны передадут.
  - Княже, время, что ты отвел на визит к Явору уж на исходе, - не вдаваясь в предисловия, сразу к делу перешел вояка. - Пора нам на свою землю возвращаться. Негоже свою страну без правителя так надолго оставлять.
  - Знаю, - согласно кивнул Ярослав, - сам об этом не раз думал. Только что же делать мне ума не приложу. Домой возвращаться надо, но как я без княжны вернусь? Что ж бросить кровиночку?
  - Я этого не говорил, - вояка неодобрительно повел косматой бровью. - Мы своих не бросаем. Да вот только и в замке у Явора штаны просиживать не дело.
  - Твоя правда. Я сам вижу, что толку от этого не много, только что ты мне прикажешь делать. Аглая я отправил с Елисеем искать Владиславу по белу свету. Что я ещё могу? Это на поле брани я силен, а вот в дворцовых интригах от меня проку мало.
  - Действовать надо.
  - А я что, по-твоему, сложа руки сижу?
  - Ну не совсем, но всё же.
  - Я все, что мог уже сделал, и ты это знаешь лучше, чем кто иной. Я и словом добрым и подкупом, и угрозами узнать хоть что-нибудь пытался. Так ведь не вышло, молчат всё, будто воды в рот набрали.
  - А может ты не к тому подходил? Или может мало сулил?
  - Ты глупостей не говори, - князь раздражённо одернул полы кафтана. - Если имеешь какие соображения, так выкладывай, а нет, так и нечего попусту воздух гонять.
  - Ты к Гаю подходил?
  - А смысл? - Ярослав удивленно воззрился на боевого товарища. - Он же правая рука Явора. Только осрамлюсь перед братом.
  - Этот Гай не так прост, как кажется, - Терех наставительно выставил палец. - Да и слепому видно, что у них с королем в последнее время что-то в отношениях не ладится. Советник мрачнее тучи от него всегда выходит. Подошел бы ты к нему, переговорил. Глядишь и прояснилось бы хоть что-нибудь.
  - Ага, - мрачно кивнул князь так он мне и выболтал все государственные секреты, взял под белы рученьки и к Владиславе отвел.
  - Ну, на это ты, конечно, можешь не рассчитывать, - Терех хлопнул князя по плечу. - Зато вот разузнать где королева можно попробовать. Я тут потолковал с одним человечком, так тот утверждает, что Гай лично королеву в поездку снаряжал.
  - Ну, если так, то ты конечно прав, попробовать стоит, только кажется мне что это дохлый номер.
  - Отчего же Яр, - Терех хитро улыбнулся, - если с головой это всё обставить, то ведь и выгореть дело может. Ты главное иди к нему, после того как тот с Явором пообщается.
  - Уговорил, - кивнул князь и взял коня под уздцы. - Поедешь с нами проветриться?
  - Нет, княже, я лучше ещё по замку поброжу, может, что нужное выслушаю, - воин отошел в сторону, давая Ярославу дорогу.
   Князь вывел своего скакуна на свежий воздух. Молодцы из дружины были уже в седлах и ждали только своего повелителя. Ярослав стремительно взлетел в седло и пришпорил коня. Вскоре они миновали небольшой дворик и выехали к воротам, стража почтительно расступилась, выпуская царственного гостя со свитой. Неожиданно к коню Ярослава кинулась неведомо откуда взявшаяся нищенка. Князь видел её всякий раз, когда покидал замок или возвращался в него. И в жару и в непогоду она бродила вдоль стен замка и пела что-то жалобно-тоскливое, но никогда не подходила настолько близко. Ярослав на момент опешил и занес плеть для удара, но замер, а затем и вовсе её опустил. Его поразил потерянный страшный взгляд несчастной женщины. Стражники сработали мгновенно и через секунду уже схватили её и попытались отвести в сторону, но она стала упираться.
  - Отпустите её, - велел Ярослав и женщину тут же оставили в покое. Она бессильно шлепнулась прямо на дорогу и заплакала. Князь внимательно смотрел на неё и ничего не мог понять. Теперь когда он как следует рассмотрел несчастную, Ярослав пришёл к выводу, что перед ним ещё совсем молоденькая девушка. Её даже можно было бы назвать прелестной и хорошенькой, если бы неизвестная сила не иссушила молодую кожу, а на лицо не легла печать скорби. На ней было скромное платье, но из дорогой ткани, хотя и весьма потрёпанное.
  - Ты что-то хотела, дитя моё? - громко спросил Ярослав, подумав о том, что может быть именно в этот момент и его дочь просит у кого-то помощи.
  - Скажите моему Явору, что я пришла, - странно заморгав, произнесла девушка. - Да, скажите, что его Лиза уже пришла и ждет его, а её, то есть меня почему-то к нему не пускают. Он меня позвал и я пришла. Да именно так.
  - Почему вы не пускаете её? - хмуро поинтересовался Ярослав у стражи.
  - Так ведь, - стражники замялись и, бросая полные жалости взгляды на бедную девушку, - распоряжение такое - не пускать. Сам король распорядился.
  - Ладно, - Ярослав знаком приказал стражу удалится, - милое дитя, я выполню твою просьбу, - обратился он к всё ещё сидящей на земле девушке и, не теряя больше времени пришпорил коня.
  Всю прогулку перед глазами князя стоял силуэт странной девушки, Ярослав до последнего тянул с возвращением в замок. Он честно признался себе, что на самом деле боится встретить несчастную снова. Его опасения сбылись, когда он со своими молодцами подъезжал к воротам, она появилась словно из-под земли и, заламывая точно от немыслимой муки руки, прокричала, обращаясь именно к нему, Ярослав в этом не сомневался.
  - Передайте моему Явору, что я пришла! Передайте, вы же обещали!
  *****
  Гай вдохновенно писал донесение для хазарейской царицы. За последние дни Явор так допек своего советника, что теперь тот ни то что не испытывал угрызений совести выполняя своё подлое дело, ему стало даже казаться что он оказывает услугу своему отечеству способствуя свержению действующего, если так можно выразится правителя. Гай без утайки написал, что в последнее время король практически недееспособен, дела государственные забросил, слоняется как приведение по замку. Советник не мог уже и припомнить, когда видел Его Величество последний раз трезвым. Король начинал пить ещё не встав со своего ложа, а заканчивал, когда просто уже не мог влить в себя ещё спиртного чисто физически. Иногда в руке монарха бутылку с вином сменял пузырёк с каким-то настоем, который ему давал лекарь Поль, но особой разницы в поведения у Явора в эти моменты советник не замечал. Старый лис на мгновение замер, ему показалось, будто кто-то слабо постучал в двери. Он быстро спрятал свои бумаги в шуфлятку стола и неуверенно произнес:
  - Кто там?
  - Я, - ответил уверенный мужской голос, и советник сразу узнал своего незваного посетителя.
  - Входите, - с подобающим уважением произнес он и в кабинет вошел князь Ярослав. - Что привела вас ко мне? - советник встал и поклонился гостю.
  - Уважаемый Гай, - Ярослав не дожидаясь приглашения сел в кресло, - у меня есть несколько вопросов, на которые я хотел бы получить ответы и рассчитываю, что вы мне в этом деле поможете.
  - К вашим услугам, - скромно потупился советник, а про себя подумал, что этого ему только и не хватало.
  - Итак, вопрос первый, - неторопливо начал Ярослав. - Я не могу толком ни у кого добиться, где королева Маргарита. Я уже здесь довольно долго и хотел бы с ней повидаться. Мы с ней давние знакомые.
  - Да-да, - кивнул удивленный советник, он ожидал вопросов о судьбе Владиславы и к такому повороту был совершенно не готов.
  - Что "да-да", - князь раздражённо дернул плечом. - Я у тебя спрашиваю: где королева?
  - Ну-ну, - кивнул советник, он вспомнил старую сплетню, которая ходила в светских кругах, будто королева должна была выйти на самом деле замуж за Ярослава, а Явор обманом вынудил её отца отдать единственную дочь за него, чтобы сесть на престол.
  - Вы тут что, все того? - князь повертел пальцем у виска.
  - Приношу свои извинения, - опомнился Гай. - Я отвлекся, бывает знаете ли. Бремя ответственности за народ дает о себе знать. Что же касается местонахождения королевы Маргариты, то почему бы вам не спросить об этом у короля?
  - Я спрашивал, - князь стиснул кулаки, его до ужаса раздражала ситуация, в которой он оказался, - он не знает. Точнее делает вид, что не знает.
  - Позвольте, - советник улыбнулся, - но если он не знает, откуда мне, вашему покорному слуге, знать такие вещи.
  - Ты мне зубы не заговаривай, - князь поднялся и подошел к советнику поближе. - Я отлично знаю твои возможности, поэтому и пришел именно к тебе. За услуги, оказанные мне я плачу чистым золотом.
  - Это конечно очень интересная информация, но я ничем не могу вам помочь. Хотя, - советник на минуту задумался, в свете сложившейся политической ситуации обрести заступника в лице могучего князя было бы очень даже не плохо. Ничего особо тайного в местонахождении королевы нет, король, скорее всего, исправно прикладываясь к бутылке, просто забыл о том, куда отбыла его супруга, - хоть это и против правил...
  - Сколько? - Ярослав согласен был заплатить любые деньги.
  - Что вы, помилуйте, - Гай отступил на шаг, - мне не надо ваших денег, поверьте мне, я вполне доволен своим финансовым положением. Просто пообещайте мне, что если я впаду в немилость у своего государя, вы дадите мне убежище в своей стране.
  - Хорошо, - князь тут же дал согласие, хотя просьба советника и показалась ему странной.
  - Королева ещё перед этой злополучной свадьбой отбыла в летнюю резиденцию. Ей была не по душе эта скоропалительная свадьба, - советник умышленно сообщил причину отъезда Маргариты, чтобы князь не сомневался в чистоте его помыслов. За то что королева разболтает Ярославу тайну исчезновения его дочери Гай не переживал, виноват там кругом был только Явор, а судя по всему править ему осталось недолго. В какой-то мере если правда всплывет на белый свет, это будет только на руку заговорщикам, потому что узнай князь о том, как его брат обошёлся с его дочерью то, скорее всего, не захочет помогать предателю.
  - Где это? - лаконично уточнил Ярослав.
  - К западу отсюда. Если вам будет угодно, то я распоряжусь, и вам выделят человека, который покажет дорогу.
  - Это было бы неплохо. Я думаю отправиться туда через час. Надеюсь, что ты найдешь мне проводника к этому времени.
  - Конечно, - Гай расплылся в улыбке. - Сделаем.
  - Вопрос второй, - Ярослав не спешил оставить советника в покое. - Что это за девушка слоняется вдоль ограды замка и поёт печальные песни?
  - Светленькая такая? - сделав вид, что не понимает в чем дело переспросил Гай.
  - Нет, темненькая, Гай. И я знаю, что ты в курсе её пения.
  - А так вы о Лизе, наверное, - Советник развел руками, - Это наша местная сумасшедшая. С чего вы вообще на неё обратили внимание?
  - Потому что каждый раз как я выезжают на прогулку она кидается по копыта моей лошади и молит передать её любимому, что она пришла на его зов.
  - Да не обращали бы вы внимание на всякие женские глупости.
  - Так я и не обращал, пока она имя любимого не назвала. А зовут его никак не иначе как Явор.
  - Князь, - советник снисходительно улыбнулся, - если бы мы допускали в замок всех любовниц нашего короля бывших и будущих он бы просто на просто лопнул. И вообще, почему такое внимание к этой простолюдинке, у нас был случай, из-за неразделённой любви к монарху одна графиня с балкона выкинулась, так и то было меньше разговоров.
  - Сам не знаю, - князь задумчиво запустил руку в бороду. - Со мной раньше такого не было, не пристало мне на такие глупости внимание обращать, а вот обратил. Жалко мне её почему-то стало. До зубной боли жалко.
  - Разберемся, - советник позволил себе снисходительную полуулыбку. - Ещё будут вопросы?
  - Нет, - ответил князь и направился к выходу. Ему было неприятно находится с советником в одной комнате. Хотя князь добился того чего желал и узнал местонахождение королевы, на душе у него было тяжело.
  - Провожатый будет ждать вас в конюшне, - уже в спину ему произнес Гай, но Ярослав даже не обернулся, будто и не услышал советника.
  Оставшись один, Гай выждал несколько длительных минут и потянул за шнурок, неприметно висевший около окна. Вскоре в кабинет вошел молодой человек неприметной наружности.
  - Звали, господин? - произнес он низким голосом.
  - Звал, голубчик, звал, - советник подошел к парню и приобнял за плечи. - Василий, у меня для тебя задание.
  - Слушаю, - мгновенно сосредоточившись, заявил он.
  - Надо выделить кого-нибудь из молодцов проводить князя Ярослава к летней резиденции.
  - Что-нибудь ещё?
  - Да, - советник несколько мгновений колебался, но всё-таки сказал, - уберите эту сумасшедшую от ворот.
  - Это вы про Лизу дочь аптекаря? - уточнил Василий.
  - Про неё.
  - Так она же безобидная, никому не мешает.
  - Ага, безобидная, - советник скривился, словно хватанул чего-то невыносимо кислого. - А ты знаешь, что она давеча приставала к самому князю? - на лице молодого человека не дрогнул ни один мускул. - Короче, убрать её от греха подальше.
  Василий низко поклонился и, не говоря более ни слова, покинул помещение.
  *****
  Вечерело. Пленники ещё только несколько томительных часов находились в заточении, а княжна уже не могла найти себе места. Она уже осмотрела ранение сотника и наложила новую повязку из собственного рукава, поругалась с Аглаем три раза и помирилась два. Её кипучая натура требовала действовать, но обстоятельства слаживались так, что девушка вынуждена была смиренно ждать у моря погоды. Владислава тщательно исследовала своё новое пристанище и пришла к неутешительному выводу, что разбойники чересчур жестоки к пленникам. Она по десятому кругу стала рассматривать голые стены, медленно прохаживаясь вдоль них, обдумывая их с Аглаем положение. Невесёлые мысли девушки прервал лёгкий шорох, она опустила взгляд и заметила маленькую серую мышку.
  - Ой, - от неожиданности вырвалось из груди Славы.
  - Что там? - заинтересованно поднял голову Аглай, ему до ужаса надоело играть в молчанку, которую затеяла княжна, и он обрадовался возможности завязать разговор.
  - У нас гость, - торжественно произнесла девушка и мигом стала на четвереньки.
  - С тобой всё нормально? - с тревогой посматривая на Владиславу, спросил Аглай.
  - М-г.
  - Точно?
  - Не отвлекай меня, - зашипела девушка. - Я из-за тебя сосредоточиться не могу.
  Аглай пожал плечами, поведение молодой княжны было весьма странным. Он уже даже стал побаиваться, что девушка слегка повредилась рассудком. Ещё бы столько неприятностей на её голову да причём одна за другой. Сотник уже подумывал попытаться встать для того чтобы подобраться к девушке и выяснить чем она там занята, как Слава сама поднялась и довольно блестя глазами крикнула:
  - Есть! - затем испугавшись, что привлечет своими бурными эмоциями разбойников, она кинулась к сотнику и горячо зашептала, плюхнувшись на пол рядом с ним. - У меня получилось!
  - Что именно? - воин не скрывая любопытства, смотрел на княжну.
  - Есть контакт, - подмигивая, сообщила Слава.
  - Не понял, - опешил Аглай. - С кем?
  - С ним, - и девушка сунула прямо под нос сотнику крохотного серого мышонка. - Я смогла с ним договориться.
  - А разве такое бывает? - Аглай недоверчиво покосился на княжну, ему начало казаться, что кто-то из них сошел с ума.
  - Конечно, - радостно закивала Слава. - Я же у Капитолины Карповны этому научилось. Нет, у меня конечно ещё совсем мало опыта и с ней я в умении не сравнюсь, но всё равно сегодня у меня получилось.
  - Так ты можешь разговаривать с животными? - высказал внезапно появившуюся догадку сотник.
  - Да.
  - Ты действительно можешь или тебе это только кажется? - не веря собственным ушам, уточнил парень.
  - Какой ты глупый, - махнула рукой Владислава, словно не замечая неоднозначную реакцию сотника. - Зачем мне тебе врать. Ты сам вспомни, как звери лесные мой лук со стрелами принесли. Это их баба Капа попросила. Я конечно так как она не умею, - затараторила девушка. - Пока не умею, но я думаю, научусь. Она даже на расстоянии может разговаривать с кем захочет. А мне вот надо видеть. А ещё лучше глаза в глаза смотреть, а то не всё понимаю.
  - Постой, - Аглай дотронулся до руки девушки и мышонок запищал. - Зачем тебе эта мышь, ты ведь можешь и со мной поговорить.
  - Конечно, ты отличный собеседник, - согласилась Слава,- только ты отсюда выйти не можешь, а он, - она кивнула на притихшего зверька, - запросто. Я уже с ним договорилась, он сейчас проберется в хату атамана и будет ждать пока там не появятся гости, а как только они приедут придет и расскажет кого видел нам. Здорово я придумала? - Владислава посмотрела на сотника в ожидании похвалы.
  - Да-а-а, - выдохнул сотник. - Дожил, на разведку уже мышей посылают, - встретился взглядом с княжной и поспешил добавить, - но в целом идея не плохая, может и сработает. Нам ведь всё равно терять нечего, да и вряд ли твой агент нас выдаст.
  Мышонок неодобрительно пискнул и завозился на руке девушки.
  - И что он сказал? - пытливо глядя на княжну спросил сотник. - Ты ж толмач? Вот и переводи.
  - Он сказал, что ты ему не нравишься, - тут же сообщила и, погладив пальчиком мышонка за ушком, опустила его на землю. Мышонок обернулся и будто кивнул девушке, а затем неторопливо с чувством достоинства побежал в ту сторону, откуда появился.
  - А почему ты скрывала такие способности? - спросил Аглай, провожая взглядом нового союзника.
  - Я не скрывала, просто повода не было, - и когда воин хотел сказать что-то ещё, княжна вдруг сделала сотнику знак замолчать. Девушка тихонько встала и прокралась к выходу, было прильнула к щели в плохо сколоченной двери, и тут же отпрянула, встретившись взглядом с кем-то подсматривавшим за ними снаружи.
  - Что? - тихо спросил Аглай.
  - За нами кто-то подсматривает.
  - Я не подсматриваю, - строго заявил неведомый наблюдатель и по голосу пленники поняли, что скорее всего это подросток. - Я контролирую, проверяю, чтобы вверенные мне пленники ничего худого не замыслили.
  - Проверил? - не скрывая иронии, поинтересовался Аглай.
  - Проверил.
  - Тогда может, принесёшь нам чего-нибудь поесть? А то, что делать будешь, если вверенные тебе пленники подохнут с голоду.
  - А если вы убежать попытаетесь? - засомневался паренёк.
  - Да ни за что, - рассмеялся сотник. - Честное слово. От такого охранника? Да Боже упаси.
  - Хотя бы воды принеси, если не можешь еды. Пожалуйста, - Владислава тоже решила попробовать заговорить с юным сторожем.
  - Я попробую, но потом, - серьёзно сказал мальчик. - Скоро меня придут сменить, чтобы я мог передохнуть и тогда я попробую что-нибудь для вас раздобыть.
  - Тогда может, ты попросишь у старших тряпицу и какое-нибудь снадобье для остановки крови. Моему другу нужна помощь, если его не перевязать он может совсем ослабнуть или ещё что похуже, - попросила княжна, ей показалось, что паренек не сможет отказать ей в такой просьбе.
  - Хорошо, - мальчик вздохнул. - Но я не обещаю, что принесу, мне ведь могут и не дать.
  - А как тебя зовут? - Слава прильнула к щели в двери, чтобы попытаться рассмотреть конвоира.
  - Матвей, - тихо ответил мальчик и, заметив, что его рассматривают, тут же отвернулся.
  - А я Слава, - представилась девушка.
  - Разговорчики! - неожиданно прикрикнул, не оборачиваясь в её сторону, мальчик.
  Колкость чуть не сорвалась с языка княжны, но она вовремя заметила двух разбойников прошедших мимо. Девушка поняла, что Матвей не хочет, чтобы кто-нибудь заметил, как он разговаривает с пленниками и благоразумно отошла в глубину помещения.
  - Как тебе наш охранник, - весело блестя глазами, полюбопытствовал Аглай.
  - Хорош,- сообщила Владислава. - Жаль только молод.
  - Ты поосторожней мне, а то сейчас преисполнюсь ревности и задушу соперника.
  - Смотри, что бы наоборот не получилось.
  - Уговорила, - неожиданно сдался Аглай и сладко зевнул. - Раз побега на сегодня не предвидится тогда я спать. Присоединяйся.
  - В смысле? - Владислава с сомнением посмотрела на сотника.
  - Рядом ложись, - пояснил, будто малому ребёнку, парень. - Знаешь такую поговорку: две головни и в поле дымятся, а одна и в печи гаснет?
  - Слыхала, только ко мне она какое отношение имеет? - не совсем понимая, что её хочет сказать Аглай, произнесла княжна.
  - Потом поймешь, - усмехнулся сотник и закрыл глаза.
  Княжна только плечами пожала. Девушка подтянула к себе колени и уткнулась в них лицом. В голове роились разные мысли, Слава думала обо всем сразу и не о чём пока утомленная событиями дня не задремала. Проснулась она от того, что её била крупная дрожь, девушка зябко поёжилась. На мгновение ей показалась что "холодная" превратилась в "морозную". Княжна обернулась на сладко посапывающего сотника и завистливо вздохнула: вот ведь молодец-человек ни зноя, ни холода не боится, всё ему ни по чём! Владислава протянула к нему руку и провела рукой по груди, уговаривая себя, что делает она это исключительно, чтобы убедиться, что он дышит. Аглай дышал ровно и спокойно, от него исходило такое приятное тепло, что княжна не удержалась и свернула калачиком рядом с ним, прижавшись спиной к теплому боку сотнику. Уже снова проваливаясь в сон, девушка почувствовала, как Аглай нежно обнял её и тайком поцеловал в затылок.
  *****
  Матвея пришел сменить Куля. Этот разбойник недолюбливал новичка, и Матвей платил ему тем же. Куля хмуро кивнул подростку.
  - Иди, у тебя два часа, - только и буркнул он даже не глядя в сторону мальчика.
  - Пленников надо накормить, - негромко, но твердо сказал Матвей.
  - А я здесь причём? - Куля облокотился на стену "холодной" и сплюнул прямо под ноги.
  - Так ведь, - юноша смутился, - кто-то же должен...
  - Лично я никому ничего не должен, - четко выговаривая каждое слово, сказал разбойник. - Я даже больше могу сказать: мне глубоко наплевать, пусть хоть сдохнут с голоду. А если тебе нечего делать и ты такой мягкосердечный, то отдай свой паёк.
  - Но я уже его съел.
  - Вот беда, - Куля сокрушённо вздохнул, - тогда сходи к атаману и поставь вопрос ребром. В конце концов, ведь это же он распорядился посадить пленников под замок.
  - Ты думаешь, я не пойду? - с угрозой в голосе поинтересовался Матвей.
  - Да, я уже сказал: мне плевать, - с деланным равнодушием заявил Куля. Хотя на самом деле ему очень хотелось, чтобы этот задиристый новичок прямым ходом направился к Гордею. Атаман как раз велел его никому не беспокоить. И если Матвей попадет ему под горячую руку, то в лучшем случае отделается хорошей взбучкой, а в худшем может присоединиться к пленникам, за питание которых так распереживался. Куля улыбнулся своим мыслям.
  Матвей ничего не ответил, он просто развернулся и пошел в сторону, где находилась хата атамана. Парень был не без тщеславия и такое пренебрежительное отношение со стороны лесных бродяг, как он про себя окрестил разбойников, его весьма задевало. Тем более что подсылы в свое время взяли его к себе не за красивые глаза. Отец, мастер кузнечного дела, поначалу и слушать Ваха не хотел, когда тот пришёл просить отдать Матвея к себе в ученики. И вот теперь после череды неудач юноша остался один. Над ним втихую посмеиваются, с мнением не считаются, но ничего он им ещё покажет. Матвей сжал до хруста кулаки. Сейчас он поговорит с атаманом и тот распорядится исполнить просьбу пленников. Да, да и самодовольная улыбка сползёт с морды Кули. Матвей вспомнил свою беседу с Гордеем, как тот уважительно с ним разговаривал и показывал грамоты.
  Так поглощённый своими мыслями Матвей и не заметил, как добрался до атамановой хаты. Поблизости никого не было, подросток не обратив внимания на этот странный факт, толкнул дверь и оказался в сенях. Он хотел уже войти и в саму комнату, но остановился, поняв, что атаман не один. Гордей с кем-то оживленно спорил. Прислушавшись, Матвей узнал голос одноглазого помощника атамана. Парень сразу же успокоился, Афанасий держался с ним по-дружески, и уже потянулся, чтобы толкнуть дверь, но услышал своё имя, и его рука мгновенно замерла в воздухе. Подросток настороженно прислушался.
  - Что ты к Матвею привязался? - раздражённо произнес атаман.
  - А с какого перепугу ты его оставил?
  - А что я с ним должен был делать?
  - То же что мы делаем с ненужными свидетелями. Ты, что, не понимаешь, какими осложнениями грозит нам его присутствие? Или может ты задумал двойную игру, а нам об этом рассказать не хочешь?
  - Афоня, ты думай, что мелешь, - Гордей устало вздохнул, - какие у меня могут быть от вас тайны? Мы же одно дело делаем. Просто парнишка мне показался перспективным. Такие обычно далеко идут.
  - Я не знаю, куда такие идут, - Афанасий особенно выделил слово "куда", - но предполагаю, что, узнав о том, что мы служим хазарейской царице он отправиться прямо к Явору с докладом и не дрогнет его одаренное сердце, когда нас поведут на виселицу.
  - Ты думаешь? - переспросил Гордей явно обеспокоенным голосом, ему вдруг подумалось, что он действительно совершил промах оставив мальчика в лагере.
  - Конечно.
  - И что ты предлагаешь?
  - Единственно правильное решение. Если он не с нами - значит он против нас.
  - Хорошо. Я поговорю с ним. Если он согласится служить царице, то добро пожаловать. Лишние руки никому ещё не мешали. Ну, а если начнет ломаться, что ж, тогда бритвой по горлу и всё, поминай, как звали.
  - Гордей, - по тону Афанасия было очень заметно, что он не доволен поведением атамана. - С парнем не разговоры разговаривать надо. От него надо избавляться. Включи голову! Зачем тебе этот сопляк. Наши парни ему не доверяют. Я даже больше скажу, среди них много желающих проводить его в последний путь.
  - Ладно, - сдался Гордей. - Будь, по-вашему. Только сделайте это по-тихому. Я думаю, сегодня на рассвете будет самый раз. Пусть уж додежурит.
  - Смотри атаман, - строго произнес Афанасий, - ты играешь с огнем. Царица хазареев будет сегодня ночью, и не дай Бог, её кто-нибудь увидит или узнает.
  Они говорили о чем-то ещё, но Матвей дальше уже не слышал. Ещё мгновение он простоял в сенях как громом пораженный, а затем тихонько вышел на улицу и спешно отправился подальше. Матвей был в полной растерянности, услышанное настолько шокировало его, что он никак не мог собраться с мыслями и придумать как ему вести себя дальше. Не успел он сделать и десяти шагов как его окликнул Алтын.
  - Эй, подсыл, - хохотнул разбойник, и Матвей автоматически отметил про себя, что он изрядно пьян. - Ты чего здесь шляешься. Атаман объявил мёртвый час, так что все должны сидеть по своим норам.
  - Так я это, с дежурства. Меня Куля сменил. Вот отдыхать иду.
  - Вот болда, - засмеялся Алтын. Он еле стоял, с трудом удерживая равновесие, - тебе ж в другую сторону.
  - Да, точно, - Матвей натянуто улыбнулся, - никак не запомню.
  - Экий ты дурачина, - буркнул разбойник и стал неумолимо заваливаться на бок. Матвей подскочил к нему и не дал упасть, подставив своё плечо. Не смотря на то, что парень был ещё довольно юн, слабаком его назвать никто не рискнул бы.
  - Если объявлен мёртвый час, то, что в таком случае здесь делаешь ты? - решил пойти в наступление паренёк. - Ты часом не шпиён?
  - Не-е-ет, - блаженно улыбаясь, протянул Алтын. - Какой же я шпиён, я свой. Просто у меня брага закончилась так я за добавкой ходил. А то, как то скучно вечер проходит.
  - Понятно, - задумчиво кивнул Матвей, мысленно возвращаясь к подслушанному разговору. У него до сих пор в голове не могло уложиться, что разбойники продались хазарейке. О том, что они его, Матвея, решили убрать, он вообще старался не думать.
  - Ты это, друг, - Алтын хлопнул паренька по плечу. - Помоги дойти, а то что-то я устал, ноги идти не хотят.
  - Вижу, - угрюмо кивнул Матвей и повел разбойника к лачуге, в которой тот жил в гордом одиночестве. Алтын ютился в хлюпкой будке больше похожей на собачью конуру и никого не допускал в свои "хоромы". Матвей с трудом втащил пьяного разбойника в его жилище. В нос ударил крепкий запах пота и ещё чего-то очень неприятного. Юноша еле сдержался, чтобы не вывернуть содержимое желудка прямо на пол, хотя в том беспорядке, который царил вокруг, хозяин вряд ли бы это заметил. Пытаясь не вдыхать глубоко, Матвей всё же довел Алтына до топчана служившего тому ложем. Больше здесь из мебели кроме колченого стула ничего не было.
  - Это, - Алтын пьяно икнул, - не в службу, а в дружбу. Разотри-ка мне ногу мазью, а то что-то разболелась собака, видать к дождю.
   - А уши тебе вареньем не помазать, - зло оскалился Матвей, ему вдруг представилось, как он сейчас подскочит к нагло лыбящемуся татю и свернёт ему шею словно глупому курёнку.
  - Ну, нет, так нет, - философски развел руками Алтын, откинулся на спину и захрапел.
  Матвей с брезгливостью посмотрел в сторону храпящего пьяньчуги. Тот вроде что-то говорил о мази. Парень оглядел комнату и заметил, что на полу под табуретом валяется какая-то склянка. Он мигом поднял её и заглянул внутрь. Без сомнения, это была та мазь, о которой говорил Алтын. Запах исходивший от содержимого склянки нельзя было спутать ни с чем. Именно по этому аромату ватажники знали о приближении Алтына и частенько по этому поводу зубоскалили. Бросив последний взгляд на спящего беспробудным сном разбойника, Матвей вышел на улицу и с наслаждением сделал глубокий вдох чистого воздуха. Немедля ни минуты, паренёк решительно зашагал к конюшне. Он решил попробовать увести для себя лошадь. В крайнем случае, если раздобыть коня не получится, он уйдет пешком. Парень злобно ухмыльнулся, даже если сегодня удача от него отвернется, разбойникам дорого обойдется его жизнь.
  *****
  Владислава проснулась от того, что кто-то щекотал ей нос. Она ещё толком не проснулась, а уже стояла на ногах, растерянно оглядываясь. Впотьмах она чуть не наступила на что-то, и тишину разорвал возмущенный писк. Девушка тут же склонилась и подняла на ладони мышонка, который обиженно что-то пищал.
  - Тише маленький, - негромко произнесла она, затем присела на корточки и тронула за плечо Аглая, тот в ответ кивнул ей, давая понять, что уже не спит. - Аглай, - выслушав мышонка, тихо позвала Слава. - Гости прибыли.
  - И что ты предлагаешь? - произнес сотник. Правда спросил он это исключительно из вежливости, сам отлично понимал, к чему клонит Слава.
  - Прости меня, конечно, может я скажу сейчас глупость, - словно оправдываясь, начала княжна, - но я не могу упустить такую возможность. Я просто одним местом чую, что здесь твориться что-то неладное. Так что даже не пытайся меня отговорить, я просто обязана разузнать, что за высокие гости навещают лесных разбойников.
  - Я и не собираюсь, потому что мы отправимся к атаману вдвоем.
  - Зачем?
  - А ты что думала, что только тебе интересно раскрыть эту тайну? - возмутился Аглай. - Кроме того если идти то идти надо всем.
  - Ага, а тебе в особенности, - Влада легонько хлопнула сотника по лбу. - В твоём состоянии только и заниматься тем, что чудеса ловкости показывать. Вот ты сможешь на дерево залезть? И так чтобы вся ватага на твои стоны не сбежалась?
  Аглай воинственно выпятил подбородок и трагическим тоном произнес:
  - Так меня ещё никто не оскорблял, - на самом деле воин отлично понимал, что из него лазутчик сейчас неважный, но и отпустить Славу одну ему было страшно.
  Словно угадав его мысли, княжна протянула к нему руку и положила на плечо.
  - Ты понимаешь, что из-за твоего упрямства мы просто тратим время? - строгим тоном, словно объясняя ребенку, сказала она. - Где твой хваленый здравый смысл? Я не беззащитная дева, если что смогу постоять за себя. Тем более что в лагере объявлен мертвый час, я сама слышала, как разбойники об этом говорили. В это время проще медведя на дороге встретить, чем кого-нибудь из ватаги. Все должны находиться на своих местах, ослушание карается смертью
  Аглай хотел возразить, но язык не повернулся. Внутренний голос вопил о том, что княжна права.
  - Иди, - еле выдавил из себя сотник. Это одно слово далось ему с большим трудом. - Только в таком случае, что делать мне.
  - Меня жди и поправляйся, - улыбнулась Слава и встала, подкралась к двери и посмотрела, чем занимается охранник. Сторож спал сидя на какой-то чурке, облокотившись спиной на неровную стену.
  - А ты знаешь куда идти?
  - Я примерно дорогу помню, да и мышонок при мне, если что подскажет. Если меня кто спрашивать будет, скажи, что я скоро буду.
  - Конечно, конечно, - сотник с трудом поднялся и тоже подошел к двери.
  Княжна взяла его за руку и отвела в противоположный угол. Аглай сначала не понял, что от него хотят, но в следующий момент Слава требовательно попросила:
  - Подсади меня.
  Сотник поднял голову и увидел под крышей небольшую дыру, имелась она там изначально или кто-то пытался устроить побег, было трудно сказать.
  - Я её ещё днем присмотрела, - довольно сообщила девушка и мигом вскарабкалась по плечам сотника под потолок.
  - А ты в неё пролезешь? - с сомнением покачал головой воин.
  - Не сомневайся, - уверенно шепнула девушка и словно уж проскользнула в прореху.
  - Вот бы я так мог, - с завистью присвистнул Аглай и спешно добавил. - Только смотри мне там без самодеятельности. Глянула и назад.
  Но княжна этого последнего напутствия уже не слышала, она тихонько соскользнула на землю с обратной стороны холодной и тенью метнулась в сторону хаты атамана.
  
  *****
  Как ни странно, это выглядело, но разбойники действительно сидели по своим лачугам, в лагере было темно и пусто. Огонь горел только в одной избушке, которая как раз принадлежала Гордею. Владислава без приключений подобралась к дому атамана. К её большому удивлению никакой охраны здесь не было.
  - Интересно, почему избу не охраняют? - спросила она у себя. - Может, потому что Гордей считает, что его гостям нечего опасаться в его доме или потому что охрана может увидеть что-то из того о чем никто знать не должен. Скорее всего и то и другое, - подытожила княжна свои рассуждения и тихонько пробираясь к окну из которого исходил свет. Подойти к нему было весьма сложно, потому что вдоль стены рос какой-то ужасно колючий кустарник, в чем девушка убедилась на собственной шкуре. Но любопытство оказалось сильнее боли и Слава, закусив губу, чтобы не застонать сделала последний шаг и заглянула в комнату.
  В помещении горел не яркий свет, но его было вполне достаточно, чтобы рассмотреть все, что там происходило. Владислава с удивлением уставилась на огромную дубовую бочку посреди комнаты почти до краёв наполненную водой, от которой шел пар.
   В комнату вошли двое. Одним из них был атаман, Слава сразу узнала этого верзилу, а вот второй человек был укутан в плотный плащ, капюшон был надвинут так глубоко, что скрывал лицо полностью. Когда Гордей плотно притворил дверь, гость моментально скинул плащ прямо на пол, и Слава еле сдержала рвущийся на волю крик возмущения. Там, рядом с атаманом стояла Рада.
  Слышно было очень плохо. Слава изо всех пыталась понять, о чем Рада разговаривает с атаманом, но все её попытки были тщетны. Одно было понятно с первого взгляда: главной сейчас в комнате была именно невольница, а Гордей раболепно склонялся перед ней и заискивающе улыбался. Девушка в какой-то момент подумала, что и разбойник поддался чарам танцовщицы, но вскоре отбросила эту версию. Нет. Здесь было что-то другое, Слава сразу обратила на это внимание. Атаман вёл себя вовсе не как пылкий влюблённый. Так собака виляет хвостом перед хозяином. Княжна раздраженно переступила с ноги на ногу и тут же замерла, затаив дыхание: Рада прямиком направилась к окну. Посчитав, что её засекли, горе-наблюдательница упала ничком там, где только что стояла. Шипы вредного растения нещадно впились в открытые участки кожи, княжна до крови закусила губу. Но невольница лишь распахнула окно, и даже не взглянув наружу, вернулась к бочке с водой.
  Владислава ещё долго не решалась подняться, ей всё казалось, что сейчас кто-нибудь выглянет в окно и обязательно её заметит. Возможно, она так и пролежала бы до самого рассвета, если бы не мышонок. Сначала он потребовал его выпустить, а потом, оказавшись на свободе и сбегав куда-то, сообщил, что путь свободен. Княжна медленно и плавно поднялась, она решила на прощанье заглянуть в комнату ещё раз, может и королевич Елисей тоже здесь? Картина, увиденная девушкой, сильно её удивила. В помещении всё так же присутствовало два человека, но вместо Рады в бочке с водой нежилась совсем другая женщина похожая на невольницу, но не она. Обескураженная увиденным Слава двинулась в обратный путь.
  *****
  В комнате было очень душно. Эх, перестарались молодцы, - отметил про себя Гордей, не отрывая взгляд от изящной фигурки гостьи. Девушка грациозно прошествовала прямиком к окну и легким движением руки распахнула его настежь.
  - Уф, - капризно произнесла она, - вот так-то лучше, хоть один глоток воздуха, а то устроили здесь баню.
  - Мы хотели, как лучше, госпожа, - стал неуклюже оправдываться грозный атаман. По его лицу было видно, что он почему-то очень робеет перед этой девчонкой.
  - Не стоит трепаться попусту, - грубо оборвала она его, - лучше подойди и помоги мне раздеться.
  Атамана явно смутил такой приказ, но он не посмел ослушаться, и отчаянно краснея, словно влюблённый юнец, на нетвердых ногах подошел к красавице.
  - О, ты даже не представляешь, как я хочу поскорее оказаться в воде, - повернувшись к нему спиной промурлыкала Рада. - Я уже и забыла, когда последний раз толком принимала ванну. Всё так завертелось. Я и подумать не могла, что мне может так повезти.
  - Что вы имеете в виду, - Гордей старательно отводил взгляд от уже почти обнажившейся девушки, которая без всякого смущения деловито накидывала на его плечи элементы своего незамысловатого наряда.
  - А всё. Понимаешь, словно звезды мне благоволят. Всё сошлось одно к одному. Я просто уверена, что в этот раз мне всё удастся. Представляешь, моя задумка сработала. Я попала в плен к барону, а потом к маркизу и ни один из них даже ни на секунду ничего не заподозрил. Милашка маркиз, такой наивный.
  - Почему?
  - Ты бы видел, как он удивлялся всякий раз, когда к нам в лагерь забредали всё новые и новые охотники до красоты. Он так наверно и не понял, что после моего маленького вмешательства его хваленый полог не отпугивал, а наоборот заманивал всех мужчин от мала до велика на расстоянии версты.
  - Но зачем?
  - Как зачем? - красавица повела плечами и залезла в бочку с водой. Несколько минут она блаженно постанывала, будто с ней в бочке был ещё кто-то и они там вовсе не купались. - Да это же ребёнку понятно: я растянула паутину и как паучок ждала подходящей жертвы и..., - Рада сделала театральную паузу, - и дождалась. Не знаю, каким ветром в ту глушь занесло королевича Елисея, но его неожиданное появление пришлось мне на руку. Теперь правители передерутся между собой, а мы тем временем захватим власть в государстве.
  Гордей многое повидал за свою не такую уж и длинную жизнь и знал, что сейчас должно случиться, но всё равно увиденное заставило его содрогнуться: Рада погрузилась в воду с головой и когда снова вынырнула на поверхность, черты её лица стали растекаться, словно были нарисованы.
  - Бог ты мой как хорошо, - в это время шептала Рада вновь и вновь проводя мокрыми руками по лицу. - Ты даже не представляешь, какая гадость - это молодило.
  - Вас никто не заставлял им пользоваться, - философски заметил Гордей, стараясь не показать вида, насколько он впечатлен увиденным.
  - Ага, как же, - скептически хмыкнула Рада, - без этой чудной вещицы я наверно бы смогла обвести вокруг пальца столько людей.
  - Я всё равно не совсем понимаю, что за игру вы затеяли, - сокрушенно покачал головой атаман.
  - Наверное, именно поэтому я - царица, а ты - просто разбойник, - язвительно улыбнулась Рада. Её лицо, наконец, перестало растекаться и приобрело конкретные черты. Правда теперь купальщица выглядела намного старше, это была женщина в возрасте, но всё ещё довольно привлекательная и знающая себе цену.
  - Да, царица и самая прекрасная, - согласился Гордей, но не удержался и добавил. -Только вот что-то государство ваше как-то не очень.
  - Совсем скоро всё будет иначе. Страна Явора станет моей, - уверенно заявила царица, не обратив внимания на выпад разбойника.
  - Как? - атамана огорошило такое заявление. - Вы же собирались идти воевать князя Ярослава.
  - Всему своё время, - тонко улыбнулась хазарейская царица Найда. - Дойдет и до Ярослава очередь, тем более что у нас с ним старые счёты. Не могу же я упустить королевство, которое само плывет ко мне в руки. Это было бы весьма глупо с моей стороны. Не правда ли? - и женщина кокетливо заморгала всё ещё пышными ресницами.
  - Наверное, - неуверенно ответил Гордей.
  - Ты что мне не веришь? - хазарейка возмущенно хлопнула по воде и во все стороны полетели брызги. - Сам посуди: король Явор ведет себя как идиот и не способен управлять страной - это раз, армию отослал на дальние рубежи - это два, на днях, а то и раньше под стенами столицы будут как минимум две разъярённые армии, жаждущие крови - это три. Всё что нам надо сделать - занять замок короля пока неприятели будут друг другу рвать глотки.
  - Сказать проще, чем сделать, - с запозданием осознавая в какую авантюру по глупости он впутался, заметил Гордей.
  - Только не для меня и только не в этот раз. Я всё продумала. Занять замок нам поможет Гай. Он откроет ворота и всё. Победа за нами!
  - Ну, захватим мы замок и что? - атаману не пришлись по душе замыслы царицы. - В моей ватаге максимум человек пятьдесят наберётся, а захваченное еще, между прочим, удержать надо.
  - Я распорядилась, мои войска уже в пути и при необходимости окажут нам соответствующую поддержку. Хотя может до этого и не дойдет. Да не бойся ты, - царица покачала головой глядя на озадаченное лицо атамана. - Твои разбойники и мои орлы - это всего лишь перестраховка, на крайний случай, так сказать. Если грамотно всё разыграть ваше вмешательство не потребуется, а местное население мне ещё и спасибо скажет за свержение тирана.
  - Не уверен, - высказал своё мнение Гордей. План царицы был такой простой и глупый, что вполне мог сработать и атаман сейчас не знал, радоваться такому стечению обстоятельств или нет.
  - Ну, это твоё личное мнение и ты можешь держать его при себе, - заявила Найда-Рада. - Завтра утром я отбуду в столицу, а ты соберешь людей и выступишь вечером.
  - Но зачем вам туда? - удивился Гордей.
  - Подтверждать легенду, - не скрывая своего превосходства, рассмеялась царица. - А то все мои старания могут засыпаться на одной маленькой несостыковочке.
  - И на какой же? - без особого интереса скорее из вежливости спросил атаман.
  - Да это же просто как ваша пареная репа, - всплеснула руками Найда явно забавляясь недогадливостью детины. - Какая может быть битва за яблоко раздора, если этого яблока нет на тарелке. Я намажусь молодилом и отправлюсь прямиком к Явору, попрошу защиты от чего или кого придумаю по дороге. Мы с ним знакомы, так что я знаю, что этому надутому индюку надо сказать, чтобы он проникся желанием мне помочь. А когда к замку подтянуться войска Фебюса и Елисея, точнее его папаши Евсея, я сделаю вид, что Явор удерживает меня силой. Плюс умеренная доза приворотного зелья для придания моменту остроты и пикантности и, как говориться, понеслась. Они набросятся друг на друга как цепные псы, а я буду стоять в сторонки и ждать: чем это всё закончиться. Может даже награжу победителя поцелуем... пусть перед смертью порадуется. Заслужил ведь, - и женщина мечтательно закрыла глаза.
  - Не хотел бы я быть вашим врагом, - понимая насколько иногда бывают коварны женщины, проронил Гордей.
  - Вот-вот, - не открывая глаз мурлыкнула царица. - Поэтому принеси мне чего-нибудь и выпить, и поесть. Что-нибудь изысканное.
  - Помилуйте, да где ж вам сейчас деликатесов наберу? - возмутился атаман. - Ночь на дворе.
  - Отправь кого-нибудь куда-нибудь, - тоном не терпящим возражений, произнесла Найда.
  - Да кого я отправлю? Я всем приказал сидеть по местам и не сметь носа на улицу высунуть. Вы же сами просили в своём послании создать условия полной секретности.
  - Тогда сам сходи, - хазарейка величавым жестом указала разбойнику на дверь. - Давай, одна нога здесь другая там. Нам ещё предстоит проговорить детали, а времени до рассвета остается очень мало.
  - Никуда я не пойду, я вам не холуй, - решительно ответил атаман и демонстративно уселся на стул, всем своим видом показывая, что нет в мире такой силы, которая сдвинет его сейчас с места.
  Хазарейская царица надменно хмыкнула и про себя пометила, что когда она придет к власти строптивому атаману надо будет отрубить голову или что-нибудь другое.
  ****
  Слава благополучно добралась до "холодной", она виртуозно миновала шедший ей на встречу патруль. Разбойники обреченно следовали по намеченному пути, не проявляя особого рвения, но в тот момент, когда княжна их заметила, она как раз пересекала открытый участок. Слава на мгновение замерла, а в следующее мгновение расстелилась на земле, причем сделала она это так молниеносно, что ни одна травинка не шелохнулась. В какой-то момент девушка даже пожалела, что рядом нет Аглая, вот кто сполна смог бы оценить её мастерство.
  Улыбаясь своим мыслям, девушка подкралась к тюрьме, где их держали разбойники. Ей оставалась пройти совсем чуть-чуть до разлапистой сосенки, забравшись на которую она могла бы попасть на крышу "холодной", но тут раздался грозный окрик:
  - Стой, кто идет?
  - Я, - пискнула княжна, понимая, что рядом с "холодной" стоит охранник. Приглядевшись, она поняла, что мужчина отошел сюда справить нужду. Девушка оцепенела, она просто не знала, как себя вести дальше.
  - Ведьма? - удивленно уточнил сторож.
  - Ага, - кивнула Владислава, присматривая путь для отступления, она, наконец, узнала говорившего. Это был разбойник без кисти, кажется, его звали Куля.
  - Почему ты не в "холодной"?
  - Так жрать охота, - брякнула княжна первое, что пришло на ум. - Вы же пленников не удосужились покормить.
  - А где твой любовник?
  - Так это...- Владислава запнулась на миг и, выдержав паузу, плотоядно произнесла. - Я его того...съела короче.
  - Целиком? - не поверил Куля.
  - А что? Тебя что-то смущает?
  - Нет, - поспешно ответил разбойник и сделал шаг назад, потом ещё один. Владислава внутренне возликовала: ещё немного и потенциальный враг пуститься в бега. Но в следующий момент Куля сделал обманный выпад, и вместо того, чтобы удирать без оглядки, метнулся вперед и завалил не успевшую сгруппироваться девушка на землю. Слава со всего размаху ударилась головой об стену "холодной" и взвыла от боли. Куля навалился на неё сверху и по-хозяйски облапал.
  - Ты что!!- закричала девушка, но разбойник тут же засунул ей в рот какую-то грязную тряпку. Славу передёрнуло от мерзкого запаха, она стала яростно пытаться высвободиться, сбросить с себя разбойника.
  - Не ерепенься, тварь, - свирепо прошипел он и ударил княжну наотмашь по лицу. Перед глазами Славы побежали багровые круги. Княжна тихо застонала от боли и закрыла глаза, а Куля уже снял кушак и вязал ей за спиной руки.
  - Вот так оно получше будет, - довольно произнес он.
  Княжна изловчилась и всё же выплюнула тряпицу, которую разбойник использовал вместо кляпа. Он сразу заметил это, но затыкать рот ей снова не стал, а лишь усмехнулся чему-то. Затем он достал откуда-то из-под своего видавшего виды лапсердака кусок верёвки и связал ей ноги.
  - А не боишься? - подавив ужас, поинтересовалась леденящим душу тоном Слава.
  - И пострашней видали, - отмахнулся Куля и куда-то отошёл.
  - Смотри, прокляну или порчу наведу.
  - Можешь начинать, - разбойник подошел к своей жертве и в его руке блеснул нож. - Я заговоренный, ничего ты мне не сделаешь.
  - Ой-ли.
  - А и сделаешь, что с того? - философски заметил тать. - Всем помирать. Ну да что трепаться. Давай лучше развлечемся.
  - В смысле? - княжна с удивлением посмотрела на возвышавшегося над ней Кулю.
  - В прямом. Съела ты любовничка или по ветру развеяла мне до одного места. Главное, что сейчас ты ничего наколдовать не сможешь. Я в лесу сидячи так по бабам соскучился, что и ты сойдешь. Тем более, что подержаться у тебя есть за что. Я уже попробовал, - с этими словами разбойник склонился над своей жертвой и провел холодным лезвием ножа по её горлу.
  От одной мысли о том, что собирается сотворить с ней мерзавец, княжну охватила паника. Она берегла дево для единственного суженого, для человека которого полюбит и теперь при мысли о том, что её первым мужчиной станет насильник девушка, считавшая себя сильной духом, впала в истерику, по щекам побежали слёзы отчаяния и бессильной злобы. В голове мелькнула спасительная идея рвануться навстречу лезвию и не допустить позора, но Куля угадав её движение, мгновенно убрал нож.
  - Ну-ну, - язвительно произнес он. - Потом ещё спасибо скажешь - без греха ж и вволю. Сейчас я помогу даме раздеться, - он потянулся к её поясу, - я с удовольствием сорвал бы твоё тряпьё, но мне тебя ещё завтра атаману показывать, а он у нас чистоплюй, такие дела не любит. Так что радуйся, сохраню твои портки в целости и сохранности.
  Он говорил что-то ещё и гадко посмеивался, но девушка его не слышала, она будто провалилась в какое-то забытьё. В какой-то момент ей показалось, что она наблюдает за происходящим со стороны. Славу совсем не удивило, когда разбойник вдруг отлетел куда-то и над ней склонился Аглай, она в немом отупении проследила за траекторией полета насильника и как тот страшно захрипел, а через мгновение застыл в неестественной позе с удивленно выпученными глазами, у разбойника была сломана шея.
  Аглай казалось и не обратил внимания на смерть насильника, он подобрал нож, которым ещё мгновение назад Куля угрожал девушке и непослушными руками пытался высвободить Славу из пут.
  - Ну же, девочка, - ласково шептал он. - Всё хорошо, - но Владислава отрешённо смотрела куда-то в сторону, не реагируя на его голос. - Нам надо уходить. Ты это понимаешь? - Пытался дозваться девушку сотник.
  Княжна же лежала на земле безразличная ко всему, не отрывая бессмысленный взгляд от тела мертвого разбойника. Аглай позвал её по имени ещё раз и отвесил Владиславе оплеуху. Девушка охнула, часто заморгала, а затем громко заплакала. Сотник хотел обнять её, но она отпихнула протянутые руки и стала суетливо натягивать свои порты, которые Куля успел приспустить.
  - Славушка, - успокаивающе произнес Аглай, - надо поторапливаться. Теперь нам здесь нельзя оставаться. Если разбойники узнают о случившемся нам несдобровать.
  Слава молча поднялась, её била крупная дрожь от пережитого, в голе застрял комок, но пощёчина Аглая вернула девушку к действительности, она понимала, что не имеет права биться в истерике. Не сейчас.
  Сотник натужно пыхтя взял тело разбойника за ноги и затащил в "холодную". Княжна с удивлением отметила, что теперь в ней не было двери. Видимо Аглай вынес её, когда спешил к ней на помощь. Девушка оглянулась и увидела покорёженную дверь на земле метрах в двух от себя.
  - Надо поставить дверь на место, - почему-то не узнавая свой голос, прошептала княжна.
  - Я знаю, - коротко ответил сотник и уже в следующий момент склонился над дверью. - А ну-ка подсоби, - кряхтя, попросил он. - Этот разбойник, собака, все мои силы вымотал, тяжелый гад оказался. Боюсь, один с дверью не сдюжу.
  Слава без лишних слов ринулась помогать сотнику, вместе они с горем пополам пристроили дверь на место.
  - Что дальше? - слегка запыхавшись, спросила княжна.
  - А хрен его знает, - брякнул Аглай. - Будем выбираться. Только бы знать в какую сторону.
  - Кажется туда, - Владислава махнула рукой, указывая налево.
  - Туда значит туда, - согласился воин и тяжело дыша направился в указанную сторону.
  
  *****
  Матвей тяжело дышал, не смотря на то, что он был малым не из хрупкого десятка, сейчас ему почему-то стало страшно. Подросток помотал головой, поправляя себя: нет, не страшно - тревожно. А вдруг у него не получиться. А что если это действительно на рассвете его жизнь закончиться? Матвей сделал глубокий вдох, пытаясь успокоится.
  Он уже практически дошел до конюшни и затаился за крепкой сосной обдумать, что делать дальше. Затем, не придумав ничего лучше, чем просто заглянуть в конюшню и там сработать по обстоятельствам. Малый проскользнул в крепко пахнувшее конским навозом помещение. Сдор как и предположил парнишка спал в обнимку с пустой бутылью. Немного помешкав, юноша направился к разбойнику, чтобы оглушить и связать его, именно в тот момент когда, Матвей вплотную приблизился к спящему, тот внезапно открыл глаза.
  - Что ты тут делаешь? - недружелюбно, хриплым спросонья голосом, спросил Сдор.
  - А вот что! - крикнул подросток и накинулся на разбойника. Но Сдор, которого Матвей считал слабаком, проявил чудеса ловкости и, не моргнув глазом, вывернулся от нацеленного в голову удара. Завязалась потасовка. Матвей рычал от злости, но никак не мог одолеть противника, Сдор хмуро сопел отражая атаки, и не спешил звать на помощь. Ему хотелось разделаться с несносным мальчишкой самому.
  *****
  Слава и Аглай мелкими перебежками двигались в сторону, где по их расчетам разбойничий лагерь заканчивался. Внезапно Аглай остановился и потянул княжну за рукав.
  - Кажется здесь где-то рядом конюшня.
  - С чего ты это взял? - удивилась она.
  - А ты принюхайся. Чем пахнет? Я в своё время столько конюшен почистил, что этот запах ни с каким другим не перепутаю.
  - Лошади - это хорошо, - улыбнулась одними губами княжна. - Только удастся ли нам их заполучить?
  - Если не попробуем, то никогда и не узнаем, - философски ответил сотник.
  - Ох, не думаю, что нам стоит вот так запросто здесь шляться, нас же могут заметить.
  - Так мы аккуратненько, - Аглай встретился с неодобрительным взглядом княжны. - А вообще, как знаешь - моё дело предложить. Только хочу заметить, что верхом у нас намного больше шансов уйти отсюда живыми и невредимыми.
  - Ладно, - сдалась княжна, - веди меня мой "нюхач".
  Сотник довольно потер руки и отправился в сторону, откуда шел "аромат". Вскоре беглецы уперлись в небольшое строение, в котором даже Владислава признала конюшню. Аглай приник к щели между плохо сколоченными досками и жестом поманил спутницу. Княжна последовала примеру сотника. Её взору открылось небольшое помещение с мирно отдыхающими лошадками. Единственное, что нарушало идиллию был злобно рычащий комок, катающийся по полу.
  - Интересно, что они не поделили? - еле слышно произнес Аглай.
  - Какая разница, - ответила Слава. - Сейчас оглушим обоих, а завтра пускай с ними атаман разбирается.
  - Неплохо придумано, - хмыкнул сотник и стал плавно пробираться в сторону входа.
   Матвей чувствовал, что силы начинают его оставлять. Сдор уже повалил его на землю и одарил парой увесистых тумаков, как вдруг кто-то его скрутил и откинул куда-то в бок, разбойник дернулся и затих. Паренёк не успел обрадоваться такой удаче, потому что понял - он будет следующий, будто в подтверждение этой мысли через долю секунды его схватили и Матвей ткнулся лицом в землю.
  - Не надо! - судорожно пытаясь высвободиться, взмолился парень.
  - Ой, так это же наш сторож, - удивленно произнес женский голос где-то над ухом Матвея.
  - И что с того? - возразил ему мужской. - Тюкни его чем-нибудь или придуши слегка, если жалко, только так чтобы он до утра не оклемался. А то поднимет сейчас всех на ноги.
  - Я не подниму, - отплевываясь от набившейся в рот земли, поспешно заявил Матвей.
  - Так мы тебе и поверили, - хмыкнула женский голос.
  - Только не бейте, - чуть не плача от досады взмолился подросток, злые слезы жгли глаза - свобода была совсем рядом и вот на тебе, сначала он не смог побороть пьяного разбойника, а теперь стал жертвой не разбойников, а их пленников. - Мне нельзя без чувств валяться.
  - Ишь ты, - присвистнул мужской голос. - Нельзя ему.
  - Да, нельзя, - Матвей попытался приподнять голову, но ему это не удалось. - Слава, это же вы?
  - Да, - кивнула княжна.
  - Будьте милосердны, отпустите меня. Я никому ничего не скажу.
  - Ты нас что, совсем за идиотов держишь? - произнес Аглай и требовательно добавил. - Слава, давай быстрее, мы с этим молокососом только время теряем.
  - Прости, парень, сам понимаешь по-другому никак, - девушка занесла руку для удара.
  - Нет, умоляю. Лучше возьмите меня с собой. Мне нельзя оставаться здесь, - взмолился Матвей, понимая, что это его последний шанс.
  - Вот это да, - хмыкнул сотник. - И чем же тебе твои товарищи не угодили. Славушка, ну-ка дай этому герою подняться, я хочу рассмотреть его получше.
  Слава поменяла захват и, оставив руки Матвея за спиной, дала ему возможность подняться.
  - Смотри, рыпнешься или вздумаешь кричать, она тебе голову вмиг свернет. Она у меня такая, - предупредил юнца сотник. - Ну, давай рассказывай, только кратко.
   - Они предатели, я случайно услышал один разговор, - затараторил Матвей, не зная, как ему ещё убедить своих мучителей взять его с собой. Единственной возможностью для него остаться в живых было покинуть лагерь разбойников, а как и с кем не так уж и принципиально. Он готов был сказать, пообещать сейчас что угодно и решив пойти ва-банк брякнул то, что, по его мнению, могло заинтересовать беглецов. - Они продались хазарейской царице!
  - Что?!! - в один голос вскрикнули Аглай и Слава, забыв, где они находятся. - Ты уверен?
  - Да, - как- то обреченно подтвердил Матвей. - В этом не может быть сомнений. Поэтому я и хочу сбежать с вами, король должен знать, что его люди переметнулись на вражескую сторону, - парень скромно умолчал о том, какая участь ждет его на рассвете.
  - Постой, - сотник провел рукой по лбу. - Так разбойники - люди короля.
  - Да, мне атаман и перстень с печатью и грамоты показывал.
  - Вот так так! - не сдержала эмоций Слава и тут же получила тычок локтём от Аглая.
  - А скажи-ка нам, друг любезный, с чего ты вдруг таким патриотом сделался, - пристально изучая подростка, задал вопрос Аглай.
  - Я служу королю, - гордо выпятив грудь, произнес юнец.
  - А здесь тогда что делаешь? - не удержалась от вопроса княжна.
  - Я сюда не по своей воле пришел. Меня в мешке привезли.
  - Ясно, - сказал Аглай таким тоном, будто это обстоятельство всё объясняло.
  - Я вам пригожусь, - взмолился юноша. - Я много чего умею, у меня связи при дворе.
  - Это очень хорошо, - сотник задумался над тем, как правильнее будет поступить.
  - У меня ещё кое-что есть для вас, там, в кармане, - Матвей указал подбородком на свой правый бок, - возьмите.
  - Что там? - спросила княжна.
  - Мазь, я её у Алтына стянул, он ею больную ногу растирает. Возьмите её в знак дружбы, Слава говорила, что вы ранены.
  Девушка тут же схватила баночку, удерживая пленника одной рукой, и подала Аглаю, тот открыл её, нюхнул и, скривившись, поднес к носу княжны. В нос девушки ударил крепкий и до боли знакомый запах, рядом с ним даже аромат конюшни ушел на задний план.
  - Да отпусти ты его, - скомандовал Аглай, своим намётанным глазом он ясно определил, что юнец никуда не побежит и шум поднимать не будет. Видимо он действительно намеревался сбежать от разбойников. Вот только по той ли причине что назвал или здесь кроется что-то иное? Сотник решил, что постарается выяснить это потом, когда они будут на воле.
   Владиславе не надо было повторять дважды, она тут же отпустила Матвея и метнулась к Аглаю. Тот сначала и не понял её поведения, особенно когда она требовательно потянула за ворот его рубахи.
  - Нам очень повезло, - протараторила княжна, - эту мазь баба Капа делала, убойная вещь. Снимает любую боль, заживляет абсолютно всё.
  Матвей молча стоял и смотрел на странную парочку, всем своим видом показывая, что он готов сделать все, что ему прикажут.
  - Вероятно, мальцу действительно нужна наша помощь, - так чтобы его слышала только Слава, сказал Аглай. Княжна даже не обратила внимания на слова сотника, она спешно наносила мазь на его рану.
  - Ого, - вдруг с изрядной толикой уважения изрек Аглай.
  - Что? - не поняла Слава.
  - А бабка твоя умница, мазь-то действует.
  - А то, - с гордостью за наставницу кивнула девушка.
  После вынужденной паузы, когда княжна, наконец, выпустила сотника из своих цепких пальчиков, тот снова обернулся к Матвею и спросил:
  - Ты знаешь, как лучше уйти из лагеря?
  - Да, - кивнул Матвей.
  - У разбойников есть ещё лошади, кроме тех, что находятся здесь? - уточнил воин.
  - Нет, - немного подумав, заявил юнец.
  - А почему их так мало? - удивился Аглай и на мгновение покосился в сторону четырех лошадей мирно дожидавшихся своих седоков. - По идее у них должен быть целый табун.
  - Я поначалу тоже так думал, а потом узнал, что они отводят лошадей в город и продают. Ну, а если совсем туго приходится и добычи нет, то съедают. Ужас! - юнец передернул плечами.
  - Да, ладно, - махнул рукой Аглай и Матвей понял, что сотнику видимо знаком вкус конины. - А почему разбойники оставили лошадей, о которых ты говоришь?
  - Да они просто их в город ещё не переправили. Гордей обещал, что когда их поведут на торг, то и меня в столицу вместе с ними отпустят.
  - Что-то мне так кажется, что это будет очень нескоро, - заметила Слава.
  - Лошади четыре, - не обратив на подколку внимания продолжил Матвей, понимая, что от того как он себя сейчас поведёт будет зависеть возьмут ли его с собой. - Одна моя, а три остальные разбойники у кого-то свели, - Матвей на секунду замолк, - охранять их назначили Сдора, хотя охранять - это сильно сказано, - хмыкнул паренёк, - скорее спать под одной крышей с лошадьми, но он практически всегда пьян и я думал, что сегодняшняя ночь не исключение. Я надеялся, что с легкостью его одолею, но не тут-то вышло. Если бы не вы...
  Матвей сделал трагическую паузу и собирался эффектно закончить фразу, но Аглай ему этого не дал, он развернулся и пошел к лошадям. Сотнику хватило одного взгляда, чтобы узнать коней. Воин удивленно присвистнул.
  - Что? - еле слышно спросила княжна.
  - Да вроде как всё, - отозвался сотник, он решил, что девушка сама всё увидит и поймет, а Матвею знать лишнее ни к чему. Воин заложил руки за спину и обернулся к Владиславе. - Только вот я теперь ума не приложу, что дальше то делать. Мы ж почитай в центре разбойничьей стоянки. Как вывести лошадей и выйти самим, да так чтобы не привлечь внимания? - Аглай требовательно посмотрел на притихшего паренька, будто вопрос был адресован исключительно к нему одному.
  - А зачем? - тут же отозвался Матвей, ему вдруг пришла в голову идея, которую он решил спешно озвучить. - Это если мы таиться будем, то разбойники могут что-то заподозрить и помчаться в погоню, а вот если мы сейчас выведем коней и сразу на них поедем, то может всё и обойдется.
  - Не вижу логики, - отмахнулся Аглай, хотя мысль юнца ему показалась интересной.
  - Так ведь сейчас мёртвый час, - напомнил Матвей.
  - И что? - не совсем понимая, к чему ведёт парнишка, спросил сотник.
  - Как это что? Мёртвый час для того и придуман, чтобы разбойники лишнего е увидели, если кто нос высунет - смерть. Даже если кто и услышит конский топот, то решит, что это гости, про которых атаман говорил, покидают лагерь. Кому в голову придет, что ведьма с любовником решили коней увести?
  - Малый дело говорит, - кивнула головой Слава, давая этим понять, что план принят, и сотнику ничего не оставалось, как подчиниться. Он деловито намотал поводья свободной лошади на луку седла своего коня и направился к выходу.
  Аглай бодро вскочил в седло, но Матвей обратил внимание на то, что, не смотря на мазь, воину стало хуже, было заметно с каким трудом ему дается каждое движение, как тяжело он дышит, но свои наблюдения подросток оставил при себе.
  - Я поеду последним, - тоном не терпящим возражений, сообщил Аглай и никто с ним не стал спорить. - Если что прикрою вас.
  Беглецы переглянулись и практически одновременно сорвались с места вскачь. Как и предположил Матвей никто из разбойников не решился выглянуть, чтобы проверить, кто скачет по лагерю. Даже караулы и те сделали вид, что ничего не видят, потому что имели ясное распоряжение охранять стоянку от внешнего вторжения, те, кто покидал лагерь, их вовсе не интересовали.
  Где-то в глубине небосвода зарождался рассвет. Матвей с тоской уставился в светлеющее небо. Ему вдруг начало казаться, что у них ничего не выйдет, что разбойники их всё равно догонят, встревоженный своим предчувствием он заявил:
  - Торопиться надо. Скачем галопом без остановок.
  - Чего нам боятся? - с наигранной бодростью произнес Аглай. - Мы верхом, а разбойники пешие.
  - Бережёного Бог бережет, - поучительно заметил юнец.
  Аглай только кивнул, что он ещё мог сказать этому мальчику-мужчине. Владислава смотрела на лошадей, в рассветной полутьме они казались ей чем-то знакомыми. Но сил для того что бы сосредоточится на этом у девушки не было. Тем более что по-настоящему её волновало совсем другое. Княжна мучительно пыталась собраться, что-то из увиденного этой ночью не давало ей покоя что-то очень важное, но вот что именно она никак не могла понять.
  Они мчались и мчались вперед, молча и не оборачиваясь. Солнце уже вовсю хозяйничало на небосклоне, когда путь беглецов преградила река. Матвей, который ехал сейчас впереди грубо выругался. Слава остановила лошадь, но та вопреки воле хозяйки сделала ещё пару шагов и стала пить воду. Девушка обернулась, чтобы спросить у Аглая, не знает ли он что это за река и сердце её тревожно забилась. В их сторону неспешно трусили два коня, тот поводья, которого Аглай привязал к луке и тот на котором должен был ехать сотник сам, но его седло было пусто.
  *****
  Василий выполнил поручение советника и уже с самого утра два плечистых охранника подошли к Лизе, которая заламывая руки, пела какую-то печальную песню. Девушка даже не обратила внимания, на то, что к ней подошли. Охранники неловко топтались рядом с ней, не зная с чего начать, наконец, один из них решился и коснулся худого плеча.
  - Иди отсюда, - тихо и даже робко произнес он, но девушка точно не заметила, что обращаются именно к ней.
  - Ты слышишь? - поддержал напарника второй страж и легонько толкнул нищенку.
  - Пошла прочь. Ты слышишь меня? - ободренный поддержкой товарища первый охранник слегка повысил голос.
  Но Лиза смотрела сквозь них и никак не реагировала на их призывы. Что ей были какие-то незнакомые парни, когда за ней родной отец приходил, но она осталась глуха к его мольбам? Охранники ещё с минуту попытались привлечь её внимание, а потом схватили девушку под руки и поволокли в сторону. Если сначала они надеялись, что у них получится избавиться от неугодной королю бедняжки легко и просто, то вскоре они поняли, что обойтись здесь устным приказом не получится. Лиза стала упираться, царапаться, кусаться, девушка проклинала мучителей и звала своего вымышленного любимого. Спешивший по своим будничным делам народ стал оборачиваться, и вскоре на почтительном расстоянии образовалась внушительная толпа зевак. Люди переговаривались, качали головами, но не решались вступиться. Изловчившись, Лиза ударила одного из своих мучителей в пах, тот охнул и согнулся от боли, второй охранник кинулся к товарищу, а девушка бросилась обратно в сторону замка, простирая руки в немой мольбе.
  - Хватай её, собаку дикую, - прорычал взбешенный страж напарнику и тот кинулся вслед за беглянкой. Ему не стоило труда нагнать истощенную девчонку и он, урча от злобы, схватил её за волосы, повалил наземь и пару раз пнул нагой. Его пострадавший товарищ, всё еще сгибаясь от боли, подошел и тоже от всей души ударил даже не пытавшуюся защититься девушку.
  - Мешок неси, - прошипел он своему более удачливому товарищу, - а я пока постерегу да и отойду маленько. Ты видел, как эта сволочь меня приложила, я к ней по-человечески, а она?
  Охранник кивнул и мигом помчался выполнять просьбу товарища.
  Пострадавший страж оглядел злобным взором толпу зевак и гаркнул во весь голос:
  - А ну разойтись, что вам здесь бесплатное представление?! - затем помолчал и, заметив невдалеке дедка ехавшего куда-то по своим делам на старой телеге, в которую была впряжена не менее древняя лошаденка, махнул ему рукой и крикнул.
  - А ты старый, да ты на повозке, едь сюда!
  Старик испуганно заморгал, ему совсем не хотелось связываться со стражей, но и ослушаться он не мог. Поэтому мгновение поколебавшись, он всё-таки направил свою телегу к стражу, у ног которого лежала какая-то нищенка.
  Мешок нашелся быстро и охранник сломя голову помчался обратно.
  - Вот, - победоносно сообщил он товарищу и протянул свою добычу.
  - Засовываем в него девицу и грузим на телегу, - тут же скомандовал уже пришедший в себя страж. Его товарищ только кивнул, ему понравилась идея напарника. Пыхтя от натуги, они принялись заталкивать Лизу в пыльный мешок.
  - Э-э-э, - запротестовал старик, когда стражники закинули мех на его повозку. - Мы так не договаривались.
  - А ну, молчать! - прикрикнули в один голос охранники. - Тут дело государственной важности. Ты же хочешь послужить королю и отечеству. Или может ты изменник?
  - Да, какой я вам изменник, - тут же пошел на попятную старичок, вспомнив недобрым словом свою бабу, которая силком отправила его в это пасмурное утро за поросятами. Ведь нутром же чуял, что надо дома сидеть. - Аккуратно грузите только, телегу не попортите, я её только подновил.
  - Не боись, - усмехнулся один из охранников. - Всё нормально будет.
  - А награда мне за труды полагается? - решив не упустить возможной выгоды, хищно прищурившись, поинтересовался дедок.
  - А ты точно не изменник? - спросил второй охранник, и старичок мгновенно сникнув, усиленно замахал головой. - Тогда кончай крамольные речи и трогай.
  - Куда править то? - обреченно спросил дед.
  - К городским воротам, - небрежно ответил стражник, устраиваясь поудобней на рогожке.
  - К воротам так к воротам, - смиренно согласился престарелый возница и со всей силы стеганул лошадёнку, вложив в этот удар всю злость на превратности судьбы.
  ****
  Слава в мгновение ока кинулась к Матвею. Девушка дрожащим голосом произнесла:
  - Аглай пропал!
  - Печально! - совсем не переживая по этому поводу проронил парень.
  - Его надо найти, - девушка спешилась.
  - Как ты его найдешь? Ты хотя бы представляешь, какое расстояние мы отмахали? Когда ты в последний раз на него оглянулась? Лично я не помню.
  - Ну, надо же что-то делать, - Владислава покраснела до корней волос, ей стало ужасно стыдно, ведь она действительно совершенно забыла о сотнике, а тот ведь был ещё довольно слаб физически для таких скачек.
  - Надо в столицу пробираться короля предупреждать, - Матвей решил взять инициативу в свои руки. Конечно, он побаивался ведьму, но в безопасности он мог себя почувствовать только оказавшись в замке. Тем более что теперь, когда он узнал о заговоре, у него появился реальный шанс сделать хорошую карьеру при дворе. Матвей отлично это понимал.
  - Давай хоть немного вернёмся назад, посмотрим. Может он тут совсем рядом и ему нужна наша помощь.
  - Тебе надо ты и смотри.
  - Но ведь и твоя вина есть в том, что мы его потеряли. Ты же тоже забыл о нем.
  - А он мне кто? - зло усмехнулся Матвей. - Брат? Сват? Любовник? Он для меня никто.
  - Но ведь это не повод бросить раненого человека одного.
  - Я его не бросал, он знал, на что шел. Он бывалый воин и мог трезво оценить свои возможности. Я не удивлюсь, если он специально оставил нас, чтобы не быть обузой в пути.
  - Не может быть этого.
  - Может, если у него совесть есть. Мы не имеем права тратить время на пустые поиски. Нам надо в столицу, - произнес с нажимом юноша. В его понимании всё складывалось наилучшим образом. Теперь у них было четыре лошади, то есть у каждого по одной про запас. Так что можно было ехать без остановок, время от времени меняя лошадей. О судьбе Аглая паренек не беспокоился, если сотник жив, то выберется, а если нет, так о чем тут переживать. Матвей с радостью избавился бы и от общества Славы, но боялся, что без неё не выйдет из леса.
  - Ну, давай хоть немного вернемся, посмотрим, - снова попросила княжна. - Я потом мигом самую короткую дорогу найду.
  - Если хочешь - дерзай, - снисходительным тоном разрешил Матвей. - А я останусь здесь. Только смотри недолго. Я тебя ждать не намерен.
  - Не пугай, - разозлившись на такое отношение со стороны подростка, ответила Слава. - Можешь прямо сейчас ехать. Если вернусь, а тебя не будет - не бойся плакать не стану.
  Княжна развернулась и ушла, ведя своего конька в поводу, твердо уверенная в том, что найдет обнаглевшего парнишку на том же месте, где оставила.
  Матвей проводил фигурку ведьмы пристальным взглядом и обернулся к лошадям, оставшимся без седока. Холодок пробежал по спине юноши, один из коней показался ему знакомым. Он спешно подбежал к животному и ещё раз пристально оглядел. Теперь у него не было и доли сомнения, этот конь принадлежал Ваху. И на то, последнее задание Вах взял его с собой, чтобы сразу отправить гонца с донесением о том, что работа сделана. Как осиротевший конь оказался у разбойников, Матвею было совсем непонятно. Парень сжал голову вмиг похолодевшими ладонями. Он совершенно запутался и не понимал, что происходит. Юноша почувствовал себя таким беспомощным и жалким, что ему просто захотелось кричать, недавние мысли о карьере и несметных богатствах растаяли словно дым, он снова стал единственным оставшимся в живых из отряда подсылов. Пареньку захотелось просто убежать и спрятаться как в детстве. И он скорее бы всего так и сделал если бы не боялся осрамится перед Славой. Эти бесконечные тайны и повороты событий надоели ему до чёртиков. Матвей зло пнул камешек лежавший на дороге. Ну, что ещё он не знает? Какой ещё сюрприз ожидает его за ближайшим поворотом.
  *****
  Лицо Ярослава было мрачнее тучи, его верные ребята, хорошо знавшие своего князя, держались на почтительном расстоянии, осмотрительно придерживая ретивых коней. Каждый знал, что когда князь в таком настроении к нему лучше не подходить.
  Князь тяжело вздохнул и тряхнул головой, пытаясь таким нехитрым способом отогнать тревожные мысли. На душе было так муторно, что хоть волком вой.
  Уже прошло два дня с того момента как князь с десятком верных людей покинул замок. Перед отъездом он попытался ещё раз поговорить с братом, но Явор был настолько пьян, что ничего членораздельного от него услышать не удалось. Советник же выполнил своё обещание и в договоренный час к Ярославу уже готовому к отъезду подоспел провожатый. Им оказался толковый молчаливый мужчина, который без разговоров сразу же подошел к князю и произнес:
  - Если вы готовы, то едем.
  Князь молча кивнул, и маленький отряд двинулся в дорогу. До летней резиденции добрались быстро, но там их ожидал неприятный сюрприз. Обеспокоенная прислуга, обитавшая в изящном особняке, заявила, что королева Маргарита с неделю как отбыла в Костянский женский монастырь и до сих пор не вернулась, хотя все разумные сроки этого путешествия давно истекли. Князь нервно передёрнул плечами, слишком уж не похоже это было на Маргариту, которая никогда никуда не опаздывала. Он готов был отправиться в этот злосчастный монастырь тут же, но на дворе была уже глубокая ночь и верный Терех, который не захотел отсиживаться в замке Явора, не смотря на свой возраст, уговорил его переночевать в резиденции дав отдохнуть людям и лошадям. С рассветом князь и его люди отправились в монастырь. Но в монастыре их встретили не очень приветливо. Сначала настоятельница пыталась строить пригожему князю глазки, а когда поняла, что того интересует исключительно визит королевы быстро скуксилась и потеряла интерес к беседе. Единственное, что узнал князь так это то, что Маргарита уехала из монастыря буквально через пару часов после приезда. Что искала здесь королева, настоятельница скромно умолчала, лишь намекнув, что, мол, у каждого есть грехи, за которые надо каяться. Затем сославшись на занятость, она удалилась и князю пришлось "не солоно хлебавши" покинуть неприветливую обитель. Ему и его людям даже не предложили перекусить с дороги не то, что на ночь остаться. Так что заночевал отряд домишке ютившемся поблизости от монастыря. В нем часто ночевали те, кто пришёл поклониться святыне, но по какой-то причине не смог остаться в обители. И вот этой злосчастной ночью князь, спавший тревожным сном, пробудился от чудовищной боли. Спросонья он и не сразу понял, что случилось, только немного проморгавшись он понял, что это заговорённый оберег дает о себе знать. Ярослав спешно сунул руку под рубаху и дотронулся до заветной вещицы, но тут же не сдержался и отдернул ладонь. Оберег был просто раскален, но в одно мгновенье также внезапно как раскалился он и остыл. Князь дрожащей пятерней накрыл его и ещё долго прислушивался: греет он ладонь своим теплом или же поселился в нем холод. Утром, когда Ярослав умывался, то обнаружил на груди небольшой ожог, полностью соответствующий очертаниями оберегу. Обеспокоенный произошедшим, князь рассказал о случившемся Тереху. Боевой товарищ почесал свою сивую бороду и, глядя прямо ему в глаза сказал:
  - Не трясись как осиновый лист. Жива твоя дочь и скорее всего здорова. Просто этой ночью что-то с ней произошло. Нехорошее. Что-то что на душе её оставило след, как оберег на твоей коже. Да только от этого не умирают. Каждый в жизни свои шишки набивает, потому как жизнь жестокий учитель. У самого-то рубцов на душе поболее, чем на теле будет.
  - Утешил, - невесело ухмыльнулся Ярослав. - Так утешил, что хоть в петлю лезь.
  - Это дело не хитрое, только трусливое. Тебе ещё дочь замуж выдать надо, наследников дождаться, чтобы было на кого землю свою оставить. Пока этого не сделаешь об таких глупостях и думать не моги.
  - Вот что ты ко мне привязался, - князь беззлобно толкнул друга.
  - Я? - Терех аж поперхнулся. - Это ты ко мне пришел, чтобы я тебе сопельки утёр, а теперь выходит: я к тебе пристаю? Хорош, ничего не скажешь.
  - Не причитай, - отмахнулся Ярослав. - Я к тебе вообще не по этому поводу заглянул, это ты меня просто с толку сбил своим жалостным видом.
  - Ну, да? - воин хлопнул себя ладонями по бёдрам. - И чего ж вы изволили меня облагодетельствовать сирого?
  - Сказать, чтоб молодцов собирал. Мы выезжаем.
  - Ох и скор же ты князь-батюшка, дай людям хоть поесть перед дорогой, - Терех склонил голову, пряча улыбку, но князь понял по тону, что он над ним посмеивается.
  - Как будете готовы, скажете, - не обижаясь на друга, ответил Ярослав и, махнув рукой, ушел в отведенный для него закут. Терех хорошо знал нрав князя, поэтому испытывать его терпение не стал, и вскоре все были готовы к отъезду.
  И вот они скакали обратно в летнюю резиденцию, тщательно оглядывая дорогу в надежде найти хоть какую-то зацепку, которая бы подсказала, что случилось с королевой. И такая подсказка вскоре обнаружилась, только вот князь ей совсем не обрадовался. Один из молодцов заприметил недалеко от дороги странное пепелище, на которое не обратили внимания, когда в монастырь ехали. Парень мигом спешился и подбежал кострищу, разворошил его и что-то поднял. Князь взволнованно наблюдал за его действиями и, не дожидаясь пока тот подойдет к нему с докладом сам направился к молодцу.
  - Здесь видно разбойники побаловали, - кратко сообщил парень, заметив подошедшего Ярослава.
  - Уверен?
  - Не совсем, но кому ещё придет в голову сжечь карету? Только тому, кто хочет скрыть следы преступления.
  Князь вгляделся в пепелище: без сомнения, это действительно когда-то был экипаж, причем довольно хорошо сделанный.
  - Вот посмотрите, что я здесь нашел, - парень протянул обгоревший обломок, князь внимательно оглядел находку, и сердце его оборвалось, на нем явно можно было рассмотреть след от королевского вензеля.
  - Ты думаешь, что это экипаж королевы? - слегка дрогнувшим голосом спросил Ярослав.
  - По времени совпадает, - не смея заглянуть князю в глаза, ответил парень.
  - Что там? - подал обеспокоенный голос Терех.
  - Иди и посмотри, - не оборачиваясь, кинул князь.
  Терех в мгновение око оказался рядом с правителем.
  - Что ты об этом думаешь? - негромко поинтересовался Ярослав.
  - То же что и ты, - несколько помрачнев, отозвался старый вояка. - Думаю я, что творится в этом королевстве что-то совсем не хорошее и с каждой минутой ниточки, которые могли привести нас к отгадке, рвутся чьей-то могущественной рукой.
  - Мне кажется, ты преувеличиваешь, - произнес князь, хотя на самом деле был полностью согласен с другом, просто уж очень ему хотелось, чтобы всё было не так.
  - У каждого своё мнение, - заметил Терех. - Что делать теперь будем княже?
  - Заедем в летнюю резиденцию ещё раз удостоверимся, что королева Маргарита не появлялась, и вернёмся в замок к Явору. Теперь я намерен поговорить с ним совсем по-другому, - по лицу Ярослава Терех понял, что этот разговор не сулит местному королю ничего хорошего.
  
  *****
  Капитолина Карповна выполнила своё обещание, как только королева окрепла и смогла передвигаться без посторонней помощи, она вывела её на опушку и указала на дорогу, терявшуюся где-то в бескрайних полях.
  - Вот по ней и пойдешь, только никуда не сворачивай.
  - А я точно не заблужусь? - королева сделала неуверенный шаг в сторону дороги и обернулась.
  - Если будешь в точности исполнять мои указания, то нет. Сколько мне раз тебе это ещё повторить.
  - Нисколько, - обиженно поджала губы Маргарита. - Спасибо за хлеб и кров, за науку тоже спасибо. И всё равно я не понимаю, почему вы не можете перебросить меня сразу в замок. Сами то вы не раз появлялись там, можно сказать, из воздуха.
  - Так, то я, - отмахнулась бабка.
  - Или вот когда с Владиславой вы в библиотеку заявились.
  - Там тоже другой случай был, - теряя терпение, буркнула ведьма. - Разговор окончен. Куда тебе идти я показала, а дальше дело твоё: хочешь - иди, не хочешь - садись и жди у моря погоды.
   - Всё равно у меня какое-то нехорошее предчувствие, - произнесла королева и откинула косу назад, прически в доме у Капитолины Карповны ей было делать некому. Правда ведьма предложила в качестве парикмахера одного знакомого филина, но Маргарита отказалась, и ей пришлось освоить плетение кос своими белыми рученьками.
  - Ничего с тобой не случится! - не выдержав закричала ведьма. - И часа не пройдет, как тебя подберут. Иди, а то я сейчас передумаю и заколдую тебя.
  - Но...
  - Никаких "но", - ведьма мгновенно развернулась и с несвойственной ей прыткостью юркнула обратно в чащу.
  Это произошло настолько быстро, что Маргарита даже и глазом не успела моргнуть. Она в последний раз посмотрела в ту сторону, где только что исчезла старая ведьма и решительно зашагала к дороге. День был солнечный и приветливый, королева с удовольствием рассматривала раскинувшийся перед её взглядом пейзаж, она ещё до сих пор не привыкла к великолепию природы, ведь раньше она видела её исключительно из окна замка или окошка кареты. Маргарита улыбнулась, легкий ветерок ласково гладил её лицо, наполняя душу каким-то детским восторгом.
  Но чем дальше женщина уходила, чем дальше от неё становилась странная ведьма, тем неуютнее и беззащитнее она себя ощущала. Цветастое поле, мимо которого пролегал её путь, сменилось хмурым лесом и настроение путницы совсем испортилось. И солнце не казалось таким уж ласковым, да и окрестные виды не виделись такими уж прекрасными. Тревожные мысли всё чаще посещали венценосную голову. Маргарите вдруг представилось, что сейчас из-за поворота выскочит шайка разбойников и её злоключения начнутся заново. Королева подивилась своей же беспечности. Пробыв не так много времени под защитой Капитолины Карповны, она совсем забыла, что окружающий мир совсем не такой уж белый и пушистый. Неожиданно на женщину накатила волна дикого ужаса. Маргарита поняла, что она сейчас совсем одна, и никто ей не поможет. До чуткого слуха королевы донесся какой-то гул похожий на конский топот, и она совсем забыв о предостережении ведьмы, ринулась в лес, оставив дорогу, которой должна была придерживаться далеко позади. Паника плохой советчик, но королева, подстрекаемая ею, неслась всё дальше, женщина успокаивала себя, что она просто немного удалится вглубь леса, чтобы не привлекать ненужного внимания, но будет придерживаться дороги, которая осталась по левую руку от неё. Наконец почувствовав себя в безопасности, королева остановилась и огляделась. Солнечные зайчики скользили по полянке густо поросшей лесной земляникой. Королева не смогла удержаться от соблазна и склонилась сорвать несколько ягод, скромно выглядывавших из-под резного листа, а потом ещё за парочкой и ещё. Плюнув на великосветские манеры, Маргарита плюхнулась на колени и как простая крестьянка стала с азартом срывать землянику и заталкивать к себе в рот. Когда же её величество, наконец, наелась ароматных ягод и поднялась чтобы продолжить путь, утерев рот тыльной стороной ладони, королеву ожидал неприятный сюрприз: она не имела ни малейшего представления, в какую сторону ей следует идти теперь. Маргарита попыталась сориентироваться по солнцу, но её попытки оказались тщетны, звать же кого-то на помощь королева посчитала глупым. Она решила положиться на удачу и отправилась, куда глаза глядят.
  Маргарита шла и шла, а лес всё не кончался. Королева разочарованно вздохнула, видимо её интуиция сегодня взяла выходной, так как по всему выходило, что направление, в котором отправилась Марго, было ошибочным. Слёзы злости закипели в глазах женщины, и она опустилась на землю.
  - Как же я от всего этого устала, - прошептала королева и дала волю слезам. Она плакала горько и самозабвенно, словно обиженный ребенок, громко всхлипывая и сморкаясь. И как это не редко бывает вместе со слезами её душу стали покидать боль и обида на судьбу. Ещё раз всхлипнув, Её Величество подняла голову и оглядела место, в котором оказалась. Внимание Маргариты привлекло легкое шуршание в кустах неподалеку. Королева пронзительно завизжала и вскочила на ноги, она решила, что там шуршит мышь. Оцепенев от ужаса, женщина подхватила юбку раздобытого ведьмой простенького платья и затопала ногами. К своему стыду Маргарита настолько боялась этих мелких грызунов, что каждая встреча с ними заканчивалась её обмороком. Сейчас же королева ограничилась леденящим душу визгом, понимая, что лишиться чувств будет очень неблагоразумно.
  - Перестаньте, прошу вас, - раздался еле слышный голос из зарослей.
  Маргарита мгновенно смокла и удивленно уставилась туда, где по её мнению находился пушистый монстр.
  - Здесь кто-то есть? - преодолев желание тут же кинуться наутек, произнесла королева.
  - Да, - ответил неизвестный, но голос его был настолько слаб, что женщина с трудом его расслышала.
  - Где вы? - спросила Маргарита, в глубине её души разгоралось любопытство, нередко стоившее "варварам" на базаре носа. Хотя сама себе королева в этом не призналась, а обосновала своё поведение заботой о ближнем. От мысли о том, что возможно рядом находится разбойник, она отмахнулась: ибо на фоне встречи с мышью столкновение с татями не казалось таким уж страшным.
  - Здесь, - отозвался невидимый собеседник. - Не бойтесь меня. Я ранен и мне нужна помощь.
  - Я бы тоже от помощи не отказалась, - заметила королева и пошла на голос. Вскоре женщина смогла рассмотреть несчастного. Это был молодой мужчина, он лежал за кустарником на спине. Судя по тому, насколько он был бледен, его дела были действительно плохи. - Что с вами? - тут же осведомилась Маргарита и склонилась над ним.
  - Я упал с лошади, - ответил мужчина.
  - И где она? - завертела по сторонам головой королева.
  - Ускакала, - обреченно произнес раненый.
  Маргарита внимательно рассмотрела мужчину, судя по всему, это был воин. Крой одежды тоже показался ей смутно знакомым, где-то она такой уже видела, только точно не при дворе. От размышлений оторвал сдавленный стон несчастного
  - Я могу тебе чем-нибудь помочь?
  - У меня в кармане склянка с мазью, не могли бы вы смазать ею мои раны? - прошептал воин.
  - Я право не знаю, - на мгновение замялась Маргарита, но вглядевшись в измученное белое словно мел лицо, женщина без промедления кинулась исполнять просьбу раненого, сейчас ей было неважно кто перед ней: разбойник или честный человек, она была обязана помочь мужчине, который попал в беду.
  Она опустилась с ним рядом и запустила руку в его карман. Там действительно оказалась какая-то баночка. Маргарита достала её и открыла.
  - А что с вами случилось? - спросила она, неуверенно обмакнув свой палец в желтую густую мазь, источавшую убойный запах.
  - Я пытался удрать от разбойников, - тяжело дыша, ответил воин. - Но я оказался слишком слаб для верховой езды. За что собственно и поплатился.
  - Да, развелось этой заразы в наших лесах, - сочувственно произнесла королева, - честному человеку ни пройти, ни проехать спокойно. Куда только король смотрит? - Маргарита специально задала этот провокационный вопрос и с любопытством ждала, что на него ответит мужчина.
  - Действительно, куда? - согласился мужчина и замолчал.
  Маргарита разочарованно вздохнула, её хитрость не сработала, но она успокоила себя тем, что мужчина убегал от разбойников, так что с ними за одно, по крайней мере, сейчас, быть не может. Наконец собравшись с духом, королева приступила к делу. Хоть ей никогда прежде и не приходилось заниматься подобными вещами, теорию врачевания она знала неплохо. От вида запекшейся крови ей стало дурно, но женщина, преодолев кульбит совершённый желудком, продолжила оказывать помощь несчастному. Мужчина мужественно терпел неумелые манипуляции своей спасительницы, до крови закусив губу. Наконец с горем пополам Маргарита справилась со своим заданием. Воин стал дышать ровнее и на его скулах появился легкий румянец.
  - Вам лучше? - не узнавая свой собственный голос, спросила королева.
  - Да, - ответил раненый. - Как мне величать мою спасительницу.
  - Зовите меня Марго, - тут же ответила королева, женщина решила, что коль спасенный ею человек её не признал, то не следует нагружать его ненужной информацией. Да и ей самой будет так намного спокойнее.
  - А меня зовут Аглай, - переведя дух, добавил воин.
  - Интересное имя, - улыбнулась Маргарита, - я бы даже сказала необычное для здешних мест.
  - А я и не здешний, - заметил Аглай, боль под воздействием волшебного снадобья отступала, но теперь ему чудовищно хотелось спать, веки налились такой тяжестью, что открыть глаза было просто невозможно.
  - Да? - королева хотела продолжить расспрос, но заметив состояние воина осеклась. - Поспи, - тихо произнесла она, - сон вернет тебе силы.
  Но Аглай уже не слышал её слов, он спал крепким сном.
  *****
  Владислава вернулась к Матвею где-то через час. Её лик был мрачен и оттого страшнее, чем обычно, её попытка отыскать Аглая обернулась полным фиаско. Его нигде не было. Она попыталась воспользоваться помощью зверей и птиц, но как по закону подлости ей практически никто не встретился, а те, кто попался на глаза ровным счетом ничем помочь не смог. Кроме того, она не смогла даже выяснить у местной флоры где сейчас находится, а Владислава на это очень рассчитывала. Матвей угрюмо кивнул ведьме и едко поинтересовался:
  - Как прогулялась?
  - Неплохо, - ответила в тон ему Влада.
  - Ну, теперь-то мы можем ехать?
  - Смотря куда.
  - К королю естественно.
  - К королю? - переспросила княжна, будто забыв, куда они держали путь.
  - К нему самому. Я думаю, что твой друг, если очухается тоже направиться туда. В крайнем случае, можно будет попросить, чтобы послали сюда спасательную экспедицию. Вдвоём нам его не найти, - Матвей сам не особо верил в то что говорил, но как ещё можно было заставить эту ведьму сдвинуться с места?
  Владислава рассеянно слушала паренька, он ей уже порядком поднадоел, она даже стала всерьез подумывать о том, что им пора разойтись в разные стороны, но сейчас он говорил не такие уж и глупые вещи. Конечно, у Явора просить помощи глупо, а вот к отцу вполне можно обратиться.
  - Едем, - скомандовала Слава, и Матвей не поверил своему счастью. - Пойдем вверх по течению, там должна быть переправа, - полагаясь на интуицию, предложила девушка, и пареньку ничего не осталось, как подчинится.
  Они ехали и ехали, но ничего похожего на переправу или брод не обнаружили. Владислава начала потихоньку клевать носам и даже сама не заметила, как задремала. Ей снился Афанасий и молодило, которое он клянчил у Капитолины Карповны, а потом эту картину сменила другая: это была комната с огромной бочкой и там сидела Рада. Девушка хохотала, показывая жемчужные зубки. Но вот уже нет ни бочки, ни Рады, а в комнате сидит другая нагая женщина и тянет руки к мужчине, и это никто иной как Елисей, и она подставляет шею под поцелуи, а он зачарованно улыбается ей.
  Владислава взвыла от злости и получила сильный удар в бок. Сонно моргая, она никак не могла понять, что с ней произошло и почему перед лицом находятся лошадиные копыта. Между тем Матвей нехотя спешился и подошёл к упавшей с лошади девушке.
  - Ты как? - изобразив участие, поинтересовался он и протянул руку, чтобы помочь ученице ведьмы подняться.
  - Что случилось? - ещё не придя в себя, рассеянно спросила Слава.
  - Ты видимо заснула и упала с лошади.
  - А-а-а-а, - устыдившись, протянула княжна.
  - Но кричать ты начала ещё до падения, - едко заметил паренек.
  Владислава только фыркнула в ответ, с такой насыщенной жизнью не только во сне кричать станешь, но и на яву.
  - Нам надо отдохнуть, - вдруг сообщил Матвей.
  - От кого я это слышу? - рассмеялась Слава.
  - А что я такого сказал? - насупился паренек в ответ.
  - Да я как-то не ожидала от тебя такого щедрого предложения. Ты же так спешишь ко двору.
  - Спешу, - строго подтвердил паренек. - Поэтому и предлагаю передохнуть. А то боюсь, второго падения ты не перенесёшь.
  - Ты на что это намекаешь? - сузив глаза, воинственно произнесла Слава.
  - Ни на что, - тут же пошел на попятную Матвей. - Чтобы передвигаться быстрее, надо делать хоть небольшие передышки. Разбойники не трогали мою седельную сумку так что в ней есть всё необходимое чтобы развести огонь, - и парень, не дав ведьме, как он про себя называл свою спутницу, возможности возразить, направился к своему коню.
  От реки тянуло холодом, но юноша наотрез отказался отойти от неё подальше. Владислава только развела руками: нет, так нет. Тем не менее, Матвею пришлось повозиться, прежде чем в затишном уголке, примеченном Славой, весело затрещал небольшой костерок. Он судорожно старался добыть огонь побыстрее, но ничего не выходило, парень клял в душе Славу, потому что думал, будто это её рук дело. Княжна же даже и не смотрела в сторону красного и всклокоченного отрока, она думала о странном сне. Ей казалось, что в нем зашифрован ответ на вопрос, так сильно мучавший её весь день. Поглощённая своими невесёлыми размышлениями она не обратила внимания на победный клич юноши, который наконец-то смог добыть огонь.
  Они сидели молча у огня. Матвей и не против был бы перебросится хоть парой слов со Славой, но та точно и не замечала его присутствия. Даже слепой подметил бы, что она сейчас решает какую-то непосильную для себя задачу. Не выдержав, паренек громко спросил:
  - О чем ты так задумалась?
  - А? Что? - словно очнувшись от забытья, переспросила девушка.
  - О чем думаешь, говорю?
  - Да так, - Владислава чуть не проговорилась, но вовремя спохватилась и, надменно поведя плечом, бросила, - ни о чем. С чего ты взял и какое тебе дело?
  - Ой, да ладно. У тебя же на лбу всё написано. Давай выкладывай, вместе то думать интересней. Хоть какое-то развлечение.
  - Ага, так я тебе всё и рассказала, - ухмыльнулась княжна.
  - А хочешь, я тебе загадку загадаю? - предложил Матвей. - Если не отгадаешь, тогда расскажешь свою задачку.
  - А если отгадаю?
  - Тогда я встану на четвереньки и прокукарекаю.
  - Давай свою загадку, - азартно блестя глазами, сказала девушка, ей показалось, что не стоит упускать возможность наказать заносчивого мальчишку.
  - Ну, так вот, - смачно причмокнув губами, произнес Матвей. - Ответь мне, как такое может быть? Шел я с товарищами на задание, они меня оставили лошадей сторожить, а сами взяли с собой одного коня и ушли. Все мои друзья погибли, а я попал к разбойникам. Выпал мне шанс убежать и я убежал с двумя пленниками, - юноша сделал значительную паузу. - А при свете дня обнаружил, что один из коней, которых они увели у разбойников и есть тот самый, что его товарищи с собой на задание взяли.
  - Ну и? - Слава вопросительно вздернула бровь.
  - Как такое может быть?
  - Да как угодно, - княжна равнодушно глянула на паренька и подкинула хворост в костер. - Мало ли бывает совпадений? Вот если б ты сказал, что за задание у вас там было, и какой из четырех коней твоим друзьям принадлежал. Тогда ещё можно было бы хоть что-то предположить.
  Матвей не ответил, и между ними снова повисла липкая тишина. Юноша думал, стоит или не стоит продолжать этот разговор. Наконец он решил указать на коня и посмотреть, что из этого выйдет.
  - Вот ты спрашивала, который из коней наш, - Матвей заглянул ведьме в глаза, - а вот тот на котором ты собственно и ехала.
  - Да? - удивилась княжна и оглянулась в сторону отдыхающих лошадей. - Ты уверен?
  - Как в том, что я Матвей.
  Слава опустила взгляд. Зачем этот юнец начал этот разговор, что хочет выведать у неё? Ещё днем девушка поняла, что они увели у разбойников своих же лошадей, естественно об этом Матвею она ничего не сказала. Тот факт, что каким-то чудом лошади оказались у разбойников её вовсе не удивил. Ведь там была Рада и это всё объясняло. То же о чём говорил паренек, заставило княжну заволноваться: лошадь, на которой она ехала не принадлежала ей, коня привели Аглай и Елисей в ту ночь, когда на них напали подсылы. И выходило так, что если Матвей не врет, то он тоже подсыл или ученик подсыла.
  - Ну, теперь ты знаешь, которая из лошадей. Теперь есть версии?
  - Есть, - Слава склонила голову на бок. - Разбойники твоих товарищей и порешили.
  - Это исключено. Люди, к числу которых я принадлежу, - Матвей приосанился, вызвав этим неуместным жестом у княжны улыбку, - не так просты. Не может такого быть, чтобы лесное отрепье отряд наших положило, я хоть и молод, но кое в чём разбираюсь.
  - Ну, тогда не знаю, - княжна решила не ввязываться в этот не обещающий ничего хорошего разговор.
  - И я не знаю, - прошипел Матвей и сжал руку в кулак. - Но только меня мучает вот какой вопрос: что стало с теми, кто уничтожил моих друзей и увел коня.
  - Скорее всего, разбойники с ними разделались, - как можно более убедительно произнесла Слава, ей совсем не хотелось, чтобы парень узнал о том, что она причастна к гибели его товарищей. Мало ли что взбредет ему в голову? - Иначе как бы они завладели лошадьми?
  - Жаль, - Матвей тяжело вздохнул, - я надеялся лично расквитаться с ними.
  - А откуда ты знаешь с кем сводить счеты.
  - А что тут сложного. Мои товарищи погибли на задании. Значит, виновны те, кого они должны были убрать, - Матвей осекся и опасливо посмотрел на ведьму. Заметила ли она, что он ляпнул лишнее? Хотя насколько юноша помнил из рассказов о ведьмах они и так знают обо всех всё, потому что умеют читать мысли и сердца, но в данном случае это было слабым утешением.
  - А кого вам заказали? - не моргнув и глазом спросила княжна, хотя ответ и так был ей известен.
  - А-а-м, - задумчиво изрек юнец, проклиная свой болтливый язык. - В каком смысле заказали?
  - Да брось ты, - Слава через силу рассмеялась, - я давно знаю кто ты.
  - И кто же?
  - Подсыл. Только зелёный ещё, поэтому тебя на задание и не взяли, а велели стеречь лошадей.
  - Ну, раз ты так много обо мне знаешь, - поражённый до глубины души парень на мгновение замер, таких подробностей никто из живых знать не мог. - Значит и заказ для тебя не тайна, а лично я тебе и слова про то не скажу. Не из вредности, заметь, а потому что Кодекс не разрешает чужие тайны разглашать.
  - Ну, коли дело в Кодексе, то ладно, - Владислава почувствовала, что начинает уважать паренька, потому что видела: сейчас он не врет и то о чем они говорят действительно для него важно. - Только тогда куда ж твои кони делись? Почему только твой остался?
  - Я их разогнал, - кратко сообщил Матвей и отвернулся.
  - Зачем?
  - Чтобы разбойникам не достались, я ж тогда не знал, что они на службе у короля.
  - Ой, как-то у вас тут всё запутано. Чёрт голову сломает.
  - Да, - согласился Матвей,- ну, на мой вопрос ты толком не ответила. Давай теперь твою загадку отгадывать. Одна голова хорошо, а две лучше.
  Владислава сначала хотела возразить, что его рассуждения о превратностях судьбы и лошадях на загадку врятли бы тянули, но не стала. Побоялась обидеть. Зачем нагнетать обстановку, если они в одной команде? Она уже хотела перевести разговор в другое русло, не останавливаясь на том, что на самом деле тяготило её душу, но глянув на застывшего в ожидании паренька, Слава поняла, что тот не отстанет и не отвяжется. Вздохнув княжна произнесла:
  - Дело - вот в чём, - девушка запнулась, подбирая слова. Ей в голову пришла идея, что если грамотно сформулировать вопрос, то она, ничем не выдав себя, сможет разузнать у подсыленка жившего среди разбойников о том, что происходило в хате атамана. - Мы когда бежали из "холодной" немного плутанули и вышли к дому Гордея. Я заглянула в окно и кое-кого там увидела.
  - Ты видела ЕЁ?! - азартно блестя глазами, закричал Матвей.
  - Да, - деловито кивнула Слава, понимая, что, по всей видимости, паренек действительно знает, кто был в гостях атамана.
  - Ну и какая она? - забыв обо всём на свете, выдохнул юноша.
  - Кто? - изобразив этакую легкую забывчивость, переспросила княжна, надеясь, что Матвей ей даст сейчас хоть какую-то зацепку.
  - Ну как это кто? - подросток раздраженно отвернулся, - хазарейская царица естественно. Ты же её видела в избе.
  - Ну, конечно же! - Слава хлопнула себя по лбу, теперь всё становилось на свои места. - А я-то думаю, что это за баба к вашему атаману в гости пожаловала.
  - Ты не знала, кто она? - удивился Матвей, но любопытство вытеснило сомнения, и он взмолился. - Расскажи, какая она, пожалуйста! - он не терял надежды всё-таки услышать, как выглядит на самом деле женщина, о которой при жизни рассказывают легенды.
  - Какая, какая, а вот такая, - Слава изобразила в воздухе какие-то смутные очертания. - Ничего особенного. Я даже, знаешь ли, удивлена, что мужики на неё бросаются как собаки на кости. Не молодая, но и ещё не старая. Так ни два, ни полтора.
  - Ты врешь, потому что завидуешь, - высказал свою догадку Матвей. Ему не верилось, что хазарейская царица обычная женщина.
  - С чего мне ей завидовать, - вспылила княжна.
  - Потому что у неё есть то, чего нет у тебя - красота и обаяние.
  - Ну, знаешь, - Слава настолько растерялась от такой наглости, что просто не смогла придумать, что ответить зарвавшемуся мальчишке. Она испепелила его гневным взглядом и отвернулась.
  Матвей запоздало понял, что перегнул палку. В какой-то момент ему до жути захотелось извиниться, но он решил, что это будет не по-мужски. Поэтому он встал и, насвистывая что-то этакое бравое, отправился проверить лошадей мирно пасущихся неподалеку. Владислава же только обрадовалась такому поступку подсыла: наконец у неё появилась возможность хорошенько обдумать то, что она узнала. Теперь всё складывалось в вполне ясную картину, нет, конечно, было в этой истории ещё много непонятного и неизвестного, но, по крайней мере, одну тайну Слава для себя открыла. Рада - была хазарейской царицей, теперь в этом не было сомнений. Так вот почему Елисей воспылал такой жаркой страстью к девчонке. Наверное, она что-то ему подсунула. Княжна с запозданием вспомнила предупреждение ведьмы о том, что следует избегать заморских яств, а ведь только королевич не побрезговал угощениями в плену у маркиза Фебюса, причем принимал он их из рук самой Рады. Владислава тяжело вздохнула, вот ведь как выходит, она могла предупредить бывшего жениха, а за своей ревностью забыла о словах бабы Капы. С возрастом и внешним обликом царицы теперь всё тоже было понятно, как ни странно именно странный сон всё объяснял. Молодило. Получается царица в хороших отношениях с разбойниками, они-то и доставали для неё снадобье у колдуньи, рассказывая небылицы про своих постаревших подружек. И как только Капитолина Карповна их не раскусила? Княжна снова вздохнула, кто сказал, что не раскусила, может она как раз то и в курсе происходящего? Неясным оставалось, что здесь делает Рада и куда подевался Елисей? Ясно, что коварная царица не на прогулку сюда приехала. Об участи королевича княжна решила пока не думать. Уж слишком много потерь за последнее время. Нет, она просто обязана как можно скорее добраться до отца. Уж князь то вмиг разберется с тем, что здесь происходит и наведёт порядок.
  ****
  Маргарита терпеливо ждала, когда найденный ею раненный очнется. Она сидела рядом и вслушивалась в его дыхание, боясь, как бы воин не отошел в мир иной после оказанного лечения. Когда Аглай открыл глаза, она чуть не расцеловала его, ибо тяжкий камень свалился с её души.
  - Как самочувствие, - слегка дрожащим от волнения голосом спросила королева.
  - Бывало и лучше, - слабо улыбнулся Аглай, но заметив огорчение на лице своей спасительницы, тут же поправился, - но хочу заметить, что и хуже тож бывало.
  - Не успокаивай меня, - Маргарита строго посмотрела на своего первого и единственного пациента. - Я прекрасно вижу, в каком ты состоянии. Тебе нужен хороший лекарь, спокойствие и уход. А ничего из этого я предложить не могу.
  - Оставьте, - сотник попробовал приподняться и у него это получилось. - Как видите мне действительно уже лучше. Я надеюсь, что вскоре смогу даже идти. Только вот..., - замялся воин.
  - Что? - не выдержала королева.
  - Вам, наверное, надо идти, я не знаю когда силы вернуться ко мне, и я смогу подняться, а вы и так оказались ко мне добры и потратили на меня столько времени. Ваши домашние, видимо, волнуются, куда вы пропали.
  Королева при упоминании родственников вмиг стала мрачнее тучи, ей было очень горько осознавать, что в этом мире по большому счету она никому не нужна.
  - Никто меня не ищет и никому я не нужна, - тихо произнесла она и горькая складка залегла в уголках её губ. - Так что избавится от моего общества так скоро, у вас не получится.
  - Если честно, то я этому очень рад, - сотник сорвал росший рядом с ним цветок и протянул Маргарите.
  - Спасибо, - прошептала тронутая до глубины души королева.
  Воин снова лег на землю и закрыл глаза, Маргарита, было, подумала, что он снова заснул, но он неожиданно открыл глаза и, встретившись с её пристальным взглядом поинтересовался:
  - Что-то не так?
  - В смысле? - сконфуженно уточнила королева.
  - Вы так пристально на меня смотрите, словно в чем-то подозреваете.
  - Вовсе нет, - чувствуя себя неловко, ответила женщина. - Просто одежда у тебя необычная, наши воины в такой не ходят.
  - Всё правильно. Я не из здешних мест.
  - Откуда ж ты милок, если не секрет? - Маргарита заинтересованно подалась вперёд.
  - Я из Муравии.
  - Как же тебя сюда занесло?
  - Мы с нашим князем прибыли ко двору Явора.
  - Это с Ярославом? - королева не поверила своим ушам.
  - Да, - гордо кивнул Аглай.
  - Вот это дела, - вырвалось из уст Маргариты, она представила, что сейчас твориться при дворе и порадовалась тому, что она сейчас в лесу, а не там. Но, несмотря на это, королева была довольна тем, что Яр сейчас в столице. Вот кому можно рассказать о том, что Маргарита узнала от ведьмы. Князь поможет избавиться от хазарейской "заразы", благо опыт борьбы с ней он имеет не малый. Вот только как попасть в столицу, когда по большому счёту не знаешь где находишься и на руках раненный.
  Словно прочитав её мысли Аглай произнес:
  - Надо бы к своим пробираться. Если у вас нет иных забот, не могли бы вы помочь мне добраться до Славенгарда. У меня очень важные сведения для князя.
  - Ну даже не знаю, - королева решила немного поломаться для вида, чтобы не вызвать лишних подозрений. - У меня свои планы были.
  - Пожалуйста, если бы не крайняя необходимость я никогда бы не стал просить о помощи. Поверьте, я не из тех людей, что любят перекладывать свои заботы на чужие плечи.
  - Я это и так вижу, - королева сказала это, нисколько не кривя душой. - Хорошо, я согласна сопровождать тебя, но хочу сказать сразу, что я не имею никакого представления о том, где мы находимся, потому что я сама заблудилась.
  - Это не страшно, - Аглай решил не показывать, насколько его этот факт огорчил, - вместе мы обязательно найдем дорогу.
  - Но и это ещё не всё, - королева деловито уперла руки в бока. - Я пойду с тобой, но не просто так, - Аглай заинтересованно приподнял брови на такое заявление. - За мою услугу ты представишь меня князю.
  - Но зачем?
  - Никогда живых князей не видела, имею право, - бойко соврала Маргарита.
  *****
  Князь Ярослав решил не ехать в летнюю резиденцию, чтобы не терять драгоценное время, а отправить туда пару молодцов на разведку: вдруг королева всё-таки объявилась. Теперь после того как они нашли останки кареты он на это мало надеялся, но возвращаться в столицу не убедившись в этом наверняка не решился.
  И вот Ярослав и его люди стояли у развилки дороги, поджидая, какие вести принесут отправленные им парни. Хлопцы были толковые и обернулись быстро. Князь выступил к ним навстречу и с жадностью вгляделся в их лица: что за вести они ему несут? Но ребята только что смотревшие свысока на менее удачливых собратьев, обойденных княжеским доверием, стушевавшись под этим взглядом, и потупили очи.
  - Докладывайте, что молчите, будто воды в рот набрали, - понимая, что молодцы съездили впустую, сказал князь.
  - Да нечего нам вам сказать, - собравшись с духом, произнес широкоплечий кучерявый кметь, молодец который ездил с ним только кивнул в знак согласия. - Королева не объявлялась и никто ничего о ней не слышал. Вот и весь сказ.
  - Может, что странное по дороге видели? - подал голос Терех невесть откуда взявшийся подле Ярослава.
  - Да вроде ничего такого, - вытянувшись как по струнке произнес парень и покосился на молчаливого товарища.
  - Точно? - буравя молодца пронзительным взглядом, уточнил старый воин.
  - Да, точно.
  - А баба? - неожиданно подал голос второй хлопец.
  - Что за баба? - тут же ухватился за услышанное князь.
  - Так, - курчавый на мгновение замялся, - это он говорит, что видел, - и кивнул на товарища, - у него глаз острый не то, что у меня.
  Ярослав перевел взгляд на молчаливого востроносенького паренька, он припоминал его, тот действительно славился в дружине остротой зрения, хотя богатырской статью не вышел, чего очень стеснялся.
  - Да говорю же, - не выдержав такого внимания к своей персоне, затараторил молодец, - женщина там была. Мы только-только от вас отъехали. Я её плохо разглядел, уж слишком далеко она от нас была. Она шла себе, шла, а потом будто чего-то испугалась, завертела головой и сиганула в чащу.
  - Странно, - протянул Ярослав.
  - Да чего уж тут странного, - удивился Терех. - Какая-нибудь селянка в лес по ягоды или по что они там ходят отправилась.
  - Может быть, - разочарованный пояснениями друга буркнул князь.
  - Что теперь то? - не оставил в покое правителя боевой товарищ.
  - Что, что? - передразнил его Ярослав. - Ничего. В столицу едем. Зададим Явору хорошую трепку и узнаем, что же здесь на самом деле происходит.
  - А может не надо? - усомнился Терех. - Ты не забывай мы не у себя дома.
  - У меня пропала дочь и это единственное о чем я должен помнить, - сурово заявил князь и старый вояка поёжился, словно от холода. Кому как не ему было знать, насколько страшен князь в гневе. - Дай знак дружине, что у Бел-камня стоит. Пускай ветром мчаться сюда. Сам понимаешь, нам для разговора нужны веские аргументы.
  *****
  Владислава недолго пробыла в гордом одиночестве, вдоволь потоптавшись рядом с ничего не понимающими лошадями, Матвей вернулся к ней и с ходу заявил, что им следует отправляться в путь.
  - Но сейчас ночь и ты сам говорил, что нам нужно отдохнуть, - возразила девушка.
  - Не было такого, - сконфуженно соврал парень. Он чувствовал себя виноватым перед ученицей ведьмы и поэтому злился на неё всё больше и больше. - Если не можешь так и скажи.
  - Странный ты какой-то, - беззлобно заметила Слава и поднялась.
  - Какой есть.
  Не обращая внимания на резкость паренька, Владислава сначала размяла начавшие затекать конечности, затем неторопливо отправилась к своей лошадке.
  - Давай живее, - не понимая, почему девушка никак не реагирует на грубость, произнес Матвей. - Шевелись. Ну?!
  - Не нукай, не запрягал! - оборвала его Слава таким тоном, что юнец пожалел о своем неучтивом поведении. Она мгновенно взлетела в седло и, не дожидаясь своего попутчика, пустила лошадь легкой рысью.
  Матвей застыл на месте, разинув рот от такой наглости. Он остался один у непогашенного костра. Парень в мгновение ока затоптал огонь и кинулся к своему скакуну. Через мгновение конь уже мчался во весь опор, настигая неспешно гарцующую наездницу. Матвей издал победоносный клич и, поравнявшись со Славой, изо всех сил стеганул её лошадь по заду. Конь дико заржал и встал на дыбы, затем сделал огромный прыжок и понесся, не разбирая дороги. Владислава пыталась успокоить взбесившееся животное, но безуспешно. Не справившись с обезумившим от боли скакуном, княжна вылетела из седла и плюхнулась в реку. Оцепенев от неожиданности, Слава забилась, словно птица, попавшая в силки, но преодолев приступ паники, она смогла собраться и, взяв всю волю в кулак выплыть к суше. Ещё не совсем осознавая, что произошло, девушка выползла на берег, где к ней тут же подбежал перепуганный до смерти Матвей. Несчастный подросток кусал губы, но ничего сказать не решался. Он уже тысячу раз пожалел о своей выходке.
  - Доволен? - с вызовом произнесла княжна.
  - Я не хотел, - подсыл опустил голову, ему стало невыносимо стыдно. Он с радостью поменялся бы с ведьмой местами, но обернуть время вспять было не в его силах, и парень это хорошо понимал.
  Владислава не стала добивать бедолагу поучениями. Она огляделась в поисках своей лошади. Проследив за её взглядом, Матвей несколько робко сказал:
  - Они ускакали.
  - Они? - не поняла Слава.
  - Лошади, - пояснил Матвей. - Ну, твоя и сменная, которая к ней привязана была. Тебе повезло, что ты свалилась в воду.
  - Да уж, - хмыкнула княжна. - Повезло. С попутчиком особенно.
  Немного придя в себя, она встала и отправилась к двум оставшимся скакунам. Даже не обернувшись в сторону Матвея, она бесцеремонно отвязала запасную лошадь и с трудом взобралась на неё.
  - Ну, ты ещё долго на воду любоваться собираешься, - не скрывая раздражения, произнесла она. - Сам же в путь-дорогу рвался, так что будь добр, не отставай.
  Матвей промолчал в ответ, юнец последовал примеру ведьмы и вскоре она скакали вдоль лениво перекатывающей свои воды реки.
  
  *****
  Владислава была так зла на негодного подсыла, что с удовольствием оттаскала бы того за уши. По его вине они лишились двух хороших лошадей, которые могли пригодиться в пути, а она сама приняла освежающую ванну в реке. Даже чересчур освежающую. Княжна зябко поёжилась, она сейчас многое отдала бы за сухую свиту. Она даже хотела попросить Матвея остановиться и развести костёр, чтобы высушить одежду и согреться, но одного взгляда на мрачного юнца ей хватило, чтобы передумать. Нет. Он, конечно же, ей не откажет, но сделает это с таким видом, будто все беды из-за непутёвых женщин. Подумав об этом, княжна решила, что лучше окончательно замёрзнет, нежели опуститься до подобного рода просьбы. Матвей в свою очередь сам хотел предложить спутнице сделать остановку, чтобы обсохнуть, но не решился, боясь, что ведьма просто посмеётся над ним или воспримет такую заботу за слабость. Так он и ехал, мечась между желанием помочь и искупить вину за свой проступок и боязнью выглядеть слабаком. В конце концов, он успокоил себя тем, что Слава - ведьма и если что, просто колданет чего-нибудь себе для согреву.
  Все эти моральные терзания прошли мимо княжны выстукивавшей зубами залихватский марш. Девушка утешала себя тем, что скоро взойдёт солнце и этот ужас закончиться. Неожиданно для себя Слава отметила, что начинает узнавать местность. Этот факт её весьма обрадовал, вот только делится с вредным подсылом хорошими новостями, она не стала. Как и предполагала княжна, вскоре они увидели небольшой, но добротно сколоченный мосток. Матвей радостно вскрикнул, но Слава холодно оборвала его проявления радости.
  - Нам не надо переходить на тот берег, - почти грубо заявила она, когда Матвей, позабыв обо всём на свете, пришпорил коня.
  - Но ты же сама сказала, что нам надо идти вверх по реке к переправе? - удивился юноша.
  - Сказала. Только вот о том, что нам на тот берег надо я не говорила, - Слава намеренно говорила с Матвеем вызывающим тоном, ей хотелось хоть как-нибудь расквитаться за свои мучения. - Нам на право, - и не дожидаясь реакции со стороны немного оторопевшего паренька, княжна направила коня по начинающей зарастать тропинке.
  Матвей вскоре нагнал её, ему было не понятно поведение Владиславы, но он не сразу решился задать мучавший его вопрос:
  - Куда мы едем?
  - Увидишь, - кратко сообщила княжна, ликуя внутри, что хотя бы так может досадить вредному попутчику.
  Матвей был малым не глупым и понял задумку ведьмы. Хоть язык у него чесался задать ещё парочку вопросов, он усилием воли заставил любопытство замолкнуть, злорадно подумав: " А вот выкуси, ведьма, не доставлю я тебе такого удовольствия".
  В их маленькой компании снова воцарилось ставшее уже привычным молчание. Слава в который раз думала о судьбе Аглая и о том жив ли ещё он вообще или может дикие звери выедают его ясны очи. За своими размышлениями девушка и не заметила, как перед ними возникла одинокая избушка деда Охрипа.
  - Я так понимаю, мы прибыли? - подал голос Матвей.
  - Да, - кивнула Слава и мигом соскочила с коня.
  - Где мы и зачем ты меня сюда притащила? - ничего не понимая потребовал объяснений юнец.
  - Узнаешь позже, - таинственно сказала княжна и направилась к покосившейся калитке.
  *****
  Дед Охрип сидел на скамеечке во дворе и очень удивился гостям.
  - Ты что ль, пигалица? - удивленно ответил он на приветствие.
  - Я, - довольно ответила Слава и обняла деда.
  - Ну, помогла тебе Капа?
  - И да, и нет, - улыбнулась девушка.
  - Ладно, за завтраком расскажешь.
  Дед поднялся и старательно расправил плечи, вызвав у княжны невольную улыбку. Словно почувствовав это Охрип улыбнулся сам. Матвей растерянно наблюдал эту сцену немного поодаль. Он совсем запутался и не понимал, что здесь происходит. Единственное, что его в этой ситуации утешало, так это то, что раз Владислава притащила его в дом этого слепого старца. То она уж точно знает, где они находятся.
  Княжна быстро собрала на стол, её слегка лихорадило, но она надеялась, что плотный завтрак ей поможет, и она вскоре придет в себя. Дед Охрип несколько настороженно встретил Матвея, заявив, что в целом-то он парень неплохой, вот только с червоточинкой. Парень естественно тут же обиделся и, задрав нос, удалился на двор, правда, ненадолго. Во-первых, он уже целые сутки ничего толком не ел, а во-вторых, может, послушав, о чём разговаривают ведьма и старик он, наконец, поймет, что здесь происходит.
  Отзавтракали все трое молча. Матвей всё ждал, сам не зная чего, но Слава и дед только изредка обменивались ничего не значащими фразами. И только когда старик вытер руки и рот Слава начала серьёзный разговор. Она вкратце рассказала о злоключениях, выпавших на их долю, старательно избегая моментов, о которых Матвей не должен был знать.
  - Да, дела творятся, - крякнул дед. - Вам надо срочно к Капе идти. Дорогу ты знаешь, может она, чем поможет.
  Владислава хотела ответить, но поняла, что не может. Её была сильная дрожь, мысли путались, во рту было горячо и сухо. Охрип, обеспокоенно позвал её по имени, но девушка, будто не услышала его. Тут и Матвей заметил, в каком состоянии находится ученица ведьмы. Под руководством деда парень взял княжну, оказавшуюся довольно легкой на руки и отнес в комнату, где уложил на кровать.
  - Ах ты ж Господи, - обеспокоенно пролепетал Охрип дотронувшись до лба Славы. - Да она же горит.
  - И что теперь делать? - Матвей стоял рядом с кроватью бледный и обеспокоенный.
  - Что, что? - передразнил его старик. - Иди в сени там короб стоит, достань из-него холщевый мешочек там травки лечебные. Будем снадобье делать.
  Юнец со всех ног бросился выполнять приказание старика. Дед склонился к девушке и что-то зашептал.
  - Ты что тоже колдун? - не узнавая свой собственный голос, произнесла Слава.
  - А как же, - хмыкнул Охрип. - По-другому одному в лесу не выжить.
  Слава не поняла, что он ей сказал, она снова куда-то провалилась, там было темно и противно, а ещё очень хотелось пить.
  *****
  Гордей тяжело опустился на стул. За последние сутки произошло столько, что голова шла кругом. Чего только стоила истерика устроенная царицей после того как она узнала, что в лагере присутствовали, а затем благополучно сбежали посторонние. И надо же было такому случиться. Да, он, наверное, действительно что-то расслабился в последнее время. Допустить, чтобы пленники и подсыл в одну ночь сбежали, да ещё и лошадей увели. Не говоря уже о том, что атаман лишился двоих не самых последних людей из ватаги. Гордей болезненно поморщился, вспоминая перекошенное лицо Кули найденного неподалёку от "холодной" со спущенными штанами. Теперь можно было только догадываться, что он в таком виде делал в последние мгновения своей никчемной жизни. А Матвей, каков оказался? Ушел как песок меж пальцев. Афанасий был прав: следовало расправиться с подсылёнком сразу, глядишь, не было бы головной боли сейчас.
  В дверь тихо постучали и в комнату, как обычно, не дожидаясь разрешения, ввалился Афанасий.
  - Хлопцы готовы, - довольно сообщил он, возбужденно блестя единственным глазом.
  - Хорошо, сейчас я немного передохну, и будем выступать.
  - Добро, - кивнул громила не торопясь оставить атамана в гордом одиночестве.
  - Ну, что тебе ещё? - раздраженно спросил Гордей. - По морде твоей бесстыжей вижу, что просто так ты меня в покое не оставишь.
  - Да так, мелочь одну уточнить хотелось бы, - Афоня без приглашения уселся, напротив. - Причем не мне одному.
  - Что?
  - Атаман, куда это мы выдвигаемся в полном составе и в боевой готовности?
  Гордей обреченно закатил глаза, этого вопроса он боялся больше всего. Захватнические планы хазарейки для него оказались сюрпризом, и он боялся озвучить их для своих людей. Мало ли как они отреагируют? Одно дело закрывать глаза на мелкие пакости и делится информацией, поругивая власть, а вот помочь свержению короля и посадить на трон врага - это уже совсем другое. Атаман оказался в затруднительном положении ему самому не по нутру было дело, в которое он вляпался по глупости, но отказаться, тем более сейчас, он не мог.
  - Эй, ты меня слышишь? - Афоня хлопнул огромными ладонями прямо у носа Гордея и тот испуганно вздрогнул.
  - Слышу, - отозвался он. - Просто меня эти последние события в лагере вышибли из колеи.
  - А кто виноват? Я тебя, между прочим, предупреждал.
  - Предупреждал и будет об этом. Хочешь знать, куда идем - слушай, а жизни меня учить не надо, я и сам кого хочешь научить могу, - Гордей, было, дал волю раздражению, но тут же спохватился. Настраивать ватажников против себя сейчас ему было ни к чему. - Наводочка одна есть в столице. Если дело выгорит - до конца жизни будем жить гуляючи.
  - А всем идти-то зачем? - недоверчиво сощурился Афанасий.
  - Так там золота столько, что и не унесем. Плюс прикрытие надо на всякий случай.
  - Что-то ты крутишь-мутишь атаман.
  - С чего ты взял? Сам подумай: я иду с вами, какой мне толк вас подставлять.
  - Не знаю, - Афоня опустил взгляд, - вот только на душе у меня как-то не спокойно.
  - Это просто бабы у тебя давно не было, - чересчур бодро хохотнул Гордей, - вот душа и мается.
  - Может ты и прав, - сокрушенно покачал головой детина. - Может ты и прав.
  *****
  То, что происходило дальше, Матвей мог вспомнить с трудом, старик нещадно его гонял по своей избушке. Ему надо было то одно, то другое и паренек со всех ног несся исполнять приказания старца. Но Матвей ничуть не жалел о своём усердии, ведь благодаря странным ритуалам, которые творил дед Охрип, Слава, которая совсем недавно напоминала страшно хрипящую восковую куклу порозовела и стала дышать ровно и спокойно.
  - Она спит, - устало сообщил дед Охрип, Матвей заметил, что он сильно осунулся, бесчисленные морщины глубже прорезали когда-то красивое лицо, старик будто стал ещё древнее, если такое возможно. - Сядь рядом с ней, а я пойду выйду на воздух. Если что зови, не стесняйся.
  Матвей послушно присел на кровать рядом с девушкой и к своему стыду сам не заметил, как уснул. Очнулся Матьвей от того что кто-то требовательно тянет его за плечо. Парень резко дернулся и открыл глаза. Рядом стоял старик и недовольно качал головой:
  - Вот же молодежь пошла, - сварливо произнес он, - ничего доверить нельзя.
  - А что? Что-то случилось? - мгновенно испугавшись непонятно чего, затараторил Матвей и обернулся к мирно посапывающей княжне.
  - Нет, не случилось, - старик протянул руку в сторону Славы и нащупал её лоб. - А если бы? То, что тогда?
  - Не знаю, - промямлил Матвей, ему в который раз за эти страшные сутки стало стыдно за своё поведение.
  - Не ругайте его, - подала слабый голос девушка, и парень покраснел до кончиков ушей от этого неожиданного заступничества. - Он просто устал.
  - Это не оправдание, - возразил дед Охрип.
  - Может быть, - согласилась Слава, - но ведь всё равно уже ничего не поделаешь.
  - Как ты себя чувствуешь? - поспешно спросил Матвей, чтобы скрыть своё смущение.
  - Слабость.
  - Когда сможешь подняться, - продолжил гнуть свою линию подсыл.
  - Какое подняться! - возмущенно повысил голос Охрип. - Я её только что буквально с того света вытянул! Ей неделю с кровати вставать нельзя.
  - Это нам время терять нельзя, дед, - грубо оборвал старика Матвей. - А всё остальное сопли.
  - Ты как со мной разговариваешь, щенок! - на этот раз старик даже и голос не повысили, но юнец невольно вжал голову в плечи.
  - Не ссорьтесь, - вмешалась в перебранку Владислава. - Это сейчас не к чему. Я тут подумала. Матвей прав: нам нельзя терять времени, от этого зависят жизни многих людей, -девушка замолчала, чтобы перевести дух. - Вам надо идти к бабе Капе вдвоём.
  - С чего это вдруг? - возмущенно вскрикнул подсыл.
  - А ты думаешь, что Капитолина Карповна вот так просто тебе поверит и поможет?
  - Я постараюсь быть убедителен, а дорогу мне старик покажет.
  - Ты видимо не понимаешь, что болтаешь, - Слава устало смежила веки, какая мука для неё сейчас было даже говорить. - Баба Капа тебя без хрена съест скорее, чем поможет, да и вести себя ты не умеешь.
  - А моего мнения ты спросить не хочешь? - вставил своё слово Охрип. - А что если я не хочу к ней идти?
  - Дедушка, - Слава готова была разрыдаться от слабости и досады, - хоть вы себя так не ведите.
  - Да как я тебя в таком состоянии оставлю?
  - А мне уже лучше, - тут же соврала Слава. - Спасите моего Аглая и тогда я точно поправлюсь. Слово даю.
  - Кого? - не понял Охрип.
  - Да дружок - это её, - пояснил Матвей и добавил совсем тихо, - я бы тоже на её месте за него так переживал. Какой ещё дурак на такую красу позарится?
  - Спасите его, - не расслышав обидный комментарий паренька, снова попросила Слава.
  - Ох уж мне эти бабы, - сокрушенно вздохнул подсыл, - тут страна в опасности, а у неё одно на уме.
  Матвей собирался сказать ещё про долг перед отечеством, но смачный лещ, отвешенный ему старцем, заставил его замолчать.
  - А ну цыц, - шикнул дед Охрип. - Иди лучше снедь в дорогу собери, я сейчас с Славушкой парой слов перекинусь и отправимся.
  - Много брать-то? - почёсывая пострадавший затылок, спросил юнец.
  - Сколь съешь - столько и бери.
  Матвей нехотя отправился собирать припасы, а дед Охрип склонился к Владиславе:
  - Чую я, что многое ты не рассказала. Ну да ладно Капитолина не дура разберется. Я пацана сведу к ней, там что-нибудь и придумаем. И за Аглая своего не переживай - жив он.
  - Точно? - Слава с надеждой посмотрела на старика, хоть она и понимала, что тот скорее просто её успокаивает, нежели что-то знает на самом деле, но ей сейчас так важно было услышать от кого-то постороннего, что с человеком ставшим дорогим её сердцу всё хорошо.
  - Век мне соли не видать, если я вру, - улыбнулся дед, и его морщинистое лицо на миг стало моложе.
  - Вы тут ещё долго? - подал голос Матвей, он уже вернулся с торбой полной еды и по его лицу было видно, что ему не терпится побыстрее отправится в путь.
  - Ты смотри, - Слава решила дать последнее наставление своему несносному спутнику, - Капитона Карповна женщина строгая, а ты уж больно горяч да заносчив. Смири гордыню, а то не ровен час, ещё в жабу тебя превратит. Кланяйся низко ей от меня.
  - Ладно, - Матвей со скучающим видом перевел взгляд на старика. - Мы идем?
  - Идем, - важно ответил старик и неторопливо поднялся, он обернулся к княжне и нащупал её лоб, довольно цокнул языком и произнес. - Тебе не вставать, захочешь пить - отвар я тут рядом поставил, только руку протяни. Если есть захочешь - терпи, пока нельзя. Я постараюсь скоро вернуться.
  - А как же ты дорогу найдешь? - удивился Матвей.
  - Как-нибудь, с божьей помощью, - усмехнулся Охрип в ответ.
  - Удачи, - шепнула на прощанье Владислава. Это одно слово далось ей с большим трудом её одолевал сон, которому она не могла противиться и прежде чем подсыл и дед Охрип покинули горницу девушка уже крепко спала.
  
  Глава 3
  
  - Твою ж в кочель!!! - громко выругался Гай и запоздало подумал, что его крик мог привлечь ненужных свидетелей. - Ну как так то? - чуть не со слезами на глазах уже значительно тише спросил он сам у себя.
  Виной такого поведения советника стало письмо, которое он получил не более часа назад по голубиной почте. В нем Гаю сообщалось, что в ближайшее время к замку прибудет юная особа и назовет себя Рада и он, советник, обязан ей помогать и слушаться аки преданный пес. Такого неуважения к своей персоне старый лис снести не мог и дал волю чувствам. Ах¸ зачем он тогда пошел на сговор с разбойниками? Зачем?! Лучше бы его просто прикончили, и не было бы этой мучительной агонии, в которой он живет. Гай обхватил голову руками. В комнату тихо постучали.
  - Войдите, - обреченно прошептал советник, инстинктивно чувствуя, что ничего хорошего от сегодняшнего дня ему ждать не приходится.
  - Прошу прощения, - на пороге возник начальник стражи. - Там у главных ворот вас спрашивает какая-то очень красивая девушка.
  Гай сглотнул резко набежавшую слюну. Он рассчитывал, что гостья, о которой указано в послании прибудет значительно позже.
  - Проводите её ко мне. Только смотри мне без самодеятельности, отнеситесь к даме со всем почтением.
  Начальник стражи коротко кивнул и тут же удалился выполнять поручение.
  Гай устало уселся в своё кресло и откинул голову на мягкую подушку. Отложив причитания о несправедливости судьбы на потом он пытался понять кто же пожаловал к нему в гости и зачем. В дверь снова постучали и на этот раз не стали дожидаться разрешения войти. Дверь распахнулась и на пороге возникла прекрасная нимфа, позади которой, глупо улыбаясь, стоял всё тот же начальник стражи.
  - Ральф, - строго обратился к нему Гай, - ты свободен и можешь идти.
  До бедного Ральфа смысл сказанного дошел только, когда взбешённый советник подскочил к нему вплотную и вытолкал прочь из кабинета. Он разочарованно посмотрел на захлопнувшуюся перед его носом дверь и тяжело вздохнув, отправился проверять посты.
  Тем временем, как только советник и девушка остались наедине, он, облизнув в раз пересохшие губы, произнес:
  - Присаживайтесь и рассказывайте. Начнем с того, кто вы и чем я вам могу помочь.
  - А вы как думаете? - девушка кокетливо улыбнулась.
  - Вам сказать честно или соврать? - советник проигнорировал заигрывания красавицы. Он был из тех мужчин, которых трудно прельстить одной лишь красотой. Да, у Гая перехватило дыхание, когда он увидел свою посетительницу, но он быстро напомнил себе обстоятельства, которые её сюда привели и восторги от её внешности быстро утихли.
  - Не люблю, когда мужчины врут. Давайте правду.
  - Я полагаю передо мной царица Найда.
  - Какая прозорливость, - с уважением заметила хазарейка, хотя по большому счету она не ожидала, что советник так быстро её раскусит. - Откровенность за откровенность. Я удивлена тем, что вы отгадали, кто я. Скажу даже больше это не входило в мои планы, но, как говорится, лошадей на переправе не меняют, тем более что я ценю умных людей. Надеюсь, вы понимаете, о чём я.
  - Несомненно, - кивнул советник.
  - Тогда давайте сразу к делу. Нас тут никто не услышит?
  - Обижаете, - Гай позволил себе полуулыбку. - Если бы я сомневался в этом хотя бы на долю секунды, то никогда не стал разговаривать с вами на подобные темы.
   - Отлично, - царица вольготно устроилась на своём месте. - Но прежде чем я приступлю к сути, я просто обязана задать вам один вопрос, иначе я не буду истинной представительницей женского пола, - хазарейка азартно блеснула глазами, но советники лишь приподнял в ответ брови, мол, спрашивайте. - А как вы узнали кто я?
  - П-с, - советник фыркнул и довольно рассмеялся. - Уважаемая, вы меня недооцениваете. Я простите за фривольность, не лаптем делан и не первый год на свете живу. Как только вы, точнее ваш слуга или как вы там называете своих прихвостней, принудил меня к сотрудничеству я навел подробные справки о вас. А когда вы появились в моём кабинете, я просто сопоставил факты и включил логику.
  - А можно здесь поподробнее, - Найда пристально посмотрела на Гая, она не случайно задала этот вопрос, ей хотелось посмотреть чего стоит советник на самом деле.
  - Ну, если у вас так много времени, - советник грустно вздохнул, - то извольте. Во-первых, я узнал, что в вашем окружении нет женщин. Во-вторых, эта записка, в которой мне приказано всячески служить юной особе, которая прибудет в замок. Когда я увидел вас и пришибленного вашей красотой начальника стражи, мне всё стало понятно. Кто ещё кроме вас способен на такую безумную авантюру?
  - Впечатляет, - красавица наградила советника аплодисментами. - Я полагаю, что Гордей оказал мне большую услугу, заполучив вас в союзники.
  - Да уж, - невесело хмыкнул Гай, с горечью вспоминая свой позор, никак иначе он те события назвать не мог. - Я извиняюсь, мне очень приятно ваше общество, но я не располагаю временем для праздных бесед.
  - Люблю деловых людей, - хазарейка томно изогнулась в кресле, но заметив, что её уловка не произвела никакого впечатления на советника, утратила игривый тон, - только позвольте ещё один вопрос и закончим эту милую прелюдию.
  - Как вам будет угодно.
  - Вы не чувствуете влечения ко мне, не обманывайте меня я это вижу, но не могу понять почему?
  - В таком случае позвольте и мне вопрос, - советник задумчиво склонил голову к правому плечу, - вы ведь воспользовались каким-то приворотным средством я так полагаю, чтобы закрепить эффект от своей неземной красоты, - царица коротко кивнула в знак согласия, - логично предположить, что это средство воздействует через обоняние.
  - Да, - хазарейка одобрительно улыбнулась, а сама подумала, что не следует оставлять такого умного человека при себе.
  - Тогда всё просто - у меня, знаете ли, насморк, - Гай победно взглянул на притихшую посетительницу. - Если я ответил на все ваши вопросы, то может, наконец, приступим к делу?
   - Мне нужно подобраться к Явору. Влезть в его окружение, - без предисловий сообщила Найда.
  - Вы хотите убить его? - ничему не удивляясь, уточнил Гай.
  - Фу, как грубо. Нет, конечно. Это было бы дурным тоном: убить правителя и занять его место. Такие перевороты давно вышли из моды. Моя игра намного тоньше и поэтому принесет мне намного больше. Итак, повторяю: мне нужно втереться в доверие к королю. Ну, же Гай, мне кажется, что с его любовью к женскому полу это будет совсем нетрудно. Вам только надо придумать, как нас познакомить.
  - Боюсь, что вы невнимательно читали мои донесения, - советник озадаченно потер бороду. Он всегда считал себя первым интриганом при дворе, но замысел царицы разгадать ему пока было не под силу: либо это было что-то чудовищно сложное и не доступное его разуму либо настолько глупое, что он просто не мог об этом подумать. - Король Явор абсолютно охладел к женскому полу и даже наоборот проявляет агрессию.
  - Но как такое может быть?
  - Об этом я вам тоже писал, причем вполне подробно. У него, понимаете ли, дисфункция в организме случилась напрямую с женщинами связанная.
  - А-а-а-а, - огорченно протянула хазарейка, но её лицо тут же осветила блистательная улыбка. - Так это нам на руку. Представите меня как целительницу, которая услышала о его беде и пришла помочь. Я в этой области кое-что понимаю, уж вы-то мне поверьте. Я верну королю интерес к женщинам, и он меня за это приблизит к себе! Мне кажется, всё получается, как нельзя лучше.
  - Может вы и правы, - скромно согласился Гай, он решил не вмешиваться в течение событий и посмотреть, что у хазарейской царицы получиться.
  *****
  Проснулась княжна от непонятного шума. Сначала ей казалось, что это у неё в голову шумит после жара, но открыв глаза и потрогав голову холодными руками, она поняла, что ошибается: звуки доносились с улицы. Обеспокоенная происходящим девушка с трудом поднялась с кровати и, шатаясь, подошла к окну. Слава не поверила своим глазам: там, на улице грозно бренча оружием, стояла чья-то армия. На солнце блестели воины, закованные в броню, гордо развивались на ветру парадные стяги. Девушка, было, решила, что это всё ещё сон и помотала головой, но уже в следующий момент дверь открылась, и в помещение вошли несколько человек в вычурно расшитых мундирах. Слава тупо уставилась на вошедших. Но не успела она и слова сказать, как её подхватили под белы рученьки и не обращая внимания на слабый протест вытащили на улицу. Щурясь от яркого солнечного света, княжна не совсем поняла, куда её ведут:
  - Ваша светлость, вот хозяйка, - браво отрапортовали солдаты, и подтолкнули её вперёд. Слава приложила ладонь козырьком ко лбу и вгляделась в лица окружающих. Тот, к кому обращались солдаты, с ленцой повернул голову в сторону девушки. Ноги Славы предательски задрожали и стали ватными. Встретить этого человека в заброшенной избушке деда Охрипа она никак не ожидала. Перед ней стоял маркиз Фебюс собственной персоной со своими приближенными. Девушку охватил страх, а что если он её узнает, но через мгновение она успокоила себя. Ведь в ту памятную ночь её лицо было скрыто под покрывалом, откуда Фебюс мог знать, как она выглядит.
   Маркиз стал рассматривать застывшую статуей девушку, его взгляд бесстыдно прошёлся по её фигуре. Когда же дело дошло до лица, Фебюс скривился от отвращения и сделал шаг назад.
  - Мне кажется, что тут всё ясно, - подал голос один из приближенных маркиза. - Одного взгляда на это чудовище, - он кивнул в сторону княжны, - объясняет, что это за одинокая избушка в глуши.
   - Да без сомнения, - согласился маркиз и достал нюхательную соль, чтобы немного прийти в себя. - Надо же родится такой образиной.
  Владислава стояла, не смея шевельнуться, она просто не знала, как поступить. В конце концов, она решила ничего не отвечать и не предпринимать. Может тогда маркиз оставит её в покое и уйдет вместе со своим войском. Только вот вопрос: куда же это он путь держит?
  - Друзья, - прочихавшись, произнес маркиз. - Мне кажется, что мы должны сделать доброе дело, - Владислава услышав такие слова, внутренне возликовала - сейчас ей предложат помощь. - Давайте заколотим окна в этом вертепе и сожжем его вместе с чудищем в нем обитающем. Так мы убьём двух зайцев: освободим наш прекрасный мир от пятна уродующего его и принесем жертву в честь удачного исхода нашего похода.
  - Вы гений, - задохнувшись от восторга, произнес один из прихвостней маркиза и в лесной глуши раздались жаркие аплодисменты.
  - Связать её только, а то вдруг эта тварь не захочет сгореть, - подал голос другой приближенный в возрасте.
   "Опытный гад, и как это он догадался", - зло подумала про себя Владислава.
  Ещё мгновение и маркиз уже повернулся, чтобы пройти к своему шикарному экипажу, сопровождающее как по команде повторили его движение, дабы следовать за своим повелителем.
  - Стойте! - изо всех сил крикнула Владислава, девушка поняла, что если ничего сейчас не сделает, то вот здесь и закончится её недолгая жизнь, потому что спасения ей ждать неоткуда. Отчаяние придало ей сил и она, гордо подняв голову, обратилась к маркизу. - Как вы смеете так обращаться со мной.
  - Гляньте, оно ещё и разговаривает, - хохотнул мужичок в сшитом не по размеру мундире.
  - Уймите своих сявок, маркиз, - властным голосом произнесла княжна, и никто не посмел возразить ей в ответ. Фебюс озадаченно смотрел на существо посмевшее разговаривать с ним таким тоном. Откуда она вообще знает кто он такой, а Владислава ободренная своей маленькой победой продолжила. - Я извиняю вас за такое нетактичное поведение, но только потому что понимаю в каком виде нахожусь.
  - Я ничего не понимаю, - мужчина рассеянно провел рукой по гладко выскобленному лицу. - Кто ты... вы такккая?
  - Я - Владислава Ярославовна, дочь князя Ярослава правителя Муравии и сопредельных земель. Меня похитили по приказу хазарейской царицы и навели порчу, чтобы сломить моего отца.
  - И что же твой отец? - настороженно спросил маркиз.
  - Он ищет меня и обещал большую награду тому, кто вернет меня ему, - не моргнув глазом соврала Слава.
  - И где же твои похитители?
  - По всей видимости, испугались вас и сбежали.
  - Мне кажется, что это исчадие ада врет, - робко шепнул один из приближенных. - Она просто хочет заставить нас играть в свою игру.
  - Да, возможно, - замялся маркиз. Как человек практичный он подумал о том, что награда и благодарность такого человека как князь Ярослав, слава о котором гремела от Бел-моря до Синих гор никогда не помешает, но с другой стороны может эта уродина таким нехитрым способом пытается просто спасти свою никчёмную жизнь. - Мне нужны гарантии, что твои слова - правда, - наконец произнес он, обращаясь к Владиславе.
  - А что княжеское слово нынче ничего не стоит? - надменно изогнув бровь, произнесла она.
  - Да вот в том то и вопрос княжеское ли? - хитро сощурившись, парировал Фебюс.
  - Какие вам нужны доказательства?
  - Ну, я не знаю, - маркиз задумался, - что-нибудь такое, чтобы у меня не осталось сомнений.
  - Родовой знак подойдёт?
  - Вполне.
  Княжна провело рукой по шее, и с трудом подцепила легкую цепочку, на которой красовалась подвеска в виде солнца. Её подарил ей отец далеко в детстве и сказал, чтобы она никогда её не снимала, у него самого была точно такая же. Маркиз с интересом взглянул на вещицу, но княжна даже и не подумала сделать шаг ему на встречу чтобы дать возможность рассмотреть доказательство правдивости её слов поближе. Фебюс не без удовольствия отметил про себя, что девочка действительно держится соответственно названному имени. Только чистокровная княжна имела наглость вести себя так со знатными вельможами.
  - Хорошо, - кивнул маркиз, не желая уступать манерами княжне, он не стал подходить ближе, - будем считать, что вы убедили меня, и я готов помочь вам.
  Маркиз ещё раз бросил испытывающий взгляд на девушку. Даже если окажется что она не княжна неплохо иметь ведьму про запас, чтобы в случае неудачи всё спихнуть на неё и торжественно сжечь на костре.
  - В таком случае, не будете ли вы любезны, сопроводить меня до Славенгарда, - не обратив внимания на выражение лица маркиза, светским тоном произнесла Слава. - Мой отец сейчас там с визитом.
  - Что ж нет ничего проще, мы как раз туда и направляемся, - неожиданно помрачнев, ответил Фебюс, несчастный влюблённый снова вспомнил о цели своего похода. - Сколько вам нужно времени на сборы.
  - Минут пять.
  - Мы будем ждать вас, - маркиз галантно склонил голову. Владислава же поспешила вернуться в горницу, ей представилось возможность хоть немного побыть в одиночестве. Владиславу трясло, и она не могла понять, толи - это реакция на пережитое только что, толи болезнь снова возвращается. Превозмогая чудовищную усталость, она привела себя в порядок, насколько это было возможно, и прошла в сени. Отдышалась и, собрав последние силы, гордо подняв голову, она ступила на улицу.
  - Коня княжне, - скомандовал Фебюс и ей тут же подвели пегую лошадку.
  Владислава позволила помочь ей сесть на лошадь и благодарно кивнула маркизу. Мужчина склонил голову в ответ. Глядя на то с какой грацией девушка держится в седле он уже ничуть не сомневался, что это действительно княжна и мысленно потирал руки предвкушая награду от её отца.
  - А княжна даже ничего. Сразу видна порода, - вдруг донеслось до чуткого слуха маркиза, - не такая уж и страшненькая, как сразу показалась.
  ****
  - Ваше величество, - тихо позвала короля некрасивая фрейлина, но он ничего не ответил. Явор спал крепким сном пропойцы и не слышал нерешительное кудахтанье придворной дамы. Он заснул сидя в приемном зале и подданные, раздражённо перешёптываясь, ждали когда он соизволит проснуться и отпустит их по домам. Самовольно уйти никто не решался, потому что в гневе запойный монарх был чудовищно страшен.
  - Вот же гад, - выдохнула смазливенькая дама, и устало оперлась на руку мужа. Они стояли здесь уже больше часа, а король так и не соизволил ещё продрать ясны очи.
  - Молчи, - шикнул на неё супруг. - Ты помнишь, что случилось с Анной?
  - Помню, - помрачнев, шепнула дама и замолчала, ей вовсе не хотелось, чтобы и в нее полетела резная подставка под ноги.
  Но чем дольше король спал, тем громче нарастал гул в зале. Наконец, один из вельмож не вытерпел и громче чем следовало произнес:
  - Доколе мы это терпеть будем? - но тут же испугался собственной смелости и почти шёпотом добавил. - Страна в опасности, а ОН спит.
  - Страна в опасности! Страна в опасности?! - тут же разнеслось под сводами зала.
  - Как в опасности? - спросила Магдалена, которая вместе со всеми была призвана на аудиенцию, у стоявшей рядом дородной придворной дамы.
  - А вы что, милочка, совсем ничего не знаете? - на чересчур нарумяненном лице отразилось неподдельное удивление. - Да вся столица об этом только и говорит.
  - Извините, но я видимо что-то пропустила, - пролепетала смущенная Магдалена, в последнюю неделю бедняжку мучил страшный токсикоз, и она редко покидала свою комнату.
  - Девочка моя, - строго начала дама, - нельзя же за шмотками и любовниками так не интересоваться судьбой собственного королевства. Ну да ладно, сейчас мы это исправим, - толстушка причмокнула от удовольствия, ей льстило, что у неё появилась возможность просветить родственницу советника в таком важном вопросе. - Дело в том, что на нашу территорию вторглись две армии, и следуют прямиком к столице, не встречая ровным счётом никакого сопротивления у местного населения.
  - Да вы что? - охнула потрясенная такими новостями Магдалена и погладила живот.
  - Да, да - важно закивала женщина. - С севера на нас наступает маркиз Фебюс и откуда-то ещё король Евсей со своим сыном Елисеем.
  - Как вы сказали? - обрадованно прошептала девушка. - Елисеем?
  - Да, девочка моя, с тем самым Елисеем, за которого ты чуть не вышла замуж. В качестве княжны Владиславы естественно, - тут же поправилась толстушка и покраснела ещё больше, если такое вообще было возможно, учитывая слой косметики, наложенный на её лицо. - Его лагерь в соседней деревне, Козловке кажется, не сегодня так завтра они будут под стенами нашего замка.
  Дама говорила что-то ещё, но девушка уже ничего не слышала. Для неё было важно только одно: он, её муж, её любимый здесь рядом. Он приехал за ней, и скоро они будут вместе. Забыв обо всём на свете, Магдалена пробралась сквозь стену из недовольных вельмож и, не обращая внимания на предостерегающий шепот больше напоминающий шипение, покинула залу.
  Девушка не могла думать ни о чём другом, нежные уста неустанно шептали любимое имя. Не желая мириться с разлукой больше ни минуты, Магдалена забежала в свои покои и велела верной служанке следовать за ней. Вместе они спустились в конюшню. Не прошло и часа, как замок покинул неброский экипаж запряженный четверкой гнедых лошадей. Магдалена сидела тесно прижавшись к служанке бледная и возбужденная, представляя себе как она упадет в объятия законного мужа и сообщит ему что он скоро станет отцом.
  
  *****
  Елисей придавался тоске, с тех пор как у него украли Раду, он ни разу не улыбнулся, не взглянул на другую женщину. Его отец начинал беспокоиться за состояние здоровья своего сына. В это утро они сидели в деревенской избушке беспрекословно предоставленной хозяевами высоким гостям, за хорошую плату естественно. Нет, они конечно могли бы и в шатре переночевать, но за долгую неделю похода возможность поспать не на земле, а на настоящей кровати перевесила всё. Местное население встретило их войско молчаливым безразличием: не безобразничают, ведут себе прилично пусть себе идут куда шли, мало ли за какой надобностью они здесь? Может их король в гости пригласил? Король Евсей запустил ложку в сметану, принесённую по его просьбе хозяйкой, и с видом самого счастливого кота в мире отправил её в рот.
  - Отец, когда мы, наконец, отправимся в столицу? - подал голос Елисей.
  - Сын, я же тебе уже всё объяснял. Передохнем сегодня, а завтра с новыми силами нагрянем к проходимцу и научим этикету.
  - Завтра, - Елисей с тоской подпер подбородок кулаком. - Это так не скоро.
  - В нашем деле торопиться нельзя, - облизывая ложку, заметил Евсей.
  Елисей отвернулся от родителя и уставился в окно. Со двора донесся какой-то странный шум, а затем в дверь постучали. Дверь открылась и в дверном проёме появилась голова офицера из личной охраны Евсея.
  - К вам тут посетительница.
  - Что за чёрт? - удивился король и с сожалением отставил сметану. - Хоть хорошенькая? - поинтересовался он, приглаживая взъерошенные волосы.
  - Ага, - кивнул служака.
  - Тогда, зови.
   Голова офицера исчезла и через мгновение в комнату впорхнула Магдалена. На долю секунды она запнулась на пороге, но отыскав взглядом суженного, девушка со счастливым визгом кинулась к нему.
  - Ты? - только и успел выдавить королевич, прежде чем был обнят и расцелован. Король меланхолично окинул взглядом гостью и придвинул сметану обратно.
  - Что ты здесь делаешь? - раздражённо спросил Елисей, с трудом высвободившись из жарких объятий девушки.
  - Я приехала к тебе, ты же за мной вернулся? - услышав это, король уважительно кивнул сыну.
  - Да ты как я погляжу ходок, - констатировал он, девушка ему очень понравилась, она была очень хорошенькой, не такая как Рада, но не хуже. - Весь в меня.
  - Да причем здесь это, - разозлился королевич и отошел от ничего не понимающей Магдалены подальше. - С чего ты взяла, что я за тобой?
  - А за кем же? - удивилась она, ей было непонятно почему любимый так холоден с ней.
  - За своей единственной любовью, за Радой, - торжественно сообщил Елисей глядя куда-то вдаль.
  - А я? - упавшим голосом спросила Магдалена. - Как же я?
  - Извините красавица, - Евсей деликатно кашлянул, - чтобы избежать недоразумений хочу сразу представиться. Я отец этого охламона и для того чтобы разрешить сложившуюся не самым лучшим образом ситуацию мне надо знать кто собственно вы?
  - Я его жена, - жалко всхлипнув, ответила Магдалена и из её глаз хлынули слёзы.
  - Да какая ты мне жена? - возмутился королевич. - Там всё было не по-настоящему. Наша афера не прошла.
  - Это ты как считаешь, - слёзы мгновенно высохли и прекрасные глаза уже метали молнии, не такого приема ждала красавица. - Обряд был завершён, нас признали мужем и женой пред Богом и людьми.
  - Меня и Владиславу хочу заметить, - не так уверенно парировал Елисей.
  - Нет, тебя и меня, - победно заявила Магдалена. - Я не такая дура, как ты думал, мне тоже нужны были гарантии. Так что ты мой муж, а я твоя жена. У меня и документы имеется и в церковной книге сделана соответствующая запись.
  - Вот это да! - Евсей пораженно уставился на сына. Елисей тоже застыл как вкопанный, в его голове не укладывалось, что он позволил так околпачить себя.
  - Всегда мечтал о смышлёной невестке, - прервал затянувшуюся паузу Евсей. - А если учесть, что вы писаная красавица то хочу вас заверить, что мой сын лучшего выбора сделать не мог.
  - Отец, - Елисей одарил родителя осуждающим взглядом. - Я не хочу!
   - Что ты не хочешь? - король изогнул бровь. - Не хотеть надо было раньше, а теперь чего уж там, - Евсей перевёл взгляд на подозрительно всхлипнувшую красавицу. - Дитя моё, я хотел бы познакомиться с твоими родителями.
  - Вы их и так знаете, - девушка гордо выпрямилась, - я внебрачная дочь короля Явора - Магдалена.
  - Не дурно, - кивнул Евсей. - Мальчик мой, у тебя хороший вкус.
  - Отец, я последний раз повторяю, я не собираюсь с ней жить! Эта вертихвостка обманом затащила меня под венец!
  - Я?! - Магдалена обиженно засопела. Она чуть не расплакалась снова, но боль, причиненная ей такими словами, привела её в чувства. - Совсем другие слова ты мне говорил наедине. Я прилетела к тебе, как только узнала, что ты поблизости. Я хотела быть рядом и поделиться радостью, что у нас скоро родиться сын, но ты, - девушка запнулась от переполняющих её чувств. - Ты предал меня! Что ж прощай, но запомни одно ты никогда и ни с кем не будешь счастлив. И той разлучнице ты не сможешь предложить ничего кроме как быть любовницей, потому что твоя жена я! И развода я тебе не дам как бы ты этого не хотел!
  Произнося последние слова, Магдалена схватила горшочек со сметаной и запустила в Елисея, естественно промахнулась, и в ярости топнув ногой, вылетела прочь из избы.
  - А сметана то тут причем? - расстроенно глядя на стекающее по стене на пол лакомство, произнес король.
  - Отец, я не знаю и не хочу знать, что ты по этому поводу думаешь, - взволнованно сказал Елисей, - но если мы не выступим завтра к замку, как ты обещал, я наложу на себя руки.
  - Не надо крайностей, - король неодобрительно посмотрел на потерявшего от любви рассудок сына. - Мы выступим, тем более что нам это вполне выгодно, но на твоём месте я подумал бы о жене и ребёнке.
  - А кто сказал, что ребёнок мой? - Елисей не хотел верить в то, что услышал от навязанной жены.
  - Я сказал, - строго заметил Евсей. - Девочка любит тебя и её незачем врать. Так что ещё раз прошу тебя - подумай. Ибо завтра тебе пути обратно уже не будет!
  - Здесь не о чем думать, - безапелляционно заявил молодой королевич.
  
  ****
  Прошло несколько томительных часов, прежде чем Аглай всё же смог более менее самостоятельно передвигаться, конечно, не без помощи Маргариты. С одной стороны он опирался на неё, а с другой на палку которую по его просьбе нашла королева. Аглай долго пытался определиться с направлением, в котором им с его спутницей следовало идти, но сбивчивые пояснения Маргариты только ещё больше запутали бедного сотника. В конце концов, они пошли привычным маршрутом, то есть куда глаза глядят.
  Аглай тяжело дышал, по его осунувшемуся лицу стекали капельки пота, хоть мазь Капитолины Карповны и действовала, чувствовал он себя очень усталым и побитым. Королева старалась изо всех сил ему помочь, но что она слабая изнеженная женщина могла предложить? Только содержательную беседу. И она болтала о всяких пустяках, пытаясь отвлечь воина от терзавшей его боли. Они как-то сразу перешли на "ты" и беседовали обо всём и не о чём, но никто не поднимал темы, которые были важны в данный момент для каждого из них.
  Потихоньку на землю опустились сумерки, а затем и вовсе ночная мгла скрыла земные очертания, обнажив взамен звездное небо.
  - Эх, - горько произнес Аглай, совершенно забыв, о чём минуту назад он вел разговор со своей спасительницей. - Ну, хоть бы один ориентир, хоть бы что-нибудь чтобы понять туда мы идём или нет.
  - Дорогой мой, я не виновата, что не сведуща в подобных вещах. Заведи меня к трем соснам, и я в них заблужусь, - будто извиняясь, ответила Маргарита.
   - Может ты когда-нибудь что-нибудь слышала.
   - За кого ты меня принимаешь, - обиделась королева. - Естественно я когда-нибудь что-нибудь да слышала. Я же не глухая.
  - Да я не в этом смысле. Я о том, что может, кто-то говорил, как можно найти столицу, если собьешься с пути, - королева глянула на сотника с таким выражением, что тот тут же добавил. - А что? Разные же случаи в дороге бывают.
  - Милый мой, - Маргарита снисходительно посмотрела на собеседника. - О столице я слышала за свою жизнь очень много, вот только не запоминала, не думала, что пригодиться. И в данный момент единственное, что я могу вспомнить так это гимн города и то, потому что его написал Явор, - королева осеклась, потому что чуть не сказала мой муж, - король в смысле.
  - Интересно, - через силу улыбнулся Аглай, - так он у вас ещё и поэт.
  - Да, - коротко кивнула королева, - разносторонний он у нас, даже слишком.
  - Спой тогда хоть гимн что ли, - попросил сотник. - С песней в дороге всегда веселее.
  - Нет, - тут же пошла на попятную Маргарита.
  - Не стесняйся, я уверен, что ты хорошо поёшь.
  - А я не уверена.
  - Да брось ломаться, не хочешь петь, так расскажи. Уж очень хочется послушать каков поэт из вашего короля.
  - Да как и правитель - никакой, - не сдержалась от едкого замечания королева и поняв свою промашку, дабы избежать лишних вопросов со стороны Аглая стала читать наизусть:
  - Славься город мой,
   Красоты не превзойдённой!
   Славься город мой,
   Лучом звезды Айзамил осенённый!
   Что застыла над садом моим.
  - Постой, - прервал королеву взволнованный сотник. - Про Айзамил это правда или художественное допущение?
  - Кажется правда, наш король одно время астрономией, точнее женой астронома увлекался. А что?
  - А то, что мы, кажется, спасены!! - сотник возбужденно посмотрел на Маргариту. - Айзамил по-вашему, а по-нашему Поводырь-звезда! Она самый надежный ориентир для путника. Ты понимаешь, какой ваш король умница! - Аглай счастливо рассмеялся. - Я люблю поэзию!!!
  - Я не понимаю, - королева настороженно глядела на воина, а вдруг тот помешался?
  - Да что тут понимать. Посмотри на небо. Видишь ту звезду, - сотник указал на не очень яркую звёздочку, горевшую мерным голубым светом. - Теперь мы точно знаем, куда надо идти.
  - Получается, что мы шли не в ту сторону, - разочарованно отметила королева.
  - Это ничего, главное, что теперь мы эту ошибку исправим.
  - Может нам стоит отдохнуть? - нерешительно предложила Маргарита, её ноги горели огнем от усталости.
  - Нет, - твёрдо ответил Аглай. - Мы и так потеряли много времени. Когда выберемся из леса тогда и отдохнем!
  
  ****
  Матвей и дед Охрип благополучно добрались до избушки старой ведьмы. Причём всю дорогу подсыл удивлялся ловкости, с которой этот древний старик управлялся с лошадью. Если, по правде сказать, то Матвей рассчитывал, что дед не сможет отправиться в дорогу верхом, и он один двинется в логово ведьмы, так сказать, без лишних свидетелей. Тем не менее, старик лихо занял своё место в седле и всю дорогу держался молодцом. Встреть Матвей его в чистом поле ни за что не поверил бы что Охрип слеп.
  Когда же перед глазами парнишки предстала мрачная лесная избушка на столбах, в которой жила Капитолина Карповна он несколько притих. Он мысленно возблагодарил небо, что оказался в этом месте не один.
  Старик слез с коня и обернулся к застывшему истуканом Матвею.
  - Слазь храбрец, - только и произнес он.
  Не успел парень ступить на землю, как дверца странной избушки открылась и на пороге появилась самого неприятного вида старуха.
  - Чего припёрлись? - грубо закричала она. - Сколько раз говорить надо: я больше не принимаю! - её взгляд упал на Охрипа, и она тут же умолкла, засмущалась и отвела взгляд в сторону. - Ты? - только и проронила она каким-то уже совсем другим голосом.
  - Я, - тихо ответил дед и виновато опустил голову.
  - Пришел-таки?
  - Таки пришел.
  И они замолчали. Матвей почувствовал себя героем какого-то второсортного дамского романа, причём третьим лишним героем. Поэтому юноша решил разрядить ситуацию привычным для себя способом. Он подбоченился и, выступив вперед, с вызовом произнес.
  - Я, конечно, понимаю, любви все возрасты покорны и всякое такое, но избавьте меня от выяснения ваших отношений. Я здесь совсем по другому поводу, нежели соединять уставшие от одиночества сердца. Хотя, чтобы сделать вам приятное скажу сразу: вы просто идеальная пара. Вы бабуля страшная, а он слепой.
  Капитолина Карповна ошалела от такой наглости и неуважения. Она настолько растерялась, что не смогла вспомнить никакого мало-мальски подходящего заклинания, годного для того чтобы проучить нахала, а в следующий момент за него уже вступился Охрип.
  - Погоди, Капитолина, - прохрипел он, - развеять его по ветру ты всегда успеешь. Он молод и глуп, но к тебе его привело действительно важное дело.
  - И что, я за ради этого должна терпеть хамство? - сощурилась ведьма. - Заметь, не я к нему пришла, а он ко мне!
  - Да ладно вам бабуся, - Матвей решил, что менять тактику поведения поздно, - если хотите я даже извинюсь.
  - Нет, ты на него посмотри, - колдунья всплеснула руками.
  - А что ты хочешь? - дед Охрип сделал шаг в её сторону. - Молодёжь. Нет у них ни страха, ни уважения к старшим.
  - Вот поэтому их воспитывать и надо, - проворчала Капитолина Карповна.
  - На себя посмотрите! - крикнул задетый таким обращением подсыл.
  - Ты что-то раньше времени пырхи поднял, - ведьма недобро усмехнулась. - Петушишься, а ведь ничего из себя не представляешь. О, петух, - молвила старуха и щёлкнула пальцами.
  В следующее мгновение Матвей почувствовал, что обстановка вокруг него разительно меняется, но взглянув на себя, он понял, что существенные изменения претерпел не мир, а он сам. Охрип настороженно прислушался и позвал:
  - Эй, Матвей, ты жив?
  - Жив, - странным голосом произнёс парень и захлопал крыльями.
  - Да всё с ним в порядке, - тут же встряла баба Капа. - Просто он выглядит теперь соответственно поведению.
  - Это что я по вашему виду себя как петух? - возмутился Матвей. - А ну-ка верните мне мой истинный облик, а то я за себя не ручаюсь.
  - Успокойся, - шикнул на неугомонного подростка старик.
  - Я сказал, расколдуйте меня! - не унимался парень.
  - А то что? - ведьма зловеще рассмеялась. - Закукарекаешь меня до смерти?
  - Нет, заклюю, - теряя последние крохи разума, прохрипел Матвей и кинулся к колдунье.
  - Да, переоценила я тебя, - притворно вздохнула Капитолина Карповна и снова щелкнула пальцами. Матвей ощутил приятную легкость и шлепнулся наземь. - Какой ты петух? Ты цыплёнок желторотый, неразумный.
  В следующий миг парень, не веря собственным глазам, смотрел на свои цыплячьи ножки и жёлтый пух вместо перьев.
  - Заколдовала? - скорее не спрашивая, а утверждая произнес дед Охрип.
  - Есть немного, - отозвалась ведьма. - Пусть запомнит, что старших надо уважать. Пусть побегает цыплёнком о жизни подумает. Тем более стимул у него к этому ого-го.
  - Думаешь, ему это поможет?
  - Не поможет тогда в суп угодит. У меня с такими борзыми разговор короткий.
  - Эх, Капушка, как тебя жизнь изменила. Раньше ты такой не была.
  - А ты сюда припёрся для того чтобы это сказать мне? - воинственно поинтересовалась старуха.
  - Нет, конечно. Сама знаешь: я бы не решился тебя побеспокоить, если бы не крайняя необходимость.
  - Что там у тебя, - несколько разочарованно произнесла ведьма.
  - Ученица твоя Владислава вместе с этим цыпленком давеча ко мне пожаловали. Говорят, что заговор раскрыли. Грозит нашей земле беда.
  - А я здесь причём?
  - Так мы думали, что ты Матвея к королю скоренько переправишь, он бы его предупредил.
  - В чём проблема, если надо переправлю.
  - В таком виде?
  - А что? Я бы на это посмотрела, как он королю про заговор вещать будет.
  - Не смешно, - пропищал Матвей.
  Старуха неодобрительно зыркнула на него, а затем чему-то улыбнувшись, вдруг запустила руку в карман и, сыпнув на землю зерна, произнесла:
  - Гули-гули-гули, - в ответ Матвей тонюсенько запищал и тоненькие ножки против воли понесли его к ведьме. Не понимая, что творит, парень стал клевать с земли ведьмино угощение.
  - Прекратите, - взмолился он, когда голова уже шла кругом. - Я виноват, простите меня.
  Капитолина Карповна злорадно усмехнулась, но всё-таки сжалилась над несчастным жёлтым комочком.
  - Ну вы тут сами наверное разберётесь, - робко подал голос дед Охрип. - Мне к Владиславе возвращаться надо. Приболела она.
  - Стоять, - рыкнула ведьма. - Я тебя так просто не отпущу. Сам знаешь, есть нам, о чём поговорить.
  - Но Владислава.
  - Да всё с ней хорошо будет, тем более что она уже на полпути к столице.
  - Как так? - удивленно пискнул Матвей и умолк, испугавшись собственной смелости.
  - А вот, бывает и такое, - баба Капа посмотрела куда-то вдаль и серьёзно добавила. - Ведение мне было, что едет она среди чужого войска и все ей оказывают почести.
  - Так и мне в столицу надо, - чуть не плача от досады сказал Матвей.
  - Нечего нам там делать сегодня, - каким-то странным потусторонним голосом заявила ведьма. - Завтра поутру отправимся, а ты, - она обернулась к Охрипу, - на хозяйстве пока меня нет останешься.
  - Да как же это? - дед взволнованно завертел головой. - У меня свои заботы.
  - Подождут твои дела, - ведьма оскалила неровные зубы. - Сам же говоришь: страна в опасности.
  *****
  Гай сдержал своё слова и дождавшись момента когда Явор был ещё не совсем пьян представил ему Найду. Король поднял на неё мутные очи, а затем с непониманием посмотрел на советника. В последнее время они плохо понимали друг друга.
  - Ну и? - Явор откупорил очередную бутылку с вином. - Зачем ты привел ко мне эту цыпочку?
  - Меня зовут Рада, - самым эротичным голосом из своего арсенала проворковала хазарейская царица. - Потому что я несу людям радость. Я - целительница и сюда меня привело известие о горе вас постигшем.
  - Так сказать пришла принести соболезнования? - поинтересовался Явор и сделал большой глоток.
  - Нет, - терпеливо ответила хазарейка. - Я пришла вернуть вам радость, утерянную вами.
  - Неужели? - король скептически посмотрел на красавицу сквозь стекло бутылки. - Вот сколько лекарей у меня перебывало и никто не смог помочь, а ты незнамо откуда заявилась, и меня излечить берёшься.
   - Берусь, - самонадеянно заявила Рада-Найда. - И даже даю гарантию.
  - Что-то мне не вериться.
  - А вы прикажите оставить нас оставить наедине и увидите.
  - Ещё чего не хватало, - вяло отмахнулся король. - Если думаешь, что простыми женскими штучками пробудишь во мне мужчину, то спешу тебя заверить, он слишком крепко спит, а может даже и умер. Слышишь? - Явор принюхался. - Точно умер, я даже слышу, как он воняет.
  - Я не обижаясь на вас, - царица печально вздохнула, - но прошу вас поверить мне и уделить пять минут. Если вы не ощутите улучшения я тут же уйду, и больше никогда не буду лечить людей. Молю, дайте мне шанс.
  - Девочка действительно имеет большой потенциал, - вступился за протеже советник. - У неё отличные рекомендации, я всё тщательно проверил, прежде чем привести её к вам.
  - Неужели, - король задумчиво выпятил нижнюю челюсть, затем снова глянул на застывшую в ожидании своей участи красавицу. - У тебя пять минут.
  Хазарейка благодарно кивнула и сбросила скрывавший её фигуру бесформенный плащ. В её левой руке, будто из воздуха появился бубен. Одно движение и бубен запел, тело девушки изогнулось, затем по нему прокатилась сладостная волна. Рада стала плавно двигаться, но от каждого её движения сладко захватывало дух. Король глядел на чудо, которое свершалось прямо у него на глазах, и не верил себе. В какой-то момент хазарейка подскочила к нему вплотную и уколола за ухом тонюсенькой иголкой, но мужчина поглощённый происходящим даже не обратил на это внимания. Он словно вернулся в прежнюю жизнь, он, не отрываясь, смотрел на юную красавицу и жаждал утонуть в её объятиях. Внезапно король ощутил напряжение внизу живота. Это знакомое и давно недоступное ощущение так взволновало его, что монарх заплакал как ребёнок.
  Девушка тут же остановилась и подбежала к королю, Гай тоже поспешил на помощь.
  - Что? - обеспокоенно спросила Найда.
  - Помогает, - прошептал Явор и снова заплакал.
  - Я же говорил, - Гай решил не упускать возможность напомнить королю о себе.
  - Гаюшка, ты молодец, - всхлипывая и громко сморкаясь, произнес король. - Возьми себе золота столько, сколько весит моя спасительница.
  - Спасибо Ваше величество, - советник довольно улыбнулся и склонил голову.
  - Но это не всё, - опуская короля с небес на грешную землю, сказала девушка. - На этом лечение не закончено, чтобы хворь ушла я должна постоянно находится при вас, куда бы вы не пошли.
  - Да я сам тебя теперь ни на шаг не отпущу, - заявил окрыленный случившимся чудом Явор. - Даже не мечтай.
  - А королева? Как к этому отнесётся она? - царица невинно провела ножкой по дубовому паркету.
  - Да плевать, - махнул рукой Явор. Этот момент его вовсе не интересовал, тем более что где его супруга находится сейчас, он не имел ни малейшего представления.
  *****
  Король Евсей выполнил своё обещание данное сыну. С рассветом армия выступила к столице. Удивлению Евсея не было предела, когда отправленные им вперёд лазутчики донесли, что с запада к Славенгарду подходит войско маркиза Фебюса. На какое-то мгновение король предположил, что Явор обратился за помощью к маркизу для того чтобы противостоять их наступлению, но потом вспомнил про склочный характер местного монарха и отклонил такую возможность. Но что тогда привело известного затворника в чужие земли? Евсей решил посоветоваться с сыном, как поступить в сложившейся ситуации, но Елисей легкомысленно ответил, что сначала надо добраться до места, а там всё ясно будет. Евсею не понравилась беспечность, с которой королевич отнесся к тому, какой поворот приобретали события, но вволю поразмыслив над положением дел, он пришел к такому же выводу.
  Маркиз Фебюс и король Евсей прибыли к столице практически одновременно. Причём если Евсей знал, о том, что у него появился конкурент, то для бедного маркиза это стало потрясением. Слава, ехавшая по правую сторону от его экипажа, тоже несказанно удивилась. За время этого неожиданного путешествия ей так ничего и не удалось выяснить. Виной тому было состояние, в котором находилась девушка. Она держалась в седле только благодаря железной силе воли, потому что знала, если позволит себе слабину, тут же упадет и тогда большой вопрос как с ней поступит маркиз.
   Не торопясь с переговорами, две армии расположились друг напротив друга под стенами Славенгарда. Фебюс и его рыцари по левую сторону от центральной дороги, ведущей к воротам, а Евсей со своей легкой конницей по правую. Солдаты молча смотрели друг на друга, ожидая команды сверху.
  Массивные ворота города были заперты, а его окраины, обычно кишащие занятыми своими делами простолюдинами пустынны. Каждый из предводителей войск гадал, что же привело соперника в это прекрасное утро под стены славной столицы.
  Последней каплей для обеих армий стало то, когда на дороге, ставшей в этот момент границей, появилась дружина князя Ярослава с ним самим во главе. На могучих конях ехали лихие молодцы известные всему миру своей удалью и мастерством. Ни у Евсея, ни у Фебюса не было ни малейшего желания связываться с Ярославом, не смотря на то, что его дружина во много раз уступала их войскам по численности.
  Князь несколько оторопел от картины, представшей перед его глазами, и знаком приказал своим молодцам остановиться. Он оценивающим взглядом окинул раскинувшееся перед ним войско, внимательно изучил вьющиеся на ветру знамёна.
  - Похоже, Явор насолил не тебе одному, - подол голос Терех и князь не нашелся ему что-либо возразить.
  В то время когда Ярослав, Евсей и Фебюс в замешательстве смотрели друг на друга, пытаясь разгадать, что же привело их практически одновременно к Славенгарду, сам Явор впервые трезвый за последние несколько недель метался по замку шокированный происходящим в его королевстве. За ним неотступно следовала таинственная целительница.
  - Как ты мог допустить такое! - закричал Явор, встретив советника в одном из множества коридоров.
  - Я? - оторопел Гай. - Это ваше гениальное управление страной привело к таким результатам.
  - Почему мне не доложили о том, что творится в моей стране раньше?! - продолжал настаивать монарх, не желая признавать свою вину.
  - Здрасте, - возмущенно выдохнул Гай. - Я вам докладывал обо всём по несколько раз на дню, да вот только вас больше занимало содержимое бутылки, нежели дела государственной важности.
  - Мой, господин, - томно шепнула хазарейская царица, - я знаю, что надо делать.
  - С каких это пор вы милочка стали выполнять мои обязанности, - деланно возмутился Гай.
  - Замолчи, - тут же оборвал его король. - Я слушаю тебя дитя моё. У меня нет повода сомневаться в том, что ты желаешь мне только добра.
  - Благодарю за доверие, - девушка склонила голову в знак признательности. - Мой король, вам следует отправить послов к каждому из глупцов посмевших прийти на вашу территорию с мечом и назначить им встречу.
  - Я не хочу, чтобы эти предатели топтали ковры в моём замке,
  - А кто говорит о замке. Пусть они подойдут к воротам.
  - Мне кажется, что это глупо, - высказал своё мнение советник, нисколько не кривя душой. Задумка царицы ему совсем не нравилось, тем более что он совсем не знал чего ему стоит от неё ждать. Давеча она обмолвилась, что ему, Гаю, надо будет сделать так чтобы Гордей и его люди смогли беспрепятственно попасть в замок, но ни сроков, ни того как это вообще вписывается в происходящее она не упомянула.
  - Тебя не спрашивают, - король махнул на советника рукой. - Говори, Рада.
  - Так вот, - царица победно глянула в сторону Гая, мол, всё идет как надо. - Предложите князю Ярославу, маркизу Фебюсу, королю Евсею и молодому королевичу встретиться на нейтральной территории, на виду у всех с одной стороны, но так чтобы ваш разговор не смог услышать кто-то лишний с другой и выясните что происходит. Я пойду с вами и буду гарантом того, что кровопролития не будет. Мой дар достаточно силён, чтобы не допустить этого. Даю слово, после этих переговоров вояки устыдятся своего поведения и тут же отправятся по домам.
  - Точно? - Явор с надеждой посмотрел на девушку.
  - Даю слово, - ответила она, и король ей поверил.
  Горе-правитель недолго думал над тем, кого отправить послом в стан врага. Его выбор естественно пал на Гая. Кто как не он смог бы уговорить оппонентов сойтись за столом переговоров. Советнику оставалось только воздеть руки к нему и помянуть мать короля и прочих родственников вплоть до пятого колена.
  Когда несчастный вельможа был в конюшне, к нему подбежала хазарейская царица и горячо зашептала:
  - Я пришла пожелать тебе удачи.
  - Боюсь, что мне не под силу будет это задание, - советник трезво оценивал свои возможности.
  - Не знаю, не знаю, - с сомнением покачала головой авантюристка. - Мне наоборот кажется, что у тебя всё получится. Потому что на их месте я пришла бы туда только из любопытства.
  - Но вы и они - разные вещи, - заметил Гай.
  - А жаль, - Найда положила руку на плечо советника и легонько его сжала. - Делай, что хочешь, но все четверо должны быть на переговорах. Пообещай им что хочешь, пусть они придут установить очередь, в которой будут нападать на Явора, но только пусть придут. От этого сейчас зависит очень многое.
  - Я постараюсь, - кивнул Гай, что он ещё мог ответить царице.
  
  *****
  Владислава сидела за одним столом с Николасом Фебюсом в его походном шатре. Она конечно с большим удовольствием прилегла и попыталась уснуть, но положение обязывало. Маркиз расположился напротив и изучающе рассматривал девушку, он вёл с ней непринужденную беседу о пустяках, но по его лицу можно было прочесть, что думает он сейчас о гораздо более серьёзных вещах.
  Княжне надоела эта игра в слова и она, выждав определенное время, соответственно этикету решила перейти к делу. Отодвинув от себя ручной росписи фарфоровую тарелку, она произнесла:
  - Маркиз, когда вы отведёте меня к отцу?
  - Всему свое время, - сдержанно ответил Николас.
  - Я так понимаю, что вы решили отложить моё возвращение и придержать при себе словно козырную карту в рукаве?
  - Вы княжна разумны не по годам, - недовольно хмыкнул маркиз, - я ничего не имею против вас, но пока что вы действительно останетесь при мне. Мало ли как дело обернётся.
  - Но я никак не могу понять, - Владислава прямо посмотрела на Фебюса. - Что привело вас сюда?
  - Ах, милочка, - маркиз горестно вздохнул, - меня привела любовь.
  Владиславу такой ответ несказанно удивил, но девушка лишь сочувственно покачала головой, надеясь, что Фебюс пояснит сказанное.
  Николас, было, открыл рот, но снаружи шатра раздалось покашливание, и охранник робким голосом уточнил:
  - Можно войти?
  - Что там? - вмиг забыв о собеседнице, с интересом спросил маркиз.
  - К вам посетитель.
  - Пусть войдет, - разрешил Фебюс и в следующий момент пожалел о своём скоропалительном решении. Надо было княжну сначала спровадить, запоздало подумал он, но незваный гость уже вошел, и менять что-либо было уже слишком поздно. Николас понял по выражению лица княжны, что она узнала вошедшего. На пороге стоял, широко раскинув руки для дружеских объятий, король Евсей.
  - Какими судьбами? - слегка запнувшись, спросил маркиз и поднялся навстречу гостю. В следующий момент он утонул в медвежьих объятиях Евсея.
  - Теми самыми, что и ты, - загадочно ответил гость, с ходу оценив обстановку. Евсей был мудрым королем и военачальником, поэтому решился на визит к маркизу, чтобы выяснить истину о происходящем под стенами Славенгарда. Он был уверен, что маркиз ничего с ним не сделает, не таким он был человеком. Можно было бы отправиться и к князю, с которым у него были очень даже дружеские отношения, но после истории, в которую впутался Елисей, король решил, что лучше ему держаться от Ярослава на почтительном расстоянии, по крайней мере, пока.
  -Не слова более мой друг, - елейным голосом произнес маркиз, - давай сначала выпьем за встречу.
  - Я не против, - согласился король.
  - Милое дитя, - обратился Николас к княжне и Евсей мучительно сморщился, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех, уж слишком комичным казалось такое обращение к ужасному существу, флегматично наблюдавшему за происходящим, сидя за столом. - Прошу простить нас, но вам придется покинуть мой шатер, ибо разговор который здесь пойдет, не достоин ваших ушей.
  - Конечно, - ответило чудище человеческим голосом к удивлению Евсея. - Тем более что я уже сыта и сама хотела просить разрешения пройти к себе.
  Владислава поднялась и горделиво прошествовала к выходу, мысленно кляня судьбу за несправедливость. Ах, как бы её хотелось услышать, о чём сейчас будут разговаривать маркиз и король, но, увы, такой возможности у неё сейчас не было. В этом она окончательно убедилась, взглянув на усиленную охрану, расставленную по периметру шатра маркиза.
  - Что это? - удивленно произнес Евсей, кивнув в сторону покинувшей шатер Владиславы.
  - Ни что, а кто, - поправил его Николас. - Между прочим, это очень знатная особа, только заколдованная, так что на будущее советую тебе быть с ней повежливее.
  - Точно? - с сомнением покачал головой Евсей. - А может тебя просто водят за нос?
  - Исключено, - уверено ответил маркиз.
  - Ну как знаешь, - король со смешком глянул на маркиза. - Надеюсь, тебе не придётся её целовать как ту жабу, чтобы расколдовать?
  - Я не собираюсь её расколдовывать, - несколько задетый таким тоном ответил Фебюс, - я всего лишь обещал вернуть её родителям.
  - Ты свалил с моей души тяжёлый камень, - Евсей хитро прищурился. - Ну, да хватит об этой "милашке", давай лучше поговорим о том, что действительно важно.
  - И о чём же? - Фебюс внутренне напрягся, Евсей был хитер и маркиз отлично знал об этом.
  - О происходящем здесь, - король отставил своё шутливый тон и серьёзно смотрел на собеседника. - Уж слишком много желающих намылить Явору шею, тебе не кажется?
  - Не знаю, - соврал Николас.
  - Брось, я уверен, что ты не менее меня удивлен этим фактом. Ты всегда отличался мудростью именно поэтому я пришёл к тебе. Давай поговорим начистоту, потому что недопонимание между нами может привести к ненужной резне.
  - Что ж я с тобой согласен. Тем более что своим присутствием здесь я обязан твоему сыну.
  - Не понял, - король удивленно поднял брови.
  - Это же он и его друзья выкрали мою Усладу для этого идиота, Явора!!
  - Какую Усладу? Зачем это ему нужно? - ничего не понимая пробормотал Евсей.
  - Это ты у него спроси. Вот у меня документ имеется, - с этими словами маркиз запустил руку куда-то под парадный мундир и извлек маленький листочек, исписанный неровным подчерком. - Читай! - маркиз протянул бумагу Евсею и тот громко зачитал содержимое записки, подчерк показался ему странно знакомым:
  - Дорогой мой господин Фебюс. Меня похитили. Выходит, что эти люди, которые вторглись в наш лагерь сегодня ночью всё это время шли по нашему следу. Они выкрали меня и сейчас везут в подарок королю Явору. Оказывается, он был наслышан обо мне и дал им такое задание. Когда ты получишь мою весточку, я буду, наверное, уже далеко. Я упросила одного из тюремщиков передать моё послание, чтобы ты не думал, что твоя бедная Услада ушла от тебя по доброй воле. Мои слёзы растопили его сердце, и он согласился сделать для меня такую малость. Прощай, мой славный герой. Я хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя, более щедрого и заботливого хозяина мне никогда не повстречать. Не поминай меня лихом, и быть может на небесах нам будет даровано счастье воссоединиться. Прощай.
  На минуту в шатре маркиза повисла тишина, король Евсей ещё раз внимательно изучил записку и вернул листок маркизу. Тот припал к нему губами и бережно вернул его за пазуху.
  - Что-то до боли знакомое, - произнес Евсей.
  - Что ты имеешь в виду? - уточнил Фебюс.
  - Дело в том, что у моего сына есть практически такое же послание.
  - Не может быть, - отмахнулся маркиз.
  - Может, - сказал Елисей и предъявил последнюю весточку Рады. Не далее, как утром он отобрал её у сына из боязни, что мальчик окончательно свихнулся. Елисей любовно гладил клочок бумаги и разговаривал с ним, как с живым существом. Фебюс напряженно пробежал глазами листок и облегченно выдохнул.
   - Да, соглашусь, содержание схоже, но у вас речь идет о какой-то Раде, а у меня твой сынок похитил рабыню по имени Услада.
  - И тем не менее, речь здесь идёт об одном и том же человеке. Уважаемый, - Евсей поспешил заступиться за сына, хотя и не до конца понимал, во что тот ввязался. - Эта девушка была у меня в замке, и по ней было видно, что её к этому никто не принуждает. Более того мой сын собирался на ней жениться, но она самым таинственным способом пропала из отведенной ей комнаты.
  - Этого не может быть! - в ярости закричал Фебюс, его губы тряслись, в глазах кипели злые слёзы. - Просто не может. Она не такая!
  - Пусть будет так, - внезапно пошел на попятную Евсей, он решил не злить маркиза. - Пусть я ошибаюсь, и красавицы было две, это вполне возможно. Я не стану говорить, что мой сын не был замешен в этой темной истории. Возможно, он действительно выкрал твою рабыню, я говорю именно "возможно" потому что не очень верю в это. Я хочу обратить твоё внимание на то, что твою Усладу похитили для Явора, он мог просто заставить мальчика пойти на этот бесчестный поступок. Но главное на что я хотел бы обратить твоё внимание - это то, что невесту моего сына выкрали тоже для Явора.
  - К чему ты клонишь? - не понял маркиз.
  - Мы оба пострадали от этого подлеца, давай же объединим наши усилия и вернём своих красавиц по домам, а королевство Явора поделим пополам.
  - А что на это скажет князь Ярослав, они же братья?
  - Хорошо поделим королевство на три части, - тут же поправился Евсей.- Только надо будет поставить его в известность.
  В этот момент снаружи снова раздалось, будто извиняющееся покашливание.
  - Виноват, что нарушаю ваш покой маркиз, - робко подал голос всё тот же охранник, - но к вам посол от короля Явора, просит, чтобы вы его приняли.
  - Пусть войдет, - переглянувшись с Евсеем, дал разрешение Николас.
  Через мгновение в шатер вошел Гай, он удивлённо уставился на короля Евсея, которого совсем не ожидал увидеть в гостях у маркиза, но вовремя совладал с собой и бодро изрек:
  - Маркиз Фебюс, король Евсей моё почтение. Я рад приветствовать вас в наших землях, - затем смутившись оттого, насколько нелепо прозвучала его фраза, он поспешил добавить. - Я здесь по поручению короля Явора. Наш король приглашает Вас и Вас, - советник протянул грамоты написанные лично Явором, - на переговоры для того чтобы уладить недоразумение имеющее место быть. Король никогда ни мыслью, ни действием не хотел обидеть кого-то из вас, в связи с чем, надеется, что вы соизволите встретиться с ним.
  - Ну, даже не знаю, - маркиз небрежно кинул грамоту на стол.
  - Мы обдумаем предложение твоего государя, - мило улыбаясь сказал Елисей, отлично понимая, что ни о каких переговорах речи быть не может.
  - Не смеем задерживать тебя, - почти дружелюбно улыбнулся маркиз, но проницательный Гай понял, что его миссия провалена. Эти двое уже успели о чём-то договорится. Не тратя времени понапрасну, советник склонил голову и покинул шатер. Он провел рукой по вспотевшему лицу. Ему ещё предстояло нанести визит к князю Ярославу. Правда, радужных надежд он на эту встречу не возлагал. В данный момент Гай просчитывал, как же ему следует поступить и надо ли хазарейской царице знать о его опасениях по поводу сговора.
  
  *****
  Гай вернулся в замок до заката, он был устал и зол, но отдохнуть как он надеялся ему не дали. Его тут же вызвал к себе король с докладом. Советник вошел в кабинет короля, и перед его глазами предстала любопытная картина: хазарейская царица сидела в королевском кресле, а сам Явор устроился на полу, положив красавице голову на колени. Царица гладила монарха за ухом, а тот урчал, словно огромный сытый кот.
  - Вызывали? - смущенно спросил Гай.
  - Конечно, - не открывая глаз, томным голосом произнес Явор. - Докладывай.
  - Дела наши не очень, - слегка втянув голову в плечи, тихо сказал советник. - Он решил не приукрашивать ситуацию, а выложить всё как есть.
  - Это как? - король резко открыл глаза.
  - Ну, Фебюс и Евсей не приняли вашего приглашения, они сказали, что им надо подумать.
  - Фу, - шумно выдохнул Явор. - А я то думал, что случилось что-то действительно серьёзное.
  - А разве отказ от переговоров это пустяк? - не веря своим ушам, уточнил Гай.
  - Но ведь они обещали подумать, ты ведь именно так сказал.
  - Да, - советник безнадежно опустил голову.
  - Ну а раз так, то у нас есть все шансы выйти сухими из воды. Тем более что я так понимаю, мой глупый братец на переговоры согласился.
  - Да, - Гай в очередной раз кивнул и взглянул на хранившую молчание хазарейку. Та с непроницаемым лицом все ещё гладила голову короля, но внезапно она надавила на какую-то точку за его ухом, и Явор мгновенно обмяк, она скинула его со своих колен на пол и подошла вплотную к советнику.
  - Почему ты не выполнил мой приказ? - змеёй зашипела она.
  - Это было не в моей власти, - цепенея точно кролик перед удавом, пролепетал Гай, - Фебюс и Евсей вступили в сговор.
  - Даже так? - царица Найда задумчиво закусила губу. - Ну что ж это их право, всё равно они играют в мою игру и победа будет за мной.
  - Я не сомневаюсь, - заискивающе улыбнулся советник.
  - На рассвете ты сделаешь так, чтобы ворота города были открыты, - деловито сообщила хазарейка.
  - Но, как и зачем?
  - Гордей приведет своих людей и им надо будет каким-то образом попасть к замку. Если ты не помнишь, то напоминаю: они должны подстраховать нас и если понадобится занять и удерживать до прихода моих воинов замок.
  - Но зачем, вы же всё прекрасно и так придумали. Гордей, хазарейцы - это уже слишком.
  - А вдруг что-то пойдет не так? - Найда стиснула кулаки, - Я не допущу, что бы в этот раз мне что-то или кто-то помешал на пути к власти. Если у меня не получится заполучить корону хитростью, я возьму её силой.
  - Царица, - Гай понимал, что план хазарейки не выдерживал никакой критики. - Вы разумно решили узурпировать власть чужими руками дабы не вызвать волны гнева среди местного населения, но когда в город вступят ваши войска - это будет война однозначно.
  - С чего ты это взял?
  - Да потому что я не удивлюсь, если местное население объединят усилия с войсками Евсея, Фебюса и Ярослава чтобы выкинуть вас со своей земли. Хазарейцев здесь никто не любит.
  - Мне плевать. Я утоплю тогда Славенгард в крови, - Найда вернулась к креслу и удобно в него уселась. - Но будем надеется, что до этого не дойдет, - смягчившись произнесла она. - От тебя требуется открыть ворота.
  - Но это идиотизм. Как только откроются ворота войска маркиза и Евсея кинуться на штурм города.
  - А вдруг они не заметят? - хазарейка игриво щелкнула пальцами. - Рассвет - это так рано, приличные властелины мира в это время ещё спят.
  - Я не стану этого делать, - удивляясь глупости Найды, произнес советник.
  - Станешь, - с нажимом произнесла хазарейка и водрузила короля снова себе на колени. - Или Явор узнает о том, что ты предатель.
  - Но он может узнать и кто на самом деле ты такая! - закипая от гнева, вскрикнул Гай.
  - А как ты думаешь, кому он поверит? - царица пробежала длинными пальчиками по голове короля и в следующее мгновение тот, словно кукла открыл глаза.
  - Я, кажется, заснул, - вяло произнес Явор.
  - Ой, а я и не заметила, - звонким колокольчиком рассмеялась хазарейка.
  - Дитя моё, твои руки просто божественный дар, - проворковал король и нехотя бросил советнику. - Раз ты всё сказал, то ты свободен.
  Гай только закатил глаза от досады, советник понимал, что он оказался в ловушке, вот только как из неё выбраться он не имел никакого представления.
  *****
  Магдалена вернулась в замок вся в слезах. Предательство любимого просто уничтожило её. Все мечты в одно мгновение растаяли, оставив горький осадок в душе. Верная служанка всячески пыталась ободрить хозяйку, но Магдалена прогнала её с глаз долой, как только вошла в свои покои, потому не имела больше сил выдерживать её полный жалости взгляд. Оставшись одна, Магдалена как подкошенная рухнула на пол и скрутилась калачиком. В этот момент ей хотелось уснуть и больше никогда не просыпаться. Она пролежала так очень долго глядя куда-то в пустоту, но дикий голод, который в одно мгновение завладел всеми её мыслями, заставил несчастную красавицу подняться. Теперь Магдалена пожалела, что отослала девушку, которая могла раздобыть для неё что-нибудь поесть. Рассвет ещё только-только зарождался в небесах и при мысли о том насколько ещё далек завтрак, голова немилосердно кружилась. Магдалена вздохнула и с трудом поднялась, делать было нечего: голод, словно огонь жег девушку изнутри, и она решила отправиться прямо на кухню. Не смотря на столь ранний час, там должно было найтись хоть что-нибудь из съестного.
  Девушка решительно вскинула голову и отправилась на царскую кухню. Вылазка оказалась удачной Магдалена отыскала сыр, хлеб и немного мяса. Забыв обо всём на свете, она стала запихивать еду в рот, запивая водой из кувшина. Когда этот маленький пир был в самом разгаре, дверь на кухню открылась, и туда вошли две толстые тетки. Магдалена мгновенно метнулась в дальний плохо освещённый угол. Через миг девушка поняла, что повела себя глупо, ведь она не совершала ничего дурного, но менять что-то было уже поздно.
  - А король-то наш хорош, - произнесла одна из женщин, и достал закопченный котел.
   - Да уж, - согласилась вторая. - Горбатого могила исправит.
  - Его - врятли, - рассмеялась первая. - Это надо же быть таким котом блудливым. Королева пропала, под стенами три армии готовые в бой сорваться стоят, а он себе новую любовницу завел и везде вместе с ней таскается.
  - Да ты что?
  - Вот те крест, - женщина тут же размашисто перекрестилась. - Он её даже на переговоры с собой взять собирается, - женщина взяла с полки ещё что-то и обратилась к подруге. - Вроде всё теперь, пошли обратно.
  - А что за она? - с интересом спросила вторая. - Ты её видела?
  - Да, - с гордостью заявила первая. - Ничего себе фифа, на мордашку симпатичная. Радой зовут.
  - Странное имечко.
  Женщины, весело болтая, покинули кухню, взяв необходимое, так и не заметив застывшую статуей Магдалену.
  - Рада, - прошептала потрясенная девушка. Всё сходилось, Елисей так и сказал, что прибыл сюда ради некой Рады.
  Скрипнув зубами от холодной ярости, которая захлестнула её, Магдалена прошла к ящику повара и достала филейный нож, убедившись в том, что лезвие идеально заточено девушка, преисполненная решимости направилась к выходу.
  - Убью сучку, - произнесла она и отправилась на поиски разлучницы.
  *****
  Ярослав с неподдельным изумлением ознакомился с посланием, которое к нему доставили в срочном порядке и с большими предосторожностями. Он еще раз пробежал его глазами и покачал головой:
  - Мир сошел с ума, - в итоге произнес он и Терех, который стоял рядом, сгорая от любопытства, недовольно крякнул, он жаждал более полных разъяснений, иначе зачем его подняли ни свет, ни заря?
  - Ты говоришь загадками, - произнес он, сверля князя своим взглядом.
  - А ты почитай, - отмахнулся Ярослав и протянул документ другу.
  Терех жадно схватил бумага и мгновенно её прочёл.
  - Ну, каково?
  - Да-а-а, - протянул Терех. - Бывает, что ещё можно сказать-то...
  - И что теперь делать, - Ярослав устало вздохнул, он чудовищно устал за последнее время, - Фебюс и Евсей предлагают присоединиться к ним и набить Явору морду, а я дал согласие на переговоры с ним.
  - Я что-то не понимаю тебя, - Терех с подозрением уставился на повелителя. - Ты что собираешься вступиться за Явора?
  - Да не то чтобы, но втроем на одного - это не хорошо.
  - Тю, - Терех схватился за голову. - Ты меня пугаешь. С чего это ты вспомнил о морали?
  - Да с того. Он ведь брат мне.
  - И?
  - А вдруг Владислава у него и он расправится с ней, как только мы войдем в город?
  - А если нет? - Тереху совсем не нравилось настроение князя. Куда подевался решительный воин, с которым они одержали столько побед?
  - Я не хочу рисовать. Явор, доведенный до отчаяния, может совершить какую-нибудь глупость.
  - Что ты прицепился к нему, - не выдержал старый солдат, - он не уберег твою дочь, довел страну до такого плачевного состояния. Пойми, тут уже всё решено, даже если ты по идейным соображениям не захочешь ввязаться в заварушку, она произойдет без тебя и жирный кусок пирога, от которого ты хочешь отказаться, Фебюс и Евсей просто на просто поделят между собой.
  - А Маргарита?
  - А тебе-то что до неё? Никак свою любовь забыть не можешь или может, надеешься, что она из благодарности простит тебе то, как ты уступил её Явору?
  - Что ты несёшь? - князь возмущенно толкнул друга в плечо, но тот устоял. - Ты же прекрасно знаешь: братец тогда и её, и меня обманул, а когда я во всём разобрался, было уже поздно, они повенчались. И переживаю я из-за неё не потому что чувствую вину, а потому что..., - Ярослав замолчал не в силах назвать хоть какой-то веский аргумент своей заботы о Маргарите. - Короче ты не прав.
  - Потому что ты князь, а я простой солдат? - язвительно уточнил Терех.
  - Думай, что хочешь, - отмахнулся Ярослав.
  - Спасибо за разрешение. Но перед тем как оставить Вас наедине с вашей не ко времени проснувшейся совести хочу заметить, что если мы поддержим наступление, то ты сможешь треть страны, которая должна будет достаться тебе, отдать в пользование Маргарите. Я думаю, что треть королевства лучше, чем вообще ничего.
  - Терех, уймись, - Ярослав решительно свёл брови на переносице. - Я уже принял решение.
  - Ознакомишь или я должен догадаться?
  - Ознакомлю. Наступление назначено на полдень, но мы опередим союзную армию. С рассветом мы выступим в полной боевой выкладке, доберемся до Явора и я с ним поговорю, если он станет упорствовать и не признает своих ошибок, я ввяжусь с ним в сражение, а там, глядишь, подоспеют и Фебюс с Евсеем. Ну, а если он повинится и раскается я смогу защитить его и помочь уладить конфликт.
  - Интересно как это мы незаметно проберемся мимо двух готовых сорваться в бой войск.
  - Эффект неожиданности. Никто же не ждет, что мы с рассветом двинемся в поход. Пусть нас заметят, но остановить они просто не успеют.
  - Я считаю, что это нелепо, - откровенно заявил Терех, - но я вижу, что переубедить тебя невозможно, поэтому мне остаётся только повиноваться.
  - Отдай необходимые распоряжения. К рассвету все должны быть готовы как один.
  - Слушаюсь, - кратко ответил Терех и удалился.
   *****
  Ярослав с трудом дождался рассвета, у него было ощущение, что вот-вот должно свершиться что-то очень важное и душа его томилась от нетерпения. Но вот дружина была готова отправиться в путь, и Ярослав мигом оказался в седле, верный Терех не смотря на то, что откровенно был совсем не согласен со своим повелителем, занял своё место по правую руку от князя. Войско выступило в сторону городских ворот. Ярослав уже придумал, как заставить стражей впустить его в столицу. Но когда до ворот оставалось совсем немного, наперерез путникам выехал одинокий всадник.
  - Приветствую тебя, Великий князь, - раздался насмешливый голос.
  - И ты здрав будь, - разочарованно отозвался Ярослав, в незнакомце он узнал маркиза Фебюса собственной персоной.
  - А Евсей не верил мне, - счастливо улыбаясь, продолжил Николас. - А я ему сказал, что Ярослав не усидит до назначенного часа и в одиночку ринется на врага. Ты ведь с этой целью ни свет, ни заря скачешь к городу? Ты же не хочешь обидеть меня и славного короля Евсея? Такой справедливый государь просто не может поддержать такого подлеца как Явор? Я прав.
  - Прав, - кивнул Ярослав, прикидывая расстояние до городских ворот.
  - Я сердечно этому рад. В таком случае открой мне секрет, почему ты не дождался полудня, ведь общее наступление было назначено именно на полдень.
  - Да? - Ярослав неловко рассмеялся. - Видимо я перепутал.
  - Хорошо, что мы с Евсеем предвидели такую ситуацию. Ты ведь известный путальщик, - маркиз позволил себе улыбнуться собственной остроте. - И тоже приготовились выступить с рассветом. Я надеюсь, ты не против? Просто если ты не согласен, то у меня есть веский аргумент в нашу пользу.
  - Интересно какой, - оставив шутовской тон, серьёзно спросил князь, его самолюбие было уязвлено, он корил себя за собственную глупость и самоуверенность, нельзя недооценивать противника.
  - Вот такой, - маркиз махнул кому-то, и в тот же момент к ним приблизилось несколько всадников. - Ваша дочь у меня и её жизнь полностью зависит от вас, - с этими словами Фебюс обернулся к своей пленнице и поманил её пальцем. - Я обещал вам княжна, что вы увидитесь с родителем, и как видите, я своё слово сдержал.
  Княжна поравнялась с маркизом и остановила своего скакуна. Фебюс протянул руку и скинул с её головы капюшон, скрывавший большую часть её лица. По княжеской дружине пробежал возглас удивления.
  - Владислава? - князь, не веря своим глазам, глядел на дочь. Несмотря на изуродованное лицо, он ни на секунду не усомнился, что перед ним в седле находится именно его дитя. - Что они с тобой сделали?
  - Это не они, - еле сдерживая слёзы, ответила Владислава.
  - Как это не они? - князь метнул гневный взор в сторону застывшего в картиной позе Фебюса.
  - И это вместо благодарности? - маркиз обиженно надул губы. - Я спас твою дочь из лап колдунов привез к тебе, а ты ещё меня попрекать вздумал? Какое время настало, - сам себе пожаловался Николас, - как неблагодарны люди.
  - Папа, - княжна хотела подтвердить слова Фебюса.
  - Молчи дитя моё, - маркиз не дал ей договорить. - Разговоры и объятия будут потом, сначала дело.
  - Что ты от меня хочешь? - не сводя глаз с дочери, произнес Ярослав.
   - Всё очень просто, - Фебюс скрестил руки на груди. - Мы наступаем все вместе, чтобы освободить тебя от угрызений совести и ненужных иллюзий твоя дочь будет всё это время рядом со мной. Как только мы захватим замок, я вручу тебе твоё дитя в целости и сохранности, а так же бумаги на владение третью этого жалкого королевства. Нам с Евсеем чужого не надо.
  - А если я не соглашусь?
  - Тогда помаши своей дочурке рукой. В следующий раз ты увидишь её повешенной на воротах.
  Ярослав зарычал от ярости, ещё никто и никогда не смел так с ним разговаривать, но неожиданно до его локтя дотронулся Терех и тихо произнес:
  - Князь, не заводись. В тебе сейчас говорит задетая гордость, а не разум. Только согласившись на предлагаемые условия ты сможешь сберечь дочь и сделать хоть что-то для спасения Явора и Маргариты, если ты, конечно, ещё настроен им помогать.
  Ярослав ничего не ответил другу, он подстегнул своего вороного коня и приблизился вплотную к маркизу.
  - Хорошо, я принимаю твои условия, но если с головы Владиславы упадет хоть один волосок, ты очень пожалеешь об этом.
  - Обещаю, с молодой княжной ничего не случится, - Фебюс церемонно склонил голову. - Поверь ни я, ни Евсей не хотели задеть твою гордость, ты сам подтолкнул нас к этому встав на сторону подлеца.
  - Ты ошибаешься, Николас, - голос князя звенел словно натянутая струна,- но оправдываться я не собираюсь, мне нечего стыдится.
  Княжна опустила глаза, ей было невыносимо тяжело. Меньше всего она ожидала что маркиз, станет шантажом принуждать её отца к боевым действиям. Хотя где-то в глубине души Владислава радовалась, что Явор получит по заслугам за те муки которые принес ей и людям, которые были ей дороги, но она понимала, что пострадает не только её дядя, но и множество ни в чем неповинных людей.
  Над лагерем маркиза раздался условный сигнал и чей-то взволнованный голос прокричал:
  - Смотрите, они открывают ворота!!!
  Фебюс обернулся к стану войска короля Евсея, там взвился красный флаг, это значило, что Евсей готов выступить.
  - Князь, я думаю, не стоит пренебрегать приглашением, ибо город сам распростёр объятия для своих освободителей.
   Ярослав не нашел что ответить, он молча подал знак дружине приготовиться к наступлению, а маркиз вместе с Владиславой отбыл к своему войску раздать последние распоряжения.
  *****
  Стражники, охранявшие ворота несказанно удивились, когда перед рассветом советник Гай принес им распоряжение, подписанное самим королем, в котором им было приказано открыть ворота. Начальник стражи долго и нудно ругался с Гаем, крича, что такое недопустимо, когда город находится на осадном положении, но советник лишь пожимал плечами, лепеча что-то о воле государя. В конце концов, утомленный спором и, не имея права на ослушание, начальник стражи дал отмашку на то, чтобы городские ворота открыли. Советник залез на наблюдательный пост и с волнением вгляделся вдаль: Гордея и его людей нигде не было. Зато вот войску, расположившемуся под стенами древнего города, не было видно ни конца, ни края. Будто по мановению волшебной палочки войско пришло в движение и три армии организованно двинулись вперед. Первыми шли рыцари маркиза за ними дружина Ярослава, замыкала движение конница Евсея. Стражники застыли в ожидании команды "Закрыть ворота", но её не последовало и вскоре в город хлынуло вражеское войско.
  Местное население только что проснувшееся и приступившее к повседневным делам никак не отреагировало на появление всадников закованных в броню, а завидев князя Ярослава во главе своей дружины многие решили, что это пришла долгожданная подмога. Наступавшие продвигались вглубь города, и единственным препятствием, существенно затормозившим передвижение войска, стал базар, который раскинулся у них на пути и гудел, словно потревоженный улей. Маркиз благоразумно дал команду обогнуть торговые ряды по правому краю, и армия продолжила своё победоносное шествие.
  Ярослав недоуменно оглядывал горожан, к его удивлению никто не ввязался в бой и не ругал подлых захватчиков, войско прошло весь город, не встретив ни малейшего сопротивления, как нож в растаявшем масле.
  Наконец армии остановились у стен замка, после обмена посланиями было решено созвать срочный военный совет.
  *****
  Стражники, взбешённые поведением Лизы, решили довести дело до конца. Им было велено вывести девушку за пределы города, но движимые ущемленным самолюбием парни посчитали нужным сделать так чтобы несчастная не смогла вернуться обратно. Для этого они решили отвезти её далеко от столицы и оставить в лесу. Старик, который по воле случая стал их персональным возницей, возмущенно запротестовал. В его планы совсем не входило покидать город, тем более что его сварливая старуха, наверное, давно разыскивает его по знакомым и не сносить ему головы по возвращении.
  - Хлопцы, дорогие, я бы с радостью, но не могу. Меня моя баба со свету сживет, - взмолился он, тряся редкой бороденкой.
  - Ты на государственном задании, так ей и скажешь, - сурово заявил старший из стражников.
  - Да она не поверит.
  - Почему? - удивился второй.
  - А ты бы поверил? - старик страдальчески закатил глаза к небу. - Вот приду я и скажу: дорогая я возил стражников, которые нищенку в мешке выдворяли за пределы города.
  - И что? Это же чистая правда.
  - Это для вас, а для моей бабы - брехня несусветная.
  - Так, дед, не рассуждай, давай подгони свою клячу. Чем быстрее мы закончим, тем быстрее дома будешь.
  - Тогда дайте мне справку, - не унимался дед.
  - Ты уймёшься?! - не стерпев прикрикнул старший из стражников, и старик, втянув голову в плечи, умолк. Дальше ехали молча, тишину нарушали только тяжелые вздохи возницы и еле слышные поскуливания Лизы.
  Решив, что отъехали достаточно далеко стражники сняли мешок с воза и отнесли в лес.
  - Может развязать мех-то, - предложил охранник помоложе.
  - Ага, а она сейчас как выскачет, как выпрыгнет, и полетят клочки по закоулочкам.
  - Ты думаешь?
  - Уверен.
  - А как же она выберется?
  - Мне всё равно. Захочет жить, что-нибудь придумает.
  С этими словами охранник поднялся и отправился обратно к возку, его товарищ ещё несколько мучительных минут простоял над мешком и, не решившись его развязать, кинулся догонять друга. В следующую минуту возок тронулся. Стражники довольно переглянулись, мол, если лошаденка не подкачает - ещё и к обеду успеют. Но попасть обратно в город, им было не суждено. К моменту, когда они с горем пополам добрались до Славенгарда, под его стенами расположились неприятельские войска. Старик скорбно поджал губы и направил свою клячу в сторону хутора, где жил его кум.
  Лиза, оставленная в мешке на верную гибель лишь тихо скулила. Ей было страшно, но не от того, что она может погибнуть, а от того что перед смертью она так и не увидит своего любимого.
  Девушка не знала, сколько времени прошло, по большому счету ей было всё равно, но вдруг до слуха девушки донесся шум.
  Мимо сосенки рядом с которой стражники оставили мешок с девушкой шла ватага разбойников во главе со своим атаманом. Один из лесных бродяг заметил мешок и тут же потянул за рукав идущего рядом Алтына.
  - Глянь, какой добрый кулёк, - кивнул он. - Да ещё видимо в нем что-то есть.
  Алтын с интересом посмотрел в сторону указанную товарищем.
  - Да, - согласился ушлый разбойник и, ускорив шаг, нагнал Гордея, - Атаман, - негромко позвал он, - там, - он махнул в сторону сосны, - мешок с каким-то добром. Дозволь посмотреть.
  - На что он тебе? - вскинул бровь Гордей. - Мы на большое дело идем.
  - Ой, да он шевелиться! - вскрикнул кто-то из разбойников.
  - А вдруг там поросята? - плотоядно облизнувшись, изрек Алтын.
  - Тащи мешок сюда, ребята! - гаркнул Афоня, стоявший рядом с атаманом, и ватажники тут же исполнили его приказ.
  Гордей без любопытства воззрился на положенный к его ногам большой мешок, в нем действительно что-то было, причём что-то живое. Когда находку бросили на землю, там кто-то сдавленно ойкнул.
  - Ну, вскрывайте, чего тяните, - нетерпеливо сказал атаман, но никто из ватажников не выступил вперед. - Так, я не понял, - Гордей начал терять терпение, - это ещё что за шутки?
  - Да как-то боязно, - смущенно потупив взор, отозвался Алтын, и остальные разбойники согласно загалдели. - Ты, атаман, вот и открой.
  - Да делать мне больше нечего, я вам сразу сказал, что нам этот мех ни к чему.
  - Что тоже боишься? - хитро блеснув глазами, произнес Алтын, ему до смерти хотелось узнать кто или что в мешке, вот только самому руки марать желания не было. Мало ли что там может оказаться на самом деле?
  Гордей зло раздул ноздри, это было уж слишком. Да с этими всеми событиями распустил он своих людей. Сейчас бы прирезать парочку для острастки, чтоб не смели его в трусости обвинять, но время такое, что каждый человек на счету, за каждого перед проклятой хазарейкой отчитаться придется. Атаман сделал глубокий вдох, придётся ему действительно открыть этот злосчастный куль и доказать, что он ему страх не ведом, а то глядишь, осмеют, а там и до мятежа один шаг останется.
  Неуловимым движением Гордей достал нож и склонился к мешку, один взмах и веревки, которыми тот завязан, посыпались на землю. В следующее мгновение из меха появилась голова, а затем и всё туловище. Лиза на карачках стала выбираться из своей пыльной темницы, щуря глаза от света. Разбойники обрадованно заулюлюкали. Перед ними предстала вполне симпатичная, но до крайности измождённая девушка.
  Лиза в непонимании уставилась на толпу грязных заросших мужчин. Гордей присел рядом с ней на корточки.
  - Явор? - срывающимся шёпотом произнесла девушка. Гордей расслышал только слово "вор" и широко улыбнувшись, закивал. Девушка ответила ему улыбкой, но в следующий момент её лицо исказилось от чудовищной муки и разочарования, она выхватила нож из руки атамана, который тот всё ещё держал в руке, и неуклюже взмахнула им.
  Гордей захрипел и схватился за горло, кровь фонтаном брызнула во все стороны, через минуту атаман замертво упал, разбойники потрясенно смотрели на своего предводителя.
  - Он мертв, - констатировал Афанасий, склонившись над телом друга, дрогнувшей рукой он закрыл ему глаза.
  - Он не Явор, - Лиза обличающе тыкала в сторону убитого ею обманщика окровавленным орудием.
  - Что ты натворила дура! - наконец прорычал Алтын и с кулаками кинулся к девушке, но Афанасий остановил его.
  - Не трогай её, - сказал он и разбойник отступил. - Ты что не видишь, она юродивая, такую грех обижать.
  - Но за смерть Гордея должен же кто-то ответить.
  - Пусть ответит тот, кто притащил этот злосчастный мешок или тот, кто обвинил атамана в трусости, - Афанасий строго обвел ватагу взглядом, но желающих взять на себя грех за гибель предводителя не нашлось.
  - Ну мы долго здесь ещё стоять будем или уже дальше пойдем, - как ни в чём не бывало спросил Жбан, который немного отстал от товарищей и был не в курсе происходящего.
  - Да куда идти? - Афанасий развел руками. - Гордей хоть кому сказал точно, куда мы идем?
  - Нет, - прогудели в ответ ватажники.
  - И мне нет. Атаман говорил, что как только доберемся до города так там всё подробно и растолкует. А теперь что? Давайте решать идем или обратно поворачиваем.
  - А смысл? - прокричал кто-то с задних рядов.
  - Что мы там делать будем?
  - Искать ветер в чистом поле, - огрызнулся Алтын, он чувствовал вину за произошедшее.
  Разбойники, которым изначально не по нутру был этот поход, загалдели о том, что надо поворачивать, но были и те, кто желали попытать удачи в городе.
  - Так дело не пойдет, - крикнул Жбан так, чтобы его все услышали. - Нельзя нам без атамана.
  Ватажники согласно загалдели.
  - Пусть Афоня Одноглазый главным над нами будет, - предложил Алтын, хотя и сам был не прочь поатаманствовать. Кандидатуру приняли единогласно. Афанасий пользовался у разбойников авторитетом, он был справедлив и умен, чем не атаман.
  Афоня благодарно поклонился товарищам.
  - Спасибо за доверие, - произнес он. - Первым помощником своим я назначаю Алтына, - разбойники дружно загудели, такое решение пришлось им по нутру. Афанасий деловито упер руки в бока и обратился к теперь уже своей ватаге. - Слушай мой первый приказ. В городе нам делать нечего, мы возвращаемся домой.
  Разбойники молча развернулись, обсуждать приказы атамана у них было не принято.
  - А что с девкой делать? - подал голос Жбан.
  - Да? - поддержал его Алтын.
  - С собой возьмем, - Афоня посмотрел на девушку, потерянно рассматривавшую небо и в его взгляде мелькнула нечто похожее на жалость. - Кажется мне, что не просто так всё здесь случилось. Не иначе как сама судьба свела наши стежки дорожки.
  
  *****
  Явор проснулся от странного шума. Не помня себя от охватившего его страха, он метнулся к окну и выглянул на улицу. Король не поверил своим глазам: замок был окружен, чужое войско, словно море, недовольно колыхалось вдоль его стен. Не в силах сдержать ужас Явор закричал:
  - Рада, Рада! Где ты?
  - Я здесь, - тут же отозвалась хазарейка и в мгновение ока оказалась рядом с нервно икающим монархом. Увиденное впечатлило даже Найду, она конечно предполагала, что в случае если войска осаждающее город заметят, что ворота в город открыты, то постараются проникнуть в Славенгард, но то что они пройдут в полном составе стало для неё неожиданностью.
  - Я пропал, - оседая на пол, прошептал Явор.
  - Соберись, - взяв себя в руки, велела Найда. - Бой ещё не проигран, потому что боя ещё не было. Одевайся. Сейчас мы выйдем навстречу этим наглецам посмевшим нарушить твой покой.
  - А это обязательно? - с мольбой в голосе спросил король.
  - Да, - кивнула хазарейка и возбужденно потерла руки, её план хоть и с поправками, но воплощался в жизнь, сейчас она в обществе Явора предстанет перед пустоголовыми вояками и они окончательно убедятся в вине глупого короля, а потом они схватятся между собой за право взять её в жены. Пока они будут выяснять, кому достанется красавица, подойдет Гордей и завладеет замком. На всякий случай. А там будет пирок и свадебка, а потом нежданная кончина супруга и в её владении не одна, а две страны.
  Король пытался одеть что-то поприличней, соответствующее случаю, но никак не мог попасть ногой в штанину, в итоге царица глухо зарычав, помогла ему справиться с этой задачей. - Идем, - велела она ему, и Явор не посмел ослушаться.
  Поддерживаемый Найдой под руку, Явор, шатаясь, вышел на коридор, и словно столетний старик засеменил туда, куда его вела целительница. Они шли и шли коридоры сменялись галереями, король тупо смотрел вокруг и не узнавал свой замок. Снаружи что-то творилось, он мог поклясться, что слышит чудовищно многоголосный крик "Ура!". Страх, что они опоздают, терзал сердце неудачливого монарха. Наконец, они вышли в огромный зал, если Явор правильно помнил, то сразу за ним должен быть небольшой коридор и центральный вход в замок.
  Найда сосредоточилась на том, как и что она будет делать. Тут до слуха царицы донеслись чьи-то стремительные шаги, их кто-то догонял, она обернулась и не смогла сдержать крик, в следующее мгновение красавица инстинктивно дернулась, и мимо её лица пронеслось жало ножа.
  - Сучка, - шипела Магдалена настигшая разлучницу, ей пришлось долго проблуждать по замку, прежде чем она смогла отыскать ту, которая разрушила её счастье.
  - Что? - взвизгнула Найда и уклонилась во второй раз, лезвие слегка лишь задело рукав её расшитого золотом платья. Явор ничего не понимая, смотрел на возникшую, будто из ниоткуда дочь.
  - Умри, тварь, - разъяренной мегерой взвыла Магдалена и с новой силой кинулась на соперницу, но царица не собиралась умирать от рук взбесившейся самки, она снова увернулась и отскочила в сторону. Магдалена потеряла равновесие и по инерции продолжила движение. Нож по ручку вошел в грудь короля. Явор удивленно посмотрел на дочь и словно подкошенный рухнул к ней в ноги. Девушка ошарашенно смотрела на отца, из её груди вырвался хриплый крик, и она упала с ним рядом без чувств.
  Найда раздраженно одернула испорченный рукав.
  - Вот же семейка, - зло шепнула она. И что ей сейчас делать? Из-за этой ревнивой дуры весь план летел к чертям.
  *****
  Совещание было не долгим и маркиз, и Евсей с сыном однозначно были за немедленный штурм, так что мнение Ярослава по большому счету ничего не решало. Владислава тоже была здесь, она стояла за спиной Фебюса, но мужчины, захваченные своими делами, не обращали на неё внимания. Елисей узнал её, но лишь одарил уничтожающим взглядом, рассудив, что разберется с предательницей после того как высвободит любимую из лап тирана. Решение было принято и бравые молодцы, отобранные для штурма, прокричав "Ура!", ринулись вперед, как и в случае с взятием города особого сопротивления никто не оказал, стражники не спешили пролить свою кровь за короля.
  Елисей и Фебюс примирившиеся ради победы над деспотом Явором, не дожидаясь пока сражение будет окончательно выиграно, ринулись к замку, Евсею и Ярославу ничего не оставалось как последовать их примеру.
  Практически одновременно они вбежали в огромный зал более похожий на каменный мешок и в удивлении застыли. Там практически в центре стояла прекрасная женщина, задумчиво покусывая губы, а чуть в стороне валялось два тела - мужчины и женщины. Ярослав сразу узнал брата.
  - Явор! - не своим голосом прокричал он и кинулся к телу короля.
  - Он мёртв, - произнесла хазарейка и обернулась к вошедшим. Елисей и Фебюс тут же узнали в ней ту самую невольницу, из-за которой и разгорелось это сражение. В следующее мгновение она что-то выкрикнула и выхватила из складок платья пузырек, она со всего маху разбила его оземь, и по залу распространился чудесный аромат чего-то очень сладкого с нотками корицы и ванили.
  Приворотное зелье, запоздало мелькнуло в голове Владиславы, которая в силу наложенного заклинания повсюду следовала за маркизом, не имея возможности отойти от него более чем на десять метров. Княжна не ошиблась на мгновение мужчины, находившиеся в помещение, замерли, а затем бросились в ноги к красавице с заверениями в вечной любви и преданности. Владислава, не веря своим глазам, смотрела как её отец, так же, как и все копошиться у ног хазарейской царицы. А в том, что это именно она княжна ни на секунду не усомнилась.
  *****
  Этим же утром, оставив своё нехитрое хозяйство на не смеющего возражать Охрипа, Капитолина Карповна, взяв в ладонь обращенного в цыплёнка Матвея, перенеслась в столицу. Матвей при всем своем желании не мог себе объяснить, как это у старухи вышло: вот они находятся в лесу, а уже через долю секунды посреди торговой площади.
  - Тьфу ты, - плюнула ведьма.
  - Что такое? - опасливо глядя по сторонам спросил Матвей, в виде цыпленка ему здесь ранее бывать не приходилось.
  - Да промашечка вышла, - зло цвыркнула сквозь зубы ведьма. - Вишь, какой ты маленький, а как мне место приземления скорректировал. Ну, да что уж там.
  - Перенесись ещё раз, - предложил Матвей.
  - Ага, чтобы нас ещё куда подальше выкинула. Нет, лучше мы по старинке - пешочком, так вернее будет.
  - Папа, он разговаривает! - вдруг закричал совсем рядом богато одетый мальчик.
  - Кто? - удивился полный родитель и повертел головой в поисках чуда.
  - Да вот же цыпленок в руках у бабуси! - восторженно верещал ребёнок. - Пап, купи и мне такого же. П-а-а-а-а-п, ну, пожалуйста. Купи! Купи!! Купи!!!
  Отец, повинуясь натиску любимого чада, обратился к деловито пробирающейся к выходу Капитолины Карповны:
  - Уважаемая, продайте цыпленка.
  - Не продам, он мне дорог как память, - ответила ведьма, а Матвей приглушенно ойкнул, такого внимания к своей персоне он не ожидал, бедняга совсем забыл, в каком виде пребывает.
  - Любые деньги заплачу, - подстрекаемый сыном мужчина решил не сдаваться.
  - Мильён, - смерив его раздражённым взглядом, ответила старуха.
  - Да ты что совсем сдурела, - опешил отец семейства. - Да тут таких пруд пруди по рубь за штуку.
  - Ну, так чего ты ко мне пристал, иди и купи, - ведьма зло фыркнула и спрятала притихшего цыпленка за пазуху подальше от посторонних глаз.
  Мужчина досадливо поморщился и отвернулся, но на его руке тут же повис голосящий во всё горло сын. Отец ласково погладил ребенка по голове и сказал:
  - Этот цыпленок будет твоим. Верь мне, - он нашел в толпе глазами неопрятного вида парнишку и поманил к себе.
  - Сможешь у той бабки из-за пазухи цыпленка вынуть? А я тебе за это три рубля дам?
  - Легко, - хохотнул воришка.
  - Я тебя за углом ждать буду, - сказал мужчина и, насвистывая модный мотивчик, направился вдоль ряда к назначенному месту.
  Ждать ему пришлось немного, расторопный паренек, довольно сверкая глазами, появился очень скоро:
  - Где мои деньги? - спросил он.
  - А где цыпленок.
  Воришка с готовностью продемонстрировал желтый комочек.
  - Это точно он? - с сомнением покачал головой мужчина.
  - Конечно, у нас всё без обману, - солидно заявил парнишка и требовательно протянул руку. Мужчина с тоской посмотрел на три рубля и, наконец, протянул их воришке, тот мигом их схватил и сунул ему испуганно глядящего цыпленка.
  - Вот, сын, птичка, - довольно сказал мужик и протянул сыну свой подарок. - Папка сказал - папка сделал.
  Мальчик радостно побежал домой. Из потайного места он достал клетку, которая осталась от безвременно почившей канарейки, и запихнул туда протестующего Матвея. Затем он подвесил клетку на крючок и убежал искать товарищей, чтобы рассказать о том, какое чудо ему удалось заполучить в свои руки.
  Матвей стал расхаживать по небольшой клетке и уговаривать себя не паниковать. Бабка обнаружит пропажу и обязательно его освободит. Ведь освободит же?
  Несчастный цыплёнок практически успокоился, когда в помещение ленивой походкой вошел огромный кот. Его взгляд тут же остановился на клетке, кот плотоядно облизнулся и подошел поближе.
  - А теперь паникуй! - разрешил себе Матвей и пронзительно запищал.
  ****
  Тем временем Капитолина Карповна как раз смогла выбраться с рынка на тихую улочку ведущую прямо к дворцу. Она довольно повела носом и обратилась к Матвею:
  - Я же говорила, пробьёмся, - но ответа не последовало, обескураженно старуха пошарила за пазухой и обнаружила, что Матвея там нет. Она повертела головой и позвала, - гули-гули-гули, - но на её призыв слетелись лишь вороны с ближайших деревьев. - Тьфу ты пропасть, - ругнулась бабка, - украл-таки и шагу не ступить - вокруг одно жульё.
  Старуха оглянулась в сторону гудящего, словно муравейник базара.
  - А так ему и надо, - решила она. - Не чего было клювом там, где не надо щелкать.
  Женщина заковыляла в сторону замка, вдруг она спохватилась: а чего собственно она идет. Теперь, когда она по воле случая избавилась от пассажира, ничто не мешает перенестись ей туда куда надо. Ведьма щелкнула пальцами и оказалась в огромном зале замка. Вокруг творилось что-то непонятное. Посреди помещения стояла какая-то девушка, вокруг неё, раболепно склонив головы, ползали мужчины, у восточной стены жалась Владислава с ужасом глядя на происходящее.
  - Кажется я не вовремя, - шепнула Капитолина Карповна и решила, что в ей здесь, пожалуй, сейчас делать нечего. Ведьма принюхалась. Ба! Да такая концентрация приворотного кого хочешь уложит пред тобою ниц
  В этот момент Владислава заметила ведьму и замахала руками, чтобы привлечь её внимание. По лицу княжны было видно, что она что-то придумала
  - Чего тебе? - не разделяя оптимизма воспитанницы, прокричала старуха.
  - Переведи мою порчу! - ответила Слава.
  - Ты что рехнулась? Здесь такое происходит, а ты о своей внешности заботишься! - старуха осуждающе покачала головой.
  - А я тебе говорю: переведи с меня порчу!!!
  - На кого?
  - На неё! - Владислава указала на стоящую в центре залы девушку.
  - Как скажешь, - разгадав замысел ученицы, согласилась ведьма.
  Сверкнула молния, запахло грозой и зал заволокло липким туманом. Копошащаяся куча-мала из мужчин замерла. В следующий момент туман растаял. Теперь посреди зала стояла, не прекрасная юная одалиска, а уродливая женщина в возрасте. Она, упивалась своей властью и гримаса превосходства делала её уродливое лицо ещё более страшным и отталкивающим.
  - Повинуйтесь мне мои верные псы! - прокричала она, но мужчины лишь недоуменно уставились на неё. Одного взгляда на них хватило царице чтобы понять - действие приворотного зелья почему-то закончилось, но хазарейка не собиралась сдаваться. Она стремительно достала из потайного кармана ещё один пузырек с приворотным зельем. Злорадно расхохотавшись она разбила его о каменные плиты пола. Мужчины принюхались и расплылись в улыбках, всё их существо переполняло любовь - вот только к кому или чему они не могли понять, но это казалась такой мелочью, по сравнению со светлым чувством охватившим их:
  - Булочками пахнет, - счастливо произнес Елисей.
  Найда озадаченно посмотрела на него, такого побочного эффекта от зелья она никогда не встречала, может она переборщила с концентрацией? Царица тряхнула головой, да какая разница, главное, чтобы они выполнили её волю.
  - Я приказываю вам подчиниться и признать меня своей властительницей!
  Но в её сторону никто даже не взглянул. Мужчины счастливо жмурились и улыбались будто дети.
  - Эй, вы!! Я вам приказываю! - дурным голосом взвыла царица.
  - Можешь не стараться, - подала голос Капитолина Карповна, - они всё равно тебя не слышат.
  - Что за...- Найда обернулась на голос и нервно вздрогнула, меньше всего она ожидала увидеть за спиной неприятного вида старуху. - Кто ты?
  - Я-то? - Капитолина Карповна почесала поросшую жесткими редкими волосками бороду. - Даже не знаю, что и ответить.
   - Взять её, - царица тыкнула пальцем в сторону ведьмы.
  - Ты с кем собственно разговариваешь? - приближаясь к хазарейке, поинтересовалась старуха. - Я же ясно сказала, они тебя не слышат, - Капитолина Карповна довольно ухмыльнулась. - С моей порчей никакой приворот не сладит.
  - Ведьма, - простонала Найда, только этого ей не хватало. Хазарейка затравленно обернулась в сторону сбившихся в толпу мужчин, но быстро успокоилась. Их нисколько не интересовало происходившее в зале, они сейчас мысленно были очень далеко. Найда поджала губы. Пусть сейчас она не может воспользоваться их услугами, но зато и под ногами путаться не будут. Только что делать теперь? План явно провалился, но она не отдаст власть без боя. Ей всего лишь надо продержаться до прихода войск или хотя бы Гордея с его разбойниками.
  - Хочешь получить мешок золота? - Найда подмигнула старухе. Царица понимала, что ей надо во чтобы то ни стало переманить ведьму на свою сторону.
  - Мешок? - баба Капа заинтересованно посмотрела на хазарейку, то, как она вела себя в такой затруднительной ситуации, невольно внушало нечто похожее на уважение.
  -Хорошо, два, - Найда не думая удвоила цену, и сама пошла навстречу ведьме. - Ну же, по рукам? Ты не пожалеешь если мне поможешь. Ой, что это? - царица взволнованно указала куда-то в сторону и ведьма автоматически посмотрела в указанном направлении. Найда же в один миг оказалась рядом с колдуньей дотронулась до её головы, в следующий момент старуха уже валялась у её ног, а Найда, победно улыбаясь, достала из потайного местечка искусно вырезанный небольшой гребень. Она склонилась к Капитолине Карповне и воткнула его в её волосы.
  - Я берегла эту вещицу для князя Ярослава, - обратилась она к лежащей на полу ведьме, - но думаю, что гребень смирения тебе сейчас нужнее. Видишь, какая я, для хорошего человека мне ничего не жалко.
  В этот момент в себя пришла Владислава, которая без сознания валялась у стены после манипуляций ведьмы. Она открыла глаза и жалобно застонала. Найда сразу же обратила свой взгляд в её сторону.
  - Ой, а кто это у нас там, - царица грациозно прошло к Владиславе. - Никак княжеская дочь?
  Владислава лишь зарычала в ответ, потому то более ничего не могла сделать, всё её тело налилось свинцовой тяжестью и даже самое крохотное движение отдавалось в голове невыносимой болью.
  Неизвестно что бы пришло на счет Владиславы в голову царицы, но чьи-то быстро приближающиеся шаги отвлекли её. Она настороженно обернулась и отошла к самой стене. В зал вбежал перепуганный Гай в сопровождении своего доверенного Василия.
  - Что здесь происходит? - взволнованно произнес он, обращаясь к мужчинам, пребывающим в сладостной неге, но никто ему не ответил.
  - Я отвечу тебе, что происходит, Гай, - обрадовавшись тому, что теперь она уже не одна произнесла Найда и вышла ему на встречу. - Где тебя черти носят, нас чуть не перехитрили. Ты знаешь её? - она кивнула в сторону лежащей без чувств Капитолины Карповны.
  Гай лишь кивнул в ответ, до него не сразу дошло, что с ним разговаривает хазарейская царица, ибо в ужасном существе, которое теперь стояло перед ним, невозможно было угадать былую красавицу, но одного взгляда в сторону ведьмы расставил в его мозге всё по местам.
  - Царица? - на всякий случай уточнил он.
  - А то кто же, - раздражённо пробурчала она в ответ. - Ну, так как? Ты её знаешь? - повторила она вопрос.
  - Да, это самая сильная ведьма в королевстве.
  - Она служила Явору?
  - Нет, скорее наоборот. У них были бо-о-о-льшие разногласия. В принципе, своим плачевным состоянием он обязан ей.
  - Но что тогда она здесь делает?
  - А кто теперь скажет? Может, шла мимо?
  - Ладно, в любом случае она нам ещё пригодится, но это потом. Где Гордей?
  - Они не пришли, - печально покачав головой советник, отметив про себя, что этого вполне можно было ожидать. Разбойники народ не надёжный.
  - Как только я взойду на престол, - царица облизнула губы и советника передёрнула от отвращения, ему стоило больших моральных сил, как ни в чем не бывало общаться с хазарейкой, с внешностью которой явно поработала ведьма. - Я с ними разберусь, с предателями у меня разговор особый.
  - Но что вы предлагаете делать сейчас? - Гай хотел знать, к чему готовиться.
  - Я не знаю, всё идет как-то кувырком. Сначала приворотное зелье стало как-то странно действовать потом появление этой ведьмы, благо она не успела ничего мне сделать. Хоть и появилась она эффектно с громом и молнией.
  Гай промолчал, о том, что скорее всего гром и молния полыхнули, когда она заклятие творила, но решил не умничать и не раздражать царицу, тем более что ему предстояло вывести её из приятного неведения. Он прокашлялся и негромко произнес:
  - Госпожа, вы, как бы это сказать, недооценили умение этой страшной женщины. Она-таки успела кое-что сделать, - советник замялся, подыскивая нужные слова. - Она немного преобразовала вашу внешность.
  - Что? - взвизгнула царица и стала озираться в поисках зеркала, но на её счастье такового поблизости не нашлось. - Я что плохо выгляжу? Я убью её.
  - Не стоит, раньше вы были прекрасны, а теперь вы просто неповторимы, - ласково, но несколько через силу произнес Гай.
  - Точно? - царица протянула руку к лицу, но советник остановил её движение.
  - Не сомневайтесь.
  - Тогда мне понятно, почему приворот не сработал, - царица хлопнула себя по лбу. - Оно же завязано было на мою внешность, не удивительно, что эти мужчины превратились в толпу идиотов.
  - И долго они будут в таком состоянии?
  - Не знаю, - царица кокетливо пожала плечами, что очень не соответствовало её внешнему виду, - здесь как с опьянением, кто-то трезвеет раньше кто-то позже. Одно скажу точно: очухаются они не скоро, уж больно я с приворотным зельем переборщила. И всё-таки я хотела бы посмотреть на себя в зеркало, мне кажется, что ты что-то не договариваешь, - Найда взглянула на Василия, но его лицо не выражало вообще ничего.
  - Не стоит зря тратить время, - заверил, опасаясь ненужной женской истерики, советник, в его голове возникла интересная идея, - эта темная женщина не зная, что творит, оказала нам услугу. Вы просто не понимаете, насколько всё удачно складывается. Теперь вы в полной безопасности, вас никто не узнает. Вы спокойно можете поджидать своё войско. А так как ведьма в полной вашей власти, то она вернет вам ваш истинный облик, как только вы этого пожелаете.
  - Да, но не забывай, что город под завязку забит солдатами этих, даже и не знаю, как их назвать, - царица кивнула в сторону мужчин. - Вот бы мне завладеть и их армиями, тогда весь мир пал бы к моим ногам, - Найда задумчиво склонила голову. - А ведь это вполне возможно. Ты сейчас выйдешь и объявишь во всеуслышание что князь, маркиз и король Евсей с сыном стали моими заложниками. Чтобы сохранить им жизнь войско должно подчиниться мне, а чтобы они и не вздумали шутить со мной и знали, что я настроена решительно, ты придашь казни княжну Владиславу и внебрачную дочь Явора Магдалену.
  Гай несказанно удивился, что потерянная им Владислава находится здесь и ещё раз внимательно осмотрел зал, теперь он заметил и княжну, причём в её истинном облике, и несчастную девочку Явора. Советник наморщил лоб, если он допустит эту глупую казнь, у него нет никаких шансов остаться в живых, его прикончит либо царица, когда сядет на престол, он в этом не сомневался, либо сам князь.
  - Ваша идея гениальна, но опасна, - наконец высказал своё предположение Гай. - Я осмелюсь предложить другой план.
  - Говори, - царица заинтересованно глянула на советника.
  - Вы должны учитывать, что насилие порождает насилие и если вы возьмете этих достойных заложников в плен, их войско, их друзья не оставят попыток освободить пленников, а казнь девочек лишь озлобит всех и лишний раз настроит против вас.
  - И что же предлагаешь в таком случае ты?
  - Всё гениальное просто, - Гай тонко улыбнулся, - мы спрячем молодую княжну и Магдалену, она, кстати, невестка Евсея, причем беременная, так что он вместе с сыном также окажется у нас под каблуком и потребуем у сильных мира сего, которых не иначе как судьба привела сегодня сюда возвести вас на престол. Будьте уверены ради безопасности Владиславы и Магдалены с ребенком они пойдут на эту малость.
  - Ты прав, - Найда радостно улыбнулась. Если такие известные и всесильные мужи посадят её на престол, ни у кого не возникнет желания потом на него посягнуть.
  - Тогда надо действовать, - Гай решительно обернулся к верному Василию. - Отнеси девочек и старуху в кабинет номер девятнадцать, там их никто не найдет
  - Связать? - уточнил Василий.
  - Зачем? - Гай выразительно посмотрел на мужчину, - оттуда живым сам никто не выходил. И это... пройди в мой кабинет через верхнюю галерею, возьми бумагу и чернила. Вернёшься обходным путём.
  - Зачем столько мороки? - удивилась царица.
  - Для конспирации, - устало пояснил советник.
  Молчаливый Василий тут же закинул на одно плечо Магдалену, а на другое ведьму, через минут десять он вернулся за Владиславой, она шипела и скрипела зубами, но ничего сделать не могла. В это время Гай рисовал радужные перспективы, которые предстанут перед ней, когда она, наконец, станет королевой. Распалённые своим разговором, они не заметили, как тихо покачиваясь, вслед за Василием вышел Фебюс и на негнущихся ногах последовал за ним. Заклятие, для подстраховки наложенное на Владиславу, действовало и на него, он тоже не мог отойти от девушки более чем на десять метров.
  Может быть Василий и услышал бы шаги несчастного маркиза, но княжна так ругалась у него над ухом, что он ничего не мог различить пораженный изощрённым лексиконом молодой особы. Василий завернул за угол, там располагалась немного утопленная в стене и оттого не заметная дверь кабинета девятнадцать, он с легкостью отпер дверь и прошел внутрь, перебросив ношу для удобства на другое плечо. Фебюс остановился перед поворотом, дальше ему идти было не зачем, заданное заклинанием расстояние выполнялось и он блаженно улыбаясь застыл на месте тупо уткнувшись взглядом в стену.
  *****
  В ожидании пера и бумаги Гай развлекал хазарейскую царицу, как мог, подбрасывая её воспаленному воображению самые честолюбивые планы.
  - Постой, - не дослушав очередную идею, прервала его царица. - Мне кажется, что моих пленников стало меньше.
  - Разве? - Гай недоуменно обвел зачарованных мужчин взглядом.
  - Кого-то точно не хватает.
  - И что? Вы же сами говорили, что они ещё не скоро отойдут от вашего зелья.
  - Ну, - царица неопределенно повела головой, - с магией всё может быть. - Ваш вот слуга почему-то не поддался чарам. Мой эликсир не так скоро выветриться из этого помещения.
  - А с чего вы взяли, что он не поддался, - Гай хитро сощурился, он решил не расстраивать женщину раньше времени, - просто он из племени юнгов, а у них не принято выказывать свои чувства, но я по глазам видел, что в его груди бушует океан страстей.
  - Да? - довольно переспросила Найда.
  - Конечно, - советник усиленно закивал головой.
  Внезапно со стороны входа раздались шаги и Гай предупреждающе выставив руку, стремительно отправился навстречу идущему. Если это был кто-то из свиты пленников, их нельзя было пропустить дальше. Ни к чему слугам видеть состояние, в котором находятся сейчас их хозяева. Советник успел, на самом пороге он встретил молодого офицера из свиты короля Евсея.
  - Молодой человек остановитесь, - негромко, но твердо произнес Гай.
  - Кто вы такой чтобы мне указывать, - несколько грубовато ответил молодец.
  - Не ваше дело, - в том же тоне ответил Гай. - Но по званию вас выше это уж точно. Итак, что вам надо, - заслоняя обзор в зал, строго спросил советник.
  - Мне нужен король Евсей, - ответил офицер.
  - Извините, но я ничем не могу вам помочь. Я не должен никого пропускать. Там, - советник кивнул в сторону зала. - Идет срочный военный совет.
  - Они уже в курсе? - удивился парень.
  - О чём? - снисходительно приподнял бровь советник.
  - Войско хазарейской царицы окружило город.
  - Конечно в курсе, - будто он давно знал об этом, кивнул советник. - По этому поводу и совет. Вы можете быть свободны.
  - Но я бы хотел лично переговорить с королем.
  - Разговорчики, - рявкнул Гай, - если король захочет с вами переговорить он за вами пошлет, а пока у меня приказ от командования союзных войск никого не пускать и будьте уверены я его выполню даже ценой собственной жизни.
  Офицер ещё мгновение колебался, но всё-таки развернулся и ушел, а советник поспешил к сияющей от счастья Найде
  - Ну, всё! Теперь я точно победила!!- радостно прокричала царица и стала кружиться по залу.
  - Я бы не спешил на вашем месте, - рассудительно заметил Гай. - Не говори "гоп" пока не перепрыгнул. Вы здесь, а ваша армия под стенами города. Неувязочка получается.
  - Ну и что? - всё ещё кружась, легкомысленно спросила Найда. - У нас есть заложницы, князья выполнят мою волю.
  - А вы уверены, что ваше войско будет сидеть и ждать, пока это всё свершиться. Не спутают ли ваши преданные воины нам карты, проявив излишнее рвение?
  - За главного я оставила Хая, - почти шёпотом произнесла хазарейка. Царица замедлила своё движение, а вскоре и вообще остановилась, её лицо стало мрачнее тучи, если так можно было выразиться. - Он хоть и в возрасте, но горяч и отважен. Он может, он такой.
  - Вот видите, - сокрушенно покачал головой советник, у него появилась реальная возможность избавится от "хазарейской заразы"
  - И что теперь делать? - уныло спросила царица, ей хотелось плакать от досады. Сегодня удача столько раз отворачивалась от неё и поворачивалась лицом снова, что она уже и не знала, как себя вести.
  Гай изобразил на лице невыносимое мыслительное усилие, а затем будто осенённый идеей вскинул к небесам руки, в благодарность за прозрение.
  - Я придумал, - произнес он и заговорщицки подмигнул Найде.
  - Что? - царица подалась в нетерпении вперёд.
  - У вас теперь новое лицо, - советник выставил поучительно палец вперед. - Василий проведет вас через город и выпустит через потайной лаз, вы воссоединитесь со своим войском и триумфально войдете в город, как только заколдованные вами мужи придут в себя и выполнят наши условия.
  - Идея не плохая, - хмыкнула королева. - Моё местонахождение сейчас ничего не решает. Главное - чтобы ничто не нарушило ход событий. Только сразу хочу предупредить: не вздумай меня обмануть. Если что я тебя из-под земли достану. Ты ведь это понимаешь? - царица зло расхохоталась. Мне достаточно будет открыть, что ты мой агент и тебя вздернут на центральной площади, если моё доблестное войско не сровняет к тому времени город с землёй
  - Вы должны доверять мне, разве я ещё не доказал своими действиями вам свою преданность - оборвал её Гай. - Вы здесь одна и кроме меня вам не на кого опереться. Мы с вами в одной лодке, зачем мне её раскачивать или топить? Я передам ваше послание и прослежу, чтобы всё было выполнено, как только всё будет в порядке, городские ворота откроются, и вы войдете в них полноправной королевой страны. - Гай гордо выпрямился.
  - Если бы ты не был в моих руках, - царица сощурилась, - я бы пожалуй решила, что ты просто хочешь от меня избавиться.
  Советник обиженно засопел, всем своим видом показывая насколько оскорбительны для него подобные домыслы и отвернулся. В зал вошел Василий и молчаливо застыл в ожидании новых приказаний.
  - Ладно, я согласна, - наконец прервала молчание царица, и советник еле сдержал довольную улыбку
  *****
  Князь Ярослав пришел в себя раньше других. Ему понадобилось всё его хладнокровие, чтобы не выдать себя и не ринуться сразу в атаку. Стараясь не привлечь ненужного внимания, князь постепенно осмотрелся и пришёл к неутешительному выводу, что он с остальными союзниками попал в чью-то хитросплетенную ловушку. Он, превозмогая навязчивую головную боль, пытался придумать, как выйти из столь затруднительного положения. Князь отчетливо понимал, что сейчас он не в том состоянии, чтобы принять бой, да и союзников оставлять на произвол судьбы не хотелось. Поэтому собрав силу воли в кулак, князь изображал блаженную улыбку, надеясь, если уж не устранить, то хотя бы узнать, кто тот таинственный недруг, что обвел их вокруг пальца. Ярослав досадливо фыркнул, когда понял, что происходящее дело рук советника Гая и ещё какого-то странного существа напоминавшего женщину. Сдавленный вздох заставил князя вздрогнуть, краем глаза он уловил лёгкое движение где-то с боку.
  - Евсей? - еле слышно уточнил Ярослав.
  - М-г, - ответил король.
  Князь несказанно обрадовался, с его души будто камень упал. Теперь он был не один.
  Отвлёкшись на товарища по несчастью, Ярослав упустил тот момент, когда ужасное женоподобное существо исчезло. Теперь в зале остался только советник с каким-то листом бумаги в руке.
  В это время Гай, спровадив царицу, обдумывал как ему лучше себя сейчас повести. В конце концов, он решил ничего не предпринимать пока. Он действовал точно и расчетливо, так чтобы независимо от того, кто придет к власти остаться живым-здоровым и желательно с куском хлеба не без масла естественно. Советник не опасался князя или короля Евсея, потому что был уверен, что Владислава слышала, как он уговорил царицу оставить жизнь ей и Магдалене и если будет надо, подтвердит его слова. Гай ещё раз обернулся в сторону одурманенных царицей мужчин, неожиданно для самого себя он заметил среди них лёгкое шевеление. "В себя приходят, голубчики", - снисходительно подумал Гай и направился, сделав соответствующее случаю выражение лица, к ним неся в вытянутой руке послание царицы Найды.
  Ярослав коротко кивнул Евсею, мол, стоим, но в следующее мгновение со своего место сорвался Елисей и с криком: - Смерть предателю! - кинулся на не успевшего ничего понять советника. Князь среагировал молниеносно и успел оттащить королевича, прежде чем тот успел забить Гая до смерти, но Елисей успел хорошенько приложить советника по голове и тот неловко раскинув руки словно подкошенный рухнул на пол.
  - Жив? - с трудом удерживая рвущегося в драку Елисея уточнил князь у склонившегося к предателю Евсея.
  - Жив пока, - коротко ответил Евсей, - правда непонятно надолго ли. Уж сильно головой приложился.
  - Что там у него? - деловито осведомился князь.
  - Листок какой-то, - Евсей осторожно достал бумагу и внимательно прочитал.
  - Что там? - нетерпеливо осведомился Ярослав.
  - Ничего хорошего, - король подошел к товарищу и протянул листок. - Сам читай.
  Ярослав скоро пробежался по витиеватым строчкам и смачно выругался, выпустив Елисея на свободу.
  - Что случилось? - спросил Елисей.
  - Владислава попала в плен к хазарейской царице, - печально сообщил Ярослав.
  - Так она же там вроде и была? - удивился королевич.
  - А это я у тебя спросить хотел бы! - в голосе князя прозвучала скрытая угроза, и Евсей поспешил вмешаться.
  - Давайте подеритесь ещё! Елисей поумерь-ка свой молодецкий пыл, между прочим, твоя жена Магдалена тоже в руках у хазарейки и нам следует объединить усилия, чтобы освободить несчастных девушек.
  -Жена? - Ярослав удивленно поднял брови.
  - Да, - Евсей решительно оттеснил Ярослава подальше от сына. - Но об этом потом. Давайте думать, как девушек спасать будем. Кстати, а куда это подевался наш маркиз?
  - Может и его взяли в заложники, просто упомянуть забыли? - предположил Елисей, но тут же осёкся под строгим взглядом отца.
  - Чтобы что-то предпринимать, надо знать, что здесь вообще происходит, а у меня об этом весьма смутное представление. Я не побоюсь больше сказать: я ничего не понимаю, а единственного свидетеля, который мог что-нибудь объяснить, кто-то приложил по голове. - Князь с тоской посмотрел на пребывающего в беспамятстве советника, а затем на виновного в этом Елисея
  - Одно ясно точно - сидеть, сложа руки, мы не имеем права, - заметил Евсей. - Тем более что осиротить страну второй раз за сутки мы не имеем права.
  - Ты это о чём? - Ярослав удивленно посмотрел на короля.
  - Я о Магдалене, - будничным тоном сообщил король. - Она ведь внебрачная дочь покойного Явора.
  -Я знаю, - Ярослав уже понял, к чему клонит его закадычный друг, с которым совсем недавно он планировал породниться, но позволить этого он не мог. - Постой, ты кое о чём-то забыл, - строго заметил он.
  - И о чём же?
  - О королеве Маргарите. Пока она жива, твоя невестка не имеет никаких прав на престол.
  - Да ну тебя, - Евсей махнул рукой. - Я думал у тебя сто-то серьёзное. Королева давно пропала и об этом все знают. Но ведь мы не можем позволить безвластию погрузить страну в хаос, тем более что у нас есть представитель королевской династии.
  - Как это на тебя похоже Евсей, - князь покачал головой. - Ты постоянно торопишь события. Не стоит делить шкуру неубитого медведя.
  Мужчины переглянулись, им просто не было чего сказать. Потому что никто из них не имел никакого представления что делать или хотя бы с чего начинать.
  *****
  Королева и Аглай добрались до Славенгарда к полудню и то благодаря угнанной у пьяного крестьянина телеге. Когда на горизонте появились шпили башен столицы, Маргарита возликовала, но радость её была недолгой, когда подойдя ближе, они увидели, что город находится в плотном кольце хазарейского войска. А в том, что это были именно хазареи, сомнения не было.
  - И что теперь делать будем, - несколько приуныв, спросил Аглай, чувствовал он себя уже намного лучше, но дорога в столицу очень вымотала его.
  - У нас только одна возможность пробраться в город, - решительно заявила королева. - Слезай с повозки, дальше пойдем пешком. Нам ни к чему привлекать ненужное внимание.
  Сотник лишь кивнул и последовал примеру спасительницы.
  - Куда мы идём? - всё-таки уточнил воин, когда они подошли к небольшому перелеску на приличном расстоянии от города и войска под ним расположившегося.
  - Увидишь, - Маргарита возбужденно покусывала губы. Она надеялась, что память ей не изменила, и они пришли туда куда надо. Наконец она подошла к небольшой березе, рядом с которой была небольшая куча прелой соломы. Женщина откинула солому ногой и победоносно вскрикнула. Там что-то было.
  - Что это? - удивленно спросил Аглай.
  - Потайной ход, - скромно ответила королева.
  - Но откуда ты знаешь о его существовании? Уж слишком обширные сведения для простой селянки. Как-то странно...
  - Да? - Марго пожала плечиком. - Может быть.
  И не дожидаясь новых вопросов, королева принялась освобождать вход в подземелье.
  - Чего стоишь как вкопанный? - недовольно пробурчала она глядя на рассматривавшего её с каким-то новым выражением на лице сотника. - Помоги мне.
   - А, что, - пробормотал он и тут же пришел на помощь.
  - Ты жми вот здесь, - королева указала на хитроумный механизм, а сама достала ключик он всё это время висел на цепочке на шее и вставила его в замок. Раздался щелчок, и дверь сама перевернулась, открывая вход в подземелье. - Идем, - королева, не смотря на свою чудовищную усталость, не хотела терять ни минуты.
  - Но как же мы пойдем? - запротестовал сотник. - Надо хотя бы факел соорудить.
  - Я говорю, пошли, - Маргарита потянула воина за рукав. - Доверься мне.
  Аглай вздохнул и послушно последовал за женщиной, как только они вошли дверь тут же закрылась и длинный проход погрузился в кромешную тьму, но уже через мгновение на стенах замерцали неясные огоньки, они светили не очень ярко, но достаточно для того чтобы видеть куда идешь. Аглаю оставалось только присвистнуть, потому что спрашивать не было смысла, всё равно Маргарита не ответила бы. Сотник внимательно посмотрел на уверенно шествующую впереди спутницу. Он и раньше сомневался, что перед ним простая селянка, а теперь у него не было сомнений: особа, с которой он повстречался в лесу, явно принадлежала к королевской семье. Уж не с самой ли королевой его свёл случай?
  Чем ближе они приближались к замку, тем увереннее становилась поступь Маргариты, сотник про себя отметил и эту метаморфозу. Наконец, узкий коридор по которому они моча шли, стал подниматься вверх и они уткнулись в аккуратную дверцу.
  - Пришли, - заявила Маргарита и по-хозяйски потянула ручку на себя. Сотник молча следовал за ней, уже даже не пытаясь что-либо спрашивать. Дверь выходила в какой-то узенький неприметный коридор. Королева не колеблясь и секунды, повернула влево и поманила за собой замешкавшегося воина.
  - Т-с-с-с, - вдруг зашипел сотник и вытянул руку куда-то в сторону. - Смотри.
  Маргарита повернула голову в указанном направлении. Там слепо глядя в стену стоял человек.
  - Маркиз? - Бровки королевы в одну секунду вспорхнули вверх. - Что он здесь делает? Он и Явор не переносят друг друга. Так что глупо предполагать, что он здесь с дружественным визитом. Да и ведет он себя как-то странно.
  - От и раньше вёл себя странно, - заметил сотник. - И если быть честным, то я не хотел бы быть им замечен. Потому что во время нашей недавней встречи он отдал приказ о казни меня и моих попутчиков исключительно потому, что мы увидели танец его невольницы.
  - Если честно, то твои слова удивили меня. Фебюс конечно не без придури, но всегда слыл человеком мирным.
  - М-г, - недоверчиво хмыкнул Аглай. - Видали мы таких мирных.
  - Что ж давай тогда пойдем в другую сторону, я знаю другой путь к главной галерее. Королева развернулась и, тихо ступая, стараясь не привлечь внимание маркиза, свернула за угол, сотник тенью юркнул за ней. Отойдя на безопасное расстояние оба наконец облегченно выдохнули.
  - Что же здесь, в конце концов, происходит, - тихо прошептала Маргарита, она не узнавала свой замок.
  - Что-то здесь слишком тихо, - сворачивая в очередной коридор, заметил Аглай, они шли уже довольно долго, но им так никто и не встретился. Создавалось такое ощущение, что замок вымер.
  - Да уж, - настороженно кивнула королева и вошла в парадную залу. Даже здесь никого не было, что было совсем странно. Маргарита подошла к окну и сдавленно охнула. Воин в следующую секунду оказался рядом.
  - Боже мой, - выдохнула королева. - Что это?
  - Война, - я так полагаю, не желая врать, ответил сотник. - Только не понятно кто против кого уж слишком много тут участников, - Аглай вытянул руку и стал перечислять, - вон там дружина Ярослава, вон там войска короля Евсея.
  - Хватит, - прервала его королева, - я неплохо разбираюсь в знамёнах. Я только вот своей армии не вижу, и это меня настораживает, - Маргарита обернулась к сотнику. - Я ведь думаю, ты уже догадался кто я? И мне не стоит представляться заново.
  - Конечно, Ваше Величество, - сотник склонил голову.
  - Ты как человек военный можешь подсказать, как мне правильно сейчас поступить?
  - Право не знаю, - Аглай склонил голову на бок. Проще всего спуститься и выйти из замка. Там - то вы уж точно узнаете, что происходит и где ваш муж.
  *****
  Возможно Ярослав, Евсей и Елисей ещё долго стояли бы в раздумьях, если бы Гай слабо не застонал.
  - Надо позвать лекаря и кого-нибудь из солдат, чтобы перенести советника туда, где есть кровать, - предложил Ярослав. - Может быть, он придет в себя, и мы сможем его допросить.
  - Отличная мысль, - согласился Евсей. - Елисей, - обратился король к сыну, - сбегай, распорядись.
  Елисей нехотя повиновался, он отправился к выходу, судорожно пытаясь понять, где ему искать нужных людей. Но как только он оказался на улице к нему тут же подскочил тот самый офицер, с которым беседовал Гай. Парень залихватски отдал честь и отчеканил:
  - Всё сделано по высшему разряду, по периметру расставлен караул, будьте уверены, вашему военному совету никто не помешает.
  - Какому совету? - не понял Елисей. - Ты что, пьян?
  - Ни как нет! - удивленно ответил офицерик. - Уполномоченный вами человек сказал, чтобы никто не входил, вот мы и расстарались.
  - Лично я никому никаких полномочий не давал, - грубо ответил Елисей, этот во всю лебезящий парень начинал его раздражать. - Чтобы через минуту в замке был лекарь и четверка сильных солдат.
  - Но где я вам сейчас лекаря найду, - чуть не плача от досады, что его старания не оценили, проронил офицер. - Наш отправился на передовую.
  - На какую передовую? Что ты несёшь?
  - Ну не совсем на передовую, он отправился к воротам, чтобы если хазарейцы пойдут в наступление оказывать пострадавшим помощь.
  - Хазарейцы? Они здесь причём?
  - Ваше Высочество, очнитесь, - офицер потрясенно смотрел на королевича. - Я же не более часа назад доложил, что город окружили хазареи, а ваш уполномоченный ответил, что вы все в курсе и поэтому созвали военный совет.
  - Да? - Елисей мигом понял, что выставил себя полным идиотом, и решил попытаться выкрутиться. - Прости, я просто думал, что это дурной сон. Конечно я в курсе. Раз лекаря нет, пришлите хотя бы солдат, у нас раненый и его надо перенести.
  - Будет сделано! - рявкнул парень и тут же метнулся со всех ног выполнять задание.
  Елисей в свою очередь поспешно вернулся обратно и сообщил известие о хазарейском вторжении мирно переговаривающимся Елисею и Ярославу, который лишь переглянулись и чуть ли не в один голос произнесли:
  - Ну, этого следовало ожидать.
  Не прошло и пяти минут как в залу вошло четверо солдат со сделанными наспех носилками. Они со всеми предосторожностями переложили пребывающего в беспамятстве советника на них и в ожидании дальнейших приказаний смирно замерли.
   - Куда направимся? - поинтересовался Евсей. - Веди нас Ярослав, ты здесь всё знаешь.
  - Жилые комнаты начинаются со второго этажа, - подумав, ответил Ярослав. - Так что как не крути нам надо туда.
  Солдаты подняли носилки на плечи и последовали за князем, который на правах местного старожилы указывал дорогу. Оказавшись на втором этаже, они долго думали, куда им свернуть, Ярослав остановился и подождал идущих позади носилок Евсея и его сына.
  - Я не помню куда дальше, - нисколько не смущаясь, заявил он. - Давайте вместе решим.
  - А что тут решать, - Евсей усмехнулся. - Эй, солдаты, направо шагом марш, - и солдаты с носилками двинулись дальше, но сделав несколько шагов остановились.
  - Чего на месте застыли, орлы, - прикрикнул на них Евсей.
  - Да тут, - замялся один из солдат.
  - Я тут, - раздался властный женский голос.
  - Кто именно? - Евсей насторожился.
  Маргарита не имея возможности разминуться с носилками в узком коридоре привстала на цыпочки, но ничего не увидела и, взяв для храбрости руку, сотника в свою провозгласила:
  - Я - королева Маргарита.
  ****
  - Вы?! - раздалось в узеньком коридоре.
  - Да, я! - всё ещё не понимая, с кем именно она разговаривает, заявила королева. Носилки с раненым советником стали чем-то вроде пробки в узеньком коридоре, не позволяя собеседникам, увидеть друг друга. - И хотелось бы откровенность за откровенность, с кем я имею честь беседовать?
  - Я - король Евсей, здесь со мной мой и сын, и князь Ярослав, - он не был особенно рад этой встречи, но постарался ничем не выдать своей досады. Пусть возвращение королевы не входила в его планы, но, в конце концов, она же не вечна.
  - Рада приветствовать вас в своём доме, - соблюдая этикет, ответила королева, но в следующую минуту не совладав с бурей эмоций бурливших в её душе добавила. - Может быть, чёрт возьми, вы объясните мне, что здесь происходит?
  - Нам бы тоже этого очень хотелось, - подал голос Ярослав. - Но у нас слишком мало информации и мы не знаем, где правда, а где вымысел. Единственное что мы знаем достоверно - всё, что происходит дело рук хазарейской царицы и ваш советник, скорее всего, был с ней за одно.
  - Ну, это и для меня не новость, - фыркнула королева. - А позвольте узнать, где мой супруг. Я полагаю: пьян как обычно или спит.
  - Ага, сном вечным, - съязвил Елисей.
  - Мужайтесь, - скорбным тоном произнес Евсей. - Он мертв.
  - Как не горько мне это признать, но я не удивлена. Это вполне в его духе подвести меня в самый ответственный момент, - королева закрыла глаза. Раньше ей казалось, что если с ним что-нибудь случится, то она только порадуется и вздохнет полной грудью, но сейчас, когда ей сообщили о том, что её мучителя больше нет на этом свете, ей стало почему-то очень одиноко и больно до слёз. Хоть Явора и нельзя было назвать примерным мужем, но он был её супруг, с ним бок о бок она прожила большую часть жизни.
  - Королева мы вам соболезнуем, - подал голос Ярослав, - но вам надо крепиться, ибо этим плохие новости не ограничиваются. Хазарейская царица захватила в заложницы Владиславу и Магдалену.
  - Ах, оставьте, - Маргарите лишь махнула рукой. - Владиславу мы давно потеряли и хазарейка здесь не причём.
  - Ошибаетесь, я нашел свою дочь, - дрогнувшим голосом произнес князь, - и тут же потерял. Найда требует, чтобы мы отдали ей ваше королевство и никогда не пытались его отнять.
  - Интересно, - возмутилась королева, - отчего ж она не требует себе ваше княжество, а привязалась к моим владениям.
  - Так получилось и в этом виноват Явор, он ослабил свою державу до такой степени, что она стала лакомым куском для таких стервятников как она.
  - Да, - нехотя согласилась королева. - Может быть и так, но я в первую очередь обязана думать об интересах своих поданных, а не о ваших личных интересах. Тем более что очень большой вопрос: что вы тут со своими войсками делаете?
  - Объяснить это затруднительно, - Евсей покаянно опустил голову. - Всё это дело рук хазарейской царицы.
  - Ага, - королева насмешливо кивнула Аглаю, - вы теперь все свои огрехи до конца жизни на неё списывать будете? Или, может, наберетесь смелости и признаете, что и ваши помыслы далеко небезобидны.
  - Маргарита, - Евсей повысил голос, - мы все знакомы не первый год и отлично знаем, кто чего стоит, так что давайте не будем тратить время зря. Между прочим, стараниями Явора вы остались без армии, а город окружен хазарейцами, так что я думаю, вам стоило бы вести себя с нами повежливее. В настоящий момент мы - ваша единственная надежда отстоять своё королевство.
  - Естественно ваши услуги бесплатными не будут? - королева задумчиво закусила губу, она понимала, что в её положении тяжело торговаться и Евсей не упустит возможности получить своё.
  - Вот видишь, как плохо ты меня знаешь, - король покачал головой. - Я готов безвозмездно прийти к тебе на выручку. В обмен на маленькую услугу, которая не будет тебе ничего стоить.
  - Что ты хочешь?
  - Обещай в случае победы признать Магдалену официальной дочерью Явора.
  - Зачем тебе это? - насторожилась Маргарита.
  - Потому что его сын на ней женат, а она беременна, - выложил всё сразу Ярослав и Евсей змеем зашипел на него.
  Королева на минуту задумалась.
  - Пусть будет так, - наконец сказала она. - Я бездетна и эта сделка в будущем убережет мой народ от ненужных междоусобиц.
  - Я не сомневался, что ты мудрейшая из женщин современности, - Евсей довольно хлопнул Елисея по плечу. - Что ж ты можешь рассчитывать на моё войско как на своё собственное. Жаль, конечно, что добрую его часть я оставил на всякий случай в Козловке, но что уж теперь.
  - Постойте, - неожиданно подал голос Аглай, - у меня есть идея. Насколько я знаю хазарейское войско не очень многочисленное, и мы можем сейчас окончательно избавиться от этой надоевшей всем заразы.
  - Аглай? Это ты? - удивлению князя не было предела, он уже и не чаял увидеть своего сотника живым.
  - Да, князь, - Аглай по привычке склонил голову, забыв, что Ярослав его в этот момент не видит. - Дозволь закончить слово своё, а потом уж свой суд ряди за то, что не выполнил я твоего поручения.
  - Говори, - совладав с эмоциями, разрешил князь.
  - Так вот о чём я подумал, - продолжил Аглай. - Можем мы одним ударом смести врага. Есть у нас преимущество - подземный ход. Давайте отправим гонца в Козловку, а сами в это время отберем вояк бывалых и через подземный ход за черту города выведем. А как подойдут люди короля, нанесем одновременный удар изнутри и извне. Хазары окажутся зажаты меж двух огней, и на этот раз им не удастся спастись бегством.
  - Умно придумано, - довольно заявил князь, он никогда не сомневался в своём Аглае.
  *****
  Хазарейская царица накинула свой плащ на плечи и последовала за поджидавшим её Василием. Молодой человек пришёлся ей по сердцу, и она с удовольствием вознаградила бы его за старания этой ночью, о чём собственно ему незамедлительно и поведала.
  - Я буду с нетерпением ждать, - коротко ответил проинструктированный Гаем молодой человек, ему строго настрого было запрещено разубеждать царицу в былой бесспорной привлекательности.
  Царица кокетливо повела плечами, ей нравилось чувствовать себя желанной. Василий с большими предосторожностями провел вверенную ему особу до восточных городских ворот, их редко открывали, и поэтому король распорядился сделать рядом с ними небольшую калитку, которой пользовался по личным надобностям. Вот через неё-то и намеревался выпустить царицу Василий. Он предъявил заспанному охраннику выписанное Гаем на королевском бланке предписание и тот, ругая про себя власти, открыл замаскированную калитку и спешно вытолкнул царицу наружу, так что та и слова сказать не успела и тут же её закрыл:
  - Мы на осадном положении и я имею вполне конкретные инструкции, - будто извиняясь перед Василием, пояснил стражник, но тот лишь пожал плечами и отправился в обратную дорогу.
  Царица, оказавшись за городской стеной, решительно зашагала к своему войску. Ей хотелось, как можно раньше добраться до Хая, пока тот не начал изображать великого полководца.
  Правда, расстояние до войск казавшееся ей сначала мизерным на самом деле оказалось довольно приличным. Она уже успела сто раз пожалеть о своём легкомысленном решении, но обратно дороги не было.
  Наконец она приблизилась настолько, что уже смогла различить лисьи хвосты, привязанные к пикам вместо знамен. Раздался грозный окрик:
  - Стой, кто идет!
  Царица вскинула руку вверх и прокричала в ответ:
  - Я ваша полновластная повелительница немедленно ведите меня к Хаю. К ней тут же навстречу кинулось несколько воинов, но приблизившись, они замерли в нерешительности.
  -Пароль, - наконец выдавил из себя один из горе-вояк.
  - Змеи и песок, - ответила Найда, она сначала хотела дать волю гневу, что её не признали, но вовремя вспомнила, что выглядит немного не так, как её привыкли видеть.
  - Точно, - воины удивленно переглянулись. - Давай сопроводим её к Хаю мало ли что. Пусть он разбирается.
  Хазарейку быстро переправили к месту где готовился к предстоящей битве великий Хай. Воин сопровождавший её бросился ниц перед своим командиром и только когда тот разрешил поднялся, и затараторил:
  - О, Великий, это существо отделилось от стены осажденного города и подошло к нам.
  - Что? - Хай нахмурил брови. - И ты смеешь отвлекать меня перед великим сражением ради такой малости?
  - Но, она, оно знало пароль и назвалось нашей повелительницей светлой царицей Найдой.
  - Как ты смеешь трепать её светлое имя своим мерзким языком! - возмутился Хай.
  - Не стоит, дорогой, - царица величаво выступила вперёд. - Он всего лишь выполнил свой долг.
  - А тебя самозванка не спрашивают! - мужчина метнул полный гнева взгляд на уродину. - Иди отсюда по добру по здорову. Я не трогаю сумасшедших.
  - Да как ты смеешь!! - царица просто обезумела от переполняющей её ярости. - Да что ты о себе возомнил!
  Но Хай не опустился до беседы с несчастной, он лишь кивнул пришедшим на крики воинам и те мигом подхватили под руки безумицу и потащили прочь.
  - Я ваша царица, - Найда кричала и упиралась. - Просто я заколдована!
  - Ага, а я твой внебрачный сын оскалился в гнилой улыбке плечистый хазареец.
   Они оттащили Найду довольно далеко и кинули у дороги. Она поднялась, не веря в происходящее. Ещё час назад она была в полушаге от своей цели, а теперь...Хазарейка стиснула кулаки, они ещё пожалеют. Все они ещё умоются кровавыми слезами! Прихрамывая после неудачного падения царица подошла к бочке с водой из которой проезжие обычно поили скот при необходимости и перегнулась через её край чтобы набрать воды, но в ужасе отшатнулась. Оттуда на неё смотрело чудовище. Удивленная женщина заглянула в бочку ещё раз, но видение никуда не исчезло. Прошло немало времени, прежде Найда поняла, что это её отражение. Осознав это, женщина упала как подкошенная и стала кататься по земле, жалостно завывая.
  - Гай, я тебя убью!!
  *****
  Владислава ещё долго не могла двигаться, и ей пришлось бы туго, если бы на помощь к ней не пришла Магдалена. Внебрачная дочь Явора, как только пришла в себя, развернула кипучую деятельность. Она всеми путями стремилась отвлечься от содеянного, но время от времени из её глаз начинали капать крупные слезы.
  - Чего ты? - спросила, заметив это, княжна.
  - Я убила Явора, - прошептала девушка. - А он мой отец. Я не хотела, - и девушка зашлась от рыданий.
  Владислава с трудом поднялась и обняла плачущую красавицу. Она хотела найти слова утешения, но на ум ничего не шло, да и чем здесь можно было утешить. Она обвела помещение взглядом, раздумывая как отсюда можно убежать.
  - Можешь не стараться, отсюда нет пути назад, - Магдалена безнадежно покачала головой. - Я об этом кабинете, знаешь ли, наслышана.
  Владислава молча продолжила изучать обстановку к своему разочарованию понимая, что девушка права. Что тут можно сделать, если окон здесь не было и в помине, а стены крохотной комнатки и в том числе двери покрывали острые шипы, не было их только на потолке и на полу.
  Владислава поднялась и хотела сделать шаг, но в полутьме обо что-то споткнулась.
  - Осторожно, тут эта ужасная ведьма лежит, - Магдалена шморгнула носом.
  - Капитолина Карповна?
  - Наверное.
  Владислава радостно вскрикнула, но радость её была недолгой, ибо старая ведьма не проявляла никаких признаков жизни, если бы не еле слышное биение сердца можно было подумать, что она вообще мертва.
  
  *****
  Задуманная Аглаем хитрость сработала, и войско хазарейцев было разгромлено, хотя саму царицу Найду поймать и не удалось. Город праздновал своё второе рождение, в то время как в замке было не до развлечений. Ярослав, Евсей, Елисей, Аглай и королева молча сидели в библиотеке, изредка переговариваясь. Причиной этому было то, что до сих пор судьба Владиславы и Магдалены оставалась невыясненной. Советник всё ещё пребывал в беспамятстве, попытки привести его в чувства ни к чему не привели. Захваченные в плен хазарейцы и слыхом не слыхивали о плененных девах либо умело делали вид.
  В дверь просунул голову всё тот же ушлый офицер из войска Евсея и покашлял, чтобы привлечь к себе внимание:
  - Что там такое? - устало спросил Евсей, день выдался богатым на события.
  - Там рыцари маркиза Фебюса волнуются. С самого утра они его не видели, поэтому хотят убедиться - жив ли он.
  - Ба, а я и вовсе забыл о несчастном Фебюсе, - Евсей хлопнул рукой по столу. - Скорее всего он тоже в плену хазарейки.
  - Неправда, - возразила Маргарита, - мы с Аглаем видели его стоящим в одном из коридоров, у него ещё вид был очень странный, будто его там что-то держало.
  - Где он? - дрогнувшим голосом произнес Ярослав. До этого момента он сидел, стиснув голову руками.
  - Внизу, - удивленно ответила Маргарита.
  - Значит и моя девочка там, - вскрикнул Ярослав. - Веди меня туда.
  - Но с чего ты это взял? - Евсею совсем не хотелось идти куда-либо.
  - А ты подумай, - Ярослав постучал по лбу короля пальцем. - Маркиз наложил на мою дочь заклинание, чтобы она от него не сбежала, так что они вроде как одной цепью связаны. Понимаешь?
  - Точно, - радостно улыбаясь, согласился Евсей и поднялся.
  Королева уже была в дверях, мужчины еле поспевали за ней. Маргарита неслась по коридорам с такой скоростью, словно от этого зависела её жизнь. Мчавшийся за ней следом князь мог только подивиться её прыти. Наконец королева остановилась и победно провозгласила, указывая вперед:
  - Вот он.
  И действительно, в коридоре устало привалившись к стенке, сидел маркиз, услышав шаги, он вскинул голову и обиженно произнес:
  - Ну, наконец-то, я и кричал, и звал, а вы обо мне забыли. Я не понимаю почему, но я не могу отойти отсюда, неведомая сила не дает мне сделать и пару шагов в сторону.
  - Бедный маркиз, - улыбнулась королева, - угораздило же вас забрести в этот коридор, им в мирное время практически никто не пользуется не то, что сейчас.
  Князь Ярослав только кивнул маркизу и тот час начал исследовать окрестные стены, к нему присоединился Аглай и Евсей, молодого королевича они потеряли в пути. Точнее он сам отстал, потому что страшился встречи с Магдаленой теперь, когда чары хазарейки развеялись, он был не против признать её своей женой, но вот захочет ли она с ним разговаривать.
  - Королева... - выдохнул маркиз, - прошу простить меня за мои манеры, но у меня просто нет сил, чтобы соблюдать этикет.
  - Не переживайте Фебюс, - королева ему подмигнула, - все мы люди и всё понимаем.
  Маргарита обернулась на суетящихся мужчин, пока что их поиски не принесли никаких результатов.
  - Здесь дверь, - наконец закричал Аглай первым приметившим замаскированную дверь. Он попробовал её выбить, но у него ничего не получилось.
  - Попробуй этим, - тут же предложил подоспевший Ярослав и отцепил от пояса меч.
  Аглай сделал несколько ударов, и дверь разлетелась в щепки. Ярослав оттолкнул сотника и первым вбежал в маленькую комнатушку. Там на полу сидели обнявшись две девушки, а рядом с ними неподвижно лежала с открытыми глазами Капитолина Карповна.
  Ярослав бросился к дочери и заключил её в объятия. Магдалена отстранилась, чтобы не мешать им, ей было страшно за себя и судьбу своего ребёнка. Теперь, когда у неё не было покровителя, их вряд ли оставят при дворе. При этих мыслях на её глаза снова набежали слёзы. Вдруг кто-то приобнял её, она подняла глаза и увидела перед собою короля Евсея.
  - Не стоит плакать, - ласково произнес он. - Всё окончилось.
  - Да-а-а, - Магдалена зарыдала в голос, поняв слова Евсея по-своему.
  - Подумай о ребенке, - строго сказал Евсей. - Мне нужен здоровый внук.
  - Елисей отказался от него, - всхлипнула девушка.
  - Это не он был, - король развернул Магдалену к себе лицом и заглянул в глаза. - Его заколдовали, и он не ведал что творил.
  - Да? - слезы мгновенно высохли.
  - Он места себе не находит - боится что ты его не простишь.
  - Я прощу, - Магдалена светло улыбнулась.
  - Тогда пойдем и отыщем его, и вы поговорите с ним.
  Король Евсей взял невестку за руку и словно ребенка повел за собой.
  Маргарита оставила Фебюса одного и тоже вошла в коморку. Ей не терпелось узнать, что там происходит. Она вошла и оценив обстановку первым делом склонилась над ведьмой.
  - Капитолина Карповна, - тихо позвала королева, но ведьма никак не отреагировала. - Капитолина Карповна, - повторила королева и дотронулась до её плеча.
  - Не тратьте время попусту, - подала голос Владислава, она отстранилась от отца и тоже подошла к ведьме. - Мы с Магдаленой по-разному пытались привести её в чувства, но ничего не вышло.
  Маргарита печально покачала головой, хоть она не понимала, что здесь делала старуха, внутренний голос подсказывал, что без её вмешательства так просто расправиться с хазареями у них бы не вышло.
  - Надо будет собрать консилиум из лучших лекарей королевства, - молвила королева.
  - Вы думаете, они смогут ей чем-то помочь? - Владиславе в это не верилось.
  - какая занятная вещица, - произнесла Маргарита. - Я и не думала, что наша лесная ведьма ко всему ещё и модница.
  - Вы о чём тётя, - Владислава удивленно уставилась на королеву.
  - Смотри, какой у неё гребень, - королева указала на безделушку. - Ручная работа за такой любая придворная дама пойдет в огонь и в воду.
  - Но это не её, насколько я успела узнать Капитолину Карповну, она скорее бы дала отрубить себе руку, нежели одела бы такое, - Владислава протянула руку и решительно вынула гребень из сивых волос.
  Капитолина Карповна дернулась и по-стариковски кряхтя села.
  - Ну, наконец-то, додумались,- пробурчала она. - Я уж думала так и пролежу до конца своих дней и чему я только тебя бестолковую учила.
  - Травки собирать, - сделав бровки домиком, ответила княжна и кинулась на шею ведьме.
  Капитолина Карповна тут же выскользнула из объятий ученицы.
  - Ну вот, - ворчливо произнесла она, - страсти-мордасти разводите здесь.
  - Это ещё что за персонаж, - задал вопрос князь всё это время наблюдавший за действиями дочери со стороны.
  - Капитолина Карповна, - княжна указала на ведьму. - Своим спасением мы обязаны именно ей.
  - Спасибо, - князь в пояс поклонился старухе. - Чем же отблагодарить тебя?
  - Твоего "спасибо" было вполне достаточно, - загадочно ответила баба Капа.
  - А где Матвей, - запоздало, вспомнила про неугомонного подсыла Слава.
  - Охти, - старушка хлопнула себя по лбу, - вот ведь совсем и забыла о нем.
  Ведьма щелкнула пальцами, и на другом конце города цыпленок превратился обратно в Матвея. Клетка, в которой он сидел, разлетелась на куски, а сам он приземлился на кота поджидавшего удобный момент, чтобы добраться до своей добычи. Несчастное животное сдавленно пискнуло и скрылось под кроватью. На шум в комнату вошел тот самый заботливый отец, благодаря которому Матвей и оказался здесь. Он сердито окинул взглядом комнату бурча:
  - От же хвостатая скотина, что ты разбил на этот раз? - лицо мужчины удивленно вытянулось когда он заметил застывшего в неестественной позе Матвея с остатками клетки на голове. - Ты кто? - дрожащим голосом спросил хозяин дома, озираясь по сторонам в поиске чего-нибудь поувесистей.
  - Я-то? - слегка охрипшим голосом переспросил Матвей, затем откашлялся и добавил. - Так человек прохожий.
  - А где цыпленок? - подозрительно сощурил глаз мужчина.
  - Тут такая история получилась, - Матвей развел руками. - Я понимаю вам трудно будет в это поверить.
  - Я постараюсь, - почти ласково ответил хозяин и резко подскочил к подбирающему слова для объяснения Матвею. Он схватил паренька за ухо и что есть мочи крутанул. В глазах подсыла потемнело от боли и он взвыл дурным голосом.
  - Ай!!! Пустите, дяденька!
  - Где цыпленок?! - грозно спросил мужчина и крутнул ухо ещё сильнее.
  - Отпустите - скажу!
  - А и не надо, я сам все понял! - мужик злобно тряхнул головой отчего его второй подбородок пошел мелкой рябью. - Ты его украл!
  - Нет, - пискнул Матвей стараясь следовать за движением руки своего мучителя.
  - Да! - рявкнул мужчина и бесцеремонно полез к Матвею за пазуху, но обыск ничего не дал, цыпленка нигде не было. Хозяин дома озадаченно взглянул на паренька. Матвей с немой мольбой смотрел на мучителя. - Ты...- прошипел изверг и брезгливо отвернулся. - Я понял. Ты его съел.
  От такого глупого обвинения Матвей чуть не расхохотался и хотел было уточнить у своего мучителя уж не шутит ли тот, но одного взгляда на мужчину ему хватило, чтобы понять, что этого делать не стоит. Тот мгновенно уверовал в своё предположение.
  - Так вот что я скажу тебе, гаденыш! - прокричал мужик прямо в ухо несчастному подростку. - Ты отдашь мне деньги, которые я уплатил за ту несчастную птицу.
  - Хорошо, - Матвей сразу же согласился.
  - Сто монет, - не выпуская уже пунцовое ухо цыпленкоеда из своих пальцев сообщил хозяин.
  - Что? - в свою очередь вскричал Матвей и так резко дернул головой, что высвободил своё ухо из несколько ослабевшей хватки. - Что за расценки? Побойтесь Бога: сто монет за дохлую недоптичку!
  Мужчина на момент задумался, но решил стоять на своем:
  - Это очень-очень-очень редкая порода. Ты знаешь сколько я его искал для своего сына!!! А ты пришел и за минуту убил все мои старания! Я сам заплатил за этого куренка девяносто монет, а десятку накинул за моральный ущерб. Всё по-честному!
  - Ну-ну! - Матвей язвительно скривился. - Тот малый что выкрал его у старушки именно сто монет и запросил!
  Лицо мужчины вытянулось:
  - Откуда ты знаешь?!
  Но договорить им было не суждено. В комнату шумной стайкой влетела ребятня во главе с сыном хозяина дома. Мальчик мигом заметил пропажу и взревел:
  - Папа!!! Где МОЙ цыпленочек?!
  Отец открыл рот собираясь объяснить ребенку что происходит и Матвей мигом воспользовался так удачно случившейся заминкой. Не дожидаясь чем закончиться содержательная беседа отца и сына он сиганул в окно и помчался куда глаза глядят. Теперь ему не было никакого дела ни до королей, ни до карьеры.
  ****
  Капитолина Карповна беззвучно вошла в свою избушку. Её сердце бешено стучало и томилось от нетерпения, словно в молодости. За столом положив огромные ладони на стол неподвижно сидел Охрип.
  - Вернулась? - тихо спросил он.
  - Да, - кивнула Капитолина и села рядом.
  - Хозяйство в порядке, - не зная с чего начать поведал Охрип.
  - Вижу.
  - Ты говорила, что нам надо поговорить. Так я что ли начну.
  - Начни.
  - Хватит нам друг от друга бегать, - набравшись смелости сказал дед Охрип. - Давай жить вместе.
  - Вот ещё, - фыркнула в ответ Капитолина.
  - Но почему? - дед удивленно поднял косматые брови.
  - Потому что...- ведьма смахнула набежавшую слезу. - Поздно очень. Не хочу я смерть твою видеть, пусть лучше ты для меня всегда живым будешь, а если я первая, - она запнулась, - так не хочу, чтобы ты это видел. Ведьма я и умирать буду страшно. Зачем тебе это?
  - Так о чем тогда ты со мной говорить хотела, - огорченно поинтересовался Охрип, слова Капитолины больно ранили его.
  - Да повиниться перед тобой хотела и сказать, что после той ночи на сеновале понесла я. Так что есть у тебя дочь.
  - И где же она? - взволнованно спросил старик, таких новостей он на старости лет совсем не ожидал.
  - В городе. Отреклась она от меня, не по нутру ей моё ремесло пришлось. Вот и ушла.
  - Почему раньше не сказала?
  - Зла на тебя была, а вот вчера увидела и поняла, что простила. Как ты в мой дом вошел, сразу решила - всю правду расскажу. Хоть один грех с души сниму.
  - Что ж и на том спасибо, - Охрип понуро опустил голову.
  - Ну что ж засиделся ты у меня в гостях, - преувеличенно бодро защебетала Капитолина, - пора и честь знать.
  - Да, ты права мне пара.
  - Доберёшься до дома-то?
  - Не переживай как-нибудь доеду, - Охрип махнул на прощанье рукой и нетвердой походкой вышел из избушки.
  - Прощай, - шепнула Капитолина Карповна и по морщинистой щеке сбежала слеза.
  *****
  Эпилог
  Гай пришел в себя только на следующий день. Королева хотела придать его справедливой казни, но хитрец потребовал у князя обещанного политического убежища и Ярослав не смог отказать ему. Советник понимал, что с карьерой ему придется распроститься, но он будет жить и это самое главное. Собрав свой скарб, советник под стражей направился к границе навстречу новой жизни.
  Вечером был свадебный пир. Чтобы не было толков и недомолвок, Елисей ещё раз сочетался браком с Магдаленой, но теперь уже условия диктовала она. Королева, как и обещала Евсею, сделала молодым свадебный подарок - признала Магдалену дочерью Явора, а соответственно и наследницей престола.
   Церемония прошла скромно и со вкусом, но княжна отметила про себя, что королевич Елисей больше напоминал ластящуюся к ногам хозяйки побитую собаку, нежели счастливого жениха. Владислава убедилась в своих подозрениях окончательно, когда уже за столом Елисей забывшись, поднялся с бокалом в руке, и Магдалене хватило одного взгляда чтобы он пристыжено сел на место.
  - Да, попал Елисей как кур в ощип, - хохотнув в кулак, произнёс князь Ярослав, обращаясь к дочери. - Вот тебе и маленькая беленькая пушистенькая.
  - А хватка как у бульдога, - княжна отпила из бокала глоток прекрасного тевонского вина. - Боюсь теперь Елисею из-под её каблучка не выбраться.
  - Что-то ты уж больно строга к Магдалене, - князь невольно улыбнулся глядя на красавицу дочь. - Посмотрим, на какой день от тебя муж сбежит.
  - Не сбежит, - уверенно заявила Владислава.
  -Откуда такая уверенность? - князь заинтересованно взглянул на своё дитя, внезапно его осенила догадка, и он взволнованно спросил. - Уж не собралась ли ты замуж, красавица?
  - А и собралась то, что с того?
  - А родительское благословение?
  - Приложится, - уверенно кивнула Слава, - пап, не начинай. А? - княжна отставила бокал, её взгляд снова и снова возвращался к Аглаю, сидевшему на почётном месте рядом с королевой.
  Ярослав проследил за её взором и облегченно выдохнул, Аглай был не самым плохим вариантом.
  - А жених хоть в курсе, что ты за него замуж собралась?
  - Нет, зачем его волновать раньше времени.
  - А если он не захочет? - осторожно спросил князь, мысленно прикидывая, а не стоит ли отослать Аглая на дальнюю заставу от греха подальше. - Всякое может быть.
  - Он поймал мою стрелу и как порядочная девушка я просто обязана его на себе женить. Ты не ведь не против?
  - Время покажет, - вздохнул князь, не зная радоваться ему или нет решению дочери.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"