Дук Павел: другие произведения.

"Колодец странствий" Главы 14 - 20 (Не ред.) Окончание.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.57*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Можно придумать мир, можно в придуманном мире жить, можно о нем писать, но никто не знает точно, что в действительности происходит с придуманными мирами и чем закончится та или иная история....окончание книги первой о приключениях, но не конец истории и приключений Малкольма Стоуна и его друзей.

"Колодец странствий" Главы 1 - 13 ("Чист.")


Глава 14. Вход в лабиринт.

  
   Туман рассеялся, ребята снова стояли на площадке, на вершине горы.
   - Странное ощущение . . . - произнес Малкольм. - Как вам оно?
   - Чудесное приключение с реальными воспоминаниями, - ответил Дуглас. - Я там зажигал с такой симпатичной принцессой.
   Начал он вытанцовывать незамысловатый танец и припевать.
   - Так это был ты? - встрепенулась Санара. - Правильно мастер замков затолкал тебя в "Колодец странствий".
   - А ты кем был, Мэл? - продолжал пританцовывать Дуглас.
   - Как раз тем, кто затолкал "отвязного зажигалу" в "Колодец странствий".
   - А я думал тем, здоровенным парнем, которому я надавал в пограничном мире. И вообще я там много кому надавал. Видели бы вы, как я владею двумя мечами сразу.
   Он перестал танцевать и изобразил движение, как будто в руках держал по мечу.
   - Надеюсь, мы получили, что хотели, - сказала Санара.
   Она перебрасывала из одной руки в другую огненный шарик. Дуглас взвизгнул и отпрыгнул. Санара улыбнулась. Огненный шарик растворился в ее руке.
   - Надеюсь на это, - поддержал ее Малкольм. - Я примерно знаю, где искать Оборотный ключ, и точно знаю, как устроен замок "Колодца странствий". Так что думаю, мы скоро попадем домой. Ты что узнала полезного?
   - Практически все, что связано с путешествиями между мирами. У местных жителей интересная медицина, история их легенды и пророчества. Теперь понятно, почему этот мир пуст.
   - Что дальше будем делать? - спросил Дуглас.
   - Хранитель, - позвал Малкольм. - Мы получили опыт, о котором просили. Выпустите нас, пожалуйста.

* * *

   Кресла-цветы в центре большого зала распустились. Ребята выбрались из коконов оюмаков. Малкольм обошел оюмаки по кругу.
   - Что ты делаешь? - спросил Дуглас.
   - Нам нужно в монастырь Гудор, - ответил ему друг.
   Купол башни стал расходиться в стороны, как свод обсерватории.
   - Что ты делаешь? - снова спросил Дуглас.
   - Вызываю нам транспорт, - с улыбкой сказал Малкольм. - Тебе точно понравится.
   Санара поняла, о чем говорит Малкольм. Она стала подходить к оюмакам и касаться их рукой. Кресла-цветы стали исчезать в полу один за другим. Яркий огненный столб с кристаллами данных медленно погрузился в недра башни. Вскоре центр зала опустел. Солнце выхватило из полумрака большую часть зала.
   Малкольм поднял голову и засвистел. Ждать пришлось недолго. Через пару минут раздались звуки хлопающих крыльев.
   - Рекомендую отойти от центра комнаты, - сказал Малкольм. - Дуглас, тебе особенно.
   Дракон упал в центр комнаты, словно живой камень. Его когти оставили глубокие борозды в полу, которые быстро затянулись. Крылатая рептилия крутила головой из стороны в сторону и издавала призывные звуки. Из полумрака на свет вышел Малкольм. Он вытянул вперед руки, голову опустил и старался не смотреть в глаза грозному животному.
   Дракон занервничал. Он стоял, внимательно изучая мальчика, который медленно подходил к нему. Он перебирал лапами и скреб пол. Мальчик подошел вплотную и остановился. Дракон знал, чего хочет это странное существо. Он положил голову на руки Малкольма. Его подбородок коснулся головы мальчика.
   Мальчик зажал голову рептилии и пустил реку воспоминаний в сторону дракона. Миллионы образов из воспоминаний мастера замков заставили дракона напрячься. Он дернулся, его когти впились в пол. Когда Малкольм закончил, рептилия смотрела на мальчика, не мигая, готовая исполнить любой его приказ.
   Малкольм без опаски подошел вплотную к дракону и сам прижался к его опущенной голове. Дракон заурчал. Он развернулся и расправил одно крыло так, чтобы по нему смогли забраться на его спину.
   - Экипаж подан, господа, - сказал Малкольм.
   Он первым взобрался по крылу и сел ближе к голове. Костяной гребень на спине рептилии имел интересную форму. Между шипами, что росли перпендикулярно спине, легко мог сесть человек. Ряды шипов справа и слева от выпуклого хребта шли под углом.
   - Он словно создан для увеселительных поездок, - сказал Малкольм с улыбкой. - Из спины растут и седла и стремена. Полный комплект на десятерых.
   - Ты уверен, что он нас сможет унести? - спросил с недоверием Дуглас. - Он наверняка старый.
   - По меркам рептилий он в самом расцвете драконьих сил, - сказала Санара.
   Она забралась на дракона и устроилась позади Малкольма. Дуглас помялся в нерешительности. Дракон несколько раз вопросительно поворачивал голову и смотрел на мальчика. С дрожью в ногах Дуглас забрался на спину ящера.
   - Ты его видел во дворе того невысокого домишки? - спросил Малкольм.
   - Да, - ответил Дуглас.
   - Теперь ты можешь познакомиться с ним поближе, - улыбнулся Малкольм.
   - Ну что, мы летим или как? - спросила Санара.
   - Да, - ответил Малкольм.
   Он коснулся дракона рукой. Рептилия задрожала, присела, поджав крылья, и мощным рывком выпрыгнула из башни. Они поднялись выше облаков. Над ними сиял голубой океан неба. Дракон вытянул шею, поджал крылья и стал падать, стремительно набирая скорость. Облака приближались быстро.
   - Малкольм, мы падаем? - неуверенно, спросил Дуглас.
   - Не знаю, - решил подзадорить друга Малкольм.
   - Скорее всего, - подхватила Санара.
   - А-а-а-а, - заорал Дуглас. - Мы падаем. Эта старая ящерица нас не сможет унести. Мы разобьемся.
   Дракон громко заверещал. Дуглас видел, как подвижные шипы на морде рептилии прижались к чешуйчатой коже.
   - Он сам понял, что не унесет троих, - закричал Дуглас.
   По спине ящера прошла лёгкая дрожь.
   - Он пытается меня скинуть, - снова завопил Дуглас. - Вы видели?
   Малкольм повернулся к другу с вытаращенными глазами. Он нагнулся так, чтобы Дуглас видел его лицо.
   - Не тебя, нас! - завопил он истошно. - А-а-а-а-а
   - А-а-а-а-а-а, - с еще большим энтузиазмом подхватил Дуглас, сильно обхватив руками шипы, до которых смог дотянуться.
   Санара сидела спокойно. Она знала, что Дуглас боялся, а Малкольм подзадоривал друга. Он делал это так натурально, что на секунду Санара чуть не поддалась панике.
   Девочка никогда не каталась на русских горках. Но много читала об аттракционах и видела их. Она радовалась, что ей представилась возможность испытать крепость нервов на самом невероятном аттракционе в мире.
   Дракон вошел в облака, как штопальная игла в молочную пену. Мгновение, и они вынырнули под облаками. Дракон с резким хлопком расправил крылья. Шум падения прекратился. Они парили высоко над землей. Рептилия правила полет едва заметными движениями кончиков крыльев. Они облетели башню. В холодной вышине они летели одни. Где-то внизу парили птицы. Дракон повернул в сторону океана.
   До монастыря Гудор долетели без происшествий. Ящер практически не махал крыльями. Он ловил набегающие потоки ветра и плавно снижался к земле. Когда прибыли на место, солнце стояло еще высоко. Дракон сделал круг над стенами монастыря. Внизу лежал не тронутый природой монастырь Гудор. Зелень за его стенами расцвела буйным цветом. Ящер сел у самых ворот.
   Малкольм спрыгнул через шею дракона. Дуглас и Санара скатились по крылу. Дракон взлетел. Он сделал круг над монастырем и полетел в сторону океана.
   - Мы отпускаем его? - спросил Дуглас
   - Да, - ответил Малкольм. - Ящерам тоже нужно кушать.
   - Что едят ящеры? - уточнил Дуглас. - То, что летает, или то, что плавает?
   - То, что бегает и задает много вопросов, - хихикнула Санара.
   Дугласа передернуло. Он посмотрел на друга. Малкольм качнул головой в знак согласия.
   - Драконы плотоядны, друг.
   Дуглас пожал плечами.
   - Ну и ладно.
   Он осмотрелся.
   - Что скажешь? Мы на месте, - спросил Дуглас у Малкольма.
   - Зелень гораздо гуще, чем я помню.
   - Помнишь? - удивился Дуглас
   - Опыт Нагар Тея, они как воспоминания. У тебя разве не так?
   - Да так, - Дуглас замялся. - Сложно к этому привыкнуть. Вроде бы и я и не я. Им нужно ставить ограничения по возрасту на доступ в библиотеку, например: "Детям до шестнадцати лет . . ." или "Вход для юношей и девушек строго старше восемнадцати лет"
   - Ты о чем? - удивился Малкольм.
   - Ну, друг, в меня подсадили воспоминания взрослого мужчины. Не то, чтобы я возражал. Но ощущения странные.
   Дуглас замолчал. Потом он наклонился к другу и продолжил шепотом:
   - Конечно, в отношениях с девчонками . . . - он указал взглядом на Санару. - Я приобрел бесценный опыт, но все-таки он не мой.
   - Понимаю, - кивнул головой Малкольм, загадочно улыбаясь.
   - Ты чего?
   - Наше путешествие можно сравнить с походом в кино. Но только я попал на сеанс, где показывали серьезную драму.
   - А я куда попал?
   - Ну, а тебе показали фильм для взрослых, хотя ты точно шёл смотреть мультики. С одной стороны обидно, с другой такого ты точно никогда не видел.
   - Видел я. Дядя прятал кое-какие диски.
   - Значит, не участвовал, - сказал Малкольм. - Может, уже зайдем?
   Он указал на Санару. Она открыла небольшую калитку, толкая ее плечом. Девочка не хотела подслушивать, о чем перешёптывались ребята. Мальчики поспешили следом. Двор монастыря выглядел так, словно и не пустовал долгие годы. Казалось, сейчас им навстречу выйдет с приветствиями монах.
   Их приветствовала тишина.
   - Если что, спать можно там, - Малкольм указал на гостевой домик.
   - Или там, - Дуглас указал на главное здание монастыря. - Все ровно там никого нет. А где Санара?
   - Ей нужно восстановить силы. Она тебя в башне погоняла. Монастырь стоит на источнике природной энергии. Фундамент монастыря сделан так, чтобы фокусировать силу источника в главном зале. Я думаю, она там.
   - Тогда не будем ей мешать.
   - Согласен. Я пойду, искупаюсь. За главным зданием должен быть спуск к берегу.
   - Я с тобой.
   Ребята оставили сумки на скамейке возле гостевого домика. Они обогнули центральное здание монастыря по песчаной тропинке.
   - Тебе не кажется странным, что за стенами монастыря природа распустилась буйным цветом, а здесь как будто кто-то прибирает, постригает? - спросил Дуглас, когда они подошли к калитке в стене.
   - Странным? Да, кажется. Но я не забиваю себе голову такими мыслями.
   Малкольм отворил калитку. Он вышел на площадку, огороженную невысокими каменными столбиками. Между столбиками висела цепь. По обеим сторонам калитки стояли массивные каменные скамейки, прислоненные плотно к стене. Вниз, к берегу, вели ступеньки вырубленные в скале. Ребята постояли, посмотрели на прекрасный вид, открывающийся перед ними и, не сговариваясь, стали раздеваться. Одежду сложили под скамейки. Малкольм достал из кармана брюк сетчатый пакет.
   - А это зачем?
   - Здесь много мидий. Наберем на обед.
   - Да, сухие пайки нам еще могут пригодиться, - согласился Дуглас.
   Ребята начали спускаться к воде. Берег покрывала мелкая галька. То тут, то там торчали острые камни. Малкольм нашел тяжелый камень и положил под него пакет. Затем они с Дугласом с улюлюканьем бухнулись в прохладную соленую воду.
   Вдоволь накупавшись, они выбрались на берег. Отдохнув, Малкольм сходил за пакетом и занялся сбором мидий. На то, чтобы собрать нужное количество, у него ушло около получаса. Он не торопился. Собирать деликатес у самого берега не хотелось, ему нравилось нырять. Он зашел в воду по самую грудь и, сделав несколько глубоких вдохов, погрузился в чудесный подводный мир. Он изредка всплывал, чтобы набрать воздуха и снова нырял к самому дну.
   Дуглас следил за другом с берега. Идти в воду ему не хотелось, он предпочитал греться на солнышке. Он вытянулся во весь рост на песке и закрыл глаза. Изредка он нащупывал одной рукой камушек и, не поднимаясь, бросал его в сторону воды.
   Дугласа разморило и он уже начал засыпать, когда услышал легкий скрежет камней со стороны монастыря. Он поднял голову. Не спеша, кошачьей походкой к нему приближалась Санара. Одетая в открытый купальник, она заставила Дугласа задержать дыхание. Он лежал на песке, опираясь на локоть. Санара прошла мимо, одарив его улыбкой. Навстречу Санаре, из моря, шёл Малкольм. Он нес полную сетку мидий. Они поравнялись и обменялись парой фраз. Из-за шума прибоя Дуглас разобрал только слово "обед".
   - Ну что, старина, надо бы развести костер, - предложил Малкольм.
   - Согласен, старина, - подхватил Дуглас.
   - Кто бы веток собрал? - спросил Малкольм.
   - Даже и не знаю, кто тебе в этом может помочь, - ответил Дуглас, поднимаясь.
   - Я за посудой, - сказал Малкольм.
   Он пошел в сторону монастыря. Дуглас, стал изучать пляж в поисках того, что мог выбросить на берег океан: коряги, ветки, которые подсохли на солнце. Малкольм вбежал по ступенькам и направился на кухню монастыря. В помещении стоял спертый воздух и лежал слой пыли.
   "В этом мире есть ещё дома, за которыми нужен уход", - подумал он, доставая с полки небольшой противень.
   Он набрал в ведро воды из колодца, накинул рубашку, положил в карман "огниво", нож и пошел к друзьям.
   Рядом с сеткой, которую он оставил на берегу, лежала куча сухих веток. Друзей он не сразу заметил. Они стояли за прибрежными камнями по пояс в воде и целовались. Солнце играло на мокрых волосах Санары.
   Малкольм улыбнулся и занялся костром. Он ломал ветки, медленно погружаясь в далёкие воспоминания. Мальчик очнулся, когда понял, что недвижимо сидит, смотрит на огонь и разговаривает сам с собой.
   Его друзья продолжали купаться.
   Малкольм нашел четыре одинаковых по размеру валуна и принес их к костру. Он расставил их так, чтобы положить противень. Костер оказался под центром железного листа. Закончив приготовления, он принялся промывать и чистить мидии. Очищенные от водорослей раковины Малкольм выкладывал на противень. Он закончил и перевернул ведро, получился маленький столик. Готовые раковины раскрывались. Он выкладывал их на перевернутое ведро.
   Санара и Дуглас подоспели как раз вовремя.
   "Ужин на берегу моря, на закате, с любимой или хорошими друзьями, что может быть лучше?" - вспоминал слова отца Малкольм. - "Только ужин со семьей, отвечала ему Джиллиан"
   Сидя на берегу моря с друзьями, Малкольм впервые почувствовал, что скучает по семье, по сестре, по матери и особенно по отцу.

* * *

   Ночевали в монастыре. Малкольм выбрал гостевой домик, он казался ему знакомым. Его друзья устроились в монашеских кельях. Нагло расположиться в центральном зале никто не решился. Впервые за все путешествие они спали в нормальных постелях.
   Утром следующего дня ребята собрались в центральном зале монастыря.
   - Куда идем? - спросил Дуглас.
   - Оборотный ключ хранится в лабиринте иллюзий, - ответил Малкольм. - Чтобы добраться до него, нам придется пройти через комнату "Карусель".
   - Почему такое название? - спросила Санара.
   - Эта комната ловушка, - ответил Малкольм. - Если человек точно знает, чего он ищет, мысли его чисты и не замутнены страстями мирскими, то он быстро найдет то, что ищет. Комната пропустит его.
   - Если нет? - спросил Дуглас с опаской.
   - Человек будет ходить бесконечно по кругу, открывая одну ненужную дверь за другой.
   - Ты подумал, что предлагаешь нам? - спросил Дуглас. - Мы можем застрять навсегда в этой веселой комнате.
   - Да, - ответил Малкольм. - Комната нас не пропустит до тех пор, пока мы ясно не увидим нашей цели.
   - Если же наши желания и помыслы будут чисты, то впереди нас будет ждать "Лабиринт Иллюзий", - Дуглас в упор смотрел на друга. - Чем он лучше?
   - Лабиринт нам нужно пройти от начала, до конца, вернуться возможности не будет, - ответил Малкольм. - Из комнаты сможешь выйти в любой момент.
   - Только и всего? - уточнил Дуглас.
   - Вроде бы, - неуверенно ответил Малкольм.
   В разговор вмешалась Санара. Она долго стояла молча, расчесывая волосы, отсчитывая движения расчески. Она слушала ребят и не хотела мешать их утренней словесной разминке.
   - Малкольм, - она чеканила каждую букву. - Что нас ждет в лабиринте?
   - Я не знаю, - честно ответил мальчик. - В воспоминаниях Нагар Тея не было подробностей о том, что это такое.
   - Ну, выхода у нас нет, - сказала Санара задумчиво.
   - Снова, - сокрушенно опустил руки Дуглас.
   - Да, - сказала она, глядя на него. - Домой без ключа мы не попадем. Значит, придется идти за ним. Заодно на карусели прокатимся и в лабиринте поиграем.
   - Веди, - промямлил Дуглас.
   - Вы можете остаться, - сказал Малкольм. - Если я застряну, вы попытаетесь меня вытащить.
   - Нет уж, - сказала Санара. - Идем вместе.
   - Может, поедим перед длинной дорожкой, - предложил Дуглас.
   Ему никто не ответил.
   - Вам же хуже, - буркнул Дуглас в унисон со своим животом.
   Малкольм пошёл вперед. Он шёл медленно, вспоминая каждый закоулок и дверь. Несколько раз они упирались в глухой тупик. Наконец, они оказались перед массивной двухстворчатой дверью.
   - Здесь, - сказал Малкольм.
   Он потянул одну створку на себя. Дуглас открыл вторую створку. Малкольм смутно узнал комнату.
   - Нам нужно в центр зала.
   Они прошли в центр комнаты. Малкольм посмотрел вверх. Ничего не произошло. Узорчатый потолок оставался безжизненным.
   - Что-то не так, - сказал он.
   - Что не так? - уточнила Санара.
   - Я посмотрел наверх, как это делал Нагар Тей, - сказал Малкольм. - И ничего.
   Ребята посмотрели наверх одновременно. Яркий луч света ослепил их. Затем наступила тьма. Пол под ногами начал светиться.
   - Этот узор я помню, - буркнул Малкольм.
   Ребята стояли под огромным светящимся колоколом. Перед ними появилась единственная дверь.
   - Странно, - снова буркнул Малкольм.
   - Что-то не так? - спросила Санара.
   - Нагар Тею давали возможность выбрать одну из двух дверей, - ответил Малкольм.
   - Ничего странного, у нас одна цель на троих и мы непоколебимы, - сказал Дуглас.
   Он быстро подошел к двери и открыл ее. Дуглас оглянулся и посмотрел на друзей. Он дождался, пока они подойдут ближе.
   - Что это? - спросил Малкольм.
   - Похоже на большую современную кухню, - сказала Санара. - А как пахнет.
   - Да, - сказал Дуглас. - Это то, что нужно.
   Он смело переступил через порог. На большом столе стояли свежие, только что из духовки пироги. Пар от них поднимался к потолку кухни. Аромат, который они распространяли, заставлял сглатывать слюну, а желудок танцевать мамбу.
   - Как мы сюда попали? - спросил Малкольм. - Мы думали об одном и том же.
   Он посмотрел на друзей.
   - Так?
   - Если честно, - начал Дуглас. - Я так волновался, что мы застрянем в "Карусели" или в "Лабиринте Иллюзий", что мог думать, только о еде.
   В животе Дугласа призывно заурчало. Малкольм вопросительно посмотрел на Санару. Она опустила глаза в пол.
   - Я как он, - сказала она, указывая на Дугласа.
   Комнату заполнило урчание дуэтом.
   - Понятно, - буркнул Малкольм.
   Дуэт превратился в трио.
   Санара и Дуглас вопросительно посмотрели на Малкольма. Тот хлопнул себя по животу, пожал плечами и пошел в сторону холодильника. Он принёс из холодильника молоко, сок, сыр, помидоры, огурцы, лук и чеснок. Санара заварила чай и включила кофе машину. Она принесла вилки, тарелки и две салатницы. Дуглас взял три ножа, проверил их остроту и принялся точить. Они сели вокруг стола, на котором лежали пироги.
   - Я же говорил, - начал Дуглас. - Перед длинным и тяжелым путешествием нужно основательно подкрепиться.
   Его друзья улыбнулись.
   - Надеюсь, следующее место, куда забросит нас "Карусель", будет столь же приятным, - сказала Санара.
   Санара делала салат из овощей. Малкольм делал салат из сыра с чесноком. Дуглас осторожно нарезал пироги. Один пирог дышал ароматом яблок и вишни. Второй с капустой, яйцом и луком, разваливался под нажимом ножа.
   Дуглас принялся шинковать укроп и петрушку, которую принес из холодильника его друг. Малкольм нарезал помидоры кружочками и разложил их по тарелке. Дуглас вилкой осторожно делал на помидорных кружочках сырные пирамидки и посыпал их зеленью.
   - Сервировка не как на королевском приёме, но пахнет вкусно, - сказала Санара.
   Маленький пир начался.

* * *

   Они снова стояли в центре комнаты "Карусели".
   - Все сыты? - спросил Малкольм.
   - Да, - ответили Санара и Дуглас хором.
   - Все довольны?
   - Да.
   Они стояли спина к спине и одновременно подняли взгляд к потолку. Снова появилась одна дверь. Она вела в сырой, длинный и темный коридор. Малкольм зажег "огниво" и пошел первым.
   - Ребята, здесь дверь, - проговорил он.
   - Открывай, - с нетерпением проговорил Дуглас.
   - Две двери подряд, плохой знак, - буркнула Санара, но ее никто не услышал.
   Малкольм взялся за ручку двери. В это мгновение коридор заполнился ярким светом и миллионы разноцветных лучей пробежали от потолка до пола.
   - Кажется, нас просканировали, - промямлил Малкольм.
   - Может, повернем обратно, пока не поздно? - спросила Санара.
   Малкольм толкнул тяжелую дверь.
   -За мной, - сказал он.
   Дверь легко поддалась.
   - В этом мире боятся острых углов . . . - начал говорить Дуглас.
   - . . . или любят цирк, - завершила, за него Санара.
   Стены комнаты, в форме полукруга, завешивали различные вещи. В ровном отрезке стены виднелось три двери. На левой двери, гравюра изображала небо. Центральную дверь покрывала гравюра леса и реки. На правой двери, изображался огненный, подземный мир. Гравюры притягивали взор. Казалось, что они оживают и затягивают смотрящего. Первым в себя пришел Малкольм. Он отступил на шаг и больше не чувствовал обжигающего жара на коже.
   Ребята неуверенно стали обходить комнату, оглядываясь по сторонам. Они разбрелись, кто куда, изучая то, что висело на стенах.
   Вдруг в центре комнаты появился молодой человек в одеянии монаха. Вспышка его появления на мгновение осветила комнату. Ребята обернулись. Хотя они и стояли в разных местах, им казалось, что незнакомец смотрит, на каждого из них, стоя к ним лицом. Он смотрел пустым и безжизненным взглядом. Незнакомец заговорил.
   - Приветствую тебя путешественник. Ты стоишь перед входом в "Лабиринт иллюзий". На стенах этой комнаты висят вещи, которые могут пригодиться тебе, но с собой можно взять только одну. Не торопись с выбором. Не пытайся применять магические способности. Помни, ты останешься пленником лабиринта, если не найдешь то, зачем пришел сюда. Иди на свет самой яркой звезды. Удачи!
   Сказав короткую речь, незнакомец исчез.
   Ребята с удвоенным интересом стали обходить комнату, изучая стены. На стенах висело оружие, разнообразные приспособления, назначение которых оставалось загадкой. Внимание Малкольма привлек блестящий рог. Он снял его со стены. По извилистому рисунку рога шла надпись: "Утолит вечную жажду"
   "Фляга", - догадался Малкольм.
   Он потряс ее, но знакомого бульканья воды не услышал. Фляга крепилась на ремень с регулятором длины и парой карабинов. В основании "рога" находилась крышка, которая крепилась к самой фляге цепочкой. Мальчик открыл ее. Фляга показалась ему пустой. Он наклонил ее. На пол с журчанием полилась вода.
   - Полезная штука. Бери, - проговорил Дуглас, держа в руках лук и стрелы.
   - Я всегда хотела иметь нечто подобное, - раздался голос Санары.
   Она показала ребятам устройство с набором карабинов и широким поясом. Дуглас смотрел на нее с удивлением и непониманием в глазах. Малкольм тоже не понял, что она держала в руках, но сделал жест рукой в знак одобрения.
   - Ну вот, человек понимает, - укоризненно сказала Санара, смотря на Дугласа. - Это страховочная лебедка с амортизатором, если я правильно перевела надпись, почти бесконечная, невесомая и очень надежная.
   - Зачем? - удивился Дуглас.
   - Если не был в горах, не понять тебе, - ответила Санара.
   Малкольм подошел к Санаре и взял в руки ее находку. Он долго изучал письмена на ремне.
   - Да, - сказал он после паузы. - Фактически, это продвинутая страховка верхолаза или альпиниста. Классная штука.
   - Ну, а что у тебя? Купидон, - спросила с улыбкой Санара.
   Дуглас стоял и задумчивым взглядом осматривал комнату. Одной рукой он держал лук, в другой колчан со стрелами.
   - Вот. Другого ничего дельного не нашел, - ответил он вяло.
   - Ну, что последние сборы и в путь? - спросила Санара.
   Мальчики согласно мотнули головами. Закончив сборы, друзья вышли в центр комнаты и встали напротив трех дверей.
   - Куда пойдем? - неуверенно спросил Малкольм.
   - Берем по одной на брата и смотрим, что за ними. Как вам такой вариант? - проговорил Дуглас, направляясь к левой двери.
   - Тогда это моя! - воскликнула Санара и направилась к средней двери.
   - Я, так понимаю, мне вы выбора не оставили? - буркнул Малкольм и направился к правой двери.
   - А где тут ручки? - спросила Санара с недоумением.
   Она потрогала дверь. Плоская гравюра на миг приобрела форму, и веточка одного дерева выступила из двери. Она превратилась в удобную ручку.
   - О, как мило! - воскликнула Санара.
   Ребята последовали ее примеру. На двери Дугласа облако затейливо изогнулось и превратилось в изящную ручку. Малкольму повезло чуть меньше, чем его друзьям. Гравюра на его двери ожила, и огненная лава брызнула из двери, опалив мальчика жаром. Он почувствовал, как зашевелились его брови. Но метаморфозы прекратились.
   Дуглас и Санара одновременно взялись за ручки дверей и потянули их на себя. Малкольм последовал их примеру. Он коснулся ручки двери и тут же отдернул руку.
   - Вот ведь, корявая ручка!
   Горячая ручка, словно работа горе кузнеца, ощетинилась зазубринами. Она обжигала и царапала руки.
   - Что у тебя? - спросил Дуглас, обращаясь к Санаре.
   - У меня коридор или длинный грот. На полу, вроде как трава растёт или мох, - ответила Санара.
   Она присела и потрогала пол.
   - Потрясающая иллюзия! - восхищенно прошептала девочка.
   - Жжется, - сказал Малкольм, потирая руку.
   - Что за твой дверью? - спросила Санара.
   - У меня облачно, - проговорил Дуглас. - Хотите посмотреть?
   Малкольм и Санара подошли к открытой двери, за которой скрылся Дуглас. Их товарищ стоял на ступеньках из облаков, ведущих куда-то вверх.
   - Такое ощущение, что стоишь на батуте или надувном матрасе, - сказал Дуглас.
   Он вернулся к друзьям.
   - Что у тебя? - спросил он Малкольма.
   - За моей дверью, я думаю, спрятан ад, или одна из его разновидностей, - проговорил Малкольм, почесывая руку.
   - Ничего, мы сейчас твоим чертям накрутим хвосты, - с уверенностью проговорил Дуглас и протопал к двери, которая досталась Малкольму.
   Он вскользь коснулся дверной ручки. Она успела остыть. Дуглас взялся за ручку смелее и потянул дверь на себя. За дверью царила кромешная темнота. Малкольм и Санара стояли поодаль и наблюдали за смелыми действиями Дугласа. Малкольм скрестил руки на груди, склонив голову, с интересом ждал подвоха. Санара уперла руки в бока. На ее лице отразилась гамма чувств, от любопытства до страха. Они сменялись с невероятной скоростью. Когда Малкольм посмотрел на Санару, он не сразу решил, за кем интереснее наблюдать, за ней или Дугласом. Не меняя позы, он поочередно смотрел то на него, то на нее. Санара нахмурив брови произнесла:
   - Дугла-а-а-с-с!
   - Са-на-раааа! - пропел Дуглас и погрузил ладонь в вязкую тьму, которую скрывала дверь.
   Он вынул ладонь и еще раз погрузил, уже по локоть. Ничего не произошло. Мальчик провел по поверхности темной субстанции рукой. Капли прилипшие к руке, медленно соскользнули с неё и полетели обратно в дверной проем. Словно сила притяжения была за дверью, а не под ногами.
   "Уоп-п-п" - глухое бульканье наполнило комнату. С таким звуком капли прилипшие к руке Дугласа, возвращались обратно.
   - Может, хватит экспериментов? - с нетерпением проговорила Санара.
   Дуглас снова погрузил руку в эту неприятную черную жижу, которая заполняла весь проем двери. Вдруг он напрягся и уперся другой рукой в косяк.
   - Ой, меня кто-то держит, - пролепетал он.
   Из жижи стали медленно выползать щупальца и опутывать руки и шею Дугласа.
   - Хочу обратно, к маме! - успел прокричать он, и его голова погрузилась во мрак.
   Друзья бросились к Дугласу и схватили за одежду, вытягивая его из проема. Из тьмы прорывались глухие булькающие звуки. Дуглас быстро погрузился в вязкую жижу по пояс. Санара тянула его за одну ногу, Малкольм за другую.
   - А если с него штаны слетят? - спросила вдруг Санара.
   Малкольм посмотрел на руки Санары. Она зажала в кулаки складки штанов Дугласа и тянула за них.
   - Так ты не за штаны тяни, а за ногу, - ответил, кряхтя Малкольм.
   Штаны жалобно потрескивали по швам.
   - С другой стороны в аду штаны ни к чему, - прокряхтел Малкольм. - Там и так жарко.
   Лицо его покраснело от напряжения. Санара бросила на Малкольма гневный взгляд.
   - У Дага проблемы, а ты шутки шутишь.
   - Такое ощущение, что если я перестану шутить, у Дага не будет проблем, и мы его вытащим в два счета.
   - Хватит болтать, тяни сильнее! - рявкнула Санара.
   Малкольм уперся ногой в косяк двери. Казалось, что вытащить Дугласа из вязкой жижи не получится. Его тянули из последних сил.
   Хватка тьмы ослабла неожиданно. Дугласа как будто выплюнули из дверного проема. Ребята повалились на пол и стали отползать от двери, оттаскивая за ноги Дугласа.
   - Я сам! - прохрипел он.
   Когда они попытались встать на ноги, из темного проема появилась голова страшного чудовища. Ребята с криком кинулись, кто куда. Голова издала страшный рев, клацнула черной пастью и исчезла. Дверной проем окрасил пламень преисподней.
   Малкольм осторожно подошел к открытой двери и заглянул внутрь.
   - Что там? - дрожащим голосом спросил Дуглас.
   - Ступеньки, - ответил Малкольм. - Жуткие ступеньки, ведущие куда-то вниз.
   Зрелище завораживало. Ступени перетекали огненной лавой одна в другую, создавая жаркий каскад порогов. От стен исходило едва ощутимое тепло. Казалось, что огонь лижет их. Стены трескаются и кусками падают куда-то вниз, в глубину огненного ада.
   - Мы туда не пойдем, - уверенно проговорила Санара.
   - Согласен. Какие огурцы, нам с рассола живот крутит... , - буркнул Дуглас.
   - Полностью поддерживаю, - уверенно закивал головой Малкольм. - Я думаю, лесом, полем, дивной рощей будет для здоровья проще.
   И они посмотрели в сторону средней двери.
   - Дамы, вперед!
   С легким поклоном Дуглас уступил Санаре дорогу.
   Санара сделала книксен и смело ступила на покрытый иллюзорной травой пол. Дуглас пошел вслед за ней, но наткнулся лицом в невидимую стену.
   - Может, хватит рожицы строить?! - проговорила Санара с улыбкой. - Нам еще идти бог знает сколько.
   Дуглас отошел от двери и потрогал невидимую преграду.
   - Похоже на стекло, которого не видно, гладкое и теплое, - сказал Дуглас.
   Он постучал костяшками пальцев по невидимой стене. Ни звука. Санара
   вернулась к двери и протянула руку.
   - Да, здесь, что-то есть, чего раньше не было, - прошептала она, но ребята ее хорошо слышали.
   Она стала двигать ладони по невидимой преграде, опускаясь к полу.
   - Прям цирк с пантомимой, - проговорил Дуглас. - Тебе маски белой на лицо не хватает, чтобы подчеркнуть драматизм положения.
   - Может быть, ты попробуешь? - спросил с интересом он Малкольма. - Меня, как я погляжу, грехи туда не пускают, а ее оттуда.
   Малкольм нащупал преграду руками. Пройти вслед за Санарой ребята не могли. Дуглас бочком отошел от средней двери. Он направился к "Двери в небеса", как сам только что её окрестил. Он подошел к дверному проему и, не встретив преграды, прошел сквозь него. Затем вернулся обратно в комнату и снова прошел сквозь дверь к лестнице ведущей верх. Он слышал, как Малкольм, о чем-то разговаривает с Санарой.
   - Малкольм, иди сюда! - позвал он. - Нас приглашают на небеса!
   Дуглас сел на ступеньку лестницы ведущей вверх. Малкольм отошел от двери Санары.
   - Подожди, я сейчас посмотрю, как там, у Дугласа дела, - проговорил он.
   Не успел Малкольм отойти от центральной двери, как она с грохотом захлопнулась.
   - Эй, вы там петардами балуетесь? - спросил Дуглас, бросаясь обратно в коридор.
   Он встретил невидимую преграду и отлетел обратно к небесной лестнице. Малкольм видел неудачный финал Дугласа. Он уперся в невидимую преграду руками и заговорил.
   - Центральная Дверь закрылась, как открыть ее я не представляю. Наша магия не поможет. Я верю хранителю лабиринта. Скорее всего, это три возможных пути к ключу. Пройти их можно поодиночке. Надеюсь, вам будет проще. Все же, голубые небеса, реки, горы и леса смотрятся более радостно, чем мир-барбекью. Удачи!
   Малкольм быстро пошел к своей двери.
   - Удачи! Др. . . - услышал он в ответ слова Дугласа, заглушенные стуком закрывшейся двери.
   - И почему на стенах нет костюма пожарного? - бубнил Малкольм.
   Он подошел к двери, которая досталась ему. Жара или даже тепла он не чувствовал. Присев, Малкольм потрогал пол за дверью. Ступеньки лизали языки пламени. Он осторожно вошел и прикрыл за собой дверь.
   - Как говорится, без лишнего шума и ненужной пыли.
   Винтовая лестница без перил вела куда-то вниз. Малкольм пытался различить, что там внизу. Он видел лишь огонь, черный дым и какие-то темные силуэты. Ступеньки едва различались на фоне общего пейзажа. Малкольм сел на первую ступеньку, вторую он стал нащупывать ногой. Он медленно начал спуск в огненную бездну.

Глава 15. Посланец любви.

  
   Дуглас стал осторожно подниматься по ступенькам вверх. Винтовая лестница вела куда-то за облака. Внизу Дуглас смог разглядеть густой лес, через который текла широкая река.
   "Да, падать высоко", - подумал он.
   Он посмотрел вверх.
   - Вверх тоже лезть устанешь. Почему они не придумали лифт или фуникулер, - пробубнил он.
   Не успел он закончить, как его окутал густой туман. Дуглас почувствовал, что под ногами ничего нет.
   - Ох, мамочки мои! - прокричал он и устремился вверх ракетой.
   Его крик еще долго звучал в безветренной пустоте.
   На поверхность густых облаков Дугласа выбросило, как теннисный шарик из воды. Он плюхнулся на живот. Дугласу показалось, что он упал на вату. Поверхность облаков пружинила.
   Он попрыгал. Вокруг него, куда не посмотри, лежало белое покрывало. Равнина, возвышенности и далёкие белые горы состояли из белой массы. Белый рай накрывало чистое, голубое небо. Изредка появлялось северное сияние.
   "Красиво. . . - думал Дуглас, направляясь к ближайшему горному массиву. - Странный лабиринт, нет стен, поворотов, тупиков и облака как вата"
   Размышляя о странностях "Лабиринта иллюзий" он начал путь.
   Белый и абсолютно пустой мир лежал вокруг. Ни одной живой души. Бескрайние облака и тишина, изредка нарушаемая шелестом ветра в складках одежды. Куда идти, Дуглас не знал. Он повертел головой, но не нашел на небе ни звездочки. Он выбрал облако в виде попугая и пошел в ту сторону.
   В пустом странном мире время как будто уснуло, накрытое белым одеялом облаков. Однообразный пейзаж, который меняется по мановению руки невидимого скульптора. Облачный мир навевал желание лечь и уснуть.
   Дуглас уже давно потерял счет времени. Фигура попугая медленно меняла форму. Теперь у попугая отрос короткий хоботок, и голова вытянулась. Вскоре на горизонте виднелся морской конек, который наклонился вперед. Сзади легкие белые шлейфы создавали эффект стремительного движения.
   - Куда плывешь, морская лошадь? - спросил Дуглас.
   Он удивился собственному голосу. Он звучал странно и одиноко. Как будто звук не распространялся вокруг, а падал тут же и растворялся в белой плотной пелене под ногами.
   "Надеюсь, Санаре с Мэлом повезло, и им гораздо веселее", - думал он, медленно перебирая ногами.
   Ночь наплывала на этот мир. Солнце скрылось. Дугласу казалось, что он находится в старой коробке для сигар в форме глобуса и крышку медленно закрывают. Небо на западе горело красным пламенем заката, когда на востоке уже владычествовала ночь. Граница между тьмой и светом проступила отчетливо. Она двигалась не спеша, пожирая каждую крупицу света, до которой могла дотянуться.
   Небо становилось темнее.
   Вот уже видны первые, едва различимые, звезды. Как будто в этом великом сражении света и тьмы им удалось выжить и сохранить в себе частицу надежды. Дуглас поежился. Он шел до тех пор, пока не стемнело. В этой почти кромешной темноте он увидел звезду. Она горела намного ярче других и казалась крупнее.
   "Это она", - подумал он.
   Дуглас сел достал из колчана стрелу и положил ее по направлению к звезде. Он осторожно отполз подальше, снял сумку, колчан, положил лук и растянулся на мягкой облачной массе.
   Дуглас проснулся, когда солнце приближалось к зениту. Собрав вещи, он нашел стрелу и посмотрел в ту сторону, куда она показывала. В голубом небе, у линии горизонта тускло горела звезда.
   Дуглас пошел в том направлении.
   Он шел сквозь скучную белую пустыню к цели, не зная, насколько долго придется идти. Когда Дуглас хотел отдохнуть, он ложился, собирая под голову, мягкую облачную массу. Легкий ветерок собирал облака в замысловатые фигуры и гонял по небу. Дуглас дышал легко и свободно. Он пытался вспомнить, когда последний раз, так прекрасно спал. Красочные сны казались реальными. Просыпаясь, он чувствовал невероятный прилив сил. Ему хотелось не просто идти, хотелось бежать, хотелось лететь подобно птице, и он бежал, стремительно, как дикий мустанг.
   После очередного сказочного сна он проснулся с тупой ноющей болью в спине. Боль прошла быстро. Хотелось почесать спину. Так происходило, каждый раз после того, как он просыпался. Приступы зуда в районе лопаток становились продолжительными. Дуглас решил спать как можно реже. Теперь он шел не спеша, экономя силы.
   - Да, путешествие будет долгим и скучным, - бурчал он.
   Облачная фигура морского конька сменилась фигурой слоненка. Она осталась справа. Белоснежный мир вокруг Дугласа, медленно менялся.
   Появилось разнообразие в пейзаже. Облака собирались в причудливые фигуры, меняли форму, исчезали и появлялись вновь. Ветер смело гулял по облачным просторам. Дуглас мог ориентироваться только по облакам, находившимся далеко. Они меньше всего подвергались изменениям.
   Несколько раз Дуглас находил небольшие озера с белой жидкостью. Их берега устилало разноцветное желе.
   "Уже кое-что", - думал он, проходя мимо.
   Изучить жидкость более подробно он не решился. Вконец измученный долгим путешествием Дуглас вышел к берегу широкой реки. Тихая с медленным течением река несла белые воды куда-то вдаль. Её берега покрывал толстый слой мягкого разноцветного желе.
   Дуглас тихо проклинал все на свете. Ему нужно пересечь эту реку. Его смущал цвет воды и берега. Он взялся за их изучение. Зацепив ножом немного желеобразной массы, он понюхал ее. Ярко-красное желе пахло клубникой.
   "Делать нечего . . . - подумал Дуглас и попробовал желе на вкус. - Да это же клубничный мармелад!"
   Дуглас достал ложку и стал бегать по берегу, пробуя желе разного цвета. Вскоре он уселся рядом с зеленой частью берега и стал отправлять в рот ложку за ложкой. Дугласу понравился мармелад из киви с лаймом. Чтобы не топтать мармеладные берега, он достал кружку, привязал ее веревкой и забросил в реку. Он подтянул к себе кружку и кончиком языка попробовал белую жидкость.
   "Чтоб я сдох! Молоко! - ликовал он. - Здесь можно жить - не тужить. Мармелад есть, молоко пить"
   Дуглас схватил горстью белую массу облака под ногами и затолкал в рот.
   "Это не сахарная вата - опилки какие-то", - думал он.
   Мальчик выплюнул белый комок. Комок прокатился по мармеладному берегу и, попав в реку, поплыл по течению. Дуглас наблюдал не мигая. Комок плыл, гордый и непотопляемый.
   - Я знаю, из чего могу сделать плот, - буркнул Дуглас.
   Он начал скатывать из плотной облачной массы длинные бревнышки.
   Закончив с бревнами, Дуглас связал их. В ход пошла футболка, порезанная полосками. Получился небольшой плотик. Кряхтя и напрягаясь изо всех сил, он стал толкать его в молочную реку. По мармеладному берегу плот скользил сам. Дуглас запрыгнул на него. Когда плот удалился от берега и белые воды реки закружили его, мальчик сообразил, что не сделал весла. Река как будто почувствовала его ошибку, еще веселее закрутила маленький плот и понесла вперед, ускоряясь.
   "Как в сказке, - думал он, - герой делает одну глупую ошибку за другой".
   Дуглас лихорадочно думал, что ему делать. Поток ускорялся, увлекая плотик в неизвестность. Он уже думал прыгнуть и плыть к берегу. Молочная река, как будто читала его мысли. Плот перестал вертеться и замедлился.
   Пейзаж вокруг изменился. Река и ее берега впереди скрывались в густом тумане. Пелена тумана быстро приближалась. Еще мгновение и плотик исчез в белом облаке. Дуглас с трудом мог разглядеть руки, поднесенные к лицу. Вдруг он зевнул. Голова стала тяжелеть. Глубокое желание ничего не делать растекалось по телу. Дуглас зевнул еще раз, долго, протяжно, с удовольствием. Он лег. Голову наполнила тишина, как колокол перед ударом языка. Осталось только всепоглощающее желание спать.
   Дуглас проснулся резко. Голубое небо над головой и шум реки впереди. Он почувствовал, что лежать на спине неудобно. Он попытался дотянуться руками до лопаток, но не смог. Неожиданно его внимание привлек приближающийся шум.
   Его несло к водопаду.
   Не зная, что делать, он смотрел на приближающийся край белой бездны. Дуглас стал отползать к краю плота, как будто это могло его спасти. В мозгу мелькали картины.
   "Бурный поток. Из темной воды то тут, то там торчат, как сломанные клыки зверей, черные скалы. Вода бурлит белой пеной. Крики за спиной. Он оборачивается и видит улыбающегося мужчину, который кричит ему.
   - Вот она сила природы!
   - Я боюсь, папа! - кричит он в ответ и слышит громкий смех.
   - Иногда только и остается, что смеяться в лицо страху, - отвечает отец, быстро работая веслом. - Держись, сынок, и смейся, если можешь.
   Мальчик начинает кричать и изображать смех. Вдруг страх уходит. Мальчик начинает смеяться, как полоумный. Он хватает весло и с диким гиканьем начинает помогать отцу. Он слышит за спиной крик.
   - Страха нет, Дуглас!"
   Дуглас закричал и прыгнул в реку. Он стал загребать руками, что есть силы. Молочная река тащила его к обрыву. Она кружила его. Он почувствовал, что захлебывается.

* * *

   Дуглас очнулся. Кто-то гладил его по волосам.
   - Такой хорошенький, - услышал он голос девочки.
   - Очнулся! Как хорошо, - щебетала она.
   Он не мог лежать на спине, что-то тянуло одежду. Возможность поговорить впервые за долгое время, заставила его забыть про неудобства. Дуглас привстал и посмотрел на маленькую, сидящую рядом с ним девочку.
   Белая длинная рубаха до колен и сандалии придавали ей вид маленькой греческой богини или ангела. На тонком пояске висел золотой рожок. Рядом с ней лежали лук и стрелы в колчане. Белоснежные волосы падали на плечи. Голову украшала маленькая корона. Милые черты лица, голубые глаза и легкая улыбка делали ее неземным существом.
   - Вы, Ангел? - спросил Дуглас.
   - Нет глупый, я Милена, - ответила девочка. - А ты мой жених!
   "Интересное начало . . ." - подумал Дуглас.
   Она встала и подала ему руку.
   - Идем, - она потянула его за руку. - Там твои вещи.
   Плот глубоко врезался в берег, и белая река не могла его сдвинуть. Сумка, лук, колчан со стрелами лежали на нем.
   Девочка широко улыбнулась.
   - Бери вещи, и пойдем домой, - проговорила она.
   Дуглас собрал вещи и покорно поплелся за ней. Только тут он заметил крылья у нее за спиной, чему сильно удивился.
   - Куда мы пойдем? - переспросил Дуглас.
   - Ко мне домой, - ответила девочка.
   - Зачем мы туда идем? - спросил он.
   Дуглас читал нетерпение в ее глазах.
   - Не обижайся. Я упал с большой высоты и мне кажется, много чего забыл.
   - Бедняжка, - проговорила она. - Ты сын владыки дальних чертогов. Пришел, чтобы жениться на мне и сделать хозяйкой своих будущих владений.
   - Да? - удивился Дуглас.
   - Как ты попал в чертоги новых душ, я не знаю. Наверное, путешествовал по окраинам и заблудился. Я нашла тебя. Так что это не только женитьба по сговору, но и судьба, - продолжала Милена.
   - Женитьба по сговору? - спросил Дуглас.
   - Наши папы договорились еще до нашего рождения, что мы будем мужем и женой? - продолжала щебетать Милена.
   - Понятно, - пробурчал Дуглас.
   Он понял, что его явно с кем-то путали, но возражать не хотел.
   - Я не только нашла тебя, а еще и спасла!
   Девочка нахмурила брови.
   - Наш брак освящен!
   - Кем? - спросил Дуглас.
   - Моим отцом, он здесь владыка, - топнула ножкой девочка и пошла дальше, увлекая Дугласа за собой.
   - А куда мы идем? - снова спросил Дуглас.
   - Я же сказала, ко мне домой, - продолжала Милена. - Ну, так вот, мы с тобой поженимся, и я буду править дальними чертогами. Я смогу делать все, что пожелаю. Есть то, что пожелаю. Ходить туда, куда захочу. Охотиться на влюбленных столько, сколько мне вздумается. Может быть, даже спущусь в темный мир, чтобы покрутить чертям хвосты и поломать рога"
   - Зачем? - спросил, недоумевая Дуглас.
   - Что зачем? - не поняла Милена.
   - Хвосты крутить, рога ломать, во влюбленных стрелять?
   - Это весело!
   - Почему тебе замуж надо? Ты сейчас этого делать не можешь?
   - Нет, конечно, мне папа не разрешает.
   - Аргумент!
   - А когда я женюсь, то стану взрослой! И буду отрываться по полной!
   - А если тебе муж запретит хулиганить?
   Милена резко остановилась. Она обернулась и посмотрела на Дугласа с невинной улыбкой.
   - А ты запретишь?
   - Ну, не знаю. Мы еще не женаты. Я подумаю.
   - Чего? - нахмурила брови Милена.
   Она, что есть силы, сжала руку Дугласа. Он наблюдал за её стараниями. Она снова широко улыбнулась и продолжила.
   - Милый, зачем нам ссорится по пустякам до свадьбы. Подумаешь невинные шалости. Ты хоть раз, был в мрачном мире?
   - Наверное, нет, - неуверенно ответил Дуглас.
   - Сразу отказываешься от такого веселья. Ты точно понравишься моему папе. Такой высокий, подтянутый. У вас в дальних чертогах все такие красавцы?
   - Не помню, - честно ответил Дуглас.
   - Ты головой ударился, когда прыгал с водопада? Зачем ты это сделал? Почему не полетел?
   - Так получилось, - снова честно ответил Дуглас.
   Он обратил внимание на неудобства, одежда тянула на спине, как будто у него вырос горб. Милена подвела Дугласа к краю обрыва. Внизу лежал огромный город. Река срывалась с очередного обрыва в большое озеро. Из озера вытекало две речки, которые огибали город и терялись где-то за горизонтом. С высоты обрыва вид потрясал.
   - Мы почти пришли, - сказала Милена и потянула Дугласа с края обрыва. - Идем. Смелее.
   - Я не умею летать, - только и успел сказать Дуглас и сорвался вниз.
   - Маши крыльями, чудак, - услышал он голос Милены.
   - У меня нет крыльев, - прокричал в истерике Дуглас.
   Он почувствовал, как Милена острым наконечником стрелы разорвала его куртку.
   - Что за глупый мужчина! - комментировала она, занимаясь разрезанием одежды на спине Дугласа. - Кто носит сейчас такую одежду?
   - Я! - истошно вопил он - Мы падаем!
   - Это ты падаешь, потому что глупый. Маши крыльями!
   - У меня нет крыльев!
   Дуглас почувствовал резкий рывок и увидел, как в сторону отлетел большой клок его одежды.
   - Ой, они у тебя маленькие! - услышал он возглас.
   - Что? - недоумевающее прокричал Дуглас.
   - Это не нормально, ты знаешь? Ты их прятал. Понятно, зачем тебе тесная одежда, - раздался над Дугласом, голос Милены. - Ну, маши хотя бы ими.
   Дуглас продолжал кричать и просить, чтобы его спасли. Вдруг он почувствовал, что падение замедлилось. За спиной он услышал хлопанье крыльев и тут его плечи и спина заболели. Он попытался дотянуться до спины, не получилось. При каждом хлопке боль в спине усиливалась. Он расставил руки в стороны, стало полегче. Падение еще сильнее замедлилось. Гладь озера приближалась. Он вытянул руки вдоль тела, как солдат на плацу, хлопанье за спиной прекратилось. Дуглас плюхнулся в озеро. Когда он вынырнул на поверхность, Милена летала над водой и причитала:
   - Мужа упустила, где другого взять такого.
   Увидев Дугласа, она подлетела к нему и снова заверещала, как ни в чем не бывало:
   - О, ты плавать умеешь, это чудо. Плыви за мной, к берегу.
   Дуглас выбрался на берег, лег на живот и стал отдыхать. Он ни о чем не думал, просто лежал и слушал болтовню Милены.
   "Итак, она думает, что я принц. Это хорошо. Она хочет выйти за меня замуж. Это не хорошо. Что мне делать?" - думал он.
   Милена продолжала о чем-то щебетать.
   "Я могу сознаться сразу, а могу и повременить. Лучше быть принцем. Посмотрим, чем все закончится", - решил он.
   Но все же его терзали смутные сомнения. Он сел и попытался дотянуться до своих крыльев. Спина болела.
   "У меня есть крылья. В кого я превратился?" - думал он, смотря на белую гладь.
   Из раздумий его вывел голос Милены.
   - Пошли уже, раз ты летать не можешь, я тоже пойду.
   - Спасибо!
   - Не за что, мы же жених и невеста. Мы все должны делать вместе. Так мама говорила.
   - Согласен. Хорошая у тебя мама.
   Мир вокруг быстро менялся. Он не походил на безжизненную белую пустыню в начале пути. Белые облака собирались в причудливые формы. Пейзаж жил. Легкие, почти невесомые деревья и кусты, качались на ветру. Ветер изредка срывал с них листья. Он превращал их в бабочек или птиц, и они улетали прочь. Легкий ветерок сменяли сильные порывы. Они превращали бесформенные облачка в диких животных, бегущих по равнине. Порыв ветра и в небо взмывали стаи птиц, которые камнем падая на белую твердыню, рождали новый пейзаж.
   Милена смело шла вперед к городу. Дуглас периодически останавливался, обходил полупрозрачные фигуры. Его спутница шла прямо, оставляя за спиной туманный след.
   - Ну, чего ты боишься, они не кусаются.
   Услышал Дуглас, когда в очередной раз на его пути появилось препятствие в виде огромных непроходимых кустов. Он смутно видел Милену сквозь белую пелену куста.
   - Не бойся, иди вперед.
   Дуглас выставил перед собой руки и погрузился в это облачное творение. Иллюзия целостности исчезла. Дальше Дуглас шел за Миленой, не останавливаясь. Он продолжал наслаждаться невероятными метаморфозами, изредка проходя сквозь очередную облачную композицию. Они перешли мост. Город накрыл их тенью стен.
   - Вот мы и дома. Жаль, что ты не умеешь летать.
   Он услышал хлопанье крыльев. Милена взлетела и скрылась за стеной.
   "Ну, круто. Мне-то, чего делать?" - подумал Дуглас и вяло похлопал крыльями.
   - Не волнуйтесь, милорд, мы поможем, - услышал он за спиной глубокий бас.
   Мальчик обернулся. Перед ним стояли два здоровых мужчины в белых тогах с внушительными крыльями за спиной. В одной руке каждый сжимал короткое копье в другой круглый щит, похожий на крышку от кастрюли. У одного из них на поясе висел кинжал.
   - А вы кто? - поинтересовался Дуглас.
   - Личная охрана ее высочества, - ответил один из них и показал на щит.
   - У охраны его величества, щиты побольше будут? - спросил Дуглас.
   Мужчины посмотрели друг на друга, пожали плечами, и один из них тихо сказал другому.
   - Странный какой-то.
   - Не наше дело, - ответил второй.
   Они подхватили Дугласа и подняли на стену города.
   - Вам туда милорд, - сказал тот, что с кинжалом и указал на дверь в башне. - Вас ждут.
   - Спасибо, - ответил Дуглас и пошел в указанном направлении.
   Дуглас подошел к краю стены и посмотрел вниз. Крылатые люди, облаченные в красочные наряды, сновали по улицам города. Город наполняли жизни и буйство красок. За высокими стенами укрылись еще более высокие дома и башни. Насладившись видом, Дуглас пошел туда, куда ему указали. Он открыл дверь. За ней скрывался просторный зал. Милена стояла посреди комнаты, ожидая его.
   - Ты чего так долго?
   Она не дождалась ответа, схватила его за руку и потянула за собой. Дуглас послушно пошел за ней. По ступеням вдоль стены, они спустились на один уровень ниже и Милена, повела Дугласа длинными коридорами.
   На стенах висели портреты веселых мужчин и женщин.
   - Кто это? - спросил Дуглас.
   - Мои родственники. Бабушки, дедушки, прабабушки и прадедушки.
   - Симпатичные.
   На стенах не висели ни рыцарские доспехи, ни тяжелые мечи или топоры. Под каждым портретом висел лук и колчан со стрелами. Много разных луков. Одни украшали драгоценные камни, другие резьба. Висели простые луки без затейливых украшений. Оперение у стрел тоже блистало разнообразием форм и расцветок. По контуру багета, на каждой картине, мастер вырезал сердечки. Количество звезд у портретов отличалось.
   - Что это, значит? - спросил Дуглас, хотя уже догадался.
   - Ну, как же, это количество зажженных любовью сердец, - ответила Милена.
   Дуглас видел, что чем дальше они уходили по коридору, тем меньше сердечек оставалось на портретах. Вскоре стены начали украшать лица не таких веселых посланцев любви. Сердец на рамах стало совсем мало.
   Дуглас остановился. Милена дернула его за руку, но он стоял как вкопанный.
   - Что произошло? - спросил он. - Почему так мало сердец. Вы перестреляли всех влюбленных?
   - Похоже, ты действительно сильно ударился головой, когда падал, - сказала девочка. - Ты все забыл.
   - Расскажи, - попросил Дуглас. - Напомни.
   Она снова потянула его за собой. Он не двигался. Помучившись, Милена сдалась.
   - По дороге расскажу. Согласен?
   - Согласен. Тогда не будем спешить.
   Милена не отпустила его руку. Они медленно пошли по коридору.
   - Я расскажу то, что рассказал мне папа, а ему его папа.
   - Хорошо, - согласился Дуглас.
   Милена рассказала.
   - Говорят, давным-давно наш мир был целым. Не было великого разлома. Не было чертогов новых душ. Не было дальних чертогов. Мы жили в мире и спокойствии. Помогали влюбленным. Любили сами. Мир радовал глаз и душу.
   Получилось все случайно. Мы перестарались.
   Одна, две лишних стрелы в сердце простого смертного и вместо пылкого влюбленного, способного творить, получался завистливый и злой тиран, жаждущий всего и сразу.
   Некоторые из нас пытались спасти смертных, хотели дать им любовь, еще более сильную. Но только питали их черные сердца еще большим злом.
   Снедаемые ревностью, завистью и жадностью, люди развязали войну. Их оружие разорвало наш мир, открыв врата в подземное царство. Люди погубили себя.
   Но и среди нас тоже начались споры.
   Первый и единственный раз наши стрелы поражали не сердца людей. Те, кто проиграл в этой войне, упали на дно великого разлома. Во тьму вечной ночи.
   Вот так, в стремлении дать лучшее кому-то другому, мы чуть не погубили себя и весь мир. Теперь мир людей населяют другие существа. Мы наблюдаем за ними, но не вмешиваемся. Только если темные отступники вылезают на свет, мы сбрасываем их обратно во мрак.
   Милена остановилась напротив портрета грузного седовласого старца, с пышной шевелюрой и невероятно длинными усами. Он смотрел со стены хитро, как бы подмигивая. На губах играла легкая улыбка.
   - Он не зажег ни одного сердца любовью? - спросил Дуглас. - Ни одной звезды.
   - Это мой далекий предок Балагур Хитрющий. В эпоху его правления, любовь в последний раз коснулась сердца человека. Сейчас мир внизу дик и прекрасен. Но в нем нет людей.
   "Уверен, что есть", - подумал Дуглас, вспоминая Санару.
   - Куда ты меня ведешь? - спросил он.
   - Как куда? Знакомиться с моими родителями, - ответила Милена и сильнее потянула Дугласа за собой.
   Коридор закончился. Они вошли в просторный зал. В центре стоял длинный стол. За дальним его краем сидел широкоплечий мужчина. Он с грустью разглядывал наконечник стрелы, пробуя его остроту пальцем. Он поднял взгляд на Милену и Дугласа. Мужчина широко улыбнулся и встал из-за стола. Из-за его плеч выглядывали могучие крылья серебристого цвета с вкраплениями черных перьев. Милена отпустила Дугласа и побежала ему на встречу.
   - Папа! Смотри, кого я привела, - кричала она.
   Мужчина нахмурил брови, изучая гостя. Перья на его крыльях подрагивали. Крылья стали выступать с боков, готовые вот-вот раскрыться. Дверь позади него отворилась. Толкая перед собой поднос на колесиках, вошла женщина. Тонка и изящна, казалось, что она плывет над полом. Ее крылья поблескивали золотом. Дуглас не смог отвести глаз и открыл рот.
   - Мама, смотри, мой жених! - прокричала Милена.
   Женщина улыбнулась Дугласу. Она подкатила тележку к столу.
   - Вы будете с нами обедать? - спросила она, глядя на Дугласа.
   - Почту за честь, ваше величество, - ответил он и поклонился.
   Лицо мужчины смягчилось. Он сел на прежнее место.
   - Садитесь, молодой человек, - пригласил он.
   Милена подбежала к Дугласу. Она снова взяла его за руку и повела вдоль стола на его место. Дуглас разглядывал убранство зала.
   Стены и потолок украшали барельефы и черно-белые гравюры. Белоснежный пол отливал глянцем. Свет из окон, наполнял комнату. Люстра в центре потолка, походила на перевернутую хрустальную гору. Свет играл в гранях люстры. Пол и потолок вокруг нее заливали солнечные блики. Для обычной столовой, зал выглядел слишком торжественным.
   - Здесь уже давно не проводят ни каких церемоний, - проговорил король, наблюдая за выражением лица мальчика. - Как здоровье вашего батюшки, принц Дункан.
   - Дуглас, - поправил его мальчик.
   Он широко улыбнулся и поклонился. Милена смотрела на него с изумлением и что-то пыталась сообразить. Губы ее шевелились, ручки теребили пряжку колчана.
   - Король Храпун Добрейший, - привстал из-за стола мужчина. - А это моя супруга, Голуба Хитроглазая.
   Королева улыбнулась с прищуром. Дуглас улыбнулся еще шире. Он поклонился и сел.
   - Дочка поухаживай за нашим гостем, - попросила королева.
   - Да, мама, - проговорила Милена.
   Она подкатила каталку со столовыми приборами к Дугласу. Поставила перед ним тарелку, ложку, вилку, положила салфетку.
   - Как говоришь, тебя зовут, - спросила Милена шепотом.
   - Дуглас, - тихо ответил он.
   - Понятно, - прошипела Милена.
   Король и королева смотрели на них. Король запустил руку в пышную шевелюру. Корона сползла на бок. Королева с интересом поглядывала на дочь, изредка отправляя в рот крупные почти прозрачные виноградины.
   Милена держала половник, с горячим супом, не донеся до тарелки Дугласа.
   - Значит, ты принц? - снова прошипела Милена.
   Дуглас понял, что суп вместо тарелки вполне может разлиться по его ногам.
   - Конечно. Дункан мой брат, - ответил он и после паузы добавил. - Младший.
   - Отлично, - прошептала Милена, наполняя тарелку супом.
   Дуглас облегченно вздохнул. Король сделал губы трубочкой, покосился на супругу и поправил корону. Королева широко улыбнулась и налила себе и мужу молочного ликера.
   С трапезой покончили быстро.
   Они вышли на просторный балкон. Вид с него открывался впечатляющий. Милена, сослалась на то, что ей надо переодеться, убежала. Король присел в невысокое кресло у перил и посмотрел на Дугласа. Королева подошла к краю балкона, встала к ним спиной. Дуглас развернул ближайшее кресло так, чтобы оказаться напротив короля. У перил он заметил пуфики. Он принес два, один поставил у своего кресла, другой, предложил королю. Храпун Добрейший поблагодарил Дугласа и взгромоздил на пуфик ноги. Довольный собой Дуглас уселся напротив короля.
   - Нус, молодой человек, - начал король. - Вы не принц. Я это знаю и вы тоже.
   Дуглас оглянулся на королеву.
   - Да, ваше величество, я не принц. Но откуда вы это знаете? - спросил Дуглас.
   - Судя по вашей одежде, вы издалека. У нас нынче другая мода, - ответил король.
   Дуглас вспомнил про дыру в куртке на его спине.
   - Возможно, я все-таки принц, из далеких краев? - парировал Дуглас.
   - Невозможно. Потому, что я единственный король в этом мире. Милена моя дочь и сыновей у меня нет, - ответил Храпун Добрейший.
   - Тогда, кто придумал сказку, про владык дальних чертогов, и обещание руки и сердца.
   - Я, - ответила королева. - Беда в том, что в дальних чертогах, на той стороне великого разлома, нет никакого королевства.
   - Но зачем вы это придумали? - не понял Дуглас.
   - Моя дочь столь юна, но уже жаждет приключений, - заговорил король. - Она хочет спуститься в мир людей или еще лучше в темный мир. Но пока она несовершеннолетняя, мы можем ей это запретить. Когда же она станет совершеннолетней или выйдет замуж, то сможет делать все, что пожелает.
   - Кто же ей об этом сказал? - спросил Дуглас.
   - Никто. Таковы наши законы, - ответила королева. - Мы надеялись, что она успокоится, ожидая милого принца. А когда повзрослеет, оставит глупые идеи.
   - То есть вы обманули дочь?
   - Не раскрыли всех фактов. Но это исключительно для ее же блага, - ответил король и заерзал в кресле. - Мы не думали, что можете появиться вы и начать нагло врать.
   - Я не врал, ваши величества. Я не раскрыл всех фактов, - ответил Дуглас.
   Король уважительно посмотрел на юного пройдоху.
   - Давайте скажем вашей дочери правду, - предложил Дуглас.
   - И травмируем бедное дитя, - голос короля сорвался.
   Он еще сильнее заерзал в кресле. Королева подошла и положила руку на плечо супруга. Они, выжидательно, смотрели на Дугласа. Теперь на кресле заерзал он.
   - Раз вы сразу не раскрыли меня. Значит вам, что-то нужно, - неуверенно проговорил он. - Что?
   - Раз вы принц Дуглас, - начала Голуба Хитроглазая.
   - Старший брат принца Дункана, - продолжил Храпун Добрейший.
   - Сын владыки дальних пределов, - проговорил мальчик, понимая, куда они клонят.
   - Вы обязаны жениться на нашей дочери, как уговорились наши благородные дома, - завершила королева.
   - Какая вам с этого польза? Я не принц. Королевства у меня нет, - недоумевал Дуглас.
   - На ваши могучие плечи, ляжет бремя заботы о покое нашей дочери. Мы стары, - ответил король.
   Он заботливо похлопал руку супруги на своем плече.
   - Я должен буду следить за тем, чтобы она не бегала, где ей вздумается. Не стреляла во все, что движется и, не ломала рога темным и противным.
   - Да. Ее жизнь и здоровье будут в твоих руках.
   - Материально мы поддержим, - намекнула королева.
   - Но как же охрана, вы же можете дать приказ, и ее будут охранять.
   - По достижению совершеннолетия она будет вольна делать, что пожелает. Охрана будет бесполезна, - с грустью проговорил король.
   - И тут вступаю в игру я, - уточнил Дуглас.
   - Ага, - подтвердила королева.
   - Вы уверены, что она будет меня слушать?
   - Это уже ваша забота, - нетерпеливо проговорил Храпун Добрейший.
   Король встал, хлопнул себя по бедрам.
   - Ну что?- спросил он. - Готовы?
   Дуглас тоже встал.
   - Не очень. Но куда деваться?
   - Убежать, например, - пошутил король и тут же получил тычок от королевы.
   - Ну что, пошли? Мы проводим вас до ваших покоев.
   Голуба Хитроглазая хлопнула в ладоши. Из-за портьер появились два рослых, одетых в золотые одежды война. В руках каждый держал треугольный щит. На поясе в чехле висели короткие дротики. Грудь защищала золотая кираса.
   - Вы будете сопровождать молодого человека повсюду, - проговорила королева.
   Дуглас повернулся к королю и королеве спиной. Раздался сдавленный вскрик.
   - Что у вас с крыльями молодой человек? Вы ведь знаете, что это ненормально? - спросил король.
   - Да, ваше величество. Мода злая хозяйка, узкие куртки, облегающие футболки и вот результат, - ответил Дуглас.
   Он задорно похлопал маленькими крылышками.
   - У вас уже есть сомнения на мой счет? - с надеждой спросил мальчик.
   - Нет, ни в коем случае, - ответил Храпун Добрейший.
   - Надеюсь, это не передается по наследству, - прошептала королева на ухо супругу, но Дуглас ее услышал.
   Процессия покинула балкон. Перед глазами Дугласа замелькали коридоры и залы. Охрана шла впереди. Он следовал за ней и думал, как ему выпутаться из сложившейся ситуации.
   Покои Дугласу отвели поистине королевские. Комната размерами могла соперничать с баскетбольной площадкой. Свет проникал сквозь широкие сводчатые окна. Тонкая как паутина занавесь колыхалась на ветру. Тяжелые, собранные в черно-белые бутоны, портьеры висели по обеим сторонам каждого окна.
   "Красиво", - отметил про себя Дуглас.
   Кровать, на которой могли легко разместиться четыре человека, имела воздушный, белоснежный балдахин. На кровати лежало четыре подушки с геральдической вышивкой. Толстое покрывало имело непонятный, но завораживающий рисунок.
   - Подходит, - проговорил Дуглас с улыбкой.
   - Вот и славненько, - проговорил король.
   Королева улыбнулась и посмотрела на гвардейцев. Они покинули комнату. Дуглас подошел к окну. Из окна он видел весь город, и даже то, что находилось за его стенами.
   "Да. Высокая башня, - подумал Дуглас. - Не думал, что когда-нибудь, стану птахом в золотой клетке".
   - Что там? - спросил Дуглас.
   Он указал на далекий провал в облаках, конца и начала которого он не увидел. Король подошел к окну и посмотрел вдаль.
   - Тебя интересует, тот странный разрыв в облаках? - поинтересовался он.
   Дуглас покачал головой.
   - Великий разлом, - ответил король.
   - Понятно, - сказал Дуглас. - Милена, рассказывала о нем.
   Он обратил внимание на то, что над городом никто не летает. Горожане ходили, как обычные люди, как будто забыли о крыльях.
   - Почему никто не летает? - спросил Дуглас.
   - Мы не можем летать в нашем городе, - ответила королева, подходя к другому окну.
   - Закон запрещает? - спросил Дуглас. - Я смотрю, у вас много странных законов.
   - Нет, - заговорил король. - Что-то не позволяет нам летать. Крылья перестают нас слушаться. Мы можем ими двигать, но летать не можем.
   - Вам не интересно, почему?
   - Конечно, интересно, - вновь заговорила королева. - Но закон предков запрещает нам исследовать этот неудобный феномен.
   - Но мы привыкли, - закончил за супругу король.
   - Вы интересные люди, - сказал Дуглас, отходя от окна. - И законы у вас интересные.
   - Тебе, понравится, - проговорил король.
   - Я думаю, мы пойдем, - проговорила королева. - Вы отдыхайте. Завтра будет долгий день.
   - Да, пожалуй, - сказал король. - У тебя, больше вопросов нет?
   - Есть один,- проговорил Дуглас. - Все-таки, я не пойму. Зачем вам я? Вы можете выдать вашу дочь, за любого достойного придворного.
   - По закону, жениться на принцессе может только принц или король, - ответила Голуба Хитроглазая.
   - Зная характер Милены, ее никто в жены не возьмет, - ляпнул, еле слышно король, и получил тычок от королевы.
   - Но я не принц, - возразил Дуглас.
   - Это нюансы, - ответил король. - Народу объявим, что за границей великого разлома есть королевство. Вы его первый посланник. Принц крови. Все как положено. Формальности соблюдены.
   - Снова не раскроете всех фактов? - уточнил Дуглас.
   - Схватываете на лету, - ответил Храпун Добрейший. - И как всегда, все во благо. Никакого злого умысла.
   Дуглас снова вернулся к окну и посмотрел вниз.
   - Рано или поздно лож может раскрыться, - проговорил он задумчиво. - Появятся недовольные. Что тогда?
   - Для таких, уготована тьма великого разлома, - проговорил король. - Опыт у нас есть.
   - Репрессии? - уточнил Дуглас.
   - Что вы. Поддержание мира и порядка.
   Дуглас оглянулся на Храпуна Добрейшего. Первый раз его улыбка, показалась ему не такой доброй, как раньше. Мурашки пробежали по спине мальчика.
   "Не все так классно в данном королевстве", - подумал он и вновь повернулся к окну.
   - Мы пойдем, - проговорил король.
   - Отдыхайте. Набирайтесь сил, - сказала королева. - Подготовка к королевской свадьбе дело утомительное.
   - Да. Спасибо, - ответил Дуглас, не оборачиваясь.
   Дверь закрылась. Дуглас еще долго смотрела на город. Потом он бродил по комнате, изучая ее убранство, картины и барельефы. Он даже забрался на кровать и попрыгал. Раздираемый любопытством он решил прогуляться по дворцу. Мальчик открыл дверь. Два королевских гвардейца преградили ему дорогу.
   - В чем дело, господа? - удивился Дуглас.
   - Нам приказано не выпускать вас, - пробасил один из гвардейцев.
   - Понятно, - сказал Дуглас.
   Он закрыл за собой дверь.
   "Золотая клетка для птахи, которая не умеет летать и, которая сама в нее залезла", - думал он, снова забираясь на кровать.
   Это открытие его не сильно расстроило. Дуглас дремал когда, в дверь постучались.
   - Войдите, - прохрипел он.
   Дверь отварилась. В комнату вошел король. За ним невысокий слуга вкатил двухъярусную тележку. Он оставил ее у приоконного столика и вышел, закрыв дверь.
   - Ваше величество, - удивился Дуглас, слезая с постели.
   - Лежите если хотите, - проговорил король. - Можно без церемоний. Я человек простой.
   Дуглас промолчал. Он подошел к столику, изучая то, что привез слуга.
   - Не люблю ложиться спать на пустой желудок, - проговорил король.
   Он взял золотистое рассыпчатое печенье, обмакнул его в мед и отправил в рот.
   - Что будешь пить? - спросил король.
   - Чем угощаете? - спросил Дуглас.
   - Кофе, медовый и молочный ликер, - ответил король, посмотрев на Дугласа, он добавил. - Хотя, я думаю ликер лишнее.
   - Согласен, - мотнул головой Дуглас.
   - Что так?
   - Возможно, размер моих крыльев, есть результат чрезмерного употребления ликера моими родителями, - попытался пошутить мальчик.
   - Возможно, - серьезно ответил король.
   - Я буду кофе со сливками, - сказал Дуглас.
   - Отлично, - сказал король.
   Храпун Добрейший налил Дугласу почти полную чашку сливок, затем из маленького кофейника, буквально чуть-чуть, кофе.
   "Это не кофе со сливками, это сливки с кофе", - подумал Дуглас.
   - Лучший, контрабандой из самой преисподней, - прошептал, доверительно король. - Мало его у нас, приходится экономить.
   Дуглас понимающе качнул головой. Король передал ему чашечку с кофе. Напиток дышал ароматом. Мальчик отхлебнул немного и поставил чашку на стол. Ощущение такое, словно в голове пронеся ураган, оставив за собой пустоту.
   - Интересный эффект, - сказа Дуглас, покачав головой.
   - Зато спать будете до утра, как младенец, - сказал король и залпом опустошил чашку.
   - Зачем вы здесь, ваше величество? - спросил Дуглас, беря печенье покрытое джемом. - Наверняка, для распития кофе у вас есть более интересная компания.
   Храпун Добрейший широко улыбнулся. Дуглас жевал печенье, поглядывая на короля. Они долго молчали, смотря в окно.
   - Бегите из города, - неожиданно, шепотом, заговорил король. - Мою дочь не исправить, и вы ей будете не указ.
   - Я догадываюсь, - улыбнулся Дуглас. - Но почему вы хотите, чтобы я убежал.
   - Если моя дочь выйдет за вас, она тут же, начнет делать то, что захочет.
   - Разве слово мужа не закон в вашем мире? - удивился Дуглас.
   Король усмехнулся.
   - Угрозами, криками, слезами, уговорами она заставит вас с ней согласиться, а если нет, все равно сделает по-своему, - грустно сказал король, и налил себе полную чашку ликера. - Уж я точно знаю.
   Он опрокинул залпом ликер и налил еще.
   - Королева надеется, что вы справитесь и убережете нашу дочь от сумасбродных выходок.
   - У вас другие мысли, на мой счет?
   - Да. Мне жаль вас. Я боюсь за дочь. Она юна, глупа и может погубить себя, ну и вас заодно.
   - Если я убегу, что изменится?
   - До совершеннолетия принцесса не может ослушаться приказов матери, - ответил король, опрокидывая очередную чашку ликера. - Так, что в запасе у нас еще целых восемь лет.
   - И вы надеетесь, что за это время, что-то изменится?
   - Скорее всего, нет, но надежда умирает последней. Зато эти восемь лет я могу спать спокойно.
   Дуглас усмехнулся.
   - Если честно, ваше величество, я до сих пор не понимаю ни ваших законов, ни ваших мотивов.
   Храпун Добрейший посмотрел на Дугласа.
   - Зачем вы пришли в наш город? - спросил король.
   - Если честно, это произошло случайно. Долгая прогулка в одиночестве, мне порядком надоела, - ответил Дуглас. - Я не думал, что эта игра так затянется и заведет в такие дебри.
   - Вы преследовали конкретные цели, правильно? Мелкие, но цели.
   - Да, - сказал Дуглас.
   - При этом, нагло врали моей дочери.
   Дугласу стало стыдно.
   - Вот и моя супруга, и я преследуем сугубо личные цели. Как и все в этом и других мирах, - сказал король с уверенностью. - Я хочу, чтобы вы убежали.
   - Я тоже хочу, чтобы я убежал.
   - Я даже готов вам немного в этом помочь, - наклонившись к столу, прошептал король.
   - Внимательно слушаю, - прошептал Дуглас.
   Король вкратце изложил Дугласу план.
   - Завтра, во время подготовки к свадьбе, у вас будет возможность изучить местность и более тщательно спланировать свой побег.
   Дуглас согласился, хотя не верил в то, что именно этот план осуществим.
   Он оказался прав. Весь следующий день, за ним, всюду следовали два королевских гвардейца. Они следили за ним на репетиции, на примерке костюма. Как избавится от них, Дуглас не смог придумать. Оставалось надеяться на удачу. Дуглас плюнул на план короля, пытаясь наскоро придумать свой.
   Дуглас провел бессонную ночь. Он смотрел в окно на далекую яркую звезду, от которой его отделял "Великий разлом". Он мечтал попасть туда. Там будут ждать его друзья. План сложился в его голове, сам собой. Безумие плана и его простота, напомнили Дугласу ситуацию, в которую он попал.
   "В этом лабиринте все-таки есть тупик. Я в него попал, и я из него выберусь ", - думал он, засыпая под утро.

* * *

   Сколько он проспал, Дуглас не знал. Его разбудил бас гвардейца.
   - Ваше высочество, жениться пора.
   - Без мальчишника не буду жениться, - промямлил Дуглас.
   Ему жутко хотелось спать. Он кое-как встал. Когда до него дошли слова гвардейца, его передернуло как от удара током. Спать больше не хотелось. Он быстро умылся и облачился в праздничный наряд.
   Охрана проводила его до храма.
   Гости приветствовали жениха стоя, кое-кто даже сочувственно аплодировал. Дуглас медленно шел между рядами к алтарю. Он улыбался как идиот, кланялся тем, кого видел вчера на репетиции. Ему понимающе улыбались в ответ, словно провожали в далекий поход из которого он мог не вернуться.
   Дуглас подошел к алтарю и встал справа от него.
   Заиграла нежная, тихая музыка. Великая королева мать, в праздничном облачении, держала в руках символ вечной любви. Двери храма распахнулись. Музыка зазвучала громче и стала более торжественной. Милена и Храпун Добрейший медленно, чеканя шаг, подошли к Дугласу.
   Король занял место рядом с супругой. Пока Милена и ее отец шли к алтарю, Дуглас нервно пританцовывал. Милена широко улыбалась, думая, что жениха распирает от нетерпения. В чем-то, она не ошиблась.
   Дуглас нагнулся к Милене и быстро зашептал. Ее улыбка, сменилась маской огорчения. Она тоже, что-то отвечала Дугласу.
   - Что происходит мой ангелочек? - спросил король.
   Он нагнулся и повернул голову, чтобы лучше слышать.
   - Ж-ж-ж, - ответила Милена, продолжая о чем-то, шушукаться с женихом.
   - Дорогая, гости ждут. Блюда стынут, - прошептала королева.
   Они перестали спорить. Милена топнула ножкой и еле слышно произнесла: - Давай, только быстро. Как выйдешь сразу направо, в золотой башне.
   - Спасибо, милая, я этого не забуду.
   - Я об этом позабочусь.
   Дуглас быстро побежал к выходу из храма. Принцесса посмотрела на своих гвардейцев, и мотнула головой. Те рысью последовали за Дугласом. Гости изумленно переглядывались. Король посмотрел на принцессу.
   - Он сейчас вернется, - проговорила она, как можно громче.
   Дверь храма закрылась.
   - Вам сюда, ваша милость, - услышал за спиной Дуглас.
   Гвардейцы принцессы услужливо подхватили жениха подмышки и быстро понесли к золотой башне.
   "Да, побег не удался", - подумал Дуглас, безвольно вися на руках крылатых атлетов.
   - Ребята, вы по вечерам тоже сливки пьете, печенки кушаете, - спросил Дуглас.
   - Конечно! - ответили они хором, даже не сбив дыхания.
   - Как вам удается, держать себя в такой прекрасной форме?
   - Женихов таскаем в туалет, - пошутил один.
   - На время, - добавил второй.
   Они быстро внесли его в башню, и подняли на нужный этаж.
   - Просим, ваша милость.
   - Благодарю за службу!
   Гвардейцы встали по стойке смирно. Дуглас открыл дверь. Гвардейцы, уже собирались, последовать вслед за ним.
   - Господа, - протянул Дуглас.
   Они отступили. Дуглас закрыл дверь.
   "Все как обычно: белоснежный пол, стены и потолок, золотые писсуары, - думал Дуглас осматриваясь. - Надо отсюда выбираться".
   Над золотой раковиной он увидел небольшое окошечко. Вот он путь к свободе. Дуглас забрался на раковину. Окно манило близостью. Ему пришлось подпрыгнуть. Он зацепился за край окна и подтянулся, помогая себе крыльями.
   Охрана за дверью насторожилась, услышав хлопанье крыльев.
   - Ваша милость. У вас все хорошее? - спросил один из них.
   - Все прекрасно, господа! - прокряхтел Дуглас в ответ.
   Кое-как ему удалось забраться на окно. Ногой он случайно включил кран.
   - И все-таки, он странный, - проговорил один охранник.
   - Может быть, у них так принято, в дальних пределах, - ответил второй.
   - Махать крыльями в процессе?
   - Сам говоришь, он странный.
   Гвардейцы замолчали и прислушались. Звук льющейся воды их успокоил.
   Дуглас бросил в окно лук и стрелы. Затем он сложил крылья как можно более компактно и полез сам. Он еле смог протиснуться в окно. Если бы у него выросли, такие же роскошные крылья, как у жителей этого мира, он бы не смог пролезть в это окошко.
   - Вот, когда размер имеет значение, - буркнул он и спрыгнул на крышу прилегающего здания.
   Он поднял оружие и хрустя белоснежной черепицей, побежал прочь от золотой башни.
   Охрана опомнилась не сразу.
   -Чего-то долго он, руки моет, - сказал один, и прильнул к двери.
   - Согласен, - ответил второй.
   Он ударил по двери. Она широко раскрылась. Гвардейцы долго стояли, изучая, пустую комнату. Когда до них дошло, что жених сбежал, они бросились в храм.
   Гости уже начали скучать.
   Дверь храма с грохотом распахнулась. Шум открытой двери заглушил трубный крик одного из охранников.
   - Он сбежал!
   Повисла звенящая тишина.
   - Поймать, мерзавца! - закричал король, без особого энтузиазма.
   Милена громко завизжала. Некоторые особо чувствительные гостьи упали в обморок. Глаза Милены полыхали огнем. Она осмотрела зал. Гости отстранились. Она бросила букет и побежала вон из храма.
   - За мной! Поймать! Вернуть! - визжала она.
   Шок прошел. Гости бросились вслед за невестой.
   Слух о том, что заграничный принц сбежал из-под венца, разлетелась молниеносно. Город тут же разделился на сочувствующих королевской чете и тех, кто переживал за смелого беглеца. Все знали, что если его поймают, то он все равно женится на принцессе. Сомнения в том, что его поймают, не осталось ни у кого. В городе жизнь текла размеренно и скучно, уже многие столетия. И вдруг, заезжий гость, дает такой концерт. В стороне не осталось никого. Нашлись те, кто стал принимать ставки, которые тут же влетели до небес, хотя куда уже выше. Король, даже, объявил награду за поимку беглого жениха. Город гудел, обсуждая происшествие. Охрана искала беглеца, а виновник торжества осторожно крался по крышам домов к стене, за которой ждала свобода.
   Убегая по крышам города, Дуглас сделал открытие: его крылья помогали ему. Он не знал, какая сила не давала жителям летать над городом, но похоже на него, она не действовала. Пару раз, Дуглас чуть не сорвался, но его невзрачные крылья его спасали.
   Он бежал, прижимаясь к крышам домов и переходов. Дуглас старался бежать дальше от края крыш, чтобы его не заметили. Ему приходилось прыгать с крыши на крышу, и тогда его могли заметить. Так и произошло. До стены города оставалось совсем близко. Дуглас уже видел городские ворота. Он слышал голоса горожан. Они выглядывали из окон. Одни его подбадривали:
   - Давай орел, я на тебя поставил, не подведи меня.
   Другие звали стражу и проклинали первых, ведь они тоже делали ставки.
   На пути Дугласу попалось пара героев, которые пытались его остановить. Он ловко увернулся. Один получил в живот ногой и благополучно свалился в фонтан. Второй скатился с крыши. Дуглас не успел заметить, что с ним случилось. Мальчик прыгнул с крыши в сторону ближайшего дома с балконом. Его крылья усиленно заработали. Они подхватили его. Дуглас кое-как опустился на балкон и по инерции протаранил окно. Стекло треснуло дождем мелких осколков. Он запутался в тюле и упал, прокатившись по полу.
   Дуглас почувствовал, как его осторожно распутывают. Он попытался встать, но снова упал.
   - Не дергайтесь. Вы порвете тюль, - раздался смешливый девичий голос. - Я вам помогу.
   Дуглас перестал дергаться, ожидая, когда его распутают.
   - Ой, вы принц из дальних чертогов.
   - Увы и ах, - подтвердил Дуглас.
   Он смог встать и стянуть с головы тюль. Перед ним стояла милая девушка с красивыми белоснежными крыльями за спиной. Она их слегка раскинула, когда поняла, кто перед ней. Возможно от удивления.
   - Зачем вы сбежали от нашей принцессы?
   - Откуда вы знаете, что я сбежал? - деланно удивился Дуглас.
   - Весь город гудит об этом, за вас и награду дали.
   - Хотите заработать на бедном заморском принце?
   - Нет что вы. Я за брак по любви, - сказала она застенчиво.
   - И я, - проговорил Дуглас. - Вот на вас, я бы женился без раздумий!
   Девушка густо покраснела. На ее белоснежных щеках румянец смотрелся пикантно. Дуглас опустил глаза.
   - Извините, но я бы за вас не вышла.
   Она смотрела на его крылья с нескрываемым любопытством. Дуглас насупился.
   - Чего, размах крыльев не внушает доверия.
   - У меня есть жених. Мы любим друг друга.
   В соседней комнате раздался шум.
   - Любимая. Ты слышала, этот несчастный скрывается, где-то в нашем доме.
   В комнату вбежал крепкий, молодой человек. Волосы его падали, на плечи тяжелой гривой. Голубые глаза светились задором охотника. Перья в крыльях отливали бронзой. Он резко остановился перед Дугласом.
   - Это мой жених, - сказала девушка.
   - Очень приятно, - сказал Дуглас и протянул руку. - Залетный принц!
   - Не ожидал, - только и смог сказать парень, ошалело, пожимая руку Дугласу.
   - Как я рад вас видеть! - напористо продолжил Дуглас. - Сбежать поможете!
   - Внизу толпа. Дом уже начали обыскивать. Я могу вывести вас на крышу, - проговорил парень.
   - Сойдет. Ведите.
   - Я с вами, - сказала девушка.
   Они вывели его на крышу дома.
   - Вам лучше бежать туда. Крыши там широкие. Вы сможете дойти до самых ворот, - сказал молодой человек.
   - Спасибо, - сказал Дуглас. - Большой и долгой любви вам ребята!
   - Следующее здание на пару этажей ниже, - сказал юноша. - Вы допрыгнете.
   Дуглас качнул головой.
   - Удачи, - услышал он голос девушки.
   Дуглас оглянулся. Они обнимались стоя на люке, ведущем на крышу, и смотрели ему вслед. Люк подпрыгивал. Снизу кто-то ломился и слал проклятия. Дуглас улыбнулся влюбленной паре, махнул рукой и побежал к краю крыши. Он оттолкнулся изо всех сил и прыгнул. Крылья сослужили добрую службу.
   Беготня по крышам продолжалась не долго. До стены и ворот города оставалось совсем недалеко. Дугласа зажали на длинном переходе между домами. Он стоял на середине, не зная, что делать. С обоих концов перехода к нему медленно приближались. С одной стороны городская стража, с другой гвардейцы короля. Дуглас посмотрел вниз. Высоко. С перехода свисали огромные вымпелы, которые повесили в честь праздника. Мысли Дугласа сбились в кучу.
   - Не робей парень, - раздался басовитый голос с одного конца прохода.
   - Жениться не больно, - раздался красивый баритон с другого конца прохода. - Я уверен, тебе понравится.
   После этих слов, сбившиеся в кучу мысли, занялись в безумном хороводе.
   - Мы погуляем всласть, - продолжил басить голос из толпы гвардейцев.
   - Награда пополам, гвардия? - вновь раздался барион со стороны городской стражи.
   "Не поймавши зверя, шкуру делим!?" - подумал Дуглас.
   Он начал злиться.
   Дуглас снял лук и натянул тетиву. Он не любил стрельбу из лука. Он даже не надеялся, что сможет в кого-то попасть. Он просто хотел напугать. Преследователи замерли на месте. Звон отпущенной тетивы зазвенел в воздухе и ударил по ушам Дугласа. Его рука дрогнула в последний момент.
   "Я не убийца!" - думал он.
   Стрела полетела в сторону. То, что произошло потом, Дуглас видел как во сне. Он смотрел в глаза здоровенному гвардейцу его величества короля Храпуна Добрейшего. Боковым зрением Дуглас видел, как стрела изменила траекторию. Она пронзила грудь гиганта, прикрытую золотой кирасой. Стрела попала не просто в грудь, она попала в самое сердце. Она засияла и исчезла, как будто прошила отважного воина насквозь. Гвардеец упал на колени, продолжая смотреть на Дугласа.
   Сердце у мальчика замерло.
   "Стрелы самонаводящиеся!? - мелькнула мысль. - Я убил его!?"
   Дуглас не заметил гримасы боли на лице гиганта. Глаза гвардейца светились ЛЮБОВЬЮ! Дуглас икнул. Гигант медленно поднялся. Он широко расставил руки, развернулся к товарищам и зарычал.
   - Стоять!
   Дуглас не понимал, что происходит.
   - Беги любовь моя, я задержу их, - ревел гвардеец через плечо.
   - Любовь моя? - переспросил одними губами Дуглас.
   Он посмотрел на лук. Те письмена, которые он не смог разобрать в первый раз, сейчас выглядели, как маленькие, пухленькие амуры. Лук пестрел ими. По широкой дуге шла надпись: "Несущий свет любви!"
   "У меня лук и стрелы амура!", - догадался мальчик.
   С одной стороны перехода уже началась драка. Гигантский гвардеец мял бока и правил носы друзьям за великую любовь его жизни. Дуглас повернулся в другую сторону. Он выбрал самого здорового из толпы и натянул тетиву.
   - В глаза смотри! - прокричал Дуглас и добавил. - Слабак!
   - Чего? - прорычал здоровяк из дворцовой стражи.
   Он отодвинул в сторону сослуживцев и пошел на Дугласа, не сводя с него глаз. Мальчик отпустил тетиву. На этот раз стрела не подруливала в полете. Рука мальчика не дрогнула. Гигант качнулся, когда стрела поразила его сердце. Он упал на колени. Он смотрел с такой любовью на Дугласа, что мальчик не удержался и еще раз икнул.
   - Спасай меня! - крикнул Дуглас.
   Стражник встал, развернулся и, нагнув голову вниз, побежал в сторону друзей. Он выставил вперед кулаки как тараны. Когда он врезался в толпу, Дуглас зажмурился.
   - Шар в кегельбане, меньше уродует кегли, во время страйка, чем этот детина, - буркнул Дуглас.
   - Берегись! - услышал Дуглас, рев за спиной.
   Он обернулся. Из кучи дерущихся гвардейцев выбрался один. Он бежал с очумелой улыбкой к Дугласу. Под глазом светился фингал, уши краснели, нос и губы распухли. Не раздумывая, Дуглас выстрелил. Гвардеец ловко увернулся. Стрела пролетела мимо. Она развернулась по широкой дуге и воткнулась бедняге в спину. Он крякнул и упал. Дуглас ждал. Гвардеец поднял голову и посмотрел на Дугласа. В его глазах мелькнул знакомый огонек любви и что-то еще. Дуглас напрягся. Гвардеец встал коварно улыбаясь. Во рту зияли черные дыры, на месте выбитых зубов. Дуглас отступил.
   "Не может быть. Я влюбил в себя маньяка", - мелькнула у Дугласа мысль.
   Желание икать стало непреодолимым.
   Безумный гвардеец бросился на Дугласа. Он схватил его и забросил на плечо.
   - Моя прелесть! - прорычал он и прыгнул вниз с перехода.
   Дуглас видел, что под переходом уже собралась толпа и что-то орала. Один из вымпелов поднялся под напором ветра. Гвардеец схватился за его полотно. Дуглас ухватил бахрому вымпела. Вымпел качнулся, как маятник, под переходом. Край его оборвался, выкинул их на стену города.
   Дуглас больно ударился спиной. Гвардеец врезался головой в стену и затих. Мальчик поднялся и побежал в сторону городских ворот. Его никто не преследовал, но он слышал гул внизу. Он вбежал в сторожку охраны, которая находилась в одной из башен ворот города. В ней никого не оказалось. Он подошел к толстым канатам, спускающимся вниз. На них лежала вековая пыль.
   "Да, эти ворота давно не опускали", - подумал он.
   Дуглас взял с пыльного стола кольчужные рукавицы. Он одел их, ухватился за один из канатов и стал спускаться вниз. Гул толпы приближался. Дуглас спустился и побежал прочь из города. Он бежал в сторону "Великого разлома". Он знал, как только жители города выйдут из его ворот, они смогут летать. Дуглас станет легкой добычей.
   Он бежал изредка оглядываясь. Толпа выбежала из города. Кто-то продолжал бежать. Вот появились те, кто взлетел и, набирая скорость, стал нагонять Дугласа. Мальчик развернулся. Он встал, расправил плечи, достал стрелу, натянул лук что есть силы и выстрелил. Он успел заметить, как стрела поразила сразу четверых.
   "Бронебойные!" - думал он, натягивая сильнее лук.
   Он стрелял до тех пор, пока не кончились стрелы. Его старания увенчались успехом. В толпе преследователей звучали признания в любви и проклятия. Начались первые подтасовки. Про Дугласа забыли. Мальчик улыбнулся и побежал проч.
   Бежать пришлось через туманный лес. Полупрозрачные деревья и кусты окружали Дугласа. Он бежал сквозь них, разрывая на части ткань, соткавшую это чудо. Как только он пробегал, деревья и кусты принимали прежнюю форму. Если его преследовали по воздуху то, не могли заметить.
   Он подбежал к разлому.
   "Где, эти тонкие облака, которые обещал король?" - думал Дуглас, мотая головой в поисках спасительного моста.
   Вдалеке он заметил, как от одного края разлома до другого протянулась тонкая облачная дорожка. Широкая, полупрозрачная лента, появилась с этой стороны разлома, и стала быстро удлиняться. Достигла или нет лента, дальнего предела Дуглас не видел. Через некоторое время она постепенно начала истончаться, изогнулась и стала походить на большой крюк. Вдруг раздался хлопок, и кусок кучевого облака оторвался и поплыл на ту сторону разлома. Облачко смотрелось одиноко посередине "Великого разлома". Дуглас смотрел, как оно постепенно исчезало вдалеке.
   Дуглас почувствовал легкое дуновение ветра. Он повернул голову. Длинная, широкая лента рассекала небосвод, она с шипением пронзила плотную стену облаков недалеко от Дугласа. Мальчик покачнулся. Лента стала втягиваться в образовавшуюся воронку. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, постепенно становясь тоньше. Прошло, наверное, больше получаса. Дуглас наблюдал. Вдалеке появилось облако, зацепившись за тонкий крючок, оно приближалось к воронке. Дуглас стал отходить от края разлома, не сводя глаз с облака. Облачная лента уже вся втянулась в воронку. Через мгновение облако со свистом заполнило воронку. Дуглас почувствовал, как его влечет к краю разлома. Он согнулся, упираясь пятками в белое покрывало небес. Эффект быстро прошел.
   "Итак, на великом разломе работает фуникулер", - думал Дуглас.
   Он наблюдал, как очередное облако оторвалось и летит через разлом, на ту сторону.
   "Возможно, я удачно допрыгну до облачка. Возможно, я даже доберусь до той стороны разлома. Но что будет, когда моя облачная вагонетка врежется в стену, заполняя воронку?" - продолжал думать он.
   Его прервали.
   - Милый! - раздался голос Милены. - Вот я тебя и нашла!
   Дуглас обернулся. Милена и ее личная охрана медленно приближались со стороны леса. Они не летели, возможно, боялись того, что Дуглас услышит хлопанье крыльев. Два широкоплечих охранника обогнали госпожу и, бросились на Дугласа. Он увернулся и подкатился под них. Один из охранников получил удар ногой по колену и упал на напарника. Они зацепились крыльями.
   Дуглас вскочил и побежал, радуясь удаче. Еще большая удача ждала его впереди. Недалеко от него, от края разрыва оторвалось облако.
   - Вернись! - кричала Милена, всхлипывая.
   Она взлетела и стала нагонять его.
   - Живым не дамся! - кричал убегающий Дуглас.
   - Куда же ты бежишь от своего счастья? - кричала ему вслед, зареванная Милена.
   Бегал Дуглас очень быстро. При его комплекции, мало кто мог подумать, что этот парень быстр как гепард. За спиной он слышал пыхтение догоняющей его стражи и крики Милены. Дуглас подбежал к краю "Великого разлома" и прыгнул. Он ударился о край мягкого облака животом и стал лихорадочно загребать руками. Крылья его трещали как крылья стрекозы. Ноги беспомощно искали опору. Ему удалось вскарабкаться на облако, которое летело к дальней границе разлома. Он встал тяжело дыша.
   "Успел на последний поезд!" - с улыбкой подумал Дуглас.
   Милена пересекла край разлома, в жарком желании догнать жениха. Её крылья резко расправились, и мощный воздушный поток отбросил ее в сторону, туманного леса. Она пролетела футов сорок, кувыркаясь в воздухе. Ей удалось сложить крылья, и она плюхнулась, ничего себе не повредив.
   Охранники подошли к краю разлома.
   - Уйдет! - с азартом проговорил один стражник.
   - Не уйдет . . . - с огоньком в глазах проговорил второй.
   Он нагнулся и взял пригоршню облачной массы.
   - Ты чего делаешь? - с интересом спросил первый стражник.
   - Ну, не копьем же в него кидать, - ответил второй стражник, продолжая делать плотный белый шар.
   Коварная улыбка появилась на лице его товарища.
   - Как говорится, не дадим парню прохлопать его счастье, - сказал стражник и с силой швырнул комок в сторону Дугласа.
   В этот момент Дуглас обернулся, чтобы посмотреть на преследователей.
   - Три, два, один - трех очковый, - прокомментировал кидавший со смехом.
   Плотный шар, удар Дугласа в лицо, с шипением окутав его лицо белой пеленой. Он потерял равновесие, сделал пару шагов назад и сорвался с облака вниз.
   - Ой, - буркнул кидавший. - Неудачно.
   - Сам объяснишь, - нахмурился его напарник.
   - Да. Совсем не удачно, - продолжал бубнить стражник, отправивший Дугласа в глубокий нокаут.
   Они подошли к краю кучевых облаков и посмотрели вниз. Дуглас исчез. Постояв немного, они пошли навстречу к Милене.
   Дуглас потерял сознание. Его привел в чувства холод. Его брови и волосы покрылись инеем, а щеки замерзли. Холод сменился теплом. Сильный, жаркий ветер бил в лицо. Дуглас понял, что падает. Крылья не помогали.
   Ему казалось, что он падает в черную открытую пасть, неведомого чудовища. Так выглядел разлом с высоты птичьего полета. Как будто, кто-то воткнул в землю гигантский топор и вытащил его.
   Края разлома стремительно приближалась.
   Дуглас понял, что угодит на самое дно "Великого разлома". Мальчик завизжал. Зря он это сделал, здоровое насекомое попало ему в рот. Он стал кашлять и плеваться. Мимо пролетела стайка шустрых птиц. Очередной рой мошкары не заставил себя долго ждать. Дуглас врезался в него, мелкие насекомые, попали всюду, куда смогли. Окутанный роем мошкары Дуглас махал руками, чтобы разогнать назойливую гнусь. Он тер глаза, плевался и продолжал визжать.
   Дуглас пролетел мимо какого-то строения, соединявшего два земных края "Великого разлома". Он продолжал падать в пропасть и отбиваться от маленьких паразитов. Воздух наполнился неприятным запахом серы.
   Вдруг кто-то схватил его за руку.

Глава 16. Исполнитель желаний.

  
   Дверь за Санарой захлопнулась.
   Девочка применила магию. Отмыкающий заговор не действовал. У нее даже не получилось зажечь огонь на ладони.
   "Ну что же! Вредный дядька не обманул. Придется делать по старинке. Другого пути нет, кроме как идти вперед", - думала Санара.
   Как только дверь захлопнулась, грот погрузился в полумрак. Где-то впереди Санара услышала едва различимый шум и увидела мерцающий свет. Она пошла к свету, руками касаясь стен. Шум усиливался. Когда Санара вышла на свет, причина шума предстала в полном великолепии. Девочка стояла на выступе, который скрывал от внешнего мира водопад. Вниз, к воде, вели ступеньки, вырубленные в скале слева от выхода. Каждый вздох давался легко и наполнял Санару силой и уверенностью в том, что путешествие закончится лучше некуда.
   Санара спустилась по ступенькам и прошла сквозь водопад. Девочка оказалась на каменистом берегу лесного озерка. С одной стороны от водопада возвышались скалы. С другой стороны окруженная лесом лежала просторная поляна. Санара оглянулась, чтобы посмотреть, откуда берет начала водопад. Вершины гор за ее спиной скрывались в облаках.
   "Ну, прямо как в компьютерных играх, - подумала с улыбкой Санара. - Странный лабиринт, зато графика на высоте"
   Из озерка вытекал стремительный широкий ручей. Казалось, это место специально сокрыли от глаз посторонних. Прыгая с камня на камень, Санара выбралась на поляну, покрытую высокой травой.
   Река текла вдоль скал и скрывалась в лесу. Девочка не знала, куда идти. Она решила идти вдоль реки, чтобы не уходить далеко от воды.
   Солнце стояло высоко. Санара решила идти, пока не устанет. Искать самую яркую звезду на небе она решила начать с наступлением сумерек. Спешить ей не хотелось. Лес казался нехоженым. Густой подлесок скрывался в тени деревьев. Санара шла вдоль ручья, изредка отходя от него, чтобы изучить тот или иной куст.
   Пение птиц наполняло лес. Иногда где-то далеко раздавались звуки, похожие на звук глухой трубы. Санара останавливалась и прислушивалась. На всякий случай, она нашла длинную сухую палку.
   "Что может защитить лучше доброго копья, одинокую девушку в лесу? - думала она, строгая сухую древесину. - Конечно, добрый мужчина с копьем. Но такого нет поблизости"
   Девочка сидела на камне возле ручья, работая походным ножом. Стружка падала в воду. Она уносила неказистые кораблики прочь. Санара взвесила готовое копье в руке.
   "Можно продолжать движение без опаски", - подумала Санара.
   Вдруг ее взгляд привлек темный силуэт среди деревьев на противоположном берегу ручья. Санара замерла и присела. Темный силуэт наблюдал за девочкой. Она поежилась. В голове словно поселилось множество напуганных муравьев. В левой руке, которая опиралась на мягкую кочку, усилилось ощущение зуда. Санара посмотрела вниз и пискнула. Рука и вправду угодила в муравейник. Она вскочила и отряхнула руку. Когда Санара вновь посмотрела на ту сторону ручья, силуэт исчез.
   Санара поняла, что в лесу могут жить те, от кого палкой не отобьешься. Перочинный нож она не считала серьезным оружием. Магия в этом странном лабиринте не работала. Кривое копье - единственное, что давало чувство спокойствия.
   Девочка уже собиралась идти вперед, когда почувствовала, что ее живот урчит. Доставать съестное из сумки не хотелось. Остаток сухого пайка она хотела оставить на самый крайний случай. Санара точно знала, что лес способен накормить. Она повертела головой.
   Вниз по ручью она заметила куст, увешанный крупными коричневыми плодами.
   - Кто ищет, тот всегда найдет, - прошептала Санара, направляясь к кусту.
   Плоды оказались орехами с твердой, толстой скорлупой, величиной с куриное яйцо. Орехи висели гроздьями по три, пять штук. Она сорвала одну гроздь, которая развалилась в руках.
   Ножом девочка вскрыла первый орех. Скорлупа треснула, и на руки брызнул коричневый сок. Санара попробовала его. Вкус, чем-то напоминал какао. Она вылила остатки сока в рот и окончательно разломила орех. Девочка отправила в рот большую мясистую семечку. Вкусом она напоминала миндаль.
   - Какао с миндалем, - буркнула Санара. - Неплохо.
   Санара положила сумку на землю и стала собирать в нее орехи. Затем она удобно устроилась около раскидистого куста и стала есть. Ела она, не торопясь, прислушиваясь к звукам леса. Чтобы не испачкаться в соке орехов и не потерять ни капли, Санара достала из ножа тонкое, заточенное под углом шило. Им она ковыряла в скорлупе две дырки и осторожно высасывала из ореха сок. Затем разламывала его малым лезвием ножа и съедала сердцевину. Выскобленную скорлупу она кидала в ручей.
   Утолив голод, Санара наполнила орехами сумку так, что едва смогла её закрыть. Она выбирала крупные орехи. Взвесив сумку, она пробубнила:
   - Ресторанов, в которых подают какао с миндалем, в этом лесу точно нет.
   Она уже собиралась идти дальше, но встала как вкопанная. За кустом начиналась поляна. На краю поляны стояла девушка в странном костюме. Ее зеленые волосы покрывали мелкие цветы. Руки и ноги покрывало что-то косматое, темно-зеленого цвета. Одежда на ней походила на маскировочный балахон диверсанта. Если бы лесная воительница не вышла на солнце, Санара бы ее не заметила вовсе. В руках она держала натянутый лук. Стрела смотрела Санаре в грудь.
   Санара наклонилась в сторону, лук чуть сместился. Санара подняла руки вверх. Она направила ладони в сторону призрачной лучницы и помотала головой. Лесная воительница опустила лук и стала медленно отступать в тень деревьев.
   Санара собиралась с ней поговорить. Она уже открыла рот, но не успела. В лесу раздался дикий рев и шум ломающихся веток. Девочка на миг отвела взгляд и тут же потеряла из виду зеленую воительницу. Хруст веток и дикий ор неотвратимо приближался.
   Санара побежала прочь от ручья. Она не знала, кто ломился сквозь лес. Знать кто это ей не хотелось совсем. Санара побежала в ту сторону, куда скрылась зеленая воительница. На краю поляны она обогнула развесистый куст, за ним росли молодые ели. Землю ковром укрывала желтая хвоя. Санара бежала прямо, закрывая лицо руками от редких веток. Шум за спиной начал стихать. Санара чувствовала, преследователи идут по пятам.
   Еловая роща закончилась глубоким оврагом, по дну которого тек неширокий ручеек. Санара начала спускаться, цепляясь за редкие кусты. Уже на самом дне оврага она поскользнулась и села прямо в ручей.
   - Страна озер и рек, - буркнула Санара.
   Шум преследования слышался сбоку. Девочка побежала по дну оврага, края которого расширялись. Ручей становился шире. Санара видела несколько родников. Вода пробивалась сквозь каменистую почву на склоне и неслась, поблескивая хрусталем, на дно оврага. Под ногами стали попадаться крупных камней. Ручей превратился в стремительную неглубокую речушку. Шум погони казалось стих. Возможно, шум воды заглушил крики преследователей. Санара остановилась. Края оврага развалились в стороны каменистой равниной. Вода, скрываясь, журчала среди камней.
   Впереди, на границе этой каменистой россыпи, начинался лес. Санара запрыгала по камням. Ей хотелось скрыться под покровом леса. На этой равнине она слишком приметна. Она постоянно оглядывалась. Сердце ее екнуло. На границе каменистой россыпи, позади нее, появилась жуткая косматая фигура. Затем еще одна и еще. В могучих лапах они сжимали дубины, рогатины и заостренные камни. Они орали и грозили ей кулаками. Один бросил камень.
   - Недолет, - буркнула Санара и припустила еще резвее.
   Она прыгала, как заяц, из стороны в сторону и вперед. Девочка больше не оглядывалась, она спешила добраться до леса. Камни падали близко но, к счастью, не задевали ее. Еще чуть-чуть. Лес так близко. Кто-то из косматых преследователей бросился за ней, кто-то остался на краю каменистой россыпи. Они продолжали кидать камни. Иногда меткие стрелки попадали в собратьев. Воздух прорезал гневный рев. Она посмотрела через плечо.
   Санару нагонял невысокого роста "космач". Он метнул длинную дубинку. Вращаясь в воздухе, она попала по ногам Санаре. Коротконогий "космач" радостно заорал и подпрыгнул. Лучше бы он этого не делал. Камень, запущенный в девочку, попал ему в затылок. Он крякнул, медленно осел на колени, глаза его сошлись к переносице. Звучно выпуская воздух из легких, он рухнул на камни.
   Падая, Санара ударилась головой о камень и потеряла сознание.

* * *

   Санара пришла в себя. Ее мерно покачивало. Руки и ноги болели. Она поняла, что ее несут, как тушу оленя, привязанную к толстой палке. Санара попыталась посмотреть сквозь ресницы. Ничего не разобрав, она шире открыла глаза. Тут же раздался испуганный визг. Она увидела перевернутую косматую морду. Через лоб косматого существа проходила широкая полоска бересты. Он таращился на Санару. Она приподняла голову и хотела спросить, кто они и зачем ее поймали. Она уже открыла рот, и пара звуков сорвалась с ее губ. Коротконогий "космач" пискнул и ударил ее наотмашь.
   Санара снова потеряла сознание.
   Он боялся ее и боготворил. Трилиады мстительны, такой вывод он сделал, когда попал в нее дубиной и тут же получил камнем по голове. Они хотели поймать ее потому, что трилиады исполняют желания. Так говорил их вождь. Коротконогий "космач" осторожно потрогал затылок. Он посмотрел на Санару. У этой странной трилиады светлая кожа и волосы цвета солнца.
   "Какая удача! - думал коротконогий "космач". - Я поймал королеву трилиад"
   Он потрогал затылок и снова с опаской посмотрел на Санару. Тело ее безвольно висело на палке, которую они несли с напарником. Сзади шли его соплеменники, бурно обсуждая погоню.
   Впереди показался лагерь.
   Санару повесили между двумя рогатинами, торчащими из земли. Неподалеку горел костер. Она пришла в себя от того, что кто-то тыкал ее в бок. Девочка открыла глаза. На земле сидел косматый тип с перевязанной головой. Он вздрогнул и отполз, когда она посмотрела на него.
   - Вы кто такие? - хрипло спросила Санара.
   Он что-то тихо прорычал в ответ. Девочка прокашлялась. Она посмотрела на костер.
   - Вы чего со мной сделать хотите? - с нажимом спросила она.
   Косматый собеседник нарисовал на рыхлой земле рыбу и что-то прорычал.
   "Зажарят как рыбу и съедят, - подумала Санара. - Всегда завидовала Куку!"
   - Чего вы хотите со мной сделать? - спросила она снова.
   - Рогг.
   Косматый ударил себя в грудь. Потом снова указал на рисунок и похлопал себя по животу.
   - Я не рыба. Меня есть нельзя, - проговорила Санара. - Лучше отпустите меня, я ядовитая.
   Он стер рыбу и нарисовал нечто с рогами, возможно оленя. Косматый посмотрел на Санару с какой-то надеждой в глазах. Он почти по-кошачьи промурлыкал, указывая на рисунок. Девочка пожала плечами, и устало опустила голову.
   - Я точно не олень! - прошептала она.
   Тут раздался грозный рык. Санара краем глаза видела, как из самого большого шалаша вышло восьмифутовое косматое существо. Гигант медленно обошел костер. Он шел к тому месту, где висела Санара.
   - Обух . . . Обух . . . Обух, - стало раздаваться над стойбищем.
   Гигант подошел и одной рукой снял Санару с рогатин, на которых она висела. Потом он стряхнул ее на землю, а палку с силой воткнул рядом. Девочка поняла, что мало кто в этом племени сможет теперь ее выдернуть. Он, скорее всего, вождь этих косматых обезьян, догадалась Санара. Гигант долго смотрел на девочку. Он что-то проворчал соплеменникам и вернулся в шалаш. Санару привязали за пояс к торчащей из земли палке. Толстый канат, сделанный то ли из корней, то ли из каких-то жил, держал прочно.
   Санара осмотрела себя. Нож и сумку она потеряла. Пояс-лебедка остался на ней. Отлично. Как он мог помочь, она не могла придумать. Голова гудела. Санара потрогала внушительную шишку. Она благодарила ангела хранителя, что осталась жива.
   Приближалась ночь. "Космачи" разбрелись по шалашам. Кое-кто спал у костра. Коротконогий сидел на другой стороне от костра. Он наблюдал за Санарой сквозь огонь. Он снял повязку из бересты и мелко ее рвал, бросая в огонь. Кора скручивалась в трубочку и с треском вспыхивала. Последний обрывок упал в огонь. Коротконогий встал, обошел костер и подошел к Санаре.
   - Рогг, - пробубнил он.
   Он ударил себя в грудь и поморщился. Он потрогал голову. Санара увидела, что сквозь шерсть на голове сочится кровь. Она кое-как достала из кармана штанов платок и протянула его косматому похитителю. Тот вздрогнул. Санара поманила его к себе. Он приблизился, наклонил голову и обнюхал платок. Она плотно прижала платок к ране. Косматый заурчал. Санара взяла его тяжелую руку и осторожно положила на платок. Он зажал рану. С довольным видом он сидел и смотрел на Санару.
   Он ткнул в нее кривым пальцем. Рыкнул и мотнул головой. В отблеске костра она казалась ему еще таинственнее и опасней, но он хотел подружиться.
   - Тебя зовут Рогг? - спросила Санара.
   Она ударила себя в грудь.
   - Санара.
   - Раа, - произнес косматый собеседник и ткнул ее в живот.
   - Санара, - повторила она, морщась. - Полегче, бугай.
   Морда Рогга растянулась в широкой улыбке. Он вскочил на ноги.
   - Бугай, - проговорил он и ударил Санару по плечу.
   Она крякнула и завалилась на бок. Рогг издал звук удивления и осторожно помог Санаре сесть. Он сидел на корточках напротив нее, показывая желтые крепкие клыки.
   - Буггай, - промурлыкал он и осторожно коснулся ее плеча.
   - Рогг, - он с силой ударил себя в грудь.
   - Буггай, - согласилась Санара.
   Она размяла ушибленные ноги и потрогала голову.
   "Тупая ты обезьяна", - думала Санара.
   - Рогг хороший, - произнесла она вслух.
   Рогг наблюдал за Санарой, как она трогает голову и разминает ноги. "Космач" потрогал свою голову, кровь больше не текла. Он вспомнил, что с ней случилось. Он встал и скрылся в темноте.
   "Наконец-то отстал, полиглот", - подумала она, растягиваясь на земле.
   Руки и ноги ей связали. Лежа на земле, она руками пыталась ослабить путы на поясе. Узел не поддавался. Санара не смогла освободиться. Она решила, что завтра при свете дня, осмотрится и придумает, как сбежать.
   "Ночью нужно спать", - думала она
   Она подползла к костру, насколько позволяла веревка. Девочка почти заснула. Её разбудил Рогг.
   - Чего тебе, Рогг? - спросила она в полудреме.
   Он выплюнул что-то себе на ладонь и приложил это к шишке на голове Санары. В нос ударила вонь, но прохлада сразу успокоила боль. Придерживая рукой голову девочки, Рогг обмотал ее тонкой лентой бересты.
   - Спасибо, - прошептала Санара.
   Она заметила намотанную вокруг его головы свежую бересту. Он дал ей какой-то мягкий фрукт. Санара смотрела, не понимая. В руке он держал еще пару таких же. Он выдавил их сок себе в рот. Санара мотнула головой и попыталась повторить фокус Рогга, но у нее не хватило сил. Он быстро уронил ее на землю и зажал нос. Санара испугалась. Она открыла рот, хватая воздух, и тут же почувствовала, как в рот льется горький сок. Она стала отбиваться. Рогг отпустил ее, и отсел подальше.
   - Ах, ты . . . - проговорила Санара и клюнула носом в землю.
   Рогг скорчил удивленную морду. Он перевернул ее на бок и пододвинул к костру. Какая она странная, мелькнула у него мысль. Он сел рядом с ней и стал поедать фрукты с горьким вкусом. Он знал, что скоро уснет, а утром у него ничего не будет болеть.

* * *

   Санара проснулась рано. Она осторожно сняла повязку с головы. Шишка исчезла. Она пошевелила ногами, они тоже не болели. Ее косматые похитители еще спали. Рогг развалился недалеко от того места, где спала Санара. С другой стороны от себя она обнаружила еще одну косматую тушу. Рядом с ней лежал острый обломок камня. Кусок твердой породы выглядел, как достаточно опасное оружие. Он вывалился из-за пояса спящего.
   Какими бы дикими они не казались, но плести из лыка всякие полезные штуки они умели. Только сейчас она обратила внимание, что многие косматые дети леса носили разные элементы одежды из лыка. Пояса, сделанные на манер шлема шапки, смотрелись убого. Некоторые носили пышные юбки и походили на огромные помазки для бритья.
   Санара легла на землю и стала тянуться к острому камню.
   Веревка, привязанная к столбу, не давала возможности дотянуться до желанного камня. Пальцы скребли землю, но бесполезно. Тогда она решила дотянуться ногой. Веревка давила при каждой ее попытке достать каменное лезвие. Но видать и в этом странном мире кто-то приглядывал за ней. Она смогла зацепить камень и стала осторожно придвигать к себе.
   Раздался скрежет, от которого Санара вздрогнула и затихла. Ближние к ней косматые гиганты замурлыкали во сне. Тот, чей камень она пыталась добыть, перевернулся и положил руку ей на ноги. Она выругалась про себя и стала осторожно высвобождать ноги. Девочка не забыла про острый камень.
   Санара освободила ноги. Камень находился между пяток. Она одним движением пододвинула его к себе, взяла в руки и быстро заткнула за пояс.
   Она стала отползать в сторону Рогга. "Растеряша" снова замурлыкал во сне. Он перевернулся и накрыл Санару косматой рукой. Он прижал ее к себе как тряпичную куклу и ткнулся мордой в волосы девочки.
   - Эти "Косматики" совершенно, не знают, что такое "Пахнуть цветами", - морщась, буркнула Санара.
   Ее похитители не пользовались ручьями или озерами для того, чтобы помыться. Они жили просто: "Что само прилипло, то само отстанет" Изредка они срезали свалявшуюся шерсть. На этом заканчивались доступные им гигиенические процедуры. Санара пыталась освободиться, но косматый "Растеряша" сильнее прижал ее к себе и что-то замурлыкал.
   "Прелестно, - думала Санара. - Теперь я плюшевый мишка. Только это не ребенок. Он может меня раздавить, если подвинется еще маленько"
   Санару испугали эти мысли. Она стала выбираться из жарких вонючих объятий с удвоенной силой. Утренний воздух разрезал звук рога. Долгий и гулкий, он переливался, затухая.
   Санара услышала хруст веток. На широкую поляну, где косматые гиганты стояли лагерем, влетели всадники. Их голые рельефные торсы блестели от пота в лучах восходящего солнца. Черноволосые красавцы. Их головы украшали длинные кудрявые гривы, из которых торчали короткие рожки. Из-под густых бровей горели голубым холодным огнем глаза. Смуглая кожа отливала медью. На поляну со звуком трубы ворвались существа, похожие на кентавров.
   Началась неразбериха.
   Косматые гиганты вскакивали на ноги. Многие не понимали, что происходит, они хватали то, что попадало под руку, и били этим направо и налево. Кентавры ловко уворачивались от жутких ударов. В толчее драки косматые дети леса дубасили соплеменников. Кентавры с задором в глазах добавляли жару копытами. На поляне шла настоящая барная подтасовка. Кентавры оттесняли "косматиков" от Санары.
   Она поняла, что лучше момента не будет. Девочка достала острый камень и принялась рубить веревку.
   - Давай же! - бормотала она.
   Девочка сидела на коленях. Она зажала обеими руками камень и дубасила им по веревке. Еще пара ударов, и Санара разрубила бы веревку. Она почувствовала, как ее подхватили сильные руки. Она увидела ухмылку Рогга. Он рывком порвал измочаленную веревку и взвалил Санару на плечи. Рогг побежал прочь с поляны.
   - Держи коротконогого! - раздался крик и глухой удар.
   Рогг бежал, не разбирая дороги. Это их враги пришли за их трилиадой. Они заберут ее, и не будет удачи косматым детям леса. Пусть лучше она вернется к своим, думал он, продираясь сквозь кусты. Ветки больно хлестали Санару по заду. Она верещала и била Рогга по спине. Коротконогий "космач" сообразил, что к чему и прикрыл ее рукой. Санара уже успела получить добрую порцию розог. Зад ее нестерпимо зудел.
   - Тупой бугай, - кричала она.
   - Р-р-р, - отвечал он.
   Санару начало мутить. Она услышала топот копыт и хруст веток. Их преследовали. Она подняла голову. Среди деревьев мелькали тени кентавров. Лес кончился неожиданно. Они стояли на высоком скалистом берегу. Рогг положил Санару. Он отнял у нее острый камень и стал перерезать ее путы. Веревки упали на землю. Он вернул камень ей.
   - Что ты делаешь? - спросила она.
   Рогг указал на лес, а затем ткнул в живот Санару.
   - Буггай, - прорычал он, смотря на девочку.
   Санара поднялась. Рогг одним ударом отломил огромный кусок коры от старого засохшего дерева, которое очень скоро упало бы в реку. Он разбежался и зашвырнул добрый кусок древесины вверх по течению. Кора коснулась воды и поплыла в их сторону. Рогг стоял пару секунд, затем схватил Санару и бросил её в реку. Визжа, мотая руками и ногами, она упала в воду перед куском коры. Она зацепилась за него. Вода закружила ее. Девочка выбралась из потока на спасительный плотик, который так предусмотрительно сделал Рогг.
   - Грубо, но работает - буркнула Санара, выплевывая воду.
   Санара смотрела на отвесный берег. Там стоял Рогг спиной к реке. На берегу показалась пара кентавров. Они медленно приближались к Рогу, обходя с флангов. Она видела, как коротконогий "космач", схватил камень и кинул его в одного из нападавших. Второй бросился на Рогга и они стали падать в воду.
   Река резко поворачивала, огибая скалистый утес. Санара не видела, что произошло дальше. Она посмотрела на утес. Две зеленые фигурки стояли на нем. Плотик качнуло и девочку окатило водой. Она выплюнула воду и протерла глаза. Когда она снова посмотрела на утес, то увидела только серые скалы. Река позади нее оставалась спокойной.
   Санара лежала, смотря в небо. Река медленно кружила плотик. Ноги Санара свесила в воду. Легкий туман поднимался от воды. У берегов он становился гуще. То тут, то там раздавались всплески воды. Крупный хищник гонял мальков. Санара приподняла голову. Стайка мальков разбежалась в стороны, выпрыгивая из воды. За ними, словно торпеда, блестя темной спиной, неслась большая рыбина. Всплеск и шоу ненадолго закончилось.
   "Все едят всех", - подумала Санара.
   Ее пятки стали скрести по песчаному дну.
   "Странно, - подумала она. - Вроде бы я на середине реки".
   Песчаная отмель достигала до середины реки и чуть-чуть скрывалась водой. Плотик со скрипом уперся в песок. Санара села, осмотрелась. Плыть дальше она не хотела. Она не знала, куда ей идти. Девочка стояла по щиколотку в воде и осматривалась. Вдоль пологих берегов росли высокие, раскидистые ивы. Вниз по течению река делала очередной поворот и скрывалась в лесу.
   Впереди, далеко над лесом, возвышалась гора. До половины она заросла деревьями. Лысую вершину покрывала бурная зелень. На самой макушке горы росло одинокое дерево.
   Санара вышла на берег и принялась изучать его. Сумку она потеряла. Живот начинал урчать. Далеко в лес она не решилась заходить.
   "Держим путь на "Лысую гору", - подумала она. - Надеюсь по пути, найдется, что-нибудь съестное".
   Странное ощущение, что за ней наблюдают, возникло сразу, как Санара выбралась на берег. Но девочка решила не суетиться. Если в лесу скрывался наблюдатель, до сих пор он не проявил себя.
   "Наверняка, это странные зеленые воительницы, - подумала она. - "Космачи" снова устроили бы облаву. Кентавры такие же агрессивные и не стали бы таиться ".
   Зачем кентавры напали на лагерь косматиков, Санара могла только предположить. Эти догадки ей не нравились. Кентавры приходили за ней. Она остановилась и осмотрелась. Лес переполняла жизни, но он казался спокойным, даже умиротворенным.
   Санара продолжила путь вдоль берега реки. Солнце начало припекать, когда она нашла знакомый орешник.
   - Слава моему хранителю-заступнику, - прошептала она.
   Она подошла к кусту и сорвала гроздь орехов. И только тут поняла, что сумки нет и ножа тоже нет. Пришлось придумывать, как вскрыть орех. На песчаном берегу нашлась пара увесистых камней. Санара уже ликовала, что проблема решена. Первая попытка расколоть орех, не увенчалась успехом. Санара положила орех на ровную поверхность лежащего камня. Одной рукой уперлась в него, а другой занесла над головой камень поменьше.
   - Ну, грозное оружие предков, достань мне сердце этого ореха, - сказала она и ударила по ореху.
   Со скрипом орех вылетел из-под камней в реку и мирно поплыл вниз по течению. Листочек, торчащий из него, коварно помахал на прощание. Санара нашла небольшое углубление в камне и положила второй орех туда. Она размахнулась и ударила. Орех крякнул. Санара посмотрела, что у нее получилось. Тонкая трещина рассекала скорлупу. Девочка взяла камень обоими руками и с силой опустила его на орех. Раздался резкий треск. Сок брызнул в разные стороны. Из-под камня полезла коричневая каша, которая стекала в воду.
   - Помочь? - раздалось у Санары за спиной.
   Девочка крепко сжала камень, которым била и повернулась на голос.
   Перед ней стояла девушка, похожая на ту, что она видела первый раз. Странные мшистые одежды темно-зеленого цвета покрывали ее. Волосы походили на пышные кусты, покрытые мелкими цветами. На бледно-зеленом лице выделялись черные глаза. Лук висел за спиной. Она стояла, уперев руки в бока.
   Санара убрала камень за спину.
   - Я бы его, на твоем месте, выбросила, - проговорила незнакомка.
   Санара не шевелилась. Она смотрела за спину зеленой воительнице.
   - Мы не враги тебе. Ты сбежала от "Барсукатов".
   - От кого? - переспросила Санара.
   - От косматых дикарей с дубинами, вонючих и клыкастых.
   - Я видела мускулистых красавцев с . . . - Санара пыталась подобрать слова.
   - Сивабуры, - сказала зеленоволосая лучница. - Не самые лучшие представители лесного народа.
   - Кто тогда лучший? - спросила Санара, зная ответ.
   - Мы! - раздался из леса юный голос.
   - Кто бы спорил, - пробубнила Санара.
   Лучница подошла ближе к Санаре и подала руку.
   - Меня зовут Тайна.
   - Санара.
   Девушки пожали руки. Из леса на солнце вышли еще две лучницы. Совсем юные, похожие как две капли воды. Они держали луки наготове. Стрелы смотрели под ноги Санаре.
   - Это Дина и Лина, - сказала Тайна
   Она повернулась к юным спутницам: - Можете не бояться. Лучницы спрятали стрелы, но луки держали в руках.
   - Как называют ваш народ? - спросила Санара.
   - Мы "Трилиады", дочери и хранители леса. Ты похожа на нас, но совсем другая.
   - Определенно другая. Я человек.
   Трилиады зашушукались. Санара наблюдала, как они что-то обсуждают, то и дело поглядывая на неё. Наконец, старшая повернулась и заговорила:
   - Мы ни разу не видели людей. Чем мы можем тебе помочь?
   - Ну не знаю. Накормите, в баньке попарьте, спать уложите, - проговорила Санара. - Шучу. Мне нужно добраться до той горы.
   Она указала. Трилиады снова зашушукались. На этот раз они долго что-то обсуждали. Санара не вмешивалась. Она сорвала очередную гроздь орехов и принялась осторожно раскалывать один. Удар, еще удар. Орех треснул. Санара придерживая его пальцами, стала осторожно обстукивать. Орех развалился. Сок потек на камень. Зато большое и вкусное ядро ореха досталось Санаре. Она расправилась с последним орехом, когда вновь услышала голос Тайны.
   - Мы согласны.
   - А чего так долго? - спросила Санара. - Вроде недалеко и лес вы знаете хорошо.
   - Мы проводим тебя. Но сначала приглашаем в гости, в нашу деревню. Ты должна встретиться с мудрейшей.
   - Она помнит последних людей, - хором проговорили близняшки.
   - Понятно. Мы, девочки, не стареем, мы наливаемся мудростью, - ответила Санара. - Ведите. Надеюсь, у вас кормят. Пока один орех расколешь, намучаешься так, что есть хочется.
   Трилиады захихикали. Санара выбросила камень. Она выбралась на поросший травой берег. Близняшки пошли вперед. Тайна пропустила Санару. Она стояла, вслушиваясь в звуки леса. Близняшки неожиданно остановились. Санара чуть не налетела на них. Она услышала звук натягиваемой тетивы и обернулась. Юные лучницы бросились в разные стороны, доставая стрелы. Они быстро отступали под тень деревьев, становясь почти невидимыми.
   - Беги в лес, - проговорила Тайна.
   Она медленно шла спиной к Санаре, готовая пустить стрелу.
   - Что происходит? - спросила Санара.
   Хрустнули ветки. На открытое пространство у реки, за ореховым кустом, выскочил сивабур. В руках он держал пращу. Слева от него показался еще один. Он шел вдоль реки, хрустя копытами по каменистому берегу. В руках он держал странного вида палку. Сивабур поднял камень, облизал его и вложил в загнутую часть палки.
   Праща свистнула в воздухе. Острый камень порезал ногу Санары. Она вскрикнула и зажала рану рукой.
   - Больно же, ты, мул не доянный, - процедила она, сквозь зубы, отступая к лесу.
   Две стрелы со свистом прорезали воздух. Сивабур уронил пращу. Он осел на задние ноги, с удивлением глядя на свою руку. Одна стрела попала в плечо, другая в бицепс. Он со злостью сломал их, оставив торчать короткие обрубки.
   - Уходите, оставьте великую волшебницу нам, - проговорил второй сивабур, подходя к товарищу.
   Веточки низкорослых кустов уже терлись о штаны Санары. Один шаг назад, и лес скроет ее. Тайна стояла, хорошо видимая в лучах солнца. Она натянула лук, готовая выстрелить.
   На поляну справа от раненого сивабура вышел еще один. Его темную кожу покрывали густые черные волосы. В одной руке он держал круглый деревянный щит, в другой тяжелое копье. Санара заметила то, что наконечник копья тупой и чем-то обмотан.
   - Лина, Дина, - позвала Санара.
   Ответом служил шелест леса за спиной.
   - Их уже нет, - проговорила Тайна, приближаясь к ней.
   Скрюченная палка просвистела в воздухе. Тайна уклонилась. Камень врезался в дерево позади Санары и отскочил в кусты.
   - Беги, - сказала Тайна, выпуская стрелу.
   Санара развернулась и побежала. Она слышала глухой удар, это стрела врезалась в щит. Девочка споткнулась и упала. Тайна схватила ее за шиворот и подняла.
   - Не время отдыхать, человек.
   - Нога болит.
   - Это последнее, о чем стоит думать.
   За спинами у них слышался хруст ломаемых веток и крики. Санара бежала, подгоняемая Тайной.
   - Уже скоро. Потерпи.
   Казалось, что их вот-вот нагонят. Впереди под большим деревом, у самых корней, Санара заметила появившуюся нору.
   - Лезь, быстрее, - торопила Тайна.
   Санара впрыгнула в черную пасть норы и кубарем покатилась куда-то вниз. Она упала на что-то мягкое. Через мгновенье рядом с ней упала Тайна.
   - Тихо, - раздался шепот трилиады.
   Санара замерла, стараясь не дышать. Сердце разгоняло кровь по жилам с неистовой силой. В ушах играли безумные барабанщики. Хотелось часто и громко дышать так, чтобы слышать звук выдыхаемого воздуха. Девочка держалась.
   Где-то вверху слышались глухие перестуки и бормотание.
   Со стен лился тусклый зеленый свет. Он давал ощущение безопасности. Глаза быстро привыкли. Тайна сидела, прижавшись спиной к стенке норы. Она выглядела темным силуэтом, и только ее глаза светились в полумраке.
   Шум над их головами не стихал. Казалось, стадо диких туров решило вытоптать именно эту часть леса.
   Тупая боль от ноги распространялась по всему телу. Чтобы хоть как-то облегчить страдания, Санара стала шептать заговор. Она не заметила, как уснула тяжелым сном. У нее начался жар. Она бубнила во сне. Тайна подсела к Санаре. Она осмотрела рану. Темный налет покрывал рану. Он лучиками расходился по коже вниз и вверх по ноге.
   "Это плохо", - подумала лучница.
   Она стала обследовать нору. Улыбка озарила ее лицо, когда она нашла пучок белого светящегося мха. Тайна аккуратно срезала его тонким длинным ножом. Разрезав штанину вокруг раны, трилиада очистила ее и обрывками материи привязала мох. Лучница неотрывно смотрела на ногу Санары. Она потрогала горячий лоб девочки.
   Время шло.
   "Что же, не так? - не понимала Тайна. - Первый росток живого света, всегда помогал"
   Вдруг кожа вокруг раны начала светиться. Бледные струи света растекались по венам. Санара застонала. Тайна зажала ей рот, боясь, что она может закричать. Санара задрожала и выгнулась дугой. Через мгновение она обмякла и опустилась на мшистый пол. Тайна почувствовала на руке крупные капли пота. Она потрогала холодный и мокрый лоб Санары.
   - Спи крепче, - прошептала лесная воительница.
   Сивабуры могут искать долго и упорно. Придется ждать ночи. Тайна решила ждать. Она свернулась клубочком у входа в нору и уснула.

* * *

   Тайна проснулась. Непривычная тишина заполняла их временное жилище. Сивабуры давно ушли. Санара спала. Слышалось ее ровное дыхание. Она проснулась, когда лучница убрала руку с ее холодного лба. Санара села и пощупала повязку на ноге. Нога не болела.
   - Что это?
   - Лекарство, оно спасло тебя, - ответила Тайна. - У тебя начался жар.
   - Долго носить повязку?
   - Нет. Можно уже снимать.
   - Эти жеребчики? - Санара указала пальцем вверх. - Ушли?
   - Да. Наверху уже ночь. Они боятся лесного мрака.
   - Мальчишки, хоть и с копытами, - ухмыльнулась Санара.
   - Идем домой, - сказала Тайна.
   Она поползла по лазу вверх к выходу. Санара подождала и последовала за ней. Цепляясь за корни, они выбрались из норы. Свежий лесной воздух окутал их ароматами ночи. Луна поливала лес серебряным светом. Звуки вокруг стали другими, отчетливыми. Санара посмотрела вокруг. Ей показалось, что лунный свет, настолько ярок что она видит как днем. Она оглянулась. Вход в нору между корней спасшего их дерева исчез.
   - Деревья - наши друзья, - сказала Тайна, заметив удивленный взгляд Санары. - Когда мы в опасности, они помогают.
   - Интересный факт. Надо запомнить.
   Санара погладила кору дерева.
   - Спасибо, - сказала она.
   На мгновенье кора стала мягкой. Санара как будто ощутила касание чужой ладони. Она испугалась и отдернула руку. Потом смутилась и вновь коснулась дерева. Оно ответило на прикосновение.
   - Нам надо идти, - сказала Санара.
   В кроне дерева раздался шелест. На землю упало несколько листочков. Тайна подняла их.
   - Дерево простилось с тобой и даже сделало подарок.
   - Листья?
   - Это необыкновенные листья. Это молодые листья с вершины. Они пропитаны светом солнца и луны. Если их съесть, то они дадут тебе силы.
   Санара взяла подарок и спрятала в карман рубашки.
   - Теперь мы идем к мудрейшей? - спросила она, глядя на лучницу.
   - Да. Иди за мной.
   Тайна пошла вперед.
   Она вела Санару только ей известными тропами. Они пересекли два неглубоких овражка и широкий ручей. Прошли вдоль живописного озера. Вброд перешли неглубокую речку. Лес жил ночной жизнью, не обращая внимания на них. Санара все отчетливее стала понимать, что с ней что-то происходит. Слишком острым стало зрение и слух. Нюх тоже обострился. Она могла поклясться, что чувствует разницу в аромате двух цветов на одном кусте цветущего шиповника. О своем открытии она не говорила Тайне. Санара наслаждалась новыми способностями.
   Их путешествие закончилось у берега реки. На середине реки расположился большой остров, густо заросший деревьями.
   - Нам туда, - сказала Тайна, указывая на остров.
   - И как мы туда попадем? - спросила Санара - У вас тут лодка припрятана?
   - Нет. Лодки у нас нет, - ответила Тайна.
   - Снова добрые друзья? - уточнила Санара. - Речные дельфины? Красавцы тритоны?
   Тайна засмеялась. Она подошла к берегу. В воде плавали гигантские листья какого-то растения. Его одинокие сиреневые цветы то появлялись из воды, то снова исчезали. Лучница запрыгнула на один из листьев. Его края подогнулись, и он поплыл прочь от берега. Санара последовала примеру Тайны.
   Остров приближался медленно. Санара села на дно странной лодочки, которая медленно вращалась, как бы показывая красоты этого мира. Гладь воды серебрил лунный свет.
   Из воды то и дело выпрыгивали рыбки. Сверкая золотистой чешуей, они плюхались в воду, снова и снова повторяя замысловатый танец. Над водой пронеслась сова, разогнав незадачливых танцоров, она унесла одного в лапах.
   - Все едят всех, - пробубнила Санара.
   Она видела, как пернатый хищник скрылся в чаще леса.
   Рядом раздался всплеск воды. Тайна спрыгнула с листа. Она шла к заросшему берегу. Лист остановился. Санара спрыгнула в воду. Ноги коснулись упругого дна. Санара шла осторожно, раздвигая руками высокую траву. Тайна стояла на границе высоких деревьев, которыми зарос остров.
   - Почти пришли, - сказала она, когда Санара подошла ближе.
   - Куда делись Дина и Лина? - спросила Санара.
   - Они, скорее всего, уже дома, - ответила Тайна. - Мы учим детей сразу бежать домой при виде барсукатов или сивабуров.
   Они шли среди высоких крепких деревьев. В тишине леса казалось, что ветер обходит остров стороной.
   - Чего, хотели от меня сивабуры? - спросила Санара. - Почему один из них назвал меня "великой волшебницей". Моя магия здесь вообще не работает.
   Тайна оглянулась на Санару.
   - И сивабуры и барсукаты ловят нас, думая, что мы исполняем желания и можем творить чудеса.
   - А вы можете? - спросила Санара.
   - Нет. Но наши таланты в общении с лесом и животными кажутся им чудом, особенно барсукатам. Они дикие, и предел их желаний: как можно больше рыбы и оленины.
   - Сивабуры, что более искушены в желаниях? - спросила Санара.
   - О да, им кроме исполнения желаний, еще подавай красивых невест, - ответила Тайна, фыркнув.
   - У них проблемы с сивабурками? - поинтересовалась Санара с улыбкой. - Тяжелый характер? Страшные? Может быть, глупые?
   - Мы склонны думать, что это проблемы у сивабуров. Особым шиком у них считается иметь жену трилиаду.
   - И много трилиад попалось в их брачные сети? - поинтересовалась Санара.
   - Пока ни одной, - усмехнулась Тайна.
   - Хороший счет.
   - Чего тогда они хотели от меня? Мне показалось, что в лагерь к барсукатам они приходили за мной.
   - Они думают, что ты "Белая трилиада", праматерь трилиад, потомок людей. И завидная невеста для любого вождя.
   - Почетное место, - пробубнила Санара.
   Тайна остановилась.
   - Вот мы и пришли.
   Они стояли посреди темного леса, которым порос остров. Санара осмотрелась. Ни домов, ни шалашей она не заметила. Она посмотрела вопросительно на Тайну. Лучница улыбнулась и устремила взгляд в кроны деревьев. Высоко скрытые в густой листве висели аккуратные сооружения, похожие на осиные ульи. Они вытянулись вдоль толстых веток. Одинокие лучи лунного света пробивались сквозь листву. Свет причудливо играл на едва заметной сети, натянутой меж ветвей. С земли казалось, что безумный художник разрисовал воздух морозным узором, позабыв, что на дворе лето.
   - Красиво, - прошептала Санара.
   Тайна взяла ее за руку.
   - Идем.
   Они подошли к одному дереву. Кривая скрипучая ветка, похожая на лапу, опустилась им под ноги.
   - Не бойся, - проговорила Тайна, наступая на ветку.
   Санара последовала за ней. С пугающим скрипом ветка стала медленно подниматься.
   - Она не сломается? - спросила Санара.
   - Нет, - уверенно ответила Тайна.
   Они поднялись до уровня домиков. Тайна спрыгнула с ветки на едва заметную сеть. Если бы зрение Санары осталось прежним, она бы наверняка ее не заметила. Казалось, что зеленоволосая лучница идет по воздуху.
   - Не удивительно, что вас считают волшебницами, - сказала Санара.
   Она спрыгнула с ветки, и сердце ее забилось часто-часто. Санара словно шагнула в пропасть, но не упала, а повисла в воздухе. Страх того, что через мгновенье начнется падение, сковал сердце.
   - Все хорошо. Наши пауки плетут самую крепкую сеть, - сказала Тайна.
   - Хочется верить, - хватая воздух, проговорила Санара.
   Ее слов как будто ждали. На невидимую паутину из дупла ближайшего дерева выбрался паук, величиной с овчарку, за ним еще один. Шустро перебирая лапками, они подбежали к тому месту, где стояла Санара. Двадцать четыре немигающих глаза, по двенадцать на брата, светились зеленым светом. Один из пауков похрустел желваками. Они стали быстро бегать вокруг. Санара видела, как меняется узор. Он становился плотнее.
   - Он сказал, ты слишком толстая, - прыснула Тайна.
   Санара вопросительно указала на паука. Лучница кивнула в ответ.
   - Мальчишки вечно всем недовольны, - снисходительно бросила Санара.
   Паук остановился, щелкнул звучно жвалами и вернулся к работе.
   - Огрызается, - усмехнулась Санара.
   Тут она заметила, что на других паутинках тоже бегали пауки и усердно трудились.
   - Все для гостей, - улыбнулась Тайна.
   Она подвела Санару к одному из домиков. Он лежал на двух ветках. Два входа, друг напротив друга. Пара смотровых отверстий. Санара решила, что трилиады используют домики только для сна.
   - Идем, - сказала Тайна и забралась в "улей".
   Санара быстро привыкла к темноте. Под потолком висел гамак. Тайна подвесила еще один. Сама она забралась в первый.
   - Ложись спать. Завтра долгий день, - проговорила она.
   Санара залезла в гамак. Спать не хотелось. Она долго ворочалась и уснула только под утро. Санара спала крепко и без снов.

* * *

   Санару разбудило пение птиц, непривычно громкое. Санара поморщилась и выбралась из гамака. Через входные отверстия проникало достаточно света. Девочка выбралась наружу из домика-улья. На паутине вокруг домика сидело много трилиад. Они ждали ее пробуждения.
   Над лесом пронесся общий вздох. Санара вздрогнула. Она посмотрела на свои руки и попятилась. Нога нащупала пустоту. Санара с визгом полетела к земле. Несколько трилиад вскочили, протягивая ей руки. Они опоздали. Санара ловко перевернулась в воздухе и опустилась на мягкую, усыпанную листвой землю. Новые способности оказались полезными. Санара помахала рукой с земли. Все смотрели на неё.
   - Цела! - крикнула Санара.
   Она стала осматривать себя. Тело покрывал мелкий мягкий мох. Он отливал темно-изумрудным цветом. Санара потрогала кудрявые волосы. Их покрывали маленькие цветы. Она чувствовала близкий запах родника и слышала шелест воды. Санара пошла туда.
   В кронах деревьев пронесся шепот. Санара не обращала на новых друзей, никакого внимания. Она хотела увидеть, что с ней произошло и на кого она похожа.
   Родник пробивался из земли с напором. Маленькое озерко заботливо обложили камнем. Вода из озерка стекала к реке, теряясь между корней деревьев. Санара села на землю и посмотрела на отражение в воде. Она узнала себя и испугалась. Лицо приобрело бледно-зеленый оттенок. Волосы покрывали мелкие цветы темно-бордового цвета. Санара оторвала кусочек мха с руки. Он легко поддался. На месте разрыва выступил желтоватый сок. Рука тут же заросла свежим мхом. Санара выругалась. Тело начало нестерпимо чесаться. Санару знобило. Поверх мха на руках и ногах медленно прорастали маленькие белые цветы. Лепестки быстро опадали и на их месте появлялись мелкие красные ягоды. Санара кипела в молчаливом бессилии. Руки ее тряслись. Она сорвала пару ягод и отправила в рот. Кисло-сладкий сок бодрил.
   - Есть себя неприлично, - услышала она за спиной голос. - Окружающие могут неправильно понять.
   - Что извините? - спросила Санара.
   Она обернулась. Недалеко стояла пожилая трилиада. Она опиралась на кривую палку, но держалась прямо. Палка, скорее всего, являлась символом власти или мудрости. Трилиада улыбалась. Санара встала и обернулась к ней.
   - Сиди. Тебе надо прийти в себя, - проговорила пожилая трилиада.
   Она подошла к роднику. Из земли вырос пень. Трилиада не торопясь села, наблюдая за Санарой.
   - Меня зовут Ноэль.
   Трилиада поклонилась.
   - Санара.
   Она слышала шорох десятков ног. Это лесные лучницы осторожно крались к маленькому озерку. Санара их не видела, но знала, что вскоре на них будут смотреть множество глаз.
   - Почему они крадутся? - спросила она.
   - Никто из них не видел превращения человека в дитя леса, - ответила Ноэль. - Они боятся сами и не хотят напугать тебя.
   - Смелее, я не кусаюсь, - крикнула Санара.
   Шорох на мгновенье затих. Затем на поляне вокруг небольшого озерца стали собираться трилиады. Похожие друг на друга, но все же разные. Они отличались цветом покрывающего их мха, убранством волос, цветом лица и глаз. У каждой за спиной висел лук и стрелы. Они садились на землю недалеко от Ноэль и Санары.
   - У тебя, наверняка, много вопросов? - проговорила мудрейшая.
   - Когда я попала сюда, у меня имелся единственный вопрос, - ответила Санара.
   - Какой?
   - В какой стороне мне найти самую яркую звезду, - сказала Санара.
   Она сорвала с руки пару ягод и отправила их в рот. По поляне пронесся вздох ужаса.
   - Простите, нервы, - проговорила она, виновато улыбаясь. - Люблю, знаете ли, заморить червячка, когда на душе тяжело.
   Она поймала на себе взгляды старших трилиад. Еще шире улыбнулась им и демонстративно отправила в рот крупную ягоду.
   - Зачем тебе свет великой звезды? - спросила Ноэль.
   - Там меня ждут друзья.
   - Путь туда лежит через земли сивабуров. Опасно.
   - Мне туда надо.
   - Запрещать мы не можем.
   - А помочь сможете?
   - Тебе помогут те из нас, кто захочет сам.
   - Отлично. С моей повышенной мохнатостью поможете. Я бы хотела стать прежней, - проговорила Санара.
   - Это невозможно, - с грустью проговорила Ноэль.
   - Почему? - спросила Санара, снова отправив в рот сочную ягоду.
   Ноэль осмотрела всех вокруг и прокряхтела в кулак. Молодые трилиады безропотно удалились в лес. На поляне остались несколько старших трилиад. Мудрейшая заговорила.
   - Давным-давно этот мир населяли люди. Великая и прекрасная обитель мирных людей. Но что-то случилось. Ими стали обуревать страсти, которых они не знали ранее. Назревала война. Один великий маг придумал способ закончить распри. Но что-то пошло не так. Поднялась буря. Она поглотила большую часть людей. Образовался великий разлом. Буря улеглась. Людей не стало. Появились мы, дети леса.
   Ноэль замолчала.
   - Как это история поможет мне? - спросила Санара.
   - Никак. История не может помочь, она может только направить.
   Ноэль указала на тех, кто остался на поляне.
   - Мы помним, как быть человеком. Мы пытались найти способ стать прежними, у нас ничего не получилось. Но в нашем нынешнем виде есть определенная прелесть.
   - Какая же? - спросила Санара.
   - Долгая жизнь, - улыбнулась Ноэль. - Очень долгая жизнь.
   Санара водила по воде рукой, смотря на искаженное отражение. Ненадолго над поляной повисло молчание.
   - Тайна сказала, что ты хотела побывать на лысой горе, - заговорила Ноэль.
   - Да.
   - Сегодня ночью первый день полнолуния, мы празднуем "Праздник рождения", - проговорила Ноэль. - Мы приглашаем тебя. Он состоится на "Лысой горе"
   - Спасибо, - сказала Санара и поклонилась.
   - Пора возвращаться в деревню, - продолжила Ноэль.
   До вечера Санара изучала остров, наблюдала за трилиадами. Изредка к ней кто-нибудь подбегал и дарил подарок. Санара благодарила и несла подарок в домик Тайны. К вечеру она смогла переодеться в подаренные вещи. Она облачилась в прекрасные сапожки, легкие штаны и безрукавку. На широком ремне с красивой пряжкой висел колчан. Самый ценный подарок, лук и стрелы, Санаре подарила Тайна. Рукоять оружия украшал рисунок восходящего солнца. Лук удобно лежал в руке. Санара натянула тетиву. Лук выгнулся. Тетива мягко врезалась в пальцы. Стрела с тонким длинным наконечником и совиным оперением легла в ложе.
   - Стреляла хоть раз из лука? - спросила Тайна, когда Санара опустила лук.
   - Давно, - ответила Санара.
   Тайна подошла к дуплу в дереве. Тут же в темном отверстии загорелись зеленые глаза. Тайна забавно защелкала. В ответ из дупла раздались быстрые щелчки и попискивания.
   - Он согласен, - сказала с улыбкой Тайна.
   Из дупла показался паук, он доставал Тайне до колена. Он подполз на край сетки и стал быстро катать лапками шар. Скатав один шар размером с теннисный мяч, он принялся катать другой. Через пару минут у его лапок лежал десяток шаров. Паук нанизал один на острую лапку и резко метнул. Тайна в одно движение достала стрелу и пустила ее вслед шару. Свист прорезал воздух. Стрела пригвоздила шар к дереву.
   - Попробуй.
   - Я в неподвижную цель промажу, - усмехнулась Санара.
   - Талант требует тренировки.
   - Тогда, чур, не смеяться.
   Санара достала стрелу и натянула тетиву. Паук щелкнул жвалами, глядя на нее. Санара качнула головой. Паук насадил шар на лапку и метнул. Санара выстрелила. Стрела, прошуршав, скрылась в листве.
   Они тренировались до заката. Паучок делал для Санары шары побольше. Он с энтузиазмом швырял их вдаль и делал новые. Первое время стрелы приходилось искать. Должные навыки пришли быстро.
   Над лесом раздался крик совы.
   - Пора, - сказала Тайна.
   Санара присела и погладила паука по панцирю, покрытому твердым ворсом.
   - Спасибо.
   Паук звучно щелкнул и, быстро перебирая лапками, скрылся в дупле.
   Девочки спустились на землю. Множество трилиад покидали домики. Они шли на берег острова и на больших листьях покидали его. Словно сказочные феи, по одной или по две, трилиады сидели и стояли на листьях, которые, медленно вращаясь, несли их к другому берегу. Казалось, что воды реки покрыты россыпью бриллиантов.
   - Я не думала, что вас так много на острове, - проговорила Санара.
   Тайна улыбнулась. Её глаза сверкнули в темноте.
   Через лес шли без опаски. Казалось, что эта ночь особенная. Лес притих. Разноцветные светлячки, роились между деревьями, освещая им путь. Лес ждал, затаив дыхание. Санара едва слышала ночных птиц и животных, которые тоже притихли. Она заметила двух сов, которые молча сидели и, не моргая, смотрели в ночь. У развесистого колючего куста, Санара увидела лежащую волчицу. Три волчонка крепко спали, свернувшись калачиком у ее брюха. Ее большие желтые глаза смотрели на Санару. Лес не спал. Лес ждал.
   Подлесок редел. Санара поняла, что начался подъем. Деревья стали попадаться реже. Лес кончился. Вверх уходила густая высокая трава. На вершине горы росло единственное дерево. Снизу казалось, что ветками, как зонтиком, оно накрывает всю "Лысую гору". Лунный свет сочился сквозь густую листву. Он освещал вершину могучего древа.
   Трилиады заполняли подножье горы и свободное место вокруг дерева. Оставалось кольцо пустого пространства, ярдов пятнадцать вокруг ствола. Санару и Тайну пропускали вперед. По горе пронесся шепот.
   - "Светлая трилиада".
   - Идем, не бойся, - прошептала Тайна.
   Они приблизились к дереву. Их ждала Ноэль и еще две мудрейшие трилиады, которых Санара не видела ранее. Их просторные наряды украшали множество цветов.
   - Тебе выпала честь присутствовать на нашем "Празднике рождения", Тайна подскажет, если у тебя возникнут вопросы, - проговорила Ноэль.
   Она накинула капюшон. Мудрейшие повернулись к древу.
   - Что теперь? - спросила Санара, шепотом.
   - Ждем свет рождения, - ответила Тайна, садясь на колени.
   Санара последовала примеру подруги. Она оглянулась. Трилиады стали опускаться на колени. По горе прошла волна.
   - Мы будем петь духам земли и неба, - прошептала Тайна. - Ты можешь повторять за нами или мычать.
   Санара мотнула головой.
   - Я роскошно мычу.
   Над поляной пронесся первый мелодичный распев. Он то затихал, то усиливался. Музыкальный напев проникал в самое сердце. Санара не понимала слов, но пение наполняло ее спокойствием. Ей казалось, что сердца трилиад на этом мистическом празднике бьются в унисон с ее сердцем. Голова кружилась. Песня опьяняла. Она звучала все громче и громче.
   Лунный свет из центра кроны проникал сквозь листву древа. Еще чуть-чуть и он коснется корней и травы у самой земли. Из леса на гору стали слетаться светлячки, зеленые, красные, синие. Они садились на головы поющих трилиад, образовывая замысловатый узор. Под кроной древа стало светло как днем.
   Кора древа засияла, когда лунный свет коснулся травы. Глухой гул из глубины горы потряс округу. Листва зазвенела, как будто в одно мгновение листочки стали стеклянными. Кора древа треснула. Из трещины ударил яркий свет. Песнь над горой лилась в полную силу. Мудрейшие подошли к разлому в древе.
   Ноэль сняла плащ и постелила на землю. Из расширившегося разлома на плащ ступила маленькая девочка. Свечение, словно вода, стекало с ее волос и тела на плащ и уходило в землю. Еще одна мудрейшая сняла плащ и накрыла ее.
   - Благословенно будет древо рождения! - пронеслось над "Лысой горой".
   Лес взорвался воем и шелестом веток. Каждое живое существо приветствовало новорожденную трилиаду. Санара посмотрела на Тайну. Она улыбалась.
   - Так мы появляемся на свет. Это происходит крайне редко. Это великий день, - прошептала она.
   - Что дальше? - спросила Санара.
   - Будет большой праздник. Юная трилиада выберет себе имя и в какой деревне будет жить.
   - Много деревень у вас?
   - Много, и праздновать будут везде.
   - Места хватит, - усмехнулась Санара, она осмотрела лес вокруг.
   В голове у нее все еще шумела эйфория от песнопения. Она попыталась встать. Ноги не держали. Она села и посмотрела вниз.
   Трилиады спускались с горы. Впереди шли мудрейшие из других деревень, ведя за руку новорожденную. Санара посмотрела на Ноэль. Мудрейшая стояла у ствола великого древа, и смотрела вдаль. Следов разлома на древе не осталось. Санара подошла к ней.
   - Там твоя звезда, - указала старая трилиада.
   Санара встала и подошла к ней. В указанном направлении, низко над горизонтом, горела яркая звезда.
   - Мне нужно туда, - сказала Санара тихо.
   - Тебя никто не держит, - ответила Ноэль - После праздника.
   - Хорошо.
   - Тебе придется пройти земли сивабуров и преодолеть великий разлом. Держись подальше от черного двузубца.
   - Надеюсь, мне повезет, - медленно проговорила Санара.
   - Я помогу тебе, - сказала подошедшая Тайна.
   - До рассвета еще далеко и это время радости, - сказала Ноэль, удаляясь.
   - Ладно, дела подождут, гуляем, - сказала Санара и пошла вслед за мудрейшей.
   Остров гудел до утра, как разворошенный улей. Веселые песни и танцы до упаду. Соки и секретные настои лились рекой. Столы ломились от ягод и грибов, диких яблок и груш. Земля хрустела под ногами от скорлупы орехов. Веселье царило над речным островом.
   Спотыкаясь, Санара подошла к дереву, на ветвях которого устроился домик Тайны. Она коснулась коры. Дерево услужливо опустило ветку. Оказавшись наверху, Санара ступила на едва заметную сеть. Праздник внизу продолжался полным ходом. Она достала из кармана горсть орехов вперемешку со скорлупой.
   "Пир безумных белок, - подумала она, бросая орехи вниз, и улыбаясь шутке. - Да продлится праздник!"
   Она забралась в домик, улеглась в гамак, с единственной мыслью о долгом и глубоком сне.
   Утром Санару разбудила Тайна. Свежая и веселая, как будто отдыхала всю ночь.
   - Вставай, соня. Путь долгий.
   - Доброе утро! - Санара сладко потянулась.
   Собравшись, они вышли из домика. Внизу, их ждали другие трилиады. Санара вопросительно посмотрела на подругу.
   - Близняшки так и не вернулись, ни в одну из деревень.
   Санара нахмурилась.
   - Что это может значить?
   - Они, скорее всего, в плену у сивабуров.
   Трилиады спустились на землю. Санара осмотрела небольшой отряд.
   - Они лучшие следопыты, - раздалось за спиной.
   Ноэль тихо подошла сзади. Она достала из складок балахона длинный нож в черном кожаном чехле и протянула Санаре.
   - Это человеческий нож. Пусть он принесет тебе удачу.
   Мудрейшая осмотрела трилиад.
   - Пусть духи земли и неба вам помогут.
   Потом она снова обернулась к Санаре.
   - Помнишь, я давала тебе совет обойти черный двузубец.
   - Да.
   - Не слушай советов старой женщины. Верни моих детей домой, если ты их там найдешь.
   Санара молча склонила голову.
   Через полчаса отряд покинул остров. В лесу их ждали дикие кони. Животные фыркали и рыли копытами землю. Две трилиады, которые привадили животных, присоединились к ним. Оседлав диких красавцев, отряд направился в сторону черных скал. Впереди ждала неблизкая дорога.
   Они старательно обходили небольшие становища сивабуров и деревеньки барсукатов и исследовали их ночью с особой осторожностью. К вечеру шестого дня они отпустили лошадей. До черных скал оставалось недалеко. Они решили идти пешком, скрываясь в лесу. Днем трилиады отдыхали, а ночью шли к черному двузубцу.
   - У двузубца самое большое становище сивабуров. Там находится "Загон великого жеребца", - говорила Тайна. - Близняшек могут держать только там.
   - Вот и выясним, - отвечала Санара.
   На седьмой день Санара увидела черный двузубец.
   У его подножья располагалось огромное поселение сивабуров.
   Дома их больше походили на беседки. Крыши, сделанные из веток и соломы, по форме, напоминали шляпки грибов. Они покоились на толстых сваях. Стены, сплетенные из толстых веток, доходили до половины строения. Огонь разводили на улице. Затем раскаленные угли заносили в дом. В центре каждого сооружения находился выложенный камнями круг.
   Пробираться в становище днем не стоило и пробовать. Слишком много открытого пространства вокруг. С утра до вечера молодые сивабуры устраивали игрища. Они носились вдоль поселения, как угорелые, отнимая друг у друга мохнатую тушу какого-то животного, набитого соломой.
   - Это моя жена! - орал самый сноровистый.
   Он мог бегать часами от менее проворных собратьев, сжимая под мышкой чучело.
   "У ребят богатое воображение", - думала Санара, наблюдая из укрытия за скачками молодых жеребчиков. Она нервничала. Периодически находя на себе ягодку, она срывала ее и отправляла в рот. Запах над стойбищем витал ядреный.
   На девятую ночь решили сделать вылазку в стан диких и мускулистых.
   До того как опустилась тьма, Санара и еще четыре трилиады обосновались на самом высоком дереве в округе. Первой заговорила Тайна.
   - Самое большое строение в центре стойбища - дом вождя. Близняшки могут быть там.
   - Но их никто не видел, - возразили ей.
   - Вы хотите вернуться ни с чем? - спросила Санара. - Их могут хорошо охранять и не выпускать.
   - Именно, - продолжила Тайна. - Мы с Санарой пойдем в лагерь сивабуров.
   - Вы разделитесь на три отряда, и если начнется шум, усилите его в разных концах этого загона, - закончила за подругу Санара. - Больше паники нам на руку. Можете что-нибудь поджечь для усиления эффекта.
   Когда пришла ночь, трилиады знали, что делать.
   Санара и Тайна зашли в стойбище со стороны скал. Исследуя каждое строение на пути, они продвигались к дому вождя. Сторожевые сивабуры с копьями наперевес обходили лагерь. Это замедляло спасателей. Наконец, они подкрались к дому вождя.
   - Стойло вождя, - прошептала Санара.
   Тайна улыбнулась. Загон скрывался за высокой стеной. Санара забралась на плечи подруге, чтобы заглянуть внутрь. Убогое убранство навевало скуку. Вдоль стен лежало оружие. Над каменным кругом кострища висел котел. Рядом валялись чашки и ложки. Никакого намека на мебель. Вокруг тлеющих углей спали три могучих сивабура.
   "Ну, прямо-таки стиль "Шаром покати", - подумала Санара.
   Она еще раз осмотрела загон вождя и не увидела близняшек. Она аккуратно спустилась на землю.
   - Их здесь нет, - прошептала она. - Будем искать дальше?
   - Ты уверена? - спросила Тайна, разминая плечи.
   - Уверена.
   - Мы до рассвета можем не управиться.
   - Обыщем все вокруг. Если не успеем, продолжим завтра. Нам надо разделиться.
   - Перед рассветом уходим. Встречаемся в лесу.
   Так и поступили. Но, как они ни старались, до рассвета не смогли найти близняшек. Когда погасла последняя звезда, Тайна покинула лагерь сивабуров. Санара увлеклась поисками. Она хотела помочь новым друзьям. Когда рассвело, лагерь еще спал. Она обратила внимание на кривобокое строение, которое стояло в тени дерева, росшего прямо из скалы. Его охраняли два охранника устрашающего вида, облаченых в тяжелые доспехи. Они мирно похрапывали. Неподалеку догорал костер. Ржавые мечи торчали из земли. Санара выдернула один меч. Тупой тяжелый меч выглядел лучше кривого собрата, которого Санара окинула презрительным взглядом. Она прошла мимо спящей охраны.
   "Бицепсы и грудь накачали, а точить металл не научились, - подумала она с улыбкой. - У кого вы их воруете?"
   Санара осторожно подкралась к двери. Дверь держал тяжелый засов. За ней слышался какой-то шорох. Санара обошла строение. Шум усилился. Она положила меч и поскребла стену. Шум затих.
   - Дина, Лина, - шепотом позвала Санара.
   - Мы здесь, кто это? - услышала она в ответ.
   - Это Санара. Мы пришли за вами. Потерпите еще немного. Мы вернемся ночью и вытащим вас.
   - Нет, - раздалось в ответ.
   За стеной возня усилилась. Санара слышала, как заворчал во сне охранник.
   - Тише, - зашептала Санара. - Что вы там делаете?
   - Подкоп.
   - Вот чертенята, - прошептала Санара.
   Она воткнула тупой меч в землю. Лязг метала о камень зазвенел в утреннем воздухе, как тысяча колокольчиков. Охрана заурчала и зашевелилась, но не проснулась.
   - Будь, что будет, - буркнула Санара.
   Она осторожно стреножила охрану. После этого она подбежала к костру и стала кидать угли на крышу тюрьмы. Руки обжигало, но она терпела. Крыша задымила. Санара подбежала к двери и стала двигать засов. Он поддался. Со скрипом деревянная балка сдвинулась и грохнулась на землю. Санара распахнула дверь. Близняшки стояли перед ней.
   Один из охранников проснулся. Он тупо смотрел на дымящуюся крышу. Затем перевел заспанный взгляд на трилиад, которых стало уже три. Он помнил, что запирал двух.
   "Побег!" - прокатилась в его голове тяжелая мысль, она ударилась пару раз о стенки черепа и провалилась куда-то вниз.
   Он зарычал и попытался встать. Ноги не слушались. Он рухнул злобной мордой в землю и звучно выдохнул. Поднялось облако пыли.
   - Бежим, - сказала Санара.
   Она схватила за руку Дину и потянула за собой. Дина схватила за руку сестру, и они побежали.

* * *

   Когда с рассветом Санара не вернулась в лес, Тайна заподозрила неладное. Она забралась на самое высокое дерево на краю стойбища и стала наблюдать. Дым быстро привлек ее внимание. Она видела, как из клубов дыма и пыли выбежали Санара и близняшки. Они жались к скале, вдоль которой сивабуры выстроили лагерь. Редкие кусты скрывали их. Тайна собиралась спуститься на землю, но замерла на месте.
   К дереву медленно подошел косматый, коротконогий барсукат и посмотрел сквозь листву на Тайну. Он, ловко прыгая и цепляясь за ветки, забрался на дерево и уселся рядом с трилиадой. Тайна держала лук наготове. Барсукат не смотрел на нее, он смотрел на лагерь сивабуров. Он увидел Санару и замурлыкал. Посмотрев на трилиаду, он ударил себя в грудь. Тайна чуть не отпустила тетиву от неожиданности.
   - Рогг, - прорычал он.
   Он указал в сторону дыма.
   - Раа, - продолжил он.
   - Санара? - удивилась Тайна.
   - Помощь! - прорычал он и снова ударил себя в грудь.
   Он ловко спрыгнул на землю. Тайна увидела, что он не один. Рогг взял большую дубину и медленно вышел из леса. Он поднял дубину над головой. Призывный рык пронесся над стойбищем сивабуров. Из леса, окружавшего лагерь, вышли другие "космачи". Они трясли дубинами, каменными топорами и большими заточенными камнями. Их общий рык затих. На долгую секунду над стойбищем сивабуров повисла тишина.
   Её оборвал боевой клич.
   - Бей косматых!
   Грозный вождь сивабуров с тупым мечом и щитом в руках стоял посреди лагеря. Молодые сивабуры хватали, что потяжелее. Барсукаты с ревом бросились вперед. Сивабуры завыли в ответ и, вскинув оружие, бросились в атаку.
   Рогг стоял на земле. Он смотрел на Тайну и махал ей рукой. Она слезла с дерева.
   - Раа, - указал на стойбище Рогг.
   Тайна показала в том направлении, в котором побежала Санара. Она не успела ойкнуть, как оказалась у него на плечах. Волосатые могучие плечи оказались удобнее лошадиной спины. Она вцепилась одной рукой в косматую голову. Рогг поднял дубину и побежал в ту сторону, куда указала Тайна.
   Приличного боя, стенка на стенку, не получилось. Когда разгоряченные сивабуры дружно выбежали на окраину деревни в порыве боевой ярости с желанием намять бока супостату, барсукаты бросились врассыпную. Ловко обходя их с флангов, косматые хулиганы ворвались в деревню и стали крушить все на пути. Кобылки и жеребята сивабуров с визгом носились по стойбищу, мешая отцам и братьям ловить и наказывать вандалов.
   Санара и Тайна встретились на окраине стойбища, там где лес вплотную прижимался к отвесным скалам.
   В этом месте, скалу прорезала широкая расселина. Она уходила вверх. Рогг с трилиадой на плечах подбежал к Санаре. Он даже не запыхался. Дина и Лина спрятались за спину Санары. Они изумленно изучали барсуката и гордо восседавшую на его шее Тайну. Рогг присел. Трилиада спрыгнула на землю.
   - Раа, - прорычал Рогг. - Бугай.
   - Да, - ответила Санара. - Спасибо. Как только ты узнал меня?
   "Космач" нагнулся. Санара запустила руки в твердые нечесаные волосы на его морде и прижалась лбом к его теплому мохнатому лбу. Рогг заурчал.
   - Даже не надейся. Целовать я тебя такого вонючего не буду.
   Над их головами раздался хруст. Посыпались листья. Рогг оглянулся. Из леса вышли еще два барсуката. Они возбужденно указывали в сторону стойбища сивабуров. Легкое хулиганство, неспешно переросло в драку.
   - Спасибо, - прорычал Рогг.
   Он потрогал голову. Санара улыбнулась.
   - Помоги им, и мы в расчете.
   Она указала на стоящих трилиад.
   - А как же ты? - спросила Тайна.
   - Ты знала, что мне идти дальше черного двузубца.
   Барсукаты продолжали нетерпеливо бурчать и указывать в сторону лагеря сивабуров.
   - Игры кончились, пора возвращаться домой, - сказала Санара, поворачиваясь к Роггу.
   Она видела, что из стойбища сивабуров в лес бежали помятые "космачи". Их никто не преследовал. Рогг указал на дерево.
   - Вернусь, - прорычал он.
   - Конечно, - ответила Санара.
   Косматый спаситель завыл как раненый волк, его друзья подхватили.
   - Они убегают! Держи их! - раздалось над разоренным лагерем.
   Рогг и его друзья быстро посадили трилиад на шеи и побежали проч. Нестройная толпа барсукатов бежала к лесу. Санара видела, как их отступление прикрывали трилиады, поливая стрелами разъяренных сивабуров. Когда ее друзья благополучно скрылись в лесу, Санара полезла в расселину.
   - Похоже, перевоплощение пошло мне на пользу, - шептала Санара, ловко взбираясь по расселине.
   На высоте двадцати футов Санара обнаружила ступеньки. Вначале неровные и узкие, они уходили вверх и вглубь расселины.
   "Возможно, когда-то здесь жили люди. Лестница пережила катастрофу, унесшую их", - подумала Санара, вскарабкиваясь на ступеньки.
   Лестница вывела на ровную площадку. В дальнем ее конце начиналась другая лестница. Девочка подошла к краю площадки и посмотрела вниз. Далеко внизу сивабуры копошились в лагере. Зеленый океан леса простирался до горизонта. Санара улыбнулась. Ее уха коснулся едва различимый вой. Она заметила, как над лесом что-то блеснуло. Девочка присела за скальный выступ. Что-то ударилось о каменный пол площадки. Санара подошла посмотреть. На полу лежала стрела с тупым и тяжелым наконечником. Ее оперение отливало металлическим блеском. Санара заметила красный кусок материи, намотанный на древко. Она узнала обрывок своего платка. Девочка размотала его. Перед ней лежал рисунок восходящего солнца. Она улыбнулась и промокнула куском материи слезу на правой щеке.
   - Прощайте, - прошептала Санара.
   Она быстро пошла к лестнице, которая вела дальше вверх.

* * *

   Санара поднималась все выше и выше. Очередная площадка, на которую она вышла, имела перила, украшенные резьбой. На другом конце площадки зияла пасть дверного проема. Покосившиеся каменные двери висели на разбитых петлях. На полу лежали две статуи крылатых людей.
   "Древние боги", - подумала Санара.
   Она отодвинула одну из створок и прошла внутрь. Вдоль стен стояли и лежали крылатые статуи с луками и копьями в руках. Потолок напоминал звездное небо. Яркие звезды освещали полумрак.
   Санара подошла к алтарю. Широкая плита развалилась надвое. Один кусок лежал на полу. Санара обошла его и приблизилась к следующей двери. Она толкнула ее. Дверь отворилась, поднимая с пола клубы пыли. За ней лежал длинный темный коридор.
   - В приличном лабиринте, необходим хотя бы один коридор, - пробурчала она.
   В конце она увидела свет, который тонкой полоской протянулся по гладкому полу коридора. Санара пошла навстречу свету.
   "И снова площадка", - подумала она, выходя на свет.
   Площадка выглядела точно так же, как и та, что Санара видела перед входом в храм. Она оглянулась. Над входом стояли статуи крылатых богов. Санара подошла к перилам. У нее перехватило дыхание. Разлом поражал величием.
   Он протянулся вдоль черных скал. Где он начинается и где кончается, Санара не смогла разглядеть. Ширина его поражала воображение. Дальний его край скрывался в дымке. Со дна этой черной бездны поднимался жар. Воздух буквально струился вверх. Гигантские птицы парили над провалом. Они поднимались высоко в небо и планировали к дальнему его краю, быстро набирая скорость. Не верилось, что разлом сотворил человек.
   Санара долго стояла, всматриваясь вдаль. Она изучала видимую часть "Великого разлома". Неожиданно она нашла то, что искала. Вдалеке справа от нее она заметила тонкую ленту, повисшую над пропастью. Края чудовищного провала соединял мост.
   - Невероятно, - прошептала она. - Кто-то все-таки смог перейти "Великий разлом"
   Черные скалы от ближнего края разлома отделяла тонкая полоска леса. Кривые деревья покрывала коричневая листва.
   "До моста идти, наверное, часов десять двенадцать ", - подумала Санара.
   Лестница, вырубленная в скалах, уходила круто вниз. Грубые, неровные ступени
   начинались прямо от сломанных перил площадки.
   - Это сделали гораздо позже и другие люди, - прошептала она, начиная спуск.
   Редкие выбоины в скале позволяли цепляться и не сорваться вниз. Спуск обещался быть долгим.
   У подножья черных скал, в воздухе, чувствовался запах серы. Санара подошла к ближайшему кусту. Она сорвала с него листочек и потерла пальцами. Под плотным коричневым налетом проступила бледно-зеленая поверхность листка. Санара плюнула на пальцы и вытерла их о штаны.
   Густой лес, сухие, крючковатые кусты, острая трава стали испытанием для Санары. Она устала. Ей пришлось переночевать в лесу. Она забралась в дупло старого сухого дерева. Утром следующего дня она вышла к мосту.
   Грубый каменный желоб, казалось, рос прямо из земли. Как он держался, Санара не поняла. Она не видела ни колонн, ни канатов. Скалы за лесом стояли нетронутыми рукой человека. Как будто какая-то неведомая сила положила каменный желоб над бездной и присыпала его края землей.
   Санара подошла к мосту. Она услышала еле различимый шум, похожий на писк комара. Девочка достала стрелу и наконечником ткнула в мост. Стрела уперлась, но никаких звуков Санара не услышала. Она повторила эксперимент. Снова наконечник стрелы во что-то уперся, но звуков удара не последовало.
   "Чистая энергия. То, что мост выглядит как каменный - иллюзия", - подумал Санара.
   Она подошла к краю "Великого разлома". Длинные корни деревьев свисали в черную пропасть. На них висели засохшие куски земли и мох. Обрыв уходил резко вниз. Утренний свет не достигал дна, если таковое существовало. Она посмотрела наверх.
   "Как странно. Облака не заходят за границу разлома", - подумал она.
   Облака как будто упирались в невидимую стену и клубились на границе разлома. На дальнем конце моста, на другой стороне черной пропасти, происходило то же самое.
   "Этот мир полон загадок. Одной меньше, одной больше", - подумала Санара.
   Она вздохнула пару раз и опустила одну ногу на мост. По ноге побежали мурашки. Она подняла штанину и улыбнулась.
   - Вы хотите увидеть незабываемое шоу? Вы хотите увидеть, как кучерявится мох? - проговорила она, подражая голосу циркового конферансье.
   Мох на ноге шевелился волнами. Он быстро покрывался мелкими цветами. Они отцветали спустя мгновенье. На их месте вырастали красные ягоды, которые практически тут же созревали и осыпались на мост. Происходило это как в ускоренном кино. Санара встала второй ногой на мост. Теперь ощущение щекотки распространилось по всему телу. В считанные секунды мост под ее ногами покрылся ковром из спелых ягод.
   Она посмотрела под ноги.
   "Такие таланты, да в мирное русло. Завод по производству ягодного джема, например, можно открыть", - подумала она, и пошла на другую сторону "Великого разлома".
   Ягоды сыпались из нее, как из рога изобилия, красным ковром покрывая мост. К щекотке она привыкла и уже почти не замечала. На середине моста она начала уставать. Санара подошла к его краю и посмотрела вниз.
   "Как там Малкольм?" - думала она.
   И тут же ее сердце сжалось от тоски, она подумала о Дугласе. С момента как она попала в лабиринт, она не вспоминала о нем. К горлу подкатил комок. Как она могла забыть этого милого увальня? Она посмотрела на небо.
   Голубая река протекала между двух белых берегов. Безмятежная и пронзительно яркая. Только изредка белые тонкие стрелки пересекали ее.
   Вдруг Санара увидела яркую точку, которая поблескивала на солнце. Она быстро увеличивалась в размерах. Точка превратилась в едва различимую фигурку человека. До нее донеслись крики.
   Мгновением позже Санара поняла, кто падал на мост, крича и махая руками.
   - Он разобьется, если упадет на мост, - прошептала Она.
   Санара наспех прочла заговор водных стихий. Ничего. Она безуспешно повторила попытку. Готовая завизжать от бессилья, Санара злобно сплюнула на кучу ягод у себя под ногами.
   Порыв ветра отнес падающего Дугласа от моста. Он не разобьется, он упадет в пропасть, поняла Санара и закричала, что есть мочи.
   - Дуглас!
   Она видела, как Дуглас перевернулся в воздухе спиной вниз. Он камнем пролетел мимо нее. Санара видела как яростно он машет руками из стороны в сторону в попытке за что-нибудь ухватиться.
   - Я спасу тебя! - прокричала она.
   Мысли летели словно пули, шальные и глупые. Раздумывать времени нет. В одно движение Санара достала стрелу, сняла с пояса маленький карабин, застегнула конец лебедки и нанизала на стрелу. Затем нагнулась как можно сильнее над мостом и выстрелила, так чтобы стрела улетела под мост.
   Порыв теплого воздуха, который поднимался из "Великого разлома" подхватил легкую стрелу и поднял ее с другой стороны моста. Образовалась петля. Теперь Санаре оставалось только поймать стрелу и затянуть петлю.
   Она разбежалась и прыгнула.
   Доли секунд растянулись в минуты. Санара поймала стрелу, рывком освободила карабин и тут же защелкнула его на тонком невесомом канатике, который торчал из лебедки. Петля со звоном затянулась.
   Санара летела вслед за Дугласом в пропасть.
   Вытянув руки перед собой, как будто прыгает в воду, она летела вниз как стрела. Ветер гудел в ушах. Она догнала крутящегося в воздухе Дугласа. Он пытался махать крыльями, это замедляло его падение.
   Она смогла ухватить его за руку.
   Только теперь Дуглас заметил ее и подтянул к себе. Она обняла его крепко и прижалась к его щеке.
   - Я спасла тебя! - шептала она сквозь шум ветра.
   - Мы еще падаем! - прокричал он, улыбаясь.
   Черные от мошкары зубы и запачканное лицо выглядели невероятно уморительными. Санара не могла сдержать слез.
   Их окутал черный едкий дым. Санара попыталась застопорить лебедку. Дуглас почувствовал, что их падение замедлилось. Ему казалось, что они уже не падают, а скользят куда-то вниз, все медленнее и медленнее.
   Дым рассеялся.
   Санара и Дуглас увидели пламень ада. Закричать они не успели. Они плюхнулись в густую вонючую жижу.

Глава 17. Трезубец власти.

  
   Неудобный спуск враскоряку навел Малкольма на интересную мысль.
   "И как только пауки ползают? Тут на четырех опорах запутаться сложно, а они с восемью управляются", - думал Малкольм.
   Привыкнув к размеру лестницы, Малкольм решил спускаться как по обычным ступеням. Он немного отдохнул и осмотрелся. Картина внизу не изменилась. Он ударил по коленям и встал. Лестница продолжала сливаться с пейзажем внизу. Она еле угадывалась. Малкольм сделал несколько осторожных шагов и оступился.
   - Недолго музыка звучала, - буркнул он.
   Мальчик успел сделать один глубокий вдох и задержал дыхание. Он камнем влетел в черные клубы дыма. Глаза стало щипать, он их закрыл. Поздно. Предательские слезы затопили их. Он зажал рот руками. Малкольм задержал дыхание. Стало щипать нос. Мгновение спустя мальчику показалось, что в горле ежи и дикобразы играют в регби. Он закашлялся.
   Малкольм продолжал падать. Нос, горло, глаза щипало так, что ему стало наплевать, чем закончится падение. Оно закончилось также неожиданно, как и началось.
   Малкольм понял, что висит над землей. Он коснулся ее рукой.
   Черный дым рассеялся. Малкольм осмотрелся. Мрачный пейзаж нагонял тоску. Черные скалы вокруг, красное небо и жар расплавленной земли. Из тупика, в котором он оказался, вело две тропы, покрытые мелкими камешками. Они светились в полумраке, словно угли горнила.
   Малкольм полил на тропинку водой из фляги. Вода не зашипела и не превратилась в пар. Снова иллюзия. О том, что этот мир не иллюзия, напоминало горло, нос и глаза, которые все еще слезились.
   Одна тропа уходила куда-то вверх, другая вела прямо среди скал. Малкольм посмотрел вверх, тропа скрывалась где-то в черном дыму.
   "Оттуда мы свалились, туда мы не ногой!" - подумал он.
   Малкольм кашлянул, почесал нос и пошел по тропе, что вела среди скал. Галька хрустела под ногами, словно трещали ломающиеся кости. Малкольм старался не обращать на это внимание. Тропинка вывела его в долину, покрытую гейзерами. То там, то тут вверх вырывались потоки кипятка и белого пара. Гейзеры окружали наросты гейзерита, различной формы и цвета. Из некоторых гейзеров с чавканьем вытекала бурая жижа. Вверх поднимался черный зловонный дым. Тропинка виляла между гейзерами. Она вела на другой конец долины, где снова скрывалась в скалах.
   Малкольм не спешил идти вперед. Он долго изучал, с какой периодичностью фонтанируют гейзеры. Дым не позволял точно увидеть то, что происходило на дальнем конце долины. Малкольм решил, что удача ему улыбнется, и пошел вперед. Вначале удача улыбалась ему. Но ближе к середине долины гейзеры стали плеваться кипятком с опасной частотой. Казалось, что кто-то специально делает это. Малкольм ускорил шаг. Он стал чаще сходить с тропинки. Несколько гейзеров на его пути забурлили, пуская пар струями. Малкольм побежал. Гул под ногами нарастал. И тут за спиной мальчика вверх ударили обжигающие фонтаны воды. Он бежал не оборачиваясь. Гул продолжал преследовать его. Малкольм видел, как впереди все новые и новые гейзеры начинали закипать почти одновременно. Он побежал, что есть мочи, не разбирая тропы. Из гейзеров с ревом вырывался кипяток и с буханьем падал вниз.
   Вдруг на пути Малкольма возник грязевой источник. Мальчик перепрыгнул его и плюхнулся в желоб, наполненный жидкой грязью. Он покатился по желобу, едва успевая отирать лицо от пахучей грязи. Желоб вилял между грязевыми источниками. Малкольм переворачивался и ударялся о стенки желоба. Часть долины шла под сильным уклоном. Жижа и вода, которая успевала остыть, стекали в бурые озера. В одно из таких озер с чавканьем погрузился Малкольм. Он с трудом выбрался из озера при помощи ножа. Он работал им как когтем, втыкая в скользкий берег.
   Ноги гудели от напряжения. Малкольм перевернулся на спину и раскинул руки. Он лежал так минут пять. Грязь на лице и руках уже засохла. Она щипала кожу и стягивала ее.
   "Спа - процедуры, молодость от матери природы!" - с улыбкой думал Малкольм.
   Он поднялся. Невдалеке он заметил озеро. Пар медленно поднимался над ним. Малкольм осторожно потрогал воду.
   - Терпеть можно, - пробубнил он и, не снимая одежды, погрузился в мутную воду.
   Одежда быстро намокла. Теплая вода расслабляла. Вода обволакивала тело, она гладила, словно руки матери. В этом озерке хотелось лежать вечность. Малкольм набрал воздуха в грудь и ушел под воду с головой. Он промыл волосы, отмыл лицо и руки. Вынырнул он у другого конца озера. Малкольм удобно устроился на берегу. Он закрыл глаза и стал проваливаться в сладкую дрему. Теплая земля наполняла тело негой и быстро сушила одежду.
   Его разбудило ощущение, что кто-то за ним наблюдает. Малкольм открыл глаза. Над собой он увидел неясный силуэт чьей-то головы с рожками. Глаза существа светились желтыми огоньками. Оно издало булькающий звук и исчезло. Малкольм услышал явный стук маленьких копыт и бормотание. Он вскочил и посмотрел в ту сторону, куда побежало существо. Мальчик смог разглядеть только кончик хвоста с кисточкой. Бежать в погоню он не решился, не зная, какие еще сюрпризы приготовил этот мир.
   Малкольм осмотрелся и не нашел походной сумки.
   "Надо найти этого мелкого воришку", - подумал он
   В животе предательски заурчало. Малкольм пошел в ту сторону, куда скрылся владелец хвоста с кисточкой. Он подошел к высокой стене, которую образовывали скалы. Искать пришлось недолго. Малкольм нашел узкий проход в скалах, взрослый мужчина в него не смог бы протиснуться.
   - Как мне повезло! Мир огня и узких проходов. Застряну здесь и все дела, - бормотал он, протискиваясь в скалах.
   Вскоре стало легче, проход стал расширяться и подниматься вверх. Малкольм выбрался на гребень широкой каменной стены. Он осмотрелся. Перед ним лежал удивительный мир, мрачный и прекрасный одновременно. Под ярко-красным небом, по которому проплывали черные клубы дыма, текли огненные реки раскаленной магмы. Магма вытекала из вулканов, больших и не очень. Она собиралась в огненные озера. У подножий вулканов и на равнинах нетронутых огненными реками росли причудливые деревья и кусты.
   "Как здесь что-то может выжить?" - с удивлением думал Малкольм.
   На горизонте он увидел единственную яркую звезду.
   "Ну что же, мне туда, - подумал мальчик. - Как бы отсюда спуститься?"
   Он подошел к краю стены. Внизу, у ее подножья виднелась деревенька на восемнадцать дворов. Он присел и стал наблюдать. От деревни в сторону стены, сквозь заросли низкорослых кустарников шла едва заметная тропинка. Малкольм лег на живот и стал изучать подножье стены. Он нашел то место, где тропинка упиралась в нее.
   "Отлично! - подумал Малкольм. - Путь вниз, к цивилизации!"
   Он пошел в сторону предполагаемого спуска. Расселину, ведущую вниз, он нашел сразу. Как и первая, на гребне стены, она оказалась широкой. Малкольм стал спускаться. Ближе к основанию стены коридор сужался. Вскоре Малкольму пришлось пробираться боком. Дышать стало тяжело.
   Вдруг впереди он услышал шум. Мальчик замер и прислушался. Звуки чьего-то бормотания, частого сопения и постукивания копыт то прекращались, то начинались с новой силой. Периодически слышались всхлипывания.
   "Он застрял, - догадался Малкольм. - Надеюсь, это не кавалерист на лошади"
   Мальчик стал быстрее пробираться вперед. Звуки становились громче. Вскоре он увидел того, кто стучал копытами.
   Черное косматое существо, похожее на сатира с греческих гравюр, скребло камень когтистыми ручками и высекало искры из скалы великолепными раздвоенными копытцами. На лбу его росли короткие острые рожки, которыми он мог достать Малкольму до подбородка. На детском почти человеческом лице росли усы и козлиная бородка, завитая в косичку. Вместо носа лицо украшал розовый поросячий пяточек. Большие заостренные уши не могла скрыть пышная шевелюра и роскошные бакенбарды. Его покрывала черная блестящая, кудрявая шерсть, как молодого барашка. Это кудрявое великолепие скрывалось под короткими штанишками и жилеткой.
   Незадачливый воришка повесил сумку Малкольма на шею и застрял в узком проходе. Чертенок не хотел бросать сумку и не знал, что ему делать. Когда чертенок увидел Малкольма, то завизжал, как поросенок. Он с удвоенной силой стал стучать копытами в попытке выбраться.
   - Брось сумку, ворюга? - прокричал Малкольм. - Я помогу тебе выбраться!
   Чертенок смотрел на мальчика выпученными глазами, продолжая бег на месте. Стук копыт превратился в барабанную дробь. Частые поросячьи повизгивания и похрюкивания заставили Малкольма зажать уши. Чертенок стучал ногами, скреб когтистыми руками камень, визжал и бросал в сторону преследователя то испуганный, то пугающий взгляд и показывал клыки. Малкольму надоело это представление, и он выбрался из узкой части расселины в более широкую, чтобы переждать.
   Чертенок еще долго шумел, но все-таки устал и затих. Малкольм снова пролез к тому месту, где застрял воришка. Чертенок обреченно посмотрел на мальчика. Из глаз хвостатого пройдохи текли слезы.
   - Мне никогда не оправдать надежд отца, - проговорил он, хлюпая пятачком.
   - Я помогу тебе, - спокойно проговорил Малкольм. - Дай руку.
   Чертенок протянул когтистую руку. Малкольм потянул, что есть силы.
   - Помогай.
   - Как? - жалобно проскулил чертенок. - Я же застрял.
   - Живот втяни и шевели копытами.
   Малкольм еще раз дернул чертенка на себя, и тот неожиданно легко выбрался из узкой западни. Они поднялись на гребень стены и сели у расселины, чтобы отдохнуть.
   - Сумку вернешь? - спросил Малкольм, протягивая руку.
   Чертенок снял ее с себя и, отвернувшись, вернул сумку хозяину. Малкольм слышал, как его новый знакомый всхлипывает.
   - Не обижайся, но это моя сумка, - проговорил мальчик.
   - Я знаю.
   - А чего тогда плачешь?
   - У нашего народа мальчик становится мужчиной, когда принесет в деревню что-нибудь значимое от великого разлома . . . - чертенок сделал паузу, чтобы вытереть слезы. - Или сможет кого-нибудь ловко обворовать в верхнем мире.
   - Интересное у вас воспитание молодежи, - буркнул Малкольм.
   - Мне самому это не нравится, - сказал чертенок. - Но кто я, чтобы восставать против древних обычаев?
   Малкольм смотрел вниз на деревню чертенка и молчал.
   - Когда я увидел тебя и твою сумку, я подумал, что мне повезло. Наши жестокие боги, наконец-то услышали мои молитвы, - продолжал чертенок.
   - У вас есть боги?
   - Как у любого уважающего себя народа, - с воодушевлением заговорил чертенок. - Самый популярный у нас это Сперопул - бог воров и проходимцев. Не менее популярен Найдивеш - бог искателей и удачи, он не так хорош, как Сперопул, но его многие любят и почитают. Последний наш бог это Миролайт - бог любви, честности и доброты. Он не очень популярный у нашего народа. Как и солнце, которое светит только у великого разлома, он редкий гость в наших домах.
   - Ты сказал, что вы бываете в верхнем мире?
   - Да.
   - Но почему вы не переселитесь туда, где солнце.
   - Там слишком холодно для нас.
   - Понятно.
   После недолгой паузы чертенок почесал затылок и добавил.
   - Верхний мир стерегут ангелы, светлые войны солнца, - сказал чертенок. - Если честно, я боюсь.
   Малкольм встал и повернулся к чертенку.
   - За нашей погоней мы забыли самое главное.
   - Что?
   - Тебе не интересно, кого ты пытался ограбить.
   - Я не пытался, я ограбил.
   - Но тебя поймали.
   - Это уже нюансы.
   - А говорил, веришь в Солнцебога.
   Чертенок надул губы и отвернулся. Он сопел пяточком, словно маленький паровоз. Малкольм коснулся его плеча и протянул ему руку.
   - Меня зовут Малкольм Стоун.
   Чертенок быстро глянул на его руку и отвернулся. Он остался сидеть. Рогатый проходимец показывал всем видом, что жутко обижен на жертву своего ограбления. Он положил ногу на ногу и скрестил руки на груди, вытянул шею и сгорбился.
   Малкольм залез в сумку и достал бинокль.
   - Держи!
   Чертенок повернул голову. Его хитрая мордашка расплылась в улыбке. Он поднялся и взял бинокль левой рукой, правую руку он протянул Малкольму.
   - Спасибо, - сказал чертенок. - Меня зовут Граникус Борс Тринадцатый. Можно просто, Граникус или Тринадцатый. Мне больше нравится Граникус. Но у меня еще двадцать братьев и сестер, поэтому отец называет меня просто, тринадцатый.
   - Приятно познакомиться Граникус Борс Тринадцатый.
   Малкольм пожал когтистую лапку чертенка. Его коготки впились в руку Малкольма. Мальчик не подал виду, но для себя решил больше не жать руки чертям.
   - Теперь твой отец будет доволен? - спросил Малкольм.
   Граникус глянул на сумку Малкольма и облизнулся. Он шмыгнул носом, высунул длинный раздвоенный язык и запустил его в одну ноздрю, потом вытер нос тыльной стороной руки.
   - Даже не думай, - сказал Малкольм. - Сумка моя.
   Он убрал ее за спину.
   - Можно, я остальное после украду? - спросил чертенок с надеждой.
   Малкольм пожал плечами.
   "Да, упорства рогатому не занимать", - подумал он.
   - Я думаю, твои родственники тебя обставят, - сказал Малкольм. - Но я не против.
   - Тогда я приглашаю тебя к нам в гости, - сказал чертенок и пошел к расщелине, ведущей вниз в деревню.
   - Ваш мир такой огромный, - заговорил Малкольм. - Неужели ваша деревня единственная в нем?
   - Нет, конечно, - ответил чертенок. - Там находится замок нашего владыки Луциадуса Вреднейшего.
   Граникус указал на темный скальный массив, окруженный вулканами и черным дымом. Огненные реки текли у его подножья. Не верилось, что там может кто-то жить.
   - Наша деревня не одна, есть еще деревни и даже города, но они дальше, - сказал чертенок и махнул рукой, указывая направление.
   В этот раз спустились быстро. Никто не застрял, хотя у самого выхода Малкольм порвал штаны. Они вышли к тропинке. Заросли, сквозь которые шла тропинка, оказались кристаллами. Эти странные кусты не имели листьев. Многочисленные ветки покрывали тонкие острые иглы, похожие на битое стекло. Они росли плотно. Казалось, будто они живые. Изредка жаркий ветерок касался верхушек кустов, и слышался их мелодичный перезвон. Они жадно тянули к Малкольму веточки, но не дотягивались.
   Почти у самой деревни чертенок обернулся к Малкольму.
   - Я не хочу, чтобы тебя заметил кто-нибудь в деревне, - сказал он. - Поднимут шум, разволнуются.
   Граникус искоса поглядел на сумку и облизнулся.
   - Может быть, ты просто не хочешь, чтобы меня ограбили раньше времени? - спросил Малкольм.
   Чертенок улыбнулся и опустил глаза. Он свернул на узкую тропинку, которой, судя по всему, мало пользовались. Пришлось идти осторожно. Малкольм достал топорик и стал им осторожно отодвигать особо назойливые кустарники. Вскоре они оказались на заднем дворе небольшого аккуратного дома. Задний двор пустовал. Его покрывала каменная плитка.
   - Как вы развлекаетесь? - спросил Малкольм. - У тебя столько братьев и сестер, а детской площадки нет.
   - Есть, - ответил Граникус. - Мы ее убираем, чтобы соседи не украли.
   Соседние дома прятались за высокими изгородями из колючего кустарника.
   "Да, веселенький мир", - подумал Малкольм.
   - А у вас в верхнем мире разве не так? - спросил чертенок с недоумением.
   - У нас есть правила приличия, - сказал Малкольм. - Есть законы, запрещающие воровство.
   - Тогда у вас скучный мир, - сказал чертенок, открывая дверь когтем большого пальца руки.
   - Почему? - не понял Малкольм.
   - Если нельзя воровать, как тогда развлекаться? - спросил чертенок. - Все вокруг честные, нет богатых и бедных, никто не может жить за счет другого.
   - Ты ошибаешься, - сказал Малкольм.
   Он стоял на пороге и осматривал комнату, в которую попал.
   - В чем я ошибаюсь? - спросил чертенок, подходя к большому черному шкафу.
   Он открыл его и достал тарелку с коричневыми кружочками, похожими на овсяное печенье. Граникус поставил тарелку на стол и пригласил Малкольма.
   - Сумку можешь положить сюда, - сказал чертенок.
   Он указал на другой стул, который стоял под столом.
   - Я подержу. Спасибо, - сказал Малкольм и улыбнулся.
   Чертенок тихо выругался и улыбнулся в ответ. Он на мгновение задумался, взял одно печенье и откусил кусочек.
   - О чем мы спорили? - спросил он, глядя на сумку Малкольма. - Ах, да! В чем я ошибаюсь?
   - Наш мир не такой скучный, в нем есть и воровство и эксплуатация человека человеком, - сказал Малкольм.
   На мгновение он задумался над тем, что сказал. Малкольма передернуло. Впервые в жизни он задумался над сказанным с точки зрения другого, пусть и юного чертенка.
   - То есть законы у вас есть, но есть те, кто их нарушает. По-другому все равны, но есть те, кто ровнее?
   - Да, - ответил Малкольм и разломил печенье напополам.
   - Тогда зачем эти законы нужны?
   Чертенок жевал уже второе печенье. Он смотрел на флягу Малкольма и облизывался.
   - Я не знаю, - ответил Малкольм. - Многие их соблюдают.
   - Но не все.
   - Нет, - ответил Малкольм и отправил в рот половину печенья.
   - Тогда наш мир лучше, - отрезал чертенок.
   Он пытался дотянуться хвостом до сумки Малкольма.
   - Чем? - спросил Малкольм.
   Печенье показалось ему соленым, и он открыл флягу, чтобы попить воды.
   - У нас нет законов, - ответил чертенок.
   - Значит у вас анархия, - сказал Малкольм, закрывая флягу.
   - Я не знаю, что означает это слово, но наш мир хотя бы честный. Если ты хитрый, ловкий и сильный, у нас ты можешь стать верховным правителем.
   - У нас тоже, - ответил Малкольм.
   Хвост чертенка никак не мог залезть в сумку к Малкольму. Он попадал куда угодно, в стул, в ногу мальчика, только не в сумку. Наконец, кончик хвоста забрался в сумку и стал там осторожно шарить. Граникус смотрел в потолок и жевал очередное печенье. Малкольм посмотрел на чертенка, на потолок и только потом почувствовал, что в его сумке что-то происходит. Малкольм опустил взгляд вниз. Черный хвост резво обшаривал сумку. Косматая кисточка напоминала маленькую руку.
   Малкольм ударил по хвосту. Тот дернулся и скрылся под столом. Малкольм нахмурил брови. Он закрыл сумку на замок и опустил клапан.
   - О чем это мы? - спросил Граникус как ни в чем не бывало. - Ах, да! Ваш мир гораздо хуже, чем наш!
   - Возможно, - хмуро ответил Малкольм. - Мне не нравится этот разговор. И мне не нравится молодой хозяин этого дома. Я, пожалуй, пойду.
   - Куда? - заволновался чертенок.
   - У меня есть дела.
   - Постой, - быстро заговорил чертенок. - Я даю тебе слово, что не буду пытаться тебя ограбить.
   - Твоему слову можно верить? - спросил Малкольм.
   Чертенок опустил глаза в пол.
   - Вот видишь, - сказал Малкольм.
   - Я слышал, что в верхнем мире есть такое понятие, как друг.
   - Почему тебе это интересно? - спросил Малкольм.
   - Я слышал, что друзья друг друга не обманывают.
   - Ты прав, - сказал Малкольм.
   - И не воруют друг у друга.
   - И помогают друг другу, - продолжил Малкольм.
   - И дарят подарки? - спросил чертенок, глядя на Малкольма.
   - Да.
   - У меня никогда не было друзей, - сказал Граникус. - У нас никто никогда никому не делает подарков просто так.
   Малкольм горько усмехнулся, он осознавал, что и в его мире, в том, в котором он прожил более одиннадцати лет, настоящая дружба редкость. Он стал открывать сумку, глядя на чертенка.
   - Не надо, - сказал Граникус. - Ты уже сделал мне подарок сегодня.
   Чертенок поставил на стол бинокль. Он смотрел то на бинокль, то на Малкольма , на его лице играла глупая и добрая улыбка. Граникус встал из-за стола и протянул когтистую лапку мальчику.
   - Я хочу быть твоим другом, Малкольм Стоун.
   Малкольм встал из-за стола и протянул руку чертенку.
   - Я рад буду нашей дружбе, Граникус Борс Тринадцатый, - сказал он.
   Чертенок горячо сжал руку мальчика и затряс ее. Малкольм пожалел, что не сдержал данное себе обещание. Когти чертенка глубоко впились в его руку. Граникус отпустил руку Малкольма и поманил его за собой.
   - Теперь мы друзья и я даю слово вести себя согласно заветам бога Миролайта. В нашей семье я единственный, кто пытается следовать заветам светлого бога.
   - На что ты намекаешь? - спросил Малкольм.
   - У меня в комнате есть тайник, куда ты можешь спрятать вещи. Ключ от него я отдам тебе.
   Они поднялись по лестнице в маленькую комнату под самой крышей. Каморка, в которой едва уместилась кровать, низенький шкаф и столик у окна, показалась Малкольму уютной. Скудный, но опрятный и гармоничный интерьер давал понять, что хозяин знает толк в наведении порядка. Каждый предмет, начиная от настенных часов и заканчивая настольной лампой, ненавязчиво на это намекали.
   "Какой интересный чертенок, - подумал Малкольм. - Мне казалось, что черти поклонники хаоса".
   Граникус подошел к шкафу. Он открыл и закрыл обе створки пять раз подряд. Внутри шкафа что-то щелкнуло и дно с легким скрипом подпрыгнуло. Чертенок убрал дно в сторону. Он достал из внутреннего кармана жилетки ключ.
   Малкольм подошел ближе. Он увидел сейф, вмонтированный в дно шкафа. Чертенок открыл его ключом. Неглубокий стальной ящик мог вместить не только сумку. Граникус положил туда подарок.
   - Я скажу отцу, что украл его в верхнем мире, - сказал чертенок. - Но сделаю это позже.
   Он отдал ключ Малкольму.
   - Сюда ты можешь спрятать сумку.
   Малкольм положил сумку в сейф, закрыл крышку и повернул ключ. Чертенок положил дно шкафа на место и с силой надавил на него. Со скрипом и щелчком она встала на место. Граникус закрыл шкаф. Малкольм убрал ключ во внутренний карман куртки.
   - Если хочешь, можем пойти погулять, я покажу тебе деревню.
   Чертенок критично осмотрел Малкольма.
   - Я надеюсь, у тебя нет больше ничего, что можно украсть?
   Малкольм осмотрел руки. Наручей он не нашел, но не придал этому значения. Цепочки и хранителя снов на шее тоже не оказалось. Эта потеря почему-то его тоже не расстроила. Он вывернул пустые карманы.
   - У меня больше нечего красть, - сказал Малкольм.
   Он уже направился к двери, когда его качнуло, и ноги подкосились. Мальчик успел ухватиться за дверной косяк и упал на одно колено. Граникус подбежал к нему и подхватил под руку.
   - Что с тобой, Малкольм Стоун? - спросил он.
   - Можно просто Малкольм или Мэл, - ответил мальчик, усмехнувшись.
   - Если ты устал, можешь прилечь на кровать.
   Малкольм почувствовал усталость. Голова продолжала кружиться. Пошатываясь, он подошел к кровати и сел. Чертенок поддерживал его под руку. Граникус волновался за нового друга. Малкольм широко зевнул и повалился на бок. Чертенок осторожно положил его ноги на кровать и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

* * *

   Он несколько раз заглядывал в комнату.
   Малкольм продолжал спать, отвернувшись к стенке. Родители Граникуса уже вернулись домой, когда он в очередной раз заглянул к Малкольму. Он прикрыл за собой дверь и подошел к кровати. Его пугало, что Малкольм так долго спит. Черти спят мало.
   Он присел на край кровати и потрогал плечо мальчика. Оно мерно поднималось и опускалось в такт дыхания. Граникус уже собирался уходить, когда Малкольм зашевелился. Мальчик повернулся на другой бок и открыл глаза. Чертенок вытаращил глаза и подскочил на месте как кузнечик. Он ударился головой о низкий потолок. Малкольм зевнул и потянулся. Он смотрел на чертенка, который прижался к дверям шкафа. Кривые косматые ножки Граникуса, дрожали. Пяточек на взволнованной мордашке танцевал румбу. Чертенок тыкал в Малкольма пальцем и открывал рот, но ничего не мог сказать.
   - Ты чего? - спросил Малкольм.
   - Ты кто? - спросил в ответ Граникус. - Зачем сюда залез?
   - Хотел чего-нибудь стащить, - ответил, шутя Малкольм.
   - Я так и думал, - ответил Граникус. - Уходи как пришел, или я позову отца, и он тебе побреет хвост.
   - Ну вот, а говорил, что мы теперь друзья, - сказал Малкольм. - Это ты хорошо придумал. Закрыл мои вещи к себе в сейф, а теперь пытаешься выгнать из дома.
   Чертенок перестал дрожать. Он стал приглядываться к тому, кто сидел на его кровати. Голос показался знакомым, но остальное. Граникус снял со стены большой обломок зеркала и повернул его к Малкольму. В комнате раздался приглушенный вопль и глухой удар. Рыжий чертенок, который сидел на кровати, подпрыгнул от изумления и ударился головой, сделав две дырки в потолке. Он шлепнулся на пол. Сверху посыпались опилки. Ботинки слетели с ног Малкольма. По полу цокали отличные раздвоенные копытца.
   - Что со мной? - бурчал чертенок, глядя в зеркало.
   - Малкольм, это ты? - спросил Граникус.
   Он все еще держал зеркало.
   - А кто же еще? - огрызнулся рыжий чертенок.
   Малкольм смотрел в зеркало на свою новую внешность. Он мял когтистыми лапками покрытую рыжей щетиной мордашку и морщил светло-розовый пятачок, который похрюкивал каждый раз при надавливании. Заостренные ушки, витые крендельком рожки, украшали кудрявую голову. Малкольм задрал брюки и посмотрел на свои, покрытые шерстью ноги. Он стукнул об пол копытами.
   "Овсяные печенья, будь они не ладны, - подумал он. - У них был явно странный вкус".
   - Зачем ты это сделал? - спросил Граникус, вешая зеркало на место.
   - Что сделал? - не понял Малкольм.
   - Превратился в одного из нас, - ответил Граникус. - И цвет выбрал такой немодный.
   - Что получилось, то получилось, - буркнул Малкольм.
   Он еще раз посмотрел на себя в зеркало, сокрушенно помотал головой и принялся связывать шнурками свои ботинки. Он убрал их в шкаф. Малкольм подумал, что с такими знатными копытами ему ботинки еще долго могут не понадобиться.
   - Ты не против?
   - Нет, конечно, - ответил Граникус.
   В животе Малкольма громко заурчало.
   - Ты голоден? - спросил Граникус. - Идем вниз, там собралась вся семья.
   Малкольм мотнул головой в знак согласия. Как оказалось, после превращения он проголодался. Они спустились вниз. За большим столом в кухне сидели только родители Граникуса и младший брат, которого кормила мама. Другие его братья и сестры уже поели и убежали на улицу.
   - Привет, мам! - сказал Граникус. - Привет, пап!
   - Привет, сын, - буркнул отец Граникуса.
   Отец Граникуса, сухощавый но крепкий черт, начинал седеть. Причем седые волосы росли пока только на косматой груди и кончике хвоста взрослого черта. Рога его загибались назад. Кончики рогов почти касались кончиков острых ушей. Короткие рваные шорты скрывали худые крепкие ноги. Его копыта выбивали какой-то ритм под столом.
   - Сынок, а мы думали, ты не придешь кушать, - сказала мама Граникуса приятным бархатным голосом. - Кто это рядом с тобой?
   На худой невысокой демонессе красовались короткая маечка и юбка. Ее рога и уши скрывались в густой копне волос. Аккуратно заостренные когти покрывал ярко-красный лак. Ярко-розовые губы улыбались под милым пяточком. Ее изящные копытца удачно оттенял ярко-бордовый цвет. Хвостик украшала синяя лента. Даже в пламени ада эта женщина могла поднять жар в сердце мужчины еще на десяток другой градусов.
   - Это мой друг Малкольм, - сказал Граникус.
   Рука его матери замерла на полпути ко рту его младшего брата. Его отец поперхнулся. На стол упали капли супа, который он ел. Стол начал дымиться. Суп с шипением разъедал стол.
   - Осторожнее, дорогой, - сказала мама Граникуса. - Нам еще пригодится этот стол. Подумаешь, у нашего сына появился друг. Вот у тебя никогда не было друзей.
   Она вытерла стол обрывком тряпки, которую тут же выбросила в мусорное ведро. Ведро стало позвякивать и шататься. Оно зачавкало. Через мгновение из ведра раздался долгий басовитый звук отрыжки.
   - И я горжусь этим! - сказал папа Граникуса.
   Он внимательно смотрел на Малкольма. Малкольм почувствовал себя неудобно.
   - Ты чей сын будешь? - спросил папа Граникуса. - У нас в деревне нет рыжих.
   - Я издалека и завтра возвращаюсь домой, - ответил Малкольм.
   - Это хорошо, - сказал черт и отправил в рот ложку бурой, дымящейся жижи.
   - Может быть, ты хочешь есть? - спросила мама Граникуса.
   - Да, - ответил Малкольм. - Спасибо.
   Малкольм сел за стол. Граникус принес две тарелки и сел рядом с другом. Отец Граникуса отодвинул подальше от Малкольма солонку и перечницу. Мама чертенка глянула на мужа с упреком.
   - Смотри, чтобы он ничего не спер, - сказал он.
   - Дорогой, он друг твоего сына, - возразила мама Граникуса.
   - Но не наш, - отрезал черт, почесывая грудь и поглаживая живот.
   - Я даю вам слово, мистер, что ничего не буду воровать в вашем доме, - сказал Малкольм.
   Черт продолжал поглаживать живот. Он громко рассмеялся.
   - Ты даешь честное слово?
   - Да! - ответил Малкольм, глядя в глаза отцу Граникуса.
   - Видно ты совсем издалека, - захлебываясь от смеха, продолжал черт. - В наших краях никто не верит честному слову! Но ты продолжай, я люблю хорошие шутки.
   - Если вы не верите мне, тогда поверьте сыну, - сказал Малкольм.
   Малкольм отправил в рот ложку с супом. Бурая жижа оказалась на редкость вкусной и острой. Она приятно обжигала рот. Когда Малкольм проглотил ее, по телу растеклось тепло, и живот заурчал с еще большей силой.
   - Этому маленькому паршивцу я вообще не верю, - сказал папа Граникуса, глядя на сына.
   - Как тогда вы живете? - удивился Малкольм.
   - Как все нормальные черти, - ответил черт, отодвигая пустую тарелку. - Воруем друг у друга, что можем, ходим на работу, отдыхаем, заводим детей.
   Черт вышел из-за стола и подошел к жене. Он обнял ее и ущипнул младшего сына за щеку.
   - Зачем вы ходите на работу, если можно все необходимое своровать? - спросил Малкольм.
   Взрослые черти переглянулись, на мордах отразилось напряжение. Их мозги медленно ворочались, в попытке найти ответ на простой вопрос. Граникус налил другу добавки. Взрослые черти, еще думали над ответом, когда Малкольм доел вторую тарелку супа. Младший брат Граникуса орал во все горло и тянулся к ложке, в то время как его мама упорно морщила лоб.
   Первым сообразил папа-черт. Он поднял указательный палец к потолку.
   - За нашу работу Луциадус Вреднейший одаривает нас вкусной едой и заботой.
   Ох, милый, ты такой у меня умный! - обрадовалась мама Граникуса.
   Она дала ложку остывшего супа малышу, который тут же замолк. Малкольм усмехнулся. Он отодвинул тарелку и встал.
   - Позаботиться друг о друге вы и так можете, - с улыбкой сказал Малкольм. - Зачем работать, если вы можете своровать у вашего лорда вкусную еду?
   Родителей Граникуса этот вопрос отправил в нокаут. Их глаза приобрели стеклянный блеск. Они снова замерли, думая над ответом. Малкольм пожалел голодного чертенка и взял его на руки. Он стал кормить малыша, пока его мама медленно постукивала по столу ложкой.
   Малкольм накормил чертенка и отпустил. Малыш, резво цокая копытцами, побежал прочь из дома. Граникус удивленно поглядел на родителей и на друга. Он убрал со стола посуду и принес большой чайник.
   Глаза взрослого черта прояснились, он снова указал пальцем в потолок.
   - У Луциадуса Вреднейшего есть трезубец власти, - сказал отец Граникуса и громко выдохнул. - Он говорит нам, что делать, и мы делаем.
   - Тогда Граникус солгал мне, сказав, что в вашем мире нет законов и все черти равны и свободны, - заговорил Малкольм. - У вас есть главный черт, который отдает приказы и заставляет вас делать то, что он хочет. Ваш мир ничем не лучше любого другого.
   - Но как же так . . . - пытался возразить взрослый черт.
   Граникус слушал этот спор, раскрыв рот. Он смотрел то на родителей, которые перед тем как ответить, долго думали, то на странного, нового друга. Никто не заметил тени под окном, которая долго стояла, слушая спор, происходивший в доме. Она исчезла так же тихо и незаметно, как и появилась.

* * *

   Граникус показывал Малкольму деревню, когда на ее окраине послышался лязг металла и крики.
   - Где он? - раздался грозный рев.
   "Ох, как мне это не нравится, - подумал Малкольм. - Нехороший вопрос!"
   Его сердце сжалось. Граникус, как ни в чем не бывало, продолжал ему что-то рассказывать. У соседнего дома резвились маленькие чертенята, играя в "Безногую уточку".
   На окраине деревни показалась дюжина здоровенных чертей. Могучие тела скрывались под старыми ржавыми доспехами. За узкими забралами шлемов горели огоньки глаз. Каждый сжимал в руках копье, погнутый меч или дубину.
   - Где этот рыжий? - вновь пронеслось над деревней.
   "Очень не хороший вопрос!" - подумал Малкольм.
   Он подхватил под локоть Граникуса и поволок за ближайший дом. Чертенок непонимающе вертел головой и упирался.
   Что ты делаешь, Малкольм? - спросил он. - Зачем здесь стража Лорда?
   Рядом с вооруженными чертями появилась высокая фигура, закутанная в черный балахон с капюшоном. Фигура подняла длинную когтистую руку и указала в сторону Малкольма и Граникуса.
   - Стоять! - раздался громкий вопль.
   Черти, гремя доспехами, бросились вперед, круша все на пути. Малкольм резко развернул к себе Граникуса. Он сунул ему в руки ключ от сейфа.
   - Возьми мои вещи, - заговорил он быстро. - Встречаемся в расселине, где я тебя поймал.
   Малкольм оттолкнул Граникуса.
   - Беги! - крикнул он.
   Малкольм побежал навстречу страже. Когда до них оставалось ярдов пятнадцать, он прыгнул между ближайшими домами. Он не рассчитал силу новых ног и врезался в стену. Малкольм упал на землю. Он быстро поднялся и с легкостью запрыгнул на крышу дома. Его заметили.
   - Вон он! - заорал здоровяк с дубиной.
   Черт прыгнул к нему. Здоровенный детина не рассчитал свой вес в доспехах. Он проломил крышу. Малкольм успел ухватить дубину и вырвать ее из рук стражника.
   - Спасибо за дубину! - крикнул он.
   Дубина, обитая железом и ржавыми гвоздями, оттянула руку.
   Еще один стражник прыгнул на крышу. Легче и проворнее неуклюжего сослуживца он в полете занес меч для удара. Малкольм схватил дубину обоими руками и, используя силу всего тела, крутанул грозное оружие. Дубина попала стражнику по спине. Он, словно удачно отбитый мяч, полетел через крышу в колючие кусты. Дубина выскользнула из рук Малкольма и полетела вслед за стражником. По глухому удару и воплям он понял, что дубина достигла цели.
   Больше никто прыгать на крышу не решился. В Малкольма полетели копья и камни. Он успел вырвать из крыши одно из копий и перепрыгнул на другой дом. Стража не отставала. Вскоре копья закончились. Малкольм прыгал с крыши на крышу.
   - Держи негодяя! - орала стража.
   Дети попрятались по домам. Улицы почти опустели. Местные жители не помогали страже гоняться за рыжим чертенком. Расстояние между домами в конце деревни начало увеличиваться. Стражники не отставали. Малкольм прыгнул так высоко, как мог. Он заметил проплешину в густых колючих кустах за последним домом.
   До крыши он не допрыгнул. Малкольм упал на землю и покатился. Он ударился спиной о стену дома. Несколько старых досок треснули. Стражники с радостными воплями бросились на Малкольма. Пыль стояла столбом.
   Первый не допрыгнул. Малкольм ударил его обоими копытами. Он ударил с такой силой, что продавил спиной сломанные доски и провалился в подвал дома. Стражники прыгали один за другим в надежде поймать рыжего беглеца.
   Пока, стража ругалась и пиналась, пытаясь выбраться друг из-под друга, Малкольм спокойно вышел из дома. Он пересек улицу и запрыгнул на последний дом.
   - Вон он! - раздался рев за спиной. - Вставайте, бараны!
   - Побрейте ноги, девчонки! - крикнул Малкольм.
   Он высоко подпрыгнул и приземлился далеко в колючих кустах. Он выбрался из них и побежал в сторону стены, от которой пришел в деревню. До расселины он добрался нескоро. Без тропинок, ему пришлось долго плутать.
   Малкольм никого не нашел возле расселины. Он решил подняться на стену и нашел Граникуса там. Чертенок сидел у небольшого выступа и плакал. Сумка и ботинки Малкольма лежали рядом. Граникус не поднял головы, когда к нему подошел рыжий чертенок.
   - Что случилось? - спросил Малкольм, садясь рядом.
   - Они забрали отца, - всхлипывая, ответил чертенок.
   Он то и дело вытирал красный пяточек тыльной стороной когтистой руки.
   - Куда забрали?
   - В замок лорда, - ответил чертенок. - Они маму избили. Так нельзя! Она плакала.
   Чертенок еще сильнее заплакал. Он обхватил голову руками. Малкольм положил руку ему на плечо.
   - Мы спасем твоего отца, - сказал он.
   Малкольм понимал, что это безумная мысль. Но что-то ему подсказывало, что самые безумные идеи обречены на успех. Он встал и подал когтистую, покрытую рыжей шерстью руку чертенку. Граникус продолжал всхлипывать. Он посмотрел на протянутую ему руку и крепко пожал. Малкольм рывком поднял нового друга на ноги.
   - Вперед, время не резиновое! - сказал он.
   - Да! - ответил чертенок, хотя не понял, что это значит.
   В деревню они попали быстро.
   Мама Граникуса собрала им еды в дорогу. Она сложила ее в старый потрепанный кожаный портфель, на котором красовалась монограмма МЖ. Она перетянула портфель новенькой бечевкой и отдала сыну. Потом она попросила подождать и ушла на несколько минут. Она вернулась, неся в руках небольшой сверток.
   - Что это? - спросил Граникус.
   Она ничего не ответила.
   - Возьми, позже поймешь, - сказала она. - Он вам поможет.
   - Спасибо, - сказал Малкольм.
   Они вышли из дома и медленно пошли по улице. Возле каждого дома стояли черти. Казалось, что вся деревня, от мала до велика, вышла их проводить. Все молчали, даже дети. Из последнего дома, на окраине деревни, вышел старый сгорбленный черт. Он громко закряхтел и закашлял. Улица тут же опустела.
   Старый черт поманил, двух чертят, стоящих на пустой улице кривым пальцем.
   - Подойдите ко мне, герои, - прохрипел он.
   Малкольм ускорил шаг. Граникус засеменил следом. Он знал, что у старосты деревни плохая репутация.
   - Далеко собрались? - спросил старый черт.
   Он выдернул из брови невероятно длинный седой волос и пустил его по ветру. Волосок, кружась, полетел к воротам деревни и скрылся за ними. Старик покачал головой.
   - Понятно, - сказал он. - Что, Граникус Борс, хочешь спасти отца?
   - Да, - ответил чертенок, смотря в землю.
   Он боялся смотреть на старосту деревни.
   - У тебя хороший друг, - сказал староста. - Раз не бросил тебя.
   Старый черт сел на ступеньки и достал кисет. Он взял щепотку табака и вдохнул его одной ноздрей, затем другой. Его пятак стал коричневым от нюхательного табака.
   "Апчхи", - пронеслось над деревней.
   Старик чихал так долго и громко, что Малкольм устал ждать.
   - Это я во всем виноват, - сказал он.
   - Я знаю, - сказал старый черт.
   Он чихнул в последний раз. На землю упала его вставная челюсть. Граникус поднял два ряда острых зубов и вернул хозяину.
   - Спасибо, молодой человек, - прошамкал Старик.
   Он вставил челюсть на место. Пошевелил ею вправо и влево.
   - Я хочу вам помочь, - сказал он. - В замок Лорда можно попасть через потайной ход. Он находится позади замка, под вторыми воротами. Про него мало, кто помнит. Вы должны завладеть "Трезубцем Власти". Он находится в тронном зале и никем не охраняется.
   - Что нам с ним делать? - не понял Малкольм.
   - Это не только символ власти, - ответил староста. - Это мощное оружие. Оно подчиняет всех и вся в этом мире воле хозяина. Завладейте им и вы хозяева мира.
   - Спасибо вам, - сказал Граникус.
   - Ты ловкий чертенок, - сказал староста, ткнув Малкольма в грудь. - Гораздо ловчее меня в твои годы. У тебя все получится.
   Старый черт поднялся со ступенек.
   - Я думаю, ты не случайно появился в нашей деревне, - сказал он. - Помоги спасти отца Граникуса.
   Он повернулся и, кряхтя, побрел в дом. Чертенята переглянулись. Дверь за старым чертом со скрипом закрылась. Горячий ветер гонял пыль по улице. Чертенята постояли и вышли за ворота деревни.
   Впереди их ждал замок Луциадуса Вреднейшего.

* * *

   Долго ли они добирались до замка Лорда, Малкольм не знал. В этом странном мире дни не сменяли ночи. Вечное красное небо и черные облака над головой. Чертенята не считали, сколько раз делали привал. Они упорно шли к цели. Им пришлось идти в обход обжитых мест, по диким и опасным местам.
   Они смогли чуточку перевести дыхание, когда оказались у подножья черного замка. Стены замка никто не охранял. Никто никогда не нападал на неприступную твердыню. Чертенята расположились на камнях. Граникус достал последнюю жесткую лепешку и, разломив ее, отдал половину Малкольму.
   - Как, по-твоему, где тайный вход в замок? - спросил Граникус.
   - Не знаю, друг, - ответил Малкольм, жуя лепешку. - Но мы его найдем.
   - Что означают эти буквы? - спросил Малкольм, указывая на монограмму "МЖ".
   - Не знаю, этот портфель отец принес от великого разлома.
   Граникус стал закрывать портфель, но тот выскользнул из его рук. На камни с глухим стуком упал сверток, который дала мать. Чертенок поднял его и развернул. Он вздрогнул.
   - Что там? - спросил Малкольм.
   - Я никогда не видел такой красоты, - сказал чертенок и положил на камень кинжал странной извилистой формы.
   Лежа на камне и покачиваясь, кинжал стал медленно поворачиваться в сторону замка. Он качнулся еще несколько раз и замер.
   - Интересно, - сказал Малкольм. - Прямо стрелка компаса.
   Он развернул кинжал к себе лезвием и отпустил. Золотое, украшенное камнями и гравюрами оружие снова задрожало и медленно повернулось в сторону замка.
   - Откуда у твоей мамы этот кинжал? - спросил Малкольм.
   - Не знаю, - ответил Граникус.
   Кончик лезвия указывал на почти вертикальную стену замка. Чертенята, не сговариваясь, пошли к ней. Граникус захватил кинжал. У самой стены они еще несколько раз клали кинжал на камни. Изящное оружие упорно указывало на тонкую трещину в каменной стене.
   - Это то, что мы ищем? - спросил Граникус.
   - Ну, в эту щель мы точно просочиться, не сможем, - сказал Малкольм. - Если только . . .
   Он взял кинжал у чертенка. Лезвие идеально проходило в трещину. Малкольм вставил лезвие и стал его медленно двигать вниз по трещине. Раздался хруст и часть стены, которая казалась монолитной, отъехала в сторону. На чертенят пахнуло затхлым воздухом подземелья.
   Граникус нерешительно смотрел на Малкольма. Малкольм заглянул внутрь темного прохода. Тьма и тишина ждали впереди.
   - Ну что идем? - спросил Малкольм.
   Чертенок явно боялся и не мог открыть рот. Он быстро и часто закивал в знак согласия, удивляясь, что ему хватило сил хотя бы на это. Малкольм скрылся в проходе. Граникус стоял и смотрел на черную пасть тайного входа в замок.
   - Ты идешь? - раздался шепот из провала в стене.
   Граникус закрыл глаза и стал медленно приближаться к проходу. Он нащупал края. Его когти заскребли по камню.
   - Смелее, друг, - раздался голос Малкольма.
   Граникус на ощупь двинулся вперед. Он чувствовал, как постепенно погружается в холод и мрак. Шаг, другой. Звонкий цокот копыт отражался от стен. Чертенок вздрогнул, когда проход за его спиной закрылся. Он не слышал этого, но почувствовал дуновение ветерка.
   - Можешь открыть глаза, - сказал Малкольм.
   Граникус открыл глаза и попятился. Малкольм в руках держал ярко светящийся огонек.
   - Что это? - спросил он.
   - Полезный подарок одного хорошего друга, - ответил Малкольм.
   - Это карманный светлячок? - не унимался Граникус. - Я слышал в долине за великим огненным потоком есть такие, но они горят красным огнем.
   - Да, - ответил Малкольм. - В верхнем мире светлячки горят белым светом.
   Впереди он видел длинный узкий коридор. Ровные стены терялись во тьме. Малкольм сделал пару шагов вперед.
   - Как мы выберемся из замка? - спросил Граникус.
   Он шел за Малкольмом и смотрел себе под ноги.
   - Я думаю, нам придется выходить через главные ворота, - ответил Малкольм и остановился.
   Рожки Граникуса воткнулись ему в спину.
   - Извини, - пискнул чертенок.
   Длинный и извилистый проход и не имел разветвлений. Проходом давно не пользовались. Копытца чертенят гулко цокали по пыльному неровному полу. Потолок опускался с каждым шагом ниже. Вскоре они уперлись в стену. Малкольм достал кинжал. Он осветил стену и стал искать трещину или дырку. Он заметил углубление в боковой стене, как будто его специально сделали большим кулаком. Малкольм переложил кинжал в другую руку. Он уперся в стену кулаком. Лезвие шло вдоль боковой стены и упиралось встык двух стен. Малкольм нагнулся и сдул толстый слой пыли.
   - Что там? - спросил Граникус.
   Малкольм хотел ответить. Он вдохнул пыль и стал чихать. Его рога высекали искры из низкого потолка при каждом взмахе головы. Прочихавшись, Малкольм снова приложил кулак к стене и стал медленно погружать лезвие в щель между стенами, которая пряталась под толстым слоем пыли. Раздался знакомый хруст, и стена перед ними отошла в сторону.
   Пол помещения лежал в полутора футах от тайного входа. Малкольм спрыгнул и отошел в сторону. Он рассматривал помещение, в которое они попали. Зарешеченные двери шли вдоль обеих стен. С потолка свисали крюки и потухшие ржавые светильники.
   - Куда мы попали? - испуганно спросил Граникус.
   - Это темница замка. Возможно, здесь мы найдем твоего отца, - прошептал Малкольм. - Мы не должны будить стражу, если она здесь есть.
   Граникус зажал рот лапкой и закивал. Первой камера пустовала. На полу лежали цепи, прикованные к стенам и пара перевернутых тарелок. В углу лежала куча высохших острых колючек.
   - Я полагаю, у вас нет конвенции о защите прав и свобод чертей? - спросил Малкольм.
   - Чего? - не понял Граникус.
   - Шучу, друг, - буркнул Малкольм. - У вас все вопросы решаются большой вилкой.
   - "Трезубцем власти", - поправил его Граникус.
   В другой камере на пучке колючек лежал тощий черт без одежды. Ноги арестанта, закованные в кандалы, походили на палки, покрытые плешивым мхом. Малкольм не понял, спал он или уже умер. В следующей камере лежали два молодых крупных черта. У решетки стояло две пустые миски. Малкольм уловил странный запах. Он исходил от мисок.
   - Что это? - спросил Малкольм. - Что они ели?
   Граникус поднял тарелку и принюхался. Его пяточек стал ходить из стороны в сторону.
   - Мне не знаком этот запах.
   Чертенок вдохнул сильнее. Его зашатало. Тарелка выпала из его рук. Малкольм подхватил тарелку у самого пола. Граникус держался за стену.
   - Не нюхайте это, - раздалось за их спинами.
   Малкольм оглянулся. В одной из камер он увидел отца Граникуса.
   - Это снадобье свалит кого угодно, - сказал черт, прижавшись к решетке. - Граникус, ты как?
   Граникус оглянулся. Его глаза блуждали по каземату. Малкольм подвел друга к его отцу. Он усадил чертенка на пол спиной к решетке.
   - Последите за ним, я попробую найти ключи он камеры, - сказал он.
   - Конечно, - сказал отец Граникуса.
   Он обхватил сына за плечи. Граникус порывался встать. Он что-то бормотал. Но отец его держал крепко, просунув руки сквозь решетку. На полу стояла полная тарелка с едой, к которой отец чертенка не прикоснулся. Малкольм отодвинул ее подальше от Граникуса.
   - Я пошел, - сказал Малкольм.
   - Удачи.
   Из каземата вела широкая лестница, которая заканчивалась железной, ржавой решеткой. Малкольм толкнул ее. Заперта. Справа от решетки стоял каменный табурет и копье. Вдоль стен горели редкие факелы. На стене над табуретом висела связка ключей. Малкольм повертел головой и не увидел стражника.
   - Неужели так просто? - буркнул он.
   Он снял ключи и спустился в темницу. Граникус лежал на полу и что-то тихо напевал. Малкольм отпер камеру.
   - Будем выбираться?
   - Пожалуй, - буркнул отец Граникус, поднимая сына.
   - Где хранится "Трезубец Власти"? - спросил Малкольм.
   - В тронном зале.
   - Как туда добраться?
   - Иди по факелам и не ошибешься.
   - Не отставайте, - сказал Малкольм и быстро побежал к лестнице.
   Малкольм услышал впереди шум. По лестнице спускался озадаченный охранник. Он бубнил проклятия. Сзади его окликнули. Он обернулся. Малкольм буквально вбежал на лестницу и прыгнул под ноги охраннику. Охранник с хрюканьем упал на лестницу. Малкольм, что есть сил, врезал ему по спине копытами. Охранник скатился к решеткам и затих.
   Малкольм спрятался за стену. На лестницу вышел другой охранник. Он спустился на пару ступенек и нагнулся, выпятив большой зад в кожаных штанах. Малкольм подпрыгнул и врезал по удобной мишени обеими копытами. Охранник вытянул руки вперед. Он не удержался и полетел вниз по лестнице, пятаком пересчитав ступеньки.
   Малкольм услышал внизу шум и чавканье. Он быстро спустился в темницу. Отец Граникуса сидел сверху на одном из охранников и тыкал его в миску с отравленной едой. Охранник дернулся еще пару раз и затих. Мистер Борс встал и вытер руки о его спину. Второй охранник лежал пузом вверх. На его морде, вымазанной в обеде отца Граникуса, блуждала улыбка.
   - Сколько охранников сторожит каземат? - спросил Малкольм.
   - Я видел только этих, - ответил мистер Борс.
   Он вернулся в камеру за Граникусом.
   - Нет! - раздался возглас.
   Черт выбежал из камеры с выпученными глазами.
   - Где Граникус? - спросил он, оглядывая темницу.
   Единственная открытая камера пуставала. Проход, через который они попали в темницу, давно закрылся. Малкольм потрогал кинжал, торчащий из-за пояса.
   - Из темницы он мог уйти только одним путем, - сказал Малкольм. - По лестнице.
   Он побежал вверх по лестнице. Отец Граникуса бросился следом. Факелы тускло освещали коридор. Малкольм взял тяжелое копье, стоящее у стены. Мистер Борс посмотрел на Малкольма с удивлением, но ничего не сказал. Подумав, он взял дубину, которую принес охранник. Они быстро пошли по коридору, изредка останавливаясь и прислушиваясь. Они проверяли редкие запертые двери в коридоре. Одна дверь со страшным скрипом открылась. За ней скрывалась старая кладовая, заваленная всяким хламом. Граникуса они здесь не нашли.
   Из коридора на следующий этаж замка вело две лестницы. Они обе освещались факелами. Малкольм остановился.
   - Какая из них? - спросил он.
   - Значения не имеет, они обе ведут в тронный зал, - ответил мистер Борс.
   Рыжий чертенок выбрал левую лестницу и зацокал по ней копытами. Черт переложил дубину в другую руку и пошел следом. Лестница заканчивалась деревянной дверью, из которой торчало большое кольцо. Малкольм подергал кольцо из стороны в сторону. Щелкнул замок, и дверь отворилась. Малкольм и мистер Борс сразу услышали звон железа и крики. В тронном зале что-то происходило.
   - Держи его . . .
   - Он сломает трезубец . . .
   - Лорд нас накажет . . .
   Малкольм выглянул из-за двери, но ничего не увидел. Дверь скрывалась за портьерой. Он осторожно отодвинул ее и смог разглядеть четырех чертей, закованных в ржавое железо с короткими ржавыми мечами. Весь обзор закрывал невероятно широкий трон. Что происходит в тронном зале, Малкольм понять не смог. Стража бросилась вперед, и тут раздался крик Граникуса.
   - Стоять, негодяи, - кричал чертенок. - Я превращу вас в жаб.
   - Ты не сможешь, маленький глупый чертенок, - раздался грубый рык.
   - Ты даже не знаешь, как он работает, - раздался высокий протяжный голос. - Ты его только сломаешь. Наш великодушный Лорд не накажет тебя. Отдай трезубец.
   Вдруг из-за трона показался Граникус. Он медленно отходил к портьере, за которой прятался Малкольм и его отец. Он крутил трезубцем из стороны в сторону. За ним медленно шел высокий черт, завернутый в черный плащ. Капюшон полностью скрывал его морду. В тени капюшона горели красные глаза. За высоким чертом шли два охранника. Малкольм услышал шорох с другой стороны трона. Граникуса обходили сзади. Малкольм откинул портьеру и подбежал к другу.
   - Это он, - рявкнул один из охранников и потер заплывший глаз.
   - Рыжий, - прошипел высокий черт.
   Малкольм бросил копье и вырвал из рук Граникуса трезубец. Золотое оружие походило на трезубец римского гладиатора. В место, откуда начинались зубцы, неизвестный мастер вставил зеленый камень. Абсолютно гладкое древко удобно легло в руку.
   - Стоять! - крикнул Малкольм.
   Его голос сорвался в визг. Малкольм прочистил горло и уже более спокойно сказал.
   - Стойте, господа, или я его сломаю.
   Он занес его над полом. Высокий черт в плаще замер. Он расставил руки в стороны, останавливая грубых охранников. Он вытянул одну руку вперед и медленно двинулся к чертенятам.
   - Отдай мне его, и я отпущу вас с миром, - прошипел он. - Лорд ничего не узнает.
   - Стоять! - крикнул Малкольм.
   Мрачный высокий черт не послушал его, продолжая двигаться вперед. Он продолжал шипеть жутким гипнотизирующим голосом.
   - Ты не сможешь ничего сделать. "Трезубец Власти" слушает только своего господина.
   Малкольм пожал плечами и коварно улыбнулся, показав чудесные клыки.
   - Тогда пусть он не достанется никому, - сказал он спокойно.
   - Нет, - рявкнул высокий черт, бросаясь на Малкольма.
   Рыжий чертенок занес над головой трезубец и с размаху ударил им об пол. Раздался звук лопнувшей струны. По тронному залу прошла волна, которая отбросила высокого тощего черта в черном плаще. Он налетел на одного из охранников, и они упали на пол.
   Малкольм чувствовал вибрацию в руках. Трезубец звенел. Камень светился ярким светом.
   - Всем стоять! - крикнул Малкольм. - Никому не двигаться.
   Он стал направлять трезубец на охранников, которые безропотно исполняли приказ. Они застывали, словно статуи и больше не двигались. Малкольм вышел на середину тронного зала. Граникус и его отец последовали за ним. Тронный зал больше походил на зал суда. На возвышении стоял трон. По обе стороны от него стояли кресла поменьше, объединенные общей с троном спинкой. Перед троном, на полу, находился черный квадрат с двумя столбами в его вершинах. От столбов тянулись железные цепи с кандалами.
   - Что это? - спросил Малкольм.
   - Когда-то здесь судили грешников, - ответил мистер Борс.
   Малкольм направил трезубец на столбы, и они с грохотом упали на пол. Цепи зазвенели и затихли. Звук многократно отозвался эхом в сводах тронного зала. Малкольм повернулся к друзьям.
   - Граникус!? - крикнул он.
   Граникус сидел на одном из охранников и хлестал его по упитанным щекам ладошками.
   - Негодяй! - вопил чертенок. - Что мой отец вам сделал?
   Охранник закрывался могучими лапами, но ничего не делал в ответ. Малкольму показалось, что в тронном зале кого-то не хватает. Он быстро осмотрел зал и не нашел высокой тощей фигуры в плаще и капюшоне.
   - Куда делся этот длинный в капюшоне? - спросил Малкольм.
   - Убежал, - радостно доложил Граникус. - Я пнул его под зад, а он даже не оглянулся. Убежал как трус.
   Глаза чертенка, горели праведным огнем. Он слез с охранника, который медленно уполз за трон.
   - Идемте отсюда, - сказал Малкольм. - Вам пора домой.
   - Мы не будем искать Лорда? - спросил Граникус, осматривая тронный зал.
   - Зачем? - спросил Малкольм. - "Трезубец Власти" у нас, ваш лорд больше вам не хозяин. Вы свободны и можете устанавливать законы.
   - Ты о чем, Малкольм? - спросил Граникус. - Что значит вы?
   Он вопросительно смотрел на Малкольма.
   - А как же ты?
   - Я чужак в вашем мире, - ответил Малкольм. - Ты единственный, кто видел меня настоящего. У меня своя дорога.
   Малкольм протянул трезубец Граникусу. Камень уже не горел. Оружие молчало.
   - Вы и без меня справитесь.
   Граникус взял трезубец и посмотрел на отца. Тот улыбнулся и покачал головой.
   Они расстались недалеко от замка. Граникус показал Малкольму замковую пристань. Огненная река лавы текла в направлении яркой звезды. Чертенок сказал, что лучше плыть в нужном направлении, чем идти. Возле пристани стояли лодки из темного минерала. Они не плавились и оставались холодными внутри, хотя огненный поток обжигал своим дыханием.
   Малкольм запрыгнул в одну из лодок. Он почувствовал, как волоски на его толстой шкуре стали сворачиваться в тонкие тугие пружинки. Он поежился.
   - Скоро привыкнешь, - сказал Граникус.
   В лодке лежали два весла. Малкольм устроился поудобнее. Граникус отвязал лодку и оттолкнул ее от пристани.
   - Счастливо! - прокричал Граникус. - Еще увидимся, Малкольм Стоун.
   - Тебе тоже удачи! - ответил Малкольм.
   Его новые друзья еще долго стояли на берегу и смотрели, как лодка быстро уносится огненным потоком. Вскоре лодка скрылась из виду.

* * *

   Малкольм не знал, сколько провел на лодке, плывя по огненной реке. Река становилась шире. Он давно перестал замечать деревеньки на берегу. Течение огненного потока замедлялось. Лава уже не так сильно лизала борта. Малкольм привык к жаре и даже не хотел приставать к берегу, когда русло реки стало поворачивать в сторону.
   Впереди Малкольм увидел слабый дневной свет. Казалось, как будто к красному небу прикрутили самую длинную лампу дневного света, которая не имела ни конца, ни начала.
   "Вероятно это "Великий Разлом", о котором говорил Граникус", - подумал Малкольм.
   Малкольм вытащил лодку на берег и сложил в нее весла.
   Когда он добрался до границы разлома, он устал и проголодался. Перед тем как отправиться в долгий путь, Малкольм заглянул на кухню замка Лорда Луциадуса Вреднейшего и взял несколько лепешек твердого хлеба. Лепешки давно закончились, и на дне сумки едва ли нашлась и пара крошек. Последние галеты и сардельки форестианца Малкольм хотел оставить на особый случай.
   Верхний мир щедро делился подарками. Малкольм замечал на камнях целые высушенные деревья. Иногда под ногами звенела искореженная, металлическая домашняя утварь. Малкольм нашел ржавый меч. Он взял его с собой.
   Малкольм решил остановиться и отдохнуть в небольшой долине гейзеров. Несколько десятков больших грязевых гейзеров весело бурлили и пускали едкий пар. Малкольм удивился тому, что запах этого пара ему нравился. Он разделся и оставил вещи под навесом у невысокой скалы. Он залез в один из грязевых гейзеров.
   Наверное, будь Малкольм сейчас человеком, он бы ошпарился, но на его голове росли рога, а длинный хвост заканчивался пышной кисточкой, которую мечтает заполучить любой художник, продавший душу повелителю тьмы.
   Рыжий чертенок полностью погрузился в грязь, фыркая и наслаждаясь жаром. Грубая кожа размякла и начала приятно зудеть. Малкольм вылез и направился к горячему источнику, который фонтанировал неподалеку. Под струями кипятка Малкольм смыл всю грязь. Усталость как рукой сняло.
   Он сидел, прижимаясь спиной к скале. Дорожная сумка лежала у его ног. Он вертел в руках "огниво", подаренное Дабсом.
   - Внутри этого ничего нет, но ты это видишь, - прочитал он мелкую надпись, казавшуюся ему когда-то рисунком.
   "Огниво сделали здесь. Если бы я не получил опыт Нагар Тея, то не смог бы прочитать эту надпись. Жаль, что я не помню, как мастер замков делал "огниво" и для чего. Интересно, что это на самом деле?" - думал он.
   Вдруг грязевой гейзер недалеко от него взорвался.
   Брызги грязи и резкий запах заполнили все вокруг. Малкольм вскочил. В жиже гейзера кто-то плескался. Малкольм забрался по краю гейзера и увидел, как в черной грязи барахтались двое.
   - Где мы?
   - Откуда мне знать!
   - Ну и вонь! Я вся в грязи! Мои волосы!
   - Твои Волосы? Куда плыть я ничего не вижу?
   - Нас засасывает!
   - Да! - дико завопил Дуглас. - МЫ ТОНЕМ!
   Малкольм узнал голоса старых друзей. Он заметил едва различимый канатик, уходящий вверх.
   - Обнимитесь! - прокричал он. - Санара включи лебедку.
   - Кто это?
   - Тут кто-то есть?
   - Это Малкольм! - снова прокричал Малкольм. - Санара, включи лебедку на ремне! Быстрее!
   - Санара, мы в аду, и какой-то черт утверждает, что он Малкольм! - прокричал Дуглас
   - Без истерики! - ответила Санара. - Нас спасают!
   Санара включила лебедку, которая тяжело завибрировала, но заработала. Они повисли над гейзером. Лебедка фыркнула, из нее пошел дым. Малкольм смотрел на друзей, которые беспомощно висели в воздухе.
   - Раскачивайтесь. Я вас подхвачу, - крикнул он.
   - Может, поможешь, - ответил Дуглас.
   - Могу кинуть в вас камень, потяжелее, - ответил Малкольм.
   - Чего? - прокричали Дуглас и Санара хором.
   - Ну, вы же помните, сила действия равна силе противодействия? - пробубнил Малкольм, толкая ногой обломок большого камня. - Как-то, так?
   - Уууууу, - пробурчал Дуглас.
   Они начали раскачиваться. Малкольм ухватил их и оттащил от края гейзера.
   - Чего теперь? - не унимался Дуглас.
   - Отрезать лебедку? - предложил Малкольм.
   Санара дотянулась до механизма на поясе. Она стала нажимать на кнопки. Раздался щелчок, и тросик со свистом исчез в вышине. Ребята рухнули на землю. Малкольм побежал за флягой.
   Его друзья встали, стирая с себя липкую грязь.
   - Малкольм, это точно ты? - не верил Дуглас. - Ты ужасно выглядишь, друг!
   - Ну почему же? - возразила Санара. - Отличные копыта и рога. Хвост загляденье, зависть берет.
   Она старалась не таращиться на Малкольма. Особое веселье у его друзей вызывал светло-розовый поросячий пятачок. Они сдерживались, как могли. Малкольм это понял.
   - На себя посмотрите, - усмехнулся Малкольм, подходя и снимая крышку с фляги. - Подставляйте руки.
   Фыркая и брызгая водой, ребята начали отмывать лица и руки.
   - Ну, почти чистые, - проговорил Малкольм с улыбкой, осматривая друзей.
   Санара хмуро смотрела на чумазого Дугласа, но когда осмотрела себя, стала темнее грозовой тучи.
   - Почти чистые! - прокричал Дуглас. - Мы живы!
   Его переполняло счастье. Он рухнул с небес и остался жив. Его друзья стояли рядом. Его не волновало, что может случиться потом. Он снова осмотрел себя.
   - Подумаешь, немного испачкался, - сказал он, продолжая широко улыбаться.
   Ему хотелось кричать, плакать и танцевать одновременно. Он не выдержал и радостно закричал. Расставив руки в стороны, он начал диковато странный танец. Крылышки за его спиной хлопали в такт его движений. Малкольм наблюдал за другом с улыбкой.
   "Главное не умение, главное желание", - вспомнил Малкольм слова отца.
   Он внимательно изучал друзей. То, в кого они превратились, его не удивило. Кто живет на небе, конечно, ангелы. Кто населяет бескрайние зеленые леса, конечно, прекрасные девы-дриады. Он посмотрел на копыта, хвост и улыбнулся, обнажая острые клыки.
   Санара наблюдала за безумным танцем Дугласа. Она стояла, топая ножкой, уперев руки в бока, ожидая, когда он закончит. Дуглас остановился неожиданно. Он зашатался и рухнул как подкошенный. Густой храп наполнил долину гейзеров.
   - Он, что спит? - удивилась Санара.
   Она подошла к другу и потормошила его. Дуглас что-то пробурчал и свернулся калачиком прямо на теплых камнях.
   - Видать перенервничал, - сказал Малкольм. - Воздух здесь не такой чистый как на небесах.
   - Да меня тоже слегка шатает, - сказала Санара. - Хотя наверху утро.
   - Ложись спать, - предложил Малкольм. - Вам надо привыкнуть к здешнему воздуху.
   - Что мне с одеждой делать? - спросила Санара.
   - Здесь много термальных источников. В одних вода кипяток, но есть и теплые, - сказал Малкольм. - Можно искупаться и постирать одежду.
   - А где стиральный порошок взять? Или хотя бы мыло.
   - Можно попробовать сделать самим.
   - Как?
   - Я не пробовал, но отец рассказывал.
   - Что нам для этого нужно?
   - Зола.
   - Ну вот, а золу где взять?
   - Сделать.
   Санара села рядом с Дугласом. Ее тоже начало клонить в сон. Малкольм посмотрел на друзей и улыбнулся. Санара легла рядом с Дугласом и тут же уснула.
   "Интересно день проводят ребята, - думал он, собирая сучки и коряги валявшиеся повсюду. - Все развлекаются, кроме меня".
   Собрав достаточно дров, он развел костер и принялся за дело. Из рассказов отца он помнил, что способов получить "природное мыло" из золы существует два. Один медленный, где-то три дня и сравнительно быстрый, два или три часа. Время терять не хотелось. Малкольм решил, что к тому моменту, когда друзья проснутся, он изготовит для них мыло.
   Малкольм обыскал все вокруг и нашел пару погнутых кувшинов с широким горлышком. Он вернулся с находками к догоревшему костру. Мальчик собрал золу в один из кувшинов, залил ее водой и размешал палкой. Затем снова развел костер и стал варить полученный раствор.
   К тому моменту, когда друзья проснулись, Малкольм сварил достаточно "жидкого мыла". Недалеко от стоянки Малкольм нашел кусок грубой материи. Над одним из водных источников, который не выпускал фонтаны кипятка, Малкольм соорудил навес. Получилась прекрасная сауна. Он подумал, что особый случай настал.
   Они снова вместе. Малкольм зажарил несколько сарделек.
   - Доброе утро, сони! - обратился он к друзьям, когда те проснулись. - Хотите есть?
   - Чем угощаешь? - спросил Дуглас.
   - Я грязными руками не ем! - сказала, потягиваясь Санара. - Малкольм, а что с мылом?
   - Есть все! - сказал Малкольм. - Есть покушать!
   Он указал на кружку Дугласа, из которой торчали зажаренные колбаски.
   - Есть помыться, - он указал на самодельную сауну.
   Хрюкнув, он продолжил с жутковатой улыбкой.
   - Постираться, - Малкольм поднял кувшин с "жидким мылом"
   Дуглас и Санара с удивлением смотрели на друга.
   - Не забудьте разбавить. Я не шучу, получилось "Атомное жидкое мыло"
   Он отполз от костра и улегся на большую лежанку из сухого мха, которую он собрал для себя. Спать на твердых камнях с походной сумкой под головой ему надоело. Он провалился в глубокий, но недолгий сон.
   "Ему снилась широкая река с чистой прозрачной водой. Он мог видеть водоросли и золотистых рыб. Безоблачное, от горизонта до горизонта, небо отливало синевой. Тишину нарушал еле слышный стрекот кузнечиков.
   Вдруг Малкольм заметил на берегу девочку с рыжими волосами. Она сидела, вытянув длинные стройные ноги, собрав юбку чуть выше колен. Уперев руки в землю, она повернула лицо к солнцу. Малкольм подошел к ней.
   - Кто ты?
   Девочка повернулась к нему, прикрыв глаза от солнца рукой. Она улыбнулась.
   - Я твой ангел-хранитель.
   - От чего ты меня защищаешь?
   - Я помогаю, я не в силах тебя защитить.
   - Как тебя зовут?
   - Это не важно. Узнаешь в свое время.
   - Почему ты здесь? Эти злобные чудовища снова меня нашли?
   - Пока нет, но они рядом. Вам нужно торопиться.
   Резкий порыв ветра ударил в лицо Малкольму. На мгновенье он закрыл глаза. Когда он открыл их, прекрасная незнакомка с рыжими волосами исчезла. На горизонте Малкольм увидел черную фигуру. Существо стояло неподвижно. Вдруг рядом с мрачной фигурой появилась еще одна и еще. Фигуры стали заполнять горизонт и расти.
   Сердце Малкольма забилось с невероятной силой. Он отступил на шаг и оскалился.
   - Ну, давай, - прошептал он.
   -Безумец! - услышал в ответ Малкольм.
   Фигуры слились в одно целое. Черный горизонт одной стремительной смертельной волной ринулся вперед, пожирая все на пути. Рай превращался в черную пустоту.
   Еще мгновение и . . ."
   Малкольм резко вскочил. Напротив него сидела Санара. Она выглядела свежо, облаченная в чистую одежду.
   - У тебя был кошмар?
   - Да, один из моих любимых.
   - Расскажи.
   - Тут не о чем рассказывать, - ответил Малкольм. - Где Дуглас?
   - Пошел за одеждой. На горячих камнях удобно сушить мокрые вещи. И вообще мне здесь начинает нравиться. Тепло, ветра нет. Мрачновато, конечно. Но какой мир идеален?
   - Согласен.
   - Спасибо за "жидкое мыло"
   - Рад помочь.
   Вдруг они услышали хруст камней. Малкольм схватился за меч. Санара взяла в руку тяжелый камень. Из тени вышли трое. Двое мужчин и девочка.
   Милена вышла вперед. Подойдя к костру, она выставила правую ножку и, задрав подбородок, заговорила.
   - Отвечайте! Видели ли вы здесь высокого умного красавца с шикарной шевелюрой и огненными глазами?
   Санара и Малкольм оторопели. Ребята не знали, как себя вести в присутствии новых гостей. Малкольм закашлял, прикрывая рот кулаком.
   - Отвечайте! Почему вы молчите? Я владычица дальних небесных чертогов.
   Тут Милена посмотрела на своих стражей.
   - Ну, формально, конечно, пока еще нет. Но я скоро выйду замуж, и мой папа обещал, что так и будет.
   Милена нахмурила милое личико и топнула ножкой.
   - Отвечайте! - прошипела она.
   Санара хотела что-то сказать, но не успела. Из-за камней показался по пояс раздетый Дуглас. Он нес охапку одежды. Увидев Милену, он попытался пригнуться.
   - Ой-йо, - пискнул Дуглас.
   Милена расплылась в широкой улыбке и побежала к нему. Она обняла его. Санара и Малкольм наблюдали за этой картиной с раскрытыми ртами.
   - Шустрый парень, - прошептал Малкольм, нагибаясь к Санаре.
   - И не говори, принцессу отхватил. Времени даром не терял. Планы строил, - сквозь зубы процедила Санара.
   - Я скоро стану владычицей, - прокричала Милена. - Я почти не принцесса.
   - Вот ведь ушастая какая, - продолжала Санара.
   - Это у нее от папы, - прогудел один из стражей.
   Он подсел к костру и достал флягу.
   - Меня зовут Маргул.
   - Смотрите, он ждал меня! - сказала Милена, обращаясь к страже. - Чистый и надушенный.
   Она достала флакон розового масла и побрызгала на Дугласа.
   - Ты не ушибся? Высоко ведь падать было, - приговаривала Милена, ощупывая Дугласа. - Все в порядке? Ничего не сломал?
   - Ой, Милена, перестань! - просил Дуглас, ежась и попискивая. - Щекотно же!
   - Активная и заботливая, - проговорил Малкольм с широкой улыбкой.
   Он не мог отвести взгляд от занятной сцены. Его оскал никого не смущал, даже
   спутников Милены.
   - Это у нее от мамы! - пробасил второй ангел. - Великая королева, милейшая женщина.
   Он тоже подсел к костру. Ангел посмотрел на Малкольма, но ничего не сказал. Он положил копье рядом с собой.
   - Меня зовут Нигатор.
   - Очень приятно, Малкольм.
   - Приятно познакомиться, Санара.
   - Молоко будете? - спросил Маргул, отпивая из фляги.
   Малкольм подал кружку.
   - Не откажусь.
   Ангел хмыкнул, но налил рыжему чертенку молока и перекрестил кружку.
   - Молоко жирное, не торопись.
   Малкольм поблагодарил и сделал глоток. Он покачал головой, хлопнул по плечу
   ангела и выпил кружку вкуснейшего молока залпом. Милена и Дуглас спрятались за камни и о чем-то оживленно спорили. Милена что-то мило щебетала, не обращая внимания на бухтение Дугласа. Санара с любопытством вытягивала шею и прислушивалась.
   - Ваш друг смелый, - сказал Маргул. - Он осмеливается перечить самой принцессе.
   - Я скоро буду королевой, - крикнула из-за камней Милена.
   - Да, он такой, - подтвердила Санара.
   - Что будет, если он не согласится жениться? - спросил Малкольм.
   - Куда он денется? - спросил Нигатор.
   Ангел поиграл бицепсами и предложил Малкольму еще молока. Он вежливо отказался и наклонился к Санаре.
   - По-моему, у Дугласа проблемы, - прошептал он.
   - А-то, - подтвердила Санара.
   - Я не шучу, - продолжал шептать Малкольм. - Они уволокут его наверх силой.
   Санара оживилась. Она непонимающе посмотрела на Малкольма. Тот показал взглядом на двух широкоплечих ангелов, которые тоже мило о чем-то шептались друг с другом, поглядывая на рыжего чертенка и трилиаду.

* * *

   Их перешептывания нарушил зычный оклик.
   - Вот ты и попался, рыжий!
   Малкольм поднял голову. На скале, под навесом которой они сидели, стоял высокий, худой черт в плаще и капюшоне. Малкольм встал. Ангелы медленно подняли оружие. Высокий черт поднял руку. Из-за ближайших камней стали подниматься тени. Больше двух дюжин тяжело вооруженных чертей медленно приближались к скальному навесу.
   - Зачем ты пришел? - спросил Малкольм. - Трезубца у меня нет.
   - Я знаю! - голос тощего черта сорвался на визг. - Я пришел мстить!
   Черти стали медленно их окружать. Из-за камней выглянул Дуглас. Он что-то сказал Милене и пошел к костру, в руках он нес лук и колчан. Ангелы поднялись и пошли к тому месту, где пряталась их принцесса. Малкольм поднял меч.
   - Ну, идем, мсти, - усмехнулся Малкольм, хотя его сердце ушло в пятки.
   Он понимал, что будь он один, возможно и смог бы убежать, но что будет с его друзьями. Тощий черт визгливо засмеялся. Глаза под капюшоном горели адским пламенем.
   - Мои люди сделают всю грязную работу, рыжий! - прошипел черт. - Я приду на десерт!
   - Ты я смотрю не только тощий, ты еще и трус! - крикнул Малкольм, как можно громче.
   Из-за камней раздались грубые смешки.
   - Взять его! - крикнул тощий черт. - Его друзей убить!
   Он указал на Малкольма. Вооруженные черти стали медленно приближаться, скаля кривые и острые зубы. Малкольм оглянулся на ангелов. Они стояли, держа копья наизготовку, но к костру не возвращались. Они защищали хозяйку и надеялись, что чертям нет до них дела.
   - Господа, вы можете нам помочь? - спросил Малкольм.
   - Дела чертей ангелов не касаются! - ответил Маргул.
   Длинный черт, стоявший на скале, громко засмеялся.
   - Милена, дорогая, ты можешь остаться без жениха, - крикнула Санара.
   Дуглас протянул Санаре лук ангелов.
   - Умеешь с таким обращаться? - спросил он. - Я могу только самонаводящимися стрелами стрелять.
   - Проще некуда! - ответила Санара.
   Она прицепила колчан на пояс и взяла лук. Не торопясь, она взяла одну стрелу, готовая в любой момент отправить ее в цель. Шушуканье ангелов за их спинами закончилось. Оба ангела подошли к ребятам. Нигатор протянул Дугласу короткий меч.
   - Если бы не ты, купидончик, нас бы здесь не было, - буркнул он.
   - Спасибо, ребята! - ответил Дуглас.
   Он взял меч, перебросил из одной руки в другую, пару раз крутанул. Санара скептически наблюдала за этим коротеньким представлением.
   - Хорошее оружие, - сказал Дуглас.
   - Крылья себе не отрежь, жонглер, - буркнула Санара.
   Она быстро натянула тетиву и прицелилась в длинного черта на скале. Тот спрятался. Недолго думая, Санара выстрелила в ближайшего тяжеловооруженного рогатого война. Стрела с глухим ударом пробила доспех. Из нагрудного панциря торчало только оперение. Черт посмотрел на торчащую из груди стрелу, хрюкнул, сделал два шага и упал на колени. Он опирался на тяжелую дубину. Он протянул руку к Санаре и замер с открытым ртом. Ржавый нагрудный панцирь стал белого цвета. Черная шерсть черта побелела. Глаза потеряли блеск и стали молочно белыми.
   - Что происходит? - шепотом спросила Санара.
   - Ты застрелила черта стрелой, - прошептал Дуглас.
   - Стрелой ангела, - прошептал Маргул.
   С едва слышным потрескиванием черт превратился в гипсовое изваяние. Одна нога статуи подломилась. Статуя стала медленно падать, рассыпаясь на куски. Последней на камни упала голова черта и разбилась в дребезги. Остальные черти словно обезумели. Они с криками бросились вперед.
   Санара запрыгнула на огромный камень и стала обстреливать приближающихся чертей. Её друзья обступили камень, ощетинившись мечами и копьями. Черти превращались в гипсовые фигуры и тут же рассыпались, но не ослабили натиск.
   - Мальчики, у меня стрелы кончаются, - крикнула Санара.
   - Не волнуйся, мы умеем махать мечами, - крикнул Дуглас, улыбаясь.
   Он посмотрел на друга. По его оскаленной пасти Дуглас не понял, улыбается Малкольм или злится. Его красный пятачок раздувался при каждом выдохе. Дугласу почему-то показалось, что его друг не разделяет его энтузиазма.
   - Санара, в меня не попади, - сказал Малкольм.
   Рыжий чертенок с криком бросился вперед. Он не нападал в лоб. Он прыгал с камня на камень, наносил один два удара и бросал поверженного противника. Черти считали, что надев на голову шлем и защитив могучую грудь железным панцирем, они в безопасности. Они ошибались. Ноги оставались их слабым местом. Малкольм нашел его.
   Дуглас и Ангелы бросились помогать Малкольму, когда Санара расстреляла все стрелы. Она и Милена забились в узкую щель между скалами. Санара прикрывала Милену собой, выставив вперед копье Нигатора. Но никто из чертей не сунулся к ним. Девочки слышали крики и ругань и не вылезали из укрытия.
   Схватка длилась недолго. Много чертей ревели как лоси, зажимая страшные раны на ногах. Они могли только лежать и проклинать рыжего бесенка. Еще больше чертей превратились в кучки гипса. Но вооруженных до зубов, закованных в железо чертей оставалось достаточно. Уставших и израненных Малкольма, Дугласа и Ангелов зажали под навесом скалы у потухшего костра.
   На мгновение воцарилась полная тишина. Тощий черт в капюшоне снова появился на скале.
   - Рыжего взять живым, - прокричал он. - Остальных можно убить.
   Черти радостно заржали, позвякивая оружием. Милена оттолкнула Санару и выбралась наружу. Она видела, как высокий тощий черт склонился над навесом и отдавал приказания. Она не поняла, что произошло, когда он, подброшенный неведомой силой пролетел добрых сто ярдов, угодил в грязевой гейзер.
   Над долиной гейзеров раздался молодой уверенный голос.
   - Падите ниц перед вашим Лордом.
   Милена видела, как на скале с навесом появился чертенок с золотым трезубцем наперевес. Он направил его на скалящихся внизу чертей. Долину наполнил звон падающего оружия. Черти падали на колени. Чертенок положил трезубец на плечо.
   - Помогите своим друзьям в конце-то концов, - крикнул он, спрыгивая со скалы прямо в потухший костер.
   - Какой перспективный молодой чертенок, - сказала Милена, выбираясь из укрытия.
   Санара последовала за ней, не опуская копье.
   Вскоре в долине появились еще черти. В руках они сжимали мечи и дубины. На их легких кожаных доспехах сияло изображение солнца.
   - Ты во время, Граникус! - сказал Малкольм.
   - Я бежал впереди охраны, - ответил чертенок. - Успел в самый раз?
   - Да, - ответил Малкольм, потирая ушибленную руку. - Спасибо. Ты как здесь оказался?
   - Когда мы не нашли его, - начал Граникус.
   Он указал в сторону гейзера, из которого выбирался тощий черт.
   - Я снарядил погоню, - закончил молодой Лорд.
   - Не бери на себя много, сынок, - раздался голос мистера Борса.
   Облаченный в одежду с изображением солнца, он вышел из-за скалы. На его голове красовался погнутый медный шлем. Малкольм радостно вскинул когтистую руку.
   - Кто они? - спросил Малкольм.
   - Моя новая гвардия, - гордо сказал Граникус. - И капитан моей гвардии.
   Чертенок указал на отца, который деловито раздавал приказы, как будто всю жизнь только этим и занимался.
   - Так ты решил стать Лордом, - усмехнулся Малкольм.
   - Это единственный способ доказать моему отцу, что я стал матерым чертягой, - ответил с улыбкой Граникус.
   - Поздравляю! - сказал Малкольм, протягивая руку Граникусу.
   В это время Санара осматривала синяки Дугласа и бинтовала раны обрывками одежды. Ангелы мялись с ноги на ногу, не зная что делать. Они с видом полной отрешенности изучали мрачноватый пейзаж подземного мира, изредка поглядывая на принцессу. Милена с недовольным видом долго наблюдала за тем, как Санара ухаживает за Дугласом. Наконец, она подошла к ним.
   - Милый, я поняла, что у нас ничего не получится, - заговорила Милена. - Я могла бы сделать тебя счастливым, но ты этого не хочешь. Я даю тебе развод.
   - Но мы даже не успели пожениться, - закашлял Дуглас.
   - Я знаю, - сказала Милена. - Ты сбежал. Я тебя прощаю и отпускаю!
   Она гордо вздернула красивую головку. Волосы разметались по ее плечам. Не говоря ни слова, она направилась в сторону двух разговаривающих чертенят. Милена ловко бедром оттеснила в сторону рыжего чертенка и взяла под руку черного, уводя его в сторону.
   Малкольм удивленно смотрел на то, как миленький ангел с белоснежными крыльями уводил от него абсолютно черного чертенка с острыми рожками и пушистым хвостом.
   - Меня зовут Милена, - журчал голосок ангелочка. - У вас такой чудесный жаркий мир. Здесь можно устроить курорт. Вы никогда об этом не думали?
   - Граникус Борс Тринадцатый, - лепетал в растерянности чертенок, оглядываясь на Малкольма.
   - Тринадцатый? - мурлыкала Милена. - Юный Лорд и с родословной!
   - Как же без нее? - продолжал лепетать Граникус.
   - Какой перспективный молодой Лорд, - продолжала Милена.
   Ее белоснежное крыло гладило волосатое плечо чертенка. Граникус обернулся к Малкольму. Малкольм махнул рукой. Чертенок виновато пожал плечами и поправил трезубец.

* * *

   Юный Лорд чертей и Принцесса ангелов проводили друзей до границы великого разлома. Как оказалось, Граникус и Милена понравились друг другу. Всю дорогу они мило ворковали как два голубка, вызывая ехидные улыбки у чертей и недовольные гримасы у ангелов. Чем может закончиться этот союз, никто не знал.
   Прощались недолго. Граникус предложил пару чертей в качестве охраны, но Малкольм вежливо отказался. Милена поцеловала Дугласа в щечку и пожелала удачи. Санара стояла в сторонке, наблюдая, трогательную картину прощания. Она подумала о косматом и грубом Рогге. Он мог пожелать ей удачи.
   Вдруг Милена подошла к Санаре и обняла ее.
   - Тебе достался достойный трофей, лесная воительница, береги его, - прошептала она.
   - Спасибо за совет, - сказала Санара. - Буду считать это пожеланием удачи.
   Милена отпустила ее и вернулась к Граникусу. Она взяла его под руку, в которой он держал трезубец, и подняла руку в знак прощания.
   Рыжий чертенок, ангел с маленькими крыльями и лесная воительница переступили границу света и тьмы. Они направлялись в сторону единственной яркой звезды на горизонте. Их друзья наблюдали, как три темных фигуры удаляются все дальше и дальше в красных всполохах огня, пока совсем не скрылись из виду.

Глава 18. Оборотный ключ.

  
   Малкольм, Санара и Дуглас шли вперед к единственной яркой звезде на горизонте, делая только короткие привалы. Первую сотню миль Санара и Дуглас удивлялись необычности, подземного мира. Но рано или поздно надоедает все. Однообразный пейзаж поплыл бледной тенью. В жарком мире огня и дыма ребята не знали сколько прошли. Они просто считали привалы.
   Когда за спиной осталось девяносто девять привалов, путешественники достигли цели. Они стояли у обрыва бездны. Огненные лавовые реки срывались с него вниз и рассыпались на миллионы огоньков. Огоньки взлетали, подхваченные сильным ветром и кружились, словно стаи светлячков. Они врезались в густые облака и тут же гасли. Влажный воздух дурманил свежестью, как после грозы.
   На краю мрачного мира возвышалось грандиозное сооружение, подобное океанскому маяку, что направляет путешественников к родному дому.
   - Маяк на краю мира, - проговорила Санара с восхищением.
   Маяк стоял на высокой скале, вокруг которой спиралью поднималась дорога, вымощенная серым булыжником. Зрелище завораживало.
   - Высоко, - сказал Малкольм.
   Он задрал голову вверх и прикрыл глаза когтистой рукой. Свет маяка ослеплял.
   - Может быть, тут лифт есть? - с надеждой спросил Дуглас.
   Несколько гигантских обломков с грохотом отломились от края скалы и упали в бездну.
   - Намек понял, - буркнул Дуглас.
   - Придется идти пешком, - сказала Санара. - Ну, что, поцокали?
   Санара посмотрела на Малкольма.
   - Да, - ответил он со вздохом.
   Малкольм насчитал еще три привала, когда дорога из серого камня закончилась. Каменная дорога исчезала в стене, в центре которой виднелась небольшая резная деревянная калитка.
   Открыв калитку, друзья попали в уютный дворик, в конце которого возвышался маяк. Единственная тропинка вела от калитки прямиком к маяку. По краям тропинки росли кусты белых и красных роз, но аромата не чувствовалось. У маяка тропинка заканчивалась широкой площадкой в форме полумесяца. На площадке, рядом с маяком, стояли две деревянне скамейки и кресло-качалка с клетчатым пледом. Небольшой каменный столик, три фужера на подносе и запотевший графин с жидкостью, переливающейся всеми цветами радуги. Стол окружали четыре каменных изящных кресла.
   Дуглас подошел к столику и прочитал выгравированную надпись на подносе: "Выпей меня"
   - Ой, ну это уже штамп просто какой-то, - проговорил Дуглас.
   - Ты о чем? - спросила Санара.
   - Предлагают нам выпить это, - ответил Дуглас и стал разливать по фужерам странную жидкость.
   - Зачем разливаешь, если пить не будешь? - спросил Малкольм, подходя к стене маяка. - Интересно, двери нет. Дверной проем камнем выложен и узором покрыт. Ручек и петель нет. Вроде, как и не дверь вовсе, а продолжение стены.
   Малкольм провел рукой по замысловатому узору и повернулся к друзьям. Они стояли, держа в руках наполненные фужеры.
   - За нас! - сказал Дуглас и опрокинул фужер себе в рот.
   Санара закрыла глаза, взяла за руку Дугласа и выпила из фужера.
   - Мэл, я думаю, что все трое должны выпить, - заговорил Дуглас.
   Малкольм мотнул головой в знак согласия. Он взял фужер и выпил его содержимое. Ребята смотрели друг на друга.
   - Что у меня на этот раз отрастет? - задал вопрос Дуглас.
   Никто не успел ответить. Ребята потеряли сознание. Первым пришел в себя Дуглас. Он усадил Санару за стол и только потом понял, что произошло. Они стали прежними. Дуглас потерял крылья. Розовые руки Санары покрывал светлый нежный пушок, который так нравился Дугласу. Дуглас поцеловал ее разрумянившуюся щеку.
   - С возвращением, - сказал он.
   Санара улыбнулась.
   Хвост, рога и пятачок Малкольма больше не бросались в глаза, они исчезли. Он пришел в себя последним. Малкольм смотрел на свои ноги в обрывках брюк, трогал голову и шептал.
   - Я нормальный, я снова нормальный.
   - Ну, друг, кое-где такое утверждение может привести в неописуемый восторг докторов, - буркнул Дуглас.
   Он вдруг почувствовал себя таким голодным, что полез в сумку Санары.
   - Ты чего? - удивилась она.
   - Есть хочу, мочи нет.
   Дуглас достал на свет пригоршню орехов.
   - Можно?
   - Конечно, - ответила Санара и попросила у Малкольма флягу с водой.
   - Осторожнее, Даг, белочкой станешь, - пошутил Малкольм, передавая Санаре
   воду.
   Все обошлось - превращения закончились. Ребята сидели за столом. Дуглас доедал орехи. Санара и Малкольм пили воду, передавая друг другу флягу.
   - Что будем делать? - спросил Малкольм.
   Санара медленно подняла руку и указала в сторону маяка. Сразу они этого не заметили. Часть узора отделилась от стены и висела над землей. В центре узора на стене появилось углубление круглой формы.
   Ребята подошли к стене. Части узора висели в воздухе неподвижно. Дуглас дотронулся до одного из кусочков, тот некоторое время крутился в воздухе и замер на том же месте.
   - Что это? - спросила Санара.
   - Наверное, какая-то головоломка, - предположил Дуглас.
   - Соберем ее, поместим в этот круг и попадем в маяк, - закончила за него Санара.
   Малкольм согласился. Он уже прикидывал варианты соединения сложной мозаики в уме. Санара подошла ближе к висящей в воздухе мозаике и соединила два элемента. Они висели некоторое время вместе, но затем разлетелись в стороны.
   - Не так? - спросила Санара.
   - Возможно . . . - ответил Малкольм.
   Он повторил попытку Санары с другими деталями головоломки. Эксперимент не дал желаемого результата.
   - Не люблю я головоломки. Я головой дорожу, - сказал Дуглас и пошел к креслу-качалке.
   Он удобно в нем устроился, укрылся пледом и стал наблюдать издалека.
   - Отдыхать будешь? - спросила Санара, не оборачиваясь.
   - Побегала бы ты, как я . . . - многозначительно протянул Дуглас. - Отсюда вся ваша головоломка виднее. На картину нужно смотреть с правильного расстояния. Не зря же здесь это кресло стоит.
   Ребята больше не донимали Дугласа. Кресло мерно поскрипывало. Дуглас тихо что-то напевал. Время текло незаметно. Малкольм и Санара собирали головоломку кусок за куском, пока перед ними в воздухе не повисло восемь крупных частей. На этом этапе их работа замедлилась. Ребята решили отдохнуть. Они сели за стол и стали рассматривать ту часть головоломки, которую успели собрать.
   - У тебя случайно ничего не завалялось в сумке поесть? - спросил Малкольм.
   - Две сушеные морковки, съедобные корни и возможно орехи, - ответила Санара, выкладывая содержимое сумки на стол.
   - Не густо . . . - сказал Малкольм и взял сухую морковь.
   Он достал нож. Глядя на головоломку, он стал медленно отрезать от моркови маленькие кусочки.
   - Мне кажется, что здесь не хватает чего-то, - пробубнил он.
   - Ты прав, должно быть что-то еще, - услышал он Дугласа.
   Дуглас подошел к головоломке и несколькими движениями собрал головоломку. В воздухе висел диск с отверстием внутри.
   - Большому художнику большие полотна! - сказала Дуглас.
   - На монету вроде похоже, - сказала Санара.
   - Ну и где тут аттракционы? - спросил Дуглас.
   Он щелкнул по диску пальцем. Диск с тихим гулом закрутился в воздухе. Дуглас вернулся в кресло и стал медленно раскачиваться, снова что-то напевая. Санара встала из-за стола и подошла к крутящемуся диску. Она остановила его.
   - Если это монета, то на гурте обычно что-нибудь пишут, - сказала она и повернула к себе диск торцом.
   - . . . и это можно заполнить содержанием . . . - прочитала Санара.
   Малкольм резко вскочил из-за стола и подбежал к Санаре.
   - Я понял, - проговорил он.
   Двумя руками он поместил диск в углубление в стене. Диск идеально подошел. Затем Малкольм достал "огниво", подаренное Дабсом и включил его. Быстрым движением он вставил "огниво" в центр диска и повернул его. Диск начал вращаться сначала медленно, затем быстрее. Затем раздался резкий хлопок. Вспышка. Дуглас сидел в кресле и видел, как Санару отбросило в розовый куст, а Малкольм сначала отлетел от стены, а затем его как будто втянуло в нее. Его самого вдавило в кресло, но оно даже не сдвинулось с места.
   В ушах Дугласа звенело. Он встал и тут же упал на колени, голова кружилась. Пошатываясь, он пошел к Санаре. Она лежала в россыпи цветов и не шевелилась.
   - Санара, - проговорил Дуглас осипшим голосом.
   Он взял руку девочки и потряс ее, затем приподнял ее голову и прикоснулся к шее.
   - Жива. . . Жива, - шептал он, беря Санару на руки.
   Он осторожно опустил ее в кресло. Не зная, что делать, Дуглас намочил платок жидкостью из графина и стал протирать лицо Санаре. Она очнулась не сразу. Открыв глаза, она помотала головой и посмотрела в сторону стены.
   - Что произошло? - спросила она тихо. - Где Малкольм?
   - Не знаю, - ответил Дуглас кашлянув. - Хлопок, свет и его нет. Ты в кустах. Я так испугался за тебя.
   Он продолжал обтирать влажной тряпицей её шею и руки.
   - Я в порядке, - сказала Санара, улыбаясь. - Но можешь продолжать.
   Она посмотрела на вершину маяка. Он больше не горел.

* * *

   Малкольм очнулся лежа на каменном полу.
   "Хорошо, меня долбануло!" - подумал он, приподнимаясь и массируя шею.
   В глазах рябило, как в телевизоре без антенны. Он перевернулся на спину и закрыл глаза руками. Зрение восстановилось. Он сел и осмотрелся. "Огниво" лежало рядом. Малкольм спрятал его в карман и встал. Шесть стен и никаких дверей. Из центра потолка лился мягкий свет. Малкольм быстро обошел комнату, ощупывая и простукивая стены. Результата это не принесло.
   - Дальше что? - пробубнил он.
   Малкольм вышел в центр комнаты, чтобы еще раз осмотреться.
   - Дверей нет. Окон нет. Люков тоже нет, - продолжал он бубнить.
   Вдруг он почувствовал, как какая-то неведомая сила оторвала его от пола. Она перевернула его вверх ногами и поставила в центр светящегося круга на потолке.
   "Хитрый ход", - подумал он.
   Хлопок, вспышка и Малкольм исчез.
   - Может, хватит уже! - проговорил он вслух, прижимая руки к глазам. - Так и ослепнуть можно.
   Малкольм открыл глаза. Он понял, что находится в верхней комнате маяка. В центре, над полом, висел скипетр. Из его вершины исходил пульсирующий свет. С каждой пульсацией свет становился тусклее. Когда свет погас, скипетр с грохотом упал на пол и разломился на две неравные части. Малкольм поднял большую из них и осмотрел.
   - Вроде целый - буркнул он и нагнулся за вторым обломком. - Лишние детали?
   Меньший обломок скипетра вздрогнул. Из него появилось множество ножек. Малкольм от неожиданности отскочил. Существо прыгнуло в его сторону и вцепилось в ногу. Малкольм попытался его сбросить, но ничего не вышло. Вереща, создание забралось мальчику на спину. Малкольм, что есть силы, ударился спиной о стену. Резкая боль пронзила его тело.
   - Теперь ты свободен, - услышал он знакомый голос.
   Боль прошла. Малкольм ощущал в теле небывалую легкость. Он выпрямился. Перед ним стоял Нагар Тей.
   - Теперь ты свободен, - повторил старый мастер замков.
   - Что это значит? - удивился Малкольм. - Что происходит?
   - Теперь тебе это не понадобится, - сказал Нагар Тей и указал на скипетр. - Ты сам "Ключ". Любой мир будет тебе доступен. Ты сможешь путешествовать туда, куда захочешь. Распорядись этим даром разумно.
   Мастер замков повернулся к Малкольму спиной и пошел прочь. Мальчик почувствовал слабость. Мир вокруг начал таять.

* * *

   Малкольм очнулся. Кто-то яростно натирал ему уши.
   - Давай уже, солнце высоко! Мэл, очнись! Мы вышли из лабиринта.
   Он открыл глаза. Над ним стоял Дуглас.
   - Доброе утро. Мы снова в этой каморке.
   - В какой каморке? - не понял Малкольм.
   - В каморке с тремя дверями, - ответил Дуглас и отпустил голову Малкольма.
   - Ты нашел его? Ты ведь нашел его, да? - раздался голос Санары.
   Малкольм посмотрел на руки. Затем нащупал сумку и достал оттуда скипетр.
   - Да! Ты нашел его! - ликовал Дуглас. - Это Оборотный ключ?
   - Да. Это Оборотный ключ.
   - И как его использовать.
   - Кажется, я знаю, - сказала Санара и взяла скипетр у Малкольма.
   Она встала, отошла от ребят и стала его изучать. Санара улыбнулась и сместила вершину скипетра в сторону. На пол что-то упало и подкатилось к Дугласу.
   - Смотри, Малкольм, твое "огниво".
   Дуглас стал его крутить, пытаясь зажечь, но ничего не происходило.
   - Попробуй ты, - он протянул "огниво" Малкольму. - Твоя игрушка.
   - Это не мое, - ответил Малкольм, доставая из кармана подарок Дабса.
   - Я поняла, - сказала Санара, она протянула руку. - Дай мне. Спички детям - не игрушки. Это какая-то батарейка, скорее всего.
   Она вложила "огниво" в скипетр и поставила вершину на место. Раздался щелчок. Санара инстинктивно отбросила скипетр. Вращаясь в воздухе, скипетр превратился в меч. Грозное оружие со звоном до половины лезвия вошло в стену.
   - Вот вам и меч в камне, - прокомментировал Дуглас. - Чур, я первый тяну!
   - Сиди уже, ваше несостоявшееся величество, - сказала Санара.
   Она одним движением вытащила меч из стены и гордо положила его на плечо.
   - И где тут мое королевство? - с улыбкой спросила она.
   - Моя королева! - распевно сказал Дуглас, вставая на одно колено и кланяясь.
   Малкольм стал что-то искать вдоль стены.
   - Ты чего? - спросил его Дуглас.
   - Я еще в прошлый раз видел здесь пустые ножны, - ответил Малкольм, медленно идя вдоль стены и перебирая вещи. - Но не мог понять, зачем они нужны.
   Дуглас пошел навстречу Малкольму вдоль другой стены. Санара не стала им мешать. Она ловко крутила меч в руках.
   - Нашел! - раздался голос Дугласа.
   Он снял со стены ножны, завешанные плащом. Санара перестала играть со смертельной игрушкой и подошла к Дугласу. Меч легко вошел в ножны.
   - Хорошие ножны. Можно и на поясе носить, и за спиной, - сказал Дуглас.
   - Интересный аксессуар, - сказала Санара. - Скромно и со вкусом.
   Она взяла в руки меч в ножнах. Особых украшений ножны не имели. Черная матовая кожа с выдавленным узором. Наконечник ножен, сделанный, из какого-то белого металла, украшала гравировка. Лямки и застежки для крепления вот и все. Кармашек с клапаном спрятался чуть ниже гарды меча. Санара открыла его. Там лежало "огниво".
   - Кто-то заботливый оставил запасные батарейки, - сказала, с улыбкой, Санара.
   Малкольм взял "огниво" из рук Санары и зажег его на пару секунд. Он помотал головой и убрал находку в карман. Санара хотела возразить.
   - Дабс будет доволен, что я сохранил и вернул ему его "огниво", - сказал Малкольм.
   Санара согласилась.
   - Выходим отсюда? - спросил Дуглас.
   Он уже стоял возле входной двери. Ребята еще раз оглядели комнату и пошли к выходу. Дуглас надавил на входную дверь. Она легко открылась и ребята оказались в узком коридоре, по которому пришли сюда.
   - Постойте, - сказал Малкольм.
   Он подошел к Санаре и взял у нее меч. Малкольм аккуратно приладил его у девочки за спиной так, чтобы она могла его легко достать.
   - Теперь можно идти, - сказал Малкольм.
   Ребята вернулись в коридор, ведущий в комнату "Карусель". Дверь за ними медленно закрылась. Малкольм шел последним и оглянулся. На месте двери появилась грубая каменная кладка со следами паутины и плесени.

* * *

   - Ключ мы нашли, - заговорил Дуглас. - Можно возвращаться домой.
   - Да, - тихо сказал Малкольм.
   Дуглас и Санара сидели на скамейке возле гостевого домика. Малкольм напротив них на клумбе, поросшей высокой зеленой травой.
   - Мы чего-то ждем? - спросила Санара.
   - Мы только что вышли из странного места, - заговорил Дуглас. - Я не прочь передохнуть.
   Малкольм посмотрел на Санару.
   - Меня беспокоит вопрос, где сейчас мистер Родерик и Вэй Су По, - сказал он.
   Он посмотрел на небо и переливисто засвистел. На горизонте со стороны океана появилась черная точка. Малкольм пошел к калитке, ведущей на пляж. Его друзья поднялись со скамейки и пошли следом. Вскоре в шуме прибоя, они смогли разобрать хлопанье крыльев.
   Ребята вышли на площадку. Они не успели спуститься к воде. Дракон сделал круг и опустился на скалы. Он ухватился изогнутыми когтями за стену замка, скальный выступ и бордюр площадки. Цепь жалобно заскрипела. От старой стены отвалился кусок.
   - Вот так вандалы и разрушили прекрасный Рим, - сказал Дуглас.
   Он смотрел, как падает вниз обломок стены.
   - Это были варвары, - поправила его Санара.
   Дракон склонил голову вдоль лестницы. Ребята быстро забрались на него. Ящер отскочил от отвесной стены и спикировал к воде. Разрезав бурлящие воды океана когтями, дракон начал набирать высоту. При каждом ударе крыльев он поднимался все выше и выше. Малкольм склонился к шее зубастого друга и показал образ скального массива, где лежал спрятанный "Колодец странствий". Дракон издал протяжный рык.
   - Да. Мы летим домой, - прошептал Малкольм. - Но ты не будешь один. Я вернусь. Обещаю.
   Дракон взял курс на горы, которые едва виднелись на горизонте. Он опустился и летел низко, едва касаясь верхушек деревьев. Малкольм задумался, глядя вдаль на горы. Его похлопала по плечу Санара. Он обернулся.
   - Смотри, - прокричала она.
   Справа от них из леса поднимался дымок.
   - Ты подумала о том же? - крикнул Малкольм.
   - Это могут быть наши, - крикнул Дуглас.
   Малкольм попросил дракона повернуть.
   Дым поднимался от костра у берега реки. Дракон сделал круг и сел недалеко от предполагаемого лагеря их друзей. Ребята подошли к костру. Он почти потух. Дымила трава вокруг костра. Угли, разбросанные вокруг, едва тлели.
   - Здесь были люди, - сказал Дуглас.
   Малкольм подошел к нему. В мягком иле отпечатался и засох след ботинка.
   - Средний размер, - буркнул Малкольм. - Рисунок как у наших ботинок.
   Он вдавил ногу в ил. Дуглас стал ходить кругами и звать мистера Родерика и Вэй Су По. Санара последовала его примеру. Лес продолжал тихую песню. Им никто не отвечал.
   - Может это спасательная экспедиция? - спросила Санара.
   - Судя по следам, здесь было два человека, - сказал Дуглас.
   - Или больше, - перебила его Санара.
   - Никто из нас не оставит горящий костер. Тем более такой опытный мастер, как мистер Родерик, - заговорил Малкольм.
   Он медленно обходил костер.
   - И вот еще.
   Мальчик нагнулся и достал из костра черную фигурку единорога. Если бы не блестящий конец цепочки, его бы не нашли. Ребята потрогали своих единорогов.
   - Здесь что-то произошло. Они уходили в спешке, - продолжил Малкольм
   - Или их уводили, - сказала Санара. - Вы обратили внимание на количество других, не человеческих следов.
   - Да, - протянул Дуглас. - Вот, собачьи или волчьи.
   - Вот, то ли корова, то ли лошадь, - сказала Санара. - Или вот вообще непонятно что за следы, какое-то гигантское насекомое.
   Малкольм подошел к Санаре. Следы ему показались знакомыми. В его сердце крепло тягучее чувство тревоги.
   - Кто их мог увести? - спросил Дуглас. - Стадо диких коров? Свирепый волк-одиночка?
   Дуглас посмотрел на Санару.
   - Прямо, так и вижу свирепый волчара аккуратно вяжет мистера Родерика и Вэй Су По и волочет к себе в нору, - заговорил Дуглас. - Или нет. Дело было так. Стадо саблезубых коров увидело роскошную добычу, подкралось и неожиданно напало на ничего не подозревающих путешественников.
   - У твоей болезни есть название? - спросила Санара.
   - Богатое воображение, - ответил Дуглас.
   Малкольм протер цепочку, которую держал в руках и повесил ее на шею.
   - Исследуйте окрестности, - сказал Малкольм. - Надо понять, что здесь произошло.
   Малкольм посмотрел на дракона. Крылатая рептилия не скучала. Дракон сидел на берегу и ловкими движениями лап выбрасывал на берег неосторожную рыбу. Он хлопал когтистой лапой, поднимая фонтаны воды. Вода потоками стекала с берега, оставляя беспомощную рыбу плескаться в грязи. Ящер с довольным видом насаживал сверкающих бедняг на коготь и отправлял в рот.
   "Отлично! Все заняты делом", - внутренне улыбнулся Малкольм.
   Он изучал следы на берегу, когда его позвал Дуглас.
   - Ты был прав, - сказал он, когда Малкольм подошел к нему.
   Возле высокого дерева лежал меч Вэй Су По. Он заказал его специально. Гибкий, шириной в три пальца, клинок блестел в траве. Когда меч находился в ножнах, мальчик использовал его в качестве пояса. Пряжка быстро превращалась в рукоять. Одно движение руки делало их друга неистовым жалящим скорпионом.
   Малкольм присел и принюхался. Запах показался ему знакомым, но память снова играла с ним в прядки.
   - Если это кровь, то не человеческая, - сказал Дуглас.
   - Вэй Су По, такой спокойный. Он может решить проблему одними руками, - проговорила Санара. - Ну, знаете, его Кун - Фу.
   Она стояла за спиной Малкольма и видела клинок. Девочка попыталась изобразить пару заковыристых движений, скрючив пальцы, изображая когти хищника. Санара зашипела как дикая кошка. Дуглас и Малкольм смотрели на нее с интересом.
   - Что могло заставить его использовать меч? - спросила девочка, поправляя волосы.
   Малкольм поднял меч.
   - Ножен поблизости не видно? - спросил он.
   - Я не думаю, что он позволил поймать себя с голым задом, - ответил Дуглас.
   - Согласен, спросил, не подумав.
   - Смотрите, - сказала Санара.
   Она показала ребятам обрывок материи.
   - Что это? - спросил Дуглас.
   - Похоже на обрывок рукава от рубашки, - ответила Санара.
   - Это нам пригодится, - сказал Малкольм.
   Он взял гибкий меч в руки и пошел к реке. У берега росла высокая трава, похожая на камыш. Мальчик срубил один длинный стебель. Он отмерил длину лезвия на срубленном стебле и отрезал в нужном месте.
   - Что ты делаешь? - спросил Дуглас.
   - Сейчас увидишь, - сказал Малкольм.
   Он засунул меч Вэй Су По внутрь полого стебля. Лезвие с хрустом зашло внутрь. Малкольм взял оторванный рукав и ножом нарезал его на полоски. Затем он связал их между собой. Мальчик нашел камень, достал топорик и осторожно стал плющить толстый и крепкий стебель растения. Затем он взял лоскутную веревку и стал крепко стягивать получившиеся ножны. Он аккуратно расправлял полоски и с силой обматывал их вокруг сплющенного стебля. Длинный остаток лоскута он намотал на рукоять меча, хотя он и так надежно сидел в импровизированных ножнах.
   Пока Малкольм возился с ножнами, Санара исследовала окрестности.
   - Их поволокли туда, - крикнула Санара. - Они не таились.
   Она вышла на берег реки и указала в сторону кустов.
   - Посмотрите сами, - сказала она и снова скрылась в лесу.
   Ребята пошли за ней в лес.
   Вглубь леса уходила грубая просека. Поломанные ветки лежали на земле и висели на кустах. Корни поваленных молодых деревьев торчали из земли, с них капал желтоватый сок. В глубине леса просека таяла в подлеске. Молодые деревца и кусты уже выпрямились, но на земле наверняка остались следы странных похитителей.
   - Понятно, - сказал Малкольм.
   Он вернулся к реке и подошел к дракону. Сытый и довольный развлечением крылатый зверь расположился на берегу. Он нашел большой куст и улегся на него, подмяв под себя пышную и душистую листву. Мальчик попросил дракона поднять его над лесом.
   Ящер склонил голову.
   Малкольм забрался на его шею и переполз на голову. Он ухватился за два выступа и приподнялся. Дракон вытянул шею и, опираясь лапами на ближайшие деревья, встал на дыбы. Вдалеке, над лесом, возвышались пять башен. Просека вела в том направлении.
   - Они пошли в город, - крикнул Малкольм.
   Дракон опустил его на землю.
   - Ну что летим на помощь? - спросил Дуглас.
   - Последний раз, когда ты пришел на помощь, тебя чуть не утыкали спагетти, - буркнула Санара.
   - Это было давно, - огрызнулся Дуглас. - Опыт Такинава Тару многому меня научил.
   - Чему же? - спросила Санара.
   Дуглас посмотрел на Малкольма. Тот пожал плечами. Дуглас снова посмотрел на Санару. Та смотрела на него с поднятыми бровями, ожидая ответа. Дуглас издал звук булькающей канистры.
   - В путь! - сказал Малкольм и протянул руки к дракону.
   Ящер послушно дождался, когда все сядут, и взмыл в небо.
   Он опускался на город со стороны солнца. Ребята прижимались к спине змея. Даже если бы их заметили, вряд ли обычный представитель местной фауны мог вызвать подозрение. Они сделали круг над центральной башней.
   - Это Эргхолан, - крикнула Санара, заглушая ветер в ушах.
   - Да, я узнаю его, - крикнул Дуглас.
   Дракон зашел на второй круг.
   - Вроде бы, никого нет, - крикнул Малкольм.
   - Да. Я тоже никого не вижу, - ответил Дуглас.
   - Летим туда, - сказала Санара. - Там есть вход в центральную библиотеку.
   Она указала в сторону северной башни города. Дракон подлетел к ней и стал заходить на круг. Дуглас коснулся плеча Санары и указал в сторону башни. Разрушенная часть купола медленно зарастала, словно невидимые пчелы залепляли ее воском.
   Ребята вжались в спину ящера.
   Дракон опустился на купол. Он ухватился за края разлома и просунул в него голову. Внутри купола царил беспорядок. Малкольм соскользнул по шее на пол. Ребята последовали за ним. Часть разрушенных оюмаков, словно свечи оплыли и растеклись по полу. Россыпь бесцветных кристаллов покрывала пол. Пыль раздавленных кристаллов мерцала в воздухе. Ребята повязали на лица платки.
   - Что здесь произошло? - удивился Дуглас.
   - Они что-то искали, - ответила Санара.
   - Скорее всего, нашли, - сказал Дуглас. - Они все сломали.
   - Этого мы не знаем.
   Она пошла в сторону целых оюмаков. Ребята пошли за ней. Каждый забрался в кокон-кресло. Оюмаки Малкольма и Санары ожили и закрылись. Дуглас просидел пару минут, но его кресло так и не ожило. Он пересел в другой оюмак. Лепестки обняли его, отправляя в иную реальность.
   "Вечно у меня все не с первого раза", - подумал Дуглас.

* * *

   Вокруг царили мрак и тишина.
   - Санара! - прокричал Дуглас. - Малкольм!
   - Я здесь, - ответила Санара.
   - Я тоже, - раздался голос Малкольма.
   Дуглас слышал биение их сердец или ему так казалось.
   - Может, мы зря уселись в эти кресла, - сказал он. - Кристаллы сломаны.
   Дуглас что-то забубнил.
   - Ты чего там делаешь? - спросила Санара.
   Мы пропали, - уныло сказал Дуглас. - Я отсюда выбраться не могу. Оюмак меня не отпускает.
   - Успокойся, - сказал Малкольм. - Ты слишком напуган.
   Свет стал появляться вспышками. Яркие пятна загорались и гасли. Огни, мерцающими звездами, летали вокруг. Пятна сливались вместе, растягивая полотно света все шире и шире. Ребята могли различить силуэты друг друга.
   - Ребята, это вы? - спросил Дуглас. - Я рукой машу.
   - Да, - ответил Малкольм.
   Он тоже стал махать обеими руками. Его силуэт плыл, как будто вместо рук он махал крыльями. Последние темные пятна исчезли. Странная белая пелена спала. Ребята стояли на ровной площадке, на вершине горы.
   - У здешнего хранителя скудная фантазия, - буркнул Дуглас. - Что это вообще было?
   - Я думаю, информационная система пыталась себя восстановить, - сказала Санара.
   - У нее это получилось? - спросил Малкольм.
   - Не знаю, - сказала Санара.
   - Сейчас выясним, - сказал Дуглас. - Хранитель!
   Ответа не последовало. Пейзаж не изменился. На площадке никто не появился.
   - Скорее всего, восстановление связей продолжается, - сказала Санара.
   - Что-то новенькое, - буркнул Дуглас.
   Ребята услышали отдаленные раскаты грома у себя за спиной. Они разом обернулись. От их одинокой горы в тумане тянулся хребет в сторону горизонта.
   - Что это? - тихо спросила Санара.
   - Что-то новенькое и страшненькое, - ответил Дуглас.
   Почти у самой границы горизонта росла другая гора. Над её вершиной бушевала буря. Молнии сверкали на вершине горы. Черные тучи, словно дыхание зла, пульсировали. Вершина горы показывалась на мгновение и снова скрывалась. Горный хребет изредка освещал огненный цветок из молний.
   - Хранитель! - громко позвал Малкольм.
   - Да. Я слушаю.
   Хозяин библиотеки стоял на краю площадки. Его зыбкое изображение то появлялось, то исчезало.
   - Извините, идет обновление каналов связи, - сказал он.
   - Что это? - спросила Санара, указывая в сторону горы, объятой огненным смерчем.
   - Это посетители в хранилище знаний Тойторра. Они произвели разрушение банков данных в этом хранилище.
   - Много знаний утеряно? - спросила Санара.
   - Потери знаний отсутствуют, - ответил хранитель трескучим голосом.
   Его изображение начало мерцать и, наконец, стало четким и живым. Пейзаж ожил. Над головами ребят появилось небо и солнце. Две маленькие птахи летали друг за другом, играя в догонялки.
   - Что там происходит? - спросил Дуглас
   Хранитель молчал. Ребята переглянулись.
   - Можно нас перенести на ту гору? - спросила Санара.
   - Нет. Перенос не возможен. Только визуальное наблюдение, - ответил Хранитель.
   - Ну, тогда сделайте изображение покрупнее, желательно с эффектом присутствия.
   Гора начала быстро приближаться. Хребет, соединяющий горы, исчез в облаках. Над ребятами простерлось голубое безоблачное небо. Солнце стояло в зените. Вместе с горой на них надвигалась буря. От одного края горизонта до другого только темные тучи. Мрачная гора приближалась так быстро, что казалось, вот-вот врежется в них. Странное ощущение пронизывало тело.
   У Малкольма заболела голова. Его охватило чувство дежавю. Он уже видел нечто подобное. Сердце выбивало барабанную дробь. Затылок покрыла испарина. Холодный пот стал стекать по шее на спину. Он впитывался в льняную рубашку, оставляя неприятные ощущения. Волнение и страх сжимали горло. Малкольм начал глубоко дышать, пытаясь успокоиться. Он бубнил стишок, которому научил его отец.

"Даже если мрак повсюду,

Страх бесчинствует во тьме,

Искра света, что скрываю,

Осветит дорогу мне"

   Темная гора лежала как на ладони. Молнии скользили по краю площадки и утопали в облаках.
   - А ближе можно? - уточнил Дуглас.
   - Попробуйте это, - сказал хранитель, подавая ему театральный бинокль.
   - Вы издеваетесь? - спросил Дуглас.
   - Вы хотели эффект присутствия. У вас это называется театром. . .
   Соседняя гора опустилась. Словно на сцене дьявольского театра, на середине соседней площадки, лежал мистер Родерик. Разорванная рубашка не могла скрыть глубокие раны на его теле. Кровь сочилась из них и тут же впитывалась лоскутами рубахи. Она промокла от крови. Когда мистер Родерик пытался пошевелиться, на белом камне площадки оставались следы, словно безумный художник рисовал акварелью.
   Малкольм подошел к хранителю. Ему казалось, что это страшная иллюзия, и ее нужно прекратить.
   - Какую информацию ищет он? Что с ним происходит? Что за жуткий опыт он хочет получить?
   Хранитель молчал.
   - Останови это! - прокричал Малкольм.
   - Я не в праве.
   Малкольм подбежал к краю площадки и выхватил бинокль из рук Дугласа. Он стал внимательно наблюдать за происходящей картиной. Человек не шевелился. И тут на его животе рубаха стала медленно расползаться ровно, как будто ее резали чем-то острым. Малкольм знал, что происходит.
   Он вспомнил нападение на его дом. В мозгу как будто прорвало плотину. Он вспомнил запахи, ощущения, образы.
   Пытаясь успокоить дыхание, он повернулся к Санаре.
   - Здесь хаялеты. Они не могут получить напрямую то, что хотят, поэтому заставляют мистера Родерика. Когда он закончит поиск . . .
   Малкольм не договорил. Он поочередно посмотрел на друзей.
   - Что будем делать?
   - Мы должны им помочь, - сказал Дуглас.
   Санара повернулась к Хранителю. В мгновение ока она превратилась в принцессу Риулан Тану.
   - Именем верховного совета шести городов. Я повелеваю, собрать знания Аталан в кристалл Урукеш.
   - Слушаюсь, - Ответил Хранитель.
   - Приказываю уничтожить доступные знания, во всех хранилищах, - продолжала принцесса грозным голосом.
   - Слушаюсь, - Ответил Хранитель.
   - Немедленно! - рявкнула она.
   Хранитель исчез.
   - Как голос похож! - Дуглас толкнул в бок Малкольма.
   - Согласен, - буркнул тот. - Интересно, что она теперь еще умеет?
   - Многое, - ответила Санара.
   Она приняла свой обычный облик.
   - Вы забываете: мы в мире фантазии и можем быть, кем захотим.
   - А чего тогда, этот старикан тебя послушал? Он же здесь всем управляет, - удивился Дуглас.
   - Не совсем. Позже расскажу, если будет время.
   - Кристалл Урукеш готов! - раздался голос Хранителя. - Приступаю к уничтожению данных.
   - Самое время уходить отсюда, - сказала Санара и исчезла.
   Ребята еще раз подошли к краю площадки и посмотрели вниз. Вспышки молний вырывали из мрака силуэты двух человек: мальчика и мужчины. Ребята понимали, что если попытаются спасти их, могут погибнуть сами. Они не обладали нужными знаниями и опытом.
   - Мы должны им помочь, - бубнил Дуглас.
   - Обязательно, - сказал Малкольм. - Надеюсь, опыт "последнего война" нам поможет.
   - Да, конечно, - сказал Дуглас и исчез.
   Малкольм остался один. Безоблачное голубое небо меняло цвет. Солнце быстро заходило за горизонт. Наступила ночь. Мириады звезд покрыли небосвод. Затем они начали гаснуть одна за другой, пока абсолютная тьма не накрыла иллюзорный мир.
   Кокон оюмака раскрылся.
   В центре комнаты из груды бесцветных кристаллов росло невысокое дерево с пышной кроной. Ствол его обвивали лианы, которые прятались в кроне. Они шевелились как живые. Санара подошла к нему. Она вытянула перед собой руку ладонью вниз и сжала её в кулак. Из кроны в кулак девочки ударил сноп света. Санара положила что-то в карман куртки. Затем она присела и коснулась лиан. Они раздвинулись в стороны, открыв взору дупло в стволе дерева. Санара засунула туда руку и снова что-то достала, сразу спрятав во внутренний карман куртки.
   - Вы готовы? - спросила она. - Куда теперь?
   Малкольм осмотрелся. Оюмак Дугласа начал медленно раскрываться.
   - Дождемся нашего военного стратега, - предложил Малкольм.
   Дуглас спрыгнул на пол.
   - Мы им поможем! - уверенно сказал он. - Сейчас нам нужны сурибанши.
   - Блестящие летательные аппараты? - уточнила Санара. - Зачем?
   - Мне жалко дракона, - сказал Дуглас. - Он хороший, но нас трое.
   - Мы сможем разделиться, - догадался Малкольм.
   - Посередине этой башни есть посадочная площадка для сурибаншей, может, посмотрим? - спросил Дуглас
   - Ну, вот видишь, не только я чему-то научилась, - улыбнулась Санара. - Идем?
   - Да, надо спешить! - сказал Малкольм.
   Ребята нашли нужные им круги с рисунками на полу и спустились на этаж, где находился ангар для сурибаншей. Помещение постепенно наполнилось светом, в стенах появились проемы. Затхлый воздух быстро выветрился. В помещении находилось три десятка, похожих на гигантских птиц, летательных аппарата. Малкольм подошел к ближайшей летающей машине, занял место пилота и коснулся приборной панели рукой. Сурибанш висел в воздухе неподвижно.
   - Или он не работает или я ему не нравлюсь, - сказал он.
   - Или энерго-кристалл разрядился, - добавила Санара.
   Она выбрала себе сурибанш. Заняла место пилота и попыталась его завести. Попытка Санары не увенчалась успехом. Дуглас стоял и смотрел на них, улыбаясь.
   - Так и быть, учитесь, пока папка жив! - сказал он
   Дуглас с многозначительным видом выбрал себе сурибанш. Он обошел его, внимательно осмотрел, затем присел и что-то достал из-под брюха сурибанша. Он повернулся к друзьям и показал им длинный толстый цилиндр серого цвета.
   - Это энерго-кристалл и он разряжен. Хуже того он деформировался со временем. Нам надо найти целые. Они прозрачные. Найдем, сможем зарядить. Нерабочие можно восстановить, но долго ждать, очень долго, - сказал Дуглас.
   - Как там говорят, в плохом кино? - спросила с улыбкой Санара. - Кто ты и что сделал с нашим Дугласом?
   Ребята засмеялись. Они стали обследовать каждый сурибанш в поисках целых энергетических кристаллов. Нерабочие кристаллы ребята складывали вдоль стены, куда показал Дуглас. Когда обследование закончилось, на полу возле Дугласа лежали два целых энерго-кристалла. Пока решили зарядить их. Дуглас подошел к ближайшей стене, вдоль которой лежали нерабочие кристаллы. Он коснулся ее рукой. В стене появилась ниша.
   - Удача! - крикнул он.
   Он достал из ниши полностью заряженный энерго-кристалл для сурибанша и поместил в нее два требующих зарядки. Дуглас подошел к сурибаншу, который выбрала Санара, и поместил кристалл в брюхо летательного аппарата.
   - Пробуйте, ваше высочество, - с поклоном обратился он к Санаре.
   - Так быстро? - удивилась она.
   - Нам повезло. Летим каждый на своей птичке. В нише для зарядки лежал целый кристалл.
   Дуглас вернулся к стене, около которой лежали нерабочие кристаллы. Он присел и стал по четыре загружать их в появляющиеся ниши. Спустя четверть часа он проверил уровень зарядки целых кристаллов. Удовлетворенный результатом, он достал их и пошел сначала к сурибаншу Малкольма, а затем оживил и свою летающую птицу.
   - Отлично! Теперь проведем улучшение скоростных качеств.
   Дуглас спрыгнул со сурибанша, лег на пол и подполз под его брюхо. Ребята наблюдали. Дуглас долго лазил внутри сурибанша, на пол летели "лишние" детали.
   - Это поможет летать быстрее, - сказал Дуглас, вылезая из-под сурибанша. - А теперь я займусь вашими крошками.
   - Он получил опыт война или автомеханика? - спросила Санара.
   - Скажем так, а еще он умеет починять сурибанши, - ответил Малкольм.
   Малкольм и Санара не стали мешать Дугласу. Они отошли к одному из выходов с посадочной площадки.
   - Как, по-твоему, мы сможем их спасти? - спросила Санара.
   - Не знаю, - ответил Малкольм. - Мы не знаем, сколько их, и самое главное, какие они.
   - О чем ты?
   - Сколько раз ты сталкивалась с хаялетами один на один? Ты знаешь, на что они способны?
   - Нет.
   - А я да. И мне страшно. Если бы не мистер Родерик, меня бы здесь не было, - говорил Малкольм. - Я уверен, что он приказал бы нам возвращаться без них. Одна моя половина всем сердцем хочет ему помочь. Другая хочет, чтобы я спас Оборотный ключ. Я не знаю, что делать.
   - Откуда в тебе это?
   - Что это?
   - Рассудительность старика.
   - Я получил опыт старика. И думаю, что это путешествие в библиотеку не пройдет бесследно для нас. Мы все, что-то получили. Но насколько это нам поможет, мы не знаем.
   Малкольм замолчал. Он смотрел вдаль на окраины города и на лес, что начинался за ним. Он повернулся к Санаре.
   - Что ты достала из того дерева?
   - Кристалл Урукеш и портативный книгочей к нему.
   - Наверное, у Дугласа работы еще минут на тридцать. Там есть сведения о том, как бороться с хаялетами.
   - Должны быть.
   - Я хочу попробовать. Если мы попытаемся спасти мистера Родерика и Вэй Су По, то должны быть готовы ко всему. Доставай игрушку.
   - Ты уверен?
   - Более чем, милая принцесса, - улыбнулся Малкольм. - Я тоже хочу научиться орудовать двумя мечами, как бог войны, и метко стрелять из лука, и ..... ну много чего хочу.
   - Тогда тебе лучше сесть.
   Они отошли к ближайшей стене. Малкольм сел и уперся спиной в стену.
   - Так лучше?
   - Да, - ответила Санара, доставая из внутреннего кармана сверток.
   Она развернула прямоугольную салфетку в крючковатых письменах. Расстелила салфетку на полу, положила на нее небольшой прямоугольный предмет. Санара провела над предметом рукой. В центре верхней грани появился узор в круге. Девочка коснулась узора. Предмет ожил. Он увеличился в размерах раза в три. Затем верхняя его грань разделилась на четыре части и они разошлись в стороны.
   - Шкатулка? - спросил удивленно Малкольм.
   Внутри шкатулки лежало нечто, похожее на корону. Санара достала тускло поблескивающий ободок.
   - Одень на голову.
   - Да, на браслет не тянет, - сказал Малкольм.
   Он водрузил корону на голову, щеголевато сбив ее на бок.
   - Так пойдет?
   - Хоть сейчас на трон, - усмехнулась Санара.
   - Тогда поехали.
   Санара поправила корону, достала кристалл Урукеш, и вставила его в центр короны.
   - Приготовься. Будет не так мягко, как в коконах.
   Она нажала на два выступа по краям короны. Из нее появились извивающиеся жгутики, похожие на длинных тонких змей. Две сразу пристроились за ушами, остальные проникли через воротник под одежду.
   - Нормально, холодно только, - сказал Малкольм и поежился.
   - Подожди. Это только начало.
   Тут лицо Малкольма покраснело. Кулаки сжались. Он весь напрягся.
   - Больно-то как, - выдавил он сквозь зубы.
   Он обхватил голову руками и завалился набок. Кристалл налился красным светом. Вокруг Малкольма появилось розовое марево. Тело его обмякло. Санара сидела рядом и смотрела на него. Гримаса боли ушла с его лица. Дыхание выровнялось, словно он уснул. Санара знала, Малкольм уже в мире "Знаний и опыта".
   Дуглас подошел, потирая руки.
   - Ну, как, вы готовы? - спросил он.
   Его остановила Санара.
   - Что с ним? - спросил Дуглас.
   - Он сказал, что тебе нужна будет помощь, - ответила тихо Санара, не вставая и не поворачивая головы. - Он решил получить нужные знания о хаялетах.
   - Чего он так светится? Он живой? Как вообще это возможно, он же не в коконе?
   Дуглас сыпал вопросами, не позволяя на них отвечать.
   - Я использовала портативный книгочей и кристалл Урукеш. Это розовое марево и есть кокон. Он сейчас где-то там, в хранилище знаний аталан.
   Дуглас сел рядом. Достал галету и дал Санаре.
   - Ты что ее прятал? - спросила она.
   Он не ответил. Дуглас прижал Санару к себе.
   - Долго он там будет? - спросил он.
   - Не знаю. Нам остается только ждать, - ответила она, откусывая кусочек от галеты. Дуглас протянул ей еще две.
   - Ну, ты хомяк, - буркнула она.
   - Возьми, эти точно последние.
   Посадочная площадка располагалась высоко. Холодный ветер, гулял между сурибаншами. Дуглас достал из сумки теплое покрывало и закутал им Санару.
   - Ты чего делаешь? - спросила она удивленно.
   - Так теплее, - ответил он, сжимая ее хрупкие плечи чуть крепче. - Гораздо теплее.
   Так они сидели, поедая галеты, и смотрели на Малкольма. Казалось, он спит и видит сны. Дуглас коснулся пола. Он приказал закрыть проходы на посадочную площадку и нагреть воздух вокруг Малкольма. Минуты тянулись медленно.
   Первый раз в жизни, Дуглас никуда не спешил. Глядя на лежащего друга, он вспомнил слова старого учителя: "Мир в тебе. Покой в тебе. Никто не властен над тобой, кроме тебя самого"
   Он обнимал ту, кого любил. Волнующее чувство. Сидя рядом с Санарой, ощущая тепло ее плеч, он хотел, чтобы Малкольм грезил, как можно дольше. Дуглас чувствовал, как она дышит. Он ощущал аромат её волос и то, как они щекочут его шею и ухо.
   "Как кратки вы, прекрасные мгновенья!" - думал он, вспоминая стихи забытого поэта.
   Голова его закружилась. Он быстро вскочил на ноги и отошел в сторону. Санара едва не упала. Оказалось, под теплым покрывалом, она задремала. Она оперлась рукой о пол.
   - Что случилось? - повернулась она к нему.
   - Ноги затекли, - ответил с серьезным видом Дуглас.
   Он начал приседать. Ноги и вправду затекли.
   - Казачка спляши, - услышал он хриплый голос Малкольма. - Что вы тут без меня делали?
   - Ждали, друг, ждали, - ответил Дуглас.
   Он подошел к Малкольму и помог ему подняться. Змейки опутывали его тело. Марево вокруг Малкольма исчезло. Он кое-как сел, оперся на стену и указал Санаре на корону.
   - Сними с меня это.
   - Что, тяжела шапка Мономаха? - спросила она с печальной улыбкой.
   Санара коснулась двух выступов по кроям короны. Змейки ожили. Лицо Малкольма снова превратилось в маску боли. На этот раз все прошло легче. Санара вынула кристалл и положила его во внутренний карман куртки. Затем положила корону в шкатулку, и провела над ней рукой. Шкатулка закрылась. Она уменьшилась в размерах и превратилась в непримечательный предмет. Девочка завернула его в салфетку с письменами и протянула его Малкольму.
   - Пусть это хранится у тебя.
   - Почему?
   - Так надежнее.
   - Ну, что в путь? - потирал руки от нетерпения Дуглас.
   - Я немного передохну, - ответил Малкольм.
   Санара встала, сняла с себя покрывало и накрыла им Малкольма. Потом приказала открыться проходу в ангар.
   - Дыши свежим воздухом.
   - Ну, ладно. Вы тут отдыхайте. Я пока подгоню сурибанши.
   - Я с тобой, - сказала Санара и побежала вслед за Дугласом.
   Малкольм смотрел, как его друзья осторожно выстраивают в ряд рабочие сурибанши. Дуглас деловито проверял каждую крылатую машину. Он заставлял сурибанш подниматься к потолку, спускаться, двигаться вперед и назад, качаться из стороны в сторону. Санара смотрела на представление с улыбкой. Удовлетворенный проверкой, Дуглас спрыгнул на пол.
   - Пегасы в порядке, можно лететь.
   - Анатомически они ближе к соколам, - сказал Малкольм поднимаясь.
   Он свернул покрывало и убрал в сумку.
   - Вы зануда, мастер замков, - ответил с улыбкой Дуглас. - Готов?
   - Да. Я в порядке.
   Ребята еще раз оглядели помещение.
   - Ничего не забыли? - спросила Санара, устраиваясь на сурибанше.
   - Вроде нет, - ответил Малкольм, забираясь на сурибанш.
   - За мной, - крикнул Дуглас.
   Он стрелой умчался прочь от башни.
   - Он дорогу-то знает?
   - Надеюсь да. Санара, закрой фонарь, а то, мошек нахватаешь.
   - Чего?
   Малкольм провел над приборной панелью рукой. Его окутало полупрозрачное силовое поле. Санара повторила за ним, защитный купол накрыл место пилота. Они вывели сурибанши из ангара. Ребята знали, где находится Тойторр. Не сговариваясь, они направили железных птиц в нужную сторону. Они набирали скорость постепенно, обгоняя друг друга. Наконец, Малкольм отстал. Он полетел позади Санары, позволяя вести.
   Тойторр лежал впереди, утопая в зелени леса.
   Они летели вдоль горного массива. Внизу проносился лес и редкие озера. Несколько раз ребята пролетали над рекой. Вдалеке показался город. Его невероятная башня продолжала подпирать облака.
   Поначалу Малкольма удивляло отсутствие дорог. Города ничем не соединялись между собой. Ни дорог, ни даже тропинок. Получив опыт Нагар Тея, он узнал о подземных тоннелях, которые пронизывают континенты. Назначение кругов с картинками на полу каждого сооружения тоже стало понятным. Идеальный мир простирался внизу. Аталане, заняли только ту часть земли и подземных владений, в которой нуждались. Остальное, они оставили матери природе.
   На горизонте замелькал солнечный зайчик. Малкольм указал на него Санаре. Они прибавили скорость. Вскоре они поравнялись с сурибаншем, который висел в воздухе. На сиденье пилота лежала сумка Дугласа.
   - Это сурибанш Дугласа? - неуверенно спросила Санара. - Судя по сумке. Сумка ведь его?
   Малкольм подлетел вплотную к висевшему сурибаншу. Он перебрался на него, проверил сумку. Утвердительно мотнул головой.
   Малкольм указал Санаре вниз.
   - Что могло произойти? - испуганно спросила она. - За нами никто не следил?
   - Снижаюсь, - он приказал сурибаншу медленно снижаться. - Ты останься и следи за горизонтом. Чем лихо не шутит.
   Когда сурибанш коснулся листвы, Малкольм остановил спуск. Высмотрев широкий просвет в кронах деревьев, он осторожно продолжил спуск. Пока железная птица медленно спускалась, мальчик сложил руки рупором и начал звать друга.
   - Дуглас! Дуглас!
   Сурибанш завис над густыми невысокими кустами. Малкольм сдал назад и спрыгнул на землю.
   - Дуглас! Дуглас! - прокричал он снова.
   Вдруг за спиной Малкольм услышал шум ломающихся веток и хриплый крик.
   - Держи его!
   Он обернулся и встал в стойку. Ломая кусты, с выпученными глазами на него бежал Дуглас. Он рукой указывал на Малкольма.
   - Держи его!
   Малкольм напрягся. Он не понимал, что происходит. Дуглас пробежал мимо. Малкольм обернулся и увидел, как его друг в прыжке пытался дотянуться до взлетающего сурибанша. Дуглас не допрыгнул. Он плюхнулся на спину. Малкольм стоял, разинув рот.
   - Я не понял, чего это он?
   Дуглас лежал на спине и смотрел, как сурибанш, медленно пробивается сквозь крону деревьев и скрывается из виду. Малкольм подошел к нему.
   - Стыд-то какой. Хорошо, что Санары нет рядом, - сказал Дуглас.
   Он продолжал лежать. Дуглас смотрел на Малкольма.
   - Я спустился по малой нужде. Сумку оставил.
   Уши и щеки его покрывал пунцовый румянец.
   - Уже ширинку расстегнул, а эта зараза взял и взлетел. Представляешь? Я стою со спущенными штанами, а он берет и медленно так взлетает. Я аж обалдел. И стыдно, и обидно. Стою и думаю, что я вам скажу?
   - Ну, раз такое дело, я тоже сброшу балласт, - с этими словами, Малкольм пошел за ближайшие кусты.
   Дуглас встал и отряхнулся.
   - Чего делать-то будем?
   - Ничего, - раздалось из-за кустов. - Сейчас Санара спустится и заберет нас.
   - А что мы ей скажем?
   - Тебе показалось . . . ты спустился . . . сурибанш взлетел.
   - А ты?
   - Я не знал, что он на такое способен без приказа, как и ты. Скромно и правдиво, а главное, без пикантных подробностей.
   - Договорились! - Дуглас улыбнулся. - Да, неудачно получилось.
   - А мы еще хотим с хаялетами драться, - Малкольм засмеялся. - Нас сурибанш обвел вокруг пальца.
   Дуглас подхватил смех друга.
   Ребята не успели отсмеяться. Лес наполнил страшный вой. Сверху сквозь листья в землю ударил сноп огня. Множество огненных шаров разного размера влетели в образовавшийся проем. Они взрывались, разбрасывая куски земли. Ломали стволы деревьев. Ребята успели накрыться защитным куполом. Вокруг творилось что-то невообразимое. Куски земли, сломанные ветки, мелкие и крупные щепки, летели в разные стороны. Огонь царил повсюду. Ребята усилили защиту, готовые принять последний, славный бой в их жизни. Они стояли спина к спине, не зная, откуда ждать опасности.
   - Ты готов?! - кричал сквозь вой Дуглас.
   - Да! А ты?!
   - Полные штаны!
   - Чего?
   - Решимости.
   - Надеюсь, Санара успела уйти.
   - Я тоже.
   Малкольм свел вместе ладони перед собой, между ними проскочила голубая искра. Она превратилась в шаровую молнию. Мальчик развел руки в стороны, разорвав ее на две части. В руках он держал два огненных креста. Дуглас сжимал длинные катары, жидкое пламя капало с них на землю.
   Между деревьев опускался сияющий сурибанш. Он завис над землей.
   - Выходите, трусы, - Раздался громоподобный голос. - Это будет ваш последний день!
   Ребята увидели Санару. Жаркий воздух с земли поднимал ее распущенные волосы. Пугающе прекрасная, она обводила лес гневным взглядом. Огненные кнуты лизали землю и кусты. Она щелкнула одним, разрубив стоящее неподалеку деревце. Щелкнув другим, она оставила в земле глубокую борозду.
   - Молодец! Санара, круши их! - прокричал Дуглас.
   Он смотрел на нее глазами, полными восхищения.
   - Выходите!
   Мальчик встал в боевую стойку. Он расставил руки в стороны.
   - Да, где вы? Трусы! - кричал Дуглас, расхрабрившись.
   Он искал глазами противника.
   - Ну, где вы?
   Сурибанш Санары начал медленно вращаться. В ответ раздавался лишь треск горящего леса. Санара увидела ребят.
   - Где они? - Прогрохотала она на весь лес.
   Дуглас пожал плечами. Он смотрел по сторонам. Дождь из огненных шаров прекратился. Шум стих. Он недоуменно смотрел на Санару.
   - Кто они? - спросил он. - Рассказывай. Мы никого не видели. С неба что-то громыхнуло. Мы думали, на тебя напали. Надеялись, что ты успела убежать. А ты надавала им! Молодец!
   - Кому им? - спросила Санара, продолжая голосом наполнять лес.
   Огонь в ее глазах продолжал пылать. Малкольм снял защитный заговор, кресты исчезли из его рук. Он первым понял, что произошло.
   - Все хорошо, Санара. Клинки в ножны! Дуглас убери эти штуки.
   Он указал на катары.
   - Никого здесь нет, кроме нас, - сказал Малкольм. - Мы напугали друг друга. Хорошо, что никто не пострадал.
   Он сложил руки перед собой и прошептал заговор. Затем резко опустил их. В стороны пошла волна, гася огонь, разгоняя пепел и пыль. Запах гари наполнял воздух. То тут, тот там поднимались струйки дыма.
   Санара смотрела на ребят с неподдельным удивлением. Огонь в ее глазах потух. Кнуты с шипением втянулись в ладони.
   - Что произошло? Почему сурибанш взлетел без вас?
   - Или он был испорчен сразу или наш гений сломал его, когда убирал ограничитель скорости. Я спустился сюда и пошел искать Дугласа. Сурибанш взял и взлетел.
   Малкольм улыбнулся извиняясь.
   - Дуглас, ты зачем спускался в лес? - спросила Санара.
   - Птичек послушать, - быстро выпалил тот - Ой, что же мы натворили! Особенно ты, Санара! С твоим темпераментом надо что-то делать. Но спасибо за наше спасение.
   - Ты иди сюда, - Санара указала на Дугласа.
   В ее голосе чувствовались железные нотки или Дугласу показалось.
   - Пока поднимаемся, расскажешь, зачем в лес поперся.
   Она провела над панелью управления рукой. Сурибанш вытянулся в длину, появилось место для пассажира.
   - Конечно, конечно, - он пристроился позади нее.
   - Малкольм, дорогой, за тобой я спущусь позже, - наигранно улыбаясь, процедила она сквозь зубы.
   Он мотнул головой. Пока его друзья взлетали, Малкольм попытался вызвать дождь. У него это получилось с третьего раза. Прямо в лесу, чуть ниже крон, появились густые грозовые тучи, и пошел дождь.
   "О зонтике я забыл", - подумал он, когда сверху обрушился настоящий тропический ливень.
   Тучи стали медленно расползаться. Пухлыми облачками они разлетались в стороны, обильно поливая землю, там, где недавно бушевал огонь. Малкольм стряхнул воду с волос, вытер лицо. Он услышал звонкий смех Санары.
   "Да! Дуглас умеет рассказывать веселые сказки", - подумал он с улыбкой.
   Мальчик вложил два пальца в рот и что есть мочи засвистел. За ним спустился Дуглас.

Глава 19. Бегство из плена.

  
   Башни Тойторра возвышались темными громадинами на фоне солнца. Ребята летели низко. Они верили, что это поможет скрыть их приближение. Они надеялись, что шум, который они устроили в лесу, отвлечет их неведомого врага. Быстро виляя по узким улицам, они подлетели к дому Нагар Тея. Маленький домик скрывали высокие башни. Сурибанши удобно устроились во дворе.
   Ребята вошли в дом.
   - Нам нужен план, - сказал Малкольм.
   - Я могу слетать на разведку, - сказал Дуглас.
   - Отставить разведку, - буркнула Санара.
   - Понял. Отставить разведку.
   Дуглас взял под козырек.
   - В городах нет никакой системы наблюдения, - заговорила Санара. - Но есть комплекс погодных сенсоров.
   - Как это нам поможет? - уточнил Дуглас. - Устроим бурю с молниями и градом. Роскошно!
   - Отсюда мы сможем получить термо-электрограмму города.
   - Зачем? - не понял Дуглас.
   - Проще один раз увидеть, чем сто раз услышать, - сказала Санара.
   Она залезла в оюмак. Цветок-кресло закрыл лепестки. Через минуту перед ребятами появилась объемная картина города. Она медленно вращалась, высвечивая строения светло-голубым цветом. На вершине башни пульсировали красные и зеленые точки. Подножье башни и ее окрестности пестрели краснотой, словно неловкий повар рассыпал ягоды клюквы.
   - Это нехорошо, - сказала Санара.
   Она выбралась из оюмака и подошла к ребятам.
   - Что это? - спросил Малкольм.
   - Две зеленые точки на вершине башни - это мистер Родерик и Вэй Су По.
   - Красные точки - хаялеты, - закончил за нее Дуглас.
   - Эта россыпь красных светлячков тоже хаялеты? - уточнил Малкольм.
   - Да, - ответила Санара. - Их много.
   Она коснулась карты и развернула ее.
   - Здесь мы.
   Она указала на три зеленые точки в отдалении от башни.
   - Такое ощущение, что нас заманивают, - буркнул Дуглас.
   - Ты о чем? - не поняла Санара.
   - Коридор. Смотрите.
   Он провел пальцем по карте. Широкая полоса, свободная от красных светлячков, пролегла через город от башни к его окраине.
   - И вправду, странно, - сказал Малкольм.
   - Это ненормально, - сказал Дуглас. - Они о нас знают и ждут.
   - Санара, ты можешь показать, что находится под городом? - спросил Малкольм.
   - Да.
   Санара снова забралась в оюмак.
   Картинка начала меняться. Снизу, у города, появилось похожее на корни продолжение. Множество переплетений толстых и тонких канатиков со странными наростами.
   - Город под землей гораздо больше, чем над ней, - проговорил Дуглас.
   Он медленно садился, изучая расширяющуюся схему подземных ходов.
   - Похоже, о существовании подземной части города они не знают, - сказала Санара.
   Она тихо подошла сзади, пока ребята изучали значительно разросшуюся картину.
   - Да, - согласился Малкольм.
   - У меня есть план, - воодушевленно сказал Дуглас.
   - Санара, ты сможешь управлять погодой? - спросил Дуглас.
   - Да, - ответила Санара. - Это на окраине города.
   Она указала на карту. Небольшое здание на окраине города заморгало сиреневым цветом.
   - Отлично, - сказал Дуглас. - Ты, Малкольм, пойдешь в башню снизу. Я как самый опытный из нас пойду в открытые ворота. Ты, Санара, прикроешь наш отход какой-нибудь мощной бурей. Если дело выгорит, завтракать будем уже дома.
   - Как я узнаю, когда начинать бурлить? - спросила Санара.
   - О, дорогая, ты узнаешь! - многозначительно сказал Дуглас.
   Санара пожала плечами. Она пошла к выходу из дома.
   - Где встречаемся? - бросила она через плечо.
   - Я приду за тобой!- сказал Дуглас.
   - А если нет? - спросила она.
   - У "Колодца странствий", - сказал Малкольм. - Оборотный ключ у тебя. Ты приведешь помощь.
   Он указал на меч за ее спиной.
   - Мы вместе пришли, - сказала она. - Вместе уйдем.
   - Не все планы осуществляются, - сказал Малкольм. - То, что мы пытаемся спасти мистера Родерика и Вэй Су По без посторонней помощи, глупо. Но мы это сделаем.
   Санара покачала головой в знак согласия. Она собрала волосы в тугой пучок. Дуглас дал ей бандану. Она улыбнулась и крепко повязала ее. Девочка поправила меч за спиной.
   - Я буду ждать до последнего, - сказала она.
   Ребята стояли во дворе, когда Санара улетела.
   - Если честно, то это странный план, - сказал Малкольм, провожая взглядом сурибанш Санары.
   - Ты о чем? - спросил Дуглас, воодушевленный предстоящим приключением.
   - Например, - заговорил Малкольм. - Как ты поймешь, что я начал действовать?
   - Положись на меня.
   Дуглас постучал себя по голове. Он подошел к сурибаншу и посмотрел на друга.
   - Ты главное начни, - сказал он. - А я уже свалюсь им как снег на голову.
   - Ну что же, договорились, - сказал Малкольм.
   Малкольм улетел к ближайшему входу в подземные тоннели.
   "Да. План идеален, - думал Дуглас, - нужно только незаметно добраться до вершины башни".

* * *

   Дугласу удалось добраться до купола башни. Его не заметили.
   Сурибанш висел, покачиваясь. Дуглас наблюдал через прозрачную стену за тем, что происходило, внутри купола. Вэй Су По лежал на полу возле открытого оюмака. Дуглас не заметил Мистера Родерика. Один оюмак свернулся в кокон.
   "Мистер Родерик в библиотеке знаний", - догадался Дуглас.
   Несколько оюмаков стояли покореженными. Над Вэй Су По склонилась тварь, похожая на помесь гигантского богомола со скорпионом. Еще два существа стояли возле закрытого оюмака. Один походил на минотавра, другой на бесформенную массу с четырьмя руками, две из которых, словно трубы, свисали вдоль тела. В руках быкоголовый держал короткие двузубые вилы. Дуглас ждал появления друга.
   Малкольм уже давно проник в башню. Он осторожно поднимался по ступеням, которыми не пользовались давно. При каждом шаге пыль поднималась маленьким облаком. Мальчик старался не шуметь. Он волновался. Ему казалось, что удары сердца отдаются эхом в коридоре и предупреждают о его приближении. Малкольм остановился и принялся глубоко и медленно дышать, пытаясь успокоиться.
   - Я озеро. Глубокое горное озеро. Толща льда скрывает меня. Я спокоен, - шептал он еле слышно.
   В "Хранилище знаний" можно попасть по-разному. Малкольм не хотел использовать транспортные диски центрального зала. Он не мог знать, где появится и кто окажется рядом. Его появление стало бы неожиданностью для врага, но могло сыграть злую шутку с ним. Он перенесся из подвала в помещение под "Хранилищем знаний" и пошел пешком.
   До Малкольма донеслись грубые трескучие голоса. Он присел и стал медленно ползти по ступенькам. Комнату заливал яркий свет. От хаялетов его отделяли искореженные оюмаки. Они отлично его скрывали. Мальчик ползком добрался до них и затих.
   До него долетели щелчки и бульканье. Малкольм услышал шелест раскрывающегося оюмака и осторожно выглянул. Существо, похожее на жука, цокая лапами, подошло к креслу. Мистер Родерик приподнялся на локте. Он попытался встать, но упал.
   - Нашел? - прострекотал жук.
   - Нет, - ответил мужчина.
   Мистер Родерик сплюнул на пол. Красная слюна растеклась по узорчатому полу. Жук резко дернул лапками.
   - Врешь! - прохрустел он. - Сам посмотрю.
   Две лапки прижались к вискам мистера Родерика. Мужчина застонал, скрежеща зубами. Малкольма наполняло желание прыгнуть вперед и начать метать молнии направо и налево. Он посмотрел на потолок и не увидел Дугласа.
   "Где ты? - думал Малкольм. - Великий стратег!"
   Дуглас заметил, как Малкольм ищет его взглядом, и помахал рукой. Малкольм смотрел на него невидящим взглядом. Дуглас вспомнил, что сделал стену прозрачной в одну сторону и его не видно.
   - Вот я болван, - буркнул он и ударил себя по лбу.
   Дуглас коснулся гладкого купола.
   Он не понял, что произошло. Вместо того, чтобы стена стала прозрачной, она исчезла. Сурибанш качнулся и Дуглас провалился в образовавшуюся дыру. Жук, истязавший мистера Родерика, занес клешню. Шум сверху привлек его внимание. Он повернул голову.
   - Джиронимо!? - прокричал Дуглас.
   Он с криком свалился на жукоподобного хаялета. В шее жука что-то хрустнуло. Его ноги разъехались в стороны. Клешни неестественно выгнулись. Две зеленые молнии слетели с них. Они лизнули стены и вырвались в дыру в потолке. Одна из молний чиркнула сурибанш. Крылатый аппарат заискрил и с визгом полетел прочь от башни. Он взорвался, как новогодняя ракета, разбрызгав в стороны мириады разноцветных искр.
   "Снег на голову!" - успел подумать Малкольм.
   Он выскочил из-за укрытия и увидел вещи мистера Родерика. Ударом ноги он подтолкнул меч к учителю. Меч выскользнул из ножен.
   После того, как с клешней жука сорвались молнии, в комнате наступила секундная тишина. В тишине отчетливо слышался скрежет металла по камню. Мистер Родерик потянулся к мечу. Клинок лег в руку хозяина и засветился.
   Черная туша направила трубы-пушки на Дугласа. Мальчик соскользнул с жука на пол. Раздался выстрел. Голова насекомого разлетелась во всполохе огня. Из обрубка шеи на пол стала вытекать бурая вонючая жижа. Быкоголовый поднял голову к дыре в потолке и издал призывный рев. Мистер Родерик попытался встать. Черная туша повернулась в его сторону и выстрелила. Мистер Родерик поскользнулся. Оюмак за его спиной превратился в сгнивший цветок. Черная туша забурлила от злобы.
   Дуглас пустил две шаровые молнии в грудь быкоголовому. Они врезались в него, опалив волосы на груди и оставив круглые ожоги.
   - Загораем топлесссс? - спросил ехидно Дуглас.
   Минотавр зарычал и поднял двузубец.
   - Дуг, беги, - крикнул мистер Родерик.
   Дуглас прыгнул за искореженный оюмак. В том месте, где он сидел, в полу появилась воронка. Малкольм подбежал к Вэй Су По, который лежал без сознания. На его висках виднелись жуткие раны.
   Мистер Родерик, скользя, побежал к черной туше. В недрах жутких труб зарождался огонь. Они смотрели в грудь мистера Родерика. Он резко сел на колени и завалился назад. Гладкий пол и скользкая жижа сделали свое дело. Мистер Родерик подкатился к черной туше и взмахнул мечом.
   В это время в комнате появились еще три существа. Они походили на больших кошек с роскошными гривами. Редкие длинные иглы торчали из их меховых воротников.
   Одна отрубленная труба упала на пол. Она выстрелила. Раздался вскрик, запахло паленой шерстью. Один из хаялетов упал на пол и не поднялся. Черная туша визжала, придерживая двумя маленькими ручками вторую трубу, которая беспомощно висела.
   - У нас гости! - крикнул мистер Родерик. - Уходим.
   Его крик сорвался в кашель.
   Мистер Родерик поднял на руки Вэй Су По и отступил к стене. Малкольм видел, как быкоголовый направил в их сторону двузубые вилы. Мистер Родерик закрылся мечом. Смертоносный луч с двузубца отскочил от мерцающего клинка и ударил в пол. Он прорезал, узорчатый пол комнаты и направился в сторону Малкольма. Мальчик шагнул назад и упал. Луч опалил одежду.
   - Этого взять живым! - прорычало львиноголовое существо.
   Минотавр яростно взвыл.
   Малкольм одним рывком перевернулся на живот, вскочил и исчез. Он появился возле минотавра и с силой ударил топориком по древку двузубых вил. Быкоголовый отбросил его. Малкольм отлетел за покореженный оюмак.
   - Дуг, беги в коридор, - сказал Малкольм, поднимаясь. - Я их отвлеку.
   Он бросил Дугласу меч в камышовых ножнах и исчез. Черная туша продолжала визжать. Самый здоровый из львиноголовых хаялетов ударил ее по макушке когтистой лапой. Визг прекратился. Туша осела на пол и стала медленно растекаться по полу, как сдувающийся шар.
   Мистер Родерик нес на руках Вэй Су По, закрываясь мечом. Один из львиноголовых бросился на них. Дуглас оказался рядом. Он рывком достал меч и бросил ножны. Лезвие со звоном дрожало в его руке.
   Малкольм снова появился возле быкоголового и замахнулся топориком. Его удара ждали. Топорик со звоном отлетел от двузубца. Малкольм снова исчез. Быкоголовый быстро поворачивался из стороны в сторону в поисках Малкольма.
   Мистер Родерик отступал за груду покореженных оюмаков. Дуглас спрятался за него. Лестница за их спинами уходила вниз. Львиноголовый прыгнул на стену, преодолевая препятствие. Его когти врезались в стену, оставив глубокие следы. Вторым прыжком он настиг Дугласа. Мальчик взмахнул мечом. Лезвие изогнулось подобно стальной змее. Дуглас взвизгнул. На его щеке появилась кровь. Он махнул мечом в сторону львиноголового. Тварь мяукнула и отступила. На полу остались лежать отрубленные длинные усы.
   - Дуглас, не маши им так, - крикнул мистер Родерик. - И себя и нас покалечишь.
   Львиноголовый со злобой смотрел на них. Позади него появился Малкольм. Он взмахнул топориком. Минотавр увидел его и выстрелил из двузубца. Мальчик бросил на пол обуглившееся топорище и побежал к друзьям. Львиноголовый распушил гриву. По ней побежали искры. Электрические разряды проскальзывали между длинных игл. Зверь оскалил пасть и мотнул головой в сторону Малкольма. Мальчик прыгнул на пол и заскользил к лестнице. Иглы пролетели над ним. Они врезались в пол, стены и взрывались, оставляя после себя черные, дымящиеся углубления. Чернота медленно расползалась по стенам и полу.
   Малкольм выхватил у Дугласа меч.
   - Уходи в нижний ангар. Найди работающие сурибанши, - сказал он и исчез.
   Дуглас побежал вниз по лестнице.
   Малкольм появился за спиной минотавра. Он замахнулся мечом. Быкоголовый даже не повернулся. Он резко ткнул тупым концом древка Малкольма в живот. Мальчик хрюкнул, выронил меч и упал на одно колено.
   Минотавр направил на него двузубец.
   В это время львиноголовый еще раз мотнул головой, выпуская сноп жутких стрел. Мистер Родерик отступил на лестницу. Он выставил вперед меч. От противника его отделила туманная пелена. Иглы вязли в ней, не достигая цели. Одна игла отскочила от искореженного оюмака и воткнулась в рог минотавра. Рог тут же почернел и отвалился. Быкоголовый обиженно замычал и обернулся. Через пролом в потолке в зал стали прыгать жуки. Они клацали клешнями.
   "Теперь точно пора бежать!" - подумал Малкольм и исчез.
   Пол вздулся и разлетелся на мелкие кусочки в том месте, где стоял мальчик.
   Малкольм появился у самой лестницы и оглянулся. Хаялеты бежали в его сторону. Малкольм схватил несколько игл, которые так и висели в воздухе. Он побежал вниз по лестнице, прыгая через три ступеньки. Он влетел в коридор, ведущий в комнату с транспортными дисками так быстро, что не удержался на ногах и врезался в стену. Он прокатился по полу ярда три, вскочил на ноги и побежал дальше. В коридоре его ждал мистер Родерик. За спиной Малкольма слышался топот копыт и скрежет когтей.
   - Ледяная стена! - быстро предложил Малкольм.
   Мистер Родерик ударил мечом об пол. Коридор затянул белый густой туман. Малкольм выставил руки вперед. На пол стали падать редкие капли воды. Он взмахнул руками. По коридору пронесся ветер и вся вода, висевшая в воздухе, превратилась в сосульки. Они торчали в стороны из стен, пола, потолка. Длинные, острые, опасные, словно зубы пираньи.
   - Стена льда? - буркнул мистер Родерик. - Это противотанковые ежи какие-то.
   - Ну, что получилось, то получилось, - ответил Малкольм.
   Они побежали прочь. За спиной раздавались звуки падения, хруст льда и злобный вой. Малкольм улыбнулся.
   Они вбежали в комнату с транспортными дисками.
   - Куда теперь? - спросил мистер Родерик.
   Он хрипел как загнанный конь. Малкольм понял, что мистер Родерик смертельно устал и силы вот-вот его оставят.
   - В нижний ангар, - сказал Малкольм. - Там Дуглас.
   Мистер Родерик и Вэй Су По исчезли.
   Руку, в которой он сжимал иглы, жгло, словно огнем. Мальчик метнул иглу в диск, на котором только что стояли его друзья. Диск почернел, раздулся и лопнул. Черный пепел осыпался на пол. Малкольм испортил остальные транспортные диски, оставив последний, для себя. Он встал на него и подкинул иглу вверх.
   Малкольм исчез.
   В комнату ворвался жук. Он видел, как игла воткнулась в транспортный диск и превратила его в пепел. Жук злобно застрекотал. Он воткнул обе клешни в пол. Пол задрожал, вздыбился и со скрежетом разлетелся в стороны. Осколки и пыль стали падать в образовавшийся черный провал.

* * *

   Малкольм появился в огромном нижнем ангаре. Вдоль дальних стен стояли исполинские аппараты. Далее шел ряд аппаратов поменьше, в последнем ряду стояли небольшие сурибанши. В одном из углов ангара, почти касаясь пола, в воздухе висел странный корабль черного цвета. Он чем-то напоминал касатку.
   Дуглас лежал под одним из сурибаншей средних размеров. Он доставал из недр аппарата "лишние" детали и бросал их на пол. Мистер Родерик стоял рядом. Он упирался обеими рукам в крылатую машину. Вэй Су По лежал на длинном сиденье. Он так и не пришел в сознание.
   - Что вы планировали делать дальше? - спросил мистер Родерик.
   - Это его план, - ответил Малкольм и указал на Дугласа.
   Его голова показалась из-под сурибанша. Он виновато улыбнулся.
   - Если честно, я не думал, что мы сможем добраться живьем до этой части плана, - ответил Дуглас и пожал плечами. - Теперь вы командуете.
   - Я плохо соображаю, господа, - сказал мистер Родерик. - Вы ведете этот танец до конца.
   Он снова закашлялся и сплюнул на пол кровавую слюну. Мутными глазами он посмотрел на Малкольма. Затем он наклонился и уперся лбом в сурибанш.
   Малкольм толкнул ботинок Дугласа.
   - Чего? - спросил Дуглас.
   Его голова снова показалась из-под сурибанша.
   - Коррективы в планах, - сказал Малкольм.
   Дуглас бросил последнюю деталь на пол, чем-то щелкнул и встал. Он вытер руки о рубашку чистые руки. Малкольм с удивлением посмотрел на него.
   - Ну, так делают крутые автомеханики, - пожал плечами Дуглас.
   Малкольм указал другу в угол ангара.
   - Что это? - спросил он.
   - О, это раритет, - заговорил Дуглас. - Это боевой сурибанш. Я даже не уверен, работает ли он.
   - Проверь, - быстро сказал Малкольм.
   Дуглас убежал в сторону черного летательного аппарата, похожего на касатку. Мистер Родерик поднял голову и посмотрел на Малкольма. Он улыбнулся.
   - Вы еще здесь? - спросил он, запинаясь.
   - Где мы должны быть? - удивился Малкольм.
   - Мне показалось, что я приказал вам уходить, - тихо пробурчал он.
   - Мы нашли Оборотный ключ, мистер Родерик, мы уйдем все, - сказал Малкольм.
   - Уходите, - уже мямлил мистер Родерик. - Приведите подмогу.
   Он осел на колени. Мистер Родерик цеплялся за покатые бока сурибанша слабеющими руками. Голова его легла на грудь. Малкольм постарался его поддержать. Мужчина показался ему невероятно тяжелым.
   - Мэл! - раздался крик Дугласа. - Он работает!
   - Подгони его сюда, - крикнул Малкольм.
   Малкольм видел, как черный аппарат поднялся над полом, и медленно раздвигая другие сурибанши, двинулся к центральному проходу. Что-то зашуршало и глухо ударило об пол. Малкольм вздрогнул. Мистер Родерик лежал на полу.
   Дуглас медленно подвел сурибанш к друзьям. Он выпрыгнул из нижнего люка и подошел к Малкольму.
   - Мистер Родерик без сознания, Вэй Су По тоже, - заговорил Малкольм. - Попытаемся загрузить их в этот драндулет при помощи магии, выдадим себя.
   - Этого не потребуется, - сказал Дуглас.
   Он стал расталкивать соседние сурибанши. Они, как игрушечные кораблики в тазу с водой, стали разъезжаться в стороны, ударяясь и звеня боками. Дуглас аккуратно отодвинул сурибанш, на котором лежал Вэй Су По.
   - "Орка" нам поможет, - сказал Дуглас.
   - Кто? - не понял Малкольм. - Какие орки?
   - Не орки, а "Орка", - сказал Дуглас. - Кит-убийца.
   Он гордо указал на черный сурибанш.
   - Понятно, - сказал Малкольм. - Действуй.
   Дуглас забрался внутрь "Орки". Аппарат поднялся еще выше и завис над мистером Родериком. С хлюпающим звуком его тело исчезло в недрах "Орки". То же самое произошло с Вэй Су По. Голова Дугласа высунулась из брюха сурибанша.
   - Что дальше по плану? - спросил он.
   - Ты летишь к "Колодцу странствий" и ждешь нас с Санарой, - сказал Малкольм. - Как ты и сказал: завтракать будем дома.
   - Понял, командир! - гаркнул Дуглас.
   Он отдал честь и скрылся в недрах черной касатки. Аппарат со свистом покинул ангар, растворяясь во мраке тоннелей.
   Малкольм с разбега ловко впрыгнул на железную птицу и вывел ее прочь из ангара. Когда его сурибанш вылетел из тоннеля в город, Малкольм посмотрел на центральную башню города. Санара сделала, что обещала: в центре города бушевал ураган. Вершина башни скрылась в объятиях сотен молний.
   Мальчик уверенно полетел к станции мониторинга погоды. Он знал, если Санары там нет, она уже летит к "Колодцу странствий". Малкольм вел сурибанш зигзагами, он бросал его из стороны в сторону, облетая высокие здания. Он уже видел здание погодной станции.
   Вдруг стена здания впереди взорвалась. Малкольм оглянулся. Его преследовало несколько сурибаншей. Он сощурился и направил крылатую машину в облако пыли, пытаясь скрыться от преследователей. Он заложил крутой вираж и полетел вверх вдоль здания, выжимая из сурибанша максимальную скорость. На вершине строения, он остановился, чтобы осмотреться.
   Преследователи потеряли его. Они летели к окраине города, не сбавляя скорости. Подождав, когда они скроются из виду, Малкольм развернул сурибанш и пулей понесся к погодной станции.
   Невысокая башня больше походила на водокачку. Малкольм стал опускаться на крышу. Крыша здания медленно разошлась в стороны, пропуская гостя. Мальчик очутился внутри пустого помещения.
   Он спрыгнул с железной птицы и осмотрелся. Вниз вела лестница. Он стал осторожно спускаться вниз. Комната мониторинга погоды больше походила на центр управления полетами. Большая карта в пол стены. На полу трехмерная модель города. Из пола торчали похожие на подсолнухи системы управления громадиной погодного генератора.
   - Санара! - крикнул Малкольм.
   Эхо несколько раз повторило имя девочки. Малкольм подошел к трехмерной карте города. Красные огоньки разлетелись по городу, словно злобная саранча. Они рыскали по городу.
   "Когда они научились летать на сурибаншах?" - подумал Малкольм.
   Потом он вспомнил страшные раны на висках Вэй Су По.
   "Если они умеют читать мысли, это нехорошо", - подумал он.
   Мальчик подошел к пульту управления и восстановил нормальную погоду в городе. Он еще раз взглянул на трехмерную модель. Единственная зеленая точка, пульсировала на схеме города. Она показывала его место нахождения. Он посмотрел на большую карту в задумчивости. Лететь в лес ему не хотелось. Малкольм стал изучать карту тоннелей, которые пронизывали весь континент и соединяли города.
   "Лететь тоннелями быстрее и безопаснее, - думал он, - надо только до них добраться".
   Мальчик хотел лететь в Эргхолан. От него до "Колодца странствий" рукой подать. Он в последний раз посмотрел на схему города. Момент удачный - ни одного хаялета до ближайшего порта. Малкольм вернулся в верхнюю комнату. Он забрался на сурибанш и посмотрел на крышу, которая стала расползаться в стороны. Сурибанш вылетел из башни и тут же опустился к самой земле.
   Малкольм повел аппарат как можно ниже к земле. Он прятался в тени строений и надеялся, что его не заметят. Он уже подлетал к ближайшему входу в подземные транспортные тоннели. До входа в туннель оставалось немного, когда его накрыла тень. Малкольм не стал оборачиваться. Он резко свернул в сторону, пытаясь скрыться за ближайшими башнями. Он вжался в кресло сурибанша, выжимая максимальную скорость. Впереди его ждала одна из центральных улиц города.
   "План "А" провалился, - подумал он, - приступаем к плану "Б".
   Малкольм свернул на центральную улицу и устремил сурибанш в сторону леса. Стены зданий и мостовая впереди взрывались, осыпая его грудой мелких обломков и пыли. Из чего стрелял враг, мальчик не видел. Его сурибанш вилял как заяц, путающий следы. Ни огненных лучей или шаров мальчик не видел. Казалось, что улицы и здания города пытаются его остановить, забрасывая камнями и грязью.
   Малкольм оглянулся. Шестеро преследователей летели за ним по пятам. Ему не нравилась игра "Улети от смерти". Он решил набрать высоту, чтобы не попасть под крупные осколки. Взрывы следовали один за другим. Малкольм едва успевал уворачиваться. Сквозь пыль очередного взрыва он увидел приближающийся лес.
   - Пора пускать в дело отвлекающий маневр, - буркнул Малкольм.
   Он забубнил заговор "Огненной стены". Мальчик не почувствовал характерного жжения на кончиках пальцев.
   "Ну и ладно!" - успел подумать Малкольм.
   Он развел руки в стороны и повернул их ладонями в сторону преследователей. Ударной волной его прижало к сиденью и наклонило к панели управления. Он с трудом выровнял сурибанш, который развернуло. Он уже собирался прикрыть глаза от яркой вспышки, вместо этого широко их раскрыл от удивления.
   - Арбузы? - прошептал он.
   Сплошная стена из отборных, крупных арбузов с ярко-зелеными полосками двигалась в сторону преследователей. Арбузы со смачным чпоканьем разлетались при ударе о стены башен, создавая эффектную кашу сладкого сока и мякоти. Огненно красная мякоть разлеталась в стороны, создавая плотную стену. Сладкие полосатые ядра выбивали преследователей из сурибаншей, как кегли. Уцелел только один. Он направил сурибанш прямо на Малкольма. В кресле пилота сидел минотавр с огромными рогами. Шкура и голова твари отливали матовой чернотой. Между рогами быкоголового проскочила искра. В сторону мальчика полетел огненный диск, он раскручивался, разбрасывая искры и пронзительно свистя. Малкольму показалось, что в его сторону летит невероятных размеров огненное полотно циркулярной пилы.
   Он отвел сурибанш в сторону. Диск изменил направление и наклонился. Мальчик направил сурибанш к башням неподалеку. Накренив стальную птицу, он влетел в узкий проход между башнями. Когда он пролетал через середину этого архитектурного гротеска, послышался жуткий скрежет. Малкольм вылетел из нагромождения башен. Гигантская пила визжала за спиной, круша многовековые монолиты.
   Увидев здоровяка с рогами, мальчик щелкнул пальцами, отправив в сторону врага рой огненных ос. Пока тот отбивался, Малкольм прочел заговор "Сломанная ветка". Он не знал, сработает он или нет. Эффект превзошел ожидания. Рога чудовища с жутким хрустом отвалились и полетели на землю. Минотавр замычал от удивления и злобы. Без того красные глаза загорелись адским пламенем.
   Малкольм слышал, как прекратился жуткий визг в башнях. Он улыбнулся, сделал под козырек и, не раздумывая, направил сурибанш вверх, виляя между домами.
   - И снова возвращаемся к плану "А", господа, - пробубнил мальчик с улыбкой.
   Малкольм резко набрал скорость, развернулся и спикировал в воронку порта. Гигантская диафрагма порта стала раскрываться. Сурибанш провалился в темноту тоннелей. Безрогий монстр даже не пытался его преследовать. Малкольм знал, что это ненадолго.
   "Они слижут с себя арбуз, вынут из ушей арбузные корки и бросятся в погоню", - думал он.
   Падение в вертикальную шахту тоннеля длилось меньше секунды. Малкольм стремительно влетел в огромный тамбур, из которого в разные стороны расходились маленькие, большие и два невероятно гигантских тоннеля-коридора. Не теряя ни секунды, он направил сурибанш в один из гигантских тоннелей, улетая прочь от Тойторра. Где-то там, наверху, уже слышалось завывание пикирующих в тоннель сурибаншей.
   Впереди Малкольма ждал Эргхолан.
   Малкольм вел сурибанш, набирая скорость. Транспортный тоннель впечатлял размерами. Древнее строение освещалось слабо. Приходилось использовать "Ночной глаз" сурибанша. Следы того, что тоннелем давно не пользовались и не ремонтировали, виднелись повсюду: то тут, то там из стен торчали куски арматуры, насыпи земли и куски упавших потолочных перекрытий под ними. В некоторых местах корни деревьев пробили тоннель. Они свисали причудливыми змеями, преграждая путь.
   Вскоре картина стала меняться. Похоже, что со временем аталане стали перестраивать тоннели и применять новые материалы. Ближе к Эргхолану тоннель разительно изменился. Стены тоннеля стали гладкими. Следы разрушений исчезли. Через равные промежутки, мелькали световые кольца. Четыре прерывистых полосы как на автострадах тянулись вдоль коридора. Они светились в полумраке и сходились в точку где-то вдалеке. На стенах появились надписи, указывающие направление. Чаще стали мелькать боковые тоннели, ведущие в другие города.
   Малкольм знал, Эргхолан уже близко. Он надеялся, что его друзья добрались в уговоренное место без особых приключений. В глубинах тоннеля слышался гул. Преследователи летели следом. Мальчик гнал железную птицу на предельной скорости.
   Тоннель закончился. Сурибанш влетел в сравнительно небольшой тамбур. Мальчик остановился, чтобы осмотреться. Из тамбура вело несколько тоннелей, но только один из них имел по кругу надпись на нескольких языках.
   - Атриум, - прочитал Малкольм.
   Сурибанш устремился вперед. Атриум располагался под центральной частью города. Сооружение потрясало размерами. Башни города не только касались облаков, но и уходили глубоко под землю. Малкольм полетел в сторону подземного ангара центральной башни. Стена стала медленно раскрываться. Ангар тонул в ярком свете. Мальчик влетел в него. Как и в Тойторре, его встретили ряды сурибаншей разного размера. Носы одноместных железных птиц касались посадочной дорожки. Вдоль нее шли транспортные диски.
   Малкольму в голову пришла мысль.
   Он разогнал сурибанш и направил его в гущу стоящих машин. За мгновение до удара он спрыгнул и закрылся защитным заговором. Грянул взрыв. Черные клубы дыма длинными хоботами смерчей стали подниматься к потолку. Малкольм смотрел на искореженный сурибанш.
   - Прости, друг, - прошептал он. - Но так надо.
   Малкольм достал нож и резким движением порезал руку. Кровь стала капать на пол, разлетаясь причудливыми кляксами. Он специально наступил на лужицу крови. Он пошел в сторону транспортных дисков, оставляя как можно больше следов. Его рана быстро заживала. Ему пришлось порезаться несколько раз, чтобы картина аварии выглядела более натуральной. Он надеялся, что преследователи будут искать его в городе. И будут делать это долго.
   Малкольм осмотрелся, удовлетворенно хмыкнул и перенесся на вершину библиотеки. Здание уже восстановило причиненные ему повреждения. Искореженные оюмаки исчезли. Купол полностью зарос и выглядел неповрежденным. Чистый пол блестел глянцем.
   "Живая архитектура впечатляет, - подумал Малкольм. - Нам есть чему поучиться".
   Он приказал куполу раскрыться. Малкольм громко и переливисто засвистел. Прошла минута, другая. Он подошел к краю купола и посмотрел вниз на город. Неизменно великолепный пейзаж радовал глаз контрастом белого и зеленого. Малкольм посмотрел в небо и снова засвистел. Он не услышал знакомого рыка и хлопанья крыльев.
   "По-моему, я переоценил гениальность задумки", - подумал он.
   Он снова опустил взор на город. Из воронки ближайшего порта, словно шершни, стали появляться сурибанши. Один, второй, третий. Мальчик насчитал тринадцать.
   - Идея взорвать рабочий сурибанш точно не блещет гениальностью, - буркнул он, прячась за стеной.
   Малкольм лихорадочно думал, что ему делать. Он отошел вглубь комнаты. Его утешала мысль, что друзья скорее всего уже дома. Он сел на пол и облокотился на стену. Малкольм слушал отдаленные завывания сурибаншей которые летали туда-сюда по городу. Хаялеты не щадили своих стальных птиц. Малкольм не стал закрывать купол, чтобы не привлекать внимания. Он наблюдал, как тени медленно ползут по полу и стенам.
   Тень сурибанша мелькнула в проеме открытого купола. Затем еще одного. Враг сжимал кольцо поиска. План побега, мутной воронкой крутился в мозгу и не хотел рождаться. Малкольм встал. Он собирался спуститься по лестнице на уровень ниже. Очертания теней резко изменились. В проеме крыши висел сурибанш.
   Малкольм не успел уйти.
   В зал по-кошачьи легко впрыгнуло львиноголовое существо. Зверюга зашипела, роняя капли слюны на пол. Без раздумий тварь бросилась на Малкольма. Причин таиться не осталось. Малкольм нащупал в кармане складной нож.
   "Слишком маленький меч!" - мелькнула мысль.
   Малкольм выставил вперед руки. Наручи обнажились. У дракончиков ярко светились глаза. Они злобно разевали пасти, глядя на львиноголового, который, как паровоз без тормозов, несся на Малкольма.
   Мальчик щелкнул пальцами и закрутился по комнате волчком.
   - Кнут, - сорвалось с его губ.
   Длинный огненный кнут выполз из его руки. Он стал лизать пол, разбрасывая огненные лоскуты. Львиноголовый попытался остановиться. Он выпустил когти. Они вонзились в пол.
   Поздно.
   Малкольм начал и закончил смертельное па, на одном вздохе. Он вскинул руку и резко дернул змееподобное оружие. Раздался хлесткий удар. Малкольм крутанул рукой и потянул всем телом кнут на себя. С едва слышным шипением кнут освободился. Вниз по лестнице покатилась голова с прекрасным меховым воротником, украшенным длинными иглами. Туша твари по инерции пролетела на лестницу. В воздухе повис резкий запах жженой шерсти и мяса.
   - Теперь у меня есть сурибанш, - буркнул Малкольм.
   Он побежал в сторону висевшего в проеме сурибанша. Малкольм знал, что применив магию, он привлек к башне хаялетов. Но что он мог сделать в этой ситуации?
   Малкольм высоко подпрыгнул и, пролетев над консолью управления, уселся на сурибанш задом наперед. Сурибанш вращаясь, отлетел от крыши библиотеки. Малкольм развернулся к панели управления. Он уже собирался дать деру, когда заметил, что перед ним завис сурибанш, на котором восседал хаялет. Малкольм оглянулся, еще три железных птицы зависли позади.
   - Куда-то спешим? - раздался резкий неприятный стрекот.
   Крупный жукообразный хаялет выставил вперед клешню. Таких здоровых жуков Малкольм раньше видел. Хитиновый панцирь и мелкие волоски, покрывающие его, чернели, словно смоль. Фасетчатые глаза, похожие на колбу с темно-фиолетовыми чернилами, ничего не выражали.
   Малкольма передернуло.
   Страх и холод медленно растекались по жилам. Он сглотнул. Рот пересох. Малкольм завел руки за голову, шепча заговор. Два сурибанша сзади стали медленно приближаться. Малкольм почувствовал, как наручи на руках зашевелились. Когти драконов впились в руки. Он отсел на самый край сурибанша и громко засвистел.
   "Надеюсь, на этот раз меня услышат", - подумал Малкольм.
   Он раскинул руки и соскользнул с сурибанша вниз. Маленькие огнеглазые дракончики оторвались от его рук и полетели навстречу преследователям. Малкольм летел к земле и свистел. Он заметил, как его наручи устроили свалку.
   Малкольм услышал хлопанье крыльев. Его большой друг наконец-то вернулся. Мальчик видел, как дракон, облетая башню, по дуге заходит под него. Малкольм расставил в стороны руки, зажимая полы куртки. Это несильно замедлило падение. Они летели к земле. Расстояние между ними быстро сокращалось. Малкольм выставил вперед руки. Касание бугристой спины рептилии отразилось болью во всем теле.
   Дракон набирал высоту. Стены домов, вдоль которых они взлетали, рвались на куски. Крылатый змий легко уходил от преследователей. Он резко менял высоту и направление полета. Малкольм почувствовал, как в его руку вцепились маленькие коготки. Наручи обхватили руки.
   Малкольм оглянулся. Он не успел сосчитать хаялетов, но понял, что они снова хотят его окружить. Малкольм вытянул руку. В ней появился огненный крест. Он метнул его в ближайший сурибанш.
   Раздался хруст, как будто кто-то резал свежий хлеб. Один из преследователей стал снижаться. Его сурибанш дымился. Не долетев до земли, он взорвался. Малкольм метнул назад еще один крест и еще. Один огненный крест, никуда не попав, с шипением растаял в воздухе. Второй крест попал в грудь безрогому быкоголовому хаялету. Минотавр направил двузубые вилы в сторону мальчика. Он уже собирался выстрелить. Сильный удар выбил его из седла. Быкоголовый со злобным мычанием полетел вниз. Неуправляемый сурибанш поравнялся с драконом.
   Малкольм приказал ящеру улетать и прыгнул. Он едва не пролетел сурибанш, но успел зацепиться за сиденье. Сурибанш закрутило. Мальчик кое-как забрался на него. Ему показалось странным, что его не атаковали. Над ним раздался грозный рык. Он задрал голову.
   Дракон и не собирался улетать. Малкольм заметил, как мимо него пролетел искореженный сурибанш и два кричащих хаялета. Он направил машину в гущу боя. Он выставил вперед руки, поливая врага градом шаровых молний. Наручи на его руках ярко светились. Малкольм едва успевал заслоняться от выпадов врага.
   Воздушная свалка медленно смещалась прочь из города. Малкольм понимал, что хаялетов больше и ему не победить.
   "Нужно бежать", - мелькнула у него мысль.
   Но его крылатый друг, дракон Нагар Тея, не хотел выходить из боя. Как страшный демон войны, ящер нападал и нападал на хаялетов, несмотря на раны.
   "Будь что будет", - подумал Малкольм.
   Малкольм полетел в гущу драки. Он почувствовал сильный удар снизу. Его сурибанш клюнул носом и сорвался в штопор. Набирая скорость, он несся к земле. Мальчик прыгнул и засвистел. Он надеялся, что ящер одумается.
   Земля приближалась быстро. Дома росли с пугающей быстротой. Малкольм раскинул руки. Почти у самой земли когтистая лапа дракона подхватила его. Едва не касаясь крыш домов, в бреющем полете, они стали улетать прочь из города.
   У самой кромки леса их ждали. Малкольм увидел только вспышки. Он попытался защитить себя и дракона. Ему это удалось. Силой удара их отбросило назад. Они стали кувыркаться в воздухе. Мальчик почувствовал, как лапа дракона сжала его сильнее. Ящер захрипел.
   Дракон сложил крылья, защищая Малкольма. Они упали. Мальчик слышал, как хрустит шкура его друга. Они врезались в стену. Она прогнулась и смягчила удар. Лапа дракона разжалась. Малкольм покатился по земле. Он оглянулся на дракона. Густая черная кровь капала на белую мостовую города. Ящеру удалось встать и расправить крылья, озираясь и скаля зубы. Они стояли рядом: мальчик и страшный израненный ящер и смотрели, как семь сурибаншей окружают их.
   Мальчик посмотрел на броненосного друга. Дракон припал на одну лапу. Из рук Малкольма на землю выползли огненные змеи. Удлиняясь, они стали лизать мостовую.
   - Пожалей бедное животное, человек, - раздался стрекочущий голос.
   - Он не животное, он мой друг, - ответил Малкольм.
   - Тем более, - щелчки в голосе стали звучными. - Нам нужен ты.
   - Его вы отпустите? - спросил мальчик.
   - Конечно, - в стрекочущем голосе слышалось нетерпение.
   Малкольм уже собирался сдаться, когда его слуха достиг странный гул. Два ближних к нему сурибанша превратились в фейерверк. Малкольм взмахнул обоими кнутами. Он достал еще один сурибанш, который разрезало на три части. Львиноголовый хаялет, который сидели на нем, с кошачьим визгом рухнул на землю. Его накрыло обломками, которые тут же взорвались. Малкольма и дракона отбросило ударной волной.
   - Убить их, - услышал Малкольм, как будто во сне.
   Он видел, как с неба падал черный сурибанш, похожий на касатку.
   "Орка нам поможет", - мелькнула мысль.
   Черный сурибанш поливал обезумевших от ярости хаялетов огнем из носовых орудий. Дуглас подоспел вовремя. Малкольм попытался встать, но не смог. Его качнуло. Он упал на спину и ударился головой. Темная пелена накрыла его.

* * *

   "Малкольм открыл глаза.
   Он сидел на краю скалы. Высоко над лесом и облаками. Он видел башню Тойторра. Мальчик оглянулся. За его спиной лежал "Колодец странствий". Он стал крутить головой. Рядом никого. Он посмотрел на руки. Наручей нет. Грудь пощипывало. Мальчик расстегнул рубашку. Хранитель снов пульсировал белым светом.
   "Это сон", - догадался Малкольм.
   За его спиной раздался шелест. Он повернулся. В центре "Колодца странствий" стояла высокая девочка. Темно-рыжие волосы, собранные в замысловатую корону, отливали медью на солнце. Зеленые глаза горели, как чистые, яркие изумруды. Веснушки придавали ее лицу лисье лукавство. Её лицо приковывало к себе естественной красотой.
   Малкольм мотнул головой в надежде, что видение пропадет. Девочка улыбнулась и стала медленно приближаться.
   - Я тебя знаю? - спросил он.
   - В прошлый раз, ты не сыпал банальности, - засмеялась она.
   - Я вспомнил тебя, - сказал он.
   Она опустила взгляд на его колени. Малкольм с силой сжимал их руками. Костяшки пальцев побелели.
   - Издержки работы, - сказал он, расслабляясь.
   - Она тебе нравится, твоя работа?- спросила девочка.
   Она подошла к самому краю скалы. Ветер трепал ее платье и казалось, что она висит в воздухе, легкая и невесомая. Она повернула голову и посмотрела на него. Он попытался встать, но не смог.
   - Я только учусь, - ответил он, пытаясь встать.
   - Не торопись. Твой организм исцелится сам, - заговорила она. - Ты не спишь, ты без сознания.
   Она смотрела, как облака медленно расходятся от центральной башни Тойторра, обнажая почти игрушечный город. Вдруг она повернулась и подошла к нему.
   - Вы нашли последний ключ? - спросила она, глядя ему в глаза.
   - Последний? - удивился Малкольм.
   - Хорошо, - сказала она и отвернулась.
   - Что хорошо? - не понял Малкольм.
   - Вы нашли ключ, это хорошо, - тихо сказала она.
   - Откуда ты знаешь? - удивился он.
   - По твоим глазам, - она улыбнулась. - Тебя можно читать как открытую книгу.
   Малкольм пожал плечами.
   - Это плохо, - сказала он.
   - Это нормально, - сказала она. - Со временем придет опыт и силы.
   Малкольму удалось встать. Он подошел к ней и протянул руку, чтобы коснуться ее волос. Она повернулась к нему, улыбнулась и легонько коснулась его лба.
   - Тебе пора, - сказала она и надавила.
   Малкольм полетел со скалы вниз..."

* * *

   - Осторожнее, друг! - крикнул Дуглас.
   Он отбил выставленную вперед руку Малкольма. Маленькая шаровая молния сорвалась с его руки и, пролетев пару ярдов, упала на землю. Она с шипением и свистом исчезла.
   - Ты еще слаб, но опасен, - сказал Дуглас. - Ты в курсе, что когда тебе плохо, ты светишься, как новогодняя елка?
   - Отец что-то говорил об этом, - сказал Малкольм. - Где плохие парни?
   - Дымятся, - сказал Дуглас.
   Он обернулся. Редкие струйки черного дыма поднимались над городом. За спиной Малкольма раздалось рычание. Мальчик посмотрел туда. Мистер Родерик возился с драконом. Он прокалывал кончиком меча толстую чешуйчатую шкуру ящера и продевал бечевку в прорезанное отверстие. Мужчина брызгал на раны зверя красную жидкость из большого флакона и быстро затягивал бечевку как шнурок. Дракон утробно рычал, но не пытался напасть на своего неожиданного лекаря.
   Черный, похожий на акулу сурибанш висел в воздухе неподалеку. Он медленно покачивался вниз и вверх.
   - Да, - сказал Дуглас. - Твой дракончик пострадал. Мистер Родерик сейчас шнурует его раны.
   Малкольм почувствовал головокружение и лег на спину.
   - Откуда вы появились? - спросил он. - Вы должны были быть дома.
   - Да, ты прав, - заговорил Дуглас. - Не успели мы покинуть Тойторр, как Вэй Су По стало еще хуже. Я вспомнил о том, что монастырь Гудор стоит на источнике силы, и решил сделать крюк.
   - Как Вэй Су По?
   - Ему гораздо лучше. Дыхание и сердцебиение стабилизировались, - ответил Дуглас. - Когда прибыли туда я остановил сурибанш над главным зданием. Вскоре мистеру Родерику стало значительно лучше. Вэй Су По что-то лепетал. Я не разобрал что.
   - А как вы меня нашли?
   - Когда мы возвращались обратно, увидели твой фейерверк, - ответил Дуглас. - Дальше ты видел сам.
   - Большую часть веселья я пропустил, - усмехнулся Малкольм.
   Он потрогал голову. Малкольм снова посмотрел на дракона. Ящер терпеливо ждал, когда мистер Родерик заштопает очередную рану. Он не рычал. Из его зубастой пасти вырывался хрип. Изредка он лизал уже заштопанные раны. Они походили на шнуровку ботинок. Как будто обувной мастер выбирал места на широкой груди и животе ящера, из которых собирался вскоре делать обувь.
   - Значит, все закончилось?
   - Не знаю, - ответил Дуглас. - По крайней мере, здесь, нас никто не беспокоил уже минут сорок.
   - Хорошо, - сказал Малкольм.
   Он сел. За спиной приветственно заурчал ящер. Мальчик поднялся и подошел к дракону. Мистер Родерик закончил зашивать раны рептилии. Он повернулся к Малкольму.
   - Ты готов? - спросил он. - Летим домой.
   - Да, - ответил Малкольм. - Только попрощаюсь со старым другом.
   Ящер заурчал, словно котенок. Он потянулся к мальчику. Малкольм прижался к холодному чешуйчатому, тускло поблескивающему брюху ящера. Потом он попытался обхватить шею рептилии. Он думал о расставании и хотел передать дракону, что чувствует сам. В душе мальчика боролись два чувства: тоска расставания и радость возвращения.
   Малкольм отошел от дракона. Ящер, прихрамывая, стал разбегаться для прыжка. Он помогал себе крыльями. Вот он прыгнул, расправил крылья и взлетел. Взмах, еще взмах: ящер стал набирать высоту. Вскоре он скрылся из виду.
   - Теперь можно домой, - сказал Малкольм.
   Малкольм забрался в черный сурибанш. Внутри он казался более просторным, чем снаружи. Дуглас сразу ушел в носовую часть железной летающей рыбины. Малкольм подошел к кокону, который чуточку возвышался над полом. Он присел и посмотрел сквозь прозрачное изголовье кокона. На висках Вэй Су По виднелись шрамы. Под глазами появились темные круги. Глаза под веками медленно двигались. Мальчик видел сон.
   "Ты поправишься, - подумал Малкольм. - Миссис Хоуплэнд подлатает тебя, будешь как новенький, даже лучше".
   Он почувствовал легкую дрожь под ногами. Сурибанш летел в сторону гор.
   "Скоро будем дома", - думал Малкольм.
   Он хотел увидеть башенки Сордвинга, знакомые и дорогие лица. Он вспомнил родителей. Ему стало тепло и спокойно.
   "Домой . . . - думал он. - Летим домой".

Глава 20. Колодец странствий.

  
   Сурибанш, похожий на касатку, завис у смотровой площадки. Мистер Родерик коснулся кокона, в котором лежал Вэй Су По. Кокон со щелчком оторвался от пола и взлетел. Малкольм стал осторожно выталкивать кокон из сурибанша. Дуглас побежал вверх по лестнице.
   - Санара! - крикнул он.
   Санара вышла к нему навстречу из прохода, ведущего к "Колодцу странствий".
   - Что так долго? - спросила она.
   - Сделали небольшой крюк, - ответил Дуглас. - Вэй Су По нужно было отвезти в Гудор.
   Малкольм втолкал по лестнице кокон с их другом. Санара отступила в сторону. Малкольм стал втискивать кокон в проход. Послышался скрежет металла по камню. Кокон влетел на поляну, как пробка от шампанского.
   - Он поправится? - услышал он за спиной вопрос Санары.
   - Конечно, - ответил мистер Родерик.
   Малкольм вернулся к друзьям. Они стояли на смотровой площадке и смотрели на город внизу. Облака изрисовали небо подобно полотну сюрреалиста. Птичий клин летел от города в их сторону.
   - Куда мы спрячем сурибанш? - спросил Малкольм.
   - Свой я загнала в скрытую пещеру, - сказала Санара. - Но ваш очень большой.
   - Да, - сказал мистер Родерик. - Не хотелось, чтобы его здесь нашли.
   - Согласен, - сказал Дуглас. - Мы можем взять его с собой.
   - Исключено, - сказал мистер Родерик.
   Они смотрели в сторону черного красавца. Сурибанш висел возле смотровой площадки. Дуглас стал спускаться по лестнице в его сторону.
   - Ты куда? - спросил мистер Родерик.
   - Я спрячу его в лесу, - сказал Дуглас. - Потом поднимусь по лестнице.
   - Это долго, - сказала Санара. - И подниматься труднее, чем спускаться.
   Дуглас подходил к сурибаншу, когда бока боевой машины разукрасили цветы взрывов. Мальчик отлетел за маскировочную стену и ударился головой о спрятанный сурибанш Санары.
   Малкольм посмотрел в сторону странного птичьего клина. Птицы, ломая строй, пикировали на них с жутким завыванием.
   - Это не птицы! - крикнул Малкольм. - Санара, защищай кокон.
   Он выхватил меч из-за спины Санары. Мистер Родерик обнажил клинок. Смотровую площадку накрыл защитный заговор. Фонтан из огненных шаров и молний обрушился с небес. С шипением огонь отлетал на скалы. Камень раскалялся докрасна в мгновение ока. Он стекал раскаленными слезами и падал в пропасть.
   Малкольм видел, как их черный сурибанш стал крениться. Ломая скальные выступы, он начал падать. Черный дым поднимался в небо. Не долетев до земли, боевой сурибанш взорвался. Этого Малкольм не видел, но слышал звук взрыва. Взрыв многократно отразился эхом в скалах. Малкольм и Мистер Родерик ждали.
   Первые два сурибанша подлетели слишком близко. На них сидели львиногривые хаялеты. Мистер Родерик прыгнул, занеся меч. Малкольм прыгнул и исчез. Мистер Родерик оказался на носу сурибанша и тут же опустил клинок. Львиногривый ничего не успел сделать. Его тело полетело вниз.
   Малкольм появился на корме сурибанша. Он присел, развернулся и одновременно нанес сокрушительный удар. Сопротивления он не почувствовал. Его противник хрюкнул и уткнулся в панель управления. Сурибанш резко накренился. Малкольм едва не сорвался. Тело львиноголового полетело вниз. Малкольм висел, держась одной рукой за сурибанш. Аппарат выровнялся.
   Мистер Родерик развернул сурибанш в сторону приближающегося противника. Его атаковали с двух сторон. Меч сделал свое дело. Две молнии сошлись на его конце. Мистер Родерик привстал, держа меч двумя руками. Он резко дернул мечом, словно стряхивал с него капли воды. Молнии слетели с клинка с шипением. Они, словно нож, разрезали еще один приближающийся сурибанш. Раздался взрыв.
   Малкольм успел наклонить сурибанш боком к взрыву. Шрапнель осколков пробила дно его сурибанша. Малкольм услышал треск и нарастающий свист.
   - Очень нехороший звук, - буркнул он.
   Рядом с ним повис сурибанш с быкоголовым хаялетом. Мальчик узнал его. На могучей голове красовались короткие обрубки рогов. В носу поблескивала здоровая круглая серьга. Он направил на Малкольма двузубые вилы.
   - Вот и встретились, - проревел хаялет. - Опять.
   - Ты, я смотрю, туп не только рогами, - крикнул Малкольм.
   Мальчик исчез. Его сурибанш завалился на нос и с воем полетел вниз. Минотавр яростно зарычал. Вдруг он почувствовал, как его сурибанш качнулся в сторону скал. Малкольм появился на носу сурибанша и без раздумий опустил клинок на двузубец. Он быстро занес и опустил клинок второй раз и тут же исчез. В глазах быкоголового застыло удивление. Серьга в носу развалилась надвое, сурибанш задымился и полетел вниз. Малкольм появился на смотровой площадке. Он видел, как сурибанш быкоголового врезался в скалы и взорвался.
   Хаялетов осталось четверо.
   Жукоподобные бестии, крупные, черные, мерзкие, перещелкивались между собой. Они атаковали мистера Родерика. Его сурибанш дымился, но каким-то чудом не падал. Бой продолжался далеко, слишком далеко. Малкольм стал пускать в хаялетов шаровые молнии. Он пытался отвлечь их внимание.
   У него получилось. Два сурибанша устремились к нему. Мальчик отошел к проходу, разбежался и исчез на краю площадки.
   Мистер Родерик отражал одну атаку за другой. Его сурибанш, готовый сорваться в штопор, еще держался в воздухе. Жуки атаковали яростно и методично. Мистеру Родерику удалось накренить свой сурибанш, и он пролетел под одним из нападавших. Мужчина прыгнул на сурибанш жука и оказался от него сбоку. Жук занес клешню. Удар меча отрубил ее. Острая как нож лапа жука, пропорола бок мистера Родерика. Следующий удар меча отсек жуку голову. Тело жука дернулось. Еще одна острая лапа ударила мистера Родерика в ногу. Мистер Родерик отрубил ее и схватился за обрубок свободной рукой. Его дымящийся сурибанш оказался между ним и вторым противником. Дымящаяся машина начала вращаться, как шутиха на празднике. Мистер Родерик понял, что пора улетать отсюда подальше.
   Малкольм не рассчитал силу прыжка. Он появился в воздухе перед усатой мордой жука. Он схватил тварь за длинный ус и воткнул меч ему в фасетчатый глаз. Жук замахал лапками. Одна из лап оставила порез на спине Малкольма. Мальчик взвыл от боли. Он с яростью повернул меч и надавил на него. Рядом щелкнула клешня. Он почувствовал боль в руке выше локтя. Малкольм закричал. Он, что есть силы, вдавил меч. Раздался хруст. Затем металлический лязг. Меч засветился. Мальчик выдернул его и прыгнул в пустоту.
   Внизу раскинулся зеленый ковер леса.
   В дымовой завесе второй противник мистера Родерика не сообразил, что происходит. Окутанный дымом сурибанш взорвался. Осколки превратили жука и его железную птицу в решето.
   Мистер Родерик летел на помощь Малкольму. Он видел, как началась схватка мальчика. Мистер Родерик сжал зубы и вытащил обрубок, торчащий из ноги. Он метнул его во второго противника Малкольма. Жук с легкостью отбил острый обрубок. Мистер Родерик направил сурибанш на него и занес меч. Жук щелкнул обеими клешнями. С них сорвались молнии. Меч принял удар на себя. Сурибанши столкнулись. Мистер Родерик выставил меч. Сила удара бросила его вперед. Меч воткнулся в жука. Их обоих бросило на смотровую площадку. Сурибанши на полном ходу врезались в скалы.
   Малкольм падал, раскинув руки.
   - Помочь? - услышал он голос Дугласа.
   - Ты откуда? - крикнул Малкольм.
   - Вы без меня сурибанши взрывали, - ответил Дуглас.
   Его стальная птица поднырнула под Малкольма и плавно стала замедляться, опускаясь к земле. Они остановились, едва касаясь крон деревьев. Ребята посмотрели наверх. Они видели последние взрывы.
   - Ну, теперь точно все закончилось, - сказал Дуглас.
   - Да, - сказал Малкольм.
   Он оперся на плечо друга.
   - Домой, друг, пора домой.
   - Да, - согласился Дуглас.
   Дуглас задрал нос сурибанша и полетел к смотровым площадкам.
   - Там что-то не так.
   Мистер Родерик привстал, опираясь на меч. Жук шевелился. Из прохода появилась Санара. Жук резко дернулся и отбросил мистера Родерика. Тот покатился по площадке и, сорвался в пропасть.
   Жук махнул острой лапой. На щеке Санары появилась кровь. Девочка схватилась за щеку. Она увидела кровь на пальцах. Ее охватила злоба. Жук противно заверещал шевеля жвалами. Он бросился на нее. Она схватилась обеими руками за рукоять торчащего из его груди меча. Наручи на ее руках горели холодным огнем, она быстро прочла заговор и дернула меч на себя. Клинок засветился. Раздался сильный хлопок.
   Мистер Родерик висел на одной руке, держась за острый обломок скалы. Из пальцев текла кровь.
   - Помочь? - раздался голос Малкольма.
   - Буду обязан, - ответил мистер Родерик.
   Он почувствовал твердую опору под ногами. Сурибанш медленно поднимался. Мужчина стал перебирать руками по скале. Вот и край смотровой площадки. Он забрался на нее. Рядом с ним спрыгнул Малкольм.
   Часть площадки и весь проход покрывали кляксы бурой жижи. Из скалы торчали волосатые обломки разного размера. У самых ног Малкольма из камня торчал длинный ус жука. Мальчик пнул его. Ус стал раскачиваться из стороны в сторону, как радиоантенна. По лестнице быстро взбежал Дуглас.
   - Что здесь произошло? - спросил он.
   Дуглас забежал в проход, ведущий к "Колодцу странствий".
   - Санара, Санара, очнись, - лепетал он. - Что с тобой?
   Дуглас задел ногой меч мистера Родерика.
   - Что вы там стоите, - кричал Дуглас. - Помогите!
   Мистер Родерик пошел к "Колодцу странствий", волоча раненую ногу. Дуглас поднял Санару на руки и понес к центру поляны, под которой скрывался портал. Он кряхтел, чувствуя в коленях нестерпимую дрожь, но продолжал осторожно нести подругу.
   Дуглас положил Санару на траву.
   - Что с ней? - спросил он.
   Мистер Родерик потрогал ее пульс. Потом посмотрел на наручи.
   - Мне кажется, - заговорил мистер Родерик. - Что она немного переутомилась в схватке с процитойдом. Она скоро очнется.
   - Ну что, может, все-таки уже, идем домой? - спросил подошедший Малкольм.
   Он подошел к центру поляны и воткнул меч. Металлический лязг наполнил маленькое пространство, зажатое среди скал. Малкольм наклонил меч и разрезал дерн. Он рывком сорвал его. Центр "Колодца странствий" обнажился. Малкольм вставил меч в замочную скважину.
   Раздался щелчок. Малкольм повернул Оборотный ключ. Раздался еще щелчок. Еще поворот и еще щелчок. Когда ключ по рукоять вошел в замочную скважину, мальчик встал и подошел к друзьям. Санара приходила в себя. Она уже открыла глаза и попыталась встать. Дуглас ее придерживал.
   Поверхность поляны задрожала. Твердая поверхность колодца стала жидкой и зеркальной, как расплавленный свинец. Дерн, который покрывал поверхность "Колодца странствий", стал ходить волнами. Начиная от центра поляны, земля и трава стали медленно приобретать металлический блеск и плавиться, словно снег под палящим солнцем. Поляна стала походить на бассейн, заполненный жидкой ртутью. Рябь прошла. В поверхности колодца, словно в зеркале, отражалось небо. Меч висел над центром открытого портала.
   - И что теперь? - спросил Дуглас.
   Словно ответ на его вопрос, перед ними появился высокий мужчина. Черные прямые волосы собирались в тугой пучок на затылке. Темные глаза внимательно смотрели на ребят. Руки он держал за спиной. На спокойном лице играла легкая улыбка. Сердце Санары екнуло, она узнала мужчину. Дуглас собирался поздороваться. Он тоже узнал Такинава Тару. Мальчик не успел открыть рот. Мужчина заговорил первым.
   - Путешествуем без родителей? - спросил он, делая вид, что не заметил мистера Родерика.
   - Эээ-аааа-ммм . . . - начал Дуглас.
   - Приветствуем тебя, великий хранитель "Колодца странствий", - заговорил Малкольм.
   Он не успел договорить. Его перебила Санара.
   - И от имени принцессы Риулан Тану, - заговорила Санара. - Мы просим помочь. Нам нужно домой, и как можно быстрее.
   - Наш друг может погибнуть, - продолжил за друзей Дуглас. - Он защищал этот мир.
   Мужчина с интересом разглядывал ребят, продолжая игнорировать мистера Родерика. Он подошел еще ближе к Санаре и заглянул в ее глаза.
   - Таваад за нами! - прошептал Дуглас.
   Мужчина резко перевел взгляд на Дугласа. Он прищурился, изучая дерзкого мальчишку, который посмел произнести девиз королевских гвардейцев. Санара трясущейся рукой достала из кармана кристалл "Урукеш" и протянула мужчине.
   - Мы сохранили историю и опыт Таваада, - сказала она тихо.
   - Я получил ваш опыт, - прошептал Дуглас. - В его глазах светилось восхищение.
   - Ты получила её опыт? - спросил Такинав Тару. - Ты видела ее?
   Он смотрел на Санару. Мужчина сжал ее плечи. Санара держала кристалл перед собой на вытянутой руке. По ее щекам бежали слезы. Она не знала почему. Она виновато улыбнулась и вытерла их. Санара спрятала кристалл.
   - Вы смелые ребята, - сказал Такинав Тару.
   Он отошел к центру "Колодца странствий". Такинав Тару поклонился мистеру Родерику.
   - Пусть ваш сопровождающий подумает о том месте, куда должен перенести вас "Колодец странствий", - сказал Такинав Тару. - Не забудьте ключ.
   Мистер Родерик поклонился в ответ. Он аккуратно придерживал кокон с Вэй Су По. Ребята встали вокруг учителя. Дуглас держал в руках Оборотный ключ. Они исчезли в мгновение ока.
   Поляна стала прежней. Густая зеленая трава покрывала поляну ровным ковром. Густые колючие кусты закрывали проход.

* * *

   Малкольму показалось, что он стоит на крышке бездонной кастрюли, которая перевернулась. В абсолютной темноте он не смог разглядеть рук. Он достал "огниво" и зажег его. Он стоял один в центре просторной пещеры. Зеркальная поверхность "Колодца странствий" лежала под ногами. Малкольм медленно обошел пещеру. Ни входа, ни выхода.
   - Я знаю твой секрет, - раздался за спиной голос.
   Малкольм обернулся. Такинав Тару стоял в центре зеркального диска.
   - Нагар Тей предупреждал меня, что рано или поздно ты придешь, - продолжал мужчина. - Но я не думал, что бродяга будет настолько молод.
   - Бродяга? - не понял Малкольм.
   - Ты единственный во всех мирах, кто может беспрепятственно путешествовать, куда захочет.
   - Я получил опыт Нагар Тея, но не могу вспомнить, как старый мастер делал этот последний ключ или это "огниво", - сказал Малкольм. - И самое главное, для чего он его сделал.
   - Нагар Тей был мудрым человеком, - сказал Такинав Тару. - Со временем ты поймешь.
   - Хорошо бы, - усмехнулся мальчик.
   Малкольм осмотрел своды пещеры. Над ним нависла твердая, скальная порода.
   - Где я? - спросил он.
   - В вашем мире, - ответил мужчина. - Я подумал, что вам будет интересно узнать, где скрыт "Колодец странствий" на случай, если вы его еще не нашли. Твои друзья уже дома.
   - Это, конечно, замечательно, - сказал Малкольм. - Но как я отсюда буду выбираться?
   - Ты Бродяга, - улыбнулся Такинав Тару. - Ты можешь попасть куда угодно.
   - Да. Хороший апгрейд мне прикрутили, - сказал Малкольм. - Вы послали меня сюда. Я знаю, что "Колодец странствий" в пещере. Я смогу выбраться, но как я смогу узнать, где находился?
   - Прислушайся, - сказал Такинав Тару.
   Он указал на стену. Мальчик ничего не слышал. Он посмотрел на мужчину. Такинав Тару сделал рупор из сложенных рук и приложил к уху. Малкольм прильнул к стене.
   - Стена холодная, - сказал мальчик.
   Он обернулся. Поверхность "Колодца странствий" стала тусклой. Ее покрывал узор с изображением солнца. Мальчик положил "огниво" на пол, сложил руки рупором и прислонился к стене. Он долго прислушивался, пока не расслышал глухие удары. С той стороны мог находиться выход.
   Без инструментов, без идей, как выбраться из каменного мешка, Малкольм отошел к противоположной стене. Конечно, он понимал, что может переместиться куда угодно, но тогда неизвестно, насколько быстро ксаметары смогут найти "Колодец странствий".
   "Придется применить магию, - думал он. - Даже если снаружи опасно, здесь я не хочу оставаться".
   Он пустил огненный шар в сторону предполагаемого прохода.
   "Возможно, с течением времени свод обвалился, и проход закрылся", - успел подумать он.
   Огненный шар, словно теннисный мячик, отскочил от стены и полетел в Малкольма. Шар летел быстрее, словно удар о стену придал ему скорости. Он вращался и визжал словно поросенок. Шар разбрасывал огненные капли, которые, попадая на камень, раскаляли его докрасна.
   Малкольм успел увернуться в последний момент. Он отскочил и упал на ровную поверхность "Колодца странствий". Он перевернулся на спину и успел заметить, куда отскочил шар. Огненным вихрем он пронесся справа от мальчика, в очередной, раз набрав скорость. Еще три четыре удара о стены и его скорость стала феноменальной.
   Мальчик догадался, что стены пещеры защищены. Для него осталось загадкой, почему выпущенный им огненный шар визжал как поросенок. Мальчик уже не мог разглядеть его. Он видел его мерцающий след. Творение Малкольма, словно бесконечный лазерный луч, металось внутри многогранного кристалла, создавая иллюзию огненной паутины.
   Поросячий визг наполнял пещеру.
   "Я не хочу, чтобы эта огненная свинка сделала из меня котлету", - подумал Малкольм вставая.
   Он выставил руки перед собой, готовый ко всему.
   Сильный удар подбросил Малкольма и прижал к стене. Адская боль пронзила руки. Мальчик видел, как огненные шипы рвут его кожу. Кровь и кожа разлетались ошметками. Он сжал зубы и только стонал, сжимая с силой шар в тисках рук.
   Его руки начали светиться. Он мог видеть пульсацию вен. Дракончики - наручи ожили и перебрались ближе к ладоням, их глазки ярко светились. Раны на руках затягивались, но тут же появлялись новые.
   Шар перестал визжать. Он стал терять силу и начал уменьшаться, продолжая причинять сильную боль.
   - Один, два, три . . . - считал мальчик.
   Боль прошла. Шар остывал. Он стал тускнеть и сжиматься в размерах. Через минуту с шипением он исчез.
   "Сложно поднимать ставки с парой двоек, если не умеешь блефовать", - вспомнил Малкольм слова отца.
   Мальчик редко понимал иносказания своего старика, но они ему нравились. Не смысл, а звучание непонятных слов, сказанных с умным видом. Он всегда хотел сказать нечто подобное, чтобы слушатель мотал головой, делая вид, что понимает высказанную мысль.
   - Никогда не знаешь, чем закончился эксперимент, пока не рассеялся дым, - буркнул Малкольм, оглядывая забрызганную кровью одежду.
   Он подошел к стене, за которой раздавался шум.
   - Господа офицеры, нахрапом эту крепость не взять, начинаем осаду . . . - пробурчал мальчик и стал ощупывать стену.
   Только теперь до него дошло, что если стены защищены, значит должен существовать замаскированный вход в пещеру. Мальчик искал кнопку, рычаг, хоть что-нибудь, что могло открыть проход. В его существовании он не сомневался. Осталось только исследовать всю стену пещеры.
   Малкольм зажал зубами "огниво", освещая стену. Он начал с самого низа, от пола. Мальчик дюйм за дюймом осматривал, ощупывал холодный камень. Его пальцы, как шустрые паучьи лапки, ползали по стене. Ее сплошь покрывали выступы, выщерблины и углубления.
   "Главное, чтобы ключиком от этой двери не был какой-нибудь заговор", - думал Малкольм.
   Свет огнива выхватил из тьмы странную трещину. Она описывала окружность вокруг пяти углублений. В эти выщерблины в камне идеально подошли подушечки пальцев. Малкольм попытался надавить, ничего не вышло. Он повернул руку вправо. Диск легко повернулся. Мальчик отпустил его. Диск с металлическими щелчками вернулся в прежнее положение.
   - Да, вы издеваетесь. . . - буркнул Малкольма.
   Он повернул диск влево и отпустил. Диск снова вернулся в прежнее положение, мерно потрескивая.
   - Ну и как мне звонить по этому телефону?
   Он приблизился к диску, чтобы внимательно его изучить. Над одним из углублений он заметил выступ в виде небольшой стрелки. Что-то показалось ему знакомым в этом небольшом диске со стрелкой. Малкольм отошел от стены и зажег "огниво" в полную силу. В пещере стало светло как днем. На стене он разглядел рисунок.
   "Это же солнечная система, - догадался Малкольм. - Вот только планеты нарисованы странно"
   Художник в точности нарисовал расположение планет относительно солнца. Но почему-то нарисовал их одинаковыми, словно его циркуль сломался и мог рисовать круги только одного диаметра. Сатурн лишился колец. Только третья планета от солнца отличалась чуть большим диаметром.
   - Попробуем такой вариант, - буркнул Малкольм.
   Он подошел к диску и стал поворачивать его, направляя стрелку на каждую планету по мере ее удаления от солнца.
   - Меркурий, - буркнул Малкольм.
   Он повернул диск. Раздался щелчок и диск остался на месте.
   - Отлично, - сказал он. - Венера.
   Малкольма снова повернул диск в сторону второй планеты.
   Когда Малкольм добрался до Плутона, диск щелкнул в последний раз и подобно наборному диску старого телефона, хрустя, вернулся в исходное положение. В пещере воцарилась тишина. Малкольм огляделся.
   "Да, это было бы слишком легко, - подумал он. - Что же не так, я сделал?"
   Он снова отошел от стены и долго на нее смотрел. Он не понимал, почему третья планета от солнца выглядела больше остальных. Малкольм точно знал, что она меньше Юпитера или Сатурна. Он понимал, что создатель этого замка не хотел, чтобы в наш мир прошел чужак. Намек на шифр замка должен понимать житель нашего мира.
   Мальчик коснулся рисунка земли.
   "Допустим это точка отсчета, - подумал он. - Если диаметр Земли взят за единицу, тогда получится следующий расклад".
   Он снова подошел к стене и стал вращать диск.
   - Главное не ошибиться, - бурчал он. - Расположим планеты в порядке увеличения их размеров.
   Малкольм навел стрелку на самую дальнюю планету солнечной системы.
   - Плутон, - прошептал он. - У нас ты самый крохотный.
   Раздался щелчок в замке. Он снова повернул диск солнца и направил стрелку на самую ближнюю планету от солнца.
   - Следующий в списке Меркурий, - буркнул он. - Теперь нам нужен Марс.
   Мальчик навел стрелку на четвертую планету. Замок отозвался щелчком. Звук щелчков превратился для мальчика в назойливую трель. Поворот, щелчок, еще поворот и еще щелчок.
   - Проще, наверное, сейф вскрыть, - бурчал Малкольм. - Обложил дверь динамитом и шарах.
   Когда Малкольм навел стрелку на Юпитер, диск мягко выехал из стены. Мальчик отошел на пару шагов. Стена разделилась на несколько частей и стала разъезжаться в стороны.
   Проход не успел открыться полностью. В образовавшийся проем что-то упало, и на пол со звоном покатились золотые монеты. С другой стороны входа падал свет. Шум стих сразу.
   - Кто здесь? - крикнул Малкольм.
   По поверхности "Колодца странствий", словно живой, извивался огненный кнут. Мальчик осторожно приблизился к проходу. Золотые монеты позвякивали под ногами.
   - Стоун, это ты, - раздался знакомый голос.
   В проходе показался Кайрон Вотерфилд. Строительная каска прикрывала его голову, на лбу красовались защитные очки, нижняя часть лица скрывалась под респиратором. Он спустил защитную маску на шею. В руке он держал небольшой отбойный молоток. Лицо щедро раскрасили каменная пыль и пот.
   Малкольм вышел в просторный зал, забитый ящиками и сундуками всевозможных размеров и форм. По углам, возле стен стояли и лежали мешки. Сквозь их рваные бока на пол падали золотые монеты и драгоценные камни. Под ногами Малкольма что-то хрустнуло. Он посмотрел вниз.
   - Что это? - удивился он.
   - Ах, это? - Кайрон усмехнулся. - Это алмаз. Огранка, конечно, грубая.
   Малкольм поднял камень величиной со спелую сливу.
   - Этого добра здесь полно, - сказал Кайрон. - Рад тебя видеть!
   Малкольм бросил алмаз в груду монет. Он подпрыгнул и закатился за сундук. Монеты, весело звеня, посыпались на пол.
   - Я тоже рад тебя видеть, - сказал Малкольм.
   Он посмотрел на тоннель, в котором работал Кайрон.
   - Немного промазал, - буркнул Малкольм.
   Кайрон усмехнулся. Он ткнул пальцем в дальний угол хранилища.
   - Мы об эту стену с десяток буров сломали, поэтому решили идти в обход. Когда нашли это хранилище, думали что это то, что мы искали. Но сам видишь.
   Малкольм устало улыбнулся и ничего не сказал. Ему вдруг нестерпимо захотелось спать. Кайрон заглянул внутрь пещеры, из которой вышел Малкольм. "Огниво" ярко освещало "Колодец странствий". Кайрон прошел внутрь. Он остановился в центре комнаты, смотря на узорчатый пол.
   - Это то, что я думаю? - спросил он. - Это Он?
   - Да, это "Колодец странствий", - ответил Малкольм.
   - Значит, вы нашли ключ?
   - Да, - ответил, зевая Малкольм.
   Он подошел к стене, бросил несколько мешков на пол и лег на них.
   - Что, ты? - усмехнулся Кайрон. - Идем наверх. Там и горячая еда и спальник теплый есть. Раз уж ты нам помог найти "Колодец странствий", так и быть угостим кусочком торта. Иоланда вчера отмечала день рождения.
   - Да, конечно, - промямлил Малкольм.
   Он звучно зевнул и растянулся на мешках с деньгами. Кайрон подошел к нему. Он рассматривал его одежду, вымазанную брызгами крови. Он присел и коснулся плеча Малкольма.
   - Ты в порядке?
   - Да, - бурчал Малкольм. - Лучше не бывает.
   - Ты весь в крови, как будто свинью резал.
   - Да, свинью, - уже еле слышно бурчал Малкольм. - Она визжала, но я ее сделал.
   Золотые монеты в мешках под Малкольмом убаюкивали, тихо поскрипывая.

* * *

   Когда Малкольм проснулся, рядом с ним на сундучке, обитом железом, сидела Сюин Вэн. Она дремала. Малкольм пошевелился. Одна рука затекла, шея болела.
   - Засыпать на мешке денег приятно, но вот просыпаться. . . - буркнул он.
   Из дырки в мешке выпало несколько монет. Они звякнули об пол. Сюин Вэн открыла глаза.
   - Ты проснулся? - спросила она. - Где остальные?
   - Я думаю уже в Сордвинге, - сказал Малкольм. - С вами разве не связывались?
   - Нет пока, - ответила она. - Мы отправили сообщение о тебе.
   - Это хорошо, - сказал мальчик вставая.
   - Как Вэй Су По?
   Малкольм задумался на мгновение. Этого хватило, чтобы бедная девочка разволновалась. Она широко открыла глаза и уже собиралась задать следующий вопрос.
   - Он будет в порядке! - уверенно ответил Малкольм.
   В комнату вошел Кайрон, он небрежно пнул несколько монет. Они разлетелись в стороны, весело позвякивая. Он достал из кармана "огниво" Дабса, покрутил в руке и отдал Малкольму.
   - Хороший фонарик у тебя.
   - Да, - согласился Малкольм. - Замечательный.
   Он встал и подал руку Сюин Вэн.
   - Ну, где ваш горячий завтрак и торт? - спросил Малкольм
   - Ждет тебя! - усмехнулся Кайрон.
   - Веди, - сказал Малкольм. - Дамы, вперед.
   Он улыбнулся Сюин Вэн.
   В потаенное хранилище вел короткий узкий проход, за ним начинался нехитрый лабиринт коридоров. Они шли по единственному освещенному коридору. Через каждые пять футов висели лампы. Боковые ответвления и коридоры скрывал мрак.
   - Что там? - спросил Малкольм.
   - В основном смерть, - коротко ответил Кайрон.
   - Не понял?
   За него ответила Сюин Вэн. Она говорила тихо, но ее приятный голос отражался от стен и усиливался в этих коридорах.
   - Этот небольшой лабиринт - одна большая ловушка.
   Девочка хихикнула.
   - Извините за каламбур, - сказала она, поправила волосы и продолжила. - Мы нашли его случайно. Провалилась старая кладка в стене. Баксидус пошел первым и чуть не лишился ног. Мы стали исследовать эти катакомбы осторожнее. На дне пары колодцев мы нашли истлевшие кости.
   - Интересные находки, - буркнул Малкольм.
   - Да, - продолжила Сюин Вэн. - Кайрон получил арбалетным болтом в плечо. Иоланда чуть не лишилась головы.
   - Наш лабиринт был веселее, - буркнул Малкольм, вспоминая пламень ада.
   - Что? - переспросила Сюин Вэн.
   - Рассказывай, мне интересно, - сказал Малкольм, улыбаясь.
   - Я уже почти закончила, - сказала девочка. - Эти коридоры не такие длинные, но всяких ловушек здесь полно. Теперь единственный безопасный коридор мы подсвечиваем лампами.
   Впереди Малкольм увидел очертания неровного прохода. Проход, словно пасть сказочного монстра с выбитыми зубами, ярко освещался с той стороны. Ребята вышли в небольшой зал. Груды ржавого оружия, обветшалые одежды валялись по углам комнаты. Вдоль стен стояли бочки.
   - Говорят, здесь прятали сокровища многие монархи Шотландии, - сказал Кайрон. - В потаенном хранилище мы нашли много исторических документов и отправили их в Сордвинг. Сегодня должны будут приехать люди из исторического музея, чтобы забрать остальные экспонаты.
   Малкольм подобрал с пола ржавый меч. Он покрутил его в руках, проверил баланс, сморщился и бросил обратно на пол. Впереди снова шли коридоры, комнаты и переходы.
   - Мы скоро отсюда выйдем? - спросил Малкольм.
   - Еще немного, - уточнила Сюин Вэн. - Мы расположились во дворе. Посетителей не пускают. Им говорят, что в замке ведутся серьезные исторические исследования.
   Щурясь, Малкольм вышел на свежий воздух. Он сделал пару глубоких вдохов, и его голова закружилась. Лагерь располагался возле колодца замка Данноттар. Две большие палатки и одна маленькая для провизии. Навстречу Малкольму вышли Иоланда Вачеру и мистер Гроссман, невысокий мужчина лет шестидесяти. Его седые волосы небрежно торчали пучками во все стороны. Темно-зеленые глаза внимательно изучали Малкольма. Старый мастер подал мальчику морщинистую руку цвета светлого изюма.
   - С возвращением, - сказал он. - Спасибо за помощь!
   Иоланда наклонила голову в знак приветствия.
   - Милости прошу к нашему шалашу, - сказал мистер Гроссман.
   Они вошли в палатку. Походный стол стоял справа от входа. Накрыли только для одного. На столе стоял котелок с супом, на большой тарелке лежал салат, яичница, хлеб и отдельно стоял кусок торта. Рядом с тарелкой лежали вилка, ложка и нож. Всю картину завершали пустая кружка и высокий чайник, от которого шел дивный аромат свежего чая.
   - Ты отдыхай, - заговорил мистер Гроссман. - Скоро прилетят стреколеты, и мы тебя отправим в Сордвинг. Нам придется придумать, как переместить "Колодец странствий" в наш замок.
   Малкольм уже сидел за столом и уплетал яичницу. Мальчик не сразу понял, насколько он голоден, пока первый кусок яичницы не попал ему в рот. Он не успел прожевать его и заговорил.
   - Кажется, я в этом смогу помочь, - сказал Малкольм. - Нужно, чтобы сюда доставили Оборотный ключ.
   - Хорошо. Расскажешь, когда поешь, - сказал мистер Гроссман. - И переоденься, ты жутко выглядишь.
   Мужчина указал на стопку чистой одежды.
   - Конечно, - сказал Малкольм, откусывая кусок хлеба. - Спасибо.
   Мистер Гроссман покачал головой, улыбнулся и вышел из палатки. Иоланда осталась. Она подошла к столу и села на раскладной стул.
   - Я смотрю, ты один? - начала она.
   - Я надеюсь, что мои друзья уже дома, - заговорил Малкольм. - Я думаю, и вы тоже сегодня уедете отсюда. Ваше задание выполнено.
   - Как там Санара? - спросила она и едва заметно поморщилась.
   - Немного тряхнуло перед отправлением, - пошутил Малкольм. - Дуглас в порядке. Спасибо, что спросила.
   Девочка поправила прядь волос, стряхнула с одежды несуществующую пылинку и вышла из палатки. Малкольм не понял, что произошло. Она беспокоилась о его друзьях или просто поддерживала разговор. Он не стал вдаваться в детали. Малкольм налил себе чай и принялся за торт, забыв обо всем.
   Покончив с трапезой, он вышел из палатки. Со стороны океана слышался знакомый стрекот крыльев. К замку Данноттар быстро приближались три стреколета. Один из стреколет спикировала и села на площадку, где когда-то располагалась северная батарея замка. Оба огромных глаза отъехали в сторону. На землю спрыгнул Дабс, он развернулся и по пояс залез обратно в стреколет. С другой стороны стреколета на зеленую траву древнего замка спрыгнул Дуглас, а за ним Санара. Малкольм побежал им навстречу. Кайрон и его команда остались стоять на краю зеленой лужайки.
   Санара делала вид, что сердита. Она сразу же ударила Малкольма в грудь кулачком, потом быстро обняла, легко оттолкнула и затарахтела.
   - Ты невероятный эгоист. Когда мы появились в Сордвинге без тебя, то так испугались. Мы думали, что ты остался в Тавааде. Новость о том, что "Колодец странствий" нашли, еще не достигла островов. Где тебя искать, неизвестно, - она тараторила, не переводя дыхания. - Я волновалась! Дуглас волновался!
   Малкольм посмотрел на друга, тот пожал плечами. Он стоял рядом с Санарой и держал ее за плечи. Она изредка дергала плечиками, порываясь сбросить его руки, но делала это вяло, продолжая тарахтеть.
   - Мы так волновались. Потом нам сказали, что ты жив и здоров, крепко спишь. Про нас забыл, не торопишься домой. Ты . . . ты . . . ты такой . . . - Санара сделал паузу и добавила. - И ты помог найти этот злосчастный колодец в нашем мире.
   Она замолчала.
   - Мы сразу засобирались сюда, - сказал коротко Дуглас.
   Он прижал Санару к себе. Она прижалась к нему, глядя на Малкольма.
   - Извините, - только и смог сказать он и виновато улыбнулся.
   - Ой. Да ладно. Мы целы и сделали даже больше, чем хотели, - сказал Дуглас.
   Малкольм молчал, слушал и улыбался. Он вдруг понял странную вещь. Он не видел друзей меньше суток, но уже успел по ним соскучиться. Это чувство переполняло его. Малкольм подошел к друзьям и обнял их крепко, как только мог.
   - Я тоже за вас волновался, - сказал он.
   Дуглас почувствовал себя неловко, когда заметил взгляды Кайрона, Иоланды и Сюин Вэн. Он попытался отстраниться.
   - Да ладно тебе, братан, - бурчал Дуглас. - Давай еще поплачем или поцелуемся.
   - Это чудесная мысль! - сказала Санара и поцеловала Малкольма в щеку.
   Она посмотрела на Дугласа.
   - Чего? - буркнул он. - Я с ним целоваться не буду.
   Он резко отстранился и вытаращил глаза.
   - Расслабься, братан, я тоже не буду с тобой целоваться.
   Санара и Малкольм громко засмеялись, глядя на Дугласа. Тот насупился, но не выдержал и тоже засмеялся. Он то и дело посматривал на край лужайки, где уже стояла только одна Иоланда.
   - Ну что, хотите увидеть наш "Колодец странствий"? - спросил Малкольм
   - Конечно! - хором ответили его друзья.
   Дабс стоял молча, опираясь на стреколет одной рукой. Другая его рука лежала на скипетре, заткнутом за пояс. Он с легкой улыбкой наблюдал за той сценкой, что разыгралась перед ним, и радовался за ребят. Он подошел к Малкольму и протянул руку. Мальчик ответил на крепкое рукопожатие. Раздался хруст костяшек. Скалацид притянул мальчика к себе, крепко обнял и похлопал по спине.
   - С возвращением, мой мальчик! - сказал Дабс хрипло.
   - Теперь ты сможешь бывать в своем мире, когда захочешь, - сказал Малкольм.
   - Да, - согласился Дабс.
   Он достал скипетр из-за пояса и протянул мальчику.
   - Веди.
   - Постой, - сказал Малкольм.
   Он достал "огниво". Покрутил его в руке и протянул скалациду.
   - Теперь это вам точно пригодится, - сказал он. - Меняемся.
   - Хорошая сделка, - сказал скалацид и густо басовито засмеялся.
   Малкольм повел друзей в катакомбы замка Данноттар.

* * *

   Они стояли перед входом в пещеру, где находился "Колодец странствий". В пещеру уже успели провести электричество и развесить лампы. Свет лился со стен. Мистер Гроссман стоял в центре пещеры и изучал часть стены над входом. Дабс вошел в пещеру первым. Они с мистером Гроссманом пожали друг другу руки. Малкольм зашел следом. Скипетр в его руках превратился в меч.
   - Это Оборотный ключ, - сказал Малкольм, показывая меч мистеру Гроссману. - Он имеет две формы: меч и скипетр.
   - Мистер Стоун, - сказал мистер Гроссман. - Вы обещали нам помочь с транспортировкой, этого диковинного артефакта в Сордвинг.
   - Конечно, мистер Гроссман, - сказал Малкольм. - Я бы попросил всех отойти ближе к стенам пещеры.
   Малкольм вставил ключ в скважину в центре диска. Он стал погружать его в "Колодец странствий" периодически вращая рукоять, то по часовой стрелке, то против. Над диском осталась торчать только рукоять. Малкольм отошел к входу пещеры. Поверхность "Колодца странствий" пошла волнами, отражая своды пещеры. Рябь на поверхности постепенно улеглась. Оборотный ключ висел в воздухе над центром "Колодца странствий". Такинав Тару появился недалеко от центра. Он осмотрел присутствующих.
   - Приветствую тебя, хранитель "Колодца странствий", - заговорил Малкольм.
   Такинав Тару поклонился Малкольму.
   - Нам нужна твоя помощь, - сказал Малкольм. - Мы хотим перевести колодец в другое место. Возможно ли уменьшить его размеры.
   Такинав Тару исчез. Поверхность диска снова пошла рябью, словно по ней пробежал ветерок. Границы колодца устремились к центру. В центре зеркального диска образовалась шишка, которая стала расти по мере стягивания краев диска к центру. Вскоре в центре большого освещенного каменного зала лежала фляжка. Она поблескивала боками в свете ламп. Крышка на ней с шипением завернулась. Фляжка пару раз качнулась, проскрежетала и замерла.
   Меч висел над фляжкой. Малкольм осторожно взял его. Он превратил его в скипетр. Дабс и мистер Гроссман подошли к Малкольму. Они смотрели на фляжку, лежащую на полу.
   - Да, это будет перевезти проще, - сказал Дабс.

* * *

   Через два дня "Колодец странствий" разместили на острове Безымянный. Великого пиршества по поводу окончания экзаменов не устраивали, даже захудалого стола не накрыли в главном зале. Зато в городке на берегу озера праздник длился неделю. Чем можно удивить и развлечь людей, которые могут творить простые чудеса? Позволить побыть им обычными людьми и понаблюдать, как творят эти чудеса другие.
   Старшие подмастерья выясняли, кто лучший в игре "Кнут и Пряник". Над лесом с утра до вечера слышались резкие, словно выстрелы, щелчки кнутов. Дуглас и Малкольм следили за играми. Малкольм мечтал поучаствовать в соревнованиях в следующем году. Если вечерами он не тренировался с Аэрдолом, то приходил на лесную поляну и гонял волчки по белому кругу с красной границей.
   Малкольм наблюдал за игроками, подмечал их манеру игры, видел их сильные и слабые стороны, старался запомнить способы управления "Пряником". Его интересовал каждый финт, каждое движение, как игрок держит руку до удара и после.
   Каждый вечер ребята заходили к Вэй Су По. Их друг не приходил в себя. Мистери Хоуплэнд погрузила его в глубокий сон. Она говорила, что для него бодрствование опасно, что во сне он выздоровеет быстрее, ему в этом помогает мистер Ригель.
   Рядом с кроватью Вэй Су По стояла еще одна. На ней лежал молодой человек с абсолютно седыми волосами и неестественно худым лицом, словно обтянутым кожей. Уродливый шрам проходил от нижней губы к подбородку. Он спал, как и их друг. Миссис Хоуплэнд говорила, что Александр Ригель лучший в своем деле. Он прибыл из Калифорнии, где находится институт исследования сна. Хотя никаких приборов и проводов ребята не видели, они верили словам миссис Хоуплэнд.
   Вскоре Вэй Су По пошел на поправку.
   Время текло незаметно. Конец лета. Как все-таки быстро оно проходит. Живя на острове, Малкольм этого не замечал. Он это скорее чувствовал. Что-то менялось вокруг. Хотя подмастерьям давали мало времени на отдых, Малкольм любил лето. Ощущение, что вот теперь он может делать все, что захочет, наполняло до отказа. Он понимал, что это ощущение только мимолетная иллюзия, но надеялся, что это не так.
   Если выпадала свободная минутка, Малкольм рыбачил вместе с Джоном Сильвером или нырял с маской. Вместе с Дугласом они исследовали острова вдоль и поперек. Иногда Малкольм помогал Аэрдолу. По вечерам они сидели на его кухне, пили бодрящий чай, и Малкольм рассказывал форестианцу о своих приключениях. Потом под покровом темноты они уходили на полигон, где Аэрдол тренировал мальчика. Над поляной раздавались команды.
   - Начали.
   Изредка слышался лязг клинков и наставления.
   - Важно не только исчезнуть, важнее появиться в правильном месте там, где не ждет тебя противник. Нанести один единственный сокрушительный удар и снова исчезнуть.
   - Зачем исчезать? Противник повержен.
   - Ты уверен, что он был один? Возможно, у него есть напарники. Возможно, они тоже обладают искусством призрачного боя.
   И снова над тренировочным полигоном раздавался лязг стали.
   Малкольм исчезал в одном конце поляны и тут же появлялся за спиной учителя. Но меч проворного и опытного мастера ждал его. Звон клинков и они исчезали уже вместе. Они неожиданно появлялись друг напротив друга, звуки ударов наполняли окружающий поляну лес, и они снова исчезали. Аэрдол не позволил бы покалечить себя, а тем более покалечиться мальчику.
   - Эй, кузнечик! Прекрати бессмысленно прыгать по поляне.
   - Но вы сами говорили . . .
   Мальчик исчезал и появлялся снова.
   - Ударил, исчез . . .
   Он вновь исчезал и появлялся уже за спиной у Аэрдола.
   - Вот я и мерцаю . . .
   Малкольм в очередной раз исчезал из виду. Аэрдол следовал его примеру. Они появлялись одновременно. Форестианец стоял позади мальчика. Малкольм получал подзатыльник. Аэрдол исчезал.
   - Так нечестно! - кричал мальчик.
   - В бою правил нет, - отвечал Аэрдол с края поляны.
   Когда они возвращались в замок, Форестианец продолжал наставления.

* * *

   В одну из последних ночей лета Малкольм уснул, не надев хранитель снов. Возможно, впервые с момента, когда получил его. В эту ночь он увидел сон, почти цветной.
   Малкольм проснулся и посмотрел в окно на предрассветное небо. Он подошел к письменному столу, взял чистый лист бумаги, простой карандаш и начал рисовать. Он пытался нарисовать то, что увидел максимально подробно. Карандаш быстро затупился, он взял другой.
   - Заточу после, главное ничего не забыть, - шептал он, продолжая рисовать.
   За этим занятием его застал проснувшийся Дуглас. Он подошел к другу. Звучно зевнул и потянулся. Малкольм продолжал, не отрываясь. Дуглас заглянул ему через плечо.
   - Это что такое? - спросил он, разглядывая картинку.
   - Я не знаю. Мне это приснилось.
   - А зачем рисовать? Мне тоже всякое снится, но если я это начну рисовать . . .
   Малкольм молчал, продолжая рисовать. Он просидел до обеда, доводя рисунок до совершенства. И только в конце добавил немного цвета. Он убрал рисунок в плотную, прозрачную папку и посмотрел на часы.
   "Время обеда, Дуглас наверняка разминает желудок", - подумал он, выходя из комнаты.
   Малкольм оказался прав, его друзья в полном составе сидели за одним столом. Он подсел к ним. Не обращая внимания на остальных сидевших за столом, он положил перед друзьями раскрытую папку.
   Санара перестала есть. Вэй Су По быстро глянул на рисунок и продолжил трапезу, Дуглас не отставал от него.
   - Что это? - спросила Санара.
   - Это сон, - ответил Дуглас с набитым ртом.
   Санара вопросительно смотрела на Малкольма.
   - Он прав. Это мне снилось несколько раз. Сон такой навязчивый, что я подумал, если нарисую, то станет легче.
   - Полегчало? - спросил Вэй Су По.
   - Не знаю, я нарисовал его сегодня.
   - И что ты хочешь от нас? - уточнила Санара.
   Она держала папку в руках, разглядывая рисунок.
   - Нам нужно узнать, что это.
   - Зачем? - удивился Дуглас.
   Санара положила папку на стол.
   - Затем, что это будет вашим следующим заданием? - раздался голос мистера Аддингтона.
   Ребята обернулись. Гроссмейстер подошел ближе к ребятам. Он положил руки на плечи Санары и Дугласа и улыбнулся.
   - Господа, вы нашли для себя следующее задание, - проговорил он.
   - Сэр, а если это бред воспаленного мозга? - спросил Вэй Су По и виновато улыбнулся Малкольму.
   - Вот и выясните. А пока попробуйте пончики, они божественны, - проговорил мистер Аддингтон и направился к выходу из столовой.
   Ребята молчали. Санара подняла брови и поджала губы. Дуглас обеими руками лохматил шевелюру и смотрел то на рисунок, то на друга. Вэй Су По подперев рукой щеку, изучал рисунок. Малкольм с энтузиазмом смотрел на друзей, часто качая головой.
   - Ну что? Вы со мной? - спросил Малкольм, накрывая папку рукой.
   - В следующий раз картинки рисую я, - проговорил Дуглас.
   Он положил ладонь поверх руки Малкольма. Санара молча положила ладонь поверх руки Дугласа. Вэй Су По уже почти опустил ладонь на ладонь Санары, когда Дуглас просунул между ними вторую руку.
   - Классная кучка получилась! - сказал Дуглас
   Друзья смотрели на него. Санара закатила глаза и покачала головой. Вэй Су По пожал плечами и качнул головой в знак согласия. Малкольм обвел взглядом друзей и улыбнулся.
  

Конец?

  

Оценка: 7.57*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"