Дунаев Борис Михайлович: другие произведения.

Камо грядеши

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  КАМО ГРЯДЕШИ
  
  Рассказ
  
  Был у Миши Максакова сосед, звали его Владимир Петрович. Осилив за более чем восемь десятков лет войну, разруху и перестройку, доживал он теперь тихо-мирно с сыном Виктором, врачом "скорой помощи", и снохой Дашей, бухгалтершей какой-то задрипанной фирмы, чьи дети, а его, стало быть, внуки, тоже давно уже выросли, выучились всяким премудростям и разъехались по городам и весям нашего бывшего великого Отечества.
  Зимой Владимир Петрович почти что и не выходил на улицу. Только поздней весной, когда солнце успевало уже изрядно прогреть иззябшую землю, а деревья пышно зеленели листвой, он аккуратно сползал со второго этажа по узенькой заплеванной лестнице в старых валенках с обрезанными халявами, просторном солдатском бушлате, в котором еще Виктор когда-то вернулся домой горластым "дембелем", и натянутой на уши лыжной шапочке, щеголевато изукрашенной всевозможными иноземными надписями. Отворял расхлябанную дверь подъезда, выбирался наружу, неторопливо озирался, удовлетворенно кивал головой - мол, все в порядке, ребята! - и осторожно усаживался на потемневшую от времени, отполированную многими поколениями старушек и влюбленных парочек скамейку, где и дремал под разноголосицу озорующей детворы и монотонное жужжание бабьих сплетен.
  К Мише старик был определенно неравнодушен. Завидя его, он непременно махал рукой и приглашал:
  - Борисыч! Садись посиди со старым пнем, не побрезгуй...
  Делать нечего, Миша деликатно пристраивался на краешек скамьи и в тысячный раз выслушивал, как распрекрасно жилось в стародавние времена и какими новыми хворями и напастями наградила судьба Владимира Петровича за прошедшую зиму. При этом морщинистые, покрытые старческими светло-коричневыми пятнами щеки соседа заметно розовели, а в блекло-синих прищуренных его глазах под седыми, похожими на истертые зубные щетки бровями загорались то ли слезы, то ли искры былого огня.
  И вот однажды майским вечером, когда измочаленный за день Миша добирался домой, мечтая поскорее поужинать и залечь на диван, Владимир Петрович как-то особенно живо окликнул его со скамейки.
  - Борисыч! Глянь, какую книгу мне подарили!
  Миша, тяжело вздохнув, взял в руки толстенький томик в ярко-зеленой бумажной обложке и вслух прочел:
  - "Помоги себе сам, Целительные настрои".
  - Слышь, Борисыч! - продолжал между тем восторгаться старик. - Этот мужик, что книгу-то написал, - почитай мой ровесник. Тоже воевал, имеет ранения и контузию. А потом, значится, на врача выучился, уже после армии. Как мой Витька. И стал лечить от всех болячек добрым словом... А первым делом он эту свою методу проверил на себе. И теперь организм у него фун... функци-они-рует, как у тридцатилетнего! Ей-богу! Его даже академики проверяли и официально это удостоверили!
  - Так чем он лечит-то? - устало поинтересовался Миша.
  - Так я ж тебе говорю - добрым словом! Он составил такие настрои... Это - ну как тебе сказать - что-то вроде молитвы... Или заклинания. Надо их каждый день по многу раз читать вслух. И организм под их воздействием начинает выправляться и молодеть!
  - Ну, что ж, дядя Володя, лечись, - отдавая книгу, сказал Миша. Бог тебе в помощь! Только когда помолодеешь, гляди - на девок-то сразу не кидайся, пообвыкни сперва.
  Владимир Петрович игриво хохотнул и подмигнул левым глазом.
  - Мне бы годков хоть десять сбросить! Тогда бы я еще ого-го!
  И энергично потер сухие, сморщенные ладошки...
  Прошел май, накатила середина июня. Лето радовало жаркими днями, светлыми вечерами, молодым лучком да картошечкой. Владимир Петрович все так же сидел у подъезда на лавочке в тех же валенках и лыжной шапочке, но вместо бушлата надевал теперь толстый-претолстый свитер домашней вязки.
  - Ну, что, дядя Володя, все молодеешь? - вместо приветствия кидал ему на ходу Миша.
  - Стараюсь! - откликался старик, ощеривая в улыбке беззубый рот.
  И вдруг он пропал...
   Сперва Миша не обратил на это внимания. Ну, нет и нет, может, приболел или еще чего. А когда начался июль, слегка обеспокоился: не помирает ли дед? Столкнувшись с вечно спешащим на подработки Виктором, полюбопытствовал насчет его отца, но тот лишь отмахнулся и пробурчал что-то невнятное, но успокоительное.
  А как-то субботним вечером Мишу окликнул на улице у пивной будки крепкий мужик лет шестидесяти с пышной шевелюрой, кустистыми бровями, белозубой улыбкой и весе-лым взглядом светло-серых глаз. Ростом он вымахал на полголовы выше Михаила. Обтерханные джинсы индийского пошива едва прикрывали ему щиколотки, полосатая "бобочка" с застежкой "молния", какую Миша и сам носил в молодости, лет двадцать назад, туго обтягивала плечи и бицепсы.
  - Борисыч! - звонким баритоном крикнул мужик. - Не торопишься? Гуляй сюда, пивка попьем!
  Миша приостановился, недоуменно вгляделся.
  - Дядя Володя... Никак ты?
  - А кто же еще! - Владимир Петрович раскатился заливистым смехом. - Что? Здорово я подлечился?
  - Невероятно! - растерянно пробормотал Миша. Если бы я не видел твои старые фотографии, ей-богу, не узнал бы! Это что же, все те твои настрои? Из книги?
  - А что же еще?.. Да ты бери, пей на здоровье! - он всучил Мише крышку от бидона, щедро налил туда пива. Они присели тут же, у будки, на брошенных бетонных балках. - Сперва-то, знаешь ли, никакого эффекта. Читаю , читаю целыми днями - и хоть бы хны. Но я особо и не расстраивался: делать-то мне все равно нечего было, а так все занятие... А потом вдруг как прорвало!
  - Прямо как в сказке! - сдувая пену, пробормотал Миша. - И как ты себя теперь чувствуешь?
  - Не поверишь - лучше, чем в молодые годы! - Владимир Петрович провел ладонью по шее и груди. - Вот знаешь, как будто тащил на горбу пудов пять-шесть груза - и вдруг разом сбросил. Легко так, весело! Сердце тикает, как часы, сплю как убитый. Только вот под утро... - он огляделся по сторонам, понизил голос. - Под утро сны срамные стали сниться... Ну, с бабами... В общем, думаю присмотреть себе какую-нибудь вдовушку.
  Распрощавшись с соседом, Миша еще долго хмыкал на ходу, пожимал недоуменно плечами и кривил губы: бывает же!
  В конце июля Миша на пару недель съездил к матери в деревню, потрудился там по хозяйству, а в начале августа, загоревший и посвежевший, вернулся в город. В первый же день встретил Виктора.
  - Привет! Как отец? - окликнул он соседа.
  Против обыкновения Виктор не промчался метеором, а остановился, взял Мишу за локоток и отвел в сторонку.
  - Слушай, с дедом черт-те что происходит! - громким шепотом сообщил он.
  - Что? - засмеялся Миша. - Все молодеет?
  - Увидишь - не узнаешь! - развел руками Виктор. - Я его таким и не помню. На вид - моложе нас с тобой. Ну, просто парень лет тридцати, не больше!
  - Гуляет?
  - Не то слово! Ну, ты же знаешь мужскую эволюцию: сперва бабы, потом бабы и водка, потом водка и бабы и наконец одна только водка. А у него все в обратном порядке. Сейчас он уже почти не пьет, зато ни одной юбки не пропустит!
  - Так это же хорошо, - заметил Миша. - Разве плохо, что он здоров и полон сил?
  - Да ты не понимаешь! - Виктор сморщился, обреченно махнул рукой. - Он же продолжает молодеть! И чем дальше - тем быстрее! Так чем это кончится?..
  - Да, это философский вопрос, - рассудительно отозвался Миша. - Камо грядеши? В смысле - куда идешь. Мы все к старости, а он, выходит, в обратную сторону? К молодости?
  - Да уже и не к молодости, а к детству!
  - Откуда вышел - туда и возвращается? - посерьезнел Миша. - Да-а, проблема... Кто-то, кажется, Вольтер, говорил: мол, если хотите узнать, что вас ждет после смерти, вспомните, что с вами было до рождения. И там, и там - одно и то же: тьма кромешная...
  - Я просил его сходить к геронтологу, - уныло заговорил Виктор. - Есть у меня знакомый парень, вместе учились. Он здорово во всех этих вопросах разбирается, кандидатскую пишет. Может, что-то посоветовал бы. Ни в какую! Даже слушать не хочет!.. Кстати, тебя он вроде уважает. Поговори с ним, а? Убеди врачу показаться.
  - Ладно, при случае попробую...
  Но Владимир Петрович на глаза Мише больше не попадался. Только уже в начале октября, тоскливым вечером, когда по роняющим листья деревьям мерно долбил беспросветный дождь, Миша, зайдя в мрачный, пропахший всяческой мерзостью подъезд, вдруг услышал поскуливающий детский плач. Какой-то пацан тулился в закутке рядом с лестницей, у двери, ведущей в подвал, и, уткнувшись лицом в ладони, тихо и безутешно всхлипывал.
  - Эй, парень! - нарочито бодрым голосом окликнул его Миша. - Ты чей? Чего ревешь?
  Пацан поднял голову.
  - Борисыч, ты, что ли? - тоненьким дискантом отозвался он.
  Миша ощутил, как желудок стремительно ринулся к горлу, а сердце, наоборот, камнем ухнуло вниз. Он схватился дрожащей рукой за перила и сипло спросил:
  - Эй, ты кто?
  - Дед Пихто! - угрюмо ответил пацан. - Не узнаешь? Сосед я твой, Владимир Петрович... Дядя Володя... Хотя теперь впору уже Вовиком звать.
  Все еще не веря глазам и ушам, Миша с трудом зашевелил губами:
  - А чего ты здесь-то? Чего домой не идешь?
  - А-а, - махнул рукой пацан. Его неустоявшийся голос то и дело срывался на фальцет. - Чего мне там делать? Тоска! - он снова спрятал лицо в ладони. - И ругаются...
  - Да ладно, дядя... - Миша запнулся. - Да брось ты, Петрович. Пошли! - он взял пацана за хлипкое плечико.- Что ж ты будешь тут шастать, как беспризорник?
  Владимир Петрович тяжело вздохнул и выпрямился. Ростом он оказался Мише едва по грудь.
  - Ладно, пошли, - еле слышно выговорил он. - И в самом деле - куда же мне деваться-то? От себя, Борисыч, не убежишь!..
  Больше Миша Владимира Петровича не встречал. Только из-за стенки от соседей все чаще доносился заливистый детский плач. А однажды навстречу Мише попалась Даша, жена Виктора, с позвякивающей сумкой в руке.
  - Вот, - сказала она, поздоровавшись, - видишь, чего теперь покупаем отцу?
  Она раскрыла сумку: там громоздились бутылочки с детским питанием.
  А в середине ноября зябким и хмурым полднем к Мише постучался Виктор.
  - Давай к нам, - пригласил он. И уточнил: - Отца помянем.
  - Помер?! - ахнул Миша.
  - Да нет, хуже, - сморщился Виктор.
  - Что уж может быть хуже?
  - А вот то! Продал я его...
  - Да ты что говоришь!
  - Да! Да! Да! - Виктор закрыл глаза и, схватив Мишу за грудки, затряс его изо всей силы. - Ты понял? Продал! Родного отца!..
  - Тихо...Тихо... - умиротворяюще проговорил Миша, прикусив себе от тряски язык. - Остынь!
  Виктор бессильно уронил руки, скрежетнул зубами.
  - Извини, тошно мне... Я ведь не вру. Я и в самом деле его продал... Американцам... Сперва-то хотел его пристроить в нашем мединституте. Куда там! Денег нет, условий нет, то-се, пятое-десятое. А ведь жалко отца-то! Он уже стал совсем, как младенец. Месяцев пяти-шести. Целыми днями, если не спит, то гугукает и пузыри пускает... А что дальше? До чего он докатится? До яйцеклетки?.. Ну, и позвонил одному знакомому мужику в Штаты. Мы вместе учились, а он теперь там устроился очень даже прилично. Так американцы мигом ухватились! И знаешь, сколько мне отвалили? Сто тысяч! Баксов, естественно. Так что я теперь богатей! Вот, брат, какие пироги... - Виктор отвернулся, вытер глаза ладонью. - Пойдем, Миша, помянем отца моего родного, которого я, поганец, заживо продал за сто тысяч сребреников!
  - Ладно, Витя, - растерянно отозвался Миша. - Я только рубашку другую надену...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) И.Телес "Повелительница каменных монстров"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"