Дворецкий Владислав Васильевич: другие произведения.

Знакомство с Дикой Орхидеей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая история о инспекторе Скотланд-Ярда Чарльзе Адамсе. Викторианская Англия, старинный замок, хитроумное преступление, неотвратимость наказания - всё это переплелось в первой повести о инспекторе Адамсе.


Небесный Глаз и Дикая Орхидея

   Адамса, молодого, но весьма перспективного инспектора Скотланд-Ярда вызвали, как было сказано в письме, отправленном бароном Тимидом, владетелем имения близ Чичестера, "по срочному и неотложному делу государственной важности". Адамс лишь хмыкнул про себя, ведь насколько он знал, барон славился чрезмерной боязливостью и взрывным характером.
   Тем не менее, он выехал на вызов барона вместе со своим помощником, опытным констеблем Рейнольдсом и ещё четырьмя молодыми, исполнительными констеблями.
   Они проехали по хорошо утрамбованной дороге к Чичестеру, минуя небольшие рощицы дубов и буков, проезжая мимо живописных и ухоженных лугов, утопающих в запахах свежескошенной травы, недавно прошедшего ночного дождя и ароматах луговых цветов.
   Сам замок, на первый взгляд, не отличался ничем особенным, наряду с другими имениями английских аристократов. Но при ближайшем осмотре возникало чувство некоторой запущенности: с виду добротные ворота замка, давно не ремонтировали, во дворе замка витали запахи конского навоза, под ногами чавкала грязь, как будто они пребыли не в имение английского аристократа, а оказались у небольшого болотца. Стены были покрыты сажей и копотью, сквозь которые угадывались небольшие старые трещины, а кое-где на земле была заметна каменная крошка.
   Во дворе самого имения, их встретили несколько слуг, которые почему-то постоянно кланялись констеблям, но при этом боязливо косились на Адамса. Тот, в свою очередь пребывал в недоумении, чем вызвана такая реакция слуг барона. При этом, на лицах мужчин отражали явную тревогу, на лицах женщин был написан неподдельный страх, который они безуспешно пытались скрыть.
   Вышколенный камердинер с достоинством поклонился прибывшим гостям и с чисто английской неторопливой чопорностью провёл их в кабинет барона. Хотя Адамс заметил, как камердинер, несмотря на чопорность, также с опасениями посматривает на него.
   Проводив их в кабинет барона, и представив гостей, камердинер с поклоном удалился.
   Адамса и Рейнольдса встретил сам барон, ещё довольно молодой мужчина, немногим за тридцать с полноватым, уже обрюзгшим лицом, красными от недосыпа глазами и короткими, постоянно перебирающими что-то неведомое, пальцами. В ещё один мужчина, лет около сорока, с сахарной улыбкой и тёмно-карими глазами, что смотрели куда угодно, но только не на собеседника.
   Адамс оставил молодых
   - Здравствуйте инспектор...
   - Адамс, инспектор Адамс.
   - Да-да, у нас такое горе... Как же сегодня жарко, ведь только середина июня, в этой местности не должно быть так жарко в эту пору...
   Инспектор Адамс лишь тихо вздохнул и как можно более спокойным голосом произнёс:
   - Барон, объясните, пожалуйста, что у Вас случилось?
   - Ах, да-да, простите, не представился, барон Тимид, его украли, понимаете, украли!!!
   - Что или кого у Вас украли.
   - Фоул, Вам всё объяснит.
   - Позвольте мне объяснить, инспектор. Майкл Фоул, секретарь барона. Дело в том, что вчера вечером был украден Небесный Глаз - уникальный бриллиант на 50 карат, с очаровательным голубым отливом.
   - Но позвольте, господин Фоул, я занимаюсь расследованием тяжких преступлений: убийств, разбоя...
   Его речь перебил барон:
   - Послушайте, инспектор...
   - Адамс.
   - Ах, да-да, Адамс. Послушайте меня. Дело в том, что этот камень принадлежит моему роду уже более 200 лет. Он необычайно ценен для меня, ведь по легенде, он приносит удачу и благополучие, а утеря его ведёт к краху во всех начинаниях. Но дело даже не в этом. А в том, что этот камень был обещан в подарок Её Величеству, королеве Виктории. Четыре месяца тому назад, в Лондоне я удостоился встречи с королевой на королевском приёме в честь 25-летия со дня воцарения Её Величества и имел несчастье похвастаться бриллиантом и пообещать Небесный Глаз в дар Её Величеству.
   Он прервался, чтобы отпить большой глоток виски из стакана на столе, а затем продолжил:
   - Через три дня состоится Ройял Аскот1 - знаменитые на всю Империю королевские скачки. На них будут присутствовать сама королева Виктория, с семейством, в том числе принц и наследник престола Альберт Эдуард2, по слухам, заядлый лошадник и любитель скачек.
   Вы же понимаете, инспектор, как почётно благоволение Её Величества, обращённое на её верных подданных, пусть правит её род вечно, как и Британская Империя. И как губительно королевское недовольство, обращённое на тех же подданных.
   Он допил виски и налил себе ещё. Инспектор заметил, как сильно при этом дрожали руки молодого аристократа.
   - Завтра поутру должен приехать сам королевский ювелир, чтобы оценить драгоценность. Хоть она и бесценна.
   - Скажите же, что мне делать, что делать? Помогите мне, прошу Вас!
   Барон в отчаянии начал мерить шагами свой кабинет, не обращая, казалось внимания на остальных присутствующих.
   Инспектор терпеливо спросил:
   - Сэр, я понимаю ваше волнение, и сочувствую Вашему несчастью, но всё же что случилось вчера вечером, каким образом, откуда и когда точно украли вашу драгоценность?
   Барон, рванул рубашку за ворот, так что послышался треск дорогой материи и лишь в изнеможении махнул рукой в сторону секретаря, дескать, он всё объяснит.
   - Так что же случилось вчера вечером, мистер Фоул?
   - Вчера ночью было слишком душно и мне не спалось. Графин с водой был пуст, так что я вышел попить. Проходя мимо кабинета лорда Тимида, я слышал крики и шум, как будто что то переворачивали. Затем из кабинета выбежал сам барон и с криками:
   - Пропало, моё сокровище пропало! - посмотрел на меня и тут же велел собирать всех слуг в доме и отправляться на поиски сокровища. Поначалу я не понял, что он имел в виду, но подчинился. Мы отправились на поиски, обыскали весь замок, но к величайшему нашему огорчению пока ничего не нашли. Поиски продолжаются, но сами понимаете, щекотливость той ситуации, в которой находиться сейчас милорд.
   - Понимаю. Я могу осмотреть место преступления?
   Барон кивнул.
   Инспектор осмотрелся.
   Всё было верх дном: бумаги и книги разбросаны, дубовый стол старинной работы, по всей видимости, передвинут, тяжелее кресла сдвинуты со своих мест, картины неровным рядом поставлены на пол...
   - А где находился бриллиант всё это время?
   - Вот здесь, инспектор. - Проговорил слабым голосом барон. Затем снял картину со сценой охоты, висевшую на стене и показал содержимое сейфа. Там были какие-то бумаги, письма и мешочек, по-видимому, с драгоценностями.
   - Гм, ну что же..., - пробормотал инспектор, рассматривая сейф. Затем он открыл окно, осмотрел подоконник. Затем, он перегнулся через парапет так, что один из полицейских, прибывших вместе с ним находящийся неподвижно в кабинете возле двери, недовольно заворчал. Молодой инспектор также осмотрел промежуток между окном и столом.
   Затем он вдохнул полной грудью воздух летнего утра. Посмотрел на безоблачное и чистое, словно морская гладь небо, проследил за стремительными воздушными пируэтами легкокрылой ласточки, вслушался в несмолкаемое жужжание пчёл, собирающих нектар в саду под окном
   Он всмотрелся в чистое июньское небо.
   - Занятно... тихо пробормотал Адамс, возвращаясь от своих раздумий к этому делу.
   - Что, инспектор? - отозвался барон Тимид, всё же расслышав его.
   - Даже если вор и оставил следы здесь, их уже все стёрли.
   - Позвольте... но мы же искали бриллиант!
   - Понимаю барон, но это не облегчает следствие.
   Тимид недовольно поджал губы, но сдержал злость.
   Затем инспектор вышел из кабинета, сопровождаемый бароном и его секретарём и несколькими констеблями, проследовал к выходу из замка в сад. Там он осмотрел землю под стеной, ещё раз посмотрел вверх на окно баронского кабинета, расположенного на третьем этаже старинного замка, с перевитой диким плющом и мхом и кое-где уже потрескавшейся от времени стеной.
   Затем хмыкнул и ещё раз пробормотал про себя:
   - Занятно.
   - Что, инспектор? Вы что-то выяснили? - спросил барон взволнованно.
   - Я уверен в одном: совершивший кражу либо подросток, либо женщина. Вчера вечером прошёл дождь. И, хотя, сегодня день обещает быть жарким, но под самой стеной у вашего окна ещё остались следы от обуви маленького размера.
   - Ну и что, дети из окружающих имение деревень иногда крутятся возле родителей, помогая им по работе. Да и не живут у нас дети или подростки в замке. - медленно произнёс Фоул.
   - Да, но следы свежие, их ещё не успело стереть из мягкой почвы жаркое летнее солнце.
   - А женщина... он задумался.
   - Женщины намного умнее и проницательные, чем нам кажется на первый взгляд - произнёс Адамс, пока шёл по дорожке из сада. При этом он посмотрел на молодую и симпатичную девушку - миниатюрную служанку в старом добротно сшитом платье, проходящую мимо. Она посмотрела на инспектора заинтересовано и со смешинкой и не спеша скрылась за углом.
   - Женщина? - спросил Тимид насмешливо. Женщины не способны на такую кражу. Они могут лишь сплетничать и рожать наследников. На большее они не способны... - напыщенно произнёс барон. И тут же запнулся, испуганно оглядевшись. Он вдруг осознал, кто сейчас правит Британской империей. На него смотрели как настороженно, начиная со взгляда секретаря, и заканчивая снисходительностью, исходящей от Адамса и старого констебля Арнольдса, бывших только что в кабинете лорда.
   - Соберите всех слуг в замке, мне нужно расспросить их насчёт вчерашнего происшествия, - сухо произнёс Адамс.
   Тимид дёрнул в раздражении щекой и с шумом выпустил набранный для резкой отповеди воздух.
   - Не нужно, инспектор - тон Тимида был покровительственным, но с заметным оттенком презрительности. Мы уже нашли совершившего кражу, но он не хочет говорить, куда подевал Небесный Глаз. Он сейчас находиться в подземелье моего замка, в тюрьме, но не сознаётся в содеянном.Только по этому вас и вызвали сюда.
   Адамс повернулся к барону и крайне вежливым тоном спросил:
   - У вас уже есть подозреваемые на примете, барон? - тон инспектора был
   безукоризненно вежлив, но в то же время сух, словно воздух в жаркий полдень в пустыне Сахара.
   Тот лишь кивнул Фоулу, как бы показывая, что больше не собирается общаться с этим человеком. И важно пошёл впереди, возглавляя процессию. За ним последовал секретарь и все остальные. Инспектор и старый констебль замыкали процессию, тихо переговариваясь между собой.
   - Что скажешь, Арнольдс? - спросил Адамс у старого констебля.
   - Не знаю сер. Дело тёмное. Пренебрежение барона дело обычное, но окошко, чтобы залезть в кабинет маленькое, далеко не всякий сможет пролезть в него. Опять же следы у стены либо женские, либо детские.
   Да и не нравится мне что-то этот секретарь баронский Фоул, скользкий, неприятный тип. В кабинете он говорил с бароном спокойно, но во взглядах на лорда у него иногда проскакивала насмешка. Да и когда вы сказали о ребёнке, он передёрнул плечами...
   - Вот как? Итересно... Продолжай наблюдать, старый друг.
   Арнольдс лишь согласно кивнул. Затем Адамс догнал секретаря Фоула.
   - Пройдёмте сюда инспектор, - улыбнулся секретарь барона. Преступником оказался конюх Коул, который проработал в этом имении уже 18 лет и служил ещё старому лорду, батюшке нынешнего барона. Мы даже не могли представить, что он способен на такое... Дело в том, что за неделю до этого, я был по делам барона в Чичестере3, где на улице случайно увидел Коула в компании с неким Доджером. А он уже много лет присутствует в качестве доверенного лица в имении Ричмондов4, давних недругов лордов Тимидов.
   Они зашли в замок, прошли по анфиладе полупустых комнат, что выделялись некоторым запустением, открыли неприметную дверцу, спустились на два лестничных пролёта вниз и остановились возле оббитой сталью дубовой дверью со следами ржавчины на петлях. Пройдя дальше, они оказались в просторной комнате с несколькими нишами, забранными ещё крепкой решёткой. От одной из ниш раздавался слабый, хоть и протяжный стон.
   За решёткой оказался высокий, сухощавый, крепко сложенный мужчина, средних лет, с заметной проседью в волосах. Он лежал без движения, прикован цепями к стене. У него был сломан нос, выбиты зубы, а лицо представляло собой сплошной кровоподтек. На спине были видны многочисленные кровавые полосы, оставленные плетью.
   - Встать, мерзавец! Где ты спрятал бриллиант, отвечай же, ну! А то сейчас шкуру спущу! - сразу же разорался Тимид.
   - Оставьте нас с подозреваемым наедине. - тихо, но твёрдо произнёс Адамс.
   - Я здесь хозяин. Да как вы смеете выпроваживать меня? Кто вы вообще такой? - взъярился Тимид.
   Но Адамс посмотрел на него так, что барон сразу заткнулся и как-то сразу сник.
   - Констебль, будьте добры, проведите проводите лорда и его секретаря к двери в темницу, и принесите сюда воды - с неведомой до того властностью произнёс Адамс.
   Тот кивнул и выпроводил их из комнатки. Затем принёс полный ковш чистой воды и удалился.
   - Я инспектор Адамс. Расследую дело о пропаже бриллианта у вашего барона. Затем медленно осмотрел сидящего на земляном полу избитого чело века и глаза его блеснули гневом.
   Инспектор помог Коулу сесть поудобнее, дал напиться вдоволь, сел возле конюха, а затем спросил:
   - Ну что ж, злодей, рассказывай о своих преступлениях. - Но тон этих слов почему то был заботливым, а не угрожающим.
   Тот с удивлением посмотрел на Адамса правым, не заплывшим ещё, глазом, явно не рассчитывая на такой тон, и увидел в глазах такое же участие, что и в голосе. А затем с хрипом вздохнул и медленно начал:
   - Все обвинения этого слизняка Фоула выдуманы. Дело в том, что три месяца назад, когда я был в Чичестере и выбирал коня для барона Тимида, а он тогда расхворался и не поехал в Чичестер, я случайно увидел в пабе этих двоих - Фоула с этим лисом Доджером. Он известный прохвост, поговаривает, что возглавляет местных воров и попрошаек. Они явно спорили и ругались при этом на весь паб. Похоже было, что Доджер угрожал Фоулу. И Фоул меня заметил, хотя и не показал виду, что узнал. По приезде в замок, со мной начли происходить несчастья: то лошадь меня понесла так, что чуть не убился, хоть я уже много лет хожу за лошадьми, то пожар в моей каморке случится. Я тогда чуть не сгорел, спасибо пареньку, вовремя вытащил, а то бы там и помер. И откуда столько сил взялось?
   - Пареньку? Но как же слова Фоула, что в замке не живут дети и подростки? - недоумённо спросил Адамс.
   - А вы больше верьте этому прохвосту, Фоулу, - прерывисто засмеялся Коул. Есть тут один паренёк. Говорил, что сирота. Так, на подхвате был. Подай, принеси, прибери...
   - А что же барон? Незамечал что-ли?
   - А что барон? Он дальше собственного носа ничего не видит. Кичится только происхождением и транжирит отцовское наследство направо и налево. А отец его покойный, всё подмечал, и хозяином был не в пример лучше, чем молодой барон. А таких как Фоули и на милю к замку не подпускал. Чуял в людях гнилушку.
   - Хорошо. А что же парень? Ты так толком и не рассказал о нём? Прибился к замку просто так? А как же Фоул? Он что тоже его не замечал? Как выглядит паренёк? Какой у него характер?
   - А что парень? Он и не высовывался. А Фоули сказал, что это его родственник, поживёт пока в замке, а барону он сам всё скажет. Вот он и прижился. Тише воды, ниже травы парень. Зовут его Дик. Невысокий такой, рыжеватый с зелёными глазами, смышленый быстрый, гибкий, готов всегда помочь, ну просто чертёнок, прости Господи. Жил в отдельной каморке, которую ему Фоули выделил.
   Работящий паренёк, смешливый, не отлынивает от работы, чистоплотный скрытный правда, и иногда грустит когда думает что никто не видит но то не беда. Работал не за плату, а за еду и крышу над головой. Лошади его любят, а они плохого человека к себе не подпустят. Вот Фоули они к себе не подпускают, а его, так считай, сразу признали.
   - А что же в последнее время, Дик, всё делал хорошо? Не было ли за ним замечено никаких странностей? - в голосе инспектора Коулу послышалось нетерпение.
   - Да как всегда. Хотя в последнее время так и крутился в саду, говорил, что цветы любит, да и садовнику он часто помогал, какой-то нервный стал, хоть виду и не подавал, но я-то вижу глаз-то у меня намётанный.
   - В саду, говорите? - спросил Адамс.
   От этого голоса Коул даже вздрогнул. Ему показалось, что глаза инспектора на миг вспыхнули огнём предвкушения, словно у охотника, чующего добычу. Да и вся его напряжённая поза смотрелась как у хищника перед решающим броском.
   - А каким образом вы попали в эту темницу?
   - Вчера ночью я спал в своей каморке при конюшне. Вдруг просыпаюсь от громких криков и попыток выбить дверь. Дверь-то из бука, крепкая.
   Я и подумал, что разбойники, а тут слышу, барон кричит не своим голосомЈ как будто его режут и орёт:
   - Выбивайте, Выбейте же эту чёртову дверь. Ну, я и открыл, на свою голову. - Коул с горечью усмехнулся. Сначала побили от души. А потом меня затащили сюда и началось. Барон орёт: Где бриллиант, сволочь. Ты мне всё расскажешь. А глаза-то бешеные и слюной так и брызжет во все стороны. А этот слизняк Фоул уже здесь, за спиной барона только гаденько улыбался и щурился при свете факелов с победным блеском в глазах. Ну, а результат моих ночных приключений вы сейчас видите...
   Коул закашлялся и сплюнул кровью на пол.
   Адамс ненадолго задумался, затем едва заметно сам себе кивнул, казалось, приняв какое-то решение, и поднялся на ноги.
   - Спасибо, мистер Коул вы мне очень помогли. Обещаю, что вас не будут больше бить, и вы выйдете отсюда на свободу.
   У инспектора Адамса был настолько решительный вид, что Коул лишь как-то неловко посмотрел на него, то ли с благодарностью, то ли с признательностью за доверие, и кивнул.
   Затем вышел из замковой темницы.
   Его встретил Рейнольдс уже на выходе.
   - Ну что? - поинтересовался инспектор.
   Рейнольд на пару секунд задумался, и начал рассказывать:
   - Тимид явно был не в себе. Кричал, размахивал руками, грозился, ну в этом ничего необычного нет. У него такая ситуация, что ему не позавидуешь.
   - Фоул же, после того, как мы вышли из тюрьмы поначалу смотрел на всё это действо барона с презрением. Но потом начал вести себя довольно странно: топтался на одном месте, покусывал в нетерпении губы, оборачивался, как будто хотел убежать. Но Вы, сер, приказали не спускать с него глаз. Так что сзади нас наблюдали за всем этим ещё четверо констеблей. Пока на этом всё, господин инспектор, - чётко, по-военному, отчеканил Рейнольдс.
   - Хорошо, спасибо, Рейнольдс, продолжайте наблюдение за этим типом,- в задумчивости ответил инспектор. Рейнольдс дал указания констеблям, которые шли возле них.
   - Ох, и не нравится мне этот Фоул, - пробормотал про себя Адамс.
   Инспектор в сопровождении Рейнольдса, прошёл по коридору замка и зашёл в гостиную.
   Там уже были выстроены в слуги, два десятка мужчин и женщин нестройным рядом стояли у стены, переминаясь с ноги на ногу и явно волнуясь.
   Инспектор осмотрел каждого из них. Старая, уже поношенная одежда, нарочитая чистота одежды, не могла скрыть бедности прислуги. Женщины старались опускать глаза, но было видно, что в них был устаревший страх, который появился явно неспроста. Мужчины же смотрели довольно хмуро, с легко видимыми опаской и недоверием на своего барона и молодого инспектора.
   Он обернулся к барону.
   - А где же Ваш секретарь, господин барон? - спросил Адамс.
   - Я послал его собрать всех сюда. Он должен уже придти, ведь он ответственный подданный и понимает, что своего лорда не стоит заставлять ждать.
   Тон, которым была произнесена эта короткая речь, был под стать королевскому. Но Адамс никак на неё не отреагировал.
   - Итак, что вы знаете о пареньке, невысокого роста, рыжие волосы, смешливый, быстрый, работает здесь уже несколько месяцев? Ответом ему была напряжённая тишина. Все слуги старались спрятать глаза, но Адамс заметил быстрыё обмен взглядами между камердинером барона и его садовником.
   - Какой паренёк? О чём вы, инспектор? - удивлённо вскричал барон Тимид.
   Тот повернулся к барону:
   - Господин барон, дело в том, что ваш конюх Коул во время допроса рассказал, что в вашем имении уже несколько месяцев тайно проживает юноша по имени Дик, который может быть причастен к исчезновению бриллианта.
   - Что? И я об этом ничего не знаю? Я же строго запретил слишком молодым парням и девицам жить при замке! Они же растяпы, ничего не умеют, и только предают моё состояние! Тем более, что словам этого негодяя конюха верить нельзя, он простолюдин и не может понять дворянскую честь. Ему ничего не стоит соврать любому! Колм, скажите, что это враньё!
   Камердинер Колм выступил вперёд, слегка поклонился и глядя в пол начал рассказ:
   - Милорд, господин инспектор, джентльмены, дело в том, что несколько месяцев назад в имении действительно поселился некий Дик. Привёл его ваш секретарь Фоули (камердинер произнёс имя секретаря с негодованием). Сказал, что это сын его покойной сестры, пареньку некуда деваться вот он и взял его в замок. Странно, конечно, ведь милорд запретил слишком молодым юношам и девушкам селится в замке...
   - Но этого не может быть! - прервал Колма возглас барона. Ведь я строго запретил им жить в замке! Как он, да и все вы посмели ослушаться моего приказа! Уволю всех сейчас же, нет, сгною в подземелье! Я научу вас, меня слушаться!
   Инспектор нарочито медленно повернулся к барону и тоном в котором слышалась такая стужа, что вздрогнул даже много повидавший на своём веку Рейнольдс, чётко произнёс:
   - Господин барон, не мешайте нам проводить расследование и опрос свидетелей. Это в ваших же интересах. А со слугами будете разбираться после. Договорились?
   Тот замолчал, но с нескрываемой злостью прожёг Адамса взглядом.
   - Продолжайте, мистер Колм, - попросил Адамс.
   - Хорошо, сер. - Камердинер был само спокойствие.
   - Так вот, парень оказался способный, сметливый, работящий многое умеет, видно, что к тяжёлой работе приучен с малолетства, к чинопочитанию хорошо приучен, охотно помогает миссис Пафф на кухне и мистеру Гарденеру в саду. При этих словах невысокая круглолицая полная женщина около 50-ти и высокий, сутуловатый мужчина средних лет, выступили вперёд и согласно кивнули.
   А почему этого Дика нет сейчас в этой комнате? - в ожидании спросил Адамс.
   На этот вопрос ответил выступивший вперёд садовник
   - Дело в том, сер, что не ранее, чем час назад Дик подошёл ко мне и передал посылку, адресованную Вам, инспектор. И сказал, что ему нужно уезжать по срочному поручению вашего секретаря господина барона.
   - Мне? - неподдельно удивился Адамс.
   - Да, сер, - подтвердил Гарденер и передал Адамсу конверт.
   - Любопытно, очень любопытно... - в задумчивости произнёс инспектор.
   Открыв посылку, он увидел письмо, запечатанное сургучом с личным гербом барона, вставшим на дыбы скакуном, а также несколько аккуратно сложенных листов, оказавшихся долговыми расписками на имя баронского секретаря Фоула, которые он передал сначала барону, а затем Рейнольдсу.
   - Выведите слуг, Рейнольд.
   - Слушаюсь, сер. После того, как слуги покинули гостиную, в холле послышался какой-то шум.
   В открытую дверь гостиной зашли констебли. Они вели с собой потрёпанного секретаря Фоула с красным лицом, в помятой дорожной одежде и быстро наливающимся синяком под левым глазом.
   - Докладывайте Ричардс, - произнёс Адамс.
   - Господин инспектор, по Вашему указанию мы проследили за господином Фоулом. Сначала он зашёл к себе в комнату, пробыл там минут 10, а затем быстро вышел уже в другой одежде, спустился на первый этаж, прошёл в конюшни и был задержан нами, когда выводил коня из стойла. При задержании оказал сопротивление и был доставлен нами сюда.
   Фоул сразу же начал с наступления, прошипев:
   - По какому праву, ваши церберы задержали меня. Я буду жаловаться на произвол вашему начальству, и в Палату Общин. Вы больше не будете работать в Скотланд-Ярде, инспектор, - последнее слово он произнёс сквозь зубы.
   Адамс посмотрел на него, словно удав на кролика и спокойно начал:
   - Во-первых, господин Фоул, эти, как вы только что выразились церберы, верой и правдой служат на благо Британской Империи и Её Величеству, королеве Виктории, пусть её правление продлится ещё долгие годы;
   - Во-вторых, конюх Коул, утверждает, что видел Вас в компании некоего Доджера, по вашим словам управляющего имением лорда Гордона. Хотя на самом деле, он вор и убийца. Вы с ним были в местном пабе и сильно поссорились.
   Его прервал вскрик ещё больше покрасневшего Фоула:
   - "Это всё грязная ложь. Он хочет очернить моё доброе имя, заработанное честным трудом на благо моего господина, барона Тимида"!
   - Допустим, но что вы скажете на это. Он взял расписки из рук Рейнольдса и показал их Фоулу. - Это расписки со скачек, а также расписки по карточному долгу, на общую сумму порядка 100 фунтов стерлингов.
   - Не хотите ли всё это объяснить нам, или может быть вы хотите объяснить моему начальству или в Палате Общин.
   - Не может этого быть, - едва слышно пробормотал Фоул. Он спал с лица, так что его лицо стало белее молока, взгляд заметался от двери к большому окну в гостиной и обратно, но его крепко держали сразу два констебля.
   - Рассказывайте, мистер Фоул, а мы все вас внимательно выслушаем.
   Плечи Фоула опустились, сам он был похож на загнанного охотниками в ловушку лиса.
   Он поднял взгляд, устремлённый до этого вниз, глубоко вздохнул и начал свой рассказ:
   - У меня есть маленькая слабость - я азартен. Всё началось примерно полгода назад. Сначала я проиграл 10 фунтов на собачьих и петушиных боях, потом зашёл в паб, ну и выпил с горя лишнего. Ну и бес меня попутал сесть играть в карты на пьяную голову. Я тогда крупно проигрался одному хмырю. Он назвался Роджерсом, сказал, что играет от скуки. Врал, конечно. Продулся я основательно, сразу на полсотни фунтов. Оказалось, что этот Роджерс шулер, нанятый этим негодяем Доджером специально на подобный случай.
   Ну и при следующей поездке в Чичестер я встретил его в пабе, и этот Доджерс, будь он не ладен, потребовал деньги. Я просил отсрочки. Тот согласился, но взамен потребовал доставить ему баронский бриллиант Небесный Глаз. Я схватился за голову, говорил, что это невозможно. Я отказывался, как мог, но под угрозой смерти согласился выкрасть его. В помощь мне дали невысокого, шустрого паренька по имени Дик, и дали срок 4 месяца. А меня в том пабе увидел этот ворчун Коул.
   Я привёз его в поместье барона, отговорившись перед слугами, что это мой племянник, сирота. А барону я сам всё объясню. Я всё к этому Дику присматривался. Он оказался любопытным и осторожным малым: быстрым, гибким, умным, сильным не по годам. Зачем-то спас Коула, хоть он и мог меня выдать. Отговорился, что сам всё уладит, а светится не нужно. Он любил животных, особенно лошадей. Вчера он смог с сада пролезть в окно барона, откуда и выкрал бриллиант. Я попытался забрать бриллиант, но он оказался слишком сильным и быстрым и у меня ничего не вышло. Он сбежал. И отомстил, мелкая дрянь. Последние слова, он процедил с ненавистью, уставившись на долговые расписки в руках инспектора.
   Он посмотрел на барона с нескрываемым призрением.
   - А тебе, напыщенный самовлюблённый дурак, это будет хорошим уроком на будущее.
   За всё это время, барон Тимид не проронил ни слова, хотя его лицо постепенно начало наливаться дурной кровью, а в глазах легко читалось бешенство. Но, при этих словах Фоула, не выдержал и с утробным рычанием бросился на него.
   Рейнольд не без усилий, удержал барона.
   - Пустите, пустите же меня к нему. Он кричал ещё с полминуты, но, постепенно, успокоился.
   - И что теперь будет со мной? Ведь королевская немилость страшная вещь, да ещё, если обо всём этом узнают в высшем свете, меня представят посмешищем в глаза всех остальных, а это конец моей репутации...
  
   Открыв конверт, он прочитал следующее:
   "Приветствую Вас, господин инспектор Адамс.
   За весьма короткое время Вы стали довольно известной личностью в довольно узких кругах Странно, что вы занялись столь непривычным для Вас делом. Не могу пожелать Вам успехов в раскрытии этого дела, ведь это значит что я потерплю неудачу, а я всегда выигрываю.
   У этого напыщенного индюка и неудачника Тимида оказалась настоящая драгоценность, достойная королевы. Я позаимствовала у него
Небесный Глаз
, а также моего любимца Яростного. Надеюсь, что он не слишком расстроится на меня за это. Как же легко обмануть окружающих, если постараться.
   Фоул допустил оплошность, посчитав, что может перехитрить меня, забрав честно украденную мной вещь. В виде наказания, я забрала у него некоторую сумму, в качестве возмещения морального ущерба, а также передаю Вам долговые расписки господина секретаря, позаимствованные мною в замке лорда Ричмонда. Думаю, Вы найдёте им достойное применение.
   Я польщена Вашим отношением к женщинам. Это редкость в наше время со стороны мужчины. Надеюсь на нескорую встречу с Вами, инспектор.
   Искренняя почитательница Вашего таланта,
   Д. О.
   P. S. Жаль Коула"
   В самом низу посылки оказался цветок орхидеи.
  
   Барон Тимид весь как будто уменьшился в размерах, плечи опустились, лицо посерело, и он с шумом упал на диван в гостиной.
   - Вы арестованы, мистер Фоул за соучастие в ограблении и сокрытии важных улик. Вас ожидает королевский судья и удобное жильё на ближайшие годы в новенькой тюрьме Уандсворт5. Уведите подозреваемого. На Фоула надели наручники и вывели во двор замка.
  
   Инспектор шёл позади молодых констеблей и Фоула в глубокой задумчивости. А рядом с ним неотступно шёл констебль Рейнольдс.
   Он напряжённо размышлял:
   "Странно, кто такая эта Д. О? Дик Остин? Нет. Автор письма представилась женщиной. И почему там сказано, что она польщена моим отношением к женщинам? Откуда она может знать об этом? Слышала? Но когда и где?
   Он незаметно для себя начал бормотать едва слышно:
   - Невысокий парень, гибкий, сильный, смышленый. Служанка, проходящая мимо. Ведь в её глазах был не только интерес, но и некая чертовщинка. Только она могла слышать, то, что я сказал тогда на садовой дорожке. Получается, что она соучастница? Нет, её тоже не было в замковой гостиной среди слуг.
   Да и автор сказала, что легко можно обмануть всех, если постараться. Да и письмо характеризует автора как неглупую, хоть и склонную к риску женщину. Всё-таки женщину, а не паренька!
   При этом он держал письмо от таинственной поклонницы Д. О. в одной руке, а цветок орхидеи в другой.
   И тут он внезапно остановился, пронзённый словно молнией, удивительной догадкой, посмотрел сначала на письмо, затем на орхидею в своих руках и негромко рассмеялся:
   - Д. О. - это никакой не Дик Остин, а Дикая Орхидея - псевдоним наиболее удачливой молодой авантюристки современности. Несмотря на молодость, она уже считается легендой преступного мира.
   Её послужной список уже насчитывает: кражи, мошенничество, подделку документов. Самородок преступного мира.
   Он глубоко вздохнул, улыбнулся и ускорил шаг. Рейнольдс же, наблюдающий за молодым инспектором, лишь покачал головой
   А инспектор Адамс вышел на замковый двор, улыбнулся предвкушении и едва слышно прошептал:
   - До встречи, Дикая Орхидея....
  
  
   _____________________________________________________________
  
  
  

Примечания

  
   1 Ройял Аскот - самые известные ежегодные скачки в мире. Исходя из названия, понятно, что это -- королевские английские скачки, на которых должна присутствовать королева и члены её семейства. Скачки основаны в 1711 году королевой Анной в старинном городке Аскот неподалёку от Виндзора. Елизавета Вторая - большая любительница скачек и азартный игрок. С 1945 года она не пропустила ни одного соревнования. Азартные игроки делают ставки даже на цвет её наряда. Призовой фонд составляет 4 миллиона фунтов стерлингов. В течение 5 дней поводятся 18 плоских гонок. 
  
   2 ...в том числе принц и наследник Альберт Эдуард - имеется ввиду Эдуа?рд VII (9 ноября 1841, Букингемский дворец, Лондон  -- 6 мая 1910, там же) -- король Великобритании и Ирландии,император Индии,  c 22 января 1901, австрийский фельдмаршал (1 мая 1904), первый из Саксен-Кобург-Готской (ныне Виндзорской) династии. Старший сын королевыВиктории и принца-консорта Альберта Саксен-Кобург-Готского. Так как мать его жила долго, вступил на престол в 59-летнем возрасте.
  
   3 Чичестер -  город в английском графстве Западный Суссекс, на реке Лавант. Население -- 25 тысяч жителей.
   В окрестностях расположен обширный Гудвуд-парк, с великолепным замком герцога Ричмондского.
  
   4 в имении Ричмондов4 - имеется ввиду  английский герцогский титул. Впервые титул создан в 1525 для внебрачного сына Генриха VIII и Элизабет Блаунт, Генри Фицроя (полностью "герцог Ричмонд и Сомерсет"). В 1536 году он умер в 17-летнем возрасте, и его род пресекся.
   Нынешняя линия герцогов Ричмондов началась в 1675г., когда король Карл II пожаловал этот титул своему внебрачному сыну от Луизы де Керуаль, Чарльзу. Чарльзу была дана фамилия "Леннокс", а месяц спустя ему был также присвоен шотландский титул герцога Леннокс, таким образом, он продолжил традицию совмещения этих герцогств, ранее принятую у законных потомков Стюартов. В 1734 году его сын наследовал от бабки, королевской любовницы Луизы де Керуаль, также французский титул герцог О'биньи (присвоенный ей Людовиком XIV в 1673 году по просьбе Карла II). В 1876 году 6-му герцогу Ричмонду королевой Викторией был присвоен также титул герцог Гордон. Таким образом, Ричмонды одновременно носят четыре герцогских титула (из них три британских), больше, чем кто-либо в Великобритании.
  
   5Уандсворт - Тюрьма Её величества - мужская тюрьма категории В, в Уандсворте (юго-западный Лондон). Находится под управлением тюремной службы Её величества. Является самой большой тюрьмой Лондона и одной из самых больших тюрем западной Европы.
   Тюрьма была построена в 1851 году под названием "исправительный дом Суррея". Разработана согласно принципу разделения заключённых. Коридоры радиально расходились от центрального контрольного пункта. У каждого заключённого был в камере свой туалет. Впоследствии туалеты были перенесены, чтобы увеличить вместимость тюрьмы, что до 1996 года приводило к дополнительному унижению заключённых.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

= 1 =

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"