Дворецкий Владислав Васильевич: другие произведения.

Дело Отравителей. Часть I

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новое дело инспектора Адамса. В тихом омуте...


Дело Отравителей

Часть I

Странная смерть в Фарнборо

   - Шеф-инспектор Адамс?
   - Да, это я. Чем могу помочь?
   - Меня зовут Томас Оуэн. Я приехал сегодня два часа назад из Фарнборо. Дело в том, что вчера умерла моя сводная сестра по отцу Беатрис Грамблер.
   Это был молодой человек среднего роста, с прямым заостренным носом, шатен, тёмно-зелёными глазами и довольно высоким лбом. Мистер Оуэн был одет в белую рубашку со стоячим воротником, серый шёлковый жилет, из переднего кармана которого выглядывала золотая цепочка с часами, чёрный сюртук, такого же цвета брюки в полоску и остроносые туфли на небольшом каблуке. Завершала образ собеседника инспектора, широкополая шляпа, одетая, по-видимому, и для защиты от ветреной погоды, установившейся в Лондоне с самого утра. В общем, он был одет, слегка франтовато.
   Мистер Оуэн глубоко вздохнул.
   - Сожалею вашему горю, мистер Оуэн. Но чем же я могу вам помочь?
   - Благодарю шеф-инспектор. Но я думаю, что Бетти умерла не своей смертью,
   что ей помогли.
   - Даже так? Почему вы так думаете?
   - Когда я гостил в доме своего дяди Клайда Грамблера, два месяца назад,
   Бетти была как обычно весела и заботлива. И что самое важное вполне здорова.
   Я приехал к ним позавчера утром. Бетти была на себя не похожа. Вместо сильной, улыбчивой девушки, я увидел лишь её бледную тень. Местный врач Топпер заявил, что она умерла "от остановки сердца". Она сейчас находится в похоронной конторе братьев Демайс. Я убедительно попросил их присмотреть за ней до моего возвращения.
   - Вы уверены, что что-то должно произойти?
   - Не знаю, господин инспектор, но лучше, чтобы за телом Бетти... мисс
   Грамблер, присмотрели.
   Он налил себе воды из графина на столе и отпил из него неторопливо.
   Затем продолжил:
   - Мой дядюшка ещё вполне крепкий мужчина. Но последние пару лет его начали донимать артрит и головные боли. По словам Бетти, они наняли медсестру, некую Джейн Таннинг, которая должна была ухаживать за дядюшкой. Не знаю, насколько хорошо она ухаживала за дядюшкой, но тому явно не становилось лучше.
   Он перевёл дух и продолжил:
   - Я как раз гостил у них. Бетти была явно не здорова. Тенью себя прежней.
   Она была очень слаба, больше не улыбалась, говорила, что у неё в последние недели две сильно болит голова, её даже тошнило несколько раз при мне. Когда я спросил насчёт врача, то Бетти сказала, что этот Топпер выписал ей какие-то порошки. Старый шарлатан! Он не может отличить белое от чёрного, не то, что лечить. Дядюшка тоже уже почти не вставал с постели, был очень слаб. Наконец, я выгнал эту Таннинг взашей вчера утром. А часа через три после этого Бетти умерла.
   Неожиданно он со злостью фыркнул:
   - Видел я эту Таннинг. Она казалась мне довольно приятной особой. Всегда улыбчивая, вежливая, услужливая. Вот только её приятный нрав не помог моему дяде выздороветь, а бедняжку Бетти свёл в могилу. Он тяжело вздохнул.
   - Так, вы считаете, что эта мисс Таннинг причастна к смерти вашей сводной сестры?
   - Не знаю, господин инспектор, не знаю. Ведь не могла же молодая, жизнерадостная и полная сил женщина умереть ни с того ни с сего. Так что я думаю, её отравили, и сделано это было с помощью этого шарлатана и проныры Топпера. Тем болем, что же это за медсестра такая, которая допустила смерть молодой девушки и не смогла ничем помочь моему дяде, кроме утешения, конечно.
   - Мистер Оуэн, почему вы думаете что этому Топперу была нужна смерть вашого дяди?
   - Дело в том, что мой дядя Клайд ранее часто ссорился с местным врачом. Как мне ранее рассказывала Бетти, он обещал, лишить этого Топпера врачебной практики.
   И у него была возможность приходить в дом дяди. Кроме того, у нас есть аптекарь Ворн. Но он давний друг семьи и у него не было причин травить дядю и мою сестру.
   - А деньги? Была ли финансовая заинтересованность аптекаря Ворна в смерти вашей сестры и вашего дяди.
   Не думаю, господин инспектор. Дело в том, что старик Ворн сам довольно состоятелен и занимается аптекарским делом, как он сам однажды выразился, "для душы". Так что, не думаю, что он причастен к смерти мисс Грамблер.
   - Даже так? Интересно... Хорошо, мистер Оуэн, допустим, что вы правы, и этот Топпер причастен к смерти мисс Грамблер. И вы думаете, что этот Топпер мог таким образом отомстить вашему дяде, устранив, таким образом, угрозу для себя.
   - Именно так.
   - Ну что ж, тогда... Инспектор Рейнольдс.
   - Да, сэр?
   - Мы с вами едем в одно из красивейших мест Англии, Фарнборо, в графстве Хэмпшир. У нас подозрение на убийство. Попросите, доктора Торна присоединится к нам. Нам, скорее всего, потребуется его помощь. И возьмите с собой ещё Ричардса и Коулмена. Они тоже не помешают.
   - Хорошо, господин инспектор. Что-нибудь ещё?
   - Пока всё.
   Когда черед 15 минут прибыл доктор Торн, все уже были в сборе.
   Доктор Торн оказался невысоким седеющим крепышом, неопределённого возраста с угрюмыми морщинами вокруг глаз, носом с горбинкой и пытливым взглядом тёмно-коричневых глаз, короткими каштановыми волосами и наметившимися залысинами, проходящими ото лба к макушке. Он был одет в белую рубашку, коричневые жилет и сюртук, и такого же цвета короткие брюки в желтую клетку.
   - Прошу прощения за то, что заставил вас всех ждать. Мне пришлось задержаться на вскрытии. При этих словах, мистер Оуэн слегка побледнел.
   - Ну, и переодеться, - с лёгкой усмешкой добавил доктор Торн, заметив реакцию посетителя.
   - Что произошло, господин инспектор?
   - Судя по всему, у нас убийство. Похоже, что молодую девушку мисс Беатрис Грамблер отравили. А вы один из лучших специалистов по отравления и ядам, которого я знаю.
   Доктор Торн слегка наклонил голову, но было видно, что похвала ему приятна.
   - Хотелось бы узнать подробности, господин инспектор.
   - За подробностями, обращайтесь к присутствующему здесь мистеру Оуэну.
   Доктор Торн посмотрел на мистера Оуэна и кивнул.
   - Гм, интересно... Хорошо инспектор, я поеду с вами. Только я прихвачу свой саквояж.
   - Мы вас подождём доктор.
   Спустя 10 минут они уже выходили из полицейского управления Скотланд-Ярда.
   - В путь, господа.
  
   ***
   - Не возражаете, если мы прокатимся в полицейской карете, мистер Оуэн?
   Особого удобства от поездки не обещаю, но скорость обеспечим.
   - Конечно же, я согласен, господин инспектор. Главное, добраться до места побыстрее. У меня возникло нехорошее предчувствие.
   - Что ж, Ричардс, Коулмэн правьте спереди. А мы разместимся внутри.
   - Хорошо, господин инспектор.
   - Мистер Оуэн, как можно подробнее перескажите нашему доброму доктору все детали, что касаются предполагаемой болезни мисс Грамблер.
   - Что ж молодой человек, приступим.
   По мере рассказа и ответов на задаваемые мистеру Оуэну вопросы, доктор Торн то хмыкал, то слегка потирал подбородок.
   - Так вы говорите, молодой человек, что она жаловалась на тошноту и её сильно рвало.
   - Именно доктор. А ёще Бетти... мисс Грамблер жаловалась на острую боль в животе и сильный кашель.
   - Вот как. Доктор Торн в очередной раз потёр подбородок. А что же ваш местный врач... как его... Топпер?
   - Он сказал, что это всего лишь сильная простуда, ничего более. И нам не стоит чрезмерно волноваться. Мистер Оуэн при этом сжал кулак левой руки и горько усмехнулся.
   - И никто больше не болел подобным образом?
   - Дело в том доктор, что похожие признаки болезни наличествуют и у моего дяди, мистера Грамблера.
   - Вот как... Интересно, интересно, - пробормотал доктор Торн. На этом у меня пока всё мистер Оуэн
   - Какие будут Ваши выводы, доктор? У вас есть догадки, что могло случиться с мисс Грамблер? - нетерпеливо спросил молодой франт.
   - У меня ещё слишком мало фактов, чтобы делать точные выводы до осмотра тела, мистер Оуэн. Затем он замолчал, в задумчивости уставившись в зарешеченное оконце кареты.
   - Мы подъезжаем к Фарнборо, господин инспектор, Куда дальше? - проговорили в окошко.
   - Пожалуй, к похоронной конторе братьев Демайс. Он выразительно посмотрел на франта.
   - Сейчас проедите по центральной улице, затем свернёте налево в переулок, дальше остановитесь на площади перед Церковью св. Петра.
   Они остановились перед ухоженным двухэтажным кирпичным строением в суровом "неоготическом" стиле.
   - Красивое место. Особенно Аббатство св. Михаила, построенное в прошлом году прелестной испанкой для своей семьи. - пробормотал инспектор.
   - Не спорю, господин инспектор. Но, прошу вас, поторопится. Тем более что сейчас не время для любования красотами, - в волнении произнёс мистер Оуэн.
   - Да, да, конечно, извините.
   На пороге их встретил высокий сухощавый, бледный, слегка седеющий брюнет с серыми, внимательными глазами, чисто выбритый носом с горбинкой, прямой, как жердь спиной и явной сутуловатостью в фигуре.
   Его вид, казалось, пребывал в полной гармонии со стенами, покрашенными в жёлтые тона и несколькими гробами, из дуба, бука, ясеня и сосны, располагавшимися прямо возле этих стен и покрытыми лаком, что мрачновато поблескивал на солнце. Казалось, что сам вид этого места, (как, впрочем, и встречающего их высокого господина навевал мысли о неотвратимости встречи со смертью).
   - Здравствуйте мистер Оуэн. А это надо полагать инспектор и констебли, которых вы обещали привезти, - при этом у него отсутствовал даже намёк на приветливость. Как будто его лицевые мышцы не способны к улыбке. Казалось, что он один из посланников смерти, спустившийся на землю за вечной данью всех живых.
   - Здравствуйте Дэвид. Да, конечно. Позвольте представить вам - это шеф-инспектор Адамс Скотланд-Ярда, доктор Торн, инспектор Рейнольдс, констебли.
   - Приветствую господа. Проходите.
   Слова были произнесены сухим, ничего не выражающим голосом и сопровождались лёгким наклоном головы. В ответ последовали кивки ото всех прибывших.
   - Здравствуйте Чарльз. Это Чарльз Демайс, господа. Младший брат и совладелец похоронной конторы "Братья Демайс".
   Чарльз Демайс был среднего роста, плотноватый, немного суетливый господин с морщинками вокруг глаз, выдающими жизнерадостность их владельца, несмотря на издержки профессии, и темно-русыми короткими волосами. Схожесть с братом выдавали лишь внимательный прищур светло-карих глаз и нос с горбинкой. Общую картину слегка портил синяк фиолетового оттенка и выдающихся размеров, расположившийся возле левого глаза и оккупировавший чуть не половину щеки.
   - Что произошло, Чарльз? Вижу, что вы неважно выглядите? На вас кто-то напал?
   - Младший из Демайсов потрогал кровоподтёк у глаза, где возле которого он держал холодный компресс, скривился.
   Тем временем к разговору присоединился старший из братьев Демайс и начал рассказывать:
   - Дело в том, мистер Оуэн, что сюда пришёл около получаса назад местный медикус, Топпер. Он заявил, что ему ещё раз нужно осмотреть умершую мисс Грамблер и потребовал, чтобы его оставили с ней наедине. Помня Вашу просьбу, мистер Оуэн, я не согласился. Тогда он затеял безобразный скандал, начал кричать на нас угрожая своими связями. При этом грозился, что сделает всё возможное, чтобы нас лишили возможности заниматься нашим семейным делом. Мой брат не согласился с его доводами. Тогда мистер Топпер затеял драку и несколько раз ударил Чарльза.
   - Ничего, - вмешался младший Демайс, он меня, конечно, достал, но оставил мне на память парочку своих зубов. При этих словах Чарльз довольно злорадно ухмыльнулся.
   - Надеюсь, с телом мисс Грамблер всё в порядке, оно не пострадало? - в волнении спросил мистер Оуэн.
   - Не волнуйтесь мистер Оуэн. Он до неё не добрался.
   - Вот и замечательно. Не хотелось бы тревожить её и после смерти. Бедняжка и так много выстрадала за свою короткую жизнь.
   Тут в разговор вступил доктор Торн:
   - Я врач и хотел бы осмотреть тело покойной мисс Грамблер до погребения.
   - Да, конечно сэр. Прошу пройдёмте за мной. Проговорил Демайс-старший, повинуясь еле заметному кивку мистера Оуэна. За ним проследовали констебли
   - Чарльз, я хотел бы выразить вам свои искренние сожаление о произошедшем и, надеюсь, что этот чек сгладит сегодняшний инцидент и поможет вам обрести былую физическую форму. Демайс-младший с лёгким поклоном принял мелованную бумагу и, пробежав взглядом сумму, не смог держаться от лёгкого удивления.
   - Да-да конечно, сэр. Если я мог Вам быть ещё чем-то полезен, только скажите.
   Тут вступил в разговор, молчавший до этого шеф-инспектор Адамс:
   - Мистер Демайс, не скажете ли где сейчас находиться врач Топпер или куда он мог пойти?
   - Да-да, конечно господин инспектор. Он сейчас находиться в нашей кладовке. После столь бурного общения со мной, он отдыхает.
   Чарльз хотел усмехнуться, но вместо этого, скривился от боли.
   - Надеюсь, что общение не было слишком плотным. И он будет в состоянии говорить?
   - Да, конечно, господин инспектор. Я проверил, он жив и челюсть вроде бы не сломана.
   - Превосходно. Надеюсь, нюхательная соль при вас, инспектор Рейнольдс? Не хотелось бы отвлекать нашего доброго доктора от работы.
   - Да, шеф-инспектор, - невозмутимо ответствовал Рейнольдс.
   - Тогда Ричардс, помогите мистеру Демайсу привести в чувство мистера Топпера и перенесите его в более просторное место, нежели кладовка. А мы пока с мистером Оуэном и констеблями наведаемся к доктору Торну и выслушаем его вердикт по этому случаю.
   - Слушаюсь, сэр.
   Зайдя в комнату, где находилась покойная, они увидели доктора Торна, наклонившегося над ней и, казалось, внимательно осматривающего руки мисс Грамблер.
   Осмотревшись, шеф-инспектор увидел всё те же лакированные гробы, прислонённые к стенам, стол, большое кресло возле него, явно повидавшее лучшие времена и большой пыльный комод, занимавший чуть ли не половину стены справа от двери и явно нуждавшийся в покраске. Комната производила неприятное впечатление, может из-за присутствия покойника, может из-за спёртого воздуха, так как отсутствовало окно для проветривания помещения. Видимо по ночам здесь и правда было жутковато.
   - Итак, доктор, вы что-нибудь выявили? - спросил инспектор, после того, как мистер Торн отвлёкся от осмотра тела.
   Мистер Оуэн, как впрочем, и остальные уставились на него с явным любопытством.
   - Господа, я могу с уверенностью заявить, что версия мистера Оуэна об отравлении оказалась верной и бедняжку действительно отравили мышьяком. Причём травили её довольно длительное время, как минимум пару недель.
   - Вот как? - глухо спросил молодой франт. При этих словах мистер Оуэн с усилием выдохнул. А глаза у него вспыхнули нехорошим таким, мрачным огнём.
   Я не сомневаюсь в Вашей высокой квалификации доктор Торн, но всё же, что Вас натолкнуло на подобные выводы? - спросил инспектор.
   - Извольте господа. - начал свои объяснения доктор, - выслушав мистера Оуэна о симптомах болезни, мне стало понятно, что покойную травили. Ведь по его рассказу выходит, что она ещё несколько месяцев назад была вполне здоровой молодой особой, а затем у неё начались тошнота, рвота, у неё были периодические судороги.
   При этих словах он вопросительно посмотрел на мистера Оуэна. Тот сосредоточенно кивнул.
   - Далее. Обратите внимание. Он приподнял руку мисс Грамблер. Вот эти белые линии на ногтях покойной также являются свидетельствами отравления мышьяком. Во время своей врачебной практики мне приходилось сталкиваться с отравлениями, в том числе и мышьяком. И я обратил внимания, что в таких случаях у жертв отравления, (как ещё живых, так и усопших), наличествовали на ногтях пальцев эти белые линии.
   Она, конечно, могла страдать болезнью почек. Но общие симптомы, говорят о хроническом отравлении мышьяком. Кстати, подозреваю, что и Ваш дядя, мистер Оуэн также страдает от отравления мышьяком. Странно, что врач, пусть и из небольшого городка, не смог определить симптомы отравления.
   На этом у меня всё господа. Доктор слегка поклонился.
   В комнату зашёл младший из братьев:
   - Всё готово инспектор. При нём остался констебль, чтобы обеспечить ему надлежащий комфорт. Ричард злорадно улыбнулся, осторожно трогая синяк под глазом.
   - Благодарю Вас, доктор за исчерпывающий ответ. Тот слегка поклонился. Надеюсь, что мы Вас не слишком побеспокоили, мистер Демайс, и Вы можете продолжать свою повседневную работу?
   - Конечно, инспектор. - согласился Демайс-старший.
   - Всё необходимое для надлежащих похорон мисс Грамблер, учитывая болезнь моего дяди, я берусь обеспечить. Пусть Бетти покоится с миром.
   - Да-да, как пожелаете, - ответил Демайс-младший.
   - Теперь, мне бы хотелось переговорить с мистером Топпером. А также, уверен, он готов рассказать нам интересного. Итак, господа, прошу за мной.
   - Пройдите по коридору, вторая дверь направо. Инспектор кивнул.
   Они прошли по короткому коридору, свернули направо и вошли в просторную, светлю комнату. За столом уже развязанный сидел невысокий седой длинноволосый мужчина, на вид лет 50-55. Выражения лица и частая смена гримас выдавали в нём человека холерического склада. Некогда белая рубашка была измята и в пятнах крови, серый жилет также был измят, и на нём не хватало пары пуговиц. При появлении гостей мужчина привстал, скривился и выплюнул кровавый сгусток в глубокую тарелку.
   - Господа, я не понимаю, зачем я здесь. На меня грубо напали, избили, связали и засунули в какой-то чулан. Я буду жаловаться в Королевское Медицинское Общество. Я обращусь в Скотланд-Ярд. Я подам иск за самоуправство в Королевский Суд... Скороговоркой начал Топпер, но его прервали.
   - Здравствуйте мистер Топпер. Меня зовут шеф-инспектор Скотланд-Ярда Адамс. Голос инспектора был как всегда холоден и деловит. Вы, конечно, можете обратиться куда угодно. Но тогда вам придётся ответить на вопросы по делу об отравлении мисс Грамблер.
   - Что?.. Да как вы...
   - Тогда почему вы сегодня пришли в похоронное бюро и потребовали увидеть тело мисс Грамблер?
   - Мне было жаль бедняжку. Настолько молодая, полная сил женщина и такое несчастье... Хоть Топпер и старался, но выглядело неубедительно. Может из-за бегающих глаз, а может из-за красных пятен, стремительно покрывающих хорьковидное лицо врача.
   - Пришли ради девушки, дядя которой враждовал с вами и пытался прикрыть вашу врачебную практику.
   - Д-да у нас были определённые разногласия в вопросах лечения, но называть это враждой не стоит...
   Тут уже не выдержал молодой франт, прервав её и буквально выплёвывая фразу за фразой:
   - Когда речь заходила о лечении, и я спросил, почему он не обратился за помощью к местному врачу, то услышал весьма не лестный отзыв о вас и дядя добавил, что таких врачей нужно вешать на первом же суку для вразумления подобных шарлатанов.
   - Кроме того, есть свидетельства, что мисс Грамблер отравили мышьяком.
   - Откуда вы можете знать. Она сильно болела, и её не удалось спасти. К сожалению.
   Тут отозвался присутствующий доктор Торн:
   Бросьте коллега (последнее он произнёс с явным отвращением). По утверждению мистера Оуэна, её тошнило, рвало, у неё были судороги. Признаки хронического отравления. Есть ещё некоторые признаки, указывающие на отравление именно мышьяком. И то, что её травили довольно долго. Он замолчал.
   - А вы, как врач, не могли не заметить признаков отравления, даже если редко бывали в доме Грамблеров. Так что рассказывайте, - продолжил инспектор и замолчал, выразительно посмотрев на Топпера.
   Хотя на него было жалко смотреть. Он весь как бы уменьшился в размерах. Взгляд из бегающего превратился в откровенно загнанный. Он стал неестественно бледным. Он начал заикаться.
   - Хорошо, сэр. Я всё расскажу. Только не найдётся ли здесь бурбона, промочить горло.
   - Бурбона нет, мистер Топпер. Зато есть холодная вода, которая поможет вам собраться с мыслями
   - Констебль, принесите мистеру Топперу стакан воды.
   - Слушаюсь, сэр.
   - Инспектор, папка при вас. Будете вести протокол допроса. Может быть это и не подходящее место, но сэкономит нам немало времени.
   Когда инспектор Рейнольдс приготовился записывать, а Коулмэн принёс воды, начался допрос
   - А мы вас внимательно слушаем, мистер Топпер. Итак?
   - Дело в том, господа, что я проводил эксперименты с различными веществами, не совсем традиционного свойства...
   - Какими именно, мистер Топпер?
   - э... Ядами сэр. Стрихнином, плодами и соцветиями болиголова, ртутью.
   - И мышьяком?
   - Да сэр. И мышьяком.
   - Для чего?
   - Понимаете, господа, в небольших дозах, они должны излечивать от многих болезней, стимулируют организм, улучшают самочувствие. При этих словах глаза Топпера загорелись фанатичным огнём, весь его вид говорил, что он верит в то, что говорит.
   - Ну и как? Успехи были? - спросил инспектор Адамс
   - Сэр, для этого нужно было провести ещё ряд экспериментов, мои исследования должны были увенчаться успехом. Он непроизвольно хихикнул. Да были определённые трудности.
   Казалось, что Топпера не остановить.
   - А как вы познакомились с этой Джейн Таннинг, - прервал его Адамс.
   - Дело в том, инспектор, - Топпер прервался, чтобы отпить воды, - что эта Таннинг проследила за моими экспериментами. Мало того, она видела, как я добавлял ради эксперимента и научного прогресса эти вещества в еду и питьё моих подопытных.
   Он прервался и отпил ещё воды:
   - Тем более, что она ещё выкрала часть записей о моих исследований и шантажировала меня, что сдаст меня в полицию.
   - И что же вы сделали?
   - Я попробовал ей угрожать. Так она рассмеялась мне в лицо. Поверьте, сэр, это настоящая дьяволица в человеческом обличье. Она меня шантажировала, и мне пришлось передать ей бутылочку с мышьяком.
   - Она вернула вам ваши записи?
   - Нет, сэр. Она сбежала вместе с ними.
   - Вот как... Так почему вы пришли сюда сегодня?
   - Я запаниковал. Я слышал, что племянник этого Грамблера, (он кивнул в сторону молодого франта), отправился в Лондон. И он мог привезти полицию, а с ним и врачей, которые могли определить настоящую причину смерти мисс Грамблер.
   - Поверьте, сэр. Я не хотел её смерти. Но я не мог прервать свои исследования. Топпер выглядел откровенно жалко.
   - Инспектор Рейнольдс? Вы всё записали?
   - Да, сэр.
   - Прочитайте и подпишите вот здесь, мистер Топпер.
   - Д-да, сэр. Руки мистера Топпера заметно дрожали.
   - Уведите его.
   - Инспектор Рэйнольдс, сделайте копию для местных констеблей.
   Перевезите мистера Топпера в местное управление полиции. Возьмите в помощь доктора Торна и местных констеблей, и проведите обыск в доме этого Топпера. Думаю, там будет много интересного. Всё, что вы найдёте, пригодиться на суде.
   - Слушаюсь сэр.
   А мы с вами, (шеф-инспектор Адамс обратился к мистеру Оуэну) отправимся к вашему дяде. Думаю, прогулка нам всем будет лишь на пользу.
   Он согласно кивнул.
   Выйдя из здания, они проводили взглядами удаляющийся полицейский экипаж и проследовали к дому Грамблера Старшего.
   Прогулка была недолгой и проходила в молчании, несмотря на то, что летний день был хоть и достаточно жарким, но лёгкий ветерок приятно обдувал лица, после пыльного и душного здания похоронной конторы. Оба были погружены в невесёлые мысли. Если инспектор обдумывал новые факты, открывшиеся в этом, казалось постом деле, то лицо молодого франта ничего не выражало. Но его слишком резкие движения выдавали высшую степень возбуждения.
   Они подошли к большому двухэтажному зданию в стиле барокко. Мистер Оуэн сначала позвонил в колокольчик, а затем постучался
   Дверь им открыла строгая и аккуратная женщина, судя по всему экономка. Женщине на вид было лет 60. Она была одета в жесткий корсет, длинную тяжелую юбку темного цвета с ммногочисленными складками, с высоким, подступающим к горлу белым воротничком. Несмотря на возраст, её спина была всё такой же прямой, губы сжаты, а движения остались всё такими же уверенными. Видно было, что женщина находиться не в лучшем состоянии. Она проговорила тихим, голосом, правда с примесью горечи.
   - Здравствуй Томас. А это твой гость?
   - Здравствуйте, миссис Стимм. Позвольте вам представить, этот господин из Скотланд-Ярда. Шеф-инспектор Адамс. А это миссис Стимм, соседка и давний друг семьи.
   - Проходите господа. Мы рады вас видеть. Жаль, что наше знакомство состоялось при столь скорбных обстоятельствах.
   - Благодарю, миссис Стимм. Как самочувствие дяди?
   - К сожалению не слишком хорошее. У него был сердечный приступ. Но сейчас мистер Янг делает всё возможное, чтобы помочь вашему дяде.
   - Мистер Янг? А что случилось со стариком Ворном?- лицо франта выражало недоумение напополам с тревогой.
   - Правда? - он был в самом деле удивлён.
   - Ах да, вы ещё не знаете. Это новый аптекарь. Прибыл только позавчера. Вы же помните, что старый Ворн пропал недавно.
   - Пропал, миссис Стимм? - заинтересовался инспектор.
   - Да. В её голосе чувствовалось лёгкое недоумение.
   - Да, вы же не знаете, , господин инспектор. Старик Ворн пропал три дня назад. Он был местным аптекарем. Сейчас ведётся расследование. Местный инспектор, Грини, обещался найти его. Но, сами понимаете, дело это не быстрое. Как пояснил мне инспектор Грини, - ответствовала миссис Стимм.
   - Интересно... в задумчивости пробормотал инспектор.
   Они поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, зашли в просторную комнату, спальню мистера Грамблера, главной достопримечательностью которой была не маленьких размеров кровать под пыльным балдахином тёмно-вишнёвого цвета. Столбики, поддерживающие кровать, оканчивались позолоченными львиными лапами, потускневшими от времени.
   В углу - камин, возле стены тумбочка, у другой стены несколько больших старинных кресел, у кровати небольшой лакированный столик на одной ножке. Вся мебель выполнена из бука. Всё выглядит уютно и основательно....
   Выглядело бы, если бы не тяжёлый запах болезни, который, казалось пропитал атмосферу всей комнаты и не спеша пробирается под одежду посетителей.
   У кровати больного суетился молодой темноволосый парень лет 25-ти не больше, в жёлтой рубашке и тёмно-синем жилете и в синих же брюках в серую клетку. Был он высок, круглолиц и с виду аккуратен.
   - Я вас оставлю господа. А пока приготовлю чай, - тихо проговорила миссис Стимм и вышла за дверь.
   - Благодарю вас, миссис Стимм - ответствовал Томас Оуэн.
   - Кто пришёл, Альфред? - послышался от кровати хрипловатый старческий голос.
   - К вам посетители, сэр, - отозвался молодой аптекарь
   - Это я, дядя Джеймс, - отозвался мистер Оуэн.
   - Я ещё не помер, чтобы претендовать на наследство, тебе придётся немного обождать, - он хотел рассмеяться, но зашёлся сильным кашлем.
   Мистер Оуэн поджал губы, его глаза вспыхнули гневом, но он сдержался и проговорил спокойным, хотя и сухим голосом.
   - Дядя, я обещал разобраться с этим делом и найти, кто отравил Бетти.
   - Ну и как успехи? Кто это с тобой? Детектив? Он не поможет вернуть мою дочь. Уже слишком поздно
   - Прошу вас, господа, я напоил мистера Грамблера успокоительным настоем, ему сейчас нельзя волноваться, - отозвался аптекарь.
   - Бросьте Альфред, я ещё достаточно крепок, чтобы вести светскую болтовню, хе-хе. Лучше помогите мне с подушками. И оставьте меня с гостями наедине.
   - Как скажете, мистер Грамблер, - нехотя согласился аптекарь, помог старику и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
   Перед посетителями на большой кровати разметался невысокий лысоватый старик, крепкого телосложения в шелковом халате. Было видно, что он сильно болен. На кровати лежал очень худой, измождённый человек, с неестественно бледной кожей и тёмными кругами под глазами. Казалось, что перед ними мертвец Единственно, что было ещё живо в нём - это глаза. Жёсткий, колючий взгляд, казалось, бросает вызов всему мир. Становилось понятно, что их владелец будет бороться до конца.
   - Итак, господа, что вам нужно от старика? И кто вы такой?
   - Меня зовут, Адамс, я шеф-инспектор Скотланд-Ярда. Занимаюсь тяжкими преступлениями. Ваш племянник убедил меня, что ваша дочь умерла не своей смертью, её отравили...
   По мере рассказа, старик всё больше хмурился. А в конце длинно и витиевато выругался.
   - Так вы утверждаете, что эта мерзавка Таннинг отравила Бетти. Эту фамилию мистер Грамблер словно выплюнул. И он поставлял ей яд, чтобы отравить нас? - при этом его старческие руки сжались в кулаки.
   - Так говорит врач Топпер. И у следствия нет оснований ему в этом не верить.
   Вдруг старик с неожиданной силой вскинулся, схватил инспектора Адамса за руку и быстро заговорил:
   - Найдите эту мерзавку, инспектор. Она забрала у меня мою дочь. Хоть Бетти и не была моей дочерью по крови, мы с Кларой удочерили её, но она была моей единственной отдушиной на старости лет.
   - Мистер Грамблер, я сделаю всё возможно, чтобы найти её, - ответствовал инспектор.
   - Нет, обещайте мне, пообещайте! Я вижу, вы сможете это сделать! -воскликнул старик в неистовстве.
   - Хорошо, мистер Грамблер, я обещаю, - твердо произнёс инспектор Адамс.
   Старик в изнеможении откинулся на подушки. Казалось, что он потратил все силы на этот разговор.
   В комнату ворвался аптекарь:
   - Я же просил вас не волновать мистера Грамблера, он и так очень болен. Прошу вас выйти из спальни.
   - Хорошо, как скажете - произнёс инспектор Адамс. Выйдемте, есть разговор.
   Тихо обратился инспектор к молодому франту. Он же казалось оцепенел и не реагировал. Но машинально вышел из комнаты.
   Уже в коридоре инспектор уверенно заговорил:
   - Я хочу, чтобы вы остались рядом со своим дядей. Ему сейчас нужна вся помощь и поддержка, которую вы можете ему оказать. Дальше пришла очередесь полиции разбираться в этом деле.
   Мимо них вихрем пронеслась миссис Стимм. За дверью послышались указания молодого аптекаря.
   - Вы меня поняли, Томас?
   - Д-да, инспектор, хорошо, - несколько неуверенно проговорил мистер Оуэн.
   - Тогда вперёд, - произнёс инспектор и легонько подтолкнул его к двери.
   Когда за ним закрылась дверь, шеф-инспектор Адамс грустно покачал головой и начал спускаться по старой, скрипучей лестнице.

***

   На столике возле камина остывал в одиночестве красивый чайничек со сценой охоты. В сахарнице виднелась маленькая ложечка. Крупинки сахара рассыпаны по столику. Чай медленно остывал...
   Шеф-инспектор Адамс аккуратно собрал сахар салфеткой и налил себе чаю. Вокруг простиралось чувство запустения. Наваждение было настолько всеобъемлющим, что, когда, неожиданно послышался звонок колокольчика и звук открывающейся двери шеф-инспектор даже непроизвольно помотал головой.
   В комнату вошёл констебль.
   - Господин инспектор, сэр.
   - Что случилось, Коулмэн? Что-то срочное? - спросил инспектор нарочито неторопливо.
   - да, сэр. Дело в том, что меня послал к вам инспектор Рейнольдс. Он сейчас вместе с местными констеблями и доктором Торном находиться в доме этого Топпера. И он приказал позвать вас, так как считает, что вам будет интересно взглянуть.
   - Да? Ну, что ж, пройдёмте, Коулмэн. Будете показывать И, пожалуй, прихватите Топпера.
   - Он уже там, господин инспектор. Его приказал привезти местный инспектор Грини.
   - Поподробнее можно?
   - Сэр. Там трупы, сэр. Жуткое место, по-настоящему жуткое. Коулмэн даже слегка передёрнулся
   - Даже так? - шеф-инспектор хмыкнул.
   Они прошли улицу, свернули в проулок, затем прошли площадь с церковью св. Петра, мимо похоронной конторы. Затем повернули налево и увидели констеблей стоящих возле двухэтажного деревянного строения с флигелем. Вокруг здания собралась толпа, с любопытством наблюдающая за констеблями. Невдалеке находилась полицейская карета. Лошади явно беспокоились: фыркали и переступали копытами.
   Внезапно из дома выскочил молодой человек в штатском, завернул за угол и оттуда послышались характерные звуки. Его рвало.
   Губы инспектора Адамса сложились в тонкую линию. Затем он подождал, когда молодой человек выберется из-за угла дома, вытирая губы батистовым платком, и спросил
   - Вы инспектор Кервуд Грини?
   - Да, а кто вы? - молодой человек был слегка бледен и держал платок у губ.
   - Я шеф-инспектор Скотланд-Ярда Чарльз Адамс. Я прибыл сюда по просьбе мистера Оуэна, племянника мистера Грамблера.
   - Вы уже ознакомились с делом, инспектор?
   - Да, шеф-инспектор. Молодой человек, казалось, сделался ещё бледнее.
   Инспектор Адамс помолчал, а затем спокойно спросил:
   - Инспектор Грини, сколько у вас людей?
   - Четверо, вместе со мной, сэр. Он, казалось, поедал начальство глазами, при этом, хоть и неумело, но постарался вытянуться во фрунт. Разве что честь не отдавал.
   - Тогда обеспечьте со своими людьми охрану этого места, если не хотите неприятностей. Почему зевак не оттеснили от места преступления? А я пока пройд в дом - инспектор явно был не в духе.
   - Слушаюсь, господин шеф-инспектор, - чётко произнёс Грини.
   - Этвуд, Адамсон, Малрой, со мной. Обеспечьте охрану места преступления, - сзади послышался громкий, почти мальчишеский голос молодого инспектора Грини.
   Тот лишь хмыкнул.
   В дверях показался нахмуренный Рейнольдс.
   - Инспектор Рейнольдс. Что вас здесь?
   - Трупы, сэр. Пять трупов. Он был необычайно серьёзен. Прошу, пройдёмте внутрь. Предварительно, доктор Торн говорит, что у все они были отравлены. Но не только...
   - Не только, Рейнольдс? А что ещё?
   - Увидите сэр.
   Они прошли сквозь две комнаты. В одной царил беспорядок. Такое ощущение, что по ней пролетел ураган. Всё перевернуто верх дном. Стулья сломаны, везде черепки от битой посуды.
   Вторая комната тоже чистотой не отличалась. На полу вперемешку с грязными разводами валялись листки и обрывки желтоватой бумаги. Одна дверца старинного на вид орехового буфета валялась на полу возле ступенек в подвал, ещё одна свисала на одной петли с остатков буфета. В комнате был настоящий разгром.
   Спустившись в подвал, они увидели склонённого к клетке доктора Торна, и увлеченно приговаривающего:
   - Ну же спокойнее, я тебя не обижу...
   В углу на стуле сидел Топпер с полицейскими наручниками на руках и слегка дремал. Основное место в обширном подвале занимал широкий металлический стол, неизвестно какими судьбами, оказавшийся в подвале. Почему-то он производил неприятное впечатление. Может быть, потому что на нём были подозрительные пятна, смахивающие на кровь, может из-за цепей, приделанных к нем за выступающие кольца...
   Весь подвал больше напоминал цокольный этаж, своими размерами и высотой потолка, достигавшего примерно 8 футов.
   У стены было несколько таких же клеток и стеклянных сосудов, накрытых тёмной тканью. Возле них размещались кадки со странными цветами и небольшой столик с колбами непонятного назначения. А может из-за неверного света двух керосиновых ламп расположенных на столах. Напротив входа у стены размещались шесть человеческих фигур, накрытых покрывалами. Возле них низенькая дубовая дверь, сейчас приоткрытая ещё в одно помещение.
   Складывалось весьма неприятное впечатление от всего этого. Да. Очень неприятное место.
   - Доктор, что здесь происходит? - подождав некоторое время и осмотревшись, произнёс шеф-инспектор Адамс.
   Доктор Торн вздрогнул и повернулся к вновь прибывшим.
   - Уф. Вы меня напугали инспектор. Жутковатое место, как выразился инспектор Рейнольдс, хоть и весьма любопытное, весьма...
   Он отошёл от клетки, и стало видно змею, приготовившуюся к прыжку. Она расправила капюшон и угрожающе шипела.
   - Представляю вам, господа, Подвал Безумца. Он бросил брезгливый взгляд на Топпера и скривился. Хотя, нужно признать, что и у него есть интересные мысли, особенно о змеиной сыворотке от змеиных же укусов. При этом он взял несколкео потрепанных листов и углубился в чтение.
   - Здесь представлены ядовитые экземпляры с разных уголков нашей планеты:
   - Королевская кобра. Он показал на змею в клетке;
   Далее. Чёрная вдова. (Latradectus lugubris).
   - Phoneutria fera Perty или же Бразильский странствующий паук.
   - Скорпион обыкновенный.
   При этом он срывал ткань, покрывающую клетки и были видны ядовитые животные, находящиеся в них.
   - А здесь господа, находятся ядовитые растения - от мухомора обыкновенного до аконита. Он кивнул на кадки со странными цветами.
   - А здесь, - он кивнул на фигуры накрытые тканью. Результаты его опытов.
   Жуткое зрелище. А здесь, (он указал рукой на стопки жёлтоё весьма потрепанной бумаги, результаты его опытов, за последние три года). Он правда пытался их уничтожить, но него мало что получилось. Пришлось успокоить его настойкой опия. Доктор усмехнулся
   Внезапно он подошёл к инспекторам и зло произнёс.
   - Я сам учёный, но таких исследователей, я бы подвергал их же опытам. При этом глаза доктора Торна излучали ярость.
   - Успокойтесь, доктор. Давайте выйдем на свежий воздух из этого страшного места. Коулмэн, проводите нашего доктора на воздух.
   - Будет исполнено, инспектор, - констебль кивнул. Пойдёмте доктор. На улице вам будет намного лучше, чем здесь. И к тому же наверху есть бутылка замечательного бурбона...
   Доктор казалось, опомнился. Он глубоко вздохнул и кивнул.
   Шеф-инспектор Адамс поднёс Топперу платок с нюхательной соли. Сначала он кривился и отворачивался во сне. Но, наконец, он пришёл в себя.
   - А, это вы, инспектор, - Топпер посмотрел на Адамса и захихикал. Уже увидели мою лабораторию? Он опять хихикнул.
   - Всё это плод моих изысканий, научных поисков на протяжении долгих лет. Правда, прекрасное зрелище? Он рассмеялся.
   - Понимаете, сэр бродяги, беспризорники, проститутки. Эти отбросы общества должны были быть счастливы, что стали орудием на пути к медицинскому прогрессу. И я не мог окончить свои опыты до получения положительных результатов...
   - А что насчёт аптекаря Ворна, пропавшего несколько дней назад. Вы что-нибудь об этом знаете, Топпер?
   А, старина Ворн. Он тихо рассмеялся. И неожиданно зло зашипел, не хуже своих ползучих питомцев:
   - Этот старый маразматик заподозрил неладное и пришёл ко мне вечером, чтобы всё прояснить. Ну, я и показал ему свою лабораторию. Изнутри. Он кивнул на одно из тел накрытых покрывалами. И помог мне изучить свойства яда моей Клео. Он с обожанием посмотрел на клетку с королевской коброй.
   - Уведите его, - приказал шеф-инспектор Адамс безжизненным голосом.
   - Мои доклады в Королевское Медицинское Общество на эту тему, просьбы о финансировании и помощи остались без ответа. А когда я поехал в Лондон, чтобы доказать свою теорию, меня посчитали сумасшедшим, объявили шарлатаном и высмеяли. Так как они смеют меня обзывать шарлатаном. Они сами только и могут, что набивать свои карманы, собираться вместе и болтать, болтать, болтать. Ничего более. Шарлатан. Они сами шарлатаны, каких свет не видывал.

***

   При этом его глаза лихорадочно блестели, из уголка губ стекала струйка слюны, а его самого сотрясала заметная дрожь, хотя Топпер, казалось, этого не замечал, имея возможность в полной мере высказаться.
   Медленно, инспектор Адамс вышел на улицу и вдохнул воздух летнего вечера полной грудью. Солнце заходило, окрашивая небо в светло-багровые цвет, и казалось, предвещая новые беды. Инспектор Адамс опять помотал головой. Нужно собраться, Хотя только Господь Бог знает, как же он устал. Этот долгий, день приближался к концу.
   Одно дело можно считать оконченным. Но где-то есть ещё некая Джейн Таннинг, которая успешно травила семейство Грамблер и смогла сбежать, прихватив записи. Её наличие подтверждают и сам дядя с племянником.
   Всё также медленно он направился к тюремной карете, где в цепях находился один из отравителей. Где второй, а точнее вторая, ещё предстоит выяснить. Тем более что обещания нужно исполнять.
   Так что всё ещё впереди...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Примечания

   1 Фарнборо - город в северо-восточном Хэмпшире, Англия, части городка Рушмур иГородского района Альдершота. Фарнборо был основан в саксонские времена и упомянут в Книге судного дня 1086. Имя сформировано из Ferneberga, что означает "холм папоротника".
   Здесь и далее прим. авт
  
   2. Шеф-инспектор - то же самое, что и главный инспектор. Старший инспектор Скотланд-Ярда. Далее ради удобства будет употребляться обращение господин инспектор (за исключением моментов знакомства с новыми персонажами).
  
   3. Гэмпшир, также Хэмпшир(англ. Hampshire) -- графство на юге Англии..  в состав региона Юго-Восточная Англия.
  
   4. Церковь Св. Петра - Склеп Старой Приходской церкви Св. Петра, как также полагают, предоставляет последний приют останкам помещение многих Графов Англси.
  
  
   5. Аббатство святого Майкла - бенедиктинское аббатство в Фарнборо, Хэмпшире, Англия. Малочисленное сообщество известно качеством его литургии, которая спета в латинском и Григорианском хорале, его органе, и его литургической публикации и печати. Это - также национальная святыня Св. Джозефа. Аббатство было основано в 1881 императрицей Эжени (1826-1920) как мавзолей для ее покойного мужа Наполеона III (1808-1873) и их сына принца Империэл (1856-1879), оба из которых покоятся с миром в Склепе Империэла, наряду с самой Эжени, Их останки находятся в гранитных саркофагах, обеспеченных Королевой Викторией.
  
   6. Имеется ввиду Императрица Евгения (Эжени), урождённая графиня Монтихо 5 мая 1826-- 11 июля 1920) -- последняя императрица Франции, супруга Наполеона III. Славилась красотой; была законодательницей мод для всей Европы. Родилась в 1826 году в Гранаде в дворянской семье испанского, французского и шотландского происхождения. Мать -- Мария Мануэла Киркпатрик; отец, Сиприано Палафокс, гранд Испании, граф Монтихо, во время франко-испанской войны воевал под знамёнами Наполеона.
  
   7. На самом деле, это так называемые Mees' lines или же линии Миса или линии Олдрич-Миса - линии обесцвечивания через гвозди пальцев ипальцев ноги. Линии Миса появляются после эпизода отравления с мышьяком,  таллий или другие тяжелые металлы, и могут также появиться, если предмет страдает от почечной недостаточности. Хотя явление называют в честь голландского врача Р.А. Mees,  более ранние описания той же самой ненормальности были сделаны англичанином E.S. Рейнольдс  и американский C.J. Олдрич в 1901 и 1904, соответственно. Хотя названы в честь нидерландского учёного, впервые описавшем данный симптом в своей статье лишь в 1919 году.
   Надеюсь, читатель извинит автора за данную неточность, вызванную литературной необходимостью.
  
  
   8. Королевское Медицинское Общество (англ. The Royal Society of Medicine, RSM) -- ведущее и старейшее независимое медицинское сообщество Великобритании. Оно объединяет врачей, организации и лиц, связанных со здравоохранением, которые находятся в Великобритании и имеют признанный в стране квалификационный уровень. Цель организации -- передача медицинских знаний специалистам, обучение, обмен профессиональной информацией.
  
   9. Барокко - архитектурный стиль, который получил особое распространение в 17 веке, во время правления Людовика XIV, короля-"солнце". Геометрически правильное и симметричное построение здания и окружающего его парка означало, что лорд мог сидеть в приемном зале, как в метафорическом центре своего мира, с анфиладами комнат, исходящих из него по прямой в каждую сторону. Сады продолжали те же линии  длинными прямыми аллеями и проспектами. Британское барокко было новым утверждением власти, выражением идеологии абсолютизма для общества, которое помнило мир, перевернутый вверх дном во время гражданской войны. Стиль тяжелый и богатый, иногда слишком пышный и мелодраматический.
  
   10. Фут = 30,48 см.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"