Грошев-Дворкин Евгений Николаевич: другие произведения.

Несправедливость на грани ... Обзор работ выставленных на конкурс "Дети и Несправедливость"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несправедливость порождает пороки - ненависть, месть, злость... Для того чтобы не быть запачканным ими давайте жить по справедливости.

  
  
  Обзор работ выставленных на конкурс "Дети и Несправедливость"
  
  
  Видеть несправедливость и молчать -
   это значит самому участвовать в ней.
   Жан Жак Руссо
  
  Конкурс "Дети и Несправедливость", помимо того, что обозначено в Правилах, предлагает перелистать страницы прожитой жизни, своей или знакомых, и ознакомить читателя с тем, что время не способно стереть из памяти. Остаётся с откровенностью "до трусов" написать об этом. Чтобы каждый из прочитавших сделал надлежащие выводы. Пересмотрел, в случае необходимости, пройденное, сделал надлежащие выводы.
  Несправедливость сама по себе существовать недостойна. Но если кто-то, случайно или преднамеренно, совершил чёрное деяние, то пусть покается. Не обязательно в церкви, а просто скажет сам себе вслух: - Простите меня, люди!
  Надеюсь, что представленные на конкурс работы осветят все стороны порока сохранившегося в этой жизни, и каждый из нас сто раз подумает прежде, чем прикоснуться к нему.
  
  
  
  Лаврентьев О.Н. Веллер
  
  Отложив в сторону последнюю из страниц прочитанной повести задумался.
  "Сильная вещь! Ничего не скажешь. И как мудро преподнесена. Вроде бы незначительный сюжет из жизни дворового подростка, а сколько смысла, бунтарства вложено в героев повествования".
  Неспешно, как бы ни о чём, начинает автор рассказ о ничего не представлявшем из себя юноше. Летние каникулы. Школа больше не довлеет над учеником, а заняться нечем. И тут, о счастье, сбывается мечта - родители покупают велосипед. Это ли не мечта каждого из пацанов?!
  Велосипед это всё! Это скорость, ветер навстречу, расширение круга бытия, возможностей и, в первую очередь, предмет самоутверждения в жизни.
  Но, оказывается, это ещё и верный друг на пути становления человека. На пути превращения подростка, если не в мужа, но мужчину. Всё это достоверно, со знанием жизни описано в повести.
  И совершенно неважно, какой способ выбран автором для того, чтобы некое сообщество поднялось отвоевать себе "место под солнцем". Главным в повести является желание, сброшенных со счёт молодых людей, жить полноценной жизнью наравне со всеми. Не зависимо от присвоенного статуса величия в жизни "сильными мира сего".
  Место под солнцем нельзя получить в ожидании милости. За него надо бороться. Постоянно напоминать всем и вся о том, что жизнь на Земле одна на всех. И если кто-то объявляет войну новому поколению, то поколение это вправе на адекватный ответ.
  Обо всём этом написано в повести. И написано по-настоящему жизненным языком на фоне дружбы, любви, борьбы за справедливость. Веллеровские сходки, зарождающиеся отношения между Машей и Мишей, драка между Клювом и Косым за поруганного Худо:
  
  - "Потому, что он (Косой) сволочь. Худо ... и мухи не обидит, даром, что веллер. Как можно бить пацана, который сдачи тебе дать не может? Это всё равно, что девушку ударить или ребёнка".
  
  Но не только в среде сверстников наши герои добиваются справедливости. Благородная месть низвергается и на тех, кто покушается на право молодого поколения жить по-новому, без ощущений гнёта со стороны узурпирующих концернов. И нельзя не восхититься отчаянностью Клюва решившегося на этот шаг за погибшего Дилю. В качестве обоснованности за свой поступок он приводит слова друга:
  
  - "Да, у компаний вся власть, но всё равно мы победим. Ты хороший человек, я хороший, ещё куча пацанов, не может быть, чтобы мы не могли ничего в этом мире изменить".
  
  И далее автор даёт объяснения действиям своих героев:
  
  - "Я, например, ненавижу, когда мне указывают что мне делать, а что нет. Нас уже в угол зажали. ... Ты должен отдыхать только там, где они огородили тебе место, работать там, где они скажут, говорить и думать то, что они скажут. ... Я выезжаю на трассу ... , чтобы показать, что у меня есть своё мнение, не то, что в газетах и по телевизору трендят. Я не согласен с ними, я хочу показать, что плевать мне на их запреты".
  
  Вот об этом эта повесть. И написать такое может только человек думающий, знающий подноготную окружающей жизни.
  
  Но наряду с сильным сюжетом повести необходимо сказать, что текст необходимо "причесать". Не буду останавливаться здесь и сейчас на ляпах встречаемых неоднократно. Это погрешности роста автора как писателя. И хочется верить, что со временем они исчезнут. Нужно только не переставать писать и тщательней работать над написанным.
  
  Примите мою признательность за написанное. Если есть такие писатели в сегодняшней жизни, значит для России ещё не всё потеряно.
  
  Кулагин А. Ненависть
  
  Интересный рассказ. Интересен своим построением. Прочитал, отложил текст в сторону и прислушался к ощущениям от прочитанного.
  Рассказ написан от первого лица. Это позволяет читателю представить автора в роли главного героя повествования. И представился мне пожилой дядечка, седой, с усами, короткой прокуренной трубкой, сидящий на скамейке у подъезда дома. А вокруг собралась детвора с явным желанием услышать очередную историю от дяди Лёши:
  - Скажи ка, дядя... - произнёс один из сорванцов, поправив меховую шапку, вечно сползающую на глаза. Сказал и опёрся на клюшку в ожидании рассказа.
  - Да, были люди в наше время... - начал дядя Лёша очередную историю из своей жизни. И полился рассказ, жадно впитываемый собравшейся детворой.
  
  Рассказ замечательный. Без лукавства, без какого либо художественного оформления. Рассказан так, как запомнился. И столько в нём правды, столько откровения о пережитом, что невольно вчитываешься в каждую строчку, в каждый эпизод из жизни той детворы, на смену которой пришли те, кто, растопырив глазёнки, слушает пожилого человека. Я бы сказал, что рассказ с философской изюминкой.
  Для того чтобы почувствовать это надо отвлечься от дел насущных и пережить всё о чём повествует автор. Здесь есть всё: и самостоятельная жизнь пацанов безумно увлечённых хоккеем, их способность делить поровну всё, чем они живут, и встреча с экстремальной ситуацией к которой не каждый из них готов, и глубоко засевшая обида на несправедливость, с которой пришлось столкнуться молодому автору рассказа. И, что немало важно, отмщение за поруганное самолюбие. Судьёй и исполнителем наказания за несправедливость выбрана сама жизнь. В этом и есть философская сущность рассказа. Жаль, что времена наступили такие, что не соберутся детишки вокруг дяди Лёши, не послушают его рассказа о правде жизни.
  Но для этого есть Самиздат и его литературный конкурс "Дети и Несправедливость". Для того он и появился, чтобы мы все, которым есть что рассказать, стряхнули с себя груз воспоминаний и тем самым предостерегли читателей от опрометчивых поступков. А ненависть - один из них.
  
  Удачи на конкурсе и в жизни всем - автору и его поклонникам.
  
  
  Мых и Натка Пройтись по радуге
  
  
  В который раз удивляюсь мудрости сказок. Вот и в прочитанном сегодняшним вечером почерпнул ещё одну мудрость: - Искренняя любовь способна творить чудеса.
  
  Хорошо быть ребёнком. Находится в том возрасте, когда мозг ещё не загажен безразличием к происходившему вокруг. Когда можешь переживать по поводу кошек.
  И как славно, что в переживаниях этих родители идут тебе навстречу.
  
  Нам не дано узнать, что произошло с Динкой. Возможно, что её не стало. Но автор намеренно не говорит об этом открыто, чтобы не травмировать малолетнего читателя. Динка просто пошла погулять по радуге. А радуга большая - от земли и до неба, от неба и до земли. И кошке потребуется много времени, чтобы вернуться из этой прогулки. Так много, что, возможно, ребёнок перестанет тосковать по милому созданию.
   Так думают взрослые.
  
  Но у ребёнка своё видение на это. Со свойственным детям максимализмом они не желают тратить время на ожидание.
  - Нужно найти Динку. Пойти следом и сказать, что мне очень плохо без неё.
  
  Любовь Сашки искренна. Именно она помогает ему преодолеть страх подвала где, возможно, потерялось милое создание. Именно она 'налаживает мосты' между ним и Пиратом - заброшенным всеми котом. Именно она сводит дружбой с Митькой - недобрым мальчиком, способным обидеть слабого. Именно она приводит в дом радугу, по которой ушла гулять Динка.
  Не страшась неизвестности, трое, таких разных путешественников, отправляются в дальний путь. И, как в добрых сказках, путь этот приводит их к намеченной цели. Там, в Раю, каждый находит своё: умиротворение после нелёгкой жизни для Пирата, осознание доброты для Митьки, долгожданную встречу для Сашки.
  
  Побольше бы таких сказок. Именно их и не хватает всем нам, чтобы пребывать в сладком сне.
  
  
  Светлаков Л. Игрушки Лёнькиного детства
  
  
  Для того, чтобы понять суть этого рассказа мало окунуться в послевоенные времена Подмосковья. Надо прочувствовать жизнь полуголодной деревни, слиться духом с её жителями, зрительно представить себе как всё это было. Увидеть деда Алексея Осиповича, его дочь Галину строчащую лоскутки материи на старой швейной машинке, её мужа вернувшегося с фронта инвалидом, Лёньку в обездоленном войной детстве.
  
  Трудно жилось селянам. Очень трудно. И это несмотря на то, что вражеские орды были отогнаны от Москвы в декабре 1941-года. Было время и жилище поправить, и картошку растить для охваченной войной Родины, и наладить какой-никакой быт на селе.
  Всё это не дано ощутить современному поколению: - "Как так кушать было нечего, когда вокруг супермаркеты стоят?!"
  Не было в те времена супермаркетов. Были базары (не путать с рынками), барахолки, 'толчки' где, если повезёт и тебя не обманут, можно купить хлеба. Ещё был бандитизм, кодлы хулиганов грабящих слабых, одиноких прохожих. И продуктовые карточки, которые не всегда можно было отоварить - продуктов не было. Не всюду их завозили. Поэтому и пошли мать с сыном на базар после того как отец принёс зарплату.
  Остаётся только удивляться тому, что в те лихие времена Лёнька состоялся как человек, а не сгинул в тюремных застенках. И сегодня, когда 'живи - не хочу', набрался сил, решимости поделиться с читателем воспоминаниями о пережитом. Жизни, которой, 'не дай Бог', повторится.
  
  Конечно рассказ автобиографичен. Написан, только, от второго лица. И написан несколько нескладно, с огрехами в повествовании и грамматике, но давайте задумаемся о возрасте автора. О том, что он сохранил в светлой памяти далёкое детство до мелочей. Тех мелочей, которые открывают нам картины бытия почти вековой давности.
  
  Дотошный читатель вправе спросить: - А в чём здесь несправедливость?
  Она в том, что кто-то допустил лихие времена на землю необъятной Родины. В том, что людям пришлось через них пройти. В том, что времена эти не пожалели и детей.
  Страшно подумать, что такое может повториться!
  
  
  Селезнёва Е. Королева против Царевны
  
  
  Затейная пьеска.
  Написана не просто так.
  Не для того, чтоб зритель томный подухарился глядя на спектакль.
  Хотя, не мудрствуя лукаво, с покойной совестью её бы отложить и со словами: -
  
  Весь мир - театр.
  Мир - сцена, где всякий свою роль играть обязан.
  В нём женщины, мужчины - все актёры.
  У них свои есть выходы, уходы,
  И каждый не одну играет роль,..
  
  - испить баклажку кофе.
  Отдохнуть в дремотной неге.
  И вспомнив мудрости Эзопа произнесть:
  - К чему нам голову ломать в изысках истины в сюжете?..
  - Мальцу понятно: - Чтоб над умником стебаться
  - Ларец тот должен просто открываться.
  
  Ну, а если без стёба? Если предположить, что трагедия в сюжете том заключена?
  Попробуем мы с нею разобраться:
  - 'В королевстве, где все тихо и складно, где ни войн, ни катаклизмов, ни бурь...' появился Царь с Царевной. Его, вдовца, по случаю женидьбы, Королева в свой замок притащила. И начались у Царевны непонятки в жизни из-за того, что 'милее и краснее' Королевы оказалась. Такое часто случается между мачехой и падчерицей. И не только в сказках. И не только с мачехой.
  Для того, чтобы 'непонятки' появились достаточно повстречаться с человеком несправедливым. Вот тогда всё в жизни гадким кажется: и гномихи, и Принц, и Лошадь. Но стоило Королеве от злости умереть, как всё становится на свои места: Царевна соглашается выйти замуж за упитанного Принца, Лошадь поправляется и превращается в 'белого коня' приносящего счастье, у Царевны, на радостях, появляется милая Принцесса. Сбылась мечта Царевны!
  
  Мне от всей души хочется, чтобы она несла своё счастье через всю жизнь. Поэтому позволю себе поправить её:
  
  - 'Царевна прибрала дом, вытерла пыль и паутину и перестирала грязную одежду'.
  
  Паутину не вытирают, а собирают и выносят как мусор.
  
  - 'Они месяц скакали, обнявшись и ев одни яблоки'.
  А если так:
  - Они месяц скакали, обнявшись и кушали одни яблоки.
  
  И вот теперь:
  
  Аплодисменты.
  Аплодисменты.
  Аплодисменты.
  
  P.S.
  
  И всё-таки, на мой взгляд, упитанный Принц это излишество. Не давайте ему злоупотреблять пивом, Царевна.
  
  * * *
  
  И снова здравствуйте все кому интересны мои обзоры работ
  выставленных на этот конкурс.
  Простите, но не по своей вине "выпал из обоймы" на столь длительный срок.
  Как же было обидно иметь под руками комп с невозможностью выйти в интернет.
  Друзья распечатывали мне ваши работы, приносили и читая их, дабы не терять
  времени, "врукопашную" писал об ощущениях, которые испытывал при их прочтении.
  Теперь разлука позади и, надеюсь, обзоры мои
  вызовут у авторов некоторое суждение по поводу моей воспримчивости
  от знакомства с написанным на столь щекотливую тему.
  Я снова с вами друзья и недруги. И рад нашей встрече.
  Ваш Е.Д.
  
  * * *
  
  
  Светлаков Л. Лёнькина месть
  
  Интересный рассказ.
  Я бы его отнёс в раздел маленьких повестей. Очень много в нём смены действий, героев повествования, мест описываемых автором. И всё это ради того, чтобы показать читателю в какие времена, в каких условиях проходило становление главного героя - Лёньки.
  
  Родился он, судя из прочитанного, явно до того времени когда орды фашистов навалились всей своей армадой на страну Советов. На страну, в которой худо ли, бедно ли, но народ жил с определённой целью - построить Страну, какой ещё не было на Земле. Но война обездолила народ, веривший в благополучный завтрашний день. На смену частушкам, звучавшим под гармошку в каждой деревне, пришла 'Вставай страна огромная...'.
  И Лёньке, воспитанному на труде и послушании, пришлось хлебнуть лихолетья. Он раньше времени повзрослев, оставался всё тем же деревенским мальчишкой. И мальчишество это соседствует со всем, чем бы наш герой ни занимался.
  Лёнька живёт в большой семье, каких было множество во многих и многих посёлках. Юрово, где проживают участники повествования, одно из них. И это все люди зрелые, самостоятельные, трудолюбивые. Отсюда и достаток в доме Алексея Осиповича - старшего в Лёнькином роду - приходившемуся ему дедом.
  В доме царит патриархат. Деда слушаются даже Лёнькины родители. А уж Лёнька тем более.
  Но Лёнька уже из другого поколения. Поколения, которое считает вправе заявить о себе в случае если душа не принимает старорежимные каноны бытья. Поколения, которое, пока исподволь, но рассчитывает на 'право голоса' в семье, где прожита его жизнь. Сегодня этим никого не удивишь, а тогда...
  
  Вспомним, с чего начинает автор своё повествование.
  С эпиграфа - строчки А.С. Пушкина из поэмы 'Руслан и Людмила': - 'Я еду, еду не свищу, а коль наеду - не спущу!'.
  В этом наш Лёнька - парень вполне миролюбивый и покладистый. Не мыслящий задираться, если к этому его не подталкивает жизненная ситуация. Но стоит случиться тому, что не укладывается в логику мышления нашего героя - пощады не жди. Месть будет жестокая.
  Вы знаете, что такое часы 'Победа' в послевоенные времена? Первые отечественные часы, которые можно было носить на запястье. До этого в ходу были часы карманные и 'ручные' величиной сравнимые с теми, которые носили в специальном кармашке брюк. Женщины, по-моему, тогда ходили без часов.
  И вот в свободной продаже появляются часы 'Победа'. Маленькие, аккуратненькие, блестящие хромом, с 'живой' секундной стрелочкой. Часы выпускались как мужские, так и женские. Это ли не было великой радостью для наших мам?! Часы берегли, заводили их в одно и то же время, снимали на ночь и клали на специальное для них отведённое место на комоде. Потерять часы, повредить их было великим горем.
  И наш Лёнька прекрасно понимал, что значат они для его родственницы, покусившейся на Лёнькино житьё-бытьё в доме деда. Перенести этого он не мог, и именно часы выбрал предметом для свершения своей мести. Знал, паршивец, как дороги они были Лидке и сколько огорчения принесёт он в дом своим поступком. Но, как там у Пушкина: - 'А как наеду - не спущу!'.
  
  Интересно заканчивается повесть.
  Эпилог переносит нас во времена непонятные, не поддающиеся житейской логике. Но эти времена были и из повести, как из песни, слов не выкинешь. Они казались настолько несправедливые, что диву даёшься: - 'Да были ли те люди разумными, совершая то, или иное деяние? Как получалось, что родные 'по крови' люди остались 'за бортом' при переходе наследства от ушедших 'в мир иной'.
  Здесь можно с уверенностью сказать, что истинные, кровные узы в некогда больших и дружных семьях стали рушиться именно по причине той несправедливости, о которой пишет автор. И с ним нельзя не согласиться. Время, которое мы переживаем сегодня тому доказательством.
  
  Не знаю кому как, а мне сюжет рассказа пришёлся по душе. Не всё, правда, гладко с построением текста, но, как говорили древние: - 'Кто безгрешен, тот пусть бросит в меня камень'.
  
  Удачи автору на конкурсе, в жизни, в написательстве. Такие работы открывают думающей молодёжи страницы из прошлого. А без знания прошлого построить светлое будущее невозможно.
  
  
  Лауве В. Василий
  
  Рассказ, который по достоинству можно охарактеризовать сильным.
  В каждую строчку повествования включено столько трагедии, что остаётся удивляться как мир, в котором проживают герои рассказа, ещё существует. Трагедия несправедливости следует за читателем от первой и до последней строки. И всё, что написано автором, не надумано. Всё взято из жизни. Причём в рассказе встречаются такие моменты, которые можно описать только тогда, когда сам, непосредственно, их пережил или был свидетелем произошедшего.
  
  Возьмём только одну строчку из рассказа:
  
  'Надежда засуетилась, стала проверять списки.
   - Не успеваем ничего, меню обговорить еще надо, да и Николай выходной на работе никак не возьмёт, хоть кровь иди, сдавай - сказала она матери'.
  
  Для человека несведущего строчка лишена какого-либо смысла. А на самом деле в ней говорится и о семейном укладе в семье, и о полунищенском уровне бытия, в котором пребывают люди.
  Разберём это предложение:
   - '... меню обговорить еще надо, да и Николай выходной на работе никак не возьмёт...'
  Из этого следует только одно: хоть и хозяйка Надежда в доме, хоть и жена своему мужу, но траты, даже на юбилей Василия Андреевича, должен утвердить муж. А он, как назло, '...выходной на работе никак не возьмёт...'
  Превысить расходы на меню нельзя. От этого будет зависеть, чем питаться, как будет жить семья в дальнейшем, когда денег, при самой строгой экономии, не хватает от получки до получки.
  Выход из создавшегося положения есть: - 'хоть кровь иди, сдавай - сказала она матери'.
  Да! Как это не может показаться чудовищным, но так и поступали малоимущие во все времена: шли в донорский пункт, сдавали кровь из вены и на полученные деньги покупали продукты.
  А теперь зададимся вопросом: - Когда это происходит?
  
  Родился Василий Андреевич в 1913 году (следует из рассказа). А справляют ему восьмидесятилетие. Значит, действие происходит в 1993 году. В конце XX-го века. Когда покорены Северный и Южный полюса, люди бороздят космос как пруд в центральном парке, угроханы миллиарды рублей на войну в Афганистане, в топке сражений сгорают несчётное количество долларов в Чечне...
  А российские люди вынуждены сдавать собственную кровь, чтобы как-то выжить.
  Это ли несправедливость по отношению к гражданам России?! Это ли не унижение человеческого достоинства и детей, и взрослых?..
  
  Дальше рассказ повествует о нелёгкой жизни Василия Андреевича. Здесь комментарии не нужны. Всё сказано автором понятно и с откровением. И только как тяжкий грех перед детьми, внуками и правнуками звучит набатом фраза, не затихающая до конца повествования:
  
  - '... простите меня просто за всё.'
  
  Простите, что не сумел построить для вас жизнь достойную. Как же много живущих среди нас может в этом повиниться, будучи без вины виноватыми.
  
  Спасибо вам, автор, за столь замечательный рассказ.
  
  * * *
  
  
  Пэт А. Романс на костях
  
  Сложный, однако, рассказ попался мне в руки. Читал, перечитывал, откладывал в сторону, снова возвращался к написанному. И всё никак не ухватить было мысль, основу, которую автор заложил в повествование.
  Вот и сейчас, когда, как показалось, что ухватился за краешек сути вложенной автором в написанное, всё равно нет твёрдой убеждённости в этом. Слишком много 'штрихов' в общей картине написанного.
  
  Я тут как-то с художником одним разговаривал. Так тот убедил меня в том, что чем меньше на полотне линий, чем конкретней сюжет картины, тем она гениальней. Ведь никто не будет спорить с тем, что 'всё гениальное - просто!'.
  Вот и этот рассказ: первое впечатление - мешанина из разных сцен, времён, сюжетов... А где главное?. До главного необходимо докопаться, оставляя в стороне, как это ни жаль, превосходные этюды, вкраплённые в основной сюжет рассказа.
  До какого-то момента, при чтении рассказа, чувствовал себя 'балдой' неспособным выбраться из трёх сосен. И только тогда, когда услышал от 'мамы' пересказ 'трактата одного китайского философа' осознал, к чему подвигает нас автор в своём, столь сложно закрученном рассказе.
  Трактат этот несёт в себе философское содержание. И если разложить его для непонятливых, к коим и себя отношу, то необходимо сделать следующий вывод: - Человечество само виновато во всех несправедливостях окружающих его по жизни. Бывают в жизни обстоятельства, подталкивающие нас к тем или иным поступкам. Но будучи социальным по сути, человек должен обладать индивидуальностью. Нет её, превращается человек в никчемушность. Как те 'пьяницы и воры' из китайской притчи.
   Если я хоть чуть-чуть прав в своих рассуждениях о прочитанном, то следует признаться, что неплохую 'гимнастику для ума' придумал автор.
  
  
  Добрушин Е.Г. Грузовичок
  
  Замечательный рассказ подарил нам автор. Я бы назвал его притчей.
  Не каждому дано так кратко и мудро преподнести читателю истину жизни одного человека. Человека, который, не ведая того, совершил огромную ошибку в жизни. Ошибку на всю жизнь. А сколько таких людей прожигают жизнь, сея вокруг себя пустоту, оставаясь никому не нужными по сути своей.
  
  Что подвигает людей встать на путь ведущий в никуда?
  В данном случае однажды полученное безвозмездное добро. И неважно от кого оно получено - от папы с мамой, друга, или человека стороннего. Всё, что человек получает в жизни должно дариться людям.
  Помните слова из песни:
  
  - Подставляйте ладони,
  - Я насыплю вам солнца,
  - Поделюсь тёплым ветром,
  - Белой пеной морской,
  - А в придачу отдам эту песню -
  - Вы возьмите её с собой...
  
  Но стоит человеку 'петь песню' только для себя и он остаётся невостребованным в жизни, никому не нужным. Добро исчезает из его души, а на смену приходит озлобленность от однажды свершившейся неудачи.
  
  Остаётся обратить внимание на то, с чего всё началось.
  А началось всё со слёз обиды. Обиды детской и потому краткотечной Если бы в тот момент 'какой-то незнакомый дядя' спел мальчику:
  
  - Ты одессит Мишка, а это значит что не страшны тебе ни горе, ни беда
  - Ведь ты моряк Мишка моряк не плачет и не теряет бодрость духа никогда. -
  
  то можно с уверенностью сказать, что жизнь 'мальчика' сложилась бы плодотворней учёных степеней полученных от безысходного одиночества.
   Как мало человеку надо. Одно колёсико от поломанного грузовичка. А сколько потеряно из-за него? Целая жизнь...
  На мой взгляд, рассказ этот должен прочитать каждый из тех, кто однажды заболел идеализмом. Прочитанное встрепенёт мышление и расширит горизонты восприятия прекрасного в жизни. К этому призывает нас автор. За что мы должны быть ему признательны.
  
  P.S.
  
  Я бы мог написать отзыв и более романтичный, но фраза "Маленький мальчик сидел на скамейке и плакал. Слезы текли по его щекам, и он размазывал их по лицу своими грязными кулачками. вывели меня из равновесия.
  Вспомнился внук, который все свои проблемы решает через слёзы текущие по щекам. И так мне это ненавистно...
  Представляю, что вырастит из этого сопляка: никчемность, злое одиночество, постоянный поиск жалости у "какого-то незнакомого дяди". А виноватых искать не будем. Они "на поверхности" без указывания пальцем.
  
  
  Антонина Любовь и жертва
  
  Интересный рассказ.
  Сколько подобных ситуаций приходилось, приходится и ещё не раз придётся встретить на жизненном пути. А причиной всему время, в которое мы все окунулись.
  
  Двоякое чувство вызывает прочитанное.
  Основным является чувство жалости к ребёнку, который родился в условиях современного бытия. Помолчим о родителях, оказавшихся в плену современности и не желающих видеть в ребёнке цветок жизни. А ведь то, что дети цветы - это действительно так!
  
  Прочитав рассказ, и отложив в сторону написанное, не покидает меня чувство несправедливости. Что появился среди асфальта, бетона, стекла, чадящей техники... аленький цветочек. Он пробился сквозь нагромождение продуктов цивилизации и распушил прекрасный бутон на радость всем людям. Но люди, отравленные цивилизацией, не замечают всех красок, которыми наградила природа маленького человечка. Они желают окружить красоту непробиваемыми стенами, внутри которых живут сами: планирование, стимулирование, приоритет, карьера.
  
  Где-то, когда-то услышал, что в странах востока дети, до определённого возраста живут предоставленные сами себе. Они наслаждаются жизнью, детством, свободой действий, мышлением, изобретательностью без насилия с чей-либо стороны. И только по достижении школьного возраста жизнь ребятишек преобразуется, дополняясь, постепенно, обязанностями для того, чтобы иметь возможность реализовать всё то, что впитали в себя со дня рождения.
  Это ли не справедливое отношение к детству?!
  
  Дети это плод любви, но никак не 'раздумий, планов, графиков, таблиц'. И уж никак не плод сравнительного списка, в котором указывается 'как я смогу помочь или помешать в их (родителях) расписанной и хорошо спланированной жизни'. И мне от всей души жаль тех пап и мам, которые этого не понимают.
  
  В сюжете рассказа время от времени проскальзывает некоторая сопротивляемость девочки на обрушившуюся судьбу. И мне очень хочется, чтобы это юное создание нашла в себе силы впитать толику детского счастья в отпущенное для этого время.
  
  Хороший рассказ. Поучительный для многих родителей из современности.
  
  
  Зуев-Горьковский А.Л. Застрянец
  
  Рассказ, который вызвал у меня сперва недоумение, а потом сожаление от непродуктивно потраченного времени. Сюжет оставляет впечатление показанного людям пальца, глядя на который надо смеяться. Так, наскоро пожаренный блин, который оказался комом.
  Может у меня с юмором не всё в порядке? Но, представляется, что тема заданная Конкурсом настолько значима, что ирония здесь неуместна.
  Простите меня за столь категорическое суждение.
  
  
  Кул А. Друзья
  
  Прочитал рассказ 'Друзья', бухнулся лицом в подушку и долго не мог прийти в себя от прочитанного.
  Мастерски написано. Настолько мастерски, что до последней страницы видишь себя в кругу происходящих событий. А события трагичные во всех несправедливостях, которые раскрывает нам автор следуют друг за другом. Ощущение такое, что жизнь Артёма только из них и состоит. И такое чувство обречённости наваливается на осознание от сюжета, что не продохнуть. Даже светлые рамки начала и окончания рассказа не могут компенсировать радостью то, что задавило душу тяжким камнем происходящего в сюжете.
  
  Прочитав историю из жизни подростка, хочется воспротивиться если не всему, что на него навалилось в период становления жизни, то хотя бы чему-то, что омрачает его душевное состояние. Перелистываю страницы вновь и понимаю, что не выкинуть из сюжета ничего. Всё здесь взаимосвязано. Каждое из событий является основоположным событий последующих. И все они, вкупе, вызывают учащённое дыхание и заставляют в тревоге биться сердце.
  И всё-таки, чтобы как-то вернуть и Артёма, и его друзей в детство, нашёл то, что обелит их в восприятии читателя.
  Вы позволите, автор?
  
  Страшная трагедия произошла в семье мальчика:
  
  - У Тёмы умерла сестрёнка. Он, конечно, расстроился. Но не так сильно, как если бы вдруг погиб его любимый пёс Пират. Пирата Тёма знал всю жизнь, потому что собака появилась у них в доме, когда Тёма только-только должен был родиться. И все восемь лет Пират был его другом, защитником, игрушкой и даже подушкой. А сестрёнке Катеньке было всего полгодика, когда она внезапно заболела и умерла. Мама сильно плакала, папа почти перестал разговаривать и очень много курил. На Тёму они перестали обращать внимание. Мальчик сначала тоже горевал и плакал, глядя на маму. А в какой-то момент испугался. Артёмка вдруг решил, что мама с папой его разлюбили, потому что винят в смерти Катюши. Мальчик не понимал почему, но чувствовал, что родителям он больше не нужен. Промучившись целую неделю, решил поговорить с мамой:
  - Мамочка, я не виноват. Катенька сама заболела. Я ничего плохого ей не делал.
  Мама посмотрела на сына стеклянными глазами и погладила по голове:
  - Иди, Тёма, на улицу, поиграй с детьми.
  
  Так в рассказе.
  И из прочитанного видится мне, что мальчик, в меру недомыслия или неправильного поведения родителей по отношению к нему, на момент трагедии приобрёл некоторую толику бессердечности по отношению к сестрёнке, предпочитая ей Пирата. Так не должно быть.
  Согласен, что горе 'раздавило' родителей. Что на какой-то период времени Артём выпал из зоны их внимания сделав его одиноким. И вот:
  
  ... Мама посмотрела на сына стеклянными глазами и погладила по голове:
  - Иди, Тёма, на улицу, поиграй с детьми.
  Понуро опустив голову, Артём выходил из квартиры, поднимался на самую верхнюю площадку лестничного пролёта где, он это точно знал, никто к нему не пристанет со словами сожаления, и предавался горькому ощущению одиночества.
  Чуть поскуливая следом поднимался Пират и, положив лохматую бошку Артёму на колени, глядя в убитое горем лицо хозяина, всем своим видом говорил:
  - 'Не кручинься, я с тобой. И всегда буду рядом, как бы тяжело тебе не было'.
  
  Здесь, в эпизоде с Пиратом, мы, несмотря на тяжкое потрясение пришедшее в дом мальчика, оставляем семью целостной. И собака играет в этой целостности не последнюю роль.
  
  Второй эпизод, который ножом полоснул по сердцу, это желание детворы отметить успехи Артёма в вокале. Вполне понятное желание со стороны дворовых друзей. Но воровство воровству рознь. Не надо было посылать ребят в магазин. Не надо!
  Пусть это будет чей-то приусадебный участок, где в изобилии растёт клубника (например). Но украденный в магазине торт это криминал. А нарванная в чужом огороде ягода - баловство, хулиганство.
  Зачем добавлять читателю тревогу ещё и за Серёгу, которого автор, вольно или невольно, но ставит на грань пропасти, из которой возврата нет. Не надо этого делать. Пусть пацаны останутся пацанами на всём протяжении рассказа. Пусть будет полиция, суровый отец с ремнём в руке...
  Только, пожалуйста, не надо 'поставила на учёт в детскую комнату полиции'.
  
  Вот такие размышлизмы возникли во мне после прочтения этого замечательно написанного рассказа.
  
  P.S.
  
  Необходимо поправить 'очепятку':
  
  Вот и получилояь, что в начальной школе у Артёмки был единственный друг из старшего поколения - Людмила Сергеевна.
  
  
  Григорьев Г. Ручной труд
  
  Я не сторонник всяческого фэнтезийства в литературе.
  Фантастикой сам зачитывался в школьном возрасте, и действовала она на меня чарующе. То ли воображения было больше в те времена, то ли знаний меньше, но любая новинка из фантастического жанра мимо не проходила. В тоже время давайте скажем себе не лукавя, что и фантастика того далёкого времени была более предметна нежели та, которую сегодня всучивают нам на станицах журнала 'Самиздат'.
  А что такое 'фэнтези' не понятно и сегодня. Какое-то нагромождение небывальщины, облачённое в литературную одежду и выдаваемое за литературный жанр. Ерунда всё это! Считал и продолжаю считать, что 'фэнтезийством' занимаются те, для кого жизнь прошла мимо, не оставив в восприятии ни-че-го. В реальной жизни так много всего, что человеку внимательному и жизни не хватит, чтобы описать и донести до читателя самое интересное, что встретилось на пути.
  
  И вдруг этот рассказ.
  Боже мой! До чего же красочный, лаконичный, правдивый, несмотря на фантастический жанр. Такое, если можно сравнить, то только с романом 'Голова профессора Доуэля' А. Беляева.
  В рассказе поражает всё: текст, его построение, заливка... Но самое главное устремлённость автора к единой цели - доброте поступка.
  Написано без пафоса, без придумок обстоятельств в сюжете. Всё закономерно, всё логично, правдиво, если можно так сказать.
  Впечатление, будто автор участник всех событий описываемых в рассказе. И такому рассказу хочется верить, несмотря на то, что всё написанное фантастика, которая так тесно переплетается с реальной жизнью, что о ней забываешь.
  Не стану описывать о роли действующих лиц рассказа. Каждому из них отведено своё место, свой характер и расшифровки не требует, что ещё раз подчёркивает гениальность творения.
  Спасибо вам, автор, за столь изумительное произведение. Давно не получал удовольствия от фантастики.
  
  
  Галущенко В. За гранью всего
  
  Сильная работа. Как и многие из тех, которые удалось почитать у этого автора.
  Всего две строчки, но какие?! Прочитав недостаточно тяжело вздохнуть и отложить написанное в сторону. Хочется докопаться до истины: - 'Почему такое стало возможным?' Ведь не заболели люди изуверством! Что-то подвигло некоторых из них на то, чтобы пойти на такой шаг.
  Что?!
  
  В комментариях к опубликованному автор пишет:
   Раньше я считал самой короткой в мире драмой такое:
  "Продаются детские пинетки. Неношенные. (так в тексте).
  
  Здесь, если подумать, можно найти объяснение к объявлению.
  Совсем недавно одинокие женщины, стоя на барахолках, продавали костюмы не вернувшихся с фронтов мужей, сыновей. В стране свирепствовал послевоенный голод, и надо было как-то выживать.
  Потом наступили времена 'холодной войны' и семьи жили 'от получки до получки'.
  Социальная поддержка от Государства была минимальной. Люди боялись завести второго ребёнка, дабы не плодить нищенство в стране Советов. А кто-то, поспешив приблизить радость рождения первенца, закупал впрок всё, что должно пригодиться новорожденному. А он рождался недоношенным, не выживал и 'наследство' оставалось. Вот и появлялись на водосточных трубах объявления, которыми пользовались люди малоимущие.
  
  Но то, что автор опубликовал сегодня - ужасает.
  Как такое может произойти в стране претендующей на звание Империи? В стране, в которой денег 'больше, чем у дурака махорки'?
  Я не призываю 'у всех отнять и поделить'. Нет! Я за то, чтобы Человек (а это звучит гордо) стал во главе забот Государства.
  Чтобы не раздаривались миллиарды Кубам и Сириям.
  Чтобы не запихивались пачки банкнот в горло ненасытной Армии, которая самая миролюбивая на свете ежедневно готовится к аннексированнию ранее принадлежащих ей территорий.
  Я за то, чтобы Государство открыло страничку у Влада Галущенко и увидело до какого нищенского положения довело оно женщин.
  А это есть самая жестокая несправедливость на свете.
  
  
   * * *
  По просьбе автора рассказа 'ВАСИЛИЙ' позволил себе подредактировать текст.
  Уж больно сюжет хороший, по жизненному правдивый.
  Только написан неказисто. Вот и поправил текст в меру того, как самого учили.
  
  
   Лауве Влад
  
  
  ВАСИЛИЙ
  
  
   - У окна сядут Кулибины, рядом Ольга с мужем.
   - А рядом с дедом кого?
   - Так он сам попросил - с одной стороны дочку, с другой внучку с правнуком.
   Надежда суетилась, проверяя списки приглашённых.
   - Не успеваю ничего. Меню обговорить еще надо, да Николай на работе. Никак выходной взять не может. А коль не хватит чего, то хоть кровь иди, сдавай - сказала она матери.
   - Ну и хорошо, что на работе, иначе дед обидится. Сама его характер знаешь.
   - Да в том то и дело, что знаю.
   Матушка взяла в руки список, послюнявив карандаш сделала пару меток. Затем, бросила быстрый взгляд на часы, вздохнула и поспешила к выходу.
   - Не волнуйся, - сказала она дочери на ходу - заберу я Васю из школы. А ты не спеши, все считай, прикидывай.
   Набросила пальто на плечи, и, захлопнув дверь, оставила Надю наедине с подготовительными хлопотами.
  
  
   Василий Андреевич сидел в старом потертом кресле. Некогда лакированные подлокотники давно выцвели на солнце, а обивка менялась дважды. Первый раз с помощью супруги, второй раз самолично уже после её похорон.
  Что делают старики перед юбилеем он не знал. К подготовке его не подпускали, мотивируя тем, что в эти дни он полностью заслуживает отдых.
  Юбиляр оглянулся, и, поднявшись, медленно подошел к комоду. Открыл, втянув носом запах сырости и старости, достал фотоальбом. Останавливаясь, по несколько секунд на каждой странице, он понимал, что почти все, кто изображен на черно-белых снимках, сейчас наблюдают за ним сверху. Никого не осталось.
  
  Вот Лёнька - молодой лейтенант, с которым воровали яблоки в детстве на соседских участках... Застрелен шальной пулей в 42-м году.
  Вот дядя Марат - сосед по даче. Василий сидит с ним на лавочке, около дома. Оба улыбаются, счастливые. Присмотреться к снимку, все пространство вокруг лавки, заплевано семечками.
  Дядя Марат выпал из окна, лет 25 как уже.
  А вот на этой фотокарточке опушка Булановского леса.
  Здесь Василий стоит опершись на корягу. Рядом у ног овчарка верная. Вьется вокруг, в объектив не смотрит.
  Двухгодовалый пес издох от чумки прямо на крыльце дома, через месяц после той фотографии. Хоронить ходили всей семьей. Дочка плакала уткнувшись матери в юбку. Василий молча, насупившись, копал яму.
  
  Дед пролистал альбом до конца и замер. Горько стало оттого, что не было здесь главных фото. Тех, ради которых он брал пыльный альбом и листал его в бесполезной надежде увидеть себя молодым. Никто не знал Василия полностью и теперь он чувствовал, что и сам забывает каким был.
  
  
   - Всем за стол - крикнула Людмила. - Надя посмотри за Васькой, чтобы руки с мылом вымыл.
   Через пару минут на кухню зашли Надя с внуком и дедом, расселись вокруг стола.
   - Давайте тарелки - сказал Людмила и потянулась к столу. - Отец, тебе как главе семьи побольше?
   - Да куда мне побольше-то - улыбнулся Василий Андреевич - жевать уже нечем. Ты мне дочка юшки поболе.
   - А у меня тоже все зубы выпадут, как у деда? - послышался голос правнука.
   Василий Андреевич тепло посмотрел на маленького Василия:
   - А это если зубы плохо чистить будешь.
   В глазах правнука мелькнула заметная тревога.
   - Пап, личные пожелания на юбилей есть? Может, хочется чего?
   - Не-е-е, - протянул тот. - Ничего мне не надо. Есть всё, да и помирать уж скоро.
   - Ну, ты чего дед? - подняла глаза Людмила - мы же серьезно. Приятно тебе сделать хотим, восемьдесят лет все-таки.
   - Бросьте - сказал он и снова замер. - Простите меня просто за все.
   - Дед, нам не за что прощать тебя, ты ничего не сделал.
   - А вот и сделал. Молчал всегда, ничего не рассказывал - закашлял тот. - Много ль вы знаете про меня? Кто таков, чем живу?
   В эту секунду замерли уже Людмила с Надеждой. Дед и правда был скрытен, о жизни никогда не рассказывал. Умалчивал. Единственный факт, который знала родня, это детдомовское детство деда.
  - Родных не знавал, был брошенкой - говорил тот.
  
   - Ну, так расскажи нам, чего тянуть.
   Василий Андреевич заерзал в кресле, повздыхал, посмотрел на правнука и заговорил:
   - Года я 13-го, с Урала - это уж известно.
  Батьку с мамкой раскулачили, как сейчас помню. Сказали - корова лишняя, не положено. А там и имущество все забрали. Так без дома остались, без крыши.
  Есть нечего, у отца живот ввалился, будто к хребту прилип. А помимо меня, у мамки еще два сына. Младшенький, уж и не помню как его, и братец одногодка Митька. Итого нас пять ртов и ни гроша за душой.
  Есть хотелось, конечно, жутко. Мешки перетрясём, в уголках крупы иль соли найдём, да и наварим похлебки. А после неё есть еще боле хочется.
  Ну и попёрли мы на Поволжье. А сами боимся, что все не доедем. Голод - штука злая. Многих тогда положил.
  
   Надежда отставила тарелку в сторону и присела рядом. Уж больно драгоценны были эти минуты когда отец разговорился после стольких лет апатичного молчания.
  
   - Поезд тогда остановился в Пензе. Долгая остановка была.
  Мать с отцом рыдали, рылись в тюках, нам с Митькой сунули в карманы по большому куску хлеба. Целовали нас, а мы и не понимали чего это они. Ну, а потом поезд ушел, а я с братом остался на вокзале. И годов нам было как Ваське сейчас - кивнул он на правнука.
  
   - Что? - округлили глаза внучка с дочерью, - ты без шуток сейчас?
   - Да чего ж тут смешного? Оставили, ибо понимали, что от голода помрём все. Только младшенького с собой и взяли.
   - А потом чего? - боясь спугнуть отца спросила Людмила.
  
   - Чего-чего: спали то на улицах, то на вокзале. Ждали неизвестно чего.
   Взрослые отступили, все легло на наши плечи. Взял Митьку за руку, потащил в толпу к бабам. Торговки какие-то стояли, сказали им, что потерялись, от поезда отстали. Те приняли как родных, особенно баба Валя. Как вчера было помню.
  Спали у неё в сенях. Кормила нас, в баньке отмыла. На церковные праздники курицу забивала, бульон был.
  А потом мужик из милиции пришёл. Нас забрали. Опрашивали - кто такие, да откуда? Не помню уж, чего говорили, но распределили нас с братом в детдом Пензенский. А время неспокойное, радуют только крыша да еда горячая. С остальным смириться можно.
  
   В доме все молчали кроме старика. Нервное, тягостное напряжение витало в воздухе электрическим разрядом. Картошка в тарелке давно остыла, к ней никто так и не притронулся. А старик продолжал:
  
   - В детдоме гадко было, как в гнезде змеином, но мы с братом вместе всегда держались. Так и жили. А через года два, может три, меня в семью новую забрали. С братом расставались долго: стояли, обнимались, прощались будто на всю жизнь. Да так практически и получилось.
  Василий Андреевич глубоко вздохнул, отпил воды из кружки.
  - Фамилию Романенко сменили на Кузнецов, да и отвезли меня в частный домик на берег Суры. Вот с тех пор я и обрёл семью новую. Смысл какой-то появился, задышалось ровнее. Мне тогда уж лет десять, а то и все одиннадцать было. Работал на поле целыми днями, у родителей деток больше и не было, единственным помощником был. То покос, то скотинку покормить, то лопатой иль косой мозоли набиваешь. Тяжело - не тяжело, да вот только жаловаться не умел никогда.
  А парубком когда стал - Евдокию встретил, так до свадебки с ней и общались.
  Мыкался по работам разным, то подмастерьем у сапожника был - каблуки да колодки чинил, то кобылиц молодых пас. А с Дусей прям на подворье свадьбу и сыграли. На участок лавки и стол вынесли, да соседей позвали. Весело было, пели, плясали.
  
   На кухне все напряженно молчали. Бабки Евдокии не стало несколько лет назад. Единственное, что напоминало о ней - черно-белая фотография стоящая в зале на антресоли.
  
   - Дочка, - обратился старик к Людмиле. - Налей чего.
   Та очнулась и поспешила к буфету. Достала оттуда початую бутылку водки.
  
   - Потом в милицию пошел работать.
  В город ездил в форме, при фуражке. В деревне все знали, уважали, за улыбку даже кланялись.
  Однажды конвоировали мы преступника в поезде. Он в наручниках, я с напарником Матвеем Смирновым. Ну и выпили мы под вечер. Дураки, чего взять. А тот, будь он неладен, пока мы спали, карманы наши обшарил, ключи и оружие табельное прихватил, да и сиганул с поезда. Мы, как проснулись, увидели, чего натворили, так весь хмель то и вышел. На место приехали, а у самих колени трясутся, боимся - тюрьма светит. А это был 41 год. Нам и сказали: - От трибунала вас только фронт спасет. Так я на войну попал. Повезло конечно, хотя и сам бы пошел.
  
   - Да как же это? - глаза Надежды не отрываясь следили за дедом Василием.
  
   - Войну прошли, награды привез, да не об этом речь.
  Минутка свободная на фронте выдастся, иду с сапогов голенище кожаное срезать. Немецкая кожа хорошая, дорогая. В рулоны сворачивал, Евдокии отсылал. На них потом домик деревянный купили, тот самый, с окнами резными.
  После войны уж очень захотелось родню еще раз поискать. До этого попытки не удавались.
  Чудом брата нашёл - Митьку. Поначалу и не верилось. Он оказывается в Пензе остался, в городе жил. Большим человеком стал: в пиджаке ходил, с папочкой. Дела какие-то важные решал. Узнал меня, обнимались, плакали. Да не удалось нам былые связи наладить. Уж не знаю, то ли он меня стыдился, то ли я его стеснялся. Пару - тройку раз виделись, водку пили, былое вспоминали. А он женат был. Детей Бог не дал, правда.
   - А сейчас-то он где?
   - Да почил он через полгода после нашей встречи. Жена зашла поутру в спальню, а он лежит, не дышит, синий уже.
  
   Василий Андреевич опрокинул стопку в рот. Зажмурился и замолчал.
  Когда пауза затянулась, Надежда первая, очнувшись от транса, негромко окликнула его.
   - Дед, а ты чего молчал столько лет, почему не рассказывал?
   - А чего тут рассказывать? Хвалиться нечем.
   - Но, отчего решился тогда?
   - Да я и сам не знаю, тяжко в себе это всё держать, - прошептал старик, наливая себе вторую рюмку.
   Одним махом проглотил содержимое и, не закусывая, внимательно посмотрел на правнука.
   - Василий, тебя назвали как меня не для того, чтобы ты совершал те же ошибки. Живи своей жизнью - правильной. Будь настоящим мужчиной - человеком. Обещай, что мамка тобой гордится будет. Обещаешь?.
   - Обещаю, - негромко прошептал Вася.
   Василий Андреевич налил себе еще. Выпил. Задумался.
  
   * * *
  
  Добрушин Е.Г. У каждого мальчика - свои зайчики
  
  Прочитал рассказ, отложил прочитанные страницы в сторонку, потянулся до хруста позвоночного, сладко зевнул и подумал:
  - 'И кто это у нас на конкурсе такой отчаянный, что так смело режет правду-матку про Россею сегодняшнюю? И, ведь, не побоялся накропать и опубликовать про дела наши скорбные? Смелый мужик!"
  Глянул в информейшен про 'буревестника' и узнаю:
  - Так он из Петах-Тиквы, из Израиля то есть. Тогда понятна отчаянность писателя. К такому не подступишься. За него ребята из Моссада вмиг бошку отвернут, если кто покусится такому мозги на российский манер перекроить.
  А что делать нам - славянам, которые с исторических времён только тем и занимаются, что едят из кормушки государевой?
  Нет, здесь надобно что-то другое придумать, а не "Зайчиков" для мальчиков".
  А вот что?
  - Это рекбус-кросворд, - как говорил самый весёлый еврей на свете, за что и получил 'Героя Социалистического труда' под конец жизни своей.
  
  А может 'ну его к Лешему'?
  - 'Бороться, искать, найти и не сдаваться' - это уже было.
  И 'весь Мир насилья мы разрушим' - было.
  И чего только не было на Земле нашей многострадальной...
  Всё было! А народ россейский и сегодня 'живее всех живых'!
  Что ему сделается от того, что живёт он как папуас в Африке - без прав на существование?
  Выживет! И не через такое проползали. Потому как народ этот бессмертен. Тому История доказуха. И знаете почему?
  Ответ, как говорится, на поверхности:
  - Российский народ начинает голодать не тогда, когда в доме хлеба нет, и не будет, а тогда - когда в поле лебеда закончится.
  А до этого, при всей нашей никчемушности, 86% населения 'Одобрямс!' кричать будет.
  Потому, как не может россиянин без вожака. А вожаки, как известно, в стаде.
  Цоб-цобе, родимые!
  
  
  Котляр А. Кто ты, учитель?
  
  Не ожидал увидеть на этом конкурсе столь объёмную работу. И написанную ни кем не будь, а учителем. И не просто учителем, а человеком неравнодушным к жизни и со стажем в тридцать лет. А это вам 'не баран чихнул'. Такому человеку можно верить.
  'Учитель' - ка много в этом слове для каждого изнас слилось. Это не профессия, не специальность в голом смысле этих слов. Это призвание души, осознание необходимости на учительском поприще. Поприще, создать человека думающего, способного правильно мыслить, занимающего активную позицию в жизни.
  А изначально к учителю приводят детишек-несмыслёнышей. Тех, для которых жизнь только начинается. И призвание учителя заключается в том, чтобы у этих несмышлёнышей не появилось ни необходимости, ни желания переписывать её заново.
  Ещё, в порядке вступления к обзору работы, скажу, что не в силах сделать обзор кратким. Невозможно в короткой записке рассказать о сути написанного столь многопланового произведения названного автором дневником. А охватывает он значительный период жизни. Разбит на главы, каждая из которых несёт в себе случай из прожитого и является по своему актуальным и, если позволите, филосовским.
  Ну, что же, начнём усердно помолясь.
  
  ВопервЫх страках обзора скажу, что дневник это не художественная проза. И подходить к автору с меркой писателя не надо. Все мы здесь далеко не писатели. Одни пишут гладко и складно, другие 'спотыкаясь'. Т.е. мы скорее написатели, чем те кого можно назвать Писателем с большой буквы. Но, как призывал нас классик из прошлого времени: - 'В человеке всё должно быть прекрасно!'. И не только душа и мысли, и лицо... Но, позвольте мне такое выражение, продукт его деятельности. В данном случае - текст.
  А текст написаннного изобилует 'спотыкачками'. Ощущение такое, будто автор спешил и не задумывался о никчемных повторах, обилии местоимений, излишних прилагательных. Про грамматику говорить не буду. Тут меня самого надо 'поволохать носом по столу'. Но в части построения предложений, 'заливки' текста - тут у меня были достойные учителя. Т.ч. если автор пожелает, то готов готов передать ей всё, чему меня учили.
  
  Глава 1. Я умею радоваться жизни.
  
  Здесь читателю представляется возможность познакомиться с автором со времён 'младых ногтей' и до его осознания программы максимум на всю оставшуюся жизнь. А осознание это пришло к нему, как следует из текста, из мировоззрения:
  - '... общество не может не быть заинтересованным в том, что происходит с молодёжью, ибо [общество] понимает, что дети - это будущее [города, страны,] мира. ... То, что мы ейчас закладываем в детях наших, с тем нам придётся жить. Заложим любовь, искренность - это будет одна жизнь. Заложим ложь, предательство, лицемерие - и жизнь будет совешенно ино...'.
  И, что примечательно, он (автор) со всем откровением делится с читателем каждым этапом пути по которому пришлось пройти осмысливая всё с чем пришлось соприкаснуться. А осмыслив сделать выводы и на базе их принять доступные для реализации решения. Одним из них является создание спектаклей с 'неоднозначной темой 'Школа':
  - 'Я долго размышляла, а стоит ли писать пьесы ... и поняла, что будет преступлением, если [я] буду молчать Так родился цикл пьес 'История одного класса'.
  Жедающие могут познакомиться с этими пьесами на станицах журнала 'Самиздат'. И перед ними откроется мир доселе непознанный. Ибо школа для многих из нас некоторый эпизод из жизни, но наврядли сама жизнь. А вот описать школьную жизнь такой, какой она есть может только человек знающий и мужественный. Потому, как:
  - '... учитель тоже нуждается в защите. Только вот кто защитит [учителя]? Директор? Возможно. Общество? Навряд-ли.'
  И в завершении главы автор приглашает читателя к диалогу по душам, со всем откровением, но без злобы. Потому как:
  - 'Злость - плохой советчик, поверьте, да и к тому же абсолютно непродуктивный'
  Воспользуюсь этим приглашением. Школа отпечаталась в памяти до сего времени прожитой, уже, жизни.
  
  Глава 2. Мой первый педсовет
  
  Вы никогда не задумывались над тем, что человек в нашем обществе постоянно находится под гнётом всевидящего ока сторонних организаций? И воспринимается он не тем, каким его 'мама родила', а несёт в себе то обличие, в которое его обрядили надзирающие за ним структуры.
  Родители приводят ребёнка в детский садик полагая, что знают о своём отпрыске всё. А забирая его в конце рабочего дня узнают от воспитательницы о ребёнке такое, о чёи и не подозревали. В школе ребёнок приобретает тот 'окрас', который ему выберет учитель. На работе тот, который ему присвоит первичная общественная организация.
  И тут вспоминается однажды услышанное: - Если льву постоянно говорить, что он осёл, тот закричит по ослиному.
  Как часто приходилось встречаться с подобным в жизни. И, думаю, не мне одному. Подтверждением тому служит эта глава из откровений автора. И относится написанное ко времени где-то к году 1984-у.
  А представьте себе год 1951-53. Унижения со стороны учителей преобладали потому, как именно в этом они видели способ сделать учеников покорными. Не удавалось учителю, следующий этап - педсовет. Затем детское отделение в милиции, школа для трудновоспитуемых подростков, колония для несовершеннолетних. И, что удивительно, всё, кто отвечал за воспитание школьника доселе, соглашались с решениями вышестоящих органов. Такие были времена.
  
  И вот, в 1984-м году, раздался 'глас вопиющего': - Это преступление! Поднялась молодая учительница и осудила подобное отношение к учащимся. Звали её - Татьяна Михайловна. Остаётся низко поклониться тем учителям, которые умели разглядеть в ученике человека. Спасибо вам, автор, за знакомство со своей наставницей.
  
  Глава 3. Как начинают молодые
  
  Забавная главка из жизни автора. Это славно, когда человек обладает чувством юмора и не боиться этого показать, когда предметом юмора является околопартийная организация. Уверен, что во времена моей пионерии такое не 'сошло бы с рук' старшей понеровожатой.
  Что ещё хотелось бы отметить в прочитанном? Удачно автор обыграл индексацию классов.
  
  P.S. Изначально хотел, в качестве сравнения времён, рассказать о своём неприсутствии в пионерской организации. Но решил не утомлять чтивом ни автора, ни читателя.
  
  Глава 4. Первы урок доброты
  
  Оч. здорово, когда на твоём жизненном пути встречается человек добрый. Ещё 'здоровее', когда он щедро делится этим качеством души и делает тебя мудрее, сильнее. Для учителя это расширяет горизонты знания, как преподнести изучаемый предмет, чтобы ученик не только констнтировал прослушанное, но и почувствовал жизненную необходимость в изучении предмета. А вот появление 'осознанной необходимости' подытоживает работу учителя. Ибо только тогда можно сказать, что ученик научился учиться.
  
  Как это сделать прекрасно описано в диалоге автора с Татьяной Михайловной. И я от всей души желаю всем учителям встретить свою Татьяну Михайловну. Быть на неё похожей не теряя собственной индивидуальности.
  
  Закончив читать очередную главу подумалось: - 'Тяжела ты шапка Мономаха...'.
  Но если совладаешь с этой тяжестью, то для тебя откроются возможности вершить судьбы. А именно в этом и заключается призвание учителя. Так мне думается.
  
  Глава 5 В учителе всё должно быть прекрасно
  
  С некоторой ироничной улыбкой прочитал эту главу. Нет, всё правильно написано автором. Однако повезло ему со временем. Можешь ходить в школу (на работу) в чём хочешь и тем самым привлечь к себе внимание учеников и сослуживцев. А мне вспоминается анекдот из прошлого. Вы позволите?
  
  Учительница спрашивает ученика: - Почему ты два дня отсутствовал в школе?
  Тот, со всей непосредственностью, отвечает:
  - В первый день мамка штаны постирала и мне не в чем было пойти. А во второй день вышел на улицу, а у вас, Марь-Ванна, на балконе трусы сушатся. Вот я и подумал что вам не в чем было пойти в школу и то же не пошёл.
  
  Такие были времена. Сегодня о них не вспоминают.
  Я согласен, что ' в учителе всё должно быть прекрасно', но когда видишь классную даму сидящую ' нога на ногу' и тебе, при разговоре, 'некуда глаза девать'... Этот ситуэйшен так же должен быть в памяти учителя. Тогда между ним и учеником наступит тот союз, который является определяющим в учебном процессе. Так мне думается.
  
  Глава 6. Книга или телевизор
  
  Если говорить о сегодняшнем времени то, конечно же, книга. Телевизор изоврался до такой степени, что не веришь ничему и никому. Даже В.В.Познер стал лукавить с телезрителем. А книга...
  Книга - источник вдохновений, знаний и этим всё сказано. Правда не каждая из тех, что стоят на полках в магазинах. Поэтому, чтобы определиться с новинками, обращаюсь к интернету. Но тогда, когда разыгрывались книги Ш.А.Амонашвили интернета не было. Поэтому в очередной раз остаётся порадоваться за автора, что ей повезло с нужным писателем.
  
  А, что же читали в 'самой читающей стране' во времена не столь отдалённые? Сейчас и не припромню. Патриотику? Так каждая их тех книг сегодня воспринимается как 'записки мазохистов'. Вспомните 'Как закалялась власть' Н.Островского... А 'Повесть о настоящем человеке' - книга лживая от начала и до конца.
  Но были ещё и К.М.Симонов, и Даниил Гранин. Произведения этих авторов давно ушли в историю. А вот чтобы вспомнить книги актуальные и для сегодняшнего времени, это надо постараться.
  Вот записи автора 'Кто вы, учитель?', представляется мне, будут актуальными и сегодня, и завтра. Читая их много выносишь для себя. Я бы эти записи поставил на одну полку с книгой 'Ваш ребёнок' Спока. Эта книга научила меня общению с сыном с первого дня его появления в нашем доме.
  А когда он подрос и, благодаря общим усилиям с учителем, начал мыслить объёмно, то мы вместе читали Сергея Воронина - питерского прозаика. Доходчиво и актуально пишет несмотря на давность издательства его работ.
  Ну, а что мне в руки не попались книги Амонашвили придётся сожалеть. Попытаюсь найти их в компьютере.
  
  Глава 7. Круговорот дружбы в классе
  
  Прочитал очередной сюжет из жизни начинающего учителя и, непроизвольно, вспомнились слова из песни 'Родина моя':
  
  Я, ты, он, она вместе- целая страна.
  Вместе - дружная семья,
  В слове 'мы' - сто тысяч 'я'.
  Большеглазых, озорных,
  Чёрных, рыжих и льняных.
  Грустных и весёлых в городах и сёлах...
  
  Эта песня появилась незадолго до перестроечного ада. Никто из нас и помыслить не мог, что национальности будут разобщены. В институтах, на предприятиях не было разницы между ускоглазыми и большеглазыми. Был бы человек хороший. И это являлось мерилом в отношениях между нами.
  Но были ещё те, которые кичились своим имперским происхождением. 'Россия для русских!' несли они в своём подсознании. И когда такому человеку, проживающему в азиатских республиках, говорили: - 'Чемодан, вокзал, Россия', они не делали необходимых выводов, а несли в себе имперские наклонности даже тогда, когда оказывались в очередной из союзных республик.
  Всевышний покарал Россию за величие, которое не должно преобладать в человеке. И некогда великая страна влачит сегодня полунищенское существование. Может русские поймут, что только в единении сила Государства и перестанут делить людей на евреев, укров, чурок...
  И всё же очередная глава написанного о дружбе. Дружбе, делающего человек сильнее узколобости своих кураторов. Такое было в моей жизни. И те, кто желал унизить меня, отступали видя, что рядом со мной те, кто готов поддержать в трудную минуту.
  Главное в жизни - быть хорошим человеком. Не лукавить себе. Жить по совести.
  
  Глава 8. Человек рождён, чтобы быть счастливым
  
  Удивительно, но сюжет и этой главы перекликается с тем, чем пришлось соприкоснуться в жизни.
  Не буду повторяться с мыслью автора о сегодняшнем выращивании 'качественного потебителя'. Этих жизнь поставит каждого на своё место. Не могут все быть потребителями. Надо кому-то и производить товары потребления. И, в конечном итоге, потребитель вынужден будет окунуться в производство.
  А если нет - тогда наступит коллапс. Тогда он начнёт привлекать рабочую силу со стороны третих государств. Ну, а если те не захотят работать 'на дядю', то потребитель достанет межконтинентальные ракеты и... Хочется верить, что этого не произойдёт. Потому, как 'Человек рождён, чтобы быть счастливым!'.
  
  Счастье! Что это такое?
  Каждый видит его по своему. Очень часто счастье заключается в том, чено не хватает человеку именно в настоящий момент времени. А нехватает, по большей части, удовлетворения душевных потребностей. Поэтому не удивительно, что семнадцатилетний юноша, обделённый внииманием, заботой, находит недостающее в женщине старше себя.
  Я верю в то, что такой случаи имел место в учительской практике автора. Потому, как был у меня школьный товарищь - Валера Михайлов. Жили мы в соседних подъездах, учились в соседних классах. Одновременно пошли работать на завод и учиться в школе рабочей молодёжи (ШРМ). И вот там Валера находит своё счастье с учительницей.
  Она была старше его значительно, но это не помешало им быть счастливыми. Не помешало и отстранение учителя от преподавательской деятельности.
  Спустя годы, будучи уже пожилым, встретился со школьным товарищем. То, что услышал от него укрепило во мне понимания счастья на всю оставшуюся жизнь. Валера был вдовцом уже много лет, но так и не женился вторично. А душевное удолетворение находил среди внуков доставшихся в наследство ему от дочери женщины с которой был счастлив. Правда дочь эта была от первого брака учительницы, жила своей семьёй и, по возможности, дарила отчиму толику внимания.
  Вот такие, друзья мои, дела.
  
  Глапва 9. Секретное оружие
  
  Где то, когда то услышал: - 'Простить, значит понять.'
  А если мозг отказывается понимать - тогда что? Можно убедить человека в том, что белое - всегда белое, а не чёрное. Но как его убедить, с позиции прожитого и осмысленного, что совершается ошибка о которой, со временем, он будет жалеть. Вот в чём 'рекбус-кросворд'.
  Можно сколько угодно клястся в любви, но визави будет поступать посвоему. И что - всё равно простить? А не попустительство ли это? Или, ещё страшнее, безразичие?
  
  Думается мне, что в этом случае прощение необходимо зарезервировать до того времени, когда тот, кто непослушал тебя, вернётся и скажет: - Прости, отец, я был неправ. Ну, а если этого не произойдёт, то неправым можешь считать себя и не будет зазорным если придётся просить прощение самому.
  
  Глава 10. Как жить, чтобы выжить?
  
  Интересную тему затронула автор. Поневоле скажешь: - Э-хе-хе! и поскрёбёшь затылок.
  
  Здесь можно размышлять, анализировать по-разному. Всё зависит от цели размышлизмов. А цели, как объясняет автор, разные - у феминисток свои, у нормальных людей другие. Если беды, названные гентерной политикой, пришли от феминисток, то зададимся вопросом: - Как они появились?
  Не так давно существовало мнение, что 'Мужчина должен быть свиреп, вонюч и волосат'. Ну, не сможет 'тюха-матюха' создать жизнеспособное поколение. И вот, пользуясь качествами свойственными только мужикам , они возомнили себя над женщинами (в подробности не вдаюсь) совершенно забыв о том, что женщина даётся мужчине в награду за продолжение рода человеческого. Что только она приносит в дом радость и счастье одновременно.
  Так длилось долго. Ещё в прошлом веке женщины и не помышляли о том, что 'Привести в дом мужчину, это всё равно, что привести в дом коня. Он, возможно, будет ласковый, послушный, трудолюбивый... Но вони от него... Не приведи Господь!'
  Спрашивается: - Так кто виноват в том, что появились эти самые феминистки?
  Ответ каждый для себя найдёт если хоть на немного задумается над тем, что он из себя представляет. Правда здесь, как 'чёрт из бутылки' выскакивает желание женщины, как бы в отместку, властвовать над мужем. А это не каждому мужику понравиться. Здесь уместны слова классика: - 'Служить я рад. Прислуживать, вот, тошно.' Больно смотреть на то, что жена сидит за компом, а муж стоит у плиты.
  Когда мужик приходит домой измочаленный заоконной жизнью, то от женщины требуется одно - встретить его в прихожей и улыбнуться со всем откровением. Но теперь говорить об этом поздно - Джин выпущен. И вернуть его на место можно только тогда, когда мы, задумавшись 'как жить, чтобы выжить', сделаем правильные выводы.
  
  Глава 11. Она спасала детей
  
  Хотите продолжение этой истории? По логике вещёй она предсказуема.
  
  Еду в общественном транспорте. В салоне разбушевался недоносок. У окна сидит милиционер.
  - Товарищ сержант, - обращаются к нему пассажиры, - помогите унять хулигана.
  - Я не при исполнении, - ответил сержант и продолжил смотреть в окно.
  
  Конец действа в пьеске о том, что мы имеем если своевременно не поддержать тех кто 'спасает людей'.
  
  Ну, а что до прозорливости людей проживающих в Израиле, то...
  - Зачем Израилю армия в мирное время, - задался я вопросом при очередном посещении Святой Земли. - На улицах тишь и благодать. Никто не стреляет, никого не взрывают. Не уж-то, так же как и в России, народ израильский тащит её на 'закорках'?
  И тут вижу, по улице Вейцмана идут две девчоночки в армейской форме и с винтовками М-4 через плечо. Идут медленно, оглядываясь, всматриваясь в лица прохожих. Доходят до урны и... одна из солдаток достаёт из нагрудного кормашка электоронный миноискатель, 'обнюхивает' им урну... Но этого мало, другая солдатка, достав из кормашка авторучку(?) превращает её в указку и исследует урну визуально. Закончив досмотр места часто используемого для взрывчатки, девчонки, переговариваясь между собой, пошди дальше.
  Пошёл и я своей дорогой. А через квартал вижу ещё двух солдаток с автоматическими винтовками через плечо. Так, в Израиле, армия служит народу.
  
  Почему Генеральному Штабу РФ не додуматься до этого? Знаете почему? Потому, что задача армии в Россиит стрелять, взрывать, топить. Покой гражданских не в её интересах.
  
  Глава 12. Два золотых правила
  
  Прочитал и память снова заклокотала.
  
  Первый клас 'А'. Первая учительница в жизни. Звали её Тамара Тимофеевна Тихоновна.
  Строгое платье коричневого цвета с глухо застёгнутым воротником. Зализанные назад волосы собраны в пучок на манер лошадиной какашки. Строгое, не улыбчатое лицо. В классе гробовая тишина. Всё как и раньше.
  В класс заходит завуч с мадам пожилого возраста и та, шаркая туфлями, молча, не поздоровавшись, проходик в конец класса и усаживается на свободном месте за парту. Урок продолжается. Громко, чуть дрожавшим голосом, Тамара Тимофеевна что-то объясняет у доски. Весь класс в напряжении - пришла какая-то начальница.
  Урок закончился. Тамара Тимофеевна, вместе с начальницей, уходит в учительскую. Класс высыпает в коридор по которому шевствует завуч. Подхожу и спрашиваю: - А что это за тётенька была у нас на уроке?..
  
  Прозвенел звонок. Ребятня, толкаясь, разбежалась по классам.
  Входит Тамара Тимофеевна и прямо от двери, срывающимся голосом, с криком спрашивает: - Кто сказал 'А что это за тётенька была у нас на уроке?'
  Подымаюсь и выхожу из-за парты тихо опустив крышку. Так нас учили.
  В следующий момент указка ломается о мою голову. Боль страшная. Но ещё страшней крик учительницы, которая "первая моя": - Вон из класса?
  - С портфелем? - спрашиваю.
  - Он ещё и разговаривае!.. - и звонкий подзатыльник выправаживает меня за дверь.
  Сорок пять минут просидел в туалете. Только бы завуч не увидала...
  
  В пятом классе, когда нам разрешили писать перьевыми авторучками, Тамара Тимофеевна проходила мимо, между рядов парт. Была весна. На улице играло солнышко, а по голубому небу проплывали облака. Классный руководитель была в нарядном белом платье и чуть распущенной причёской. Когда её спина оказалась впереди моей парты я, оглядевшись по сторонам и видя, что за мной никто не наблюдает, несколько раз стряхнул чернила из авторучкм на спину и задницу училки.
  - Это тебе и за указку, и за подзатыльники, и за двойки, что ты мне поставила.
  Так это было.
  
  Глава 13. Кого мы взращиваем
  
  Даже и не знаю, что сказать на прочитанное. Дети давно выросли и разбежались по Земному шарику. Внуки, будучи школьниками, учатся по программам тех стран в которых проживают и при разговоре с ними не определить степени их эрудиции. Они знают то, что мне не ведомо и не знают простейшего из того чему нас учили.
  Но вот, два года назад, был я на праздновании круглой даты со дня образования кафедры 'Мосты, тоннели, метрополитены' института, который вывел меня на инженерную стезю (ЛИИЖТ). Во время торжественной части с трибуны выступали руководители ведущих строительных фирм работающих в нашем городе.
  Боже мой! - какую же ахинею они несли. Впечатление было такое, что дипломы свои они купили в метрополитеновских переходах у барыжников. Для них не было разницы между шириной моста и его габаритом. И этим сказано всё.
  Остался вопрос: - Как же они попали в руководители строительной индустрии города?
  А теперь, когда школа перешла на 'информативный формат', что будет?
  Ответ один: - Ничего хорошего.
  
  Автор, в прочитанной главе, призывает своего читателя поставить на первое место в общении между людьми 'мир, любовь,надежду, истину, доброту, верность...'. И это правильно. Но жизнь жестока. И с жестокостью этой не борются добротой - не продуктивно.
  Я за адекватность! Отец, с которым я прожил полтора года, говорил: - Сделай мне хорошо и я сделаю тебе в сто раз лучше. Вот по этому принципу и живу до сего времени. И считаю его единственно правым.
  Потакая добром на безразличие мы, тем самым, унижаем достоинство своей личности. А о злости мы не говорим потому, что такой была договорённость с автором в начале разговора.
  
  Глава 14. Здравствуйте, дети!
  
  Прочитал очередную главу и не могу погасить в себе воспоминания из школьной жизни в ответ на ненавистную и сегодня фразу учителя 'Здравствуйте дети'. Что угодно, но только не' дети'. Чем вам, уважаемый автор, не нравится, например, 'Здравствуте, дамы и господа'? Это повышает статус школьника и он, в словах приветствия, ощущает серьёзность встречи с учителем. Согласны?
  Ну, в крайнем случае, можно сказать: - 'Здравствуйте, коллеги', или 'Здравствуйте, друзья мои'.
  
  Отрывок из повести 'Отец'.
  
   Ася Михайловна вошла в класс.
   Поздоровалась, произнеся ненавистное Женьке слово "дети". Села за стол и начала
  производить перекличку. Женька крутил головой из стороны в сторону, стремясь
  узнать, кого и как зовут.
   В то же время его не покидало ощущение зоновского утра. Когда он, в составе
  третьего отряда осУжденных с минимальными сроками и по незначительным статьям УК,
  как и все рядом стоящие, кричал "есть" в ответ на свою фамилию. Всё это было очень
  похоже.
  
   А потом началось занудство.
   - Дети! В восьмом классе нам надлежит изучить экономическую географию Советского Союза.
   Ещё в двадцатых годах Советская Власть, взяв курс на индустриализацию, и тогда, и
  в наше время строила и строит заводы, фабрики, электростанции. Развивает тяжёлую и
  лёгкую промышленность нашего Государства. Развивая и укрепляя сельское хозяйство.
   Из физической географии, которую проходили с вами в седьмом классе, мы знаем,
  насколько многообразна наша страна. Как многообразна наша природа, как изменчив
  рельеф нашей Родины. И экономика страны тесно связана с природой, с её рельефом.
  Вам нетрудно будет догадаться, почему в степях не строят деревообрабатывающие
  комбинаты, а в тайге не занимаются выращиванием зерновых культур...
  
   Женька сидел подперев голову рукой, смотрел в окно и с сарказмом рассуждал: '
   "А зачем тогда ДОК построили невдалеке от Рабочего посёлка? Если в округе на
  сотни вёрст ни одного бревна не растёт... А зачем кукурузу тут выращивают, если она
  только до молочной зрелости дозревает? - мысленно возражал Женька. - А зачем под
  Куйбышевым электростанцию строят, хотя знают, сколько деревень, сколько пахотной
  земли под водой окажется?.. Нет! Не всё так просто, Ася Михайловна, как вы
  говорите. Что-то в Государстве есть поважнее экономики. А вот что? - это и вам
  знать не дано. От природы края, от рельефа местности, тут мало что зависит. Так
  что, похоже разойдутся наши с вами пути-дорожки, как разошлись они в Ленинграде с
  той училкой. И вы на меня не обижайтесь. Не моя и не ваша в том вина. И виноватых
  искать не будем. Этим уже на других уроках занимаются. И, наверное, не в школах,
  где бы они не были - в Ленинграде или в Возрождении"
  
   Ася Михайловна что-то говорила, говорила. А Женька смотрел в окно, думая о своём.
  Всё больше и больше убеждая себя в никчемности экономической географии, как науки.
  А когда из коридора раздалось радостное блям-блям-блям, последнее о чём он подумал:
   "И ничего не поделаешь. Придётся учить эту ахинею..."
   Одного только Женька не знал в тот момент. Это было первое, на чём его "сломали",
  заставив добровольно подчиниться и учить то, с чем он был не согласен. Это были
  первые поддавки с его стороны в его жизни. И поддавков этих ещё будет ой как много.
   Но он об этом даже и не догадывался.
  
  Ну, а по поводу домашнего задания хочу рассказать вам историю из неподслушанных разговоров двух четырнадцатилетних учениц художественной школы в которой имею честь работать.
  Стоят они около зеркала в фойе школы, поправляют причёски и щебечут между собой.
  - Я потому люблю ходить в художку, - говорит одна - что в эти дни мой папашка
  делает за меня мою домашку...
  Вот и возими такую 'за рупь двадцать'. У них, у тех кого вы называете 'дети', всё 'схвачено'.
  Что до обучения в Израиле, то присутствовал я, на правах 'инородца', на уроке первого класса где обучался мой внук. По окончанию занятий вышел в коридор с мыслью: - 'Счастливая ребятня'.
  
  Глава 15 Смешно? Страшно! 'Слова-убийцы'
  
  Прочитал и не выдержал - пошёл на кухню покурить, подумать, повспоминать о том как всё происходило у меня с дочкой и сыном. И как не напрягался не мог вспомнить, чтобы между нами возникало общение в подобных формах. Поверьте на слово.
  В доме, по большей части, присутствовала деловая обстановка. Каждый занимался своим делом, а общение происходило тогда, когда нужно было оказать помощь друг другу на взаимных началах.
  Шутки, прибаутки, обсуждение насущных вопросов происходили за столом, во время приёма пищи.
   Отрывки из воспоминаний
  
   1.
   Анжелка родилась в 1969 году. Точнее это была не Анжелка, а Галя. Галя, Галочка,
  Галчонок. Это потом, когда она получала свой первый в жизни паспорт, настояв на
  своём, сменила имя.
   Сызмальства она была спокойным и уравновешенным ребёнком. Молчалива. Даже
  чересчур. Умела всегда и везде развлекать себя сама. Никогда не плакала, не
  капризничала. Только однажды я увидел на её личике тихие слёзы. Она хотела надеть
  кофточку от куклы Маши на плюшевого мишку Миша. Кофточка была явно мала и на Мишу
  не налезала. Видя расстройство дочери, я разрезал ножницами спинку кофточки и решил
  сделать в ней вставочку из лоскутков во множестве лежащих в дочкиной коробке.
   Когда Анжела (тогда ещё Галя) поняла ход моих мыслей, она вытребовала у меня
  рукоделие и сама вшила вставку, несколько раз уколов пальчики. Но не одна слезинка
  больше не упала с её ресниц.
  
   Училась Анжела отлично с первого класса. Серьёзности её, сосредоточенности, мог
  бы позавидовать и взрослый человек.
   В пятом классе собрали всех отличников (в основном девочек) и повели на 23
  февраля поздравлять курсантов ВВМУ находящегося недалеко от нашего дома. Вы бы
  видели, как мы обрядили нашу дочурку: белые лакированные туфельки на каблучках,
  белые колготки, школьное тёмно-коричневое платьице, белый передничек с рюшечками и
  два огромных белых банта, на хвостиках косичек, ниспадающих в разные стороны. Такой
  мы её и сфотографировали.
   Такой она и вспомнилась, когда я летел в Австралию надеясь увидеть её уже в 1998
  году.
  
   2.
   С сыном отношения были всегда взаимными. Начались они со времени, когда я стал
  брать его с собой в командировки, в экспедиции по Сибири, Туве, Хакасии, в
  воскресные походы. Именно там и тогда я увидел в нём маленького, но мужчину.
   И ничто не предвещало нашей разлуки. Сын с отличием окончил школу, институт и
  готов был поступать в аспирантуру, но... Паше-мерседесу потребовались бойцы для
  восстановления конституционного порядка в Чечне.
   Так мой сын оказался в США.
  
  А из общения с учителем вспомнился диалог с Юрием Васильевиче - русский язык и литература.
  Проходили деепричастные обороты. Правила расстановки знаков препинания. Зачитав предложение Юрий Васильевич начал рассказывать как правильно расставить запятые. Рассказал и спрашивает: - Вопросы есть?
  Не поднимаясь с места говорю высоко подняв руку: - Мне представляется, что надо поставить запятую и вот здесь.
  Выслушав меня Юрий Васильевич произнёс: - Что ты, друг мой, лучше окно разбей...
  Не помню, чтобы между нами возникали конфликтные ситуации. И знал я грамматику в объёме школьной программы. Но случилось так, что двадцать восемь лет своей жизни и карандаша в руки не брал. Писал только тогда, когда надо было расписаться в ведомости за аванс и получку. Со временем мозг мой отрафировался и грамматика со мной уже не дружит.
  
  Глава 16. Зачем современным детям 'Золотые стихи' Пифагора?
  
  Прочитал и снова не могу не согласиться с авторм. Всё так, многоуважаемая.
  Всё так! Но позвольте мне, в качестве развлечения, рассказать вам об одном ученике и его отношениях с математикой. Можно?
  Тогда слушайте.
  
  Отрывок из повести 'Отец'.
  
  Переэкзаминовка
  
  ... Переходим к тригонометрии:
   - Чем синус от косинуса отличается?
   - Синус от косинуса?... А-а-а, - радостно вспомнил Женька. - Пишутся по-разному.
  Синус пишется с английской "Сы", а косинус с русской "Сы". Написать?
   - Да-а-а! - с трудом удерживая улыбку, произнесла училка. - А определения синуса
  и косинуса тебе известны?
   - Определения?... Синуса и косинуса?... А-а-а, это отношения у них разные.
   - Какие отношения? Любовные, что ли?
   - Почему любовные? Синус - это гипотенуза к катету. А косинус..., а косинус -
  катет к гипотенузе?
   - Всё ясно с тобой. А вообще, как у тебя с арифметикой?
   - Арифметику мы ещё до пятого класса изучали. Сложить, отнять. Помножить,
  разделить. А что?
   - Сколько будет два плюс два умножить на два?
   Женька задумался ненадолго:
   "Подумаешь, задачка для второклассника... Конечно же, восемь".
   - Восемь, - сказал он с уверенностью.
   - Ты откуда к нам залетел, голубь? Говорят, из Ленинграда. Там что - все такие
  тупые? Или только ты?... Не восемь, а шесть. А вот почему - подумай и ответь мне.
   Женька подошёл к доске и стал пальцем изображать написание арифметического
  примера: 2+2х2.
   - Почему шесть? Два и два четыре. И помножить на два - восемь. Почему же шесть?
   И тут он вспомнил. Вспомнил и, обрадовано повернувшись к училке, сказал:
   - Потому, что сперва помножить надо, это действие первой степени - умножение и
  деление. А потом прибавить, это действие второй степени - прибавление и отнимание.
  Правильно?
   - Ага, - сказала училка. - Вспомнил, уже хорошо. Но тупой ты, как "сибирский
  валенок".
  
  Урок математики
  
   Следующим уроком была математика.
   Математиком в школе был Игорь Анатольевич Железняков. Услышав впервые эту фамилию
  Женька, почему-то, вспомнил героя песни гражданской войны - матроса Железняка:
  
   Штыком и гранатой
   Прорвёмся, ребята,
   И десять гранат не пустяк...
  
   Однако Игорь Анатольевич, или Игорёша, как его любовно называла Тамара, ничего
  общего с матросом не имел. Высокий, правильно сложенный, всегда опиравшийся на
  указку, с которой никогда не расставался.
   Рассказывая на уроке очередную тему, он никогда не "мекал" и не "бекал", а
  уверенно, со знанием дела, артистично, будто жонглируя формулами и формулировками,
  не употребляя заумных слов, рассказывал о своём предмете. Слушать его было
  интересно и нескучно. Ещё бы было интересней, если бы Женька понимал что из
  сказанного. Но понимал он не всё и с трудом.
  
   Стремительно войдя в класс математик, ещё не дойдя до своего стола и не
  поздоровавшись, сказал:
   - Грошев, к доске.
   Женька вздрогнул, не ожидая такого прессинга на себя и поднялся:
   - У меня, что сегодня - смотрины?
   - Да, родненький. Да! Смотрины у тебя сегодня. Должен я знать, с кем имею дело.
  Может тебя и учить ничему не надо. Может ты и так всё знаешь. И не тебе у меня, а
  мне у тебя поучиться придётся.
   Женька остановился у доски в противном ожидании какой-то комедии.
   - А изобрази, мой юный друг, на доске квадратное уравнение. Знаешь что это такое?
   - Учили когда-то, - сказал Женька.
   - Вот и хорошо, что учили. Ждём-с.
   Женька взял мел, и в голове у него что-то заскрипело от напряжения хоть что-
  нибудь вспомнить.
   - А, вспомнил, - удивился он сам себе и быстро написал на доске: икс квадрат
  равняется нулю.
   - Ну и чему же равняется икс в этом случае, - раздалось за спиной.
   - Это решать надо. Сразу не скажешь.
   - Так, решай. Решай! Мы ждём-с.
   Женька опять напрягся вызывая в себе память и молчал. Молчал и математик. Молчал
  весь класс.
   И вдруг Женьку осенило. Будто прозрение к нему пришло:
   - А что тут решать. Нулю икс равняется. Потому что нуль как не крути - всё равно
  нулём останется.
   - Подумать только. А я и не знал... Ну, а что-нибудь посложнее изобразить можешь?
   Женька опять задумался и написал: икс квадрат плюс игрек равняется нулю.
   - Вот это уже интересней, - всё так же иронично сказал математик. - Ну и как сиё
  уравнение решается?
   Как решается это уравнение Женька не знал. И, чтобы не показать своей зависимости
  от преподавателя, сказал без страха и смущения:
   - Не знаю я, как решается это уравнение. Давно это было. Не помню.
   - Ну, хорошо хоть сознался. Не стал нам время тянуть. А вот наши деревенские
  ребята знают, как это уравнение решается. Взять хоть Вову Петрова. Что, Вова,
  осилишь задачку?
   - Не-е-е! Нет, Игорь Анатольевич, я лучше послушаю.
   Витька Непочатых, рассмешённый Игорёшиным обращением к Вовке и интонациями, с
  которыми это было сказано, не удержался и прыснул со смеха.
   - Ой, Непочатых?! А что это нам так весело? А ну-ка, Витенька, выйди, дружок,
  покажи свою удаль у доски...
   - Извините, Игорь Анатольевич. Смешинка в рот попала. А что до уравнения, то
  забыл я всё за лето. Вот вспомню дома, тогда и покажу свою удаль. А пока увольте от
  позора.
   - Что, стыдно?
   - Очень стыдно, Игорь Анатольевич, - произнёс Непочатых, не переставая улыбаться.
   - Да-а-а, - произнёс преподаватель, глядя в потолок, опираясь на указку, даже
  сидя за столом.
  
   Потом он резко поднялся, взял у Женьки мел и быстро начертал на доске квадратное
  уравнение в полном его выражении: А-икс квадрат, плюс В-игрек, плюс С равняется
  нулю.
   - Ну, а такое уравнение тебе совсем не под силу?
   У Женьки зашевелились волосы на голове, и вспотели подмышки. Но, не желая
  показать себя совсем уж "пентюхом", произнёс:
   - Нет, почему же. Вот подучусь немного и решу я это ваше уравнение. Куда оно
  денется,- и в упор посмотрел на Игорёшу. - "Пусть не думает, что его боятся".
   - Похвально, похвально, мой юный друг. Ваша уверенность вызывает во мне
  удовлетворение. Будем считать, что у нас всё впереди...
   И тут же, резко повернувшись к классу, произнёс:
   - А где моя любимица ненаглядная - Томочка Грошева? - Покажись. Где сидишь ты
  нынче и с кем? А, с Валей Бачковой. Вот подружки-неразлучницы. Уже который год
  вместе...
   Томка поднялась из-за парты и лицо её стало пунцовым от смущения.
   - Не красней, не красней, радость моя. Ты у меня единственная, которая всё знает.
  А, ну-ка, выйди, покажи себя. Помоги братцу премудрость эту осилить.
   Томка подошла к доске, взяла у Женьки мел, оттопырив нижнюю губу, дунула на
  непослушную чёлку волос и, на секунду задумавшись, ни к кому не обращаясь, начала
  вслух рассуждать:
   - Попробуем рассматривать это уравнение, как тождество с двумя неизвестными - икс
  и игрек...
  
   Томка говорила, говорила всё в рассудительном тоне, манипулируя уравнением и
  сведя его к элементарному. Не останавливаясь, она выразила игрек через икс.
  Подставила его вместо игрека. Получила в уравнении два икса. Сгруппировала их.
  Извлекла из него корень квадратный. Результат внесла в уравнение. Отыскала значение
  игрека. Вернулась к изначальному уравнению. Расставила значения неизвестных
  членов...
   Томка переходила от одного края доски к другому. Мел мелькал по доске, отбивая
  чечётку. А Томка говорила, говорила уже не рассуждающе, а решительно, напористо,
  уверенно и, машинально, оттопыривая нижнюю губу, дула и дула на непослушную чёлку.
   Такой Томки Женька никогда не видел. Он слушал её как сказительницу. Как
  мудрейшую из мудрых математиков. И чувство гордости за сестру заполняло Женькину
  душу.
   Случайно Женька глянул на преподавателя. Игорь Анатольевич сидел за столом,
  по-прежнему опираясь на указку и, склонив голову, следил за Томкой с выражением
  восхищения на лице.
   - Вот и всё, - сказала Томка и, обессилив от напряжения, опустила руки.
   В классе стояла тишина. Взгляды всех были устремлены на Томку. Как будто это была
  не Томка, а заглянувший в класс академик.
   - Отлично, Тамара! Очень хорошо. Я не ошибся в тебе, - и, сделав небольшую паузу, математик, снова уставившись в потолок, добавил:
   - Поручение у меня есть к тебе. Сделай из брата хотя бы половинку от себя. Хотя
  бы четвертиночку. Иначе нам с ним тяжело будет общаться. Договорились?
   Томка кивнула.
   В тот же миг, как будто на это требовалось Томкиного согласия, в коридоре разнеслось:
   Блям-блям-блям...
  
  Скажите, уважаемый автор, у вас такие ученики есть? Если есть то как вы поступает с ними? Разве не уместно здесь употребить ч.л. из выписанного словоря?
  
  
  17 глава (так в тексте) Пришельцы
  
  
  Cложная глава. Незнакомые проблемы поднимает автор для разговора с читателем. Но, думается, не глупее я шестилетнего ребёнка, который обозначил для себя выход из проблемного положения в школе.
  
  Воспитание ребёнка начинается с момента когда он впервые начал мамкину сиську сосать. И если Даня, пойдя в школу, знал чего он хочет, что ему надо, то позвольте сделать вывод, что это к нему не само пришло. Родительское влияние сказалось в этом. Есть такие, которые своих отпрысков с малолетства ставят на одну ступеньку и далее поднимаются по лесенке жизни вместе.
  В чём права автор беспорно, так в том, что и в грудном ребёнке заложена гениальность. Она раскрывается со временем и не вся если мы воспринимаем отпрыска малолеткой. А отбросьте это уверение и вы увидете человека разумного, вполне способного самостоятельно мыслить, знающего, что он хочет и без притензий к окружающему миру на пути к исполнению желаний.
  Примером тому служит Даниил из прочитанной главы.
  
  А что до нового поколения приходящего сегодня в школы. До размышлений о смене приоритетов в образовательном процессе, то позвольте заметить, что влияние времени тут не причём. Всё, как и раньше, зависит от 'сильных мира сего'.
  Мы говорим о новых формах образования, а они вводят в учебный процесс часы богослужения, приглашая со стороны бородатых отщепенцев. А если 'всё в руках Божьих' то зачем, спрашивается, математика в школе.
  
  Кстати тут заметил в написанном некоторое лукавство автора.
  Желая добра для Даниила она не расстаётся с молитвенником и просит Всевышнего помочь в произошедшем, непонятным для материнского разума поведении сына. Ну и что - помог Всевышний? Как я понимаю приехал Ш.Амонашвили и всё расставил по местам в сознании мамаши. И, что примечательно, приехал по плану встреч с преподавателями, а не по Божьему повелению. Т.ч. всё в руках человека и случая, а не в эфимерности понимания происходящих процессов.
  Удачи всем и во всём.
  
  
  Глава 18. Королевство кривых зеркал
  
  
  Глупенькая моя, Ася. Как же тебе не понять, что всё о чём ты пишешь с недоумением является программой тех кто желает сделать общество деградированным, не способным вынашивать мысли 'выше плинтуса'. Таким обществом проще управлять. Сделать его сознание на уровне инстинктов и не более.
  
  Финансового магната спросили:
  - Как вы добились успехов в жизненной деятельности?
  - Я подбирал умных руководителей производственными процессами, - ответил он.
  
  А что мы имеем в нашей жизни?
  Всё наоборот. Высшее руководство набирает исполнителей глупее себя. А те - ещё глупее. И так до самого низа.
  А где, скажите, найти столько идиотов?
  Ещё М.Ломоносов сказал: - 'Что может собственных Платонов / И быстрых разумом Невтонов / Российская земля рождать'.
  А зачем? 'Быстрые разумом' вмиг бы указали за дверь всем кто взялся за правлением Государством ставя перед собой имперские замашки. А в империи достаточно кучки самозванцев сидящих на Олимпе. Остальные - рабы. А раб живёт инстинктами не помышляя о свободе мышления.
  Вот и весь 'рекбус-кросворд', дорогая.
  
  Обидно конечно, но наш возраст не конкурентен для проживания там, где все люди стремятся к разумности.
  
  
  Глава 19. Средства от безысходности
  
  Откровенность за откровенность.
  
  Прочитав 'Средство от безысходности' почувствовал себя несмышлёнышем, которому учитель рассказывает о превратностях отношений между родителями и детьми, и как от них нужно уходить.
  
  Возможно учитель прав. Однозначно сказать не могу потому, как о родителях своих ничего хорошего не вспомню. Особенно о матери. Но постоянно помня о чувствах к ним, сказал себе однажды: - Никогда не позволю подобного по отношению к своим детям. И свято следовал раз и навсегда данной себе клятве. И что же?
  Вот уже больше двадцати лет живу один. Когда-то были письма, разговоры по телефону, потом по скайпу... Теперь полное одиночество, которое, если бы не супруга, могло свести с ума. Дети испарились из жизни как испоряется бурлящая вода из посуды. Даже когда приезжают посетить город в котором прошло их детство мы для них не существуем. Ни "здравствуйте", ни "спасибо" за всё, ни проявления к.л. чувств навеенных прошлым. А ведь мы были счастливы вместе.
  Были, но забылось всё со временем. И вот это безысходность. А то, о чём пишет автор - поправимо. И перебирая в памяти прожитое с детьми соглашусь с её методами. Только страшно представить, что такой прекрасный человек, учитель, мать так же останется в одиночестве когда дети её вырастут. А это неизбежно.
  Будьте готовы к безысходности, Ася Котляр.
  
  
  Глава 20. Мужской разговор.
  
  Ну, что же, поговорим по мужски. Поговорим со всем откровением, которым читателя подкупает написанное автором.
  
  Для закваски вот вам вопрос: - Каких птиц больше всего на Земном шарике?
  Если знаете ответ, то вам проще всего будет ответить на вопос:
  - Где, в какой профессии, мажчин задействовано больше всего?
  И если вам известен ответ на этот вопрос, то нам проще будет разговаривать по мужски.
  
  Дабы не мучить читателя размышлизмами над поставленными вопросами, отвечу:
  - Больше всего птиц куриной породы;
  - А мужчин больше всего задействовано на транспорте. Преимущественно на автомобильном.
  Можете не проверять достоверность этих слов. Когда-то меня убедили в этом социологи.
  Итак о мужчине. Кто он по предназначению своему?
  
  - Мужчина должен приносить в дом мясо! И этим сказано всё. В противном случае он не мужчина, а самец, - я сказал.
  Посмотрите со строны на лучезарную любовь когда дома нечего подать к столу. Куда это она девается?
  И вот чтобы не нарушился союз двух, мужчина должен позаботиться о 'хлебе насущном'.
  Женщина (отдельный разговор) должна любить, улыбаться, сохранять в доме покой и уют.
  А в чём заключается любовь мужчины к женщине?
  Ответ подтверждённый жизнью:
  - Это когда и мысли, и чувста, и деяния свои посвящаешь одному человеку выбранному тобой 'до берёзки' над заросшим бурьяном холмиком.
  Почему заросшим и почему бурьяном?
  Потому, как дети наши не вспомнят о родителях после того как холмик появится. Сходите на городское кладбище и убедитесь в правдивости моих слов.
  
  Итак, муж любящий и любимый, работает водителем автобуса на городском маршруте.
  Это за рулём по двенадцать, четырнадцать часов в сутки.
  Это несколько сотен пассажиров перевезённых за смену.
  Это несколько сотен жизней находящихся за спиной водителя. И за каждую жизнь он несёт уголовную ответственность.
  Это целая армия начальников, перед которыми стоит задача не дать водителю заработать.
  Это армия прихлебателей, которым надо 'отстегнуть из кармана' за исправное состояние автобуса к началу следующего дня, а бывает, что и ночи.
  И, скажу вам со знанием этого процесса: - Настоящий водитель (не наездник) никогда не оставит своего кормильца (автобус) в ремзоне на произвол безграмотных слесарей. Он будет с ним до тех пор, пока самолично не поставит автобус 'в сотню'.
  Все автобусы закреплены за колоннами. В колонне сто автобусов. У каждой колонны своё место стоянки. Отсюда и выражение - 'Поставить автобус 'в сотню'.
  На содержание автобуса, при надлежащем уходе, потребуется ещё часа два-три. Итого получается, что на производстве водитель находится до семнадцати часов. Прибавьте сюда время добраться до дома и до автобусного предприятия после нескольких часов сна. И, если водитель действительно хочет 'принести в дом мясо', то работает один, без сменщика, по пять дней. Шестой - выходной.
  
  Ну и что от мужика остаётся после такого режима труда?
  Между водителями автобусов присутствует выражение: - У наших жён должно быть два мужа. Один зарабатывает деньги, другой любит.
  Правда не смешно?
  
  А ведь у этих людей, как и у всех мужей, имеются дети. И где, скажите мне автор, найти время для того, чтобы их обнять, приласкать, поговорить по душам?
  Вспоминаю, как придя с работы всегда заходил в комнату спящего сына. На письменном столе лежала записка с насущными для него вопросам. Потерев усталые глаза, взяв авторучку, писал ему свои соображения по поводу интересующего. Так мы и общались пока он не уехал в Штаты. А там и я ушёл на пенсию прихвати с собою обширный инфаркт.
  Вот такая она жизнь, дорогая Ася Котляр. И как соотнести пережитое с тем, о чем вы пишите в главе 'Мужской разговор'?
  Не прошу ответа. Сегодня он ничего не объяснит.
  
  Но я с иронией смотрю на тех папаш, которые нашли(?) время для 'мужского' диалога с вашими учениками. У настоящег мужчины, исполяющего своё преназначение, этого времени просто нет. Это присутствует и сегодня, присутствовало во времена 'развитого социализма. А в тот ужасный период, который называется перестроечным, мужики попрятались за спины своих жён и были не способные на поступок.
  
  И напоследок. Вернёмся к началу нашего диалога.
  Вы, чисто умозрительно, предствляете теперь сколько мужиков находится вне дома 'крутя баранку'? И вот вопрос на который хотел бы услышать ответ учителя с тридцатилетним стажем:
  - Сколько детей сегодня лишены опеки 'самого главного человека в семье'?
  
  Не прощаюсь, уважаемая Ася Котляр.
  
  
  Глава 21. Что такое'Перемена'?
  
  
  Странно, но автор ничего не пишет о том, где и для какой аудитории ставились спектакли театром 'Перемена'. На каких началах они ставились - интереса ради, благотворительных, или за символическую, но плату. М.б. потом, в других главах найду на это ответ. А пока скажу так:
  - 'Когда на сердце тяжесть и холодно в груди' надо заняться чем-то отвлекающим тебя от жизненных неурядиц. Реанимирование театра в школе, где преподаёт наш учитель, вполне понятное явление - надо снимать жизненный стресс.
  
  Вспонинаю из своей жизни.
  Был период в работе автобусных предприятий когда водителю платили не за отработанное за рулём время, а из расчёта той суммы денег, которую датировали предприятию из городского бюджета. Для этого сократили время работы всех нас на городских трассах.
  Лично меня такая сумма не устраивала. Этих денег не хватало для благополучного существования семьи. И я, нелегально, обзавёлся второй медицинской картой, в которой фиксировалось сколько дней и часов отработано в течении месяца. Два дня работаешь по одной карте, а следующие два дня работаешь по другой карте.
  В результате я заработал столько сколько было потребно. И деньги эти мне были выплачены, но за переработку часов 'на линии' был снят с автобуса и остался совсем без зарплаты.
  Что делать?.. Подумал и пошёл проситься кондуктором на свой же автобус. Это и послужило отдушиной истерзанной душе.
   Так, что, как говорил старшина Евсюков в 'А зори здесь тихие': - Веселей гляди, Бричкина. Вот прогоним немцев тогда и споём.
  
  
  Глава 22. Позвольте нам творить!
  
  
  Я не против спектаклей. Пускай будут для тех кому интересно созерцать действа происходящие на сцене в исполнении кого бы то ни было. Но сам не являюсь страстным поклонником диалогов происходящих в тишине замершего зала.
  На моё восприятие в спектаклях не хватает динамики. И, потом, как правило, в них отсутствует музыкальный фон. Спектакль - это произведение. Произведение такое же как, например, повесть. И если повесть написана мастерски, то читая текст тебя сопровождает музыка. Или не сопровождает там где этого не надо. Вот и в спектаклях так дОлжно быть. Музыка обогащает спектакль помогая зрителю воспринимать его в задуманных режисёром интонациях. Причём звучать она должна за фоном самого спектакля - исподволь, как бы из-за окна.
  Согласны со мной, автор?
  
  Что до восприятия участниками встречи со сценой, о которых пишет автор, то ощущения эти знакомы.
  С каким отвращением, порой, просыпаешся, выползаешь из постели, завтракаешь не ощущая вкуса ни каши, ни какао и с гадливым чувством встречи с промозглым утром выходишь на улицу. Потом наступают тошнотные ощущения от толкотни в салоне автобуса на протяжении часа, пока из динамиков не разнесётся : - Остановка 'Каменный остров'.
  Выходишь. Оглядываешься. Закуриваешь сигарету и через парк следуешь натоптанным маршрутом.
  
  Всё меняется как только ты заходишь в фойе школы и превращаешься в первооткрывателя. Первым включаешь свет в помещениях, открываешь форточки, беглым взглядом определяешь всё ли в порядке в классах, с настороженным вниманием проверяешь показания термометров - в школе должно быть не холодно и не жарко. Спускаешься в котельную, снимаешь пальто, записываешь показание водогрейного котла и мысленно приглашаешь в школу учителей и тех, кого именуют юными дарованиями:
  - У меня всё готово, друзья! Творите!
  Настроение бодрое, жизерадостное и тебе кажется, что ты незаменим на своём месте.
  
  А дальше начинается самое приятное. То, ради чего готов посвятить школе весь день.
  Включаешь компьютер, заходишь в 'Самиздат', находишь Асю Котляр и продолжается беседа на темы связанные со школой. Как же трогательно умеет она приподнести всё, чем наполнена её душа. И становится радостно до экстаза от осознания, что души наши переплетаются.
  
  
  Глава 23. Первая премьера
  
  Всем известна фраза: - 'Доброе слово и кошке приятно'.
  Мне представляется, что произнесена она человеком обделённым добротой. Тем, кто по зову души готов повсеместно 'сеять разумное, доброе, ясное', и не ощущает реакции со стороны окружающих на свои действа. Такая жизненная ситуация знакома. Нет, я не скулю, не сожалею, не плачу. Даже не возмущаюсь когда в ответ на мои деяния, те, для кого выкладываешь всего себя, проходят мимо не замечая стараний для них предназначенных. Успокаиваешься осознанием:- И всё-таки я это сделал!
  
  Вспоминаю миг из жизни когда принёс супруге первую получку.
  - Вот, дорогая, это тебе, - сказал улыбающейся мордашке встретившей меня в прихожей.
  Супруга взяла деньги и, приподнявшись на 'цыпочках', поцеловала в щёку. Как же давно это было, но радость от того поцелуя вспоминается и сегодня. Куда всё это ушло и почему - не понятно. Да и думать об этом перестал. Придёшь домой, положишь деньги на приступочек хельги и лежат они сиротливо как будто никому не нужные.
  
  Вот так и с нашим автором происходит после премьеры первого спектакля, на котором присутствовал аншлаг, которого актовый зал школы ещё не видел. А что дальше?
  - 'Нужно сказать, что первые три года мы прямо купались в любви наших коллег, а потом они как-то привыкли к нашему существованию, но, как и прежде, ждут наших премьер.' - пишет автор в своих воспоминаниях.
  Но ещё перед этим наша учительница, как бы успокаивая себя, говорит:
  - 'А зачем тогда играть? Ради чего? Ради собственной самореализации - да! Ради любви к искуству - да!..'
  Вот и мы, 'чтобы не было мучительно больно', должны найти себе утешение в случае если порывы доброты нашей остаются не замеченные.
  Удачи на сцене, автор!
  
  
  Глава 24. Скучно быть не должно!
  
  
  Прочитав ещё одну главу из театральной деятельности автора в очередной раз пришёл к выводу, что поставить и сыграть спектакль так, чтобы зритель не уснул - сложно. Ну, нет в нём (в спектакле) надлежащей динамики исполнения действа. Сцена, большая по размерам своим, не даёт сфокусировать внимание на главном происходящей на ней потому, как понарама, без которой главное блекнет, остаётся за боковым зрением смотрящего. Можно выбрать места подальше от сцены, но тогда начинаются проблемы со звуком. Он растекается в глубине зала и не способен передать зрителю интонации диалогов.
  Все, кто задействованы в спектакле, вынуждены говорить громко. И если радость к.л. из участников действа можно уловить, то грусть, сожаление, рассуждения, в словах актёра, не воспринимаются. Не воспринимаются потому, как он (актёр) вынужден говорить громко, а говорить о переживаниях на пределе голосовых связок не получается.
  И ещё: между фразами обязательно присутствуют паузы. В противном случае получается не диалог, а тарабарщина. Вот эти паузы и утомляют зрителя своей неопределённостью и, часто бывает, приводят его в сонливое состояние. Паузы должны быть заполнены фоновой музыкой с чуть увеличенной громкостью. А сама музыка должна звучать на протяжения всего спектакля. И вот тут возникает сложность подбора мотива, поскольку он должен совпадать с тематикой спектакля.
  Попробуйте посмотреть комедию Гайдая 'Пёс Барбос и необыкновенный кросс' с выключенным звуком и вами с трудом воспримится вся острота комедийности сюжета. Но со звуком, с музыкальным оформлением, вы готовы сползти с кресла от смеха. А ведь в этом кинофильме нет разговорной речи.
  Рассуждая так с трудом понимаешь причину успеха театра 'Перемена'. Возможно играет он на маленьких сценах для небольшого количества зрителей. Но, как бы не была замечательна режисура спектаклей их репертуара, я не представляю его актёров на сцене, например, БДТ в Петербурге.
  А призыв автора вложенный в заголовок главы актуален для всёх спектаклей, всех театров.
  
  Призыв этот обязателен не только для драмотургии, а для всей деятельности человека, чем бы он не занимался. Для школы, мне думается, в первую очередь. Школа не должна представлять из себя, есть такая фраза, 'синий чулок'. Из такого учебного заведения ученики разбегуться в первую очередь если не будет приняты за правило слова из песни: - 'Учиться надо весело, чтоб хорошо учиться!'
   Вот только сможет ли подсказать мне автор, как связать это с фразой из В.В.Маяковского:
  - 'А тот кто постоянно ясен,
  Тот, помоему, просто глуп...'
  
  
  Глава 25. Ну дайте сыграть!
  
  
  В настоящее время я работаю (подрабатываю к пенсии) в художественной школе им. Б.М.Кустодиева, что в Перербурге на Каменном острове, в парке 'Тихий уголок'.
  Для сведения: школа находится в особняке графини Кугушевой. Находится под охраной ГИОПа (государственной инспекции охраны памятников).
  Преподают в ней маститые преподаватели из художников и скульпторов, которые все состоят в Союзе художников. Руководит ими кандидат искуствоведческих наук (там ещё длинбщий список всех её званий) некто В.А. У неё издано множество книг с тематикой об искустве и есть одна под названием 'Каменный остров'. Почитайте если будет интерес. Мне же книга не понравилась. В ней присутствует чрезмерное восхваления того, кто и чем занимается в школе и ни слова об учениках. А это ни есть хорошо.
  У меня о школе написан информативный рассказ 'Страна Гармония. Эскизы с натуры'.
  После того как его прочитали те о ком в нём написано, реакции не последовало. Из чего я сделал вывод: - Из всех исскуств для нас наиважнейшим являются живописание и ваяние скульптур'. И Чёрт с ними.
  Почему так резко? Потому, что снобизма в преподавателях 'выше крыши'. Поначалу мне оч. хотелось быть для них своим, а сейчас встречаемся в случае крайней необходимости. Но и это бывает редко. И слава Б-гу!
  
  Для чего я это написал?
  А написал потому, как представляется мне, что и 'ребята из Эстонии', и Лариса Ивановна Малеванная для которой 'Валечка - чудесный человек', и сам этот 'Валечка' лишены психологического такта.
  Затронуть тему об авторских правх с подтекстом: - 'А-я-яй! Как вам не стыдно?!', это ли не желание опонентов 'срезать' труппу перед выступлением?
  Здесь я полностью солидарен с Татьяной Щерба:
  - 'Не берите в голову! Пусть радуются, что их пьесы берут и ставят.'
  А предположение: - 'Да не придёт он! Нужно ему ходить на какие-то любительские постановки!' - подтверждает мои размышлизмы по поводу того, что представляют из себя те, кто мнит свою деятельность величием.
  Вы думаете, что на выставки художников посетители ломятся в дверях?
  Как бы не так. Бывает, что выставки закрываются досрочно из-за отсутствия посетителей вообще. Здесь, как мне кажется, срабатывает заявление выраженное в картине 'Чёрный квадрат' Малевича: - Всё уже написано! Ничего нового ни в живописи, ни в литературе, ни в драмотургии никто отобразить не сможет.
  Есть только Музыка, которая так же безгранична в отображении происходящего вокруг нас, как Вселенная в которой мы, грешные, проживаем.
  
  Некогда раньше, в своём повествовании, автор с неприятием пишет о том как сегодня трактуются давно известные сюжеты спектаклей. Теперь вам понятно почему такое происходит?
  Поставить классически, например, 'Вишнёвый сад' А.П.Чехова уже не возможно. А вот изобразить его в бульварной интерпритации - пожалуйста. Благо спрашивать разрешение у автора не надо.
  Т.ч. если автор согласен с моим мнением, то пусть 'без страха и упрёка' выходит на сцену и играет так, как воспринимает сюжет пьесы cвоей трепетной душой. Не спрашивая, при этом, ни у кого разрешения. И не думает, что переиначивая его этим уворовывает авторские права. Как говорил герой к/ф 'Операция 'Ы': - Всё уже украдено до нас!
  
  
  Глава 26. Чего я боюсь?
  
  
  Душещипательная глава. Не думаю, что кого-то из читателей способна оставить равнодушным.
  Жизнь и сегодня представляется мне дорОгой на которой всех нас подстерегают трудности. Как правило мы вляпываемся в одни и теже ситуации из которых кто-то вкарабкиваетсят самостоятельно, а кому-то нужна помощь, чтобы продолжить путь. И тут главное не стать поводырём у такого человека. Человек тогда только человек, когда самостоятельно, 'не страшась усталости, карабкается по каменистым тропам' жизни стремясь к совершенству. И тогда совершенство достигает своего апогея, когда в человеке заложена цель, которую он себе выберает.
  А что мы видим в Эрике?
  
  Седьмой класс, тринадцать лет, а кроме колечка никакой радости. А из мечты - желание иметь большой дом. Как так получилось, что в ребёнке нет пристрастия читать книги? Книги, в которых всегда можно найти удовлетворяющий ответ на проблему, которая на тебя навалилась.
  Вам, мой дорогой учитель, непозволительно не знать этого.
  
  Общение, внимание, любовь в конце концов - не малозначительное в отношениях между учителем и учеником. Но, что тревожит автора в этой главе? - 'Мы в ответе за тех кого приучаем'.
  Приучишь такого несмышлёныша и придётся тащить его 'на закорках' всю оставшуюся жизнь. Но это не принесёт ему счастья. Потому, как счастье заключается в свободном полёте - А.М.Горький сказал.
  Вот и всё, что могу вложить в 'совет и помощь', с которыми автор обратилась к читателю.
  
  
  Глава 27. Не осуждайте - приветствуйте!
  
  
  В одной из глав, уважаемый автор, вы расстраивались по поводу того, что непроизвольно покусились на авторские права человека, которого М.И.Малеванная назвала 'чудесным'.
  Не знаю сумел ли я вас успокоить, но цитата Сэмюэля Джонсона подверждает слова: - 'Всё уже украдено до нас'.
  'Итинное величие состоит в том, чтобы быть великим в мелочах' - слова из восемнадцатого века.
  А вот вам слова из века четырнадцатого: - ''Одни рождаются великими, другие достигают величия, третьим его навязывают'. Это У.Шекспир.
  Так что 'спите спокойно, дорогой товарищь'. Никто и никогда вас не осудит. А что до величия в мелочах, то позвольте не согласиться с английским писателем и мыслителем. На мелочах человек распыляется и не в состоянии свершить великого дела, которым может осчастливить человечество. И вы, своим благоустройством жизни Эрики, попались на 'пустышку'.
  Не дело стороннего человека делать то, что обязано делать Государство. Мы для того и налоги 'отстёгиваем', чтобы оно занималось устройством брошенных детей и благотворительность тут неуместна. Вот если бы вы подняли шум, гам, тарарам увидев в каких условиях проживают дети в детском доме, то пользы было больше.
  
  А что до притчи, которую вы привнесли в текст, то слышал её от женщины, которая топила котят в ведре с водой. И рассказана она была после того как её спросили: - Откуда у вас такая любовь к кошкам? Подкармливаете, ветеринаров вызываете...
  Почитайте, если будет желание, раздел 'Кошки в моей жизни' и вы поймёте, что любить всех кошек (морских звёзд) невозможно, как невожможно любить всех женщин.
  
  Ну, а в ответ на призывы о добре Ш.А.Амонашвили я уже говорил: - Сделай мне хорошо и я сделаю тебе в сто раз лучше.
  И о мужиках в женском коллективе тоже говорено: - Мужчина должен приносить в дом мясо!.. И мне стыдно за тех из них, кторые находят себя в том, что для женщины духовное удовлетворение.
  Здесь уместно напомнить, что в древнем Египте учителями были сплошь мужчины. Правда здорово? Вот только отправляли на эту стезю тех, кто не способен был строить пирамиды.
  
  Что до Петербурга, то здесь позволю сказать, что это город избранных. Лично меня неудачи в Северной Пальмире преследовали всю жизнь. И я бы давно уехал в Саратов, например, но супруга, которой посвятил всю жизнь, категорически отказалась расставаться с его гнилым климатом и способностью делать людей невостребованными.
  
  Вот такая у меня реакция на эту вашу главу если 'быть откровенным до трусов'. А осуждать вас не смею, поскольку мы с вами из разных поколений. Могу только приветствовать на страницах журнала 'Самиздат'. Чего ему не хватает, так это искренней откровенности.
  
  
  Глава 28. Печальное настоящее или избитое 'Что делать?'
  
  
  Прочитал 'Печальное настоящее' и отпечаталось в голове: - 'Доигрался Чёрт на скрипке!'
  Это выражение созвучно с 'Инициатива наказуема!'. Сколько раз жизнь подлавливала на извечном: - 'Делай как лучше, а что получится, то и получится'. Но получалось, за редким исключением, погано. Не любит начальство когда кто-то 'шею вытягивает' выделяясь из общей массы.
  Помните у В.С.Высоцкого: - 'На слово длинношеее приходится три 'Е'. Укоротить её и вывод ясен...'
  
  Вы спрашиваете: - '...где же произошёл сбой?'. А он всегда шагал рядом с вашей деятельностью. Потому, как не те постулаты были взяты за основу. То, что было преподнесено Ш.А.Амонашвили годится в идеале, но никак в повседневной жизни.
  Странные дела,одгако, творятся в учебных процессах. К такому выводу приходишь всякий раз когда читаешь ваши откровения.
  
  Когда-то, до шофёрской деятельности, работаля директором строительства мостов и гидро-технических сооружений. Это, чисто кураторская работа, включала в себя всё, что касалось строительства ГТС. От выдачи предпроектного задания проектному институту, до ведения технического надзора за исполнением проектно-сметной документации.
  Затем, после подписания штампа 'К производству работ', проект принимался строителями для воспроизводства сооружения. И ты переключался на технический надзор за строительством. Но при всей многоплановой деятельности, над тобой висело: - Без права вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность в поднадзорные структуры.
  Директор строительства отвечал за конечный 'продукт' строительства.
  
  Вот так и в преподаватедьском процессе должно быть. Никто не имеет права вмешиваться в деятельность учителя. Пути познания неисповедимы. И он сам выбирает по которому из них шагать. Жаль, что этот пастулат не донесён до родительского комитета (паганое слово) в своё время.
  
  Что до директора школы, за которым остаётся 'последнее слово', то позволю напомнить ему слова Президента США Д.Кенноди сказанные по случаю экстрадиции 'шпиона' из СССР: - Понятно, что он 'сукин сын'. Но это наш(!) 'сукин сын'. А ведь мог бы и отказаться от соотечественника. Так поступали в Стране Советов и поступают до сегодняшнего дня.
  Корче: если директор 'сдаст' вас, пойдя на поводу 'заявы' от родительского комитета, то это не сделает ему чести и авторитета не поднимет. А вам, уважаемый автор этой главы, необходимо помнить, что вы, в первую очередь учитель математики, а потом 'общественный деятель' с любвиобильным сердцем.
  
  По поводу оценок хочу высказаться.
  Их совсем необязательно выставлять каждый раз вызывая подопечного к доске. Он вызван для закрепления пройденного материала классом и только. А вот по прошествии всего материала устраивается контрольная работа и оценка выставляется как итог усвоенности его вашими любимыми учениками.
  Так поступала Иолла Павловна с которой вы знакомы из начала нашего диалога.
   И потом: если не поздно то позвольте дать вам совет: - В производственной деятельности любого из нас, у человека должно быть несколько 'опорных точек'. Это позволит послать руководство куда подальше в случае негасимости конфликта и перейти в другую сферу деятельности без ущерба для морального и финансового состояния.
  
  Вот и всё, уважаемая Ася Котляр. Понимаю, что советы давать легко, но поверте, что всё сказанное испытано 'по жизни'. Теперь вы понимаете почему я оказался за рулём автобуса после того как занимал высокую (и любимую) должность?
  
   Глава 29. Однажды выбранный путь
  
  
  Прочитал и подумалось мне, что глава эта самоутешительная. Написана после переживаний связанных с тем, что на учителя 'насели' родители из комитета.
  А стоит ли переживать в поисках фактов для самооправдания?
  
  Некоторые женщины комплексуют считая себя некрасивыми. Если такая обратится ко мне с вопросом: - Что делать? - то отвечу так: - Каждую свободную минуту садитесь перед зеркалом и глядя в глаза отражению говорите - Я красивая... Я красивая... Я красивая.
  Помогает всегда.
  Вот и в вашем, учитель, случае нужно внушить себе, что вы правы. Правы 'на все сто'. А вслух сказать: - Отскеньте от меня. Не ваше дело хороший я учитель или плохой. Ещё Ленин говорил в начале становления новой власти в России, когда студенты одного из институтов обратились к нему с вопросом: - Обязаны ли они учиться у професуры старой формации?; - 'Важно не у кого учиться, а чему учиться!'
  Задача учителя заключается в том, чтобы задать слушителям направление в котором они должны познавать ту или иную науку. А дальше самостоятельно, дорогие мои. Будут вопросы - обращайтесь.
  Во всяком случае в ВУЗах преподаватели поступали так. Особенно на вечерних отделениях, а на заочных и подавно.
  
  Считаю такой подход к образованию вполне логичным для взрослых подопечных. А взрослыми их можно считать как только они станут обращать внимание на девчонок и сравнивать себя с потенциальными соперниками. И никаких условностей тут быть не должно, типа: - Они ещё маленькие.
  На всякое такое заявление ответ одназначен: - Что же ты, кобелина, на девок смотришь, а математику не знаешь. Как же ты, пригласив пассию в ресторан, будешь с официантом расплачиваться если квадратных уравнений не знаешь.
  Вот тут он и задумается. Обязательно задумается и сядет за учебник.
  Так и только так надо с ними общаться - грубо, напористо, чтобы знали кто в классе хозяин. И поблажек никому - ни отличникам, ни лодырям.
  
  Что до учеников которые не знают, что такое высота, ширина, длина то это дибилизм привнесённый в них родителями.
  Т.ч. вспомним ещё раз старшину Евсюкова из 'А зори здесь тихие': - Веселей гляди, Бричкина!
  
  
  Глава 30. Кто ты, учитель?
  
  
  Читаю выписку из энциклопедии и не перестаю удивляться - какая галиматья написана в определении слова 'Учитель'. Разве это профессия? Разве общественная?
  Профессии учат в профессиональных училищах. И нет таких училищ в которых учат на учителя. Учителя готовят в ВУЗах, где обучаются люди для того чтобы приобрести специальность.
  Значит 'Учитель' это не профессия, а специальность.
  А что до общественной стороны, то таковой м.б. только увлечение, некая нагрузка присовокупляемая специальности. И если специалист обязан быть специалистом, то быть общественником - его доброе желание. За специальность (профессию) человек получает денежное вознаграждение в виде заработанной платы, а за общественную деятельность - поощерение в виде дополнительных дней к отпуску , естественно оплачиваемых, но не из фонда заработной платы.
  Но и с 'соработником Всевышнего' категорически не согласен. Пусть он будет этот Всевышний. Это дело личное для каждого из нас. Свободу вероисповедания никто не отменял. Но он, Всевышний, не несёт ответственности за конечный итог образования. Здесь ответственность целиком и полностью на учителе и перекладывать её на кого бы то нибыло у него права нет.
  Как метафору ещё могу принять эту фразу, но прятаться за Создателя не имеет права никто, чем бы он не занимался.
  
  Несомненно - учитель человек и человек свободный. И управлять им в производстве образовательного процесса никто не имеет права. Всё, что необходимо иметь для того, чтобы процесс этот был плодотворным, учителя наставляли в высшем учебном заведении.
  Было бы смешным если я, будучи Директором строительства мостов, учил прорабов, руководителей производственных процессов строительства, забивать сваи. Так почему, скажите мне, в производственные процессы образования кто-то вмешивается? И кто они эти люди? - такие же выпускники ВУЗов как и учителя, только стоят на руковдящей ступеньке служебной лестницы.
  И тут давайте вспомним 'папу Мюллера' из 'Двенадцать мгновений весны': - Давать указания может и мартышка.
  Если вам не хватает авторитета человека, которым мы восхищались сидя перед телевизором, то вспомните, что говорил Л.И. Брежнев при назначении руководящих лиц: - Не умеет работать? Пусть идёт в руководители.
  И это не шутка. Это слова маразматика. Но как же много развелось маразматический решений ставить на руководящие должности кого ни поподя.
  Для того, чтобы стать куратором строительства нужно доказать свою способность быть истинным строителем. А кто, скажите, курирует учителя? В лучшем случае те, кто работал с учениками в доперестроечные времена. А за описываемое автором время изменилось многое. Так пусть кураторы спустятся в классы и попробуют как это работать с учениками в настоящее время.
  
  В то же время не могу согласиться с автором когда читаю строки: - Учитель должен учить жить!
  Не-а! Учитель должен научить труду.
  Учёба это труд. И труд повседневный, нескончаемый на протяжении всего времени обучения. Вот этому труду и должен быть обучен ученик. А выживать в современной жизни - удел лодырей.
  'Труд и только труд и его реальные результаты должны определять благосостояние человека!'
  Когда-то этот лозунг висел повсеместно. Сегодня о нём не вспоминают потому, что многие нацелены выживать, а не жить полноценной жизнью, которая приходит через труд. И в школе должны трудиться все: ученик, учитель и далее по восходящей. И те, кто считает себя вправе надзирать спуская учителю директивы.
   Пусть образ 'папы Мюллера' напоминает об этом каждому из них.
  
  Так кто же он - учитель?
  Это человек который учит несмышлёнышей труду познания через тот предмет, который выбрал для себя.
  А научившись этому человек достигнет совершенства о котором говорит автор в своих воспоминаниях.
  
  
  Глава 31. Простить можно всё?!
  
  
  Ещё одна глава повергла в раздумия.
  Как бы хотелось согласиться с авторм прочитав о прощении всех и во всём.
  Не могу!
  Жизнь прожитая и впитанная сознанием не позволяет этого.
  
  Когда-то, давным-давно, носил в себе обиды на несправедливость по отношению к себе. Обиды воспринимались болью в сердце. Мучался, страдал, 'полоскал' сознание и не мог согласиться с мотивацией того кто меня обидел.
  Так было до времени пока не услышал фразу: - Только дураки обижаются. Умные делают выводы.
  И всё встало на свои места. Зачастую получалось так, что, подумав, приходил к выводу о несостоятельности причины причинённой мне боли. Тот кто это делал 'сам дурак', а на дураков не обижаются.
  
  Но начну по порядку обо всём, с чем не согласен прочитав 'Простить можно всё?!'
  Я бы убрал из этой фразы восклицательный знак. Он дезавуирует. Что это - утверждение фразы или утверждение сомнения заложенного в знаке вопросительном? По моему мнению здесь уместен только вопросительный знак как выражение чувства сомнения. А чувство это дОлжно присутствовать при прозрении, при сомнении в праведности того, к чему призывает нас Иисус Христос: - Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую.
  А вот 'дудку вам в обе руки'. Смиренно стоять когда тебя мордуют - это не для меня. Здесь, как нигде, уместен принцып адекватности.
  
  Дальше поехали.
  Автор задаётся вопросом:
  - 'Интересно, есть ли на свете хоть один человек, который живёт в полной гармонии с сбой. Наверное, это состояние, называемое чудесным словом - 'счастье'!'
  Не-а! Это состояние называется удовлетворённостью. Счастье исходит только от любимого человека. От осознания, что тебя любят.
  
  По поводу притчи о Ходже Насредине.
  Не похоже, чтобы он способен был так размышлять.
  Ходжа Насредин взят из фольклёра стран ближнего востока. Сродни нашему Иванушке дурачку. И монолог, приписываемый ему, не соответствует познаниям мусульман того времени. Кто-то, когда-то, где-то приписал любимому герою слова-рассуждения, которые и автор всзяла за основу объяснения вопроса 'Что такое обида и как с ней бороться?'
  Ходжа Насредин не столь далеко удалялся от Багдада. Отлучался тогда когда совершал хадж в Меку. Был малообразован. Так откуда ему знать об удавах, рысях, болотах которые на бдижнем востоке не водятся. А о слове 'хроническая' он вообще понятия не имел потому, что в его времена такого определения не было. Да и словосочетания в классификации слова 'обида' не свойственны его красноречию потому, что не был он мудрецом.
  Сказителем - да!
  
  Ну, а по сути Ходжа Насредин был лодырем, 'перекати-полем', неприкаяным бродягой, не способным ни на что, кроме как 'языком чесать'.
  Это я так думаю. И считаю себя правым, поскольку занимался сбором книг о Ходже Насредине во времена, когда читать его байки было забовно. Образ его давно сформировался в сознании потому, как прочитано о герое народов востока всё, что стоит на книжных полках в домашнем кабинете.
  
  Читаю далее и ужасаюсь: - Девяносто процентов мальчишек 15-16лет подняли руки на вопрос: - Кого родители бьют?
  Попробова бы отец, в мои шестнадцать лет, поднять на меня руку - сразу схлопотал 'по сусалам'. А эти... Это не мальчишки, а слизняки какие-то. Настоящий пацан(!), в ответ на то, что отец хватается за ремень, берёт камень. И тут 'ваши не пляшут' - 'кровь за кровь!'.
  
  О жертвенности в союзе двух.
  Что пишет автор акцентируя внимание на словах 'мой мудрый муж'?
  - Именно мой мудрый муж открыл мне великую тайну отношений между двумя любящими людьми: ДОВЕРИЕ и есть истинный смысл создание любого союза: будь то брачные узы, дружба, деловые отношения, отношения между взрослыми и детьми. Всё строится на доверии! Во время войны это определяется так: пойду ли я с этим человеком в разведку или нет? - Именно там, в экстремальных для выживания, порой нечеловеческих условиях, рождается истина: доверяя, ты либо выживаешь, либо нет. Третьего не дано. Так вот, именно с Женей я вот уже почти тридцать лет нахожусь в разведке и точно знаю, что там где проходит калючая проволока (проволка) семейных будней - он приподнимет её, чтобы я не зацепилась и не поранилась. Минное поле пройдёт первым, и если, не дай Б-г, взорвётся выпущенный кем-либо снаряд, накроет собой свех нас, не задумываясь о том, выживет ли сам...
  
  Теперь послушайте, что я скажу:
  - В любви двух, как результате взаимного доверия, появляется покой. Я счастлив и годр от осознания, что пока жив, у того к кому ежедневно вхожу в дом, не бывает тревог, чёрных дней.
  Любовь, это служение человеку которого любишь. И тут важно знать, что любимый никогда не станет пользоваться этим. В этом заключается доверие. А вот осознание жертвенности не является любовью. Ибо способность умереть сделает любимого несчастным. Поэтому надо жить и неподставляться под критические ситуации.
  А в этом суть мудрости.
  
  И 'на заедочку' о женщине от которой "исходит свет".
  У неё, во время подавления российской армией чеченской независимости, 'убили практически всю семью'. И она нашла(?) в себе силы пройти путь от ненависти до прощения.
  Но то, что она простила - не обида сменившая ненависть. Это горе. Причём не переживаемое. Она осталась жить и простила убийц любимых людей. Цены такому человеку нет. Он предатель в понятии каждого из нас, независимо от национальности и вероисповедания. И то, что чеченский народ сегодня живёт по законам РФ не говорит о том, что он понял и простил тех, кто оказался сильнее в том времени. Чечня - это то, что неподвластно нашему пониманию. Там закон мести непоколебим. Потому правительство России и воюет в Сирии, чтобы не дать воссоединиться единоверцам.
  
  В эпиграфе к настоящему обзору мною написано:
  - Несправедливость порождает пороки - ненависть, месть, злость. Для того, чтобы не быть запачканным ими, давайте жить по справедливости.
  Попробуйте со мной согласиться.
  
  
  Глава 32. Дети - не поле боя!
  
  
  Прочитав 'Дети - не поле боя!' прихожу к выводу, что образовался 'треугольник' - учитель, дети, родители. Прямо как в романе.
  Пробую разобраться в причинах его образования. И что у меня получается?
  
  А получается вот что:
  - Учитель, воодушевлённый жизнью, желает передать воодушествление ученикам. Он уверен, что доброта поможет сделать ребят духовно богаче без ущерба для математики - предмета, который он преподаёт.
  Однако вмешиваются сторонние силы в виде переформирования учебных процессов в школе и учителю не хватает времени, чтобы довести задуманное до конца. До радостных результатов ещё далеко, а на совмещение становления духовного человека и математики недостаточно времени. Часы, отпущенные на этот предмет директивами сверху, не предусматривают совмещение её с чем либо ещё.
  К тому же учитель связан обязательством оценивать знания подопечных чаще нежели это необходимо. А говорить о познаниях на промежуточном этапе преждевременно - 'Цыплят по осени считают'. И, несмотря на 'волнения в рядах' со стороны родителей, учитель продолжает шагать к намеченной цели.
  Этим не довольны родители отпрысков. Им необходим результат 'здесь и сейчас'. Не получая его, они пишут 'цидулю' на имя директора с просьбой отстранить такого учителя от 'занимаемой должности';
  
  - Теперь о родителях, которым невтерпёж услышать, что их дети корифеи.
  Эти воспитывали своих чад со дня рождения и за время воспитания разобрались, что представляют собой их ангелочки. Конечно они гении или около того. Им если чего и нехватает, то углублённых знаний, чтобы окончательно сформироваться в 'первых после Б-га'.
  А тут какая-то училка встала на пути становления чад.
  - 'Таких учителей нам не надо' - решают родители и дружной толпой пишут 'маляву' в администрацию школы.
  Это напоминает мне приход клиента в ателье мод, где из подручного материала заказывает модное платье. Мастер, понимая всю ущербность клиента, пробует 'слепить из говна конфетку'.
  Время идёт, а 'конфетка' ещё не готова. А как хочется щегольнуть в платье, которого ни у кого нет. Вот и требует клиент 'Книгу жалоб', чтобы 'врезать' мастеру от всей непросвещённой души;
  
  - И вот остаются детишки-ребятишки, как камень преткновения никому не нужных споров между взрослыми людьми. На чьей позиции они? Кто им дороже и ближе? Родители, из рук которых они будут принимать пищу ещё многие годы или учитель, который призывает несмышлёнышей к позаниям через труд?
  Трудно сказать.
  Но знаю одно, что 'труд не в радость' до тех пор покак до сознания не дойдёт его необходимость. А познания, на начальном этапе, эфимерны. Никто из учеников не готов оценить 'богатство наработанное человечеством'. Усердно учаться только те, кто с малолетства задавлен понятием 'надо'. А это происходит, как правило, в семьях авторитарных.
  По большому счёту дети, как частичка общества, впитывают в себя потребительские потребности. В этом им помогает переформирование школьных процессов. Их никто не научил мыслить о необходимости построения благ для себя. Повзрослев они превратятся в таких же как и сегодняшние взрослые, с преобладающим чувством стадности. И будут считать, что их благосостояние находится в руках правителей.
  Они начисто позабудут о том, к чему их призывал учитель когда сидели за партами. Счастье для них сфокусируется в семейном достатке и возможности наимениших трудовых затрат на его добычу.
  У них появятся свои дети, которых бывшие ученики будут приучать к тому, о чём вещали им родители. А об учителе, с его болью в неудаче создания просветлённого человека, забудут. Потому, что учителю нехватило совсем немного, чтобы утвердить несмышлёнышей в своей правоте - времени, которое у него украли. А жаловаться некому. Такие настали времена.
  
  Что же делает учитель сталкнувшись с подобной ситуацией в жизни?
  Он уходит 'со сцены' потому, как понимает, что 'Дети - не поле боя!' И если в чём его можно укорить, так это в том, что не сказана им, и родителям и детям, фраза из Шолохова:
   - Одурманены вы!
  
  
  КНИГА 2 (так втексте)
  
  Смифония учительского сердца
  
  Глава 1. Полёт в детство
  
  Предисловие к обзору:
  - В вас, уважаемый учитель, математик заложен всюду.
  В этом убеждаешься когда видишь написание цыфр там, где в литературе они не применяются. Но об этом позже и только с вашего разрешения.
  
  Итак о симфонии.
  Разбередили вы мне душу своим полётом. Запретил себе раз и навсегда возвращаться к воспоминаниям, а тут...
  'Полетал' с вами и приснилось мне будто снова за рулём автобуса на трассе по которой езжено-переезжено - 'С.Пб - Кингисепп'. За спиной полный салон пассажиров, впереди заснеженная трасса...
  Приезжаю на конечную - 'Автовокзал Кингиссеп', достаю путевой лист, чтобы определиться с временем выезда, а там не поймёшь что написано. Хорошо, что вошла знакомая женщина работающая в парке диспетчером - она помогда разобраться.
  - Сейчас всё поновому, Дворкин, - сказала она на моё недоумение. - Не так как было в твои времена.
  
  Выехал во время, а трасса совершенно незнакомая. Еду по наитию, но, вроде бы, верно.
  В посёлок 'Зимитицы' въехал, а дальше тупик. Так и не сумел выбраться из него. Расстроился от безысходности и... проснулся. А проснувшись обозвал себя чудаком на букву 'М'. Потому, как нарушил правило жизни: - Уходя - уходи!.
  
  Как-то, уже давно, разговорился с начальницей Отдела эксплуатации.
  - Не скучаешь по работе? - спрашивает она.
  - Скучаю и, даже, очень. Выйдя на улицу всякий раз смотрю вслед проезжающему автобусу: - Почему он уехал без меня?
  На что Елена Станиславовна сказала:
  - Каждый из нас смотрит вслед своему автобусу, но лучше этого не делать. Уходя - уходи!
  
  Эта фраза - истина.
  Принято судьбаносное решение. В муках, сомнениеях, при сильном душевном стрессе, после которого бывшего "Я" не существует, оно ушло, кануло в лету. Человек возвращается совершенно другим, перерожденным и обновленным, пути к старому заказаны. Это другой человек.
  
  Вот что хотел сказать вам на 'полёты во сне и наяву', уважаемый учитель.
  Проникнитесь тем, что прочитали и не совершайте мучительных ошибок.
  Впрочем, вы вполне самостоятельный человек.
  
  Не прощаюсь.
  
  
  Глава 2. Учитель милый взявши в руки ручку...
  
  
  А вы знаете, Ася Котляр, - наставником вы мне более понятны нежели учителем. В вас нет раздвоенности, которая наблюдалась почти в каждой из прочитанных глав первой книги.
  Здесь всё 'в точку'. Каждая мысль, информация доведена до читателя со знанием дела, которым ранее занимался человек находившийся 'между молотом и наковальней'. И причина праведности этих слов в том, что вы стали свободным человеком. Согласитесь, что это дорогого стоит.
  
  В ответ на замечательное стихотворение опубликованного в конце главы, позвольте приподнести вам любимое:
  
  Я свободен, словно птица в небесах,
  Я свободен, я забыл, что значит стpах.
  Я свободен - с диким ветpом наpавне,
  Я свободен наяву, а не во сне!
  (Кипелов - 'Я свободен')
  
  
  Не прощаюсь.
  
  
  Сегодня пятница, двадцатое ноября. Специально не пошёл в школу, чтобы закончить обзор вашей, Ася Котляр, работы. И это не жертвенность. Есть такая возможность.
  Впереди четыре свободных (если не помешает супруга) дня. Двадцать третьего так же не пойду в школу потому, как в понедельник у меня "днюха". Исполняется, страшно подумать, шестьдесят девять лет.
  Не за горами "финишь". А сделать ещё хочется многое. Осбенно в школе, где не заметят моего ухода. Я это точно знаю.
  (Написано для того, чтобы показать, что писать числа прописью совсем не сложно.)
  
  
  Глава 3. Только для взрослых
  
  
  А почему 'Только для взрослых'? На мой взгляд написанное должны прочитать и ученики. Прочитав они задумаются о таком своём поведении. Задумавшись начнут рассуждать. Разве не к этому призывает ваш Конфуций?
  
  Кстати, по поводу Конфуция.
  Не хочу, чтобы меня считали мудрее Папы Римского, но не соглашусь с вашим любимчиком.
  Расмышлять мы все могём. Правильно или неправильно, но мОгем. А вот совершать 'деяния' не каждому дано. Для это необходимо умение, базой для которого является познание.
  Знать и уметь разные понятия по сути своей. Об этом говорила на уроке учитель математики, когда я скорополительно заканчивал школу опаздав с эти более чем на пять лет.
  - Можно знать формулировку теоремы. Можно вызубрить её доказательство. Но не уметь решать задачи из учебника.
  Ну, а 'путь подражания' - это удел обезьян.
  
  Теперь о сути написанного в главе.
  У меня рот растягивается в улыбке от того, как свободней, раскрепощённей стала писать автор. Всё-таки её уход из вколы возымел положительный результат. Навряд ли она коснулась темы о презервативах будучи под гнётом административного подчинения. А тут - пожалуйста.
  Кстати тема эта, приоткрытая сегодня, освещена не полностью:
  - Заходим с супругой в магазин. Когда-то он носил неоновое название 'Спортивный'. В связи с перестройкой его арендавали люди со спортом не связаные.
  Зашли из любопытства - чем же здесь решили торговать. Я сразу определил, что ассортимент прилавков не для меня. Супруга ринулась в косметический отдел, а я, от нечего делать, рассматривую товар ближайшего из них. Лежали там и презервативы в иностранных упоковках, но с расшифровкой каждой из этикеток: - 'Кондом с усиками', 'Кондом с горошинкой', с буртиком и т.д.
  Заходят два молодых человека с целью приобретения именно чего-то из этого асортимента. Стоят в задумчивости не зная какой сделать выбор. И тут, один из них, подзывает продавщицу - девушку лет восемнадцати-двадцати.
  - Девушка, а какой вы посоветуете? - прозвучал вопрос.
  Девушка посмотрела на товар, куда был направлен палец покупателя, покрылась пунцовой краской и произнеся закономерное: - Дураки! После чего исчезла из-за прилавков вообще.
  Но это произошло в магазине. А представьте себе, что подобное происходит в школе и обращаются к учителю.
  Закономерно? - Да!
  Но как поступить, в этом случае, учительнице? Причём ответить надо без смущения и задержки на размышления.
  На мой взгляд можно сказать так: - Иванов, давай поговорим об этом после урока. А сейчас расскажи мне суть теоремы Пифагора.
  Но, пообещав, учительница должна прилюдно напомнить после прозвеневшего звонка:
  - Иванов, ты интересовался презервативами. Готова ответить тебе на вопросы.
  И, мне представляется, Иванову станет стыдно за свой интерес к интимным вещам.
  
  Кстати, помните в первой книге, я позволил себе назвать ученика кобелём не знающим математики.
   В этом случае вы согласитесь, что я прав называя так неучей?
  
  Теперь о том, что ученик оскобил учительницу послав её 'в дали дальние'.
  Здесь ни отнять, ни прибавить. Верное принятое решение. Я бы до такого сразу не додумался. Но давайте вспомним нашего Егоку на которого получил ваш комментарий. Представляется, что начало его дерзости кроется в отношении матери к сыну и является основой его самоутверждения.
  Остаётся сожалеть о случившемся. Это тот случай когда ученик имеет право на прощение.
  
  Ну, а теперь переходим к следущей главе.
  Странное чувство сожаления близкого окончания диалога посетило меня сейчас. Когда увидел, что пачка распечатанных листов с одной стороны катастрофически уменьшается, а с другой увеличивается. Но хочу, чтобы вы, Ася Котляр, знали, что теперь я ваш 'коленопреклонённый поклонник'.
  
  
  Глава 4. Сломанный механизм
  
  
  А может это и хорошо, что вы остались не удел, Ася Котляр.
  Оглянитесь вокруг - насколько свободней стало вокруг. Настолько свободней, что свободу эту можно сравнить с полётом по своему желанию. Настал момент творчества, самообразования, которого так не доставало 'маленькой принцессе' смотрящей на жизнь восхищёнными глазами. Сами того не подозревая вы, работая в школе, превратились в винтик механизма о котором пишите. А так быть не должно.
  (Не обидел?)
  
  Сейчас главное чтобы свобода не превратилась в пустоту. Чтобы воспрепятствовать ей у вас есть несомненные задатки. Ещё в школе, того не подозревая, вы начали набирать обороты как драматург. Вот и идите этим путём. И, поверьте, никто вам 'палку в колёса' не вставит. Будут злопыхатели - не без этого. Но 'клали мы с прибором' на таковых. Что они могут сделать когда вы свободны как птица в полёте? Чёрные ники? Так это здорово! - 'Для того и щука в воде, чтобы карась не дремал'.
  Но вы не карась. Вы умудрённый тридцатилетним стажем специалист и взять вас 'на хопок' не получится ни у кого. Скажем, тот же самый дневник написанный вами как откровение души. Его сегодня прочитало тысяча девятсот семь человек и ни одного злопыхатьльного комма. А это вам 'не баран чихнул'. Ещё почитаю ваши пьесы. Посмотрю чем живёт коллектив взяв за основу ваши ощущения от школьной жизни.
  Совокупляя всё это - разве это не здорово?
  
  Пишите, дорогая! Пишите и пусть никогда хмари не посетят вашей души.
  А что до школы, так поклонитесь ей и поблагодарите за науку ею преподнесённую. Вы не представляет на сколько стали богаче стряхнув с себя обязательства перед учебным заведением. Настала пора ему поучиться на ваших произведениях.
  Но написать полезное и ясное (не обязательно доброе) это труд и труд немалый.
  Другой раз измучаешься, пока найдёщь правильную фразу из нескольких слов включающую в себя объёмную мысль.
  Если пожелаете, то давайте работать вместе.
  По времени это будет выглядеть так:
  - Скоренько заканчиваю обзор вашего дневника и перехожу на хозяйственные работы в школе. Нужно сделать постамент под скульптуру выставляемую на соискание в городском масштабе. Возможно, что вариант моего постамента украсит какую нибудь площадь в нелюбимом городе.
  Затем закончить с тумбочкой под копировальный экран. Сюда, не исключаю, вольются всякие мелочи, но, полагаю, что в две недели управлюсь. Начало этих недель совпадёт с окончанием обзора 'Кто ты, учитель?'. А продолжение наших отношений начнётся с окончания задуманны и прерванных работ в школе. Вы, только, не пропадите за это время. У нас впереди много дел и я готов отдатся им полностью.
   О содержании наших отношений поговорим чуть погодя
  
  Ну, что - будем возвращаться в продолжению обзора 'Сломанный механизм'?
  Там, ввиду вашей непросвещённости, пропущена ещё одна причина его поломки. Знать о ней не обязательно, но желательно. Ибо, 'предупреждён - значит вооружён' говорили в мои времена. Но надо ли вооружаться в свободном полёте?..
  
  Ладно, чтобы не возвращаться к пройденному:
  - Есть такое понятие - 'крыша'. Это относится к тем, от которых зависят наши судьбы. Так вот, пока она не 'протекает', каждый из нас может работать спокойно. Ваша 'крыша потекла' от первой капли ненастья и администрация вас не защитила.
  Не поддержала потому, что замарочки ей ни к чему. Не согласись она с вашим уходом и 'цыдуля' родителей будет написана на администрацию. И так по восходящей. Пока кто-то не возьмёт на себя позорное решение поступить так, как поступили с вами.
  И не надо объяснять мне, что вы ушли сами. А если бы не ушли - что было? Не дали бы вам работать, вот и весь сказ.
  
  Всё, не прощаюсь. Супруга зовёт чай пить. Потом продолжу.
  
  
  Глава 5. 'Другие' дети
  
  
  Прочитал и предался воспоминаниям: - А были в нашем классе 'другие дети'?
  С первым из них повстречался в 1953 году, когда впервые школа распахнула передо мной двери. И звали его Хабибулин.
  В 51-м мы переехали с проспекта им.Сталина на Гаванскую улицу. Рядом с нашим домом были бани со своим историческоим прошлым. Это были единственные бани, которые работали в блокаду. Во времена Н.С.Хрущёва на фасаде брандмаурной стены, где был вход для посетителей, появился барельеф ордена 'Трудового красного знамени'. Потом он исчез.
  Но я не об этом.
  
  Обслуживались бани сугубо татарами, которые проживали на чердаке этих бань.
  Как-то я попал в ихнее жилище и у меня, до сего дня, сохранились в памяти условия их проживания. Между стропилами были повешаны б/у банные простыни, которые отделяли одну семью от другой. В этих условия и жил тот самый Хабибулин.
  Был он ниже меня росточком. Как и все мальчишки подстрижен 'под машинку'. (Чёлки разрешалось носить только отличникам или, по законам того времени, с пятого класса.) Крутолоб и, почему-то, имел пегий цвет волос - чёрный, рыжий, седой. Ходил в школу в спортивных трениках с отвислыми коленками и в пиджаке кого-то из взрослых соседей.
  Почему соседей? Потому, что был 'безотцовщиной'.
  
  Сидели мы за одной партой и я, уходя в школу, всегда заходил за ним на чердак. Мой сосед мог и не пойти в школу, пользуясь тем, что на чердаке, из взрослых, уже никого не было.
  Учился Хабибулин... плохо, это не то слово. И я всегда давал ему списывать домашние задания и всячески помогал на уроках. Но, несмотря на мои старания, кроме двоек он ничего не получал.
  Как-то, на уроке, он шёпотом сообщил, что хочет какать. Я поднял руку и, когда Тамара Тимофеевна обратила на меня внимание, сказал: - Разрешите Хабибулину выйти.
  - Никаких 'выйти', - был ответ учительницы первой моей.
  Через несколько минут она, вручив Хабибулину портфель, выпроводила его из класса и при всех сказала: - Чтобы я тебя в моём классе больше не видела.
  Некоторое время я ходил к нему на чердак и мы занималиь тем, что проходили в классе. Но, спустя месяц, его не стало. Мне неудобно было спросить куда подевался однокласник. Повернулся и ушёл. Больше я его не видел.
  
  А были у нас в классе сестрёнки-двойняшки - Оля и Таня (фамилии не помню). Были они круглыми отличниками, сидели за первой партой и их всем ставили в пример.
  Как-то, в библиотеке, я сказал заведущей, что хочу с ними подружиться, но не знаю как.
  - С кем? - спросила меня библиотекарь. - С этими 'ни рыба, ни мясо'? Ты, конечно, можешь поступать как хочешь, но я бы не советовала с ними дружить. Они не достойны дружбы с таким как ты.
  Тогда я впервые задумался о том, что ученик из меня не плохой. Но почему Тамара Тимофеевна всё время ругается на меня?
  
  Ещё я любил дружить с двоечниками. Из тех, которые оказывались в нашем классе оставшись на 'второй год'. Это был союз не понятых Тамарой Тимофеевной людей. Но мне было уже всё равно, что она ругалась на меня и моего соседа. Я был не одинок. Вот только родители нас 'доставали'. Если одни хвалили за дружбу, то мои любили повторять: - 'Скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты'. Но эти премудрости были для меня 'до лампочки'. Я уже знал, что отличником мне не стать. А раз так, то значит никому не нужен.
  
  Потом были Надя Вассерман и Лиза Рабинович.
  Нас связывала меркантильная дружба. Я рассказывал всяческие потешные истории на которые бала способна фантазия, а они давали списывать домашние задания.
  Но и это не помогло выбраться из определения 'другие дети'. Шлейф пришитый мне Тамарой Тимофеевной тащился за мной из класса в класс до тех пор пока не был отчислен 'за неуспеваемость'. Но это другая истори. О ней написано в повести 'Отец'.
  
  
  Глава 6. Я взрослая лишь понарошку
  
  
  Удивительный человек эта Ася Котляр.
  Её отвергли пойдя на поводу у барзописцев, а она всей душой в прошлой жизни. На ум приходит вывод: - Она либо святая, либо больная. Разве так можно после пережитого стресса?
  Когда со мной происходило подобное, то, доставая из нагрудного кармана запасной вариант своей будущности, утешал себя словами: - Я без вас проживу. А вот проживите вы без меня. И часто, при случайных встречах с бывшими сослуживцами, слышал: - Как же с вами, Евгений Николаевич, было всё просто. Может вернётесь?
  - Нет! - отвечал им без чувства самомнения, - вернуться для меня - всё равно, что наступить себе на 'бейцы'.
  Хорошо, что у женщин этого органа нет.
  
  А тут женщина, которая спустя столько времени, сохраняет в душе любовь, доброту всем с кем её разлучили. Воистину святость исходит от неё.
  Она, должно быть, замечательная жена с которой можно не беспокоится за завтрашний день. Всё будет так же, как вчера - покой, уют, любовь. И не дай Б-г супругу привыкнуть к этому единообразию. Потому, как жизнь научила - если в семье встречается малая толика хорошего, то в ней всё хорошо. Но если чуть-чуть плохо, то плохо всё.
  Не буду рассуждать вслух над ' я взрослая лишь понарушку'. Здесь слова не нужны. Нужно прочитать написанное, осмыслить и, уверен, каждый согласится с моим определением сущности автора. Оказывается среди нас встречаются и такие - не святоши, но святые. Жаль, что это происходит редко.
  
  
  Глава 7. Неуправляемые
  
  
  часть первая
  
  
  Обратите внимание, Ася Котляр на то, как я написал заглавие. Так, а не иначе принято писать его в начале текста. Хотя, можно - как Б-г на душу положит если он к вам ближе чем я.
  Но я не об этом. К редактуре мы ещё вернёмся, если вы этого пожелаете.
  
  
  'Вернёмся к нашим баранам' - тем, кого вы называете неуправлямыми.
  Что же вы делаете мне так больно, Ася Котляр? Зачем 'сыпите сольна на рану', которая не желает зарубцеваться? Чем перед вами-то провинился?
  
  Вадиму было годика три или четыре. Помня прочитанное у Спока: - Ничто так не скрепляет семейные узы как совместный приём пищи, - старались, по возможности, встречаться за обеленным столом всей семьёй.
  Кушая Вадим капризничал. Ну, вам это знакомо.
  И вот, находясь в прискверном расположении духа, не совладал с собой и совсего маха ударил его поголове деревянной ложкой. (Любил я этот инструмент для едальни.) Ложка раскололась пополам, а у сына на лбу появилась шишка. Капризы ушли в сторону, а во мне появился страх: - Ведь я мог убить его.
  Этот страх сидит во мне и доселе. А тут вы со своими воспоминаниями.
   За что?
  
  За молитву спасибо. Сами написали или где прочли?
  Не помню, чтобы меня посещало когда-то желание помолиться. С церковью я не дружу, но хожу в Храм, всякий раз в день кончины родителя. Ставлю свечку перед Николаем-угодником и вспоминаю о прожитом с отцом времени.
  И вот, возвращаясь из церкви, нахлынуло на меня и появилось то, о чём никогда не мыслил. Дарю, если придётся по душе:
  
  Начало веры
  __________________
  
  В канун Католического Рождества я оказался в Белоруссии, в местечке с поэтическим названием Нарочь. Здесь всё было "Нарочь" - и городок, и озеро, и сосновый бор, и центральный магазин, и клуб, и санаторий, в котором я предавался блаженному безделью.
  День начинался с процедур, предписанных врачами. После обеда - тихий час. Вечером - прогулки по сказочной стране "Нарочь" и, конечно же, походы в клуб.
  Местечко "Нарочь" находится на отшибе от мирской суеты Белорусских мегаполисов. Рассчитывать на то, что в клубе появятся корифеи от сцены не приходилось. И всё же, как много нового, невинного творчества удалось мне увидеть здесь...
  
  На сцену, в приглушённую подсветку рамповых огней, выходит девушка лет пятнадцати. И невысокая, и не очень стройная, и одета просто, без изысков, во что-то светлое... Зал замер. Какая-то внутренняя таинственность исходила от всего этого юного существа.
  Где-то за кулисами раздались первые аккорды церковной мелодии и в зал полился её, чуть дрожащий от волнения, голос:
  
  Друзья, заранее прошу прощенья. Быть может, и не время вспоминать.
  А я вот вспомнил, вспомнил всё, мгновенно - деревню нашу, дом, отца и мать.
  
  Отец и мать мне часто говорили:- "Сыночек, милый, к Богу обратись!"
  И ежедневно обо мне молились. Но я любил совсем другую жизнь.
  
  Вино, друзья и сотни развлечений, мне ослепили сердце и глаза.
  И, ослеплённый, с диким наслаждением, смотрел я в рюмку, а не в небеса.
  
  Молитвы для меня страшнее Ада были. О Боге я и слышать не хотел.
  Летели дни, я жил в грязи и пыли. И думал я, что это мой удел.
  
  Мне не забыть, наверное, во веки тот страшный день - отец мой умирал.
  Из материнских глаз слёз вытекали реки, а я стоял хмельной и хохотал.
  
  Ну, где же Бог твой? Что ж он не спасает? Он - исцелитель, что ж ты не встаёшь?
  Без Бога люди так же умирают. И ты, отец, как все в земле сгниёшь.
  
  Он улыбнулся и сказал сердечно: - Я жив ещё, а ты, сынок, мертвец.
  Но знай, что мёртвым ты не будешь вечно и скоро воскресит тебя Творец.
  
  Отца похоронили... Мать молилась... Вдвойне молилась о душе моей.
  Потоки слёз, что за меня пролились, я буду помнить до кончины дней.
  
  Зал замер от столь жестоких откровений чтеца, с каждой строчкой повествующего наполняясь осознанным вниманием многих и многих душ. Чуть повернувшись, я увидел накатывающиеся слёзы на глазах соседки и понял, что не у одного меня давящий ком перехватил горло.
  
  Ну, а тогда я думал по другому. Была противней мать мне с каждым днём.
  И вот, однажды, я ушёл из дома. Глубокой ночью, словно вор - тайком.
  
  Тогда вскричал я: - Вот она - свобода! Теперь я волен в мыслях и делах!.
  Не знал тогда я то, что жизнь - болото. Ступил на кочку и увяз в грехах.
  
  И жизнь меня как щепку закружила в водовороте суеты и зла.
  Вначале хорошо кружиться было, но вскоре закружилась голова.
  
   И вместе с этими словами в памяти моей вдруг стали возникать картины своей бездумной, бесшабашной юности. Юности, которую мы, порой, вспоминаем с грустью и упоением, а, порой, бежим от нахлынувших воспоминаний, прячась от самих себя.
  
  И вскоре стал ужасной страшной мукой мне каждый круг и каждый оборот.
  Я волю напрягал, ум и, до боли, руки... Но жизнь - водоворот, водоворот.
  
  Вино! - источник зла и тысячи лишений. Приятный "круг". Он многих потопил...
  Но есть источник жизни и спасенья... Не пил я из него, а из бутылки пил.
  
  "Друзья"! - Какое лживое, обманчивое слово. В водовороте есть и этот круг.
  О, если б жизнь моя могла начаться снова - со мною был единственный мой друг.
  
  Круг развлечений - в золото одетый. Как ярок он. Меня он ослепил.
  Я был слепцом. Не видел рядом света. И в страшном мраке по теченью плыл.
  
  Но кто же мог спасти меня от смерти. От тех "кругов", влекущих так на Дно?
  Не человек! Не человек, поверьте. Ответьте - кто же?! Ну, ответьте, кто?
  
  Да и как же права эта девчонка! Вот так всегда - окунувшись в грехи, натворивши бед, мы прозреваем с большим опозданием, оказываясь в сплошном одиночестве. И в осознании своём мечемся в поисках праведного пути.
  
  Метался я не находя ответа. И вот однажды летом, в сильный дождь,
  на улице я друга детства встретил. Увидев земляка почувствовал я дрожь.
  
  Предстал передо мною милый образ. Глаза печальные и мокрые тогда.
  Забилось сердце, задрожал мой голос... А вырвались бездушные слова:
  
  "Ну, как там мать? Меня хоть вспоминает? Наверное давно уж прокляла?...
  Хочу заехать всё, да время не хватает. Сам понимаешь - то работа, то дела".
  
  "Дела? Работа? - Помолчал бы лучше. Твои дела не трудно угадать.
  Я расскажу, но только сердцем слушай, про то, как позабыла тебя мать.
  
  Когда ты скрылся, мать твоя от горя вся поседела - ведь тобой жила.
  И каждый день, с невзгодой лютой споря, шла на распутье и тебя ждала.
  
  И, руки простирая свои к Богу, молясь во имя пролитой судьбы,
  Она стояла влитая в дорогу, столпом надежды, веры и любви.
  
  Ну, а когда стоять стала не в силах. Когда она совсем в постель слегла.
  Кровать к окну подвинуть попросила. Смотрела на дорогу и ждала."
  
  Его слова, стремительным порывом, с души сорвали равнодушье враз.
   Я задрожал и прошептал пугливо:-"Скажи, что с ней? Она жива сейчас?."
  
  И как же мы бываем не справедливы к своим матерям. И как же, уверовав в себя, выходя на свою жизненную дорогу, увязая в быту своих проблем, забываем о тех, кто даровал нам ЖИЗНЬ. Тех, кто помнит о нас до кончины своих дней.
  
  "Сейчас - не знаю. Уезжал - дышала. В бреду шептала странные слова: -
  "Сыночек, милый, ты пришёл, я знала...". А ты - работа говоришь - дела."
  
  Я побежал, подстёгнутый как плетью, одним желаньем жгучим, как огонь: -
  Увидеть мать, не опоздать, успеть бы... Упасть пред ней, раскаяться во всём.
  
  Вокзал и поезд, и одно лишь слово в висках звучало молота сильней.
  Хотел не думать, но напрасно. Снова я слышал лишь одно - скорей, скорей!
  
  Вот поезд встал. Я вышел. От волненья меня трясло и что-то жгло внутри.
  Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью, от пламени горевшего в груди.
  
  Знакомая дорога и деревья. И только незнакомый сердца стук. Вот кладбище...
  За кладбищем деревня... Могилы... И отца я вспомнил вдруг.
  
  И ноги как-то сами повернули. И в тишине, зашелестев листвой,
  Меня к его могиле потянули, заросшей и заброшенной тропой.
  
  Я шёл, до боли напрягая зрение. Склонённая берёзка. Значит здесь.
  Впервые в жизни стал я на колени, прижав к щеке холодный, мокрый крест.
  
  "Отец, прости безумную ошибку. Ты прав... Ты жив... Я слышу шёпот губ...
  Стоишь ты предо мной... Твоя улыбка... А я - зловонный, сгнивший, мерзкий труп.
  
  Но я заботой и любовью к маме сотру всё прошлое, клянусь тебе.
  И ты, мой папа, будешь в сердце с нами..." А, если... Если мать уже в земле?...
  
  И сердце снова бешено забилось. Я огляделся - тьма, ни зги кругом.
  И вдруг - луна, окрестность осветилась, и я увидел рядом свежий холм.
  
  И лишь Луна и Звёзды только знают, как я со стоном на могилу пал.
  И мамин холмик обнимал, рыдая. И землю по сыновьи целовал:
  
  "Ты слышешь, мамочка, прости, родная! Не надо, не молчи, открой уста.
  Давай молиться вместе, дорогая. Встань, мама, слышешь... умоляю встань!"
  
  Но холм молчал дыша могильным тлением. Кругом ни звука - словно мир уснул.
  И, вдруг, я понял, кто мне даст прощенье. И к небу, с воплем, руки протянул.
  
  И эта ночь последней стала ночью в моей безбожной жизненной ночи.
  Она открыла мне слепые очи и я увидел новый, чудный мир.
  
  С тех пор живу я с Господом Иисусом. Моё в нём счастье, мир и чистота.
  И сотни раз сказать не побоюсь я, что я не мыслю жизни без Христа.
   ********
  Когда я вижу пред собой картину - заплаканную, сгорбленную мать.
  А рядом гордого, напыщенного сына - от всей души мне хочется сказать:
  
  "Вы, матери, имеющие сына - прострите Ваши руки к небесам.
  И верьте, что молитвы Ваши сильны творить и после смерти чудеса!
  
  Вы, сыновья, забывшие о Боге - взгляните на молящуюся мать.
  И встаньте рядом, чтоб в своей дороге вам эти слёзы не пришлось пожать!"
  
  Гробовая тишина ещё долго не покидала зал. Минута, две?... Гром жизнеутверждающих аплодисментов взорвал тишину. Люди стоя аплодировали девочке за столь правдивый, жизненный, хоть и жестокий стих.
   " " " " "
  Случайно мы встретились в гардеробе. Выходили из клуба уже вместе и долго бродили по берегу уснувшего в зимней ночи озера. На прощанье она подарила мне рукописный экземпляр стихотворения. Я же делюсь этим подарком с Вами, друзья мои.
  
  Вот и всё об этом. Пожалуйста, не надо со мной так жестоко.
  На часах три без пятнадцати. Устали глаза и, вообще, надо спать ложиться.
  Завтра встретимся и, надеюсь, закончу с вашей работой.
  До встречи.
  
  
  Доброе утро, Ася Катлер! С хорошей погодой вас.
  Продолжим разговоры разговаривать?
  
  
  Глава 8. Неуправляемые Часть 2
  
  
  Каждая из глав нашего автора наводит на размышления, сравнения, а порой сомнения. Не является исключением и 'Неуправляемые-2'.
  Сравнивать у меня не с кем. Всякий раз когда подобный 'супермен' встречался на пути, что выбивало из жизненной колеи, старался как можно быстрее расстаться с таковым.
  Размышлений на тему чрезвычайной активности у людей не было. Была убеждённость - вот "разобьёшь себе морду", тогда успокоишься. Зачастую так и было.
  А вот сомнения по поводу написанного появились. И впервые появились именно сейчас.
  - Почему активный человек это хорошо, а гиперактивный - плохо? Ведь 'гипер' это 'сверх', 'супер'. И у молодёжи такое качество считается авторитетным. Так почему у взрослых это вызывает раздражение? Может потому, что взрослые, как мамонты, привыкли к тихой размеренности. А хорошо ли это?
  
  Представьте себе, что на премьеру спектакля театра 'Перемена' пришёл такой мамонт и что? Да он уснёт сразу после первых аккордов увертюры.
  А кто в экстазе будет апладировать актёрам после того как опустится занавесь? - Суперактивный зритель. Так что, спрашивается, вам надо? Что вы такому приписываете диагноз? Будьте проще.
  Если суперактивность наблюдается за вашим ребёнком, то надо поддержать его адекватным поведением несмотря на свой возраст. Носитесь с ним, сходите с ума, стройте и ломайте тут же под акопонимент индейских завываний, будьте немного 'Карлсоном, который живёт на крыше', вымотайте его до обессиленности со словами - 'спокойствие, главное спокойствие. Завтра принесу тебе сто тысячь люстр', и он станет покорен как объезженна лошадь.
  А дав ребёнку чуть отдохнуть, предложите, исподволь, сделать что-то созидательное. (Давай, скорее, наводить порядок. Скоро мама придёт... А мама, вернувшись из магазинов, обязательно должна похвалить смоих мужиков глядя в глаза суперактивному ребёнку.) В случае отказа (каприза) напомните о том, что вы же играли с ребёнком, а теперь его очередь играть с отцом наводя порядок в разгромленной квартире.
  
  Если суперактивный ребёнок является вашим учеником, то тут ещё проще.
  То, что мудрые взрослые называют диагнозом, можно рассматривать как желание ребёнка обратить на себя внимание. Вот и поставьте такого 'во главу угла' - загружайте заданиями, просьбами выполнить что-то, вызывайте чаще к доске и, даже если он не отвечает необходимыи знаниям, решайте задачку вместе с ним или вместо него, делая вид, что это он решает. Закончили решать, не спешите отправлять его на место. Предложите решить следущую, аналогичную, задачку, но с меньшей опекой воспитуемого, а можно и без неё если 'клиент дозрел'.
  
  Взрослому 'супермену' необходимо давать индивидуальные задания, но с обязательным соблюдением 'Техники безопасности'. Задания должны быть краткосрочными, не обременительными (поначалу), носящими подготовительный характер для свершения значимых дел. И в свершении этих дел уместно участи перевоспитуемого в бригаде. Чтобы он видел необходимость своего труда и вливался в коллектив .
  Можно поставить такого на руководящую работу. Я таких ставил на приёмку машин с бетоном требующей постоянного учёта - сколько машин принято за определённый период времени. И конечно же не спускал с перевоспитуемого глаз, время от времени подходя и спрашивая: - Сколько машин принял?
  В случае крайней необходимости можно и прикрикнуть на такового не ущемляя его самолюбия. Такие люди очень любят когда к ним обращаются по имени, причём полном. Не Женька или Женя, а Евгений. (Ко мне не относится.)
  
  Вот и всё, уважаемая Ася Котляр. И ничего здесь сложного нет. Это взбалмошность характера, а не диагноз. По жизни так оно и было. Когда-то родители допустили подобное, а расхлёбывать приходится окружающим.
  
  Осталось прочитать семь страниц печатного текста по которым, обязательно, дам своё суждение. А что потом? Школа? Пили, строгай? Согревай детишек теплом батарей?
  Продолжу, пожалуй, обзор работ принятых на конкурс. Вот только обидно, что не все реагируют на это. А мне так необходимы отклики авторов, чтобы почуствовать свою необходимость.
  
  
  Глава 9. О самом главном
  
  
  Прочитал, перечитал вникая в каждое слово, вышел на кухню покурить осмысливая прочитанное, попил кофе, снова закурил разбираясь в ощущениях от 'О самом главном'...
  Вернулся в кабинет, сел за комм и рука не поднимается в ответ на то, что вложила автор в написанное.
  
  Читаю: - 'Жизнь продолжается, дорогие мои и если обстоятельства сложились так, значит нужно приспособиться к этим обстоятельствам.'
  Вот тебе раз! А как же:
  
  Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
  Пусть лучше он прогнется под нас,
  Однажды он прогнется под нас.
  
  Здесь, уважаемый автор, наши взгляды расходятся. Здесь Макаревич затмевает великого стратега в преподавании на которого вы ровняетесь.
  
  Касаемо вашего кумира хочется сказать, что он напоминает мне незабвенного Кашпировского:
  - Закройте глаза, расслабьтесь, ни о чём не думайте, приступаем к медитации.
  
  Полагаю, что если бы Шалва Александрович преподавал сегодня в школе на основе своих теорий о учителе, то вылетел из заведения раньше, чем отстранили вас от преподавательской деятельности.
  - Нет и не может быть других теорий в преподавании, кроме тех, которые спускаются свыше, - сказали бы ему и указали на дверь, пожелав, при прощании, 'приспособиться к этим обстоятельствам'.
  
  Я не укоряю вас. Вы вольны поступать так, как видите преподавательский процесс. Вы здесь Корифей. Но всё, что связано с Б-гом... Впрочем я уже говорил об этом.
  
  
  Глава 10. Симфония учительского сердца
  
  
  Глава эта как заключительный аккорд в произведении Арама Хачатуряна 'Танец с саблями' на нотах которого он написал: - 'Черт возьми, в угоду балету!'
  Так же громогласно звучат литавры доводя читателя до осознания величия написанного автором. И это не мольба о понимании учителя как личности. Это самоутверждение в своей деятельности. Требование не считать преподавателя товаром во времена товарно-рыночных отношений.
  Времена меняютя, а учитель остаётся. И быть учителем может только тот, кто впитал в себя необходимость преподавательской деятельности, которая не возможна без воспитания личности в своих подопечных.
  Импровизаций произведения Арама Хачатуряна множество. Но гениальность произведения присутствует всегда. Так и с учителями - они разные, но цель у всех одна: - Создать Человека способного на воспроизводство счастливого общества.
  
  Осознавая всю сложность учительской деятельности представляется, что в преподавательском процессе надо изменить главное - исключить школу как учебное заведение.
  Значимей ввести лицеи на манер тех в котором учился А.С.Пушкин. Ребятня переходит на полный пансион лицея, находившегося в ближайшем пригороде, в парке или лесу со здоровым климатом, далеко от родителей, от которых все беды у преподавателей. Поверьте, что они справятся со всякими учениками, если им никто не будет мешать.
  
  Вспоминается школа в деревне Михайлёвка, Хвалынского района, Саратовской области.
  Школа занимает бывшую помещичью усадьбу из красного кирпича. Расположена на берегу реки Волга. Тишина, природа сказочная, покой.
  В школе четыре начальных класса - первы, второй, третий, четвёртый. Ребятни около сорока человек. Все учатся в одном помещении. На всех один учитель из мужчин. И, представьте себе, он справляется со всеми вверенными ему характерами воспитанными до него.
  Ученики из дальних деревень живут в школе, потому как зимой отправлять их домой небезопасно - бураны, мели на Волге всегда неожиданны. Живут под присмотрои учителя отвечающего и за их быт. (Не слабо, а?)
  Я знаком со многими из этих учеников. И то, что все они достигли определённых вершин в жизни, говорит о качестве их образования.
  Санька Солнцев - преподаёт в космическом центре.
  Володька Сиротин - художник на уровне Петрова-Водкина.
  Валька Власова - министр культуры в Правительстве города Хвалынска и Хвалынского района...
  Человек за двадцать наберётся из тех, кто сегодня 'правит бал'.
  Но есть, например, Володька Петров - токарь завода 'Электрофидер'. Его имя занесено в Книгу Почёта посёлка Возрожения, находившегося километров восьми от Михайлёвки, и города Хвалынска, что в тридцати километрах.
  Назвал бы всех поимённо, но не хочу занимать время автора этой главы.
  
  А теперь скажите, уважаемые родители, какого, спрашивается, вы вмешиваетесь в учебный процесс, да ещё, как наложницу в гареме, выбираете учителя для своего чадушки?
  Не сметь! - я сказал.
  
  
  P.S. Говорим и слышим
  
  
  Свершилось! Человек вернулся! Вернулся Учитель сеять разумное, доброе, ясное.
  
  Всё как в Ветхом Завете: - 'Летит ветер к югу, поворачивает к северу - кружится, кружится ветер и возвращается на круги свои.'
  Вам это ничего не напоминает?
  
  '... И воскрес Иисус, сошёл с Голгофы на Землю Ирусалимскую, протянув длань к жителям сказал:
  
  - Дети мои, прощаю вам деяния ваши, грехи вольные и невольные. Пришёл к вам
  вразумить не творить безумия в безумии. Пусть каждый кто сподобится сотворить зло
  ближнему подумает прежде. Нальет в чашу вина виноградного себе и соседу своему.
  Сядет за стол с явствами от Природы - Матери нашей и без камня за пазухой поведает
  о обидах своих.
  
  - В разговорах добивайтесь понимания друг друга и душ ваших. Не храните зла в
  сердце. Пусть исходит из него Любовь и Доброта ко всем кто мыслит себя скорбящим в
  обидах. Гоните обиду прочь и проникнитесь прощением ко всякому.
  
  - А если кому невмочь будет сохранять ум трезвым, рассудительным - то придёт он к
  Учителю своему, поведает о сомнениях и найдёте вы праведное решение за разговорами
  до полного понимания.
  
  - Не в обиде я за боль, что вкусил от рук ваших. Отец наш, Творец всего на Земле,
  не дал мне упокоиться в мучениях за вас. А повелел встать из гроба и вернуться на
  круги своя дабы обогатить ум ваш светлыми мыслями о Добре и Счастье. Чтобы жили вы
  в Любви и не помышляли зло сотворить рядои идущему.
  
  - Давайте жить в мире и согласии до дня ссудного всем предназначенного. Увидит
  Отец наш, что в живём мы в Любви и помилует всех сберегя от Гиены огненной.
  
  - Истину говорю вам. Ибо верую в Мир и Согласие, в Веру и Надежду, Любовь между
  нами.
  
  - Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит.
  
  - Аминь...'
  
  Вот и автор наш не смог отлучить себя от воспитанников своих и вернулся в Храм наук прощая всех и за всё. Примите, читатель, его таким как он есть помня обращение Христа к народу Землю населявшему. Пусть в отношениях ваши царит союз и согласие.
  
  На этом заканчиваю обзор откровений автора записанным под названием 'Кто ты, Учитель?'
  Пусть каждый из нас ответит на этот вопрос сам. Так как подсказывают ему разум и душа.
  До свидание, друзья и недруги. Поверьте, что и я был откровенен в беседах с Учителем.
  Таким людям можно доверять. Чего желаю всем читателям обзора своего.
  
  Ваш Евгений Грошев-Дворкин.
  
  
  Зайкова А.С. Как спят поезда?
  
  
  Трогательная история. Напоминает о истории Малыша из 'Малыш и Карлсон':
  - Папа, если я действительно стою сто миллионов, то нельзя ли дать мне немного наличности, чтобы я купил собаку?
  Папа пробурчал что-то во сне и, натянув обеяло, повернулся на другой бок.
  А Малыш вздохнул тяжело со словами: - Похоже всю жизнь проживёшь без собаки, - укутавшись по-плотней в одеяло отправился в спальню.
  
  Наш Мальчик не такой.
  Живя в родительской любви и благополучии он хочет, чтобы всем, кто им любим, было хорошо. Особенно поездам. И взяв подушку и одеяло, такие тёплые, мягкие, отправился на вокзал поделиться своим благополучием с поездами. Хотя бы с одним из них.
  И перед глазами встаёт картина написанная автором:
  - На пероне, в темноте ночи разрываемой фонарями, стоит Мальчик в джинсовой куртке одетой поверз пижамы и, прижав к себе одеяло и падушку, чтобы сохранить домашнее тепло, ждёт поезда.
  Картина достойная киноплёнки мультипликационного фильма для детей и взрослых.
  
  А дальше всё, как и должно быть в счастливых семьях - Мальчика находят любящие родители и, после разговора 'по душам', втроём отправляются домой.
  Ещё раз не могу удержаться, чтобы не поапладировать автору. И, для того, чтобы никто не мог его упрекнуть, предлагаю поправить сбои в тексте:
  
  - Ты... хочешь отдать НАМ (?) им наше одеяло? - испугался Петька.
  ( Петька - это монстр, который живёт под кроватью Мальчика. И, не смотря на то, что он страшилище, Мальчик сумел с ним подрудиться.)
  
  - Почему вы плачете? - удивлённо спросил он, обнимая их.
  Позвольте, а куда делись подушка с одеялом, которые держал Мальчик? Может, перед этим, их взял папа?
  
  - ... и если тебе вдруг захочетс куда-то уйти, попроси нас, и мы сходим вместе.
  А если так:
  - ... если тебе вдруг захочется куда-то пойти, скажи нам и мы сходим вместе.
  
  Спасибо за рассказ, автор. Понравился.
  
  
  Антон День рождения
  
  
  Симпатично написанный рассказ из области 'естествознания'(?).
  Почти по М.Жванецкому. Только у того в юмореске монолог исходит от мужчины, а здесь от женщины. Оно и понятно - живут дольше, дай б-г им здоровья.
  Но и женщине есть что сказать о жизни своей - пути пройденном от рождения до ' девяносто дев...' лет. В таком возрасте и уходить не совестно. Всё пережито, всё создано и передано в пользование потомкам. Живите, творите, продолжайте род фамилии нашей и будет вам радостно. И без скорби уйдёте в Мир иной, пусть, даже, забудут вас ближние.
  Понимаю я это - живое к живому, а мы своё прожили отдав всё, что в нас было.
  
  Да-а-а! Долгожительница, но какая молодец. А тут - ещё семидесяти нет, а жить не хочется. Устал от никчемушности. А может, чем Чёрт не шутит - ещё тряхнём стариной?
  
  
  Котляр А. Верь мне, мама...
  
  
  Впервые взялся за обзор сценария пьесы. Возможно, что в чём-то окажусь неправ и тут, надеюсь, автор придёт на помощь.
  К своему стыду, взяв в руки 'Вишнёвый сад' А.П.Чехова, так и не сумел дочитать пьесу до конца. Все эти вставки-заставки, сноски на то как актёр должен воспроизвести действо происходящего на сцене, сбивали с темпа чтения и, вследствии этого, с ощущения от прочитанного. А до этого, посмотрев спектакль на сцене БДТ, пришёл к выводу, что он уступает кинофильмам в динамике. Но не буду хаить спектакли как одну из ветвей исскуства. Не дано вкусить всей прелести драмотургии, значит не дано.
  
  Но сценарий этой пьесы потряс. Всего шестнадцать страниц печатного текста на каторых уместились вставочки-заставочки. Прибавьте сюда перечень действующих лиц с указаниями кто из них кто и, кажется что можно вложить в эти страницы.
  А вложена одна из трагедий сегодняшней жизни и, страшно подумать, что коснулась она и школы. Простой общеобразовательной школы каких тысячи. А представив себе, что в каждой из них 'свои погремушки', то 'лысина дыбом' встаёт от осознания переживаний, слёз, непереносимого горя, которые испытывают учителя. А у них у самих ' дом полон хлопот'. Воистину колено надо преклонить перед такими людьми со словами благодарности.
  Но прийти к такому выводу можно только тогда, когда прочитаешь 'Верь мне, мама...'
  Навряд ли кого из читателей пьеса оставит равнодушным потому, что написанное взято из жизни и преподнесено талантливо.
  Видно, что автор знает о чём пишет: ни одного сбоя в процессе действа вынесенного на сцену. И здесь есть над чем задуматься касаемо режесуры - как, каким образом актёр может донести до зрителя то, для чего текста нет?
  
  - Ольга Андреевна ... звонит. Трубку никто не берёт.
  А как зритель узнаёт об этом без объясняющей реплики актёра?
  Или вот здесь:
  - Ольга устало оглядывает ёлку, улыбается через силу. Садится на стул и плачет. Горько-горько.
  Ответьте мне, автор: - Как это показать на сцене? В кинофильме просто - дать 'крупный план'. А как 'я в восьмом ряду, меня узнайте мой маэстро' могу это увидеть в спектакле? Не знаю - может следует отбросить дотошность? Но так хочется понимания в происходящем где бы то нибыло - в рассказе, стихах, пьесе.
  
  Ну, а теперь, Ася Котляр, давайте поработаем. Думаю, что это и в ваших интересах
  
  Картина вторая
  
  - Кабинет старшего инспектора депортамента по зАщите ребёнка.
  - О к с а н а. Да его жена пока не очень принимает Дмитрия. И Дмитрию не нравится [пока] новая жена Зайцева.
  - А н д р е й. Здравствуйте. Можно?
  Нарушна последовательность. Сперва 'Можно', а потом 'Здравствуйте'.
  И, потом, в учреждениях так не говорят - 'Можно?'. Следует говорить - 'Разрешите?'
  В армии на слово 'Можно?' отвечают: - Можно у Машки. (извините за сленг).
  - Л и д и я С е р г е е в н а. А вы часто наркоманок видели?
  - О л ь г а А н д р е е в на. Не часто.
  - [О л ь г а А н д р е е в н а(?)]. А я часто. ...
  - Л и к а (кричит). ... А жить нам нА что?
  - Л и к а. ... Это он тебя одевает, обувает и [в ресторан водит]... водит в ресторан.
  - Л и к а. Я(ЗПТ) иногда(ЗПТ) [беру эти таблетки] пользуюсь таблетками.
  
  Картина третья
  
  - Д и м а. [У меня болит живот] Живот болит.
  - Д и м а . ... В нашем небольшом классе и то половина с воСкресными папами.
  - О л ь г а А н д р е е в н а. В школе[,] и счастливые должны были наряжать ёлку. ... А раз уж мы сидим в этом жутком коридоре, хотя бы выслушай меня(ЗПТ) Дима/
  - Д и м а. ... А крысу [эту] его видеть не могу.
  
  Картина четвёртая
  
  - И р а. ... А папаШка хочет его забрать.
  - С в е т а. ... А эта - как у всех. [У] В 7 [А] 'А' классе такая же, ... А [у] в 5 [Б] 'Б' зелёные ...
  
  Действие второе
  
  Картина первая
  
  - П о л и ц е й с к а я. ... Если ничего не будет обнаружено, вы вернётесь к сынУ
  - Д и м а. ... Я всё-всЁ буду делать.
  - О л ь г а А н д р е е в н а. ... [Едьте] Поезжайте и сделайте то, [что] о чём они просят.
  - Л и д и я С е р г е е в н а. ... А у нас тут каждый день такие драмы разыгрываются, так нам что теперь, [не кушать прикажете] прикажете не кушать.
  - А н д р е й. ... ДвА или три месяца держалась[,] и снова пропала на четыре дня.
  - А н д р е й. ... Ты - маленький, уйти не мог, [мама] бабушка тогда далеко жила ...
  
  Картина вторая
  
  - О л ь г а. Устало оглядывает ёлку, улыбается через силу. Садится на стуЛ и плачет.
  - В а н я. Ольга[,] Андреевна, а что с Зайцем?
  
  Вот и всё в первом приближении.
  Но вот ещё на чём надо остановиться:
  В самом начале, курсивом, вы даёте краткое описание пьесы. Но 'эта процедура' имеет своё название - Анонс. Так и напишите это слово сразу после ' Пьеса для школьного театра'.
  А вот из аннотации столь подробное описание произведения я бы убрал. Написал коротко: - Из жизни одного мальчика (школьника, ученика).
  И с названием пьесы что-то не так. Ощущение от него такое, что виноват сын. А это не так.
  Здесь надо хорошо подумать М.б. так: - 'Не совсем школьная история'. В сочетании 'Пьесы для школьного театра', помоему, подходит.
  Впрочем автору виднее.
  
  
  Санрин К. Сказка про лягушку Наташу
  
  
  - 'Ну, что за прелесть эти сказки!' - захотелось прокричать вслед за Пукиным прочитав о приключениях Наташи. Славно написано!
  Действительно так, порой, и происходит в ребячей жизни. Да только ли в ребячей?
  Иногда, будто заколдованный, теряешь радость в жизни, но обязательно приходит человек, который вновь делает тебя счастливым.
  У каждого из нас этот человек свой - единственно любимый. У Наташи это оказался Вася, который, до встричи с ней и неподозревал, что он принц. У вас, читатель, этот человек может быть своим. И вы увидете в нём то, что другим недоступно. Надо только верить в хорошее, не допускать необдуманных поступков и ваш, и только ваш, Принц приедет за вами на белом коне. Приедет, возьмёт с собой в дали дальние на зависть всем, кто над вами потешался тогда, когда злые чары подвигли вас к одиночеству.
  Счастья тебе, Наташа!
  
  
  Народный О. Рыцари подворотни
  
  
  Приятно встретить на страницах конкурса коллегу обозревателя. Тем более, что тему для обзора он взял из жизни прожитой мною по молодости лет.
  Я так понимаю, что время действия описываемое в обзоре (читай рассказе) относятся к пятидесятым годам. Потому, как в шестидесятых 'дворовый бандицизм' стал сходить на нет. А с появлением песен Пахмутовой и Добронравого совсем исчез. Так было в Ленинграде. Но оставались ещё Ростов-папа, Одесса-мама и, как продолжение блатняка - Воркута, Колыма, Магадан.
  Да-а-а! Всё так и было как описывает обозреватель (читай автор). И было это в проходных дворах доходных домов, где во множестве проживали те, кто пережил блакаду, победил в Отечественной, но не вернулся домой по причине, что жизнь отдал на полях сражения. А дома осталась жена с ребятами, которых надо 'поставить на ноги', вывести на широкую дорогу жизни. Не у всех матерей это получалось. Были и такие, которые 'не отплакавшие - отревели' и пустились, 'во всю ивановскую', заливать горе водкой, оставив детей на произвол. А произвол приводил ребятню - кого в детские дома, кого по тюрьмам распихал за то, что 'метали финки-ножики с наборной ручкой, острые'.
  Вот так это было каких-то шестьдесят лет назад. И на то были причины - война и неустроенные послевоенные годы.
  
  Ну, а сегодня что послужило появлению подобных пацанов? Лихолетье давно кончилось и если воюет правительство наше незнамо зачем, но голода нет, который побуждал браться 'из напильников делать ножи'?
  На мой взгляд грабят, режут, убивают сегодня от перенасыщенности бездельем, от безхарактерности, если позволите. Шли бы лучше работать, пацаны. Это не так интересно, но спасёт от 'мест ни столь отдалённых'.
  
  Благодарю за рассказ, коллега. Он о 'гаванской шпане' напомнил среди которой жил.
  
  
  Талызин Н. Горькая ягода черешня
  
  
  Замечательный сюжет выбрал автор, чтобы рассказать о истории в жизни главного героя.
  Читая, невольно вспоминаешь слова Э.М.Ремарка: - Бог проклял человека дав ему память.
  Такое вспоминать больно, но и позабыть нельзя. Как острый нож сидит в сердце несправедливость по отношении к девочке Тане. Но и во всём рассказе чувтвуется несправедливость по отношению к проживающим на необустроенных просторах Крайнего Севера - взрослым, детям, Мальчику.
  А всему причиной является 'Союз нерушимый республик свободных'. Не дай Бог это повториться.
  А ведь может, если во главе стоит 'собиратель земель русских'.
  
  Одно удручает в написании рассказа - какой-то он 'рваный'. Без начала и середины.
  А вот концовка превосходная.
  
  
  Санрин К. Аля и мальчики
  
  
  Два маленьких рассказика из жизни маленькой девочки Али. Но как насыщенны эти рассказы событиями. Закрыл последнюю страницу опубликованного, а в душе носится: - 'Ещё! А что дальше было?'
  Если продолжить повествование дальше, то прекрасная книга получится. Со времён 'Приключения Почемучки', 'Что я видел', 'Денискины рассказы' не помню чтобы подобное выходило в свет.
  Может попробуете, автор? У вас это здорово получается.
  
  
  Ледовский В.А. Сука-жизнь
  
  
  Вчитываясь в опубликованное автором диву даёшься по поводу того, как люди, порой, распоряжаются жизнью. У меня нет определения таким. Бог миловал и не встречались они на моём жизненном пути.
  Были знакомые ребята у которых родители вели разгульный образ жизни, но не до такой степени, чтобы напрочь забывать о детях. А тут...
  Такое не укладывается в сознании.
  
  Понять Мишку можно. Воспитание он получил от бабушки и, как я понимаю, воспитание достойное. Но вернувшись к маме (рука не поднимается написать такое про опустившуюся женщину) он сталкивается с другим образом жизни - ему не знакомым и не принимаемым.
  Бороться за мать, наставлять её на путь истинный не получается даже тогда, когда дело доходит до попытки смертоубийства. И Мишка сдаётся по причине, что безсилен что-то сделать. Собирает рюкзачок и возвращается к бабушке. Дай Бог ему всего хорошего.
  
  Но остаётся безответным вопрос: - Откуда, почему появляются такие женщины, матери? Понимаю, что это распущенность. Но как она взяла верх над человеческим сознанием?
  Когда задумываешься над этим, то понимаешь суть этого рассказа. Она в том, чтобы найти ответы и встать преградой на пути к прожиганию жизни.
  
  
  Бачурина М. О нём...
  
  
  Если исходить из того, что поэзия порыв души, то сложность обзора её, как произведения, заключается в том, что могут не совпасть восприятие стиха при прочтении и душевного порыва, который в него вложил автор. Но, ещё в начале обзора работ участвующих в конкурсе дал слово себе и авторам не лукавить в своих ощущениях. Пусть они расходятся с авторскими, но это ещё одна из картин, которая воспринимается извне.
  
  Итак, стихотворение 'О нём...'
  Привлекла своей актуальностью фраза: - 'Пусть каждый за правду заплатит.'
  А 'правда', как мне кажется, в том, что героиня, от лица которой идёт монолог, предлагает собеседнику , встретившемуся, вполне симпатичному парню, разделить понятия 'чувства' и 'осознание' случайного знакомства.
  Парень разбередил душу девушке, но сердце-вещун вселяет в сознание сомнения в истинности чуств. Их недостаточно, чтобы оставить парня в сердце навсегда. И выход в подобной ситуации героиня видит один: - 'Пусть каждый за правду заплатит.'
  
  Говорить о качестве стихосложения не берусь. 'Каждый дышит как он слышит'.
  Удачи вам, автор и в жизни, и на конкурсе.
  
  
  Саприн К. Лирика и Шторм
  
  
  Ну, что ж... Рассказ лиричен и тут не отнять, ни прибавить. Вот только сказочного в нём не увидал.
  Вполне прозаичный случай из жизни скороспелой молодёжи. Такие были и до нас, были и в наше время, и, как повествует автор, присутствуют сегодня. И называется случившееся с молодыми людьми - 'Генторная революция'.
  Пусть так. Только история её известна со времён У.Шекспира. Вспомните 'Ромэо и Джульета'. Правда им не пристало думать о том как прожить день насущный. Социальный статус этой парочки позволял жить не думая о том, что для создания семьи необходимо... Тут вспоминается прибалтийская пословица: - Трудись, трудись, построй свой дом, смотри на девушек потом'.
  Ну, а что же наши герои - Лирика и Шторм?
  В Лирике лиричности 'выше крыши'. Она и сподвигла её забраться в постель к однокласнику. А вот в Шторме, простите, ничего штормового не увидал. Чем занимается - не понятно. Как собирается быть кормильцем семьи - не ясно. Носить Лирику на руках можно лишь по вечерам, после работы. А днём руки должны быть свободными и заняты делом во имя семьи сложившейся по вынужденным обстоятельствам. Хорошо, что Шторм не отрёкся от ребёнка и возлюбленной. А такое бывает часто в подобных ситуациях.
  Как отнеслись к супружеству родители молодожёнов - ясно. Не одобрили, но делать нечего. Пускай себе живут, но только в отдельности, своей семьёй. Ещё будет здорово если они не возьмут на себя обязанности спонсоров молодых.
  Но тут вездесущные бабушки засуетились обихаживая внучат. Только бабушки не вечны. И пенсии у них 'не ахти', чтобы подкидывать деньжат на прожитиё молодой семье. Так, что неизвестно как всё сложится между Лирикой и Штормом. Надеюсь, что муж осознает свои обязанности и станет кормильцем и жены, и ребёнка. Хотя... Какой из него кормилец без специальности. А приобретать её нужно до того, как решил стать отцом.
  
  В общем грустно мне стало от такой лирики.
  
  
  Ледовский В.А. Третье проклятие
  
  
  Уникадьный, я бы сказал, для конкурса рассказ. Поучительный и назидательный.
  Да, взятый за основу сюжет исторический. Правда это или нет - трудно сказать. Всё в истории России перемешалось со временем. Но то, что преподнесено авторм дорогого стоит. Здесь хочется от всей души пожать ему руку. Молодец!
  
  Попробуйте провести параллели между тем временем и сегодняшним днём. Держите в памяти 'третье проклятие' исходящее из уст ведьмы замурованной в темнице. И упаси вас Бог с несправедливостью подойти к кому-либо из детей. Свом или чужим - без разницы. Помните всегда о чём сказано во времена смуты на Руси:
  
  -'... да накажет твой род Филарет... Что растёт из гнилого зерна да корня, то те же
  плоды принесёт. И будет послед твой убивать супругов, детей и родителей, пока не
  смоет свои грехи послелней кровью. Кривой путь не приведёт к храму. Будь проклят,
  властитель, и потомки твои...'
  
  А чтобы непонятливым было ясно, что увидел я в этих словах, то скажу так:
  
  - Мы, взрослые, для детей являемся властителями дум и душ ихних. Они внимают
  каждому нашему слову и действу для того, чтобы быть похожими на нас. И то, что мы
  посеем в ихних душах и сознании, взрастёт ответом нашей несправедливости по
  отношению к нам самим и роду нашему. Не желаете того? Тогда живите по
  справедливости и никакое проклятие вас не коснётся.
  Аминь!
  
  От всей души благодарю вас, автор.
  
  
  
  Тараховская М. Алексеенко И. Письмо от Деда Мороза учительнице Тане
  
  
  Узнаю 'птичек по полёту'.
  Славно написано. А суть, как понимаю, в том, что учитель, находясь в школе, не имеет права принадлежать себе. 'Всё для детей, всё во имя детей!' - такова учительская стезя, которую человек выбирает на всю преподавательскую жизнь.
  
  Возможно 'птички' и правы спев дуэтом столь славную песенку, но откуда встречаешь на улицах совсем юные создания с персингами, например. Или ребят, явно школьного возраста, сосущих из пивных бутылок. Ведь не может такого быть, что вне школы они такие, а перед учителями - паиньки.
  Представляю во что обходится учителю самовнушение - 'спокойствие, главное спокойствие' при желании садануть журналом по столу.
  
  Позвольте рассказать историю приключившуюся со мной при контакте с девочкой, которой было, ну, если, лет пятнадцать:
  
  - Случилось это в метро, на станции 'Приморская'.
  Вышел из салона электрички, а передо мной юное создание со спущенными, по самое "не могу", джинсами и голым животиком. Между джинсами и рубашкой, завязанной узлом под несфомировавшейся грудью, трусики с кружавчиками поверху.
  - 'Не порядок, - думаю. - Надо сказать девушке, что у неё штанишки сползли если она этого не замечает'.
  Догнал девчушку, взял за локоток и говорю:
  - Девушка, поправьте брючата, а то у вас трусики всем на показ.
  Тихо говорю. Шопотом. А она, взглянув на меня очаровательными глазками, в ответ и во весь голос:
  - А тебе-то, что - козлище?!
  Вот такие 'пироги с котятами'.
  
  Восхищаюсь и преклоняюсь перед учителями после знакомства с одной из них.
  
  
  Нимченко А.В. Про воспитание детей
  
  
  Вот именно, что богатым можно стать только тогда, когда делаешь ' как не надо'. Но разве в богатстве суть?
  
  Суть в том, что дети всё замечают и 'мотают на ус'. Замечают двойственность в поведении взрослых, а родителей в первую очередь. И если мы не хотим, чтобы двойственность в поведении ребёнка вернулась к нам бумерангом, то необходимо думать - когда можно сделать 'как не надо'.
  В присутствии детей такое не рекамендуется.
  
  А то, что мы, взрослые, воспитаны хуже нежели дети, так это 'к бабке не ходи'.
  Слишком долго жили мы в 'условиях всяческого дифицыта' не позволявшего нам жить так, как хотелось. Сейчас времена другие, но условий выживать в них нами не создано. А за чем, если можно противопоставить назидания для детей, поведению которое исходит от нас у них на глазах?
  Ответ один: - Только тогда мы заживём в довольствии, когда всё будем делать как надо. И тогда дети наши заживут в благости и перестанут уподоблятся стадному чувству - 'все такие и я такой'.
  
  Читатель может спросить: - А сам-то ты из каковских.
  Отвечу: - Из пенсионеров я. Довольствуюсь малым из рук государства, которое нам не дали построить. Теперь будущность его зависит от тех, кто пришёл нам на смену. И от детей то же.
  Я так думаю.
  
  
  Ледовский В.А. Вернуть и вернуться
  
  Вчитался в название рассказа и таинственность навалилась на всего раньше, чем приступил к тексту. С эти чувством, получив разрешение автора, и вошёл в жизнь маленькой девочки Ани. Девочки, которая очень любит папу. Которая осталась одна со своими тревогами, ночными страхами, перживаниями потому, что папа отвёз её в летний лагерь взрослеть, а как это делается не сказал.
  Когда-то у девочки была мама и бабушка. Но мама ушла отдав свою жизнь Ане при её рождении. И, как говорила бабушка, теперь смотрит на девочку с неба.
  А потом и бабушка ушла, оставив маленьку Аню с папой. Возможно, что теперь и мама, и бабушка смотрят на девочку с неба вместе. Но это так далеко.
  А папа рядом. Он и только он способен защитить дочку от всех страхов, которые пришли в дом после того, как ушла бабушка.
  
  Но тут, в доме, где жили два человека нужные друг другу на всю жизнь, появляется Таня. И Аня вынуждена поделиться папой с тётенькой. И девочка осталась одна в комнате, в которую, с приходом темноты, являются страхи. А папы уже нет рядом. Он с Таней, которая так же боится спать одна.
  
  В летнем лагере Аня живёт без тесного общения со своими сверстницами. Те живут своей жизнью и им неизвестны Анины переживания. Но есть мышка с которой можно разговаривать. И скворушки живущие на дереве, что рядом с корпусом в котором живут дети. Они становятся друзьями девочки.
  Но так хочется чтобы рядом был папа. Так хочется... Но никто не может помочь девочке. И она, превратившись в русалку уплывает к нему, не подозревая, что перевоплощение будет стоить ей жизни.
  Вот такая история маленького человечка.
  
  Коментарий не будет. Сил не осталось после того, как перевернул последнюю страницу прочитанного.
  
  
  P.S. Пришёл домой в расстроенных чувствах.
  Супруга спрашмвает: - Что случилось?
  - На, почитай, - отвечаю.
  Та прочитала всё выше и выше задирая брови, что говорит о её чрезмерном удивлении и говорит:
  - Так это из Чингиза Айтматова. Как есть его "Белый параход". Только там мальчик, а здесь девочка.
  Не читал я "Белый параход" у Айтматова. Но зато я прочитал "Вернуть и вернуться" у В.А.Ледовского.
  А схожесть сюжетов написанного допускается. Ведь верим мы, что некоторые законы(физики, например) открывались чуть ли не одновременно в разных концах света.
  
  
  Пэт Анзор Купаясь в голубой крови
  
  
  Интересный рассказ. Захватывающий приключениями и познавательными диалогами. Написан с некоторым юмором и располагающий к серьёзным размышлениям. Почитайте, не пожалеете. Написан мастерски. С таким рассказом можно и отдыхать лёжа на диване, а можно и походить в задумчивости перебирая в уме прочитанное.
  При всём том, что сюжет рассказа не оставил равнодушным, особо засело в душе глава под названием 'Магия благородства'. Вот где автор сконцентрировал мои рассуждения на 'злобу дня'. Эта 'злоба' давно не давала покоя. Мысли, сумбурные, подталкивали к обобщению надуманной проблемы, но к заключению так и не привели. А тут - всё ясно и понятно автор 'по полочкам разложил'. Прочитал и сразу поумнел. Не часто такие авторы встречаются в жизни.
  Правда проблем в жизни больше, чем мудрых авторов. Поэтому в дальнейшем придётся своим умишком работать.
  
  Не могу большее выделить из сюжета. Каждая страница прочитанного удивила компетенцией человека щедро поделившимся со своим читателем. Но, как литавры в оперной сюите прозвучали мысли вложенные в диалог между героем повествования и Петровичем - соседом по даче.
  
  - 'Человек рождён в грехе и путь его в грязи, от вонючей пелёнки до смердящего савана' -цитирует древнего философа наш герой.
  На что Петрович, не споря, заявляет:
  - Но есть другие философы, которые думают о длинном промежутке между пелёнкой и саваном. С детства надо запомнить, что человек рождён не для страдания, а для наслаждения жизнью".
  
  Одно непонятно, когда все мы осознАем истинность этих слов и заявим об этом во всеуслышание.
  
  Спасибо, автор! Удовольствие получил от рассказа.
  
  P.S. Е:сли пожелаете, то могу подсказать как разместить иллюстрацию перед
  или после текста, а не над и под. Это избавит от пустот при публикации.
  
  
  Жека. Научите меня рисовать
  
  Название этого рассказа глубокомысленное. Конечно же Лёвочка ни как не мог обратиться к ближним с этой просьбой. Как следует из рассказа он для разговоров ещё 'не дозрел'. Бывают такие случаи, что у ребёнка наблюдается некоторая задержка в развитии. И здесь необходимо хорошенько подумать о причинах. Но ни в коем случае не доводить себя до психоза.
  Вчитавшись в содержание опубликованного автром пришёл к выводу, что причиной всему следущее:
  
  - 'Мама всё держала под контролем. Мир имел чёткие рамки и внутри этих рамок
  царил полный порядок. Время завтраков и ужинов, блеск раковины на кухне и унитазов
  в туалете, папины рубашки, Лёвкины носочки, Любочкины косички, где-то между всем
  этим работа, на которую нельзя опаздывать: день расписан по минутам, и из этих
  минут складывалось надёжное, хорошо организованное счастье'.
  
  Позвольте, мамочка, а где в этих минутах время уделённое Лёвочке? Время для развития ребятёночка - где?
  
  Но стоило мамочке уволится с работы и:
  
  - ... Братик тоже сидел за столом и водил карандашом по книжке-раскраске.
  Люба думала: - ' Наверное, это действительно хорошо, что Лёвочка научился рисовать ...'
  Мама тоже думала. Наверное, о чём-то хорошем, потому что она улыбалась.
  
  Вот и весь секрет о 'недоразвитости' Лёвочки. Стоило маме подключиться к жизни ребёнка и всё стало на свои места.
  Отсюда вывод: - Мамы и папы, развитие вашего ребёнка в ваших руках. Живите с ним одной жизнью и мысли о недоразвитости его никогда вас не посетят.
  Вот так и никак иначе.
  
  
  Блоодхаст А. Мама
  
  
  Читая и перечитывая (если это требуется) работы размещённые на конкурсе, обратил внимание на то, что в большинстве из них говориться о несправедливости людей взрослых по отношению к детям. Понимаю, что это имеет место в жизни. Но, скажите, а разве всегда дети относятся с пониманием к родителям, например? Такое так же происходит в наше, не совсем благополучное, время. Сегодня родители, постепенно, начинают привыкать к мысли о том, что беспомощную старость свою им придётся влачить в одиночестве. Об этом прочитал в двух рассказах из размещённых на конкурсе. И рассказ "Мама! один из них.
  
  Ситуация, описанная автором знакома не понаслышке. Меня, правда, она не коснулась, но свидетелем таковой был. И то, что увидел, познал - описал в стихотворении так, как сумел. Поэт из меня некудышный, но очень сердце тогда ранило. Призываю всех, кто встал на неправедный путь, прочитать присланный на конкурс рассказ и сделать надлежащие выводы.
  А для закрепления темы поднятой автором делюсь с вами отрывками из стиха:
  
   Вино, друзья и сотни развлечений, мне ослепили сердце и глаза.
   И, ослеплённый, с диким наслаждением, смотрел я в рюмку, а не в небеса.
   Молитвы для меня страшнее Ада были. О Боге я и слышать не хотел.
   Летели дни, я жил в грязи и пыли. И думал я, что это мой удел.
  *****
   И вот, однажды, я ушёл из дома. Глубокой ночью, словно вор - тайком.
  *****
   Тогда вскричал я: - Вот она - свобода! Теперь я волен в мыслях и делах!.
   Не знал тогда я то, что жизнь - болото. Ступил на кочку и увяз в грехах.
  *****
   Когда я вижу пред собой картину - заплаканную, сгорбленную мать.
   А рядом гордого, напыщенного сына - от всей души мне хочется сказать:
   "Вы, матери, имеющие сына - прострите Ваши руки к небесам.
   И верьте, что молитвы Ваши сильны творить и после смерти чудеса!
   Вы, сыновья, забывшие о Боге - взгляните на молящуюся мать.
   И встаньте рядом, чтоб в своей дороге вам эти слёзы не пришлось пожать!"
  
  Выводы делайте сами. Возможно, что это спасёт от будущего одиночества.
  
  
   Продолжение будет по мере поступления работ на конкурс. Е.Д.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"