Грошев-Дворкин Евгений Николаевич: другие произведения.

"е2 - е4, или о том как стать ферзём". Обзор работ представленных на Кор-13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё одна возможность познакомиться с тем, что пишут на страницах нашего журнала.

  
  
  Обзор работ представленных на "Конкурс остросюжетного рассказа-2017"
  
  Что меня подвигло к написательству обзоров для работ принятых этим конкурсом, так это разрешение со сороны КотБегмота заявленное в комментариях:
  
  17. КотБегемот 2017/05/06 00:17 [ответить]
   > > 16.Кайса
   >А можно писать обзор, если не являешься участником конкурса?
  
   - Конечно! Так гораздо объективнее!
  
  Постараюсь оправдать его надежды и писать объективно. Как правило, это удавалось. Ну, а если кому-то покажется, что отдалился от неё, то заверяю всех, что на первое место ставлю душевное восприятие от сюжета рассказа, его литературную, психологическую составляющую. А в этом случае на первый план может выскочить субъективизм. Но подстраивать видение на прочитанное под мнение своих читателей, что-то не хочется. Моё мнение, это моё мнение. Не больше, и не меньше. Т.ч. попробуем проникнуться пониманием: я - ваших рассказов, а вы - моих размышлений на прочитанное.
   Договорились?
  Если "Да", то вперёд с верой в то, что истина литературной ценности представленных на конкурс работ находится в восприятии от прочитанного Судейской коллегии ДК.
   * * * * *
  Карл К. Немного огня
  
  "Слава первопроходцам!" - воскликнул я и, пропустив текст рассказа через принтер, взяв распечатанные листы, удобненько устроился в кресло. В руках у меня находилось произведение автора, который первым отважился нарушить пустоту начавшего работать конкурса. Взял карандаш и углубился в чтение.
  Читая, делая правки в тексте, силился понять: - А смысл рассказа в чём?
  Ощущение такое, что сюжет вырван из контекста бОльшего, многопланового повествования.
  
  То, что действие преподнесённое читателю происходит в средневековьи - угадывается. Прошли давно времена инквизиции, колдунов... Да и церковники сегодня, хоть и внедряются в массы, особым уважением не пользуются ввиду своей неуёмной алочности.
  Вот так, перелистывая страницу за страницей, добрался до конца рассказа. Откинулся на мягкий подголовник, прикрыл глаза и окунулся в ощущения от прочитанного:
  - "Чего-чего, а оcтросюжетности в нём хватает. Только "замешана" она ни на чём".
  И описание "допросной", где действа начинаются, как будто из современной жизни взято. Так выглядит кабинет следователя по "особо важным делам" где-нибудь на Лубянке. А в средневековьи допросы проводились "с пристрастьем", в пыточной, распяв колдунью на дыбе. И неимоверной силы убеждением надо было обладать, чтобы, стиснув зубы, молчать в ответ на привнесённые боли.
  А в рассказе прочитанном проскальзывает обстановка вымогательства из подследственного как результата допроса:
   - Ладно, - клирик присел на ручку стула, к которому была прикована ведьма...
   - Я готов на сделку... Ты дашь мне информацию... и тогда, клянусь, я сохраню твою жизнь...
  
  Погодите, друзья, а не есть ли это всё описание нашей современности? Уж очень "машет" на то. Если догадка верна, то можно восторгаться гениальностью автора.
  Помнится Ленин, подписывая сепаратный мир в Брест-Литовске, говорил о том, что готов подписать договор с самим дьяволом ради всемирной социалистической революции.
  Вот и наш "клирик", не задумываясь о своей значимости, пошёл на сделку с оппозиционной ведьмой. И кончилось всё прозрением служки государевой. Стоило принести в "башню" немного огня и...
  - " Чёрная тварь сбросила с себя плащ и шагнула вперёд. От былого Верховного инквизитора в ней почти ничего не осталось. Разве искажённые черты лица. Распахнулась огромная пасть и чудовище издало утробный рык."
  
  И, как победоносные фанфары, звучит в последних строках рассказа:
   - "Знаешь, - тихо сказал клирик и чудовище замерло, уставившись на человека плошками красных глаз, - иногда тьма берёт верх и вроде бы ничего не способно её остановить. Но это - неправда. Нужно лишь, - он размахнулся и запустил пылающим факелом в отверстие открытого подвала, - немного огня."
  
  Уф! Вроде удалось "расколоть орешек" сюжета. И если это так, то мои аплодисменты автору. Не плохо написано, если не обращать внимания на ряд шероховатостей:
  
  - у автора, на протяжении всего повествования, слова "светильник, факел, лампа" подразумеваются как предметы обихода одинакового исполнения. Я не против того, что предназначение у них общее. Но светильник - есть светильник; факел - есть факел; лампа - есть лампа. И используются они всяк поразному.
  
  - встречаются в тексте "слова-тараканчики". Это те, без которых можно обойтись не искажая текста.
  
  - и, что надо помнить всегда, наличие излишка местоимений делает текст блеклым, не выразительным.
  
  А в остальном претензий к тексту нет. Сюжет достаточно острый, несмотря на то, что снивелированный - не разглядел в нём "пешек". Каждому было отпущено своё место в рассказе.
  
  Остаётся, как всегда пишут в конце обзоров, пожелать автору удачи на конкурсе.
  
  Марита Превентивный удар
  
  Трогательный рассказ. Напомнил о том, с чего всё началось. Что сохранилось в памяти до сегодняшнего дня.
  
  Осень тысяча девятьсот шестьдесят второго года. Бескрайние саратовские степи, выжженные летним палящим солнцем. Посреди степи воинская часть, в которой служит отец. Ни радио, ни, тем более, телевизоров. Информация поступает только по радиосвязи с округом. И вот...
  В штабной палатке офицеры всех должностей и званий. Во главе стола полковник Шебаршов - командир воинской части. За столом сослуживцы с удручёнными лицами.
  
  И слова полковника:
  - Он, что охренел, 'хрущ' этот.
  Что ему на Кубе понадобилось?
  Войны захотелось?
  Дудки! Я своё отвоевал.
   До сих пор бои за Сталинград спать не дают...
  
  Так до меня дошла весть о 'братской помощи' Кубе ракетами средней дальности.
  
  И вот этот рассказ.
  По истечении почти шестидесяти лет. А тема прежняя: - Нас окружают враги!
  Как же надоело слышать такое.
  
  Но даже если так - зачем народ будоражить. У вас есть Шойгу, есть армия, вот и читайте им политинформации. Поддерживайте дух боевой. Только народ не трогайте, а? Не нарожали наши бабы его столько, чтобы трупами россиян завалить окружающий мир. Как это было в отечественную.
  
  Ещё раз, перелистывая страницы рассказа, вспомнилось из ветхозаветной Книги:
  - 'Посеявший ветер - пожнёт бурю'.
  Что и произошло на параде вооружённых сил, на котором присутствовал антигерой рассказа.
  Не жилось ему спокойно на пенсии. Увидел себя в орденах и при погонах в зеркале, и захотелось 'в ферзи выбраться'. А вот 'хрен тебе в обе руки', а не трибуна на мавзолее.
  
  Грустный, удручающий рассказ из современности. Сколько таких Кратовских тусуется вокруг властьпридержащих? И чёрт бы с ними, но зачем народ будоражить?!
  
  Вот такое навеяло на меня от прочитанного. Быть может это и не 'обзор' вовсе, но то, что 'мысли в слух' - точно. А чтобы хоть как-то оправдать своё присутствие на обзорной странице, поведаю следующее:
  - сюжет рассказа понравился и, даже, очень. Но написано крайне не профессионально. Я не хочу сравнивать его с работами классиков от литературы. Но в нём отсутствует и знание правописания сочинений школьника старших классов. Так написать мог бы человек с приятным мышлением, но давно не бравший в руки авторучки.
  Мне бы этот рассказ, уж я бы 'причесал' его до нужной 'кондишн' .
  
  И вот что хочу сказать в конце столь длительного повествования, дорогой автор:
  - Писать произведение от 'первого лица' чрезвычайно сложно. Сочинение, в этом случае, буквально тонет в 'ячестве'. И вы, друг мой, не исключение. Посчитайте сколько 'Я' встречается в рассказе. И это не от нескромности. Это от неспособности (временного неумения) написать рассказ, ставя себя на место главного героя.
  
  Сочтёте необходимым побеседовать, на любую тему, прошу заходить. Буду рад оказаться полезным.
  
  Просвирнов А.Ю. Таежный циклон
  
  Странно. Рассказ появился на свет семь лет назад, вылежался, готов для правки, а у автора ни разу не появилось желания его 'отшлифовать'. Более того, работа появляется на конкурсе, куда, хочется верить, авторы высылают лучшие из своих произведений.
  
  Странно название рассказа - 'Таёжный циклон'.
  Разве такое бывает? Разве тайга или степи являются "родоначальниками" атмосферных явлений?
  Возможен 'циклон над тайгой', а 'таёжный циклон'...
  Это словосочетание также не уместно, как 'Новый современник'.
  И всё это читаем у 'Члена международного союза писателей'.
  Мне это напоминает фразу из знаменитого кинофильма 'Кубанские казаки':
  - 'Всесоюзный мировой рекорд'.
  Лихо сказано. Пока головой не потрясёшь, то не 'врубишься' о чём речь.
  
  Прочитал рассказ. Прочитал внимательно, с карандашом в руке. И столько 'ляпов' отметил в тексте, что задался вопросом:
  - Это я дурак, или авторы пятидесяти двух хвалебных комментарий спешащие потрафить автору?
  Спору нет, рассказ не без 'завлекушечки'. Но, простите меня, написан именно для 'новой современности'. Для тех, кто читает для констатации факта этого процесса.
  Не имею права судить: достоин или нет находиться рассказ в составе литературного мероприятия (конкурса). По моему мнению, он не имеет право даже на существование. Почему?
  Потому, что написан ни о чём и никак. Потому, что 'завлекушечка', которая просится в друзья, при внимательном рассмотрении является нагромождением непоняток.
  
  Простите за столь откровенное высказывание. Не могу иначе.
  
  Бурдук Убить Демиурга
  
  Чем-то напоминает рассказ Эдгара Алан По: - "Ты еси муж, сотворивый сие!"
  Если бы не сумбурность сюжета.
  
  Всякий раз, когда, по необходимости, приходится брать в руки 'фэнтэзяки' и заставлять себя их читать, на ум приходит одни и те же мысли:
  - Если "в банку посадить" двух фэнтэзистов, они будут друг друга понимать?
  - А если будут, на каком языке им придётся общаться?
  - А если они найдут язык для общения, на какую тему будут разговаривать?
  
  По сегодняшним меркам рассказ Эдгара По можно отнести к фэнтези. Но как же последовательно, со смыслом написан сюжет. Почему такого не наблюдается сегодня? - Не понятно.
  Если зрительно представить действа в рассказе, то видится шарик от пинг-понга брошенный на асфальтовую поверхность. Обладая прыгучестью, шарик взлетит вверх, но... неизвестно в каком направлении. Предугадать траекторию его полёта затруднительно. Всему причиной неровности поверхности, которые, при следующем отскоке, направят полёт шарика непроизвольно от ожидаемого.
  Так и в прочитанном рассказе: герой прыгает из одной ситуации в другую нигде не оставляя мнения о себе. И всё это по воле автора, который, складывается мнение, сам не знает, где следует остановиться. Накручивает случАй за случАем абы выйти на сорок kb печатного текста.
  А жаль! Остановись он на одном, конкретном слУчае, и можно было бы написать рассказ сродни американскому классику.
  
  Однозначно: рассказ относится к серии рассказов упущенной возможности.
  А посему герою рассказа никогда не стать ферзём.
  
  Пользуясь некоторой свободой во времени, ежедневно заглядываю на 'титульный'
  лист КОР-13 с надеждой увидеть новые работы представленные на преноминацию. А работ
  всё нет и нет. За десять дней работы конкурса пять работ маловато. Хотелось бы
  видеть более высокую активность авторов.
  И вот свершилось. Сразу две работы.Правда, ещё не преноминированных, но хоть что-то.
  А то застоялось 'перо в чернильнице'. А организаторы конкурса, надеюсь, простят меня
  за поспешность. Ведь я здесь не для того, чтобы навязывать своё мнение, а так -
  'прогуляться вышел'.
  
  Однако начну в порядке очерёдности представленных на преноминацию работ.
  Следующая работа, распечатанная, прочитанная с карандашом в руке, осмысленная и
  представленная в обзоре, называется:
  
  Джэк Требуется бармен
  
  Не стану спорить с автором по поводу жанра, к которому он отнёс свою работу. Я 'университетов, - как говорил Василий Иванович Чапаев, - не кончал', но представляется, что жанр 'фантастика', это из тех, что ещё не было, но обязательно будет. Просто человечество не дошло в развитии настолько, чтобы 'сказку сделать былью'.
  И к 'фэнтэзям' не отнесу представленное на конкурс. Не потому, что 'терпеть их ненавижу', а потому, что, сдаётся мне, никто не знает, что творится 'за кулисами' барных стоек в наше время. Там, за кулисами пивных заведений, своя жизнь. Она отлична от той, которая 'громыхая стопарями' протекает перед барменом. И, тем более, от той, что проходит на промозглых улицах Лондона.
  Хотя, почему Лондона? Разве такого не могло бы быть в Санкт-Петербурге? Или в Новочебоксарске, например? Городе, где проживает автор рассказа 'Таёжный циклон'.
  Всё, что наработал автор в своём 'постмодернизме' может, и наверняка происходит в любом из городов Россеи-матушки.
  Здесь автору хочется высказать первое 'фи': - Скромный вы, однако. Или нерешительный? Полагаете, что оскорбите Русь подобным сюжетом? Фигушки! Она и не такое переживала.
  Возьмите, например, у М. Булгакова 'Собачье сердце'. Разве 'Требуется бармен' не с 'одной полки' с великим писателем? Разве все мы, 'ниже подписавшиеся', не из тех, кого 'Как часто в жизни так бывает, что жизнь нас, словно щепку, бросает, гонит и ломает...'
  Ну, ладно! - Лондон? Пускай будет Лондон. Не возражаю. Но очень 'машет' на Петербург.
  
  Теперь о сюжете.
  Классически воспроизведён. И 'душу теребит' и читается на одном дыхании. Такое написать не каждому дано. Мастерски построен сюжет. Но...
  Второе 'фи' в сторону автора:
  - не вылежался рассказ. Ему бы полежать с недельку, а потом ещё и ещё раз вычитать - цены бы рассказу не было.
  
  Джек, уважаемый! Ни сколько не сомневаясь в вашем мастерстве, хочу напомнить, что писать 'от первого лица' весьма сложно. Сложность заключается в том, что автор, ставя себя на место героя повествования, начинает грешить 'Ячеством'. Местоимения и так склоняют текст рассказа к примитивизму, а чрезмерное употребление 'Я' в тексте - словно 'удар по лицу' для читателя. Не стал считать, сколько этих 'Я' в тексте. Старался их не замечать. А вам, уважаемый, придётся перечитать текст и убрать все лишние. Поверьте, это пойдёт на пользу.
  И, потом, вам знаком такой термин - 'слова-тараканчики'? Это те, без которых можно обойтись без вреда для сюжета. У вас их чрезмерно. Выведя 'тараканчиков' вы сделаете текст концентрированней. Сейчас в нём присутствует 'замутнённость'. А это не делает чести такому рассказу.
  
  По грамотности, на мой взгляд, замечаний нет. Если только в пунктуации, но здесь я сам не силён.
  
  Вот и всё о своих ощущениях от прочитанного. Остаётся пожелать удачи на конкурсе, в жизни и писательском творчестве.
  Всех благ.
  
  Базилик Д Возраст - не помеха
  
  Ну, насколько рассказ этот можно отнести к детективному жанру или остросюжетному, это пусть организаторы конкурса решают. На меня он навеял тоску по временам давно прошедшим.
  Был я тогда молодым, красивым, кучерявым и влюблённым в город своего проживания. Любил бродить по его достопримечательным местам и всегда возвращался на Пушкинскую площадь - начало всех начал в Санкт-Петербурге.
  Здесь вам и Петропавловская крепость - родоначальница города. И биржа, построенная во времена Бирона - регента Анны Иоановны, при которой появилось на Руси 'слово и дело' приведшее на эшафот многих и многих. И Пушкинский дом, в котором обосновалась Библиотека Академии наук. И Василеостровская стрелка с ростральными колоннами, сквериком между ними и спуском к Неве.
  Именно здесь, в петровские времена и после, причаливали 'все флаги в гости будут к нам' - суда из-за границ. Примечательным это место было для иностранцев и до недавнего времени, которое исторически именуется советским.
  Автобусов с экскурсантами было жуть сколько. И, что примечательно, молодых парней-девчат - единицы. Всё пожилые и пожилые. У нас такие пенсионерами звались и зовутся. А я стоял, прислонившись к гранитному парапету набережной, и думал глядючи на изумлённые лица путешественников:
  - Этим возраст - не помеха.
  
  Дальше всё как в рассказе, выставленном на преноминацию конкурса: полицейские (они тогда ментами были) бродящие сквозь толпы приехавших с видом, что их ничего не интересует. Девчата, которые считались среди заграничных старичков самыми красивыми в мире. Проходимцы разных мастей - от фарцовщиков, до лиц без определённого места проживания и неопределённой сферы деятельности. Всем находилось, чем поживиться среди тех, кто приезжал увидеть необычное в обычном.
  А были среди приехавших и те, которые, не сыскав радости жизни за 'бугром', кидались на грудь правоохранителям и просили убежища. Эти их привечали как лучших из лучших стран 'загнивающего капитализма'. По всем каналам телевизора показывали. В газетах о них писали...
  Но те, обнюхавшись, получив каждый своё - лечение бесплатное, например - радостно 'виляя хвостами' перед соотечественниками, возвращались на родину предков всяческими способами, хоть на поводке.
  
  Вот такие были времена моей молодости. И вспомнил я о них потому, что автор преподнёс всё это в виде рассказа.
  Спасибо ему за это.
  
  Сороковик А.Б. Война и макароны
  
  Простите, уважаемый автор, но не будет обзора на ваш рассказ.
  Тема, на основании которой построен сюжет, для меня запретная. Когда-то и я залихватски пописывал, беря её за основу. Однако, чем старше (старее?) становлюсь, тем больше и больше убеждаюсь, что не имею права прикасаться к ней.
  
  Вы правы написав в аннотации:
  
  - 'На войне всегда есть место не только подвигу, но и быту и прозе.'
  
  Вспоминаю из к/ф 'В бой идут одни старики' комэск Маэстро декламирует:
  
  - 'Кто сказал, что надо бросить Песни на войне?
  - После боя сердце просит Музыки вдвойне!'
  
  И я верю, что это действительно так. Но воспринимаются эти слова от тех, кто участвовал в войне. Всё то, что пишется от третьего лица, якобы со слов очевидцев или участников событий, не имеет права на существование. Если только как 'развлекушка' для непонятливых
  
  В начале мая услышал от весьма почитаемого историка, по весьма почитаемому каналу СМИ, следующее:
  
  - Убыль населения СССР за годы войны составила около сорока семи миллионов человек.
  
  Это всего - и военнослужащих и гражданского населения.
  
  Это трагедия, которую не переживала ни одна страна на планете. И трагедия не столько СССР, как трагедия каждого, кто вошёл в это число. Это трагедия каждого, кто был опалён войной. И вашего деда Андрея тоже. И писать что-либо, беря за основу трагедию, лично я не имею права.
  
  А вы для себя решайтите сами.
  
  Исаченко В.И. Чистосердечное признание
  
  Забавный рассказец. Прочитал и улыбнулся непроизвольно.
  Забавности сюжета начинаются с представления автора читателю в начале рассказа - Ильич.
  Так Леонид Брежнев просил соратников величать себя, когда возглавил КПСС. Верю, а после знакомства с сюжетом особенно, что Виталий Исаченко так же не из последних авторов будет, кого отметят на Судейской коллегии настоящего конкурса.
  
  Чувствуется, что рассказ написан в момент хорошего настроения. И настроением этим автор спешит поделиться с читателями. Это ли не говорит о широте души человека взявшегося описать всю подноготную современных 'королев красоты'? Тех, кто спит и видит себя 'впереди планеты всей' будучи очаровашками.
  Для достижения этой цели сегодня представлено масса возможностей. От салонов красоты, до наговоров целительниц. И вот перед нами те, которые не заплетают волосы в косы, не прячут в сарафанах прелести своих фигур, а с накаченными ботоксом, диспортом, ксеомином губами, грудЯми, мелькают с эстрады поджарыми попками из-под, дальше уже некуда, коротеньких юбчонок. И всё это для обладания вниманием со стороны почитательников, для которых очаровашки, всё равно, что красочные игрушки на каждый день.
  Внимание для женщин - превыше всего!
  
  А что делать тем, кто живёт вдалеке от мегаполисов и не обладает возможностями посещать кудесников делающих из русских красавиц губастых и грудастых?
  На эти, и не только, вопросы дамы найдут ответы, прочитав уморительный рассказ всенародно любимого дорогого Ильича, или просто - Виталия Исаченко.
  Поаплодируем ему, дорогие дамы. Лично я получил удовольствие, прочитав рассказ выставленный на конкурс.
  
  Никифор Ш. Усадьба
  
  Забавный рассказ. Сюжет построен классически.
  Чуть-чуть из Гоголя, немного из Чехова, из Пушкина с его романом 'Дубровский' самую малость и, в заключение, из современности. Если нет материала для финала тобой написанного, то 'взорви' всё к 'чёртовой матери' камня на камне не оставив, или затопи, как это сделал автор рассказа 'Усадьба'.
  
  Но не будем осуждать ваятеля сюжета. Чтобы и кто не написал, вздумав удивить читателя своим ремеслом, а всё это было, было, было. Давно бытует мнение, что в написательстве все сюжеты использованы. Ничего нового преподнести нет возможности. Чтобы и как мы не написали, всё будет повторением ранее опубликованного.
  Это не только в литературе отмечено. Тоже и в живописи наблюдается. 'Чёрный квадрат' Малевича философски это преподносит зрителям.
  Только музыка вечна в своих импровизациях. Но, к сожалению, мы не композиторы. И нам ничего не остаётся, как идти проторенными тропами.
  
  Хотя есть и в нашей написательской нише то, что вряд ли встретишь у классиков. Это писать о сегодняшней жизни. О жизни, которая мелькает 'за окном' нашей наблюдательности. Или той, которую прожили сами. Классики прошлого и думать не думали, что 'племя младое, незнакомое' окажется в таких перипетиях. О нами пережитом они и представления не имели.
  
  Но до чего искусно 'слеплен' сюжет рассказа. Так написать может только весьма эрудированный автор. Автор, знакомый с классической литературой и обладающий мастерством скульптора в своём творчестве.
  Аплодисменты в студию!
  
  Но, при всём восхищении сюжетом, хочется сказать, то, что без тщательной перечитки работы, рассказ и полушки не стоит. В нём столько местоимений, что подташнивает.
  Убрать! Немедленно убрать все лишние. Их должно быть достаточный минимум.
  
  А что делать с пропущенными (по смыслу) словами? - Вставить и обвинить себя в излишней торопливости. Вы слышите, автор?
  Скоренько принимаемся за правку текста и не забываем о его 'заливке' при публикации.
  
  Удачи, дорогой.
  
  Сим-Сим Акула пера
  
  - А я ведь тоже поначалу на Назара грешил, пока до конца не дочитал, - уважаемый автор.
  
  Лихо закрученный сюжет.
  Несмотря на многоплановость, написан ровно - без 'залётов' и 'падений'. Мысли постоянно следуют за описанием действа и ни разу не появляется желание остановится, чтобы понять:
  - 'А это тут откуда взялось?'
  Сюжет рассказа, который можно взять в качестве примера для подражания тем авторам, которые в 'муках' воспроизводят то, о чём писано-переписано. Я им всегда говорил и говорю:
  - Если не хотите повторять сто раз избитые сюжеты, пишите что-либо из современности. Классикам от литературы прошлого, никогда и в мысли не придёт, что их 'племя младое, незнакомое' будет проживать в подобных перипетиях.
  Но это о сюжете.
  
  Теперь по тексту рассказа.
  Прочитал, и вспомнилось из Булгаковского 'Бег':
  - Хорошо начал. Кончил плохо. В мешок его.
  Помните там такую сценку? Это и к вам относится, уважаемый автор.
  
  Поначалу особых претензий к тексту не было. Так - мелочи, которые если убрать, только 'гурманы' от литературы потребуют. Но потом... Чем дальше, тем страшней. Еле, еле успевал карандашом чиркать, перечитывая текст.
  Уважаемый Сим-Сим, не поленитесь и перечитайте ещё раз вами написанное. А то, не ровён час, кто-то возьмётся из борзописцев Судебной коллегии конкурса и 'похерят' столь замечательное творение. Я бы этого не хотел.
  
  Буду признателен, если сообщите об окончательной правке текста. Перечитаю рассказ и сообщу о своих замечаниях, если они будут.
  
  Ньютон И.Ф. Тревога
  
   Прочитал, и вспомнились шестидесятые годы. Годы своей взбалмошности, бесцельного существования.
   Сегодня, с высоты прожитого, стыдно за себя того, которому всё было нипочём. Полное презрение ко всем окружающим, к праведному существованию, к добру. Всё это напомнил мне прочитанный рассказ. А из этого надлежит сделать вывод - впечатлил. Впечатлил меня, прошедшего через неприкаянность той жизни. А воспримет ли сюжет рассказа современный читатель?
   Человеку современному не понять "героя" описываемого в рассказе. Тот человек из другого социального общества. Это нас, краешком, коснулось послевоенное время. Время, когда, при отсутствии минимальных благ, детвора брала пример с парней в кепках-лондонках, куртках-москвичках, брюках-клёш одетых поверх кирзовых сапог. Это мы чувствовали себя 'властелинами' близ лежащих дворов, если во внутреннем кармане куртки носили 'финский' нож, заточку или гирьку от часов-ходиков вместо кастета.
   И как славно, что времена эти 'канули в Лету', не вернутся никогда.
  
   А вы, друг мой, рассказом своим реанимируете тлен.
   Последнее упоминание о том времени можно увидеть, посмотрев к/ф 'Место встречи изменить нельзя'. Или в к/ф "Чёрные кошки". В них достоверно показана жизнь коммунальной квартиры (коммуналки), из которой появлялись, повзрослев, герой вашего рассказа. Показана жизнь совсем ещё мальчонки с бритвой в руках.
  
   - Эй, валет, чьих будешь?
   - Тех, что знать тебе не кругло.
   - Ништяк! Щас огребёшь...
   - Ну, давай - рискни здоровьем...
   И в руках у мальчонки, сверкнув в лучах солнца, появилось лезвие бритвы.
  
   А теперь давайте попробуем ответить на вопрос:
   - Надо ли напоминать о том времени? О тех пацанах, которые жизнь свою приближали к тюрьмам, где и сгинули под инвентарным номером на безымянных кладбищах?
   Бесспорно, рассказ имеет право на существование. Время то, через которое прошёл ваш герой, достойно сохранится в памяти людей. Нужно, чтобы люди знали о пагубном финише того пути.
  
   Всего вам доброго, дорогой друг.
  
   Карлович К. Помни!
  
  Прочитал с интересом. Впечатлило.
  Причём настолько, что захотелось, не согласовывая с автором, вставить эпиграф:
  
  'Все, кто верит в меня - за мной!'
  
  Это слова Жанны дАрк, сказанные ею народу, когда она повела его на освобождение Парижа.
  Правда, если проследить её историю дальше, то узнаем, что именно там её схватили и сожгли в костре на площади. На виду у того самого народа, который ей когда-то верил.
  Так народ устроен, так создан, что меняя одних кумиров на других, остаётся навечно коленопреклонным. Поэтому финал сюжета определён. И ничего хорошего не предвещает. Но...
  Как там, у Горького Алексея Максимовича? ..
  
  'Безумству храбрых поем мы славу!'
  Безумство храбрых - вот мудрость жизни!
  О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью...
  Но будет время - и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и
  много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света. !'
  
  И все повторится, как повторяется история свободолюбивых, но немощных.
  
  Кажется, чего проще - восстать против тех, кто 'прячет тело жирное в утесах'.
  Но 'Буревестник, черной молнии подобный' носится над 'седой равниной моря', не желая снизойти до тех, кто'стонут, мечутся над морем'. Потому, как им 'недоступно наслажденье битвой жизни.
  
  Остаётся одно - продержаться 'До взрыва зарядов ЭМИ'
  Потому, как из рассказа следует:
  
   '... Ухмыльнувшись, мужчина ... дал оттяжку в четыре часа, чтобы троян точно успел
  поразить сердце врага. Таймер - на двенадцать. После этого мощное электромагнитное
  излучение вырвется наружу, уничтожая электронную начинку чипов подчинения.'
  
  В заключении обзора хочется высказать недоумение:
  - Что ещё кому непонятно?
  Что вы языком всё 'бла-бла-бла'?
  Вот вам готовое руководство к действию.
  Читайте рассказ 'Помни!'. Там всё детально описано.
  
  Вот, что удалось мне увидеть в рассказе, уважаемый автор.
  И, поверьте, многие, и я в том числе, солидарны с вами.
  
  Mirabel Старый дом
  
  Вот это сюже-е-ет! Не сюжет, а сюжетище!
  
  Отложив в сторону прочитанные листы, первое, что пришло в голову - слова Михайлы Ломоносова:
  
  - Что может собственных Платонов
  И быстрых разумом Невтонов
  Российская земля рождать.
  
  И не только мыслителей от философии, но и художников от литературы. Доказательством тому является прочитанный рассказ.
  
  Нет, ну как завернул автор! Как завернул?!
  Похлеще, чем у Гоголя Николая Васильевича будет с его ужастиками в повести 'Вий'. Обязательно сохраню распечатку этого рассказа и буду показывать всякому, кто обрушится на журнал Самиздат, обвиняя его в пресловутости.
  
  Пишу и ловлю себя на ощущении, что успокоиться не могу.
  Кажется, ещё чуть-чуть и 'пузырь таинственности' лопнет, обнажив подноготную лихо закрученного сюжета. А причиной тревог читателя окажется обыкновенная обывательщина. И вдруг...
  
  В самой концовке сюжета выясняется, что не враки всё это, а явь. Необыкновенная, но явь, которую мозг отказывается воспринимать как что-то материальное.
  Однако повествование героини рассказа заканчивается на том, что не в другом измерении она находится.
  И не шкода это местных парней, с целью напугать девчонку.
  И не происки деревенских самогонщиков желающих сохранить в тайне место производства запретного пития и отвадить от него залётную свидетельницу.
  Будучи в здравом уме и трезвой памяти она беседует со Степаном, братом загадочно почившей наследницей дома. Однако и сам Степан, приняв право наследования, 'почил в бозе' много лет назад.
  Спрашивается: - С кем беседовала девчоночка?
  Сомнений нет, она беседовала со Степаном. Призрак которого материализовался и спас нашу героиню от смерти.
  И, как скажите не поверить в это?
  
  В это верится потому, что диалог встретившихся девушки и призрака происходит в конце рассказа. А в конце рассказ не лукавят. Это всё равно как отдалиться от истины произнося последние слова отходя 'в мир иной'. Не будет покоя в грядущем ни автору, ни нам с вами, если в завершении пройденного пути кто-то солжёт.
  
  Амен! Я всё сказал.
  
  Кусков С.Ю. Буравчик
  
  Прочитал и задумался:
   - 'Кто он, этот человек, который сумел написать так и такое?'
  
  И, прежде чем приступить к обзору рассказа, быстренько, пощёлкав мышкой, глянул на 'Об авторе'. А когда узнал, с кем имею дело:
  - 'Работаю ... в аналитических лабораториях разного профиля; имел дело ... Даже с космосом немного.'
  - то прозрел:
  - Так вот откуда у автора столь подробная информации для сюжета! - усмехнулся сам себе. - А я читаю и в толк не возьму: как же всё складно, как всё по делу, по существу. Читаешь и веришь каждому написанному слову.
  
  Если бы Сергей Юрьевич знал, каким он был для нас тот день - двенадцатое апреля!
  Я тогда в ШРМ (школа рабочей молодёжи) учился. В девятом классе. Занятия отменили, и все мы вывалили на улицу. Погода тёплая была тогда. Не то, что нынешней весной. И все мы, толпой, с песнями, молодые и весёлые ринулись в центр города. Что тогда творилось на Дворцовой площади! - Такого на демонстрациях не увидишь. А тут...
  Разбередил мне душу Сергей Юрьевич своим рассказом. Почитай пятьдесят лет с гаком 'сбросил со спины' воспоминаниями о том времени.
  Спасибо, дорогой!
  
  Но во что верится с трудом, так это в следующую информацию, взятую из 'Об авторе':
  - 'Пишу фантастику гибридного типаА. ... беру окружающую действительность, добавляю к ней, когда больше, когда меньше фантастики...'
  - Фантастики? - удивление моё зашкалило. - Так описать котельную, человека - 'кочегара-оператора' работающего в ней, обстановку, людей приходящих погреться в тепле и водовкой...
  Для этого надобно в котельной не просто побывать, а поработать с месячишко, хотя бы.
  Почему так заявляю? - Потому, как сам в котельной, уже который год подрабатываю, будучи на пенсии. И, читая рассказ, ни слова неточности не увидел. Как будто с моей котельной списано всё. И то, что в ней происходило со слов автора.
  Правда, я в котельной не при псих-больнице, а при детской художественной школе числюсь. Но мужики из преподавательского состава, нет-нет и заглянут расслабиться после напряжённого трудового дня. Здесь наши котельные похожи. Поэтому и сомнения забрались в голову по поводу того, что сфантазировал это автор.
  
  Но, так или иначе, рассказ замечательный. Добрый рассказ. Несмотря на то, что юность у 'дяди Лёни' была остросюжетная.
  
  Спасибо вам, автор.
  
  Градус Т. Кобра-царевна
  
  Интересная позиция автора, которую он преподносит в самом начале рассказа.
  С малолетства, познакомившись с мультиком 'Рикки-Тикки-тави', считал, что отважность маленького зверька заслуживает всяческого почтения.
  Кобра, злющая змея, готовая убить всё живое, встретившееся на её пути, пробралась в дом к Человеку, в семье которого живёт маленький ребёнок. И мангуст, без страха, кидается на несущую смерть. Убивает её и... Зарабатывает блюдечко молока.
  Это ли не здорово!
  
  И вдруг, во всеуслышание, тебе заявляют такое.
  Как к этому отнестись?
  Отвергнуть?
  Сжечь рассказ и начать презирать автора?
  
  А если подумать?
  Подумать о том, что в нашем перевёрнутом мире всякое может произойти.
  Герои и злодеи могут поменяться местами и чёрт голову сломит, прежде чем разберешься, на чьей стороне правда.
  По большому счёту жизнью управляют инстинкты. И не надо закатывать глаза, взмахивать руками, возмущаться на такое утверждение. Всё дело в том, что у инстинктов должны быть 'берега'. Выходить за пределы этих берегов не только неприлично, но и недопустимо.
  Голод, один из инстинктов, которым движется жизнь. Здесь всё понятно: не будешь кушать, помрёшь к 'чёртовой бабушке'.
  Кобра хотела кушать и облюбовала для своей охоты дом Человека. Тем самым нарушила его территориальную принадлежность.
  Рикки-Тикки-тави тоже хотел кушать и, незнамо почему, тоже оказалась на территории Человека. Пути мангусты и кобры пересеклись.
  И вот тут начинается трагедия - кто кого? В данном случае повезло зверьку. А кобра?
  А кобре, впредь наука - хочешь жрать, так иди в чистое поле и лови мышей. Не покушайся на то, что создано трудом человека.
  А мангуст? Что он делал в доме, который является неделимой собственностью того, кто его построил? Забрался в чужой кров, чтобы поживиться, чем бог пошлёт. Хорошо, что ему кобра встретилась. А если бы не встретилась?
  Почти уверен, что спёр бы он что-нибудь из холодильника без зазрения совести и был таков.
  
  Но, давайте будем справедливыми до конца.
  А если так, то спросим у Человека:
  - Ты, братец, на каком основании построил дом именно здесь? Ты не знал, что эта территория, изначально, может принадлежать тому, кто на ней проживал до твоего прихода? Той же кобре, например. Или мангусту...
  Знал! Потому, как 'свято место пусто не бывает'!
  Вот вам и причина всех конфликтов. И победит в них сильнейший. Не мудрейший, а именно сильнейший.
  
  Вспомним, как был покорён 'дикий запад'. Читали у Луис Ламура? Если не ошибаюсь, то именно его отважные герои любили повторять:
  - 'Господь создал людей разными, а полковник Кольт сделал их равными'.
  Понятно почему? - Потому, что он дал им в руки револьвер. И не вина героев вестернов в том, что им приходилось убивать себе подобных. Время было такое. Не убьёшь ты, убьют тебя.
  Но даже там, на 'диком западе' презирались ложь, предательство, паскудство. Такие уничтожались в первую очередь. И, в конечном итоге, прерии заселили люди мужественные, справедливые. Честные по отношению к себе и себе подобным. И мы взахлёб читаем эти книги, восхищаясь возможностью человека отстоять справедливость собственными руками. Потому, как пресловутые шерифы, прикрыв морды шляпой от солнца, почивали в креслах на террасах, покуривая сигары.
  
  Так и в рассказе 'Кобра-царевна'.
  Что, правоохранительные органы, симпатичные, в принципе, ребята, не видели какими способами приобретали капиталы олигархи? Как пухли их банковские счета за счёт обнищания ближних своих, знакомых, друзей? Такое возможно только у людей, покусивших на то, что им не принадлежало. Разоряются кланы, рушатся семьи, пропадают люди...
  Но в одной из семей жила маленькая коброчка. Она сумела увернуться от зубов мангуста, взяла в руки револьвер и...
  Пришёл час возмездия!
  
  Вот таким мне видится смысл сюжета рассказа. Рассказа многопланового. Хорошо написанного, но... Не здорово преподнесённого читателю.
  
  Друг мой во Христе и писательской упряжке, вас, что - никто не учил 'заливать' текст при публикации?
  Сегодня он напоминает фотку, которую 'щелкали' фотоаппаратом позабыв перематывать плёнку. Нужно быть крайне напряжённым при чтении, чтобы знать, где переключить сознание на восприятие другого, отличного от предыдущего, действа. А всего и делов - сделать пропуск в одну строку между окончанием одного и началом другого.
  
  А рассказ очень и очень не плохой. Читается с увлечением. Как детектив без примесей фантасмагорических закидонов.
  Хороший рассказ. И тому, кто вздумает размахивать в воздухе моралью - 'не убий', следует вспомнить фразу из к/ф 'Бригада':
  - 'Это не мы такие. Это время такое.'
  
  Гуимплен Неприкаянные
  
  Два дня и так, и этак прикидывал, что написать в обзоре на столь простенький, без изысков, рассказ. Нет, занимался и своими делами - куда от них денешься. Но мысли, о том, что прочитал из выложенного автором на преноминацию конкурса, не покидали.
  Вполне приличный сюжет. Соответствует тематике заявленной конкурсом. И остросюжетности хватает. И детективная составляющая просматривается. И в грамотности автору не откажешь...
  И все-таки...
  
  Ощущение такое, что прочитал дипломную работу начинающего прозаика. Работу на заданную тему. Причём времени для написания, автору было отпущено не много. Вот он и написал то, что хотели видеть от него экзаменаторы.
  А что? - Написано не плохо. И, даже, очень не плохо.
  Вот, только, сюжет какой-то 'избитый'. Сколько похожего читано-перечитано. Фильмы многосерийные по таким сюжетам поставлены...
  Всё это подтверждает мысль о том, что сложно, почти невозможно, создать новое направление в сюжете. Всё было написано до нас. А нам остаётся импровизировать на ранее написанном.
  
  А может всё не так? Может, рассказ написан маститым писателем? И страстное желание поучаствовать в конкурсе подвигло написать что-то простенькое, на скорую руку?
  Тогда остаётся восхититься человеком, который способен вот так, без подготовки, создать не шедевр, но вполне приличное произведение. Как говориться: - 'Приз в студию!'
  
  Однако есть в тексте и непонятки.
  Вот что говорит герой, от лица которого ведётся повествование:
   - Сигнализация включена. Через пять минут здесь будут копы.
  А несколькими строчками ниже читаем:
   Спустя пять минут она стояла передо мной в брюках бутылочного цвета и парусиновых туфлях.
  Судя потому, что 'копов' ещё не было, наш герой ошибся в прикидках по времени. А это вынуждает читателя отнестись к нему без должной 'уважухи'. А 'герой', будь он любых нравственных устоев, должен вызывать у читателя чувство предпочтения над окружающей средой. Так мне кажется.
  
  Эти 'пять минут' встречаются в тексте ещё раз, спустя некоторое время:
  Спустя пять минут свистнул сидевшей на автобусной остановке Джулии.
  За пять минут, даже в Питере, около остановки проследовало бы несколько автобусов. И женщина, не уехавшая ни на одном из них, привлекла к себе внимание со стороны не только у 'копов'.
  Может 'ну их' эти 'пять минут", а?
  
  Есть и ещё несколько 'заусенцев' в тексте. Например, чрезмерное употребление местоимения "Я". На других не стану останавливаться. Только 'гурманы' от написательства обратят на них внимание, а мои обзоры без предвзятостей.
  
  Всего хорошего автору и читателям прочитавших рассказ.
  Хочу думать, что вы убережётесь от опрометчивых поступков, если не хотите, чтобы вас пристрелили.
  
  Слеза Двенадцатая жертва
  
  Классический рассказ.
  Как говорится: - Не прибавить, не убавить.
  Читается на одном дыхании. Сюжет замечательный. Посвящён молодёжи, которая не ведает, что живёт рядом с 'джунглями жизни'. Джунглями, которые когда-то поглотили весь мир и именуются военным временем. Тем далёком, когда жизнь человека не ставилась ни во что.Но и сегодня отголоски того времени продолжают поглощать свои жертвы. Это превосходно описано в рассказе.
  
  Больно осознавать, что стремление обогатиться ставится превыше судеб людей, желания жить обыденной жизнью. И радостно становится от осознания, что находится кто-то, кто способен воздать иродам за содеянное.
  
  Написал вступительное слово к обзору и закурил откинувшись на спинку кресла.
  Выпуская струю дыма под потолок задумался под воздействием нахлынувших ощущений от рассказа. А они таковы, что где-то, когда-то уже читал подобное. Где?!
  И тут меня осенило:
  - Ведь это сэр Артур Конан Дойль преподнёс нам похожую историю в повести 'Собака Баскервилей'. Там впервые познакомился с подлостью человека претендующего на родовое имение.
  
  Айда, автор!
  Ну, как тут не воскликнуть словами Александра Сергеевича:
  - Айда, сукин сын!
  Но как преподнёс тематику? Как преподнёс?!
  Побольше бы таких рассказов, чтобы знали, помнили - не бывает мистики вокруг нас. Всё это дело рук человеческих.
  И как же жаль, что в селении с 'родовым имением' не нашлось сыщика подобного Шерлаку Холмсу. Тогда автору не пришлось убивать бедную старушку, покусившуюся на то, чтобы прекратить злодеяния.
  
  P.S. Пожалуйста, обратите внимание на правописание в предложениях:
  
  - Её пришлось рассказать всё Элеоноре, старшей дочери - в одиночку она бы не справилась.
  
  - Чарльз бы ей ещё нужен, так как она надеялась выпытать, где он спрятал сокровища.
  
  Беренштейн М. Книга
  
  Прочитал рассказ и вот о чём подумал:
  - Если начинающему художнику дать эксклюзивные краски и кисти, то он всё равно не напишет эксклюзивную картину. Так, если только предпосылки к шедевру отображения того, что видит.
  Но если он видит, если предпосылки имеют место, то гениальность такого художника 'не за горами'.
  
  Жаль, что не нашлось рядом с автором человека, который мог подсказать, как написать рассказ со столь замечательным сюжетом. Самую малость для этого не хватило. И малости этой так много, что текст читается с трудом.
  Но среди нагромождения отрывочных действий происходящих в рассказе встретил фразу, которая повергла меня в изумление:
   - 'Петли жалобно проскрипели мольбу о масле.'
  Так написать может человек с большим писательским будущим.
  Следовательно, автор не случайно забрёл на конкурс. Есть у него предпосылки к написательству. И сюжет (его составляющие) об этом заявляет во всеуслышание.
  
  Дюма-отец говорил Дюма-сыну:
  
  - Для того, чтобы стать писателем надо ежедневно писать хотя бы по одной странице текста задуманного произведения. (не дословно)
  
  Запомните эти слова.
  
  Тама Исполнитель желаний
  
  Сложный рассказ.
  Сложный, если не считать, что сюжет взят 'с потолка'.
  
  В каждом из рассказов должен присутствовать смысл. В противном случае это не рассказ, а графомания. Смысл не всегда 'лежит на поверхности'. Порой автор так закрутит сюжет, что 'семь потов прольёшь' пока докопаешься до сути. Не берусь рассуждать - хорошо это или плохо. Главное, чтобы от прочитанного оставались ощущения, впечатления, а потом, уже, осознание полезности написанного.
  
  И вот передо мной рассказ, сюжет которого, набирая обороты, описывает события происодящие в какой-то фирмочке.
  Две героини - Ника и Лизавета. Некто, извне, предлагает Лизавете помощь в исполнении желаний. Помощь эффективна и позволяет ей достичь прогресса на службе и, частично, в личной жизни.
  Но чем дальше, тем страшней. Платой за исполнение желаний является жизнь подшефных женщин. Не обошла эта стезя и наших героинь. Автор сюжета приговаривает их к смерти на грязном полу общественного туалета в баре.
  Однако Некто не может успокоиться. Ищет очередную жертву и видит её в лице полисмена. Взгляды их пересекаются, но мужчина проходит мимо 'этого страшного человека', будто того и не существовало:
  - Зачем чего-то желать? Если можно просто... жить?
  И автор уверяет, что тем самым полисмен 'одержал, поеду над злодеем'.
  Следовательно, все наши беды от желаний? Стоит отказаться от них - 'просто жить...' - и лукавый не коснётся тебя?
  
  Но, что это за жизнь - без желаний?
  Ответа на этот вопрос в рассказе нет. А это и является причиной дальнейших рассуждений.
  Складывается мнение, что у рассказа есть ещё одна героиня. Та, которая наблюдая за всем происходящим в рассказе, сделала для себя вывод:
   - Чтобы не погибнуть в неудачливом мире, необходимо отказаться от желаний...
  Но ворошить личное, что, возможно, послужило причиной написания рассказа, не имею права.
  
  Просвирнов А.Ю. Жаркий февраль
  
  Не стараясь показаться оригинальным, хочу высказаться по сути прочитанного рассказа.
  Армию нашу, вооружённые силы, кто только не хаит. От 'Союза матерей' до разных единоличников. Именно к ним я себя и отношу.
  Ну, объясните бестолковому, зачем Виктор Иголкин возле истребителя 'сопли морозит'?
  Чтобы кабель электроподогрева(?) из самолёта выдернуть, когда тот лететь надумает?
  И, что, так во всём мире делается или только в российских ВВС?
  Чудны дела твои, Господи!
  
  На этом Дальнем Востоке пустых, необжитых земель, как 'у дурака махорки' - немерено. Так почему, спрашивается, не сделать подземные ангары, наподобие паркингов? В этих 'паркингах' так самолёт заныкать можно, что ни какая вражеская сила не догадается где аэродром находится.
  Возьмём авианосец. Это ли не аэродром на барже?
  И самолёты в ней помещаются. И техническое обслуживание производить можно. И обогревать во время 'жаркого февраля' не надо. Так в чём дело, генералы?
  И, потом, а что там истребители делают? Общеизвестно, что ударной силой в ВВС являются бомбардировщики. А истребители как прикрытие для них. Но из рассказа следует, что в тот февраль реактивные истребители защищали границы СССР на Дальнем востоке. А зачем?
  Где наши хвалёные РЛС? Где ракеты земля-воздух?
  
  Я тут с поляками работал полтора года. В конце восьмидесятых это было. Так они говорили, что у них на границе с СССР солдат нет. Не нужны они, поскольку советские солдаты границу охраняют.
  А у нас и сегодня 'граница на замке'. Только непонятно откуда террористы, наркота, радикальные исламисты в городах появляются.
  
  Но вернёмся к рассказу 'Жаркий февраль'.
  И вот полетел отважный лётчик границу Родины охранять. И залетел он к китайцам. За то его от полётов отстранили и, при строе товарищей, впаяли ему 'несоответствие'.
  Не соразмерно что-то получается, как мне представляется. Корейский самолёт на территорию Сахалина залетел и жизнью экипажа, и пассажиров поплатился. А тут пожурили своего нарушителя территориальной целостности прилегающего государства и на этом закончили. А лётчик нарушитель, под гром аплодисментов, в строй встал сохраняя на лице улыбку.
  Почему так? - объясните мне бестолковому.
  
  А вот ещё пример из рассказа.
  Полетел наш ас разведывательный зонт сбивать. Что по воле ветра над Дальним Востоком парил. Четыре ракеты израсходовал, но сбил 'лазутчика'. Вот и возникает вопрос:
  - Что это за ас такой, что ему, для того, чтобы сбить воздушный шарик, аж четыре ракеты потребовалось?
  И после этого герой к/ф 'Истребители' поёт песню:
  
  Любимый город может спать спокойно
  И видеть сны, и зеленеть среди весны.
  
  Чудны дела твои, Господи!
  
  Справедливости ради хочу сказать, что ваш покорный слуга так же в одной из заварушек участвовал. Только было это холодным августом 1968-го года. Тогда наши решили в Чехословакии имидж свой укрепить. Ну и танки туда заслали.
  Я тогда на Балтике службу справлял. И приказано было всем кораблям, что в Кронштадте базировались, пополнить боезапас 'до полного' и рассредоточиться в акватории острова Гогланд.
  Рассредоточились мы. Только без боезапаса. Его в Кронштадте не оказалось почему-то.
  Так, налегке, и проболтались в море около месяца.
  Чудны дела твои, Господи!
  
  Ну, а если вы меня про рассказ спросите, то отвечу так: - Нормальный рассказ. К размышлениям подводит тех, кто обратит внимание на детали, о которых автор пишет.
  
  Васильева Т.Н. Блондинка на Севере
  
  Славный рассказец получился. Читается без напряжения, легко. Некоторой задоринкой от текста веет.
  Я тут одной блондинке пробовал объяснить, почему не возможен второй потом на планете Земля. А вслед за потеплением, в котором Трампа обвиняют, ледниковый период наступит. И так ей объяснял и этак, а она всё недоуменно плечиками пожимает. Посмотрел ей глаза с удивлением, а она мне и говорит:
  - Не удивляйся. Мне простительно. Потому, как блондинка я.
  Мне сразу полегчало от таких слов. А то начал сомневаться в способностях объяснять элементарное.
  
  С блондинкой этой я давно знаком. Поэтому не удивился тому, что она на северах оказалась. Её туда привлекло первое моё посещение тех краёв. Правда, у меня вояж тот трагичным оказался, а с ней обошлось. Хоть и не без приключений, и с трупом, что из-под сугроба вылез, но живой и здоровой блондинка вернулась. И на психике всё пережитое никак не отразилось. Даже свадьбу сыграла по возвращении.
  Меня не пригласила, нет. Ну и правильно. От меня вечно не знаешь чего ожидать. Без меня спокойнее.
  Только, как я из рассказа понял, что не дошло до моей блондинки от чего её глючить стало. Попробую объяснить, хотя уже писал об этом, вернувшись в очередной раз с северов.
  Аборигены тех краёв сроду наркоты не признавали. И водовки среди тундры достать невозможно. Так они, чтобы расслабиться, грибы какие-то курят. Высушивают, в порошок перетирают и в табак добавляют. А курят они трубки малюпасенькие с длинным чубуком. В трубку эту только щепотка табака поместится. Но и этого хватит, чтобы кайф словить.
  Мне ненцы, их ещё зырянами кличут, предложили как-то попробовать. Отказался я потому, как хватило и того, что в чуме накурили. Чувствую, что "соловею" и поспешил на улицу выйти.
  И тут блондинка моя права: из чума, если только на карачках выйти можно из-за низкого входа-выхода, что в пологе делают.
  
  Повторюсь, однако - хороший рассказ. И о годах молодых напомнил, и о том, что дружны когда-то были с девчоночкой от лица которой текст написан. А то, что автор обладает мастерством в написательстве, и без моих заверений ясно. Так написать, это талантом обладать надо.
  Правда ни печек, ни буржуек в чумах не видал. Нет у "чукчей" возможности дрова заготавливать.
  Посреди чума костёр разводят используя олений кизяк. Оттого и не жарят ничего на открытом огне. Подвесят над костром казан и в нём еду варят. Какую? - Оленину, которая через неделю в глотку не лезет.
  А дым от костра в отверстие, что в самом узком месте чума находится, уходит. Его, от непогоды пологом прикрывают.
  Всё понятно, блондиночка моя?
  
  Тама Метка власти
  
  Печалью повеяло от прочитанного рассказа.
  Интересно, автор записал его на потеху читателям, или осмыслил бытие целого народа?
  Уж больно 'машет' на окружающую действительность.
  
  Народ вокруг, будто зомбированный. Живёт, морковку жуёт и ни о чём слаще не помышляет.
  Работает до седьмого пота. Зарабатывает копейки. Жизнь вся, словно под прессингом. Детей и то завести запрещается. Видно по всему, что к вымиранию народ сей предназначен. Ни желаний у него, ни помыслов к жизни со смыслом, с радостью, с ощущениями прекрасного. Словно ночь придавила их, лишив возможности восхищаться солнцем, небом, благостным миром, в котором когда-то родились.
  Да и помнят ли об этом?
  
  И вот что интересно: дай народу такому возможность управлять жизнью своей, а он и не знает как в ней приоритеты расставить. Потому, как привык к жизни собачей, но не кусачей.
  
  Бытует мнение, что миром женщина правит - любовь к ней. Но и этого не заметно, ни в рассказе, ни в реальности. Страшно посмотреть на мужиков, которых они в отцы детям своим выбирают: бритоголовые, потому как лень бошки мыть, стричься, расчёску в кармане носить; не бритые, словно биндюжники; одеты кое-как - ни костюмов на них, ни рубашек с галстуками...
  Вот времена настали! Даже в страшном сне представить такого не мог.
  
  Но и женщины, если по рассказу судить, не далеко от мужиков ушли. Им бы дитём обзавестись, а на большее у них фантазий не хватает. Примирились даже с тем, что святое слово 'любовь' испохабили. Потрахаются, словно кролики, и любовью это называют.
  А одеваются как? Смотреть противно. В метро заходишь, а вокруг жопы, жопы. Потому как в брюки влезли и что такое платье позабыли. А как хочется увидать в женщине загадку в юбочке с блузочкой, или в платьице.
  
  Хороший рассказ, хоть и навевает безысходность. Жаль только, что написан с опозданием и предназначен для узкого круга участников конкурса. Его бы, как прокламацию, на каждом перекрёстке развесить по всем городам и весям. Но и тогда сомневаюсь, что народ воспрянет. Обленился он. Привык, что за него властьимущие думают.
  
  Бурых С. Система Лайт Вэй
  
  Рассказ, который смело можно отнести к продолжению только что прочитанному - 'Метка власти'.
  Нашёлся человек, который знает что хочет. А дальше как у Лермонтова Михаила Юрьевича:
  
  Восстал он против...
  Один как прежде... и убит!
  .........................................................
  Судьбы свершился приговор!
  
  Ну, может и не убит, но то, что достанется ему не слабо это точно. Понимать нужно, что Система против Системы выступать не будет. Здесь - 'Рука руку моет'. Или не слышали как говорят в народе?
  Мораль вышеизложенного не в том, чтобы не высовываться, а в том, что Систему не убеждать надобно, а бежать от неё. И не в одиночку, а всем миром. Это истории стран говорят, в которых, худо-бедно, но правит демократия.
  Нет, можно выйти на улицы и взывать к отмщению за неправедные действия Системы. Но кому взывать?
  Этому?
  
  Отмщенье, государь, отмщенье!
   Паду к ногам твоим:
   Будь справедлив и накажи убийцу,
   Твой правый суд потомству возвестит,
   Чтоб видели злодеи в ней пример.
  
  Так 'государь' на вас первым и бросит гвардейские полки. А те, с сапёрными лопатками, повеселятся от души, восстанавливая правопорядок в Системе, какой бы она не была.
  Вы этого хотите?
  
  Нет, друзья мои, смена Систем так не делается. Для того, чтобы такое произошло время пройти должно. Не менее сорока лет.
  Почему 'сорока'?
  А вы вспомните, почему Моисей, выведя евреев из рабства египетского, их по пустыне сорок лет таскал. Чтобы поколение сменилось поколением и возродилось такое, которое о рабстве слыхом не слыхивало. Вот эти люди и заживут на земле обетованной вольной жизнью. И никакие Системы им не страшны будут.
  А пока суть да дело, расслабьтесь и получайте удовольствие от тех, кто вашими судьбами распоряжается.
  
  Вспомните как у Дюма-сына в 'Железной маске' дАртаньян поступил на старости лет.
  Не вспоминается? Тогда слушайте:
  
  - Отправил король дАртаньяна проведать как сидится в крепости тому, кто когда-то вознамерился на его трон покуситься. Приехал аАртоньян с инспекцией, побеседовал с арестантом, узнал о мечтах его бороться за власть 'не щадя живота своего' и решил отпустить сердешного.
  Отпустил, а сам маску напялил и вместо арестанта в камере устроился. И так ему хорошо стало, после служения во имя власти короля, где он кровушку проливал.
  Тебя и кормят, поят, моют и одевают: как же - ты ведь, якобы, принц наследный.
  Ещё и баб водят, сколько душа примет. Не жизнь, а малина. Такое не каждому подфартит.
  
  А не напоминает ли всё это начало начал, о чём рассказ повествует? Жизнь незабвенного Радомира? Вот так-то вот. Подумайте, прежде чем в одиночку, хоть в сопровождении женщины, кому-то, что-то доказывать. Время ещё не подошло.
  Плодите детей согласно расписанию. Чем больше наплодите, тем скорее время ваше подойдёт.
  
  Я всё сказал.
  
  Младший Б. Некролог
  
  Наконец-то повстречался рассказ, в котором увидел что хотел.
  Нет, я не сторонник насилия и, тем более, смертей. Но сюжет этого рассказа доставил удовольствие. Сперва показалось, что кто-то, собственного удовольствия для, решил написать страшилки и похихикать над наивным читателем. Чуть позже, когда автор преподнёс героя повествования как журналиста, ощущения стали выстраиваться в закономерный ряд. А когда прочитал то, что совпадает с моим мнением, зааплодировал:
  
  Мы привыкли, что дьявола изображают двурогим и с копытами - это чепуха. Такой
  дьявол нужен чтобы пугать маловерных прихожан. Настоящий дьявол невидим, поскольку
  он среди нас... Он один из нас...
   - Послушайте, - перебил Павел. - А чего он хочет?
   - Этого я не могу постичь! - курьер затряс головой. Глаза его наполнились влагой.
  - Он меня мучает! Мучает! Он забрал всё, что мне дорого, он... - внезапно настроение
  переменилось, и курьер зашептал испуганно: - Он может подслушать! Он всё может!
  Берегитесь!
   Курьер встал и пошел.
   - Так что мне делать? - спросил Павел.
   - В записке всё написано! - Курьер обернулся, и Павел опять подивился белизне его лица.
   - А почему именно я?
   - Почему? - курьер искренно удивился. - Вы не догадываетесь? - Павел потряс
  головой. - Из-за вашей работы. Он выбрал вас. Вы... вы... для вас не ничего святого.
  Вы с ним одного поля ягоды. Людские таинства вы выворачиваете наизнанку. Рождение,
  смерть, зачатие - всё идёт в топку ваших статеек.
   - Вы их читали? - зло спросил Павел.
   - Доводилось. Вы лишены малейшего сочувствия, циничны. Промахи людей, ошибки,
  болезни, слабости - из всего вы готовы сделать материал для рейтингов и лайков. Вы
  паразит, - курьер опять взмахнул рукой, - вампир человеческих чувств, людского горя.
  Вам незнакомо сопереживание, вы не можете даже вообразить, что один человек способен
  протянуть руку помощи другому человеку, может подставить плечо, поддержать морально.
  Напротив, вы стремитесь найти у человека больное место и воткнуть в него раскалённую
  иглу, разворошить болячку...
  
  Вам это никого не напоминает? Из тех, кто ежедневно врывается к нам в дома с экранов телевизоров? - Малахов, Корчевников, Зеленский... сколько их развелось на нашу голову.
  Это про них сказано в рассказе:
  
   - Вы не хирург, - сказал тихо. - Вы - патологоанатом. Вы - падальщик. Трупоед.
  
  Люди! Все кому попадётся в руки этот рассказ - прочитайте его. Обязательно прочитайте и никогда не смотрите телепередачи с участием подобных журналистов. А лучше вообще не включайте телевизор. Ему есть прекрасная замена - компьютер.
  
  Гнездо К. Исполняя долг
  
  Как же хочется, прочитав рассказ, начать обзор со слов: - Пролетая над гнездом кукушки....
  Начать с улыбкой, вспомнив давнишнюю историю, описанную в романе Кена Кизи:
  
  Гуси по небу летят...
  В целой стае три гуся...
  Летят в разные края,
  Кто из дому, кто в дом,
  Кто над кукушкиным гнездом..
  
  Но если серьёзно отнестись к сюжету рассказа, то не над 'гнездом кукушки' летят наши герои. И не в космическом пространстве на межпланетном корабле, куда нас пригласил автор. Действия сюжета происходят в вотчине небезызвестного Аманкелді Молдағазыұлы Төлеева.
  Именно там, в угольно добывающем центре, состоящем сплошь из шахт, уходящих в глубины земли, живут люди, которых пожелал спасти автор. Правда в сюжете он знакомит нас с мифической планетой Тэйл II:
  
  ... на этой бедной планете, где живут только семьи горняков, проститутки и беженцы.
  Там люди за ничтожные суммы готовы продаваться в рабство и продавать своих детей. И
  никому нет до них дела... Не хочу об этом... Мерзко вспоминать.
  
  А я всё в толк не возьму, почему в тех краях шахты взрываются как нигде в мире. Редкий год обходится, чтобы среди горняков не гибли сотни и сотни людей. Причём главе края, Аманкелдi, всё с рук сходит, будто он в другом государстве живёт. Государстве собственном, где все и всё одному ему подвластно.
  
  Я вот что хочу сказать, друзья писатели:
  - Как бы вы не пыжились, придумывая всяческую фантастику, а сюжеты у вас всё равно земными получаются. Так стоит ли 'копья ломать'? Будьте проще, и вас поймёт каждый из читателей. А в целях собственной безопасности, не предлагайте ни каких радикальных мер для предотвращения звериной сущности правителей. Помните: - 'Всякий народ заслуживает таких правителей, которых он выбирает.'
  
  Вот и всё (если о сюжете), что хотелось сказать, пролетая 'над гнездом кукушки'.
  О тексте, о том, как он написан, так же неплохо было бы поговорить. Но это займёт столько места и времени, что проще переписать текст, не искажая сюжета. А потом представить автору, чтобы он увидел, сколько лишних слов им употреблено.
  И не только это.
  
  Гловер М. Искариот
  
  Искариот - искаженное греч. σικάριος - 'сикарий'; 'вооружённый кинжалом', 'убийца'.
  
  Прочитал, а из головы не выходят сообщения о том, что творится на улицах города по случаю 'дня России'. Информация эта переплетается с тем, о чём написано в рассказе. А когда перевернул последнюю страницу, удивился прозорливости автора - всё как в жизни.
  Только написано за четыре дня до происходящих в городе событий.
  
  Нет, говорить о дословности происходящего и прочитанного не приходится. Но общий фон, первопричина вспыхнувшего неповиновения охранникам аналогична. Одним не хочется жить взаперти; другим надо отрабатывать хлеб, которым его кормят. А у кормящих есть свои кормильцы. И так по восходящей. А на каждом этапе кормящей деятельности нижестоящие должны подчиняться. Все, кроме тех, кому терять уже нечего - дальше камер не пошлют.
  
  Так кто из них 'Искариот'? - Все, кто предал свой народ, соблазнившись пайкой хлеба от вышекормящих.
  И как долго это будет продолжаться? - До тех пор, пока:
  
  - Оковы тяжкие падут,
  - Темницы рухнут ...
  
  Вот только никто из братьев 'меч вам (не) отдадут'. Потому, как не станет таковых. Те, кто на свободе давно поменяли имидж и зовутся теперь искариотами.
  Остаётся дождаться момента, когда 'Курок идёт плавно, как и всегда...', а вместо долгожданного выстрела раздаётся 'Щелчок...'.
  Гловер просчитался - "апостолов" в обойме пистолета больше не осталось.
  
  Вот тогда сбудется предсказание автора, которое он вложил в осознание Искареота:
  - '...я точно знаю, что попаду в ад'.
  
  Стаунт Тайна Ледебуры
  
  Забавный рассказец. Перевернул последнюю, из прочитанных, страничку и улыбнуло.
  Вспомнилось из Высоцкого: - Страшно, аж жуть...
  
  То, что сюжет есть плод фантазии 'подрастающего поколения', почти не сомневаюсь. И это здорово! Значит, за завтрашний день журнала Самиздат можно не беспокоится. Мы, старики, уйдём, а на смену придут прозаики будущего. Будущего радостного, без тревог, когда и фантазировать не надо будет. Тем более на тему, которая так наивно представлена в рассказе.
  Согласен, автор, что остросюжетности в написанном хватает. И, коль скоро в повествовании появились полицейские, то и частичка детектива в нём присутствует. Но почему, скажите, написано так торопливо? Поздно заглянули в раздел конкурсов?
  Это не допустимо.
  
  Если желаете посвятить себя написательству, если в груди зудит от желания нарисовать сюжет, раскрасить его словами, то естественно желание его опубликовать на суд читателя. А конкурсы прекрасная штука, чтобы услышать резюме на своё творение.
  
  Удивлен, как рассказ прошёл преноминацию. Написано крайне небрежно. Не 'неграмотно', а небрежно. Явный пример того, когда мысль опережает действа. В этом случае автор, воображением своим, убегает вперёд, а пальчики рук, шлёпая по клавишам, уже не подчиняются контролю за грамотностью.
  Рекомендую, поставив последнюю точку, попить кофею. Отвлечься на не трудоёмкие домашние дела и, сконцентрировав внимание, перечитать рассказ ещё раз. Тогда можно рассчитывать на положительный результат в написании текста.
  А в совокупности с вполне приличным сюжетом, сдобренным надлежащей грамотностью изложения, мы получим конкурентоспособный рассказ для конкурса.
  
  Я понятно объяснил, Стаунт?
  
  Папуаска Против правил
  
  Полагаю, что никто не станет спорить с тем, что стереотип социума, является приоритетом для традиций того, или иного сообщества. И если стереотип распространяется на несколько, не связанных между собой социумов, то и тогда внутри каждого из них могут присутствовать похожие традиции. Но этих традиций может не быть там, где социум обладает другими стереотипами.
  Наглядным примером тому является внедрение афросоциума, в социум европейских стран. Ох, и стонет народ цивилизованный от традиций, правил жизни привезённых с собой людьми со стереотипами отличными от европейских.
  
  И как тут не вспомнить слова лектора приведённые в рассказе:
  - Даже если речь идет ... о жизни его любимой женщины, или возможности быть с ней вместе - мужчина не отступит от правил...
  
  Ну и получили парижане 'по мордам' за своё благодушие.
  
  Это я, простите, отвлёкся слегка, прочитав рассказ о доблести мужской, которая на 'честном слове' базируется. И слово это ни кого-нибудь, а самого Майка Рокфеллера. Того самого, который привык добиваться всего, чего бы ни пожелал.
  А пожелал он страсти-мордасти на крови замешанные запечатлеть на фотик. И чтобы всё натурально было - как в жизни. Вот и стал он подзуживать племена с островов океанических повоевать между собой. За это папуасам и топоры железные, ножи...
  Ну, всяк из вас читал, как товарообмен происходит с социумом, который средь пальм живёт.
  
  И. казалось, всё замечательно у антрополога складывается. И теория лектора в сознании Майка укоренилась. Только забыл он, что правила эти для европейцев. На островах океанических про них слыхом не слыхали. Потому женщины темнокожие, у кого мужья в схватках погибли, рассусоливать не стали. Пофигу им бусы, стеклярусы, топоры и ножи железные. Взяли они луки крепкие, стрелы острые и... нарушили правила европейские за безвременно усопших мужей своих.
  И где он теперь антрополог хренов? Нетути. Поскольку понятия не имел, что у папуасок свои правила - 'око за око'.
  
  Не плохо бы и европейцам это усвоить, прежде, чем 'папуасов' на свои земли пускать.
  
  Malleo Люди разных богов
  
  Простите, автор, но не стал читать вашего рассказа.
  Меня из души воротит от подобной фантастики. Какая бы она не была, но отклоняться от исторической действительности никто не имеет права. И о личности в истории никак нельзя забывать. Придумывать то чего не было, назначать на место событий персонажи, которых не было и в помине, это, простите, дезавуировать читателя.
  
  Нам, что - мало мифов написанных незнамо как, незнамо зачем, незнамо кем? Историю, как науку, в помойку превратили.
  На книгах, написанных сегодня, те, кто будет после нас, учиться будут.
  Про Рим, про войны, в которых участвовали его легионы, в истории много освещено. И никто вам не запрещает взять для сюжета любой исторический факт, с подлинными военачальниками и свести их в жестоком бою с кем угодно. С греками, например. Со скифами...
  И пусть сражение это будет придумано. И пусть цели его будут захватническими. Пусть кровь там льётся рекой. Но всё это будет на фоне вашей изюминки - 'Люди разных богов' - которой вы очаруете своего читателя.
  А читать заведомую 'придумашку', с заведомыми придуманными военачальникам, имена которых и после литра выпитого не выговоришь...
  Это, может быть, и для конкурса, но не для меня.
  
  Простите на честном слове.
  
  Велич Р. Смерть как лекарство
  
  Прочитал и невольно вспомнилось:
  
  - Михйл Михалович, ну что вы тут в Москве один маетесь? Ведь у вас есть
  родственники в Киеве, ехали бы к ним. Всё веселей...
  - Не-е-ет. Они старые. Старики не должны жить вместе. Старики должны держаться
  молодых. Это делает их существование более-менее осмысленным.
  
  Давно это было. Но в памяти сохранилось как истинна для человека, пребывающего на 'закате' собственной жизни. Этот диалог не давал покоя много времени. Кажется всё правильно в нём.
  'Но почему - мучил меня вопрос - в реальной жизни произошли разночтения? Я, целиком и полностью, считал себя Михаилом Михайловичем. С правом более-менее осмысленного существования.
  А сын, проживая отдельно, в достатке, в местах, которые считал и считаю Раем для людей пожилого возраста, категорически против, чтобы жить рядом. Не с ним, а рядом. Чтобы мог видеть его чаще, нежели раз в году. Чтобы мог оказать содействие в его семейной жизни.'
  На все эти вопросы сын отмалчивался или, не скрывая этого, уходил от ответа. Я же пребывал в недоумении.
  
  И вот, прочитав рассказ этот, мне всё стало ясным.
  Как бы ни было, а в жизни всякого старика наступает кризисный момент. Момент между жизнью и неотвратимой смертью. Хорошо, если это произойдёт в один миг. Как исчезает свет после того, как щёлкнет выключатель. А если этот момент затянется на неопределённое время? Если 'Михайл Михалович' гирей повиснет на руках у молодых? Что тогда?
  Ответ на этот вопрос дан в рассказе:
  
  ...Мы оба знали, что это когда-нибудь случится.
  Не держись за прошлое. Я уже смогла отпустить своё.
  Думаю, получится и у тебя. Чао...
  
  Из конверта выпал знакомый медальон. Золотисто-смуглая Святая Смерть в багряном
  одеянии всё так же сжимала острую косу.
  Ларри ещё долго сидел неподвижно, держа медальон в руке
  Наконец, взяв телефон, он набрал полузабытый номер:
  - Это клиника Святого Лазаря? Я хотел бы подать заявление о прекращении услуги
  криостазиса, - сказал он мертвенно холодным голосом. - Да, я хорошо всё обдумал. Я
  единственный родственник. Как быстро я смогу оформить необходимые документы?
  
  И все-таки мне больше по нраву прочитанное в китайской сказке.
  В ней говорилось, что когда родители достигали состояния, что не могли содержать себя, то дети отводили их в дремучие джунгли, откуда не было пути назад. Этот вариант устраивает меня потому, что снимает с отпрысков ответственность за проведение ритуальных услуг и дальнейшего содержания места упокоения родителей.
  
  Всего вам доброго, дети!
  
   Число безумия и алгоритм Бога
  
  Как только перевернул последнюю страницу этого рассказа, понял, что это конец.
  Хаос, свалившийся на меня, не позволял прочитать оставшиеся работы конкурсантов. Срок работы конкурса истёк и всё, чтобы не хотел донести до авторов преноминированных, но не прочитанных произведений, повиснет в небытии.
  Кому будет интересно, что и почему пришло мне в голову от прочитанного?
  Кому будут интересны ассоциации, вспыхнувшие внутри меня, как ощущения от прочитанного?
  Всё это уже будет 'за кадром' закончившейся киноленты. Когда проектор ещё трещит мотором, а кинолента, смотавшись на бобине, не в состоянии воспроизвести зрителю то, о чём могла бы поведать. Не смогла из-за банальной причины - время обзоров истекло. Истекло потому, что истекло время приёма работ на конкурс.
  Наступает новый этап в работе конкурса - судейство. И работе этой ничто не должно помешать. Ни какие мнения со стороны. Только то, о чём думают авторы работ. Работ распределённых Всевышним на подгруппы. И это является алгоритмом Правил КОР-13. Перешагнуть который никто не имеет права. И никакие числа безумия или магии тут не помогут.
  
  Прощайте друзья. Мне было хорошо с вами.
  До новых встреч, на новых конкурсах.
  С надеждой, что был, остаюсь и буду вам полезным.
  
  Ваш - Е.Д.
  
  С.Пб.май-июнь.2017.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга первая" (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"