Дворник Денис Олегович: другие произведения.

Чернила для мыслей, ром для души или "Дневник писателя"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что влечет за собой ноша творца? Задумывались ли вы, откуда черпают свои идеи люди искусства, что переживают ради своего произведения? Молодой писатель, с головой окунувшийся в бездну творческого "Я", расскажет исторю своего становления. О той дороге, которую может предложить современный либеральный мир. О том, как теряя себя, выбрать верный путь.


   1. В очередной раз взгляд упал на гадское пятно, расположенное на потолке, прямо над моим потрепанным диваном. Интересно, почему только здесь? Из-за постоянного перегара, с которым я засыпаю и просыпаюсь? Ладно, когда-нибудь я все-же избавлюсь от него. От пятна, конечно же.
   Попытавшись встать с дивана, я почувствовал сначала сильную боль в ноге, затем в голове, а затем отозвался и желудок, требовавший вывернуть его наизнанку. Черт, что же я вчера такое пил?
   Едва успев доковылять до ванной и знатно проблевавшись, в памяти стали всплывать картины прошлого вечера. Этому поспособствовало саднившие лицо и нога. Дамы у бара, которые, по моему скромному мнению, очень грустили в компании своих парней, оказались не особо мне рады, за что пришлось расплачиваться синяками. Но я их не виню, истинный джентльмен внутри меня не позволит, я ведь люблю всех женщин.
   Результаты осмотра своего тела оставили желать лучшего, но это не страшно. Страшно то, что после неудачи в баре, мне не пришло в голову ничего лучшего, кроме как надраться в стельку домашним самогоном моего соседа. Господи, а ведь я уже и забыл, что такое настоящее похмелье. Когда ежедневно пьешь, перестаешь его замечать.
   Едва найдя в себя силы сходить в душ, я откупорил банку пива и закурил. Понемногу стало отпускать, а силы возвращаться. Что ж, сегодняшние дела снова придется перенести на неопределенный срок. До вечера буду валяться на диване, приходя в чувство, а там обязательно найдется какая-либо одинокая леди, которой необходимо выпить в мужской компании.
   В такие моменты жалею больше всего о том, что последние полгода не могу заставить себя спать больше часов пяти в сутки, да и те неспокойно, просыпаясь в холодном поту по несколько раз за ночь. Это очень меня удивляет, если честно, раньше со мной такого не случалось. Но с тех пор как закончилась моя правильная размеренная жизнь, из нее ушел и сон.
   Так как вчера я остался без секса, захотелось передернуть. Я очень легко поддаюсь своим желанием, но едва я уселся перед телевизором, как начали стучать в дверь. Звонок я давно отключил - ужасно меня раздражал. Но куда больше я не люблю гостей, особенно утренних. Наверняка снова кто-то из домсовета хочет взять с меня денег на очень необходимую лампочку на седьмом этаже, на которую по две копейки должен скинуть каждый житель. Если это так, то сегодня точно пошлю их нахер. Угораздило же снять квартиру в доме, где остался этот пережиток прошлого. Я предпочитаю жизнь, где каждый сам за себя и срать я хотел, что кому-то окно выбили, или лампочку выкрутили.
   Уже настроившись всласть насладиться спором, я с удивлением обнаружил за дверью курьера, который протянул мне пакет с едой и чек. Оказалось, что вчера, по пути домой, я заказал себе бургер и пиво на завтрак, догадываясь, что утром мне будет лень это делать. Какой я у себя заботливый.
   Поев, я обнаружил, что теперь вполне способен на какие-то телодвижения и до вечера. Может все же сходить в зал? Мой особый метод тренировок, под названием "Убей свое сердце окончательно после пьянки и побольше кардио, пожалуйста". Идеально подходит для такого любителя самобичевания, как я.
   Вспомнив, что уже выпил пива и отбросив эту глупую мысль, я решил просто пройтись, резонно заметив про себя, что с телом от одной пропущенной тренировки ничего не случиться.
   Выйдя на улицу, я сразу приметил свою симпатичную соседку с третьего этажа, с которой у нас был небольшой романчик. Она все пыталась найти зажигалку в своей сумочке, но заметив меня, поманила к себе, сопровождая жест выдающейся фразой:
   - Что стоишь, обслужите даме рот, сударь, - Сказала она и рассмеялась, поняв, что ляпнула.
   Такие выражения вполне в её духе. И не понятно, действительно это происходит непроизвольно или же она их заготавливает, чтобы показаться комичной.
   - С радостью, ты же знаешь, - Подкуривая ей сигарету, сказал я.
   - Ну и видок у тебя, так нажрался вчера, что лицом домой шагал? - Спросила она.
   - А ты как всегда великолепна, - С улыбкой ответил я.
   - Угробишь себя, идиот. - Сказала она и попыталась дать мне подзатыльник.
   - Не скучай, - Увернувшись от удара, я отбежал в сторону, помахал ей рукой и пошел к своей любимой скамейке в парке.
   С ней было весело, пусть и не долго. Слишком простая в отношениях для меня. Это быстро надоедает. Я помешан на женщинах, которые ежедневно выносят мне мозг. Возможно это признак мазохизма, но с ними все гораздо интереснее. Хотя вероятнее всего, это просто привычка, от которой я не могу себя отучить. Ведь моя по-настоящему любимая девушка, с которой мы были вместе целых пять лет, была той еще стервой. С момента расставания с ней моя жизнь и покатилась на дно.
   Дном я называю свое внутреннее состояние души. Так я довольно успешен. Жизнь подкинула мне возможность полностью обеспечивать себя и помогать своим родителям уже в двадцать два года. Сперва мне удалось стать популярным блогером в различных социальных сетях, а затем с их помощью продавать не только коммерческую рекламу, но и пиарить свое творчество. Теперь я известный писатель, с кучей контрактов на написание сценариев к фильмам и биографий известных личностей. Это оказалось куда скучнее, чем мне представлялось, и я никогда не успевал сдавать работы в срок. Но платили за них хорошо.
   Очень скучаю за тем временем, когда я ночами сидел за старым ПК в небольшой и запущенной родительской квартирке и писал о том, что мне действительно казалось важным. Тогда был стимул и верные люди вокруг. Сейчас есть алкоголь, женщины, деньги и никакого настроения писать дальше.
   Присев, наконец, на скамейку, с которой открывался отличный вид на постоянно тренирующуюся в парке группу девушек, я закурил и достал телефон. Как обычно тонна пропущенных вызовов и сообщений. Вечно им от меня что-то нужно. Все эти менеджеры, агенты, важные офисные ребята, которым все и всегда нужно срочно, срочно, срочно. Как они вообще так живут и до сих пор не вздернулись на люстре? Искренне не понимаю.
   - Ого, ты еще не откинулся от аутоасфиксии? Выглядишь уж точно так, будто тебе воздух пережали, - Раздался позади знакомый голос.
   - Предпочитаю более классические методы, ты же знаешь. - Даже не оборачиваясь ответил я.
   - Откинуться или в сексе? - Со смешком сказала Яна и присела рядом.
   - Если бы собирался покончить с собой, сделал бы это с пафосом. Ворвался бы в церковь евангелистов и вспорол бы себе брюхо прямо под их завывания "Халилуйяааа", либо же выступил с какой-то пламенной антигосударственной речью и застрелился бы в прямом эфире, что-то в этом духе. - Мечтательно сказал я.
   - Ага, наглотался бы колес, вышел бы на улицу и умолял на коленях какую-то дворняжку тебя сожрать, потому что сам ты на такой шаг не способен. - Уверенно заявила она.
   - Я просто слишком люблю жизнь. - Я попытался себя оправдать.
   - Да, я заметила, именно поэтому так старательно её гробишь. Может хватит? - С ноткой заботы спросила она.
   - Знаешь, когда вокруг все становиться очень плохо, и каждый маленький минус начинает прилипать к минусу побольше, превращаясь в тучу над твоей головой - становишься очень ироничным и начинаешь радоваться даже самому маленькому плюсу. Мне нравиться такое состояние, - Ответил я чистую правду, на самом деле так считаю.
   - Это я уже слышала, когда мы наконец нормально пообщались после расставания. Но это не ответ, ты себя просто ненавидишь в глубине души и бежишь от проблем. - С укорой сказала Яна.
   - Знаешь, я уже жалею о том разговоре. Это неправильно. Мы с тобой были вместе столько лет, расстались, а потом нажрались на пару и смеялись над неудачами в личной жизни друг у друга. Это вызывает у меня очень странные чувства. - Честно признался я.
   - А не ты ли тогда говорил, что мы все равно самые близкие люди друг другу и если мы перестанем общаться, то для тебя это равносильно тому, что ногу себе отрезать? - Снова она прицепилась к словам.
   - Так и есть, я от своих слов не отказываюсь, но должны же быть какие-то рамки, женщина?! - Возмущенно воскликнул я.
   - Корчит тут из себя скромнягу сидит. Лучше расскажи мне, что там твоя новая пассия? - С интересом в глазах спросила она.
   - Боже, тебе в одно ухо влетает, с другого вылетает, ничего не меняется. Жаль, но ничего не клеится с ней. А она единственная, кто мне действительно нравиться. Из-за моей настойчивости, я распугиваю всех более-менее адекватных девушек. Слишком все тороплю. Сам понимаю, что это глупо, но после того, как мы на протяжении пяти лет с тобой виделись ежедневно, для меня странно, почему мне не могут выделить время для встречи чаще, чем раз в неделю, еще и по телефону поговорить долго не в состоянии. - Погрустнел я.
   - Такая же херня. А самое главное, что не быть в отношениях с кем-то теперь тоже очень сложно. Мне кажется, мы сделали глупость, что так долго встречались, будучи почти детьми. Теперь сталкиваемся с проблемами людей, которым уже под тридцать - Сказала Яна.
   Я знал, что у неё такие же проблемы в этом плане, как и у меня. Склеить кого-то получается разве что на ночь, в отношениях все заходит в тупик. Хотя и я и она после стольких лет, прекрасно понимаем при общении с противоположным полом, как реагировать и что отвечать на любую фразу, в какую игру стоит играть, а где надавить и сказать нет. Но проходит неделя-другая и их это начинает настораживать, а затем и вообще пугать.
   Мы немного еще посидели молча, по-дружески обнявшись, затем у неё зазвонил телефон, какой-то очередной мудак звал гулять.
   - Ну все, я побежала, меня Андрей позвал, - Радостно сказала Яна.
   - Сколько раз я просил тебя не посвящать меня в подробности твоей личной жизни, Ян? Это мерзко, - Меня это действительно раздражало.
   - Ой, да ладно тебе, он все равно скучный. - Сказала она какой-то нелогичный набор слов.
   - Так зачем ты тогда идешь? - Искренне удивился я женской логике.
   - Просто. Я не знаю. Это все из-за тебя, на самом деле. Мне теперь скучно с людьми, которые не могут обсуждать философские темы с одной стороны и спорить со мной часами о какой-то херне с другой. - Опять я оказался во всем виноват.
   - Он, небось, еще и супер-милашка, зовет в кино, дарит цветы при встрече и какую-то ненужную хрень, а потом всю дорогу раздает комплименты? - Проницательно спросил я.
   - В точку, - Грустно ответила она.
   - Господи, ну и мерзость, терпеть таких не могу. Вот куда ты эти цветы засунешь? Зачем с ними таскаться? Если уже и дарить, то когда собираетесь расходиться, что бы руки свободные были. Да и вообще, цветы - это скука. - С отвращением произнес я.
   - Ну да, твоим то первым подарком мне был перцовый балончик, который мы выбирали пол часа, попутно рассматривая ножи и пушки в оружейном. - Рассмеявшись ответила Яна.
   - Я себя знаю, тебе могла потребоваться самозащита. - С улыбкой ответил я.
   - Не льсти себе, и без балончика бы справилась. В любом случае я побежала, до встречи. - Попрощалась она, поцеловала меня в щеку и ушла.
   - Пока. - Ответил я ей в след.
   Как бы там ни было, она классная, жаль, что все так получилось.
   2. Вечер наступил довольно быстро, а я едва вспомнил, что был приглашен в пафосное заведение на очередную светскую тусовку, где все собираются в честь дня рождения режиссера одного из фильмов, над которым и я так же работаю.
   Особого интереса данная публика у меня не вызывала и приходил я разве что лицом поторговать. Заняв более-менее укромное местечко у бара, я все продолжал крутить в руках телефон, в надежде наконец услышать долгожданный звук приходящего сообщения от той, что не отвечала мне уже несколько дней и наша переписка превратилась скорее в мой личный блог. Просто обожаю общение с самим собой.
   Перечитал еще раз стихотворение, написанное в порыве чувств, лично ей:
   - Когда над головой все затянуто тучами,
   - И всего лишь хотел бы к ней,
   - Тебя жизнь еще немного помучает,
   - Пусть хоть раз, но даст пиздюлей!
  
   - Просыпаясь в холодном и липком поту,
   - Я зову тебя, тихо стеная:
   - "Да ответь же, хоть раз мне - молю!"
   - Но в ответ не откроются двери Рая.
  
   - Так юна, но грязи уже повидала.
   - Сделалась черствой, немного сухой.
   - Привыкла лишь на себя полагаться.
   - Но я растоплю этот лед добротой - и ты мне протянешь руку!
  
   - Сколько бы времени не прошло,
   - Как бы люто ты не брыкалась,
   - Я возьму эту руку и украдкой пойду, ругаясь за мелкую шалость.
   - Но хер я её хоть когда отпущу, ты даже и не надейся!
   - Проведу сквозь невзгоды, от всего защищу и дам прикурить проблемам!
  
   - Поверь мне, я может и часто шучу, но берегу свое слово.
   - Сказал, что люблю - значит правда, люблю,
   - Настойчивость пусть не пугает.
   - Я не из тех, что себя бережет и чувства свои скрывает.
   - Мы люди, недолго живем,
   - А еще быстрее сгораем.
  
   - Так к черту же всех милых, с букетами, долбоебов, что только успехом гордятся.
   - Я научился жить и на дне, ирония лишь помогает.
   - Давай мы с тобой просто вместе пойдем, над всем этим посмеемся.
   - Пусть все эти строки и глупо звучат, но заставят тебя улыбнуться."
   Интересено, насколько он плох получился? Поэт из меня отвратительный, как мне не раз говорили.
   Но эта девочка действительно запала мне в душу. Пусть ей и едва восемнадцать лет, но она успела кое-что повидать в этой жизни.
   Насколько же сильно различаются поколения. Разница в возрасте всего четыре года, но я в свое время хоть и бухал, но более-менее старался учиться, боялся родительского гнева, не употреблял наркоты, думал о будущем. Сейчас то понятно, многое изменилось в моей жизни. А что она? Как можно верить людям, когда тебя изнасиловал в четырнадцать лет человек, выдающий себя борцом за права маленьких девочек, подвергшихся насилию со стороны педофилов? Когда плохая компания позволила заняться продажей наркотиков и поиметь легких денег еще в шестнадцать лет? Когда все так доступно, от информации в интернете до увеселительных препаратов? Когда ты уже в раннем возрасте понимаешь, что образование ничего тебе не даст? Но при этом, строгие родители не позволяют совсем забить на все.
   Учитывая все это, она умудрилась сохранить женственность, отречься от прошлого и стараться дальше вести нормальный образ жизни. Насколько же я уебок, что пытаюсь быть с ней, зная, какой я аморальный идиот на самом деле?
   В любом случае это не имеет значения, ответа я вряд ли дождусь.
   Осмотревшись по сторонам, я приметил несколько одиноких барышень, грустящих у бара. Открыв свои соц сети, так же привычно отметил тонну обнаженных фотографий менее зажатых девушек. Что ж, жизнь так и не оставляет мне выбора, распутный кутёж заменяет желание найти постоянное, семейное счастье. Изрядно подвыпив я не счел нужным останавливаться на этой мысли и поддался эмоциям.
   Подойдя к самой развратной и сексуально одетой из всех женщин, которые так и стреляли в меня своими взглядами, я не нашел ничего лучше, чем заплетающимся языком начать глупейший диалог:
   - Что тобой двигало, когда ты решила надеть настолько откровенный наряд? - Поинтересовался я.
   - Возможно, желание совратить богатенького парня? - Заигрывающе ответила она, стреляй в меня своими зелеными глазами.
   - Что ты надеешься от него получить? Секс на одну ночь, что бы было, чем хвастать перед подругами? - Я искренне не понимал мотива подобных девушек, ведь никто не взял бы её под опеку на постоянной основе.
   - Секс - лишь повод завязать отношения. Ты даже представить себе не можешь, на что я способна в постели. Никто не скажет мне пока, после первой встречи, - Уверенно заявила она.
   Что ж, звучит вызывающе, мне даже стало интересно.
   - Готов спорить, что завтра утром ты уйдешь из моей квартиры, и больше мы никогда не увидимся, - Звучит пусть и немного грубо, но для неё это повод проявить себя, а мне другого сейчас и не нужно.
   - На что спорить будем? - Улыбнулась она.
   - Давай на что-то бессмысленное. Если проиграю я - возьму тебя на следующую бессмысленную светскую вечеринку в качестве своей женщины, если ты - то возьмешься за ум и займешься чем-то действительно полезным. - Предложил я.
   - С чего ты взял, что я занимаюсь чем-то бесполезным? Вообще то я журналист и нахожусь здесь по заданию редакции, - Немного оскорбленно ответила она.
   - Ты действительно считаешь полезным, освещать жизнь подобных мне жалких людей? - Не скрывая иронии спросил я.
   - Почему бы и нет, людям интересна жизнь знаменитостей, - Получил я резонный ответ.
   - Что же в этом полезного? Это как-то способствует развитию нашего общества? Больше похоже на никому не нужный треп, служащий лишь для развлечения одиноких дамочек. - Ответил я.
   - По-твоему они не заслуживают досуга, которого желают? Звучит очень сексистски. - Возмутилась она.
   - По-моему все заслуживают куда более вменяемого досуга, чем тот, что ты им предлагаешь, - так же резонно заметил я.
   - Хорошо, будь по-твоему, если ты выиграешь - уйду в другую отрасль журналистики, если я - дашь мне полное интервью с полным ответом на каждый заданный мной вопрос, - С блеском в глазах заявила она.
   - Так, так, стоп, мы не на это договаривались, дело принимает опасный поворот! - Рассмеялся я.
   - Так согласен или нет? Неужели ты настолько не уверен в себе? - Так же с улыбкой спросила она.
   - Не честно играешь, леди. - Ответил я, глядя ей прямо в глаза.
   Что ж, ничего не остается, кроме как утереть ей нос. Пускай это и развод для мальчишек, мне не стыдно повестись на него. Все равно никакого интервью не будет.
   Оставшийся вечер я провел с ней. Оказалось, что она не только красивая и не скромная, но и довольно умная и забавная девушка. Много шутила и рассказывала, мне оставалось лишь слушать и вставлять свои комментарии. Затем я вызвал такси, и мы отправились ко мне. Естественно не на постоянную квартиру, туда я никого не приводил, опасаясь, что люди начнут караулить меня у окон. На съемную студию - небольшую, но очень милую квартирку с видом на море через панорамные окна.
   Насчет своих способностей она не соврала. Секс и вправду был просто потрясающий. Даже такой ленивый партнер как я, зачастую предпочитающий в пьяном угаре занимать позу снизу, оставляя всю работу девушке, довольно быстро втянулся и принялся за работу всерьез, перенимая инициативу в свои руки. Редко, когда женщины уходили от меня разочарованными, но в этот раз я хотел выложиться на все сто.
   Перепробовав все возможные позы, мы все не могли остановиться. Как оказалось, она любила не только оральные ласки и классику, но и была по-настоящему влюблена в более жесткий секс, включая анал с применением физической силы.
   В итоге я боялся, что стоны, раздающиеся на весь этаж, перебудят весь дом - девушка была очень громкой. Единственное, что меня раздражало. Не люблю лишний шум.
   Наконец, устало откинувшись на подушку, я прикурил две сигареты, одну отдав ей. Она благодарно кивнула, прижалась ко мне и затянулась.
   - Знаешь, это было очень хорошо. Давно никто не делал со мной таких вещей. Боюсь, что теперь мне будет сложно сказать тебе пока, после одной ночи, - с каким-то грустным смешком произнесла она.
   - Уверен, что ты кончила минимум три раза, - я постарался перевести опасную тему, сказав первую глупость, что пришла мне в голову.
   - Дело даже не в этом, то как чувственно это было, просто покорило меня, - продолжила она гнуть свое.
   - Как-нибудь обязательно повторим, только если это не будет считаться моим проигрышем, - С улыбкой глядя на неё ответил я.
   - Неужели я не заслужила хотя бы взять у тебя интервью? - Попыталась она надавить на жалость.
   - Спор есть спор, малышь, посмотрим, что будет утром, а сейчас я собираюсь вздремнуть, - просто ответил я.
   Взяв два недобитых стакана с виски, я протянул ей один, отсалютовал ей, допил одним глотком и вырубился.
   3. Я вышел из дома, где оставил спящую журналистку с запиской.
   "Прости, интервью не будет, уборщица зайдет ближе к полудню. Когда-то я обязательно тебе позвоню, обещаю."
   Что ж, пари осталось за мной. Пусть она и крайне мила, но я не собирался заводить отношения с подобной девушкой.
   Закурив, я не спеша направился в сторону дома. Благо идти было не далеко. Я дальновидно снимал эту квартирку неподалеку от своего жилища.
   В голове как обычно было немного мутно, но выпил я вчера достаточно мало, чтобы ощущать дискомфорт похмелья. Чтобы не скучать весь день, решил проверить инстаграм, возможно у кого-то есть какие-либо интересные предложения.
   Первая же история в инстаграме была от едва знакомой девушки. Видел её пару раз в жизни. Подруга Ани, девушки, которой я написал свой последний стих, и которая так успешно теперь меня игнорирует. Черт, а возможно, все дело в том, что стих ужасен?
   Но я отогнал эти мысли, так как несколько коротких видео подряд эта знакомая вся зареванная жаловалась на жизнь, что для меня было довольно странно. Испытав неприятное чувство испанского стыда, я уже было подумал закрыть её истории, но от последнего видео, мне стало немного не по себе. Там она с полной решимостью на лице прощалась со всеми своими близкими. Так, это уже ни в какие ворота. Пусть я и не самая приятная личность, но я не мог себе позволить даже допустить возможность, что бы эта юная особа попыталась покончить с собой. В восемнадцать лет у девушек в голове тот еще ветер, живут эмоциями и творят сумасшедшие вещи. А я, как уже говорилось ранее, люблю всех женщин.
   Решил все же написать ей, так как с ней у нас отношения вроде были довольно приятельские:
   - Ты что, женщина, с ума сошла? - Спросил я.
   - Аня меня бросила;
   - Это тупо последняя капля;
   - У меня нет ни одного друга;
   - Меня кроме мамы никто не любит, мне все это надоело;
   - Я просто еду куда-то, хочу за город, просто лечь где-то и умереть. - Посыпался целый град сообщений от неё.
   - В смысле бросила? Помиритесь, это херня все;
   - Жизнь дерьмо, конечно. Но всегда есть какой-то выход, пусть и херовый. Я вот пью, например, хоть и не рад этому, но сейчас помогает;
   - Дождись вечера, пройдемся, я что-то придумаю. Даже трезвый буду. А то это выглядит крайне глупо, джентльмен внутри меня не позволит, пусть и малознакомой девушке, накладывать на себя руки. Тем-более, что это все нормально для твоего возраста;
   - Договорились, сумасшедшая? - спросил я
   - Да, - ответила она.
   - Ну и отлично, а то развела тут нюни. Напишу, как освобожусь. - Закончил я разговор и продолжил путь домой. Нужно привести себя в чувство, перед тем, как поднимать кому-то настроение.
   Зайдя домой, как обычно потянулся за пивом в холодильник, но вспомнил, что обещал быть трезвым. Обещания я держу. Вздремнул немного, сходил в душ, оделся и написал ей, что готов.
   Ответа не последовало. Прождав пол часа, я не выдержал и все же сам вышел на улицу. Подожду в баре возле дома. В планах было взять себе перекусить и кофе, но я совсем забыл, что у Олега, лучшего бармена в этом заведении, сегодня день рождения. Кутёж в баре был страшный, все местные алкаши собрались у барной стойки и едва я зашел - тут же начали тянуть меня выпить. Олег не спрашивая впихнул мне рюмку, мы выпили и обнялись. Увы, быть трезвым явно не получиться. Оказывается - не держу обещания.
   Веселая компания, музыка и бесплатное бухло немного вскружили мне голову, но я не забывал поглядывать на телефон, все-таки переживание за эту глупыху никуда не ушло.
   К счастью я не успел толком напиться, как она написала, что недалеко от меня. Попрощавшись со всеми, я заставил себя отказаться от последней рюмки и вышел на улицу.
   Далее, как я и думал, последовал неугомонный поток излияния души. Она начала рассказывать все свои неудачи за год, как они ссорились и мирились с подругами, какие все парни мудаки и как мама ежедневно ругается. Я же лишь старался вставлять юморные комментарии и быть максимально приятным слушателем. Через десять минут от желания суицида не осталось и следа.
   Не придумав ничего лучше, чтобы поднять нам настроение, я завел её в ближайший крупный торговый центр и направился к детскому заведению с игровыми автоматами. Всегда любил их, хотя современные технологии позволяют играть во что угодно и дома. Но сидя перед ПК или ноутбуком и отстреливая монстров, не испытываешь того духа, который передает тот старенький игровой автомат, когда вы вдвоем держите пистолеты в руках и стараетесь прикрывать друг друга от выскакивающих то тут, то там врагов.
   Толпа детишек начинает расти вокруг нас, они изумленно открывают рты, когда мы набираем все больше и больше очков. Годы тренировок пошли в прок.
   Затем мы немного поиграли в настольный хоккей и покатались на машинках, пока я не приметил самый забавный автомат. Эта машинка напоминала автоматы из казино и смешным голосом предлагала сделку. Все что требовалось - выбирать кейсы, на которых написана ожидаемая сумма выигрыша, но её там могло и не быть. После выбора кейса, автомат предлагал сделку, он давал свою сумму, которая была в половину меньше от ожидаемого выигрыша с кейса. Соглашаешься на сделку - получаешь меньше, не соглашаешься - можешь проиграть все. Каждый выбор кейса так же стоит определенного количества купонов. Так как человек я азартный, а автомат общался со мной крайне комичным голосом, что сильно меня веселило, все оставшиеся купоны мы тут и оставили. Но удача была со мной и выиграть получилось довольно много билетиков, которые на кассе можно было бы обменять на плюшевые игрушки, сладости и тому подобное.
   К моему огромному изумлению, самая невзрачная плюшевая игрушка стоила примерно в пять раз больше билетов, чем выиграли мы, хотя очков мы набирали много и просадили кучу денег. С пустыми руками уходить не хотелось, да и девушку расстраивать тоже, поэтому мы просто набрали различных вкусностей и пошли гулять, истребляя их по пути.
   - Знаешь, что больше всего меня расстроило сегодня? - Серьезно спросила она.
   - То, что мы проиграли последние два кейса? - С улыбкой спросил я.
   - Нет, дурень, я серьезно сейчас. Никто из тех, кого я считала самыми близкими людьми, даже не спросил, что со мной. Написало парочка старых подруг и несколько парней, с попытками утешить и различными милостями, типа "Ты такая красивая, что просто не можешь грустить". - Грустным голосом произнесла она.
   - Значит не такие уж они и близкие люди, какими ты их считала. Все просто. - Сказал я очевидный факт.
   - Я по жизни довольная простоя девушка. Готова рассказать что-угодно о себе и редко что-то скрываю. А близкие друзья, так вообще все про меня знают. Но в итоге только смеются надо мной и моими проблемами и забивают хер. - Еще более грустно сказала она.
   - Не то чтобы я хотел сейчас корчить из себя прожженного жизнью старца, но давно пришел к тому, что рассказывать что-либо о себе нельзя вообще никому и никогда. Все люди - звери, особенно в массе. Редко, когда найдешь человека, которому можно что-то доверить и быть уверенным, что в последствии он не воспользуется этим против тебя же в своих интересах. - С полной уверенностью сказал я.
   - Да уж, звучит довольно пессимистично, - протянула она.
   - Что поделать, сейчас ты считаешь трагедией ссору с парочкой из огромной кучи своих знакомых, а через пару лет радуешься, что у тебя осталось хотя бы несколько друзей, но верных и честных с тобой. Это взросление, все через него проходят. - Честно заявил я.
   - Хочешь сказать, дальше только хуже? Уже жалею, что не выпилилась из жизни сегодня. - Рассмеялась она.
   - Да, гораздо хуже, но и на вещи ты начинаешь смотреть немного по-другому, получаешь больше возможностей. Везде есть свои плюсы и минусы. Хотя ребенком быть, все же, гораздо приятнее. - Подтвердил я её предположение.
   На этом напряженный разговор подошел к концу, она окончательно успокоилась, и я проводил её домой, шутя и рассказывая забавные истории из жизни.
   - Спасибо тебе, что поднял настроение, - с улыбкой сказала она.
   - Обращайся! И переставай забивать голову глупостями, ты хорошая девочка, - подбодрил я её.
   Мы обнялись, и я пошагал домой, размышляя по пути, почему я даже не стал к ней приставать. Ведь симпатичная же. Я не настолько извращенец, чтобы клеится к девушке, желающей покончить жизнь самоубийством, как герои романов Ремарка? Или сыграло роль, что она подруга Ани, к которой у меня все еще оставались чувства, а это перечеркнуло бы все возможные варианты? Скорее второе. В любом случае, уже не важно.
   Заглянув на обратном пути в тот же бар, из которого не так давно вышел, я увидел прелестную картину. На почве дня рождения Олега, уже все, даже случайные посетители, сидели в обнимку, завывали песни и допивали остатки алкоголя. Сам же Олег с грустью сидел и рассматривал свою, почему-то обмотанную бинтом руку.
   - Уже с кем-то подрался? - Подойдя к бару я взял чье-то недопитое пиво и задал Олегу вопрос.
   - Та нет, фокусы показывал, хотел одной рукой стеклянный стакан раздавить. Как видишь - раздавил. - С глупой улыбкой сказал он, показывая то на руку, то на ошметки стекла на стойке.
   - Вот это фокус, конечно. - Поразился я его находчивости.
   - Бахнул лишнего, бывает. Самое грустное, что руку зашивать пришлось, скорая приезжала, а теперь я успел протрезветь и стало совсем не так весело. - Сказал он и как-то странно на меня посмотрел.
   - Знаю я этот взгляд, спаивать меня опять будешь, потому-как самому догоняться скучно? - Рассмеялся я.
   - Как всегда проницательный, - Ответил Олег и потянулся за бутылкой.
   Домой я пришел, как обычно, совершенно пьяный.
   4. Господи, что это за татуировка у меня на руке? По привычке, утром, рассматривая грязное пятно на потолке, я решил почесать голову рукой и заметил на ней новый рисунок. На левом предплечье - акула с острыми клыками, обвиваясь вокруг пера для письма, злобно смотрела прямо мне в глаза. "Акула пера", что-ж, забавно, только уже давно не про меня.
   Чертов Олег, всегда, когда пью с ним, ничего не помню на следующий день и случается какая-то дрянь. Нет, в этот раз все еще довольно хорошо, если новая татуировка это самое страшное, что вчера произошло. Да и отношение к тату у меня хорошее. Помимо вчерашней у меня еще несколько своих есть - на правой руке, на икрах, на спине и на груди.
   Что-ж, нужно вставать, как-бы не хотелось - придется осмотреться в квартире, глянуть телефон, чтобы узнать кому я успел вчера позвонить или написать и привести себя в чувство.
   Заглянув на кухню, я с удивлением обнаружил Олега, спящего прямо за столом и до сих пор держащего в кулаке бутылку рома. Вот, что значит настоящий бармен.
   Взяв две бутылки пива из холодильника, я откупорил их и растолкал своего друга. Посмотрев на меня заплывшими глазами, он что-то пробормотал, вроде - "Пивом похмеляются только слабаки", глотнул из бутылки рома и перебрался дальше спать на кровать.
   Ладно, потом его выгоню. С телефоном дело обстояло куда хуже, чем с осмотром квартиры. Позвонил и написал я всем, кому только мог. Больше всего досталось Аньке, но ответа от неё так и не было, затем привычное по пьяни признание в любви Яне, на что она так же привычно написала - "Завязывай уже пить", но удивило меня то, что я вспомнил про журналистку и пригласил её на встречу сегодня вечером, на что она, естественно, согласилась. И это все не считая нескольких дурацких фото и видео, выложенных в соц сети, на что мои подписчики привычно отреагировали бурным восторгом, находя это забавным и потешаясь надо мной. Класс, обожаю выставлять себя идиотом.
   Раздался громкий стук в дверь, как будто били с ноги. Уже зная, что будут проблемы, я аккуратно пошел открывать дверь. Посмотрев в глазок, я тяжко вздохнул и приоткрыл дверь.
   - Я не в настроении оправдываться, - Тихо сказал я, выглядывая из-за двери.
   - Ты охирел?! - Заорал в ответ Руслан - мой менеджер и друг по совместительству.
   - Не кричи на меня, я человек искусства и настроения, - все так же прячась ответил я.
   - Скоро перестанешь им быть, пойдешь улицы подметать, так как нихера не умеешь, а работу свою делать не хочешь, - устало произнес он.
   - Как грубо. Мама не учила, что нельзя так презрительно относиться к дворникам? Все работы хороши и любой труд заслуживает уважения. - Поучительно произнес я, подняв палец над головой.
   - Какой ты толерантный человек, просто диву даюсь. Особенно с дикого похмелья. Я серьезно, ты хоть что-то сделал за последние недели? - С надеждой спросил он.
   - Ага! - Радостно закивал я головой.
   - Если начнешь перечислять сколько шлюх у тебя было или сколько раз ты нажрался - я точно откажусь с тобой работать. - Стрельнул он в меня глазами.
   - Та ну как это так? Мы же друзья, а это важнее любой работы. - Постарался я загладить ситуацию.
   - Я же не сказал, что перестану быть твоим другом, но мне надоело оправдываться перед всеми заказчиками и рекламодателями, рассказывая, что ты болеешь или у тебя внезапные дела, а ты ежедневно берешь и выкладываешь в сеть фотки своего кутежа. - Раздраженно произнес Руслан.
   - Да, глуповато как-то получается, прости. - Мне даже стало немного стыдно.
   - Так что ты сделал то? - Уже не надеясь услышать что-то хорошее спросил он.
   - Я снял два видосика, один действительно хорош, а второй с отличной рекламной интеграцией, есть идеи для фоток в инстаграме, нужно будет только связаться с моим фотографом и даже накидал сценарий для того фильма, не помню, как она там называется? А, ну и про твиттер, конечно же не забываю. - С серьезным видом перечислил я свои воображаемые достижения.
   - Врешь. - Недоверчиво глянув на меня, произнес он.
   - Да. - Понурив голову, сказал я.
   - Ну хоть что-нибудь, господи Иисусе!? - Почти взмолился Руслан.
   - Не упоминай имя господа всуе! - Снова я поднял палец над головой.
   - Идиот. - Подытожил он наш разговор и молча пошел на кухню.
   К сожалению, он прав, давно пора было бы чем-то заняться. Только вот не мог я себя заставить все эти дни, было и так много дел. Твиттер я и вправду вел, меня это забавляло. С остальным ситуация обстояла немного хуже. Видео было только одно, и то так себе, а сценарий шел ну очень тяжело.
   Сходив за своими набросками, я зашел на кухню, отдал все, что было ему на проверку, предварительно забрав свое пиво у него из рук.
   - Ты хоть бы убирался здесь иногда, мало того, что перегаром несет на всю хату, так еще и грязь везде. - Все никак не унимался он меня учить.
   - Просто проверь, возможно тут все не так плохо, как мне кажется. - Попросил я, подкуривая сигарету.
   Молча попивая пивко под громогласный храп Олежки, я ждал вердикта.
   - Так себе, если честно. В твоем духе, но не чувствуется того запала, что был раньше. Сойдет, чтобы отмахнуться ото всех на недельку, но за это время ты должен постараться. Возьми себя в руки, пока мы не остались на улице. - Серьезно сказал мой друг.
   - Эх, а говорил я тебе, нужно было вложиться во что-то, открыть свой классный бар, где тусила бы вся молодежь, просто потому, что я популярный и классный. И можно было бы ничего не делать. Моя давняя мечта, между прочим. - Грустно произнес я.
   - Бар, конечно, твоя мечта, но говорил тебе это я. Но кому-то было лень этим заниматься. - Так же грустно произнес он.
   - Воистину так. - Улыбнулся я и отсалютовал ему пивом.
   - Беспечный ублюдок. Ладно, надеюсь, ты меня услышал. Мне уже нужно бежать. - Он пожал мне руку и вышел из квартиры.
   Я же так и остался стоять и молча смотреть в потолок, докуривая очередную сигарету.
   Прав, во всем прав. Но и с собой я поделать ничего не могу. Как тут творить, если желания нет, а вдохновение приходит так редко, в последнее время?
   Проверив свои счета с телефона, я все же немного успокоился, денег было достаточно, чтобы еще немного подождать свою музу, а не гнаться за сиюминутным заработком.
   Внезапно вспомнив, что мне предстоит еще целый день как-то жить и что-то делать, я расстроился и решил - нужно вздремнуть.
   Едва я прилег тут же завибрировал телефон. Звонил мой старый друг, придется ответить.
   - Да, Костян, - снял я трубку.
   - Привет, нужно встретиться, - нервным голосом ответил он.
   - Что-то случилось? - Редко, когда я слышал, что бы этот человек паниковал.
   - Да, не по телефону, сегодня, где обычно, сможешь? - Отрывисто спросил Костя.
   - Конечно. Вечером? - Я действительно начал переживать.
   - Да, подходи как у тебя получиться, я буду там ждать. Все, побежал. - Резко закончил он разговор и положил трубку.
   Очень странно, насколько я знаю у этого человека просто не могло случиться что-то из ряда вон выходящего. Типичный офисный работник, каждый день одно и тоже, при чем это тот случай, когда ему самому это нравилось. Да и чуть ли не семейный человек уже, живет с девушкой, пиво пьет строго по бокалу в неделю.
   Ладно, поспать не судьба, схожу хоть в зал, а оттуда сразу пойду к Косте. Журналистке не повезло, придется встречу отменить, друзья важнее.
   5. Зайдя в наш любимый бар, я едва нашел Костяна, который забился в самый темный угол и сидел один, потягивая ром-колу. Ну точно беда случилась, раз что-то крепкое пьет.
   Пожав руку бармену, я попросил себе тоже ром-колу и подсел к другу.
   - Ты меня пугаешь, братишка, Алинка то не заругает, так бухать? - Решил немного подначить его, чтобы разрядить обстановку.
   - Не заругает, я её к маме отправил, от греха подальше, - сказал он и злобно глянул на меня.
   - Так мы в отрыве с тобой, наконец-то? - Не унимался я, оттягивая момент серьезного разговора. Всегда стараюсь отложить их.
   - Мне нужна помощь, - серьезно сказал Костя, проигнорировав мой вопрос.
   - Выкладывай, - похоже, что-то и вправду случилось.
   - Я попал на деньги и мне серьезно угрожают. Откуда их брать я не знаю, да и помочь в таких разборках некому, - тихо сказал он.
   - А я тогда зачем? Что вообще за глупости, как ты умудрился то? - Удивленно спросил я.
   - Помнишь, я рассказывал, что в последние пару месяцев мы с начальником ссоримся каждый день из-за его откровенной тупости? - Спросил он.
   - Да, и как он урезал твою и без того маленькую зарплату помню и так далее. Но что случилось то? - Любил же он начинать издалека.
   - Я решил уволиться, перейти в контору получше, где работает хотя бы не три человека, как в нашем отделении. А напоследок заработать в обход начальства. Мы удачно начали сотрудничать с компанией, где работает один мой знакомый. Поговорив с ним, мы придумали схему, как без особого ущерба для наших фирм немного подзаработать, а в итоге меня спалили. - Уныло произнес он.
   - Боже, и это вся твоя проблема? - Выдохнул я.
   - Звучит, конечно, не страшно. Но, к сожалению, на этом проблемы не заканчиваются. Так как начальник давно таил на меня злобу и пытался повесить все неудачи на мою голову, просто так отпустить он меня не захотел и попросил службу безопасности компании проверить меня. Они взломали мой телеграмм и всю нашу переписку об откатах прочли. - Продолжил Костя.
   - Это бред какой-то, я и не знал, что телеграмм так легко взломать. Но допустим, сколько тебе нужно вернуть, чтобы от тебя отстали? - Понимая, к чему идет дело, спросил я.
   - Об этом чуть позже, так как самое интересное еще впереди. В этой переписке, помимо разговоров об откатах, было целая тонна сообщений, где я, не стесняясь в выражениях материл и начальника, и его жену и всю контору в целом. Так как человек он, воспитанный девяностыми, меня теперь грозятся вывезти далеко и надолго. - Окончательно погрустнел мой друг.
   - Начнем с того, что вскрытие личной переписки в нашей стране является нарушением прав человека, что прописано в конституции и никакого веса в судебном процессе она иметь не будет. Так что можешь смело слать его нахер и сам подавать в суд, настаивая на том, что тебе еще и угрожают. - Просто ответил я.
   - Ты серьезно думаешь, что кто-то собирается подавать на меня в суд? Меня заставили подписать кучу заявлений, в которых я признаюсь в содеянном, угрожая тем, что посетят мою маму с сестрой и девушку. А не закопали сразу, просто потому, что у меня с собой не было той суммы, которую нужно вернуть. - Панически заявил он.
   - Дуралей ты, что подписал, конечно. Но понимаю, когда начинают прессовать, особо не думаешь. - Произнес я, стараясь придумать, как бы мне ему помочь.
   - В общем расклад не радужный. Я понимаю, что не верну деньги - сломают ноги, верну деньги - все равно сломают ноги. Разница только в том, что, если верну - их сломают только мне. - Пессимистично сказал Костян и допил свою выпивку.
   - Что-же ты такое там писал, мерзкий ублюдок, что на тебя так взъелись? - Резонно спросил я.
   - Много чего, я и подумать не мог, что они дойдут до того, чтобы так меня мониторить и кто-то, когда-то это прочтет. - Раздраженно ответил он.
   - Ладно, сколько денег ты должен? - Спросил я.
   - Тысячу долларов, в следующий вторник. Я столько за полгода не отложу. - Покачал он головой.
   - Это не проблема, я мог бы дать тебе денег. Проблема в том, как нам избежать насилия над твоим бренным тельцем. - Задумчиво произнес я.
   - Я не знаю, поэтому и обратился к тебе. Может вместе что-то придумаем. - Сказал Костя и с надеждой глянул на меня.
   - Естественно, мы можем просто дать денег каким-то наркоманам, чтобы они, по чистой случайности, пару раз ткнули спидозным шприцом твоего начальника и всю его семью, но это ли выход? - Предложил я свою идею.
   - Ты вообще с катушек слетел? Я бы не сделал так никогда. - Испуганно сказал Костян.
   - Ты бы, конечно, нет. Но вот объяснить твоему боссу, что такое развитие событий вполне возможно - должно сработать. - Уверенно заявил я.
   - В каком смысле, я тебя не очень понимаю. - Растерянно спросил он.
   - У меня есть знакомые, которые могут поговорить с твоими недругами на том языке, к которому они привыкли. Клин клином, как говориться, такие люди по-другому не понимают. Да и обойдется мне это в итоге дешевле, чем тысяча баксов, а потом еще и твое лечение. - Со смешком ответил я.
   - Ты просто не знаешь, что это за люди, и какие знакомые есть у них. Я боюсь даже рыпаться в их сторону. - Со страхом в глазах, дрожащим голосом сказал он.
   - Знаешь, братан, твоя проблема в том, что ты с благоговейным страхом относишься к людям, у которых хоть немного больше власти или денег, чем у тебя. На самом то деле, они точно так же боятся, чувствуют, переживают, а их излишняя самоуверенность - только нам на руку. Они такие же люди, как и мы. - Махнув бармену, чтобы он повторил нам, сказал я.
   - Не знаю, я никогда не хотел лезть в какие-то разборки и всегда старался жить спокойно. - Неуверенно сказал он, наблюдая за красивой девушкой за соседним столом.
   - Эй, ловелас, утихомирь свое либидо, ты почти женат. - Рассмеялся я, проследив за его взглядом.
   - Отстань, глазеть мне запретить никто не может. - Немного улыбнувшись сказал Костя.
   - Знаешь, я в последнее время убедился, что не могут люди всю жизнь жить душа в душу. Все это сказки. Рано или поздно вы начинаете надоедать друг другу, смотреть на свою половинку, чуть ли не как на сестру. А инцест, это, однозначно омерзительная вещь, даже для меня. - Попытался я как-то перевести тему, пока обдумывал возможные варианты помощи.
   - Не так давно ты сам был готов жениться на Яне, а теперь будешь рассказывать мне, что всю жизнь нужно бегать по бабам? - Ударил он прямо в точку.
   - Глупый был, сам себя убеждал, что все хорошо. А на самом то деле, уже давно все потухло и превратилось в привычку. Хотя, с другой стороны, быть вместе в любом случае привычка. Какое же омерзительно слово, для обозначения взаимоотношений между людьми. - Решил я поспорить сам с собой.
   - В чем-то ты прав. Иногда я смотрю, на своих бабушку и деда, и диву даюсь, как они до сих пор не убили друг друга. До того периодически чувствуется наколенная раздражительная атмосфера вокруг них. А потом в какой-то момент, между ними случается что-то невероятное, моментальная искорка, когда становиться понятно, что они до сих пор влюблены. В этом и есть любовь, не такая, как в первые пару месяцев, когда вы не можете друг от друга отлипнуть, а настоящая, долгая, вечная. В моментах. - Философски произнес мой друг.
   - Ну ты и романтик, дружище. Выпьем за это. - Мы чокнулись и отпили со своих стаканов.
   - Разве что, в глубине своей гнилой офисной душонки. - Улыбнулся он.
   - Я помогу тебе, не переживай больше об этом, дай мне номер своего босса и можешь спокойно устраиваться на новое место. Да, и вот, возьми, я так понимаю ты остался без зарплаты в этом месяце. - Положил я перед ним деньги.
   - Я не могу их взять, мне неудобно. - Немного покраснев произнес он.
   - Господи, ты серьезно думаешь, что я вот так оставлю лучшего друга в беде? Возьми, возвращать их не нужно, тут не так уж и много. - Настаивал я.
   - Спасибо. И прости, что так напрягаю. - Совсем залившись краской поблагодарил он.
   - Глупости, ты бы сделал точно так же, так что не бери в голову. - Просто ответил я.
   - Знаешь, что самое обидное? Как бы там ни было, я ведь за гроши работал чуть ли не круглосуточно, действительно старался и ругался с начальством только потому, что пытался сделать как лучше для компании. А в итоге остался самым херовым. Иронично вышло. - Покачал он головой.
   - Бывает, дружище, бывает - Понимающе похлопал я его по плечу.
   Мы еще немного поболтали о жизни, и он поспешил за Алиной, сказал, что соскучился. Вполне могу его понять.
   Выйдя на перекур, я позвонил нескольким своим знакомым, которые могли бы решить проблему Кости, дал им номер обидчика, договорился о стоимости данной услуги и со спокойной душой напился.
   По дороге домой, как обычно шагая пешком, я все думал о том, насколько отвратительно общество, в котором приходиться жить. Люди готовы перегрызть друг другу глотки, поливать грязью и творить ужасные вещи ради денег и удовлетворения собственных эгоистичных желаний. В итоге ты не можешь рассчитывать скрыться от кого-то, даже в собственной тайной переписке. Все равно рано или поздно все раскроется, любая ложь и хитрая схема. Большой брат всегда будет следить за своим маленьким, хиленьким братишкой.
   Жутко осознавать нечто подобное.
   6. Ошиваясь под зданием синагоги, я дожидался Руслана. Мы договорились встретиться, посидеть и по-дружески выпить пива, не говоря о работе. Деловые отношения имеют свойство разъедать человеческую дружбу.
   Руслан был евреем и на данный момент находился на очередном таинстве или обряде, проходящем в синагоге. Странное имя для этой национальности, но характер у него подходящий.
   - Привет. - Похлопав меня по плечу сзади, сказал Руслан.
   - Долго вы там сегодня. Но ты уже свободен? - Спросил я, наблюдая как дергаются его накладные пейсы от порывов ветра.
   - Да, пойдем, тут неподалеку есть неплохое место. - Улыбнулся он.
   - Ты говорил, у тебя есть забавная история? - С интересом спросил я.
   - Да, только не думай, что я сумасшедший. Мне кажется, что у меня дома завелся полтергейст. Вечно какой-то шум, посторонние звуки, ощущение чьего-то присутствия. На днях сам собой начал включаться свет, открываться шкафы. Последней точкой была ночь, когда я проснулся от ужаса. Все мои вещи были разбросаны, а на ноге остался синяк в виде руки. Не знаю, что и делать уже, пришлось советоваться с раввином. Мне подсказали провести дома один обряд, какой сказать не могу, только евреям позволено. - Немного севшим голосом рассказал он.
   - Даже не знаю, что сказать. Ты уверен, что этому нет какого-то логичного объяснения? Может ты лунатик? Знаешь ведь, как я отношусь к подобным историям. - Скептически ответил я.
   - Знаю, дружище, но сейчас у меня в мыслях только желание съехать с этой квартиры. Один мой знакомый из синагоги, услышав мою историю, отозвал в сторону и посоветовал обратиться к одной бабке. Говорит, что она может решить такие проблемы, изгнав духов. - Покачал головой Руслан.
   - Охохо, ну ты даешь. Это же все мошенники. Уж поверь моему опыту. - Засмеялся я.
   - В смысле? Ты когда-то имел с этим дело? - Не понял Руслан.
   - Еще в детстве, но с тех пор больше нет ни единого желания обращаться к подобным людям. - Уверенно заявил я.
   - Рассказывай, интересно же. - Засуетился он.
   - Ладно, но это тот еще анекдот, если честно. - Согласился я, открывая перед нами дверь небольшого, но довольно уютного бара.
   - Пойдем вот за тот столик. - Махнул рукой Руслан. - Я закажу нам пива, а ты пока вспоминай свою историю.
   Расположившись на удобном кресле, я осмотрелся. Заведение было под стать сегодняшней эзотерической теме. Приглушенный свет, мало посетителей и странный интерьер. Руслан уже нес в руках два бокала темного.
   - Что ж, дело было так. На тот момент, мне было около семи лет, и я ужасно боялся темноты. Конечно же, суеверные родители не подумали о том, что возможно мне просто стоит меньше смотреть ужасы, либо же могли направить меня к психологу, но нет. Лучшим решением они посчитали обратиться к какой-то знахарке, что якобы могла творить чудеса. - Начал я.
   - Меня тоже водили к такой. Помню, что она поводила у меня по голове яйцом, что-то вытворила с кофейной гущей и сделала вид, будто теперь все будет в порядке. Не очень то помогло, насколько я помню. - Ухмыльнулся мой собутыльник, сделав несколько глотков и откинувшись на спину.
   - Моя оказалась куда оригинальнее. Приняв нас у себя дома, в городских трущобах, она принялась рассказывать, кто из нас какую жизнь живет. Я оказался самым старым из всех присутствующих. Затем попыталась рассказать о прошлом, стараясь заручиться доверием, и мы наконец перешли к делу. По её мнению, мой случай был ужасно запущен, и чтобы излечиться, нужно было провести серьезный обряд. До сих пор не могу понять, как родители на это пошли. - Вспоминая происходящее в тот день, сказал я.
   - Да хватит нагнетать уже, интриган. - Рассмеялся Руслан.
   - Эй, ты забыл с кем общаешься? Это уже профессиональная привычка. - Ответил я с улыбкой.
   - Ладно, ладно, не мешаю повествованию. - Серьезно кивнул головой мой собеседник.
   - В общем, она настаивала на том, что просто необходимо было прямо сейчас купить живого гуся, привезти к ней, снять с него кожу и завернуть меня в неё на то время, пока она прочтет заклинание. - Продолжил я.
   - Да ладно. И вы сделали это? - С отвисшей челестью, спросил он.
   - Меня никто спрашивать не собирался, а вот чем думали мама с папой я не знаю. - Кивнул я.
   - И чем закончилось? - С интересом спросил он.
   - Да ничем. Бабка все продумала, и едва обряд был завершен, строго-настрого запретила кому-то об этом рассказывать. Иначе не сработает, вроде как. Видать сама удивилась своей находчивости, так как помимо денег за сеанс, получила еще и тушу целого гуся, но боялась, что начнут расползаться слухи о кровавых обрядах и к ней больше никто не придет. - Улыбнулся я.
   - Жесть, теперь я не удивляюсь, почему ты таким получился. В детстве такую травму психологическую получить. - Пошутил Руслан.
   - Да, приятного мало, скажу я тебе. Меня действительно насильно завернули в кожу только что убитого животного и что-то нашептали на ухо. Правда я не выдержал и первое, что сделал, как мы попали домой - нажаловался бабушке и все ей рассказал. Её гневу не было предела в тот момент, а родители, залитые краской, не могли найти себе оправдания и молча выслушивали её крики. А еще помню, как жутко чесалось все тело, ужасный был день, в общем. - Углубившись в воспоминания, протянул я.
   - И как в конечном итоге, помогло? - Догадываясь, что он услышит в ответ, спросил Руслан.
   - Нет, конечно. Я удивлен, что после подобного вообще перестал боятся темноты, когда вырос. - Рассмеялся я.
   - А все потому, что бабушке рассказал. - Ответил он.
   - Да, естественно, тоже так думаю. Самое смешное в этой истории, что когда я вспомнил об этом случае уже в сознательном возрасте, при чем настолько ярко и в деталях, что не понял, как вообще я мог об этом забыть, то естественно задал родителям вопрос, чем они руководствовались. Отец сделал вид, что не слышал, мама же сказала, что у неё амнезия и поспешила скрыться в другой комнате. Я долго еще смеялся с них по этому поводу. Но если серьезно - не верю я во все это. Ни в потустороннее, ни в Бога. - Признался я.
   - Твой выбор. Я же и в то, и в другое. - Улыбнулся Руслан.
   - Главное, что мы оба принимаем точку зрения друг друга и это не мешает нам общаться. Звучит как тост. - Улыбнулся я в ответ, чокнулся бокалом с ним и выпил.
   - И с тобой действительно никогда не происходило ничего сверхъестественного? Почти у каждого есть история, связанная со страхом перед неизвестным. - Недоверчиво спросил мой менеджер.
   - Ну если так подумать, то был один раз, когда я действительно испугался. Но вероятнее всего - это просто совпадение. - Задумался я.
   - Есть теория бритвы Оккама, гласящая о том, что самый простой и очевидный ответ при прочих равных и есть самый верный. - Заметил он.
   - Особенно сильно верят в неё любители историй о призраках. - Рассмеялся я. - Все равно сейчас уже никто этого не узнает. Одну ночь, не так давно, я провел судорожно рыская по интернету в поисках информации о сатанистах. Ты же знаешь, если мне становиться что-то интересно, я перерою все, чтобы найти информацию. Переходя по ссылкам, забираясь на самые темные уголки интернета через тор и даркнет, я лазил по форумам и сайтам, стремясь узнать их мотивы, результаты, обряды, сколько демонов они вызвали и все в этом духе.
   - И как, много чего интересного увидел? - Заинтересовался любитель мистики Руслан.
   - Были действительно страшные вещи, но в основном рассказы подростков и пустой треп. Но суть не в этом, уже под утро, я все же решил идти спать и в этот момент зазвонил телефон. Номер начинался на 0666. Естественно, находясь под впечатлением от прочитанного, я немного труханул и не взял трубку. Никто так и не перезвонил. Но совпадение вышло удачное. - Закончил я свой рассказ.
   - Возможно сам дьявол решил предоставить тебе статистику и список удачно вызванных демонов? - Пошутил мой менеджер.
   - Тогда я жалею, что упустил такой шанс пообщаться с подобным существом. - Допивая пиво, ответил я.
   Заказав себе еще по бокалу, мы продолжили эту глупую тему.
   - Если бы представилась такая возможность, и он бы предложил тебе продать душу за что-то крутое, согласился бы? - Спросил Руслан.
   - Нет, конечно. Я бы вообще ничего не ответил и бросил бы трубку в таком случае. - Убежденно ответил я.
   - Странно, ты не выглядишь, как человек, что печется о жизни после смерти. - Удивился он.
   - Насколько нужно быть глупцом, что бы поговорив с сатаной, убедившись в его существовании и продать ему душу? Это же не я еврей из нас двоих, а ты такие простые вещи спрашиваешь. Я бы тотчас бросил бы все и побежал в монастырь, замаливать свои грехи и сидел бы там до конца жизни. - Уверенно сказал я.
   - Начинаю понимать. - Хитро осклабившись, подмигнул мне Руслан.
   - Зачем продавать свой пропуск в рай, где ты, в теории, целую вечность испытываешь блаженство, взамен на какую-то мимолетную радость, длиной всего в лет пятьдесят, в лучшем случае. - Закончил я свою мысль и рассмеялся.
   - Теперь все встало на свои места. Ты бы и вправду так и поступил, расчетливый гад. Ведь если есть дьявол, то есть и рай с адом. - Поднял бокал в мою честь Руслан.
   - То-то же. - Потянувшись, я не стал с ним спорить.
   - Предположим, что какая-то беда бы приключилась с Яной и вы все еще любили бы друг друга, как прежде. Ты бы не отдал свою душу, за её спасение? - Продолжил настаивать он.
   - А алгоритм действия самопожертвования во благо кто-нибудь может мне объяснить? Ведь по сути, если я жертвую собой, чтобы спасти её, без каких-либо задних мыслей - это очень хороший поступок. Насколько я помню - почти дорога в рай. Как потом всевышний и рогатый меня делить будут? Кости бросят, или пополам? - Задумался я.
   - Сложный вопрос. Скорее ты должен был бы смириться с тем, что с ней произошло и молиться, а не продавать душу, чтобы её спасти. Тогда вы встретились бы в раю. - Словно прокручивая в голове все догмы, медленно произнес Руслан.
   - А если она грешница и попала в ад, то чем меня вознаградят в раю, если я буду там без неё? Или меня обдурят и подсунут иллюзию, пока она будет мучиться там, внизу? Чувствуешь, как-то уж слишком много "но", в этой вашей религии. - Подкуривая сигарету, сказал я.
   - Ты непробиваем и всегда найдешь, что возразить. Даже если не особо разбираешься в теме. - Улыбаясь, добродушно сказал Руслан.
   - Я, хоть и не верю, но Библию прочел. История хорошая, красивая и поучительная, особенно про Иисуса. Я действительно был впечатлен его действиями. Но я же не верю в Гэндальфа, хотя книга и про него хорошая написана. - Покачал головой я.
   - Это я уже слышал не раз. Не будем спорить. - Решил наконец закончить эту тему Руслан.
   - Пожалуй, на сегодня хватит мистики. - Согласился я.
   Посидев еще немного, мы разошлись по домам. Сидя у себя на балконе, я закинул ноги на подоконник, выкуривая очередную сигарету и смотря на чистое ночное небо. Сколько людей бьют пол челом, в надежде узреть господа и не замечает такую красоту у себя над головой? К чему эти вечные споры? Мы те, кто мы есть. Стоит понять только то, что заповеди - всего-навсего интерпретация свода законов того времени и все встает на свои места. Придерживаешься их - и все считают тебя хорошим человеком, пока не докажешь обратное.
  
  
   7. Раздался раздражающий зуд телефона прямо возле моего уха. Игнорировать его долго не выходило, так что мне пришлось все же заставить себя открыть глаза и посмотреть, кто так яростно желает моей смерти. Естественно, это была Яна.
   - Тебе как обычно невозможно дозвониться, опять на беззвучный поставил? - Раздался раздраженный голос с того конца трубки.
   - Я спал. - Устало ответил я.
   - В пять часов вечера?! Совсем уже от рук отбился. - Возмутилась она.
   - Ян, ну что опять то? Я устал, ночью работал. Дай поспать трудяге. - Даже не совсем соврал я.
   - Чем ты там ночью работал? Мне угадывать? - Спросила она.
   - Заказы выполнял, деньги то нужны. - Взглядом пытаясь найти бутылку воды ответил я.
   - Ладно, я вот чего звоню, ты вечером занят сегодня? - Наконец-то мы перешли к теме.
   - Нет, если мне не изменяет память. - Ответил я, пытаясь вспомнить свои планы на сегодня.
   - Отлично, очень хочу выпить сегодня, составишь компанию? - Задала она наконец-то свой вопрос.
   - Ты по адресу. Конечно составлю. Теперь можно я досплю? - Не раздумывая ответил я.
   - Да, только зайди за мной к часам семи. - Милым голосом произнесла она.
   - Понятно, не досплю, наглая женщина. Могла бы и сама на такси приехать к бару. - Немного раздраженно ответил я.
   - Может мне еще за хлебом в магазин на такси ездить? - В том же тоне ответила Яна.
   - Меркантильная, каждую копейку считаешь, все равно ведь я плачу, когда мы вместе сидим. - немного подначил её я.
   - Ты меня бесить начинаешь, уже не хочу никуда. - Злобно сказала Яна.
   - Все, все, просыпаюсь. Как подойду - позвоню. - Поднимаясь с кровати ответил я и положил трубку.
   Вечно она так, зачем только продолжаю с ней общаться? Эгоистичная, наглая женщина. Опять какой-то парень ей не отвечает, а поделиться и совета спросить кроме меня не у кого.
   Оценив масштаб трагедии вокруг, я немного успокоился. И без того захламленная комната не стала выглядеть намного хуже от пары раскиданных бутылок, перевернутой пепельницы и пропаленного в нескольких местах окурками паркета. Последствия вчерашнего творческого вечера.
   Глянув на экран рабочего ноутбука, я удовлетворенно потер руки и скинул своему менеджеру несколько выполненных работ. Вчера я был в духе и мне даже нравилось то, что получилось, так что сегодня со спокойной душой могу позволить себе отдых.
   Наспех собравшись я вышел из дома и отправился к Яне, по дороге размышляя о том, насколько странные отношения у нас сложились в итоге. От этих мыслей меня оторвал очередной звонок мобильного. Звонила София, та самая подруга Ани, с которой мы ходили играть в игровые автоматы. В последнее время она сильно на меня насела. Писала, звонила, даже появлялась в тех же местах, что и я, чтобы увидеться. Это не вызывало у меня восторга, но с ней вечно что-то происходило, и чувствуя за собой какую-то странную ответственность за эту девочку, я продолжал с ней общаться.
   - Да, Соф. - Ответил я на звонок.
   - Привет, ты будешь сегодня в баре, где обычно? - Спросила она.
   - Думаю да, но я буду с Яной. - Постарался отмазаться.
   - О, отлично, в прошлый раз, когда мы виделись, она показалась мне крайне милой и поддерживала меня. - Радостно донеслось с другого конца трубки.
   Так вышло, что Яна с Софией и другими моими друзьями уже не раз пересекались. К сожалению. Ведь это еще больше приближало её ко мне. Я уже, бывало, жалел о своем решении помочь ей тогда. Так как желание покончить с собой оказалось обычным для Софы делом. За свою, довольно непродолжительную жизнь, она успела побывать в психушке, переспать с кучей парней, попробовать наркотики и тому подобное. Чем непременно хотела поделиться с каждым встречным. Яна была не исключением, а так как она и вправду довольно мила с окружающими, не считая меня, она постаралась поддержать Софу, за что теперь расплачивалась не меньше моего.
   - Не знаю, Софа, она вроде как хотела со мной о чем-то поговорить. - Я не бросал надежды.
   - Да, я ей писала, она сказала, что не против, чтобы я посидела с вами. - Ответила София.
   - Ладно, тогда встретимся там. - Кладя трубку произнес я.
   Мысленно ругая Яну, я почти дотопал до её дома и заранее позвонил, чтобы она выходила.
   - Ян, ну зачем ты так со мной? Ты же знаешь, что она у меня уже в печенках сидит со своей настойчивостью. - Идя с Яной в бар, сетовал я.
   - Эгоист, будь в ответе, за тех, кого приручил. - Нравоучительно ответила она.
   - Я её не приручал, просто добрый, хотел успокоить девушку, ничего больше. - Продолжил я.
   - Какой ты милый, прямо душный. Олегу сегодня не забудь пожаловаться, какие все бабы змеи. - Раздраженно ответила она.
   - Периодически я вас все-таки не понимаю. - Устало ответил я, имея ввиду всех женщин.
   Открыв перед Яной дверь, я наконец очутился в родном месте. За пахнущей разлитым алкоголем дубовой барной стойкой, разместился довольный Олежка, который уже давно не видел нас с Янкой вместе. Он тут же побежал здороваться, не упустив возможностью избавиться от разговора с надоедливой Софой.
   - Братан, что ж ты так со мной? - Тихо прошептал он мне на ухо.
   - Прости, они сами. - Закатив глаза ответил я, присаживаясь за бар.
   Тут же в наших руках очутились рюмки с водкой. Олег не брал с меня денег, когда пил сам. И с моих друзей тоже. Поэтому сегодняшний вечер ожидал быть веселым.
   Алкогольное опьянение накатывало волнами. Мы разговаривали и шутили. Было весело и просто, никто и не смел думать о чем-то грустном. Со временем подтянулись местные завсегдатаи, разделив с нами злую участь алкоголизма. В такой дружной компании мы и сидели с Яной до закрытия, пока в один момент я не потерял из виду Софу. Ей постоянно звонил бывший парень, который в итоге пришел и забрал её за отдельный столик. Сначала я не придал этому никакого значения, полностью отдавшись барной атмосфере и общению со своей бывшей, которая, к моему большому удивлению, даже не собиралась жаловаться на свою жизнь. Нам просто было хорошо.
   Заметив, что Яна уже порядком накидалась, я настоял на том, что нам пора пойти перекусить и вообще собираться домой. Преодолев невнятные потуги сопротивления, мы все же вышли на улицу, подкуривая сигареты. Там стояла Софа со своим другом. Подойдя ко мне, она спросила не собираюсь ли я еще домой, так как обычно я её провожал. Но в тот момент мне было куда важнее проследить за Яной, так что сославшись на наличие её хорошего друга, я попрощался с ней и повел довольно пьяную Яну в ближайшую забегаловку, так как мы оба любили с перепою перекусить на улице.
   Как оказалось, Яна была не пьяная. Олежка немного перестарался и напоил её просто в хлам. Еле держа в руках свою половинку заветной уличной еды, Яна пыталась произнести слова благодарности, за то, что я её угостил.
   Предчувствую беду, я завел разговор:
   - Ты как вообще, домой пойдем? - Участливо спросил я.
   - Да, сейчас только доем. - Кладя голову мне на плечо произнесла она.
   - Ты уверена, что стоит доедать? Ты уже пол часа жуешь, один раз откусив. - С опаской глядя на неё уточнил я.
   - Я просто тщательно жую, глупенький. - залившись глупым смехом ответила она.
   - Яночка, солнце, давай все же пойдем понемногу. Завтра я куплю тебе еще, мне кажется тебе пора спать. - Стараясь не перегнуть настоял я.
   - Хорошо, тогда на, доешь. - Протянула она мне свои объедки.
   - Без проблем. - Сделав вид, что доедаю, я выкинул остатки в мусор и взяв её за руку, повел в сторону дома.
   Заметив, что идем мы крайне медленно и шатаясь из стороны в сторону, я остановился, молча взвалил Яну на плечи и понес домой.
   И намека на сопротивления я не почувствовал. Ей действительно становилось плохо, хорошо хоть живет недалеко.
   - Спасибо, я так тебя люблю. - Тихо протянула она эту фразу прямо мне в ухо.
   - Оставь, я тебе не верю. - Ответил я.
   - Когда мы с тобой снова поедем вдвоем в Питер? Помнишь, как нам хорошо было? - Спросила она.
   - Не переживай, малышь, обязательно съездим, я обещаю. Будет не хуже, чем в прошлый раз. - Сказал я, вспоминая действительно хорошие времена и одновременно понимая, что вряд ли это когда-либо еще произойдет.
   - Честно обещаешь? Мне так тоскливо без этого. - Со вздохом произнесла она и икнула.
   - Честно, Ян. Мне тоже тебя не хватает. - Честно ответил я.
   - Эх, ну и житеечка. - В ответ мне сказала она и окончательно вырубилась у меня на плече.
   Остальную дорогу я молча тащил её тельце до дома, поднялся на её этаж и лишь затем разбудил, не особо горя желанием заходить в квартиру к её маме.
   Взглянув в её мутный взгляд, я молча поцеловал её в щеку на прощание и отправился домой, стараясь приглушить боль в душе музыкой в наушниках.
   Стало не по себе от того, что я так пропустил мимо себя явную просьбу Софы провести её, так что решил ей позвонить. Узнать все ли хорошо и добралась ли она домой. На душе было не спокойно.
   После нескольких тщетных звонков, я оставил телефон в покое и постарался себя успокоить тем, что она скорее всего уже спит.
   Придя домой, я взвалился на диван, прихватив с собой немного вина, сигарет и грусти, вспоминая прошлые деньки. Так и уснул, держа в руке окурок.
   8. Запах гари и жар вернули меня ото сна. Пытаясь вдохнуть воздуха, я закашлялся и слезящимися глазами постарался осмотреться. Вокруг меня была тонна горячего дыма, но языков пламени еще видно не было. Следовательно, я успел проснуться до полномасштабного пожара. Стараясь не паниковать, я рванул в ванную, где всегда был дежурный запас воды в ведре и схватив его принялся тушить тлеющий ковер у моего дивана.
   Закончив, я устало присел на стул и осмотрел черное пятно на полу. Вид оно имело неприятный, а воняло в квартире еще хуже. Раздался стук во входную дверь. Отлично, скорее всего я еще и соседей залил и напугал запахом гари.
   Разборки и выяснения отношений с ними закончилось на удивление быстро. Посочувствовав мне напоследок, все отправились восвояси. Из-за вони оставаться дома смысла не было. Оставалось только отправиться к родителям, так как я забыл оплатить свою квартиру для свиданий, и хозяин сдал её кому-то другому буквально вчера. А искать номер в отеле мне было слишком лень, хотелось спать, так как часы показывали второй час ночи. Уверен, родители мне будут крайне рады, учитывая, что я их не видел уже больше нескольких месяцев.
   Открыв окна на проветривание, я вызвал такси и через пару минут уже подъезжал к своему старому дому. Расплатившись с водителем, я закурил, молча разглядывая знакомый район, где я провел все детство. На детской площадке у подъезда как обычно сидели бездомные, потягивая спирт с водой, закусывая коркой черствого хлеба. Исчезали они оттуда всего на пару часов в сутки и за всю мою сознательную жизнь, они ни капли не изменились. Либо же все были очень похожи. В окне на первом этаже еще горел свет, там жила моя давняя дама сердца. Мы встречались еще совсем юнцами, когда нам было по четырнадцать лет. Импровизированное футбольное поле, которое мы так усердно созидали с моими друзьями, сейчас выглядело совсем маленьким и совершенно заросло травой. Исписанный глупыми надписями, к чему и я в свое время приложил руку, фасад дома потускнел еще сильнее. Странная ностальгия охватила меня и мне впервые за долгое время, действительно захотелось поговорить с родителями и почувствовать себя кому-то нужным, не одиноким.
   Позвонив в дверь, я подождал пару минут. Конечно, они уже спят. Послышались тихое шарканье, тихий вздох и дверь наконец открылась. Мама с удивлением смотрела на меня пару секунд, потом просто сказала войти и посторонилась, пропуская меня.
   - От тебя опять воняет алкоголем, только в этот раз еще и чем-то горелым. Так нажрался, что квартиру спалил? - Проницательно и с укорой произнесла она, глядя мне в глаза.
   Хорошо же она меня знает. А сколько стали в голосе этой милой, крошечной женщины. Страх берет.
   - Мам, все в порядке, просто я был не далеко и гораздо ближе было приехать к вам, чем домой. И вообще, так ты сына встречаешь после такого длительного расставания? - Пытаясь выдать положительную мину на лице, я попробовал перевести тему.
   - Я в прошлый раз тебе уже высказала все, что я думаю, по поводу твоего образа жизни. И не виделись мы только потому, что ты не можешь выделить часок времени из своих вечных тусовок. Можешь переночевать, если хочешь, но утром проваливай. Появляешься здесь только когда у тебя что-то случается. Ты время вообще видел?! - Она и в правду сильно обижена на меня.
   - Прости. - Обняв её сказал я.
   - Тебе еще повезло, что отец не проснулся, он бы тебя вообще на порог не пустил. - Продолжила она, но уже не с такой уверенностью в голосе.
   - Успели уже крест на мне поставить? - С улыбкой спросил я.
   - Ты сам на себе его поставил. - Грустно ответила мама, показала пальцем на мою комнату, пожелала спокойной ночи и пошла спать дальше.
   Немного не такого приветствия мне хотелось, но другого ожидать было глупо. Все, что она сказала - правда.
   Устало завалившись на свою кровать, я осмотрелся в комнате. Все осталось так же, как было. Даже стояло на своих местах. Моя коллекция комиксов, старенький компьютер, постеры на стенах, гитара в углу, музыкальный центр с горой дисков на нем. "Хорошее было время", пронеслось у меня в голове, перед тем как я окончательно вырубился.
   Но, к сожалению, долго поспать не вышло, так как в четыре утра мне позвонила пропавшая София. Рыдая в трубку, она рассказала, что её напоил и изнасиловал тот паренек, с которым она пошла домой. Сейчас она едет в такси к себе.
   На душе стало очень гадко. Яна как всегда была права. Нужно было если не провести Софу домой, то хотя бы вызвать ей машину. Вот как бывает. Если бы я был хоть немного трезвее и обращал внимание на что-то кроме своей бывшей, такого бы не случилось.
   Пообещав Софии завтра встретиться и нормально поговорить, я как мог постарался её успокоить и смог заснуть только когда на улице уже начало светать.
   Этот бесконечный день все-таки закончился?
   9. Утром за завтраком родители усердно делали вид, что меня тут нет. Отец злился еще хлеще мамы. Поначалу он гордился мной, пока я не стал вести себя как идиот. Тысячи разговоров и моих обещаний были позади, теперь байкот с их стороны. Попытки завести разговор закончились односложными ответами, так что я решил собираться домой, было еще много дел.
   - Сынок, возьми себя в руки и приходи. Он может и злиться, но все равно любит тебя. - Закрывая за мной входную дверь, сказала мама.
   Настроение было отвратное. Я вышел на улицу и увидел на детской площадке вместо алкашей девушку, одиноко катающуюся на качелях. Это оказалась моя юношеская любовь. Я решил подойти, поговорить, давно её уже не видел.
   - Привет, Кать. - Встав перед ней поздоровался я.
   - Привет. - Немного смутившись сказала она.
   - Как у тебя дела? - Поинтересовался я.
   - Издеваешься? - Как-то странно спросила она.
   - Да нет, интересно, что у вас тут поменялось, я уже давно ни с кем не общался из наших. - Честно ответил я.
   - Многое. Не осталось компании. Кто съехал, как ты, кто подрабатывает на местном рынке, кто спился или сторчался. Ванька умер от удара в висок не так давно. А ты даже на похороны не приехал. - С легкой обидой глядя на меня сказала она.
   - Ничего себе, мне даже никто не сказал. - Немного опешил я. Ваня был хорошим парнем и отличным другом в детстве.
   - До тебя не достучишься, сменил телефон, с родителями не общаешься, на сообщения в сетях не отвечаешь. - Продолжила она.
   - Их там просто слишком много. - Попытался как-то оправдаться я.
   - Ну да, ты же теперь важная шишка, единственный, из нашего затхлого двора, кто в люди выбился. И забыл сразу про всех. - Растягивая слова и смотря в сторону протянула она.
   - Это не правда, я не забывал, просто дел много. Неужели все действительно настолько плохо? - Настроение стало еще хуже.
   - Хочешь узнать, как и чем сейчас живу я? - Посмотрев на меня, спросила она.
   - Да, рассказывай. - Ответил я.
   - Не стану. Захочешь увидеть - приезжай вечером, я тебе покажу. - Сказала она и не попрощавшись отправилась в сторону дома.
   - Договорились. - Бросил я ей в след и вызвал себе такси.
   Оказавшись дома, я удрученно вдохнул носом гарь, которая так и не выветрилась. Придется вызвать клининговую компанию и заказать новый коврик, иначе в ближайшее время здесь будет невозможно жить. А пока они будут убирать, успею встретиться с Софой.
   Дожидаясь приезда уборщиков, я осушил пару банок пива и мое настроение более-менее пришло в норму. До тех пор, пока мой менеджер не прислал сообщение, что сразу у двух клиентов, которым я сдал материал вчера, возникли некоторые сложности с оплатой и они попросили отсрочку в месяц. Просто великолепно. Я очень рассчитывал на эти деньги, так как мои финансы таяли слишком быстро и в ближайшем будущем я рисковал перейти на лапшу быстрого приготовления. Но хотя бы на несколько дней кутежа у меня еще деньги оставались.
   Подъехав к Софе, я позвал её пройтись. Вид у неё был крайне удрученный и помятый.
   - Почему ты вчера так со мной поступил? - Спросила она.
   - Я думал, ты хорошо его знаешь и это твой бывший парень, с которым вы до сих пор ладите. Даже представить не мог, что такое произойдет. - Я слишком много оправдываюсь, в последнее время.
   - Я тоже не могла, но у него как будто крышу снесло. Я его таким как вчера еще не видела, мне кажется он что-то принимает. - Ответила она.
   - Послушай, как это вообще произошло? Ты же не была пьяная вчера. Если у тебя еще и побои есть - подай на него в суд, накажи ублюдка. - Я действительно не понимал, как она это допустила.
   - Смешной. В суд подавать? Кто вообще в нашей стране так делает? - Удивилась она, издав легкий смешок.
   Заставляет задуматься. Уже не первый раз за последнее время я слышу нечто подобное. Никто не знает как, не хочет и боится отстаивать свои права.
   - А дело было так, я уже была подвыпившая, когда он пришел. Потом по дороге домой, он предложил зайти в кафе, выпить еще по бокальчику. Я была не против. А дальше слабо помню, не знаю, подсыпал он мне что-то или просто мне уже много было, но помню только как мы у него дома оказались. - Продолжила София.
   - И естественно он не упустил возможности этим воспользоваться? - Зачем-то задал я глупый вопрос.
   - Да. Я сопротивлялась, но он ничего не слушал. Просто снял с меня трусики, заламал руки и трахал меня. Наверняка, это его сильно возбуждало, так как раньше дольше чем на пять минут его не хватало. Но вчера, он как сумасшедший насиловал меня больше часа. - Немного дрожащим голосом произнесла Софа.
   - Ну и мразь. - Действительно ненавижу подобных мудаков.
   - Я, конечно, знала, что некоторые любят, что бы их немного душили во время секса, но эта скотина меня вчера едва не убила. Еще и в задницу мне в конце кончил. - Совсем со слезами на глазах произнесла она, демонстрируя ссадины на руках и синяки на шее.
   - Что ты планируешь с этим делать, если не хочешь заявление писать? - Спросил я.
   - Не знаю. Ничего. Когда я уже уезжала, он еще мило пытался со мной разговаривать, словно думал, будто мне понравилось. Хотя я рыдала на протяжении всего процесса. - Грустно ответила она.
   - Прости меня, Соф, я не должен был вчера игнорировать твою просьбу. Даш мне адрес этого идиота? - Злоба немного закипала во мне.
   - Зачем? Не думаю, что оно того стоит. Его извинения мне лучше не сделают. - Глянув на меня, испуганно сказала она.
   - Я и не собирался заставлять его делать это, думаю, что ты не горишь желанием его видеть. - Согласился я.
   - Тогда зачем? - Удивилась она.
   - Для моего лично удовлетворения. - Просто ответил я.
   - Ты не отстанешь, я так понимаю? - Спросила София.
   - Нет, точно. - Сказал я.
   Получив от неё адрес, я еще раз извинился, напоил крепким чаем и отвел её домой, пообещав обязательно встретиться на днях. Так стыдно мне давно не было.
   Теперь предстояло наведаться к этому пареньку. Живет он вроде не далеко. Добравшись до него в считанные минуты я уже стучал в дверь. К моему удивлению он быстро её открыл.
   - Че надо? - Удивленно спросил он. По лицу было видно, что он пытался вспомнить, где мог меня вчера видеть.
   Не долго думая, я дал ему под дых и толкнул в квартиру, входя следом и закрывая дверь. Будет знать, как широко распахивать дверь перед незнакомцами.
   Навесив сверху еще пару ударов, я решил с ним все же немного поговорить.
   - Приятно? Тебе нравиться? Думаю, Софе вчера тоже не очень нравилось. - Начал я.
   - А тебе то что, ты её парень новый, что ли? - Спросил он.
   - Нет, меня просто такие как ты бесят очень. Что ты ей подсыпал? - Замахиваясь на него кулаком спросил я.
   - Да ничего я ей не подсыпал. С чего ты вообще взял, что что-то было не так? - С непонимающим видом гнул свое он.
   - Синяки её видел, мне достаточно. - Все же немного не так уверенно, как хотел, ответил я.
   - Так ей так нравится, я сам от этого не в восторге, но она бешенная в постели. Так всегда было. Поверь. - Утирая кровь с носа сказал он.
   - С какого хрена ей тогда мне все это втирать? - Непонимающе спросил я.
   - Она только о тебе и говорит в последнее время, хотела так тебя зацепить. А ты и повелся, как дурак. - Пятясь от меня ответил он.
   Кому верить? Вполне возможно, что он говорит правду. Да и плевать, с каких это пор я стал таким рыцарем и какого черта вообще полез в это все? К черту их.
   Развернувшись, я молча вышел из квартиры и посмотрев на часы, поехал домой. Уборка уже должна была закончиться.
   Уж не знаю, как они это сделали, но в квартире было чисто как никогда и пахло чем-то приятным. Пятно на полу до конца очистить не вышло, но на него кинули новый коврик. Единственное, что осталось грязным в квартире и теперь еще сильнее бросалось в глаза - пятно над моим диваном.
   Поблагодарив ребят, я рассчитался с ними и решил вздремнуть до вечера, так как все еще помнил свое обещание встретиться с Катей.
   10. К большому удивлению, я вовремя проснулся. Даже успел выпить стакан виски, сходить в душ и привести себя в норму.
   Интересно, к чему эти показательные выступления и интриги со стороны Кати? Раньше она такой не была. Как вообще все могло так измениться за какие-то пару лет в нашем дворе? Ладно, не имеет смысла забивать себе голову, скоро сам все увижу.
   Снова приехав на свой старый район, я вспомнил, что даже не удосужился взять номер у своей давней подруги. Придется по старинке зайти за ней, поздороваться с её родителями, раньше они меня хорошо знали.
   Позвонив в дверь, мне открыла её мама - тётя Таня.
   - Добрый вечер, тёть Тань, давно вас не видел. - Мне нравилась эта женщина, она всегда угощала меня чем-то вкусным и забавно шутила.
   - Привет - привет. Давно тебя видно не было. - Она хоть и сильно сдала, за то время, что мы не виделись, но, кажется, действительно была рада меня видеть.
   - Как ваши дела, все хорошо? - Поинтересовался я.
   - Ой, оставь, если начну рассказывать, то затянется. - Махнула рукой она.
   - Все так плохо? - Участливо спросил я.
   - Нууу... - Запнулась она.
   - Мам, что ты в дверях встала, дай пройти. - Послышался сзади голос Кати.
   - Я тебя не пущу никуда. - Покраснев от моего присутствия тихо сказала тётя Таня.
   - Не переживайте, я же с ней буду. - Попытался влезть я, но никто особо не слушал.
   - Еще как пустишь. - Катя просто оттолкнула её и вышла, пройдя мимо меня.
   - Прошу тебя, проследи чтобы все хорошо было. - Закрывая дверь и понурив голову сказала тётя Таня.
   Догнав Катю уже на улице, я спросил:
   - Это что вообще такое было? Какого хрена, Кать? - Находясь немного в шоке от увиденного спросил я. Катя всегда ладила с мамой.
   - Учить меня собрался? - Спросила она.
   - Что у вас происходит? Куда мы идем, что она так не хочет, чтобы ты уходила? - Настаивал я.
   - Хочу показать тебе, часть своей жизни. К счастью, сегодня я отдыхаю, а не работаю, так что у тебя будет возможность увидеть, как расслабляются люди попроще. - Дерзко сказала она.
   - Да с чего ты вообще взяла, что я живу где-то на олимпе? Просто по-другому, вот и все. - Вспылил я.
   - Ага. - Хмыкнула она в ответ.
   - К черту эти разговоры. Показывай, что задумала, нет желания спорить. - Раздраженно произнес я.
   - Только если пообещаешь, что сегодня ты мой и будешь паинькой. - Улыбнулась Катя.
   - Хорошо-хорошо. Веди уже. - Согласился я.
   Дворами, она повела меня в самые дебри нашего микрорайона. Не имея и малейшего представления, куда мы направляемся, я просто плелся за ней. Разговор завести толком не получалось, складывалось ощущение, что мы очень спешим, так как Катя неслась, словно сумасшедшая. Её немного трусило, а в глазах пылала неудержимая жажда. Я уже не раз видел нечто подобное. Она зависима, а двигаемся мы в какой-то местный притон.
   - Остановись. - Негромко, но жестко произнес я, взяв её за руку.
   - Не поняла. Зачем? - Удивленно глядя на меня, спросила Катя.
   - Я догадываюсь куда мы идем. Что ты употребляешь? - В ответ спросил я.
   - Всего и побольше. Ну же, малыш, ты обещал быть паинькой. Или хочешь сказать, что сам никогда ничего не пробовал? - С глупой издевкой, какая бывает только у наркоманов и алкоголиков, спросила она.
   - Пробовал, но игла не по мне, а вот ты, кажется, переступила эту грань. - Серьезно сказал я, глядя ей в глаза.
   - Какой же ты стал скучный, дружок. Ну, идем же, там будут еще наши ребята. И я не веду тебя в притон. Просто местный рейв, скорее всего ничего тяжелого там не будет, максимум колёса. - Как будто разговаривая с ребенком ответила она.
   Выдержав долгую паузу и обдумывая своё решения, я продолжал смотреть на Катю.
   - Хорошо, я пойду, покажи мне, во что превратилось мое детство. - Сверкнув глазами ответил я.
   В моей голове одновременно боролись две сущности. Первая, которой было действительно очень интересно посмотреть на то, что здесь происходит. Это сущность - писатель, ей нужны чувства, эмоции, впечатления, хорошие или плохие, горькие, тоскливые или же веселые и будоражащие. Она не имеет ничего против легких наркотиков, алкоголя, доступных женщин, лишь бы наполнить себя тонной новых мыслей для обработки и изложения на бумагу. К тому же она была в предвкушении разыгрывающейся трагедии, что ей предстояло увидеть. Утробно урча, она сорвалась с цепей, с того самого момента, как я поговорил с Катей еще утром. Эта сущность и так знала все наперед, теперь оставалось только показать ей. Вторая же, давно оставшаяся за кадром, но в последнее время все норовившая снова показать себя. Романтичная и мечтательная, добрая и всегда жаждущая справедливости во всем и везде. При этом не обделенная здоровым скептицизмом и иронией. Именно та моя ипостась, которая раньше держала мою спину всегда ровно, не давая прогибаться под трудности. Она всегда находилась в поисках правильного и логичного решения. Из-за неё я хотел помочь Софе и остановить сейчас Катю. Благодаря ей я и начал писать. Писать правильные вещи. Пока она сама же не вырастила в тени своего брата близнеца. И, готов признаться, на данный момент, он мне нравиться куда больше.
   - Ну вот, теперь ты мне нравишься больше. - Сладко улыбнувшись, Катя поцеловала меня в шею и взяв за руку потащила за собой.
   - Дай угадаю. Отец ушел от вас, ты стала работать проституткой по вечерам, носишь мешковатую одежду, чтобы не было видно твоих язв на руках и ногах, а маму запугиваешь тем, что, если она отдаст тебе лечиться - покончишь жизнь самоубийством. - Напоследок грустно уточнил я.
   - Боже, какое избитое клише ты на меня повесил. Как только умудряешься еще считаться хорошим писателем? - Рассмеялась она в ответ.
   - Знаешь, в книге я бы вряд ли такое написал. Но жизнь куда прозаичнее, чем кажется. Тысячи людей живут, ежедневно зарабатывая на жизнь рутинными делами, почти одинаковыми. Практически все они - одно клише. - Заметил я.
   - Но внутри то они все разные, у каждого - свой маленький мирок в голове. - В этом она себя убедила уж точно.
   - Либеральная модель уникальности и особенности каждой личности, что очень спорный вопрос. В последнее время все так похожи и одинаковы. Но, как писатель, я готов с тобой согласиться. Иначе, о чем бы таким как мне тогда было писать, если бы мы не замечали иногда проблески тех самых мирков, что окружают нас. - Улыбнулся я.
   - Мне кажется у меня бы тоже получилось писать книги. Ты как считаешь? - Довольно серьезным и в то же время мечтательным тоном спросила Катя.
   - Не узнаешь, пока не попробуешь. В любом случае, это поможет тебе отвлечься от того, во что превратилась твоя жизнь сейчас. - Соврал я, вспоминая, как сам отлично справляюсь со своим одиночеством.
   - Напиши про меня. - Внезапно остановившись и повернувшись всем телом ко мне, попросила Катя.
   - Зачем тебе это? - Опешив, удивленно спросил я.
   - Просто хочу, чтобы моя жизнь осталась в памяти не только моей мамы. Сама я вряд ли смогу, а вот у тебя получиться. Не хочу остаться никому не нужной пустотой. Так хотя бы буду запечатлена на страницах какой-нибудь твоей книги. Прошу. - Было ощущение, что она вот-вот разрыдается.
   Остерегаясь, что подобная просьба - очередная женская провокация и если я соглашусь - то только подвергну себя осмеянию, я запнулся с ответом. Но почему-то в данный момент интуиция подсказывала, что, Катя искренне просит об этом.
   - Хорошо. Не стану обещать, что напишу твою биографию, но будь уверенна - твой образ и те мысли, на которые ты меня наталкиваешь, обязательно останутся на бумаге. - Честно ответил я.
   - Этого мне достаточно, спасибо. - Обняла она меня.
   Через пару минут, мы наконец добрались до места назначения. Перед нами красовалось довольно большое здание, похожее на амбар, с заколоченными окнами. Оно стояло немного поосторонь от жилых домов и громкая музыка, доносившаяся изнутри не особо мешала местным жителям. На входе тусовались два мужичка, довольно бандитского типа.
   - Привет малая, твой дружок? - Поинтересовался у Кати один из них.
   - Да, проблем не будет. - Её явно видели в этом месте не первый раз.
   - Ладно, заваливайте. - Махнул рукой второй громила, даже не собираясь обыскивать нас, явно не переживая за наличие потенциально опасных предметов.
   Войдя внутрь я увидел примерно то, что и ожидал. Мерцающий свет, грохочущая современная музыка, толпы упоротой молодежи, случайным образом разбросанные по помещению. Несколько импровизированных барных стоек. Стойкий запах каннабиса.
   Немного постояв у входа, Катя высмотрела своих друзей и потащила меня к ним. Я узнал многих из тех, к кому мы подошли. Но, к счастью или к сожалению, они уже были не в состоянии вспоминать кто я такой. Совершенно обезумев от наркоты вперемешку с алкоголем, они трясли головами и извивались под ритм битов. Так как мне до их состояния было далеко, теперь уже я потянул Катю к бару, но она отказалась, пытаясь перекричать музыку, кое-как объяснила, что подойдет через пару минут. Пожав плечами, я пошел выпить.
   Возле барной стойки, к которой подошел я, стояло три девушки. Осушив первую рюмку водки, я решил понаблюдать за ними. Сначала мне они показались довольно взрослыми, но присмотревшись, я понял, что им явно нет восемнадцати. Весело крича, они пили какую-то мутную жижу и эротично извивались, стреляя глазами во всех парней вокруг, не исключая меня. Одной из них, я, видимо, сильно понравился, так как она воспользовалась самым идиотским приемом, который явно видела в кино. Засунув указательный палец себе в рот, она старательно поводила по нему языком и поманила меня к себе. Отрицательно помотав головой, я видимо не остудил её пыл, так как она решительно направилась в мою сторону. Встав рядом, она достала пакетик с каким-то порошком, видимо это был дешевый фен, и рассыпав на барную стойку, умело снюхала половину, другую предлагая мне. Не долго думая, я смахнул остатки на пол, за что тут же схлопотал пощечину и рассерженный взгляд малолетки. Усмехнувшись я отвернулся от неё и заказал себе еще выпить.
   Осматриваясь дальше, я все больше убеждался, что основными посетителями данного заведения были совсем еще дети. Юные лица, совершенно не задумываясь о последствиях, обогащали карманы местных разводил.
   Неподалеку от меня, на диванчике, какой-то парень закончил трахать девушку и отпустив её волосы просто пошел танцевать дальше. Той же, судя по всему, было очень плохо, так как упав пластом на диван, её тело начало трясти. Черт, нужно помочь.
   Подойдя к ней, я посмотрел ей в глаза. Этой скорее всего было лет четырнадцать. Отвратительное зрелище, у неё явно был передоз. Сбегав к бару, я попросил воды, вернувшись к малолетке, я засунул ей пальцы в рот, заставив проблеваться на пол, поддерживая её волосы. Затем как мог влил в неё воды и потащил на воздух, чтобы вызвать скорую.
   Но в дверях мне перегородили дорогу вышибалы этого притона. Покачивая головами, они взяли меня под руки и вышли на улицу.
   - Ты что делаешь? - Совершенно постным тоном поинтересовался один из них.
   - Эй, да она тут подохнет, если ей скорую не вызвать. - Не отводя взгляда от его глаз, ответил я.
   - Не подохнет, у нас есть своя больничка на втором этаже, её ща откачают. - Не изменившись в лице, сказал он.
   - Не понял, какая еще больничка? - Удивился я.
   - Друг, ты что думаешь, она первая такая? Да если бы у нас дохли все пиздючки, что сюда приходят, то даже у босса не хватило бы денег откупиться. Тут все продуманно, так что иди веселись дальше, мы разберемся. - Бесцеремонно заталкивая меня обратно в здание, сказал вышибала и потащил девчонку куда-то вверх по лестнице.
   Делать нечего, остается надеяться, что он не соврал. Бороться с местными порядками все равно не имеет никакого смысла. Уверен, что полиция даже не приедет, если я начну их вызывать. Зато я потом отсюда выйду вряд ли. Да и Катю одну оставлять не хотелось.
   На обратной дороге к бару, прямо перед моим лицом встал смутно знакомый парень. В свете мерцающих огней я его едва узнал. Это был один из моих лучших дворовых друзей - Лёха. Расплывшись в глупой улыбке, он полез обниматься. Я похлопал его по плечу и немного отстранил от себя.
   - Дружище, давно не виделись, есть у тебя что-то? - Прокричал он мне прямо в ухо.
   - Нет, пусто. - Так же крикнул я ему.
   - Ну и хер с тобой. - Обижено пожал плечами мой старый друг и просто ушел.
   А чего еще стоило ожидать? Я догадывался, что все будет примерно так.
   Наконец взяв себе еще выпивки, я начал подумывать о том, что пора свалить отсюда.
   Именно в этот момент подошла Катя. Приобняв, она развернула меня к себе и полезла целоваться. Как бы там ни было, она была довольно привлекательна и уж точно старше восемнадцати, так что я не стал себя сдерживать. Она размякла у меня в руках и податливо извивала своим телом. Однозначно ясно, что она отходила только для того, чтобы принять свою дозу, сейчас её мозги где-то далеко.
   Немного отстранив её от себя, я решил выпить свою рюмку, чтобы хоть немного поймать атмосферу этого места. Сделав глоток, я почувствовал странный осадок на языке. Повернув голову, увидел ехидную ухмылку той самой малолетки, что приставала ко мне. Мысли начало обволакивать липким туманом, наполняя цветом и красками окружающий мир.
   Почувствовав мягкое прикосновение к своему лицу Катиных рук, я снова поцеловался с ней, едва заметив, что на её языке была небольшая таблетка, которую я проглотил.
   11. Я очнулся от жуткой боли во всем теле. Голова плыла и раскалывалась одновременно. Мышцы болели, кости и суставы, словно были сломаны. Даже вены пылали, будто в огне.
   С трудом открыв глаза, я сразу же пожалел об этом, так как неустойчивая картинка мира, открывшаяся моему взору, тут же укачала меня, заставив проблеваться на пол, прямо рядом с собой. Но лучше от этого не стало. Очень хотелось пить.
   Раздраженное ворчание рядом привлекло мое внимание. Рядом лежала Катя, свернувшись в клубок. Немного покрутив головой, я заметил, что нахожусь в небольшой, полуразрушенной комнатке. Вокруг были разбросаны тела людей, которых я вообще никогда не видел.
   Память отказывалась давать подсказки о вчерашней ночи. Но странное чувство, прежде мне неведомое затаилось где-то внутри меня. Сильно испугавшись, я нашел в себе силы, чтобы осмотреть свои руки. В голове снова потемнело. В ужасе я уставился на темное пятнышко на своей вене.
   Адреналин придал мне сил. Чтобы подтвердить свою догадку, я схватил Катю за руки и убедился, что вчера не ошибся, угадывая происходящее в её жизни. Она кололась настолько давно, что у неё на руках уже появились первые признаки воспаления.
   Собрав силы в кулак, я заставил себя подняться. Отвращение к себе и к этим людям переполняло мое нутро. Ни телефона, ни денег я найти не смог. Придется добираться домой своими силами.
   Почувствовав, как кто-то схватил меня за ногу, я глянул вниз, увидев захлебывающуюся в истерическом смехе Катю.
   - Ну что, малыш, как тебе мой мир? - Сквозь смех спросила она.
   - Пойдем со мной. - Я протянул ей руку.
   - Нет уж, спасибо, мне хорошо здесь. - Оттолкнув мою руку ответила Катя.
   - Это твой выбор, не думаю, что мы когда-либо еще увидимся. - Отвернувшись от неё произнес я.
   - Знаешь, а я ведь любила Ваньку, а он взял и помер. - Продолжая смеяться сказала Катя.
   - Это не повод так жить. - Ответил я.
   - Как пафосно звучит, дружок. Только вот, что я тебе скажу. Добро пожаловать к нам, тебе уже никуда не деться от этого!! - Заорала она мне в след, дико радуясь этому факту.
   Смачно выругавшись внутри себя, я проклинал вчерашний день. Как я мог быть так беспечен. Паника дрожью проносилась по телу. А если Катя права и даже одного раза достаточно, чтобы подсесть? Да и кто знает, как это было. Есть вероятность, что шприц был использован кем-то до меня и теперь я инфицирован спидом, гепатитом или еще какой-то жуткой болезнью.
   Так, нужно взять себя под контроль. Сначала домой, оттуда позвоню своему знакомому врачу из частной клиники, объясню, как дело было, пусть проведет полный анализ и выяснит, что со мной.
   Добираться пришлось попутками. К счастью, попался добрый водитель, который меня узнал и согласился подкинуть бесплатно, всю дорогу восторженно глядя на мою зеленую физиономию. К счастью, поняв, что я не готов вести диалог, он не сильно докучал вопросами.
   Поднявшись к себе в квартиру, я не нашел в себе сил кому-то звонить и просто отключился, упав на диван.
   Не знаю, сколько времени я проспал, но проснулся от ужасного сушняка и голода. Тело уже не так болело, только сильно подташнивало. Заказав себе еды и пива, я все же позвонил записаться на прием к Антону, тому самому врачу. Он согласился осмотреть меня прямо сегодня, чему я был несказанно рад, так как уже загрыз себя переживаниями.
   Решив не идти на прием с градусом в крови, я отказался от пива, просто поел, собрался и тут же выехал в клинику.
   Объяснив Антону все так, как было на самом деле, я попросил его не сообщать в полицию обо мне. Покачав головой, он согласился и принялся за работу. Я знал его уже довольно давно, и мы успели неплохо сдружиться.
   Прошло куча времени, я сдал все анализы и лежал в больничной койке, ожидая результата. Антон понимал, как сильно я переживаю и пообещал дать ответ сегодня.
   Наконец он вошел в палату, сел рядом со мной и облегченно вздохнув сказал:
   - К счастью, тебе сильно повезло и никакой инфекции у тебя нет. - Обрадовал он меня.
   - Фууух, господи, ты бы знал, как мне полегчало. - Радостно ответил я.
   - Да, мне тоже, дружище. Но есть одна проблема. - Немного запнувшись начал Антон.
   - Куда уж без этого. Я все же чем-то болен? - Спросил я.
   - Нет, дело не в этом. То вещество, что попало тебе в кровь. Это что-то из опиатов. Скорее всего крокодил, так как концентрация довольно большая, но учитывая компанию, в которой ты был, героин слишком дорогой для них. Я бы рекомендовал тебе лечь под наблюдение, чтобы исключить любую возможность повторного введения его в кровь и возникновения зависимости. - Серьезно сказал Антон.
   - Нет, исключено, я и так уже все сроки по работе пропустил. Чувствую себя вполне нормально. Выдержу, не переживай. - Желания провалятся в больнице пару недель у меня не было.
   - Ты представляешь себе, о чем говоришь? - Настаивал Антон.
   - Да, я не стану продолжать. Мне это ни к чему, ты знаешь мое отношение к тяжелым наркотикам. - Честно глядя ему в глаза, сказал я.
   - Хорошо, но пообещай держать со мной связь и в случае чего, сразу честно признаться, чтобы я успел тебе помочь. - Попросил он.
   - Конечно, обещаю. - Просто ответил я.
   - Ладно, есть у меня чувство, что я об этом пожалею, но будь по-твоему. Сейчас прокапаем тебя, чтобы вывести большую часть дряни из твоего организма и можешь быть свободен. - Сказал Антон и отправился за медсестрой.
   Как бы я ни старался казаться уверенным, странное чувство опасности и неопределенности перехватывало мое дыхание где-то глубоко внутри. Постаравшись откинуть эти мысли, я смиренно лег под капельницу и начал прокручивать в мыслях произошедшее, понемногу стараясь переварить всю ту грязь, которую недавно пережил.
   12. О, как же сильно я в себе ошибся. Проблема таких людей как я в том, что в глубине души, мы считаем себя особенными. Строим иллюзии, что можем больше, чем остальные. Что такие вещи, как, например, ломка - никак не скажутся на нашей жизни. Ведь стоит просто перетерпеть какое-то время, а мы ведь сильные, справимся. Правда вот в итоге справится получается далеко не у всех. Вот и я не смог.
   Несколько дней проведя безвылазно дома, я не мог найти себе места. Меня скручивало и трясло. Как оказалось, в ту ночь меня укололи не раз, второе пятнышко на моем теле обнаружилось под коленом. Как вообще от такой дозы в первый прием я не откинулся прямо в той грязной комнате, учитывая, что до этого в меня впихнули еще какие-то препараты и алкоголь? Возможно наркота была сильно разбодяжена местными барыгами, что и спасло мне жизнь.
   Мысли ломались и метались в голове, лишь изредка давая мне их осознать. Какая-то часть меня уверяла, что стоит держаться и мне станет легче. Другая кричала о том, что если я не приму еще - то просто умру от этой боли.
   Я тысячу раз думал о том, чтобы позвонить Антону, но почему-то всегда останавливался, лишь взяв телефон в руки. Перед остальными мне было стыдно. Я не мог позвонить Косте или Яне, или еще кому-то из близких, боясь осуждения. Гордость не позволила мне этого.
   В один момент все же не выдержав, я придумал, как мне показалось, идеальное решение проблемы. Не стану же я и вправду колоться? Возьму себе чего-то полегче и не такого опасного. А потом понемногу соскочу и дело в шляпе. Осталось только выбрать что.
   Трава однозначно не спасет. Слишком слабый эффект. Колёса совсем из другой оперы. Кокаин? Звучит не так уж плохо.
   Убедив себя в своей правоте, я позвонил по номеру, который давно пылился в моей записной книжке. Один знакомый, еще со школы, занимался продажей и вроде не должен был меня кинуть.
   Определившись по времени и цене, мы встретились с ним. Едва дождавшись его прихода, я весь в поту и жажде, употребил кокс в ближайшей забегаловке, зайдя в туалет.
   Волна дикого наслаждения тут же прокатилась по моему телу, притупляя невыносимую боль. Я снова мог думать. Даже лучше, чем раньше. Целый рой невообразимых и ранее обходящих меня стороной мыслей пронзил мою голову. Словно я всю жизнь плохо видел и только сейчас мое зрение стало ясным и четким. Каждая мелкая деталь этого мира открылась мне с новой стороны. Огромный прилив сил и энергии волнами бил меня в грудь, заставляя бежать и творить, выплескивая свои эмоции в книги, сценарии и блоги.
   Как же мне не хватало раньше чего-то подобного! Нужно только успеть попасть домой и взяться за работу.
   С этого момента все стало по-другому. Я не выходил из дому больше месяца. Все время был занят делом. Менеджер Руслан был в восторге, говорил, что я стал совершенно другим и выдавал то, что раньше бы не смог.
   Просиживая за написанием новых книг и сценариев, съемками роликов и отвечая на комментарии в сети, я мог не спать по несколько суток, употребляя кокс, чтобы поддерживать себя в бодром состоянии. Меня не смущало то, что я сильно сдал, почти перестав есть и ходить в зал, зато я открыл в себе новый талант. Мой инстаграм заиграл новыми красками, так как я начал писать картины, излагая свой внутренний мир теперь еще и таким способом, выкладывая их в сеть.
   Выслушивая похвалы от клиентов, Руслана и моей аудитории, я не мог не загордиться, наконец считая себя уже не только писателем, но истинным творцом и талантом.
   Были и другие позитивные моменты, я практически полностью перестал пить, просто забывая об этом желании в порыве страсти и лишь иногда выпивая пивка. Совершенно откинул все свои переживания по поводу Яны и других девушек, открыв удивительный мир женщин по вызову. Раньше я по глупости считал недостойным платить за секс, но теперь это было лишь потребностью организма, ничем более. А едва я забыл про свои душевные травмы, как мне начала отвечать Аня. Мы могли общаться часами, разговаривая обо всем, что придет в голову. Она была на удивление мила со мной и вела себя точно так, как мне бы того хотелось. Даже не удивлялась тому, что мы не можем увидеться из-за моей сумасшедшей занятости.
   Однажды оставшись без кокса, я искреннее об этом пожалел, так как почувствовал себя совершенно обессиленным и ни на что не годным. С тех пор всегда стараясь держать его про запас.
   Но в один момент, мою голову осенила сумасшедшая мысль. Ведь если кокс на меня так влияет, чего бы я смог достичь, используя что-то еще более сильное? Меня бросило в жар от этой мысли. Да, это рискованно, но разве хоть один истинный творец не жертвовал чем-то ради искусства? Возможно, расплатившись такой ценой, я смогу стать величайшим?
   Все равно ведь особого беспокойства по мне никто не проявлял. Я общался только с Аней и менеджером, предпочитая не отвечать на редкие звонки остальных. Если что-либо действительно срочное - они знают, где я живу. Но никто не приходил. Следовательно - им я не так уж и нужен.
   Обдумав несколько раз эти мысли, я решился на этот шаг и попросил принести мне героин.
   Едва дождавшись доставки, я досконально изучил правильный процесс приготовления и введения наркоты в кровь, используя интернет. Подготовив все необходимое, я разогрел, набрал жидкость в шприц, жгутом пережал себе вены и затаив дыхание, зажмурившись начал вводить препарат.
   13. Сидя в кромешной темноте, я пугливо озирался по углам комнаты. Очередной приход вызвал приступ паники. Потеряв счет дням и времени, я слабо себе представлял даже где я нахожусь.
   К сожалению, героин подействовал совершенно не так, как я ожидал. Первые пару приемов были вершиной блаженства. Я даже не помнил, что и как делал под кайфом, получая лишь готовый результат на выходе. Удивительно, но я действительно продолжал творить даже под ним. Но это продолжалось не долго. Через несколько дней, меня стали одолевать панические и страшные наркотические приходы. Все реже и реже действие препарата давало тот результат, на который я рассчитывал, пока в один момент все не превратилось в кромешный ужас.
   Попытавшись пересесть обратно на кокс, я с разочарованием обнаружил, что его действие теперь длиться не дольше нескольких минут и совершенно не спасает от ломки по героину. Я чувствовал, что это мой конец. Я рискнул и ошибся.
   К тому же, ситуация казалась еще страшнее от того, что у меня совершенно заканчивались деньги. Будучи на подъеме во время кокаиновой зависимости, я скупал все, что мне даже мельком понравиться, изредка прогуливаясь по магазинам или листая страницы вебсайтов. Денег было много, а ярких и забавных вещей еще больше. Превратив свою квартиру в еще больший сарай для ненужных шмоток, я даже и представить не мог на тот момент, сколько трачу. Но пересев на героин, я стал тратить гораздо больше денег, покупая все большие и большие дозы. Правда доход мой сократился в разы.
   Нужно было срочно что-то предпринимать. Верить в то, что мне еще можно помочь не получалось. Однажды я убедился в том, что не смогу без наркотиков, когда менеджер не смог перечислить мне очередной гонорар и я остался без дозы на несколько дней. Было так плохо, что я действительно был на грани смерти. По крайней мере, мне так казалось.
   Оставалось только одно, раздобыть где-то денег, в большом количестве и быстро. Варианты с ограблениями, грабежами и воровством я откинул сразу же, благо на это у меня еще хватило ума. В наличии у меня было несколько тысяч долларов, дорогая техника и некоторые предметы искусства. Немного пораскинув мозгами, я принял решении испытать свою удачу в подпольном казино, предварительно заложив все дорогое имущество. Если повезет, я надолго забуду о проблемах с финансами. О возможном противоположном исходе думать не хотелось. Он будет означать только смерть от голода и ломки.
   Все же желая обговорить свои мысли с кем-то, я позвонил Ане, которая тут же сняла трубку. Она всегда так делала, будто ждала моего звонка.
   - Привет, хочу посоветоваться с тобой, есть минутка? - С надеждой спросил я.
   - Да, конечно, дорогой. Ты о проблеме с деньгами? - Участливо спросила она.
   - Да, ты в последнее время единственная, кто действительно меня понимает. Всегда удивляюсь, откуда ты знаешь, о чем я хочу с тобой поговорить. - Благодарно ответил я.
   - Мы с тобой столько времени проводим за общением, что я знаю о тебе больше тебя самого. Я, это будто бы ты. - Ласково произнесла Аня. Хоть и довольно странную фразу.
   - Послушай, я намереваюсь заложить практически все свои ценные вещи и попытать удачу в одном деле. Как ты считаешь, это можно назвать хотя бы отдаленно правильным решением? - Зажмурив глаза, ожидая негативного ответа, спросил я.
   - Нет, я считаю это худшим решением, из всех, что есть. Ты же знаешь, что я думаю по поводу твоей зависимости. - Всхлипнув, словно утирая слёзы, ответила Аня.
   - Но я не вижу другого способа. Как мне еще заработать денег в данный момент? - Резонно спросил я.
   - Брось, прошу тебя. Ты же знаешь, что это тебя убивает. Ты уже давно потерял себя в алкогольных испарениях и табачном дыму. Сейчас ты блуждаешь в наркотическом сне, тумане, где нет никого кроме тебя. НЕУЖЕЛИ ТЫ ЭТОГО НЕ ПОНИМАЕШЬ?! - Внезапно закричала Аня и расплакалась.
   - Прости, я не знаю, как мне это сделать. Я боюсь, что не переживу отказ от веществ. Почему ты перестала меня понимать? Мы же уже говорили об этом! - Испугался и в то же время удивился я.
   - Ты свой худший враг. Я уже не могу до тебя достучаться. Если тебе так будет проще, считай, что да, твое решение проиграть последние деньги - лучшее, что ты мог придумать. - Грустно и тихо произнесла Аня, повесив трубку.
   Наше общение было очень странным явлением для меня. Аня менялась в зависимости от моего настроения и состояния. То она была участливой и доброй, то суровой и строгой, то нервной и истеричной. Это настораживало. Но сейчас я предпочту отбросить эти мысли на потом.
   Приоткрыв штору, я посмотрел на улицу. Дело близилось к вечеру. Значит мне нужно успеть собрать денег за пару часов. Осмотрев квартиру, я приметил вещи, которые заложу и вызвал грузовую машину, что бы мне помогли их погрузить и одним махом сдать в ломбард.
   Я созвонился со своим знакомым, который тесно крутился в авторитетных кругах и занимался скупкой, продажей имущества и знал нужных людей, чтобы попасть на закрытые вечеринки, где можно поднять хорошие деньги. Он с радостью согласился все организовать и позавидовал моей удаче, так как сегодня будет очередной сбор, где различные богатые люди соберутся сыграть в покер и выпить по бокальчику. Хоть где-то мне везет.
   Еще раз все тщательно обдумав, прокрутив в голове и решившись, я напоследок принял немного, чтобы расслабиться и понадеялся на свою сегодняшнюю удачу.
   Откинувшись на кровать, я ощутил первые приливы блаженства, за которыми обычно следовали кошмары. Но сейчас я ввел себе слишком мало и должен был остаться в сознании. К счастью, так и получилось.
   Собравшись я встретил грузчиков, указал им на нужные вещи, доехал до места сбыта и наконец получил свои деньги. К сожалению, их оказалось на порядок меньше, чем я рассчитывал, но придавать этому значения в тот момент не стал.
   Егор, тот самый друг, подвез меня в какой-то темный переулок. Мы остановились у невзрачного полуподвального помещения. С виду обычная мастерская.
   - Это и есть то самое тайное место? Выглядит довольно убого. - С сомнением спросил я.
   - Ты просто еще внутри не был. Пойдем, я тебя проведу. - Улыбнулся Егор, и введя кодовый замок, открыл передо мной калитку, за которой была лестница вниз.
   Дальнейшее я помню довольно смутно. Спускаясь по лестнице, я не сразу понял, мое ли это воображение разыгралось или у этого заведения действительно было очень крутое оформление, но наступая на каждую ступеньку лестницы, под ногами синим цветом загоралась одна из библейских заповедей. Спустившись вниз и упершись взглядом в огромную кованную дверь, я даже немного опешил, так как по бокам от неё горело пламя, а над ней пылала надпись "Welcome to HELL". Завороженно глядя на эту диковинку, я даже не заметил огромного черного пса на привязи, возле двери. Подойдя к которому, Егор, достав из кармана кусочек мяса, отдал его псу и потрепал того за гриву.
   - Ну что, я же говорил, что забавное местечко. - Ухмыльнулся он, постучав в дверь.
   - Да уж, что бы так запаривались над оформлением, я еще не видел. - Расслабившись, что это не мое подсознание, улыбнулся я в ответ.
   - Это еще что, вот внутри вообще бомба. - Ответил Егор.
   Кто-то отворил створку двери, о чем-то перекинулся с Егором парой слов и впустил нас.
   Зайдя внутрь, я действительно остолбенел. Все было выдержанно в стиле. На входе нас встречал одетый в костюм черта управляющий этого заведения, трезубцем указавший нам на наш столик. По дороге к своему месту, я разглядывал красивых барышень-официанток, вырядившихся суккубами, имитации рек лавы, текущих у стен заведения, которые в свою очередь, словно были выщерблены киркой вручную. Не хватало только тяжелого рока, бьющего по ушам. Но вслушавшись в музыку, я убедился, что и она подобрана идеально. Немного расслабляющая, но в то же время жутковатая мелодия, которая как будто жаждет утащить тебя в свои чары. Да и весь остальной интерьер вписывался великолепно.
   Обратив свое внимание на публику, я даже немного расстроился, что Егор не предупредил меня о вечеринке в стиле преисподней, так как все гости так или иначе были одеты или загримированы надлежащим образом. Один я выделялся из толпы. Ловя на себя странные взгляды, у меня складывалось впечатление, будто я действительно единственный тут человек, а не демон, и вся эта толпа только и хочет кинуть меня в огромный котел, а затем сожрать.
   Наконец добравшись до своего места, я кивнул головой собравшейся за столом компании, которые вежливо кивнули в ответ. Посмотрев по сторонам, я не обнаружил Егора, совершенно потеряв его из виду по дороге. Что ж, возможно у него другой стол.
   Решив трудности с заказом алкоголя, так как просто виски со льдом здесь не было, зато был "Лавовый Джек", что оказалось одним и тем же, я вступил в игру.
   Мы сделали ставки, дилер раздал нам карты. Взяв их в руки, я мысленно улыбнулся, внешне оставшись совершенно спокойным. Сегодня удача и вправду на моей стороне.
   14. Очнувшись, я увидел перед своими глазами ствол пистолета, приставленный прямо мне между глаз.
   Черт возьми, что произошло? Я совершенно ничего не помню, с момента, как взял первую игру. Неужели все подстроено и мне что-то подсыпали в виски?
   Осмотревшись по сторонам, я с удивлением не обнаружил того жуткого, но магического интерьера, который мне чудился, когда я зашел в это место. Люди и вправду были разодеты, но в дорогие костюмы, а не в демонические одеяния, а все было выдержанно в классическом стиле дорогого казино. Тут понятно, скорее всего последствия принятых мной наркотиков.
   Высмотрев лицо ухмыляющегося Егора за спиной одного из жирных денежных мешков, с которыми я играл в покер, все сразу стало ясно. Меня и вправду подставили, привели сюда на убой.
   - Дорогой мой писатель, подскажите, как Вы планируете рассчитываться? Я же верно понял, что при себе у Вас больше ничего нет? - С наглой ухмылкой и глядя мне в глаза, спросил один из мешков, делая идиотский акцент, обращаясь ко мне.
   - Сколько я остался должен? - Спорить смысла нет, ситуация явно не в мою пользу, нужно хотя бы выйти отсюда целым.
   - Уже забыли? Мы ведь только что закончили, все и так пошли Вам на уступки, поверив на слово, что у Вас еще есть деньги. - Продолжил издеваться мой собеседник.
   - К сожалению, Ваш пистолет мешает мне нормально соображать. - Не удержавшись, я так же сделал акцент, обращаясь к нему.
   - Хм, забавно, вы продолжаете дерзить. - Задумчиво произнес тот.
   - И в мыслях не было. - Ответил я.
   - Этим вы мне и нравитесь, честно. Я прочел все ваши произведения и остался в восторге, поэтому только представьте, как мне жаль будет избавлять наш мир от подобного Вам, человека. - снова с издевкой в конце произнес мужик, улыбаясь во все тридцать два зуба.
   - О, сожалею, что именно Вам выдалась такая тяжкая участь. - Совсем потеряв контроль над собой, произнес я.
   - Знаете, вот как мы сделаем, мы дадим Вам фору, в минут, так, десять. Если Вы успеете убежать достаточно далеко, мы дадим Вам время. Целую неделю на то, чтобы собрать нужную сумму. Так и быть напомню, вы остались должны - пятьдесят тысяч долларов. Согласны? - Участливо спросил он под конец своего изречения.
   - Разве у меня есть выбор? - Внутри меня что-то ухнуло вниз, словно оборвалось.
   - Тогда время пошло. - Ткнув в меня пистолетом напоследок и спрятав его в кобуру сказал человек, чье имя я так и не узнал.
   Ноги были ватные, в голове плыло. Едва поднявшись из-за стола, я поплелся к выходу, под раздражающее улюлюканье всего зала. До меня все еще не дошло окончательно, в какой переплет я умудрился попасть.
   - Милый мой, если Вы собираетесь так убегать, то мы Вас догоним. - Донеслось из-за спины.
   Всплеск обиды и страха заставили кровь закипеть, от переизбытка адреналина. Рванувшись с места, я выбежал на улицу и побежал по неизвестному мне району, стараясь уйти переулками. В голове билась только одна мысль. МНЕ ПИЗДЕЦ! Где я найду такие деньги всего за неделю? Их даже не у кого взять в долг. Да и кто сказал, что меня не убьют сегодня?
   Пробежав столько, на сколько хватило дыхания, я порылся в карманах, в поисках телефона. Как и ожидалось, при себе у меня остались только ключи от дома, остальное я благополучно проиграл. Тогда нужно попробовать выйти на более-менее большую улицу и постараться словить попутку домой, а там уже разбираться, что к чему.
   Украдкой выйдя из-за очередного здания, я получил рукояткой пистолета по голове, от чего подкосились ноги, и так едва державшие меня в положении стоя.
   - Как жаль, что у Вас не вышло. - Раздался все тот же мерзкий голос, пока я старался вытрясти звезды из своих глаз.
   - Черт, да верну я вам деньги, только нужно время! - В панике закричал я.
   - О, я не верю наркоманам, голубчик. Как давно вы употребляете? - Спросил мешок с деньгами.
   - Это не имеет значения, я верну. - Настаивал я.
   - Знаете, что? Допустим, я Вам поверю, исключительно из-за моего сегодняшнего хорошего настроения и любви к своим детям, которые любят наблюдать за Вами в интернете. Но все же, Вы ведь не сумели убежать. Придется за это заплатить. - Мягким, почти отеческим тоном, произнес незнакомец.
   Меня подхватили под руки и затолкали в огромную машину этого ублюдка. Дав понюхать нашатыря, привели в чувство. Я сидел по середине сидения, рядом со мной, по обе стороны, два бугая, а напротив тот самый мерзкий голос.
   - Заплатить в этот раз не дорого. Не подумайте, что я садист, но возможно это отрезвит Вас и заставит задуматься. - Все так же мягко продолжил он, кивнув одному из своих подопечных.
   Тот достал из-под сидения непонятное устройство, схватил меня за руку и засунул в него безымянный палец моей левой руки. Щелчок, дикая боль пронзила мое тело, и я закричал, схватившись за обрубок.
   - Что Вы, что Вы, не убивайтесь так. Он не так уж и нужен был, поверьте мне. - Похлопав меня по плечу, улыбнулся незнакомец и показал такой же обрубок на своей руке.
   Тяжело дыша я с ненавистью смотрел прямо в глаза этого ублюдка. Если я каким-то образом смогу пережить этот переплет, я обязательно найду его, когда он сам того не будет ждать.
   - О, сколько ненависти. Вы и вправду удивительный. Надеюсь, мой урок поможет Вам взяться за ум и стать поистине великолепным. Жду Вас ровно через неделю, на этом же месте. Прощайте. - Напоследок, он помахал мне рукой и дал знак, чтобы меня вытолкнули из машины.
   Подняв голову, я увидел, что нахожусь у своего подъезда. Кое-как зажав кровоточащий обрубок, я нашел ключи и поднялся к себе.
   Звонить в скорую, а тем-более Антону было бы глупо. Они бы увидели, что я исколот и определили меня под наблюдение, вызвали бы полицию. Придется залатывать себя самому.
   Сильно разогрев на плите широкий нож, я зажал зубами ремень и приложил раскалённое железо к обрубку, услышав омерзительное шкварчание своей плоти. Боль была настолько сильная, что я едва не потерял сознание. Продержав так нож, насколько хватило сил, я посмотрел на результат. Рана все еще сочилась, но немного обуглилась и сумасшедше пекла и болела.
   В бреду, пройдя по квартире, я нашел в аптечке перекись и бинт. Окунув остатки пальца в перекись и испытав очередной приступ боли, я залил его средством от ожогов и замотал бинтом.
   После пережитого принимать героин, мне не очень хотелось, но боль была такая сильная, что я бы просто не смог уснуть без него. Сделав себе инъекцию, я упал на кровать и вырубился.
   15. Спал я отвратительно, все время просыпаясь и дергаясь. Даже героин не смог потушить испытанный мной болевой шок. Окончательно я проснулся после обеда. Помимо сильного наркотического похмелья, я продолжал испытывать боль в руке. Но все это меркло по сравнению с горечью о произошедшем вчера и той невероятной суммой, которую я задолжал.
   Совершенно не зная, что с этим делать я подкурил сигарету и просто уставился в стену. Ни одна здравая мысль не посетила мою голову. Теперь было действительно страшно. Эти люди на мне не остановятся, им нужны деньги, а не моя жизнь. Сначала возьмутся за семью, затем за близких друзей и будут шантажировать меня до тех пор, пока я не отдам им все, что смогу заработать.
   Безвыходные ситуации всегда вводили меня в конфуз. Я не знал, с какой стороны подступиться, чтобы решить их. От нечего делать, я взял в руки ноутбук, открыв свои социальные сети и мессенджеры, бесцельно блуждая по просторам интернета.
   Один из моих коллег-блогеров, программист по образованию, выложил очередное видео, где рассказывал о преимуществе криптовалют и успехе, которого мог бы добиться каждый, вложи он в них деньги еще хотя бы пару месяцев назад, не говоря уже о нескольких годах.
   Раньше я довольно сильно интересовался этой темой, даже вложился довольно крупной суммой, совершенно забыв об этом. Так, стоп. Мой коллега, только что, с восторгом мельтеша по экрану, сказал, что курс биткоина вырос за последнее время с пятисот долларов до восемнадцати тысяч?
   Дрожащими пальцами я открыл сообщения от менеджера, который давно пытался до меня достучаться. Там было десять сообщений подряд, где он в эйфории вопил о том, что мы богаты и нужно ловить момент.
   Все еще не веря своим глазам, я проверил свой биткоин кошелек. Там все так же красовалась сотня биткоинов. Господи, да это же сумасшедшие деньги!!!
   Скинув ноутбук на пол и завопив во все горло, я запрыгал от радости.
   - Иисус, за что ты меня так любишь?! Я ведь даже не верующий!! - Едва не заплакав от счастья вопросил я.
   Вспоминая мой скептицизм по поводу криптовалют, я смеялся со своей глупости. Как же был прав Руслан, когда уговорил меня скупить, еще в начале моей карьеры, биткоинов на все деньги. Он и сам тогда хорошо вложился. Насколько я помню, у него было не меньше пятидесяти заветных виртуальных монет.
   Тут же написав ему несколько сообщений, с просьбой помочь в обмене виртуальных денег на реальные, я удовлетворенно откинулся в кресло. Теперь можно совершенно забыть о своем долге. Он даже не сильно ударит по моему карману.
   К сожалению, обменять даже половину моего состояния в быстрые сроки и без особых потерь возможности не было. Мы сошлись на том, что он постарается снять хотя бы четверть накопленного в ближайшую неделю, еще пятьдесят биткоинов в ближайший месяц, а оставшуюся часть оставим про запас. Это меня вполне устраивало, вдруг ценность этой валюты возрастет еще больше.
   Вдохнув полной грудью, я постарался ощутить себя свободным и счастливым человеком. Но не смог. Что очень озадачило меня. Усевшись обратно в кресло, я постарался разобраться в себе и немного пораскинуть мозгами. Ответ не заставил себя долго ждать. Последние события, отрезвляюще подействовавшие на меня, дали мне осознать в полной мере - я законченный наркоман. Ведь я даже не в состоянии вспомнить, сколько уже времени я употребляю и почему начал. Отвращение к себе волной разлилось по телу.
   Да, мне повезло, что меня вчера попросту не убили, что сегодня я снова стал богат. Но все это не имеет значения, если я не смогу завязать. Рано или поздно - я окажусь там же, на дне, со шприцом в руке. Это угнетало.
   Что ж, ты действительно был прав, мешок с деньгами, отрубивший мне вчера палец. Ты заставил меня задуматься, и я благодарен тебе.
   Подойдя к пакетику с героином, я взял его и направился в ванную. Встав над унитазом, я хотел одним резким движением высыпать все содержимое и наконец взять себя в руки. Простояв так около получаса, я обессиленно сел на пол. С ненавистью глядя на свои руки, я дал себе несколько пощечин. Эти действия повлекли скорее боль в обрубке, чем в лице, что все равно подействовало отрезвляюще. Рывком поднявшись, я все же совладал с собой и отправил эту дрянь в канализацию.
   Сжав кулаки, я оделся и пошел прогуляться. Мне нужно было купить себе новый телефон, восстановить свой номер и наведаться к менеджеру, чтобы окончательно утрясти все нюансы.
   16. Шел третий день с тех пор, как я завязал. Мое упорство вступило в ожесточенную борьбу с ломкой.
   Решив, что перенести подобное в одиночестве я не смогу, я все же нашел в себе смелость позвонить Косте. Сначала находясь в диком шоке, он думал, что весь мой рассказ - глупая шутка. Затем предлагал лечь в больницу на лечение. Но услышав, что для начала я должен рассчитаться с серьезными людьми, иначе меня найдут и в больнице, все же вошел в положение и пообещал не выпускать меня из комнаты ни при каких обстоятельствах до момента, как объявиться Руслан с деньгами.
   Разум все время ускользал от меня, заставляя блуждать в жутких потемках моего подсознания. Все произошедшее со мной за долгое время всплывало передо мной в жутчайших образах. Девочка, которую я не смог откачать в притоне, приходила ко мне в образе жуткого зомби, Софа, избитая и изнасилованная, молила о помощи, мать с отцом совершенно отвернулись от меня, как и все мои друзья. Затем сознание возвращалось ко мне, принося лишь еще большие страдания. Тело будто разрывало на части, выкручивало мои кости и мышцы, а голова гудела, словно от удара битой. Но страшнее всего была жажда. Как я только не умолял Костю открыть дверь и принести мне хотя бы крошечную дозу. Но к счастью, мой друг был непреклонен.
   На четвертый день, наконец, объявился мой менеджер, радостно положив чемодан с деньгами перед Костей. Конечно, им ничего не стоило поделить эти деньги между собой, оставив меня подыхать от ломки, никто бы им и слова не сказал, если бы погиб очередной наркоман. Но к счастью, мои друзья были верны мне, за что я буду им благодарен всегда.
   Открыв дверь в мою комнату, Костя тихо спросил:
   - Я схожу на встречу за тебя, ты не в состоянии. - Глянув на меня, произнес мой друг.
   - Нет, подожди. Я сумею взять себя в руки на несколько часов, обещаю. - Преодолев все возможные пределы своей выносливости произнес я, принимая положение сидя.
   - Почему? Думаешь я не справлюсь? - Спросил Костя, явно будучи сам не уверен в своих силах.
   - Дело не в этом. Я должен закончить это, тогда мне самому станет легче. Не могу объяснить, почему это так важно для меня. - Пожав плечами ответил я.
   - Тогда я хотя бы схожу с тобой. Без плеча верного друга ты вряд ли сможешь даже дойти. - Улыбнувшись, согласился Костя.
   - Договорились, тогда давай телефон, я назначу встречу. - Сказал я, протягивая руку за своим телефоном.
   Как дозвониться до того мафиози, которому я задолжал, не имел и малейшего понятия, так что пришлось звонить Егору.
   - О, какие люди, нашел деньги? - Бодрым и веселым голосом отозвался тот.
   - Нашел, ублюдок продажный, как мне связаться с твоим папочкой? - С этой шавкой по-другому говорить я бы и не смог.
   - Полегче на поворотах, друг. Я ему передам, он сам с тобой свяжется. - Злобно ответил Егор и положил трубку.
   Ладно, придется ждать. За это время нужно попробовать привести свой внешний вид в порядок и собраться.
   Отсчитав нужную сумму, я принял душ, поел и вроде как даже стал чувствовать себя немного лучше. Хотя вероятнее всего дело в адреналине. Именно он не давал мне сейчас рухнуть обратно в постель, изнывая от боли. Я знал, что как только разберусь с долгами, ломка вернется с еще большей силой.
   Костя подошел ко мне и с переживанием в голосе спросил, что с моей рукой.
   - В каком смысле? Я же говорил тебе, что мне отсекли палец. - Удивился я.
   - Да, но посмотри, что с ним сейчас. - Указывая на мою руку, произнес он.
   Посмотрев на обрубок, я с омерзением отвернулся. Складывалось ощущение, что он начал гнить. Имея совершенно отвратительный вид, он издавал примерно такой же запах.
   Черт, только этого еще не хватало. Как я только умудрился схлопотать заражение, после всех адских процедур, которыми я старался себя залечить.
   В любом случае, сейчас это не имел значения, займусь собой, как только разберусь с главной проблемой. А там мне уже помогут.
   - Пока оставим его. Обещаю, что позвоню Антону, как только мы освободимся. - Честно глядя в глаза Кости, сказал я, подрагивающим от напряжения голосом.
   - Ладно, надеюсь ты выживешь после всего, что произошло в последнее время. - Не скрывая беспокойства, ответил Костя.
   В этот момент раздался звонок телефона.
   - Слушаю. - Тут же снял я трубку.
   - Милый друг, не ожидал от Вас, такой прыти. Еще и недели не прошло, а Вы уже ищете встречи со мной. - Раздался знакомый голос с другого конца трубки.
   - Деньги при мне, куда подъезжать? - Не желая вдаваться в длительный диалог, спросил я.
   - Что ж, понимаю, как Вам должно быть сейчас тяжело. Не трудитесь, встретимся в кофейне у Вашего дома через пол часа. - С издевкой произнес мафиози и закончил разговор.
   Отлично, всего пол часа и я смогу заняться собой.
   17. Мы с Костей спустились в нужную кофейню и заказали себе американо без молока и сахара. Сидели мы молча, так как я был не в состоянии разговаривать. Панические атаки, от вида окружающего мира, а не моей темной комнатки, с ноги врывались в мой мозг. Казалось, будто каждый посетитель данного заведения следит за мной и хочет моей смерти.
   К моему огромному облегчению, наш гость не заставил себя долго ждать и пришел практически вовремя.
   - Болезненно выглядите, господин творец. И Ваш друг, простите, не знаю вашего имени? - Вопросительно глядя на Костю и протягивая ему руку, спросил все еще безымянный бандит.
   - Константин. - Коротко ответил ему мой друг, пожав протянутую руку.
   - Очень приятно, мое имя Борис. - Назвался он в ответ, подмигнув мне, даже не став протягивать руку, догадываясь, что я не стану её жать.
   - Давайте поторопимся. - Нетерпеливо сказал я, потея от жажды и боли.
   - Смотрю, Вы воспользовались моим наставлением и переживаете ломку, господин творец? - Ехидно спросил Борис, придумав мне новое прозвище.
   - Ко всем херам ваши вопросы, вот деньги, теперь нам пора. - Резко сказал я, отдав ему сумку с деньгами.
   - Не так быстро. Я же уже говорил, что не верю на слово наркоманам, господин творец. Хотя Вы удивили меня, буду честен. Не ожидал такой прыти в покрытии Вашего долга. - Благодушно улыбаясь, Борис взял меня за плечо, усаживая обратно за стол.
   - Что ж, пересчитывайте. - Не в состоянии спорить, обессиленно ответил я.
   - Это займет некоторое время, а пока, можем насладиться беседой. - Кивнул Борис, подозвав одного из своих громил и отправив того с сумкой в машину, считать купюры.
   - Боюсь, что наслаждаться ей будут не все. - Ответил я.
   - В вас чувствуется стержень, молодой человек. Ума не приложу, как вы умудрились стать наркоманом? - Внезапно убрав издевку из своей речи спросил Борис.
   - Не уверен, что хочу об этом говорить. - Немного сбавив обороты ответил я.
   - Позвольте угадать. Вас погубила ваша самоуверенность, верно? Все дело, что вы сами возомнили себя особенным. Что ж, в этом нет ничего удивительного. Слава и популярность в вашем возрасте может погубить даже сильного человека. - Со знанием дела произнес он.
   - Все же считаете меня погубленным? - Зачем-то спросил я.
   - Увольте меня от гаданий, молодой человек. Я лишь говорю то, что вижу. На данный момент вы боретесь, но кто знает, к чему эта борьба приведет? Сможете ли вы не сдаться? Главная ли это война в вашей жизни? Кто даст гарантии, что завтра вас просто не собьет машина? Это все пустословие. - Помотав головой из стороны в сторону ответил Борис.
   Внезапно его телефон завибрировал. Сняв трубку, Борис кивнул в окно.
   - Что ж, мои молодые друзья, все в порядке. Удачи в Ваших начинаниях. - снова с акцентом произнес он, протянув мне руку и улыбаясь.
   - Надеюсь это наша последняя встреча. - Пожал я его руку.
   Так же попрощавшись с Костей, он вышел из кофейни, даже не рассчитавшись за свой кофе. Странный человек. Сколько боли он мне причинил, но умудрился оставить о себе под конец более-менее неплохое впечатление. Он так же невероятно талантлив, только в своем деле.
   Внезапно зазвонил телефон.
   - Сынок? - Обеспокоенный голос мамы, заставил меня встрепенуться.
   - Да, мам, - тихо ответил я.
   - Сегодня ночью деду стало плохо, он в больнице, приедешь, или ты все еще злишься на него? - Спросила она.
   - Конечно, я буду, - не задумываясь ответил я.
   Пусть мой дед и был редкостным гнусным, беспринципным дураком, с которым в последнее время отношения совсем испортились, но именно он в свое время воспитал во мне того, кем я являюсь сейчас.
   - Прости, Кость. Езжай к своей девушке, мне нужно в больницу к деду. Как только закончу, я дам знать, что все в порядке. - Немного потерянно обратился я к своему другу.
   - Давай я поеду с тобой. Не хочу оставлять тебя в таком состоянии одного. - Предложил он.
   - Нет, пожалуйста. - Глядя ему в глаза, попросил я.
   - Ладно, если через пару часов не будет звонка, я буду искать тебя уже с Антоном. - Так же глядя на меня в ответ ответил Костя.
   - Договорились. - Согласился я.
   Сразу после этого я вызвал такси в больницу, которую мне назвала мама.
   Далекие воспоминания с детства стали всплывать в моей голове. Как дедушка учил меня никогда не сдаваться и не быть глупым дураком, как все люди вокруг. Давал мне читать свои книги, слишком мрачные и реалистичные, для ребенка, моего возраста. Дед тоже был писателем, довольно известным и успешным. Именно он в свое время был для меня примером для подражания, казался статным и нерушимым рифом, возвышающимся над беснующимся морем, выдерживающим яростные удары штормовых волн. Он всегда был невозмутим, одинок и силён. В отличии от меня.
   Почему именно сейчас такие переживания поглотили мою голову? Он не впервые попадает в больницу, все же возраст берет свое. Но страшное предчувствие не давало мне покоя. Понемногу просыпалась совесть, которую я так давно топил в алкоголе и наркотиках. С тех пор, как мы с ним поссорились на почве моей безответственности и простом отношении к жизни, и я перестал приезжать к нему, прошло больше года. Мы буквально возненавидели друг друга в один момент. Сейчас же мне было очень стыдно за свое поведение и единственное, чего я хотел - просто успеть.
   Как обычно, в таких ситуациях, такси никогда не приезжает вовремя. Прождав добрых двадцать минут я уже буквально не мог найти себе места. Наконец подъехал старенький фордик, в который я тут же запрыгнул и накинул водителю двойной тариф, лишь бы он подкинул меня в нужное место как можно скорее.
   Со всех ног спеша в палату, я налетел на санитаров, тихо катящих по больнице переноску с закутанным телом. Немного зацепив рукой покрывало, я замер, уставившись на бездыханное тело моего деда, совершенно бледное и покрытое небольшими язвами.
   Это было совершенно фантасмогорическим зрелищем для меня. Я привык видеть его крепким, загорелым, статным мужчиной, пусть и в летах. Как же он умудрился так сдать за год? Худое лицо, застыло в приступе агонии. Губы все еще не усохли и глазные яблоки не запали. Было ясно, что он едва испустил дух. Я не успел всего на каких-то десять минут, чтобы попрощаться с ним.
   Возмущенные возгласы санитаров раздавались где-то вдалеке от моего сознания, я же как вкопанный стоял не месте, силясь отвернуться от поразившего меня зрелища. Неужели, когда-нибудь и со мной произойдет что-то подобное? Умру одиноким, никому ненужным и гордым ублюдком? До чего же эгоистичная мысль, однако. Даже в такой момент все равно думаю только о себе.
   Кто-то мягко положил мне руку на плечо и попросил отойти. Обернувшись я увидел маму, со слезами на глазах, и стоявшего позади отца. Я отвернулся и обнял её, поглаживая по спине и стараясь утешить, используя совершенно бессмысленные и глупые фразы. Никогда не знал, как помочь людям, испытывающим горе утраты.
   Немного постояв с родителями, я вышел из больницы, совершенно растерянный и пошел вперед. Ноги сами привели меня в один из моих любимых баров. Довольно тихое и уютное местечко, где все друг друга знали, но никто не пытался докопаться ко мне с просьбами сфотографироваться или расписаться на груди.
   Присев за барную стойку, я тут же получил стакан рома со льдом, другого я здесь и не заказываю. Осушив его практически залпом, я попросил еще. К вечеру я был уже сильно пьян, но грустные мысли все не желали покидать моей головы. Не найдя лучшего решения, я решил позвонить и снова купить себе дозу. Ломка хоть и отступила на время, но сейчас возвращалась с новой силой.
   Встретившись с барыгой и для начала закинувшись дозой кокса, я направился домой, шатаясь и падая от алкоголя и воспаленного сознания. Так же чрезвычайно сильно беспокоила рука. Палец раздулся и сильно ныл.
   По пути мне стало совсем хреново. Видимо болезнь набирала обороты и поднялась температура, а алкоголь и наркота только усугубили мое состояние.
   Дорогу домой я совсем не помню, припоминаю только, что кому-то звонил. Едва попав в свою квартиру, я упал на кровать, но вырубиться не получилось.
   Картины сменялись перед глазами так быстро, что кружилась голова, пока все не заплыло густым туманом вокруг меня. Я один стоял посреди пустого пространства, окруженный кучей сияющих силуэтов, с горящими глазами. Паника понемногу охватывала меня.
   - Ты сам во всем виноват, мы могли бы быть счастливы, - откуда-то сбоку донесся голос Яны.
   Обернувшись я увидел её, грустную, стоящей за моим плечом.
   - Веселись дальше, пиши свои стишки, даже не задумываясь, как больно ты делаешь тем, кто за тебя переживает, - с другой стороны произнесла Аня.
   Да что происходит? Все казалось таким реальным, будто и не сон вовсе.
   - Выиграл спор? Да ты бежишь ото всех, боишься сам себя, - прямо передо мной из тумана вышла журналистка, о которая я уже и забыл.
   - Я ведь гордилась тобой, верила в тебя, но ты только и думаешь, как нажраться. Даже с дедом не смог попрощаться, - тихо плакала где-то в стороне мама.
   Ощутив прикосновение к ноге, я с испугом посмотрел вниз, увидев заливающуюся смехом Катю, полуразложившуюся, сочащуюся гноем и покрытую язвами.
   Туман понемногу развеивался, открываю моему взору толпу людей, окруживших и молча пялящихся на меня своими сумасшедшими глазами, как будто чего-то ждущих.
   - Эй, а мы ведь любили тебя, ждали чего-то впечатляющего, как раньше. Где тот наглец, что умел так красиво высказать мысли целого народа в своих рассказах и книгах?! - Послышался какой-то выкрик из толпы.
   - Продался! Только о деньгах теперь и думаешь! - Еще один выкрик.
   - Бездарность! Бездарность! Бездарность! - Начала скандировать вся толпа.
   Я упал навзничь, а круг начал сжиматься, толпа все приближалась ко мне, словно желая расплющить меня насмерть.
   Внезапно стало тихо, и надо мной появилась огромная, жирная голова, с тремя подбородками. Она вертелась со стороны в сторону, заискивающе улыбалась и хохотала, что выглядело крайне отвратительно, учитывая, что в очертания тела этой головы начала складываться толпа, вплотную стоявшая возле меня. Мерзким голосом, голова начала говорить:
   - Боишься меня, дружек? Перестал быть таким дерзким? ЦЕНЗУРА НАШЕ ВСЕ, СОГЛАСЕН!?!!??! - В конце фразы голова перешла на крик, напугав меня до смерти.
   Уже будучи на грани сумасшествия, я почувствовал, как крепкая рука легла на мое плечо, рывком подняла на ноги и повернула к себе. Дед стоял передо мной и улыбался.
   - Ну что ты, внук, неужели так легко решил сдаться? Разве этому я тебя учил? - Тихо спросил он.
   - Нет, прости меня, я не могу быть таким же сильным, как и ты. - Не в силах взглянут на него, я опустил глаза в пол.
   - Дело не в этом, я верю в тебя, как и все вокруг. Ты уже сильный, тебе только нужно самому понять это, вместо того, чтобы бежать от себя. Ты способен на большее, - ободряюще произнес он, глядя мне в глаза.
   - Я уже подвел тебя. Разве меня можно назвать сильным, если я не смог элементарно приехать к тебе за весь прошедший год, убеждая себя, что мне это не нужно? - Спросил я.
   - Не говори глупостей, чтобы между нами не случилось, я всегда старался сделать для тебя как лучше. Твоя реакция на мои действия не имеет значения, я все равно тебя люблю, внучек. - Улыбнулся дедушка.
   После этого лишь темнота.
   18. Рывком поднявшись с кровати, я тут же упал обратно на подушку, почувствовав слабость. Чувствовал себя отвратительно. Оглянувшись вокруг себя, я приметил Яну, сидящую возле меня и испуганно протиравшую глаза. Она явно спала у моей кровати.
   - Ты, чертов ублюдок, какого хрена ты пропал на целых три месяца? - Тут же найдя в себе силы кричать, возопила она.
   Звон в ушах от её крика заставил меня снова провалиться в бездну тьмы, только в этот раз без малейших снов.
   - Как он? - Обеспокоенный голос отца, раздался где-то поблизости.
   - Лучше, самое страшное позади. Длительный период реабилитации, конечно, вещь не самая приятная, но все будет в порядке. - Обнадеживающе ответил ему Антон.
   Открыв глаза, я с удивлением обнаружил себя в больничной койке. Палат была явно не из дешевых, так как я был её единственным жителем. Так же тут был телевизор, кондиционер и личный холодильник. На полке возле меня лежал мой ноутбук и телефон.
   Мой осмотр прервало лицо Антона, нагло возникшее прямо перед моими глазами.
   - Ты в себе? - Как-то странно спросил он.
   - Да, давно я в отключке? - Спросил я.
   - Ты здесь уже три недели. Периодически приходишь в себя, находясь в совершенном неадеквате. Ну и напугал же ты всех, дружище. - С облегчением выдохнув, ответил Антон.
   - Как это так, три недели? - Недоверчиво спросил я.
   - Позже, тут с тобой уже давно хотят пообщаться. - Сказал он, немного отойдя.
   Отец и мать, с испуганными лицами стояли неподалеку.
   - Сынок, ну что же ты так с нами? - Едва не плача спросила мать.
   - Как, что произошло то? - Все еще не мог вспомнить я.
   - Ты нам показался сильно больным, еще когда дедушки не стало. Но на следующее утро, после того дня, нам позвонил врач и сказал, что ты едва не умер и пригласил в эту больницу. - Объяснил отец. Надо же, разговаривает со мной.
   - Не умер? - Удивленно спросил я, глядя на Антона.
   - Родители, разрешите больному немного отдохнуть. Вскоре ему будет лучше, и я дам вам пообщаться, а сейчас он даже ничего не помнит. - Бросил мне спасательный круг Антон.
   - Конечно, как скажите, мы приедем вечером. - Согласилась мама, снова с испугом покосившись на меня.
   Едва они вышли из палаты, Антон не стал себя сдерживать, рассерженно глядя на меня.
   - Ты совсем идиот, скажи мне? - Когда он злился, он начинал говорить наоборот тише, а не громче.
   - Уверен, что правильный ответ - да. - Смиренно сознался я.
   - Какого хрена ты ни разу не взял трубку за все время, что я тебе звонил? Я ведь даже приходил к тебе, но ты делал вид, что тебя нет дома. Такая же история с Яной, Костей и кучей других людей. - Начал он.
   - Трубку помню, что не брал, но что бы вы приходили, честно, не помню. - Я и вправду не смог припомнить ни одного подобного случая, но учитывая то, как я жил в то время, то было чувство, что сегодня я узнаю много нового.
   - Да нахуй это, почему ты не сказал, что подсел? Ты понимаешь, чего тебе сейчас стоило пережить ломку? А палец? КУДА ТЫ УМУДРИЛСЯ ДЕТЬ ПАЛЕЦ? - Совершенно выйдя из себя, завопил Антон. Таким я еще его не видел.
   - Я так понимаю, подобное мне предстоит выслушать от всех по очереди? Может соберетесь, хором выскажите? - Попытался пошутить я.
   - Ах ты свинья неблагодарная, ты понимаешь, что чуть не сдох? Если бы Костя тогда не связался со мной и мы не поехали тебя искать ты бы умер прямо у себя в кровати. - Серьезным тоном сказал Антон.
   - Прости, я не хотел обижать, это защитная реакция. Что со мной было то, воспаление? - Мне и вправду стало интересно и стыдно.
   - Не просто воспаление. Объясни, где ты видел такой современный способ лечения отсеченных конечностей? Фильмов насмотрелся? ЭТО БЫЛО ОХЕРЕТЬ КАКОЕ ВОСПАЛЕНИЕ! Он даже гноится начал, но тебя это не смутило. Господи, какой же ты идиот. - Устало закончил Антон.
   - Яну сюда лучше не пускай, пожалуйста. - Испугано попросил я.
   - Оо, еще указывать будешь? - Ехидно спросил Антон.
   - Слушай, действительно спасибо тебе большое. Я чувствую себя хорошо, впервые за долгое время. - Честно сказал я.
   - Ломка есть? - Спросил самый важный вопрос Антон.
   - Пока никаких ощущений нет. С твоих слов прошло уже три недели, я думаю меня успело отпустить. - Понадеялся я.
   - Ты проведешь в этой койке еще не меньше двух месяцев. Я не отпущу тебя, пока не буду убежден, что ты не вернешься на иглу. - Жестко произнес мой друг.
   - Согласен. - Просто согласился я.
   - Серьезно? - Оторопел он от моей сговорчивости.
   - Да, больше никаких глупостей. Я хочу измениться, после всего пережитого, уж поверь. К тому же теперь проблем с деньгами у меня нет, могу позволить себе отпуск. - С улыбкой ответил я.
   - Ну вот и отлично. Поверь, ты действительно всех очень напугал. Мы едва вытащили тебя с того света. Если это повториться, ты можешь не пережить. - Тихо сказал Антон.
   - Что ты сказал родителям и Яне? Все как есть? - Спросил я.
   - Да, к сожалению, скрыть ничего бы не вышло. Понимаю, что ты не помнишь, но ты периодически был в сознании. Если это можно так назвать. Ты бредил все время, никого не узнавал, часто пытался говорить по выключенному телефону с какой-то Аней и бился в жутких болях от ломки и болезни. Мне едва хватило сил отмазать тебя от полиции. - Устало сказал Антон.
   - Я понимаю, ничего, они должны знать правду. Мне надоело что-то скрывать. - Так же устало ответил я, чувствую легкую слабость в организме.
   - Я рад, если ты и вправду думаешь так. Тогда мы сможем пойти на поправку. А сейчас, тебе и вправду нужно отдохнуть, скоро все сбегутся, чтобы высказать свое негодование. Наберись сил. - Посоветовал мне Антон, покидая палату.
   - Уверен, мне они понадобятся. - Стараясь улечься поудобнее, сказал я.
   Далее была целая череда из неравнодушных посетителей. Каждый желал высказать все, что у него накипело за то время, пока я вел себя как эгоистичный говнюк.
   Больше всех кричала Яна. Поначалу стараясь держать себя в руках, она разговаривала нормально. Но вскоре, не выдержав, она едва не пришибла меня. Откуда только в миниатюрной, сорока трех килограммовой девушке столько сил?
   Я не сопротивлялся и честно во всем сознавался, понимая, что их переживания искренни и возникли не на пустом месте. Мне было стыдно. Опуститься до такого, абсолютно не думая об окружающих меня людях, которым я небезразличен - абсолютная подлость. Не уверен, что с этих пор они смогут смотреть на меня как на полноценного человека, как раньше. Я бы и сам не стал. Но теперь у меня хотя бы будет шанс исправить это.
   Пришли даже те, кого я слабо знал или видел редко. Например, Софа и журналистка, с которой у нас так и не вышло встретиться снова. Оказалось, по дороге домой, будучи практически без сознания, я не нашел ничего лучше, чем позвонить ей и попросить помощи, надеясь, что перед ней мне будет не так стыдно, как перед близкими. И она действительно приехала помочь. Теперь я должен ей полноценное интервью. Что ж, заслуженно.
   Когда наконец вереница друзей закончилась, зашли мои родители. Тут уж мне было хуже всего. Мало того, что я пропустил похороны деда, так я еще и себя чуть в могилу не загнал.
   Мама плакала, отец орал. Но я был даже немного рад этому. Я так давно не видел и не общался хоть как-то с ними, что был не против выслушать и большее. В итоге мы все дружно помирились, договорившись, что я наконец стану взрослее. Обняв их на прощание, я почувствовал, что остался совершенно без сил. Хотелось только спать. И я был несказанно рад этому желанию, было великолепно чувствовать себя свободным от вечного желания принять дозу.
   Практически уснув, я услышал звонок своего телефона. Это был смутно знакомый номер, но в контактах у меня его не было. Странно, откуда тогда я его знаю?
   - Слушаю. - Решил я все же взять трубку.
   - Привет, это Аня, узнал? - Донеслось из телефона.
   - Да, конечно узнал, Ань. - Радостно ответил я.
   - Понимаю, что мы давно не общались и, ты, наверное, уже давно забыл про меня, но София мне рассказала про беду, которая с тобой приключилась. В общем, хочу поздравить тебя с выздоровлением. - Выпалила она.
   - Подожди, как это давно не общались? - Удивился я, пытаясь вспомнить, когда в последний раз с ней говорил.
   - Ну, после того, как ты взял мой телефон, ты ни разу не написал и не позвонил. Я не глупая, понимаю, что не понравилась тебе. - Растерянно сказала Аня.
   С испугом еще раз посмотрев на номер, меня осенило. Черт возьми, да он всего в одну цифру отличается от того, что записан у меня. Теперь понятно, почему она не отвечала, но с кем же я тогда общался, когда принимал наркотики. Это все была галлюцинация?
   - Ань, как бы глупо это сейчас не звучало, но ты мне нравишься, можешь приехать ко мне в больницу завтра? Я тебе попробую объяснить, что к чему. - После небольшой паузы затараторил я.
   - Нуу... Я постараюсь, не знаю получиться ли завтра, но на днях скорее всего. - Еще больше растерялась она.
   - Вот и отлично, я тебя жду. - Сказал я.
   - Хорошо, тогда до скорого. - Попрощалась она.
   Тут же позвонив по номеру, который был записан у меня, я обнаружил, что абонент недоступен, как и всегда, до начала приема наркотиков. Какой же я идиот.
   19. Время моего вынужденного отдыха подошло к концу. Наконец-то я снова мог дышать свободно и чувствовал себя великолепно, полон сил и возможностей. К счастью в клинике был спорт зал и хорошо кормили, так что я даже успел немного привести себя в форму. Все события стали понемногу забываться, отношения налаживаться, а мои мозги работать в трезвом формате.
   У меня была уйма свободного времени на то, чтобы переосмыслить свое творчество и подход к нему. Я решил вернуться к тому, с чего начинал. Более социальные и важные вещи, нежели тот психоделический и вычурный бред, который выдавал в последние месяцы. Это требовало гораздо больше времени, сил, анализа и кропотливой работы, но приносило настоящую пользу. Испугавшись один раз цензуры, я тут же вскинул лапки к верху, сейчас же я намерен был рвать и метать.
   Так же я был несказанно рад тому, что с Аней у нас все наладилось и шло к более-менее серьезным отношениям. Она сильно смеялась, когда я показал ей однобокую переписку, где я чуть ли не каждый день пытался достучаться в чей-то уже давно заблокированный номер.
   Единственное незаконченное дело, которое продолжало меня грызть, так же наконец-то сделано.
   Я закончил свой мысленный монолог, хорошенько раскурил две сигареты, положив одну на надгробье дедушкиной могилы, постоял немного, словно покурив с ним, развернулся и пошел в сторону машины, которую на днях себя приобрел. Старик курил до самой смерти. Наконец-то я полноценно попрощался с ним.
   Сев в машину, я направился домой. Все еще сложно было освоиться в вождении. Сдавал на права я еще в свои восемнадцать лет, с тех пор ни разу не сев за руль. Хотя раньше я и мог позволить себе машину - не видел особого смысла в ней. Все равно большую часть времени я проводил в нетрезвом состоянии.
   Так же я переехал в новую квартиру. Она располагалась в самом центре города, была больше и комфортнее предыдущей. Теперь я жил не один, мы приняли решение съехаться с Аней.
   Поднявшись к себе, я обнял свою девушку и повалил её на кровать.
   - Дурак, ты что делаешь. Мы буквально час назад едва вылезли отсюда. - Смеясь, сказала Аня.
   - Господи, уже целый час прошел, а ты еще спрашиваешь? - Начиная распускать руки, спросил я.
   - Озабоченный. - Тихо постанывая, ответила она.
   - Ничего не могу с собой поделать, ты слишком красива. - Целуя её в шею, произнес я.
   Снимая с неё одежду и опускаясь ниже, я старался не нарушить воцарившуюся атмосферу. Аня была крайне податлива и любила нежный секс. Доведя её до полной готовности, я аккуратно вошел сначала пальцами, а затем начал ласкать языком. Почувствовав, как её тело отреагировало на мои действия, я понял, что все делаю правильно. Раньше я редко доставлял удовольствие женщине таким образом, но с Аней все было по-другому. Мне самому нравилось доводить её до крайней точки наслаждения еще до того, как я начну действовать сам.
   Почувствовав, как она сжимает мои волосы, я усилил напор, услышав все более громкие стоны с её стороны. В один момент словив импульс, я оторвался от дела, взял её за руку и аккуратно вошёл, стараясь не совершать особо резких движений. Сладкий вздох и её ногти впиваются мне в спину, оставляя неглубокие бурые борозды на ней. Входя во вкус, мы ускоряем движения. Аня ловит мои губы своими и жадно целует. Она хватает меня за поясницу, пытаясь еще больше ускорить процесс.
   Чувствуя, что время настало, я меняю позу, сажая её на себя и заламывая ей руки. К этому моменту из нежной малышки, Аня превращалась в любительницу жесткого секса. В позе наездницы, я наклонил её к себе, ускоряясь еще больше, и продолжил целовать.
   - Ты забыл о моей просьбе? - Сладко спросила она.
   - Конечно нет. - Ответил я, сильно шлёпнув её.
   Услышав еще более сладкий стон, я обхватил её правую грудь рукой и сначала поцеловав, легко прикусил левую. Она была на грани и схватив меня за плечо, еще больше усилила напор. Закончив, она продолжила медленные движения и легко укусила меня за губу в знак благодарности, затем спустилась вниз и мило улыбаясь, взялась за свое дело, доводя меня до экстаза.
   Через несколько минут, откинувшись на кровати и закурив, мы молча лежали и обнимались. Затем я еще раз поцеловал её и встал, направившись к холодильнику.
   - Обед на плите, можешь там не рыться. - Крикнула она мне вдогонку.
   - Спасибо, милаха. Не могу привыкнуть к такой роскошной жизни. - Улыбнулся я, действительно ощущая себя в тепле и уюте.
   - Ты не забыл, что у тебя сегодня встреча вашей "пацанской" компанией. - Спросила Аня, скорчив раздраженную гримасу на слове "пацанской".
   - Может мне все-таки не пойти? - Спросил я, все еще сомневаясь в надобности данного мероприятия и понемногу одеваясь.
   - Нет, сходи, тебе нужно развеяться. - Подойдя ко мне, сказала Аня.
   - Думаешь? Мне и так вроде хорошо. - Неуверенно сказал я.
   - То, что ты завязал ежедневно пить и колоться, не значит, что ты не можешь изредка собираться с друзьями на пиво. - Сказала она.
   - Я все еще боюсь, что когда-то это снова может повториться. - Честно сказал я, глядя в её глаза.
   - Я верю, что ты справишься. К тому же, мне кажется, лучше изредка выпивать немного, чем потом однажды дорваться и слететь с катушек. - Уверенно ответила она.
   - Ладно, постараюсь не задерживаться. - Сказал я, на ходу запихивая в себя еду.
   У меня и вправду не было особого желания идти на вечеринку в честь моего возвращения. С тех пор, как я вышел из клиники, меня все время преследовало какое-то странное предчувствие беды. Но делать нечего, я уже согласился, Аня так же была не против, а следовательно - причин отказываться не было.
   Оставив ключи от машины дома, захватив с собой только деньги и телефон, я попрощался с Аней и отправился в бар. Сегодня мы планировали посидеть "пацанской" компанией близких друзей, в число которых, с недавних пор, входили только Олег, Костя, Антон и мой менеджер.
   Прибыв на место с опозданием, я увидел, что все уже в сборе и радостно машут мне руками, в знак приветствия.
   - Опаздываешь, дружище! - Радостно закричал Олег, сильно сжимая мне руку.
   Было и вправду весело, я не пожалел, что пришел сюда. Все с пониманием отнеслись к моему желанию пить только пиво, так как сами до сих пор переживали за мое состояние.
   Мы грязно шутили и смеялись весь вечер, намеренно избегая тем, связанных с моей реабилитацией. Я был благодарен ребятам за это, так будет гораздо проще забыть все, что со мной произошло.
   - Мне завтра на работу, так что вызову себе такси. Кому-то еще по пути со мной? - Устало посмотрев на часы, спросил Антон.
   - Да, я живу неподалеку. - Так же собрался уходить Костя.
   - Ну и я тогда буду идти. - Закивал головой Олег.
   Что ж, раньше мы так быстро не расходились, но я и сам уже подумывал о том, что пора останавливаться.
   - Если вы не против, я пройдусь пешком, тут не так уж далеко, а я уже давно не гулял. - Сказал я.
   - Может пройтись с тобой? - Странно глянув на меня, спросил Антон.
   - Я понимаю к чему ты клонишь. Нет, я не собираюсь по дороге пить еще. Действительно соскучился по этим улицам и пешим прогулкам. - Уверенно сказал я.
   - Смотри сам, позвони, как дойдешь домой. - Ответил Антон.
   Распрощавшись с ребятами, я не спеша пошел восвояси. Я был рад, что наконец-то могу сдерживать себя. Мне действительно не хотелось больше пить, я не был пьян и просто хотел вернуться в уютную квартиру, где меня ждала любимая девушка. Жизнь, похоже, налаживается.
   Погрузившись в свои мысли, я совершенно не заметил, как подобравшись сзади, трое обкуренных гопников врезали мне камнем в висок. Чувствуя, как подкашиваются ноги, я увидел глупое выражение лица одного из них, схлопотал еще один удар и потерял сознание.
   20. Очнулся я, почему-то, сидя перед следователем.
   - Здрасьте. - Находясь немного в шоке, произнес я.
   - Ого, наконец-то пришли в себя? - Улыбаясь спросил тот.
   - Не совсем понимаю, о чем вы. - Оглядываясь по сторонам сказал я.
   Сзади меня обнаружились Яна, Аня и мама, сидевшие с ужасно злыми лицами, что натолкнуло меня на мысль, будто я совершил нечто ужасное. Но посмотрев вниз, я увидел свою белую футболку...Точнее когда-то белую футболку. Сейчас она практически полностью была бурой.
   Все тело болело и сочилось кровью. Руки и ноги были разодраны, с головы падали красные капли, сильно болели рёбра, спина и печень.
   - О, вы бы слышали тот бессмысленный поток брани, который я слушаю уже второй час. - Все так же улыбаясь ответил мне полицейский.
   - Что произошло? Единственное, что я помню, как вышел из бара, где мы сидели с друзьями. - Память действительно отшибло, но оказывается, я был в сознании уже некоторое время.
   - Ничего, такое бывает, когда удачно попадают по голове. Не впервой мне. - Произнес следователь.
   - Я вообще был в больнице? - Удивляясь своему состоянию, спросил я.
   - Да, скорая забирала вас, в больнице осмотрели, потом патруль доставил ко мне. - Не особо обращая внимания на мой внешний вид ответил тот.
   - Заметно. - Раздраженно сказал я.
   - Так что, сможете сейчас давать показания? Заявление мы уже приняли от вашей мамы, теперь хотим услышать, что же произошло от вас. - Спросил следователь.
   - Я же говорю, что помню разве что, как вышел с бара, затем повернул направо, в сторону дома. Больше ничего. - Честно сказал я.
   - Что ж, тогда нам очень повезло, что есть свидетель, который видел все, практически с самого начала и помог задержать нападавших. - Не сильно расстроился полицейский.
   Дальше он попросил рассказать в подробностях, где я был до того, как вышел из бара, с кем и во сколько. Едва собирая мысли в голове, я старался четко отвечать на вопросы. Как только мы закончили, нас наконец-то отпустили домой. Глянув на часы в кабинете, я с ужасом осознал, что уже было практически шесть часов утра, хотя с бара я вышел около двенадцати.
   - Я думала, я тебя убью, пока ты не пришел в себя. - Подкуривая сигарету, сказал Яна.
   - Дай мне тоже, пожалуйста. - Попросила мама, которая не курила уже очень много лет.
   - Послушайте, я действительно ничего не помню, расскажите, что случилось? - Взмолился я, глядя на Аню, идущую чуть подальше от меня.
   - А что ты на меня смотришь? Думаешь я не злюсь!? - Так же яростно начала она. Я и не подозревал, что она так умеет.
   - Так, стоп, остановимся. Я не знаю, что вы себя придумали, но я выпил с ребятами по два бокала пива и все тут же разъехались. Можете спросить у них. Дальнейшее мое поведение, скорее всего, было вызвано ударом. - Немного раздраженно сказал я, трогая себя за висок, и показывая оставшуюся на пальцах кровь.
   - Не переживай, это понятно. Просто ты бы себя слышал. Ты успел послать каждого полицейского в этом отделение, требуя чашку крепкого кофе и сигарету, всех врачей, дорваться до нападавших на тебя ублюдков и высказать еще нам кучу всяких неприятных вещей. - Успокаивающе произнесла Яна.
   - Да. А когда тебя привела в чувство скорая, ты, почему-то, смог вспомнить только номер Яны. - С легкой обидой произнесла Аня. Это её сильно задело.
   - Я...Да я даже не помню всего этого. Скорее всего мне отшибло все мозги на какое-то время, и я действовал сугубо на инстинктах. - Растеряно произнес я, с опаской поглядывая на Аню.
   - Оно и понятно, что ты сын своего отца. У того тоже такое частенько случалось. И хочу сказать, голова у тебя железная, такая же как у него. От двух ударов камнем в висок, ты не получил даже серьезной травмы головы. Врачи сделали рентген, сказали, что все нормально и отправили на допрос. - Покурив и немного успокоившись, сказала мама.
   - А теперь, все-таки, если можно, расскажите мне по порядку, как все было? - Устал спрашивать я.
   - Со слов свидетеля, Артура, который тебя, считай, от смерти спас - эти звери избивали тебя втроем несколько минут, когда он проезжал мимо. То, что вырубили тебя камнем с самого начала - установили врачи и прибывший на место патруль. Затем, стащив с тебя куртку и даже сапоги, мрази бросили тебя в ближайший полуподвал, где ты бы и замерз к утру, если бы Артур не вызвал скорую и полицию. Их задержали сразу, практически через квартал от места происшествия. Скорее всего они были под чем-то, так как шли не спеша, а один из них натянул твою куртку. - Не особо вдаваясь в краски, ответила мне мама.
   - Просто восхитительно. - Ответил я, пытаясь переварить эту информацию. Странно было ощущать, что еще пару часов назад я мог просто умереть. Чуть сильнее был бы удар или просто не будь рядом этого Артура.
   - А когда скорая тебя привела в чувство, ты дал номер Яны, которая уже и нам с Аней сообщила, куда тебя повезут. К сожалению, пока мы доехали до больницы, тебя уже осмотрели, а так как денег мы сразу не дали, врачи даже не стали тебя штопать. - Все так же без особых эмоций продолжила мама.
   В глазах понемногу начинало плыть. Аня, заметив, что мне становится хуже, вызвала такси.
   - Я прослежу, чтобы с ним все было хорошо. - Прощаясь с мамой и Яной сказала она.
   - Хорошо. Держите нас в курсе. - Сказала мама.
   Они с Яной обняли меня с Аней и так же вызвали себе такси.
   Ехали домой мы молча. Как добрались, Аня набрала горячую ванну и запихнула меня туда.
   - Я готова была убить врачей, за то как они с тобой обошлись. - Тихо сказала она, смывая застывшую кровь с моего тела.
   - Ты злишься? - Задал я глупый вопрос.
   - Да. - Сразу же ответила она.
   - Я так понимаю, дело не только в том, что меня избили? - Догадываясь в чем проблема, спросил я.
   - Я не глупая. У каждого есть особенный человек, который западает в душу и остается там навсегда. Я понимаю, что для тебя это Яна. Но пойми, насколько тяжело это принять мне. - Сказала Аня, осторожно промывая мне висок.
   - Но здесь, сейчас, со мной ты, а не она. Ничего не значит то, что я вспомнил номер, который так часто набирал раньше. - Благодарно взяв её за руку, сказал я.
   - Ты бы видел себя, когда мы только приехали. Кровь была повсюду, и ты едва мог шевелиться. Я переживала, что тебе конец. - Едва сдерживая слёзы, сказала она.
   - Так просто я не умру. - Сжимая её руку, сказал я.
   - В каком же ужасном мире мы живем. Мне страшно. Ты мог умереть сегодня просто потому, что кто-то хотел забрать твою куртку. - Сжимая мою руку в ответ сказала Аня.
   - Я жив. - Просто сказал я, глядя ей в глаза.
   - Идиот. Почему с тобой вечно что-то происходит? Почему со всеми всегда все нормально, а ты попадаешь в такие ситуации?! - Срываясь на слёзы спросила Аня.
   - Наверное, судьба такая. Неприятности сами находят меня. Мне иногда кажется, что это моя расплата. Мир не дает мне скучать и накидывает мне мыслей под обработку. - Стараясь улыбнуться, сказал я.
   - Пообещай мне, что такого больше не произойдет. Я не хочу думать, что, просто выпустив когда-то своего ребенка на улицу - я могу его больше никогда не увидеть, что наркотики могут тебя погубить, а бандиты так просто отрезать палец. - В глазах Ани читалось, что она сама понимает глупость этого обещания.
   - Ты хочешь, чтобы я изменил мир? - Спросил я.
   - Да. - настойчиво сказала она.
   - Хорошо, обещаю, что сделаю все возможное, чтобы сделать его лучше. - Ответил я.
   Обняв меня за шею, она плакала, продолжая вытирать кровавые пятна и подтёки с моей кожи.
   21. Продохнуть мне не дали. На следующий же день после происшествия, меня попросили прибыть на расследование. Череда унылых следственных действий, различных экспертиз обещала растянуться на долгое время. Аня поехала со мной в качестве группы поддержки.
   - Память возвращается? - Спросила меня Дарья, ведущий следователь по этому делу.
   - Нет. - Ответил я.
   - Лиц вообще не помните? - С надеждой спросила она.
   - К сожалению. Били сзади, вряд ли вспомню кого-то. - Честно ответил я.
   - Что ж, тогда сделаем следующим образом. - Не долго думая, она просто показала мне фотки нарушителей на телефоне, а затем дала акт опознания, где мне предстояло только расписаться под нужными фотографиями.
   - Удобно. - Сказал я, удивляясь нашему правосудию.
   - К чему эти проблемы, если только что свидетель всех троих опознал. - Махнула рукой следователь.
   - Что еще от меня требуется? Мои вещи, отобранные у нападавших, вернут? - Спросил я.
   - Да, сразу после того, как закончиться следствие. - Заполняя какие-то бумаги, ответила она.
   - Как долго это обычно длиться? - Спросил я.
   - Плюс-минус месяц, всегда по-разному. Вам так же нужно будет пройти суд-мед экспертизу, где снимут побои и сдать кровь для сравнения. - Не особо обращая внимания на мое удивленное выражение лица, ответила Дарья.
   - Превосходно. Когда? - Было понятно, что про свои вещи я мог забыть, к тому же болела голова и вся эта ситуация начинала меня бесить.
   - Сегодня - завтра. Так же пройдите полное обследование в своей поликлинике, чтобы если у вас появятся серьезные проблемы со здоровьем, мы могли бы приписать их к делу. Пока что побои тянут только на легкие телесные. - Продолжила следователь.
   - Что светит нападавшим? - Решила узнать Аня.
   - Групповой разбой, статья сто восемьдесят седьмая, часть вторая. У всех троих уже были судимости, так что от семи до десяти лет каждому. С этим делом очень повезло, так как их сразу же задержали, есть свидетель, нашли место преступления и камень с остатками вашей крови, на одном из нападавших была ваша куртка так еще и камеры видеонаблюдения ближайшей аптеки все записали. Доказательств предостаточно. - Радостно ответила Дарья.
   В этот момент дверь кабинета открылась и вошел парень, довольно добродушный с виду, он был из тех, кто с первого взгляда располагает к себе.
   - От меня что-то еще требуется? - Спросил он.
   - Нет, но можете познакомиться, вот потерпевший. - Сказала Дарья, показывая на меня.
   Как оказалось, это был тот самый Артур, так удачно проезжавший мимо. Пожав друг другу руки, я попросил его подождать пока освобожусь, чтобы мы могли обменятся телефонами. Привык благодарить людей за подобные поступки по отношению ко мне.
   К счастью, Дарья быстро отпустила нас с Аней, сообщив, что позвонит как мы понадобимся.
   - Хотел еще раз сказать спасибо и узнать, как я могу вас отблагодарить за мое спасение? - Подойдя к Артуру спросил я.
   - Не стоит, дружище. Однажды моя сестра так же шла домой и получила по голове арматурой и, если бы не такой же свидетель - могла бы и умереть. Так что рад был помочь. - Начал отнекиваться он.
   - Звучит благородно, но хотя бы угостить кофе то тебя можно? - Чувствуя себя не ловко, спросил я.
   - Да, пойдем, тут недалеко есть хорошая кофейня. - Просто согласился тот.
   - Ты никуда не спешишь? - Спросил я у Ани.
   - Нет, сегодня весь день с тобой, так что пойдем. - Сказала она.
   Зайдя в заведение, мы заняли уютный столик у окна и заказали по чашке кофе.
   - Я все думаю, где тебя мог видеть, а ты же блогер и писатель известный, да? - Внезапно спросил Артур.
   - В точку, надеюсь не это послужило поводом для вчерашнего спасения? - Пошутил я.
   - Нет, конечно. Я вчера, представь себе, еще и пьяный за рулем был. Вижу тебя втроем эти ублюдки месят. Так что бы ты себе понимал - я подъехал чуть ли не вплотную, начал газовать и сигналить, а им все равно. Пока за монтировкой своей полез, смотрю - они уже куртку сняли, скинули тебя в подвал и спокойно себе двинули по улице, как ни в чем не бывало. Я решил лучше сразу же скорую вызвать, как только сделал это, вижу - патрульная машина полиции едет, так начал сигналить им, руками махать - без толку. Пришлось догнать и подрезать, чтобы они остановились. Тогда двух ментов попросил произвести задержание, а одного к себе в машину посадил, так мы тебя из подвала вытащили и скорую ждали. Кровищи с тебя натекло, конечно, много. Ты бы сдал анализы, мало ли что подхватить мог, в грязи валяясь. - Разговаривал Артур очень быстро и выдавал просто тонну информации в минуту.
   - Патрульные ничего не сказали, что ты пьяный был? - С улыбкой спросил я.
   - Ну, попробовали, но учитывая, что я доброе дело совершил, просто замечание сделали. Да и все равно, вся семья у меня в полиции и при суде работает. Один звонок и ко мне никаких вопросов. Кстати, если будут проблемы какие, почувствуешь, что следаки денег от кого-то из этих троих взяли - звони, буду держать руку на пульсе этого дела. - Самоуверенно заявил Артур.
   - Спасибо. А сам то чего не пошел в органы, раз все так хорошо? - Задал я еще один вопрос.
   - Не по мне это. Ты бы знал, как все на самом деле мерзко и грязно, с кем приходиться иметь дело и как себя вести, чтобы там работать. На что только люди не готовы, целые дома и участки переписывают на следователей, судей, адвокатов, прокуроров лишь бы не попасть в тюрьму или наоборот, посадить кого нужно. - Скорчив гримасу омерзения ответил Артур.
   - Не страшно такие вещи рассказывать? Обычно о таком молчат, особенно если дело касается родственников. - Прямо сказал я.
   - А кто по-твоему об этом не знает? Все в этом повязаны, от самых низких до самых высоких чинов. Да и обычные люди не просто так недоверчиво относятся к нашим защитникам правопорядка. - Было видно, что Артур не особо заботился о том, что он говорит.
   - Интересно. В любом случае, предлагаю обменятся телефонами, если вдруг что-то потребуется от меня - обращайся, постараюсь помочь. - Не люблю чувствовать себя обязанным кому-то.
   - Давай и я свой дам, а то до тебя невозможно дозвониться. - Сказала Аня, видимо чувствуя то же, что и я.
   - Надо же, сам того не подозревая, такому значимому человеку вчера помог. Я, признаться, думал, что с подобными тебе таких вещей не случается и вы все время с охраной ходите или на такси. - Записав наши телефоны и все же не удержавшись выпалил Артур.
   - По крайней мере я уж точно таким не занимаюсь. Только еще больше внимания привлекает. И так стараюсь всегда капюшон натягивать, чтобы лица видно не было и поменьше людей узнавало на улицах, с просьбой сфотографироваться. Но с другой стороны - ничего не могу с собой поделать, так как просто обожаю ходить пешком. - Честно ответил я.
   - Послушай, а это правда? Ну то, что о тебе говорят в последнее время? Будто ты совсем уже с катушек съехал, на наркоте сидишь? - Спросил Артур.
   - Нет, что ты. Мы только вот с отдыха вернулись, просто он сделал себе перерыв в творчестве. - Сказала Аня.
   - Охотно верю, так как видал зависимых. Слишком уж ты свежо выглядишь, даже на следующий день после того, как тебя так поколотили, для наркомана. - Закивал головой Артур.
   - А что, много кто так обо мне говорит? - Не сдержался я.
   - Так все, практически. Тебя много кто в городе знает и следит за творчеством. - Ответил Артур.
   - Был период, когда я пробовал себя в разных жанрах, но сейчас постараюсь вернуться к истокам. Так что не верь слухам. - Заверил я Артура.
   Ему кто-то позвонил и Артур засобирался покинуть нас, так как его ждала сегодня командировка. Поражаясь активности этого человека, я убедил его, что рассчитаюсь по счету, еще раз поблагодарил и попрощался.
   - Странный он, тебе не показалось? - Спросила меня Аня.
   - Да, есть немного. Но вроде человек хороший. Возможно слишком открытый. - Ответил я.
   - Рада, что такие еще существуют. Даже патрульную машину подрезал, лишь бы напавших на тебя успели задержать. Иначе, зная, сколько обычно выезжает наша полиция на место происшествия - их бы так и не нашли. - Сказала Аня.
   - Да, это обнадеживает. - Задумчиво сказал я.
   - Как ты себя чувствуешь? - Обеспокоенно спросила она.
   - Немного устал, поехали домой, хочу спать. - Ответил я, вспоминая, что поспал после вчерашнего всего четыре часа.
   Зайдя в квартиру и собираясь лечь спать, я открыл свои соц сети и удивился. Мне пришли тысячи писем от подписчиков и читателей с ссылкой на новость, в которой одно местное издание выпустило короткий репортаж о произошедшем со мной вчера. Его суть была в том, что полиция быстро среагировала на вызов о нападении на известного писателя. Так же туда зачем-то вставили кадры первых показаний нападавших, где они не стесняясь оправдываются тем, что я шел в абсолютно неадекватном состоянии, крича прохожим, что они жалкие плебеи и именно поэтому они решили меня успокоить, несколько раз ударив. Об Артуре, который по сути сам и раскрыл все дело так же не было сказано ни слова.
   Шикарно. Нет, я бы и сам так сделал. Отличная возможность нацепить себе несколько медалей. В кои-то веки вместо обычного нераскрытого "висяка", полиция получает готовенькое дело прямо на блюдечке, да еще и с вишенкой на торте в моем лице. Но к чему порочить мое имя, вставляя этот идиотский отрывок в репортаж? Хотели сделать его более вирусным, подкрепив и так распространенные слухи о том, что я сошел с ума? Ведь зрителю все равно, где-то на уровне подсознания у него отложиться информация о том, что именно я вел себя неадекватно.
   Немного расстроившись этому факту, я решил никак не реагировать на данную новость, чтобы не давать этому делу еще больший резонанс и просто вырубился.
   22. На следующий день, я решил быстро разделаться со всеми обязанностями по следствию, спокойно обследоваться у врачей и наконец заняться своими делами. Но я даже представить не мог, насколько глубоко я ошибался.
   С самого утра настроение испортил холодный зимний ливень, что лил как из ведра и по прогнозу не собирался останавливаться весь день. А так как наш город абсолютно не приспособлен к любым стихийным бедствиям, только добраться до места проведения суд-мед экспертизы у меня заняло добрых полтора часа.
   Попав наконец в нужное место, я оказался в огромной очереди, которая состояла в основном из пожилых людей и алкашей, что разбились на два лагеря. Будто они до этого дрались стенка на стенку, не поделив детскую площадку у своего дома и сейчас судились кланами. Что одна, что другая сторона меня прельщала не особо, поэтому я присел рядом с единственной молодой девушкой, ожидавшей своей очереди. Немного стыдясь своего лица, которое сегодня утром превратилось в опухший шар, и разбитого вида, я не стал заводить разговор, просто уткнувшись в телефон.
   К сожалению, очередь двигалась крайне медленно, а бабушкам, видимо, надоело обсуждать друг с другом наболевшие темы, поэтому они решили поучить жизни нас, молодежь. Подойдя с умным видом чуть ли не вплотную ко мне, одна из них нагло стала рассматривать мое лицо.
   - Простите? - Решил осведомиться я о её намерениях.
   - Кто ж тебя так, сынок? - Спросила она.
   - Негодяи на улицах, вещи отобрать хотели. - Ответил я.
   - Вот сволочи. Средь белого дня? - Ужаснулась она.
   - Нет, ночью, домой шел, дали по голове камнем сзади. - Не вдаваясь в подробности сказал я.
   - Господи, что ж ты ночами ходишь то? Совсем мозгов что ли нет, в наше то время? - Еще больше завелась та.
   - С кем не бывает. - Желая скорее закончить разговор, сказал я.
   - Нет у молодежи совсем мозгов, что ты на него время тратишь. Видела какой ливень на улице? Это нас все Бог за грехи карает! А вот эти то и грешат. - Встала рядом совсем уж сумасшедшая женщина, лет сорока, с выпученными глазами с начала тыкать пальцем в нашу сторону.
   - Какой ливень? - Постаравшись мило улыбнуться, спросил я.
   - Как какой, с самого утра льёт. - Постаралась объяснить она, помогая себе жестами.
   - Не понимаю, о чем вы, я не грешил, наверное, поэтому у меня ливня нет. - Просто обожаю верующих людей.
   Наблюдая как женщина несколько раз поменялась в лице, я постарался не рассмеяться, краем уха услышав смешок со стороны молодой девушки, сидевшей рядом со мной.
   Не найдя, что сказать, от нас наконец-то отстали, предоставляя возможность спокойно дождаться своей очереди.
   Наконец попав в нужный кабинет, я оплатил вынужденную благотворительную помощь, прошел обследование, сдал кровь и поехал к Антону, проходить обследование там уже для себя лично.
   - И как только это у тебя получается? - Первый вопрос, который задал мне Антон, едва я успел переступить порог его кабинета.
   - Живу как рок-звезда. Каждый день на выживание. - С улыбкой ответил я.
   - Как обычно, смешно тебе? - Спросил Антон.
   - Разве кто-нибудь застрахован от подобного? Меня сзади вырубили, я ведь даже пьяным не был, ты же видел. - Постарался оправдаться я.
   - Нужно было ехать как все, на такси. - Отрезал Антон.
   - Я к тебе на осмотр пришел, а не на сеанс угрызений совести. - Огрызнулся я.
   - Болит что-то? - Спросил Антон.
   - Все. Больше всего голова. Вроде как мне даже сотрясение не установили, но ушиб скорее всего сильный. - Ответил я.
   - Ладно, сейчас соберем всех врачей, осмотрим тебя, завтра получишь все результаты. Оставишь номер следователя - мы сами передадим ей все данные. - Сменил гнев на милость Антон.
   Осматривали меня довольно долго, проводя исследования на различных устройствах, делая рентген, беря кровь, ощупывая мое тело, проверяя глазное дно и совершая другие врачебные процедуры.
   - Смотри, по всем признакам, если ты сознание терял - сотрясение у тебя скорее всего было. Но сейчас симптомы отсутствуют. Результаты томографии и допплера меня немного напрягают, нужно все проверить, завтра тебе по ним скажу. Просто хочу узнать, мы пишем, как есть или так, чтобы побольше срок те трое получили? - Спросил меня Антон.
   - Я, конечно, за справедливость. Но пиши, так чтобы срок больше получили. Скорая, к сожалению, не зафиксировала толком ничего, так как денег мы вовремя не дали, поэтому придется отыгрываться на симптомах сейчас. - Немного подумав сказал я.
   - Хорошо, послушай тогда еще одну вещь... - Начал было Антон, но его прервал звонок моего телефона.
   Номер не определялся, но звонили на телефон, который был только у моих близких. С недавних пор я начал их разделять. Что ж, возьму трубку.
   - Добрый вечер, дорого мой писатель. Есть минутка? - С той стороны раздался голос Бориса. Того самого, что лишил меня пальца.
   - Что от меня нужно? - Спросил я.
   - Встретимся? Мне есть, о чем с Вами поговорить. - Все тем же тоном произнес он.
   - Это срочно? Я немного занят. - Что еще ему от меня может быть нужно, я не знал.
   - Понимаю, здоровье превыше всего. Но поверьте, я не просто так Вас беспокою. Полагаю, Вы будете удивлены. - С некой радостью в голосе, произнес Борис.
   - Все равно ведь отказаться у меня не получиться. Куда ехать? - Спросил я, понимая, что чем быстрее закончу с этим - тем лучше.
   - Жду Вас в той самой кофейне, где мы виделись в прошлый раз. Хорошее место, как оказалось. - Ответил он.
   - Скоро буду. - Закончил я разговор.
   - Что-то срочное? - Спросил Антон.
   - Да, прости, уже завтра договорим, когда все результаты анализа будут. Мне срочно ехать нужно. - Обеспокоенно сказал я, прощаясь с Антоном.
   Вылетев из здания так быстро, как только позволило мне мое состояние, я сел за руль и помчался в ту самую кофейню. Предчувствие было не из приятных. Нужно было бы узнать про этого Бориса. Потому как меня он держит на коротком поводке и знает про каждое мое движение. Отвратительное ощущение.
   Через пару минут я оказался у нужного места. Зайдя внутрь, я увидел Бориса, его охранника и еще одного бритого мужичка, сидящего с ним за столом.
   - Добрый вечер. - Поздоровался я, подходя к ним за стол.
   - Приветствую Вас, мой дорогой друг. - Радостно улыбнувшись, Борис похлопал меня по плечу и пригласил сесть на свободный стул.
   Охранник продолжал стоять рядом с отсутствующим видом, мужичок же заерзал, явно недовольный моим появлением.
   - Итак, чем вызвана такая срочность? - Спросил я.
   - О, милый мой друг, посмотрите на этого чудесного персонажа. - Указывая на бритого, произнес Борис.
   - В чем его чудо, не объясните? - Все так же не понимая, что происходит, спросил я.
   - В том, что Господь, вероятнее всего, наградил его сверхразумом, а нам теперь приходиться разбирать его сверхчеловеческие деяния. Зовут его Алексей, и пути его - неисповедимы. - Загадочно произнес полнейшую чушь Борис.
   - Звучит и вправду чудно, только какое отношение он имеет ко мне? - Продолжил я настаивать.
   - Алексея, будьте уверены, тысячу раз предупреждали, чтобы он не рыпался в Вашу сторону. Но он затаил такую обиду, какая бывает только у самых настоящих мафиози. Практически кровная месть! Если помните, когда-то, Вы помогли своему другу, уладив его проблемы, возникшие на работе. Так вот Алексей - тот самый босс Вашего друга. - Осклабившись, ответил Борис.
   - Как я понял, недавнему нападению на меня, я обязан именно этому человеку? - Глянув в глаза Алексею, спросил я.
   - Очевидно, что это так. - Сказал Борис.
   - Какое отношение вы имеете к этому? - Переведя взгляд на него, спросил я.
   - Самое прямое. Поймите правильно, Вы мне симпатизируете. Я крайне рад, что Вы избавились от наркотического беса, что так терзал Вашу душу. Примите мои искренние поздравления. Склонен думать, что приложил к этому так же свою руку. - Начал Борис. - К тому же, люблю людей, что держат свое слово в срок.
   - Следите за мной? С какой целью? - Я начинал переживать.
   - Погодите, о Творец. Я всего лишь делаю то, что я хочу. Мне не нравиться, когда на моего любимого писателя нападают из-за каких-то пустяков. - Просто ответил он.
   - Пустяков? Да из-за этого ублюдка угрожали моей семье. - Не выдержал Алексей.
   - Будет вам. Вас всего лишь просили забыть о маленькой шалости, что позволил себе ваш сотрудник. Но нет же, вы вместо этого решили обозлиться еще и на нашего дорогого друга. - Указывая на меня, произнес Борис.
   - Хорошо, допустим, вы нашли этого человека, я в относительной безопасности. Что дальше? - Понимая, что с любовью Бориса к разговорам, эта беседа может затянуться на долго.
   - Думаю, Алексея мы с Вами больше не увидим. К Вам же у меня будет разговор. - Благодушно улыбаясь сказал Борис, щелкнув пальцами.
   Охранник тут же подхватил бритого мужичка под руки и вывел из заведения. Боюсь представить, что его ожидает.
   - Сомневаюсь, что мне он понравиться. - Подкуривая сигарету, сказал я. Мы сидели в зале для курящих.
   - Не будьте столь категоричны, молодой человек. Я не тот дьявол, которым Вы меня окрестили. Просто можете считать меня человеком, который знает и решает в этом городе все вопросы. Сейчас же, я хочу пойти дальше и мне просто нужна Ваша поддержка. - Перешел к сути Борис.
   - Хотите выйти из тени? - Понимая к чему он клонит, спросил я, затянувшись и выпустив дым.
   - Взвесив все за и против, я подумал, а почему бы и нет? Мы ведь с Вами прекрасно понимаем, у кого в нашей стране настоящая власть? - Ответил Борис.
   - Мэр, губернатор, депутат? Какое место вы себе уже присмотрели? - Нагло спросил я.
   - Ну кто же меня, неизвестного общественности человека, сразу в губернаторы возьмет? Будем начинать с малого. - Так же подкуривая, ответил он.
   - А от меня необходима поддержка и поднятие резонанса в социальных сетях. Хотите вести за собой молодёжь? - Осведомился я.
   - Конечно, за ними будущее. - Коротко ответил мой собеседник.
   - Не могу сказать, что ваше представление не произвело на меня впечатления. Конечно, это все могло быть подстроено и вами, но намек я понял. Если откажусь - попаду под ваш бульдозер субъективной справедливости. Лишусь защиты, так сказать. - Разглядывая свою тлеющую сигарету, сказал я.
   - Проницательно, мой дорогой друг. - Борис не стремился развеять мои догадки.
   - Вы же знаете, что у меня сейчас не лучшая репутация. Не думаю, что за мной пойдут люди. - Попытался отмазаться я.
   - Это поправимо, уж поверьте. И конечно же я побеспокоюсь о том, чтобы у Вас все было в лучшем виде. - Не особо расстроился Борис.
   - У меня и так все в полном порядке. К тому же, как бы я не кичился, нынешняя молодежь не пойдет за тем, у кого нет достойной программы. - Продолжил я.
   - Я не глупец, уж поверьте. И я действительно хотел бы развивать нашу страну. Ведь мои дети так же растут здесь. С моей программой сможете ознакомиться чуть позже, там есть на что посмотреть. - Многозначительно заметил Борис.
   - Вы серьезно считаете, что я поверю в это? Я знаю ваши методы достаточно неплохо, чтобы понимать, что к чему. - Сказал я, демонстрируя ему свою изувеченную руку.
   - Могу я это трактовать как отказ? - Пристально глядя на меня, спросил он.
   - Поймите правильно, Борис, я обещал одному человеку изменить мир. Не думаю, что помощь в вашем деле, поспособствует этому. Надеюсь больше никогда не встретимся. - Поднимаясь со стула, сказал я.
   - Вы ошибаетесь, Творец, как же вы ошибаетесь. - Задумчиво ответил он мне в след.
   23. - Ты, наверное, шутишь?! - Что-то ухнуло внутри меня в самые пятки.
   - Хотел бы и я, чтобы так было. - Опустив взгляд вниз сказал Антон.
   - Рак? У меня в мозгах завелся рак? - Все еще не веря, спросил я.
   - Нужно все перепроверить, поэтому тебе придется лечь на стационар, хотя-бы на пару дней. Предварительные прогнозы неутешительные. Скорее всего, после того, как тебя побили и всего, что ты пережил в последнее время - развилась опухоль. Пока мы не установим точно, что это, я не хочу говорить громких слов. - Тихо ответил он.
   - Я тебя услышал. Насколько это страшно в наше время? Я так понимаю, обнаружили мы его вовремя, чтобы успеть что-то сделать? - С надеждой спросил я.
   - Не хочу тебя как-либо обнадеживать или расстраивать, пока сам ни в чем не уверен. Просто жди. - Тем же тоном ответил Антон.
   - Слушай, дружище, мне очень не нравиться твой тон. Надеюсь, ты не похоронил меня раньше времени? Справлюсь и с этим. - Стараясь храбриться, я начал успокаивать его. Наверное, это выглядело глупо со стороны.
   - Справимся, конечно. - Похлопав меня по плечу, согласился Антон и собрался покинут палату.
   - Стой, одна просьба. Не говори никому об этом, даже маме и Ане. Особенно им. - Сказал я ему вслед.
   Остановившись на секунду, Антон махнул головой в знак согласия и вышел.
   В очередной раз за последние пару месяцев, я развалился в койке и просто уставился в потолок. Не хватало так раздражавшего меня грязного пятна. В голову не лезли даже плохие мысли. Я просто лежал с отсутствующим видом.
   Позвонила Яна, узнать, как я себя чувствую и что со следствием. Немного поболтав с ней, я положил телефон и почувствовал, что меня накрывает. Жуткий страх смерти, картины горестных лиц моих близких и мучительной кончины плыли перед глазами. Взять себя в руки не получалось. Да и не хотелось. Сейчас хотелось только пожалеть себя.
   От этих мыслей стало мерзко. Неужели я так слаб характером? Многие люди живут с этой болезнью и борются с ней. А значит и у меня получиться. К тому же, я в одной из лучших клиник страны, пусть и дорого, но они сделают все максимально профессионально.
   Полежав еще немного, я начал раздражать сам себя своей беспомощностью. Хватит этих соплей, пора действовать. Быстро собравшись я вылетел из палаты и направился к выходу. Анализы сданы, как будут результаты - мне дадут знать об этом, а пока чувствую я себя вполне нормально, чтобы стоять на ногах. К тому же у меня еще были дела.
   Оставшись не замеченным, я вышел из клиники и позвонил журналистке, которой обещал интервью.
   - Неужели ты созрел? - Опуская приветствие, спросила она.
   - Сейчас можешь? Я подъеду куда будет удобно. - Ответил я.
   - Через час встретимся в центральном парке у фонтана на входе. - Немного задумавшись, ответила она.
   - Хорошо, буду ждать тебя там. - Согласился я.
   Все же свои обещания нужно держать. К тому же, она может быть мне полезной.
   По пути заехав перекусить, я добрался до нужного места ровно в срок. Она уже ждала меня. К своему стыду, я обнаружил, что даже не помню, а может и не знаю её имени.
   - Привет, где сядем, или ты хочешь писать интервью на улице? - Спросил я.
   - Можем поехать ко мне. - Мило строя глазки, ответила она.
   - Не думаю, что это хорошая идея, иначе интервью у нас может не получиться. - Улыбнулся я, вспоминая Аню, ждущую меня дома.
   - Тогда пойдем, тут неподалеку есть тихое кафе, людей мало, музыка играет не громко. Идеально, чтобы поговорить. - Немного расстроившись, ответила она.
   - Послушай, мне крайне неловко, но я даже не знаю, как тебя зовут. - Сказал я.
   - Настя. - Не особо обратив внимание на этот вопрос, ответила она.
   Кафе, в которое мы зашли, и вправду было довольно тихим и уютным местом. Заказав напитки, мы приступили к делу.
   - Итак, ты готов? - Сделав глубокий вдох, спросила Настя.
   - Да, приступим. - В глубине души я не был уверен, что готов.
   - О тебе мало что известно, до того момента как ты стал тем, кем сейчас являешься. Расскажи немного о своем детстве. - Попросила она.
   - Совершенно обычное детство. Бегал по двору, гулял с друзьями, ходил в обычную школу. Жили мы достаточно бедно, у меня даже интернета до лет четырнадцати не было. От безделья - начал много читать, поначалу простенькую литературу, вроде фэнтези и приключений. Чуть позже втянулся и перечитал все, что попало под руку. - Очень сомневаюсь, что это будет интересное интервью.
   - Какую из прочитанных книг в то время, ты мог бы выделить? - Задала она вопрос.
   - Очень сложный вопрос. Будучи чуть постарше, я больше всего увлекался Ремарком, Буковски, Сэлинджером, Палаником, Пелевином, Булгаковым. Ничего особенного, то, что читают все подростки. - Пытаясь что-то выделить из тонны прочитанной литературы, ответил я.
   - Думаешь подростки до сих пор читают? Как ты относишься к подрастающему поколению? - Продолжила она.
   - Исходя из последних наблюдений, я был впечатлен тем, насколько они быстрее взрослеют, чем даже наше поколение. Не знаю, чем это обусловлено. Тем ли, что они с пеленок имели доступ к любой информации в интернете или же нарастающим кризисом в нашей стране и мире, но это бросается в глаза. Да, насчет чтения, я уверен, что есть и те, кто читает. - Не особо вдаваясь в философские рассуждения ответил я.
   - По твоему творчеству можно сказать, что ты довольно либеральных взглядов. Никогда не думал о том, что такая позиция воспитывает в людях эгоизм? - Задала она следующий вопрос.
   - Без сомнений, это так и есть. Когда тебе отовсюду говорят, что ты личность, что одинаковых людей не бывает, ты начинаешь верить в это, чувствовать себя особенным. Появляется ощущение вседозволенности и тогда либерализм забивает гол в свои ворота, так как его послушники забывают про один из его главных принципов. Твои права и свободы, заканчиваются там, где начинаются права другого человека. - Заметил я.
   - Как ты считаешь, почему ты начал писать? Тоже почувствовал себя особенным? Как ты пришел к этому? - Задала она мой нелюбимый вопрос.
   - Я не смогу объяснить это так просто. Однажды мне просто хотелось выплеснуть свои мысли. Я просто сел и сделал это. Затем прочел то, что получилось, скомкал и выбросил. Но сам процесс мне понравился. Так все и началось. В один момент мне действительно казалось, что я уникальный и мои книги должны прочесть люди, так я донесу им свои неповторимые мысли. Но это быстро прошло, когда, выложив свои первые работы в интернет, я словил первую оплеуху критики. Единственное, с чем я могу себя поздравить, так это с тем, что я не расплакался и не бросил писать, а стал усердно работать и совершенствоваться. Вот и все. - Стараясь не углубляться в свои переживания, ответил я.
   - Не считаешь ли ты, что бедность стимулировала тебя? - Спросила Настя.
   - Конечно. Как бы там ни было, я не писал ради денег, но в глубине души, мне хотелось, чтобы я смог заработать на этом и вырваться из того замкнутого круга, в котором живут многие люди. - Не стесняясь этого, ответил я.
   - Кого из других более-менее современных авторов ты бы мог выделить? - Настя сидела, закинув ногу на ногу и выглядела крайне мило, то и дело прикусывая колпачок от своей ручки.
   - Пожалуй, Карлоса Кастанеду. Сейчас я не являюсь фанатом его книг, но в свое время перечитал его полностью. Тогда, правда, меня сильно впечатлило, и я даже попал под влияние его учений. Ходил как дурак, какое-то время, пытался практиковать осознанные сновидения, сталкинг, сдвинуть свою точку сборки, стереть личную историю, даже травку попробовал. Но быстро забросил это дело, столкнувшись с непониманием окружающих меня близких людей. Сейчас с иронией вспоминаю то время. Все же, предполагаю, эти вещи стоит практиковать совершенно отчаявшимся людям, которым сложно жить в социуме, иначе горе-войну придется несладко. Но как же, чертяка, умел людям мозги пудрить, прямо завидую. Один из немногих действительно настоящих феноменов нашего времени. - Усмехнувшись ответил я.
   Я ожидал немного другого от этого интервью. Складывалось ощущение, что Настя не особо к нему готовилась, а сейчас витала в облаках, так как выглядела совершенно непрофессионально и несосредоточенно. Она скорее пыталась меня соблазнить, то и дело улыбаясь, стреляя глазами и облизывая губы, чем вовлечь меня в интересный диалог. Стало как-то даже обидно.
   - Твои первые книги были фурором в свое время. Тогда только начинался кризис, война на востоке, несправедливые реформы. И ты писал об этом. Что же случилось потом? По мнению многих - те книги были действительно с характером, высказывали мнение народа. - Внезапно посмотрев мне в глаза, спросила Настя.
   - Что ж, я не стану скрывать. Мне стало страшно. Единого мнения быть не может, одним я нравился, другие же хотели вздернуть меня на дыбы. Да еще и с властью связываться не хотелось, учитывая то, как тогда обошлись со многими несогласными. Я не хотел в тюрьму. - Сознался я.
   - Редко кто в таком признается. Многие говорят, что просто нашли себя в других жанрах. Ждать ли нам когда-то возвращения того самого народного любимца? - Не отрывая от меня взгляд, продолжила давить журналистка.
   - Того уже никогда не будет. И я уже не так глуп и молод и время немного другое. - Отвечая на её взгляд, произнес я.
   - Неужели ты считаешь, что сейчас стало лучше, чем было тогда? Возможно просто ты больше не голодный и не бедный? Тебя больше не волнует вся эта мелочная жизнь окружающих? - Каждый вопрос все лучше предыдущего.
   - Стало хуже, чем было тогда. И я не говорил, что не вернусь к тому, что делал раньше. Просто теперь, я буду делать это по-другому. Сейчас мне уже не страшно. - Вспоминая утреннюю новость Антона, ответил я.
   - Что же заставило тебя передумать? - Впервые с интересом спросила она.
   - Не так давно в моей жизни произошло много событий, что сильно повлияли на мое мышление и заставили переосмыслить многое в своей жизни. - Заметив её улыбку, завуалированно сказал я.
   - Это как-то связано с наркотиками и отсутствием пальца на твоей руке? - Продолжая улыбаться, спросила наглая журналистка.
   - Отчасти. К счастью, это был довольно короткий период моей биографии и с ним покончено. - Отрезал я.
   Дальше был еще целый ворох не очень захватывающих вопросов. Под конец, я действительно пожалел о своем решении все же дать ей согласие на интервью.
   - Надеюсь, мы наконец закончили? - Устало спросил я.
   - Да, этого будет достаточно. Немного красок на редактуре и это будет взрыв. - Уверенно сказала она.
   - Каких еще красок? - Подозрительно спросил я.
   - Правильный заголовок, немного украсить твои ответы и все вокруг будут ждать, пока их любимец, вырвавшийся из грязи в князи - снова будет трясти кулаком у носа зажравшихся олигархов и депутатов. - Рассмеялась она.
   - Поэтому я никогда и не давал интервью. - Раздраженно ответил я.
   - Расслабься ты. Я еще из тебя героя сделаю. Что твоей сегодняшней репутации, между прочем, не помешает. - Вздернув нос, ответила Настя.
   - Я об этом не просил. - Покачав головой, произнес я.
   Настя поднялась, подошла сзади и наклонилось к самому уху, приобняв меня.
   - Уверен, что не хочешь поехать ко мне? - Томно спросила она.
   - Присядь, пожалуйста, у меня еще есть к тебе просьба. - Уверенно сняв её руку со своего плеча, сказал я.
   - О, как интересно. Не станешь же ты просить скрывать что-то из твоих ответов? - Заискивающе спросила журналистка.
   - Нет, делай с ними что захочешь. Мне нужно, чтобы ты аккуратно провела расследование и разузнала про одного человека. Это пригодиться мне в ближайшем будущем. - Серьезно произнес я.
   - Хм, кто же это? - Спросила Настя.
   Я попытался вспомнить, что же я знаю о Борисе, чтобы дать Насте хоть какую-то зацепку. Но в голову толком ничего не пришло. Поэтому все, что я смог - рассказать в подробностях всю известную информацию о нем, где он бывает и чем занимается.
   - Ну и просьбы у тебя, милый. Я, конечно, попробую что-то узнать, но нужно время. - Задумчиво ответила она.
   - Держи меня в курсе и не лезь на рожон. Он опасен. - Предупредил её я.
   - Хорошо, но взамен, ты не скажешь мне нет, в следующий раз. - Напоследок поцеловав меня в щеку, она вышла из кафе.
   Посидев еще немного, я решил ехать домой, так как снова разболелась голова. Рассчитавшись, я направился к выходу из кафе. Резкая тошнота и слабость пошатнули мои движения и споткнувшись о входной порог, я упал, потеряв сознание.
   24. - У меня уже нет сил это повторять, но все же спрошу еще раз. Ты когда пробовал думать в последний раз? - В очередной раз, уставшим голосом, спросил Антон.
   - Это все опухоль. Она передавила мне потоки сознания, вот и делаю всякие глупости. - Потыкав себя указательным пальцем в голову, сказал я.
   - Я иногда чувствую себя твоей мамой, ей богу. - Покачал головой Антон.
   - Обними свою деточку, ей плохо. - Начал я хныкать, протягивая к нему руки.
   - Ремнем бы тебя лучше отхлестать. - Зло ответил он.
   - Ну маааам. - Протянул я.
   - Ладно, иди сюда, сорванец. - Рассмеялся Антон, присев на койку и обняв меня.
   Именно в этот момент вошла Аня.
   - Будет вам, девочки. - С улыбкой сказала она.
   - Ааань, иди и ты, будешь обнимать меня. - Продолжил я концерт.
   Она подошла, села с другой стороны от Антона и тоже обняла.
   - Обнимашки! Господи, как мило. - Удовлетворенно сказал я.
   - Так, а теперь расскажите мне, что тут происходит? Мне сказали, тебя опять скорая забрала? - Переводя взгляд с меня на Антона, спросила она.
   - Ээ... - Начал было Антон, почесывая затылок, но я перебил его.
   - Это все продуманный план. Помнишь я тебе говорил, что у меня сотрясения не обнаружили? Так вот, мы с Антоном подумали, и решили разыграть представление, чтобы все поверили, будто мне на днях стало хуже, и я лег на стационар. Тогда может эти трое сядут на больший срок. - Уверенно жестикулируя, ответил я.
   Аня недоверчиво посмотрела на моего друга. Тот, к счастью, успел понять, что к чему и закивал головой.
   - Да, и еще, забыл сказать. У одного из местных врачей, друг получил ранение на фронте, не против если мы его к тебе подселим? Мест в больнице больше нет, а у тебя палата просторная. - Спросил Антон.
   - Конечно, если это необходимо. Но тогда платить я буду в два раза меньше. - Улыбнулся я.
   - Ты и так забываешь это делать, так что не умничай. - Махнув рукой, Антон направился к выходу из палаты.
   - А я тебе говорил, чтобы счета мне присылал. Человек, может, забывает! - Рассмеялся я ему вслед.
   - С тобой точно все в порядке? Почему ты мне ничего о вашем плане не сказал? - Заботливо глядя на меня, спросила Аня.
   - Прости, малыш, все как-то очень спонтанно получилось. Это ненадолго, обещаю. И если ты меня хорошо попросишь, я даже не буду ночами домогаться до раненого вояки. - Пошутил я.
   - И как мне тебя попросить? - Спросила она, пробираясь рукой мне под одеяло.
   - Неплохой способ, считай, что договорились. - Рассмеялся я.
   Но насладиться друг другом нам не дали, так как через пару минут в палату вошла медсестра. Громко ойкнув и залившись краской, она попыталась выйти из палаты. Аня так же отпрянула от меня, застеснявшись.
   - Простите, я не знала, что у вас посетитель. - Прикрывая глаза, сказала медсестра.
   - Дайте нам минуту, пожалуйста. - Попросил я.
   Медсестра покинула палату. Аня же, смущенная ситуацией, засобиралась домой.
   - Прости, но я побегу. Зайду к тебе вечером. - Сказала она.
   - Пока, буду ждать. - Попрощался я, поцеловав её напоследок.
   Медсестра, сделав вид, что ничего не видела, поставила передо мной целую гору каких-то препаратов, объяснив, что и когда нужно принимать. Затем приготовила еще одну койку для военного и оставила меня одного.
   Что ж, у меня снова есть гора времени, чтобы поразмышлять. На днях я начал свою новую книгу. Было желание выплеснуть в неё все накопившиеся за последнее время мысли. Начиная с кошмаров жизни на окраинах города, распутной молодежью, наркотиков и заканчивая грязной политикой, отвратительной медициной, бандитами и не чистыми на руку полицейскими. Хотелось сделать настоящий слепок общества, сквозь призму восприятия окружающего мира глазами людей моего поколения.
   Задумавшись об этом, я осознал, что мало чем отличаюсь от других людей в возрасте от восемнадцати до двадцати восьми лет. Мы все крайне схожи в своих настроениях. Не желание работать в скучных офисах, но пугающее трудолюбие в том, что нам искренне нравиться. Необычный, для более взрослых людей, взгляд на мир, свободный и эгоистичный. Желание выделяться и быть замеченным. Вечный поиск себя в чем-то, из чего следует постоянная смена мест обитания. Избегание работы на кого-то, кроме себя. Более критичное мышление. Большинство из нас ставят под сомнение любую информацию. Но при этом мы оттягиваем свое взросление на потом, оставаясь романтичными и мечтательными личностями. Миллениалы, поколение Y.
   Мне часто доводилось сталкиваться с непониманием зрелых людей, но это вполне естественно. Все же мы кардинально разные. В любом поколении можно найти свои плюсы и минусы. И мне определенно нравилось быть в числе последователей Питера Пэна.
   Но произошедшего со мной было мало для книги. Для того, чтобы написать что-то подобное, мне нужно было пропустить через себя еще тонну информации. Предстояло зарыться с головой в новостные ленты и передачи, в поисках единиц действительно важных сюжетов, что происходили в последнее время. Постоянно листать твиттер и другие социальные сети, находясь в общем потоке происходящего. Пообщаться с различными людьми, впиваясь в их судьбы и выискивая нужные мне подробности. Более детально изучить ситуацию с затянувшейся военной ситуацией на востоке нашей страны. Она обещала быть очень долгой, так как, по мнению многих, затягивалась нарочно, принося сумасшедший доход определенному кругу лиц. Порыться в различных форумах, оценить ситуацию в даркнете. Побывать самому на различных мероприятиях и встречах.
   С одной стороны, меня пугал такой объем работы, с другой же - это было действительно то, чем мне хотелось заняться. Только поскорее бы уже разобраться со снова навалившимися на меня неприятностями.
   Открыв твиттер, я сразу же нарвался на популярный пост, ретвитнутый одной моей коллегой по цеху. Он просто кричал о ненависти к мужскому роду. Совершенно не обосновано, с моей точки зрения.
   Не удержав себя в руках, я ответил на него в довольно резкой форме, постаравшись высмеять то, во что превратилось, совершенно здоровое раньше движение феменизма.
   Я всегда искренне удивлялся девушкам, которые уверенно заявляли по поводу и без, что мужчины жалкие и ненужные создания. Как только люди умудряются превращать что-то изначально хорошее и положительное во что-то совершенно противоестественное и неприятное?
   Полистав ленту еще немного, я зацепился за еще одну обсуждаемую всеми тему. За последние пару месяцев в школах стали появляться случаи нападения вооруженных учеников на целые классы и преподавателей. По непонятным причинам, телевидение и вообще все государственные СМИ проходились по этой проблеме вскользь, обвиняя во всем, как обычно, интернет, компьютеры и тому подобное. Видимо не хотели нагнетать и так сложную ситуацию в стране, да еще и перед приближающимися выборами. Хотя по сути - это была масштабная трагедия, со смертельными исходами, целыми десятками раненых детей и учителей, как физически, так и психологически.
   Хорошенько покопавшись и разобравшись в данном вопросе, я убедился, что все ученики, которые совершали нападение, были последователями Харриса и Клиболда, совершивших массовое убийство в школе Колумбайн в конце девяностых годов в Америке. С чего вдруг эта тема вновь обуяла мозги подрастающей молодежи было не совсем понятно, но вероятнее всего причины не особо отличались от причин их кумиров. Типичные неудачники, непонятые и осмеянные своими же одноклассниками, неблагополучные семьи, несправедливые учителя, нарастающий кризис и мысли о туманном будущем делают детей агрессивными и злыми, готовыми на все ради мести, особенно такой пафосной. В их голове это протест.
   Но самое жуткое было то, что они просто кричали о своих намерениях всему миру, словно боясь себя же самих, в надежде, что кто-то заметит и остановит их. Все социальные сети этих подростков были завалены фотографиями, видеозаписями и заметками на страницах, напрямую указывающих на все, от их связи с Колумбайном до чуть ли не точных дат нападения, тренировок в стрельбе и запугиванием одноклассников. Просто всем было все равно. Родители не обращали на это внимание, в школах, видимо, отродясь к психологу никого не отправляли, а учителя и директора просто делали вид, что все в полном порядке. И все это превращалось в тенденцию и круговорот совершенной глупости. СМИ игнорируют данную проблему, родители продолжают игнорировать и не проводить работу над своими детьми, школы продолжают работать в прежнем режиме, зато подобные случаи происходят все чаще.
   Жуткая тема. Виноваты в этом все. Но чтобы такого не допускать, эту проблему нужно освещать. К сожалению, не все это, видимо, понимают. Возьму и эту новость себе на карандаш.
   Закончив разбираться с новостями, я сделал несколько заметок, затем удовлетворенно пролистал гневные комментарии радикальных феменисток к моему ответному посту, накидал еще парочку строк им и, почувствовав, как меня начинает клонить в сон, вырубился.
   25. Ночью ко мне все же подселили раненного. Он был в плохом состоянии и видимо тяжело перенес дорогу с фронта до этой клиники, хотя, как мне сказал Антон, его там успели немного подлатать.
   Насколько я успел оценить масштаб приключившейся с ним трагедии - ему ампутировали левую руку и вероятнее всего зашивали лицо. Скорее всего он успел прикрыться рукой от какого-то осколка или что-то в этом духе.
   В любом случае, заснуть после того, как его уложили было сложно, так как он тяжело дышал и постанывал всю ночь.
   Ранним утром же меня благополучно разбудил Антон.
   - Как ты? - Спросил он.
   - Спать хочу, а так нормально. - Оценив свое состояние, ответил я.
   - Диагноз подтвердился. К счастью мы и вправду успели очень вовремя и постараемся обойтись пока без операций и химеотерапии. Медикаментозно, скажем так. Но тебе придется на время приема лекарств обойтись без алкоголя и сигарет, соблюдать режим и правильное питание. - Стараясь не смотреть на меня, произнес Антон.
   - Пиздец. - Не найдя, что сказать, ответил я.
   - Не то слово, дружище. Но если все пойдет как нужно - у тебя все шансы пойти на поправку довольно быстро. Недельку тебе придется полежать у нас под наблюдением, если пойдешь на улучшение - продолжишь лечение дома, еще месяц где-то. Сразу предупреждаю, от препаратов ты можешь чувствовать слабость и тошноту, но это лучше, чем пропустить по твоим венам яд. - Заверил он меня.
   - Как скажешь, но я тоже сразу предупреждаю, курить бросать не собираюсь. - Отрезал я.
   - Что за вздор? Ты понимаешь, о чем мы с тобой говорим? - Раздраженно спросил он.
   - Что я могу поделать, если без сигарет я не могу собраться с мыслями и писать? - В том же тоне ответил ему я.
   - Детский сад какой-то. Ты просто сам убедил себя в этом, вот и все. - Начиная злиться, сказал Антон.
   - Я честно постараюсь сократить количество выкуренных сигарет до минимума, но обещать, что брошу - не могу. И не смотри на меня так, я просто честен с собой и со своим лечащим врачом. - И вправду честно, сказал я.
   - Как тебя Аня терпит? Как друг - ты отличный человек, но как пациента я иногда готов тебя придушить. - Со вздохом произнес Антон.
   - Охотно верю, но ничего не могу с собой поделать. Такой уж я получился. - С улыбкой сказал я.
   - Смотри, пожалуйста, за своим соседом. Если вдруг что с ним не так, сообщай мне. Как видишь, состояние у него хреновое. - Немного помолчав, попросил мой друг.
   - Конечно. Как его в таком виде умудрились отправить сюда, через всю страну? - Удивленно спросил я.
   - Видимо, он такой же дурак, как и ты. Едва почувствовал себя немного лучше - сразу же сорвался к нам. Все-таки тут, в городе, его семья и лежать в койке гораздо приятнее, да и кормят хорошо. Но, как видишь, силы он свои не рассчитал и в дороге его состояние снова стало нестабильным. - Еще более горестно вздохнув, ответил Антон.
   - Везет же тебе на таких уникумов, смотрю. - Посочувствовал я.
   - Это уж точно. Ладно, я побежал, а ты не делай глупостей больше и все пей, что тебе даст медсестра. Если что - звони. - Махнул рукой Антон и вышел из палаты.
   Затем мне принесли еды, после чего заставили выпить тонну таблеток и наконец оставили в покое. Настало время углубиться в работу. Но ближе к обеду ко мне пришел Костя, с совершенно разбитым видом. От него пахло алкоголем посреди рабочего времени, что совершенно было на него не похоже.
   - Привет, опять ты здесь. Как себя чувствуешь? - Спросил он.
   - Смотря на тебя, начинает подташнивать. Я так понимаю, это мне нужно спрашивать, как ты? - Почувствовав неладное, сказал я.
   - По мне так видно? - Грустно спросил Костя.
   - Очень. Так что случилось то? - Спросил я.
   - Мы расстались. - Понурив голову, ответил Костя.
   - Кгхм...Как так? У вас же все так хорошо было? - Удивленно спросил я, вспоминая как мило они недавно ворковали.
   - И мне так казалось. Но нет. Оказывается, она уже давно меня не любит, и я совершенно перестал её привлекать. А я, как идиот уже даже обручальное кольцо присмотрел, думал, как буду предложение делать. - Уныло ответил он.
   - В который раз убеждаюсь, что парни куда более романтичные существа, чем девушки. - Не зная, что сказать, произнес я.
   - Как ты вообще это пережил? Разрыв с Яной? Я же знаю, как сильно ты её любил, да и встречались вы дольше нашего. - Задал он тот вопрос, ради которого пришел.
   - Давай договоримся, что этот разговор останется между нами, а то сейчас слюней тут напускаешь, а мне потом стыдно будет. - Постарался я как-то разрядить обстановку.
   - А если серьезно? - С мольбой в глазах, посмотрел на меня Костя.
   - Я не знаю, что сказать, дружище. Просто пережил, вот и все. Нужно время, через пару месяцев тебе станет гораздо легче. Попробуй найти себе кого-то, займись сексом, должно помочь. - Посоветовал я.
   - Я на других девушек даже смотреть не могу сейчас. Все время думаю об этом, на работе даже отгул на пару дней взял, так как не могу ни на чем сконцентрироваться. - Смотря в пол, ответил Костя.
   - Да уж, все серьезно. Я скажу тебе вот что. Иногда лучше не касаться своей мечты. Пусть она останется для тебя той, кого ты любил. Не пытайся копаться в этом дерьме, портя себя и ей настроение, будет только хуже. Отпусти, как только сможешь это сделать. - Искренне сказал я, вспоминая, как сам переживал нечто подобное.
   - Не касаться своей мечты...Я всегда считал, что мечты, наоборот, нужно стараться воплощать в реальность. - После небольшой паузы, неуверенно сказал он.
   - Нельзя заставить кого-то любить себя. Как и некоторые мечты нельзя воплотить в реальность. В таком случае, если отказаться от них кажется невозможным, просто храни их в своем сердце, в том виде, в котором они тебе нравятся. - Попытался объяснить я.
   - Я понимаю, о чем ты. Но пока не могу так. - Покачал он головой после недолгой паузы.
   - У меня было так же. Но в итоге, ты и сам до этого дойдешь. Я тоже тогда никого не слушал и было тяжело, но время все вылечит, а там уже и найдешь себе какое-то милейшее создание. - Утешительно сказал я, с теплотой вспоминая Аню.
   - Мне кажется, я начинаю понимать, почему ты начал так пить. - Глянув мне в глаза, сказал Костя.
   - Нет, дело было не только в этом. Много чего произошло и навалилось в один момент. Да и я, в отличие от тебя, люблю выпить. Так что даже не думай - это не выход из ситуации. - Уверенно сказал я.
   - Но на какое-то время, алкоголь помогает. - Протянул он.
   - Зато потом, утром, на душе становиться в два раза хуже. И чтобы заглушить уже эти чувства, приходиться пить еще, пока ты не превращаешь это в норму, разрушая свою жизнь. У меня то хоть работа такая, что мне пьянство не особо мешало зарабатывать, а ты что делать будешь? - Постарался я убедить его в глупости подобных намерений. Еще недавно и подумать не мог, что мне придется кому-то объяснять подобные вещи, а не наоборот.
   - Мне все равно осточертела моя работа. Устроюсь куда-то барменом, может к черту эту карьеру? Все равно нет больше человека, ради которого мне бы хотелось стараться. - Задумался Костя.
   - Забьешь на себя, такого человека и не появиться. - Холодно сказал я.
   - У тебя же появился. - Резонно заметил Костя.
   - Как ты мог заметить, сразу после того, как я завязал. - Немного кривя душой, ответил я.
   - Ну хоть пару деньков то не страшно? - Спросил он.
   - Думаю нет. Первые пару дней уж точно нужно себя чем-то отвлечь. - Вспомнив себя, сказал я.
   Затем мы немного поговорили о том, как я себя чувствую. Рассказав ему ту же историю, что и Ане, я попросил за меня не переживать и отправил его приводить себя в чувство.
   Но поработать нормально у меня снова не вышло. Почти сразу после ухода Кости, пришел в себя мой сосед. Он был еще слишком слаб, чтобы вести диалог, но понемногу очухивался, и врачи вечно крутились возле его койки. В добавок к этому меня посетили Яна, Аня, родители, Олежка и остальные, недоверчиво уточняя, точно ли со мной все в порядке.
   Вечером же я действительно почувствовал слабость и не сдержавшись вырубился.
   26. Через пару дней мой раненый сосед окончательно оклемался. Его звали Миша. Мы неплохо сдружились, играя в карты и рассуждая на различные темы от скуки. Он оказался молодым, открытым, честным и веселым парнем, с очень прагматичным взглядом на жизнь. Я был удивлен, что потеря конечности и изуродованное лицо не сломили его дух. Он с упоением рассказывал о своих планах на жизнь и часто шутил. В какой-то мере я даже восхищался им.
   Понимая, что такую возможность разузнать у настолько колоритного персонажа подробности с фронта терять нельзя, я все никак не решался ворошить эту тему, беспокоясь о его чувствах. Это мне не давало покоя, пока он сам однажды не заговорил о пережитом. С облегчением выдохнув, я постарался вытащить столько информации, сколько смог.
   - Наверное, мне не стоит об этом говорить, но рассказывать родным я не смогу, а выговориться хочется. Не против выслушать меня? - Однажды, уже после отбоя, спросил он.
   - Конечно не против. - Заверил его я.
   - Дело в том, что меня заставили подписать документы о неразглашении того, что произошло с нашим отрядом. Так что, если вдруг надумаешь писать об этом, поменяй немного историю и не называй имен. - Проницательно попросил он.
   - Что ж, замётано. Можешь быть уверен - я буду аккуратен. Не против, если я буду периодически вклиниваться с вопросами? - Согласился я.
   - Валяй. Я пробыл на фронте не так долго, на самом деле. Чуть меньше года. Все как обычно, папа военный, семья свято верит в долг перед родиной. Вот меня, дурака молодого, и занесло на волне патриотизма на войну. Сам пришел в пункт проситься. - Начал он.
   - Насколько я помню, год назад от патриотических настроений у большинства людей уже ничего не осталось. Как же это тебя угораздило? - Вспоминая то время, спросил я.
   - Сам не знаю, окружение у меня такое было. Как бы тяжело не приходилось, мы все верили, что так поступать правильно. Да и мне едва восемнадцать лет стукнуло на тот момент, что я вообще понимать мог? - Постарался объяснить он.
   - Понятно, продолжай. - Попросил я.
   - С самого начала, как я попал на фронт, после учебки, я был сильно разочарован. Так как мои представления, совершенно не совпадали с реальностью. Большую часть времени мы проводили, стоя на посту. Не происходило вообще ничего. Подъем, обед, тренировки, отбой, периодически вахта. Как самого настоящего идиота, меня это не устраивало и раздражало. Я никак не мог понять, где же война? Пара выстрелов с обеих сторон за целых три месяца и больше ничего. - Произнес он.
   - Но где-то же шли боевые действия, или на тот момент везде было затишье? - Спросил я.
   - Я не могу тебе ответить на этот вопрос. Сам не знаю. Возможно где-то и шли, но мне об этом никто ничего не говорил. Еще больше в то время раздражало то, что хоть и было затишье, все равно были огромные проблемы со снабжением. Кормили плохо, обмундирование старое, многим приходилось самим покупать себе форму, а поставки продуктов всегда задерживались. Но с командиром нам повезло. Он не давал расходиться негативным настроениям среди своих подчиненных и старался сделать все возможное, чтобы наладить ситуацию. - Ответил Миша.
   - Какие люди были с тобой в отряде? Все такие же новобранцы, как и ты? - Задал я еще один вопрос.
   - Нет, к счастью. Были и вроде меня ребята, но в основном отряд состоял из бывалых вояк. Многие были военными по профессии. И так сложилось, что практически не было людей, попавших туда не по своей воли. Все были патриотами, за счет чего мы легко нашли общий язык. - Сказал он.
   - Что же произошло дальше? - С интересом спросил я.
   - В один момент, все изменилось. Со штаба просто пришел приказ, что-то вроде - отступайте в таком-то направлении, вас не тронут. Вопросов на войне не задают, поэтому мы сорвались и без какого-либо боя, отдали позиции. Но то ли там на верхах друг друга недопоняли, то ли что, но на нас все же напали. Благодаря все тому же командиру, который всегда старался держать ситуацию под контролем и был настороже, нас и не перебили всех, как котят. - Поморщившись, продолжил Миша.
   - Я не ослышался? Ты считаешь, что все действия нашего штаба были заранее согласованы с врагом? - Немного шокированный подобным, спросил я.
   - Нет. Я не знаю, во что верить. Не хочу кидаться такими словами. Ты забываешь, что я обычным рядовым был и все, чем приходилось довольствоваться - слухами, гуляющими по отряду. - Неуверенно ответил он.
   - Понял тебя, постараюсь позже разузнать о таких слухах подробнее. Но что же произошло? Тебя ранили во время нападения? - Спросил я, ожидая других подробностей.
   - К счастью - нет. Тогда я обошелся сильным испугом, впервые попав под огонь. Рассказывать об этом не могу, слишком тяжело. Погибло несколько наших, было страшно настолько, что подкашиваются ноги и сильно тошнит. Но, понимая, что, если ты не будешь выполнять приказ, тебя просто прихлопнут, находишь в каких-то закромах своей души остатки мужества и сквозь панику пытаешься выжить. Никаких красивых картинок, как в кино. Только вонь, кровь, блевота, грохот выстрелов, слезы и боль. Даже мысли о родных и близких, которые тебя ждут, посещают уже после боя, а не во время. - Немного уйдя в себя, ответил Миша.
   Мне стало немного не по себе от таких слов, произнесенных скорее на эмоциях. Не думаю, что он хотел бы углублять в подобное. Да мне и не нужно, на данный момент в моих планах не было расписывать в книге тему переживаний солдата на войне. Для этого мне предстояло бы отправиться туда самому, а не писать с чьих-то слов. Уверен, что только так это было бы честно.
   Дав ему немного отойти от этих мыслей и помолчав, я попросил продолжить.
   - После пережитого, я перестал спрашивать о том, где же война. Поняв, что вот она, здесь. Только не такая как раньше. Информационная на всех уровнях, от СМИ до таких вот недопониманий. И чтобы кто не говорил, она действительно продолжается, люди гибнут. - Скомкано сказал Миша.
   - Это уж точно. Что было после того, как вы отбились? - Спросил я.
   - Снова затишье. К счастью, оно протянулось довольно долго. Проблемы со снабжением остались, но уже не так волновали меня. Понемногу зрело непонимание, на что же выделяются огромные суммы с бюджета, если в итоге добрую половину запасов нам поставляли волонтёры? Но такие вопросы на службе не приветствуются. - Задумчиво ответил он.
   - Как же ты получил такое ранение? - Удивленно спросил я.
   - Сразу оговорюсь, что целиком и полностью понимаю, что виноват в этом только человеческий фактор. Глупо перекладывать эту вину на государство или командование. Но дело было так. В один момент, после амнистии, на фронт стали массово завозить бывших заключенных. Не знаю уж, насильно ли или им самим не было куда податься. Сам ведь понимаешь, что это в большинстве своем за люди. Вот и к нам в отряд попало несколько человек. К моему удивлению, многие из них были вполне адекватные, в какой-то мере даже интеллигентные люди. Но оставшаяся часть, быстро найдя общий язык, стала пытаться мутить какие-то движения, то пытаясь своровать запасы, то наводя страх на жителей местных поселений, силой отбирая у них еду, алкоголь и вещи, под предлогом нужд армии. - Тяжело вздохнув начал Миша.
   - Я уже слышал нечто подобное, тогда прокатилась очередная волна недовольства от живущих недалеко от фронта граждан. - Припоминая несколько сюжетов с новостей, сказал я.
   - Еще и ко всему этому, наш командир сильно заболел и его отправили на лечение. Прислали вместо него довольно молодого парня, который выглядел так, словно закончил военную кафедру при университете и больше никогда не вспоминал о чем-то, что хоть как-то может связано с войной. Естественно, на какое-то время в отряде воцарился настоящий хаос. Разделившись на группы, он начал разваливаться изнутри. Недоверие друг к другу на фронте равносильно смерти, так мне кажется. - Уверенно произнес он.
   - Хочешь сказать, что получил ранение в ходе стычки среди отряда? - Удивленно спросил я.
   - Это сложно назвать стычкой. Просто однажды, хорошенько хряпнув алкоголя, а может и покурив чего, та самая компашка зэков решила развлечь себя спором, кто же дальше сможет закинуть гранату. Возвращающийся с туалета обратно в барак, один из старичков отряда, услышал об их намерениях и принялся бить тревогу. Находящиеся же в совершенно неадекватном состоянии зэки, все-таки успели бросить в случайном направлении один снаряд. Упал он хоть и не очень близко к нашему бараку, но осколками зацепило несколько подорвавшихся на шум человек, среди которых был и я. Один парень погиб сразу, еще двое примерно в таком же состоянии, как мое. - Закончил Миша свой рассказ.
   - Такого итога я не ожидал. - Пораженный тем, что услышал, сказал я.
   - Никто не ожидал. Дело тут же замяли, не давая ходу. Представь просто, если бы где-то подобная информация всплыла, что бы началось? Поэтому и прошу если и описывать эти события, то только в художественной форме, иначе концы сразу найдут. - Тихо попросил он.
   - Естественно. Я услышал тебя. И спасибо, что поделился. Мне есть над чем подумать, а тебе, надеюсь, стало хоть немного полегче. - Я и вправду был ему благодарен.
   - Да, немного. Теперь осталось выбраться отсюда и привести свою жизнь в порядок. - Сказал он.
   - Полностью с тобой согласен. - Испытывая нечто похожее, ответил я.
   27. Прошло три месяца. Я и вправду пошел на поправку. Все вроде бы даже стало налаживаться. Книга писалась хорошо, Аня с каждым днем становилась все ближе, Костя отошел от произошедшей с ним беды, с Мишей мы продолжили поддерживать связь, так как он оказался действительно хорошим и интересным человеком, да и все остальные как-то успокоились. Даже с родителями наконец удалось помириться. Но преследующее меня чувство чего-то фатального, никуда не исчезло. Оно будто подгоняло меня, заставляя работать на сумасшедших скоростях.
   Не теряя времени даром, я корпел над информацией и собирал данные. Так же открыл собственный фонд по борьбе с наркотиками и реабилитации зависимых, вспомнив о Кате. Её даже получилось затащить на лечение, едва ли не силой, так как оставить эту ситуацию без внимания я не смог. И наконец, я решил воплотить свою давнюю мечту в реальность - сегодня должно было состоятся открытие моего бара.
   Осталось всего пара вещей, омрачающих мою жизнь. Периодические головные боли, все еще продолжающиеся суды по делу о нападении на меня и слетевшее с катушек сообщество радикальных феменисток, которые уже перешли на прямые угрозы. Я даже жалел, что не смог сдержаться в тот раз и посмеялся над ними.
   Назначив открытие на семь часов вечера пятницы, я позвал всех наших помочь мне подготовиться на пару часов раньше. Настроение было чудесным. Бар вышел именно таким, каким я его себе представлял. Без лишних изысков, но с душой. Я старался делать упор не на классическом баре, где собираются мужики выпить пива или виски, а скорее молодёжном заведении. Для этого потребовалось выбивать себе разрешение на работу в ночное время, ставить хорошую звукоизоляцию и оставлять кучу свободного места для импровизированного танцпола у барной стойки. Но как оказалось, самой большой проблемой было найти подходящий персонал. Мне нужны были контактные, крутые и легкие в общении молодые ребята, которые по задумке должны были стать другом каждому посетителю. Пока я нашел только подходящего диджея и бармена. Но все это мелочи, главное, что этот день настал.
   Воспользовавшись своими мощностями на полную, я разрекламировал бар как мог, так же попросив помощи у местных блогеров, с которыми поддерживал дружеские отношения и которые так же должны были сегодня прийти. А большое скопление популярных людей, обещало обеспечить аншлаг.
   Все в горячке проверяли и тестировали оборудование, просчитывали, достаточно ли закупили алкоголя, протирали пылинки со столов и выкладывали записи в свои соц сети, зазывая как можно больше народу. Я же переживал, что людей будет слишком много. Сам лично, не считая самых близких, я позвал уйму народа. Один бармен не справиться, учитывая, что бар был запланирован без официантов, чтобы еще больше заставить людей контактировать. Но это не беда, так как я и без этого планировал так же встать за стойку. Очень хотелось погрузиться в эту атмосферу с головой, а также избежать просьб сфотографироваться со мной.
   И вот, настало время открываться. Бросив все свои силы на приготовление, я даже не заметил, сколько людей скопилось у входа. Едва двери открылись, как мои глаза полезли на лоб. Их и вправду было достаточно.
   Тут же на полную громкость заиграл первый трек. И всем словно снесло крышу. Треклист состоял из популярных и всеми любимых песен. Заранее разместив несколько камер неподалеку от барной стойки, я настроил прямую трансляцию в инстаграм. Из открытия я планировал выжать максимум. Каждый в этом городе, да и не только в этом, должен был захотеть попасть к нам.
   И все действительно шло просто замечательно. Единственной проблемой было то, что мы не справлялись с огромным объемом заказов на баре. Пришлось попросить Аню и Олега, так же пришедшего на открытие, помогать нам с барменом. Это сработало и появилась возможность даже отжигать за баром, изредка выпивая с коллегами по рюмашке или коктейлю.
   Наблюдая за собравшимися в этом месте людьми, я был искренне рад. Вокруг все отрывались и хорошо проводили время. Ко мне подошла Аня, со счастливыми глазами и предложив сделать небольшой перерыв, потащила танцевать.
   Закрылись мы под самое утро. Когда заведение окончательно опустело, мы устало откинулись на диванах и закурили. До конца из моих друзей продержались только Олег и Аня, остальные разъехались раньше, порядочно напившись. Яна вроде бы даже кого-то подцепила.
   - Было круто. - Счастливым, но уставшим голосом протянул Олег.
   - Еще много чего стоит сделать. Такими темпами мне срочно нужно нанимать больше сотрудников, заключать более выгодные контракты с поставщиками, договариваться с клининговыми компаниями и подыскивать охрану на постоянной основе. Целая куча работы. - Тем же тоном произнес я.
   - Послушай, можно я буду тут работать? Мне действительно сегодня очень понравилось. Всем было так весело, совершенно невероятная атмосфера! - С восторгом попросила Аня.
   - Почему нет? У тебя были такие счастливые глаза, что я сам готов был тебе это предложить. Будешь администратором, заниматься поточными вопросами и помогать на барной стойке, если будет завал. - Просто согласился я.
   - А мне ты, значит, должность бармена не предлагаешь? - Наигранно обиженно спросил Олег.
   - Я думал, тебя все устраивает и на прежнем месте. - Удивленно приподнявшись с дивана, сказал я.
   - Совершенно другие масштабы. Тем более, ты явно хочешь предложить мне условия получше. - Рассмеялся он в ответ.
   - Конечно, я только за. Я и рассчитывать на такое не мог. Теперь я буду уверен, что это место в надежных руках. - Довольный таким поворотом, согласился я.
   - Вот и замечательно. А теперь, я все-таки отправлюсь спать. - Сказал Олег, попрощался и уехал домой.
   Персонал тоже разъехался, и мы остались с Аней вдвоем.
   - Ты и вправду понемногу делаешь этот мир лучше. - Положив голову мне на плечо, сказала она.
   - Ты правда так считаешь? - Задумчиво спросил я.
   - Я читала наброски твоей новой книги. Уверена, она многих заставит задуматься. Ты большой молодец и я рада, что я рядом с тобой. - Тихо ответила Аня.
   - Люблю тебя. - Обняв её, я впервые сказал это.
   - И я тебя. - ответила она.
   Посидев еще немного в тишине, мы вышли на улицу. Я запер дверь, посмотрел на стильную неоновую вывеску еще одной мечты, которую у меня получилось воплотить в реальность и взяв Аню за руку, пошел домой.
   Странная дрожь, неуловимое ощущение, покинувшее меня на время веселья в баре, привычно упало мне на плечи.
   28. Сегодня мне наконец-то предстояло встретиться с журналисткой Настей. Сбор информации о Борисе занял у неё довольно длительное время, но, по её словам, оно того стоило.
   Пришлось встать довольно рано, голова немного гудела, напоминая былые времена. Будить Аню я не стал, быстро собрался и поехал на встречу. Договорились увидеться мы в том же кафе, что и в прошлый раз.
   Она пришла раньше меня и была странно одета, словно в американских шпионских фильмах, закутанная в платок на голове, черное пальто, с поднятым воротом и темных очках.
   - Привет, что за маскарад? - Поинтересовался я.
   - Во что ты меня втянул? - Сходу зашипела Настя.
   - О чем ты? Я же предупреждал, что он опасен. Они узнали, что ты что-то разнюхиваешь? - Обеспокоенно спросил я.
   - Я не знаю. Но то, что мне удалось выведать о нем, заставляет задуматься. У меня теперь вообще паранойя. - Немного сбавив обороты, ответила она.
   - Давай сядем и поговорим. - Взяв её под руку, спокойным тоном попросил я.
   - Пойдем. - Согласилась она.
   Зайдя внутрь, мы по её настоянию заняли самый неприметный столик, заказали себе кофе и наконец начали разговор.
   - В общем, вся информация с доказательствами будет в ближайшие дни у меня на руках. Дошло до того, что я всех своих знакомых и коллег попросила помочь с этим делом, так как изначально зацепиться было просто не за что. Этот человек окутал себя неприступным барьером. - Завела разговор Настя.
   - Это же просто отлично, что у тебя на него есть? - Обрадовался я.
   - Удалось пообщаться со многими людьми, которые пострадали от его рук. Как бы глупо и по киношному это не звучало, у всех у них есть увечья, вроде твоего. - Сказала она, указав на мой обрубок на руке.
   - У всех один и тот же палец? - Удивленно спросил я.
   - Нет, кому как повезло. Различные части тела. Борис сам решает, насколько ты провинился перед ним, и таким образом взымает плату. Поверь, тебе еще очень повезло. - Оглядываясь по сторонам ответила Настя.
   - Он совсем кукухой двинут? - Покрутив пальцем у виска, спросил я.
   - Он сумасшедший. Но умен, как черт. И аккуратен. К нему не прикопаться. Он лишний раз не высовывается и давно нашел себе друзей во всех необходимых инстанциях. Так же невероятно богат. Имеет чуть ли не личное охранное подразделение. Такая себе, небольшая армия из очень тренированных ребят. - Понижая голос, сказала Настя.
   - Об этом можно было и так догадаться. Что по факту тебе о нем известно? Есть ли возможность как-то на него давить и оградиться от его манипуляций? - Расстроившись, спросил я.
   - Я не знаю, насколько это вообще возможно. Вряд ли помогут деньги или что-либо еще. У него огромный ресурс и мощности. Накопать на него компромата у меня получилось. И довольно много. Но как дать ход этому материалу я не знаю. К тому же мне страшно, и я не буду в это лезть. Максимум чем могу помочь - отдать все документы тебе. - Безапелляционно отрезала Настя.
   - Хорошо, дальше буду сам разбираться. Спасибо. И прости, что заставил так нервничать. - Успокаивающе произнес я.
   - Переживу. Но смотри, чтобы эта собака сутулая не просекла, кто тебе помогал, если вдруг что. - Неуверенно глянув на меня, попросила она.
   - Ни за что не допущу этого. - Посмотрев ей в глаза, ответил я.
   - Тогда я дам тебе знать, когда все будет готово. И...Береги себя. - Поднимаясь со стула, сказала Настя, смотря куда-то в пол.
   - Конечно. Не переживай. - Кивнул я ей в ответ.
   Неприятно было ощутить себя беспомощным. Она ведь права, сколько бы у меня не было денег, в этом городе я не смогу с ним бороться. Учитывая, как глубоко этот паразит пустил свои корни здесь. Но и уезжать не мой вариант. В любом случае я не смогу забрать с собой всех родных и близких, да и я искренне люблю это место. Море, воздух, шумные улицы. Придется что-то придумывать по ходу дела.
   Просидев с отсутствующим видом некоторое время, я решил как-то отвлечься и продолжил свою священную войну с гнилой формой феминизма, к которым недавно присоединились еще и неадекватные бодипозитивщицы. Еще один тип женщин, которые интерпретировали движение, призванное поддержать неполноценных людей или калек, как отличную возможность не следить за собой. Осталось еще поругаться с веганшами и лесбиянками, для полного набора. Хотя, иногда складывалось впечатление, что все это возникало одно за другим в женских головах.
   Задумавшись над тем, не перегибаю ли я палку, я все удивлялся их призывам и лозунгам. Каждая здравомыслящая женщина, по их мнению, просто обязана была меня возненавидеть. Хотя я и не думал обижать слабый пол. Всю жизнь, я относился к ним уважительно и был за равноправие. И уж тем-более я не испытываю каких-либо негативных чувств к нормальным феминисткам, лесбиянкам, веганам и бодипозитивщицам. Просто считаю, что есть границы, переступая которые, общество начинает разлагаться.
   Я отвлекся от этих мыслей, вспомнив, что у меня на сегодня было еще одно дело. Мне предложили провести что-то вроде лекции, рассказать про творчество, ответить на вопросы студентов в одном университете. Посчитав это не такой уж плохой идеей, я согласился, но совершенно забыл об этом.
   Пришлось сильно поспешить, чтобы не сильно опоздать на это мероприятие. Перед входом в аудиторию я попытался привести себя в порядок, посмотрев в зеркало. Видок немного помятый после вчерашнего, да и голова побаливает, но вроде бы все в пределах нормы.
   Войдя в лекционный амфитеатр, я окинул его взглядом и довольно сильно удивился. Он был забит под завязку. Молодые лица студентов и довольно много преподавателей этого университета, замолкнув, с интересом уставились на меня. Что ж, такой аншлаг немного выбил меня из колеи. Я и сходки то со своими фанатами почти никогда не устраивал и опыта публичных выступлений у меня было мало. Одно дело играть на камеру, совсем другое перед такой толпой.
   Поначалу немного растерявшись, я забыл, с чего хотел начать свое повествование и начал импровизировать. По плану мне стоило представиться, быстренько рассказать основные моменты и перескочить на ответы на вопросы, так как вдаваться в какие-то подробности написания книг или раскрывать секреты успеха я бы не смог, потому-как и сам то их толком не знал. У меня просто был свой путь за плечами. И рассказывать его в детальных подробностях было бы глупо.
   К счастью, мне быстро удалось взять себя в руки и вернуть самообладание. Все пошло на лад и мне даже начинало нравиться. Видимо, рассказывал я складно, так как аудитория меня молча слушала. Закончив, я попросил задавать вопросы и тут же поднялась суматоха. Как оказалось - я был интересен публике и, вероятно, зря редко давал возможность с собой пообщаться.
   Один за другим следовали совершенно неожиданные вопросы. Их интересовало все, от моего распорядка дня до мыслей, которые посещают меня в душе. Стараясь отвечать быстро и честно, чтобы не обидеть никого и успеть за оставшееся время, мой взгляд бегал по аудитории и внезапно зацепился за знакомое лицо. По коже пробежал холодок и на секунду я перестал слышать, что происходит вокруг, уставившись на злобный взгляд Бориса, словно впившийся в мою душу.
   Аудитория, кажется, почувствовала мои эмоции и тоже на секунду притихла. Тут же переведя взгляд на следующего студента с поднятой рукой, я продолжил работать со слушателями, постаравшись откинуть мысли о надвигающейся беде.
   Под конец я довольно сильно устал. Подобное выступление перед публикой довольно сильно выматывает. Но в целом я был доволен собой, все прошло просто отлично. Сказав заключительные слова, я поклонился и услышал над своей головой хлопки. Подняв взгляд, я увидел Бориса, одиноко вставшего со своего места и усердно хлопающего в ладоши. Публика быстро подхватила его начинание и обдала меня овациями.
   Что ж, это должно было быть приятно, но, понемногу отходя от ража выступления, я все больше уходил в себя. Отвратительное чувство опасности просто кричало мне - "БЕГИ". Понимая, что это бесполезно, я просто вышел на улицу, подкурил сигарету и молча ждал, пока Борис подойдет ко мне.
   - Прогуляемся по этому чудесному парку? - Раздалось за спиной.
   - Почему бы и нет, он и вправду красив. - Согласился я, окидывая взглядом великолепное место, напротив которого располагался этот университет.
   - Вы меня удивляете в последнее время, дружище, взялись за ум, творите великие дела. Наслышан о фонде по борьбе с наркотической зависимостью и полон слухов о Вашем будущем великом творении. - Произнес Борис.
   - Удивлен, что вы знаете. Я не особо разглашал информацию о своей новой книге и о чем она будет. - На самом деле не особо удивившись, произнес я, понемногу привыкая к подобным его выпадам.
   - Помилуйте, в наш век, все, что вы только начали вводить на клавиатуре своего ноутбука - уже может попасть в чужие руки. Неужели Вы об этом не слышали? - Хмыкнул он.
   - Наслышан, но не думал, что я могу быть кому-то настолько интересен. - Ответил я.
   - Примите от меня пожертвование в честь фонда? Презираю наркотики. - Спросил он.
   - Пока в этом нет нужды. Не удивлюсь, если ваше презрение не мешает вам их успешно распространять. - В своей обычной манере, сказал я.
   - За что Вы так рьяно боретесь, мой юный друг? Я могу понять, зачем был создан фонд. Лишь дань Вашему прошлому. Но все эти намерения изменить мир к лучшему...Это же просто юношеский бред, неосуществимая мечта. Никогда не думал, что Вы такой. К чему все это? - Совершенно беззлобно и даже с интересом спросил Борис.
   - Почему же у меня не должно быть такого желания? Я хочу помочь тем, кто в этом нуждается. - Просто ответил я.
   - Не кажется ли Вам это жестоким? Вы хотите дать надежду людям, иллюзию свободы, которой они никогда не смогут воспользоваться. И, о уверяю Вас, многим это совершенно без надобности. Я сейчас имею ввиду Ваш кропотливый труд над книгой, по большей части. - Ухмыляясь, произнес он.
   - Что ж, значит я глупец, который все еще верит в невероятное и в хороших людей. Я вполне отдаю себе в этом отчет. Но без этого, я не стал бы тем, кто я есть. Без этого, я не смог бы писать. - Уверенно ответил я.
   - О! Я прекрасно понимаю это. Так же, как и то, что в Вашем случае, тут не обошлось без происков того великого чувства, что мы называем любовью. Это читается у Вас в глазах. Есть та, ради которой Вы готовы обрушить сами небеса. Как это необыкновенно, в наше время. Вы все еще уникальны, в моих глазах, хотя и разочаровываете подобной глупостью. - Возвышенно сказал Борис.
   Я проигнорировал его слова. Мы молча шли по тропе, заходя в глубь парка. Остановившись у озера и закурив, Борис продолжил разговор:
   - Но подумайте вот о чем. Неужели Вы готовы на жертвы, ради каких-то условных людей, которых Вы даже никогда не видели? Люди - это грязь, дорогой мой. Извращенные и эгоистичные создания. Каждый, от ребенка до старика затаил настоящего зверя внутри своей жалкой души. Мы все греховны и не имеем право на прощение, так к чему же быть таким сентиментальным? - Спросил он.
   - Я не верю в Бога, но и не претендую на его роль. У каждого - свои скелеты в шкафу, но мне нравится считать, что каждый может заслуживать прощения. То, что мы все греховны, нас и сближает. - Так же затянувшись дымом, ответил я.
   - Ваш взор затуманен чувствами, о Творец. Попробую достучаться до Вашего разума. Подумайте только, какие перспективы я могу Вам дать, если Вы все же примите мою просьбу? В какой-то мере - Вы будете неприкосновенны и свободны в своей деятельности. Помочь одному злодею, чтобы попробовать спасти многих нуждающихся в этом. Как Вам подобная постановка классического выбора меньшего зла? - С нескрываемой насмешкой спросил Борис.
   - Я все же вынужден отказаться. Поймите, я не корчу из себя святого и не собираюсь кого-то спасать. Моя цель - лишь делать то, что я считаю правильным и хорошим в моем субъективном понимании. И я не собираюсь отступать от своих принципов, иначе сорвусь с этого пути. - Глядя прямо ему в глаза, произнес я.
   - Что ж, мы в чем-то схожи и у меня тоже есть дело принципа - я должен получить то, что я хочу - иначе мне не будет покоя. - В его глазах на секунду мелькнуло самое настоящие пламя, а затем я почувствовал, как подобравшись ко мне со спины, кто-то воткнул шприц в шею.
   29. С трудом разомкнув веки, я ощутил дискомфорт во всем теле. Тусклый свет в помещении не давал мне рассмотреть, где же я очутился. Попытавшись пошевелить руками и ногами, я понял, что нахожусь в подвешенном состоянии и привязан к чему-то.
   - Очнулся, наконец-то. - Раздался знакомый голос откуда-то спереди.
   Голова шла кругом, в глазах был расфокус. Попытавшись присмотреться, я увидел лишь тлеющий огонек сигареты в полутьме.
   - Не переживай, эффект быстро пройдет. Это даже не наркотик, тебя просто вырубили на время - Продолжил Борис, совершенно иным тоном, чем обычно.
   - Где я? - Ватными губами задал я вопрос.
   - У меня в гостях. - Ответил он.
   Где-то сбоку раздался шорох и стон. Посмотрев туда, я с ужасом увидел Аню, привязанную к стулу и с кляпом во рту.
   - Что все это значит?! - Зарычал я.
   - То, что я всегда получаю желаемое. Теперь дело не в том, согласишься ты или нет, а в том, как будешь наказан за свою дерзость. - С удовольствием растягивая слова, произнес он.
   - Отпусти её. - Настойчиво продолжил я.
   - ТЫ НЕ В ТОМ ПОЛОЖЕНИИ, ЧТОБЫ ТАК СО МНОЙ РАЗГОВАРИВАТЬ! - За секунду его лицо оказалось прямо перед моим, глаза бегали, словно у сумасшедшего, а слова вылетали с оглушающим грохотом.
   - Все это ради того, чтобы я просто был в твоей выборной компании? Что за абсурд?! - Тяжело выговаривая слова, спросил я.
   - Насрать мне на это. Я просто захотел сделать тебе больно. Ты зарвавшийся юнец, но ты можешь быть потенциально опасен. К тому же ты посмел мне отказать. А такое спускать я не намерен. - Прыгая в интонациях и принявшись суетливо ходить по комнате, перебирая пальцами рук, ответил он.
   Сейчас Борис совершенно не был похож на себя. От его статного и загадочного образа не осталось и следа. Сейчас передо мной был мальчишка, которому родители запретили играть с любимой игрушкой. В его глазах бегал сумасшедший огонек, движения были резкие и нескладные, будто все его тело горело от нетерпения и ожидало чего-то.
   - Ну что, малыш, теперь-то ты не против со мной работать? - Внезапно подскочив к Ане, он расхохотался, откуда-то достал нож и приставил к её горлу, делая небольшой надрез., а затем резко нагнувшись, слизал выступившую кровь.
   - Безумный уебок, отойди от неё. - Просипел я, пытаясь высвободить руки.
   Тут же кожа на моей спине лопнула, от сильного удара чем-то хлестким. На секунду от боли я даже потерял сознание. Оказалось, охрана Бориса так же была в комнате, просто находилась вне поля моего зрения.
   - У меня здесь весело, скажи?! - Визгливо заорал Борис.
   Сильно болела голова, я чувствовал, как с носа шла кровь. Этого еще не хватало. Я, кажется, уже как неделю забывал пить свои лекарства и перестал вести здоровый образ жизни, а стресс и неизвестный препарат, введенный мне в шею, вполне могли спровоцировать регресс моей болезни.
   - Ты так и не ответил. Я хочу услышать от тебя, что ты хочешь со мной работать и будешь моим псом. Иначе я сначала изрешечу твою сучку, а затем найду и приведу всех, кто тебе дорог и сделаю с ними тоже самое. Ну же, давай! - Не спеша подойдя ко мне, он аккуратно и не глубоко воткнул нож мне в руку и повел его вниз, делая надрез, при этом понемногу повышая тон своего голоса с каждым словом.
   Делать было нечего, я не могу позволить заставить страдать всех своих близких, ради своей гордости. Покосившись на Аню, что заливалась слезами от страха и обиды, я принял решение
   - Я буду с тобой работать. - Переведя свой взгляд ему в глаза, ответил я.
   - Превосходно. Великолепно! ЧУДЕСНО! - Прогрохотал он, прыгая от восторга и принялся жонглировать ножом.
   В моей голове прыгали мысли. Нужно срочно что-то придумать, пока мы еще живы. Ведь он, очевидно, не отпустит нас просто так.
   - А теперь, настало время самой настоящей драмы. Проверим, насколько ты и вправду герой, каким себя возомнил, малец. У тебя есть выбор. Первый вариант - мои парни развлекаются, прямо здесь и при тебе, с твоей ненаглядной, столько - сколько им захочется. Второй - я медленно и с максимальной жесткостью выколю твой глаз. Очевидно же, что первый вариант далеко не такой страшный, ведь с ней ничего не случиться, кроме морального унижения и пары синяков, ты же будешь мучатся потом всю жизнь. Таково мое наказание. У тебя есть десять секунд, решай. - Сладко, словно нараспев, произнес он эти страшные слова и отошел обратно в темноту.
   Тело пробила дрожь, ком в горле не давал вымолвить и слова. Охватившая меня паника перемешала в голове все мысли. К своему стыду, я действительно задумался над его предложением, малодушно признав его логику. Время будто замедлилось. Мне было страшно. Действительно страшно.
   По щелчку его пальцев, люди, стоявшие позади меня, направились в сторону Ани. Это было три здоровенных амбала. Один из них, подойдя к моей девушке, взял её за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Я же все еще молчал, наблюдая за происходящим. Борис улюлюкал, изображая болельщика футбольной команды. Аня рыдала. Переведя взгляд на меня, она помотала головой и постаралась улыбнуться, дав мне понять, что не хочет, чтобы я лишился глаза.
   - Глаз. - Опустив голову, негромко сказал я.
   - Что-что? Я не расслышал. - Спросил Борис, перестав шуметь и поднеся руку к уху.
   - Глаз. - Из последних сил, выдохнул я.
   - Охохо, как интересно. Знаешь, дружок, ты не менее сумасшедший, чем я. И в глубине души, ты это понимаешь. - С ухмылкой рассматривая свой нож, Борис направился в мою сторону.
   - Её не тронь. - Проигнорировав его слова, сказал я.
   - Ну что ты? Разве канонические злодеи так поступают? Я бы должен сказать сейчас что-то вроде: "Как бы там ни было, я держу свое слово". Но мы же с тобой понимаем - все зависит от того, насколько сильно твои мучения восхитят мои чувства. Так что уж постарайся, покажи нам максимальное отчаяние. А то ей придется дорабатывать за тебя. - Расплывшись в ехидной улыбке, ответил он.
   Его лицо снова оказалось на уровне моего. Поднеся нож к моему левому глазу, он сначала сделал надрез, проведя лезвием ото лба до щеки, не затронув веко. Я засопел от боли. Постаравшись настроиться на предстоящую мне пытку, я хотел отключить сознание и выбросить все мысли из головы. У меня даже практически получилось, но он произнес:
   - Просто, чтобы ты знал. Она носит твоего ребенка. Так что не сопротивляйся и будь хорошим мальчиком, иначе ей все же не поздоровиться. - Практически касаясь своим носом моего и сверля меня своим взглядом, произнес Борис, дико расхохотавшись.
   Мои зрачки расширились от удивления. Эта новость вернула меня в реальность и снова заполнила мою голову, заставляя переживать и паниковать. Ожидая именно такой реакции, Борис без предупреждения вонзил нож мне в глазницу.
   Глаз омерзительно чавкнул. Боль заполнила все мое естество, от кончиков пальцев на ногах до волос на голове. Моя голова пылала страданием, с правой глазницы брызнули слезы. Я начал проваливаться во тьму. Но он не дал мне отключиться, поводив чем-то вроде нашатыря у моего носа.
   Ненадолго оставшись в таком положении, Борис начал медленно проворачивать лезвие. Я знал, что кричу сейчас, но не слышал ничего. В ушах гудело. Сверхчеловеческое омерзение от того, что кто-то ковыряет в моей глазнице смешивалось с все нарастающей адской болью. Пульсировала лишь одна мысль в голове: "Когда же это кончиться". Вероятнее всего, весь процесс не занял и тридцати секунд, но для меня он растянулся на целую вечность.
   Борис отошел от меня, но боль осталась. Я потерял ощущение реальности и просто обвис, издавая булькающие звуки. Он продолжал что-то говорить, смеяться, но я уже не понимал, что происходит. К счастью тьма все же настигла меня, унося в блаженное беспамятство и покой, туда, где нет боли.
   30. Вселенная. Насколько же она велика и насколько невероятна. Сколько тайн она хранит в себе? Дано ли нам узнать их? Почему она так похожа на микроэлементы, что мы видим под микроскопом? Есть ли еще жизнь, кроме нас? Откуда мы и кто мы? И самое главное, что же за ее пределами? Неужели она так же является частью чего-то большего, для чего она такая же соринка, как для нас пыль? Или же что-то неподвластное нашему пониманию, находится там, за границей. Пустота? Или же она бесконечна, что не укладывается у меня в голове, ведь нет на свете ничего бесконечного, это абсолютный закон мироздания, в котором я давно убедился. Скажите, можете ли вы представить идеальную пустоту, не в рамках чего-то, а полнейшею пустоту, без цвета, запаха, какого-либо химического состава? Нет? И я не могу.
   Как же мал наш мир в сравнении с этим огромным пространством. А каждый из нас - вообще, все равно, что не существует. Стоп. Но я же есть. Я же мыслю сейчас. Конечно же я существую.
   Проснувшись, я поморщился от боли и дискомфорта. На душе было погано. Жуткое чувство полнейшей беспомощности, апатии и отвращения к себе сверлило мою голову. Пролежав неподвижно пару минут, я все же решил открыть свой оставшийся глаз и понять где я. Как оказалось - дома. Ани перед моим взглядом не оказалось, что заставило меня паниковать, после произошедшего.
   - Я рядом. - Произнесла она, оказавшись с другой стороны кровати.
   Отвечать ничего не хотелось. Промолчав, я просто продолжил смотреть в стену. Каким образом я оказался дома, что произошло после того, как я потерял сознание, кто залатал рану на глазу и на спине, почему я не в больнице и другие подобные вопросы задавать не было сил. Как и не было их на то, чтобы посмотреть Ане в глаза.
   В дополнении ко всему у меня болело все тело. Голова, глаза, спина, руки - все горело адским пламенем. Даже сильно захотев, я бы едва ли смог подняться с кровати.
   За эти пару минут после моего пробуждения, наиболее частая мысль в моей голове была о суициде. Я действительно был в тупике, что делать дальше непонятно. На меня одели ошейник и унизили, показали место. Свои яйца можно смело вешать на крючок в прихожей - иначе пострадать может кто угодно из моих близких. А повторения вчерашнего я больше не хочу.
   - Почему ты мне ничего не сказала? - Вспомнив о вчерашней фразе Бориса, спросил я.
   - Я не была уверена. Перед тем, как меня схватили, я была у врача, чтобы подтвердить беременность. - Ответила Аня.
   - Но ты же догадывалась об этом уже какое-то время. Боялась, что я не приму такой поворот? - Напрямую спросил я.
   - Я не знала, как ты это воспримешь. Боялась все испортить. - Тихо произнесла Аня.
   - Понятно. - Сказал я.
   - Это все, что ты мне скажешь? - Дрожащим голосом, спросила она.
   Я молчал. Мне нечего было ей сейчас сказать. Пообещать светлое будущее, счастливую семью? После всего, что я сделал, после того, что она из-за меня пережила?
   - Мне страшно, поговори со мной. - Тем же тоном, попросила она.
   - Прости. - Не найдя в себе сил, произнес я.
   - Я...Я не знаю, что теперь делать. Чего ожидать? Кто этот человек и почему он так поступил с нами? Что он хотел от тебя? - Срывающимся голосом, она начала задавать вопросы.
   Чувствуя, что она в панике, я постарался придумать, что ей ответить, чтобы успокоить, но вспомнив, в каком виде сейчас нахожусь сам, представил, насколько же это будет глупо выглядеть.
   - Ань, мне придется уйти. - Негромко, но вкрадчиво сказал я, остановив её на полуслове.
   Все еще не отваживаясь посмотреть на неё, я чувствовал, насколько сейчас сделал ей больно. Вместо того, чтобы ободрить и защитить, я сказал то, что сказал. Но других вариантов нет. Пока я не решу все свои проблемы, мне не будет покоя. А втягивать в это еще кого-то я больше не намерен. Разорвать все связи и остаться один на один - единственный правильный вариант.
   Пауза затянулась. Наверняка эта фраза выбила её из колеи.
   - Ты шутишь? После всего этого просто взять и уйти? - В её голосе чувствовалось отчаяние и обида.
   - Да. И не пытайся со мной связаться больше. Заберу только машину - остальное твое. - Совершая сверхчеловеческое усилие и опираясь на руки, я стал подниматься с постели.
   - Не делай этого, ты не справишься один... Ты не вернешься, я чувствую это. - Сквозь слезы попросила Аня.
   - Прости. - Еще раз сказал я.
   Так гадко мне еще никогда не было. Ком подступил к горлу. Даже представить сложно, как это выглядело бы со стороны. Но рядом со мной она будет в куда большей опасности.
   Опираясь на мебель и стены, я дошел до двери, взял куртку, ключи от машины и посмотрев на Аню, едва не заставил себя передумать. Она была в шоке от произошедшего.
   Отбросив все сомнения, я открыл дверь и вышел с квартиры. Спуск по лестнице с третьего этажа занял у меня больше десяти минут. Я даже не представляю, как сейчас сяду за руль.
   Добравшись до машины, я первым делом позвонил Олегу.
   - Привет. Выслушай, без лишних вопросов, пожалуйста. - Попросил я.
   - Выкладывай. - Просто ответил он.
   - Можешь приехать ко мне прямо сейчас? Аня одна, присмотри за ней и помоги, чем можешь, пожалуйста. Мне придется на время уйти. - Продолжил я.
   - Конечно я приеду, но мне не нравиться твой настрой. Что произошло? - Насторожился он.
   - Не могу рассказать. Возможно меня не будет долго. Сможешь помочь ей в мое отсутствие? - Еще раз попросил я.
   - Да. Не исчезай надолго. - В ответ сказал он.
   - Спасибо. Счастливо. - Попрощался я и положил трубку.
   Олег - лучший вариант для подобной просьбы. Он не задает лишних вопросов, понимая в чем суть проблемы и просто помогает решить её.
   Перед глазами плыло, тело не хотело слушаться. Я держался исключительно на силе воли. Заведя машину, я медленно тронулся в сторону своей старой квартиры. Повезло, что не было сильной загруженности на дорогах.
   На удивление благополучно добравшись до нужного адреса, я остановился, но сил подняться на нужный этаж в себе не нашел и просто вырубился в машине.
   Очнулся я, когда н улице уже было темно. Сильно тошнило. Посмотрев на себя, я с удивлением обнаружил, что одет в чистую одежду. Кинув взгляд в зеркало машины, я увидел повязку на поврежденном глазу. Кто же все-таки подлатал меня, даже одел в чистую одежду, еще и домой нас с Аней довез? Неужели Борис позаботился напоследок о своем пёсике?
   Остался последний рывок. Подняться в дом и отлежаться, приходя в чувство.
   31. Оказывается, раньше я и малейшего понятия не имел, что такое настоящее отчаяние. Хотелось только умереть, исчезнуть, больше не участвовать в этом всем. Все телефоны я выключил. Кроме одного, который я обнаружил в своем кармане. Приложенная к нему записка, дала понять, что мне стоит всегда быть на связи.
   Следующие две недели я спал, ел и вызывал врача на дом, чтобы менять повязки. Все это время так ни разу и не посмотрел на себя в зеркало, боясь увидеть то, что оно мне покажет.
   Круглые сутки я находился в ожидании чего-то. Было ясно, что рано или поздно мне придется начать плясать под его дудку. Вероятно, сейчас мне просто дали время оклематься от пережитого.
   Сильно хотелось курить, но все запасы сигарет закончились. Вызывать курьера было глупо ради этого, поэтому, накинув балахон и натянув капюшон я все же решил сходить сам.
   Попав наружу, я вдохнул свежего воздуха и направился к ближайшему ларьку, выбрав кратчайший путь по темным переулкам. На улицах было пустынно, изредка проходили мимо одинокие пьяницы или спешащие попасть домой люди. Все же уже глубокая ночь. Кинув взгляд через дорогу, я увидел старика, опершегося на стену. Хоть и было темно, но создавалось впечатление, будто ему стало плохо. Он держал руку на сердце и, кажется, тяжело дышал. У меня промелькнула мысль, что было бы не плохо помочь ему, узнать все ли в порядке и вызвать скорую, если нужно. Но на долго в моей голове она не задержалась. Просто отвернувшись я пошел дальше, все еще погруженный в отвратительные воспоминания, что опустошали мою душу.
   Шел я не спеша, едва переступая с ноги на ногу, из-за чего даже не заметил, происходящий прямо передо мной кипишь. Чуть не напоровшись на двух мужиков, что злобно кричали на маленькую девочку и по очереди выписывали ей пощечины. Девчушке было лет двенадцать, сверля этих двоих взглядом, она молчала, гордо задрав нос и смахивая слезы с, уже красных и раздувшихся от ударов, щек. Оторопев от подобного, я остановился почти в плотную к ним и что-то во мне дрогнуло. Леденящий холод и абсолютная отчужденность, поглотившие мое сознание, стали понемногу сменятся гневом, закипающим в сердце.
   - Ты что, шлюха малолетняя, думала мы не узнаем? Сколько еще раз мне это спросить? - Рычал один из них.
   - Решила, что может отлынивать, тварь! Упаси тебя господь еще хотя бы раз куда-то сбежать на пару часов. Я не посмотрю, что ты еще маленькая, и вместо того, чтобы милостыню просить пойдешь уже в бордель, в рот брать! - Не сдерживаясь в выражениях, снова замахнулся, чтобы выдать очередную пощечину, второй мужик.
   Увлеченные процессом, они совершенно меня не замечали, что позволило схватить ублюдка за руку и остановить удар. Вся троица тут же перевела взгляд на меня и остепенела. У всех троих читался страх с ноткой отвращения в глазах, вероятно из-за моей внешности. Я и сам не понял, что произошло, зачем я в это ввязался и вместо того, чтобы хотя-бы сразу воспользоваться своим положением и вывести из строя одного из них, пока они меня не замечали, я просто продолжал держать руку замахнувшегося на девочку мужика. Постояв так буквально несколько секунд, в абсолютном молчании, я ударил по лицу того, что держал и тут же меня оттолкнул второй.
   - Хули ты лезешь, мудила?! - Надвигаясь на меня, спросил толкнувший.
   - Ты хоть знаешь на кого руку поднял? - Утирая кровь с носа, спросил другой.
   Желания вести с ними диалог у меня не было, поэтому запустив руку в карман, я достал оттуда перцовый баллон и залил обоих. Видимо, находясь в шоке от происходящего, они не успели сориентироваться и даже не прикрыли глаза, что было мне на руку.
   Поднялся крик, оба мужика вопили и начали махать руками во все стороны и в то же время утирая выступившие слезы. Не долго думая, я врезал с ноги по яйцам одному из них и дождавшись пока он согнется пополам, взял его голову в руки и со всей силы ударил коленом в нос. Услышав характерный хруст, я толкнул его на пол и добавил еще ногой по печени. Оставив его лежать, я принялся за второго и так же сделал ему проблемы со здоровьем.
   Да, возможно дерусь я грязно, но зато действенно. В этом плане никогда не был рыцарем и понятие чести давно вычеркнул из своего списка достоинств.
   - Пойдем. - Сказал я девочке, выслушивая яростный трехэтажный мат побежденных.
   - Никуда я не пойду с тобой, ты страшный. - Начав пятиться, произнесла она.
   - Девчонка наша, тронешь её - найдем. Хотя тебя и так уже закопают. - Засипел один из отдыхающих на полу ребят.
   - Закрой пасть, животное. - Бросил я ему, ударив в живот ногой.
   - Босс такого не терпит, не спрячешься. Он страшный человек. - Все еще стараясь протереть глаза, произнес второй.
   - Я не лучше. - Ответил я и взяв испуганную девчонку за руку, поспешил увести её подальше от этих ублюдков.
   Она явно испытывала нешуточный страх. Этих двоих она хотя-бы знала. Тихо ненавидела и мечтала о том, как убьет их, конечно, но знала. Я же в данный момент, явно производил не лучшее впечатление.
   - Куда мы идем? - Спросила она.
   - Где ты живешь? - Вопросом на вопрос ответил я.
   - Где придется. У меня нет дома. Родителей тоже нет - Произнесла девочка.
   - Тогда пойдем в участок, там тебя направят в какой-то детдом, всяко лучше, чем здесь. - Не придумав ничего лучше, сказал я.
   - Не пойду я в участок и в детдом тоже не вернусь. - Начав вырываться из моей руки, тихо но настойчиво сказала она.
   - Хочешь сказать, такая жизнь тебе нравится больше? - Остановившись и отпустив её спросил я.
   - Конечно. Вы не знаете, о чем говорите. Я еще покажу всем, на что способна. Но сначала мне нужны деньги. - Сверля меня глазами, уверенно сказала девочка.
   - Думаешь есть смысл возвращаться к этим ублюдкам, после того, что произошло? О каких деньгах или будущем ты вообще говоришь? Они же пользуются тобой. - Постарался объяснить я.
   - Значит сбегу, перееду в другой район. Или вообще город. - Сжав кулаки, сказала она.
   - Там будет тоже самое. Хочешь всем показать? Каким образом? Сама станешь крышевать малолеток, просящих милостыню? Такой ты себе выбрала путь? - Немного раздражаясь, спросил я.
   - Я...Я не знаю еще. Но я стану крутой и тогда посмотрим. - Не сдавалась она.
   - Как тебя зовут? - Окинув её взглядом, спросил я.
   - Маша. А Вас? - Нехотя сказала она.
   - Так вот, Маша, ты станешь крутой, ты сильная девочка. Но сначала тебе нужно набраться знаний, а не позволять помыкать собой. Тут тебя сломают. - Уверенно сказал я.
   - Как вас? - Глядя мне в глаза, спросила она
   Я даже немного запнулся. Не думаю, что она хотела меня задеть, детская непосредственность и интерес руководил ей. В голосе даже слышались нотки сочувствия.
   - Можно и так сказать. - Так же глядя ей в глаза, ответил я.
   - А что произошло с вами? - Продолжила она.
   - Ты любишь мороженное? - Спросил я, вспоминая, есть ли где-то поблизости круглосуточные забегаловки, с более-менее вменяемым контингентом.
   - Конечно. - Немного застеснявшись, сказала Маша.
   - Отлично. - Сказал я и поманил её за собой.
   Шел я не оборачиваясь. Маша немного постояла, раздумывая, стоит ли ей идти за мной, но потом желание поесть сладкого все-же взяло верх и она меня быстро догнала.
   Мы остановились у небольшого, довольно приличного заведения. Внутри играла тихая музыка и отдыхали довольно зажиточные люди, ожидающие ночного поезда. Неподалеку находился железнодорожный вокзал.
   Заказав себе кофе, а Маше тройную порцию мороженного и чизкейк, который она так же захотела попробовать, я устало откинулся в кресле. Могу я хотя-бы за сигаретами выйти без приключений?
   - Ты так и не ответил, что с тобой произошло. Где твой глаз? - Перейдя на ты, спросила Маша.
   - Его забрали злые люди. Со мной произошло то, что всегда происходит с неосторожными идиотами, которые не задумываются о своей жизни и своем будущем. Тоже самое случиться и с тобой, если продолжишь. - Устрашающе произнес я, поняв, что не надел глазную появзку, чем и вызывал чувство страха и омерзения.
   - А где твои дети? - Спросила она.
   В её понимании, наверняка, у всех взрослых уже должны быть дети. Либо же выгляжу я сейчас гораздо старше своих лет, что натолкнуло её на подобный вопрос.
   - Моя девушка беременна, но детей у меня пока нет. - Честно ответил я. Какой смысл скрывать что-то от ребенка. Мне хотелось высказаться, хотя бы ей. Просто произнести что-то в слух.
   - Так а какого же черта ты тогда здесь, а не с ней? Зачем связался с плохими людьми? - Немного зло спросила Маша.
   - Не все получается так, как нам бы того хотелось. Жизнь не проста, у меня не было выбора. - Покачал головой я.
   - Глупости какие. Всегда есть какой-то выбор. Я вот не захотела жить, как скот в детдоме, где из нас растят комнатных животных и сбежала. Я точно стану великой. Потому-что я так хочу. - Стукнув кулачком по столу, заявила она.
   - Ты помнишь своих родителей? - Спросил я.
   - Только маму, плохо правда. Папа погиб, еще до моего рождения, а мама сильно болела и все время переживала, что же со мной будет, если её не станет. Она была хорошей и многому меня научила. - Опустив взгляд, сказала девочка.
   - Скучаешь? - Странное чувство теплилось у меня внутри. Мне было искренне жаль Машу, хотелось чем-то помочь. А также я однозначно не хотел, чтобы мой будущий ребенок очутился в такой же ситуации.
   - Да. Но я смирилась. Зато теперь точно знаю, что мои дети будут счастливы и я никогда их не оставлю. И у них будет все! - Искорка пробежала в её глазах.
   - Уверен, что так оно и будет. Ты необычная девочка, я таких еще не встречал. Не растеряй свою уверенность. - Улыбнулся я. - Кем бы ты хотела стать?
   - Не знаю еще. Хочу, чтобы меня все знали, любили и при этом я еще и полезное что-то делала. - Мечтательно протянула она.
   - У тебя есть телефон? - Глянув на неё, спросил я.
   - Нет. - Прозвучало в ответ.
   - Тогда поступим следующим образом. Заставлять тебя что-то делать или насильно вести в участок я не стану, все равно ведь по-своему сделаешь. Это будет твой выбор. Я оставлю тебе несколько телефонов и сейчас же сниму с карты денег. Захочешь стать кем-то, воспользуешься ими по назначению, купишь себе телефон и свяжешься с теми, кого я тебе назову. Если же нет - потратишь их на что захочешь либо же у тебя их отнимут те двое. - Просто сказал я, глядя на так удачно оказавшийся через дорогу банкомат.
   Маша удивленно молчала, не ожидая подобного поворота. Я подозвал официанта и попросил ручку с бумагой. Написав ей несколько номеров - управляющего моего благотворительного центра, что мог бы помочь защитить девочку, воспользовавшись своими связями, журналистки Насти и одного моего знакомого блогера, отличавшегося крайней добротой и сочувствием, которые могли бы направить девочку по нужному пути и моего менеджера, если вдруг ей понадобиться связаться со мной или же какая-то другая помощь.
   - Тебе придется воспользоваться навыками убеждения и объяснить ситуацию, чтобы заручиться поддержкой этих людей, но они могут дать тебе то, что нужно. - Протянул я ей листок.
   - Я подумаю над этим. Зачем ты мне помогаешь? - Взяв листок, удивленно спросила Маша.
   - Потому что мне так хочется, разве нужна какая-то причина? - Ухмыльнулся я.
   - Спасибо. Ты хороший человек, возвращайся к своей семье. - Участливо сказала она.
   - Обязательно. - Соврал я и попросил счет.
   На улице уже начало светать. Рассчитавшись за сладости, я дал Маше денег и решил, что настала пора вернуться домой.
   - Спасибо и тебе. Ты уже крутая, не забывай об этом. - Положив руку ей на плечо, произнес я.
   Она обняла меня на несколько секунд, улыбнулась и забавно пожала мне руку.
   - Все будет в лучшем виде. Иди домой, страшила. - Засмеявшись бросила она напоследок и развернувшись куда-то заспешила.
   Что ж, я сделал все, что было сейчас в моих силах. Посмотрев ей в след, я пошел к ларьку, все же купил себе сигарет и затянувшись дымом направился домой.
   Маша смогла что-то сделать со мной. Заставила приоткрыть глаза и задуматься.
   Мужики на обратном пути мне уже не встретились, но вот на том месте, где я видел старика, стояла скорая, загружая в карету черный мешок. Тупо уставившись на происходящее, мне стало не по себе. Возможно я мог спасти его и предотвратить беду, но зациклившись на своих проблемах, я не сделал этого.
   Покачав головой, я выбросил окурок и наконец поднялся в свою квартиру.
   32. Лежа в темноте на кровати, я размышлял. На протяжении всего этого времени, меня одолевали мысли о моих друзьях, семье, Ане. Они всегда помогали мне, холили и лелеяли, чтобы я не делал и как бы низко не падал, будто оберегая и храня для чего-то по-настоящему важного. Да если бы не они, я бы уже давно валялся в каком-то притоне, сгнивая заживо. Чем я заслужил такое отношения? Чем я отплатил в итоге, выстроив их в расчетный ряд под дулом бандитского пистолета?
   Эта мысль не давала мне покоя. Так же, как и мысль о том, что у меня будет ребенок. Она просто не укладывалась в моей голове. Разве я когда-либо задумывался над тем, чтобы обзавестись семьей и детьми? Отнюдь. Я наоборот, всегда старался избегать ответственности. Но сейчас то уже никуда не деться. Нет, даже не так. Я хочу, чтобы этот ребенок появился на свет, именно от этой девушки.
   Какой-то странный огонек зажегся внутри меня, словно нечто щелкнуло, кто-то нажал на кнопку с тех пор, как я повстречался с Машей. Не слишком ли рано я опустил руки, имея такой стимул для действий? Мне нужно встать и сделать все, для того, чтобы защитить всех своих близких, своего будущего ребенка. Дать ему шанс расти в лучшем мире, не боясь каких-то ублюдков, вроде Бориса.
   Прокручивая в голове последние события своей жизни, я, то испытывал сумасшедший подъем, вспоминая действительно счастливые моменты, то клокотал от ненависти, когда перед глазами всплывало столь неприятное мне лицо. Удивительное нечто, что давно спало внутри меня, сейчас оскалилось, отключая все страхи и переживания, оставляя только гнев, инстинкты и жажду мести. Что ж, настало время платить по счетам.
   Поднявшись с кровати, я подошел к занавешенному зеркалу, протянул руку к покрывалу, что висело на нем и, немного погодя, рывком сорвал его.
   - Блять... - Выдохнул я, глядя на свое отражение.
   Да уж, видок тот еще. На одной руке нет пальца, на другой длинный, свежий шрам от пореза, проходящий через татуировку. Решившись все же снять повязку с глаза, я едва не блеванул от отвращения. От вида пустой глазницы, с длинным и отвратительным шрамом ото лба почти до губы становилось не по себе. В довольно сильно отросших волосах пробилась целая седая прядь, ярко выделяющаяся на фоне моего натурального черного цвета. Само тело довольно исхудало, так как я почти не ел в последнее время. Повернувшись спиной к зеркалу, я, извернувшись, так же увидел широкую рану, все еще покрытую коркой. Вероятно, кожа довольно сильно лопнула от того удара и долго заживала. И все это - последние из приобретенных увечий, не считая царапин на ногах, руках, небольшого шрама на губе и скрытого под волосами на виске, оставшихся с тех пор, как меня ограбили. Если к этому всему еще добавить мое угрюмое выражение лица, тату, покрывавшие тело и давно сбитые в драках костяшки на пальцах - то выглядел я, довольно...экстравагантно.
   Посмотрев на себя несколько минут, я принял то, что со мной произошло. Пришло понимание того, что сейчас мне абсолютно все равно на мой внешний вид и дискомфорт. Стало немного легче.
   Настроившись на правильный лад, я принялся думать, с чего бы начать. Но пока каких-либо идей не возникло. Подняв голову к потолку, я увидел то самое грязное пятно, которое так и осталось на своем месте, дожидаясь меня.
   Посмотрев на него несколько минут, я пошел в кладовку, взял наждачную бумагу, шпатлевку и белую краску. Еще от прежних хозяев там осталось куча полезных в ремонте инструментов. Поставив лестницу, я поднялся к потолку и принялся за работу. Через каких-то пол часа от пятна не осталось и следа. Как бы было замечательно, если бы ото всех последствий моего прошлого можно было бы избавиться с такой же легкостью.
   В этот момент раздались звуки глухой вибрации телефона, подсунутого мне Борисом.
   - Приветствую Вас, мой дорогой друг. - Услышал я его голос, подняв трубку.
   - Слушаю. - Ответил я.
   - Как себя чувствуете? Пришли в себя? - Участливо спросил он.
   - Да. - Не наделяя голос какими-либо эмоциями сказал я.
   - Что ж, я рад. Хотелось бы принести свои извинения, я был вынужден поступить таким образом. - Немного виноватым тоном продолжил он.
   - Могу понять. Вы просто делаете то, что вам хочется, как и я. Только разница в том, что вы психопат, а я нет. - Холодно ответил я.
   - Знаете, Художник, я надеялся, что Вы поймете. После того, что между нами произошло, я не могу найти себе места. Смутно припоминаю те события, все будто во сне. Но с тех пор, есть непонятное ощущение, что-то изменилось, меня преследует едва уловимое чувство беды. - Задумчиво произнес он.
   - Душевнобольным, вроде вас, место в психушке. Что вам нужно от меня сейчас? - Спросил я.
   - Ну, раз уж мы теперь работаем вместе, будьте любезны ознакомиться с моей программой, я вышлю её Вам на почту, а также начать действовать в нужном направлении. Я не прошу распевать мне дифирамбы на каждом шагу, всего лишь поддерживать и распространять мои официальные заявления в сети, СМИ и на публичных выступлениях. - Ответил Борис.
   - Как мне кажется, именно это и значит распевать дифирамбы. - Немного раздраженно произнес я.
   - Не то чтобы меня интересовало Ваше мнение. Просто делайте, что я Вам говорю, иначе я больше не буду церемониться. К сожалению, мой интерес к Вам понемногу пропадает. Вечно я так, знаете ли? Как в детстве. Мне нравились котята, что весной целым выводком весело бегали по нашему двору. Матушка запрещала мне с ними играть, считая их грязными и отвратительными созданиями. А мне ведь так хотелось, что я не мог себя порой сдержать, за что частенько бывал наказан. И вот, как только выдавалась столь редкая возможность, я успевал схватить одного из пушистых малюток. Моя страсть к ним порой была так сильна, что, сильно сжав, я ломал им лапки или хребет. Конечно же, им мои игры не нравились, да и к тому же после такого они переставали задорно бегать по двору с другими котятами и выглядели настолько жалко, беспомощно и отвратительно, что я совершенно терял к ним интерес и даже испытывал омерзение. Выкидывая сломанного котёнка, я бежал за другим. И так до тех пор, пока меня не ловила матушка. Очень уж непостоянный и переменчивый у меня характер, как Вы могли заметить. И хоть детство уже давно позади, но во мне мало что изменилось с тех пор. - Довольно задорным тоном, словно рассказывая совершенно обычную веселую историю, произнес Борис.
   - Я услышал. - Не особо удивившись подобному откровению с его стороны ответил я.
   - Тогда желаю удачи. Искренне надеюсь, что впредь мы обойдемся без глупостей. - Сказал Борис и положил трубку.
   И я так же на это надеюсь. Больше глупостей совершать я не намерен.
   Открыв свой ноутбук, я заказал одежду с доставкой на дом. Чтобы не распугивать окружающих, выбирал такую, которая как можно более сильно скрывала мой внешний вид.
   Когда курьер наконец прибыл, я уже имел приблизительный план действий на ближайшее время. Нет права на ошибку, нужно действовать быстро и четко. Посмотрев на себя в зеркало еще раз, я поправил черную повязку на глазу и улыбнулся дурацкому пафосу, которого она придавала моему внешнему виду, поправил капюшон и направился к выходу.
   Оставив все телефоны дома, я спустился во двор, прошел мимо своей машины, понимая, что отныне - каждое мое движение под наблюдением. Придется добираться до нужного места по старинке.
   Быстрым шагом дойдя до метро, я спустился под землю и нарочно, сделав несколько пересадок, вышел за несколько кварталов от редакции, где работала Настя. Надеюсь она не успела наделать глупостей.
   Поднявшись на нужный этаж, я спросил у секретаря, где я могу найти свою знакомую. К счастью, та оказалась на месте и её попросили выйти ко мне.
   - Куда ты исчез? - Довольно затравленным тоном спросила она.
   - Не важно. Передай мне все документы, все разговоры потом. - Не дав ей продолжить, попросил я.
   - Господи, твое лицо. Это все он?! - Еще более испугано спросила Настя.
   - Настя, пожалуйста, сейчас не время болтать, чем меньше времени я здесь нахожусь - тем лучше. Ты же не хранишь все документы дома? - С надеждой спросил я.
   - Нет, они все тут, под охраной. Сейчас принесу. - Сказала она и ненадолго убежала к себе в кабинет.
   Оставалось только надеяться, что её расследование все же осталось в тайне от чужих ушей. Но даже если это так - действовать нужно быстро, иначе какая-то информация все равно просочиться.
   - Вот, держи и уходи. Наконец-то я избавилась от этого груза. - Дрожащими руками она отдала мне документы и не оборачиваясь, снова ушла.
   Так даже лучше. Теперь нужно забежать в еще одно место и на некоторое время побыть дома, заканчивая все свои дела.
   Припрятав в рюкзак документы, я задумался, где я могу найти необходимую мне вещь. Наверняка подобные штуки остались только в антикварных магазинах и то не в каждом. Придется поискать.
   Довольно долго гуляя по городу и заходя в каждое заведение, где я мог бы приобрести эту древнюю вещицу в рабочем состоянии и со всеми необходимыми принадлежностями, я уже совсем отчаялся, пока не попал в один чудной магазинчик, где продавцом за прилавком являлся его же владелец.
   - Добрый день. - Поздоровался я.
   - Добрый, молодой человек. - С интересом рассматривая меня, ответил старичок, очень добродушного вида.
   - Мне нужна рабочая печатная машинка в хорошем состоянии. Так чтобы я мог прийти домой и сразу же сесть за работу. - Сказал я.
   - Неужто она вам нужна не для интерьера? И впрямь будете использовать? - Удивленно спросил он.
   - Именно так. - Ответил я.
   - Хм...Ну что ж, мой отец был известным журналистом и писателем, а я сколько не старался, так и не смог последовать по его стопам. Но его наследие храню. Эта машинка - что-то вроде семейной реликвии. - Говоря на ходу, он сбегал в соседнюю комнату, возвращаясь с очень элегантным и красивым аппаратом.
   - Выглядит очень дорого. - Сказал я, рассматривая, вероятнее всего, ручную работу.
   На машинке был выгравирован вычурный орнамент. Сама она не казалась громоздкой, скорее очень даже аккуратной. Видно было, что владелец следил за ней и регулярно вытирал, прочищал и смазывал, чтобы ничего не заржавело и не испортилось.
   - Нет-нет, я возьму с вас за неё столько, сколько вам не жалко. Хочу, чтобы эта вещь еще показала себя и подарила миру что-то кроме пыли. Я чувствую, что она вся в нетерпении от скуки и тоски. Передать мне её некому, так как родственников у меня больше нет, так что забирайте. - Уверенно заявил он.
   - Что ж, в таком случае, могу заверить вас, что постараюсь не опорочить её великую историю. - Давно я не встречал людей, что так глубоко проникаются в суть вещей, уважая и относясь как к равному ко всему, что их окружает.
   - Буду верить в это, молодой человек. Желаю удачи. - Радостно улыбнувшись, старик взял сверток с деньгами, который я ему передал и застыл в ступоре.
   Быстро выйдя из магазина, я поспешил домой. Мне было не жалко оставить ему довольно большую сумму. Он отдал мне то, что было ему действительно дорого, не прося за это толком ничего.
   33. Несколько дней я потратил на то, чтобы разобрать и изучить документы, предоставленные Настей, обдумывая, как же мне с ними поступить.
   Вывод напрашивался сам собой. Я понимал, что для того, чтобы чего-то добиться - мне придется поднимать резонанс, пользуясь всеми своими ресурсами. Но пока еще рано, для начала я должен закончить все свои дела.
   Просьбу Бориса я выполнял, поддерживая его в социальных сетях. Но ничего, это еще сыграет мне на руку в будущем.
   Книга была уже на конечном этапе, мне оставалось всего ничего, чтобы её закончить. Невероятное количество информации и мыслей, что мне удалось собрать за все это время было изложено на этих страницах. Дописывал и перепечатывал её, внося правки, я исключительно на той самой машинке, что купил у старичка. Возможно это и паранойя, но пользоваться своим ноутбуком не хотелось, вспоминая о том, как легко Борис достал из него нужную ему информацию.
   К тому же, работая за этим древним аппаратом, я действительно получал некое удовольствие. Возможно это и лишь мое воображение, но ощущения были сродни тем, что я испытывал, приходя играть в игровые автоматы, а не в компьютерные игры. Что-то более живое и настоящее, что хранит память умелых рук, использующих эту вещь до тебя.
   Окончательно все обдумав, я знал, как мне стоит поступить, чтобы закончить все красиво. Осталось потерпеть всего пару дней.
   Глянув на часы, я с удивлением обнаружил, что уже утро. Последние дни я почти не спал, спеша все закончить. Нужно было успеть собраться, чтобы не опоздать на встречу с нотариусом.
   Заварив себе крепкий кофе, я затянулся табачным дымом и постарался унять мандраж. Мне было немного не по себе от осознания того, что я задумал. Это вовсе не похоже на меня, но другого выхода в данной ситуации я найти не могу.
   Не обращая внимания на головную боль, которая уже стала привычной и постоянной, я довольно быстро добрался до нужного адреса. Войдя в офис, я увидел типичного мужичика, в костюме, с лысиной и пузом, довольно невеселого с виду.
   - Добрый день, я записывался вчера к вам на прием, по поводу наследства. - Поздоровался я.
   - Добрый. Помню, у меня все записано. Присаживайтесь. - Указал он на стул.
   - Могу я в данный момент разделить и завещать все свое имущество нескольким людям? - Спросил я.
   - Да, почему бы и нет. Вы чувствуете, что это необходимо? Болеете? - Зачем-то спросил он.
   - Да, довольно серьезно. Не хочу, чтобы это случилось внезапно и застало меня врасплох. - Признался я.
   - Было бы здорово, если бы у вас были какие-либо заключения врача, подтверждающие это. Иначе могут возникнуть вопросы. - Посмотрев мне в глаза с недоверием, сказал он.
   - Они есть. - Доставая документы, полученные от Антона еще во время обнаружения моей опухоли, сказал я.
   - Это все объясняет. Сочувствую. - Совершенно безэмоционально произнес он, наверняка уже насмотревшись на подобные случаи и перестав им удивляться.
   Далее пошло обсуждение, что же и кому я хотел бы оставить. Перечислив свое имущество и деньги на счетах, я предоставил необходимые справки и разделил все между родителями и Аней, ссылаясь на то, что она носит моего ребенка, хоть мы и не состоим в браке. Ей оставался мой бар, большая часть состояния, квартира и машина, родителям немного меньше, но и им хватит на безбедную жизнь. Права на творческое наследие, так же останутся у всех троих в равной степени.
   Наконец выйдя из кабинета, я направился домой к родителям. Но на половине пути свернул к морю. Оставив машину на склоне, я спустился на побережье и сел на песок, глядя на бескрайние просторы. Шум прибоя, чайки в небе и далекие огни судов, направляющихся в порт, согревали душу. Сильный ветер поднимал волны, запах морской воды впивался в ноздри. Сколько же времени я проводил раньше, гуляя по пляжу, вне зависимости от времени года. Природа раскрывалась во всей красе, освобождая голову от лишних мыслей и вдохновляя на созидание.
   Просидев так некоторое время и вдоволь насладившись, я вернулся в машину и не спеша поехал в свой родной дом, по дороге рассматривая улочки, столь любимого мною города.
   Добравшись в нужное место, я открыл входную дверь своим ключом, зная, что дома никого нет. Зайдя в свою комнату, я плюхнулся на кровать, полежал немного. Затем походил по дому, рассматривая старые фотографии, столь любимые моей мамой. Открыл папин бар, достал оттуда коллекционный виски, который сам же ему когда-то и подарил. Он так и стоял не откупоренный. Привычка родителей не позволять себе больше чем нужно и хранить дорогие вещи для особых поводов никуда не делась, даже когда в деньгах не было нужды.
   Что ж, я надеюсь - он не обидеться, если я выпью немного из этой бутылки. Плеснув себе ароматного напитка в бокал, я вышел на балкон, закурил и окинул взглядом родные места. На площадке у дома играли дети, счастливые парочки обнимались на скамейках, бабушки сидели у подъезда, и все так же обсуждали своих соседей. Жизнь идет, как бы там ни было.
   Почувствовав, что готов, я забрался в отцовский тайник, достав из него хоть и старенький, но рабочий боевой пистолет, покинул дом и направился в свою квартирку. Осталось всего ничего.
   34. Пробежав глазами по страницам уже готовой книги, я с удовлетворением отложил её в сторону. Я был действительно доволен результатом. Получилось именно так, как я хотел. Информативно и складно. Даже чуть более жестковато, чем я изначально планировал, но избавившись от страха, я не постеснялся высмеять и показать все, что мне удалось нарыть.
   Теперь остался последний подготовительный этап и весь план придет в действие. Включив камеру, на которую часто раньше записывал блоги, я сел перед ней и приступил к съемке своего последнего ролика:
   - Добрый вечер, друзья. Сегодня будет не совсем привычный для вас формат. Это мое обращение к вам и к моим коллегам - блогерам, писателям, общественным деятелям с просьбой распространить это видео очень быстро и широко, чтобы информация, которую я буду рассказывать, охватила как можно большую аудиторию. Как вы могли заметить, монетизация на данном ролике отключена, а также никакой рекламы не будет, моя цель не нажиться на этом. - Начал я.
   - Все вы, уже, наверняка видели мои посты и ярую поддержку одного человека, что так рьяно стремиться ворваться на политическую арену. Возможно, некоторые, даже послушали мое мнение. Но не спешите с выводами, ведь он - один из самых отвратительных людей, о которых вы когда-либо слышали. На его руках реки крови и слез. Воспользовавшись своими возможностями, он нашел рычаги давления, заставившие меня выступать за него, некоторое время. - На этих словах, я сбросил капюшон и указал на глазную повязку и шрам, проходящий под ней.
   - И это не самое страшное, уж поверьте. Моей семье и близким нешуточно угрожали и угрожают до сих пор. В поддержку своих слов, я на различных популярных сайтах и во всех своих социальных сетях выложу документы, подтверждающие его криминальное прошлое - различные схемы, оборот наркотиков и оружия, коррупционные связи, показание свидетелей и события, что произошли со мной лично в подробностях. Так же все эти данные будут переданы в нашу прокуратуру и сразу же разосланы в международные суды. Собственно, это и является главным посылом ролика. Я переживаю, что не подними я резонанс, никто и пальцем не пошевелит, чтобы взяться за это дело. Ведь у Бориса в руках нешуточные деньги и связи. - Сделав акцент именно на этом блоке своего повествования, сказал я.
   - Может показаться глупым - записывать подобное обращение. Все равно, что самому завязать себе петлю на шее. Но очевидно же, что если со мной или с моими близкими что-либо произойдет, то это лишь подтвердит мои слова. Так что таким образом я стараюсь выиграть себе время. - Уверенно глядя в объектив камеры, продолжил я.
   - Так же хочу попросить вас не боятся распространять это видео после услышанного, если это будет сделано большим количеством людей - никого не станут искать и мстить, потому как это не будет иметь никакого смысла. - Я постарался развеять переживания своей аудитории.
   - И напоследок - в дополнение к документам, разоблачающих Бориса, я выложу свою новую книгу. Так же, совершенно бесплатно, естественно. Уверен, она вам понравиться, там есть над чем задуматься. Спасибо за внимание. Будьте бдительны, берегите близких и живите своим умом. - Попрощался я и выключил камеру.
   Ролик получился совершенно сухим, но все, что мне было нужно - это изложить необходимую информацию и поднять общественность, заставить их заинтересоваться и в лучшем случае - не дать властям замять это дело. Так же я действительно рассчитывал на своих коллег. Многие из них, возможно, и трижды подумают, прежде чем записывать свои реакции, но жажда популярности и наживы, на такую животрепещущую социальную тему должна принести свои плоды.
   Выкладывать ролик в общий доступ я пока не стал. Мне предстояло перед этим еще сделать обещанное и действительно предоставить все документы в нужные инстанции. Переговорив заранее с частными юристами, я через них подал запрос в международные правовые органы, а также в интерпол. Их могла заинтересовать деятельность Бориса, так как его "бизнес", давно вышел за пределы нашей страны. Перестраховавшись, я так же в электронной форме разослал все документы, воспользовавшись услугами компьютерного клуба, выбранного случайным образом.
   Подъехав к областной прокуратуре, я окинул взглядом здание и чувствуя неладное, вошел внутрь. Из нагрудного кармана моей куртки выглядывала маленькая камера. Если я все же доберусь обратно домой, это послужит неплохим доказательством моих слов.
   Осведомившись на пропускном пункте, с кем я могу поговорить, чтобы подать свое заявление и предоставив все документы, я пошел искать нужный кабинет.
   - Добрый день. - Постучав в дверь, я поздоровался с одним из прокуроров, который в этот момент листал что-то в своем телефоне.
   - Добрый, проходите. - Даже не подняв на меня взгляд, ответил он.
   - Хотел обратиться к вам с просьбой расследовать одно серьезное дело. - Не дождавшись каких-либо вопросов с его стороны, сказал я.
   - Нужно было идти в местное отделение полиции, чтобы подать заявление. Таких серьезных дел тут ежедневно толпы сумасшедших приносят. - Совершенно игнорируя мое присутствие, нехотя ответил он.
   - Взгляните. - Я положил перед ним стопку бумаг.
   - Что это? - Кинув взгляд на них, спросил он.
   - Хотел вас попросить проверить доказательства вины одного бандита, что сейчас планирует баллотироваться в депутаты. - Просто ответил я.
   Оторвавшись от телефона и кинув на меня оценивающий взгляд, он порылся в бумагах.
   - Вы все это могли и придумать. - Недоверчиво произнес он.
   - Что насчет фотографий, имен и наличия живых свидетелей, которых вы могли бы опросить? Их я тоже все придумал? Вчитайтесь, а затем проведите расследование. - Уверенно глядя ему в глаза, сказал я.
   - Ты знаешь, о ком ты сейчас говоришь? А что с тобой будет теперь, знаешь? - Равнодушно посмотрев на меня, спросил он.
   - Догадываюсь. Но разве вы не должны меня защитить, господин, простите не узнал ваше имя? - Спросил я.
   - Игорь. Должен. Оставьте свой телефон и можете идти, как только что-то будет известно - я вам сообщу. - Ответил он.
   - Что ж, Игорь, я так понимаю, это значит нет? - Проницательно спросил я.
   - Я же сказал, что как только что-либо будет известно, я извещу вас. А сейчас мне нужно работать. - Возвращаясь к своим делам в телефоне, ответил он и совершенно потерял ко мне интерес.
   Как и ожидалось, дело дрянь. Теперь мне нужно просто успеть до того, как меня найдут. Ноутбук, телефоны, напечатанная книга и копии документов у меня были с собой.
   Сев в машину, я вытащил карту памяти с маленькой камеры, записывающей мой разговор с прокурором и всунул её в ноутбук, чтобы скопировать видеозапись.
   Рванув с места, я на сумасшедшей скорости петлял по городу, затем бросил машину за пару кварталов от метро, прихватив с собой свое оборудование и поехал в центр города. Мне нужно было большое сетевое место, где всегда много людей и есть хороший доступ в интернет. Лучшего варианта чем крупный торговый центр я не придумал.
   Довольно быстро добравшись туда, я зашел внутрь, выбрал самое дорогое кафе, спросил у официанта пароль от вайфая и занял столик с которого хорошо был виден вход в заведение, чтобы не быть застигнутым врасплох.
   Поставив грузиться два ролика на свой канал, я так же достал флэшку с заранее отсканированной книгой и документами на Бориса и так же принялся заливать их на различные ресурсы и социальные сети. Дело осталось за малым - оставить везде ссылки, чтобы каждый мог увидеть эту информацию.
   К счастью, я не зря выбрал самое пафосное заведение, интернет тут был и вправду превосходный, что помогло мне довольно быстро справиться с этими задачами.
   Включив прямую трансляцию в инстаграме, я некоторое время старательно акцентировал внимание зрителей на необходимости оценить ту информацию, что я только что добавил, прочесть книгу и не оставаться равнодушными.
   Затем я сменил все пароли ото всех своих аккаунтов, сделав их безумно сложными и длинным, отовсюду вышел и со спокойной душой заказал себе еды и кофе. Я сделал все, что мог. Теперь оставалось только ждать. Через некоторое время мне позвонит Борис, возможно даже пришлет кого-то за мной. Но на это мне уже было плевать.
   Я ни о чем не переживал. Еще задолго до того, как нас с Аней выкрали, мы с Олегом обсудили одну важную вещь. Когда я ему позвонил, уезжая от Ани, я точь-в-точь произнес условленные слова. Подозревая такой возможный ход событий, мы договорились, что едва эти слова будут сказаны, он максимально быстро и аккуратно, без шума, вывезет всех наших и моих родителей в другой город, а затем и в другую страну, на доме на колесах, который мы купили через одного его друга, никому об этом не рассказывая. Хоть это и временная акция, но, если мой план сработает - их возьмут под защиту, и они смогут вернуться, если же нет - все мои сбережения скоро перейдут к ним, налички я оставил тоже вполне достаточно, а также они всегда смогут продать права на мое творчество, чтобы устроить свою жизнь там.
   А что со мной? Все и так было кончено. Я чувствовал, как прогрессирует опухоль. С каждым днем мне становилось все хуже. Да и Борису рано или поздно надоели бы эти игры. Я просто решил показать, что у меня тоже есть зубы и уйти достойно.
   Вполне ожидаемо зазвонил телефон.
   - Ну что, сучёныш, ты бы знал, насколько ты меня порадовал. Мне давно не было так весело. Я весь пылаю. - Раздался с телефона истерический и возбужденный голос Бориса, который, очевидно, снова потерял контроль.
   - Я испытываю схожие чувства. - Прислушавшись к себе, я обнаружил, что и сам вошел в нешуточный азарт.
   - Говорил же, что мы одинаковые. Хочешь я еще немного подогрею твои эмоции?! Думаешь я не знал, что эта шлюха разнюхивает обо мне? К черту, плевал я на страх, закон и всю остальную чушь! Я хотел убедиться, что у тебя есть настоящий стержень! - Весело завопил он.
   - Ты же понимаешь, что на этом конец? Ты сам загнал себя в тупик, просто потому, что ты сумасшедший. Во всех твоих действиях не было никакого смысла. Я вообще удивлен, что ты смог добиться таких высот, будучи таким беспечным. - Напрямую сказал я.
   - Конец? Да, но не только для меня. Для нас обоих. В этом мире слишком скучно, ты отлично успел меня развлечь. А теперь последний акт. Может ты и вывез всех, кто был тебе дорог, но разве позволит совесть не помочь той журналистке? Она сейчас здесь, со мной. Удали все свои записи в социальных сетях и ролики, тогда я скажу тебе, куда приехать за ней. И естественно, в этот раз будет еще веселее. - Задорно предложил он.
   - Нет. - Перебил его на полуслове я.
   - Что?! В каком смысле нет? Неужели тебе плевать на её жизнь? - Удивленно спросил он.
   - Я же говорил тебе, что я не герой. К тому же, меньшее зло, помнишь? Я считаю, что это именно тот случай. Ведь и собой я тоже готов пожертвовать. Но пока твои мозги не разбухли от переизбытка эмоций, и ты не начал снова душить котят, я могу сделать встречное предложение. - Безапелляционно заявил я.
   - Попробуй, девку я уже все равно понемногу режу. - Сказал он, глупо хихикая.
   - Разве не будет куда более пафосным окончанием последнего акта, наша с тобой дуэль, раз уж ты так любишь дешевые драмы? - Улыбнулся я, вспоминая тысячи одинаковых сюжетов.
   - Пхаха, какой же отвратительный вкус. Нет, это не весело. Просто знай, что скоро ты будешь у меня в руках. - Сказал он и положил трубку.
   Была вероятность, что Борис блефовал. Перед тем как уйти, я передал журналистке в руки бумажку с телефоном моего знакомого, который мог её защитить и спрятать на время, пока все не уляжется. Но нет никаких гарантий, что она успела добраться к нему прежде, чем её схватили.
   - Прости меня, Настя, но я не смог тебя спасти. - Сказал я, оставил деньги на столе и вышел из заведения.
   Подойдя к ближайшему мусорному баку, я сломал ноутбук об колено, разбил телефон и выкинул все это, под удивленные взгляды прохожих.
   35. Размышляя о том, все ли я сделал правильно, просто шел, смотря в пол. Интересно, каким будет мой ребенок? Будет ли он гордиться своим отцом, после всего, что я совершил? Что сейчас переживает бедная Настя, очутившись лицом к лицу со своим страхом? Все же произошло по моей вине. А ведь когда-то я предупреждал её, что нам не стоит больше видеться.
   Наткнувшись на первый попавшийся бар, я вошел внутрь, хотелось немного выпить. Заказав себе сто грамм виски, я осушил их чуть ли не залпом. В этот момент у меня из внутреннего кармана едва не выпал пистолет, позаимствованный у отца. Ну и к чему я его брал, спрашивается? Единственное зачем он был мне нужен - попробовать защититься, если за мной придут до того момента, как я успею доделать все запланированные дела.
   Расплатившись с барменом, я продолжил идти куда глаза глядят. В воспоминаниях пронесся период, когда я едва не погиб от героина. Как же стыдно мне сейчас за это. Припоминая свои мысли, я ухмыльнулся. Тогда я считал свое поведение - жертвой творчеству. Глупо. Настоящая жертва - это нечто большее. Когда ты готов отдать все, принять самое непопулярное решение, отказаться от себя самого, своей жизни, рискнуть всем, если это сможет спасти то, во что ты веришь и любишь, тех, кто тебе дорог больше, чем ты сам.
   За мной по пятам уже довольно долгое время шел какой-то мужик, лет тридцати. Наверняка это один из людей Бориса. Тогда не вижу смысла растягивать события.
   Остановившись на этой мысли, я достал пистолет, демонстративно выбросил его в урну и пошел дальше, даже не обернувшись. Затем свернул в какой-то небольшой закоулок, чтобы спровоцировать его. Моя смерть только поможет делу.
   Свернув за еще один дом, я уперся в тупик. Очевидно - время пришло. Круто развернувшись на пятках, я уставился на мужика, что стоял на расстоянии метров десяти от меня.
   - Как к боссу меня поведешь? Снова в шею колоть что-то будем или я сам пройдусь? - Равнодушно спросил я.
   - О чем ты? - В ответ спросил он.
   - Я не думаю, что такое удовольствие, как разделаться со мной, Борис мог доверить кому-то кроме себя самого. - Уверенно произнес я.
   - Я не знаю, кто такой Борис. Но зато тебя я знаю прекрасно. - Решительно сказал он, делая шаг мне на встречу.
   - Великолепнооо. - Протянул я. - И кто же ты тогда?
   - Ты посмел высмеивать неприступных созданий, богинь! За это нет тебе прощения. - Делая еще шаг, сказал он, дурацким возвышенным тоном.
   - Кого? Ты, о чем вообще говоришь, мужик? - Не поняв, что происходит, смутился я.
   - Ты жалкий членоносец! Позор мужского рода! Нам надоело терпеть твои похабные речи. - Злобно крикнув, он выхватил пистолет. Тот самый, что я выкинул в урну.
   - Вот же везет мне на сумасшедших. Ты о феминистках что ли? Думаешь это хорошая идея, убить меня за шутки в интернете? - С интересом спросил я.
   - Дело не в шутках, за женщинами будущее, а я лишь хочу убрать грязь, приставшую к их обуви, восхищаясь их величием. - Фанатично закричал он, снимая предохранитель.
   - Знаешь, такого финала я не ожидал. Спасибо, повеселил. - Расхохотался я.
   - Заткнись! Женский мир придет - порядок наведет! - Люто заорал он.
   - Ты представляешь насколько это глупо звучит из уст мужика? Человек, что следует за чужими убеждениями, его совершенно не касающимися - глупец. - Погрустнев от этой картины, сказал я.
   - На колени перед будущим! - Пуская слюни и вращая глазами, продолжил кричать мужик.
   - Стреляй. Я только рад, что не застану такое будущее, если каким-то невероятным образом ты окажешься прав, психопат. - Посмотрев на небо, произнес я.
   Кто бы мог подумать, что все обернется именно так. Как иронично. Жаль, что я не смогу поделиться этой забавной историей со своим читателем.
   Прозвучал выстрел. Удовлетворенно упав на пол, сумасшедший принялся кувыркаться, хохотать и бубнить какую-то чушь, про женский мир и что его наконец-то похвалят и заметят столь вожделенные особы.
   В нескольких метрах же от вопящего психа, из обмякшего тела стекала кровь в водосточный люк.
   Эпилог
   Меня зовут Настя Ажарская и сегодня я подведу итоги дела о убийстве всеми нами любимого писателя, блогера, основателя фонда по борьбе с наркотиками и просто хорошего человека, что ввязался в конфликт с Борисом Кельджи, одним из организаторов крупной криминальной группировки.
   Как сегодня стало известно, Кельджи покончил жизнь самоубийством, через пару дней после того, как все узнали о смерти писателя. Интерпол все еще занимается раскрытием всей подпольной сети, которой владел этот человек.
   Совершивший же убийство мужчина, лет тридцати, оказался психически не здоров и вместо заключения в тюрьме будет проходить лечение под наблюдением психиатра.
   Так же, хотелось бы заметить нешуточный успех последнего творения погибшего. Книга с громким названием "Голос поколения", произвела взрывной эффект, вызывая нешуточные волнения среди граждан, в особенности молодежи.
   Можно ли считать автора героем, что помог раскрыть целый преступный синдикат, внес вклад в культурное наследие и не пожалел своей жизни ради своих убеждений или же он преследовал свои интересы и был настоящим диверсантом, действующим против властей нашего государства, подрывая их авторитет, как утверждают представители радикальной партии?
   Сегодня в нашей студии собрались люди различных профессий, чтобы помочь нам разобрать в этом вопросе...

***

   Закончив вести эту глупейшую передачу с прописанным сценарием и актерами, призванную лишь завладеть вниманием зрителя, заставляя его раздраженно вопить от идиотизма, происходящего на экране, Настя вышла на улицу и закурила. Было немного мерзко на душе. После всех этих событий и личного знакомства, ей было неприятно участвовать в этом балагане. Но деньги не пахнут. Он бы понял, это уж точно.
   Эту тему мусолили со всех сторон уже больше месяца, с каждым днем все больше извращая каждое Его действие. СМИ - четвертая власть. К сожалению, им под силу переубедить в своей правоте каждую бабушку, увлеченную просмотром, не имеющую возможности заполучить другой досуг. Но в этот раз что-то шло не так. Молодых уже так легко не провести, они знали правду, наблюдая за этим человеком долгое время, и такое поведение СМИ лишь еще больше раздражало их. Интересно будет посмотреть, к чему все это приведет.
   Зайдя в Его бар, Настя пропихнулась через уйму народа и села за стойку, поздоровалась с все еще убитой Яной, улыбнулась Олежке, с которым в последнее время часто флиртовала, узнала, как дела у Ани, все ли в порядке с беременностью, выпила немного и отправилась домой. Бар хотели ненадолго закрыть, дать всем время прийти в себя, но Олег настоял на том, чтобы продолжать работать. Все-таки это была Его мечта.
   У всех все налаживалось. Аня все еще не могла прийти в себя, но друзья и Его родители ей помогали. Он смог всех защитить, бандиты больше не объявлялись и даже успел оставить завещание, не оставив без внимания своих близких.
   Удивительная девочка Маша, подосланная им, осталась на попечении у компании, куда и сама Настя входила с недавних пор. Он что-то увидел в ней. Нам же нужно только раскрыть этот потенциал.
   Прожив довольно короткую жизнь, Он успел оставить после себя впечатляющее наследие. Показал нам тьму, чтобы мы смогли увидеть свет.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) В.Старский "S-T-I-K-S Змей"(Боевая фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаПорченый подарок. Чередий ГалинаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНедостойная. Анна ШнайдерСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия Веденеева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"