Дворников Вадим Александрович: другие произведения.

Исповедь Фармата

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Исповедь Фармата...

  
  
  
   "Видения..."
   "ГДЕ БЫ Я НЕ БЫЛ, ОНИ ПОВСЮДУ БЫЛИ СО МНОЙ..."
   "Странные, непонятные".
   "Тени, такие разные. Они смотрели на меня своими черными..., чем-то..."
   "Я не понимал даже, чем они на меня смотрели, какими-то бездонными черными дырами без начала и конца..."
   "У них не было глаз. Это не были глаза. Это что-то невидимое, неосязаемое, что-то запредельное, не из "нашего" мира...".
   "Когда Олег чувствовал на себе их взгляд, у него перехватывало дыхание, ноги слабели, и он почти терял сознание".
   "Как они проникли, он не знал".
   "Они не живые и не мертвые".
   "Они где-то между".
   "Олег их не понимал".
   "Не понимал, почему они следят за ним".
   "Они были везде".
   "Ему было страшно".
   "От них никуда нельзя скрыться..."
   "Это он их посылает ко мне... Я знаю, это он", думал Олег".
  
   Думал Олег...
   "Я - это не я".
   "Я - это кто-то другой во мне".
   "Совершенно другой и непохожий".
   "Он не из нашего мира".
   "Он пытается перебороть ту половинку, которая мешает ему быть одним целым. Только им".
   "Я ему не нужен".
   "Я - только оболочка".
   "Тело".
   "Я не стану с этим мириться. Никогда. Насколько я еще жив и способен бороться с ним?"
   "Я чувствую в нем черное как ночь зло. В нем нет ни капли света".
   "Злость. Она исходит от него. Она царапается. Ее острые когти раздирают меня изнутри. Он хочет выйти. Мне трудно и больно дышать".
   "Боль. Она не отпускает. Ей это нравится. Она не существует, но я ее чувствую. Сколько это будет продолжаться?"
   "Я не знаю, и никто не знает".
   "Я не хочу, чтобы он забрал меня. Я должен быть сильнее. Я пытаюсь".
   "Вчера я в первый раз увидел его черты. Это были черты чудовища. Это не было моим лицом".
   "Я разбил зеркало, в которое смотрел и поранился бритвой".
   "Кровь, вместе с белой пеной, стекающая по моей щеке..."
   "Она была зеленой..."
  
   "Он приходит и уходит когда ему захочется. Я больше не могу ни о чем думать. Только о нем."
   "Я вижу его глазами. Это не мои глаза".
   "Я слышу не своими ушами. Это его уши".
   "Это демон...!"
   "Больше не приходит ничего в голову!"
  
   "Я не заметил, как это произошло, в смысле, когда он в первый раз проявился. Но я помню".
   "Я сидел в парке и пил бутылочку пива. Всего лишь одну простую бутылочку пива и курил. Я ощущал ставшее таким редким для меня чувство спокойствия".
   "Мимо ходили люди, мелькали детские коляски и семьи и кучкующиеся подростки, родители..."
   "Я думал..."
   "У них такая интересная жизнь...."
   "У них семьи..."
   "У них планы..."
   "Они просто отдыхали от своей работы, вместе со своими детьми, женами, мужьями. Они отвлекались от всех своих проблем".
   "Суббота..."
   "Воскресенье..."
   "И снова в одном и том же колесе..."
   "Я их понимаю. Мне так кажется".
   "Все как в тумане..."
   "Я тоже на их манер пытался расслабиться".
   "Я думал о потерянных вещах".
  
   "Я живу один. Нет не совсем один. У меня еще кошка есть. Забавная такая..."
   "Ну, в общем..."
   "Живу и живу. Я не стану загружать вас своими проблемами. Вам необязательно про это знать и так далее".
   "Последнее время он со мной разговаривает. В голове раздается голос, и я ему мысленно отвечаю".
   "Мы только так и общаемся. Не знаю, что дальше будет и как".
   "Он говорит мне вещи, от которых мне не по себе".
   "Я не могу ему верить".
   "Я не могу ему и не верить".
   "Он существует, и я вынужден это признать".
   "А раз он существует, то он либо врет, либо нет".
   "Еще тогда, когда мне было 7 лет, в 1986 году..."
   "Он появился в первый раз".
   "Я спал...".
   "Ночью, он мне приснился. Я не видел его лица. Но я знал, что он был там, во сне. Я его чувствовал. Чувствовал что-то плохое. Я проснулся посреди ночи и посмотрел вверх на потолок".
   "За окном проезжали редкие машины, рисуя на нем странные желтые узоры. Они меня пугали, словно неведомая буря надвигалась вместе с этими узорами".
   "Мне казалось, что они рисуют неведомое, бескрайнее ночное поле..."
   "Без души..., без воздуха..., без звезд...".
   "И там посредине безмолвья стоял Он, а за ним выстраивались в нестройные ряды желто-черные чудища из его армии".
   "Я видел только очертания. Он был темнее ночи. Но... глаза..."
   "Глаза казались двумя черными дырами на его пустом силуэте".
   "Я знал, что он меня ждет и улыбается своими гнилыми зубами, дышит на меня своим могильным дыханием. Его кожа..., она мертвая, давно мертвая..."
   "Он касается своими руками моей щеки. Улыбается..."
   "Я стою напротив него, он приближается. По спине пошли мурашки".
   "Он смотрит на меня своими бездонными глазами-колодцами. В них нет ничего кроме красной черноты и купающегося в ней желтого огня. Меня затягивает в них. Я вижу в них боль и кровь чужих людей..."
   "Он хочет, чтобы я видел, хочет испугать меня, сделать меня слабее".
   "Он питается..."
   "Мне...Мне..."
   ПРОСТО СТАЛО СТРАШНО И Я НАКОНЕЦ-ТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОСНУЛСЯ...
  
   "Прошло 13 лет. Я вырос".
   "Он говорит, что я умру. Скоро умру. То есть не то, что в физическом смысле".
   "Мое сознание умрет. Я исчезну в смысле понимания себя. Этого просто не будет".
   "Это не укладывается у меня в голове".
   "Страшно".
   "Я живу в постоянном страхе. Я не знаю, что произойдет в следующую минуту".
   "Я не могу рассказать обо всем, что происходит, кому бы то ни было".
   "Меня просто примут за идиота".
   "Он говорит, что я - ошибка, и он будет дальше жить вместо меня".
   "Он смеется. Его смех раздается у меня в ушах сумасшедшим трезвоном. Я подолгу ничего не слышу после этого. Сидя на полу в ванной, я сжимаю руками уши и кричу".
   "Я кричу от безысходности".
   "Соседи, бедные соседи".
  
   "Я не понимаю, как он может жить вместо меня в моем теле. Это мое тело!!!".
   "Только мое!!!".
  
   "Сегодня утром я проснулся и пошел на кухню варить кофе, как обычно перед работой".
   "Я всегда пью утром кофе и курю. Две сигареты".
   "Есть не хочется, не лезет ничего. "Завтракаю" на работе. Опять кофе, очень крепкий, без сахара, какой-нибудь бублик...".
   "Сигарета...".
  
   "Сегодня я пришел в редакцию раньше всех, потянулся за чашкой в шкаф и замер..."
   "На левой руке красовался шестой палец".
   "Это был не совсем палец, он больше походил на черно-зеленое щупальце, длинное, мерзкое и чешуйчатое".
   "С постепенно медленно открывающимся от изумления и страха ртом я наблюдал, как оно само по себе зашевелилось, резво ухватило кружку и с размахом опрокинуло ее на пол. Кружка разбилась".
   "Щупальце на мгновение замерло, как-будто почувствовало, что непростительно нашкодило..."
   "Потом само по себе шаловливо подергалось и неприлично вытянулось, при этом, явно выражая в мою сторону неприличный жест".
   "Ночью выросло точно такое же на второй руке и так же зашевелилось..."
   "Я их не чувствовал, это было не мое. Они жили сами по себе".
   "Это Он".
   "Он ими шевелил...".
   "Тело непрерывно покалывало. Покалывало изнутри. Ощущение, как будто внутри меня вырос маленький кактус и изнутри пронзает меня своими острыми, как шипы розы, иголками".
   "И он (ОН?) продолжает расти. До каких пор он будет расти? Мне кажется, что он будет расти, пока его иголки не вылезут сквозь меня. Сквозь мои мышцы и вены, кожу и глаза..."
   "Он пожирает мое тело. Я это чувствую".
   "Словно плесневелый гриб, он превратил мое тело в грибницу и отравляет меня своими ядами".
  
  

...через пять земных лет...

  
   Прошло пять земных лет.
   Сегодня знакомый уже вам молодой человек в узких с позолоченной оправой очках, сдвинутых на нос, отвлеченно изучал только что принесенные ему документы. Бумагами и так уже был завален весь его рабочий стол.
   Он работал в одной из газет своего родного города. Он привык к порядку на столе. Но, последнее время...
   Опершись на кулак, он усталыми глазами вновь и вновь перечитывал одну и ту же страницу, безуспешно пытаясь сосредоточиться и понять хотя бы общий смысл того, что там было написано.
   Буквы сливались в один дурацкий хоровод, постепенно превращающийся в дикую пляску, словно усмехаясь над его беспомощностью перед "ними" и колющей болью в глазах.
   "От них никуда нельзя скрыться...", думал он.
  
   - Олег..., Олег!
   - А? Что?
   - Что с тобой?
   Олег словно очнулся ото сна.
   - Все нормально. Все в порядке.
   - Ты уже полчаса неподвижно сидишь как загипнотизированный. Что случилось?
   Олег снял очки и закрыл глаза, протирая их от усталости.
   - Нет, Оленька, все хорошо, я просто не выспался. Не спалось что-то ночью. Все думал про эту чертову статью. Который час?
   - Четыре.
   - Четыре, - потеряно произнес Олег, удивленно глядя на Ольгу, - сегодня ведь пятница?
   - ПЯТНИЦА-ИЦА-А-А-А - хриплым эхом ответила ему серая тень во внезапно опустевшей комнате и через секунду снова превратилась в его довольно привлекательного вида коллегу Ольгу.
   Олег побледнел и судорожно сглотнул образовавшуюся во рту сухость. Язык прилип к небу и не желал шевелиться.
   Ольга властно сложила руки в крест, тем самым приподняв и так довольно роскошного вида грудь.
   - Слушай, ты, наверное, иди уже домой. Отдохни, прими ванну, выспись хорошенько. А не то эта работа сведет тебя с ума.
   - Да..., ты, наверное, права. Я, пожалуй, пойду.
   - Про начальство не переживай. Я тебя прикрою. В принципе, рабочий день и так подходит к концу. Ты главное к понедельнику статью принеси. Хорошо?
   - Хорошо, принесу обязательно.
   Олег осмотрел бардак на столе и снова туманно взглянул на Ольгу.
   Она продолжала стоять в той же позе с обеспокоенно-жалостливым лицом.
   - Спасибо, Оля. Выручаешь, как всегда...
   - Да не на чем, иди, иди. Отдыхай.
   Он собрал некоторые бумаги, неряшливо положил их в папку, выключил нагревшийся ноутбук, через минуту перекочевавший в черный холодный потертый матерчатый чехол и вышел из кабинета.
  
  
   Олег пошел в парк, раскинувшийся неподалеку от редакции.
   На дворе стоял необычно теплый поздний август. Дул небольшой приятный ветерок. Олег купил себе банку "Колы" и присел на одну из пустующих лавочек. В кармане обнаружился полупустой пакетик семечек.
   В детстве он часто кормил птичек в этом самом парке.
   К его лавочке, один за одним, стали слетаться голуби, словно старые знакомые: сначала один, потом еще один, потом сразу трое, потом еще шестеро.
   Через некоторое время их уже сложно было посчитать. Потом стали прилетать еще и еще. Они прилетали отовсюду. Он не успевал раскидывать угощение.
   "Видимо у них какой-то свой телеграф".
   У Олега закончились семечки, а они все взлетали и кружили вокруг него, словно коршуны.
   Олег заметил, как к голубям подлетела довольно большая ворона, села в стороне и уставилась на него. Голуби тут же шумно взлетели в небо.
   Вороны, черные как смоль, стали из ниоткуда слетаться одна за одной и кружить вокруг Олега, превращаясь в черную воронку вокруг него. Они облепили его тело и лицо со всех сторон. Посыпались укусы в щеки, губы, глаза...
   Олег кричал...
   Он кричал и кричал от нестерпимой боли и махал руками во все стороны, отбиваясь от налетевших на него бестий.
   Он махал руками под свой собственный пронзительный крик умирающего от боли человека. Он больше не мог кричать. Они выклевывали его глаза, губы, язык, горло, кожу лица, оставив кровавый оскал на безликом черепе.
   В следующее мгновение все птицы, словно выполнив свое предназначение, куда-то исчезли.
   Потом произошла яркая вспышка...
   Олег открыл глаза, вскочив с лавочки. Рядом мирно ворковали голуби, вопросительно выхаживая вокруг своего нового кормильца.
   Невольно взявшись за щеки, Олег опустился обратно.
   Он понял, что сидит совершенно один на пустой лавочке цел целехонек. Посмотрел в сторону. Взгляд его не был похож на взгляд нормального человека. В нем в очередной раз убили часть Олега. В нем уже было слишком много от "него". Он превращался и чувствовал это. Ребра ломило.
   Неподалеку какая-то пожилая женщина, которая еще недавно кормила вместе с внуком голубей белым хлебом, выронила из рук полуискрошенный батон, ошалело посмотрела на Олега, потом взяла внука за руку и быстро повела его в сторону, периодически оглядываясь в сторону мужчины с красными светящимися глазами.
   Олег посмотрел на свои руки чужими глазами (или кто-то посмотрел на руки Олега своими глазами?).
   Рядом, довольно воркуя, горделиво выхаживал одинокий голубь в поисках очередной семечки.
   Оно (Олег) протянуло к нему руку. Голубь чуть приблизился в ожидании пищи и вдруг упал замертво, дернувшись перед смертью крылом.
   Олег попятился в сторону дома.
  
   "Видения...ГДЕ БЫ Я НЕ БЫЛ, ОНИ ПОВСЮДУ СО МНОЙ...!"
  
  

30 февраля...

  
   Вы скажете, не бывает, но именно эта дата внезапно наутро появилась на настенном календаре Олега...
   Именно в этот день произошло нечто загадочное и отвратительное...
   Он знал, что такой день когда-нибудь наступит. Он ждал его и, как мог, пытался к нему приготовиться.
  
   В этот день Олег умер.
   Нет, не в том смысле, что вы думаете.
   Его не прихватила вдруг какая-то болезнь и не случился сердечный приступ.
  
   Он просто уснул. Так ему показалось в последнюю секунду. Он просто почувствовал, что засыпает и очень крепко, так крепко, что уже не проснется никогда...
  
   Он не дышал, не ел и не пил, не ходил на работу, не закончил статью для своей газеты.
   Он был в другом времени...
   Это был другой мир...
  
   30 февраля Олег остался навечно там, куда не ступала нога человека.
  
   Он был там первым.
   "Почему я???", спрашивал он себя...
  
   Там ему не нужно было есть, пить, дышать, передвигаться к иным звездам на кораблях. Он стал чем-то другим.
   И там были такие же другие, и он с ними разговаривал. Они такие разные...
  
   Они очень общительные. Им совершенно не важно было, как выглядела его оболочка, каков был его статус в прежнем мире.
   Его прежний мир - Земля.
   Человек Олег о нем помнил, и будет помнить всегда. Он в нем когда-то жил...
   И все остальные жили когда-то и где-то.
   "Жаль, что никто из вас, землян, уже этого не услышит...", думало существо.
  
   "Вы же сами себя уничтожили..."
  
   "Я думал, что Агерон (переведший мою (Человека Олега) экоэнергию в расу Фарматов) - зло. Люди боятся всего, чего не понимают. Человек Олег тоже боялся. Это было только в его голове. Той голове. Агерон выбрал меня одного со всей планеты, чтобы я жил. Он мой Патрон".
  
   "Скоро, возможно, я сам стану патроном для кого-то, и меня тоже будут бояться".
   "Вселенная бесконечна. Далеко не все расы идут по пути Добра".
  
   "Человека по имени Олег больше не существует. Людей больше не существует".
  
   "Фарматы бессмертны".
  
   "Они уже тогда знали, что люди подошли к своему концу. Люди не хотели в это верить и отворачивали голову, правильнее сказать, они зарывали ее в песок".
  
   "Они не знали только, каким будет их конец".
   "Они также как и Человек Олег в один миг все уснули".
   "Фарматы зачистили планету до девственного состояния".
  
   "Голова в песке, жизнь на волоске..."
  
   "Ха-ха-ха..."
  
   "Фарматы - не зло, я теперь один из них. Это моя семья. Мы - санитары леса. Так, кажется, говорили люди с третьей планеты от солнца".
  
   "Ах, да. Мы позволили Земле начать новый виток, еще один шанс. Пока наблюдаем, к чему приведет очередной вариант эволюции. Раньше фарматы не вмешивались в развитие планет, да и сейчас тоже. Мы только более пристально будем присматривать за Землей и возможно в какой-то момент понадобится коррекция".
   "Сейчас там происходит активное развитие одноклеточных".
   "Землю уже зачищали два раза. Этот шанс последний"
  
   "Посмотрим, что будет дальше..."
  
   Спасибо, Бог, что разрешил мне исповедь...
  
   И да прибудет Добро на Земле...
  
  
  
  
   27.01.2009 - 23.03.2009

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"