Дьяченко Евгений Евгеньевич: другие произведения.

Картина мира: социально-психологический аспект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 5.40*6  Ваша оценка:


Картина мира: социально-психологический аспект

  
   Понятие картины мира в различных контекстах
   Картина мира, по определению в психологии - это наше представление о том, что можно или нельзя сделать в данной ситуации, что выгодно, что невыгодно, что этично, что нет и т.д., изменяется в ходе развития общества, неисчерпаема по содержанию и служит основой человеческого поведения. Она формируется посредством приобретения опыта человеком в преломлении субъективного восприятия.
   Очевидно, что эти "определения" пересекаются с такими понятиями, как "мировоззрение", "менталитет", "национальный характер", "повседневность", "жизненный мир", "этос" и множество других, более или менее экзотичных ("прасимвол" О. Шпенглера, "когнитивный стиль" А. Шюца, "космо-психо-логос" Г. Гачева, "способ категоризации" А. Лурии и т.д.) и являет тесную взаимосвязь и перетекание значений. Бесспорным также было и остается утверждение ряда исследователей о существовании связи между "картиной мира" и менталитетом, этносом (Б.В. Дашиева, Н.В. Уфимцева), языковым сознанием (А.А. Леонтьев), прекогнитивным восприятием (О.Я. Валевски), эмоциями (Е.Ю. Мягкова), то есть с общим, коллективным и частным, индивидуальным в человеке.
   С одной стороны, недостатка в концепциях нет: картину мира изучают различные дисциплины. Отсюда в распоряжении исследователя имеются определения "от философии", "от социологии", "от этнологии", "от антропологии", "от психологии" и т.д., не говоря уже о многообразных междисциплинарных дефинициях (картина мира в психологической культурологии, в когнитивной антропологии и т.п.). За редким исключением, эти определения противоречат друг другу.
   Можно начать с того, что формирование "картины мира" в сознании индивида - сложный, многоэтапный процесс. Среди этапов этого формирования можно выделить: 1) восприятие, преломление через "Я" новых знаний и новых ощущений; 2) осознание воспринятого, связанное с мыслительной и чувственной деятельностью; и, наконец, 3) собственно формирование "картины мира" в сознании индивида. Все этапы плавно переходят один в другой.
   В конечном итоге, путем длительной терминологической ревизии можно придти к интуиции, которая настолько содержательно бедна, что даже отдаленно не приближает нас к сути вопроса: картина мира - совокупность представлений о мире и месте в нем человека, которые регулируют жизнедеятельность индивида определенным для данной культуры образом.
   Поэтому это понятие следует и рассматривать с разных позиций.
   Первое, и в первую очередь, с точки зрения определения психики, что основывается на трех аксиомах:
   1) объективное существование мира, в котором живет живое существо, и столь же объективное существование его собственного тела;
   2) необходимость познания этой объективной реальности для адаптивного поведения в ней;
   3) познаваемость мира. При каких-либо других исходных аксиомах определение понятия психики, естественно, будет иным.
   Очень важна роль переработки информации в восприятии. Есть очень много важных вещей в жизни, о которых часто люди не задумываются, что делает их жизнь бессмысленной и однообразной. Получая информацию, мы воспринимаем её согласно нашим "правилам". Общаясь с людьми мы, слушая их, воспринимаем информацию не только по самим словам, которые слышим. Мы учитываем интонацию собеседника, его поведение, движение глаз, рук; кто говорит - человек к которому относимся хорошо или плохо.
   Уже сформировавшееся восприятие изменяется после принятия новой информации, противоречащей уже имеющейся. Это влечёт за собой кризис выбора. Люди всё время принимают решения, и бывает, они стоят перед сложным вопросом принятия правильного решения.
   Здесь хотелось бы, вслед за И.Н. Калинаускасом1, точнее развести понятия: "описание" и "картина" мира. Под описанием мира мы будем понимать систему представлений об объектах, формах, вещах, и их взаимодействиях, коим мы приписываем статус существования, то есть ту координационную сетку, что человек набрасывает на реальность, язык на котором он разговаривает с миром. Тогда картина мира - это воспринимаемая нами реальность, та конкретная картинка, которую мы "видим" всеми нашими органами ощущений. "Видим" - это означает и видим, и слышим, и чувствуем и мыслим.
   Вернемся теперь к слову информация. Имеются различные точки зрения на этимологию этого слова. Мне, однако, хотелось бы, не претендуя на научную строгость, рассмотреть ее следующим образом: "in form" - то, что находится "в форме", то, что оформлено, проявлено. То есть информация - это оформленное знание. Тогда процесс порождения информации представляет собой превращение единого непроявленного знания в некое единичное проявленное знание - информацию или картину мира. Передается и воспринимается только форма. При этом количественно, в битах, можно оценить только знаковые затраты на передачу и хранение данной формы. Они абсолютно не зависят от того, каким смыслом эта форма наполняется.
   Вспомним, далее, постулат, существующий в том или ином виде в различных духовных традициях: каждый человек есть проводник бесконечного океана знания и силы, лежащего позади него. С этой точки зрения процесс получения информации выглядит так: знание - проводник - информация. То есть, в начале единое знание, далее проводник и, на выходе - информация или, иными словами, воспринимаемая нами реальность. Результат такого процесса во многом определяется свойствами данного конкретного проводника. Проводники могут очень сильно отличаться друг от друга, однако, в любом случае обязательно должен существовать язык, на --------
   1 Калинаускас И.Н. Картина мира как самоотношение. //Метод качественных структур: Картина мира и ХХI век. Материалы международной научно-практической конференции. МАИ, СПб, 1997.
   котором человек мог бы разговаривать с реальностью. Вот, собственно говоря, и весь процесс получения информации в самом общем его виде.
   Что же следует из такой достаточно абстрактной картины? Какие основные качества информационного процесса можно выделить, опираясь на представления о человеке как проводнике?
   1. Соответствие. Еще на Изумрудной Скрижали Гермеса Трисмегиста было сказано: "Что внутри, то и снаружи". Для восприятия жестко выполняется закон, который на языке современной психологии звучит так: "Без концепции нет перцепции". Нет в описании - нет и в восприятии. Если чего-то нет в описании мира, то какими бы умными мы ни были, в поле нашего восприятия оно само собой никогда не появится. В картине мира принципиально не может появиться объект, которому изначально, в описании, не приписан статус существования. Поэтому не может существовать какая-либо картина мира отдельно от его описания. Древняя философия Индии утверждает: "Без субъекта нет объекта". С другой стороны, всякому описанию обязательно будет соответствовать какая-нибудь объективная картина. Восприятие реальности всегда соответствует представлениям о реальности. В этом месте никаких нарушений не происходит, и противоречий не возникает.
   2. Отграниченность. "Имя и форма - граница Вселенной" - такая мысль часто встречается в различных оккультных текстах1,2. Любое описание использует какие-то конкретные формы и имеет некоторый конечный объём. Соответственно, вселенная каждого человека есть нечто принципиально отграниченное. При этом всё, чего нет в описании, останется за ее пределами, и у нас нет никакого способа войти с этим во взаимодействие, хоть каким-то образом почувствовать, услышать, увидеть или помыслить. Это есть единственное реальное ограничение вселенной человека. Восприятие происходит в плоскости, которую задает конкретное описание мира. Плоскость восприятия - место, где знание проявляется как информация. С этой позиции информацию можно рассматривать как воплощенное, проявленное знание, а человека как инструмент воплощения. То, что не проявлено, можно разделить на два объема: проявимое (в терминах данного описания) и непроявимое, трансцендентное (недоступное выражению средствами данного описания мира).
   Итак: "воспринимаемая нами реальность есть нечто отграниченное".
   3. Виртуальность. Количество различных описаний неограниченно. У каждого свое описание мира, а, следовательно, и нет никакого ограничения на количество различных картин: сколько описаний - столько и картин. Они могут быть самыми разными, в частности, взаимоисключающими. Здесь можно сказать, что воспринимаемая человеком реальность виртуальна, то есть представляет собой всего лишь одну из множества возможных --------
   1 Рейнин Г.Р. Знание и информация. // Журнал "Соционика, ментология и психология личности", N 3, 2000.
   2 Экхарт М. Проповеди и рассуждения. - Москва, 1912.
   реализаций. Заметим при этом, что даже все множество реализаций целиком реальность не описывает.
   Итак: "воспринимаемая реальность виртуальна, ибо всегда зависит от проводника".
   4. Пустота формы. Всякое описание использует форму, но форма изначально пуста, сама по себе она не несет какого-либо определенного смысла. Лишь человек наполняет форму тем или иным содержанием. Одна и та же форма может присутствовать в разных описаниях с совершенно различными смыслами. Мы не можем что-то адекватно интерпретировать, не будучи в контексте конкретного описания мира. Это обстоятельство как раз и не дает существовать какой бы то ни было картине мира отдельно от его описания. Свойство пустоты формы, возможность отождествления формы с каким-либо содержанием активно используется во всех известных магических системах от самых древних (шаманизм, знахарство, фэншуй) до современных (биоэнергетика, NLP).
   Итак, данный аспект информационного процесса кратко можно выразить формулой: "Форма пуста".
   5. Иллюзорность. Для человека, живущего внутри некоторого описания, картина мира непротиворечива. Это единственная данная ему в ощущениях объективная реальность, которая для него существует. Как было уже сказано, количество разных картин мира неограниченно, причем каждая определяет пространство жизни конкретного человека. Какая же из них является правильной? Две взаимоисключающих картины не могут быть одновременно истинны, ничто, однако, не мешает им быть одновременно ложными1. Естественно предположить, что не существует никакой единственно правильной, истинной картины мира. Если бы такая картина была, то во всех остальных человек не мог бы существовать. Таким образом, иллюзорность является неотъемлемым атрибутом восприятия. Нет смысла спорить о том, какое восприятие правильно, а какое нет, чья картина верна, а чья ложна. Именно то, что мы видим, слышим, чувствуем и понимаем, и есть в точности наша иллюзия.
   Древние говорили об этом: "Дао не препятствует существованию человеческих иллюзий".
  
   Чтобы избежать недоразумений с понятием отражения, которое в последнее время часто вольно или невольно трактуется как вульгарное и примитивное, надо заметить, что это понятие, подчеркивая онтологическую и гносеологическую первичность объективного мира по отношению к психике, ни в какой мере не подразумевает ни зеркальности и пассивности процессов отражения, ни отсутствия их собственных внутренних законов. Основные положения теории отражения, сложившиеся в современной психологии, состоят в следующем.
   -----------
   1 Рейнин Г.Р. Контрапункт восприятия// Реальность и субъект,1998, Т.2, N1, с.48-49.
  
   1. Мир, в котором живет и который отражает живое существо, представляет собой не конгломерат разных отдельных объектов, но сложную закономерно развивающуюся систему. В конечном счете, этот мир -- не только наша Земля, но вся Вселенная, а по отношению к человеку -- также мир сотворенной предыдущими поколениями материальной и духовной культуры. В этом мире имеется не только настоящее, но прошлое и будущее, закономерно связанное с прошлым и настоящим.
   2. В мире имеются свойства и отношения, доступные чувственному познанию животных и человека, а также свойства и отношения, чувственному познанию недоступные. Последние отражаются в мышлении. Благодаря мышлению поведение человека может быть в определенной мере независимым от конкретных и чувственно воспринимаемых свойств действительности, так как может определяться ее чувственно невоспринимаемыми свойствами.
   3. Для организации адаптивного приспособительного поведения требуется постоянная интеграция результатов отражения внешней среды и внутренних состояний организма.
   4. Отражение активно. На уровне ощущений и восприятия оно осуществляется посредством множества внешних действий (ощупывание, оглядывание, обнюхивание и т.д.) и внутренних психологических регуляционных процессов, ведущих к наиболее адекватному отражению объектов. Что касается мышления, то здесь активность субъекта очевидна.
   5. Отражение избирательно и оперативно, его результаты зависят от множества внешних и внутренних условий. Поэтому отражение одного и того же объекта или ситуации в разных условиях может быть существенно различным, но именно это обеспечивает наиболее адекватное для каждых данных условий и отражение действительности, и поведение.
   Возможности избирательности и оперативности отражения тем выше, чем более дифференцированы и иерархически упорядочены внутренние психологические структуры человека как субъекта познания и деятельности.
   6. Психическое отражение имеет свои собственные законы. Таков, например, основной психофизический закон, говорящий о закономерной, но не прямой, не линейной и не зеркальной связи континуума силы ощущений с континуумом вызывающих их воздействий возрастающей интенсивности. Процессы построения образов отражения -- и понятийных, и чувственных -- развертываются во времени и имеют закономерную внутреннюю динамику. В этом смысле они не имеют ничего общего с процессом отражения объектов в зеркале. По собственным внутренним законам формируются и развиваются сложнейшие многоуровневые психологические структуры (ментальные пространства), в которых представлен (отражен) внешний и внутренний мир субъекта.
   7. Мир, в котором возникли и развивались жизнь и психика, представляет собой развивающуюся систему, порождающую на нашей Земле био- и ноосферу. На этапе ноосферы, на этапе развитого сознания человека мир (Вселенная) в определенной мере передает сознанию эстафету своего дальнейшего поступательного развития. Это обусловлено тем, что высокоразвитые когнитивные отражательные структуры человека (ментальные пространства) допускают не только разнообразные перекомбинирования своих элементов и связей между ними, но и способны к порождению новых элементов и новых связей. Экстериоризируясь, эти новые элементы и связи ведут к формированию и развитию мира материальной и духовной культуры. Поэтому понятие творчества ни в какой мере не может быть противопоставлено понятию отражения.
   В связи со всем сказанным могут возникнуть сомнения в применимости самого понятия отражения к психике человека и высших животных. Однако этому понятию нелегко найти равноценную замену. В советской философии, развивающей основополагающие идеи В.И. Ленина, в своё время сложилось определение понятия отражения как всеобщего свойства материи, заключающегося в воспроизведении признаков, свойств и отношений одних объектов (отражаемых) в других (отражающих) в результате их взаимодействия.
   Принимается, что способность к отражению и характер ее проявления зависят от уровня организации материи. Понятие психического отражения вполне подпадает под это широкое философское определение и хорошо вписывается в представление об эволюционном развитии форм и механизмов отражения. На уровне человека и высших животных понятие отражения можно было бы заменить понятием познания, но тогда познание оказалось бы оторванным от его фундаментальных базовых предпосылок, коренящихся в некоторых всеобщих свойствах материи.
   Поскольку психика человека находит выражение не только в поведении, но и в продуктах деятельности, то по характеру и особенностям этих последних также в определенной мере может быть воссоздан психический мир их создателей. Отсюда несомненное психодиагностическое значение тематических рисунков детей и взрослых, создаваемых ими текстов. А по характеру орудий труда древних людей, по особенностям примитивных языков, по особенностям мифов в определенной мере воссоздаются особенности мышления и видения мира людьми давно прошедших эпох.
   "Картина мира" индивида зависит от целого ряда объективных и субъективных факторов. К объективным мы бы отнесли воспитание, образование, среду, в которой живет человек, национальность, а к субъективным - психику, психическое и эмоциональное состояние и т.д. Учитывая все это, можно говорить о множестве миров, то есть общая "картина мира" носит "лоскутный характер": сколько индивидов, столько и миров. Такое положение осложняет описание образа мира, который представляется нам лишенным определения "объективный". Однако не менее сложным является исследование "картины мира" отдельно взятого носителя языка, являющегося представителем группы людей, связанных какими-то общими чертами (этническими, культурными и т.д.).
  
   Роль восприятия в формировании картины мира
   Необходимо остановится на анализе восприятия, его видов и свойств, так как восприятие -- процесс формирования при помощи активных действий субъективного образа целостного предмета, непосредственно воздействующего на анализаторы. В отличии от ощущений, отражающих лишь отдельные свойства предметов, в образе восприятия в качестве единицы взаимодействия представлен весь предмет, в совокупности его инвариантных свойств.
  
   Внешние явления, воздействуя на наши органы чувств, вызывают субъективный эффект в виде ощущений без какой бы то ни было встречной активности субъекта по отношению к воспринимаемому воздействию. Способность ощущать дана нам и всем живым существам, обладающим нервной системой, с рождения. Способностью же воспринимать мир в виде образов, наделены только человек и высшие животные, она у них складывается и совершенствуется в жизненном опыте.
   В отличие от ощущений, которые не воспринимаются как свойство предметов, конкретных явлений или процессов, происходящих вне и независимо от нас, восприятии всегда выступает как субъективно соотносимое с оформленной в виде предметов, вне нас существующей действительностью, причем даже в том случае, когда мы имеем дело с иллюзиями или когда воспринимаемое свойство сравнительно элементарно, вызывает простое ощущение (в данном случае это ощущение обязательно относится, к какому либо явлению или объекту, ассоциируется с ним).
   Ощущения находятся в нас самих, воспринимаемые же свойства предметов, их образы локализированы в пространство. Этот процесс, характерный для восприятия в его отличии от ощущений, называется объективацией.
   Основными свойствами восприятия являются предметность, целостность, константность, категориальность, апперцепция. Поэтому, еще одно отличие восприятия в его развитых формах от ощущений состоит в том, что итогом возникновение ощущения является некоторое чувство (например, ощущение яркости, громкости, соленого, высоты звука, равновесие и тому подобное), в то время как в результате восприятия формируется образ включающий комплекс различных взаимосвязанных ощущений приписываемых человеческим сознанием предметов, явлению, процессу. Для того чтобы некоторый предмет был воспринят, необходимо совершить в отношении его какую либо активность, направленную на его исследование, построение и уточнение образа. Для появления ощущения этого, как правило, не требуется.
   Восприятие, таким образом выступает как осмысленный (включающий принятие решения) и означенный (связанный с речью) синтез разнообразных ощущений получаемых от целостных предметов или сложных, воспринимаемых как целое явлений. Этот синтез выступает в виде образа данного предмета или явления, который складывается в ходе их активного отражения.
   Образ восприятия выступает как результат синтеза ощущений, возможность которого, по мнению А.Н. Леонтьева, возникла в филогенезе в связи с переходом живых существ от гомогенной, предметно неоформленной среды к среде, предметно оформленной. В зависимости от биологической значимости в воспринимаемом предмете ведущим может оказаться либо одно, либо другое качество, от чего зависит, информация от какого анализатора будет признана приоритетной.
   В соответствии с этим различают зрительное, слуховое, осязательное, вкусовое и обонятельное восприятие. При этом особенно важную роль во всех видах восприятия, играют двигательные, или кинестезические ощущения, которые регулируют по принципу обратной связи реальные взаимоотношения субъекта с предметом. В частности, в зрительном восприятии вместе с собственно зрительными ощущениями (цвета, света) интегрируются также и кинестезические ощущения, сопровождающие движения глаза (аккомодация, конвергенция и дивергенция, слежение).
   Также в процессе слухового восприятия активную роль играют слабые движения артикуляционного аппарата. Для человека характерно, что образы его восприятия интегрируют в себе использование речи. За счет словесного обозначения возникает возможность абстрагирования и обобщения свойств предметов.
   Микрогенез образа восприятия включает в себя ряд фаз, связанных с решаемыми перцептивными задачами: от недифференцированного восприятия к формированию целостного образа предмета, на основании которого можно строить адекватную деятельность.
  
   Таким образом, проблема получения какой-либо информации сводится к проблеме вывода информации на каналы ощущений. Здесь, в этом месте как раз и существует огромное количество самых разных психотехник, сенсорных пространств, "костылей", "потоков" и т.п. при помощи которых люди получают ту или иную информацию.
   Начнем с традиционных каналов. Посмотрим, чем вообще пользуются? Какие у нас есть каналы для вывода информации? Во-первых - визуальный канал - он наиболее информативный. Во-вторых, это канал аудиальный, аудиальная модальность, которая тоже весьма информативна, в которой можно получать много различной информации. Далее - тактильный канал, обоняние, осязание и, конечно, двигательный центр, который тоже является каналом для получения информации. Существует очень много различных способов вывода информации на каналы ощущений. В принципе, для этого может быть использовано любое неосознаваемое действие.
   Предметность, целостность, константность и категориальность (осмысленность и означенность) - это основные свойства образа, складывающиеся в процессе и результате восприятия. Предметность - это способность человека воспринимать мир не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных друг от друга предметов, обладающих свойствами, вызывающими данные ощущения. Целостность восприятия выражается в том, что образ воспринимаемых предметов не дан в полностью готовом виде со всеми необходимыми элементами, а как бы мысленно достраивается до некоторой целостной формы на основе небольшого набора элементов. Это происходит и в том случае, если некоторые детали предметов человеком непосредственно в данный момент времени не воспринимаются. Константность определяется, как способность воспринимать предметы относительно постоянными по форме, цвету и величине, ряду других параметров независимо от меняющихся физических условий восприятия. Категориальность человеческого восприятия проявляется в том, что оно носит обобщенный характер, и каждый воспринимаемый предмет мы обозначаем словом - понятием, относим к определенному классу. В соответствии с этим классом нами воспринимаемом предмете ищутся и видятся признаки свойственные всем предметам данного класса и выраженых в объеме и содержании этого понятия.
   Описанные свойства предметности, целостности, константности и категориальности восприятия с рождения человеку не присущи; они постепенно складываются в жизненном опыте, частично являясь естественным следствием работы анализаторов, синтетической деятельности мозга.
   Вопрос о том, какое влияние на наше восприятие оказывает внешний мир и внутренний опыт, давно обсуждается ученными, но окончательного ответа на него еще не получено. В древности этот вопрос звучал примерно так: все ли знания о мире к нам поступают только через органы чувств или часть из них вносится в восприятие разумом, относительно независимо от внешнего мира? При глубоком рассмотрении этот вопрос оказывается не таким уж простым, как может оказаться на первый взгляд.
   Психология органов чувств до настоящего времени неспособна объяснить до конца, каким образом вся информация, в том числе абстрактные знания (к примеру, схемы мышления, интуиция, гештальструктуры восприятия и т. п.), которыми мы располагаем, могут поступать через рецепторы. Факты, которые были выше рассмотрены, свидетельствуют о том, что, по меньшей мере, часть того, что входит в содержание наших образов, напрямую с действительностью не связанны. Это требует создание такой теории восприятия, которая бы учитывала и удовлетворительно объясняла множество имеющихся фактов.
   Специалист в области психологии Валевски О.Я., исходя из концепции, что восприятие - это отражение информации об окружающем мире, включая все его элементы материального и духовного мира, преломленное через сознание и подсознание индивида, высказал заключение, что ключевым моментом в составлении и расширении картины мира человека, является именно восприятие. Мы воспринимаем окружающий мир под влиянием внешних факторов и внутренних установок, которые во многом формирует окружающая среда - как природная, так и социальная. Одного древнего восточного мудреца спросили, каков мир на самом деле. Тот ответил: "Каким
   хотим, таким и видим".1 Любое восприятие, организовано при помощи какого-либо описания мира, а посему оно принципиально иллюзорно. Нет никакого иного варианта организовать человеческое восприятие. И, пока человек этого не понимает, он будет постоянно сталкиваться вот с такими проблемами: "Ну, я же это видел своими глазами, или слышал своими ушами". Человек склонен абсолютизировать данные своих ощущений. Именно в этом месте самый сложный момент управления восприятием. Именно здесь нет иммунитета.
   Сознание должно на что-то опираться. А индивидуальное сознание, отделенное от целого, традиционно опирается на ощущения, которые как раз в точности и являются нашей иллюзией по той простой причине, что наше восприятие всегда опосредовано нашим же описанием мира. Картина мира всегда опосредована описанием. Между миром и картиной мира всегда находится описание. Это медицинский факт. Ничего с этим сделать нельзя. Иллюзорность присуща или, как говорят философы, имманентна восприятию.
  
   Интересным будет сравнительный анализ двух произведений, о которых пойдет далее речь. Очень ярко передал формирование индивидуальной картины мира Сент-Экзюпери, человек с тонким восприятием мира, в своем произведении "Маленький Принц". Маленький Принц является олицетворением человеческой души открытой к восприятию внешнего мира. Его полеты с планеты на планету символизируют движение, и поиск человеческой души своего места в окружающем мире, формирование картины мира. В виду того, что он не был отягощен, какими либо установками, ему предстояло познать все стороны Бытия. Но так как познание Бытия сложный и порой нескончаемый процесс, Маленький Принц создавал основу для виденья мира воспринимая субъективно происходящие события. Он был лишен мировоззрения как такового, и можно сказать, что Маленький Принц был символом восприятия в чистом виде. От ситуации к ситуации он набирался опыта делая выводы, пусть правильные или неправильные, но это был его опыт. Этот опыт утверждал и развивал его собственную картину мира преломляя опыт, восприятие и картину мира короля, честолюбца, пьяницы, делового человека, фонарщика, географа, Розы, Лиса. Он что-то принимал, а против чего-то восставал, но он делал свои выводы, формируя морально-этическую, социально-психологическую сторону собственной картины мира. Итог его путешествия - Земля, был кульминационный, так как суммировал опыт предыдущих событий. Только на Земле он понял что такое друзья, и он понял что они у него были, но он этого не знал. В этой сказке Сент-Экзюпери ярко раскрывается суть проявления, с психологической стороны, картины мира, где опыт и восприятие приводят к основополагающим выводам на которых базируется Личность.
   -------
   1 Валевски О.Я. Психология Новой Эры: книга 1 - Серия "Синтез Эпохи Водолея". - Одесса: Студия "Негоциант", 2005, с.72.
  
   В противоположность "Маленькому Принцу" сказка-притча "Принц и Волшебник" в книге Ричарда Хьюсмана и Джона Хэтфилда "Фактор справедливости, или "И это после того, что я для тебя сделал..." про принца и волшебника.
   "Много лет назад жил молодой принц, который верил во все на свете, но не признавал существования трех вещей - принцесс, островов и Бога. Его отец, король, сказал ему, что этих трех вещей не существует. А так как в королевстве не было ни принцесс, ни островов, ни признаков существования Бога, то принц верил своему отцу.
   Однажды молодой принц оставил королевство своего отца и отправился путешествовать в далекие земли. Стоя на берегу моря в одной из далеких стран, он увидел острова. На этих островах он увидел удивительные и прекрасные создания, имя которых он не смел произнести. В то время как он созерцал эти создания, к нему приблизился человек, одетый в вечерний костюм.
   "Это настоящие острова?" - спросил молодой принц. "Конечно", - ответил человек в вечернем костюме. "А эти удивительные и прекрасные создания?" - спросил принц. Человек улыбнулся. "Они настоящие принцессы". - "Тогда должен существовать и Бог!" - воскликнул принц. Человек в вечернем одеянии поклонился. "Я - Бог", - сказал он.
   Молодой принц поспешил домой в отцовское королевство. "Итак, ты вернулся", - сказал отец. "Да, - с негодованием ответил сын. - И я видел острова и принцесс. И я разговаривал с Богом". Король был непреклонен: "Как я говорил тебе и раньше, этих вещей просто не существует". "Но я видел их", - отвечал принц. "Тогда расскажи мне, как был одет Бог", - сказал отец. Принц немного подумал и ответил: "Бог был одет в вечерний костюм". Король подался вперед. "А были ли отвернуты рукава его одежды?" - "Ну да, были", - ответил, вспоминая, принц. Король улыбнулся и мягко произнес: "Это одежда волшебника, мой сын. Ты был введен в заблуждение".
   Встревоженный утверждениями отца, молодой принц вернулся на далекую землю и пошел на тот же берег. Когда он опять посмотрел на то, что оказалось островами, населенными принцессами, около него вновь появился незнакомец в вечернем одеянии. "Мой отец, король, рассказал мне, кто вы есть на самом деле, - сказал принц с упреком. - Я знаю, что это ненастоящие острова. И принцессы тоже ненастоящие. Потому что вы не Бог. Вы только волшебник". Человек улыбнулся. "Тебя ввел в заблуждение твой отец, молодой принц. В его собственном королевстве есть и острова, и принцессы. И ты не можешь их увидеть, потому что на тебя действуют чары отца".
   Глубоко озабоченный молодой принц вернулся домой. Он сразу же направился в палаты отца. "Отец, правда ли то, что ты волшебник?" Отец отвернул рукава своей одежды. "Да, мой сын, я волшебник". - "Значит, тот человек на берегу был действительно Бог?" - сказал принц. "Нет, - ответил король, - тот человек на берегу был всего-навсего другим волшебником". Молодой человек вскрикнул: "Но я должен знать правду... правда превыше волшебства!" - "Не существует правды выше волшебства", - сказал король. Полный печали принц произнес: "Я убью себя". Тогда посредством волшебства король призвал к сыну смерть. Смерть тронула принца за плечо, и принц вздрогнул, вспомнив прекрасные, но несуществующие острова и несуществующих, но прекрасных принцесс. "Хорошо, - сказал спокойно принц, - я смогу это вынести". Неожиданно смерть исчезла. Король положил свою руку на плечо принца и сказал: "Теперь, мой сын, ты тоже станешь волшебником"". 1
   Отсутствию опыта и имеющейся зародышной картине мира Маленького Принца, противоположна по ситуации мировосприятие другого Принца, сына короля-волшебника. Здесь мы наблюдаем установочное восприятие, уже сформированную (как думает Принц) картины мира под влиянием внешних факторов - аксиом короля-отца. Отец навязал сыну желаемое мировоззрение, правильную в его понимании, картину мира. Здесь отражено изменение восприятия при соприкосновении с новыми обстоятельствами окружающей реальности, конфликт и мучительный выбор между устоявшимися видением и новым опытом. По большому счету эта ситуация конфликта различных установок, которые способствуют развитию восприятия, приобретению нового опыта и как результат, расширения картины мира. Глубина кризиса в развитии и изменении картины мира приводит человека порой к депрессивным состояниям вплоть до суицида. Конфликт, порождаемый различного рода установками, ведет к качественному новому уровню восприятия как внешнего, так и самое себя, или же к падению.
   Анализируя историю про принца и волшебника, Валевски О.Я. выводит предположение субъективизма нашего мировосприятия, что наш мир состоит не из фактов и действительности, а из нашего восприятия этих фактов и действительности. А наше восприятие, восприятие других и сама действительность редко совпадают. "Истина во многом - дело воображения. Самые неоспоримые факты могут толковаться по-разному в зависимости от стиля рассказа, подобно жемчугу: когда его носит одна женщина, он становится ярче, а когда другая - он тускнеет и даже рассыпается в порошок. Факты не прочнее, чем жемчуг. И то, и другое зависит от восприятия". (Урсула Ле Гуин)2
   От того, как мы воспринимаем то или иное, так мы к этому и относимся. Если мы нечто воспринимаем положительно, то автоматически мы наделяем это положительными качествами, даже (как правило) ему не присущими. И, наоборот, по тем же правилам. У Юрия Вяземского есть мудрая притча в его известном повествовании "Шут" про человека и топор. "Рассказывают, что у
   -------
   1 Хьюсман Р., Хэтфилд Д. Фактор справедливости, или "И это после того, что я для тебя сделал..." /Пер. с англ. О.Р.Семеновой. - Москва: Знание, 1992, с.27.
   2 Валевски О.Я. Психология Новой Эры: книга 1 - Серия "Синтез Эпохи Водолея". - Одесса: Студия "Негоциант", 2005, 75-76.
   одного человека пропал топор. Подумал он на сына своего соседа и стал к нему приглядываться: ходит как укравший топор, глядит как укравший топор. Но вскоре тот человек стал вскапывать землю в долине и нашел свой топор. На другой день снова посмотрел на сына своего соседа; ни жестом, ни движением не походил он теперь на вора..."1 Эта притча вроде бы не похожа на притчу о принце и волшебнике. Но это только внешне. Их объединяет идея главенства нашего восприятия в формировании отношения к окружающему миру и развитии картины мира.
   Это значит, что всякая вещь первично положена объективно - в объективных связях предметного мира; что она - вторично - полагает себя также и в субъективности, чувственности человека, и в человеческом сознании (в своих идеальных формах). Из этого нужно исходить и в психологическом исследовании образа, процессов его порождения и функционирования.
   Мы действительно строим, но не Мир, а Образ, активно "вычерпывая" его из объективной реальности. Восприятие - это отражение информации, об окружающем мире включая все его элементы материального и духовного мира. Процесс восприятия и есть процесс, средство этого "вычерпывания", причем главное состоит не в том, как, с помощью каких средств протекает этот процесс, а в том, что получается в результате этого процесса. Логически вытекает ответ - образ объективного мира, объективной реальности. Образ более адекватный или менее адекватный, более полный или менее полный... иногда даже ложный...
   В этой связи уместно вспомнить также работу М. Мамардашвили "Классический и неклассический идеалы рациональности", где философ убедительно показывает, что в познании понятия "истинно" и "ложно" весьма относительны (да и позицию субъекта, по большому счету, вообще нельзя называть ложной). Это так, поскольку одни слои сознания (здесь - рациональное постижение мира) реально живут и движутся в терминах систем отсчета других слоев - "культурных напластований". Дословно: "феномен сознания... движется в терминах предметов, полагаемых во внешнем мире, а разные культуры полагают разные предметы подобного рода, хотя феноменальное состояние может быть одно".
  
   Связь социума с картиной мира
   Мощнейшим влиянием на восприятие человека, а, соответственно, и его картину мира, оказывает его взаимоотношение с социумом, где важным его проявлением является культура. Человек - существо культурное, как бы банально это ни звучало. Культурное здесь не в том смысле, что пользуется носовым платком и столовыми приборами (хотя и это тоже входит в понятие культуры), а в том, что выделяется из природной среды благодаря особого рода адаптации к той же среде - адаптации символическими средствами.
   В действительности, благодаря символическим механизмам адаптации человеческая деятельность любого вида всегда опосредована определенной системой правил восприятия, мышления, действия. Эти правила можно --------
   1 Вяземский Юрий. Шут. - Москва: Молодая Гвардия, 1982, с.84.назвать, вслед за С. Лурье, когнитивной ориентацией, социокультурными константами или установками, что формируют ядро картины мира. Такие константы могут рассматриваться как вторичные моделирующие системы, поскольку сами функционально несамостоятельны и зависят от ряда внешних факторов.
   Характеристиками мира являются "жажда общения", "созидание", "новые чувства", "новое понимание". Таким образом, можно говорить о существовании прямой зависимости между эмоциональным состоянием человека и представлением о мире, "картиной мира" в его сознании.
   "Картина мира" отдельно взятого индивида динамична, причем скорость ее изменяемости велика, намного больше, чем образа мира группы людей, связанных общими национальными, культурными представлениями. Динамика "картины мира" индивида измеряется не годами и месяцами, и даже не днями, а минутами и секундами. Одна из причин изменения "картины мира" в сознании человека - его эмоциональное состояние, ибо эмоции, на наш взгляд, в большей степени (чем разум) влияют на динамичность нашего мировидения. Рациональное в "картине мира" - это его стержень. Именно оно не дает образу в сознании индивида измениться радикально, что позволяет говорить о некоей стабильности представлений о мире каждого индивида.
   В этом контексте можно рассмотреть и негативные установки, как проявления сознательно-подсознательных процессов, находясь на границе между ними. Проблема в том, что люди привыкли разделять всё окружающее их в мире на плохое и хорошее. К примеру, принято считать, что холод - это плохо, а тепло - хорошо. На уровне подсознания, во многом под влиянием стрессов, полученных в детстве, воспитания и общественной морали, человек считает целый ряд вещей плохими, вредными и опасными. Он стремится избегать их или подавляет собственные ощущения, начинает руководствоваться не логикой, а негативными установками, сформировавшимися в его подсознании. Эти разрушительные программы влияют на его поведение и реакции.
   Таким образом, в человеке формируются устойчивые отрицательные программы, в которых человек обычно может не отдавать себе отчёт. Под их воздействием индивид бывает, например, уверен, что мир вокруг него опасен и жесток. А себя он может воспринимать как человека неудачливого, робкого и вообще не заслуживающего счастья. Именно под влиянием этих отрицательных программ человек и совершает поступки, которые американский психолог Колин Сиссон называл самодиверсией.
   Чтобы вырваться из этого порочного круга негативных установок, от человека требуются определённые усилия. Однако большинство людей считают, что гораздо проще и безопаснее ничего не делать и оставаться такими, какие они есть, чем самосовершенствоваться. Преобразовывая себя, идя против устоявшихся установок, мы боимся потерпеть неудачу, которая лишь усугубит комплексы неполноценности и станет очередной трагедией. Таким образом, мы лишаем себя возможности придти к истинно лучшему.
   Как правило, негативные установки создают у нас предубеждения в отношении других людей. Предубеждения заставляют нас превозносить тех, которые нам нравятся, не замечая их недостатков. И наоборот, не видеть положительных качеств в тех людях, которые почему-то нам не нравятся или чем-то отличаются от наших стереотипов. Предвзятость мешает нам найти общий язык с людьми непохожими на нас, ограничивая, таким образом, круг нашего общения и лишая нас дополнительной возможности для самосовершенствования.
   Таким образом, нисколько нельзя умалять роль в формировании "картины мира" человеческого разума. В частности, существует прямая зависимость представления о мире от знаний субъекта об этом мире: недостаточные знания делают "картину мира" неполной. Чем больше пробелов в знаниях индивида, тем более субъективной является сформировавшаяся картина мира. Увеличение знаний (и практических, и теоретических) о мире влияет на представление о нем в сознании субъекта. Термин "картина мира" отражает именно рациональную сторону нашего мировидения и не содержит даже намека на эмоциональный характер оного.
   Более сложной и необъясненной является эмоциональная сторона образа мира. Ее наличие делает необходимым дополнить термин "картина мира" и довершить его до законченного варианта, коим будет "эмоциональная картина мира", то есть картина мира, преломленная через чувства носителя языка.
   Связь представления о мире с эмоциями субъекта запечатлена в устном народном творчестве и в художественной литературе. Так, в поговорке "у страха глаза велики" отражен образ мира в сознании индивида, охваченного страхом: под влиянием страха в сознании субъекта рождается такой образ мира, в котором все объекты, независимо от их природы (в действительности пугающей или не пугающей), вызывают страх или становятся каузаторами страха, то есть образ мира трансформируется под влиянием испытываемой эмоции. В рассказе А.П. Чехова "Страхи" выражен такой же тотальный страх, повлиявший на восприятие персонажем окружающего, передается так: ...все звуки, крики птиц и шепот деревьев казались уже зловещими, существующими только для того, чтобы пугать мое воображение. Как можно увидеть, образ мира в сознании субъекта, охваченного страхом, деформировался, приобрел зловещий характер, поэтому даже те предметы, которые в нейтральном эмоциональном состоянии не вызывали у субъекта страха, теперь кажутся пугающими. Иначе говоря, "картина мира" индивида изначально носит эмоциональный характер.
   Важным в процессе формирования картины мира является также то, как субъект воспринимает окружающий мир: усиленное зрительное восприятие наполняет образ красками, слуховое - звуками, обонятельное - запахами и т.д. Всегда что-то превалирует. Это находит отражение и в языковом представлении образа мира говорящим: мы говорим цветами, звуками, запахами и т.д.
   Художественный текст является ничем иным как языковым воплощением образа мира субъекта, причем в одном тексте тоже отражены несколько миров, ибо перед адресатом предстают сознание автора, повествователя, рассказчика, героев-персонажей. В это "многомирие" попадает читатель.
   С этим связано и то, что в картине мира можно выделить два слоя - диахрональный и синхрональный. Диахрональный слой содержит те символические "программы", которые формировались в ответ на определенные "вызовы" (дисбаланс природного, психического и/или социального характера достаточной силы и длительности), и являлись продуктивными при адаптации к этим конкретным условиям, определяя поведение человека. Но внешняя среда - будь то культура или природа - достаточно изменчива, чтобы подобные программы были актуальны постоянно. Появляются новые "вызовы", подготавливающие формирование новых установок, а прежние ориентации вытесняются на периферию картины мира, чтобы продолжить свое существование в скрытом виде. Однако они могут поменять свой статус при соответствующей ситуации, повторяющей условиях их формирования.
  
   В работе "Миры образов и образ мира" С. Смирнов различает ядерные и поверхностные структуры образа мира. Эту мысль развивает В. Петухов: поверхностные структуры образа мира могут оформляться не только чувственно, но и рационально. Ядерные структуры образа мира - это собственно представление мира, тогда как в поверхностные структуры уже включено знание о нем.
   При этом различие структур образа мира не тождественно различию более и менее глубинных уровней познания. Ядерные структуры по их функции можно определить как фундаментальные опоры существования человека в качестве сознательного существа, отражающие его действительные связи с миром и не зависящие от рефлексии по их поводу. Структуры же поверхностные связаны с познанием мира как специальной целью, с построением того или иного представления о нем (менее и более глубокого). И в любом случае образ мира отражает тот культурный фон, на котором (или в рамках которого) разворачивается вся психическая деятельность человека.
   Существует и несколько необычный аспект взаимовлияния изменений картины мира и социокультурной практики. Когда создается определенный устойчивый стереотип чего-либо в менталитете и веками он влияет на формирование картины мира отдельного человека. Но нечто меняется в социокультуре и эти изменения находят свое отражение на восприятии определенного числа людей, а после распространяясь в обществе, меняя представления и, в конечном итоге, картину мира, расширяя "новыми" для нее воззрениями. Яркие тому примеры: последний российский император Николай Второй, гетман Иван Мазепа и многие другие, жизнь которых вписалась в менталитет наций в искаженном виде. Неправдивые образы вносили искажения в картину мира людей, которые свято верили в идеологически навязанные штампы и выступали на защиту своих воззрений. Когда же время расставило все на свои места, начались процессы в менталитете, которые изменяли отношение к сложившимся стереотипам о данных деятелях. В контексте отечественного примера - книга академика, генерал-атамана Украинского Казачества Богдана Сушинского "Гетьман Мазепа: повернення до Батурина". В ней ярко описано, обобщено и осмыслено все то, что известно на сегодня про жизнь и борьбу гетмана, историю его смерти и погребения. А также там рассказано, как именно была совершена эта важная историко-мемориальная акция - перенесение праха гетмана Мазепы из города Галац (Румыния) на родную землю, через город Рени, при непосредственном участии тогдашнего руководства, проникшихся новым видением, которое внесла свои коррективы в их картину мира в локальном контексте.1 Этот эпизод подтверждает новое восприятие культурно-социального самосознания.
   Поэтому очевидно, что, прежде всего, картина мира выполняет две существенные функции: во-первых, она отражает действительные связи человека с миром, которые объективно выражаются в общественной практике. В связи с этим, картина мира выполняет ориентировочную функцию, являясь фундаментальной опорой человеческого существования. Во-вторых, изменения в общественно-исторической практике порождают изменения и в информационном поле культуры, однако в картине мира закрепляются лишь те трансформации, которые имеют продуктивный характер. Таким образом, нужно говорить и об адаптивной функции картины мира. Очевидно, что эти две функции переплетаются, создавая определенное регуляторное поле культуры.
   Указанные функции тесно связаны с процессами, протекающими в картине мира. Это процессы отбора, рекомбинации, репликации, ассимиляции, выражения, рационализации. Существенным для картины мира является процесс репликации, который сводится, как было выяснено, не только к репродукции ее наличного состояния, но при возникновении соответствующих условий и к воспроизводству некогда бывших актуальными установок. Ряд процессов (рекомбинация, ассимиляция, отбор) определяют степень трансформации картины мира. Отчасти к ним относится и процесс выражения, поскольку он лишь в некоторых аспектах зависит от состояния картины мира, ее синтаксических свойств, но определяется также синтаксическими свойствами канала - иначе говоря, особенностями индивидуального бытия.
   Дело не в том, чтобы отвергнуть все - безусловно ценные - разработки и воздвигнуть собственную концепцию картины мира на пустом месте. -------
   1 Сушинский Б.И. Гетьман Мазепа: повернення до Батурина. Роман-есе. - Одесса: "Кирилиця", 2001, с. 194.
   Очевидно, что указанные трудности происходят из того же источника, что и у слепцов в известной притче: игнорируется целое, которое и определяет значение своих частей - а в случае с картиной мира целое зачастую игнорируется даже там, где осознается и декларируется его роль.
   Необходимо пояснить эту мысль. Картина мира - очевидно несамостоятельное образование. Она зависит и от уровня развития наличных технологий, и от социальной структуры и типа производственных отношений в данной общности, и от степени геополитической и этнической тревожности, даже от геоклиматических условий. Однако существует система, которая охватывает все эти аспекты человеческого бытия, объединяя их в едином ракурсе - мы имеем в виду культуру в широком смысле этого слова, как специфический способ человеческой жизнедеятельности.
   В таком случае все противоречия, о которых можно говорить, связаны с тем, что картина мира здесь определяется на основе тех или иных аспектов культуры. Следовательно, и речь идет не о целостной дефиниции картины мира, а лишь об описании ее отдельных сторон. Части же, взятые сами по себе, могут вступать между собой в контрадикторные отношения - практически по гегелевской схеме. Между тем наше внимание должно быть сконцентрировано на том, чтобы исследовать картину мира через целое - и в целом. Очевидно, что для этого необходима культурно-историческая перспектива рассмотрения; прежде всего - выделение механизма взаимодействия культуры и картины мира в его генезисе.
   Таким образом, нам не нужно отвергать противоречивые заключения о картине мире и ее свойствах. Напротив, нам следует сопоставить их - но не с целью абстрактной классификации, а для реконструкции целостного понимания картины мира в контексте культуры. Такой подход к выяснению сущности "безразмерно-абстрактных" категорий подтверждается, в частности, интересными результатами совместной работы А. Пилипенко и И. Яковенко "Культура как система"1. Авторы указывают, что размежевание позиций было бы необходимо, если бы утверждалось новое понимание термина. В этом случае встал бы вопрос о том, что входит в содержание понятия, а что из содержащегося в других определениях остается за рамками. "Мы, однако, не намерены исключать из сферы культуры ничего, что было отнесено к ней другими концепциями", - говорится в работе. "Мы лишь стремимся внести в этот суммативно-абстрактный корпус представлений о культуре черты системности и конкретности". Воспользовавшись этим методологическим указанием, обратимся к анализу самой картины мира и ее взаимосвязей с культурой.
  
   Примечательно, что подавляющее большинство исследователей стиля мышления возводят его к неосознаваемым структурам картины мира. Однако наступает момент, когда эти структуры могут стать предметом рефлексии; -------
   1 Пилипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система. - Москва, 1998.
   эта возможность однозначно связана с изменением социокультурной практики. Здесь уместно задаться вопросом: но если меняется последняя - меняется еще пока не радикальным образом, но поступательно, не переходя качественных границ своей определенности - сказываются ли каким-либо образом эти изменения на стиле мышления и самой картине мира? Возможно ли, что и здесь происходят определенные перемены - и тогда мы вправе говорить о, своего рода, эволюции в рамках единой картины мира?
   Как полагает Лурье, картина мира состоит из множества структурообразующих моментов, которые можно разделить на две крупные группы. Эти группы по своему содержанию соотносятся как способ действия и цель действия. И в этом определении, возможно, заключается понимание отличия картины мира и мировоззрения, поскольку последнее подразумевает не только ориентацию на то или иное действие, но и менее связанные с практическими, адаптивными задачами, элементы, являясь поэтому более широким понятием. Здесь, на мой взгляд, уместно провести параллели с положением Ю. Лотмана о системе семиотических правил, по которым жизненный опыт человечества претворяется в культуру; эти последние, в свою очередь, и могут трактоваться как программа - прежде всего, как программа действия.
  
   Возвращаясь к структурным единицам картины мира, выделенным Лурье, нужно заметить, что первые - неосознаваемы, внелогичны, не содержат представлений о направленности действия и его моральной оценке, не обнаруживают себя непосредственно. Единственная функция, которую выполняют эти структуры - формирование представления о наиболее удобном способе действия в определенном случае. Вторые - ценностные доминанты, нормы, которые могут осознаваться и быть результатом свободного выбора человека; на уровне культуры эти структуры картины мира создают идеальный план. С точки зрения Лурье, в деятельностном отношении ценностные ориентации определяют направленность действия.
   Первую структурообразующую группу Лурье определяет как константы картины мира. И это определение должно указывать на чрезвычайно устойчивый характер ее существования. Это так именно потому, что константы вступают в зону сознания не как правило, общее для множества самых различных случаев, а как представление о наиболее удобном способе действия.
   А вот формы, в которых проявляется такое представление, т.е. конкретные ценностные ориентации, могут быть достаточно многолики. Поэтому в случае контакта с другими картинами мира, либо в случае очевидного противоречия констант некоторой картины мира реальности, либо в сходных ситуациях под угрозу ставятся не сами эти константы, а формы их выражения. Иначе говоря, в процессе изменений картины мира ее константы просто "меняют одежду", а многообразие форм их проявления обеспечивает им максимальную неуязвимость. Этим и объясняется наличие противоречий в той или иной картине мира: искажения появляются в ходе выстраивания "новых" картин мира на основе старого каркаса.
   Однако, безусловно, могут иметь место и более радикальные процессы, в случае, например, разрушения и исчезновения культуры. Необходимо подчеркнуть, что речь идет именно об исчезновении культуры, когда и картина мира прекращает существование. Напротив, смена картины мира подразумевает иные процессы: появление новых констант, вытеснение прежних на периферию картины мира, либо модификацию поверхностных структур последней. Таким образом, смена картины мира предполагает определенную преемственность, где некогда актуальные установки продолжают существовать в неявном виде - и, следовательно, могут быть реализованы в определенных ситуациях.
  
   Таким образом, структура картины мира кратко может быть описана как оппозиции сознательного - бессознательного, ядерного - поверхностного, архаического - современного, рационального - иррационального, устойчивого - неустойчивого, ценностного - когнитивного.
   Итак, основной вывод, к которому можно прийти в ходе настоящего рассмотрения, заключается в том, что картина мира детерминирует известный априоризм в жизнедеятельности человека, поскольку определяет способ деятельности и его направленность. Поэтому имеет смысл говорить об определенных метасистемных свойствах картины мира в той или иной культуре. Однако какой характер имеет этот априоризм - абсолютный или функциональный?
   Лурье выделяются как бы два рода защитных механизмов: специфических - направленных на преодоление конкретной угрозы извне; и неспецифических, к которым можно отнести саму картину мира. В первом случае внешняя угроза маркируется и вписывается в структуру бытия. Точно так же вписывается в иерархию бытия и получает свое название и способ защиты - ритуальное или реальное действие. Теперь они относятся к содержанию картины мира, причем к его центральной зоне.
   Именно центральная зона картины мира, которую Лурье обозначает как "константы картины мира", создает первичную схему всякой деятельности и включает следующие бессознательные образы:
   локализацию источника зла;
   локализацию источника добра;
   представление о способе действия, при котором добро побеждает зло.
   Это достаточно абстрактное определение, поскольку, например, "источник добра" сам включает в себя несколько парадигм - в частности, "образ себя" и "образ покровителя". "Образ себя" - это субъект действия, а "образ покровителя" можно определить как атрибут действия. Обе эти парадигмы могут совмещаться за счет того, что атрибуты, делающие действие возможным, приписываются непосредственно самому себе. Соответственно, "источник зла" необязательно должен быть "образом врага", но всегда указывает на то, что мешает действию, и то, против чего направлено действие. Важно то, что константами является не наполнение этих образов, а общие приписываемые им характеристики и их диспозиция - расположение по отношению друг к другу и характер их взаимодействия. Иначе говоря, речь идет не менее, чем о синтаксисе и семантике картины мира.
   В еще более абстрактном плане выделение адаптивных парадигм "добро" и "зло" может привести нас к пониманию бинарной основы общечеловеческой логики, как о том пишет П. Черносвитов: логический фундамент дихотомичен, поскольку именно положительные и отрицательные эмоциональные реакции на те или иные внешние воздействия и формируют адаптивное поведение любого живого существа, его стратегию выживания. Именно таким путем все живое спасается от опасных воздействий и стремится к оптимальным для себя условиям существования.
   Таким образом, эти данные подтверждают наш предварительный вывод о том, что свойства картины мира имеют метасистемный характер - именно в силу своих адаптивных функций.
  
   Актуальность психологического изучения ментальности обусловлена изменениями сознания и реалиями бытия современного человека.  Любое изменение картины мира индивида напрямую зависит от ментальности. Интенсивно обсуждающаяся ныне новая парадигма современной психологической науки отличается, прежде всего, перемещением исследовательских интересов с идеологических конструктов на свободное, неангажированное мировоззрение и мировосприятие. Проблема ментальности охватывает психологическое содержание процессов моделирования реальности в сознании, детерминированных исторической и культурной спецификой человеческого существования. Иными словами, психология ментальности изучает психологические механизмы репрезентации действительности в сознании людей, принадлежащих к исторически определенной лингвокультурной общности.
   Современная ментальность -- противоречивая и изменчивая, сотканная из различных,  разномасшабных и разноплановых групповых и индивидуальных представлений, колеблемая борьбой отдельных социальных страт и индивидов за собственное видение реальности, за  "право производства здравого смысла" (П.Бурдье) -- может быть подвергнута психологическому анализу лишь в своих гипостазированных, устойчивых проявлениях. Интенсивные методологические поиски характеризовали историю ментальности на всех этапах ее становления и развития. К ней причисляли разнородные по происхождению и методам научные традиции -- историю духа, историю идей, историю философии, науки, идеологий и религий, изучение категориального строя мышления и т.п. Еще в самом начале возникновения проблематики ментальности и ментальных структур историки-анналисты  указывали на существование трех типов ментальных процессов -- кратковременных (или быстротечных), средних по продолжительности и длительных. Последние суть "темницы долгого времени, упорно сопротивляющиеся изменениям", они образуют глубокий пласт представлений и моделей поведения. Картина мира, окружающей реальности в сознании человека конкретной лингвокультурной  общности принадлежит к последнему типу.
   По мнению Ж.Пиаже, процесс познания окружающей действительности основывается на способности к абстракции, последовательно развивающейся в онтогенезе от наиболее простой эмпирической формы к отражающей и далее -- рефлексирующей абстракции: "назовем эмпирической абстракцией (1) ту, которая распространяется на физические объекты по отношению к субъекту; абстракцию логико-математическую (2) в противоположность первой назовем отражающей (reflechissante), поскольку она ведет начало от действий и операций субъекта. Она является отражающей в двойном смысле, поскольку в ее основе лежат два согласованных, но различных процесса: процесс проекции на более высокий уровень того, что было извлечено из низшего уровня (речь идет о своего рода отражении (reflechissement)), и процесс своеобразной рефлексии (reflexion) как перестройки на новом уровне... Наконец, выделим рефлексирующую ("обдуманную") абстракцию (3) или рефлексивное мышление, чтобы обозначить тематизацию того, что оставалось операциональным или инструментальным в (2). Фаза (3) представляет собой естественное завершение фазы (2), но предполагает, кроме того, явное сравнение на более высоком по отношению к отражениям уровне инструментальных операций и построений в процессе становления фазы (2). Таким образом, важно различать отражающую абстракцию, участвующую в любом конструктивном построении при решении новых задач, и абстракцию рефлексирующую, которая добавляет к первой некоторую систему эксплицитных соответствий между тематизированными указанным образом операциями".1
   От моделирования мира в сознании -- к моделированию мира сознанием и овеществлению моделей: так выглядит один из характерных атрибутов современной ментальности. Имитация и симуляция становятся смыслопорождающими, начинают функционировать в качестве источников внутреннего опыта. На место упорядочивающей мир структуры приходит ризома, возвращающая представления о нем к первобытному хаосу. Традиционно позитивные гносеологические категории (закон, порядок, граница, код, информация) приобретают негативный статус, будучи противопоставлены в качестве ригидных "живым подвижным механизмам потоков реальности". Сама идея ризомы в качестве оппозиции структуре, по мысли выдвинувших ее Жиля Делеза и Феликса Гваттари, лучше схватывает сложность нынешней социальной реальности: "любая точка ризомы может быть и должна быть связана со всякой другой, в отличие от дерева или корня, которые фиксируют точку, порядок в целом... В ризоме любая линия не --------
   1 Пиаже Жан. Избранные психологические труды. Психология интеллекта. Генезис числа у ребенка. Логика и психология. - Москва, 1969.
   обязательно ведет к лингвистической линии: семиотические звенья любого типа связаны здесь с самыми различными способами кодирования, биологические, политические, экономические и др. цепи пускают в ход не только порядки различных знаков, но также и порядки вещей. Коллективные механизмы речи работают непосредственно в машинных устройствах, и невозможно провести четкую границу между порядками знаков и их объектами".1
  
   Роль социума в формировании картины мира
   Так как человек - существо социальное, велика роль социальных институтов. Семья, школа, государство, во всех его проявлениях, культура и ментальность в том числе, составляют неизгладимый след в формировании восприятия индивида, а значит и картины мира.
  
   Всю жизнь человек находится в обществе. И первое общество, в котором он находится - это семья. В первую очередь, она и влияет на формирование картины, как и психологическая атмосфера в семье, отношение к ребенку со стороны родителей и других членов семьи, отношения между ними самими. Тут следует учитывать, что психика и интеллектуальные способности формируются в ребенке с младенчества. В это время дети особо чувствительны к эмоциональному и психическому состоянию окружающего их мирка. Гармоничные отношения в семье, которые, к сожаленью, бывают, не так часто, формируют "изначально гармоничного" человека, закладывают основы дальнейшего развития, учитывая, конечно, его особенности характера. Но, так как это случается не так часто, следует обратить внимание не на внешнее благополучие отношений в семье, а на их суть. Влияние родителей на формирование мировоззрения у детей очень велико. У детей всегда много вопросов и они идут за ответами в первую очередь к родителям. Когда у ребёнка только формируется восприятие и мировоззрения своего у него ещё толком не сложилось, он "пользуется" мировоззрением родителей. Ведь то, что они скажут, может противоречить взглядам других, чужих людей. В подростковом возрасте дети могут выбирать - соглашаться им с взглядом родителей или нет. Валевски О.Я. отмечает: "Дело в том, что родители из благих намерений часто навязывают детям свою идеологию и мировоззрение, свой взгляд на жизнь и, что самое опасное, - свое понимание, каким должен стать, на их взгляд, их ребенок. Но, как известно, "благими намерениями ад вымощен и дорога к нему"... Вот именно здесь начинается большинство конфликтов, которые со временем выливаются во внешнее и внутреннее противостояние, впадение в крайности у молодых людей".2
   --------
   1 Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? / Пер. с фр. и послесл. С.Н.Зенкина - М.: Институт экспериментальной социологии, Спб.: Алетейя, 1998. (серия "Gallicinium")
   2 Валевски О.Я. Психология Новой Эры: книга 1 - Серия "Синтез Эпохи Водолея". - Одесса: Студия "Негоциант", 2005, с.10
   Семья - это особого рода коллектив, играющий в воспитании основную, долговременную и важнейшую роль. У тревожных матерей часто вырастают тревожные дети; честолюбивые родители нередко так подавляют своих детей, что это приводит к появлению у них комплекса неполноценности; несдержанный отец, выходящий из себя по малейшему поводу, нередко, сам того не ведая, формирует подобный же тип поведения у своих детей и т.д.
  
   В школе дети слушают то, что им говорят учителя. Их отношения, профессионализм и просто человеческие качества учителя, оказывают влияния на отношение маленького человека к школе. Маленькая школьная жизнь - это вторая жизнь после семейной. Там начинается жизнь человека, который, выходя из нее, становится личностью. Во всяком случае, должна. И потому школа играет очень важную роль. Здесь еще ребенок - "чистый лист бумаги", он учится, но не только тому, что преподают учителя, а всему что видят. В первые года учителя являются примером для малышей, но со временем интересы и отношения ко многим вещам меняется. Если учителя начинают чинить упор, то это лишь усугубляет положение, где навязывание чужих интересов не является самым оптимальным выходом из ситуации. Учитель, чаще всего, не становиться на место малыша и не хочет понять то, как видит ситуацию он, не хочет и услышать, что по этому поводу думает сам ученик. И даже если ученик и объясняет ситуацию, то учитель слушает, но не слышит. Так, во всяком случае, это видит сам ученик. Тут мы опять сталкиваемся с той же проблемой, что и в семье: не находя для себя идеала в учителях ребенок ищет его в своих сверстниках, но чаще всего в старших. Параллельно с этим угасает и интерес к предметам, которые пытаются преподавать.
  
   Неотделимая и порой важнейшая сторона восприятия картины мира является морально-этические и духовные ценности (или же их деформация и отсутствие). Религия всегда играла важную роль в формировании восприятия реальной стороной Веры. Человек - существо мыслящее, мыслящее категориями, привязанными к объектам реального или же иллюзорного мира. В морально-этическом проявлении, так же как и социально-психологическом, картина мира являет себя как свод правил и установок, через которые преломляется наше представление о мире и наше к нему отношение.
   Религия создаёт определённый свод Законов, которые формируют отношения индивида с окружающим миром и друг к другу. Так, например, Десять Заповедей Господних, данных Моисею на горе Синай.1они изменили мировосприятия еврейского народа и, впоследствии, на весь христианский мир. Христианство, в свою очередь, призывающее к любви к ближнему своему,2 изначально влияло через Церковь на формирование глобальной картины мира христиан.
   --------
   1 Библия. Второзаконие, гл. 5, ст. 6-21.
  
  
   2 Евангелие от Матфея, гл. 22, ст. 39.
  
   Литература.
   1.Библия.
   2.Валевски О.Я. Психология Новой Эры: книга 1 - Серия "Синтез Эпохи Водолея". - Одесса: Студия "Негоциант", 2005.
   3.Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р. Психология восприятия. - Москва, 1973.
   4.Выгодский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти томах. - Т.2. - М.: "Педагогика", 1983.
   5.Гачев Г. Национальный космо-психо-логос. // Национальные образы мира, декабрь, 2000.
   6.Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? / Пер. с фр. и послесл. С.Н.Зенкина - М.: Институт экспериментальной социологии, Спб.: Алетейя, 1998. (серия "Gallicinium")
   7.Дорфман Л.Я. Воплощения и превращения как формы взаимодействия индивидуальности с миром. М., 1996.
   8.Дриккер А.С. Человечество: информационный идеал. // Человек, 2000, N1.
   9.Запорожец А.В. избранные психологические труды: В 2т. - Т.1. - Москва, 1986.
   10. Кондаков Н.И. Логический словарь. - Москва, 1971.
   11.Коул М., Скибнер С. Культура и мышление. Психологический очерк, - Москва, 1977.
   12.Лангер С. Философия в новом ключе. М., 2000.
   13.Левкович-Маслюк Л. Задача понимания (беседа с профессором МГИМО В. Сергеевым). // Компьютерра, 13 июля 1999, N 27-28.
   14.Леонтьев А.Н. Образ мира. // Избранные психологические произведения. М., 1983.
   15.Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - Москва, 1982.
   16.Линдсей П., Норманн Д. Переработка информации у человека. Введение в психологию. - Москва, 1980.
   17.Лурия А.Р. Ощущение и восприятие. - Москва, 1975
   18.Лурье С.В. Метаморфозы традиционного сознания. Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала. СПб.: тип-фия им. Котлякова, 1994.
   19.Лурье С.В. Историческая этнология. М., Аспект Пресс, 1997. - (Программа "Высшее образование") [2-е изд. 1998]
   20. Минибаева С.В.. "Эмоциональная картина мира" в художественном тексте (на материале одного произведения М.А. Шолохова) Стерлитамакская государственная педагогическая академия: Стерлитамак, 2000.
   21.Найссер У. Познание и реальность. - Москва, 1981.
   22.Немов Р.С. Психология: Учеб. Для студентов высш. пед. учеб. Заведений: В 3 кн. Кн.1. Общие основы психологии. - 3-е изд. - Москва: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997.
   23.Петухов В.В. Образ мира и психология изучения мышления. // Вестник МГУ, серия 14, 1984, N4.
   24.Пиаже Жан. Избранные психологические труды. Психология интеллекта. Генезис числа у ребенка. Логика и психология. - Москва, 1969.
   25.Пилипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система. - Москва, 1998.
   26.Рейнин Г.Р., Ганзен В.А. Теоретический анализ типологических описаний личности//. Вопросы философии и права. АН респ. Молдова: Кишинев, 1994г., N1(105)
   27.Рубинштейн С.Л. основы общей психологии: В 2 т. - Т.1. - Москва, 1989.
   28.Смирнов С.Д. Миры образов и образ мира. // Вестник МГУ, серия 14, 1981, N2.
   29.Смирнов С.Д. Психология образа. Проблема активности психического отражения. - Москва, 1985.
   30.Сушинский Б.И. Гетьман Мазепа: повернення до Батурина. Роман-есе. - Одесса: "Кирилиця", 2001.
   31.Хайдеггер М. Время картины мира. // Мартин Хайдеггер. Москва, 1993.
   32.Черносвитов П.Ю. Доминирующие архетипы как основа картин мира различных субкультур. М., 1997.
   33.Швырев В.С. Поведение и рациональность. // Человек, 1997, N5.
   34.Шюц А. Структура повседневного мышления. // Социс, 1988, N2.
   35.Сент-Экзюпери Антуан де. Планета людей. Сочинения. - Москва: "Художественная литература", 1964.
  
   Интернет-ресурсы
      -- Валевски О.Я. Психология Новой Эры: http://mistericon.org/psychology/
      -- Психологический словарь. http://psi.webzone.ru/st/017900.htm
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   18
  
  
  
  

Оценка: 5.40*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"