Джерри Лила: другие произведения.

7. Правильный выбор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

  - Преступная халатность, - сказал Норман.
  - Я отдал вам все запасы, которые у меня были, - сказал Норман.
  - Вы, люди, - сказал заарнский Лорд, и на этом слова у него закончились.
  По-моему, Норман крайне не любил людей.
  По плану запасы продуктов свозили на перевалочную базу - большие склады, элеватор, одно из временных хранилищ темных. Я только и вертел головой, пока мы шли по бесконечным залам - стеллажи, темные печати, кислотно-зеленые карантинные сигилы.
  Зараженный блок изолировали толстые двери. На первый взгляд овощехранилище выглядело благополучно; яркие сочные фрукты, последний урожай. Я взял оранжевый апельсин, и тот лопнул в толстой перчатке, выпуская на волю жирных белых личинок.
  - Это все - надо сжечь. Шихиш может затаиться и заразить людей. Однажды шихиш заразили так Лорда, - сладко прошептал мне на ухо Матиас. - Вымерла вся колония.
  А мог бы предупредить еще позже - когда Норману подберут защитный комбинезон по размеру.
  Я стукнул по кнопке, блокируя дверь, и по общей связи попросил:
  - Норман, вы слишком ценны для страны. И... не болейте, пожалуйста.
  Следовало помнить, что о правителях Заарнея Матиас, прототип гельда, знал больше, чем Норман. В основном потому, что на встрече с другими Лордами жизненный путь Лорда Нормана и закончился бы.
  - Не буду, - после длинной паузы кивнул Норман. - Спасибо.
  Эмпатическое эхо показывало, что Матиас заметно обескуражен.
  - Зараженная колония зубастых тварей под нашими ногами? Серьезно, Матиас?
  Заарн достал ритуальный нож и принялся ковырять полку.
  Эпицентр заражения был дальше. Плесень густо покрывала составленные в штабеля ящики, ветвями разбегалась по полу и прорывалась через бетон. В ее центре дрожало нечто студенистое, наполовину уходящее в искажение; сквозь призрачную поверхность просвечивал оранжевый цвет.
  Я поправил респиратор, радуясь, что тот отсекает запахи гнили, и удивленно сказал:
  - Тыквы.
  - Даже светлые ученики знают, как правильно проводить ритуал белой гнили, - Шеннейр широким жестом отстранил меня от шихиш; я поневоле сделал два шага назад, и Эршен встал рядом. Иномирная тварь разочарованно опала.
  Хуже, чем хранилище, выглядел только элеватор. Поверхность зерна покрывал тонкий слой серой пыли, и я подозревал, что даже после дезинфекции есть это можно только от отчаяния.
  Хотя пример Загорья говорил, что даже от отчаяния не стоит. Кажется, из безопасной еды у нас остались только консервы. Если они не просрочены.
  - Примите поправку, магистры, - Иллерни плавно провел по воздуху бархатной перчаткой. Я не помнил, чтобы он заходил в зараженный блок, и даже не помнил нашу встречу; вероятно, его способности тоже были особым даром. Окружающие не удивлялись его появлениями - или не подавали вида. - Если бы мы не выяснили, что заражение существует, люди получили бы отравленную пищу, и последствия были бы ужасающи.
  Частично он был прав. Шихиш обманывало даже древних иномирных тварей - не могло быть полной уверенности, что люди более внимательны.
  - А теперь скажите, что все, что ни делается - все к лучшему, наш инспектор из инфоотдела, - щедро предложил Шеннейр, но тот разумно не повелся.
  - Светлый магистр говорил о голоде в катрене пятьдесят восемь, - меланхолично добавил один из спутников. То ли в поддержку, то ли просто так. - Не в силах человеческих спорить с предначертанным.
  Впереди маячили голодные смерти и эпидемии - но не стоило волноваться. Основы мироздания устояли. Свое предназначение, главную задачу - приплести светлых - темные выполнили.
  
  Виновники произошедшего дисциплинированно стояли у стенки и старались не дышать. Правда, у разных стенок - и раскаяния в их страхе не было ни капли. Гораздо проще было бы, если бы это была диверсия. Я бы хотел, чтобы это была диверсия.
  - Мы можем переработать этот биомусор в питательный белок? - с надеждой спросил Норман.
  Шеннейр прошелся по коридору, вызывая у окружающих желание слиться с окружающей средой, и жизнерадостно подтвердил:
  - Мне нравится ваша идея, Лорд!
  Хотя радость Шеннейра всегда сулила беду. Я отвлекся от мыслей, что темный магистр далеко не так кровожаден, как о нем говорили - он карал без разбора только тогда, когда ему было выгодно - и в который раз попытался вникнуть в слезливую повесть "мы чинили холодильник".
  Начиналось все хорошо. И ничего не предвещало.
  Проклятие на волновых щитах раскрылось, внутренняя служба наконец начала шевелиться и проверять, сколько важных вещей в свое правление начинил до полной непригодности Алин. Среди прочих в списке оказались временные склады; в системе охлаждения действительно нашлись странные посторонние заклятия; и присланные эксперты весьма неплохо их убрали. Чуть позже приехали боевики Шеннейра, которые, по идее, должны были склады охранять. Но в окрестностях стояла тишина, холодильные установки потихоньку работали, союзники начали приглядываться друг к другу, а гильдия продолжала быть в расколе. Внутренняя служба и боевики Шеннейра не поделили сферы ответственности.
  Каждый считал, что должен руководить, у каждого были соответствующие приказы, и пока стороны доказывали, что лучше всего за складами проследят они, за складами не уследили. Никто не собирался портить еду намеренно; один груз оказался заражен белой гнилью и, почуяв большую концентрацию магии, шихиш проснулось и начало расти.
  Я подозревал - я был уверен - что продукты, которые поступали конкретно в гильдию, проверялись по десять раз. Забота о себе любимых была для темных краеугольным камнем существования. Но вот необходимость заботиться о каких-то посторонних людях, даже не магах, не укладывалась у любого нормального темного в голове. В итоге от происходящего охренел даже Норман, который в кои-то веки вылез из подземного убежища и приехал убедиться, действительно ли люди настолько плохи. Продовольствие - ключевая позиция для Аринди. Почему его не взяли под особый контроль?! Ах да, я же магистр, я и должен был взять.
  - Мы вообще не должны этим заниматься. Мы что, светлые? - угрюмо буркнул боевой маг с противоположной стороны. - Наше дело - война.
  - В карцер. Еды и воды не давать, - не меняя доброжелательного тона велел Шеннейр. - Посмотрим, какое настроение... воевать будет тогда.
  Два боевика из его свиты аккуратно взяли жертву под руки и отвели в сторону. Оставшиеся темные старательно демонстрировали дисциплину и сообразительность. Хотя если они и выживут, то карьера в гильдии для них все равно закончена.
  - У нас не хватает рабочих рук, - мягко и с положенной случаю скорбью мурлыкал Нэттэйдж по связи. Ни защищать своих, ни оправдываться он даже не пытался. Я подозревал, что виновные уже списаны по внутренним ведомостям как потери в пределах лимита. - Производственных мощностей. И транспорта тоже не хватает. Все погибло вместе с Шэн. Нам нечего продавать, не на что закупить продукты и не на чем их вывозить.
  Орать на главу внутренней службы, который оставался единственной ниточкой, способной вытащить Аринди из ямы, было бессмысленно. Должен признать, у меня был не самый удачный план и не самая лучшая стратегия насчет Шэн. Первое правило диверсанта - прежде чем разрушать, думай, как потом будешь жить на развалинах.
  Норман молчал, как никогда напоминая пустую оболочку - наверное, ловил сигнал от управляющего центра. Игрушечная машинка, которую ведет нечто, что прячется под землей. Он еще занимательнее, чем я думал.
  - С сегодняшнего дня я ввожу продуктовые карточки. Снова, - отрывисто отчеканил Лорд. - Растянем остатки насколько сможем. Первыми начнут голодать города. У земледельцев должны быть запасы. Заставим их поделиться.
  - Это вызовет большое недовольство, - обтекаемо заметил Иллерни.
  - Это вызовет бунт, - подкорректировал я.
  - И я даже знаю, кто будет его подавлять, - с сарказмом хохотнул Шеннейр.
  А здесь нет иного варианта. Каждой стране нужен свой кровавый палач.
  - Решайте проблему, маги. Иначе... - Норман посмотрел на нас, совсем по-человечески вздохнул, сел в черный катафалк и укатил в подземелья.
  - А когда в колонии кончаются ресурсы, Лорды пожирают лишние рты, - с наслаждением закончил Матиас.
  По огромным лужам на асфальте разбегались волны от колес.
  Стены элеватора сложились внутрь и рухнули, подняв вихрь искр. Над складами поднялись ослепительные дуги и повисли в воздухе переливающимися зелеными и лиловыми полотнищами. Я сощурился от яркого света и жалобно спросил у Шеннейра:
  - Порой мне кажется, что ввести жесткий тоталитарный порядок, запугать людей до полного безволия, заставить ходить по струнке - единственное верное решение. Я превращаюсь в темного? Это обратимо?
  У темных есть одно преимущество. Когда весь мир горит в огне, у тебя все еще остается последнее удовольствие - смотреть, как красиво все рушится.
  - Кажется? - изумленно повторил Шеннейр. - Вы еще не уверены?!
  
  ***
  
  Поля тянулись вдоль дороги сплошной полосой - бурая распаханная земля, изумрудная озимь. Оливковые рощи, кипарисы, зубчатым гребнем взбирающиеся на холмы. Дымящиеся груды сухой травы и ржавых стеблей. Маленькие фигурки рядом с ними бросали дела и провожали машины взглядами.
  Мне не хотелось думать, что все эти разговоры, надежды дотянуть до весны - просто иллюзия. Весной не будет лучше, и нового урожая тоже не будет. Но Шеннейр оставался спокоен, и его спокойствие подкупало. Если это последний выход, то я готов положиться на темного магистра.
  - Ну что вы так расстраиваетесь, светлый магистр, - темный маг сидел напротив, пристально наблюдая за мной. - Просто думайте о том, что вы теперь будете делать.
  Кажется, он догадывался, что мы враги, и открыто издевался.
  Матиас валялся на сиденьях, перекатывая в банке белый пушистый комочек шихиш. Заарну было скучно, и наших проблем он не понимал. На востоке дымящимися трубами, огромными решетчатыми антеннами и серебряными куполами поднималась Звезда Повилики - одно из предприятий, обеспечивающее нужды гильдии.
  Дым раскрашивал небо разноцветными полосами.
  Шафран был столицей приграничья и крупнейшим промышленным городом севера. Сюда же отправили жителей разрушенной Полыни; этот же город мне хватило ума объявить прилюдно как место общего совещания, и то, что он переполнен, стало заметно уже на въезде. Новое утро в стране Аринди начиналось нерадостно.
  Весть о продуктовых карточках разлетелась как пожар. Это не удалось бы скрыть, скорости принятия решений Нормана и его администрации оставалось только позавидовать - просто все происходило... слишком быстро. Не давая времени подготовиться.
  Среди каменного лабиринта машины темных казались крошечными. Ярость висела над городом как невидимая темная печать, и эту же печать я видел на чужих лицах. Я был склонен верить, что люди по природе своей скорее хорошие, чем нет; по крайней мере, пока окружающая среда не заставляет отринуть нормы и моральные ограничители ради выживания. И судя по лицам собравшихся, она уже начинала.
  На перекрестке застрял лесовоз, и рассыпавшиеся бревна полностью перегородили дорогу. Рядом, почти ткнувшись в завал, стоял заарнский броневик, и люди окружали вокруг плотной цепью.
  - Светлый магистр, вы что, никогда погромов не видели? - Шеннейр наблюдал за мной с искренним весельем. - Правда нет? Вот и увидите.
  Я стиснул пальцы уже привычным жестом самоуспокоения. Люди имели право на злость. Они даже не знали, что их злость бессильна что-либо изменить.
  - Вот незадача. Я ведь даже войну мог не увидеть.
  - С вашим-то даром? И не надейтесь, - в привычной насмешке неожиданно мелькнуло сочувствие: - Вы же маг, Кэрэа Рейни. У вас не было ни единого шанса прожить жизнь и не увидеть ни одной войны.
  Машины встали напрочь, не в состоянии продвинуться дальше. Две фигуры в балахонах и масках в тесном человеческом круге излучали неуверенность; они могли прорубиться сквозь тела, но у них не было такого приказа.
  Лорд Норман - нелюдь, а значит, он виноват во всем, вплоть до слишком холодной зимы. Но рядовые заарны ничего не решали. В отместку за продуктовые карточки этих двоих можно было только сожрать.
  - Матиас, сиди здесь, - я взялся за ручку двери, на ходу прихватив венец.
  Под колесами заарнского броневика виднелась перекореженная магическая печать - такую мог бы начертить я по темным прописям для самых недалеких.
  - Нейтралы, - Шеннейр спрыгнул с той стороны.
  - Вас волнует, что заарнов убивают? - удивился я.
  - Меня волнует, что на улицах моей страны кого-то убивают, - темный магистр чуть повел ладонью, и над домами повисла большая шестигранная печать.
  На улице сразу стало тихо-тихо. Люди сделали шажок назад; и еще шаг. Шеннейр вряд ли злился; обычные люди были слишком ничтожны, чтобы вызывать его злость. Он был готов тратить ровно столько времени, сколько потребуется смести с дороги мелкую помеху.
  Я встал рядом, захватывая страх и ожесточение, жажду справедливости и жажду насилия, и растворяя в пламени собственной искры, и попросил:
  - Уберите заграждение. Вы мешаете проехать.
  Они смотрели на меня так, будто сам Светлый источник явился перед ними - и изрек совершенную мудрость, открывающую тайны мироздания.
  - Извините, - сказал кто-то.
  Завал исчез в считаные минуты. Нейтральную печать как бы между делом тщательно затерли; независимые маги, в отличие от обычных граждан, не могли даже рассчитывать на снисхождение темных. Во времена правления темной гильдии хорошо работать только в темной гильдии. Чем я и занимался.
  - А сколько живут маги? - нерешительно протянул Матиас. - Очень долго, да?
  - Высшие - лет до двухсот, - отвлеченно отозвался я, не слишком вслушиваясь.
  На практике никто не дотягивал. Шансы погибнуть для высших тоже резко повышаются.
  Матиас долго молчал, а потом осторожно прикоснулся к моей руке и опасливо сжался.
  - Вы, люди, почти как Лорды, - он нервно сглотнул, рассматривая пальцы. - Такие древние.
  И затих, придавленный пылью веков. Машины проехали дальше, теперь по совершенно свободной дороге, и я с сомнительным удовольствием наблюдал, как на темных накатывает осознание, нет, ОСОЗНАНИЕ, что светлый магистр - невероятно полезная штука.
  
  Под штаб Шеннейр занял ни много ни мало городскую управу; сама администрация переехала в боковые крылья, променяв гордость на соседство с темными и защиту темных щитов.
  Толпа росла. Магические печати по углам площади напоминали, что гильдия на страже, и пока заставляли сборище держаться в рамках - но люди забирались на крыши, окрестные улицы были забиты битком, и народ все прибывал. Еще немного - и начнется давка.
  - Что им всем нужно? Чтобы мы свергли Нормана?
  Темные, может, и не отказались бы - но не под таким давлением и насилием над личностью.
  - Они хотят видеть светлого магистра. Они пришли сюда ради вас, - Иллерни с полупоклоном протянул мне резную шкатулку. На черной бархатной подушечке лежал инъектор со стимулятором. - Они в вас верят. Вы - символ, Тсо Кэрэа Рейни, успокойте их. Выиграйте время, пока мы ищем способ все исправить.
  - А не слишком ли много они хотят? - ревниво осведомился Матиас; Иллерни пожал плечами:
  - Возможно.
  Я взял инъектор.
  Светлый магистр должен оставаться чист. Нельзя, чтобы мое появление - мое первое официальное появление как светлого магистра - запомнилось кровью и жертвами. Мне все равно придется вмешаться.
  - Я стану символом, который будет рассказывать людям красивые сказки, пока вы творите что хотите?
  Свет знает, зачем я спрашивал то, что было ясно задолго до. В глазах Иллерни не отразилось ничего живого:
  - Мы все делаем то, что должны.
  
  Матиаса я отправил наверх, мониторить эмоциональное состояние толпы, понадеявшись, что Эршенгаль не подпустит его к оружейным установкам. Они ничем не способны мне помочь.
  - Очень полезно, что вы настояли на ношении иной формы, чем у темных. Люди замечают такие вещи, - Иллерни крутился рядом, оглядывая меня с головы до ног и что-то высчитывая. Потом потянулся к моему воротнику; я перехватил его руку, отталкивая, но темного это ничуть не смутило. - Хорошо, что вы сильно отличаетесь, хм, внешне. Светлый магистр должен выделяться. Если у нас еще не было островного магистра, ему стоило появиться... Жаль, что у вас нет светлого посоха. Может быть... может быть... возьмем наш и выкрасим в белый? Обычные люди не отличат.
  - Давайте совсем уж с ума не сходить, - посоветовал я.
  - Воля ваша, - не стал настаивать он и вышел вслед за остальными. Хотелось бы верить, что темные в придачу осознавали, что своим присутствием нарушают концентрацию для светлого-эмпата - но ничего они не осознавали, а просто выполняли приказы.
  От инъекции чуть кружилась голова. Против стимулятора Шеннейр не возразил; оттого, что было не время и не место, или оттого, что стимулятор активировал способности, а не гасил, или оттого, что на самом деле совсем не важно, что со мной будет в итоге.
  Узорчатая поверхность венца Та-Рэнэри царапала пальцы. Артефакт, который усиливал эмпатию. Такая старая и запрещенная вещь.
  - Когда я рассказывал про личную армию зомби, Шеннейр, я не то имел в виду.
  - Вам не угодишь, - возмутился темный, и жестко добавил: - Не хотите - не выходите. В Аринди два магистра. Я наведу порядок.
  На этот счет у меня не было сомнений. Образу темного магистра кровь и жертвы только добавят яркости.
  - Я знаю. Вы ведь делали это раньше.
  - Делал, - без капли сожаления подтвердил он.
  - Вы довольны, Шеннейр? - я бы хотел проявить хоть какие-то эмоции. Я бы хотел спросить нечто иное, я бы хотел наконец спросить.... - Скажите, вы никогда... не сожалели?
  - Нет, - он смотрел так, словно его это забавляло. - Бросьте, Кэрэа, это было давно - вы теперь всю жизнь слезы лить будете? Они должны были умереть, чтобы вы стали магистром.
  Я представил, как его голову окружает пылающий обруч.
  Шеннейр вытер кровь, текущую из носа, и изумленно уставился на испачканную ладонь. Ответный удар последовал сразу - пожалуй, даже не удар. От меня просто отмахнулись.
  Темная печать врезалась в грудь. Это было даже не больно; или я не запомнил. Просто в следующий момент уже лежал на полу и рассматривал ковер. Да, признаю, это было глупо. Я просто не ожидал, что сработает.
  - Ну-ну-ну. Наконец-то вы проявили хоть какие-то признаки характера. Но, Кэрэа, если нападаете - бейте насмерть, - Шеннейр неспешно подошел ближе, встав рядом, и жестко потребовал: - Вставайте и прекращайте ныть.
  В груди разливалась тяжелая горячая боль.
  - Хорошо, - я сел на полу, потом встал, цепляясь за стол, нащупал венец, поправил форму, стремясь сделать все идеально. И вышел на балкон под прицел сотен жадных глаз.
  Шеннейр, как и всегда, прав.
  
  Мраморный парапет холодил ладони.
  Венец железным кольцом сжимал голову. Искра в груди пульсировала как маленькое солнце.
  Море человеческих эмоций кипело внизу; свет проходил сквозь меня, и я сам был чистейшим светом. Светлый магистр должен оставаться символом. У эмпатов не так много запретов, но я давно нарушил их все.
  "Мир - это арфа, на которой играют..."
  Я подошел к парапету; положил на него ладони, сделал глубокий вдох, посмотрел вниз; и заговорил, не слыша собственных слов.
  О том, что нам всем нужно сплотиться против угрозы.
  И о том, что я, светлый магистр, сумею их спасти - как и положено светлому магистру.
  О том, что все будет хорошо - и люди слушали.
  Люди верили, и это оказалось страшнее всего.
  
  Меня хватило до пункта прямой связи - я захлопнул дверь и прислонился к ней спиной, так, словно внешний мир мог ворваться следом, и с ужасом признался:
  - В жизни столько не лгал.
  - Какие ваши годы, - мгновенно отозвался Миль. Шеннейр сидел за столом, сжав пальцами переносицу; высшие маячили перед ним на больших экранах, и первым, в нарушение всех регламентов, недовольно вещал заклинатель. Хотя наверняка была причина, что никто не спорил - например в том, что если попытаться Миля заткнуть, на этом совет и застопорится. - Шеннейр, да делайте, что хотите! Только чтобы этот сброд не слонялся под стенами Нэтара и не мешал работать. И как вы - вы, темный магистр, - позволили этому сброду обнаглеть?
  Забавно. Мы все заложники своей роли. Темному магистру не дозволено милосердие.
  - Этот "сброд", Миль - граждане нашей страны. Имейте уважение, - холодно одернула собрата Гвен.
  - То, что мы живем в одной стране, должно меня как-то радовать?
  - Хватит об убийствах. Мы же не звери! - рассеянно перебил Миля Нэттэйдж, перелистывая какую-то папку. - Давайте будем эффективно использовать ресурсы. Учредим трудовые лагеря и будем ссылать туда недовольных. Будут радоваться, что мы вообще их кормим. Ньен давно так делает.
  Вялая стычка пресеклась сразу. Такое однозначное осуждение от темных я видел впервые; хотя глава внутренней службы уже сам сообразил, что тайные мечты не терпят яркого света. Личная свобода - единственная ценность, что в Аринди еще осталась.
  - Ньенский выкормыш, - с удовольствием припечатал Олвиш.
  Переговорные печати погасли, оставив пустые черные окошки. Вернулись почти сразу; Олвиш и Нэттэйдж угрюмо молчали, бросая друг на друга недружелюбные взгляды.
  - Прошу прощения за помехи в ходе заседания, - сухо проинформировала Гвендолин. - Продолжаем.
  - У меня есть некоторые запасы. На моих подчиненных землях, - Вильям сонно моргал красноватыми глазами. Вместо формы он носил мятую рубашку и, как обычно, выглядел слегка растерянным. Владелец благополучных земель и всех горных заводов; конечно же, я не сомневался в его образе. - Я могу поделиться, знаете, но всех мне не прокормить...
  - Мы нападем на Ньен.
  В эмоция Шеннейра впервые за совещание мелькнул интерес. Олвиш смотрел прямо и открыто и считал свое предложение абсолютно нормальным. И в самом деле. Напасть на соседей. Что может быть лучше?
  Лучше. Хм.
  - Ну что вы, Олвиш, хорошие страны первыми войны не начинают, - я щелкнул пальцами, ловя мелькнувшую идею. Формат мозгового штурма уже начинал нравиться. - А вот спровоцировать Ньен на нападение, а потом потребовать репарации...
  - Это бы сработало, светлый магистр, - медленно и печально подтвердила Гвендолин. - Но еще никто не смог заставить Ньен заплатить. Они удавятся, но добровольно даже камней с берега не отдадут. Они бедные.
  - Тьма, почему мы живем в такой ж... - Миль со стоном лег на стол, закрыв лицо руками, - жестоконеблагополучной местности?
  Дайте-ка я угадаю. Потому что Аринди было невыгодно иметь сильных благополучных соседей?
  - Тогда не подходит, - отказался я. - "Шок, сенсация, темные из этой ужасной Аринди оголодали и бросаются на людей" немного повредит нашему образу хорошей страны.
  Аринди - хорошая страна. Мы об этом конвенцию подписывали.
  - Вы крайне скучны, - Шеннейр поморщился так, словно я его разочаровал.
  - Кому как, Шеннейр, - Нэттэйдж аккуратно прикрыл папку. - Кому как. Есть способ сделать все без крови и человеческих жертв. Наши союзники готовы помочь в долг и даже доставить товары к нашим границам на кораблях. Взамен на небольшую услугу.
  Я дослушал заманчивое предложение до паузы и любопытно дополнил:
  - А что взамен хочет... темная гильдия Нэртэс?
  - Рейни, - умилился Миль. - Говорите полностью, раз начали. Наш глава службы безопасности действительно предлагает продавать обиженкам с севера запрещенные мировым сообществом заклятия?
  А еще Нэттэйдж на полставки глава оружейной корпорации. Он совмещает.
  - Всего лишь один раз одно заклятие. Да что вы на меня так смотрите, я же не Наэтэре им предлагаю!
  Напряжение в зале разом выросло в разы, и я не мог разобрать, почему темные смотрят на меня.
  - Еще бы вы предложили им Наэтэре, - прошелестел Миль. - Нам с этого материка деваться некуда.
  Реакция все равно осталась необъяснимой. Наэтэре не было самым ужасным или сильным запрещенным заклятием. Оно было просто сильным и крайне простым.
  - Разумеется, никаких новейших разработок или того, от чего мы сами не можем защититься. Союзники гарантируют секретность и, сказать честно, переплачивают... Иного выбора у нас нет, так что я за мирный путь, - развел руками Нэттэйдж, под язвительное хмыканье:
  - Откатом хоть поделитесь?
  Ха. Еще чего.
  Шеннейр хмурился еще сильнее, растирая складку между бровями. Происходящее не нравилось мне столь же сильно - но не сказать, чтобы нам было что выбирать.
  - Гвен? - требовательно окликнул темный магистр.
  Волшебница замерла, словно заледенев, и я отказался от дурацкого желания присмотреться, не мелькают ли в ее зрачках графики и цифры.
  - Оптимальный вариант не определен, - механически произнесла она. - Принимайте решение, магистры. Информационный отдел осветит его так, как будет выгодно гильдии.
  Почему-то мне казалось, что она сказала неправду. И это тоже было ответом.
  Я должен высказаться раньше Шеннейра - потому что если наши мнения разойдутся после, несогласие станет вызовом. Но все варианты выглядели одинаково уродливыми. Мы не должны начинать войну; мы не должны начинать раздор в своем доме; сделка с запрещенными заклятиями - не выход...
  Но люди, собравшиеся за стенами, слышали то, что я обещал. Светлый магистр не может потерять доверие. Светлый магистр должен защищать своих. Чужие войны не могут быть плохи - они приносят нам выгоду. Я дал обещание.
  - Я поддерживаю вашу идею, Нэттэйдж.
  Баланс эмоций в комнате неуловимо сместился. Казалось, высшие заносят мою реакцию в память, добавляют в уравнение новую переменную и просчитывают открывшиеся ходы.
  Вильям неуверенно оглянулся; но, вопреки созданному образу, его голос прозвучал твердо:
  - Я тоже.
  - Нет, - печать Олвиша мигнула угольной чернотой и исчезла.
  Миль отрицательно мотнул головой и сложил руки на груди:
  - Я за то, чтобы вы мирно подавили волнения. Тьма нэртэсам союзник, а не мы.
  Гвен молчала. Вердикт Шеннейра я ожидал со страхом. Мы не потянем голод и войну одновременно. Аринди как воздух нужна отсрочка. Нужны эти месяцы мира, и неважно, чем они будут оплачены.
  - Нэртэс.
  - Принято, - безжизненно подтвердила Гвендолин.
  
  Переговорные печати погасли разом. В зале сразу стало гулко и пусто; я оставался на месте, не решаясь ни уйти, ни приблизиться. Оружие буду передавать не я, и заключать договор буду не я, а вот последствия ударят по мне, но будущее все равно ударит по мне - нет разницы. Но ведь это был самый лучший выбор? Я имею в виду - остальные были еще хуже?
  Темный магистр медленно сжал кулак и с трудом расслабил пальцы, опуская ладонь на стол, и с явной мукой поделился:
  - Вы не представляете, с каким удовольствием я бы придушил Нэттэйджа.
  - При чем здесь... - я прикусил губу, осознавая разом высветившийся узор связей. Неконвенционные заклятия и мой отказ связываться с продажей. Внезапная беда на складах под ответственностью внутренней службы. Решение проблемы, которое Нэттэйдж так своевременно готов предложить... - Вы думаете, что Нэттэйдж замешан?
  - Упрочение позиций. Люди - фишки, которыми можно играть, - эмоции темного магистра были спокойны. Пожалуй, в них проскальзывало уважение.
  При чем? Да при том, что Нэттэйдж сейчас - ключевой человек в Аринди. Не удивлюсь, если связи с Нэртэс замкнуты на одном человеке. Если он хотел добиться неприкосновенности, то достиг успеха. Всего-то и пришлось, что пойти на небольшие жертвы; но я сам проделывал нечто подобное, и меня в последнюю очередь трогали этика и мораль.
  - Поэтому вы сразу сказали про диверсию?
  И правда - какой был шанс, что заражение произошло случайно? Но мы все равно ничего не докажем.
  Шеннейр вытянул из-за ворота латунную рыбку и в задумчивости крутанул ее на цепочке. На отполированной чешуе ярко выделялся третий крестик; смешно, если охотник отметил попытку мне навредить. Вряд ли ударить заклинанием по своему собственному ученику у темных считалось большим грехом.
  - Тогда, на Побережье, и в случае с Вихрем - вы готовили меня к тому, чтобы справляться с толпой? - амулет сверкающим волчком вертелся вокруг своей оси. - Расширенное эмпатическое воздействие в критических ситуациях?
  И это еще счастье, что я давно не принимал блокиратор. И ведь тот же Шеннейр постарался, чтобы я этого не делал. Логичное и выверенное устройство механизма событий становилось все более ясным, и от его беспощадной красоты болели глаза.
  - Вы светлый магистр. Вы думали, вы тонущие корабли спасать будете? - с иронией ответил темный.
  А ведь для Шеннейра не имело значения, чем закончится совет - для кровавого палача и убийцы подходили все варианты. Но он поддержал мое решение. Этот город, эта страна - полигон для испытания сил светлого магистра. Это было бы смешно, если бы не было так горько.
  - Вы считаете, что мы сделали правильный выбор?
  - Вы все еще пытаетесь поступать правильно? Бросьте, Кэрэа, вы все равно окажетесь виноваты, - он тяжело поднялся, и хлопнул меня по плечу: - Держитесь. Теперь начнется.
  Я остался в одиночестве.
  
  Татуировка мягко покалывала висок, и я прижал к ней ладонь, ожидая того, кто может ответить. Ни для чего - заглушить тишину. Я не хочу оставаться один. Теперь, когда опасность уже миновала - я не хочу оставаться один на один со своими мыслями.
  Только после отклика, когда тень собеседника уже появилась передо мной, я сумел расслабиться. И бодро спросил:
  - Миль, а что вы обещали при нашей первой встрече в Лонгарде? Война, голод... чума была?
  В Загорье карнавал в самом разгаре, а мы как не родные.
  - Нет, чумы не будет, - после коротких раздумий возразил он. - Бронна создала вакцину еще до вашего рождения. А еще Бронна и ее ученики создали вакцину против оспы и тифа. Поздравляю, Рейни, а вы ее убили.
  Я вспомнил старую заклинательницу, обвинившую Шеннейра в гибели учеников, и беспомощно спросил:
  - Но... как же так?
  - А мне откуда знать?
  Вопрос, на который ни у кого нет ответа. Бессмысленно вспоминать о мертвых.
  Толпа на площади спокойно расходилась. Эмпатическое поле без нот ярости, без вымаранной агрессии звучало ровно и механически чисто.
  Миль подошел к окну, отодвинув плотную штору, и зловеще сказал:
  - Можно было и не гадать, что вы выберете. Бескровный путь. А ведь эти люди отворачивались, когда светлая гильдия погибала. Но вы же светленький, вы не можете бросить бедняжек на произвол судьбы. И в этом слабость светлой гильдии и весь ее порочный строй.
  Миль, высший темный заклинатель, оказался не способен взять в толк, как можно взять и не носиться с обидами годами. Я никогда не собирался мстить.
  - Так, Миль, притормозите. Светлые, которые прощают и ведут себя как светлые - плохо. Светлые, которые защищаются и убивают, и ведут себя как темные - плохо. Это двойные стандарты, вы не находите? - исключительно ради справедливости уточнил я. - Что мы должны сделать, чтобы получить ваше одобрение?
  - А с чего я должен одобрять светленьких? - поразился он.
  Логично.
  Миль остановился за спиной - я видел его отражение в мониторах - и утвердительно произнес:
  - Вы же понимаете, Рейни, что неконвенционное оружие тоже будет кого-то убивать.
  Я знаю.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул О скитаниях"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Турнир четырех стихий-3. Диана ШафранЗагадки прошлого. Лана АндервудДиету не предлагать. Надежда МамаеваОтветственное задание для безответственной ведьмы. Анетта ПолитоваСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисБеспокойное Наследство. Надежда умирает последней. MelethСеренада дождя. Юлия ХегбомЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваМоре счастья. Тайна ЛиАномальная любовь. Елена Зеленоглазая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"