Старк Джерри: другие произведения.

А где-то за горизонтом остров Авалон...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка о дверях и мечтах.

  Закат притих на шпилях Авалона,
  на стены башен чуть спустилась мгла...
  Презрев пространств и времени законы,
  ты в двадцать лет в свой Авалон ушла.
  Надев старинно-бабушкино платье,
  шагнула за неведомый порог,
  и Авалон раскрыл свои объятья
  и в мир мечты и сказки уволок.
  Там в замке ты жила, казалось, годы
  (а здесь прошло лишь несколько часов).
  Там встретила бродягу молодого,
  и у тебя украсть он сердце смог.
  Но ведь когда-то надо возвращаться.
  Часы бесстрастно отбивают ритм.
  А может быть остаться? Распрощаться
  с тем миром, все равно почти чужим?
  Остаться в паутине этой сказки,
  забыть о том, что есть и боль, и страх,
  Стать пленником ее земли прекрасной,
  забыв, что значит горечь на губах.
  Остаться здесь, но умереть для близких...
  Уйти в мир грез, свершив кусочек зла.
  Кровь на запястье. Ночь. Свеча. Записка:
  "Простите... Я свой Авалон нашла".
  Простите... А над Авалоном солнце
  раскрыло лепестки своих лучей.
  Рассвет... И пара всадников несется
  к нему, почти загнав своих коней.
  
  Эдэль
  
  
  Если вы встаете утром и обнаруживаете, что ваших любимых тапочек нет на месте, а за окном хлещет проливной дождь, то это может привести к печальным последствиям. Как для вас, так и для окружающих.
  Вы будете долго и упорно вспоминать, куда же вы вчера швырнули эти несчастные тапочки, уныло бродить по комнатам и, наконец, обнаружите, что у вас остается всего двадцать минут, полчаса или час, неважно, сколько. Главное, что вы все равно за это время не успеваете. И тут находятся тапочки. На самом видном месте. Вот так безобидная вещь, вроде домашних тапочек, становится первым звеном цепи, на другом конце которой может оказаться что угодно.
  ...Трамвай, идущий прямиком до Института, улизнул из-под самого носа. Пришлось ехать на перекладных, а в итоге... В итоге занятия уже начались, а Инга только-только добралась до аудитории. На "Сачке" - углу, образованном поворотом лестницы, уже маялось несколько неудачников, радостно приветствовавших Ингу:
  - А сегодня Черныховский первым!
  Инга вздохнула. Доцент Черныховский обожает прорабатывать опоздавших. Можно, конечно, просочиться во время перерыва, но скоро экзамен, а по микробиологии никакой конспект не спасет, если сам не слышал. Значит, придется заходить.
  В перерыв, когда Инга, высунув язык, строчила в тетради, откуда-то приползла Долли. Заметив ее приближение, Инга бросила тетрадь, полезла в сумку и похолодела. "Забыла Долькины конспекты! Завтра отчет. Она же взбесится!"
  У Долли было очень хорошее настроение. К удовольствию всей группы они поругались насмерть. Долли напоследок бросила: "Эгоистка!", повернулась и гордо ушла.
  "Ну и пожалуйста! Не очень-то надо было..."
  Все случается трижды. В обед Инга заняла очередь в столовке, подбежали ребята с воплями: "Мне только чай!", все расхватали, и Инге достался засохший пирожок. Она сжевала его всухомятку. Героически, до конца. А потом удрала.
  
  Инга вернулась домой. Со злостью метнула сумку в угол, отыскала бесформенный длиннющий свитер с растянутым воротником, влезла в него и уселась на полу возле шкафа.
  Коврик у шкафа был самым любимым местом Инги в квартире. Она сидела по-турецки и дулась. На себя, на Долли, на весь мир. В последнее время это состояние навещало ее все чаще и чаще.
  Инге было почти двадцать лет, и она была глубоко разочарована в жизни. На чем, правда, основывалось это разочарование, - она не знала. Просто ей было скучно и одиноко.
  Инга погладила узор на дверце шкафа. Старинный прабабушкин резной шкаф достался ей по наследству. Он всегда стоял здесь, его не перетаскивали из комнаты в комнату - сил не хватало. Когда-то давно в нем хранились прабабушкины платья, шелковые и удивительные. Часть их обветшала, часть перешили, но одно... Одно должно было остаться! То, голубое, с рукавами-фонариками, узкой сверху и широченной внизу юбкой, и с легким газовым шлейфом нежно-сиреневого оттенка. Однажды Инга надевала его - на выпускной бал-маскарад в школе. Все попадали в обморок, и она стала королевой бала...
  Инга встала, рывком открыла дверцы и принялась рыться среди висящих платьев. Маленькой она обожала прятаться тут и сидеть в полной темноте, вдыхая сладко-вяжущий аромат духов "Вербена". Прабабушка насквозь пропитывала ими одежду.
  На свет, наконец, явилось искомое. Инга хорошенько встряхнула его. От платья поднялся пылевой дымок. Юбка смялась. Но Ингу это не волновало. Она с трудом одела платье и вышла в коридор - к большому стенному зеркалу. Да, есть на что посмотреть. Только прическа все дело портит. Ну ничего, пара заколок с зелеными стекляшками в роли изумрудов, челку набок... Вот, теперь то!
  Из зеркала на Ингу смотрела незнакомка в голубом платье стиля "модерн" начала века, и в ее каштановых волосах поблескивали зеленые камни, гармонируя с цветом глаз... Настроение повысилось. Инга повертелась перед зеркалом, чуть придерживая улетающий шлейф. Красота! Всегда бы так и ходила.
  Она вернулась в комнату и, подойдя к шкафу, взялась за массивную бронзовую ручку. Сколько раз она так играла, представляя себе удивительные миры за дверцей! Обиды последних дней вдруг всплыли со дна, Инга зажмурилась и распахнула шкафные дверцы. Перед глазами у нее плыли золотистые и алые круги, а где-то далеко-далеко звенела музыка...
  
  Приземление вышло не очень удачным - Инга подвернула ногу и шлепнулась. Падая, она запуталась в каких-то ветках и еле-еле выбралась наружу. Огляделась, еще не веря глазам. Она стояла на тропе, вокруг расстилался невысокий подлесок, а за ним - устремившиеся к небу деревья. От деревьев шел золотистый свет, в подлеске шумели какие-то на редкость голосистые птицы. Инга запрокинула голову - над ней, над лесами, над всем висел нежно-сиреневый купол неба с редкими блестками звезд.
  - Алиса в Стране Чудес, - сказала Инга, чтобы сказать хоть что-то. - И как же теперь быть, а?
  Она поколебалась и пошла по тропке. Извилистая дорожка юркнула в лес, миновала его, вскарабкалась на холм и пропала. Инга стояла перед склоном, усеянном красноватыми зернистыми валунами.
  - Вот так привет из Африки!
  Осмотр места ничего не дал - тропа беследно исчезала под одним из валунов. Инга рассердилась - на самом интересном месте дверь закрыли! Как там говорилось в сказках... "А, все равно не помню".
  - Эй, там, впустите меня!
  - Ты кто? - Голос шел, казалось, из камня.
  - Я - Инга, а ты кто?
  - Я охраняю ворота. Зачем ты пришла?
  - В гости! - нахально заявила Инга. Голос ничего не ответил, и Инга решила, что можно идти обратно - концерт закончился.
  - Входи! - Камни заскрежетали и разошлись, открыв узкую темную щель.
  - Спасибо.
  Инга с трудом пролезла, и вход закрылся. Оказалось, внутри совсем не темно - через равные промежутки горели факелы. Инга шла по вымощенному каменными плитами полу, пока не уперлась в двустворчатую дверь, окованную полосами железа. Дверь открылась сама, впустив Ингу в просторный двор. По нему бродили длинногривые тонконогие кони и вкрадчиво переливались с места на место черные силуэты огромных кошек.
  - М-мур. - В руку Инге ткнулся твердый холодный нос. Инга увидела раскосые желтые глаза, лукавые и чуточку смеющиеся. - Здравствуй, гостья.
  - Здравствуй...те, - не очень уверенно сказала Инга.
  - Вы первый раз здесь? - Черная атласная пантера села, обвив лапы хвостом. На шее у нее серебрился широкий ошейник с крупными алыми камнями. - Позвольте вас проводить?
  - Конечно, - согласилась Инга. - Куда?
  Пантера неторопливо провела Ингу через двор, к воротам. На мяуканье пантеры ворота разошлись, открыв мостик через бурную речку. На другой стороне реки возвышался замок - нагромождение башенок, переходов, крыш - и все это сияло, посверкивало, лучилось, так что глаза слепли.
  Инга и пантера миновали мост. Для них подняли узорную решетку замка, стража отдала честь, и пантера повела Ингу дальше. Они остановились только у занавешенной двери. Оттуда лилась музыка.
  - Вот мы и пришли. - Пантера зевнула, показав красный изогнутый язычок. - Желаю приятно провести время. Сегодня все в сборе, все-таки Лунная Ночь.
  - Благодарю вас, - церемонно сказала Инга и даже попыталась изобразить реверанс. Пантера фыркнула, блеснула желтыми глазами и пропала. Не ушла, а именно пропала, растворилась в воздухе, оставив немного ошеломленную Ингу перед дверью.
  - Выше нос и вперед, - подбодрила сама себя Инга. - Сегодня тут, видно, праздник и вход свободный. Давай, давай, не трусь!
  Она осторожно раздвинула трубчатые складки ткани и вошла. Ее оглушило и ослепило. Уходящий ввысь зал горел тысячами свечей, тонул в цветах и музыке, звонко-щемящей мелодии. Стоявшей на ступеньках входа Инге была видна пестрая цепь танцующих, разбежавшиеся к стенам зеленые беседки и спускающиеся откуда-то сверху золотые шары, испускающие мягкий свет.
  Музыка вздохнула и умолкла. Пары остановились, расходясь. Поднялся гул людских голосов, смешивающийся с новой мелодией, но уже не танцевальной, а просто звучащей для общего фона. Самое подходящее время, чтобы сойти вниз и затеряться.
  - Мурляв!
  Инга ожидала увидеть свою знакомую - пантеру, а это оказался кот. Громадный котище черного цвета, хвост поленом, усы торчком, зеленющие глаза, и в довершение всего - белый галстук "кис-кис".
  - Мадемуазель скучает в одиночестве? - несколько пропитым голосом осведомился Кот. - Мурляв!
  Его качнуло. Инга не выдержала - хихикнула.
  - Да, да, можете смеяться. - Кота перенесло в трагический тон. - Бедный кот выпил всего две рюмки, и над ним уже смеются! Какой позор для моей бедной мамочки!
  - Что вы, - сказала Инга. - Я вовсе не смеюсь. Честное слово!
  - Правда? - Кот подозрительно уставился на нее. - Впрочем, вам позволительно смеяться. Только вам и никому более! Мурр... Ик!
  Он икнул и сел. Инга уселась рядом. От кота пахло духами и шампанским. Кажется, он больше притворялся.
  - Официант! - вдруг заорал Кот, и к ним подбежала обезьянка в ливрее.
  - Чего изволите?
  - Чего покрепче. А вам, мадемуазель? - галантно спросил он.
  - Ой, я даже не знаю...
  - Чего-нибудь легкого, - решил Кот. - Мигом!
  Обезьянка умчалась и вернулась с подносом. Кот сцапал рюмку и встал на задние лапы.
  - В честь нашего знакомства, мадемуазель! - провозгласил он и опрокинул рюмку в пасть. - Гады, даже закусить не принесли... Пардон.
  Инга пила свое вино маленькими глотками. Оно было холодное и чуточку колючее. Кот развлекался, давая характеристики проносившимся мимо в танце парам. Характеристики были по большей части отрицательные. Инге стало весело, и она от души смеялась над словами Кота.
  - А что мы сидим здесь? - спохватился наконец он. - Нас ждет общество, где вас еще не видели! Меня заподозрят в укрывательстве, какой кошмяур! Идем, идем, немедленно идем!
  Кот резво побежал - на двух лапах - к беседкам. Инге пришлось пойти за ним, но тут их смяла веселая, пестрая толпа. Кот исчез, а Ингу вынесло к столику под зеленой крышей. За столиком никто не сидел, и Инга устроилась там, чувствуя, что Кот подсунул ей вместо обещанного "легкого" что-то другое.
  Приливом и отливом плескались танцы. Кажется, за столиком Инги кто-то сидел, но она не запомнила - кто. Она смотрела в зал, слушала музыку, и потихоньку ее переполняло счастье - просто от того, что она сидит тут, в странном, празднующем свое мире, чужая всем, и никому она ничего не должна, никто ее не замечает, и музыка играет только для нее, и хоть бы это длилось подольше!
  Около стола взорвалась хлопушка, Ингу обсыпало звездчатыми блестками. Она безмятежно улыбалась, даже не замечая - кому, и тут к ней пробилась мысль, что с ней разговаривают. Инга даже не сразу поняла смысл обращенной к ней фразы:
  - Разрешите пригласить вас на танец?
  Инга очнулась. Пела музыка, и кто-то стоял рядом с ней, приглашая ее.
  - Я не умею, - робко сказала Инга.
  - Нам кажется, что мы многое не умеем, от того, что еще ни разу не пробовали это сделать, - последовал ответ. - Я уже давно наблюдаю за вами, вы не покидаете этого стола. Неужели вам не интересно, где вы, что это за мир и какие чудеса он может вам предложить?
  - Не знаю, - сказала Инга. - Мне и тут хорошо.
  Танцевать она все же пошла. Они кружились в вихре золотого света, и свет стал одновременно музыкой, а музыка - светом... Инга легко, как во сне, скользила по радужному полу. Она всегда мечтала уметь танцевать - именно так, не задумываясь над своими движениями, танцевать - как дышать.
  Танец длился долго. Наверное, это было несколько танцев, слившихся для Инги в один. Немного привыкнув к ощущению легкости, она стала разглядывать своего спутника. Выше ее, в длинном черном плаще и черной шляпе, края которой серебрились. Из-под плаща торчал конец шпаги. Во всяком случае, Инга решила, что это шпага.
  - Вы кто? - осмелилась она на вопрос.
  - Поскольку мне предстоит знакомить вас с нашим миром, то для вас я - Гид.
  - Мне так вас и называть?
  - Да.
  - А меня зовут Инга, - сказала она.
  - Прекрасное имя. Кстати, вам не хочется прогуляться и посмотреть вокруг?
  - Хочется.
  Они выскользнули из круга танцующих и углубились в лабиринты зеленых цветочных беседок. Инга только недоуменное хлопала глазами - ну и публика! Некрасивых лиц не находилось вообще. Сверкало разноцветье камней, переливались тонкие ткани. Гида то и дело окликали, приглашая к столикам. Инга шла за ним, боясь потеряться, и тут увидела знакомых.
  По соседнему проходу важно шествовал черный кот, а с ним - девушка в золотистом коротком платье и туфельках на шпильках. Ее огненно-рыжие волосы полыхали костром, а глаза зеленели, точь-в-точь как у кота.
  - Смотрите! - Инга дернула Гида за плащ. - Кто это? Я Кота уже видела!
  - Мое почтение! - Гид раскланялся с рыжей красавицей, а коту пожал лапу. Когда они прошли, Гид удивленно спросил Ингу: - Вы их не узнаете?
  - Нет, а разве я могу их знать?
  - Конечно. Это же Бегемот и наша милая ведьмочка Гелла.
  - Как-как? - Инге показалось, что она ослышалась. - А разве... Разве такое может быть? Их же нет, они придуманы.
  - Похоже, вы вообще не подозреваете, куда попали, - сказал Гид. - Верно?
  - Да, - кивнула Инга.
  - А как вы пришли сюда?
  - Через шкаф. - Она смутилась.
  - Еще ничего. Попадали и через сундуки. Шкаф прадедушкин?
  - Прабабушкин.
  - Тогда ясно. Видите ли, вы находитесь в Авалоне.
  - Авалон? - переспросила Инга. - Королевство фей?
  - Да, и сегодня праздник у королевы Авалона - Праздник Лунной ночи. Поэтому все и собрались. Сегодня можно встретить кого угодно, ну а Бегемот еще ни одной вечеринки не пропускал. Сюда приходят все, кто, как вы считаете там, в Реальном мире, не существуют.
  - А вы? Вас тоже нет?
  - Я есть, поскольку вы говорите со мной. Двери в Авалон есть и в Реальности, где живете вы. Чаще всего они бывают в старинных вещах и открываются, когда человеку одиноко и больше некуда пойти.
  - Как мне... - тихо сказала Инга. - Но как же я вернусь домой?
  - Идем.
  Они вышли через незаметную дверцу в стене и по винтовой лестнице спустились в зал, обтянутый красной тканью. В зале висело огромное тусклое зеркало, окантованное черной рамой. Инга и Гид не отразились в нем, хотя стояли прямо напротив.
  - Это - Возвращающее Зеркало, - сказал Гид. - Достаточно представить себе ваше жилье, и вы попадете туда. Чтобы пройти сюда, теперь вам достаточно будет лишь открыть дверь шкафа у себя. Вы выйдете сразу в Красный Зал.
  - Спасибо, - сказала Инга. - До конца праздника еще долго?
  - Луна даже не закатилась, а праздновать будут до рассвета.
  - Может, тогда еще потанцуем?
  
  И они снова танцевали, танцевали, танцевали, пока в зале не пропели серебряные трубы и не распахнулись окна-стены. Лучи пробуждающегося солнца легли на пол, и тогда в зале появилась женщина. Высокая женщина в темно-синем с золотом платье, в остроконечном колпаке и с парой длинных, прозрачно-светящихся крылышек за спиной.
  У нее было прекрасное и чуточку строгое лицо, как у матери многих непоседливых ребятишек, а голос звучал нежно и печально:
  - Я благодарю вас всех, друзья мои и гости, за великолепный праздник. Надеюсь, никто не был забыт, и все получили удовольствие. Я приглашаю вас всех на празднование Лунной Ночи в следующем году и еще раз благодарю за то, что вы пришли сегодня.
  В продолжение всей короткой речи женщины в зале стояло молчание. Окончив, женщина исчезла так же внезапно, как появилась, оставив позади себя туманный голубой силуэт, быстро расплывшийся по залу.
  - Это королева? - спросила Инга.
  - Да, это королева фей, королева Авалона. К сожалению, на сегодня все кончено.
  - Жаль, - искренне сказала Инга. Гид юркнул в подстриженные кусты и вылез с букетом бледно-желтых роз.
  - Возьмите. На память о празднике.
  Инга зарылась лицом в букет. Он пах не так, как обычные розы, - гораздо сильнее и приятнее.
  - Вы еще придете, Инга? - неуверенно спросил Гид.
  - Не знаю. - Она лукаво выглянула из-за букета. - Я подумаю...
  - Приходите, Инга. Приходите в любое время, я всегда здесь.
  Они спустились вниз. Там тоже кто-то прощался, обещая ждать, и один человек ушел в Зеркало, а другой, всхлипывая, исчез в стене.
  - Ой... - пискнула Инга.
  - Не бойтесь. Мы умеем проходить сквозь стены и запертые двери.
  - Скажите... А что со мной, пока я тут?
  Гид не понял вопроса.
  - Ну... Я тут, а там, у меня дома, сколько времени прошло?
  - Столько, сколько вы были здесь. Там вы стоите у шкафа, держась за ручку. Если кто-нибудь войдет в вашу комнату и позовет вас, то вы исчезнете отсюда.
  - Я живу одна. - Инга вздернула носик. - Как пользуются вашим Зеркалом?
  - Представьте вашу комнату.
  Инга сосредоточилась, и в зеркале появилось изображение ее малометражки, как картина в черной раме.
  - Вот так я и живу, - сказала она.
  - Я не вижу этого, - сказал Гид. - Ваше представление видно только вам. А теперь - пора!
  По краю Зеркала возникла тонкая зеленая кайма, и Инга, прижав к себе букет, шагнула вперед.
  - Приходите, Инга! - донеслось до нее.
  Она стояла в своей собственной комнате, сжимая одной рукой бронзовую львиную головку на дверце, а другой - пышный букет. За окнами висела осенняя темнота и хлестал дождь.
  На следующий день было воскресенье, и Инга снова отправилась в гости. И на тот день, что пришел за этим, - тоже. И на другой, и на пятый, и на десятый.
  Гид, как обещал, показал ей все. Замок, полный таинственных переходов, галерей и плавающих по воздуху призраков. Бесконечные сады, цветущие и одновременно находящиеся в поре урожая. Озера, голубые и прозрачные, как хрусталь. Дальние горы в багряных отблесках. Черные грозные моря и неприступные крепости на их берегах. Летающие лодки, поднимающие людей к облакам. Ревущих драконов и воздушно-хрупких фей.
  Гид и Инга бродили по лесам из золотистых деревьев, где жили олени с серебряными рогами и изумрудными копытами, похожими на высокие стаканчики. Там летали птицы, похожие на драгоценные камни, а под камнями юркали крошки-кобольды, знающие о кладах самоцветов. В Авалоне круглый год цвели золотые розы, и время года было одно - вечная весна.
  А в том мире, где полагалось бы жить Инге, происходили изменения. Инга оставалась одна. Раньше ее любили приглашать в компании - за неунывающий нрав и веселый фатализм: "Чему быть - того не миновать, а потому не будем вешать нос раньше времени!" Поклонники Инги постепенно исчезали. Исчезали и друзья, отчаявшиеся чем-то исправить ее. На лекциях Инга дремала, сбегала уже с половины занятий, из успевающих переползла в отстающие. Она почти не следила за собой, появляясь на людях, даже не обращала внимания - как она одета. Раньше Инга любила щегольнуть. Теперь же она с утра натягивала старое голубое платье и бежала к шкафу. Неважно, что платье уже расползлось по швам - там оно было новеньким.
  Однажды, когда Инга танцевала на очередном балу, у нее вдруг резко защемило сердце.
  - Что с тобой? - спросил Гид.
  - Болит... сердце болит, - выдавила она.
  - Это неважно. Просто в Реальном Мире тебя кто-то зовет. Но зовут не по имени, иначе ты бы пропала в ту же секунду. А это - пройдет.
  Вернувшись, Инга отключила телефон и дверной звонок, замкнув себя в четырех стенах квартиры.
  Все же ее выследили. В один из редких дней, когда Инга выбиралась в магазин, ее встретила Долли.
  - Привет, Ин. - Долли была настроена миролюбиво и старалась не замечать внешнего вида Инги.
  - Привет, - буркнула Инга.
  Долли не отреагировала на ее тон.
  - Слушай, Ин, тут наши собираются - Стефкин день рождения. Мальчишки обещали потрясный торт. Приходи, а?
  На мгновение - короткое мгновение - Инга заколебалась, но мотнула головой:
  - Не.
  - А что так?
  - Дела. - Инга незаметно перебиралась к своему подъезду.
  - Ин, - наигранно-бодрая мордочка Долли стала серьезной, - Ин, что происходит?
  - Ничего.
  - Инка, мы знакомы пять лет. Я же вижу, что ты врешь. У тебя неприятности?
  - Нет. Все прекрасно.
  - Инка, - умоляюще сказала Долли, - не ври. У нас ходят слухи, что... что ты колешься, что у тебя уже не квартира, а притон, что...
  - Брось, - лениво махнула Инга. - Все у меня в норме.
  - Вижу я, какая это норма. - Долли начала заводиться. - А в Институт что не объявляешься?
  - Тебя это послали выяснить?
  - Никто меня не посылал!
  - Нужен мне ваш Институт! - зло бросила Инга. - И отстаньте вы от меня! Не приходи сюда больше, ясно?
  Она сорвалась с места и побежала к дому. Рванувшаяся следом Долли услышала лишь топот ног по лестнице.
  - Идиотка! Опомнись! - Голос Долли эхом прокатился вверх. - Инка!
  Наверху грохнула дверь. Долли в сердцах пнула чугунные завитки перил и вышла из подъезда.
  Инга не бросилась сразу к шкафу, а подошла к зеркалу. Пыльное стекло отразило растрепанную челку и тревожные глаза.
  - Долли ничего не понимает, - громко сказала Инга. - Ни-че-го! Она и не поймет ничего. Ничего и никогда.
  А упрямая мысль зудела, как оса: "Вдруг Долли права? Вдруг в ее словах что-то есть?"
  
  - Что случилось? Ты сама на себя не похожа. У тебя есть вопрос?
  - Да... Скажи, а двери сюда открываются из любого мира?
  - Из любого времени. Исторического времени Земли.
  - Они всегда открыты, эти двери? Я хочу сказать - может так произойти, что дверь захлопнется?
  - Сама она не закроется. Ее можно закрыть. Но тогда ты останешься здесь... или там.
  - И есть такие, что выбрали Авалон местом жительства?
  - Да. Большинство - из Средних веков Земли. Для своего времени они просто исчезли.
  - Как же они это сделали?
  - Уходя, зажги дверь в Реальном Мире. Она сгорит, и переход исчезнет.
  - А... наоборот, отсюда - как?
  - Сложно, но можно. За Возвращающим Зеркалом есть тонкая стенка, отделяющая сказочный мир от реального. Мы называем ее Хрустальной Гранью. Разобьешь ее - никогда больше не попадешь обратно. Случается и такое.
  - И те, что живут здесь, они счастливы? - вдруг спросила Инга.
  - Да, - не задумываясь, ответил Гид.
  - И их не тянет назад? Не тревожит прошлое?
  - Они не помнят его. Не помнят, почему пришли сюда. Поэтому они спокойны и счастливы.
  - И ты - тоже?
  - Нет. Я иногда возвращаюсь в свой мир. Кое-кому я еще нужен.
  - Но как ты оказался здесь? - упорно продолжала задавать вопросы Инга, и Гид это заметил:
  - Ты спрашиваешь сегодня больше обычного.
  - Что с того? Ты не хочешь отвечать?
  - Я отвечу. История долгая, но вкратце... Я родился, когда в моем мире только-только кончилась война. Мы были мальчишками без родителей и дома, бродяжничали и однажды заночевали в разрушенном замке. Там я и нашел дверь в Авалон. Ребенку все кажется естественным, и я не удивился, а просто вошел. Феям понравился мальчишка из Реального Мира, и они оставили меня у себя.
  Инга кивнула, думая о своем.
  - Гид, я пойду домой. Не обижайся, мне что-то неспокойно. Я приду завтра.
  Он молча проводил ее до Зеркала. Инга сказала правду: что-то лежало на душе тяжелым камнем, и она не могла найти названия этому состоянию.
  
  - Я покажу тебе сегодня место, где мы еще ни разу не были.
  Гид вел Ингу по переходам замка, поднимаясь все выше и выше, каменная винтовая лестница сменилась деревянной, лепившейся к стенам башни. Ступени заливались на все голоса, и со стен иногда отрывались испуганные летучие мыши, черными комками падая вниз.
  - Вот мы и пришли.
  Гид открыл узкую бронзовую дверцу, пропуская Ингу вперед. Они оказались на террасе, окружавшей радужный шпиль башни. Мозаичная кладка шпиля играла переливами красок, разбрасывая вокруг цветные пятна. Инга подошла к балюстраде террасы - у подножия башни лежал весь Авалон, от дальних Черных Морей до Весенних Садов.
  - Тебе нравится? - спросил Гид.
  Инга молча кивнула.
  Голубой клуб ветра забросил на площадку розовые лепестки, сорванные в Садах. Лепестки разлетелись, образовав маленький розовый смерч.
  - Оставайся, Инга, - сказал Гид.
  Инга не удивилась - она ждала подобного.
  - Я подумаю.
  - О чем тут думать? - не понял Гид. - Неужели тебе так часто предлагают в подарок целый мир?
  - Не часто, ты прав. Но торопиться я не хочу. Одно дело - сменить город или страну, совсем другое - сменить мир.
  - Я не понимаю тебя, Инга. Ты ведь уже не живешь в Реальности. Ты выбрала...
  - Еще нет, - отрезала Инга. - Меня интересует, как будет обставлен... мой переход?
  - Да никак. Ты исчезнешь - и все, - недоуменно сказал Гид.
  - Что значит - исчезну?
  - Ты умрешь, - спокойно сказал он, и Инга вздрогнула.
  - Умру?
  - Для своего мира. Здесь ты будешь жива и счастлива. Навсегда.
  - И ты?
  - И я тоже. Я давно хотел уйти, но... но не один. Я искал такую, как ты, - одинокую, лишнюю и чужую всем. Инга, ты получишь все, что хочешь...
  - Подожди! Я уйду и забуду все?
  - Конечно, я уже говорил тебе...
  - Все-все? - повторила она. - И весенние дожди в моем городе? И моих друзей? И осень с золотом листьев? Ты уверен, что здесь я найду замену всему этому?
  - Да, - сказал он. - Я уверен.
  - А я - нет.
  - Инга!
  - Послушай теперь меня. Да, я была одинока, и мне казалось, что здесь, в Авалоне, я нашла все, что мне надо. Знаю, я поступаю не слишком красиво - вы приютили меня, а я... Но я не хочу, не хочу менять жизнь, свою жизнь, пусть и нескладную, на сказку несуществующего мира.
  - Инга, что ты говоришь?..
  - Да, несуществующего! Прекрасная, дивная мечта, игрушка брошенному ребенку, но не более того. Я многое поняла, и я изменилась. Сказки всегда кто-то придумывает. А вдруг? Вдруг и ты - лишь странички чьей-то забытой книги? Я живая, живая и... и... и я ухожу.
  Она слетела по лестнице, не касаясь ступенек и слыша отчаянный крик: "Инга!" Коридоры разбежались серпантинным веером. Инга не помнила, куда ей бежать.
  - Инга! Инга, подожди!
  Она юркнула в первый попавшийся коридор и налетела на рыжую ведьмочку. Инге было уже не до извинений.
  - Помогите! Пожалуйста, помогите! Мне надо к Зеркалу...
  Рыжие кудри кивнули, холодная рука сжала запястье Инги, мелькнул ослепительный белый свет, и Инга узнала красные стены Зала Возвращений.
  - Свое дороже? - с ленивой полуулыбкой спросила Гелла. - Ну и правильно. Берегите души - на них много охотников.
  - Что? - спросила Инга, приходя в себя.
  - Остаться навсегда - душу продать. - Ведьма блеснула зеленью глаз. - Бегите домой и не связывайтесь с нами, когда некуда податься.
  - Инга!
  Голос и топот ног слышались совсем рядом. Гелла исчезла, невесело усмехнувшись на прощание. Инга еле успела представить свою комнатушку и шагнуть вперед. Обернувшись, она ударила по чему-то невидимому.
  Певуче зазвенело осыпающееся стекло. Ингу швырнуло вперед и впечатало в стенку напротив шкафа. Она вскочила. Оцарапавшись, повернула ключ в замке и накрепко замкнула дверцы прабабушкиного шкафа.
  Только тогда она посмотрела на свои руки. С пальцев, из множества мелких порезов, текла кровь.
  Она стояла на кухне, держа руки под струей холодной воды. Ранки щипало. За окном шел дождь. Прозрачный весенний дождь. Значит, здесь уже отбушевала осень, родилась и погибла зима и сейчас весна смывала последние сугробы.
  Инга облизала пальцы, вернулась в комнату и выбросила из шкафа все вещи. Пустой шкаф она снова заперла, сунула ключ в карман, сдернула куртку с вешалки и вышла на улицу.
  Она постояла на мосту над бурлящей от половодья речкой. Бронзовый фигурный ключ льдинкой прятался в ладони. Инга размахнулась и швырнула его реке. Ключ булькнул и пропал, а Инга ушла. Она отправилась бродить по городу.
  Плясали в лужах огоньки рекламы, спешили люди. Инга точно все видела вновь. Дождинки повисли на ее волосах, мокрыми полосами лежали на куртке, а она все шла куда-то, пока улицы не вывели ее к площади из множества камешков.
  - Старая площадь, - вспомнила Инга. На другой стороне вставал к небу собор, и через пустыню площади Инга пошла к нему.
  На ступеньках собора, под навесом, горело несколько свечей, стоял чей-то портрет, и сидели молодые ребята. Светловолосая девушка всхлипывала, уткнувшись в колени. Раньше Инга равнодушно взглянула да и побежала бы дальше, но теперь она подошла:
  - Что-то случилось? Я не могу вам помочь?
  Девушка зарыдала в голос. Сидевшие рядом начали ее успокаивать.
  - Извините, - растерялась Инга.
  - Ничего, - сказали ей. - Спасибо.
  Инга посмотрела на ребят. У девушек глаза на мокром месте, мальчишки точно закаменели. Светленькая тихонько подвывала, вытирая слезы рукавом. Инга достала платок и отдала ей.
  - Простите, а что произошло?
  Ей ответил явный лидер этой странной группки:
  - А вы ничего не знаете?
  - Нет. Я... я недавно приехала в город.
  Она опустилась на ступеньки, и ей дали место.
  - Зузанка, ну не реви, - уговаривали светленькую. - Может, все образуется.
  Зузанка кивала, продолжая всхлипывать. Платок уже промок насквозь - то ли от дождя, то ли от слез.
  - Мы - фаны, - сказал лидер.
  - Вы чьи-то поклонники? - перевела Инга.
  - Да. Кстати, меня зовут Марк.
  - Инга. А почему вы здесь сидите?
  - Мы ждем. Вон там, в переулке - больница. Там тоже дежурят наши.
  - С вашим... м-м... какое-то несчастье? - догадалась Инга.
  - Мы называем его Тайн-Вожак. Вы правы, поэтому мы и сидим тут.
  - Идут! - крикнул кто-то. Через площадь неслись двое. Уже подбегая, они закричали:
  - Ни-че-го!
  - Плохого или хорошего? - уточнил Марк.
  - Вообще ничего.
  Парочка шлепнулась на ступени. Поднялись другие двое.
  - Ян, Ганни, ваша очередь, - распорядился Марк.
  - А я? - заныл девичий голосок.
  - Санди, ты следующая. Где Дон?
  - Туточки я.
  - Иди с ними. Ты обаятельный, пробейся к врачу.
  - Угу.
  Тройка убежала сквозь дождь, разбрызгивая лужи. Инга только присвистнула, оценив организацию.
  - Давно вы тут?
  - С трех дня, - сказала Зузанка. - Как узнали, что у него сердечный приступ.
  - Простите, а как зовут вашего... м-м, не знаю. Как принято говорит?
  - Витхольд, - ответила Зузи.
  Кто-то включил музыку. Инга узнала - недавний шлягер, "Маленькая фея".
  - Выключите, - сказал Марк. - Не сейчас. Когда он встанет, тогда...
  - Это его песня? - тихонько спросила Инга. Зузи кивнула и спросила:
  - Вам нравится?
  - Мне больше - "Лунное лето". Когда мне было столько же, сколько вам, мы все ее пели.
  - Лето, лето, лунное лето, блеск серебра над водой... - пропела Санди. На нее зашикали.
  Теперь Инга поняла, о ком идет речь. Неувядающий Вожак, покоритель сердец таких вот мальчишек и девчонок. Ингины ровесники обожали его, а происходило это лет пять назад. Значит, он и теперь на вершине славы? Интересно, а какой он сейчас?
  Зузи, видно, поняла Ингу без слов. Из внутреннего кармана на свет появилась плотная картонка.
  - Это он нам подарил в начале этого года, - сказала Зузанка.
  На обороте - размашистая подпись: "Светлому лучу с благодарностью. За хорошее отношение. В."
  - "Светлый луч" - это наш клуб, - объяснил Марк.
  Инга перевернула картонку. С цветной фотографии на нее смотрел тот, от кого она убежала полдня назад. Тот, кого она встретила в Авалоне, в стране мечты.
  Гид.
  - Скажите, - Инга боялась сорваться на визг, - он сирота?
  - Его родители погибли в войну.
  - Он часто где-то пропадает?
  - На даче в Белых Мхах.
  - Он пишет песни о королевстве фей?
  - Да, это одна из его любимых тем. - Зузанка подозрительно уставилась на Ингу. - Вы его знаете?
  - Она хочет сказать - вы с ним знакомы? - уточнил Марк.
  Инга не ответила - не успела. От переулка бежал к собору Дон.
  - Ему хуже! Хуже!
  Он кричал, захлебываясь от ветра и дождя. Инга вскочила. Все встало на свои места. Не было никакого приступа, а была разбитая на тысячу осколков грань. Это уже не порезанные пальцы, а разрезанная временем душа...
  Она мчалась, не касаясь земли. В голове звенело: "Будь проклят этот Авалон! Провались оно все, только бы он жил... Только бы жил... Только бы..."
   август 1992
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"