Джоча Артемий Балагурович: другие произведения.

Роботсвиль Роберта Шекли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения по мотивам игр серии Fallout. Упоминаемый в тексте Остров - прямая отсылка к базе Анклава, расположенной на океанской нефтедобывающей платформе. Само же произведение в свое время было посвящено замечательному ресурсу "Русская база анклава", а также активным участникам творческой ветки старого Фоллаутовского форума портала AG.RU, чьи ники отчасти были задействованы в качестве имен героев данной истории.

  РОБОТСВИЛЬ РОБЕРТА ШЕКЛИ.
  
  Они ждали, когда можно будет подняться на поверхность,
  когда рассеется радиация, когда мир станет прежним.
  Они умирали, рождались вновь, но неизменно их число сокращалось.
  Они уходили один за другим, так и не дождавшись нового рождения мира.
  Их слуги беспомощно смотрели, как они исчезают.
  И настало время, когда остался всего лишь один...
  
   - Эй, Майк! Помедленнее. Я не поспеваю за тобой.
   Юноша обернулся на смешно семенящего коротышку и остановился, в нетерпении дожидаясь своего спутника.
   - Грей, мы так никогда не успеем!
   - Но без меня ты не попадешь туда!
   Майкл вздохнул, признавая правоту слов Грея, и смиренно пошел медленным шагом за коротконогим проводником. Сейчас был вечер, и по всем правилам города ему следовало уже спать. Основные уличные огни потухли, и полумрак бесконечного бульвара освещали лишь отблески неона, выбивающиеся из улочек поменьше, что вели к ночным барам или магазинам круглосуточного обслуживания. Оттуда же доносилась приглушенная музыка и обрывки назойливой рекламы.
   Сегодня Майкл не спал. Это был особенный вечер. Он уломал Грея сходить вместе на полночный карнавал, и вот теперь они спешили к транспортному узлу, чтобы опуститься на тот самый заветный горизонт, где ночные жители вот-вот устроят феерическое празднество.
   Проходя мимо очередного перекрестка, Майкл попал в свет разливающегося неона и тут же его окрикнул знакомый дребезжащий голос. Вот и все. Попался, подумал он.
   - Майкл, что ты тут делаешь в такое время!?
   Майкл, понимая, что ускользнуть будет очень дурным поступком, с виноватым видом застыл, не решаясь посмотреть в лицо говорившего. Лор был с Майклом строг, но и справедлив, как подобает всякому хорошему наставнику. Был у Лора один грешок, или два, если быть точным - он любил провести время за стаканчиком спиртного в одном из ночных заведений, да к тому же в компании прелестных особ противоположного пола. Чем, собственно, он и занимался сейчас, сидя за стойкой бара и накрыв ладонью одной руки полупустой стакан скотча, а другой рукой приобняв особу изрядного изящества.
   - Так, а кто там прячется в теньке? - притворно ласково проворковал Лор. - А... Ну конечно же! Неразлучная пара. Ну-ка, Грей, выходи на свет.
   Грей бочком покинул тень и встал рядом с Майклом.
   - Это я, сэр...
   - И куда же вы собрались в такое время?
   - Мистер Лор, Грей тут не виноват, - стал сбивчиво выгораживать друга Майкл. - Я упросил его...
   Лор отмахнулся и обратился к Грею, который стоял, понурив голову.
   - Так куда же вы намылились, Грей?
   - На карнавал к техникам... - пробубнил Грей, опустив плечи.
   Лор аж крякнул от возмущения. Изящная особа взвизгнула и соскочила с колен Лора, предпочитая наблюдать за выволочкой с расстояния. По всему было видно, что Грею с Майклом не миновать нагоняя.
   - Ты же знаешь, что там опасно! Ты знаешь правила, Грей! - зарычал Лор.
   - Но... - начал было протестовать Грей, но наткнулся на гневный взгляд Лора и смиренно пробормотал: - Конечно, я знаю, что Майк пос...
   - Заткнись, Грей! Ты забываешься! - проскрежетал Лор. - Майкл! Ты сейчас же пойдешь спать! Завтра мы с тобой поговорим серьезно. А ты, Грей, после того, как проводишь Майкла, вернешься сюда!
   Грей кивнул и, дождавшись раздраженного жеста Лора, дающего понять, что провинившихся отпускают, повел юношу в обратный путь. К слову сказать, это была не первая их попытка пробраться на нижние горизонты. Но те, прошлые попытки были еще менее удачными, чем эта. А тут все шло как по маслу, если бы, экая неприятность, не подвернулся Лор в этом захудалом ночном баре.
   Майкл громко вздохнул, и Грей, почувствовав, что юноша обижен и разочарован, попробовал его успокоить.
   - Не горюй, Майк! В следующий раз мы его охмурим. Даю слово!
   - Но следующий раз будет только через три месяца! - уныло отозвался Майкл.
   Они замолчали, медленно шагая в полной тишине до тех пор, пока улица не стала уже, а грубое покрытие пола не сменилось мягким ворсом искусственного паласа. Их шаги стихли, поглощенные мягкой поверхностью, и с этим исчезли вообще какие либо звуки.
   - Ты что-то начал говорить, а Лор тебя прервал. Что ты хотел сказать? - спросил Майкл.
   Грей молчал, будто и не услышал вопроса. Майкл остановился, и Грей понял, что так просто от ответа не отвертеться.
   - Да так, ничего особенного, Майк. Не бери в голову, - махнул он рукой.
   - И все же. Почему Лор на тебя так взъелся? Ведь нет ничего особенного в том, что мы захотели посмотреть карнавал!
   Грей заметил спасительную дверь, ведущую в комнату Майкла, и проворно нырнул внутрь, избегая необходимости отвечать. Майкл вошел следом и плюхнулся на раскладной диванчик, бросив в угол свой рюкзачок. Грей зажег ночник, высветивший небольшую, но уютную комнату. Майкл стащил кроссовки и забросил их в угол. Стянул куртку и бросил ее поверх рюкзачка.
   Грей укоризненно наблюдал, как постепенно в комнате растет уровень беспорядка, но воздержался от каких либо комментариев. Майкл посмотрел на своего друга.
   - Ты сейчас вернешься к Лору?
   - Придется...
   - Слушай, Грей, плюнь ты на него и останься со мной. Почитаешь мне что-нибудь перед сном или вместе послушаем старые записи, а?
   - Ты же знаешь, что я не могу, Майк, - виновато развел руками Грей.
   - Тогда до завтра, Грей, - разочарованно ответил юноша.
   - До завтра, Майк.
   Грей развернулся и вышел в коридор. Дверь за ним закрылась, и Майкл остался наедине с собой. Сейчас он более всего беспокоился за Грея. Ему наверняка достанется от Лора. Если бы Майкл тогда не торопился, а шел осторожно, они наверняка заметили бы Лора раньше, чем тот увидел их, и им с Греем удалось бы проскользнуть незамеченными, улучив подходящий момент.
   Сон не шел. В голове вертелась та неоконченная фраза, которую начал говорить Грей. Что-то крылось за ней. Какая-то тайна. Постепенно крутящиеся мысли, ухватившись одна за другую незримыми руками, хороводом стали кружить в сознании. Под мелодию их песни до сих пор приоткрытые глаза юноши смежились, он сначала задремал, а потом и вовсе крепко заснул. Во сне он продолжил тот самый неоконченный путь на притягательные нижние горизонты. Будто и не останавливал их Лор, и они с Греем наконец-то добрались до вожделенного подъемника и, как заговорщики, прячущиеся в тенях, все же попали на карнавал.
   Веселье было в самом разгаре. Искры огней, трепещущее пламя факелов, резкие вспышки молний, всполохи извергаемого факирами магического огня превратили просторный горизонт в сказочную площадь, заполненную немыслимыми персонажами: великанами и карликами, ангелами и чертями, прекрасными девушками и неказистыми толстяками. Здесь были русалки и тролли, гоблины и ведьмы. Вся эта пестрая толпа кружилась в танце, распевая веселые песни. Майкла заметили, и руки потянулись к нему, вытаскивая на свет в танцующий круг. И вот Майкл вместе со всеми, веселясь, пустился в пляс. Он поискал глазами Грея, но тот затерялся где-то в толпе, тоже окунувшись в безудержное веселье.
   Но вдруг что-то неуловимо изменилось. Приятная мелодия сломалась и зазвучала тревожно. Из радужного переливчатого света остался лишь кроваво красный, мигающий в диссонанс отзвукам затухающей мелодии. Майкл заметил, что вместо фей, с которыми он танцевал, его окружают странные фигуры, облаченные в отливающие сталью костюмы, их лица были скрыты устрашающими масками, на которых выделялись огромные выпуклые глаза. Музыка окончательно исчезла, сменившись крикливой сиреной, а в глубине глаз незнакомцев зажегся недобрый желтый огонь. Цепкие пальцы ухватили Майка за грудки, встряхнули. Юноша попятился, пытаясь вырваться из кольца обступивших его чудищ. Но ноги не слушались, как будто все тело застыло в вязкой субстанции, и любые движения давались с превеликим трудом. За спинами незнакомцев замаячила знакомая фигура, и Майкл в отчаянии закричал, надеясь, что его рот не забит ленным студнем:
   - Грей...!
   Майкл резко открыл глаза, чувствуя, как пот его тела впитывается в одеяло и простыню. Едва различимая темная фигура склонилась над ним. Майкл подумал, что это порождение продолжающегося кошмара, но знакомый голос успокоил его:
   - Это я, Майк. Грей.
   - Уже утро? - спросил Майкл, облегченно переводя дух и позевывая.
   - Нет, Майк.
   - Значит, ты все же послал к черту Лора и вернулся? - обрадовался Майкл, вспомнив свои тревоги за друга.
   Вместо ответа Грей отрицательно покачал головой.
   - Кое-что случилось, Майк. Произошла авария. Перекрыт центральный источник энергии. Тебе лучше подняться и выйти на улицу. Циркуляция воздуха приостановлена, и лучше всего находиться в просторном помещении с достаточным объемом кислорода.
   Грей отошел в сторону, и за его спиной зашипела дверь, открыв высвеченный тусклым светом коридор.
   - Но ведь дверь работает, Грей! - возразил Майкл, натягивая одежду.
   - Аварийный источник питания. Его хватит ненадолго, если аварию не ликвидируют.
   - Но почему ты так волнуешься? - не унывал Майкл. - Ведь такое случалось и раньше. Техники все починят, и утром все будет, как прежде. Да ты и сам лучше меня это знаешь.
   - Конечно, Майк, все верно, но... - Грей не решался что-то сказать.
   - Давай говори, что стряслось-то! Ты сам не свой! - Майкл вышел в коридор к другу и стал всматриваться в его лицо в неверном свете аварийных ламп.
   - Никто не отвечает, Майк. Я пытаюсь с кем-нибудь поговорить, но все молчат. Это необычная авария... - Грей поднял указательный палец, призывая Майкла к тишине. - Прислушайся.
   Стрекотание вентиляторов, баламутящих воздух, глубинное уханье подъемников, трескотня неисправного реле где-то под фальш-панелями потолка, гудение плазменных трубок освещения и многие другие звуки, которым раньше Майкл не придавал особого значения, воспринимая их, как привычный фон, сейчас совершенно отсутствовали. Как только Грей замер, Майкл будто оглох. Чтобы удостовериться, что с его слухом все в порядке, юноша хлопнул ладонью по стене, жадно вслушиваясь в сочный шлепок.
   - Ни черта не слышу, - признался он.
   - Вот именно! - как-то странно сказал Грей. - Пойдем. Я кое-что тебе покажу. Ты сам все увидишь.
   Они опять пошли той же улицей, что раньше пробирались на нижние уровни, и теперь Майкл никуда не торопился, почему-то боясь в полумраке потерять Грея. Из боковых проходов лился все тот же красноватый свет аварийных фонарей. Не было слышно ни музыки, ни рекламы. Только тишина и их с Греем шаги. Майкл проходил по перекресткам и замечал в глубине улочек застывшие темные силуэты. Он хотел посмотреть, что это, но Грей вел его дальше. Вот и та самая развилка, где их остановил Лор. Майкл подумал, что, увидев их снова, Лор от такой наглости сейчас же устроит им очередную взбучку. Он хотел было удержать Грея, но тот уже нырнул в переулок, и его темный силуэт замаячил на фоне едва освещенного бара. Майкл опасливо пошел следом.
   Бар был погружен в темноту. В глубине слабо отсвечивали бутылки со спиртным, пирамидка чистых стаканов и реторты с напитками. У стойки маячили все те же темные силуэты, и Майкл, подойдя ближе, пораженный, замер радом с Греем.
   За барной стойкой все еще сидел Лор, обнимая свою подружку. В его замершей руке был недопитый стакан, а приоткрытые губы что-то шептали на ушко прелестной особе. В глубине бара застыл бармен, так и не докончив смешивать очередной коктейль. Его рука удерживала наклоненный шейкер, из которого жидкость уже давно вся вылилась в подставленный стакан, перелилась через край и растеклась неопрятной лужицей по деревянной поверхности барной стойки.
   Майкл отвел глаза от застывшей сцены и осмотрелся кругом. Всюду он натыкался взглядом в полумраке на застывшие в разных позах фигуры. Как будто их застали врасплох в момент самых обычных действий, и остановленные в этот миг привычные движения неожиданно превратили посетителей бара в гротескные статуи.
   - И так везде, - подал голос Грей.
   - Что с ними стало? - Майкл повернулся к Грею, желая убедиться, что тот не застыл, как все остальные, безмолвной статуей. - Ведь ты же...
   - Наверное, потому, что я незадолго до аварии сопровождал тебя, Майк, а потом возвращался к Лору. Именно тогда это и произошло. И потом, мы же готовились с тобой к ночной вылазке, вот мне и повезло.
   - Верно... - отрешенно пробормотал Майкл. - И что теперь, Грей? Что нам делать? Кто-то же чинит поломку? Ведь так? Или нет...
   - Не знаю, Майк. Я же сказал, я не могу ни с кем связаться! Центральная тоже молчит.
   - Но ведь должен быть способ как-то выяснить, что произошло?
   Майкл видел, что Грей мнется в нерешительности, искоса поглядывая на застывшего Лора. Желание чем-то поделиться с юношей, видимо, боролось в нем с обязательствами, данными старому наставнику.
   - Брось, Грей! - Майкл похлопал Грея по плечу. - Рассказывай давай.
   - Есть один способ, но он опасный... - шепнул Грей.
   - Выкладывай! - глаза Майкла загорелись.
   - Можно спуститься на инженерный горизонт и все выяснить у самих ремонтников. У них независимое энергоснабжение, и они должны все знать. Только вот одно но... Я не могу туда пойти, - виновато покачал головой Грей. - Туда нет подъемника. Только шахтная лестница, а ты сам понимаешь, я слишком неуклюж для такого пути...
   - Я спущусь туда, - выпалил Майкл - Это ведь не сложнее, чем пробраться на карнавал?
   - В общем-то, да, но... - начал Грей, но Майкл уже кинулся назад к своей комнате. Грей пустился следом и застал Майкла, когда тот закидывал себе за спину свой давно собранный рюкзачок, который они вместе с Греем тайком наполняли различными вещами, так необходимыми в секретной вылазке. Там был фонарик, осветительные трубки, спички, рогатка, набор стальных шариков, плитки шоколада, спрей с краской и прочие мелочи, необходимые для того, чтобы надуть всевидящую Центральную и Лора.
   Уже по пути назад Грей попробовал отговорить Майкла:
   - Может, подождем до утра? Извини, я запаниковал и...
   - Вряд ли что-то изменится утром, - возразил Майкл. - Лучше показывай, где этот твой странный спуск.
   Обычные подъемники не работали, и несколько горизонтов они миновали, пробираясь почти что в полной темноте по служебным лестницам. Влажные металлические поручни неприятно холодили кожу ладоней. Иногда Майкл натыкался на неспешно идущего впереди Грея, и тот останавливался, пытаясь сохранить равновесие. Наконец, они достигли нужного горизонта, и Грей уверенно двинулся на и вовсе неосвещенную улицу. Майкл пошел следом, ориентируясь на единственный красный фонарь, сверкающий где-то вдалеке. Что-то задело его ноги. Майкл вздрогнул и инстинктивно отскочил назад. В темноте послышался тонкий писк, и что-то неразличимое шмыгнуло в темноту переулка.
   - Не бойся, Майк. Это крысы, - раздался голос Грея. - Иди за мной осторожно.
   Майкл, опасаясь опять на кого-нибудь наступить, нашел лучом фонаря стоящего неподалеку Грея. Тот рассматривал что-то у своих ног.
   - Посвети вниз, Майк.
   Майкл подошел ближе и, обойдя Грея, зашарил лучом фонаря по полу. Грей стоял у края круглого отверстия. Круглая же крышка - по всей видимости, люк, была отброшена в сторону. Значит, кто-то до них уже прошел этим путем вниз или, наоборот, выбрался наружу из глубины шахты. Казалось, там, внизу, куда уходила эта дыра, клубилась осязаемая темнота, пожиравшая неудовлетворенным голодом слабый луч фонарика. В ней, постепенно исчезая, тонула металлическая лестница, крепившаяся короткими кронштейнами к стене шахты.
   - Надо спуститься туда?
   Грей кивнул.
   Майкл полез в рюкзак и вытащил бухту крепкой веревки. Отдав фонарь Грею, он крепко обвязал один из концов веревки вокруг своей талии. Затем, вернув фонарь, слегка размотал веревку и подал ее другу. Тот крепко вцепился в нее, и Майкл, светя себе фонарем, нащупал в глубине колодца первую ступеньку. Держать фонарь и спускаться по лестнице было неудобно, и Грей предложил на время спуска убрать фонарь, а под погончиком куртки закрепить осветительную трубку. Майкл так и поступил. Одну из трубок, предварительно активировав ее, он оставил рядом с Греем, а другую пристроил у себя на куртке.
   - Осторожно, Майкл!
   - Справлюсь, Грей. Стравливай потихоньку, - сказал Майкл, приноравливаясь руками к скользким перекладинам металлической лестницы. Шаг ступенек был не так уж и велик. Они шли часто, и Майкл стал медленно спускаться в темную утробу. Облако призрачного света и склонившаяся фигура Грея наверху стали постепенно отдаляться, и Майкл остался наедине с вогнутой стеной, покрытой капельками конденсата. Осветительная трубка на плече создавала вокруг юноши тесный пузырь света, на границе которого тьма образовывала плотный непроницаемый кокон. Снизу поднимался едва ощутимый ток теплого воздуха. Уже достаточно глубоко спустившись, Майкл с досадой подумал, что куртку можно было бы оставить и наверху. Температура воздуха возрастала, и юноша уже порядком взмок.
   Майкл изредка подергивал веревку, и Грей исправно стравливал ее. Юноша уже стал побаиваться, что шахте не будет конца, когда почувствовал, что тесные стены расступились. Вскоре его нога вместо очередной ступеньки наткнулась на твердую плоскую поверхность. Он дернул пару раз веревку, давая знать Грею, что дно достигнуто, и стал отвязывать страховку от пояса. Конечно, можно было бы и крикнуть Грею погромче, что все в порядке, но Майклу почему-то не очень хотелось поднимать шум.
   Здесь, внизу было жарковато. Майкл снял куртку и повязал ее вокруг талии, связав рукава спереди узлом. Вытащив из-за ремня брюк фонарь, он зажег его, а еще недогоревшую осветительную трубку оставил у места спуска. Она послужит ориентиром при возвращении. Луч фонаря испуганно заметался в просторном помещении, не достигая стен. Обернувшись, Майкл высветил часть стены, вдоль которой, как оказалось, он спускался последний десяток метров. Горловина округлой шахты терялась где-то вверху на высоком потолке. Луч выхватывал грубую шероховатую поверхность бетонированной стены и укрытый металлом пол, кое-где испачканный маслянистыми пятнами. Воздух пах машинной смазкой и озоном. Впереди темнела какая-то гора, и Майкл, не видя иных ориентиров, двинулся вдоль стены к ней. Это оказались всего лишь аккуратно сложенные пластиковые контейнеры. Майкл стал обходить их и тут впервые уловил запах горелой резины. Чем дальше он шел, тем сильнее становился этот запах, уже перебивая все остальные запахи, свойственные этому месту.
   Он шел мимо огромных механизмов, разномастных ящиков, стеллажей и непонятных конструкций, не забывая светить фонариком себе под ноги, так как на полу царил настоящий беспорядок. Там были разбросаны детали и инструменты, рассыпаны гайки и мелкие детали, как будто кто-то второпях искал нечто нужное и никак не мог найти, и потому времени или желания уложить все обратно попросту не было. Запах усиливался, что подтверждало, что Майкл выбрал верное направление. Вонь стала просто невыносимой, а в один из моментов в темноте сверкнула искра электрического замыкания. Майкл поднял фонарь и стал рассматривать обожженную панель, из которой вился слабый дымок. Крышка, когда-то закрывавшая панель, теперь перекошенная от высокой температуры, валялась на полу, а внутренности контрольного щитка были перепутаны и сплавлены в немыслимый клубок. В разные стороны от панели по стене расходились толстенные кабели - каждый в обхвате толщиной с руку Майкла. Рядом с панелью громоздилась непонятная конструкция, напоминающая монаха, молящегося перед алтарем. Поблизости никого не было. Майкл ожидал увидеть на месте аварии ремонтников, но, увы, ничто не двигалось вокруг, а кроме треска искрящегося контакта, больше ничто не нарушало тишину.
   - Эй... - позвал негромко Майкл. - Кто-нибудь здесь есть?
   Никто не отозвался. Майкл еще раз внимательней рассмотрел выгоревшую панель. Самому отремонтировать поломку ему было не под силу, даже если бы он задался подобной целью. Оставался еще шанс отыскать ремонтником где-то в глубине этого огромного зала, но что-то подсказывало, что те сами должны были среагировать на аварию. И если их не было поблизости, значит, произошло нечто из ряда вон выходящее. Последний раз глянув на необычную конструкцию, склонившуюся над панелью, он шагнул мимо и тут же под его подошвой с оглушительным хлопком что-то лопнуло. От испуга юноша отскочил в сторону, наткнулся на коробку с деталями, опрокинул ее и в граде шайб, болтиков и гаечек грохнулся на пол, больно ударившись спиной о ящик. Мелкие детали осыпали его с ног до головы, упали за отворот рубашки, заполнили складки штанин и запутались в волосах.
   - Осторожней, парень! - раздался совсем близко недовольный окрик.
   Майкл, оторопев, застыл, позабыв о поцарапанной спине. Фонарь погас, выпав из его руки, и все вокруг погрузилось в темноту, если не считать продолжающегося искрения. Над юношей в темноте зажглась пара красных точек, и все тот же голос уже спокойно громыхнул:
   - Что ты здесь делаешь? Тебе запрещено здесь находиться.
   - Наверху все обесточено, и я хотел узнать... - начал было объяснять Майкл, но незнакомец прервал его, проворчав:
   - Разве не ясно? Произошла авария! Центральная обесточена.
   - Что с ремонтниками? Где они? Они что-нибудь делают?
   - А я кто, по-твоему? - недовольно буркнул незнакомец и добавил: - Меня зовут Грог. Я и есть ремонтник. Вон твой фонарь, чуть левее.
   Майкл зашарил по полу и наткнулся на ребристую ручку фонаря. Он пощелкал переключателем, но фонарь не загорелся. Юноша тряхнул прибор, но тот так и не заработал.
   - Поднимайся к себе. Здесь ты ничем не поможешь, - продолжил Грог.
   - Когда же все будет исправлено? - спросил Майкл.
   - Может быть, никогда, - ответил ремонтник. - Полетел центральный распределительный узел. Сгорела масса редких деталей.
   - Неужели их нельзя заменить новыми? - спросил Майкл, поднимаясь на ноги. - Так всегда делали раньше.
   - Нет, - красные точки над Майклом отрицательно качнулись. - Слишком обширная поломка. Это была последняя уцелевшая дублирующая подсистема. Мы не можем воспроизвести ее в наших мастерских. Старая технология...
   - И что же теперь? - не унимался Майкл. - Ведь все наверху застыло! Что-то же нужно делать!
   - Извини, парень, но часовой механизм, даже самый точный и надежный, когда-нибудь ломается безвозвратно. - Грог замолк, а потом продолжил: - Есть один шанс, но он таит в себе большую опасность и почти нереализуем.
   - О чем ты? - поинтересовался Майкл у замолкнувшего Грога.
   - Можно попытаться отыскать помощь во внешнем мире, - проронил Грог, и тут же добавил, поясняя призрачность подобного шанса: - Хотя вряд ли там что-то уцелело.
   - Во внешнем мире? - насторожился Майкл. - За пределами города? Но ведь там преисподняя. Там не живут. Там ничего нет, и ничего не было! Пустота. Кто там сможет нам помочь?
   - Больше слушай Центральную и своего наставника, этого старпера Лора, - усмехнулся Грог, и красные точки превратились в щелочки. - Город ведь не в вакууме находится. Верно? Пораскинь мозгами сам. Что-то ведь должно быть за его стенами и потолками?
   Майкл задумался, припоминая все оговорки Грея, странные фразы Лора, все те запретные двери и проходы, на которые юноша натыкался в разных частях города. Действительно, ведь они должны куда-то вести. Не в пустоту же, иначе, зачем их соорудили? Теперь слова Грога заставили Майкла осмыслить все это, как единое целое, которое внезапно представилось юноше таинственным знанием, ранее скрывавшимся в темноте безмолвия, но теперь показавшим краешек своей тайны, маня в запретные дали.
   Грог как-то умудрялся различать в темноте выражение лица Майкла, так как удовлетворенно подытожил:
   - Теперь-то ты понимаешь, что за пределами города что-то должно быть. Скажу тебе больше. Все мы - и ты в том числе, тем или иным образом попали в город оттуда. Но это долгая история.
   - Тогда почему вы, ремонтники, не можете отправиться наружу? - спросил Майкл.
   - Никто из нас не может этого сделать, - сокрушенно промолвил Грог. - Ни я, ни Грей, никто из тех, кого ты знаешь. Центральная не врет, когда говорит, что снаружи царит тот самый ад. Там нет жизни. Она была когда-то, но исчезла. Теперь там жесткое излучение, радиация и ядовитая пыль, витающая в воздухе. Мы сразу же погибнем, попав наружу.
   - А я?
   - Ты тоже, если на тебе не будет защитного костюма. Во многих отношениях ты более гибок, чем все остальные.
   - А ты не знаешь, где можно раздобыть такой костюм?
   Красные точки приблизились к Майклу вплотную и недобро сверкнули.
   - Неужто ты собрался наружу, парень? Не дури. Теперь же ступай наверх. Я провожу тебя до шахты.
   Майкл стряхнул наобум с себя застрявшие в одежде и волосах детали и пошел вслед за уплывающими огоньками глаз ремонтника. Вскоре показалась оставленная юношей осветительная трубка. Грог остановился на границе тусклого света, и Майкл так и не смог толком рассмотреть ремонтника. Когда Майкл, вновь обвязавшись канатом, ступил ногой на ступеньку, Грог посоветовал напоследок из темноты:
   - Задай свои вопросы Грею. Он знает все, что тебя интересует.
   - До встречи, Грог и спасибо... - Майкл кивнул и стал подниматься вверх. Веревка немного натянулась, и Майкл понял, что Грей уже знает, что юноша поднимается.
   Грей ждал друга наверху все в той же позе, в какой его оставил Майкл.
   - Что-то удалось выяснить? - спросил Грей.
   - Я поговорил с ремонтником. С Грогом, - ответил Майкл.
   - И что же? - выпытывал подробности Грей.
   Вместо ответа Майкл сам задал вопрос, который весь подъем из шахты вертелся у него на языке.
   - Грей, ты что-нибудь знаешь о внешнем мире?
   Грей избегал смотреть на Майкла, делая вид, что поглощен сматыванием веревки на свой локоть.
   - Это всего лишь сказки, которые по ночам травят неразумные техники, - наконец преувеличенно равнодушно ответил он.
   Майкл нахмурился, начиная уже уставать от всех этих недомолвок и тайн.
   - Не темни, Грей. Здесь нет Лора, и может статься так, что мы его больше и не увидим, если ты мне не расскажешь все, что знаешь! Грог сказал, что помощь можно получить только во внешнем мире. И кто-то должен отправиться туда, иначе здесь ничто уже больше не оживет.
   Грей поник, опустив плечи.
   - Хорошо, Майк, - вздохнул он. - Рано или поздно тебе все равно пришлось бы все рассказать. Это произошло немного раньше, чем следовало, но Грог прав - сейчас самое время.
   Майкл не перебивал, внимательно слушая друга, а тот продолжил:
   - Давным-давно все мы жили во внешнем мире. Он существовал тогда, когда тебя еще не было на свете. Да и этого города тогда еще не было. Жизнь во внешнем мире была прекрасна. Она не была похожа на жизнь здесь. К сожалению, чтобы понять разницу, надо было самому прожить той жизнью. Мои слова - лишь бледный образ истинной реальности. Ведь я тем более не мог жить той жизнью, а ты родился слишком поздно, чтобы застать ее. Но, тем не менее, поверь мне, та жизнь была прекрасна, пока... Пока не произошла война...
   - Война? Впервые слышу такое слово. Что оно означает? - спросил Майк.
   - Как бы тебе объяснить, - задумался Грей. - Понимаешь, это форма соперничества...
   - Игра?
   - Можно было бы сказать и так, если бы в результате войн не погибали живые существа. Победа в этой жестокой игре зачастую достигается лишь тогда, когда погибает много живых существ с одной или с другой противоборствующей стороны.
   - Но это ужасно. Неужели так было?
   - Да. Войны происходили с завидной регулярностью. Самая последняя война была и самой жестокой. Она затронула весь внешний мир, и он стал непригоден для жизни. Спаслись единицы. Они укрылись в таких же городах, как наш. Им оставалось только ждать, когда внешний мир вновь станет пригодным для жизни. С тех пор минуло много времени. Наш город все это время служил нам верой и правдой. Он стар. Очень. Подобные ему разбросаны по внешнему миру в разных местах. Именно их имел в виду Грог, когда говорил о возможной помощи. Такова вкратце история, Майк.
   - Откуда ты все это знаешь, Грей? Я нигде не читал ничего подобного. Даже в хранилище Центральной я не натыкался на эти сведения!
   - Центральная умеет скрывать то, что было бы вредно для тебя до поры до времени. Так должно быть. А я... Я твой друг с самого рождения. Я должен знать все, что хоть как-то послужит тебе в данный момент или в будущем. Для этих знаний наступил момент сейчас.
   - Значит, Грог не врал, и в тех, других городах можно отыскать помощь?
   - Теоретически да. Но чтобы достичь ближайшего города, нужно пройти через внешний мир и надеяться, что там, в том городе, кто-то еще обитает, и они окажут эту помощь. - Грей покачал головой и сокрушенно вздохнул. - Если ремонтник говорит, что это единственный шанс, значит, так оно и есть.
   - И ты знаешь, как выйти во внешний мир?
   - Да, знаю, - нерешительно ответил Грей.
   - Грог упоминал про защитный костюм, который позволит мне выйти во внешний мир. Где он?
   - Ты хочешь предпринять этот поход, Майк?
   - Грог сказал, что я единственный, кто может это сделать.
   - Он прав, - еще более расстроенным тоном подтвердил Грей. Он замолчал, а затем, подняв взгляд, как-то по-особенному посмотрел на Майкла. - Ты уже совсем взрослый. Когда-нибудь ты все равно должен был покинуть нас. Не ради помощи городу, не ради нас, а, прежде всего, ради себя самого. Я только надеялся, что это случится позднее...
   - Не говори так, Грей. Я не могу оставить вас, - вспылил Майкл.
   Грей развернулся и, не оборачиваясь, бросил через плечо застывшему юноше:
   - Пойдем со мной в Центральную. Прежде чем ты отправишься в путь, тебе необходимо для начала кое-что узнать и запомнить.
   До Центральной они добирались довольно долго. Майкл помнил этот просторный зал, как вместилище незабываемого оркестра из сияющих индикационных панелей, плоскостей мониторов и переливчатого света, который будто струился с одного причудливого пульта на другой, затем перекидывался радугой на разноцветные лампочки, шкалы и кнопки на стенах и подпирающих потолок стойках. Когда Майкл был еще маленьким, ему казалось, что эти панели и стойки возносятся ввысь причудливым замком, скрывая внутри королеву этой сказочной страны. Только прекрасное создание особенной возвышенной красоты могло иметь такой нежный женский голос. Так говорила Центральная. Чаще мягко и тепло, случалось - назидательно, иногда с доброй иронией и очень редко - строго и поучительно. Майкл любил бывать здесь и говорить с Центральной.
   Сейчас в Центральной было совершенно темно. Все было безжизненно. Когда они ступили на порог через полуоткрытые створки дверей, их против обычного не поприветствовал голос хозяйки. Все молчало. Грей подошел к одной из стоек и в свете осветительной трубки откинул одну из панелей. Положив свою руку на нее, он кивнул Майклу на один из соседних мониторов. В глубине экрана появилось пятно, постепенно оно расплылось по всей поверхности экрана, заполняя его молочным светом, затем это свечение сформировалось в буквы, те выстроились рядком, появляясь из-за нижнего края экрана и исчезая за верхним. Изображение дернулось и сменилось мешаниной черно-белых пятен.
   - Так выглядел кусочек внешнего мира до войны, - сказал Грей. Увидев, что Майклу не совсем понятен смысл изображения, он пояснил: - Это изображение поверхности внешнего мира с большой высоты. Это... - Грей указал пальцем на более светлые участки, - ...возвышенности, освещенные солнцем, а это... - он показал на темные пятна, - ...низины, погруженные в тень. Видишь... - Грей провел пальцем по изогнутой белесой линии между пятнышками возвышенностей, - ...это дорога, которая спускается с холма и теряется у подножия вот этого мозаичного пятна. Мозаика - это огромный город. Не такой, как наш. Город под открытым небом. Сейчас он наверняка мертв. Но дорога должна сохраниться. Мы находимся вот здесь... - Грей указал на подножие холма, откуда начиналась дорога. - А ближайший к нам подземный город находится в низине восточнее старого города. Туда можно попасть, если двигаться как раз по дороге. Этот путь займет пешком около двух суток. С собой придется взять минимум запасов. Только воду и жидкие концентраты, которые можно употреблять, не снимая защитный костюм при помощи специальной встроенной в него пищевой системы. Иначе, если хоть на долю секунды одеяние потеряет герметичность, то путешественника неминуемо ждет смерть.
   Грей на что-то нажал, и рядом с экраном застрекотала странная машинка, водя из стороны в сторону подвижным рыльцем. Из прорези в стойке стал выползать плотный кусок картона, и Майкл с удивлением понял, что на нем изображена копия картинки с экрана.
   - Это твердая копия карты. По ней неплохо ориентироваться, - пояснил Грей.
   Майкл поспешил ухватить краешек карты и вовремя, так как рыльце вдруг неприятно взвизгнуло, и отрезанный кусок картона свободно повис, зажатый в пальцах Майкла.
   - Куда мы теперь? - спросил Майкл.
   - Для начал соберем все, что тебе может понадобиться в дороге. Потом ты отдохнешь и обдумаешь все в последний раз. Затем я отведу тебя к шлюзам. Там мы примерим костюм.
   На сборы ушло около получаса. К прежнему запасу в рюкзаке Майкла Грей помимо компаса, полученной карты, запаса пищи, медикаментов, стимпакетов, исправного фонаря и других необходимых мелочей положил необычный прибор со шкалой.
   - Это счетчик радиации. Он тебе очень понадобится. Несмотря на то, что ты будешь в защитном костюме, поглядывай на него почаще. - Грей указал на деление на шкале: - Старайся избегать мест, где стрелка будет переходить этот предел. Даже защитный костюм не сможет тебя надежно защитить, если ты окажешься в подобном месте.
   Майкл только кивал, слушая Грея. Он слушал про питательные смеси, про правила ориентирования на местности, приметы сторон света, про таблетки и стимуляторы, правила обращения с аптечкой и прочие премудрости, которые не успел ему преподать Лор. А может быть, считалось, что Майклу это все и не понадобится, но сейчас эта информация была на вес золота.
   Когда инструктаж закончился, Майкл по настоянию Грея отправился отдыхать. Перед трудной дорогой необходимо было как следует выспаться. Наутро или, может, вечером, которые теперь просто так нельзя было различить, Грей повел Майкла в противоположный конец города. Они пришли к одной из тех самых запретных дверей, за которые Майкла никогда не пускали. Не тот ли это самый выход во внешний мир?
   - Нет, пока еще нет, - смеясь, ответил Грей. - Там всего лишь подготовительный тамбур и охранный пост.
   Пока Майкл светил Грею, тот отщелкнул скрытую панель и ухватился за обнаружившийся в углублении толстый рычаг. Плечи Грея напряглись, и рычаг, сопротивляясь, пошел по дуге. В глубине двери зашипело, створка чмокнула, и дверь разошлась, утопившись в краях толстенных стен. В открывшийся проем виднелось освещенное все тем же красным светом вытянутое помещение. В противоположном конце находилась точно такая же дверь, что только что открыл Грей, только с вынесенными наружу круглыми маховиками. Вдоль одной из стен комнаты выстроились высокие, в рост Майкла, металлические ящики, а возле другой стены стояла узкая лавка. За небольшой перегородкой сбоку за стеклом виднелся стол и кресло за ним. Там было пусто.
   Когда Майкл, ступив внутрь комнаты, обернулся, то наткнулся взглядом на две гигантских фигуры, которые застыли по бокам открытого прохода и, казалось, насторожено всматривались со своей богатырской высоты в пришельцев, едва заметно поводя раздутыми руками и приплюснутыми головами.
   - Привет, - не придумав ничего лучшего, сказал Майкл, подняв в приветствии руку.
   Грей пренебрежительно махнул на гигантов рукой.
   - Не обращая на них внимания, Майк. Это охранники. Они тупые. Единственное их достоинство - их не затронула авария.
   Завороженный гигантами, Майкл не сразу смог оторваться от их разглядывания. Грей за это время открыл один из шкафчиков и вытащил из него нечто, отдалено напоминающее мешковатый комбинезон. Подойдя ближе, юноша увидел, что пространство шкафчика имеет вверху еще одно небольшое отделение, в котором лежит глазастая маска с вытянутым массивным рылом.
   - Давай примерим костюм, Майк. Он должен очень хорошо сидеть на тебе, иначе длительный переход превратится в самую настоящую пытку.
   Комбинезон оказался многослойным. Внутри был эластичный ячеистый слой, который соприкасался с телом и закрывал мягкую прослойку. Снаружи комбинезон состоял из плотно пригнанных кусков грубого материала, похожего на прорезиненную ткань, армированный металлическим кордом вдоль рук и ног, а также спины и поясницы. Майкл влез в штанины нижней части костюма, и Грей помог вздеть ему руки в рукава. Майкл попытался неуклюжими пальцами в грубоватых перчатках застегнуть центральный клапан на груди, но ему это никак не удавалось. Грей пришел ему на помощь. Когда все было застегнуто, оказалось, что горловина костюма образовала плотный шейный воротник, укрепленный металлической вставкой. Грей попросил Майкла встать и стал вертеть юношу из стороны в сторону, заставляя ходить, приседать и даже пару раз подпрыгнуть. Каждый раз он что-то бормотал, дергал за ремешки на костюме, стягивая ту или иную его часть. Наконец, удовлетворившись, Грей спросил:
   - Ну, как себя ощущаешь?
   Майкл к своему удивлению почувствовал, что ранее казавшийся грубым и слишком просторным костюм теперь сидит на нем как влитой. Словно вторая толстая кожа. При движении он приятно охватывал мышцы, не стесняя движений, и как будто поддерживал тело, помогая уверенней двигаться.
   - Просто класс, Грей!
   Грей кивнул и достал шлем. Надевать его он медлил.
   - Вот ты и готов, Майк... Дальше за этой дверью основной тамбур и внешний мир. Я не смогу пойти туда за тобой. Мне придется остаться здесь. Там, во внешнем мире ты сможешь полагаться только на себя и на те знания, что я и Лор дали тебе. Не забывай, что я тебе говорил про счетчик радиации. Чаще следи за ним. Придерживайся дороги и сверяйся с компасом.
   - Послушай Грей, ты говоришь так, будто мы больше не увидимся. Но это не так. Я обязательно вернусь. Ты веришь мне?
   - Конечно, Майк. Конечно. Я буду ждать на этом самом месте. Столько, сколько понадобится. - Грей тихонько покачал головой. - А теперь давай закрепим шлем.
   Майкл присел на скамью у стены, и Грей осторожно опустил на его голову глухой шлем. Прозрачные очки из толстого стекла, вправленные в пластик маски, оказались точно напротив глаз Майкла, а плотный шлемофон охватил затылок юноши и опустился глухим клапаном на воротник. Грей скрупулезно стянул крепежные ремешки и загерметизировал липучки. Послышался его приглушенный голос:
   - Дышится нормально, Майк?
   Майкл вздохнул поглубже. Конечно, дышать было не так свободно, как без шлема, но особых затруднений он не почувствовал. Вместо ответа юноша качнул рылом пузатого фильтра на носу шлема. Грей отошел к стене рядом с закрытой дверью и положил свою ладонь на неприметную панель пульта, который немедленно заиграл огоньками. Маховики на закрытой двери сами собой завращались, и тяжелые створки бесшумно двинулись в стороны. Майкл почувствовал только едва уловимую дрожь пола и стен. Под самым потолком открывшегося тесного закутка завращался красный маячок, укладывая ломающиеся тени на пол. Майкл поднялся и остановился рядом с другом. Они обнялись, и Грей, похлопав Майкла по плечу, сказал:
   - Ступай.
   Майкл вошел в закуток открывшегося тамбура, и тут же за ним стали закрываться створки. Он поспешно обернулся, желая увидеть в последний раз Грея. Тот, отойдя к центру комнаты, стоял неподвижно и смотрел на Майкла. В позе Грея было столько скорби и одиночества, что Майкл вдруг захотел остаться, отложить этот поход, поискать другой выход! Но что-либо менять было уже поздно. Он инстинктивно поднял руку, чтобы смахнуть из уголка глаза слезу, но наткнулся пальцами перчатки на защитное стекло шлема. Капелька сорвалась, пробежав по щеке, достигла подбородка и упала куда-то за ворот костюма. Едва створки сомкнулись, как сзади послышался приглушенный скрежет открывающейся внешней двери, и в спину тут же ударил тугой поток воздуха. Несмотря на плотную материю костюма и многослойное внутреннее покрытие, Майкл ощутил, как холод проникает внутрь к телу. Он обернулся навстречу открывшемуся проходу и прищурил глаза, хотя точно знал, что ветру не проникнуть внутрь шлема. Сопротивляясь напору ветра, Майкл наклонил тело вперед и ступил на каменистую почву внешнего мира.
  
  * * *
  
   Разглядывая простирающийся внизу огромный город, Рейв без преувеличения мог считать, что попирает его ногами. Прорезанные темными трещинами улиц, кварталы города целиком заполняли нижние фасеты остекления кабины вертолета. Расположившись в удобном пилотском кресле, но облаченный отнюдь не в слишком удобный защитный костюм, Рейв всмотрелся в низкое оранжевое небо, повисшее мрачным покрывалом над землей. День больше походил на сумерки. Черные и серые цвета мертвой земли плавно перетекали в вечный коричнево-оранжевый закат. Как будто мир никак не мог проснуться и постоянно переживал лишь эти мучительные восходы и закаты, так и не встретив по-настоящему само солнце.
   Не найдя для глаз ничего занимательного на горизонте, Рейв вновь посмотрел вниз, сквозь прозрачное стекло кабины на огромный город. Вертолет летел вдоль одной из центральных улиц. С высоты город выглядел почти так, как на довоенных снимках. Идеальные прямоугольники центральных кварталов, более свободно выраженная архитектурная мысль в пригородах, зеркала площадей, плотный деловой центр, толкотня фабрик на северной окраине и уютные дворики богатых особняков на юге. Взгляд Рейва наткнулся на упавший поперек широкой улицы небоскреб, и впечатление вернувшегося того прежнего, довоенного города исчезло. Горы мусора, битого кирпича и разорванного бетона, как будто дождавшись своего часа, спешили напомнить об истинном положении вещей. Страшные разрушения размыли улицы, сравняли кварталы с площадями, сведя на нет восприятие города, как чего-то цельного и органичного.
   Слабая трескотня на общем канале сложилась в шипящие слова:
   - Меняй курс, Рейв. Мы слишком близко к эпицентру. Скорее всего, там ничего не уцелело.
   Рейв стал выполнять маневр, и замаячившая было прямо по курсу гигантская воронка на дальней окраине города ушла в сторону. Потрескивание эфира внутри шлема Рейва потонуло в нарастающем гуле турбин, как будто тяжелая машина через силу преодолевала смертельное притяжение, тянувшее ее до сих пор к центру постигшей город катастрофы. Когда внизу из пыли и хлама вновь стали вырастать этажи сохранившихся зданий, Рейв в душе порадовался, что капитан Форсайт не стал испытывать свою команду и вертолет на прочность, продвигаясь дальше в горячую зону. Конечно, вертолет был надежной машиной, специально подготовленной техниками к подобным вылазкам, а весь экипаж был облачен в защитные костюмы последней модификации, выдерживающие значительные уровни жесткого излучения, но пока еще никто не решался рисковать забираться в эпицентры ядерных взрывов.
   - Давайте пройдем вдоль восточной окраины и зайдем с другой стороны, - предложила молчавшая до сих пор Эл.
   - Все равно там ни черта нет, - скрывая раздражение, возразил Рейв. - Сколько уже кружим, а никаких результатов. Что-то намудрили на Острове. Дождемся, что у нас закончится топливо, а нам еще возвращаться на Точку.
   Точкой была промежуточная база, устроенная на океанском побережье. Оттуда поисковые группы отправлялись вглубь материка, там они отдыхали, заправляли и ремонтировали вертолеты, проводили дезактивацию и связывались с Островом. Только вот не совсем было ясно, что же они тут ищут среди развалин. Достоверной информацией обладал лишь Форсайт, являющийся руководителем экспедиции. Само существование Точки не имело никакого смысла, если бы не эти безуспешные облеты зараженных территорий. Малочисленному коллективу базы уже порядком все это осточертело, но капитан медлил с итоговым заключением, видимо, не решаясь отчитаться перед командованием в провале поисковой миссии. Вот и сейчас Рейв и Эл замолчали, внимательно вслушиваясь в помехи на общем канале и ожидая, что скажет Форсайт.
   К капитану его подчиненные испытывали противоречивые чувства. Форсайт был грамотным офицером, ценил людей и всегда ровно вел себя с гражданскими, составлявшими половину обитателей базы. Капитан держался немного особняком от остальных, но несколько раз выручал своих подчиненных так, что заслужил их преданность. Отчасти этим объяснялось то, что они до сих пор не роптали, когда второе свойство натуры Форсайта проявилось в этой экспедиции в полной мере. Он был фанатик, упертый бизон, прущий к заданной цели напролом, выжимающий последние шансы из заведомо, как казалось всем остальным, бессмысленной операции. Если бы Форсайта не знали другим, то сочли бы за тупого служаку, пытающегося бездумно выполнять приказ. Либо за этим упрямством что-то крылось, неведомое прочим, либо Форсайт глотнул ядовитого коктейля снаружи и уже давно тихо тронулся. В последнее время Рейв был склонен думать последнее, а тут еще Эл, вместо того, чтобы молчать в тряпочку, вякнула про облет по восточному краю. Все равно что махать красной тряпкой перед быком. Форсайт ухватится за это, как пить дать. Ну вот, так и есть, разочарованно подумал Рейв, услышав в шлеме голос капитана:
   - Дельное предложение, Эл. Рейв, нам хватит топлива для подобного облета?
   - Хватит, капитан, - вынужден был подтвердить Рейв и тут же добавил: - Но на обратный путь останется в обрез.
   - Если нам повезет, и мы благополучно сядем, облегчись, - съязвила Эл.
   Развернув машину над окраиной города, Рейв повел вертолет вдоль цепочки почти уцелевших одно и двух этажных каменных коттеджей. По всей видимости, они сохранились лишь благодаря тому, что ударную волну погасило основное тело города, в тени которого располагались домики. Город поплатился за это, потеряв все свои некогда величественные башни из стекла и бетона. Уцелевшие постройки вновь очень быстро сошли на нет, и Рейв понял, что они снова приближаются к эпицентру.
   В то время как Рейв был сосредоточен на пилотировании, Эл и Форсайт более пристально рассматривали проплывающую внизу местность, надеясь отыскать отличительные приметы, могущие вывести их на цель всей экспедиции. Под вертолетом промелькнула черная лента уцелевшего шоссе, и тут же раздался возглас Эл, неприятно обрамленный целым градом щелчков и помех:
   - Похоже, то самое место, капитан. Давайте пройдем вдоль шоссе!
   - Рейв, держись шоссе! - приказал Форсайт, но пилот уже и сам стал готовиться к маневру.
   Все они, прежде чем отправиться на Точку, еще там, на Острове, ознакомились со скудным набором довоенных документов, в которых отрывочно упоминался искомый объект. Среди этих бумаг было несколько спутниковых фотографий, а в записях присутствовали косвенные указания, по которым можно было только догадаться об истинном местоположении цели. Рейв тоже помнил это шоссе на снимках и читал упоминания о нем в документах, но сейчас, здесь, все выглядело совсем не так, как на фотографии. Оно и понятно - вертолет летел на другой высоте, да и местность выглядела до войны иначе, а город тогда был еще целехонек. На снимках не было и мертвого пятна, пожравшего добрую половину мегаполиса. Сейчас было сложно утверждать, что это именно то самое шоссе и что оно не заведет искателей в тупик. Впрочем, тайная надежда на то, что они не зря мотались целый день, наконец-то оправдалась, когда Форсайт с немалым удовлетворением в голосе воскликнул, указывая Эл куда-то вниз:
   - Вот, наконец-то мы его отыскали...
   Город остался за спиной, а шоссе, петляя среди пошедших рябью холмов, оказалось рассечено росчерками огромных трещин, затем распалось на фрагменты и как будто растворилось в мешанине накрывших серпантин оползней. Часть породы в широкой седловине между холмами просела, обнажив угловатые массивные конструкции безусловно искусственного происхождения, когда-то вмурованные глубоко под землю, а теперь оказавшиеся снаружи. Подходящее для посадки место, расположенное достаточно близко от находки, было сложновато отыскать, но Рейв все же приметил ровный пятачок на одном из пологих склонов и направил вертолет вниз. Поначалу он удерживал машину в подвешенном состоянии, осторожно пробуя колесами шасси грунт - не поползет ли склон вниз под тяжестью вертолета. Жесткие покрышки крошили торчащие камни, и поток воздуха, идущий от лопастей, тут же сносил крошку в стороны. Когда ротор, наконец, замолк, а вертолет надежно утвердился на грунте, Форсайт вынужден был дожидаться, когда поднятая винтами пыль осядет. Взбаламученное облако постепенно оседало на дно седловины, открывая склон противоположного холма и торчащий из него серый угол замеченных сверху конструкций. Отсюда с близкого расстояния они не слишком отличались от окружающей их породы. Если бы не неестественно прямые углы, какие редко встретишь в природных образованиях, их вряд ли можно было так легко заметить.
   Лопасти еще лениво описывали круги, когда Форсайт и Эл выбрались наружу и отправились исследовать находку. Рейв окинул взглядом показания приборов, особо заострив внимание на счетчике радиации и анализаторе заражения. Конечно, не эпицентр, но жарковато. Голоса Эл и Форсайта слышались глухо и неразборчиво. Форсайт не отдал конкретных распоряжений Рейву, и пилот счел, исходя из прошлого опыта, что может покинуть вертолет вместе со всеми. Тяжело спрыгнув на каменистую почву, он неуверенно потопал за своими ушедшими вперед товарищами. Голос Эл пробился сквозь помехи:
   - ...вход погребен под осыпью. Вряд ли мы сможем так просто туда попасть.
   - Я вообще сомневаюсь, уцелели ли основные конструкции, - оптимизма в голосе Форсайта поубавилось.
   Рейв, пыхтя, нагнал их, когда Форсайт, упершись бронированной подошвой в край огромной дыры, молча рассматривал картину, ставящую окончательный крест на их затянувшейся экспедиции. Железобетонная коробка подземного строения, по всей видимости, не выдержав тектонических сдвигов, лопнула и развалилась, как скорлупа. Эл, забравшись сквозь разлом внутрь, освещала фонарем погребенные под кучей камней и осыпями внутренности сооружения. У самых ее ног зияла бездонная пропасть - здесь земля вместе с кусками размочаленных стальных конструкций просела на невиданную глубину. Разглядеть что-либо внизу было попросту невозможно.
   - Вы правы, капитан, - откликнулась Эл, завершив осмотр. - Если что-то и сохранилось в глубине, то сложное оборудование и данные компьютеров вряд ли уцелели. К тому же в нашем распоряжении нет тяжелых землеройных машин, чтобы добраться туда и раскопать что-нибудь ценное.
   - Это оно? - спросил подошедший Рейв.
   - По крайней мере, очень похоже на то, что мы искали, - ответил Форсайт, качнув шлемом.
   Увидев, что Эл повернулась и выбирается из разлома, Рейв вздохнул и спросил:
   - Ну что, возвращаемся, наконец?
   И хотя Рейв конечно же имел в виду возращение на Точку, Эл, да и Форсайт, наверное, восприняли это, как намек на завершение всей материковой экспедиции. Эл прошла мимо, задев Рейва плечом. Пилот повернулся и нагнал девушку, стараясь вышагивать бодро, несмотря на все еще неловкие навыки обращения с защитным костюмом. Форсайт остался стоять, всматриваясь в теперь уже неосвещенную мрачную дыру, обрамленную покореженным металлом. Наконец и он повернулся спиной к останкам убежища и побрел следом за своими подчиненными.
   Турбины заработали, передавая дрожь всему корпусу машины. Вертолет кряхтел и колыхался, прилипнув колесами шасси к площадке и не решаясь оторваться от надежной земли. Пылевой вихрь вновь стал окутывать склон и скрыл свидетельства человеческой трагедии. Земля ушла вниз, а потом резко назад, когда винтокрылая машина, накренив нос, взбаламутила пыль закрученным в спираль вихрем и рванулась вдоль разрушенного шоссе назад к мертвому городу. Все молчали. Даже Рейв, поначалу обрадовавшийся, что наконец-то закончатся эти бесконечные процедуры дезактивации, двойные двери, повышенное давление и неуклюжие костюмы, тут же вспомнил, что с этим останется в прошлом и тот дух первопроходцев, которому Форсайт здесь, вдали от Острова, дозволил проникнуть в их души.
   Рейв начал поднимать вертолет над холмами, чтобы взять курс прямиком на Точку. Что-то высматривать с малой высоты на земле не было уже никакой надобности. Лента шоссе стала забирать севернее, прощаясь с вертолетом. Пилот последний раз глянул на дорогу, и чтобы нарушить тягостное молчание, сказал, заметив внизу движущиеся вдоль шоссе фигурки:
   - Эл, твои приятели дроплеры внизу. Толпятся на обочине шоссе. Не хочешь глянуть?
   Эл ничего не ответила, но прижала шлем к стеклу кабины и стала наблюдать за человекоподобными фигурками, которые копошились на обочине дороги. Эл была из исследовательского департамента и при случае занималась изучением окружающей среды, хотя, насколько знал Рейв, ее включили в экспедицию только как специалиста по довоенным генным технологиям, чтобы кто-то смог грамотно оценит находки в случае успеха. Увы, эта ее специализация так и не пригодилась, а вот свою тягу к изучению мутировавших форм жизни Эл, наверняка, удовлетворила полностью. Особое место среди объектов ее внимания занимали именно дроплеры. Всем, кроме нее, на них было наплевать, хотя и считалось, что это потомки людей, переживших запредельные уровни радиации и температуры и каким-то образом сумевших переродиться в устойчивый к заражению вид. Эл, помнится, даже уговорила однажды Форсайта позволить ей предпринять целевую экспедицию вглубь материка для исследования дроплеров, но чем все закончилось, Рейв не узнавал.
   Внезапно в мысли Рейва, который уже и думать забыл о замеченных им дикарях, ворвался возбужденный голос Эл:
   - Капитан, там человек! Среди дроплеров человек!
   - Человек? - недоверчиво переспросил пребывавший в мрачной задумчивости Форсайт. Капитан, прохладно относившийся ко всем этим научным выкрутасам, до сих пор сидел в своем кресле, склонив голову, насколько это позволяло крепление шлема, и не проронил ни слова с момента взлета. Восклицание Эл побудило его вскочить с места и протиснуться к бортовому остеклению кабины, чтобы попытаться разглядеть то, что заметила девушка.
   - Видите? Человек в защитном костюме. Он лежит на земле в центре группы дроплеров!
   - Да откуда же там взяться человеку? - проворчал Рейв.
   - Разворачивай машину, Рейв! - вмешался Форсайт. - Там действительно человек.
   Рейв повел вертолет назад к шоссе, а когда машина легла на постоянный курс, посмотрел туда, где он ранее приметил дроплеров. Повинуясь приказу человеческого зрачка, компьютер, встроенный в шлем и управляющий всеми системами костюма, увеличил сектор обзора, охватывающий неясные силуэты возле шоссе, и этот участок изображения скакнул так близко к Рейву, что каждый камешек, каждая деталь ландшафта стали отчетливо различимы.
   Поначалу пилоту показалось, что дроплеры столпились над какой-то кучей тряпья. Дикари были вооружены примитивным оружием - кусками железа, закрепленными на палках, цепями с прикрученными к их концам камнями и подобиями ножей из сколотой керамики. Они были совершенно голыми, если не считать примитивных украшений, набранных из разнообразного хлама, найденного в развалинах города. Кожа дроплеров имела серый оттенок, на плечах, ягодицах, локтях и коленках приобретая белесый цвет застарелых мозолей. Спутанные космы волос свисали с голов дроплеров, закрывая лица. Насколько Рейв знал, домом дроплерам служили все те же развалины, а источником пищи - те редкие представители животного мира, которые так же, как и сами дроплеры, приспособились к жизни на пораженных землях.
   Дроплеры немного расступились, и прямо на Рейва с земли глянул глазастый шлем. Искусственное лицо стало стремительно уменьшаться, превратилось в точку и растворилось в общей отдалившейся картине. Более Рейв не мог отвлекаться от управления вертолетом, но и увиденного хватило, чтобы понять, что Эл и Форсайт не ошиблись. Ломать голову над тем, откуда здесь взялся человек в защитном костюме, не было времени.
   - Господи, они его убьют сейчас! - закричала Эл. - Рейв! Быстрее!
   - Делаю, что могу! - ответил Рейв сквозь зубы. - И что ты так переполошилась? Ведь это может быть всего лишь дроплер, напяливший найденный в развалинах шлем на голову.
   - Держи меня за ноги, Эл! - послышался голос Форсайта.
   Рейв невольно обернулся, и его тут же отвисшая челюсть уперлась в упругий воротник внутреннего покрытия костюма. Пилот едва сдержался, чтобы не броситься втаскивать Форсайта обратно в кабину вертолета. Капитан, раскрыв бортовую дверь, высунулся наружу и целился в дроплеров из удлиненного электромагнитного ружья. Эл навалилась на голени Форсайта и вцепилась в бронепластины спины и торса его косюма, не давая капитану вывалиться из вертолета.
   - Выровняй полет, Рейв! - закричал Форсайт, заставляя пилота вернуться к управлению вертолетом.
   В этот момент перед глазами капитана прыгала напрягшаяся фигура здоровенного дроплерра, только что взметнувшего вверх свой грубый нож и готового погрузить его в тело лежащего на земле человека. Потому, как двигалась маска и шевелись ноги человека, тот был еще жив. Форсайт раз за разом заставлял автоматику костюма совмещать виртуальный прицел зажатого в его руке оружия с фигурой дроплера, почти безуспешно пытаясь скомпенсировать толчки вертолета. Когда рука дроплера пошла вниз, а его вспотевшая спина блеснула потом в скудном свете сумрачного дня, полет стальной птицы как будто превратился в дрейф невесомой пушинки, гул турбин в ушах Форсайта распался на припадочный кашель, а палец капитана плавно вдавил спусковой крючок ружья. В ту же секунду, обогнав вертолет, ветер, мысль жертвы о близкой смерти и жажду убийства охотника, стальной шарик врезался в череп дроплера, расплескав его мозг на тела соплеменников и на лежащего у их ног человека. Обезглавленный дроплер стал валиться вниз, а смертоносные снаряды, летящие один за другим, продолжали кромсать тело уже мертвого дроплера на куски, вырывая из груди осколки ребер и выбрасывая из вспоротого живота внутренности.
   Вертолет пронесся над группой дроплеров, которых только еще начала охватывать паника. Форсайт, ловко изогнувшись, продолжал ловить серые фигуры в прицел и расстреливать их налету. Дроплеры валились один за другим, обильно поливая своей кровью землю и громоздясь поверх тела обнаруженного человека. Вертолет едва коснулся колесами шоссе, а капитан, потратив несколько секунду на перезарядку винтовки, стремглав выскочил наружу и продолжил истребление дроплеров. Редкие выжившие, сообразив, наконец, откуда исходит угроза, побросав оружие, устремились прочь.
   - Оставайся здесь, Рейв! - крикнула Эл и бросилась вслед за Форсайтом.
   Лопасти продолжали, не сбавляя оборотов, молотить воздух, а Рейв наблюдал, как подскочивший к заваленному трупами месту, Форсайт нагнулся и стал раскидывать в стороны тела дроплеров. Эл стала помогать ему, и если бы Рейв не знал возможностей моторизированного костюма, то ни за что бы не поверил, что хрупкая девушка может так запросто отшвыривать тяжелые тела на несколько метров в сторону. Вот она склонилась над кем-то - видимо над тем самым человеком. Форсайт стоял радом и вертел головой, держа наготове оружие. Но от дроплеров не было и следа. Фигура Эл порывисто поднялась. На руках у девушки было тело. Форсайт пятился спиной, все еще следя за окружающей местностью, а Эл неслась к вертолету. Едва она ввалилась в салон, устраивая в одном из кресел безвольное тело, Рейв выпалил:
   - Как он? Жив?
   - Жив... Пока, - отозвалась Эл, кивнув на комбинезон незнакомца.
   Рейв уже и сам заметил, что защитные покровы костюма человека были порваны в нескольких местах, а сквозь эластичную прокладку, виднеющуюся через дыры, проступила кровь. Возможно, это была кровь дроплеров, но мог быть ранен и сам человек. Во всяком случае, если герметичность костюма нарушена, это уже не имеет особого значения. Гигантские дозы излучения и ядовитая пыль в атмосфере убьют его если не мгновенно, то в течении ближайшего часа точно.
   - Взлетаем, Рейв! - рявкнул втиснувшийся в салон Форсайт.
   Казалось, тяжелая машина только и ждала того, чтобы ей дали пинка. Вертолет взвился ввысь и устремился в сторону побережья. Рейв больше не оглядывался, лишь вслушивался в разговор Форсайта и Эл.
   - Как считаете, он дотянет до Точки? - спросил Форсайт девушку.
   - Вряд ли, если мы не предпримем экстренных мер... - голос Эл прозвучал как-то непривычно глухо.
   - Стойте Эл, что вы делаете! - закричал Форсайт.
   Рейв резко оглянулся, вздрогнув от мощи этого крика. Прийти в ужас было от чего. Эл уже стащила с себя шлем и принялась за перчатки, раскрывая уплотнительные кольца на запястьях. Конечно, в салоне вертолета атмосфера содержала значительно меньше зараженной пыли, чем снаружи. Повышенное давление, создаваемое компрессором внутри кабины, насколько это было возможно, препятствовало накоплению ядовитых частиц, но основная угроза исходила для Эл от невидимого излучения, которое каждую секунду бомбардировало участки незащищенного костюмом тела, разрушая клетки, вмешиваясь в работу желез и отравляя кровь.
   Эл тем временем, лишь поморщившись от раздавшегося из снятого шлема крика капитана, громко, но спокойно пояснила, уже копаясь в медицинском контейнере:
   - В этом костюме я ничего не смогу сделать. Если этому человеку срочно не вколоть стимулятор, он не доживет до Точки...
   - Вы подвергаетесь смертельному риску, Эл! - сердито воскликнул Форсайт.
   - Ничего, капитан, выкарабкаюсь. А иначе стоило ли затевать это дело с поисками? Если он выживет, то сможет рассказать нам много интересного... Держите его!
   Форсайт поудобнее уложил незнакомца в кресле, а Эл, склонив над ним голову, приготовилась сделать инъекцию стимулятора. Она была права. В костюме подобную операцию проделать было просто невозможно. Оставалось надеяться, что доза радиации, полученная девушкой, не прикончит ее до того, как вертолет доберется до базы. Темная прядка блестящих волос выбилась из защитной шапочки, охватывающей голову Эл, а на верхней губе девушки от сосредоточенности появились бусинки пота. Обнажив тело незнакомца на груди в месте прорехи в костюме, она быстро сориентировалась и, не медля, вонзила иглу в тело. Поршень внутри капсулы, содержащей комплексный стимулятор, двинулся вниз, выдавливая в тело незнакомца голубоватую жидкость. Закончив инъекцию, Эл отбросила пустую капсулу в сторону и закрыла дыру в костюме незнакомца клочками разорванной защитной ткани.
   Казалось, человек никак не отреагировал на укол. Эл замерла, выискивая в нем видимые признаки жизни. Человек вдруг вздрогнул, из-под его шлема послышался то ли крик, то ли стон, потом он немного повернулся и замер, уставившись глазищами шлема на Форсайта. Дальнейшее стало полной неожиданностью для Рейва и остальных. Человек попытался вскочить с кресла, споткнулся и навалился на Эл, и они вдвоем упали между кресел. Эл барахталась под незнакомцем в неуклюжем костюме. Форсайт, не растерявшись, схватил человека за талию, без труда поднял и сжал в мощных объятиях. Незнакомец продолжал извиваться, и тогда Эл, поднявшись на ноги, схватила его за плечи и стала успокаивать:
   - Спокойно... Мы друзья. Все уже позади...
   Или человек внял словам девушки, или просто растратил на свою внезапную вспышку всю оставшуюся энергию, но тут вдруг поник и безвольной куклой повис в руках Форсайта. Тот вновь усадил его в кресло.
   - Одевай быстрее шлем и перчатки! - сказал капитан девушке.
   Эл нахлобучила шлем, и Форсайт стад помогать ей герметизировать костюм. Затем пришла очередь перчаток. Когда герметичность костюма была полностью восстановлена, девушка, наконец, избавилась от владевшего ей последние минуты напряжения и расслабленно откинулась в кресле. Возможно, причиной охватившей ее усталости была полученная доза радиации.
   - Что с ним произошло такое? - поинтересовался Рейв минуту спустя.
   - Прямо скажем, капитан в защитном костюме не красавец. Есть, от чего перепугаться, - слабо отозвалась Эл.
   Побережье показалось из рыжей дымки неожиданно. Резкая дуга береговой полосы служила неплохим ориентиром. Темная поверхность океана лениво перекатывалась невысокими волнами. Океан не оживляло ни единого клочка пены, будто и не вода это была вовсе, а разлитая ртуть, готовая засеребриться, если лучи солнца прорвутся сквозь плотную взвесь в атмосфере. Переродившийся песок - сплавленные в комочки хрупкие кристаллы кремния, постепенно разлагающиеся в белую пыль, - образовывал что-то наподобие пляжа, воспользоваться которым у человечества не будет возможности еще очень долгие годы. Песчаная коса постепенно поднималась каменистым кряжем, который, будто стряхивая со спины песок, переходил в равнинный участок, открытый всем ветрам. Поначалу для Точки захотели выбрать именно это место, так как оно находилось на возвышенности, было недоступно для прилива и в то же время располагалось достаточно близко к океану, где на якоре остановилось доставившее их сюда транспортное судно с вертолетной площадкой и всем необходимым для установки базы. Когда же первый вертолетный ангар, возведенный ими, на следующую же ночь разметало ураганным ветром, от этой идеи отказались и выбрали более спокойное место в глубине материка, со стороны океана защищенное холмами и находящееся в небольшой низине.
   Рейв искусно маневрировал, лавируя в изменчивых потоках воздуха, идущих со стороны океана и на пути вглубь материка огибающих укрывшие базу холмы. Очередной холм ушел под брюхо вертолета, и внизу показались вытянутые прямоугольники вертолетных ангаров, серые кубики утопленных в грунт жилых бараков, соединенных под землей переходами, и ажурная вышка спутниковой антенны с установленным там же комплексом метеорологической аппаратуры.
   Вертолет приземлился перед одним из ангаров, и тут же створки металлических ворот ангара стали раздвигаться. Пригибаясь, к вертолету побежали двое людей в защитных костюмах. Они тащили за собой буксировочные тросы от скрывающихся в глубине ангара лебедок. На общей волне послышался голос старшего техника Экстона:
   - Как путешествие, Рейв? Нашли что-нибудь или опять керосин зазря пожгли?
   Техники, а если точнее, Экстон и оба его помощника, составлявшие весь технический персонал базы, всегда живо интересовались результатами полетов, отчасти оттого, что сами редко в силу своих служебных обязанностей выбирались за пределы базы, а отчасти от желания в очередной раз подтрунить над бравыми военными. Пилоты, всегда задиравшие нос перед гражданскими, подходили для этой цели как нельзя лучше. Пошлый раз это была Валери - второй пилот базы, теперь вот Рейв стал объектом очередных шуточек.
   Кроме техников их никто не встречал. Слишком накладно было выводить за пределы защищенных бараков лишних людей, а затем расходовать на них ограниченные дезактивационные материалы. Форсайт и в этот раз решил не отступать от заведенного порядка и никого не вызвал для помощи. Он распахнул дверцу салона, схватил в охапку незнакомца, все еще находящегося без сознания, и бросил Рейву:
   - Помоги Эл. Поторапливайтесь.
   Рейв кивнул, вырубил двигатель вертолета и прошел в салон за пилотское кресло. Эл, увидев его, зашевелилась, но встать самостоятельно не смогла. Пилот наклонился, подхватил ее под руку и помог выбраться из вертолета. У девушки подкашивались ноги, она тяжело дышала, и вести ее в защитном костюме было крайне неудобно.
   Техники прервали свою работу и глазели вслед Форсайту, несущему на руках человека. Видимо, заметивший это из диспетчерской Экстон связался с ними по отдельному радиоканалу, и техники вернулись к своему занятию: стали складывать лопасти вертолета и цеплять крюки на концах тросов к его шасси, чтобы затем втянуть машину в ангар и уже внутри выполнить первичную дезактивацию салона и внешней обшивки. Это делалось всегда после очередного вылета, чтобы понизить уровень заражения, полученный машиной в глубине горячей местности.
   Навстречу Рейву выбежал еще один человек в облегченном защитном костюме и, подхватив Эл под другую руку, стал помогать пилоту вести девушку. Это был сам Экстон, до поры до времени отставивший свои шуточки в сторону.
   - Что произошло с девчонкой и кого это Форсайт попер на базу? - спросил главный техник.
   - Дружок дроплеров напялил на себя защитный костюм, и Эл показалось, что он неотразимый красавец в этих лохмотьях. Вот и устроила перед ним стриптиз! - отшутился Рейв.
   - Не говори пошлостей, Рейв, - прохрипела Эл.
   Впереди показался низкий вход в первичный дезактивационный тамбур. Фигура Форсайта уже скрылась внутри. Экстон, дойдя вместе с Эл и Рейвом до дверей барака, помог пилоту открыть дверь, а затем помчался назад к своим подчиненным завершать работу над вертолетом. Рейв и Эл ввалились внутрь тамбура. Пилот не знал, как пройдет Форсайт дезактивацию с незнакомцем на руках. Ведь у того костюм был располосован до самого тела и едкая очистительная смесь запросто сожжет всю плоть. Но когда Рейв оказался в тесном тамбуре, Форсайта и незнакомца там уже не было. Впрочем, следы влаги на полу и блестящие капли на стоках говорили о том, что сам капитан точно принимал душ.
   Пройдя первичную стадию дезактивации, Рейв с Эл прошли в сухой вакуумный тамбур и попали во вторичную зону очистки. Здесь защитные костюмы снимались и поступали в отдельный цикл дальнейшей дезактивации, после чего возвращались в специальные шкафы для последующего использования. Люди же раздевались донага и принимали в отдельных кабинках паровые бани, чтобы окончательно избавиться от любых видов загрязнений. Внутри сухой камеры их встретил медик базы Джек Ройл, который тут же взял под опеку Эл. Окончательную процедуру Рейв проходил уже отдельно от нее. Как и тот найденный ими незнакомец, девушка, скорее всего, будет помещена в импровизированный госпитальный бокс, устроенный в одном из барков.
   Обычно Рейв первым делом после очередной вылазки отправлялся со всем экипажем либо с отчетом к Форсайту, если тот сам не принимал участия в вылете, либо, если докладываться в общем-то было некому, как сейчас, шел на камбуз, чтобы позубоскалить с Пико. Пико был связистом на базе, а по совместительству поваром, и у него можно было разжиться стаканчиком неплохого вина. Но на этот раз все было иначе. Облачившись в чистое белье, натянув поверх форменные брюки, рубашку и куртку, Рейв заторопился к госпиталю, точно зная, что все самое важное сейчас происходит именно там, у дверей палаты, или в маленькой лаборатории, располагавшейся поблизости. Как и предполагал пилот, все свободные от вахт ошивались именно здесь. Вместо того, что бы посвятить свободное время своим личным делам, они собрались возле дверей лаборатории и обсуждали последние события.
   Внутри самой лаборатории собрались все старшие. Тут же был и Экстон, каким-то чудом успевший обернуться быстрее Рейва. Кроме него присутствовали Форсайт, Ройл и заместитель капитана - лейтенант Бейли. Форсайт кивнул показавшемуся в дверях Рейву, и пилот, пройдя внутрь, заметил в глубине комнаты Пико. Переглянувшись с ним, Рейв счел за благо помолчать и послушать, о чем говорят "старики".
   - Что с этим молодым человеком. Он выживет? - спросил Форсайт, имея в виду незнакомца.
   - Ожоги слишком серьезные, капитан, - пожал плечами Ройл. - Кое-где не обойтись без пересадки кожи. Также у него серьезно поражена дыхательная система. Он остается жив лишь благодаря искусственной вентиляции легких. Сердце бедняги нуждается в постоянной стимуляции. Чудо, что вам удалось привести его живым.
   - За это надо благодарить Эл, - буркнул Форсайт. - Чертовка чуть не угробила себя. Как она?
   - С ней все проще, - улыбнулся Ройл. - Интенсивная терапия в течение недели, стимуляция витаминами и антиоксидантная диета.
   - Вернемся к этому... молодому человеку, - вступил в разговор Экстон. - Капитан, вам удалось что-то выяснить про него? Кто он? Откуда шел или куда?
   - Он не проронил ни слова. Мы нашли его в состоянии, немногим более лучшем, чем то, в котором доставили сюда, - ответил Форсайт, отрицательно качая головой. - Я надеюсь, парень все же выкарабкается, и тогда все нам расскажет.
   - Надо быть безумцем или отчаянным смельчаком, чтобы в одиночку разгуливать в горячей зоне. Должна быть очень веская причина, заставившая его покинуть защищенное место, - высказал общее впечатление от ситуации Экстон.
   - Пока, к сожалению, перспектива разговора с ним очень призрачна, - с сомнений ответил Ройл. - Я бы порекомендовал вызвать Остров и эвакуировать его туда. Боюсь, нашими силами мы его на ноги не поставим.
   Форсайт, казалось, был недоволен мнением доктора:
   - Возможно, вы правы. Но если честно, я рассчитывал все же что-нибудь вытянуть из этого парня, прежде чем докладывать на Остров. Вы уже в курсе, что мы обнаружили рядом с городом убежище. Оно разбито. Ничего извлечь оттуда уже не удастся. Нулевой результат. Маловероятно, что этот человек пришел оттуда. Жить в разрушенном городе он не может. Там слишком горячо. Ресурсов его костюма хватило бы не более чем на три дня. Из всего этого можно сделать вывод, что где-то поблизости от города должно находиться что-то еще, и это может оказаться тем, что мы так долго искали.
   - Даже если бы мы захотели связаться с Островом, метеорологические условия не позволяют сделать это, - подал голос Пико, находившийся здесь, как понял Рейв, на правах специалиста по связи. - Надо ждать погодного окна, а оно не предвидится. На море назревает шторм, и радиомагнитная обстановка ухудшается с каждым днем.
   - Что ж, - кивнул Ройл. - Я постараюсь сделать все возможное. Но не ждите слишком многого.
   - Только об этом я и хотел вас просить, доктор, - сказал Форсайт, поднимаясь со своего места.
   Капитан подошел к Экстону, и они вместе вышли из лаборатории. Пико подошел к Рейву и, обняв его за плечи, подтолкнул к выходу.
   - Пойдем в ресторан. Угощу тебя вином, а потом расскажешь мне про свои приключения не так косноязычно, как наш капитан.
   Рестораном Пико называл более просторную, чем остальные помещения базы, столовую. Ройл поправил свою седеющую шевелюру и покачал головой, посмотрев в след уходящей паре. Впрочем, сейчас его больше занимал тот странный незнакомец, находившийся в медицинском боксе, чем легкомысленное отношение к ситуации молодежи. Выключив в лаборатории свет и закрыв за собой дверь, Ройл вышел в коридор и, чуть пригнувшись, миновал находящийся справа переход, ведущий к двери госпитальной палаты. Рядом с входом в палату маялся рядовой Эрроуз, занявший этот пост по распоряжению Форсайта.
   Как оказалось, Рейв не пошел с Пико в столовую, а решил навестить Эл. Эрроуз решительно этому воспрепятствовал, загородив проход своей мощной фигурой, которая едва помещалась в тесном закутке перед дверью. Подпирая беретом низкий потолок, он свысока смотрел на Рейва, который ощутимо уступал рядовому в росте.
   - Не положено, Рейв! Капитан запретил кому-либо кроме доктора и старших офицеров базы проходит в палату.
   - Послушай, Эрроуз! - Рейв, видимо, уже некоторое время пытался пробиться внутрь палаты, и упрямство Эрроуза его начинало раздражать. - Да я же был с ними там! Ты понимаешь! Я лишь гляну, как там Эл и все. Нужен мне больно этот ваш зомби!
   Эрроуз лишь сцепил на груди мускулистые руки и воздел глаза поверх макушки Рейва, тем самым давая понять пилоту, что с любезностями покончено. Подошедший Ройл решил немного разрядить накалившуюся обстановку:
   - Послушай, Рейв, с Эл все будет в порядке. Зайди завтра, когда будешь свободен от вахты. Я поговорю с Форсайтом, и я уверен, он разрешит повидаться с ней. А денька через три я переведу ее из палаты в ее собственную каюту. Договорились?
   - Ладно, док, - отступился Рейв и сказал больше для Эрроуза, чем для доктора: - Но завтра я обязательно вернусь.
   Эрроуз фыркнул вслед уходящему Рейву и посторонился, пропуская Ройла внутрь палаты.
   Эл спала. Ее грудь под тонким одеялом равномерно опускалась и поднималась. Лицо закрывала кислородная маска. За девушку доктор был спокоен, чего нельзя было сказать о втором пациенте. Доктор подошел к пластиковому пологу, герметично закрывавшему тело молодого юноши внутри своеобразного кокона, вентилируемого очищенным и имевшим выверенную влажность воздухом. Сквозь прозрачную поверхность пленки доктор еще раз пристально посмотрел на русоволосого парня. Сейчас его лицо закрывала маска аппарата искусственного легкого. Глаза юноши, окаймленные нездоровыми красновато-бурыми кольцами, были закрыты. Чуть ниже шеи кожа покраснела, постепенно переходя в ужасный ожог, превративший лохмотья кожи, лоскуты мышц и подкожную клетчатку в сплошное сплавленное месиво, разве что не покрытое поджаристой корочкой. Если работу легких еще можно будет как-то восстановить за счет сохранившихся объемов и интенсивной терапии пораженных участков, то кожу и мышцы на груди уже не вернуть. Необходима пересадка, иначе на теле останется незаживающая рана. В условиях базы такую операцию нельзя было провести. Оставалось надеяться, что парня удастся, в конце концов, отправить на Остров, где ему окажут всестороннюю помощь. Здесь же Ройл мог только стабилизировать состояние больного, чтобы тот оказался готовым к сложной транспортировке. Если парень за это время еще и придет в сознание и что-то сообщит о себе - это будет просто чудом.
   В то время как Ройл ломал голову над недугами своего нового пациента, капитан Форсайт и Экстон находились в мастерской старшего техника, рассматривая разложенный на столе защитный костюм незнакомца, прошедший всестороннюю очистку и теперь не представлявший никакой опасности. Шлем лежал отдельно на краю стола. Экстон взял его и указал капитану на маркировку на внутренней поверхности:
   - Этому шлему десятки лет, капитан. Костюм произведен еще до войны. Скажу вам больше. Именно такими костюмами оснащались объекты повышенной защиты министерства обороны, которые готовили к работе в условиях долговременного функционирования в автономном режиме. Не это ли подтверждает, что ваша догадка верна?
   - Я был уверен в этом с самого начала, - кивнул Форсайт. - Мы могли бы снарядить еще одну экспедицию в ту зону, чтобы самостоятельно отыскать вход в объект. Он должно быть не слишком далеко, судя по ресурсам костюма...
   - Но вы хотите дождаться, когда этот человек заговорит? - продолжил за капитана Экстон.
   - Странно, что он оказался снаружи, правда? - кивнув, задумчиво вымолвил Форсайт. - Это меня почему-то тревожит. Что стало с этими людьми, кто этот парень? Лучше знать это заранее, чем вслепую стучаться в запертую дверь. Кто знает, что нас там ждет?
   - У нас есть время подождать, но не слишком много, - нахмурился Экстон. - Океан неспокоен. Если разразится шторм, я не смогу точно предсказать последствий. Мы до сих пор не знаем сезонных колебаний погоды в этой местности. Метеорологические наблюдения указывают, что спокойный период закончился, и что нас ждет дальше - неизвестно. Я склонен согласиться с Ройлом. Мы должны убираться отсюда.
   - Рискнем выждать неделю, а потом попытаемся связаться с Островом, - вынужден был пойти на уступку Форсайт.
   - Кстати, вы ничего больше не обнаружили? У парня ничего не было при себе кроме костюма?
   - Нет... Разве что дроплеры завладели его вещами. В той суматохе мы забыли осмотреть их тела, - капитан задумался, вглядываясь в иллюминатор под самым потолком утопленной в почву мастерской. Снаружи завывал ветер, изредка бросая принесенные с океана горсти мелкой влаги на гладкую поверхность многослойного освинцованного стекла, тут же с силой раздувая морось к краям иллюминатора и заставляя воду собираться в крупные капли, стекающие вдоль уплотнителей рамы.
   Посланная на следующий день экспедиция ничего не обнаружила на месте схватки с дроплерами. Не было даже мертвых тел. Погода и вправду портилась очень быстро, и в связи с этим всякие полеты отменили вовсе. Спустя неделю так и не удалось добиться устойчивой связи с Островом. Башню с антенной пришлось разобрать, так как порывы ветра грозили порвать растяжные тросы и обрушить редкое оборудование прямо на базу. К счастью, благодаря толстым стенам бараков обитатели Точки не могли слышать тревожного стона металла на крышах вертолетных ангаров и сердитого перестука крупных капель, которые ветер метал в крыши, окна и стены зданий.
   Однажды Экстон в сопровождении сержанта Бейли все же рискнул выбраться ближе к побережью на тяжелом многофункциональном тракторе, который использовался ранее для расчистки площадки для базы, уборки зараженного грунта и рытья котлованов под здания. За несколько дней океан значительно наступил на берег, скрыв ставший уже привычным пляж. Складывалось впечатление, что это не предел. Тяжелые волны бились о скальный кряж, вымывая из него мягкие породы. Каменный склон крошился, порода отваливалась огромными кусками и оседала в воду. Неприятного вида пена в этом месте покрывала все побережье, скапливаясь клочьями среди торчащих камней, откуда волны выбрасывали ее на еще незанятые водой участки суши. Все это указывало на то, что обитателям Точки следовало ожидать в ближайшее время еще более сильных ударов стихии.
   Как и обещал Ройл, Эл оправилась от последствий заражения и кратковременного воздействия радиации. Как и всем остальным, ей оставалось сидеть внутри базы и не казать носа за пределы защитных стен. Всякие вылазки наружу Форсайт запретил. В замкнутом пространстве базы, в ситуации, когда небольшое число людей заперты наедине друг с другом, среди них неизбежно накапливается раздражение и постепенно разгораются конфликты, которым в обычной обстановке просто не нашлось бы места. Форсайт был готов и к этому, намереваясь занять людей пускай даже бессмысленным делом, но к немалому своему удивлению обнаружил, что на базе царит мир и покой.
   Вышло так, что в течение этой недели как-то все без исключения прониклись сочувствием и заботой к парню, лежавшему в госпитальной палате. Поначалу Форсайт сохранял строгий режим посещений госпиталя, сделав исключение только для Эл, которая ранее вызвалась подежурить возле тяжелого пациента, так как ей все равно приходилось валяться на соседней койке первые три дня после возвращения из памятного путешествия. Потом как-то в палату к Эл умудрились пробраться Рейв и Валери. Позднее по просьбе доктора Ройла в госпитале что-то чинил один из техников и, задержавшись возле кровати парня, увидел в юноше сходство со своим сыном, который остался на Острове. Пико с нетерпением ждал, когда же сможет попотчевать мальчишку настоящей, а не синтетической пищей, запас которой полагался им, как группе, выполняющей задачу в экстремальных условиях. Так к концу недели и повелось, что в течении каждого дня кто-нибудь помимо доктора обязательно навещал юношу, вглядывался в его неподвижное веснушчатое лицо и начинал думать о солнце, безмятежной жизни и семье, находя в этом странное душевное успокоение. Форсайт, сначала намеревавшийся жестко прекратить этот форменный бардак, вынужден был признать, что от этих посещений больше пользы, чем вреда. Сам Форсайт иногда тоже чувствовал необъяснимую тягу навестить юношу, но каждый раз стеснялся этого. Почему, и сам не понимал.
   Когда же океанские волны уже можно было увидеть в бинокль с территории базы, а конструкции ангаров пришлось укрепить наварными швеллерами, чтобы их не смял злющий ветер, когда иллюминаторы вкопанных в землю бараков боязливо всматривались желтыми глазами во мрак буйствующей ночи, а люди стали понимать, что заперты в четырех стенах надолго, спящий наконец проснулся. Он открыл карие глаза и посмотрел на вздремнувшую рядом Эл. На контрольном пульте медицинского компьютера замигал тревожный огонек, на пару с негромким звуковым сигналом призывая внимание сиделки. Эл очнулась от дремы и встретилась взглядом с незнакомцем.
   - Как тебя зовут? - спросила девушка первое, что пришло ей в голову.
   Потрескавшиеся губы юноши раскрылись, и он прошептал:
   - Майк...
  
  * * *
  
   Пико переминался с ноги на ногу, стоя в стороне от дверей госпитальной палаты в глубине перехода, соединяющего бараки. Находиться здесь у Пико была особая причина. Впервые с момента пробуждения Майкла Ройл разрешил тому принимать обычную пищу, и ради такого случая Пико взялся приготовить что-нибудь вкусное и в то же время не слишком обременительное для желудка еще не окрепшего молодого человека. Информация о том, что парнишка очнулся, разнеслась по базе моментально. Чуть позднее все без исключения уже знали и то, как зовут юного пациента. В однообразной замкнутой жизни базы пробуждение Майкла стало событием, значимость которого была соразмерима разве что с фактом прибытия экспедиции на материк и первыми впечатлениями от увиденного на выжженном континенте.
   Свободные от вахт толпились возле входа в палату уже поутру, но запрет Форсайта на посещения был на этот раз категоричен. Как и в прошлый раз, лишь Эл удостоилась привилегии общаться с Майклом, как человек, первым вступивший в контакт с юношей. Разочарованные люди неохотно разошлись, ну а Пико все же лелеял надежду повидать юношу, намереваясь подать приготовленный обед самолично. Но его так и не пустили внутрь палаты, и поднос с обедом забрала Эл. Эрроуз, в этот раз вновь стоявший возле двери в палату, с улыбкой поглядывал на связиста. И без слов было ясно, что Пико очень хочет узнать, пришлись ли по вкусу приготовленные блюда юноше. По тому, как задерживалась Эл, Пико утешал себя мыслью, что парнишка ни от чего не отказался.
   Когда связисту надоело созерцать плотно пригнанные плитки коврового покрытия и он открыл было рот, чтобы перекинуться парой слов с Эрроузом, то заметил, как на лицо здоровяка набежало несвойственное тому смущение. Пико отметил мимолетно брошенный вглубь коридора взгляд рядового, и Эрроуз тут же уставился в пол, будто боялся смотреть в прежнем направлении. Пико заслышал мягкие шаги в глубине перехода и повернул голову, чтобы узнать, кто явился причиной столь странной реакции Эрроуза. Кто же это мог быть, как не Валери Иенсен, второй пилот базы! Белокурая, стройная, в обтягивающем соблазнительную фигурку форменном комбинезоне. Из-под пышной челки девушки, вспорхнув пушистыми ресницами, сверкнули озорные серые глаза, дополняя белозубую улыбку, обрамленную пухлыми губками. Валери была самой красивой девушкой на Точке, если не на всем Острове, прекрасно об этом была осведомлена, но никогда специально не подчеркивала свою способность повергать в благоговейный трепет мужчин. Ко всему этому она обладала довольно мрачноватым чувством юмора, что выдавало за ангельской внешностью жесткую натуру, позволившую Валери стать отличным пилотом, одним из двоих, выбранных для этой опасной миссии на материк.
   - Привет, Пико! - поздоровалась Валери со связистом, потом с улыбкой посмотрела на застывшего в деланном безразличии Эрроуза. - Что, Эрроуз, опять в роли няньки? Как там парнишка?
   - Так ведь моя вахта, мисс Иенсен, - будто извиняясь, промямлил Эрроуз. - А парнишка, как сказал доктор Ройл, идет на поправку. Чудеса, да и только!
   - А ты что здесь делаешь? - спросила Валери, вновь поворачиваясь к Пико.
   - Да так... - замялся Пико.
   От объяснения причин своего пребывания в таком неприспособленном для отдыха месте, как тесный коридор, связиста избавила Эл, появившаяся из-за дверей палаты. В руках она держала уставленный пустой посудой поднос. Увидев вычищенные до блеска тарелки, Пико в душе порадовался этому несомненному доказательству признания его кулинарных способностей, а Валери, заметив довольное выражение его лица, понимающе кивнула:
   - А-аа... Теперь ясно! Пико, надеюсь, ты приготовил парнишке не тот пресный обед из полуфабрикатов, которым ежедневно потчуешь нас?
   - Как можно, Валери! - возмутился Пико, принимая у Эл поднос.
   Эл, избавившись от подноса, прикрыла неплотно закрытую дверь палаты перед самым носом пытавшейся заглянуть внутрь Валери. Та недовольно посетовала:
   - И долго вы будете прятать парня в клетке? К нему можно?
   - Лучше его сейчас не беспокоить, Вал. С ним все в порядке и вскоре он сможет покинуть палату, - терпеливо пояснила Эл.
   - Ему понравился обед? - задал, наконец, Пико волновавший его вопрос.
   - Съел все с большим аппетитом. Сказал, что очень вкусно! - улыбнулась Эл.
   - Так может ему добавки? - расцвел Пико.
   - Уверена, он бы не отказался, но Ройл возражал и против таких порций. Все-таки первый нормальный обед после капельницы.
   - Ничего. Когда он окрепнет, я накормлю его настоящим обедом в нашем ресторане! - пообещал довольный Пико.
   - Как бычка на убой! - саркастически пошутила Валерии. - А потом наш эскулап по приказу Форсайта препарируют паренька, чтобы исследовать!
   - Не говори глупостей, Вал, - нахмурилась Эл. - У кэпа даже мыслей таких нет.
   Услышав сказанное, Эрроуз возле дверей шумно подобрался, и Эл почему-то подумалось, что тот воспринял шутку Валери слишком серьезно. Впрочем, если даже эти шуточные опасения Валери имели под собой реальную почву, получить информацию об организме юноши позволяли не менее точные, чем грубое вмешательство скальпеля, анализы срезов кожи, крови, слюны и волос. Сама Эл, как генетик, как раз принимала самое непосредственное участие в исследовании образцов тканей юноши.
   Компания в коридоре разошлась. Пико, довольный, понес пустую посуду на камбуз, Валери отправилась по каким-то своим делам, а Эл пошла в лабораторию, где ее ждали Форсайт и Ройл. Когда она вошла в лабораторию, капитан и доктор уже обсуждали результаты исследований.
   - Это удивительно, капитан, - рассказывал о своих наблюдениях Ройл. - Клетки организма этого юноши восстанавливаются с поразительной скоростью. Даже там, где у обычного человека регенерация в принципе невозможна и в лучшем случае без пересадки тканей остаются уродливые шрамы, у нашего пациента процесс регенерации распространился не только на поврежденные кожные покровы, но и на мышечные волокна! Поврежденные радиацией клетки очень эффективно выводятся из организма и заменяются новыми. Никаких пагубных последствий.
   - Вы нашли этому разумное объяснение? - по лицу Форсайта невозможно было судить, как он воспринял услышанное. Уж точно внешне он не восторгался так, как доктор Ройл. Эл почему-то вдруг показалось, что капитан ожидал услышать от доктора нечто подобное и сейчас лишь из вежливости выслушивает его отчет, соотнося слова Ройла с чем-то доселе скрытым и известным лишь самому Форсайту.
   Доктор Ройл не замечал этого и продолжал, активно жестикулируя, восхищенно выкладывать все новые и новые сенсационные открытия:
   - В том то и дело, капитан! Я теряюсь в догадках. Все проведенные анализы не дают оснований полагать, что перед нами мутант. Майкл обычный человек. По крайней мере, на клеточном уровне. Никаких отклонений за исключением этих удивительных способностей. Если бы это была мутация, то ее следы всегда можно выявить, но я ничего не обнаружил. Возможно, объяснение столь необычайных способностей скрывается на более тонком генетическом уровне. Прямо скажем, Майкл абсолютно здоров, или, вернее, станет таковым, когда процесс регенерации завершится полностью.
   - Когда это произойдет? - спросил Форсайт, заметив вошедшую Эл.
   - Если динамика сохранится, то процесс восстановления завершится в течение двух суток.
   - А вы что скажете, Эл? - обратился Форсайт к девушке. - Доктор Ройл сказал, что вы проводили генетический анализ клеток юноши. Он что-нибудь дал?
   - Практически никаких отклонений от нормы. Есть кое-что, но я не уверена в своих выводах... - туманно ответила Эл.
   Форсайт оживился:
   - Так что же это?
   Эл сощурила глаза и пристально посмотрела на капитана.
   - Сэр, мы до сих пор не посвящены в истинные цели нашей экспедиции. Боюсь, если вы не предоставите в наше распоряжение больше информации о том, что мы ищем, я не смогу в достаточной степени обрисовать вам ситуацию и утверждать, что то, что я заметила, является чем-то ценным.
   - Я согласен с Эл, капитан, - поддержал девушку Ройл. - Если этот парнишка имеет отношение к тому, что мы ищем, а я чувствую, что имеет, то самое время вам раскрыть карты. Иначе мы будем блуждать в темноте, как слепые котята.
   - Справедливо, - кивнул Форсайт. - Думаю, сейчас самое время рассказать вам то, из-за чего затеяна вся наша прогулка.
   Наивно было бы считать, что капитан выложит им все, но Ройл и Эл поудобнее расположились в креслах, приготовившись услышать от капитана нечто такое, что, как они чувствовали, всегда маячило где-то на заднем плане их экспедиции. Форсайт откинулся на спинку трубчатого стула, закинул ногу на ногу и начал говорить несвойственным ему менторским тоном:
   - Задолго до последней войны, наверное, с тех самых времен, когда зародилась наука о человеке и древние исследователи делали робкие попытки проникнуть вглубь тайн человеческого тела, умами ученых и врачей владела идея об идеальном человеке. Человеке бессмертном, лишенном болезней, избавленном от старости... - Форсайт исподлобья посмотрел на Ройла и заметил на его губах усмешку. - Вижу, доктор, вам знакомы эти идеи?
   - Извечная тяга к бессмертию, - подтвердил Ройл. - Но сегодня перед медиками стоят более прозаичные цели.
   - Понимаю, это звучит смешно сейчас, когда мы боремся за выживание не единичного индивида, а расы в целом, - согласился Форсайт. - И, тем не менее, доктор, перед самой войной был создан исследовательский центр, который занимался так называемой программой Идеального Человека. Конечно, в основе целей этой программы лежало не гуманистическое стремление осчастливить род людской эликсиром бессмертия. Нет. Основным заказчиком было министерство обороны. Они ставили задачу значительно уже. Им нужен был идеальный солдат.
   Медикаменты, хирургия, наркотики, стимуляторы, специальное медицинское оборудование - все эти средства, призванные излечить человека, слишком грубы. А между тем в боевых условиях применение этих средств зачастую попросту невозможно. В ряде случаев даже при благоприятных условиях подобное лечение дает слабый эффект, и в результате солдат не может вновь вернуться в строй. Самые эффективные средства - специальное оборудование и хирургию, можно применять только в условиях стационара, и они неприменимы в полевых условиях. В большинстве случаев время, затраченное на эвакуацию с поля боя, стоит раненому жизни. Ученые предположили, что сам организм человека обладает уже всеми необходимыми средствами, чтобы восстановить себя. Нужно было только научиться включать эти способности. Такой механизм восстановления более естественен и эффективен, чем все даже самые свершенные методы лечения.
   Решить подобную задачу позволяло внедрение так называемых ретровирусов. По сути биологических программ или своего рода микроскопических биороботов, которые могли послужить спусковыми крючками и регуляторами заложенных на генетическом уровне, но не реализуемых в человеческом организме способностей. Такие ретровирусы разрабатывались и проходили испытания. Они совершенствовались в ходе испытаний. Производились все новые и новые штаммы. На начальной стадии опытов эксперименты приводили к неудачам. Организмы подопытных животных, а в дальнейшем и добровольцев-людей часто реагировали самым непредсказуемым образом. Одни вирусы приводили к летальному исходу, другие... Например, один из штаммов привел к тому, что у испытуемого в несколько раз увеличилась мышечная масса, изменилась пигментация кожи и усилился скелет. Такой человек стал внешне уродлив, но обладал поистине огромной силой и выносливостью. Конечно, это было не то, чего добивались исследователи, но даже этот промежуточный результат сулил военным многое. Увы, нам неизвестно, довели ли исследования по программе Идеального Человека до логического конца. Косвенно сохранившиеся записи указывают на то, что успех был близок, но достоверных фактов, подтверждающих это, нет.
   С началом войны связь с лабораториями была утеряна, а позднее удалось обнаружить в частично эвакуированных на Остров архивах министерства обороны лишь отрывочные сведения об этом исследовательском центре. Наше руководство заинтересовалось подобными исследованиями и организовало эту миссию. В наши задачи входило отыскать исследовательский центр и по возможности забрать все сохранившееся в нем оборудование, образцы и данные, имеющие отношения к программе Идеального Человека. Вот вкратце все, что я могу вам сообщить.
   - Вы считаете, что на Майкле был испытан подобный ретровирус? - спросил Ройл, когда Форсайт замолчал.
   - Приведенные вами результаты анализов и наблюдений косвенно указывают на это, - подтвердил капитан. - Если это так, то исследовательский центр либо до сих пор функционирует, либо функционировал до тех пор, пока не был получен положительный результат.
   - Но я не обнаружил никаких следов посторонних вирусов! - возразил Ройл.
   - Вирус не обязательно должен все время присутствовать в организме. Он лишь играет роль спускового механизма на начальном этапе, запуская генетически закрепленные способности, уже имеющиеся в человеке, но по какой-то причине спящие, - пояснил капитан. - Надеюсь, именно такие изменения заметила Эл. Я прав?
   - Похоже, так и есть, - подтвердила Эл. - При поверхностном анализе никаких генетических отклонений у Майкла нет. Но при более детальном исследовании обнаружилась несколько иная топология укладки белковых цепочек внутри хромосом. Я списала это на незначительные погрешности в научной аппаратуре, но теперь думаю, это результат воздействия того самого вируса, если таковой действительно был создан. Есть теория, что цепочка ДНК сама по себе лишь видимая часть целостного механизма наследственности, и на самом деле этот механизм более сложен и является комбинацией самих генов и информационного поля пока неизвестной природы, окружающего клетку и играющего дополнительную управляющую роль. Самые смелые исследователи утверждали, что именно это поле хранит основной объем наследственной информации и памяти рода, а не аминокислотная цепочка, которая является лишь овеществленным якорем, привязывающим поле к плоти...
   - Душа? Вы имеете в виду ее? То, что никак не удается пощупать, и никто не может толком сказать, что она такое? - скептически поинтересовался Ройл.
   - Да, если хотите. Целостное биополе, которое на самом деле определяет, кто есть человек, а не его плоть, сколь сложна бы она не была. Возможно даже, что этот энергетический слепок остается в стабильном состоянии даже после физической смерти тела.
   - Жизнь после смерти? Чушь! - фыркнул Ройл.
   - Я тоже не очень верю в подобные теории, - согласилась Эл.- Но, тем не менее, если при помощи ретровируса исследователям удалось научиться вмешиваться в работу подобного поля, то вполне вероятно, что излечение плоти - лишь следствие идеально сбалансированной информационной полевой оболочки.
   - Думаете, Майкл не погиб бы там, снаружи от жесткого излучения? - спросил Форсайт.
   - Нет, он бы не выжил, не вмешайся мы вовремя, - покачала головой Эл. - Даже если не учитывать непосредственную угрозу дроплеров, радиация все равно убила бы его. Он подвергался непрерывному воздействию негативных факторов, и его биологическая и информационная системы были выведены из равновесия. Но если обычный человек, попав в нормальные условия после подобного испытания, все равно никогда бы уже не стал здоровым, то в случае Майкла его информационная система невероятно быстро вернулась в равновесное положение и, как следствие, привела в порядок тело.
   - Вы высказываете еще более невероятные вещи, Эл, чем те, что сообщил вам я! - приятно удивился Форсайт. - Думаю, сейчас самое время поговорить с юношей. Накопилось масса вопросов. Может быть, он сам подтвердит или опровергнет эти и другие наши догадки. Как он, доктор? Он выдержит продолжительную беседу?
   - Думаю, да, - кивнул Ройл. - Не будем откладывать. Пойдемте в палату.
   Все трое поднялись и направились в госпитальный барак. У входа в палату к этому времени Эрроуза уже сменил рядовой Трауман - боец морской пехоты, приданный экспедиции на пару с Эрроузом. Завидев капитана и сопровождающих, Трауман отдал Форсайту честь и посторонился, пропуская их к двери.
   Когда посетители вошли в палату, Майкл полулежал на койке и перелистывал книгу, лежащую перед ним на специальной выносной полочке, пристроенной к боку кровати. Прозрачный полог был убран, так как юноша стремительно шел на поправку и его здоровью уже ничто не угрожало. Об ужасной ране, которая все еще не до конца зажила, напоминал пластиковый пузырь на груди, выглядывающий из-за края одеяла. Это была герметичная оболочка, охватывающая грудь юноши и изолирующая открытую рану от внешней среды.
   Майкл отвлекся от чтения и посмотрел на вошедших людей. Он уже был знаком с Ройлом и Эл, и, как подозревал капитан, с доброй половиной коллектива базы тоже, но вот самого Форсайта видел впервые. Ройл поспешил представить капитана.
   - Майкл, это капитан Форсайт. Я тебе о нем рассказывал.
   Форсайт подошел к кровати и протянул юноше руку, мельком испросив взглядом разрешения у Ройла. Тот кивнул, и капитан раскрыл ладонь. Юноша пожал протянутую руку, и его рукопожатие оказалось на удивление крепким. Прямой и открытый взгляд карих глаз располагал к себе, и капитан с сожалением подумал, что до этого момента так и не решился пообщаться с этим юношей.
   - Очень приятно, сэр, - кивнул Майкл. - Мистер Ройл сказал, что вы начальник в этом Городе.
   Форсайт сдержанно улыбнулся, и юноша озадаченно поинтересовался:
   - Я сказал какую-то глупость, сэр?
   - Нет, Майкл, - покачал головой Форсайт. Он провел ладонью по ежику своих седеющих коротко стриженых волос и, наклонив подбородок, поскорее избавился от следов улыбки. - Почему ты решил, что мы в городе?
   - Где же еще я могу оказаться? За пределами Городов во внешнем мире нет жизни, - неуверенно пояснил Майкл. - Я сам шел в соседний Город и подумал, что это место...
   - Так ты направлялся в другой город? - переспросил Форсайт, переглянувшись с Эл.
   - Да, сэр, - кивнул Майкл.
   - Скорее всего, Майк имеет в виду то убежище, что мы нашли, - предположила Эл.
   - У тебя была какая-то цель, Майкл? - поинтересовался Форсайт. - Зачем ты шел туда? Почему ты оказался за пределами своего города?
   - Я шел за помощью, сэр!
   - За помощью? - насторожился Форсайт - У вас что-то произошло?
   - Авария. Центральная и почти все системы жизнеобеспечения оказались обесточены. Даже ремонтники не смогли ничего поделать. Оставалось найти помощь во внешнем мире.
   - Но почему ты отправился один? Без сопровождения? - спросил Ройл. - Вы ведь наверняка знали, что снаружи очень опасно!
   - Да, мистер Ройл, мне известно это, но наружу мог отправиться только я один. Другого выхода не было.
   - Почему один? - удивился Форсайт. - Кто тебе это сказал?
   - Грей.
   - Кто этот Грей?
   - Мой друг. Он тоже не может выйти наружу. Такова его природа, сэр... - Майкл замолчал, вглядываясь в озадаченные лица собравшихся вокруг него людей, а затем неуверенно произнес: - Но ведь я все равно нашел вас. И вы нам поможете?
   Форсайту все больше нравился этот парнишка. Лежит израненный на постели и заявляет, что это он их нашел, хотя на самом деле не вытащи его из переделки сам капитан с товарищами, погиб бы. Что на это ответить? Форсайт много размышлял над тем, что они будут делать, когда обнаружат исследовательский центр. Большинство экспертов на Острове склонялись к мысли, что выживших в подземном комплексе не окажется. В лучшем случае поисковая группа сможет извлечь из руин ценные материалы и оборудование. Ну а если все же люди выжили? Что тогда? Какова будет встреча с ними? Как потомки людей, замурованных когда-то под землей, отреагируют на пришельцев из внешнего мира, и как вести себя Форсайту и его людям? И вот самый невероятный сценарий воплощался в реальности. Оказывается, люди все же выжили и им необходима помощь. Вот и веская причина проникнуть внутрь исследовательского центра. Только есть во всей этой ситуации какая-то неестественность.
   Форсайт вновь посмотрел на парня. Слова юноши казались искренними, а в открытом бесхитростном взгляде не было и тени лукавства или скрытого замысла. Видимо, Майкл и вправду считал, что достаточно прошагать радиоактивную пустыню до соседнего города, как он назвал убежище, постучаться в его бронированную дверь и, как само разумеющееся, попав внутрь, испросить у радушных хозяев помощи. Нелепица какая-то!
   - Послушай, Майк, того города больше нет, - решился наконец сказать Форсайт. - Те, к кому ты шел, уже не смогут тебе помочь. Это, - капитан неопределенно махнул в сторону двери из палаты, - всего лишь временная база на побережье. Мы прибыли сюда с искусственного острова в океане. До сих пор мы считали, что в подземных убежищах в этой части континента никто не выжил. Неделю назад мы обнаружили подтверждение этому - тот самый город, куда ты шел. Он уничтожен. Там никого нет.
   - Понимаю... - грустно вымолвил Майкл. - Грог, ремонтник, говорил, что так может быть. Но мы надеялись... А вы? Вы тоже не сможете нам помочь?
   - Я этого не сказал! - поторопился обнадежить юношу капитан.
   - Значит, вы вернетесь со мной в Город, сэр? - взволновано спросил Майкл, в глазах которого вновь загорелся огонек надежды. - Когда мы собираемся в путь?
   Эл и Ройл заулыбались, Форсайт же удержался от улыбки, не желая вновь задеть парня.
   - Мы обязательно туда вернемся и сделаем все, что сможет, - Форсайт почему-то не мог ответить иначе под испытующим взглядом Майкла. Невольно капитан поднял руку и потрепал юношу за плечо. - Но не раньше, чем ты окончательно поправишься.
   - Я уже почти здоров и могу встать с постели, - воскликнул Майкл, порываясь соскочить с кровати, но Форсайт мягко остановил его, удержав за плечо.
   У капитана вертелось на языке масса вопросов, но что-то подсказывало ему, что сейчас их лучше не задавать юноше.
   - Отдыхай, Майкл. Доверься доктору Ройлу и Эл.
   Форсайт поднялся с кресла и направился к выходу. Эл осталась с Майклом в палате, а Ройл вышел с капитаном в коридор. Оказавшись за пределами палаты, Форсайт удивленно спросил у доктора:
   - Как вы думаете, что Майкл имел в виду, когда сказал, что он один может выйти во внешний мир? Ведь, судя по его словам, в городе он не один.
   - Мне тоже это показалось странным, капитан, - пожал плечами Ройл. - Может быть, они все чем-то больны и просто физически не могут покинуть убежище? А Майкл оказался единственным здоровым человеком, и они понадеялись на его способности. Тем более, если мы допускаем, что Майкл - результат успешной работы программы Идеальный Человек. Может быть этот выход наружу - испытание? Как знать, что стало с теми людьми за все эти годы и что произошло с их психикой. Для меня это такая же загадка, как и для вас.
   - Ладно, оставим это на потом, - согласился Форсайт.
   Ройл вернулся в палату, а капитан отправился на поиски старшего техника Экстона. Техник был в своей мастерской. К слову сказать, все свое свободное время Экстон проводил там, корпя над потрохами костюмов или разобранным оборудованием. Даже если все было в порядке, Экстон умудрялся находить для себя любимое занятие - повозиться с очередным механизмом. Форсайт застал его стоящим около рабочего стола, на котором были разложены большие листы каких-то схем. Техник нависал над схемами, упираясь ладонями о край стола, и о чем-то размышлял.
   Форсайт подошел ближе и узнал на листах чертежи базы.
   - Что-то случилось? - поинтересовался Форсайт, кивнув на чертежи.
   - Океан подступает все ближе, капитан. Ветер немного утихомирился, и я уже понадеялся, что шторм миновал нас, но наступление океана меня беспокоит. - Экстон указал на пару мест на чертежах: - Это воздухозаборники базы. Если океанская вода хлынет в низину, где мы располагаемся, то все здания окажутся под водой. Бараки были спроектированы так, что мы, загерметизировав воздухозаборники и другие сообщающиеся с внешним миром отверстия, сможем тем самым обеспечить герметичность базы. Оказавшись под водой, база превратится в эдакую субмарину. В подобном положении мы могли бы пересидеть, пока вода не схлынет, но беда в том, что у нас нет собственных запасов кислорода. Мы получаем воздушную смесь для дыхания из внешней среды, очищая ее при помощи сложной системы фильтров. Прилив вынудит нас эвакуироваться с базы. Причем, добираться до возвышенности нам придется пешком, так как вертолеты в такую погоду не поднять. Боюсь, при подобном раскладе мы и вовсе потеряем вертолеты, - Экстон недовольно посмотрел на Форсайта. - Я вас предупреждал, сэр, что нам надо было убираться отсюда еще тогда, когда была хоть какая-то возможность связаться с Островом!
   Форсайт проигнорировал недовольный тон Экстона и невозмутимо поинтересовался:
   - Сколько времени пройдет, прежде чем океан окажется здесь?
   - Трое или четверо суток, - ответил Экстон. - За это время погода вряд ли улучшится для того, чтобы мы наладили связь и снялись отсюда. Придется отступать вглубь материка. Вопрос только в том, куда мы пойдем, капитан? В зараженный город? В пустоши? Мы ведь не сможем развернуть даже временной базы без помощи с Острова, а находиться долгое время в защитных костюмах невозможно. Их ресурсы тоже ограничены.
   - Мы пойдем в город, из которого пришел Майкл.
   Экстон удивленно воззрился на капитана.
   - Город? Это вам парень о нем рассказал?
   - Да, и я склонен ему верить. Выяснилось, что у них произошла авария, и паренька послали за помощью. Увы, он шел в то самое разрушенное убежище, что мы обнаружили ранее. Чудо, что мы заметили его и вытащили из лап дроплеров.
   - Что же у них случилось? - живо поинтересовался Экстон.
   - Вышла из строя энергетическая система.
   - Странно, что парня, послали в одиночку! - удивился техник.
   - Вот именно! Это мне тоже не дает покоя, - Форсайт уселся на краешек стола, предварительно отогнув угол схемы. - Позднее попробуем выяснить у Майкла подробнее, в чем заключается поломка, а пока поднимите все материалы, имеющиеся в нашем распоряжении и относящиеся к конструкциям энергетических установок довоенных убежищ.
   - Мы попробуем помочь им?
   - Как на ваш взгляд, даже при самом пессимистическом раскладе, у нас есть возможность отремонтировать их энергосистему?
   - Все довоенные убежища проектировались по типовой схеме. У нас конечно здесь не рембаза со всем необходимым, но запасных комплектов достаточно, чтобы что-нибудь придумать. К тому же, если мы будем вынуждены и вовсе оставить Точку, то можем снять ряд узлов с нашего энергогенератора или вовсе забрать его с собой.
   - Хорошо, займитесь этими вопросами, Экстон.
   - Конечно, капитан.
   Майкл покинул госпитальную палату на второй день после разговора с капитаном. На нем все еще была эластичная повязка, скрывающая стремительно уменьшающуюся рану, но Ройл счел, что это не помешает юноше ознакомиться с базой и ее обитателями. По такому случаю все свободные от вахты обитатели базы встречали Майкла в общей столовой. Каждый стремился что-то рассказать ему о своей работе, показать ту часть базы, которая казалась на взгляд рассказчика наиболее значимой и интересной. Форсайт, поначалу сам пообещавший устроить Майклу экскурсию по Точке, вынужден был все же уступить роль гида своим подчиненным, которые увлеченно живописали юноше о своем житье-бытье.
   Рейв и Валери посетовали, что не могут показать Майклу вертолеты, так как попасть в ангары можно было только в защитных костюмах через внутренний шлюз, соединявший ангары и остальную базу. Рейв завел с Экстоном разговор о том, что неплохо бы подобрать парню костюм для выхода наружу. Конечно же, пилоты имели в виду облегченный костюм, какими пользовались сами техники. Такой было несложно подогнать по фигуре Майкла в короткие сроки и его ресурса вполне хватало на короткую экскурсию в ангары. Когда Рейв заявился с этой просьбой к главному технику, оказалось, что капитан уже дал распоряжение обучить Майкла управлению автономным моторизованным костюмом, который использовался для дальних вылазок. Конечно же, Форсайт затеял это не ради того, чтобы Майкл смог поглазеть на вертолеты - если уж на то пошло, капитан и вовсе не был в курсе затеи пилотов. Так или иначе, считал Форсайт, но юноша когда-нибудь отправится назад в свой город, а его собственный костюм был уже никуда не годен. Легкие костюмы техников не годились для длительных переходов, а обращение с моторизованной броней требовало определенного навыка.
   Скорый поход в ангары откладывался, и Майклом всецело завладели техники Экстона, накинувшиеся на него со своими биометрическими инструментами. Рейв был свободен от вахты и решил задержаться на полигоне, как называли комнату, где облачались в костюмы перед выходом в шлюзовые камеры, чтобы понаблюдать за обучением юноши премудростям управления моторизированной броней.
   Когда Майкл увидел костюм, реакция его была неожиданной. На его лицо внезапно набежала тень страха, он замер на месте и стал пристально рассматривать костюм, не решаясь подойти ближе.
   - Что случилось, Майк? - поинтересовался обескураженный Рейв. - Это всего лишь костюм. Пустая оболочка.
   В подтверждение своих слов Рейв постучал костяшками пальцев по бронированной кирасе, прикрывавшей грудь костюма.
   - Я уже видел его... - вымолвил Майкл.
   - Где ты мог его видеть? У себя в городе? - предположил Экстон. - Ну конечно, - догадался пилот. - Ты видел его в вертолете на капитане. Помнишь?
   - Да... То есть, нет... - тряхнул головой Майкл, сочтя, что приснившийся ему кошмар накануне аварии в Городе еще не повод трепетать от вида механического устройства.
   Эпизод в салоне вертолета, про который упомянул Рейв, Майкл, если честно, не помнил вовсе. Все еще чувствуя краешком сознания цепкие коготки того памятного ночного страха, Майкл подошел ближе к разложенному на полке костюму. Вблизи костюм оказался не таким ужасным. Рога оказались всего лишь прикрученными к шлему патрубками, а выпуклые желтые глаза были светоотражающими очками, встроенными в жесткий бронированный шлем.
   После обмеров фигуры Майкла техники примерно полчаса корпели над расчлененной тушей костюма. Пока они подгоняли суставы, посадку шлема, уплотнительные вкладки и сенсорные пластины внутри экзоскелета, Экстон подробно рассказывал заинтригованному юноше принципы действия костюма. Рейв поймал себя на том, что и сам с интересом слушает старшего техника. Тот не только умел подкалывать пилотов, но был еще и прекрасным рассказчиком и описывал достаточно сложные вещи не сухим техническим языком, как ожидал от него Рейв, а в достаточно интересной и популярной манере.
   Когда техники закончили первичную подгонку костюма, настала очередь Майкла втиснуться внутрь брони. Обычно перед выходом наружу каждый облачался в костюм самостоятельно, иногда прибегая к помощи вахтенного по тамбурному отсеку или сопровождающих товарищей. Но это когда знаешь, как, что и в какой последовательности надо делать. Рейв помнил, когда он сам впервые залезал внутрь неуклюжего костюма. Вот уж над ним тогда смеялись в летной школе. Так как у Майкла вовсе не было каких-либо навыков, на помощь ему кинулись все. Даже Рейв. Впрочем, Майкл оказался ловким малым, и большая часть помощи не понадобилась. Самое интересное началось после, когда Майкл, видимо не восприняв серьезно предостережение Экстона о наличие некоторого своенравия у подобных костюмов, сделал неосторожный шаг. Костюм вместо обычного шага проделал немыслимое танцевальное па, и Майкл, пытаясь устоять, повалился на бок, беспомощно перебирая закованными в броню ногами.
   - Майкл, ты пропустил мимо ушей все, что я тебе говорил! - строго отчитал юношу Экстон. - Костюм еще не настроен на тебя. Он, как ребенок, еще не умеет ходить вместе с тобой. Нужно время, чтобы сенсоры костюма замерили всю необходимую динамику твоих движений и записали результаты в управляющий компьютер. У каждого человека динамика движений индивидуальна, и нужно выполнить ряд специальных упражнений, чтобы костюм смог адаптироваться под своего владельца.
   Сообща с техниками и Рейвом Майкла подняли и вновь поставили на ноги перед Экстоном. Юноша с опаской поднял руку, каждую секунду ожидая, что норовистый костюм выкинет какой-нибудь очередной фортель. Но на этот раз он вел себя смирно.
   - Тоже мне ребеночек! - возмутился Рейв. - Сколько хожу в своем костюме, а он все никак ко мне не приспособится. То плетется через силу, то несется очертя голову. Вот вертолет - это другое дело!
   - Это потому что рожденный летать нормально ходить не может, - едко парировал Экстон.
   Дальнейшее обучение состояло из своеобразной зарядки, когда Майкл сначала смотрел на очередное движение, которое показывал Экстон, а потом по команде главного техника повторял это движение в костюме. Техники были наготове, чтобы в случае неудачного падения поддержать Майкла, но тот к вящему удовольствию Экстона схватывал все на лету и демонстрировал поразительные успехи. Не прошло и часа, как Майкл уже свободно расхаживал в костюме по бараку и даже умудрялся попрыгать в нем и повертеться волчком.
   - Он научился, сэр! - сообщил Макл, имея в виду костюм и не меньше техника довольный своими успехами.
   - Точно, - кивнул Экстон. - Теперь во внешнем мире он твой самый близкий товарищ!
   Майкл крутился и вертелся на месте, шевелил члененными пальцами на перчатках, крутил глазастым шлемом, приседал и изгибал торс, демонстрируя свои способности владения костюмом на зависть Рейву. Бронированный болван охотно отзывался на все действия юноши, ни на йоту не отступая от желаний находящегося внутри человека. Прошлые страхи, связанные у Майкла с внешним видом костюма, испарились без следа.
   Поход в ангары все же отложили, так как Майкл, не смотря на свое рвение, все же подустал, а Ройл строго всех предупредил, что юношу не следует напрягать слишком сильно. Запланированные на экскурсию несколько часов истекли, и Майкл с сожалением был вынужден расстаться со своим новым механическим другом.
   На следующий день Валери и Рейв выкроили свободное время и устроили Майклу долгожданную экскурсию в ангары. Шлюзовая камера не показалась юноше чем-то невиданным. Почти такая же, как и в его родном Городе. Разве что теснее, но для трех человек вполне достаточно. Но вот вид винтокрылых машин его по-настоящему поразил. Конечно, за шлемом Рейв и Валери не могли видеть, как Майкл, открыв рот, разглядывает чудо машины, но вся его поза говорила о том, что парень на самом деле видит подобное впервые.
   - Ни разу не видал таких? - поинтересовалась Валери.
   - Нет, мэм. Только в книжках, - признался Майкл. - Не думал, что они такие огромные. Неужели они сами летают?
   - Еще как! - ответил Рейв, подходя к вертолету и хлопая ладонью по боку машины.
   Сам Рейв и Валери были облачены в легкие костюмы, так как прогулка была от силы с десяток метров наружу в ангары и обратно, и длительностью не больше часа. А вот Майкл решил лишний раз попрактиковаться с энергокостюмом и выглядел теперь в нем стальным великаном по сравнению с пилотами.
   - Если с погодой все наладится, мы отправимся в твой город на вертолете! - пообещал Рейв.
   - Это было бы здорово! - восхищенно отозвался Майкл.
   - Ты даже представить себе не можешь, как это будет здорово! - засмеялась Валери. - Когда я впервые оказалась в небе, то испытала ни с чем не сравнимый восторг. Завидую тебе. Ведь для тебя это будет первый полет...
   Внезапно в их переговоры на общей волне вмешался возбужденный голос Экстона:
   - Майкл, Рейв, Валери! Вы все еще в ангаре?! Срочно уходите оттуда! Повторяю, срочно уходите оттуда!
   - Что случилось, черт возьми? - спросила Валери.
   - Убирайтесь сейчас же из ангара! - заговорил уже Форсайт. - На базу...
   Остальные слова капитана потонули в оглушительном реве, который проник даже внутрь герметичного шлема Майкла. Земля под ногами пилотов и юноши затряслась, металлические стены ангара заколыхались, а потом снаружи на ангар обрушился титанический удар. Как будто сам Зевс разом ударил всеми своими молниями в железную крышу строения. Массы воды, проломив металлические щиты, устремились внутрь. Пенясь и разбрасывая в стороны водопады брызг, волна по-хозяйски расшвыряла остатки стены ангара, и крыша строения чудом удержалась на ходящем ходуном несущем каркасе. Ударившись в вертолет, тонны воды поволокли его вглубь ангара, хлынули под его брюхом и, наконец, настигли запоздало обратившихся в бегство людей.
   Стремительный поток ударил Майкла в грудь и едва не повалил на пол. Но каким-то чудом юноша устоял. Он чувствовал, как тяжелая ладонь неумолимо толкает его назад к тамбуру, норовя опрокинуть, и Майкл, отдаляясь, беспомощно наблюдал, как Рейв и Валери безуспешно борются с нахлынувшей на них волной. Пилотов опрокинуло, и вода, врезавшись в противоположную стенку ангара, смяла и ее. Все, чем вода завладела внутри строения, понеслось вон в проделанную дыру. Вертолет накренился и чуть было не завалился набок. Поток воды разбивался об стальной мол корпуса машины и, закручиваясь бурунами, обрушивал на уцепившегося за несущий столб Рейва ящики и куски оторванного от стен металла. Валери нигде не было видно. Телекамера над входом в тамбур металась, как сумасшедшая. Кто-то внутри базы, как и Майкл, искал девушку.
   - Майкл, уходи оттуда! - прорвался сквозь рев воды голос Форсайта.
   Мог ли Майкл чем-то помочь Рейву? Пилот наверняка не удержится, и тогда волна понесет его дальше, изломает по пути и вынесет искалеченное тело пилота куда-нибудь на холмы. Майкл и помыслить не мог, чтобы оставить своих новых товарищей в беде. Как и тогда, когда он без оглядки покинул Город, отправившись во внешний мир в поисках помощи, так и сейчас он решительно сделал шаг, другой по направлению к держащемуся из последних сил пилоту. Каждое его, казалось бы, слабое по сравнению с мощью воды движение послушный костюм превращал в уверенную поступь колосса. Майкл поддался потоку воды и почти скачком оказался возле Рейва. Уцепившись бронированной перчаткой, усиленной сервоприводами, за трубу несущей колонны, он свободной рукой ухватился за запястье Рейва. Тот отпустил трубу и освободившейся рукой обхватил закованную в сталь руку Майкла. Тогда юноша наклонился и перехватил пилота за талию. Вода вокруг пенилась и рычала, не желая упускать свою добычу, но Майкл заставил костюм разогнуться, и поднявшийся Рейв вытянул за собой Валери, которая, как оказалось, все это время держалась за вторую руку пилота и была скрыта бурлящей водой.
   Рейв уже обеими руками, извернувшись, удерживал Валери, а Майкл стал медленно вытягивать их обоих под защиту накренившегося вертолета, туда, где поток ослабевал и образовывал что-то вроде небольшой воронки из закрученной на месте воды. Оказавшись рядом с вертолетом, они все трое покрепче уцепились друг за друга и привались к борту машины. Вертолет больше не двигался, и была надежда, что им удастся дождаться окончания потопа. Чудо, что легкие костюмы пилотов не были повреждены и остались герметичны.
   Только когда возбуждение от схватки со стихией прошло, сквозь отступивший адреналин в мозг Майкла прорвался отчаянный голос Форсайта:
   - Майкл, Рейв, Валери! Ответьте. Вы целы!
   - Все нормально, кэп, - хрипло откликнулась Валери. - Майк нас вытащил. Мы целы и невредимы.
   - А он сам... Что с ним!?
   - Все нормально, сэр. Я в порядке, - поспешил успокоить капитана Майкл.
   В эфире послышался вздох облегчения. Потом зазвучал голос Экстона:
   - Где вы находитесь, Майк?
   - Прямо за вертолетом.
   - Оставайтесь там. Капитан сейчас выйдет наружу.
   Но когда Форсайт и сопровождавший его Эрроуз вышли в бронекостюмах в полуразрушенный ангар, поток воды уже сошел на нет и лениво переливался через проделанные дыры наружу, постепенно покидая строение. Люди больше не желали испытывать судьбу и скрылись внутри базы, оставив в ангаре все так, как есть. Грязноватая вода непрошеным гостем хлынула было за ними внутрь тамбура, но герметичные створки закрылись вслед за людьми, и ручеек зараженной жидкости иссяк, а затем и вовсе был смыт струями дезактивационного раствора, хлынувшими сверху.
   Спустя полчаса, пройдя все процедуры очистки и осмотр Ройла, оба пилота отправились в кабинет Форсайта, а Майкл остался в госпитальной палате на дополнительный осмотр. У капитана уже сидели Экстон и лейтенант Бейли. Форсайт ходил из угла в угол и был явно рассержен. От резких слов в адрес безответственных пилотов его удерживало то, что те и так уже пострадали слишком сильно. Для разноса Форсайт выбрал Экстона и Бейли.
   - Лейтенант Бейли, у нас что, вахтенные дежурят круглосуточно в тамбурных отсеках только для видимости? - набросился Форсайт на своего помощника. - Почему неподготовленный человек оказался за пределами базы? Тем более, когда снаружи вовсе не солнечный денек! С этого момента ужесточите порядок на вахтенных постах, лейтенант, и никаких прогулок вне Точки без моего разрешения! Санкционированные выходы близ базы выполнять только со страховкой.
   - Да, сэр, - Бейли вытер вспотевший лоб.
   Форсайт повернулся к внешне невозмутимому Экстону.
   - Мистер Экстон, почему пост в диспетчерской не предупредил о волне заранее? Почти уничтожен ангар и поврежден вертолет, а о грозящей опасности мы узнали лишь тогда, когда предпринимать что-либо было уже поздно!
   - Капитан, но буквально за полчаса до произошедшего наблюдения показали, что океан наоборот отступил, и я счел, что пик прилива миновал. Экскурсия в ангар казалась безопасной.
   - Значит, вы знали об этой легкомысленной затее? - взорвался Форсайт. - Вы что тут все, на пикнике? База на осадном положении! Мы боремся здесь за каждый механический узел, за каждый литр чистого воздуха, экономим на всем. Вам ли этого не знать, Экстон! - Форсайт с шумом выдохнул воздух, пытаясь успокоиться.
   - Вы подвергли опасности жизнь человека, которого мы с таким трудом вытащили из смертельной передряги, - продолжил уже спокойно Форсайт, потом усмехнулся, обращаясь к поникшим пилотам: - А ведь этот сорвиголова умудрился вытащить вас самих из этой переделки!
   Капитан поочередно посмотрел на всех присутствующих. Похоже, нагоняй возымел действие. Обычно Экстон старался отстоять свою позицию, Рейв строил из себя несгибаемого офицера, а Валери тихо огрызалась себе под нос. Сейчас все помалкивали, виновато опустив глаза. Форсайт подумал, уж не перегнул ли он палку, и постарался закончить разговор на более конструктивной и нейтральной ноте:
   - Экстон, проведите дополнительные наблюдения океана. Попытайтесь спрогнозировать, ожидает ли нас что-то подобное в ближайшее время. А вы, Бейли, посмотрите, что там с ангаром и вертолетом. Только осторожно. Все, все свободны.
   Из кабинета капитана расходились в полном молчании. Только оказавшись на порядочном расстоянии от дверей в кабинет Форсайта, Валери прислонилась к стене и сказала:
   - Рейв, мы даже не поблагодарили Майка во всей этой кутерьме. А капитан ведь прав! Парень спас наши жизни.
   Рейв встал рядом с девушкой, опершись рукой о стену.
   - Кто бы мог подумать, что безрассудная храбрость парня, толкнувшая его в одиночку в поход по радиоактивному миру, окажется так кстати. Может быть, он не тот, за кого мы все его принимаем?
   - Пойдем к нему? - предложила Валери.
   - Вряд ли Ройл теперь нас близко к нему подпустит, - возразил Рейв. - Парня теперь точно замуруют в медицинской палате и будут с него пылинки сдувать. Подождем, пока все устаканится, Вал.
   Валери вынуждена была согласиться и побрела в свою каюту. Она валилась с ног после произошедшего, а Форсайт не сказал ничего об отмене ее вахты, которая начиналась через несколько часов. Рейв поплелся за ней следом.
   В это самое время доктор Ройл, проводя осмотр Майкла, с удивлением констатировал, что сильно ошибся в своих прогнозах насчет сроков окончательного выздоровления юноши. На груди Майкла не осталось и следа от ожога. Молодой человек был совершенно здоров. Никаких причин держать его дальше в госпитале не было. Впервые Ройл посмотрел на юношу с некоторой опаской и задался вопросом: а человек ли перед ним на самом деле?
  
  * * *
  
   Этой ночью люди на Точке впервые так остро ощутили, что внешний мир враждебен к ним. Враждебен к тем, чьи предки когда-то разрушили его. Океан, остаток недели, казалось, демонстрировавший спокойствие, даже уступил часть земли. На самом деле он собирался с силами, формируя над своей поверхностью заряд электричества и созывая злобные ураганы, закрученные в спирали торнадо, чтобы бросить это могущественное войско на берег. Тот слабый удар волн, что был нанесен по ангарам, был лишь пробой сил. Репетицией к настоящему штурму, готовому начаться грядущей ночью.
   Черная стена выстроившихся в ряд смерчей, зацепившихся основаниями за верхушки рокочущих волн, понеслась на берег, постепенно распространяя по долине, где находилась база людей, трубный глас надвигающейся беды. Молнии пронзали колонны вихрей от самых макушек до оснований, высвечивая удивительную полупрозрачную колоннаду, и тогда становилось ясно, что надвигающаяся стена на самом деле представляет собой невообразимый лабиринт, воссозданный силой ветра, взметнувшей тонны воды в воздух. В этом лабиринте терялось все - скалы, суша, развалины, тучи и даже луна, решившаяся взглянуть в этот миг на землю. Впереди стихии двигался тяжелый туман, мягко и незаметно окутывая землю маревом влажной взвеси, как будто маскируя таящуюся позади него силу. Он убаюкивал, застилал взгляд, заставлял нервничать и теряться в догадках, укутывая влажной ватой системы оптического и радио наблюдения.
   Все в жизни имеет две стороны. Где-то теряешь, а где-то находишь. То, что в данный момент кажется злом, спустя время и в иных обстоятельствах воспринимается, как благо. Удар стихии, два дня назад обрушившийся на ангар, послужил обитателям Точки наглядным уроком: в этом суровом мире за отсутствием живого неживое приобретало коварство хищника и умело охотилось на тех, кто осмелился вторгнуться в царство смерти. Люди на базе приняли этот вызов и были готовы к приходу стихии. Когда первые языки черной воды под покровом тумана хлынули по складкам рельефа, заключая в клещи Точку, а наэлектрилизованная пелена накрыла ангары, заиграв на прохудившихся стальных каркасах огнями святого Эльма, обитатели базы взирали на эту картину с безопасного расстояния. До возвышенности, где они находились, еще не докатился фронт стихии, но упругий ветер с каждой минутой все больше превращался в ураганный. Он окончательно разметал клочья тумана и открыл грандиозную панораму победоносной атаки океана на побережье. Это зрелище заставило людей поторопиться и двинуться дальше, вглубь материка. В том месте, где находилась Точка, бурлила смесь воды, грязи и песка, скрывшая под своей толщей вертолеты, загерметизированные бараки и многострадальные полураздавленные ангары.
   Единственное средство передвижения, которым воспользовались люди - многофункциональный трактор, - бодро тарахтел и недовольно фыркал, когда буксовал на очередной осыпи, выворачивая из-под широких гусениц камни и куски слоистой породы. Иногда неказистая машина в нерешительности замирала, и тогда двигатель, ругаясь, взвывал нехорошим голосом. В этот момент трактор становился похож на смешного неуклюжего тролля, который силится втащить в гору огромное бревно или гигантский сундук с золотом. Люди старались держаться к трактору поближе, так как издаваемые им звуки, пробивающиеся сквозь рев ветра, вселяли уверенность и поднимали настроение. Машина медленно ползла по неспешно возвышающемуся склону, таща за собой грубую волокушу, сооруженную техниками из кусков обшивки разрушенных ангаров. Ангары и так уже не подлежали восстановлению, а в свете надвигающейся стихии их ремонт и вовсе не имел смысла. Командир базы, капитан Форсайт тогда распорядился закрепить шпангоутами из стальных тросов вертолеты, распахнув нараспашку их салоны, чтобы массы воды и грязи не раздавили машины, а обшивку с ангаров пустили на изготовление циклопических волокуш. На них разместился генератор, демонтированный с Точки, дестиляторы воды, резервные костюмы, запасы пищи, воды и кислорода, а также медикаменты и легкий раскладной барак на случай остановки на открытой местности. Туда же бережно погрузили оборудование связи. Все остальное осталось на базе. Возможно, когда люди вернутся, наводнение прекратится, и им удастся привести Точку в порядок. Хотя, как рассуждал Форсайт, если их миссия завершится успехом, в базе отпадет всякая надобность и ее останется только демонтировать.
   Трактор вел один из техников. Рядом с ним в тесной кабине сидел лейтенант Бейли, координирующий маршрут продвижения по заранее составленному плану. Всем остальным, в том числе и самому Форсайту, пришлось идти пешком рядом с трактором. Благо бронекостюмы брали на себя львиную долю усилий по преодолению нелегкого пути, и кое-кто даже умудрялся в таких условиях урвать несколько минут тревожной дремы. Форсайт хотел, чтобы Майкл ехал на волокуше, но юноша захотел идти пешком вместе со всеми. Капитан нехотя согласился и на всякий случай отдал приказ Эрроузу следовать за Майклом по пятам и смотреть за ним в оба. Ведь это был не полет на вертолете на безопасной высоте. Это был едва ли не первый случай, когда люди Форсайта предпринимали столь долгий поход по поверхности земли. Мало ли что могло поджидать их в глубине материка да еще в ночное время.
   Когда Форсайт на базе вместе с Майклом и Экстоном прокладывали маршрут до места расположения входа в город, которое указал юноша, капитан и не предполагал, как сильно им пригодятся накопленные за время частых облетов территории снимки поверхности. Именно они легли в основу тщательно проработанного главным техником маршрута предстоящего путешествия.
   Мало того, что они вынуждены были выступить в ночь, так еще непогода сводила на нет все усилия прожекторов, закрепленных на тракторе. Им удавалось вырвать из темноты лишь несколько метров ожидающей караван дороги. Даже системы ночного видения, встроенные в видеосистемы костюмов, слабо помогали. Приходилось часто останавливаться, чтобы сориентироваться и вновь двигаться вперед. Наверное, поэтому люди не заметили, как ступили в черту разрушенного города. Совершенно неожиданно по сторонам от них встали мрачные великаны из бетона и стали, и вой ветра, до сих пор бывший спутником людей, значительно поутих, как будто затерялся среди этих столпов. За спинами людей в низине шторм терзал побережье, полыхая в пасмурной атмосфере отблесками электрических вспышек, а здесь была поразительная тишина и давящая на психику атмосфера гигантского неухоженного кладбища. Живым был лишь близкий рокот двигателя трактора. Каждая стена здания, как мемориальная плита, врытая над могилой площади или улицы, напоминала о сотнях исчезнувших жизней. Никто из членов экспедиции никогда вот так близко не видел довоенных городов. Выхватываемые прожекторами основания домов и устья уходящих вглубь кварталов улиц представлялись им пейзажем иного, нечеловеческого мира. Люди даже почувствовали внутри собственных костюмов запах выжженной, затхлой земли, хотя, скорее всего, это был лишь психосоматический фантом.
   Радиоэфир вдруг наполнился спонтанными переговорами. Люди желали подбодрить друг друга, а может быть, почувствовав себя одиноко внутри бронированной скорлупки костюма, захотели ощутить близость товарища. Бредущий впереди силуэт человека в костюме по сравнению с гигантами зданий, давящих со всех сторон, казался далеким и недосягаемым, и только живой голос, раздающийся из наушников шлема - какая-нибудь глупость, пошлая шутка или анекдот, заставляли людей чувствовать общность друг с другом. В иное время Форсайт прикрикнул бы на подчиненных, чтобы они не засоряли эфир всякой чушью, но на этот раз он и сам прислушивался к звучащим в ночи байкам, ощущая то же самое, что испытывали все остальные.
   Колонна людей ощетинилась слабыми лучиками личных прожекторов, укрепленных на плечах костюмов, и со стороны могло показаться, что по коралловому рифу, на который был похож город, ползет необычный моллюск, перебирая своими светящимися ножками. Часто то один, то другой световой лучик разворачивался внутрь построения, и это означало, что человек проверяет, не отошел ли он слишком далеко от трактора, так как оценка расстояния по звуку здесь была обманчива.
   Майкл шагал рядом с волокушей и размышлял о своем первом походе, который он предпринял из Города. Он всматривался в давящую со всех сторон темень и тени гигантских развалин, следя изголодавшимися по свету глазами за мутными лучами прожекторов. Внешний мир оказался пугающим и в то же время загадочным и завораживающим. Осознание опасности этого мира со всей отчетливостью дало понять Майклу, что все его воспитание в Городе никогда не готовило его к существованию в подобном мире. Выжить в нем было очень сложно, а уж тем более исполнить что-то задуманное. Тогда ему казалось, что он сможет преодолеть все, сейчас же он признавался сам себе, что тот его отважный поступок был чистейшим безумием. Но теперь он был не одинок. Бок о бок с ним шли такие же, как и он, люди.
   Впереди сверкнул луч прожектора, обломившись расплывчатым пятном о стену упавшего поперек дороги небоскреба. Дорога перед трактором оказалась засыпана кучей щебня, расколотыми плитами и искрошенным бетоном. Сквозь переплетение стального каркаса упавшего здания можно было при желании рассмотреть противоположную часть улицы, но людям в громоздких костюмах и трактору с тяжелой волокушей дальше пути не было. Майкл знал, что маршрут разрабатывали тщательно, и на снимках не могли упустить столь значительной детали, как упавшее поперек улицы здание. Причиной того, что теперь экспедиция элементарно зашла в тупик, было либо то, что люди просто во тьме ошиблись дорогой и свернули куда-то не туда в темноте, либо небоскреб рухнул совсем недавно, заблокировав некогда свободную улицу.
   Трактор встал и мерно заурчал, отдыхая. В луче носового прожектора замаячили фигуры людей в бронекостюмах, выступивших к преградившему путь препятствию. Два других прожектора зашарили по бокам от каравана, выхватывая из темноты замусоренные тротуары. По общему каналу раздался голос Форсайта, перекрывший начавшееся было бурное обсуждение и упреки в адрес техников, заведших экспедицию черти куда.
   - Очистить общую волну! - распорядился капитан. - Кто желает пообщаться - переключайтесь на личный канал.
   Говор моментально смолк, оставив в наушниках лишь завывание ветра, просачивающееся через внешние аудиодатчики внутрь шлемов и микрофоны устройств связи. Форсайт быстро распорядился:
   - Эрроуз, Трауман - правый фланг колонны, Рейв, Валери - левый, Пико и Эл - наблюдайте с тыла. Смотрите в оба. Обо всем подозрительном докладывать мне. Майкл - оставайся с Эрроузом.
   Эфир опять умолк. Майкл видел, как лейтенант Бейли покинул кабину трактора и направился на освещенный участок, где стояла группа из трех человек. Как понял Майкл, там был сам капитан Форсайт и, скорее всего, старший техник Экстон.
   Рядом с юношей встал рядовой Эрроуз. Он постучал пальцем по своему шлему, пытаясь этим жестом подать юноше какой-то знак. Майкл, сообразив, чего добивается пехотинец, заставил компьютер костюма, как учил юношу Экстон, настроить личный канал радиосвязи с ближайшим из товарищей. Наушник в шлеме кашлянул и заговорил голосом Эрроуза:
   - Слышь, Майк, а ведь какая красотища-то! Посмотри вверх...
   Майкл, насколько это было возможно в шлеме, задрал голову вверх и стал вглядываться в небесную тьму. Поначалу он не мог понять, что же такого там увидел Эрроуз. Для Майкла небо было некой абстракцией, изустной данностью, оно всегда представлялось ему просто очень высоким потолком, таким, как в Городе, но намного выше. Теперь же, когда бушевавший вверху ветер на время разогнал дымку, застилавшую небо днем, взгляд Майкла стал тонуть и тонуть в вышине, не находя вещественной опоры, ограничителя, который всегда находится даже в самом просторном помещении. Внизу, на земле остался костюм, осталось само тело, а разум воспарял все выше и выше, пока иголочки звезд не замерцали вокруг, постоянно множась, перемигиваясь, маня, раздражая и щекоча. Небо начало медленно вращаться вокруг юноши.
   - Эй, Майк, что с тобой!? - раздался голос Эрроуза. - Поосторожнее!
   - Извините, сэр! - опомнился от наваждения Майкл, восстанавливая равновесие.
   - Ни разу не видел настоящего звездного неба? - поинтересовался рядовой.
   - Я много чего не видел и, наверное, уже никогда не увижу, - признался Майкл.
   - Не расстраивайся, - подбодрил его Эрроуз. - Мало кто из нас видел настоящее небо. Голубое, с теплым солнцем, алым закатом и радужным восходом. Только ночью выдается редкая минута увидеть небо таким, каким оно было до войны. Теперь и ты его увидел. Поверь, Земля тогда была прекрасна. Она прекрасна даже сейчас, когда ее раны укрывает ночь.
   - Да сэр, я запомню это, - Майкл замолчал. Он вновь осторожно взглянул на небо и на этот раз, не поддаваясь на затягивающий зов небесной мелодии, стал любоваться гроздьями звезд. Те сами собой прямо на глазах складывались в необычные фигуры, и Майкл стал припоминать, что читал что-то про созвездия и их названия. Эх, подумал он, вот бы отыскать те самые созвездия, про которые говорилось в тех книгах! Мир звездного неба был иной, и юноше вдруг подумалось, что это единственная вещь на всей Земле, которая оказалась неподвержена войне и сохранила свой первозданный вид, каким его наблюдали многие поколения людей. Майкл обводил взглядом свои вновь выдуманные созвездия и находил в них фигуры обитателей своего Города, Точки, даже трактор, стоящий неподалеку, и поразивший юношу вертолет. Взгляд Майкла соскользнул за очередным звездным узором на край неба и набрел на особенно яркое и теплое пятнышко. Эта звезда почему-то было иной, чем все остальные. Она пульсировала, и от нее веяло жизнью и лаской в противовес безучастной холодности всех прочих звезд. Майкл пригляделся и тут только сообразил, что огонек висит слишком низко над землей, и со всех сторон его обступают едва различимые черные силуэты зданий. Где-то в глубине города сиял фонарь или... окно!
   - Мистер Эрроуз? - возбужденно позвал Майкл.
   - Да, Майк, - откликнулся рядовой.
   - Посмотрите туда, сэр! - Майкл вытянул руку и указал толстым пальцем костюма на едва теплящийся огонек. - Не похоже на звезду, - пояснил юноша свою заинтересованность этим феноменом.
   Майкл еще не до конца был знаком со всеми возможностями костюма, а вот Эрроуз, прежде чем ответить юноше, воспользовался встроенной в костюм оптикой, чтобы лучше рассмотреть то, на что указал ему Майкл. Едва видимое пятнышко стремительно увеличилось перед глазами рядового, постепенно распадаясь на все более отчетливые детали. Компьютер пытался скорректировать картинку, убирая косые струи шедшего вдалеке дождя и клочья все еще нависающего кое-где тумана. Определенно, свет лился из окна одного из высотных зданий. Первое, про что подумал Эрроуз - это отсветы пожара. Свет слабо трепыхался, и все же больше было похоже на то, что это не стихийное пламя, а отсветы смиренного костра, разведенного внутри помещения.
   - Что это, сэр? - спросил Майкл.
   - Не знаю, Майк, - признался Эрроуз. - Подобраться бы поближе... Надо связаться с капитаном. Он приказал реагировать на все странности.
   Эрроуз переключился на общую волну и вызвал капитана.
   - Рядовой Эрроуз капитану Форсайту!
   - Слушаю тебя, Эрроуз, - немедля отозвался капитан.
   - Мы с Майклом заметили кое-что интересное в глубине города. Такое впечатление, что что-то светится в окне одного из зданий. Конечно, непосредственно к нам это никакого отношения не имеет, но мне это показалось странным.
   - Может, это пожар? Молния ударила и...
   - Не знаю, сэр. Свет достаточно ровный. Похоже на костер, но я не уверен.
   - Хорошо, Эрроуз, я сейчас подойду. Приглашу также Эл. Может, это дроплеры балуются с огнем, а они по ее части. Оставайтесь с Майком на месте.
   Эрроуз вновь всмотрелся в пятнышко света, живо представив себе, как кто-то вот в такую дрянную погоду, продрогший до костей и вымокший насквозь под дождем, греется около жарко пылающего костра, вслушиваясь в завывания ветра, доносящиеся через выбитое окно старого здания. Все это казалось так правдоподобно, что Эрроуз даже поежился внутри теплого костюма.
   Рядом с Эрроузом и Майклом блеснул фонарь, а затем в свете бокового прожектора мелькнула фигура в защитном костюме. Вскоре человек подошел вплотную, и по узору огоньков на его шлеме Эрроуз понял, что это капитан Форсайт. Сзади подошел еще один человек, и на общей волне раздался голос Эл.
   - Покажите, что вы там заметили?
   Майкл указал девушке направление, и та вместе с капитаном стала всматриваться в замеченный огонек.
   - Действительно, очень похоже на обычный костер, горящий где-то в глубине здания, - согласилась после секундного молчания Эл. - Только дроплеры не разводят костров, насколько я знаю. Их организм очень хорошо приспособлен к перепадам температур, а питаются они сырым мясом. Возможно, мы что-то о них не знаем, но вряд ли это они.
   - Тогда кто? - спросил Форсайт. - Или это все-таки обычный пожар?
   - Может, стоит сходить туда, сэр? - предложил Майкл.
   - И правда, капитан, - загорелась Эл, которой вновь представился шанс узнать что-то новое об обитателях разрушенного мира. - Как далеко это место, по-вашему, Эрроуз?
   - Пара кварталов, мисс, - отозвался рядовой.
   - Что скажете, капитан? - допытывалась Эл. - Это не так уж и далеко. Тем более что здесь мы застряли надолго.
   - Да уж, - признался Форсайт. - Развернуться мы не можем. Сдать назад тоже проблематично! Оказались в настоящем каменном мешке. Экстон хочет взорвать этот чертов небоскреб, и как минимум пара часов свободного времени у нас есть.
   - Можно я с вами, сэр? - попросил Майкл.
   - Ладно, - сдался Форсайт и вызвал Бейли: - Лейтенант, мы кое-что осмотрим в городе недалеко отсюда. Вы остаетесь за старшего. Со мной Эрроуз, Эл и Майкл. Будем поддерживать связь. Обо всех происшествиях докладывайте немедленно.
   - Хорошо, сэр, - с готовностью откликнулся Бейли. - Только поосторожнее там. Не нарвитесь на дроплеров.
   Предупреждение Бейли было не лишним, но следовало также признать, что человеку, облаченному в мобильную броню, мало что угрожало всерьез. Разве что многотонная бетонная плита упадет сверху и расплющит твердый панцирь и человека внутри. К тому же и Эрроуз, и сам Форсайт были отлично вооружены.
   Хотя казалось, что улицы широкие и добраться до нужного дома не составит большого труда, на всем пути приходилось постоянно натыкаться на кучи мусора и куски обвалившихся стен, которые загромождали кратчайший проход к намеченной цели. Эрроуз шел первым, выступая в роли проводника, замыкал группу Форсайт, а Эл и Майкл шли в середине маленького отряда. Иногда путеводный огонек скрывали силуэты других зданий, но каждый раз, когда он выныривал вновь, то оказывался чуть ближе, и люди убеждались, что идут в правильном направлении. Смотреть в темноте, по сути, было не на что. Если уж и днем город представлял собой ужасное зрелище, то в темноте ни у кого не было желания специально любоваться развалинами.
   Связь стала немного ухудшаться, по мере того, как они отходили все дальше от места остановки каравана. Форсайт уже забеспокоился, что придется из-за этого отказаться от затеянного предприятия и вернуться назад, когда они оказались у нужного здания. Это был обезглавленный небоскреб, сохранивший полтора десятка своих этажей. Впечатление обезглавленности создавалось от наискосок отодранной верхушки, что предполагало, что некогда здание было намного выше и теперь ему недоставало значительной части вместе с крышей. Огонек горел в окне на девятом этаже. Посовещавшись, решили подняться всем вместе. Оставаться внизу никому не хотелось. Форсайт связался с Бейли и, уточнив обстановку, на этот раз сам лично повел маленький отряд внутрь здания.
   Пройдя сквозь обрушенный фасад, похожий на старушечий рот с редкими торчащими по периметру зубами арматуры, люди оказались в довольно просторном холе первого этажа. Никакие подъемники и лифты уже давно не работали, и им пришлось подниматься по лестнице, которая пологими пролетами неспешно вела вверх. Мрачная обстановка и настороженная тишина не располагали к разговору. Каждый понимал, что их шаги гулким эхом разносятся по зданию и если там наверху кто-то есть, то уже наверняка услышал их. Лестница на удивление хорошо сохранилась. Лишь кое-где металлические перилла были погнуты, да некоторые ступеньки сколоты или раскрошены от воздействия влаги, которая постоянно проникала сюда сверху, сочилась по лестницам вдоль стены с этажа на этаж и, в конце концов, скапливалась где-то в подвале зловонной лужей. На площадках, откуда вели темные проходы внутрь здания, встречались кучи крысиного помета, остатки давно сгнившей мебели и бытовой мусор. Иногда лестничный пролет загромождала куча отвалившейся от стены отяжелевшей от влаги штукатурки. Чаще всего Форсайт обходил этот мусор стороной, но однажды куча перегородила весь путь, и капитан попытался убрать с дороги хотя бы ее часть. Едва он пошевелил ботинком своего костюма какие-то лохмотья гнилого тряпья, как в разные стороны сиганули крысы, посверкивая бусинками глаз в лучах фонарей. Эл непроизвольно вскрикнула, а Майкл, признав в крысах давнишних знакомых, успокоил девушку ровно так, как это когда-то сделал Грей, успокаивая его самого:
   - Это всего лишь крысы, мэм! У нас в Городе их тоже можно встретить.
   - Воистину бессмертные твари, - вздохнула Эл. - Настоящие хозяева планеты!
   - Восьмой этаж! - проинформировал Форсайт. - С этого момента давайте потише.
   Капитан имел в виду то, чтобы они лишний раз не шумели при движении, но люди прекратили разговоры, как будто боялись, что их речь разносится за пределы герметичных шлемов. Следующую пару лестничных пролетов капитан и все остальные преодолевали предельно осторожно. Каждый поторопился отрегулировать внешние аудиодатчики и теперь напряженно вслушивался в звуки, исходящие снаружи. Пока слышалось лишь приглушенное шарканье их собственных башмаков и сдерживаемое дыхание. Лучи фонарей заметались по лестничной площадке девятого этажа, заглядывая в темные проемы ведущих внутрь здания коридоров. Форсайт совершенно не представлял себе планировку этого здания. Да и откуда ему было знать, ведь ни он, ни Эрроуз, ни Эл никогда не жили в домах, подобных этому. Они вообще не жили в домах. Откуда им было знать, жилое это здание или офисное. Чем-то его коридоры напоминали коридоры Точки, но и только.
   - По-моему, нам туда, - указал лучом фонаря Эрроуз в один из коридоров.
   - Ты уверен? - спросил Форсайт.
   - Если прикинуть относительное расположение окна на фасаде, то комната, которой принадлежит это окно, должна находиться именно там, - объяснил Эрроуз.
   - Хорошо, - согласился Форсайт. - Держись правой стены, а я левой. Майкл идет за тобой, а Эл за мной.
   Люди окунулись в темный коридор, скупо высвечивая у своих ног выложенный мраморной плиткой пол. Коридор вывел их на развилку, и Эрроуз повернул направо. Форсайт не стал его останавливать, так как выбранное рядовым ответвление вело как раз в нужном направлении. В этот коридорчик выходил ряд дверей. Некоторые из них были выломаны, и свет фонарей высвечивал внутри разгромленную мебель, выбитые окна и загаженные полы. Некоторые двери уцелели, но были не заперты. Открывать их настежь ни у кого не возникло желания. Коридор поворачивал, и как только Эрроуз завернул за угол, то тут же подал знак всем замереть. Форсайт осторожно подошел к Эрроузу, а за ним, помедлив, Майкл и Эл. Всех охватило смешанное чувство тревоги и щекочущего нервы ожидания приключений.
   В этом колене коридора все было точно так же, как и в предыдущем за исключением одного дверного проема, который светился тем самым колышущимся теплым отсветом, который люди заметили с улицы. Свет падал на противоположную стену коридора резким пятном, и мрачная обшарпанная стена в этом месте показалась людям какой-то иной. Будто этот кусок стены был не из этого мертвого мира, а из той эпохи, когда здесь еще обитали люди, а солнце вставало из-за горизонта и радовало глаз своим ликом, освещая эту самую стену, прямо как сейчас, теплыми лучами. А еще внешние аудиодатчики уловили необычные звуки. Что-то потрескивало и изредка постреливало.
   - Костер. Там горит костер, - убежденно прошептал Форсайт.
   - Что такое костер? - спросил Майкл.
   - Сейчас увидишь, - сказала Эл. - Ну что, мы так и будем здесь торчать, герои?
   Эрроуз крякнул, сдержав усмешку, и пошел по направлению к освещенному проему. От него не отставал Форсайт. Эл и Майкл нагнали их уже тогда, когда капитан и рядовой остановились на пороге комнаты. Все четверо уставились внутрь небольшого помещения, неровно освещенного трепыхающимся пламенем костра, разведенного в центре комнаты. Их фигуры загородили свет и теперь отбрасывали на стену огромные колышущиеся тени. Огонь пылал ярко и почти не давал дыма. Он с охотой пожирал куски старой мебели, смачно хрустел покрытыми угольной корочкой поленьями, постреливал вытопленной смолой и лаками, отфыркивался от пузырей вздувшейся краски и вновь просил пищи. Рядом с костром на остатках прогнившего дивана, из которого кое-где торчали ржавые пружины, сидел согбенный человек. Его голову скрывал глубокий капюшон длиннополой хламиды, а руки терялись в глубине опять же длинных рукавов. Один из рукавов опустился к лежащей в стороне куче поломанной мебели, и из-под мешковины показалась костлявая рука. Вид этой руки был ужасен. Это была человеческая рука, но выглядела она так, будто с нее только что содрали всю кожу и наружу остались видны окровавленные сухожилия и мышцы, через которые кое-где проглядывала желтизной кость. Эта страшная клешня ухватилась за кусок деревянного стола и бросила топливо в костер. Из костра взметнулось облако искр, и человек, удовлетворенно кивнув, спрятал свою руку обратно в рукав, а затем повернул к остолбеневшим людям темный зев капюшона, внутри которого невозможно было разглядеть лица, и сказал тихим надтреснутым голосом:
   - Что встали на пороге? Проходите. Я давно за вами наблюдаю, а теперь вот и вы меня нашли.
   - Кто вы? - спросил Форсайт, заходя внутрь комнаты.
   Не желая оставаться в темноте коридора, остальные тоже зашли внутрь, отчего в комнате стало немного тесновато. Они полукругом встали около костра. Человек вновь повернулся к огню и, склонив голову, казалось, всматривался из глубины своего капюшона в языки пламени. Капитан молчал, не решаясь настаивать на ответе.
   - Плохо, когда я сижу, а гости стоят, - вскоре отозвался человек. - Хотя, наверное, в ваших костюмах устроиться сидя трудновато? Пускай так.
   - Так кто вы? - не выдержала Эл.
   - А-ааа! Среди вас женщина! - что-то в интонации незнакомца не понравилось Эл. Было в этой фразе какое-то вожделение, затаенная тоска, скрытое желание. Незнакомец повернул в ее сторону провал капюшона и, наконец, представился: - Зовите меня Отшельником. Мое настоящее имя имело смысл много-много лет назад. А сейчас оно принадлежит прошлому.
   - Вы сказали, что уже давно следите за нами, - заметил капитан. - Как долго вы здесь живете? Откуда вы здесь?
   - Я здесь очень давно. Вы удивитесь, если я вам скажу, что видел этот город цветущим. Да, - человек покачал головой. - Как давно это было. Сто лет, двести назад? Уже и не помню. Мой родной город... А вас я приметил, когда ваши вертолеты стали летать над моей головой. До этого времени я и не предполагал, что где-то еще есть настоящие люди, пока не увидел ваши машины. Вы явно что-то ищете, ведь так?
   - Может и так, - уклончиво ответил Форсайт. - Но как вы могли так долго жить в подобных условиях. Как вы вообще могли так долго жить? Откуда же вы?
   - Не догадываетесь? - незнакомец хохотнул. - А вот я сразу понял, что вы здесь разыскиваете! Я подумал об этом сразу, когда проследил полет вашей машины. А еще ваши костюмы. Вы военные... Вы ищите старый исследовательский центр!
   - Да, мы ищем его, - признался капитан. - Но как это связано с вашей невероятной...
   - Он оттуда! - выпалила Эл, перебивая Форсайта.
   - Браво, мадам, - засмеялся Отшельник. - Да, я один из этих проклятых добровольцев, возомнивших себя бессмертными. Вам наверняка известна история центра. Мы - те величайшие умы, те гении, которые пережили самую страшную войну за неприступными стенами Центра. На наших глазах великолепный город превратился в руины. Да что там город - весь мир отправился в тартарары. Вся та жизнь, которой мы, занятые постоянным научным поиском, придавали мало значения, как оказалось, исчезнув, что-то забрала у нас. Мы поняли, что упустили навсегда ту обычную, человеческую жизнь. Мы и выжили лишь потому, что не жили обычной земной жизнью. Мы оказались погребены заживо наедине с нашими безумными идеями, и нашей последней надеждой хоть как-то смириться с судьбой стало стремление довести нашу работу до конца. Казалось, успех опытов близок и мы наконец-то сможем выбраться наружу, противостоять заражению, и вооруженные сверхэффективным метаболизмом, отыскать людей, отыскать где-нибудь ту потерянную жизнь. Самые отчаянные из нас решились бросить вызов внешнему миру, не дожидаясь окончательных результатов, потому как внутри центра существование становилось просто невыносимым. Среди нас начинало нарастать безумие. Сошедшие с ума гении были ужаснее, чем самые отъявленные маньяки. Многие из добровольцев погибли. Я... Я выжил, но какой ценой! Посмотрите на меня...
   Отшельник выпростал из рукавов свои ужасные руки и медленно откинул капюшон себе на плечи, явив в свете костра свою доселе скрытую голову. Зрелище, представшее перед наблюдавшими людьми, было еще более шокирующим, чем вид изуродованных кистей. В глаза сразу же бросался полупрозрачный в свете костра желтоватый купол черепа. Казалось, его покрывает блестящий слой прозрачной слизи, которая местами приобретала мутно серый или зеленоватый оттенок. Сгустки этой слизи застывали на лице выступающими комьями, образуя скулы, свод носа и надбровные дуги, из которых торчали редкие волоски оставшихся бровей. К низу эта причудливая субстанция мутнела, туго обтягивая нижнюю челюсть подобием настоящей кожи. Сбоку головы сквозь прозрачные покровы проглядывали кровеносные сосуды, челюстные и лицевые мышцы. Лишь веки и губы были похожи на человеческие и сохранили цвет, отдаленно напоминающий телесный. За набрякшими веками в глубине глазниц прятались полностью залитые темно красным киселем глаза, на поверхности которых плавали черные точки зрачков. Радужки не было вовсе или она была неразличима на фоне красноты глаз. От ушей остались лишь оплывшие огрызки, внутри которых темнели слуховые отверстия.
   - Вот во что меня превратили эксперименты и радиация, - продолжил Отшельник, - Они не убили меня, но и успехом то, во что превратилось мое тело, назвать нельзя. Ретровирус помог мне только отчасти. Мы по-прежнему остались далеки от цели, как и в самом начале пути. А ведь я был последним здравомыслящим человеком, если так можно сказать с поправкой на мой безумный поступок!
   - Вы не пробовали вернуться назад? - спросил Эрроуз.
   - А как же! Конечно, я пытался вернуться! - зло воскликнул Отшельник. - Когда я понял по истечении нескольких дней, проведенных снаружи, что со мной что-то не так, то меня охватил страх. Я бросился назад к шлюзу. Но меня не пустили. Я попытался связаться с теми, кто остался внутри, по портативной рации, но мне не ответили. Я колотил в запертую дверь, но меня вряд ли было слышно внутри. Я проклинал их на всех известных мне языках, но это мало что дало. И тогда я смирился с таким существованием, как сейчас... Больше из Центра никто не вышел, и я подозреваю, что оставшиеся там просто перерезали друг другу глотки, задохнувшись собственным безумием.
   - Но ведь Майкл... - начала было Эл, но Форсайт перебил ее.
   - Вы думаете, что в центре никого в живых не осталось? И они не смогли до конца решить проблему? - поторопился спросить капитан.
   Отшельник накинул обратно свой капюшон и кивнул головой:
   - Да. Я думаю, я последний выживший из Центра.
   - Ваши слова о гибели всех людей в центре неверны, - возразил Форсайт - Совсем недавно из Центра вышел еще один человек.
   - Действительно? - искренне удивился Отшельник, - И кто же он?
   - Я! - отозвался Майкл, до этого слушавший рассказ Отшельника с большим вниманием.
   Отшельник повернулся к юноше.
   - Судя по голосу, я могу судить, что вы - молодой человек, - констатировал Отшельник. - Но этого не может быть! Это попросту невозможно!
   - И, тем не менее, мы нашли его рядом с шоссе возле города, и Майкл утверждает, что шел из Центра. Мы верим ему.
   - Значит, вот чьи вещи я обнаружил у дороги! - задумчиво пробормотал Отшельник. - Карта, медикаменты, пища. До боли знакомые вещи. Я все думал, откуда они могли взяться в таком хорошем стоянии после стольких лет?
   Форсайт хотел задать вопрос Отшельнику, не он ли позаботился и о трупах дроплеров, но тут где-то далеко раздался приглушенный звук взрыва. Отшельник резко повернул голову к окну и стал внимательно вглядываться в темень.
   - Еще один упал, - констатировал он.
   - Кто? - спросил Эрроуз.
   - Дом, небоскреб, башня. Город разваливается на моих глазах вот уже без малого сотню лет. Вскоре от его былого великолепия не останется и следа.
   - На этот раз это не здание, - успокоил его Форсайт. - Со мной только что связывался мой заместитель и просил разрешения произвести подрыв препятствия, которое мешает двигаться нашему каравану дальше. Я дал добро.
   - Вы произвели мощный взрыв в черте города!? - почему-то с тревогой спросил Отшельник.
   - Да, но ничего опасного, - в голосе Форсайта слышалось непонимание озабоченности их нового знакомого.
   Тот резко вскочил со своего места и быстро заговорил:
   - Что у вас там? Тяжелая техника? Люди?
   - Да, у нас там трактор и волокуша, но я не понимаю... - Форсайт нутром чувствовал, что происходит что-то серьезное.
   - Вот дьявол, я забыл вас предупредить! - воскликнул Отшельник. - Да и откуда же мне было знать, что вы вознамерились что-то взрывать. Не знаю почему, но что-то творится под городом в последние пару лет. Там образуются необычные пустоты, как будто что-то живет под землей. Время от времени весь город сотрясают колебания. Дома целиком уходят под землю. Любой значительный шум или сотрясение приводит к тому, что целые участки улиц проседают вниз и исчезаю неизвестно где!
   Форсайт уже не слушал Отшельника. Он вызывал Бейли. Тот после продолжительного молчания ворвался в эфир, и его возбужденный голос заполнил шлем капитана:
   - Капитан Форсайт! Ответьте! У нас чрезвычайная ситуация. Одного из техников придавило обвалом. Все вокруг рушится. Земля трескается вокруг трактора! Мы пытаемся вытащить техника и увести трактор. Сэр?!
   - Лейтенант, срочно уводите людей от трактора и прицепа. Бросьте все и уходите с улицы, слышите? - закричал Форсайт.
   - Вас понял, сэр! - отозвался приглушенно Бейли.
   Сквозь голос лейтенанта, видимо, через внешние аудиодатчики, проникали грохот и завывания. Потом послышался подозрительный треск, и связь прервалась.
   Не сговариваясь, все четверо бросились вон из комнаты.
   - Я с вами! - выкрикнул Отшельник и удивительно ловко засеменил рядом. Как выяснилось чуть позднее, его присутствие оказалось очень полезным. По всей видимости, Отшельник прекрасно знал дорогу к той самой улице, где застряла группа Форсайта, и им не пришлось прилагать усилий, чтобы отыскать обратную дорогу. За легким бегом Отшельника едва поспевали облаченные в бронекостюмы люди. Уже на пути назад с Форсайтом связался Экстон:
   - Сэр, Бейли ранен. Мы едва успели вытащить его из трактора!
   - Как это произошло?
   - Сами пока не поймем, сэр. Ройл осматривает его.
   - Что с техником?
   - Мы вытащили его, но ему сильно досталось. Силовой каркас костюма не выдержал, и ему раздавило ноги.
   - Все остальные как?
   - Остальные целы, сэр.
   Наконец Отшельник вывел капитана и его маленький отряд к дороге. Они подоспели к самому финалу разыгравшейся драмы. Почти в самое небо били лучи прожекторов. Тех самых, что были закреплены по бокам на тракторе. Третий прожектор упирался своим лучом в какую-то разверстую дыру и постепенно затухал, погружаясь все ниже и ниже. Послышался хлопок и лопнувший прожектор умер. Затем два световых столба оставшихся прожекторов резко лизнули окрестности и канули во тьму, напоследок прорезав густое облако поднявшейся пыли. Сквозь нее едва помигивали персональные фонари спасшихся на противоположной обочине дороги людей.
   - Экстон! - позвал старшего техника Форсайт.
   - Да сэр! Где вы? - откликнулся тот.
   - Мы на противоположной стороне улицы. Видим вас. Оставайтесь на месте. Для всех. Доложиться на общей волне!
   Пока Форсайт, ведомый Отшельником, принимал рапорты, Майкл, Эрроуз и Эл, шедшие следом, глазели на то самое место, где только что исчезли трактор и волокуша. Отшельник знал, как и где следует обходить опасное место, и они достигли противоположной стороны улицы без происшествий. Удивительно, но за исключением растворившегося без следа асфальта и исчезнувших давнишних куч мусора поверхность улицы показалась в свете фонарей не тронутой каким-либо катаклизмом. Разве что грунт был слегка изрыт. Будто и не было на этом самом месте минуту назад огромного зева, в который канули трактор и волокуша с тоннами оборудования.
   Когда, наконец, отряды воссоединились, на пришедшего Отшельника все смотрели с изумлением. Форсайт представил Отшельника остальным и прошел к тому месту, где, привалившись к камню, полулежал раненый техник.
   - А где Бейли? - спросил Форсайт у Экстона.
   - Я здесь, - из темноты выступил лейтенант.
   - Но мне сказали, что вы ранены! - удивился капитан.
   - Так и есть, сэр, - вмешался Ройл. - Кусок арматуры пробил лобовое стекло трактора и вонзился в шлем лейтенанта. Не очень сильно повредил голову, но привел к разгерметизации костюма. Мы заделали отверстие герметиком, но осмотр раны будет возможен только внутри закрытого помещения. Увы, - развел руками Ройл, - вместе с волокушей пропал и наш автобарак.
   - Вы хорошо себя чувствуете, лейтенант? - спросил Форсайт у Бейли.
   - Немного побаливает голова и во рту дурной привкус, но в целом я еще крепко стою на ногах.
   - Ройл? - позвал капитан доктора.
   - С ним будет все в порядке. Встроенная аптечка костюма ввела антидот и обеззараживающие средства. Лейтенанту очень повезло. Пару сантиметров в сторону и ему раскроило бы череп.
   - А что с ним? - капитан указал на техника.
   - С техником все намного серьезней. Он жив, но без сознания. В любом случае самостоятельно идти он все равно бы не смог - размозжены ноги. Костюм сохранил герметичность, но... - послышался вздох Ройла. - Встроенная авто-аптечка вряд ли справится с поддержанием его жизнедеятельности, если мы не доставим его в укрытие и не осмотрим раны. По всем признакам он потерял много крови и испытал острый болевой шок.
   Форсайт огляделся вокруг, высвечивая фонарем измазанные грязью фигуры людей в костюмах. Молчание людей говорило о том, что они если и не испуганы, то уж точно подавлены всем произошедшим. Шутка ли - едва они покинули Точку, как та вскоре скрылась под волнами океана, навсегда отрезав путь к возвращению, а вся их надежда теперь была связана с призрачным городом, которого они еще даже и не достигли, но уже потеряли почти все, что могло хоть как-то гарантировать им выживание в этом мертвом мире.
   - Экстон, что-то из оборудования удалось спасти? - спросил Форсайт.
   - Нет, капитан. Волокуша первая провалилась вниз, а уж затем потащила за собой трактор. У нас просто не было ни единого шанса что-то снять с нее. Даже оборудования связи.
   - Значит, мы не сможем связаться с Островом даже при благоприятной погодной обстановке?
   - Нет, сэр, - ответил стоявший рядом Пико. - Кое-что осталось на Точке, но туда теперь не добраться.
   - Будем надеяться, что в городе Майкла есть узел дальней связи или то, из чего можно будет собрать усилитель и воспользоваться передатчиками костюмов, - заметил старший техник.
   - А что с энергосистемой города? - напомнила Эл. - Ведь там авария произошла, а мы везли генератор и запчасти. Что теперь?
   - Что скажете, Экстон? - уныло спросил Форсайт.
   - Возможно, нам удастся отремонтировать энергосистему при помощи того, что сохранилось в убежище, - предположил старший техник.
   - Но ведь они сами не смогли отремонтировать энергосистему, - возразил капитан. - А это значит, что такой возможности нет.
   - Может быть и так, сэр. Но если ремонтом энергосистемы занимался не человек, а автоматизированная ремонтная система, как это закладывалось проектом в некоторых убежищах, то есть шанс воспользоваться чисто человеческой смекалкой, недоступной компьютерной системе.
   - Будем надеяться, Экстон, вы окажетесь правы. Это наша единственная возможность.
   - Посмотрите! Путь свободен! - послышался голос Пико.
   - Вряд ли меня что-то заставит идти этой дорогой, - проворчал Экстон.
   - Я знаю другую дорогу, - послышался извне приглушенный голос Отшельника. Непонятно было, как тот смог уловить суть разговора. Сложно было поверить, что этот человек выжил здесь несколько десятков лет, в то время как стихия умудрилась разнести в пух и прах прекрасно оборудованную базу на побережье за каких-то несколько часов.
   - Что же, мистер Отшельник, ваша помощь будет неоценима, - согласился Форсайт. - Отправляемся сейчас же. Каждая минута дорога.
   Люди развернулись в походный порядок. Шагающий легко, будто порхающий над мостовой, Отшельник, повел своих неуклюжих товарищей сквозь мрачный лабиринт разрушенного города, оставив далеко позади такую заманчиво просторную и такую коварную улицу.
  
  * * *
  
   Когда Отшельник вывел отряд Форсайта из города, на горизонте уже разгорался серый рассвет. Звезды на небе поблекли, а рыжая дымка вновь стала растекаться по небу, спеша скрыть ночную наготу небес. Путешественники вышли на ту самую дорогу, которую две недели назад видели с вертолета Форсайт, Эл и Рейв. Вблизи асфальт оказался не таким ровным и цельным, как это виделось с высоты. Глубокие трещины прорезали дорогу, образуя плотную паутину и делая черное полотно похожим на перистую губку. Отшельник, не замедляя шага, ступил на дорогу и быстро миновал ее, оказавшись на другой стороне. Его спутники, облаченные в тяжелые костюмы, осторожно ступили на дорогу следом, пробуя подошвами башмаков прочность асфальтового покрытия. Казалось, оно настолько хрупкое от изъязвлявших его трещин, что моментально раскрошится под весом людей и расступится страшным зевом, подобным тому, в котором исчезли трактор и волокуша со снаряжением там, в городе. Но опасения людей оказались напрасны. Покрытие было тверже гранита.
   Форсайт задержался на дороге и посмотрел в один из ее концов, удаляющийся по направлению к разрушенному убежищу, которое ранее обнаружила в холмах группа капитана. Рядом с Форсайтом остановился Майкл. Он тоже помнил эту дорогу. Ведь именно по ней он шагал мимо огромного города до того самого момента, когда из развалин на него неожиданно напали серокожие дикари. Сейчас дорога была пустынна. За все время, пока Отшельник вел отряд через город, дроплеры так и не показались. Словно знали, что двуногие в стальной броне им не по зубам. Оставленный город хищным зверем притаился возле дороги, тая в себе новые сюрпризы для путников.
   - Та самая дорога, - подтвердил мысли Майкла Форсайт. - Мы нашли тебя возле нее.
   Майкл промолчал. Форсайт огляделся, сначала всмотревшись в мрачный город, потом перевел взгляд на тяжелое серое небо, затем окинул взглядом цепь холмов с противоположной стороны, разворачивая свое тело на башмаках, так как шлем имел ограниченный угол поворота. Капитан поежился внутри костюма, живо представив себя шагающим в одиночку по этой пустынной дороге. И хотя в жестком костюме не чувствовался ветер, капитан все равно ощущал его присутствие, представляя себе всю степень одиночества, в котором оказался тогда Майкл. Форсайт встряхнулся, прогоняя серое уныние, которое навевала окружающая обстановка, и бодро сказал:
   - Значит, до твоего города недалеко, Майк.
   - Да, сэр, - отвечая, юноша согласно кивнул шлемом.
   Форсайт легонько подтолкнул Майкла и пошел следом к остановившейся на обочине дороги группе людей. Чуть поодаль, закутавшись в свой длинный балахон, спрятав руки в просторных рукавах и утопив голову в темноте капюшона, на небольшом плоском камне примостился Отшельник. Когда Форсайт приблизился, он проворно вскочил с камня и без лишних слов вновь повел отряд дальше. Впереди вырастали невысокие холмы, среди которых, судя по составленной еще на Точке карте, и прятался вход в подземный исследовательский центр. Путешественники достаточно быстро миновали расстояние до подножия первого холма, от которого начиналась узкая дорога - то ли ложе мелкой речушки, то ли и вправду рукотворная дорога, когда-то проложенная здесь людьми, а сейчас скрытая осыпями. Дорога живо петляла в низине, не позволяя толком понять, куда же она ведет путников. Наконец, когда со всех сторон людей обступили холмы, не позволяя в точности сказать, в каком направлении остался разрушенный город, впереди на одном из склонов показался полузасыпанный оползнем массивный портал, сооруженный из гигантских железобетонных плит. Плиты были наполовину утоплены в склон, и только часть входа, свободная от осыпавшегося грунта, темнела загадочной неизвестностью.
   Когда отряд достиг портала, Форсайт отдал приказ уставшим людям оставаться снаружи, а сам в сопровождении Отшельника, Майкла и Экстона направился в узкую нору. На этот раз Отшельник шел позади, а впереди по узкому лазу, размеры которого едва позволяли протиснуть громоздкий костюм, пробирался Форсайт, освещая дорогу перед собой наплечным фонарем. Через несколько метров осыпь понизилась, стены лаза раздались сначала ввысь, а потом и в стороны, и Форсайт и его спутники почувствовали под ногами не податливый склон осыпи, а твердое покрытие. Фонари людей зашарили по просторному коридору, уходящему вглубь холма, выхватывая из темноты рукотворные стены. Отшельник терпеливо ждал, пока Форсайт и Экстон дотошно осматривали тоннель, а Майкл, который совсем недавно покидал через этот самый тоннель родной город, уверенно двинулся дальше.
   Ничего примечательного, кроме однообразных бетонированных стен, туннель не сулил, и Экстон, заметивший, что Майкл ушел вперед, окликнул его:
   - Эй, Майк, постой!
   Майкл остановился, в нетерпении ожидая своих спутников. Те нагнали юношу и вместе они двинулись дальше уже без промедления.
   Коридор привел их в тупик. Распознать дверь в перегородившей туннель стене позволял лишь контур гигантских створок, по границе которых осыпался десятилетиями копившийся известняк, густо покрывавший дверь и маскировавший ее на фоне стены. Майкл подступил к стене сбоку от двери и толстыми пальцами костюма попытался что-то открыть. Сбросив пыльцу из высохших осаждений, от стены откинулась на пружине небольшая крышка, открывая пульт управления гигантской дверью.
   - Майк, ты знаешь код вхо... - подошедший к Майклу Экстон замолк на полуслове и замер так же, как и юноша, смотревший на пульт. Отшельник подошел к ним и сокрушенно покачал головой. Форсайт тоже захотел взглянуть, что там стряслось, но трое его спутников плотно обступили пульт, и места для капитана не нашлось, а за фигурами Экстона и Майкла, которых костюмы превратили в широкоплечих великанов, сложно было что-то разглядеть.
   - Что там, Экстон? - нетерпеливо спросил Форсайт, едва ли не подпрыгивая от любопытства, чтобы заглянуть за спины товарищей.
   - Город мертв, сэр, - откликнулся старший техник. - Пульт обесточен, и если бы даже Майкл знал код, мы не смогли бы проникнуть внутрь. Скорее всего, аварийный источник энергии исчерпан.
   - Я опоздал, - горько проговорил Майкл, отступив от пульта.
   - Не отчаивайся! - попытался приободрить юношу Форсайт. - Мы обязательно найдем способ попасть внутрь.
   Форсайт активировал ретрансляцию своего голоса вовне, чтобы Отшельник тоже мог принять участие в разговоре, и Майкл с Экстоном, заслышав речь капитана по внешним микрофонам, последовали его примеру.
   - Что будем делать. Есть какие-то идеи? - спросил капитан.
   Отшельник, поняв, что его мнение тоже ценно для его новых товарищей, тут же разрушил своими словами мелькнувшую было в сознании Форсайта идею пробиться внутрь города силой:
   - Если никто вручную не откроет дверь изнутри, нам не пройти этим путем. Запорные узлы и приводные механизмы надежно укрыты за стальной толщей. Вряд ли вы сможете до них добраться.
   - Тут Отшельник прав, - развел руками Экстон. - Если бы мы сохранили инструменты и генератор, то смогли бы попытаться отсюда запитать электронику двери и аккуратно открыть тамбур. Но и тогда я сомневаюсь, что это помогло бы. Здесь нужен мощный плазменный резак, а личное оружие, которое у нас осталось, в лучшем случае позволит лишь выжечь неглубокое отверстие, прежде чем иссякнет заряд.
   - Мы могли бы запитать приводные механизмы от генераторов наших костюмов... - размышляя вслух, пробормотал капитан. - ... нам придется провести в зараженной атмосфере какое-то время, но...
   - Даже если вы рискнете своим здоровьем, вы вряд ли сможете подвести за короткий срок достаточную энергию к приводным механизмам, - скептически заметил Отшельник. - Лучше не рисковать и придумать иной способ проникнуть внутрь.
   - Я не знаю... - неуверенно начал говорить Майкл, - ... но Грей упоминал, что наружу ведет не один проход. Может, стоит поискать другой путь?
   - Грей? - удивленно спросил Отшельник.
   - Да, мой друг, - пояснил Майкл.
   - Значит, ты не единственный, кто обитает в городе? Почему же твой друг, этот самый Грей, не соизволит взглянуть на мониторы внешнего обзора и не впустит нас внутрь? Ведь ему под силу сделать это, - Отшельник вскинул свою руку и драматическим жестом указал на глазок телекамеры, прятавшийся за защитным металлическим козырьком.
   - Телекамера тоже обесточена, - покачал головой Экстон. - Может, нам стоит пошуметь, Майк?
   - Дверь не пропускает ни малейшего звука. Уж я-то знаю по собственному опыту, - хмуро изрек Отшельник и добавил, обращаясь к Майклу: - Что же, твой друг говорил правду про другой вход.
   Услышав, как Форсайт возмущенно выдохнул, Отшельник поспешил пояснить:
   - Эй! Да, я знал, что есть другой вход, но это вряд ли нам поможет!
   - Наверное, Майкл говорит о транспортном портале, - не в пример капитану спокойно отреагировал на новость Экстон. - Тут и вправду вариантов еще меньше.
   - Именно транспортный портал я и имел в виду, - кивнул Отшельник. - Через него пройти и вовсе невозможно.
   - Почему же? - недоверчиво спросил капитан.
   - Транспортный портал обычно использовали, чтобы проводить строительные работы внутри горы, производить выработки и монтировать конструкции убежища, - начал разъяснять Экстон. - Затем обычно, когда строительство заканчивалось, портал минировали. Конечно, его использовали для доставки грузов до самого последнего момента, но как только поступал сигнал об атаке, его блокировали снаружи управляемым обвалом скальных пород. Этот проход не был оснащен дезактивационными камерами, и его использование в условиях внешнего заражения не планировалось. Дополнительной защитой от проникновения радиации служила обвалившаяся порода. С этого момента все сношения с внешним миром должны были осуществляться через защищенный тамбур. Тот самый, перед которым мы с вами стоим.
   - Вы полагаете, что если бы нам удалось добраться до створок транспортного портала, то мы смогли бы их открыть, не столкнувшись со сложными запорными механизмами? - поинтересовался Форсайт.
   - Теоретически да, - ответил Экстон. - Но в том-то все и дело, что добраться до этих дверей невозможно! Без землеройной техники, динамита и...
   Форсайт слегка наклонил шлем своего защитного костюма, рассматривая поднятые ладони, облаченные в члененные перчатки.
   - Уж не планируете ли вы раскапывать портал руками? - с легкой иронией спросил Отшельник, заметив позу капитана.
   - Если честно, именно об этом я и подумал, - холодно ответил Форсайт.
   - Не шутите так, капитан, - высказался Экстон. - Мы лишь испортим костюмы и ничего этим не добьемся.
   - У нас нет иного выхода! - ударил перчаткой о перчатку Форсайт. - Точка потеряна, связи нет, а ресурсы наших костюмов ограничены. У нас на руках раненый техник, а лейтенант Бейли держится на ногах только благодаря химии!
   - Но сэр... - начал было Экстон, но их спор прервал Отшельник.
   - Постойте-ка, - сказал он. - Кажется, я знаю, кто сможет нам помочь! Мы можем обратиться за помощью к серым. Они способны раскопать все, что угодно, лишь бы это сулило им что-то ценное. Нет такого завала, который им не удавалось бы разгрести. Я много раз был свидетелем тому, как эти дикари умудрялись растащить гору рухнувшего здания буквально на моих глазах, чтобы вытащить из-под его обломков что-нибудь полезное для себя.
   - Вы имеете в виду дроплеров? - удивился Форсайт. До сих пор как-то не представлялось случая расспросить Отшельника о его соседях по городу. Сейчас был самый подходящий момент. Тем более что Отшельник сам заговорил о них. - Кстати, вы можете сказать нам, откуда они здесь взялись? Кто они такие? Потомки жителей города?
   - Я не знаю, откуда они взялись. Да это сейчас и неважно, - уклончиво ответил Отшельник, и Форсайт понял по его тону, что тому известно намного больше.
   - Хорошо, оставим это, - не стал настаивать на более определенных ответах капитан. - Но чем мы можем их заинтересовать? И потом, они не так дружелюбны. Мы едва вытащили Майка из их лап. Да и вряд ли они пойдут на контакт с нами после того, как мы совсем недавно уничтожили добрую дюжину этих дикарей.
   - Последнее обстоятельство осложняет дело, - призадумался Отшельник. - Но я думаю, их желание заполучить нечто, чем вы, возможно, обладаете, пересилит неприязнь и страх.
   - И что же это? - почти хором спросили Форсайт и Экстон.
   - Огонь, - ответил Отшельник. - Вернее то, что позволило бы многократно получать огонь. Бедолаги никак не научатся поддерживать его длительное время, и они до сих пор выменивали его у меня, как величайшую ценность. Такую вещь, как обычные спички, сейчас сложно найти в городе. Не говоря уже о зажигалке. А у вас наверняка найдется что-нибудь похожее на эти предметы?
   Экстон увидел, как Форсайт инстинктивно похлопал себя руками по бедрам, как будто нащупывал несуществующие карманы, и тут же старший техник поймал себя на том, что сам пытается проверить карманы своего комбинезона, натыкаясь пальцами перчаток на твердый панцирь защитного костюма. Через несколько минут все трое выбрались из туннеля, и Форсайт озвучил для остававшихся снаружи членов отряда предложение Отшельника.
   Идея привлечь дроплеров, конечно, не вызвала особого восторга. Перспектива оказаться окруженными многочисленными враждебно настроенными дикарями вызывала сомнение в возможности какого-либо плодотворного сотрудничества, но в их положении приходилось рисковать. Разве что Эл искренне обрадовалась возможности наконец-то поближе познакомиться с дикарями. Но, тем не менее, все члены отряда принялись с энтузиазмом осматривать свои заплечные рундуки, поясные контейнеры или просто вспоминать содержимое карманов своих комбинезонов, надеясь заполучить необходимые для осуществления плана Отшельника вещи. Вскоре перед Форсайтом на плоском камешке лежала сувенирная зажигалка в рабочем состоянии, полупустой коробок спичек и самодельный электрический искрогенератор. К счастью, для извлечения этих вещей не понадобилось разгерметизировать ни чей костюм. Находки также избавили Форсайта размышлять над возможностью расстаться с энергетическим оружием. Коробок спичек наряду со всякой мелочью таскал Эрроуз, привыкший к предусмотрительности, зажигалка отыскалась в рундуке у Рейва, а искрогенератор Экстон соорудил из топливного элемента от плазменной винтовки, приладив к нему примитивный прерыватель.
   - Как мы с ними свяжемся? - спросил Отшельника Форсайт, когда тот удовлетворенно кивнул, ознакомившись с представленными вещицами.
   - Предоставьте это мне, - ответил Отшельник. - Я попробую договориться с их вождем. Мы с ним знакомы по старым сделкам, и он меня не тронет. Пока меня не будет, попробуйте отыскать на склонах место, где находился транспортный портал.
   После этого Отшельник, отказавшись от сопровождающих, направился по петляющей среди холмов дорожке назад в разрушенный город.
   Форсайт по совету Отшельника решил не терять время даром. Носилки с раненым перенесли внутрь туннеля, и доктору Ройлу наконец представилась возможность осмотреть пострадавшего техника более тщательно в условиях относительной защищенности туннеля. Бейли также остался в туннеле, так как его самочувствие оставляло желать лучшего. С ними капитан оставил на всякий случай Траумана, всех же остальных разделил на две группы, которые после краткого инструктажа Экстона отправились на поиски места обвала, скрывшего транспортный портал. Одну из групп повел сам капитан, а вторую возглавил старший техник.
   Спустя час лазанья по склонам близлежащих холмов группа Экстона наткнулась на предполагаемое местонахождение транспортного портала. Такой вывод старший техник сделал на основании присутствия на неровном склоне минералов и образцов породы, не свойственных поверхностному слою почвы, покрывающему холм в других местах. На правильность выводов указывали также признаки существовавшей некогда в этом месте грунтовой дороги, фрагменты покрытия которой еще не успели смыть дожди и грязевые сели. Экстон связался с Форсайтом, и вскоре обе поисковые группы соединились возле неровного склона, плавно переходящего от заваленного валунами основания в скошенную вершину холма. Сложно было представить, что примитивные дикари смогут добраться до спрятанных под тоннами грунта ворот. Капитан скептически заметил:
   - Скорее всего, Отшельник ошибся в оценке возможностей дроплеров.
   - Мы ничего о них не знаем! - вступилась за дроплеров Эл и недовольно заметила: - Правда все это будет похоже на эксплуатацию рабской силы в обмен на горсть блестящих бус!
   - Ошибаешься, Эл. Кое-что нам известно о них! - возразил на это капитан. - Не забывай, что они напали на Майка. И его разодранный костюм красноречиво указывает на их повадки. Нам надо быть настороже с ними. Пожалуй, следует держать оружие наготове. Отшельник тоже не так прост. Он что-то не договаривает.
   - Думаете, он знает больше про этих дроплеров? - поинтересовался Майкл.
   - Уверен! - ответил Форсайт. - Надо будет прижать его, когда мы окажемся внутри исследовательского центра.
   Тут с капитаном связался Трауман, который от входа в туннель наблюдал за дорогой, и сообщил, что вернулся Отшельник в сопровождении дроплеров. Когда Форсайт и все остальные подошли к входу в туннель, то прежде всего заметили возле портала самого Траумана и лейтенанта Бейли. По их позам опытному военному можно было понять, что эти люди, хоть и не сжимали в руках оружие в данный момент, но готовы были в случае чего быстро выхватить его из зажимов, размещенных на защитных костюмах, и пустить в ход. Их тревога была не напрасна. Между холмами толпилось около сотни дроплеров. Некоторые расселись на склонах холмов, держа в руках плоские куски металла, которые принесли с собой, другие, положив на землю подобия грубо скроенных носилок, во что-то играли на их плоском днище. Некоторые просто глазели на пришедших людей в блестящих костюмах, опираясь на черенки самодельных кирок и лопат. Создавалось впечатление, что здесь собрались профессиональные землекопы. В основном это были особи мужского пола, но среди пришедших дикарей попадались и женщины. Одна даже была с маленьким ребенком, который с любопытством поглядывал из-за спины матери на все происходящее, устроившись в специальном заплечном мешке. Самые сильные и рослые дикари плотной группой стояли за спиной дропллера среднего роста, которого отличало от всех остальных отсутствие в руках какого бы то ни было инвентаря и пестрый головной убор, украшенный кусками цветного картона. Вместо набедренной повязки, какие носило большинство из дроплеров, на нем была длинная юбка, скроенная из каких-то лохмотьев. Форсайт предположил, что это и есть тот самый вождь, которого упоминал Отшельник. Сам Отшельник как раз стоял рядом. Капитан, прихватив вещи на обмен и пригласив следовать за собой Экстона и Эл, направился на встречу с вождем дроплеров.
   Форсайт ожидал, что на их приближение последует какая-то заметная реакция: испуга, ненависти или страха, или хотя бы любопытства, если учесть, что именно люди в блестящих костюмах совсем недавно расстреляли нескольких дроплеров. Но ничего похожего капитан не заметил. Кроме вождя и Отшельника на приближение Форсайта никто не обратил ни малейшего внимания. Вождь же удостоил капитана лишь мимолетного взгляда и, поняв, что встретиться с глазами пришельца не сможет, уставился на горизонт, игнорируя вдвое превосходящую его по росту фигуру Форсайта. Неловкую ситуацию разрешил Отшельник:
   - Продемонстрируйте ему, что вы имеете! - попросил он капитана.
   Форсайт вытащил коробок спичек и не успел глазом моргнуть, как тут же оживившийся дикарь молниеносно протянул руку и выхватил из неуклюжих закованных в броню пальцев капитана маленькую коробочку. Форсайт едва сдержался, заметив предупреждающий жест Отшельника, от того, чтобы не отобрать коробок обратно. Дроплер повертел коробок в ладонях, привычным движением раскрыл его, видимо оценивая количество спичек внутри, и закрыв обратно, тут же спрятал спички где-то у себя в хитросплетениях тряпья юбки. Отшельник поспешил пояснить остолбеневшему капитану:
   - Они знают, что спички не слишком надежны и быстро кончаются. Им нужно что-то посущественней. Например, та зажигалка или искрогенератор. Покажите ему их.
   На этот раз, доставая зажигалку, Форсайт был настороже и держал вещь на безопасном от ловких рук дикаря расстоянии. Неожиданная проблема возникла, когда капитан попытался показать зажигалку в действии. Неудобные пальцы армированной металлом перчатки не позволяли воспользоваться миниатюрным механизмом. На помощь пришел Отшельник, который сам взял зажигалку и после нескольких попыток заставил заплясать в своей ладони язычок яркого пламени. В этот самый момент со всеми без исключения дроплерами произошла странная метаморфоза. Где бы кто из них не находился, они все повернули лица к возникшему пламени. Даже те, кто никак не мог видеть его, так как до этого они сидели спиной, вскочили со своих мест и стали издалека таращиться на огонек в руке Отшельника. Что самое странное, дроплеры и до этого события и после не издали ни единого звука. Будто не обладали даром речи. Вождь дроплеров так же, как и его соплеменники, с благовонием на лице, граничащим с поклонением, взирал на стройный огонек, который танцевал на торце маленькой блестящей коробочки. Отшельник погасил пламя, захлопнув защитную крышечку зажигалки, и все вернулось к прежнему состоянию. Дроплеры вновь отвернулись и занялись в полном безмолвии своими нехитрыми делами. Лишь вождь неотлучно следил, как Отшельник передал зажигалку обратно Форсайту, и тот спрятал ее в поясной контейнер.
   - Как вы с ними общаетесь? - спросил у Отшельника капитан. - Они постоянно молчат!
   - Сейчас увидите, - ответил Отшельник и, сев на корточки, начал быстро чертить что-то на слое пыли, который предварительно собрал ладонями на маленькой ровной площадке.
   Дроплер последовал примеру Отшельника и тоже, присев на корточки, стал вглядываться в выводимые человеком неказистые значки, смысл которых был недоступен для капитана и его товарищей. Если это были переговоры, то в высшей степени странные. По нескольку раз то Отшельник, то вождь дикарей смахивали значки друг друга, выравнивали слой пыли и принимались заново выписывать всевозможные закорючки.
   Экстон не удержался и спросил Отшельника:
   - Что-то не так? В чем смысл этого разговора?
   Отшельник поднял к нему лицо и терпеливо пояснил смысл происходящего:
   - Зажигалка поразила их. Но когда я пояснил им, какой объем работы предстоит выполнить, вождь засомневался в выгодности сделки. Он поинтересовался, надолго ли хватит живого огня, и мне пришлось признаться, что запаса топлива в резервуаре зажигалки хватит на не слишком длительный период. Конечно, я могу продолжать торговаться, но, может быть, вы покажете ему последний предмет?
   - Вот тебе и бусы! - язвительно заметил специально для Эл Экстон. - Подавай им вечный источник огня!
   На этот раз слышавший весь разговор Форсайт удачно щелкнул плунжером искрогенератора, и от ладони капитана отскочил целый сноп ярких огней. Реакция дроплеров вновь была поразительной. Все они, будто сговорившись, синхронно повернулись в сторону переговорщиков и принялись наблюдать за светопреставлением, которое устраивал Форсайт. Осыпавшиеся вниз искры попытался поймать вождь дроплеров и не почувствовав своей грубой кожей никакого жара от них, что-то стал быстро чертить в пыли. Отшельник тут же пояснил для людей:
   - Вождь сомневается, что этой штукой можно что-либо зажечь. Игрушка, не более, - улыбнулся в унисон корявой ухмылке вождя Отшельник.
   - Нельзя зажечь? - немного обиженно воскликнул Экстон. - Позвольте, я продемонстрирую ему возможности этого устройства!
   Старший техник взял искрогенератор у капитана и стал вертеть шлемом, пытаясь отыскать хоть что-то, что можно поджечь при помощи этого самодельного устройства. Как назло, вокруг была лишь голая земля, камни и пыль. Наткнувшись взглядом на головной убор вождя, Экстон, недолго думая, выдернул кусок картона из общей композиции и стал его комкать в стальной ладони, превращая в мягкий бумажный шарик. К чести вождя тот стоически вынес подобное бесцеремонное обращение со своим нарядом. Он лишь поднялся с корточек и стал хмуро следить, как кусок картона в ладони Экстона превращается в измочаленную труху. Сам старший техник, запал которого немного спал, теперь и сам вдруг стал испытывать некоторое опасение, что его чудо-устройство покажет себя не с лучшей стороны. Но отступать было поздно. Раскрыв ладонь, Экстон поднес контактный наконечник к кучке измочаленной бумаги и осторожно щелкнул рычажком прерывателя. С контактов брызнула серия ярких искр, потом еще и еще, и, наконец, к облегчению не только Экстона, но и всех остальных, бумага занялась жарким огнем прямо на ладони старшего техника. И тут произошло самое странное и необычное за все время встречи людей и дроплеров. Все как один, включая вождя, дикари упали ниц, вытянув руки и опустив головы к земле. Поза самого вождя недвусмысленно указывала, перед кем дроплеры склонили головы. Растерянный Экстон посмотрел на Отшельника и увидел, что тот тоже находится в недоумении.
   Склонившись к земле, Отшельник вновь стал чертить в пыли знаки. Вождь, заметивший это, перестал прижиматься к земле, и в ответ, нетерпеливо стерев письмена Отшельника, быстрым движением вывел всего лишь один простой значок. Отшельник довольно долго изучал рисунок, заставляя Форсайта и остальных сгорать от любопытства. Наконец, посмотрев на Экстона, он с нотками сомнения в голосе произнес:
   - Если я правильно понял, они считают вас Огненным человеком - существом, которое не боится жара пламени.
   - Но ведь я в защитном костюме, - растеряно ответил Экстон. - Разве они не понимают, что огонь не может причинить мне вреда?
   - В нашей ситуации лучше не вдаваться в подробности, - хитро прищурился Отшельник. - Пускай верят, что внешний вид защитного костюма и есть ваш настоящий облик. Ведь продемонстрированные вами сверхспособности только повышают уважение к вам.
   - Но это выглядит, по меньшей мере, нечестно, - возразила Эл.
   - Успокойтесь, - поспешил остановить Эл Форсайт. - Отшельник прав. Если их суеверия позволят нам чувствовать себя в безопасности, то не следует развенчивать их. Так они согласны помочь нам?
   Отшельник быстро начертил в пыли вопрос, и вождь, на этот раз поднявшись с земли, утвердительно кивнул. Все как один дроплеры, ведомые своим вождем, последовали за Экстоном, Форсайтом и Эл. Впереди пошли все остальные члены отряда. Когда люди и дроплеры добрались до места обвала, все та же четверка, что вела переговоры, подошла вплотную к громоздящимся кускам породы, чтобы оценить окончательный объем работы. Странный диалог на пыльной площадке возобновился вновь, но теперь он касался лишь организационных моментов. Все вопросы решились быстро, и Форсайт даже проникся некоторым уважением к дроплерам, которые не стали давать задний ход сделке, самолично увидев, какую толщу грунта им предстоит разгрести, чтобы добраться до цели.
   Работа закипела. Для начала под руководством Экстона в склоне начали прорывать узкие шурфы для того, чтоб окончательно убедиться, что место выбрано правильно и что под обвалом породы действительно скрываются ворота. Дроплеры работали своими неказистыми мотыгами и лопатами, оттаскивая грунт на своих странных носилках, а когда по ходу раскопок металл бессильно бился о сланцевый булыжник, в ход шли скрученные из старых проводов и веревок тросы, которыми обвязывали обнаженную часть камня и затем тащили его в сторону. Люди, наблюдавшие за работами, стояли без дела недолго. Сначала Эл, что-то диктовавшая на записывающее устройство о своих наблюдениях за дроплерами, бросила это дело и присоединилась к серокожим землекопам, чтобы помочь им раскачать засевший глубоко в почву гранитный осколок, и уже вскоре ее примеру последовали все остальные, включая Майкла и самого Форсайта. Там, где ловкость и многочисленность дроплеров не приносили результата, невероятная сила сервосистем костюмов легко решала возникшую проблему.
   Уже третий прорытый шурф уперся в преграду явно искусственного происхождения. Дно и край выработки расчистили, и Отшельник вместе с Экстоном оценили по конструкционным особенностям разрытого кусочка ворот границы предполагаемых раскопок. Вождь дроплеров вместе с Форсайтом принялся организовывать работу, и у склона сформировался ряд цепочек, которые сразу в нескольких местах приступили к съему грунта с обвалившегося склона и транспортировке его за пределы зоны раскопок. Интенсивная работа продолжалась до самых сумерек, а когда люди почувствовали, что даже они, находясь внутри моторизированных костюмов, устали как черти, работы были прекращены и все без исключения стали устраиваться на отдых и сон.
   Оказалось, дикари принесли с собой не только инвентарь и носилки, но и вязанки разнообразного горючего мусора. Через несколько минут на склонах холмов с подветренной стороны при непосредственном участии Экстона и его искрогенератора запылали многочисленные костры. Рассевшись возле них, дроплеры извлекли из холщовых мешков связки вяленых крысиных тушек и необычной величины плоды, которые принялись жарить в угольях на краях костров. Люди же направились в тоннель, чтобы там, выставив на ночь у входа часовых, провести ночь. Эл немного задержалась снаружи, чтобы подольше понаблюдать за дроплерами. Вместе с ней на всякий случай остался Рейв. Вскоре к ним присоединился Отшельник, отлучившийся от одного из костров.
   - Вы знаете, что за большие плоды они принесли с собой? - спросила Эл, обрадовавшаяся возможности порасспросить о дроплерах человека, который прожил с дикарями бок о бок долгое время.
   - Картошка, - с готовностью ответил Отшельник. - Мутировала, но не потеряла своих первоначальных свойств. Прекрасно произрастает в некоторых частях города. Подозреваю, что дроплеры распространили ее, раскопав развалины какого-нибудь продовольственного склада, и научились ее культивировать на свой примитивный манер. Даже я иногда вымениваю ее у них.
   Рейв представил себе запах свежезапеченной в угольях картошки, хрустящую корочку, пышущую жаром, и у него потекли слюнки. Ведь ему приходилось довольствоваться, находясь внутри костюма, только безвкусной биосмесью, составлявшей стандартный пищевой рацион в полевых условиях. Если бы не радиация и можно было бы сбросить костюм и устроиться у одного из костров... Рейв с трудом отогнал эти мысли.
   Эл качнула шлемом, удовлетворенная ответом. Слова Отшельника она записала на встроенный в костюм диктофон и задала следующий вопрос:
   - Я не заметила, чтобы дроплеры хоть как-то общались друг с другом. И, тем не менее, они демонстрируют прекрасную слаженность в работе и поразительное взаимопонимание. Коллективное взаимодействие налицо без всякого видимого обмена сигналами. В чем тут дело?
   - Может, они телепаты! - шутливо заметил очнувшийся от своих сладких грез Рейв.
   - Возможно, твоя шутка недалека от истины, - серьезно ответила Эл.
   - Чепуха! - возразил Отшельник. - Вероятно, их речевой и слуховой аппараты видоизменились и работают в ином диапазоне звуковых волн.
   - Как жаль, что мы потеряли все оборудование, - с досадой откликнулась Эл. - Иначе мы могли бы попробовать проверить ваше предположение. Скажите, а сложно научиться тому способу общения знаками, который вы использовали для разговора с вождем дроплеров?
   - Мне трудно об этом судить, - признался Отшельник. - Ведь я изучал их знаки по мере надобности на протяжении нескольких лет. Да и вряд ли из меня получился бы хороший учитель, возьмись я обучать вас этой грамоте. Но если вы хотите, я могу помочь вам составить разговорник и словарь.
   - Я была бы вам очень признательна! - обрадовалась Эл. - Наверняка у нас появится свободное время, когда мы окажемся внутри Центра, и тогда, если вы не против, мы могли бы заняться этим.
   - Думаю, сейчас нам все же следует отдохнуть, - напомнил Рейв.
   - Хорошо, - согласилась Эл и обратилась к Отшельнику: - А вы? С нами в туннель или...
   - Я останусь с ними, - Отшельник махнул рукой в сторону догорающих костров. - До завтра и спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, мистер Отшельник, - сказала Эл, и они с Рейвом направились к туннелю.
   Миновав костры дроплеров, Рейв заметил тускло мерцающий в сумраке тусклый свет и, ориентируясь на него, вывел Эл к входу в туннель. Свет давал укрепленный перед входом электрический фонарь, и навстречу приближающейся паре на плитах портала шевельнулась огромная уродливая тень. На свет выступил рядовой Эрроуз, несущий вахту у входа. Он без слов пропустил Эл и Рейва внутрь туннеля и вновь устроился в тени у входа, держа наготове оружие.
   На рассвете работы возобновились. В неверном свете наступающего дня костюмы людей и кожу дроплеров покрывал одинаковый слой грязи и пыли, и их фигуры зачастую сливались со склоном. Людей можно было отличить разве что по гигантскому росту бронекостюмов. Во всем остальном отличий было мало. И те, и другие занимались монотонным изматывающим трудом, перетаскивая огромное количество породы и камней от образовавшегося в боку холма катлавана. Раскопки продвигались на удивление быстро. К середине дня, когда был устроен перерыв на отдых, с кромки разрытой ямы можно был уже оценить величину огромных створок ворот, перекрывавших транспортный портал. Их прочность была поразительной, раз они выдержали натиск обрушившихся на них сотен тонн камней и грунта. Надежда открыть их была лишь на то, что запорные механизмы были не столь хитроумны, как на центральном шлюзовом входе.
   Прошла еще одна ночь и половина следующего дня, прежде чем весь створ транспортного портала был очищен от земли. И дроплеры, и люди с видимым удовлетворением рассматривали результаты своих трудов.
   Вождь дроплеров протолкался к Экстону, и старший техник без лишних церемоний вручил ему искрогенератор. Как только вожделенная вещица оказалась в руках вождя, все дроплеры одновременно собрали свой инвентарь, припасы, остатки горючих материалов и, сбившись в плотную группу, направились между холмами в сторону города. Вождь дроплеров, не единым жестом не попрощавшись с людьми, нагнал своих соплеменников, и вскоре сотня необычных землекопов растворилась в пылевой дымке, поднятой их босыми ногами. Люди были слегка ошеломлены столь стремительным исчезновением своих недавних помощников.
   - Неужели им не любопытно, ради чего было затрачено столько труда? - спросил Отшельника изумленный Форсайт. - К тому же они могли бы помочь нам открыть ворота, раз уж помогли откопать их.
   - Поверьте, они бы и пальцем не прикоснулись к этим воротам, - как-то странно ответил Отшельник. - А уж тем более не стали бы их открывать.
   - Очередные суеверия? - спросил Форсайт.
   - Да, если хотите, - коротко ответил Отшельник.
   Форсайт ожидал дальнейших разъяснений, но их не последовало. Отшельник отошел от капитана и стал ловко спускаться на дно вырытого котлована. Капитан направился следом. Внизу их уже ждали старший техник и его помощник.
   - Ну, так как, Экстон, мы сможем открыть эти ворота? - спросил капитан.
   - Придется повозиться, но я думаю, нам удастся это сделать! - заявил старший техник. Рукой он указал пару мест на стыке створок и пояснил: - Ворота только кажутся монолитными. В этих местах за внешней обшивкой встроены запорные механизмы. Попробуем при помощи лазерных излучателей выжечь здесь окна в бронеплите и добраться до них. Затем, когда мы разблокируем ворота, нужно будет поднапрячься, чтобы развести створки в стороны.
   - Может быть, проще выжечь проход нужного размера насквозь, - предложил Форсайт.
   - Тогда ворота придут в полную негодность, и вы не сможете загерметизировать их обратно изнутри, - поторопился упредить опрометчивое решение Отшельник.
   - Верно, - согласился Экстон. - Нам совсем ни к чему оставлять лазейку для проникновения радиоактивной пыли. Мы и так наследим, проникнув внутрь с черного хода.
   - Мы что-то упускаем, - задумался капитан. - Если мы сейчас нарушим герметичность убежища и не пройдем надлежащих дезактивационных процедур наподобие тех, что мы проходили на Точке, то навредим тем, кто находится внутри! Получается, что вместо спасения мы принесем им дополнительные проблемы!
   - Я уже думал об этом, - вздохнул Экстон. - Постараемся сразу же заварить за собой ворота и отыскать энергоподстанцию. А обитателей предупредим, чтобы не казали носа из отсеков, пока мы не отремонтируем генератор и не запустим системы дезактивации во всем убежище. Иного выхода я не вижу.
   - Хорошо, тогда приступим, - согласился Форсайт.
   Перед воротами по распоряжению капитана расположились Трауман и Эрроуз, почти в упор прицелившись в створки ворот из лазерных винтовок. Согласно плану Экстона, рядовым предстояло выжечь во внешних панелях ворот два окна, дающих доступ внутрь полых створок. Винтовкам предстояло работать не в штатном импульсном режиме, а в режиме непрерывного излучения, для которого они не были приспособлены. Оставалось надеяться, что оружие не выйдет из строя до того, как выполнит свое предназначение. Стальной хваткой зафиксировав винтовки, солдаты стали выжигать в металле ворот идеально прямые прорезы. Сначала в месте соприкосновения алого луча, испускаемого стволом винтовки, моментально почернела и осыпалась спекшейся пемзой приставшая земля, затем вздулся и растворился дымком слой старой краски, потом наружу из стремительно углубляющейся борозды брызнули капли металла и, зашипев, стали стекать вниз, опадая на землю застывшими шариками. В том месте, где луч прожигал металлическую плиту насквозь, вспыхивал сноп искр, а лазер шел дальше, прорезая идеально ровный контур. В ходе резки винтовки приходилось несколько раз охлаждать и перезаряжать, так как боезапас стремительно иссякал. Когда работа была закончена, Экстон, не дожидаясь, пока края вырезанных отверстий остынут, посветил внутрь фонариком. Удовлетворенно хмыкнув, он вместе со своим помощником принялся копаться во внутренностях ворот. Спустя минуту что-то заскрипело, затем резко щелкнуло, и края створок чуть разошлись, открыв щель с пару сантиметров шириной. Экстон просунул кончики бронированных пальцев в эту щель и покрепче уперся ногами в землю. Его примеру последовали рядовые и капитан. Двое потянули одну и створок в одну сторону, а вторая пара в другую. Казалось, их потуги, многократно усиленные мощью энергокостюмов, пропадают даром. Створки не сдвинулись ни на миллиметр. Но так только казалось. Очень медленно, сначала незаметно для глаза, но затем все быстрее и быстрее, ворота стали разъезжаться в стороны. Когда между створками образовался проход, достаточный, чтобы внутрь прошел человек в защитном костюме, люди отпустили края ворот и столпились на пороге входа, заглядывая внутрь и пытаясь высветить находящееся по ту сторону пространство.
   Сначала Форсайт ступил внутрь, за ним потянулись и все остальные. Сверху в котлован спустились остальные члены отряда. Двое несли раненого техника. Не мешкая, все зашли через проход за ворота, и дожидавшийся этого Экстон так же, как и открыл створки, теперь с не меньшими усилиями при помощи подоспевших товарищей сомкнул ворота обратно. Теперь предстояло самое трудное. Заварить кромки ворот при помощи лазерных винтовок было делом почти невозможным. Но благодаря сноровке старшего техника это все же удалось сделать. В то время как одни под руководством Экстона занимались герметизацией ворот, другие во главе с Форсайтом осматривались в просторном туннеле со сводчатым потолком. Странно, но пришельцев никто не встречал внутри. Форсайт обернулся к Майклу, стоящему рядом, и спросил:
   - Где же жители? Почему нас никто не встречает?
   - Может быть, они еще не знают, что мы здесь? - ответил Майкл - Или все погибли...
   - Не будем думать о худшем, сынок, - остановил Майкла Форсайт. - Возможно, они понимают, что рядом с нами опасно находиться и потому не торопятся нас встречать. Давай-ка лучше поищем дорогу к энергогенератору. А по пути мы обязательно кого-нибудь встретим.
   - Я не знаю отсюда дорогу, сэр, - неуверенно ответил юноша. - Я никогда здесь не был раньше. Это помещение мне не знакомо.
   За спинами капитана и юноши собрались все остальные члены отряда. Форсайт обернулся и отыскал среди них Отшельника.
   - Надеюсь, вы нам поможете сориентироваться? - спросил у него капитан.
   Отшельник кивнул и, как и тогда, когда он вел людей Форсайта через разрушенный город, сейчас встал во главе отряда и повел его навстречу созданному в толще земли лабиринту исследовательского центра. Каждый из обитателей Точки сейчас думал, каково это провести всю жизнь вот так, под землей. Даже жизнь на Острове, хоть и проходила по большей части в замкнутом пространстве, но там сверху не давили тонны земли. Кого они встретят в глубине этих коридоров? Приведений вместо настоящих людей? То, ради чего они были посланы на материк, сейчас находилось так близко, как никогда, и ощущение ждущей раскрытия тайны невольно будоражило сознание и заставляло настороженно шарить лучами фонарей по гладким стенам уходящего вглубь земли транспортного туннеля.
  
  ***
  
   Вскоре, следуя за своим проводником, отряд Форсайта вышел в магистральный тоннель подземного комплекса, и Майкл, оказавшись в знакомом месте, вызвался сопроводить главного техника Экстона и его помощника Деверо на инженерный уровень. Почему-то сейчас коридоры-улицы родного города казались юноше чужими. Может, от того, что к этому моменту умерло все то, что еще жило, когда Майкл покидал это место? Теперь даже аварийные огни не освещали длинные туннели, и их заливал почти осязаемый мрак. Встроенные в защитные костюмы фонари высвечивали стены коридоров и заглядывали в отсеки, в которых когда-то ключом била жизнь. Лавки шумных торговцев, толкотня вечно спешащих обитателей города, бары и рестораны, открывающиеся ближе к вечеру, библиотеки, кинотеатры - все это теперь было только в воспоминаниях юноши. Реальность, выхватываемая из темноты фонарями, была серой и неразличимой в подвижных тенях.
   Экстон торопился, и они не задерживались напротив безжизненных комнат, не замечая замерших в неподвижности обитателей города. Но не отыскать Грея Майкл просто не мог. Он не забывал о друге ни на секунду. Как он там? Выдержал ли все это время? Путь, ведущий на инженерные уровни, которым Грей когда-то вел Майкла, пролегал не так далеко от ответвления, соединяющего главный коридор с тамбурным отсеком. Юноша остановился на знакомой развилке и обратился к Экстону.
   - Сэр, я хотел бы отыскать своего друга, Грея. Он рядом со шлюзовой камерой, - Майкл понимал, что техники торопятся, и поспешил добавить: - Это займет совсем немного времени. Мы заберем Грея с собой и продолжим путь.
   - Хорошо, Майк, если это недолго, - согласился Экстон. - Мы пойдем с тобой. Заодно посмотрим, функционирует ли еще тамбур, и конечно же познакомимся с твоим другом.
   Путь и вправду занял не так много времени. Створки дверей, ведущие в предтамбурный отсек, оказались закрыты, но не заблокированы, и Экстон с Майклом смогли их без труда раздвинуть. Вошедший было первым в открывшийся проход Деверо тут же отшатнулся.
   - Сэр, там... там охранные роботы, - испугано заговорил он.
   - Эй, Майкл, постой! - запоздало крикнул Экстон, когда увидел, что юноша, проигнорировав предупреждение техника, шагнул внутрь отсека.
   Майкл не обратил никакого внимания на двух охранников, замерших у стены. И хотя их визоры горели красным огоньками, показывая, что роботы полностью функциональны, Майкл прекрасно знал, что без приказа от Центральной они не предпримут агрессивных действий, если их на это не спровоцировать. Майкл прошел вглубь отсека, нетерпеливо обшаривая лучом фонаря дальнюю стену, возле которой он в последний раз видел друга. Грей был там. Фонарь высветил его приземистую фигуру, отбрасывая на стальные створки тамбурной двери гротескную тень. Тень ломалась и как будто двигалась, и у Майкла поначалу появилась надежда, что с Греем все в порядке. Но, увы, фигура друга была неподвижна, просто фонарь двигался в такт шагам юноши и разыгрывал с тенью обманчивый спектакль. Грей стоял лицом к массивным дверям тамбура, как будто все еще ждал, что Майкл вот-вот появится из них. Юноша приблизился к другу и опустился перед ним на одно колено. Лицевые панели Грея были неподвижны, их не освещала игра огней, которая обычно сопровождала проявление эмоций. Рука Грея была чуть поднята вверх, как будто застыла в незаконченном прощальном взмахе.
   Экстон и Деверо издалека смотрели на Майкла и его необычного друга, все еще опасаясь охранных роботов, которые шумно жужжали сервомеханизмами, вертя своими головами. Младший техник переключился на личный канал Экстона и поинтересовался:
   - Это его друг? Сэр, так ведь это всего лишь сервисный робот! - техник непонимающе покачал головой. - И чего парень так за него волнуется?
   - Кажется, я понимаю, в чем тут дело, - задумчиво пробормотал Экстон.
   - Что, сэр? - переспросил младший техник
   - Ничего, это я так, про себя. - Экстон удостоверился, что Майкл не может слышать их разговор и строго наказал своему помощнику: - Только не вздумай сболтнуть при Майкле, что его друг - это всего лишь набор железяк и электронных схем. Ясно?
   - Да, сэр, конечно, - в голосе Деверо послышалось недоумение. - Думаете, он сам понимает, что его друг - робот?
   - Скорее всего, да, но воспринимает его несколько иначе, чем просто как бездушный механизм, - отозвался Экстон.
   Майкл поднялся и, все еще смотря на застывшего Грея, попятился к выходу.
   - Что с твоим другом, Майк? - рискнул спросить Экстон.
   - Он погиб, сэр, - с болью в голосе ответил юноша.
   - Эх, Майкл, по всему видно, что ты не так уж и хорошо знаешь своего друга, - снисходительно сказал Экстон и решился ступить в центр комнаты, постоянно ощущая на себе электронные взгляды охранных роботов. - Тут ведь как, Майк, - продолжил техник, подходя к застывшему Грею и пристально рассматривая его. - Подобные системы обычно резервируют часть энергии для поддержания питания на элементах памяти. Конечно, такого количества энергии не хватает, чтобы запитать внешние индикаторы или привести в движение твоего друга, но на то, чтобы он сохранил личность и переждал отсутствие внешней подпитки, ее количества вполне достаточно. Я уверен, когда мы починим основной генератор, с твоим другом все будет в порядке.
   - Вы так думаете, сэр? - с робкой надеждой в голосе спросил Майкл.
   - Спрашиваешь! - ободряюще воскликнул Экстон. - Будто я не главный техник с Точки. Пошли скорее на инженерный уровень, а то у меня уже мурашки по коже от этих красноглазых болванов.
   - Конечно, сэр! Пойдемте быстрее! - заторопился Майкл.
   Экстон ухмыльнулся и последовал за юношей. К ним присоединился младший техник, так и не решившийся зайти в комнату с охранными роботами, и втроем они направились по лестничным пролетам вниз, вновь, как когда-то Майкл и Грей, пугая крыс и выискивая фонарями черную горловину люка, ведущего на инженерный горизонт.
   Когда люк отыскался, люди встали вокруг него полукругом, светя фонарями вниз.
   - Узковат, - посетовал Деверо. - А другого пути попасть к генератору нет?
   - Еще тогда, когда мы с Греем добирались сюда, лифты уже были обесточены и этот путь оказался единственным, - пояснил Майкл.
   - В костюмах мы туда не попадем, - покачал шлемом Экстон. - Ладно, все равно в этих неуклюжих истуканах много не наделаешь. Рано или поздно их придется снять.
   - Но сэр, мы же разгерметизировали комплекс, да и на самом костюме масса радиоактивной пыли! - запротестовал младший техник.
   - Я рискну, - твердо сказал Экстон и, подтверждая свою решимость, щелкнул замками костюма и снял шлем с головы. - А тут прохладно! - послышался его приглушенный голос. Помогите мне разоблачиться, - попросил он своих спутников.
   Вскоре Экстон стоял перед люком в одном форменном комбинезоне, держа в руках фонарь и небольшой контейнер с тем скудным набором инструментов, что остались у него после аварии трактора. Защитный костюм громоздился пустой разверстой скорлупой чуть в стороне. Как только Деверо закончил укреплять на поясе Экстона страховочный трос, главный техник опустился на корточки, уперся ладонями о края люка, предварительно закрепив фонарь на плече комбинезона, и спустил в черноту шахты ноги, нащупывая перекладины металлической лестницы.
   - Оставайтесь здесь, - попросил Экстон своих спутников и начал спуск.
   По мере того, как главный техник спускался, Деверо постепенно стравливал страховочный трос. Майкл включил чувствительность аудиодатчиков своего костюма на максимум и внимательно вслушивался в происходящее в шахте. Трос два раза дернулся, сигнализируя, что Экстон достиг дна, и огонек его фонаря, видневшийся до сих пор в глубине колодца, исчез. Снизу послышалось громыхание, затем ругательства, и Майкл живо представил себе, как Экстон, как в свое время и сам юноша, натолкнулся на завалы разбросанных деталей и инструментов. Только на этот раз не было слышно укоряющего голоса ремонтного робота, призывающего сохранять осторожность. На несколько минут сделалось тихо, и замершие в ожидании Деверо и Майкл уже было забеспокоились, не случилось ли чего, но вот внизу вновь появился свет фонаря и главный техник крикнул снизу ожидающим его спутникам:
   - Похоже, генератор можно отремонтировать. Но придется повозиться! Один я тут не управлюсь. Майкл, мой помощник спустится ко мне, и мы вместе займемся ремонтом, а ты побудь наверху. Хорошо?
   - Да сэр! - крикнул юноша, и его голос, усиленный внешними динамиками костюма, отдался эхом в пустых коридорах.
   Майкл помог Деверо выбраться из защитного костюма и закрепить страховочный трос. Затем юноша подстраховал спуск младшего техника и, убедившись, что тот благополучно достиг дна шахты, принялся ждать дальнейших указаний от Экстона.
   Тем временем Отшельник вел Форсайта и остальных в отсек Центральной. По дороге Эл остановилась, задержавшись на одном из перекрестков.
   - Там люди, - сказала она, указывая куда-то в темноту.
   Остальные подошли к ней, и Форсайт, посмотрев туда, куда указывала Эл, разочарованно сказал:
   - Да, поначалу так может показаться. Но это всего лишь андроиды, - капитан повернулся к Отшельнику, оставшемуся в стороне, и спросил: - Роботы очень сильно смахивают на людей? Для чего это было сделано?
   - В этом комплексе планировалось длительное пребывание людей, а в качестве обслуживающего персонала здесь было задействовано много робототехнических систем, - начал пояснять Отшельник. - Естественно, что их внешний вид попытались максимально приблизить к человеческому. Считали, что это будет способствовать эмоциональному комфорту обитателей Центра.
   - А по мне, так я бы сошел с ума, изо дня в день наблюдая за этими карикатурами на людей! - сказал Рейв.
   - Но кое-кто прожил среди них всю свою сознательную жизнь и остался в здравом уме... - задумчиво заметила Эл.
   Она обходила неподвижные человекоподобные статуи, освещая их фонарем и всматриваясь в застывшие пластиковые лица. Эл заметила, что механические руки сжимают стаканы или столовые приборы. Заглянув в бокал, который держал один из роботов, девушка убедилась, что там осталась жидкость. Неужели вино? Люди разбрелись по комнате, и вскоре сошлись во мнении, что больше всего помещение напоминает оживленный бар, с той лишь разницей, что его посетителями были все как один роботы, да к тому же замершие в различных часто совершенно неестественных позах.
   - Какая поразительная симуляция, - восхищенно прокомментировала увиденное Эл. - Неужели и это входило в программу обустройства комплекса?
   - Странно, но подобных деталей никто не задумывал... - удивленно отозвался Отшельник. - Это такая же загадка для меня, как и для вас.
   - Похоже, эта имитация воссоздает в мельчайших деталях кусочек городской среды. Вопрос только, для кого? - задумчиво произнес Форсайт.
   - Для Майкла! Вот для кого! - ответил Рейв. - Теперь ясно, почему никто не мог отправиться вместе с ним за помощью. Ну конечно! Ведь все население города - роботы!
   - Да, это объясняет ряд вопросов, - вступил в разговор доктор Ройл. - Но если согласиться с тем, что роботы разыгрывали для Майкла этот спектакль, то какой в этом смысл? Неужели Майкл был единственным человеком во всем этом комплексе?
   - Вот именно! - продолжил развивать свою теорию Рейв. - Не знаю, как вышло, что Майкл остался один, но подозреваю, что эта имитация призвана компенсировать для него привычную для человека обстановку. Кто-то очень сильно постарался, чтобы Майкл чувствовал себя полноценным человеком даже в этом сплошь кибернетическом мире.
   - Похоже на правду, - согласилась Эл. - Только вот кто все это задумал? И как так вышло, что Майкл остался один?
   - В любом случае, мы сможем получить все ответы только у Центральной, - сказал Отшельник.
   Люди вновь вернулись на главную улицу подземного города и, миновав еще несколько перекрестков, от которых улочки вели к мертвым кинотеатрам и библиотекам, заполненным неподвижными роботами, наконец, оказались перед высокими дверями, ведущими в Центральную. Попасть внутрь оказалось не так сложно, но, увы, Центральная тоже была полностью обесточена. Форсайт втайне надеялся, что здесь еще сохранились какие-то остатки резервного питания, но надежды капитана не оправдались. Оставалось только ждать, когда Экстон и его помощник починят генератор, если, конечно, это им вообще удастся сделать.
   - Сэр, мы могли бы пока отыскать узел связи, - предложил Пико.
   - Попробуйте, - одобрил идею Форсайт. - Думаю, мистер Отшельник не откажется помочь нам. Трауман пойдет с вами на всякий случай.
   Отшельник согласился проводить Пико и Траумана в отсек связи, и все трое покинули Центральную.
   - Раз так, - сказал Ройл, - то мне следует заняться обустройством раненых. Я тут присмотрел неподалеку подходящее помещение для импровизированного лазарета.
   - Хорошо, доктор, - кивнул Форсайт. - Эрроуз и Валери, помогите доку.
   Эрроуз с доктором подхватили носилки с раненым техником, а Валери подставила плечо едва держащемуся на ногах лейтенанту Бейли. Ройл, шедший впереди, показывал дорогу, и маленький санитарный караван канул в темноту коридоров. В Центральной остались Форсайт, Рейв и Эл.
   - Ничего не остается, как только ждать, - скучающе вздохнул Рейв.
   - Может, нам осмотреться тут? - предложила Эл.
   - Я с тобой! - оживился Рейв. - Хуже нет без дела сидеть, да еще в кромешной темноте!
   - Только не заблудитесь и осторожней там! - предупредил их Форсайт.
   Эл и Рейв вышли из Центральной, оставив капитана в одиночестве.
   - Давай еще посмотрим на этот механический театр, - предложила Эл. - Может быть, какие-то из роботов еще функционируют!?
   - Это вряд ли, - скептически заметил Рейв. - Скорее всего, они все управляются из центрального узла и вырубились сразу, как только полетел генератор, обесточив Центральную.
   - А Грей, друг Майкла, и тот ремонтник, Грог - насколько я понимаю, следуя твоей теории, они тоже роботы! Но Майкл общался с ними уже после аварии, - возразила Эл.
   - Грей, скорее всего, являлся персонально закрепленным роботом, присматривающим за Майклом. Он может иметь собственный управляющий модуль и источник питания повышенной емкости, чтобы в любой ситуации не выпускать из виду парня. А Грог - ремонтник и наверняка также способен действовать автономно на случай непредвиденных обстоятельств. Например, таких, как эта авария с генератором.
   Они шли все тем же длинным коридором, иногда заглядывая в ответвления. Когда Эл что-то заинтересовывало, то они с Рейвом внимательней осматривали помещение, лавируя в громоздких костюмах среди замерших фигур роботов. В глубине одного из помещений, больше всего похожего на медицинскую лабораторию, Эл заметила массивную дверь и направилась к ней мимо уставленных оборудованием столов. Терминалы компьютеров, стоящих на столах, были мертвы, и без питания извлечь из них информацию было невозможно. Рейв, на которого даже в свете фонарей идеально белый интерьер комнаты производил тягостное впечатление, пожаловался:
   - Пойдем отсюда, Эл! Мне никогда не нравилась санчасть, а тут и вовсе все похоже на морг.
   - Почему ты так решил? - встрепенулась Эл, осматривая эмблему на двери. - А знаешь, мне, например, интересно, что стало с телами людей, живших здесь.
   - Не знаю, - пожал плечами Рейв. - Кремировали, наверное. Или использовали в замкнутом цикле жизнеобеспечения. Или заморозили!
   Эл ткнулась в массивную дверь и та удивительно легко отошла, открывая уходящую куда-то вниз винтовую лестницу. Внешние датчики костюмов показали, что из-за двери повеяло прохладным по сравнению с окружающим воздухом.
   - Да брось, Эл, я же пошутил! - спохватился Рейв.
   - Может, ты и прав, - откликнулась Эл и добавила: - Насчет морозильника. Давай спустимся.
   - Нам уже пора. Уже час здесь гуляем, - запротестовал Рейв, но Эл, не слушая пилота, стала спускаться вниз, освещая себе путь фонарем.
   Рейву ничего не оставалось делать, как последовать за своей отчаянной спутницей. Вечно-то она все исследует, подумал пилот недовольно.
   Чем ниже они спускались, тем холоднее становился окружающий воздух. Стены шахты, по которой вилась лестница, неуловимо изменились. Из облицованных искусственными панелями они превратились в шершавые, покрытые влагой, скальные плиты. Похоже, эта часть шахты была естественным природным образованием. Догадка подтвердилась, когда Рейв и Эл, наконец, спустились в огромную пещеру. Размеры пещеры можно было оценить по гулкому эху от шагов, воспринимаемому датчикам костюмов. Рейв посветил фонарем по сторонам и заметил, что у стен выстроились бугристые колонны известняка, подле которых торчали сталагмиты, а навстречу, теряясь основаниями в темноте, спускались с потолка сталактиты. Свет фонарей искрился в их молочной толще, преломляясь и превращая пещеру в причудливый сад с застывшими стеклянными деревьями. Рейв, раскрыв рот, смотрел на это зрелище, так как подобное в своей жизни видел впервые, а Эл тем временем, не уделившая чудесам природы особого внимания, направилась вглубь пещеры.
   Вдоль одной и стен пещеры были установлены многоуровневые стальные шкафы с множеством выдвижных контейнеров. Эл, взявшись за ручку одного, выдвинула наружу стальную платформу, утопленную в шкаф. На платформе лежало человеческое тело. Эл хоть и предполагала увидеть в этом месте нечто подобное, но все равно вскрикнула от неожиданности.
   Рейв отвлекся от созерцания сказочного леса пещеры и бросился к девушке.
   - Что тут у тебя, Эл!
   Эл молчала, рассматривая тело перед собой. Рейв приблизился и, увидев тело, пробормотал.
   - Значит, вон оно что. И вправду морг! Думаешь, этот парень один из умерших обитателей Центра?
   - Не совсем! - качнула шлемом Эл. - Это не обычный человек. Посмотри...
   Девушка указала на голову человека, и Рейв заметил, что форма черепа слегка вытянута и непропорциональна остальному телу. Присмотревшись, пилот заметил еще ряд мелких отличий от нормального человеческого тела. Эл отошла в сторону и выдвинула другой контейнер. На этот раз там покоилось громадных размеров тело, и уж его-то с трудом можно было назвать человеческим. Буро-зеленая кожа, низкий лоб, огромные мышцы груди, рук и ног, массивный торс. Настоящий великан.
   - Это результаты неудачных экспериментов, Рейв, - пояснила Эл. - Перед тем, как покинуть Точку, Форсайт рассказал нам, чем здесь занимались ученые. Они испытывали на добровольцах ретровирусы, изменяющие генетику человека. Все они здесь. Те самые добровольцы, на которых проводили испытания.
   Рейв обвел взглядом огромные стеллажи:
   - Сколько же их здесь. Сотня, если не больше. Что-то меня берут сомнения, что сотня человек добровольно пошли на подобное испытание, закончившееся смертью.
   - А как же Отшельник? - напомнила Эл.
   - Отшельник сам себе на уме, - хмыкнул Рейв. - То, что он вам рассказал, некому подтвердить. - Рейв поежился, подвигав плечами костюма. - Жутковато здесь, Эл. Может, вернемся в Центральную, а?
   Эл кивнула и направилась к выходу. У края шкафа она задержалась и напоследок выдвинула еще один контейнер. Теперь пришла очередь Рейва присвистнуть от удивления.
   - Вот так сюрприз! А этот как тут очутился!? - недоуменно воскликнул пилот.
   Перед ними лежал дроплер. Серокожего дикаря невозможно было спутать ни с кем другим.
   - Может, как-то проник сюда извне и попал в руки ученых? - предположила Эл. - Хотя это маловероятно. Тогда дроплеров еще не существовало в том виде, какими они являются сейчас. Действительно, странно!
   - Послушай, Эл, а не может быть так, что дроплеры тоже... - начал было говорить Рейв.
   Но тут внезапно под потолком пещеры вспыхнули яркие лампы, одновременно с этим где-то вверху послышался лязг захлопнувшихся створок двери, и по пещере из скрытых динамиков разнесся приятный женский голос:
   - Внимание! Говорит Центральная. В Городе зафиксировано радиационное заражение. Всем оставаться в своих отсеках. Помещения блокируются для проведения всеобщей дезактивации. Просьба не препятствовать процедуре очистки. Повторяю...
   В ловушку попали не только Рейв и Эл. В ту же секунду в отсеке Центральной оказался заблокирован Форсайт. Доктор Ройл, облюбовавший для раненых относительно свободное помещение, чертыхаясь, запоздало врезался в захлопнувшуюся перед самым его носом дверь. В комнате связи, которую, наконец, отыскали Отшельник, Пико и сопровождавший их Трауман, двери тоже закрылись, препятствуя всяческим попыткам их открыть. Лишь Экстон и его помощник, довольные проделанной работой, смотрели на неказисто собранный из различного хлама, что оказался под рукой, распределительный щит. Они не заметили, как герметичная диафрагма закрыла колодец, через который они спустились на инженерный уровень, а за их спинами ожила до сего момента неподвижная фигура. Поднявшись на своих паучьих ногах и скрипнув стальными жвалами, ремонтный робот сказал голосом Центральной:
   - Превосходная работа, джентльмены!
   Люди обернулись, уставившись в красноватые визоры робота. Устрашающий внешний вид машины никак не вязался с приятным женским голосом, которым были произнесены слова.
   - Грог, если не ошибаюсь? - догадался Экстон, ничуть не растерявшись.
   - В данный момент аудиосистемой того, кого вы называете Грогом, пользуюсь я, Центральная, - ответил ремонтник. - Вас привел Майкл, не так ли?
   - Да, совершенно точно! - кивнул Экстон.
   - Добро пожаловать в Город, мистер...
   - Экстон, главный техник.
   - Мистер Экстон, если вас не затруднит, я проведу щадящую дезактивацию этого помещения и вас в том числе. Это необходимо, так как вы наследили. Я также вышлю к вам кибера, который введет вам антидот в целях профилактики лучевой болезни.
   - Понимаю. Хорошо, мы ждем, - согласился Экстон и поспешил добавить. - Да, там Майкл наверху...
   - Я знаю, мистер Экстон, - ответила Центральная. - Пожалуйста, закройте глаза и постарайтесь не принять внутрь био-раствор.
   Едва Центральная замолчала, как с потолка полились струи прозрачной жидкости. Экстон подозревал, что это такое, и постарался как можно тщательнее выкупаться в этом потоке, подставляя ему лицо и ероша волосы. То же самое делал и его помощник.
   Не удалось избежать подобного душа и всем остальным. С той лишь разницей, что, например, в отсек Центральной и отсек связи через неприметные лючки проникли странного вида киберы, похожие на паучков, которые принялись проводить дезактивацию помещений более деликатным способом. Люди, предупрежденные сообщением Центральной, вели себя спокойно, и им даже пришла в голову мысль, что киберы вряд ли отличают их от мебели, которую так же, как и людей в костюмах, опрыскивают обеззараживающими средствами. Тут же все это смывалось потоками воды и уходило в открывшиеся отверстия в полу или всасывалось и высушивалось киберами. Дезактивации подвергалось все: коридоры, где побывали пришедшие извне люди, двери, которых они касались, даже роботы, которые недавно были неподвижны, теперь дружно прошествовали в дезактивационные камеры, а помещение ресторана, который посетили пришельцы, подверглось основательной чистке.
   Майкл, оставшийся сторожить возле люка, поначалу немного испугался, когда по всему коридору вспыхнули тревожные лампы, а диафрагма перекрыла колодец, ведущий вниз. Но услышав сообщение Центральной, юноша успокоился и встретил юрких киберов, занимающихся дезактивацией, как старых знакомых. Они завращались вокруг него хороводом, очищая его костюм, затем принялись омывать стены и пол, будто танцевали необычный танец. Чувствительными мордочками, в которых были скрыты анализаторы, они обнюхивали отсеки и коридоры, выискивая пятна загрязнения, и тут же принимались их удалять, пользуясь встроенными парогенераторами. Как только чистильщики исчезли, в шахте зажужжала диафрагма, и наружу выбрались Экстон и Деверо в насквозь промокших комбинезонах. Майкл уже снимал шлем, когда главный техник кивнул за спину юноши и сказал:
   - Я же тебе обещал Майкл, что с ним все будет в порядке.
   Майкл сразу же понял, кого имеет в виду Экстон. Юноша обернулся и увидел, что к нему по коридору на полных парах спешит Грей. Еще издалека неуклюжий робот загудел:
   - Майк, ты вернулся!
   Юноша бросился навстречу другу.
   - Грей, дружище, как я рад тебя снова видеть!
   - Вот Лор задаст нам взбучку! - проговорил робот, издавая поскрипывания, поразительно похожие на смех.
   - Это точно, - улыбнулся Майкл. - Карнавал не идет ни в какое сравнение с моими приключениями!
   Это была самая теплая встреча друзей, свидетелем которой когда-либо был Экстон. Неважно, что один из них был человеком, а другой роботом.
   Грей повернулся к стоявшим неподалеку техникам, поднял свой короткий манипулятор, демонстрируя небольшой резервуар с жидкостью, заканчивающийся наконечником пневмоиньектора.
   - Центральная поручила мне ввести вам антидот, мистер Экстон.
   Главный техник засучил рукав, и Грей ловко сделал инъекцию лекарства. Аналогичную процедуру он проделал и над Деверо.
   Собственно, этими инъекциями антидота все дезактивационные процедуры и завершились. Центральная провозгласила отбой, и заблокированные в отсеках люди, наконец, обрели свободу. Доктор Ройл, получивший возможность снять костюм с раненого техника, немедленно приступил к тщательному осмотру пострадавшего. Центральная прислала ему в помощь медицинского кибера со всевозможным набором медикаментов, что было очень кстати, так как значительная часть медицинских припасов была утеряна вместе с трактором.
   Отшельник, оставив Пико и Эрроуза в отсеке связи разбираться с передающей аппаратурой, вернулся в Центральную, где к тому времени к Форсайту уже присоединились Рейв и Эл. У каждого на языке вертелся свой вопрос, но первым начал говорить Форсайт.
   - Центральная, я капитан Форсайт и представляю здесь правопреемника федерального правительства, которое являлось собственником данного комплекса, - сказал он.
   - Рада вас видеть, капитан, - ответила Центральная приятным голосом.
   Люди, наконец, сняли свои защитные костюмы, и теперь можно было видеть, что на лице капитана отразилась толика удовольствия от услышанного голоса. Неудивительно, ведь Центральная была спроектирована так, чтобы всегда производить на людей располагающее впечатление.
   - Во-первых, я хотел бы узнать, - начал Форсайт, обращаясь к Центральной. - Есть ли в комплексе кроме нас еще люди?
   - Нет, капитан, - ответила Центральная. - Кроме вас, здесь никого нет.
   - Но позвольте, кто же тогда наладил эту превосходную симуляцию! И для кого? - воскликнул капитан. - Даже если предположить, что все это затеяно для одного Майкла, кто-то же должен спроектировать, осуществить и контролировать все это!
   - Если позволите, капитан Форсайт, я расскажу всю историю с самого начала, - прозвучал немного снисходительный голос Центральной. - Уверена, что мой рассказ даст ответы на многие ваши вопросы и в том числе на эти.
   Форсайт не привык, когда его водили за нос и не любил упускать инициативу, но обаяние и глубина голоса Центральной подействовали на него магическим образом. Капитан ограничился кивком и приготовился слушать. Огоньки на лицевой панели компьютера, казавшегося хрустальным замком, заиграли переливчатую мелодию, и Центральная начала повествование.
   - Как я понимаю, вам известно предназначение этого комплекса? - Центральная сделала пауза и, дождавшись очередного кивка Форсайта, продолжила: - Очень хорошо! Значит, я не буду терять время и перейду к главному. Итак, люди, которые работали здесь, надеялись отыскать ключ к секрету Идеального Человека. Когда случилось то, что многие предсказывали - на поверхности произошла глобальная война, лишь сооружения, подобные этому комплексу, и люди, укрывшиеся в них, смогли перенести катастрофу. Многочисленный коллектив ученых и вспомогательного персонала оказался отрезанным от внешнего мира, если так можно назвать радиоактивное пекло наверху. Военным работа ученых была уже ни к чему, но она давала в случае успеха надежду запертым внутри комплекса людям когда-нибудь выбраться наружу, пересечь радиоактивные земли и добраться до незараженных территорий, где еще сохранились пригодные для жизни условия и остатки цивилизации. Отчаявшиеся ученные проводили сотни экспериментов, пытаясь найти то единственное решение, которое позволит им покинуть просторную могилу комплекса. Когда казалось, что успех достигнут, результаты испытывали на добровольцах. Каждое разочарование было столь велико, сколь ужасна была участь тех, кто решился рискнуть собой во благо остальных.
   Как я уже говорила, экспериментов проводилось сотни, и при всем желании для апробирования новых штаммов вируса не нашлось бы столько добровольцев. Тогда впервые ученые, уже почти отчаявшиеся отыскать решение, привели в действие экспериментальную технологию, позволявшую выполнять клонирование живых существ. На людях эта технология никогда не испытывалась, но ученые не видели иного выхода и решили проверить ее возможности на человеке. В качестве генетического образца они использовали ткани одного из ученых. Технология оправдала их надежды, и вскоре исследователи получили в свое распоряжение бесконечный конвейер подопытных человеческих организмов. Полученные клоны ничем не отличались от обычных людей. Споры об аморальности проведения опытов над человеческими существами, даже если те клоны, разрешились очень просто. В генную матрицу, служившую основой для клонирования, был внесен ряд изменений, призванных провести психологическую черту между человеком и клоном. Была изменена пигментация кожи клонов, а также было заторможено развитие речевых зон мозга, делая невозможным для клонов обучение речи или другим вербальным способам коммуникации. Бедняги даже не могли кричать от боли...
   - Дроплеры! - воскликнула Эл, прерывая Центральную. - Так вот откуда тот дикарь в холодильнике! Они изначально были созданы здесь, а уже затем каким-то образом попали наружу!
   - Верно, - подтвердила Центральная. - Агрессивная среда для испытания результатов очередного штамма вируса находилась под боком, и ученые воспользовались такой превосходной возможностью, выбрасывая клонов на поверхность для проведения окончательного теста на выживаемость. Это также был удобный способ избавиться от отработанного биологического материала, которым, по сути, являлись эти несчастные. Все же ученые добились определенных результатов, что повлияло на жизнестойкость клонов даже в условиях повышенной радиоактивности и жестких погодных условий. Многие из них погибали, но некоторым удалось выжить.
   - Но они размножаются! - возразила Эл. - Как такое возможно, если это клоны с одного и того же слепка? И к тому же, дроплеры каким-то непостижимым образом все же общаются друг с другом!
   - В первоначальную генную матрицу были внесены соответствующие изменения, позволившие клонировать как женские организмы, так и мужские. Это наряду с другими изменениями понадобилось для того, чтобы отследить совместимость испытываемых ретровирусов с теми или иными особенностями человеческого организма. К тому же, повышенный уровень радиации мог повлиять на изначальный генотип клонов, позволив им развить свою популяцию в рамках достаточно малого количества особей и бедного генофонда. Что же касается способности к общению между клонами, то по моим наблюдениям у них развились зачатки телепатических способностей. К сожалению, достоверных подтверждений этому я не имею.
   - Зато мы имеем, - сказал Форсайт, припомнивший недавний торг с вождем дикарей, и, посмотрев в сторону Отшельника, сердито добавил. - И кое-кто еще из присутствующих знал обо всем этом с самого начала!
   - Да, я в курсе всего, что здесь происходило, - спокойно ответил Отшельник. - И не снимаю с себя ответственности за столь бесчеловечные опыты.
   - Если не ошибаюсь, вы доктор Генри Пэк, - сказала Центральная. - Я узнала вас по голосу. Рада вас приветствовать. Капитан Форсайт, мистер Пэк один из немногих, кто был против проведения этих экспериментов. Его изолировали, и он оказался единственным среди ученых, кто пожелал присоединиться к клонам и испытать на себе один из штаммов вируса.
   - Извините, доктор Пэк, что подумал о вас плохо, - смутился Форсайт. - Почему вы сразу не рассказали нам все это!
   - Вы не догадываетесь? - спросил Отшельник. - Зачем вы сами прибыли сюда? Вы же не будете отрицать, что искали технологию Идеального Человека! А теперь вы узнали, что существует еще и технология клонирования. Кто даст гарантию, что заполучив все это, а также результаты исследований, вы не продолжите там, у себя на Острове, заниматься тем же самым, что творилось здесь?
   Форсайт замолчал, невольно признавая правоту слов Отшельника. Наконец он неуверенно произнес:
   - Но ведь теперь нет никакой нужды проводить опыты. Насколько я понимаю ситуацию, пример Майкла подтверждает, что технология разработана и опробована...
   - Не совсем так, капитан Форсайт, - отозвалась Центральная. - Так или иначе, но все попытки достучаться до Идеального Человека ни к чему не привели. Были достигнуты лишь частные решения и не более. В конце концов, ученые, остававшиеся в комплексе, либо сошли с ума, либо покончили с собой, а кто-то пал от руки своих же безумных товарищей. Исследования были прекращены. Какое-то время несколько десятков человек, обитавших в комплексе, еще боролись за жизнь и даже пытались наладить подобие быта. У семейных пар рождались дети, но число людей неуклонно сокращалось. В какой-то момент комплекс полностью обезлюдел. Это случилось более тридцати лет назад.
   - Позвольте, но ведь Майклу не больше шестнадцати лет! - удивилась Эл. - Кто же его родители, если последний из обитателей комплекса умер так давно?
   - Я его мать. Майкл создан мной, - тихо ответила Центральная.
   Ошарашенные этой новостью люди потеряли дар речи, а Центральная продолжила в полном безмолвии:
   - Когда не стало людей, комплекс продолжал функционировать. Роботы выполняли свою работу, подчиняясь установленному графику. Чистили помещения, проверяли оборудование, совершали обходы отсеков. Бессмысленная механистическая деятельность, никому не нужная и бесполезная. Управление всей деятельностью в комплексе с момента, когда исчез последний человек, целиком и полностью перешло ко мне. Я контролировала защитный периметр, мне подчинялись роботы, автоматы, механизмы. Вы будете удивлены, но я впервые задалась вопросом - а зачем все это? Для чего все это работает, если нет человека? В чем цель моего существования и остальных механизмов в этом комплексе? Ответ лежал на поверхности. Мы созданы человеком и существуем ради человека. Вопрос был лишь в том, как вновь обрести смысл существования - как обрести человека? Выход был один - только вновь создать его, уподобившись механическому богу!
   Технология клонирования показала, что с ее помощью возможно создать человека. Но никто до сих пор не исследовал вопроса, будет ли рожденный таким способом человек полноценным? Даже те клоны, что использовали ученые в своих опытах, были искусственно изменены, чтобы не походить на людей. Я чувствовала себя первооткрывательницей, и это, если мне будет позволено так говорить, вдохновляло меня на столь решительный шаг.
   О, я конечно же привела изначальную генетическую матрицу в порядок, убрав из нее все деструктивные элементы, которые были внесены в нее учеными. Я модифицировала ее так, чтобы будущий человек был лишен каких бы то ни было недостатков. Воистину, он должен был стать идеальным человеком. Идеальным во всех отношениях. То, чего не смогли добиться ученые, смогла воплотить в реальность я. Заложив в свое творение все то, что по крупицам собирали исследователи, я вплотную приблизилась к решению задачи, над которой несколько лет бились люди.
   Параллельно с подготовкой к клонированию я запустила работы по основательной перестройке комплекса. Если новый человек появится, он должен быть именно человеком не только телом, но и разумом, душой. Значит, требовалось воссоздать такую окружающую среду, которая максимально была бы приближена к той, в которой обитали настоящие люди. Сервисные киберы превратились в жителей города, безликие отсеки стали кинотеатрами, барами и библиотеками. Комплекс превратился в город в миниатюре, где каждый механизм играл отведенную ему роль, воссоздавая давно исчезнувшую на поверхности Земли жизнь. Жизнь до катастрофы.
   Когда Майкл появился на свет, я с трепетом следила за ним, как он взрослеет, как учится ходить, как впервые начинает говорить. В какой-то момент я поняла, что ему необходим друг. Спутник на всю жизнь, чтобы Майкл чувствовал поддержку, а я всегда могла быть в курсе того, что с ним происходит и прийти к нему на помощь, если того потребуют обстоятельства. Так родился Грей - одна из моих ипостасей, снабженная автономным шасси. Постепенно Грей благодаря общению с Майклом приобрел свои индивидуальные черты и стал самостоятельной личностью. Он формировался вместе с Майклом - по существу взрослел вместе с ним, обретая все большую и большую самостоятельность. Иногда я даже думала, что механическая цивилизация возможна сама по себе без участия человека, раз искусственный разум способен к развитию и усложнению, подобно разуму человека.
   Все шло просто отлично. Пока не случилась авария. Может быть, я была слишком занята наблюдением за моим творением и оказалась совершенно не готова к поломке генератора. Как показали дальнейшие события, мои надежды на Майкла, как на полноценного человека, обладающего душой, инициативой и самосознанием, полностью оправдались. Мой смелый эксперимент увенчался полным успехом. Кто как не настоящий человек решится предпринять столь отчаянный поступок, который совершил Майкл, чтобы спасти свой дом. Пускай это лишь пародия на настоящий дом, населенный механическими жителями...
   Центральная замолчала, будто выдохлась, выплеснув груз накопленных эмоций в прозвучавшем рассказе, и в отсеке наступила тишина. Люди размышляли, поглощенные обрушившейся на них информацией. Первой нарушила молчание Эл.
   - Что стало бы с Майклом, если бы не произошло аварии? Он так и умер бы здесь, не узнав, что вся его жизнь - это всего лишь механическая подделка? А ты, чтобы оправдать свое существование, вновь создала бы себе нового человека?
   Из динамиков послышался вздох, или люди так восприняли шорох помех, затем вновь раздался голос Центральной:
   - Ваш вопрос справедлив. Да, я думала над этим. То, что воссоздано здесь, конечно же лишь бледное подобие той настоящей жизни, которой когда-то жили люди. Не появись вы здесь, я, возможно, попыталась бы восстановить в этих стенах более многочисленную популяцию людей, подобных Майклу. Как знать, может быть, когда мир снаружи стал бы не так опасен, они бы вышли на поверхность и начали новую жизнь, послужив основой для возрождения цивилизации. Согласитесь, что это неплохая альтернатива вымиранию человечества? Но теперь решать вам, людям, как распорядится этим городом и его технологиями.
   Когда Форсайт отправлялся в эту экспедицию, то планировал, как и всякий военный человек, следовать приказу и действовать по обстановке. На данный момент приказ диктовал капитану собрать всю обнаруженную информацию, провести демонтаж ценного оборудования, а затем вызвать эвакуационную команду с Острова. Все просто. Только вот это означало, что Центральная и ее механический город перестанут существовать. Чего греха таить, признавался себе Форсайт, но и слова Отшельника о целях экспедиции верны до последней запятой. Капитан не задумывался до этого, как и для чего будет употреблена найденная ими технология, сейчас же узнав о судьбе дроплеров, он внутренне содрогнулся, представив себе, что нечто подобное будет твориться на Острове. А Майкл? Что будет с ним? Ведь он - живое доказательство реализуемости программы Идеального Человека. Не станет ли он объектом бесконечных экспериментов, анализов и исследований, превратившись в очередного подопытного кролика в руках ученых?
   Размышления капитана прервало шумное появление Экстона, Деверо и Майкла в сопровождении приземистого робота. Форсайт догадался, кто этот робот. Юноша принялся знакомить Рейва и Эл со своим другом - Греем, а главный техник подошел к капитану.
   - Знаете, что послужило причиной аварии, капитан? - спросил Экстон.
   - И что же? - ухватился за разговор Форсайт, чтобы отогнать тяжелые мысли.
   - Местный карнавал!
   - Что еще за карнавал!? - удивился Форсайт, ожидавший всего, чего угодно от этого странного города, но уж никак не праздничных шествий разряженных роботов по центральным коридорам.
   - По крайней мере, так это событие описал Майкл, - улыбнулся Экстон, потешаясь над капитаном. - Но Лор, один из наставников парнишки, которого мы встретили по дороге, все мне разъяснил. Это всего лишь регулярный процесс перезагрузки топливом ядерного реактора на инженерных горизонтах, который сопровождается впечатляющей феерией огней сервисных механизмов и жуткой суетой всей этой механической братии. В последний раз что-то не заладилось, произошла перегрузка энерголиний, и в результате вышел из строя распределительный узел основного генератора.
   - Карнавал... - хмыкнул Форсайт. - Похоже на зарождающийся местный фольклор.
   - Маленький мир со своими причудами и сказками, - кивнул Экстон, невольно возвращая Форсайта к мыслям о дальнейших действиях.
   К ним подошел Отшельник.
   - Что вы решили, капитан?
   - У меня нет иного выхода, кроме как собрать всю имеющуюся здесь информацию об исследованиях по программе Идеального Человека и вернуться на Остров. Это была главная задача нашей экспедиции, - сдержанно ответил Форсайт.
   - А как же город и его обитатели?
   Капитан не знал, что ответить. Он обвел взглядом сияющие панели Центральной, посмотрел на Грея, так похожего своими движениями на неуклюжего человека, вспомнил застывший во времени ресторан, напомнивший виденную когда-то на кадрах кинохроники мирную жизнь до катастрофы. Заставить все это умереть после того, как они сами же оживили этот город, у капитана не поднимется рука. Решив про себя, Форсайт, наконец, сказал:
   - Все останется так, как сейчас. Комплекс будет функционировать, как и прежде.
   - Я рад, что вы так решили, капитан, - заулыбался Экстон. - Не зря же мы с Деверо ремонтировали этот чертов генератор!
   - Что будет с Майклом? - спросил Отшельник. - После того, как он познакомился с обществом людей, вряд ли ему следует оставаться здесь, среди роботов.
   - Он и Грей отправятся с нами на Остров, - ответил капитан. - Вы, доктор Пэк, надеюсь, тоже присоединитесь к нам?
   - Нет, капитан, - ответил Отшельник. - Раз уж вы решили сохранить этот странный город, то я, если вы не возражаете, останусь здесь. Буду наблюдать за дроплерами и по мере возможности помогать им. Как знать, может быть, я достаточно проживу, чтобы увидеть, как их развитие выйдет на новый уровень.
   - Жаль. Я надеялся, что вы вернетесь с нами на Остров и продолжите начатую здесь работу, - сказал Форсайт. - Но я не буду настаивать, если таково ваше желание.
   Спустя несколько часов выяснилось, что Пико наладил связь с Островом. Оттуда передали, что корабль с вертолетом вышел в океан и взял курс на материк, и команде Форсайта предписывалось выйти в условленную точку на побережье для встречи эвакуационной команды.
   Через два дня люди покинули исследовательский комплекс через тот самый центральный тамбур, куда безуспешно пытались проникнуть в самом начале. С собой они тащили на небольшой тележке продолговатый контейнер, внутри которого Грею предстояло провести все время путешествия до Острова. Материал, из которого были изготовлен контейнер, позволял защитить от жесткого излучения тонкую электронику робота. Лейтенант Бейли благодаря стараниям доктора Ройла и двухдневному отдыху внутри комплекса теперь пошел на поправку и шагал без чьей-либо помощи. Раненый техник все еще был тяжел, и его по-прежнему приходилось нести на носилках.
   Провожавшие людей охранные роботы уже не казались такими угрожающими. В их лице Центральная последний раз попрощалась с людьми, и массивная дверь переходной камеры захлопнулась за уходящими, оставив на той стороне одинокого Отшельника.
   Выбравшись наружу, люди впервые увидели среди тяжелых туч проблеск лучей восходящего солнца. Наверное, к полудню смог вновь скроет светило, но сейчас этот добрый знак поднимал у людей настроение. К тому же у них был еще один повод радоваться - ведь они возвращались после долгого отсутствия домой. К своим родным и близким. И не беда, что жизнь в их сегодняшнем доме походила на жизнь до войны еще меньше, чем та, что была кропотливо воссоздана Центральной. Вряд ли хоть кто-то из них променял бы общество настоящих живых людей на пускай даже самую совершенную имитацию.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | А.Мур "Мой босс - демон!" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическое фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"