Джонко Он: другие произведения.

Дело охотника за пузырями

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [2-я книга серии "Сезон молодости"] Икен становится помощником знаменитого сыщика Шикаши. Внезапно Шикаши решает, что молодому магу следует проявлять больше инициативы, и отправляет его на самостоятельное задание...

Джонко Он

Дело охотника за пузырями


Башня Ветра - самое высокое здание в Цитадели. Как объясняют всем новичкам, это вовсе не потому, что факультет воздуха - самый главный. Просто воздушным магам удобнее работать на высоте. На сорок третьем уровне у башни отсутствовали стены. Два последних этажа и шпиль держались на единственной центральной колонне, словно шляпка гриба на толстой ножке. Здесь постоянно дул ветер, но это даже приятно для магов воздуха, которые от природы неуязвимы к сквознякам. И то, что нет перил - тоже неважно, когда простейшее заклинание Левитации можно наколдовать меньше, чем за секунду, не говоря уже об амулетах Пера. Некоторые столики стояли у самого края, и за ними сидели волшебники.
В жаркую погоду, как сегодня, это место пользовалось особой популярностью даже у магов других факультетов. Свежий ветерок остужал разморенные зноем головы. Правда остальные маги предпочитали места в середине: подальше от пропасти. Вот и сейчас в креслах неподалеку от центральной колонны сидели трое, из которых только один мог обращаться к Ее Величеству Стихии Воздуха "на ты". Этот человек сейчас командовал всем факультетом, состоял в звании иерарха и был очень стар. Его звали Эйо Икен. Повязка на голове, сплетенная из трех полос - прозрачной, серой и серебристой - означала, что человек обладает весьма редким даром: способностью управлять сразу тремя стихиями: воздухом, светом и снами. Его собеседниками были сравнительно молодой магистр Чиан Чен, который возглавлял факультет воды, и совсем юная волшебница Алия, приходившаяся старику кем-то вроде приемной дочери.
- Я все время вспоминаю ту историю про Невзрачного Душегуба, - говоря, Чен забавно жестикулировал: при слове "Душегуб" он скрючил пальцы в угрожающем жесте, словно собирался кого-то придушить.
- А, это тогда, когда ты накрыл целую банду одним Огненным Шаром? - воскликнула Алия.
- То был не я, - уточнил старик, - то был огненный маг, я просто поделился с ним маной. Мне в те годы не хватило бы духу убить человека, тем более, нескольких.
- Подумаешь! - возмущенно заметила Алия, - еще чего не хватало: беречь жизни убийц, чтобы они имели шанс убить снова!
- Ты рассуждаешь как огненный маг, - заметил Икен. - Потому, что вас с детства воспитывают в духе воинов.
- Да, да, грозная амазонка Алия, - усмехнулся Чен. - Не надо так сердито хмурить бровки, и сверкать глазками, я пошутил. Икен, меня заинтересовало одно ваше замечание. Вы тогда сказали, что знаменитый сыщик Шикаши назвал и вас сыщиком. И оговорились, что это было в первый раз. Значит, было и во второй? Неужели вы в молодости работали в сыске?
- Ого! Ты был сыщиком, это правда? - удивилась Алия.
- Кем я только не был... - проворчал старик. Судя по вашим лицам, простым "да" или "нет" я на этот раз не отделаюсь. Придется "откупаться" целой историей. Ну что ж...
_________________

Я тогда только что сдал экзамены, получив первую ступень. Такое случается обычно лишь во времена войн. В мирное время получить первую ступень студенту было практически нереально. Так что я был безмерно горд и рад. Хотя кто бы мог подумать, что Алия и Джерр переплюнут и меня, и остальных, получив звания мастеров еще до выпускных экзаменов! Молодежь нынче пошла... нестандартная.
Итак, я был в очень хорошем настроении, и намеревался провести каникулы в свое удовольствие, продолжив знакомство с двумя симпатичными студентками воздушного факультета.
Некоторое время я в самом деле неплохо проводил время, пока однажды ко мне домой не явился гость. С удивлением я узнал знаменитого сыщика Шикаши, которому помогал в том самом непростом расследовании (за что и получил звание мага первой ступени - или подмастерья магии). Мы посидели, выпили тизидранской жижи, поговорили о пустяках. Слово за слово и не успел я оглянуться, как Шикаши перешел к делу.
Оказалось, что после того памятного случая к нему стали часто обращаться клиенты с делами, от которых определенно несло магическим душком. С такими вещами обычно идут не к сыщику, а к волшебнику. Но в этих происшествиях, помимо магической стороны, часто присутствовала и детективная составляющая: кого-то найти, раскрыть какую-то тайну. В идеале здесь нужна совместная работа сыщика и мага, но в те времена это не было принято, касты магов и стражников соблюдали дистанцию.
Представьте себе: к Шикаши приходили люди и говорили о своем желании нанять его и Икена. Именно так: они нередко называли мое имя, хотя и всегда вторым. Шикаши объяснял, что тот случай был исключением, что вообще-то он привык работать один, и не занимается делами, связанными с колдовством. После чего отсылал посетителя в Цитадель. В Цитадели некоторым помогали, но чаще говорили, что детективными расследованиями занимаются сыщики из Стражи, а не Школа. В результате клиенты Шикаши иногда приходили к нему по второму разу, и он вынужден был снова давать отрицательный ответ. После десятого или пятнадцатого случая сыщик начал задумываться "а почему бы и нет?" Через какое-то время он, что называется, "дозрел", и вот сейчас сидел передо мной. Смысл его предложений был очевиден: он хотел снова заключить со мной контракт "на месяц-другой, а там посмотрим, что из этого выйдет". Закоренелый одиночка он, кажется, переступил через свои привычки и вынужден был признать, что напарник-маг ему может быть полезен.
Честно говоря, я еще не был настроен работать всерьез. Молодость, стремление к развлечениям и все такое... С другой стороны, я понимал, что череда выпивок и свиданий не может продолжаться бесконечно, а мои родители рано или поздно рассердятся и перестанут снабжать деньгами бездельника. Так что я намеревался найти нормальную работу "когда-нибудь". Это "когда-нибудь" было сильно неопределенным. Я не собирался тянуть с этим годами, но и не торопился. А тут Шикаши со своим предложением. Я понял, что найти более интересную работу неопытному магу будет проблематично, и что сыщик не станет ждать, пока я "нагуляюсь" вволю. В общем, я согласился.
Так, став подмастерьем магии, я одновременно стал подмастерьем великого сыщика, которого вполне можно было называть мастером своего дела. Вместе нам пришлось хлебнуть много всего и всякого. Но жаловаться не стоит: удача улыбалась Шикаши если и не постоянно, то гораздо чаще, чем другим. О чем бы вам рассказать...
_________________

Старик замолчал, предаваясь воспоминаниям. Подняв голову, он обнаружил, что окружен плотным кольцом слушателей. Кто-то шепнул, что магистр собирается рассказать одну из своих длинных историй, и слух разнесся по этажам башни. Взгляд Икена остановился на совсем юной мордашке, что выглядиывала из-за плеча Чена. Кажется, это девчонка-поваренок из ресторана, который располагался этажом ниже.
- Может быть, о каком-нибудь интересном деле из самых первых? Раз уж ты заговорил о тех временах... - подала голос Алия.
- Из самых первых? Ну... там было много интересного, - погрузившись в прошлое, волшебник снял с себя трехцветную повязку и стал мять ее в руках. - А вот кстати: знаете ли вы, из чего шьют повязки, которые носят маги воздуха? - С этими словами Икен поддел пальцем одну из трех полосок. Она была сделана из какого-то прозрачного материала - эластичного, мягкого, но прочного.
- Кажется, какое-то животное? - это сказал Чен.
- О да, животное. Но какое! Пожалуй, я расскажу вам именно эту историю...

Эпизод 1. Сыщик и его подмастерье.


Шикаши не пожалел о том, что взял меня в напарники. Слухи разнеслись очень быстро, и почти половина клиентов приходила к нам с делами, которые имели тот или иной привкус волшебства. И в другой половине дел мои умения также оказались полезны. Например, способность чувствовать ложь. Шикаши и сам умел распознавать обман, но одно дело - догадываться и подозревать, а совсем другое - знать точно и немедленно.
Сыщик раньше очень мало интересовался магией, а теперь стал любопытен и расспрашивал меня о тонкостях моей профессии, словно неофит. Сам он имел лишь девятый уровень - то есть, незначительные следы магических способностей, которые присущи некоторым людям: профессиональная интуиция, редкие предчувствия, внезапные озарения, и тому подобное. Но, конечно, он никогда бы не смог сотворить настоящее заклинание. Тем не менее, его интерес вовсе не был праздным: зная, как действует магия, он лучше понимал, какую помощь можно получить от меня.
И, кстати, именно благодаря ему я тогда не стал почивать на лаврах и продолжал осваивать все новые заклинания. Он постоянно подшучивал надо мной: а вот это можешь? Не можешь? Но это же одна из трех твоих стихий!? А говорил, крутой маг... Вообще меня трудно было поймать "на слабо", но у Шикаши это почему-то неизменно получалось. Я постепенно осмелел, и начал позволять себе ответные колкости и розыгрыши, но, несмотря на разницу в возрасте в два раза, он мне все это прощал.
_________________

Однажды к нам пришел очередной клиент. Человек этот мне на первый взгляд показался забавным. Почти вся его одежда, если не считать набедренной повязки, была сшита из прозрачного материала. Сквозь него виднелось мускулистое тело, обильно покрытое узорчатым рисунком: светло-серым по темно-желтой коже. Мешок же, который человек взял с собой, не был прозрачным, скрывая свое содержимое от посторонних глаз. Это была самая обычная сумка, которую носят, закинув на плечо.
- У меня дело к сыщику Шикаши и его помощнику Икену, - заявил человек, пока я его рассматривал. - Это вы?
Шикаши подтвердил.
- Я охотник за пузырями, и дело связано с моей профессией.
- Никогда не слышал о такой, - сказал Шикаши, - можете вкратце описать?
- Легко! Вот только я могу проговорить на эту тему сутки напролет, так что вы меня остановите, когда надоест.
Воздух, который нас окружает, зеленоватый и немного мутный, туманный. Этот туман создают мельчайшие живые существа, которые заполняют воздух, а питаются светом, частичками пара и пыли.
- Своеобразный планктон похожий на тот, что есть в воде, но еще мельче, - заметил я.
- Плантон? Мудреное словечко. Это живая пыль. Говорят, что если бы ее не было, мы бы могли видеть на многие версты вдаль. Наверху обитают существа, которые питаются живой пылью. Я говорю у пузырях. Они огромны и внешне похожи на прозрачные шары.
- Кажется, я слышал о чем-то подобном от магов земли. Они во всяких экзотических животных лучше разбираются... - заметил я.
- Действительно, пузыри - очень экзотические животные, вы правы! Они обитают слишком высоко, там, где люди их не видят никогда. За некоторым исключением: я имею в виду нас, охотников за пузырями. Думаю, что маги воздуха тоже могли бы увидеть пузырей, просто во время путешествий им совершенно ни к чему забираться так высоко, терять из виду землю и ориентиры.
Пузырь похож на огромный шар. Вот это - он указал на свою одежду - кожа пузыря. Очень дорогая между прочим, ведь пузыри редки и поймать их трудно. Большая часть пузыря - шар из этой самой кожи. Остальное - это брюшко, рот и перепонка, прикрепленные снизу. Брюшко накачивает воздух внутрь, но обратно выпускает не все, а только тяжелые составляющие. Из-за этого возникает сила, которая поднимает пузырь вверх. Перепонка работает как парус, который отклоняет движение пузыря немного в сторону от направления ветра. Благодаря этому, к нему в пасть постоянно задувает свежий планктон, которым пузырь и питается.
- Как же вы за ними охотитесь?
- А мы содержим особых, ездовых пузырей. Управление пузырем и охота за ними - целая наука!
- Да, я вам верю, - прервал гостя Шикаши. - А в чем состоит ваше дело?
- Как я уже сказал, оно связано с моей профессией. Очень трудно найти другого пузыря в мутном воздухе, поэтому попадаются они редко, стоят дорого, и не переводятся. Вернее, так было до последнего времени в наших краях.
- А ваши края - это...?
- Я охочусь к северу от Столицы, там, где начинаются пустоши.
- А прямо над Столицей пузырей нет?
- Есть, конечно, но сажать пузырь на лес или на город - форменное сумасшествие. Зацепится за что-нибудь, порвется - и на чем тогда летать на охоту?
- Понятно... но почему вы обратились ко мне? - спросил сыщик, - Вы, наверное, знаете, что я - столичный житель, и вовсе не собираюсь ехать в какую-то пустыню даже ради клиента.
- Пустоши - это не пустыня как Виз-Бакир,- немного обиделся охотник, - пустоши покрыты сочной травой и кишат жизнью. Но я вас не приглашаю в мои места. Потому, что моя проблема здесь, в городе! Я знаю, кто стоит за всем этим, и кто виноват!
- Вот даже как? А зачем же тогда пришли к нам?
Охотник смутился и возмутился одновременно. История, которую он рассказал, была проста. Был один маг, который родился в том же городке, что и охотник. Знали они друг друга чуть ли не с детства. Вялотекущая давняя вражда привела к очередной ссоре на каком-то празднике, и маг пообещал, что его недруг еще пожалеет. И не просто пожалеет, но сказал, почему именно: оттого, что разорится. А вскоре после этого в охотничьих угодьях пропали пузыри. То есть, вот они были - и вот их нет. Другие охотники возмутились: что же это - вы двое враждуете, а мы должны страдать?! И заставили нашего гостя отправиться на поиски справедливости за свой счет.
Маг приезжал на родину редко, а постоянно жил в Столице. Найти его в большом городе было не так уж сложно. Все знают, где находится Цитадель и Школа Магии, а там можно разузнать адрес любого мага в городе. Так охотник узнал место, где живет давний враг: это было неподалеку отсюда, в восточных кварталах. Однако начальство Школы не пожелало принимать меры: дескать, сначала надо доказать вину, а как - это уже не наша проблема. Охотник обратился к генералу (из тех, что командовали городской стражей в нашем районе). Генерал, однако, тоже не стал помогать и даже отказался от положенной платы за услуги. Он заявил, что его дело - за порядком следить, бандитов да убийц к ногтю прижимать, а ссориться с волшебниками ему не с руки. Пускай в Цитадели разбираются. Когда генерал узнал, что там охотнику уже отказали, он вспомнил про нас с Шикаши. Мол, есть тут два парня, которые занимаются как раз подобными делами, правда дерут втридорога.
- Если все так очевидно, как вы говорите, то я не возьму с вас много, - заметил Шикаши. - Вполне достаточно будет двухсот динов, включая сюда и кое-какие дополнительные расходы. Мы просто пойдем к этому магу и спросим, испортил он вам охоту или нет.
- Так ведь, скользкий тип он. Отпираться станет, - усомнился охотник.
Мы переглянулись.
- А вот этот парень, - Шикаши указал на меня, - чует ложь получше, чем собака сахарную косточку. Так что пусть себе отпирается, а правду все равно не скроет.
- Если же он заявит, что я на него клевещу, я ведь могу привести пару-тройку своих сокурсников по Школе, которые подтвердят мои слова, и станет только хуже, - пояснил я.
- Кстати, как вас зовут? - уточнил сыщик.
- Мирхо.
- Что ж, Мирхо, я думаю, нам не стоит откладывать это дело в долгий ящик, отправляемся немедленно!
Мы вышли на улицу и направились к площади, около которой жил маг. Было уже тепло, и мягкая земля приятно рассыпалась под ногами. Охотник тоже не носил обуви, как и все цивилизованные люди, хотя и жил где-то далеко на севере в диких местах. По дороге мы расспросили его. Оказалось, что тот маг по имени Дорух работал в стихии воздуха: погода, перевозки и все такое. Это также говорило против него: из всех стихий именно воздушному магу проще всего было сделать что-нибудь нехорошее с пузырями, которые летают где-то там, в вышине. Маг, кажется, не был очень силен, и с этой стороны проблем не предвиделось. Все же нам необходимы были свидетели. Поэтому по дороге мы зашли в контору.
- Мне нужен арбалетчик и маг огня на пару часов, надо помочь взять подозреваемого. Он тоже маг, но не огненный и не убийца, - сделал заказ Шикаши.
- Девяносто пять динов, - заявил конторщик.
Шикаши немедленно согласился, так как цена была стандартной. Однако конторщик, видимо, воспринял эту поспешность по-своему, и решил, что с людей, которые так быстро расстаются с деньгами, можно содрать больше.
- За каждого, - уточнил он.
Шикаши нахмурился. Он оперся локтями на стол, и его строгие глаза оказались на расстоянии ладони от глаз конторщика.
- Послушай, дружок, - голос сыщика был ласково-злобен. Да, я понимаю, что это противоположные чувства, но сыщик как-то ухитрился выразить их интонацией одновременно. - Ты правильно угадал, что у нас мало времени. Но если ты запросишь хотя бы на полдина больше стандартной цены, я отдам эти деньги в другой конторе. Они будут только рады получить цену больше обычной, а нам как раз по дороге. Я это сделаю просто ради того, чтобы наказать тебя за жадность, понимаешь? Так что или соглашайся на девяносто пять, или получишь лохматый дыр.
- Вам бы не сыщиком быть, а купцом, Шикаши, - проворчал конторщик, но на обычную цену согласился.
Вскоре мы были у дома мага. Это оказалось здание цилиндрической формы, напоминающее приземистую крепостную башню. Узкие окна, словно бойницы смотрели на четыре стороны света. Обычно внутри такое сооружение образует круглый двор без крыши, в центре которого возводят дополнительные жилые строения. Шикаши отправил наемников сторожить противоположную сторону башни. Если хозяин попробует удрать через черный ход, его угостят тупым арбалетным болтом в зад. А если попытается улететь, то там будет наш маг огня. Крохотный Огненный Шар сам наведется на цель, а ожог от него будет хоть и не смертельным, но очень болезненным, и сразу отобьет охоту разыгрывать из себя птичку.
На стук подошел сам хозяин.
- Какого дыра надо? - невежливо осведомился он сквозь толстую дверь.
- Это вы Дорух? Нам надо поговорить, выйдите на минутку.
- А если не выйду?
- Тогда мы подождем. Не будете же вы отсиживаться дома вечно! - тут Шикаши блефовал. Мы бы не стали брать дом в осаду и ждать его сутками, тем более, стражникам было заплачено только за пару часов. За дверью послышалось явственное сопение. В смотровой щели показались чьи-то глаза. Я уловил ауру: сомнение и упрямство, которые сменились страхом и возмущением.
- Какого дыра! С вами этот ухрюпок Мирхо и стражники! Небось наврал про меня до дыра! Так не пойдет, ухрюпки склизкие, идите вы к лохматой быдре и на бычий дыр!!
- Если вы виновны, вам не уйти. Но если вы ни в чем не виноваты, вам бояться нечего. Вы меня узнаете? Я сыщик Шикаши. Разве вы слышали, чтобы я когда-нибудь арестовывал невиновных? Мы зададим вам всего лишь пару вопросов, и, если вы в этом деле ни при чем, сразу оставим вас в покое.
- Угу дыр оторвать твоему папаше, а виновность мою будете определять по запаху, так что ли?! - к ауре Доруха добавилось ехидство.
- Вы, наверное, не заметили, но со мной маг снов. Вы должны понимать, что это значит.
Я почувствовал, как человек за дверью сначала удивился, а потом испытал явное облегчение. Дверь отворилась, и к нам вышел мускулистый приземистый мужичок, внешне похожий на кузнеца. Я почувствовал магию, которая была сосредоточена в нем. Действительно, не очень сильный маг, но и не слабачок. Твердая третья ступень, а может, и вторая.
- А этот паренек, наверное, тот самый Эйо Икен, который Душегуба завалил? - скорость, с которой у мужичка поменялось настроение и тон голоса, забавляла. - Наслышан, наслышан. Так бы сразу и сказали, что "соню" привели, с этого надо было начинать.
- "Соню"? - переспросил Шикаши.
- Это профессиональный жаргон, так у нас называют магов стихии снов, - пояснил я. - Только Душегуба не я завалил, я просто запасом маны поделился.
- Ну это неважно! Без тебя они бы дыра облезлого поймали, а не Душегуба. Я летал в те места, где его кончили, ох какая там знатная воронка в земле осталась, хоть внукам показывай, чтоб знали наших! Ну так спрашивай, что хотел. Тебе отвечу без проблем, правила ты знаешь.
- Какие еще правила? - забеспокоился сыщик.
- Он имеет в виду обычные правила допроса, которые соблюдают "сони". Если я спрошу его о чем-нибудь, что не имеет отношения к делу (например, не изменял ли он жене), то он имеет право не отвечать. Ну и вообще вопросы надо задавать ясно, четким голосом, без оскорблений... в общем, правила как правила, ничего особенного. Так я спрошу его?
Шикаши кивнул.
- Мирхо сказал, что в их охотничьих угодьях исчезли пузыри. Я видел, что он сказал правду. Дорух, способствовали вы как-нибудь этому или нет?
- Исчезли?! В самом деле?! Я очень рад, так ему и надо этому ухрюпку! Нет, я тут совершенно ни при чем.
- Хм... Вы сказали правду. Но вы обещали разорить Мирхо, не так ли?
- Ну... да, было дело. Только все ограничилось обещаниями и пожеланиями, мне было лень воплощать их в реальность. Может, светлые стороны судьбы прислушались к моим словам!?
- Да от твоих слов даже светлое потемнеет! - обиделся Мирхо.
- Однако он снова сказал правду, - констатировал я. - Последний вопрос: Дорух, знаете ли вы, почему и куда исчезли пузыри?
- На самом деле тут два вопроса, - заметил Дорух. - Если бы я знал почему, но не знал, куда, я бы мог ответить, что не знаю. Это было бы правдой, но я бы утаил от тебя важный факт.
Я, наверное, покраснел. Ошибка моя была из тех, которые проходят на первых курсах.
- Но я не стану пользоваться твоею оплошностью, и выскажусь четко: у меня нет никаких сведений или догадок насчет того, почему пузыри исчезли, и нет никаких сведений или догадок насчет того, куда. Вообще об этом я узнал только что, от вас. Возможно, у меня появятся какие-нибудь догадки потом, или могли бы появиться, если бы я стал искать причины... но я не буду помогать этому тыбдырке Мирхо. Ну что, нет в моих словах лжи? Я могу идти?
- Нет лжи в его словах, - подтвердил я.
- Да, вы можете идти, - сказал Шикаши. - Спасибо, и извините за беспокойство,
- Ничего, ничего. А ты, Эйо, держи хвост трубой, пусть знают наших! - с этими словами Дорух ушел к себе домой, и со всей дури хлопнул дверью так, что пыль столбом взлетела. Кажется, он это сделал нарочно, из хулиганских побуждений.
_________________

- Я был уверен, что это он! - сокрушался Мирхо, когда мы отправились в обратный путь. - Все указывало на него.
Шикаши с нескрываемой важностью стал читать мораль:
- Тем и отличаются косвенные улики от прямых: прямые указывают на то, что человек совершил преступление, а косвенные - что мог совершить. Но допустим, что есть несколько людей, которые могли совершить преступление. Тогда преступник - кто-то из них, и не обязательно тот, кто первым приходит в голову или против кого больше косвенных улик. Если улик много, это не гарантирует, что мы угадаем с первого раза, хотя это определяет оптимальный порядок проверки версий с максимальным шансом достичь цели при минимальных затратах времени.
Мирхо посмотрел на сыщика с неподдельным уважением. Аура охотника показывала, что он не понял объяснений. Я постарался скрыть усмешку.
- И что же мне теперь делать?
Шикаши ответил:
- Вы можете сдаться. Тогда вам останется надеяться на то, что пузыри вдруг появятся снова так же неожиданно, как исчезли. Или не появятся, и тогда вы разоритесь. И вы можете нанять какого-нибудь сыщика, чтобы распутать это дело.
- Я хочу нанять вас! Я могу сшить вам обоим костюмы из кожи пузырей бесплатно. Знаете, сколько они стоят?
Шикаши с сомнением покосился на одеяние охотника.
- Может, они и дорого стоят, но я предпочел бы деньги, если...
- Не вопрос: ведь я пока еще не разорен!
- Постойте, вы не дослушали. Я предпочел бы деньги, если бы я взялся за это дело. Но я цивилизованный человек, и привык жить в городе. Не хочу ехать на эти ваши пустоши, какими бы они ни были сочными с точки зрения животных. Почему именно я? Есть ведь и другие сыщики.
Надо сказать, что Шикаши родился и всю жизнь провел в восточных кварталах Столицы. Даже в другой район города он ездил с неохотой. Не знаю, чем объяснить его нелюбовь к путешествиям, но таков уж он был. Интересно, чем кончилось бы дело, если бы охотник обратился к кому-нибудь другому? Тогда, наверное, я бы никогда не узнал финал истории: слишком огромна Столица. Мирхо, однако, неправильно понял Шикаши:
- Другие? А вы, Эйо, согласитесь?
Признаться, я растерялся. Мне было бы интересно отправиться в это путешествие, но... что я буду там делать без Шикаши?
И тут он сам вдруг заявил:
- А почему бы и нет? Если только ненадолго, ведь теперь у нас много заказов, связанных с магией. Езжай!
Я представил себе, что я отправляюсь с Мирхо, и... на этом моя мысль останавливалась. Что я там буду делать? Допустим, остановлюсь в гостинице за счет охотника, а что потом? Как искать? Кого допрашивать? За кем следить? Ведь нет ни одной ниточки! Я поделился своими сомнениями вслух.
- Да ты просто привык к тому, что тобой командуют! - вдруг ни с того, ни с сего возмутился сыщик. - Я же вижу без всяких там аур, как загорелись твои глаза при мысли о халявной командировке. Все, что тебя останавливает - это отсутствие собственной инициативы. В Школе Магии тобой командовали преподаватели, да еще старейшина Пупулис, а потом я. Ты вечно ищешь кого-нибудь, кто скажет тебе, какой надо сделать следующий шаг. Нет слов, этот шаг ты выполняешь со всем прилежанием, а иногда и с блеском. Но потом тебе требуется кто-нибудь, кто снова ткнет тебя носом как щенка: а вот тут миска молока, теперь надо пить из нее.
Шикаши был для меня большим авторитетом, так что я даже и не подумал обижаться, но все еще не понимал: а что делать то? Легко сказать: прояви инициативу, а как?
- Да как ее проявить то, инициативу? - растерянно спросил я вслух.
- Ага, теперь ты хочешь, чтобы я тебе подсказал, как проявить инициативу? То есть, все та же старая песня: скажите мне, что делать теперь, да?
Кажется, не только я был растерян, аура Мирхо тоже излучала непонимание, удивление и любопытство. И он вдруг вступился за меня:
- Ну вы уж так уж на мальца не давите уж... Если я своему ученику скажу: пойди да поймай пузыря, так он тоже пасть раззявит и язык высунет. Это было бы слишком просто для меня, так не получится. Вот если сначала взять с собой на охоту, да показать на примерах, да потом дать порулить самому...
- Были ему примеры! - перебил Шикаши. - Думаете, это первое наше дело? Не первое. Пора ему уже и порулить...
- Так ведь порулить когда дают, то наставник всегда рядом. Изредка подсказать, да остановить, как же без этого? - рассудительно возразил охотник.
- Да если я буду рядом, он так и будет спрашивать меня по каждому поводу!
- А вы помалкивайте, - усмехнулся Мирхо.
- А, ничего вы не понимаете. Пробовал уже. Но потом до меня дошло: это же "соня"! Он просто спрашивает меня о разных возможностях, а по ауре догадывается, одобряю я их или нет. Получается, хотя я и молчу, а совет все равно даю. Что ухмыляешься, раскусил я тебя?
- Ну, в общем, да, - признал я. - У нас на экзаменах учителя надевают специальные амулеты, чтобы ученики стихии снов не могли понять, что сделали ошибку. А то ведь можно по ауре преподавателя догадаться и вовремя изменить мнение.
- Вот! И как же я с ним поеду, спрашивается?!
- Да вы просто домосед, Шикаши, и не хотите ехать! - съехидничал я. - А как будто вдруг решили меня повоспитывать.
- Да, да, я известный затворник, отшельник, и когда мы с Эйо летали за стену Столицы, дважды описался от страха. Мог бы и трижды, но моча кончилась, а он пожадничал, не поделился. Он у нас только маной делится.
- Это у него юмор такой, - пояснил я охотнику. - Он у нас вообще большой оригинал и выдающийся острослов.
- Хочу я или не хочу ехать, а тебе все равно надо учиться действовать без лидера. Вот если бы я мог за тобой присматривать... но вмешиваться только когда это в самом деле необходимо... Нет ли у магов какого-нибудь подходящего заклинания?
Заклинание такое было. Но я его не знал. Если сейчас признаться, что не знаю, он ведь заставит выучить. Хотя... нет, не заставит, времени нет учиться, надо расследовать. И я признался.
- Тогда купи такой амулет, ведь бывают наверняка? А нет, так попроси своих, пусть сделают.
- Дороговато получится...
- Ничего, мы его потом обратно продадим. Потому, что в командировке у тебя будет две дополнительные задачи: научиться колдовать это заклинание и делать такие амулеты.
Тьфу ты. Вот ведь, как говорится, сам напросился. Теперь еще это заклинание учить. Хотя... с другой стороны... там интересные формулы должны быть. А если соединить...
- Вижу, вижу, закатил глаза мечтательно.
Иногда наблюдательность сыщика раздражала окружающих не меньше, чем моя способность чувствовать эмоции. Но я уже привык. Поживите лет десять среди преподавателей, которые видят вас насквозь, и вы привыкнете.
Короче, отвертеться от командировки мне не удалось. Да я и не больно то сопротивлялся, если честно. Со всеми этими делами да расследованиями давненько я не летал за черту Столицы. Интересно было бы посмотреть на дикую природу и, особенно, на этих пузырей. Да и заклинания группы Ясновидения давно пора осваивать, так почему бы не начать с той разновидности, про которую упомянул Шикаши.
Вскоре мы договорились: Мирхо продает свои товары, а я покупаю амулет и предупреждаю родителей, после чего мы отправляемся. Мирхо сказал, что он управится за день, поскольку спрос на шкуры пузырей всегда высок.
С родителями все получилось относительно легко. Они попросили купить еще один такой же амулет, чтобы знать, все ли у меня в порядке. Мне совсем не улыбалась перспектива находиться под тройной слежкой: Шикаши, мамы и папы (особенно папы). Потому, я сослался на исключительную дороговизну артефакта (ну соврал я, а вы никогда не врали родителям?). Пришлось пообещать другой амулет, через который я мог бы сам посылать им время от времени весточку.
Такой амулет должен быть заряжен на заклинание Зова. Этот аркан я знал, и мог сделать вещицу самостоятельно. Надо взять жемчужину, настроить ее на свою ауру, потом время от времени посылать в сторону Столицы Зов. Для кого-то могло стать проблемой расстояние, но чего-чего, а сырой магической силы мне всегда хватало. Да, да, не надо мне напоминать, что способность накапливать магическую энергию называют гораздо чаще "глупой силой", и что есть поговорки вроде "мана есть - ума не надо". Но выражение "сырая сила" мне больше нравится.
Жемчужину я сделаю, а вот амулет для Шикаши придется покупать. Но в магической лавке Школы мне сказали, эти амулеты запрещены. Маги не хотели, чтобы их использовали для слежки. Представьте себе: такой амулет можно сделать в виде булавки, которую потом незаметно вколоть в одежду. Дальше - понятно: все, что "видит" булавка, сможет увидеть и другой человек. Поэтому нужных мне амулетов в продаже не было. Чего-то подобного я ожидал. К счастью, подобные запреты не распространялись на самих магов. Это лишь означало, что амулет мне будут делать "на заказ" прямо сегодня, выйдет это дорого (как я и предполагал), и ждать придется до завтрашнего утра. Я попросил разрешения понаблюдать за процессом изготовления, чтобы поучиться самому. Частный маг-купец мне бы в такой просьбе отказал, но Школа - на то и Школа.
Это оказалось интересно, и по ходу дела у меня возникло несколько мыслей о том, как усовершенствовать технологию. Все мои гениальные идеи на поверку оказались полным бредом, но это я выяснил уже позднее (читая библиотечные учебники во время путешествия).
Возня с амулетом для Шикаши и со вторым, для родителей, с поиском учебников и закупкой припасов на дорогу заняла остаток дня и большую часть ночи. Так что я зевал во весь рот, когда мы с Мирхо выехали за город на шустрой двуконной тележке. Можно было и полететь, конечно, но в повозке так удобно спать...
Сон мой как рукой сняло, когда я увидел... нет, это надо писать с большой буквы: не пузырь, а Пузырь. Даже Пузырище. Когда Мирхо описывал этих животных, он сказал, что они "огромны", но я не представлял, что настолько. Пожалуй, как раз с Башню Ветра. Прозрачный шар Пузыря заслонял небо, и красиво преломлял утренний свет. К нижней части сферы прикрепилось собственно тело животного, которое я бы затруднился сравнивать с чем-нибудь. Большой хвост-парус в виде полупрозрачной перепонки сейчас был сложен. Такой же складывающейся и перепончатой оказалась пасть. Я бы вообще не догадался, что это пасть, если бы охотник не объяснил. По бокам росли тонкие длинные щупальца, свернутые в клубки. Именно к ним был привязан пассажирский короб. Мирхо сказал, что щупальца - это половые органы, и я поморщился, невольно представив себя на месте Пузыря.
- Как его зовут?
- Никак. Он глухой и тупой, поэтому никакого имени ему не нужно.
- Здоровый какой...
- Еще бы! Самые большие пузыри используются как транспорт. Только такой пузырь может догнать пузыря поменьше размером, да еще неся под собой пассажиров.
Пузырь был привязан веревкой к трем толстым бревнам, вкопанным в землю пирамидкой. Чтобы не удрал. Это животное не поддавалось дрессировке, поэтому каждый раз, будучи привязанным, надувалось до отказа, пытаясь улететь, пока не уставало. А улететь оно пыталось потому, что хотело жрать. Пузырю не нравился корм, который задувало в его пасть у земли, здесь слишком много пыли.
Вокруг неуклюже ковыляли будюги. Мне, городскому жителю и это зверье было в диковинку. Раньше я видел их только на картинках или на столе (уже в виде сала или котлет). Зверюги оказались чуть больше лошади, имели по два коротких хобота, и выглядели так, словно страдали крайней степенью ожирения. Да так оно и было. Местный пастух получил от охотника свою плату (он охранял пузыря) и отвязал веревку, когда мы залезли в короб.
Внутри было уютно, хотя и не слишком просторно. Управление придумывал какой-то садист: прочные нити тянулись от костяных крюков, а крюки были воткнуты глубоко в тело животного. Достаточно потянуть за одну из нитей, чтобы крюк вонзился чуть глубже, задел нужный нерв и вынудил Пузыря напрячь какую-нибудь мышцу или стимулировать какую-нибудь железу.
Столь жестокий способ, похоже, оставался единственным. Пузыря нельзя выдрессировать, так как у него отсутствует мозг, и лишь несколько нервных сплетений залегают в глубине тела. Пузырь был почти бесчувственным, лишь ощущал вкус пищи, запахи, тепло.
Отвязанного пузыря плавно сносило ветром над самой землей. Животное, уставшее рваться с привязи, казалось, погрузилось в полную апатию. Мирхо потянул одну из нитей, и вдруг пузырь потерял прозрачность. Воздух внутри него наполнился густым черным дымом.
- Что это с ним?
- Это называется чернухой, - пояснил охотник. - Такая штука, которая примешивается к воздуху. Сейчас он совсем потемнеет, и воздух внутри начнет нагреваться на свету. А тогда он нмного раздуется, и его потянет кверху. Хорошо, что ветер северный, нам как раз в ту сторону.
- А если бы был не северный?
- Северо-восточный или северо-западный меня бы тоже устроил. Полет пузыря можно отклонить. Совсем немного - рулем, а побольше - крыльями. Кроме того можно подняться или опустииться, на разной высоте ветер дует по-разному. Ну а если и это не помогает, приходится садиться и ждать правильной погоды.
- Руль я вижу, а где у него крылья?
- Крылья не его, они натянуты на деревянные рейки и сложены по бокам. Когда надо, я их разворачиваю, словно весла, а пузырь их двигает щупальцем, - охотник указал на какой-то странный механизм с колесами, ременной передачей, мощной пружиной и веревками. Он что-то мне объяснял про то, куда привязывается щупальце, как оно натягивает пружину, а та потом некоторое время двигает крылья. Эта штуковина, похоже, была самой сложной частью летательного аппарата. Все остальное выглядело примитивно.
Была причина, по которой я не использовал свою магию для полета: мы с Мирхо улетели бы, но не бросать же его драгоценного пузыря? Не очень то он массивный, но слишком большой. Не знаю ни одного подходящего заклинания из группы Левитации, чтобы аккуратно сдвинуть такую махину. Можно было бы поэкспериментировать... теоретически. А практически, если от моих экспериментов пузырь лопнет, то клиент меня прибьет.
Сначала я думал, что полет на пузыре неспешный и медленный по сравнению с магической левитацией. Но потом изменил свое мнение. На высоте ветер дул сильно, и мы перемещались со вполне приличной скоростью.
Раньше мне не приходилось летать так высоко. Неудобно: нет никаких ориентиров. Из-за живой пыли, рассеянной в воздухе, не видно земли. Лишь изумрудный туман сияет вокруг - чуть светлее над головой, чуть насыщеннее снизу. Мы поднимались все выше и выше, и ветер несколько раз менял направление. Мирхо, руководствуясь какими-то своими соображениями, подбирал оптимальную высоту.
Тем временем можно было спокойно поспать и почитать книжки, потренироваться с Ясновидением. В Школе я узнал лишь основы этой магии, заканчивать обучение придется самостоятельно. Сначала текст казался непонятным, мешала своеобразная терминология автора, и дело шло туго. Но постепенно, привыкнув, я начал глотать страницу за страницей. Астральная топология, пространственно-энергетические уравнения, теория цикличных мана-систем мне были хорошо знакомы, а вот шаблоны конверсий потоков, которые нам преподавали в самом начале старшей школы, я, как оказалось, подзабыл. Пришлось входить в транс, чтобы стимулировать память и вспомнить лекции.
Шло время. В сторону отложен первый том учебника, второй. Третий листается быстро: многое уже известно, осталось уточнить лишь некоторые детали и убедиться, что автор ничего не напутал. А то бывает, пропустят какую-нибудь руну, а потом у незадачливого мага оторвет ценную часть тела (а разве есть неценные?). В Школе, ясное дело, проще: там и преподаватели знают назубок все опечатки в учебниках, и сокурсники по традиции проверяют расчеты друг у друга по несколько раз, и защитные амулеты вокруг, и лазарет, в случае чего, под боком, и лучшие целители Виза на соседней улице живут. В одиночку учиться - муторно и опасно, и потому не всякий маг после Школы вообще этим занимается. Зато интересно.
Разобравшись с теорией, я начал создавать плетение. Плетение - это такая крохотная штуковина, которая состоит из энергии нужной стихии, то есть, из маны. Все люди разные, то же относится и к магам. Плетение, годное для одного, не подойдет никому другому. Вся теория и замысловатые нагромождения формул нужны были для того, чтобы конкретный волшебник мог рассчитать, а потом слой за слоем, нить за нитью создать плетение, которое подойдет лично ему. Для простых, хорошо изученных заклинаний плетение рассчитать просто. С них начинают обучение. Например, Эмпатия в сфере снов, Бласт в сфере огня, Плеск в сфере воды - это магия для малышей. Для многих сложных других арканов часто нельзя даже сказать заранее, что получится в конечном счете.
Может получиться плетение, в которое придется накачивать огромное количество маны, чтобы оно сработало. Может получиться плетение, которое будет со временем рассыпаться, и придется носить с собой листочек с записями, чтобы время от времени его восстанавливать. Очень нехороший случай - когда плетение получается взрывоопасным. Последствия могут оказаться самыми плачевными. Если это стихия снов, то в худшем случае дело кончается сумасшествием или эпилептическим припадком, который длится часами (и приводит к смерти, если рядом не окажется опытного мага). Бывают плетения, которые отваливаются. То есть, обычно плетение прикрепляют к какому-нибудь месту на теле, например, в середину второй фаланги указательного пальца левой руки. Но неудачное плетение может отвалиться. Однажды у меня было плетение для Подушки (это аркан из группы Левитации), которое было всем хорошо: экономично, стабильно, и безопасно, но постоянно отваливалось во сне, и каждое утро мне приходилось искать его под кроватью. В конце концов оно провалилось в щель между досками пола, и должно быть, зацепилось за мышь или таракана. Интересно, среди мышей бывают маги? Шучу, шучу...
Вот, к примеру, Ясновидение. Это целая группа заклинаний. В тот раз я пытался освоить арканы Чужой Глаз и Чужое Ухо. Чужой Глаз позволяет человеку видеть то, что видит другой человек, а Чужое Ухо - слышать. Опять же, есть варианты: кто эти два человека - маги снов, люди с амулетами или вообще немаги? От этого многое зависит. Что полезнее? Для меня лично - подслушать, подсмотреть, что видит или слышит другой. Поскольку большинство людей - немаги и не носят амулетов специально против этих заклинаний, то в первую очередь надо освоить арканы, где "соня" (то есть, я) подслушивает или подсматривает за немагом без амулетов. А дальше... дальше все зависит от моего умения и везения. Нет единого рецепта для всех, нет универсального порядка действий, который дал бы гарантированный результат. Первые расчеты дали хорошее плетение, я его проверил разок, вроде все сходится, потом еще раз и обнаружил ошибку в расчетах. Доведя их до конца, убедился, что плетение взрывоопасно. Вот незадача! Придется искать другую структуру...
Охотник большую часть времени спал, и его можно было понять: делать в дороге почти нечего и смотреть не на что. Иногда мы говорили о магии. Мирхо задавал вопросы, кажется, лишь для того, чтобы развеять скуку. Из моих объяснений он понимал немногое, но все равно спрашивал.
- Зачем все маги носят эти повязки?
- А зачем вы носите эту куртку? Знак принадлежности к профессиональному клану.
- А что значат цвета? Я знаю только о прозрачных повязках у магов воздуха. Еще слышал, что красные повязки - у военных магов.
- Нет, не у военных, а у магов огня. Это не одно и то же. Огненная магия лучше любой другой в бою, и почти бесполезна для всего остального. Поэтому большая часть магов-воинов работают в стихии огня. Но есть и другие боевые маги (хотя их не так много).
- Ага, красный цвет и огонь - это понятно. А другие цвета?
- Синий - стихия воды, потому что глубокая вода синяя. Зеленый - земля, так как на ней растет зеленая трава, деревья, и вообще маги земли вечно выращивают всякую всячину. Серебристый - цвет стихии света, поскольку серебристая лента лучше всех отражает свет. Серый - стихия снов. Цвет символизирует неяркость, незаметность, скрытность, ведь среди "сонь" много шпионов. И прозрачный - это стихия воздуха.
- Потому, что в воздухе такие прозрачные пузыри! - заключил охотник.
- Нет, потому, что воздух прозрачный.
- Пузыри прозрачнее.
- Только потому, что они тонкие. Если бы пузырь был толщиной как атмосфера...
- Атмо... чего?
- Ну атмосфера, воздух.
- Так бы и сказал, а то мудреные словечки какие-то выдумывает. Но пузырь не может быть толстым, он упадет тогда!
Ну и так далее в том же роде. Вскоре наивный спор меня начинал раздражать, и я вновь погружался в учебники. В занятиях магией прошло несколько дней, за которые мы преодолели большое расстояние и прилетели на родину Мирхо.
_________________

Вечерело. Пузырь спускался вниз. Мирхо сбросил балласт, снижение замедлилось. Сквозь изумрудный туман постепенно проступали контуры, которые оказались дорогами, полями и улицами.
Городок назывался Джаахнума, хотя никакими мифическими чудовищами джаа тут и не пахло.
Многочисленные пузыри, привязанные тут и там на роль злых монстров никак не годились, хотя и были очень велики. Некоторые даже больше, чем у Мирхо.
Город охотников за пузырями. Именно это занятие было тут основным, а также все остальное, что связано с пузырями: пошив одежды из их кожи, изготовление снастей, коробов, крюков и прочей амуниции к летательному аппарату и все такое в том же духе. Единственная гостиница оказалась на удивление дешевой - возможно, потому, что путешественники в этой глуши появлялись редко. В гостинице можно было только спать, а едой торговали в тавернах и на вынос. Цены по сравнению со Столицей - чисто символические.
Пустоши в самом деле кишели жизнью: высокая трава покрывала землю от горизонта до горизонта темно-зеленым волнующимся морем. Голоса птиц и жужжание насекомых создавали непрерывную какофонию, словно бесчисленное множество плохих музыкантов пытались переиграть друг друга. Знакомые встретили Мирхо прохладно, даже когда узнали, что его ссора с Дорухом не была причиной исчезновения дичи. В глазах взрослых жителей застыла хмурая муть безнадежности, лишь детишки весело смеялись, играя на улице.
За время, пока охотник отсутствовал, положение к лучшему не изменилось. Пузырей все не было, если не считать тех, что давно были пойманы и "запряжены". Если дело так пойдет, то придется разделать и этих. По меркам охотников убить ездовой пузырь, чтобы продать его шкуру, можно только от полного отчаяния и безысходности.
В моей голове царила пустота. Никаких идей. Решив, что утро вечера мудренее, я лег спать.
Наутро голова была столь же девственно пуста. Что делать то? С чего начать? Подозреваемых нет, версий нет, плана действий нет. Я провел несколько часов, ходя по комнате и пытаясь придумать что-нибудь, и испытал истинное облегчение, когда почувствовал знакомое ощущение внутри черепа.
- Эйо Икен, вы меня слышите?
- Слышу.
- Зов почтовой службы Школы Магии Столицы. Для вас послание. Отправитель - Шикаши. Послание оплачено отправителем. Хотите услышать?
- Конечно!
- Содержание послания: "Лучше действовать, не зная, что из этого получится, чем бездействовать, зная, что из этого не получится ничего". Конец послания. До свидания.
У меня было такое ощущение, что мне дали кубок с вином, в котором на поверку оказалась вода. Когда я услышал Зов, я ожидал получить совет, что мне делать, с чего начать... вместо этого пришла одна фраза, похожая на поучения напыщенного философа.
Что ж, если Шикаши ограничился этим посланием, значит он считает, что мне этого должно хватить. Он предлагает действовать. Вопрос, что именно мне делать? Ладно, за неимением собственных идей, попробуем подражать мастеру. Что там есть в арсенале Шикаши? Поиск свидетелей, допрос подозреваемого, обращение к экспертам. Все это можно свести к одному: разговор с кем-нибудь, кто имеет хоть какое-нибудь отношение к делу. Кто имеет отношение к пропаже пузырей? Вроде бы никто. Что еще в арсенале? Слежка. За кем следить? Кажется, не за кем. Что еще? Засады и аресты. Где и кого подстерегать или арестовывать? Опять же, негде и некого. Еще? Анализ полученной информации. Угу, этим я занимался все утро и без толку. Еще? Странно: но больше ничего не приходит в голову. Оказывается, не такой уж богатый арсенал у сыщика. Даже у мага огня больше заклинаний.
Что же делать? "Лучше действовать". Угу, лучше. Да что делать то?! Так, еще раз. Разговор с кем-нибудь, кто имеет отношение к делу. Не с кем. Стоп! Как там? Лучше действовать хоть как-то, чем вообще никак? Тогда, может надо поговорить хоть с кем-нибудь, с кем попало? Кто имеет хотя бы отдаленное отношение к исчезновению дичи? Да пожалуй весь этот город, они же живут за счет пузырей. Охотники продают шкуры в больших городах, а остальные продают что-нибудь охотникам. Кажется, никто из них не должен ничего знать о пропаже. Но что, если кто-то что-то все же знает?
В конечном счете послание Шикаши все-таки сдвинуло меня с мертвой точки. Я опрошу всех, кто захочет со мной говорить. Если кто-то из них что-нибудь скрывает, я это почувствую по ауре. Зря я, что ли, маг снов? Хватит думать, пора действовать!
- Я сыщик, я расследую исчезновение пузырей в ваших краях и хотел бы задать вам несколько вопросов, - с этими словами я обратился к трактирщику.
На вид наглый тип, ну и ладно, мне с ним дружбу не водить.
- А что мне с этого будет? - осведомился наглый тип.
- С этого вам будут деньги... - тип недвусмысленным жестом протянул руку, но я его жестоко разочаровал, продолжив фразу до конца, - от охотников, когда пузыри вернутся. Ведь ваши дела идут все хуже, не так ли? В ваших интересах помогать мне, чтобы ваши доходы возросли в будущем гораздо больше, чем от одной моей подачки сегодня.
Трактирщик удивленно поднял брови, но быстро сообразил, что я прав.
- Да, мне это выгодно, спрашивай.
- Как давно пропали пузыри?
- Примерно месяц назад, точнее сказать нельзя. Знаешь, ведь этих животных очень трудно найти, поэтому удача случается не каждый день. А после поимки еще надо еще довезти добычу до Джаахнумы. Иногда несколько дней подряд никто ничего не привозит. Так вот, где-то полтора месяца назад охотники стали появляться с трофеями все реже и реже. Последняя добыча была доставлена чуть меньше месяца назад.
- Почему пузыри пропали, вы знаете?
- Нет, конечно.
- А подозрения какие-нибудь есть?
- Все думали на Доруха, поскольку он рассорился с Мирхо и обещал его разорить. Но если теперь даже заклятый враг Доруха не виновен, тогда я не представляю, кто может иметь к этому отношение.
- Охотникам действительно грозит разорение?
- И не только охотникам, всем в этом городе!
- Тогда, пожалуй, это вы все должны мне заплатить за то, что я вам помогаю, - съязвил я. - Как скоро жители города разорятся окончательно?
- Так нельзя сказать точно: это же вопрос доходов и расходов. Я в таких вещах разбираюсь, но не уверен, что вы интересуетесь подробным раскладом. Кто-то раньше, кто-то позже. Думаю, что месяц мы еще продержимся, а потом город начнут покидать самые бедные и нетерпеливые. Еще месяц - и начнется массовый исход. А после того все равно кто-нибудь останется, но это будет уже другой город, очень небогатый, и живущий не за счет охоты, а за счет чего-то другого. Есть кое-какие источники доходов, но они не идут ни в какое сравнение с экспортом шкур.
- А вы?
- Я? Если вы не решите наших проблем, я тут не останусь.
После трактирщика я опросил еще многих жителей. Все они говорили примерно одно и то же, так что нет смысла пересказывать каждый разговор. Вот что еще я узнал: в те дни, когда пропали пузыри, несколько охотников видели вдалеке тени, похожие на добычу, но тени быстро исчезали, как только ловцы направляли свое животное в ту сторону. Чтобы узнать дополнительные подробности, я разыскал тех охотников.
- Да, действительно, видел, - говорил один из них. - Пузырь двигается бесшумно, и в поиске приходится полагаться только на зрение. Когда видишь такую тень, это может быть добыча, а может быть облако или обман зрения. Надо приблизиться, чтобы убедиться. Но когда я направил туда мой пузырь, тень исчезла. У меня большой, сильный пузырь, с широкой перепонкой. Обычный пузырь от него удрать не может. Большой удерет, но не так быстро! Так что я не знаю, что это было, может, другой охотник, а может, почудилось.
Получалось, что никому из жителей города не было смысла портить жизнь самим себе, приводя в упадок доходный промысел. Тогда, возможно, это было выгодно кому-то другому? Такой вопрос я забыл задать, и тогда я пошел по второму кругу, расспрашивая жителей.
- Если рассуждать примитивно, - говорила мне хозяйка таверны, - то выгоду могут извлечь конкуренты. Однако вы, молодой человек, не в курсе тонкостей ценообразования. Дело в том, что спрос на шкуры всегда высок, и все нынешние охотники не в состоянии его удовлетворить. С другой стороны, прозрачные шкуры не являются чем-то необходимым для жизни, как например вода. Вот почему покупатели держат некую предельную планку, выше которой не платят никогда. Потому цены стабильны, высоки, и они не изменятся от того, что из этих мест перестанут поступать шкуры.
Заезжий купец добавлял:
- Действительно, цены от этого не изменятся. Однако, изменится кое-что другое. Упадут доходы жителей этого города. Если кто-то задался целью насолить конкретному жителю города (а другие просто оказались случайными жертвами) тогда... Но есть еще кое-кто, кто может пострадать.
- А именно?
- Это мы, купцы. Те, кто торгует с этим городом и еще несколькими поселениями охотников. Там дела обстоят не лучше. Я думаю, кто-то желает разорить купцов. Или одного конкретного купца.
- Почему вы так думаете?
- О, ничего определенного. Вы, конечно, можете подумать, что свой пот воняет не так противно. Но тут дело не в этом, поверьте. Масштабы не те. Месть жителю города, которая затрагивает весь город, - это слишком. Какой-то неведомый враг? Откуда ему взяться? Они тут живут довольно замкнуто, имея дело лишь с нами, купцами. Как бы они могли поссориться с кем-то еще? Само собой, бешеная собака даже в пустыне найдет, кого покусать, но мне в это не верится. Не те масштабы, не те.
- А для купцов, получается, масштабы те?
- Да, вполне. Большие деньги - большая злоба.
Этот купец, который любил говорить пословицами, дал мне две ниточки. Во-первых, надо попробовать поискать среди купцов. Во-вторых, оказывается, что тут есть и другие охотничьи поселения, и там могут знать больше. Теперь я мог составить план. Во-первых, надо обойти всех иногородних купцов, которые сейчас здесь. Во-вторых, надо узнать расположение других поселений, и провести опрос там. И, наконец, если и это ничего не даст, придется искать всех тех купцов, кто находится вне городов, например, двигается сейчас куда-то со своим караваном.

Эпизод 2. Подмастерье без мастера.


На следующий день я начал воплощать свой план в жизнь. Купил карту, где были обозначены города охотников. Кроме того, я попытался составить список купцов. Он оказался неожиданно велик. Казалось бы, теперь, когда дела идут так плохо, им нечего здесь делать. Но вот поди ж ты! Я спрашивал их: почему, но ответы были в основном из области бизнеса, в котором я мало что понимал. Я обошел с дюжину купцов, и это мне порядком надоело. Никто из них не знал ничего о причинах исчезновения пузырей. Многие соглашались с версией, что в деле мог быть замешан кто-то достаточно богатый и влиятельный, желающий отомстить одному из торговцев. Многие имели достаточно врагов, но не имели представления, кто из них мог быть замешан в этом деле. Судя по ауре, они не врали. К вечеру я одурел от необходимости искать адрес, где остановился очередной скупщик шкур, после чего добиваться аудиенции у чванливого богача, чтобы потом задать несколько вопросов и получить несколько бесполезных ответов. Выспавшись, я продолжил поиски. За три дня я кое-как закончил с этим городом, а ведь оставалось еще восемь поселений!
Я составил маршрут, чтобы за кратчайшее время пути посетить эти города, и начертил его на карте. Услугами Михро пользоваться не стал, ведь я сам себе перевозчик. Утром пятого дня я поднял большую тучу пыли и со свистом устремился на северо-восток. С моей стороны это было хвастовство, конечно. Я хотел показать, что магия лучше, чем полет на пузыре. Заклинание Левитации, в которое вложено достаточно много маны, создает настолько сильный ветер и настолько плотные вихри, что они способны поднять большой груз. В данном случае этим грузом был я сам. Насколько я знал, магистры умеют даже преодолевать в полете скорость звука. У меня пока этого не получалось, хотя оставалось совсем немного. Я пытался ускориться за счет сырой силы, но тут, кажется, нужны были какие-то особые хитрости.
- Эйо Икен, вы меня слышите? - Зов застал меня в полете.
- Слышу.
- Зов почтовой службы Школы Магии Столицы. Для вас послание. Отправитель - Шикаши. Послание оплачено отправителем. Хотите услышать?
- Хочу.
- Содержание послания: "Если собрать всех в одном месте, не придется искать каждого". Конец послания. До свидания.
На этот раз до меня дошло сразу. Я и сам подумывал о том, как бы мне ускорить опрос скупщиков. Было бы гораздо проще, если бы они сами пришли ко мне все одновременно. Вот только как этого достичь? У меня возникла мысль: надо объявить, что я знаю, как вернуть пузырей. Тогда предполагаемый преступник наверняка мной заинтересуется. Подумав, я отбросил эту идею. Я вспомнил Невзрачного Душегуба и его жертв. А что, если и этот преступник не остановится перед убийством? Я слишком молод, чтобы погибать из-за какого-то расследования! Нет уж, лучше я попробую привлечь купцов чем-нибудь другим. Простой план созрел к тому моменту, когда я совершил посадку в городе Инапатра. Вскоре несколько местных мальчишек, нанятых мной, орали на перекрестках:
- Столичный маг дает представление! В программе магия воздуха и света! Левитация! Волшебные иллюзии! Гвоздь программы - настоящий смерч! Представление пройдет в Инахаттане! Количество билетов ограничено!
Инахаттан - богатый особняк, где собиралась местная знать. Это означало, что удовольствие будет дорогим, что мне и требовалось. Я хотел, чтобы на моем представлении присутствовали только богачи. Билеты стоили соответственно. В объявлении недаром умалчивалось о магии снов. Не хотелось спугнуть подозреваемого. Ради этого я даже осквернил свой предмет гордости - повязку мага. Расплел ее, вынул серую ленту и сплел снова.
Несмотря на высокие цены, зрителей собралось много. Тут были не только купцы, занимавшиеся скупкой шкур, но и местные торговцы, ростовщики, еще какие-то богатеи.
Представление мне было нужно для того, чтобы собрать их всех в одном месте и понаблюдать. Но я не собирался халтурить, мне самому интересно было сделать красивое шоу. Я не боялся выступлений перед многочисленной публикой, а если у кого-то и был такой страх, то на факультете света от него успешно избавляли. Не был я и дилетантом: основам актерского мастерства нас обучали. Но я бы не смог работать актером в "нормальном" спектакле, все же у магов своя специфика.
Как и было задумано, действо происходило на крыше Инахаттана, на открытом воздухе. Зрители расселись, музыканты заиграли тихую мелодию. Я вышел на сцену, поклонился зрителям. На мне был надет простой светло-серый балахон, никакого грима. Моя фигура не должна выделяться, все внимание зрителей надо приковать к зрелищным эффектам. То, что произошло дальше, я опишу с точки зрения зрителя, так будет проще себе представить.
На сцену вышел столичный маг. Выглядел он очень юным и несолидным, но это впечатление немного смягчали строгая одежда и серьезное выражение лица. Его кожа была светло-серой - обычный цвет для Столицы, где встречаются все оттенки желтого, серого и даже ярко-белый, как снег в полдень. Волосы юноши были примерно того же цвета, как и балахон. Единственно, что выделялось - блестящая полоска на голове, прихотливо перекрученная с прозрачной.
Маг сел плавно и очень быстро, как умеют лишь дети и очень молодые люди маленького веса. Он скрестил ноги, потом оперся на руки и стал плавно наклоняться. По мере того, как он опускался, его фигуру накрывала темнота. К тому моменту, когда маг должен был коснуться лбом пола, вокруг него возникла черная полусфера кромешной тьмы, полностью поглотившая волшебника.
На глазах зрителей сфера тьмы стала расширяться, перелилась через края возвышения, на котором сидел молодой волшебник, и продолжила свое наступление. В нем было что-то грозное и неотвратимое. Хотя все знали, что это - часть представления, зрители занервничали. Музыканты стали брать медленные, но гармоничные басовые аккорды, манипулируя настроением публики, превращая страх в ощущение таинственности.
Тьма накрыла ряды зрителей. Где-то там, неподалеку была середина дня и зеленое небо. А здесь - мрак даже более глубокий, чем ночью. Такой бывает только в пещерах. Во тьме можно было услыхать перешептывание ближайших соседей. Маг точно отмерил паузу, после которой публика начала бы проявлять нетерпение. Настало время для следующей иллюзии.
Маленькая яркая точка вспыхнула в центре. Точка превратилась в золотую чашу, сияющую мягким светом, разбрасывающую искры. Вдруг над краем чаши появилась головка. То ли змея, то ли ящерица, то ли табипен. Головка блеснула зелеными глазами, поднялась, и стало ясно, что это именно змея, явно стилизованная, чтобы не вызывать у публики ощущения опасности. Она напружинилась, выпрыгнула из чаши и... поползла прямо по воздуху, извиваясь. За ней оставался яркий волнистый розовый след. Тут из чаши выпрыгнула еще одна змейка, потом еще и еще... Вскоре над головами зрителей возникла сияющая розовая девятилучевая звезда, ее лучи были нарисованы ползающими рептилиями. Достигнув какой-то точки, змейки исчезли, а звезда осталась. Зрители подняли руки, отдавая должное красоте иллюзии.
А маг уже готовил следующую. Вдруг все озарила вспышка, и словно поток расплавленного золота хлынул из чаши. Глазам стало больно от ярчайшего света. Золотой поток быстро залил промежутки между розовыми лучами, а потом вся конструкция вспухла, образуя желто-розовый зонтик-потолок вокруг зрителей. Свет был очень мощным, и люди жмурились. Маг не стал испытывать их терпения, и притушил яркость до приятного уровня. Некоторые зрители, кто понимал, что почем, снова подняли руки, признавая силу мага.
Теперь и волшебника, и зрительский зал было хорошо видно, все сидели в чудесном шатре, сотканном из света. Шатер напоминал внутренности экзотического фрукта с желтыми дольками и розовыми прожилками. И тут на дольках стали проступать какие-то изображения, все четче и яснее. Вот старый маг, вот воин с мечом, затем лошадь, какой-то хищный зверь породы кошачьих, а вот прекрасная тонкая полуобнаженная девушка... мужской половине зрителей это зрелище понравилось, и они снова подняли руки... после того как вернули на место слегка отвисшие челюсти. А потом настал черед женской половины, поскольку на следующей дольке проступила картина, изображающая дикаря с могучей мускулатурой и мужественными чертами лица, одетого лишь в набедренную повязку. На следующей дольке эти двое были изображены вместе, обнимающимися. Потом на глазах зрителей картина изменилась, и теперь дикарь превратился в стройного аристократа с белоснежной кожей, а девушка - в невысокую пухлую женщину со впечатляющими округлостями спереди и сзади. Вкусы зрителей были весьма разнообразны, так что и эта картина понравилась очень многим. Последняя, девятая долька заколыхалась и вдруг разорвалась посредине. Весь купол пересекла трещина, и он вдруг рассыпался, мерцая блестками, медленно опускающимися среди зрителей.
Не успели зрители осознать, что купола больше нет, как их ждало новое потрясение. Когда шатер из света исчез, все вдруг обнаружили, что сидят посредине девственного леса. Вокруг возвышались высокие деревья, колыхалась трава, и какие-то насекомые летали, опыляя цветы. Некоторые их тех, кто сидел с краю, слегка струсили: иллюзия была настолько подробной, что казалось: сейчас из кустов выпрыгнет табипен и ужалит. Так было бы, если бы кто-нибудь сдуру решил присесть в настоящем лесу.
Тут даже провинциальные жители поняли, что юный маг показал высший класс: все то время, когда публика созерцала картины, проступающие на куполе, сами по себе сделанные мастерски, он одновременно готовил снаружи купола второй слой детальнейшей иллюзии, изображающей чащу леса, готовил, не видя ее собственными глазами и не имея возможность исправить огрехи. Все зрители подняли руки, а некоторые даже встали. На этом первая часть представления закончилась.
Если первая часть предлагала красивое зрелище, то вторая - развлечение. От иллюзий перешли к левитации. Сначала немного полетал сам маг, демонстрируя ловкость и координацию. Потом он предложил желающим развлечение.
- А теперь - аттракцион! Воздушный бой! Кто хочет полетать? Нужно пять-шесть желающих. Я вижу среди вас детей, кто пришел на представление с родителями. Есть среди вас желающие?
Конечно, такие немедленно нашлись, причем, храбрых девчонок оказалось на этот раз даже больше чем ребят: четверо против двоих.
- Вот вам прочные шнурки. Тщательно перевяжите все болтающиеся подолы, рукава и штанины, а то ветер их вывернет или даже оденет на голову. Так, правильно. Вот посмотрите, у меня подол балахона пристрочен к штанам, это чтобы его не сорвало, когда я летаю. Теперь внимание. Встаньте неподвижно, опустите руки. Сейчас вокруг вас поднимется ветер, но вы не бойтесь, стойте спокойно.
Действительно, все услышали свист вихрей, мгновенно сдуло пыль, остававшуюся на полу, и одежда на ребятишках затрепетала, пошла волнами. Ветер усиливался, и вот уже от резких порывов дрожит кожа на щеках, и немного выворачиваются ноздри. Маг посоветовал чуть запрокинуть головы, чтобы пыль снизу не задувало в нос. Теперь порывы ветра были так сильны, что ребят слегка пошатывало.
- А сейчас очень аккуратно отведите в стороны ладони, опирайтесь на них, вот так, - маг сам это продемонстрировал. Ребята осторожно повторили жест мага, и тут одну девочку (видимо, самую легкую) подняло в воздух! Зрители ахнули. Она взлетела на несколько метров вверх и замерла там, балансируя.
- Молодец, не трусишь. Теперь, если хочешь опуститься, чуть-чуть опусти ладони, но только чуть-чуть! - она послушалась и плавно приземлилась среди остальных. А они даже чуть-чуть подпрыгивали, но пока оставались на земле. Один мальчишка попытался развести руки в стороны, но сильный ветер просто поднял их кверху и выпрямил над головой. Пришлось ему с явным усилием сгибать их и снова опускать по швам.
- А вы тоже хотите летать? - спросил маг, и дружное "да!" было ему ответом.
- Но вы, кажется, хорошо кушали, и весите побольше. Но ничего, вы тоже полетите. Надо только увеличить опорную поверхность. Вы не прыгайте, а наоборот, немного подогните колени, и обопритесь на голени, - с этими словами маг сам подогнул колени, и все увидели, как его сразу подбросило вверх, - подгибайте ноги, пока не почувствуете, что вас поднимает.
Дальнейшее представление превратилось в азартную игру, кто выше подлетит. Маг, кажется, что-то предусмотрительно наколдовал, так что даже те, кто неловко срывался с большой высоты, у земли всегда плавно замедлялись. Двое ребятишек даже рискнули поэкспериментировать, принимая разные позы, и у них получился полет по горизонтали навстречу друг другу, закончившийся столкновением и восторженным визгом. Настоящего воздушного боя, конечно, не вышло, но неловкого бодания в воздухе ребятне хватило по горло. Взрослые за всем этим наблюдали, и чувствовалось, что многие из них и сами не прочь поучаствовать в забаве, да только как-то несолидно богатым да знатным резвиться среди мелюзги.
Потом и эта часть представления завершилась, разгоряченную ребятню переловили родители, а местные торговцы вразнос воспользовались небольшим антрактом, чтобы предложить зрителям еду и питье.
- А теперь - гвоздь программы! - объявил маг. - Сейчас я попробую вызвать настоящий смерч. Скажу вам честно, что это заклинание я изучил совсем недавно, так что возможны мелкие неполадки. Поэтому крепко держитесь за свои кресла, чтобы вас не унесло. А кто боится, лучше покиньте зал!
Разумеется, никто зал не покинул, да и предупреждение об опасности многие восприняли как часть шоу, создающую правильное настроение. Однако даже те, кто не поверил, крепко взялись за подлокотники. Этот маг молод, и, похоже, силен. Мало ли что.
Молодой чародей снова сел, скрестив ноги, и опустил голову, пытаясь сосредоточиться. Если бы среди зрителей был хотя бы один по-настоящему опытный маг, он бы заметил, что для управления воздушными стихиями не нужно принимать подобных поз, и что это более характерно для мага снов, входящего в неглубокий транс.
Вдруг кто-то из зрителей удивленно вскрикнул и указал на небо. А там что-то происходило. Откуда-то набежали желтые облака, и они на глазах у зрителей вытягивались, изгибались и сходились к зениту. Их движение ускорялось, и вот уже гигантский вращающийся вихрь повис над Инахаттаном. Наверное, эту часть представления видели все горожане, а не только те, кто заплатил за лучшие места на крыше.
Вращение облаков продолжало ускоряться, и вот уже в самой середине оно настолько стремительно, что глаз не успевает уследить. И оттуда, из центра стал вытягиваться хищный хобот воронки смерча. Кончик воронки подрагивал, раскачивался и опускался все ниже. Вдруг маг снова заговорил, продолжая сидеть, не открывая глаз.
- Иногда в небе встречаются странные штуки, и смерч приносит их с собой. Сейчас я чувствую, как смерч тянет что-то... что-то большое... смотрите, оно должно быть уже близко!
Все стали вглядываться, и вдруг толпа ахнула: прямо к крыше Инахаттана спускался здоровенный дикий пузырь!
Люди повскакивали с мест. Кто-то кричал, что пузыри вернулись, кто-то восторженно орал что-то нечленораздельное. Парочка самых богатых охотников, которые попали на представление, чуть было не бросились к своим транспортным пузырям, чтобы поймать его, и вдруг... пузырь исчез. Мгновенно воцарилось гробовое молчание. Кто-то сказал с сомнением:
- Иллюзия?!
Молодой маг встал, и как-то странно посмотрел на зрителей: хмуро, с облегчением и сомнением.
- Да, это иллюзия, и смерч - тоже, - ответил он. - Я прервал ее, так как увидел, что вы слишком обрадовались, и не хотел портить вам настроение слишком сильным разочарованием.
Кто-то из зрителей сказал, что-то раздраженно, другой ему примирительно ответил, но в целом настроение толпы, кажется, не было угрожающим. А маг заговорил снова.
- На самом деле, есть еще одна часть представления. Я уверен, что вот эта часть точно всем понравится. Но я не знал заранее, получится ли у меня. Это могло произойти в любом из городов, которые я собирался посетить со своим шоу, а может быть, и ни в одном из них. Но получилось уже здесь. И это значит, что представлений больше не будет, вам повезло попасть на первое и единственное.
С этими словами маг залез в карман, и достал оттуда серую ленту. Потом снял со своей головы повязку и стал, не торопясь, демонстративно вплетать в нее третью полоску.
- Если кто не в курсе, цвета лент на головах магов означают стихии, которыми маг управляет. Изредка встречаются маги, которые управляют двумя стихиями, и совсем редко - тремя. На мне вы видели повязку с блестящей и прозрачной лентами, которые символизируют стихии света и воздуха. Но на самом деле я - тройной маг, и владею еще одной стихией. Эта серая полоска означает магию снов. Прошу прощения за то, что я скрывал эту маленькую деталь.
По рядам зрителей распространялся тихий гул.
- Кажется, многие из вас относятся к магам снов с подозрением, презрением и даже страхом, не так ли? Нас считают шпионами и соглядатаями. Насчет шпионов, это, конечно, правда, но не все маги снов - шпионы. Невежи думают, что мы читаем мысли. На самом деле мы чувствуем настроение. А еще мы на сто процентов видим ложь. И с этим связана четвертая часть нашего шоу. Повторяю: я уверен, что она придется вам по вкусу.
- Так вот, насчет настроения. Когда я вызывал иллюзорный смерч, вы видели, что я сидел, закрыв глаза. Это потому, что я входил в транс. А входил в транс я потому, что хотел четко ощущать настроение всех в зале, всех до единого. Как вы думаете, что чувствовали люди, когда увидели пузырь? Радость, надежду, жадность, нетерпение, азарт, облегчение, удовлетворение, успокоение, удивление, восхищение. Это нормальные реакции для тех, чье благополучие зависит от того, есть пузыри в небе над вашим городом или нет.
Говоря это, маг спустился со своего возвышения и пошел между рядами. Дойдя до определенного места, он остановился и вперил взгляд на одного человека - бородатого и лысого купца, одетого столь же богато, сколь и многие другие из присутствующих. А потом маг сказал:
- И только один человек испытывал эмоции, которые отличали его от всех остальных. Гнев, ненависть, злобу и, особенно, разочарование. Те самые чувства, которые больше пристало испытывать не жителю этого города, а человеку, который заинтересован в том чтобы в вашем небе пузырей не было, и чтобы вы разорились.
- Да как ты смеешь, сопляк, клеветать на меня!! - купец вскочил со своего места, сжав кулаки. Однако сдержался и не посмел наброситься на мага в присутствии множества свидетелей. Маг ехидно улыбнулся и продолжил:
- Как я уже сказал, не все маги снов - шпионы и соглядатаи. Некоторые занимаются расследованиями и... сыском. Я работаю сыщиком, и один из охотников нанял меня для того, чтобы найти виновного в исчезновении пузырей. И, как все маги снов, я могу чувствовать ложь. Меня невозможно обмануть. Есть желающие проверить это?
- Я хочу! - вдруг сказал один из охотников, - за этот год я поймал двадцать крупных пузырей. Правда ли это?
Маг ответил, улыбнувшись:
- Из вас, наверное, получился бы очень неплохой сыщик, так как вы очень хитро задали свой вопрос. Когда вы говорили "двадцать" и "пузырей", вы говорили правду, но между ними вкралось одно слово, в котором я учуял ложь. Это слово "крупных". Значит, вы в самом деле поймали двадцать пузырей, но по крайней мере один из них не был крупным.
- Вот это да! - восхищенно воскликнул охотник! - Все так и есть, парочка пузырей была средними и парочка - мелочь.
- Значит, я не солгал и действительно распознаю даже хорошо спрятанную ложь. Если будут еще желающие испытать меня, то чуть позже вы сможете это сделать, - сказал маг. - А сейчас я хочу задать несколько вопросов этому господину. Если он соврет, я это замечу. Скажите, вы виноваты в том, что пузыри исчезли в этих местах?
Купец покраснел, скрипнул зубами, и... промолчал.
- Вы, конечно, можете молчать, - сказал маг. - Но помните, что я чувствую малейшие оттенки эмоций. И сейчас я почуял в вас согласие. То есть, вы согласны с моим обвинением, - толпа поддержала мага грозным ропотом. - Вам лучше не отмалчиваться, если хотите хоть немного смягчить свою участь. Иначе... мне кажется, что здесь наберется примерно сотня человек, которые не прочь прямо сейчас спустить с вас шкуру как с пузыря... Или можно позвать стражу, после чего вас тщательно допросят в каком-нибудь тихом подвале, а я поприсутствую и прослежу, чтобы вы не врали на допросе. Ну так как, будете говорить?
- Если ты будешь молчать, я точно шкуру с тебя спущу, дерьмо табипена! - воскликнул один охотник. А второй просто подошел и молча поднес здоровенный кулак к носу купца. Этот многозначительный жест, кажется, произвел на него большее впечатление, чем речи мага, ругань охотника и ропот толпы, вместе взятые. Подозреваемый струхнул и начал исповедоваться.
Мотивом оказались деньги. Купец мечтал получить монополию над скупкой шкур пузырей в этой местности. Но для этого надо было разорить остальных, чтобы у них не осталось средств для покупки крупных партий. А потом, когда все торговцы покинут регион, он смог бы вернуть пузырей назад. Я в экономике не силен, так что не совсем понял объяснения насчет того, как он сам собирался избежать разорения. Что-то насчет обвала ожиданий рынка, подготовки к нему и еще насчет скупки мастерских по дешевке.
Вы спросите, как он добился того, что пузыри исчезли? Элементарно. Никакой магии. Просто у него был один знакомый из очень далеких мест, который рассказывал, что тамошние пузыри избегают летать над полями, где растет одна экзотическая травка. Уж больно им не нравится ее аромат, даже издали, хотя человек этот запах вовсе не ощущает. Злоумышленник закупил партию травы и приготовил крепкую настойку. Потом он постарался скупить повсеместно тросы, которыми пользуются охотники, чтобы привязывать короба. Этот такелаж быстро изнашивается, и его приходится время от времени заменять (если не хочешь в один прекрасный день сверзиться вниз). Веревки он замачивал в настойке. Из-за его закупок возник недолгий дефицит, нужда в веревках стала возрастать, как и цены. И тут он выбросил пропитанные тросы на рынок, их быстро скупили, а вскоре пузыри исчезли.
- Вот, значит, почему мой пузырь стал таким беспокойным, - заметил один из охотников. - Его раздражал этот запах, от которого он не мог никуда сбежать.
- Почему же никто из охотников мне об этом не сказал?! - воскликнул я.
- А ты спрашивал?
Резонно. Я не спрашивал, а им откуда знать, что меня интересует. После этого случая я взял за правило при опросе любого свидетеля обязательно задавать один вопрос: "не замечали ли вы чего-нибудь необычного, странного?"
В отличие от транспортных пузырей, дикие пузыри вполне могли удрать, и отклоняли свой полет в сторону, почуяв вонь, исходящую от пузырей охотников. У них отличный нюх, и они уходили с курса охотника задолго до того, как человек мог их увидеть. Наверное, все пузыри просто покинули округу, и не вернутся, пока охотники не заменят полностью такелаж и не сожгут старый.
Этим они и занялись. А я, получив свою награду от Мирхо, вернулся в Столицу.

Эпизод 3. Стерва и подмастервье.


Каково же было мое удивление, когда через две недели охотник вновь объявился на нашем пороге.
- Пузыри не вернулись! - огорошил он меня известием. Урк (так звали пойманного купца) признает свою вину, но не может объяснить, отчего они не возвращаются. Я вам заплатил за то, чтобы они вернулись, я хотел бы получить то, за что платил!
- Ну вообще-то мы сыщики, и ловим преступников, - спокойно ответил Шикаши. - Преступник пойман, и свое дело мы сделали на высшем уровне, а почему не возвращаются пузыри... это уже совсем другой вопрос. Вы заменили вонючие веревки?
- Само собой! Цены на новые тросы взлетели до небес, но куда деваться? Мы даже мыли короба и обливали самих пузырей.
- Ну и как? Результат есть?
- Только то, что наши ездовые пузыри перестали нервничать.
- Ага! Значит, этот отпугивающий запах действительно был, и он пропал?
- Выходит, что так.
- Но пузыри не возвращаются?
- Нет! Мы по-прежнему не можем поймать ни одного, нам не удается даже обнаружить их.
- Все это, конечно, очень странно, - проворчал сыщик. - Но подумайте сами: кому, как не охотникам знать, что случилось с пузырями? Кто лучше вас изучил повадки этих животных? Может, они вообще улетели из ваших мест навсегда и не собираются возвращаться?
- Они такие примитивные, что не способны "собираться". Они летят туда, куда их несет ветром, и способны лишь немного поворачивать в ту сторону, где чуют более вкусную пищу. Или наоборот улетать от того места, где противно пахнет.
- А не могла у них выработаться привычка избегать охотников вообще, не важно, есть запах или нет?
- Нет, такая привычка - это все равно, что дрессировка, а они не дрессируются. Пузыри так же глупы, как улитки или червяки.
- Ну вот видите: цена моим предположениям невысока, поскольку я не знаю их повадок. Повадки преступников - другое дело. А пузыри... извините. Вы, конечно, можете требовать нашей помощи, но от нас вряд ли будет толк. Возможно, стоит обратиться к мудрецам, которые в этом разбираются? Какие-нибудь натуралисты или маги из тех, кто специализируется на животных.
Охотник с надеждой посмотрел на меня, и я поспешил откреститься:
- Я ничего не понимаю в животных, этим занимаются маги земной стихии, а мои стихии - воздух, свет и сны, могли бы уже запомнить... - тут мне пришла в голову одна идея, - хотя я знаю одного человека...
- Да ты, никак, опять про Пупулиса?! - догадался сыщик, - А он спец по зверушкам?
- Я точно не знаю, но он маг земли и такой старый, что должен помнить всех земных магов Столицы, кто хоть чего-то стоит.
Шикаши почесал затылок.
- Можно, конечно, спросить старого лиса, - так все за глаза называли Пупулиса. - Одно только мне не нравится. Не люблю я, когда на меня давят. Что-то наш знакомый пришел, и с порога стал предъявлять претензии: дескать, я платил... а вы не оправдали... Стоит ли нам помогать? За такое непочтительное отношение, я бы предоставил ему самому выкручиваться.
- Шеф, могу я поговорить с вами наедине? - я опасался перечить ему при чужаке, поэтому продолжил разговор, только когда мы вышли в другую комнату. - Шеф, я тут подумал, он говорит, что пузыри очень примитивны, не могут менять свое поведение.
- Да...ну и?
- Если так, то в конечном счете причина должна быть не в пузырях, а в людях. Логично?
- Не совсем строгое рассуждение, но это самое вероятное из следствий. - В ауре Шикаши отразилось сомнение и даже что-то вроде опасения. Я решил усилить свою мысль:
- Если причина в людях, то, кто бы ни были эти люди (или один человек), они вредят жителям нескольких городов. То есть, это либо злоумышленники, преступники, либо псих, либо какое-то недоразумение. Но если есть шанс, что это преступник, то получится, что мы проиграли это дело.
При слове "проиграли" аура Шикаши забурлила целым букетом эмоций. Самолюбивый сыщик очень не любил проигрывать. С другой стороны, он с таким пиететом относился к логическим доказательствам, что не мог не признать мою правоту, даже если выводы ему ну очень не нравились. Я уже достаточно хорошо его узнал, чтобы предсказать: между неприятным и нелогичным он всегда выберет неприятное. Главная трудность состояла в том, чтобы найти достаточно строгое рассуждение, ведь он был большой мастак находить ошибки и натяжки в доказательствах. Я почти видел, как поскрипывали его извилины (фигурально выражаясь, конечно, я улавливал лишь сильное напряжение ауры). Все-таки и великий сыщик был подвластен эмоциям: хотя он и уважал строгие доказательства, но с особым тщанием искал в них ошибки, если выводы ему не нравились. Если бы выводы были приятны, я уверен, он бы так долго не раздумывал.
- Ну хорошо, - сказал он. - Над этим делом работал фактически только ты один, но мы компаньоны. И твой проигрыш - это и мой проигрыш тоже, хотя бы как наставника. И если там в самом деле могут оказаться еще преступники, мы будем выглядеть глупо. Даже если причина и не в этом... тогда хочется быть уверенным, что это так! Ладно, действуй. Но я все-таки заставлю Мирхо оплатить тебе текущие расходы, чтобы не зарывался.
Мы с охотником отправились в Школу Магии. Совсем недавно, я посещал ее каждый день, но даже теперь бывал там часто. Все-таки Школа - не только учебный центр, но и научный, и торговый и даже военный. Это становится особенно очевидно, когда подходишь к ее стенам, не уступающим по высоте городским. А если учесть количество заклинаний, внедренных в кладку, то городская стена по сравнению с этой - просто непомерно протяженный заборчик. Школа - как крепость в крепости, третье и последнее кольцо обороны (первое - пригороды). Да, на Столицу никто не нападал вот уже неведомо сколько лет. Но не столько из-за миллионов жителей, сколько из-за Школы. Поэтому старинное название "Школа Магии" все больше выходило из употребления. Многие называли это место коротко и грозно: Цитадель. Когда-то тут в самом деле была только специализированная школа для детей с магическими способностями. Но это было очень давно.
У врат стояли стражники с повязками всех цветов. Маги, разумеется, причем, не слабенькие. Меня пропустили молча, они помнили всех студентов в лицо. А к охотнику отнеслись недоверчиво: навесили маленький охранный браслет на ногу, который снимут только на выходе.
Факультет земли представлял собой кусок облагороженного леса. Кто-то из земных магов предпочитал жить в дуплах огромных деревьев, другие же - в подземных жилищах. Старейшина Пупулис в буквальном смысле слова был старейшим по возрасту среди магов Школы (и среди жителей Столицы, скорее всего, тоже). Пупулис предпочитал дупло. Мы застали волшебника в обычном состоянии: он дремал. Зеленая повязка сползла на нос, а храп напоминал довольное похрюкивание будюга. Мирхо оробел, но я развеял его опасения:
- Да он всегда спит, так что можно будить, это в порядке вещей.
Охотник все-таки предоставил эту честь мне.
- Зверушки, говорите? Пузыри? Как же, слышал, слышал, презабавные существа, - ответил старейшина, когда мы изложили ему суть дела. - Я кое-что понимаю в животных, но все же это не моя специализация. Но я знаю кое-кого. Если вы готовы заплатить этому человеку, думаю, она согласится поехать с вами в Инапатру.
- Она? То есть, волшебница? - переспросил охотник с настороженными интонациями в голосе.
- Ну да, а что такого? Половина волшебников - женщины. У охотников, возможно это не так, но не надо мерить по себе!
- Простите, - смутился Мирхо. - В самом деле женщины не жалуют профессию охотника за пузырями, я даже и не знаю, почему. В принципе, им никто не запрещает, но желающих не находится.
- Ну хорошо... сейчас я позову ее, она должна быть неподалеку, - с этими словами Пупулис активировал какой-то амулет. Присмотревшись, я понял, что на него наложено заклятие Зова, так что кто-то сейчас наверняка получил сигнал. Занятно. Это должен быть кто-то, с кем старейшина часто имеет дело, иначе нет смысла делать особый амулет.
Ждать долго не пришлось. В комнату вошла девушка моего возраста. Я ее сразу узнал: тот же выпуск.
- Ини?
Ответ меня ввел в легкий ступор:
- Если у вас, Эйо, имя короткое до примитивности, то это не значит, что надо кастрировать чужие имена до вашего размера, - ледяным тоном ответила магичка.
Тьфу ты, вот зануда! Я никогда не общался с ней лично, но она была довольно известной личностью на нашем курсе, и за глаза все ее называли просто "Ини". Самое неприятное, что я не помнил ее полного (довольно замысловатого) имени, и не мог немедленно исправить свою ошибку. А она, похоже, ждала от меня именно этого. В комнате повисло напряженное молчание. Мне показалось, что в глазах Пупулиса мелькают озорные огоньки. К сожалению, я не мог проверить это, прощупав ауру: как все экзаменаторы, он носил защитный амулет, скрывающий эмоции.
Старейшина понял, что из этого молчания развлечения не получится, хмыкнул, привлекая наше внимание, и сказал:
- Вот смотрю я на вас. Два тройных мага, пять стихий на двоих. Эйо - воздух, свет, сны, и Т'Иниариса - вода, воздух, земля. Если бы вы завели ребеночка, то был бы небольшой шанс получить четырехстихийного мага.
- Вот еще! - фыркнула волшебница, - задохлики не в моем вкусе.
Я покраснел. Ну да, я не был атлетически мощным, но "задохлик" - это уж через чур! Обычная для юноши моего возраста худоба... Кстати, она и сама была симпатичной, но не более того: ноги хороши, лицо обычное, а грудь из разряда "это там бюст или оборки топорщатся?"
Старейшина расхохотался.
- Вот так из-за мелочей вроде вкусов срываются великие научные открытия!
- А вы все шутите, - заметила Ини. - Я вообще не понимаю, откуда эта истерия вокруг поисков четырехстихийного мага.
- А ты понимаешь, Эйо? - спросил старейшина, на что я ответил недоуменным жестом, мол, не знаю.
- Эх, молодежь, молодежь! Во все времена студенты почти поголовно прогуливали лекции по истории и легендам магии. И вы прогуливали, иначе бы знали, почему четыре стихии - критическое число. Ну да ладно, может быть, расскажу потом, если захотите. А сейчас не об этом пойдет речь. Т'Иниариса, девочка моя, есть работа по твоей части. Если, конечно, мы договоримся о командировочных, - старик столь многозначительно зыркнул на охотника, что стало ясно: для "своей девочки" он будет торговаться за каждую монету.
И пошло... вот когда я увидел класс! Мирхо оказался достойным противником: своей упертостью и спокойствием он с успехом компенсировал образование, мудрость и подвешенный язык Пупулиса. Когда оно сговорились на цену вдвое больше, чем моя оплата, я понял, сколько денег потерял Шикаши, когда согласился, не торгуясь. Потом я долго прокручивал в голове реплики спорщиков. Не то, чтобы у меня был напряг с деньгами, просто обидно, когда твой труд оценивают вдвое дешевле, чем труд мага, который стоит на ступень ниже.
- А ты кем приходишься старейшине Пупулису? - спросил я потом.
- Он мой родной прапрапра... дедушка, - честно говоря, я сбился со счету, пока Ини тараторила эти "пра", но больше трех раз, это точно.
- Надо же, а я и не знал, что у него есть родные.
- Полно. Но когда столько поколений разделяет людей, родство становится чисто формальным фактом, - как-то холодно заметила Ини.
Мирхо на это возразил:
- Да ладно! Торговался он за тебя как за родную дочку!
- Мне лучше знать, - отрезала волшебница таким тоном, что нам сразу расхотелось спорить.
Я вспомнил, что когда-то старейшина обронил: "у меня нет наследников". Значит, эта девчонка наследницей не считается? Занятно... Или Пупулис - жадина, или так проявляются какие-то семейные раздоры.
Компаньонка мне попалась суровая. Зубки она показала сразу же, как только мы начали обсуждать план действий. Т'Иниариса захотела командовать. Я поначалу возмущался. Как это волшебница второй ступени будет командовать магом первой? Но Ини давила на то, что именно ее знание животных должно решить дело. В какой-то момент у меня в голове как будто что-то щелкнуло: я вспомнил наше первое дело и одного мага, который тоже хотел всеми командовать.
- Хорошо. Ты главная, я слушаюсь. Но вся ответственность тогда ложится на тебя. Если мы сорвем дело, то виновата будешь только ты, и никаких претензий ко мне. Идет?
- Идет.
Нет, ну какая наглость? Я же вижу по ауре, что она врет! И она прекрасно знает, что я это вижу. Но при этом излучает победное настроение. Не понимаю я женщин! Значит, как командовать, так только она, а в случае провала отвечать будем оба. И хорошо еще, если оба, может, и всю вину на меня свалит. Ну ладно-ладно...
Шикаши ничего не знал о нашем уговоре. Ини помалкивала, и я тоже. Мне казалось, что если я об этом заговорю, это будет похоже на то, как ябедничают дети. А вдруг Шикаши просто посмеется надо мной, что вот так легко уступил первенство? И буду я выглядеть дурак дураком. Он проводил нас, а сам снова остался в Столице, обещая помогать советами, наблюдая за нами через амулет.
На это раз мы должны были лететь без охотника. Уж не знаю, как бы получилось быстрее, но нам надо было не в родной город Мирхо, а в Инапатру. Ини заявила:
- Продолжим с того места, на котором ты дело провалил. Исправим твою ошибку и допросим этого Урка как следует.
От такой наглости я на минуту лишился дара речи и ответить мог лишь сердитым сопением. Ее идея допросить купца мне казалась лучшим ходом, но разве я провалил дело?! Или провалил? В тягостных раздумьях я стал колдовать... базовая формула группы Левитация, вторичная формула аркана Свеча... Ветер привычно ударил в подошвы и локти, поднимая меня в небеса. На расстоянии вытянутой руки взлетела Ини. Теперь вторичная формула аркана Полет... Встречного потока, как при езде на лошади не было. Наоборот, ветер подталкивал в спину, разгоняя нас все быстрее и быстрее.
- Ну что ты там копаешься? Ты же у нас великий маг, а ползешь как неофит! - язвила волшебница. Наверное, я мог бы ее обогнать, но настроение было препоганое, и я лениво скользил позади, даже не пытаясь вступить в это обычное для магов воздуха состязание.
Инапатра встретила нас оживлением. На главной площади собралась толпа. Кажется, там всегда было людно, но сегодня в особенности. Несколько конных патрулей проскакало под нами. Куда они так торопились? Может, тут война началась? Воображение нарисовало мне картину: отчаявшийся охотник освежевал транспортный пузырь заезжего коллеги, а стражники двух городов использовали этот случай как предлог для очередной свары. Может, за две недели тут народ совсем отчаялся и начались беспорядки?
Мы приземлились перед городской тюрьмой. Т'Иниариса с важным видом прошествовала к стражникам, охранявшим вход.
- Мне надо допросить купца Урха, - заявила она своим ледяным тоном.
Если бы я обратился с таким заявлением, меня бы наверное послали куда подальше, и не посмотрели бы, что маг. Вообще народ в провинции не очень то робел перед нашей братией: если какой волшебник сильно обнаглеет, арбалетный болт в спину в тихом переулке или нож под ребро во сне - и нет наглеца. Все равно круглые сутки быть настороже не получится, а личную охрану маги не нанимают, это считается проявлением трусости. Как я уже сказал, меня бы с такими претензиями стражники послали куда подальше, и были бы в своем праве: мало ли кто захочет повидаться с преступником, может быть, сообщник. Пришлось бы долго объяснять, что я и есть тот самый маг, который поймал преступника, искать свидетелей этого. Вот почему у меня челюсть отвисла, когда я увидел, что стражники отдают волшебнице честь и отвечают каким-то виновато-униженными голосами:
- Проходите пожалуйста, но видите ли, есть одна проблема... - начал издали один.
- Он сбежал, - коротко резюмировал другой.
- Вот только сегодня утром, - подтвердил первый. - Весь город его ищет.
Так вот отчего такой переполох! Не иначе как ему кто-то помог, Урк совсем не выглядел опытным бандитом, способным вскрыть замки, оглушить охрану или сотворить еще что-нибудь в таком стиле. Я совсем уж собрался порасспросить солдат о подробностях, но Ини, взяв меня за рукав, отвела в сторонку.
- Используй Поиск, - распорядилась она.
- Э? Я не могу...
- Что?! Я все о тебе знаю, Эйо Икен. Студент, получивший звание мага первой ступени, так как тебе повезло несколько дней поработать под началом великого сыщика. Я изучала тот случай, за который ты получил звание. С твоей стороны там не было сделано ничего особенного, но я знаю, что ты применял Поиск. Так что ты им владеешь, и не вздумай отпираться!
Глядя на ее ауру, исполненную зависти, я думал о том, что для полного счастья мне не хватало только напарницы с уязвленным самолюбием. Так уж получилось, что мне дали первую ступень в стихии света, а ей - вторую в стихии воды. Плюс к тому и у меня, и у нее было еще по две стихии третьей ступени. Если бы не тот случай, меня бы вообще исключили из Школы из-за скандала, в который я влип. И тогда Т'Иниариса стала бы лучшей выпускницей года, оставшись вне конкуренции. А так она оказалась только второй после меня. Видимо, первенство значило для нее очень многое. Меня же в те дни беспокоило лишь одно: лишь бы не исключили, о высоком звании я и думать не смел.
- Не надо завидовать...
- Я не завидую! - возмутилась Ини.
"Угу, как же, как будто я по ауре твоей не вижу", - подумал я.
- Одни маги работают, не жалея сил, а другие выскочки только и ищут какого-нибудь авторитета, чтобы бежать у его ноги. И выклянчивают себе звания!
Тут уж я не утерпел, и возопил:
- Да ничего я не выклянчивал! Не веришь, вернемся в Столицу - повторю это при любой "соне". Был скандал, за который должны были меня исключить. И была поимка Невзрачного Душегуба, за которую меня простили. А что получится в результате, я мог только гадать. Мой диплом тянул на вторую ступень. Если бы перевесил скандал, мне бы занизили звание и дали третью, а если бы не перевесил, дали бы вторую. А они дали первую. Уж не знаю, почему, возможно, что вовсе решили забыть о скандале.
- Как же, забыли они. Как там говорил прадедушка: "Политические соображения!"
- Что?!
- А то ты не знал что ли?! Думаешь, тебе звание подмастерья дали за какие-то исключительные способности? Ничего подобного! Совету Магов, видите ли, показалось, что горожанам "следует время от времени напоминать о том, что благополучие Столицы зиждется на древних традициях Школы Магии". Понадобился какой-нибудь яркий жест, привлекающий внимание к роли Цитадели. Например, дать одному выскочке звание, которым награждают только за боевые заслуги.
На самом деле она была не совсем права: не только за боевые. Маг первой ступени (он же подмастерье, он же маг второго уровня) - это звание, которое дают магу второй ступени за любые ощутимые заслуги перед городом. При этом просто успехи в учебе или исследованиях не считаются, нужно выкинуть что-нибудь эдакое вне стен Цитадели. Звание подмастерья не означает повышения магических способностей как таковых, а служит почетной наградой. В определенной мере оно показывает что человек доказал делом, что может быть очень полезен обществу именно как маг. Студенты-выпускники обычно не могут получить это звание, так как самостоятельную "магическую жизнь" начинают уже после выпуска и проходит много лет, прежде, чем подвернется случай прославиться. Единственное исключение - это когда идет война, и в бой приходится бросать даже студентов-недоучек. Тогда на выпускной церемонии тех из них, кто не струсил и остался в живых, награждают этим званием. Так что случай со мной действительно должен был привлечь внимание столичной публики, но не нарушал никаких правил.
В глубине души я надеялся, что меня наградили за то, что я отличный маг, и все такое прочее,.. а после объяснений Ини на меня словно вылили ведро помоев. Предаваясь своим грустным размышлениям, я только теперь вернулся к реальности и понял, что Т'Иниариса от меня уже в который раз требует:
- Используй Поиск!
- Да не могу...
- Что?! Хочешь сказать, ты нашел кого-то, кто колдовал его за тебя?!
- Там нужны ингредиенты...
- И ты, конечно, как все неудачники, их забыл взять с собой?
- Да помолчи ты хоть минуту!! - рявкнул я. От неожиданности Ини осеклась на полуслове и заткнулась. Ненадолго. Но мне этой паузы хватило, чтобы закончить мысль:
- ...и эти ингредиенты надо применять в тихом закрытом помещении, желательно без окон и ночью. Вот. Так что будет тебе Поиск, но не сию минуту.
Ини понадобилось всего несколько мгновений, чтобы переварить эту новость и принять решение:
- Тогда пойдем допросим стражников. Ты следи за ними, и потом скажешь мне, если в каком-нибудь месте соврут.
Как будто я не знаю. Без году неделя в сыске, а туда же... раскомандовалась! Хотя... если честно, то это был лучший ход, который я видел. Может, все не так плохо, и эта девчонка чего-нибудь добьется?
- А почему они с тобой разговаривали таким тоном, словно слуги? - спросил я. - Мне уж подумалось, что ты состоишь в какой-то тайной организации, которую боится стража.
Ини расхохоталась. Смех на несколько мгновений преобразил ее, сорвав личину холодной, самоуверенной женщины и показав лицо озорной юной девушки. Потом маска вернулась на место, а рот маски произнес очередную ложь:
- Скажешь тоже. Просто надо вести себя уверенно.
Не выдержав, я упрекнул волшебницу:
- Опять ты врешь. Я же вижу!
- Ну и что? Почему я должна откровенничать с каким-то выскочкой? Наверное, и ты мне врешь. Поменьше следи за чужими мыслями, и не приставай к людям с дурацкими претензиями.
Вот так прямо и сказала. Я был ошеломлен. Еще я же оказался виноват. Не понимаю я женщин, не понимаю!
Те же самые стражники продолжали торчать на своем посту, что-то обсуждая. Зря я что ли книжки зубрил? А ну-ка, попробуем в реальном деле... стихия снов... базовая формула группы Ясновидение, вторичная формула аркана Чужое Ухо... Наколдовав заклинание я стал слышать то же самое, что слышал один из стражников.
Но меня постигло разочарование: они обсуждали животрепещущий вопрос о том, кто сколько выпил вчера. Ну что ж, как говорится, потрогать плод денег не стоит.
Стражники увидели нас и отчего-то оробели. Я следил за ними со всем прилежанием.
- Так значит, он сбежал? - начала расспросы Т'Иниариса.
- Да, вот, понимаете... это было не в нашу смену, так что мы тут ни при чем... - ответил тот стражник, что поразговорчивее.
- А кто тогда дежурил?
- Д'Хол и Динки. Но они сейчас дома, отсыпаются после сумасшедшей ночки. Адресок могу дать...
- Обязательно. А пока расскажите, что знаете сами. Значит, побег случился ночью?
- Ну, да, это все знают. Ночью сбежал проклятый Урк, из-за которого мы все того и гляди пойдем по ветру. Жаль, тот столичный маг улетел сразу вскоре после его поимки! Говорят, он расколол подлеца как ребенка, заманив на красочное представление. Эх, если бы он вернулся, может быть, он бы смог придумать, как вернуть пузырей. Чего нам не хватает, так это старого, умудренного опытом волшебника!
У меня отвисла челюсть:
- Эээ... старого? Умудренного?!
Стражник посмотрел на меня как на идиота:
- Ну конечно, как же иначе! Ведь он ухитрился раскусить самый коварный преступный замысел, какой я только видел! Ясно же, что это очень мудрый маг, а значит, старый, не то что молокососы вроде тебя.
Хмм... кажется, уважение стражников распространялось только на Ини. Я покосился на нее и... кое-что заметил. Что это там? Ага, вот оно в чем дело! Да ведь это... даже не знаю, каким словом назвать. Ну ладно, пусть закончит со стражниками, а потом нам будет о чем потолковать.
- На самом деле мы того мага не видели, - вдруг выдал молчаливый стражник.
- А тут и видеть нечего! - запальчиво возразил разговорчивый. - Этого быдряка даже наш генерал не вычислил, хотя жил на соседней улице! Уж наш то совсем не дурак, и сам дядька в годах. А тот, столичный - только прилетел, и через час - нате вам быдряка тепленького!
"Ну вообще-то не через час", - подумал я. - "Где-то сутки понадобилось, чтобы разрекламировать и подготовить представление". Но все равно было приятно слышать оценку своей работы, пусть даже и такую, бессовестно завышенную. Интересно, если этот краснобай будет продолжать в том же духе, то через недельку он, небось, будет рассказывать всем, что столичный маг приземлился прямо на дом преступника, почуяв его еще на подлете. Аура выдавала, что стражник бессовестно дополняет то, что ему известно, собственными догадками и через мгновение искренне уверует во все то, что только что выдумал. Бывают такие люди - горазды обманывать себя даже лучше, чем других.
Т'Иниариса никак не прореагировала на явные несоответствия (хотя я ей рассказывал все в подробностях), и не стала уточнять, что столичный маг - как раз и есть вот этот самый "молокосос". С непроницаемым видом она выслушала дальнейшие славословия в мой адрес и продолжила гнуть свою линию:
- Вернемся к Урку. Как он сбежал?
- Взорвал двери! Причем, три - двери камеры, двери тюремного крыла и мусорный люк, на котором висел замок с бычью голову величиной!
Хм? Это уже интересно. Не так уж много способов устроить взрыв в помещении, да выжить при этом самому... и все эти способы попахивают магией.
- Покажите место преступления! - безапелляционно приказала Ини.
- Эээ... я бы с удовольствием, там ничего не тронуто, но как быть с нашим батей генералом, он же нам головы оторвет!
- Нам нельзя покидать пост, - пояснил молчаливый.
Пришлось позвать еще одного стражника, который и провел нас в камеру купца, где и оставил. Все равно охранять теперь было некого, в этом мирном городке был единственный заключенный, а стража служила в основном в качестве защиты от чужаков. Хотя городок находился в стороне от центров цивилизации, но каземат был вполне приличным. Несколько щелевидных окон выходили во двор, чистая и широкая кровать стояла у стены, в комнате было также кресло, стол с бумагами, массивный держатель для Бласта или Светила. Даже дверь оказалась двойной - деревянная изнутри, и металлическая решетка снаружи. Стоит закрыть ее, и на вид получится уютная комната небогатого квартиранта в доходном доме. Опрятно, уютно, ничто не напоминает о том, что находишься в тюрьме. Хотя, конечно, никакая видимость не заменит реальной свободы.
Внешняя решетчатая дверь - это единственное, что подверглось разрушению. В ней зияла звездообразная дыра, достаточная для того, чтобы прошел человек солидной комплекции. Прутья решетки расплавились и оплыли как будто это были свечи. Брызги расплавленного металла въелись в штукатурку на противоположной стене тюремного коридора. Т'Иниариса с интересом изучала следы разрушений. Не знаю, что она там высматривала, мне все стало ясно с первого взгляда.
- Что скажешь? - спросила она.
- Я не маг огня, и не могу уловить состояние огненной маны, но все косвенные признаки говорят, что здесь применили Огненный Шар.
- Значит, ты прошляпил огненного мага, так как сам не огненный и проверить не удосужился? - презрительно заключила Ини.
- Я не мог проглядеть мага, будь он хоть магом пустоты, которые, как известно, существуют лишь в теории. У всех магов есть характерное полотно линий в ауре, которое невозможно скрыть.
- Как же немаг ухитрился применить Огненный Шар?
- Не знаю.
Кажется, Ини была чем-то озадачена, продолжая изучать прутья решетки. Потом не выдержала и спросила:
- Но с чего ты взял, что это Огненный Шар? Какие еще "косвенные признаки"?
- Ты вообще на занятия по теории огненной магии ходила? - немного удивленно спросил я.
- Ходила, - снова соврала Ини.
Ага, значит, прогуливала. А я думал, что имею дело с зубрилой. Получается, еще вопрос, кто из нас больше волынил.
- Ну раз ходила, значит, тебе все понятно.
- Мне то давно понятно, я тебя проверяю.
Я пожал плечами и с независимым видом промолчал в ответ на очередное вранье.
- Ты же обещал слушаться?
- Угу. Просто у меня что-то с памятью... все "косвенные признаки" я забыл. Как-то вдруг раз, и забыл. Всячески жажду оказать вам помощь, госпожа волшебница, но увы, никак не могу. Честно-честно!
Девушка заскрипела зубами, а любопытство в ее ауре зашкалило все мыслимые пределы. Женщины любопытны, маги - тоже, а волшебницы - это любопытство, возведенное в квадрат! Потом оно превратилось в возмущение и выплеснулось укором:
- Ну ты и зануда! Хорошо, я прогуливала эти дурацкие лекции. Ну зачем мне, магу других стихий, знать теорию огненной магии? Ну что, добился признания? Как будто ты и так не знал. Мог бы проявить хоть немного такта...
Я не ослышался? Т'Иниариса заговорила о такте?! После того, как... Я попытался вспомнить все мои обиды и все упреки, которыми она успела меня достать за сутки знакомства (разумеется, я воспроизвел далеко не все). Но как назло в голову ничего не приходило. Лишь какая-то неопределенная завеса переживаний под лозунгом "она меня достала!!"
Уж не знаю, что там выражало при этом мое лицо, но Т'Иниариса подошла вплотную, посмотрела на меня пристально снизу вверх и сказала менее ледяным тоном, чем обычно:
- Не будь садистом. Ты же должен видеть, что я сгораю от любопытства.
Наверное, по ее меркам это обращение было из разряда ласковых просьб. Я продолжал молчать. Ини покусала губки, нахмурила бровки и выдала сердито:
- Ну хватить дуться, как дите малолетнее! Пеленки ведь менять придется.
Я молчал, с интересом созерцая бурю эмоций. Любопытство продолжало главенствовать, а на второе место вышел... как ни странно, страх. Чего она боится, интересно?
- Если ты ждешь извинений, ты их не получишь, так и знай! Можешь не тянуть время... шантажист!
Мне стало очень весело. Ледышка Т'Иниариса боялась извиняться! Не в силах больше сдерживать смех, я ляпнул:
- Извинения не помогут! Только горячий поцелуй лучшей выпускницы сможет вернуть мне память!
Ой... что я сказал... Нет, если посмотреть со стороны - обычная молодежная шуточка. Это если со стороны. Но я то смотрел в самую душу, и видел ауру. А там... если до этого там была буря эмоций, то теперь - глобальная катастрофа! Пытаясь разобраться в хитросплетении необычно ярких линий в астрале, я как-то отвлекся от происходящего. Можете представить мое ошеломление, когда я почувствовал, что горячие руки обожгли мой затылок, заставляя пригнуть голову, а на губах я ощутил вкус поцелуя! Мгновением позже что-то мягкое и упругое прикоснулось к верхней части моего живота... кажется, грудь у волшебницы все-таки присутствовала на положенном месте!
По-моему, Ини реально вошла во вкус... ну а какой нормальный мужик на моем месте стал бы сопротивляться? Если бы не опасение, что стражник вернется в любую минуту, кровать каземата была бы использована по назначению. Но... не меня ли недавно обзывали "выскочкой"? Не понимаю я женщин, совсем не понимаю!
Когда мы слегка отдышались, мне пришлось все-таки сдержать слово и удовлетворить женское любопытство.
- Если бы здесь использовали какую-то химическую смесь, то был бы взрыв, и ударная волна пошла бы во все стороны. Других взрывных устройств я не знаю. Может, заключенного и не убило бы, но по крайней мере, сбросило бы бумагу со стола. Если не всю, то хотя бы листок-другой. Но ты видишь, что вся бумага на столе. Ее могли бы поднять с пола стражники, но, если ты помнишь, стражник говорил, что "там ничего не тронуто". И он при этом не врал и не сочинял. Как ты понимаешь, я бы заметил.
Выходит, химический взрыв отпадает. Остаются магические заклинания, дающие высокую температуру. Подходящие арканы есть только в стихиях воздуха и огня. В стихии воздуха - это Молния. Но мы с тобой оба - маги воздуха, и смогли бы заметить следы ее применения. Эти следы ты так старательно искала? Кроме того, при использовании молнии такой силы должны остаться характерные отметины от ухода хотя бы части разряда с решетки в землю через косяки, но тут никаких повреждений. Значит, Молния не подходит. Только в стихии огня есть еще подходящие заклинания. Из них приходят на ум Огненная Стрела, Огненный Шар и Дыхание Дракона. От Стрелы осталась бы маленькая дырка сквозь стену, и был бы перебит один прут. Или же несколько прутьев, аккуратно, по одному и несколько дырок в стене напротив. Дыхание Дракона имеет недостаточно высокую температуру, чтобы расплавить металл, разве что маг исключительно силен. Но, даже если тут каким-то боком замешан аж магистр огня, все равно от Дыхания должна получиться большая дырища правильной формы. Опять не то. И, наконец, Огненный Шар. Его взрыв при соприкосновении с целью объясняет и величину, и изломанную форму отверстия, и брызги металла в одну сторону. У него очень высокая температура, достаточная, чтобы не только расплавить решетку, но и испарить. Из этого я делаю вывод, что Огненный Шар был большого размера, но не очень высокой температуры - как при ударе огненного мага средней силы.
Ини очень скептически отнеслась к моим рассуждениям, заявив, что я, должно быть, просто видел где-нибудь похожие следы от Огненных Шаров, а теперь выпендриваюсь. Каково же было мое удивление, когда чуть позже она повторяла мои объяснения стражникам слово в слово так, словно это было ее собственное заключение. Нет, она не говорила, что это она придумала, просто не называла автора.
Вместе со стражниками мы осмотрели две других взорванных двери и нашли те же самые следы. Еще два взрыва точно такой же силы. Это было похоже не на работу живого мага, а на действие амулета. Живой маг может регулировать силу удара, и на последнюю тяжелую дверь потратил бы больше маны, а для второй хватило бы совсем слабого заклинания, лишь бы вышибить замок. Здесь же во всех трех случаях было потрачено примерно одинаковое количество энергии. В результате в двери комнаты дыра была в самый раз, небольшая дверь тюремного крыла оказалась снесена вместе с куском стены (что было совершенно излишне), а через отверстие в цельнометаллической двери мусорного отсека беглецу пришлось протискиваться, сняв одежду (которая была брошена прямо перед дырой) и рискуя перерезать артерию об острые зазубрины (о чем свидетельствовали следы запекшейся крови). Если действительно применялся амулет, то это объясняет, откуда немаг взял заклинание.
Оставалась одна проблема: насколько я знаю, подобных амулетов не делают. Во-первых, маги не очень то хотят давать остальным столь грозное оружие. Во-вторых, все известные формулы для файербольных амулетов получались нестабильными. Каждый "выстрел" мог уничтожить самого владельца, и даже просто носить такую штуку в кармане - поведение, граничащее с самоубийством.
Допустим, кто-то все же сделал амулет и передал Урку. Я бы сказал, что этот "кто-то" желал купцу не удачного побега, а смерти. Например, хотел избавиться от него как от нежелательного свидетеля. Попробуем посчитать. Насколько я помню, при самом тщательном изготовлении такой амулет взрывается в 38% случаев. Ладно, округлим до двух пятых. Одно использование - 3 шанса из 5 остаться в живых. Два использования - 9 шансов из 25. Три использования - 25 шансов из 125, то есть, один из пяти. Так что наш купец большой везунчик. А если он прихватил амулет с собой и просто неосторожно стукнет его обо что-нибудь, - тогда и похороны не понадобятся. Хорошо бы найти того, кто "помог" купцу бежать... Но мне что-то не хочется делиться с Т'Иниарисой - благодарности от нее все равно не дождешься. Разве что за еще один поцелуй...
Мое самолюбие было слегка уязвлено, когда Ини пришла почти к тем же выводам всего за пару ходов:
- Ну раз купец сам не был магом, ему кто-то помог. Надо искать мага огня в городе. А купец не так важен, его поиски могут подождать.
А вот интересно, про амулет и попытку убрать свидетеля она догадывается? Если прогуливала огненную магию, то вряд ли. Вслух же я сказал:
- Осталось придумать, каким образом его искать. Ах да, ты же у нас командир. Ваши распоряжения, шеф? Как искать будем?
Ини снова нашла решение на зависть быстро:
- Будем опрашивать всех, кто его посещал. А список посетителей узнаем у стражников.
Что ж, это тоже вариант, пожалуй.
- Хорошо, - сказал я ей, - ты опрашивай посетителей, а я попробую какой-нибудь другой способ. Для экономии времени.
- Что? Ты куда? Ты хоть подумал своей тупой башкой, что слабой женщине нужна охрана?
- Охрана? Ну подумай своей маленькой головкой, в которой мало места для мозгов: какая же охрана из "задохлика"?
Вместо того, чтобы обидеться, Т'Иниариса по-хозяйски похлопала меня по заднице, заставив вздрогнуть от неожиданности, и промурлыкала:
- Ну не такой уж и задохлик: на костях имеется крепкое мяско... на глаз может и не заметно, но если обнять...
Значит, когда я вежливо, надо мной издеваются, а когда я издеваюсь, мне говорят что-то похожее на комплименты?! Не понимаю я женщин, совсем не понимаю! А если поиздеваться еще?
- Твою грудь тоже глазами увидеть сложно, - заявил я... и сразу получил по морде. Ну и как тут понять женщин после этого?! Пупулиса что ли расспросить по приезду...
- Проваливай, пробуй свои "другие способы",- заявила Т'Иниариса таким ледяным тоном, что того и гляди на домах сосульки начнут расти. - Я как-нибудь сама о себе позабочусь.
Ну я и пошел, куда послали. Или надо было просить прощения? Или надо было пойти? Как понять, чего хочет такая женщина?
И я забыл поговорить с ней насчет покладистых стражников. А надо бы, это не дело.
Пора было начинать поиски огненного мага. Я спросил первого попавшегося стражника, где в городе "контора", то есть, агентство, предоставляющее охранные услуги на короткое время. Оказалось, контор тут даже две, конкурируют между собой. Если вы - законопослушный огненный маг, то вам самое место в конторе или в личной охране, вот и весь выбор, пожалуй.
В первой конторе было двое огненных. Я нанял обоих на пять минут с условием, что все это время они мне будут честно отвечать на любые вопросы, связанные с огненными магами. Условие "конторщикам" показалось необычным, но приемлемым. Вы, наверное, уже поняли, о чем я спросил: не замешаны ли они в побеге купца Урка. Оба ответили отрицательно, и не соврали. Все-таки способность видеть ложь многократно облегчает работу сыщика! Не представляю, как Шикаши ухитряется распознавать вранье по тону голоса и мимике...
Потом я попросил у них адреса всех огненных магов в городе, кого они знают. Записав адреса, я отправился во вторую контору. Там был единственный маг, которого пришлось не только расспросить, но и нанять на целый час. Используя левитацию, я поднял нас обоих чуть выше, чем крыши домов, и стал облетать город по медленно сужающейся спирали, развлекая этим местных жителей.
Мы искали места, где концентрируется огненная мана. Где она может быть? Первое - это, конечно, Бласты, на которых горожане готовят еду, которыми освещают и обогревают дома. Поскольку это самое слабенькое заклинание стихии огня, то и магии в нем - жалкие капли. Чуть больше огненной маны в амулетах, из которых эти Бласты извлекаются. Я попросил наемника искать более мощные скопления огненной маны, такие, чтобы были "заметны" ему издали. Все обнаруженные места я тщательно отметил на карте.
Всего на карте получилось десять отметок. Одну я сразу стер: по словам наемника там жил городской фонарщик. С наступлением темноты он зажигает уличные фонари, вкладывая в каждый из них по одному Бласту, а наутро собирает их и сваливает в большое железное корыто. Видимо, это корыто с горящими Бластами наемный маг и почувствовал.
Две точки, расположенные в одном здании, я тоже стер - это была первая контора, и те самые два мага, с которыми я уже говорил. У каждого внутри - солидный запас энергии, так что их коллега почуял их, пролетая вместе со мной над конторой конкурентов. Потом я стер еще одну отметку: это был его собственный дом. Как он объяснил, там хранится большой запас амулетов, который чувствуется издали.
Тут я понял, что совершил небольшую ошибку. Похоже, в маленьком городе огненные маги совмещали два занятия: служили в охране и приторговывали амулетами Бластов. Надо было спросить адреса у тех двоих магов, в их домах тоже могут быть запасы. Пришлось возвращаться в контору. Пара дополнительных вопросов стоила мне сущие гроши, после чего я стер еще две точки. Оставалось четыре.
В городе жило еще два мага огня, которые не работали в конторах. Две точки совпали с их адресами. Либо запас амулетов, либо сами хозяева сидят дома. Совсем рядом оказалась еще одна пометка. Должно быть, в доме "отсвечивают" амулеты, а маг вышел за покупками, - рассудил я. С этими магами можно не торопиться: они местные жители, не будут же они разорять собственный город и себя вместе с ним? Нет, конечно, глупость человеческая не имеет границ, и, в принципе, такое возможно. Но все-таки, лучше сначала проверить другие версии.
Осталось последнее место, где располагалось средоточие энергии, и эта точка показалась мне самой подозрительной. Я почувствовал растущее возбуждение - наверное, это приезжий маг, возможно, сообщник Урка! И тут меня осенило: а что, если Урк прихватил с собой взрывоопасный амулет и скрывается именно там? Если в амулете сокрыто заклинание Огненного Шара, то это вам не слабенький Бласт, в нем должна быть уйма энергии, и опасный предмет может очень сильно "излучать".
Мне стало как-то не очень уютно: ну попрусь я туда, а ну как беглый преступник решит, что терять ему нечего и пальнет в меня? В моей короткой карьере были случаи, которые внушили мне большое почтение к этим шарикам...
Однажды такой штукой пальнули в меня - одна психованная идиотка без чувства юмора. Это случилось в одной из башен Цитадели на том самом экзамене. До сих пор не знаю в точности, что же меня спасло, возможно, заколдованные стены.
Вот почему, подходя к подозрительному дому, я нервничал. Тут мне пришла в голову идея создать иллюзию: своего двойника, которого послать вперед в качестве мишени. Но, посмотрев налево, я увидел Т'Иниарису в сопровождении стражника. Неужто наняла себе охрану? Нет: стражник указал на тот самый дом, что-то сказал и ушел.
- Надо же, кого я вижу, - сказала она с равнодушным видом. Или мне показалось, или ее гнев пошел на убыль? - И почему ты здесь?
Я рассказал, как вычислил это место.
- Ха! В отличие от некоторых, я нашла это место не потратив ни монеты. И за то же самое время.
Я заметил, что ее это мало касается, так как мои траты идут из моей доли гонорара. И ехидно добавил:
- К тому же я не использую запрещенные амулеты. Что там у тебя? Насколько я понимаю, это Шарм Дикарской Королевы, Харизма Властителя и Муки Совести. Три аркана из группы Эмпакинез. Внушают сексуальное влечение, почтение и чувство вины соответственно. Амулетик слабоват, настоящую неприязнь или ненависть не преодолеет, но изначально нейтрально настроенные стражники ведут себя с тобой как шелковые. Где амулетик добыла, ась?
- Твое какое дело? И вообще что тут такого?
- Ну как же, запрещенные ведь заклинания...
- Да ладно тебе, ну оштрафуют, да и запреты эти - сущая формальность.
- Это как так?
Мне стало интересно. Я ожидал услышать очередной образчик "женской логики", из тех, что ставили меня в тупик уже не раз. Но Ини снова продемонстрировала, что предсказывать ее поведение мне не дано. Ответ был вполне разумным, хотя и слегка циничным:
- Ну подумай: слабый амулет с Шармом Дикарской Королевы имеет примерно такую же силу воздействия, как встреча с какой-нибудь красоткой в твоем вкусе. Ей не придется пользоваться никакой магией, просто природа и небольшое совпадение. Харизма Властителя дает такой же эффект, как внешность мужчины могучего сложения, огромного роста и властных манер. Ну а Муки Совести - обычное чувство вины, которое возникает, когда кто-то случайно знает о твоих грешках и напоминает тебе о них.
- Как я сейчас...
- Не будь занудой! Ну хорошо, как ты сейчас. Ты же не применил никакой магии, а просто сказал несколько слов. В общем, получается, что я достигаю такого эффекта, которого можно получить без магии при подходящей внешности и кое-каких совпадениях. Так что хватит мне читать мораль, тем более, что к тебе я амулет не применяла. И вообще...
- Еще бы ты применяла, понимаешь же, что я сразу замечу ману стихии снов, направленную на меня. Кто тебе сделал амулет?
- Не твое дело, придурок!
- Ну-ну. Кто бы тебе его ни делал, кое-что важное он от тебя утаил.
Глаза Т'Иниарисы загорелись.
- И что же?
- Скажу только за поцелуй, - нахально ухмыльнулся я. Интересно, второй раз сработает? Все-таки любопытство в квадрате...
- Да пошел ты, - ответила Ини с такой ленцой в голосе, как будто от надоедливой бабочки отмахнулась. - Если ты не забыл, у нас тут расследование.
Нет, на этот раз почему-то не сработало. Не понимаю я женщин...
Мы совсем уж было собрались войти в дом, когда на нас упала тень. Подняв головы, мы увидели пузырь, медленно опускающийся прямо на нас. Кажется, это был Мирхо. Вот из короба спустился очень длинный трос с грузом на конце. Потом по тросу заскользило несколько мешков с землей. С глухим звуком они упали и замерли. Полегчавший пузырь перестал снижаться и натянул канат. Некоторое время он так висел, а потом мы увидели, как с головокружительной высоты по тросу стал соскальзывать человек. Фигура показалась мне знакомой, но только когда он приблизился достаточно, чтобы рассмотреть лицо, я смог поверить своим глазам: Шикаши!
- Хорошо, что я успел. Как раз вовремя, - радостным голосом приветствовал он нас, пока отвязывал мешки и отпускал пузырь. Тот улетел.
- Но шеф... вы же, кажется, домосед!?
- Именно, что кажется! В провинции редко встречаются по-настоящему интересные дела, вот я и не уезжаю из Столицы. Но провинциалу же не скажешь: у вас там, скорее всего, слишком примитивное дело, чтобы тратить на него время. И обидится, и не поверит. Но тут, вроде бы, заваривается нечто интересное. Кстати, в тот дом вам переться не стоит, там ловушка.
- Откуда вы...
- Потом расскажу. Сначала давайте перестанем торчать тут, привлекая зевак. Вон та таверна подойдет. Вы ведь не завтракали?
Таверна выглядела уютно. Множество закутков, разделенных перегородками, чистота и тишина. Заведение было из таких, куда приходят не веселиться, а подкрепиться. Посетители - среднего достатка - те, кто может позволить себе не готовить еду сам, но еще не может позволить себе личного повара. Низкие цены радовали, правда по словам хозяина они были связаны со всеобщим безденежьем.
Рассказ Шикаши был краток. Вскоре после нашего отлета его одолели сомнения, которые постепенно превратились в решимость участвовать в деле лично. Последней каплей было предложение Мирхо сделать крюк до Инапатры по дороге домой. О полете на пузыре сыщик отзывался сдержанно и кратко: "скучища". Единственным развлечением была слежка за каждым моим шагом при помощи амулета. Так что Шикаши был в курсе всего, за исключением последних действий Ини, когда мы разделились.
Т'Иниариса объяснила, как она нашла это место. Все оказалось довольно просто: сначала она опросила четыре смены стражи, выясняя, не было ли среди посетителей (которые приходили к заключенному) человека с красной повязкой (то есть, огненного мага). Оказалось да, был один такой. Узнав остальные приметы, Ини отправилась на поиски. Если мой метод основывался на системе (полный облет города), то ее - на случайной удаче. Она говорила с трактирщиками, попрошайками, патрульными стражниками, бардами, в общем, со всеми теми, кто проводит много времени среди самых разных людей. В таком небольшом городе живет всего десятка два магов, так что незнакомый человек в цветной повязке сразу привлекает внимание. Того мага видело несколько свидетелей, и, в конце концов, один из стражников привел ее сюда.
- Чего-то подобного я и ожидал, - заметил Шикаши, не поясняя, чего же именно. - То, что у нас есть приметы, это хорошо. Но повязку снять - секундное дело, и все смотрят в первую очередь на нее, а рожу не запоминают. Это плохо. Я бы предпочел не приметы, а изображение.
- Ну вообще-то хороший маг может прочитать изображение "из головы" свидетеля и нарисовать его прямо в воздухе... особенно, если тот маг первой ступени... - невинно заметила Ини.
Я огрызнулся:
- Ты прекрасно знаешь, что это магия снов, а по снам у меня третья ступень.
- А разве создание картинок в воздухе - не магия света? - спросил Шикаши.
- Создание - да, магия света, группа Иллюзий. А считывание из памяти - магия снов, группа Телепатия. И при этом требуется согласие свидетеля, которое фиг получишь.
- Ну да, ты говорил, что прочесть мысли без согласия можно только с применением жестоких пыток, которые, как полагается, запрещены. Но разве так уж трудно получить согласие свидетеля? Речь идет всего лишь о том, чтобы передать мысленную картинку. В чем проблема?
- Шикаши, вы же в курсе, как относятся к магам снов. Суеверий - куча. Люди боятся, что если позволят прочесть одну свою мысль (это самое изображение), то маг залезет к ним в голову и заодно под шумок узнает все сокровенные тайны.
- А на самом деле?
- Ну...
- Так, так, мне стало очень интересно, выкладывай всю подноготную, - как обычно, Шикаши не упускал случая расспросить меня о магии. Пришлось объяснять.
- Строго говоря, при добровольной Телепатии маг может прочитать только то, что человек хочет передать. Эти мысли оказываются, как бы попроще выразиться, самыми "громкими", настолько громкими, что маг может их уловить. По идее, то, если что-то хочешь скрыть, надо об этом просто не думать. Но есть одно "но".
- Какое?
- Неопытный в таких делах человек сразу начинает вспоминать все свои секреты, которые боится сделать достоянием других. Знаете, как это бывает, когда даешь себе приказ "не думать о лошади", то непременно будешь очень старательно думать о том, чтобы не думать о лошади, а значит, образ лошади все равно будет присутствовать в мыслях. Вот так и получается, что вместе с тем, что человек хочет передать магу, он передает и то, что очень хочет скрыть. На самом деле эти дополнительные мысли слышно все-таки плохо, и проскакивают они очень быстро, но иногда (не так уж часто) их все-таки можно уловить, особенно, если специально к этому стремиться. Так что страхи обывателей имеют под собой какую-то почву, хотя и не настолько все страшно, как они думают.
- Ну куда уж страшнее, если узнают важнейшую твою тайну? - возразил сыщик.
- Ох, Шикаши, люди обычно переоценивают значимость своих тайн. Скажем, вон тот прохожий, может быть, недавно поссорился со своей женщиной, и назвал ее каким-нибудь особенно неприличным словом. Вот его главная и самая страшная тайна на сегодняшний день, то, чего он стыдится больше всего и не хотел бы раскрывать. Но скажите, какое мне дело до его семейных ссор? Никакого. Если я и узнаю эту его "страшную" тайну, я забуду о ней через минуту, а он, наверное, будет очень долго гадать и беспокоиться: узнал маг его секрет или нет? Правда состоит в том, что наши секреты для других совсем не так важны, как для нас.
- Ты это описываешь так подробно, как будто в самом деле умеешь читать мысли, - съехидничала Ини.
- Ну, положим, заклинание Телепатии я в самом деле не умею колдовать, но я умею читать эмоции. А с эмоциями ситуация очень похожая: люди часто не хотят, чтобы их истинные чувства стали известны, и боятся этого. Надевают на лицо маску непроницаемости, а некоторые даже не забывают следить за руками. Но это все зря. Эмоции случайных прохожих для меня не имеют никакого значения. Здесь, в провинции, люди как-то попроще, и большинство даже не знают, что означают цвета факультетов. А в Столице нередко можно встретить придурков, которые шарахаются от человека с серой повязкой, как от заразного. Так и хочется крикнуть вдогон: "Да плевать мне на тебя!" Что там говорить: даже чувства знакомых людей иногда лучше было бы их не знать.
- Это как так?
- Ну например. Вы пришли к кому-то поделиться своей бедой, ища сочувствия. Вы рассказываете о своих несчастьях, и вам хочется малого: чтобы вас пожалели. Вам в ответ говорят хорошие, правильные слова, но вы видите по ауре, что человек остается абсолютно равнодушным или даже испытывает нетерпение (видимо, ожидая, когда вы уберетесь со своими проблемами). В таком положении лучше бы не знать об истинных эмоциях. Лучше быть "слепым", услышать добрые слова и получить утешение.
Шикаши промолчал, а Т'Иниариса выдала своим коронным ледяным тоном:
- А еще лучше не лезть к другим со своими соплями.
Жестоко. Неужели у нее в жизни не было случая, когда требовалась настоящая поддержка и утешение, а вокруг нет никого, кто на самом деле сочувствует тебе? Отец лишь разгневается, мать сама расстроится, а "друзья" - позлорадствуют. Не понимаю я женщин...
Как ни странно, Шикаши ее поддержал:
- И все же, Т'Иниариса права: надо бы тебе освоить это заклинание Телепатии. Про третью ступень - это, может быть, и оправдание, но оправданиями сыт не будешь. А как у нас дела обстоят с версиями? - спросил сыщик.
Ини посмотрела на меня, но шеф пожелал выслушать сначала ее мнение.
Версия Ини состояла в том, что в тюрьму проник маг огня. Как проник - вопрос второй. Может, стражников подкупил, а, может, невидимость на себя амулетом наложил. Или еще как-нибудь. После этого огненный пробил дыры в трех дверях, выпустил преступника, а затем ушел и сам. Теперь, по мнению Ини, надо ловить огненного по горячим следам, а не трусливо отсиживаться в таверне. Сыщик невозмутимо пропустил мимо ушей замечание насчет "отсиживания" и прокомментировал остальное:
- Эта версия отпадает. Объясню, почему. При осмотре камеры было видно, что брызги расплавленного металла попали на стену в коридоре. Это значит, что удар огненного шара был направлен изнутри. Если бы там действовал сообщник-маг, удар был бы направлен снаружи. Тут может быть два возражения, но оба отбрасываются. Возражение первое: маг проник в камеру и ударил изнутри. Проникнуть он мог, пользуясь той же невидимостью, вслед за арестантом. Но так можно случайно задеть стражника, который сопровождает заключенного. Получается неоправданный риск. Возражение второе: маг все же пошел на этот риск ради того, чтобы все выглядело так, словно заключенный действовал самостоятельно. Это тоже не годится, поскольку купца тут знают давно, и, если бы он обладал явными магическими способностями, это сто раз бы заметили местные огненные маги. Рано или поздно станет ясно, что в побеге замешан сообщник, который владеет магией огня, и фокусы с проникновением в камеру становятся совершенно бессмысленными.
Хочу заметить, Эйо: всегда надо по возможности сначала тщательно собирать информацию о преступнике, а потом уже бросаться на поиски. Несмотря на то, что версия Т'Иниарисы не годится, она сделала одну очень правильную вещь: узнала приметы. А ты сразу бросился искать.
При этих словах Ини фыркнула и надулась от гордости. Я хотел испортить ее торжество, напомнив пословицу о будюге, который дулся, пока не лопнул. Я уже открыл рот, но мой коварный замысел испортил Шикаши, потребовав изложить собственную версию. Я рассказал о своих мыслях по поводу амулета, гордый тем, что мои предположения не предусматривали мага, проникшего в тюрьму. К моему великому разочарованию, Шикаши и здесь нашел, к чему придраться.
- Версия насчет амулета годится. Казалось бы! Проблема в том, Эйо, что ты имел достаточно времени, но не использовал его с пользой. Ты понял ход, сделанный противником, и рассчитал собственный ход, продумав поиски. Но ты не стал просчитывать дальше. Какой может быть ответный ход преступника? Что он замышляет делать потом? Пока ты не научишься рассчитывать варианты дальше, чем твой противник, ты будешь проигрывать, причем, можешь так проиграть и свою жизнь. До сих пор ты считал только на один (собственный) ход вперед и выезжал на том, что этот единственный ход был очень неожиданным. Как то представление в Инахаттане или вход в глубокий транс прямо под ногами у людей на базарной площади. Но на этот раз против тебя сыграл более опытный игрок, забросивший наживку, на которую вы чуть было не попались. Прилети шар Мирхо на полчаса позже, и я не уверен, что застал бы вас обоих в живых.
Вы подумайте: огненный маг должен передать этот амулет арестанту. И этот человек идет туда сам как посетитель. Не глупо ли? Почему не послать кого-нибудь вместо себя? А верх идиотизма - это идти туда в красной повязке. Это все равно, что кричать: вот он я! Ты, Эйо, выплел серую полоску из своей повязки, когда тебе понадобилось. Ты думаешь, что ты один такой умный? Наш подозреваемый, если уж поперся на свидание с заключенным лично, вполне мог снять свою повязку. Но он не сделал такой элементарной вещи! Не надо его недооценивать и считать идиотом, ведь он уже ухитрился один раз ускользнуть. Я бы сказал, что этот человек сделал все, чтобы любой маг, который пойдет по его следу, нашел его поскорее. Отсюда следует, что там, куда он вас заманил, должна быть какая-то ловушка, скорее всего, смертельная. Идти туда только ради любопытства, что бы узнать, что же именно нам приготовлено - совершенно неоправданный риск. Мы можем найти там полезные улики, но, скорее всего, кто-то из нас найдет там свою смерть, так как у преступника было предостаточно времени, чтобы все улики уничтожить.
Но, несмотря на твои ошибки, Эйо, для меня новым оказался тот факт, что амулет может взорваться в руках у арестанта. Значит, тот маг хочет избавиться от Урка. И это сильно уменьшает количество версий. Собственно, я потому и не буду вам рассказывать о своих версиях, что их много. Когда считаешь на несколько ходов вперед, возникает множество разветвлений, которые слишком утомительно пересказывать. Хочу лишь заметить вам: если этот человек готов убить своего сообщника, то нас он точно не пожалеет. Значит, началась игра с действительно высокими ставками. Мне это по вкусу, но прошу вас учесть серьезность ситуации и оставить глупую браваду, - с этими словами сыщик вперился суровым взглядом в Ини, - до другого раза.
Прозвучало это "до другого раза" забавно, и рот мой стал растягиваться в улыбке... а тут как шарахнет! Стекла трактира повылетали напрочь, кто-то остался сидеть в ступоре, кто-то спрятался под стол, а некоторые вскочили и выбежали на улицу. В соседнем закутке бился в агонии человек: осколок оконного стекла перерезал ему сонную артерию. Т'Иниариса, увидев это, испугалась, побледнела, потом позеленела, но механическим шагом двинулась в сторону несчастного, наверное, собираясь выполнять свой долг, ведь все маги воды - хотя бы немного лекари. За время работы с Шикаши на кровь я уже насмотрелся, и решил остаться с ней. Мало ли что, вдруг запас маны понадобится. Сейчас не помешал бы аркан, снимающий страх и вселяющий уверенность. Я в который раз пожалел, что не магистр, и не знаю всех заклинаний в своих стихиях. Пришлось поддерживать словами. Не уверен, была ли в том моя заслуга, но Ини начала действовать. Магия лечения - самая сложная из всех, и я в подобных вещах не разбираюсь. Потому не могу сказать, насколько правильно она действовала и какие у нее были шансы на успех. Раненый истек кровью и умер у нас на глазах.
Шикаши вернулся с улицы, мрачно посмотрел на труп и кусающую губы волшебницу. Положив руку на ее сгорбленную спину, он спросил:
- Первый раз видишь смерть, да?
- Второй. Первым был мой отец... случился пожар...
- Пойдем отсюда. - Шикаши приобнял девушку за плечи, и повел.
Она сначала пошла, но вдруг остановилась:
- Почему мы идем к черному входу? - она оглянулась в сторону парадного, и ужас застыл в ее глазах: сквозь выбитые окна виднелось набирающее силу зарево: пожар охватил то здание, в которое мы собирались войти. Кажется, опасный амулет все-таки взорвался. Ини вдруг вырвалась из рук сыщика, и яростно зарыдала, ударяя кулаком по стене, и выкрикивая:
- Будьте вы прокляты, маги огня! Будьте вы прокляты!
Люди оглядывались, некоторые с недоумением, кто-то - с нездоровым любопытством. Совместными усилиями мы с Шикаши кое-как увели бьющуюся в истерике волшебницу.
_________________

Ини заболела. Не физически. Случилось то, что бывает, когда сильный стресс вызывает из памяти воспоминания о еще более мрачной трагедии в прошлом. Так объяснил нам старичок, который работал в городе лекарем для душевнобольных. Он влил в нее какую-то микстуру и сказал, что требуется постельный режим и полный покой на несколько дней. Говоря это, лекарь все время косился на мою повязку, видимо, резонный вопрос вертелся на языке. Я сказал ему:
- Нет, извините. Я маг снов, как и вы, но душевные болезни - не моя специализация. Хотел бы я помочь...
В который раз уже за тот день я пожалел о своем невежестве? Моя самооценка падала на глазах. То девчонка, которая не участвовала ни в одном расследовании, действует, в общем, ничуть не хуже меня. То предмет моей гордости - сырая магическая сила - оказывается на практике совершенно бесполезным из-за того, что слишком мало освоено заклинаний и способов применения этой силы. В общем, мрачно все.
Шикаши куда-то исчез, а когда вернулся, то выяснилось, что он ходил на место пожарища. Среди обломков здания нашли обугленные куски единственного трупа, разбросанные взрывом. Ночью я все же вошел в транс, но, как и следовало ожидать, никого не нашел. Купец Урк погиб от взрыва нестабильного амулета, и своей смертью обрубил последнюю ниточку, ведущую к загадочному огненному магу.

Эпизод 4. Собачий метод.


Мы так и не узнали, в чем там было дело. Судя по невнятным мучительным возгласам, отец Ини погиб при пожаре, и это было как-то связано с огненной магией. Может, пожар устроил какой-то огненный маг? А может, ее отец сам был огненным и совершил роковую ошибку?
Сыщик приказал мне присматривать за ней, а сам отправился на поиски. Моя подшефная круглые сутки дрыхла под действием убойного снадобья. Я догадался, что это было за лекарство - отвар уторы (это такая ядовитая лиана). В сочетании с магией вызывает эмоциональную амнезию. Самые болезненые воспоминания не исчезают совсем, но блекнут, как будто прошло много, много лет. Гуманное средство для тех, кто только что потерял близкого человека или испытал страшное потрясение. Не все соглашаются его принимать, полагая необходимым вытерпеть боль утраты в полной мере. В этот раз у Ини никто согласия не спрашивал (да и не смогла бы она ответить в том состоянии).
Шикаши куда-то запорпастился, приходил лишь поздно ночью и сразу отправлялся спать. Делать мне было совершенно нечего, и я снова углубился в книги по Ясновидению. Мои расчеты близились к завершению. Несколько хороших арканов я уже рассчитал, один давно приготовил, оставались последние штрихи и проверки, а потом... потом можно будет создавать два десятка новых плетений и гордо заявить: вот теперь я знаю группу Ясновидения.
К концу четвертого дня последняя цифра была выверена и последний чертеж закончен. Чтобы не наделать ошибок от переутомления, я лег спать очень рано, а проснулся глубокой ночью. Идеальное время для тонкой работы. В гостинице было тихо, лишь поскрипывали деревянные перекрытия да ветер слабо шушукался сам с собой на чердаке. Именно чердак, как самое уединенное место, я и выбрал для своей цели.
Сдунув пыль с какого-то ящика, я расстелил на нем кусок чистого полотна. Если бы какой-нибудь чужой человек посмотрел со стороны, перед ним предстала бы такая картина: молодой парень сидит неподвижно на корточках и, почти не мигая, пялится на кусок белой тряпки, изредка переводя взгляд на разложенные вокруг листы бумаги, исчерченные линиями и значками. И так час или два. Только другой маг снов увидел бы то, что видел я: перепутанный клубок ярко-желтых и ярко-синих линий, который постоянно менялся, выпуская нити и петельки, изгибаясь и вытягиваясь, но с каждым разом становясь все меньше и меньше. В конце-концов клубок первращался в крошечную точку, которая исчезала прямо в теле мага. Потом откуда-то из тела юноши появлялся новый клубок, и с ним тоже начинали твориться метаморфозы. И так - несколько раз.
Рано утром усталый, но довольный, я спустился с чердака. Шикаши завтракал. Т'Иниариса была здесь же. Выглядела она так же уверенно и спокойно, как и раньше. Кажется, действие лекарства закончилось и принесло нужное облегчение. Скрытная волшебница ничего объяснять по своей инициативе не стала, а мы с Шикаши, не сговариваясь, посчитали, что бередить душевные раны вопросами - не дело.
- Смотри рот не порви, - пошутил Шикаши, глядя, как я зеваю. - Ты что всю ночь не спал?
- Это того стоило, - заявил я, сладко потягиваясь. - Зато теперь в нашем арсенале есть Ясновидение.
- В нашем?
- Ну мы же с вами вроде как напарники...
- Ах вот оно что, - ухмыльнулся сыщик. - Ну в таком случае в "нашем" арсенале есть еще много чего вроде стрельбы из арбалета или боя на серпах.
- Вы владеете серпами? - удивился я.
- И притом неплохо. А что, неужели я смотрюсь таким уж старым и немощным? В нашей профессии иногда приходится драться. Реже, чем стражникам, зато в одиночку. Но ты говорил о Ясновидении. Что это дает? Можно увидеть любое место, не слезая со стула?
Я возмутился:
- Магия, к вашему сведению, - это наука, а не сказка из разряда "Великий волшебник собрал все свои силы, и пять пятерок ужасных джаа был повержены".
- Ну ладно, ладно так какие новые фокусы теперь в "нашем" арсенале? Как далеко ты можешь "ясновидеть"?
- Довольно далеко, но, как и с обычным зрением, чем дальше, тем хуже. Есть несколько способов. Первый, когда выпускается нить маны, и вы видите или слышите все, как будто находитесь на кончике этой нити. Такой аркан требует постоянного расхода энергии и действует только на небольшой дистанции.
- Насколько небольшой?
- Я ночью как раз экспериментировал, у меня пока получается примерно на половину полета стрелы. Но есть другой способ, более экономный. Это когда вы смотрите чьими-то глазами и слушаете чьими-то ушами. Так можно следить на большом расстоянии (примерно как этот город) и почти не тратить энергию. Но у него есть свой минус.
- Догадываюсь, какой: надо, чтобы в том месте, за которым ты хочешь проследить в это время кто-то находился и смотрел в нужную сторону.
- Точно. И еще надо на этого человека настроиться заклинанием Поиска (ну его я давно знаю). То есть, тут два заклинания работают в связке. Этим мы тоже сможем пользоваться.
- А если надо еще дальше? Никак?
- Дальше Ясновидение уже не работает, работает только Поиск. Но поиск показывает лишь ауру, с ним вы не сможете подслушать, о чем говорит человек, или подсмотреть, что находится вокруг него. Можно узнать его настроение, спит он или бодрствует, насколько напряжен и по всему этому попытаться угадать, чем он занят. Чем больше расстояние, тем меньше можно разобрать.
- Какое самое большое расстояние для этой магии?
- Ну по идее, волшебник уровня магистра может достать до человека, находящегося на другой стороне Виза, если точно будет знать, в какой точке его искать. Но все, что он сможет узнать на таком расстоянии - это только проверить, в самом деле его цель находится именно там или нет. Астрал отрезонирует, но подробности на таком расстоянии не увидишь.
- Что ж... кажется, это в самом деле очень полезная магия. А вот интересно, можно ли так подсмотреть, что происходит за закрытой дверью?
- Конечно! Магическую нить можно протянуть сквозь стены и двери, если только на этих стенах нет защиты, как в Цитадели.
- Ага! Значит, можно и подглядывать за разными интимным иделами, что творятся за этими закрытыми дверями?
Т'Иниариса хихикнула, а я, кажется, покраснел.
- М-да, жаль, что я не маг снов, - расхохотался Шикаши. - То амулеты для раздевания, то ясновидение для подглядывания...
_________________

Cыщик повел нас в город. Он заявил, что собирается применить "собачий метод". Когда я поинтересовался, что это такое, он показал наглядно. Подошел к одному дому и зарычал по собачьи. Получилось очень похоже. В ответ кто-то лениво рыкнул из-за забора. Подошел к другому дому и повторил. Никто не удостоил его вниманием. Наконец, подошел к третьему дому, и снова зарычал. В ответ откуда-то из глубины раздался яростное ответное рычание, пес не на шутку разозлился и долго объяснял на своем языке, все, что он думает о некоторых шутниках.
- Вот так и с людьми. Спросишь одного - ничего интересного, второй - вовсе не пожелает разговаривать, а третий вдруг расскажет что-нибудь важное. Когда ты в Джаахнуме расспрашивал всех подряд или когда Т'Иниариса разыскивала огненного мага - это и было то, что у сыщиков называется собачьим методом.
- Ну тогда я пойду поспрашиваю отдельно, - сказала Т'Иниариса. - Так мы проверим вдвое больше народу.
- Только амулетик свой не используй, - посоветовал я вслед и услышал ответ:
- Тебя не спросила!
Ну-ну... Я остался с сыщиком. Мне было интересно посмотреть, как действует мастер. Казалось бы, все просто: ходи и опрашивай всех подряд. Но это только на первый взгляд. Когда мы оставляли очередного свидетеля и переходили к следующему, Шикаши кое-что мне объяснял. Оказывается, даже в таком простом деле были свои тонкости. Опрашивать всех подряд долго. Можно повысить свои шансы на успех, если обращаться к определенным людям. У Шикаши была целая система правил на сей счет. Пересказывать не буду, поскольку получится длинно и скучно. Если в общих чертах, то речь идет о том, чтобы прикинуть ценность свидетеля заранее уже по внешнему виду, а по первым брошенным фразам выбрать к нему персональный подход. Нашу задачу сильно облегчало то, что жители города были кровно заинтересованы в успехе расследования, и легко шли нам навстречу. Но все равно, даже если свидетель готов сотрудничать, правильно заданные вопросы сильно экономят время. Для нас это было важно, ведь свидетелей было очень много.
Оказалось, что уже несколько дней после пожара Шикаши занимался только этим: искал кого-нибудь, кто знает хоть что-нибудь. Пока не очень успешно. Незнакомца в красной повязке видели многие, некоторые даже перекинулись с ним парой слов, но никто не мог сказать, куда он мог подеваться, никто не знал его имени. Сыщик сказал, что даже по этим крохам можно составить кое-какую картину, дескать, он чует, что вот-вот нам улыбнется удача. В подобное чутье я не очень верил, но спорить не стал.
Когда мы вернулись домой, чтобы перекусить, там уже сидела Ини и что-то жевала. Вид ее был еще более мрачным, чем обычно. Причина плохого настроения была видна невооруженным глазом: на скуле у юной волшебницы набухал свежий фингал. Естественно, мы стали выяснять: кто ее так? Оказалось, крепко поцапалась с торговцами на рынке. Едва удрала, использовав Левитацию, а то бы одним фингалом не отделалась. Водная магия, на которой специализировалась Ини, для мордобоя годится мало, особенно, когда против тебя - толпа. Девушка была сильно сбита с толку:
- Амулет почему-то не сработал...
- А, ну тогда понятно, - позлорадствовал я.
- Ты что, испортил его мне, пока я болела?! - взвилась Т'Иниариса.
- Вот еще, оно мне надо? Просто, когда ты отделилась от нас, у тебя в амулетике маны оставалось всего на пять-десять включений.
- Что ж ты не сказал!?
- Ну ты же "меня не спросила", - съехидничал я. - Видишь, халява внезапно кончилась, а разговаривала ты, наверное, в своей обычной манере, за которую люди по-проще могут и морду набить. Особенно, если попадется тебе какая-нибудь разбитная торговка, которая скандалить и любит, и умеет.
Остаток обеда прошел в молчании, изредка переходящем в сердитое пыхтение. Т'Иниариса старательно изображала воплощение немого укора, несмотря на замечательное соленое будюжье сало и сладкие коржики.
После обеда мы продолжили поиски, а когда вернулись, у меня чуть челюсть не отвалилась! За столом ужинала хмурая Ини, у которой под другим глазом отсвечивал второй фонарь! Шикаши вдруг резко повернулся и вышел на улицу.
Думаете, он бросился искать и наказывать обидчика волшебницы? С места, где сидела девушка, не было видно и слышно, куда он пошел. Зато я с моей позиции наблюдал, как он отбежал на несколько шагов от дома и стал хохотать, держась за живот и вытирая слезы. И что его так развеселило!? И где Ини ухитрилась получить второй синяк?!
Поздно ночью она заглянула ко мне в комнату. Задала пару ничего не значащих вопросов и перешла к тому, за чем явилась. Она закатала рукав и сняла с предплечья очень тяжелый и широкий браслет.
- Амулет перезаряди, - просьба прозвучала тоном приказа.
- Нет. Он у тебя одноразовый. Нити для перезарядки в плетении не предусмотрено.
- Не может быть!
- Почему же? Вообще-то такие штучки носят всю жизнь. Похоже, маны в нем было заложено очень много с самого начала. Наверное, создатель не предполагал, что его будут использовать много раз в день. Может, раз уж ты не боишься наказания, попросишь его сделать тебе еще?
Ини опустила голову, и ушла. Лишь, закрывая за собой дверь, тихо сказала:
- Это подарок отца.
- Ини, постой!
Она сказала, отчеканивая каждое слово:
- Не надо. Задавать. Вопросов, - и добавила, уже сердито топая по коридору, - Эйо Икен, запомните, наконец, мое имя целиком!
Ох, как некстати я забыл про ее бзик с именами...
К моему удивлению наутро Ини снова захотела действовать в одиночку. Вместо фингалов оставались только тени: ночью она чем-то себя подлечила.
- Ты это... поосторожнее там, - напутствовал я волшебницу.
Ини ответила в своем репертуаре:
- Без тебя знаю.
М-да. Если она и со свидетелями в таком тоне разговаривать будет, кончится тем, что кого-то серьезно покалечат: либо ее, либо она. Второй вариант тоже ничего хорошего не сулит: захолустье захолустьем, но стража выглядит серьезно, а если бежать, то столичная Цитадель тоже не имеет обыкновения прятать у себя преступников. По местным законам (которые мало отличались от законов Столицы) за нанесение тяжких телесных полагается штраф, равный десятикратной цене лечения и тюремное заключение на то время, пока пострадавший находится в лазарете. Это вам не амулетиком баловаться. Вряд ли у вчерашней студентки найдется столько денег, а к прапрапра...дедушке Пупулису независимая девчонка пойдет ли на поклон? Вообще удивительно, что отец ей подарил этот амулет. Странный подарок для любящего папаши, который провоцирует дочь на нарушение закона. Оно, конечно, мелкое нарушение, и штраф маленький, но все равно - какой же отец захочет лишних проблем для своего ребенка? Я поделился своими раздумьями с Шикаши.
- А ты поработай головой, - ответил он. - Сопоставь все факты. Первое: либо ее отец, либо его женщина - из клана Пупулиса. Второе - ее отец погиб на пожаре. Третье - это было не так давно, ведь рана еще свежа. Четвертое - пожар прямо или косвенно устроил огненный маг. Пятое - отец такой человек, что считает нормальным подарить ребенку запрещенный амулет. Шестое - судя по приставке "Т'" и суффиксу "иса" в имени, Т'иниариса - дочь выходца из Абессора. Значит, у ее отца имя должно звучать как Т'...не. Ничего не напоминает?
Он еще не договорил, когда я понял, о ком речь. Мне стало жутковато.
- Ох... Т'Анхайне!? Ничего себе! Она дочка Т'Анхайне!?
Эта история нашумела пару лет назад. "Бешеный серый пес Т'Анхайне" - так его называли люди. Мастер снов, нарушивший все законы, какие только можно нарушить. Слухи о нем всплывали в разных городах, как правило, в связи с очередным преступлением и, зачастую, очередным трупом, а то и несколькими. Помню всегда невозмутимый полусонный Пупулис разозлился как джаа, когда на занятии кто-то из студентов ляпнул, что он, великий магистр, не может изловить своего непутевого потомка. "Такое родство - сущее наказание!" - сказал он и выгнал болтуна из аудитории.
А шум поднялся после того, как в Столице сгорела таверна. Свидетели утверждали, что Бешеный что-то не поделил с одним из своих подручных - тоже давно разыскиваемым преступником огненным магом Т'Интене по кличке Повар. Этот Повар - та еще сволочь, он свою кличку получил за то, что он любил поджаривать своих жертв на медленном огне. И вот эти двое бандитов сцепились между собой. В бою на открытой улице огненный маг имел гораздо больше шансов, поэтому Бешеный отступил в ближайшую таверну. Ее хозяева и постояльцы немедленно посыпались наружу, как горох, опасаясь попасть под удар.
По свидетельству очевидцев, в доме раздавался шум падающей мебели, крики и взрывы, потом занялась огнем крыша. Даже стражники не рискнули ввязаться в разборку высокоуровневых магов, лишь оцепили таверну и послали сигнал в Цитадель. Вскоре из здания выбежал Повар, который прорвал оцепление, покалечив троих стражей, и исчез в неизвестном направлении. Когда из Цитадели прибыл отряд карателей, все уже стихло. Они смогли потушить набравший силу пожар, так что здание выгорело лишь на треть (благодарность трактирщика выразилась в кругленькой сумме). В одной из закопченных комнат нашли личный посох Т'Анхайне рядом с куском обугленного мяса и несколькими оплавленными амулетами - все, что осталось от могучего мага. Повара пытались преследовать по горячим следам, но каким-то образом он ускользнул.
Вряд ли Ини часто использовала тот амулет, пока училась в Школе: когда вокруг полно магов сна, тем более, преподавателей, это слишком рискованно. А вот после выпуска, видимо, стала включать его все чаще и чаще, и быстро привыкла и к тому, что все вокруг позволяют собой командовать и относятся к ней с почтением, что бы она ни говорила. Времени с тех пор прошло немного - надеюсь, она сможет вспомнить навыки нормального общения.
- А может быть Повар тем самым огненным магом, которого мы ищем? - спросил я Шикаши.
- Может, - ответил он. - Но с таким же успехом им может оказаться любой другой преступник, владеющий огненной магией. На самом деле, несмотря на скудную информацию, кое-что вырисовывается. Во-первых, этот человек достаточно богат. Покупает, не торгуясь даже довольно дорогие вещи. Но для магов богатство - обычное дело.
- Не совсем, шеф. Он же огненный.
- А что это меняет?
- В мирное время огненным магам трудновато. Единственная работа, на которую их охотно берут - стража, но платят там не так чтобы очень хорошо. Можно еще наняться в охрану к какой-нибудь знатной персоне, но спрос на магов огня тут невелик. У них ведь все волшебство - атакующее, а для телохранителя гораздо нужнее защитное. Наконец, можно совсем чуть-чуть подзаработать на торговле амулетами с заклинанием Бласт. Так что надо либо искать город, который в данный момент воюет, либо довольствоваться малым. А во время войны все наоборот: огненные зашибают невиданные бабки, а остальные маги - так себе.
- А как же лекари?
- А у лекарей свой кодекс, по нему нельзя брать деньги с раненого или умирающего, это считается все равно, что вымогательство под угрозой смерти или членовредительства.
- Но как же они тогда зарабатывают?
- Да мало ли. Кому-то не нравится цвет лица - хочет изменить. Кому-то кажется, что он слишком тощий и хочет подкачать мышцы, но не желает долго тренироваться. Кто-то слишком много жрал и испортил себе желудок или посадил выпивкой печень. Кто-то простудился и не хочет ждать, пока само пройдет. Кто-то мечтает, чтобы у его женщины была большая грудь или наоборот...
- Чтобы маленькая?
- Нет, чтобы у ее мужчины был большой член.
- О! А что, и это можно сделать?!
- Можно... только сделать это качественно очень дорого.
- А можно и некачественно?
- Вроде того. Получится большой, но вялый.
Шикаши неприлично заржал. Отсмеявшись, вернулся к делу:
- Еще у нас есть его приметы: чуть ниже меня ростом, средней комплекции, возраст на вид под 40. Кожа серая, усы и волосы желтые, глаза сине-зеленые, нос длинный узкий, губы тонкие, подбородок мясистый, слегка выдается вперед, татуировка на виске - рыба. В одежде предпочитает светлые тона с редкими черными линиями. Само собой, красная повязка на голове. Можно даже нарисовать примерный портрет. Однако... внешность слишком легко изменить. Возможно, сейчас он выглядит совсем иначе.
Дальше: немногословен, выражается кратко, но ясно. Видимо, старается не ляпнуть лишнего, не оставить после себя ненужных зацепок кроме тех, которые оставляет нарочно. Оружия при себе не носит, в том числе нет посоха. Но есть пояс и длинная одежда, так что оружие все-таки может быть припрятано.
- Магу огня оружие - только руки занимать. Вот щит (желательно заговоренный) - самое то.
- Возможно, тебе виднее. Кстати, что у нас есть из защиты? Вполне возможно, что придется встретиться с ним в бою. Лучше заранее обдумать тактику, потом времени не будет.
- Так, сейчас подумаю. Против огня лучше всего вода. Надо будет спросить Ини, что у нее есть. Наверняка она может ставить арканы из группы Водного Купола - это простые заклинания. Если так то мы с вами должны будем спрятаться за ее защитой, и никакая огненная магия нам будет не страшна. Значит, если мы попадем под удар, Ини колдует защиту, я колдую Левитацию на всех троих и мы взлетаем. После этого мага можно атаковать разными способами.
- Какими?
- Вплотную к нему подходить нельзя ни в коем случае - зажарит. Но у магов огня плохо с защитой от дальних атак. Можно выстрелить стрелой. Против стрел годится только Дыхание Дракона: оно испепелит стрелу в полете, но требует слишком много маны и защищает только от атак спереди. Если же выстрелить металлической стрелы или арбалетным болтом, то Дыхание Дракона - ненадежная защита. Если очень постараться, то болт расплавится в полете, но раскаленные брызги металла могут долететь до мага, а это тоже причиняет серьезные увечья. Поэтому если будете стрелять, стреляйте не в сердце, а в лицо.
- Запомню. Что еще можно сделать?
- Ну... любая атака издали. Бросок дротика, копья. Я могу левитировать любой увесистый предмет в его сторону, магу придется или уворачиваться, или сжигать его. Могу поднять пыль и ослепить ею.
- Что насчет молний?
- Я не умею. А вообще молния - пустышка. Эффектное зрелище, но в бою годится только против врага, который зажат в угол. Надо очень много времени, чтобы сконцентрировать атмосферное электричество в нужной точке.
- Теперь предположим, что Ини с нами нет (вот как сейчас). Что будем делать?
Такой вариант заставил меня задуматься.
- Не знаю... Есть защитные Купола и в других стихиях, но не требуйте от меня их изучать, эти заклинания по силам лишь магистрам или группам из нескольких человек. Невидимость - отличная штука для боя, но только если он не выстрелит первым.
- Предположим худшее, он успел выстрелить. Что тогда?
- Тогда улетать на максимальной скорости и создавать сильный ветер, дующий назад, чтобы затормозить Огненный Шар. И умолять судьбу, чтобы он не догнал. Если не догонит, то скоро сам погаснет, Огненный Шар горит лишь несколько секунд. И, если повезет, то все равно колдовать Невидимость, чтобы не пришлось драпать от второго выстрела.
- Все это звучит не слишком обнадеживающе. Слишком многое зависит от того, успеете вы с Ини наколдовать нужные заклинания. Ты уверен, что успеешь? - засомневался Шикаши.
- Нет. Огненный Шар и Огненная Стрела и колдуются, и летят очень быстро. Если атака в упор или с ближней дистанции, у нас нет шансов, - признался я. - А что вы хотите? Не зря же считается, что среди магов огненные - самые опасные бойцы.
- Тогда думай. Думай как следует. Я почти уверен, что рано или поздно нас ждет схватка, а отступать я не намерен. Постарайся что-нибудь изобрести, составить какой-нибудь план. Ведь ты же мой напарник по магическим вопросам, верно? Вот тебе задачка. Сложная, но больше мне надеяться не на кого.
- А Ини?
Шикаши как-то странно на меня посмотрел, почесал затылок и сказал, отведя глаза:
- Исходи из того, что ее рядом не будет.
Объяснять, что он имел в виду, Шикаши наотрез отказался.
Ну и задал он мне задачку! Недаром ведь магов всех прочих стихий, кроме огненной, даже и не пытаются обучать военному делу: это не очень то благодарное занятие. Во время войн огненные - основная ударная сила, а все прочие - так, на подхвате.
Воздушные маги хороши, когда надо кого-то куда-то перевезти. Но если и перевозить, то поодиночке, по двое, редко кто может поднять больше. Чтобы перебросить по воздуху целый отряд, никаких магов не напасешься. Так что воздушные маги поступают в распоряжение военначальников а также летают на разведку. Их молнии - недостаточно грозное оружие: годятся против неподвижных целей - таких, как катапульта или деревянная башенка. Правда Огненный Шар против тех же мишеней намного лучше. Неплох Развеивающий Купол как защита от разной магии, включая и огненную. Вот только это заклинание по силам очень немногим, как и Зеркальный Купол у магов света.
Маги снов - прирожденные шпионы. По-настоящему боевой магии у них кот наплакал: можно навести на жертву страх, отчаяние, вот и все. Зато когда надо кого-то выследить, узнать чей-то секрет, тогда вам нужен именно "соня".
Водная магия совсем не годится для атаки. Максимум, что вы сможете - отбиться от хулиганов в темном переулке, да и то, если повезет. И лишь тот самый Водный Купол - бесценная вещь для защиты от огня.
Маги земли умеют делать боевых големов. Это страшная и почти неуязвимая машина убийства против пехоты и конницы. Главное, чтобы ее не заметил маг огня. Потому как голем с расплавленными ногами - просто взбешенная гора камней, которую достаточно обойти на безопасном расстоянии. Настолько же хорош Каменный Купол - абсолютно непробиваемый стрелами, копьями и катапультами, но прожигаемый насквозь Огненной Стрелой или самым маленьким Огненным Шаром.
Свет - единственная стихия, которая может противопоставить огненным хоть что-то. Невидимые воины, особенно лучники и арбалетчики - очень серьезная сила. Вот только нужен этот самый арбалетчик, постоянно находящийся рядом. В одиночку маг света тоже может оказать сопротивление, хотя его арканы не настолько смертоносны и неотвратимы, как у огненных. Есть Жгущий Луч, который довольно медленно колдуется и разрушает собственную невидимость. Аркан Вспышка хорош, он может ослепить врага, но не убьет. Аркан Тьма заставит всех вокруг воевать наощупь и на звук (включая и самого мага света). Также можно запутать противника своими иллюзиями.
Кстати... об иллюзиях. Есть одна идея. Но только на ком бы ее испытать? Человек - не годится, собаку тоже жалко, нужно что-нибудь живое...
Заявив Шикаши, что мне надо поработать над его заданием, я оставил сыщиа расспрашивать жителей, а сам отправился на рынок.
Такое впечатление, что тут собралось полгорода. Продавали и покупали все. Кое кто продавал даже себя. Из-за проблем с пузырями цены сильно упали, но сама торговля не стала вялой, только суммы, переходящие из рук в руки, с каждым днем становились скромнее.
А вот и звериный ряд. Я искал самое ненавистное животное Виза - табипена. Как прекрасны леса в наших местах! Зелень радует глаз, цветы источают аромат, птицы услаждают слух, мягкая трава приятно холодит ноги. К сожалению, всем этим великолепием следует наслаждаться с безопасного расстояния, находясь на вытоптанной почве дорог, плывя мимо на лодке или пролетая сверху. Стоит пройти по траве - и через некоторое время (кому как повезет) вас укусят. Табипены похожи на змей, но с двумя рахитичными лапками и воротником. Маленькие и не слишком быстрые, но исключительно ядовитые, многочисленные и агрессивные. Они населяют леса, не позволяя людям там гулять.
Вот такую тварь я искал на рынке. Табипены часто попадают в ловушки, расставленные охотниками. Ручной табипен - неплохой охранник. Можно оставить его в кладовке, где он перекусает всех грызунов, а то и вора, забравшегося в дом. Чтобы табипен не трогал хозяина, его делают наркоманом, приучая к одной специфической настойке. Животное запоминает запах человека, который его поит, и относится к хозяину очень ласково.
Тут было несколько клеток с ядовитыми гадами, и я выбрал самого плюгавого и дешевого. Все равно он был обречен. Потом отправился в контору, где нанял огненного мага. Пришлось поторговаться. Я не объяснял, какого рода работа должна быть сделана, но клятвенно обещал, что опасности для жизни она не представляет, а потому мне можно сделать скидку. Глядя на табипена, злобно долбящего стенки клетки, конторщик мне не поверил и потребовал закрепить это обещание на бумаге. Тогда я в свою очередь захотел закрепить на бумаге требование сохранять в полной тайне то, чем мы будем заниматься.
Я повел наемника подальше за город. Остановились мы на дороге. идущей между полями. Вокруг было пустынно - урожай только что собрали, а новый еще не посеяли.
Недавно вспаханная почва подходила для моих целей лучше всего. Я встал на руки, зажмурил глаза и наколдовал обычное заклинание Свечи. Если бы я сделал это, стоя на ногах, то взлетел бы высоко в небо. Свеча быстро поднимает человека вертикально за счет сильного ветра, дующего снизу вверх. Теперь же ветер дул вниз, мне под руки. Сразу поднялась огромная туча пыли. Я почувствовал, как почва расползается, выдуваемая прямо из-под рук. Получилось странноватое акробатическое упражнение, но мне помогло хорошее чувство равновесия, выработанное годами полетов. Наемник ехидно прокомментировал мои старания в том духе, что я выпендриваюсь. Он был прав.
Очень быстро ветер выдул в этом месте ровную и большую яму с крутыми стенками. Как раз, когда я закончил, нарисовался фермер, возмутился беспорядком и пригрозил наябедничать страже. Дескать, у него в яме големы будут застревать. Пришлось пообещать засыпать все обратно.
Взяв клетку, я отпер дверцу и швырнул ее в яму. Ядовитый гад вскоре понял, что получил свободу, и выполз наружу. Увидев нас, стоящих на краю ямы, он выставил ядовитые шипы и бросился в атаку. Но стенки осыпались под его лапками и хвост не находил надежной опоры, чтобы спружинить. А еще табипены очень не любят места, где нет травы или древесины, даже на обычные дороги никогда не выползают. Так что злобное по природе животное сейчас было рассержено вдвойне.
Теперь настало время эксперимента. Наколдовав кое-что, я попросил мага пристрелить животное файерболом. Он создал небольшой Огненный Шар и запустил в зверюгу. Шар летит быстро, и у меня было очень мало времени, чтобы отреагировать.
Маленький сгусток режущего глаз пламени устремился к цели. Внезапно он изменил траекторию, и ударил прямо в песок значительно левее цели. Раздался взрыв, и на этом месте закипела маленькая лужица расплавленного грунта. Табипен остался сидеть на месте, замерев, как будто от страха.
Маг озадаченно почесал затылок и сказал:
- Чудеса! В первый раз вижу, чтобы Огненный Шар промахивался мимо цели... И в первый раз вижу, чтобы табипен испугался.
- К сожалению, он не промахнулся, - сказал я, и убрал иллюзии. На месте табипена оказалось пустое место, а в яме обнаружилось несколько обугленных ошметков - все, что осталось от ядовитой твари.
В тот момент, когда маг запустил Огненный Шар, я сотворил три заклинания. Первое создавало иллюзию: табипена, сидящего на том самом месте,.. где он и сидел. Второе делало тварь невидимой. Третье левитировало ее на шаг в сторону. В результате создавалось впечатление, что зверюга сидит на месте, хотя на самом деле ее отбрасывало. Человек оказался обманут, но запущенный файербол точно нашел невидимую цель. Я объяснил магу, что произошло. Его позабавила идея.
- Ты думал, он наводится по изображению? Но у Огненного Шара нет глаз, он гонится за аурой. Я уж думал, ты нашел новое средство защиты. Не расстраивайся: не ты первый, не ты последний. Многим хотелось выдумать что-нибудь эдакое. Но ничего лучше Водного Купола пока нет. Разве что другой Огненный Шар или Огненная Стрела.
- Другой? Ах да, при столкновении двух Огненных Шаров они взрываются. К сожалению, огненные амулеты опасны, а в нашем отряде нет мага огня.
- А вы наймите, - ухмыльнулся мой собеседник.
Ну конечно, он почуял возможность подзаработать в полуразоренном городке. В принципе, Шикаши вполне может и пойти на расходы, а могут и горожане раскошелиться, ведь им важно поймать преступников даже больше нашего. Я спросил мага, не хочет ли он присоединиться к нам бескорыстно, но он заявил:
- Ваш сыщик, может, и знаменит среди столичных, а тут, боюсь, ему лошадь на ногу наступит. Вот я и пытаюсь заработать немного, прежде, чем убраться из этого обреченного городишки и податься на запад.
Тут меня осенила еще одна идея.
- А почему при столкновении взрываются Огненные Шары?
- Ну как же: сталкиваются эффекты двух плетений. Внутри Шара скрыто плетение, только нестабильное, оттого и амулеты не получаются. Представь себе что две центральносимметрично идентичные шестисвязные топологии сходятся под небольшим углом по тангажу и крену... дальше пошли технические тонкости, которые я опускаю.
Подходящего заклинания для засыпания ямы я не знал, так что пришлось идти на ферму и просить лопату. Наемник оказался со своеобразным чувством юмора и специально остался, чтобы позубоскалить, глядя, как я буду возиться. Оплаченное время давно истекло, а он все торчал на поле и наблюдал. Человека можно понять: сидеть в конторе в ожидании заказа (который случался раз в неделю) - еще скучнее.
Когда шуточки у него иссякли, болтун вернулся к теме защиты от огня. Он с удовольствием говорил о любимом деле, и посвятил меня в детали. Это было познавательно и хоть как-то скрасило занудное швыряние грунта. Что-то мы уже проходили в Школе... точнее должны были проходить (я прогуливал).
Весь вечер я посвятил расчетам, связанным с чужой для меня стихей. Нельзя сказать, что я разобрался во всем до конца, но что-то такое у меня нарисовалось.
Потом я снова отправился на рынок (который здесь работал допоздна), заглянул к фонарщику, и, наконец, снова зашел в ту же самую контору, и нанял того же мага еще на час. Уже давно стемнело, когда мы вышли на то же самое поле. Я снова выкопал яму, громко ругаясь по поводу того, что утром придется специально прийти, чтобы закопать ее обратно. Наемник напряг фантазию, и выдал еще парочку язвительных замечаний по поводу моих акробатических номеров. Ладно, ладно...
На этот раз я попросил стрелять издали, так как не был уверен в последствиях. Наученный прошлым опытом огненный маг, заподозрил, что я опять устою какую-нибудь иллюзию. Он плюнул в животное. Злобное шипение со дна ямы стало еще более злобным. Все еще сомневаясь, маг попросил убрать Светило, которым я разгонял темноту, и набросал вокруг собственных Бластов. Я мысленно ухмылялся, хотя с трудом представлял себе, чем все это кончится.
Наконец, маг вышел на позицию, сотворил Огненный Шар, посмотрел на меня с подозрением и запустил свой заряд в зверюгу. Шар полетел очень быстро, но вдруг на полпути словно ударился в стену. Образовался какой-то сполох замысловатой формы, который почти сразу бесследно исчез. От шара осталась лишь половина, которая благополучно достигла цели.
- Как ты это сделал? Почему выстрел потерял часть силы? - волшебник был крайне удивлен тем, что нашлось нечто, что могло повлиять на знаменитое оружие. Я ему ответил что-то типа того, что это секрет, который я открою, только если он согласится поработать на нас бесплатно. Некоторое время в наемнике боролось любопытство и жажда наживы, и жадность в конце концов победила. Наутро он передумал, но было уже поздно: Шикаши строго-настрого запретил мне рассказывать кому бы то ни было о моих экспериментах.
Идея моя заключалась в том, чтобы устроить столкновение двух огненных заклинаний. Единственное волшебство этой стихии, которое можно было заключить в амулет - это безобидный Бласт. За таким амулетом я и ходил к фонарщику. Дальше - просто. Оставалось лишь скрыть амулет и сам Бласт обычным заклинанием Невидимости. Когда маг стал колдовать, я выпустил Бласт и расположил его на пути Огненного Шара. Кое-какого эффекта я добился, но, к сожалению, этого пока недостаточно.
_________________

А Шикаши все еще опрашивал жителей. Мне осточертело ходить хвостом за нашей знаменитостью и наблюдать, как он задает людям разные вопросы. Сначала я пытался разобраться с его методами, что-то почерпнуть. В какой-то момент впечатлений стало слишком много, я просто отупел, механически шагал рядом и слушал. В этот день мое терпение лопнуло, и я остался в гостинице, решив, что от меня будет больше пользы, если я попробую как-нибудь усовершенствовать свой фокус с защитой от огня.
И надо же было такому случиться, что именно в этот день поиск по собачьему методу, наконец, дал результат.

Эпизод 5. Рычание собаки.


- Хорош корпеть над бумажками, ты мне нужен, - заявил Шикаши с порога. - Бросай все и пошли, время не ждет. И лучше по воздуху!
- Что, так срочно?
- Очень! Собака, наконец зарычала.
Выходя на улицу, мы столкнулись с Т'Иниарисой. Сегодня она опять работала в одиночку.
- Я нашла свидетеля, - лучась гордостью, заявила она.
- То тишина, то обвал, - проворчал сыщик. - Давай с нами, расскажешь по пути.
Свидетелем Ини, точнее, свидетельницей, оказалась жена одного из охотников. Дама оказалась на редкость наблюдательной. Ее показания достойны дословного пересказа:
Этот человек приходил вчера. Представился купцом. Как же: купец. Когда я спросила его, можно ли нынче купить задешево печень пузыря, он ответил, что цены колеблются. Довольно странный ответ для купца, не находите? Особенно, если учесть, что у пузырей нет печени.
А еще у него была прическа с волосами, спадающими на глаза. Эти волосы его порядком раздражали, но он лишь аккуратно их отодвигал вместо того, чтобы остричь, заплести или зачесать. И один раз, он сделал такое непроизвольное движение, слишком резкое, и лоб открылся. Девушка вы можете на секундочку снять повязку? Вот у вас тоже такой след на лбу от повязки, но кожа молодая, нежная, и след исчезнет очень быстро. А тот мужчина был зрел, и отпечаток от повязки не успел разгладиться.
Он говорил со мной недолго. Речь шла о том, чтобы нанять моего мужа и отправиться на его пузыре куда-то.
Честно говоря, я испугалась. Этот человек выглядел как убийца. Знаете, бывают люди, которым приходится убивать потому, что работа такая. Стражник или палач. Но есть люди, которые убивают потому, что им это выгодно. Этот смотрел на меня как на... добычу. И, кажется, он как-то почуял мой страх и недоверие, хотя я очень старалась их скрыть, чтобы не спровоцировать его.
Он усмехнулся так... очень презрительно и спросил, когда вернется муж. Я сказала, что он с друзьями скоро придет ужинать. "С друзьями?!" - переспросил он, глядя мне в глаза, как змея на кролика. Про друзей я выдумала, так как решила, что это какой-то бандит, который не прочь пришибить меня, и забрать из дома все, что понравится, а если придет муж... понимаете, он хороший человек, добрый и отзывчивый, но он... он не стражник и не боевой маг.
Теперь я уже не уверена, что тот "купец" был преступником. Он сказал, что еще вернется, чтобы поговорить с мужем, и ушел. Но не вернулся.
Рассказ Т'Иниарисы заканчивался перечислением примет чужака. Почти ничего общего с описанием разыскиваемого огненного мага. Высокий, темноволосый, серокожий, тощий, удлиненное лицо с большим узким носом, черные мохнатые брови, узкие губы. Ходит в длинном черном плаще.
Значит, как и подозревал Шикаши, тот человек изменил внешность, и даже снял повязку? Может быть, даже применил иллюзии.
Конечно, маг не обязан носить повязку, но это предмет гордости, автоматически вызывающий определенную долю уважения и почтения у окружающих. С ним намного проще. Это что-то вроде вроде хорошего меча в ножнах: не обязательно его вынимать и размахивать им, чтобы добиться эффекта.
К тому времени, как Ини закончила отчет, мы уже приземлились на каких-то задворках.
- Объясняю обстановку, - сухим деловым тоном Шикаши начал давать нам инструкции. - Здесь живет один человек - кожевник. Никаких улик против него у меня нет. Но я чую, что он лжет, когда я с ним говорю. А говорил я о нашем деле, о пузырях, о том маге. С чего бы обыкновенному кожевнику лгать в таких делах? Можно было расспросить соседей, но я опасался, что они не удержат язык за зубами.
Сейчас я буду его допрашивать. С пристрастием. Заранее предупреждаю: не нервничайте, ничего плохого я ему не сделаю, но, возможно, испугаю крепко. Так что сами не испугайтесь. Ты, Эйо, должен будешь говорить "он лжет" или что-то в этом роде каждый раз, когда он соврет. Что-нибудь краткое. Попробуй.
- Что попробовать? Сказать? Я вроде бы умею говорить, - ухмыльнулся я. Ну хорошо: "Он лжет".
- Нет, не так. Сделай хмурую рожу, и скажи это высокомерно и уверенно. Важен тон голоса. Он должен тебя бояться, несмотря на... на твою нестрашную внешность.
- Он лжет, - попытался я.
- Переигрываешь. Представь себе, что я - это он. Представь себе, что я - мерзкий слизень, который вызывает у тебя лишь презрение и отвращеие из-за необходимости наблюдать за ним. Не смейся, так надо. Попробуй.
- Он лжет.
- Уже лучше. Не забудь: мерзкий слизень. Да, и опусти капюшон плаща на лицо, а то у тебя выражение слишком добродушное, грозный вид у тебя не получается. Да, пожалуй так лучше. А повязку сверху капюшона, чтобы видно было, что ты маг. Вот. Сойдет.
Так, теперь ты, Ини. Твоя задача будет такой: сначала помалкивай. Когда я подам знак (вот так), скажи ему что-нибудь эдакое... унизительное или презрительное, а лучше пугающее, такое, что выведет мужчину из себя. Я знаю, ты умеешь говорить людям неприятные вещи. Только, пожалуйста, без самодятельности, хорошо? Молчи, потом скажи реплику, потом снова молчи. Если дело пойдет не так, как я задумываю, понадобится что-то, я вам скажу.
Еще раз: никакой самодеятельности. Наша цель: расколоть упрямого свидетеля, не навредив ему и не нарушив тем самым закон. Поверьте, в этих вещах я разбираюсь. Будете самовольничать, я его все равно расколю, но мы потратим на это гораздо больше времени и нервов, а сейчас, я чую, нам надо спешить. Т'Иниариса, я тебе не мешал все это время работать одной, это у тебя получается лучше, но теперь надо немного поработать в команде. Справишься? Хорошо? Все ясно? - мы согласно закивали, даже Ини, кажется, была покорена напором сыщика. В меня вдруг закралась мысль: предстояла "обработка" свидетеля, а только что, кажется, аккуратно "обработали" нас. Несмотря на осознание, у меня не возникло желания спорить, лишь готовность сделать все, как надо. Значит, говорите, мерзкий слизень?
"Слизень" оказался мужичком с меня ростом и раза в два шире в плечах. Ага, запугаешь такого... Ну посмотрим, посмотрим, что сделает Шикаши.
А сыщик просто прошел мимо кожевника и двинулся вглубь его дома. Возмущенный наглым вторжением, верзила двинулся следом, намереваясь, как видно, вышвырнуть нахала. Воспользовавшись тем, что дверь осталась открытой мы с Ини успели войти тоже.
- Закрой дверь, - приказал сыщик властным тоном, обращаясь ко мне.
Я молча повиновался.
- Ты... - верзила хотел что-то сказать, продолжая двигаться в сторону Шикаши как жеребец к сопернику.
Шикаши невозмутимо плюхнулся в кресло и сказал в нашу сторону:
- Если попробует сбежать, можете ему что-нибудь сломать или отбить, но голову оставьте целой.
Здоровяк-кожевник остановился, словно наткнулся на стену. Ясно было, что никуда он бежать не собирался... покуда Шикаши не сказал этих слов. А вот теперь засомневался. Я постарался не улыбаться. Ини - та вообще улыбалась раз в год, стояла себе как загадочная статуя.
Сыщик закинул ногу на ногу, и продолжил:
- Кажется, в этот дом я уже приходил недавно, не так ли? Мы поговорили, но я остался не удовлетворен ходом нашей беседы. Чтобы исправить это досадное обстоятельство, я попросил двух своих друзей... как бы это выразиться... внести некоторое разнообразие в наше общение.
Кожевник сжимал кулаки, и колебался: то ли немедленно перейти в атаку, то ли выждать немного. Быстрая смена страха и решительности, которую я видел в его ауре, показывала, что сыщик ходит по краю. На всякий случай я приготовился к отражению атаки. Что бы я сделал против человека, который раза в два тяжелее меня? Да просто левитировал бы его под потолок! Лишь бы он не успел дотянуться и отправить меня в нокаут раньше, чем заклинание будет запущено.
- Думаю, я не стану называть имен моих друзей, - продолжил сыщик, - скажу лишь, чем они знамениты в... узких кругах. Вы видите по повязкам, что имеете дело с магами, причем, владеющими несколькими стихиями. Но ведь маги бывают разные, не так ли? Встречаются и довольно безобидные существа. Так чтобы не возникло недоразумений... ведущих к преждевременным проблемам со здоровьем в вашем возрасте, я поясню.
Вон та госпожа - специалист по ядам, оказывающим самое разнообразное действие. Так что на вашем месте я бы не приближался к ней даже на расстояние запаха ее духов. Забавное снадобье, скажу я вам, но на себе его действие я пробовать остерегаюсь.
А вон тот господин, как видите, стоит рядом и не тушуется. Что возьмешь с этих магов, им все ни по чем! Тот господин - очень занятный, и находится здесь на самый крайний случай. Вы, возможно, слышали о чтении мыслей? Серая полоса на его голове как раз и означает, что он это умеет. Что случается с теми, чьи мысли прочитали против воли, вы, надеюсь, тоже слышали? В лучшем случае помешательство...
- Это незаконно! - прорезался голос у кожевника.
- В самом деле? - удивленно переспросил Шикаши. - Кажется, я что-то слышал об этом. Но знаете, из того, чьи мысли уже прочитаны, свидетель никудышный. Так что давайте в самом деле не будем нарушать закон, и я не буду просить того парня высосать ваши мозги. В конце-концов, есть и другие методы убеждения. Не такие жуткие, как у моих друзей, а, скажем так, более эстетичные.
С этими словами Шикаши свел руки, и нажал застежки на рукавах. Когда он развел руки обратно, в них оказались две небольшие, но массивные металлические вещицы. Двойной щелчок - и в руках Шикаши расцвели стальные цветы. Серпы. Каждый серп имеет четыре лезвия. Два тонких лезвия образуют длинную дугу длиной с руку человека. Два других - коротких и толстых - защищают кисти и служат для парирования ударов мечей и копий. Такое оружие требует мастерского обращения, иначе грозит поранить самого владельца.
- Знаете, как красиво стекает кровь по серпу? - спросил сыщик. - Это совсем другое дело! У человека, чьи мысли читает маг, течет слюна, а от применения ядов брызжет пена и возникает рвота. Пускай это недолго, но неэстетично. Кровь - совсем другое дело. Что вы знаете о пропаже пузырей?
Последняя фраза была сказана чуть более громким тоном. Внезапный переход от изложения к допросу вызвал легкий ступор у свидетеля. Потом он сказал, не слишком уверенно:
- Ничего...
Сыщик посмотрел на меня. Я представил себе слизняка, и сказал:
- Он лжет.
Получилось не очень... так как слизняк мне представился размером как раз с этого верзилу. Но, кажется, сработало. Кожевник вдруг схватился за голову и испуганно обернулся в мою сторону.
- Что, головка заболела? - участливо поинтересовался сыщик. - У некоторых людей возникает такая реакция еще до того, как их мысли начинают читать по-настоящему. Как вы себя чувствуете?
Посмотрите-ка сюда... - Шикаши взял в руку металлическую подставку для светильника, и скрестил ее с лезвием серпа.
- Чтение мыслей - такое дело: чем сильнее сопротивляешься, тем хуже последствия, - с этими словами сыщик надавил лезвием. Подставка представляла собой толстую металлическую трубу, а лезвие - тонкую изящную полоску металла. Я забеспокоился за сохранность дорогого оружия. Какого же было мое изумление, когда половинки подставки с глухим стуком упали на пол, словно были сделаны из снега.
Кожевник явственно вздрогнул, а в его ауре я прочел панику.
- Так что чем больше вы будете врать, тем вам будет хуже. Мне повторить вопрос? - и тут Шикаши подал знак волшебнице.
- Этот дебил умеет говорить, или два слова - его предел? - спросила Т'Иниариса своим фирменным ледяным тоном.
- Теперь я не уверен, умеет ли, - задумчиво протянул Шикаши. - Может быть, проще покончить с ним, спрятать труп и подождать возвращения домочадцев? Или допросить соседей...
- Я все скажу! - вдруг возопил верзила.
- Не все, - возразил я.
Шикаши вдруг резко встал. Будучи одного роста с кожевником, он как-то ухитрился нависнуть над ним. На цыпочки встал что ли? Я не обратил тогда внимания.
- Хотел что-то утаить? - грозно вопросил Шикаши. - Что там с пузырями?
- Я... я...
На этом спектакль закончился. Дальше слова полились из верзилы рекой без какого-либо дополнительного принуждения. Нам оставалось только слушать и запоминать.
Выделка кож пузырей требует некоторого умения, и пользуется особым спросом у охотников. Одежда из прозрачной пленки считается визитной карточкой, символом касты. Вот почему любой охотник носит на себе хотя бы один предмет из этого материала.
Однажды к кожевнику пришел тот самый купец Урк и предложил некий состав, который, по его словам, должен улучшить свойства кож. Однако консервативно настроенный ремесленник не поверил купцу, и все красноречие торгаша пропало впустую. Урк ушел и больше не возвращался.
После поимки Урка стало ясно, что он замышлял. Предложенный состав, якобы улучшающий кожи, был, наверное, той самой настойкой, запах которой отпугивал пузырей. Как мы знаем, после неудачи с кожевником, Урк нашел другой способ достичь своей цели - с помощью веревок, идущих на крепления. Возможно, он искал и другие пути. Когда я поймал Урка, я ограничился лишь кратким выяснением основных обстоятельств дела, так что эта подробность осталась не упомянутой.
Казалось бы: Урк предложил, кожевник отказался, никаких проблем. Но это еще не все. Через пару дней к нему пришел другой гость. По описанию очень похожий на того псевдо-"купца", который явился вчера к жене охотника. Человек носил серую повязку мага, и пригрозил кожевнику примерно тем же, чем Шикаши: сделать его сумасшедшим, разрушив мозг. Судя по тому, как испугался верзила, без заклинания Эмпакинеза, вселяющего ужас, там не обошлось. Видимо, страх не прошел еще окончательно, вот почему он так испугался другого мага снов - меня. Шикаши это заметил и немедленно стал бить в слабую точку. Кожевник до сих пор опасался мести мага за то, что он рассказывает обо всем нам. Но угрозы Шикаши, похоже, оказались даже сильнее магии.
По страхом смерти и сумасшествия маг заставил кожевника использовать настойку во время выделки кож, да еще взял с него деньги за продажу "ценного" ингредиента.
Тогда верзила еще не знал, что это за ингредиент, и каково его настоящее действие. По крайней мере на качество кож он никак не повлиял, и ремесленник решил, что это какое-то непонятное чудачество психованного мага, которое лучше исполнить, чтобы не поплатиться рассудком.
Когда поймали Урка, кожевник испугался. Если он расскажет все, горожане могут обозлиться. А чего он боялся еще больше, так это того, что ему вернут всю проданную одежду и потребуют деньги обратно. Это грозило немедленным разорением. Потому кожевник счет за лучшее помалкивать.
Однако охотники продолжали летать в одежде, пропитанной пахучей настойкой. Оказалось, что дело было не только в веревках - преступники подстраховались.
Странного мага кожевник с тех пор не видел. Он клятвенно заверил, что не знает больше ничего такого, что может иметь отношение к пропаже пузырей или к побегу Урка. Несколько дополнительных вопросов не дали никакой новой полезной информации.
Шикаши невозмутимо сложил серпы и спрятал их в карман. Потом поднял с пола сломанный светильник и отдал Ини.
- Можно починить?
Простейшее заклинание - из тех, что применяют в быту для восстановления разбитой посуды - и подставка стала как новенькая. Ущерб имуществу - хоть и мелочь (наказание по закону - пятикратная стоимость испорченного), но Шикаши любил действовать безупречно. Прощаясь с хозяином, он заявил:
- Думаю, я не буду рассказывать охотникам о вашей роли в этом деле. Однако и у вас не должно быть претензий по поводу моего визита. Мы договорились?
Кожевник счел за лучшее согласиться. Бедняга... такой здоровый, а в последнее время все ухитряются его запугать.
_________________

Мы отправились ко второй свидетельнице.
Жена охотника жила в небогатом квартале. На веревках, протянутых через улицу, висело белье, и вода капала на головы прохожим. Ребятишки подняли тучи пыли. С удивлением я распознал в их игре имитацию того смерча, который я вызывал на представлении. Мальчишки расселись кругом, а маленькая девочка сидела на коленях в центре и пылила. Хм... почему в роли меня - девчонка? Даже немного обидно. Поднятая пыль медленно оседала на развешенных тряпках. Рассерженные вопли взрослых, которым лень было выйти на улицу, нахально игнорировались.
На этот раз в доме помимо женщины оказался сам охотник и две их дочери. Шикаши расточал дифирамбы свидетельнице, поминая ее проницательность и самообладание. Как бы между прочим он заметил, что везти того господина куда бы то ни было на пузыре - очень простой способ растаться с жизнью. Сыщик задал несколько вопросов, тщательно записал адреса всех охотников в городе, а потом распрощался с этой семьей.
- Я полагаю, вы уже поняли, что происходит? - спросил нас он. - На всякий случай уточню. В деле теперь двое подозреваемых, и оба маги. Первый - маг огня, который помог бежать купцу Урку для того, чтобы потом убить его. Назовем его условно Пожарником. Второй подозреваемый - маг снов, который запугал кожевника и устроил так, чтобы одежда охотников была пропитана вонючей настойкой. Судя по описанию, это тот самый псведо-купец, который хотел нанять охотника. Раз он черноволосый, назовем его Черным. Может ли это быть один человек - двойной маг?
- Вполне, нет никакого запрета на сочетание этих двух стихий, - подтвердил я.
- Значит, у нас есть дополнительная версия: один подозреваемый, двойной маг, который по каким-то причинам выдает себя то за огненного, то за "соню". Но я бы сказал, что эта версия менее вероятна. Описания подозреваемых слишком разные. Такое сильное изменение внешности - дело хлопотное, и, на первый взгляд, ничего не дает.
Кстати, женщина говорила о том, что странный гость не поверил ее вранью, повторив именно то слово, в котором была заключена ложь. Это мне напомнило случай, когда тебя, Эйо, пытались запутать каверзным вопросом во время того представления.
- Да, если Черный - маг снов, то он, конечно, понял, что женщина обманула и в каком именно слове.
- А артистка она, судя по всему, хорошая. Кроме того, он мог почувствовать ее недоверие и потому не стал ждать хозяина дома, а отправился искать другого охотника. Нам надо успеть перехватить Черного, пока он не улетел.
Кстати, - продолжил сыщик, - В рассказе кожевника было одно явное несоответствие фактам, хотя он и не пытался врать, вы заметили?
Мы вынуждены были признать, что нет.
- Говорилось о пропитке одежды вонючим составом. Но также охотники заявляли о том, что после замены канатов пузыри перестали нервничать. Как так получилось, если одежду никто не заменил, ведь они до сих пор летают в ней? Почему пузыри перестали нервничать, если вонь осталась? Надо будет выяснить это. Также непонятно, что было в других городах - применяли там шантаж против кожевников или действовали иначе? Но сейчас важнее перехватить Черного, пока он не удрал из города. Мы проверим всех охотников - не хотел ли их кто-нибудь нанять. Может, даже застанем Черного в момент переговоров.
Велико было искушение разделиться, чтобы по-скорее проверить три десятка охотников. В рассказах бардов герои приключений так и поступают, в результате попадают в неприятности, которые потом героически преодолевают. Но мы трое все-таки не были такими храбрыми идиотами, как персонажи, выдуманные ради красного словца. Мы понимали, что никто из нас, даже Шикаши, не сможет в одиночку противостоять огненному магу а, тем более, двум магам.
Мы выбрали скучный и безопасный способ: применение магии. Получилось расследование, не слезая с кровати. В смысле, я валялся на кровати в трансе, бормотал о том, что "вижу", а Шикаши советовал мне, где и что искать. Городок был небольшой, так что обошлось без каких-то сильных средств вроде дорогих снадобий.
Сначала я использовал Поиск, чтобы увидеть астральную проекцию города. Поселение имело почти правильную круглую форму.
Тут, в астрале все выглядит совсем иначе. Представьте себе, что земля, вода, камень домов, металл - все стало сделанным из самого чистого стекла, совсем невидимого. И только живые существа заметны, хотя и выглядят очень фантастично: как разноцветные кисти или гроздья.
Поскольку в астрале все выглядит настолько необычно, то сопоставить эту картину с картой можно было только приблизительно. Шикаши брал очередной адрес, находил на плане города, объяснял мне, где располагается этот дом. Я приблизительно определял место в астрале и выбирал какого-нибудь человека в этом районе. Потом мне приходилось применять аркан Чужой Глаз, чтобы увидеть окружающее его взглядом. Я объяснял, что находится у него в поле зрения. Сыщик прикидывал по карте, в каком месте может находиться тот человек, и подсказывал, в какую сторону мне надо переместиться. Я смещался, выбирал еще кого-нибудь, и так постепенно находил нужный дом.
Занимало это не слишком много времени - ногами и даже по воздуху добираться было бы дольше. Когда дом очередного охотника был найден, оставалось только убедиться, что там нет магов. В астрале маги выглядели немного иначе, чем другие люди. У охотников тоже были кое-какие профессиональные черты. Как вы легко отличаете худого человека от полного, так же легко отличить мага от немага, охотника от торговца, если применить Поиск.
Я тщательно исследовал каждый дом, но никого подозрительного не увидел. Если маг все еще искал перевозчика, то в данный момент он не встречался ни с кем из них. Может быть, уже улетел, возможно, как раз сейчас шел к очередному охотнику или сделал перерыв. Мы приняли решение сначала посетить все дома, где не обнаружилось охотников, расспросить их родных.
_________________

Шикаши с усмешкой разглядывал эффектные клубы пыли на том месте, откуда мы только что поднялись в воздух, а потом заметил:
- Говорят, во время боевых действий личный воздушный маг бывает только у самых важных военначальников. В таком случае, я самый важный начальник вдвойне, ведь у меня целых два летуна!
Я не смотрел на его ауру, так что не понял, шутил ли он. С Шикаши вполне станется и всерьез важничать в таком вот стиле.
В первом доме никого не оказалось. Соседка объяснила, что охотник с женой улетел отдыхать еще неделю назад.
Во втором доме дверь открыла маленькая дочка хозяина. Папа улетел охотиться. Нет, с папой никто не полетел. Да, это точно, она провожала отца.
Третий дом. Охотник ушел к друзьям, скоро вернется. Нет, никто не пытался его нанять.
Четвертый дом. Охотник ушел к друзьям. Да, туда же, куда и предыдущий, там должно быть еще несколько, они собираются в это время играть в инт-жонг. Где? Вот адрес. Нет, вроде бы никто не предлагал никуда лететь.
Пятый дом. Извините, охотник тут больше не живет. Да, давно уже. Продал дом и уехал вместе со всей семьей в края, где нет проблем с охотой.
Шестой дом. Никого нет, соседи тоже ничего не знают. Дверь заперта.
Седьмой дом. Пока мы обходили других, хозяин уже вернулся домой.
- Да, приходил один позавчера. Предлагал большие деньги за то, чтобы отвезти его, - рассказывал охотник. - Нет, в том то и дело, что он не сказал, куда хочет лететь, за это и предлагал высокую цену, обещал назвать место только после взлета. Знаете, я не рискнул. Большие деньги - это хорошо, но нормальному человеку нет смысла делать секрет из места прибытия. Может, это бандит какой или беглый преступник? Нет, тот человек не разозлился, просто ушел.
Когда мы спросили о приметах, мы ожидали услышать описание Черного, но на этот раз приметы больше подходили для Пожарника. Выходит, их все-таки двое, и второй тоже снял повязку. Шикаши спросил насчет следа на лбу. Охотник ответил отрицательно. Ну, в конце концов, след - не шрам, исчезает быстро...
После этого мы решили зайти в гости к игрокам.
Веселье было в самом разгаре. Команда охотников против команды грузчиков. Игровой зал было оборудован по всем правилам: два низких деревянных заборчика поперек поля ближе к центру, две яркие линии параллельно заборчикам чуть дальше. За этими линиями было расставлено по двадцать маленьких шариков на подставках.
Хотя, теперь уже не двадцать. Смысл игры состоял в том, чтобы сбить эти шарики, бросая небольшие мячи. В то же время, надо было по возможности отбивать чужие мячи.
Мы пришли, когда игра вошла в завершающую стадию, и большая часть шариков уже каталась по полу. У команды охотников осталось всего пять шариков, и они просто заняли позиции перед ними, уйдя в глухую оборону. Пять мячей лежало на их стороне на полу, и один оставался у грузчиков. Высокий грузчик подбрасывал единственный мяч их команды и насмехался над соперниками.
Если он сейчас сделает бросок, все мячи окажутся у охотников. Тогда они получат большое преимущество, так как смогут спокойно бросить пять мячей одновременно. У грузчиков еще оставалось девять шариков, и они не успеют защитить их все. После пяти бросков у охотников останется еще один мяч, чтобы держать противника в напряжении.
Но и охотники не хотели рисковать. Все пять мячей лежали позади. Стоит хотя бы одному оставить защиту и отбежать за мячом, как грузчик немедленно сделает бросок. Из этого могло получиться всякое, но скорее в пользу охотников. Так что они зря затягивали игру, уйдя в защиту, и насмешки противника были заслуженными.
Так могло продолжаться долго. Охотники выгадывали удобный момент, пытаясь застать бьющего врасплох. Один игрок отскочил, приоткрывая шарик, и сразу вернулся назад, однако грузчик не поддался на провокацию. Наконец, охотники решились: трое приоткрыли мишени одновременно. Грузчик размахнулся. Один из охотников бросился назад в сторону двух мячей, лежащих рядом, а двое других шагнули на прежние места.
Ситуация развивалась молниеносно: грузчик сделал очень хороший бросок: открывшийся шарик не только был сбит, но и мяч, брошенный с большой силой, ударился в стену и отскочил обратно. Охотник, пожертвоваший своим шариком, надеялся перехватить мяч на отскоке, но у него ничего не получилось. Мяч ушел на сторону грузчиков и был пойман другим игроком. Бросавший перешел в защиту.
Теперь можно было не торопиться: пока четверо товарищей по команде оставались на местах, охотник, которому не требовалось защищать свой шарик, сгреб в угол все сбитые подставки и мишени (чтобы не споткаться), спокойно собрал и раздал мячи. Счет был 9:4, но это ненадолго: охотники готовились сделать тройной бросок.
Грузчики пытались защититься. Один игрок расставил ноги почти в шпагате, прикрывая сразу два шарика. Еще четыре шарика были закрыты надежно. Три оставались в стороне, и сейчас по ним сделают броски.
Охотникам надо было извлечь максимум из своих бросков. В идеале должно быть три попадания и три отскока на сторону охотников. Но противник не собирался отдавать три очка за просто так, а игроки охотников не были безошибочными големами.
Последовало три броска. Результат был неплох: все три мяча вернулись на сторону охотников, но было только два попадания, один шарик устоял. Счет стал 7:4. Свободный охотник снова собрал мячи, раздал их остальным. Легко было сбить еще один шарик, и последовал двойной бросок. Попадание, но один из мячей остался на стороне грузчиков. Вот только до него еще дотянуться надо.
При счете 6:4 теперь уже выжидали грузчики. Если охотники откажутся бросать, они проиграют. У них еще четыре мяча, которые можно попытаться разыграть с пользой. Надежда была только на обратный удар: бросить мяч так, чтобы он отскочил от стены и попал в один из шариков сзади или сбоку. Шансы не очень большие: отбить такой удар легко, а если все мячи будут потеряны, то грузчики просто откажутся бросать и выиграют.
Охотники старались изо всех сил. Последовало шесть бросков (один мяч дважды вернулся). Был сбит один шарик, и игра закончилась со счетом 5:4 в пользу грузчиков.
Проигравшие не были слишком расстроены, к тому же сегодня таких игр будет несколько. А пока предстоял перерыв (с распитием чего-нибудь эдакого). Тут то мы до них и добрались.
Нам и повезло, и не повезло одновременно. Мы быстро выяснили, что охотника по имени Улико вчера наняли, чтобы отвезти двух пассажиров. К сожалению, он уже улетел, и неизвестно, в каком направлении. Улико жил совсем один, так что расспрашивать было некого. Это его дом мы нашли запертым.
- Может, найти его Поиском? - задала вопрос Ини.
- Ага, и кого искать? И где?
- Ну... можно ли узнать, сколько пузырей в окрестностях?
- Пузыри - слишком незаметные.
- Как так? - удивился Шикаши, - они же огромны!
- Размер не имеет значения, - объяснил я. - В астрале все вылядит иначе. Там самые огромные, вернее, самые заметные - это люди, а среди людей - дети. Другие существа тоже видны, но чем примитивнее нервная система, тем хуже. Растения практически так же невидимы, как камни, а пузыри лишь чуть "умнее" растений. Да если бы я мог искать пузырей через астрал, я бы давным-давно ответил на вопрос, куда они подевались!
- Ладно, а что насчет тех пузырей, на которых кто-то летит? Пассажиров можно увидеть? - это опять Ини.
- Да, разумеется.
- Так поищи трех человек, которые находятся на огромной высоте в радиусе одного дня полета от Инапатры!
Мне пришлось признать, что волшебница подала хорошую идею, которую я сам прозевал.
Нашлись свидетели, которые сказали, что пузырь отчалил, когда уже стемнело. Мы прикинули, какое расстояние мог преодолеть летательный аппарат за прошедшее время. Я вошел в транс.
_________________

Едва заметный серый диск раскинулся подо мной. Там копошилось множество примитивных мелких тварей. Слишком примитивных, чтобы выделяться по отдельности, но достаточно многочисленных, чтобы образовать сплошной фон на уровне почвы. Кое-где на этом диске мелькали яркие точки - люди, а их скопление было прямо у меня под ногами - город Инапатра. Слабые огоньки отмечали теплокровных животных вроде лошадей, собак и будюгов. А самые яркие огоньки - это человеческие дети, их сознание было гораздо активнее, чем у взрослых.
Я попытался охватить мысленным взором ту область, где могли находиться пассажиры пузыря. Никогда раньше мне не приходилсь запускать заклинание Поиска такого масштаба. Нехватка опыта немедленно сказалась: мне пришлось приложить большое усилие, запасы маны стремительно таяли.
По мере того, как круг поиска расширялся, уже весь город превратился в крохотное сияющее облачко, почти точку. Вон там светилось еще одно облачко, и еще. Наконец, несколько десятков поселений засверкали яркими точками на сером фоне. Это все, что я мог рассмотреть. Если где-то там есть три точки, которые я ищу, я не смогу увидеть их. Слишком крупный масштаб "карты", на которую я смотрел в астрале.
Пришлось изменять масштаб так, чтобы были видны отдельные люди. Потом я стал стремительно перемещать точку зрения двигаясь по дуге. Это было похоже на полет с умопомрачительной скоростью в каком-то сумеречном фантастическом мире. Я хотел двигаться по сужающейся спирали, проверяя все точки, расположенные на большой высоте - то есть, людей на пузырях. Что касается левитирующих магов, они предочитали полет недалеко от земли.
Мана стихии снов была израсходована, и я запустил процесс превращения запасов из двух других стихий. Вскоре стало ясно, что моих сил мне хватит на десяток витков, после чего придется выходить из транса. Оставалось лишь положиться на случай: вместо спирали я стал описывать хаотическую кривую, надеясь встретиться именно с теми, кто нам нужен. Разок мне повезло: я обнаружил высоко летящий объект. Это оказался одинокий охотник. Значит, не тот, кто нам нужен. Вскоре мана кончилась, и я вернулся в реальный мир.
Т'Иниариса не скрывала раздражения:
- Как же ты нашел Невзрачного Душегуба в целой Столице?!
- Там совсем другое дело: я искал определенную ауру, которая была свежа в памяти, да и то пришлось эту самую память стимулировать алхимией.
- Ну так стимулируй теперь, или боишься побочных эффектов?
- Да при чем тут эффекты? То снадобье было безвредным, хотя... смотря для кого. Дело в том, что я никогда не видел ауры ни Пожарника, ни Черного, ни того охотника, который их повез. Если бы я знал кого конкретно искать, я бы мог настроить астральный резонанс, и обнаружил бы их. Если не сразу, то с двадцатой попытки. К тому же у меня мана кончилась.
- Мана это мелочь, - задумчиво протянула Ини, - могу поделиться своей.
- Допустим, а что потом? Кого именно искать? Ауры многих преступников записаны в Цитадели, их можно запросить. Но всех, кто находится в розыске, не перепробуешь. Среди магов меньше преступников, чем среди остальных, но все же достаточно.
- Насколько я понимаю, меньше из-за проверок? - уточнил Шикаши.
- Да. Первоначально ребенок, который обучается магии, имеет звание неофита. Следующее - звание студента. Его получают тогда, когда (и если) преподаватели посчитают ученика психически достаточно зрелым и здоровым. Тогда же проверяется, не имеет ли он преступных наклонностей.
- Что-то я не заметил, чтобы все маги были такими уж идеально честными и добренькими, - съязвил Шикаши.
- Это потому, что идеал не требуется и в природе не встречается, а маги необходимы любому городу. Приходится идти на компромисс, и отсеивать только тех, кто может быть по-настоящему опасен для общества. "Cони" тщательно проверяют каждого неофита, и только потом ему присваивается звание студента. Без этого звания вас никто не станет обучать по-настоящему сильной (и потенциально опасной) магии.
- Откуда же тогда берутся маги-убийцы, маги-бандиты? Ты же говорил, что "соню" обмануть невозможно? Значит, все же обманывают?
- Нет, не обманывают. Просто люди со временем, бывает, меняются. Если человек не имел преступных наклонностей в юности, но со временем их приобрел... Мало ли что может в жизни произойти.
- Насчет того, кого искать... не мог бы ты поискать Т'Интене и Т'Анхайне? - вдруг сказала Ини.
Оп-па... Кажется, у девочки еще не все в порядке с головой.
- Разве твой... разве Т'Анхайне не погиб?
- А почему решили, что он погиб? Нашли его посох и какое-то обугленное тело. Это еще ничего не значит. Тело могло принадлежать кому угодно.
Выходит, Ини все еще не может смириться со смертью отца, и надеется его найти? С друой стороны, ничего абсурдного она не сказала. Представьте себе, что дуэль была инсценировкой. Что Повар убил кого-то другого, после чего демонстративно и шумно прорвал оцепление, обеспечив Бешеному Псу возможность скрыться незаметно. Если так, оба преступника все еще разгуливают на свободе.
- Почему именно Т'Интене и Т'Анхайне?
- Приметы совпадают.
Это меняет дело. Не дает никакой уверенности, абсолютно. Но все же... почему бы не проверить?
Мы соединили руки: два пальца сжаты, указательный цепляет указательный, мизинец - мизинец, большие пальцы упираются друг в друга. Я почувствовал, как магическая энергия потекла от Ини ко мне. Сначала воздушная мана - я "видел", как она стекает по ее руке в мою руку и заполняет то место, где я ее обычно храню. Потом ощущения поменялись: я уже не замечал потока маны, покуда он не достигал моего тела, словно бы из ниоткуда - это Т'Иниариса передавала запасы чуждой для меня энергии воды и земли. Только после преобразования я начинал "видеть" ее.
Потом я телепатически связался с Цитаделью, и получил от них астральные образы двух преступников. Приготовил как полагается черный опар, корни ариана и исимбартиранат кальция. Вошел в транс, усиленный всей этой химией, и запустил аркан Тройной Спирали на резонанс сначала с аурой Т'Интене, а потом - с аурой Т'Анхайне. На максимальное расстояние.
Все это, наверное, звучит очень неплохо. Плохо звучит результат. Равный нулю.
- Ну что будем делать? - кисло поинтересовался я у товарищей. - Теперь даже маны нет.
- Немного есть, - поправила меня Ини. - Я тут подзарядилась, пока ты "балдел" и тратил ее впустую.
Мне было лень даже огрызаться в ответ, я был вял и клевал носом. Два раза опустошить запасы маны до дна - это будет по-сильнее, чем пару раз удовлетворить сильно изголодавшуюся женщину.
- У меня пока нет идей, - признал Шикаши.- Я надеялся на новые заклинания Икена. Они нам в самом деле помогли, мы сильно сэкономили время. Но потом растеряли все преимущество. Скоро стемнеет, а наутро они будут уже далеко. Очень может быть, что они уже где-то сели. Пойдемте спать, а потом начнем все заново, раз уж магия тут бессильна.
- Что, опять собачий метод?
- Конечно, только по другим городам. Там, где они могли приземлиться.
Мы с Ини переглянулись. Можно было без всякой телепатии понять, что выражали наши взгляды, и куда нам хотелось послать перспективу еще недельку потренироваться в собачьем методе.

Эпизод 6. Игра с судьбой.


- Магия не совсем бессильна, - заявила Т'Иниариса.
- То есть?
- Есть такая смесь: Вино Судьбы. Это наш шанс.
- Что-то я слышал про это Вино Судьбы, - сказал я. - Кажется, очередая запрещенная магия?
- Нет, магия, отменяющая ответственность.
Шикаши захотел узнать, что означает это выражение.
- Это значит, что применение магии не рекомендуется, так как может привести к печальным последствиям, за которые придется отвечать. А если последствия будут печальны для самого волшебника, то коллеги не обязаны ему помогать и пенсия тоже не полагается.
- Звучит не очень, - заметил Шикаши со скепсисом. - Может, все-таки применим старый добрый собачий метод?
- О, нет! - хором выдохнули мы с Ини.
Шикаши рассмеялся.
- Что за Вино Судьбы?
Т'Иниариса рассказала.
- Это такая жидкость. Рецепт я знаю. В рецепте есть один ингредиент, который надо очень долго готовить. Но у меня он уже есть, и я готова потратиться. Вино Судьбы резко усиливает способности мага. Ненадолго. Если усилить способности Эйо, он сможет найти тех магов.
- Если они все еще в воздухе...
- Угу.
Шикаши, однако, усомнился:
- Если это такое замечательное вино, то почему к нему такое отношение?
- Из-за побочных эффектов. Обычно все проходит как надо. Но довольно часто возникают последствия... совершенно непредсказуемые. Причем, последствия в большинстве случаев в лучшую сторону: у некоторых вдруг увеличивается магическая сила или проходит какая-нибудь неизлечимая болезнь, даже появляются способности к новым стихиям.
К сожалению, есть шанс, что магические способности после усиления пропадут вовсе. И тогда уже пить Вино Судьбы бесполезно: оно перестанет действовать. Так что... если применять его снова и снова, конец один: маг перестает быть магом. Это такая своеобразная лотерея. Некоторые в нее играют. Особенно те маги, кто смертельно болен, или очень жаждет увеличить свою силу и готов ради этого рискнуть. Многие из тех, кто пробовал Вино Судьбы, словно сходили с ума: принимали его снова и снова, потом удача изменяла им, и они оказывались ни с чем. Потому волшебное снадобье и называется так: игра с собственной судьбой опьяняет, хотя в составе нет ни капли вина.
- Ого! И что, ты, Эйо, готов так рисковать, лишь бы поскорее достигнуть цели? Стоит ли? Ты уже и так сильный маг, зачем тебе? В конце концов, это не первое дело, которое я проигрываю...
Уп-с. Великий сыщик заговорил о проигрыше? Все так плохо? Если даже он говорит это вслух, значит, все действительно очень плохо.
В самом деле рисковать ради одного дела? Это глупо. Ну, подумаешь, собачий метод осточертел. Но не играть же на собственную профессию? Известно, что чем больше играешь в азартные игры, тем больше шанс остаться в конечном счете в проигрыше. Если и рисковать, то один-два раза в надежде на случайный большой куш. Гм. Так, может быть, сыграть в первый и последний раз? Нет! Уж больно велики ставки.
Внезапно перед глазами у меня все поплыло. Комната, сыщик и волшебница стали исчезать, словно тая. Сквозь них проступали какие-то другие тени. Тени все явственнее складывались в линии и контуры. Прошло всего несколько мгновений, и... я увидел совсем другое место.
_________________

Это был зал, утопавший в роскоши. Дорогие ковры устилали пол, составляя безвкусные сочетания цветов. Зеркала с оправой из драгоценных металлов стояли хаотично. Стены, выложенные красным мрамором, кое-где были испачканы.
Какое знакомое ощущение! Ну конечно! Я видел окружающий мир не своим зрением. Это же аркан Чужой Глаз. Но ведь я ничего не колдовал!
На жаргоне магов тот человек, чьими глазами смотришь, называется носителем. Или носительницей. Кто же носитель? Не видя его самого, а лишь окружающее, я не мог определить пол и возраст.
Носитель шел очень медленно, словно крадучись. В дальнем конце зала виднелся какой-то мужчина в коричнево-черном одеянии, склонившийся над сундуком. Тут я услышал очень тихий шелест. Это было дыхание носителя. Шагов же слышно не было, похоже, что он (или она) в самом деле крался!
Мужчина в коричнево-черном вдруг повернул голову, посмотрев через плечо. Увидев носителя, он резко обернулся и выпрямился. Судя по повязке, это был маг, двойной - стихий огня и света. Очень опасное сочетание, практически непобедимый боец. Но глаза этого непобедимого выражали крайний ужас.
- Ты!? - вскричал он, протягивая руку так, словно хотел отодвинуть от себя кошмарное видение. - Это опять ты!?
- Не надо истерик. Сдавайся, - сухо сказал носитель. Судя по голосу, это был мужчина.
- Ну уж нет. Больше ты не будешь торжествовать! Маг протянул руку, и достал из сундука склянку. Он сорвал крышку, и жидкость в склянке сразу потемнела, видимо, вступив в реакцию с воздухом.
- Знаешь что это? - спросил он, поднося склянку ко рту.
Вдруг склянка исчезла, а вместо нее появился ядовитый табипен. Инстинктивным движением маг отбросил тварь, которая отлетела, ударившись об одно из зеркал. Послышался звук бьющегося стекла. Но разбилось вовсе не зеркало. Ядовитая тварь исчезла, а на ее месте остались осколки и влажное темное пятно. Понятно: склянка вовсе не превращалась в животное, это была иллюзия, созданная носителем, которая заставила врага уронить снадобье.
- Знаю, пробовал, - сказал носитель. Не жалею, но не повторю. Сдавайся!
Огненный маг этого делать не собирался. Он закрыл глаза, а вокруг его головы возникло марево. Я не успел осознать, что происходит, как комната передо мной перевернулась. Носитель метнулся куда-то, кувыркнувшись в воздухе.
"Ф-ф-у!" - и сноп пламени вырвался из мага. Ого! Да тут бой насмерть! Это же Дыхание Дракона! Носитель, однако, был уже в стороне, избежав удара. Внезапно вокруг его врага образовалась чернота. Потом стены зала, утопавшие в полумраке, осветил сполох. Чернота исчезла, и передо мной возникла комичная картина: человек висел вверх ногами в воздухе. Коричнево-черный халат вывернулся, обнажив волосатые ляжки.
- Теперь тебе придется сдаться. Ты ослеплен, и не можешь прицелиться, - голос носителя был по-прежнему деловито спокоен.
- Влезь в бутюговую задницу! - выругался маг, и выпустил несколько огненых стрел наугад.
Носитель никак не прокомментировал это предложение, но его враг быстро полетел в сторону. Бац! Голова мага крепко стукнулась обо что-то, его руки сразу обмякли, коснувшись пола. Видимо, оглушен. Носитель аккаратно опустил свою жертву на пол и двинулся вперед. Я увидел в его руке пояс. Связать что ли собрался "добычу"? Тут в одном из зеркал отразился его силуэт и лицо. Это лицо... оно показалось мне очень знакомым.
- Ты что, уснул? - голос Шикаши мгновенно вывел меня из транса.
Все было на месте: сыщик, Ини, гостиница. Видение исчезло еще быстрее, чем возникло. Что это было? Кто те люди? Я уверен, что никогда не видел обоих, но почему при этом носитель мне кажется знакомым?
Вдруг мне стало нехорошо. Я вспомнил еще кое что. На голове носителя была повязка мага. Серый, серебристый, прозрачный. Я понял, откуда я его знаю. Это был я сам, но постаревший лет на тридцать! Или больше... ведь маги стареют медленно.
- Т'Иниариса, скажи пожалуйста: Вино Судьбы реагирует с воздухом?
Она посмотерла на меня с нескрываемым удивлением:
- Да, откуда ты знаешь? Оно сразу чернеет, и его надо быстро выпить, иначе смесь придет в негодность.
В стихии снов есть такой раздел, как видение прошлого и будущего. Но для этого мало быть магом снов, надо иметь еще и врожденные способности к такого рода волшебству. Получается как стихия в стихии. Магов снов вообще мало, а пифий и предсказателей еще меньше, намного меньше. И я точно знаю, что никаких способностей к предсказанию у меня нет.
Тогда что я видел? Могло ли Вино Судьбы даровать мне такую способность? Но ведь я еще ничего не пил! Почему же я уже сейчас увидел это? Я запомнил свои собственные слова из видения: "Не жалею, но не повторю". Это могло означать только одно: я попробовал Вино Судьбы однажды. В будущем? Тогда почему я уже вижу будущее? Вообще предсказания - очень странная магия, и очень странны ее отношения со временем. Где прошлое, где будущее? Где причина, а где следствие? "Не жалею?"- сказал постаревший я. Что же: если у меня были сомнения, то после таких намеков Судьбы... придется принять подношение ее Вина.
- Я выпью эту штуку. Первый и последний раз в жизни, - сказал я товарищам.
Мы немного поспали, чтобы восстановить запасы маны. Потом я приготовил все для нового транса. Разница была в том, что передо мной теперь стоял флакончик с янтарной жидкостью. Вино Судьбы.
Пора решаться. Я вынул притертую стеклянную крышечку. Жидкость сразу потемнела. Тот же оттенок, что в видении, та же скорость изменения цвета. Отхлебнул. Нет, никакое это не вино, жидкость совершенно безвкусная как вода. Я ничего не почувствовал, никакого эффекта. Выпил остаток дозы. Снова ничего не изменилось. Пора ходить в транс.
И тут мир вокруг меня начал блекнуть, как тогда, во время видения. Быстро проступило изображение: та же самая комната, где я нахожусь сейчас, только с другого ракурса, и сыщик с волшебницей сидят в других местах.
- Столица никуда не денется, - сказал Шикаши из видения. - попробуем довести дело до конца. Если, конечно, вы хотите отправиться мо мной.
И все. На этом видение закончилось. Все произошло очень быстро, никто даже не заметил, что я потерял связь с реальностью.
Вино сработало. Наверное, я увидел будущее... Надеюсь, это со мной не будет происходить слишком часто? Не хотелось бы, чтобы такое случилось, например, во время левитации низко над землей, когда "отключаться" нельзя ни на секунду.
Я вошел в транс, привычно раскручивая Тройную Спираль. Вот теперь я почувствовал разницу! Мана уходила нехотя, каплями, как будто Поиском была охвачена лишь одна наша комната. На самом деле ветви Спирали простирались на огромное расстояние. Пугающая эффективность. Наверное, так действует магистр снов. Ведь высшее магическое звание получают, как правило, не за "сырую силу", а за умение максимально возможный эффект даже из небольшого количества энергии.
Изображение проступало четко, на огромной площади был виден каждый огонек, каждый человек. Серая пелена, обозначавшая поверхность земли, теперь перестала быть сплошной, разбиваясь на узор из линий и точек: даже растения и мелкие животные теперь были заметны.
Надо найти людей на большой высоте - тех, кто летит на пузырях. Да вот же они. И вот. И вот тут. А вот здесь летят сразу пятеро. А вот здесь трое. Те самые? Применим Чужой Глаз.
Теперь я видел все зрением одного из тех, кто летел там. Передо мной показалась рука, которая дернула веревку. Ага, значит я смотрю глазами охотника, управляющего пузырем. Вот он обернулся. На корме сидели двое. Один - в красной повязке, другой - в серой. Это не отец Ини, и не его сообщник Т'Интене - ауры совсем другие. По приметам очень похожи на тех, кого мы ищем.
Ладно, отмечу их Якорем. Лучше огненного мага, так как маг снов вполне может почувствовать действие своей стихии. И охотника для верности помечу тоже. Где они находятся? Ого! Как далеко! Гораздо дальше, чем я намеревался искать. Видимо, пузырь нашел поток с очень сильным ветром. Вино Судьбы усилило мои способности настолько, что я не заметил, как мимоходом расширил круг поиска во много раз. Те трое летели над Дикими Землями.
- Давно хотела посетить Дикие Земли, - невозмутимо заявила Ини, когда я объявил результаты Поиска.
- А ты там была хоть раз?! - воскликнул Шикаши.
- Нет, я же сказала. Потому и хочу посетить.
- Ты сказала, что давно хотела. Это могло значить и то, что ты там уже была но давно хотела побывать еще раз, - занудно объяснил сыщик.
И добавил:
- Я бы отправился туда. Несмотря на то, что говорят о тех местах.
Я удивился:
- Шикаши, но как же Столица, и множество интересных расследований?!
- Столица никуда не денется, - сказал Шикаши невозмутимо. - Попробуем довести дело до конца. Если, конечно, вы хотите отправиться мо мной.
Кажется, я это уже слышал недавно?
_________________

- А дальше? - спросила Алия. - Рассказ старого магистра Икена сильно увлек ее.
- Да вы посмотрите, сколько времени, - сказал магистр. У меня язык уже не ворочается. История расследования не обязательно должна заканчиваться поимкой преступника. В жизни оно ведь как? Когда преступник изобличен, - это только конец расследования, но далеко не конец истории истории жизни сыщика.
Дальше события развивались уже совсем не так, как в детективе. К сожалению, жизненные обстоятельства не всегда следуют классике жанра, к которому относилось мое повествование. То, что было дальше, это уже совсем, совсем не детектив. Мелодрама? Возможно. Приключения? Еще какие! Но, собственно, расследованием там уже не пахло. Так что, с вашего позволения... или без вашего позволения я поставлю здесь точку.
- Лучше многоточие, - попросил Чен. - Мне интересно узнать, что было дальше, и я надеюсь услышать продолжение. Я могу надеяться?
- Конечно, конечно, - сказал старик. - Но не сегодня, не сегодня...









 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"