Ренко Джордж: другие произведения.

Империя лжи. Коллективизация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так как же оно было на самом деле? Чем были для страны и её народа коллективизация и раскулачивание? И кто лжет - советчики или антисоветчики? Давайте разбираться.

  И ублажил я мертвых, которые давно умерли, более живых, которые живут доселе.
  А блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал, кто не видал злых дел, какие делаются под солнцем.
  (Экклезиаст)
  
  
  В 2015 году на полках книжных магазинов появился новый роман молодой татарской писательницы Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза". В литературном сообществе роман не прошел незамеченным, в том же году он был отмечен рядом литературных премий ("Большая книга", "Ясная поляна", "Книга года"). В течение следующих нескольких лет роман пользовался успехом у читателей и собрал множество положительных отзывов. К 2017 году был переведён на 18 языков, по роману в Башкирском драматическом театре поставлен спектакль, в апреле 2020 года на телеканале "Россия 1" вышел сериал (8 серий) под тем же названием.
  
  Вот тут-то и началось. В многочисленных негативных отзывах смаковались слабости и фактические ошибки, каторыми, как вдруг оказалось, изобилует роман. И язык романа, и сюжет оставляют желать лучшего, а фильм вообще получился никуда не годный - и режиссура никакая, и игра актеров, короче, всё плохо.
  
  На автора книги, и на исполнительницу главной роли Чулпан Хаматову полились обвинения во всех смертных грехах, пожелания сдохнуть ей самой и всей её семье, иногда подкрепленные и прямыми угрозами.
  
  Вообще-то посредственных романов в России каждый год выходят сотни, а фильмы - так почти все просто никудышние, за редчайшим исключением. Но почему-то вся эта помойка такого шквала негодования не вызывает.
  
  17 апреля 2020 года глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов потребовал от создателей фильма извинений за то, что во второй серии телесериала в качестве имён репрессированных были перечислены имена ныне живущих и исторических мусульманских духовных лидеров, а также присутствует откровенная сексуальная сцена в мечети.
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Не понимаю, почему мусульманское духовенство сочло это оскорбительным. Известно, что служители культа всех конфессий по определению большевистских вождей представляли собой "чуждый элемент", "эксплуататорский класс", который должен быть ликвидирован.
  
  "Одной из первых жертв красного террора из числа мусульманского духовенства Татарстана стал видный общественный и религиозный деятель, имам-хатыйб "Сенной" мечети Казани, мухтасиб Габдулла Апанаев. Он был расстрелян в 1919 г. <...>
  
  1922-1925 годы стали своеобразным переходным периодом от политики "заигрывания" к политике подавления ислама внутри России. <...>
  В апреле 1927 г. арестован имам-хатыйб мечети г. Агрыза, мухтасиб Агрызско-Елабужского района Якуб Адутов.
  В ноябре 1928 г. был арестован имам-хатыйб с. Нижние Чершилы, мухтасиб Бугульминского кантона Абдул-Бари Фаттахов. <...> А.-Б.Фаттахов был приговорен к заключению в концлагерь сроком на три года и отправлен на Соловки. <...>
  
  По тем же мотивам был репрессирован известный религиозный деятель, ученый и просветитель, педагог, имам-хатыйб в с. Ядыгерь, мухтасиб Мамадышского кантона Халиль Султанбекович Султанбеков (Халиль Ядгари). <...> Особое Совещание приговорило его к трем годам заключения в концлагере. Х.Султанбеков отбыл наказание на Беломорканале, где сделал уникальные дневниковые записи, и был расстрелян в 1938 г. в Красноярске. <...>
  
  Летом 1928 г. в качестве обвиняемых по делу молодежной организации "Хакикат Юлдузы" были привлечены имам-хатыйб "Казаковской" мечети Гаяз Якупов и муэдзин "Усмановской" мечети Шарифзян Ибрагимов. <...> Все трое в августе 1928 г. были осуждены Коллегией ОГПУ на 3 года лишения свободы в концлагере. <...>
  
  В 1928 г. репрессии начинаются и среди высшего мусульманского духовенства, деятелей духовных ведомств. В декабре Особым совещанием Коллегии ОГПУ осужден на три года сибирской ссылки известный в Башкирии мулла, богослов и историк, заместитель председателя БДУ Мутагар Камалетдинов. <...> В том же году сослан в Нарым на три года имам-хатыйб 1 соборной мечети г. Уфы и директор медресе "Усмания", ахун, кандидат в члены Учредительного собрания, педагог и просветитель, казый ЦДУМ Джахангир Абызгильдин. <...>
  
  Всем репрессированным было предъявлено обвинение по 58 статье Уголовного Кодекса. Основным мотивом обвинения стала деятельность духовенства в области образования и просвещения. Т.е. в этот период именно их профессиональная деятельность расценивалась как уголовное преступление". (1)
  
  Преследования мусульманского духовенства большевиками - неопровержимый исторический факт. Если бы ныне живущие мусульманские лидеры оказались в том времени, они точно так же подверглись бы репрессиям и чекисты точно так же выкликали бы их имена на этапах. Что в этом оскорбительного?
  
  А сексуальная сцена в мечети по тем временам тоже вполне могла иметь место, потому что ГПУшники, борцы против религии, ни малейшего уважения к религиозным правилам и традициям не испытывали. Наоборот, зачастую бравировали оскверненим религиозных храмов. В чем же тут вина создателей фильма? В том, что они показали зрителю неприглядную историческую правду?
  
  АНДРЕЙ ФУРСОВ, историк: "Я думаю, что неслучайно этот сериал запустили под 9 мая, наш главный праздник, чтобы лишний раз показать, что в войне победил вот этот совершенно отвратительный режим. Красноармейцы там опять показаны карикатурные. Если бы это какие-то американцы сняли, было бы понятно. Но сняли не американцы. Как говорится, "похуже Мамая будут свои". Удивительно, что дают на это деньги. Потом мы удивляемся, почему же в Праге сносят памятник Коневу. А мы сами что делаем? Уже по книге Гузель Яхиной было ясно, что это антисоветчина. Но, правда, в книге антисоветчина такая умеренная. Ну, а фильм я смотрел отрывками и читал отзывы. Один из них особо яркий, где Зулейха не открывает глаза, а простите, раздвигает ноги, потому что там показан секс в мечети. То есть, получается, что люди, которые создали эту антисоветскую поделку, оскорбили не только левых, коммунистов, но и мусульман". (2)
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: По мнению историка Андрея Фурсова слово "антисоветчина" звучит как обвинение. Выходит, что и теперь, когда преступления коммунистического режима ни для кого не являются тайной, мы все обязаны из "патриотических" соображений считать 70 лет советской власти светлым и радостным периодом её истории?
  
  И уж совершенно непонятно, на кого рассчитан возглас о том, что "Зулейха раздвигает ноги в мечети"? Сексом в мечети занимаются ГПУшник с ГПУшницей, причем здесь Зулейха? Или это глупая ложь, или неуважаемый "историк", с порога отвергающий всякую антисоветчину, видит во всем не то, что есть на самом деле, а исключительно то, что он хочет видеть.
  
  АЛЬБЕРТ НАРЫШКИН, блогер: "Был момент, когда обществу было интересно обсуждать вопросы репрессии советских времен, потом был период, когда обществу это стало безразлично, потом был период, когда уже поднадоело, но еще терпели, а теперь уже просто достали. И даже не волнует уже, исторически точно или нет, с перегибами или правдиво, по делу или без дела, да просто достали уже эту тему мусолить. А наша культурка не в состоянии это понять, потому что у неё проблема. Наша культурка только и могла, что с советской властью бороться. Власти той давно нет, а культурка всё борется. Она ничего другого давно не умеет. Наша культурка совершенно не интересуется запросом общества. Культурка знать не желает, что актуально сегодня. Люди сперва смотрели и слушали это с интересом, потом им стало пофиг, потом слегка задолбало, а теперь уже вывели из себя, потому что "да сколько можно об одном и том же?" Тема обсосана уже вдоль и поперек. Нельзя сказать, что недостаточно осветили, потому что наша культурка уже давным-давно ни о чем кроме кроме не снимает и не пишет. У неё если тему репрессий отобрать, то она вообще не будет знать о чем говорить. Либералы накрепко ассоциировали с собой ту тему, к которой отношения не имеют. Если они обвиняют власть в приватизации победы и в победобесии, то сами давно виновны в репрессобесии". (3)
  
  Взгляд совкового быдлюка на историю. Думаю, данный истерический высер в комментариях не нуждается.
  
  ЕВГЕНИЙ СПИЦЫН, публицист: "Это несоответствие исторической истине, бред какой-то. Никогда в практике НКВД не было такого, чтобы по этапу, вместе с раскулаченными шли, например, интеллигенты из Ленинграда, там художники, профессора-филологи, или там медики, понимаете? Самый настоящий абсурд. Настолько оказываются притянуты к ушам все вот эти сюжетные линии этого фильма, что смотреть противно. Нам подсовывают какой-то суррогат антисоветчины, которая не имеет никакого отношения к настоящим реальным историческим фактам. Это очередная антисоветская порнография. Для чего это делается? Ну, совершенно очевидно. Значит, вот, власть предержащим любой светлый образ советской страны, советской эпохи, он как нож к горлу, как красная тряпка для быка. Поэтому надо представить страну советов как вот сплошной кровавый мордор, где пол-страны сидело, а пол-страны охраняло, понимаете? Вот этот знаменитый образ нашей так называемой интеллигенции...
  
  Вот этот "железный занавес" проходил далеко-далеко от наших границ, вот, в районе Австрии и Германии, я имею в виду - Западной Германии, то теперь где он проходит? В нескольких десятках километров от Смоленска-Брянска? И чего мы достигли? Значит, 500 лет пота, крови и трудов наших великих предков мы пустили коту под хвост ради какой-то бредовой идеи, лживой идеи о демократии? Нету никакой демократии и никогда её не было. Она всегда классовая, эта демократия.
  
  А для того, чтобы поддерживать вот эту сказку про демократию и снимаются подобного рода фильмы. То есть это в чистом виде политический социальный заказ с тем, чтобы именно и прежде всего у молодого поколения, которое не жило в Советском Союзе, не знает, что такое Советский Союз, формировалось соответствующее отношение к этой эпохе, к этому периоду, к этому государству, к идеям этого государства.
  
  Кто принимал этот сценарий к производству? Кто его читал, кто его оценивал? Где художественные советы? Ведь раньше были художественные советы. Почему советский кинематограф во всем мире занимал одно из самых почетных мест, наряду там с итальянским и французским эпохи неореализма, например? А потому что всякую лабуду, всякую дрянь, антихудожественную чепуху, её просто не допускали до кинопроизводства". (4)
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Публицист Спицын - известный сталинист. Он был бы счастлив вернуть всю страну назад, в СССР, если надо - насильно. Ах, как ему жаль, что прекрасная советская цензура канула в лету!
  
  15 апреля 2020 года председатель политической партии "Коммунисты России" Максим Сурайкин заявил о подготовке официального обращения к руководству телеканала "Россия-1" с требованием остановить показ сериала в эфире.
  
  МАКСИМ СУРАЙКИН, председатель партии "Коммунисты России": "Сериал "Зулейха открывает глаза" нас глубоко возмутил. Фактически этот сериал является элементом информационной войны. Мы все хорошо видели, как в конце 80-х и начале 90-х фактически подменяли понятия, очерняли нашу советскую историю, поливали её грязью, и этой чернухи было очень много. Мы считаем, что такие программные информационные продукты просто не должны появляться на широком экране. Если сама книжка - весьма антисоветский продукт, ну, книжку мы можем выбрать, покупать её или не покупать, а средства массовой информации неизбежно влияют на сознание людей. Мы обратились к руководству телеканала с требованием прекратить трансляцию этого телесериала. Притом, что он сделан внешне красиво, но это, извините, антироссийский продукт в красивой обложке. Мы будем добиваться прекращения этой трансляции". (5)
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: "Очерняли нашу советскую историю, поливали её грязью, и этой чернухи было очень много" - нам что, надо понимать эти слова так, что всё, что стало известно о чудовищных преступлениях большевиков-коммунистов - ложь? Что все 70 лет коммунистического режима и 30 лет режима чекистского - это прекрасный и счастливый период истории России? Остается только пожалеть о том, что в конце 80-х - начале 90-х, когда это было возможно, не состоялся второй нюрнбергский процесс над злодеяниями коммунистов и чекистов.
  
  АЛЕКСАНДР КОЛПАКИДИ, российский историк спецслужб: "Это социальный заказ. Я думаю, что эта барышня, она писала роман не для нашей аудитории, а для западной. А для западной аудитории - что там для неё требуется? Сталинские ужасы, да? У Солженицына (неразборчиво) - вот там это есть. <...>
  
  У нас много говорили о чернушных фильмах, которые снимают для фестивалей. Вот пожалуйста, типичная такая история для фестивалей. И понятно, что тут же выскочили Сванидзе, тут же (неразборчиво) Ачечакова (?), выскочил Макаревич и прочие, значит, борцы против тоталитаризма в поддержку этого фильма. Но фильм откровенно халтурный, режиссура никакая, значит, история чернушная. <...>
  
  Мы хотим, чтобы не торговали нашим прошлым. А здесь просто торгуют нашим прошлым. Могут сказать, ну что вам, одинокая женщина, пусть заработает денег, я только рад, конечно. Но она зарабатывает деньги на расчеловечивании нашего народа. Она создает на Западе образ негативный нашей страны, нашего народа. Вот в чем проблема. Если бы она зарабатывала деньги там бы в каком-то немецком доме для престарелых немкам бы жопу подтирала - ради бога, я не против. Но она вредит нашей стране, вот в чем проблема. <...>
  Еще раз говорю: это социальный заказ к 150-летию Ленина, вот как раз у них будет конец этого замечательного сериала. <...>
  
  Антикоммунистическая, антисоветская пропаганда. Есть это? Есть! Значит, я не знаю, правда это или нет, но я вот смотрел биографию Добродеева, который руководит Вторым каналом и который заказчик, я уверен, всего этого, потому что он ярый антикоммунист. Вот его папаша, да? Тоже работал всю жизнь на телевидении, лауреат Ленинской премии, полученной за сериал о Карле Марксе, да? Что получается? Значит это такие люди, которые при любой власти пляшут под ту музыку, которую заказывает эта власть. А что же тогда называется "политическая проституция"?
  
  Я не знаю, опять же, правда это или нет, но в интернете, когда читаешь про этого Добродеева, то люди пишут, что у него на Рублевке недвижимости на миллиард семьсот миллионов рублей. Ну вот и всё, дальше не о чем говорить. Если у тебя недвижимости на миллиард семьсот миллионов рублей, как ты можешь о советском периоде, о 30-х годах, о важнейших для страны вещах говорить? Ты можешь только нести вот эту лажу, врать, клеветать, обманывать народ, чтобы не дай бог он опять не вспомнил о социальной несправедливости, чтобы он опять не вспомнил о социализме, чтобы он не организовался и опять не вернул всё, что было потеряно в 91-м году.
  Вот и вся история, как говорится, тут дураку всё понятно".
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Вот и высветился главный пункт обвинения, предъявляемый коммунистами-сталинистами всем авторам, чьи взгляды их не устраивают, а именно: "Это социальный заказ, им заплатили враги России (госдеп, ЦРУ, британская МИ6, израильский Моссад, БНД (Федеральная разведслужба Германии) и т.д.) - нужное подчеркнуть". И никаких иных мотивов у "очернителей советской истории" нет и быть не может. Все они продались Западу, Россия до сих пор в кольце врагов, а продажная "пятая колонна" на этих врагов работает, разумеется за деньги. Всё, что пишут эти продажные твари, есть ложь, чернуха и оскорбление памяти великих достижений великого СССР.
  
  В коротком высказывании "эксперта" можно обнаружить стандартный набор демагогических приёмов. Особенно забавляет "логика": "говорят (не знаю, правда ли это), что у некоего Добродеева недвижимости на миллиард семьсот миллионов рублей, поэтому в романе Яхиной и в фильме по её роману всё лажа, враньё, клевета и обман!"
  
  ЧУЛПАН ХАМАТОВА, актриса, сыгравшая роль Зулейхи: "Я сейчас получаю за этот сериал такое количество проклятий, оскорблений, в том, что я не люблю свою родину, оскверняю память о своей родине. Имеется в виду не только Татарстан, а вообще история современной России. Это до сих пор происходит, когда уже всё открыто, всё известно". (6)
  
  Учитывая всё вышесказанное, логически возникает ряд вопросов, которые, полагаю, будут небезынтересны и для моих читателей:
  
  ЦЕЛИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СТРАНЕ ПЕРЕД КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЕЙ
  ИСТОРИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  РЕАКЦИЯ КРЕСТЬЯН НА КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЮ И РАСКУЛАЧИВАНИЕ
  РАСКУЛАЧИВАНИЕ - ПРЕСТУПЛЕНИЕ БОЛЬШЕВИЗМА
  РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  ПСИХОЛОГИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАТОРОВ
  
  Так как же оно было на самом деле? Чем были для страны и её народа коллективизация и раскулачивание? И кто лжет - советчики или антисоветчики? Давайте разбираться.
  
  Сначала выслушаем официальную точку зрения, посмотрим, как преподносилась и оценивалась история коллективизации в коммунистические времена.
  
  В статье в БСЭ (Второе издание, 1953, Том. 21, с.615) "Коллективизация сельского хозяйства" мы видим множество цифр: процентов роста, числа тракторов и других сельскохозяйственных машин по сравнению с 1913 годом, финансирования колхозов государством и т. п. Вся эта статистика призвана убедить читателя в благотворности, необходимости и своевременности проведенной большевиками коллективизации, а также оправдать те методы, которыми эта "благая цель" была достигнута. БСЭ многословно рассказывает о том, какие преимущества давали крестьянам колхозы по сравнению с единоличными хозяйствами, с каким восторгом сельское население записывалось в колхозы и всего несколько слов о борьбе партии большевиков с "кулаками", которые были против колхозов. Вот несколько цитат:
  
  "Важнейшим условием, обеспечивающим успех сплошной коллективизации крестьянских хозяйств была проведенная в первые дни Великой Октябрьской социалистической революции национализация земли. Отсутствие частной собственности на землю освободило крестьянина от его рабской приверженности к своему клочку земли и тем самым облегчало переход от единоличного хозяйства к коллективному".
  
  "Снабжение с. х-ва новой техникой имело огромное революционизирующее влияние. Крестьяне массами приходили в совхозы и на поля, обрабатываемые тракторами МТС (машино-тракторных станций. Дж.Р.), наблюдали за работой тракторов и сложных с.-х. машин, "выражали свой восторг и тут же выносили решение - "пойти в колхозы" [История ВКП(б). Краткий курс, стр. 284]"
  
  О борьбе с кулаками в статье, занявшей 7 страниц мелкого текста, только два маленьких абзаца. Вот они:
  
  "Коммунистическая партия выработала план К. с. х. Всесторонне были разработаны вопросы <...> о переходе от политики ограничения и вытеснения кулачества к политике ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации".
  
  "Подготовлялся перелом крестьян в сторону колхозов также политикой решительной борьбы с кулачеством и ходом хлебозаготовок в их новых формах в 1928 и 1929, ставивших кулацкое хозяйство под контроль бедняцко-середняцких масс. Партия не добилась бы серьезных успехов в колхозном строительстве и не подготовила бы сплошной К. с. х., если бы не форсировала наступление на капиталистич. элементы в деревне и не ликвидировала их защитников - троцкистско-бухаринских реставраторов капитализма. Одновременно с освобождением от налога маломощных крестьян и уменьшением налога с середняков было введено усиленное индивидуальное обложение наиболее зажиточной части кулацких хозяйств, запрещена аренда земли, ограничено применение наемного труда. В ответ на кулацкий хлебный саботаж было проведено принудительное изъятие хлеба у кулаков. В борьбу с кулачеством включилась беднота; средние крестьяне, убедившись в том, что кулаки являются их злейшими врагами, поддержали бедноту против кулаков. Кулаки были изолированы, сопротивление их сломлено. Борьба с кулачеством обусловила дальнейшее укрепление союза рабочих и крестьян и расчистила путь для вступления крестьянства в колхозы".
  
  Смотрим другую статью БСЭ под названием "Кулачество" (БСЭ, Второе издание, 1953, Том. 24, с.10). Вот что здесь говорится о борьбе с кулачеством: "Ликвидация кулачества, как класса, была проведена в условиях ожесточенной борьбы с кулаками, оказавшими бешеное сопротивление коллективизации <...> Ожесточенное сопротивление К. было сломлено в открытом бою..."
  
  Не очень понятна фраза "в открытом бою" - можно подумать, что у кулаков были винтовки, пулеметы или даже танки? Развернулись какие-то сражения кулаков против Красной армии?
  
  Наконец, есть еще одна статья под названием "Ликвидация кулачества, как класса, в СССР" (БСЭ, Второе издание, 1954, Том 25, с.119). Ну, уж в статье с таким названием нам должны рассказать, как именно происходил этот процесс? Как бы не так. Кроме многословного пафосного восхваления мудрой политики партии и победы коллективизации в деревне, про ликвидацию кулачества, как класса, сказано следующее:
  
  "Ликвидация кулачества, как класса, происходила на основе сплошной коллективизации с. х-ва, в условиях массовой борьбы крестьян против кулачества. Сплошная коллективизация означала переход всех земель в районе села в руки колхоза, но значительная часть этих земель находилась в руках кулаков. Поэтому крестьяне сгоняли кулаков с земли, раскулачивали их, отбирали скот, машины и принимали активное участие во всех мероприятиях Советской власти по осуществлению её политики. <...>
  Это была революция, ликвидировавшая старый, буржуазный хозяйственный строй в деревне и создавшая новый, социалистический строй. Эта революция была произведена сверху, по инициативе государственной власти, при прямой поддержке снизу - со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь".
  
  На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в результате победы советской власти, ликвидировавшей "кулачество как класс", наступило всеобщее счастье и прекрасная свободная колхозная жизнь. Примерно так, как это преподносилось в фильмах того времени: "Кубанских казаках", "Свадьбах в Малиновках" и "Свинарках с пастухами". Или, всё-таки, всё было не совсем так?
  
  Как же происходила коллективизация в реальности? И почему она была так необходима коммунистическому режиму?
  
  ЦЕЛИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  
  Официальная пропаганда утверждает, что Сталин приказал загнать всех крестьян в колхозы и совхозы потому, что, дескать, в больших хозяйствах производительность труда будет выше, чем у единоличников. А увеличение производства зерна было необходимо для проведения в кратчайшие сроки индустриализации страны. Индустриализация же, в свою очередь, была необходима для развития военной промышленности, без которой невозможно было бы защищать завоевания революции, достижения социализма и независимость государства.
  
  В реальности же ни существенного роста производства зерна не произошло, ни индустриализацию провести за счет ограбления деревни не получилось. Средства на индустриализацию пришлось изыскивать другими способами.
  
  На самом деле целью насильственной коллективизации была возможность напрямую отбирать у колхозников максимальный объем производимого ими продукта. Вот как представляют себе этот замысел разные авторы:
  
  "... экономически независимый производитель продуктов питания - а именно таким являлся крестьянин - никак не вписывался в большевицкую модель тотальной диктатуры, которую они стыдливо называли "диктатурой пролетариата". Крестьянин, имея землю и работая на ней, был намного свободней от большевицкого государства, чем оно от него. Крестьянин мог прокормиться сам и накормить горожан, а большевики нуждались в продуктах крестьянского труда и сами, и для снабжения городов, и для продажи за границу для получения валюты". (7)
  
  "Опыт продразверстки показал, что крестьяне перестают сеять хлеб - всё равно отберут. В результате Ленину, угробив несколько миллионов в огне красного террора и гражданской войны, пришлось отказаться от военного коммунизма и продразверстки и объявить НЭП.
  Но оказалось, что собирать продналог тоже непросто - мужики хитрые, зерно прячут, замучаешься искать. И продавать хлеб по установленным большевиками смехотворным закупочным ценам тоже не торопятся. Да и купить-то на вырученные гроши нечего - промышленность уничтожена, ничего не производит, ни одежды, ни обуви, ни сельскохозяйственных орудий.
  Зато в колхозе всё, что произведено, сразу и напрямую принадлежит государству, которое уже само решает, какую часть собранного урожая выделить колхозникам на пропитание, только чтобы с голоду не подохли". (8)
  
  "Начав коллективизацию, Политбюро стремилось к тому, чтобы крестьяне, оставаясь производителями продукции, перестали быть ее собственниками. Новый собственник - колхозы, полностью зависимые от государства, должны были исправно сдавать продукцию в государственные закрома в соответствии с планом и по ценам, которые диктовало государство. Только то, что оставалось после выполнения планов заготовок, создания семенных и резервных фондов, распределялось между колхозниками". (9)
  
  "Коллективизация разрушила деревенскую общину и принудительно насадила на ее месте колхоз - организацию (социалистическую лишь по названию), сыгравшую ключевую роль в превращении деревни в культурную и экономичеќскую колонию коммунистической партии. Будучи инструментом конќтроля, он позволил государству взимать с крестьянства дань в виде хлеба и прочих продуктов и усилить политическую и администраќтивную власть над деревней. <...>
  Коллективизация должна была создать механизм извлеќчения жизненно важных ресурсов (таких, как зерно, рекруты, рабочая сила) и подчинить крестьян государству с помощью мер жесткого и всепроникающего административного и политического контроля. <...>
  ... партия в 1926 г. снизила цены на хлеб, желая подстегнуть развитие промышленности, и таким образом лишила крестьян еще одного стиќмула продавать его. Результатом стал катастрофический дефицит государственных хлебозаготовок. <...>
  Начиная с 1927 г. Сталин стал все чаще говорить о том, что единќственное решение проблемы хлебозаготовок - создание колхозов. По его мнению, крестьянство было обязано платить дань для нужд индустќриализации и снабжения продовольствием города и армии, а колхозы - лучший способ сбора этой дани в максимальном объеме". (10)
  
  "Чтобы покупать на рынке у крестьян продукты, рабочие нуждались в деньгах. Следовательно, большевики должны были платить им достойное возмещение за их труд. Но тогда независимыми становились и рабочие. И так экономическая власть над российским обществом ускользала из рук коммунистов, а они хорошо усвоили марксистский принцип, что политика - это продолжение экономики. Потеряв экономическую власть сегодня, коммунисты лишатся политической завтра. <...>
  Крестьяне хотели, чтобы большевики оставили их в покое. Но крестьянский покой был предвестием конца большевицкой диктатуры. Большевикам, чтобы выжить, надо было сделать крестьян полностью зависимыми от государства - а для этого был один путь - лишить их силой и собственности на средства производства, и земли, и свободы в рапоряжении своим трудом и его плодами. Иначе говоря - превратить свободных граждан - в рабов большевицкой власти. Сами крестьяне в социализм врастать не желали, и потому вожди ВКП(б) решили врастить крестьян в социализм, не останавливаясь перед любым насилием.
  Предлог был выбран вполне уважительный: как и бывшие оппозиционеры, Сталин объявил, что свободный рынок и НЭП сдерживают ускоренную индустриализацию страны, так как ставят государство в зависимость от "капризов" частного собственника. СССР нужно как можно боьше зерна для продажи его за границей: только так можно было финансировать строительство крупных промышленных объектов. Но это был только предлог. Действительной целью было порабощение крестьянства "навсегда", а заодно и ускоренная индустриализация. Сталин думал, что "убивает двух зайцев".
  Биограф Сталина американский историк Роберт Такер указывает и еще на одну причину коллективизации. Генсеку нужна была своя "революция", поскольку в предыдущей его роль была мизерна. На волне этой "революции" - невиданного в истории социального эксперимента- Сталин рассчитывал получить абсолютный авторитет и абсолютную власть в партии большевиков. Чего он и добился. (Р. Такер, "Сталин. История и личность", М., "Весь Мир", 2006).
  В декабре 1927 г. Сталин, по существу, призвал партию вернуться к методам военного коммунизма. Для изъятия запасов зерна в деревню были направлены 30 тыс. членов ВКП(б). Сам Сталин в январе 1928 г. выехал в Сибирь для контроля за хлебозаготовками. Апрельский (1928 г.) пленум ЦК и ЦКК потребовал нанести "удар по кулакам и скупщикам-спекулянтам". Фактически удар был направлен против любого мало-мальски имущего деревенского жителя. В знаменитой речи на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 г. Сталин провозгласил: "Вопрос стоит так: либо один путь, либо другой, либо назад - к капитализму, либо вперед - к социализму. Никакого третьего пути нет и не может быть... Теперь мы имеем возможность повести решительное наступление на кулачество, сломить его сопротивление, ликвидировать его как класс и заменить его производство производством колхозов и совхозов. Ситуацию Сталин видел ясно и вопрос ставил четко. Если с большевицкого языка перевести его на нормальный, он будет звучать так: или в России будет благоденствовать народ, но без большевиков, или будут благоденствовать большевики за счет народа. Третьего пути действительно не было и быть не могло". (7)
  
  "И. Сталин довольно долго был в плену идеи о том, что деньги на индустриализацию России лежат только в деревне. Позже он увидел (не понял, а именно увидел), что даже при уничтожении кулака и при загоне всех оставшихся на селе крестьян в колхозы денег из деревни для индустриализации в нужных объемах получить не удается. <...>
  Но никто пока по-настоящему не задался вопросом, а почему сам-то Иосиф Джугашвили в 1929 г. пришел к этому решению? И не менее актуальный вопрос: почему он провёл это своё личное решение в жизнь с такой жестокостью?
  Вообще-то И. Сталин подходил к вопросу о коллективизации российской деревни исподволь, в течение как минимум 2 лет. Ещё в декабре 1927 г., во время работы XV съезда ВКП(б), который позднейшая советская пропаганда задним числом назвала "съездом коллективизации", никто из ближайшего сталинского окружения вроде бы даже и не подозревал ни о чём подобном. <...>
  На самом же деле Генеральный секретарь уже в то время решал для себя, что коллективизацию осуществлять придется. <...>
  К 1927 г. положение в крестьянском хозяйстве складывалось тревожное. 40% крестьянских хозяйств оказалось и без земли, и без рабочего скота, а 52,3% хозяйств имело только одну лошадь. Иными словами, 92,3% крестьянских хозяйств не могли производить товарное зерно. Как уже говорилось выше, зерна в стране было много, но принадлежало оно всего лишь 7% крестьянских хозяйств.
  Ситуация в деревне складывалась интересная. Абсолютное большинство крестьян, которым большевики после Гражданской войны предоставили землю, эту собственность, что называется, "расфурыкали" и пошли в батраки к тем, кого В. Ленин окрестил "кулаками".
  Фактически весь объем зерна, произведенного на продажу, сконцентрировался в руках 7-8% крепких крестьян. А это были очень самостоятельные люди, которые высоко ценили себя и свой труд и добровольно подчиняться большевикам не собирались. <...>
  Многие исследователи, но более всего публицисты, недоумевают по поводу того, как так получилось, что ещё резолюция XV съезда ВКП(б) 19 декабря 1927 г. и близко не ставила задачи сплошной коллективизации, а уже весной 1928 г. Наркомзем и Колхозцентр составили 5-летний план коллективизации крестьянских хозяйств на 1928-1933 гг. <...>
  ... в январе 1928 г. выяснилось, что, несмотря на высокий урожай, государство сумело засыпать в свои закрома только 300 млн пулов хлеба. Это был не холодный, это был ледяной душ для И. Сталина, потому что в 1927 г. при более низком урожае в закрома было засыпано 430 млн пудов зерна. <...>
  В конце декабря 1927 г. Генсек сообщает на партийном съезде о том, что грядет коллективизация, а уже 15 января выезжает в Западную Сибирь. <...>
  Сразу после сталинской командировки в Сибирь на селе началась вакханалия насилия. <...>
  "На места последовали подписанные И.В. Сталиным директивы с угрозами в адрес партийных руководителей". Туда выехали комиссии ЦК во главе с членами Политбюро.
  "Во время этих инспекций были сняты с работы и подвергнуты наказаниям, вплоть до исключения из партии, многие десятки местных работников - за "мягкотелость", "примиренчество", "срастание с кулаком" и т.п. Волна замены партийных, советских, судебных и хозяйственных работников прокатилась тогда по всем районам. На Урале, куда для обеспечения плана хлебозаготовок был командирован В. Молотов, за январь-март 1928 г. были отстранены 1157 работников окружного, районного и сельского аппаратов..." (11)
  
  Верные псы власти должны рвать и грызть холопов, а не потакать им. Не можете, найдем вам замену!
  
  "Уже тогда Россия столкнулась с личной озлобленностью Генерального секретаря ЦК против крестьянства, которая ранее никак не проявлялась. Откуда же она вдруг взялась? <...>
  В 50-е гг. ещё живы были старики, которые рассказывали, что когда И. Сталин в ходе его поездки по Сибири встречался в деревнях на сельских сходах с хлеборобами и пытался убедить сибиряков продать хлеб по государственным ценам, в одной из деревень над ним в глаза начали издеваться крепкие крестьяне. Лузгая семечки и сплёвывая шелуху ему под ноги, мужики якобы сказали Генсеку: "Уговариваешь отдать хлеб за бесценок? А ты погорбаться за этот хлеб, а потом уж и проси отдать его тебе задарма. А впрочем, - нимекали они на его кавказское происхождение, если ты сейчас нам здесь спляшешь, может быть, мы и дадим тебе хлеба". Рассказывали, что И. Сталин бледнел от бешенства от такого публичного унижения". (11)
  
  В результате сплясал не Сталин, а вся страна у него плясала ещё четверть века. Да ещё как плясала!
  
  "Не знаю, может быть, он и действительно не смог этого унижения забыть и, вернувшись в Москву, принял решение сломать крестьянство через колено. Не кулака, как социальный слой, а именно крестьянство как класс". (Там же)
  
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СТРАНЕ ПЕРЕД КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЕЙ
  
  "В 1925 году XIV съезд ВКП(б) провозгласил курс на индустриализацию страны. Началась разработка первого пятилетнего плана. В декрете 8 июня 1927 года Совет Народных Комиссаров СССР поставил задачу использовать все ресурсы страны для развития индустрии, в первую очередь тяжелой и военной. XV съезд ВКП(б) в декабре 1927 года рассмотрел первые варианты пятилетнего плана, который был принят в 1929 году в наиболее амбициозном и заведомо неосуществимом варианте. Выполнение индустриальной программы, однако, началось уже в 1926/27 году, и к моменту утверждения плана индустриализация шла полным ходом!. Было начато три больших проекта: Днепрогэс, Турксиб и Волго-Донской канал. Хотя первый пятилетний план предусматривал развитие легкой и пищевой промышленности, ограниченность средств и стремление в первую очередь наращивать тяжелую индустрию делали выполнение этой программы невозможным.
  
  Хлеб - главный продукт питания в России, и, в связи с начавшейся индустриализацией, расходы хлеба у государства резко возросли. Города вступили в индустриальный бум, и численность городского населения стремительно росла, опережая наметки плана. Нужно было гарантировать городскому населению, занятому в промышленном производстве, снабжение дешевым хлебом через кооперативы. У государства росли расходы хлеба и по военному ведомству. Кроме того, стимулируя развитие отечественной сырьевой базы, в которой нуждалась индустрия, Политбюро убеждало крестьян в районах технических культур не сеять хлеб для собственного потребления, а максимально увеличить посевы хлопка, льна, табака. Правительство при этом брало на себя обязательство снабжать дешево и вдоволь хлебом поставщиков промышленного сырья. На государственном обеспечении находилась также и сельская беднота - социальная опора коммунистов в деревне. Нужно было наращивать и экспорт - главный источник валюты для импорта машин и оборудования, необходимых первенцам пятилетки. Зерно же исконно являлось одной из главных статей российского экспорта.
  
  Индустриализация нуждалась в хлебе. Хлебозаготовки, однако, шли не так быстро, как того хотело руководство страны. Первый поток хлеба на государственные и кооперативные заготовительные пункты (лето-сентябрь 1927 года), поступавший от нуждавшихся в деньгах бедняков и маломощного середнячества, быстро иссяк. Крепкое середнячество и зажиточные, выплатив денежный налог государству за счет продажи продуктов животноводства и технических культур, придерживали хлеб либо продавали его частнику - он платил хорошую цену. С октября 1927 года ход государственных хлебозаготовок упал. К концу года положение с хлебом стало критическим: по сравнению с прошлым годом государство недополучило 128 млн пудов.
  
  К концу 1927 года, в результате ажиотажа на хлебном рынке, разрыв принял катастрофический характер: цены частника превышали государственные заготовительные цены в несколько раз. Логика форсированной индустриализации делала ликвидацию этого дисбаланса экономическими средствами невозможной: столь резкое повышение государственных закупочных цен привело бы к уменьшению финансирования промышленности. <...>
  
  Крестьянина не привлекала перспектива получить в обмен на хлеб, постоянно растущий в цене, обесценивающиеся деньги.
  
  Еще одной причиной неудач экономической кампании стало обесценивание денег - неизбежное следствие товарного голода и обильных эмиссий. Крестьяне не отказывались бы покупать товары за деньги, но не в обмен на хлеб. Истинная ценность денег и хлеба была им хорошо известна: "Есть хлеб - есть и деньги", "Я хлеб продам, а что я буду делать с деньгами, когда на них ничего нельзя купить. Пусть лучше хлеб лежит". (9)
  
  ИСТОРИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  
  Скажи, дорогой читатель, тебя не настораживает сам термин "ликвидация"? Каким образом планировало большевистское правительство "ликвидировать кулачество, как класс"? Насколько велик был этот класс? И, кстати, кого именно ликвидировать и какими методами? Кто конкретно входил в состав этого "класса"? Давайте разбираться.
  
  Начнем с прояснения вопроса: кто же такие эти вредные "кулаки" и чем они так не угодили советской власти?
  
  Кулаками считались работящие, хозяйственные, относительно богатые крестьяне, иногда нанимавшие даже одного-двух батраков. С них государство взимало налог, значительно больший, чем с остальных селян. Кулак обрабатывал больше земли и отдавал большевикам со своего хозяйства в среднем в 7-10 раз больше, чем середняк. Казалось бы, государству это должно быть выгодно. И в то же время кулаки оказались врагами большевиков. Почему? Что вменялось им в вину?
  
  Во-первых то, что они нанимали батраков, то есть, по марксистской логике, эксплуатировали труд наемных работников. А на деле в скором времени выяснилось, что кулак платил своим батракам в разы больше, чем советская власть колхозникам:
  
  "Сосед раньше, до революции и при нэпе, кажќдое лето нанимал батрака и батрачку. Батрачке он платил 40 пудов ржи за лето, а батраку - 50 рублей деньгами. Рожь тогда стоила в деревне 40 копеек пуд (в лавке - 50 копеек). Значит, батрак мог куќпить за свое жалованье 125 пудов ржи.. Вот и учти, милый человек, сколько хлеба мы втроем могли заработать, если бы работали мы в батраках. Я, как батрак, 125 пудов да мои бабы - жена и дочь - 80 пудов; значит, вместе 205 пудов ржи! А теперь от колхоза мы втроем получили за свою годичную работу... 15 пудов! Во сколько раз меньќше? Ну-ка, смекни: ты-человек грамотный.
  - Это... в 14 раз меньше, - подсчитал я." (12)
  
  Во-вторых, кулаки экономически не зависели от большевистской власти и не хотели этой власти подчиняться. А когда сталинские уполномоченные разъехались по селам собирать дополнительный налог и проводить принудительную подписку на займы, крестьяне стали оказывать им сопротивление. В организации сопротивления власть обвинила кулаков.
  
  В-третьих, кулаки совсем не горели желанием вступать в колхозы. Остальные селяне тоже отказывались от такого "счастья", но их было легче принудить к этому.
  
  Обычный для большевиков метод удержания власти - натравливание разных групп населения друг на друга. Солдат на офицеров в 1917, невежественную толпу люмпенов, солдат и ррреволюционных матросов на "буржуазную" интеллигенцию, красных на белых, садистов-извергов из ЧК на весь остальной народ, отрядов продразвёрстки на крестьян, города на деревню, в деревне - бедноты на "кулаков" и т.д.
  
  Для того, чтобы эффективно проводить хлебозаготовки и коллективизацию в целом, большевикам было необходимо разделить сельскую общину на два враждующих лагеря и натравить лояльных к власти бедняков на "кулаков". С этой целью надо было слепить из "кулака" образ врага.
  
  А кто же такие эти самые "кулаки"? Кто дал четкое и исчерпывающее определение, кого причислять к "кулакам"? И в чем заключается их преступная деятельность?
  
  Термин "кулачество" широко использовал Ленин еще в 1918 году:
  
  "Кулаки для Ленина были нечистью, нелюдями. Он называл их "жадќным, обожравшимся, зверским кулачьем", "самыми зверскими, саќмыми грубыми, самыми дикими эксплуататорами", "пауками", "пиќявками", "вампирами", объявлял "беспощадную войну против кулаков" и восклицал: "Смерть им!" (В.И. Ленин, ПСС, Т.38, с.9) <...> бунты против продразверстки он упорно называл не крестьянскими, а кулацкими. <...>
  По словам Ленина, "всякий крестьянин, который сколько-нибудь развит и из первобытной мужицкой темноты вышел, соглаќсится, что другого выхода нет" (кроме как отдать хлеб советской власти). <...>
  Враждебность к крестьянству глубоко укоренилась в массовой культуре, насаждавшейся партией. В период подготовки к коллективизации и особенно с ее началом к крестьянину стали относиться как к недочеловеку, чей статус оправдывал зверства, чиќнившиеся в деревне". (10)
  
  Постановлением ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года все кулаки были поделены на три категории:
  Первая категория - контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний.
  Вторая категория - остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков.
  Третья категория - остальные кулаки. ("Кулак (крестьянин)", статья в Википедии)
  
  Первая и вторая категории идут под расстрел, в концлагеря и высылаются в необжитые и малообжитые местности. Третья категория подлежит расселению в пределах района проживания на новых участках за пределами колхозных хозяйств. Инструкция предполагала выселение примерно 3-5 процентов от всего числа крестьянских хозяйств.
  
  "Хотя Сталин и утверждал, что предан марксистско-ленинским понятиям класса и классовой борьбы в деревне, он явно считал основными противниками в этой борьбе рабочих и крестьян, город и деревню. Как и Ленин, он полагал, что статус кулака определяется политическим поведением и ликвидация классов завершится полќностью, только когда крестьянство прекратит свое существование. <...>
  
  Хотя классовые стереотипы стали незыблемой догмой коммуниќстической теории, в действительности их трактовали весьма широќко, особенно местные малообразованные руководители. <...> Если поведение бедняка или середняка выходило за рамки правил, установленных для его класса, он мог легко утратить свой статус. Уже в середине 1920-х гг. - как будто перекликаясь с противоречием ленинских теќзисов времен Гражданской войны - рабочие, приезжавшие в подќшефную деревню, часто считали враждебность и оппозиционность ее жителей проявлением кулачества. Крестьяне, критиковавшие наќчальство - городское или местное, - становились "кулаками". Во время коллективизации бедняки и середняки должны были либо вступить в колхоз, либо принять на себя клеймо кулака. <...>
  
  Партия также сумела найти еще одно объяснение протестам бедќняков и середняков, создав абсолютно новую политическую категоќрию, не входившую в каноны марксизма. Она не была связана с быќтием и социально-экономическими факторами, а относилась к области политического сознания. Крестьян, попавших под эту категорию, стаќли называть подкулачниками - наймитами кулаков, находившимися под их влиянием. Подкулачник мог быть родственником кулака, его бывшим работником, который остался верен старому хозяину, обма-нутым бедняком или середняком, незнакомым с идеалами коммуќнизма, или неизвестно по какой причине антисоветски настроенным крестьянином, не повинующимся социальному детерминизму. Каќтегория подкулачника демонстрировала своего рода переселение души кулака. <...>
  
  Ярлык подќкулачника был весьма удобен для советской власти, поскольку поќзволял ей в случае необходимости возлагать на бедняков и середняќков ответственность за кулацкие действия, признавая за ними частичную (поскольку они все-таки находились под влиянием кула-ка) самостоятельность, в которой им, как правило, отказывали. Соќздание категории подкулачников открыло для партии новый способ истолковать и замаскировать крестьянское сопротивление, в дейќствительности объединявшее против государства всех крестьян как класс (в самом широком смысле). <...>
  
  Фигура кулака - один из самых искусно созданных классовых стереотипов в восприятии крестьянства: ее демонизация довела до предела процесс обесчеловечивания облика крестьянства. Определеќние "кулака" было скользким и аморфным. <...>
  
  На деле статус кулака всегда зависел от мнения оцеќнивающего, которому могло показаться, что тот или иной крестьянин слишком богат или настроен антисоветски, - а эти понятия допуска-ли весьма произвольную и широкую трактовку.
  
  Утвердившееся в массовом сознании представление о кулаке отќносилось скорее к сфере демонологии, а не классового анализа, поќэтому довольно легко потерялась привязка к классу и кулак стал таковым "по природе": даже после раскулачивания он не терял своей сущности. <...> Крестьянин мог поќлучить клеймо кулака на основании того, что кулаком был его предок - отец, дед, прадед. <...> Кулаку было предќназначено стать социальным злом. Смертоносное, демонизирующее сочетание ложного детерминизма и классовых стереотипов давало почти полную гарантию того, что кулак в глазах своих мучителей перестанет быть человеком и у них исчезнут любые сомнения в неќобходимости его ликвидации. <...>
  
  Один из современников отмечал: "Когда мы гоќворим "кулак", мы имеем в виду носителя определенных политичеќских тенденций, выразителем которых является чаще всего подку-лачник или подкулачница". Кулак - "носитель" тенденций; бедняки и середняки - их выразители и исполнители. Здесь софистическая теория возвращается к своей исходной точке, и классовые определеќния становятся бессмысленными. Каждый крестьянин может быть кулаком; каждый крестьянин может быть врагом; все крестьяне моќгут быть "самыми зверскими, самыми грубыми, самыми дикими эксплуататорами", "пиявками" и "вампирами". <...>
  
  Столкновение не было бы таким жестоким, если бы кулака не превратили в зверя. Безусловно, были и другие факторы, способќствовавшие углублению конфликта, но именно низведение врага до статуса недочеловека стало предпосылкой всех войн в XX веке. <...>
  
  Кулака надлежало "ликвидировать" - термин, который формально означал искоренение социально-эконоќмических основ класса, однако во время Гражданской войны стал означать расстрелы. Такие понятия, как "чрезвычайные меры" и "добровольная коллективизация", были не чем иным, как эвфеќмизмами, скрывавшими действительность. Точно так же зверства превращались в ошибки, отклонения или "перегибы", которые доќпускались коллективизаторами, охваченными "головокружением от успехов" (на деле - настоящими преступниками и варварами)". (10)
  
  Сколько же было в стране кулаков? Какую часть российского крестьянства большевики собирались "ликвидировать как класс"? В эпоху НЭПа их пока не трогают, дают "жирком обрасти":
  
  "В деревнях - миллионы тех, кого потом назовут кулаками. Пока же они - "хозяева - предприниматели". В 1924-1925 годах - 4,8 млн человек, в 1926-1927 годах - 5,9 млн человек. (Статистический справочник СССР за 1928 г. - М.: Издательство ЦСУ СССР, 1929. С. 42-43.)
  Все эти люди в 1930-х исчезнут". (13)
  
  6 миллионов "кулаков" - на самом деле означает 6 миллионов крестьянских хозяйств, 6 миллионов семей, в каждой из которых, включая стариков и детишек, человек 6-8, по самым скромным подсчетам. А сколько это будет в живых душах, умножьте-ка: от 36 до 48 миллионов, не так ли?
  
  В разных источниках мы можем прочитать, что НЭП заменил продразверстку более щадящим продналогом. Однако, продналог этот был не для всех крестьян одинаковым. С бедняка много не возьмешь, с середняка - побольше, но проблему хлебозаготовок и середняк не решит. Значит опять всё упирается в "кулака" - он самый эффективный производитель. На него и налог особый - "прогрессивный".
  
  ""Кулаков" большевики боялись - это были независимые от них "достаточные" хозяева, которые, располагая экономической свободой, могли пожелать и свободы политической. Чтобы тормозить рост "сельской буржуазии", большевики теснили "кулаков" налогами. <...>
  Расширяющих своё хозяйство "кулаков" облагали непосильными налогами, так что многим стало выгодно переходить к мелкому и менее продуктивному хозяйству". (7)
  
  "Экономические меры в битве за хлеб не давали быстрого результата. Возможно, что их эффект сказался бы позже, но Политбюро не хотело ждать. Нетерпение, нежелание ждать, ощущение проигрыша и упущенных возможностей, в конечном итоге, стали главной причиной провала экономической программы Политбюро. С конца декабря 1927 года, почти одновременно с экономическими мерами, начались репрессии. Они прокатились по стране двумя волнами. Их первыми жертвами стали частные торговцы, заготовители и скупщики, а затем, с конца января 1928 года, и крестьяне, державшие хлеб.
  
  В октябре 1927 года ОГПУ обратилось в Совнарком с предложением "об оказании репрессивного воздействия на частников, срывающих заготовку продуктов и снабжение населения по нормальным ценам".
  По мере ухудшения хода заготовок и усиления нажима Политбюро выполнить план во что бы то ни стало, у местного руководства зрела готовность перейти к репрессиям. Стихийно начинались обыски и изъятия хлеба. Появлялись заградительные отряды, которые задерживали крестьян, когда те, недовольные государственными ценами, пытались увезти хлеб с ссыпных пунктов назад домой. В адрес Политбюро, ОГПУ, Совнаркома, Наркомторга от местных руководителей пошли просьбы разрешить "административное воздействие на кулаков, хотя бы в виде арестов наиболее крупных держателей хлеба". Комбедовский нажим бедняков усиливал эти настроения. Почва для репрессий в районах, таким образом, была подготовлена к моменту, когда ОГПУ с санкции Политбюро провело массовые аресты и конфискации.
  Массовые репрессии начались в конце декабря 1927 года кампанией арестов частных скупщиков, заготовителей и торговцев вначале на хлебофуражном, а затем мясном, коже-заготовительном и мануфактурном рынке.
  
  Крупные предприниматели попадали в руки Особого совещания коллегии ОГПУ, мелкие - в руки прокуратуры. Дознание длилось всего несколько дней. Меры наказания были относительно мягкими по "сталинским меркам" 30-х годов - лишение свободы от месяца до 5 лет, конфискация имущества, запрет вести торговлю в течение пяти лет. <...>
  
  Вторая волна массовых репрессий, на этот раз против кулаков и середнячества, державших хлеб, началась во второй половине января. Ее жертвами стали также крестьяне, которые после арестов частных заготовителей и торговцев начали скупать хлеб. Санкцией на проведение массовых репрессий стала телеграмма Политбюро от 14 января 1928 года. Она легализовала и подтолкнула стихийно начавшиеся на местах репрессии против крестьян.
  В хлебозаготовительные районы поехали уполномоченные ЦК принимать меры для ускорения заготовок. На Украине "работал" Каганович, на Северном Кавказе - Микоян. Урал и Сибирь особо выделялись как последний резерв хлебозаготовок. В оставшиеся до распутицы месяцы здесь следовало провести "отчаяный нажим" на крестьян, державших хлеб. На Урал был послан Молотов, в Сибирь поехал сам Сталин. Насильственные изъятия зерна и аресты крестьян стали широко известны как "урало-сибирский метод". <...>
  
  План хлебозаготовок выполнен не был. Государственные заготовители уговорами и силой собрали 11 млн. тонн зерна, что было меньше, чем в прошлом, 1926/27 году. Тогда массовые репрессии не применялись, но заготовили больше - 11,6 млн. тонн! <...>
  Политбюро не только не смогло в тот год экспортировать хлеб - вывоз его сократился на 110 млн. пудов, но, не дотянув до нового урожая, импортировало к 1 июля 1928 года 15 млн. пудов пшеницы. <...>
  
  Нуждавшиеся в деньгах бедняки и маломощное середнячество сдали зерно сразу, и с ноября 1928 года ход хлебозаготовок резко упал. Крепкое середнячество и зажиточные, основные держатели товарного хлеба, недовольные условиями заготовок, продавали хлеб частнику или придерживали его, выплачивая налоги за счет сдачи государству технических культур и мяса. Крестьянская логика была проста: "Хлеб своего места не пролежит". "Кто же враг своему хозяйству - продавать хлеб по 1 рублю, если же весной возьмет 4-5 рублей"! <...>
  
  И еще об одном результате заготовительной кампании 1927/28 года. Сократилась не только торговля. В ответ на репрессии крестьяне стали сокращать производство. Это предопределило товарные трудности и неудачи заготовок следующего года. Так, по данным ЦСУ, к осени 1928 года посевная площадь в стране уменьшилась на 6,4%. Крестьяне не видели смысла наращивать производство, ожидая новых репрессий:
  "Несколько лет прошло тихо, а теперь опять начинают с нас кожу драть, пока совсем не снимут, как это было во время продразверстки. Вероятно, придется и от земли отказываться или сеять хлеб столько, сколько хватает для прожития".
  Их худшие опасения оправдались. (9)
  
  "Крестьяне платят налоги: подоходный, поземельный, сельскохозяйственный, промысловый, добавочный. В 1928 году вводится налог самообложения. <...>
  Для сбора налога на места направляются тысячи уполномоченных. Уполномоченным запрещено возвращаться до полного взимания налога. <...>
  Сельсоветам рекомендуют опираться на бедняцкий актив. На самом деле в короткий период НЭПа в условиях рынка деревня естественным образом быстро разделилась на трезвых, работящих, предприимчивых и полупьяную голытьбу, которая не умеет и не желает работать, а потому склонна к зависти. Голытьба, которая в ближайшие годы составит опору советской власти в деревне, и бедняки - это совсем не одно и то же. И водораздел в деревне на самом деле не проходил между кулаком и бедняком. Бедные в деревне образца 1928-1929 годов - это категория лиц, чей доход в силу субъективных обстоятельств ниже, чем у середняков и кулаков. Обстоятельства эти в деревне всегда начинаются с количества сыновей в семье и состояния здоровья. Дочери в семье - всегда убыток. <...>
  Противников нового налога арестовывают. В отчетах уполномоченных фраза "отдано распоряжение об аресте" самая распространенная. <...>
  Тем временем в деревне начинается принудительная подписка на займы. <...> Сдавать облигации можно только по разрешению комиссии. То есть практически запрещено. Через два года облигации будет велено отнести на хранение в сберкассы на срок не менее трех лет. Результаты этой принудительной меры будут называться ростом срочных вкладов населения. <...>
  Еще с 1928 года вовсю применяется 107-я статья Уголовного кодекса РСФСР. Это лишение свободы с конфискацией. Фокус в том, что 107-я статья не адресована именно кулакам и поэтому ее действие может быть распространено на любого крестьянина, не отдающего хлеб по бросовой цене. Конфискация имущества грозит всем, варьируются сроки лишения свободы. Укрывательство хлеба носит массовый характер.
  Особым образом прячут семена. Крестьяне берегут семена так, как в войну берегут детей. Запасы семян закапывают на выселках, в лесу, прячут в колодцах. Подворные обыски обычны уже в 1928 году. В руках у представителей власти вилы и металлические щупы. Прощупывают все в амбаре, осматривают баню. Заодно переписывают все, что сгодится для возможной конфискации". (14)
  
  "С января 1929 года - заготовительная кампания приближалась к концу - начались "массовые мероприятия общественного воздействия" и репрессии против крестьян, державших хлеб. Они вновь испытали на себе урало-сибирский метод хлебовыколачивания.
  
  Весной появились донесения ОГПУ о локальном голоде в деревнях (ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 7. Д. 527. Л. 15-56; Д. 65. Л. 266-272; Д. 605. Л. 31-35). Страдало в основном бедняцкое население. "Продовольственные затруднения" охватили Ленинградскую область (особенно Псковский, Новгородский, Великолуцкий уезды), ряд губерний Центрального района (Ярославская, Калужская, Тверская, Нижегородская, Иваново-Вознесенская, Владимирская, Рязанская, Тульская), Смоленскую губернию, южные округа Украины (Кременчугский, Запорожский, Мариупольский, Одесский, Криворожский, Подольский и другие), ряд округов Дальневосточного края (Сретенский, Читинский, Хабаровский, частично Владивостокский и другие). В пищу употреблялись суррогаты хлеба. Что только не добавляли в него: толченые клеверные головки и сушеную березовую кору, отруби, жмыхи, мякину, овес, гречневую, фасолевую и картофельную муку, отруби, вику, пареный лук. Желудочные заболевания стали принимать массовый характер. Начались опухания. Сводки ОГПУ свидетельствуют и о случаях голодной смерти. Усилился сыпной тиф. Семена проедались, и сев был под угрозой срыва. Нарастал убой и распродажа скота. Усилилось отходничество, нищенство, воровство, стихийное переселенчество в более благополучные регионы. Государственная помощь деревне была недостаточной. <...>
  
  И наконец, 14 февраля 1929 года карточная система на хлеб стала всесоюзной. Политбюро утвердило проект постановления, внесенный Наркомторгом. По всей потребляющей полосе Российской Федерации, Закавказья, Белоруссии и Украины хлеб населению должен был отпускаться по специальным заборным книжкам. Книжки получало только трудовое население городов. Постановлением был установлен предельный размер хлебного пайка. <...>
  Хлебная проблема в 1928/29 году была главной, но не единственной. Остро ощущался недостаток всех основных продуктов питания. Неурожай сахарной свеклы повлек уменьшение производства сахара и сахарную проблему. Невысокий урожай и сокращение посевов крупяных культур вызвали крупяной кризис. Недостаток кормов (овсяной кризис), повышение налогов и репрессии стимулировали забой скота, что ставило под угрозу мясные ресурсы. С весны 1929 года в стране начали ощущаться мясная и жировая проблемы.
  Перебои с продовольствием привели к тому, что в 1928/29 году в регионах в дополнение к хлебным карточкам стали стихийно распространяться нормирование и карточки на другие продукты: масло, мясо, сахар, крупу и пр. <...>
  
  Три процесса разворачивались в деревне осенью-зимой 1929/30 года: конфискация продукции в ходе заготовок, насильственное обобществление земли, скота и инвентаря, которые передавались в распоряжение создаваемых колхозов, репрессии против кулаков и середнячества. Крик, плач и стон стояли в крестьянстве. Первая волна коллективизации и репрессий продолжалась до весны 1930 года - половина крестьянского населения была загнана в колхозы. Затем, с публикацией статьи Сталина "Головокружение от успехов", последовала пауза, дабы дать крестьянам спокойно провести весеннюю посевную. Но с осени 1930 года коллективизация и раскулачивание развернулись с новой силой". (9)
  
  РЕАКЦИЯ КРЕСТЬЯН НА КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЮ И РАСКУЛАЧИВАНИЕ
  
  Русский крестьянин хоть "академиев и не кончал", но дураком-то не был. В ответ на усиление давления со стороны властей принимал свои меры, пока это было возможно - без насилия. Широкое распространение приняли такие явления, как разбазаривание и самораскулачивание.
  
  "Самой наглядной и опасной формой самозащиты являлось то, что советские власти называли "разбазариванием", - уничтожение или продажа скота, инвентаря и даже урожая. <...>
  Для крестьян, попадавших под категорию кулаков, разбазаривание служило лишь одним из способов смены своего социально-экономического статуса, или самораскулачивания. Последнее включало в себя и другие уловки вплоть до ухода из деревни вообще, в связи с чем в итоге самораскулачивание превраќтилось в самораскрестьянивание. <...>
  
  Разбазаривание стало непосредственным ответом на хлебозагоќтовки и коллективизацию, и этот процесс усилился во многих райќонах страны с лета 1929 г., практически одновременно с попытками региональных и местных властей насильственным путем ускорить темпы коллективизации. После того как крестьяне отреагировали на коллективизацию разбазариванием, региональное и местное рукоќводство ответило на него первой волной раскулачивания. <...>
  
  Согласќно Уголовному кодексу СССР, местные власти имели право арестоќвывать крестьян, заключать их в тюрьму, конфисковывать имущеќство и даже отправлять в ссылку тех, кто обвинялся в намеренном уничтожении скота и порче сельскохозяйственного инвентаря (стаќтья 79). Более того, им разрешалось применять статью 58, пункт 10 о контрреволюционных преступлениях, если кулаки распространяли слухи, подстрекавшие других крестьян к разбазариванию. Первая волна была лишь началом, предпосылкой официальной кампании по раскулачиванию крестьянства, проводившейся параллельно с колќлективизацией зимой 1929-1930 гг. <...>
  
  По мере того как процессы коллективизации и раскулачивания ускорялись в конце 1929 и начале 1930 г., усиливалось и разбазариќвание. Ужесточение государственной политики и ответных мер со стороны крестьян слились в порочный круг. <...>
  
  Помимо скота и сельскохозяйственного оборудования разбазариќванию подверглись и другие виды собственности. <...> перед тем как вступить в колхоз, крестьяне продавали зерно, одежду и даже кухонную утварь. В конце 1929 г. в Кузнецком округе в Сибири крестьяне разорили 148 тыс. ульев, только чтобы они не достались колхозу. На Кубани уничтожали фруктовые сады. Другие крестьяне после введения чрезвычайных мер в 1928 г. начали сокращать свои посевные площади. <...>
  
  16 янќваря 1930 г. ЦИК и СНК СССР издали постановление "О мерах борьбы с хищническим убоем скота", а правительство РСФСР в тот же день опубликовало схожее постановление, распространив закон на борьбу с разбазариванием как скота, так и хозяйственного имущеќства. <...>
  
  Реакцией местных властей на разбазаривание стало ускорение темпов коллективизации, обобществления и раскулачивания. <...>
  
  Некоторые боялись еще худшей участи, чем коллективизация, - раскулачивания. Все зависело от решения какого-то городского чиновника, который мог посчитать, что у крестьќянина слишком много скота, а значит, он - кулак. <...>
  
  Самораскулачивание - термин, который власть применяла к крестьќянам, пытавшимся изменить свой социально-экономический стаќтус, дабы избежать репрессий государства, направленных против куќлаков. Чаще всего этот процесс включал в себя разбазаривание и побег из деревни. <...> Государство преподноќсило самораскулачивание как форму добровольного раскулачиваќния, в то время как в действительности оно было актом отчаянного сопротивления. <...>
  
  Получившие клеймо кулака крестьяне самораскулачивались в ответ на непосильное налоговое бремя (целью которого де-факто была коллективизация), хлебозаготовки, а также штрафы и другие наказания за неуплату налогов или невыполнение обязательств по хлебозаготовкам. <...>
  
  Самораскулачиќвание крестьян продолжалось бешеными темпами во время коллек-тивизации, принимая форму самораскрестьянивания. По российским данным, в те годы самораскулачились от 200 до 250 тыс. семей. Другими словами, около миллиона людей изменили свой статус крестьянина, чтобы избежать государственных репрессий. Большинќство из них переселилось в города и промышленные центры, навсегда оставив сельское хозяйство. Помимо четверти миллиона семей, которые самораскулачились, в города переехало бесчисленное колиќчество крестьян, подвергшихся раскулачиванию со стороны государќства, но избежавших депортации. <...>
  
  Другая форма самораскулачивания, или самораскулачивания "наќполовину", - разделение семейного хозяйства. Разделы хозяйства были уловкой, направленной на уменьшение его экономической знаќчимости или, по крайней мере, на сохранение какой-то его части или семьи путем распределения имущества между сыновьями. <...>
  
  ... по Западному району прокатилась волна самоубийств среди владельцев зажиточных крестьянских хозяйств. Самоубийство было самым радикальным и трагичным актом протеста против государќства, которое твердо решило уничтожить целые категории крестьян, их культуру и образ жизни. <...>
  
  Акты самораскулачивания также ставили под сомнение власть гоќсударства и бросали ей вызов. Как и в случае разбазаривания, реакцией государства на них было применение силовых мер и дальќнейшее раскулачивание. <...>
  
  Не всем кулакам удалось вовремя сбежать или самораскулачиться; большинство не смогли это сделать. Более миллиона крестьянќских семей - по меньшей мере 5 млн чел. - были раскулачены во время коллективизации. Из них, по самым скромным подсчетам, около 381 026 семей были в 1930-1931 гг. депортированы из родных мест. <...>
  
  Экспроприация имущества фактически означала его уничтожеќние, а депортация для многих крестьян, не выезжавших за пределы ближайшего рынка, была хуже смерти". (10)
  
  Методы, которыми пользовались большевики, насильно загоняя крестьян в колхозы, были разнообразны, но при этом все они были жестокими, доходящими до настоящего изуверства.
  
  "Зажиточных крестьян "раскулачивали", конфисковали у них все имущество, включая дом и одежду, только за то, что они упорно откаќзывались вступать в колхоз.
  Всех других крестьян загнали в колхоз потом, поставив перед ниќми ту же альтернативу: или в колхоз или в лагерь!... <...>
  
  За всякое критическое замечание о колхозах, о партии или власќти, за всякое возражение партийцу-докладчику на собрании следоќвал немедленный арест, тюрьма, лагерь.
  Тех, кто отказывался вступать в колхоз, отправляли в лагерь. Об одной деревне мне рассказывал очевидец.
  На собраниях все крестьяне категорически заявляли: "В колхоз мы не пойдем". Им пригрозили "раскулачиванием" и ссылкой. Но они упорно стояли на своем: ни один не пошел в колхоз. Все крестьќяне каждый раз голосовали единодушно против колхоза...
  
  Тогда в деревню приехал большой отряд НКВД с пулеметами. Чекисты забрали и угнали в город весь скот из деревни.
  Потом вывели в поле поголовно всех жителей деревни: мужчин и женщин, стариков и детей.
  Запалили деревню со всех концов. На глазах у этой плачущей толпы людей сожгли их деревню дотла...
  А самих жителей погнали под конвоем на ближайшую станцию. Там загнали их, как скот, прикладами винтовок в товарные вагоны, замкнули и отправили в Сибирь, в лагерь.
  Всю деревню, целиком!". (15)
  
  "В 1928 г. партия приняла ряд, по ее уклончивому выражению, "чрезвычайных мер" в области хлебозаготовок. Тысячи коммуниќстов и фабричных рабочих из городов повалили в деревни, забирая там хлеб и отстраняя от дел местное начальство, которое к тому времени если и не выступало за НЭП, то, по крайней мере, привыкќло к нему. Они закрывали рынки, ставили посты на дорогах, чтобы задерживать частных торговцев, и повсеместно применяли статью 107 Уголовного кодекса, направленную против спекуляции и соќкрытия хлебных излишков. Понятия "спекуляция" и "сокрытие излишков" интерпретировались в широчайшем смысле, хлебозаго-товительные отряды забирали зачастую все до последнего зернышќка. Для крестьян чрезвычайные меры представляли собой возврат к принудительной продразверстке времен Гражданской войны. Реќпрессии и насилие стали повседневными картинами сельской жизќни, когда кампания хлебозаготовок поколебала установленное блаќгодаря НЭПу шаткое перемирие с крестьянством". (10)
  
  "План хлебозаготовок 1928 года удалось выполнить только ценой повальных обысков в деревнях и судебных процессов. За сокрытие хлеба, например, в Среднем Поволжье было отдано под суд 17 тыс. крепких хозяйств. Осенью 1929 года примерно треть хлеба изымалось с применением силы" (ЦГАВОВиУУ)". (16)
  
  Понятно, что такая тактика для многих "коллективизаторов" и "раскулачивателей" добром кончиться не могла. Доведенные до отчаяния, обозленные крестьяне начали мстить своим обидчикам. Случаи индивидуального террора множились пропорционально усилению насилия со стороны власти.
  
  "... террор использовался, чтобы перевернуть существующий порядок вещей, подорвать и сменить власть в деревне. Главными его объектами стали местные активисты и партработники, служившие советскому режиму. В основном крестьяне использовали традиционќные формы террора, такие, как убийство или нападение - типичные проявления человеческой жестокости. Самосуд (самоуправство), поджог и угрозы были особыми формами протеста. На подобные действия крестьян толкали чувства справедливости и солидарности. <...>
  Во-первых, террор представлял угрозу для любого, кто вышел или порывался выйти из деревенской общины, и для любого местного партработника, котоќрый думал, что насилие и несправедливость в отношении жителей деревни сойдут ему с рук.
  Во-вторых, террор являлся способом отоќмстить тем, кто помогал властям проводить репрессии против деревќни, и играл важную роль как форма активного сопротивления крестьќян и инструмент их "политики". <...>
  
  Крестьяне вымещали злость и отчаяние на своих врагах, чтобы предупредить возможные нападки с их стороны в будуќщем или же отомстить за прошлые обиды, и это противостояние шло с переменным успехом. <...>
  
  С распространением террора в конце 1920-х гг. и в 1930 г. возрасќтала и степень его жестокости. Более 1100 убийств, в основном местных партработников и активистов, и более 5000 случаев напаќдения на должностных лиц свидетельствуют о чрезвычайной и даже критической ситуации в стране. <...>
  ... в официальных источниках число участников террора некуќлацкого происхождения занижалось, поскольку государственная идеоќлогия пыталась объяснить все проявления протеста социально-эконоќмическими мотивами. <...>
  
  Месть послужила главным мотивом убийства местного раќботника одной из деревень Средней Волги летом 1929 г. В этом были замешаны родственники Ивана Мещеринова, бывшего землевладельќца, которого в 1927 г. отправили в ссылку. Они стали заклятыми врагами колхоза, считая, что его члены несут печать Антихриста, из-за чего впоследствии эти "кулаки" подверглись экспроприации. <...> ... родственники Мещеринова подожгли дом предќседателя кресткома. Сам председатель, его жена, ребенок и четверо односельчан сгорели заживо в пламени, которое охватило 20 домов. Виновников поджога приговорили к смерти. <...>
  
  Убийства и нападения, совершенные из жажды мести, были частым явлением в 1930-е гг., что можно объяснить участием активистов в хлебозаготовках, чистках колхозов и составќлении донесений о краже зерна - делах, которые для всех колхозных крестьянских семей стали вопросом жизни и смерти. Однако чаще всего крестьяне хотели отомстить местным активистам и колхозным работникам за их деяния в 1930-1931 гг. и репрессии против кулаќков. Копя злость день ото дня, они выжидали подходящего момента. С ухудшением ситуации, охваченные отчаянием, они набрасывались на давних врагов, которые в свое время предали общину, а теперь находились у власти. Террор стал одним из инструментов деревенќской политики и повседневным явлением на селе". (10)
  
  "ГПУ собрало такие данные о крестьянском движении в 1928 и 1929 гг:
  Массовые выступления крестьян 1027 и 9093.
  Теракты против представителей власти 709 и 1307". (7)
  
  "... несмотря на обилие открытых материалов о периоде коллективизации и индустриализации, реальная историческая картина тех лет оказалась искаженной. Искаженной версией, непонятно откуда внедрившейся в литературу и массовое сознание, будто русское крестьянство с рабской покорностью принимало все удары, обреченно позволяя грабить себя, ломать коренные устои жизни и миллионами ссылать в полярную глушь на вымирание, а сопротивление выражалось лишь отдельными убийствами активистов и председателей. (Может, утверждению этого мифа способствовала наша творческая интеллигенция, представляющая крестьянство в рамках своих стереотипов - безгласным и безответным, смиренно принимающим роль жертвы?)
  
  На самом же деле, наступление коммунистов на крестьянство сопровождалось мощными восстаниями. Вот только данных о них в условиях советской монополии на информацию сохранилось слишком мало - разве что отдельные упоминания, разбросанные по разным источникам. Названия, даты да и то наверняка не все. Но если попытаться их объединить, картина получается впечатляющая. И опровергающая все домыслы о рабской покорности. В 1928 г. поднялась Якутия. В 1929 г. - Бурятия, при подавлении было расстреляно 35 тыс. чел.". (17)
  
  "В директиве Политбюро от 3 октября 1929 г. звучали призывы к "решительным и быстрым мерам" вплоть до расстрела кулаков, участвовавших в контрреволюционных выступлеќниях. <...>
  Не сумев выполнить задачу сдерживания волны массовых беспоќрядков, зверские перегибы кампании по коллективизации зимой 1929-1930 гг. привели к самому разрушительному бунту крестьян. <...> В конце 1929 г., в самый разгар коллективизации, в инстанции всех уровней лавиной посыпались предупреждения и соќобщения об актах насилия с обеих сторон. Во многих частях страны обкомы и крайкомы <...> информировали местные власти о высокой вероятности оказания крестьянами насильственного сопротивления в ходе кампании. Даже в рядах Красной армии начались волнения, поскольку солдаты полуќчали из дома тревожные письма о грядущих несчастьях и творящемќся произволе". (10)
  
  Однако настоящая крестьянская война разразилась в начале 1930 года.
  
  "Первый этап сплошной коллективизации специалисты относят к зиме - началу весны 1930 г. Начался этот первый этап статьёй И. Сталина в "Правде" в ноябре 1929 г. - "Год великого перелома"". (11)
  
  "Политика "ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации" была закреплена постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г.". (7)
  
  "В приказе ОГПУ о раскулачивании от 2 февраля 1930 г. предписывалась массовая ссылќка "наиболее богатых кулаков, бывших помещиков, полупомещиков, местных кулацких авторитетов и всего кулацкого кадра". (10)
  
  "... если Троцкий настаивал на постепенной коллективизации сельского хозяйства по мере того, как промышленность сможет поставлять машины, необходимые для эффективной работы крупных колхозов, - Сталин решился провозгласить "сплошную коллективизацию". В этой области, как и во многих других, Сталин стремился выказать себя ещё более последовательным и бескомпромиссным революционером, чем даже Троцкий!
  
  Действуя и здесь привычными методами террора и принуждения, Сталин отказывался признать ту простую истину, что кнут не заменит тракторов и комбайнов. Сопротивление крестьянства коллективизации поставило страну на грань экономической катастрофы; Сталин ответил массовыми репрессиями, которые в свою очередь вызвали в ряде областей настоящие восстания сельского населения. На Северном Кавказе и в некоторых областях Украины в их подавлении участвовали вооружённые силы, вплоть до военной авиации.
  
  Впрочем, Красная армия сама в значительной мере состояла из сыновей крестьян, которые понимали: в то время, как они подавляют восстание в одной части страны, в другой её части армейские подразделения точно так же брошены против их отцов и братьев. Неудивительно, что было много случаев перехода мелких подразделений армии на сторону восставших крестьян. На том же Северном Кавказе одна из авиационных эскадрилий отказалась вылететь на подавление восставших казачьих станиц. Она была немедленно расформирована, а половина её личного состава расстреляна. Один из сталинских приспешников, Акулов, назначенный заместителем начальника ОГПУ, был вскоре снят как не обеспечивший своевременной помощи со стороны ОГПУ одному из полков, попавшему в окружение: восставшее казацкое население расправилось с этим полком, не оставив в живых ни одного человека. Фриновский, начальник погранвойск ОГПУ, отвечавший за подавление восстаний и проведение карательных операций, докладывал на заседании Политбюро, что в реках северного Кавказа плывут по течению сотни трупов - так велики были потери воинских подразделений. Соответственно этому и восстания были подавлены с невероятной жестокостью. Десятки тысяч крестьян были расстреляны без суда, сотни тысяч - отправлены в ссылку, в сибирские и казахстанские концлагеря, где их ждала медленная смерть". (18)
  
  "По данным ОГПУ за январь-апрель 1930 г. в части России, контролируемой большевиками (СССР) состоялось 6117 крестьянских выступлений, в которых суммарно участвовали около 1,8 млн человек. <...>
  Если за 1929 г. через ОГПУ прошли 5885 человек, то за 1930 г. - уже 179 620 человек, из которых 18 966 приговорили к расстрелу. За 1930 г. чекисты зафиксировали по СССР 13 754 массовых выступления, в том числе 7382 в связи с коллективизацией; 2339 в связи с действиями "антисоветских элементов"; 1487 в связи с закрытием церквей; 1220 в связи с нехваткой продовольствия; 1326 по иным причинам. 176 из массовых выступлений характеризовались как "ярко выраженные повстанческие". На Северном Кавказе, под Курском, на Кубани и в Сибири против повстанцев применяли артиллерию, танки и авиацию". (7)
  
  Пик крестьянских восстаний пришелся на март 1930 года и получил неофициальное название "мартовской лихорадки".
  
  "В орловских и брянских деревнях, прилегающих к большим леќсам, вспыхивали крестьянские восстания. Крестьяне нападали на коммунистов, уводили из колхозов своих лошадей, скот, поджигали колхозные склады и канцелярии.
  В других областях - в Сибири, на Волге, на Кубани - эти восќстания приняли огромные размеры и вооруженный характер.
  
  Большевистская власть поняла серьезную опасность этих массоќвых и повсеместных крестьянских восстаний и отступила перед напором крестьян.
  После того, как, по сообщениям советской печати, большинство крестьян в Советском Союзе уже было коллективизировано, вдруг в газете ЦК партии, в "Правде", 1 марта 1930-го года появилась статья генерального секретари ЦК коммунистической партии И. В. Сталина под любопытным заголовком "Головокружение от успехов". Статья была посвящена коллективизации.
  
  В этой статье вождь партии и "колхозной революции сверху" опоќвещал население о том, что местные партийно-советские работники будто бы извратили линию партии и советского правительства. ЦК партии и правительство якобы рекомендовали проводить коллективизацию только на добровольных началах. Но некоторые руководители местных партийных организаций, "головотяпы", то есть дураки, у которых "голова закружилась" от предыдущих успехов в области советского строительства, будто бы извратили эту линию и иногда проводили коллективизацию в принудительном порядке. Вождь парќтии призывал местные партийно-советские организации немедленно исправить эти "ошибки". Кроме того, Сталин осуждал также погоќловную конфискацию скота и птицы, у крестьян для колхозов.
  
   Статья эта ошеломила деревенских партийцев, С возмущением они говорили тогда между собою, а нередко даже с беспартийными:
  - Кто же, как не ЦК, требовал принудительной "сплошной колќлективизации"?!. Кто же назначал кратчайшие обязательные сроки для коллективизации?!.
  - Разве не Сталин выдвинул лозунг "ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации"?! Разве не ЦК предќписывал всем местным партийно-советским организациям проводить "раскулачивание" и ссылку в лагери всех тех крестьян, которые не хотели вступать в колхозы?!
  - Кто же сослал в лагери тех коммунистов, которые не хотели или не смогли насильно загонять крестьян в колхозы, как не ЦК?!.
  - Кто же был инициаторами и руководителями этой насильстќвенной "колхозной революции сверху", как не руководители партии и правительства?! Ведь нас в делах коллективизации постоянно подќгоняли из Кремля, не давая нам покоя ни днем, ни ночью, наши высќшие руководители: Иосиф Виссарионович Сталин, вождь партии и генеральный секретарь ЦК; "друг и соратник вождя", как постоянно называет его наша партийная печать, Лазарь Моисеевич Каганович, секретарь ЦК и руководитель сельскохозяйственного отдела; подгоќняло также и советское правительство, под руководством Вячеслава Михайловича Молотова.
  
  - А теперь они - "мудрые вожди", а мы - "головотяпы", дураќки, у которых "голова закружилась от успехов"!... Они, мол, за добќровольную коллективизацию, а мы - за принудительную... Хитро придумано и ловко сделано!...
  Деревенские коммунисты были поражены статьей Сталина и страшно ругали своих вождей за такое вероломство.
  
  Но потом коммунистам были даны от ЦК партии секретные разъќяснения. Статья Сталина и постановление ЦК - все это только необходимый политический маневр для обмана крестьян и спасения коммунистической власти. По существу все остается по-прежнему: и принудительная коллективизация и колхозы... После этого парќтийцы успокоились. <...>
  
  Разглагольствованиям Сталина о том, что в принудиќтельной коллективизации виноваты местные партийные организации, но не ЦК, крестьяне не поверили. Они знали, что все в Советском Союзе делается по указке ЦК. Но уверениям Сталина о том, что поќлитику принудительной коллективизации ЦК осуждает и в будущем намерен придерживаться принципа добровольности, этим уверениям крестьяне в своем большинстве поверили. По опыту периода нэпа они знали, что крутые повороты в экономической политике ЦК возќможны. И крестьяне сделали свой вывод из статьи Сталина: они лавиной хлынули из колхозов, созданных в принудительном порядке. <...>
  
  Не имея ни лошадей, ни инвентаря, ушедшие из колхоза крестьќяне приготовились обрабатывать землю лопатами и граблями...
  - Посмотрим, кто лучше обработает землю и получит более выќсокий урожай, - говорили они: мы, единоличники, с лопатами и граблями, или колхозники - с нашими плугами и лошадьми...
  Но надежды единоличников на такое "соревнование с колхозниќками" не оправдались. Им выдали только по 0,25 гектара усадебной земли на двор: так же, как и колхозникам.
  Но ни полевой земли, ни лугов единоличникам не выдали. Вся остальная земля была оставлена колхозу, хотя в нем осталось только десяток дворов. <...>
  
  Местное начальство заявило крестьянам:
  - Земля, по советским законам, принадлежит не крестьянам, а нашему государству. Теперь правительство передает ее для испольќзования колхозам, а не единоличникам...
  Но десяток дворов, оставшихся в колхозе, да один трактор, приќсланный из МТС для пахоты, могли обрабатывать только незначиќтельную часть земли - около одной четверти ярового поля. Остальќная часть земли - три четверти - пустовала.
  
  Единоличники просили органы власти и колхозное начальство сдать им участки земли в аренду. Обещались выплачивать колхозу или государству хорошую арендную плату: или натуральную испольќщину, как до революции крестьяне арендаторы платили помещику, или большой денежный сельскохозяйственный налог, как при нэпе. Но единоличники получили отказ даже в этом. Единоличники, не находя никакой возможности для сельскохоќзяйственного труда в деревне, хотели уходить на заработки в города.
  
  Но большевистская власть закрыла перед ними и этот выход. По строжайшему распоряжению советского правительства, государстќвенные предприятия и учреждения могли принимать на работу тольќко крестьян-колхозников, которые могли предъявить заводоуправле-нию следующие документы: во-первых, справку о том, что этот креќстьянин является колхозником такого-то колхоза; во-вторых, справќку о том, что правление колхоза отпускает его в город на заработки. <...>
  
  Крестьян-единоличников на работу государственные предприятия не принимали. А никаких других предприятий, кроме государственќных, не осталось.
  
  Таким образом, объявив принцип "добровольности" в коллективиќзации, большевистская власть с вероломной жестокостью создала для крестьян-единоличников, покинувших колхозы, невозможные для жизни условия, то есть восстановила принудительность колхозов в другой форме.
  
  В деревнях наблюдался чудовищный парадокс. В Болотном, наќпример, большая часть ярового поля пустовала, потому что в колќхозе некому было обрабатывать землю. А крестьяне-единоличники, девять десятых всех сельских жителей, болтались без работы, потому что советская власть не давала им земли ни на каких условиях и не допускала их на работу в городах...
  
  Власть увидела угрозу: если урожай будут убирать только колќхозники, то он останется неубранным и погибнет.
  Тогда был сделан новый маневр. Единоличникам было объявлено, что они могут убрать рожь на засеянных ими полосах в свою пользу, только должны будут сдать государству умеренный натуральный налог. Единоличники убрали урожай, обмолотили его сами - цепами.
  Но после этого власть наложила на них такой огромный налог, что им пришлось сдать почти весь свой хлеб государству и колќхозу. <...>
  
  Мало того. После уборки урожая на усадьбе - картофеля и овоќщей - власть отобрала у крестьян, в виде "налога", почти весь и этот урожай... <...>
  
  Таким образом, все возможности для жизни крестьян-единоличќников вне колхоза были советской властью закрыты: у них отобрали лошадей, инвентарь, скот; отобрали всю землю; на работу в городах не принимали... Чтобы ускорить возвращение крестьян в колхозы, у них отобрали даже последние продукты: и рожь с их полос, и картоќфель, и овощи с их усадьбы.
  
  Так бесчеловечная власть создала для крестьян искусственный голод. Она поставила единоличников перед страшной угрозой: голодќной смерти. С осени 30 года крестьяне-единоличники на Орловщине, в том числе и в Болотном, стали умирать от голода.
  
  А колхозникам власть выдала паек для прокормления, на кажќдую живую душу. Выдала их коровам корм: сено и яровую солому. Весной колхозникам обещали: сохранить усадьбу, пастбище для скоќта, дать работу в колхозе и заработки.
  
  При первой коллективизации крестьян загоняли в колхоз, постаќвив их перед альтернативой: или лагерь - или колхоз!.. Теперь, во время вторичной коллективизации, драконова власть загоняла крестьќян в колхоз еще более страшной альтернативой: или колхоз - или голодная смерть!. Выбор... "добровольный"!.. <...>
  
  На предыдущих страницах подробно рассказаны факты о коллекќтивизации, быль "колхозной революции сверху". Быль кровавая и страшная. Быль о том, как возник колхозно-крепостной строй из разќбойничьих замыслов большевиков. Возник на миллионах трупов поќгибших крестьян, на морях крови и слез ограбленных и закабаленных тружеников. Колхозники недаром дали этому периоду характерное название: "страшные годы"...
  
  Но чтобы развеять всякие воспоминания об этой кровавой были, вожди "колхозной революции" создали сказки и легенды о коллектиќвизации. Главным автором этих сказок был семинарист-недоучка Иосиф Сталин. В своих речах и статьях он рассказал о "колхозной революции" тысячу и одну сказку.
  
  Он говорил о том, что большевики отобрали у помещиков землю и передали ее "навечно" крестьянам-колхозникам...
  О том, что большевики "подарили" каждой колхознице корову...
  О том, что колхозы производят теперь гораздо больше хлеба, чем раньше крестьяне-единоличники...
  О том, что крестьянки теперь в колхозах работают не на мужа и отца, а на себя...
  О том, что в колхозах изжита прежняя деревенская нищета, что там теперь изобилие продуктов, зажиточная и культурная жизнь...
  О том, что дореволюционная деревня была для крестьян "мачехой", а колхозная стала для них "родной матерью"...
  О том, что крестьянство поддержало снизу ту "колхозную революќцию", которую большевики проводили сверху...
  Сталин утверждал, что общество в Советском Союзе стало однородным, бескласовым: все являются работниками одного социалистиќческого, государственного хозяйства...
  Он говорил о том, что после ликвидации класса крестьян-собственќников опасность реставрации частной собственности устранена наќвсегда, что социалистический строй внутри СССР победил окончательќно... <...>
  
  На жителей Советского Союза эти сталинские сказки действовали очень раздражающе.
  На иностранных же коммунистов и наивных попутчиков за граниќцей эти сказки производили сильное благоприятное впечатление.
  
  Советские газеты сообщали в те годы об одном интересном случае. На пленуме Центрального Комитета коммунистически партии присутќствовала делегация французских коммунистов. Слушая доклад - сказку Сталина о величайшей в истории "колхозной революции", чувќствительные французские коммунисты... плакали... Плакали от восќторга и умиления!.. Какие грандиозные дела и славнейшие подвиги совершила Коммунистическая партия Советского Союза!.. Какие неќвиданные чудеса "социалистического рая" сотворила колхозная ревоќлюция!.. <...>
  
  Впоследствии сказкам Сталина о "колхозной революции" в Советќском Союзе придали самую разнообразную форму: наукообразную, беллетристическую, фильмовую, песенно-частушечную, живописную. И по всему свету распространяли и распространяют эти сказки: через романы и учебники, энциклопедии и газеты, радио и кино, картины и выставки. <...>
  О "добровольной коллективизации" говорят советские энциклоќпедии... О "гигантских достижениях колхозов" говорят статистичеќские сборники...
  
  Такие пропагандные сказки учащаяся молодежь в коммунистичеќских государствах, от Берлина до Пекина, обязана заучивать наизусть, как "науку", "объективную историческую истину"...
  
  Советские писатели-коммунисты - Михаил Шолохов, Грибачев и другие - написали о колхозах лживые книги, которые переведены на многие языки, распространяются по всему миру и прославляют "колќхозную революцию" и социалистическую систему сельского хозяйства. Такую "литературу" в СССР называют "колхозным сиропом" или "сказками для малых детей и больших ослов"...
  В Советском Союзе создан ряд сказочных фильмов о колхозах. Там показан "колхозный рай": "изобилие", роскошные пиры, "колхозные романы", всегда веселые, поющие и танцующие колхозники и колхозќницы... <...>
  
  В Болотном я встретил вдову, которая при первой коллективизации в артель не вступила. Все имущество у нее отобрали и передали колќхозу, но она туда не пошла.
  Ее с тремя детьми местные начальники хотели сослать в лагерь. Но потом раздумали: "В лагере на лесозаготовках она не заработает даже пайка на себя и на детей. Куда ее в лагерь?! Пусть остается в деревне и подыхает тут"... <...>
  
  Ну, ладно, думаю, лишь бы земли дали: семян припасла, а землю я с ребятами вскопаю лопатою, забороню граблями... Да не тут-то было: земли не дали. Дали только для огорода усадьбу, четверть гектара, и больше ничего... А вскоре опять "головокружение" началось. Пришли ко мне колхозные начальники, обыскали мою хату и погреб и забрали у меня все продовольствие до крошки: и зерно, и картошку, и свеклу, и каќпусту. Под метелку все подчистили... "А когда в колхоз поступишь, тогда продукты выдадим... <...>
  
  Вот как дело повернули: или помирай - или в колхоз ступай!... Посмотрела я на своих ребят-сиротинушек. Они, пригорюнившись, сидят и не евши плачут... Голод - не тетка. Помирать никому не хочется. А морить детей и подавно... Залилась я сама слезами и пошла в колхоз...
  
  Баба вытерла рукавом набежавшие слезы.
  - Поступила в колхоз, да толку мало, - продолжала она, после минутного молчания. - Пока еще с голоду не померли, да и жить не живем. Так, только мучимся... Не жисть, а одна колгота!..." (15)
  
  "Подобно террору, массовые выступления стали последним методом, доступным кресть-янам, задыхавшимся под страшным гнетом коммунистических реќпрессий. <...>
  
  "Мартовская лихорадка" 1930 г. стала последней волной активноќго народного сопротивления в России, завершающим массовым дейќствием крестьянства в гражданской войне против советской власти. Бунты 1929-1930 гг. были тесно связаны с попытками правительства провести социалистическое преобразование деревни путем коллекќтивизации, раскулачивания и атеизации. Когда наступил следующий период активных мероприятий по коллективизации, который приќшелся на осень 1930 г., крестьяне были слишком измотаны нехваткой продовольствия и правительственными репрессиями, чтобы продолќжать оказывать активное коллективное сопротивление. К этому вреќмени неотвратимость и окончательность процессов коллективизации были куда более очевидны, чем зимой 1929-1930 гг. Кроме того, государство также сделало выводы из уроков прошлого и совершало меньше промахов". (10)
  
  РАСКУЛАЧИВАНИЕ - ПРЕСТУПЛЕНИЕ БОЛЬШЕВИЗМА
  
  Какими же методами производилась эта самая "ликвидация кулачества, как класса"?
  
  Если во время первой волны раскулачивания 3-ю группу кулаков не депортировали, а только лишали имущества, но всё же оставляли жить в свой деревне, то на втором этапе раскулачивания, в конце 1930 - начале 1931 годов, разделения кулаков на категории уже не делали и депортировали всех подряд. Объяснялось это тем соображением, что разрешение кулакам остаться в деревќне приводило к тому, что они становились антисоветскими агитаторами.
  
  "Первым и главным врагом было определено <...> крестьянское большинство, которое представлялось как громадная враждебная масса, не поддающаяся контролю. Так начинался второй (после 1921 года) этап борьбы против крестьянства, а по сути - новый этап гражданской войны против собственного народа. <...> По официальным данным, за два года (1930-1931) подверглись депортации более 390 тысяч семейств "кулаков", то есть около 1 процента общего количества крестьянских хозяйств страны. Еще 1,1 миллиона хозяйств были полностью или частично ликвидированы в ходе "раскулачивания". Есть все основания считать эти цифры существенно заниженными. <...>
  
  Причем антикрестьянская война далеко не закончилась в 1929-1931 годах: она длилась, по крайней мере, до середины 1030-х годов, достигнув кульминации в 1932-1933 годах, которые отмечены голодомором, спровоцированным властями, чтобы окончательно сломить сопротивление непокорившейся еще части селян." (19)
  
  "К концу 1930 года реальное число раскулаченных составляло свыше 700 тысяч человек, к концу 1931 года - более 1 миллиона 800 тысяч, и и потому "принимающие организации" "не справлялись с наплывом". <...> Зимой, в неподвижно застывших на путях составах, ожидающих указания места назначения, где будут "размещены" высланные, холод, отсутствие гигиены, эпидемии становились причиной смерти огромного числа людей". (20)
  
  "Есть все основания считать эти цифры существенно заниженными. Чекисты на местах усилили свою деятельность по физическому уничтожению кулаков и членов их семей тем, что выбрасывали поступающие к ним контингенты раскулаченных в абсолютно неподготовленные для жилья (и вообще для жизни) местности, оставляя людей без элементарных средств существования. <...>
  
  Выселение крестьян сопровождалось в печати и на радио мощной пропагандистской кампанией, красной нитью которой был тезис "Уничтожим кулака как класс". <...>
  
  Исполнительные органы власти на местах именно так и толковали распоряжения центра и в буквальном смысле понимали стержень пропагандистской кампании центральных властей на этот счет: кулаков и членов их семей следует истреблять физически". (11)
  
  "Из воспоминаний Марии Федоровны Абраменко, сосланной в Нарымский край с Украины в 1930 году:
  
  "Везли нас в Сибирь зимой в товарных вагонах, на станции Яя выгрузили и загнали в большущий барак с двухъярусными нарами. На полу сырые опилки, воздух тяжелый, не продохнешь. Дети и старики начали умирать... Покойников складывали штабелем, потом увозили на лошади и где-то закапывали. Нас в семье было шестеро ребятишек, трое умерло."
  
  Из воспоминаний Екатерины Сергеевны Лукиной, сосланной в Нарымский округ из Красноярского края в 1932 году:
  
  "Обитались мы сначала в балаганах из бересты, потом люди начали строить барачные избенки. Давали всем скудный паек, питались в основном мучной болтушкой, так казалось больше, чем печь из муки хлеб. <...> Давали нам по шесть килограммов муки на месяц, мука была заплесневелая, комками... <...> Люди стали пухнуть и умирать. Хоронили без гробов, в братские могилы, которые копали каждый день... Поселок назвали "Могильный", но приехал комендант Смирнов и назвал его в свою честь Смирновкой. Был он очень жестокий, когда выдавали паек, некоторые опухшие от голода пихали в рот куски заплесневелой муки, а их били. Вскоре они умирали. Паек давали только тем, кто мог работать, слабосильные были обречены".
  
  Из воспоминаний Вениамина Макаровича Курченкова, сосланного в Нарымский округ из Алтайского края в 1931 году:
  
  "Весной 1931 года по берегам таежной необжитой Кети было расселено, точнее, обречено на гибель или самовыживание около двадцати тысяч раскулаченных крестьян, сосланных из хлеборобных мест Алтая и Барабинских степей. Очутившись в заболоченной тайге без крыши над головой, при огромном скопище гнуса, люди оказались в каторжных условиях. Питались болтушкой с малой толикой муки, травой, молодыми побегами кустарника, и при этом надо было корчевать лес, строить избенки... Началась массовая смертность. В большинстве своем семьи были многодетными, в первую очередь страшные муки терпели дети. Не менее мучительно было их матерям, которые не в силах были своих детей спасти. Вымирали целиком семьи. В поселках Городецк, Палочка, Суйга, Проточка из семи тысяч восьмисот высланных туда людей через два года в живых осталось около двух тысяч. В поселке Восточка, куда были привезены люди с Горного Алтая, не приспособленные к нарымскому климату, вымерли все поголовно.
  
  Из одиннадцати человек нашей семьи за полтора года умерло семеро. В детском доме, где я, осиротев, воспитывался, было около двухсот ребятишек, и всё это были осиротевшие дети "кулаков". В каждой комнате детского дома висел лозунг: "Спасибо любимому Сталину за наше счастливое детство". Немногие чудом оставшиеся в живых ребятишки должны были благодарить вождя за то, что он "осчастливил их", оставив без отцов и матерей".
  
  Вывозили в гиблые места не только раскулаченных.
  
  "Из письма В.А. Величко И.В. Сталину, секретарю Запсибкрайкома Р.И. Эйхе и секретарю Нарымского окружкома ВКП(б) К.И. Левицу (22 августа 1933 г.):
  
  29 и 30 апреля этого года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов. <...> Первый эшелон составлял 5070 человек, второй - 1044. Всего 6114 человек. В пути, особенно в баржах, люди находились в крайне тяжелом состоянии: недостаток воздуха, массовая расправа наиболее отъявленной части над наиболее слабой (несмотря на сильный конвой). В результате - помимо всего прочего - высокая смертность. Например, в первом эшелоне она достигала 35-40 человек в день. <...>
  
  Жизнь в баржах казалась роскошью, а пережитые там трудности сущими пустяками по сравнению с тем, что постигло оба эти эшелона на острове Назина. <...> Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты в плен в городах и на вокзалах: в весенней одежде, без постельных принадлежностей, очень многие босые.
  При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни крошки продовольствия <...>
  
  На второй день после прибытия первого эшелона, 19 мая, выпал снег, поднялся ветер, а затем [ударил] мороз. Голодные, истощенные люди, без кровли, не имея никаких инструментов и в главной своей массе трудовых навыков и тем более навыков организованной борьбы с трудностями, очутились в безвыходном положении. Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову и есть гнилушки, кору, особенно мох и пр. Трудно сказать, была ли возможность делать что-либо другое, потому что трое суток никому никакого продовольствия не выдавалось. По острову пошли пожары, дым.
  
  Люди начали умирать.
  
  В первые сутки после солнечного дня бригада могильщиков смогла закопать только 295 трупов, неубранных оставив на второй день. Новый день дал новую смертность и т. д.
  
  Сразу же после снега и мороза начались дожди и холодные ветра, но люди еще оставались без питания. И только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать трудпоселенцам по нескольку сот грамм.
  
  Получив муку, люди бежали к воде и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели её. При этом огромная часть их просто съедала муку (так как она была в порошке): падали и задыхались, умирали от удушья. <...>
  
  Такое питание не выправило положения. Вскоре началось изредка, а затем в угрожающих размерах людоедство. Сначала в отдаленных углах острова, а затем - где подвертывался случай. <...>
  
  Наряду с людоедством комендатурой острова были зарыты в землю тысячи килограммов муки, т. к. она находилась под открытым небом и испортилась от дождей. <...> Неспособность или нежелание организовать обслуживание людей дошло до того, что когда впервые привезли на остров муку, её хотели раздавать пятитысячной массе в порядке индивидуальном, живой очереди. Произошло неизбежное: люди сгрудились у муки, и по ним была произведена беспорядочная стрельба. При этом было меньше жертв от ружейного огня, чем затоптано, смято, вдавлено в грязь...
  
  Образовались мародерские банды и шайки, по существу царившие на острове. <...> Банды терроризировали людей еще в баржах, отбирая у трудпоселенцев хлеб, одежду, избивая и убивая людей. Здесь же, на острове, открылась настоящая охота, и в первую очередь за людьми, у которых были деньги или золотые зубы и коронки. Владелец их исчезал очень быстро, а затем могильщики стали зарывать людей с развороченными ртами. <...>
  
  Будь люди поворотливее, смертность можно было бы сократить до минимума, т.к. она происходила главным образом от поноса. <...> Обмундирование висело в складах, а люди голы, босы, заедались сплошной вшивостью. <...>
  
  В результате всего из 6100 чел., выбывших из Томска, и плюс к ним 500-600-700 чел. (точно установить не удалось), переброшенных на Назинские участки из других комендатур, на 20 августа осталось 2200 человек. <...>
  
  Остров прозван Остров смерти, или Смерть-остров (реже - Остров людоедов). И местное население усвоило это название".
  
  "Из докладной записки комиссии Запсибкрайкома ВКП(б) и ЦК ВКП(б) Я.Э. Рудзутаку и Запсибкрайком ВКП(б) Р.И. Эйхе:
  
  27/IX - при помощи Березовской пересыльной базы нами обнаружена была группа в 682 чел. трудпоселенцев, присланных 14/IX из Томской пересыльной комендатуры для размещения в Колпашевской комендатуре. Группа состояла из детей до 14 лет - 250 человек, подростков - 24 человека, мужчин - 185 и женщин - 213 человек. Эта группа была размещена частью в холодном полузакрытом сарае, а частью прямо под открытым небом около костров. Среди них было много больных, и за 13 дней уже умерло 38 человек. <...>
  
  Надо сказать, что комиссия при сборе заявлений, в беседах и опросе лично отдельных заявителей наталкивалась на факты, указывающие на явное нарушение ревзаконности со стороны центральных организаций, ведавших задержанием и отбором людей для направления на трудпоселение. <...>
  
  В Александровской комендатуре комиссия нашла большую пачку разных документов, в том числе новые паспорта, комсомольские билеты, отпускные удостоверения, старые удостоверения личности, справки с места работы, пропуска с заводов, трудовые списки и т.д. Найти живых людей по всем этим документам не представилось возможным, но отдельные лица были найдены, освобождены и им вручались документы.
  
  Комиссией обнаружено, что среди высланных имелись инвалиды, без ног, без рук, слепые, явные идиоты, малолетние дети без родителей.
  
  ...Мы ни на каком участке не могли получить точных цифр, какое количество людей прибыло, какое количество людей умерло и какое количество людей сбежало. Нет также точности учета наличия продовольствия, хозяйства и т.д.
  
  Те общие цифры, которые нам удалось выявить, указывают, что из общего количества 10 289 человек поступивших трудпоселенцев в Александровскую комендатуру налицо на день нашего приезда на всех поселках комендатуры имелось 2025 человек. Если к этому прибавить еще 1940 человек, отобранных до нашего приезда и посланных для переселения их в концлагеря, то мы получим колоссальную цифру разрыва, которая выражается в 6324 чел., причем из этого количества 3196 человек умерло и 2691 чел. числится в бегах, но из этих бежавших надо считать значительную часть погибшими в тайге, в болотах и на речках.
  
  Из числа оставшихся 2025 человек ко дню отъезда комиссии на поселках Александровской комендатуры осталось 1300 с лишним человек, из которых комиссия определяет 50 процентов больных, лежащих, из остального количества процентов 35-40 слабосильных и только около 10-15 процентов людей могут еще выполнять какую-то работу". (21)
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: вот такой справедливой была "рабоче-крестьянская" власть - ни в чем неповинного человека сотрудники НКВД ни с того, ни с сего могли схватить где угодно - на улице, на вокзале, затолкать в вагон со спецпереселенцами и отправить в гиблые места, где несчастный мог умереть от голода или быть съеденным другими голодающими. На предъявленные документы никто внимания не обращал. Таких случаев были сотни. И даже после восстановления истины партийной комиссией никто за совершенные преступления не нес ответственности. Жизнь простого человека не стоила ни гроша. Как, впрочем, и до того, и после.
  
  "Из доклада участкового коменданта Лизжева о работе участковой комендатуры Сиблага ОГПУ с контингентом трудпоселенцев расселения 1933 г. (11 декабря 1933 г.):
  
  <...> Смертность не шла на убыль, наличие вшивости, расхищение диетпродуктов не по назначению, нормы питания больных не были повышены, наличие случаев избиения и издевательства над трудпоселенцами, бараки не все утеплены...
  
  Застыли сибирские реки, трещали морозы, а уцелевшие люди еще ютились в землянках и полуземлянках. Зато уже имелись красные уголки, где они могли прочитать в газетах о построении социалистического общества в СССР и борьбе пролетариата за свои права в странах капитала. И были вошебойки и дезкамеры, чтобы бороться со вшами. И была организована "борьба за снижение смертности", которая не шла на убыль. "Революционная законность" - эти два слова несовместимы. Кощунственны слова о некоем "обслуживании трудпоселенцев".
  
  Сколько же их выжило из тех двадцати пяти с лишним тысяч, прошедших тогда через Томскую пересыльную тюрьму? Сколько погибло на Острове смерти, сколько утонуло в нарымских реках и речушках, сколько сгинуло в болотных топях? Сколько тех несчастных, что умерли возле костров, отдали Богу душу на нарах в землянках и полуземлянках? Никто никогда этого не узнает". (21)
  
  "Отдел центральной регистратуры ОГПУ в справке о выселении кулаков с начала 1930 года до 30 сентября 1931 года определял число "спецпереселенцев" в 517 665 семей, 2 437 062 человека. <...>
  
  По данным историка и исследователя репрессий В.Н. Земскова всего было раскулачено около 4 млн человек (точное число установить сложно), из них в 1930-1940 в кулацкой ссылке побывало 2,5 млн, в этот период в ссылке умерло 600 тыс. человек, подавляющее большинство умерло в 1930-1933 годы. Показатели смертности среди спецпереселенцев превышали рождаемость от 7,8 раз (у "старожилов") до 40 раз (у "новосёлов"). (22)
  
  А вот как описывает Уинстон Черчилль свою беседу со Сталиным в ночь с 15 на 16 августа 1942 г. в книге "Вторая Мировая война" (М., АНФ, 2000, Т. 3-4, с. 571-572):
  
  " - Скажите мне, - спросил я, - на Вас лично так же тяжело сказываются тяготы этой войны, как проведение политики коллективизации? <...>
  - Ну нет, - сказал он, - политика коллективизации была страшной борьбой.
  - Я так и думал, что Вы считаете её тяжелой, - сказал я, - ведь Вы имели дело... с миллионами маленьких людей.
  - С десятью миллионами, - сказал он, подняв руки. <...>
  - Это были люди, которых вы называете кулаками?
  - Да, - ответил он, не повторяя этого слова. После паузы он заметил: - Всё это было очень скверно и трудно, но необходимо.
  - Что же произошло? - спросил я.
  - Многие из них согласились пойти с нами, - ответил он. - Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области или в Иркутской, или еще дальше на север, но основная их часть была весьма непопулярна, и они были уничтожены своими батраками." Цит. по (7)
  
  Вот так - никаких репрессий, никакого ОГПУ - батраки кулаков уничтожили! И сам Сталин тут как бы ни при чем. Но услышать признание про 10 миллионов от самого Хозяина - это что-то да значит.
  
  И как надо понимать фразу: "Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области или в Иркутской, или еще дальше на север"? Этим "некоторым" что, сказали: "мы вам там землю выделили, езжайте, обрабатывайте, живите"? Или их всё-таки депортировали в таких условиях, что они массово умирали в пути, и отправили их в такие гиблые места, где минимум четверть этих спецпоселенцев просто вымерла? Явно что-то крутит товарищ Сталин, демагогией занимается.
  
  Раскулаченные массово умирали не только в этапах и на местах поселения, но и в своих родных деревнях. За разные провинности перед "рабоче-крестьянской" властью (невыполнение плана по хлебосдаче, укрывательство зерна и т.п.) крестьян целыми семьями выселяли из домов и конфисковывали у них всё имущество. Вот отрывок из письма М.А. Шолохова товарищу Сталину от 4 апреля 1933 года:
  
  "Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, на улицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью - будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице. Днем, как тени, слонялись около своих замкнутых домов, а по ночам искали убежища от холода в сараях, в мякинниках. Но по закону, установленному крайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели с<ельских> советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы.
  
  Я видел такое, что нельзя забыть до смерти: в хуторе Волоховском Лебяженского колхоза, ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми?
  
  Мне казалось, что это - один из овчинниковских перегибов, но в конце января или в начале февраля в Вешенскую приехал секретарь крайкома Зимин. По пути в Вешенскую он пробыл два часа в Чукаринском колхозе и на бюро РК выступил по поводу хода хлебозаготовок в этом колхозе. Первый вопрос, который он задал присутствовавшему на бюро секретарю Чукаринской ячейки: "Сколько у тебя выселенных из домов?" "Сорок восемь хозяйств". "Где они ночуют?" Секретарь ячейки замялся, потом ответил, что ночуют, мол, где придется. Зимин ему на это сказал: "А должны ночевать не у родственников, не в помещениях, а на улице!"
  
  После этого по району взяли линию еще круче. И выселенные стали замерзать. В Базковском колхозе выселили женщину с грудным ребенком. Всю ночь ходила она по хутору и просила, чтобы ее пустили с ребенком погреться. Не пустили, боясь, как бы самих не выселили. Под утро ребенок замерз на руках у матери. Сама мать обморозилась".
  
  Кто считал этих замерзших и умерших от голода крестьян и их детей? В какой статистике они отражены? Товарищ Сталин ответил писателю Шолохову и мягко объяснил ему, почему тот неправ и почему подобные крутые меры по отношению к врагам советской власти вызваны крайней необходимостью.
  
  "Представим себе эту картину: богатое русское село. Мороз. На улице слышны плач и стоны детей и матерей, которые в буквальном смысле замерзают заживо. Эти крики и плач слушают целыми сутками станичники в своих теплых домах - но пускать замерзающих в свои дома нельзя, таков строгий приказ советской власти.
  
  На что это похоже? Садизм, "перегибы на местах", "головокружение от успехов"? Безусловно. Но есть и еще кое-что. <...> Разве не похоже всё происходившее в станице - и, видимо, еще в сотнях и тысячах подобных станиц, деревень, сёл и аулов по всему коллективизируемому СССР - на какой-то безумный обучающий эксперимент? <...>
  
  Чему же обучали раскулаченных коммунисты? "Обучали" не их. Для коммунистов выселенные - расходный материал. Истинный объект обучения, точнее научения - те станичники, которые оставались в домах и потом должны были старательно работать на советскую власть в колхозах и на стройках коммунизма.
  
  Их "научали" именно этому - подавлять эмпатию. <...> Шолохов не зря выяснил, что происходившее было не "инициативой на местах", а партийным указанием - партия четко указала: наличие такого чувства у своих колхозников она считает абсолютно нежелательным". (23)
  
  МОЙ КОММЕНТАРИЙ: в одном не могу согласиться с уважаемым автором этой книги - где он увидел в СССР 1933 года "богатое" русское село? По поводу остального текста претензий не имею.
  
  Идем дальше.
  
  Большевистская власть грабила и уничтожала не только российское крестьянство. Её жадные ручёнки дотягивались до самых отдаленных уголков необъятной страны и даже государственные границы соседних стран не были для них преградой.
  
  "...Та моя первая, "благополучная", соловецкая зима оказалась последней для якутов, перед самым закрытием навигации большой партией привезенных на остров.
  Ходили слухи о подавленном в Якутии восстании, но проверить эти туманные новости было нельзя: якуты не понимали или не хотели говорить по-русски и ко всем "не своим" относились настороженно, отказываясь от всякого общения. От тех, кто мог добыть сведения в управлении, узналось, что на Соловки привезли состоятельных оленеводов - тойонов, владевших многотысячными стадами.
  
  По мере проникновения советской власти глубже на Север якуты откочевывали все дальше, в малодоступные районы тундры, спасаясь от разорения, ломки и уничтожения своего образа жизни и обычаев. За ними охотились и ловили тем рьянее, что у них водилось золото и драгоценные меха. Их расстреливали или угоняли в лагерь.
  
  Якутов скосила влажная беломорская зима и отчасти непривычная еда. Они все - до одного! - умерли от скоротечной чахотки". (24)
  
  "Больше всех пострадала от советской коллективизации республика, не входившая в СССР: Монгольская Народная Республика, которой управлял будущий маршал Чойбалсан, русская марионетка, пьяница и психопат, которого ничуть не беспокоило, что ОГПУ перебило всё его Политбюро. Монголия была не только нейтральной полосой, отделявшей СССР от японской Манчжурии, - она являлась лабораторией или полигоном, где испытывали кампании Сталина против религии и против кулачества. Буддийские ламы, составлявшие почти треть мужского населения Монголии, были уничтожены; скотоводы были лишены своих стад. Весной 1932 г., видя, что геноцид продолжается, монгольский народ восстал, и Сталин на время отступил. Вскоре он назначил новое правительство, объявив вождей повстанцев японскими агентами, но обещал амнистию сдавшимся повстанцам и целые поезда с продуктами. Советские самолеты, перекрашенные в монгольские цвета, покончили с остатками повстанцев." (25)
  
  РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  
  В конце 1920-х - начале 1930-х годов четыре пятых населения страны составляли крестьяне. С этим большинством трудящихся партия большевиков вела жесточайшую войну с целью его тотального порабощения, физического уничтожения сопротивляющихся и превращения в бессловесную рабочую скотину остальных.
  
  Миллионы работящих крестьян, включая стариков и детей, были "ликвидированы как класс" самыми бесчеловечными способами. Как бы цинично это ни звучало, расстрелянным повезло больше, чем тем, кто умирал долго, в результате непереносимых страданий, от голода, холода, заеденный вшами или съеденный сошедшими с ума от голода людьми, превратившимися в людоедов.
  
  И какое же "счастье" было куплено такой чудовищной ценой? Загнанные насильно в колхозы крестьяне не имели паспортов до середины 1970-х, то есть, были бесправны, пожизненно приписаны к земле и принуждаемы работать на ней за кусок хлеба, как заключенные концлагеря, только без вышек, без колючей проволоки и вооруженной охраны. Во время голодоморов многие крестьяне, попадавшие в настоящий лагерь, считали это удачей, потому что мизерная пайка хлеба и миска жидкой баланды были им почти гарантированы.
  
  Прошло 90 лет, но и сегодня, после краха СССР, после опубликования многочисленных архивных материалов и свидетельств очевидцев, взгляды историков, описывающих события того времени, отличаются друг от друга не в деталях, а радикально, вплоть до полной противоположности.
  
  "По всем канонам экономической науки колхоз при всех его недостатках по сравнению с мелким единоличным хозяйством - это значительно более передовая, более прогрессивная форма сельскохозяйственного производства". (26)
  
  Это мнение историка, специалиста по использованию "лукавой статистики", Виктора Земскова. После полувековой истории коммунистической власти, всему миру наглядно продемонстрировавшей неэффективность колхозной системы, явившейся одним из основных факторов крушения СССР, такое утверждение звучит нагло и бесстыдно.
  
  Сей ученый муж в своих трудах любит ссылаться на архивные данные ОГПУ-НКВД-МГБ, делая вид, что эта статистика и есть истина в последней инстанции, а чего нет в "документах", того и не было в действительности. Он не один такой. Этой гнусной установки, имеющей целью по возможности сгладить, затушевать, преуменьшить объём сталинских преступлений, как и преступлений коммунизма вообще, придерживается целый ряд современных "исследователей". Приведенная выше цитата взята из его книги с говорящим названием "Сталин и народ. Почему не было восстания". Уже в названии книги содержится бессовестная и циничная ложь - отрицание факта крестьянской войны против большевизма с тысячами восстаний, жесточайшим образом потопленных в крови.
  
  Еще одним представителем этого насквозь фальшивого направления в современной публицистике является сталинистка Елена Прудникова:
  
  "Сейчас даже самые ярые антисоветчики признают, что колхозы накормили страну, но они кричат о жертвах. И они кричат, что это было ломание крестьянства через колено. Но что характерно, никто ведь не говорит, как надо было сделать". (27).
  
  В этом коротком отрывке демагогическая ложь, рассчитанная на тупую, невежественную аудиторию, просто хлещет через край. В нём использован хорошо известный демагогический приём: "ложное утверждение, высказанное с апломбом, выдается за нечто очевидное, всем давно известное и общепринятое".
  Во-первых, никто в здравом уме и твердой памяти не может признать, что "колхозы накормили страну".
  Во-вторых, формулировка "кричат о жертвах" неявным образом подразумевает, что жертв не было, или по крайней мере они были незначительны.
  В-третьих, как это "никто ведь не говорит, как надо было сделать"? Любому здравомыслящему человеку ответ на этот вопрос кристально ясен: не надо было уничтожать наиболее трудолюбивую и продуктивную часть российского крестьянства, до Октябрьского переворота кормившего хлебом не только всю страну, но и половину мира. Кроме того, достаточно посмотреть на то, как работало и работает сельское хозяйство в развитых демократических странах.
  
  Но это еще не всё. Вслед за восхвалернием "накормивших страну колхозов" мадам выдаёт настоящий перл:
  
  "А какое ломание крестьянства через колено может быть хуже того, как его ломал Столыпин? Это он ломал, а большевики наоборот, по шерстке гладили, потому-то у них всё и получилось. Через колено ломали 3% населения. Другое дело, что наши профессора больше сочувствуют богатеньким".
  
  Что-что? Я не ослышался? Столыпин "ломал крестьянство через колено"? И как же он это делал? Расстреливал? Раскулачивал? Отправлял в лагеря на верную смерть? Депортировал в гиблые места? Устраивал голодоморы? Мадам, нельзя ли поконкретнее?
  
  А уж как "большевики по шерстке гладили" мы уже знаем. Знаем и о том, что и как у них получилось. Знаем даже, где они сейчас вместе со всеми их "великими победами".
  
  Да, а про какие-то несчастные 3% населения, сломанные через колено, и говорить нечего. Чего уж там, лес рубят - щепки летят... Слышали. Большевизм, как высшая стадия гуманизма.
  
  ПСИХОЛОГИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАТОРОВ
  
  Что не может не поражать любого нормального человека, так это невероятная жестокость, полное отсутствие сострадания, проявленные огромным числом русских людей, проводивших изуверские приказы большевиков в жизнь. Сколько их было - чекистов, ГПУшников, НКВДшников, "двадцатипятитысячников", направленных партией в деревни для проведения коллективизации и раскулачивания? Их не трогали крики умирающих от голода десятков и сотен тысяч детей, слёзы матерей, в бессильном горе наблюдавших страдания своих несчастных малышей.
  
  Как это произошло? Как удалось большевикам за столь короткий срок превратить сотни тысяч людей в безжалостных чудовищ? Ведь это так несвойственно русским людям, в большинстве своём православным.
  
  Лев Толстой в 1908 году писал в своей статье под названием "Не могу молчать" о том, что "недавно еще не могли найти во всем русском народе двух палачей. Еще недавно, в 80-х годах, был только один палач во всей России. Помню, как тогда Соловьев Владимир с радостью рассказывал мне, как не могли по всей России найти другого палача, и одного возили с места на место".
  
  Мог ли классик русской литературы представить себе, что не пройдет и десяти лет, как найдутся в Росси сотни и тысячи желающих стать палачами? И не за деньги, а за идею. И казнимых будут уже не десятки, а сотни тысяч?
  
  Что же случилось с православным, сострадательным русским народом? Что заставило его так измениться нравственно за такой короткий срок? И даже теперь, по прошествии сотни лет после тех жутких событий, находится такое множество человеческих особей (язык не поворачивается назвать их людьми), с пеной у рта оправдывающих изуверов-палачей и их бесчисленные преступления против человечности.
  
  Ответа на этот вопрос у меня нет, но мысль эта вот уже несколько десятилетий не оставляет меня в покое.
  
  
  Использованные источники
  
  1. "Мусульманское духовенство в условиях политических репрессий", http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3759 .
  2. https://www.youtube.com/watch?v=lQRx8sjbiiY .
  3. https://www.youtube.com/watch?v=lQRx8sjbiiY .
  4. https://www.youtube.com/watch?v=jM0HAOWnCbA .
  5. https://www.youtube.com/watch?v=Ba7WW_PQmu4 .
  6. https://www.youtube.com/watch?v=S0OIwEExkOE .
  7. "История России. ХХ век. Эпоха сталинизма (1923-1953)", Том II, под ред. А.Б. Зубова, М., Издательство "Э", 2017.
  8. В.А. Бердинских и В.И. Веремьев, "Краткая история ГУЛАГа", М., "Ломоносов", 2019.
  9. Е.А. Осокина, За фасадом "сталинского изобилия", М., РОССПЭН, 2008.
  10. В.Э. Линн, "Крестьянский бунт в эпоху Сталина", М., РОССПЭН, 2010.
  11. В.Д. Кузнечевский, "Сталинская коллективизация", М., РИСИ, 2015.
  12. Т.К. Чугунов, "Деревня на Голгофе", Мюнхен, Издание автора, 1968. Эта книга есть в интернете: http://boris-mojaev.narod.ru/index.files/chygynov.htm .
  13. "НЭП. Тоска по новому.", https://rg.ru/2020/01/20/pochemu-uroki-nepa-bolshevikov-tak-aktualny-i-spustia-stoletie.html .
  14. "1929 год. Раскулачивание", https://texts.news/istoriya-publitsistika/1929god-raskulachivanie-83407.html .
  15. Т.К. Чугунов, "Деревня на Голгофе", Мюнхен, Издание автора, 1968.
  16. "Продолжаем тему голода в СССР", https://erandl.livejournal.com/10345.html .
  17. В.Е. Шамбаров, "Государство и революции", М., Алгоритм, 2002.
  18. А.М. Орлов (Фельдбин), "Тайная история сталинских преступлений", М., Алгоритм, 2014.
  19. В.А. Бердинских и В.И. Веремьев, "Краткая история ГУЛАГа", М., "Ломоносов", 2019.
  20. С. Куртуа, Н. Верт и другие, "Черная книга коммунизма", М., "Три века истории", 1999.
  21. "Нарымская хроника 1930-1945. Трагедия спецпереселенцев", М., "Русский путь", 1997.
  22. "Раскулачивание", статья из Википедии.
  23. А.В. Рощин, "Страна утраченной эмпатии", М., Эксмо, 2019.
  24. О.В. Волков, "Погружение во тьму", М., ЭКСМО, 2007.
  25. Д. Рейфилд, "Сталин и его подручные", М., Новое литературное обозрение, 2008.
  26. В.Н. Земсков, "Сталин и народ. Почему не было восстания", М., Алгоритм, 2014.
  27. Е.А. Прудникова, "Великая аграрная реформа. От рабства до НЭПа", С.-Пб, М., Питер, 2020.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Чудайкин "Химия Зла"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"