Ренко Джордж: другие произведения.

Империя лжи. Вчк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Большевикам предстояло путем насилия и невероятных жестокостей подчинить себе всю страну и обратить её в рабство. Выродки получили власть над нормальными людьми.

  Мы провозгласим разрушение... Мы пустим пожары... Мы пустим легенды...
  Тут каждая шелудивая "кучка" пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу,
  что на всякий выстрел пойдут, да еще за честь благодарны останутся.
  Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал.
   (Ф.М. Достоевский, "Бесы")
  
  Довольно петь волну и чайку,
  Я буду петь вам Чрезвычайку...
   (В.В. Маяковский)
  
  Нет большей радости, нет лучших музык,
  Как хруст ломаемых жизней и костей.
  Вот отчего, когда томятся наши взоры
  И начинает бурно страсть в груди вскипать,
  Черкнуть мне хочется на вашем приговоре
  Одно бестрепетное: "К стенке!" Расстрелять!"
   (А.В. Эйдук)
  
  Враги приходили - на тот же стул
  Садились и рушились в пустоту.
  Их нежные кости сосала грязь.
  Над ними захлопывались рвы.
  И подпись на приговоре вилась
  Струей из простреленной головы.
   (Э.Г. Багрицкий (Дзюбин))
  
  Пуля имела модный чекан -
  И мозг не вытек, а выпер комом.
   (И. Сельвинский, "Улялаевщина")
  
  "Брали на мушку", "ставили к стенке",
  "Списывали в расход" -
  Так изменялись из года в год
   Речи и быта оттенки.
   "Хлопнуть", "угробить", "отправить на шлепку",
   "К Духонину в штаб", "разменять" -
   Проще и хлеще нельзя передать
   Нашу кровавую трепку.
   Правду выпытывали из-под ногтей,
   В шею вставляли фугасы,
  "Шили погоны", "кроили лампасы",
  "Делали однорогих чертей".
  Сколько понадобилось лжи
  В эти проклятые годы,
  Чтоб разъярить и поднять на ножи
  Армии, классы, народы.
  Всем нам стоять на последней черте,
  Всем нам валяться на вшивой подстилке,
  Всем быть распластанным с пулей в затылке
  И со штыком в животе.
   (М.А. Волошин, "Терминология")
  
  А в наши дни и воздух пахнет смертью:
  Открыть окно - что жилы отворить.
   (Б.Л. Пастернак)
  
  
  ВЧК (Всероссийская Чрезвычайная Комиссия) появилась не на пустом месте. У неё был предшественник - ВРК (Военно-Революционный Комитет), созданный большевиками осенью 1917 года:
  
  "Исполком Петроградского совета, руководствуясь директивами ЦК большевистской партии, 12 октября на закрытом заседании обсудил вопрос об организационном оформлении ВРК, принял положение о ВРК и наметил неотложные задачи его деятельности. Согласно положению, ВРК являлся органом Петроградского совета, однако его деятельность с самого начала приобрела всероссийский характер." (1)
  
  "К 10 ноября ВРК назначил 184 комиссара в гражданские учреждения, 85 - в войсковые части и 72 в провинцию, широко занимался увольнениями бойкотирующих новую власть госслужащих, арестами противников новой власти, закрытием антибольшевистских газет, организацией на местах новых ВРК и ревкомов. Уже на 25-27 октября (7-9 ноября) в России действовало 40 ВРК. В течение нескольких месяцев по инициативе ЦК РСДРП(б), СНК, Петроградского ВРК и разъехавшихся по всей России делегатов II Всероссийского Съезда Советов рабочих и солдатских депутатов было образовано в общей сложности 220 ВРК на местах." (2)
  
  1 (14) декабря Троцкий в обращении к членам Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) сказал следующее: "Не позже как через месяц, террор примет... весьма жестокую форму. Речь тогда будет идти не о тюрьмах, а о гильотине, этом прекрасном изобретении Великой французской революции, обладающим общепризнанным преимуществом - укорачивать человека на голову." (3)
  
  "Вождю мирового пролетариата" деятельность ВРК представлялась недостаточно продуктивной. Не справлялись комитеты с задуманным большевиками масштабом массового уничтожения реакционных классов, включающих в себя: "буржуев", "контрреволюционеров", эксплуататоров, богатеев, мироедов, интеллигентов (окрещенных Лениным "говном нации") и вообще всех недовольных советской властью:
  
  "Неужели у нас не найдется своего Фукье-Тевиля, который привел бы в порядок расходившуюся контрреволюцию?" - спрашивал Ленин. (Фукье-Тевиль - обвинитель революционного трибунала времен Французской революции 1789-1793 годов. Прославился своей черствостью, жестокостью и маниакальной кровожадностью).
  Он нашелся 7 декабря, когда Ф.Э. Дзержинский представил докладную записку СНК с предложением создать Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию для борьбы с саботажем. Дзержинский писал в этой записке: "Мы должны принять сейчас все меры террора, отдать ему все силы! Не думайте, что я ищу формы революционной юстиции; юстиция нам сейчас не к лицу. У нас не должно быть долгих разговоров!.. Я предлагаю, я требую одного - организации революционной расправы над деятелями контрреволюции"
  Ленин пришел в восторг и "предложил поставить вопрос шире" - создать комиссию для борьбы не только с саботажем, но и со всей контрреволюцией, в какой бы форме она ни выступала против Советской власти." (4)
  
  "Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) - орган диктатуры пролетариата по защите государственной безопасности Советской республики, созданный по инициативе В.И. Ленина решением Совета Народных Комиссаров 7 (20) декабря 1917. <...>
  ВЧК являлась центральным органом, объединявшим деятельность местных губернских, уездных и транспортных ЧК, проводивших борьбу с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. Борьбу с контрреволюцией и шпионажем в армии и флоте осуществлял особый отдел ВЧК." (5)
  
  "Временное правительство Керенского освободило тысячи арестантов, бандитов и психопатов, которые составляли главный взрывоопасный элемент в распадавшемся обществе. Новая власть распустила царскую армию, предоставив самим себе тысячи людей, обученных убивать, а среди них были и бывшие каторжники, призванные из Сибири на фронт. Некоторые из таких каторжников начали убивать по приказам новой большевистской власти." (6)
  
  Понятно, что массовые убийства, совершаемые красноармейцами и чекистами, списать только на освобожденных арестантов невозможно. Число изуверов, готовых подвергать людей жесточайшим пыткам и казням, внезапно превысило все мыслимые пределы. Вдруг оказалось, что десятки и сотни тысяч людей, до сих пор относительно мирно живших в Российской империи, на самом деле являлись психопатами, людьми без жалости, без сострадания и без раскаяния. Достаточно им было почувствовать безнаказанность, как со дна их мутных душ выплеснулись на поверхность дремучие первобытные инстинкты. Нечто похожее происходило со многими россиянами в СССР, происходит и в настоящее время, например: дедовщина в армии, избиения и пытки подследственных и заключенных в тюрьмах и колониях, избиения полицейскими, росгвардейцами и ряжеными казаками мирных демонстрантов. Это говорит о том, что среди нас постоянно живут многочисленные потенциальные преступники, чьи криминальные наклонности проявляются сразу, как только происходит извращение законности или строгость закона ослабевает.
  
  "Когда правительство Керенского предложило восстановить смертную казнь для дезертиров, большевики громко протестовали, но в феврале 1918 г., пробыв у власти всего три месяца, они письменно дали ЧК право расстреливать своих жертв без санкции свыше, без обвинения, без суда. К июню 1918 г. каждая область, каждый район, где правил Совет рабочих и солдат, организовали свою собственную чрезвычайную комиссию." (6)
  
  "15 (28) декабря Дзержинский публикует в "Известиях" призыв ко всем местным советам создавать свои ЧК. В результате расплодилось чудовищное число различных "комиссий", "отрядов", прочих "чрезвычайных органов", с которыми центральным властям пришлось немало повозиться, прибирая их к рукам, когда через несколько месяцев пришла нужда положить предел "инициативе масс" и приступить к организации структурированной и центразизованной сети "чрезвычаек" <...>
  В мае - июне правительство большевиков приняло два решения, обозначивших начало периода, традиционно называемого "военным коммунизмом". <...> Наркомпроду была поручена реквизиция продовольственных товаров на селе, и с этой целью он организовал "продовольственную армию". К июлю 1918 года уже 12 000 человек состояли в частях этой армии - в "продотрядах", численность которых выросла к моменту пика их деятельности в 1920 году до 80 000. <...>
  Вторым важным решением было создание декретом от 11 июня 1918 года Комитетов деревенской бедноты (комбедов), призванных тесно сотрудничать с продовольственными отрядами... <...>
  С 8 по 11 июня под председательством Дзержинского проходила первая конференция местных органов ВЧК. На конференции присутствовало около сотни делегатов, представлявших 43 чрезвычайные комиссии на местах; на тот момент в этих комиссиях работало уже 12 000 сотрудников - к концу 1918 года их станет 40 000, а к началу 1921 года 280 000." (7)
  
  "К лету 1921-го в органах ВЧК, включая отряды и части ВЧК и другие карательные части особого назначения, подчиненные Ф.Э. Дзержинскому, служили 262,4 тыс. человек, а это почти в 17 раз превышало число "карателей" во времена Николая Кровавого." (8)
  
  Сотни тысяч хладнокровных убийц, психопатов и садистов на просторах православной России нашлись быстро. Правда кое-кто из защитников завоеваний революции не сразу включался в "работу" с достаточной интенсивностью - нервы-то не у всех железные. Но такие всегда находили поддержку у более опытных товарищей. Так сумел подчинить нравственность интересам классовой борьбы харьковский палач Иванович:
  
  "Бывало раньше совесть во мне заговорит, да теперь прошло - научил товарищ стакан крови человеческой выпить: выпил - сердце каменным стало". (9)
  
  Служба в ЧК не каждому по плечу. Чекисту с "чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой" приходится убивать, убивать и убивать. А для этого вдобавок к перечисленным качествам надо обладать еще и стальными нервами. К тому же необходимо уметь убедить самого себя в том, что ты поступаешь правильно, стоишь на стороне добра и убиваешь во имя великой идеи, ради будущего счастья всего человечества.
  
  "Запись из дневника Короленко от 29 марта 1918 года: "Разговор с заместителем начальника ЧК Украины о массовых безрассудных расстрелах:
  - Товарищ Короленко, но ведь это же на благо народа! - и пытливо смотрит на меня". (10)
  
  "По мере того, как ЧК становилась централизованным учреждением, она раздроблялась, превращаясь в сложный организм, который распространился по всей стране. ЧК заведовала контрразведкой и контролировала Вооруженные силы; она осуществляла надзор за железными дорогами и перлюстрировала письма и телеграммы; разоружала политических противников, включая членов других левых партий; боролась с саботажем и диверсиями; руководила иностранной разведкой. <...> В Петрограде, под истеричным управлением Григория Зиновьева, чекистские начальники сменялись почти каждый месяц, каждый новый шеф доказывал, что он еще более беспощаден, чем предыдущий. Чекисты переутомлялись: средний следователь вел не меньше ста дел. <...>
  Обмундировать и вооружить ЧК было нетрудно. От Первой мировой войны осталось и для ЧК, и для армии Троцкого достаточно ружей, пулеметов и боеприпасов, чтобы три года вести и Гражданскую войну, и красный террор. <...> Труднее было вербовать людей, которые не были бы своенравными психопатами. <...> Ленин был прав, замечая, что на каждого порядочного приходится девять мерзавцев." (6)
  
  "Партия не пансион благородных девиц. Нельзя к оценке партийных работников подходить с узенькой меркой мещанской морали. Иной мерзавец может быть для нас именно тем полезен, что он мерзавец... У нас хозяйство большое, а в большом хозяйстве всякая дрянь пригодится." (11)
  
  5 сентября, после убийства председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушения на Ленина, большевистское правительство издало Декрет о Красном Терроре. С этого дня начался уже террор официальный.
  
  "Уездное и губернское начальство, командиры и комиссары воинских частей, чиновники из отделов искусств и народного образования, ответственные работники различного ранга и даже их несовершеннолетние отпрыски торопятся засвидетельствовать свои соболезнования "великому вождю и гениальному борцу за справедливость", а также заявить о своем желании "еще выше поднять знамя классовой борьбы", "вырвать с корнем всех контрреволюционеров" и "сорвать тысячи голов прихвостней буржуазии". Верноподданные вожаки захолустных исполкомов просят ЦК РКП(б) "распорядиться о поголовном истреблении каинова семени кадетов, меньшевиков и эсеров.
  Сотни писем и телеграмм, адресованных в Кремль после ранения вождя, сочатся той неистощимой, той исступленной ненавистью, которая объединяет разрозненных трудящихся в пугачевские толпы.
  "После покушения на Ленина рабочие массы удивительно дружно и стройно сплотились, как ток пробежал по всем заводам, фабрикам, советам", - информирует литератор А.С. Серафимович знаменитую "фурию большевизма" Р.С Землячку." (12)
  
  "С издания декрета "О красном терроре" началась эпопея террора, которой нет аналогов в истории. Следующие четыре с лишним года Россия буквально захлебывалась собственной кровью. Всероссийская чрезвычайная комиссия получила ничем не ограниченные права - права на самостоятельные обыски, аресты и расстрелы. Был введен институт заложников - один из самых мерзких методов борьбы, когда ни в чем не повинных людей хватали на улицах в облавах, арестовывали на квартирах, на вокзалах, в театрах. Хватали и расстреливали только потому, что кто-то другой где-то совершил убийство или теракт.
  
  К террору призывают телеграммы Ленина, разосланные 9 августа 1918 г.: Г. Федорову - в Нижний Новгород. "Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.), навести тотчас массовый террор. Евгении Бош - в Пензу: "Необходимо провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев, сомнительных запереть в концентрационный лагерь". <...>
  
  К террору с пеной у рта призывают и другие вожди. В сентябре 1918 г. Председатель Петроградского Совета Зиновьев (Радомысльский) публично заявил: "Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить - их надо уничтожать". <...>
  
  Другой видный деятель большевистской партии, Николай Бухарин, сразу же после завоевания власти большевиками заявил: "У нас могут быть только две партии: одна - у власти, другая - в тюрьме". Интересен также предложенный им метод "выработки коммунистического человека": "Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов, является методом выработки коммунистического человека из человеческого материала капиталистической эпохи". (8)
  
  "Это и есть ленинская методика строительства коммунизма: стрелять и вешать, вешать и стрелять, до тех пор, пока "масса" не станет абсолютно покорной, управляемой, бесконечно влюбленной в родную Советскую власть и "самого человечного человека".
  Один из главных специалистов по "ликвидации плоти нетрудовых элементов", член коллегии ВЧК М.И. Лацис (Ян Судрабс) через газету "Красный террор" инструктировал коллег:
  "Не ищите в деле обвинительных улик; восстал ли он против Советов с оружием или на словах. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какого он образования и какова его профессия. Все эти вопросы и должны решить судьбу обвиняемого".
  И сладострастно защелкали курками наганов товарищи Эйдуки, Орловы, Кедровы, Ивановичи, Шульманы, Саенки, Розы Шварц, Ревекки Майзель и прочие Бела Куны, готовые днем и ночью в революционно-кокаиновом угаре "дырявить затылки", "пускать в расход", "отправлять в штаб Духонина", "шлепать", "цокать", "разменивать", "запечатывать".
  Поскольку против этих уголовников и маргиналов поднялась почти вся мыслящая и созидательная часть России, эту часть нации пришлось истребить." (10)
  
  "В Петрограде и Кронштадте были казнены около 1300 заложников, в Москве - примерно 1000.
  Издававшийся в эти дни "Еженедельник ВЧК" с гордостью сообщал о взятии заложников, заключениях в концлагеря, казнях и т.п.
  Этот документ эпохи повествует, например, о том, что ЧК Нижнего Новгорода (председатель - Николай Булганин, будущий глава правительства СССР в 1955 - 1958 годах) расстреляла 141 заложника. 700 заложников было арестовано в течение трех дней.
  В Вятке эвакуированная из Екатеринбурга Уральская ЧК отрапортовала о расстреле за неделю 23 "бывших жандармов", 154 "контрреволюционеров", 8 "монархистов", 28 "членов партии кадетов", 186 "офицеров" и 10 "меньшевиков и правых эсеров".
  ЧК Иваново-Вознесенска сообщила о взятии 181 заложника, казни 25 "контрреволюционеров" и об организации "концентрационного лагеря на 1000 мест".
  ЧК маленького городка Себежа казнила "16 кулаков и попа, отслужившего молебен в память кровавого тирана Николая II".
  ЧК Твери - 130 заложников, 39 расстреляных.
  Пермская ЧК - 50 казненных." (7)
  
  Многие местные газеты тоже публиковали похожие данные.
  "К примеру, газета "Известия Царицынской Губчека" сообщает в официальных сводках о ликвидации 103 человек с 3 по 10 сентября, С 1 по 8 ноября 1918 года 371 человек был арестован ЧК, из них 50 были казнены, другие приговорены органами ЧК "к заключению в концентрационный лагерь в качестве профилактической меры как заложники вплоть до полной ликвидации всех контрреволюционных восстаний". "Известия Пензенской Губчека" публикуют следующую информацию:
  За убийство товарища Егорова, петроградского рабочего, присланного в составе продотряда, было расстреляно 152 белогвардейца." (2)
  
  "Вся Россия покрылась сетью чрезвычайных комиссий для борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Не было города, не было волости, где не появлялись бы отделения всесильной всероссийской Чрезвычайной Комиссии, которая отныне становится основным нервом государственного управления и поглощает собой последние остатки права. Сама "Правда", официальный орган центрального комитета коммунистической партии в Москве, должна была заметить 18 октября: "вся власть советам" сменяется лозунгом: "вся власть чрезвычайкам".
  Уездные, губернские, городские (на первых порах волостные, сельские и даже фабричные) чрезвычайные комиссии, железнодорожные, транспортные и пр., фронтовые или "особые отделы" Ч.К. по делам, связанным с армией. Наконец, всякого рода "военно-полевые", "военно-революционные" трибуналы и "чрезвычайные" штабы, "карательные экспедиции" и пр. и пр. Все это объединяется для осуществления красного террора. Нилостонский, автор книги "Der Blutrausch des Bolschewismus" (Берлин), насчитал в одном Киеве 16 самых разнообразных Чрезвыч. Комиссий, из которых каждая выносила самостоятельные смертные приговоры. В дни массовых расстрелов эти "бойни", фигурировавшие во внутреннем распорядке Ч.К. под простыми номерами, распределяли между собой совершение убийств." (13)
  
  "А кроме "стационарных" чрезвычаек, действовали по стране еще и разъездные карательные экспедиции. Один такой поезд с матросами раскатывал между Вологдой и Череповцом, останавливался где хотел и начинал творить расправу." (14)
  
  "В письме, адресованном Ленину, большевик Гопнер описал деятельность чекистов в Екатеринославе (письмо датировано 22 марта 1919 г.). "В этой организации, пораженной преступностью, насилием и произволом, управляемой уголовным сбродом, вооруженные до зубов субъекты расправляются с каждым, кто придется им не по нраву, производят обыски, грабят, насилуют, сажают в тюрьму, сбывают фальшивые деньги, вымогают взятки, а потом шантажируют тех, кто им эти взятки дал, и освобождают за суммы в десять, а то и в двадцать раз крупнее"". (8)
  
  Старая индийская пословица гласит: "Самый маленький слон больше самого большого мангуста". Информация специально для любителей вспоминать о жертвах кровавого царского режима: за период с 1825 по 1917 годы число смертных приговоров за так называемые "политические преступления" составило 6360, и значительная часть из них не была приведена в исполнение, а заменена каторжными работами. При большевиках же ТОЛЬКО ЗА ДВА МЕСЯЦА было казнено от 10 000 до 15 000 человек.
  Кроме того, следует иметь в виду, что при царях приговоры выносились после судебной процедуры, а при большевиках ЧК казнила руководствуясь революционным чутьем "подозрительных", "врагов народа", "заложников" и прочий "контингент".
  
  На кого же Красный Террор был направлен? Кто был врагом большевиков?
  
  А) Политические враги - члены небольшевистских партий: анархисты, монархисты, кадеты, эсеры, меньшевики. Все члены бывших патриотических и черносотенных организаций.
  Б) Буржуазия и интеллигенция. Малограмотные люмпены не видели разницы между предпринимателями, купцами и университетскими профессорами: и те, и другие - "чистые", то есть, прилично одеты, не ругаются матом и не имеют мозолей на ладонях. Значит, с точки зрения обладающих "революционным чутьем" шариковых, являются "социально чуждыми элементами" и подлежат уничтожению. И в этом действительно есть элемент примитивной логики: интеллигенция является "классово чуждой" прослойкой общества, чуждой революционерам-маргиналам, так как ни оправдывать их преступления, ни, тем более, участвовать в них интеллигенция не станет ни при каких условиях.
  В) Белогвардейцы, с оружием в руках выступившие против кровавой диктатуры большевиков.
  Г) Казаки.
  Д) Рабочие, недовольные условиями и оплатой труда и позволяющие себе выступать против "большевиков и жидов", устраивая забастовки. То есть, не желающие становиться рабами добровольно.
  Е) Крестьяне, у которых продотряды отбирают все продукты питания подчистую, обрекая их семьи на голодную смерть, и которые в ответ устраивают крестьянские восстания, местами перерастающие в настоящую войну.
  Ж) Дезертиры. В основном это насильственно мобилизованные в Красную армию крестьяне, не желающие участвовать в преступлениях большевиков, грабить и расстреливать своих братьев по классу.
  З) Духовенство.
  И) Случайные люди, попавшие "под каток": "подозреваемые", заложники, арестанты, ликвидируемые превентивно в случае военного отступления большевиков.
  К) Уголовные преступники ("социально близкие").
  
  Таким образом, практически всё население страны, кроме тех, кто согласился совершать любые преступления по указке большевиков, оказалось врагами новой власти. Большевикам предстояло путем насилия и невероятных жестокостей подчинить себе всю страну и обратить её в рабство. Выродки получили власть над нормальными людьми.
  
  Осенью 1918 года в 12 губерниях вспыхнуло 44 крестьянских восстания, при подавлении которых арестовано 2320 человек, убито в бою 620, расстреляно 982.
  
  Январь 1919. В секретной резолюции ЦК партии большевиков принято решение о массовом терроре "против богатых казаков, истребив их поголовно". На практике же казаки уничтожались все подряд, без малейшего исключения. С середины февраля до середины марта было уничтожено более 8000 казаков.
  
  Март 1919. Забастовка рабочих Путиловского завода в Петрограде. 900 рабочих арестовано, 200 расстреляны без суда. В течение трех весенних месяцев жестоко подавлены забастовки рабочих в Туле, Сормове, Орле, Твери, Брянске, Иваново-Вознесенске, Астрахани. Репрессивные меры большевиков: закрытие заводов и массовые увольнения рабочих, лишение продовольственных карточек, массовые расстрелы (сотнями человек). В Туле расстреляны 26 рабочих, остальные лишены продуктовых карточек. В Астрахани расстреляно и утоплено от 3000 до 5000 рабочих, солдат-бунтарей и "буржуев". Крестьянские восстания в Симбирской и Самарской губерниях (до 30 000 восставших) - 6210 арестованы, 4340 убиты, 625 расстреляны. Началось казачье восстание в Вешенском округе.
  
  Апрель 1919. Крестьянское восстание в Лебедянском уезде Тамбовской губернии - 50 человек расстреляно, деревня сожжена.
  
  Май 1919. 93 крестьянских восстания в Киевской, Черниговской, Полтавской губерниях и в окрестностях Одессы.
  
  Июнь 1919. Тысячи крестьянских бунтов и восстаний.
  
  Июль 1919. 210 крестьянских восстаний, несколько сотен тысяч участников (атаманы Григорьев, Зеленый, Махно).
  
  Всю весну и лето крестьянские восстания в районах Средней Волги и Украины. Казни "подозреваемых" и заложников: в Харькове от 2000 до 3000, в Одессе 2200, в Киеве около 3000.
  
  Сентябрь 1919. Только в 10 губерниях, о которых есть информация, арестованы 48 735 дезертиров и 7325 "бандитов", 1826 убиты в бою, 2230 расстреляны.
  Все лето и осень отступающие от белых чекисты и красноармейцы устраивают массовые расстрелы в Харькове, Киеве, Воронеже.
  
  Декабрь 1919. В Харькове расстреляно от 1000 до 2000 человек.
  
  За год было поймано около 500 000 дезертиров.
  
  Январь 1920. Около 1000 расстрелянных в Ростове-на-Дону.
  
  Февраль-март 1920. "Вилочное восстание" на большом пространстве между Волгой и Уралом, в Казанской, Симбирской и Уфимской губерниях. Численность восставших на пике достигала 50 000 человек. Тысячи крестьян убиты, сотни сел сожжены. Забастовка рабочих в Екатеринбурге, 80 человек приговорены к лагерям.
  С декабря по март наступающие части Красной Армии и чекисты производят массовые расстрелы в Харькове, Киеве и Воронеже.
  
  Апрель 1920. Забастовка рабочих Рязанско-Уральской железной дороги. 100 железнодорожников приговорены к лагерям.
  
  Май 1920. Забастовка на Московско-Курской железной дороге. 160 приговорены к лагерям.
  
  Июнь 1920. Забастовка на Брянском металлургическом заводе - 152 рабочих отправлены в лагеря. Забастовка Тульских рабочих Тысячи арестованы, 28 - в лагеря, 200 - высланы. Масштаб репрессий ограничен, так как большевикам необходимо производимое в Туле оружие.
  
  Всю весну и все лето не прекращаются крестьянские восстания в Самарской, Уфимской, Казанской, Тамбовской, Пензенской, Саратовской губерниях и на Украине. Казаки и "зеленые" объединились против большевиков.
  
  Август-Октябрь 1920. От 2000 до 3000 тысяч расстреляно в Армавире.
  
  Осень 1920. Продолжается уничтожение казаков. Только за октябрь расстреляно более 6000. Семьи казаков вымирают в лагерях. Происходит разрушение казачьих станиц и депортации жителей. Не менее 3000 человек расстреляно в Екатеринодаре, 1600 - только за три дня в августе (при общей численности населения всего 30 000).
  
  Ноябрь-декабрь 1920. Массовые убийства - десятки тысяч гражданского населения в Крыму. Сотни портовых рабочих в Севастополе.
  
  За год поймано от 700 000 до 800 000 дезертиров (от полутора до двух миллионов избежали поимки).
  
  1921 год. Март - восстание в Кронштадте. Матрос Вершинин, выйдя 8 марта 1921 года из крепости на лед Финского залива на переговоры с большевистским отрядом, призывал противников: "Хватит криков "ура". Присоединяйтесь к нам бить евреев. Это мы, рабочие и крестьяне, допустили их чертову власть."
  В подавлении восстания участвовали около 50 000 человек против 15 000 мятежников. Задействованы артиллерия и авиация. В результате 600 человек были убиты, более 1000 ранены, 2500 арестованы и впоследствии сотни человек расстреляны.
  
  С ноября 1920 по конец 1921 продолжались массовые казни в Крыму. По официальным советским данным, только в крупнейших городах полуострова было расстреляно более 56 000 человек. Современники и участники этих событий называют цифры от 120 000 до 150 000 жертв.
  
  Всю зиму, весну и лето 1921 продолжаются крестьянские восстания на Украине, Дону и Кубани, в Тамбовской (знаменитое Антоновское восстание), Пензенской, Самарской, Саратовской и Симбирской губерниях. В процессе подавления восстаний были задействованы отряды Красной Армии, самолеты, происходили массовые расстрелы заложников. Крестьянская война на Украине продолжалась до осени 1922 года.
  
  Из приведенных выше данных видно, что Гражданская война в России велась большевиками не только против Белой Гвардии, но и против собственного народа, против тех самых рабочих и крестьян, от чьего имени якобы и была совершена "революция".
  
  "Читать "Архив русской революции И. Гессена или "Красный террор" С. Мельгунова невозможно. Невозможно представить, что живешь в стране, где ради некоего "светлого будущего" земля была превращена в сплошной погост. "Наш террор был вынужденный, - восклицали большевистские лидеры. - Это террор не ЧК, а рабочего класса." (8)
  
  А как же этим лидерам обойтись без лжи? Они что, должны были признаться в том, что уничтожали людей миллионами только для того, чтобы создать в ХХ веке в огромной стране рабовладельческое государство, а самим стать в этом государстве рабовладельцами? Поэтому и террор был для них вынужденным, и ложь вынужденной.
  
  Во время волнений в Петрограде 12 марта 1919 года сначала Зиновьева, а затем и Ленина бастующие рабочие встретили свистом и криками: "Долой евреев и комиссаров!"
  Весной 1919 в Орле, Брянске, Гомеле, Астрахани взбунтовавшиеся красноармейцы присоединялись к бастующим рабочим с лозунгами "Бей жидов! Долой большевистских комиссаров!"
  Требования крестьянских армий под командованием Семена Петлюры, Нестора Махно, атаманов Григорьева, Зеленого и других, включали в себя "свободно избираемые советы без москалей и жидов", "Украина для украинцев без большевиков и евреев".
  Восставшие в Вешенском округе 11 марта 1919 года казаки рассылали во все округа Войска Донского и в соседнюю Воронежскую губернию телеграммы с призывами подниматься против большевиков: "Мы, казаки, не против Советов. Мы за свободно избранные советы. Мы против коммунистов, коммун и жидов."
  
  Подобные многочисленные единодушные требования бунтовщиков заставляют задуматься. Дыма ведь, как известно, без огня не бывает. И действительно, имена многих большевистских вождей-евреев, игравших далеко не последние роли в правительстве, хорошо известны: председатель Петросовета, впоследствии председатель реввоенсовета Лев Троцкий (Лейба Бронштейн), председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Яков Свердлов, председатель Петроградского Совета Григорий Зиновьев (Радомысльский), член политбюро ЦК РСДРП Лев Каменев (Розенфельд), комиссар печати, пропаганды и агитации В.Володарский (Моисей Гольдштейн), председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий - всё это представители верхнего эшелона власти. Троцкий и Свердлов сразу после Октябрьского переворота - первые люди в большевистском правительстве наравне с Лениным, Зиновьев - полновластный хозяин Петрограда, Урицкий - должность председателя Петроградской ЧК говорит сама за себя.
  
  Кто же руководил территориальными подразделениями ВЧК в крупнейших городах России в 1918-1920 годах? Председателями и уполномоченными ВЧК были:
  
  Петроград - М.С.Урицкий, Г.И.Бокий
  Москва - С.А.Мессинг, Г.Я.Раппопорт
  Нижний Новгород - Я.З.Воробьев (Кац)
  Киев - М.Блувштейн
  Одесса - С.М.Деноткин, М.Вихман, Б.Юзефович
  Харьков - И.И.Шварц, Я.Лившиц
  Николаев - В.М.Горожанин
  Чернигов - Л.И.Рейхман
  Херсон - И.Я.Дагин, А.М.Минаев-Цихановский
  Крымская ЧК - И.Я.Дагин, И.М.Радзивиловский
  Брянск - И.Визнер
  Пенза - Е.Б.Бош
  Самара - И.М.Леплевский, Я.С.Визель
  Ростов - М.А.Дейч
  Таганрог - И.М.Островский
  Симбирск - Л.М.Бельский (Левин)
  Курск - Г.М.Каминский
  Смоленск - Н.Е.Этингон
  Екатеринбург - М.Д.Берман
  Омск - С.Г.Южный
  Томск - С.Г.Чудновский
  Ашхабад - М.И.Диментман
  Самарканд - К.В.Паукер
  
  (В.Д. Игнатов, "Палачи и казни в истории России и СССР", Москва, Вече, 2014)
  Все эти имена приводит в своей книге и Вадим Абрамов (с небольшими разночтениями в инициалах). (15)
  
  В России до октябрьского переворота евреев во власти не было, поэтому простому народу внезапное появление новых хозяев жизни было непонятно. Тем более, высокая концентрация евреев в ненавидимой всеми слоями населения ЧК усиливала и без того традиционную к ним неприязнь. Большевикам пришлось срочно принимать специальный закон против антисемитизма:
  
  Декрет Совета Народных Комиссаров
  (подлинник, пометки: пр. 164/6; 5 экз. + копия. Архив, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 6727, д. 1. "Известия" ? 158, 27 июля; "Правда" ? 156, 27 июля)
  
  "По поступающим в Совет Народных Комиссаров сведениям контрреволюционеры во многих городах, особенно в прифронтовой полосе, ведут погромную агитацию, последствием которой были местами эксцессы против трудового еврейского населения. Буржуазная контрреволюция берёт в свои руки то оружие, которое выпало из рук царя. <...> Совнарком предписывает всем Совдепам принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения. Погромщиков и ведущих погромную агитацию предписывается ставить вне закона."
  Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин).
  Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Вл. Бонч-Бруевич.
  Секретарь Совета Н. Горбунов.
  
  Постановление было принято на заседании СНК 25 июля 1918 года по предложению В.И.Ленина.
  
  Формулировка "предписывается ставить вне закона" является эвфемизмом убийства без суда и следствия. Но даже и эти драконовские меры к ожидаемому результату не привели. Как уже отмечалось ранее, народ продолжал выражать недовольство еврейской властью. И на самом верху это прекрасно понимали. Через три года, в марте 1922, во время охватившего страну голода и обострения борьбы большевистской власти с религией (появился повод разграбить церковные ценности якобы для помощи голодающим) 19 марта Ленин направляет членам политбюро секретное письмо ("просьба ни в коем случае копий не снимать"):
  
  "Мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство, в частности <...> совершенно немыслимы. <...> А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс <...> Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно сейчас дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. <...>
  Официально выступать с какими бы то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин. Никогда и ни в коем случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий." (16)
  
  Справедливости ради стоит отметить, что не одни только евреи отличились на ниве "отправления революционного правосудия" во времена "военного коммунизма". Национальный состав ВЧК был чрезвычайно пестрый:
  
  "Ha 1 октября 1921 года в органах ВЧК работали 49991 человек. По национальному составу среди них было 38 648 русских, 4563 еврея, 1770 латышей, 1559 украинцев, 886 поляков, 315 немцев, 186 литовцев, 152 эстонца, 104 армянина. Лиц иных национальностей насчитывалось 1808 человек или 3,6 процента.
  2. Коллегия ВЧК состояла из тринадцати человек, из них трое русских (М.С. Кедров, И.К. Ксенофонтов и В.Н. Манцев), трое евреев (С.А. Мессинг, Н.С. Уншлихт, Г.Г. Ягода), двое латышей (М. Я. Лацис, Я. X. Петере), двое поляков (Ф.Э. Дзержинский, В.Р. Менжинский), один украинец (Г.И. Бокий), один белорус (Ф.Д. Медведь), один армянин (В.А. Аванесов)." (17 )
  
  Как было отмечено выше, ЧК стала организацией, вобравшей в себя многие тысячи психопатов-садистов. Простые способы убийства людей зачастую не устраивали "рыцарей революции". Для удовлетворения своих изощренных садистических наклонностей они подвергали несчастных узников таким ужасным пыткам, которым позавидовали бы самые опытные средневековые инквизиторы.
  
  "Чекистские методы уничтожения и пыток были столь ужасными, что следственные комиссии белых армий, отвоевывавшие у красных города, поражались изуродованным трупам: у них часто были выколоты глаза, отрезаны носы, уши и конечности, раздавлены половые органы и вырваны кишки; тела не хоронили и не выдавали родственникам, а выбрасывали на свалки, в море, в реки и карьеры <...> Судя по этим картинам, для работы в ВЧК нормальный человек был непригоден. Карательная машина Дзержинского производила некий естественный отбор сотрудников, принимая патологически кровожадных и даже психически ненормальных изуверов, находивших удовольствие в работе палача." (8).
  
  "Рубили сначала руки, ноги, а потом уже голову. Да еще перед рубкой начальник отряда нещадно бил их резиновой плеткой." (18)
  
  "В августе 1919 г. сообщается о наличии в Киеве так называемых "человеческих боен" губернской и уездных ЧК:
  "Весь ... пол большого гаража был залит уже ... стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками .... стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи... жёлоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины... был на всём протяжении до верху наполнен кровью... Рядом с этим местом ужасов в саду того же дома лежали наспех поверхностно зарытые 127 трупов последней бойни... у всех трупов размозжены черепа, у многих даже совсем расплющены головы... Некоторые были совсем без головы, но головы не отрубались, а... отрывались... мы натолкнулись в углу сада на другую более старую могилу, в которой было приблизительно 80 трупов... лежали трупы с распоротыми животами, у других не было членов, некоторые были вообще совершенно изрублены. У некоторых были выколоты глаза... головы, лица, шеи и туловища были покрыты колотыми ранами... У нескольких не было языков... Тут были старики, мужчины, женщины и дети. Одна женщина была связана верёвкой со своей дочкой, девочкой лет восьми. У обеих были огнестрельныя раны.
  
   В губернской Чека мы нашли кресло (то же было и в Харькове) в роде зубоврачебного, на котором остались ещё ремни, которыми к нему привязывалась жертва. Весь цементный пол комнаты был залит кровью, и к окровавленному креслу прилипли остатки человеческой кожи и головной кожи с волосами... В уездной Чека было то же самое, такой же покрытый кровью с костями и мозгом пол и пр... В этом помещении особенно бросалась в глаза колода, на которую клалась голова жертвы и разбивалась ломом, непосредственно рядом с колодой была яма, в роде люка, наполненная до верху человеческим мозгом, куда при размозжении черепа мозг тут же падал.
  
  Не менее жестокими оказываются пытки, применяемые так называемой "китайской" ЧК г. Киева:
  Пытаемаго привязывали к стене или столбу; потом к нему крепко привязывали одним концом железную трубу в несколько дюймов ширины... Через другое отверстие в неё сажалась крыса, отверстие тут же закрывалось проволочной сеткой и к нему подносился огонь. Приведенное жаром в отчаяние животное начинало въедаться в тело несчастнаго, чтобы найти выход. Такая пытка длилась часами, порой до следующаго дня, пока жертва умирала.
  
  Как сообщается, в свою очередь Харьковская ЧК под руководством Саенко применяла скальпирование и "снимание перчаток с кистей рук", Воронежская ЧК применяла катание голыми в бочке, утыканной гвоздями. В Царицыне и Камышине "пилили кости". В Полтаве и Кременчуге священнослужителей сажали на кол. В Екатеринославе применяли распятие и побивание камнями.
  
  В Одессе офицеров привязывали цепями к доскам, вставляя в топку и жаря, либо разрывали пополам колёсами лебёдок, либо опускали по очереди в котёл с кипятком и в море. В Армавире, применялись "смертные венчики": голова человека на лобной кости опоясывается ремнём, концы которого имеют железные винты и гайку, которая при завинчивании сдавливает ремнём голову. В Орловской губернии широко применяется замораживание людей путём обливания холодной водой при низкой температуре.
  
   Сведения о применении пыток во время допросов проникают в революционную прессу, поскольку данная мера, естественно, была непривычна для многих большевиков. <...>
  
  Газета "Социалистический Вестник" от 21-го сентября 1922г. пишет о результатах расследования пыток, практикуемых в уголовном розыске, которое проводила комиссия губернского трибунала г. Ставрополя во главе с общественным обвинителем Шапиро и следователем-докладчиком Ольшанским. Комиссия установила, что помимо "обычных избиений", подвешиваний и "других истязаний", при ставропольском уголовном розыске под руководством и при личном присутствии начальника уголовнаго розыска Григоровича, члена Ставропольскаго Исполкома, Губкома РКП (б) и заместителя начальника местного Госполитуправления применяли такие пытки:
  "горячий подвал - камера без окон, 3 шага в длину и полтора в ширину с полом в виде двух-трёх ступенек, куда помещаются 18 человек, как установлено, мужчины и женщины, на 2-3 суток без пищи, воды и права на "отправление естественных надобностей";
  холодный подвал - яма от бывшего ледника, куда во время зимних морозов помещают раздетого "почти до нага" заключённого и поливают водой, как установлено, применяли до 8 вёдер воды;
  измерение черепа - голова допрашиваемого обвязывается шпагатом, продевается палочка, гвоздь, либо карандаш, необходимые для сужения окружности бичевки путём вращения, в результате чего сжимается череп, вплоть до отделения кожи головы вместе с волосами.
  Практиковались убийства арестантов "якобы при попытке побега".
  
  Жестокостям подвергались арестованные в ходе борьбы с "контрреволюцией" женщины - как сообщается, к примеру, из вологодской пересыльной тюрьмы, где практически все заключённые женщины подвергались изнасилованию со стороны тюремного руководства." (19 )
  
  "Арестовав членов каких-то контрреволюционных организаций - того же "Союза георгиевских кавалеров" или "Союза патриотов", - этих людей обычно сразу же начинали страшно пытать. И их самих, и членов их семей.
  Своего рода "ноу-хау" большевиков: до них никому как-то не приходило в голову, что старики - скажем, дед и бабка "преступника" - или его семилетняя дочка могут "отвечать" за совершенные им преступления. Зато как эффективно! Начать распиливать пополам 80-летнего деда или капать расплавленным сургучом на головку ребенка - тут-то негодяй и "расколется". Назовет остальных участников "контрреволюционного подполья", раскроет планы, сообщит пароли и явки...
  Способ, кстати, оказался и впрямь эффективным - слишком многие не ожидали ничего подобного. И даже когда познакомились с "чекой" поближе и уже понимали - всё равно никого не отпустят, не только тебя самого, но и твоих близких... Даже тогда многие были не в силах пережить страданий близких людей. А каждый, кто давал любые показания, ввергал в подвалы ЧК всё новые и новые жертвы.
  Жертвы проходили ад допросов, на которых их избивали, скармливали крысам, сдавливали головы веревкой с узелками, поливали кипятком и расплавленным сургучем, ставили на раскаленную сковороду... впрочем, продолжать можно долго. Но заканчивался путь всех жертв одинаково - в расстрельных подвалах.
  Если "снимали слоями" - скажем, брали в одночасье всех востоковедов, - то был шанс попасть в расстрельный подвал сразу, минуя пытки." (4)
  
  "На заседаниях у Ленина была еще привычка переписываться короткими записками. В этот раз очередная записка пошла к Дзержинскому: "Сколько у нас в тюрьмах злостных контр-революционеров?" В ответ от Дзержинского к Ленину вернулась записка: "Около 1500". Ленин прочел, что-то хмыкнул, поставил возле цифры крест и передал ее обратно Дзержинскому.
  Далее произошло странное. Дзержинский встал и, как обычно, ни на кого не глядя, вышел из заседания. Ни на записку, ни на уход Дзержинского никто не обратил никакого внимания. Заседание продолжалось. И только на другой день вся эта переписка вместе с ее финалом стала достоянием разговоров, шопотов, пожиманий плечами коммунистических сановников. Оказывается, Дзержинский всех этих "около 1500 злостных контр-революционеров" в ту же ночь расстрелял, ибо "крест" Ленина им был понят, как указание.
  Разумеется, никаких шепотов, разговоров и качаний головами этот "крест" вождя и не вызвал бы, если б он действительно означал указание на расправу. Но, как мне говорила Фотиева:
  - Произошло недоразумение. Владимир Ильич вовсе не хотел расстрела. Дзержинский его не понял. Владимир Ильич обычно ставит на записке крест, как знак того, что он прочел и принял, так сказать, к сведению".
  Так, по ошибочно поставленному "кресту" ушли на тот свет "около 1500 человек". Разумеется, о "таком пустяке" ни с Лениным, ни с Дзержинским никто бы не осмелился говорить. Как Дзержинский, так и Ленин, могли чрезвычайно волноваться о продовольственном поезде, не дошедшем вовремя до назначенной станции. Но казнь людей, даже случайная, не пробуждала в них никакого душевного движения. Гуманистические охи были "не департаментом" Ленина и Дзержинского." (20)
  
  "В садах чекистских особняков были обнаружены захоронения с несколькими сотнями голых трупов - и мужских, и женских, и детских, умерщвленных самыми изощренными и зверскими способами. Здесь практиковались различные виды обезглавливания. Проламывание черепов дубиной и расплющивание головы молотом. Четвертование с отрубанием рук и ног. Полное рассечение на куски. Вспарывание животов. Вбивание деревянного кола в грудную клетку. Распятие. Умерщвление штыками и вилами с прокалыванием шей, животов, груди. <...>
  В Полтаве зверствовали чекистка Роза и бывший уголовник Гришка-проститутка. Священников и монахов он сажал на кол - как-то в один день казнил таким способом 18 человек. Сжигал крестьян, привязав к столбу, а сам, расположившись в кресле, наслаждался подобным зрелищем. <...>
  На полную катушку работала машина смерти в Москве. <...> Казнили порой детей и подростков. Скажем, в 1919 г. арестовали и отправили на расстрел всех членов клуба бойскаутов, а в 1920 г. - клуба лаунтеннисистов - эти организации были признаны "контрреволюционными. <...>
  В Ярославле проводилась кампания по расстрелу гимназистов - их определяли по форменным фуражкам, а когда их перестали носить, вычисляли по прическе, осматривая волосы и выискивая рубчик от фуражки." (14)
  
  "Характерна глубоко внедрившаяся в большевиках страсть к мучительству; они даже убиваемых животных подвергают напрасным мучениям. Перед тем, чтобы убить корову, они вырезали ей язык, уши и вымя." (18)
  
  Кто же эти "герои", не щадившие себя (и "врагов"), изо всех сил защищая "диктатуру пролетариата" от происков "контрреволюции"? Вот несколько хоть и схематичных, но ярких портретов этих "безупречных рыцарей революции".
  
  Степан Афанасьевич Саенко (1886-1973). Бывший каторжник Саенко в 1919 г. занимал пост командира комендантского взвода Харьковской ЧК, затем коменданта ЧК и концентрационного лагеря при ЧК. Вот что пишет о нем С.П. Мельгунов со слов очевидцев:
  
  "По мере приближения Деникина, все больше увеличивалась кровожадная истерика чрезвычайки. Она в это время выдвинула своего героя. Этим героем был знаменитый в Харьковe комендант чрезвычайки Саенко. Он был, в сущности мелкой сошкой - комендантом Чека, но в эти дни паники жизнь заключенных в ЧК и в тюрьмe находилась почти исключительно в его власти. Каждый день к вечеру приeзжал к тюрьмe его автомобиль, каждый день хватали нeсколько человeк и увозили. Обыкновенно всeх приговоренных Саенко расстреливал собственноручно. Одного, лежавшаго в тифу приговореннаго, он застрeлил на тюремном дворe. Маленькаго роста, с блестящими бeлками и подергивающимся лицом маньяка бeгал Саенко по тюрьмe с маузером со взведенным курком в дрожащей рукe. Раньше он приeзжал за приговоренными. В послeдние два дня он сам выбирал свои жертвы среди арестованных, прогоняя их по двору своей шашкой, ударяя плашмя.
  
  В послeдний день нашего пребывания в Харьковской тюрьмe звуки залпов и одиночных выстрeлов оглашали притихшую тюрьму. И так весь день. В этот день было расстрeлено 120 человeк на заднем дворикe нашей тюрьмы. <...> Из камеры в камеру переходил Саенко со своими сподвижниками и по списку вызывал обреченных; уже в дальние камеры доносился крик коменданта: "выходи, собирай вещи". Без возражений, без понуждения, машинально вставали и один за другим плелись измученные телом и душой смертники к выходу из камер к ступеням смерти. На мeстe казни "у края вырытой могилы, люди в одном бeльe или совсeм нагие были поставлены на колeни; по очереди к казнимым подходили Саенко, Эдуард, Бондаренко, методично производили в затылок выстрeл, черепа дробились на куски, кровь и мозг разметывались вокруг, а тeло падало безшумно на еще теплые тeла убиенных. Казни длились болeе трех часов" ... Казнили болeе 50 человeк. Утром вeсть о расстрeлe облетeла город, и родные и близкие собрались на Чайковскую; "внезапно открылись двери комендатуры и оттуда по мостику направились два плохо одeтых мужчины, за ними слeдом шли с револьверами Саенко и Остапенко. Едва передние перешли на другую сторону рва, как раздались два выстрeла и неизвeстные рухнули в вырытую у стeны тюрьмы яму". Толпу Саенко велeл разогнать прикладами, а сам при этом кричал: "не бойтесь, не бойтесь, Саенко доведет красный террор до конца, всeх расстрeляет". (13).
  
  Палач Саенко спокойно дожил до 87 лет и будучи на пенсии рассказывал в школах пионерам и комсомольцам о героической борьбе большевиков за счастье трудового народа.
  
  "В Царицыне свирепствовал бывший уголовник Осип Летний - тут людей ставили ногами на сковороду, выламывали суставы, пилили кости..." (14)
  
  "Колоритной личностью был и штатный палач Одесской ГубЧК В.И. Яковлев. За заслуги на палаческом поприще он был назначен председателем Одесской губернской ЧК, но проработал на этой должности всего месяц - с конца июля по конец августа 1920 г. Однако и за такой короткий срок он вошел в историю Одессы тем, что расстрелял собственного отца, посчитав его "контрреволюционером". Его мать, узнав об этом, повесилась." (21).
  
  "Одним из страшнейших палачей, залившим кровью Украину, был видный деятель ЧК-ОГПУ, руководитель Всеукраинской ЧК, латыш Мартын Иванович Лацис (настоящее имя - Ян Фридрихович Судрабс) (1988-1938 гг.). <...> Лацис расстрелян коллегами по указанию вождя 20 марта 1938 г. И, как водится, реабилитирован." (8).
  
  "В "мирном" Саратове, куда никакой фронт ни разу не доходил, чекист Озолин и его подручные за 1918-1919 гг. уничтожили 1,5 тыс. чел., и за городом у Монастырской слободки был жуткий овраг, куда грудами сваливались трупы." (14)
  
  "Лацис с Парапуцем открыли в Киеве "бразильское консульство" (Лацис сам и был "консулом"). Они продавали визы за огромные суммы, после чего арестовывали клиентов от имени ЧК. Когда белые захватили Киев, они нашли около 5000 трупов, а от еще 7000 арестованных никаких следов не осталось." (6)
  
  "Не менее одиозной фигурой, чем Лацис, был и участник борьбы за советскую власть на Северном Кавказе Георгий Александрович Атарбеков (при рождении Атарбекян) (1892-1925). <...> Осенью 1918 г. Атарбеков, на посту председателя ЧК в Пятигорске, с отрядом чекистов шашками рубил заложников. <...> При отступлении из Армавира Атарбеков расстрелял в чекистских подвалах несколько тысяч грузин - офицеров, врачей, сестер милосердия, возвращавшихся на родину после войны. Когда к Екатеринодару подступил белогвардейский отряд, он приказал расстрелять около двух тысяч заключенных, большинство из которых ни в чем не были виновны." (8)
  
  "Максимиллиан Волошин <...> красноречиво описал в 1921 г. то, что творили свергнутый сумасшедший венгерский коммунист Бела Кун и его любовница Розалия Землячка:
  
  Террор
  
  Собирались на работу ночью. Читали
  Донесения, справки, дела.
  Торопливо подписывали приговоры.
  Зевали. Пили вино.
  С утра раздавали солдатам водку.
  Вечером при свече
  Выкликали по спискам мужчин, женщин.
  Сгоняли на темный двор.
  Снимали с них обувь, белье, платье.
  Связывали в тюки.
  Грузили на подводу. Увозили.
  Делили кольца. Часы.
  Ночью гнали разутых, голых
  По оледенелой земле,
  Под северовосточным ветром
  За город в пустыри.
  Загоняли прикладами на край обрыва.
  Освещали ручным фонарем.
  Полминуты работали пулеметы.
  Приканчивали штыком.
  Еще недобитых валили в яму.
  Торопливо засыпали землей.
  А потом с широкою русскою песней
  Возвращались в город, домой.
  А к рассвету пробирались к тем же оврагам
  Жены, матери, псы.
  Разрывали землю, грызлись за кости,
  Целовали милую плоть.
  
  Бела Кун сам вызвал Волошина прочитать список осужденных, великодушно вычеркнул фамилию поэта и затем пригласил его принять участие в составлении окончательного списка - выбрать для помилования одного человека из каждого десятка." (6)
  
  "В Киеве угнездились сразу 16 карательных учреждений: Всеукраинская ЧК, губернская ЧК, уездная ЧК, Лукьяновская тюрьма, концлагерь. Здесь, в Киеве, как, впрочем, и везде, процветал страшный садизм. С людей живьем сдирали кожу, проламливали головы. Из показаний свидетеля: "Рядом с гаражом мастерская печь, в которой еще дымились угли, клещи и гвозди, какие то особые, никогда мной не виданные ножи, вроде докторских; все покрыто клочьями мяса и запекшейся кровью. Огромный котел, наполненный еще теплой жидкостью, сильно пахнувшей бульоном, и в ней куски мяса и отваренные человеческие пальцы это камера судебного следователя ЧК товарища Богуславского". (22)
  
  Во всех лагерях, на всей территории страны, людей не просто уничтожали, но зверски и мучительно. В лагеря попадали без суда и следствия. И уничтожение людей шло не только в лагерях, но повсеместно. Людей уничтожали по спискам.
  
  Еще один известный чекистский палач - Кедров Михаил Сергеевич. Старый большевик, в 1912 эмигрировал в Швейцарию, поддерживал контакты с Лениным. С сентября 1918 года начальник Военного отдела ВЧК. В 1918 г. совместно с А.В. Эйдуком занимался созданием первых концлагерей и реализацией политики "красного террора" в Северной области: Архангельская, Вологодская, Вятская губернии, Карелия. Кедровым были "основаны" концлагеря в Холмогорах, Ухте, Архангельске, Котласе, Соль-Вычегодске, Нарьян-Маре, Лодейном Поле.
  В мае 1921-го поблизости с Холмогорами был организован концлагерь, где в первый же год от холода и болезней погибло около 8000 человек. После 1921 года на советской работе, в 1936-1937 годах старший научный сотрудник Нейрохирургического института.
  Летом 1937 арестован, содержался в Лефортовской тюрьме, несмотря на жестокие пытки и избиения вину свою не признал и на суде 9 июля 1941 года был оправдан. Правда по личному приказу Л.П. Берии из тюрьмы так и не вышел, а 28 октября 1941 был расстрелян.
  После смерти Сталина в 1953 году - реабилитирован. (2)
  
  Вот такой, по мнению Википедии, заслуженный и несправедливо репрессированный большевик. Но есть насчет этого большевика и другие мнения:
  
  "Когда рухнул Северный белый фронт, "освобожденный" край был отдан на расправу садисту Кедрову. Из-за природных условий - замерзшего моря, отсутствия дорог - тут белогвардейцам и эвакуации наладить не удалось, из всей армии спаслись лишь 2,5 тыс. чел., остальные - более 20 тыс., угодили в плен. Из полуторатысячного отряда офицеров, пытавшихся пешей колонной уйти из Архангельска на Мурманск, более 800 были расстреляны почти сразу. Других загнали в лагерь, созданный в Архангельске, и стали истреблять постепенно и планомерно. Пошли и мощные чистки среди гражданского населения. На уничтожение обрекали и "буржуев", под которыми понималась интеллигенция, и людей, так или иначе сотрудничавших с белыми и английскими властями, и крестьян, которые на Севере в основном сочувствовали белым.
  По свидетельствам очевидцев, было много расстреляно мальчиков и девочек 12-16 лет - Кедров всегда был "неравнодушен" к детям, и по его приказу на улицах стали хватать гимназистов, идущих на учебу. Происходили и публичные казни... <...> но затем место для массовых экзекуций выбрали более глухое - в Холмогорах. Здесь был готовый добротный лагерь для пленных, построенный еще при англичанах, и в него начали переправлять обреченных на уничтожение.
  Первую партию в 1200 офицеров Кедров погрузил на две баржи, и когда они пришли в Холмогоры, приказал открыть огонь из пулеметов. 600 чел. было перебито. Зверствовала и его супруга Ревекка Пластинина - она лично расстреляла 87 офицеров и 33 гражданских, потопила баржу с 500 беженцами и солдатами, учинила расправу в Соловецком монастыре, после которой в сети рыбаков попадались трупы утопленных монахов. И даже когда была прислана комиссия из Москвы под руководством палача Эйдука и увезла некоторых арестованных для допросов в ВЧК, она добилась, чтобы их вернули, и уничтожила. Планомерные казни шли всю весну и лето. Корреспондентка газеты "Голос России" сообщала - "раздевши, убивают на баржах и топят в море". К концу лета Архангельск называли "городом мертвых", а Холмогоры - "усыпальницей русской молодежи". (14)
  
  "Многие современники, лично знавшие Михаила Кедрова и его сына Игоря, отмечали психические отклонения в поведении обоих чекистов. <...> Известно, что и старший брат Михаила умер душевнобольным в костромской психиатрической лечебнице. <...> Интересно бы узнать, а не вспомнил ли перед расстрелом этот верный ленинец о тысячах загубленных им жизней?" (8).
  
  "Михаил Кедров, друг и издатель Ленина и двоюродный брат двух членов ЦК, был снят с работы, когда он не только утопил пленных белых офицеров в традициях Французской революции, но и готовился полностью истребить население Вологды и других северных городов. У Кедрова сумасшествие было наследственное: его отец, скрипач, умер в приюте для душевнобольных. Сын тоже провел время в психиатрической больнице, но потом его восстановили в ЧК, и он продолжал зверствовать у Каспийского моря. <...>
  Никто не каялся в терроре, никто не искупал его, и, как затихшая инфекция, он таился в крови, чтобы вспыхнуть опять через поколение. Те, кто без угрызения совести убивал классовых врагов, ждали наступления времени, когда опять можно убивать." (6)
  
  Именно такие, отличающиеся особым "призванием" садисты-изуверы, были востребованы большевистской властью, и служили ей "верой и правдой", осуществляя геноцид собственного народа.
  
  "Так что же двигало орденоносными палачами? Что заставляло их брать наган и стрелять в беззащитных людей? Обеспеченная жизнь, награды, упоение властью? Видимо, не это главное. Во всех служебных характеристиках палачей отмечено: "Идеологически выдержан. Делу партии Ленина-Сталина предан" или "безгранично предан". Не в этом ли дело? Не безграничная ли преданность идеям коммунизма пробудила в людях низменные инстинкты и породила тысячи палачей с партбилетами?" (8)
  
  "Особую страницу вписали в историю большевистского безумия женщины-палачки - "валькирии революции". До ХХ века женщин - профессиональных палачей в истории не было. После октябрьского переворота в России их появилось множество. Сколько их было - сказать трудно. Коммунисты старались подвиги таких "героинь" не афишировать.
  
  Самая известная женщина-палач - Розалия Самойловна Землячка (Залкинд) (1876-1947), осуществлявшая вместе с венгерским евреем Бела Куном в 1920-21 гг. террор в Крыму. Занималась массовыми расстрелами пленных офицеров армии Врангеля, которым большевики обещали жизнь в случае сдачи и, как у них было заведено, обманули. Заодно были расстреляны и многие жители полуострова. Землячка осуществляла общее руководство Крымской ЧК, уездных ЧК, ТрансЧК, МорЧК, возглавляемых евреями-чекистами Михельсоном, Дагиным, Зеликманом, Тольманцем, Удрисом и поляком Реденсом. Любила и сама посидеть за пулеметом. Ей же принадлежит фраза: "Жалко тратить на них патроны - топить их в море". И топили - под водой долго были видны стоящие рядами мертвецы с привязанными к ногам камнями. По разным оценкам всего в Крыму было уничтожено от 100 до 120 тысяч человек. Её соратники и помощники: Бела Кун, Пятаков, Евдокимов, Реденс, Михельсон, Дагин, Зеликман - были расстреляны во время "большого террора" 1937-1940 гг., а сама палачка умерла своей смертью и похоронена в Кремлевской стене.
  
  Одна из наиболее известных - Лариса Рейснер, прототип комиссара в "Оптимистической трагедии" (отец немецкий еврей, мать - русская дворянка), комиссар Балтийского флота и Волжской флотилии, затем начальница армейской разведки, любовница Николая Гумилева, жена сначала заместителя народного комиссара по морским делам Федора Раскольникова, потом другого революционера Карла Радека. Её слова: "Мы расстреливали и будем расстреливать контрреволюционеров!" Умерла от брюшного тифа в возрасте 30 лет.
  
  Майзель-Пластинина Ревекка Акибовна. Явная психопатка, вторая жена известного чекиста-садиста Кедрова М.С. По стране колесили специальные карательные поезда, "подтягивавшие" террор в местах, где он был по мнению руководства недостаточен. Одним из таких поездов заведовал "свердловец" Кедров со своей супругой. Особое пристрастие оба питали к детям, сотнями присылая с фронтов в Бутырки мальчиков и девочек 8-14 лет, которых объявляли "шпионами". В Вологде и Рыбинске и сами устраивали детские расстрелы. Ревекка Майзель лично проводила допросы в жилом вагоне, из которого доносились крики истязуемых. В Архангельске собственноручно убила 87 офицеров и 33 обывателя, потопила баржу с 500 беженцами и солдатами армии Миллера. Настояла на возвращении всех арестованных комиссией Эйдука из Москвы и по частям отправила на пароходе в страшный лагерь в Холмогоры, большая часть заключенных которого вымирала от голода и болезней. Летом 1920 принимала участие в жестоком подавлении крестьянского восстания в Шенкурском уезде.
  
  Островская Надежда Ильинична (1881-1937), еврейка, член ВКП(б). В 1917-1918 гг. председатель Севастопольского ревкома, руководила казнями в Евпатории и Севастополе.
  Вместе с ней в казнях в Евпатории отличилась семья Немич: сестры Антонина, Варвара, Юлия (все трое принимали активное участие в казнях в январе-марте 1918 г.) и их брат Семен (комиссар по военным делам, организатор массовых расстрелов и казней). Все четверо расстреляны 18 марта 1919 года белогвардейцами. Их младший брат Сергей, тоже большевик, был убит в октябре 1918.
  
  Брауде Вера Петровна (1890-1961), революционерка-эсерка. В Казанской ЧК собственноручно расстреливала "белогвардейскую сволочь". Впоследствии в должности зам. Председателя ЧК в Челябинске, Омске, Новосибирске и Томске применяла пытки к подследственным, по её собственным словам "отдавала себя работе целиком". Была репрессирована в 1938, освободилась в 1946, в 1956 реабилитирована, восстановлена в партии, а также в звании майора госбезопасности. Получала приличную пенсию.
  
  Грундман Эльза Ульриховна ("Кровавая Эльза") (1891-1931), латышка. В 1918 комиссар отряда по подавлению мятежа в районе города Оса. Занималась реквизициями продовольствия у крестьян. С 1919 года - в Московской ЧК, в особом отделе ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов, в Подольской и Винницкой ГубЧК. Принимала участие в подавлении крестьянских восстаний. До 1931 г. - в ЧК и ГПУ по Северо-Кавквзскому краю и в Москве. 30 марта 1931 года застрелилась.
  
  Хайкина-Щорс Фрума Ефимовна (1897-1977), жена Щорса. Зимой 1917/18 в Брянской области организовала из китайцев и казахов отряд ЧК. Вот как описывает её писательница Тэффи, которой довелось с ней столкнуться: "Она здесь всё. Сумасшедшая - как говорится, ненормальная собака, зверь... Все её слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает." Отличалась особой жестокостью, пытала и расстреливала. Заживо сожгла старого генерала, пытавшегося выехать на Украину, без суда и следствия расстреляла около 200 офицеров. Была заочно приговорена немецким командованием к повешению. Поменяла фамилию на Ростова. Вместе с мужем "зачищала" освобожденные территории от контрреволюционного элемента, осуществляла массовые расстрелы. До самой смерти работала "вдовой Щорса".
  
  Стасова Елена Дмитриевна (1873-1966), соратница Ленина. В августе 1918 член Петроградской ЧК. За семь месяцев работы успела подписать немало расстрельных приговоров. Похоронена в Кремлевской стене.
  
  Яковлева Варвара Николаевна (1885-1941), в ВЧК с 1918 г., с сентября 1918 по январь 1919 - председатель Петроградской ЧК. Подписанные ею расстрельные списки публиковались в "Петроградской правде". В 1937 арестована как троцкистка, приговорена к 20 годам заключения, 11 сентября 1941 г. расстреляна.
  
  Бош Евгения Богдановна (1879-1925). Отличилась в реквизициях продовольствия у крестьян Пензенской губернии, во время схода застрелила крестьянина, отказавшегося сдавать хлеб, что послужило поводом к бунту, впоследствии жестоко подавленному. Покончила жизнь самоубийством.
  
  Розмирович-Трояновская Елена Федоровна, двоюродная сестра Евгении Бош (1886-1953). С 1918 по 1922 председатель следственного комитета Военного трибунала. После этого работала на ответственных партийных должностях.
  
  Бениславская Галина Артуровна (1897-1926). С 1919 работает в Особой вневедомственной комиссии ВЧК. Была не то влюблена в Сергея Есенина, не то приставлена к нему чекистами для наблюдения. Через год после смерти поэта застрелилась на его могиле.
  
  Езерская-Вольф Романа Давыдовна (1899-1937), еврейка. С 1921 секретарь президиума ВЧК, член коллегии ГПУ. Расстреляна 11 декабря 1937 г.
  
  Ратнер Берта Ароновна (1896-1980), еврейка. В 1919 член президиума Петроградской ЧК, затем на партийной работе. Репрессирована, реабилитирована.
  
  В книге С.П.Мельгунова приводятся имена многих других женщин-садисток, таких как "товарищ Люба" из Баку, некая Зина из Рыбинска, о которых остались лишь разрозненные свидетельства очевидцев. В других источниках упоминаются палачки Роза (Эда) Шварц, Вера Гребенюкова (Дора) и некая латышка по кличке "мопс" из Одессы. И этот список далеко не полон.
  
  Большевики старались установить контроль над всеми сферами деятельности, включая интеллектуальную жизнь страны и искусство. Даже малейшее отступление от официальной идеологии было недопустимо. Разумеется, женщины-чекистки отметились и здесь. Вот Каганова Эмма (1905-1988), жена палача Павла Судоплатова, сотрудница ЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД в Одессе, Харькове, Москве. Руководила деятельностью осведомителей в среде творческой интеллигенции. Возможно, что мы так никогда и не узнаем, сколько писателей, поэтов и художников поплатились из-за неё свободой и жизнью." (8)
  
  "Сегодня изучение красного террора затруднено по трем причинам:
  1.Доступ к документам ведомственных архивов крайне ограничен.
  2.Официальные документы часто фальсифицированы. Как показал С.П. Мельгунов, отчеты о расстрелах преуменьшались в 2 - 3 раза.
  3.Огромное число убийств при подавлении восстаний вообще никак не регистрировалось.
  Тем не менее изучение красного террора важно как из "любви к отеческим гробам", так и для понимания природы большевицкой власти, которой бы без этого террора не было." (23)
  
  Оценить общее число жертв Красного террора не представляется возможным по разным причинам. С одной стороны, огромное число расстрелянных, зарубленных, утопленных, умерших под пытками и т.д. никем не учитывалось. А с другой - очень многие апологеты советской власти, с учеными степенями и без, всеми силами стараются оправдать преступления большевиков, и с этой целью пытаются мошеннически преуменьшить статистику жертв репрессий, имевших место на протяжении всех семидесяти с лишним лет существования бесчеловечного коммунистического режима.
  
  "Наследники палачей, как я уже давно заметил, прибегли к новой тактике обеления отцов. Эта тактика состоит в попытке массовыми наукообразными публикациями убедить простодушных обывателей, что преступления отцов и количество жертв тоталитарных режимов сильно преувеличены противниками коммунизма. В условиях нынешней волны оправдания большевизма и сталинизма сделать это совсем просто, тем более, что практике наглого вранья опыта не занимать. <...>
  Даже "Черная книга коммунизма" С.Куртуа, Н. Верта и других, изданная в 1997 году в Париже, не исчерпывает всех сторон преступлений коммунистических режимов и оперирует с приблизительными оценками их жертв. Кстати, перевод этой книги на русский вызвал бешеную реакцию нынешних наследников Сталина, которые заявили, что любая попытка распространения "Черной книги" будет решительно пресекаться, поскольку российский закон об образовании запрещает вести любую идеологическую деятельность в учебных заведениях." (24)
  
  В качестве примера попытки смягчения общей оценки деятельности большевиков, захвативших власть в октябре 1917 года, и преуменьшения числа их преступлений, можно привести многочисленные публикации "авторитетного" автора, доктора исторических наук В.Н. Земскова:
  
  "Один из самых авторитетных историков, поставивших перед собой цель выяснить число репрессированных в период революции и сталинской эпохи В.Н. Земсков в книге "Сталин и народ. Почему не было восстания" (М., 2014) привел цифру общего сокращения населения страны с осени 1917 до начала 1922 г. в 12 741,3 тыс. человек, подчеркнув, что сюда входит и белая эмиграция, ориентировочной численностью 1,5-2 млн человек, и сокращение рождаемости, и жертвы болезней, эпидемий, разрухи, голода и всех вообще эксцессов Гражданской войны, в которых виноваты, конечно, не только большевики, но и все остальные участники этого исторического противоборства. (Вспомним, что только в результате голода 1921-1922 гг. в стране погибло от 3 до 5 млн человек.) Автор пришел в итоге к выводу, что "жертвы политических репрессий (в годы красного террора) исчисляются вовсе не миллионами. Самое большое о чем можно вести речь, - это о десятках тысяч... По имеющемуся учету в ФСБ РФ, в 1918-1920 гг. за "контрреволюционную преступность" был осужден 62 331 человек, в том числе 25 709 - к расстрелу".
  Однако сам Земсков посчитал эту статистику неполной, указав, что в ней "не учтены многие жертвы самосудов над "контрреволюционерами". Эти самосуды нередко вообще не документировались, а в ФСБ явно учтено только то количество, которое подтверждается документами. Вызывает также сомнение, что в 1918-1920 гг. в Москву поступала с мест исчерпывающая информация о числе репрессированных. Но даже с учетом всего этого мы полагаем, что общее числе репрессированных "контрреволюционеров" (включая жертв "красного террора") в 1918-1920 гг. едва превышало 100 тыс. человек. <...>
  Примерно такие же данные на основании архивных данных приводит исследователь истории ВЧК О.Б. Мозохин. По его словам, "со всеми оговорками и натяжками число жертв органов ВЧК можно оценивать в цифру никак не более 50 тыс. человек". На основании изучения протоколов заседаний Чрезвычайных комиссий он особо подчеркивал, что приговоры к высшей мере наказания были скорее исключением, чем правилом, причем большинство расстрелянных было казнено за общеуголовные преступления". (25)
  
  "Но существуют и другие подсчеты. В конце 1919 г. специальная комиссия, созданная генералом Деникиным, определила количество погибших от проводимого Советской властью террора только в период 1918-1919 годов в 1 766 188 человек, включая 260 000 солдат и 54 650 офицеров, около 1,5 тыс. священников, 815 тыс. крестьян, 193 тыс. рабочих, 59 тыс. полицейских, 13 тыс. помещиков и более 370 тыс. представителей интеллигенции и буржуазии. <...>
  А историк С.В. Волков, оценивая "красный террор" не в узком смысле, как расстрелы органами ВЧК по постановлению о красном терроре, а как всю репрессивную политику большевиков за годы Гражданской войны (1917-1922), указывал, что число жертв этого террора может оцениваться до 2 млн человек. Историк указывал, что иногда называются и более весомые цифры, но в таких случаях к жертвам террора относят умерших от голода и болезней, оставшихся без средств к существованию членов семей расстрелянных и т. д." (25)
  
  А как прикажете относиться к тому факту, что всё выжившее население огромной страны на протяжении пяти лет испытывало насилие со стороны властных структур, постоянные унижения человеческого достоинства и неутихающий голод?
  
  В результате "красного террора" была уничтожена и выдавлена из страны практически вся интеллигенция, как гуманитарного, так и технического направлений. Это аукнулось большевикам, когда они решили проводить индустриализацию. Спас их мировой экономический кризис, разразившийся в октябре 1929 года и продолжавшийся целое десятилетие. Из-за границы в СССР потекли инженеры, рабочие и современное оборудование. Одна только фирма американского архитектора Альберта Кана обеспечила строительство 500 промышленных предприятий стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в ценах нашего времени. (2)
  
  Кроме того, было и еще одно прямое следствие политики большевиков: появление на просторах огромной страны миллионов беспризорных детей, потерявших своих родителей. И виноваты в этом были те, кто оправдывал свои бесчисленные преступления борьбой за счастье всего народа, и этих обездоленных детей в том числе. Сколько их было? Сколько из них выжило? Какой доктор исторических наук в состоянии произвести подобный подсчет? А ведь судьбы этих детей были непоправимо искорежены, многие из них пополнили собой ряды уголовников и были обречены на многие годы заключения в советских лагерях. Причем надо еще учесть, что среда, в которой этим детям пришлось выживать, сформировала в них звериную жестокость, которая впоследствии обрекала на дополнительные страдания, а нередко и на смерть, их сокамерников и солагерников.
  
  Но это уже другая история, которой будет посвящена специальная статья.
  
  
  (1) БСЭ, Второе издание, Том 8, 1951, с. 461, "Военно-Революционные Комитеты".
  (2) ВИКИ.
  (3) Газета "Дело народа", 3 декабря 1917.
  (4) А.М. Буровский, "Россия, умытая кровью", М., Яуза-Эксмо, 2011.
  (5) БСЭ, Второе издание, 1951, Том 9, с. 323, "Всероссийская Чрезвычайная Комиссия".
  (6) Дональд Рейфилд, "Сталин и его подручные", М., Новое литературное обозрение, 2008.
  (7) С. Куртуа, Н.Верт и др., "Черная книга коммунизма", М., Три века истории, 1999.
  (8) В.Д. Игнатов, "Палачи и казни в истории России и СССР", Москва, Вече, 2014.
  (9) "Архив русской революции", М., Гессен, Терра, 1993.
  (10) В.В. Бешанов, "Кадры решают всё", М., Эксмо, 2017.
  (11) В.И. Ленин, цит. по: Вл. Войтинский, "Годы побед и поражений. Книга вторая", Берлин, 1924.
  (12) В.Д. Тополянский, "Красный террор: восемь месяцев 1918 года", журнал "Континент", номер 103, 2000.
  (13) Мельгунов С.П., "Красный террор в России 1918 - 1923", Берлин, 1924.
  (14) В.Е. Шамбаров, "Государство и революции", М., Алгоритм, 2002.
  (15) Абрамов В., "Евреи в КГБ", М., Яуза, Эксмо, 2005.
  (16) "Письмо членам Политбюро от 19 марта 1922 (Ленин)", Викитека.
  (17) В.Я. Кочек, "Исторические чтения на Лубянке", https://studfile.net/preview/3161469/
  (18) Ю.Г. Фельштинский, Г.И. Чернявский, "Красный террор в годы гражданской войны", М., Терра-Книжный клуб, 2004.
  (19) В. Выгодский, "Преступления без наказания", https://www.proza.ru/2012/09/18/757 .
  (20) Р.Б. Гуль, "Дзержинский (Начало террора)", Нью Йорк, издательство Мост, 1974.
  (21) Зинько Ф.З., "Кое что из истории Одесской ЧК", Одесса, 1989. Цит. по: В.Д.Игнатов, "Палачи и казни в Росии и СССР", М., Вече, 2014.
  (22) "Красный террор глазами очевидцев", М., Айрис Пресс, 2009.
  (23) ("История России. ХХ век. Как Россия шла к ХХ веку (1894-1922)", Том I, под ред. А.Б. Зубова, М., Издательство "Э", 2017.
  (24) И.И. Гарин, "Как наследники палачей заметают следы палачей", http://www.proza.ru/2016/01/03/1660 .
  (25) Предисловие к современному изданию книги С.П. Мельгунова "Красный террор в России 1918 - 1923".
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"