Джурахон Маматов: другие произведения.

Памирские рассказы: Манзура (Красавица с Памира) - Памир, горы, Непал, красота, путешествия, природа, красивые девушки, романтика, восток

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Манзура (Красавица с Памира)
  
   Начал накрапывать дождь. Наша маленькая темно-зелёная 'Нива' с трудом взбиралась на подъём по дороге в сторону Джалонди. За рулём сидел седоволосый Хол Мирзо (так мы его называли). Рядом с ним расположился Оливер - ещё молодой парень, сотрудник одной из международных организаций в Хороге. Мы ехали уже больше часа. Дождь то усиливался, то внезапно прекращался. Хол Мирзо то включал дворники, то выключал. Погода напоминала раннюю весну, хотя на дворе стоял июль месяц.
   - Что-то Оливер замолчал, - тихо произнёс Хол Мирзо. Оливер, услышав своё имя, повернулся ко мне, и я понял, что он ждёт перевода. Я ему перевёл слова Хол Мирзо.
   - О да, я замолчал, потому что впервые вижу такие высоченные и красивые горы, - ответил он. И затем с восторгом добавил:
   - Я считаю себя привилегированным человеком, что побывал на Памире. Поверь, у меня на родине никто никогда не слышал об этих краях и даже не представляет себе, что существуют такие красивые горы, - сказал он, понизив голос, как будто говорил самому себе.
   Пока мы доехали до Джалонди, опять выглянуло солнышко и стало чуть теплее. Возле небольшой постройки у одного из горячих источников стояла женщина и два старичка, одетые в тёплые халаты. Голова женщины была укутана белым полотенцем. Одета она была в поношенный халат зелёного цвета с длинными рукавами. У одного из стариков на голове была памирская тюбетейка, а у другого - тёмная шерстяная кепка. По раскрасневшимся лицам можно было догадаться, что они только вышли из горячей воды. Мы поздоровались.
   Я взглянул на Оливера и заметил, что он неотрывно и чуть прищурившись смотрит на одну из горных вершин с правой стороны дороги.
   - Джура, сколько, ты думаешь, высота этого пика? - спросил он меня. И я заметил в его глазах мальчишеский азарт.
   - Точно сказать не могу, но примерно тысячи три будет, - ответил я, приблизительно оценивая высоту горы.
   - Может, поднимемся? - с блеском в глазах предложил Оливер.
   - Да ты что? Мы ведь приехали сюда, чтобы искупаться в горячих источниках, - неуверенно напомнил я ему цель нашего путешествия.
   - Ну, после подъёма и искупаемся, так оно будет даже интереснее, - продолжал настаивать он.
   Старики внимательно слушали нас, часто моргая глазами. Так бывает, когда не понимаешь языка, но непроизвольно поворачиваешь голову то на одного, то на другого собеседника.
   - Что он говорит? - спросил меня Хол Мирзо.
   - Предлагает подняться вон на ту вершину, - показал я в сторону горы.
   - Скажи ему, что это нелегко, да и с непривычки может схватить 'тутак', - вмешался старик в кепке.
   - А кто это или что это такое? - спросил я с удивлением.
   - Ну, так бывает, когда поднимаешься слишком высоко, и внезапно теряешь сознание, - пытался он объяснить мне. Я перевёл всё это Оливеру, надеясь, что тот передумает.
   - Слушай, Джура, когда у меня будет ещё такой шанс? Давай попробуем, - не унимался он. - Я слышал, что поднимаясь на большую высоту, нужно пить побольше воды, и всё будет нормально, - добавил Оливер, заворожено смотря вверх.
   По тону его разговора я понял, что он не отступится от своей задумки. Затем он быстрыми шагами направился в сторону машины, открыв дверцу, достал свой тёмно-зелёный рюкзак и из багажника вытащил три бутылки таджикской минеральной воды 'Шохамбари' без газа. Старики сокрушенно покачивали головами.
   Поняв, что отговаривать его бесполезно, я тоже последовал его примеру, положив и в свой рюкзак три бутылки воды.
   - Ты присматривай за ним, - назидательно проговорил Хол Мирзо.
   - Постараюсь, - буркнул я.
   Сначала мы шли по отлогому склону горы, по невысокой зелёной траве. Затем трава поредела, появилось больше щебенистых камней, и наши подошвы стали проскальзывать по ним, что заметно усложняло подъём. Потихоньку начали встречаться большие камни, а затем просто огромные валуны цвета цемента и извести вперемешку. Оливер шёл впереди, я - в трёх-четырёх шагах позади него. Через некоторое время он предложил отдохнуть. Мы присели на небольшой камень.
   - Попей водички, - сказал он.
   Хоть я и не чувствовал особой жажды, я прислушался к его совету и сделал несколько глотков минералки. Мы посмотрели вниз. Наша машина выглядела как спичечный коробок, и люди казались маленькими точечками, но чувствовалось, что они с интересом за нами наблюдают, так как они не расходились.
   - Let's go (Пойдем - англ.), - весело сказал Оливер, и мы продолжили свой путь на вершину.
   Подниматься становилось всё труднее и труднее. Угол склона увеличивался, и мы уже цеплялись за камни. Я вспомнил документальные фильмы про альпинистов. Мы шли долго. Постепенно появился азарт и у меня.
   На одном из участков, обходя огромный камень, я оказался впереди Оливера. Внезапно появились тёмные облака, накрыв нас своей тенью. Было такое ощущение, что наступил вечер, хотя часы показывали полдень. Пик скрылся из глаз, потому что облака проплывали гораздо ниже вершины. До цели оставалось совсем немного.
   Подул холодный ветер, и начал капать крупными каплями дождь. Затем эти капли превратились в град, который ощутимо бил по телу. Я видел, как белые льдинки отскакивали от камней. Мы с Оливером были одеты в джинсовые куртки. Я взглянул вниз: он отстал от меня метров на семьдесят и, пытаясь защититься от града, прижался к стене скалы. Я тоже прильнул к стене, но она от града особо не защищала. Я вспомнил про рюкзак и накрыл им голову. Стало получше.
   - I think, that's enough (Я думаю, этого достаточно - англ.), - услышал я крик Оливера сквозь шум града. Мне даже показалось, что я ослышался.
   - Что?! Мы же уже почти на вершине, и ты хочешь назад? - крикнул я ему в ответ. Кажется, он меня не расслышал.
   - What do you think (Что ты думаешь - англ.)? - услышал я его неуверенный вопрос. Я махнул ему рукой, показывая, что продолжим восхождение. Мне уже самому хотелось покорить эту красивую вершину. Град снова превратился в дождь, а потом и вовсе прекратился так же внезапно, как и появился, хотя облака всё ещё не рассеялись. Я взглянул вниз и заметил, что Оливер потихоньку карабкается вверх. Так мы взбирались ещё некоторое время и оказались выше облаков.
   О, это неописуемая красота - смотреть на облака сверху, где они оказались белыми. Сквозь просветы виднелись тёмно-зелёные полосы земли, а надо мною было синее-синее небо, которое можно увидеть только на Памире - без единого облака. Казалось, что внизу сейчас дождливая осень, а наверху - солнечное лето.
   Вдруг я услышал чей-то голос, будто кто-то разговаривал. Кто бы это мог быть? Оливера ещё не было видно. Мне сразу вспомнился разговор стариков про 'тутак', и я подумал, а вдруг 'тутак' так и начинается, то есть со слуховых галлюцинаций. Но это были не галлюцинации.
   В нескольких шагах от меня из-за большого стога хвороста показался мальчик лет десяти, а затем появилась и девушка старшего школьного возраста. Они с удивлением смотрели на меня, и я с не меньшим удивлением разглядывал их. Я застыл с открытой бутылкой минералки в руках. На мальчике был жёлто-белый полосатый свитер с протёртыми подлокотниками, откуда виднелись рукава рубашки белого цвета. Обут он был в темно-синие кроссовки с белыми полосками по бокам. На девушке было светло-зелёное длинное платье с мелкими красными цветами. Голова была покрыта платком жёлтого цвета с большими красными розами, из-под которого выпадали золотистые пряди волос. Её бледно-белое лицо имело безупречно правильные черты, и на нем особенно выделялись большие темно-голубые, под цвет неба, глаза. Между нами произошла небольшая немая сцена.
   - Здравствуйте, что вы тут делаете? - автоматически вырвалось у меня на русском.
   - Саломалек, - ответила девушка на памирском, - узум руси зив нафамум (Я не понимаю русский язык - пам.), - добавила она. Я перешел на памирский.
   - Мы собираем тут дрова (цузм) на зиму, - продолжила девушка.
   - Я помогаю сестре, - добавил мальчик. Он немного заикался.
   - Внизу уже ничего не осталось, всё собрали, вот и приходится подниматься на такую высоту, - сказала девушка, разматывая моток бельевой верёвки, и затем села на кучу собранного хвороста.
   Она была необыкновенно пропорционально сложена и могла бы стать украшением любого сверхмодного журнала. В тот момент все модели для меня мигом померкли. Мне казалось, что я нахожусь в каком-то сказочном мире. Огромная высота, под нами белоснежные облака, синее небо... и эта красивая девушка, которая так гармонично вписывалась во всю эту небесную страну. Я заворожено смотрел на неё и думал: 'Неужели это явь, не сон ли?'. Когда она присела, я заметил её памирские джурабы, поверх которых были надеты такие же кроссовки, как у её брата.
   Из этого полусонного состояния меня вывел голос Оливера:
   - Who are they (Кто они такие - англ.)?
   Я пытался ему объяснить, кто они и что здесь делают, но заметил, что он меня уже не слушает, а заворожено глядит на девушку.
   - Is she Russian (Она русская - англ.)? - с удивлением спросил меня Оливер.
   - No, she is Pamirian (Нет, она памирка - англ.), - уточнил я
   Мы тоже присели рядом с ними. Оливер, раскрыв замок рюкзака, достал оттуда маленькие плиточки 'Kit Kat' и угостил ребят. Мы разговорились. Девушка сказала, что её зовут Манзура, а братика - Далер. Оказалось, что они из кишлака, расположенного неподалеку. Как же Оливер был удивлён, когда она призналась, что дальше Хорога никуда не ездила, и то это было давным-давно. Во время всего разговора нас не покидало чувство фантастичности ситуации.
   Первой встала Манзура. Я спросил, не требуется ли им наша помощь.
   - Нет, спасибо! То, что собрали сегодня, мы оставим сохнуть. Сухие кусты будет легче спускать вниз, - объяснила практичная горянка.
   Оливер оставил им плиточку шоколада и бутылку минеральной воды. Шоколад мальчик взял, а воду вернул, указав на металлический чайник рядом с хворостом. Мы попрощались как старые друзья. До вершины оставалось около двухсот метров. Всё это расстояние мы прошли молча. И лишь однажды Оливер обмолвился:
   - She is just beautiful (Она просто красавица - англ.)!
   Взобравшись на вершину, мы молча постояли на небольшом плато, взирая на соседние сверкающие пики. Это был другой мир - чистый, волшебный, первозданный. Там тебя могли посещать только возвышенные чувства. И эти чувства многократно усиливались от той волшебной встречи с красавицей Манзурой.
   Налюбовавшись этой красотой, мы медленно начали спускаться. Когда достигли места, где повстречали Манзуру и Далера, заметили, что они уже были далеко, на другом склоне горы. Они нам помахали руками. Так мы и расстались.
   Спуск был тоже нелегким. Уставшие мышцы ног еле нас слушались. Когда мы оказались внизу, уже наступали сумерки. У машины нас ждал лишь Хол Мирзо.
   - Молодцы, - тихо произнёс он и пожал нам руки.
   Горячий источник освежил нас. Есть не хотелось - лишь пить. Вечерняя погода была довольно прохладной, и мы оделись потеплее, сели в свою 'Ниву' и поехали в сторону Хорога по извилистой горной дороге с включёнными фарами. То ли от усталости, то ли под впечатлением от встречи с той девушкой ехали молча.
   Лишь изредка тишину нарушал сонный голос Оливера:
   - She is just beautiful...
   Я то засыпал, то просыпался. Когда засыпал, мне снилась весело смеющаяся Манзура, которая громко говорила: 'Зачем мне ваша Москва, зачем ваш ложный мир и ложные ценности! Я счастлива тут, у себя в горах!'. И всё это отзывалось громким эхом от заснеженных вершин.
   Я окончательно проснулся, когда машину сильно тряхнуло, и в свете фар я заметил памятник старому автомобилю на постаменте и понял, что мы въезжаем в Хорог.
   Через месяц Оливер уехал к себе на родину. Некоторое время мы с ним переписывались, и в своих письмах он часто спрашивал меня, не повстречался ли я снова с Манзурой. Я отвечал ему, что нет, не встречал её больше. Она для меня, как и для него, навсегда осталась в той заоблачной стране.
   Иногда мне всё это кажется сном, но письма Оливера подтверждают, что это действительно было, ведь не мог нам обоим присниться один и тот же сон.
   Я часто бываю на Памире, но никогда и никого не спрашиваю о Манзуре. Пусть всё останется так как есть, словно волшебная встреча. С тех пор каждая снежная вершина напоминает мне Манзуру и кажется, что она и есть её отражение - символ чистоты и непорочности.
   21 августа 2009 года
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"