E Ea I: другие произведения.

Шинигами-ниндзя. Часть 3. Подставы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:




   Шинигами-ниндзя. Кроссовер Наруто-Блич
  
   Книга 1. Воскрешение
  
  
   Автор: E ea I
   Фэндом: Bleach, Naruto (кроссовер)
   Персонажи: Ушода Хачиген (занпакто Хатаке Какаши), Узумаки Наруто, Учиха Саске, Харуно Сакура, Умино Ирука, Майто Гай
   Рейтинг: PG-13
   Жанры: Гет, Повседневность, POV, AU
   Предупреждения: OOC, MC (Марти Стью)
   Статус: Завершен (4 части)
   Аннотация: Во время пустофикации Ушода Хачиген борется со своим пустым и в процессе попадает в Хатаке Какаши, сразу после его первого боя с Забузой.
  
   Часть 3. Подставы
  

Глава 1.

  
   Немилосердная качка час от часу становилась круче, как будто всерьез намеревалась заставить опытных шиноби по-детски опорожнить желудки. Какой тут сон?!
   Шторм.
   Капитан - бывалый моряк с проседью на висках. Его зычный голос емким матом прорезал завывания и грохот шторма. Он самоучка уровня генина с мизерным запасом чакры, способный к примитивным стихийными преобразованиями Мизу и Каминари. Помимо него из шиноби на корабле в качестве охраны присутствовал молодняк из наемных отбросов, возраст от шестнадцати до двадцати двух. Их старший, судя по чакре, где-то на уровне чюнина, его помощник генин и трое шестерок с дефектной СЦЧ, судя по дисгармонии внутренних потоков и цветности чакры - бьякуган поставил бы им точный диагноз. Против их досмотров отлично работали: бурдюк с пивом, скрывающее фуиндзюцу, нанесенное с внутренней стороны бочки, двойная крышка с гендзюцу, что закреплялось на ней печатью. Организаторы подобной конспирацией озаботились из-за требований легенды и каких-то своих заморочек, в которых нас лишь отчасти посвятили. Во-первых, на континенте шпионами чаще выступают птицы, а на архипелаге рыбы и другие морские обитатели, что логично. Например, точно знаю, что есть демонический клан медуз, представители которого легко засекают бегущих по воде ниндзя едва ли не в радиусе двух десятков километров вокруг себя. Как-то раз спалился на миссии и угодил в засаду, еле выжил тогда. Во-вторых, в порту предстоит заместить тамошнюю команду и, возможно, полностью дискредитировать ее перед официальной властью - шаткий пункт ввиду недоступности истории из архивных отчетов. Затем нужно встретить связного, который сведет с проводником до лагеря со ставкой одного из главнокомандующих мятежных кланов, знающего если не подоплеку комбинации, то про нашу принадлежность к силам Конохи точно. Я не в первый раз проникал на чужую территорию и ход начальства с бочками считаю излишней перестраховкой. Но ничего не попишешь, наблюдатели и осведомители от Корня, тудыть их растудыть и биджу на прокорм, провожали до самой погрузки, въедливо следя за соблюдением всех выданных нам инструкций. Не удивлюсь наличию гражданских шпионов. Когда имеешь дело с Корнем, лучше быть параноиком - эту истину я четко усвоил.
   Ужасная качка, беспокойство за напарников и успех миссии вынудили меня к действию. Еле вытерпел процедуру отделения материальной оболочки от духовной. Это для Шизуне она легка и проста, словно юкату снять или одеть, а я настолько сроднился с бренным телом, что будто из кожи вылезаю - крайне неприятно и болезненно. Еще в Конохе зарекся часто покидать плоть, но сейчас могла потребоваться моя помощь, а вылезать из бочки и показываться нельзя из соображений конспирации, поскольку крышки опечатаны с применением чакро-сигнатуры, дубль не сможет вернуть, как было. Мне остро не хватает знаний и опыта по созданию гигаев, чтобы правильно переходить в духовное состояние и затем обратно материализовываться. Нет ни одного шинигами, кто хоть единожды не желал вернуться в Мир Людей обычным человеком, завести семью и быть по-человечески счастливым. У меня эта маленькая и запретная мечта сбылась - мне ли гундеть? Нет. Терплю и вкалываю, откладывая возвращение в Общество Душ на неопределенный срок, разрываясь от желания остаться здесь и вернуться, несмотря ни на что (ну да, лелею надежду, что в долгой истории родины имеются прецеденты и что мне не грозит смертная казнь).
   Казавшееся утлым суденышко швыряло ветром из стороны в сторону, вздымало и кидало с громадных волн, а я знай себе стоял между небом и водой высшим судией, как будто то ли вершащим последний суд над отдельно взятой горсткой людей на крошечном кораблике под стопами, то ли самолично приводящим приговор в исполнение. Труден был выбор стези шинигами, но я ни о чем не жалею, в том числе и том, что ни Какаши, ни Хачи не предоставлялся выбор, становиться теми, кем есть, или нет. Я принял себя таким, каков есть. Сожалений нет, однако, порой, терзают окаянная грусть-тоска да желание послать всех к пустому биджу в пасть, чтобы самому всецело заняться угодным душе занятием...
   На расстоянии нескольких моих ростов сверкнувшая мимо меня молния и ударная волна от нее напрочь прогнали внезапно нахлынувшее философское настроение.
   Напряженный Мангеке Шаринган кое-как различил тонкие пути, прокладываемые молниями. Живые сверхскоростные нити тянулись сверху из недр облаков и снизу от острых предметов, таких как мачты выставленного на подиуме волны корабля. Природные молнии двигались рывками и причудливыми зигзагами, короткие вспышки ступенчатого распространения ослепляли бы меня, не будь защиты, даруемой способностью Маска. Мне катастрофически не хватало скорости, ни Сюмпо, ни Сонидо, ни их компиляция с дзюцу не могли обеспечить должную скорость, чтобы вовремя рушить проводящие каналы, спутанным пучком тянущиеся от корабля ввысь. Острые проводники светились - горели Свечи Шинигами. Будь мы в эпицентре, их яркость переполошила бы весь экипаж, а не только одного капитана, насколько я понял, надеющегося на какую-то защиту... Свечи Шинигами. На моей исторической родине пришельцы из сказочных заморских стран звали их огнями святого Эльма, а на Вакусэи из-за высокой концентрации сенчакры свойства этих огней несколько отличаются. Байки про Свечи, разгоревшиеся в Факелы, популярны в кабаках для ниндзя - чего только зловещего не наврут рассказчики, повествующие якобы со слов выжившего очевидца.
   -- Фуиндзюцу, - лаконично произнес у меня в голове голос Какаши. Мой занпакто на них специализировался. Не мудрено, что он первым заметил крупный рисунок, спрятанный под слоями лака и краски. Находясь сверху, проще различить. Зная, на что теперь обращать внимание, сразу выявил искомое. - Допотопное, - через секунду флегматично вынес вердикт занпакто.
   -- Не стоит искушать судьбу, - ответил я, чувствуя стыд за свою невнимательность. Какаши вернул мои мысли в нужное русло. Из-за сверх ускорения был словно в киселе, для меня окружающий мир предельно замедлился, благодаря занпакто не потерял нужную степень концентрации, хотя то и дело думы сползали на непривычность текущего состояния и всякие побочные темы, цепляясь за ассоциации.
   С промедленьем, но без сомнений принял роль эдакого громовержца, оберегающего творение рук человеческих от попадания ярых молний. Из всех вариантов решения возникшей проблемы скоропалительно выбрал самый простой и, наверно, самый действенный из мне сейчас доступных - упреждающе спусковой разряд. Косвенно пригодился опыт Какаши, имеющего первичное сродство с Каминари и скопировавшего целую кучу дзюцу для собственного пользования. За пример взял не раз виденное и отлично знакомое... мне райтондзюцу "B"-ранга "Райтон: Хирайшин", только не я становлюсь проводником вызываемой молнии и она не перенаправляется по фуин-метке, теряя естественную зигзагообразную форму.
   - Бьякурай! - Воскликнул я внутри грозовой тучи, четко задавая не вектор распространения, а конечную точку, расположенную на гребне ранее примеченного вала - волны такие медленные!.. Для аналогичной техники шиноби мне бы пришлось маяться с нанесением печатей на кунаи и их метанием, беспокоится об отводках и погрешностях, неминуемо возникающих из-за огромных расстояний, да и Хадо-04 я пользую десятилетиями, исследовав его вдоль и поперек.
   Искусственная молния с оглушительным грохотом пронзила облако над судном, разряжая электрическое поле. Точность удара в макушку соседней волны в том числе гарантировала вложенная чакра, проводящая мою железную волю. Кажется, матросы жопным инстинктом почуяли близость проводника Смерти - стали работать еще более слажено и с полной отдачей. Из-за тучи и слепящей молнии мне не видно было деталей, возможно, Свечи Шинигами зримо полыхнули, когда мимо сверкнула молния, но мне не было до них дела - меня захлестнула восхитительная мощь! Атмосферное электричество многократно усилило мой разряд, дав неописуемую гамму чувств и ощущений, совершенно иную, нежели с поверхности земли! Возник божественный соблазн выпустить чакру и подчинить всю тучу - нет! - весь шторм себе, достичь небывалого могущества, забыться и раствориться в безудержной и чистой ярости стихий...
   -- Акстись, шинигами, - едко подметил сохраняющий спокойствие Какаши, вернув меня с благословенных небес на грешную землю.
   -- Благодарю, шиноби...
   Вообще моря и океаны для меня интригующие и восхитительные чудеса света, поскольку большую часть жизни я провел в Обществе Душ, где нет столь грандиозных водных просторов. Наблюдение за буйством первозданных стихии изнутри, так сказать, дарило неописуемое наслаждение и какой-то детский восторг. Мощный пронизывающий ветер и могучая вода пытались терзать духовное тело, одновременно насыщая энергией и помогая сродниться аж с тремя стихиями: Мизу, Казе и Каминари. Особенно меня волновало постижение практически не освоенного ветра, хотя захлебывался от ощущений соленой воды и ветвистых молний. Духовное тело иначе воспринимает реальность, в чем-то богаче и глубже, в чем-то беднее и площе, но даже в нем опасно быть в жерле извергающегося вулкана или оказаться на пути молнии. Владел собой и не рискнул поддаваться чувствам, отпуская вожжи контроля над энергией. Испугала вероятность нечаянного создания супер шторма - я еще слишком мало знаю и умею для подвига контроля или усмирения подобного творения с чудовищно разрушительной мощью. Остро ощутил тоску, уходя в Сонидо к кораблю и расставаясь со свободно разгулявшимися стихиями.
   Буйство природы транспортный корабль прошел почти по касательной, тем не менее, порядком нахлебавшись. Правильно закрепленный груз - это половина успешного выживания. Капитан, команда и несколько пассажиров, ничего не подозревающих об истинном нутре трех пивных бочек, относительно быстро справились с немногочисленными последствиями шторма - им не впервой. Прибытие в намеченный порт, по словам капитана, случайно подслушанным по выходу из Сонидо, откладывалось до следующего дня или даже вечера, потому что маневр уклонения и сама борьба со штормом вынудили существенно изменить первоначальный курс, вдобавок, часть команды в доску напилась и слегла, где пришлось (кое-куда даже дверь выламывали). Нам всем крупно повезло, по тем же словам, если отбросить всю пестроту матросского сленга, в том числе относительно тех, кто не был предупрежден о надвигающейся угрозе и угодил прямиком в центр. Легко отделались, вовремя заметив и правильно скорректировав курс, верно прикинув направление движения штормовой бури. Как я понял, выкрутились вовремя за счет техник и опытности капитана. Остается только удивляться связям Корня, отжавшего столь опытную команду бывалых моряков для тайной перевозки шиноби из Конохи, ну и несколько тонн запечатанного оружия, доставляемого повстанцам по отлаженным каналам.
   Океан, спокойный до зеркальной глади, под звездным куполом ночи выглядел завораживающе, величественно, сказочно. Напоенный силой, я переборщил с Сонидо, существенно промахнувшись, но нисколько не пожалел. Красота неба помогла отвлечься от самокопания с досужими мыслями и навеяла романтическое настроение. Очень захотелось прижать к себе Шизуне, ощутить ее голову на своем плече и вкус ее сладеньких губ. Эх-ма... Измученный, но довольный из последних сил наделал литры полезной и сильной зеленки, дельно избавляясь от энергетических избытков и запечатывая по свиткам вечно дефицитный результат - сжиженную ирьчакру. Если бы не оплошность от накопившейся усталости, все равно бы переместился подальше по небесному океану, чтобы сбросить лишние объемы энергии. Никогда бы не подумал, что буду так поступать - придумывать, на что бы потратить слабо контролируемые излишки!
   Конкретный грузовой рейс указывался в инструкциях, переданных человеком Данзо. Вернувшись обратно на корабль, я нашел в себе силы убедиться, что шанс подставы минимален и что нас ни выкидывать за борт, ни убивать никто не собирается. Аккуратно и поверхностно просканировал бочки с напарниками. В пятидесятилитровой ёмкости разве что младенец будет чувствовать себя - сносно, а взрослым дядям приходилось туго, оба были вынуждены бдеть и постоянно поддерживать мастерское "Хенге", уменьшавшее их габариты, по сути, дзюцу на несколько рангов выше академического уровня. Сидят, поди, бедненькие, и мысленно костерят на все лады всех причастных к своим мучениям, нынешним и еще предстоящим.
   О гипотетической возможности попадания в шторм я подумал заранее, включив в список маловероятных событий и до последнего надеясь, что все же облик шинигами использую для поиска и обезвреживания указанной команды ниндзя Скрытого Тумана. Но не судьба - буря испортила замечательный план, финт ушами уже не получится. Так же пакостно, что в натужно принимаемом духовном облике я не могу создавать ни дублей, ни теневиков, ни даже примитивных стихийных клонов. Барахлило энергетическое ядро, по понятным причинам спотыкаясь на ян-компоненте и тем самым порождая масштабные проблемы.
   Архипелаг, к слову, омывают холодные течения и ветра, а более крупные острова Наги и О-юзу обласканы южным теплом - на стыке и около него зачастую бушует непогода. В честь распространенного и частого погодного явления скрытое селение ниндзя на островах архипелага носит название Киригакуре - Селение-скрытое-в-тумане. Из-за погодных особенностей в Кири, расположенном южнее Конохи, зимой стабильно выпадает снег. Климат в целом существенно прохладней. Ни дай Ками-сама случиться рождению кисельного тумана во время силовой фазы операции!
   К слову, из-за долгой гражданской войны оба крупных острова, Наги и О-юзу, при поддержке международных торговых и банковских домов несколько лет как отделились от Страны Воды, образовав молодое и самостоятельное государство. Ныне некогда грозная и величавая родина туманов по площади суши уступала второсортной Стране Рек. Мне известен лишь общий политический расклад, а не вся подоплека раскола, однако не я один додумался сделать очевидные выводы. Старый хрыч, как многие за глаза называли прежнего Даймё Воды, хитро сбагрил кровоточащий гнойник своему опостылевшему наследнику. Самый жирный кусман он успел по всем правилам передать благонадежному родственнику до того, как был физически устранен - зверски убит в своем доме вместе со всей прислугой и охраной. Торгово-экономический рычаг, судя по всему, оказался действенней силовых методов, хотя мой опыт шиноби твердит обратное, но, думаю, дело в масштабах. Может, и в Конохе схоже?..
   Для порядку посочувствовав и состроив мину бочке с дико вкусным, но пока недоступным медом из экзотического вида орхидей (насилу напарники оторвали, гады!), вернулся в родное тело. Перетерпел возникшую при этом судорогу и жар, поднявшийся из-за бешеной регенерации отмерших клеток, но это можно назвать всего лишь дискомфортом на фоне болей в СЦЧ - жуть! У выходцев из клана Като при исполнении "Рейка но Дзюцу", судя по учебнику от Хирузена и лично увиденному исполнению, покинутая плоть погружается в анабиоз, который по качеству и срокам ограничен умениями ниндзя. А у меня клетки организма начинают отмирать, тело по всем показателям определяется как труп со всеми вытекающими последствиями. И это еще полбеды! Благодаря изучению занпакто замысловатой печати Минато-сэнсэя, удерживающей Кьюби, удалось сконструировать дополнительный модуль для фуиндзюцу "Чакрафуин" и разместить почти всю вязь, включая основное ядро, непосредственно на духовном теле. При ее активном использовании рисунок проявляется на физическом теле на прежнем месте - солнечное сплетение - почти так же, как это происходит со спиралью на животе Наруто. Во-первых, я с занапкто вносил изменения в печать на скорую руку, потому процесс проявления и обратный ему чрезвычайно болезненны. Во-вторых, если "Чакрафуин" не пуста, то душой покинуть бренное тело для меня становится вообще нереально, верно и противоположное - с не пустой печатью я не смог вернуться в тело. В основном из-за этой причины пришлось, по сути, выдвигаться порожняком, наделав пяток стандартных свитков с запасами чакры на экстренный случай, а так же я был вынужден жестко контролировать СЦЧ после выдвижения из Конохи. Это мой второй выход из тела за короткий промежуток времени. После первого отпаивался дорогими препаратами и потратил три часа на глубокую медитацию, чтобы хоть как-то восстановиться. И если бы не предусмотрительно созданные дубли, пришлось бы тогда на целый день откладывать "командировку" в Страну Воды. О, Ками-сама, убереги нас от второго шторма! Мне очень-очень надо выспаться, сил нет...
   Сосредоточившись, кое-как подрегулировал размер личины и передал дублю контроль и подпитку этого дзюцу: мое взаимодействие с дублями уже столь плотное, что лично мог не заботиться о своем "Хенге". Создал теневую подушку, помолился, закрыл после сильного напряжения болящие глаза и умиротворенным погрузился в долгожданный сон, грезя об океане из меда с облаками из сладкой ваты или сливок, взбитых с вишнево-гранатовым сиропом. Быстрое сильнодействующее обезболивающее одновременно выполняло функции убойной дозы снотворного.
   После сладкого сна наступили долгие часы ничегонеделанья, способствовавшие праздным размышлениям, в том числе и о той заднице, в какую я, считай, добровольно иду да еще и союзников веду. Уже дико скучаю по размеренному и спокойному ритму жизни в Обществе Душ... Уф, все, вроде прибыли. Надеюсь, Гай сдюжил длительный и серьезный приступ морской болезни, а то ему ведь никакие средства не помогают, вернее, никто пока так и не смог подобрать для него рецептуру индивидуального лекарства.
   Дзиндзэн грубо прервала встряска - с прибытием! Стоически перетерпел разгрузку и доставку сразу в погреб таверны (судя по длительности перевозки), а не на припортовые склады, как планировалось - тревожный звоночек, но ожидаемый. Выждал примерно час, в большей степени из-за отката после "Рейка но Дзюцу". Долго не получалось перейти в шикай, а потом в банкай и обратно в шикай - длительно полное высвобождение удержать не получилось. Отключил маскирующие фуиндзюцу бочки, все - начатая фаза операции целиком на мне.
   Я осторожно прислушался к колебаниям мировой энергии, постепенно охватив порт целиком - сенсорика четко определила наличие семи источников чакры. Один из них - это знакомый капитан корабля, который сразу после загрузки отшвартуется и встретит ночь в рейде - опасно задерживаться в стране, раздираемой гражданской войной. Еще четыре, ошивающихся рядом, это командированные за продовольствием ниндзя Тумана. Двое в здании торговой гильдии, если верно сопоставил с запомненной картой, и они оба явно будут посильнее командира группы туманников. Кстати, не приходится сомневаться в том, что досмотровая команда из Кири укомплектована сенсором. Три секунды вечности прошли. Все, мой выход, ведь из нас троих я единственный, кого за шиноби могут определить только высококлассные сенсоры уровня саннинов и Каге.
   Стоит отметить, что после стабилизации и гармонизации моего реального энергетического ядра, мне требуется прилагать усилия, чтобы хоть чуточку проявить свою СЦЧ для ее восприятия другими ниндзя: ирьёнином, бегло осмотревшим всю нашу троицу перед отправкой; представителем клана Хьюга, присутствовавшим на моем квалификационном экзамене на медика. Обладатель додзюцу Бьякуган ушел одним из первых и донельзя мрачным, справедливо заподозрив существование неизвестного его клану средства, блокирующего проникающий взор их чудо-глазок. Ему невдомек было, что толще паутинки из магистральных каналов показать ему я ничего не мог, сколько бы ни пыжился. И просвещать я никого не намеревался, что эта моя особенность никак не связана с демоном, призванным по контракту и каким-то манером засунутым внутрь. Моя "Чакрафуин" по внешнему виду и положению разительно отличалась от "Инфуин", что у Цунаде на лбу ромбиком, никто вроде даже не заподозрил схожесть функционала этих двух фуиндзюцу. Пусть лучше считают, что в этой печати действительно кто-то сидит.
   Мизерный дубль еще в бочке применил двадцать шестое бакудо и спрятался в подсумке, после чего я застыл на минуту, медленно, выразительно и с расстановкой прошептав словесную формулу "Бакудо-26: Кьёкко", поскольку прозрачность от Джирайи, "Тотон Дзюцу", требовала осуществления трудно дающегося смешивания стандартных человеческих энергий. Биджу, вылезая, чуть не нашумел, едва не разрушив небольшую пирамиду, сложенную из одинаковых новоприбывших бочек. Темнота в погребке не была мне особой помехой, хотя я предпочел бы не пялиться в холодный мрак, а выпустить чакру, подсвечивая кое-где. Внимательно огляделся. Крупы, корнеплоды, копчености, приправы, полки с консервами, маринады, варенья... Медовая бочка, к великому сожалению, отправилась в другое место, видимо, с концами. В общем, на количество скудно тут оказалось, не считая дешевой выпивки, но по ассортименту продуктов видно, что еще не бедствуют, как было в памятном порту Страны Волн, и успешно борются с грызунами, к слову - насчитал с десяток примитивных механических ловушек.
   Тук-тук-тук, тук... Тихонько выстучав по бочкам напарников условный сигнал, по привычке забрался на потолок, чтобы не скрипеть половицами и лестницей. Будучи под маскировкой, применил несколько незамысловатых хитростей вместо высвобождения чакры для возведения небольшого антизвукового барьера и осторожно вылез из люка. Благодаря предосторожностям, не возникло ни скрипа специально не смазываемых петель, ни энергетического выброса, способных кого-либо потревожить. Незачем применять чакру там, где без оной можно вполне себе обойтись. Плохо прижившийся и потому прожорливый шаринган в прошлом научил... меня экономии.
   С трудом отведя взгляд от аппетитной попки юркой и молоденькой разносчицы с пышными кудрями, выскочил из общего зала вслед за подвернувшимся по случаю посетителем. Еще в самой таверне ощутил тревожную атмосферу, на улице оказалось еще хуже. От немногочисленных прохожих почти что разило напряженностью и страхом, только у каждого четвертого не было при себе хоть какого-нибудь оружия, на виду. Часто встречались заткнутые за пояс нунчаки, простецкие кистени и дубинки, а вот разновидности кинжалов и мечей попадались редко. Дети не носились с визгом по грязным улочкам, женщины держались либо стайками, либо рядом с мужиками, разговоров почти не было слышно. Лица настороженные и угрюмые, безрадостные, на таких явственно прослеживаются отличительные черты островитян: характерные острые подбородки, тонкие вытянутые носы, у радужки глаз лазурно-серые оттенки, часто весьма ярко выраженные у местных ниндзя.
   Буси в форменной одежде патрулировали тройками, от них все прохожие шарахались, расступаясь, даже какой-то манерный благородный с охраной предпочел остановиться и "почтительно" пропустить "следящих за соблюдением правопорядка" - это почти дословная цитата приветствия, от которого молодые буси раздулись аки индюки, по скудоумию не заметившие изысканной издевки. Стоит отдельного внимания дама, короткими шажками плывшая за мужем или господином. Черная, как смоль, волна шелковых волос ниспадала на затылок, почти касаясь оголенных плечиков, и возвращалась обратно к ажурной конструкции из нефритовых спиц с алмазными головками и воздушных лент из газа (вроде бы правильно помню название). Серьги и ожерелье из ярко голубого янтаря с глубокими синими разводами составляли гарнитур с браслетами на руках, подчеркивая на безупречном кукольном личике большие раскосые глаза, подведенные тушью и тенями с замысловатым рисунком. Шикарный стан был упакован в слои тончайшего шелка небесно-голубых тонов, живой узор из коралловых цветов, казалось, был сам по себе, виднеясь в виде рельефных тату на плечиках и точеной лебединой шейке, то ли как продолжение, то ли как основа. Буси предпочли не заметить ее катаны с метровым лезвием в матово черных ножнах и двух других клинков на поясе, составляющих единый комплект. Машина смерти с идеальным телом, усиленным фуиндзюцу, питающимся от внешних накопителей - камни янтаря в темноте точно не потеряются. Элитарная телохранительница мило "стеснялась", пряча носик за чисто белым большим веером и якобы отвернув глазки. Один знак господина и буси умрут менее чем за секунду, ничего не поняв. Сама восхитительная женщина еще жива, поскольку нет СЦЧ и против толкового чюнина однозначно не выстоит. Я поспешно задвинул подальше похоть и ворох оставшихся без ответа вопросов. Усилием воли сосредоточился на местных бесхозных достопримечательностях, утопающих в сорняках и пестрящих кляксами гари.
   К одной такой патрульной группке я в итоге и пристроился в хвост. Они как раз направлялись примерно в нужную мне сторону. Дома рядовых жителей, мимо которых топал патруль, гремя пластинами простецких латных юбок, выглядели добротнее лачуг в Стране Волн. Всюду виднелся традиционный или новомодный декор на морскую тематику, росли фруктовые деревья. Чуткие уши ловили перебранку жены с мужем, у кого-то в доме громко возились ребятишки, слышался стук кухонной утвари, откуда-то доносился опостылевший перезвон поющих трубок и бубенцов, кто-то методично избивал макивару и резал воздух, думаю, бракованной сталью - Буйвол как-то на миссии просветил. За время, пока плелся в хвосте, разок услышал смех и почуял, как три души отправились в мир иной. В общем и целом, портовый городок на примерно десяток тысяч населения жил, несмотря ни на что.
   Состоятельным людям повезло меньше - тут и там виднелись следы боевых стычек и разрушений. Некоторые полуобвалившиеся дома стояли заброшенными, а от некоторых и вовсе остались одни головешки или груды обломков, явственно свидетельствующих о применении ниндзюцу и последующем мародерстве.
   Ох, как было бы проще действовать ночью! Странный шторм угробил такой простой и прекрасный план! Запасные же, состряпанные нами еще в Конохе, рискованные и не блещут изяществом.
   Несмолкающие крики чаек, хриплый говор матерящихся портовых грузчиков, мельтешение суетливых чинуш. Вроде кораблей-то в порту раз-два и обчелся, а гаму и столпотворения на целую флотилию. Искомые шиноби резко контрастировали, образовывая в хаосе порта островки спокойствия. Один облокотился о перила. Юный сморчок игрался с видавшим виды кунаем, с кровожадной ухмылкой зыркая по сторонам, а особенно на охранников-недотеп, которые огребли на орехи и больше не помышляли покидать борт корабля. Второй и третий (по расстоянию от меня) стояли рядом со складом. Оттуда под присмотром потеющего чинуши, пытающегося строить из себя важную шишку, выносили большие ящики непонятно с чем (с виду одинаковые, а по весу разные). Четвертый залег на складскую крышу и поплевывал в чаек. Вроде и мазал часто, но при этом волшебным образом оставался не обгаженным птицами, в отличие от находящихся на палубе, хотя бы одну медальку да словивших.
   Ждать загрузки--разгрузки мне пришлось долго, но время провел с пользой. Сперва осмелел настолько, что применил Сонидо с крыши склада метрах в пятидесяти от выявленного сенсора, а тот и ухом не повел. Замечательно! Воспользовавшись случаям, смотался к самым окраинам городка. Возвращался предельно собранным, потому что обнаружил аж две группы поддержки. То ли сенсор ценный, то ли дополнительная охрана непонятного, но сверхважного груза, то ли наоборот команды его захвата. Итого, значит, вокруг и в Хофуно-пото сконцентрировано пятнадцать ниндзя - много. Вот и первый косяк наспех спланированной операции, об "или" думать не хочется.
   Вернувшись к причалу, я подумал-подумал да от скуки занялся полезной тренировкой без отрыва от текущей задачи. Сидя в бочке, практиковался в очистке разума от всех мыслей, до звенящей пустоты в голове, а сейчас постарался стать бесстрастным наблюдателем и абстрагироваться от океана бесполезной информации, поступающей от активного додзюцу. Нельзя было на ком-то концентрировать взгляд, особенно из ниндзя - могут почуять примерное направление источника чужого внимания.
   - Эйхамару, сучонок, чего ты опять телишься? Унюхал чего?! - Грубо одернул командир своего замешкавшегося подчиненного, когда чинуша принялся закрывать и сургучом опечатывать опустевший склад - блатной из-за близости к причалу.
   Мужик все время, пока я издали наблюдал, цедил сквозь зубы, чтобы вытянутое лицо еще больше не вытягивалось. Синевато-каштановые волосы, зачесанные назад, плотно прижимались к голове широким протектором с символом Кири. Левую щеку уродовал шрам, будто когда-то рот порвали до самой скулы, остальная кожа на лице с разводами и дряблая, словно какой-то едкой чакросодержащей кислотой плеснули в эту наглую рожу - это все старило моего ровесника лет на десять. Форменная одежда джонина Скрытого Тумана была ему не по фигуре. Забавно, еще семь лет назад ни шрама, ни других отметин на лице не было. Едва узнал его, некогда в ранге чюнина проваливавшего свою миссию, по моей вине. Он в Стране Рек защищал фабриканта, которого я в итоге убил и удрал прямо из-под носа поздно всполошившейся охраны.
   - Что-то у гильдейцев, Миноу-сан, - не меняясь в лице с притороченной улыбкой, соврал командиру юноша. Высокий, стройный до худощавости, вкупе с правильным и симметричным лицом - это выдавало породу. Клановый? Цвет глаз под непонятный серо-морской цвет с большой долей вероятности указывает на то, что он бастард, да и клевали бы его сильнее - в команде у него самые маленькие резервы чакры. По всей видимости, под банданой для сокрытия цвета волос обрит под ноль, но это слабо ему помогает от беспричинных нападок и придирок, в том числе и со стороны чинуши. Стоял напряженным, двигался скупо. Верно, клановое воспитание: употребил слово "гильдейцы", а не торгаши, купчишки или другое презрительно-уничижительное именование.
   - Что-то!.. - Зло передразнил шиноби, смачно харкнув под ноги подчиненному. - Ничерта не умеет, а еще вы***ся! Макото-сан, - сменив тон, Миноу обратился к чиновнику, к которому, судя по всему, была приставлена его команда. Кстати, они оба скривились, когда Эйхамару упомянул гильдейцев - торговцы, объединенные под лигой "Торгового Союза Микадзукикей". Как мы с занпакто и подозревали, обращаться к ним за разъяснениями никто не будет. - Каравану безопаснее переночевать в дороге, - презрительным тоном пролились вежливые слова. - Выступаем немедленно, - не спрашивая, а утверждая на гране приказа.
   - Несомненно, вы правы, Миноу-сан, - важно ответил облизнувшийся и сглотнувший чинуша, спешно приложивший платок к вспотевшему толстощекому лицу с двойным подбородком. На его нервозное дерганье джонин довольно осклабился. Ниндзя за время моего наблюдения дважды перекусывали бутербродами, а толстячек стоял не жрамши, неустанно что-то карябая на планшете и выуживая разные свитки из своих просторных одежд. Я готов был бы поспорить на миллион, что Миноу, часто заглядывавший к бумагомарателю, ни бельмеса не смыслит в учете и бухгалтерии, но не с кем, а так бы обогатился.
   - Сабуро! Шиширо! Проводите этих, - отдал приказ джонин, махнув в сторону подчиненного и подзащитного.
   Сам же туманник, насвистывая мотивчик похабной песенки, легкой походкой двинулся в сторону кабачка, где страждущим уже разливалось и продавалось только что привезенное сакэ. Как только народ почуял, кто идет, заведение очистилось - от людей с протектором здесь либо бежали опрометью, либо истово молились всем силам, стараясь замереть и не отсвечивать. Лютая ненависть попятам преследовала ниндзя Кровавого Тумана, и это в родной стране! Кстати, поблизости, но не на виду у шиноби, маячила парочка патрулей буси. Сколько ж денег прожирает военная машина? Как сильно истощается человеческий ресурс?!
   Уловив главное, я свалил со своей наблюдательной позиции, пропустив мимо ушей бурчание упомянутых молодых мужчин, недовольных тем, что им тоже предстоит набивать брюхо в дороге. Перед идущими раздраженными шиноби никого не было, это в порту у грузчиков не было выбора, а здесь загодя убирались с дороги. Потому подходящий момент мне пришлось создавать самому. Еще до отплытия сотворенный дубль к этому моменту уже освободился из подсумка. Конструкт без напряга заморочил головы нескольким прохожим и грузчикам при помощи "Гендзюцу: Шаринган", заставил их беспардонно вывалиться из-за поворота и столкнуться. Крики, грохот, рассыпавшиеся черепки и разлитое сакэ - внимание отвлечено. Не выходя из Сонидо, загребаю правой Эйхамару, одновременно левой рукой опуская ему протектор со лба на глаза. Неуловимый миг спустя на его месте из Сонидо появляется мой специально созданный дубль под "Хенге", который сразу же воспользовался моментом и зацепил двух шиноби на крючок иллюзий. Слишком много было мелких деталей, воздействие на них легко получилось - джонина не рискнул ловить.
   За время наблюдений я полностью списал своим додзюцу манеру поведения объекта захвата и специально постарался создать дубля тогда и так, чтобы заинтересовавший меня сенсор что-то ощутил, но при этом сам не испугался и не встревожил напарников. Находился при этом на линии между ним и зданием с гильдейскими шиноби, так, на всякий случай. Надеюсь, что для еще двух гипотетических сенсоров слишком далекое расстояние, чтобы что-то почуять или тем паче понять.
   - Тихо! Изувечу, если дернешься или пикнешь, - прошептал рядом с ухом захваченного пленника. Струна больно обвивала его с ног до плеч - вариация "D"-ранговой техники связывания "Аятсуито но Дзюцу". К шее приставил танто, излучающий смертельную угрозу. Пожизненные увечья много страшнее смерти - проверенный аргумент запугивания.
   Подходящую развалюху для допроса и размещения загодя приметил, идя за патрулем буси. Там мы сейчас оба и были, подальше от любопытных глаз и ушей. Отпущенный по пути в порт дубль успешно и скрытно внедрил в стены, пол и потолок подвальчика фуиндзюцу, тщательно воспроизведя рунные вязи и плетения, подсмотренные у Джирайи, включая манеру исполнения. Мелкие техники временный барьер точно не даст засечь, а вот мощные или затратные дзюцу лучше поостеречься выполнять. Прямо сейчас приплывший вместе со мной дубль залез в погреб за бочками с моими напарниками - пора перетаскивать и открывать их.
   - Чего вы хотите? - Еле слышно и со смелостью обреченного спросил Эйхамару, чей кадык дважды задел острое лезвие, соскоблившее кусочек кожи - потек ручеек крови. Голодный желудок парня вопреки его воле забурчал, и мне не к месту захотелось меда, походу, вместе с большей частью доставленного кораблем провианта отправляемого караваном на базу островных сил Ягуры, Йондайме Мизукаге.
   - Одноухого Кадо знаешь? - Тыкаю пальцем в небо, задавая вопрос смягченным тоном.
   - Хай, - с нескрываемым облегчением выдал Эйхамару.
   Не солгал - молодец. Догадливый - похвально. Признал подчиненное положение - тоже хорошо. Не испугался до мокрых штанов реяцу пустого, что исходило от танто - здорово. Попал вопросом в яблочко - класс! Я снижаю давление обоих приставленных танто, чуть ослабляю струну из чакропроводящего металла, дававшего возможность чакрой и волей, складывающихся в нехитрое дзюцу, управлять ею, включая изменение длины. Не спешу залечивать ранку на шее.
   - Быстро рассказывай всё нужное, чтобы не лажанулась твоя временная замена в команде Миноу, - приказал я. Проверю его сообразительность и выдержку.
   Клановый умен, имел отличное воспитание и подготовку. Пленный принялся отвечать лаконично и скороговоркой - ёмко. Бескультурщина среди бесклановых дело обычное, а вот за садистские наклонности мое желание уничтожить душу командира усилилось - та еще гнида из него выросла. Подчиненных он держал в ежовых рукавицах, часто отбалды и ради собственного удовлетворения раздавал затрещины и немилосердно бил за попытки отгородиться. Избирал слабого мишенью для нападок, разве что за слугу его не держал. Свое дело Миноу знал, однако это не извиняет его скотского обращения с подчиненными, которыми зазря не рисковал всё же. Я не использовал суффикс, и Эйхамару догадался о моем знакомстве с его командиром и употреблял соответствующие обороты речи. Поплевывающий куда ни попадя Сабуро и гаденько улыбающийся Шиширо хитрожопые подпевалы, друг друга не переваривают, но прекрасно кооперируются против кого-то третьего. Сильны вдвоем, однако по одному уже не бойцы против ловкого Эйхамару с отменным контролем чакры и оба осознают это, но не признают. У Сакуры, к слову, в плане контроля схожие задатки.
   Перечислив немногочисленные привычки и особенности поведения своих напарничков, Эйхамару кратко рассказал о себе. Как я и подозревал, он принадлежал к клану Сунгарики, который специализировался на сенсорике, умея "смотреть" с высоты туч (чем гуще и плотнее облака, тем четче взгляд) - этому хидзюцу Эйхамару не обучили. Так же геном клана Сунгарики позволял делать воду чрезвычайно острой: хоть как прямое лезвие, хоть как сенбон. На первый взгляд странный геном, но я краем уха как-то слышал о шипастом ледяном дожде. В принципе, я даже смогу сотворить аналог подобной техники, выпустив чакру в облаке и раскатав ее блином для стимуляции образования градин, только не с земли, а стоя непосредственно в облаке. Дзюцу для массового поражения и учинения огромных разрушений с тотальным разорением сельхозугодий. Жаль только, для создания столь губительных осадков только на основе Суитона требуются специфические погодные условия. Обычно Сунгарики не лезут в ближний бой, но мастаки сооружать вокруг кистей острые и твердые водяные кунаи или мечи, умеют их метать с рук. Сам Эйхамару, как я и подозревал, отпрыск самого главы клана Сунгарики Эйхаро, ради восстановления численности клана и его выживания обрюхатившего более десятка наложниц из простолюдинок. Как оказалось, мужик не зря трудился в поте лица, а матери погибли родами. Всю правящую семью и других чистокровных в конечном итоге вырезали, а недоученные техникам полукровки остались - пока еще остались. Эйхамару и других его братьев и сестер по крови воспитывали в строгости и скопом, как таковой семьи они были лишены. Мне показалось странным, что воспитанный кланом говорит о клане в прошедшем времени, но я не акцентировал на этом внимание, сделав зарубку в памяти на будущее.
   - Почему откровенен и покладист? - Не меняя тона, задаю вопрос, одновременно оказывая небольшое давление яки.
   - Ваша... вторая чакра... ужаснее Мизукаге... - Эйхамару вмиг растерял все свое красноречие и вздрогнул, отчего струна кое-где порвала одежду и до крови врезалась в кожу. Миг слабости у пленника быстро прошел. - И вы против Него, - произнес он, закусив губу. - Я хочу отомстить, - говорит твердо и с вызовом. - За пытки над кормилицей... - хрипло выдавил из себя Эйхамару в ответ на мое болезненное надавливание.
   - Сколько разных источников насчитал? - С трудом удерживаю спокойствие.
   - Ч-четы... - окончание он проглотил, зашипев от боли. Биджу, не сдержался!
   Мысли лихорадочно заскакали у меня в голове. Четыре! Стоп, успокоиться! Ничего непоправимого не случилось, сам же хотел предварительно прощупать да составить мнение - вдруг наживка? И рядом с ним куда-то девается мое спокойствие, незаметно так исчезает.
   - Поясни. Доходчиво и кратко, - добавляю строго и почти теряя самообладание, ибо времени впритык, а выяснить нюанс мало того, что невтерпеж, но еще и жизненно необходимо. Когда еще выпадет шанс без пагубных последствий услышать откровения от сильного сенсора?
   -- Нечто сродни ауре биджу у Наруто, - откликнулся на мою мысль Какаши. Мысленно кивнул в согласии и благодарности, успокаиваясь и беря себя в руки.
   - Э... О-отец танто-б-близняшек и ч-чуждое, - заикаясь, образно выдал Эйхамару после напряженного сопения с четверть минуты. Зачетная попытка сохранить достоинство, во всех смыслах. И как такого самородка еще не грохнули? Не самородок - клановый, почти до четырнадцати, четыре полных года как сирота. Много в него успели вложить, однако, не всякий клановый в Конохе так серьезно воспитан и обучен, хотя я с немногими имел дело и сужу пристрастно.
   -- Правильно я предостерег, - деловито проговорил в голове занпакто. Он имел ввиду то, что за пределами нижнего яруса моего особняка танто не извлекались. - Зря допустил контакт с кровью, потому он и сумел распознать лишку, - мысленно проговорил Какаши с обвинительными нотками в мой адрес.
   -- Спасибо, не учел это.
   Убрав танто, бесцеремонно (хотя подобная грубость мне обычно не свойственна) пристроил пленника (умудряющегося выглядеть невинной овечкой) для удобства гипноза, резко поднял вверх протектор с глаз и применил вариацию "Джигьяку но Дзюцу". Еще в Стране Волн успешно выделил и разработал компоненту, отвечающую за потерю памяти за последние несколько минут, сейчас я использовал полученные знания, чтобы предать забвению все вплоть до того момента, когда пленный сенсор ощутил создание мной дубля (или применение им "Хенге", что вернее), не глубже. Глаза, успевшие выпучиться от узнавания вида Мангекё Шарингана, враз остекленели и обезволили. Выстроенная в клане и самостоятельно пестуемая ментальная защита на взлом таким инструментом явно не была рассчитана, а на меньше размениваться у меня отсутствовало время. Задал введенному в гипнотический транс еще пару-другую вопросов о том, что парень умолчал. Например, он оказался лично знаком с одноухим Кадо - это значит, что будет меньше мороки со связным. Рыльце Эйхамару оказалось в пушку: творил зверства по приказу, притворяясь своим в доску; за свою карьеру шиноби пятерых напарников и двух командиров со свету сжил, в том числе охраняя тайну степени развитости своей сенсорики (мой предел примерно на седьмую часть был меньше его). Ловко подставлял насоливших, используя подвернувшиеся шансы, не брезговал и втиранием в доверие с рассказами небылиц о трудном детстве в клане. В общем, Эйхамару совсем не агнец божий, скорее подленький змий. Про кормилицу правду сказал, но умолчал о том, что по наглядному примеру пытать родню заставили самих подростков - у четверых психика сломалась от такого надругательства. Некоторым извергам мало показалось вырезать, захотелось напоследок еще и морально растоптать и унизить, душу отвести за прежние обиды, когда-то нанесенные кем-то из Сунгарики и других уничтоженных кланов Киригакуре. Думаю, закипевшая мелочь из притесненных и униженных мелких кланов объединилась и свалила столпы, но потом сама была вынуждена уйти в подполье, развязав гражданскую войну вместе с теми, против кого гнали волну. А вообще какая-то мутная история с Кровавым Туманом, во всех смыслах туманная.
   После задании вопроса о незаметном эмоциональном воздействии на окружающих, вызывающем сумятицу чувств и повышающем степень доверчивости, пленник не выдержал внутренних противоречий и сам отрубился, потеряв сознание. Вне сомнений это защитная реакция, вырабатывающаяся некоторыми ментальными практиками на вроде медитативного самовнушения, доступного и обычным людям без чакры (оная просто может все существенно облегчить, к примеру). Подобное распространено в монастырях и там тайно развивается. Встретился... мне по молодости ренегат, уделавший меня без особого напряга. Убивать и калечить он меня не стал, а сделал посланником к Хокаге, выдав военную мощь монастырских общин, отказавшихся от участия в Третьей Мировой Войне Шиноби и до конца выдерживавших нейтралитет. Тогда Минато-сэнсэй был замылен и грезил еще не родившимся сыном, и с концами заныкал мой рапорт куда-то, а после его смерти обладать некоторыми знаниями и обращать на себя лишнее внимание стало смертельно опасно. Я и не рыпался - с тех пор мои пиетет к храмам и религиям в целом упал почти до нуля. К слову, более действенные меры обеспечения лояльности и молчания грубее и заметнее, но никаких нательных фуиндзюцу не обнаружил у пленника, а немедленное внедрение в подсознанье я посчитал опасным и преждевременным.
   Двоякое отношение к захваченному шиноби лишь усугубилось после экспресс-допроса. Что-то не давало мне принять все выведанное им за чистую монету, что-то расплывчатое уровня сигналов от пятой точки. Ладно, я и так не собирался ему полностью доверять, тем более вскоре он станет не моей головной болью.
   Не к месту (или в самую точку, смотря как посмотреть) вспомнились лица конохцев со стремительно угасающим злорадством или насмешкой, что самым краем замечало мое замаскированное додзюцу, когда я оборачивался или с напряжением ради тренировки фокусировался на дальних объектах в прямой видимости, разглядывая лица почти как какой-нибудь сноб-вуайерист из Хьюга. Плюс к этому у меня низкий уровень коммуникабельности, потому я не удивлялся никакому числу гостей (подчиненные и друг не в счет) и тому, как встретили окружающие новость о моей сдаче экзамена на ирьёнина. Во многих глазах раньше... я видел зависть моему "загребанию бабла" одиночными миссиями "A" и "S"-рангов, зависть наличию шарингана и множества дзюцу, а теперь для общественности я нищий медик без додзюцу. Второе я и не скрывал, наслаждаясь нормальным зрением в оба глаза, а вот первое... Кто-то, не буду показывать пальцем, слил порядок суммы, уплаченной мною за лечение у Сенджу Цунаде. К чему вспомнил? Что-то таит в себе Эйхамару, прячет, показывая готовность к сотрудничеству, не врет напрямую. Это может свидетельствовать в том числе и о навыке обхода детекторов лжи, включая шаринган. В общем, на поверку скользкий тип, надо выводить на чистую воду, но позже.
   Биджу! От нервов я и не заметил, как умял последнюю заначку экспериментального пирога с нежной форелью в медовых ягодах ирги. И когда успел?! Хм!!! А все потому, что, оглядываясь назад, усмотрел заслугу Хирузена в том, что все последние недели меня не трогали. А еще ведь было мое игнорирование приглашений от великих кланов и много других эпизодов, в сумме выгадавших мне бесценное время... Гм! Все же есть свои недостатки в моем с занпакто параллельном мышлении, выраженные в отвлеченных умозаключениях не к месту и не ко времени.
   При помощи простенького контактного ирьёниндзюцу гарантированно погрузил Эйхамару в глубокий сон - мало ли что. Приложив палец к ранке на шее, потрудился и залечил ее, потом попрактиковался на более легких порезах от струны и сцедил две пробирки артериальной и венозной крови, миллилитров по двести. План действий вновь изменился, оставшись нерушимым в том пункте, что целый караван мне не заграбастать, точнее, я еще не пробовал загружать субпространство Кладовой десятками тонн объемных грузов, и не хочу - еще в Стране Волн решил. А вот плановое уничтожение продовольствия, походу, отменяется, и следующая фаза исполнения повиснет на одном мне. Во-первых, Ируку и Гая может засечь гипотетический сенсор из групп поддержки. Во-вторых, дубль не сможет долго водить за нос Миноу: он все-таки наблюдателен - это раз; запас чакры у дубля конечен - это два. В-третьих, группы поддержки либо примкнут к каравану, либо будут незримо сопровождать его параллельными курсами. В-четвертых, сражение все осложнит, особенно если вскроется факт участия чужаков: кто-то выживет или успеет отправить послание или оставить тайный знак. Ирука еще не знает мощных дзюцу, бьющих по большой площади, у Гая специализация в ближнем бою, а я пока на многое не способен из-за недавнего выхода души из материального тела, да и пользователи массово убойных техник наперечет.
   Дубль давно уже скрытно перетаскал транспортные бочки, оставив на их месте настоящие, распечатанные из свитка, и подставил пьянчужку, якобы по недосмотру залезшего в погреб и от жадности сорвавшего все пломбы с тары вожделенного напитка. Сейчас мой конструкт неподвижно сидел в позе лотоса и медитировал на границе режима сенкай, неторопливо и помаленьку втягивая из окружающего пространства сенчакру, потому что у меня самого после отката значительно снижен уровень генерации энергии и я не могу с ним поделиться чакрой. Кстати, защитная схема, препятствовавшая копанию в нутре фуиндзюцу и через пять секунд после моего выхода бесшумно оставившая от моей бочки лишь горстку пыли, не спасла наложенную систему печатей от занпакто и дубля, досмотревших и досконально запомнивших секрет Корня, явно укравшего фуиндзюцу у клана Узумаки.
   По уму следовало сохранить откровения Эйхамару, мне одному предназначенные. По уму следовало соблюсти субординацию, обмозговать всем вместе и получить одобрение у командира, а не своевольничать, по привычке выполняя миссию в одиночку. Выстучал условный сигнал безопасного выхода и принялся копить чакру. Выход из бочки требовал некоторого времени, потому что мгновенное отключение комплекса фуиндзюцу могло спровоцировать демаскирующий выброс чакры, хотя оба моих напарника совершенно точно запечатают в свитки свои энергетические излишки, а для пущей надежности помещение дополнительно опечатано. Лучше подстраховаться и перестраховаться.
  

Глава 2.

  
   - Во имя Силы Юно-го Моря! Чего так долго, Хачи?! - Сверкая праведным гневом в глазах, возмутился Гай, с видимым усилием подавив желание встать в клевую позу разгневанного шиноби. С первого взгляда свеженький огурчик, но едва заметно ввалившиеся и покрасневшие глаза, общая помятость и некоторые другие признаки с головой выдавали, какую адскую пытку пришлось пережить ему, паталогически не переносящему качку.
   У изнуренного и болезненно бледного Ируки, с кряхтеньем вылезшего следом, все явственно затекло, он не в таком совершенстве владеет своим телом и различными приемами поддержания тонуса, как наш командир и мастер тайдзюцу. Чересчур бережливый чюнин, с благодарностью приняв от меня покупную настойку на основе масла высокогорного можжевельника, листьев астрогала и нескольких других трав, в частности, убирающих усталость и головную боль, сразу начал хрустеть суставами, в темпе разминаясь и разгоняя застоявшуюся кровь по жилам. Ирука точно не заметил, как Гай проглотил небольшую пилюлю схожего действия. Из-за особенностей своего организма джонин использовал индивидуально измененные составы препаратов - весьма распространенное явление среди высокоранговых ниндзя. Я же зажевал можжевеловый кекс с эстрагоном, чисто за компанию, да. Плюс полезный он, витаминизированный, а уж какой пикантный вкус...
   - Мхе-хе... - я еле удержал прорывающийся ржач, но выражение лица перестало быть подобающе серьезным. И ни на сколечко не ощутил себя виноватым, жалеть мучеников за правое дело тем более не собирался - неженки долго не живут, - а сочувствие неправильно поймут еще и обидеться могут.
   Гай с большой неохотой ради конспирации согласился частично сбрить выдающиеся брови и сменить прическу, кардинально перекроив свой имидж в пользу требований миссии (обычно Майто успешно избегал этот тип заданий, с настоятельно рекомендуемым косметическим изменением внешности). Ради друга мне пришлось походить с бородой клочками (благо только в особняке), сперва под себя создавая ирьёниндзюцу, стимулирующее волосяные луковицы для замедленного или ускоренного роста волос, а потом еще и применять на коленке созданную технику на партнере, убеждая в ее действенности, чрезмерной, правда - до ума как-нибудь позже доведу. Так что Гаю на острове Наги было не отвертеться от моей инициативы и железобетонных аргументов, выдвинутых в пользу применения нехитрых средств - все необходимое я захватил с собой. Путем хорошо знакомой мне специальной методики окраса черный цвет волос Гая быстро и основательно поменялся на невнятный серо-буро-малиновый, показывающий окружающим смешение геномов островных кланов ниндзя. Пышные волосы он зачесал назад и зафиксировал чакрой, в подражание известной личности - Нидайме Мизукаге. Левую скулу Гая ныне уродовала полоска шрама, поставленного мною после сведения подобного у Ируки на том же острове Наги. Мои волосы тоже подверглись покраске, легко приняв сизый цвет - мне такое не впервой, даже краски для смешивания остались с прошлых применений. Свои черты лица и цвет глаз подправил, используя способность Маска (до изменения цвета волос не успел развить) - сделал подбородок квадратнее и нос шире. Умино пришлось легче всего. Ирука только и сделал, что распустил свой пучок на макушке да прижал высвободившиеся волосы выданным ему трофейным протектором Скрытого Тумана. Одели его в традиционный для островитян халат, как самого младшего - да-да, дискриминация и дедовщина. Гай хоть и не в своем фирменном костюме щеголял, но в пятнистых штанах и однотонной водолазке с короткополым халатом (ткань толще, чем у кимоно, и фасон немного другой). Я же вырядился в традиционное для шинигами из Общества Душ, шихакушо: широкие ребристые штаны - хакама, две рубашки - косоде, оби, таби, варадзи; только цвета не черно-белые, а морские, в тон волосам и зеленоватой радужке глаз. Новомодные молнии и прочие штучки удел молодежи, более взрослые часто перенимают консерватизм от старшего поколения, особенно клановые, впитывающие традиции с молоком матери. Из-за трений между кланами и легитимными властями Киригакуре пришлось отказаться от униформы, вообще. Легкая сетчатая броня, конечно, хороша, но по классу защиты ниже бронежилета, который, в свою очередь, уступает доспеху. Поножи, наручи и пояс не в счет - ими и я не погнушался, от защитного сетчатого белья тоже не отказался - у способности Иерро еще есть утечки наружу, которые помимо моей воли благополучно питают дополнительную нательную броню. Поскольку кураторы даже не заикались о необходимости сменить имидж, в малогабаритные бочки мы залазили под "Хенге" с нашими прежними обликами - какими прибыли на остров Наги.
   - Докладывай, - Гай, вовсю выполнявший один из разминочных комплексов, одномоментно сменил интонации и выражение лица, причем умудрился соответствовать командирскому виду и как сэнсэй жестом приказал мне запоминать его движения.
   - Замещен Сунгарики Эйхамару, - киваю на спящего пленника, - экспресс допрос сенсора выявил лояльность клановым. "Уреру" готовится к отплытию, караван загрузился и уже покинул Хофуна-пото. Обнаружено еще две по четыре - думаю, удильщики, - коротко пояснил я про то, что наличествует неожиданная восьмерка ниндзя, которые раздельно шхерятся от рыбы и наживки в лице какого-никакого, а кланового сенсора. - Кадо? - Гай понятливо кивнул, а Ирука скривился:
   - Сдали, - неприязненно констатировал он. Бесклановый точно сейчас бы сплюнул и выматерился, как пить дать.
   К Корню вообще мало кто питает теплые чувства - я еще дома поведал напарникам подоплеку миссии, в меру своего уразумения, конечно.
   - Отставить сопли, Хироши, ты чюнин или плакса-генин?!
   - Он щедрый зануда, - и глазом не моргнув, внес я флегматичным тоном свои пять рьё. Однако губы сами собой изогнулись в ироничную улыбку, а маски-то нет! Вот ж засада какая...
   К слову, золотое разделение души между мной и занпакто, в частности, помогло решить проблему с чрезмерными мыканьями. Благо я мало общался с посторонними, а то ведь еще месяц жизни в Конохе и прослыл бы коровой-заикой какой-нибудь, еще бы и анекдот придумали про это травоядное, как-нибудь посмешнее сшибшее лбом, растоптавшее и насерившее на огородное пугало, как любят некоторые злопыхатели обидно переводить мою фамилию и имя.
   Кстати, мужской псевдоним Кадо означает Ворота - символично. Гаю известен не один только стиль Конохи, предпочитаемый всем остальным, и не одна только школа врат Хачимон. С моей легкой руки Ирука стал Хироши, что означат Щедрый - совершенно противоположное хомячьей натуре Дельфина. Предложенное им для меня Каташи слишком созвучно с Какаши, за мной закрепился "псевдоним" Хачи. Два дня уже так обращались друг к другу, привыкая к "позывным".
   - Соточку отжиманий каждому перед сном, во имя силы юного моря! - Непререкаемым тоном выдал нахмуренный Гай. Мне стоило титанических усилий сдержаться - на с виду новом лице новые старые уловки смотрелись комично. И ведь прекрасно понимаю, что неуместно - впереди ждет кровь. Давний друг как-то распознал на моем лице промелькнувшую серию перемен, улыбнулся фирменной улыбкой во все тридцать два и выставил большой палец, сверкнув белоснежной эмалью тринадцатого зуба, по ирьёнинской классификации. Кончики моих ушей предательски заалели. Ирука дернул веком, оставшись в непонятках, и поступил правильно - промолчал. - Прекращай тянуть кота за хвост, партнер! Говори, чего удумал?
   - Убить джонина-командира и подорвать себя. Крови для опознания я сцедил...
   - Позорище, - беззлобно, но осуждающе выдал Гай. - У меня, понятно, башка не варит, но ты то?! Как численность соблюдем, если скосишь наживку? Сколько убыло - столько прибыло. Все должно быть безупречно несмотря ни на что, во имя Силы Юности М-моря!..
   Ирука хмыкнул и тут же постарался скрыть это за употреблением пищевой пилюли, запитой из фляги с ягодным морсом на травах - от любимой презент, не иначе. Эх, я хоть и учу здесь все эти травы, делал в Обществе Душ примочки и намазывал лечебные гели собственного производства, но не мое это. По мне так лучше все исцелить рей... чакрой. На спаррингах в Отряде Кидо так и делал ради скорости, а уже после учебных поединков бойцы шли восстанавливаться микстурами и прочими лекарствами минерально-растительного происхождения (со спецификой произрастания в Обществе Душ, конечно). Я ни в коем случае не брезгую подобными средствами, у самого запасены схожие напитки, полезные и бодрящие, однако... Собственно, с опозданием, но я приложил ладони к району солнечного сплетения у напарников, высвобождая толику природной энергии, сильно поспособствовавшей приведению их организмов в тонус - предстоял бой.
   - Эм... - и я завис на пару секунд. Выручил занпакто. - Мой клон доставит вас прямиком к одной из групп поддержки. Возможно, захватит одного-двух в гендзюцу. Вы их убьете, у двоих уничтожите характерные следы дзюцу, а другую пару временно спрячете в выданные свитки для трупов.
   - Годится.
   - Ты уже оценил всю их силу, Хачи? - Начал зудеть Ирука. - И как нам выбрать наименее лояльных к мизукаге? Блюдя количество, упустим качество. А вообще к биджу прибыло-убыло - тут же бардак творится, война все огрехи спишет.
   - Хех, неплохо сказано, подчиненный мой! - Гай-Кадо одобрительно кивнул. Я тоже, потому что считал навязанные инструкции идеализированной мутью - предложенный Корнем план разбился вдребезги еще в штормовом море. - Если устроим бучу, то сейчас наших сил не хватит выстоять одновременно против двенадцати ниндзя с минимум тремя шиноби уровня джонин. И надо решать скорее, во имя силы юного моря!
   - Ты прав, Кадо, у нас менее часа в запасе - при организации ночевки лже-Эйхамару раскроют. - Во дворе смеркалось.
   По приоритетному плану предполагалось, что "замещенную" мусорную команду, которую никто не кинется искать или перепроверять поименно, из основного лагеря повстанцев под тем или иным предлогом отправят временным подкреплением в один из опорных пунктов, где уже не понадобиться поддерживать "Хенге" с чужими личинами и отзываться на их имена. Наш запасной сценарий предусматривал публичное уничтожение с ожиданием, когда кто-либо (точно не Одноухий Кадо) из повстанцев сам выйдет на контакт с нами, нагло действующими от лица противников Ягуры. Согласно здравым допущениям запасного сценария нам предстояло бы пару или тройку дней ошиваться в основном лагере в качестве несусветно наглых наемников, а не пытаться косить под коренных островитян. Есть жирный минус: наемников в числе первых отправят в мясорубку, а не в тихое местечко тайного госпиталя, где изначально планировалось подлечивать и подучивать, ни в каких боях не участвуя, чтобы в глазах большинства отработать легенду наймитов. Запаска никому из нас троих не нравилась, кстати.
   - Может, в начале перебить команду удильщиков? - Задал дельный вопрос Ирука.
   - Молодец, чюнин! - Гай смачно хлопнул того по спине, выбив воздух из легких и пошатнув. - Во имя силы юного моря, джонином станешь! - Хохотнул он, свернув фирменной улыбкой во все тридцать два белых глянцевых зуба. Пошатнувшийся Ирука кхекнул и скривился. - Если прямо сейчас решишь проблему нашего скрытного перемещения, - уже другим тоном "обрадовал" Гай подчиненного, заметно приунывшего. Настал момент неловкости - Гай с Ирукой еще не обвыклись.
   Ирука-Хироши пострелял взглядом, сощурился вдруг и обидчиво-обвинительно подытожил:
   - Да вы меня проверяете!
   - И ты справляешься, кохай, - примирительно сказал Гай-Кадо, вставший в клевую позу и тут же досадливо ссутулившийся, ибо невзначай скатился на прежний образ. Лицо Ируки, часто слышавшего подобное обращение у кандидатов в генины, помрачнело, сочтя это за оскорбление.
   - Эм, - я поспешил вернуть разговор в деловое русло, - вообще-то я с бочек скопировал фуиндзюцу, за полчаса на пару с дублем одну такую воспроизведу - для наших целей хватит.
   - Без призыва нам их всех не уделать, - сдвинув брови, произнес Гай-Кадо. Его непривычный облик резал мне глаза, приходилось прикладывать усилия и абстрагироваться от зрительного образа. К слову, в подавляющем большинстве случаев ниндзя хватает применения "Хенге" или аналогов этого дзюцу.
   - Меня все плаванье терзал Шепот Моря, - признался мой младший союзник, с трудом не процедив это сквозь зубы и не сказав, будто жалуясь. Об этом никто из нас не знал, даже он сам заранее не представлял, с чем столкнется. Или знал?!
   - Ты знал?!
   Скрытный союзничек отвел глаза в сторону и сухо продолжил:
   - Новичка шум леса оглушает и раздражает, но и завораживает - моря и океаны тоже полнятся звуками... Это редкий феномен и непредсказуемый побочный эффект фуиндзюцу, - чюнин ткнул себя в грудь, - который грозит мне запечатлением с тем дельфином, которого вызову близь моря до того, как научусь противостоять Шепоту Моря. Если справлюсь до окончания этой миссии, то на суше стоимость призыва кратно снизится, а на море станет чисто символической, - он говорил да недоговаривал. Бесит и удручает, ведь мой союзник, а секретничает на ровном месте.
   -- Мы не лучше, - отстраненно заметил занпакто в моей голове в ответ на невеселые думы. Сам он занимался разбором схемы фуиндзюцу, чтобы наметить правильную очередность воссоздания элементов, и уже принял во внимание несколько моих замечаний и предложений. Мы оба уже привыкли к новому формату мышления. А вот разделение труда меня не устраивало - я сам с удовольствием бы впрягся в разбор фуиндзюцу.
   - Насколько далеко тебе можно углубляться на сушу? - Потерев подбородок, вычленил главное командир, пока я тормозил.
   - На Атама... нежелательно, - выдавил Умино. Киригакуре на этом острове, сейчас самом большом в осколке прежней Страны Воды.
   - Ненавижу "Нинпо Кучиёсе: Гаппей: Камекьёджи", но слияние с Камекьёджи даст мне незаметность для сенсоров, мощную броню, примерно десятиметровую сферическую область замедления (с полминуты удержу двенадцатикратное), возможность в панцирной клетке перенести Хироши, а затем попытаться пленить одного из ближайших врагов. Из минусов: сам стану неповоротливым, не смогу открывать врата Хачимон, минимум минуту после отмены буду совершенно недееспособен, - выложил Гай-Кадо информацию о себе и одной из призывных черепах. Я бы понял, будь в его глазах укор, но его не было - вот что значит настоящий, понимающий друг!
   Упомянутое дзюцу "B"-ранга редкость, сам... я дважды видел подобное. Сам ни с кем из своих нинкенов ни разу не решился попробовать. Чем демоническое животное разумнее, тем сложнее выполнить это дзюцу. Ирука, кстати, на несколько мгновений потерял самоконтроль, отвесив челюсть, в том числе и потому, что хидзюцу схожего действия прерогатива клана Инузука.
   - Челюсть подбери, - суховато произнес я, со стуком фамильярно подбирая оную. - Тебе обращение дастся дешевле и проще. Я планировал, что ты обратишься в дельфина, а дубль потом бы применил на себя и тебя "Дотон: Дочусенко", чтобы вместе скрытно и быстро проплыть в грунте до цели.
   Мой менторский тон заставил Ируку-Хироши вспыхнуть, словно нашкодившего мальчишку. А еще он был очень зол, в большей степени на себя, если я верно понял. Он сам имеет сродство с Цучи, вполне мог бы владеть этим "C"-ранговым дотондзюцу - нужный уровень допуска в хранилище свитков с техниками земли ему был обеспечен свыше самим Сандайме Хокаге, вроде бы. Мы многое обсуждали вместе, готовясь к миссии, но еще больше осталось без внимания.
   - Обращение для меня крайне рискованно, - поджав губы, процедил Ирука-Хироши. Он от облика рыболюда бежал многие годы, трудно обороть застарелые страхи.
   - Извини, - все же отступил я. Гай-Кадо в это время с преувеличенным вниманием штудировал извлеченный свиток с "Кучиёсе". - Я иногда слишком требователен. Кадо, в панцирную клетку вместе с Хироши влезут мои нинкены?
   - Если утрамбовать...
   Дальнейшее обсуждение свелось к деталям. Как говорится, разделяй и властвуй. Я поджидаю караван и с тамошним своим дублем пытаюсь по-быстрому расправиться с мусором. Напарники атакуют одну из групп, кажущуюся мне наименее сильной. Потом мы объединяемся и сообща действуем против свежей группы, ориентируясь по обстановке.
   Вражескую четверку точно не удастся застать кучно, чтобы все разом попали в область действия техники замедления, но двоих поймать получится, при удаче троих. Сильнейший (по дистанционной оценке параметров очага чакры) пленяется, второго занимает боем ниндзя-черепаха. Третий и ближайший блокируется моей стаей псов, чтобы дальше с ним разобрался Ирука-Хироши. Четвертый и дальний на моем дубле, который заодно проверит работоспособность знака на копиях занпакто. Передо мной, читай занпакто, стоял важный вопрос: дубль своей урезанной в функциях материальной копией танто отправит душу ниндзя в Общество Душ или, как у теневика в старой крепости Узумаки, копия знака не сработает? Хотя бы так послужу Готею-13, препроводив туда побольше будущих шинигами потенциально высокого порядка. Как обычно мне хотелось одним махом решить сразу несколько важных задач.
   Души шиноби - это превосходные кандидаты в шинигами. Они уже обладают определенными навыками и в достаточной степени развитой духовной силой, потому являются высокопотенциальными офицерами отрядов Готея-13, часто теряющего мало-мальски перспективные кадры в стычках с пустыми. Большинству новоявленных шинигами требуются десятки лет, чтобы раскрыть или развить свои таланты, став ценными кадрами даже без шикая. Среди низшего рядового состава большая текучка, хотя по отрядной статистике этого не скажешь. Гибнут и младшие офицеры, и старшие, и капитаны меняются тоже, реже, но все же случается. Например, в результате предательства...
   Тем временем раздраженный Миноу срывал злость, костеря лже-Эйхамару, по чьей вине он де лишился "прохладительных напитков" и пожрал говеной пилюлей. Мужик прохаживался острым матерным словцом и по двум другим подчиненным, биджевым ротозеям, что ни шаг вляпывающимся в смердящее дерьмо кого-то там. Джонин определенно заметил чрезмерную скованность чюнина и сам пребывал на взводе, скорее всего, ожидая очередной попытки к побегу.
   Додзюцу помогло мне подобрать пропорции, "Чакрафуин" помогло выдавать чакру нужной консистенции - еле настроил вместе с занпакто, пока ждал завершение работы нерасторопных грузчиков. Уникальную сигнатуру чакры невозможно подделать, благо, что джонин Миноу не додумался проверить ее соответствие у лже-Эйхамару или приказать исполнить какое-нибудь знаковое дзюцу помимо проверки сенсорики. Так же моему дублю помогали легкое воздействие гендзюцу и самоуверенность ниндзя, иначе они быстро бы раскусили использование "Хенге". А так мои противники чуяли неладное и нервничали, зазря напрягаясь и неуклонно теряя бдительность. Мелкая рыбешка, видимо, недавно и не совсем по правилам ставшая крупной рыбиной и оттого самоутверждающаяся за счет подчиненных (подавил злую усмешку), относила сигналы своей интуиции к замыслам выродка, такого сякого трижды об кунай и в брюхо биджу. Ссутулившийся подозреваемый Миноу сидел в паре с Шиширо, чья плечистость выдавала в нем рукопашника. Неумолкающий командир выбрал позицию за их спинами. Сабуро ехал позади всех, почти в самом хвосте вереницы караванных фургонов, устроившись на крыше предпоследнего. Их показная беспечность не обманула меня, тем более ниндзя часто интуитивно чувствуют сгущающиеся над ними тучи. Вообще отсутствие транспортных свитков выдавало аховую ситуацию в Кири, вынужденное использование караванов делало снабжение опасным и нерегулярным.
   Наступающие сумерки получались светлыми. На безоблачном небе висела полнеющая луна и зажигались яркие звезды, редколесье вдоль дороги не отнимало скудный свет. Деревья-спички росли с очень убогими и нищими кронами, внутри таких куцых переплетений, прижатых к стволам, только белки да птицы могли вольготно себя чувствовать. При приближении каравана лесные обитатели старались убраться от дороги подальше или затаиться, включая редких насекомых, в первую очередь страдающих от излюбленных ядовитых облаков и туманов местных шиноби.
   Туда-сюда вдоль каравана неустанно сновали разношерстные наемники, стремящиеся выделиться аляповатой одеждой, дебильными прическами, пирсингом, навешенными железными цацками, бренчащими при каждом движении. Выпячивали грудь друг перед другом и парочкой хихикающих девиц, не блещущих ни умом, ни красотой, ни разборчивостью в половых связях. Рядом с шиноби эти "ободранные гуси" сразу затихали и смирнели, являя собой массовку, прикормленную на убой в случае нападения. Думаю, они уже привыкли к крикливому командиру команды ниндзя и двум задирам в ней. И никто из простых людей не рисковал касаться темы шиноби, когда друг дружке травили байки или восхвалялись перед гулящими девками.
   - Тревога! - Взвыл сиреной джонин, дергано спрыгивая на землю и совершая перекат, под повозкой перпендикулярно меняя траекторию в тыл.
   Успел таки уклониться от моей потерявшей скорость и убойность Бала, биджу его раздери! Зато Сабуро со сквозной дыркой уже не жилец: душу в Руконгай, тело временно в субпространство Кладовой, "Хенге", с двух рук по пробивным Бала с отличной от первой формулой чакры в лоб замыкающим - лишние свидетели плюс имитация водяных пуль убитого шиноби. И дубль не сплоховал, резким движением ребра ладони с выбросом чакры (вариация тайдзюцу "Окашо") перебив шею зазевавшемуся Шиширо - скорость имела решающее значение. Он вместе с Сабуро отвлекся на всплеск чакры неподалеку, оба поплатились за это жизнью и вскоре пополнят ряды шинигами Общества Душ, появившись в Руконгае без памяти о бренной жизни.
   От Бала из чакры по формуле пустого произошел небольшой взрыв, подбросивший в воздух пару телег, спереди и позади от эпицентра - телеги, ехавшей перед Миноу. Истошно заорали животные и люди. Широко разлетелась поклажа, а пара кабачков и спелый арбуз метко отправили трех наемников в нокдаун прямо на виду почти охмуренных ими девиц - какой конфуз! Миноу удержался на потрескавшейся и вздыбившейся земле, иначе в полете угодил бы под еще одно Бала, а так будет трепыхаться. Энергетические пули формируются гораздо быстрее более мощного и разрушительного Серо, а так же не являются трассирующими, выдавая светящимся следом точку запуска. Плюс способность требует лишь мысленного приказа и проста в использовании, не экономична. Однако моя ограниченность одними Бала в данном случае обусловлена множеством свидетелей, которые обязательно растреплют подробности сражения ниндзя.
   Я и дубль не дали джонину и рта раскрыть, потому что Миноу ясно видел предателя и чужака, а вот остальные, кто еще не ударился в панику, должны были лицезреть, как против командира обратилась пара его бывших подчиненных. Дубль сразу начал закидывать врага металлом, преимущественно с тела Шиширо, тем самым создавая для меня подходящую ситуацию. Миноу с рыком атаковал лже-Сабуро, поскольку: я стоял открыто и нагло, с вызовом; был ближе и опаснее; был чужаком; запустил тройку кунаев с обычными взрыв-тегами, сымитировавшими первый взрыв Бала и добившими несчастных животных. Сложив печать тигра, сориентировавшийся Миноу выплюнул в меня метрового диаметра водяной шар "Суйтон: Суйрубен", при подлете выпустивший кнуты водяного дракона "B"-ранга. Управляя десятком водяных кнутов, Миноу подтвердил свое высокое звание и в буквальном смысле разлился в десятку водяных клонов "Мизу Буншин" - похвальное исполнение суитондзюцу с элементами гендзюцу. Но я-то знаю, где душа оригинала, и додзюцу такой уловкой не проведешь. Четверо клонов, едва сформировавшись, тут же преобразовали свои руки в дзюцу "Суитон: Суирансу" - пара водяных копий полетела в меня, пара в лже-Эйхамару. По паре водяных клонов прыснули вправо и влево, зажимая нас в тиски и заставляя двигаться, уклоняясь от метательного оружия. Еще один клон, прикидываясь оригиналом, разделил поле боя водяной стеной "Суитон: Суиджинхеки", ниндзюцу "B"-ранга взметнулось на пять метров ввысь и на десять раскинулось в ширину; превосходный результат, только толщина мутной воды подкачала - всего с руку, в запястье. Притворяющийся клоном оригинал извернулся и подпрыгнул: во-первых, чтобы уклониться от кунаев лже-Эйхамару, напитавшего их моей острой чакрой для преодоления водяной стены; во-вторых, чтобы с двух рук и с неприятного угла метнуть в меня восьмерик сюрикэнов. Занпакто в мыслях отстраненно отметил: мастерство Миноу действительно выросло - раньше его клоны не умели использовать суитондзюцу; возросла скорость и сила; осталась прежней любимая связка дзюцу (шар-клоны) в ответ на внезапную атаку.
   Попался! И он. И я - безупречно исполненная комбинация не оставляла шанса избежать всех атак. Туман в достаточной мере скрыл меня, чтобы я успел выставить труп Сабуро вместо себя. Благодаря додзюцу точненько подставил дыркой под одно из водяных копий и затем ушел в Сонидо. Пришлось сильно сдать назад, чтоб не убиться в облаке летящих кунаев и сюрикэнов, а потом резко завернуть, чтобы успешно обогнуть продвинутый шар с кнутами (самонаводящимися оказались, благо медленными и с долгим откликом на изменение положения, отчего плавные линии изломались углами). Висящего в киселе воздуха Миноу с расширенными глазами попытался как-то избежать своей смерти, заметив меня из-за слишком длинной траектории уклонения, но не успел. Я по пути воплотил в руке танто и выхватил из воздуха его же кунай, совершил обманный маневр и незамысловатым ударом вогнал оружие в затылок врага, открывшийся за стойкой воротника бронежилета. Скорость и Мангекё Шаринган решили дело в мою пользу, правда, я не распознал механизма со скрытыми клинками в наручах джонина, но был готов к подобному. Отравленные лезвия, потратив существенную часть спешно вложенной чакры на преодоление защиты сетчатого белья, бессильно скользнули по Иерро, даже не оцарапав кожу. Конечно, кое-как державшаяся личина "Хенге" лопнула, но этого уже никто не увидел - через долю секунды после удара кунаем я схватил душу убитого и продолжил Сонидо.
   К слову, я настолько часто не использовал защитные одежды, появляющиеся как часть занпакто вместе с переходом в шикай или банкай, что теперь после установления золотого разделения между нами эту функцию выполняет способность Иерро, доставшаяся от пустого. Энергетическая же одежда на мне вместо защитной функции приобрела собственную живучесть, быстрое самовосстановление и легкость изменения фактуры, форм, фасонов, расцветок и прочего согласно мысленным образам. Здесь и сейчас испорченная одежда не залаталась, поскольку я лишний раз осторожничал из-за сенсоров и оделся в ткани фабричного производства. Вот после боя можно уже не опасаться преждевременного раскрытия, тем более перманентная насыщенность чакрой одежд и, в особенности, доспехов явление достаточно распространенное, по крайней мере, во время Третьей Мировой точно. Расточительно, зато безопасно.
   На землю свалилось бездыханное тело, душа немногим позже отошла в Руконгай, не успев попасть в тенета странного местного междумирья. В это время лже-Эйхамару стал отвлекать все внимание на себя, расправился с важным чинушей и без разбору уничтожил сопроводительную документацию каравана, дабы иметь возможность кое-что безнаказанно прихватизировать. Мои напарники со свой стороны вдвоем дожимали выжившего джонина, вроде контролируя ситуацию. Мгновение поколебавшись, не удержался, и пока дубль наводил шороху, захватил себе замеченную им бочку с лакомым медом - и еще кое-что.
   Больше времени не осталось - подоспела вторая группа поддержки. Сбылись наихудшие предположения - маски! Правильно я оставил напоследок эту сильную группу, оказавшуюся местными АНБУшниками. Короткие команды жестами, беглый осмотр, изрыгнутые из ртов волны "C"-рангового ниндзюцу "Суитон: Мизураппа", потушившего очаги пожара, напряжение народа на сбор разброшенного провианта. Пока АНБУшники теряли время, поверхностно разбираясь в ситуации, я догнал и уничтожил посланника: стрижи дневные птицы, несмотря на черное оперение. Это чинуша, биджев выродок, подсуетился и отправил резвого почтальона сразу, как только раздался первый взрыв. Лже-Эйхамару краем глаза заметил сей факт, убивая соседа, но в тот момент он никак не мог отвлечься на быстрокрылую птицу, благодаря гендзюцу, легко приручаемую.
   Когда я мчался за птицей, заприметил обгорелые останки деревеньки с еще по зиме заброшенными полями и кем-то втихаря обираемыми угодьями, частично уцелевшими. Через два поворота дороги вокруг крупных холмов караван бы дошел до нее. Когда я убивал птицу, заметил дорогу, являющуюся боковым ответвлением основной островной магистрали. Буквально в нескольких сотнях метров от места убийства стрижа лежала еще одна деревенька, по виду бедная, но целая - без следов боевых действий. В доме побогаче я почувствовал два спокойных очага чакры уровня Сакуры. Выяснять, кто есть кто и чего тут делают, времени совершенно не было.
   После короткой задержки у разбитого каравана, группой в масках началось организованное преследование лже-Эйхамару, стремглав бросившегося в сторону драки за рощицей поодаль. Мой дубль успел преодолеть более четырех сотен метров. Все новоприбывшие ниндзя по команде применили "Шуншин", оставив после себя клочки плотного тумана. Точно так же поступил и улепетывающий лже-Эйхамару, засеченный сенсором (как я и думал!) у самой рощи. Четверка, остановившаяся аккурат у рассеивающегося облачка, не стала без оглядки бросаться в явную ловушку, что-то распальцовкой быстро обсудила перед препятствием, наклепала водяных клонов и разбилась на пары, чтобы перекрыть рощу и взять в клещи с трех сторон.
   На бегу командир группы показал виртуозность владения "B"-ранговым ниндзюцу "Суитон: Мизу Камикири". Заскользил по земле на водяных лезвиях, словно на коньках, да еще и отправил вперед тонкие в поперечнике волны, водяными ножами вылезшими из земли, надвое разрезая замешкавшихся теневиков Ируки-Хироши, по приказу прикрывших лже-Эйхамару, успевшего подать условный сигнал свой-чужой.
   Стремительно наступающая ночь, густая роща и расстояние скрыли бой ниндзя от нежеланных свидетелей из приходящего в себя каравана - чудом выжившие и самые хитрые начали под шумок тырить самое ценное. Какой-то старик из возничих громко восхвалял Ками-саму за то, что театр боевых действий ниндзя переместился куда подальше, причем не стеснялся в витиеватых выражениях в наш адрес - его подельник шмонал труп чинуши. На ниндзя работал и при этом хаял нелюдь богомерзкую. Мне некогда было обращать на это внимание, зацепил взглядом и сосредоточился на ниндзя.
   Согласно памяти дубля-камикадзе, он потратил почти весь свой резерв на доставку к месту засады крупногабаритного и неимоверно тяжелого ниндзя-черепаху. Гай-Кадо принял вполне себе гуманоидный вид, но под два с половиной метра, во все стороны. Дубль смог войти в режим сенкай и собрал сенчакры, этим он и привлек к себе внимание сенсора группы поддержки. Пришлось вновь использовать Сонидо и из пуза черепахи в спешке сбрасывать десант на отделившуюся пару, а затем прицельно швырнуть живой груз, пленяя ударного боевика, успевшего огрызнуться ниндзюцу "Суитон: Плевки водяного дракона", изрыгнув серию снарядов, лишь чуть-чуть подправивших траекторию черепашьего болида. Далее мой дубль метнулся к двум вражеским шиноби, опрометчиво засевшим рядом друг с другом в ожидании разведчиков, и на последнем издыхании деструктурировался. "Чакрафуин" дестабилизировалась, запечатанные остатки чакры детонировали. Джонина-командира, успевшего погрузиться в землю, должно было контузить взрывной волной, а его подчиненного, попытавшегося защититься водяной стеной "Суитон: Суиджинхеки", убило мгновенно: сложил серию ручных печатей, но не успел начать изрыгать воду. Плохо вообще то, что дубля заметили, когда он двигался в Сонидо: пожертвовал качеством в ущерб количества, вот и замедлилось сверхбыстрое перемещение до различимой чюнином скорости.
   Мой дубль, появившись на поле битвы со стороны каравана, прицельно отправил в противника Умино пару Сирокама, и вместе с приказом создавать теневиков дважды запустил по шестнадцать белых серпов, вынуждая врага отступать и обороняться. Ниндзя-черепаха тоже вносила свою лепту, пиная землю под ногами и прицельно отправляя во врага каменные снаряды, но почти впустую - противник был неудобным из-за отлично развитого первичного сродства с Цучи.
   Ирука-Хироши сам виноват в своем ранении, ибо нечего было телиться, оглядывая театр боевых действий. Боевитый враг воспользовался его оплошностью. Добить моего напарника помешал Гай-Кадо, все еще находящийся в слиянии с черепахой (у него не было свободной минуты, чтобы отменить дзюцу и включиться в схватку в своей полной силе). Он сумел поймать обоих в поле сильного замедления и принять на панцирь два потерявших скорость и убойность арбалетных болта, при попадании взорвавшихся и пошатнувших бронированную громаду туши, но не более. Некогда было удивляться наличию искусных арбалетчиков в стране, почитающей мечников.
   Выживший командир и одновременно сенсор первой группы поддержки не успел предупредить сотоварищей про камикадзе, а дубль-лже-Эйхамару получил память собрата-камикадзе и учел его ошибки. Когда новоприбывший враг отвлекся на пару его теневиков, став отличной мишенью, он отправил в противника Умино парную "Хачи-Сирокама" (с двух танто суммарно шестнадцать серпов) и ушел в Сонидо, сделав вираж, чтобы таранным маневром снести ниндзя прямо к мчащемуся следом сотоварищу. Вражина не сплоховала, в стремительно летящий силуэт был всажен кунай, угодивший в грудь и в области сердца навылет перебивший позвоночник. Доживавший свои последние минуты дубль с толком потратил остатки энергии, успешно протащив одного врага до второго и уничтожив их обоих. Минус двое из пяти, правда, ценой пары сломанных ребер и пробитого левого легкого Ируки-Хироши, и без того прилично избитого и израненного.
   Я тоже не терял время даром. У меня все еще длился откат от "Рейка но Дзюцу", еще одного дубля или клонов сделать бы не получилось, всецело полагаться мог только на свои сущностные способности, а не на дзюцу и кидо. Когда взорвался второй камикадзе, я как раз отправил белый серп, уничтоживший последнего вражеского клона, которые рассеянным строем отправились к месту боя прямиком через рощу - мой тактический просчет! Охота за опасными водяными клонами всех четырех ниндзя привела к непозволительной потери времени и инициативы! С сильным недовольством собой поспешил переместиться к центру событий. С высоты верхних веток расчетливо махнул левым танто, пуская с лезвия ослепительно белый серп Сирокама - минус джонин-дотонщик, телом и душой. Враг не успел завершить смертельный удар по Ируке-Хироши. Двое худощавых арбалетчиков оказались сообразительными малыми, после выстрела применив технику мерцания тела и прыснув в разные стороны. Второй стремительный серп, выпущенный с правого танто, был вовремя замечен и банально перепрыгнут на сверхскорости - ловко! Оба оказались прекрасно скрывающими свои возможности - токубецу джонинами! Тем временем носитель маски с символическим изображением саргана вышел из "Шуншин но Дзюцу" с распечатанным и взведенным арбалетом (теперь из левого наруча). Недрогнувшей рукой туманник мгновенно выстрелил болтом с матовым от отравы наконечником, пробившим бедро гуманоидной черепахи, успевший приподняться на цыпочки, чтобы чуть замедлившийся болт не угодил под панцирь.
   Вмешался занпакто, и спонтанно охватившая меня злость обратилась в холодную ярость. Причина моей ошибки в оценках скорее всего в том, что часть силы запечатывало нательное фуиндзюцу - эти двое полноценные джонины! О Ками-сама, я вновь наступил на те же грабли, возомнив себя круче вареных яиц. В доли секунды я по новой оценил сложившуюся ситуацию.
   Следующим своим действием я при помощи загнутой трехцветной ленты "Санкара Рибон" безрезультатно попытался накрыть биджева шустрика ворохом лезвий "Мурэсироюбива" ("Рой Белых Колец") и перекрыть этому стрекачу две стороны света. Джонин филигранно применял "Каварими но Дзюцу", мгновенно меняясь с воздухом в радиусе десятка метров. Результатом моей атаки стал в пяти местах на спине порезанный бронежилет. Другой АНБУшник с символической муреной на маске, пока я был отвлечен, применил "Мизу Буншин": двое подхватили разряженные арбалеты; третий извлек из подсумка болты; остальные семеро водяных клонов устремились к моим раненным напарникам, прямо на бегу метая в них сюрикэны и кунаи, тем самым точнее выясняя границы области замедления. В руках же оригинала появилось еще два заряженных арбалета, нацеленных в мою спину. Как бы сейчас пригодилось "Бакудо-1: Сай" и круговое зрение! Ж*** почуяв опасность, я интуитивно перестал удерживать опору в воздухе, однако враг этого и добивался, удаленно подорвав болты. Сдвоенная ударная волна сперва оглушила, закрутила, а потом вбила меня в землю по колено - повезло! Могло бы головой вниз, плашмя или под углом зафигачить...
   У стрекача основной стихией был Казе. От белых колец он очень изящно избавился, создав мощный вихрь "B"-ранга "Футон: Татсумаки", который боковым напором буквально смял рой и закрутил его в пылевое веретено, вовремя сброшенное с рук и воткнувшееся в пятачок метрового радиуса. Землю мелко нашинковало, а враг остался цел и невредим! Вру, ладони оказались мелко посечены и быстро окрасились в кровавый цвет. Некогда было радоваться тому факту, что их арбалеты однозарядны, поскольку упор сделан на сверхзвуковую скорость полета выстреливаемого болта и его автоматическое опечатывание. Да-да, одно фуиндзюцу на ложементе подгоняло форму и размеры болта, второе добавляло, по всей видимости, проникающие, взрывные или электропаралитические свойства. Много было всего наворочено такого, что вполне могло дистанционно убить даже Каге!
   -- Эм, поближе бы рассмотреть... - не в тему подумал занпакто.
   -- Не отвлекаемся!
   Пока я занимался водяными клонами, напавшими на уязвимых напарников, и посылал в них "Таджу Сирокама", расплескав всего четверых и оцарапав черепаший панцирь, враги не дремали. Первичное сродство у мурены было с Хи, а вторичное у обоих с Мизу. Масочник с рыбой-стрелой сложил кистями знаки овцы и тигра, с силой выплюнув в меня липкую воду "C"-рангового ниндзюцу "Суитон: Мизуаме Набара", которым любит баловаться приятель Изумо. Пока один применял удерживающее дзюцу, второй сноровисто складывал длинную серию печатей, после ее завершения его руки закрутили незримый маховик между ними выдуваемого изо рта великого смерча "A"-ранга "Футон: Окина Татсумаки" - в первый раз такое вижу! Быстротечно протянувшийся на десятки метров хищный управляемый хобот накрыл меня целиком, сразу после чего стремительно набрал обороты и силу. Каждый вращательный пасс руками, будто крутящими ручки катушки, разматывающей лебедку, туже сжимал и ускорял гулко свистящий смерч, извивающимся телом и размытой мордой похожий на мурену с глоткой кольчатого червя, пытающегося измельчить, разжевать и проглотить крупную добычу. Если бы я не застрял в земле и не прилип к ней, меня бы уже давно подняло в воздух и начало перемалывать. Через мгновение масочник с рыбой-стрелой завершил сложение ручных печатей очередного дистанционного ниндзюцу. Управляемое футондзюцу, гулко поколебавшись, вобрало мощь выпущенного вражеским оперативником большого огненного снаряда "B"-рангового "Катон: Даи Эндан", значительно усилившись. Форму получившегося комбодзюцу оказалось бесполезно резать моими способностями, и поглощать смешение стихий стало неимоверно труднее, тем более, подпитка стихийной чакрой ветра не прекращалась ни на мгновение. Использовать до лучших времен отложенное Хенко я откровенно испугался: воли на изменение чужого ниндзюцу мне хватит, но не контроля - почти все внимание уделяю защите Иерро! В сложившихся условиях попытка вмешаться в чужую технику равносильна суициду...
   От восьми серпов "Хачи-Сирокама", смертельными росчерками уже четырежды запущенных мною с танто по вражеским шиноби, оба ловко уклонились, причем, контроль над "Футон: Окина Татсумаки" не прерывался, наоборот, вихрь засасывал камни и деревья, которые нарезались ветром и атаковали меня острыми гранями. Адское пекло в мгновение ока спалило всю мою одежду с волосами и больно защекотало ноздри, но я пока успешно выдерживал усиливающийся жар, закрыв глаза и вливая чакру в способность Маска, так же защищающую уши и ноздри от неимоверно горячего воздуха, способного сжечь изнутри. Горящие головни и раскаленные камни, которым огненный вихрь придавал скорости, хаотично сеяли на мне гематомы и ожоги, изнуряя регенерацию. Я был вынужден концентрироваться и тратить силы на самозащиту, преодолевая боль в руках - надо же было так по-дурацки угодить в ловушку! Раскаленные камни усиленно били кисти и предплечья, свистящий ветер люто сек, адский огонь запекал. Стоило только чуть отвести руки в стороны, чтобы выпустить с танто очередную серию белых серпов и лент, как обе свирепые стихии обрушивались с особой яростью. Чтобы уйти в Сонидо, мне требовалось выпустить чакру, что сразу на мгновение ослабило бы Иерро и смерч тут же растерзал бы меня, пробив оборону. Я успел бы уйти на сверхскорости из ловушки, если бы не вовремя впущенная липучка!.. Какая слаженная пара убийц!
   Мне не дали драгоценные секунды на то, чтобы при помощи парного духовного меча поглотить всю энергию, собранную в комбодзюцу. Едва интуитивно ушел от раскаленных кунаев и сюрикэнов, немыслимо изогнувшись внутри наконец-то прекратившего распаляться адского смерча, как следом за ними в меня совершенно внезапно воткнулись четыре быстро летящих арбалетных болта. Попарно в бедра и плечи, на верхнюю фалангу мизинца пробив Иерро и тем самым нарушив целостность защитного покрова, еле сдерживающего напор вражеского комбодзюцу. В кровь попал какой-то быстродействующий и уцелевший после огня яд, а потом в ране потек легкоплавкий металл. Я заорал от нестерпимой боли, инстинктивно выпустив яки и устрашающее реяцу взбешенного пустого. Затухающий адский смерч мгновенно вмяло в землю. Руки, повинуясь воле занпакто и управляемые его чакрой, а не моими сожженными мышцами и замутненным колоссальной болью сознанием, метнули оба танто в юрких врагов. Занпакто сам подправил траекторию своих воплощений, во всех смыслах пресекая обе жизни покусившихся на меня шиноби.
   Ируку-Хироши спас Гай-Кадо, могучими руками вытащив из себя пленника, свернув ему шею и сбив напарника трупом так, чтобы тот остался лежать сверху, прикрывая от шальных кунаев и сюрикэнов, отскакивающих от его панциря. Замедление он вовремя инвертировал, но даже ускоренное метательное оружие не пробило его броневую шкуру и панцирь. Со смертью оригинала пара оставшихся водяных клонов тут же превратилась в безобидные лужи. Памятуя наказ, мой партнер немедленно занялся моим союзником, вливая тому в горло и рану в груди выданную мной концентрированную зеленку и другие препараты, чтобы обезболить и остановить кровь. Купировать распространение яда уже поздно; не зря в академии вырабатывают иммунитет к самым излюбленным составам врага, но ослабленный организм тяжело раненного сам не справится с ними.
   -- Держись! - Гаркнул на меня переживающий Какаши.
   Еле успел приоткрыть рот и зажать зубами специальную шнягу, кое-как вынутую из Кладовой, как волна выпущенной в тело разрушительной чакры пустого с гарантией уничтожила неведомый яд, проникший внутрь и с четырех направлений, подхваченный кровотоком, быстро распространившийся по всему организму. Сам я не помню, как кричал, зато прекрасно себе это представляю по бреду и агонии занпакто, в какой-то момент взявшего всю мою боль на себя. Я знал, как медленно и мучительно остывал затвердевший металл бывших наконечников арбалетных болтов, как он отвратительной и витиеватой кляксой внедрился в мышцы вокруг костей, запекая их в угли. Эти инородные включения препятствовали регенерации конечностей, сводя к нулю все усилия борющегося организма. Знал это, но не ощущал боли, ее резкий обрыв на непозволительные пятнадцать ударов сердца вогнал мое сознание в ступор.
   - Гай!.. - Прохрипел я, с трудом избавившись от шняги во рту - напрочь забыл название.
   - Сейчас-сейчас, Какаши, - с болью в голосе просипел все еще преображенный партнер, не решающийся терять драгоценную минуту или больше, переживая отмену хидзюцу слияния. - Потерпи еще немного, партнер, уже сейчас подлатаю Ируку и к тебе. Умоляю, держись, во имя Силы Юности!..
   От волнения он позабыл уговор про псевдонимы и обращался по имени. Я не рискнул открыть глаза, итак по его сопению и другим звукам было ясно, как ему сложно что-то делать в текущем неуклюжем облике медлительной гуманоидной черепахи. Двое смертельно раненных напарников, а он физически не способен действовать быстрее и техник клонирования не знает. Так же не может повторно использовать ниндзюцу призыва, пока активно "Нинпо Кучиёсе: Гаппей: Камекьёджи". А еще он сам отравлен, универсальный антидот лишь замедлил действие яда, плюс влияние громады тела - доза-то была рассчитана на человека средней комплекции, а не массивного гиганта.
   Утешил себя тем, что вражеских ниндзя мы победили, Гай успеет стабилизировать состояние Ируки на уровне "тяжелое", а я обязательно регенерирую, когда-нибудь биджев металл остынет и будет вытолкнут организмом наружу. Этого абстрагирования от суровой действительности хватило ненадолго, как раз, чтобы успеть беспорядочно вокруг себя извлечь запасы зеленки и медикаментов. Потом перехлестнувшая через занпакто волна боли скрутила меня, сбив всяческую концентрацию на чем-либо, кроме ее подавления. Как сдавший экзамены ирьёнин знал, как у других уменьшать и вовсе отключать боль, а у себя не мог, не разобрался еще!.. Зато со всей четкостью осознал - металл ядовит! Для меня в текущей ситуации здорово, что он не имеет свойств чистой ртути - старался мыслить в позитивном ключе...
   Добравшись до меня, Гай предстал заботливой нянькой, лапочущей что-то успокаивающее и тщательно скрывающей свою растерянность и злую досаду на собственную криворукость. Из-за достигающих меня отголосков боли слова мне давались с трудом, кое-как передал черепаховому спасателю, чтобы смело вырезал въевшийся металл кусками, не жалея плоть. Еле успел запретить ходить за танто, еле сумел извлечь из Кладовой так и не понадобившийся набор скальпелей, но слишком малы оказались для неуклюжих лап - ох, как мне это было знакомо!.. С трудом наскреб силу воли и концентрацию, чтобы закупорить сосуды у основания рук и ног. Кунаи отвратительно подходили для поставленной задачи, но альтернатив не было - валяющиеся вдалеке клинки ниндзя Кровавого Тумана почти наверняка отравлены. Первыми он обкромсал мои плечи, потом с замиранием сердца начал возиться с бедрами. Хотя регенерация всё заново восполнит - должна! - но все равно со мной случился натуральный шок, когда Гай в порыве энтузиазма случайно-таки лишил меня мужского естества. Перед уходом в спасительное беспамятство, я, пожалуй, впервые увидел слезы в глазах мужественного Майто Гая.
  

Глава 3.

  
   - Б***, да открывай же свои поганые глаза, недоделанный Учиха! - За грубым окриком сильно раздраженного и уставшего мужчины последовала встряска током и очередная колющая боль в области сдавливаемых висков.
   Безжалостное выдергивание из беспамятства аукнулось жуткой головной болью, страшной чесоткой и всепоглощающим чувством голода. Рот сам открылся, чтобы глотнуть нечто, схожее с ослиной мочой, которой меня, кажется, окатили, приводя в чувство. Рвотный позыв немедля скрутил нутро, а заодно дал знать: туловище туго зафиксировано ремнями на почти вертикальной плите, голова надежно зажата скобой и двумя упирающимися в виски шипами, конечностей нет. О чем-то еще подумать мне не дали, зажав нос. Через миг добавилось ощущение какой-то штуки, прицепленной к подбородку и не дававшей плотно сомкнуть челюсти. Облегченный, каркающий и оглушающий меня злорадный смех упивался собой все то время, пока я болезненно откашливался от очередной порции мерзости, которой вынужденно наглотался, едва не захлебнувшись при этом.
   - Боишься открывать, п*** х***, в*** *** недо-Учиха! - Нарочито излился многоэтажным матом хриплый улыбчивый голос. - Правильно боишься, выродок!..
   Дальнейшие словоизлияния, сопровождаемые болезненными ударами и уколами, сводились к тому: что закопченному туловищу ни к чему додзюцу; что уже выстроилась очередь на пересадку шаринганов; что мне лучше было не рождаться в лаборатории, если глаза окажутся столь же бракованными, как тело; что он де гениальный ирьёнин извел море дорогих сывороток и всяких препаратов, возвращая к жизни такого сякого меня. Странно, что вообще не разобрал на органы, что из каких-то соображений не срезал веки...
   Я не обращал внимания на звуки, потому что от проглоченного мгновенно замутило рассудок. В желудке стремительно разгорелось пожарище, а в горле будто наждачкой прошлись или теркой. Веки отчего-то крепко слиплись, так бы их сразу рефлекторно открыл и без настойчивых требований с дешевыми угрозами. Однако угрожающие обзывательства, издевательства, боль и ворох вопросов моментально отошли на второй план, стоило мне захлебнуться во внезапном чувстве разлуки. Занпакто!!! Отчаянный импульс разодрал веки ради немедленного поиска пропавших танто, вместе с открытием глаз пробудилась слабая сенсорика. Радужные и болезненные всполохи озаботили меня гораздо меньше, чем вспыхнувшее вдалеке двойное солнце. Я с точностью до миллиметра определил длину вектора до лежащих вместе родных танто! Всё возможное восприятие чужих очагов чакры сузилось до ощущения точного местонахождения воплощений моего духовного меча. Парное оружие шинигами затмевало все прочие энергетические источники своей энергонасыщенностью и всепоглощающим стремлением воссоединиться. Слишком далеко, чтоб докричаться, дозваться, объединиться!..
   Грубый скалящийся голос безжалостно заставил обратить на себя внимание, приложив к глазным яблокам кольцеобразные электроды и пропустив разряд чакры через них и шипы, упиравшиеся в виски. Ослепительная вспышка боли, резко сфокусировавшееся зрение и немедленно последовавший второй разряд. После третьего меня поглотила спасительная темнота.
   Плохо помню, что и как дальше со мной делали, погружая в океан боли. Я, едва-едва осознавая себя, отчаянно рвался во внутренний мир, к занпакто. Все напрасно. Очередная и шибко болезненная попытка зачем-то привести меня в сознание увенчалась успехом.
   - Этот... кусок мяса полностью бесполезен, дзёси, - прокаркал уже знакомый мне голос, едва болезненный разряд тока вновь... взбодрил меня. Все болезненные ощущения вдруг пропали. Этот неожиданный контраст отвратил мои помыслы от немедленного попадания в свой внутренний мир. Однако уже в следующий миг вдруг горло сперло, собственное надсадно-сиплое дыхание стало оглушать, в ушах барабанно забилось сердце, аритмично и надрывно. Соображалка туго работала, но мельком отметила, что угол наклона стола, к которому я был прикован, стал строго вертикальным.
   - Где протокол допроса? - Звучный мелодичный голос с властными интонациями мог принадлежать только молодой женщине. Веки насильно удерживались открытыми, потому глаза поневоле различили силуэт с красной шевелюрой. Зрение обретало четкость медленно и крайне болезненно. Неродное!..
   - Его трудно выводить из беспамятства, дзёси, - ответил спичкоподобный субъект в белом халате, без лебезения и только с самой необходимой толикой уважения. - А юный Сасаяки-дзин упал в обморок, кхи-кхи, и с проклятьями вымелся прочь.
   - Я спросила, где протокол допроса, Маюри-сан? - Холодно и жестко бросила госпожа своим хорошо поставленным голосом.
   - Дык, б***, проводите. Мясо очнулось, - каркающе выблевал худой мучитель, сдвигаясь вбок и уходя с периферии моего все больше проясняющегося зрения. Сумасшедший ученый ненавидел, когда к нему заявляются, прерывая вдохновенный труд.
   Что-то сбоку звякнуло, зашипело и забулькало, в нос ударил особо острый запах непонятно чего. В поле зрения появилось бледное лицо, на губах вечная шизанутая улыбочка, во взгляде золотисто-медовых глаз исследовательская одержимость, синие волосы аккуратно зачесаны назад - порода, реликтовая. Клан Куроцучи, если не ошибаюсь, специалисты по составам, отправляющим в нирвану, за что их почти истребили еще во Вторую Мировую Войну Шиноби, однако это не помешало некоторым их хидзюцу, рецептам и методикам широко разойтись в Кровавом Тумане. Длинные тонкие пальцы отработанным способом запихнули в меня горсть таблеток и заставили их все проглотить вместе с едкой маслянистой дрянью, продравшей горло. Впихнутые в меня препараты подавили помаленьку начавшую возвращаться боль, при этом почти полностью отсекая от ощущения собственного тела. В дополнение они резко прояснили память и понизили критичность мышления, смазали горло и голосовые связки, начали вводить в наркотическое опьянение. В совокупности с лживой бодростью всё это в будущем обернется жестокой карой. Непонятное шевеление где-то в области живота, надеюсь, свидетельствует о борьбе организма с проглоченной отравой, а не трубки какого-нибудь "медицинского" аппарата.
   Все то время, пока синеволосый раздраженно пыхтел рядом со мной, остальные молчали.
   - Можете идти, - произнес мужик с интонациями, недвусмысленно посылающими на***. У этого волевого и высокомерного индивидуума имелась нашлепка на правом глазу. Его редкий и чистый темно-голубой цвет волос выдавал очередного кланового, на сей раз принадлежащего к Суиро, одному из кланов основателей Киригакуре.
   - Как скажите, Ао-сан, как скажите, - подобострастно и неприязненно прокаркал шиноби-ученый, коротко кивнув и с фирменной улыбочкой беззвучно скрывшись в подсобных помещениях за неприметной дверцей. Типа сдал пациента? Или нехотя расстался с опытным образцом?
   Трудно было отвлечься от всепоглощающего желания немедленно оказаться возле танто, части собственной души. Мозг почти не воспринимал окружающую обстановку, взгляд цепляли только ниндзя с протекторами Киригакуре - трое находились у меня на виду. Один из них что-то быстро сложил кистями и шаркнул по полу, отчего в зримом спектре по полу, стенам и потолку пробежалась кривая линия разворачивающегося барьера.
   - Хачи Учиха, - подал свой невыразительный голос шиноби, установивший барьер. Прозвучало - Восьмой Учиха. Недвусмысленное оскорбление, но мне сейчас на это было откровенно до биджу. - Вы удостоитесь быстрой и легкой смерти за содействие нам. Вы меня слышите, понимаете? - Впалые щеки и подбирающаяся старость превратили наклонившееся лицо в маску, натянутую на голый череп. Породистая и ухоженная кисть пощелкала перед моим лицом, проверяя реакцию зрачков. Вся троица однозначно была ниндзя, но я в них этого не различал - мою сенсорику ослепляли и влекли исключительно танто.
   Да. К прискорбию, слышал. Он говорил внятно и медленно, давая мне собраться с мыслями. У меня это отвратительно получалось, еле соскреб кое-какие мысли в кучку ради понимания того, что от меня хотят. И кто. Власти сразу меня приголубили бы да прикопали, а не тащили невесть куда...
   - Нас направили к вам... - с трудом выдавливаю из себя, не узнавая собственного голоса. Ответил помимо воли, словно в тумане, сообразив, что частичка сознания заняла лакуну занпакто, оттого я еще хоть что-то сейчас соображаю.
   - И первым делом вы из засады ликвидировали наших ниндзя, - холодно заметил допрашивающий, сверля пронзительными черными глазами без всякого намека на радужку, как бывает у рыб. Мысль о первоклассном следопыте как пришла, так и ушла, не задержавшись в моей голове, где словно спрут шарился своими ментальными щупальцами, ища проблески сознания, ответившие ему. Хех...
   Женское лицо на этих словах специально для меня выразило осуждение и суровое нетерпение, дескать, нечего сюсюкаться и расшаркиваться с калечным пленником, но смолчало из каких-то своих непонятных соображений. Одноглазый тоже меня внимательно рассматривал, но с совершенно непроницаемым лицом, заиндевелым. И я не мог понять, почему его въедливый взгляд, будто насквозь просвечивающий, кажется каким-то знакомым. Его левый глаз был совершенно обычного черного цвета, кстати.
   - Почему нарушили наши указания? - Нейтрально продолжил мужик, пощелкав пальцами у меня перед носом, чтобы привлечь к себе мое рассеявшееся внимание и выполнить свое ментальное гендзюцу. Но его чакра была не в состоянии сходу приспособиться к моим энергиям, чтобы его допросная техника сработала, как он того хотел.
   - Нас не предупреждали... о совместной операции... - выговорил я, еле ворочая заплетающимся языком, подчиненным препаратами "доктора". Все их отношение к детской отмазке специально выразительно отражалось на лицах, стоило моему взгляду пробежаться по ним (все остальное казалось размытым). Если вдуматься, мы и вправду с заскоком перестраховались, нарушив инструкции. Та-ак!..
   - Вы получали указания разобраться с командой из четырех шиноби непосредственно в Хофуна-пото? - Его гипнотические глаза приковывали взгляд к себе, а глубокий голос будто буравчиком ввинчивался в мозг, причем уши слышали невнятный шепот, к чему-то побуждающий.
   - Хай, - коротко отвечаю. Не из-за страха боли, вовсе нет.
   - Вы знаете о мотивах, побудивших Умино-доно почтить нас своим визитом?
   - Приказ, - через силу заставил речевой аппарат произнести именно это слово, а не готовое пролиться признание в том, что это я втянул Ируку в сию авантюру. Мысль вообще прикинуться шлангом, что знать не знаю Умино, мельком проскочила уже после произнесенного слова, следом ее перечеркнула убежденность в том, что пялящиеся на меня рыбьи глазенки уже способны отличать правду от лжи. Но я и так предпочитал прямо не врать, особенно в нынешнем плачевном состоянии и безвыходном положении. Мозгов на ложь не хватало... Быть может, даже в прямом смысле...
   - И все? - Жестко бросил черноокий, что-то подкрутив.
   Механизм сработал отменно... Из моих сцепленных зубов прорвался болезненный стон и мычание, воспринятое за отказ отвечать. Боюсь, если бы не присутствие женщины, со мной бы вообще не церемонились - мне ли не знать, как ведутся допросы с пристрастием?..
   - Тебе лучше содействовать нам, Хачи. Расскажи о парных танто. Откуда? Чьи? Что могут? Твои, значит, - по моей реакции мужик сделал очевидный вывод, сочтя нужным немедленно озвучить его.
   Не сдержался - болезненная тема. Не знаю, по какому признаку он это понял, но и не так уже важно. Пакостные наркотики мешали контролировать себя и создавать белый шум в голове, прячущий мысли от шептунов Сасаяки, чей геном по функционалу близок к таковому у Яманака.
   - Тебе подсадили шаринган? Давно? Год назад? Два? Полгода? - Допрашивающий зачастил вопросами, подразумевающими простой ответ да-нет. При этом он внимательно отслеживал мимику моего лица, держа свое в полуметре - высоту столешницы уже подрегулировали должным образом. Совершенно вся наносная вежливость исчезла из его голоса, ставшего максимально требовательным и завораживающе дружественным. Мои собственные рефлексы стали предательски выдавать секретные знания: - Подсадили геном Учиха? Давно? Полгода назад? Год? Месяц? Скольких еще так же прооперировали? Десять? Пять? Сорок? Из возрастных групп еще были младенцы? Отроки? Подростки? Тебя одного? Молодежь до двадцати? Зрелые до тридцати? Зрелые до сорока? Тебе вживляли чужое додзюцу? А геном? Давно? У танто свой источник чакры? Ты клановый? Тебе вживили шаринган четыре года назад? До резни? После вырезания клана Учиха? Это был выплеск их демонической чакры? Твой родной геном дает тебе живучесть? Тебе имплантировали шаринган после боя?
   Мужик скороговоркой чередовал вопросы по кругу из нескольких тем, переставляя слова и тонко меняя смысл. При этом он дергал за рычажки, а пыточный механизм делал свое дело, причиняя боль и страдания. Не помню, удалялась ли верховодящая повстанцами парочка или нет, я все свое внимание сосредотачивал на абстрагировании от всепоглощающих мук и на заполняющем все пространство лице, то и дело пытающемся расплыться в рыбью морду, чьим приказам почти невозможно было не подчиняться.
   Иллюзии вроде бы удавалось сбрасывать, напрягая волю. Шепот был громким и навязчивым, но бессвязным из-за кое-как действующей способности Маска, защищающей уши и напрямую тянущей жизненные соки, поскольку энергетическое ядро бездействовало, будто после сильного перенапряжения или полного истощения, али СЦЧ выгорела, как могли заключить здешние...
   - Хочешь, устроим групповой сеанс пыток? Тебе будет приятно смотреть, как пытают твоих напарников? Хочешь видеть, как они корчатся в агонии? Может, добровольно все нам расскажешь, а, Хачи? Вопросы такие простые, ответить так просто... Ответь мне, Хачи Учиха, будь другом - я всё прощу и боль йдет, - просительно завораживал голос, оттесняя все иные звуки и понукая к подчинению. Мое имя Ушода Хачиген, а не Хачи Учиха, допрашивающий не мог опираться на мистическую власть имени. "Хачи Учиха" испортило весь его предварительный настрой.
   - Месть... - выдохнул я слово, но совсем не то, что от меня ожидали.
   - За что мстить будешь, мертвый шиноби? - Раздался подзабытый музыкальный голос. - Потеря джонина-сенсора, токубецу джонина и двух чюнинов из уже сильно прореженных кланов серьезно подрывает нашу совокупную военную мощь и убивает надежду на будущее. Мы взымаем справедливую плату за нанесенный нам ущерб. Сейчас с вас, потом Конохе счет предъявим, - с ненавистью сообщила куноичи.
   - Облегчи свою участь, Хачи Учиха, расскажи все, - требовательно произнес Суиро Ао, незаменимый помощник Теруми Мэй, наследницы двух кланов и носительницы аж двух Кеккей Генкай. Нас никто не представлял, но я ее вспомнил по ориентировкам АНБУ. И чего такая занятая личность теряет свое драгоценное время здесь, с убогим мной?
   Суитон, Катон и Дотон при смешении образуют Футтон и Йоган, элементные свойства кипения и лавы. Судя по насыщенному темно-рыжему цвету ее волос, соединительной прослойкой между двумя Кеккей Генкаями послужила кровь Узумаки. К слову, оба клана с первичным сродством огня когда-то конкурировали с Учиха, потому и не вошли в коалицию во время образования Конохи, а присоединились к Суиро. Их фигуристая наследница вроде едва перешагнула второй десяток... Тьфу, о чем думаю?! Напомнив себе о разлуке с занпакто, сбросил женские чары, однако выразительный шарм высокомерный молодой женщины и оттенок презрения в ее глазах напомнили об оскоплении, пробудив злость и нарушив налаженный было эмоциональный контроль. Отразившаяся на моем лице паника вызвала поощрительную полуулыбку.
   Мне было от чего ударяться в панику. Я вдруг отчетливо понял, что с потерей сознания выпал из банкая, а занпакто нет (мои танто меняют не облик при высвобождении, но свойства). Что без воссоединения с материальным воплощением духовного меча я не смогу перейти ни в шикай, ни тем более в банкай или сенкай, ни в духовную форму - катастрофичная уязвимость! Не смогу даже исцелиться. И совсем не ясно, оклемается ли мое энергетическое ядро без занпакто? Заперт ли Хатаке Какаши во внутреннем мире? Мы вроде предусматривали возможность захвата обоих танто врагом и отсечение рук, но что-то явно пошло не так. Что может случится, если мое бренное тело умрет вот так вот - на лабораторном столе экзекутора?! И еще рожденное биохимией безумство все ближе подступало к затаившейся частице сознания, рождая безумные идеи и безумные надежды.
   - И? Что измыслил, мертвый шиноби? - Нетерпеливо спросила Мэй, великодушно давшая время подумать. Всё потому, что дознаватель принялся раскачивать лодку, целенаправленно проясняя рассудок допрашиваемого.
   Мне вдруг стало стыдно и горько за собственный эгоизм, только сейчас подумал о Гае с Ирукой. А еще о себе напомнил организм, не справляющийся с убойной дозой наркотических средств и вредоносного воздействия извне. Мне во что бы то ни стало надо срочно воссоединиться с занпакто!
   - Принесите оба танто, - измученно выдыхаю, идя то ли на рискованный компромисс, то ли на преднамеренный обман. Мышление сложно давалась.
   - Хм?! Это равноценная замена Обезглавливателю, захваченному Конохой, - жестко процедил Ао, снизойдя до пояснения жалкому пленнику.
   - Я хочу видеть, - медленно и с огромным трудом заговорил я, подбирая слова, - как напарники уходят с гарантированной свободой... Вам самим не снять привязку с танто... Принесите их сейчас, пока я в здравом уме и трезвой памяти...
   - Этого мало, - властно произнес шептун, ничем не показав, что сомневается в моем здравомыслии и трезвости.
   - Мне известен секрет... успешного приживления геномов... с наследственной передачей. Поторопитесь, это в ваших интересах - из следующей отключки навряд ли выберусь... - очень старался сохранять спокойствие, не допуская проявления слабости в виде дрожи в голосе, заплетающегося языка или слез от нахлынувшего чувства безысходности и обреченности. Химия явно стимулировала выработку гормонов, расшатывающих мое психическое и эмоциональное состояние, поздновато, но туманники своего не упустят и поднажмут, стоит только им заметить, как подействовали препараты Маюри.
   - Чем или как будет гарантирована достоверность передаваемых сведений? - Спросил Ао, казалось, взглядом сдирающий с меня корку запекшейся кожи. Пробрало до костей. Вздрогнул бы, не будь крепко привязанным.
   Мужчина, спрашивая, слегка шаркнул ногой, тем самым подавая сигнал присутствующему здесь представителю клана Сасаяки, чтобы тот отменил барьер. Не представленный шептун все правильно понял, заодно вышел и кого-то отправил за падким на эксперименты Маюри, ирьёнином непонятного ранга и склонностями как у саннина Орочимару, гениального ученого и... мысль оборвалась, сменившись реакцией на проявление нетерпения.
   - Квалификацией ирьёнина и Сасаяки-дзин, - вымолвил я, с немыслимым трудом сдерживая глупую улыбочку и прорывающееся в голос бессмысленное веселье. Ему я противопоставлял разлуку так же, как до этого оптимистично думал о выживании Умино Ируки и Майто Гая. Вроде удавалось кое-как контролировать себя - по милости добивающегося своего дознавателя.
   - Тогда я, Теруми Мэй, ограничусь лишь словом тебе, Хачи Учиха, о здоровье, относительной свободе и безопасности Умино Хироши. И напарника Кадо, - изрекла Мэй, чуть прищурившись и внимательно наблюдая за мной. Нет-нет да проскакивал в ее очах непонятный интерес к моей изуродованной персоне.
   Постановка имени перед фамилией при обращении - это оскорбление и унижение клана. Мельком проскочила мысль о том, что Ао вроде как недоволен произнесенным, хотя ни одна мимическая мышца не дернулась, и он не оборачивался к начальнице. Я не чувствовал в себе сил словесно пререкаться о точках и запятых, меняющих смысл, просто мазнул взглядом по ее правильному и привлекательному лицу, уставившись на точеные ножки, ну, из тех соображений, что нельзя наводить на подозрения запоздалым оглядыванием пыточной палаты и попытками рассмотреть свое измученное тело.
   Тощий ирьёнин быстро нашелся. Смутно понимал, что где-то и как-то я уже встречался ранее с этим типом или внешне очень похожим на него и с нормальным голосом, но чугунная голова была забита совершенно другими мыслями. Не встречая сопротивления, Маюри скормил мне густой кисель из толченых пилюль, техникой "Шосен Дзюцу" создал между ладоней плотную зеленую сферу и с видимым усилием протолкнул ее в мою грудную клетку, отчего сбоившее сердце екнуло и выровняло свой стук - я не упустил шанса. Второй шарик он протолкнул к желудку, третий к печени, четвертый к селезенке. Каждое проталкивание изнуряло его. Я честно не понимал, отчего и почему возникли такие затруднения, ведь Иерро отключил еще тогда, чтобы Гай смог выполнить задачу по извлечению ядовитого металла, растекшегося в верхних областях плеч и бедер. Я готов был скиснуть после второго зеленого шарика, ведь поступившая лечебная чакра подстегивала метаболизм, усиливая воздействие дурманящих препаратов, однако одновременно улучшалась работа иммунной и других систем организма, борющихся с ними. Слава Королю Душ, установилась ничья, давшая время хоть как-то собраться с мыслями, украдкой перераспределить энергию и начать отвечать на вопросы устроенного мини-теста на профпригодность. Проштрафившийся ирьёнин не рискнул задавать мне каверзные вопросы, но начал вдумчиво убеждаться в моей состоятельности как дипломированного медика низшего ранга, способного понять и передать секрет успешного приживления геномов. Маюри умудрялся забалтывать меня, при этом с широкой улыбочкой ковыряясь во внутренностях... Пришлось поднапрячься и перенаправить часть внедренной им ирь-чакры в мозг, чтобы заострить ум и не выдать секрет раньше времени, отвечая на умные вопросы - это не укрылось... В первый миг даже заметил, что Мэй отчасти в теме, но потом пришлось все внимание уделить худощавому дьяволу, в чьих глазах отражалась незавидная судьба моих внутренних органов.
   Кажется, какая-то прикладная методика лечения была здесь неизвестной до моих слов. Пусть - это допустимая жертва. Дефицитная толика абсорбированной чакры, припасенная самой первой, нужна для посыла импульса к занпакто, дабы духовный меч метнулся ко мне. Кабы заранее знать, что, сунувшись в разборки Кровавого Тумана, по макушку погрязну в кровавом дерьме?
   Танто быстро приближались, как мог охлаждал и сдерживал свое нетерпение и возбуждение. Бесславно сдохнув или став подопытной тушкой безумца, я бы ничем не помог своим друзьям, только добавил бы им... Думы о том, как достанется напарникам, если выгорит мой рискованный план, душили радостное предвкушение скорого воссоединения с занпакто. Рассудок не хотел гадать, почему мои мучители уступили моему требованию и рискнули принести артефакты, однако маятник техники дознавателя все еще двигался в сторону трезвости ума.
   Не знаю, сколько прошло времени с того страшного боя, но его не хватило повстанцам, чтобы разобраться с тем, какое сокровище случайно угодило им в руки. Слава Королю Душ, Мэй посчитала оправданным риск - что может мертвый шиноби? Без очага и чакры, без рук и ног, со вскрытой грудью и черепом, с глазами простолюдина и накаченный психотропными препаратами... Входящие в коалицию кланы ее не простят, если узнают об упущенном шансе быстро восполнить свою численность, а не ждать взросления младенцев. В обозримые сроки предоставить верным бесклановым ниндзя доступ к клановым хидзюцу, завязанным на геном. Создать супербойцов с двумя, а то и тремя Кеккей Генкай. Шанс заполучить расширенный геном, Кеккей Тота, что легко соединит три стихийных свойства в одно.
   Благо у Маюри отсутствовали образцы генома малочисленных Хатаке, и отличительные признаки нашей крови остались вне его внимания, иначе бы я спалился: рухнула бы их кое-как поддержанная мной уверенность в том, что я бесклановый шиноби, недавно подвергнутый экспериментальному вживлению генома клана Учиха. Сасаяки знал толк в допросах и вклинивался в тест ирьёнина. Мне пришлось сдать тот факт, что в приснопамятном бою я использовал додзюцу и как-то усмирял жар пламени, потому и выжил в том комбодзюцу. При этом Маюри с неизменной улыбочкой и непонятной хрипотцой подтвердил отсутствие как соответствующей структуры СЦЧ в моих глазах, плавающих в специальном контейнере, так и следов выгорания, влекущего за собой слепоту, и следов прорастания новых каналов в имплантах. Ученый как раз тем и занимался, что докапывался до сути случившегося с моей системой циркуляции чакры, параллельно сыпля профессиональными вопросами. Возможно, творимое со мной жестоко и бесчеловечно, но подобное повсеместно в мире шиноби, а в Кровавом Тумане вообще чуть ли не рутина.
   Я был почти целиком занят вопросами Маюри и пропустил сигнал о доставке моих танто в больничную камеру подземной базы повстанцев. И если бы не случайно задетый нерв в позвонках, мне бы не удалось скрыть радость за болезненным стоном и таки брызнувшими слезами, на удивление не вызвавшими на бледном лице ни удовлетворения, ни наслаждения. Маюри был не садистом, но чокнутым ученым, в военное время дорвавшимся до доступного исследовательского материала и вынужденным приносить определенную пользу спонсорам ради того, чтоб терпели его закидоны и позволяли заниматься любимым делом.
   О Король Душ, благодарю... Мне хватило выдержки дождаться удобного момента...
   За моей спиной все же стоял четвертый тип, безымянный Донзоку-дзин с фиолетовой копной коротких волос. Боевик первым среагировал на внештатную ситуацию, схватив столешницу за край и резко потянув на себя, поворачивая ее вокруг оси. Вторым стал Маюри, слава Ками-сама, пославший разряд не в головной мозг через сдавливающие виски шипы, а в резко ускорившее работу сердце. Открытая взорам мышца не выдержала, разорвавшись перекаченным воздушным шариком, но никакой роли сейчас это уже не могло сыграть.
   Вру, самым первым, как позже выяснилось, был Ао, безуспешно попытавшийся при помощи суитондзюцу подальше отшвырнуть опечатанную коробку из-под какой-то длинной катаны, в которую временно поместили мои танто - принеся их вместе с подделкой на скорую руку. Но получивший посыл занпакто рыбкой выскользнул из тенет фуиндзюцу и рассек коробку, очутившись на свободе. После Маюри, похоже, среагировала Мэй, выдувшая и метко плюнувшая вязкий лавовый снаряд. Оба летящих ко мне танто, наполненных энергией, синхронно вильнули, избегая столкновения, а потом и во второй раз лихо поменяли траекторию, чтобы обойти тылом развернутую к ним столешницу - разошлись в стороны и с боков воткнулись в мою тазовую кость. Безумство испытывать экстаз, но он был и едва не затмил вместе с болью конечную цель. Воссоединившийся со мной Какаши одернул, одновременно высвобождая всю запечатанную в себе-танто жуткую чакру режима банкай.
   Давление высвобожденной реяцу предотвратило атаку Донзоку-дзина, почти расплющив его о ближайшую стену. Шарахнувшегося в сторону и не успевшего ничего предпринять Сасаяки-дзина тоже куда-то рядом впечатало, причем, со смертельным исходом.
   Я не мог оперировать чакрой, переполнившей не только окружающее пространство, но и огрызок моего умирающего тела, однако мне и не надо было. Порожденная наркотой безумная идея заключалась в том, что я представляю вихрь Арки Портала, ведущего в явь, запечатленную моими глазами, и пробую туда переместиться, при этом одновременно со мной занпакто усилием воли пробует поместить мое тело в субпространство Кладовой. Раз подтвердился факт капсулирования внутреннего мира, то...
   Мир смазался спиралью вихря...
  

Глава 4.

  
   Разум избавился от опосредованного тлетворного влияния. Эйфория от успеха? Жажда мести? Все смешалось с превалированием тошнотворного чувства, что вызывала чакра, высвобожденная из занпакто. Пришло внезапное понимание ее происхождения: когда моя воля угасла, верх взяли инстинкты. Голод поглощенного Пустого. Танто буквально выпили не только чакру из кого-то, но и вообще абсорбировали всю доставшуюся телесную и духовную энергию, вобрав в себя и рейши, мельчайшие составляющие душ. Только благодаря разлитой вокруг родственной рейрёку и рейши я мог хоть как-то передвигаться и соображать. Если бы не слияние с Пустым и Хатаке Какаши, я бы никогда не призвал в зубы духовный меч и не заставил разлитую вокруг энергию толкнуть меня прямиком на... Нет, не на зашевелившегося шиноби, вдавленного в стену, а на душу Сасаяки, удерживаемую в этом мире бесконтрольной реяцу моих танто, выпущенная энергия уже начала преображение души шиноби в сильного Пустого - вожделенную калекой еду...
   Я угодил зарождающемуся Пустому в живот. Его руки оставались свободными, однако их корежила трансформация. У духа уже сформировалась дырка во лбу, а все увеличивающаяся клыкастая пасть втягивала бесхозные рейши. Я не слышал, не видел, не ощущал окружающее. Мир для меня сузился до болезненно живительного потока рейши, идущей на восстановление повреждений моего духовного тела - проявление доставшейся мне способности к стремительной регенерации. Танто, проводящие духовные частицы, в воображении предстали трубочками к чаше с амброзией. Поддавшись инстинктам зверя, жадно втянул в себя рейши вкусные кланового джонина. Рассеянные в пространстве и ближайшие ко мне частицы тоже устремились ко мне, кратно ускорив мое восстановление.
   Инстинкт зверя мог бы взвыть, предупреждая об опасности со стороны погибающего существа, отращивающего себе мечевидные лапы, как у богомола, но скорость поглощения значительно превосходила скорость преобразования души в Пустого. Однако - нет. По мере экстремальной регенерации я все лучше осознавал себя. Исцелившись вплоть до одежд, сковал волей инстинкты, доставшиеся от ранее поглощенного Пустого, резко отпрянул, подхватил руками выплюнутые танто и на три части рассек ими быстро формирующегося Пустого, размерами уменьшившегося вполовину. Хватило простых ударов, я убил без перехода в шикай или банкай, а ведь мог целиком его сожрать и насильно запустить свое энергетическое ядро, еще не оклемавшееся после перенапряжения и полного истощения (или не мог?). Под давлением никем не контролируемой реяцу куски извращенной души через миг раздавило в рейши, которые взрывным образом разлетелись во все стороны.
   Вставая на ноги, быстро оглядел картину разрушений. Как будто в помещении действовал гигантский пресс в форме расширяющейся сферы с центром у толстой столешницы с пластиной из чакропроводящего металла. Меня волновали выжившие.
   Ао то ли угадал, то ли невероятным образом углядел распространяющуюся энергетическую волну. Высококлассный ниндзя принял к сведенью дырявый футляр для катаны, закрытые двери и опечатывающий помещение барьер, разъедаемый чужеродной чакрой. Он поступил единственно верным образом, подав жестом сигнал и плотно укутавшись в свою чакру, высвобождаемую непрерывно и на пределе возможностей. Мужчина благоразумно не стал закрывать собой женщину, создавая помеху куноичи. Мэй так же догадалась укрыться в мареве собственной чакры, но еще и пустила по потолку волну лавы. Вряд ли она думала о том, что таким образом не допустит мощного энергетического выброса из-под земли, который бы рассекретил координаты тайной базы - от этой угрозы помещение защищало фуиндзюцу. Просто неуправляемая реяцу давила во все стороны, а так же начала смешиваться с потоком лавы, направляя его к потолку. Мэй потеряла полный контроль над собственным дзюцу, однако не прекратила увеличивать массу и создавать течение от себя, надеясь, что высокотемпературная смесь рухнет вниз и погребет меня под собой.
   Всему есть предел.
   Взрывной разлет рейши несостоявшегося пустого перегрузил мозг, бесспорно, уникального сенсора, бухнувшегося в обморок прямо на моих глазах. Мэй защитила своего верного и ближайшего помощника, но со всеми проблемами прыткая куноичи не смогла справиться. На потолке прямо над взрывом лава вздулась концентрическими волнами, большая часть потекла по стенам. Столкновение с противоположным потоком породило брызги, пролетевшие мимо Мэй, но попавшие на контуры фуиндзюцу. Крякнув, смялась дверца, ведущая в подсобные помещения, после чего давление реяцу стало снижаться - рейрёку и рейши хлынули в образовавшуюся дырку.
   В это время впечатанный в стену отпрыск клана Донзоку уже отлипал. На него пришелся основной удар реяцу. Мужик не успел защититься, душа уже начала преображение в вечно голодного монстра, что отразилось на теле: стремительным ростом фиолетовых волос, шевелящихся, словно щупальца осьминога; скрюченными в судороге пальцами с растущими когтями; выступающими клыками; хаотично бугрящимися мышцами. Шиноби проиграл, необратимо отравившись смесью на основе ядовитой рейрёку Пустого и зловредной рейши, чуждой этому миру. Воплощенный Пустой (в прочтенных мню анналах истории Общества Душ о таком нет упоминания) едва не сдох в стекающем по стене потоке лавы, пенящейся фиолетовым. Он неуклюже отскочил от стены и рухнул на карачки, еще пока не совладав со своим изменившимся телом. Близкий враг, но медленный и еще не определившийся с добычей: ту, что поближе, или ту, что вкуснее, сытнее, симпатичнее? Выбор будет не мою в пользу.
   Маюри сопротивлялся, находясь в коконе своей чакры - неизвестное мне ниндзюцу. Мстить? Нет!!! Не хочу еще сильнее уподобляться зверю, Пустому! Шиноби нельзя оставлять врагов за спиной. Шинигами должен проводить души умерших и защищать души живых. Я шинигами-ниндзя! И ранее уже нашел спасение в служении Готею-13. Утвердившись в принятом волевом решении, крутанул в кистях танто, взяв их обратным хватом. Не мешкая, стремительно бросился к Куроцучи Маюри. Я видел набухшие капли лавы, чей вес стал превышать давление рассеивающейся реяцу. Видел, как уродец приготовился к прыжку, явно определившись с жертвой - Мэй. Единственно возможный путь до моей цели, найденный при отсутствии активного шарингана, виделся мне через спину изготовившейся к нападению твари. Отталкиваясь от хребта, я уже не увидел, как зверь за моей спиной завалился набок и попал под падающую каплю лавы. Не увидел, но услышал его рев, прибавивший мне прыти. Перепрыгивая растекающуюся кляксу лавы, ударом левой выбил душу Маюри из бренного тела, замахнувшаяся правая рука припечатала извлеченную душу, отправляя в Общество Душ.
   Возникшие из-за бесконтрольного реяцу искривления и помехи завертели шестеренки памяти - я по Обществу Душ помнил имя и эксцентричную внешность Куроцучи Маюри! Удивление сдвигу во времени потонуло в непоколебимой уверенности в своих действиях: я верой и правдой служу Королю Душ, Готею-13 и Обществу Душ; исполняю долг шинигами. Я смогу вернуться!..
   Недолго пребывал в нирване от счастья, рейши и реяцу мощным потоком потянулись в прореху следом за душой Куроцучи Маюри. Безмерное удивление на исчезающем лице прорвало плотину воспоминаний, за краткий миг пролетевших в моей голове. Когда-то непонятный и опасный энергетический выплеск наделал много шуму в Сейрейтее, виноватых не нашли, из пострадавших имущество да гордость аристократов. Лет десять назад этот шинигами-преступник, непонятно как реабилитировавшийся, стал заместителем директора НИИ и третьим офицером 12-го отряда. Помню, как Маюри вечно кривился, когда кто-то при нем обращался ко мне, используя вместо полного имени Хачиген - сокращение Хачи.
   Я почти ухнул следом за Маюри, не сопротивляясь стремительному течению, когда меня в чувство привел визг смертельно раненного зверя и относительно слабое давление реяцу этого сошедшего с ума шиноби, переставшего быть человеком. Сориентировался мигом, и дабы не попасть под раздачу, сперва завалился на спину...
   -- Биджева защита из фуиндзюцу! Биджев дьявол! - Проникновенно вскричал я, откатываясь от падающего на меня лавового сгустка.
   -- К Мэй! - Приказал занпакто, сориентировавшийся в обстановке быстрее меня. Какаши сохранял трезвость ума всё время, начиная с разделения, именно его хитрость не позволила догадаться о режущих свойствах духовного оружия.
   Словно заяц дал деру, стремглав бросившись к ошеломительной красотке, переставшей выдувать лаву. Огненно-рыжий поток оказался тут же испещрен молниевидными фиолетовыми жилами, вызывающими шибко подозрительное бурление. Если бы не сохраняющаяся вязкость лавы, то я оказался задавлен под ее рухнувшей массой - вместе со всеми в помещении.
   -- Успели! - С облегчением констатировал очевидное Какаши, когда в каких-то миллиметрах и миллисекунды спустя взметнулась толстенная стена, замуровывающая пять шестых помещения вместе со всей видоизмененной лавой. Ровной она была у выдержавшего осаду основного выхода, а у проломленного подсобного изгибалась, упираясь в стену сразу над косяком. Ранее попавшие сюда брызги еще светились от высокой температуры, курясь плотным фиолетовым дымком. Но ни брызги, ни попавшая в периферию зрения изогнутая стена не получили мысленного отклика, мое внимание приковало нечто абсолютно иное: "- Ахх... - сверху на меня свалилась рухнувшая без сил Мэй...".
   -- И не мечтай, - грустно поддел меня Какаши, когда Мэй, носящая вызывающе красное кружевное белье, одну ногу пронесла сквозь меня, а второй точеной ножкой встала у моей макушки. - О-ля-ляаа...
   -- Развратник, - буркнул я мысленно, пытаясь отдышаться после пережитого стресса. Не предпринимал попыток сместиться или отвернуть голову, когда Мэй наклонилась и довольно радикально вздернула вверх худую тушку бесчувственного Ао. Вид женских ножек великолепно помогал отвлечься от только что пережитых пыток.
   -- Эм, он способен увидеть... - с нервным судорожным вздохом заметил Какаши, нехотя отстраняясь от женских прелестей, способных и мертвого привести в чувство.
   Повторив его мысленный вздох, окинул мутным взглядом огороженный пятачок и поспешно пополз, постаравшись ни во что не вляпаться. Практически ввалился в неприметную дверь. Там меня ждала целая сеть частично пострадавших и оттого опасных лабораторных комнат, целый исследовательский комплекс - бывшая вотчина Куроцучи Маюри...
   Я все же не бесчувственный чурбан и не машина смерти, натерпелся ужасов телесно, душевно и морально. Нам с занпакто сейчас не требовались слова, их слишком много и слишком мало, однако запоздалое ликование воссоединению и радость выживания быстро притупились. Едва преодолел с десяток метров, как накатил пережитый негатив... Только что имевшиеся силы двигаться будто испарились, перед глазами все расплылось, в груди запульсировал комок боли, или два, или четыре, горло нестерпимо ожгло. Дальше заковылял, не разбирая дороги и ни на что не обращая внимания, цепляясь за мысль - напарники! Кое-как добредя или доползя до какой-то тихой и никому не нужной каморки, с запозданием понял, что сейчас однозначно ни на что не годен. Отправив во внутренний мир оба до боли стискиваемых танто, забился в какой-то дальний и темный угол, сжавшись в позе эмбриона и задрожав - так выразился отходняк от пережитого стресса. Так и провалился в мутный сон, сбегая от пучины страхов и неудач в объятья тревожных сновидений.
   В этом мире первый раз спал в духовном теле. К счастью, меня не смыло в межмировое пространство, только отлежал себе руку и проснулся разбитым. Когда потягивался, вдруг екнуло сердце - друзья!!!
   -- Не дергайся, - остудил меня Какаши, смачно зевнув в голове. - Ядро еще сутки будет раскочегариваться до приемлемого состояния, ммм, если не станешь использовать чакру.
   -- И еще надо недельку повременить с затратными и сложными техниками, - собравшись, через пару секунд отвечаю ему в деловом ключе. - И что предлагаешь?
   -- Эм, разминку для начала. Тело духовное, а затекает совсем как материальное, - посетовал Какаши в попытке отогнать мои мрачные мысли, за что я ему был благодарен.
   Что ж, не буду спорить, хорошее предложение, мне (мне!) не впервой делать зарядку в стесненных условиях тайных комнатушек и простенков. Разогнав кровь, состоящую у духа не из атомов, а из рейши, прогнал сонливость и как мог привел себя в тонус. Упражнения принесли неприятное открытие - фантомные боли. Тянущая боль в груди, область сердца; ноги с руками странно ощущались, будто они тень от реальных; схожим образом чувствовал энергетическое ядро: бледная тень от прежнего и будто за ширмой находится. Слабость угнетала, но деваться некуда, надо идти.
   Сперва направился обратно по кое-как восстановленному в памяти маршруту. В воздухе коридора висели какие-то клубы испарений: снизу одни, сверху другие, между ними относительно чистая прослойка. В них вроде не было чакры, чистая химия, потому миновал, не обращал внимания. Ориентировался во многом благодаря на добром слове работающему красному аварийному освещению, скудному и кое-где выведенному из строя. Еще на подходе к густой темноте мои сенсорные способности, невеликие вне шикая или банкая, предостерегли от дальнейшего приближения к аномальной зоне, сформировавшейся, пока я бессовестно дрых.
   -- Кажется, зона надежно опечатана. Мм, точнее без додзцюцу не скажу, - оформил Какаши общие мысли. Концентрация негативной духовной энергии впереди зашкаливала. Я ощущал, как она растекается густыми волнами.
   - Угу, - вслух поддакнул я. - И как тут вчера умудрился пройти, оставшись целым и невредимым? - Озадачившись, тут же настороженно спохватился, ибо почудилось какое-то шевеление. Вовремя!
   Следующие минуты растянулись в часы, превратившись в череду уверток, прыжков, перекатов, махов руками. Ассистенты, лаборанты и остальной персонал... Неудачники мутировали или померли, обратившись потом в Пустых, разжиревших на дармовых харчах, источаемых видоизмененной лавой, наспех запечатанной создательницей. Некогда было думать о том, сама ли рухнула изогнутая стена или ей кто помог. На производимый шум плевал, воздавая должное Какаши, сподвигшего меня привести себя в форму, и Королю Душ за то, что никто не покусился на мою безобидно спящую тушку.
   Бил по маскам, кромсая их при помощи танто. У слабых срезало костяные части, видимо, из-за влияния поглощенного мной Пустого - обычно не усиленный энергией занпакто разбивает кость при столкновении. Отбившись от двух слабых, тощих червеобразных дохляков, наверняка согнанных с кормушки, сцепился с более сильным и с первым ударом едва не потерял правый танто, застрявший в скуле рогатой маски.
   Синекожий бычок с дыркой в центре груди шустро передвигался на копытах и громогласно размахивал передними трехпалыми лапами с мечеобразными когтями, зелеными от капающего с них кислотного яда. Я держался исключительно благодаря благоприобретенным навыкам шиноби, ловко уклоняясь от неповоротливого, но сильного и смертельно опасного противника.
   Кувырок - перевернутое кресло на колесиках тает от кислотного плевка. Субстанция, светящаяся ядовито зеленым, в считанные секунды разъела материальный стул. Сальто назад с прогибом и упором на руки, ногой пинаю когтистую лапу, пролетающую на месте моей головы - веер капель брызгает на потолок и стену. Раздался хлопок кокнувшегося красного светильника. Со всей мочи даю деру назад, упертый бычок грозно мычит и цокает следом. За поворотом использую силу воли, чтобы зацепиться и запрыгнуть на шкаф, оттуда цепляюсь ногами за одну из труб под потолком. Глупый противник с ревом вбегает, подставляя мне свои внушительные рога, загнутые вперед. С корнем сношу их, в первый раз используя инерцию самого Пустого, слишком поздно почуявшего меня. Второй раз использую инерцию бегущего, когда отцепляюсь от трубы и отталкиваюсь обеими ногами от спины монстра, яро замычавшего и протаранившего шкаф с чакросодержащими реактивами. После шумного удара грозный мык превратился в подвывания и скулеж.
   На границе сознания сверкнула и погасла мысль о том, что я ненароком вздохнул какие-то пары, когда забирался на шкаф. Подхватил первую попавшуюся целую склянку и метнул ее в Пустого - подействовало! Войдя в кураж, убрал танто в ножны подсознания и с двух рук закидал сильного Пустого склянками с ближайших полок, метко целясь по костяной маске. Как здорово, что в Кири по вполне понятным причинам любят всевозможные растворы! От булькающей и стремительно истаивающей туши начали подниматься опасные клубы чего-то чакросодержащего и явно чрезвычайно опасного - подхваченные волной рейши поплыли в сторону коридора. Созерцание сюрреалистичной картины едва не стило мне жизни.
   Продешевили строители с трубопроводами, не закатали в стены. Потому попавшая на них кислота с когтей Пустого быстро проела защиту, которую подгрызли светящиеся клубы какой-то мелкодисперсной взвеси фиолетово-алых оттенков. Вырвавшаяся из образовавшихся прорех вода, вперемешку холодная и горячая, понесла жуткую смесь химикалий по наклонной, ища путь глубже вниз. Совершив чудеса акробатики, я поспешно миновал растекающуюся булькающую лужу и светящуюся хрень. Далее устремился не в более чистый и освещенный коридор, а в закопченную темень, где заприметил спасительную рукотворную перегородку.
   Ни для меня, ни для Пустых наспех поднятые стены "Дотон: Дорью Хеки" не являлись препятствием, однако пребывающая вода дальше них точно не разольется - какое-то время. Сквозь каменную стену двигался духом, как сквозь водяную, тогда как тупые Пустые нижней ступени иерархии в большинстве своем принялись бы либо сносить подобную преграду, чуя за ней еду, либо как-то пытаться обходить. Хватая материальные предметы, я не использовал рейрёку как таковую. Кинетические воздействия в духовном теле угнетают другой аспект, у низших Пустых при взаимодействии с материальным миром аналогичная ситуация. После непродолжительного метания устал похуже, чем после сведения дебета с кредитом или решения математических задач на время. В который раз подумал, что причина слабости - в ужасном состоянии и самом способе сокрытия моего живого тела.
   Преодолев метр искусственной породы, на инстинктах шиноби отпрянул вбок и присел. Не выходя из нижнего регистра, юркнул между мускулистых лап, едва не почесав задницу, сквозь которую пролетело каменное крошево. Пустой своей когтистой загребущей лапой ударил по стене там, где миг назад была моя голова. Он-таки достал меня, но только хвостом, хлестнувшим как раз по предчувствовавшей опасность филейной части.
   -- Извлекай меня!.. - Гаркнул в моей мутной голове Какаши.
   Я запоздало призвал в руки занпакто. Левым танто отсек гибкий хвост, который успел вздернуть меня за ногу, в мгновение ока несколько раз обернувшись вокруг нее; еще больше изворачиваясь вбок, на правый клинок принял когтистую лапу с пилообразными зубьями от кисти до шипастого локтя. Однако опознанный за Пустого монстр, лишенный одежды и первичных половых признаков, оказался мутировавшим ниндзя. Тварь с мозгами набекрень и заточенными рефлексами рыкнула и технично пробила мне коленом по заднице. Это наконец-то вправило мне ватные мозги, заставив мобилизоваться. Сгруппировавшись в полете, отталкиваюсь кулаками, меняя траекторию. На то же место долю секунды спустя обрушивается мощный удар, каменные осколки пролетают сквозь меня - отметил факт. Толчок ногами о стену, несколько перекатов по полу и прыжок мимо раскуроченных дверей в бывшую операционную. Усиленный чакрой удар сносит валяющийся стол, сквозь который я кувыркнулся, уходя от очередной быстрой атаки. Тварь быстра и сильна, но без Каге в голове.
   Света не хватало. И слава Ками-сама, что я не различил детали того, как этот монстр выел самое вкусное у ирьёнинов, спасавших здесь жизнь или здоровье пациенту, определенно лишенному ступней - подрыв на мине. Разлитые жидкости и способность проходить сквозь материальные предметы сыграли ключевую роль в моем тактическом плане. Спотыкающийся монстр не имел когтей на ногах, я помог ему оскользнуться, но быстро добраться до шеи из моего положения не представлялось возможным. Потому левым танто оставил от хвоста обрубок, а правый почти на всю длину лезвия всадил в уязвимую и болезненную точку под хвостом, метя в позвоночник, изнутри не защищенный броней. Пятку встретил левым локтем. Полуметровый обрубок хвоста, дернувшийся от боли, еще сильнее укоротился, успев обрезаться о левый танто, вовремя перехваченный обратным хватом. Дальше я благоразумно убирался подальше, пользуясь помешательством монстра от пронзившей его боли в заднице. Еще добавления чакры не хватало до второй ступени исполнения "Коноха Хиден Тайдзюцу Оги: Сеннен Гроши", но и без нее муки безграничны - правый танто начинает пожирать рейши. В другое время меня бы переклинило от омерзения, но шум драки и вой раненого зверя мог кого-нибудь привлечь. Слава Королю Душ, этот мутант за отпущенное судьбой время изничтожил всех, до кого смог добраться.
   Перехватил левый танто из сломанной правой руки и дождался момента, когда монстр рухнет, не в силах больше подняться. Соблюдая осторожность, подобрался к конвульсивно дергающейся голове и воткнул танто в левый глаз, добивая и не отпуская рукоять. Живительный поток рейши исцелил меня и придал сил. Я нисколько не жалел, что львиная доля духовных частиц впустую вышла через танто, воткнутый под хвост, и растворилась в окружающей среде. Даже хорошо, что без высвобождения занпакто способен только проводить рейши через себя, а не запасать их, запечатывая в себе вместе с поглощаемой и вырабатываемой энергией. Так же убедился, что я сам вне шикая, банкая и без обращения к чакре не способен удержать частиц больше, чем мне необходимо для исцеления - с легким бодрящим эффектом. Понадеялся, что это последствия вчерашнего решения и что больше этот выбор никогда не встанет передо мной.
   Пришлось повозиться, чтобы извлечь и очистить кинжал от мертвечины. Выйдя из бывшей операционной, присел в угол у очередной стены, перегораживающей коридор в двух поворотах от предыдущей. Монстров нет, из вентиляции ничего не дует, даже свежего воздуха. Поднимающийся уровень опасной воды не подгоняет. Время немного подумать и повторно настроиться на боевой лад.
   Правильно я решил не проводить эксперименты дома, а выбрался в поле. Тот вирус или соединение, которым меня и других шинигами, достигших шикая и банкая, отравили в Обществе Душ - сохранилось во мне. Вернее, в плоти Пустого, не уничтоженной, как следовало бы сделать несмотря ни на что. Этой заразе надо проникнуть в тело, судя по мутации Донзоку-дзина и безымянного раненого, прямо на операционном столе ставшего монстром. Судя по следам, ирьёнины отчего-то промедлили, но все же потом пытались дать отпор мутанту, однако не преуспели. Так же очевидно, что это поглощенные рейши, изначально выпущенные моим занпакто, держат Пустых в этом мире, так бы их выкинуло в местный Уэко Мундо или хотя бы выдавило в межмировое пространство. Либо в реяцу присутствует некий признак, дающий иммунитет против выталкивания. Собственно, реяцу не давала рейши сразу раствориться в окружающей среде, летящие в ее потоке духовные частицы бомбардировали всех встречных - заражая. Поскольку сила и мощь банкая велики, выпущенная энергия не сразу развеялась, причинив много вреда, а смешавшись с материальным якорем, лавой, вообще закрепилась здесь - оттого и реяцу кажется родственной. Очень вероятно, что та измененная лава и большую часть рейши в себе удерживает, а значит, почти со сто процентной вероятностью превратилась в источник вредоносной энергии, создающей Пустых. Вот биджу!!! Они ж на этих харчах в меносов гранде эволюционируют и далее, а если область заражения расширится?! Стоп, источник локализован и ограничен, для роста ему потребуется новая порция рейши из моих танто или эволюция хотя бы до уровня растений. Раз та лава еще не поглотила облепивших ее Пустых (или мутантов!), то и не поглотит без стороннего вмешательства, скорее всего, меня или Мэй, как создателей. Худший вариант, если в том аду выжила и приспособилась душа отпрыска клана Донзоку, а монстры уровня сил адьюкаса смогут шастать на соседние острова архипелага и там охотиться на людей, или более лакомых ниндзя.
   В любом случае, произошедшее бедствие - моя ответственность и уклоняться не намерен, но в данный момент бессилен что-либо сделать. Пожалуй, равнозначным доводом в пользу ликвидации феномена будет реакция потусторонних сил. Думаю, обязательно должна существовать организация или хотя бы отдельные индивиды, способные почуять и заинтересоваться образовавшимся здесь рассадником Пустых и мутантов.
   Так, о чем забыл? Точно, одной моей реяцу мало для заражения души ниндзя. Сильная да плотная чакра с СЦЧ то ли компенсируют, то ли нейтрализуют мое негативное воздействие (надо будет в точности разобраться). Шизуне, Цунаде и Джирайя извлекли только пользу, но они еще не общий показатель. Ирука был под мои духовным давлением, за время его жизни в моем доме пагубных симптомов я не зафиксировал. Одно "но" - давил на союзника реяцу шинигами, а не Пустого. Так или иначе, весь здешний бедлам из-за усиления реяцу не растворившимися в мире рейши, зараженными моим занпакто. Способность поглощать души у него появилась из-за искусственно и всецело непродуманного внедрения плоти Пустого, но теперь ее выдирание смертельно скажется и на мне - поздняк метаться после золотой гармонизации. Такова отныне природа, моя и моего занпакто. Значит, надо обязательно выяснить, какой тип реяцу что дает в сочетании с рейши. И не найти лучшего места для подобных изысканий, чем вражеская территория. Если... если Ируки и Гая больше нет в живых, то в лепешку расшибусь, но организую на месте Кири филиал Уэко Мундо. Если нас сдали не только Ягуре, но и Мэй, то вытащу друзей и... и крепко запомню. Пока еще силенок не хватит устроить геноцид или замахнуться на уровень Каге, а совесть не даст вовлечь множество безвинных обывателей в разборки ниндзя...
   Стоп, долой дикие и излишне эмоциональные среднесрочные планы. Что делать в ближайшие часы? Во-первых, не думать о напарниках. Если не убили, пока я спал, то и не убьют. А если убили, то поздно беспокоиться. Сейчас мне бы себя спасти. Во-вторых, оглядеться. Сказано - сделано. Удача сопутствовала мне - нашел чью-то световую палку. Намаялся с ее перекидыванием с места на место, зато везде заглянул.
   Лаборатории и хозяйственные помещения прилегали к больничному крылу, возможно, исключительно реанимационное отделение с критическими пациентами. Конохский Госпиталь проигрывает в сравнении с этим учреждением, не сильно, но заметно - особенно в части оснащения аппаратурой. Жирный минус Скрытой Листве, развивающейся экстенсивно. В Скрытом Тумане кланы развиваются интенсивно, пытаясь вернуть в строй всех своих калек. Протезирование процветает в Скрытом Песке, а тут... непонятно. Если судить по найденным ваннам и вспомнить хидзюцу клана Хозуки, "Суика но Дзюцу", то вполне вероятно, что ученый Маюри пытался обращать безнадежных (или пленных!) в воду, затем как-то корректировать СЦЧ, воссоздавая структуру отсутствующих конечностей или иных поврежденных областей, потом добавлял какой-нибудь раствор и пытался обратить технику гидратации, чтобы в итоге получить полностью исцеленное тело. Сложно, но вполне реально, тем более, члены клана Хозуки такое вытворяли без всяких ухищрений. Так же это мое предположение, подкрепленное находками, объясняет нюансы поведения Маюри и общий характер его вопросов, а так же лучше обосновывает рискованное решение Мэй выполнить мое требование принести танто. Возможно, ее интерес ко мне был вызван тем фактом, что именно я из тройки шиноби оказывался обещанным ирьёнином.
   Оказывается, не в такой уж и большой секции хозяйничал Маюри, как я себе представлял, однако устроители заглубленной базы не пожадничали. Эта секция подземного укрепления имеет минимум две собственные вентиляции и запасной генератор. Так же она строилась с учетом мощных демаскирующих всплесков чакры и проведения быстрой изоляции. Следовало бы и стационар огородить, но с такой паранойей тогда уж каждую комнату надо было превращать в изолированный бункер. Определенно, щедрость не во всем проявили. Хозяева поскупились не только на трубопроводах, но и на автоматике, в экстренных ситуациях запирающей входы-выходы. Кончились деньги или специалисты?
   Искомое я без труда нашел - родовые гербы. Самые старые на вид из встреченных клановых символов относились к Суиро. Наличие более свежей и разнообразной символике свидетельствовало о недавней перепланировке и переоборудовании на современный манер старой ухоронки клана Водяных Драконов. Прежние владельцы были рачительными хозяевами, если мне не изменяет память и не солгали некогда украденные чертежи. Согласно используемой ими типовой планировке, питьевая вода, так или иначе просачивающаяся из двух-трех гротов, вместе со стоками должна отводиться в нижележащие коллекторы. Крайне маловероятно, что здешние ниндзя стали бы себя в военное время утруждать такой не престижной и вонючей работой, как осушение коллектора и транспортировка брикетов с удобрениями. Хотя кто его знает, я не эксперт в системах очистки. Однако хозяевам базы этим следует срочно озаботиться, опасность самая реальная и абсолютно не предсказуемая. Чего уродит жуткое месиво, если дать ему время отстояться? Брр!
   Итак, моя цель - канализация. Агрессивный концентрат с многоспектральным воздействием... Если опечатывающий секцию барьер запрудит эту жижу, то в этой области наивысшего напряжения я могу попытаться прорваться никем незамеченным. А если поднятый вокруг зараженной зоны барьер пропускает месиво, то совсем хорошо, как-нибудь рядышком пролезу.
   Вернувшись в коридор, перегороженный "Дотон: Дорью Хеки", подтвердил еще один вывод: волна неконтролируемой энергии дошла досюда весьма ослабленной. Ранее мной пройденную стену почти вовремя поставили, создав слабое, но достаточное препятствие. Если сюда прибавить знание о том, что рейши сами по себе не способны обгонять реяцу и вполне могут задерживаться материальными объектами, то напрашивается вывод о том, что дальше шанс встретить мутантов низок: либо не появились, либо их успели убить. Зато Пустые... они могут легко родиться из тяжелораненных и не способных сопротивляться, причем, из-за близости аномалии мировая энергия их может не суметь выдавить. Идти?
   Я вывалил всю свою зеленку из Кладовой, Гай не мог всю ее потратить, потому что без контроля со стороны ирьёнина все излишки сжиженной ирь-чакры, выливаемые на рану или вливаемые вовнутрь, израсходуются бестолково. Здесь я не ощутил своей чакры, но это еще ни о чем не говорит. Она могла вступить в реакцию и разлиться, ее могли спрятать в сейф или вовсе сразу же на месте находки потратить или пока я корчился под пытками, могли оставить в укреплениях на поверхности - да мало ли? Скорее всего, Ируку и Гая держат в заточении на поверхности, но я все равно для успокоения совести обязан проверить, что за стеной. К тому же, мой болевой порог высок, но не бесконечен, без посторонней помощи просто-напросто умру и потеряю столь ценную связь с бренным телом. Как ни хочется после перенесенных пыток сотрудничать с повстанцами, но я практически вынужден пойти на контакт и найти компромисс. Поэтому в счет будущих договоренностей проведу зачистку от Пустых, пока еще бодр и почти не ощущаю фантомных болей, тем более ничтожен шанс встретить Пустых во множестве. Ох, сколько развел демагогии сам с собой...
   -- Эм, признайся, Хачи, тебе просто хочется подраться, поднять упавшее самолюбие.
   -- Не без этого, Какаши. Хочу получить удовлетворение от хорошо выполненной работы.
   -- Которую сам себе создал, - поддел занпакто, а потом с грустной улыбкой попытался подбодрить: - С восстановлением за счет их рейши должно получиться, м?
   Просто кивнул, не произнося пафосных слов о призвании и долге шинигами.
   Мыслил хладнокровно благодаря общим с занпакто стараниям, но когда с осторожностью миновал кем-то возведенную серию стен, созданная броня треснула. Горько скривился на ужас, оставленный вволю повеселившимися Пустыми, которые стали своей незримостью и необычной силой пренеприятным, смертельным сюрпризом для ниндзя. Век бы не видать!
   Надзиратели совершили ошибку, начав убивать ненавистных заключенных до завершения эвакуации тяжелораненных из числа своих, клановых. Когда есть живая добыча, Пустые действуют стайно, никого не щадя. Вдосталь нарезвившись в своем крыле, они разрушили преграду и оприходовали всех оставшихся. Всю картину без шарингана не смогу восстановить, но одно сомнений не вызывает: временные печати, налепленные на возведенные дотоном стены, блокировавшие крыло с узниками, случайно порвали когти Пустого, родившегося из кланового ниндзя, не пережившего перемещение.
   Не видели и не чуяли, били по площади всем, чем придется. Проиграли, потому что после своей смерти пополняли вражеские ряды. Добычу, за которую боролись, не успевали съесть. Когда никого из живых не осталось, сработал инстинкт, заложенный в самой природе Пустых, терзаемые Голодом твари набросились друг на друга. Последний выживший сам на меня напал.
   Я никогда еще не испытывал такого удовлетворения от убиения Пустого, как в этот раз! После его уничтожения дважды досматривал все доступные помещения, но так и не приобрел уверенности в том, что Гая с Ирукой здесь не было. Мелькнуло желание активировать шикай, но проявил благоразумие.
   Нашел один из основных входов-выходов, но радости не испытал абсолютно, по пути испытав и насмотревшись всякого - карьера шиноби помогла примириться. Потоптавшись у массивной двери, наглухо задраенной снаружи при помощи мощного фуиндзюцу, разглядел следы безуспешных попыток Пустых миновать печать. Не стал зря рисковать. Покумекав, я отправился через служебную душевую на поиски общего канализационного стока.
   Обогнул остатки двойной решетки, протискиваясь между искаженным барьером и опасным месивом, ничем не защищенную каменную толщу преодолевал очень медленно и осторожно - цена ошибки была высока. Двигаться дальше все так же продолжил внутри каменной породы, чутко прислушиваясь к сенсорным ощущениям в поисках отводков. Пройти нормально и быстро не мог, потому что попавшие в слив чакросодержащие материалы вместе с рейрёку создали убойную среду, которая воздействовала на мое духовное тело, раздражая слизистые...
   -- Скоро здесь заведутся мутанты, - прокомментировал Какаши дергающийся трупик крысы, замеченный при очередном выглядывании из стены.
   -- Наверняка сбрасываемые в море стоки отравят акваторию, - усугубил я общее наблюдение.
   Речной сток едва не пропустили. Хотел было задержать дыхание, действуя как шиноби, но цокнул призрачным языком и проплыл в камне над сводом естественной пещеры.
   -- Хм? "Дотон: Дочусенко", - с притворной обидой хмыкнул Какаши, напоминая о технике скрытного передвижения в земле.
   -- Мгм, запамятовал.
   Без манипуляций с энергией духу невозможно быть увиденным или услышанным обычными людьми, не одаренными (или проклятыми, смотря как посмотреть) потусторонними силами. Так же сложно ориентироваться и передвигаться в пространстве без визуальных ориентиров. Но это не основная причина, почему я не попер ниже уровня пола или над потолком, а даю крюк до водозаборников. Отдалившись от вредного потока, с толикой облегчения покинул толщу камня и потопал по руслу подземной речушки, несущей свои чистые воды сквозь мои ноги.
   Покинутая секция явно была рассчитана на развернувшегося в ней Куроцучи Маюри, но не была до конца оснащена и оборудована. Хм, если он специализировался на ядах, оправдывая свою полезность излечением тяжелораненных, значит, из клана Куроцучи еще кто-то выжил, ведь кто-то регулярно толкает на черном рынке бешено дорогое и раритетное приворотное средство, эффективно действующее на половозрелых ниндзя любых возрастов и рангов (согласно рекламе). Приворотные дзюцу это страшная сила клана Куроцучи, особенно в сочетании с порядками, царящими в Кровавом Тумане. О Ками-сама, как здорово, что повзрослевший Маюри остался без клановых хидзюцу!..
   По уцелевшим настенным часам я еще в стационаре определился со временем - сейчас вечер моего сто пятого дня в этом мире, по календарю 15-ое июня. Бой у каравана был вечером тринадцатого. Проспал в духовном теле полсуток точно. Вчерашний день провел в дьявольских лапах. Похоже, тревожная группа (ха!) повстанцев ошивалась неподалеку и подошла, когда Гай был недееспособен после отмены слияния с демонической черепахой. Наверняка так и случилось. Тот чудовищный выброс моей реяцу даже слабенький джонин ощутил бы в радиусе пары десятков километров, а сенсор за весь полтинник. Живо слетелись с округи, как мухи... Наверно, случилась стычка с откликнувшимися правительственными отрядами.
   Я шел молча. Говорить не хотелось. В какой-то момент давящая тишина капели и журчания воды основательно достала.
   -- Что с материальным телом, Какаши?
   -- Худо с ним, - вздохнув, произнес занпакто, будто прыгая в ледяную воду. - Оно в субпространстве Кладовой, судя по всему, и я не могу повлиять на него через теневое отражение во внутреннем мире. Мм-ма, только выявить первоочередные, эм, повреждения.
   -- Это и так ясно - лопнувшая сердечная мышца, - говорю очевидное. - Духовное тело гораздо более живуче, чем материальная оболочка. Потоком чистых рейши или чакры мою бренную тушку так же просто не восстановить, а опыта ирьёнина у меня кот наплакал... Мм, как-то можно безопасно извлечь?.. - Спрашиваю с волнением, не желая расставаться с надеждой, что удастся извлечь тело и самому его исцелить перед возвращением.
   -- Не знаю, - честно ответил занпакто. - До нормализации работы ядра лучше не дергаться.
   -- Мгм... Скажи, а... - неуверенно начал я, решив, что можно по пути попробовать разобраться в случившемся.
   -- Нет, - излишне резко оборвал меня Какаши. Пересилив свои недавние и очень болезненные воспоминания, занпакто стал пояснять: - Мм-ма, расщепление личности - наиболее подходящий термин. Эм, ощущаемое тобой желание воссоединиться принадлежало моей части, оставшейся при тебе. Две другие в клинках только себя ощущали...
   Вместе с мысленной речью мне досталась бесчувственная информация. Определенно существует предел удаления воплощений духовного меча от меня, измеряется в десятках метрах. В случае с арбалетчиками предел либо не был превышен, либо оказался зависим от сознательной деятельности. Когда Гай принялся за мои раны, пронзенные танто шиноби точно были мертвы телом и душой. Когда на место боя явились повстанцы, двое самых жадных и не осмотрительных попытались захапать артефактные кинжалы и поплатились за это. Костяные вставки из плоти Пустого, соприкоснувшись с ладонями живого и вкусного человека, пробудились. Вечный Голод, терзающий Пустых, мигом сожрал не только их чакру, но и души. Танто создавались вместительными... И связь оборвалась в режиме банкая, а значит сохранились все способности высвобожденного духовного оружия. Если кем-то и предпринимались попытки исследования, то ничем хорошим это не оборачивалось, потому что танто попросту сжирали дзюцу, вытягивая чакру из подпитывающего их ниндзя. Вот и отожрались, управляемые животными инстинктами. Импульс к танто я отправлял заклинательским способом, поскольку СЦЧ вместе с ядром бездействовали, а энергия присутствовала как снаружи, так и внутри тела. Отправленный мною и замеченный Ао импульс стал толчком к объединению частей расщепленной личности занпакто, расстояние между которыми не превышало десятка метров. Вообще-то при полном высвобождении духовного меча он должен был продолжать осознавать себя в воплощении при нашем разделении, но, во-первых, у меня занпакто парный, а во-вторых, мы с ним здорово намудрили. В результате... В результате Какаши будто пережил свою смерть и воскрешение - помимо раздробления.
   И так подавленное настроение после откровений рухнуло ниже некуда. Ведь фактически я...
   -- Хватит самоедства, мм, кажись прибыли, - одернул меня Какаши, своим примером внушая спокойствие. Правильно, нельзя расклеиваться.
   -- Обоюдное желание избавиться от источника боли не извиняет меня за фактически приказ Гаю...
   -- Кончай дурью маяться, Хачи. И вот что я тебе скажу... Ты спасовал перед той болью, но с честью выдержал испытание пыткой, преодолел страх лишения конечностей, в том числе... Ммн, я отчасти сам виноват, ведь тоже спасовал перед соблазном поглотить двух джонинов, устрашился каннибализма и сбежал, забирая себе твою боль. Потом без колебаний проводил рейши...
   -- Типа обоим был нужен урок, выучили и с поднятой головой пошли дальше по жизни? - Горько спрашиваю.
   -- Мгм! - Ответствовал Какаши, но на этом не завершил поучения: - Печать запомнить не успел.
   -- Хм? Какую еще печать?
   -- Нательную... - произнес занпакто, оставив значительную недосказанность. Усугубляя мое положение, он не стал дожидаться, пока я отрою в памяти нужные детали. - После принятия памяти последнего водяного клона, арбалетчики должны были увидеть тебя. Ммма, и распечатали всю свою силу.
   Я окончательно скис, проглотив разжеванное. Знал об "Инфуин", что служит для запечатывания чакры в теле. Знал о существовании фуиндзюцу, которое наложили на Курама Якумо, запечатывая всю силу наследницы клана, специализировавшегося на демонических иллюзиях и превосходящего в гендзюцу клан Учиха, представители которого только при пробуждении Мангекё Шарингана становились способными убивать жертву, пойманную в их гендзюцу. Чего мне стоило предположить существование нательного фуиндзюцу, запечатывающего силу частично?! Малоопытный сенсор сгубил...
   Всплыли и воспоминания дубля. Оказывается, командиром АНБУшников Кири была женщина, с большой долей вероятности носящая гены Сунгарики и возрастом не шибко старше Эйхамару, кстати, оставшегося связанным и всеми забытым в том подвале.
   Не вовремя я применил "Рейка но Дзюцу", испугавшись, что молнии или люди потопят судно, кто-то решит сбросить груз за борт или доставить его куда-нить не туда. Толк точно был, но, как оказалось, с большим успехом мог преспокойно вылезти из бочки и остаться никем не замеченным, а не страдать из-за применения чужого хидзюцу. Неверно оценил уровень силы и принадлежность к фракциям... Если бы одно не наложилось на другое... Если бы да кабы!.. Доля риска есть всегда, к этому следует относится по-философски и не пасовать перед трудностями. Пытки же не сломили меня, так чего после маюсь ерундой?..
  

Глава 5.

  
   Вот ведь, то я Какаши читал нотации, то он меня поучает очевидностям. Ага, мхе-хе, я ведь убрал все мозги за пазуху!.. Эх, а до этого по ним несколько раз шарахали энергетическими разрядами... И вообще, чего это я покорно согласился играть по правилам, предложенным Хирузеном с Данзо?!
   Шокирующая догадка под давлением неопровержимых свидетельств обрела неприглядную реальность. Сдали. Всё. Всех. С потрохами. Порт - это снабжение, оружие и провиант для военных баз, число коих всегда сильно довлеет над научными и командными центрами... И лично мне плевать, какой политической необходимостью продиктована столь грязная игра мною. Ладно, действительно уже подошел, надо сосредоточиться на пути.
   Спальная секция, куда я попал через банно-помывочный комплекс, защищалась не в пример лучше, но и здесь строители посчитали излишним покрывать все поверхности дорогостоящими защитными фуиндзюцу. Для меня-духа плотный базальтовый монолит не есть непреодолимое или сколь-нибудь сложное препятствие, но я оценил труд мастеров, развернувшихся в сети пещер естественного происхождения.
   По предварительным прикидкам в этой подземной крепости постоянно проживает никак не меньше пяти, а то и восьми десятков человек. Перевалочная база или опорный пункт - угу, дважды. Спору нет, здешний комплекс годится, чтобы накопить силы или временно укрыть их в ныне пустых казармах на несколько сотен койко-мест. Кого-то подлечить. Основное же назначение - это научные изыскания. Залетных гостей ни до чего подобного, архиважного и секретного, ни в жизнь не допустили бы.
   Старался передвигаться как шиноби, даже смекнул, как призракам имитировать проходку по стенам и потолку. О, Потолок!.. Он имел ребристую криволинейную поверхность, сточенную и сглаженную тугими струями воды. Только в хрониках Первой и Второй Мировых Войн Шиноби читал о хидзюцу "A"-ранга клана Суиро, что стачивало камень, как рубанок древесину. Чешуйчатый великий водяной дракон, "Сукеру Окина Суиро" нечета грубой и всем доступной подделке "B"-ранга "Суитон: Суирьюдан но Дзюцу". Целиком гибкое и мощное тело состоит из радужно переливающейся чешуи... Каждая такая оставила на потолке гладкую выемку с острыми краями. Будь я в материальном теле, подошву на втором шаге изодрал бы в клочья. В любом случае полоток смотрится завораживающе красиво.
   Пол и стены только в исследовательской части своей четкостью и прямотой линий свидетельствовали о более поздней доработке техниками дотона, в хозяйственной и жилой нет. Перемещался по коридорам, обструганным и обтертым камнем, срезанным с потолка, словно крупной шкуркой на водяной подложке. Хитры были на выдумку предки. Почему не Дотон? Потому что Суитон, прописанный в генах, дается значительно легче и дешевле, чем вторичное сродство с Цучи, которое лучше подходит для маломасштабных отделочных работ в комнатах командного состава.
   Главная защита подобных объектов - это их секретность, однако установка ловушек разного рода суть святая обязанность любых хозяев. По лабораториям убедился, что механические мне побоку, а включающие в себя фуиндзюцу уже сработали. Но то лаборатории. Здесь и сейчас я крался, стараясь окольными путями миновать наспех, но грамотно расклеенные повсюду сигнальные печати сенсорного типа, примерно с каждой седьмой-восьмой я сталкивался впервые. В их равномерном разбросе смутно угадывалась какая-то система. Со смешанными чувствами взирал на их варварское уничтожение, мне хотелось прихватить их с собой или рассмотреть при помощи додзюцу и понять суть неизвестных фуиндзюцу, но по ряду причин окорачивал свои желания, наметанным взглядом шиноби высматривая признаки ловушек на очередном повороте или развилке.
   Собственно, лаборатории расположились строго по левую сторону от главного коридора, раскинувшегося в ширину на дюжину метров. Явный новодел, совершенно прямой, свод арочный, высотой под пять метров. Если встать в его центре и главный выход на поверхность брать за шесть часов, то аномалия находилась где-то на десять часов, а обнаруженная мной массивная дверь в районе семи часов. Всего четыре входа и сколько-то десятков ниш - удобные оборонительные позиции. Самое грустное, что я обнаружил заделы на расширение базы и организацию второго уровня.
   Люди находились только в этом главном коридоре. Четыре группы ниндзя: специалист фуиндзюцу, поддерживающий гигантский параллелепипед неизвестного мне барьера; страхующий ниндзя; три охранника. Команда караульных у малого подъема на поверхность в конце коридора, две команды у широкого в начале. И там, и сям по сенсору. Всего тридцать четыре души в прямой видимости. Ниндзя тихо переговаривались о погоде, ценах на рис и хлеб, откалывали плоские шуточки, кидали деловые фразы на тайном языке жестов. Шифр часто меняется, сложно уследить, тем более, я полгода как отошел от дел АНБУ Конохи и несколько недель как не состою в рядах этой организации. В презираемом Корне когда-то числился, но давно уже не двойной агент. Мне не требовался шаринган, чтобы издалека видеть распальцовки, угадывать произносимые слова, различать признаки сильной напряженности с непрестанными косыми взглядами в сторону пяти черных глоток, разевающих свои беззубые пасти по правую сторону коридора.
   Во всю вертикальную часть левой стены растянулась пленка барьера. Напротив внушительных дверей в лабораторный отсек висели круги с большими кандзи, означающими "запрет". Круги вписывались в ромбы, от которых шли сложные геометрические построения из цепочек с иероглифами из чакры, составляющей фуиндзюцу. У каждого ромба имелся свой набор из четырех рун, с внешней стороны примыкавших к сторонам и раза в четыре более маленьких, чем кандзи. Все четыре проявленные в зримом диапазоне печати умозрительно вписывались в квадраты три на три метра и имели под центром нижней грани два контура ладоней с растопыренными пальцами, от кончиков которых шли силовые линии, образующие каркас всего узора. Самая сильная пульсация контуров фуиндзюцу наблюдалась у дверей, ближе всех располагавшихся к аномальной зоне.
   Едва заметная пульсация наблюдалась и по правую сторону. Пять проходов были опечатаны так, что создавалась тонкая и прозрачная мембрана, чутко реагирующая на любые звуки из темноты и усиливающая каждый шорох, писк или чавканье. Действие сугубо в одну сторону.
   Я шастал в разведке никак не меньше трех часов, облазив все доступное пространство базы по правую сторону от коридора. Составленный мысленно план удручал. Примерно шестая часть или даже больше лежала в той стороне научной секции, что за аномалией. Не во все комнаты пытался заглядывать, не в каждую мог проникнуть. По самым грубым прикидкам исследовал примерно треть, благо, что у этой подземной базы всего один ярус.
   Собственно, придя к гроту в первый раз, едва не нарвался на взрыв-тег. С одной стороны радость - есть проход! С другой беда - полная темень и ждущие меня впереди объятья столь же полной тишины. Ни зги не видно, а я-то грешным делом надеялся на аварийку. Первой идеей было соорудить факел и обмакнуть его в светящейся жиже, но она в довесок фонила, а еще русло местами бежало меж полом и потолком, разделенными всего парой другой ладоней - слишком узко и слишком сильное течение! Мысль зацепилась за пронырливых и живучих крыс, селящихся рядом с человеком, неустанно изводящим этих ко всему хорошо приспосабливающихся грызунов. Пришлось возвращаться.
   Как оказалось, живность кишела. Рыбешки, рачки, слизни, даже волосяные пиявки были в канализационном стоке. Но больше всего меня поразили две змейки-мутантки. Откуда тут и почему змеи? Откуда не знаю, но двигались твари по-змеиному, хотя выглядели одновременно похожими на жирную пиявку из Страны Болот, скользкого слизняка и кольчатого червя. Одна из гадин со светящимися красными буркалами как-то увидела меня и бросилась. Инстинктивно рассек ее правым танто, думая, как о живом существе. Половинки материального тела пролетели мимо меня, шлепнулись в стену, задергались и сползли в жижу. Тут-то я и оценил их недюжий для животных ум и способности. Во-первых, вторая гадина, шипевшая на меня и приготовившаяся выстрелить пружиной, предпочла заглотить слизня, парой секунд назад пришпиленного мной ради глотка рейши, восстанавливающей мои ожоги и раны. Во-вторых, из двух половинок получилось две полноценные змеи, вместо атаки на обидчика чего-то выловившие, подросшие и сразу же признавшие большую змеюку за главную. Две змейки косились на меня и трепетали языками, самая большая теперь не шипела грозно и угрожающе, держала голову гордо и независимо. Времени достаточно уже потерял, еще немного погоду не сделают сейчас. Из этого соображения решился на эксперимент. Стремительно метнулся и одним ударом вышиб из мелкой дух, вторым танто проткнул ядовито фиолетового рачка с шестью клешнями и тремя скорпионьими хвостами. Гадина порадовала сообразительностью, успела проглотить корм и остаться здесь. Не успела она обрадоваться своему счастью, съев питательного рачка, как была вновь ополовинена. Гм, пусть будут Пустышки. Две Пустышки под явно заинтересованными и злыми взглядами своих живых товарок быстро подросли раза в полтора, лихо расправившись с подвернувшимися слизняком и рыбой.
   В общем, с горем пополам привлек в ряды диверсантов более трех десятков особей местной бурно развивающейся фауны. Манил их за собой лакомыми крупицами. Какаши отплевывался, но без ворчаний расщеплял животные душонки на духовные частицы. В третий раз по руслу подземной речки я прошел еще быстрее.
   Памятуя о взрывоопасности печатей, за десяток метров перед первой встречной схватил змею-Пустышку за голову. Терпя жгучую боль, отсек хвост с прицелом на лист с фуиндзюцу, башку метнул в следующую печать, хорошо видимую в свете, испускаемом моими диверсантами, чьи ряды чуток уменьшились. Затея удалась, змейка-Пустышка варварски выела всю чакру из фуиндзюцу, которое не успело детонировать. Не все оказались столь умными, издали пронаблюдал пару взрывов и грацильные прыжки в исполнении змей-мутанток, пожравших ошметки раков-неудачников.
   Собственно, я шел то позади, то впереди своих расползшихся диверсантов. Довольно быстро выжившими остались одни гадины под управлением своей королевы, отрастившей огромный капюшон с причудливым рисунком на нем. Эта почти четырехметровая змея оказывала мне милость, подчиняясь - пока что ей это было выгодно. Вскоре полчище змей заполонило эту часть базы, давая достаточно живого и призрачного освещения. Потом минут десять я играл с королевой в гляделки, пока та не покорилась моему волевому взгляду и не созвала всех своих подчиненных родственничков.
   Ниндзя ребята тертые, но и они порой вздрагивали, едва не подскакивая с мест на особо кошмарных жутиках. О да, я заставил их понервничать, а теперь пришло время отвлечь боем и выбираться наверх. Пинками разделив свое гадское воинство на мутантов и Пустышек, кое-как отправил последних атаковать первыми.
   Естественно хлюпы и прочие звуки были давно услышаны и усилены мембраной прохода, четвертого от начала: через него в первый раз выглядывал, сильно опередив тварей, а потом заманив их в ранее пройденные ответвления. Думаю, не глупцы дежурили, успели разглядеть, кто к ним пожаловал, и приготовиться. Десятки уродливых, но по-своему грациозных змей были атакованы "Суитон: Джусуи Гинко". Сильные водяные валы "B"-ранга из двух глоток интерферировали, но эффекта почти не оказали. Во-первых, Пустышки существа нематериальные, против которых была направлена атака. Во-вторых, их породила гораздо более агрессивная среда, жидкая. Вот что значит действовать стереотипно против необычного врага. Следом за водой бойцы атаковали более слабым огнем, "Катон: Карью Ибуки". Сдвоенная атака огненным дыханием "D"-ранга принесла зримо больше успеха, но все же припозднилась. Минуя барьер, прорванный самими ниндзя, Пустышки уже ринулись к вкусной, но опасной добыче. Им наперерез выдохнули кислотный пар, хидзюцу "B"-ранга "Футтон: Комо но Дзюцу". С шипением потек и вспенился камень, но если бы шиноби направил струю на стену, то сумел бы предотвратить атаку мутантов, проевших каменную породу, словно черви землю.
   Гадская королева не захотела деградировать или помирать конечной смертью. Она выждала удобный момент и вместо самоубийственной атаки поперла на поверхность, прихватив по пути свою товарку-Пустышку, ту, что еще из первого деления в канализационном стоке. Я тоже решил не искушать судьбу и не отставал от них, держась поодаль на пределе сенсорных возможностей, невеликих в плачевном нынешнем состоянии. Футляр с моими танто доставили с направления по основному ходу, но я посчитал чересчур рискованным соваться туда, а в толще камня я дезориентирован без обращения к силе, потому и следовал за тварью, лучше меня разбирающей дорогу наверх.
   Будучи ниндзя с развитым Дотоном, я часто погружался в верхние слои земли, знаю о грунте не понаслышке. Распознав последние метры перед поверхностью, резко прянул вбок. Столь нетипично умное поведение змеи, осмысленное по пути за ней, просто кричало о ее демоническом происхождении. Неоткуда было взяться в мутировавшем мозгу такому уму. Я знаю только двух ниндзя, имеющих контракт с ползучими гадами. Это Митараши Анко и ее учитель, змеиный саннин Орочимару. Последний, как я теперь думаю, наследник и единственный представитель давно вырезанного клана, в своем геноме прописавшего контракт с древним демоническим кланом змей, как Умино с дельфинами.
   - Кхы-хаа-кха-хаа, какая встреча, Какашшши-ку-ун, - из-за моей спины раздался противный смех. Интонации захлебывались в эмоциях. Четко расслышал звук облизывания.
   Я замер, словно мышь, загипнотизированная удавом. Стоило в предрассветных сумерках вылезти меж валунов, объятых густым туманом, как меня засек хозяин змей, явно владевший их памятью. О чем думать боялся, то и произошло! Я еще не достиг со своими псами столь высокого уровня взаимодействия, как контроль на расстоянии с возможностью видеть и слышать через них. А он, видимо, все узрел и явился по мою душу... И я его не ощутил! Вообще никак, пока Орочимару не засмеялся, наводя жуть своим голосом и манерами!
   - Всегда мечтал изучить "Рейка но Дзюцу", - шипяще протянул нукенин, разглядывая меня, как перед началом препарирования. - Все хидзюцу клана Като... И Хатаке, кхе-хаа-хаа!
   Он специально с хрустом ступал по мелким камням склона, по дуге обходя меня. Его янтарные глаза светились в клубящейся тьме, впиваясь в меня иглами вертикальных зрачков. На чрезвычайно бледном лице четко выделялась фиолетовая обводка глаз и по-змеиному широкая белозубая ухмылка. Поздно скрывать собственное лицо под Маской.
   - Шпионили за Маюри, - выдавил я, лишь бы что-то сказать. Испуг быстро сошел, голова стала судорожно соображать.
   - Уум-мненький мальч-чик. Что мне ссс тобой делать, м? - Гулкой грудное мыканье было явной издевкой в мой адрес. Его фигуру скрывал длинный и просторный плащ, а туман мешал понять, складываются ли ручные печати или нет. Издали я определенно ощущал колебания его чакры.
   - Вылечить.
   - Кхы-хаа-хха-хаа!..
   - Сунгарики Эйхамару, бастард Эйхаро. Лежит связанным в Хофуна-пото. - Сдал его с холодным расчетом. Все равно он был разменной монетой. Не Мэй, так ему. В текущей ситуации я должен переступить себя, более опытного ирьёнина мне не встретить. Никогда бы не стал вести дела со змеиным саннином, не вынуди меня к этому обстоятельства, насилу поступался принципами.
   - Ухммм, - противно облизался Орочимару, не сводя с меня глаз. - Ссделка, кхы, с душой. А ты забавный, Какашшши-кун. Тайны Като стоят гораздо, гораздо дороже каких-то верхоглядов.
   - Когда вылечите, смогу отдать Вам копию учебника с хидзюцу клана Като, из-под руки Профессора, - подбирая слова, промолвил я, отрезая пути назад. Надеюсь, Шизуне простит меня...
   - Ка-ак, любопытно... Ты не перестаешь меня удивлять, Какаши-кун, - произнес Орочимару, выжидательно и с большим любопытством сверля меня своими змеиными глазами. - Что мне помешает тебя захватить прямо сейчас и вообще все из тебя выпотрошить? - Оскалившись, спросил саннин.
   - Тогда и дальше будете облизываться на кровь Теруми Мэй, Орочимару-доно, - хамовато обнаглел я, не рискнув угрожать. Только предлагать могу.
   - Кха-хха! Мне нужен костный мозг, и эта твоя будущая услуга еще под большим вопросом.
   Мне в последнюю очередь хотелось быть обследованным этим психопатом, с давних лет проводящем бесчеловечные эксперименты. Впрочем, я ведь задумал не менее дерзкие, но над врагами, а не дома со своими. Даже если знаменитого саннина подставили, он предавался научным изуверствам в стенах родной деревни... Для Орочимару само собой разумеется взятие у меня нужных ему образцов тканей и крови. С этого беспринципного типа станется вовсе уволочь мою тушку к себе в логово, одно из скольких-то. Сменить одну лабораторию на другую?.. Но удрать? Нет, даже если получится Сонидо, то вне шикая оно слишком медленно - догонит и без разговоров заграбастает на опыты. Этот сможет и душу поймать, раз видит и слышит меня. Или его уверенность блеф, который зиждется на обвившей его мутантке?
   - Как под вопросом Ваша способность схватить меня, Орочимару-сама, - твердо заявляю, и вежливо. Рожденный ползать летать не может. Уйду в Сонидо к облакам, быть может, хватит скорости и верткости. Но не хотелось бы терять дорогое время из-за продления периода восстановления. Сколько можно откладывать встречу с напарниками?!
   - Готов рискнуть своим телом, Какаши-кун? - Ядовито спросил саннин, не считая меня ровней себе.
   Если отправлюсь с ним, то потеряю всякий шанс подслушать Мэй или ее командиров, наведаться в наземные укрепления и найти Ируку с Гаем. И мне больно в груди от осознания того, что я бессилен как-либо им помочь. С тяжело раненным Ирукой далеко не убежать и авантюрную заварушку не выиграть, нужно юлить и умасливать словесами.
   - У меня время терпит. Цена долга жизни Вам слишком высока. Несмотря на Ваш опыт и умения, мне выгоднее и целесообразнее договориться с Теруми Мэй.
   - Кха-ха, какой наглый и самоуверенный мальчик!..
   Саннин всплеснул руками, из широких рукавов в меня устремились десятки голов змей-мутантов. Вложив в один удар всю силу воли и, преодолевая боль, черпая толику энергии, сделал резкий выпад. Ударил тыльной стороной обоих танто по головам, летящим с левого и правого рукавов. Я видел у Анко подобную атаку с превращением рук в змей, крохотная надежда оправдалась - суть та же! Духовные печати сработали как должно, сдвоенным ударом выбив душу Белого Змея из бренной оболочки. Всех болезненных касаний избежать не удалось, но мне хватило мгновений оторопи Орочимару, чтобы вплотную приблизиться к нему и приставить танто к горлу и цепям из груди. Да-да, была одна толстая и какая-то изъеденная ржавчиной цепь, ведущая к ничком рухнувшему телу, и куча менее толстых и очень тонких, растворяющихся в воздухе причудливым веером, большей частью направленным в сторону материка, как я подозреваю.
   - Несомненно, - говорю спокойно, не позволив ни тени улыбочки проявиться на лице, ни мускулу дрогнуть в руках или ногах. - Мои танто смогут одним махом обрезать все цепи, Орочимару-доно, - уверенно сообщаю ему истину. Видимо, и для него их существование стало сюрпризом, но их суть он точно распознал, что несказанно улучшило его настроение. Несмотря на то, что он явно ощутил близость смерти - шинигами за спиной. Это было неизбежное раскрытие толики истины обо мне. Кстати, моя личная печать Асаучи проявилась не на тыльных сторонах ладоней или пальцах, а на татуировке в виде змеи - расширенный контракт с демонами. Теперь ясно, как он так быстро тут оказался - высокоранговая разновидность обратного призыва. - Теперь усилием воли я могу вынимать Вашу душу и души ваших призванных змей, - продолжаю говорить в выбранных нейтральных интонациях. Незачем ему знать о расстояниях и прочей специфике. Примечательно, что рухнувшее тело мужчины без присутствия его воли съежилось до детского, демаскировав нас выбросом чакры. - Мой вариант таков. Вы возвращаетесь в тело, я цепляюсь за вас и мы "Шуншином" перемещаемся к порту, там пеленуете Эйхамару, обновляете барьеры и лечите меня. Мн, буду знать, если решитесь взять образцы чего-либо, ммаа... После лечения обговариваем пароли и явки, чтобы я вам передал костный мозг Теруми Мэй и клановых из ее коалиции - Ао исключается. Потом снимаю метку и мирно расстаемся. После передачи означенного генного материала мы будем в расчете.
   Орочимару облизался, едва не касаясь меня своим языком, оказавшимся у души столь же длинным, как в оригинальном теле. Надеюсь, я не совершаю сейчас величайшую глупость в своей жизни, сохраняя жизнь одному из известнейших и опаснейших нукенинов Конохи. Придя в себя и убедившись, что не смог вывести меня из равновесия, Орочимару то ли хмыкнул, то ли кашлянул, потом хрипло заговорил:
   - В целом согласен. Детали обговорим в порту, Хатаке Какаши.
   Расторопностью наземные службы повстанцев не отличались. Быть может, резерв отправили под землю, или какая другая причина задержала их. Мне пришлось смотреть на омерзительное зрелище того, как изо рта детского тельца неопределенного пола и лица вылазит здоровый мужик. Его отвратительного вида дзюцу предусматривало одежду, непонятным манером избавленную от слюней. Сбросив старую шкуру и прибрав за собой дотондзюцу, змеиный саннин с ухмылкой неопределенно мотнул головой, дескать, цепляйся.
   Домчались с ветерком.
   Не знаю, какие выражения лица сменялись у Орочимару, когда он увидел мою изуродованную тушку, появившуюся из вихря, когда лечил, попутно обследуя максимально полно. Я в это время плавал в океане боли, а занпакто бдил, чутко следя за возможными попытками взятия проб. Не знаю, что творилось с эмоциями Орочимару во время, но после окончания операции, когда я сумел открыть глаза и сфокусировать взгляд, бледное лицо светилось непомерным довольством, напоминая змеиный шарж на кота, объевшегося сметаной с валерианой. Работу Орочимару сделал качественно, потратив море ирь-чакры и управившись до наступления вечера, но действовал жестоко - без анестезии. Остаточная боль была здоровой: руки и ноги как ватные, отлежалые; кожа чешется; пустой желудок жаждет наполнения получше, чем рыбный бульон с овощным пюре, что из моих продуктов часа два назад приготовил змеиный клон Орочимару. Я узнавал многие приемы, используемые им на финальной стадии исцеления - грубое исполнение тривиальных техник Цунаде, с натягом "B+"-ранг, если не ошибаюсь.
   На полу под кухонным столом противно пахла слизь со шлаками и прочими отходами моего организма, выведенными ученым врачом наружу. Без физраствора и прочих подсобных средств чакры ушло экстремально много - резервы саннина оказались нечета моим даже с учетом банкая.
   - Как самочувствие, Хатаке-Учиха Какаши? - С ухмылкой спросил донельзя довольный доктор.
   - Спасибо, Орочимару-доно, хорошо.
   - Иди, вымойся, - указал он языком на своего клона, приготовившего таз с водой.
   Кивнув, самостоятельно кое-как слез с импровизированного операционного стола и кое-как доковылял до угла. Пока меня намывали, натирая каким-то вонючим лекарством, оказавшимся в загашнике ирьёнина и снимающим острые чесоточные симптомы, Орочимару радикально избавился от улик - сжег. Эх, только читал о существовании ниндзюцу выдыхания горючего газа - чистый Футон плюс масляная лампа в локте ото рта. Эффектно и эффективно. Дым тоже каким-то неизвестным мне футондзюцу был осажден в виде копоти, еще пара условно бытовых ниндзюцу вернула свежесть спертому и вонючему воздуху. Почти распутавшегося Эйхамару Белый Змей заглотил едва ли не сразу, как спустился в наш бывший с напарниками штаб. Собственно, все предварительные договоренности соблюдены. К слову, Орочимару самолично предложил мне убрать мою метку с его души только после передачи геномов - сто процентов подвергнет изучению! И флаг ему в руки, пусть пыжится - мне же лучше.
   Энергетическое ядро еще не восстановилось полностью, когда я был вынужден прибегнуть к применению чакры, поэтому на ближайшие сутки или двое я ограничен своими способностями, причем точно не смогу перейти в шикай. Саннин определенно отметил, что появившаяся на мне форма шинигами (на которую он никак не прореагировал - у местных, значит, иное обмундирование или предпочтения) не является настоящей или частичным "Хенге", а полностью состоит из материализованной энергии. Еще он явно заметил мою напряженность и прием с подачей чакры в голову для ускорения восприятия и мышления, улучшения обработки нервных импульсов. К слову, у меня было достижение: в ходе мучительной операции сумел понять, как мне не просто абстрагироваться от боли, а фильтровать соответствующие нервные импульсы. Даже два достижения: нашел ключ к ирьёниндзюцу для выращивания крови в пробирке. Слишком дорого бы встало просить саннина обучить меня этим дзюцу, несомненно, а так теперь сам вскоре воссоздам.
   По внешнему виду Орочимару нельзя определенно сказать, тяжело ли далась ему операция или нет. Я вот точно был измочален во всех планах, но старался крепиться и держать себя в руках, ибо пока еще не время расслабляться. Впору воздать хвалу поглощенному Пустому, подарившему мне отменную выносливость, без нее я бы еще во время изысканий Маюри окочурился. Сыграло свою роль и восстановление духовного тела: минус драная бездомная портовая кошка, из необходимости уничтоженная мной перед операцией. Пока искал донора рейши, ирьёнин стерилизовал помещение и готовил инструменты, чтобы вытаскивать из моего тела непредусмотренную природой х***ю, усердно запихнутую туда Маюри.
   - Отобедаем? - Коротко спрашиваю под не сдержанную руладу своего желудка.
   - Не откажусь, Какаши-доно, - с насмешливо показной учтивостью ответил Орочимару и многозначительно хмыкнул, когда я извлек походный столик, кресла, посуду, заготовки с домашней едой. У него, как я понял, роль субпространственной Кладовой играет какая-то внутренняя полость по типу желудка, примерно так же, как у памятной мне жабы Джирайи, которая проглотила мою смертельно раненную тушку, будучи размером всего лишь с мою голову. Почти ровно пятьдесят суток прошло между двумя критическими ранениями, вот же ж!..
   Решил не вспоминать его слова о том, что он был вынужден прервать важные дела, чтобы наведаться на этот Ками забытый остров. Ели молча, не торопясь, обдумывая каждый свое.
   - Значит, вот за что были покрыты все долги Сенджу-дзёси, - утвердительно заявил он, когда по-светски вытер губы салфеткой. Все время с момента завершения лечения мне казалось, что он не спускает с меня своего пристального взгляда. Сейчас прямо мне в лицо вперил свои янтарные глаза. В произношении имени напарницы угадывалось уважение и, эм, тоска что ли.
   - Аналогичная ситуация, с дозволением инициативы, - киваю ему, наевшись до отвала, но так и не испытывая сытости. Если бы не регенерация и помощь эксперта, лежать бы мне недели две на больничной кушетке, а так... уже почти разморило в здоровый сон.
   - Настоятельно рекомендую выспаться.
   - Учту.
   - База будет зачищена?
   - Да, м, без вариантов.
   - Вопреки воле хозяев?
   - Мн, большая часть образцов и исследований почившего Куроцучи Маюри безвозвратно утеряна внутри аномальной зоны. Эм, и я против вашего...
   - После того, - перебил меня саннин, - как сам засветил моих змеек и меня перед Ао? Кхы-хы-хы...
   - Резонно, - нехотя признал я, уже почти привыкнув к длинному языку бледной морды Орочимару.
   - Стакнулся со мной и теперь боишься реакции напарников? - Со смешком, спросил грозно ухмыляющийся саннин. Казалось, его длинные волосы шевелятся сами собой. Гендзюцу?
   - Отчасти.
   - Чем грозит аномалия? - С издевкой на слове "аномалия", ранее мной употребленном, задал очередной вопрос Орочимару. Умный мужик, временами вполне адекватный.
   - Превращением острова в вотчину призрачных монстров.
   - Кхы-хы...
   - Шинигами такой расклад не обрадует, - размыто сообщаю веский довод.
   - Мое участие многое облегчит, - столь же обтекаемо в ответ. На мою реплику о шинигами он предпочел совсем не реагировать.
   Не ровня, но уровень ведения дел точно достигнут, с тем учетом, что недавно он меня недооценил. Практичный мужик, обращающий все себе на пользу. Он даже лучше меня понимает, из каких соображений Мэй не затопила лавой всю научную секцию базы, предпочтя приказать поддерживать навороченный барьер и сберегая своих людей, которые наверняка впустую полягут во время операции по зачистке территории.
   - Думаете получить кусочек от пирога Узумаки?
   - Кха! Хочешь предложить полное исцеление ее калекам? Сможешшшь, - задумчиво прошипел он, вопросом ткнув пальцем в небо и попав в яблочко. Нет, отнюдь не наугад спросил, а в подтверждение своих мыслей, все же Какаши сразу настроил ядро на выработку чакры по лекарской формуле, до сих пор так и работает. - Что хочешь за решение моей проблемы с отторжением тел? - Откровенно спросил саннин, отбросив в сторону шутки юмора. Мы оба узнали секреты друг друга. Секреты, за которые следовало бы немедля убить, а мы культурненько чаек попиваем, в подвале. - Или только резать горазд? - Инстинкт самосохранения выхолодил изнутри, разглядев в холодных глазах никуда не девшуюся смертельную опасность.
   - Дело времени и обстоятельств, - осторожно подобрал я слова, выдерживая зрительный контакт, хотя с удовольствием бы съ***ся куда подальше. Одно смягчало момент - с Мэй как с властной и божественно привлекательной женщиной переговоры бы протекали гораздо сложнее, однозначно. - Эм, только недавно был вынужден ступить на путь ирьёнина.
   Смех Орочимару был в чем-то схож с таковым у Маюри-шиноби (у Маюри-шинигами здоровое горло и нормальная речь), но вместе с приглушенными шипяще-свистящими звуками из змеиной пасти реально веяло жутью. Насколько я понял, он щепетильно относится к своей внешности и следит за своим образом, складывающимся в глазах собеседников. Или настолько сроднился с ним, что соответствие вошло в привычку. Мужчина, как и его бывшая напарница, предпочитал более молодой облик реальному возрасту. Единственный из знаменитой троицы, кто выглядел на свой полтинник, был Джирайя, с успехом компенсируя этот недочет своим развратным поведением повесы и лоботряса. Замечу, что возрастная планка любимой внешности Орочимару лежала в более солидном районе, чем у молодящейся Цунаде - тридцатник супротив двадцатилетки.
   - Ненароком затронул скользкую тему? Кха! Как не старайтесь, Какаши-доно, но не сбежать от статьи за пособничество нукенину. Достаточно пустить слух, чтобы подмочить репутацию...
   Стараюсь не придавать значения его интонационным издевкам, низводя их до уровня характерной манеры речи, не оскорбляющей и не обижающей, не задевающей за живое.
   - Пустое, - отвечаю коротко и емко, чем заслуживаю оценивающе-заинтересованный прищур, не понявший, в чем вся соль высказывания.
   - Надеетесь свершить героический подвиг, вытянув напарников незапачканными? Слава убийцы джинчурики-Каге обоюдоострая...
   - Мм-ма, даже не помышлял... - Мое несказанное удивление просачивается сквозь эмоциональную маску.
   - На меньшее размениваться не с руки, - доверительно сообщил Орочимару и облизнулся в своей отвратительной манере.
   Хм, кажется, я начинаю догадываться о корне появления этой внешне омерзительной и отталкивающей привычки. У змей язык - это важный орган чувств. Возможно, этот орган дает клановому с Кеккей Генкай некие сенсорные способности на основе направленного вкуса или обоняния...
   - Фигура не моего уровня. Ммм... хотите предложить мне информацию?
   - Взаимовыгодно, - с предвкушением широко улыбнулся Белый Змей. Меня от этого чуть не бросило в постыдную дрожь, но прошибло липким потом. На мгновение почудился морок, что его пальцы броском кобры устремились к моим глазным яблокам и с корнем выдрали через них душу. О Ками-сама!..
   - Эм-ма, мы еще не нашли, мн, консенсус в вопросе с вашим немедленным отбытием к примечательному свитку на островке под деревцем...
   - Кхы-хаа-хаа! - Расхохотался Орочимару, раскусив меня как семечку. Сам пытался когда-то? Ото-ж... - Обязательно туда наведаюсссь, - прошипел он, полуметровым языком показательно лизнув змеиную татуировку на запястье.
   Какой-то он чрезмерно веселый - подозрительно. Неужели поверхностного участия в моей регенерации хватило для толчка к решению каких-то его давних загвоздок? Вполне может быть. Или просек о способе соединения геномов - вселенски хреново. В самом деле, не мог же он из-за способностей змеи-мутантки так возрадоваться? Ладно, попробуем методом от противного.
   - Да, спасите деревце, - дергая уголок рта в попытке выдавить усмешку. - Выделите мне, пожалуйста, час времени. Эм, наложу грим и буду готов вместе с вами предстать перед очами великолепной Мэй. Вести переговоры придется вам, Орочимару-доно, поскольку мне надо проверить состояние напарника с пробитым левым легким, убедиться в здоровье второго и последовать вашей рекомендации выспаться.
   - Заманчивое предложение - говорить от вашего имени, мне нравитс-ся, - продолжал Орочимару тонко насмехаться надо мной своими толстыми интонациями.
   За что он меня не уважает? Или крыша еще дальше съехала после мига на гране смерти и перед реальной возможностью краха всего?.. Нет, вряд ли, этот изюбр пережил сотни смертельных схваток, когда кровь кипит и смерть на плече. Может тогда, видит во мне живой укор и свидетельство собственной бесталанности? Блистание чужой одаренности? Зависть, злодейка, заела?..
   - Мна, исключительно в вопросах моего участия в зачистке, как официального чюнина, и лечении калек, как дипломированного ирьёнина "C"-ранга, согласно заявленному... Эм, и прошу вас упирать на то, что счет за издевательства надо мной и напарниками, за удержание и лишения уже предъявлен и сполна оплачен, мы без претензий.
   - Кха! Круто берешь, смотри не навернись на поворотах, Какаши-доно, - с прищуром зрачков произнес Белый Змей, язвительно выделив суффикс. - Вернусь сюда через два часа в образе Эйхамару. Общие темы обсудим, когда выспишься в кругу напарников, - сказал, как отрезал.
   Как-то по-особому и неуловимо для невооруженного глаза проведя пальцами по фуиндзюцу, саннин с хлопком ушел обратным целевым призывом, а его клон, поднявшийся из подвала, рассыпался выводком змей, расползшихся в разные стороны. Мои все еще настроенные на анализ мозги первым делом оценили преимущества "B"-уровневого исполнения "C"-рангового нинфуиндзюцу "Кучиёсе". Думаю, часть чакры выделяется на призываемую личность кланового демона, часть на количество примитивных особей, часть отвечает за время призыва, часть за привязку к местности или удаленность, часть ответственна за сцепку с другими дзюцу... Примерно, как в давешней атаке змеями из рук, "Сеней Таджашу" - так вроде зовется то нинидзюцу. Глянуть бы полным шаринганом, а лучше мангекё...
   За весь разговор Орочимару не позволил себе ни единой нотки покровительственности или великодушия. Показал себя умеющим держать слово. Простит ли проявленную слабость? Однозначно запомнил, как я держал его жизнь на волоске - им никогда не забудется удар ниже пояса от сопляка. Репутация Орочимару давно "загублена", что даже играет ему на руку, а мою он легко разотрет в пыль. Хотя, что от нее теперь осталось? После перехода-то из престижных боевиков-универсалов в сопливыша-ирьёнина... Здесь, на этой миссии, мне требуется отличиться именно на лекарской ниве, иначе точно не смогу скрывать свои истинные силы. Как бы так обставить дело, чтобы по возвращении общественное мнение в мою пользу приняло помощь, оказанную известнейшим нукенином баловню судьбы, в очередной раз вляпавшемуся до смерти?..
   Отрешившись от сумбурных мыслей и задвинув в чулан свежие воспоминания о пережитом аде, я выдавшийся час уделил удовлетворению насущной потребности в дзиндзэн.
  

Глава 6.

  
   У подножия пологой горы с несколькими залысинами и парой протяженных курумов расположилось ухоженное и зажиточное село, сотен на девять-двенадцать жителей. Добротные и просторные дома окружали аккуратные рисовые и огородные наделы, два поля по бокам для выгула скота, рощицы плодовых деревьев. Ровная и чистая сетка дорог, создававшая причудливый витраж, выглядела недавно сотворенной при помощи дотондзюцу. В округе тут и там виднелись вырубки разных лет, а среди густой растительности почти у самого подъема в гору прятался по виду скромный замок, чью реальную высоту скрадывали древесные кроны тонкоствольных пород. Село к подножью прижимала лента мелкой речки, белой из-за светлых пород галечника и эндемика - орехоносного лотоса с белесыми листьями. Прямо эталонный феод.
   Старая и не блещущая размерами феодальная крепость терялась в тени, к нашему появлению успевшей накрыть все село. Как минимум двое караульных бдили, кружа на смотровой башенке. Это третий этаж по счету от каменного основания, скрывающего минимум два надземных и невесть сколько подземных этажей с тайным спуском на исследовательскую базу. Рабочий люд копошился во двориках, внутри которых тут и там среди кустов виднелись праздно валяющиеся вооруженные недоросли, которые вкушали семки и лениво наблюдали, как по глубокому синему небу бегут кучевые облака, предвестники дождей. Казалось, их то ли гонит свет заходящего солнца, то ли Ками-сама балуется, где-то за гребнем горы пуляясь из рогатки воздушной ватой. Природе не было дела до суетности и страстей мира людей с их извечным ворохом проблем и невзгод, с виду обошедших стороной идиллию Сиракава-мура.
   Мы встали на пригорке прямо, как герои дешевого романа. "Ветер перебирал длинные волосы сэмпая, с предвкушением обозревающего панораму, что-то высматривая. Кохай скромно притулился рядом, весь в смятении чувств. Их путь лежал через раскинувшуюся перед удальцами долину горячих источников, обнесенных снегом с отпечатками упругих женских грудей. Перед взором Акио уже маячило море запретных соблазнов и слышались веселые подзуживания любвеобильного сэмпая, но за спиной юношу ждала нареченная. Его первый и он же прощальный поцелуй до сих пор жег подростковые губы..."
   -- Твой стеб неуместен, занпакто.
   -- Ммм, девушки в постели - лучшее лекарство от забот и хлопот...
   -- Ки?!
   -- Тебе и мне, все честно, - невинно ответил Какаши, после медитации приободрившийся, а сейчас вот распустившийся и возжелавший постельных приключений, да не абы с кем!
   -- Акстись.
   -- Я абсолютно серьезен. Эм, нужна срочная эмоциональная разрядка и энергетическая подзарядка...
   -- Если хочу скорее вернуть форму, - с раздражением продолжил я за него, стараясь совладать и с разволновавшимся энергетическим ядром, и с телесным возбуждением, и с моральной подавленностью. Организму очень сильно захотелось проверить работоспособность регенерированного оружия для ведения столкновений на любовном фронте.
   Занпакто прав. Слишком много боли мы оба испытали. Жгучие воспоминания хотелось заглушить наслаждением, как-то компенсировать, иначе ведь можно свихнуться - живых примеров десятки. Но я не мог думать лишь о себе - мои напарники в беде. Как говорится: и хочется, и колется. А все виновата стайка молодок, голышом игриво резвящаяся в глубоком месте речки за кустами со стороны села. Скорей бы уже слепошары на башне разглядели вежливых гостей, специально показавшихся на пригорке, и приготовились к встрече. Сколько можно уже пялиться через бинокли на девиц, явно знающих о том, что их отчасти видно с высоты смотровой башни?!
   - Спустимся? - Своим вопросом, заданным развратным тоном, Орочимару отправил к биджу в пасть все грязные слухи о своих пристрастиях. Ничто человеческое ему не чуждо... Через доли секунды я понял, как круто меня хотят на***! Зачем поверил в благостное настроение вернувшегося монстра в человеческой шкуре? Сейчас не место и не время предаваться разврату. Полюбовались и хватит.
   - Мнаэ... хай, ирьёнин-сама. - Сыграем в поддавки. Пусть думает, что я озабоченный, не шибко пекущийся о напарниках.
   Впрочем, номер не удался - меня легко раскусили. Саннин понятливо и скабрезно хмыкнул и вновь положил руку на мое плечо, увлекая за собой в "Шуншин но Дзюцу". Смазливые личики проплыли в считанных дециметрах от меня и канули за спину, дзюцу завершилось на видном месте примерно в полутораста метрах от входа в крепостицу - саннин единоразово преодолел огромное расстояние!
   По прибытию нехотя и в который раз я отдал должное мастерству Орочимару, в чем-то грубого, в чем-то гениального шиноби - вся троица личных учеников Хирузена является выдающимися ниндзя. Во-первых, его техника преображения не чета "Хенге". Вместе с внешностью Орочимару подделывает сигнатуру чакры, голос, мимику и моторику. Я сам копировал Эйхамару, сравнение с моим шаблоном не в пользу Орочимару, но где-то близко. Однако только при тактильном контакте я точно ощутил факт подлога. Без высвобождения занпакто спасовал перед определением, как это достигнуто и на каких принципах справно работает. Теперь вот во-вторых настало: выхлоп чакры, специально устроенный после завершения дзюцу в качестве акта вежливости сродни стуку в дверь. Он напоминал орех: в скорлупе поддельной чакры Эйхамару пряталось зерно истинной чакры Орочимару. Только сильный и опытный сенсор мог бы ощутить двойственную структуру, ну и я, вплотную стоящий. Причем, саннин сварганил "орех" походя, когда остановился в выбранной точке, при этом ни сколечко не запыхавшись после длинного пробега "Шуншином". Если не знать о сути произошедшего, то со стороны могло бы показаться, что техникой мерцания тела из деревеньки только что прибыл посредственный чюнин, просто-напросто не совладавший с удержанием чакры после торможения и перестройки разогнанного восприятия. Орочимару одним махом предупредил о своем прибытии всех, кого следует, и так, как следует.
   Протектор я не одевал, сенсорами как шиноби не определялся, использовал доступные возможности способности Маска для смены цвета глаз и легко изменения черт лица. В нормальном здоровом виде я был неузнаваем по тем моим приметам, что имелись у повстанцев. Прикидываясь важным, но мрачным аристократом, тесно работающим с ниндзя, я дал голове отдыху, а то что-то едва не повело, когда перестраивался вслед за саннином. Сделал нейтральное лицо и дал Орочимару взять все в свои руки, вернее, просто не мешал ему работать.
   Как я и подозревал, саннин определенно побывал у Одноухого Кадо и проводника, наверняка, обрубив эту ниточку. Мысль об этом мелькнула в голове и пропала, отложившись на потом. Стоя рядом с легендарной личностью, я отстраненно продолжил наблюдать за поднявшейся кутерьмой и тем, как ее играючи разруливает Орочимару. Внешне не ясно, забавлялся ли он или раздражался; что испытывал по-настоящему, а что входило в его образ Сунгарики Эйхамару, перебежчика и все такое прочее. Всего через четверть часа нас провели во врата крепостицы - змеи всюду пролезут.
   После встречи и повторных объяснений в холле нас под конвоем через минус первый этаж сопроводили на второй. Угрюмые лица, габаритные размеры - фиолетовые шкафы с жабрами. У двоих представителей клана Донзоку сероватая кожа и жабры на шее, что свидетельствовало о достижении ими высокого ранга токубецу джонина. Еще у двух кожа сероватая, но оба кареглазые шатены - смешение с Юки? Энергетическая доминанта явно от Донзоку, внешность в отца - ледяной Кеккей Генкай Хьётон проявят в детях? Их яки меня не тревожило, а лже-Эйхамару "не показывал виду". Свое недоумение конвоиры держали при себе. По ходу нашего движения было много опечатанных сёдзи, которые стояли тут и там, создавая непрерывный коридор с минимумом поворотов и мешая составить хотя бы примерную планировку. За некоторыми из них, перегораживающими ответвления коридора, я ощущал души. Всего десятка два живых ощутил. Не факт, что столько и есть людей во всей крепостице, но очень похоже на правду - от пользователей чакры затяжная и ркровавая гражданская война оставила сущие горстки выживших.
   Благодаря содействию занпакто сдержав вздрагивание всем телом, я еще на подходе опознал знакомые души - Ао и Мэй. Их чакру явно скрывал комнатный барьер, плюс танто находились внутри меня, что делало сенсорику ниндзя совсем куцей. По бокам от непрезентабельного входа несли пост две воинственные красотки. Одна сестра Мэй по клану Су. Уксусная девица с лавандовыми волосами встретила меня полными презрения и холода очами пронзительно голубого цвета. Ее напарница приходилось сестрой Мэй из клана Терасу. Каштановые локоны обрамляли вытянутое кукольное личико с цепким взглядом зеленых глаз и ниспадали волнами на роскошный бюст, перечеркнутый ремнями разгрузки. Мы сходу отметили, что у ее злюки-напарницы на два размера меньше... Родственницы троюродные или двоюродные - без шикая не могу определить точнее. Не сдержался, задержавшись взглядом дольше необходимого, за что меня неверно поняли и облили презрением.
   Духовный Маяк. В утробе представительницы клана Су зажигался свет, манящий души возможностью реинкарнации. Из-за близкого контакта я смог ощутить зарождающуюся в женщине жизнь. Внимательный Орочимару специально оттер меня к костлявой плоскодонке, бесцеремонно обшмонавшей знатного визитера в мрачных одеждах. Я даже сперва не поверил своим ощущениям, но нет, просто от силы прошло около суток с момента зачатия.
   Наконец-то нас допустили в обшарпанную и аскетично обставленную комнату. Во всей крепости я не увидел ни ваз, ни декоративных панно или экибано, ни горшочка с захудалой геранью, фикусом или сосновым бонсаем, столь ценимым старой аристократией. И в комнате, куда нас ввели, тоже отсутствовали предметы роскоши - все распроданы? Однако здесь все же кое-что имелось: плошки с огнями, волшебно плавающими в воде. Всего лишь обыденное освещение на манер свеч - произведено кланом Су с целью дать преимущества своим ниндзя при внезапном нападении во время переговоров. На стенах висели блины в золотых обручах, они вместе с мягким рыжим светом давали тепло - сделано кланом Терасу с тем же подтекстом.
   Нас встретил и первым заговорил Ао, завладев вниманием перевоплощенного Орочимару. А мой взгляд почти сразу приковался к Мэй. В прошлый раз было не до ее элегантности и красоты, а сейчас я чудом сохранил беспристрастное выражение лица, еще не зная, чем обернется наша встреча. Этой роковой женщине хотелось всё простить и отдаться...
   Ослепительно синее и глубоко декольтированное платье обрамляла защитная сеточка ниндзя, выполненная в декоративном воздушно-ажурном стиле. Идеальный бюст, на самой грани соразмерности росту и фигуре. Шейку украшало изысканное колье из янтаря в оправе из облагороженного чакропроводящего металла - у куноичи не бывает простых украшений. Великолепный стан подчеркивала отменная осанка. В волосах бушевал огонь: напоенная чакрой грива пышно пылала за ее прямой спиной, походя одновременно на языки пламени и елку. Влияние двух геномов выводило ее элемент Хи на ступеньку выше обычного первичного сродства, у Хозуки аналогично с Мизу. Скромная синяя лента стоймя ставила пучок на макушке... Образ, продиктованный самой природой ее силы и выгодно выделенный по виду простым, но очень дорогим одеянием.
   Какаши всеми фибрами своей части нашей общей души чуял мощное фуиндзюцу, сковывающее безудержную силу огненной стихии, но без высвобождения мог только локти кусать. Резервы чакры у Мэй точно сопоставимы с таковыми у биджу! Сам я заметил по ее лицу, что женщина чем-то сильно расстроена, ей явно было не до переговоров с кем-либо, но она крепилась и старалась не подавать виду, держа марку - ей был важен любой ниндзя.
   После нескольких фраз комнату окружил барьер, искажающий зрительное и слуховое восприятие. Обычная предосторожность для важных переговоров подобного рода, чтобы охрана бдила. Ни еды, ни чая хозяева нам не предложили. Меня под разными предлогами трижды пытались выставить, но в конечном итоге в комнате осталось четверо.
   - Что привело вас к нам, Орочимару-сан? - Прямо спросил Ао, когда весь минимум церемоний был соблюден, а все лишние удалились.
   - Дело, Ао-сан, взаимовыгодное, - облизнулся Орочимару. С лицом Эйхамару это действительно смотрелось жутко отвратительно и отталкивающе.
   Когда же я уже отправлюсь к напарникам и на боковую?
   - А вашего спутника?..
   Что-то знакомое мне видится в Ао, не понимаю - что?
   Сбоку раздался хмык. Хм? Обращались ко мне, пауза затянулась?
   - Ночь страсти с Мэй-дзёси, - за меня ответил Орочимару, умудрившись сохранить в голосе полноту серьезности.
   - Что, простите? - Глухо переспросила Мэй, без заикания и почти не шевеля губами. Железная выдержка. Только волосы угрожающе заволновались за спиной.
   - М... - Просто не было даже не слов, а мыслей, чтобы описать всю ту низкую чудовищность, на которую меня подписывал змеиный саннин, беззастенчиво пользуясь моим состоянием. Я был сбит с толку и сразу же перебит им:
   - Мэй-дзёси, - участливо перевел мой мык Орочимару. - Это часть платы за решение ваших подземных проблем, - вежливо произнес саннин, мешая знатную женщину с грязью без всяких угрызений совести и прочей мути. В два с половиной раза более старший мужчина легко вывел из равновесия молодую женщину, до того витавшую где-то в своих треволнениях.
   - Неприемлемо, - резко, четко и громко произнес Ао, когда Мэй едва не задохнулась от накатившего возмущения, готовая испепелить меня одним движением брови.
   - Кхы-хэ-хэ, вторая часть платы за мои услуги под землей это Листья, - выделив последнее слово, заявил Орочимару, кривящийся в ухмылке. Я хотел было открыть рот, но вовремя передумал, услышав предложение целиком. Пусть первым лезет, пока я буду с напарниками, и никак иначе. - Ао-сан, мы же с вами прекрасно понимаем, - продолжил саннин после короткой паузы, - что мне не требуется ничье разрешение для сбора образцов и прочих ценностей. Но я перед вами... - лаконично произнес замаскированный саннин, изводя собеседников своим отвратительным облизыванием.
   - У нас нет Листьев, Орочимару-сан. - Бесчувственный ответ прозвучал после еще одной короткой паузы.
   - А что с ними сталось? - Уточнил саннин с напускным любопытством. Наверно, я чудом сохранил выражение лица, или это пессимистичный Какаши за нас двоих с болью осунулся, вздохнув мучительно и горестно. Я хотел оставаться оптимистом, но никаких поводов, что и подтвердил Ао:
   - Отряд перестреляли. Команда отомстила... - очень многозначительно произнес опытный советник и помощник Мэй, пребывающей в тихом гневе. Собственная правая рука оказалась сутенером, ведь за одной частью платы последует и другая. Женщина готовилась дать решительный отпор с изменением ландшафта. - Один создал нам проблемы внизу, пара его напарников сегодня днем принудительно отправлена разбираться с ними.
   - Кхы-хы, отличный повод, - посмеиваясь, заговорил саннин, - оставить их наедине и спуститься вниз. - Никаких сомнений не было, кто понимался под "их" и что значит оставить "наедине".
   - Ао, ты забываешься! А этому Белому Змею... - каким-то глубоким голосом с богатой гаммой интонаций выдохнула Мэй. Вставая в полный рост, она вздохнула полной грудью, ее волосы затрепетали живым пламенем и начали немного светиться в видимом спектре - от переполненности чакрой.
   - За отряд Зяблика я еще не мстил, - примерно в том же ключе отчеканил я, тоже оказываясь на ногах и с танто в руках.
   Тело пронзила боль от побежавшей по СЦЧ чакре, генерируемой по формуле Пустого, но я не обратил внимания - душевная боль потери стократ сильнее. Недостаточно энергии для перехода в шикай! К сожалению...
   Невеликого давления слабой реяцу хватило, чтобы погасить все свечные плошки и чтобы Ао смертельно побледнел, а воинственно настроенная Мэй слегка остыла. Несмотря на бледность, шиноби успел подать условный знак, останавливая бдительную охрану на местах. Обнадежывает, что сущность занпакто даже в этой ситуации проявилась, родив мимолетную мысль про хитрость барьера, визуализирующего чакру для наблюдателей извне.
   - Тебе пока вредно так напрягаться, спутник мой, - съязвил Орочимару, гибко поднявшись самым последним и фамильярно похлопав меня по плечу. Типа сохранил инкогнито. - И твоя месть будет сссладкааээ, - желчно прошипел нукенин, по-змеиному исковеркав последнее слово. Он намеренно вгонял меня в долг. Он прекрасно понимал, что я осознаю свою текущую слабость и что он вполне способен выручить моих напарников за меня... За меня!..
   Я первый вместе с танто убрал яки, усиленную реяцу. Это была дикая боль занпакто, я же не дал телу ни опустошенно рухнуть на пятую точку, ни спрятать в ладонях лицо, ни сухими слезами заплакать или, того хуже, начать сотрясаться в унизительных рыданиях от полного эмоционального раздрая. Некрасиво спихнул чувства на Какаши, знаю, но мне нельзя сейчас терять лицо и поддаваться нахлынувшим чувствам. Примут за слабака и впредь считаться не будут. Орочимару при свидетелях уколол меня в самую уязвимую точку, так сказать, вернул должок - с процентами.
   Резко сменить вектор и обозлиться, противопоставляя хоть что-то поглотившим Какаши чувствам, помогла спасительная догадка - Духовный Маяк! Кровь Умино важна. Очевидно, это его дитя начинает зреть в том чреве. Раз нашлись силы на постельные утехи, значит, достаточно подлечили, заодно поковырявшись в паховой печати. Заполучили гены и выбросили. Есть, есть шанс, что Гай с Ирукой еще живы, что я... что Белый Змей не опоздает.
   - Тебе надо поторопиться вниз, Белый Змей. - Клокочущая ярость вырвалась в виде всенаправленной яки, сдобренной злой реяцу пустого. Хотелось уничтожить все здешнее гнездо тварей подколодных. - За моими напарниками, - я добавляю важное внезапно осипшим голосом. Я все же это сказал, рискуя отношениями... Во время схватки не увижу грань очередного истощения. Еще не оправился от предыдущего, поэтому рискую сжечь ядро и СЦЧ, каким бы крутым существом третьего порядка я сам себе не казался, но есть предел... во многом из-за хрупкого бренного тела.
   - Мы еще не обсудили плату за возвращение Суйджин-но-тошу, - как можно более нейтрально заметил Ао.
   Кувшин бога воды, сосуд для содержания Санби, треххвостого биджу. Что он делает у Орочимару? Я пытался думать на отвлеченные темы, сбить накал чувств, и так нервы уже донельзя расшатаны событиями последних дней.
   - Кха-ха, верно подмечено, Ао-сан. Но мне нечего вам возвращать, значит, нечего и обсуждать. Это единственное?.. - Подвесил вопрос умный Орочимару. Я никогда не был мастером переговоров и с опозданиям заключил, что означенный сосуд изучался Маюри - резонно.
   - Да, - твердо перебил его помощник Мэй, стойко терпя хрустящее сдавливание своего плеча точеными женскими пальчиками, заостренные ногти которых были покрашены ярко синим лаком, ядовито блестящим в приглушенном красноватом свете.
   Оба переговорщика будто не замечали пса и львицу, готовых вцепиться друг другу в глотки.
   - Мне предоставят план базы с указанием последнего местонахождения Суйджин-но-тошу? - Медленно спросил Оочимару.
   - Конечно... - голос Ао дрогнул с первой каплей крови, сорвавшейся с пальцев плетью повисшей руки.
   - Не поступай так со мной, Ао, - процедила сквозь зубы Мэй, пребывая на гране потери самообладания.
   - Вам... обоим надо сбросить напряжение последних дней, - прозорливо и дипломатично проговорил Ао, сумев в достаточной мере отключить сигналы боли от раздавленного плечевого сустава. Его единственный глаз не прерывал зрительного контакта с нукенином Листа.
   - Кхы-хэ-хэ! - Медленно засмеялся лже-Эйхамару хрипловатым голосом Орочимару.
   Как?! Ну как я теперь посмотрю в глаза друзьям? Они там сражаются не на жизнь, а насмерть, а я буду кувыркаться с идеалом?.. Дрыхнуть без задних ног?..
   - Позаботьтесь о том, чтобы мой спутник как следует выспался и потом был сытно накормлен. - Орочимару криво ухмыльнулся, сверкая своими змеиными глазами на лице Эйхамару.
   - Мэй-доно, - значимо произнес Ао. Орочимару совсем не удивился вскрывшемуся факту - личность главы клана Суиро держится в секрете от большинства. - Мы больше не можем себе позволить терять бойцов впустую, - Ао выделил ключевое слово, даже не подозревая, насколько прав.
   - Мой спутник, - продолжил издеваться саннин, - и так намеревается избавиться от аномальной зоны, пока она не поглотила весь остров. Но сейчас он слаб и немощен, как вы могли бы заметить. - Если бы Орочимару сейчас засмеялся, я бы точно сорвался, несмотря на все меры по успокоению. - Общие темы обсудим после разрешения назревших проблем. Ао-сан?
   - Разумно. Мэй? - На сей раз Ао обратился мягко и повернул к ней свое лицо, колыхнув серьгами со слоеными полосами фуиндзюцу (слишком толстые и с окантовкой - разработка экспертов из клана Узумаки). Эта Мэй нисколько не походила на ту сильную, уверенную и властную женщину, какая предстала передо мной в той злосчастной лаборатории Куроцучи Маюри. Она старалась сохранить лицо, но получалось все хуже. Что ее так подкосило? И что же меня такое знакомое цепляет в Ао?
   - Я не насильник, - вклиниваюсь, пока еще не поздно высказать и отстоять свою точку зрения.
   - Э не, голубчик, - смекнул саннин прежде, чем я продолжил, - как ирьёнин-сама прописываю тебе безотлагательную сексотерапию. - Он надавил голосом, намекая о нашем уговоре - дескать, когда еще случай подвернется? - Есть другие общие и срочные дела, в которых требуется твое полноценное участие... - "Хатаке-Учиха Какаши" он произнес одним выразительным взглядом, не рискнув вслух перегибать палку. Кажется, игра на гране заводит сего змеиного маньяка, все повышающего и повышающего ставки...
   - Орочимару-доно?.. - Имя упало тяжело, подобно метеору. Ради этого дела куноичи была готова продать свое роскошное тело.
   - Да, Мэй-доно, - по-змеиному шипя, положительно ответил Орочимару на вопрос, невысказанный полностью при постороннем.
   Белый Змей облизнул сухим языком высохшие губы, только что спонтанно подписавшись на что-то глобальное и накладное, что еще не распланировал и к чему не готов. А с лица женщины спала напряженность, в глазах поселилась усталость, поза отразила возросшую уверенность - в сердце зажглась надежда.
   О чем это они? Но подумать я не успел. Меня лихо взяли в оборот, плевав на вялое сопротивление. Почти не запомнил пути и того, как оказался в личных покоях Мэй, соответствовавших аскетичному духу всей крепостицы...
  

Глава 7.

  
   Пусть в безвыходной ситуации, но всё равно я поступил крайне опрометчиво, связавшись с Орочимару, от которого больше крупных неприятностей, чем помощи. Он действует исключительно в своих интересах. Не знаю, на что он там рассчитывал, но я не такой!
   В четвертом отряде Готея-13 я был больше экспертом по каидо, из меня не вышло отличного лекаря душ, однако сносно научился вправлять рассудок - куда девать от высоких требований и неизбежных случаев с эмоциональными потрясениями после потери друзей? Порой всего-то и требуется, что побыть большим защитником, выслушивающим откровения или просто молча сидящим рядом - утешающим присутствием. Предположив, что у Мэй беда с детьми, я прорвал плотину решительно настроенной матери. Сильные женщины тоже плачут, тоже ранимы и в чем-то хрупки. Из сбивчиво роняемых фраз кое-как выстроил цельную картину.
   В эту секретную базу кланы, оппозиционные власти, вложили уйму средств. Более года назад у Маюри случился прорыв - благодаря использованию Суйджин-но-тошу. Он действительно экспериментировал с геномом клана Хозуки, оставшегося лояльным Йондайме Мизукаге из-за передачи в клан одного из Семи Великих Мечей, изначально предназначавшихся для личной гвардии Каге. Ученый запечатывал в кувшине воду, в которую предварительно обращал калечных пленников. В итоге при распечатывании и обратном преобразовании получался труп, но цельный, иногда выходил "овощ" - единицы возращались исцеленными и боеспособными. У Маюри потрясающая работоспособность...
   Подробности экспериментов Мэй вряд ли знала, не разбираясь, но последний доклад запомнила. Маюри как-то смог извлечь мою сильную чакру из запеченной каменной породы, оставшейся на месте провального боя у того злополучного продовольственного каравана. Этой толики хватило для экспериментов: из кувшина последовательно достали одного "овоща", одного исцеленного с повредившимся рассудком и двух нормальных. Настоящий прорыв! Наскоро проведенные замеры показали, что у танто схожие энергетические параметры, вот и решились не дожидаться мастера-артефактора, лучшего из доступных, за которым уже отправили в Страну Рек. Каждый боеспособный ниндзя на вес золота. А теперь десятки искалеченных - списаны...
   В противостоящей тирании Йондайме Мизукаге коалиции нет единства. Каждый клан тянет общее одеяло на себя и жаждет видеть лидером собственного ставленника. Каждый клановый докладывает обо всем своему главе - случившееся на базе тут же стало достоянием беглого Совета Кланов. Усугубляло дело то, что кувшин бога воды - это почитаемая реликвия. Его потеря под вопросом, однако мало того, что вложенные финансы вылетели в трубу, так еще и угроблена готовая к отправке крупная партия с новыми ядами от Куроцучи, теперь уже мертвого. Верхушка повстанцев негодующе забурлила.
   Мэй с детства готовили быть главой объединенных кланов. После официального окончания Третьей Мировой Войны Шиноби она от текущих глав Су и Терасу родила двух мальчиков-погодков, сверстников моих генинов из команды-7. Собственно, думаю, что не случайно дата рождения красавицы-дочки совпала с резней в клане Учиха, сразу следом и в клане Суиро произошла резня. Эту подлую битву Мизукаге не удалось скрыть, случился явный раскол и большая бойня в Кири, закончившаяся бегством кланов, жестко прессуемых кровавой политикой Ягуры. Совпадения не случайны...
   Собственно, противники лидерства Мэй, благодаря предателям, не желавшим быть под началом женщины и объединятся с другим кланом, напали на родовой замок Теруми. Мальчики с образованием уровня чюнинов отбились, но получили тяжелые ранения - за сестренкой не уследили. Теперь Мэй шантажируют жизнью и здоровьем малолетней дочки. Я так и не понял, какие отношения связывают Мэй с Ао, но их геномы антагонистичны - плод еще в утробе убьет мать. Зато уяснил, что девочка рождена для души и от любимого, при невыясненных обстоятельствах погибшего вскоре после рождения дочери.
   Безутешной матери, вчера днем узнавшей о предательском нападении на родовой замок, ближе к вечеру предъявили ультиматум: назначить новых глав кланов Су и Терасу, отречься от поста главы объединенного клана Теруми, официально снять с себя полномочия лидера сопротивления... Или вернуть Суйджин-но-тошу в целости и сохранности, а так же либо восстановить всю исследовательскую базу за свой счет до конца текущего месяца, либо вернуть энную сумму в казну коалиции. Суиро Ао на разные лады втолковывал ей, что кто-то удачно воспользовался ситуацией и стравил кланы. Только поэтому Мэй еще здесь, а не отправилась на всех парах выручать похищенную дочку, истребляя своих же - такой поступок поставит крест на выживании и так сильно потрепанных кланов ниндзя Страны Воды. И поэтому же девочка еще жива, а в ультиматуме нет совсем уж невыполнимых условий - предъявившие его тоже прекрасно понимают все риски.
   Когда усыпил измотанную Мэй, лихо оторвавшуюся на мне, чувствовал себя последним скотом, распечатывая медицинские инструменты, выданные Орочимару, прописавшего действенную терапию, принесшую расслабление обоим сексуальным партнерам. В конце концов, мы оба - взрослые люди.
   -- Отрави, - глухо произнес Какаши, нарушив длительную и тягостную тишину, сложившуюся в голове.
   На мое донельзя уставшее лицо сама собой закралась злорадная ухмылка. Калечить всегда проще, чем лечить, и меня точно сейчас хватит на то, чтобы подгадить на духовном уровне, нивелируя практически всю полезность генного материала.
   Мэй спала тревожно, ворочалась, мешала мне медитировать, медленно растворяя весь накопившийся негатив и примиряясь со смертью своей команды АНБУ, отпуская их в добрый путь по Самсаре.
   Как-то незаметно для себя провалился в глубокий сон, столь же тревожный, как у соседки по комнате и несчастьям.
   Утро началось с приятно прохладной утренней свежести. Мягкий футон, валик, теплое и дышащее одеяло - все создавало условия для уютной неги и дремоты. Сейчас бы предпочел кровать с ортопедическим матрацем, но невместно - это у престарелых годы требуют свое. Больше никаких мыслей в голове, за время сна нормализовавшей работу организма. Никаких болей не ощущал, но и легкости не было - только сонная одурь, ленивая и беззаботная.
   -- Доброе утро, Какаши, - здороваюсь с занпакто, всё давно решив для себя в этом плане. В комнате посветлело, но глаза открывать не хотелось и мыслей никаких не было, ничего извне не беспокоило меня.
   -- Доброе, Хачи, уааах... - смачно зевая у меня в голове. Хоть мы - одно целое, но осознаем себя по-разному, значит, вежливость требует приветствий.
   Я не удержался, повторив зевок в реальности и по привычке вскинув руку, прикрывая рот. Пальцы ощутили щетину, щеку царапнули отросшие ногти. Как-то вдруг сразу захотелось в уборную, а где-то рядом почуялся всплеск не агрессивной чакры, и следом в ноздри проник пряный аромат кальмаров под соусом карри, как-то по-хитрому приготовленная в маринаде скумбрия, рис с овощами, что-то из лотосов. Спальня наполнилась звуками, в том числе:
   - Приятного утра, Какаши-сан. Горазды же вы спать... - послышался ехидный женский голос со стороны входа.
   Все воспоминания всплыли разом, резко распахнул глаза и сел. Пока одеяло сползало, я запечатлел обстановку. Все та же комната с обшарпанными татами и выгоревшими на солнце рейками сёдзи. Никаких следов второго спального места. Зато была Мэй, казалось, внешне нисколько не изменившаяся. Был низкий столик, плотно накрытый плошками с курящейся едой, горячей и свежей, только что из свитка, расстеленного под резными ножками, вокруг которых сгущалась вязь фуиндзюцу. Слева от стены с окном был вход - точно помню.
   - Эм... - я смущенно поерзал, ибо все мысли вытеснил нестерпимый зов в туалет.
   - Уборная там, - коротко и, кажется, брезгливо и неприязненно бросила Мэй, указав на стену, противоположную окну.
   Признательно кивнув, поспешил к панели, с первого взгляда ничем не примечательной.
   - Арэ-арэ, и как вам не стыдно?..
   Только сейчас до меня дошло, что вся энергетическая одежда развеялась, когда я уснул, что кто-то позаботился и уложил меня на приготовленную постель, прикрыв одеялом, что сейчас я беспардонно сверкаю причиндалами, будучи далеко не в онсэне и по утрам обычно в боевом состоянии. Покраснев до самой шеи, я не остановился на полпути и походу сообразил домашние шорты, но уже в зеркале уборной понял, что они с причудливо расположенными собачьими лапками и вовсе даже не шорты, а трусы... Вот же ж!
   Несмотря на общую убогость, в крепости была привычная канализация и водопровод с горячей и холодной водой. Простая трубка из стены с кранами, фаянсовый друг, зеркало над раковиной, несколько вешалок и полок с банными принадлежностями. Заботливо сложенная юката, обычное застиранное полотенце с потертостями, мыло и мочало военного образца сиротливо лежали там, где раньше, определенно, толпились шампуни и прочие женские средства гигиены.
   Справив нужды, немедля достал занпакто и убедился, что мне не почудилось, и в соседней комнате действительно находятся Гай с Ирукой. Я знаю, как ощущается спящий Ирука, Гай тоже спит, скорее всего. Словно луна с плеч свалилась - я глупо разулыбался. Уже через несколько секунд взял себя в руки и поспешил продолжить утренние процедуры - меня ждут. Кстати, попутно выяснил, что вокруг еще держится воздвигнутый барьер, ставший односторонним - прозрачным изнутри.
   Пока в темпе мылся, брился и прочее, привел мысли в относительный порядок. Последний раз глянув в зеркало и вздохнул на потерянное инкогнито. Способность Маска действовала, я отражался с подобающим лицом, еще дома подобранным для Страны Воды. Но так ли важно, на чем меня спалили? Хотя да, важно узнать...
   - Доброе утро, Теруми-дзёси, - промямлил я, через четверть часа вернувшись в спальню, Мэй была на прежнем месте. Если Орочимару проявлял неуважение, используя суффикс с личным именем, а не клановым, то я буду вежлив до конца.
   - Сытно покушать подано... - в еще более язвительном тоне произнесла женщина, изобразив поклон служанки. - Хатаке-Учиха-доно.
   - За что вы на меня так взъелись, Теруми-дзёси? - Бестактно спрашиваю прямо, желая сразу прояснить ситуацию, а не ходить вокруг да около.
   Я понимаю, что одного вечера "утешений" не достаточно, а может в этом и есть дело. Больно она подчеркнуто обращается на вы. Еще в уборной я запоздало понял, что меня раскрыли, потому никак не отреагировал на подчеркнутое обращение как к главе клана, хотя официально я все еще Хатаке. Кланы мельчают, исчезают, все чаще с суффиксом "доно" обращаются вольно, приставляя к личному имени. К тому же Теруми - это недавно созданный клан. У самой Мэй не двойная фамилия Су-Терасу или какое-нибудь Терасу-Су - из-за наличия собственных детей взяла новую? Вероятнее всего так и есть.
   - Совсем лень напрячь мозги?
   - Что так, что эдак... - заключил я, малость скривившись и сделав грустные дуги глаз. Биджу пойми этих женщин! - Орочимару добился своего.
   - О, нет! Этой биджевой отрыжке подавай именно оговоренное!.. - На меня на пару секунд обрушилось яки. А потом произошла резкая смена: - Вы кушайте-кушайте, Хачи-сан, я должна убедиться, что вы поели сытно и плотно.
   - Я так понимаю, Суйджин-но-тошу утерян? - Спрашиваю вежливо, сохраняя невозмутимое спокойствие. Надеюсь, внешне успешно получается.
   - Да, кувшин восстановлению не подлежит, - с прискорбием отметила Мэй.
   Настала длинная пауза. Я старался есть беззвучно и не чавкать, но за ушами предательски трещало. Было неловко кушать одному, вот так вот, но под прицелом колдовских очей я именно кушал, а не жрал, жадно набрасываясь на еду как последний свинтус - есть хотелось неимоверно сразу по нескольким важным причинам.
   - Извините, что срываю на вас свою злость...
   - Понимаю... - Палочки отправили в рот очередной кусочек. Эм?! Чего она сказала?! Я некультурно вытаращил глаза, они у меня вообще выразительные.
   - Вы ведь хотели, как лучше, раскручивая меня на информацию... - Я тщательно жевал, потому повисла пауза. Совладал с собой и придумал, что сказать, но не успел ни проглотить, ни слово молвить, как она, неотрывно из-за челки следящая за мной, продолжила: - В нашу мясорубку все страны отправляют своих шпионов или неугодных. Вы должны понять - в сложившихся обстоятельствах я с вами не могла поступить иначе.
   - Я вас не раскручивал... - Какая жалкая попытка получилась! А ведь заготавливал совершенно иные слова. В чем-то с Орочимару было гораздо проще, точняк!
   - А стоило бы, - мило улыбнулась Мэй, а глаза продолжали смотреть как-то оценивающе, что ли. Обо мне составляли мнение? Или?..
   - Ммм?..
   - Ваши позавчерашние обещания остались в силе?
   - Да, - заявляю уверенно и с долей облегчения. - Вернув форму и обкатав ирьёниндзюцу на менее значимых, я смогу полностью излечить ваших сыновей, - вношу уточнение.
   - Хорошо. Ваши напарники подлечены и сейчас под наркозом Змия. Раньше вечера не очнутся, беспокоиться не о чем. Он обещал явиться к вечеру.
   - Мгм, - выдавливаю, будучи опять застигнутым во время пережевывания вкуснотищи. От быстрой "докладной" манеры говорить Мэй мгновенно перешла к приторно-добродушным интонациям:
   - Дам вам совет на будущее - не оставляете девушек спать в одиночку... Ну-ну, все в порядке?..
   Я поперхнулся, а когда Мэй с неуловимой неподготовленному взгляду скоростью оказалась рядом, прижалась и похлопала меня по спине, еще и закашлялся, подавившись. Ох, и сильная же у нее рука!
   - У меня есть невеста... - с трудом выдавил я. Получилось как-то не очень, гм, весомо.
   - Которая вас спокойно отпустила в Страну Воды?
   - Извините, но что вам посулил Орочимару...
   Бац! Мою щеку ожгла оплеуха.
   - Змеиный саннин коновал, он не способен к операциям уровня Сенджу Цунаде. Уверена, вы сами себя как-то излечили благодаря фуиндзюцу напротив солнечного сплетения, которое подобно вашим танто абсорбирует чужую чакру. Мои дети страдают... Дальше объяснять?..
   - Хачи, - правильно поняв ее затруднение, автоматически произнес я, переваривая то, что следовало после многоточия и до вопроса. С одной стороны не верит, что я сам излечился, с другой стороны надеется, что помогу с детьми...
   - Неужели я тебе не нравлюсь, Хачи? Или ваша нареченная сама Цунаде?..
   - Только ваша сестра из клана Су от Умино тайком понесла? - Я не остался в долгу.
   - Не умеете вы с женщинами общаться, совсем, - вынесла вердикт судья со всей судейской коллегией за спиной.
   - Простите, Мэй-дзёси, на уме одни дела, - не моргнув и глазом, соврал я. Она из меня веревки вьет, пока я могу думать только о еде. Ладно-ладно, не только...
   - Признайтесь, Сенджу вам отомстила, так ведь? Вижу - да. - Ох, какое платье обтягивающее и какая обаятельная улыбка у Мэй! Еще бы убрать садистские замашки, ну, нельзя вести такие разговоры за едой! Я изнываю от голода, а она...
   - Прошу ответить на оба моих вопроса, - вновь пытаюсь сменить тему, чуть ли не проваливаясь сквозь землю. Если бы не занпакто, сидеть бы мне красным, как рак, что на блюде справа в окружении лимонных долек.
   - Участие в битве с Йондайме Мизукаге.
   Чуть не подавился, сдержался. Мою реакцию оценили и продолжили в деловом ключе:
   - Да, только она одна. Я уже распорядилась, чтобы между Умино Ирукой и Су Мики состоялся разговор об этом. В качестве компенсации я передам ему оригиналы всех сохранившихся у нас свитков его клана, - заверила лидер повстанцев.
   - Он будет в шоке, - вырвалось у меня. Щедрый дар, очень, но не все покупается и продается, отнюдь.
   - Вчера ты так здорово помалкивал, Хачи, - покачала она головой.
   - Вообще-то... - Мэй гневно выдохнула, и я заткнулся, не став продолжать, что имел в виду достоинства свитков, а не Мики... У которой личико девичье и смазливое, а фигура полный отстой. Хм, мои мозги еще спят?
   - Ты нарываешься на еще одну женскую месть, - обворожительно улыбнувшись, произнесла Мэй, в ее зеленых очах кружились непонятные искорки.
   - Я отвечу асси... метрично.
   Меня прервал звонкий и заливистый женский смех. Мэй обхохатывалась, совершенно не стесняясь меня. И будто не было аномальной зоны, крупных и бесполезных потерь среди подчиненных.
   - Моя... хи-хи, моя маленькая, хи-хи, мстя будет в том, хи-хи... - сквозь смех попыталась заговорить она, - что я передам ей - кто... Ихи-хи-хи!
   Проступившая на моем лице бледность догадки возбудила новую волну смеха очень информированной и умной особы. Если Цунаде узнает точно, кто ее подставил в Танзаку... Мне несдобровать, очень мягко говоря!
   - Честно, спасибо, - нашелся я, широко улыбнувшись. - Ты умеешь поднимать настроение, Мэй. А с Цунаде поговори, я отнекиваться не намерен. Нам все равно придется тесно общаться в связи с моим твердым желанием жениться на ее ученице, Като Шизуне.
   - А ты парень не промах, хи-хи, и еще подаешь кое-какие надежды! - Все еще хихикая, одобрительно проговорила Мэй, как бы между делом убирая пустую тарелку, но не пододвигая ничего взамен из оставшихся двух третей еще не съеденного.
   - Эм... - прокомментировал я запечатывание столика. Возмущению желудка не было предела, едва первый голод утолил - что за дела?..
   А дальше...
  

Глава 8.

  
   Ступая по воздуху в ладони от хищного мха в жутком переплетении с грибницами, безуспешно давил мысль о том, что намеренно затягиваю встречу с напарниками, ищу значимые отговорки. За время спуска под землю настроился на деловой лад, оправдывая себя в своих же глазах. Все просто - для проведения качественного обследования требовался минимум шикай с его шаринганами. Справедливо полагал, что после пережитых травм обязательно случится неконтролируемый выплеск чакры. Пусть Ао умотал, как полагаю, выручать Теруми Мичико, но здесь и без него слишком много лишних свидетелей.
   Кстати, Ао. Я понял, чьи поведенческие привычки угадывались в нем - Хьюга. Мозаика сложилась - бьякуган! В его правой глазнице откуда-то взялся рабочий бьякуган, а прятать его помогают серьги с печатями. Что более важно, глаз, судя по всему, полностью прижился и управляем - Ао может свободно активировать и деактивировать краденое додзюцу. Интересные дела, очень... То-то Хьюга точат зуб на Кири в целом! Не могу не восхититься тем, как бьякуган органично дополнил врожденные сенсорные способности Ао, сумевшего стать главой клана Суиро без выдающихся атакующих качеств.
   Обо мне в крепости знали. Всех уже предупредили о некоем почетном госте и почти союзнике. Меня не задерживали и не пытались убить, когда направлялся вниз, но спину жгла жажда убийства и мести за глупо погибших товарищей. Ступая на скорости по довольно светлым коридорам подземного комплекса, понимал и признавал свою причастность к творящемуся здесь безобразию. Буйство мутировавшей растительности началось сразу после моего привода животных-диверсантов. Что-то они на шкурке или в слизи принесли, какие-то семена были в кишечнике, часть начала развиваться после попадания зараженной духовной крупицы. К чести руководства, они совместили приятное с полезным, превратив вторую половину базы в тренировочный полигон, через который прогоняли весь наличный состав, отрабатывая комбинированные атаки в условиях тесного подземного лабиринта. И сдерживали, и тренировались, и обучались - как могли извлекали выгоду из пропащего и взрывоопасного положения. А что им еще оставалось?..
   Особенно расплодились мутировавшие водоросли и грибы, от чьих спор в просторном гроте было не продохнуть. Что ж, достигнут один из центров распространения пакости - невелика заслуга. Не сбавляя скорости Сонидо, побочным действием защищавшего меня от спор и прочих простеньких атак, завернул на речное русло, попутно сложив ручные печати и применяя ниндзюцу "Дотон: Дочу Эйгьё но Дзюцу", чтобы спокойно миновать сужения и прочие каменные препятствия. Я не нуждался сейчас в скрытных свойствах более медленного аналога этого ниндзюцу "C"-ранга - "Дотон: Дочусенко".
   Достигнув прорехи во все еще удерживаемом громадном барьере фуиндзюцу, я убедился, что она сильно расширилась - не удивительно. Все, мне пора действовать.
   - Шикай! - Восклицаю, будучи окутанным клубами своей чакры, генерируемой на основе природной энергии. В радиусе нескольких метров от меня всякая жизнь прекратилась, издохнув от выброса и давления моей особенной реяцу.
   Я уже давно отметил неоднозначные свойства сенчакры - предварительные расчеты оправдались. Не мешкая, вложил уже высвобожденную и доступную чакру в ниндзюцу "Дотон: Дорью Хеки", возводя толстую каменную стену. Получился песочного цвета монолит с мелкозернистой структурой - кварцит. Отлично. Совсем недалеко осталось до мутного синеватого цвета, коим характеризуется кристаллический корунд - идеал по твердости и плотности. И кварцитовая порода ранее была не досягаемой для меня вершиной применения дотондзюцу, а теперь уверен, что в банкае или сенкае точно смогу создать твердейший корунд. Если бы еще было время на целенаправленные исследования, чтобы получить нечто, превосходящее по крепости и твердости алмаз...
   -- Барьер восстановил целостность, Хачи, - сообщил свое наблюдение Какаши, пока я мысленно представлял оскаленную морду Булля. Сторож грозно и предупреждающе смотрел бы на меня (с обратной стороны тоже должны были находиться его морды), но увы, оставлять такой привет излишне. Я и без этого засветился да план перевыполнил - теперь только прорубать новый сток в обход.
   Постоял немного, собираясь с мыслями. Одновременно крутанул бы оба танто, концентрируя энергию и пытаясь вплести понимание сродства с Казе, а потом бы вдарил "Хадо-58: Тенран", сметая всё мутировавшее дерьмо воздушным торнадо. А еще лучше было бы прочитать речитативом высокоуровневое заклинение "Хадо-88: Хирью Гекизоку Шинтен Райхо", мощно выжигая все и вся. Но увы, пока стоит ограничиться с практикой и тратами драгоценной чакры, а Серо и Сирокама тут бесполезны. Подача воды была давно прекращена, и все, что можно, уже вылилось в канализацию. Однако времени более чем хватило, чтобы зародились агрессивная флора с фауной, начав развиваться без новых порций всякой дряни. Такую уничтожить довольно просто. Местные ниндзя сами справятся, выдыхая огонь или кислотный пар, изрыгая лаву или воду, на худой конец.
   Не откладывая на потом, я принялся приходовать полученную от Мэй чакру, запечатанную в "Чакрафуин". Одно дело специальная ирьчакра (хотя у Орочимару она донельзя противная и гораздо слабее оной у Цунде), а другое сырая чакра, которую только в шикае да при помощи занпакто я могу абсорбировать. Обжигающая чакра Мэй живо напомнила о болезненном наслаждении. Страсть кипучая и пылкая, настоящая, а не фальшивка квартала ночных бабочек Танзаку. Мы с ней не связанны ни с кем официальными обязательствами, но свобода отношений мнима для обоих. Хотя я грезил о пламенной любовнице, но после бурного воплощения своих развратных фантазий да на свежее тело нестерпимо захотелось щенячьих нежностей с Шизуне... Как в одном из романов Джирайи-сама.
   Зло даванув реяцу и пару раз запустив Сирокама, чтобы охолонуть самых ретивых тварей, я принялся помаленьку высвобождать чужую чакру из печати в центре торса и преобразовывать энергию, дополняя четырьмя компонентами с дальнейшим запечатыванием в танто. Только начиная с шикая мог такое провернуть. Сразу же дополнительно убедился в том, что при дематериализации танто вся накопленная в них чакра самопроизвольно высвобождается - печально, но вполне ожидаемо. Отметив сей факт, продолжил зрить додзюцу и постепенно наращивать темп, тренируясь быстро абсорбировать гигантские объемы, сопоставимые с двумя моими полными резервами в сенкае. Есть, есть на свете ниндзя, чьи объемы сравнимы с монстрами из чакры, но им нипочем не достичь звериной мощи биджу - тягаться только через искусство управлять и подчинять.
   Пока концентрировался на том, как занпакто, подобно пустому, ест и запасает чакру, вытеснил все мешающие сейчас воспоминания часовой давности сожалением об упущенных возможностях. У Учиха первичное сродство с Хи - благоприобретенное. Если я верно интерпретирую один незначительный факт, то этот клан глазастиков когда-то давным-давно полностью ассимилировали клан с огненным Кеккей Генкай, подобным водяному у клана Хозуки. Почему? Мои измышления свелись к тому, что шаринган позволял исключительно копировать чужие ниндзюцу, включая стихийные, но не создавать их - известная проблема сродства у Хьюга. Вливание новой крови ослабило додзюцу, но открыло доступ к статичному первичному и вариативному вторичному сродству с шансом добиться большего - стоил ли размен того? Мало знаний, но уверен, что, как и для додзюцу, для перевода сродства с Хи на новый уровень требовалась инициация - этот секрет точно дальше клана не ушел, сберегли (лично я нигде не слышал, в документах не встречал и намека). Кажется, в схватке с арбалетчиками я, не ведая, запустил процесс и провалил его, хотя мог заполучить легендарную плазму, соединив в себе огонь и молнию, или продвинутое высвобождение пламени - энтон. Но не судьба. Впрочем, мне ли сетовать на нее?
   Еще раз хорошенько приложив тварей реяцу, я припомнил не шибко затратное и в данных условиях отлично подходящее "B"-ранговое катондзюцу "Катон: Каен Сенпу". Вот и проверим, насколько сенчакра улучшает стихийные дзюцу! Собравшись и аккуратно окружив себя огнем, закрутил вихрь вперед и отправился следом. Далось на удивление легко, но с досадой отметил, что ниндзюцу и на сей раз забрало всю мою одежду - главное сумел исполнить давно скопированную технику! Гулкий вихрь промчался где-то сотню метров, дотла выжигая все на своем пути. Потеря контроля над одеждой омрачила удовлетворение от подтверждения теории: энергетическая смесь на основе сенчакры значительно усиливает стихийные ниндзюцу; из-за следующей вторым номером в формуле рейрёку Пустого техника ниндзя становится более разрушительной и трудноуправляемой.
   Моего уровня владения стихией Хи достаточно для дыхательных дзюцу, но и только. Помню, какая умора случилась, когда я ничтоже семенящийся скопировал в схватке "Катон: Каен Сенпу". Все на мне пожгло! Слава Ками-сама, юная куноичи сильно смутилась и отвлеклась видом, открывшимся после бесславного сгорания крестьянских портков - я успел сориентироваться и выйти победителем. Ох, Рысь долго припоминала мою "оплошность". И сейчас я снова облажался, несмотря на весь контроль и опытность. Все из-за сенчакры, становящейся строптивой и буйной при стихийном преобразовании! Но оно того стоит - покорить и овладеть сендзюцу! Найти бы время...
   Использовав Сонидо, без пагубных последствий миновал образовавшиеся потеки камня и клубы едкого дыма. Переместившись к незабвенной речке, повторил связку с давлением реяцу и мощной огненной техникой. Сменив режим работы ядра, присовокупил "Дотон: Дороку Гаеши": тонкая стена каменной породы отсекла приток мутантов-эмигрантов в сторону бывшего водозаборника. Слабенький "C"-ранговый земляной щит обязательно сломается под давлением накапливающейся воды, но какое-то время выгадает. Главной целью было сжечь мицелии, по гифам которых "грязная" энергия разносилась на огромные расстояния, питая сами мутировавшие грибницы и их агрессивных симбионтов-защитников. Вот с полным уничтожением грибниц предстоит попотеть - они во все щели лезут, стремительно разрастаясь. И чего Орочимару нашел во всех этих хищных уродствах?
   Вернув себе благопристойный вид, я поспешил обратно. По пути ощутил, как ниндзя активно зачищают грот большой толпой, подикась, "вдохновлены" моей непринужденной проходкой. Рискнуть и случайно попасть под раздачу? Ну уж нет, с ориентированием в пространстве у меня теперь все в порядке. "Дотон: Дочусенко" и свечой взмыл вверх, на поверхность.
   Бдительная стража, получившая нагоняй за то, что во время стояния на посту отвлеклась на девушек, и пониженная до стояния у ворот, не посмела меня задержать, довольно быстро опознав по предъявленным танто, легко ополовинившим их катаны из дрянного сплава. Раздраженный командир выделил мне хмурого тонкошеего сопровождающего, показавшего короткий путь к моим напарникам, все еще спящим.
   Складные каталки с лентами теоретически знакомых диагностических фуиндзюцу, капельницы и шприцы, пара заставленных препаратами столиков, нагруженная разборная полка, утки, простыни и прочие атрибуты больничной палаты, совмещенной с процедурной. Их явно устроили здесь в угоду мне, чтобы проснулся и сразу ощутил их близость. Полноценный медицинский блок находится ниже и в другой стороне.
   - Как их состояние? - Сразу перехожу к делу, приветственно кивая тощему и молоденькому ирьёнину, всего на пару лет старше Сакуры.
   - Стабильное, Хачи-сан, - вздрогнув, ломающимся голосом ответил явный стажер, наверняка чудом выживший во время подземной котовасии.
   - С самого утра один дежуришь?..
   - Су Ботан, - вежливо представился паренек, верно истолковав мой намек. Да, имя Пион из-за светлой кудрявой прически ему подходило как нельзя лучше. Сурово покосившись на чепчик, по чьим-то злым козням оказавшийся не на его голове, пацан продолжил: - Нет, Хачи-сан, меня на день сменял Хару-кун. Моя вечерняя смена началась полчаса назад.
   - Медкарты, диагнозы, прогнозы?..
   По мере перечисления, сверялся с показаниями фуиндзюцу и уцелевших (или проданных Орочимару) аппаратов, разборчивым почерком занесенных в бланки образца Госпиталя в Кири. Применив технику мистической руки, самолично провел диагностику пациентов, завернутых в бинты подобно мумиям.
   Если убрать нагромождение медицинских терминов, то получится следующее. Множественные порезы и обширные ожоги кожного покрова, особенно открытых участков: лиц, шеи, кистей рук. У обоих проблемы с носоглоткой и легкими, сильное отравление ядовитыми парами, но уже способны самостоятельно дышать и кушать - ротовая полость и речевой аппарат почти не пострадали. Все яды выведены. У Ируки не зажившие переломы семи ребер и ампутированное левое легкое. У Гая стопы и кисти - сплошные комки из костей и плоти. Это последствия активного использования тайдзюцу, впрочем, характерных для школы врат Хачимон многочисленных внутренних повреждений нет. Мой бровастый друг не пренебрегает и не экономит на оружии, просто пленников обобрали (дефицитный здесь чакропроводящий металл ушел с концами, бесполезно искать или возмущаться). А к Пустым лучше лишний раз не прикасаться, тем более к мутантам - это наихудшие противники для мастера тайдзюцу, не владеющего ни одним стихийным ниндзюцу.
   Согласовал с ирьёнином перечень медикаментов и процедур, наказал в течение часа приготовить плотный ужин для нас троих и выставил его за дверь. Затем, я извлек печати и активировал заранее приготовленный барьер, каким на новом месте хотел защитить операционную. Не стоит никому знать кое-каких деталей - благо Ао отсутствует. Через пару минут осмотра помещения я поставил плюсик Мэй, не найдя регистрирующей аппаратуры или шпионских фуиндзюцу да и не сердясь на нее больше за "недоразумение" со мной - никак все семь богов удачи сошлись. Создав пять дублей-ассистентов и достав из субпространства Кладовой макимоно, я извлек собственный операционный стол-кушетку. Вместе отсоединили капельницы, продлили сон, споро освободили первого пациента от бинтов и вложенных в них одноразовых печатей. Обтерев, аккуратно переложили.
   После декламации заклинания, над бессознательным телом заклубился густой солнечный туман - "Каидо-21: Благоухание Лавра" строгой дозировки. Мне самому стало легко и приятно дышать, голова прояснилась. Не стал злоупотреблять, проследив, чтобы побольше живительных сил впиталось в излечиваемого Гая. Когда поднимался в палату, хотел применить "Каидо-49: Куст Девясила", но сейчас пришел к выводу - это бестолковая трата сил. Лицо, кисти и стопы следовало обработать отдельно, а с множественными свежими шрамами лучше одним махом разобраться. Точно так же потратил время на декламацию словесной формулы следующего кидо - "Каидо-14: Небесные объятья". Оно в Обществе Душ обычно использовалось для фиксации и транспортировки или быстрого и безболезненного лечения царапин и синяков. Голубоватая пелена мягко укрыла изуродованного Гая. Кстати, это же каидо вкупе с "Шосен но Дзюцу" я использовал для удаления застарелого шрама на лице Ируки, но ни он, ни Гай не видели никакого зримого проявления в виде мутного голубого свечения духовной энергии.
   Настроившись и сосредоточившись, стоя у изголовья, я использовал "Каидо-54: Кейкацу", ограничившись лишь краткой формой - более чем достаточно. Четыре клона, которые развели конечности в стороны, чтобы лечебный поток ниже локтей и колен не прошелся, немедленно распростерли руки, объятые зеленоватым свечением "Шосен но Дзюцу". Собравшись с духом, сам приступил к лечению.
   Имейся у меня соответствующий опыт, занялся бы самым важным - восстановлением кистей и стоп. Но его не было, пока мой удел - это "косметический ремонт". Вырастить выбитый зуб отнюдь не то же самое, что руку, печень или легкое. Например, в Госпитале Конохи подобную операцию экстренного свойства выполняла бы как минимум команда ирьёнинов в специальной зале с гигантским медицинским фуиндзюцу. Вместо пересадки чужого органа они бы именно реконструировали конечность из имеющегося клеточного материала, восполняя недостаток клеточного материала волосами или зубами - подобный метод обеспечивает полную и гарантированную реабилитацию к характеристикам на момент ранения. В то время как у меня клетки буквально материализовывались из чакры - у высших Пустых по аналогии из рейрёку создаются новые рейши, мгновенно восстанавливая утраченные части тела. Орочимару явно получил гораздо больше материала для размышлений, чем надеялся содрать с меня во время излечения. Собственно, как и Цунаде с Джирайей обзавелись темами для размышлений.
   Поэтому я пока взялся за врачевание на доступном мне уровне, а вариант с отрубанием и выращиванием новой конечности по моему образцу остался в разработке. Несмотря на определенные сложности с глазами, ушами и носоглоткой, восстанавливать частичные повреждения мягких тканей несравнимо проще, чем полную потерю конечности или органа или чем заниматься сращиванием раздробленных костей. Здоровых образцов клеточного материала мне доставало, а вот структуру подлечиваемых органов частью копировал с себя. Например, у обоих теперь будут более острые слух, обоняние и зрение, а вот вкусовые рецепторы практически не пострадали - останутся прежними.
   Оздоровленная душа полнилась энергией, поэтому материальное тело как бы само стремилось исцелиться - исключая конечности. Буквально за четверть часа все гематомы рассосались, мышечные волокна выпрямились, кожа разгладилась. Я был доволен подтверждением своих теорий, но все настроение сбивало то обстоятельство, что оперировал собственных друзей. Для Ушода Хачигена данные эмоции не внове, в отличие от Хатаке Какаши.
   Устав, я потратил минут пять на ополаскивание в душе и отдых - напряженная операция на глазах и ушах вымотала из-за высокой концентрации на мелких манипуляциях. За это время дубли вернули Гая на место, сделали прописанные инъекции, обмазали и завернули в бинты неприглядное месиво на месте стоп и кистей. Дабы он лучше ел и не испытал стеснительной неловкости, один из дублей подставил утку, а второй применил тривиальные ирьёниндзюцу для облегчения организма. Далее эти двое взялись за восстановление волосяного покрова и грима. Остальные трое дублей в это время готовили Ируку. После освежающего душа усердно отбрыкивался от мыслей о своих бывших подчиненных АНБУ, бесславно погибших на задании в топке чужой страны. Пытался заместить скорбь и самобичевание думами о превратностях судьбы с беременностью Су от Умино. Почему раньше оба этих клана не слились? Это помогло мне отвлечься и вернуть деловой настрой.
   С Умино-доно все обстояло наоборот - тяжелые раны груди. Усугубляло ситуацию то, что между слоями бинтов, туго обтягивающих торс, находились листки с лечебными фуиндзюцу: улучшающими кровообращение и обмен веществ, способствующими насыщению крови кислородом, поддерживающими реберный каркас. Опасно нарушать работу фуин-комплекса без цели начать сложную операцию на грудной клетке. При помощи шарингана и наличных знаний ирьёниндзюцу кое-как удалось безопасно оголить голову, руки и тазовую область с ногами.
   Занявшись Ирукой, точно так же начал с "Каидо-21: Благоухание Лавра", благодаря опыту применения кидо и шарингану конфликта с медицинскими фуиндзюцу не случилось, хотя способности бьякугана несравнимо лучше подходят для ирьёнинов. Ранее я хотел по всем правилам произнести одноцелевой шестиуровневый аналог заклинания "Каидо-85: Меиюу", чтобы на с трудом дышащего забинтованного пациента пролился золотисто зеленый свет, источник которого находился бы точно над грудной клеткой. Но отказался все по той же причине - не мой уровень сложности операции. Неважно, что данное кидо при всей своей затратности крайне эффективно, просто вместе с исцелением всех повреждений души и СЦЧ, как энергетической структуры немногим более грубой, чем душа, следовало одновременно: напитать ирьчакрой физическое тело, контролировать рост левого легкого, сращивать ребра, следить за состоянием шиноби и много чего еще. Иначе от применения высокоуровневого лечебного заклинания вышло бы больше вреда, чем пользы: криво отросло, неровно срослось и прочие беды.
   За 21-ым последовало 14-ое каидо, отлично зарекомендовавшее себя вкупе с "Шосен но Дзюцу". Применить 54-ое хотелось, но пришлось обойтись без него за счет увеличения трат ирьчакры и преждевременного отзыва дублей с пусканием в дело всей высвобождающийся при этом чакры. Тратил исключительно свои резервы, но с умом и осторожно - эдакая полезная и профилактическая гимнастика для ядра и СЦЧ.
   При помощи ирьёниндзюцу я мягко подтолкнул напарников к пробуждению и растекся в кресле, вусмерть уставшим и довольным. Управился! Почти уложился в час от возведения барьера, но субъективно из-за плотной работы с дублями для меня прошли все шесть или семь часов. И еще почти полностью потратился, остановившись на гране истощения: запретил себе использовать созданную под землей заначку, а пить всякие стимуляторы мне вообще сейчас строжайше запрещено. Да и вредно мне еще долго держать шикай активным.
   - Ох, Силы Юности!.. - Горестно воскликнул полусидящий Гай, проснувшись и сразу поднеся свои обмотанные руки к лицу. Специально положил их на простыню, которой укрыл напарника.
   - Гха-гх-кхы... - слева от меня болезненно закашлялся очнувшийся Ирука. Ура мне, без крови, но дыхание сбивчивое и натужное, с надрывными хрипами.
   - Здравствуйте, друзья, - произношу устало и виновато. Ни дату, ни время говорить не стал: дубль, закончив с Гаем, позаботился о настенных часах и календаре с восемнадцатым июня. - Через три-пять дней сам вернусь в форму и вас исцелю. Потерпите, ладно?
   - За исцеление продался Орочимару, Какаши?! - Обвинительно ткнув в меня калечной рукой, гневно засопел Гай, повернувшись на бок и крутя грозно сверкающими глазами, перескакивающими с меня на бледноватое, но целое лицо Ируки, повернувшего голову вправо. Ни того, ни другого не смутили позывы голодных желудков.
   - Эх-маа... - вздохнул я. Морально готовился к подобной реакции, но все равно обидно и горько. Потому до сих пор и не снял барьер, что нам следовало поговорить наедине. - Да, Гай, заключил сделку, - говорю не как с командиром, а как с другом. - За геном Теруми Мэй и клановых из коалиции, не учитывая иных, эм, трофеев.
   - А мы?.. - С трудом выдавил из себя Ирука, пока Гай мешал эмоции на своем лице, усиленно соображая и не решаясь что-либо высказать.
   - Уже. Мне он сердце залатал и запустил, Ирука, а потом только ирьчакрой делился - я сам почти исцелился... Присмотритесь, прислушайтесь, принюхайтесь... - Говорю больше для Ируки, так как Гай уже активно этим занимался. - Гляньте на себя, - говорю, одновременно срывая оба покрывала. - Я крупно облажался, не зная о существовании фуиндзюцу, частично запечатывающего силу...
   - И утаил от меня, что не в форме! Во имя Силы Юности, почему?! - Он ударил рукой о край кушетки и скривился, но не от боли, а от ее отсутствия - дубль на время заблокировал болевые импульсы.
   - Все мы умны задним числом, Гай, прости.
   - Возвращай уже простынь, - буркнул отходчивый бровастый.
   - Эм, нет - там ужин стынет и хозяйка топчется: надо обряжаться в штаны и распашонку.
   - Во имя Силы Юности, Какаши!!! Таких... Таких Дам нельзя заставлять ждать! Опять задницей думаешь?!
   - Для меня вы важнее... - говорю с горечью и виной. Перед мысленным взором так и стояли мои бывшие подчиненные, пострадавшие и преданные родиной из-за меня - не спас, опоздал, по чистой случайности нарвался на исполнителей и убил их. И Мэй лично с ними не встречалась, а Ао, как ее стратег и военачальник, воспользовался шансом выявить очередного стукача. Имена Рыси, Стрижа, Буйвола, Рогача и других не напишут на камне памяти Героев, весь отряд удостоится лишь общей надгробной плиты на АНБУшной части разрастающегося кладбища Конохи, а их позывные передадут другим. Одно утешает - маски новичков будут с другими рисованными элементами (идентичные никогда не делают - тоже традиция).
   - Извини, друг. Столько всего произошло!..
   - Не продолжай, Гай, не сейчас. Мн, сразу после ужина предстоит обсуждение сложных тем с Орочимару и Мэй, а потом они оба покинут замок Ёакехасу. Подозреваю, общей темой станут условия нашего участия в какой-то масштабной битве. Эмн, а в конце пикантная для Ируки тема...
   - Мне уже предлагали "кров" - отказал, - зло произнес Ирука, закашлялся и застеснялся, все же приняв мою помощь с простецкими хлопковыми штанами. Он знал, что Коноха косвенно предала его, сдав, но не стал искать здесь новый дом, оставаясь до конца верным родине - уважаю.
   - Мгм, на кону сохранившиеся свитки твоего клана и троюродная сестра Мэй - Су Мики, с применением гендзюцу успешно понесшая от тебя.
   - Гхы!..
   - О, Силы Юного Моря!..
   - Вот-вот, мнаа, думайте, на это дали мало времени.
   - И как мне прикажешь решать, о, Силы Юности, когда я перестал понимать, на что ты способен, а, Какаши?.. - Гай умел быть многозначительным, когда надо.
   - Я был честен с самого начала... Мм, из целей это все тот же набор опыта ирьёнина - только за его отсутствием вы еще не исцелены до конца. Все та же обкатка дзюцу и способностей, выяснение того, на что способен. Все. И я уже, оказывается, убил тех самых арбалетчиков, что перестреляли отряд Зяблика...
   - Биджу! - Ругнулся Гай, это если сократить всю его матершинную тираду. Зато Ирука отмер, переварив новость и явно пропустив мимо ушей все лишнее:
   - Я не хочу этого ребенка, Какаши. Ты же понимаешь, меня?
   - Мгм... Тебе надо донести это до Мэй. Пока будущая мать рядом, в замке, я точно скажу, прервана ли беременность или нет.
   - Ясно... Ты знаешь, как вообще наши геномы оказались совместимы? - На удачу спросил подавленный Ирука, чувствующий мой выжидательный и внимательный взгляд. Лучше пусть сейчас переживает и мечется, чем разразилась бы драма, когда в списках контрактников высветился бы его нежданный и негаданный ребенок.
   - Эмм, если на вскидку... Полагаю, у Су и Умино вода первостепенна, ваше клановое сродство с элементом земли - это просто довесок от основателя клана, а сам контракт завязан только на Мизу. Ммм, в отличие от Донзоку, за твоим контрактом стоит конкретный демонический клан - Дельфины. Эм, скорее всего, ты в качестве признанного дельфинами главы клана способен таким образом передавать контракт детям от матерей с Кеккей Генкай определенной категории. Эм, как-то так.
   - Спасибо, гхы-гкх...
   Пока я излагал свои мысли, сумел внутренне успокоиться. Думаю, Ирука понимает, что появление дельфинов у кого-то, помимо Листьев, будет однозначно расценено за предательство интересов гакуре. Не стоит сейчас отвлекать его, но позже поделюсь только что пришедшей мыслью. Умино стоит предлагать достойному ученику академии, после летних экзаменов оставшемуся на третьем курсе, подписывать контракт с демоническим кланом Дельфинов, входя в его клан. Возможно, Ируке это понравится, заодно простимулирует учебу по полной трехлетней программе.
   - Достаточно трепаться, друзья, во имя Силы Юного Моря, нас Дама ведь ждет! Биджу!.. - Гай быстро скис от того, что не сумел принять свою клевую позу, выставив большой палец, и что вообще захотел ее принять, выйдя за рамки образа Кадо: - Перед высшим звеном нет смысла корчить из себя роль... Слушай, Какаши, будь другом!..
   - Пф! - Я и так думал над тем, как бы покрасивши завернуть просьбу к Мэй покормить партнера. Кажется, Гай все про меня с ней смекнул, прочитав меня словно открытую книгу - эвона как засверкали его глаза и вытянулось лицо. Боюсь, даже после выздоровления ему ничего не светит с красноволосой дивой, но пожар азартного соревнования уже зажегся в бровастой голове, прорвавшись возгласом:
   - Мы участвуем, в чем предложат, во имя Силы Юности!!!
   Я состроил преувеличенно обреченную рожицу, а Ирука икнул и закашлялся, отвернувшись от нас и выдав в стену:
   - Наши шашни, - язвительно, - с Орочимару дома не поймут.
   - Ирука, - разом посерьезнел Гай, на всякий случай жестом приказав мне повременить с отменой барьера, хотя я и так не собирался. - Я рад, что ты с нами и не сдаешься перед трудностями. Юность - это время радости и горя, да, Какаши?
   - Мгм...
   - Знай, Ирука, и я, и Какаши действуем во благо Конохи, исполняя миссию самого Сандайме Хокаге, чем бы он ни руководствовался - он дольше нас думает о Конохе и дальше видит. Мы выполним его миссию, скрывшись в тени его ученика. Так по возвращении в Лист мы получим прямые ответы: если нас объявят нукенинами, значит, реально предали; если начнут попрекать и притеснять, значит, поможем Хокаге вычистить гнильё! Я так думаю, - твердо заявил патриот.
   Ирука болезненно вздохнул, с непонятным выражением лица посмотрев на сияющего и заражающего энтузиазмом Гая.
  

Глава 9.

  
   С того памятного объединения прошла неделя. Я практически пропадал в выделенных нам помещениях, но без фанатизма. Соблюдал режим дня, трапезничал и ночевал рядом с напарниками, много занимался дзиндзэн. За счет генерации больших объемов ирьчакры, мое энергетическое ядро и организм в целом всего за два дня пришли в норму. Смог перейти в банкай, заодно попрактиковавшись в катондзюцу и зачистив канализационный коллектор: здорово отвел душу, оставив разросшиеся мицелии командам зачистки, отрабатывающим слаженность действий. А вот с природным высвобождением, сенкай, решил повременить, хотя настораживала утихшая за пару суток активность внутри замкнутого барьера, который дежурным ниндзя стало гораздо легче поддерживать.
   Не было и дня, чтобы я не вспоминал или мне не напоминали, как Мэй, впечатлившись внешним видом моих пациентов и их здоровой прожорливостью (Гай млел и наяривал), а так же доводами Ируки, со скрипом согласилась прервать едва начавшуюся беременность сестры. Сохранившиеся у нее свитки клана Умино она прозорливо сделала наградой за службу - за благотворительностью Ируку-Хироши послали вычурно, далеко и надолго. Женская прихоть ограничилась разглашением наших подлинных рангов, а ведь Мэй чуть не сделала меня командующим всем гарнизоном замка! Или это она так шутила - кто ее разберет?
   На следующий день после трудных переговоров я с напарниками знатно почесал языками. Орочимару хорошо успел прополоскать мозги моим напарникам, пока выручал их да подлечивал во избежание смертельного исхода - на большее он не подписывался. Непосредственное общение с известным героем двух мировых войн и гнусным нукенином современности дало Гаю и Ируке больше пищи для ума, чем все обсуждения за чашечкой саке всяких бредовых россказней о Белом Змее и баек из склепа, сиречь Корня. Еще я не смог смутить Ируку своей смелой идей, она ему понравилась в плане усыновления сирот и принятием в клан Умино посредством подписания контракта. Шиноби ратовал как за возрождение своего клана, так и за семейные ценности, не приветствуя разбрасывание семени и гаремы. Этим Ирука и подкупил Мэй, а на следующий день занудливо напомнил мне наш с ним разговор, состоявшийся еще в конце мая: контракт с демоническим кланом это достояние, сокровище клана ниндзя, которое берегут пуще хидзюцу. Бесспорно. К слову, столетия назад у демонических собак тоже был свой клан, но однажды многочисленные контрактники устроили в их домене междоусобицу - с тех пор контракты с разумными псами сугубо индивидуальны. Существуют и вовсе разоренные в глубокой древности демонические домены, где сейчас комфортно себя чувствуют разные говорящие животные, зачастую взращиваемые ниндзя для себя или продажи. Мои нинкены как раз в одной такой коммуне живут, сообща защищая границы демонического домена. Гай тоже кое-что рассказал про своих нинкаме. Макимоно с контрактом с демоническим кланом черепах - это трофейная реликвия рода, к которому принадлежит Майто Гай. Свиток кровного договора надежно спрятан. Подозреваю, нити прошлого ведут в Узушио, некогда разрушенное и поныне мертвое гакуре, уничтоженное грандиозным сражением нескольких джинчурики и Каге.
   Но все же основной темой наших разговоров, особенно после возвращения Мэй, являлись наши генины. Узумаки Наруто, Учиха Саске, Харуно Сакура и Рок Ли, Тиен Тентен, Хьюга Неджи. Команда-7 и на год их старшая команда-9, чьими сэнсэями мы с Майто являемся и кого в академии учил Ирука. Много говорили и спорили. Гай имел много поводов гордиться своими подопечными, а у меня нечем оказалось крыть, особенно провальными вышли бездарно потраченные месяцы до выхода в Страну Волн. Ирука точно неприятно мною шокировался. Кажется, я стал заложником лжи о запечатанном во мне демоне, дающим прежде отсутствующие знания и силу. По крайней мере, оба одобряли те тренировки, что я начал проводить со своей командой-7, вернувшись из нашумевшей миссии в Страну Волн. Гай часто и много говорил о Ли, а я понял, что примерно одинаково скучаю по двум ученикам, а вот несдержанная Сакура после того, как переступила через меня и отказалась от курсов ирьёнина, вызывала стойкую антипатию. Однозначно стоило отвлечься от команды-7 и обсудить ее с друзьями, более опытными в плане заведования зелеными генинами. В Отряде Кидо детских личностей не было, все шинигами провели в Обществе Душ минимум по дюжине лет: шесть на Академию Духовных Искусств и столько же на службе в номерных дивизиях, откуда обычно и набираются все специализированные отряды. Радует, что я выбрал правильную линию поведения, стараясь сплотить своих подопечных.
   Наш статус при Ёакехасу еще вырос, как поначалу ни скрипели зубами местные. Немного сгладить отношения с ними помогли мои занятия ирьёниндзюцу, за которые я не брал ни рьё, в качестве вспомогательных средств применяя лишь распространенные и дешевые медицинские препараты. Пока я точил лясы со скучающими Ирукой и Гаем, дубль удалял у погруженных в сон "добровольцев" застарелые шрамы и накачивал души тонизирующей энергией, достаточной для силового продавливания скривившихся каналов СЦЧ и их прочистки. Насколько я знаю, местная медицина наработала практику воздействия на энергетические каналы, но грубую из-за невозможности оперировать духовными частицами и править повреждения на более тонком уровне. А ведь чакра это смесь духовной и телесной энергий, нанесенные ею раны повреждают не только тело, но и душу, а ее раны ирьёнины не лечат - сами постепенно затягиваются, естественно, далеко не самым лучшим образом. Вот причина, почему существуют несводимые шрамы да прочие трудноизлечимые увечья, специфичные для ниндзя.
   Цена полученного мною опыта измерялась в нескольких смертях среди спасенных с подземной базы (изначально не жильцы были, а в Обществе Душ из них сделают отличных младших офицеров). А так же сгоревшими СЦЧ и взбурлившими геномами, навсегда изменившими облик двум шиноби и с еще одним смертельным исходом - новое пополнение для Общества Душ. Я старался не обращать внимания на обидные сравнения с живодерней Маюри - хрен редьки не слаще. Зато к возвращению Мэй на четвертый день я сумел полностью исцелить Умино Ируку.
   На следующее утро после очередной страстной ночи с Мэй, на сей раз, трепыхавшейся в моих мужских объятьях, я израсходовал всю переданную мне чакру на трех ее подчиненных с тяжелыми случаями, вернув их в строй. Мне придала сил сердитость на плату в виде постельных утех с осознанием того, что это известно подчиненным Теруми. Мэй таким грубым образом ясно давала понять, на что готова идти ради своих ниндзя, а также нивелировала признательность клановых шиноби к лечащему ирьёнину за счет желания намылить морду за еб*** с их предводительницей. Вечером того же дня я на остатках сильной чакры исцелил Гая той же самой топорной техникой, опробованной прошлым вечером и сутра нормально отработанной на туманниках. Четыре часа длилась изматывающая операция, без умножения на четырех дублей-ассистентов. Все в порядке вещей - нехватка опыта ирьёнина с лихвой компенсировалась свойствами моей замечательной ирьчакры с долгим служением в четвертом медицинском Готея-13, Мангекё Шаринганом, подсмотренным у Цунаде, испытанном у Орочимару и практическими опытами на других пациентах.
   Пришедшие вместе с матерью серьезные мальчуганы-акселераты после фактически проигранного боя и потери малолетней сестры зациклились на силе, живо напомнив мне Саске. Они прилежно учились истории Конохи и Страны Огня, что преподавал им раздутый от осознания собственной важности Ирука, налаживающий будущие дипломатические связи. Безумное рвение отроки проявляли с Гаем, восстанавливающим свою боевую форму и попутно помогающий детям Огнегривой Дивы. Ребята в прямом смысле слова рвали жилы, расшибали лбы и носы, ломали пальцы, но тренировались до упаду, ни разу не пролив слез и не пожаловавшись на невыносимые нагрузки, призванные активизировать скрытые резервы их растущих организмов - лишь Гай-сэнсэй мог не допустить ухода за грань надрыва. Братья как губки жадно впитывали новые для себя тай-приемы из особой программы тренировок. Хотя Майто существенно ограничился, специально для них подобрав комплекс, развивающий ноги и левые руки (создавал задел на амбидекстрию).
   - Сильнее толчок левой!.. Во славу юного моря! Шустрее переставляйте свои ходульки!.. 368 против 329!.. А теперь правым боком вперед!.. Колесо!
   Жители деревеньки Сиракава ощутили всю пропасть разницы между тихим шпаньем, лузгающим семки в тенечке, и новыми постояльцами Ёакехасу, шумными и энергичными. Одни без шума и гама ушли в ночь вместе с Мэй, другие вскоре громко появились с утра спозаранку вместе с криками петухов - ветроган помешал образованию утреннего тумана. Первым бежал Гай-Кадо, за ним Ирука-Хироши, старшенький Шо и младший Юу, которые условно поделили каменное полотно на три дорожки, я бежал замыкающим. Наш двигающийся впереди тренер, неустанно подбадривающий хлопцев, умудрялся по слуху разбирать топот за спиной, точно считая, кто сколько сделал движений ногами и насколько правильная поступь. Ирука-Хироши сбоку от меня тоже вносил свою лепту, все больше зудя о правильности дыхания, ритме, развитии кратковременной памяти: спрашивал о количестве окон, реек, грядок и прочем, оставшемся позади.
   Я на своих генинах эмпирическим путем за несколько недель коварно выяснил, куда и как стрелять Бала для пущего эффекта. Оба Теруми, впервые решившие смухлевать и воспользоваться чакрой, чтобы прогнать усталость или ускориться, тут же получили по пуле в копчик. Их громкий вскрик покрыл всех местных петухов позором - прострел всего позвоночного столба то еще ощущение! К их чести носы не прокорябали дорогу. Однорукие парни неуклюже, но совершили заученный кувырок и тут же опрометью бросились вперед, будто наскипидаренные. А ведь я применил Бала без высвобождения занпакто и сдерживался. Ирука-Хироши и Гай-Кадо тоже периодически получали Бала, но из чакры по лекарской формуле. Сурово, но действенно.
   После пробежки по ровным дорожкам Гай устраивал забеги по пересеченной местности, свободной от ловушек. Я на это время применял Сонидо и незаметно уматывал куда подальше, чтобы на природе в одиночестве помедитировать с занпакто. За себя оставлял дубля, который упражнялся с сенчакрой и дотоном, заделывая рытвины, трещины и вмятины, остававшиеся на дорожном полотне после наших задорных кругов по селу. Постепенно сплошной серо-коричневатый цвет покрытия разбавлялся синеватыми кляксами, спокойно выдерживающими внезапные ускорения, прыжки и кувырки развивающихся шиноби.
   В ту первую тренировку мой друг показал высший класс, даже я отключил мозг, механически повторяя за сэнсэем десятки отжиманий на мизинце, сотни приседаний, всяческие растяжки и прочие многочисленные упражнения, межующиеся с бегом - Шо и Юу делали упражнения столько и так быстро, сколько и как могли. После Гая-Кадо и плотного завтрака парнями занимался Ирука-Хироши. Он читал обзорные лекции о Конохе и Воле Огня, чтобы и они лучше знали о материковом соседе, и другие слушатели, сгоняемые начальством в приказном порядке. Мне вполне хватало этого времени, чтобы выкладываться за лечением больных, переносимых из лазарета Ёакехасу (сам туда иногда наведывался и дублей отправлял, чтобы перенять опыт, но выше "C"-уровня ничего старался не демонстрировать, а только перенимать, тут же применяя на практике - а куда деваться?). Гаю этого же времени хватало на то, чтобы в соседней комнате сделать специфические и секретные упражнения на разработку стоп и кистей, структура мышц и костей которых в точности повторяли мои - пришлось помудрить со стыковкой, но я справился.
   Обе отведенные нам комнаты со своими отдельными уборными я укрыл барьером, стребовав чакропроводящую древесину, на которой выжег проверенный комплекс печатей. Эти меры помогали сохранить некоторые тайны, в том числе и моих дублей, которые помогали мне выкраивать больше времени на собственные медитации. Мои напарники после обеда тоже медитировали, в обязательном порядке и по моей схеме - это помогало развиться в духовном плане. Орочимару, находясь в агрессивной среде, так и не подвергся "облучению", защищаясь непрерывным высвобождением своей чакры и ориентируясь благодаря той самой змее-мутантке, а вот мои напарники попали под длительное воздействие рейрёку Пустых. Мне следовало проконтролировать изменения, начавшиеся у их духовных тел и рейрёку: если правильно действовать и тренироваться, то и в нынешнем возрасте они смогут увидеть призраков, а сила значимо возрастет - вплоть до появления необычных духовных способностей. Так же я взял на заметку непонятную мне дефектную мутацию Гая, закрывшую ему доступ к стихийным преобразованиям и сильно ограничившую в ниндзюцу, зато усиливающую тайдзюцу врат Хачимон и помогающую легче переносить откаты после их закрытия.
   После очередной страстной ночи с Мэй, прошедшей в бесконечных и очень возбуждающих перетягиваниях инициативы, я был слишком объезжен, чтобы возмущаться на негласный счет два-два, но радости, чувства превосходства или прямо-таки невыразимой благодарности за доставку физического наслаждения не испытывал. Меня мало того, что который раз укатали в доску, поражая выносливостью Узумаки, так еще и сверх меры накачали обжигающей чакрой. Мэй не поскупилась, при помощи стимуляторов буквально выжав себя досуха ради своих мальчиков, лишенных правых рук до самого плечевого сустава. Надеюсь, Гай никогда не узнает, что перепавшее ему сексуальное удовольствие оплачено не его методами тренировок, а измененной структурой мышц детских рук, в точности по запомненной технике Цунаде. Мэй была очень, ну прямо очень настойчива (надеюсь, что Шизуне не собственница, а то заревнует и ни в жизнь не простит). Любящая мать была рядом со мной все шесть часов, пока я по очереди отращивал конечности ее сыновьям, погруженным в глубокий сон, в отличие от меня под дзюцу Белого Змея, весьма вольно обращающегося с клеточным материалом - им бы с Цунаде объединиться да вкупе с мощью Джирайи...
   У Буйвола на моей памяти трижды отращивали срезанные пальцы - сложная, но вполне реальная операция. Из закромов АНБУ служащим выдают доступ к полке со свитками с соответствующим ирьёниндзюцу по достижении ими "B"-ранга (если не ошибаюсь), ирьёнинам же Госпиталя оно доступно только с "A"-ранга - отбоя нет от желающих вернуть потерянные пальцы. Ниндзя Скрытого Тумана почитают кендо и кланы ведут долгую историю. Когда на кону будущее собственных детей, мать за ценой не постоит. Мэй закрыла глаза на моих "теневиков", догадываясь, сколько я их клепал для тайного освоения на рыбах и животных переданных ею ирьёниндзюцу. Так что у меня было достаточно знаний и подопытных, чтобы по предоставленным материалам и оптимально задействованным дублям в рекордные сроки не только освоить эту лечебную технику, а улучшить на свой манер, под себя.
   Во время операции с сыновьями Теруми я сперва изменил мышцы левой руки (первым занимался младшим сыном Мэй - Юу), затем приступил к зеркальному копированию руки - крайне изматывающий процесс. Все то же самое проделал и для старшего сына, лично, без дублей, ибо палево и контрольный экзамен для нашего с занпакто слаженного взаимодействия. Счастливая мать на радостях дозволила Шо и Юу, еще чрезвычайно бледным после ресурсоемкой процедуры, ощутить мощь новых мускулов при рукопожатии и преисполниться благодарной признательностью ко мне лично и к союзникам из Конохи в целом (хотя им пока не доверили ни наших настоящих имен, ни лиц - конспирация). Залог будущих хороших отношений? Смена политики Кири в сторону дружбы именно с Конохой пойдет на пользу последней.
   Кстати, благодаря почти круглосуточным трудам моих медицинских дублей Шо и Юу оказались последними пациентами импровизированной операционной тыловой крепости. Битком набитый лазарет всего за неделю тихим сапом опустел (не без помощи выживших и штатных сотрудников). Противостояние с Ягурой и не думало утихать, поэтому почти все чуть поднаторевшие ирьёнины и бывшие больные отбыли вместе с тремя Теруми, на сей раз до того, как солнце закатилось за гору. Мэй была очень довольна нашими общими стараниями (меня, Гая и Ируки), однако, как говорится, доверяй, но проверяй. Она не забыла проверить шептунами всех тех, кто бывал внутри моих барьеров, и на прощанье пообещала собрать группу из некогда блиставших ниндзя, а ныне инвалидов, которых мне следовало тоже вернуть в строй - в счет отработки медицинских навыков на любезно предоставленных подопытных. У кого-то кисть отрублена, у кого-то глаз выжжен, кто-то изуродован пытками похлеще Морино Ибики, кто-то лишился ног или мужского достоинства, попав в грозную ловушку...
   - Давайте, поддавайте Горо-сама! Жарче, во имя Силы Юного Моря! Еще!
   - Н-не слушайте его, Горо-сама! Аа-а-а, хватит-хватит!
   Гай, невзирая на мольбы, с энтузиазмом принялся разгонять дубово-хвойным веником повалившие от раскаленных камней обжигающие пары травяного настоя, периодически шлепая своим игольчато-лиственным орудием пыток по разгоряченным телам, со смачным оттягом.
   - Эк, молодежь! А ну сидеть на жопе ровно!
   - Да, Хироши, вентилируй легкие - их надо закалять, - весомо поддакнул я, искоса поглядывая на мучения Ируки.
   Надышавшегося махальщика вскоре слегка повело, и Горо тут же похлопал рядом с собой - Гай не замедлил плюхнуться, передав запашистый веник.
   - Кааайф... - протянул бровастый, раздувший трепещущие ноздри и во всю богатырскую грудь вдохнувший аромат очередной выплеснутой на раскаленные камни забористой настойки, мгновенно торкающей. Ну и крепкий же мужик этот деревенский староста! Бывший шиноби?
   - С таким жаром даже кости размякнут, - невнятно пробурчал в ладоши сгорбившийся Ирука-Хироши, боясь лишний раз вздохнуть. - Ай!.. - На его обливающуюся потом спину от хекнувшего старосты прилетел оздоравливающий подарочек, тоже с оттягом - мхех, никак расслышал?
   Мужики сидят и жмурятся от удовольствия, а Ирука уже сомлел и к полу жмется, где попрохладнее. Непривычный он, хоть и часто посещает горячие источники. Здесь и сейчас мир сузился до парной - эх, какая благодать!..
   - Никакой чакры, - занудливо придираюсь к лежащему Ируке, охаживая его грудь несколько истрепавшимся веником. Маленькая мстя ему за все хорошее.
   - Ых!..
   - Мальчики, угощайтесь, - ласково проговорила жена старосты, в неглиже присоединившаяся к нам и засмущавшая бедного Ируку. Дородная тетушка принесла поднос с вкусными и освежающими фруктовыми рулетиками, обложенными колотым льдом, в другой ее руке звякали кружки с местным глинтвейном, горячим во всех смыслах.
   - Для сугрева!.. - Радостно выдохнул староста и присосался к кружке, осушив за пару глотков. Его повело, и с закружившейся головой он блаженно шмякнулся на лежанку с матрацем, набитым свежевысушенными травами, являя собой человека с поистине могучим сердцем.
   Горо, щедро делившийся с нами новостями об обстановке на острове, давно приглашал нас к себе, да все случая не было основательно попариться в его чудной баньке - времени в обрез. В здешние места зимой часто добираются крепкие морозы, лютующие из-за морской влажности, потому дома строятся теплые и развита культура "сугрева". Я до биджу устал на недавно оконченной двойной операции. Вообще всей нашей команде следовало расслабиться и сбросить нервное напряжение, копившееся из-за пребывания во враждебно настроенном обществе. Застарелую злость, впитываемую с материнским молоком, сходу не вытравить. Ниндзя нас здесь терпели, иногда даже проявляли толику уважения, но атмосфера была тяжелой. Вот и выбрались в село, отдохнуть - простым деревенщинам далеко до большой политики, лишь бы мошна попухлее да житье спокойное.
   - Блаженство... Давненько меня так не распаривали, - поделился мыслью Гай, завернувшийся в юкату и расслабленно валяющийся на удобном лежаке с видом на вечернее звездное небо. Ночи здесь холодные, но нам было тепло, даже жарко - парок все еще поднимался.
   - Мгм, - присоединяю свой восторг, дожевывая оригинальный десерт: орехи местного лотоса в меду, собранном осами с цветков лотоса же. Ммм - прелесть! Хотя и остроперченый шашлык, на который налегал Гай, пальчики оближешь, и суши, обожаемые Ирукой, тоже объеденье. - Надо будет зимой выкроить недельку и смотаться сюда. Как считаешь, Кадо?
   - Обязательно, во имя Силы Юного Моря! В Юрацуи совсем не так... - пьяно махнул руками Гай, о чем-то эдаком вспомнив и с причмокиванием замолчав. Согласен, здесь как-то все по-домашнему, что ли - простота подкупает. Ну и необычность ощущений от экзотичных банных процедур.
   - Только без меня, - сразу же предупредил Ирука, обидевшийся на то, что его больше всех обдавали паром и лупили вениками, мотивируя это большой пользой для легких "младшего сотрудника". - Хачи, завтра мы успеем решить последнее обязательство?
   - Ну, вот что ты за человек, Хироши!? Люди отдыхают, а ты о деле, - пожурил Гай, нехотя вырвавшись из мечтаний и тоскливо вздохнув. - Выкинь все из головы и расслабься, во имя Силы Юного Моря!
   - Эм, говорят, утро вечера мудренее... - протянул я расплывчатый ответ, завороженно глядя на медленный танец мерцающих звезд вокруг лунной блямбы. - Эх, какая все же у нее незабываемая попка...
   Ни для кого из нас уже не секрет, в чем заключается благополучие Сиракава-мира. И никто из нас троих не отказался (или не устоял) перед возможностью продолжить активный отдых, позволив дивным пташкам увлечь себя в уединенное место. У Горо было аж семеро прекрасных дочек, за звонкую монету продающих свои ласки заезжим ниндзя - все как на подбор! А я что? Я ничего, характеризуюсь одним словом - дорвался...
   Еще по дороге из крепостицы, гордо именуемой замком, незаметно создал трех обычных дублей, когда проходил мимо подходящих густых кустов или забора. "Каге Буншин" создает теневых клонов, способных оперировать только вложенной в них чакрой - проверено после золотой гармонизации. Дублей я делал часто и много, здорово натренировался с ними. Обычный мой дубль имеет отражение ядра и с его помощью может конвертировать одни компоненты чакры в другие, доступны все соответствующие способности, но в ослабленном виде, естественно. Псевдоживой конструкт ограничен тем, что не может отменить или войти в шикай, банкай или сенкай, активировать или деактивировать додзюцу, что не способен совершить духовного погребения и очищения. Продвинутый дубль отличается тем, что способен сменять режимы, переходя через шикай в банкай и далее в сенкай, если достаточно энергии, поскольку сам ее генерировать он не в состоянии. Собственно, мои замаскированные дубли, из-за недостатка чакры после операции с сыновьями Мэй созданные обычными, а не продвинутыми, как раз сейчас бдили на страже. Всю ночь напролет охраняли, взяв дом в треугольник, и без происшествий встретили густой утренний туман.
   Буууммм! Земля протяжно ухнула и содрогнулась от глубинного взрыва, а по сенсорному восприятию неожиданно ударила биджева волна острых и ослепляющих ощущений - лопнул барьер! Акеми, испуганно обняла меня, прижав мою звенящую голову к своей груди с пугливо забившимся сердцем, переполненным наведенным страхом.
   - Мнаа, отпусти, - внешне приятно, а внутренне башка оглушающе звенит и раскалывается.
   Пора срочно принимать какие-то меры. Худшие опасения оправдались. Зря поленился и затянул с решением, предпочтя скрывать дублей и медитировать.
   Бум! Новая волна всенаправленной яки вызвала у людей животный ужас, а мелко вибрирующая земля еще раз сильно сотряслась, где-то вдалеке.
   - Иии! - Тихо запищала насмерть перепуганная девушка. И хорошо, что прямо в ухо оглушительно не завизжала, как ее сестры.
   - Задушишь! - Прошипел я, еле уняв звон в голове и экстренно усыпляя перепуганную Акеми нехитрым ирьёниндзюцу - набил уже руку. - Шикай, - вскакиваю уже в одежде и прикрепляя танто к поясу. Занпакто не напрягло уделить толику внимания для того, чтобы случайно ничего и никого не порезать. - Банкай.
   - Хачи, что происходит?! - В комнату к сенсору ворвался Гай, готовый всех побеждать в костюме новорожденного. А вот Ирука, похоже, запутался в руках и ногах прилипчивой Аканэ, вцепившейся в парня, как утопающий в соломинку - полная засада для него, размякающего в женских руках.
   - Тварь вылупилась, - говорю, скривившись, одновременно извлекая из Кладовой метровый макимоно, где Гай запечатал свою дорогостоящую полную выкладку и боекомплект, на всякий случай перекрашенный и перешитый под фасон амуниции Кири. Молча кивнув, напарник стал стремительно облачаться. - Ирука, ты тоже, - обращаюсь к красному, как рак, парню, вбежавшему в мою комнату с восставшим членом наголо.
   - И своего теневика оставь, - приказал впопыхах одевающийся Гай, встретившись взглядом с Ирукой и переведя на меня - коротко кивнул. Все верно, пусть для местных жителей мы будем рядом, а дерется кто-то другой - мы не при чем.
   Пара моих дублей наскоро вырубила помехи и ненужных свидетелей, имитируя у них обморок, вонючий от страха. Другие помощники принялись помогать натягивать на моих напарников снаряжение - защитой неразумно пренебрегать, обожглись уже. Пока напарники одевались, я проветривал хмельные и не выспавшиеся головы, делился чакрой с дублями и мысленно костерил расслабившихся олухов, наверняка решивших пренебречь ценным указанием дежурить вчетвером и меняться по одному, несмотря на затишье. В это же время со стороны горы сквозь туман пробился шум камнепада - курумы потекли, благо на пастбищах никого нет. События стремительно развивались - запоздало ухнул тревожный набат, его звук пробивал туманное марево благодаря фуиндзюцу.
   Ба-бах! Еще один выброс яки, кажется, направленный лично на меня, а еще по косвенным признакам определил одновременное волнение природной энергии. Мощная взрывная волна основательно колыхнула густой туман, но и только.
   Выскочив в окно, ловко взобрался на крышу - за мной мелькнули две быстрые тени. Поднял руки, отведя локти назад - понятливые напарники тут же подставили свои плечи. Сонидо. В том месте, где мы стояли, крышу пробил камешек - щебень от взрыва в горах. Далеко улетел!
   - Гррааа! - Убийственный рык последовал после очередной вспышки яки.
   Монстр безошибочно определил цель - мимо нас, совсем рядом, с гулом пронеслось Серо, оставив за собой лучевой хвост. Сонидо. Два новосозданных дубля подхватывают напарников - три Сонидо в разные стороны. Второе Серо строго по мне - помнит и чует, гаденыш! Какаши выдал холодный расчет - стреляют со склона, достаточно далеко от Ёакехасу. Значит, мутировавший в адьюкаса рыболюд-Донзоку сохранил какой-то разум, тупо пробил дорогу напрямик и решил то ли отомстить, то ли знатно закусить. Ох, Орочимару, два часа первоочередным делом искавший кувшин...
   -- Подстава ли? - Усомнился занпакто. Он не защищал, отнюдь.
   -- Удачливый засранец, - отвечаю, поняв суть мысленной подачи.
   Хотелось бы списать все на змеиного саннина, но одновременно и слишком очевидно, и просто, и трудно исполнимо. И я Мангекё Шаринганом вместе с Мэй ходил осматривать барьер - все трое сочли его на тот момент крепким и надежным. И еще... По ходу, если бы не сомнительные и непонятные эксперименты Белого Змея, я б еще целое утро ломал голову над тем, как уничтожить всю выросшую дрянь. А тут мутант выжил, осознал себя, сожрал всех присных и впитал всю зараженную энергию, эволюционировав. Судя по задержке и месту появления, вырвавшаяся на свободу тварь на огромной скорости промчалась по канализационному стоку, по пути, иссушая расплодившуюся флору и фауну, сколько-то да питательную. Радоваться не стоит - прокаженное место вылупления останется его логовом и сердцем нарождающейся зоны.
   Шаг, шаг, еще вбок, сбрасываю теневиков-разведчиков и меняю траекторию движения, сдавая резко вниз и назад. Но вместо очередного фиолетово-огненного Серо в компании росчерков Бала в небо резво поплыла стая зубастых родственников пираний - иссиня-черные сгустки смертоносной чакры, оформленные в геномное хидзюцу клана Донзоку. Со стороны дублей живой расходящийся конус хищно светящихся рыб смотрелся впечатляюще. Мельтешащего между ними меня было сложно заметить, вдобавок, утренний туман совсем не думал таять, а в районе обороняющейся Ёакехасу вовсе уплотнялся при помощи ниндзюцу "Нинпо: Киригакуре но Дзюцу". Я смело двигался так, чтобы монстр находился между мной и замком, ослепляя тамошних сенсоров. Из-за разлета рыб-миньонов и набранной высоты мне проще было уклоняться, чем сбивать или принимать на щит.
   -- Тройственная смесь, - не замедлил поделиться Какаши своим наблюдением за мимо пролетающими клыкастыми снарядами. Ага, человеческие инь и ян плюс рейрёку Пустого - правильно, силы шинигами так просто не передать.
   Благодаря моей связи с продвинутыми дублями, оба напарника уже в теме и передвигаются самостоятельно, страхуя меня. Ан-нет... Увидев самонаводящихся рыб, из-за огромной скорости плохо маневрирующих, Гай начал быстро и последовательно открывать врата Хачимон, стремительно становясь вторым солнцем, забивающим своим сиянием все более мелкие объекты. Меня внезапно осенило - потом! Это не боевое, вон, Ирука оказался не у дел - слишком слаб чюнин для этого боя, но и его надо как-то пристроить.
   Хм, что?! Рыбы самонаводящиеся?! Торможу, их нельзя подпускать! Сонидо. Смещаюсь еще ниже, в клубящийся туман, вынужденно применяя подходящее кидо:
   - Хадо-51: Геки Реккё!
   Оба танто засветились призрачным зеленым светом. Отвожу руки назад и наношу колющие удары, целясь в оба косяка. Лезвия по цубу погружаются в центр появившихся в воздухе волнистых кругов. Пульсация! Новички крутят занпакто, а я мыслью вращаю, концентрируясь. Неравные порции чакры разрезались танто пополам, создавали яркую диагональ и парно срывались смертоносными иглами с краев круга - зеленые сенбоны по ближайшим целям направлял занпакто. В считанные мгновения световые полосы стали словно спицы в колесе, но дальше восьми диагоналей нельзя - слишком слабые получатся сенбоны. И это в банкае! Как же силен оказался мутант!..
   Тем временем Гай открыл шесть врат, подпрыгнул и с потрясающей скоростью помчался прямо по воздуху, обгоняя моего дубля. Наученным горьким опытом, мастер Тай воспользовался своими распечатанными сошуга. Мой дубль не уследил за ударом специальных нунчак, ручки которых стилизованы под дракона - от удара со спины по шее антропоморфная тварь отлетела поленом. Но атака не стала неожиданностью, тем более смертельной. Бывший Донзоку успел защититься, главное, прекратив изрыгать зубастых рыб.
   Пока я расстреливал остатки миньонов, Гай ненадолго, но сковал ближним боем тварь под три метра ростом. Ирука сумел успешно сориентироваться в быстротекущем бое: четыре куная со взрыв-тегами образовали четкий квадрат вокруг сражающихся. Гай быстро раскусил, что удары по элементам костяной брони наиболее болезненны и оправданы: трещины быстро затягивались, отломанные кусочки намного дольше восстанавливались.
   Подловив момент, джонин технично пробил ручкой сошуга по рыбьей морде, заставив монстра отступить и угодить в парализующую ловушку "Фубаку Ходжин". У Ируки, сложившего ручную печать-активатор, аж волосы вздыбились и засветились от потока чакры, что он вынужденно вкладывал ради удерживания дзюцу. Чюнин не сдюжил, однако он выгадал для напарников толику времени и не просто отпустил контроль над "Фубаку Ходжин", а налету трансформировал свое дзюцу в "Кеккай Ходжин". Четыре печати, прицепленные к кунаям, создали направленный в центр квадрата взрыв. Чюнин тренированно отпрыгнул назад, под взрывную волну подставив усиленные чакрой ноги. В полете он применил "Каварими но Дзюцу", заменившись на чурбачок - вовремя уберегся от шрапнели, раздробившей деревяшку! Гай воспользовался удобным моментом и нашпиговал толстокожего монстра десятками сюрикэнов и кунаями, простыми и с взрыв-тегами. Металл раскалился от мощного взрыва. Плюс мои дубли, поняв, что выпускаемые ими серпы оставляют лишь царапины, прочитали момент при помощи додзюцу и выдули трехметровой ширины драконьи головы - "Катон: Горьюка но Дзюцу". Я тоже успел ударить по мутанту, с двух танто выпустив ослепительно белые Сирокама. Бесполезно!
   - Грааа! - Заревел разозленный монстр, ужасающим давлением реяцу гася взрыв и сминая оскалившиеся головы, чьё жалкое хрюканье и рядом не валялось с рыком чудовища. На его костяном воротнике от моего Сирокама осталась лишь глубокая царапина, да кровоточил какой-то жижей сильный порез поперек груди, кое-где белеющий костью надрезанных ребер - вот и все повреждения после блестяще проведенной командной атаки!
   В голове промелькнула мысль, что Серо стрёмно пускать - сожрет еще. Иссечь Сирокама его бронированную тушу? Нужно что-то куда серьезнее, желательно из арсенала шинигами. Нужно выгадать побольше времени, чтобы зазря не расходовать чакру на слабосильные и бесполезные кидо.
   - Задержи, - сигналю напарнику жестом.
   Гай не мешкал, метнул оружие и сам устремился к твари, почуявшей мою близость и начавший формировать Серо из широкой рыбьей пасти, полной стройных рядов острейших зубов. Сразу десяток кунаев друга забивают уплотняющийся шар в глотку, а рукоятка сошуга захлопывает ее. От взрыва в собственном рту рыбьи зенки вылупились, а из щек, носа и ушей еще сохранившей человеческие черты морды вырывались кроваво-пламенные факелы. Как следует вдарить по башке Гай не успел - тварь мгновенно уподобилась морскому ежу, наколов пустоту вместо юркого джонина под шестью открытыми вратами. "Асакуджаку". Гай разражается серией ударов по воздуху, толкаемые им воздушные снаряды зажигаются от силы трения и кучно ложатся по монструозному телу человека-адьюкаса. В этот момент присоединился Ирука, начавший метать кунаи со взрыв-тегами. Слаженный заградительный огонь вкупе с двойным "Бакудо-9: Геки" замедлили монстра, не дав ему реализовать преимущества в скорости. Слава Ками-сама, он еще не научился в полноте владеть собой, переложив известные дзюцу на новый лад. Между тем я произносил заклинание:
   - Стены из железного песка, - между пальцами сжатых в замок рук показалось пять оранжевых головастиков, - подобные священной пагоде, - одновременно с декламацией поднимаю руки над головой, - в сиянии железных светлячков, - головастики превращаются в круги, начавшие вращаться вокруг замка. - Стойте прямо, безмолвные в вечности. - В приседе ударяю сложенным из пальцев замком по валуну. Раздаются два хлопка - вражеские Бала уничтожили моих дублей. Поздно! - Бакудо-75: Гочутеккан! - Пять кругов вспыхивают костерками и гаснут. В паре десятков метров над монстром забрезжил солнечный свет, из которого с металлическим звоном рухнули высокие пилары пентагонального сечения, попав четко в вершины умозрительной звезды, нарисованной в моем воображении вокруг твари, связываемой заклинанием.
   - Гай, комбо с тигром, я второй! - Вновь изъясняюсь на языке жестов, одновременно переводя дыхание.
   Все вопросы напарники отложили на потом, навострив уши, пока я читал длинную словесную формулу. Гай уловил некую закономерность, и оба наших активатора слились в крике:
   - Хирудора! - Гай совершает вращательное движение с выбросом ноги вперед. Таюдзюцу "S"-ранга!
   - Хадо-88, - выставляю раскрытую левую ладонь вперед, - Хирью Гекизоку Шинтен Райхо! - Правый большой палец в левой подмышке, указательный поверх. Финальным движением провожу вдоль руки, словно вышибая заклинание из раскрытой левой ладони.
   Тайдзюцу в форме тигриной головы прошивает заклинание в виде ярко голубой ленты туго переплетенных молний, раздувших призрачную звериную башку раза в три. Из раскрытой тигриной пасти вырвались яркие лучи электрического сияния, порезавшие и поджегшие попавшиеся на пути кусты с деревьями, а на склоне под комбоатакой зрелыми арбузами лопались камни, чье крошево сформировало по-змеиному вытянутую тигриную шею. Неприятный звук ударил по ушам.
   - Промазали?.. - Сдавленно охнул Ирука позади меня.
   - Бакудо-81: Данку, - произношу одновременно с ним, создавая перед нами прозрачную стену, куда врезались каменные осколки и остатки вдребезги разлетевшихся пиларов седьмого уровня, павших под напором кидо восьмого.
   Хотелось страшно выматериться, но я сдержался, сделав глубокий вздох. Тварь не стала вырываться из клетки высотой более десятка метров, а поступила умнее, скопив энергию в ногах и взорвав камни под ними. Пилары накренились, стукнувшись наверху, а сам бывший Донзоку устремился вниз, тем самым почти избежав прямого попадания мощной комбинированной техники, оставившей глубокую борозду и через секунду еще раз сотрясшей гору сильным взрывом. Почти избежав! Бошку снесло, и моя сенсорика будто взбесилась! Словно Менос Гранде распался на составляющих его Пустых!
   - Ведем, вперед, - коротко бросил Гай относительно гениальную идею, подобрав Ируку, сумевшего сориентироваться и без задержек вцепиться в джонина руками и ногами, оказавшись у него на закорках.
   Я следом ушел в Сонидо, на опережение отправившись за ними на другую половину острова - сам бы мог сообразить!
   Оставшиеся в кратере позади многочисленные рыбины, похожие на кальмаров, утробно и кровожадно взвыли, ударив по мозгам аналогом дзюцу "Чакровещание". Отрастив спинные плавники, косяк резво поплыл за обидчиками, в земле как в воде. За мутантами-пустыми потянулась широкая перепаханная полоса со стремительно чахнущими растениями. Причем эти сволочи, как заправские летяги, выпрыгивали с целью схарчить Гая с Ирукой. Сбавил скорость и стал держаться с ними вровень.
   Гай не просто так бежал, а умудрялся блюсти маршрут, смотреть под ноги и не просто ступать по воздуху, а отправлять в самых ретивых особей воспламеняющиеся воздушные снаряды. Естественно, я присоединился, став посылать Сирокама. После того, как белый серп ополовинил одного из преследователей, рыбы, распространяя волны убийственной яки и плюясь вверх ядовито-зеленой гадостью, как с цепи сорвались, прямо по ходу движения мутируя для лучшего планирования в воздухе. Причем у биджевых тварей обнаружилась та же особенность, что и у санниновских змей - две половинки превратились в двух мелких рыбоподобных уродцев.
   Вот и пригодились мои ужасные Санкара Рибон. Однако, после того, как парочка рыб с разгону вмазалась и стала издыхать в жутких муках, остальные весьма ловко принялись проявлять чудеса акробатики, избегая моих кошмарных трехцветных лент: виляя, подныривая или перелетая. Это отлично задерживало весь косяк, но и раззадоривало мерзопакостных, богомерзких мутантов. И мы сами вынужденно задерживались, потому что петляли, дабы не натравить косяк на мирных жителей.
   Самое удивительное, что к Гаю подступал откат и он уже начал выдыхаться, дольше минуты поддерживая сверхскорость в сотни километров в час, а рыбам хоть бы хны - только жиреют, губя растительность! Самое фиговое, что если Гай после открытия Кьёмон прекратит технику, то в ближайшие часы точно не сможет повторно открыть даже Каймон! Самое непонятное, как в одной твари почти в два человеческих роста утрамбовался косяк, по объему и массе в десятки раз больший? Самое мерзкое, что я принялся намеренно плодил мелочь, шинкуя крупных, чтобы дать косяку больше шансов, а мне возможность одним махом решить сразу две задачи.
   Пора! Создал двух мини-дублей, шмыгнувших к напарникам, и резко ускорил Сонидо, уходя в небеса - на объяснение плана напарникам нет ни времени, ни возможностей. Биджу, слишком часто я стал требовать от друзей безоговорочной веры в себя!
   Оборонительные укрепления правительственных войск встретили косяк рыб во всеоружии. Водяные, каменные, огненные снаряды, ветвистые молнии и острейшие воздушные лезвия валом устремились к атакующим на земле. Поднятое металлическое облако из кунаев и сюрикэнов противопоставили воздушным целям, причем при подлете к нему сверху ударила ветвистая молния, громко заметавшаяся между сенбонами, стрелками, кинжалами и звездочками, отчего стало очень светло и шумно. Весь гремящий металл вдаль нес искусственный ветер ниндзюцу - обороняющиеся создали мощное площадное комбодзюцу, будто не единожды репетировали!
   - Дотон: Дочусенко, - сложив серию печатей, скороговоркой произнесли оба моих мини-дубля. Гай расслышал и все верно понял, изобразил из себя вожака стаи и поднырнул под лавину разнообразных ниндзюцу. Напарник успел скорректировать курс, верно истолковав прикосновение мини-дубля и удачно вписавшись между волчьей ямой и зарытой в землю плитой со смертельно опасным фуиндзюцу. Печать-рецептор сработала, детонировав минный заряд, но впечатляющая скорость нырка обезопасила нас и скрыла за взрывом. Гай вовремя и резко закрыл врата, чтобы не отсвечивать перед сенсорами, отчего и вырубился - шок мгновенного отката. Мой мини-дубль тотчас же сбросил "Хенге" и потащил напарников перпендикулярно прежнему направлению, подальше от жестокой схватки. Очумевший Ирука сам пришел в себя и начал с толком тратить время - прислушиваться к ощущениям, приближаясь к пониманию ниндзюцу "Дотон: Дочусенко". Скрытно плыть под землей предстояло долго и далеко, от Ируки с Гаем больше ничего не зависело.
   Тем временем я с большим трудом продирался сенсорикой сквозь грозовые облака подо мной. В крепости, как успел запечатлеть Мангекё Шаринган, находилось несколько лояльных Мизукаге отрядов ниндзя и скопилось множество наемников. Их тотальная готовность к бою наводила на неприятные размышления о диверсантах в Ёакехасу, странно только, что они засели тут, а не заранее выдвинулись и залегли близь кланового замка. Ожидали сигнала, чтобы через часик прискакать на руины и спокойно помародерствовать?
   Ожидание относительно надолго не затянулось, но все равно четверть часа, которые продержалась внушающая уважение правительственная крепость, вызывали должный пиетет перед мастерством круто подставленных ниндзя, обреченных на смерть без шанса на реинкарнацию. Я предположил Меноса Гранде и попал в дамки: разжиревшие мутанты, дружно пожрав всех, кого могли, устроили общую свару, инициировав рождение еще более могущественной сущности. В момент эволюционного или регрессионного перехода Пустые уязвимее всего, этого момента я и вынужден был ждать, зная о творящейся внизу вакханалии, развивающейся по сценарию приснопамятных лабораторий. Ждал, чутко прислушиваясь к ощущениям, хотя внизу все представляло собой месиво из чакры и рейрёку. Наверно, так выглядят все сколь-нибудь многочисленные битвы. Трудно что-либо разобрать, особенно из-за грозы, спровоцированной дзюцу. Но я очень старался, особенно в самом начале, когда некоторые сильные ниндзя уровня джонин понимали, с какой дрянью столкнулись, и попытались драпануть. "Хадо-04: Бьякурай" вкупе с провоцируемой этим кидо природной молнией пробивали защиту ниндзя, ошеломляя или отвлекая - преследующие их мутанты своего шанса не упускали, ибо жирная добыча и лакомая.
   Скоро будет уже десять минут, как я прекратил низвергать молнии, и минут пять, как дубли успели вытащить напарников на поверхность на приемлемо безопасном расстоянии и исчезли, исчерпав вложенный заряд чакры. Все, пора!
   - Предел из тысячи рук, почитаемых рук, не в силах коснуться тьмы. Стреляющие руки не в состоянии отразить голубые небеса. Дорога, купающаяся в лучах света; ветер, разжигающий угли; время, которое собирает, когда оба вместе. Нет необходимости быть нерешительным, повинуясь моим приказам. Зажигательные пули, восемь тел, девять предметов, книга небес, проклятое сокровище, великое колесо, серая крепостная башня. Цель далеко, рассеять ярко и начисто после стрельб. Хадо-91: Сенджу Кьётен Тайхо! - Восклицаю и под самый конец отвратительно лажаюсь, теряя контроль над многокомпонентной смесью!..
   Когда-то я достиг всего лишь восьми сгустков из разрушительной пурпурной энергии, а не семнадцати, как Тессай-сэнсэй, но и их сейчас хватило с лихвой! Пропотев похлеще вчерашней бани, отдал приказ, творя убийственное Кидо, с большой буквы. Вертикально нырнув в облако, восемь созданных мной пурпурных метеоров безошибочно сфокусировались на самой сильной твари, центре формации воплощенных Пустых-мутантов, начавших преображение. Но я обидно облажался: меня вышибло из банкая и кинуло следом, слава Ками-сама, не в эпицентр! И спасибо Какаши - успел за меня применить "Тотон Дзюцу". В тот же миг, как я невидимой пулей вылетел из слоя туч, раздался мощный взрыв духовной энергии, подпитанной необузданной энергией эволюционирующей сущности. Сильный ветер буквально спас меня, успев ударной волной снести далеко в сторону. Потому я с замиранием сердца и раскалывающейся головой разглядел все подробности взрыва с очень близкого расстояния. Столб разрушительной и очищающей энергии взметнулся ввысь и робко прикоснулся к брюху грозового облака, а в следующий миг буквально содрал его с рассветных небес - соседние тучи разметала воздушная кольцевидная ударная волна. Фееричное зрелище!
   -- Как бы не связали розовое с неким Хатаке Какаши, - непринужденно заметил занпакто, когда мы летели вниз, во всей красе лицезря красочный взрыв. Но я то знаю, что энергетическая вспышка болезненно ослепила сенсорные способности.
   -- Язва ты, - отвечаю, морщась. Второй за час сенситивный шок ударил по мне сильнее и больнее, потому что занпакто и в этот раз не был высвобожден.
   Секунд несвободного полета мне все же хватило, чтобы над самыми древесными кронами кое-как собраться с силами и применить Сонидо, иначе разбился бы в лепешку.
   -- Ох, Ками-сама!.. - Наземная ударная волна из-за моей недостаточной скорости успела подхватить и окончательно дезориентировать, закрутив и метко зашвырнув мою хворую тушку в толстый многовековой дуб.
  

Глава 10.

  
   - Вставай, возмутитель спокойствия!
   Раздавшийся свыше глас небес призывал к повиновению, он буквально вырвал меня из темных пут бессознательного состояния. Я не из робкого десятка и сам могу раздавать повеления, однако спасибо сему посылу - привел в сознание. Чуйка была на стороже: сейчас для меня нет прямой и непосредственной опасности.
   Голова раскалывалась, комок боли пульсировал где-то в области макушки в такт сердцебиению. Глаза с трудом сфокусировались на окружающем мире - в нем царила разруха. Все деревья вокруг поломаны или выкорчеваны с корнем, повсюду комья грязи и глины, кое-где валяются огромные камни, выдранные из почв наземной ударной волной. Дыма от пожарищ нет - это огненно-красное зарево рассвета вкупе с каким-то маревом создают в моих глазах иллюзию бушующего пламени и сильного жара. От силы минуты три прошло, пока я валялся в бессознательном состоянии...
   Прогнал по телу болеутоляющую ирьчакру, за ней бодрящую сенчакру и, заодно проморгавшись, наконец-то заметил (или мне позволили себя заметить?) существо, разбудившее меня ментальным посылом на универсальном языке мыслеобразов. Хм! Как, оказывается, хреново жить с ослепленной сенсорикой.
   Развалившийся на валуне тип был серокож, из-под непонятной хламиды цвета кости выглядывала явно нечеловеческая грудная клетка с барельефами толстых ребер. По локоть оголенные руки от человеческих отличались заточенными когтями; на левой висели четки с кроваво-красными матово-блестящими горошинами; на правой был прилеплен простецкий нож с угольно-черным лезвием и обмоткой из костяного цвета ткани, потемневший от времени и частого пользования. По всему телу двигались причудливые кляксы какого-то фуиндзюцу, преимущественно скапливаясь на обеих руках. Во рту клыки стального цвета, бровей нет, на лбу два рога, меж которыми специально залихватски пропущены пряди седых волос, гривастой и лохматой копной ниспадающих ниже пояса. Вроде плотный и вполне материальный тип, рост где-то под два метра, ноги скрыты тканью - точнее не определить. В глазах черный иглообразный зрачок с серой вытянутой радужкой, светлеющей к бокам.
   Существо развалилось так, чтоб не загораживать панораму. Никакого кратера и в помине не наблюдалось. В клубящейся дымчатой хмари ничего нельзя было разглядеть, но оттуда практически осязаемо веяло смертельной угрозой, возрастающей. Под лениво-пристальным взглядом я поднялся с раскуроченного моей тушкой пня и отряхнулся.
   - И вам не хворать... - с намеком произношу на местном диалекте, глядя прямо и изучающе. Меня волновали напарники и нечто на месте крепости, уничтоженной моим хадо, но игнорировать странное существо себе дороже. Оно не проявляет ко мне враждебности, однако интуиция кричит - крайне опасное! Дырки Пустого не наблюдается...
   - Шигуре, иномирянин, - на том же языке и без акцента произнесло существо, продолжая сидеть на камне, как на троне. В интонациях все та же серость, но на лице лукавый прищур и любопытство.
   - Хатаке Какаши, местный, - честно представляюсь и приветствую кивком головы, сохраняя спокойствие и не выказывая признаков удивления или нетерпения. В голове крутились предположения о том, кто передо мной: демон или высший пустой, следующий в иерархии за васто лорде? Как себя повести?
   - Решил начать знакомство со лжи, иномирянин Ушода Хачиген? - Язвительные эмоции проявились на лице, а голос все так же отличала невыразительная серость. Кривая ухмылка украсилась клыками: хотя я был внешне сдержан, мое состояние все равно неуловимо изменилось, и он это подметил. Кто же он?! Какими силами или полномочиями обладает?
   - Что вам от меня надо? - Говорю, не глядя пристраивая на поясе занпакто - так чувствую себя спокойнее и увереннее. Так же решил: стоит показать, что и я не лыком шит, а не рохля какая, могу дать отпор и лжецом не являюсь. К тому же, с проявленными танто лучше ощущается окружающий мир и мои ослепленные сенсорные способности быстрее оклемаются.
   У Шигуре внезапно расширились глаза, а затем он беззвучно расхохотался - жуткое зрелище. А я растерялся, смутно понимая происходящее и тревожась за напарников и место взрыва, все сильнее источающее угрозу всему живому.
   - Вот так сюрприз. Как интересно, - вновь раздался голос без всяких эмоций, в то время как на лице живо играло предвкушение чего-то хорошего и занимательного - если я верно интерпретировал. Слава Ками-сама, его серый язык пересчитал острые зубы изнутри, а не как это делал Орочимару. - А нужны мне от тебя яблоки.
   -- "Шики Фуджин", - емко выдал у меня в голове Какаши, сообщая об идентичности ощущений и внося еще больший сумбур в мои мысли.
   - Действительно... - протянул я, судорожно вспоминая все факты, изложенные в краткой информационной справке, положенной новоявленным лейтенантам Готея-13. Но по всему выходило, что я обознался и передо мной не представитель расы убийц и воров, пафосно именующих себя Шинигами.
   - Ну? Давай! - Повелительный возглас вместо эмоций полнился силой, умудряясь сочетаться с серыми интонациями. Шигуре весь подобрался, заживо сжирая меня алчным и хищным взглядом сузившихся глаз, готовых немедленно растерзать за отказ повиноваться. Кстати, его демоническая аура смерти не вызывала у меня страха, а яки вовсе не чувствовал.
   - С... чего ради? - Спрашиваю, с трудом сохраняя внешнее спокойствие. Запнулся о мысль, говорящую про давящее чувство слежки, преследования, которое незаметно родилось после посещения внутреннего мира Наруто и усилилось после протечки домашней защитной системы, не выдержавшей давления моей реяцу. Я действительно брал с собой яблоки, в том числе сухие, мне их не жалко, но... идти на поводу? Конфликтовать тоже не вариант, потому кручу ладошкой, зачерпывая из воздуха горсть сухофруктов.
   - А свежих? - Одним слитным движением Шигуре подхватился с валуна и подлетел ко мне, выставив когтистые руки лодочкой точно под моей ладонью с горкой сухих яблочных долек.
   На подвижном лице застыла мольба и надежда, озарившаяся почти детским счастьем, когда я пересыпал ему горсть сухофруктов, тут же отправленных в объемную пасть, жадно проглотившую угощение, почти не жуя. Лицо сразу подобрело. Брр! Упаси, Король Душ, от судьбы наркомана. И как же я его не замечал раньше?..
   - Так и быть, Хачи, - панибратски произнес демон-шинигами, громко облизав изнутри свои острые зубы. Сухой серый голос и эмоциональное лицо уже не вводили меня в ступор, но изрядно напрягали. - Вспомни легенды о грибе до небес, что века назад отравил северо-запад нынешней Страны Земли. Та поганка выросла из подобной байды, - бросив на меня снисходительный взгляд, Шигуре отступил и лениво взмахнул правой рукой в сторону эпицентра.
   Я устремил взор по его указательному пальцу: странная муть прояснилась в марево, какое рождает миражи в пустыне, и скоро оно полностью исчезнет, явив темный зев курящегося кратера. Знать не знаю никаких легенд о грибах-убийцах. Вот в Стране Травы во время второй мировой успели вырастить всем грибам гриб, чья шляпа с убийственными спорами на сотню метров возвысилась над их гигантскими деревьями - размеры большие даже по меркам лесов Страны Огня. Одной бомбы биджу хватило. Правда, многим так и не ясно, кто же из хвостатых пальнул ту "Биджудама" - хроники об этом умалчивают. Да, когда-то у меня была секретная миссия по доставке и прикрытию геологоразведки нашего даймё. В той области сплошь пустынные скалы, даже селений рудокопов нет, хотя наш геолог обнаружил золотую жилу, подходящую близко к поверхности. Признаков чакропроводящего металла не обнаружили, хотя в составе каждой из трех команд прикрытия были Хьюга с развитыми бьякуганами, которые исследовали попадавшиеся старинные выработки или пещеры. Но да, там мы напоролись на пару мест, где геологу потребовалась экстренная медицинская помощь, а вот ниндзя без особых последствий перенесли странное вредное воздействие, разрушающее организм на клеточном уровне. Правда, те породы находились в своем естественном, природном состоянии, никто через них чакру не пропускал, усиливая пагубное излучение.
   Хм, неужели под самым носом Ао действует конкурирующая лаборатория, ниже заглубленная и лучше оборудованная? Тоже ковали какое-нибудь суперядовитое сверхоружие? Похоже на то, что Ива сплавила Кири те самые ядовитые руды, надеясь, если принять на веру слова Шигуре, на мегавзрыв с заражением целого острова, конечно, желательно было бы столичного Атама. Доктрина на самоуничтожение - верх военного искусства против страны-противника. Коноха тоже придерживается схожей стратегии, с обеих сторон подливая масло в огонь гражданского пожарища.
   Прикинув траты, я сильно засомневался, что потяну Врата Крыльев Феникса, "Бакудо-76: Хоуоку но Джомон", которые бы накрыли кратер подобно крышке, и крушащее пламя "Хадо-73: Сорен Сокацуй" или хотя бы взрывную желтую молнию "Хадо-63: Райкохо" внутри барьерных врат. Не смогу накрыть всю территорию. Сунуться внутрь в поисках источников щемящей задницу опасности?
   - Вдруг там бездушные зомби? Ты знаешь что-нибудь о них? - Скучающе поделился своими вопросами Шигуре, с ленцой искоса наблюдая за моими мысленными потугами. От его полуулыбки некоторые впечатлительные личности обгадились бы.
   Нет, в Обществе Душ не зафиксированы случаи, когда бы бездушное тело поднималось и вело животный образ жизни - вообще эта тема строго настрого запрещена Советом-46.
   Успокоительно выдохнув, сосредоточился на текучке. Как бы то ни было следовало озаботиться: во-первых, напарниками - дубль в сопровождении трех троек из толпы созданных теневиков умотал прямиком к известной мне точке последнего местопребывания напарников; во-вторых, разведкой - тридцать теневиков из тридцати девяти созданных устремились в кратер, стенки которого гулко осыпались, а дно заполнялось водой из подземных источников.
   - Лентяйская техника - отличный выбор, - раздался серый голос серого существа, скалящегося в одобрительной улыбке, от которой можно вполне реально замертво свалиться от сердечного приступа. Эти уловки ему привычны, а на меня не действуют: навидался, натерпелся, нечувствителен к эманациям смерти, без которых это страховидло просто демон, причем отнюдь не самый уродливый или отталкивающий.
   Усевшись в позе лотоса на соседнем валуне, начал усиленно копить чакру: при демоническом шинигами поостерегся переходить в шикай, а стимуляторы мне еще не рекомендуется глотать. Хотя он ведь как-то умудрялся следить за мной... Слишком нервное утро, слишком контрастный переход после бурной и приятной ночи! Какая, к биджу, светская беседа?! Как еще лабораторные крысы не повылазили? Стоп. Стенания пусты, делу не помогут. Я жив и здоров, напарники живы и относительно здоровы, нас никто не атакует. Обязательства перед Мэй все до единого выполнены, хотя в последнем случае вмешался форс-мажор и еще не прибыли застарелые калеки. Подземная база восстановлению уже не подлежит, а находившиеся там барьерные команды и караульные погибли. Думаю, почтовые птицы и рыбы уже спешат к адресатам, неся срочные и секретные донесения, в перспективе не сулящие нам ничего хорошего - сто процентов выпестованные Ао планы опять варварски порушены.
   - И в чем причина, эм, того инцидента? - Не шибко подбирая слова, натянуто выдавил из себя, чтобы как-то скрасить томительное ожидание.
   - Длинная история, момент не подходящий и яблок нет: рубиновой янтарки и белого медового налива, - заявило капризное лицо с внимательными и умными серыми глазами. А губа не дура, вкусные сорта - отсутствующие в наличии.
   - Почему я вообще тебя вижу и могу что-то передавать?
   - Очевидно, я духовная сущность, а ты добровольно этого желал, - сообщил он как нечто само собой разумеющееся. Мда, вот что значит нет настроя на вальяжную беседу и скудные данные. На будущее надо выяснить - как духовная сущность может хавать материальную еду? И ведь не отстанет, продолжит преследовать, кабы не начал комментировать все подряд, играя на нервах... Хотя нет, этот не будет.
   Тем временем утро вступало в свои права. Ветер нагнал тучи и закрыл светило, а вот сдутый туман так и не вернулся обратно, подставив голую и обезображенную поверхность земли на обозрение птиц, осторожно кружащих в вышине - их клекот доносился сверху. Где-то вдалеке возились животные и насекомые, пережившие локальный катаклизм, а вся ближайшая к нам живность, кажется, окончательно издохла или порскнула в разные стороны, едва Шигуре проявил свою сущность рядом с моим бессознательным телом. Интересно, какое именно фуиндзюцу суть препятствие для демона-шинигами? И вообще у меня родились десятки вопросов о нем и к нему, походу, в большинстве своем безответных.
   Обождал говорить, приводя мысли в порядок и не обращая внимания на пристальные взгляды хитрого глаза, спрятавшегося за белой челкой. За время продолжительного глубокомысленного молчания дубль успешно добрался до Ируки с Гаем, в которого целиком влился, преобразовав всю доступную чакру в лечебную. Чюнин успешно убил матерого секача, в испуге выскочившего прямо к ним вместе со всем своим хрюкающим семейством, остальных шуганул прочь - вот и все происшествия. Десяток троек теневиков успешно шустрили в котле, по крайней мере, никто из них еще не скопытился, чтобы я получил хоть какой-то доклад. Порождениям чакры не страшно излучение проклятого металла, губящего живую плоть, а именно этот тип вредного воздействия сейчас ощущался на грани восприятия и едва не стал причиной провала той давней миссии в Страну Земли.
   - Хачи, скажи, зачем ты вообще создал того монстра? - Любопытство все же расперло демона-шинигами, не выдержавшего тягостного для него молчания.
   - Чего раньше не проявился? - Невежливо отвечаю вопросом на вопрос, одновременно складывая ручную печать, создавая и развеивая теневика с ценными указаниями остальным. Честно признаться, я бы предпочел не "тыкать", но собеседник упорно отказывался "выкать". Без нормально работоспособной сенсорики я затруднился определить, к какому порядку принадлежит это существо и на что оно реально способно, вот и подстроился - от меня не убудет.
   - Изучал, - сверкнул Шигуре темным металлом клыков.
   - Случайность, - последовал мой столь же лаконичный ответ на его вопрос, заданный первым.
   - Предупреждаю вопросы - информация стоит яблок. Свежих, много и разных сортов. - Мерный голос абсолютно ничего не выражал, а вот лицо имело множество гримас. С чего бы завелась привычка строить рожи, возмещая голосовой недостаток?
   - Любопытство первее съест.
   - Не беспокойся за меня - найду, чем заняться. Дождусь.
   - Не отстанешь?
   - Нет.
   - Мна, ищешь смерти?
   - Спокойнее, Хачи, ты можешь. С моей кончиной отменится "Шики Фуджин" у Наруто, - скалясь, нагло ответил Шигуре, ударив по больному.
   -- Подтверждаю, - сдержанно произнес Какаши у меня в голове.
   Шах и мат, как говорится. Но мат ли? Отнюдь!
   - Я смогу усмирить Кьюби, а у запечатывающей группы найдутся другие кандидаты и сдерживающие печати, - не остался я в долгу, спав с лица и сказав холодно и бесстрастно. Если приспичит, то приму крайние меры. Зря он начал угрожать Наруто.
   - Не кипешуй, - примирительно приподнял руки Шигуре, отчего образовавшиеся складки превратили его широкие одежды в подобие погребального савана. - Мы условимся о времени встреч и зове.
   - Зове? - Резковато спрашиваю, все еще натянутый как струна, взведенного арбалета.
   - Яблоко?
   - Держи... - спустя несколько минут раздумий извлекаю обычный сорт фуджи свежести прошлой поздней осени.
   - Элемент "Шики Фуджин", позволяющий мне являться, минуя все препятствия, - ответил Шигуре, ловко поймавший спелый плод. После чего с нескрываемым удовольствием впился в яблоко, смакуя. Так беззвучно и схрумкал вместе с косточками. Причем, последняя пара слов, судя по мимике, это бонусный аванс в расчете на плодотворное сотрудничество, собственно, будто читая мои мысли: - Нас ждет плодотворное сотрудничество, Хачи, - без тени сомнений уверенно заявил этот тип. Вышло излишне утрированно, будто он еще и сам себя убеждал в этом. Так изголодался, что ли, по любимому лакомству?
   Хм. Затея удалась, я смог быстро и правильно перестроить спектр зрительного восприятия, отделив духовное от материального. Однако вид съедаемого невидимкой яблока не стал откровением. Вот смогу ли с активным шаринганом провернуть подобное, чтобы увидеть больше? В том числе хочется понять, как эти демоны-шинигами прячутся ото всех.
   - Ты не стесняйся, Хачи, смело переходи в шикай или банкай - я открыт для синергизма, - донесся серый голос от наглой рожи с покровительственным взглядом. Вполне вероятно, что Шигуре многократно старше меня.
   - Шикай.
   Я не стал мяться, все равно он уже издалека мог лицезреть это, да и все изменения происходят внутри меня, а не снаружи, как обычно бывает. После чего подкинул еще одно яблоко того же сорта фуджи, закрывая его аванс и выдавая свой. Но этот хитрец, облизываясь и не сводя с меня глаз, потер яблоко тканью своих одежд и ловко его спрятал в них, сунув куда-то за пазуху.
   -- Коварный облом, - хмыкнув, прокомментировал в моей голове Какаши.
   -- Эм, возможно, что в краткий момент ловли он не в духовном и не в материальном состоянии, а в эфирном, как СЦЧ, мм, бьякуган бы здесь пригодился...
   Загадок только прибавилось, а не убавилось. И да, сильно коробит, когда кто-то знает что-то обо мне, чего я сам не ведаю. Сперва Орочимару выяснил нечто, теперь вот Шигуре довольнешенек. Обидно и досадно, биджу дери! Ладно, лучше пока задам вопрос, важный для Наруто:
   - Как вернуть души, отданные в жертву при наложении "Шики Фуджин"?
   - Вопрос на пяток муцу или горуденринго, - ответил демон-шинигами своим серым голосом, не холодным или пустым, а именно серым, невзрачным.
   Мда, еще один редкий и сочный сорт, выведенный в маленькой провинции Страны Земли, а золотые яблоки вовсе, кажется, утеряны или уничтожены в войне.
   Отлично! Возврат возможен, а дальше дело дзюцу. Пальцы и руки уже возвращал, воссоздание полноценного тела для души дело времени - вкладывать одно в другое я отчасти умею. Переселение душ тоже одна из запретных тем Общества Душ, значит, принципиально такое возможно и воскрешение Минато-сэнсэя должно получиться, а там Обито и Рин...
   - Преждевременно радуешься, Хачи, миры людей имеют уникальные черты. И учти, я тоже против маячащего за спиной хвоста.
   - Учту, Шигуре, - пасмурно ответил я, смирившись с навязанным обществом этого демона-шинигами, гм, культурного и ученого. Глупо лишаться ценного и относительно доступного источника уникальной информации, причуды которого вполне терпимы и выполнимы. Потенциальный враг или союзник? Время покажет, как все обернется.
   - Отлично. - Он чутко уловил смену моего настроя и то ли тактично замолчал, то ли попросту поленился продолжать. В этот момент мой занпакто вел себя тише воды, ниже травы.
   Вновь образовалась длительная пауза. Нависшие рваные тучи мстительно разразились противной и промозглой моросью. Заполняющийся котел титанов периодически погромыхивал осыпающейся в воду породой, а вот клекот птиц, шебуршание и треск древесины перестали слышаться. Впавший в полудрему демон-шинигами тоже звуков не издавал, а еще не намокал и не пачкался, своих следов не оставлял. Будто и нет его вовсе, только демоническая аура смерти четко ощущается, словно после жестокой и кровавой бойни - мерзкое воспоминание!.. Это единственный признак присутствия Шигуре, исключая зрение. Мда, мне стоит обратить самое пристальное внимание на подобное сокрытие. Маскирующими дзюцу и кидо хорошо владеть, но лучше научиться обходиться без них, развить привычку.
   -- Пикник шинигами, угум...мхе-хе! - Занпакто засмеялся у меня в голове нервно и невесело. Сильно задели его всплывшие воспоминания о Минато, Обито и особенно Рин... Он их отпустил, но не стоит бередить память, особливо в свете воскрешения - больно.
   -- Извини...
   Мне сейчас тоже совсем не сладко, но ведь как-то удалось справиться с противоречиями и не ринуться спасать ниндзя, пожираемых... Прогнулся под мир? Возможно. И не дай Король Душ, маятник качнется в обратную сторону! Лучше тихо-мирно устроюсь, соберу информацию и как-нибудь в будущем организую стационарный портал в Общество Душ, пусть Совет-46 и Готей-13 дальше решают вопросы юрисдикции и прочие, без меня.
   А вот первая и такая долгожданная ласточка: один из теневиков прозевал ловушку и развеялся. Мда, опасения напрасны - выживших нет. Повсюду следы тех рыб-мутантов. Знатно окопались ученые, но это их не спасло от порождений иного мира. Нет оправданья моему малодушию, в любом случае придется разгребать навоз за Орочимару, заполучившему в свои загребущие руки змею-мутантку. Ума не приложу, как теперь совместить турне в поисках древних сортов яблонь и баз змеиного саннина с планами остепениться в Конохе и взять под патронаж Госпиталь?
   Наконец-то! Двое из распавшейся тройки стали курьерами, собрали от других отчеты и отменились, полнясь нужными сведеньями. Забавно, что негативное воздействие на структуру псевдо тел теневиков передалось мне щекоткой. Надеюсь, слабенького Иерро дублей хватит, чтобы противостоять одному образцу. Он, собственно, и фонит столь угрожающе (теневики проявили осторожность и близко не совались). Причина этого в бесконтрольной подачи чакры из больших колб, удерживающих энергию, светящуюся в видимом обычному глазу диапазоне. В пяти собрана чакра с природным преобразованием, которое по цвету четко различал шаринганом, в шестой сырец идеальных пропорций половина-на-половину, в седьмой и восьмой чакра с неизвестными свойствами, приданными при высвобождении. Мало того, что нет операторов, так еще изрядно повреждено гигантское напольное фуиндзюцу на каркасе из двух ромбов крестом. Самостоятельно установившееся шаткое равновесие рухнет, как только опустеет колба со стихийной чакрой земли, смешиваемой со стихийной чакрой молнии. Говорить о завершенности закаливаемого образца токсичного фламберга не приходится - центральная запаянная колба с ним расколота по центру. Вообще странно, что мутанты не сожрали эту чакру - сломали бронестекло и испугались излучения? Нет ни желания, ни времени решать задачки на тему восстановления фуиндзюцу, запитки, изобретения изолирующего барьера. Так сбагрю кому-нибудь эту заготовку, пусть другие пыжатся, может быть и подсоблю им, возможно, когда-нибудь. Переварив всю полученную информацию, создал трех продвинутых дублей - по одной восьмой текущего резерва на каждого с третью моей мощи против десятой доли у простых теневиков "Каге Буншин".
   - Полагаешь возможным запечатывание высокотоксичных материалов? - Оживился Шигуре, проводивший взглядом умчавшихся дублей.
   - Прожгу фуиндзюцу чакрой на металлических дверных полотнах.
   У меня богатый опыт запечатывания чакры в печатях на камнях, а тут прямоугольники дверей, легко выравниваемые при помощи фамильной белой режущей чакры. Но да, гложет червячок сомнения, что обычная сталь удержит заготовку будущего великого меча. Хм, он первый нарушил тишину. Я, конечно, без колебаний и сожаления разменяю компоты на ценные подсказки. Плюс стоит освободить субпространство Кладовой, а то как-то сам собой там воцарился бардак. Но правильнее будет отставить меркантильный интерес и настроиться на дарение...
   - Хочешь мешок сухофруктов? - Одновременно извлекаю оный, имея повод поблагодарить. Как ни странно, но Шигуре излучал спокойствие, даже стал неким символом незыблемости, что ли. Мне вспомнился афоризм: "Все суета сует и томление духа". А ведь я сам для Гая как образец спокойствия. До чего я докатился?..
   - Провокационный вопрос, - широко улыбнулся Шигуре, облизнувшись. - Не откажусь.
   Ага, тест пройден, мешок бесследно исчез в одеждах. Не получил ни удовлетворения, ни печали от этого, словно внутри родилась пустота серых пределов. Вновь сидим и философично молчим...
   Не ощущаю, но где-то рядом должны быть мои напарники и теневики. Деятельный Гай, приведенный в чувство, не усидит на месте и, презрев боль, точно отправится прочесывать местность вокруг кратера. Странно, что пока еще ни один из тех девяти теневых клонов не отменился, чтобы передать информацию, ведь специально так много их отправил, поскольку мои "Каге Буншин" нынче крепче, дольше держатся и дальше отходят, хотя по-прежнему лимитированы в силовой части. Кстати, когда клон Ируки лопнул после достижения предельного удаления, мои дубли вынужденно подставились, дабы гарнизон Ёакехасу перешел в глухую оборону и носа за стены не казал, тем более не посылал разведку по жирному следу.
   Субординация... С ней внутри команды разобрались, но есть и вышестоящее начальство, которое надо обязательно известить. Горько... Оказывается, у меня к нынешнему непосредственному руководству доверия больше, чем к хокаге с присными. И уже не важно, забыл ли кто поставить нужный акцент или не проследил за точностью исполнения отданных приказов. В Стране Воды нас встретили, как мусор, выброшенный Какурезато, гм, на утилизацию. Такой вот получился выверт вопреки первоначальным действиям Теруми Мэй с низведением меня до подопытной крыски, но и не потому, что кувыркались вместе. И ведь, главное, только сейчас пришла мысль об адской бабочке и немедленных рапортах начальству, а не в Конохе во время подготовки к миссии.
   Определенно, надо послать Мэй донесение, чтобы Ао успел скорректировать планы. Но бабочки это... Неожиданно вспомнилась моська любимого четвероного друга. Прости, Паккун, надеюсь, ты никогда не увидишь и не узнаешь...
   -- Булл. Мма, Паккун потеряет дар речи от своего образа с крылышками, а у Булла его нет. Но вдруг обретет, м?
   Занпакто вяло пошутил, но это уже показатель! И да, Булл. Его боевитая и солидная морда на каменных стенах дотондзюцу давно стала моим почерком на официальных миссиях. Представить бакудо в качестве ниндзюцу, доставшегося по контракту призыва? Пусть вместо адской бабочки посыльным выступит, мхех, адская собачка, размером с игрушку, умещающуюся на детской ладони, и с чуть переиначенными крыльями бабочки? Ками-сама!..
   Три секунды над моей раскрытой правой ладонью формировался плотный энергетический кокон, еще секунд пять после он вызревал, не переставая втягивать чакру, костром полыхающую вокруг него. Создавал на основе природной энергии, рейрёку шинигами в формуле чакры стояла на втором месте. Потому специально сосредоточенно проходил через все стадии формирования, адаптируя бакудо - процесс шел туго и напряженно. Вскоре под любопытным взором Шигуре из кокона родилось нечто, на его взгляд, несуразное. Нет, отнюдь не угрюмый песик с крыльями бабочки - это реальное извращение. Я не стал специально менять форму - на конечный вид адской бабочки повлияла сама чакра. На ладони сидело, расправляя крылья и расчесывая усики, маленькое переливчатое солнышко - золотистая райская бабочка. Рукиенчо, вместо черной тени адской бабочки, Джигокучо. Мда, натуральное сендзюцу - при всем желании не спутать. Ладно, это будет прикол для Гая, надеюсь, по достоинству оценит, мхе-хе. Вспорхнув, чудное создание танцующе пролетело с десяток метров, сея искорки пыльцы, и незаметно растворилось в воздухе, буквально телепортируясь к заданной цели. Недаром это кидо имеет девятый уровень. Все из-за сложности и наворотов, включающих такие функции, как передачу мысленных образов и текстовых сообщений, при уничтожении посланника загорающихся прямо в воздухе. Повторил "Бакудо-92: Джигокучо" на основе человеческой чакры. Через вымученные четверть минуты после начала заклинания родилась стеклянная бабочка, почти один в один Грета Ото: те же прозрачные крылья, но с желто-голубоватым отливом, крупные белые мазки на черном фоне верхних кончиков и пламенная окантовка нижней части крыльев. Отлично, то, что надо. Вторая бабочка без всяких спецэффектов пролетела примерно то же расстояние, но в сторону Атама, и исчезла, перемещаясь к адресату.
   Решиться на создание третьей бабочки, для Сандайме Хокаге, не успел - ощутил чей-то взгляд сверху. Видимо, кто-то выживший и обученный из клана Сунгарики начал разглядывать местность, причем, у обеих сторон конфликта такие найдутся. Кидо адских бабочек тем плохо, что нет обратного отклика: получено послание или нет? От Мэй это или нет? Так совпало, что в этот же момент дубли через пока еще не затопленный вход добрались до намеченных целей: склада, лаборатории, кузни. А еще через пару секунд меня вновь дернули - мокрую тишину разорвал невзрачный голос демона-шинигами. Или, вернее, шиони, демона смерти, если это действительно представитель тех самых убийц и воров жизни:
   - Змея, кабан, овца, кролик, собака, крыса, птица, лошадь, змея и хлопок в ладоши - явлюсь. Пусть твой высший клон прямо сейчас исполнит, - ультимативно произнес Шигуре.
   - Облом? - Дубль, что был на складе, исполнил просьбу-приказ - безрезультатно, кроме потери преображенной чакры и ослабленного чувства сродни активации гиконгана, снимающего гигай.
   - Отнюдь, - хитро и довольно улыбнулся Шигуре, задрав рукав - завитки фуиндзюцу на руке с кровавыми четками были бездвижны. Как будто это мне о чем-то говорит, лично я вообще ничегошеньки не ощутил. - Твой высший клон ощутил попытку выдергивания души?
   - Да.
   - Отлично. Если расщедришься, создав еще двух высших клонов и достав чистый макимоно, то обучу "Шишо Фуин".
   Я призадумался из-за верхогляда, не зная, способен ли он читать по губам или чуять всплески чакры. Удивленный заминкой Шигуре меня неправильно понял, видимо, не ощущая на себе стороннего взгляда:
   - Или хочешь узнать секреты "Хирайшина"? А может подробнее о том, кто еще бывает у могилы Нохара Рин?
   - Мне все интересно, - сосредоточившись, отправил я мыслеобраз, примерно так же, как это делает адская бабочка. - Кто-то из Сунгарики сканировал местность, - продолжаю вслух, перестав ощущать на себе стороннее внимание. - Спасибо за выбор, но сейчас насущнее "Шишо Фуин".
   Как ни хочется, но остальное обождет. Известная мне "C"-ранговая печать не справится с незавершенным артефактом, а вот фуиндзюцу Узумаки "A"-ранга вполне - самому бы его осилить. Живое в одушевленное, предмет в неодушевленное или живое, лимиты по уровню и количеству вложенных фуиндзюцу, ограничения на объем запечатываемой чакры. "Шишо Фуин" одна из тайных техник клана Узумаки, совершенная в своем классе. Есть "трупоноски", библиотечные макимоно для хранения обычных свитков "под ладонь" - это все громоздкий и дорогой в исполнении "B"-ранг, лишенный изящества, зато достаточно распространенный. Есть несколько фуиндзюцу для сдерживания биджу (они и ниндзя уплотнят в себя), но у них у всех пагубное влияние на носителя, овчинка стоит выделки лишь для джинчурики. Для хранения предметов в теле самого ниндзя есть компактные и менее травматические печати, однако после трех войн уйма модификаций подобного функционала канула в лету или чьи-то закрома. Повсеместного распространения нет, носители еще коптят небо, а вот качественно нанести рабочие фуиндзюцу могут считанные единицы. Так что затратное "Шишо Фуин" универсальное, но не оптимальное средство для сейчас стоящих передо мной задач. Однако не мне привередничать.
   Обман? Мотивы? Становлюсь беспечным и доверчивым? Нет, просто я ему нужен зачем-то большим, чем удовлетворение простой потребности в деликатесных яблоках. И он для меня кладезь информации, другой такой же источник данных я навряд ли отыщу.
   - Чистого макимоно нет, только такой, - достаю тот самый свиток Йондайме Хокаге, оказавшийся обманкой с книгами Джирайи.
   - Сойдет, - поколебавшись, кивнул Шигуре. - Разверни на всю длину.
   Утвердившись с решением, киваю. Кисти складываются в серию жестов, хлопок ладонью по земле - на метр вверх поднимается широкая и длинная стенка. Быстро и четко расстилаю и опустошаю макимоно. Почти досуха себя выжав, создал пару дублей и далее молча наблюдал за действом.
   В полной тишине Шигуре подплыл к моим дублям, скомандовал им правильно встать. Дальше шиони вырос в несколько раз, став прозрачным призраком, вокруг которого зажглось шесть огней, формой похожих на свечные. Потом он сунул руки сквозь псевдо тела через спины, отчего и у меня, и у остальных трех дублей нестерпимо зачесались лопатки, а оба подопытных совершенно перестали мною восприниматься. Фуиндзюцу на руках Шигуре, торчащих из грудных клеток, налились силой, начав будто бы то ли сиять тьмой, то ли поглощать свет. Чакра в дублях стала убывать просто с катастрофической скоростью, но и руки величественного и грозного демона смерти не медлили - додзюцу успевало все фиксировать.
   Вот зацепленные за большой палец четки сползли на запястье, одна ладонь прикоснулась к грязной поверхности, вторая обозначила стелющееся движение вдоль свитка. Неужто "Саикэн Фуин"?! Непроизвольно сглотнул. Без каких либо напрягов шиони исполнил печать реновации "B"-ранга, не просто придающую потрепанному предмету первозданный вид, а способную бесследно вытравить вязь бездействующего фуиндзюцу - ах***й контроль поражал куда меньше навыков и способа из демонстрации. Очистив и обелив рабочую поверхность, Шигуре поднял руки и вновь без всяких изысков и видимых усилий создал очередное фуиндзюцу - "Шишо Фуин". Отняв руку от готовой печати, Шигуре на миг сосредоточился, хлопнул в ладоши, повернул их крестообразно и начал правой рукой смахивать нечто с левой ладони. Текст! Из-под ладоней вылетал поток черных символов, ложась строчками и колонками, формулами и таблицами. В какой-то момент дубли исчерпались, передав мне ослепительную, но кратковременную боль, но Шигуре успел все завершить.
   Потрясающе, во многих смыслах... От до боли знакомого каллиграфичного почерка щемило сердце - Минато-сэнсэй... Биджев шиони не спешил меня просвещать, но и не выказывал реакции на мои душевные терзания. Нечто подобное я предполагал на задворках сознания - использование запечатанных внутри душ. Потому Шигуре не увидел ни моего падения на колени, ни слез или содроганий, лишь скупые, несколько дерганые движения. На негнущихся ногах прошел от язычка до катушки, запечатлевая в памяти знания со свитка. Мое с занпакто состояние вылилось в обоюдное рвение немедленно выучить это сложное и удивительное фуиндзюцу, как бы доказывая незримому сэнсэю... что-то. Так отвлекался от переживаний, тогда... тогда я тоже с головой окунулся в развитие личной силы, сродства, забывался на миссиях. Уверенно щелкнув по катушке, вернулся к началу, не отставая от скатывающегося макимоно с досконально разобранной ценной техникой ниндзя.
   Всего со второй попытки следования подробным инструкциям я нанес "Шишо Фуин" на плоскость камня, рассеченного напополам точным движением танто. Еще через две мне удалось правильно запечатать обрезок, за ним и валяющийся рядом валун - достаточно. Тут же создаю и отменяю теневого клона, всем передавая обретенные знания. На затапливающейся базе было полно ценных и целых вещей, а так же вскрытая рыбами-мутантами небольшая, но ценная библиотека.
   Шаринган все считал, включая второе бонусное фундзюцу "B"-ранга, так же исполненное на более высоком уровне. Редчайшая техника "B"-ранга "Шодо Фуин", улучшенный вариант известной мне печати гравировки "Шикоку Фуин" "C"-ранга. Печать каллиграфии мельком упоминалась в одной из прочитанных хроник. Именно с ее помощью Шигуре вывел весь текст, громоздкие формулы и даже таблицы (какой материал какое уплотнение выдержит и прочие практические приложения убористым мелким почерком Минато-сэнсэя). Доскональные объяснения "Шишо Фуин" заняли менее половины места... Хм! Я знаю кидо аналогичного действия, но им тоже не особо пользуются, поскольку оно выматывает быстрее и надежнее писанины вручную. Собственно, из-за сходства действия этой и других пар кидо и дзюцу дело с переложением длинных словесных формул заклинаний в ручные печати и наоборот точно вскоре пойдет на лад. Только время бы мне выкроить, чтобы вплотную заняться этим. А еще остальным, чем щедро поделился Шигуре, зачерпнув знания от запечатанной внутри него души Йондайме Хокаге: замки и ключи к ним, внушительное разнообразие элементов блокировки доступа, встраиваемых в различные фуиндзюцу. Неоднозначным приложением в самом конце шла короткая выжимка про шифрование под додзюцу, в частности, о совмещении требований соответствия крови и парности бьякугана или шарингана, чтобы прочесть что-либо, закрытое клановыми фуиндзюцу Хьюга или Учиха.
   Пока я был погружен в свои думы, раскладывая по полочкам все узренное, шиони ушел, не прощаясь. Типа решил сделать подарок, приходя исключительно по зову и проворачивая свои дела? Хм... Ладно, буду мыслить в позитивном ключе, нет времени хандрить или рефлексировать - надо позаботиться о напарниках и срочно восполнить резервы.
   Перво-наперво создал десяток теневиков - новые курьеры умчались за трофеями, на десяток ходок или полчаса жизни им хватит чакры. Надо быстрее кончать тут да сматываться. Высмотрев место получше, хотел замести следы и переместиться, но:
   -- Ты готов поделиться, но готов ли отвечать на неудобные вопросы? - Поинтересовался занпакто.
   -- Откровенность... Тайны плодятся, как грибы после дождя. Мна, я понял тебя, Какаши. Готов?
   -- Мгм.
   - Шишо Фуин. Шодо Фуин.
   Двойная концентрация и двойной контроль помогли с первого раза выжечь письмена на каменной поверхности все еще стоявшей стенки-стола. Текст воспроизвел распространенным у книгоиздателей печатным шрифтом, ограничился только "Шишо Фуин". Шигуре вынужденно сметал чакру-кандзи с ладони, я же поступил гораздо проще: сам стал двигаться вдоль стенки. О более удобном месте пришлось забыть, потому срезал плиту-учебник и здесь же организовал ложбинку при помощи дотондзюцу.
   - Данку.
   Над организующейся стоянкой развернулась двухскатная крыша из простенького и не смачиваемого водой барьера - зонтик над низиной час точно продержится. При помощи "Рукиенчо" предупредил напарников о моей восстановительной медитации и устроенном клонами мародерстве, а так же позвал на поляну, попросив последние метров сто приближаться ко мне спокойным шагом. Сложив пальцы в очередные знаки, я при помощи дотондзюцу подготовил площадку ко встрече. Создал грубую одноногую столешницу и кубы-сиденья, а так же кубическую яму для костра и тонкие копья вокруг, чтобы подвесить котелок для готовки наваристого рамена и чайничка для пользительного отвара на душистых травах. Растряс Кладовую на припасы и создал еще четырех теневиков, чтобы накрыли стол, соорудили бездымный костерок и сварганили напарникам полноценную и плотную трапезу. Сам перебился бутербродами и походными галетами с легким термосным тоником на травах, что помогло вскоре ощутить в себе силы и перейти в:
   - Банкай.
   Плотный пар чакры резко сгустился, превращаясь в водянистую субстанцию с сохранением объема. Это раньше у меня возрастал объем и резерв, но после достижения золотой гармонии стала резко расти мощь самой чакры, как у Джирайи, переходящего в Сеннин Модо. К стыду своему, я не могу в банкае полноценно оперировать тягучей чакрой, но благодаря строению тенкецу у меня получается высвобождать ее в, так сказать, привычном газообразном виде.
   В полном природном высвобождении вода-чакра обращается в камень, образно выражаясь, аж двинуться невмоготу. Так перегружаться мне нельзя, в сенкай следует переходить постепенно, балансируя на грани и собирая аккуратно. После недавно устроенного мной взрыва природная энергия здесь вела себя бурно, придется презреть боль - эта полезна и по окончанию медитации станет сладкой, как бывает с натруженными мышцами. Предстоит напрягаться для усвоения собранной энергии, иначе не смогу усилием воли преобразовать ее в любую другую из пяти компонент, только высвободить весь собранный объем в сендзюцу. Из-за контуженной сенсорики я не потону в потоках ощущений, так же в дополнение лучше временно приглушить и нервные сигналы от пяти телесных чувств.
   Природную энергию начал впитывать как раз тогда, когда пришли напарники, вполне отдышавшиеся после бега за время пешего хода. Гай безжалостен к себе, благо хорошая форма уберегла обоих шиноби от промокания до нитки. Две команды моих клонов, сопровождавшие их, отправились в дождь устраивать секреты и патрулировать, на всякий случай.
   - Эм...
   - Все потом, дружище! Упс... - Гая явно не ожидал, что свободный теневик, встретивший их, окажется столь хлипким и лопнет от его хлопка по спине. И тут же постарался скрыть неловкость: - Во имя силы юности моря, налетай, Хироши.
   - Угум, - смущаясь бурчания собственного желудка, откликнувшегося на аппетитные запахи, царившие в низине, и соблазнительно курящиеся плошки с горячим раменом.
   На еду Гай чуть не налетел в буквальном смысле, благо Ирука вовремя подхватил бесчувственное тело - шиноби отрубился, едва расслабившись и отпустив вожжи волевого контроля.
   - Хачи!..
   - Здесь я, - отвечаю обеспокоенным тоном, чувствуя стыд - не предусмотрел. Лопнувший клон с гарантией выбил меня из медитации, не рассчитанной на лишний поток информации. - Эм, на будущее... Тайдзюцу врат Хачимон приводит к обширными внутренним повреждениям, а Гай открыл семь врат из восьми, - просвещал Ируку-Хироши одновременно с применением обезболивающего ирьёниндзюцу. Хм, что, решил обмануть ирьёнина, продолжая имитировать обморок?
   - Твои теневики знали это и не воспрепятствовали?..
   - Он хотел доказать, что вынослив не менее моего. Ммна, не суди строго...
   - Ками-сама, какие остолопы...
   - Триста, кха, приседаний, чюнин!
   - Кхм! Какие еще триста...
   - Ну будь...
   - Перечишь командиру?! - Гай скорчил зверскую морду лица. - Это приказ, живо!
   - Хай, - процедил Ирука-Хироши, отошел чуть в сторонку, повернулся спиной и начал считать десятки своих приседаний.
   - ...суров, - закончил я.
   - А ты вообще лечи, ир-рьёнин!
   - Раздевайся, - спокойно отвечаю, извлекая все ту же кушетку для операций. - И чего такой злой?
   - Ты Мэй отправил бабочку? - Более мягким тоном загнул свое Гай, начав неловко, но быстро разоблачаться.
   - Да.
   - Хорошо, - не преминул он встать в клевую позу, оттаяв. Собственный глуповатый внешний вид его не смутил, хотя нет, бровь дернулась, после чего я открыто хмыкнул:
   - Мхех, давай живее, а то все остынет, пока я вливаю в тебя силу юности.
   - Так точно, ирьёнин-сама, во имя Силы Юности!
   - Паяцы... тридцать!
   - Скоро оберешь секретную базу? - Скривив рот в усмешке, стойкий Гай задал вопрос, сидя отдирая штаны с поврежденной кожи.
   - Через час точно: много редких и драгоценных материалов. Жаль, самоуничтожился цех по производству улучшенных мечей, кинжалов, кунаев и сюрикэнов. Широкий туннель к подводному гроту тоже взорван.
   - Безотходное производство? - Уточнил ниндзя, не думавший о себе.
   - Не знаю. Не отвлекай.
   Завершив водить руками с активной техникой мистической руки, подвел неутешительные итоги первичной диагностики. Множественные разрывы и кровотечения, переломанные хрящики, истертые суставные сумки, трещины в костях и многое другое. Надолго не боец, и пропал весь эффект от первой помощи, оказанной Ирукой и моим дублем.
   - Приготовься брать под контроль и удерживать "силу юности".
   - Всамделишную?!
   - Лежи, - давлю рукой, возвращая обратно в лежачее положение. - Мм, успел собрать чуток сенчакры, смешаю ее с ирьчакрой. Должно хватить на объем твоего тела, но эта помощь безадресная и тоже вредная, эм, поскольку нагружает ресурсы твоего уже измученного организма.
   - Тот крепыш, кому ты тогда вливал этот коктейль, к утру издох, - произнес обеспокоенно обернувшийся Ирука, запыхавшийся приседать. Смутился и отвернулся, с удвоенной скоростью продолжив упражнение.
   - Он умер из-за вымывания отложений стекольной пудры. Гай, учти, это пока не панацея. Поставит на ноги, но и только. Эм, я еще неопытен, велики риски при замещении чакры в СЦЧ, потому вливать буду непосредственно в тело.
   - Да-да, друг, я верю в тебя! Давай уже быстрее...
   - Эмн, не давай ей растекаться.
   Упомянутый пациент умер из-за моей ошибки - не учел влияния чакры на организм ниндзя. Я заполнял его тело из одной точки, совмещая с фильтром внутри сердца. Шиноби напился отравленного пива с пудрой из стекла, а потом и надышался ядовитым туманом со взвесью все той же мерзости, жестоко убивающей изнутри. Из-за того, что вливание экспериментальной смеси чакры велось через одну область, ребра там за ночь срослись в крепкую костяную пластину, а сердечная мышца выросла и окрепла: ускорившееся сердцебиение размыло успевшие образоваться отложения пудры, а сильные толчки быстро выдавили всю кровь из микропорезов.
   Гай секунды три протупил, непонимающе смотря на свою кисть в моих руках, потом допер и дело пошло на лад. В друга вливал ту же смесь, однако на сей раз передвигая свои руки, а не чакру. Заполнил руки, ноги, потом аккуратно довел до шеи и охватил голову. Тело пылало, обильно покрывшись испариной, и если бы не помощь занпакто, пришлось бы звать Ируку, чтобы стимулировать сердце и делать искусственное дыхание - опасно воздействовать на мозг. Смешение "силы юности" и собственной чакры Гая пошло лавинообразно, начавшись с головы. Вот тут Ирука и понадобился из-за сильных судорог, охвативших пациента, в противном случае неделю бы отлеживавшегося в больничной палате.
   В общем, исхудав после процедуры еще на четыре кило, Гай всамделишно налетел на еду, но ему простительно - из-за ускоренной регенерации внутри бурлила чакра и секреты различных желез. Он чувствовал себя готовым свернуть горы - горы еды. Мне пришлось расстаться с целым литром того самого, вкусного меда из реквизированной бочки - крайне питательное кушанье. Мои теневики принялись спешно готовить жирный ореховый омлет и разводить дорогой супер витаминизированный сухпай, чтобы восполнить все потери Гая в массе. Я тоже всего поел за компанию, но первым встал из-за стола, отменил хилых поварят, создал одного дубля и уселся дальше медитативно собирать сенчакру.
   После треска за ушами настал черед потрещать языками. Мой дубль коротко и по существу доложил о вспугнутых и убитых, о неудавшихся побегах, общей картине разрушений и затопленных подземных лабораториях. Гай вроде и разомлел от раздувшегося живота, но это не помешало ему много говорить и хорошо соображать. Он часто уточнял детали и порывался совершить запрещенное - нагрузить себя физически. А вот Ирука все больше молчал, развивая косоглазие. Его любопытство сполна окупилось, когда дубль перевернул плиту и явил "добытый" учебник. "Шишо Фуин" полезно и нужно обоим напарникам, в той или иной мере углубленно занимающимся фуиндзюцу. Ируке ради личного удовлетворения и продвижения по рангам, а у Гая семейный бизнес. Глаза обоих вылупились, и щекотливая тема о щедром госте немедленно отошла на второй план.
   Непроглядная пелена дождя скрыла прибытие, а скромная сенсорика дозорных теневиков непозволительно поздно предупредила о гостях, нежданных и незваных, как чуть позже выяснилось, скрытно приплывших на панцире треххвостой черепахи...
  

Глава 11.

  
   - Встряли, да? - Тихо, почти шепотом спросил Ирука, едва отменившийся теневик в очередной раз скинул мою медитацию, а его пренеприятное известие мимолетно отразилось на моем лице.
   - Так нечестно! Тебе драчка, а мы текать!? - В сердцах воскликнул Гай, при этом жадно впившись глазами в пояснения к "Шишо Фуин", запечатлевая в памяти четкий образ доскональных инструкций. Чюнин незамедлительно последовал примеру джонина.
   Под зарево ветвистых молний, совершенно ясно обозначивших направление на приближающийся источник смертельной угрозы, я лихо спрятал в Кладовую натасканные теневиками пластины с запечатанными трофеями. Создал и отменил "Каге Буншин", приказывая уничтожить оставшиеся на базе ценности, снять сдерживающие воду барьеры и подорвать ключевые коридорные перекрестки и помещения.
   Впрыснутые в кровь адреналин с чакрой взвинтили соображалку. У Гая ожег СЦЧ, даже "Хенге" не способен применить. У него заключен контракт с черепахами, потому неопытный Ирука не сможет его захватить с собой к дельфинам, применив обратный призыв. Напарники, откровенно, обуза. Сам я восстановился примерно на три четверти, в "Чакрафуин" где-то три моих непереваренных резерва, годящихся исключительно на Бала, Серо или Сирокама. Враги кране быстро движутся, а разверзшиеся хляби небесные явно чье-то ниндзюцу, в котором направление моего Сонидо не скрыть, к тому же, с двумя довесками быстро выдохнусь, все же поступь предназначена для индивидуального перемещения, как и улучшенный "Шуншин". Биджу, неужто Шигуре знал или предвидел что-то подобное, предлагая мне "Хирайшин"?! Хотя не надо иметь тонну мозгов, чтобы понять, что кое-кто ринется за похитителями заготовки великого меча, но ведь не с такой подавляющей мощью!.. А что могло спровоцировать? Рокуби?! То ли слизень, то ли улитка, из способностей биджу -кислота. Неужели след от косяка рыб-мутантов перепутали, а их самих вместе с кислотными плевками приняли за атаку шестихвостого? Паникер отправил неверно понятое сообщение? Деза от Ао? Биджу, да какая к пустому разница? Надо отсель срочно валить подобру-поздорову. Куда и как?
   - Чего задумался, Хачи?! - Воскликнул Гай, перекрикивая оглушающее небесное светопреставленье. Кинув злой взгляд на прозрачную голубоватую крышу, еле сдерживающую настоящий водопад, с затаенной надеждой повоевать он, шутя, выдал светлую мысль: - Погнали к Мэй на крыльях бабочки!..
   Весь вид Ируки в этот момент так и кричал: "Обоих околдовала, плутовка"! Но чюнин оставил завистливые слова при себе, быстро сменив эмоции на осуждение и опаску, типа негоже являться без предупреждения, а то ненароком убьют, с перепугу. Грохота молний и шума воды он не боялся, но зазря ввязываться в драку не хотел, сожалел об облепленной взрыв-тегами плите - шаринган узрел целую гамму быстроменяющихся эмоций подрывника. Да, это он повесил детонатор на мои убойные кибакуфуда, использовать которые я обещал Хирузену лишь в самом крайнем случае.
   - Ты гений! - Моими устами воскликнул занпакто.
   Телепортация! Но не к Мэй и не в первую очередь...
   - А то!.. Что, серьезно?!
   Ирука обреченно выполнил жест рука-лицо, демонстративно сожалея, что связался с парочкой придурков.
   - Дотон Кеккай: Токаттен Кюуэн!
   Окружающие ложбинку валы взметнулись сводами бункера спасения, продвинутая версия "B"-ранговых убежищ, которые создавали шиноби Ивы в приснопамятную третью мировую, и которым я после нещадно мстил за смерть Обито под завалами одной из ухоронок. Это выгадает нужный мне десяток секунд - у меня есть право только на одну ошибку...
   - Бакудо-82: Сентан Хакуджа!
   Вокруг дубля и хилого теневика под личиной умершего шиноби из Ёакехасу закрутилось тело тысячекольцевой белой змеи из ленты, телепортирующей малый объем охваченного пространства с использованием принципа, что и в бакудо адской бабочки. Мне никогда не давалось это 82-ое бакудо, но после ношения энергетических одежд хитрый принцип стал мне кристально ясен.
   Гибкий стан, игривая улыбка с кокетливым взглядом из-под пушистых ресниц, обращенный к сынишке любящий голос, немые упреки, кухонные хлопоты, безмятежность сна, аромат мягких волос... Только Король Душ знает, чего мне стоило сохранять сосредоточение, принимая воспоминания лопающихся теневиков.
   Есть ориентир! Есть попадание!!! Внезапно появившийся посредь кухни дубль без зазрения совести поймал Цунами и ее взвизгнувших поварих в гендзюцу, замещая последние секунды воспоминаний маленькой ложью: на кухню явился худощавый парниша-недошиноби и бесстыже начал воровать еду, за чем его и застукали, громко заголосив и кидая все, что под руку подвернется. Самое время: купцы спозаранку съехали с новенького постоялого двора, а усталые люди еще нежатся в постелях - некому точно идентифицировать энергетический всплеск. Дубль при помощи дзюцу без труда провалился сквозь каменную плиту в подпол и добрался до тайного отнорка, в то время как "воришка" напустил скрывающего туману "Нинпо: Киригакуре но Дзюцу" и припустил что есть духу прочь, увлекая за собой порядочных и злых ниндзя (или порядочно злых?), то ли вставших на защиту ночлега и собственного завтрака, то ли решивших поквитаться за внезапную побудку.
   Поддержанный барьером купол из слипшихся над нашими головами корундовыми булыжниками вдребезги разлетелся от прицельного удара толстенной молнии, а выровненная под ногами площадка вся растрескалась и увлажнилась. Однако я усилием воли в последний миг замкнул сферу и протолкнул ленточный клубок на новое место - подвал постоялого двора "Наруто" у одноименного моста на территории Страны Волн. Ирука успел сложить две ручные печати, установив таймер на две секунды и активировав детонатор - мощный взрыв с загрязнением среды точно скроет все наши следы. Действительно мощно взорвалось - спрятавшиеся дозорные дубли подтвердили.
   - Тсс... - устало и напряженно шикаю на полнящихся вопросами промаргивающихся напарников, создавая бабочку-посланницу.
   На сей раз всего три секунды ушло на завораживающее зрелище, но это кажущаяся легкость и быстрота - я весь взмок от огромной концентрации, создавая подряд высокоуровневые дзюцу. Наконец-то определился с именованиями. Одно из значений "дзюцу" это искусство. Кидо это тоже своего рода искусство - искусство творить заклинания. Переложенные кидо подходят под категорию сендзюцу. Изначально заклинания рассчитаны на духовных сущностей, но благо подошла формула, теоретически выведенная для моего ядра (жаль, повторяемость невозможна). Все эти промелькнувшие на заднем фоне мысли едва не стали отвлекающим фактором.
   - Где мы? - Коротко спросил Гай на языке жестов, едва я устало привалился к пустым полкам.
   - Постоялый двор у моста "Наруто", приграничный Гетоу-еибасу, Страна Волн, - вымученно отвечаю вполголоса, переводя дыхание и радуясь прохладе. Моих контуженых сенсорных способностей на постоялый двор почти хватало.
   В глазах друга зажглось интуитивное понимание, выразившееся распространенным среди подростков жестом, от которого Ирука не закатил глаза только благодаря тренированной выдержке учителя академии для малолетних вихрей неприятностей. Дубль, тем временем, выскользнул из пустого складского закутка, чтобы приватно пообщаться с Тазуной, в том числе, оставить письменное распоряжение тратить всю мою долю доходов сего заведения на битком набитые дорогие продуктовые свитки с редкими сортами яблок, семена и саженцы раритетных яблонь. Чем яблоневый сад не изюминка набирающего популярность заведения? Путь растит, позже по-свойски договорюсь с Тензо.
   - Транзитом к Мэй, - серьезным тоном утвердительно произнес Гай, а в глазах огонек. - Кто там прибыл?
   - Последний лопнувший клон однозначно идентифицировал чакру биджу. Сам Ягура с чего-то подорвался...
   - Ох ты ж биджу!..
   - ***! - Одним словом ёмко выразился Ирука, едва по привычке не наказав злостного матершинника, краем зрения прочитавшего сдержанный порыв, подавившегося сквернословием и широко улыбнувшегося во все тридцать два, естественно, с выставлением клевого большого пальца. Охватившее нас напряжение слегка отпустило.
   - Мэй хотела его выманить в засаду и разгромить своими силами, - вновь утвердительно произнес Гай, но на сей раз с налетом задумчивости. - При поддержке змеиного саннина, - с неприязнью дополнил джонин, как бы подводя итог очевидностям. - И нашей...
   Теруми Мэй решила до запятой соблюсти наше задание, разительно отличающееся от ориентировки, полученной ее людьми от "сочувствующих заморских друзей", сиречь, Корня. Наше участие в планируемой битве предполагалось добровольно-принудительным, выход намечался на завтра до рассвета - сегодняшний день должен был быть целиком посвящен отдыху тела и души (не считая рабов-дублей для исцеления калек). Отбытие планировалось с появлением то ли вестника с шифрованным маршрутом до места сбора, то ли проводника. Времени до первого тура Чюнин Шикен как раз хватало впритык, ведь нам пообещали доставку посредством призыва с любого берега Страны Воды до ближайшего берега Страны Огня всего за два-три часа вместо суточного, минимум, плавания на быстроходном корабле. Но какой-то самый умный и хитрож*** решил ликвидировать странный барьер на секретной подземной базе повстанцев, подикась, очередная утечка сведений. Ну не верилось мне, что фуиндзюцу было пробито изнутри - тот монстр бы его выел.
   - Может, намеренно слили информацию, пожертвовав неугодными спецами из кланов-похитителей? - Пессимистично озвучил мою мысль Ирука, наметанным на школоте глазом сэнсэя прочитавший что-то на моем лице, вопреки обыкновению, не скрытом матерчатой фуин-маской.
   - В любом случае мы отправимся во вторую очередь... Или вы оба предпочтете погостить у Тазуны-сана?
   - Как шиноби я недееспособен, - сокрушенно ответил Гай, с великим трудом признавая свою временную немощь, но не вину. Вот выпендрился и огреб по уши. И кто его просил впитывать мою "силу юности"? Сильнодействующая смесь сделала бы свое дело да рассосалась, без столь пагубных последствий для СЦЧ, которых я и побаивался, к слову.
   - Мы свое дело сделали, - отчеканил Ирука, обводя нас пристальным взглядом, словно каких-то нерадивых учеников. Нас связывает не только команда и конкретная миссия, потому ведение речи в подобном свободном ключе норма. - Нашу миссию можно считать завершенной. Никаких компрометирующих посланий к хокаге от Теруми Мэй не будет. Ресурсы Кири подточили, хабар собрали, к чему дальнейшая бравада перед...
   - Нет, - перебиваю, поднимая руку. - Это не бравада или личные договоренности, а оправдание оказанного доверия. Ты, Ирука, и в мобильном госпитале сможешь читать лекции, укореняя семена благодарности Конохе за исцеление, а Гай прекрасно поможет в реабилитации излеченных, наметанным глазом мастера подбирая нужные комплексы физических упражнений. Инициатива в рамках миссии, а хабар мы вернем за политические и экономические уступки, поднимающие престиж и благополучие всей Конохи. Сам подумай, Ирука, крутые трофеи станут причиной раздора и разборок - зачем они нашему гакуре?
   - Мягко стелешь, Какаши, - набрался смелости чюнин, задумчиво и важно потерев подбородок. Вроде бы разговор на равных, как между союзниками, наладился. - Хочешь стать незаменимым и единственным посредником? - Сметливый ум, однако.
   - Признаться, не думал об этом...
   - О, Силы Юного Моря! - Гай с улыбкой припечатал свою пятерню на спине младшего. - Верным курсом идешь, Ирука. - Под моим взглядом давний друг осекся, не дав с языка сорваться словам о возмужании и застенчивости, годным только для сопливых генинов.
   - Это сработает, если титул Годайме Мизукаге достанется Теруми Мэй, - соглашаюсь со скептичным посылом Ируки, чей порыв оказался загублен кое-кем, не будем тыкать пальцем. Здравая мысль пришла Ируке, чей скромный бюджет учит экономно распоряжаться деньгами - изучение фуиндзюцу занятие не из дешевых. - Здравая и дельная мысль, союзник.
   - Авантюра чистой воды, - буркнул Умино, глядя в ровный каменный пол. - Сентан Хакуджа добросит нас до дома? - Он не хотел сдаваться, цепляясь за что можно и выставляя нас с Гаем ловцами злоключений на пятую точку. А ведь ему обещано наследие Умино...
   Ухей спринтер, но длительность призыва всех моих нинкенов одинаково ограничена. Ребята под надзором. Сакура? Массировал ей лодыжку и лечил ушибы да царапины, из нее получится ориентир для бабочки-посланницы, а значит и перемещения. Но девочка не сумеет ни толково спрятаться, ни повести себя так, чтобы ничьи подозрения не вызвать. Сакура обязательно перенервничает и в назначенный час за ней обязательно будет слежка. Четко сориентироваться на душу Хирузена у меня не выйдет, да и не хочу я светить перед ним этим козырем. И перед Джирайей с Цунаде тоже. Отправить улучшенного дубля? Вроде идеальный вариант, но есть еще возможность раскрыться перед Шизуне и попросить нареченную прибыть в Коноху или городок поблизости. Однако Цунаде меня прямо на месте пришибет, как пить дать. После Танзаку при встрече однозначно порвет на мелкие лоскутки и все косточки четырежды пересчитает, а потом скажет, что и было. Решено. Создам и отправлю продвинутого дубля, заодно обстановку разведает.
   - Да, - отвечаю после трехсекундной заминки, непроизвольно потерев грудь в районе сердца. Один из трех оставшихся под кратером дублей засветился, чтобы потянуть время и задержать джинчурики треххвостого, выгадав время.
   - Там точно суматоха и наверняка гудит битва, - с затаенной надеждой и мечтательными интонациями произнес Гай. Он все еще не отошел от масштабов устроенного мной кратера, сопоставимого с тем, что остался от отведенной Минато-сэнсэем "Биджудама" Кьюби, намеревавшегося уничтожить Монмент Хокаге. Мой бровастый друг жаждал сражаться, а не быть никчемной обузой.
   - И без Хачи мы там будем не пришей кобыле хвост, - тихо и недовольно припечатал Ирука, надеясь пробудить в бровастом здравомыслие, хотя куда уж больше - малость неадекватный Гай и так сейчас сдержан. Чем он недоволен? Затянувшимся размусоливанием? Так я даю время Мэй согласовать все с Ао, найти шестерых соратников и укромное место для встречи и отправки. Сам тоже занят делом - активно перерабатываю энергию для супер битвы титанов.
   - Ммм, вы - залог моего возвращения посредством Сентан Хакуджа. Лично я не хочу вновь бояться за вас. Здесь относительно безопасно и комфортно... - Но Конохе пользы меньше, хотел я досказать, и наследие в этом случае не вернут, но меня перебили:
   - Именно здесь ты и перевыполнил миссию, Какаши, и теперь вновь хочешь приключений на свой зад, проявляя излишнюю инициативу. Во имя силы юности, что б я так мог!
   - Ммаа, так я не понял, Гай, ты за или против, м? - На самом деле я уже понял, к чему клонит друг, и завидовал белой завистью, несмотря на успехи на поприще дзюцу. Страстно хотелось отдыха с долгими и сладкими трапезами, созерцаний садов, цветущих или каменных. И старый друг-соперник легко читал мои нехитрые желания. Я крепился, но моральная усталость накапливалась.
   - Наши с Ирукой риски не оправданы, - выдавил из себя Гай. В военно-полевом лагере повстанческих сил можно много ценных сведений собрать, но они бледнеют по сравнению с уничтожением двух хорошо оборудованных подземных комплексов и многих десятков ниндзя Страны Воды. Наша миссия не предусматривала участия в крупномасштабных сражениях, а ворох уже добытых сведений скоро из ушей полезет. Таков подтекст реплики командира команды. - Мы тебя здесь дождемся, возвращайся.
   - Хай. - Порывисто встаю и извлекаю все, что напарники передавали мне на хранение, в появившегося при помощи "Каварими" дубля вливаю запас чакры и одновременно улучшаю - он посуху в Коноху, а я к Мэй: - Ладно, корпите над опусом... Бакудо-82: Сентан Хакуджа!
   Ей-ей, как есть очаровала! Мило закусившая губу, вскинувшая бровки, с бурей эмоций в прелестных очах, в полной разгрузке и увешанная оружием - она продолжает оставаться сексапильной. Хочется сражаться за одну только ласковую улыбку Мэй, женственной и мужественной, доброй и грозной - великолепной. Вспомнив о Шизуне, сморгнул пленившее меня наваждение. Узнавание мгновенное...
   Мы вдвоем внутри синеватого купола черепашьего приюта, "Дотон: Шерутакаме", "B"-ранговый прототип бункера спасения. Биджу его знает, кто придумал столь дурацкие названия для этих классов дотондзюцу, но прижилось. Конкретно этот приют исполнен поистине мастерски и благодаря состыкованным слоеным шестигранникам реально напоминает черепаший панцирь - оригинально. Все ранее виденные мной слепки из булыжников лишь жалкая карикатура на истинное исполнение этого ниндзюцу - я с занпакто оказался впечатлен профессионализмом. Мои глаза продолжали смотреть на Мэй, а сокрытое под Маской додзюцу подмечало все окружающие детали.
   - Налюбовался, проблемный ты наш? - Устало пролила она желчь.
   - Ваш?
   - С потрохами, - уверенно кивнула она, собственнически улыбнувшись.
   - У вас неточные сведения о моем метаболизме.
   - Что за инсинуации? - Девушка надула губки, хлопнула ресницами раз, а после второго девушка преобразилась. Нет, не во властную хищницу, охочую до вражеской крови. У Мэй добрая натура, она талантливый, обученный и удачливый кадровик, умеющий подбирать ключики к людям. - Ясно, духи от Куроцучи. Ну, Ао, ну погоди!.. - Осекшись, Мэй тряхнула шикарной огненной гривой и вновь сменила тон и вид: - Я имела ввиду посредничество между нашими гакуре. Касательно текущей ситуации, Хачи. Ягура поверил в наш блеф о перезапечатывании Рокуби в Донзоку Кента, но перехватил инициативу. Три мечника возглавляют атаку на наши укрепления, Йондайме Мизукаге увел с собой команды мечников, пользующихся Нуибари (игла), Сибуки (всплеск), Киба (клык).
   Хороший выбор: сшить громадного, взорвать многочисленную мелочь, а сочетание воды и молнии вообще классика. Да, точно, ту мощную атаку, вскрывшую мой бункер, произвел Меч Молний, Райто. Разгого качества и характера подделок, проводящих молнии, много, но эти райто не сравнимы с легендарным Райто. Самехада (акулья кожа), судя по книге Бинго, у отступника Хошигаки Кисаме. Про владельца Кабутовари (раскалыватель шлемов) мало знаю, как и про нынешнего владельца Хирамекарей (двойной рыба-меч). В последние годы большинство великих мечей не задерживается в чьих-либо руках. Кубикирибочо (обезглавливатель) я лично переделал, создав из него Райти для Саске, но если вырезанный кусочек вдосталь напоить мощной чакрой и кровью, то вполне вероятно, он полностью восстановится (или уже восстановился в полноценный Кубикирибочо).
   - Наемники? - Короткий кивок в ответ на мою вскинутую бровь. Кто-то оказывает серьезную финансовую поддержку нынешнему Мизукаге, не чурающемуся привлекать нукенинов собственного гакуре. Если учесть, что Киригакуре уже многие годы является финансовым лидером среди всех скрытых селений...
   - Химеры Орочимару справляются с выродками. К переброске все готовы, - твердо и властно проговорила Мэй.
   Киваю, делая дубля, который тут же в позе эмбриона опускается под выровненную землю, прячась. Одновременно выпускаю чакру, скрывая якорь возврата и готовясь к переправке максимально большой для себя группы. Мэй без слов поняла мой взгляд на нее и сделала пасс рукой. Повинуясь ее жесту и чакре, несколько темно-синих корундовых секций с локоть толщиной быстро выдавились наружу и раздвинулись в стороны, открывая проход для ожидающих снаружи шиноби.
   Действительно, химеры. За стелющимся змеиной походкой Орочимару проследовали два бронированных качка с парными ятаганами. Все бы ничего, но гулкий цокот, выгибающиеся назад колени и уродливые морды лица... За спинами удачных экземпляров по-змеиному вьются чешуйчатые хвосты с острыми листовидными костями, глаза полны безумной ненависти, а на открытых участках кожи елозят черные кляксы джуиндзюцу, как пить дать. Оба в крови и мышцы подрагивают от пыла схватки.
   Еще троих вошедших я не знал, но на лицо преданная и перспективная молодежь из клана Суиро. Странный выбор. Все вошли быстро, молча и четко повиновались нехитрым жестам Мэй.
   - Появимся на холме в зоне отчетливой видимости и сразу в бой. Плотнее ко мне, готовьтесь к вспышке света... Сентан Хакуджа!
   Внимательно наблюдавший за мной саннин хмыкнул и ложным веком защитился от ослепления. Группу обмотали ленты, когда они плотно сомкнулись - произошел пространственный перенос.
  

Глава 12.

  
   - Ты не перестаешь меня удивлять, джонин, - успел заметить впечатленный Орочимару прежде, чем опали мои энергетические ленты, быстро и бесследно растворяясь в природной чакре. Остальные потратили драгоценные мгновения на ориентирование и подготовку дзюцу, видимо, зная, что предательские дождевые струи сразу доложат Ягуре о нашем появлении.
   Больно и натужно мне далось перемещение такого количества сильных ниндзя - помощь занпакто неоценима. Отменив дубля, прятавшегося под дерном и послужившего ориентиром для перемещения, я воспользовался высвобожденной им чакрой и первым соскочил с холма. Из-за пережитого напряжения не смог должным образом применить Сонидо, потому очень медленно полетел спиной назад. Занпакто сориентировался быстрее меня и подправил угол - под сорок пять градусов в небо, чтобы Мангекё Шаринган всё разглядел - с высоты.
   - Хей-я! - Неожиданно звучно закричала пара химер, спущенных с поводка в сторону ближайших врагов.
   С напружиненными ногами и фуиндзюцу на копытах они совершили мощные прыжки на пару сотен метров вперед, устроив по приземлению мини-землетрясение. Команда Мэй тоже дружно прыгнула с макушки невысокого холма, разбившись на пары. Самый старший и самый младший применили модификацию кланового хидзюцу "Кучиёсё: Сукеру Окина Суиро". Хлопнули под ноги печать призыва и начали через ноги высвобождать огромный объем стихийной чакры, параллельно складывая серию ручных печатей. Прямо из грязи и окружающего обилия воды всплыло два огромных водяных дракона, один в две сотни метров от усатой морды до кончика хвоста, а более юркий собрат метров семьдесят - красавцы! Обе пары ниндзя оказались стоящими на головах водяных монстров, завораживающих непрерывным движением радужно блестящей чешуи. Белый Змей тоже время даром не терял, применив "Кучиёсё: Санджу Рашомон", чтобы выстроившаяся в ряд тройка гигантских демонических врат остановила "Биджудама" Санби, успевшего предстать во всей своей звериной моще и выплюнуть свою бомбу.
   Профессионалы быстро разобрали цели. Козлы схлестнулись с чернявым и коренастым владельцем Сибуки, чьи взрывы не поспевали за быстроногими химерами. Их битву стремительно скрыл густой туман "Нинпо: Киригакуре но Дзюцу", выпускаемый чернявым прямо на ходу без всяких ручных жестов. Его то ли прикрытие, то ли подчиненные разделились: один шиноби в мою сторону, двое наперерез ползучей гадине. Орочимару, вызвав огромную очковую змеюку, помчался на ней к худому коротышке с соломенной копной волос, который ловко орудовал иглой с себя ростом. Как и Нуибари, изрыгнутый меч саннина мог удлиняться на десятки метров, что стало неприятным сюрпризом, жаль, не смертельным. Самый юркий дракон змеёй на четырех лапах начал резвую круговерть вокруг неповоротливой черепахи с очень подвижными хвостами-веслами. Мощное гендзюцу скрыло битву гигантов ото всех, кроме: меня - додзюцу, Мэй - смогла сбросить, водителя - чуткий сенсор, наверно, или артефакт какой. Самый крупный водяной дракон с двумя наездниками атаковал разрозненную группу пришлых шиноби, наверняка, следуя приказу мизукаге, собравшихся с прибрежной зоны для тщательного прочесывания местности. Владелец меча Киба помчался ко мне вместе с парой своих напарников, а милишник из его команды отделился и тупо сдох, попав под удар гибкого хвоста великого водяного дракона - неприглядная смерть от терки.
   Загипнотизированный змеёй малоопытный коротышка быстро попал в ловушку и лишился своего великого меча: когда Нуибари сшил кольца змеи, гадина, изготовившаяся к прыжку, вместо атаки отменилась, забрав Нуибари с собой. Саннин не церемонился, но осторожничал с шушерой и, видимо, хотел захватить мечника-неудачника живьем, совершив "Таджу Кучиёсе" - на остальных ниндзя набросились пять больших и разных змей.
   Козлы вроде справлялись с натиском, и им помехой не был туман, на удивление, не рвущийся постоянными взрывами, чьи световые вспышки отлично виднелись сверху - зрелищно.
   Поодаль семнадцать ниндзя с разных сторон, словно комары, впивались в драконью тушу двухсотметровой длины. Дальнобойными ниндзюцу и метательным оружием они преимущественно целили в голову и лапы. Однако лишившийся подпитки и прекратившийся дождь налил море воды, все повреждения великого водяного дракона быстро зарастали слоями переливчатых чешуек - благодаря щедро вливаемой чакре. Второй наездник, не занятый управлением, первым делом сложил руки рупором и пустил огромный рой ос "Суитон: Васупу но Ганпатсу", расстреляв врагов ворохом водяных сенбонов - минус один и трое подранков. Затем метко принялся вышибать противников самонаводящимися снарядами "Суитон: Суирьюдан но Дзюцу", причем на создание этих ниндзюцу члену клана Суиро хватало всего дюжины ручных печатей, а не сорока четырех. Но вот не прошло и трех минут, как его подловили. В спину ударило толстое водяное копье "Суитон: Суирансу" и сбило умельца наземь в грязь - взяли количеством.
   Между тем Теруми Мэй поливала голову Санби лавовыми снарядами: либо мимо летели, либо отбивались сильными струями воды. Могущественная куноичи пыталась вскрыть черепаший панцирь сбоку, в одно и то же место метко изрыгая необычайно быстрые кислотные облака - их тоже сбивали отправляемые взмахом посоха водяные струи или сгустки. Йондайме Мизукаге успевал контратаковать, но тоже безуспешно. Патовая ситуация, если не считать невеликие запасы чакры наездника, управляющего вертким драконьим телом, несущим на себе и Мэй.
   Я один пока пассивно мельтешил под тяжелыми и рваными облаками. Поступь отлично выручала в лесах бьющих вниз молний, тем более, слишком они редкие получались у владельца Райто, хотя каждое смертоносное дерево рождалось ветвистым, толстым и оглушающим. Так же велся заградительный обстрел, якобы мешая мне вступить в ту или иную схватку, впрочем, как и им тоже. Мои противники грамотно рассосредоточились, применяя дистанционные атаки и удачно используя складки местности - одним ударом всех не накрыть.
   Гул, плески, топот, брызги, крики, громовые раскаты и взрывы - все смешалось. Шаринган - додзюцу ближнего и среднего боя, в этом я повторно убедился. Уровень Мангекё не оказался зорче и дальновиднее, на больших дистанциях о копировании дзюцу можно напрочь забыть, однако общая картина боя видна, как на ладони - в чем-то ощутил себя аналитиком Нара. Жаль, моя сенсорика контужена. Глаза слегка жгло, голова потрескивала от поступающего с додзюцу плотного потока данных, но я держал под контролем и себя, и огромное поле битвы. Вот очередная интересная форма для каминаридзюцу: с ленцой сместился пару раз, избегая пущенной справа прямой молнии, разветвившейся пучком возле меня. Легко избежал широко расходящегося конуса водяных пуль слева - далеко и медленно летели эти капли размером с кулак. Здесь и сейчас применял более подходящее случаю Сюмпо и высматривал момент, когда лучше всего вмешаться. Вопрос о том, кому помочь, не стоял. А вот как?..
   Шанс! Серо убийственным фиолетовым лучом с голубыми прожилками быстрым гудящим росчерком устремилось вниз, где издох больший из драконов - точненько в гурьбу ниндзя, добившую наездника. Семь оставшихся букашек отскочили недостаточно далеко - убиты. Образовавшаяся на земле нехилая воронка приняла быстро заполняться жижей. Мечник воспользовался моей заминкой, но я без проблем принял его молнию на танто, впитав, а вот выпущенные ядра из смеси грязи с кислотой достали таки меня. Легко бронированная одежда вкупе с Иерро справились на отлично, даже воздух из легких не выбило, но я притворился подбитым и стал падать, попутно впитав вторым танто еще одну меткую молнию, прицельно пущенную с небес.
   Не собираясь плюхаться в жуткое месиво, в которое превратилась земля, я у самой поверхности применил Сонидо и дважды Сюмпо. Танто со светящимися белым светом лезвиями убили и отправили троих в Общество Душ: джонины не ожидали, что мой занпакто срежет их напитанные чакрой вакидзаси, как нож масло; плюс в скорости я их заметно превосходил. Не забыл подобрать законный трофей. Мелькнула мысля за пару дней развить у Саске сродство с Каминари, но по нескольким причинам отказался - передам Мэй парный Меч Молний.
   Тем временем Орочимару словил, кого хотел, убил помехи, но не успел спасти своих химер, к тому же, его самого накрыл стелющийся туман. Завязалась битва между ним и владельцем меча Сибуки. Кое-кто решил потешить свое самолюбие в ущерб поставленным целям?..
   Убедившись, что души убиенной моим Серо семерки благополучно покинули бренный мир, я взмыл ввысь. Но стоило обозреть поле боя, как пришлось срочно линять с пути расширяющегося шара "Биджудама", летящего по мою душу. Сам же Ягура, находящийся, если не ошибаюсь, в режиме биджу и использующий полную трансформу своего хвостатого демона из чакры, применил ниндзюцу, кажется, "S"-ранга - "Суитон: Мизугагами но Дзюцу". Из созданного при помощи посоха водяного зеркала в ледяной оправе (хм?!) вылезли двойники Мэй и Суиро-дзин, всецело на себя отвлекшие оригиналов. Все четверо сразу следом незаметно для себя угодили в мощное и умелое гендзюцу, сумевшее обмануть даже сенсора - круто! Это дало Йондайме Мизукаге возможность переключиться на другого противника - меня. Взорвавшаяся в небесах бомба хвостатого разметала тучи, а ударная волна расчетливо завертела меня, отправив прямо к Ягуре, стоящему на лбу резво выдвинувшейся колоссальной черепахи.
   Что?! Ягура сам под действием гендзюцу?! Да так филигранно выполненном, что без Мангекё не разглядел бы... Биджу! "Суйтон: Таджу Суигадан" подняло ввысь со свистом вращающиеся грязевые торнадо - девять хищных клыков устремилось в меня. Но я не был дезориентирован, как того хотелось бы действующему мизукаге. Сюмпо! Следующим мерцающим шагом встал ровно и вертикально, краем зрения видя бесславную сшибку грязевых потоков. Последовавшее вдогонку площадное гендзюцу само стекло с меня, я даже не успел вглядеться в насылаемую иллюзию.
   Это при Ягуре Киригакуре получило ярлык Кровавого Тумана. Велико желание убить мерзавца, но я на такое не подписывался - только славы убийцы Каге или джинчурики мне и не хватало! Зная, что в насыщенном чакрой тумане легко различу душу, ушел в Сонидо. Не повезло. По-видимому, Ягура применил "A"-ранговое ниндзюцу "Суитон: Суиджинчу", изрыгнув просто гигантский водопад. Тридцатиметровая волна, в ширину раздавшаяся на сотни метров, буквально смыла и туман, и создавшего и поддерживающего его мечника, и бившегося с ним Орочимару, чей необычный и явно артефактный меч постоянно отбрасывался взрывами при каждом столкновении с легендарным мечом Сибуки. Я не рассчитал шажок Сюмпо, гребень больно захлестнул и меня, а вода мгновенно стала тюрьмой - потрясающее исполнение "Суитон: Суйро но Дзюцу" (не упивался битвой, и не выкладывался на полную, что не мешало восхищаться мастерством врага). Я банально очень быстро высосал всю чакру из окружающей воды и вовремя сбежал, иначе расшибся бы о камни, на которые хлынула скоростная гигантская волна. Походу мечник так и скопытился, не сумев выбраться. А вот Орочимару обратился в гигантскую Белую Змею о восьми хвостах и восьми головах, сопоставимую размером с треххвостым биджу. Зашипев, гадина из всех восьми глоток выпустила удлинившиеся лезвия удивительного меча. Один клинок впился в хвост, насквозь проткнув; второй застрял в лицевой маске Санби; третий явно проткнул шкуру Санби под кромкой панциря; четвертый соскользнул с лапы; остальные столь же бесславно не пробили подставленный черепаший панцирь.
   Санби, полностью контролируемый своим джинчурики, не замедлил с ответом. Он дернул хвостом, отрывая одну из змеиных голов, и открыл пасть, отчего упершееся в костяную маску лезвие безвредно соскользнуло вниз и было придавлено подбородком - вторую голову прижало к земле. Ягура тратил контроль на своего биджу, раскрывшего пасть, а я на формирование Серо. Две техники сошлись. Фиолетовый шар размером с голову звучно и грандиозно подорвал черную "Биджудама", размером с дом. Обоих гигантских монстров вдавило в землю и протащило по ней взрывной волной, но не опрокинуло - хвала их мастерству и силе. Я успел закрыться мысленно исполненным заклятьем "Данку". В голубовато-желтую стену тут же со свистом врезался спущенный с посоха мечевидный водяной снаряд, а я еле слышно произнес:
   - Бакудо-21: Секинтон.
   Из места моего удара ладонями по воздуху взрывным образом повалил непроницаемый красный дым, давший мне шанс незаметно отступить при помощи Сюмпо (Сонидо оставило бы дымный след, демаскируя). Тактический ход продиктован назойливым чувством постороннего взгляда. До этого списывал на отвлекающуюся на меня массовку, но ее практически истребили, плюс после нечаянного создания резервуара подземного озера чужой взгляд будто приковался ко мне.
   Вовремя ушел! Молодой спутник Мэй сдавал позиции, имея чакры здорово меньше, чем Ягура вложил в его двойника. Проигнорировав вспышку знакомой змеиной яки за спиной, я по широкой дуге обогнул насмерть дерущуюся пару голубоволосых и метко выстрелил золотым Серо, щедро зачерпнув из "Чакрафуин". Светлый луч насквозь прошил грудь двойника, уничтожая, а вот Санби сумел спастись от моей двойной атаки, правда, ценой потери одного из хвостов, сложившегося гармошкой. И не просто спастись, а воспользоваться возможностью быстро приблизиться к Белому Змею. Ягура явно замышлял отбить мое Серо обратно, но ему резко пришлось сменить планы, едва не потеряв контроль над взревевшим от боли биджу. Хм! Опытный Ягура и рев раненого зверя приспособил к своей выгоде, превратив в звуковую атаку, оглушившую химерического Орочимару. Оставшийся в одиночестве Йондайме Мизукаге начал воспринимать нас всерьез?
   Моя помощь Мэй не потребовалась - сама одолела собственного двойника, сняв с себя все ограничители. Крута куноичи, охрененно крута и опасна, но бережется и всего не демонстрирует. А еще слишком заботлива: пустилась преодолевать километры до Ягуры только после того, как убедилась, что с юным напарником все в порядке. Выпив два разноцветных и полнящихся чакрой фиала, юный представитель клана Суиро, превозмогая себя, вновь создал великого водяного дракона о семидесяти метрах, но на сей раз спрятался в защищенной ротовой полости. Мэй ничего не оставалось, как уступить воинственно настроенному парню, воспользовавшись предоставленным транспортом. Смешно переставляя лапами и извиваясь, чешуйчатый зверь, величественно переливаясь в лучах солнца, словно водомерка заскользил к гигантским черепахе и змее, схватившихся в жестоком ближнем бою. С места в карьер, на скорости под полтысячи километров в час лихо огибая вздыбленные пласты земли! Вот что значит меняющая ландшафт драка сильных мира сего! Вот только сердце неприятно ёкнуло - окрестные поселения сметены с лица земли.
   Мне вновь захотелось раскрыть весь свой потенциал, покрасовавшись перед Мэй, но я отступился - это не моя битва. Впрочем, не собирался быть статистом и продолжил пристрелочные стрельбы, воплощая свои до селе не реализованные задумки по Серо.
   Вот подоспевшая Мэй выдула целую кислотную тучу, въевшуюся в панцирь, в сочленениях пластин полыхнувшего укрепляющей защиту чакрой. У цубы моего левого танто уже созрел твердотельный шар Серо, а в рукояти взвелась пружина. Оба уцелевших хвоста жахнули плоскостями по исковерканной земле, промазав по дракону, но добившись прекращения подпитки хидзюцу. Пора:
   Фьють!
   Убийственный шар в мгновение ока слетел по направляющему лезвию, потянув за собой шлейф раскрутившейся и разогнавшей его пружины - с танто сорвался золотистый луч, названный мной Рэй Серо. Однако судьба не благоволила комбинированному удару. Водяная атака, обращенная в сторону Орочимару, оказалась ложной и распалась, отчего ураганный ветер саннина сдул кислотный туман куноичи за миг до того, как в центр панциря ударил луч моего Рэй Серо. Причем, в центральную пластину, а не в стык, куда я метил - расстояние выстрела сказалось и гигант успел сдвинуться. Но все равно определенный результат был. Все лапы Санби разъехались в стороны, и он с громким плюхом рухнул на брюхо, подняв большие грязевые волны, оттолкнувшие его противников. Невероятно, но джинчурики треххвостого в очередной раз сумел всех поразить. Потрепанный обрубок третьего хвоста лег на спину и стал стремительно восстанавливаться, впитывая разлетевшуюся в разные стороны концентрированную сенчакру от моего выстрела. Вконец оборзел!
   Пока я тщательно готовил следующий шар, на сей раз фиолетово-золотого цвета, четыре из пяти уцелевших голов Белого Змея удлинившимися языками оплели черепашью шею. Четыре хвоста белой гигантской химеры Орочимару вонзились в землю, а две пары скрутили передние черепашьи лапы, словно пытаясь то ли распять биджу, то ли таким образом оторвать уродливую башку. Ягура накрепко прилип ко лбу своего монстра и укрылся за водяной пленкой индивидуальной защиты, атакованной разветвившимися и противно шевелящимися змеиными языками, пропитанными склизким ядом. Меч, высунувшийся из пятой головы, уткнулся в защитную пленку, прогнувшуюся и вот-вот готовую лопнуть под натиском острия, кажется, легендарного Кусанаги. Мэй тоже время зря не теряла, успешно защитившись от селевого потока. Куноичи приблизилась к боку черепахи и начала превращать измученную землю в чадящую лаву, стремясь затянуть в нее заднюю половину биджу, которому стало нехило припекать живот. Мне бы стоило подождать, когда озеро лавы разрастется и захватит слабо защищенные лапы, но я поторопился, чувствуя, как теряю контроль. Сверкнуло белым лезвие танто, твердый шар устремился к цели со свистом и раскатами преодоленного звукового барьера. За счет белого наконечника снижалось трение, и скорость впервые испытываемого Гран Серо не уступила Рэй Серо. Вот только биджу (биджу ему в зад!) успел внахлест сложить все три своих хвоста. Белая чакра истратилась, пробивая их, но тут сам Ягура не оплошал. Его защитная сфера лопнула, разметав ошметки змеиных языков, мизукаге в считанных сантиметрах уклонился от лезвия Кусанаги, вспоровшего языкастые оковы и оставившего длинный кровоточащий порез на шее Санби. Будто имея глаза на затылке, Ягура махнул посохом, создавая и отправляя к хвостам идеальное зеркало, но на сей раз иначе исполненное - быстрее, четче и из чакры знакомого льдистого окраса. Оно сумело отразить мое Серо! Благо, что по законам геометрии...
   -- Ками-сама, да он видит все, что отражает вода! - Воскликнул у меня в голове Какаши, разобравшись, наконец, отчего вокруг повышен энергетический фон, а чужой взгляд чудится со всей поверхности земли. Обмишурил, разогнав дождевые тучи, а сам продолжал видеть все бранное поле - заслуженный титул Каге.
   -- Дерьмово, - ругнулся я, из опробованных компонент подготавливая Гран Рэй Серо и сверху продолжая наблюдать за развитием ситуации.
   А посмотреть было на что. Мучимый болью биджу плашмя ударил своими продырявленными хвостами, приподнимая жарящийся зад. А еще он опорожнился десятками тонн кислотной воды. Тугая струя из-под хвостов неожиданно поддержала начатое движение вверх, да так мощно, что за считанные секунды черепаха попросту перевернулась через голову на спину, всей чудовищной массой своей бронированной туши раздавив вылупившего пять пар глаз Орочимару. В последний момент центральная змеиная голова, откуда ранее торчал меч, харкнула человеческим телом саннина, тут же вынужденно сошедшегося с Ягурой. Меч со звоном встретился с посохом и у загогулины навершия едва не срезал миленький цветок, выгодно дополняющий образ гламурного и безобидного мальчика-каге. В это время Санби болезненно завизжал и беспорядочно задергал всеми семью конечностями, а Мэй решила воспользоваться шансом и призвала козырь - сосуд, ранее использовавшийся для содержания Рокуби.
   И вновь я облажался, откровенно переборщив с силой! Решив покалечить биджу, чтобы его стало труднее контролировать и чтобы легче прошло запечатывание ослабленного монстра, я пальнул Гран Рэй Серо. Даже Мангекё Шаринган не уследил за снарядом - слишком огромная скорость выстрела получилась. Эффект превзошел все ожидания.
   Луч Гран Рэй Серо насквозь прошил панцирь левого плеча Санби, но отчего-то выскочил с правой стороны, где находился водяной дракон с Мэй, готовившейся к ритуалу запечатывания. Мой снаряд только где-то под землей исчерпал запас белой чакры и там детонировал. Глубинный взрыв сотряс все многокилометровое поле боя, если не весь остров целиком, и последний из трех моих дублей скопытился в момент смещения пластов земли, хотя не должен был. Мощный фонтанный выброс каменных пород и расплава толкнул гигантскую черепаху вверх. Ягура не упустил своего шанса, держа биджу в железных тисках своей могучей воли. Санби совершил очередной акробатический трюк, поднявшись на задние лапы и толкнувшись так, чтобы превратить силу толчка в центробежную. Сюрреалистичное зрелище выполнившего танцевальное па биджу едва не стоило мне жизни, еле успел зашагать в Сюмпо, избегая столкновений.
   Из продырявленного с двух сторон панциря вместо крови хлынул поток миниатюрных биджу-черепах, дополнительно закручивая монструозное тело. Из раскрывшейся пасти вместо истошного рева изрыгнулся поток черепашек размером с матерого бычка. Ближний из хвостов ударил над дырой в земле поверху, широким веером отправляя в меня разогретую каменную крошку и живые снаряды из втянувшихся в панцири черепашек. Второй хвост ударил ниже, прицельно отправляя жирную плюху в Мэй. Куноичи сумела сориентироваться и применить свой вариант "Суитон: Суиджинчу", защитив и себя, и обессилившего напарника, которому досталось от глубинного взрыва - основной удар принял распавшийся водяной дракон. Третий и не совсем здоровый хвост подмел землю, но Орочимару там уже не было. Змеиный саннин прилепился своим длинным языком к панцирю и взлетел в воздух, рискованно спасаясь и от хвоста, и от вышедшего из берегов курящегося лавового озера за своей спиной, куда он вполне мог угодить.
   Саннин за дело получил свой титул и за прошедшие годы не растерял былую боевую сноровку, усилившись непомерным опытом. Разгоряченный и опустошенный схваткой, Орочимару пошел ва-банк, расходуя остатки чакры. Его рука превратилась в канат из переплетенных змей, несмотря на вращение, устремившихся прямо к фигурке джинчурики, застывшего на лбу своего биджу и почти целиком сосредоточенного на виртуозном управлении им. Часть змеиных голов в последний момент получила посохом по мордасам. Но одна из гадин умудрилась высунувшимся из пасти кончиком лезвия Кусанаги наискось вспороть броню на груди и животе, а из пасти другой высунулась человеческая рука с горящими пурпуром подушечками пальцев. "Гогьё Фуин"! Печать пяти элементов заблокировала стихийные преобразования и нарушила работу тюрьмы биджу. Санби и его миниатюры моментально обратились в безвредную воду, а Орочимрау развил успех, воспользовался легендарным Кусанаги и снес голову ошарашенного джинчурики, сумевшего сохранить сознание, но не успевшего среагировать.
   Ягура умер, душа с запертым в ней биджу отделилась от тела сразу же после отсечения головы. Я вновь лажанулся и прозевал подходящий момент, чтобы схватить биджу, во все глаза наблюдая за тем, как из Йондайме Мизукаге исчезает духовная суть демона, прямиком уходящая в какое-то отдельное измерение. Но я все же успел схватиться за быстро распадающуюся цепь самого Ягуры, для последующего допроса и отправки в Общество Душ. А мальчишескую голову и тело Йондайме Мизуке извернулся и заглотил Орочимару - прямо в свободном полете. Саннин даже позарился на посох, но протянутая к нему змеиная пасть бесславно обратилась в воду и безвольно стекла с него. Чего хотел добиться Орочимару проглатыванием, я не понял, но явно не того, чтобы его расперло изнутри, надув в шарик на манер Акимичи.
   - Добейте, - произнесла душа взрослого подростка. Властно, устало, горько, уважительно и без удивления. Господство иллюзии со смертью закончилась. В одночасье прозрел?
   - Сперва допрос, - отправляю ему мыслеобраз и вытягиваю цепь судьбы. Звенья послушно наращиваются вслед за опустившейся рукой с зажатым танто. Я чувствую посторонний взгляд и не тороплюсь шевелить губами, а универсальная речь очень похожа на "Чакровещание", принять любой сможет, включая пойманного призрака.
   - За боем следили. Откройтесь для гендзюцу - я умею изменять ход времени. Буду откровенным, - произнес уставший от жизни человек, желающий поскорее отбросить мирское, отмыться от греховной грязи и оказаться в загробном Чистом Мире. Хоть в раю, хоть в аду - сейчас ему все равно куда, лишь бы подальше отсюда.
   Я прищурился. Сильная душа, у такой личности, как Йондайме Мизукаге, вполне может найтись смертельный для меня сюрприз, если не буду начеку. Однако у меня есть вариант получше гендзюцу, заодно на практике проверю теорию. Выждал секунду, дав занпакто время на подготовку. Потом представил арку Портала и дернул за цепь, превращая движение в закрепление танто на поясе. Облом. Какаши не подхватил цепь и не потянул ее на себя, увлекая душу в воронку. Что-то не так делаю, а разбираться нет времени. Ягура воспринял мой порыв за намек и увлек в обещанное гендзюцу, оперируя чистой и мощной инь-компонентой - своей духовной силой. Что ж, теперь я тоже так смогу в гендзюцу время регулировать...
   Северная оконечность Атама. Высокий горный массив, защищающий плодородные земли от губительных морозных ветров. Ледниковая туша блестит на солнце снежной коркой, хрустящей под ногами. Горы, снег, лед, кругом сплошные горы, снег и лед под ним. Дикая и необузданная красота скал, аж дух захватывает.
   Но думы быстро переключились на деловые рельсы. Коноха среди прочих предпринимала поисковые вылазки в стан врага, силясь найти здесь ледовый дворец Юки - мифическое родовое гнездо древнего клана упоминалось в нескольких трофейных манускриптах. По мановению руки Ягуры передо мной раскрывается трехмерная модель некоего комплекса. Повертев ее и так, и сяк, выглядящий подростком мужчина рублено заговорил:
   - Мой посох это ключ. Ледяное зеркало - дверь. У Теруми Мэй есть полукровки Юки, одна из них моя единоутробная сестра - Маеко. Как и я, они смогут открыть доступ к наследию великого клана. Среди прочего вот в этом хранилище в живой лед запечатаны младшие дети или наследники из правящих семей всех великих кланов Киригакуре. На момент моего назначения Йондайме Мизукаге. Посох поможет деактивировать ледяные саркофаги, всем извлеченным потребуется экстренная медпомощь.
   Возникла пауза, но Ягура не дождался моих наводящих вопросов. Сжав губы в полоску, он продолжил доклад сухим монотонным голосом:
   - Клан Юки решил перехватить Исобу, но напрямую не посмел действовать. По тайному сговору с союзными Сунгарики оплодотворенную яйцеклетку удачно поместили в утробу пленной Узумаки. Так я родился, беспризорный подкидыш в сиротском приюте. Клан Сасаяку прознал о замысле, они намеренно устранили или забраковали прочих кандидатов. Я стал их марионеткой с момента запечатывания биджу. Раньше ко мне отдавать приказы иногда являлся соглядатай - Зецу. Более тринадцати лет назад к нему присоединился некто Тоби. Из Учиха. Он носит крученую маску и имеет один Мангекё Шаринган, - слова дополнялись соответствующими иллюзорными образами. К одному химерическому черно-белому типу прибавился шиноби в черном плаще с красными облаками и в маске с единственным глазным отверстием, правым. - Я сумел подставить под его абсолютно подчиняющее гендзюцу личность Исобу. После использования этого уникального додзюцу чужой Мангекё Шаринган в скрываемой маской левой глазнице ослеп. Так я освободился от влияния клана шептунов и получил больше свободы, но не мог противиться прямым приказам этого Тоби. Он жаждет накорню уничтожить всякие кланы ниндзя. Двойка Хошигаки Кисаме и Учиха Итачи вместе с Тоби и Зецу состоят в преступной организации Акацки. Из других членов знаю бессмертного Хидана, нукенин из Югакуре и жрец Джашинкьё. Еще Какузу, нукенин времен основания Такигакуре и казначей Акацки. Больше никого не знаю ни в лицо, ни поименно. Численный состав высшего звена Акацки - декада, сужу по их уникальным перстням. Диверсию в Ёакехасу совершил черный Зецу. Приказ мне лично поймать джинчурики Рокуби отдал Тоби. Белого Зецу я привез с собой. Приказчиков я намеренно ввел в заблуждение, создав ситуацию для отправки сюда. Я всю жизнь искал тех, кто мог бы меня одолеть и прекратить кровавый беспредел, творимый от моего имени...
   Вновь повисло безмолвие. Позднее запечатывание биджу прекратило телесное развитие, навсегда запечатлев четырнадцатилетний возраст, а потом всю жизнь быть под гнетом чужой воли - ему не позавидуешь. Испытания закалили дух, а взаимодействие с биджу изменило и усилило его - сейчас Ягура имеет рейрёку выше среднестатистического лейтенантского шикая. Потрясающий потенциал!
   - Через полчаса в реальности закончится секунда, - разорвал тишину бесцветный голос, так похожий на серость Шигуре, что меня едва не передернуло.
   - Очищение от грехов сотрет память, отчасти сохранив личность. Для гарантии отправлю на перерождение непосредственно в Обществе Душ - мир, отличный от здешнего Чистого Мира. Вы слишком сильны, Ягура, чтобы зазря лишать вас всякого посмертия и не использовать на благо людей во искупление кровавых жертв террора.
   - Орочимару не сможет вызвать мою душу, воскрешая при помощи "Кучиёсе: Эдо Тенсей"? - С долей радости спросил Ягура.
   - Нет, - убежденно отвечаю, не после задуманного мной. Одновременно и много интересного узнал, и мало. Как бы сейчас пригодились ментальные техники Яманака!..
   - Я согласен, - без раздумий твердо ответил Ягура. Я бесстыдно пользовался периодом самобичевания, вербуя для Готея-13 уникального офицера - добровольный характер перехода залог успеха. - Спасибо. К сожалению, меня отлично опекали, я мог все прятать исключительно здесь. Посох признает только тех, в чьих жилах течет кровь клана Юки. Он разумен, возможно, конкретно вы сможете с ним договориться. Вы хотели устроить допрос, но еще не задали ни единого вопроса мне.
   - Хочу уточнить про глаза Тоби.
   - Его маска словно живая, - с готовностью подхватился Ягура. - Когда левый глаз закрылся, дырка переместилась направо, где крутился обычный шаринган. Я во время Третьей Мировой Войны Шиноби видел, как пробуждаются и гаснут Мангекё Шаринганы. Я узнал рисунок примененного против меня глаза - парный ему прямо на поле боя в Третьей Мировой Войне подчинил убийцу возлюбленного молодой Учиха.
   Тоби практически анаграмма от Обито, но родной правый глаз ведь придавила каменная глыба. Как он выжил?.. Нет, какого биджу он творит?! Следующие слова трудно мне дались, но я обязан был разобраться с подозрениями и несостыковками:
   - Разъясните про Нохара Рин.
   - Внутри Исобу особое искривленное субпространство с множеством вложенных мини-измерений. Там обитают уменьшенные копии биджу. Я извлек четыре миниатюры, накачал их чакрой до сопоставимых с оригиналом размеров. Ближайшие подручные реалистично провели ритуалы извлечения и запечатывания в детях, похищенных моими ниндзя из других Великих Какурезато. Операцию разработал Зецу, указал имена, места и время. Первыми на выручку неожиданно пришли из Конохи. Сын Белого Клыка вспорол все преграды и в одиночку увел пленницу, тем самым нарушив глобальный план. Ни один из посланных за ним следом загонщиков не вернулся. Нохара Рин была убита по пути назад в Коноху, не знаю кем и как. За остальными тремя подставными джинчурики пришли целые взводы. Довели до границ своих Великих Стран, где загонщиков ждали засады. Три фальшивки благополучно изъяли и уничтожили. О позорных инцидентах в гакуре тщательно забыли, стерев все материалы и фигурантов. Относительно удачный для Кири получился размен: нанесли урон, выявили предателей, обезвредили шпионов. Кроме Конохского Крота.
   - Конохский Крот?
   - Им оказался бастард Шимура Данзо от без вести пропавшей Сасаяку Унари. В пять лет его ввели в сиротский приют Кири. После моего становления Мизукаге он стал моим доверенным лицом. Разведданные доставлялись через призывного химерического крота.
   - На чем он погорел? - Вопрос из разряда лишь бы задать. Почти все мысли занимала история с Рин и Обито, некогда ставшего примером для подражания.
   - На вашей самодеятельности, "Лист". Из уст предателя я узнал о месте, где предположительно будет Теруми Мэй и "жухлая листва". Однако миссия ее ликвидаторов провалилась со смертельным исходом. Я заинтересовался подробностями, сопоставил факты. Накануне выявил двух новых шпионов, вычислил и взял Конохского Крота. Перед вынужденным уходом за Рокуби прямо с допросных мероприятий я воспользовался представленной возможностью и убил мразей, а так же приказом оставил в Кири наиболее адекватные силы. Теруми Мэй без вопросов титулуют Годайме Мизукаге, если она на себя возьмет мое убийство.
   - Опишите способности и дзюцу Тоби и Зецу.
   - Зецу хорошо управляет растениями. Превосходный и зоркий сенсор. Умеет быстро перемещаться по корневой системе лесов. Отлично маскируется. Проходит сквозь любые материальные преграды, не защищенные фуиндзюцу. Умеет разделяться на черную и белую половины, которые могут действовать независимо при сохранении целостности восприятия. Предположительно умеет как-то возрождаться. Насколько я понял, сила родного глаза Тоби позволяет ему дематериализовать части или сразу все свое тело во избежание урона тем или иным дзюцу. С помощью своего уникального додзюцу он мгновенно перемещается по всему миру, насколько я понял, - добавил Ягура ремарку. В качестве иллюстрации иллюзия Тоби исчезла в до боли знакомом вихре, но с центром в правом глазу. Причем так сразу не ясно, маска обладает таким свойством или скрытый в тени отверстия глаз. - Так же Тоби может перемещать кого-то или что-то вместе с собой. Представляется как Учиха Мадара. Как Тоби я его знаю по оговоркам Итачи, Кисаме и ублюдочного Хидана. Согласно им выходит, что Тоби в Акацки играет роль мелкой и дурашливой сошки без перстня. В этой организации нукенинов нет единства, каждый в ней преследует свою цель помимо общей утопии.
   Обстоятельный ответ. Как ни муторно у меня на душе, но надо продолжать спрашивать, соблюдая внешнее спокойствие и вежливый тон. Ягура заслужил уважение, по крайней мере, я его больше не считаю кровавым тираном, уничтожающим собственный народ. Узнаю наверняка, проведя духовное погребение...
   - Расскажите об Орочимару и "Кучиёсе: Эдо Тенсей".
   - Бывший член Акацки шесть лет назад получил доступ в склепы с предыдущими мизукаге, шарился по могилам мечников предыдущих поколений. Я не смог этому воспрепятствовать. Я в общих чертах знаю, как Сенджу Тобирама применял "Кучиёсе: Эдо Тенсей". Требуются особым образом обработанный генный материал воскрешаемого ниндзя и жертва с СЦЧ уровня генина или выше. Воскресшее тело управляется на манер марионеток Суны. Личность воскрешаемого может как подавляться, так и стираться. Исходя из всего вышеозначенного, осмеливаюсь утверждать, что Белый Змей готовит свое фальшивое воскрешение. Только странно, что он против меня не применил "Кучиёсе: Эдо Тенсей", выставив хотя бы Нидайме Мизукаге. И Мэй, по-моему, тоже дралась невыразительно, сберегая главные козыри.
   Остаток времени Ягура добровольно сдал мне агентурные сети, раскинутые среди повстанцев и в других гакуре.
   Как только гендзюцу завершилось, я: исполнил "Бакудо-21: Секинтон"; воткнул занпакто в пробку с Цепью Судьбы, чтобы очистить от грехов и шелухи внешних оболочек души; одновременно задником второго занпакто ударил по лбу, совершая консо, чтобы невинная душа притянулась к Духовному Маяку в Обществе Душ; при помощи танто впитал ставшие ничейными сильнейшие рейши; выстрелил густо фиолетовым Рэй Серо в сторону, откуда ощущал направленный взгляд. Теперь новое рождение Ягуры должно произойти непосредственно в Обществе Душ, под другим именем, но с сохранением громады нынешнего потенциала.
   Из итогов: соглядатай уничтожен, а я полностью восстановлен, включая сенсорные способности. Можно возвращаться. Да, надо бы возвращаться... и с головой уйти в ирьёниндзюцу, иначе пойду в раздрай, без разбора сокрушать всех направо и налево. Проверенный метод, хотя и есть гораздо лучше, но нужно сделать последний рывок и спасти клановых столько, сколько смогу. И обязательно надо заскочить за напарниками, успели они состряпать отчет по миссии или нет - пусть тоже пашут в меру сил. Еще стоит посоветоваться, целесообразно ли нам будет действовать в мобильном лазарете под собственными именами и лицами?.. А вот прямо сейчас решу-ка задачу по синхронизации с чужой чакрой и прямой передаче энергии, а то загнется еще малец. Чоджуро, да?..
  

Глава 13.

  
   Вот и закончилась эпопея с ранеными. Брр, вспоминать этот ад страшно...
   Устроенный конвейер из срочных пациентов зачетно вымел из головы все лишние мысли и рефлексии, не касающиеся ирьёниндзюцу. Поначалу мои дубли и теневики исключительно ассистировали маститым клановым медикам и их подмастерьям, слизывая все их приемы и техники. Я только и делал, что медитировал либо для сбора и переработки сенчакры, чтобы клепать новых и новых клонов, либо ради приема и обработки льющегося опыта. Меня охраняли Шо и Юу вместе с личными телохранителями Мэй, не внявшей желанию почившего Ягуры немедля явиться в Кири и сходу захватить власть в свои руки. Кремень-женщина желала быть со своими бойцами и крутилась наравне со мной, без конца кого-то организовывая и с кем-то совещаясь. Она не опускалась до посылания отборным матом, ей хватало отпускания контроля над огненной гривой волос, чтобы впечатлить, устрашить, подчинить или убедить. Мэй ободряла увечных и нуждающихся доброй улыбкой и ласковым словом. В общем, некоронованная королева, настоящая Каге. Ирука с Гаем тоже старались изо всех сил, вместе со всеми относительно здоровыми ночь не спали - победа дорого далась на этом фронте. Нам не рекомендовали открывать имена и лица, и официально мы прибыли только к полудню. Лагерь в целом и для военнопленных в частности походил на клинику для тяжелобольных, больше доверяющих знакомым ирьёнинам, а так же Мэй не хотела марать руки о мразей, потому решила дело по-тихому - дала мне отмашку "лечить" выродков - никто не собирался допрашивать пешек.
   Несмотря на прошедшее время никто пока не приписывал себе лавры убийства Ягуры. Орочимару очухался, когда я как раз почти восстановил резервы Чоджуро. Саннин не стал точить лясы, поправил себе физиономию и нацепил свою обычную ухмылку. Осмотрелся и свалил обратным призывом, видимо, не желая ни кичиться свершением, ни заморачиваться отработанным материалом, ни падать прилюдно с чакроистощением. Вероятно, его не заботило, кто из его химер выжил, а кто нет, он тупо провел полевые испытания и сбагрил отбросы, даже не носившие протектора Отогакуре. Но зачем-то ему все же нужна была такая слава, не просто так потешить самолюбие тем, что убил Каге, да к тому же джинчурики - он еще обязательно разыграет эту монету. Выставляться напоказ не в духе Орочимару, но рано или поздно кому надо, те узнают и сделают выводы, выгодные, в первую очередь, подготовившемуся Белому Змею. Мэй тоже не спешила при всех подтверждать или опровергать смерть Ягуры, даже Ао ничего не сообщила, как мне кажется. Когда при ней речь заходила о Йондайме Мизукаге, женщина грустно улыбалась и мягко, но настойчиво съезжала с темы. Но если она сама сейчас не сказала, кто нанес смертельный удар и убит ли вообще кровавый тиран, то вскоре расколется одухотворенный Чоджуро. Он живой свидетель, но малолетний, но боготворит Мэй, но ради его же блага на пару суток введен в глубокий сон перед возвращением в ставку главнокомандующего повстанческих войск, одержавших победу над разделившимся врагом.
   Беседу с Ягурой я показал Мэй еще перед возвращением, наложив скопированное безымянное гендзюцу. Получилось немного коряво и с осложнениями в виде обоюдной головной боли - Теруми впечатлило до подкосившихся ног. Второй раз с Мэй состоялся через сутки, у меня благополучно получился коэффициент сжатия выше Ягуры: реальная секунда к трем виртуальным часам, потраченным на обстоятельную приватную беседу, в которой мне удалось от многого отбрехаться - ну не мое и все тут. Мои откровения относительно генного материала Мэй восприняла, как неизбежное зло. Простила или нет, но приняла к сведенью и сменила тему, заручившись моим согласием на участие в расконсервировании ледяных саркофагов. Я вернул Мэй все трофеи с научно-производственного комплекса, кроме слитков чакро- и драгметаллов, наличных денег, чеков и векселей на предъявителя, не так уж и много в сумме - всего семь нулей.
   После одного из спонтанных перерывов на обед (а скорее ужин на закате дня), я лично занялся СЦЧ Гая. Заодно с его согласия побывал во внутреннем мире. Никогда бы не подумал... В общем, нам с ним удалось провернуть смелую затею. Пусть контракт с черепахами и не прописан в геноме, но нам совместными усилиями удалось совершить призыв нинкаме во внутренний мир и закрепить эту возможность. Будет теперь прекрасный защитник для предотвращения чужого вторжения в подсознанье.
   Кстати, я сам предавался ностальгии, ради трудных пациентов детально вспоминая свою бытность в 4-ом отряде Готея-13, а занпакто от тяжких мыслей о прошлом и судьбе-злодейке отвлекали разбирательства с легендарками, мечом и посохом. Их отдал под утро двадцать девятого июня, когда Мэй насильно меня согнала с насеста, подобру-поздорову заставив убираться восвояси, чтобы мы как следует отдохнули и никуда не опоздали. К этому времени у меня реально голова пухла от медицины, но местные ирьёнины по своей воле никогда бы не отпустили добровольного ударника медицинского труда, которого заочно квалифицировали на "A"-ранг. Практики у меня теперь хоть отбавляй, осталось подтянуть теорию и прикладные дисциплины. Ко мне уже были подкаты с очень заманчивыми предложениями, так что вовремя Мэй спровадила.
   Я предварительно предупредил хозяев постоялого двора, потому перемещение прошло без лишнего шума и суеты. Мы заняли стандартный четырехместный номер в "Наруто" под видом команды ниндзя, дезертировавшей из Страны Воды в пик обострившегося конфликта. Напарники сразу отрубились от усталости, едва войдя в номер, а я долго ворочался и не мог заснуть, хотя не хуже их устал, как собака... Пришлось воспользоваться снотворным.
   На полное высыпание мне хватило десяти часов кряду, а напарники дрыхли без задних ног все полсуток. Без моей помощи, хотя незавершенные дела требовали тайной отлучки.
   - Ты так просто уйдешь, Какаши-сан? Без попытки захвата или убийства? Даже без угроз и лабуды про Волю Огня? - Прищурившись, с нарочитым ехидством спросил Орочимару, которому я только что в одном из условленных мест передал пробирки и у которого одним касанием снял свою метку с души.
   Я не был расположен говорить и через силу выполнил условия ранее заключенной сделки, блюдя честность в ущерб. Орочимару, кстати, выглядел не лучшим образом. У меня уже очень наметанный глаз на ниндзя, сходу определил, в какую палатку и к какому доктору направить. Видимо, поглощение Ягуровской ян-компоненты чакры из проглоченного тела прошло с гораздо большими накладками, чем предполагалось саннином. Удивительно, что он вообще смог такое провернуть и уцелеть. Если, конечно, я не ошибаюсь...
   - Значит, мм, я ошибся, что ты так просто меня отпустишь?
   Глухо растягивая гласные, ученый рассмеялся. Повеяло кромешной жутью. Чего от меня хочет этот прожженный прагматик и циник?
   - Решил, что перестал быть инструментом? Думаешь, сможешь кого-то убедить в этом? Хочешь, чтобы считались с твоим мнением?
   - К чему все это?..
   - Присоединяйся ко мне, Какаши-доно.
   - Хм?.. - Я уже не столь категорично мыслю, относительно толерантен и терпелив, но не настолько. И мои моральные принципы более традиционны. - Нет. Прощай.
   - До встречи, - зло улыбнувшись, прошипел Орочимару и совершил обратный призыв, лопнув белесым облачком быстро рассеивающейся чакры. За ним и я, подальше отбежав в Сонидо, по-быстрому переместился к своим.
   За плотным завтраком с видом на вечернее море все мы трое глубокомысленно молчали. Никому не хотелось говорить. Каждый был погружен в себя, даже гиперактивный Гай, спросонья организовавший жесткую разминку, задумчиво хмурился, поглощая рисовую кашу с отварной красной рыбой. Перед самой трапезой, пока миловидная официантка накрывала на стол, я потренировал регулировку времени в массовом гендзюцу. Не было иного времени и возможности все обговорить и согласовать с друзьями, кроме подобного экстремального способа. Удобство и открывающиеся перспективы при использовании этого гендзюцу все высоко оценили, но в целом разговор вышел сложный, тягостный.
   Ирука сдержанно поблагодарил за содействие в передаче наследия Умино и чуточку сверху. Гай же впервые открыто высказал недовольство резкими переменами во мне и беспокойство сим обстоятельством, не сулящим хорошего и безоблачного неба в знакомых красках. А я, помимо прочего, поделился насущными новостями с родины, собранными моим дублем.
   Общедоступные полигоны внутри городской черты были приглажены, лишившись любого намека на полосы препятствий и став почти обычными рощицами и большими голыми полянами. Команда-9 обходилась малым и много тренировалась сообща, демонстрируя большую сплоченность. А вот моя команда-7 не могла этим похвастаться. Наруто и Саске, по всей видимости, в который раз рассорились, оставшись без моего пригляда. Набравшийся ума блондин, предоставленный сам себе, уже не устраивал всякие шкоды и каверзы, а искал общий язык с бывшими однокашниками, но всем было не до него. Наруто проявлял любознательность: отправлял своих теневиков под "Хенге" шастать по деревне, в особенности рядом с воротами и моим домом; посещал библиотеку и даже пытался чего-то читать, а не листать картинки. А еще он по очереди залазил на вырезанные в скале лики Хокаге и воображал себя одним из них, важно раздуваясь; возвращался в свою коморку каждый раз грустным и подавленным. Брюнет же большую часть дня не вылезал из своего квартала, довольствуясь обществом собственных теневых клонов и ухайдакивая себя на клановом полигоне. Однако Саске завел привычку прогуливаться по вечерней Конохе и с независимым и неприступным видом коситься на девочек, которые, в свою очередь, заглядывались на него, "брутального кавая", как выразилась одна пигалица, пока еще не воспринимавшая пацана за самца. Сакуру, растранжирившую все деньги за миссию в Стране Волн, мать запрягла на подработку в пошивочной мастерской. Девочка явно расслабилась, но вроде дома прилежно читала учебники из составленного мною списка. Радует, что еще она заботилась о хорошем питании хотя бы Саске, а тот принимал ее заботливо составленные бэнто. Радует, что все трое регулярно встречались на прибранном полигоне-7 и отрабатывали минимальный командный уровень взаимодействия: ровно час совместно метали кунаи и сюрикэны во вражеские команды, состоящие из теневых клонов Наруто. Радует, что парни вняли моим словам и в общедоступных местах не демонстрировали, чего не надо.
   О том, что кто-то завалил Ягуру, еще никто не судачил, только об очередной кровавой бойне на туманных островах. Высшее руководство должно знать больше или хотя бы догадываться, но по их поведению никогда нельзя ничего узнать - опытные политиканы держали марку. О нашей гибели или предательстве тоже никто не шептался, хотя мой улучшенный дубль поостерегся излишне высовываться и посещать людные места. В связи с Чюнин Шикен в Конохе уже случился наплыв гостей и кандидатов на повышение ранга через экзамен. Но на самом деле не стоит поддаваться обманчивой легкости пряток в толпе, тем более, всем пришлым настоятельно рекомендовали держаться одного района, в кои то веки специально для них обустроенного, чтобы они могли раскошеливаться в карманы узкого круга устроителей. Правда, основной заработок случится перед финальными боями, на которые приглашены все союзные Даймё со свитскими и охранниками. Так что все как всегда: продукты, выпивка, противоположный пол, азартные игры и всякие сплетни про великих и не очень соседей. В общем и целом, жизнь бурлила без оглядки на нас троих.
   Будь благосклонен, Король Душ...
   В предместья Конохи, где прятался мой дубль, мы переместились тихо и буднично, минуя врата и постовых, ведущих учет официально прибывших и убывших - отметимся в башне, чтоб некоторые чюнины бодрее стояли. Как-то так само получилось (кое-кто просто слишком долго прихорашивался), что мы прилично опаздывали на отложенное (ради нас) формальное собрание сэнсэев генинских команд, представляющихся к экзамену (некоторые возмущались этим обстоятельством, но Хирузен крепко держал данное слово). Гай ожидал, что я в первую очередь навещу монумент и почту память героев, но я вместе с союзниками без проволочек переместился... Каюсь, была шальная мысль явиться триумфально прямо в зал собраний, даже подумал над визуальной заменой белой ленты "Бакудо-82: Сентан Хакуджа" лозой с листьями. Но нет, лучше проявить скромность и скрытность, потому использовал "Шуншин но Дзюцу", от окраинных предместий по кривым улочкам в обход многочисленных кинетических барьеров, коими светились недавно установленные тории, до самого порога резиденции хокаге, где нас сразу же встретил дежурный наряд АНБУ. Для меня оставался открытым вопрос с реакцией на телепортацию барьерной команды Конохи, которая стопроцентно находилась в полной боевой готовности.
   Башня Хокаге полнилась джонинами, потому АНБУшники не стали перегибать палку с идентификацией личностей, удовлетворившись кивком штатного сенсора, узнавшего Гая с Ирукой. Мой бровастый друг, мельком взглянув на постные рожи напарников, залихватски нам подмигнул и первым бодро отправился вглубь резиденции. Я пошел в кильватере оптимистичного Гая, нацепившего радостно-улыбчивую моську. Бровастый успевал громко здоровкаться со знакомцами, приветливо сверкать белоснежными зубами и подмигивать встречным куноичи, как всегда демонстрируя неуемную жизнерадостность, искреннюю, как ни странно, а у меня настроение ни к биджу. Я прятал нижнюю половину лица под черной маской, глаза за полупрозрачными дымчатыми очками, руки в карманах штанов и сутуло плелся за широкой спиной, укоряющей меня своей идеальной выправкой. Нехотя шел, погружаясь в пучины кризиса веры. Ирука неуверенно ступал позади меня, видимо, робея перед встречей с благодетельным хокаге, от которого появились стремные тайны. По моей вине появились - обвинительный взгляд Умино-доно сверлил мне спину.
   Зал приемов расслоился задолго до нашего появления. Впереди и по правую руку от восседающего на кресле Сандайме Хокаге кучковались сэнсэи, номинировавшие свои команды на экзамен. По левую руку и подальше от подиума стояли ответственные за организацию мероприятия; в новенькой униформе, опрятные и строгие на вид. Между и посередке все причастные, как то: отряд ирьёнинов; действующий на виду масочный взвод охранения; представители Академии и Школ Шиноби, выпустивших соискателей на звание. Судя по всему, экзаменаторов уже представили: Морино Ибики - первый этап, Митараши Анко - второй, Гекко Хаяте - финальный третий. Все роли распределены, кое-кто явно окажется в пролете.
   - Приветствую опоздавших, - произнес Хирузен с улыбкой, выглядевшей для меня приторной и насквозь фальшивой. Все из здесь собравшихся так или иначе почувствовали нас до входа в залу, обернулись и коротко покивали, а в середке слегка расступились с красной дорожки.
   - Здравствуйте, Хокаге-сама, уважаемое собрание... - Мы ответили почти стройно. Судя по реакциям, никто из присутствующих, кроме хокаге, не знал о сути и месте проведения нашей секретной миссии "S"-ранга, с которой мы только что вернулись.
   - Вот и Зверь-сан заразился опоздунством...
   - Ш-ш-ш, как бы Изгой не озверел...
   Особо лестные шепотки так и посыпались в толпе чюнинов. Да, верно подмечено: одни не поддержали своего, другие не признали за своего. Обидно, да... Хотя сам виноват, не отрицаю, но все равно обида гложет.
   - Командир команды номер девять Майто Гай. Хьюга Неджи, Тиен Тентен, Рок Ли - именем Майто Гая я номинирую их на участие в Чюнин Шикен, - пройдя вперед, джонин-сэнсэй гаркнул фразу согласно протоколу.
   - Командир команды номер семь Хатаке Какаши. Учиха Саске, Узумаки Наруто, Харуно Сакура - именем Хатаке Какаши я номинирую их на участие в Чюнин Шикен, - нейтрально повторяю традиционный жест, присоединяясь к Юхи Куренай и Сарутоби Асуме, командующими генинами из последнего выпуска. У сына Хирузена, кстати, после нашего приветствия задергались зрачки, видимо, выискивая наглых шептунов.
   - Принимаю. Итого Коноха представляет тридцать команд. Командиры, готовые формуляры для генинов заберете у моего секретаря. - Упомянутый сидел поодаль у стенки, после слов хокаге он начал заполнять новые бланки, сноровисто и вполне каллиграфическим почерком. Хокаге, покосившийся на своего нынешнего помощника, перевел взгляд и стрелки на ирьёнина "A"-ранга: - Куроба-сан, вашему отряду требуется доукомплектация?
   - Нет, Хокаге-сама, - твердо ответил глава скромного отряда ирьёнинов, состоящего из двух шиноби-медиков "B"-ранга, одной куноичи и двух шиноби с квалификацией "C"-ранга.
   Как я и думал, меня красиво прокатили с Госпиталем, переложив ответственность на другого, типа в наказание за опоздание - сам виноват, что не успел к распределению ирьёнинского состава. В течение считанных минут хокаге закруглился, завершив собрание командой "троим опоздавшим" немедленно проследовать к нему в кабинет.
   - Я приношу вам свои глубокие извинения, Гай-сан, Какаши-сан, Ирука-сан. В рядах моей администрации слишком поздно обнаружилась предательница, погубившая многих славных ниндзя, - Хирузен с виновато-скорбным лицом внешне вполне искренне опечалился. И по-стариковски ударился в воспоминания: - Суирен-кун была трудолюбивой и покладистой куноичи с большими перспективами... Я очень сильно ошибся в этой сиротке... - Ага-ага, и контрразведка старательно зевала, не замечая идейную гадину, а вернее вовсю использовала в своих целях. Ее имя мне называл Ягура, охарактеризовав, как и прочих, одной фразой.
   Жалкая и никчемная отмазка, когда известно про отпрыска Данзо в доверенных лицах Йондайме Мизукаге. Сколько еще его отпрысков-полукровок внедрено в других гакуре? Якобы единственный представитель клана Шимура - как бы не так!.. Чакра Гая потускнела, почти выцвела, но вряд ли это означает крушение идеалов или серьезное разочарование, но и не выражение недопонимания или растерянности. Еще я ощутил, как рядом задрожала чакра Ируки, сумевшего внешне остаться неподвижным и с должным лицом, внемлющим начальству, которое почти прямым текстом упрекнуло нерадивого подчиненного и усомнилось в нем.
   - В едва не случившейся трагедии есть и наша вина, Хокаге-сама, - покаянно произнес Гай, что-то измысливший с черепахой на пару. - Мы посрамили Силу Юности, переоценив свои силы и горько поплатившись за это. Слава Силе Юности, мы успешно вышли из передряги!.. - Гай едва не добавил "живыми и здоровыми" - лишнее. - Вот наши отчеты, Хокаге-сама... - Вытащив оный из нагрудного кармашка, он протянул свою широкую ладонь за нашими свитками. Назначенный джонин-командир сам передал все Хирузену, лично в руки. Изначально предполагалось, что данная нам изначально миссия "A"-ранга секретна, значит, отчеты по ней минуют общую канцелярию, где должен отразиться факт перехода в "S".
   - Молодцы, Листья, в вас крепка Воля Огня, - пафосно заявил Хирузен, неторопливо пристраивая отчеты в корзинке на столе и свой зад в удобном кресле по фигуре. Мой шаринган, скрытый способностью Маска, дал повод сделать вывод - нервничает и оттого переигрывает. - Вкратце - что в Тумане творится?.. - Хирузен повесил общий вопрос, не став помогать наводящими, остро волновавшими его. Так остро, что защита кабинета отсекла нас ото всех, включая поспешавших к нему советников.
   - Немилосердная гражданская война, Хокаге-сама, - важно ответил Гай, убедительно прикинувшись гэта. Хокаге скрипнул то ли зубами, то ли набиваемой трубкой, то ли и тем, и другим.
   - Ирука-сан, доложи коротко, как протекала твоя первая миссия "S"-ранга. - Вот так вот, командир Гай, лови, Ирука, золотую подачу и повышение с "кун" до "сан".
   Он отрапортовал отрепетировано - очень обтекаемо. Скорректированная правда подавалась в правильном ключе, чтобы нашу троицу не уличили в прямой лжи. Шторм, дневной обход порта, случайное обнаружение двух засадных групп, ловля на живца и крах со взятием в плен. Экспериментатор над людьми, Куроцучи Маюри, обломался на Какаши и что-то там перемудрил, а подопытный ему в этом помог. Как итог, успешный побег и зараженная территория, закрытая навороченным пространственным барьером. Прибывшие на остров Мэй и Ао узнали пленников, повысили их статус до гостей и дали спокойно заниматься заданием. Орочимару, как выяснилось, следил за конкурентом и его разработками. Объявился сразу, как почуял добычу. Лично лазил в зону по договоренности с повстанцами. Ирука доложил и о том, что часть ирьёнинов с подземной базы успела спастись. К ним Мэй привезла своих сыновей, переживших вероломное нападение и кражу сестренки. Об отколовшихся от коалиции кланах нам ничего не известно, кроме удержания малютки Мичико, которую вроде как вызволил Ао. Как только мы позанимались с мальцами и почти друзьями расстались с ними, решив отдохнуть в прилегающей деревне, произошел прорыв барьера с мощными взрывами. Подземная база наверняка уничтожена, команду объявили диверсантами и не пустили в Ёакехасу, замок клана Суиро близь деревеньки Сиракава. Горячие головы решили сразиться с вылезшим из-под земли мутантом, но не смогли его поразить, поэтому Гай открыл седьмые врата Хачимон и с лишним грузом побежал к крепости с ниндзя, лояльными мизукаге. Выросший в лаборатории Маюри монстр уничтожил крепость под ноль, но и сам убился. Пока потрепанная команда добиралась до лагеря повстанцев, там случилась бойня с участием химер нукенина Орочимару, который вместе с Мэй и еще с кем-то куда-то как-то удалился в разгар боя да так потом и не вернулся. Все трое, не меняя легенды, принялись оказывать Мэй и ее людям посильную помощь, в рамках миссии, за что удостоились награды, подтвержденной вот этой грамотой: кланы ниндзя, на которые Теруми Мэй имеет влияние, на три года перестают брать официальные миссии с континента и полуострова Цуку без разрешения на то Конохагакуре.
   - Как только оказались в Конохе, сразу к вам, Хокаге-сама. Все собранные нами данные и наблюдения в отчетных свитках, - завершил доклад Ирука, обойдя скользкую тему возвращения, львиную долю которого команда "проспала", вымотавшись.
   Хирузен слушал, как сырая печка пыхтя трубкой. Он мусолил в руке дорогое полированное чакродерево, то и дело перекладывая во рту то вправо, то влево. Я по-прежнему его уважал как шиноби, но былое почтение как к Хокаге подчистую испарилось вместе с верой. Слова Мэй упали на благодатную почву. Вложенного знаменитыми основателями хватило Конохе выиграть три войны, две из которых пришлись на правление Сарутоби Хирузена. Но после того, как Лист решил сдать Вихрь, придя на руины и добив жадных победителей, экономика и военная сила Величайшего Какурезато начала катиться под уклон. На данный момент по этим двум показателям Лист за Камнем, который уступает Облаку, за Конохой идет союзная ей Суна. Несмотря на гражданскую войну, Кири держалась на пятом месте в этих двух негласных рейтингах, но после смерти Йондайме Мизукаге на период передела власти однозначно рухнет во второй десяток.
   Пока Ирука докладывал, я думал о месте родной деревни в мировом табели о рангах, вспоминая массы недовольных затянувшимся правлением Сандайме Хокаге, на заре моей карьеры возмущавшимся стагнации, а нынче прогрессирующим упадком, несмотря на рост многочисленных бытовых благ для рядовых листьев с бесплатным медицинским минимумом и варьируемым доступом в библиотеку дзюцу. Социалка хорошо укладывается в Волю Огня, провозглашенную Сенджу Хаширамой, но в последнее время она развивается за счет потери лидерства среди Какурезато, причем, не для всех блага доходят - отнюдь. А еще за счет лика Конохи, год от года становящегося неряшливее. Раньше хоть кланы вкладывались в архитектуру, а теперь большая часть на балансе администрации гакуре, у которой вечная нехватка средств. Коноха сдает и политические позиции, теряя влияние в регионах собственной страны, а с ним и деньги. Коноха одряхлела вместе с засидевшимся на своем месте правителем. Вот же ж, хотел поправить настроение, а вышло только хуже...
   - Хорошо Ирука-сан... - разорвал тишину всплывший из океана задумчивости Хирузен, привычно откладывающий в памяти визуальный ряд для последующего детального анализа. Напряжно, но полезно в повседневности скрытно использовать шаринган - внимательность и бдительность на высоте. - Какаши-сан, набранный лекарский опыт позволяет вам претендовать на "B"-ранг? В Госпитале сейчас аврал, многие префектуры Страны Огня вместе с командами на Чюнин Шикен прислали на излечение своих трудных больных. Маттан-сан разрешит относительно свободному отряду Куроба-сана выступить вашими экзаменаторами, заодно обязательная практика зачтется.
   - Эмн, извините, Хокаге-сама. - Слишком долгие у Хирузена паузы между предложениями, вот и вклинился в его речь, жестко контролируя себя. - Но мне надо предварительно подтянуть теорию и прикладные направления, - уверенно сообщаю чистую правду, отраженную в отчете по миссии.
   Для получения следующего ранга это обязательно, но лично для меня сомнительно - хочу специализироваться исключительно на энергетическом лечении. Всякие эликсиры, микстуры и таблетки с пилюлями абсолютно не мое, пусть другие с ними парятся и маются. И так паршивое настроение усугубилось необходимостью обождать с регистрацией торговой марки и дома - не поймут-с торговых устремлений. А еще мне слишком осточертели больные и увечные! Ушода Хачиген имел соответствующий для медика склад ума, но никогда не был помешан на целительстве - другое призвание. У моей новой, синтезированной личности аналогично. Я готов какое-то время трудиться на ниве медицины, сам вызвался, но отнюдь не денно и нощно за спасибо, тем более сейчас, после одного только что пережитого лекарского аврала, когда мне крайне нужна моральная передышка от воспоминаний открытых переломов и кислотных ожогов. А ведь еще толком не осмыслены откровения Ягуры!.. "Спокойствие, только спокойствие" - начал про себя повторять, как мантру, собственно, оная последовала через три повторения.
   - Понятно... В связи с ценностью добытых вами сведений и невозможностью немедленно с ними разобраться запрещаю вам троим покидать Коноху в течение недели. Завтра отдыхайте, в ночь на первое июля готовьтесь к вызову на закрытое совещание, посвященное ситуации в Стране Воды. Послезавтра проведется первый этап Чюнин Шикен и начнется второй - будьте все время в шаговой доступности. Можете идти.
   Трое советников не те люди, кто будет ждать в приемной Хокаге. Они сами его ожидали, собравшись в зале, удобном для совещаний в четырехстороннем формате. Об этом и поспешил доложить секретарь, когда мы покинули кабинет главы Конохи.
   - В Юрацуи?
   - Конечно, Какаши! - Бодро ответил Гай.
   - Идемте, - пожав плечами и смутившись, согласился бережливый Ирука. Добытые на базе трофеи я честно поделил поровну между нами тремя, так что наличных средств ему хватало на то, чтобы шикануть столетним абонементом.
   - Какаши-сан, - внезапно обратился ко мне удачно выруливший шиноби. - Мы должны поговорить.
   - Мммн, я больше не вхож в совет джонинов, Нара-доно, и у вас нет полномочий мне указывать, что я должен, - даю резкий ответ, непростительно сорвавшись. Таким людям не грубят, но я не смог сдержаться и выплеснул свое плохое настроение. Меня разобрала злость, пусть высокий ранг дает нехилые привилегии и все такое прочее, но обойдусь - полномочный статус главы клана тоже не пустой звук. Сопливых, как говорится, вовремя целуют.
   - Шикаку-сан, во имя силы юности, мы очень устали с миссии и нуждаемся в моральной разрядке! Завтра мой друг будет в норме, и вы спокойно поговорите, - быстро выпалил Гай, сглаживая обстановку. - Правда, Какаши? - Я неопределенно кивнул, не останавливаясь. - Вот видите, Шикаку-сан, все будет хорошо!
   - Разговор не терпит отлагательств, - кисло произнес джонин-ханчо, - он для его же блага, Гай-сан. - Помедлив, он решился открыто продолжить, наплевав на греющих уши служек: - Скоропалительное решение с понижением до чюнина создало прецедент с опасными последствиями. Инициативная группа составила петицию с целью восстановить Хатаке Какаши в ранге джонина, как глава совета джонинов Конохагакуре я ее одобрил. Дело за малым...
   Ага, как петух клюнул в одно место, так и зашевелились. Подикась, какой-то ниндзя из тройки Ино-Шика-Чо получил серьезную травму, и кое-кто решил ударить по престижу и финансам этих кланов, скостив зарегистрированное число джонинов. На перспективе препоны при восстановлении, а на горизонте изменение условий ранжирования клановых - произойдет равнение на вне клановое большинство. Видимо, конкретно прижало ленивого умника, раз прет, как сель. Я понимаю, что во мне бурлят эмоции, что мне не свойственно идти у них на поводу, но все достало - пусть катится к биджу со своей петицией!
   - Нет, - ухожу в Сюмпо, спускаясь вниз на один лестничный пролет.
   - Зря вы так...
   Что там Гай говорил дальше, я уже не слышал, за порогом резиденции опав ворохом листьев "Шуншин но Дзюцу". Поддавшись порыву, действовал основательно. Чтобы придать вес своему отказу, отправился не в элитный онсэн, а к главе Госпиталя. По пути заглянул в лавку за чистыми свитками и листами, потом в уединенной кабинке туалета исполнил "Шодо Фуин", в считанные секунды оформив заявку - прочие документы были с собой. Кансэнаи Маттан, несмотря на занятость, принял Хатаке-доно и легко подмахнул документы, а бухгалтерия без проволочек оформила меня в штат (рьё творят чудеса!). С этого момента я официально работающий чюнин, которого со службы без моего согласия точно не смогут сдернуть на какую-либо миссию, даже предлагать не могут, минуя Маттана. Как и ожидалось, несмотря на вечер, меня (а реально дубля) как врача с низшей квалификацией сразу запрягли на полную смену (в подтверждение серьезности намерений и чтобы завтра отдыхать, как распорядился хокаге) заниматься непрестижной работой - помогать исследовать вонючие анализы, а потом возиться с карточками пациентов и прочей бумажной волокитой. Насрать, я не потерял рассудок и сам предусмотрительно напросился в Поликлинику, отделение для обычных людей: ближе к дому, дальше от бесстыжих бьякуганов, а главное все равно бы сюда сослали после допросов выживших повстанцев (мне было не трудно подменить своими клонами ирьёнинов Мэй, напросившихся "лечить" военнопленных вместе со мной, разумеется, тайно - понятно, какая "замечательная" характеристика на меня придет, если руководство копнет, а оно обязательно копнет). Пусть, наплевать, тем более не имеют права нагружать или требовать больше положенного по должностной инструкции. Зато сам я теперь свободен аки ветер в небесах, пусть ценой некоторых амбиций, рассекречивания возможности создавать продвинутых клонов и очень сложной и деликатной работы с не имеющими СЦЧ и собственной чакры. Ничего, как-нибудь прорвусь. Как ни странно, подобная стабилизация моего общественного положения (пока еще только на бумаге и в собственных глазах) благотворно сказалась. Настроение резко поднялось, сменив минус на плюс.
   В горячем источнике, где во главу угла возведена степенность и молчаливость, я проигнорировал друзей и с блаженной улыбкой умиротворенно разлегся, давая целебным потокам унести прочь и растворить все мои горести и печали. Захотелось полюбоваться огнем, не прикрытым тонкой фонарной бумагой, и я спонтанно устроил рекламу ранее открыто не торгующихся изделий клана Су, выпустив в свободное плаванье плошки, превращающие тепло налитой в них жидкости в свечное пламя. Плеск воды и танец огоньков завораживали, успокаивая сердце и опустошая голову от тяжелых мыслей о бессмысленной смерти Рин. О чудом выжившем и кардинально поменявшимся Обито. Гай и даже Ирука, любитель бывать на горячих источниках, уже давно ушли, а я все лежал под звездным небом и расслаблялся, с дурацкой улыбкой играясь с огоньками...
  

Глава 14.

  
   - Ну и чего ты отчебучил?! Прямо как ребятенок несмышленый разобижался. Во имя Силы Юности, Какаши!..
   - Не кричи на меня в моем же доме.
   - А вот и буду! У тебя вообще что, мозг усох?! - Гай бесцеремонно подскочил и постучал мне полбу, проверяя тыковку на звук. Стоило войти и с порога переодеться в домашнее, как он налетел с упреками, начав трясти за плечи. - Какого *** ты бортанул джонин-ханчо?! Он же еще глава клана Нара и руководит ведомством стратегического планирования и аналитики!
   - Отвянь, а? - Ну вот, только распарился и вкусил массажа точеными женскими ручками, только насытился, полакомился тортиком и решил в четвертом часу ночи вернуться домой, чтобы до утра заняться дзиндзэн, как...
   - Нет! Я твой друг или где? Вижу же, что сам не свой. Во имя силы юности, Какаши, давай, прекращай бежать и делись наболевшим - полегчает. Я и пиво с рыбкой приготовил...
   - И кто насоветовал?
   - Не все ли равно? - Обидчиво отвернулся Гай, продолжая тянуть дальше.
   Он все же усадил меня, но ничего в рот не лезло. А еще Ирука за барьерами наверстывал с Кохадой упущенное...
   - Меня подставили, - наконец сдался я наперекор занпакто. - И Рин обманули, засунув в нее фальшивого Санби, а я, дурак, повелся!.. Я тогда... списал раздвоенное зрение на пробуждение Мангекё Шарингана... Но... Обито как-то выжил и все видел... это он растерзал всех наших преследователей. Я ему подражал, а... а он подчинил Ягуру чужим Мангекё... и теперь в Акацки... Фу, не пиво, а ослиная моча!
   - Сам же хвалил эту марку когда-то!.. И не пытайся вильнуть. Кто подставил?
   - Безликая записка... Ммм-маа... в ней напомнили, как Минато-сэнсэй в моем возрасте спас будущую жену. За час до записки я продырявил барьер и подслушал... Эм, в том помещении фуин-защита осталась от Сандайме, и он тогда курил...
   - Ты же знаешь, Какаши, тебя ждали. Я был среди встречающих, но ты позволил загонщикам за тебя выбирать маршрут и отклонился. И не кривись ты так! Я все равно считаю, что и в нашей последней миссии Хирузен-сан поставил на тебя, как видишь...
   - В том-то и дело, что шаринган увидел его нервозность, он не был готов к нашему...
   - Скорому возвращению, - Гай тоже меня перебил на повышенных тонах.
   - Защищаешь?
   - Настраиваю на нужный лад, чтобы...
   - Пустое, Гай.
   - О, Силы Юности!!! Да ты в упор не замечаешь очевидного, Какаши! Кто-то же спас Обито, и его "своевременный" приход тоже не случаен. Вас обоих надломили! Но если его доломали, то тебя-то мы поддержали!..
   - Мгм, восстановили справедливость с землями...
   - Кончай дурковать! Ты же знаешь, друг, что Минато-сама еще до избрания Йондайме Хокаге хлопотал о твоем наследстве. Он не стал возвращать тебе на день рожденья, чтобы ты это за подачку не воспринял... На родительский день уместно получилось, во имя Силы Юности!
   - Ты прав, прости...
   - То-то же! Хирузен-сама просто мудр как черепаха! И Шикаку-сан открыто выступил как союзник, зачем?..
   - У Сакумо тоже были. Союзники. Все отвернулись. Лучше сам оттолкну подобных "доброжелателей".
   - Глупо. Он же на самом деле хотел помочь...
   - Угум, чтобы из публичного процесса мне типа проверку на прочность устроили, позволив перевести травлю в новую фазу, как некогда с отцом...
   - Да! Он же...
   - Ты!!!
   - Ну, врежь мне! Давай смелее!!!
   - Д-договар-ривай!
   - Хокаге вынужден принимать тяжелые решения, и даже отправлять товарищей на смерть, когда требуется. Хатаке Сакумо метили в Хокаге, но он не справился с последствиями своего решения и довел ситуацию до отчаянного положения, - выпалил раскрасневшийся Гай. - Но не это главное, мой друг! Клан Хатаке умер в тот момент, когда не оценил поступка своего главы, ради спасения напарников пожертвовавшего чужими жизнями. Хатаке было мало, менее пары десятков, но никто не оказал должной и так нужной поддержки своему главе. Мифическое общее благо стало превыше родной крови... Во имя силы юности, чего ты так вылупился на меня, Какаши?! Моими устами говорит нинкаме. Биджу меня дернул... Уй-ё!
   - Ых... - Бедный слепой занпакто... И я тоже не лучше. Совсем со стороны оказалось виднее. - Как ни печальна правда, но признаю, мой клан действительно сгубила разобщенность... - тяжело далось признание вслух, но когда слова уже отзвучали, стало полегче.
   - Давай вернемся к настоящему, Какаши? - Я обреченно кивнул - все равно же продолжит. - Зачем кому-то устраивать тебе какую-то непонятную проверку?
   - Хирузен, эм, компромиссного приемника во мне увидел, а я отказался - не хочу разменивать будущее семейное счастье на биджево ярмо власти. Эм, пойми, Гай, быть хокаге не мой долг, не мое призвание, не моя мечта.
   - Э?! А... Тьфу на тебя! Мне ж теперь тоже придется расстаться с этой детской мечтой, иначе весь мозг съедят!.. Уй-ё!
   - Мхех, сам же сетовал, что взрослеем.
   - Ох, силы юности, упился бы в хлам, да с командой надо трезвым встретиться... И я все равно не возьму в толк, зачем тебе было нужно настраивать против себя Нара Шикаку? Какие были резоны так вспылить?
   - Так будет лучше. - Да, именно. Хотя действовал я вчера скорее интуитивно, чем обдуманно.
   - Объясни толково, во имя Силы Юности! Не запирайся.
   - Пф... Мэй хочет наладить отношения между ниндзя и окрысившимися на них сервами. Мн, у Яманака цветы, у Нара олени, Акимичи все подряд особо обрабатывают, получая дорогие чудодейственные лекарства. Мэй же нужна простая рецептура из доступных ингредиентов, известных любому деревенскому знахарю и отлично действующих на простых людей. При обычной доставке цена возрастает вдвое, а то и впятеро. Поэтому я... могу поставлять дешевле и предлагать высокую цену сослуживцам...
   - Сослуживцам?
   - Уже да.
   - Охо-хоо...
   - Мм, вливание денег простимулирует развитие лабораторий Госпиталя. Наши ирьёнины за чужие...
   - Позорище!
   - ...деньги создадут более простые, но доступные аналоги лекарств от тройки зарвавшихся монополистов. Всего несколько лет поставок, эм, прозрачных и не подлежащих запрету поставок на рынки для простых людей... А там уже искалеченные старики, которых я исцелил и еще исцелю, передадут знания современному поколению ниндзя... А у нас монополия будет разбита, цены рухнут, здравоохранение станет реально доступным всем и каждому в гакуре. Эмн, и я буду активно этому способствовать, исцеляя вообще без пилюль, мазей, физрастворов...
   - И чем тебя подкупили, друг?
   - Эмн, какой ты... дотошный. Здесь меня отказались системно обучать фуиндзюцу. Когда Наруто станет чюнином или если выиграет хоть один бой в финале Чюнин Шикен, Теруми с союзниками признают его за дееспособного шиноби и сделают широкий дружеский жест, вернув трофейное наследие Узумаки. Наши-то власти всего его лишили...
   - Достойно... - Гай опрокинул в себя оставшуюся половину кружки, тоскливо глянув на мою и зажевав рыбку. - Но мало за лечение сонма вражеских ниндзя. Ты ведь продолжишь к ней шастать, за это Лист объявит тебя нукенином, Какаши, как не хитри.
   - Эмм, не хочу сглазить...
   - Хорошо, оставим эту тему на твоей совести, Какаши... - Гай продолжил сметать со стола все, что сам же принес, только к спиртному до сих пор не притрагивался, хотя постоянно косился и водил носом. Ему противопоказано - мгновенно развозит, а для меня словно вода - не пьянит. - Я успел перекинуться парой слов со своими деловыми партнерами. Без уплаты пошлин и сборов товар является голимой контрабандой.
   - М-ма, спасибо за беспокойство, но у Мэй есть готовая схема, под клан с привилегиями члена Совета Кланов гакуре. Детали должны будем обсудить, эм, когда я зарегистрирую торговлю.
   - Какаши, скажи... У тебя хоть капля гордости осталась? Во имя Силы Юности, так и позволишь всем здесь вытирать об себя ноги, чюнин?!
   - Для меня ранги обесценились, друг. Уравниловка еще выйдет им боком... И пусть отрываются на клоне, я теперь умею фильтровать... И... Бакудо-47: Фусядан.
   - Эээ?!
   - Печать блокировки духовной энергии. Без инь-компоненты нет чакры. Эмн, у одного из пациентов требовалось обесточить СЦЧ... В общем, мне хватит незаметного жеста, чтобы наложить эти хлипкие оковы, со временем они сами скидываются - в исполнении клона максимум через сутки. Очисть разум, напряги волю, ощути кандалы на руках и порви их. Мхех, Гай, да не тужься ты так, мхе-хе! Расслабься...
   - ...!
   - Милая шутка, м? На досуге подумаю, как зациклить на инь подпитку дзюцу. - Гай выглядел ужасно смешно, но я постарался состроить вумную рожу, вспомнив про не решенную задачку мастера Тессая.
   - Ох, силы юности, какое изуверски страшное дзюцу! И ты уже таким образом наказал тех гавриков?
   - Мгм.
   - Другим впредь неповадно будет. Ха, "веселое" их ждет пробуждение поутру, буа-га-га!.. Но я солидарен с тобой, Какаши, нужно жестокое наказание, чтоб раз и навсегда прекратить всякие новые поползновения. На себе-то испытывал?
   - Я знаю, какое они испытают бессилие, напрочь лишившись ощущения чакры.
   - Хочу в этих оковах сразиться с тобой, гакусэй.
   - Без проблем, сэнсэй.
   - Ох, силы юности, и как ты уживаешься со своим?..
   - Как с частью себя...
   - Какаши, извини...
   - Все нормально, Гай. Я благодарен судьбе за то, что у меня есть такой друг, как ты.
   - ...! За это надо выпить.
   - Мгм! Нинкаме дала добро?
   - Пфе! Сварливая черепаха тактично свалила. Ну, до дна! Кампай!
   - Кампай!
   Пьяные посиделки я вскоре плавно завернул на спарринг. За час мордобоя так и не сумел подстроиться под стиль пьяного мастера, порядочно увалявшего и разукрасившего меня. Гай не открывал врата, а я шаринган. Но в конце во благо смухлевал: перешел в шикай и двумя плюхами, локтем и пяткой, вышиб весь алкоголь, ударивший в бровастую голову. Уследить за временем - это меньшее, чем я мог уважить друга, ну и подлечить. Так что Зверь-сэнсэй вовремя явился на тренировку своей девятой команды.
  

Глава 15.

  
   И я бы явился вместе с Гаем. Как-никак по взаимной договоренности я тоже его ученик, но мы оба сэнсэи вылупившихся генинов, а взаимодействие между командами отрабатывается после налаживания взаимодействия внутри команд - для седьмых точно рановато. К тому же, невместно взрослому дяде заниматься рядом с мелкотней, и у меня своя программа упражнений, для которой на прошедшей миссии едва удавалось выкраивать время. В пух и прах проигранный спарринг наглядно показал, насколько я далек от самим собой поставленной планки. Так что пришел на полигон седьмых. Ради гонимого Наруто, каждое утро спозаранку начинавшего (или вернее сказать продолжающего) упорно бегать и упражняться по упрощенной программе, какую мы отрабатывали в Стране Волн.
   За полигоном присматривал не только агент АНБУ, но и кто-то из пришлых, устроившийся напротив. Полигоны генинов не общественные места, но вполне доступные и не огораживаемые, как таковые для тренировок чюнинов с их разрушительными стихийными ниндзюцу, к примеру. На территорию зашел, не таясь, и меня сразу заметили.
   - Какаши-сэнсэй!!! Вы вернулись, даттебаё! - Вскричал Наруто, позабыв о тренировке и вихрем примчавшись ко мне.
   - И тебе привет, Наруто, - вынув руку из кармана и уперев в желтую голову, полезшую обниматься.
   - Ой! Здравия, сэнсэй, - паренек быстро отшагнул и сделал легкой поклон, слегка наклонив корпус и уперев взгляд в землю.
   - Так-то лучше, гакусэй, молодец, - отвечаю, позволив себе еще пуще взлохматить белобрысый беспорядок. Хоть у меня и проскальзывает отцовское отношение, но я все же предпочитаю держать дистанцию, в отличие от тянущегося ко мне мальчугана.
   - Что-то случилось, да? Плохое? С Ирукой-сэнсэем, нет? - Зачастил ученик, отзывчивый на эмоции близких. Он жаждал общения.
   - С Гаем и Ирукой все хорошо. Но плохое случилось - ты почему-то один тренируешься. - Говорю вслух. И... не нахожусь, чего сказать иначе.
   - Это все Саске, кисама! Этот сноб не пускает нас к себе, а все полигоны еще двенадцатого числа приказали очистить. Какаши-сэнсэй, мы теперь за стеной начнем тренировки крутых ниндзюцу, да!?
   - Эм, позже...
   - Ура, даттебаё!!! Я буду первым, Какаши-сэнсэй! Научите меня сдувать шары Саске?!
   - Ты не умыт и зубы не чистил.
   - Эээ, хи-хи... Ну-у, я же рано тренируюсь! А Саске дрыхнет до обеда, во! Я...
   - Наговариваешь на напарника. Чего он тебе сделал, м?
   - Ничего!.. Он... он первый начал!
   - Что ж... - Сосредоточенно топаю ногой, за спиной надувшегося и отвернувшегося генина создавая каменную глыбу с заданным профилем для рук и спины. Утяжелители у нас обоих включены, но нужна увеличенная нагрузка на определенные группы мышц. - Поднимай свой груз, и побежали.
   - Ух ты!.. - Он обернулся как раз в тот момент, когда от удара второй ногой из-под земли выскочила моя каменная ноша.
   - Это бессознательные тяжелораненые, - с нажимом опережаю словоизлияние, - взваливай за спину и не отставай, иначе Неджи умрет.
   - Неджи умрет?!
   - Конечно, он смертельно раненный, - для наглядности провел рукой по верхней части, ставшей головой с узнаваемыми чертами лица. Шею сделал хрупкой, условную спину проткнул двумя стержнями, символизирующими катаны.
   - Эээ?!
   - Он на последнем издыхании. Живее, генин!!!
   - Ха-ай!!!
   Хекнув, Узумаки натужно взвалил камень на спину, охнул и грузно побежал за мной. Ожидаемо вес оказался слишком большим, а Наруто не размявшимся - убогая статуя сорвалась с рук и сломалась. Эту тренировку я придумал, бегая с детьми Мэй: просто как-то раз добавил им мотивации во время беганья с камнями под присмотром Гая - придал глыбам вид спасаемой девочки. Жестко, даже жестоко. С Наруто еще жестче: чтобы потом выгодно отличить перед Саске; чтобы все три моих генина вымещали злобу на камне, а не друг на дружке; чтобы приучить переживать стрессы, а не копить их в себе.
   - Наруто! За что ты убил Неджи?!
   - Я не убивал его, даттебаё!
   - Без головы он не жилец, Узумаки.
   - Какаши-сэнсэй! Это!.. Это же камень! Вы сами создали!..
   - Это был смертельно раненный Неджи. Был! За что ты его невзлюбил?! Ну?! Говори же, Наруто! - Я наседал резко и напористо, подавляя Наруто, задрожавшего и испугавшегося.
   - Он... Он еще больший сноб, чем Саске! Какаши...
   - И за это ты его убил, - припечатываю.
   - Да нет же, хнык, Какаши-сэнсэй! Камень скользки-ий...
   - Не реви. У тебя есть шанс спасти Кибу.
   - Какаши-сэнсэй!..
   - Взваливай умирающего, генин! Живо! Беги! Беги и думай о Кибе. Думай о том, за что ты хочешь его убить.
   - Но я не хочу его убивать!!!
   - Ну вот, убил же, смотри, как далеко голова укатилась...
   - Какаши-сэнсэй!!!
   - За что его ненавидишь?! Отвечай, Наруто!
   - Он... Он задира!..
   - Достойная причина для убийства, очень... Что ж, теперь тебе надо спасти Сакуру. Вперед, Наруто!! Враги преследуют по пятам... - для пущей убедительности метнул в каменную спину теневой кунай, второй специально закрутил, чтоб кольцом по ноге генина. И яки еще выпустил...
   Схватив мнимую Сакуру, чуть не сломав каменную загогулину, символизирующую руку, генин на бегу взял ее в обнимку, своей спиной защищая. Верный ход. Мне осталось загнать его к рытвинам или корням, чтоб споткнулся. Физические раны так - пустяк...
   Убегались вусмерть, через не могу и не хочу. Таскали каменюки и спереди на руках, и подмышками, и на волокушах из веток и проволоки, и на носилках, отрабатывая неудобства из-за разницы в росте. Когда на горизонте объявились Сакура с Саске, собираясь на обязательный часовой минимум, Наруто уже был весь взмылен, как загнанная лошадь. Я не лучше выглядел из-за веса утяжелителей. Наши тренировочные костюмы исправно испаряли пот, но оставались запахи и накапливались противные ощущения жирной липкости. Будто так и надо, подобрал квелого Наруто, оскользнувшегося на траве и упавшего навзничь вместе с условным раненным Саске, дольше всех продержавшимся целым - между прочим! Взвалил на закорки безвольное и всхлипывающее тело с трясущимися мышцами и показал класс, напружинивая ноги при длинных прыжках и применяя другие уловки, чтобы по возможности не сотрясать "больного". Менее чем за пять минут прокатил с комфортом и ветерком до конечной остановки - общественные бани.
   Онсэн - идеальное место, чтобы быстро ополоснуться после тяжелых физических нагрузок и минуть пять понежиться в минеральных водах горячего источника, отходя от психологического стресса. Слава Ками-сама, Наруто приучился не проявлять безудержное любопытство в общественных местах. Но сейчас Наруто именно что не хотел со мной разговаривать. Совсем. Надулся и разобиделся, стыдясь собственных слов и слез - пуская пузыри из-под воды. Но душ принимал рядом, залег тоже рядом, пытаясь своей эмпатией уловить и разобраться в моих чувствах.
   - Чего не мог простить или принять?.. На что был готов пойти?.. Что теперь изменилось?.. Узумаки Наруто, хорошо подумай над смыслами данной тренировки, мм, потом спрошу. - Говорю важное, используя "Чакровещание" - слишком много народу набилось за тем же, зачем и мы. И уже нормальным образом спрашиваю: - Ну что, отмок, малыш?
   - Я не малыш!.. Да, отмок, Какаши-сэнсэй... - нехотя исправился он, съежившись и понизив громкость.
   За время одевания голова блондина немного просветлела, настроение малость улучшилось. Думаю, сейчас самый подходящий момент, чтобы вручить билет в новую жизнь. Демонстративно узнал время.
   - Какаши-сэнсэй, мы вместе опоздаем, даттебаё! Вот рожа-то будет у Саске...
   - Эм, у меня есть дела.
   - Ты... Вы... Как же так? А теневики их не могут переделать? Какаши-сэнсэй, я помогу!
   - Не стоит, Наруто, лучше подготовься к экзамену.
   - Экзамену? Это!.. Это к Чюнин Шикен, правда-правда?!
   - Вот разрешения...
   - Какаши-сэнсэй!!! Я вас люблю!!! - Наруто заорал прямо посреди тротуара и умудрился повиснуть у меня на шее, едва не свалив - не ожидал столь бурной реакции. И куда делась та грозовая туча, что мысленно слала в меня неисчислимые армии громов и молний?
   - Эй, тише ты! Отпусти...
   - Хи-хи! Я участвую в экзамене! Я стану Хокаге, даттебаё! А это...
   - Разрешения для Саске и Сакуры. Тс! - Приседаю, прикладывая палец к его губам, готовым извергнуть десятки вопросов. Оба игнорируем прохожих ниндзя. - Тест ни к чему не обязывает, генин. Если хочешь попробовать, то тут все написано - прочти, подпиши и приходи. Эм-ма, и раз твои напарники провинились, Наруто, то даю тебе право решать: одному идти или с кем-то из них. - Встаю и по-доброму взлохмачиваю плохо вытертые солнечные волосы, заодно высушивая их незамысловатым бытовым дзюцу: - На сегодня все.
   Мне было жутко интересно, как все трое поведут себя, хотелось проконтролировать все от и до. Но нужно верить в них; нужно разделять, когда требуется незримая опека, а когда она вредит становлению самостоятельности. Потом у них самих узнаю детали, если расскажут - команда они или как?! Надеюсь, Сакура с Саске уже обнаружили каменных манекенов - какие сделали выводы?..
   У меня действительно имелась куча мелких дел, которую следовало бы переделать вместо отдыха. Пожалуй, пока отложу ту часть, что выполню с толикой удовольствия, лично. Устал от клонов - они все делают без души. Легко заработаю отвращение к любимому труду, если буду постоянно подряжать клонов. Даже рутинный поход на рынок иногда лучше и полезнее совершать самому.
   Ирука уже смотался из особняка - хорошо, не придется выгонять. Мангекё Шаринган я уже показывал союзникам, но не рассказывал о нем в подробностях - сам только крохи его возможностей знаю. В частности, не говорил напарникам, что способность Маска не только скрывает активное додзюцу, но существенно ограничивает его использование, как выяснилось. Или что мое "Банкай" это не просто аудиальная формула для активации второй ступени додзюцу, а целый режим сродни режиму биджу или сенмоду, классическому режиму отшельника того же Джирайи.
   Поочередно прикладывая занпакто к фуиндзюцу, получил повод для расстройства - обнаружились умело заметенные следы вторжения. Через проделанный Джирайей потайной ход. Если бы не подарок Шигуре, где в описании к замкам указывались их уязвимости, позволяющие подобрать отмычку, то я заподозрил бы жабьего саннина - все улики против него. Кто-то решил подставить Джирайю в моих глазах - зачем? И кто? Или же целью является возбуждение моих сомнений?
   На полчаса реального времени нырнул во внутренний мир, чтобы рассчитать вязь для замка и ключа к нему в виде нательного фуиндзюцу. Вся сложность состояла в видоизменении существующих запирающих механизмов. У меня мало знаний для врезки новых, но достаточно, чтобы заменить нынешние сувальды. Ключ получился навороченным, без занпакто нереально нанести - опять же сказывается недостаток базовых знаний.
   Оставил в комнате с большим управляющим фуиндзюцу улучшенного дубля, чтобы: и медитировал, собирая сенчакру и питая активный защитный фуин-комплекс; и оперативно реагировал в случае проникновения или иной нештатной ситуации; и служил якорем для телепортации "Бакудо-82: Сентан Хакуджа". Далее я озаботился опустошением своей Кладовой, отнимающей ресурс концентрации похуже дубля. Смекнул обзавестись простейшим - контейнерами разных габаритов (городить фуин-вложения показалось излишним). Слишком много мелочевки скопилось. Если бы не отражение вещей теневыми копиями в моем внутреннем мире и хорошая память, субпространство Кладовой начало бы стремительно захламляться забытыми вещами. Теневик отправился в мастерские делать срочный самовывозной заказ - хотелось добротных и качественных ящиков, немедля. Сам же я нашел и отвлек друзей, чтобы вручить новые ключи от дома, индивидуально блокируемые: пока гостевой Гаю и младшего кланового Ируке.
   Умино изнывал от желания вчитаться в секреты своего клана, но особенно в летописи. Он вернулся вместе со мной, оставив теневиков за себя вникать в текучку и разбираться с назревшими проблемами. Он тут же прокис, когда я провел его в библиотеку, где мои теневики уже начали систематизировать и на отдельно выделенный стенд раскладывать скромное наследие Умино. Ируку возмутило, что я роюсь в достоянии его клана, но он проглотил это, закусив щеку. Сам я уселся в стороночке и погрузился во внутренний мир. Не хотелось, но надо было.
   - Эм, Какаши, разобрался в хиден Умино? - Спрашиваю у занпакто, задумчиво жующего соломинку в тени раскидистого Древа. Во внутреннем мире как всегда стояла солнечная погода, а плодовые деревья радовали плюшками.
   Можно было напрямую поделиться знаниями, но мы оба предпочитали совершать ритуал общения, сохраняя и культивируя человеческие черты.
   - Мгм. Познавательные обрывки, - грустно и нехотя ответил он, вынырнувший из забытья изучения сохранившегося наследия чужого клана. Ягура разбередил старые раны, но жизнь-то не стоит на месте.
   В общем, основное в следующем. Во-первых, это вариации гидроудара с вибрацией. Одно из простейших хидзюцу этой серии: модификация "Суитон: Мизураппа". Суть заключается в участии голосовых связок или языка при извержении водяной волны изо рта. Поначалу коэффициент увеличения разрушительной силы мал - два-три. Джонинское исполнение - это подбор тактовой частоты вибрации индивидуально под цель. Особенность: при сдвоенном ударе мощь не складывается, как обычно бывает с ниндзюцу, и умножается - за счет резонанса распространяемых в воде звуковых колебаний. Для меня при освоенном "Чакровещании" создать аналог не проблема. Идея колебаний отражена и в стихии земли. Наверняка в клане Умино был придуман аналог "C"-рангового землетрясения "Дотон: Дзисин", но свитка с подобной техникой нет в числе возвращенных.
   Во-вторых, это призыв по контракту клонов, а не настоящих животных. Высший класс, позволяющий сильно разнообразить дзюцу. У меня вот дважды индивидуальный контракт: конкретные демонические особи конкретно со мной. Нет большого кланового макимоно, по примеру таскаемого Джирайей за спиной, только свиток. А у счастливчика Ируки все зашито в геноме, ему даже стандартную печать для "Кучиёсе но Дзюцу" не обязательно формировать - достаточно научиться обращаться к генам. "Каге Буншин" он уже умеет, поэтому легко выучит "Мизу Буншин" - на этой основе создаются дельфиньи клоны. Жаль, нет отдельного свитка, посвященного этому, а есть учебник, где все то же ниндзюцу "Суитон: Мизураппа" модифицируется в "B"-ранговое стенобитное дзюцу в виде волны с водяными дельфиньими клонами. Крушитель гор "Нинпо: Хасаи-ки Санчи" по силе равен "A"-рангу, но поскольку это геномное дзюцу, то из-за легкости исполнения и умеренных затрат чакры классифицируется как "B"-ранг. Я не раз сталкивался с подобными не копируемыми хидзюцу. На основе своей "Чидори" и псевдо разума "Суитон: Суирьюдан но Дзюцу" именно в подражание чужим идеям я разработал когда-то "Райтон: Раиджу Хашири но Дзюцу": "Чидори" принимает форму волка, молниеносно атакующего противника и управляемого так же, как снаряд водяного дракона. Но моя разработка "A+"-ранга, как по сложности, так и по офигенным затратам чакры. И вот теперь мне наконец-то открылся секрет! В учебном свитке описывается, как принятые в клан мужья и жены могут ограниченно применять подобный класс дзюцу, как опытные Умино по крови могут усиливаться: для этого используется нательное фуиндзюцу, сочетающее элементы контракта и призыва. У Ируки уже есть - на груди, у Орочимару я видел змеиное фуин-тату на руке. Крайне жаль, что отсутствует свиток об этом замечательном фуиндзюцу. Очень надеюсь, что у Мэй найдется знаток.
   Вознаграждение в плане техник скромное. Так же среди возвращенных хидзюцу Умино было мало тех, что относились к стихии земли. Заслуживает внимания скоростное плавание в форме дельфина. А аналог атаки из-под земли я уже разработал для своих нинкенов. Из раздела "Суитон" это переделка водяного хлыста, обвивающего жертву и вибрацией взрывающего мясо, а в мастерском исполнении даже кости. А еще гигантская разведывательная сеть из водяных дельфиньих клонов, расплывающихся во все стороны в земле или воде. Ниндзюцу жрет море чакры, но сканирует подробно и имеет атакующие элементы.
   Большая же часть свитков содержала: хроники, отчеты по миссиям, описание церемоний бракосочетания глав. Был даже старинный свиток с количеством: родившихся за год, умерших, убитых и пропавших без вести. В период рассвета клана Умино, судя по ним, общая численность составляла порядка трех-четырех сотен. А еще в одном сильно потрепанном и замаранном огрызке говорилось, что лет триста назад кланы Умино и Кисаме являлись частью большого клана Донзоку, рассыпавшегося на рода, большая часть которых ныне истреблена. Собственно, получается, что ствол с широкими геномными возможностями со временем уничтожил отпочковавшиеся ветви, специализирующиеся по всяким крабам, медузам, акулам, дельфинам...
   - И что ты для себя подчерпнул, союзник? - Все же ядовито спросил Ирука, когда я вышел из медитации, а теневики все просмотрели и рассортировали, отменившись через час после создания.
   - Негодуешь?
   - А не видишь что ли?
   - Эмн, хорошие пояснения к призыву клонов и колебательным суитондзюцу. Участвуя в твоих тренировках, смогу переложить хидзюцу в ниндзюцу. И чего ты негодуешь, союзник, м?
   - Вот этому! Я твой союзник, а не род твоего клана...
   - Остынь, Ирука. Поясняю. Во-первых, переложенное с Кеккей Генкай всегда громоздко и затратно. Во-вторых, конструирование большинства хидзюцу Умино, насколько я понял, сводится к приданию дополнительных свойств распространенным ниндзюцу. Ты еще не читал вон ту полку: там четыре хидзюцу на основе "Суитон: Мизураппа". В моей библиотеке десятки скопированных ниндзюцу Суитона и Дотона, еще больше в голове. Сейчас вот этот теневик составит полный перечень известных мне "C"-ранговых и ниже для Цучи и Мизу, эм, с кратким описанием. Изучай, что хочешь. Освоишь - перейдем к высшим рангам. Доступа к демоническому клану дельфинов и свитков, возвращенных Мэй, достаточно для...
   - Извини, Какаши. Я погорячился...
   - Бывает. Передать чакры на теневиков?
   - Нет, спасибо, у нас ночью совещание.
   - Не бойся - дам и для отмены. Эм, тут есть одна маленькая хитрость...
   Погожий день был в самом разгаре, когда я наконец-то покинул дом, оставив довольного Ируку с полусотней теневых клонов постигать клановую историю и дзюцу. Я посетил мемориалы и кладбище, отдав дань памяти. Сподобился заглянуть в храм Огня. С удовлетворением отметил, что место намоленное, благостное. В прежнем Гэнсэе из-за бедности энергофона вся добровольно отдаваемая духовная энергия часто бестолково растекается, а в здешнем Мире Людей из-за обилия природной энергии все вымывается - другая крайность с тем же эффектом. Плюс отрицательное влияние чакры самих ниндзя. Дух места здесь никогда не зародится и не приживется без должного присмотра, а с главным Храмом Огня отношения у Конохи давно натянутые - не ведаю причин. Помолившись и оставив куриться благовония, я решил как-нибудь тайно заглянуть сюда ночью, чтобы качественно пропитать алтарь солнечным туманом "Каидо-21: Благоухание Лавра". Если рассчитать и наложить фиксирующее бакудо, то здесь без всяких монахов и священников со жрецами поселится добрый дух-хранитель места, сильный и чистый - благочестивый.
   Когда проходил мимо, я уловил аппетитные ароматы, захотелось славно пообедать в ресторане, облюбованном командой Асумы. Престижный Якиники Кью порадовал запахами фирменного блюда - закуска из телячьего языка. Гютан оправдал ожидания не менее какэ-соба со сладковатым привкусом мирин. В заказанную лапшу из гречневой муки, приправленную васаби, по своему вкусу добавил больше рисового вина - не хватило пикантной сладости на языке. А еще я полакомился потрясающим жаркое. Ел медленно, наслаждаясь видом на Монумент Хокаге. Тент защищал от палящего солнца, модный и дорогущий кондиционер обдувал прохладой, рядом шелестела кленовая крона, вкусная еда на столе - все располагало к приятному времяпрепровождению. А еще жара избавила ресторан от большинства посетителей, и меня приняли и обслуживали, как родного. К слову, на одной из миссий случайно узнал, что истинным владельцем разветвленной сети ресторанных шашлычных является клан Сарутоби.
   Раньше я не увлекался сладким, а теперь приберег истинное удовольствие напоследок, но вкусить поданное на десерт изысканное терамису мне не дали - обступили биджевы сволочи! Сдали своего посетителя, биджевы рестораторы! Больше сюда ни ногой!
   С запада трое, с востока парочка, четверо с главного входа на юге, с севера две группы по трое. Те самые мною наказанные шиноби. С прихлебателями. Сами сделать них*** не могут, а притащились, чтоб их биджу дважды переварил! В сердцах сплюнул, бросил на стол крупную купюру, прихватив в качестве сдачи фарфоровую тарелку, явно из коллекционного, золоченого сервиза из Суны (а ибо нефиг!). И ретировался, уйдя в Сонидо, чтобы уберечь одурманивающее терамису и таки полакомиться им, никуда не торопясь.
   Вру про неожиданность. Я их засек еще на порции пикантного салата из грибов, корня сельдерея, перца, белого сухого вина и кубиков пряного сала с приправой на основе сумаха - ммм! Что им было обождать малеха? Нет, я их не виню, ведь раньше я к сладостям был почти индифферентен, а нынче это главное блюдо, ради которого все и затевалось (в престижном Якиники Кью богатое меню, во всей Конохе терамису только тут подают).
   Так-так-так, и Асуму что ли привлекли в свой заговор? Мда, недолго удалось посидеть в парковой гуще, зато я рад, что отведал сладость на облагороженной природе, получив еще и эстетическое удовольствие, раньше совершенно не ценимое. Мхех, занпакто счел правильным согласиться, вспомнив пару вылазок на природу в компании Минато-сэнсэя и Кушины... с Рин. Не смог ей отказать, изначально намереваясь тогда потренироваться до упора - мальчишкой был и грезил о силе.
   Ладно, верну тарелку, раз столь дорога заведению, что владельца послали возвращать. Со вздохом провел ладонью, очищая чакрой от следов терамису, и... летающая тарелка чуть отклонилась от курса - не учел всех ее аэродинамических свойств. Досадовал, уйдя в Сонидо к речке, на старый мост, подвешенный к опорам торий. Кто-то все здесь недавно покрасил в яркие бело-красные цвета, но продешевил с краской - все еще сохла. "Примостился" на горбу в считанных миллиметрах от поверхности, скривился на запах, но решил постоять, готовясь.
   Трапеза в Якиники Кью умиротворила меня, но почему-то на сытый желудок, отягощенный сочным мясом, захотелось не дрёмы, а развеяться и пошалить. Но вот как? В детств..ах, так сказать, я не озорничал. Хм, отчего бы тогда не подразнить? А что такого?..
   Времени до явления делегации хватило, чтобы подобрать три лица для способности Маска. Шатен, брюнет и жгуче рыжий (да-да, теперь получается менять не только цвет глаз, но и волос). Прыщиками, родинками и шрамами щедро разукрасил выдуманные лица. На сей раз ушел своим продвинутым "Шуншин но Дзюцу", выгадывая себе больше времени для составления маршрута по лавкам.
   У преследователей нашелся чуткий сенсор, но ему требовалось время, чтобы среди множества найти единственного. Для меня лишний повод найти минутку на систематизацию знаний: после практики ирьёнина я могу значительно улучшить свои навыки сокрытия чакры, перестав узнаваемо фонить почти во всех диапазонах.
   Первым делом в книжный, за отдохновением для занпакто. Но соглядатаи меня быстро раскусили по корешкам складываемой на прилавке стопки - перечеркнутый запретный круг литературы для совершеннолетних. В разгар дня на рынке не шибко много народу, но для меня достаточно, чтобы затеряться... Да хотя бы в кондитерской. К букинисту зашел чинно, но мордой лица не вышел для покупателей - быстро раскрыли. В общем, забег по лавкам удался на славу.
   Забава с игрой в кошки-мышки быстро прискучила, стоило мне только начать генерировать чакру Чоджуро, с которым смог синхронизироваться - сенсор сразу же меня потерял. И кто только надоумил горе-чюнинов подбивать приятелей для силового варианта решения своего животрепещущего вопроса? Интересно, духовно закованные бедолаги так долго: отходили от паники; расчухивали, кто виноват; собирали ораву сочувствующих приятелей, что дежурили у стратегически важных, но дешевых магазинчиков? И еще вопрос в том, стоило ли мне демонстрировать свою превосходную форму или нет? А вот вопрос о том, нужно ли доводить ребят до отчаянья, не стоит - под угрозой окажется проведение экзамена. Срыва однозначно не будет - верхи не простят мне накладки.
   Отправив простого дубля бегать по крышам: я вышел из шикая; стал кареглазым соломенным блондином, стильно причесанным по пробору; распушил все тенкецу; обмелил СЦЧ, направив львиную долю вырабатываемой чакры в печать напротив солнечного сплетения; оделся в стерильную гражданскую одежку из свободных бридж и короткорукавной расстегнутой рубахи белого шелка с огненной завитушкой на спине; надушился популярным одеколоном, тоже прихваченным по случаю в одной из лавок. Раньше я крайне редко щеголял столь открытым и надушенным торсом, но сейчас решил кардинально сменить облик, искупаться, так сказать, в лучах женских улыбок и свободно пофлиртовать с девушками, чтобы совершенно отвлечься от темы ниндзя. Природная скромность не позволила напропалую сыпать комплименты каждой встречной поперечной, чаще улыбался им и куртуазно подмигивал, ну, надеюсь, что действительно куртуазно получалось.
   Обращая больше внимания на женский пол, не замечал проплывающих мимо неряшливых зданий, как Ками-сама на душу положит проложенных труб и проводов, криво приколоченных досок и неровной покраски. Все этого хватало на второстепенных улочках Конохи. Ками-сама, как же давно я вот так не прогуливался, как простой, обычный человек. Без забот и хлопот. По родному селению - одному из...
   Гуляя, решил начать придирчиво выбирать красотулю, которую хотелось бы закадрить на один вечер. Скользил взглядом по точеным фигуркам, подтянутым и в нужных местах соблазнительно округлым. Но почему-то все они скоро казались на одно лицо. Шизуне. Живу и все куда-то спешу. За силой ли, на миссию ли, за знаниями ли. А жизнь уходит. Где оно, простое, житейское счастье? Я тут, а она где-то там, и оно тоже не со мной. И пусть это самообман, пусть изначально с Шизуне был трезвый расчет... Ками-сама, да я ее видел-то пару раз в жизни, можно сказать. Запал? Полюбил? Отчего мерещится? Удерживаемая под локоток блондиночка с солнечным зонтиком, на котором красовался живописно нарисованный яркий цветочный букет, была усажена, одарена ванильным мороженным и тихо брошена - ухажер ушел за добавкой и тихо испарился. Да, забыл, что крутить романы в Конохе означает быть главным героем сплетен, особенно для видного главы клана. Стоит только показать слабину и начать флиртовать, как невесты хищно набросятся на меня со всех сторон. Эхм, куда-то мои думы не туда понесло. Все банальнее должно быть... Мда, действительно, щебетанье горожанки-приживалки было пустым и невыносимо скучным, даже раздражающим. Соблазнительно обернутая куколка - не мой типаж женщин.
   Поддавшись сиюминутному порыву, остановился в своих бессистемных шатаниях и присел в парке с видом на детскую площадку невдалеке, полную шумных дошколят с щебечущими мамашками - вечер уж наступил. Не смог пройти мимо жизнеутверждающей картины. Качели, карусели, мячики, игрушки, догонялки. Визг, писк, детвора гомонила на все лады, чему матери активно способствовали, желая своих чад уложить спать пораньше.
   -- Мхех, каждая в эту сторону раза по три глянула, - хмыкнул Какаши.
   Ухмыльнулся невольному наблюдению. Вроде шепчутся красотки меж собой, но поглядывают, не решаясь подойти к одиноко и глубокомысленно сидящему красавчику. Распознав вдовушку, решившуюся захомутать бывшего убежденного холостяка, я козырнул, подмигнул и ловко перемахнул через скамейку, исчезая средь кустов. На мощеную дорожку чуть дальше вышел уже совсем другой человек: сменил белую рубаху на короткое мужское кимоно неброской расцветки, запахнулся и культурно подпоясался; сделался прилизанным брюнетом. Некоторые мажоры уделяли внимание походке и насвистыванию всяких модных мотивчиков, но я не из их числа, посему просто неспешно побрел по центральному парку, свесив руки от незнания, чем же их занять, кроме приметного засовывания в карманы. И книжку не почитать. Нет, как раз-таки занпакто разлегся на травушке и почитывал, не доставая меня этим. А я бесцельно шлялся, любуясь видами и не думая о дзюцу. Да. Не думая.
   Всюду закручивалась романтика - бродили, сидели или целовались влюбленные парочки. И опять я подумал о Шизуне. Что ж, значит судьба, надо ей отправить послание. Да, точно! Удивлю-ка райской бабочкой, дескать, помню и грущу, жду в Конохе будущую женушку. Она меня чем-то приворожила, почему бы и мне не попробовать? Но какой вложить образ? Стих? Вид на реку или цветы? Хм. Тенистая скамейка под буйным цветом глицинии... Что там еще девичьи сердца обожают и от чего тают? Музыка. Да, бессмертная классика отлично подойдет. Пожалуй, если дополнить образ игривым ветром и звонким ручьем, то некогда слышанная на приеме Даймё композиция "Nagare" подойдет идеально... Да, точно, простенько, но со вкусом и смыслом.
   -- И не вздыхай ты так печально, занпакто.
   -- А что сразу я-то, м? Тебе можно, а мне, значит, над книжкой нельзя, м?
   Вообще стезя ниндзя, как мне кажется, не благоволит музицированию. К этому аспекту обывательской жизни у шиноби утилитарное отношение - музыка должна навевать нужное настроение. А вот стезя шинигами настраивает на философский лад; у меня есть любимые инструменты и мелодии, но тогда моими руками-лапами только в барабаны бить можно было, а теперь... да с шаринганом... Выплеснуть душу? Или заплатить другим, чтоб выворачивали душещипательным исполнением? Не хочу сейчас напрягаться ради бездушного копирования новых знаний.
   -- Эмн, чего только не сделаешь ради женщин?..
   -- Молчи уж.
   Мне нравится задор щипковых, обожаю мистическое звучание духовых инструментов, ценю оркестровое многоголосье. Многие не привечают и не понимают мелодий, например, обзывая соло сямисэна или эрху плаксивым, а сякухати заунывным. Чтобы проникнуться ими, нужна соответствующая атмосфера и собственный настрой.
   -- Да, занпакто, мы многое в жизни упустили.
   -- Молчи уж, - вернул он мне подачу.
   Знаю, где мне найти отдохновение с идеальным прообразом для послания Шизуне - квартал Яманака. Помнится, у них была чудесная кольцевидная цветочная галерея, с восточного боку отделенная от сада камней журчащим ручьем. А в центре еще была утопающая в цветах беседка и отличная площадка, часто выступающая сценой для музыкантов, играющих для услады слуха домашних и концерты для гостей. Богатый и влиятельный клан может позволить себе и не такое. Помнится, Яманака как-то приглашали Минато-сэнсэя, а я был в числе сопровождающих. Тогда нежная флейта играла романтическую композиции о любовании цветами и переливами воды. А еще у них есть сенсоры, ориентирующиеся на мыследеятельность, правда, дистанции короткие. Ах да, еще же клиника слухами полнится - почему бы не совместить? Гай прав, глупо настраивать всех против себя. Но здесь, дома, я уважаю право частной собственности, в отличие от некоторых. Бесцеремонно заявляться высший моветон, но открытую встречу по собственной инициативе устраивать не буду, пока. Не стоит суетиться, Иноичи-доно умный и проницательный собеседник, с бухты-барахты толковый разговор с ним не склеить. Тем более сейчас, когда подвержен чрезмерному влиянию презираемых некогда эмоций, сдерживать которые сейчас совсем не хочется.
  

Глава 16.

  
   Ну вот, о ком вспомнишь, того и накличешь:
   - Приятного вечера, молодой человек. Позвольте узнать, зачем вы делаете второй круг вокруг этого квартала? - С прохладной вежливостью осведомился глава этого квартала.
   - Добрый вечер, шиноби-сан. Простите, замечтался что-то, - смущенно говорю правду.
   - Вы бывали в садах клана Яманака?
   - Эхм... В мечтах. Чем я вас заинтересовал?
   - Любопытная у вас ментальная аномалия. Хотите полюбоваться многоцветьем глициний?
   - Я сегодня отдыхаю... У вас из меня не сплетут венок?
   - Забавно, но ничего подобного. Мои помыслы о случившемся досадном казусе и неприглядном переполохе.
   - Хм? Мне это как-то побоку, шиноби-сан.
   - Одинокий волк в социуме - надолго ли?..
   - Об этом замечтался. О семье. О доме. Вместе с вами пришла грустная мысль о возможном выборе между ними...
   - Недобрая мысль пришла в ногу со мной. Простите меня, молодой человек. Примите в качестве извинений приглашение ко мне, осуществлю ваши мечты о садах.
   - И вы простите меня за беспокойства, шиноби-сан. Спасибо за приглашение...
   -- Мусор, в мой адрес бросилась мысль.
   Презрительно брошенная мысль заставила резко переосмыслить ситуацию. Что-то перевернулось с ног на голову, раз на родине я скрываюсь и своим остерегаюсь помогать, раз стремлюсь на чужбине учиться и там спасаю кого-то практически за бесплатно. Несмотря на аллегорию с туманом, там в чести прямота, а у нас... подставляют. Как бы кто кого не защищал. Хм. Подстава... Надо остаться непричастным к ночному совещанию, тогда оно не даст повода некоторым обвинить в сливе информации на сторону и предательстве интересов родины. Что ж, нет мне покоя, придется прервать этот странный и с самого начала не задавшийся отдых. Следует до наступления ночи успеть систематизировать и оптимизировать накопленные практические знания ирьёниндзюцу. Правда, отсыпаться потом придется долго, платя за игры с личным временем...
   -- Будешь помогать анализировать?
   -- Буду, - зло буркнул занпакто.
   - ...Я бы принял его, шиноби-сан, но меня могут сегодня вызвать на ночную смену. Говорят, кто-то неудачно выполол сорняк, а они бывают колючими и ядовитыми.
   - Ваша правда. Но пропалывать цветы надо обязательно, иначе задыхаются.
   - Вы правы. Садовники уничтожают сор грамотно и по отлаженной схеме. Для них главное работать аккуратно и не путать, какую оставлять ромашку - аптечную или непахучую.
   - Да... Цветы нуждаются в уходе и заботе, чтобы росли пригожими.
   - Истинно, вот только многие пренебрегают этой мудростью, а потом горько недоумевают... Извините, шиноби-сан, мне, пожалуй, пора идти. Буду надеяться, никто не помешает мне готовиться к ночной смене, и она пройдет успешно.
   - Не переживайте понапрасну, молодой человек. И я буду надеяться, что ваша ночная смена пройдет успешно. До свиданья.
   - Благодарю. До свиданья.
   Фух! Пережил этот случайно начавшийся разговор - не уследил, расслабился. Но если бы не эта встреча, я бы так и не понял, что имел ввиду Гай. Мое появление у Теруми после Совещания по ее поводу однозначно расценили бы за предательство интересов родины. А теперь, хвала Ками-сама, мне не придется привирать и изворачиваться, как уж на сковородке.
   Пока пешочком добираюсь до дому, Иноичи все уладит и все ожидающие меня уберутся вон. Надо, надо сделать втык Ируке, чтоб не пускал в дом всяких, особенно Сарутоби. Так и чешутся кулаки какому-нибудь чюнину начистить рыло - ишь возомнил себя хозяином особняка! Чтобы успокоиться и дать время узнавшему меня Иноичи, я сделал крюк. Сперва поужинать в закусочную, потом в столярную мастерскую. Дорого взяли за срочность и качество, но с обработкой для запечатывания в свитках итоговая цена ящиков и коробов возросла бы на порядок.
   Мхех, меня восприняли буквально. Ну-ну, живи, Ирука. Я не стал ждать, когда перестанут преследовать дубля, отрабатывающего навыки сбрасывания хвостов в городских условиях. Отменил этого клона, причем так, чтобы до непутевых сразу дошло - гонялись они хором всего лишь за те-не-ви-ком. Вот она, неприглядная правда жизни: раз некому вступиться - ату его! А стоило появиться заинтересованной крыше, так кого надо напрягли и вуаля - чюнинов-неудачников списали в расход. Типа будут служить лабораторными мышками и жить на смехотворное пособие. Ладно, пора бы ускориться с возвращением домой: надо послание отправить Шизуне да аналитикой заняться...
   Поликлиника выглядела неважнецки, переживая далеко не лучшие свои времена. Тут все держалось на соплях, где-то в переносных смыслах, где-то даже в прямых. Всего три этажа суммарно на сотню койко-мест и мизерный коллектив энтузиастов своего нелегкого, но чрезвычайно нужного дела. Обширный подвал служил как для складов, так и для хозяйственных помещений. "Г"-образную форму зданию придает двухэтажное крыло с большим фойе, половину которого занимает картотека на постоянных жителей Конохи и окрестных фермерских сел, здесь же процедурные и приемные общественных терапевтов.
   Влиятельный Иноичи-доно напряг связи. Этого хватило, чтобы в десять вечера ко мне прибежал посыльный интерн, заодно принесший послание, в котором хокаге освобождал двух чюнинов от сверхважного и секретного Совещания. Оказывается, не по чину и рангу нам там присутствовать. Согласен, унижают еще и тем, что поручают фельдшеру (мой ирьёнинский "C"-ранг) работу необразованного санитара, но мне так даже лучше - теневика подрядил и свободен.
   - Здравствуй, Санта-кун. - Джонин вместе с товарищем скрытно пробрался ко мне в картотеку, вернее к теневому клону - я учел слова про ментальную аномалию.
   - Здравствуй, Какаши-кун. Это Гангу-кун.
   На вид болезному пареньку лет девятнадцать-двадцать. Характерные для Яманака рыжевато-соломенные волосы, с уклоном в коричневый. Светлые глаза зеленого оттенка, мужского (девушки клана Яманака голубоглазы, даже редкий светло-карий оттенок матери Ино не оборол гены). Из одежды длинные темно-коричневые брюки и длинно рукавное короткополое кимоно. Правая рука забинтована, но не в гипсе, по крайней мере, кисть свободна. На лице скепсис, в глазах болезненная аллергия на ирьёнинов. Представленный мне-теневику Гангу сдержанно поклонился, промолчав.
   - Здравствуй, Гангу-кун. Санта-кун, он, эмн, самостоятелен?..
   - Кхм!
   - Конечно, теневик. Просто клан Яманака следует правилу: доверяй, но проверяй. Не в обиду.
   - Я понимаю. - Действительно, глупо было думать, что такой профи, как Санта, не отличит вблизи теневого клона от настоящего человека. - Что ж, проходите к моему прайму в третью лаборантскую на минус первом.
   Вообще, приближение этих двоих засек за пару минут до их прихода. Времени как раз хватило, чтобы спровадить двух тощих санитаров-очкариков совершать обход, подкрепив приказ легким гендзюцу. Хотя я главный над ними, но сегодня мы впервые встретились, причем, они ожидали другого дежурного, поэтому пребывали в легкой прострации и заторможенности. Помещение лаборантской жаркое, душное и с душком: тянет плесенью и нечистотами из обветшалой канализации. Но зато трудно просвечиваемое тем же бьякуганом, легко сканирующим наземные этажи.
   - Меня Здесь будут лечить? Это такая шутка? - Скривился сноб.
   - Твой гонор, Гангу, уже вышел тебе боком, - Санта за меня одернул родственника.
   - Пф, нашли крайнего!
   Пока он пристраивался на диванчике, я с трех метров бегло осмотрел руку духовным зрением и шаринганом. Руку (души) будто тщательно обработали миксером, каналы СЦЧ тоже перекрутило. Нарвался на взведенную в глубинах мозга фуин-ловушку, перемоловшую в кашу чьи-то мозги и его руку, прижатую ладонью к заминированной черепушку. Как бы то ни был глубокий допрос той самой Суирен... Тогда его реально сделали крайним - не по его профессионализму крошка.
   По первому впечатлению, плоть действительно перекрутило в кашу. Думаю, даже Цунаде бы не взялась реконструировать, разве что на большой медицинской печати да сменными группами помощников. Если я верно оценил уровень здешнего развития, то операция заняла бы часов двадцать непрерывных трудов. С Гангу поступили проще - провели ампутацию. Руку повредило до локтя, но отхватить было проще немного повыше. Нашли подходящего донора, накачали обоих лекарствами и... Думаю, для подобной операции достаточно одного ирьёнина "A"-ранга и двух помощников "B"-ранга. Один сжимает-разжимает жилы и сдвигает сосуды, добиваясь идентичности двух будущих срезов. Потом помощник скальпелем чакры оттяпывает донорскую руку, обрабатывая культю для пересадки, второй помощник, тем временем, чекрыжит руку Гангу. Первый ирьёнин продолжает удерживать оба среза, потом приставляет донорскую конечность и быстро сращивает сперва сосуды, затем кость, потом жилы и прочие ткани. Вколотые препараты и ирьёниндзюцу не дадут организму сразу отвергнуть чужую кровь и плоть. Место сварки загипсовали, остальное забинтовали вперемешку с печатями для поддержки слабеньких каналов прежнего владельца.
   - Не бойся и не брезгуй, Гангу-кун, я к тебе и пальцем не прикоснусь.
   - Что?! - Тут же вспылил он, вскочив. Ну и характер, а еще Яманака.
   - Эта экспрессивность побочное действие лекарств, Какаши-сан. Мы здесь кого-то ждем? Если не вы будете лечить, то кто?
   - Три часа нас тут никто не должен побеспокоить, Санта-кун. Эм, раз вы тут, то закатайте ему рукав, пожалуйста, разбинтуйте руку и снимите гипс.
   - Хорошо, вы здесь ирьёнин. - Недоверчивость оставил при себе, но и любезничать старший Яманака не стал.
   Внешне пересаженная правая рука нормальна. До определенной степени восстановили ее физический функционал, но вердикт однозначный: высокоранговые дзюцу останутся недоступны, пока не исправлена СЦЧ. Раз вижу потоки чакры, то в качестве донора выступил соклановец-ниндзя, причем, если сравнить руки, более старший. Все правильно, калеки порой пригождаются, потому кланы и держат пансионаты с ними.
   Думаю, Яманака заплатили Хьюга бешенные рьё за разработку магистральных каналов, скорее всего, один из них и занимался их сращиванием. Ирьёнины с бьякуганом со временем синхронизировали бы конфигурацию каналов чакры с учетом индивидуального смещения тенкецу. Это их специализация, обусловленная Кеккей Генкай. Сенджу Цунаде тоже справилась бы на отлично, но не факт, что быстрее. Беда в том, что с течением времени труднее воздействовать на каналы, поскольку шиноби ими пользуется, отчего их положение и состояние закрепляется и они начинают стремиться к неправильному. А не пользоваться нельзя, особенно в случае донорской пересадки - увянут.
   Пока аккуратно снимались листки с доселе невиданными мною одноразовыми фуиндзюцу, воздействующими на СЦЧ, я готовился. Копировальное ирьениндзюцу отбросил сразу, как увидел пациента: незачем лишний раз оттяпывать, незачем демонстрировать свои уникальные возможности - и без того слишком много просочилось налево. Альтернативный же план необходимо скорректировать: дольше получится, зато я останусь как бы ни при чем. Для этого надо четко представить покров "Каидо-14: Небесные объятья" точно по форме руки, чтобы обойтись без словесных формул и жестов. Скальпель чакры почти не повреждает духовное тело из-за малой доли инь в ирьчакре, но местные лекари все равно этой детали не учитывают. Оттого так много сил и средств сейчас тратится на реанимацию СЦЧ Гангу: корень проблемы в духовной плоти, не только тоже превращенной в кашу, но и покоцаной во время пересадки. Если бы руку просто отчекрыжили, СЦЧ в ней пришлось бы наново прокладывать, причем только после того, как душа отрастит конечность - если вдруг. Я знаю, как многие Японские самураи в прежнем Гэнсэе в первое время ощущали фантомное присутствие утерянных конечностей. То жило духовное тело, но за неимением материального воплощения конечность у души атрофируется, некоторые и после смерти остаются однорукими. Еще мне надо настроиться на высвобождение маленького потока рейши "Каидо-54: Кейкацу", чтобы дать недостающий стройматериал и толчок процессу самолечения.
   Собственно, я оптимизировал свое копировальное инрьёниндзюцу. Зачем материализовывать чакру, когда уже есть плоть? От того свежего трупа, например. Я умею работать с рейши. По умолчанию эти мельчайшие духовные частицы нейтральны, пока их не включили в какую-нибудь общность и не задали ей свойства. У материи тоже есть подобные мельчайшие частицы. Однако атомы разнообразны, только распространенных в природе видов под сотню. Как быть?.. Элементарно! Ну, да, когда осенило, все кажется тривиальным.
   Для духовного тела есть критическая часть, которая сохранит личность в случае потери всего остального. Еще есть такое понятие, как критический размер куска, который будет помнить всю телесную структуру. Собственно, достаточно запустить процесс реконструкции духовной плоти и отразить его на материальном плане. Подобное я уже делал, возвращая кисти Гаю и руки сыновьям Мэй, за этим дело не станет.
   - Готово, - объявил Санта, вынужденный еще и обтереть оголенную руку приготовленным раствором, отлично смывающим мази и дезинфицирующим.
   - Вторую надо так же обработать, Санта-сан.
   - Хорошо, - недовольно кивнул он. Гангу сопел, но молчал - мой скрытый под Маской шаринган отметил наличие телепатической связи между этими двумя и кем-то из квартала.
   - Теперь дело за самим пациентом. Гангу-кун, прими на этой кушетке позу лотоса и соедини ладони, как я. - Не чинясь, принял нужную позу на полу. Дождавшись исполнения, встал напротив него на расстоянии вытянутой руки. - Закрой глаза. Начинай упражнение "обруч". Вращение против часовой, ускорение плавное. Делай, пока я не остановлю.
   - Это уничтожит структуру каналов чакры, - счел нужным заметить Санта, сместившийся к кушетке так, чтобы видеть наши профили. Угу, куча рьё коту под хвост.
   - Эмм, вы за лечением пришли или пререкаться?
   - Извините, ирьёнин-сама.
   - Не верите мне?
   - Нет.
   - Донор еще жив?
   - Жив.
   - Передайте в клан, мн, что успею его сегодня оприходовать. Но у себя дома, без свидетелей и за обналичивание векселей и чеков на предъявителя. - Рисковое предприятие, ведь декларируемая анонимность на деле пшик - сдадут.
   - Сперва Гангу вылечи-те, - с долей презрения произнес Яманака Санта.
   - Он не хочет лечиться. Не образовал круг, не напитал чакрой, не начал вращать ее от правой к левой. Даже глаза не закрыл.
   - Следуй указаниям ирьёнина, Гангу, - приказным тоном продублировал Санта телепатический наказ.
   - Да, всенепременно.
   - Эм, это вы так следуете хваленому правилу - "доверяй..."?
   - ...! Это больно, между прочим, - дерзко ответил Гангу. Шаринган видел телепатическую активность обоих Яманака, потому я решил упростить себе труд:
   - Если отключу боль, толку не будет. Эмн, перенесите сознание в чакру, больной, как вы умеете. Представьте себя ужом, внутри обруча гоняющимся за хвостом. Ммм, обруч поврежден, но проходим. Каждый оборот сглаживает шероховатости, выпрямляет складки, восстанавливает повреждения...
   - Я слежу, Гангу. Действуй.
   Наконец пациент прислушался ко мне и нехотя приступил к делу. Чакра начала циркулировать, постепенно ускоряясь. Давно мечтал детально рассмотреть, как Яманака переносят сознание! Наконец-то вблизи детально разглядел все от и до. Что ж, пришла пора помочь.
   Первым делом создал покров "Каидо-14: Небесные объятья", проведя ладонями вдоль приживленной руки, сверху и снизу. При помощи занпакто на всякий случай замаскировал духовное воздействие испусканием слабенькой зеленоватой ирьчакры, а то иначе странно бы смотрелось. Яманака же чакру не видят, появился бы закономерный вопрос - а что и как я делал? А тут ирьённдзюцу и точка. Какое - секрет. Заодно моя ирьчакра снизит болевые эффекты.
   - Тройное ускорение относительно нормы, - говорю для Санты, сохраняющего телепатическую связь с не слышащим меня Гангу.
   Отлично, духовное тело начало самовосстановление. Ускорим и отразим. Простер ладони над усохшими из-за медикаментов бицепсами и начал "Каидо-54: Кейкацу". Приходилось скрывать сильное напряжение: требовалась синхронная скорость потока рейши относительно чакры, нельзя сыпать частицы на сгусток сознания, нужно медленно увеличивать плотность потока рейши, не пропустив момента начала цепной реакции. Как здорово, что ткань протектора отлично впитывает пот. Фух! Полчаса вел до локтя, а все из-за самоуверенного имбецила! Ну да ладно, я отмучился, теперь процесс самоподдерживающийся, естественно, за счет чакры самого Гангу. Убирал распростертые ладони и обратился к застывшему наблюдателю, пытающемуся чего-то уловить:
   - Будет больно, но пусть максимально наращивает центробежную силу.
   - В смысле?
   - Увеличивает вырабатываемые и крутящиеся объемы чакры, а так же скорость вращения. Эмн, Санта-кун, надо проследить, чтобы после исчезновения боли он достиг порога своих лучших показателей, затем минут за пять плавно остановился и закрутился в обратную сторону, эм, по часовой стрелке, от левой руки к правой. Мм, десять минут до пика и пять на остановку. Потом домой и сладко спать минимум восемь часов, никаких уколов и лекарств. На этом все.
   - А вы...
   - А я займусь донором, если вы согласны с моими условиями. Эм, или вам не нужно его возвращение в строй?
   - Какая сумма для обналичивания?
   - Шестизначная.
   - Где вам его передать в обмен на портфель?..
   - Эм, в парке южнее, под вязом с большим дуплом. Не волнуйтесь, я оставлю здесь теневого клона, - сразу и создал, сложив соответствующий жест двумя руками, хотя мог прекрасно обойтись без него. - Все под контролем.
   - Через четверть часа Удо-куна приведет Иноидо-сама. - Хм!
   Побитый жизнью четвероюродный брат и заместитель главы клана, в двоюродном родстве им обоим. Я Удо знаю - это тяжелый случай. Он всего на три года меня старше. Левша, был неплохим боевым ирьёнином, стал токубецу джонином и медиком "B"-ранга, но последний месяц Третьей Мировой Воны Шиноби лишил его основной руки, примерно как Гангу нарвался. Пересадка от простого человека не поставила на нем крест. При помощи своих знаний, генома и помощи кого-то из Хьюга он всего за год частично восстановил СЦЧ, до уровня средненького чюнина. Потом обжегся и лишился правой ноги во время нападения Кьюби. Еще года через три напоролся на ловушку, опять многострадальной правой - во второй раз только механический протез. Попал в плен, где ему раздробили пальцы и выкололи глаза. Вызволили. Собрали родную кисть, вторую протезировали - вторая пересадка не приживается (местный "постулат"). От обычного человека пересадили глаза. С тех пор шиноби как таковым Удо перестал являться, но был полезен (возможно, все это время ухаживал за лекарственными цветами, как-то продуцируя и высвобождая чакру). К слову, в клане Яманака всегда, всегда отменное психологическое здоровье - никто и никогда не совершает самоубийств и до конца предан клану, не экономящему на своих ветеранах.
   Ладно, ногу без проблем восстановлю, но руки и глаза?.. Во всяком случае, занпакто как чуял, настояв на том, чтобы отправить к Цунами в Страну Волн пару улучшенных дублей, дабы те вдали от чутких сенсоров собирали и абсорбировали сенчакру, расходуемую как воздух. Их для другого готовлю, но понадобятся сегодня, ближе к утру. Биджу, все равно слишком обширные увечья имеет Удо, слишком застарелые и уже не единожды залеченные.
   - С Удо-саном все сложно.
   - Поэтому его сопровождает Иноидо-сама.
   - Ясно.
   Знал в парке укромное место, одна из скамеек стоит за густыми кустами и под раскидистой кроной старого вяза. Там ждал, просто ждал, в темноте и тишине.
   - Какаши-сан, - поклонился прибывший джонин, использовав "Чакровещание". Конспирация наше все.
   - Иноидо-сан, - тоже стоя отдав ему приветственный поклон. Мы оба хорошо видели в темноте: я естественным образом, у него глазные капли производства собственного клана. - Что с ним? - Указываю на идиота, пускающего слюни. Правую руку уже пересадили от другого донора, обычного человека, судя по полному отсутствию потоков чакры. Действительно, клан Яманака делает все для своих, не скупясь. Их не так уж и много осталось, к слову, если верить официальной статистике, к которой я некогда имел опосредованный доступ.
   - Заблокирована память, Копирующий Ниндзя. Во избежание.
   Быстро раскусили, я недооценил их возможности. Или это тонкая издевка? И про память полуправда, однако слишком хорошо Иноидо держится, чтобы даже с шаринганом разобраться точнее. Наверное, Удо не проявил клановую сознательность и не захотел отдавать конечность, становиться вовсе никчемным. Воспротивился и... лишился разума. Вполне стройная теория, но:
   - Вы пришли за большим. Кто донор?
   - Донор чего и зачем?
   Ясно, второе. И Удо, подикась, списали на свалку, или подопытным. Типа я пообещал, но не вылечил шиноби, вот и получу вместо денег кукишь. Договор-то устный: кто я и кто Яманака? Гоношистого заодно проучат и на меня бочку за него накатят, если оплошаю. Ясно, а я то понадеялся, что порядочный Иноичи-доно... А, ладно, при таком отношении ко мне не зазорно быть меркантильным. Мхех, или они подумали, что теперь знают мое чудодзюцу?
   - Зачем вы меня назвали Копирующим Ниндзя? - Вопрос повис без ответа. Подождав четверть минуты продолжил: - Когда завершится сеанс с Гангу, вы решитесь временно расстаться с левой рукой и глазом ради Удо?
   - Нет.
   - Эмн, к утру вы даже не заметите потери, а к следующему увидите двоюродного брата здоровым шиноби. Он упорный жизнелюб, сможет дорасти до джонина. М, за это я хочу к завтрашнему утру полностью оформленный полный пакет документов на ведение торгового дела и столь же анонимный патент на ведение частной практики ирьёнина, не облагаемой налогом в случае Листьев.
   - Это уже чересчур, Какаши-сан.
   - Хм. Давайте тогда договоримся поступить следующим образом...
   - В любом случае вы просите слишком многого.
   - Эм, понятно... Сейчас я не стану заниматься ни вами, ни Удо. Обследуете исцеленного и соотносите свои возможности с моими условиями. Если согласитесь, то свяжитесь со мной в следующую ночь. И я буду готов заняться еще одной, эм, такой же как вы парой донор-реципиент, эм, или двумя такими же, как Гангу-пён.
   - Мы подумаем над вашим предложением, Какаши-сан. Всего хорошего.
   - Пока, - говорю опадающим листьям "Шуншин но Дзюцу".
   Ну уж нет, такого к себе отношения я не потерплю. Точно! Обращусь... Ха! К вашим будущим конкурентам! Мхи-хи, вот и подопытный образец ползет - чего принятым стимуляторам зазря пропадать? Перед ними выступлю уже не в роли просителя, а дарителем величайшего блага. Спасибо, о Король Душ!..
   Я досконально знаю все этапы развития заклинания "Бакудо-92: Джигокучо", знаю и о том, как разводят духовных насекомых. Хоть мозги и раскалились на недавнем анализе ирьёниндзюцу, но составить заклинательный штамп плевое дело, особенно используя младшую версию кидо (для передачи рукописных посланий). Пораскинув мозгами вместе с занпакто, за полтора часа решили все возникшие вопросы, отделавшись терпимой головной болью. Кстати, к этому времени Гангу и Санта уже покинули Поликлинику, а судя по активности барьеров в башне хокаге, большое "секретное" Совещание еще длится - держись там, Гай.
   Уверившись, что один из очагов чакры это почему-то сидящий дома глава клана Абураме, смело, радостно и с предвкушением отправился внутрь защитного периметра. Приземляясь, я видел, что земля внутреннего дворика кишела жучками, но слабенькое давление реяцу надежно защищало меня от контакта с ними с поползновениями скушать мою энергию.
   - Приветствую, Муто-кун, - вежливо кланяюсь стражу, от которого не особо прятался.
   - Окружен ты, вторженец. Умрешь - дернешься если, - сообщает юноша, состоящий в ночной страже квартальчика Абураме. Он нервничает от того, что позволил постороннему ступить в сердце квартала, что подчиненные ему жуки не могут заползти на меня и мрут в попытках сожрать чакру. Но виду старается не показывать - молодец.
   - Прошу извинить меня за тайный визит в неурочный час, но у меня срочное дело к Абураме-доно, - поправляю отсутствующую складку своего хаори, тем самым подчеркивая свой статус главы клана Хатаке.
   Юноша не растерялся. Он уже сообщил старшим и полностью активировал защиту дома, правильно расценив ситуацию и не став тревожно поднимать на уши весь клановый квартал и всех соседей. Скопище жуков, похожих на кикаичу, окружило меня метровым валом, готовым нахлынуть по команде. Еще одно хитиновое одеяло шевелилась на крыше, устлав ее всю.
   Заспанный и скрывающий раздражение глава довольно быстро появился из глубин своего дома и отослал Муто. Или это клон из жуков? На духовном плане слишком непривычно выглядит симбиотическая связь. Да, слишком плотно и много жуков - настоящий шевелится в спальне. Клона Шиби прикрывал настоящий Токара, ровесник Ируки.
   - Хатаке-доно, приветствую. Неотложное в чем дело ваше состоит?
   - Я покажу. Прошу дать одного самца кикаичу, - убираю реяцу и протягиваю раскрытую ладонь.
   - Не здесь, пройти за мной прошу.
   Никогда не любил жуков, еле сдержал передергивание плечами, спускаясь в их логово. Правильно Шиби перестраховывается, я бы так же поступил на его месте, отведя незваного гостя в опечатанную лабораторию со стеклом, так похожим на окно в тюремную камеру. Эпидемия среди жуков им всяко не нужна. Что ж, так даже нагляднее получится демонстрация.
   - На выбор любого берите, Хатаке-доно, - донесся из динамиков голос прайм-Шиби, сидящего за смотровым окном, по обе стороны от которого располагались пластины из чакропроводящего металла для манипуляций посредством чакры.
   Выбрав самую жирную особь из копошащихся в стеклянном коробе, я взял за спинку. Создав нить из чакры, подвел кончик к жвалам: жук вцепился мертвой хваткой, повиснув. Подвесил жука над правой ладонью и стал вокруг него медленно формировать куколку черной бабочки. Медленно потому, что предыдущий образец отбросил лапки из-за слишком сильной чакры - следовало подавать ее разреженной и ослабленной. Облажаться во второй раз я не имел права. Черный не броский цвет потому, что предпочтительнее золотистого, по понятным причинам. Ради него мне приходилось сейчас сильно концентрироваться, четко удерживая образ ранее рассчитанного штампа - своевольная сенчакра же все норовила сделать по-своему. Превращаю именно самца кикаичу потому, что он растиражирует себя и в потомстве от него не будет самок. Без самочек они не смогут выводить новые виды. Без сенчакры не смогут изменить мой штамп. Насекомые обычно долго не живут, и когда эталон погибнет, все силы клана будут тратиться на предотвращение накапливания неизбежных ошибок репликации: без присмотра через примерно пять поколений потомство выродится обратно в бескрылых. А еще потомство, чисто теоретически, будет не способно преодолевать барьеры фуиндзюцу (позже это подтвердилось экспериментально).
   Под пристальным взглядом Шиби из куколки высвободился кикаичу с матово-черными крыльями бабочки, без рисунка. Размах под двадцать сантиметров - самое оно. Согнув средний палец и мягко ткнув им в усатую головку, заставил новорожденного кикаичу-чо раскрыть крылья, которые тут же прилипли к краям моей ладони. Оттопырил левый мизинец, напитал чакрой подушечку и показал, как прилепляется обычный бумажный лист - не шибко сложнее вертикального хождения по деревьям. До стило еще дойдет, а пока пальцем стер черную пыльцу с крыльев, начертав несколько прозрачных кандзи: "Покормите своей чакрой, вспомните чакру Токара, отправьте за ним". Сдул с пальца псевдопыльцу, сдул с ладони жука-бабочку. Пьяно порхая, самец кикаичу-чо ткнулся в стекло. Отлетел немного назад. Сделал в воздухе кульбит и исчез, чтобы внезапно появиться перед самым носом Шиби. Через минуту кикаичу-чо улетел от возбужденного Шиби, неся новое послание к новому адресату. Токара примчался через четверть минуты с черным посланником, аккуратно зажатым в клетке из пальцев. Завертелось дело...
   О да, короткие сообщения посредством кикаичу-чо произведут настоящую революцию связи. Им расстояния нипочем, в отличие от Яманака, без мощных артефактов и сети из живых передатчиков-соклановцев не способных даже до Танзаку достать телепатическим импульсом. Не нужны будут больше заморочки с редчайшими контрактами призыва, почтовые птицы канут в лету... В будущем разберусь с фуиндзюцу и засуну кикаичу-чо в общедоступный свиток с задаваемым набором абонентов. За отдельную плату обеспечим возможность переноса голосовых посланий и даже шифрованных фуиндзюцу на крыльях. В общем, есть куда расти и развиваться. Интерактивной, как у раций, связь не будет, но и без этого Абураме завоюют огромную долю рынка, станут нужным и незаменимым стратегическим ресурсом Конохи, а не как сейчас - отсиживающимся дома во время Совета.
   Пройдя в кабинет, без проблем и в благожелательной атмосфере мы обо всем договорились, даже успели обсудить набросок союзного соглашения, пока спецы убеждались в плодовитости кикаичу-чо. Глядя на Абураме Шиби, до глубины души проникнувшегося открывшимися перспективами, я предпочел думать, что его жуки-симбионты просто впали в экстаз и оттого так активно сучат лапками. Я тоже поддался их эйфории, открыв неожиданный горизонт.
   В чем главный недостаток кидо адских бабочек? Летит в одну сторону. Живые же насекомые способны возвращаться обратно. Моя рейрёку кардинально изменилась, мое кидо в Сейрейтее уничтожат немедля. А вот с насекомыми, выращенными Абураме, у меня есть шанс выйти на связь с Готеем-13. Сами капитаны вообще редко спускаются в Мир Людей из-за своей огромной силы, но спускаются. Наладив и обкатав с Абураме работу с кикаичу-чо, со временем смогу отправлять их в соседний Гэнсэй, к хорошо знакомому мастеру Тессаю - прежде уничтожения он в первую очередь заинтересуется энергией, родственной человеческой. Дай-то Король Душ, удастся наладить с ним двустороннюю связь, а потом, глядишь, вместе создадим устойчивый межмировой портал на подобии Сенкаймон.
   У Шиби мысли носили столь же глобальный характер. Тот, кто контролирует востребованную услугу связи, всегда богат и влиятелен. Жуководы всеми силами уже уцепились за шанс на деле стать реально Великим Кланом, значимым и влиятельным, а не как сейчас... приютившимся на задворках гакуре (Абураме Шиби не пригласили на Совещание, а ведь он постоянный член Совета Кланов Конохагакуре). Так что Абураме вывернутся наизнанку, но к завтрашнему утру у меня будет полностью оформленный полный пакет документов на ведение торгового дела и столь же анонимный патент на ведение частной практики ирьёнина, не облагаемой налогом для ниндзя из Конохи. У Абураме будет не подчиненное, а зависимое положение, но пока что лично от меня: если вдруг предадут, то запросто лишатся крыльев. Но не будем о грустном.
   Прямо в кабинете я создал еще девять эталонных самцов для изучения и на этом... Не смог отказаться от предложения разделить ранний завтрак. За трапезой с вполне традиционными рисовыми роллами с рыбой я счел нужным сообщить о некоторых деталях своего предложения к Яманака, чтобы повысить градус доверительных отношений с Шиби-доно и избежать досадных накладок. Распрощались мы деловыми партнерами, очень довольными друг другом.
  

Глава 17.

  
   Честно признаюсь, я немного нервничал за свою команду, переживая не меньше Гая. Упирался спиной в угол, сидя на краешке подоконника, и никак не мог прочитать ни одной страницы справочника лекарственных растений, по обыкновению замаскированного под эротический роман. Благодаря додзюцу, я самым краем зрения прекрасно видел, что происходит на экране, и прилагал максимум усилий, чтобы соответствовать кредо вселенски спокойного Какаши.
   Пока еще экзамен не начался, скрытая в плафоне безумно дорогая видеокамера показывала общий галдеж генинов. Недавно введенные требования к форме выгодно отличали ниндзя Конохи на фоне остального пестрого сборища, реально занервничавшего - отличный психологический эффект получился. Подобно генинам, их взрослые командиры тоже кучковались по принадлежности к гакуре, хотя и отщепенцев хватало. Кто-то из предприимчивых сэнсэев по обыкновению устроил "собственный" тотализатор - официально администрация Конохи устраивала тотализатор только во время финальных боев. У Гая, получившего весь трофейный металл, было достаточно денег, но он не делал ставок, боясь спугнуть богов удачи; Ирука, кажется, переживающий за всех подряд, был в своем амплуа скопидома; я из принципа не делал ставок. А вот Асума поставил на своих. Он, кстати, был очень недоволен моим вчерашним поведением, но больше всего собой и теми, кто подстрекал к силовому решению вопроса. Ирука мне позже поведал, что Асума тогда приходил поговорить о прощении нерадивых чюнинов или смягчении наказания, и о том, каким он ощутил себя дураком, когда ночью при нем слетели духовные оковы. Говорят, ор Асумы слышался у самих ворот - брешут.
   Мхех, все же без приключений мои не смогли обойтись - влипли. Надо бы ободрить их и вселить веру в собственные силы. Комбо из дублирования и Сюмпо. Сонидо. Мда, идут красиво, но каждый сильно мандражирует.
   - Ёу! Все трое... теперь можете сдавать экзамен, - и улыбаюсь обоими глазами за осветленными очками.
   - Здравия, Какаши-сэнсэй, - преувеличенно бодро сказал Наруто. Саске обидчиво фыркнул и отвернулся, а Сакура исподлобья озадачилась:
   - В смысле "теперь"?
   - По правилам до сдачи допускаются только команды из трех человек, - сообщая прописную истину, которую детишки не удосужились выяснить самостоятельно.
   - Что?! Но вы же мне сами дали право решать, с кем идти, Какаши-сэнсэй, даттебаё!
   - Это была проверка вашей дружбы, генины. Твоего умения прощать, Наруто, твоей гордыни, Саске, твоей решимости, Сакура. Вы здесь и я горжусь вами! А теперь идите и станьте чюнинами.
   - Да!!! Мы идем! Я стану Хокаге! - Возликовал одухотворенный Наруто. Незамысловатая похвала смягчила Саске, Сакура зарделась, а дверь жалобно скрипнула.
   Действительно я гордился командой, а особенно Наруто, который один из всех присутствующих действительно приготовился, придя с полным ранцем за спиной - остальные налегке.
   - Опять выпендрился, Какаши, - хлопая по плечу.
   - А сам-то, Гай?
   - Сила Юности победит! - Подмигивая в клевой позе. - У вас какие-то претензии, уважаемые? Мы ставок не делали и не собираемся...
   - Спасибо, - добавляю "Чакровещанием". За чуткость и отвод от меня нежелательных собеседников.
   Механически перелистывая страницы, наблюдал за ходом письменного экзамена, стараясь не смотреть на позорящегося Наруто, изгрызшего карандаш, которым даже ни разу не чирканул в опросном листе с тестовыми задачками. Сакура сама расщелкала все - заучка, этим все сказано. Саске отлично уловил суть задания и не спалил полный шаринган, воспользовавшись всего одним томоэ для копирования движений подсадного чюнина. Да, я старался не смотреть на свою команду-7, наблюдая больше за сэнсэями. Мало, очень мало тех, кто искренне переживал за своих ребят. Народ в основном трепался и подначивал друг друга, искоса поглядывая, как экзаменаторы выпроваживают неудачников.
   - Говорят, Копирке вырвали шаринган и опустили в чюнины. Бедненькое пугало, - громко произнес джонин из Скрытой Травы, несколькими минутами ранее говоривший с несколькими Листьями. А вот и ожидаемая провокация. Гомон голосов поутих, но не прекратился, многие покосились на меня. Гай в этот момент был в другом конце залы Станции, где всех нас собрали.
   - Эмн, и что теперь? - Нейтрально спрашиваю, оторвав лицо от книги.
   - До биджу обидно, верно? Кто великий герой, отобравший *** шаринган?
   - Обидно было упустить Забузу, но он теперь у шинигами, - сказал я чистую правду, умудрившись солгать в главном. И уткнулся в книгу, более не обращая внимания на словеса, а задирать делом никто здесь и сейчас не станет.
   - Какаши-кун, ты заметил, кто из наших устроил эту провокацию? - Подвалил ко мне Асума с неизменной сигаретой в зубах.
   - Зачем вы все лезете не в свое дело, Асума-сан?
   - Тц! Я поругался с отцом из-за его решения понизить тебя, и не спорь, пожалуйста - его подпись в приказе. Так кто? - Настаивал джонин.
   Исполнитель Ширакумо Хаяма, джонин, к которому я некогда обращался за базовыми упражнениями футона, тогда еще Асума служил телохранителем у Даймё Огня. Но что толку в мелкой сошке, когда-то затаившей зуб на меня?
   - Эмн, передай заодно, что я и тогда, и сейчас прекрасно чувствую, когда нахожусь в видимости "Томегане но Дзюцу". И не загораживай экран, пожалуйста.
   - Тогда? - С жестким лицом и встопорщившейся бородкой переспросил Асума.
   - Мое терпение имеет предел, - отвечаю двусмысленно.
   Асума сейчас же не унесся к отцу только из-за гордости и генинов, продолжающих сидеть в аудитории - первый этап еще длился. Но вот настал черед последнего вопроса. Губы невольно сложились в улыбку, когда Наруто попортил Ибики весь психологический эффект от десятого вопроса. Гай раскричался про Юность, а Ирука с облегчением сделал свою любимый жест рука-лицо, а потом повторил его, но уже со стыдом - Ибики, глянув сам, с кривой ухмылкой ткнул прямо в камеру пустой опросник Наруто. Нафига только?
   После окончания первого этапа Станция опустела, как и Академия по соседству. Анко дала соискателям час, чтобы все участники, прошедшие во второй этап, собрались у Леса Смерти, где будет проходить второй этап. Большинство приняло приглашение второго экзаменатора и последовало за сексапильной девицей, нарочито выставляющей свои соблазнительные прелести. Так что уверен, Наруто возгордится, но поделится с командой, а вот другие остро позавидуют ранцу, узнав о сути испытания... Но я не увижу этого: наставников пригласят в башню Зоны-44 только к окончанию второго этапа. Не считая тех, кому вернут выбывших... И как быть нам троим, которым хокаге запретил выходить за стены Конохи? Ох, будь милостив, Король Душ, что-то тревожно у меня на сердце.
   Своим заступничеством Асума испоганил мне настроение на весь остаток дня. Хотел напрячь связи в Стране Волн и ценой потери пятой части произвести обналичивание банковских документов, но Гай соблазнил зарубиться на кунаях. Славно с ним оттянулись, аж почти до самой ночи искры сыпались. Дважды у меня ёкало сердце во время спарринга - списал на острые моменты схватки, любой пропущенный удар в которой мог обернуться смертью. В итоге в вечерних сумерках настроение вернулось в позитивное русло, а после плотного ужина за пятнадцать минут до вечерней смены так вообще.
   Не перестаю искренне восхищаться тайдзюцу Гая. Он бьет, как дышит - не задумываясь. Все на подкорке, все на рефлексах, при этом божественно искусно. И он не перестает лелеять надежду выбить из меня всю дурь шарингана, диктующего аналитический стиль боя, мертвый и бездушный. А еще Гай не утерял способности разжигать во мне соперничество, даже умудрился поставить это себе на службу. Так я хотя бы целиком отдавался бою, не размышляя над каждым ударом. Одаренный сэнсэй, чего тут еще говорить. С причудами, конечно, но кто из ниндзя без таракашек в голове?
   Отправив на дежурство в Поликлинику простенького дубля, хотел было благополучно завалиться поспать (Гай все соки выжал, бесявый черт), но внезапно объявилось черное насекомое. Чуть кондрашка не хватила, и остро сжала ностальгия по Обществу Душ. Коснулся, чтобы проявить послание на крыльях. Дал кикаичу-чо сожрать толику чакры для его стирания (через обновление аналога пыльцы на крыльях), вернул утвердительный ответ и скрытно отправился на встречу.
   Абураме задействовали все свои связи, чтобы без ранней засветки нового класса своих жуков меньше чем за сутки добыть для меня все нужные документы. Не знаю, чего Шиби это стоило, но все ему окупится сторицей. Два часа мы провели в лаборатории, добиваясь сохранения симбиотических связей при окрылении жуков. Еще три меня знакомили с основными видами кикаичу. Например, были разведчики, фасетчатыми глазами которых могли пользоваться Абураме, были слухачи, принимающие звуки на нежную спинку. В общем, для всех присутствующих членов клана я по нескольку штук наклепал, а число нейтральных довел до полусотни - на сей раз предоставили особых долгожителей всего полсуток отроду. Доверие за доверие. Союз был тайно скреплен и оформлен по всем правилам, включая грандиозную попойку, правда, в очень узком кругу.
   Остаток ночи и утро я продрых, беспокойно ворочаясь. Едва не подскочил от крайне реалистично кошмара - дикие звери Леса Смерти терзали моих генинов. Жесть какая. Немедленно послал теневика справиться в резиденции хокаге о своих, но получил стандартный ответ. На табло, кстати, уже была одна команда, вышедшая в третий тур - дети Йондайме Казекаге, младший - джинчурики однохвостого (стопроцентно определил, когда напутствовал своих ребят). Стало грустно, что мои не оправдали самых смелых ожиданий. Две команды, кстати, уже числились полностью уничтоженными, еще две выбыли (без указания причин). Еще меня напряг тот момент, что Яманака так и не появились в Поликлинике, и дубль предпочел отмениться по окончании смены, сделав для прайма очень краткое резюме о проделанной работе.
   Слава Ками-сама, я вчера не дополз до Страны Волн. Оказывается, для Мэй трофейные векселя и чеки на предъявителя из-за того, кем они выданы, ценнее номинала, намного ценнее. Потому она с легкостью согласилась помочь их легализовать, оплачивая услуги анонимного Конохского ирьёнина выше, чем по прейскуранту, чтобы покрыть налоговый процент, сразу отчисляемый с банковского перевода. Правда, забрать средства я смогу только в Конохском филиале, а там, как известно, от властей анонимности нет абсолютно. Поэтому к сейчас создаваемому резерву не скоро обращусь - наличности пока хватает. К слову, Гай наговорил на Совещании всего на миллион рьё для себя и своим подчиненным по половине - маловато как-то вышло за пережитое.
   Старики - это наиважнейший стратегический ресурс, который обеспечит преемственность поколений, что для Кири актуальнее некуда. Вдобавок, именно ранее вылеченная мною парочка дедков божьих одуванчиков стала меня учить основам фуиндзюцу, когда вернул им затухающее зрение и перебитые кисти рук. В благодарность за второе дыхание на меня не ворчали и при мне не брюзжали, ну, почти. Мэй всех своих ветеранов собрала в отдельной крепости на одном из далеких северо-восточных островов. Я неподалеку от старых укреплений разместил одного из двух дублей, копивших сенчакру под постоялым двором Тазуны, а потом разделившихся. Благодаря уникальности парного занпакто и подсмотренному у Яманака Гангу способу переноса сознания в чакру, я смог очень быстро и очень многим старичкам вернуть минимальную форму, заручившись передачей знаний, доступа к коим меня лишили в родной Конохе - как ни сердился занпакто.
   Первые двое моих пациентов были боевитыми и щедрыми на совет. Жизнь потрепала обоих друганов, пожевала, переварила и испражнилась на всеми забытый остров, без чакры и сил к существованию. Выжили, прибились к рыбакам, стали сиделками для малолетних деточек. Возясь с ними, научились "поучать". От них подчерпнул дельную мысль, что не стоит пренебрегать областями, не связанными с чакрой, но соседствующих с основной деятельностью.
   В Конохе меня остался прикрывать продвинутый дубль, поскольку стихийные и теневые клоны, как известно, ограничены расстояниями (в отличие от моих дублей). Поэтому сразу после нудного обеда с капающими на мозги наставлениями я отдал приказ дублю, протирающему чакру в больничной библиотеке, топать затариваться, чтобы до конца рабочего дня успеть зайти в бухгалтерию Госпиталя и по-тихому оформить акты дарения нового и списания старого оборудования. Лучше пусть повзрываются поцарапанные колбы, чем потом буду жалеть об угробленных дублем блестященьких с фуин, обошедшихся по тысяче рьё каждая (а ведь помимо них покупались ступки, горелки, чашечки, весы и прочая х***). И себе польза, и "совесть" перестала нудеть, что мало помогаю своим. Две тощие сопли, мои подчиненные, в полном ах***, дневать и ночевать на работе начнут с таким оборудованием, мне не мешая.
   Остаток дня я продолжил заниматься исключительно теми, кто разменял полтинник, попросив учителей на завтра вспомнить все о "Гогьё Фуин" и способе снятия. Я видел это фуиндзюцу издали в исполнении Орочимару, мне надо всего чуток теории и разъяснений, чтобы успешно повторить. По договоренности с Мэй мне скоро предстоит ловить и возвращать Утакату, сбежавшего джинчурики Рокуби. А "Гогьё Фуин" идеально подходит: ошеломить духовными оковами, которые биджу порвет на раз, и следующим шагом отбросить биджу в глубины подсознанья этой фуиндзюцу. В общем, за счет сенчакры, собранной дублем, я выложился по полной, плодотворно проведя день на Ками забытом островке. И вскрытые свитки клана Узумаки скопировал, и у двух гуру попеременно кашицу жизни похлебал, и девяти калечным вернул радость снова ощущать себя шиноби. Грустно, что не Листья то были.
   - Приятной ночи, Какаши-сан, - поздоровался мой идеал спокойного человека. Точно знаю, что жену он боготворит и с ней эмоционален, мхе-хе.
   - Доброй ночи, Иноичи-сан, - ответил мой дубль, дежурящий непопулярную смену в Поликлинике (собственно я отсыпался после трудов).
   - Мои родственники были непочтительны с вами?
   - Вы проницательны. - Да, но непочтительны мягко сказано. Завалились к полуночи и давай требовать лечения - два сверстника Гангу во главе с Иноидо, в отличие от Санты, не окорачивавшего племяшика и его кореша. Было весело смотреть на их лица, когда им прямым текстом сказали, что вообще-то перед ними зачюханный чюнин и "лажовый" ирьёнин всего "C"-ранга, которому как бы не по силам подобные операции. Не попутали ли чего шиноби, прокравшиеся ночью в Поликлинику для обычных людей?
   - Приношу вам извинения, все трое уже наказаны мною, - сообщил глава клана.
   - Признателен, Иноичи-сан. Однако вода утекла еще с прошлого высокомерного явления.
   - Мое упущение, извините. Значит, теперь вы считаете, Какаши-сан, что мы поменялись ролями? - Осторожно осведомился искусник ментальных дзюцу.
   - Мы оба поставили личную выгоду выше долга перед Конохой. Оснастите лаборатории Госпиталя всем новым по последнему слову, и я вылечу всех ваших ниндзя, чьи случаи аналогичны Гангу, - уверенно.
   - Хороший ответ. Но вы меня ставите в неприятное положение, изменив прежние условия.
   - И даю повод окорачивать зарвавшихся родственников, возомнивших себя пупами земли и тем самым принесших клану убытки. Иноичи-сан, сколько у вас вышеозначенных случаев?
   - Семь.
   - Значит, сегодня успею одного и в следующие две ночные смены по трое. Как быстро вы сдержите свое слово?
   - Недели хватит. Как поступим с более тяжелыми случаями, Какаши-сан?
   - Эм, договоримся через неделю. Если предварительно, то... Эмн, я не архитектор, но хочу обновить обветшалую коробку Поликлиники. Все рассчитать, объединить усилия джонинов-дотонщиков и Тензо... Должно сработать.
   - Интересный ход мыслей. Вы находите уместным, чтобы вклад клана Хатаке соотносился с вкладом клана Яманака с учетом численности?
   - Время терпит, Иноичи-сан? Уляжется эпопея с Чюнин Шикен, утрясутся обиды и другие дела, ваши и мои - станем сговорчивее. Как вы считаете?
   - Разумно. В качестве компенсации за мои беспокойства я прошу принять сегодня одного моего человека.
   - Справедливо, согласен, пусть Санта-кун его сейчас приводит.
   На этом и попрощались. Сил дубля едва хватило для запуска процесса самовосстановления. Санта был каким-то квелым и плохо следил за соклановцем - где он так успел вымотаться?
   Третьего и четвертого июля была сплошная рутина, но я крутился, словно белка в колесе. Дубль в часы, когда я должен был отсыпаться после ночной, стоически растирал листья и корешки в ступке, прилежно выпаривал и добывал экстракты. Потом после полудня грустно брел в библиотеку запоминать новые рецепты, бесчисленные тонкости и хитрости. Жаль, что теневиков на дублей нельзя прицепить и что дубли, как и любые клоны, не способны к повторному клонированию. Поэтому теневики вкалывали только по ночам вместе с простеньким дублем. Он аккуратно отрабатывал "Каидо-21: Благоухание Лавра" на обнадеживающих пациентах, потом с утра благополучно выписываемых дневной сменой. КОнструкты столь же бережно испытывали не только каидо, но и ирьёниндзюцу: осторожно стимулировали иммунитет, боролись со злокачественными опухолями и пороками сердца, ускоряли сращивание костей, действуя по ранее прочитанному учебному материалу.
   С "Гогьё Фуин" и "Гогьё Фуин Кай" с горем пополам я разобрался - просто туева куча нюансов с ней. Проще было задействовать пять теневиков, что в конечном счете и пришлось сделать для принципиального понимания техники. Дубль, что в одиночестве остался копить сенчакру у Тазуны (и сторожить постоялый двор, чего уж тут юлить), сменился. Его сборов хватило долечить более пары десятков увечных, чьи раны в тот памятный день после бойни только купировали, отложив на потом кропотливую работу. Так дубль и остался сидеть в секрете рядом со ставкой Мэй, я тогда позабыл сделать маяк. Теруми-доно не намеревалась сворачивать лазарет. Но начала вынужденно покидать его, чтобы организовать транспортировку с других огневых рубежей.
   Я поставил возврат конечностей на поток, и деньги на банковский счет ирьёнинского патента потекли полноводной рекой (главное спасти человеческий ресурс, а он уже вернет кредит). Все успехи благодаря парному занпакто, помогшему сократить время операции по копированию конечностей до четверти часа максимум, правда, мне ассистировала пара дублей и теневики. Эх, еще бы так же просто было исцелять другие травмы и болячки, но нет, столь грубый метод не подходил для тех же ребер или подкошенной иммунной системы. Так что я не шибко быстрее, но все же лучше других ирьёнинов "B"-ранга сращивал открытые или закрытые переломы ребер, разбирался с разрывами почек или кишок, уничтожал яды прямо в организме или выводил их из тела (все еще путался, в каких случаях отравления организма какой метод будет продуктивнее).
   Из-за клонов очень выматывался морально, поэтому спал в сутки по восемь-десять часов. Если бы не четыре улучшенных дубля, постоянно медитирующих в режиме сенкай, мне бы пришлось гораздо туже, а так по связи с ними приходило спокойствие и умиротворение, а к ним уходило раздражение и усталость от дел, ставших рутинными во многом из-за конвейерного подхода.
   Я так заработался, что приглашение в Зону-44 застало врасплох, благо не в момент проведения сложной операции на ранении в голову. Через минуту я уже был дома, пока замещающий меня дубль в резиденции хокаге получал официальный документ о снятии с меня ограничений на передвижения. Я был сильно возбужден, потому лицемерие момента прошло как-то мимо сознания. К моему великому огорчению, команда Гая уже давно добралась, а мои на финиш подтянулись почти тютелька в тютельку к граничному сроку. Наставников приглашали, когда команда проваливалась или успешно добиралась, но им было официально запрещено встречаться со своими генинами во время прохождения испытаний. Если уличат, мгновенная и шумная дисквалификация, штрафы и прочие неприятные последствия. Гай ушел первым, потом Ируке разрешили приветствовать команды восемь и десять, составленные из последнего выпуска Академии Шиноби. Странно только, что они оставались ночевать в башне посреди Леса Смерти.
   А потом я лишь благодаря медитирующим дублям удержал монументальное спокойствие, когда вблизи лесной башни почуял мерзкую змеиную душонку, пометившую моего Саске и... Наруто тоже знатно подгадившую. Я почти потерял голову, благо ранее додумался продолжить конспирацию, отправив дубля добираться с долженствующей скоростью. Минуты есть.
   - Банкай.
   Твари! Объект на повышенном охранении, но никто, никто мне не сообщил про нападение Орочимару. Сволочи ***! Хуже того, никто не оказал помощь пострадавшим генинам, моим генинам! И троица советников здесь же, биджевы потроха! Силки типа расставили на меня? Ото-ж!..
   - Сенкай.
   Я почти пуст, а тут братья Сенджу пытались устроить аналог демонического домена - сенчакра так и бурлит до сих пор. Но ничего у них не вышло, зато я сейчас быстро и скрытно восполню резервы. Следовало раньше осмелеть, плевав на лицемерные запреты!
   Наверняка в комнате, где сейчас мои, стоит скрытая камера, как техника, иммунная к гендзюцу. Я чувствую, что в силах сотворить материальную иллюзию, но жахнет чакрой так, что все генины в башне вздрогнут. Сквозь "Хенге" стеклянный глаз фотоаппаратов не видит, сквозь мою Маску тоже - проверено. Придумать картинку не проблема, но есть еще звук, как минимум. Попытаться стать призраком, согнать по нужде и там гендзюцу? Ну, за секунду реального времени узнаю все подробности и что? Скрыть факт общения со мной вряд ли сумеют, а если разберусь с фуин, то их тем более дисквалифицируют за мое вмешательство. Ага, какое двуличное правило - нукенину позволено, значит, а своим ни-ни?! Нет сомнений, на Саске джуиндзюцу, и проклятая печать уже укоренилась, ***. Неактивна в данный момент, но если покроет тело, как у тех козлоногих, то Саске с треском вылетит с экзамена, еще и запрут как опасного для окружающих - паршивый Орочимару на Учиху позарился. У Наруто ситуация проще, он и без чакры биджу сдюжит - задавит и забросает теневыми клонами и копиями из моря собственной чакры, контроля бы хватило. Если я правильно понимаю, то еще будет отборочный тур - слишком много участников прошло в третий этап. Соответственно, "случайный" подбор отобьет все не зрелищные бои. Двух джинчурики друг против друга точно не поставят сейчас сражаться, серьезные захватывающие бои приберегут для арены. Значит, Хьюга моим не грозят, остальное мне не спрогнозировать на все сто процентов.
   -- Какаши, какие есть идеи?
   -- "Фуджа Хоин".
   -- Разве сможем сотворить в одно касание, как Цунаде?
   -- С подготовкой на себе. Смогу внести поправку для наложения на душу.
   -- Функционал точно исказится. Эм, может, рассчитаем "Бакудо-47: Фусядан"? Чисто на чужеродную чакру - проклятая метка определенно должна быть отражена на духовном теле.
   -- Временная мера... Выгорит. Пусть дубль всего себя вложит. Эм, как прискачет, скуй его 47-ым и одновременно воткни танто в его ладони - остальное за мной.
   -- Отлично!
   Так и поступили. Пополненный чакрой дубль предварительно принял "Хенге" (сложно установить и поддерживать коэффициент сжатия до размеров ногтя мизинца, пришлось поступиться сохранением внешнего вида с упованием на навыки скрыта). А я уменьшил танто до тонких медицинских игл и после уколов спрятал. Уже в башне, проходя развилку, дал команду клону. Дубль-с-ноготок ушел в Сюмпо, шагнув с меня под потолок, и потом умчался в Сонидо, отлично помня план башни, давно не перестраивавшейся и не знающей капитального ремонта.
   Злость прямо-таки разобрала, когда я понял, что меня не просто предупредили в последний момент, но и еще и подкололи - типа ты не опоздал еще, сэн-сэй. Ага, засекли меня на подходе и начали движуху по сбору генинов в одном из подземных залов, в толще стен укрепленного фуиндзюцу. Как знали мое настроение - почти никого мне не попалось на коротком пути. Однако я все равно выходил на церемониальное построение последним, удачно пристроившись крайним по левую руку от хокаге. Удивительно, но шаринган (мне пришлось отменить банкай из опасений не удержать мощь и сорваться) не отметил беспокойства ни у Гая, ни у Ируки, удостоившегося чести присутствовать из-за целых трех команд из некогда подшефного ему класса. Зато все организаторы были в курсе о ЧП - прятали от меня взгляд. С-суки драные! Особо нервничала Митараши Анко, бывшая ученица Орочимару, лыбящегося с самого правого конца ряда сэнсэев за спиной Сандайме Хокаге. И если последний предпочитает не замечать привычек своего ученичка, значит, ему просто выгодно не замечать истинную личность "представителя" Отогакуре, выведшего своих выродков в свет через финал Чюнин Шикен.
   Бинтованный звуковик лупал свой глаз бессистемно. Песочный джинчурики отчего-то буравил немигающим взглядом одного меня. Очкарик, чья чакра мелькала в Госпитале и кто блистал шпионскими карточками обо всех участниках, выглядел нейтрально, совершенно не цепляя взгляд - не каждый джонин так умеет. Неджи, четвертый по счету в первом ряду генинов, взирал на всех высокомерно, но с должным почтением к рангам собравшихся. Наруто лыбился, не доставая эмпатией до меня, но ощущая браваду, страхи и неуверенность ближайших соседей-участников. На него косился Киба, видимо, желал накостылять за то, что каменюку с его лицом Наруто уронил почти сразу. О да, о той тренировке весть быстро разлетелась. Некоторые восприняли это всерьез, но в той экзаменационной аудитории очкарик, что неожиданно, погасил конфликт втуне и отвлек все внимание на себя. ***, стоящий за блондином Саске совсем квелый и к тому же избегает смотреть в мою сторону. ***!.. Далее в первом ряду Ино, прямо пай-девочка на детском празднике. Кроме моих чумазиков все остальные сытые, помытые и постиранные. Где Наруто посеял ранец? Всего семь команд прошло в финал, всех остальных Лес Смерти забраковал, с большой частью летальных исходов.
   Помариновав всех, Анко наконец-то объявила очевидное - окончание второго этапа, - и передала слово Сандайме Хокаге, посчитавшего генинов недостойными того, чтобы вынуть трубку изо рта. Как обычно, много пафоса об "истинном" предназначении сего экзамена. В его речь встрял не сдержанный Наруто, жаждущий поскорее стать чюнином:
   - Какая еще война, старик?! Тут определяют чюнинов, разве нет?!
   Ага, как всегда в своем репертуаре. А в это время три советника с четырьмя неустановленными сопровождающими все ближе подбираются к этому залу. Вот говорящие подошли к собственно третьему этапу, слово испросил Хаяте, с недосыпа выглядящий удручающе уныло. И только экзаменатор вознамерился озвучить право каждого покинуть Чюнин Шикен, как претенциозно заявились советники:
   - Просим прощения за вмешательство, но на кону безопасность Конохагакуре, - дипломатично заявил Митокадо Хомура, не забывший об атрибутах советника Конохагакуре. О, как же побледнела команда из Суны!..
   - В этом зале находится предатель и преступник, - интонациями и смыслом напала Утатане Кохару сразу следом за подельником. Угум, государственный уголовник. Да я для вас просто сделался величиной сильной, случайной и неподконтрольной, а потому подлежащей устранению в любом удобном случае. ***!
   Я уловил, как на этих словах вздрогнул Орочимару, и увидел в стеклах очков, как скривилась его улыбочка. Очкарик проявил признаки подавленного испуга, но скрыл их умело. Остальные по большей части недоумевали, а вот по хокаге из-за его дыма я ничего определенного не мог сказать.
   - Всем оставаться на местах. Учиха Саске, приложи ладонь к фамильному макимоно, - спокойным, нейтральным тоном произнес Данзо, но не приходилось сомневаться, что он отдал приказ. Безликий, тащивший за спиной бандуру свитка с характерной символикой, оказался рядом с ошарашенным Саске, бесцеремонно подвинув со своего места... Кибу.
   - Прикоснись вот сюда, наследник Учиха, - раздался из-под маски бас, побуждающий к немедленному подчинению.
   Саске повиновался, зашипев от боли и отдернув окровавленную ладонь. Фуинзащита глотнула чакру из генина и отработала, отчего зажглись руны и закрутились полные шаринганы на торцах катушки метрового макимоно. Боль наследник испытал из-за порчи, наведенной джуиндзюцу.
   Замаскированный Орочимару раньше меня понял суть и явственно расслабился... Биджу, нет же, это он так торжествует!!! ***! Я догадался лишь тогда, когда на развернутое полотно в определенное место опрокинули колбочку с кровью - моей кровью! Да провалитесь вы в бездну! С толком потратил предоставленные мне доли секунды, пока фуиндзюцу напитывалось чакрой. Призыв кровных родственников. Уникальная штука. Из-за близости и влитых в печать объемов вокруг меня явственно взвихрилась голубоватая чакра. Вообще-то в таких случаях призыв можно отклонить, но отпираться уже бессмысленно, вдобавок я специально значительно усилил визуальные эффекты.
   Мига моей "дезориентации" хватило оперативникам Корня, чтобы поставить меня на колени, сорвать протектор, заломить руки за спину и ткнуть лбом в пол, а затем одеть поделку Узумаки: кандалы на запястья и голени, пояс и ошейник, все соединено цепями. Ярко полыхнула вязь на черном металле, запечатывая все активные энергетические компоненты и способности шиноби. Ха! Только человеческие инь и ян. Дважды ха! Я был в банкае. Трижды ха! Да забирайте теневые муляжи танто, не жалко.
   - Бессмысленно отпираться или сбегать, Хатаке-Учиха Какаши, - осуждающе уронил слова Данзо.
   - Сандайме Хокаге. Этот шиноби обвиняется...
   И понеслась вожжа под хвост. Уничижительные голоса советников, попеременно высказывающих обличающую правду и потрясающих доказательствами, гулко отскакивали от стен, морально раздавливая дорогих мне людей. Все подавалось с самого наихудшего для меня аспекта. Перед лицом генинов во время их квалификационного экзамена на ранг чюнина, почетный ввиду не полевого патента.
   И свиток Йондайме Хокаге, за которым меня посылали, я себе присвоил. И сопровождение свое убил, лживо обвинив их в предательстве ради того, чтобы безнаказанно завладеть наследием собственного почившего сэнсэя. И бывший свой взвод АНБУ подставил и чуть ли не собственноручно убил, когда начал самовольничать в Хофуна-пото: якобы их порешили из-за убийства группы встречающих. И каждую ночь я распутничал с тремя сразу и по очереди. И Конохским секретным медицинским техникам в Ёакехасу обучал. В том же замке снюхался со змеиным саннином, гнусным и бесчеловечным нукенином, который внедрил в меня геном Учиха за кровь бедненьких представителей вымирающих и угнетаемых кланов Кири. И киндзюцу я практиковал, сперва на себе, заточив внутри души демона Забузу; потом на друзьях, поработив призывными демонами внутренний мир Гая и Ируки; затем на порядочных чюнинах, лишив их чакры и тем самым повредив психику (справка от Яманака прилагается). И химеролог я злокачественный (слово-то какое подобрали!), на военнопленных мерзости испытывал и вместо лечения калечил, потому что них*** не ирьёнин, а опасно вредный вивисектор. Пяток непонятных трупов из Поликлиники на меня повесили и наглую кражу лабораторного оборудования - если бы не безымянный даритель... Связался с криминальными элементами почти союзного Кири, временное правительство которого вынуждено тратить колоссальные деньжищи, нанимая многоопытных и профессиональных Конохских ирьёнинов на исправление моих "лекарских" изысканий. И как апофеоз - глаза. Сперва потерял шаринган из-за Гато, и в отместку "рассчитался" с его любимой розовоглазой племянницей, педофил клятый. А потом за шаринганы я продал наследника клана Учиха сумасшедшему ученому, наперекор киндзюцу которого Саске выжил и даже дошел до финала вместе с Наруто, преданным мною еще с младенческих лет. Продал еще и для того, чтобы лишить генинов-учеников всякого шанса стать чюнинами и захватить наследие их Великих Кланов. Успел при помощи киндзюцу стать Учиха, имею кровь и планирую стать Узумаки, чтобы в единоличное владение захапать наследие и этого Величайшего Клана. Мразь-сэнсэй, в общем. Припомнили и некоторые грешки прошлого, облив дерьмом выше макушки. Даже покусились на святое, посмев обвинить меня в смерти Учиха Обито ради шарингана и устранении Нохара Рин, как свидетельницы и сообщницы, с которой случилась размолвка.
   Я слушал и тихо шизел. Другой бы рассвирепел, отрицал, дергался, а я внутренне заледенел и внешне спокойно все принимал, ужасаясь гнусности человеческой натуры тех, кто правит Конохагакуре. Устроили спектакль торжества правосудия, понимаешь, на глазах впечатлительной публики. За ворохом убедительнейших доказательств косвенных утверждений самые сомнительные и нелепые сентенции выглядели абсолютно внушительно.
   - Какаши-сан, вы... вы вот так просто примите все... эти обвинения? - Неожиданно вступилась за меня Юхи Куренай, начавшая запинаться от обилий вылитых помоев. О Король Душ, я не смел и надеяться... Благодарю, благодарю за предоставленный шанс - я не дам деморализовать пацанов! И благодарю, что друзья онемели, потеряли дар речи и говорят лишь по-рыбьи.
   - Эммн, клан надо восстанавливать, а Саске не любит девочек... - нарочито беспечно пожал я плечами, отчего в полной тишине отчетливо звякнули цепи. И вместе со всеми воззрился на незадачливого подростка, возжелавшего немедля провалиться сквозь землю. Есть! Вектор его возмущения мигом сменился, превратив юного Учиха в кипящий чайник с паром из ушей. - И все вы знаете, что Воля Огня не потерпит преступников в кресле хокаге - конкурентов у Наруто поубавится, - тепло улыбнувшись, ободряюще подмигнул ошарашенному мальцу, некультурно раззявившему рот и ничего не понимающему в жизни, а вернее в буре эмоций окружающих; взрослые же сами в состоянии увидеть смысловые подтексты.
   - Морино-доно, отведите нашего обвиняемого доно, - поспешно произнес Хирузен, неопределенно взмахнув своей густо дымящейся трубкой, неизвестно когда и как появившейся в его руке. Он благосклонно воспринял то, что я не стал артачиться и попытался обратить все в шутку.
   - В бордель? - Деловито уточнил Ибики без какого бы то ни было внешнего проявления эмоций. Вопрос отразил всё его отношения к устроенному Советниками спектаклю.
   - Разумеется... - пыхнув дурашливым сердечком из дыма, - в изолятор нашей тюрьмы.
   Оба перекинулись фразами с абсолютно серьезными интонациями и лицами. Пыточных дел мастер, в мгновение ока перехвативший меня у безликих агентов Корня, коротко кивнул и вместе со мной превратился в дымное облачко "Шуншин но Дзюцу". Ни Данзо, ни Хомура, ни Кохару не посмели вякать, при свидетелях из других гакуре оспаривая власть хокаге - своего они добились. Обличающий выпад советников превратился в трагикомедию, но ни один мускул не дрогнул на их каменных лицах. В полной тишине троица молча удалилась величественной походкой победителей и хозяев положения. Ну, по крайней мере, все присутствующие в зале джонины точно стояли молча, удерживая все свои эмоции при себе.
   - Умм, так кто желает покинуть экзамен?.. - Переспросил прерванный экзаменатор, напоминая о себе и о мероприятии, ради которого все здесь и собрались изначально и весь напыщенный пафос которого подвергся надругательству и осмеянию.
   - Во славу Силы Юности, в Конохе отличные бордели, не пожалеете! - Не выдержал Гай и мощно расхохотался, скрывая сильнейшие переживания за меня.
   - Так финал п-пройдет т-таам? - Мельком обернувшись на напарника и заикаясь, спросил непосредственный Наруто, вскинув брови и выпучив на хокаге глаза, забегавшие между ним, Гай-сэнсэем и Ирукой-сэнсэем. Отлично! Он поверил убеждениям, что со мной все будет хорошо, и не потерял ментальной связи с запечатанным лисом, как я было подумал! Только зря, конечно, он послушался ехидного комментатора, переспрашивая вслух, и вдвойне зря, что еще и обернулся на зло сопящего и яростно пышущего праведным жаром Саске:
   - Наруто-Бака!!! - Истерично и бешено возмутилась розоволосая Сакура из заднего ряда. Грубо оттолкнула Хинату и отвесила желтушной макушке щедрого тумака, вторая плюха не замедлила чувствительно прилететь от Саске, который с мелко дрожащим от гнева чубом аж задыхался и слова вымолвить не мог - все застряли в горле. Перенервничавшая девочка не успела начать отповедь:
   - Ай! Да я вовсе не такой, Сакура-тя-ан! Не ревнуй меня к Саске!..
   Мхех, мохнатый явно угорает, видимо, не потеряв ментальную связь из-за "Гогьё Фуин", что наложил Орочимару - Кураме зачтется прогиб. Но дальше мне не дали спокойно смотреть и слушать громаду телевизионного ящика - подтянулся положенный взвод конвоиров из АНБУ. Масочники, правда, только со второго раза услышали окрик командира Ибики, с кровожадной улыбкой варварски обесточившего всю новенькую технику и тяжелой начальственной рукой заехавшего по загривку взводного, носившего маску Тигра.
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Е.Горская "Любовь (не) прилагается" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"