Лойт: другие произведения.

Огненный плащ Кайи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ненавижу мерзнуть! На эту тему, собственно, и сказка :)))
    Еще там есть феи разных пород, ледяные змеи и некоторые другие странные существа...

  
  Янир потряс кувшин и вздохнул. Почти пусто. Ничего не поделаешь, надо снова идти к Шиморре за горным маслом. Юноша оглянулся на белое, как у ледяной феи, лицо матери. Около ее постели в чаше горел огонь, и в его золотых отблесках казалось, что живое тепло вот-вот вернется к женщине. Ее недавно укусила змея-льдянка, и теперь помочь могло только одно лекарство - жаркое пламя.
  Янир очень хорошо помнил, как его самого в детстве ужалила тоненькая льдисто-прозрачная змейка, помнил обжигающий холод изнутри... Но тогда соседи помогли, поделились маслом, и мальчика быстро отогрели. А теперь ни от кого не приходилось ожидать помощи. Людей в Пещерах осталось немного, и почти каждый день кто-то погибал от укуса льдянки или просто замерзал, не найдя, чем расплатиться с Шиморрой.
  Юноша вылил остатки масла в чашу и поплотнее закутался в меховой плащ - идти предстояло через холодные нежилые ярусы. Тихонько выскользнул в проход и, держась за стену, двинулся по темному тоннелю. Светильник не взял, чтобы не привлекать внимание. Янира и так уже дважды ловили на обратном пути с полным кувшином и заставляли делиться добычей.
  Коридор долго петлял, ветвился и закручивался спиралью, пока не привел ко входу в большой зал. В глубине его горели, словно глаза большого зверя, два огонька - масляные лампы в нишах по обе стороны от Шиморры.
  Сама она, как обычно, не то дремала, не то просто задумалась о чем-то, прикрыв глаза, и казалась уродливым барельефом, который кто-то начал вырезать в стене. Ударами кирки грубо высек огромное, в рост человека, женское лицо с темными провалами глаз, наметил извилистые глубокие борозды на месте волос - да и бросил работу.
  Чуть в стороне из трещины в камне сочилось горное масло, стекая в углубление на полу. Но всякого, кто попытался бы потихоньку наполнить кувшин, тут же схватили бы цепкие земляные руки. Янир уже побывал однажды в их объятиях и больше рисковать не хотел - даже если чудовище и вправду спало, каждый случайный шаг мог его разбудить. Никто не знал точно, где кончается мертвая гора и начинается каменное тело хранительницы источника.
  Шиморра почувствовала движение, открыла золотисто-коричневые глаза и уставилась на Янира.
  - Снова ты? - ее тихий голос шуршал, будто где-то сыпался песок. - Хорошо... Иди сюда.
  
  ***
  Хозяйка пещеры позволяла приблизиться к источнику только после того, как отнимала какое-нибудь хорошее воспоминание. Зачем это было ей нужно, Янир не знал, да и не задумывался. Его с детства интересовало другое - как обмануть чудовище и набрать масла просто так?
  Он быстро понял, что незаметно подойти к источнику нельзя, и нужно придумать что-то другое. В этом Яниру неожиданно помогла привычка фантазировать, за которую прежде его только ругали. "Опять на ходу спишь!" - одергивала мать сына всякий раз, когда видела его отрешенное лицо. Но однажды Янир нечаянно замечтался, глядя в глаза Шиморры... А когда опомнился, понял, что хозяйка источника забрала его выдумки в уплату за масло. На всякий случай мальчик об этом никому не рассказал, но с тех пор всегда старался подсунуть хранительнице подделку.
  Особенно не хотел он отдавать Шиморре память о том, как однажды видел ледяную фею. Случилось это давно, еще когда снаружи было не так холодно, и люди иногда выбирались наверх из Пещер. В тот раз Янир и несколько его приятелей отошли довольно далеко от входа и вдруг увидели впереди тонкую белую фигуру.
  - Фея! - закричал старший из ребят, и все тут же рванули наутек. Янир тоже сперва бросился за ними - он конечно, знал, что ледяные феи опасны и могут убить человека, просто посмотрев ему в глаза. Но слышал и о том, что они невероятно красивы... "Только взгляну, и сразу убегу," - подумал мальчик, остановился и обернулся.
  Волшебная гостья не шла, а то ли скользила по снегу, то ли парила над ним, лишь чуть-чуть задевая сугробы краем плаща. Длинные серебристые волосы плыли за ней невесомыми нитями. Фея приближалась очень быстро, и вскоре Янир сумел разглядеть ее лицо, белое и неподвижное, словно выточенное изо льда. Ни признака возраста, ни тени эмоций, ни единой неправильной линии... И ни одной живой черточки. Только в зеленоватых глазах плясали веселые искры, но блеск их ранил холодом сильнее, чем укусы льдянки. Янир чувствовал, как уходит с этими колючими огоньками тепло его жизни, но взгляда отвести не мог. Танцующая в глазах феи смерть казалась ему прекрасной и заманчивой, и, если бы ребята не увели мальчика силой, он бы и в самом деле умер. Но даже теперь, отлично понимая, как близко был от гибели и как глупо тогда поступил, не отдал бы память о том случае и за сотню кувшинов масла...
  
  ***
  Янир встал перед Шиморрой, отогнал ненужные мысли и принялся вспоминать одну из тех простых фантазий, которыми развлекал себя вечерами, греясь у чаши с огнем. Как правило, это были истории о том, как они с матерью находят где-нибудь большой кувшин масла или даже его источник, о котором никто не знает. Или о тайном слове, которым можно сразу же вернуть к жизни укушенного льдянкой. Или о волшебной чаше, в которой никогда не гаснет пламя... Но какой из этих сказок Янир сегодня расплачивался за масло, он бы никогда не вспомнил. Шиморра отбирала все приятные мысли, которые появлялись в голове юноши, пока он смотрел в ее глаза.
  Наконец хранительница отвела взгляд.
  - Можешь наполнить кувшин, - позволила она. - Но не торопись уходить, у меня для тебя есть одно поручение.
  Янир нахмурился - задерживаться ему было не с руки, но с хозяйкой источника не спорят... Он зачерпнул из маленького озерца темную жидкость и снова повернулся к Шиморре.
  - Что я должен сделать?
  Хранительница пошевелила губами - и тут же дальняя стена пещеры начала трескаться и осыпаться мелкими камешками, открывая нишу, из которой веяло теплом. В ее глубине, прямо на полу, спала девушка, укрытая мерцающим покрывалом. Янир подошел ближе и тихонько ахнул: если бы не рыжие волосы и золотистая кожа, незнакомка была бы как две капли воды похожа на ледяную фею. Те же тонкие черты лица, те же брови, слегка приподнятые к вискам... Шиморра, однако, поняла растерянность юноши по-своему:
  - Никогда фей не видел? - она чуть слышно усмехнулась. - Ну, полюбуйся, полюбуйся. Заслужил! Если бы не ты, долго бы еще вам ждать пришлось...
  - Чего ждать? - удивился Янир. - И при чем тут я?
  - При том, что в последнее время никто, кроме тебя, не заглядывал за маслом. Я уже думала, что не закончу дело...
  Юноша нетерпеливо теребил край одежды, слушая рассказ хранительницы. Рыжую девушку звали Кайи, и она действительно оказалась феей, но только огненной. Когда-то ее племя враждовало с ледяными, а после не то вымерло, не то куда-то ушло. С тех пор на земле с каждым годом становилось холоднее и холоднее. Сама Шиморра могла бы существовать и в мире вечного льда, но жить в нем было бы скучно. Поэтому она позволяла людям прятаться в ее подземелье и надеялась, что рано или поздно они придумают, как отогреть землю.
  Однажды жители Пещер нашли в горах поблизости странную девушку в легком платье, похожем на одежды огненных фей, но без волшебного плаща - от него осталась только узкая рваная ленточка. Сперва люди посчитали незнакомку мертвой, но все-таки подобрали и принесли к Шиморре.
  - Я попробую вернуть ее к жизни, - сказала она. - Но для этого мне понадобятся ваши самые теплые и счастливые воспоминания. Только из них я могу добыть капельки волшебной силы для феи.
  Сперва люди согласились. Но когда поняли, что Кайи оживет нескоро, и не только они сами, но и дети их этого вряд ли дождутся - многие перестали делиться с Шиморрой радостью, которой и так-то с каждым днем все меньше оставалось в их жизни. И тогда хранительница источника решила подпускать к нему людей только за плату. Так продолжалось до сих пор...
  - Ну, вот и все, - закончила хозяйка пещеры, - пришло время разбудить нашу красавицу!
  Пол и стены слегка вздрогнули, и Кайи открыла глаза - ярко-золотые, как самое горячее пламя. Янир на всякий случай быстро отвернулся.
  - Не бойся, - рассмеялась Шиморра. - Она тебе ничего плохого не сделает.
  Парень осторожно посмотрел на фею. Та приветливо улыбнулась, и всякое сходство с ледяными сестрами тут же пропало. Принять ее за простую девчонку теперь помешал бы только диковинный плащ, сотканный, казалось, из языков пламени - он весь переливался и вспыхивал оранжевыми искрами.
  - Отведи Кайи к людям и позаботься о ней, - сказала хозяйка пещеры. - Это моя последняя просьба. Теперь горное масло вам не понадобится, и я могу, наконец, отдохнуть... до лучших времен...
  Хранительница закрыла глаза, и ее лицо стало медленно каменеть, сливаясь со стеной. Струйка масла в источнике иссякла до редких капель, а потом и они пропали. Янир одной рукой обнял кувшин, другой сжал узкую горячую ладонь Кайи и повел огненную фею за собой. "Ну, теперь-то все будет хорошо, - радостно думал он, - и маму сейчас отогреем, и к Шиморре больше не придется ходить!"
  
  ***
  Но с каждым шагом парень все сильнее тревожился, не слишком ли он долго пробыл у источника? А когда дошел до своей пещеры, понял, что и в самом деле опоздал. Огонь в чаше догорел, но плащ Кайи светился так ярко, что Янир без труда разглядел лицо матери - уже не белое, а прозрачное. Ледяное.
  - Мама...
  Кувшин выскользнул у парня из рук, и масло потекло по неровному полу. Кайи пыталась что-то сказать, но Янир ее не слышал. Он бросился к неподвижному телу и обхватил его руками, не желая верить, что сделать ничего уже нельзя... Но внезапно что-то белесое мелькнуло рядом, в складках одеяла, и в руку юноши впились острые зубы льдянки.
  И тут же словно тысячи холодных иголок пронзили Янира изнутри, дыхание перехватило, а в голове монотонно зазвенела высокая нота. То, что происходило дальше, он видел как будто сквозь тонкую скорлупу льда. Кайи опустилась на колени, коснулась ладонью разлитого масла - и оно ярко вспыхнуло. Высокое пламя чуть не опалило Яниру волосы, зато морозные иглы, казалось, начали таять. Однако парень по-прежнему не мог ни вздохнуть, ни пошевелиться и словно очутился в пустоте, где не было ни холода, ни тепла, ни звуков.
  И тогда фея села рядом с Яниром и положила руки ему на плечи. Лицо Кайи оказалось близко-близко, ее губы неслышно шевелились, а глаза мерцали теплым золотом, и в их волшебном сиянии растворялся и сгорал яд отчаяния и горя. Янир возвращался к жизни, и даже больше - он словно рождался заново... Сколько времени так прошло, юноша не знал, но постепенно сквозь ледяную стену безразличия начали проникать ощущения и звуки. И тогда, наконец, он заметил, что у входа в его пещеру собралась целая толпа народу.
  - Что вам опять нужно? - устало спросила фея. - Уходите и не мешайте.
  Люди зашумели. Янир не мог разобрать слов, но интонации были то просительные, то возмущенные. Кайи молчала, но ее рука на плече юноши слегка дрожала. Наконец толпа притихла, из нее вышла незнакомая старуха и заговорила:
  - Послушай, милая, здесь ты сделала все, что могла. Женщину спасти уже нельзя, а парнишка, я вижу, оттаял. Помоги теперь и нам!
  - Да чего мы, в самом деле, церемонимся! - один из мужчин, Реглен, перешагнул через догорающую полоску масла и грубо схватил Кайи за плечо. - Идем, красавица!
  Фея вскрикнула, и остатки оцепенения мигом покинули Янира. Он вскочил и яростно бросился на Реглена, но тот легко, словно ребенка, отшвырнул парня к стене и снова вцепился в Кайи...
  В одно мгновение тонкую фигурку феи окружило сияние, плащ ее взметнулся вихрем оранжевого пламени, жара и трескучих искр. Волна обжигающего воздуха заставила толпу отшатнуться, но Реглен все равно не отпустил Кайи. Она зашипела, извернулась и вцепилась пятерней в лицо обидчика. Пещеру заполнила вонь паленой кожи - рука разъяренной феи засветилась ярче огня и сделалась такой же горячей. Обожженный с воплем отскочил, но в руках у него остался довольно большой обрывок плаща. Воя от боли, но не бросая горящий лоскут, Реглен помчался прочь. Некоторые пустились вдогонку за ним, остальные просто разбежались, кто куда.
  - Теперь-то вам тепло? - смеялась им вслед Кайи, которая уже успокоилась и остыла. - Согрелись? Или хотите еще?
  Она поправила одежду и волосы, осмотрела рваный край плаща и хмыкнула:
  - Ну и ладно, так даже лучше будет. Пока они добычу делят, мы с тобой отсюда потихоньку уйдем.
  - Как это уйдем? - не понял Янир. - Куда?
  Кайи пожала плечами:
  - А куда-нибудь. Не хочу жить с этими людьми.
  - Где ты других-то возьмешь... - вздохнул парень. - Там, наверху, никого нет, одни ледяные феи. К ним хочешь?
  - Да уж лучше к ним, чем сидеть в этой вонючей норе, - Кайи отбросила со лба огненную прядь. - Не бойся, они тебя не тронут. Идем?
  Янир нехотя принялся собирать в мешок самое необходимое.
  
  ***
  Снаружи мела метель. Янир и Кайи вдвоем укрылись ее плащом и наугад побрели по снегу, держась друг за друга. Огненная материя сейчас не обжигала, а лишь приятно согревала, но юноша помнил крики Реглена и понимал - стоит фее захотеть, и от него вмиг останутся одни угольки. Не желая разозлить Кайи, он молчал всю дорогу, хотя временами ему очень хотелось высказать все, что он думает об этом походе неизвестно куда.
  Вокруг ничего не было видно из-за снежной круговерти, в которой Яниру то и дело мерещились одежды ледяных фей. Но к вечеру метель утихла, и впереди показалась одинокая башня, похожая на темный костлявый палец.
  - Это старый маяк. Хорошее место, - обрадовалась чему-то Кайи. - Давай заглянем?
  В башне оказалось пусто, темно и так же холодно, как и снаружи - древние камни промерзли насквозь. Винтовая лестница с истертыми ступенями вела наверх, в когда-то жилую комнату, а потом и еще выше - на площадку под крышей.
  - Ну, и почему это место кажется тебе хорошим? - хмыкнул Янир, с недоумением рассматривая стены, покрытые коркой льда, старые ящики и хлам на полу.
  Кайи и сама выглядела несколько растерянной и даже огорченной, словно не обнаружила того, что ожидала найти.
  - Просто у меня к маякам особенное отношение, - смутилась она - Хотя, наверное, ты не поймешь...
  Янир усмехнулся:
  - Может, и пойму, когда узнаю, что такое маяк.
  - Ах, ну да, ты же, наверное, кроме своих Пещер, ничего и не видел? В общем, раньше тут было море, - Кайи принялась рассказывать о кораблях и об огнях маяков, что указывали капитанам безопасный путь. Поначалу вещи, о которых она говорила, казались юноше непонятными, и он слушал ее с недоверием. Но фея так увлеченно описывала огромные величественные парусники, теплые искристые волны до самого горизонта, шумных чаек и особенно - яркие огни на берегу, что ее настроение невзначай передалось и Яниру.
  - Как жаль, что я всего этого не видел... Но теперь ты здесь, - улыбнулся он, - и на маяке снова горит свет. Почти как раньше!
  Кайи посмотрела на парня с неожиданной грустью, и ему показалось, что золотистые глаза феи потемнели.
  - Да, - вздохнула она. - Только на этот свет некому плыть. Кораблей больше нет, и море замерзло... Одни мы с тобой остались.
  Она отвернулась от окна и опустила голову. Янир мягко положил руку на плечо Кайи, но что он мог сказать и, главное, сделать сейчас для нее?
  Юноша снова бросил взгляд за окно - и весь побелел, будто его снова ужалила льдянка:
  - Лучше бы ты была права, и мы в самом деле остались одни. Смотри!
  Над равниной одна за другой выплывали из темноты фигуры в белых одеждах. Ледяные феи медленно кружили вокруг башни, подбираясь ближе и ближе, их плащи и серебряные волосы развевались по ветру.
  - Целая стая... Что же нам делать?! - Янир в ужасе взглянул на Кайи, но та продолжала спокойно, даже безразлично, смотреть в окно.
  - Не бойся, - произнесла она наконец, отворачиваясь. - Они на маяк не полезут. Иди лучше спать, а утром их уже не будет.
  Янир вздохнул и пошел устраивать себе постель на ящиках. "Спать, как же... - мрачно подумал он. - Уснешь тут, когда под окнами бродят феи!" Но когда юноша, наконец, улегся на шкуры, Кайи села рядом и накрыла его своим плащом. Ровное тепло отогнало тревогу и незаметно убаюкало Янира.
  
  ***
  Проснулся он от холода и обнаружил, что Кайи рядом нет. Удивился и выглянул в окно - до самого горизонта, над которым золотилась обманчивым теплом полоска рассвета, равнина была пуста.
  Недоумение юноши сменилось ужасом и отчаянием. Он понял, что остался один в пустой холодной башне и вряд ли теперь увидит Кайи, которая, скорее всего, попала в руки ледяных фей или погибла. Ведь если бы она просто захотела уйти, наверняка бы оставила хоть маленький лоскуток плаща Яниру!
  Он осторожно спустился по темной лестнице - все равно сидеть на маяке не имело смысла, остатки тепла стремительно уходили в мерзлый камень. Около входа не оказалось никаких следов, но их ночью, вероятно, замела метель. Теперь же она утихла, и Янир обнаружил, что скалистая гряда, со стороны которой они с Кайи пришли, не так далеко, как ему казалось. Это слегка обрадовало парня - по крайней мере, он сможет вернуться в Пещеры, если не найдет фею...
  И вдруг на фоне темной зубчатой стены мелькнул огонек. Он тотчас же погас, потом еще несколько раз мигнул и, наконец, разгорелся ровно, хотя и не слишком ярко. Но Яниру показалось, что перед его глазами вспыхнуло ослепительное солнце.
  - Кайи!..
  Он радостно бросился бежать к этой далекой мерцающей точке. Ледяной воздух обжигал горло, ноги вязли в глубоком снегу, и Янир то и дело падал. Поднимался и снова бежал, потом шел, потом уже почти полз... Наконец перед ним встала та самая гора, на уступе которой горел свет, но снизу не было видно, что там происходит. Кое-как цепляясь окоченевшими руками за неровности скалы, юноша взобрался на нее и едва не застонал от разочарования.
  Наверху не было Кайи. Тот огонек, что манил издали, оказался лишь кусочком ее плаща - крохотным, не больше детской ладони. И все же камень, на котором он лежал, раскалился от жара. А рядом, подложив под голову грязный мешок, спал мужчина. Затаив дыхание, Янир наклонился над ним и узнал Реглена - или, скорее, догадался, что этот человек не мог быть никем иным. Половина его лица была изуродована ожогом и покрыта отвратительными волдырями. Парень поморщился и отвел глаза, понимая, почему Реглен ушел из Пещер.
  Неподалеку валялся пустой глиняный кувшин. Янир тихонько подобрал его, острым камнем затолкал горящий лоскут в горлышко и спрятал сосуд за пазуху. "И никакой я не вор! Кайи была бы не против," - подумал он и осторожно полез по узкой тропе вверх. На равнине Реглен издалека заметил бы похитителя, как только проснулся, а среди скал Янир надеялся скрыться быстрее. Но подъем закончился широкой площадкой перед провалом с почти отвесными стенами... Бежать было некуда, а снизу уже раздавались шаги и хриплое дыхание Реглена.
  Вскоре он и сам появился на тропинке и остановился на самом узком ее месте. Хищная усмешка на том, что осталось от его лица, ничего хорошего не сулила.
  - Что, сбежала от тебя огненная девка? - ухмыльнулся он, презрительно разглядывая жертву. - Теперь обрывки ее тряпья воруешь?
  Но Янир не ответил на обидные слова. Ему внезапно показалось, что он все-таки придумал, как спастись.
  - Тебе нужно вот это? Забирай! - он вытащил из-за пазухи кувшин, присел и бросил его так, чтобы тот не разбился, а покатился по обледенелой скале. Реглен, конечно, ринулся поднимать свое сокровище, но не успел, и сосуд с клочком огненной материи полетел в пропасть.
  Янир тем временем попытался убежать, но противник тут же настиг его, свалил с ног и так ударил при этом о камни, что перед глазами упавшего замелькали белые звезды. Когда же он слегка пришел в себя, обнаружил, что Реглен хозяйничает в его мешке. Наглец вытряхнул оттуда все вещи, нашел моток веревки и швырнул его неудачливому вору:
  - Привязывай, лезь и доставай лоскут. Пополам поделим. Твое счастье, что сам не могу...
  Реглен зубами стянул варежку - его рука выглядела еще хуже, чем лицо. Янир усмехнулся:
  - Да, славно Кайи тебя отделала...
  - Поговори мне тут, змееныш! Лезь быстро, пока я тебя сам не отделал, - огрызнулся Реглен, но теперь Янир его почти не боялся. Он понимал, что нужен этому человеку живым, по крайней мере до тех пор, пока не достанет кувшин из пропасти. Правда, понимал и то, что Реглен запросто может его столкнуть с обрыва, как только получит свою добычу. Но выбирать пока что не приходилось. Парень обвязал веревку вокруг выступа скалы и осторожно принялся спускаться на дно расщелины.
  
  ***
  Кувшин провалился в снег и остался целым. Янир откопал его, но вылезать обратно с находкой не торопился - решил сперва оглядеться вокруг. Пока смотрел сверху, он не видел никаких выходов из ущелья, но теперь оказалось, что стены в одном месте смыкаются только наверху, а вниз ведет узкий ход, больше похожий на трещину. Спускаться туда было жутковато, но все же не так страшно, как возвращаться к Реглену. Юноша протиснулся в темный лаз и потряс кувшин, чтобы край лоскута высунулся из горлышка и осветил путь.
  Проход постепенно расширился и сделался похож на коридоры Пещер. Янир даже подумал, что попал именно туда, и не слишком удивился, когда услышал знакомо шуршащий голос:
  - Кто здесь?
  - Шиморра?! - почти радостно отозвался он. - Это я, Янир!
  - Подойди ближе, - раздалось из темноты. - Я не Шиморра, но имя твое мне знакомо...
  Янир сделал еще несколько осторожных шагов и оказался в тесной пещере. По сравнению с нею мрачный зал хозяйки источника показался бы вполне уютным - там хотя бы горели светильники, а пол за долгие годы был вытоптан сотнями ног. Сюда же, чувствовалось, если когда-то и заглядывал человек, то очень давно. Лицо на стене юноша разглядел не сразу - его грубые черты едва угадывались в неровностях камня, и только темные глаза влажно поблескивали, отражая свет.
  - Насколько я знаю, ты должен был позаботиться об огненной фее, - казалось, голос чудовища заполнил всю пещеру. - Где она?
  Янир опустил голову, не зная, что придумать в оправдание. "И когда только эта тварь успела пообщаться с Шиморрой? - удивился он, - Может, они слышат мысли друг друга?"
  - Ну, чего молчишь? Случилось что-то? Говори, не бойся, жив останешься, - каменные губы насмешливо искривились. - Эта пещера слишком мала, чтобы я захотел делить ее с твоим окоченевшим телом.
  Юноша вздохнул и начал рассказывать обо всем, что произошло после того, как он познакомился с Кайи. Когда парень дошел до ночевки на маяке, ему почудился снаружи чей-то крик. Янир невольно вздрогнул:
  - Что это?
  - Кто-то упал со скалы, - спокойно пояснил хозяин пещеры. - С такой высоты наверняка насмерть разбился. Продолжай.
  Янир послушно закончил рассказ. Чудовище молча смотрело на гостя, думая, казалось, о чем-то своем.
  - Тебе нужно побыстрее найти свою фею, - наконец, произнесло оно. - Это не просьба и не приказ, а добрый совет. Мне-то, конечно, будет жаль, если труд Шиморры окажется напрасным, но я отлично проживу и без тепла. А вот ты очень скоро превратишься в ледышку, если не спасешь Кайи...
  - Интересно, и как я это сделаю? - горько усмехнулся Янир. - Напугаю ледяных фей вот этим лоскутком и потребую отпустить ее?
  - Сам думай, это твоя забота, - хозяин подземелья прикрыл глаза, словно устал от разговора.
  - Но я даже не знаю, жива ли она...
  - Жива. Ты можешь быть в этом уверен до тех пор, пока не погас обрывок ее плаща. Как только она умрет, он превратится в кучку пепла. Все, иди.
  Существо окончательно потеряло интерес к Яниру. Он понял, что не услышит больше ничего полезного, и стал пробираться к выходу из пещеры.
  
  ***
  Первым, что он увидел, когда глаза привыкли к яркому свету, оказалось распростертое на снегу тело Реглена. Вероятно, когда он понял, что Янир не вернется с кувшином, решил слезть по веревке, но сорвался. Сама веревка, к счастью, была цела, и парень без труда вскарабкался по ней наверх.
  Там все еще валялись разбросанные вещи. Он сложил их обратно в мешок, сел на камень и вытряхнул из кувшина лоскут - прежде всего, надо было как следует согреться и подумать, что делать дальше. Как можно справиться с ледяными феями, Янир понятия не имел, да и не был уверен, что Кайи сейчас у них... А если у них, то почему жива?
  Лед вокруг подтаял, камень, на котором лежал обрывок плаща, раскалился докрасна. Юноша присел рядом на корточки, протянул к огню замерзшие руки. Как хорошо! И как же не хочется вспоминать о всяких тревожных и сложных вещах! Нет, нет, пусть холод уйдет из мыслей так же, как из тела, хотя бы на время. Впереди еще много забот, но сейчас Янир подумает лучше о чем-нибудь приятном. Допустим, он уже нашел Кайи, и они вместе идут на маяк...
  Жар огня становился все сильнее, и парню пришлось отойти чуть подальше. На миг он отвернулся, чтобы встать - и неожиданно понял, что не помнит, о чем только что думал, пока смотрел в огонь. Так же он обычно себя чувствовал после того, как оставлял что-то Шиморре в уплату за масло... Но сейчас-то кто мог отнять у Янира воспоминания?!
  Он снова посмотрел на горящий лоскут и удивился: кусочек плаща стал намного ярче и больше, чем был. Так вот оно что! Огненная материя жила и росла сама по себе и точно так же, как Шиморра, могла забирать приятные мысли у тех, кто смотрел на нее. Но тогда...
  "Фея жива, пока не погас обрывок ее плаща," - вспомнились Яниру слова каменного стража подземелья. Парень поскорее отвернулся, пока волшебное пламя не успело забрать его радостную догадку: для того, чтобы выжить и защитить Кайи, почти ничего не надо делать! Не надо сражаться с ледяными феями, не надо искать и освобождать пленницу. Можно просто делиться с кусочком ее волшебного плаща мыслями о чем-то хорошем, и оба останутся живы.
  Теперь нужно было только добраться поскорее до безопасного места... И, хотя в Пещеры беглецу возвращаться не очень хотелось, он подумал, что разумнее всего будет отправиться именно туда.
  
  ***
  До входа в подземелье было еще далеко, и Янир подумывал о привале, когда случайно обернулся и заметил белоснежную фигуру, скользящую по его следам. Он бросился бежать, но скоро почувствовал за спиной ледяное дыхание, которое пробирало до костей даже сквозь одежду, и понял - не успеет...
  Парень опустился на снег и съежился, обнимая теплый кувшин и закрывая его своим телом от феи. "Главное - не смотреть на нее. Может, покрутится рядом и отстанет," - подумал он и закрыл на всякий случай глаза. Хотя не очень-то верил, что это поможет.
  - Дай мне плащ, - ледяной голос пронзил тишину, и Янир окончательно понял, что фея просто так не уйдет. Он медленно обернулся и посмотрел на нее, не поднимая глаз выше протянутой белой руки. Конечно, без огненного лоскутка парень скоро замерзнет насмерть, но "скоро" - это совсем не то же самое, что "прямо сейчас". А если фея получит свое и отпустит Янира, он попробует все-таки добраться до Пещер. Возможно, там у кого-то сохранился еще один кусочек плаща Кайи... Парень поднялся на ноги, шагнул вперед и вложил кувшин в узкую холодную ладонь.
   Ледяные пальцы сомкнулись на глиняном горлышке и стиснули его с неожиданной силой. С треском посыпались черепки, а в руке осталась только широкая лента огненной материи. Золотые искры летели с нее на снег - и прожигали его до земли, падали на белые одежды феи - и они превращались в огненно-золотые, касались ее тонких рук - и ледяная плоть становилась живой и теплой... Янир еще сомневался, можно ли теперь посмотреть в лицо преображенной феи, но знакомый голос назвал его по имени, и юноша поднял глаза.
  - Ты?! - он все еще не верил своему счастью. Но Кайи смотрела на него так, словно вот-вот расплачется.
  - Прости меня, - тихо сказала она. - Я ошиблась.
  - О чем ты? - удивился парень. Фея опустила голову:
  - Тогда, на маяке, мне показалось, что Шиморра напрасно меня разбудила... Я поняла, что одна долго не продержусь, и не очень-то верила, что ты сможешь помочь, а в Пещеры не вернулась бы ни за что. Скорее полезла бы в змеиную нору, - она передернула плечами. - А потом появились ледяные феи. Они позвали меня к себе, обещали принять как сестру, если поменяю огненный плащ на снежный... И я согласилась. Только попросила, чтобы они не трогали тебя. Понимаю, это было почти бесполезно, и ты бы все равно замерз, если бы не нашел кусочек моего плаща...
  - Но ведь я нашел! - радостно возразил парень.
  - Вот тогда я и поняла, что слишком рано сдалась. А для феи оказаться слабее человека - довольно обидно, знаешь ли... Но это было в первый и последний раз, - Кайи подняла на Янира глаза, в которых еще блестели слезинки, и солнечно улыбнулась. - Обещаю.
  Фея протянула руку юноше, и они вместе пошли в сторону маяка. Огненный плащ, рассыпая золотые искры, невесомо стелился за ними по воздуху.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"