Бартенев Эдгар: другие произведения.

Фотография

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.31*7  Ваша оценка:

  
  Быт Любы Горбушкиной протекал в коммунальном дому, за высокой дверью, в иных местах лущившейся толстой слоистой краской. Раз она с микроскопом вызнала число разноцветных слоев: девять. Она служила лаборанткой в медицинском учреждении и иногда себе позволяла. В разное время она успела полюбоваться заусенцей, жухлым лепестком розы, чьим-то седым волосом, пузырьком слюны и различными домашними насекомыми, которые в увеличении оказались чудищами и захаживали теперь в ее мозг наравне с фантазиями о семейном будущем. Однажды знакомый фотограф, лежа в ее постели, сфотографировал Любу с дымящейся кастрюлей в руках. Из-за супного пара и тусклого холщового халатика "под тунику" она получилась бледно-серо-никакой, как защупанное крыло бабочки, зато дверь, возвышавшаяся за нею, вышла сущим произведением искусства, наподобие следов мозаики в византийском храме или Кандинского. Поэтому силуэт Любы легко принимался за ангела, явившегося в густом солнечном луче, тем более что растопыренные локти были как начатки крыл. Прочувствовав, что фотография с жизни красивее и мощнее, чем сама жизнь, Люба стала подвергать себя усиленному запечатлению, для чего свела дружбу с разнообразными фотографами. Достаточно было накормить их супом, налить в рюмку кагора и предложить сигарету, как они исступлялись, хватались за фотоаппараты и, скача щелкунчиками от стены к стене и всячески выгибаясь под окулярами, начинали искать удобных ракурсов. Несмотря на разницу в их творческих манерах, во всех портретах Любы присутствовала общая изюминка. Она касалась ее щек, которые везде округло блистали, гораздо сильнее, чем в жизни, и блистанием своим, если рассуждать о ню-образах, отводили мысль от прочих округлостей, хотя и весьма несомненных у Любы, но через сияние щек обогащенных особенным целомудрием. Поначалу Люба сомневалась, достоинство ли это, но новые фотографы уверяли, что именно достоинство, что именно такое, которое выгодно эксплуатировать, в чем и старались наперегонки. Для споспешествования их труду Люба на скопленные деньги приобрела заправскую треногу, так как она редко имелась у фотографов, людей почти всегда одухотворенных. В пустые дни тренога, как бы предмет роскоши, стояла посреди комнаты покрываемая ажурной тюлью, вызывая в Любе мысленную гордость за правильную житейскую позицию с наличием идеала. По стенам висели ее тонкие портреты и живо смотрели друг на дружку, сверкая щеками. Комната была шириной в окно. Один длиннорукий фотограф, появившийся только однажды и обманувший Любу с фотографиями, мог упереться в стены ладонями и очень высоко прыгнуть... Был диван с мягкими пружинами внутри, глубоко в себя вбирающий. Была тумбочка со старинным, мерцающим телевизором. Имелся стол, могущий жить лишь припертым к углу. В люстре насчитывалось три плафона, все разные, от разных прежних жильцов. Зеркало и косметические приборы хранились на подоконнике. Запахи, известно, стояли сложные, коммунальные, умащая обиталище мускусом русской поэзии. Пожалуй, и всё.
  Последнее замечание состоит в том, что тараканы жили во всех пяти этажах, причем многие из них — долее людей. Некоторые были с французского бульдога, тоже на кривых ножках, толклись на лестницах и ничем не морились. Один род, из прусаков, промышлял по холодильникам. Другие, как саламандры, не боялись огня и находились в газовых конфорках. Но самый легендарный звался Ротмистр. Он считался тараканий царь и еще до революции хаживал в Москву, сеять семя свое в Кремлевских погребах. Он, точно, был самый крупный, самый хрущатый в мире, и жильцы, бывало, согревались размышлениями об его уникальности. Также рассказывают, что последние годы Ротмистр ничем, кроме подвальной сырости, не питается, так как стер себе челюсти, и уже не слазит с текущей и воющей трубы. Как говорится, каждому своя сирень. Но Люба Горбушкина с таким мнением не согласна. Как-то ночью, во время бессонницы, она услышала стук и шарканье, выглянула в коридор и увидела застенного соседа, старенького Антона Бабминтоновича Фальшина, едущим верхом на громадном, мучительного устройства черном таракане. Старик держался за усы его, как за руль, был отвратительно гол, непрерывно съезжал с панцыря, оцарапывая в кровь ляжки, шепотом матерился и шепотом же неукротимо икал. Под ним узнавался Ротмистр. Тараканий царь косил смородинным глазом, был медлителен и величаво скрипуч. Они проехали мимо три с половиной раза, всё в одном направлении, и всякий раз Люба Горбушкина им кланялась, а с Антоном Бабминтоновичем отдельно здоровалась. Наутро, из-за старости, старик Фальшин околел. При описи имущества среди тряпок покойного, отодрав сомнительную половицу, нашли мешок с золотом. Теперь всё.
  1996
Оценка: 7.31*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"