Ефимов Алексей, Викарти Анатра : другие произведения.

Дети Бесконечности-3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Матчасть профессиональных попаданцев :)


   Часть VI
  
   Лэйми проснулся в теплой, мягкой темноте, - он лежал под толстым одеялом, в постели, обнимая мирно сопевшую подругу. В первые мгновения всё случившееся показалось ему просто сном, - но память тут же вернула все подробности с пугающей точностью, и Лэйми вздрогнул. Так было. Было сражение. Был его тезка.
   И были Мроо.
   В каком-то смысле, они всё ещё были с ним, в нем, - в его снах, - и Лэйми недовольно мотнул головой, тут же, конечно, разбудив подругу. Она бесстыдно потянулась в его объятиях, - самое время сделать с ней что-нибудь неприличное, - но, после вчерашнего, Лэйми казалось, что он не захочет любви ещё, самое меньшее, неделю. До сих пор голова кружилась, и всё вокруг казалось ему каким-то нереальным, - кроме его собственного тела. Оно-то, как раз, ощущалось очень четко, - как и тело прижавшейся к нему девушки. Ксетрайа прижалась к его груди, невыносимо жарко дыша в его правое ухо, но Лэйми совершенно не хотелось шевелиться. Теперь он ощущал себя как-то странно, - словно только что родился на свет, и ничего до этого не было.
   Сейчас он помнил только медленные, мягкие, как масло, движения их тел, гладкие, крепкие плечи подруги под ладонями, и её рот, жадно прижимавшийся к его рту, - всё это время они целовались, как безумные, и Лэйми, задыхаясь во мраке под её упавшими на его лицо волосами, уже не мог, да и не хотел ни о чем думать. Не хотел и сейчас, - вообще ничего не хотел, разве что по-прежнему сжимать её в объятиях. Это было, конечно, неправильно, - но их совместные с Ксетрайа "занятия" вообще состояли из одних неправильностей. Лэйми, например, сомневался, что правильный юноша стал бы изощренно издеваться над подругой, медленно блуждая по её гладкой, трепещущей подошве языком, губами и ресницами. Нога изо всех сил дрыгалась, пытаясь освободиться, и её приходилось крепко держать за щиколотку, отгибая другой рукой пальцы, - чтобы добраться кончиком языка до самых чутких мест между ними. Лэйми занимался этим неприличным делом с громадным удовольствием, не обращая внимания на отчаянные конвульсии под его животом, и доносившееся откуда-то от коленей задыхавшееся ржание, пополам с обещаниями подвергнуть его совершенно невообразимым вещам. Делать их Ксетрайа умела замечательно. Лэйми вытягивался в струну и замирал, закинув руки за голову и едва касаясь стены пальцами босых ног, а она медленно, едва касаясь, водила острыми кромками ногтей вдоль его трепещущих ресниц, ушей, щек, губ, скользя по вздрагивающим мускулам его прилипшего к хребту живота, - и Лэйми словно плыл куда-то в волнах сладкого, колючего озноба. Его ладони и подошвы судорожно сжимались, он приоткрывал рот, стараясь, чтобы оттуда не вылетало ни звука, - но это удавалось не всегда. Впрочем, в объятиях Ксетрайа думать вообще было невозможно, - разве что потом, когда сил не оставалось уже никаких, и хотелось лишь без конца лежать, вытянувшись. Даже случайный взгляд на какую-нибудь совершенно невинную часть тела подруги, - например, на её голую лодыжку, - сбивал его мысли в неприличном направлении. Вообще, обращение с Ксетрайа требовало большой осторожности, - как-то раз, невинно проведя ногтями под её коленом, он получил такой удар пяткой по уху, что в нем громко зазвенело, а всё вокруг поплыло в довольно приятном дурмане. При этом подруга утверждала, что стукнула его не нарочно, - просто нога непроизвольно дернулась. В другой раз ей почему-то вздумалось целовать пальцы его босой ноги, - пока она, ни с того, ни с сего, не вцепилась в них зубами так, что Лэйми заорал не своим голосом, - а потом их разобрал дикий смех. Но страшнее всего были её длинные острые ногти, - всякий раз, когда он, увлекаясь, оказывался сверху, он с ужасом обнаруживал, что вся спина у него располосована сверху донизу, словно её драли кошки, - а на заду вообще не оставалось живого места. Подруга приводила его в такой вид, что он не мог показаться на пляже, - да и рубаху тоже снять не мог и мучился из-за жары.
   Вообще, после таких встреч в родном Хониаре на него смотрели как-то странно, - в самом деле, бесстыдно зевающий посреди дня красивый юноша, который не мог толком сидеть и смотрел на людей как-то испуганно, наводил на определенные сомнения, а объяснить, что всё дело в девушке, Лэйми, разумеется, не мог. Гулять с подругой было ещё хуже: он постоянно отвлекался на неё, и вообще хуже соображал, к тому же, даже на людях порой было трудно удержаться от разных неприличных вещей, вроде поцелуев. Как-то раз Лэйми обнаружил, что идет по улице босиком: заболтавшись с подругой, он попросту забыл обуться, и даже не сообразил, почему ему гуляется так хорошо. Всё это должно было действовать, вроде бы, в обе стороны, - но с Ксетрайа ничего подобного не происходило, что оставалось для Лэйми непонятным и вызывало бессознательную зависть.
   Тогда, в дни юности, его любовное ошаление принимало порой самые странные формы: например, он страшно полюбил рисовать (подругу, разумеется), хотя никогда этому не учился, и даже не думал об этом. Получалось, на взгляд Ксетрайа, неплохо, но при мысли, что эти рисунки увидит кто-то ещё, Лэйми холодел от ужаса: на многих из них присутствовал он сам, и их общие "занятия", уходившие далеко за грань приличия. Он начал шарахаться от девушек, - его сил едва хватало на одну, и их знаки внимания его пугали. Наконец, он услышал за спиной, что является любовником некоего художника, живущего с ним на одной площадке, - он в самом деле заходил к нему, чтобы научиться рисовать, хотя и сам не знал, что из этого вышло. Услышав о такой новости, он начал ржать, как жеребящаяся лошадь, чем, кажется, изрядно напугал болтунов. Здесь же припадки дикого смеха находили на него всё чаще, - он смеялся даже над вещами, над которыми ему стоило бы плакать. В самом деле, разве нормальный парень начал бы ржать прямо в объятиях подруги, обнаружив, что вся его одежда вдруг пропала?..
   В общем, вчера он просто слова не успел сказать: Ксетрайа затащила его в дом, после чего думать о чем-то отвлеченном он смог лишь сейчас. Нет, любовь, разумеется, дело хорошее, - но, свет, не настолько же!..
   Сообразив, наконец, что за чушь ему подумалась, он снова засмеялся, - и Ксетрайа тут же выскользнула из его объятий. Он бездумно потянулся к ней, - но она остановила его, легко толкнув ладонями в грудь.
   - Хватит. Не сейчас, - Лэйми не видел её лица, но знал, что она улыбается. - Нас ждет масса более... интересных вещей.
   - Каких это? - Лэйми постарался представить, как в темноте стоит подруга, и как её можно обнять.
   - Весь мир, глупый, - она распахнула дверь комнаты, и Лэйми зажмурился от потока хлынувшего в неё света.
  

* * *

  
   Выйдя, наконец, за ворота, - уже одетым в парео, чисто умытым, накормленным сытным завтраком и причесанным, - Лэйми замер, жмурясь на солнце и думая, что в опасностях есть свои плюсы: после них очень здорово возвращаться домой, где тебя любят и ждут. Однако же, Ксетрайа была права: вокруг и впрямь лежал целый мир, к которому он, по сути, даже и не прикоснулся.
   Лэйми чихнул, протер глаза и осмотрелся. Вокруг никого видно не было, и это слегка его встревожило, - но тут же он мотнул головой и рассмеялся. Здесь, в этом мире, не могло случиться ничего плохого. А вот за его пределами...
   Лэйми вновь помотал головой и вздохнул. Потом посмотрел на дом Охэйо. В самом деле, пора было сходить в гости к другу, - и задать ему чертову уйму вопросов.
  

* * *

  
   Бодро дошагав до дома, Лэйми замер, - он не представлял даже, есть ли тут дверь, - но тут же заметил между "лепестками" темный треугольный проем. Всего миг назад его, кажется, не было, - но это значило лишь, что его приглашали. Вздохнув и пригладив рукой волосы, - чисто инстинктивно, - Лэйми вошел внутрь, тут же вздрогнул, ступив босиком на прохладный металлический пол. Коридор плавно поднимался вверх, к центру здания, - такой же треугольный, как и вход. Его освещала лишь масса тусклых зеленых окошечек-витражей, словно бы вделанных в монолитные стены.
   Кончался коридор массой пёстрых, тоже металлических бус, такой тяжелой, что Лэйми с усилием развел руками их ниспадающую, кое-где тоже тускло светившуюся массу. Вступив в центр дома, он удивленно замер: огромное, полутемное помещение походило на какую-то подводную пещеру. Пол его был вогнутый, он поднимался к выгнутым наружу стенам множеством неправильных уступов, усыпанных подушками всех форм и размеров. В центре его был круглый бассейн с теплой, - в прохладном воздухе он чувствовал это кожей даже отсюда, - водой. Свет падал на него через множество длинных, угловатых, неправильной формы колодцев в потолке, и всё вне этого круга опалово мерцавшей воды словно бы таяло в полумраке. Над ним двигались какие-то смутные, постоянно плывущие образы, - вначале Лэйми принял их просто за пыль, танцующую в воздухе, но тут же понял, что это куча прекрасных юношей, дев и ребенков, - все совсем без ничего и дрыхнут бессовестно во всех позах. Он без труда узнал знакомые лица, в том числе и своё, и смутился. В тот же миг картина изменилась: теперь полупрозрачные, словно отлитые из синего стекла, признаки юноши и девушки занимались любовью, а внутри них переливалось розово-фиолетовое сияние, словно состоявшее из тысяч пересекающихся пленок. Лэйми сразу понял, что они отражают ощущения, и вновь смутился, узнав в этом юноше - себя...
   - Извини, - сказал тезка откуда-то сбоку, и Лэйми едва не подскочил от неожиданности: ему казалось, что тут, в этой вот комнате, он совершенно один. - Я эту штуку ещё в двенадцать лет сделал, она показывает нифхис... ой, ну, то есть то, о чем на втором плане думают... я же не виноват, что ты думаешь так неприлично! А аЩуЩЩения мне всегда хотелось светом передать, - а чем ещё-то?
   - Правда, как это будет смотреться, если юнош и дева будут не только без ничего всякими вещами заниматься, но ещё и светиться в самых интересных местах, ты явно не подумал, - сказал Вайми, тоже незаметный в темноте.
   Тезка вздохнул.
   - Ну, мне-то это видно, - только я рисовать не умею.
   - И всё равно, неприлично получилось, учитывая, в каких там местах эти товарищи должны светиться, - теперь говорил сам Охэйо, и Лэйми ощутил, что он улыбается.
   - Ауры - аурами, но без этого самого не обойтись, - упрямо ответил тезка. - И красиво же!
   - Красиво, - с какой-то странной грустью согласился из темноты Охэйо. - Но неприлично!
   - Можно подумать, что меня вы сделали прилично! - огрызнулся тезка. Лэйми услышал шорох быстрых босых ног и едва ощутимый шум воздуха: словно бы кому-то попытались дать подзатыльник, и этот кто-то ловко увернулся. - И Лина мне говорила, что Вайми только неприличным и спасался в юности от извращений и комплексов!
   - Героической борьбы с комплексами у меня не получилось, - забыл, и всё, - обиженно сказал Вайми. - Да и какие там у босоногого восторженного обалдуя могли быть комплексы? Ну, был я обижен на весь белый свет, ну, дулся, как кошка на блины, - но моего мрачного, зловещего, многозначительного молчания никто не замечал же! Никакими извращениями я заниматься не мог, потому что не вышло б ни фига, - у меня и с Линой-то вышло немного раньше естественного для золотых айа срока. Ну, - пугал из кустов девчонок, - а кто ж в моем возрасте не пугал? Ну, мечтал наподдавать обидчикам, - так это вполне нормально же, тем более, что таки вырос и наподдавал. Ну, на ветках разных висел часами, чтобы побыстрее вырасти, - так оно не помогло ничуть. Что мне, - врать, что ли, как я по часам размышлял о комплексах, - сначала об эдиповом, а после обеда, - об мании величия: ни фига нет, а обидно? А о том, как те комплексы сгинули, - как сказать? Там я не мог понять, где чьи руки и ноги, и на каком я вообще сейчас свете!
   - Вот видишь! - радостно завопил тезка, и Лэйми снова услышал шорох босых ног; впрочем, в своём воспитательном порыве Охэйо не преуспел и в этот раз. Глаза Лэйми уже приспособились к темноте, и он увидел, что комната похожа на приплюснутый шар. Стены её состояли из множества темных матовых фацет, в глубине, - или над которыми, - двигались какие-то смутные радужные тени. В стенах зияло девять овальных проемов, тоже завешанных бусами, - по числу комнат-лепестков, к ним вели короткие лесенки. Нитки металлических бус свисали и с потолка, между световыми колодцами, - похоже, Охэйо просто помешался на них.
   У стен, на матовых уступах, были разбросаны сотни, наверное, подушек всех цветов и размеров, - они заменяли тут мебель. Вайми сейчас восседал на самой большой из них, ловко скрестив босые ноги, - одетый, как и все тут, лишь в бусы и парео. Охэйо стоял у стены, с подозрением глядя на сына. Тот сидел на самом краю бассейна, и сначала Лэйми едва не спутал их, - это, очень яркое сочетание светлой кожи, длинных черных волос и зелёных, широко расставленных глаз... такая же сильная, ладная фигура... то же очертание высоких скул... тот же крупный чувственный рот... та же манера аккуратно складывать босые ноги и смотреть как бы искоса...
   Присмотревшись, он заметил, что кое в чем они с тезкой сейчас очень схожи, - та же ободранная спина, покусанные уши и дикий, испуганный взгляд... такой же изумленный и не верящий... и в сердце Лэйми закралось страшное подозрение. Похоже, что после возвращения Ахана тоже наложила на него руки, обняла и лишила невинности, и сейчас несчастный ошалевший юнош тоже не понимал, на каком же он свете.
   - О чем это вы? - осторожно спросил он.
   - Да ни о чем, - вздохнул тезка. - Они всегда так. Если отца спросить, что он о Вайми думает, то он начнет свою проникновенную речь со слов: "этот бессовестный босоногий паразит...", а если Вайми спросить, что он об отце думает, то он начнет со слов: "эта бледнолицая босоногая зараза..."
   - Ну так босоногая же! - возмущенно заявил Вайми.
   - Сам такой, - огрызнулся Охэйо. - Мне вот интересно, как две твоих теперешних подруги будут супружеский долг исполнять?
   - Рассуждая логически, - проникновенно начал тезка, - Лина усадит деву невинную на стульчик с карандашом и тетрадкой, конспект писать, разложит наглядное пособие в виде самого супруга, снимет лишние бусы, растреплет гривищу, и на наглядных примерах покажет, как именно исполняют этот самый супружеский долг. - Он вздохнул и добавил: - Уж и не знаю, сколько там лекции займут, прежде чем деву начинающую допустят к сдаче зачета, - разве что все трое забудут нафиг, для чего всё это, и устроят форменное безобразие.
   - Ужас, что за молодежь пошла, - с тихой печалью сказал Вайми. - Никакого уважения к старшим. Драть, драть и драть. Да. В строгом уединении прилично как раз всё, что мы делали. А мяться, жаться и скромничать, - значит, проявлять невосторженный образ мыслей по отношению к подругам, не ценить их совершенств, и не считаться с их потребностями. Неприлично.
   - Втроем?.. Офигеть, - тезка закатил глаза и картинно свалился в бассейн.
   Вайми печально посмотрел на расходящиеся круги.
   - Лэйми-то в самом начале боялся сперва прекрасную деву отпугнуть, сделав что-нибудь не возвышенное, - сказал он. - То есть, как раз наступал себе на ноги, краснел ухами и скромничал, - пока дева, разозлившись, не взяла его в свои руки. Тут уж оказалось, что она хотела именно того, о чем юнош мечтал.
   - Да не боялся я! - возмутился Лэйми. - Я давно уже... - он понял, что Вайми говорил не о нем, и глупо покраснел.
   - Не мог же я девушку обидеть! - возмущенно заявил тезка, вынырнув. Похоже, что толща воды не помешала ему слышать ничуть. - А ты лучше Лину спроси, что она в лесу с отцом делала!
   - Лина водила меня в лес с целью экологического просвещения, - заявил Охэйо. - На наглядных примерах объясняла, как устроен биоценоз и чем важно разнообразие. Дабы повернуть меня от математической схоластики к живой реальности. Заодно подкормила яблоками, для лучшего усвоения новых знаний и задач.
   - Лина так всё и объяснила, - вздохнул Вайми. - Я всё понял.
   - Попробовал бы не понять, - фыркнул Охэйо. - Да, кто-то там вокруг шуршал и шептался по кустам, иногда сдавленно хихикая. Уж не ты ли?
   - Не-а, - Вайми старательно потянулся и зевнул. - На самом деле там, скорее всего, бегали и прыгали ребенки, - в надежде, что вы потеряете-таки бдительность, и покажете что-нибудь неприличное. А может, сама Маула, с интересом наблюдавшая за тем, как ты бледнел, краснел и мямлил невпопад, случайно задев руку Лины. На парней иногда находит такое, рядом с прекрасными девами.
   - Эта дева прекрасная мне всю голову запутала, - обиженно сказал Охэйо. - Как начала цирк с сочинения стихов якобы о природе, - так и не прекращала надругаться, пока у меня мозги в трубку не свернулись.
   - А вот не надо было тебе с Линой нагишом купаться, - не менее обиженно сказал Вайми. Лэйми показалось, что он стоит на сцене театра. Ну и нравы у них тут!..
   - Купаться нагишом, с девушкой, в лесу, ночью, - это совсем не то, что жариться днем на пляже в городе среди толстых скучных теток, - заявил Охэйо. - И танцы босиком - это да. А уж танцы девушек в одних бусах, - и вовсе прелесть запредельная.
   - Жаль, что тут снега нет, - печально сказал Вайми.
   - Почему это? - подозрительно спросил Охэйо.
   - А я бы снежок сделал, - и в физию тебе.
   Лэйми хмыкнул.
   - И как же нам теперь жить?
   Охэйо улыбнулся.
   - Бесснежно. Можно обливать и обсыпать друг-подругу красками. Или кидаться в дев спелой хурмой. А потом слизывать друг с друга сок.
   - А парням несчастным что делать? - спросил сын. - Нет, кидаться-то хурмой мы вполне можем, - хотя гораздо интереснее употреблять её вовнутрь, - но вот как друг с друга сок слизывать? Лучше уж босиком по снегу бегать или красками друг друга обливать.
   Лэйми представил, какой у всех тут будет пёстрый вид после всей этой забавы, и как они узнавать будут, кто там есть кто, - вопрос, конечно, крайне интересный. Там не только ребенков можно перепутать, но и кто чей муж...
   - Айэт очень любит шоколад, - вклинился Вайми. - И в день его рождения Ювана с утра пораньше разрисовала себя растопленным шоколадом, пришла в спальню, и подарила юношу себя в шоколаде.
   Тезка отчетливо покраснел кончиками ушей.
   - Да, дева, похоже, получилась очень вкусной... Хотя шоколад, наверное, лучше употреблять отдельно, в смысле, - совместно, чтобы слегка подкрепиться после того... этого... э-э-э...
   - Зачем продукт переводить? - спросил Охэйо. - Девы и без него красивые же. Можно просто сидеть, любоваться и слушать.
   - Кстати, о продуктах, - сказал тезка. - Па, я жрать хочу.
   Охэйо вздохнул.
   - Дети... Возвращаются домой голоднющие, ободранные, обалдевшие, - и хоть бы почесались... Ладно, заяц, пошли жр... э-э-э, в смысле, есть. Ну, то есть, завтракать.
  

* * *

  
   Одна из девяти комнат дома оказалась столовой, - и, войдя в неё, Лэйми удивленно моргнул. Мраморные стены с полуколоннами, высокий витражный купол, - всё это напоминало какой-то древний хониарский дворец. Под стать комнате была и обстановка, - стол из темного дерева, белоснежная скатерть, фарфор, столовое серебро... В таком вот окружении четверка лохматых полуголых личностей смотрелась, мягко говоря, странно, - ни дать, ни взять, дикари, пробравшиеся в столовую лорда, - и Лэйми чувствовал себя довольно неуютно. Казалось, что сейчас появится суровый метрдотель, или дворецкий, или кто там бывает в таких местах, - схватит его за ухо и спустит с лестницы. Он даже недовольно помотал головой, прогоняя глупое ощущение.
   Маула в этот раз отсутствовала, так что угощение оказалось небогатым: аккуратно нарезанная копченая рыба, - впрочем, дивно душистая, - и какие-то крупные лиловые плоды. Лэйми потянулся взять один, - но тезка поймал его за руку.
   - Так их есть нельзя. Это же нишери.
   - Что?
   - Нишери, - в сущности, не плод, а аналог галла, - сказал Охэйо. Он взял маленький серебряный нож и аккуратно разрезал тугую толстую лиловую корку. Под ней оказалась нежная розоватая мякоть, похожая на мусс. - Её едят вот этим, - он взял маленькую серебряную ложечку. - 15% фруктозы, 20% белка, 8% непредельных жиров и все витамины. Вот эта штука в центре, - он показал на штуку, которую Лэйми принял сначала за косточку, величиной с перепелиное яйцо, - яйцо полосатой нишеротворки, вполне съедобное в жареном виде, но лучше делать из него золотисто-жёлтый краситель для тканей. Корка, на которую ты нацелился, Лэйми, тоже достаточно вкусна, но она отличное слабительное, ветрогонное и глистогонное. Главное, не есть всё по порядку, углубляясь снаружи внутрь. Это ваймин сын придумал, у него всегда так... с сюрпризами.
   - Не придумал, а потырил, - ухмыляясь, сказал Вайми. - Вернее, прочитал в "Великой повести о трёх путях Эт-Тир-Ная". Кто не верит, может сам отправиться во Вселенную Ута, отведать и прочесть.
   - Я, между прочим, не могу, - обиженно сказал Лэйми.
   - Делов-то, - Вайми улыбнулся. - Я сам могу тебя туда сводить.
   - Нет уж, - Лэйми вспомнил последнее своё путешествие. И последнее, чего он сейчас хотел, - это остаться с Вайми наедине. - Как ты готовишь эту рыбу? - спросил он, прожевав кусок. Оказалось потрясающе вкусно.
   - А я и не готовлю, - пожал плечами Охэйо. - Это тречерд. Ну, такая пряность-консервант, превращающая сырую рыбу в копчёную. Это Маула придумала, чтобы не возиться. Она, знаешь, терпеть не может готовить. Ей проще всё сразу целиком создать.
   - Но зато это офигенно вкусно! - сказал тезка.
   - Угу, - Охэйо кивнул, аккуратно орудуя ложечкой.
   Лэйми тоже отдал должное нишери, - и буквально обалдел от вкуса. Что-то, похожее сразу и на арбуз, и на гоголь-моголь, и на мороженое, которое он ел в совсем уж раннем детстве, - только не холодное. Неплохо, наверное, жить в этой самой Вселенной Ута...
   - Интересный ребенок, - сказал он, вспомнив их короткое знакомство. - Разносторонний. Тварей вон всяких наделал, которые нам едва ноги не выр... Впрочем, не думаю, что в его мире кто-то кого-то ел, - очень уж там много было зверей, им друг друга есть, - еды точно не хватит. Наверное, щипали травку, - или даже обходились чистой праной.
   - Если резерв праны бесконечен, это идеальный вариант, - улыбнулся Охэйо.
   - Ну, как бы ребенок заботится, чтобы праны всем хватало, и никто не голодал, - смущенно сказал Вайми.
   Лэйми вздохнул. Чудесное дитя... правда, ребенок, как оказалось, весит двести миллионов тонн, а то, что Анмай по ошибке помыл, - это проекция, быть может, и не единственная даже, - не в одном мире помоют, так в другом...
   - Я слышал от Анхелы обалденную историю о кротком паслёне клубненосном, в сложных условиях эволюционировавшем в разумного космического хищника, - сказал тезка. - Но, на мой вкус, титанических размеров живое существо, парящее в медитации в верхних слоях атмосферы, и, не отрываясь от размышлений о вечном, впитывающее всей поверхностью тела аппетитные космические излучения, - это куда лучше. Элегантная такая, благородная эволюция.
   Охэйо улыбнулся.
   - Я всегда говорил, что духовнее занятия, чем воспитание ребенков, и не придумать, - хотя бы в плане привития им любви к прекрасному. Да и сами ребенки в плане пробуждения в душе возвышенных мыслей и чувствов очень даже ничего. Угу, - особенно когда они приходят в дом голоднющие и чумазые с ног до головы, и их надо срочно отмывать, кормить и сортировать по родительской принадлежности.
   - А зачем и почему надо делить ребёнков? - ехидно спросил тезка. - Они же тут... м-м... обобществлённые. Как у дельфинов или пингвинов. Кого поймали, того и воспитывают, кормят, моют, дерут. Если уж совсем чумазый - делают нового. Разве что Анмай костьми ляжет, но отмоет. А потом всё равно на всякий случай сделает нового.
   - Кстати, а где Маула? - невпопад спросил Лэйми. - Почему она с нами не завтракает?
   - Знаешь, у дев есть масса более важных и интересных занятий, - начиная с воспитания ребенков и юношев прекрасных, а уж с делами пусть парни воспитанные сами разбираются, - туманно сообщил Охэйо.
   Лэйми вздохнул. Он понял, что ответа так и не получит, - но какое, в сущности, это имеет значение?..
   - А какие звери получаются у тебя? - спросил он у Вайми. Тот не ответил, тоже отчетливо покраснев.
   - Животные у Вайми получаются обалденно красивые, яркие, пушистые или в переливчатой чешуе, весёлые, игривые, говорящие, большей частью летающие, и почему-то, как правило, хищные, - сказал тезка. - То есть, любоваться ими можно, но близко лучше не подходить: сожрут. Или в игры втянут до упаду. Или заболтают. Тут уж как повезет.
   - А о чем они говорят? - с интересом спросил Лэйми.
   - Да обо всем на свете, - отмахнулся тезка. - Анекдоты травят даже о Создателях, - я тебе потом кое-что расскажу, там есть довольно неприличные... Или даже свожу, а они сами расскажут, они страсть как это дело любят - говорить... Кое-кто там даже ушами разговаривает!
   - Да, разговоры ушами в самом деле прекрасны, - мечтательно сказал Вайми. - Жаль, что у инн-нэ нет хвоста, - с его помощью разговор мог бы стать ещё более интересным... Всем нам, что ли, хвосты приделать, - дети будут друг за друга их тягать, мамы будут отмахиваться им от детёв, папы - буксировать ребенков, а счастливые супруги, - щекотать друг друга в разных интересных местах...
   - Не-а, лучше не надо, - сказал Лэйми, на всякий случай покосившись на свою по... то есть, на крестец. - Получить в награду метровое меховое полено, за которое меня будут таскать все, кому ни лень, и которое, вдобавок, ещё и мыть придется, - нет уж, заранее спасибо!..
   - А почему меховое? - тут же спросил тезка. - Ты же не мохнатый?
   - Крысиный хвост, - не эстетично же, - сказал Вайми. - Лучше уж с мехом. Съёмный.
   Охэйо вдруг засмеялся.
   - У Анхелы лучше не просить съёмный. Или надо четко описать, КУДА он крепится... потому что она может понять неправильно.
   - Съемный хвост, - это не вставной, - обиженно сказал тезка. - Крепится на попе ремешками. Ой, это тоже как-то странно выглядит... Так что лучше натуральный хвост вырастить. Им и махать можно будет, в отличии от вставного. Но лучше всего, конечно, девять хвостов. Лисьих.
   - Дети испугаются, - на всякий случай сказал Лэйми.
   Вайми улыбнулся.
   - А дети - существа пластичные. Через пару дней будут тягать маму за рога и папу, - за хвосты. За все девять.
   - И несчастным родителям никак не спастись от них, - печально добавил Охэйо. - Тягали и будут тягать. Не за ухи, так за хвосты и рога. Сочинять новые облики, конечно, будут все, в том числе, конечно, и ребенки. Правда, и рога, и хвосты давно уже придуманы, надо какие-то новые шедевры измышлять.
   Вайми пожал плечами.
   - Делов-то... Вместо одного тела, - фрактальная структура из множества маленьких разнообразных организмов с различными обликами и функциями, которые будут складываться, как калейдоскоп, в разные сознания и личности одного и того же существа. Да я, пожалуй, прямо сейчас могу обернуться такой стаей...
   - Лучше не надо, - торопливо сказал Лэйми. Только пёстрого живого муравейника, да ещё и непобедимо болтливого, ему тут и не хватало. - Ты мне лучше скажи, как сейчас там, в той вселенной, в которую нас забросило.
   - А вот это сказать не так просто, - ответил Охэйо. - Вторично попасть в ту же вселенную очень трудно. Да, можно телепатическую связь с кем-нибудь ТАМ сделать, очень прочную. На втором уровне Мультиверса она работать будет точно. Но телепатическая связь, - это квантовые функции, запеленговать их источник нельзя по определению, разве что сам источник поможет "сориентироваться на местности". Лучше "личный" контакт, - не физический, а... это общие, очень подробные впечатления от мира, пеленговать и не надо... скорее, прыжок "на человека". Надо просто привести туда разведкапсулу с Анхелой, - капсула потому, что какое-то время после перехода ей будет не до контроля среды, переход придется совершать человеком, в обычном теле, а уже потом все спецспособности заново запускать. А капсула несет автономный маяк.
   - А зачем обязательно Анхелу? - спросил Лэйми. - Разве вы сами не можете?
   Охэйо пожал плечами.
   - Вообще-то, на втором уровне Мультиверса все варианты на выбор есть, но различается их вероятность, и наличие кого-то, вроде Анхелы, - да собственно, наличие двухстороннего канала связи, - держит их вероятности относительно друг друга в норме. А иначе, - достаточно быстро формируется веер с примерно равными вероятностями. Кстати, именно поэтому Анхела должна поддерживать постоянный обмен информацией с Йэннимуром, с Содружеством Миров, с нашей веселой компанией, как и мы между собой, и НЕ с помощью просто тестовых пакетов. Поэтому, все участники заинтересованы, например, в трансляции новостей к себе и обратно, - это помогает сохранять связность. Трафик, в основном, идет через Анхелу, с Содружеством... тот же способ. Маяки С-Т вероятности также фиксируют, - но не достаточно, особенно если реальности на втором уровне Мультиверса активно расходятся. Для С-Т - это не очень актуально, они же в Содружестве работают, в основном.
   Лэйми недовольно помотал головой. Переход от обсуждения ребенков к вероятностям получился очень резким, - словно щелкнули переключателем, и перед ним вдруг появилась совсем другая личность. Возможно, так оно и было.
   - Я, всё же, не вполне понимаю... С Содружеством Миров Анхела ТОЖЕ получила веер ещё до первого контакта? И с остальными вариантами просто не может установить контакт?
   - Нет. Такого - нет. Вселенная С-Т - уникальна, её копий на втором уровне Мультиверса попросту не существует. Почему так, - нам до сих пор не вполне понятно. Похоже, что эта Вселенная была создана искусственно, - и очень специфическим образом. Мы до конца ещё не разобрались в этом...
   - А та вселенная, в которую мы попали, - тоже? - спросил Лэйми.
   Охэйо рассмеялся.
   - Нет. Эта - нет. Она как раз самая обычная, - в том смысле, что теряется среди множества своих отражений. И - маяков здесь недостаточно, точнее, они плыть начинают в этом случае. Наши маяки там светят сразу с кучи вселенных, и черт его знает, почему так, - естественный процесс, или последствия вашего аварийного прыжка, и подозрение есть, что второе. Записей ранней истории той вселенной у нас нет, и какая из них реальная, - непонятно. Чего-то похожего хоть, - нет.
   - Может, она в другом Мультиверсе? - предположил Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - Мультиверсы, - это целые разные Реальности. О физике тут уже не имеет смысла говорить, - только о философии, математике, высшей магии, которая лежит в основе... Внутри каждой такой Реальности есть огромной спектр вселенных, как-никак, но связанных, что даёт возможность согласовать, - не обязательно, - время, перемещаться физически, опять-таки, один и тот же набор элементарных частиц нужен для возможности этого перемещения... Это принципиально разные вещи. Физзаконы не выражены чем-то обособленным, а являются определённой внутренней симметрией математической картины. Можно указать эту симметрию более точно: внутри состояний и/или между состояниями/множествами состояний. Если симметрия глобальна и выполняется для всей реальности, то можно трактовать это, как физический закон. Впрочем, ничто не мешает "нарисовать" реальность с локальными симметриями, где в определённом промежутке пространства-времени данная симметрия/физический закон выполняться не будет. Кстати, ещё вывод, - "составить карту" в такой постановке задачи означает, как минимум, создать сеть систем слежения за опорными точками, которых много, а лучше - культурный обмен хоть в какой-то форме. Иначе просто смысла не будет, потому что всё поплывет.
   - Мне не понятно пока, какой нужен поток информации, - сказал Лэйми. - В том числе, - насколько он должен быть "связан". Просто тактовый сигнал гнать нельзя, видеовещание - можно? Или мало? А должен ли поток оказывать какое-то влияние на тот мир? Насколько?
   - На самом деле, если там будет фатальная проблема с обменом, её можно просто решить сравнительно, - ответил Охэйо. - Мы вполне потянем создание своего якоря в той вселенной, - либо перебрасываем из Содружества одну из колоний и им обеспечиваем связь, либо тупо создаем прямо там новую планету, а населением, - ну, например, наспасать кого при авариях, или опять Анхеле в прошлое прыгнуть, - во время войны, набрать матриц всех участников, и устроить потом им освоение планеты, дав немного техники, чтобы удержать цивилизацию. А потом она нас в эту культуру встраивает так, что мысли не будет мешать. А учитывая что там, - погибшие в войне... придраться местным будет сложно. Только проблема-то там в том, что физически Мроо не могут туда попасть, а вот их Неделимые Сущности - могут. Мроо, знаешь, тоже свои тела умеют менять. Неделимая Сущность может вселяться в любое органическое тело, иногда - и не только. Кроме того, Мроо и в генной инженерии разбираются неплохо: если им нужно тело для очень уж экзотических условий, - его можно вырастить, лишь бы это было биологически жизнеспособно... А вот бороться с этим, - очень трудно. Ну да - можно пробовать глушилки ставить, чтобы создать Мроо проблемы с поиском подходящих тел, - так не поможет. Для начала надо знать, как их поисковая система работает, и что это, - в принципе глушится. Но тут - надо химией вырубать сновидения. Угу - люди будут ОЧЕНЬ рады не иметь быстрой фазы сна. Хоть частично реально, - массово изучать методику управления осознанными сновидениями, чтобы их контролировать. Только вот маленькая проблема, - Мроо вполне могут человека разбудить, а он будет думать, что спит. Или днем работать. Ну да, - можно засекретить информацию о расположении важных личностей, чтобы их хоть прикрыть. Народ будет рад очень, и опять же, - не поможет. Ещё можно в практику ввести, например, импланты, которые при первых признаках "гостя", - тупо отрубают сознание. Угу - Мроо будут рады практике по взлому этих имплантов, и что делать в ситуации, когда ставить их тупо нельзя? Оператор какой-то системы, или военный, - хоть какие-то враги, кроме Мроо, там же есть, а они тоже будут искать, как эти импланты задурить...
   - А это вообще реально... без быстрой фазы сна совсем жить обычному человеку? - спросил Лэйми.
   Охэйо вздохнул.
   - Нет. Реально там штуки типа "Йоллы" вайминой нужны, - их для этого и разработали изначально. Ну, - или сразу квантовые орудия использовать, в стиле Инсаана. От них, правда, и местный народ тоже мрет со страшной силой.
   - Мелочи, - съязвил тезка.
   Охэйо пожал плечами.
   - Ну, как бы в рабочей зоне пулемета тоже все подряд мрут, так что проблема не новая. Надо места осторожно выбирать только.
   - А "Йолла", - это что? - спросил Лэйми.
   Вайми удивленно взглянул на него.
   - А, ты же этого уже не застал... Это Квантум, - генератор "квантового шума", целенаправленно влияющий на сознание разумных существ, то есть, по сути "телепатор". С его помощью можно могут ощущать эмоции и настроения других разумных существ... а также изменять их. Это идеальное оружие для борьбы с Мроо. С его помощью любой может уничтожить стаю боевых зверей или даже Собирателя. Да вы же и сами применили такую вот штуку, причем, большую.
   - Тогда мы должны им помочь, - заявил тезка. - В смысле, научить делать эти... вещи.
   Охэйо вздохнул.
   - Во-первых, Квантум, - штука жутко сложная, её даже у Йэннимура в начале не было. Во-вторых, на пиковой мощности даже персональный Квантум действует как оружие массового поражения: он может мгновенно уничтожить всех разумных существ в радиусе восьмисот метров. Я бы очень хорошо подумал, прежде чем раздавать такие вот штуки...
   - Ну, мы могли бы и сами пойти... - начал тезка.
   Охэйо вздохнул.
   - Вы сперва местным объясните, что хотите им добра, а то на костре, как колдунов, могут сжечь попробовать.
   Тезка фыркнул.
   - Попробовать-то могут - но дров не хватит. Мы тут все Сущности же, даже ребенки, - этих, впрочем, в большой мир пока не выпускают, а то такого там натворят...
   - Ну вот, я и говорю... Будет, как с Анхелой, - эту даму на костре жгли раз, наверно, пять, причем часто, - в одном и том же месте, одни и те же. Вот, правда, вопрос, - что будет, если вас на костер... Удастся ли вам избежать того, что после этого, - будет новая религия?
   - Вот поэтому вас и не выпускают, - добавил Вайми, -потому как вы не доросли ещё святыми и пророками быть, и откровений тоже не дадите особых. И потом, есть ещё сны...
   - Сны? - удивился Лэйми. - При чем тут они?
   - А если будет очередной сбой носителя? - спросил Охэйо. - Сколько уже раз у Вайми все личности в сон выкидывало? Пока - один? А если опять по какой-то причине, - кое-кто не уследил опять за мониторингом, - их разом выкинет в режим "нормализации и анализа данных, и анализа будущих ситуаций", - а не до конца ещё привыкший разум про этот "анализ" потом будет помнить: "вот приснилось же, что мне всё надоело, и..." А поутру он проснется, - и обнаружит, что вокруг нет ни планет, ни Галактики, ни даже Вселенной? Если эта особо творческая личность опять задрыхнет, - а он любит это дело, - и забудет эффекторы от сознания отключить... ой, будет весело... Галактики в цветочек, небо в клеточку, люди с перекрестным опылением... У Анхелы в норме проекции вообще не спят. То есть, спят, но по очереди, и это редко бывает. Ну и - включение эффекторов без сознательных команд... нереально. Но с тезкой... я вот не уверен, что он систему так не перекрутит, если ему волю дать.
   - Он не перекрутит - оно само у него так получится, - улыбнулся Вайми. - И польза ему двойная будет: не нужно наяву творческой фигней страдать, и просыпаться будет... интересно. Хотя, конечно, лучше убедить юноша не спать в населенных местах. В пустых вселенных или среди Мроо, - пусть дрыхнет до победы.
   - Ну не должно у носителя ТАК всё сбиваться, - упрямо сказал Охэйо. - Или - не нужно такому давать.
   - Угу, а если по всем другим критериям проходит? - вклинился тезка.
   - Особый талант надо...
   - Чтобы спать до победы? Тогда тем более надо давать. Да, личность у меня похожая на Вайми, - ну так он-то не разнес ничего лишнего, даже несмотря на...
   - Кошмары у тебя будут, я думаю, - Вайми улыбнулся и взглянул на Охэйо. - Учитывая, что сын у тебя довольно раздолбайский, да и дева у него уже есть... Конечно, специально жарить тех, кто ему "ку" не делал, он не станет, а что снится жуть всякая... ну так во сне он за себя не отвечает. Угу, - а Анхела его будет совестить, и стыдить, что нельзя так во сне развратничать.
   - Будет интересно, - улыбнулся тезка. - Особенно если что Анхела, что её свита будет говорить, что ТАКОГО разврата они ещё не видели.
   Охэйо вздохнул.
   - С учетом того, что взгляды на эту область у Анхелы весьма и весьма широкие, - страшно представить, что там у тебя будет твориться. Хотя, надеюсь, ты имел в виду творческий разврат: кубические планеты с конусообразными солнцами, и прочее такое всё. У Вайми оно ещё и работает... только вот даже ему объяснить сложно, как оно работает.
   Вайми вздохнул.
   - Не гони. Сам же знаешь, - если Творец не будет знать, как оно устроено, - то оно и не возникнет. Правда, одна часть сознания может и не знать, что делает другая.
   Охэйо кивнул.
   - Угу. А ещё можно задание системе отдать так, что потом не вспомнишь наяву, что было отдано.
   Вайми улыбнулся.
   - Можно. И жить в таком состоянии ну очень интересно. Собственно, у меня уже были такие проблемы - в связи с тем, что меня слишком много. Но твой сын же намного меньше меня... ну, пока что. И структура сознания другая. Не думаю, что проблемы будут с этой стороны... Вот, правда, знаний у юноша пока что явно не хватает.
   Охэйо покосился на откровенно греющего уши тезку.
   - И это - тоже. Но не только.
   - Ну, он всё же не совсем дурак... - сказал Вайми. - Если скажем, что надо учиться, - то будет, с вздохами и картинным закатыванием глаз, но будет, - это ему самому нужно же.
   - А если я не захочу фигню всякую учить? - с интересом спросил тезка.
   Вайми улыбнулся в ответ.
   - Убедим. Передовым Педагогическим Методом С-Т. Не выучил урок, - Госпожа объяснит всё наглядно... по попе, ремнем.
   - А как быть, если ученик начинает мечтать именно о попе... то есть, о ремне? - с усмешкой спросил тезка.
   - Метод этот используется, если он действует на человека, и это известно, - ответил Охэйо. - Ну и, - будешь мечтать, так тебе не дадут, пока не выучишь уроки.
   Тезка печально вздохнул.
   - Садисты...
   - Кстати, а что Анхела вообще делает? - спросил Лэйми. - И что делает её свита?
   Охэйо улыбнулся.
   - Живет. В заветном домике. Но в гости она к нам часто ходит. Читает лекции об устройстве Мультиверса. И кто сказал, что она вся тут?.. Она же в пяти разных местах сразу может быть, а на пляже полежать или с Линой посплетничать ей никто не запрещает же. Ещё по гостям можно ходить, - готовить совсем не надо. Учится у нас, - именно работе с разумом, в том числе, - высокоразвитым, и созданию марьют. У тебя, Лэйми, тоже особый талант есть, - ценного посредника при слиянии сознаний. Йэллину вот сколько отыскать не могли, - а при твоем появлении это получилось сразу.
   - Кстати, о пляже, - сказал тезка, поднимаясь. - Давайте все туда, а? А то скучно же тут...
  

* * *

  
   - Море, - это потрясающе, - сказал Вайми спустя, примерно, полчаса. Он лежал нагишом, на животе, прямо в полосе прибоя, так что небольшие волны докатывались до его скрещенных рук, на которые он положил голову.
   - Угу, - согласился Лэйми. Он лежал рядом, в той же позе, необычайно уютной: сверху его мягко грело солнце, под ним был мягкий, прохладный песок и так же мягко его нагое тело омывали волны. Охэйо лежал с другой стороны. Тезка уже смылся, - то ли к Ахане, то ли опять носиться по мирам. Перед носом у Лэйми тоже был песок, - но, лениво прикрыв глаза, он смотрел в проступавшую сквозь него темноту, полную каких-то мерцающих, смутных очертаний. Казалось, что сейчас он лежит на самом краю полной галактик и звезд бездны, но это ничуть не пугало его. Он был на краю мира: внутри и вовне. Наверное, в этом тоже виноват Вайми: рядом с ним Реальность начинала... раскрываться.
   Лэйми лениво скосил глаза. В самом Вайми решительно ничего необычного не было: парень как парень, офигенно красивый, - но что в этом такого?.. Он помнил, как болтал с ним на борту "Тайны", - тогда Вайми был, в сущности, просто мальчишкой...
   - Слушай, - полусонно сказал он. - Тогда ты вел себя странновато: попаданец из леса в таком далеком будущем, и как дома. Тогда я забыл об этом спросить...
   Вайми улыбнулся.
   - Ну, у меня, во-первых, матрица личности взята от симайа, - "настоящего" Вайми, только память вся её потерта, во-вторых, я знал, что мне тут ничего не грозит, в-третьих - характер просто не тот, чтобы устраивать истерики: хотелось бы, - но стыдно.
   - И, опять же, имеем вопрос, - что часть матрицы личности, а что именно - память, - добавил Охэйо. - С-Т, кстати, такими фокусами с частичным стиранием обычно не занимается. Психопрограммирование копии матрицы - да. Ограничения на программирование разумного существа тут обходится, - программирует сам оригинал, пусть по готовым шаблонам. "Контрольный совет" у Анхелы так сделан, например.
   - Сознание состоит, наверное, из двух частей: "программной" и "базы данных", то есть всего, что человек запомнил в течение своей жизни, - подумав, ответил Лэйми. - "Программная" часть - это, похоже, и есть личность. То есть образ, по какому поступающая информация обрабатывается, личные вкусы, убеждения, предпочтения, развившиеся в течение жизни...
   - Вполне возможна ситуация, когда программа и данные, - одно и тоже, - возразил Охэйо. - Тем более, что "программная" часть меняется под воздействием данных, и обычно человек может вспомнить, почему так себя ведет...
   - Там, в моём родном мире, были моменты, когда я не понимал своих реакций, - сказал Вайми. - Но в основном, от базовых личностей остались лишь какие-то элементы. Суть игры состояла в том, что Вайэрси снес все "базы данных", оставив в неприкосновенности "программы". Хотя что там осталось от первоначального сознания, - большой вопрос, да и развлечение было не слишком законное, конечно. И дыры в "матрице личности" остались те ещё. Вайэрси закрывал их собственными наработками и получилось... то, что получилось.
   - Сознание живое же, и проводки из него не торчат, - хмуро сказал Лэйми. - Нельзя так с ним поступать.
   - Во благо сознания, - можно, - лениво ответил Охэйо. - По крайней мере, так симайа думают. И Вайми так и появился на свет, так что ему точно грех жаловаться.
   - А ты так делал? - спросил Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - Я-то нет, но я же гад известный, это тебе и Вайми подтвердит. Другое дело - симайа: сегодня в пять утра зачет по добродетели! В туалет не выпустим, пока не сдадите!
   - Сарьют твои тоже не ангелы, - обиженно ответил Вайми.
   Охэйо вздохнул.
   - Ну, по крайней мере, они не отлавливают свободно бегающие тушки для их оцифровки и дальнейшей перезаписи в тела, одобренные Йэннимурским Дизайнерским Советом. Это симайа приходится разные хитрые штуки придумывать, для поиска злостных уклонистов.
   - Что, и в самом деле так бывает? - спросил Лэйми.
   Вайми обиженно фыркнул.
   - Черт тебя возьми, нет. Не дури Лэйми голову. Дискуссии, конечно, там идут разные...
   - Ну да, ситуация, когда над несчастной планетой несколько йэнн болтается, и спор идет, чье счастье правильнее, - нормально, - не унимался Охэйо. - Тут обычно кто первый встал, - того и тапки: активнее надо шукать, активнее! Ну, - бывает, что конкуренты разные подтягиваются, и начинают вещать, что в зеленые сандалии всех обувать негуманно, - пусть ходят босиком. Но им обычно отпор дают, и туземцам объясняют, что босиком ходить негигиенично, - а если у кого-то из них крыша от такого поедет, - ну, психиатрия у нас тоже хорошая, и бесплатная совершенно... И как бы симайа всегда могут эмоции неприятные в свой адрес немного смягчить, - просто чтобы туземцы не волновались слишком, когда их тушки устаревшие кремируют, а сознания перезапишут в новые, от лучших дизайнерских домов...
   - Я тебе сейчас ноги за уши заверну, - пообещал Вайми, многозначительно приподнимаясь. - За травлю и враньё. И йэннимурская культура всё равно лучшая же.
   - Это так, мысли вслух, - туманно сказал Охэйо. - И так, на глаз, не скажешь же, какая из культур примитивная, а какая передовая. Поэтому, мне кажется, симайа выпендриваются, заливая, будто ушли в культурном развитии так далеко и насотворяли так много разного, что ничего нового на слаборазвитых планетах для них нет, и быть не может. Я так подозреваю, что они просто охотятся за новеньким, сногсшибательным и освежающим для культуры своей йэнны, как личности некоторые, - уши тут греют...
   - Вот потому симайа и учат, чтобы такой фигни не было, - обиженно сказал Вайми. - Реально там же далеко не только манга - после вступления в ряды учиться придется долго, и да, обучение обязательно.
   - По какой программе? - сразу спросил Лэйми.
   - Там реально сперва подготовительные курсы на тему, что замена тел - это не страшно и очень даже полезно, потом собственно замена тел, потом обучение основам жизни в Йэннимуре, довольно долгое, кстати, потому что никуда не спешат, - а собственно прием в ряды через год или два, иногда больше, - ответил Вайми. - Потом, кстати, тоже приходится учиться, иногда много лет. Тот же язык там... сложный же, письменность тоже. Культура, правила жизни, чтобы совсем уж дураком не выглядеть... Если товарищ хорошо успевает, то лет так через 10-15 можно начать учиться на симайа, но это ещё лет 20-30. Конечно, если товарищ талантливый, бывает сильно меньше. Кормушки с музыкальным слухом и кружки по изучению манги - реально для тех, кто учиться вообще не хочет и считает себя пупом вселенной. Но это уже редкость всё же. Обычно идут с энтузиазмом, потому что халява.
   - Вот оно как... - Лэйми задумался.
   - Видимо, я несколько переборщил с мангой и так далее, в полемических целях, - вздохнул Вайми. - Реально в Йэннимуре стараются всё же продвигаться постепенно, чтобы футурошока не было и так далее.
   - И как выходит? - спросил тезка.
   Вайми усмехнулся.
   - Все входят в ряды, так или иначе. Конечно, бывают тяжелые случаи невроза, которые приходится лечить - но с этим в Йэннимуре очень хорошо. На самом деле, там специальные йэнны есть, которые именно подключением новых планет занимаются. Процесс этот обычно долгий, 10-15 лет на одну планету, в среднем. Если народа очень много, то и больше - лет 20-30. Ну и товарищи, которые считают, что дьявол пришел... тоже бывают, и с ними тоже приходится разбираться. Гуманно, конечно, более-менее.
   - А как правильно-то делать? - спросил Лэйми. - В смысле, как к младшим расам относиться?
   Охэйо улыбнулся.
   - Привить товарищам любовь к развлечениям разным интересным. Вообще, наверное, тут лучше средство от лени придумать или тот же матан так эмулировать, чтобы его было интересно учить. Вайми, например, эмулирует математику в звуко-цветовую гамму, и тогда ему нравится, потому что к гаммам у него талант. Правда, кому-то ещё такой фокус трудно повторить будет. Можно ещё показать золотых айа в естественной их среде. Где вся Первая Форма говорит, что папа и мама хорошие, кормят регулярно, порют редко и только по праздникам...
   - А что, - порют? - сонно спросил Лэйми.
   - Хуже, - ответил Охэйо. - Там, если кратко, до двенадцати лет айа живут с родителями в неге и довольстве, хотя их учат, конечно. До двадцати четырех лет, - коллективное обучение, на наш взгляд, - очень жестокое: "так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат". До тридцати шести лет, - рождение и воспитание потомства, потом - подготовка к Трансформе. В племени Вайми всё это было соответственно сжато, хотя смерть, видимо, считалась аналогом Трансформы.
   - Слушай, а как там на самом деле всё устроено? - спросил Лэйми, потягиваясь. - А то я совсем запутался что-то.
   - Симайа делятся на четыре основных вида, - сказал Вайми. - Марьют, или создателей нового, Посредников, которые налаживают между ними связи, Пастухов, которые следят за порядком, и Мечтателей, которые указывают пути. Марьют делятся на двенадцать категорий, но каждая из них стремится что-то улучшить, - свой мир или общество. Мечтатели - те, кто соединил в себе все двенадцать стремлений и уравновесил их в необходимом единстве, обретя новые качества, - возможность изменять суть других симайа одним прикосновением своего сознания в том числе. Сила Мечтателей, - в их универсальности. Как ты понимаешь, такие качества очень редки. Те, кто овладел ими, - уже, скорее, кристалл из двадцати четырёх личностей, воплощающих каждую из граней йэннимурской радуги, - личностей, спаянных в нерасторжимое целое. Они намного больше обычных симайа, - я имею в виду их сознания, - и стоят вне всех категорий.
   - У симайа число личностей конечно? - спросил Лэйми. - В таком случае, что для них означает личность?
   Вайми вздохнул.
   - Для основы общества симайа взяли Стандартную Модель элементарных частиц. Симайа же не рождаются, не умирают, - и биологические модели не очень к ним подходят... Отсюда все эти странности. Талхаас, семья симайа, - это протон/нейтрон: у кварков же даже очарование есть, да. Риммат, коллектив, - атом, йэнна, общность, - молекула, конкретно, белка. Посредники, - глюоны и разные прочие промежуточные бозоны, Пастухи - лептокварки, Мечтатели - магнитные монополи, которые, как известно, состоят из квантов всех взаимодействий. Сначала файа вообще решили, что Мечтатель получается из 24 тщательно отобранных симайа, но потом передумали, всё же. Но роли симайа, разумеется, могут менять, - в отличие от частиц, для которых это невозможно...
   - Угу, - а размножаться симайа должны были столкновениями на высоких энергиях, в специальном брачном коллайдере, - это вам не на мечах для выяснения пола рубиться, тут всё гораздо круче, - вклинился неугомонный тезка.
   - Размножаться симайа не могут, это Первая Форма размножается, - обиженно сказал Вайми. - А Мечтатели схожи с магнитными монополями и ещё в одном: они всё изменяют. Беда в том, что они плохо уживаются друг с другом, и в каждой йэнне может быть лишь один Мечтатель.
   - Почему? - спросил Лэйми. - Я понимаю, что каждый из них указывает йэнне путь, - и все эти пути, скорее всего, разные. Но ведь могут быть и Мечтатели, - единомышленники, соавторы, дополняющие и вдохновляющие друг друга. Пусть каждый из них работает в одиночку, - разве им не о чем побеседовать? Как бы ни были самостоятельны йэнны, между ними же есть какие-то культурные связи, в чём-то же они сотрудничают? Универсальность духа-разума предполагает гармоничность, повышенную способность к пониманию и интерес к чужому, - и что, эти сверхгении никак не могут договориться?
   - Нет, договориться-то они как раз могут, - ответил Охэйо, - но на расстоянии. Подчиняться друг другу, - такого быть не может. А вот в чате потрепаться, пожаловаться на то, что народец-то совсем разврату политическому предался, чуть ли не газеты читает - это да. Ну, или похвастать привесами и новой породой высокояйцеудойной куриной птицы, выведенной под личным мудрейшим руководством. Ну, ещё можно там гонку воо.. э-э-э, бусносителей развязать, - кто больше на парад девушек прекрасной красоты в одних бусах выведет, на погибель парням у вражин-соседей? Ну, - или парней в бусах, на погибель девицам.
   - Это снова гон, - обиженно сказал Вайми. - Нет там никакой куриной птицы, и даже бус у симайа нет... Это Аннит всё завидует, у него своей расы нет...
   - Почему, сарьют есть, - обиженно ответил Охэйо.
   - Но ты сам-то ойрат, - а их давным-давным-давно нигде не осталось, - сказал Вайми. - И это очень грустно...
   - Вообще-то, я полукровка, - печально ответил Охэйо. - А раса... ты уверен, что она так нужна? Быть частью чего-то, - без сомнения здорово, да. Иметь массу похожих, для которых ты свой, просто по факту, с которыми можно потрепаться, побегать, ещё как пообщаться там... Но это же общество, не что-нибудь. У него есть законы, вовсе не игрушечные. И есть средства, заставляющие их соблюдать, разве нет?
   - Ну, в Йэннимуре есть Пастухи, которые следят за стабильностью социума, - нечто среднее между контрразведкой, воспитателями и духовными наставниками, - неохотно сказал Вайми.
   - Ты же сам говорил, что их три вида, - одни держиморды, другие анархисты, а третьи просят не раскачивать лодку, - сказал Лэйми. - И все они друг с другом борются. Вот интересно, - если обычную разведку так реорганизовать, как скоро там все попадут в дурдом?
   - Скоро, Лэйми, - Вайми улыбнулся. - Очень скоро. Но для симайа это, - по большей части, просто игра. И, поверь мне, они очень четко различают, что игра, а что - нет.
   - Проблема-то не в игре, а в том, что общество невозможно без системы принуждения, хоть какой-то, - сказал Лэйми. - Как там в Йэннимуре с этим?
   Вайми пожал плечами.
   - Довольно просто, на самом-то деле. Если какой-то симайа ведет себя неправильно, - то друзья и коллеги не замедлят ему об этом сказать. А если и они ведут себя неправильно, - ну, вот на такой случай и существуют Пастухи.
   - А если Мечтатель ведет себя неправильно?
   - Так не бывает. Они проходят очень серьёзное обучение в области управления, - ответил Вайми. - Настолько серьёзное, что сменить профессию им уже... трудно.
   - Специализированное обучение, заточка под какую-то одну деятельность, развитие сильных сторон симайа без внимания к слабым, по-моему, исключает возможность формирования гения, - сказал Лэйми. - Но ведь симайа бессмертны. Каждый из них может расти бесконечно и в любую сторону. Зачем их ограничивать? Но дело даже не в этом. Нравственное или безнравственное поведение, верный или неверный поступок, - дело свободного выбора. И в социуме разумных существ, обладающих свободой воли, наверное, всегда будут личности, выбравшие то, что социум считает злом, - грехом или преступлением, это разные вещи. Социуму, хошь ни хошь, нужны механизмы обуздания гадов. Ты предлагаешь сразу два таких: непосредственная подавляющая реакция окружающих, - поймали на горячем, подбили все четыре глаза, - в следующий раз задумается или научится не попадаться, и Пастухи. В одном месте они у тебя следят за стабильностью, в другом, - за нормальным развитием общества. Но стабильность может быть не только гомеостазом, но и застоем, и в любом случае, не очень вяжется с развитием.
   - Йэннимур - это вершина истории, выше которого ничего нет, и не будет, - с усмешкой сказал Вайми. - Вообще, там новое может без всяких революций в социум вписываться, - он специально приспособлен под это.
   - Общественное мнение и общественный суд, действительно, способны пресекать преступления и сохранять безопасность социума, - продолжил Лэйми. - Но. Если дело касается мышления, группа может быть эффективнее отдельного разума, сливаться в экстазе мозгового штурма, прочих радостей творчества, и порождать замечательные идеи. Но что до морали, - общественное мнение всегда усреднённое, более консервативное и даже косное. В области добродетели социум ориентирован именно на стабильность. А значит, будет давить не только преступления, но и грехи, и ростки нового, грозящие социуму серьёзными изменениями.
   - Понятия греха у симайа не встречается, - староверческим двуперстием никого не напугать там, а секса у них вообще нет, - ответил Вайми. - И новое, - не обязательно лучшее, а старое, - не обязательно плохое.
   - У Пастуха практически неограниченные и неконтролируемые полномочия, он может переделывать психику того, кто, по его личному мнению, НЕПРАВИЛЬНО ДУМАЕТ, - продолжал Лэйми. - Вайми, ты всерьёз считаешь, что кого-то можно наказывать за мысли? И что кто-то вправе решать, какие мысли правильные, какие - нет? И воспитывать, наставлять, а при надобности наказывать взрослое население, - то есть взрослое население Йэннимура, по определению, считается недостаточно дееспособным?
   Вайми отчетливо покраснел.
   - Нет, не так. Пастухи, конечно, выявляют аморалку, - но психокоррецию они делать не могут, чисто физически. Могут это лишь Мечтатели, - и лишь по представлению Пастухов. Как бы какой-то товарищ Мечтателя не доставал, - по своему желанию мозги накрутить он не может, пока ему кучу жалоб не напишут. А учитывая, что Мечтатель, - вообще птица редкая, и дел у него и без подкручивания мозгов хватает... в общем, такие вещи, - там дело всё же исключительное. Симайа сами обычно в состоянии понять, что думают неправильно, - по крайней мере подсознательных фобий и комплексов нет у них.
   - Но власть-то есть, - упрямо сказал Лэйми. - И она тоже вполне может ошибаться.
   Вайми пожал плечами.
   - Явственно, - нет. Вообще, система там многоступенчатая: высокие архилекты, те самые машины Кунха, куда переселились сознания четырех триллионов симайа, - там вполне даже есть, и оспаривать их мнение... не принято.
   - А экономика? - не унимался Лэйми. - Знаешь, сколько мерзостей из-за дележа ресурсов случалось?
   Вайми вздохнул.
   - Йэнны, в теории, по крайней мере, - экономически самодостаточны. Торговли в вашем смысле - когда купцы товар за тридеветь земель везут, - у симайа вообще нет. На большие проекты народ сам собирается.
   - Интересно, - сказал Лэйми. - Но вот как эти товарищи уживаются друг с другом к всеобщей взаимной пользе, - гораздо интереснее.
   Вайми слабо улыбнулся.
   - Вообще-то - ничего сложного. Они же бессмертные, - всегда одни и те же лица. Это вам, людям, надо морочится, каждые двадцать лет элиту менять, чтобы застоя и разных революций не было, - а у нас-то как был дружный школьный класс, так он дружной риммат и будет всю вечность. Стабильность общества железобетонная, без всяких внешних балок, тем более, что симайа ещё и девиации в сознании фиксят, у них фюреры разные невозможны в принципе. Не забываем, что главная задача Йэннимура, - в том, чтобы существовать как можно дольше, и развиваться, пусть и не быстро, но зато основательно.
   - А мотив? - не унимался Лэйми. - Они просто так хотят? Не верю.
   - Ну, мне, например, хватило того, что меня называли глупым мальчишкой, от которого нет никакой пользы, и который ничего в своей жизни не сделает, - сказал Вайми. - Я очень старался доказать, что это не так.
   - На тебе, стало быть, метода "если айа хорошо разозлить, он сотворит невозможное" сработала, - сказал Лэйми. - Любопытно... Вероятно, предполагается, что ученик, втоптанный в лужу, вскипев, ринется доказывать делом: учителю, - что тот не прав, и себе, - что достоин уважения? Наверное, в этом дело: айа нуждаются в уважении собратьев, в признании социума, а заслужить его можно только личными достижениями. На эту потребность, скрепляющую общество, их и ловят - не "на слабо" же?
   Вайми вновь пожал плечами.
   - Примерно так. Но это не совсем хорошо, вообще-то.
   - Но что тогда взамен ставить? - спросил Лэйми. - Все просто так энтузиазмом пылают?
   Вайми вздохнул.
   - Ну, стимулов, - громадное количество, для каждого свой наборчик кнопок. Чистое любопытство, поиски смысла, чувство долга, ответственность, любовь - не только к девушке/юноше, - к родине и своему народу, наконец, совесть - например, желать быть военным вовсе не для того, чтобы победить кого-нибудь, - а стыдно не участвовать в битвах, когда соплеменники гибнут, честолюбие, тщеславие, соперничество, спортивный азарт, игра, наконец...
   - Короче, многополярность рулит, - вставил Охэйо. - Угу - особенно для электриков, девять фаз тока - это круто... Вот разве что если альтернатива, - культурный лагерь строгого режима, с регулярными походами в крематорий... тьфу, в консерваторию... А ведь тернарное общество, - это не идти крестовым походом против Всемирнаго Зла, а включать и синтезировать. Угу, - теперь понятно, почему в Империи так на Анхелу взъелись, - она ну никак в бинарный мир не вписывается. Третий путь, - а это страшно же. Вдруг народ поймет, что можно не только бороться за и против, но ещё и жить?
   - А что ж ты сам не жил, а боролся? - сонно спросил Вайми. - Никто ж тебя не трогал, вроде бы...
   - Ну... - Охэйо смутился. - Не мог я же смотреть, как ТЕ девчонок обижают...
   - А почему тогда другие должны смотреть? - спросил Вайми. Голос его по-прежнему звучал сонно, - но вот тон изменился: похоже, Охэйо-таки его разозлил.
   - Что за Империя? - с интересом спросил Лэйми.
   - Русская Империя, - пояснил Вайми. - Это... далеко. Охэйо там был, - и одна невосторженная личность назвала его... м-м-м... покойником, - потому как проекция и впрямь на удивление похожа на зомбика, в ментальном плане, как ты и сам уже знаешь, - а также личностью бесчестной, и вообще, крайне легкомысленной. Вот он до сих пор и злится.
   - Ты-то там вообще за веником отсиделся, - насмешливо сказал Охэйо. - А то бы они и тебя так назвали. Там народ, знаешь, непочтительный.
   - А меня-то за что? - удивился Вайми. - Я ж Творец, как-никак. И у меня мозг работает... в отличие от некоторых.
   - Ну, у меня тоже работает... - буркнул Охэйо. - Только им видно не было, потому что...
   - Потому что мозга у тебя нет, - фыркнул Вайми. - Только компьютер в носителе.
   - Можно подумать, что ты головой думаешь, - съязвил Охэйо. - И вообще, сам такой. Я-то хоть не побоялся...
   - Правду о себе узнать? - сонно предположил Вайми.
   - Да иди ты... - Охэйо отвернулся. - Вот же фигня, - а обидно...
   - Мне, что ли, пострадать за компанию? - предположил Вайми, ухмыляясь.
   Охэйо бодро повернулся к нему.
   - А давай. Посмотрим, что ты скажешь, когда тебя самого начнут честить во все корки...
   Вайми пожал плечами.
   - Ну и что? Нового-то по сравнению с тобой всё равно не скажут же явно, а к твоему я уже давно привык...
   - И когда ж ты отправишься? - ехидно спросил Охэйо.
   Вайми улыбнулся.
   - Да хоть сейчас. Ты пойдешь?
   Охэйо улыбнулся в ответ.
   - Не-а. С меня уже хватит такого... Вот что: пошлю-ка я с тобой сына. Он как раз мне и расскажет, как ты там тащился от слов разных нехороших в свой адрес...
   - А я? - спросил Лэйми. Оставаться в стороне от такого вот дела ему ну совсем не хотелось.
   Вайми скосил на него синющие глаза.
   - А что? Я совсем не против же.
   - Отец?
   Подняв голову, Лэйми увидел тезку. Тот стоял на пляже, всего шагах в пяти. Он не заметил, когда и как тот появился, - то ли прилетел, то ли сразу возник здесь. Сейчас он смотрел на них с крайним любопытством.
   - Вайми и твой тезка отправляются в Русскую Империю, - сказал Охэйо. - Пойдешь?
   - Йэ! - тезка с места прыгнул высоко вверх, крутанулся в воздухе и снова встал на ноги, широко улыбаясь.
   - Значит, пойдешь, - констатировал Охэйо. - Надеюсь, ты понимаешь, что должен вести себя вежливо и скромно, как положено образцовому юноше?
   - Угу, - тезка кивнул, едва не приплясывая от нетерпения.
   - Ну что ж... - сказал Охэйо. - Тогда остается лишь одна небольшая проблема...
   - Какая? - спросил Лэйми.
   - Прыжок между Вселенными. Если в Солнечной системе из межвселенского прыжка выйдет, например, "омега+" Анхелы - это не заметить будет сложно. Сама финишная сфера переноса, - выделяет энергию, и много. Чем больше "дистанция", - здесь она означает разность законов физики, - тем больше "выхлоп". Прыжок отсюда в Солнечную систему... даже если выход из прыжка будет за шесть миллиардов километров от Земли, видимая там вспышка будет всего раз в сто слабее Солнца. Также - будет переизлучение атмосферой, и, видимо, межпланетной средой. Мощность... грубо говоря, аннигиляция 50 тысяч тонн материи, но почти мгновенно, - за сто наносекунд. Если мы прыгаем на уже готовую приемную платформу - то меньше, её функция, - чисто погасить вспышку финиш-сферы и прикрыть окружающих, если будет сброс импульсных накопителей.
   В нормальных условиях - прыжок "Вселенная С-Т - наша", - вспышка лишь электромагнитная, половина - гамма, остальное пополам рентген и видимый диапазон. При желании можно выбирать, как энергия прыжка будет высвечена. Жесткой зависимости от местной физики - нет, на момент выхода из прыжка, - тут ещё "наша" физика. Можно сделать поток элементарных частиц, но желательно - выбирать простые варианты, например, протоны-электроны. Это нужно для снижения побочного ущерба. В наших условиях поток протонов и электронов, например, лучше, чем фотоны. Перевести энергию выхода в Йалис, гравитацию или сверхмощный выброс квантового шума - лучше не пробовать. В нейтрино - уже очень сложно сбросить. И чтобы преобразовать энергию вспышки во что-то, нужно иметь либо стационарный преобразователь, который будет включен до появления финиш-сферы, либо - тащить с собой и запускать одноразовый, который сложнее, - он должен развернутся на сверхсветовой скорости и накрыть собой волновой фронт, но он должен быть точно настроен под физику целевой вселенной, и первый прыжок с ним... не имеет большого смысла.
   - А от выхода преобразователя ничего не будет? - спросил Лэйми. - Что он вообще представляет собой физически?
   - Одноразовый преобразователь - это хитрая штука, - ответил Охэйо. - Выходит он вместе с кораблем. Но вспышка-то идет со скоростью света или даже меньше, если там не фотоны. У "омеги+" финиш-сфера радиусом всего метров в двести. Если развернуть сферу из метрик-полей, допустим, в километр ДО того, как вспышка пройдет этот километр, то сфера примет волну на себя, и вспышка будет погашена. Проблема в том, куда потом эта энергия пойдет, - для этого и нужна подстройка под физику, способ специфичен для каждой новой вселенной. И - есть мелкая проблема, как эту сферу быстро развернуть. Спецмодули в обвесе надо подготовить, это что-то вроде телепортаторов, кидающих сеть.
   Волна накатилась на них, как теплое живое одеяло, и Охэйо замолчал, когда она захлестнула его.
   - А энергия откуда? - спросил Лэйми, когда вода схлынула. Волна была куда больше остальных, - не иначе, Вайми постарался, чтобы прервать скучную ему лекцию.
   - Для самого перехода нужен главный энергоблок, там массы "омеги+" не хватит даже на аннигиляцию, - ответил Охэйо. - И - это финиш-сфера, на сам переход надо ЗНАЧИТЕЛЬНО больше энергии. Для прыжка отсюда в Солнечную систему - больше в семьдесят раз. И - мощность финальной вспышки зависит от того, сколько энергии потрачено. Вспышка - это сброс запаса. От массы переносимой, кстати, - не зависит. Только от объема зоны переноса и разности физик, но это не только разность физик. Разница в уровне потенциальной энергии для разных Вселенных тоже очень важна. Если прыгать в одной Вселенной - "свет" финиш-сферы будет равен по мощности граммам материи, это если прыгать на десятки миллионов световых лет. Если внутри галактики - вообще ничего.
   Охэйо замолчал, пережидая очередную волну.
   - По правилам С-Т нужно прыгать либо в очень плотную туманность - если нет, то устроить такую, - либо на, минимум, двести пятьдесят световых лет от планеты, населению которой не хочется светить такую технику. Тут будет четвертая звездная величина для чистого космоса, без пыли. Прыгнуть потом на 250 световых лет недолго. Либо - преобразователь использовать. Но первый прыжок всегда наводится на что-то... и вариант выпрыгнуть далеко от цели - не пройдет. И, если мы тут в первый раз, то заранее устроить туманность перед выходом - никак не выйдет. А вот если не первый, и летать надо часто, но стационарный преобразователь по каким-то причинам ставить нет возможности, - плотную газопылевую туманность устроить можно, планету безжизненную взорвать, например. Потому что энергия, которая не израсходована прыжковым двигателем, но была залита в его импульсный накопитель, - там нельзя залить точно на переход, - её нельзя уже забрать на штатные накопители, она вся уйдет в излучение. А там не только 50 тысяч тонн массы-энергии может быть, а на порядок больше. Реально на переход уходит значительно больше энергии. Финиш-сфера - так, выброс мелкий, остаток. Можно и так энергию сбрасывать, если вокруг зоны перехода всякая нечисть.
   - А зонд какой-нибудь послать? - спросил Лэйми.
   Охэйо мотнул тяжелой от мокрых волос головой и покосился на невинно слушавшего Вайми.
   - Кидать сначала зонд - всё равно пойдет волна, уже от него, хотя и меньшая. Просто посмотреть заранее - можно, но способ, которым мы наличие разума смотрим... у него не очень высокое угловое разрешение, а другие сенсоры развертывать надо, что ещё дольше. Либо - прыгать последовательно, если есть время, - а если очень торопимся? Ну и опять же - трата энергии, расчет прыжка на короткую дистанцию даже сложнее, чем на длинную. И выходить в паре километров от цели - не лучший выбор.
   - А без "омеги" разве никак нельзя? - спросил Лэйми.
   Охэйо пожал плечами.
   - Почему, можно. В родной Вселенной С-Т или нашей, тут одинаково: если мы летим сами и не тащим с собой ничего, - полет вообще не отследить доступными местным средствами. Прыжок проекции, если старт и финиш в атмосфере планеты, - только очень слабая ударная волна, объемы переставляются не совсем точно. Чтобы было незаметно, - нужна точная подгонка под конкретную проекцию, и - её нужно делать под каждый прыжок. Тут нужна идеальная точность, а это кушает ресурсы на расчеты, и нужна детальная информация о цели.
   - Насколько детальная?
   Охэйо покосился назад, - и очередная волна распалась надвое, обтекая их.
   - Если Анхеле, например, надо подменить человека на публичном выступлении, чтобы не заметили, и сама Анхела - в пределах стационарной орбиты, как определить, что нужно учитывать, а что - нет? Например, в случае Земли мы явно учитываем положение Луны, приливные силы потому что, но должны ли мы учитывать остальные планеты Солнечной Системы? Их спутники? А распределение масс в кольце Сатурна? То, что за триста километров, из них тридцать - вниз от точки выхода, - большое самородное месторождение вольфрама и аномалия плотности?
   - Неужели всё? - спросил Лэйми.
   Охэйо засмеялся.
   - Если учитывать всё - не хватит мощности носителя, и нельзя иметь нужных данных сразу, их надо собирать, либо уже иметь от других. Учитывать только то, что рядом... чревато. Ладно, кольцо Сатурна - нет, но сами Юпитер и Сатурн - да. Месторождение вольфрама - да, если оно самородное - астероид в юрском периоде из вольфрама упал, тут именно неравномерность гравиполя критична. Марс и Венера - зависит от их точного расположения. Но если надо срочно, а точное их положение не знаем - будем прыгать. Все остальные планеты и спутники - нет. Да - если выходить за орбитой Плутона, то оно будет не критично... если там фабрик каких-то не болтается, но если нужно, чтобы нас не заметили, - может быть критично. А если всё же случится ошибка с тем же публичным выступлением, - будет очень нехорошо...
   - А между вселенными так разве прыгать нельзя? - спросил Лэйми.
   Охэйо покачал головой.
   - Прыжок между вселенными "в голом виде" возможен теоретически, но на практике - обычно не делается. Ещё одна мера безопасности. Не сформированный в корабль обвес не будет работать корректно, на его формирование уйдет много времени и много вычислительных ресурсов. Можно обойтись и без него, но тогда придется обвес уже на месте создавать. Либо синтезировать, что проще, либо редактировать местную уже материю, что долго и требует доработки структуры обвеса под неё. Но мы же не любим себя показывать... А при таком полете нужно либо выходить на связь "из ничего", либо формировать проекцию на месте, - прямо в рубке корабля, например. А это внутренние сенсоры почти любого корабля могут засечь. Что это - не поймут, конечно. Но наверняка засекут место. Поэтому, нужно материализацию делать очень точно. Без побочных эффектов вообще. На звездолете, где всё мониторится - оно не реально.
   - А разве на звездолете - обязательно? - удивленно спросил Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - На звездолете? Нет, конечно. На планете - можно проекцию в глухом урмане создать, а дальше ножками. Но физика-то тоже разная в разных мирах.
   - Проблема в том, что проекции не будут в ней работать? - предположил Лэйми.
   Охэйо вздохнул.
   - Скорее, проблема в том, что замена тела раз в несколько часов. А спецспособности... либо они будут дико глючить, либо... глючить будет всё вокруг, потому что тут будет уже не местная физика локально. Либо - придется по полной программе адаптировать проекции к местным условиям, как это нужно Анхеле в сильно-магических мирах, например.
   Лэйми почесал в затылке.
   - Проще всего, наверное, выправить вокруг проекций физику. Тогда ничего изобретать не придется.
   Охэйо фыркнул.
   - Только вот при этом надо ещё ограничить зону измененной физики. И чтобы эффектов не было на границах. А вот как раз с ними могут быть трудности - гамма-излучение разное там. Его тоже можно гасить... угу, ещё сложностями.
   - А как? - спросил Лэйми.
   - Например, сделать, что граничная зона - отражает гамму назад, на проекцию. Угу - проекция будет очень рада: придется восстанавливать её постоянно. Да и ощущения... интересные. Но как резервный вариант - почему нет?
   - А если кто-то рядом с проекцией стоит?
   Охэйо недовольно мотнул головой.
   - Надо, чтобы НЕ стояли. Или - тупо поглощать гамму. Хотя гамма - это когда лептокварками физику меняют, а когда метрику напрямую - то просто нет такого... С другой стороны - если попробовать так странную совсем реальность преобразовать в понятную - последствия могут быть... неожиданные. Или - никакие. Потому что не выйдет.
   Лэйми покосился на молчаливо слушавшего соседа.
   - А Вайми так может?
   Охэйо улыбнулся.
   - У него и в мирах, где в принципе сверхсвета не бывает, он будет работать, если ему это надо, даже в варианте именно "летим на сверхсвете", а не гипер. Недостаток, правда - будет свечение Черенкова жуткое и энергозатраты... большие, по сути, на изменение физики во всей той вселенной. И можно, если давить в лоб не подумав, получить эффект, что сверхсвет вполне себе заработал, и именно сверхсвет без фокусов со временем, и энергии надо немного... только есть одна ма-аленькая деталь, о которой заранее не подумали... кое-что экипаж заподозрит, когда затормозит у цели... но недостаточно, плюс деформация физики, и в дальнейшем у местного населения может получиться это же, но не с такими затратами. Но сам фокус... может не сработать, если слишком сильное "сопротивление". В магических же мирах... техника вполне может заработать... только вот опять же "сопротивление"... может оказаться, что он попросту спалит мир. И поэтому - если хочется в магические миры не снося их на фиг, и это "сильно магические" миры, а не псионика просто какая-то, лучше вообще "внешними" возможностями не пользоваться, а учить местную магию - бонусы по разуму остаются, по контролю тела тоже... с некоторыми ограничениями, а вот по "сейчас я тут всё снесу"... уменьшаются. Касается всех нас, но как с этим работать - в базе нет ничего.
   - И Вайми может всё это сделать? - спросил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Он может спросить Анхелу. Правда, вот научиться нужное делать - сложно может быть, потому что матан учить придется. Но - да. Раз юнош теперь сверхразумный, - то может и убедить себя, что учить матан ему хочется, и даже нравится. На самом деле это - один из главных бонус... а-й-й-я!
   Его рассуждения прервал роскошный, сочный звук хлесткого шлепка. Охэйо взвыл и покосился на свой зад, - украшенный широкой багровеющей полосой. Над ним, высоко в воздухе, извивалось какое-то... щупальце, ребристо расплющенное на конце, - этим самым концом оно и приложилось к заду Творца и Создателя.
   Ошалело скользнув по нему взглядом, Лэйми понял, что это не щупальце, а хвост - ваймин, разумеется. Смотрелся он совершенно естественно, - на спине над ним подрагивали сильные мышцы, давно пропавшие у человека.
   - Убери это от меня! - возмущенно заявил Охэйо. - Больно же!
   - Угу, - с явным удовольствием сказал Вайми, скромно жмурясь. - Правда, здорово?
   - Ну, как бы тебе это сказать...
   Вайми вдруг резко дернулся, - а потом заржал, как жеребец. Оглянувшись, Лэйми увидел, что Охэйо вырастил себе такой же хвост, - только не расплющенный, а кончившийся пучком тонких хлыстообразных отростков. Сейчас они обвили босые ноги Вайми - и безжалостно щекотали их.
   Вайми от души врезал по охэйному хвосту своим, они сцепились в поединке, словно две бешеных змеи, - и вдруг исчезли с негромким хлопком. Лэйми ошалело заморгал, - нет, он понимал, что его друг сильно изменился за это время - но чтобы так!..
   - Ладно, твоя взяла, - сказал Вайми, поджимая пальцы босых ног и всё ещё хихикая. - Но матан я на самом деле знаю же. Только не как ты, а как айо`э...
   - Как что? - переспросил Лэйми.
   - Как игру цветов, очень упрощенно, - ответил Вайми. - Ну, не насиловать же себя, в самом-то деле? Лучше изменить матан так, чтобы он мне нравился.
   - Ничего себе, - Лэйми осторожно покосился вправо и влево, - на те места, из которых у его друзей, - старого и нового, - только что росли хвосты. Сейчас там ничего не было, - но всё могло измениться в один миг, и это, отчасти, пугало его. - И это... работает? - по его разумению, не в пример проще было выучить матан, чем перекладывать его на язык цветомузыки, или чем там было это айо`э...
   Вайми улыбнулся.
   - Разумеется. По крайней мере, реальность так менять у меня получается. Я и тебя такому научить могу.
   Охэйо фыркнул.
   - Угу, и желательно ещё, чтобы это не глючило. Проблема.
   Вайми пожал плечами.
   - Ну, можно нановселенные очень аккуратно надвигать, чтобы спецэффектов не случалось особых. У меня же получалось реальность без взрывов и аннигиляции менять.
   - Угу, - хмуро сказал Охэйо. - Анхела, видимо, какой-то нестандартный вариант проекции использовала для таких миров. Ты же... умешь интуитивно то же самое делать, - пусть менее эффективно, пусть не в любом мире... но у тебя автоподстройка работает. С другой стороны - если лимиты подстройки вышли... и мир совсем странный, - то Анхела-то проблему решит, а вот тебе... придется долго очень разбираться... очень-очень. Та же история, что с Линой, - она умеет вещи делать, которые никто толком не умеет, и просто так - не выучится, почему-то.
   - Угу, - Вайми вздохнул. - Анхела иногда просит а-линн для себя сделать, - пока не разобралась сама, как его создать, а оно иногда ей нужно для чего-то...
   - А на месте "омегу" сделать? - спросил Лэйми.
   - Чтобы создать что-то массивное, например, якобы дипломатический катер одной из местных "негосударственных групп", - сказал Охэйо, - нужно либо его синтезировать, что можно засечь, либо очень аккуратно собрать его из местной материи, а тут сложность больше, задача труднее, и вообще, лучше рядом не стоять, чтобы не попасть в сырьё. Я, например, просто не смогу сформировать проекцию без слабенькой вспышки, - и хорошо, если это будет оптическая вспышка. Поэтому Анхела, например, любит появляться в пустых помещениях. Но надо сперва понять как-то, что оно пустое, и что там жучков и камер - нет. А если не пустое - те, кто в нем, как минимум, схватили дозу радиации. Да, риск. Лучше сначала прыгнуть поближе, но в то место, где точно никого нет. Задача решается подбором комнаты, например - это грузовой отсек, где нет камер, или что-то в этом роде. Либо - зонд кидать сначала, если есть уверенность, что он не демаскирует. Но если это Содружество Миров и территория цивилизации класса 7+ - то отсутствие камер и кучи детекторов состава воздуха, радиации и прочего, - это скорее исключение, чем правило. Причем, датчики везде. Это, грубо говоря, части стен. Там проще ставить лишние датчики, чем не поставить, где не надо, а проблема обработки данных - не проблема. С другой стороны, срабатывание детекторов, - это не обязательно повод для сирен общей тревоги. Просто под наблюдение возьмут.
   - А сколько времени уйдет на всё это? В смысле, на создание проекций и прочего?
   - На формирование даже проекции после прыжка - мне нужно секунд пятнадцать, корабль делать - несколько часов. Создать проекцию далеко от планеты и потом долететь так, - технически вполне возможно, но очень мне не нравится, по психологическим причинам. Если там летать надо, - корабль материализуется, и дальше на нем. Да - это, прежде всего, затрата времени немалая, но люди - сами не летают обычно. Скорость, как у корабля, обеспечить-то можно... Но одно дело, если к кораблю стыкуется катер и пилот говорит: "я принц Охэйо из Джангра, вот документы, прошу сделать то-то". Другое - если гость просто вышел из пустой комнаты, в которой перед этим фиксируется слабая ударная волна и вспышка гамма-излучения. Сразу начнутся вопросы: а что - Джангр уже телепортироваться умеет? Да? А не поделитесь ли вы с нами этой технологией? А почему? - и что отвечать? Можно, конечно, принять вид кого-то из членов экипажа, - но это до тех пор, пока его сразу в двух местах не заметили. Поэтому, если нельзя почему-то прибыть на борт официально, на "омеге", например, - то берем другой способ. Например, корабль наткнется на спасательную капсулу c парнем в анабиозе. Ну, или с девой. Капсула старая, но в реальных рамках. В компьютере капсулы - записей ноль. Кроме того - в ней есть и что-то, сильно ценное для данной цивилизации. Если тут есть капсулы с межзвездным приводом, - то он будет и тут, и в этом случае - сразу будет ясно, что это технология не с родины корабля, а что-то чужое. Или просто небольшой катер, и не анабиоз, а двигатель отказал, но срок - реальный. Идея в том, что спасать такого "гостя" будут почти всегда. Хотя бы - с целью чем-то поживиться. После такого "спасения" - понятно, может быть всякое, но для нас это - не имеет значения. Или - прилетает курьер из Личный Стражи Императора. Все документы - с корректными цифровыми подписями, а возможности проверить в реальном времени - нет, и не скоро будет...
   - А без проекции разве нельзя обойтись?
   - Почему, можно. Учитывая, что носитель - это, вообще-то, отдельная вселенная, воздействовать на окружающее я могу и без проекций. Но практически - это будет только наведение полей: в любую компьютерную сеть - влезть без проблем, в мозги - чаще всего тоже. Для прямого изменения структуры материи всё равно нужно немного своих "нано" - или меньше-больше - ботов, а синтез их требует большого опыта и вычислительных ресурсов. Синтез более-менее однородной материи по простому шаблону, - проще использовать, на минимальном уровне он всем нам тут доступен. Но ничего заведомо сложного так не создать. Обучение демиурга начинается с овладения материализацией. Для нормальной работы редактирования, - нужна доработка софта, а сделать её для себя может только сам демиург. Не потому, что не дают, а потому, что нормально пользоваться иначе не сможет.
   - Неужели это так сложно? - спросил Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - Само-то по себе нет, - но скан-телепортация, например, при попытке радиоактивные элементы перенести - может такие сбои дать... Там же надо нестабильные ядра синтезировать - и точность очень высокая нужна, для каждого ядра, иначе они сразу распасться могут... все одновременно. А иногда они нужны - батарейки в имплантах, датчики там всякие...
   - Такое и при обычной телепортации тоже может быть? - спросил Лэйми. - Весело.
   Охэйо мотнул головой.
   - При переходе через портал - любой из вариантов - нет. А вот когда синтез материи в начальном виде осваивают, - сразу говорят, что в ней не должно быть радиоактивных элементов, и всё тут, а то будет плохо.
   - А насколько большой объект можно синтезировать? - спросил Лэйми.
   Охэйо почесал плечо, потом отбросил с глаз мокрые лохмы и насмешливо посмотрел на него.
   - Звезду, например, нельзя уже скопировать, только воспроизвести аналог по модели. То, что модель кривая может получиться - ну, бывают проблемы... Но тупо копировать нельзя - ресурсов не хватит. Каждый импульс каждой частицы... да и зачем оно тут - точно-то? Но вот луну какую-нибудь, - уже потяну в таком режиме. Обитаемую планету... придется сильно хитрить и выбирать, что там в модель, а потом запускать результат для проверки в симуляторе. Только, для запуска в симуляции объекта, - надо значительно больше вычислительной мощности, чем для любого такого копирования. Тут проблема ещё в том, что синтезатор частицы, строго говоря, НЕ синтезирует. Он берет их из вакуума. Поэтому, нужна метрическая матрица, которая так возмущения наложит, что все частицы возникнут сразу в форме молекул, то есть, ещё и энергию будут иметь строго определенную. И синтез сложных объектов ограничен тем, что в симулятор поместится - там вычислительная мощность чудовищная нужна просто. Синтез "по частям" возможен, но структура не должна развалиться в процессе. Короче - человека лучше за один раз, планеты - можно по одной ставить, если плевать на возмущения, звездные системы в галактике - можно добавлять по одной без особых проблем. Если рабочая зона между элементами будущей структуры смещается значительно быстрее света, а на сверхсветовые взаимодействия нам плевать, или их тут вообще нет - то всё нормально. С другой стороны, если мы галактику воспроизводим, то планетная система у нас НЕ является структурой - слишком мелкая. Размер рабочей зоны синтезатора тоже можно настраивать. Но там такая штука есть, как рабочей буфер, - и лучше бы там полностью разжатую модель иметь, даже если на входе - она сжатая. Это уже детали реализации, синтезатор просто отлично распараллеливается.
   - И что же в том буфере помещается? - спросил Лэйми. - В смысле - объекты какого размера и сложности? Ты говорил же, что даже маленький симулятор берет уже десять процентов вычислительной мощности носителя.
   Охэйо фыркнул.
   - Не путай полный симулятор физики сверхсложный, - ЛЮБОЙ кстати физики, - с синтезатором.
   - Вообще любой, насколько воображения хватит?
   Охэйо вздохнул.
   - Не любой... там НЕ воображение. Симулятор работает с динамическими системами. Синтезатор - со статичными моделями, что проще, конечно, существенно.
   - Тогда какую физику в симулятор поместить нельзя?
   Охэйо пожал плечами.
   - В принципе - можно любую. Вопрос, скорее, в задании нужной математики и правке системы, если там вообще совсем что-то чужое. Я вот его Вайми настраивал, а то постоянные взрывы мешали общественности спать.
   Лэйми осторожно покосился на Вайми - но тот пока лежал тихо, удобно устроив голову на скрещенных руках, - слушал. Похоже, что греть уши ему нравилось.
   - То есть, - сказал он, - чтобы синтезировать что-то, надо выдавать полностью его структуру, - вплоть до энергии каждого кванта? А как же принцип неопределенности?
   Охэйо кивнул.
   - Структуру - да, надо выдавать. Этим всем - вспомогательные блоки занимаются, если у нас на входе модель. Если на входе - скан-копия, то с неё и берем. А принцип неопределенности, например, идет лесом. Точнее, не идет, а хитро обходится - там в процессе скана делаются нечитаемые копии. То есть, энергии каждого кванта по-прежнему никто не знает. Тем более, что в носителе физика и так уже очень сильно подкручена, - в том числе и для этого. А сканер - как и синтезатор - может работать глубже структуры вакуума. Отдельные кванты для него, - уже достаточно крупные объекты. Собственно, творящие гиперзаряды, - тоже глубже этой структуры работают. То, что стартовый модуль интерпретации команд хочет именно схему из атомов, - это просто особенность упрощенного интерфейса.
   - А что он тогда должен синтезировать, если схема из атомов - это упрощенный интерфейс? - ошалело спросил Лэйми. - И что у нас там глубже вакуума? Там какое-то особое совсем состояние, на вакуум вообще не похожее? И выходит, что творящие гиперзаряды, - это совершенно другой уровень, гораздо выше боевых?
   - В принципе - что угодно. Гиперядра, позитроний, нейтрид, отрицательную энергию... Не только материю. Топологические дефекты - тоже. Магнитные монополи. Космические струны. Листы между бранами. Сингулярности, как пример, и много чего ещё, что нельзя описать КРОМЕ как математикой. Я считаю, что понимаю её, но, например, на вопрос - может ли синтезатор в полном режиме создать, например, брану - я не смогу ответить. В том числе потому, что ты не поймешь, чему это соответствует.
   - А можно? - ошалело спросил Лэйми. - В смысле, создать брану просто усилием мысли, без всяких там гиперзарядов?
   - Заряд тут не обязателен вообще-то, если нам брану внутри нашей вселенной надо. Если сможешь точно описать, что надо. Угу - я НЕ смогу, пока что.
   - Потому что там надо дофига математики? И что будет с вселенной, если внутри неё такую брану создать? А вне неё - нельзя, получается?
   Охэйо вздохнул.
   - Вне неё - надо иметь эффектор вне неё. Создать такой можно, но опять же - ответить, как это повлияет на нашу брану - я не смогу. Доказать, что никак и никогда - тоже не смогу. Там ещё и математика... ну, не знаешь ты нужного матаппарата, которого в понятном тебе виде ещё и нет, а дописать то, что УЖЕ есть, и понять, как оно работает - ты не сможешь. Что будет... опять же - много математики... и предварительный вывод, что если это делать, - то сильно подальше. А тогда смысл? Не видно же...
   - Так и не смогу? - обиженно сказал Лэйми.
   Охэйо пожал плечами.
   - Не знаю. Попробуй, если хочешь. Тут надо учебники по математике Тэйариин искать, видимо. Кстати, у Йэннимура должен быть выход на этих товарищей... но не факт, что они согласятся помочь.
   - Согласятся, почему нет? - сказал Вайми. - Но тут мало просто математику учить. Нужно менять саму основу сознания.
   - Почему? - спросил Лэйми.
   - Физики везде разные же, - ответил Охэйо. - А моё сознание в основе - человеческое всё же, и это - серьёзная проблема, на самом-то деле.
   - Почему? - повторил Лэйми.
   - Потому, что запущено оно на машинном коде носителя, а его настройка - это сложно. Другая гравитация, давление воздуха и прочее - просто пишется в поправочных коэффициентах для проекций, скорость полета пуль, например, - она от плотности воздуха напрямую зависит, - обычно вообще заранее не просчитывают, там, где нужно - она по данным прямых измерений берется. Законы трения, что влияет на движение машин, сцепление с поверхностью, - это опять же поправочные коэффициенты. А вот нестандартные законы распространения звука, - это прописка нового кода в аудиософт, нестандартные законы распространения света... тут проблема уже с тем, что законы оптики намертво зашиты в железо ускорителей, а остальное - гвоздями прибито в ядре движка, потому что это должно быстро шевелиться. Нелинейная метрика пространства, - опять же везде вбита линейная. Просто портал, - как раз не суперпроблема, но именно типичные порталы. Пространство не трехмерное, - "небольшая" переделка базовых уравнений, а это уже ВСЁ нафиг переписывать...
   - А там разве пространство не трехмерное? - удивился Лэйми.
   Охэйо улыбнулся, показав белые зубы.
   - В мире Империи другая физика. Сильно другая. Тот способ, которым мы обычно уходим в прыжок - 100% проблема будет, причем по законам той вселенной, - можно за создание этой проблемы и получить нехило, не говоря уже о том, что большая часть обвеса работать там просто не будет. Вычислительные системы ещё более-менее, а многое из остального, - совсем весело. Если будет прыжок чего-то большого по объему, - значительно больше человека, - может сразу потребоваться синхронизация модулей, и она будет проходить в условиях планеты, что очень, очень весело. При этом сверхсветовая связь - откажет точно, тяжелое оружие - взрывалки звезд и прочее, - тоже, прыжковые системы ближнего радиуса действия придется заново калибровать, компьютерные комплексы вспомогательные, - тоже придется заново калибровать. Плюс - откажет автоматическая система синхронизации, - только за счет сознательного контроля. Если было много потоков мышления, - они сольются в один, более мощный, и перепутаются, хотя это уже зависит от конкретной структуры вычислительных систем. Нанотех - со сбоями, но работать будет. Система поддержания проекции - будет серьёзный сбой. Фактически, будет слияния обвеса и проекции. Если проекции на момент прыжка не было, - будет очень плохо. Системы защиты, - там почти не работают, и уничтожить проекцию при желании, - там вполне можно.
   - А разве можно? - удивился Лэйми.
   Охэйо пожал плечами.
   - А почему нет? Завалить проекцию - в смысле, заставить делать её заново, - хватит лазера в сотню мегаватт, или просто тяжелого дротика, летящего со второй космической. Тут обычная защита не удержит, а тяжелая - не успеет включиться. Её включение... оно затратное, - и случайно её лучше не включать. И - будет четко видно, что гость умеет тело восстанавливать, очень необычным способом.
   - Но сам носитель выбить нельзя же.
   - Во-первых, можно выбить линки - просто перегрузить их нерасчетным потоком энергии. А если они вовремя не закроются, - от вспышки выгорит и то, что ЗА ними.
   - Лазерами непрерывными прямо в проекцию бить? - вспомнил Лэйми. - Либо взрывать что-то, типа импульсного EMP-генератора на обычной взрывчатке?
   Охэйо хмуро кивнул.
   - Угу. Что-то вроде этого. А есть ведь ещё спец-БЧ, и при прямом попадании в проекцию может быть... плохо. Тебе тезка рассказывал уже...
   - Но ты же там вроде был уже, и с тобой ничего не случилось, - удивился Лэйми.
   - Не в виде демиурга. И... дистанция с тех пор сильно изменилась, - относительно нас Империя в глубоком прошлом. В ОЧЕНЬ глубоком, поэтому всё так и сложно.
   - И там ты станешь обычным человеком?
   Охэйо засмеялся, как заяц.
   - Нет. Канал связи с носителем работает ВЕЗДЕ, потому что конструкция - Командора С-Т. Как и резервная, - именно резервная, а не основная система аварийной телепортации назад, - фактически, сюда прилетят лишь капсулы с архивом памяти, причина та же. Проекция, если она есть, - считаем на способности среднего суперкрутого мага того мира. Нанотех у проекции работает. Сознание. Только для этого нужно быть ещё и хорошим физиком, причем желательно, - по целевой Вселенной. А я - хороший. И минимальный вариант обвеса там сделать вполне можно, - в виде бронекостюма, например.
   - В смысле, обвес в него превратить? - спросил Лэйми.
   Охэйо кивнул.
   - Да. Сам такой бронекостюм выглядит вполне материальным. Но - только выглядит, там всё на полевые модули завязано.
   - И в такой броне можно уже ничего не бояться?
   Охэйо улыбнулся.
   - Нельзя. В норме это используют на планетах обычного типа - нормальная гравитация, в атмосфере есть кислород, вода вокруг... По звездам, конечно, гулять тоже можно, - но это уже запредельный режим, и надолго защиты - не хватит. Также, в штатной комплектации эта штука не имеет полной системы жизнеобеспечения. Иными словами - запаса еды нет.
   - А зачем оно вообще нужно тогда?
   Охэйо пожал плечами.
   - Штатным владельцам еда и вода не нужны. Если нужно зачем-то послать агента в таком вот костюме, можно нормальную СЖО сделать, но это - уже не типовой вариант. Тут проще зонд послать, и нужны серьёзные причины его НЕ посылать. Переговоры с террористами, разве что, где не желательно показывать слишком, кто есть кто... В Содружестве Миров многие, кстати, считают, что такой костюм можно получить в подарок или купить без ведома изначального автора. Реально - не так, но С-Т постаралась убедить всех в том, что это возможно - подставами. Можно получить именно как подарок. Естественно, это не кому попало, хотя мотивы Анхелы не всегда бывают всем понятны. Но главная причина, это когда она практически не может использовать обвес: там что может, - работает на автоматике, но ему не угрожает непосредственная опасность. Тогда часть обвеса трансформируется в такую вот штуку. Естественно, энергозапас ТУТ - можно считать бесконечным. Но это - серьёзный откат назад, по сравнению с обычной техникой С-Т, или для маскировки, или потому, что техника С-Т тут просто не работает. На самом деле - эта штука, в первую очередь, для офицеров С-Т, и именно для маскировки и защиты в некоторых ситуациях, - почти полностью отключенный обвес, и действуют только те части, которые требуют хотя бы частично ручного контроля. Оно нужно в тех вселенных, где штатный обвес не работает, и надо делать новый, уже на основе местной физики, либо возникла ситуация, что со штатным - не попасть, или засекут. Анхела намекает, что случаи - были. При этом в архивах С-Т ситуаций, когда это потребовалось - нет. Вообще, проблема не в том, что куда-то не пустят - проблема в том, что не получится войти тихо, даже если потребуется. Вломится-то всегда можно - в пузыре собственной физики, но там должна быть нестандартная вселенная, вроде вселенной Файау. Кунха, точнее, её зоны - не проблема.
   - А оружие в этом костюме есть?
   Охэйо слабо улыбнулся.
   - Встроенное оружие иногда ставят, но это всё же защитная система. Оружие - мощность слабая, максимум - самооборона против наземных сил... большинства видов наземных сил, что встречались С-Т, - он улыбнулся. - Чаще всего, там обычная рельсовая винтовка, но пули - капсулы с антиматерией. Как сделана магнитная ловушка очень мелких капсул - секрет С-Т, но этот секрет пока что действовал в любой физике, где пробовали. Вторичное оружие - обычно лазер, но энергия ему - за счет систем защиты, если что.
   - А мощность какая?
   - Капсулы с антиматерией - обычно ряд 1 кг, 50 кг, 500 кг, 5 тонн тротилового эквивалента, иногда есть немного по 100 кт. Точные цифры по количеству - зависят от автора комплекта.
   - А сто килотонн - это не многовато ли, если в упор стрелять, например? - спросил Лэйми.
   Охэйо вновь улыбнулся.
   - Безопасная дистанция от взрыва стокилотонного заряда - метр, если, конечно, при этом нет опасности в лаве утонуть. Вот тут будет очень грустно.
   Лэйми фыркнул.
   - Гамма-излучение, плюс ударная волна, - если даст пенделя в несколько тысяч G, - юзера размажет по подкладке костюма тонким слоем.
   Охэйо вздохнул.
   - Не размажет. Компенсатор ускорений потому что. Пережить ядерный взрыв вблизи, поэтому, можно - но малое количество раз, и костюм на это не рассчитан, вообще-то.
   - А лазер? - спросил Лэйми.
   - Лазер, теоретически, по пробивной способности на стандартную броню, может быть сравним с 50-килотонным зарядом, но реально его используют на намного меньших мощностях, потому что он ещё и греется. Носителю-то костюма пофиг, если рядом никого нет, а если есть? Теоретически эту мощность лазер может выдавать и постоянным лучом, но на практике тут можно тоже в лаве утонуть. Его вообще обычно как резак используют. Перезарядка главной батареи - от неё и лазер питается - теоретически возможна без С-Т, но уровень технологий нужен, как минимум, цивилизации, способной летать между звезд и имеющей субсветовые корабли, потому что там реально - что-то вроде анамезона.
   - А боезапас?
   Охэйо задумчиво скосил глаза.
   - Перезарядка капсул с антиматерией - только на С-Т. Тут не только в технологии дело, затрат на эти капсулы столько, что они обычным более-менее цивилизациям даже не на вес золота, а намного дороже обходятся.
   - А не проще было туда магнитных монополей запихать с разными зарядами? - спросил Лэйми. - А то антиматерию опасно очень хранить, насколько я знаю...
   Охэйо вздохнул.
   - С монополями мы пробовали - но проблем с производством намного больше, и есть проблемы со стабильностью в некоторых физиках. С антиматерией - мы в курсе. На С-Т придумала, как делать очень маленькие силовые ловушки с почти бесконечным запасом энергии для хранения, и конструктивно всё - очень просто, но на практике такой способ, даже если догадаться, использовать - сложно. Эта ловушка - искусственно собранный чуть ли ни по атомам сосуд сложной формы с матрицей, которая не только поглощает жесткую гамму от аннигиляции, но и за её счет формирует силовое поле, которое держит внутри антиматерию. В мирах, где магия есть, - ловушка не работает почти, но тут многое зависит от принципа работы магии. Реально такое может делать лишь офицер С-Т с полностью активным обвесом.
   Лэйми фыркнул.
   - У меня впечатление, что все тут железо С-Ц, в смысле, Анхелы используют.
   Охэйо усмехнулся.
   - Потому что оно самое удобное. Нет, на самом деле это проблема - мы сами же должны что-то разрабатывать, а не. Но этот костюм, например - мне просто нравится.
   - И что там с мобильностью? Ходить пешком в такой броне, - медленно и грустно.
   - Кстати, нет - даже бегать можно. Там, собственно свой привод есть, и мускульные усилители.
   - А если этот костюм отберут?
   Охэйо засмеялся.
   - Некоторые особо наглые пробовали конфисковать такие защитные комплексы легальным путем. Думали, что это спасет от срабатывания самоликвидаторов. А секрет в том, что там НЕТ самоликвидаторов. Зато команды в стиле "отключить все системы защиты" понимаются буквально: отключаются ВСЕ системы - включая ловушки в капсулах с антиматерией. И софт весь стирается сразу, а без софта, включая матрицы связей всей нанотехники, как абсолютный минимум, - всё в мелкую пыль рассыплется, если энергии совсем нет, но это крайний вариант. Если есть - собирать обломки будет уже некому. Норма тут - миллион градусов в десятиметровой сфере от костюма. Что ЗА пределами тех десяти метров - не волнует. Единственно - вещи, которые могут вызвать цепную реакцию на всей планете - не ставят всё же.
   - А если магия какая-то хитрая?
   Охэйо фыркнул.
   - При деактивации системы любым способом, кроме добровольного - будет тот самый миллион градусов, если там вообще осталась энергия. А её там может быть очень много, - тут уже не киловаттах считать надо, а в килограммах. И - не всегда хозяин вообще сам может это снять. Потому что это не только костюм в общепринятом смысле. Для снятия даже в штатной ситуации всё равно нужны минимальные знания об устройстве, - хозяин костюма может их получить всегда, и специальное оснащение. Сделать его на имперском техуровне можно, но долго, и, например, потребуется спецтехника, вроде хотя бы малых ускорителей заряженных частиц. Фактически, это специальный способ полного разряда защиты, - специальная дырка на крайний случай. Тут костюм просто рассыплется в пыль. Имплантированные части отключатся, и их сможет снять любой врач - там хирурга не надо.
   - А инерционные компенсаторы те, - как они работают? - спросил, подумав, Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - Там на самом деле много разных способов. Например, инертная масса тела вдруг очень сильно выросла. Можно ещё уничтожать проекцию и создавать её на новом месте, или просто вырезать кусок пространства с костюмом и оставлять его на месте прочно "пришитым" к вакууму. Механизм поддержания положения проекции в пространстве, - это часть стандартных модулей обвеса. Собственно он же обеспечивает, допустим, "левитацию".
   - Неподвижность и полет одновременно? - удивился Лэйми.
   Охэйо насмешливо взглянул на него.
   - А что? "Опорный центр", на который наводится портальный луч управления, обычно совмещен с центром масс проекции. Когда она ножками идет, - система просто чувствует его смещение, и сдвигает "опорный центр". Конечно, движение планеты и прочее - тоже надо учитывать. Если тело смещается воздействием извне... зависит от заданного безопасного ускорения. Конечно, проекции плохо будет, если ей стены проламывать начнут, и тупо двигать её назад, на ту же дистанцию - не выход. Обычно в таком случае центр масс просто нельзя как-то сместить, и руки-ноги проекции пообрывать тоже при этом не выйдет, - есть особое поле, позволяющее их жестко зафиксировать. Именно зафиксировать - экзоскелетом оно там не работает. Что почувствует проекция - ничего хорошего. Когда мы просто куда-то летим - то обвес опорный центр двигает, а проекцию уже за ним тащит. Поэтому нам сложно кого-то ещё с собой тащить. Точнее, можно - но придется держать руками. Быстрее света двигаться - нереально. Система не позволяет слишком удаляться от эффекторных модулей. Световые сутки - уже слишком далеко, будет обрыв контроля. Системы навигации в проекции тоже нет. Ускорение - ограничено тем, что тело и всё, что вокруг, двигает внешний полевой кокон. Сам по себе он НЕ компенсирует перегрузки. И, если разгоняться с большим ускорением, придется жестко зафиксировать положение тела, иначе одежда даже - поломает всё. Ты "окаменеешь", и кстати, - в это время кислород телу придется синтезатором обеспечивать.
   - А просто тело двигать? - спросил Лэйми.
   Охэйо вздохнул.
   - Нельзя движущее поле прямо в теле сделать, - оно его порвет. Само по себе - оно деформация пространства. И оно, мягко говоря, не безобидное, если руками в него лезть. Расширить его для кого-то ещё можно - да, тут есть сложности, но задача решаемая, а убрать в тело - нет. Но, даже если им "гостя" накрыть, летать он всё равно не сможет, если его за шкирку не взять, потому что не сможет этим полем управлять, - там управление заведено напрямую на психоматрицы, а проекторы этих полей, - часть систем их поддержки. Конечно, для "гостей", в принципе, можно сделать и личные... но простой в освоении эта штука точно не будет. Вообще, реально летать так можно до луны где-нибудь, и не быстро. Внутреннее поле, - там нет отдельно даже проекторов, как модуля, - это просто часть тех систем, что держат "тело". Оно жестко привязано к тому, что считается телом проекции. Именно для того, чтобы гасить перегрузки. К полету само по себе - оно НЕ пригодно. Нет, если есть особое желание местных летать научить - то это можно сделать... но надо систему существенно перестраивать.
   - Сильно увеличив носитель?
   - Носитель - нет, но надо менять устройство эффекторного блока, той части, что "висит" в реальном пространстве. Там могут быть десятки тысяч модулей... но их даже у Анхелы меньше пока. При этом, что именно эффектор делает для "гостя" - без разницы, и на самом деле можно один на двоих, но эти двое должны быть не дальше определенного расстояния. Многозадачность такая себе, но скорость перемещения точки фокуса в физическом пространстве - она конечна. Проблема тут, скорее, в том, что точность железа в реальном пространстве - конечная, модель планетной системы - имеет конечную точность, и так далее.
   - Световая скорость? - спросил Лэйми. - И, если быстрее хотите - надо прыгалку?
   Охэйо вздохнул.
   - К скорости света этот лимит не имеет отношения, и вообще, это чисто конструктивная проблема.
   - Значит, в обвесе специальные модули для этого нужны, и чем их больше, тем быстрее оно работает?
   Охэйо кивнул.
   - Модули нужны. Дело не в количестве модулей, а в устройстве.
   - И надо знать, как сделать? - встрял тезка. - И у Анхелы не самая последняя версия?..
   - Ладно, хватит болтать, - сказал Вайми, поднимаясь. - Работать-то всё равно мне. И мы без "омеги" обойдемся, - сразу проекции свои проявим, прямо на месте.
   Охэйо усмехнулся.
   - Ну, координаты у тебя всё равно есть, - будем считать, ты сумеешь рассчитать прыжок БЕЗ лишнего сброса энергии. Начинать визит с мультигигантонного взрыва, - оно, знаешь, как-то невежливо...
   Вайми отряхнулся так, что Охэйо фыркнул, отплевываясь от брызг. Вайми отжал волосы, откинул их с лица на спину и усмехнулся.
   - Знаешь, а я так умею, интуитивно, не тратя лишней энергии вообще.
   Охэйо вздохнул.
   - С точки зрения Анхелы - недопустимый риск.
   Вайми вышел на берег, обернулся, посмотрел на него.
   - Ну, у меня же получается, всегда. Почему в этот раз может получиться иначе?
   Охэйо махнул рукой.
   - Ладно, отправляйтесь. Сын, присмотри там за Вайми, не давай ему охмурять несчастных туземцев, понуждая их покрасить лохмы свои в чернущий цвет и ввести в моду ношение бусов. Лэйми, присмотри за тезкой, чтобы этот обормот вел себя там прилично. Вайми, присмотри за обоими, они очень мне дороги. Ну, это всё, наверное...
   - Пожалуй, - Вайми улыбнулся. - Так, люди, хватит валяться, идите сюда.
   Лэйми, - без особой, надо сказать, охоты, - поднялся и подошел к нему, вместе с тезкой. Вайми критически их осмотрел.
   - Симпатично, конечно, но мы идем не на пляж с девами. А потому нужен Приличный Вид.
   - Так сразу? - вырвалось у тезки.
   Вайми кивнул.
   - Угу. Светиться мы не должны, и потому лучше исключить все настройки на месте.
   - Ну что ж... - тезка вздохнул. Воздух вокруг него вздрогнул - и через миг вместо парео появились черные штаны и такая же куртка с серебряными нашивками, - она походила на форму какой-нибудь суровой армии. Босые ноги обнажены выше щиколоток, - так в старые времена щеголял сам Охэйо. Вайми вновь критически посмотрел на него.
   - Ладно, сойдет. Теперь ты, Лэйми.
   Лэйми вздохнул и закрыл глаза, пытаясь представить нужное. Мир вокруг стал зыбким, - Вайми вежливо убрал своё Представление, чтобы не мешать ему, - и Лэйми, решившись, прыгнул в выбранный образ, как в воду. Вокруг него хлопнуло, заметно ударило по ушам, - зато на нем самом появился его обычный хониарский наряд: коричневая кожаная куртка, джинсы, сандалии на босу ногу...
   Вайми покачал головой.
   - Не пойдет. Там, куда мы собираемся, сейчас лето.
   Лэйми вздохнул - и вновь закрыл глаза, пытаясь представить одеяние полегче. Мир вокруг моргнул, - и в тот же миг тезка засмеялся, как заяц.
   Лэйми ошалело взглянул на него, потом на себя - и вздрогнул. Теперь он был обернут в тогу из густо затканной серебром темно-синей ткани, - совсем как в дни своей беспутной юности. Обуви, разумеется, не наблюдалось вовсе.
   Вайми хмыкнул.
   - Ладно, пойдет, раз именно так представилось. Первый образ тут самый устойчивый же.
   - А ты? - с сомнением спросил тезка.
   - Я? - Вайми недоуменно посмотрел на себя и улыбнулся. - Да, в самом деле...
   Лэйми показалось, что сменили кадр, - перед ним стоял тот же парень, но в свободных черных штанах, сандалиях на босу ногу и блекло-золотистой футболке, сплетенной из тонких шнуров. На поясе у него висел нож с изысканной формы рукояткой, украшенной сложным узором из волосяных рисок звёздного серебра.
   - Разве там можно с оружием? - с интересом спросил тезка, явно прикидывая, что бы ему самому придумать на этот счет.
   - С оружием, разумеется, нельзя. Но такой нож - его много для чего можно использовать.
   - А мне можно?..
   Вайми усмехнулся.
   - Нельзя. Запомните: мы там просто гости. Что тебе действительно там нужно, - так это комбрас.
   - Что?
   - Комбинированный браслет, - он нужен там для связи, и его носят там все. Сможешь представить такой?
   - А то! - тезка с гордостью показал запястье, на котором теперь красовался браслет из металла, сплошь состоявший из кнопок и крохотных экранчиков, - никак не менее дюжины.
   Вайми вздохнул.
   - Ладно. Ты, Лэйми, как я понимаю, работающий комбрас не представишь?
   - Со всеми программами и микросхемами? Ты шутишь!
   - Понятно. На, - он бросил Лэйми плоский приборчик из серого пластика с множеством кнопок и индикаторов. - Не совсем то, но так даже лучше. Русского языка вы тоже, разумеется, не знаете, - но ему я вас смогу научить.
   - Снова руки дать? - с сомнением спросил Лэйми.
   Вайми улыбнулся.
   - Нет, почему... Глаза можешь, конечно, закрыть - или нет, это без разницы. Ну...
   На Лэйми словно накатила волна, размывая на атомы, - на какое-то мгновение он исчез, потом, столь же быстро, собрался снова. В голове отчетливо гудело, мир вокруг мерцал и расплывался, - он всё же зажмурился и помотал головой. Ощущения прошли, - но вот никакого нового языка он вспомнить всё-таки не смог.
   - Не сомневайся, - он в тебе, - улыбнулся Вайми. - А теперь, в самом деле, иди сюда и возьми меня за руку, - потому, что мы отправляемся.
   - А... - начал, опомнившись, тезка.
   - Ахане я скажу, - ухмыльнулся Охэйо. - Да, Лэйми, и Ксетрайа тоже.
   - А им самим нельзя? - сразу же спросил тезка.
   - Нельзя, - строго ответил Охэйо. - В некоторых районах у мьюри по вечерам девам ходить опасно, - а то похитят их... и сами будут виноваты.
   - Мы же не девы, и пол менять пока что не планируем, - обиженно сказал тезка. - А трех здоровых парней в гарем тащить, - это уже мазохизм какой-то...
   - Мазохистов, знаешь, тоже хватает, - улыбнулся Охэйо. - А ты, к тому же, красивый, паразит.
   - Ну... - тезка смутился. - А с нами девы не пойдут разве?
   Охэйо вновь улыбнулся.
   - Девы-то могут пойти, - но за дев мы ж сами можем в ух дать наглым покусителям.
   - Если успеем, - сказал Лэйми. - С такими девами...
   Охэйо улыбнулся.
   - Действительно. Вежливый юнош не должен лишать деву развлечения. Но такие развлечения - не для дев.
   - А, тогда ладно, - тезка подошел к Вайми и взял его за руку. Лэйми, вздохнув, последовал его примеру. Ладонь у Вайми была гладкая, твердая и горячая, и, сжимая её, он вдруг почувствовал себя довольно-таки глупо, - несмотря на всё, поверить, что с этого вот пляжа они отправятся прямо в другой мир, было довольно-таки трудно.
   - Не пытайтесь ничего делать, - предупредил Вайми. Голос его вдруг стал серьёзным. - То есть, совсем ничего. Это может привести к катастрофе.
   - Я понял, - хмуро кивнул тезка. Предупреждение явно адресовалось ему.
   - Ну что ж. Тогда...
   Мир Нау-Лэй вокруг распался, точнее - раскрылся в бесконечную пустоту, в бездну без края и предела. Тезка превратился в сияющий многогранник, бесконечно отраженный в себе и, в то же время - снаружи. Сам Вайми, казалось, исчез, - пока Лэйми не понял, что едва заметно вращавшаяся из-за своего необозримого размера, черная, в смутно-спиральных разводах воронка, - всего лишь глаз этой удивительной Сущности. В следующий миг они с ней стали одним целым, - и его сознание закружилось в бездонном вихре призрачных Реальностей. Все они с невероятной и невероятно возраставшей каждое мгновение скоростью рухнули в этот неистовый водоворот, - и Лэйми исчез в нем.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"