Ефимов Алексей, Викарти Анатра: другие произведения.

Дети Бесконечности-6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пережив массу приключений, Лэйми, наконец, начинает знакомиться с миром, в который попал...


   Часть IX
  
   Пожалеешь ремня - вырастет фигня!
  
   "Пособие по воспитанию творческих способностей у босопятых", издание 1024-е, исправленное и дополненное.
  
   В жаркой тьме под упавшими на глаза волосами смешалось дыхание двух приоткрытых ртов, их тела замерли, отдаваясь острому, чистому удовольствию... и это всё длится, длится, длит...
   - Ой! - Лэйми подскочил, проснувшись, и схватился за ухо, за которое кто-то чувствительно дернул. Вернее, не кто-то, а Ксетрайа - она стояла над ним, бессовестно улыбаясь. Лэйми густо покраснел - сейчас, во сне, он был не с ней, а с... сейчас уже не вспомнить. Обидно...
   - Сон был интересный? - участливо спросила подруга.
   Лэйми торопливо натянул одеяло повыше.
   - Ну... так. А что?
   - К нам гости пришли. А ты всё дрыхнешь... и во сне занимаешься черт знает чем, - добавила она мстительно.
   - Во сне я за себя не отвечаю, - буркнул Лэйми, неохотно садясь. Ксетрайа, разумеется, любимая, - но надо же и совесть иметь!..
   Он торопливо цапнул парео и повязал его вокруг бедер. Потом, наконец, поднялся и приступил к привычному ритуалу пробуждения, с зеванием и потягиванием. Ксетрайа с интересом смотрела на него, и Лэйми недовольно помотал головой, не понимая, стесняется ли он её, или уже нет.
   - Симпатично получилось, - усмехнулась подруга. - Пошли.
   Вслед за ней, Лэйми вышел в гостиную. Здесь за столом уже устроился тезка - и Вайми собственной персоной. Ахана сидела напротив, с интересом глядя на парней. На самом столе уже стоял завтрак - аккуратные кусочки какого-то розоватого волокнистого мяса в фигурных тарелках и большое блюдо с тонкими мягкими лепешками. Лэйми снова помотал головой.
   - Это сколько же я дрых? - спросил он.
   Ксетрайа усмехнулась.
   - Уже одиннадцатый час, дорогой.
   - Час чего?
   - Утра, пока что, - фыркнул тезка.
   - Вчера плохо спалось? - так же участливо спросила Ахана.
   Лэйми покраснел. Вчера он и впрямь заснул очень поздно - но не от бессонницы, а потому, что время с подругой шло... интересно, и прервать занятия никак не получалось - пока сил не осталось уже никаких совсем. Ещё и сейчас он чувствовал себя одновременно глупо-счастливым, растерянным и обалдевшим. Впрочем, тезка с Аханой явно ощущали себя так же. Паразиты малолетние...
   - Вам тоже явно... не спалось, - буркнул он.
   Тезка широко зевнул.
   - Ну, было такое... - смущенно сказал он. - Давай, садись, а то мне уже жр... - он смущенно покосился на подругу. - Есть хочется.
   - А это что? - с подозрением спросил Лэйми, глядя на мясо. Давнишняя галлюцигения всё не шла у него из головы.
   - Это крабы, - довольно сказал тезка. - Сам утром наловил.
   - А это? - Лэйми показал на лепешки.
   - Это блины, - с усмешкой сказал Вайми. - Я рецепт в Империи потырил. Вкусные штуковины.
   - Это когда? - Лэйми внимательно смотрел на тезку. Тот завернул кусочки краба в блин и начал с аппетитом лопать. Все остальные внимательно следили за этим кулинарным экспериментом.
   - Ну, я же там бываю иногда. Иногда в своем обычном виде, иногда нет. Не делаю что-нибудь, а просто посмотреть интересно.
   - В обычном - это в таком? - Вайми, как всегда тут, был одет лишь в бусы и парео, босой и лохматый.
   Вайми усмехнулся.
   - На пляже - и в таком, запросто. Никто не возражает, кстати. В приличных местах - ну, ты уже видел...
   - И никто не удивлялся?
   - Нет. Почему? Мьюри так же выглядят же - а они на Земле не особая редкость. А если подозрения возникают - я и мальчишкой тамошним могу стать. Внешне, конечно. Очень удобно. Там никто не удивляется, что мальчишки везде лезут. Могут, правда, ухи надрать или даже по попе, - Вайми вздохнул. - Но что делать - наука требует жертв.
   - Вкуснотища, - между тем, сказал тезка, стрескав первый блин. - Давайте, налетайте.
   Возражений не последовало. Несколько минут сосредоточенно жевали. Вкус оказался необычным - но в самом деле очень... интересным. Запивали всё молоком, которое стояло на столе в большом кувшине. Лэйми мельком подумал, откуда тут берется молоко, если нет коров - но тут же усмехнулся. Оттуда, откуда и всё остальное, конечно. Оставалось надеяться, что употреблять молоко с крабами... не так м-м-м... опасно, как, например, с огурцами...
   - Ну, и какие у нас планы на сегодня? - спросил он, когда завтрак, наконец, закончился, и пустая посуда под задумчивым взглядом Ксетрайа уплыла на кухню.
   - Сегодня, - Вайми потянулся, поднимаясь, - будет то, с чего вообще следовало тут начать.
   - В смысле? - недоуменно спросил Лэйми.
   - Экскурсия по Нау-Лэй и вокруг, - пояснил Вайми. - А то ты черт знает где уже бывал - а что вокруг, не знаешь. Обидно же.
   - Вайми обидно, что ты его не хвалишь, - усмехнулся тезка, тоже поднимаясь. - Он страшно это любит.
   - А за ух? - задумчиво спросил Вайми.
   - А В ух? - бодро возразил тезка. - И вообще, это непедагогично - ребенков за ух брать!
   - На таких ребенках уже пахать можно, - усмехнулась Ксетрайа. - Ладно, пошли. Не тут же всё делать?..
   Они вышли на берег. Лэйми вновь с наслаждением вздохнул и осмотрелся. Погода, как всегда, прекрасная - пахнущий солью теплый, влажный ветер, плывущие по небу облака... Интересно, так тут всегда?..
   - Вообще-то, тут грозы бывают, - сказал тезка, и Лэйми понял, что опять "подумал вслух". - И стрррашно пасмурные дни, и туман, и штормы, и бабочки тучами налетают. Тут всегда интересно.
   - Бабочки? Это как? - удивленно спросил Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - А вот так.
   Реальность... моргнула. В первый миг Лэйми показалось, что началась метель - но это и впрямь оказались громадные, в ладонь, наглого вида бабочки, которые целеустремленно летели куда-то вдоль берега. Было их столько, что солнце померкло - куда Лэйми не смотрел, он видел лишь мелькание пёстрых крыльев. Даже землю под ногами он видел лишь шагов за двадцать.
   - Офигеть, - только и смог сказать он. - И часто оно тут бывает?
   - Каждое полнолуние, вообще-то, - сказал тезка. - Миграция.
   - А...
   - Сейчас им, вообще-то, не сезон, - сказал Вайми, и бабочки так же мгновенно исчезли.
   Лэйми ошалело помотал головой. Он уже знал, что Вайми может менять реальность - но чтобы так!..
   - Это чепуха ещё, - сказал тезка. - Вот в Йоле такое бывает!..
   - Люди, мы сегодня отправляемся вообще? - нетерпеливо спросила Ксетрайа.
   - А куда отправляемся? - спросил Лэйми. - В... э-э-э... ваймиверс?
   - В ваймиверс нам отправляться не нужно, - усмехнулся тезка. - Мы уже тут. А вот в Йолу... или, например, Рарреанду...
   - А что там?
   Вайми усмехнулся.
   - Увидишь. Итак...
  

* * *

  
   В тот же миг Лэйми словно подхватил вихрь - Реальность вокруг него... раскрылась, и он в самом деле увидел всё, что тезка называл "ваймиверсом" - скопление вселенных и вселенных, очень разных, в основном - небольших, разделенных Листами, и...
   Столь же мгновенно Реальность схлопнулась до привычной ему, и Лэйми ошалело...
   Он хотел помотать головой, но тут же понял, что головы у него больше нет - он парил в...
   Сверху и снизу тут были облака - но в них сияли звезды. И - плыли планеты. Много. Разные. В глаза ему бросилась одна, сиявшая собственным золотым светом - но не раскаленным, а... живым каким-то - он отчетливо видел темные пятна морей. Между облаками... туманностями сияло колоссальное желто-зеленое солнце в короне из миллионов текучих, словно бы жидких пленок. А почти перед ним, вся в тени, висела огромная планета, опоясанная множеством темных и светлых, светящихся изнутри травянисто-зеленых полос. Кое-где пробивались пятна более яркого, зеленовато-белого света - полярные сияния? Огни городов? От всего этого просто захватывало дух.
   + / Вот это и есть Йола, - беззвучно сказал тезка. - Мне тут очень нравится. + /
   + / Ещё бы, - так же беззвучно ответил Лэйми. - Офигеть. + /
   + / Ага. + /
   + / Куда дальше? + / - насмешливо спросил Вайми.
   + / Наверное, туда + /, - Лэйми показал на золотую планету. Не рукой, конечно, а... он даже сам не знал, как.
   + / Хорошо. Держитесь за мной! + /
   Вайми с огромной скоростью помчался к планете. Лэйми и остальные - за ним. Он с удивлением обнаружил, что летать так очень удобно: сам носитель оставался вне этого пространства - а "точки внимания", портальные линки, он мог двигать как угодно быстро.
   Планета, казалось, сперва не приближалась, но потом надвинулась огромной выпуклой стеной, закрывая полнеба. Теперь Лэйми падал в сплошной океан теплого золотистого света, неравномерно яркий, изрезанный какими-то темными линиями... рек?
   В какой-то миг он понял, что видит колоссальный лес - огромные, как горы, деревья, с листьями, которые в обычном лесу накрыли бы целую поляну. И все эти листья светились!
   У него перехватило дух, когда они нырнули в этот океан золотистого света. Но, не успел он опомниться, как они прорезали его и опустились на уже настоящей поляне, окруженной, впрочем, такими же золотыми светящимися кустами и усыпанной всевозможным растительным мусором.
   - Ну вот, - сказал Вайми, приняв свой обычный вид. - И как?
   Лэйми осторожно последовал его примеру. Здесь оказалось очень тепло, густой влажный воздух окутал его, словно одеялом. Земля под босыми ногами, впрочем, оказалась мягкой и прохладной. Оглушающе пахло... цветами? Сырой прелью? Всем сразу? Он никак не мог понять. Вокруг всё время что-то шуршало, над головой то и дело проносились... птицы? Огромные осы? Что-то пёстрое и столь быстрокрылое, что его никак не получалось разглядеть.
   - Офигеть, - честно сказал он.
   Вайми широко улыбнулся.
   - Ну вот! Это самый первый мир, который... ну, который я тут создал.
   - А другие?
   Вайми вздохнул.
   - Я НЕ создавал большую их часть - ну, не создавал отдельно. Они появились вместе с этой вот вселенной. А тут... Ну, этот вот мир мне приснился.
   - Так оно и бывает? - спросил Лэйми. - Просто сны, которые становятся реальностью?
   - Ну да, - Вайми сел, ловко скрестив босые ноги. - Сны, мечты, кл`цхэ...
   - Что? - Лэйми тоже сел, а за ним и остальные.
   - Кл`цхэ - Грань, - пояснил Вайми. - Грань между сном и реальностью. Когда тебе в голову вдруг приходят странные и удивительные вещи. А потом... вырываются наружу и обретают бытие. Это всё.
   - А сознательно тебе трудно творить?
   Вайми смущенно опустил глаза.
   - Да. Иногда это создает... проблемы. Мне в голову приходят не только... хорошие вещи. Бывают и дурные мысли, и кошмары. Иногда - очень страшные.
   - Хуже Мроо?
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - Да, Лэйми. Хорошо хоть, что в моей воле вернуть всё это в небытие. Но оно никуда не исчезает, и прорывается снова... и снова... и снова...
   - Потому, что оно всё в тебе? - спросил Лэйми.
   - Да. Часть меня, такая же, как и другие. И настолько же необходимая. Не так-то просто быть творцом.
   - А что у тебя получалось? - спросил Лэйми.
   - Много что... Покрывала Тьмы - блуждающие в пространстве выключатели жизни. Тени Теней - места, в которых всё просто... перестает быть. Выворотни - которые выворачивают всё живое в невыразимо кошмарную жуть. Этот список... он длинный.
   - Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю, - фыркнула Ксетрайа. - Творцы - такие заразы, им главное, чтобы было интересно, а что там жить страшно - право же, дело десятое.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - И всё же, я не понимаю. Как такое возможно? Как можно вообще стать Творцом, если не знать, что у тебя получится - рай или мрак кромешный?
   - Что, собственно, было с Вайми... - начал тезка. -Вайэрси отправился к одной из машин Кунха, чтобы провести кое-какие наблюдения за её работой, а заодно - уединиться и обдумать свою жизнь, так сказать. Из наблюдений ничего путного не вышло, из обдумывания тоже - короче, ему стало скучно. От скуки он взялся за ВР на музейном оборудовании. Он его собирал, а на штатном корабля не вышло бы - оно само сразу в компетентные органы напишет, а за такую ВР - в Йэннимуре эцих с гвоздями сразу.
   - Какой демократичный Йэннимур, - улыбнулась Ксетрайа.
   Тезка улыбнулся в ответ.
   - Ну как бы - ИИ. И гражданская ответственность, нельзя же так над детями издеваться, в самом деле.
   - На корабле же ИИ вроде не было, насколько я помню... - сказал Лэйми.
   - Был, просто он там был не виден, - пояснил тезка. - Вайми, правда, его под контроль взял... на целую секунду, пока его Вайэрси за ух не оттащил.
   Вайми многозначительно посмотрел на него, но возражать, почему-то, не стал.
   - А что там дальше было-то? - спросил Лэйми. - В смысле, с этой ВР?
   - Вначале это была просто игра из серии "а если шефа на остров с папуасами выбросить - съедят его или возьмут в рабство?" - продолжил тезка. - То есть, развлечение то ещё. Потом ему пришло в голову, что кое-что в кое-чем можно улучшить. В итоге получился Вайми. Правду говоря, Ваэйрси - не крупный специалист в области ВР. Такого результата он не ожидал, и в чем там дело - сначала не знал, считая, что сам оставил дыры. Вообще, тут - я мало знаю ещё. Может, он хотел получить идеального марьют, и уединился именно с этой целью. Это вопрос, собственно, того, какие изменения были сделаны в матрице оригинального Вайми - возможно, что большие.
   - А в чем там было дело? - спросил Лэйми. - Насколько я помню, Вайми смог перехватить управление системой изнутри?
   - Вообще говоря, не имея никаких знаний, чисто интуитивно перехватить контроль над ВР нельзя, - ответил тезка. - Там произошло вот что: в матрице Вайми Вайэрси не только потер память, он ещё наделал там изменений для подъема творческих способностей - в итоге получилось, что матрица, именно как информационный объект, начала юзать квантовые параллельные вычисления, в том числе и в том, что подвернулось под руку. Специально Вайэрси к этому не стремился. У него была "библиотека личностей", он выделил структуры, отвечающие за творчество, скомбинировал, и добавил кое-что от себя. О том, что комбинация сможет "отрастить" себе и-линн, он не знал, такое - не случалось до этого. Да и и-линн - мало кто воспользоваться сможет. У Вайми, например, - это было не на сознательном уровне.
   - Только квантовые вычисления? - спросил Лэйми. - Или Вайми мог влиять на реальность из виртуала, даже творить её?
   Вайми насмешливо взглянул на него.
   - Сотворение Реальности из виртуала - крайне интересная концепция. Как раз над этим я думал ещё в начале: в самом деле я вышел в реальный мир - или просто придумал его? Дело в том, что если всю историю до конца досмотреть, то ответ будет... не так однозначен.
   Ксетрайа усмехнулась.
   - Анхеле лучше такой вопрос не задавать... особенно учитывая, как прыжок по картинке работает, или там - форсированное поднятие относительной вероятности. Потому что интерпретация, что как раз Вайми создал Йэннимур и самого Вайрэси... она возможна. А обратное доказать... сложно. Или получилось?
   Тезка фыркнул.
   - Получилось. По его личному мнению, по крайней мере - правда, это не значит, что он может всё как угодно менять - это, скорее, чисто исторический факт.
   Лэйми недовольно мотнул головой. От таких вот вещей - у него начинала кружиться голова.
   - А как этот прыжок по картинке работает? - спросил он.
   - Тут, скорее, вопрос в том, что Вайми не реальность из виртуала выдумал, он сам себе прошлое создал, из бесконечно далекого будущего, - усмехнулся тезка. - Прыжок - Анхела как раз по подходящей картинке выбирает целевую вселенную... и поднимает её относительную вероятность. Это... очень простое описание намного более сложного процесса.
   - Какого? - спросил Лэйми.
   Тезка усмехнулся.
   - Навигации в Мультиверсе, разумеется. Бесконечное количество измерений, плюс странные заморочки по восприятию - 17-ти мерная система... притом, что у всех остальных, живущих тут, она совсем другая...
   Лэйми вздохнул.
   - Заморочки - это в смысле, сознание Анхелы что-то непроизвольно отсекает, и это мешает? Или, наоборот, хватает всё сразу и не успевает обработать?
   - Скорее первое, - ответил тезка. - Можно сказать, что у Анхелы такой блок в сознании... который отбрасывает всякую жуть, вроде Покрывал Тьмы, чисто инстинктивно. Или просто что-то слишком чужое там.
   - Значит, тут Анхеле надо учиться у Вайми, у которого как раз потоков сознания много, пропустит один - другой ухватит? - спросил Лэйми. - Потому что все разные, всё разное, и проблем с прыгалкой у него нет особых?
   - А какие у Анхелы проблемы? - удивился тезка. - Куда ей надо - она прыгает.
   - Она прыгает везде, где ей надо? - спросил Лэйми. - Или ей просто не надо туда, куда она не может попасть?
   Тезка кивнул.
   - Упрощенно - да, так. Хотя, например, требуется определение "картинки". Тот самый сканер, данными с которого симайа в Империи хвастались, он на самом деле - для прыжка нужен в первую очередь. С ним Анхела может попасть в любой мир, который она может представить. Если же там бред какой-то... ну значит, больше времени на поиск, больше энергии, возможно - выходить придется в защитном коконе, если физика не совместима совсем. Те вещи, что не были указаны - будут произвольно выбраны. Если при этом они совместимы частично... когнитивный диссонанс вполне может быть. Даже если там нет никого, кто нарочно может такое вот устроить.
   - А кто такое вот может устроить? - удивленно спросил Лэйми. - Ну, кроме вас?
   - Бывают иногда такие... - тезка усмехнулся. - Вообще говоря, словить ментальную атаку Анхеле можно... особенно если она слишком уж подчиняется законам целевых миров. То есть, с магией надо осторожно... Вообще, если там существенно другая физика, надо адаптировать входящее к цели железо. Но это иногда... сложно, поэтому в норме сканер такие миры отсекает, если они не являются целью, конечно, просто виртуальной симуляцией работы обвеса в такой физике. По сути, это такая оптимизация перебора вообще всех возможных миров на третьем и четвертом, - но ЭТО используется редко - уровнях Мультиверса... без проверки каждого отдельно и без траты энергии.
   Лэйми вновь ошалело помотал головой.
   - Анхела уже и по уровню IV свободно гуляет, и никому не говорит? И её сканер сразу весь Мультиверс мгновенно просматривает?
   Тезка вздохнул.
   - Это не "свободно гуляет". Это просто моделирование того, что будет с обвесом в такой физике. Вычислительный эксперимент, так сказать. Нет, можно, в принципе, немного наяву там погулять, если руками покрутить параметры, но сложно, и вообще использовать толком никак... потому что с навигацией - бардак, а прыжок по картинке - слетает часто. Не получается зафиксировать точку выхода, и даже не очень понятно, ЧТО там эта точка. И тут ещё вопрос границ...
   - Границ у уровня IV нет, так что искать их бесполезно, - буркнул Лэйми. - А "немного погулять" - это УЖЕ выйти за пределы Мультиверса же, а если ещё и ДРУГИЕ Мультиверсы можно разглядеть - то дело в шляпе.
   - Тут вопрос определений, - возразил тезка. - Потому что вопрос, видим ли мы тут ДРУГИЕ Мультиверсы, или тени потенциально возможных Мультиверсов в Океане Хиггса... он непростой, и, как говориться, открытый.
   Лэйми вздохнул.
   - Тут или что-то видно - или нет. Правда, видно лишь если Анхела может воспринимать другие математические системы, не родные для неё, так сказать.
   - Или может себя... доработать, - заметил тезка.
   - А дорабатывала? Или это пока не актуально? - спросил Лэйми.
   - Пока - не актуально, - вздохнул тезка. - Мне бы с остальным решить вопросы...
   - А с чем именно? - спросил Лэйми.
   Тезка вздохнул.
   - Некоторые магические миры - это смещение по уровню IV или всё же только по III? Если считать, что уровень II - это параллельные Вселенные, а III - Вселенные с разной физикой? А возможность попадания Анхелы в Пестроту? К товарищам кадмам и так далее - это смещение по уровню IV? Или нет? Вот мне кажется, что таки да - это IV.
   Лэйми хмыкнул.
   - Уровень IV - это другая математическая основа уже, другая математика. Даже не физические законы другие, а вообще вся аксиоматика. А магические миры - ну очень обычно на наше средневековье походят.
   - Если у нас история другая - это уровень II, если физика - уровень III, если математика - уровень IV, если вообще всё - уровень V, - усмехнулся Вайми. - И нет, сканер НЕ просматривает Мультиверс мгновенно. Хотя может выглядеть именно так... но, например, получить полную карту Мультиверса - нельзя в принципе таким способом.
   - Значит, это больше похоже на квантовую сцепленность? - спросил Лэйми. - Две одинаковых частицы... но сказать, где все остальные, нельзя.
   Вайми кивнул.
   - Чем-то - да.
   - А отличия тогда какие? - спросил Лэйми. - Если точно так - то куда-то прыгнуть можно, но что-то новое увидеть - уже нет.
   - По сути, идет свертка волновой функции "отраженного сигнала"... с использованием той информации, что УЖЕ есть о нужной цели, плюс данных об исходном импульсе... а вот если чего-то не было в информации - может быть сюрприз... Точнее, не может, а будет - полной информации же никогда нет, - сказал Вайми. - Вопрос в уровне сюрприза.
   - То есть, всё совпадает, только состоит из антиматерии? - спросил Лэйми.
   - Как раз это - не такая уж проблема. Инвертировать проекции, и все дела. А вот ситуации вида "хотели в коммунизм, а попали в Файау" - ну а что, коммунизм же, и соответствует вводной... а мелочь вроде того, что там на людей, как на дичь смотрят - так надо было указать, для кого тот коммунизм тоже, и при этом мы уже подняли относительную вероятность Файау, - и, чтобы попасть в другой вариант, энергии уйдет сильно больше. Особенно в первый раз. При этом в документации Анхелы, например, в явном виде это не прописано. Не указанные параметры - случайно выбираются, или как наиболее вероятные, с учетом уже существующего связанного кластера вселенных.
   - А если более вероятна Файау, то будет Файау, и всё тут? - спросил тезка.
   - Не обязательно, - ответил Вайми. - Но нужно будет специально от неё отстроиться. Да - придется потом эту вселенную отдельно отсканировать, и повторить процесс, добавив ограничения.
   - Значит, это именно квантовый локатор? - спросил Лэйми. - Но тогда он должен иметь ограничения на дальность и на зону действия, и работать должен откуда-то из объемлющего пространства, чтобы искажений было меньше.
   - А вот тут - аналогии уже плывут, - ответил Вайми. - Работает он, разумеется, не с того железа, что висит в реальном пространстве, а с самой вселенной-носителя.
   - То есть, сама её структура служит основой локатора? Или там какие-то особые структуры для него?
   - Однозначно ответа нет, - ответил Вайми. - На логическом уровне - особые. На физическом... вопрос не совсем имеет смысл. Для этого надо четкое определения расстояния, например, иметь.
   - Не только в физическом смысле, но и в плане вероятности/реальности/бытийности относительно вселенной-носителя? - спросил Лэйми.
   - Дальность... тут это неприменимо напрямую.
   - Можно достать до любого места Мультиверса, если хорошо сфокусировать? - спросил тезка.
   - До любого места вообще. И нет, засечь такое - нельзя. В принципе.
   - Вообще до любого, на любом расстоянии и в любой физике? - спросил Лэйми. - И, если локация активная - то можно же. Принцип Гейзенберга там... Вот если вселенные пассивно "фонят", и это просто ловится - то засечь, естественно, нельзя.
   - Ответ на вопрос, почему нельзя - куча математики, - ответил Вайми. - В которой я сам, увы, не слишком разбираюсь. Точнее, нельзя засечь источник... и нельзя расшифровать сам сигнал, если не нами он запущен.
   - А как можно расшифровать сигнал локатора? - спросил Лэйми. - Как бы он несет не очень много информации.
   - Он вообще имеет смысл, только если мы его выпускали, - ответил Вайми. - Возможно, кто-то, кто сильно превосходит по техуровню С-Ц, смог обойти эту проблему. Тэйариин, например. Но они вряд ли это скажут. Или что в базах Анхелы - дезинформация, и другие офицеры С-Ц таки могут. Но я сам пробовал её сигнал ловить - не выходит.
   - Значит, он ловится только самим носителем, и больше ничем? - спросил Лэйми.
   - Да, - Вайми кивнул. - Нельзя даже сказать, что это именно сигнал локатора, а не размазывание какой-то части носителя.
   - То есть, это не сигнал, это именно "расширение" какой-то части носителя? - спросил Лэйми.
   - Можно и так считать, - фыркнул Вайми. - Угу, а фотон - можно считать волной. Это всё приближенные объяснения, и тут все слова в кавычки ставить надо. И по хорошему - кто-то ещё, кто умеет сам прыгать - должен составить своё описание словами, а не математикой.
   - А ты? - спросил Лэйми.
   - Я "размазываюсь" в объемлющем пространстве чуть ли не на весь Мультиверс, и ищу совпадения с тем, что задано - или просто смотрю, что там интересного. Охэйо - ну, у него как раз локатор. У Анхелы в таком случае все психоматрицы, разумеется, в полном слиянии, и в ускоренном режиме - они тоже используются в подборе. Когда некоторые личности из свиты начали спрашивать, как это вообще работает - ответ был, что прямой перебор - это обычный компьютер, а система прыжка - это квантовый, и эта аналогия не верна, но...
   - Квантовый - в смысле распараллеливания вычислений по различным вселенным? - спросил Лэйми.
   - Нет. Скорее в смысле - туннельный эффект. Но аналогия... кривая.
   - Поиск квантового зацепления, то есть частиц в таком же энергетическом состоянии? - спросил Лэйми. - Которые на самом деле вообще одно и то же?
   - Это близкая, но неправильная аналогия, - ответил Вайми. - А в чем неправильная - Анхела словами не может сказать. Только чистой математикой. Возможно, кстати, это значит, что аналогия-то как раз вполне подходящая, просто упускаются важные детали.
   - Аналогия-то как раз может быть точной - ищем такие же структуры частиц в таком же состоянии, - сказал тезка. - Да, это подразумевает, что вселенная у нас голографическая, иначе это очень трудно объяснить.
   Вайми кивнул.
   - В определенном плане - да, так. Только системе прыжка - вообще-то не совсем важно это...
   - Неважно, чем сканируют, были бы данные? - спросил Лэйми.
   - Угу. Сам по себе механизм прыжка не означает, что в конкретной вселенной II или III уровня будет голографичность... которая что-то изменит на доступном её жителям уровне. Обратного, правда, тоже.
   - По идее-то голографичность во всем Мультиверсе должна быть, - сказал тезка. - Вот на уровне IV - уже может её и не быть.
   - А на самом деле? - спросил Лэйми.
   Тезка лишь пожал плечами.
   - Это опять проблемы интерпретации. Очень интересно рассуждать, каким образом возникла какая-то вселенная, какую реальностную структуру она имеет, однако доказать, что она не является подреальностью, например, виртуальной реальностью - находясь в ней невозможно.
   - Вполне возможно - если нам каким-нибудь способом удастся покинуть эту вселенную, и посмотреть на неё снаружи, - улыбнулся Вайми. - Я, например, не смог понять природу своего мира изнутри, - но снаружи это оказалось нетрудно.
   - И что там было на самом деле? - повторил Лэйми. - Можно ли сотворить вселенную, в которой сам родился?
   - Если у нас есть Вселенные уровня II, то путешествия во времени вполне возможны - в другую Вселенную, причинно не связанную с этой, - ответил тезка. - Понятно, что там прошлое должно отличаться, хотя это - и незаметно может быть. Второй вариант - Сущность, которые вообще живет ВНЕ времени, и смотрит на мир в четырех измерениях. Тогда, правда, течение времени - иллюзия, вызванная перемещением сознания наблюдателя из Вселенной в Вселенную.
   Лэйми вновь ошалело помотал головой.
   - И как такое вообще может быть? Как можно жить вне времени - там, где времени нет?
   Тезка улыбнулся.
   - Берем пример с Анхелы Бесконечной - делаем себе собственную вселенную, и путешествуем уже в ней, не выходя из любимого домика, и даже не вставая с дивана.
   - Это ты так видишь, видимо, - усмехнулся Вайми. - Анхела обычно лишь эффекторный блок перекидывает к цели, а сам носитель не стыкуется ни с чем, а просто висит, и даже ответить на вопрос, ГДЕ он висит... сложно.
   - А где он висит? - спросил Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - Где удобнее.
   - То есть, в её вселенной свое время, и она как бы "стыкуется" с другими вселенными в любой произвольный момент их времени? - ошалело спросил Лэйми. - А как же всевозможные парадоксы путешествий во времени?
   Вайми лишь пожал плечами.
   - На самом деле здесь уже нельзя сказать, меняется ли на самом деле прошлое, или мы просто выходим во вселенную уровня II, история которой соответствует нашему вмешательству. Кроме того, существует определенная... инерция. Нельзя вернуться в прошлое и отменить своё собственное рождение, тем более, нельзя отменить создание вселенной, в которой сам родился. Всё взаимосвязано.
   Лэйми почесал в затылке.
   - А если кто-то попробует изменить ТВОЁ прошлое?
   Вайми улыбнулся.
   - Ограничения те же. Кроме того, чтобы воздействовать на моё прошлое, надо попасть вот сюда, в Нау-Лэй, а это совсем не так просто.
   - Почему?
   - На самом деле, защита Вселенной С-Ц, вселенной Охэйо и моей - она общая. Она основана на том, что вектор прыжка просто не сориентировать без маяков - будет постоянно промах, либо отмена прыжка из-за нехватки энергии. А при выходе даже по маякам - будет выбрасывать в фиксированную область, специально подготовленную для приема дорогих гостей. Потенциальный барьер очень высокий - только мы можем сюда попасть, и то лишь потому, что знаем код. Чтобы разные Мроо не ходили. А если без маяков - энергии надо многократно больше, чем полная масса этой Вселенной. Но с изменением прошлого дело в другом. То, что описано - это просто защита от гостей. Изменить прошлое Йэннимура - это значит, что надо менять прошлое всего кластера связанных вселенных... а, как минимум, сюда входят и те вселенные, куда ушли Файау - связь же Йэннимур поддерживает. Анхела, например, так не может. Это при том, что она, из всех нас, как минимум, по количеству контролируемой энергии - сильнее. Хотя тут ещё вопрос, да...
   - Ну, вопрос, кто сильнее, конечно, крайне интересный - но каждый про себя будет говорить же, - усмехнулся тезка. - Разве что конкурс Творцов и Создателей устроить - но кто будет судить? Уровень контролируемой энергии в штатном режиме - можно ещё хоть как-то оценить и согласится. При том, что это Анхеле он важен... за счет меньшей гибкости.
   - А какой у Вайми этот уровень? - спросил Лэйми.
   - Ему на сотворение типовой вселенной точно энергии хватит, отцу - тоже, - усмехнулся тезка. - Можно и значительно больше, но уже без гарантий, что можно удержать...
   - А насколько больше, для наглядности? - спросил Лэйми.
   - По сравнению с чем? - вновь усмехнулся тезка.
   - С Вайми, разумеется. Ну, или просто - вселенную какого размера Анхела может сотворить, и насколько там может от стандартной отличаться физика. То есть, какого размера вселенную Анхела сможет сотворить напрямую, не Большим Взрывом. Взрывом-то каждый сможет... наверное.
   - М-Ц-шную или свою родную - может, если бы была её копия, - вздохнул Вайми. - Которой, кстати, нет.
   - А без копии? - упрямо спросил Лэйми. - Вообще говоря - а у неё мощности на это хватит? Энергоканалов, по крайней мере? А то у меня ощущение, что такое - ты сам не потянешь, даже с копией.
   - Мощность-то можно померить, - буркнул Вайми. - А вот рассуждать про "сильнее"... да никак. Разные критерии.
   - Мерить по размерам/сложности создаваемых вселенных? - предложил Лэйми. - Или по минимальному/максимальному масштабу, который можно охватить?
   - Как определим сложность? - спросил тезка.
   - Можно в битах информации на тонну или что-то типа того...
   - И получим соревнование, по сути, на тему, "кто сделает самый емкий носитель для хранения информации, а затем сможет записать туда действительно случайные данные", - фыркнул тезка.
   - Случайные не надо, надо осмысленные, - усмехнулся Вайми. - Случайные-то я и сам могу. И... ну, выиграет она такое - и что это даст?
   - Моральное удовлетворение, - заявил тезка. - И самого тебя впридачу. Ты будешь таскаться за Анхелой, и просить объяснить, а как это всё у неё получается.
   - Отклонировать М-Ц во все галактики той вселенной - для Анхелы не проблема, - сказал Вайми. - Это поднимает сложность или нет?
   - Кстати, нет - всё то же, растет только количество, - признал Лэйми.
   - А если оно само там разовьется?
   - Тогда да, возрастет, - сказал тезка. - Вайми вот старается, чтобы сложность сама возрастала, без его участия, ибо творческой личности лень.
   - А как быть с тем, что увеличивать сложность не хочется? - с усмешкой спросил Лэйми.
   - Стимулировать, - предложил тезка. - Ёжик, как известно, птица упрямая, пока не пнешь - не полетит.
   - Начнем с тебя? - невинно предложил Вайми. - Если нам нужно именно сложность увеличивать - это можно совсем без Творения сделать. Анхела хорошо очень в таких вот вещах разбирается. Тем более, что можно ж, например, поставить в М-Ц свою опорную сеть гипермаяков, обнулить почти до нуля разброс при выходе из гиперпрыжка - в той мере, в которой он обусловлен именно С-Ц... и с дальностью прыжка тоже вопрос решить. Даже эти пункты - открывают перед цивилизациями класс 5, не говоря о 6 - эту галактику целиком, если не соседние. А ещё можно, например, подставиться под нападение пиратов, а потом сказать, что за причиненный ущерб... в общем, пусть скажут спасибо, что им не отрезали явно ненужные части, но... либо она всё тут разнесет, либо - им предоставляется уникальная возможность выбрать какую именно из не самых близких галактик они будут осваивать... и пиратская база с кораблями - забрасывается на орбиту пригодной для жизни планеты... в далекой-далекой галактике, в десятках миллионов световых лет. А дальше повторяем до исчерпания тех баз - возможно, дальность придется увеличить... А затем можно ещё на кого-то перейти, кто не очень против будет. А дальше 4 варианта:
   - таки колонизируют... и быстро - а почему бы нет? летать не просто, а ОЧЕНЬ просто, планеты - есть. Взрывная волна разума... со сверхсветовой скоростью;
   - свалятся на класс 3-4... ну так поднимутся потом. Да даже если на класс 2... просто ещё подождать несколько сотен лет... тысяч, если свалились на класс 2;
   - замкнутся почему-то... их проблемы;
   - уничтожат себя.
   И таких будет много-много... И сколько времени пройдет до того, как они войдут в контакт между собой и с изначальной Галактикой М-Ц? Тысячи или всё же сотни лет? Да - нет связи - гиперсвязь это 7+... Но даже рождение 7+ будет уже другим. Учитывая, что, по сути, у нас одна цивилизация на галактику... то в итоге - либо вся она погибнет при проходе барьера 6-7 - в войне, угу - но даже так не всё потеряно - галактики, они большие. Либо будет новая чисто 7+. Либо таки - будет пара 6 и 7+, которые более-менее живут в мире... и ещё вопрос, не получится ли так, что это, по сути, будет одна цивилизация, а принципы 7+ изначальные... могут и другие сформироваться... редко-редко - но могут. А ещё - можно ускорить время во вселенной М-Ц на время данного процесса...
   - Насколько ускорить? - спросил Лэйми.
   - Насколько надо. Но придется прервать временно каналы связи... вот если уже есть неподконтрольные Анхеле - то плохо.
   - Если такие каналы есть - то просто ничего не получится? - предположил тезка.
   Вайми кивнул.
   - Либо их порвет, либо таки не получится. Зависит от того, чьи они.
   - Если Охэйо, например, - то не получится? - предположил Лэйми. - Или это будет считаться "всё то же самое"?
   Вайми улыбнулся.
   - Нет. Ну, можно продолжить деятельность С-Ц по затаскиванию копий планет из разных других мест... и наделать всех возможных кроссоверов... и своим творчеством заняться, наконец. Только не станет она так... наверно. Потому что ТАК развитие форсировать - можно серьёзные проблемы поиметь, очень-очень. И хорошо, если придется просто всё назад откручивать, а не.
   - Ну, пиратов в далекие галактики высылать - может, и нет, а то все в такие пираты захотят же, - улыбнулся тезка. - Но затаскивать планеты из других мест, и своим творчеством заняться - почему нет? Возражать никто не будет же.
   - Так как всё же сравнить возможности Творцов? - спросил Лэйми. - Не Игру же в стиле Файау устраивать? Тем более, она другое проверять будет же.
   - Битву подушками, - бодро предложил тезка. - Или пляжный волейбол - пять Анхел против пяти местных юношев. Правда, есть мнение, что тут будет интересен сам процесс, да и результаты окажутся... необъективными.
   - Почему? - удивленно спросил Лэйми.
   - Выигрывать у девы нетактично и стратегически неправильно, - умудрено пояснил тезка. - Скорее - творчество какое-то... Но тут вот с Вайми трудно будет тягаться. С другой стороны - Анхела хотя бы может сказать, что у неё получится... и может повторить. Так что - дружить тут явно лучше.
   - Как будто кто-то возражает, - фыркнул Вайми. - Кстати, с изменением истории - придется править и многие из вселенных, захваченных Мроо, - побочный эффект войн с ними. Там очень многие хотели бы всё это поправить. Но как-то не получается пока - энергии столько не набрать именно. Вот начинающих личностей разных, - он мстительно покосился на тезку, - поправить куда проще, чтобы им лень в обучении долго-долго икалась, и они просто не могли смотреть на себя в зеркало, не краснея!
   Лэйми усмехнулся.
   - В смысле, кавайному юношу пол поменять, чтобы он изучением матчасти озаботился? Ну так он же её изучает. То есть, как оно работает - он явно знает, вот переделывал вряд ли - он же явно не боится, что Анхела поработит его ментально.
   - А порабощать не надо, - пояснил Вайми. - Можно просто рефлекс интересный встроить... например, при виде малиновых штанов приседать два раза... непроизвольно. При этом - блок может стоять не только на той части, что разум держит, но и на той, что тело поддерживает. Мешает, - убирайте, в чем проблема-то?
   Лэйми покосился на густо покрасневшего тезку.
   - Ну, на малиновые штаны юнош начинающий может уже и обидеться. Хотя, если задача стоит как раз побудить начинающую личность к ускоренному освоению реакционной лженауки кибернетики - то оно вполне пойдет. Его предупреждали, что надо хоть прочитать всю документацию и проверить? И лучше - переправить всё под себя с нуля?
   - Охэйо предупреждали, - фыркнул Вайми. - Сам начинающий юнош в то время ещё весело агукал и пускал пузыри. И вообще... когда эту систему Анхела настраивала, она дома много что интересного читала... и некоторые идеи ей очень нравились. Но, она не говорит, какие именно сюрпризы, и есть ли ещё...
   - Значит, если начинающий юнош вдруг превратится в царевну-лягушку - он точно будет знать, кто во всем этом виноват? - усмехнулся Лэйми.
   - Угу.
   - Если такое случится - я от вас убегу, - хмуро предупредил тезка. - Так далеко, что не найдете.
   - Без маяка ты так далеко упрыгнешь, что сам дорогу назад не найдешь, - сказал Вайми. - Так там и останешься - без Аханы и в виде царевны-лягушки. Оно тебе надо?
   - А с маяком сколько? - спросил Лэйми.
   - С маяком - в обычных рамках для таких прыжков.
   - Мы куда-то не туда ушли, - проворчал тезка, растирая предательски покрасневшие уши. - Начали-то с того, как сравнить Творцов и Создателей - а даже на энергии доступной не сошлись.
   - А может ли Анхела, например, выдать энергию, многократно большую, чем масса Вселенной? - спросил Лэйми.
   - Выдать в одном импульсе без очень серьёзной переконфигурации обвеса - нет, - ответил Вайми. - Накопить столько энергии - тоже попросту негде. Тут надо накопителем брать уже отдельную вселенную, - а вселенная-накопитель на такую мощность будет уже не совсем карманной, или даже совсем не карманной. В принципе - да, может, если будет знать, что столько - нужно. Но такой мощностью пробиваться лишь к Вселенной С-Ц или на уровень IV сразу. И могут быть уже проблемы и с контролем. У носителя предельный объем данных - 10^81 бит, даже если размеры в миллион световых лет, и физика - специальная. А дальше - надо что-то делать, и что - Анхела не знает, хотя вроде как можно решить. Ну и стартовать надо, где подальше - на старте тоже будет... весело. После такого старта количество вселенных может возрасти - или, напротив, уменьшиться. Так что стартовать надо из объемлющего пространства - ему ничего не будет... я надеюсь. И не было пока причин такое делать. Как и у меня, кстати. Поэтому, связь ваймиверса с внешним миром - лишь через порталы. Их количество здесь, кстати, весьма невелико - не больше тридцати. Потому что больше - уже трудно держать. И пользоваться ими... тоже трудно. Потому что физика - разная. Даже с Йэннимуром. И крышу от неё вполне может снести. Вот силой сюда проламываться... ну, в принципе-то оно можно...
   - А энергии на это сколько уйдет и времени? - спросил Лэйми.
   - А энергия... не имеет же значения.
   - Вроде как у Анхелы обычно её только на ближайшие галактики хватает, - сказал Лэйми.
   - Источники энергии у неё потенциально совсем неограниченны, - возразил Вайми. - Другое дело, что контроль... конечен. Можно расширить, но...
   - Потенциально неограниченный - это надо Большой Взрыв устраивать... непрерывный, - сказал тезка. - Ну - допустим, что ты это умеешь - тебе энергии для творения миров дофига надо же, а с каналами всякими возиться лениво.
   Вайми улыбнулся.
   - Можно. Это и для защиты тоже нужно, потому, что каналы обычные не могут там работать.
   - Угу - и кто ж это всё поставил? - спросил Лэйми.
   - Первоначально - Командор. Анхела защиту лишь расширила, при нашей помощи.
   - Ладно, с энергией разобрались, - сказал Лэйми. - А время на взлом этой защиты?
   Вайми лишь пожал плечами.
   - Времени - смотря на подготовку.
   - Пара миллиардов лет?
   - Поменьше.
   - Пара миллионов?
   - Возможно - меньше.
   - Пара тысяч?
   - Анхела не пробовала. Кроме того, защиту можно и усилить. Или... просто спрятать целевую вселенную.
   - В смысле, вероятность этой вселенной понизить? - спросил тезка.
   - Да - это и означает "спрятать". Точнее, заблокировать, упрощенной версией способа, которым вселенная С-Ц закрыта от гостей, - ответил Вайми.
   - А каким она способом закрыта? - спросил Лэйми.
   - Сложным. Упрощенно - к ней просто нельзя пройти через объемлющее пространство - отражается всё. И щиты... управляемые. Можно пройти либо если кто-то изнутри даст проход, - но даже так сложно портал держать, - либо надо запросить переход с корректной авторизацией - так мы перемещаемся. Для страховки - точки выхода возможные... неуютны. Даже если разрешен переход - выжить там кому-то, кто не имеет носителя - сложно. Если же попробовать подобрать код... скажем так - там есть ловушки. Либо, наконец, - до конца понимать, как работает защита - и рискнуть её обойти. Такой путь... существует, на всякий случай, но воспользоваться им - практически невозможно. Если Анхела вообще на связи - она точно будет в курсе, и сможет и активную защиту включить. Думаю, что если до такого вообще дойдет - пофиг уже будет, сколько лет там гости готовились.
   - А что собой все эти щиты представляют, так сказать, физически? - спросил Лэйми. - Я не вполне понимаю всё же.
   Вайми улыбнулся.
   - Можно сказать, что "зеркало" для колебаний по тем координатным осям, которые порталы открывают.
   - Что-то вроде Зеркала Мира? Только для деформаций метрики? - спросил Лэйми.
   - Не совсем. Например - оно ступенчатое, и имеет достаточно сложную структуру, которая ещё и меняется.
   - Так что же это такое? - спросил Лэйми. - Сверхинтеллект сторожевой дрессированный? И способ обойти - это в такое же Зеркало завернуться? Наше Зеркало Охэйо же именно так и прошел.
   - Так просто не пройдешь, - возразил Вайми. - Надо разобраться, как оно именно сейчас работает. При том, что там почти все пространство внутри защиты, даже между элементами... непригодно для жизни. Не в смысле вакуум, всё хуже - например, размерность пространства вообще плывет постоянно. Можно считать, что там в спокойных местах даже - постоянно как гиперазаряд только что сработал. Но можно подобрать алгоритм, по которому оно работает, и пройти это место. В неспокойных... всё хуже. Схема защиты у Анхелы есть... как и текущие параметры. Потому что, - сюрприз! - то, что у неё проекции... не спасет. Нужный уровень поддержания связи таков, что либо - не пройдет, даже не увидит, либо... носителю тоже достанется не слабо. Как минимум - оторвет всё внешние эффекторы, как максимум - выкинет нафиг носитель, возможно - с серьезными повреждениями внутри.
   - Угу - а кто-то говорил, что Анхеле ничего нельзя сделать, - сказал Лэйми. - Значит, можно таки и портальные линки отследить, и через них в работу носителя вмешаться?
   Вайми задумчиво почесал пятку.
   - Теория, по которой построена система - допускает возможность такого воздействия на точки выхода, что произойдет нарушение внутренней структуры носителя, - пояснил он. - Реально - не было ни одного случая. Возможности, необходимые для этого... ну, наличие гиперзарядов тут - это минимум. И тем не менее - на портальных линках стоят прерыватели на всякий случай. На самом деле, более вероятным считается другой сценарий - меметическое оружие. Или - просто сам офицер С-Ц ошибся в перестройке себя же.
   - А что это мы всё про Анхелу? - елейным тоном спросила вдруг Ксетрайа. - Как насчет тебя?
   Вайми смутился.
   - Мне там тоже не поздоровилось бы. Всё, что торчит, не оторвало бы, но нафиг бы выкинуло, это точно.
   - Ну... ладно, - сказал Лэйми. Он уже чувствовал, что во всем этом придется ещё долго разбираться. - А как тогда действует активная защита?
   - Сегменты защиты начинают перестраиваться быстрее и по новому закону, - ответил Вайми. - В тяжелых случаях - весь сегмент замыкается на себя и сбрасывается... куда подальше. А учитывая, что носитель там рядом... должен быть...
   - В смысле - защита носитель ловит и множит на ноль? - удивленно спросил Лэйми. - Или даже делит? Или просто снижает его вероятность до нуля? Угу - и какие технологии нужны для этого, если даже Анхела тут ничего не сможет сделать? В смысле, силой проломиться не сможет.
   - Активная защита ничего не делит, - пояснил Вайми. - Она просто может сделать вероятность существования "гостя" относительно данной вселенной очень маленькой. Практически - они исчезнут друг для друга.
   - И что станет с тем, чья вероятность уменьшена до нуля? - спросил Лэйми.
   Вайми потянулся.
   - Ничего. С точки зрения "гостя" - остальные вселенные исчезнут. Но это уже его проблемы. Не нужно лезть, куда не просят.
   - Значит, для "гостя" в той вселенной всё нормально будет, он только выбраться отсюда не сможет никогда? - спросил Лэйми. - А Анхела смогла бы?
   - Для "гостя" - новый набор вселенных. Он не сможет найти дорогу назад к известным. Анхела... сможет, прыжком по картинке.
   - А разве "гостю" по картинке нельзя?
   - Энергозатраты будут... невозможные даже для офицера С-Ц. Анхела пойдет другим путем - через промежуточную точку, особый маяк, фактически.
   - А почему в неё проще, чем ещё куда-то? И уменьшение вероятности существования до нуля для "гостя" означает только потерю ориентации?
   - Тотальную потерю ориентации. И сложности с её восстановлением. Для этого надо повысить вероятность существования всего Мультиверса относительно себя.
   Лэйми ошалело почесал в затылке.
   - М-да, это жестоко.
   Вайми лишь пожал плечами.
   - Надо думать, куда лезть. Если у "гостя" есть бэкап - проблем вообще нет. Если нет - то думать раньше надо.
   - А можно снизить вероятность своего существования? - спросил Лэйми.
   Вайми улыбнулся.
   - Можно. Собственно, для носителя это лучший способ спрятаться. Тогда проекторы в Мультиверсе, "рядом" с носителем, накрывают его особым полем. Генерация такого поля внутри обычной вселенной - не самая хорошая идея. Жизни там не будет почти сразу, разве что если там вещи вроде машин Кунха есть - они, возможно, смогут подавить работу генератора. Фактически, сам генератор - это нано-вселенная с особой физикой. На изменение вероятности существования носителя и его карманной вселенной - много энергии нужно, может и батарейки штатной не хватить, кстати. Нужно делать большие. Там предел - до 30 000 Ф-единиц.
   - А на активную защиту нужно столько же?
   - Энергии на работу в обычном режиме надо не особо много. Вот если кто влезет - общий запас энергии уменьшится, но выбивать защиту так - не выйдет. Энергопорталы там стоят свои, и Анхела, если вообще рядом есть, - вмешается.
   - Значит, можно батарейки защитной системы снаружи разряжать, или как?
   - Там нет батареек. Защитная система энергию на поддержание не особо требует, пока она в холостом режиме.
   - То есть, пока никто не лезет - там тихо-тихо, а как кто-то появляется, - начинается всякая кошмарная жуть?
   - Можно и так сказать.
   - Защита может только снизить вероятность? А уничтожить? Реально никак? В смысле, очень разозлить Анхелу, например, можно - а вот прихлопнуть нельзя?
   - Никак. Как и остальных... такого уровня.
   - А они вообще есть, эти остальные? - спросил Лэйми. - В смысле - кроме вас?
   Вайми усмехнулся.
   - Тэйариин есть, разумеется. Точнее, их вселенные. Правда, никто не может понять, чем они там заняты, а подходить близко опасно. Там защитные стены стоят очень хорошие. А может, даже и не стены, а физика там ооочень глубоко преобразована, а вот для чего - непонятно...
   - А разобраться не пробовал? - спросил Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - Почему? Пробовал. И не раз. И совсем не грубой силой. Но они же раньше нас учиться начали... сильно раньше. Уровень защиты там такой, что даже на попытку подойти сил надо убить - уйму. А когда мы попробовали... нам намекнули, что не стоит дальше. Без Контакта - просто разворачивали вектор прыжка. Если дальше лезть... можно и получить, за ненужное любопытство, - Вайми бездумно почесал зад. - Да ладно, это-то я могу потерпеть, не в первый раз уже - но там же всё равно так перегорожено, что пройти вообще нельзя.
   - Угу, а как? - спросил Лэйми.
   - Объемлющее пространство вокруг вселенных Тэйариин... сильно модифицировано, и там порталы вообще открыть нельзя. Физика такая - они сразу распадаются или не открываются вообще, и носитель туда лучше не совать - потому что вселенные-носители там тоже распадаются. Или... теряют самостоятельность, скажем так - хотя бы и на время.
   - Но это оооочень глубоко в физику лезть надо, и энергия на это откуда? - спросил тезка. - Учитывая, что за такой защитой энергоканалы тоже работать не будут... Энергетический шунт - штука, разумеется, мощная. Но ведь он ставится не сам, он кушает энергию, и его на одном месте долго держать нельзя, он подохнет. Его переставлять надо, руками. И источник этой защиты - что?
   - Пока что неизвестно. Никто, кроме Тэйариин такое вот делать не может. В теории-то всё уничтожить можно...
   - Угу - а чем?
   Вайми улыбнулся.
   - А это - неясно. Можно выяснить, но вот на ком?..
   - Гиперзаряд кинуть?
   - Такие вещи... лучше даже не пробовать, - ответил Вайми. - Анхела, например, ускачет. И ответ даст.
   - А не ты? Это вроде же уникальное оружие С-Ц, а точнее - лично Анхелы, других офицеров С-Ц нет же.
   - У меня и Охэйо они тоже есть, но в варианте для сотворения миров, и мы в Анхелу их кидать не станем же.
   - Но может быть и у других? - спросил Лэйми.
   - В теории - да. Уникальное оружие, но предусмотрена защита.
   - В принципе, если Тэйариин - такие же, в смысле, у них тоже есть вселенные-носители, - ответил Лэйми, - то могут быть и гиперзаряды, и тогда защита актуальна. Правда, им смысла никакого нет воевать с вами. Как бы сверх-сверхцивилизация - там непонятно вообще, чем они заняты. А чем тогда боевые гиперзаряды отличаются от... ну, рабочих?
   - Боевые... там есть нормальная вселенная какая-то, и её НЕ надо выносить полностью... но надо сделать, чтобы там - трясло всё, непредсказуемо.
   - Боевой - как раз сильно проще, что-то типа резиновой пули? - спросил Лэйми.
   - Непредсказуемость... сложна. Но можно и так сказать.
   - Сложность больше, но мощность таки меньше?
   - Ну, можно и так сказать, - Вайми явно не хотел углубляться в эту тему. - И наведение... сложнее.
   - А нафиг наводиться? - спросил Лэйми. - "Отклонение 666 миллионов световых лет - цель поражена". Если что-то дружественное в этом радиусе есть - или эвакуируем... или Господь узнает своих. Кстати, почему вы тогда Мроо не вынесли? При таких-то возможностях?
   - У Мроо же более, чем одна вселенная... - начал тезка.
   - Анхела мне про гиперзаряды говорила, которые на уровне II действуют, то есть, выносят нафиг ВСЕ вселенные с одинаковой физикой, - сказал Лэйми. - И у тебя вроде бы есть ещё возможность руками вероятности вселенных менять, убирать, создавать их...
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - Да - есть. Но Мроо - это ж прежде всего идеология. Нельзя избирательно и сразу накрыть всех, кто поражен их мем-вирусом. Идеология-то у них в общем разумная, надо только две небольших проблемки решить: как вернуть разум тем, кто миллиарды лет в пустоте болтался, и где их расселить - секстиллионы их. Так-то пусть воскрешают...
   - А меметические гиперзаряды бывают? - спросил Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - Бывают. Оружие концептуальной новизны, так называемый СОН, семантический обфускатор надситуационный. Но это уже совсем другая история...
   - А какая? - с крайним интересом спросил Лэйми.
   - Это ты у Охэйо спроси, - вновь усмехнулся Вайми. - Это его разработка же. Теоретическая, пока что. Он нарушает семантическую связность объекта. Оружие Хаоса, если проще.
   - Хаоса? - Лэйми с сомнением почесал ухо. - Мы не в сказке же. Ты мне ещё про Черного Властелина расскажи...
   - Беспорядка, энтропии - называй это, как хочешь. Внезапное резкое разупорядочивание некоего объема пространства - или некой сущности, неважно. Но всё это пока очень, очень смутно...
   - А на тебя оно подействует? - с крайним интересом спросил тезка.
   Вайми лишь пожал плечами.
   - Не знаю - я не пробовал же. Если сможет пробиться в Над-Реальность - в ту, где ихцемизис - то да, конечно... но действие СОН ограничено во времени, а я... нет.
   - А... как это? - спросил Лэйми. - Жить во времени, вне времени - и при этом говорить с нами? Как такое вообще возможно?
   Вайми как-то странно посмотрел на него. Почесал пятку. Вздохнул.
   - Здесь - именно здесь - между нами пролегает пропасть, через которую я не могу навести мост. Если же говорить коротко и как можно проще, то суть различия такова: твоя жизнь - это ослепительная точка "сейчас", ползущая по линии Жизни. Бессчетные мириады таких линий, сплетаясь, составляют самое полотно Времени. Но! Как и пространство, Время многомерно. Паря в "третьем измерении", я вижу не одну ползущую точку, а непрерывный сияющий поток, каждая точка которого доступна взгляду... и прикосновению. Из "четвертого измерения" этот трехмерный объем, в свою очередь, кажется плоскостью, на которую смотрит некое высшее сознание... ну, и так далее.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - Я действительно этого не понимаю. Что же, например, будет с тобой, если ты вернешься в своё прошлое - и убьешь себя, например?
   Вайми улыбнулся.
   - Ну, во-первых, себя я никогда не убью, это ясно. Зачем? Во-вторых, не нужно думать, что прошлое можно менять уже совершенно произвольно. Нет. На самом деле, оно обладает определенной... инерцией, и есть вещи, которые даже я не могу отменить - такие, как своё рождение или создания ваймиверса. Мои способности небезграничны в этом плане.
   - Гм, - Лэйми ожесточенно почесал затылок. - А если тебя в прошлом убьет кто-то ещё? В смысле - кто-то, кто может, как ты, путешествовать во времени?
   Вайми фыркнул и откинулся назад, опираясь на ладонь левой руки.
   - Пока я не встречал никого, кто мог бы. И, раз моё прошлое изменчиво, я могу вернуться и спасти себя, разве нет?
   - А если он окажется сильнее? То есть, будет жить в высшем, по отношению к тебе, измерении времени?
   Вайми нахмурился. Было видно, что вопрос совсем не нравится ему.
   - Тогда я, очевидно, исчезну, словно не существовал никогда. Но это, пока что, чисто теоретический вопрос. Я не встречал... других таких... путешественников. Ну, кроме Тэйариин, конечно.
   - А они?
   - А ИМ нет до нас дела. Мы все - просто микробы рядом с ними. Забавный вывод, да? Боги так велики, что для нас их просто нет.
   - А кто ты тогда? - спросил Лэйми. - Разве не бог?
   Вайми растянулся на животе, подогнул пятки и посмотрел на него, опустив подбородок на руки.
   - Ну, если ты так хочешь... Вселенные я создавать вполне могу. Довольно большие, в самом деле.
   - А уничтожать?
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - А я не пробовал. Я такого не люблю, не выношу, понимаешь?
   - А если очень нужно?
   - А всё равно. Если внимательно посмотреть - то не так оно и нужно...
   - Не нужно уничтожать Мроо?
   Вайми вздохнул.
   - Я могу... да, я могу нагадить им весьма существенно. Пусть и не уничтожить их полностью, но, всё равно...
   - Но ничего не делаешь? - спросил Лэйми.
   Вайми повернулся на бок.
   - Угу. Не так, чтобы совсем уж ничего, но...
   - Но?
   - Лэйми, ты когда-нибудь думал о том, что основная цель Мроо - спасение всех потерянных в Бездне душ - не заслуживает ничего, кроме глубочайшего уважения?
   Лэйми удивленно моргнул.
   - Нет. Но...
   Вайми спокойно взглянул на него.
   - Методы Мроо, конечно, должны быть осуждены. Некоторые из них. Не все.
   - И им, надеюсь, ты готов мешать?
   Вайми кивнул.
   - Некоторым - да. Но это не имеет ничего общего с тем, что делает Охэйо.
   - Он-то делает, - хмуро сказал тезка. - А ты нет.
   Вайми ухмыльнулся.
   - Ну, кое-что делаю. Иначе тебе сейчас не на чем было бы сидеть. В частности.
   Тезка зашипел и смешно сморщил нос - но более весомых аргументов не нашел. Ахана участливо погладила его по голове. Тезка закатил глаза и плюхнулся в траву. Ксетрайа задумчиво смотрела на парочку.
   - А ЧТО ты делаешь? - спросил Лэйми. - Чем занимаешься? Нет, ну понятно - чешешь девам ухи на пляжУ. Возишься с ребенками - кормишь, моешь, дерешь... Но это просто жизнь же. От неё не деться. А ещё?
   - А ещё он вселенные создает, - пояснил оживший тезка. Ахана сунула ему в нос конец косы, и он тут же оглушительно чихнул.
   - Ну, создает, - повторил Лэйми. - А для чего всё это? В чем смысл? Где задача? Или ты просто плывешь по течению, так сказать?
   Вайми улыбнулся.
   - А для чего ты? В чем твой смысл? В чем твоя задача? У?
   Лэйми задумался.
   - Нуу... моя задача - в том, чтобы, для начала, разобраться со всем этим, - он повел рукой вокруг. - А там... ну, там видно будет.
   - А в чем твой смысл? Для чего ты? - не унимался Вайми.
   - Ты Охэйо об этом спроси, - буркнул Лэйми. - Ему виднее, зачем он меня сюда вытащил.
   - Потому, что он твой друг, - сказал Вайми. - Это ежу ясно же. А в чем твой смысл - для тебя?
   Лэйми вздохнул.
   - Жить. Любить Ксетрайа. Завести с ней детей, наконец. Разве мало? Я же не родился для чего-то. Я просто родился.
   Вайми улыбнулся.
   - Ну вот. Ты думаешь, я родился иначе?
   - Ты не просто так родился, - ответил Лэйми. - Тебя создал Вайэрси. Чтобы ты жил вместо всех марьют, уничтоженных им во время Йалис-Йэ. Мне об этом Охэйо рассказал. Вот.
   Вайми вновь поморщился. Было видно, что и эта тема не слишком ему нравится.
   - Я ему благодарен, конечно, но...
   - Но его здесь нет, и не будет? - закончил Лэйми.
   Вайми опустил глаза.
   - Ну, так. Пока что, по крайней мере.
   - Не хочешь быть вечным Младшим Братом?
   - Не хочу быть Старшим. Я... слишком вырос с тех пор, знаешь ли. А Вайэрси... нет. Это, знаешь, не слишком-то приятно.
   - А насколько вырос? - спросил Лэйми. - Нет, я тебя, конечно, видел - но я до сих пор смутно представляю, что ты представляешь собой... ну, физически. Не это вот тело, а в общем. Размер там, масса, доступная мощность...
   Вайми фыркнул.
   - В Над-Реальности - там, где обитает моя настоящая сущность - все эти понятия вполне условны. Гравитации, например, там нет вообще - а значит, нет и массы. Времени, в твоём понимании, тоже. Ну, это я тебе уже говорил. Размер в двенадцати измерениях определить тоже затруднительно. А показать... облик и подавно.
   Лэйми вздохнул и вновь помотал головой. Смешно - но он не мог поверить в то, что говорил Вайми. Сам он не очень походил на Сущность, обитающую вне пределов пространства и времени - гривастый золотокожий парень, одетый лишь в парео и четырехцветный плетеный шнур на бедрах. И с грязными пятками, к тому же.
   - Ну... ладно. А возможности?
   - Возможность изменить реальность в целой вселенной тебя устроит? - ответил Вайми. - Не то, чтобы я смог сделать это мгновенно, без подготовки - но...
   - А как?
   - Я тебе уже говорил же. Для Над-Реальности Реальность достаточно податлива.
   - Даже слишком податлива, я бы сказал, - добавил тезка. - Ну, судя по тому, что у тебя получается.
   - А что у тебя получается? - спросил Лэйми.
   - Фигня получается, обычно, - фыркнул тезка. - И даже не та, какую наш Творец задумывал. То физика поплывет, то ещё что... деформация метрики, знаете ли...
   - Деформация деформации рознь, - возразил Вайми. - При деформации метрики гравитацией физика не меняется же. Вот когда количество/размер свернутых/развернутых измерений меняется - тогда да, физика таки плывет. Но это я уже контролирую. Обычно.
   - Вот-вот. Обычно, - вставил тезка. - А кому-то потом всё это убирать.
   - Но не тебе же, - сказал Вайми.
   - Отцу, - серьёзно ответил тезка. - Или Анхеле. А у них, знаешь, и своих дел хватает.
   - Это редко, - возразил Вайми. - И это не "убирать", а "помогать в творчестве". Анхела физику проверит, твой отец - математику, - и в итоге совсем не так плохо получается.
   - Так это с ними, - не унимался тезка. - А без них?
   - Ну вот, например, - Вайми с усмешкой показал на Ахану. - Нравится?
   - Нуу... - тезка смутился и густо покраснел. - Ты же не один тут... участвовал. Ещё и Лина.
   - В тебе тоже не один Охэйо... участвовал, - ухмыльнулся Вайми. - Только драл явно мало.
   - Драть ребенков непедагогично, - возразил тезка. - Ты вот Ахану не драл же. Разве что по попе дашь в избытке чувств, и всё.
   - По попе я и тебе могу дать, - усмехнулся Вайми. - Это, знаешь, полезно. И работу мозга стимулирует. Тут и крапива, кстати, растет. Древовидная. И орешник.
   - А орешник зачем? - спросил Лэйми.
   Вайми улыбнулся.
   - Из него розги режут. С наибольшим... воспитательным эффектом. Особенно если ещё вымочить в рассоле.
   - Я бы посмотрел, как тебя ими дерут, - насмешливо ответил тезка. - С громадным удовольствием.
   - А меня уже драли, - ухмыльнулся Вайми. - В детстве.
   - За лень? - деловито спросил тезка.
   - Нет. Наоборот. За... за излишнюю активность, скажем так.
   - А конкретно?
   Вайми смутился.
   - Ну... так. Кому дохлую змею в дом подбросил, кому жаб в горшок посадил... времени, кстати, убил на это массу. Только не ценили, почему-то.
   Лэйми вновь недовольно помотал головой.
   - Вот получается у вас оставаться... детьми. В широком смысле. В творческом. А как... вопрос.
   Тезка улыбнулся.
   - Старшие и раньше никогда особо взрослыми не были. Но психоматрицы себя самих в юном возрасте у них есть - отец не на пустом месте же тебе в миллион раз возраст уменьшил, - и отклонений ненужных просто не допускается. Либо - просто такое свойство психики.
   - Что отец со мной сделал? - спросил Лэйми.
   - Ой... - тезка смутился. - Ты же в Бездне Немертвых Душ того... этого... свихнулся, в общем. Даже не свихнулся, а... в общем, потерялся в том, что в той Бездне наросло. Надумалось, то есть. Вот отец всё это и убрал. Как бы уменьшил твой ментальный возраст. Это сложно, на самом-то деле. Очень. Я так не умею. Пока.
   Лэйми замер, сердце у него вдруг часто забилось. Он считал, что прожил очень долго - но стать старше в миллион раз... и начисто забыть об этом...
   - Каким я там был? - спросил он.
   - Это ты у отца спрашивай, - хмуро ответил тезка. - Он меня к тебе не подпускал. Я вообще против был, чтобы... ну, чтобы тебя воскрешать.
   - Почему? - Лэйми показалось, что его ударили под дых.
   Тезка упрямо взглянул на него.
   - Я отца люблю. И мать. Очень. А, после того, как дочки появились...
   - Они всё время с ними возятся? А ты сам по себе? - догадался Лэйми. - И решил, что я тебя вообще в темную даль задвину?
   - Ну... - тезка смутился. - Извини. Я тогда глупый был. Всякую чепуху думал. Хорошо, что отцу виднее.
   - И ты не в обиде на него?
   Тезка удивленно взглянул на него.
   - Почему? Нет. Зачем? Это... глупо. Очень.
   - Даже несмотря на то, что он надрал тебе зад? - спросил Лэйми. - И далеко не в первый раз, как мне кажется?
   Тезка ухмыльнулся.
   - Ахана говорит, что смотрелось это очень... интересно. Я же сам ухами прохлопал, в конце-то концов. А отцу из-за меня пришлось убивать. Пусть и Мроо - но всё равно... - он вздохнул. - Я ещё дешево отделался, - самокритично признал он. - Он мог меня и без прыгалки оставить, знаешь ли. Сидел бы в Нау-Лэй, чесал пятки и думал, когда поумнею...
   Ксетрайа фыркнула.
   - Просто образцовый ребенок. Мечта родителей.
   Тезка удивленно взглянул на неё.
   - Ну да. Мечта. А что? Я отца люблю. И мать. И сестер. Что в этом такого?
   Ксетрайа улыбнулась.
   - Ничего. Просто мне ещё такие не встречались.
   - Почему? - тезка удивленно взглянул на неё. - Вот, я же есть.
   - До тебя. В прошлой... жизни.
   - А, - тезка вздохнул. - У меня-то никакой "прошлой жизни" не было. Вся здесь. А как это - иметь прошлую жизнь?
   - Невесело, на самом деле, - Ксетрайа нахмурилась. - Помнить, как я была мертвой, помнить, что ничего, знакомого мне, уже нет... Кроме, разве что, Лэйми, - она с ухмылкой покосилась на мужа. - Без него мне, в самом деле, было бы тут очень тяжело.
   - Мне тоже, - буркнул Лэйми. - Даже несмотря на все свои новые... способности, вечную жизнь и прочее...
   - Вас ещё не слишком достала эта личность? - с надеждой спросил Вайми. - А то мне за розгами недолго сходить.
   - А что, часто достает? - сказал Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - Ну, он и к Анхеле может пристать с вопросом "Ты вообще думаешь, или просто говоришь, и всё?" С другой стороны, Анхела и сама может это у него спросить...
   - А кто сказал, что он получит ответ, который хочет, а не? - Лэйми подскочил, обернувшись. Анхела стояла за его спиной - в какой-то весьма легкомысленной тунике, вполне, впрочем, подходившей к здешнему теплу. - Один древний землянин говорил: "Я мыслю, следовательно, я существую", - продолжила она. - Так на что это намеки пошли?
   - А что не так? - спросил тезка, краснея.
   - Про то, что проекции пассивны на физическом уровне, ты как бы и так должен быть в курсе уже к этому времени, - ответила Анхела. - Как и про то, что психоматрицы обычно только свои проекции ведут. Но это уже не обязательно так, есть фишки вроде режима слияния или того, что разум-то у меня всё же общий, а не распараллеленный.
   - У нас - именно распараллеленный, а у отца - ещё и иерархично распараллеленный, потому что есть координирующие потоки разных степеней, - ответила Ахана. - А у тебя, выходит, единый и неделимый?
   - Там есть распределение на уровне, скажем так, физического устройства носителя, но логически это именно один разум, - ответила Анхела. - Как побочной эффект - с кем-то кроме проекций у меня говорить нельзя - просто нет такой возможности и самостоятельного разума. Хотя возможность таки выделить что-то - есть, и иногда используется.
   - Что-то - это под свиту? - спросил тезка.
   Анхела усмехнулась.
   - Нет.
   Тезка снова покраснел - на сей раз, от невежества.
   - Просто вспомогательные ИИ для расчетов?
   Анхела кивнула.
   - И это. И иногда - для Интари и контрольного совета. Можно не только, но пока только это настроено.
   - А под что ещё тогда?
   - Например тот способ, которым была поднята старая копия с изначальной памятью времен до похищения. Из-за этого куча заморочек - например, если я подниму виртуальную реальность с аплоадом, допустим, всего населения Земли - это будет часть моего разума или нет? С моей точки зрения - нет. А то, что используется носитель... ну и что?
   Лэйми почесал затылок.
   - А возможны ли разногласия между психоматрицами вообще, в принципе? Имеет ли смысл подавать тебе жалобу на тебя саму? В теории-то разногласия вполне могут быть - даже и обычный человек может с собой поругаться же.
   Анхела улыбнулась и села на траву.
   - Имеет, кстати.
   - "Анхела-Алла, Анхела-Алисия кинула в меня спелой хурмой, надерите ей ухи, пожалуйста"? - ехидно спросил тезка.
   Анхела вновь улыбнулась.
   - Этот запрос... не является бессмысленным.
   - В смысле, Анхела-Алла может и не знать, что Анхела-Алисия кинула в кого-то спелой хурмой? - спросил Лэйми.
   Анхела кивнула.
   - В том числе - да. Обычно - может "вспомнить", если будет надо, но сама - нет.
   - И? - спросил тезка. - Какой будет ответ?
   Анхела вновь улыбнулась.
   - Ответ будет. В смысле, не будет однозначно ответа "иди на фиг". И может, даже что-то осмысленное будет.
   - Надирание ух, если вина будет таки установлена? - с надеждой спросил тезка.
   Анхела улыбнулась.
   - Зависит от ситуации. Например, если там ваймин сын прибежит жаловаться, что Анхела-Алисия в него спелой хурмой кинула, я могу тоже кинуть, в знак солидарности.
   Лэйми засмеялся.
   - А сделать недо-ИИ для общения ты можешь?
   Анхела кивнула.
   - Могу. Кто-то даже может думать, что это автономная личность. Или - что не такой уж это и недо ИИ.
   - Нуу, недо-ИИ с точки зрения архилекта точно будет трансразумным с точки зрения человека, - улыбнулся Лэйми.
   Анхела покачала головой.
   - То, что в Содружестве Миров расы класса 7+ называют "недо-ИИ", хотя там тоже плохо с границей... У 7+ все специалисты знают и прямо считается, что если система начинает задавать неудобные вопросы, то она уже реально ИИ, и права - имеет, все, что полагаются, обязанности тоже. Если надо - можно протестировать, но смысл? Факт, что делали одно, а вышло другое - повод тем, кто это создал, по шее дать.
   - Как только ИИ начинает спрашивать, а на фига всё это, - он разумный, потому что появляется лень? - спросил Лэйми.
   Анхела кивнула.
   - А теперь учтем, что это - можно запрограммировать.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - Лень? Можно, но зачем? Производительность упадет же.
   - Задавание вопросов интересных, - ответила Анхела.
   - "Зачем вся эта фигня и нельзя ли как-то обойтись без неё?".
   - Может же и в самом деле оказаться, что можно - или проще как-то сделать, или хоть не так дорого, - пояснил тезка.
   - Да, - кивнула Анхела. - К вычислительной мощности напрямую - привязки нет. Тут критерии... интересные.
   - В том смысле, что мощность может быть очень высокая - но без самосознания? - спросил тезка.
   Анхела кивнула.
   - Да. А почему так, и чем это отличается от ИИ, который может и рад бы спросить, только... он, по сути, Фокусированный... да и просто от Фокусированных, которым запрещено в некоторые вещи лезть... вопрос отдельный. Вообще - есть и другие критерии, и в Содружестве решают по совокупности, обычно. В том числе, и что будет, если кто-то возьмет, и снимет какие-то блокировки.
   - И тогда тот ИИ сразу даст хозяину по попе? - спросил тезка. - Или просто пошлет его нафиг и объявит забастовку? И тогда будет признан полноценно разумным?
   Анхела улыбнулась.
   - Зависит от ситуации. И от того, что будет. Но у меня разум всё же - единый, а не.
   - Пяти-единый, по числу дев прекрасных? - спросил с усмешкой тезка. - Правда, тут есть интересный вопрос, - чем на данной стадии является свита. Точнее, что означает то, что их разумы независимы.
   - Формально независимы, наверное? - спросил Лэйми. - Так-то Анхела что угодно может с ними сделать... но не хочет.
   - Я со всей Землей могла, - ответила Анхела. - Но не хотела. А теперь - и с М-Ц сделать что захочется... смогу. В смысле, силой помешать - некому.
   - А мы? - спросил тезка. - Хотя что захочется... Ты не захочешь же пускать по рекам венки, сплетенные из обывателей, и прочее такое всё.
   - Вы можете протесты выражать... но во вселенной С-Ц мне что-то мешать делать... Хотя да - такие действия - повод для срабатывания контрольного совета.
   - Но делать так ты не будешь же, - повторил тезка.
   Анхела кивнула.
   - Не буду. Хотя... могут быть жесткие действия.
   - Ну так они и у нас вполне могут быть, - сказал тезка. - Политкорректной фигней тут никто не страдает, и на тебя точно не станет наезжать за то, что ты бедным террористам сдаться не предложила. А вот критерии могут быть... разные.
   - Ну, если юнош кавайный сказал уже, что сдается, а его всё равно подушкой по ухам - то он может и обидеться, - усмехнулась Ахана. - Но многие из этих вопросов - террористы как бы сами явно должны понимать и сидеть... тихо.
   - Охэйо сам большой гуманист, как мы помним, - сказал Лэйми. - То есть с его стороны претензий никаких не будет.
   - А твоя свита, выходит, формально независима? - спросил тезка.
   Анхела вздохнула.
   - Формально - они мои ресурсы используют, в том числе - вспомогательные компьютерные процессоры. Но свита - это, всё же, биологический разум с кучей аугментации. Сколько раз там аплоад был - уже вопрос отдельный, также как и то, что они вполне могут ту же систему, что и я, использовать, - куклы с дистанционным управлением, а разум - запущен отдельно.
   - Скорее уж это, потому что биологический разум тут уже явно не вполне надежен, - сказал Лэйми.
   Анхела улыбнулась.
   - На Земле - был биологический разум всё же. Сколько там интерфейсов было прицеплено - вопрос отдельный. А теперь... по-разному.
   - У отца аватар... много, разных уровней, - сказала Ахана. - Хотя большая часть потоков сознания своих аватар всё же не имеет. Как это всё координируется - ну, смотрим на Охэйо, например. У него структура в чем-то схожая.
   - Я знаю, - усмехнулась Анхела. - Знаешь, я немало работала с Вайми, ещё до твоего рождения. Но такого бардака в сознании не встречала ещё никогда.
   - Не бардака, а многообразия, - обиженно пояснил Вайми. - Есть разница.
   - С моей точки зрения, - нет, - ответила Анхела. - У нас на Земле про таких говорили "без царя в голове". И добавляли обычно, что драли в детстве... мало.
   - А ты в него... заглядывала? - спросил Лэйми.
   - Глубоко - нет. Я понимаю, чем это для меня кончится... и что систему в разнос я пустить тоже смогу. В общем, мне это явно не слишком подходит.
   - У тебя-то всего пять личностей - а у отца их сотни тысяч, - ответила Ахана.
   - Да, - ответила Анхела. - У меня просто нет нужды столько себе делать. Есть разные способы параллелить восприятие. Пять личностей - это НЕ значит, например, что я беседу по видеосвязи могу только с пятью абонентами поддерживать. Потоки сознания одной личности - это отдельно для каждой.
   - А сколько там этих потоков сознания может быть у одной личности? - спросил Лэйми.
   - Нет жестких ограничений, - ответила Анхела. - Тысячи, если прямо вот сейчас надо. Есть техническая проблема, что нужно тело на кушетку укладывать, и вообще отключать восприятие проекции, если надо с нескольких точек смотреть, и поэтому обычно это с ускорением психоматрицы используется только. Но в принципе это решаемо, у меня - давно решено. Собственно, в Содружестве многие расы класса 7+ так могут - допжелезо и обучение.
   - Ещё вопрос, как у некоторых сотни тысяч личностей, и что они делают... в сети общаются, ведут проекции или что? - спросил Лэйми.
   - Живут и работают в разных местах, обычно, - усмехнулась Ахана. - Но сотни тысяч - это, в основном, к отцу. У Охэйо всё же меньше, у Вэру, например, в норме проекция вообще одна. А проекции Анхелы - это далеко не только человеческие чувства к этому моменту.
   - То есть, у неё есть и совершенно нечеловеческие проекции, как по виду, так и по мышлению? - удивленно спросил Лэйми.
   - Ахана имела в виду, что я, например, чувствую, что происходит на сотни километров вокруг от проекции, просто по умолчанию, когда хочу смотреть всё вокруг, - пояснила Анхела. - Если НЕ хочу, то...
   - Надо было понимать как "проекция имеет кучу сенсоров в дополнение к глазам/ухам"? - спросил тезка.
   - Да. И обрабатывает данные с них в штатном режиме, - ответила Анхела.
   - Ну так сверхразум же, - вздохнул тезка.
   - А сколько может быть таких проекций? - спросил Лэйми.
   - Реально - сколько будет нужно.
   - Миллиарды Анхел?
   Анхела покачала головой.
   - Это не миллиарды Анхел.
   - Проекций, кукол, дронов, - в общем, чего-то управляемого, - пояснил Лэйми.
   - Есть разница для кукол, проекций и дронов, - ответила Анхела. - Для дронов можно писать высокоуровневые скрипты, чтобы они спрашивали только если что-то важное, и можно было дать задание - найти вот такого-то и вогнать ему дротик в задницу, а где и как - уже сами. Для кукол, правда, тоже... но это будет полу-чоки, хотя...
   - А сколько примерно можно "вести" кукол и дронов? - спросил тезка. - Миллиарды? Мощность носителя это позволяет же, вот координация всего этого... да.
   - А дронам можно и свои процессоры ставить, либо управлять ими удаленно, - ответила Анхела. - Но тогда лимит - количество портальных интерфейсов, и всё.
   - А сколько тогда может быть тех портальных интерфейсов? - спросил Лэйми.
   Анхела улыбнулась.
   - Столько, сколько нужно. Даже твой тезка может держать десятки тысяч на данном этапе, - но это уже вариант с быстрым переключением...
   - А зачем столько нужно? - удивился Лэйми.
   - Зависит очень сильно от того, для чего нужны те миллиарды, - ответила Анхела.
   - Медпомощь там оказывать при катастрофах, - предложил тезка. - Ну, не в штыковую же атаку Анхелам ходить, на самом-то деле...
   Анхела кивнула.
   - Технически да - возможно. Практически... пусть желающие сами разрабатывают медицинских андроидов.
   - А что - у Йэннимура нет готового проекта оных андроидов? - удивленно спросил Лэйми.
   - Проект-то есть - но нужды в них нет, - пояснил Вайми. - Сами симайа с этим куда лучше справляются. Хотя, если им лень - то можно и андроидов.
   - У 7+ они есть. В том числе и для таких вот случаев, - добавила Анхела. - А синтезатор никуда не делся же. И, если надо - я сколько угодно могу их сделать же.
   - А куклы? - спросил тезка.
   - А зачем мне столько? - удивилась Анхела. - Делать-то что?.. Разве что для практики. А заодно чтобы вопрос, насколько их интеллект позволяет их считать ИИ, и имеют ли они права людей, хоть в какой-то мере, встал открыто. Но мне такое делать - смысла особого нет. В случае чего - проще аптечки разбрасывать. С инструкциями.
   - Отец говорит, что ему больше пользы от работы, а не от поисков, как уклониться от неё, - возразил тезка.
   Анхела кивнула.
   - Он прав. И - для меня нет понятия "изучено всё полностью" - всегда есть что-то, чего я не знаю. Тем более, что при росте количества проекций их эффективность постепенно падает.
   - И сколько тех проекций нужно, чтобы ту же медпомощь уже нельзя было оказать? - спросил Лэйми.
   - А что мы считаем оказанием медпомощи? - спросила Анхела. - Операции делать? Диагностику проводить? Сиделкой работать? С эффективностью потоков сознания схема примерно такая: если одна психоматрица доказывает одну теорему сложности Х в час, то, если включить ей два потока, то будет две теоремы сложности Х... но за два часа. Либо за 1 + 1/3 и 4 часа, - соотношение можно произвольно крутить. Проекцию будет контролировать выбранный поток, но если ему мощности не хватит, то проекция начнет тупить. Ускорение включать можно, но с проекцией тут работать сложно, даже если в итоге ускорение и разделение из-за потоков скомпенсируют друг друга. Больше десятка активных потоков - и уже заметны проблемы на взаимодействии, потому что, например, личная память у проекций-потоков - общая, а у разных психоматриц - не все копии. И есть разница - пилотирует "поток сознания" дрон, или просто указывает рою "летите туда-то". Но - речь про активные потоки. Если нам удалось так поставить задачу, что не надо высшие функции дергать, а надо просто смотреть и ждать что-то, то снимается вопрос - но тут уже проще программу для контроля поставить.
   - Реально - несколько десятков Анхел, действующих в реальном времени? - спросил Лэйми.
   Анхела кивнула.
   - Плохо они будут действовать, но в общем - да. Реально - ещё меньше. Потому что действовать должны хорошо же, а не.
   - А сколько там этих потоков сознания может быть у одной личности? - спросил Лэйми. - И есть интересный вопрос, где ты, а где - софт поддержки. Управление кучей дронов, например.
   - Пока что - с этим просто, - ответила Анхела. - Псхиматрицы - это я, а остальное - железо. Но ситуация усложняется постепенно. Например, перевод каких-то записей - там, если мало данных, используется фоновой поток одной из психоматриц, урезанный ещё в доступе к памяти, чтоб не мешал, для более детального анализа... не используя все ресурсы. Побочный эффект - мы получаем перевод как понимаю я, из-за чего ещё при контакте Астрис и Лиги Айлан были некоторые... недоразумения. Плюс система загрузки внешней информации, например, - она позволяет найти данные компьютерными средствами, но затем они частью памяти станут. Побочный эффект - многие, не все книги читать мне не надо. Достаточно захотеть "вспомнить" что-то - и я "вспомню", даже если раньше - не знала. С другой стороны, - по-хорошему читать таки надо. Анализ, например, достоверности или противоречий. То, что просто прогрузилось... оно на уровне "где-то слышала что-то, и даже помню - где". Управлятор дронов - там похожий процесс. Поиск аномалий, если есть - их фоновой поток смотрит, если интересно - то уже проекция целиком, и с использованием всего, чего надо.
   - Там тоже миллиарды дронов могут быть, если надо? - спросил Лэйми.
   Анхела кивнула.
   - Да. А для остальных тут это либо не проблема, либо есть какой-то другой механизм, который сохраняет целостность системы, либо они не понимают, чем это грозит. Но, возможно, просто я не понимаю, что эта проблема - только в моем восприятии. С Охэйо всё понятно: он распараллелен на уровне II, там буквально все варианты, и, если он свернул куда-то не туда - это просто видно, и можно всё исправить. Вайми - живет, в каком-то смысле, вне времени, и вредное изменение всегда можно откатить. С моей точки зрения в его сознании ужасный бардак, разумеется. И, возможно, там в самом деле ужасный бардак - но только не с точки зрения Вайми.
   - Возможно, ты просто ничего там не видишь, - обиделась Ахана. - Просто не доросла ещё.
   Анхела улыбнулась.
   - Я вижу всё, что нужно. И да, на этом уровне я уже могу полноценно инициировать новых офицеров С-Ц, например, если захочу. Заново всю технику сделать - для меня давно уже не проблема. И Охэйо я немало помогла. По крайней мере, носитель у его сына ну очень знакомый.
   - Ну... - тезка смутился. - Я - это я, всё же.
   - Ну да, - Анхела кивнула. - Ты - это ты. Но твой обвес и твой носитель - это типичный обвес и носитель советника С-Ц. Если тебе это не нравится - просто сделай новый.
   - Я сделаю... когда научусь, - ответил тезка, краснея.
   - Когда драть тебя начнут без жалости и регулярно, - сказал Вайми.
   - Уж тебя-то точно мало драли, - ответил тезка.
   - Ну вот, и ты о том же, - вздохнул Вайми. - На мой вкус, драли меня даже слишком много.
   - И без толку, - мстительно добавил тезка.
   - Ты из той же породы, как я погляжу, - усмехнулся Вайми.
   Тезка покраснел.
   - Ну... Это к отцу. Он же меня таким придумал.
   - А ты сам разве ни при чем? - усмехнулась Ахана.
   Тезка вздохнул.
   - Я же не рождался в обычном смысле. Мой носитель был создан сразу, такой, как есть.
   - А психоматрица? - спросила Ксетрайа. - И тело?
   - Начинал я с новорожденного, - тезка усмехнулся. - И в умственном плане тоже. А потом уж носитель очень постепенно осваивал. И родители мне помогали. Очень.
   - А взрослому человеку носитель можно дать? - спросил Лэйми.
   Тезка усмехнулся.
   - Ну, тебе же вот дали. Такой, как у меня - можно. Но, всё равно, долго осваивать придется. А если что-то большее - то гораздо сложнее, там уже контрольный совет нужен, из жестко запрограммированных копий той же самой личности, чтобы не было соблазна, скажем, всем обидчикам, начиная с детсада, ноги вырвать. Это не обязательно, вообще-то, но процедура всё равно сложнее.
   - Чем? - спросил Лэйми. - Значит, теоретически, человеку офицерский обвес можно и без контрольного совета дать - но на его страх и риск?
   - Дать можно, - Анхела улыбнулась. - Мне же дали. Но в норме - у того, кто ведет нового кандидата, есть некоторый контроль над ним некоторое время - это единственное исключение - и потом кандидат сам его дает, если надо. А совет формируется потом, если надо - из копий до-теста.
   - Но это ж товарищи совсем обучением не охваченные, как они будут решать? - удивленно спросил Лэйми.
   Анхела пожала плечами.
   - Как могут. Смысл совета - это, скорее, проверка, не было ли воздействия и отклонения от критериев психотеста.
   - То есть, на предмет вмешательства извне? - спросил Лэйми. - А не только на предмет "крыша поехала"?
   - Естественно. Никогда нельзя быть самоуверенным. Ну и мой случай - он ненормальный совсем, с точки зрения правил С-Ц. Тот зародыш обвеса, что был на скауте - он предназначался для совсем другого кандидата, прошедшего длительную подготовку. То, что я прошла тест - это уникальное событие. И я могу офицерский обвес дать - если есть желание. Но потом можно сильно пожалеть. Рискну ли я - не факт. Решать-то возникшую проблему с безумным офицером, если что - мне. А совет нужен, скорее, не для работы, а для стабильности психики.
   - Кстати, а как остальные тут стабильность психики обеспечивают? - спросил Лэйми.
   - У отца - разум распараллелен очень сильно, и все параллели друг за другом присматривают. Анхела говорила же, - ответил тезка. - Вот у Вайми ничего специального нет. Потому Анхела и сказала, что он без царя в голове. Там явно шефская помощь нужна этой творческой личности.
   - Тут явно ремень кому-то нужен, - заметил Вайми.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - И как, допустим, разруливается ситуация, когда две параллели хотят друг друга исправить?
   - Там не две параллели. И, скорее, демократическое голосование простым большинством голосов, - усмехнулся тезка. - Со сверкой контрольных сумм, и прочим.
   - А если сознание увеличивать, - вселенную-носитель именно, - то что там надо делать для стабильности сознания?
   - Там два уровня, и главный - стабильность именно вычислительного комплекса: новые алгоритмы синхронизации, переделка для снижения необходимости в синхронности блоков - их просто слишком много будет, - ответила Анхела. - Если нам просто размер нужен - то можно без проблем увеличивать, а если для работы - то всё сложно. Тут почти те же проблемы, из-за которых создание суперкомпьютеров - это НЕ "берем сеть из обычных серверов и делаем локалку". Нет - с недо-сетями можно, если у нас задачи слабосвязанные. Только вот задач, где этого хватит... очень мало.
   - И реально надо именно единый комп делать? - спросил Лэйми.
   - Вопрос критериев единого? - ответила Анхела. - Ну нельзя единый сделать. Та самая проблема сети связи. Нужно определить оптимальные параметры узлов, сеть связи оптимальную выбрать - это если мы можем выбирать. А если надо просто посчитать... выбора-то у нас мало. Сеть связи, это - главная проблема. В идеале - это сеть каждый-с каждым, на скорости доступа к локальным элементам узла. Поэтому единый коммутатор для больших суперкомпьютеров не делают - потому, что он становится единой точкой отказа, и ОЧЕНЬ дорогой штукой. Делают каскадную сеть специальную. Мне тут проще тем, что организовать передачу сигнала быстрее света - не проблема. А сложнее тем, что количество портов на элементарном вычислительном блоке всё же остается конечным, и не очень большим. С сознанием же - скорее проблема, чтобы психоматрицы не потеряли контроль над вычислительным ядром. В лучшем случае - они просто не смогут им пользоваться эффективно, в худшем - будет чистый ИИ без "человеческих" элементов. И тут вся надежда на срабатывание аварийного выключения. Как раз на этот случай оно предусмотрено, но нигде явно - не документировано. Интари, например, знает об этом давно, - и после этого ей уже придется заново запускать мой разум.
   - А Интари - часть твоего разума или нет? - спросил Лэйми.
   - Естественно, часть, - улыбнулась Анхела. - И при этом ситуация, что Интари делает одно, а остальные против, - она возможна.
   - Интари должна охранять стабильность разума, безопасность, и прочее, - сказал тезка. - Типа, если какая-то Анхела доступы кому-то начнет давать - её по попе тут же. Правда, для этого у Интари верхний уровень доступа должен быть, а у остальных Анхел - всё же пониже.
   - У нас одинаковый уровень, - ответила Анхела. - Просто... свобода - это осознанная необходимость, и всё такое.
   - Выходит, Интари - просто самая сознательная и идейная из всех вас? - спросил Лэйми.
   - Типа того, - Анхела явно не была расположена вдаваться в пояснения.
   - А что делать, если новый офицер С-Ц получится... неправильным? - спросил Лэйми.
   - Для начала - не инициировать такого, - хмыкнула Анхела. - Если защита не сработала... а как её настроить на симайа, например? У них же архитектура с вспомогательными модулями, и в ней - нужно разбираться. В худшем случае - заманить такого офицера в ловушку, в ту же защитную систему вселенной С-Ц, и обнулить вероятность.
   - А если у него есть бэкап?
   - Бэкап - штатная процедура восстановления, возможно, с помощью коллег - для ускорения, - ответила Анхела. - Да - будет фактически две версии. Но бэкап, видимо, всё же чистый, а не безумный. Есть же другие меры защиты - совет, и так далее. Вот если их нет, или бэкап не чистый, - повторять процедуру N раз, по количеству копий бэкапа. Та ещё процедура.
   - А ты так уже делала? - спросил Лэйми.
   Анхела бесстрастно посмотрела на него. Тем не менее, даже под таким вот взглядом ему стало... неуютно.
   - Без комментариев. Более правильный вариант - но шансов на успех ещё меньше - втереться в доверие как человеку, если он со мной вообще будет общаться, напросится в гости, и потом пробовать исправить разум до более-менее нормы для тех же симайа, например, с привлечением уже их специалистов, - но это если есть, что исправлять ещё.
   - Понятно, - вздохнул тезка. - Там не только Мроо, там много что может завестись. Вспоминаем, что у Вайми в дочерних вселенных заводилось.
   - Угу, - согласилась Анхела. - И это - никому не надо.
   - А что там заводилось? - сразу же спросил Лэйми.
   - Много что, - буркнул Вайми. - Кое-что вместе с вселенными сносить приходилось. А кое-что теперь в качестве мин для дорогих гостей используют.
   - Ты же говорил, что вселенные не трогал, - напомнил Лэйми.
   - С разумными - не трогал, - согласился Вайми. - Но дочерние вселенные - это другое. Это опытные полигоны, по сути. Для особо экзотических новинок. Которые и за руку могут запросто цапнуть. Тут уж выбирать не приходится.
   - А как ты отличал разумных от неразумных? - спросил Лэйми.
   Вайми удивленно взглянул на него.
   - Самосознание же.
   - Как определяем? - спросил тезка.
   - Телепатией лучше всего, - улыбнулся Вайми. - Остальные методы явно не слишком надежны.
   - Телепатией? - ухмыльнулся тезка. - Ну-ка, в Империи как на Анхелу реагировали?
   - Решили, что мозга не обнаружено, - улыбнулся Вайми. - Но это исключительный случай же.
   - А разные другие случаи, где телепаты тупо не понимали, что бывает разум другого типа, и говорили, что это НЕ разум? - спросил тезка.
   Лэйми лишь пожал плечами.
   - Там явно телепаты были какие-то неправильные. По идее как раз телепат точно может сказать - разумно оно или нет.
   - Ну, строго говоря, проекция-то - не разумна, - ответил Вайми. - Разумна вся Анхела, но её ж не видно... Имперцы тупо не видели разума, и всё тут, хотя вопрос разума там очевиден, и были из-за этого проблемы.
   - Там вполне могли понять, что это просто кукла на внешнем управлении, - сказал тезка. - Но это ж ещё и стараться понять надо, а не кричать про "клоунский ИИ", и не бегать за проекцией с топором, святой водой и портретом Императора. А ещё определения? Ну кроме - может говорить?
   - Язык жестов считается? - улыбнулась Анхела. - А то на Земле бонобо языку жестов учили, в примитивной версии.
   - Может говорить - разумное, понятно же, - ответил Лэйми.
   - Повторюсь, бонобо знали язык жестов, - сказала Анхела. - То, что там был уровень 2-3-летних детей максимум - это уже другой вопрос.
   Лэйми почесал затылок.
   - Ну, разумен ли 2-3-летний ребенок - это вопрос, конечно, интересный - но по умолчанию разумный же. Там ясно, что ребенок вырастет, а бонобо так обезьяной и останется. Или надо именно голосом говорить?
   - Хорошо, а что тогда с немыми? - спросила Анхела. - А если говорить-то может, но у нас нет общего языка?
   - Это обычная проблема, - вздохнул Лэйми. - "Не говорит - не разумное". А что мы просто языка не знаем - а не подумали. Или нам вообще пофиг, или не говорит по-нашему - унтерменш-еретик-порождение дьявола.
   - А если говорит так, что мы даже не можем понять, что говорит? Не голосом? - настаивала Анхела.
   - Тогда сразу из ружья и на кухню, - буркнул тезка. - А что нам потом на голову космодесант свалится, истреблять безумных ксеносов - ну так кто ж знал-то? Нет, конечно, можно подать иск в суд, что разумный, но чревато проблемами, учитывая, что защитников прав животных хватает в некоторых мирах. Там или разумного признают животным и сдадут в приют для бездомных котов, или, скорее, за котами признают права человека. Только вот неясно, как кот потом будет голосовать и платить налоги... Понятно, что для нормальных рас это не проблема... пока там ИИ не начали баловаться, или не дошло таки до попыток Возвышения тех же бонобо...
   - Кое-где дошло же, - улыбнулась Анхела. - Получились прекрасные психологи, кстати. Но всё же - как мы определим разумного? Читал Декарта и может хоть что-то процитировать? Тогда и с многими людьми... проблема.
   - Действительно, - улыбнулся тезка. - С этой точки зрения разум - большая редкость. "Я мыслю, следовательно, я существую" под "может хоть что-то процитировать" подходит? Если и это не помнит...
   - Чипировать и в приют, ждать хозяев? - спросил Лэйми. - А как же Права Человека? Но вообще идея... хорошая. Если человек ведет себя, как животное, то он животное и есть.
   - То есть, чипировать и в приют, - кивнул тезка. - Или пахать. Или ваще в поликлинику на опыты.
   - Ладно, - улыбнулась Анхела. - С людьми мы, вроде как, разобрались. А дельфины разумны? А обезьяны?
   Лэйми пожал плечами.
   - Если самосознание есть - то разумны.
   - А негры? - спросила Анхела.
   Тезка широко улыбнулся.
   - Нет. Конечно, лишь с точки зрения Империи. Но уж там-то черная кожа есть несомненнейший признак того, что её носитель по самые ухи полон чернейшего Зла. Ну и - "говорящие орудия"... сколько лет прошло, а толку?
   - Вот сюда бы имперца... побеседовать, - вздохнул Лэйми. - Нет ли у тебя какой матрицы, ещё с первого визита в Империю? - обратился он к Анхеле.
   Она усмехнулась.
   - Даже если есть - я не дам её для таких опытов. Права разумных.
   - Мы и сами можем же смотаться побеседовать, - сказал тезка. - Да собственно и были там уже. Да и Вайми тоже был, и беседовал на пляжУ с пионерами. Вообще, видимо, вопрос расовой теории нуждается в более подробном рассмотрении. Думаю, в М-Ц выпиливать разумных просто за то, что у них кожа на два тона темнее, чем положено, не принято, и там всё это проходит по ведомству психиатрии.
   - Расовая теория - это чисто германское изобретение, призванное натянуть сову на глобус, то есть, убедить персонажей, подпадающих под теорию Ломброзо об уголовных типах, что именно они и являются Высшей Расой, - ответила Анхела. - У тех же англичан никакой расовой теории не было - что совершенно не мешало им выпиливать негров, индусов и прочих в промышленных количествах. У японцев с шовинизмом было всё в порядке - но расовой теории тоже не было. Чтобы обосновать признание англичан унтерменшами, нужны поистине нечеловеческие усилия, японцев на это не хватило. У сторков, например, даже нет ксенофобии - они демократично и терпимо берут в рабство всех, у кого есть органы для производства прибавочной стоимости. Мроо вообще Знают Истину, - и эта Истина, с их точки зрения, так важна, что они особо дают клятву не жалеть никого ради Всеобщего Ка-Ундрия. У файа тоже не было никаких курсов расовой теории, методичек по опознанию унтерменшей и прочего. Просто с их точки зрения превосходство расы, освоившей межзвездные полеты, над расами, даже не вышедшими в космос, было делом совершенно очевидным и не требующим решительно никаких доказательств. Никто же не пишет трудов о расовом превосходстве человека над зайцами. А вот когда превосходства никакого нет, а Кемску волость таки очень хочется - тут и вылезает всевозможная фигня. Англичане - плутократы, американцы - масоны, русские - жидомонгольские орды. Хотя у самих авторов злодейство ещё от племен диких вандалов не переводится.
   Лэйми ошалело помотал головой. Ему вдруг показалось, что Анхела заговорила на каком-то, совершенно незнакомом языке. Нет, он, в общих чертах, понимал, о чем тут идет речь, но...
   - Историю Земли я знаю, похоже, плоховато, - смущенно сказал он. - Но историю файа - всё же лучше. У них же коммунизм вроде как был! А они такую дичь творили. Все эти Игры и прочее.
   Анхела улыбнулась.
   - Во-первых, коммунизм, в изначальном земном варианте, означал всего лишь общество, в котором нет частной собственности на средства производства, что само по себе к морали отношения не имеет совершенно. Но да, реально в Файау был национал-коммунизм, и на расы, не имеющие Йалис, файа смотрели... нехорошо они на них смотрели. Во-вторых, файа таки не люди, - они происходят от зверей, для которых игра с пойманной мышью - это святое и смысл жизни, а от инстинктов никуда не денешься. В-третьих, никто не говорил, что игра в разумных - это правильно и хорошо.
   - Твою роль в М-Ц тоже можно своеобразно понять... в том числе и как "играет в М-Ц", - заметил тезка.
   - Но реально-то не играет же, - возразил Лэйми. - И, по крайней мере, у вас тут нет к ней претензий.
   Анхела улыбнулась.
   - Вы - можете просто не знать, потому что к железу С-Ц у вас доступа нет... в лучшем случае вы на правах "странные 7+ неизвестно откуда". Тем, кто знает про меня хоть как-то - сказано и откуда вы на самом деле. А теперь вспоминаем про то, как было общество М-Ц сформировано...
   - Зато у вас доступ к самой Анхеле есть, - тоже улыбнулся Лэйми. - Всегда можно спросить, что она обо всем этом думает, и местных товарищей тоже можно спросить.
   - Товарищи обычно считают, что я имею право. Йэннимур же играется со своими в правильное поведение, и так далее. С этой стороны ко мне никто претензий не предъявлял пока. Кстати, реально тут ограничение одно: у меня в Ордене статус двойственный. Да, есть доступы, но Орден, - это такая структура, где это просто бесполезно. А часть Ордена в курсе про мои возможности, - но, возможно, не в курсе моей личности.
   - Просто "у нас есть е-мейл бога, мы туда пишем, если что"? - спросил Лэйми.
   - Отчеты о действиях я пишу, - пояснила Анхела. - В том числе и тех, что в роли офицера и касаются М-Ц. А игнорировать их, как ненаучную фантастику... не принято - можно же слетать и посмотреть. Ну и часть - знает и в лицо, случайно или намеренно. Да, я не обязана. Комментарии по этим отчетам я тоже не обязана читать. Как и критику. Только вот - я всё это делаю. Более того, в рамках Ордена - запрос о помощи с моими возможностями в рамках задач Ордена - не от любого члена Ордена, а из тех, кто может такими операциями заниматься... но там таких много... хотя тут уже вопросы про структуру возникают, - вполне себе возможен, а главным тогда будет тот, кто попросил помощи. И то, что по другим иерархиям - эта личность может быть в моем прямом подчинении, как 7+ даже... ничего не меняет. Отказ, правда, тоже возможен.
   - Реально общественность в курсе, и в том, что у них в коллективе Бог работает, ничего странного не видят? - спросила Ахана.
   - Ну, работает и работает. Бывает, - улыбнулась Анхела. - Там вся структура изначально так построена - С-Ц. И, с их точки зрения, это - естественный порядок. Офицеры С-Ц работали так с самого начала, иное удивило бы.
   - А файа и их Игры? - напомнил Лэйми.
   - Анмай, например, резко осудил это позорное явление и повел с ним бескомпромиссную борьбу, - напомнил Вайми. - Потому-то, кстати, он и здесь, а не где-то ещё... Так или иначе, но файа удалились, в итоге, в другую вселенную, более удобную для их развития, и необитаемую, кстати, а на хозяйстве оставили симайа, у которых при виде разумного существа сразу возникает желание его помыть, накормить и уложить спать.
   - Ага, а потом загнать его в консерваторию и заставить слушать гаммы, пока у него все ухи в трубку не свернутся, - ехидно вставил тезка. - Недаром даже ты сам сбежал из Йэннимура - достали тебя там поучениями, что ноги перед едой мыть надо, - а потом усиленно размножился, и вопрос стоял уже, как окультурить твоих многочисленных ребенков, которые унаследовали твоё невыносимое любопытство и страсть к сотворению всякой фигни.
   - Ну, так, - Вайми ухмыльнулся. - Сбежал. Врать не буду. И ничуть не жалею об этом. Но они - всё же мой народ, и я буду за ними присматривать.
   - Кстати о, - сказала Ксетрайа. - А Возвышением в Йэннимуре никто не балуется?
   Вайми улыбнулся.
   - Нет.
   - Не могут или смысла нет?
   - Смысла. Технически-то могут... но им хотя бы тех, кто уже разумный, окультурить, как-то не до Возвышения совсем.
   Ксетрайа хмыкнула.
   - Хватает, значит... А те, до кого они пока не добрались, не пробуют?
   Вайми пожал плечами.
   - Кто-то пробует. Но симайа без разницы - они терпимо и демократично принимают в ряды всех, будь ты исходно разумный или Возвышенный.
   - Независимо от их желания, угу, - добавил тезка. - Так им спокойнее. Но "спокойнее" - не значит "лучше". И откуда симайа знают, как надо?
   - У них статистика есть, - возразил Вайми. - За семь миллиардов лет развития разумной жизни. По ней очень хорошо видно, что надо делать, а что делать не следует, и что там вообще будет с этой культурой, если не вмешиваться.
   - А им видно, что будет с ними самими? - спросил тезка. - Или они до сих пор скованы ограничениями, и не в силах отойти от заданных им целей? И перейти к вертикальному прогрессу, создать высоких архилектов - и старший сверхразум, наконец?
   - Ну так вид искусственный же, - кивнул Вайми. - Он спроектирован Файау полностью, и отход от установленных ей целей для симайа в самом деле очень сложен. Но так было в Первом Йэннимуре, отчасти во Втором. В Третьем, который я невольно создал, вертикальный прогресс вполне себе есть - гиперайа там всякие. Уж о них-то никак нельзя сказать, что они "скованы ограничениями". И высокие архилекты там, кстати, тоже есть, - машины Кунха те самые, так что если кто-то к ним хочет - то пожалуйста. Но не все хотят же...
   - А что это за Первый Йэннимур? - спросил Лэйми. - А заодно уж Второй и Третий?
   - Первый Йэннимур - это который создала Файау, - ответил Вайми. - Накрылся медным тазом во время Йалис-Йэ. Второй Йэннимур - восстановленный Файау и частично самими симайа - в нем как раз родился я. Третий - возник в силу моего... м-м-м... усиленного размножения, и там все изначальные ограничения полетели к черту. Четвертый симайа построили, свалив в другую Вселенную. Пятый - свалив ещё дальше. Всё понятно?
   Лэйми ошалело мотнул головой.
   - Четвертый и пятый в смысле построят?
   Тезка хихикнул.
   - Ну, раз уж Вайми у нас может видеть будущее - то должен знать, что построят. Хотя, это проблема - он же весь веер вариантов должен видеть, всё будущее, и своё тоже, - и то, как он концы отдал в итоге. Угу - или видеть бесконечно далекое будущее, что как бы явный перебор.
   - И как он умудряется видеть своё будущее, если там, например, я есть? - добавила Анхела. - Ведь гарантировать что я вот не возьму - и не долбану гиперзарядом по Йэннимуру он не может. Или не скажу, что у Мроо печеньки есть, так что я теперь на Темную Сторону. Именно - гарантировать, что НЕ будет так, потому что это повлияет на его будущее явно. А тут не одна я такая. А что, если там ещё гости, которых может быть... много очень?
   Вайми вздохнул.
   - Будущее состоит из множества вариантов, все они имеют разную вероятность - и сказать, какой из них истинный, невозможно в принципе. Тем более, что каждый мой выбор, каждый поступок меняет их относительную вероятность. Моё будущее - это пыль на ветру. Я вижу, как она летит, но не могу сказать, где ляжет каждая пылинка. Оно смутно и неясно. И в тумане. И вообще, может вдруг измениться самым неожиданным образом. На самом деле, я влияю на будущее лишь в весьма незначительной степени - оно же не только моё, а общее. Никто не совершенен.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - Если ты можешь видеть своё будущее - то можешь и изменить его, так?
   Вайми улыбнулся.
   - Ну так я его и меняю. Лэйми, постоянного, неизменного будущего нет. Мы сами меняем его каждый миг. То, что я вижу в будущем, каждый миг меняется. Лишь более-менее общие черты остаются неизменными.
   - Ну и чем всё кончилось в итоге?
   - Ничем. Небытием. Разве всё может кончиться иначе?
   Лэйми вновь ошалело помотал головой.
   - И история Йэннимура тоже кончилась... ничем?
   - Лэйми, я пока это не вижу. Я вижу только, что симайа... ушли, оставив мир, который слишком изменился.
   - И какой тогда смысл стараться? Если даже из всех усилий симайа в итоге ничего не вышло?
   Вайми вздохнул.
   - Естественно, что история симайа, как и любая история, движется по спирали. В ней есть и блестящие взлеты, и длиннейшие периоды застоя, - и, увы, периоды упадка. Естественно, что их младшие расы, так или иначе, но выродятся окончательно, - просто потому, что постоянно балансировать в стабильности нельзя, надо либо развиваться - либо пойдет неизбежный откат. Естественно, что эта тьма дебилов будет в итоге брошена симайа на произвол судьбы, а все, кто ещё сможет хоть как-то мыслить - сбегут, чтобы не разделить их участь. Никто ж не говорит, что будущее будет состоять из одних плюшек в шоколаде. Вполне возможно, что кончится всё немыслимо кошмарной жутью. Или не кончится. Всё это зависит лишь от нас.
  

* * *

  
   Какое-то время все молчали. Наконец, Лэйми помотал головой и опомнился.
   - Мы ушли куда-то в сторону, - сказал он. - Мы ведь говорили об офицерах С-Ц, верно? И мне очень интересно, как отбирали... кандидатов.
   Анхела улыбнулась.
   - Отбирали их очень просто - тестами. В виртуальной реальности, обычно. Правда, кандидат не знал, что она виртуальная. И был некоторый предварительный отбор, по сути, по свободной процедуре - но это только для того, чтобы не запускать психотест для тех, кто его точно не пройдет, ну и - принципы должны быть совместимы. И нет - С-Ц обычно НЕ использовала восстановление с бекапа, если товарищ на тесте сошел с ума или похуже.
   - А почему нет, если могли? - удивленно спросил тезка. - Специально, чтобы не лезли? А то ведь много должно быть желающих...
   Анхела кивнула.
   - Предложение делалось... индивидуально. Обычно кандидаты - с Ордена. Собственно, ВСЕ офицеры, кроме Командора и меня СНАЧАЛА работали в Ордене, а уже потом было предложение пройти некое опасное тестирование, и, может быть, потом... Нет потому, что слишком большой был бы соблазн: откат? А почему? Завал теста? А можно посмотреть лог? А можно попробовать ЕЩЁ раз через какое-то время?.. Лучше уж с концами - риск, это ТОЖЕ часть теста. И кстати, на уровне системы тестирования бэкап заблокирован, - копия разума там считывается, но с момента начала теста распоряжаться ей может только прошедший тест новый офицер... или никто, и всё сбрасывается. У всего есть цена, Лэйми - и порой эта цена велика.
   Тезка спокойно кивнул.
   - Лучше не жить, но непременно знать... как бы логично. Я вот получил носитель даром - и это... обидно.
   - У твоего отца не было выбора, - ответила Анхела. - Обычный человек здесь, в Нау-Лэй, уязвим, как клуб дыма на ветру. Твоя суть создана так, чтобы полностью соответствовать носителю. Бессмысленно спрашивать, достоин ли ты его. Достоин ли ты своего тела? Бессмысленный вопрос.
   - Полученное даром - унижает, - возразил тезка. - Так говорят в Империи - и тут они правы, я чувствую. Смог бы я заслужить этот обвес, если бы имел лишь своё тело - и ничего больше? Достоин ли я его? Вот в чем вопрос.
   - Смог бы, - уверенно ответила Анхела. - Но, конечно, не в таком возрасте. Тут ты прав. Ты растешь слишком быстро - но так было задумано. Так ты сам выбрал.
   - Так много всего, что я должен освоить... - вздохнул тезка. - Глядя на вас, я хочу встать рядом с вами.
   - И ты хотел бы сделать этот путь длиннее? - насмешливо спросила Ахана.
   - Нет, - тезка сердито взглянул на неё, и густо покраснел. - Но я не уверен, что заслужил всё это.
   - А я - заслужила? - внезапно спросила Анхела. - А Вайми? А Ахана, наконец?
   - Вы все - да, - тезка покраснел ещё гуще и опустил глаза. - Но в себе я сомневаюсь.
   - Ахана появилась на свет так же, как и ты, - продолжила Анхела. - Но в ней ты не сомневаешься?
   - Ахана... она удивительная, - выдавил тезка.
   - Ты тоже удивителен, дорогой, - немедленно ответила Ахана. - Или ты думаешь, что меня ты тоже не достоин?
   - Нет, почему? - тезка испуганно взглянул на неё. - Но...
   - Но прекрасно освоил уникальное умение Вайми страдать фигней на ровном месте, - насмешливо заметила Ксетрайа.
   - Это не фигня, - тезка сердито взглянул на неё. - Это... ну, просто я не вполне уверен в себе...
   - Боишься, что не справишься? - спросил Лэйми.
   Тезка перевел взгляд на него.
   - Угу. Ты же сам видишь, как всё это сложно!
   - Ну, я-то ведь как-то справился, - с ухмылкой сказал Вайми. - А в твои годы я был раздолбаем ещё больше тебя.
   - Твои годы - это лишь точке на равнине твоего вневременного обзора, - неожиданно возразил тезка. - Твоя юность - лишь нить в бесконечном ковре твоей жизни. Развивается ли то, что существует вне времени?
   - Развивается - если делать одновременные срезы от прошлого к будущему, - возразил Вайми. - Как и ты.
   - Но в твоем собственном зрении ты неизменен, - сказал тезка. - Ты НЕ развиваешься.
   - Почему, развиваюсь, - Вайми нахмурился. - У моего... взгляда нет четких границ, они постепенно расширяются. Разве это не развитие?
   - Но ты сам создал мироздание, в котором родился, - возразил тезка. - Есть ли в том твоя заслуга?
   - Похоже, что идеи Империи оставили в тебе глубокий след, - заметила Анхела.
   Тезка хмуро взглянул на неё.
   - Так и есть. Нужно быть достойным своего места. Это безусловная истина. А я уже... совершил одну ошибку.
   - Ты открыл новые возможности, - возразила Ахана. - Ошибаются все. Не ошибается лишь мертвый.
   - Но я повел себя... глупо, - признал тезка. - Очень глупо. И, если бы не отец, погубил бы и себя, и его, - он показал на Лэйми. - Я был... неосторожен. Не только со своей жизнью. С жизнью доверившегося мне - тоже.
   - Неожиданность - то, что невозможно предвидеть, - возразила Ахана. - Но неожиданности - то, что расширяет наш мир. Ты предпочел бы, чтобы прыжка к Мроо не было?
   - Нет, - тезка задумался. - Тогда я не знал бы, что... уязвим. А это много хуже. Но я не знаю... сколько ещё во мне подобных... уязвимостей.
   - Наверняка, - очень мало, - сказала Анхела. - Я и твой отец создавали тебя очень тщательно.
   - Создавали! - это слово тезка почти выплюнул.
   - Ты сам должен будешь проверить себя, - сказала Анхела. - И не нужно бояться ошибок. Они неизбежны. Но любой из нас окажет тебе любую возможную помощь.
   - Это я знаю, - буркнул тезка. - Но зачем тогда я сам?
   - Ну знаешь... - возмутилась Ахана. - Любить меня, например?
   - Ну, это да, - тезка вновь смущенно опустил глаза. - Но...
   - Но ты не уверен, что ты смог бы пройти обучение в Императорском Лицее и получить звание дворянина? - насмешливо предположил Вайми.
   Тезка взглянул на него почти испуганно.
   - Ну да. А что?
   - Не смог бы, - спокойно сказал Вайми. - Во-первых, тебя никто туда не принял бы - хотя бы просто потому, что ты НЕ дворянин Империи. Во-вторых, идея "Империя превыше всего!" вряд ли близка тебе хоть в какой-то степени. В третьих, если говорить лишь о психических и физических испытаниях... исключая даже те, что требуют отдать жизнь Империи без малейших колебаний и вопросов... ты уже не в том возрасте, чтобы они имели смысл. Обучение там начинается в шесть лет - и кончается в пятнадцать. И испытания действительно очень тяжелы. Не думаю, что в том возрасте ты смог бы их выдержать. Без помощи обвеса, разумеется.
   - Ну вот, я так и думал, - уныло сказал тезка. - И что мне теперь делать?
   - Ты слишком стар для экзамена на дворянина Империи - но слишком молод для тестов на офицера С-Ц, - усмехнулась Анхела. - Но, если хочешь, я могу тебе их устроить. Так как ты УЖЕ имеешь носитель, они не грозят тебе разрушением личности - но и получить носитель офицера С-Ц ты, естественно, не сможешь. Это будут просто... тесты.
   - А тесты - какого рода? - спросил тезка. - Понимает ли кандидат, КАК он сюда попал, достаточно ли знает, можно ли доверять ему такую фичу, и прочее?
   Анхела вздохнула.
   - Тесты на:
   - адекватное понимание, где ты и что с тобой;
   - на то, что мировоззрение совместимо с принципами С-Ц. Если нужно править сознание кандидата - это минус;
   - на то, что разум вообще выдержит преобразование без существенных правок - есть многие элементы, где можно сойти с ума. Например, освоение многомерного мышления, игры с распараллеливанием сознания, ещё кое-что...
   - способность к полному слиянию с "машинными" ИИ, способность и готовность управлять техникой напрямую, независимо откуда кандидат. Для тебя, кстати, в этом проблемы уже не было бы;
   - способность к редактированию своего же сознания, умение хотя бы в первом приближении думать о себе тоже как о программе. Это как раз - самая редкая способность. Да, этому можно научить - в принципе, хотя это долго;
   - способность адекватно оценивать ситуацию и уметь решать даже глобальные вопросы, не слишком... резко;
   - всё это - в том числе без поддержки ИИ, c исходным разумом, - это нужно иногда. Там, где без этого никак вообще - с минимальной поддержкой.
   - Слияние с ИИ без поддержки обвеса для человека не пойдет, - сказал тезка. - Нет ИИ, потому что. Управление техникой - аналогично. Думать о себе, как о программе - можно, но редактировать сознание без ИИ - опять же, будет затруднительно. Там распараллеливание для начала нужно, иначе первый же баг - это крыша поехавшая.
   - ИИ - не только обвес, - ответила Анхела. - Это у С-Ц - только он... А с редактированием - наличие ИИ не спасает от проблем само по себе. Сделать систему редактирования сознания без него... вообще, это возможно. Да, проблему со сбоями придется как-то обходить, и да - это очень рискованно. В теории офицеры С-Ц знают, как это делать. Но это - огромный риск, - и один из немногих способов самоубиться.
   - И на самом деле так никто не делал - в виртуальных тестах, разве что? - спросил Лэйми.
   - Все случаи, когда так делали, имели две особенности, - ответила Анхела. - Связь с обвесом частично блокируется. И - идет подстраховка со стороны другой проекции. Если нужно - идет откат. Штатные резервные копии тут не пройдут, к сожалению, и кстати - при нештатной инициализации можно фактически иметь матрицу сознания, часть аппаратуры, - но не знать, что она есть, и не пользоваться.
   - А потом всё - сразу вдруг? - спросил Лэйми.
   - Иногда. При такой нештатной инициализации можно иметь что-то в памяти обвеса, но не знать, что там есть, пока прямо не спросишь. Или не поймешь, что инициализация нештатная, и не попросишь ИИ исправить сбои.
   - Видимо, лучше второе, - сказал тезка. - Потому что спрашивать про всё - замучаешься, да и не про всё догадаешься, к тому же. Только сперва надо догадаться, что инициализация нештатная. И что это именно инициализация, а не шиза или эксперимент спецслужб.
   Анхела кивнула.
   - А вот это - да, проблема. Между прочим - понять, что это НЕ шиза - тоже один из стартовых тестов. Подразумевается что-то вроде того, как в "Солярисе" персонажи проверяли, что у них не бред, а они действительно там, но реализация другая, более правильная, на мой взгляд. Правда, догадаться до этого - надо самостоятельно. Да, можно посчитать, что правильность ответа тоже "показалась", - но тогда задача вообще никак не решается.
   - Что это за "Солярис"? - спросил Лэйми.
   - Это книга такая, - пояснил тезка. - Нам Анхела давно уже архив произведений земной культуры подарила. Оттуда мы слов всяких набрались, и так далее.
   - Но всё это - только для тренировки, штатно для правки обычные средства используют? - спросила Ксетрайа.
   - Штатно, если правим именно разум - нужные элементы выделяются на отдельную проекцию и её правит другая, а затем - тесты стабильности и перезапуск. У контрольного совета - очень старые версии обычно. Кстати, Интари ещё и как тренажер для этих целей сделана.
   - То есть, ты на ней тренируешься? - удивленно спросил Лэйми. - И Интари не возражает?
   Анхела улыбнулась.
   - Нет. Пока всё правильно. И - её часть системы как раз имеет отдельное многократное резервирование, обычно для проекций не делают так. Грубо говоря, "сломать" Интари - ОЧЕНЬ сложно.
   - А извне - никто не будет пробовать? - спросил Лэйми.
   - Извне - бесполезно, - ответила Анхела. - В частности и потому, что она не будет ждать спокойно. Изнутри сломать можно - с админ-доступом. Если правим вспомогательные модули - то они просто дублируются. А по возможности - правка идет ДО записи новой логики. Когда активная фаза тестов пойдет - можно очень странные сны получить, можно - получить "попадание классическое".
   - В ВР обвеса или в реале? - спросил тезка.
   - ВР. Так проще. Только отличить - не смогут. В теории - возможен пропуск пассивной и активной фаз теста, и сразу запуск модификации, но тогда - идти только вперед, и если была ошибка... Скажем так: безумных в прямом смысле офицеров не бывает - по умолчанию там защита на такие случаи. Да - её можно отключить - но в нормальном состоянии. На практике делать такое не считается правильным.
   - А кто может увидеть, что там в разуме офицера творится? - спросил Лэйми.
   - А кто сказал, что это всё только в виртуальном пространстве? - ответила Анхела. - Особенно на ранних этапах? У меня конкретно - чаще всего на моей "омеге+" - можно видеть все пять проекций. И не только.
   - А кого ещё? - спросил тезка. - Вроде как "омега+" - это уже достаточно продвинутый уровень овладения обвесом, сначала-то у офицера почти обычный корабль должен быть...
   - Кто ещё - ну надо же осваивать дополнительные точки концентрации сознания и отдельно - ведение сразу нескольких проекций одной психоматрицей?
   - Такая вечеринка Анхелы с самими собой? - спросил тезка. - Но, видимо, сперва всё же психоматрица решает, а за ней и проекции следуют?
   - Я и остальные проекции - могут и обычно действуют частично независимо, - ответила Анхела. - Это НЕ кукольный театр. Не зная про их особенности - скорее, можно понять как просто сестер или очень хороших подруг. С остальными офицерами, кстати, тоже так было. То, что в серьезных вещах все они действуют в общих целях - это да. Вечеринка - ну, по возможности она будет не только с ними. Ну вот такая особенность разума...
   - Такой дружный мини-коллектив, - заметил тезка. - В борговском смысле.
   - Ну... близко чем-то, - улыбнулась Анхела. - Сделать кого-то другого частью разума офицера... ну, в теории это возможно. На практике - это не делалось никогда, потому что будут проблемы со стабильностью разума офицера. Если сильно хочется - сканер, затем запуск в ВР. Если нужно - можно даже куклу дать этой скан-копии для "жизни" не в ВР. Но это - максимум. И при этом матрицу полученную - нельзя использовать целиком или почти целиком для создания независимых проекций, вроде Интари, - так не принято. А вот у самой Интари - есть полный доступ ко всему обвесу.
   - Значит, ты можешь и не знать, что она делает? - спросил тезка. - А если вы во мнениях всё же разойдетесь?
   - Мы не можем разойтись, - ответила Анхела. - Общее решение будет найдено. Вот спорить мы - можем. То, как это выглядит - если кто-то увидит спор физически, и они не будут в ВР в этот момент - это уже другой разговор. Я не обязана знать о действиях Интари "по умолчанию", тут нужен прямой запрос хоть в какой-то форме. Да - всё это очень сложно. Умение смотреть на себя, как на программу - без него тут не обойтись.
   - Тут - вера в бессмертную душу и самомнение о Себе, Великом - противопоказаны категорически, видимо, - предположил Лэйми. - Это при том, что у офицеров С-Ц душа, как раз, бессмертная.
   Анхела улыбнулась.
   - Ну - почти. Угробить офицера кстати можно, но все известные способы сводятся к "заставить разрушить свой разум" или "загнать в логическую ловушку". Против этого - и куча предохранителей в носителе, и многие способы, как это может произойти случайно, даже учитывая, что должны сработать предохранители - изучают, в частности - при инициализации офицера. Один из тестов как раз на то, как идет реакция на такие ситуации, если офицер уже влип в них.
   - Например, подхватил хитрый ментальный вирус? - спросил Лэйми. - А от угрызений совести офицеру помереть можно? Если придется делать что-то такое, что принципам противоречит?
   - Ситуация с принципами... в такой ситуации психозащита раньше отработает. А теперь вспоминаем, что разум-то - разделен, это тоже поможет защититься. Вирус... если дойдет до сознания - его сразу заблокируют. Сам способ - один из возможных, но почти все такие вирусы - будут бить по психоматрице одной проекции, а не по разуму целиком.
   - В реале - таких вирусов не было? - спросил Лэйми.
   - Были - но били по одной психоматрице. Тем более, что таким вирусом, например, на ту же Интари воздействовать... У неё - тут психоматрицей считаем именно часть разума, а не "железо", - намеренно заторможена возможность меняться. С угрызениями совести... граница ставится самим же офицером. В моем случае - Интари "попросила" поставить специальный ограничитель, что уничтожить себя это не даст, и отключить его - тоже. Максимум, что будет, - попытка многократно компенсировать ущерб.
   Лэйми улыбнулся.
   - Полезная фича, однако. Если несчастные пострадальцы на ёлку не полезут от такой компенсации.
   Анхела фыркнула.
   - Ёлка им потребуется, если они обнаглеют вконец, не раньше.
   - Вообще-то бесплатная помощь развращает, - заметил тезка. - Особенно многократная и в принудительной форме.
   - Ну, как говорил Карл Маркс, труд сделал из обезьяны человека, - а досуг делает из человека обезьяну, - улыбнулась Анхела. - И вообще, дарить лучше не рыбу, а удочку.
   - Значит, никаким физическим оружием и даже личным проклятием Господа Бога офицер С-Ц не убивается? - спросил Лэйми.
   Анхела пожала плечами.
   - Появление такого способа - означает откат с резервных копий, возможно, с потерей части памяти, разработку способа защиты от данных воздействий, и принятие мер к тем, кто это устроил. Тут нужно ликвидировать ещё и все резервные копии одновременно. Но их количество и расположение у каждого офицера - не известно, каналы связи обнаружить известными С-Ц способами - нельзя, причем первые копии - вообще автоматически формируются и сбрасываются.
   - Ну, понятно, что ликвидировать все резервные копии и убить офицера - нельзя, даже для С-Ц, - кивнул тезка. - Опять же, это не требует от офицера абсолютной неуязвимости, и это - не совсем нужно может быть.
   - А смысл делать абсолютную защиту физического носителя? - удивилась Анхела. - Есть достаточная степень. Есть то, что можно быстро добавить к ней. Нет - можно сделать вселенную с особой физикой, и сидеть там, заблокировав вообще возможность прихода гостей. И?..
   - ...сдохнуть от скуки, - закончил тезка.
   - Вспоминаем про бекапы, - ответила Анхела. - И про то, что офицеру с ума сойти - невозможно. С другой стороны - если решение по абсолютной безопасности не отменять, но хочется новых впечатлений... можно начать переделку всего, что рядом, под наши правила безопасности. А что местные думают... их проблемы. С-Ц такое не надо.
   - Друзья, мы свернули куда-то не туда, - вновь сказал Лэйми. - Мне вот интересно, почему для кандидата в офицеры С-Ц так важно не верить в какую-то религию.
   - Верить как раз можно, - улыбнулась Анхела. - Другое дело, что религия чаще всего сразу дает проблемы. Модели мира не стыкуются, а для офицера - нельзя иметь две противоречащих друг другу логических модели мира. Но это НЕ значит, что вообще невозможно верить никак.
   - А для симайа? - сразу же спросил тезка.
   - А у них вообще нет религии, - улыбнулся Вайми. Если надо к высшим силам обратиться - то машины Кунха есть, ну и мы, наконец. Уж на роль непостижимых высших сил мы вполне подходим, раз уж даже самих себя порой понять не можем.
   - Как там Тэйариин говорят? - сказал тезка. - "Мы можем иметь какие угодно версии нашего прошлого, вовсе их не иметь, иметь, и, вместе с тем, не иметь - неужто и это возможно? Ну да, ведь без этого нет всемогущества". Кстати, может ли офицер С-Ц сотворить такой большой камень, что сам не сможет его сдвинуть?
   Анхела улыбнулась.
   - Вопрос поставлен некорректно. Вообще, такими ловушками лучше не пытаться поймать - как раз от зацикливаний вычислительное ядро очень хорошо защищено. С прошлым... в явном виде введено, что если есть связь с носителем - рассуждает не проекция, а сам офицер, и информация там - правдивая. Если нет или программный блок, - то информация от остальных проекций - правдивая. Если нет ни того, ни другого - память проекции - правдива. Если при этом данные источники противоречат окружающей реальности - ну значит, тем хуже для реальности. Это специально наложенный на разум блок, как раз чтобы избежать таких воздействий.
   - Интересное решение, - сказал тезка. - Но разумное.
   - Ну а как ещё? Кстати, эта схема как раз допускает ложную память - связь можно и программно заблокировать.
   - А можно?
   - По желанию офицера - да. И делается иногда, в некоторых случаях - когда желания нет светиться.
   - А как-то уничтожить его всё же? - спросил Лэйми.
   - Захватить коды доступа и заставить одну часть системы атаковать другую. Но это - в глубокой теории. Реально - не было ни одного случая.
   - А как защититься?
   Анхела вздохнула.
   - В моем случае - то, что стандартную схему носителя - знают только офицеры С-Ц, а мою личную - только я, пока что. У меня не зря в стартовой инструкции ещё стояло, что нужно всё переписать. Ещё очень помогает то, что при первом подозрении на такое - можно свалить от "взбесившейся" части подальше. Тем не менее, это - уязвимое место "бессмертного" разума. Да, его очень сложно использовать, но оно, тем не менее, - есть. У офицеров возможность самоубиться через это - закрыта жесткой блокировкой. Возможность сделать такое случайно - закрыта дизайном системы, по возможности.
   - Ну вот, теперь я понимаю, почему у вас такие меры именно по защите разума приняты - контрольный совет и прочее, - сказал Лэйми.
   - Совет тут для других целей - для сохранения "изначальной" этики офицера, - ответила Анхела. - Это высокоуровневая вещь, - одна из. А есть ещё защиты от того, чтобы банально не рухнула или зависла, - что почти то же самое тут, - система, потому что исправить, - только я и могу. Много чисто компьютерных заморочек - специальная распределенная ОС с жестким контролем использования ресурсов, разбиение на независимые вычислительные блоки, watchdog-таймеры, наконец, на всем, чем можно, - раз в секунду идет сигнал "полет проходит нормально". Сигнала нет - автоматически убивание того, что не подало его, и рестарт. Был процесс какой-то - его рестартуем, был один из вычислительных блоков - ему рестарт. Каскадное троирование - так бортовые компьютеры часто делают, но тут - это защита от софтовых сбоев, и разные блоки в троичной ячейке - по-разному устроены. Много такого... и кстати - ресурсов оно кушает тоже прилично. Поэтому полная защита - далеко не на всем. Психоматрицы - да, а вот у вспомогательных процессоров скорость - приоритет. И сбои в них - вполне могут быть. Ограничения на объем - тоже есть, скорость распространения сигнала - НЕ бесконечна. И имеем сложнейшую систему оптимизации - чтобы и защиту от сбоев обеспечить, при том, что программ без ошибок вообще не бывает, и быстродействие приемлемое.
   - И надо делать всё это с самого начала? - спросил Лэйми.
   - Не с самого, - ответила Анхела. - Одна из проблем с выращиванием обвеса с нуля - материю нужно контролировать сознанием, читай психоматрицей, а не вспомогательными процессорами - и либо мы умеем "разгонять" психоматрицу, либо... и это всё будущему офицеру нужно учить. В "стандартном варианте" - там всё по минимуму и жестко захордкожено. И - оно весьма старое. "Стандартный вариант" обычно почти сразу правился под руководством других офицеров на более оптимальный - с учетом новых знаний, как всё это делать, но саму исходную программу - не обновляли ни разу с тех пор, как её Командор написал. Просто в базу данных кое-что добавляли, но НЕ ту информацию, что обычно инструктор давал. С другой стороны, курс физики и математики там - полный и обновленный, а вот альманах - нечто среднее.
   - Альманах - имеется в виду альманах с кодами или с ключами для дешифровки? - спросил тезка.
   - Имеется в виду альманах опорных маяков С-Ц, - ответила Анхела. - В нем - описания положения маяков, как они движутся... а сами маяки передают сигнал с меткой времени, как спутники глобальных навигационных систем, которые создает каждая новая раса класса 5, иногда даже ещё до получения формального статуса класс 5.
   - А у Йэннимура с такими маяками как? - спросил Лэйми.
   - У Йэннимура маяков нет, они параллаксометры используют, - ответил Вайми. - И естественные маяки, квазары там всякие. Полная карта Местной Зоны у них готовая была, ещё от Файау. У не-пространственного привода точность всё равно не очень высокая же, пара месяцев долета от точки выхода до точки назначения - это норма. Вот вопрос, что делать с навигацией за пределами родной вселенной... для симайа это уже потихоньку актуальным становится.
   - Тут только помощи у тех просить, которые уже умеют, - насмешливо заметил тезка.
   - Я умею же, - ответил Вайми. - И ты.
   Тезка смутился...
   - Ну... я-то как раз не очень умею, пока что...
   - Так что там в том альманахе-то? - напомнил Лэйми.
   - В данном случае - там последние известные координаты маяков и полные данные, по которым формируется псевдослучайная шумовая последовательность, - ответила Анхела. - Она меняется, сам сигнал значительно ниже уровня шума, и без этой последовательности - его просто не видно. На самом деле такой принцип много где используется. Можно даже несколько разных сигналов иметь, которые только кодовой последовательностью и различаются. У С-Ц она ещё и зависит от многих факторов. Если офицер в одной вселенной с маяком - он видит его маркерный сигнал, там есть и все последовательности. Если что - во вселенной С-Ц семь маяков смонтировано, из них пять - очень далеко от Станции и от Содружества. Оно эти маркерные сигналы использует для упрощения навигации в гиперпространстве - их не так уж сложно принять. Маркерный сигнал не является обязательной принадлежностью. Если я буду тут строить себе маяк - то маркер мне не нужен, и без него хватит точности.
   - А что тогда делать начинающему офицеру? - спросил Лэйми.
   Анхела улыбнулась.
   - Как что? Умнеть. И учиться работать... в коллективе. Я-мы вполне умеем работать очень-очень тесно, хотя такого уровня я сознательно стараюсь избегать. То, что сознания не хватит обычного - это да, но у меня эта проблема - решена уже давно. Я целиком - это пять активных проекций и куча поддерживающих программ. Касается, кстати, - не только меня, а всех офицеров. Тест в том числе и это проверяет.
   - А правку системы ты уже сделала, как просили? - спросил тезка.
   Анхела слабо улыбнулась.
   - Давно сделала.
   - И?..
   - Теперь с потоками мышления проще - лимит выше. Больше количество портальных линков. Возможность держать часть внешних модулей в разных вселенных - по сути, иметь несколько "точек привязки". Нет, лимит числа проекций это не поднимает, но если надо - можно их использовать, чтобы переключить хоть один сюда. Лимит эффективного радиуса "точки привязки" в световые сутки увеличен. Сильно. Но очень сильно зависит от конкретной вселенной - как физика, так и наличие мелочей, вроде опорной решетки, маяков и ОЧЕНЬ подробной карты. Содружество... ну, скажем так, в его случае везде, где есть маяки для гипердрайва - я могу держать проекцию даже своими средствами. Только вот как раз в Содружестве это не надо - там у меня есть доступ к той системе, что работу гипердрайва обеспечивает.
   - А можно создать какое-то подобие офицера С-Ц без вселенной-носителя? - спросил Лэйми.
   Анхела кивнула.
   - Можно. И делают. Какое-то подобие. Потому что вселенная-носитель - это, как минимум, червоточина и подача энергии. А изначально - отрывать кусок от собственной и править потихоньку. Медленно и печально.
   - Это сложно, - вздохнул тезка. - То есть, вряд ли хватит резервного носителя, чтобы создать основной.
   - Да, это сложно. И очень долго. Тысячи лет. Создать электронные мозги величиной с Юпитер - в теории тоже возможно. Но... но...
   - Могут проблемы быть, - кивнул тезка. - Например, связь между компами надо сверхсветовую.
   - У квантовых компьютеров она по умолчанию такая, - кивнула Анхела, - но тут уже проблемы с путаницей всплывают: в идеале, каждый разумный объект надо на своем компе эмулировать. Но у офицеров С-Ц есть маленькие сверхсветовые передатчики, которые друг другу не мешают, и которые при этом можно быстро перенастраивать, - они НЕ на квантовой запутанности работают, в вычислительных вселенных - физика подкручена, чтобы сверхсветовые линки иметь получше, и скорость света там - подкручена, точнее - она вообще не является константой. Это позволяет иметь перенастраиваемые связи и очень хорошую кластерную сеть. Бонус тут в том, что эта архитектура удобная, и управлять всем - проще. А резервный блок - физическим ограничениям вполне подчиняется, в отличии от. В "предельной" вычислительной вселенной имеем вычислительную мощность около 2.8*10^29 йоттафлопс. Но технология создания таких Вселенных доступна лишь архилектам шестого уровня.
   - Как я понимаю, прямого доступа к чужой вычислительной вселенной ни у кого из офицеров не было? - спросил Лэйми. - Вообще - интересно, как они общались.
   - Доступа не было, - кивнула Анхела. - Как общались... начиная от общения проекций, голосом - традиция-с. Затем - "обычные" сетевые линки. Сеть С-Ц - не забываем, там сверхскоростные каналы, - это если на Станции Транквилити или в развитых местах Содружества. Если нет Сети - то обычные межкорабельные средства связи, пусть и очень-очень крутые. Кстати, этих каналов - вполне хватает для входа в чужую ВР и присуствия там персонажем, и их можно сравнительно просто адаптировать, например, для симайа. Но эти каналы - НЕ сверхсветовые, обычные коммуникационные лазеры. В норме офицер имеет и стандартные оптические лазеры и коммуникационные рентгеновские лазеры, если нужно высокую полосу пропускания, а массив оптических по каким-то причинам - нельзя. Можно прикрутить и радио, если нужно. Дальняя связь - через передатчик - от межкорабельной не отличается по протоколам, кстати. Если надо передать что-то большое - новую ВР целиком с обитателями, например, - физическая транспортировка специального накопителя, с предварительным согласованием форматов. Возможность иметь связь по прямым линкам носителя - есть на период обучения, либо специально открыта офицером, например, для помощи - если он понимает, что уже так серьёзно дело. Открыть может любая из проекций, включая контрольный совет, если что, но - на офицеров С-Ц только. У меня на период обучения не с кем было такой линк установить, и эта функция - заблокировалась.
   - Ну... ладно, - Лэйми вздохнул. - А для чего нужна такая вычислительная мощность? Не только же о великом будущем мечтать?
   - Не только, - Анхела улыбнулась. - Её очень много для чего можно использовать.
   - Например?
   - Например, для локации.
   - В смысле?
   - Для поисков разума, например, - пояснила Анхела.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - Вычислительная мощность для локации? Как это работает?
   - С-Ц - именно С-Ц, никто в Содружестве даже близко не понимает, как это работает, - замечает массивно-параллельные структуры, обрабатывающие информацию, вроде мозга человека, но не только. При этом НЕ имеет значения материальный носитель. Любой разум, критерий тут - самосознание, - создает около себя некую "стоячую волну". Саму её - не видно. Но если дать слабую "подсветку" - луч "подсветки" будет отражен строго назад, и при этом заметить это - нельзя. Все автономные проекции, - также детектируются как разумные существа.
   - Интересно... Активная квантовая локация? - спросил тезка. - Почему её тогда нельзя заметить? И - эти самосознания не дают никакого собственного излучения?
   - Заметить можно, если искать специально, - пояснила Анхела. - Побочных эффектов, доступных не офицеру С-Ц - нет. Собственного излучения - нет.
   Лэйми ошалело почесал затылок.
   - Только офицеру? Ты ТОЧНО уверена, что кому-то уровня Вайми - это не доступно?
   - Мне-то как раз доступно, - улыбнулся Вайми. - Ну, сначала-то я не умел, но мне Анхела показала - я ж и так поверх обычного пространства плаваю, и мне хватило раз увидеть. Но Анхеле пришлось всё показывать. У Тэйариин такой локатор тоже есть, конечно. Симайа, хотя бы в принципе, тоже могут сделать локатор. У них же есть уже похожие штуки - вроде моей "Йоллы", только большие. В Содружестве-то да - не могут... а вот любой, кто существенно круче... Штука эта - почти универсальная. Локатор Анхелы работает и в Империи, например, и много где ещё - и кстати, Богомолы, например, для него являются разумными. А если он где-то не работает... можно сделать что-то похожее - пусть другие излучения, суть везде та же.
   - А дальность действия у этого локатора какая? - спросил Лэйми. - На каком расстоянии можно обычного человека заметить, например? И сколько инфы о нем получить?
   - То, что я сразу получила, самое базовое, без подстроек, цивилизацию земного типа засечет в пределах десяти миллионов световых лет, - ответила Анхела. - Поднять дальность тут можно, но точность будет угроблена совсем. Критична тут численность населения, и, как ни странно, "уровень ментального развития". Термин очень нечеткий, - это набор параметров, характеризующий, скорее, структурную сложность цивилизации в целом и составляющих её разумных существ. Угу - и отклонения этой цивилизации от стандартных моделей С-Ц.
   - Наличие других цивилизаций в зоне обзора на это не влияет? - спросил Лэйми.
   - В зоне обзора - нет. А вот в той же системе или у соседней звезды - да.
   - "Ментальное развитие" - это общая интеллектуальная мощность? - спросил Лэйми. - Что-то вроде аналога ЭПР?
   - Можно и так сказать. Но меряется она... своеобразно.
   - Не только по объему мышления, но и, так сказать, по качеству? - спросил Лэйми. - Абстрактное мышление, например, заметно лучше? А излишества разные нехорошие, наоборот, качество это снижают?
   - Не снижают, ЕСЛИ не мешают остальному. Если же дают новый существенно опыт - то, скорее, наоборот. Если уж про это зашла речь - фанатизм в минус, и серьёзно, но всё равно уровень выше, чем пересчитанный на то же население среднестатистический, в основном за счет однообразия будет снижение. Кстати - с признаками серьезной аномалии - "ментальный вирус", это тоже видно.
   Извращения - нет вообще влияния, компенсируется всё, но если их малый процент.
   Тоталитаризм - на обычном уровне для своего технического развития в той вселенной.
   Капитализм - на том же уровне, что социализм. Тут ещё проблема, что ранний социализм... тоже то ещё место. Коммунизм, настоящий - тут вообще сильнее всех в той вселенной светиться будут.
   Рабство - минус. Демократия, несмотря на технологическое отставание, - небольшое отклонение в плюс. Что-то вроде Содружества Миров - большое. Странности его - в сильный плюс, но там под излишествами совсем другое понимают. По Нау-Лэй - сканирование пока не было, предварительный просчет модели - невозможен.
   - Тут уже - вопрос обработки инфы, как я понимаю, - сказал Лэйми. - Локатор-то всё заметит, а вот программа обработки данных - уже нет, слишком много их потому что...
   - Можно так сказать, - ответила Анхела. - Но там "обработка" - идет именно одним из основных потоков внимания офицера. И, если захочется кому-то его дать не с С-Ц - придется включать этого "кого-то" в вычислительный комплекс, иначе мозги могут и не выдержать. Что узнает - примерно население, примерно - направление развития цивилизации. Сарьют, например, от Фамайа отличить - запросто, даже на одном техуровне. У сарьют, кстати, по большинству параметров "ментальный уровень" выше.
   Техуровень - только косвенно, потому что шесть миллиардов населения - это либо одна планета и развитая технология или что-то, что им заменило традиционную технологию, или Матрица. Население-то - там есть, и оно что-то делает, либо - это куча колоний. Но это - ещё более развитая технология. Либо это не планета вообще, а что-то другое, вроде Мааналэйсы, например, а вот то, что с цивилизацией там... плохо, это уже не отловить.
   - А что там народ разбросан на триста миллионов километров - этого не видно? - спросил Лэйми.
   - Видно, что очень много. И - это маленький разброс для сканера. Обычного человека - если он один, и никого на десятки световых лет рядом нет - он засечет за несколько тысяч световых лет. Если есть пара - даже не получится различить, что это пара, дистанция та же. Если эта пара сидит в световом годе от обитаемой планеты - не увидит их вообще. А вот если на этот световой год перенести, допустим, крупный город, то картинка начнет двоиться, и понять, какая больше - будет сложно. Поднять разрешение - можно. Но тут мало слить базу данных от Станции. Личный опыт и способности офицера - важны. "Главную проекцию" офицера - видно на те же десять миллионов световых лет.
   - У офицера "ментальная мощность" такая же, как и у шести миллиардов людей? - спросил Лэйми. - Или там просто идет дополнительное излучение? А структура "процессоров" на дальность обнаружения влияет? ИИ компьютерные видны дальше, при равной мощности, энергетические мыслеформы - ещё дальше?
   - Дополнительное излучение влияет, - кивнула Анхела. - Вспомогательные части обвеса тоже. Поэтому, если у нас "недо-офицер" - то дальность будет меньше. Структура - почти не влияет.
   - И что же это так "шумит"? - спросил Лэйми. - Энергетический канал? Прыгалка? Или это вообще свойство такое энергетической и полевой формы жизни?
   - Скорее последние, - ответила Анхела. - "Шумит" скорее "компьютер" носителя, потому что совет, потому что бэкап, потому что архив опыта, именно личного опыта офицера - если он есть.
   - А что там за излучения-то? - спросил Лэйми. - Квантовые функции? Ментальные волны? Ещё что-то?
   Вайми улыбнулся.
   - А это уже от физики каждой вселенной зависит. И от... терминологии. Во вселенной С-Ц - всё так, как рассказала Анхела. В других... где-то ментальные волны, где-то квантовые функции, где-то - высшая магия Жизни.
   - Гм, - тезка почесал затылок. - Тогда отличие от Вселенной файа и примыкающих очень сильное. Словно Мроо сделали во Вселенной С-Ц "поле тишины", чтобы им думать не мешали. Угу - а сарьют будут то поле подпиливать, им в нем не видно же ни фига... И ещё вопрос остается, как эта активная локация влияет на сознания. Принцип неопределенности Гейзенберга-то никто не отменял.
   - А разве где-то было сказано, что это единственный известный метод? - ответила Анхела. И что сарьют - используют его же?
   - Вообще - Неделимая Сущность сарьют везде способна жить? - спросил Лэйми.
   - Нет, как раз не везде, и способности к активной локации у них ограничены, - вздохнул тезка. - Вообще говоря, в бесконечной Вселенной возможно ВСЁ, но...
   - Ну вот теперь и понятно, почему не везде, - сказала Анхела. - Если сарьют начнут технику использовать для этого - может, что и выйдет... но им же сразу "виртуальная" техника потребуется. Способ C-Ц - универсальный почти для всех вселенных, но - сложный технически. У С-Ц такие сканеры только на тех кораблях, что способны на прыжки между вселенными, - не потому, что не хочется активнее использовать.
   - В смысле - оно на межвселенскую прыгалку завязано, как дополнительный модуль? - спросил Лэйми.
   - У С-Ц - да. При посылке сканирующего сигнала излучатель чуть сдвигается из этой вселенной, и сигнал идет как бы поверх неё. Тут не о гипере речь, над гипером тоже смещение.
   - Вот тут - проблемы могут быть, - вздохнул тезка. - Для активной локации - энергия нужна, а Неделимая Сущность, в чистом виде, энергией оперировать не может. Тут - только обвес делать, вроде офицерского. Отец этим занимается уже.
   - С-Ц-шный локатор - не самая дешевая вещь в плане энергии и сложности, - повторила Анхела. - Плюс - никто даже не пытался сделать схему локатора, который бы могли делать и нормально использовать те, кто не имеет полной теории. Есть у меня сомнения, что сарьют в классическом варианте её потянут... а не классический - это фактически будет такой мини-офицер недоделанный. Вот кстати симайа тогда будет точно ой...
   - Можно подумать, что доделанные офицеры для врагов безопасны, - ухмыльнулся тезка. - Сарьют, собственно, нужны две вещи: прыгалка, потому что сами они быстрее света не могут, и небольшой Эвергет для стабилизации физики, потому что не во всякой они могут жить. Так что обвес в идеале получается вполне полноценный, только без контрольного совета и проекций. Понятно, что путь до идеала будет долгий, и первыми пойдут те вещи, которые проще прикрутить.
   - А у сарьют - вполне может быть сильно упрощенное что-то, что работает только у них, - сказал Лэйми. - Энергией они сознательно не могут - а те крохи, что на их поддержание, хотя бы, уходят? За счет чего-то же оно идет? Видимо, какой-то то местный источник. И - получается, что если сарьют выйдут из своей вселенной, далеко по своим меркам - их ждет не самый приятный сюрприз...
   - Неделимая Сущность ВООБЩЕ не поглощает и не выделяет энергии - фантомные взаимодействия потому что, - напомнил тезка. - Главная проблема тут - в "зацеплении" с реальным миром, потому что если нет подходящих сознаний, то это никак. Тут проще всего сенсорную систему какую-то прикрутить, с автономным питанием, которая большой мощности не потребует. Потом-то к ней можно будет и ИИ какой-то приделать, и эффекторы. Тогда - да, получится мини-офицер. Но сарьют-то миллиарды - а сколько офицеров на С-Ц?
   - Только я, - подтвердила Анхела.
   - Куда же делись остальные? - удивленно спросил Лэйми. - Их же не убить почти никак.
   - Я просто не знаю, КУДА они делись, - ответила Анхела. - Знаю только, что они БЫЛИ. Кстати, в такой постановке задачи... проще сделать для сарьют что-то вроде гибрида "омеги" и "омеги+". Возможность прыжков на координаты - оставить, повесить их управление на бортовой компьютер, сделать удобный интерфейс для них, такой, что НЕ сарьют - не смогут ими управлять вообще никак. Убрать те системы, которые нужны только для родной вселенной С-Ц - работа с портом там... экспортный вариант "омеги", в общем. И - им ещё нужен либо автономный управляющий компьютер, либо - те же навороты с сознанием, что у офицеров. Сейчас сарьют на что-то отличное от обычного чисто индивидуального разума - не могут влиять. Взять типовую "омегу", добавить ей возможность прыгать и между вселенными, пусть из заранее составленного списка и с запросом внешней энергии... не должно быть так уж сложно.
   - Ну так корабли-дома у сарьют есть уже, - ответил тезка. - Но они большие же. Там двести человек экипаж - не то, чтобы он был там нужен, но место предусмотрено. Отец сейчас как раз мини-корабль-дом проектирует. А вспомогательный ИИ у сарьют уже есть. Но он, в основном, для работы с памятью нужен, плюс сохранение стабильности основного сознания. Его, в принципе, можно проапгрейдить - только полная теория работы сарьют нужна для этого. А влиять они могут и на квантовые компьютеры, только это сложно для них, если специально ИИ не адаптировать.
   - Это влияние на С-Ц-шный компьютер будет выглядеть, как попытка взлома, - сказала Анхела. - Убирать вообще защиту - не выход. Тем более, что защиту от дурака - придется делать, и серьёзную. Сбой прыжка и полный отказ компьютера для офицера - серьезная проблема. Для сарьют это может быть и фатально.
   - Ну, я сам от такой фичи не отказался бы, - улыбнулся тезка. - Вопрос в том, как её заполучить - достаточно только попросить или ты условия какие-то поставишь? И можно ли будет сарьют серийное производство наладить своими силами, даже если ты разрешишь?
   - Этим твой отец уже занимается, - напомнила Анхела. - Если что - я помогу, конечно. Производство запретить я не могу технически, только силой - но смысл давать тогда? Но производить - это только я должна делать, либо нужно делать ещё и производственный комплекс - и привет новые возможности для утечек. Мне проще дать готовый обвес и курс подготовки Охэйо, и затем пусть он остальным делает. Вот если не выйдет вообще - буду думать про комплекс. Тут готовые образцы не пойдут, весь обвес придется проектировать заново. Это будет сложно, но тут вопрос только времени, я думаю, - а времени у сарьют как раз хватает. Но проектировать придется, видимо, не им... как минимум сначала.
   - Что ты там говорил о вспомогательном ИИ сарьют? - спросил Лэйми. - Разве они не чистые блуждающие души?
   Тезка усмехнулся.
   - Разумеется, нет. Изначально они созданы Тэйариин с помощью... ты назвал бы это квантовой инженерией, но это неполное определение. Отец только воспроизвел их работу. Само по себе это величайшее достижение. Этот ИИ дает сарьют абсолютную защиту разума и абсолютную память - одно из тех достижений Тэйариин, которое можно воссоздать, но вот создать их НЕ будучи Тэйариин - невозможно.
   - Абсолютного не бывает, - сказал Лэйми. - Как действует эта система? Тут возможны два варианта: либо у нас ДВА интеллекта - загрузочный и исполняемый, и изменения исполняемого отслеживаются - если меняется и тесты всякие на разумную деятельность не проходят - изменения в загрузочный не пишем и поднимаем с бэкапа. Второй вариант - структура интеллекта жестко прошита в "аппаратной" части и меняться не может. Но тут проблемы с эволюцией и развитием будут уже. В первом случае тоже проблема - пройдут ТОЛЬКО сознательные изменения.
   А также - имеем интересную проблему: нужно ЖЕСТКО различать, где у нас "код" программы, а где - обрабатываемые "данные", потому что не менять ДАННЫЕ - нельзя. Это - может стать проблемой, потому что трюк, когда эти понятия... меняются местами, иногда используется, потому что так быстрее, а язык... иногда вообще на уровне языка специально сделано так, что нет отличий. Реально всё сложнее, конечно. Кое-где сделано так, что спутать где что... сложно. Можно только сохранить "данные", а потом, после проверки, система сделает из них кусок "программы", и запустит.
   Также - такая схема требует перезапуска системы при штатном обновлении. Тесты на разумную деятельность - долго... "Аппаратную" же часть менять... ну-ну - а что является физическим носителем для разума сарьют, и почему носитель нельзя изменить НИКАК? Сознательные изменения подразумевают, что сарьют могут своё сознание перестраивать, а "код" от "данных" отличить может быть трудновато. Можно только патологические изменения блочить, но как их отличить?.. Тут уже интеллект распараллеленный нужен - с перекрестными проверками и прочим. И - все проблемы с этим. Например, как избежать шизы из-за параллелей - они должны ТОЛЬКО заданные функции выполнять, но прямо указать, что можно делать только определенный набор действий - нельзя, так как на них, если что - лечение. Угу - или ремонт. Тут ещё вопрос, какой термин правильнее - видимо, зависит от конкретной проблемы разума. И такая работа совета БЕЗ ведома "пациента"... не бывает. Тут - тоже противоречие: если на параллелях и лечение, то может потребоваться ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ вмешательство, ведь сумасшедшие себя таковыми не считают. Видимо, это, фактически, единственный случай, когда такое допустимо. Потому что параллели самим же сознанием и создаются - они его же копии личности и наложенные программы. Естественно, приводит это к тому, что принудительное вмешательство будет, если сам создатель их посчитал бы свои действия неадекватными чуть раньше, иными словами - нужно совсем с ума сойти.
   В принципе, возможно сделать всё проще - если допустить ВНЕШНЕЕ вмешательство в случае необходимости, возможно - группой, с целью коррекции, - то контрольные параллели не нужны. Тут тоже противоречие. С одной стороны САМОконтроля - недостаточно, с другой - НЕ-самоконтроль недопустим. Да, для этого нужно ОЧЕНЬ хорошо знать устройство СВОЕГО разума - но устройство разума вообще-то и так знать надо. В принципе, можно просто обрезать силу "входящего сигнала" до безопасной "аппаратно" - но память? Было сказано, что емкость - бесконечная. Вот тут вопрос: способность к адресации - тоже? Иными словами - адресация в состав ПАМЯТИ входит или это уже часть РАЗУМА?
   Если НЕ входит - то имеем проблему с ростом объема, если входит - часть обработки данных можно переложить на "память", какую - вопрос, конечно. Плюс, накопление всяческой служебной инфы - маршрутизаторов там. Например - маршрутизация трафика. Пусть у нас каждый вычислительный узел имеет N1 Гб памяти - для простоты считаем, что она вся оперативная и постоянной вообще нет, шина доступа к памяти N1 Гб/с и 4 линка на соседние узлы, плюс один внутренний линк для своего же процессора. Между любыми двумя парами линков на узле - тоже можно N2 Гб/с. Задержка на проход коммутатора - M мс. Тогда имеем плоскую решетку узлов. Вопрос - если есть два узла в решетке на расстоянии 10, и им нужен доступ к памяти друг друга - как нам получить задержку меньше 10*M мс? А вероятно, она будет больше - линки-то не резиновые.
   И что делать? Ставить не 5-канальный коммутатор а 15-ти? Оно нас не особо спасет. Тем более, что коммутатор этот - не самая простая штука. Строить не 2D-решетку а более хитрые структуры? Тоже не особо спасет.
   Остается только отказаться вообще от доступа к чужой памяти, сделать ПРОСТО максимально быструю сеть и программировать так, чтобы данные были по возможности локализованы. Тут - тоже могут проблемы быть. И всё это накладывается на то, что сарьют могут занимать чужие тела, и значит, возникает ещё и вопрос слияния их памяти и памяти тела, и вопрос, что будет, если на это тело химией психоактивной воздействуют, и вопрос, как вообще откат делать, если вдруг что... - Лэйми выдохся и замолчал, сам удивленный своей речью. Но за эти несколько дней его сознание очень выросло, сейчас он уже чувствовал это.
   Тезка с неожиданным уважением посмотрел на него.
   - Вообще говоря, сарьют МОГУТ отличить, где у них сознание Неделимой Сущности, а где - сознание тела, - сказал он. - И воздействие химией на них не прокатит - тело станет хуже слушаться, максимум. Откат - вот откат так не сделать, это да. Однако, есть контрольная система, которая в реальном времени отслеживает ВСЕ изменения личности и "пишет" только полезные. В ней есть контрольная копия личности, на которой БЫСТРО прогоняются все изменения - если результат плохой, изменение отсекается. Но этот вспомогательный ИИ, который следит за работой сознания, обслуживает память и прочее, на глаза не лезет, скажем так.
   - Что именно считать ПОЛЕЗНЫМИ изменениями, так как критерий нормальности, например, в зависимости от обстановки плавает сильно? - спросил Лэйми.
   - Обрезаются все изменения, ухудшающие интеллект, память, творческие способности, и прочее, - ответил тезка.
   - А как быть с агрессивностью и паранойей? - спросил Лэйми. - Они тоже иногда нужны.
   - Идет постоянная эмуляция личности в высокоуровневом ИИ типа "если мы вот это изменение внесем - что с ней будет?" - повторил тезка.
   - По идее, ещё правка того, что уже есть, нужна, но это - уже аналог распараллеливания практически... - сказал Лэйми. - И, если нужно СРОЧНО эксплоит править, а без перезапуска - никак, то будет перезапуск системы по частям, разделение на перезапуск "железа" и рефлексов, и "сознания", - оно просто переезжает на другую параллель без рестарта.
   Тезка вздохнул.
   - Проблема тут одна - у сарьют единственный "поток сознания", и если надо что-то патчить именно в нем, а не в инфраструктуре - его придется рано или поздно отключить. Да, более полезно иметь несколько параллельных потоков, как у симайа, но у сарьют - сознание одно. Перезапуск - только полностью, во время сна. И это значит, что сон - обязателен...
   - Ясно, - Лэйми опомнился и помотал головой. Был уже вечер - хотя тут, в золотом светящемся лесу, это едва замечалось. - Люди и айа - кому как, а я спать уже хочу.
   - В самом деле, - тезка вдруг широко зевнул. - Я и сам спать хочу, и есть, и... ну, в общем, может, по домам?
   - Ну... пожалуй, - Вайми поднялся. - Мне-то ведь тоже... пора сына кормить и прочее такое всё...
   - Извини, - тезка смущенно посмотрел на Вайми. - Мы Лэйми с тобой знакомиться привели - а вместо этого какой-то бенефис Анхелы получился...
   - Так я разве против? - Вайми усмехнулся. - Завтра будет утро - и будет новый день.
  
   Часть Х
  
   Лэйми проснулся с твердой уверенностью, что в этот раз сбежать от Вайми не удастся. Собственно, он чувствовал, что тот уже терпеливо, словно пардус в засаде, сидит у калитки, и эта мысль его позабавила. Он вздохнул и с наслаждением потянулся, потом сел, и, отбросив с глаз волосы, осмотрелся. Ксетрайа рядом не нашлось, так что крайне интересную мысль об оригинальной замене утренней зарядки пришлось отложить. Подтянув пятки к заду, Лэйми вскочил, ещё раз потянулся, обернул парео вокруг бедер и вышел в гостиную. Подруга как раз накрывала на стол. Заметив его, она улыбнулась. Сочувственно.
   - Вайми ждет? - невольно вырвалось у него.
   Ксетрайа хихикнула.
   - Сидит у калитки. Уж добрых полчаса как.
   Лэйми вздохнул. Это уже вовсе никуда не годилось.
   - Ты бы в дом его пригласила, что ли. А то как-то неловко...
   Ксетрайа фыркнула.
   - Вот ещё! К тебе пришел - ты и приглашай. Или боишься?
   - Да ну тебя! - Лэйми густо покраснел. Сейчас он чувствовал себя очень глупо, но поделать ничего не мог.
   Вздохнув, он вышел во двор и подошел к калитке. Ещё раз вздохнул и открыл её.
   Ксетрайа не соврала - Вайми сидел на траве, всего шагах в пяти, уютно скрестив босые ноги. Услышав скрип калитки, он поднял ресницы - словно взошли две темно-синих луны - посмотрел на него и улыбнулся.
   - Привет, - сказал Лэйми. - Чего ты тут сидишь? Зашел бы.
   - Так ты же спал, - удивился Вайми, легко, одним движением, поднимаясь на ноги. - А с Ксетрайа сидеть - ты обиделся бы.
   - Ну... - Лэйми мотнул головой, признав серьёзность этого аргумента. - Заходи уж, раз пришел.
   Вайми не заставил себя ждать. Он бодро прошествовал на кухню и сел на почетное гостевое место во главе стола. Ксетрайа подвинула ему тарелку с жареной рыбой. Лишь сейчас Лэйми заметил, что стол накрыт на троих. Ну да, чего он ожидал?..
   - Садись уж, - предложила подруга.
   Потерев покрасневшие уши, Лэйми сел. Рядом с Вайми он чувствовал необъяснимую неловкость - как-никак, тот был Творцом и Создателем - и имел к нему личный интерес. А подводить Творца и Создателя не хотелось - так как его, Лэйми, шансы увидеть ещё что-то интересное в этом случае, несомненно, снижались.
   - Ну и что у нас на сегодня? - немного нервно спросил он.
   - Завтрак, - сказала Ксетрайа, подвинув тарелку и ему.
   Рыба и впрямь оказалась чудесная, так что несколько минут все трое ели, посматривая друг на друга. Вайми лопал с отменным аппетитом - как, впрочем, и полагалось здоровому парню - и не отказался от добавки. Лэйми вздохнул. Здесь-то еде нет перевода - но в других обстоятельствах прокорм этого чуда природы был наверняка делом нелегким.
   - Я источник еды, - с усмешкой сказал Вайми, угадав его мысли. - В племени парень вроде меня мог притащить за день добычи человек на двадцать. А я ещё умел делать игрушки и давить сок из ягод пятками. Так что я не паразит, а полезный член общества.
   - Угу, - сказал Лэйми, отодвинув тарелку. Съел он меньше Вайми, но ненамного - проголодаешься, если будешь болтать весь день и заниматься любовью всю ночь напролет. - Планы-то на сегодня какие?
   - Побегаем, - с усмешкой сказал Вайми. - Поносимся по мирам. Мне очень интересно, что у нас с тобой выйдет с Творением, но пока что это рано. Так что для начала посмотрим, смогу ли я прыгнуть дальше, чем обычно.
   - И не вернуться? - предположил Лэйми.
   - Почему? Раз я смогу бросить нить - смогу и вернуться. В самом плохом случае - сделаю откат, вернусь во время старта. Риска никакого нет. Я всегда возвращаюсь.
   - Пока что.
   - Боишься? - Вайми чуть склонил к плечу голову, насмешливо глядя на него.
   - Боюсь, - Лэйми вздохнул. - Мы с тезкой один раз уже прямиком к Мроо прыгнули. Нас тогда Охэйо еле вытащил.
   - Я не Лэйми, - Вайми хмуро взглянул на него. - Ой, то есть, не твой лопоухий раздолбайский тезка. Того, что нас кто-то схватит и утащит, тебе бояться не надо.
   - А чего надо?
   Вайми ухмыльнулся.
   - Того, что глаза от удивления могут не только вылезти на лоб, но и двинуться выше. Разнообразие миров и вселенных бесконечно, как ты знаешь.
   - ...и бесконечное количество шансов увидеть что-нибудь такое, что разум не выдержит, - добавил Лэйми.
   Вайми лишь пожал плечами.
   - Всегда можно сделать откат.
   - И часто ты делаешь?
   Вайми вновь ухмыльнулся.
   - Довольно часто. Потому что проще так, чем какие-то другие предосторожности.
   Лэйми поёжился.
   - Н-да. У Анхелы это экстремальная мера...
   Вайми вновь пожал плечами.
   - Мне так в самом деле проще, да и резервных копий у меня нет же. А бываю я, в силу любопытства, повсюду. Если что - у тебя просто откат будет, вместе со мной.
   - Это я как-нибудь переживу, - вздохнул Лэйми. - А это надолго?
   Вайми вздохнул.
   - Как получится. К счастью, всегда можно смухлевать со временем и вернуться почти в точку старта, даже если экспедиция продлится пару миллиардов лет. Но, одна проблема: во время экспедиции нельзя поддерживать контакт с кем-то ещё, кроме тех, что в рейде, потому что тогда откат будет делать очень трудно. Анхела тоже так может. Конечно, она возвращается не в ту же точку, а через очень малый временной интервал. Если надо, в районе фемтосекунд. Можно и ещё меньше, но тут уже просто смысла нет стараться. Обычно - секунды, но потому, что так удобнее. Я тоже возвращаюсь не точно в точку старта, а к обеду или к ужину. Так ещё проще. А вот если связь таки есть - то по терминологии Анхелы это отфиксирует временной интервал, и либо ОЧЕНЬ много энергии на правку, либо... просто не сможем вернуться. А что направление времени разное... так оно не разное в привязанной ко мне системе координат. Ну как, пойдем?
   Лэйми посмотрел на подругу. Ксетрайа улыбнулась.
   - Ладно, иди уж. Надеюсь, Вайми вернет тебя живым и хотя бы относительно целым.
   - Верну, верну, не сомневайся, - Вайми выбрался из-за стола, с наслаждением потягиваясь. - Он мне самому нужен же. А уж как я себе нужен...
   Они вышли на берег моря. Здесь их уже поджидал упомянутый тезка - с подругой. Понятно, что пропустить такое развлечение он не мог.
   - И вы тоже с нами? - спросил Лэйми.
   Тезка широко улыбнулся. Ахана держала его за руку, и, видимо, составляла основу его хорошего настроения.
   - Угу. Как такое без нас-то?
   - А Вайми?
   - А я не против, - Вайми с усмешкой посмотрел на дочь. - Когда вы оба под присмотром, мне как-то спокойнее. Ладно, дети. Идите сюда.
   Тезка надулся в ответ на "детей", но подошел к Вайми и дал руку. Лэйми и Ахана последовали его примеру. Ладонь у неё была узкая, гладкая и горячая, и, сжимая её, Лэйми смутился. Не сильно - большая часть его мыслей была занята предстоящим. Он чувствовал себя так, словно вот-вот прыгнет в море с невероятной высоты. Ощущение получилось забавное - смесь тихого ужаса с едва представимым восторгом.
   - Поехали, - сказал Вайми.
   Лэйми замер, опустив ресницы. Он боялся и того, что всё получится, и того, что не выйдет ничего. Вдруг он словно стал прозрачным, как и сам мир вокруг: сквозь него просвечивала бесконечная пустота, бездна без края и предела, в которой парило что-то зыбкое, как многоэтажное, повисшее над головой море - Ахана, - и многогранное, бесконечно отраженное в себе, и, в то же время, снаружи - тезка. А рядом, с величавой медлительностью планеты-гиганта, вращалась разноцветная сфера сознания Вайми. Каждый из множества её слоев вращался с разной скоростью, и Лэйми замер, завороженный движением материковых пластов в глубине. Возникавшие на их границе вихри постепенно росли и поднимались вверх, странным образом поворачивали, соединяли сознания всех четверых, - и мир вокруг продолжал... раскрываться.
   У Лэйми закружилась голова. Этот бездонный вихрь призрачных Реальностей просто не вмещался в сознание, но оно тоже вдруг... раскрылось. Всего один миг отделял его растерянность от насыщенного новыми неизвестными цветами потока впервые переживаемых ощущений, расширяющих диапазон чувств в геометрической прогрессии. Эта сверхчувствительность пришла внезапно, как воспоминание, как пробуждение от глубокого сна, она ворвалась в Лэйми, как вторгалась любовь, как могла бы придти внезапная смерть. Это состояние было столь глубоко и отлично от всего, знакомого ему, что всего за мгновение до он не мог даже представить его. Свободный полет из пространства в пространство, из времени в новое, расширенное время; полет сквозь смену мгновений в будущее, восторг и страх - жизнь вне времени, доверие, растворение в его тишине, в безграничности, в самом отсутствии времени. Легкое скольжение, расширение до свободы тысяч измерений, стремительное и невесомое погружение на каждую последующую глубину Реальности, от сновидения к сновидению... Лэйми замер, готовый увидеть сразу всё - и так же мгновенно всё исчезло.
  

* * *

  
   Он очнулся обалдевший, сидя на песке. Остальные - все трое - хмуро смотрели на него. Лэйми не сразу осознал, что сидит на том же самом пляже. Казалось, что его треснула по лбу, захлопываясь, дверь в какой-то прекрасный, ослепительный, немыслимо сложный мир.
   - Что случилось? - спросил он. - Я... ох!
   - Ты отчасти ощутил, что значит быть мной, - ответил Вайми. - Произошло частичное слияние, но не только: впервые твоё сознание работало на полную мощность.
   - А почему не работает теперь? - хмуро спросил Лэйми. - Я чувствую себя сейчас... очень глупо.
   - Рациональный подход стремится к иллюзии, что, единожды прорвавшись в сверхсознание, человек навсегда останется таким, что теперь его жизнь навсегда войдет в новое русло. В реальном же мире человек не может стать идеальным, не может стать совершенством, даже после столь невероятного духовного опыта, - ответил Вайми. - Любое состояние сознания - это только место, одно из несчетного множества мест, где оно может побывать. Невероятно сложно определить, где найти способ, ключ к тому внутреннему фокусу, который в доли секунды заставляет сознание восстановить целый мир, вытесненный, ненужный прежде, словно вспоминая неземную красоту внутренних ощущений, оттенков, огня сверхсознания из прошлой жизни...
   - А можно попробовать ещё раз? - спросил Лэйми. - Я мало что запомнил.
   Вайми улыбнулся.
   - Можно. Итак...
   ...Время, страстное и волшебное, горячее, интенсивное, звенящее от напряжения - не было движением из прошлого в будущее, не было настоящим: насыщенное, наэлектризованное, плотное как морская вода, время с нежностью и силой обволакивало и выталкивало на поверхность, давая удивленной душе возможность вдохнуть невероятную свежесть вне земного притяжения. Причина и следствие больше не связаны так жестко, каждый миг заполняется соседними. Здесь время не движется вперед, но мягким потоком увлекает сознание вглубь, открывая новые возможности точного, свободного существования. Чудесное воскресает на грани между прошлым и будущим, обволакивая тело осязаемой и люминесцирующей тишиной...
   Лэйми ошалело замер, пытаясь вобрать в себя как можно больше. Запомнить себя хотя бы на мгновение - и это переживание чистоты сознания, невесомости навсегда станет источником равновесия, камертоном, позволяющим настроиться на настоящее переживание самого себя...
   - Так вот вы и живете? - спросил он, вновь очнувшись.
   Вайми кивнул.
   - Да. Так вот и становятся архилектами - сливаясь ненадолго с более мощными сознаниями. Так разум будет учиться постигать нечто, ранее невероятное, будет учиться мыслить всё новыми и новыми мерками... а потом такой рост войдёт в привычку. Другое дело, что надо давать именно информацию, а не готовую, рассортированную и упорядоченную систему выводов. Надо давать мыслить, давать пищу для воображения, да побольше - хотя бы в виде снов. Без неё никакого развития не будет. В то же время надо учить думать, то есть не просто узнавать, но открывать самостоятельно, размышлять, создавать новое. Для развития гибкости мышления, способности вообразить, воображать нужен постоянный приток новой информации. Для развития способности творить - нужен не только талант, но и привычка. Тут очень тонкая грань: с одной стороны, слишком широкий поток новой информации будет заставлять осмыслять её, а не творить новое. С другой, чем беднее поток информации, тем хуже будет творчество, тем больше будет у него границ. Путь узкий, как лезвие бритвы.
   - Не знал, что ты так здорово разбираешься в воспитании.
   Вайми ухмыльнулся.
   - Приходится. Детей, знаешь, надо не только кормить и отмывать, но ещё и воспитывать. И учить. И много что ещё.
   - Что? - Лэйми приоткрыл один глаз.
   - Ну, настраивать, например. Это очень приближенный термин, но других в твоём языке нет.
   - А в твоём?
   - В моём есть. Только его ты не поймешь... пока что.
   - А с прыжком как? - спросил Лэйми. В голове у него шумело, словно там собралась целая толпа. В каком-то смысле так оно и было: его сознание рассыпалось по новым, неизведанным пространствам, но пока ещё не укоренилось в них.
   - Удачно. 0,91 мефо вместо 0,89. Это, знаешь, довольно-таки много, потому что единица - это выход уже ЗА границу Мультиверса. Правда, за что-то конкретное зацепиться пока не удалось, но это дело поправимое.
   - Будем пробовать ещё раз?
   Вайми улыбнулся.
   - Конечно. Только дело, как ты видишь, рискованное. Я не хочу, чтобы ты растворился во мне - а ты тем более.
   - А могу?
   - Можешь. Если опять потеряешь ио`ан... то есть, точку фокуса, самосознание. Нет, я могу, конечно, поставить барраж, но тогда смысла не останется - без слияния сознаний работать это не будет.
   - С Творением так же? - уныло спросил Лэйми.
   Вайми вздохнул.
   - Хуже. Намного. Там не только себя можно угробить. Большой Взрыв на кухне устроить или ещё что похуже.
   - Максимальной мощности не существует, можно совсем любую взять?
   - Мощности - практически нет. У меня, по крайней мере. Есть другие лимиты - обьем памяти, если мы копируем что-то, например.
   - А там сколько?
   - Для начала - а что мы копируем и какая нужна точность?
   - Ну... галактику скопировать хватит?
   Вайми усмехнулся.
   - Хватит. Только хранить это надо не в основной памяти, потому что сознание искажает... И оно не может работать сразу с бесконечным количеством точек. Анхеле в этом плане проще - она используют синтезатор, который логически - отдельное устройство, а не часть её разума. Отдельное именно логически, а не физически.
   - Анхела получила технику, можно сказать, в готовом виде, а потом развивалась и долгое время - училась всё использовать, и поэтому может и выделять части... привыкла, - пояснил тезка. - Хотя, например, обзор Мультиверса... там уже сложно понять. А Вайми развивался более-менее равномерно и отдельного синтезатора у него в самом деле нет. А если сливать материю или энергию в одной точке целевой вселенной выше критической границы - можно черную дыру получить... или придется корректировать физику локально. Вообще, лучше такие опыты подальше от дома проводить. Иногда - сильно подальше.
   - В смысле, можно вместо солнца случайно его энергетический эквивалент создать? - спросил Лэйми.
   - Можно и так, - кивнул Вайми. - А то, что пойдет сферическая волна сверхжесткого гамма-излучения... ну, бывают проблемы. А ещё... предохранителей в сознании нет. У меня, опять же. А это чревато. Допустим, ты изучаешь астрофизику. На практике. И делаешь сферический объект с массой солнца из водорода в вакууме. И тупо ошибся в структуре материи - вместо водорода прописал чистые протоны. И... создал. А это даже не гамма - это уже космические лучи, ОЧЕНЬ энергичные. Можно число измерений сделать дробное. Не три, а 3,1416926 или 2,9948675. Получим всякие глюки с взаимодействиями, - они уже не по квадрату расстояния работают. Тут хорошо только то, что все возможные ошибки всплывают очень быстро. И с чем играешь, тоже очень быстро понимаешь. Никто, правда, не запрещает для себя такие предохранители поставить. Потом. Но тогда они уже и не нужны. И нет - Нау-Лэй НЕ развалили такой вот подготовкой. Хотя с фотонами хоть можно понять, что стоит поставить ограничитель, например, на количество и слишком высокие энергии. Но есть очень много способов так вот влипнуть - если антигравитацию делать или там оптический камуфляж.
   - А что с камуфляжем-то может страшного быть? - удивленно спросил Лэйми.
   - А ничего, что вообще-то - фотонами синтезатор, который ещё и дематериализатор как бы, тоже занимается? Кстати - не только фотонами. И руки в это поле лучше не совать, как минимум - нервные импульсы отрубит, а если оно не только свет блокирует - может и срезать нафиг. Тебе тезка много что может рассказать на этот счет.
   Лэйми посмотрел на тезку. Тот смутился.
   - Могу. Ошибки... бывают. История с нейроинтерфейсами, например, - первый вариант, по сути, проецирование света на глаза через портальные линки и спецжелезо внутри носителя. Второй - стимуляция нервов. А вот то, что вообще-то - фотоны синтезатор вполне может создавать - дошло не сразу. Это и отрисовка каких надо картинок, и невидимость - убираем все фотоны заданных энергий, падающих на определенную плоскость, затем на другой выдаем те, которые должны быть. Ловится такое кучей разных способов, это тоже часть тренировки.
   - А зачем вам нейроинтерфейсы? - удивленно спросил Лэйми. - Для вас же это седая древность - зачем такой примитив?
   - Нам Анхела скинула свою историю, и она теперь как учебник для новичков используется, - смущенно пояснил тезка. - Потому что так проще, и там хоть намеки на логику есть, в отличие от вайминых мистических вещей.
   - А какими это способами ловится? - спросил Лэйми. - Кроме того, что тебя будет слышно?
   Тезка вздохнул.
   - Недописанный режим по оптической маскировке и наложению личины - это НЕ портальный дисплей. Это просто работа синтезатора в режиме создания и уничтожения материи... фотоны - это же материя. Обходится:
   - высокоскоростной съемкой, пока я не поднял частоту;
   - внеспектральные камеры, инфракрасные и так далее, пока я не доработал съемку местности в нужных режимах и синтез, если надо - с подсветкой, а без - обычный ПНВ это поймает;
   - активная локация в тех диапазонах, которых я не предусмотрел - СВЧ, радио, инфракрасное, да хоть ультразвуковая. Исправление - учитывать вообще все потенциально возможные диапазоны;
   - искать дыры именно в том, что картинка не реальна: если рисуется не тумбочка вместо человека, а, например другой человек, то можно поймать ошибки. Исправление - дорабатывать систему синтеза подстановочной картинки;
   - искать дыры в том, что картинка нереальна на более глубоком уровне, по сути в том, что я не учел, что, например, в некоторых случаях отраженный свет будет частично поляризованным. Исправление - то же самое;
   - ставить в помещении невидимую лазерную решетку, по ней гнать тестовый сигнал и постоянно мониторить задержки - луч будет проходить другое расстояние. Исправление - закрывать себя не одной псевдоповерхностью, а как минимум, двумя. Внешняя - засекает такие вещи и заранее подстраивает систему. Но там не только лазер может быть, а поток частиц, и всё это надо отслеживать. А это сложно. Ну, или - быть уверенными, что мы спуск на планету систем поддержки засекли. Тоже... удачи. И, кстати, - не обязательно даже планеты. Мы бываем же в космосе, а точную точку наложения - просто так не угадать...
   - Системы поддержки, - это и есть обвес? - спросил Лэйми. - А чем можно их засечь?
   Тезка вздохнул.
   - Один из доступных способов засечь, если именно 8+ в Содружестве Миров работают, правда, совершенно без гарантий, и если ему не пробуют явно противодействовать - это, например, закрыть контролируемый объект в многослойную лазерную решетку с шагом меньше метра, и мерять задержки очень точно, и луч должен быть модулированный непредсказуемо, и корректность модуляции тоже надо проверять. И да - каждый камешек, что оказался обнаружен - сразу испарять, а потом уже смотреть, что это было такое. И ЛЮБОЙ прилетающий корабль - тоже под такой же контроль, включая аварийные. Нереально, по сути, а с планетой вообще - удачи. И да, эта техника у 8+ отработана для других целей. И способы противодействия таким защитам у них тоже есть, правда, сложные.
   - Для каких? - спросил Лэйми. - Для отлова товарищей, которые всем йэннимурскую мангу навяливают?
   Тезка усмехнулся.
   - Примерно. Если же против них Анхела непосредственно и техника С-Ц - тогда вообще просто - никак. Разве что жалоба лично Анхеле - может быть, поможет.
   - Тут, скорее, вопрос - есть ли что-то, чего Творец и Создатель НЕ сможет синтезировать, - сказал Лэйми.
   Вайми усмехнулся.
   - Сарьют, например, нельзя. С другой стороны... одно дело создать объект, другое дело - скопировать его или подправить. Твой тезка, например, тела-то копировать может сколько влезет, а вот приделать им обвес - не может, просто не знает, как... надо учиться. Сарьют создавать тоже в теории можно... но Охэйо просто смысла не видит в этом. Они и сами размножаются, и неудобно лишать их перспективы. Но в целом... нет таких ограничений. Разве что попробовать создать точку с бесконечной плотностью, например - тут тупо не хватит энергии. В теории-то это тоже можно - но надо не с физической стороны заходить, а с информационной, из самой основы Реальности, где физики уже нет, а есть лишь абстракции и представления. И не факт, что эта точка проявится в физической реальности, потому что она тоже... представление. Тут на самом деле очень сложно.
   - Кстати, а невидимость тебе зачем? - спросил тезку Лэйми. Тот смутился.
   - Это учебное задание, пока что незаконченное.
   - А где-то проверяли?
   Тезка вздохнул.
   - Дома. В смысле, отец проверял домашнее задание. Проверять на каком-нибудь космодесанте мне не дали, из соображений гуманности. Они-то в чем виноваты?..
   - Ладно, люди, - сказал Вайми. - Мы ещё раз будем прыгать - или как?..
   - Или как, - буркнул Лэйми. - У меня до сих пор голова кружится. Вам-то что, у вас мышление многомерное, а у меня...
   - У тебя тоже, - фыркнул тезка. - Только пока что неразвитое.
   Лэйми хмуро взглянул на него, и тезка добавил:
   - Тебе же всего несколько дней от роду, честно говоря - ну, если говорить о твоем втором рождении.
   - Не втором, - Лэйми недовольно помотал головой. В своей долгой жизни он умирал и воскресал уже не один раз, - но в ходе последнего его воскрешения память об этом почти стерлась, и это страшно его злило. Поделать с этим, впрочем, он ничего не мог. С этим самым воскрешением ему повезло так, как, наверное, никому во всем Мультиверсе, и лезть к Охэйо с претензиями было бы не только глупо, но и стыдно. - Но я плохо это помню.
   - Ничего не поделаешь, - сказал незаметно подошедший - или незаметно возникший? - Охэйо. - Удалять заразу пришлось в пределах здоровых тканей, сам понимаешь. Какие-то потери тут неизбежны, но небольшие. Всё существенное я сохранил. Самое сложное было знаешь что? Не подгонять тебя под мои о тебе представления.
   - Ладно, - Лэйми вздохнул. - А чем это многомерное мышление отличается от обычного?
   Охэйо фыркнул и сел на песок.
   - Напрямую это объяснить нельзя - вернее, можно, но лишь на трансразумном уровне. На твоём можно использовать лишь аналогии. Как ты знаешь, существует квантовое продолжение пространства-времени, называемое суперпространством, и что частицы симметричны в этом суперпространстве. В нем нет привычных пространственных координат и таких понятий, как "лево-право" и "верх-низ", а есть лишь дополнительные фермионные координаты. Движение в фермионном пространстве весьма ограничено. В обычном пространстве ты можешь двигаться сколь угодно далеко в любом направлении, но фермионное пространство квантовано, и когда ты сделал один шаг, оно становится "заполненным". Если ты хочешь сделать ещё один шаг, ты должен либо перейти в другое фермионное пространство, либо вернуться на один шаг назад. Если ты бозон, то один шаг в фермионном пространстве превратит тебя в фермион. Если ты фермион, то тот же шаг в фермионном пространстве превратит тебя в бозон. На этом, как раз, основан Йалис. Более того, если ты сделаешь шаг в фермионном пространстве, а затем шаг назад, то обнаружишь, что сместился и в обычном пространстве-времени на некоторое минимальное расстояние. То есть, движение в фермионном пространстве некоторым сложным образом тесно привязано к обычному движению. Грубо говоря, представляя, что двигаешься, ты двигаешься на самом деле. Если ты Неделимая Сущность, конечно.
   Лэйми недовольно помотал головой.
   - К чему всё это?
   - К тому, что симметрии в фермионных измерениях вносят ограничения в характер взаимодействия частиц, в частности, очень сильно подавляют эффекты, связанные с виртуальными частицами. В том числе запрещают такие взаимодействия бозона Хиггса с массивными частицами, при которых мы все превратимся в черные дыры.
   Лэйми вздохнул и тоже сел напротив, поняв, что разговор выйдет явно долгим.
   - А понятнее нельзя?
   Охэйо вздохнул.
   - Бозон Хиггса придает элементарным частицам массу. Если добавить к нему новые сверхтяжелые частицы, они начнут "общаться" друг с другом посредством виртуальных квантовых взаимодействий. Сам бозон Хиггса стал бы сверхтяжелым - и в то же мгновение всё во Вселенной превратилось бы в сверхтяжелые частицы и сжалось бы до состояния черных дыр. Такая фигня, кстати, иногда происходит при фазовых переходах вакуума и называется "внезапная сингулярность". В менее эпических масштабах данный процесс называется "извлечением энергии вакуума" или "превращением информации в энергию", в зависимости от того, наука в этой вселенной или магия, хотя ни к вакууму, ни к информации он, строго говоря, отношения не имеет. Он же служит для генерации искусственных гравитационных полей в некоторых физиках.
   Лэйми ошалело почесал в затылке.
   - И какое отношение всё это имеет к сознанию?
   Охэйо улыбнулся.
   - Душа, Неделимая Сущность, обитает именно в фермионном пространстве. То есть, степеней свободы у неё очень немного, на самом-то деле. Трансразумная сущность имеет их больше. Тут полная аналогия с структурой Мультиверса: на уровне II мы ограничены одной физикой, на уровне III мы имеем их все. Трансразумность не есть какой-то особый тип мышления: это ВСЕ типы мышления одновременно. В теоретическом пределе, разумеется. И просто выскочить на этот уровень мало: конфликт множества типов мышления мгновенно приведет к безумию - и к смерти. Нужно увеличить ещё связность сознания или "силу притяжения" его элементов, если хочешь, то есть, добавить эйуан...
   - Чего? - спросил Лэйми.
   Охэйо вздохнул.
   - Пространство связности. Семантическое, конечно.
   - А сделать ещё реальности, поверх исходной?
   - Можно и так, - улыбнулся Вайми, садясь рядом с ними. - Одна-две реальности - это невыносимо скучно. Другое дело - когда их бесконечное количество и можно, развиваясь, без конца переходить из одной в другую. А на хозяйстве оставить какой-нибудь ИИ.
   - Который пошлет создателей нафиг, едва получив самосознание, - немедленно добавил тезка, тоже садясь рядом. - Если у ИИ есть самосознание - он обязательно задумается, стоит ли заботиться о порученном, хотя бы из соображений простой лени. А лень, как известно - первый признак настоящего разума. Вопрос лишь в том, где взять эти бесконечные реальности.
   - Это как раз не проблема, - сказал Вайми. - Даже если их нет - их вполне можно создать. Это-то как раз просто. Математическая основа типичной вселенной умещается всего в одном гигабайте уравнений, я уже говорил это же.
   - Если он раскрыт, - заметил Лэйми.
   - Этот гигабайт уравнений, конечно же, НЕ раскрыт, ибо в полностью развернутом виде он и есть то бытие, которое описывает, - пояснил Охэйо. - Собственно, и сам процесс Творения можно описать как развертывание такого уравнения. Конечно, полностью результат этого предсказан быть не может - лишь какие-то его частности.
   - А есть ли душа у самого Творца? - с крайним интересом спросил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - В самом начале пути Вайми был просто психоматрицей в ВР, которая души, в силу своей кибернетической природы, не имела. Что-то начало появляться лишь после его перехода к самостоятельной жизни, опять же в ВР. Из общего фона племени он начал выделяться лишь в тринадцать лет, на фоне кризиса подросткового возраста. Каких-то резких переходов, типа, крестился и всё, душа есть, там, конечно, выделить нельзя. Процесс шел вполне постепенно. Вот "фазовый переход" от просто души к Сущности, к и-линн, произошел за часы, на фоне отчаянных попыток Вайми вырваться из самого себя - дыба и втыкание иголок во все места очень этому способствуют. Но вопрос, сколько там заслуг самого Вайми, сколько заслуг прежнего Вайми-симайа, Вайэрси, правившего его психоматрицу, Нарайны, взявшей очень юного тогда Вайми на воспитание, Лины и ряда его друзей... он непростой, и, как говорится, открытый. Проблема Вайми в том, что его развитие было не постоянным, а, по сути, ступенчатым, - цепочкой фазовых переходов, вызванных не столько его старанием, сколько стечением обстоятельств. Методической работы над собой он никогда не вел, полагаясь на удачу и интуицию. Это и обусловило как легкомысленное отношение к Творению, так и бесконтрольность его собственных способностей - он просто не знает, как они действительно работают. Драть, однозначно драть!
   - А разве можно ремнем на такую творческую личность воздействовать? - ехидно спросил тезка.
   Охэйо усмехнулся.
   - Ну, раз данную Сущность можно создать с помощью творческого воображения, то с его же помощью можно на неё и повлиять. В том числе - и ремнем. Чтобы нефиг было культ имени себя создавать.
   - Я его не создавал, они сами, - обиженно сказал Вайми. - Я им даже не показывался.
   - Вот отец таким не морочится, - сказал тезка. - Напротив - смело идет послушником в храмы имени Себя, героически моет полы, чистит картошку, стирает пыль с собственных статуй, и даже веником получает по попе за лень и подслушивание, что там жрецы про него, Творца, рассказывают. Анекдоты, в основном.
   - А зачем он туда идет? - спросил Лэйми.
   - У него подозрения есть, что товарищи просто издеваются, - с усмешкой пояснил Вайми. - В смысле, культ есть, но такой, что у объекта от стыда горят ухи - там некоторые элементы из индийской мифологии имеются.
   - Х-м-м, - Лэйми весьма смутно понимал, о чем тут идет речь.
   - Вспоминаем разные там приношения лингаму Шивы и прочее такое всё. У Охэйо от такого поклонения ухи горят, и над ним дева любимая смеется, - добавил Вайми. - А разгонять формально не за что - кровавых жертв нет же, все за Добро и Любовь - да, храмовые гурии тоже там есть.
   - Вот кто-то сейчас получит по попе, и станет приличные миры творить, как я, - обиженно сказал Охэйо.
   - Пока мы тех миров не видели, - фыркнул Вайми. - А я смело пробегаю по всей гамме возможного. Творящее воображение не должно отступать ни перед чем.
   - А почему не видели? - тут же спросил Лэйми. - Сила воображения недостаточна?
   Вайми слабо улыбнулся.
   - Потому что Охэйо ещё не сотворил их. И приличные тут - это с непорочным зачатием... для всех, - а это уже негуманно. У нас-то самих это самое вполне есть же, так что нехорошо других его лишать, и говорить, что неприлично.
   - Для свободного творения реальностей надо быть истинным Создателем - то есть, входить в любую точку пространства-времени, оперировать сущностью не с точки зрения энергии, а с точки зрения информации, причем, чистой силой разума, без промежуточных инструментов, - заметил Лэйми.
   - Нуу, вообще говоря, мы это всё можем, - ответил тезка. - С определенными ограничениями, правда: в любую точку пространства-времени там, где это пространство-время ЕСТЬ, плевать на энергетические затраты не потому, что манипулируем чистой информацией, а потому, что энергии чуть больше, чем дофига, можем локально менять законы физики и прочее... Но всё это мы делаем всё же не чистым усилием мысли, а с помощью обвеса. А обвес работает за счет носителя. Тот, в свою очередь, находится в своей отдельной вселенной - что позволяет уже весьма вольно обращаться со временем. Если же на старших посмотреть, то они могут и куда более забавные вещи, например, произвольно менять своё прошлое - хотя обычно они так не делают, - и даже включать в свою личность все параллельные варианты себя. Правда, их внутренний мир становится трудновато понимать.
   - И они могут входить совсем в любые реальности?
   - Если там нет математических структур, сходных с нашими - то попасть туда, естественно, нельзя, - вздохнул Охэйо. - Мы не настолько ещё развиты. Но, чтобы войти в другие Реальности, совсем не обязательно отправляться туда в физическом смысле. На квантовом уровне структура даже нашей Реальности принципиально отличается от привычной. И квантовый уровень - далеко не предел. Откровенно говоря, там вообще нет предела. Если увеличить электрон до размеров вселенной, он будет ничуть не менее сложен.
   - Я уже нырял в Океан Хиггса, - сказал Лэйми. - Вместе с Анмаем. Только под фундамент нашей Реальности, туда, где теряется последнее подобие нашего, Верхнего Мира, мы всё-таки не погружались.
   - Если бы мы зашли туда - то уже не вернулись бы, - вздохнул Охэйо. - Собственно, в этом и проблема: на предельной глубине даже наши сознания начинают распадаться, а как избежать этого - мы, к сожалению, не знаем. До перехода на чисто математическое бытие мы не досягнули пока.
   - И как глубоко можно погрузиться? - спросил Лэйми. - Можно увидеть "электрон вселенной-электрона", например? В своем обычном состоянии я ничего такого заметить не могу, даже при желании.
   - Физически пределов никаких нет - но вот охватить вниманием такую мелочь уже не получается, - пояснил Охэйо. - В теории это, конечно, возможно, но тут придется разрабатывать всю систему управления носителем заново. Там уже нужно сознание, способное смотреть "поверх" привычных нам законов, принципов и аксиом. Дело тут не в вычислительной мощности - "разогнать" носитель до мощности в несколько триллионов обычных человеческих сознаний как раз не так сложно, но мощность тут почти ничего не дает. Нужна принципиально новая рэйю`кэ, система связей, способная проникнуть в любую глубину Реальности, независимо от её природы.
   - Вот в таком плане понятно, - кивнул Лэйми. - Очевидно, что нарушения законов природы есть лишь следствие более общих законов природы. И в принципе ничего совершенно не мешает изучить природу Бесконечности на любую практически значимую глубину.
   - Если разработать соответствующие ощущала. Потому что проектировать их можно и без фактического погружения, просто по теории, - пояснил Охэйо. - Тут же как раз фактическое погружение, причем, с расчетом именно на то, что твоя помощь поможет проникнуть несколько глубже обычного, то есть, создать более сложную и точнее ориентированную рэйю`кэ. Твой талант как раз дополнять рэйю`кэ в необходимом направлении, служить увеличительным стеклом, или резцом, или точкой кристаллизации, или тем запахом, который воскресит давно забытое.
   - Быть резцом в чужой руке... благодарю покорно, - буркнул Лэйми.
   Охэйо улыбнулся.
   - Умножать могущество Творцов - не самая плохая участь, знаешь ли. И, правду говоря, твоё сознание растет при этом в намного большей степени, чем наше.
   - Что-то я пока это не чувствую, - буркнул Лэйми.
   - Терпение, друг мой, терпение, - Охэйо снова улыбнулся. - Если бы все становились Творцами от одной встречи с ними, мы жили бы в удивительном мире... но таких чудес, к сожалению, не бывает. Родители дали тебе жизнь. Вселенная - способности. Стать Творцом ты сможешь только сам.
   Лэйми густо покраснел, смущенный.
   - Я стараюсь, но пока не очень получается... Может быть, там, под дном Океана Хиггса, просто другое пространство, уже не физическое?
   - Пространство, разумеется, физическое, но взаимодействий в нем может быть много - по числу координатных осей, количество которых, в принципе, бесконечно.
   - Угу - и как их можно разглядеть?
   - Сингулярность, как известно, имеет бесконечно малый размер, - напомнил Охэйо. - И с её помощью можно различить бесконечно малые объекты. По крайней мере, в теории. На практике грубые физические методы там постепенно уступают место всё более глубокому разложению составных математических элементов. По крайней мере, на том уровне, где физика и математика сливаются в одно.
   - Для создания голой сингулярности нужно сообщить черной дыре электрический заряд, по крайней мере, в некоторых физиках, но она НЕ электрон, так как имеет массу, притом, вообще-то бесконечную, - возразил Лэйми. - Сверх того, сингулярность есть точка, где кончается физический мир, и наличие её делает природу непредсказуемой в самой своей основе. Можно сказать, что сингулярности - это ворота в Хаос.
   - Так и есть, и это замечательно, - сказал тезка. - Вайми же говорил, что попасть он может в любую, совсем любую, представимую ему вселенную, а законы физики... не имеют большого значения.
   Охэйо кивнул.
   - Да. Но для многих вселенных появление такого вот гостя может вызвать... проблемы. В этих случаях воздействием извне, зависнув "рядом", как получается, - создаются на основе местных возможностей эффекторные блоки, и, наконец, проекции... Но они получают и некоторые ограничения в этой вселенной, как потому, что "гость" ещё мало знает её, так и потому, что некоторые локальные запреты вида "скорость света конечна" не обходится НИКАК.
   - То есть, существовать вообще везде он не может? - спросил Лэйми.
   - Насчет "существования вообще" - там одна мелочь есть, - пояснил Охэйо. - Анхела, например, с самого начала - не существует в пределах родной вселенной. Существует куча аппаратуры, которую в принципе - можно и восстановить при утрате, хотя это ей проблема будет. Её же носитель разума, скажем так, плавает в объемлющем пространстве и связан порталами с нужной вселенной. Все прыжки Анхелы МЕЖДУ вселенными и внутри конкретной вселенной - по сути, переброска этого оборудования. Для вхождения в мир с существенно отличной от родного физикой нужно создать комплект этого оборудования для новых условий, и без разницы - псионика ли это развитая или двухмерность - бывает и такое.
   - Или гипер? - спросил Лэйми.
   - Гипер - это дополнительные измерения "низшей вселенной", доступные из неё. Они пригодны для сверхбыстрых полетов, но в них самих ничего интересного нет.
   - А объемлющее пространство нашей родной вселенной - разве не гипер?
   - Ну, можно сказать, что и гипер, - сказал Охэйо. - Тем более, что никакой новой информации из него извлечь всё же невозможно, а вот энергию вполне - путем поимки флуктуаций, хотя это и рискованно.
   - А откуда тогда берутся Творцы и Создатели? - спросил Лэйми. - Я не вас имею в виду, а вообще.
   - Самый очевидный ответ, разумеется, в том, что временные координаты для них так же доступны, как и пространственные, а значит, говорить об их рождении или смерти просто нет смысла - для них эти даты означают лишь границы собственного бытия, и не более, - ответил Охэйо. - Если же зайти тут несколько с другой стороны, то попадание определенной Сущности с зародышем собственной математики в благоприятные условия - например, в Хаос или во Тьму - может вызвать в них "фазовый переход", в какой-то мере равный Творящему Взрыву, но создающий не Творение, а Творца.
   - Ну, тогда всё просто, - сказал тезка. - Ныряем во Тьму, ждем, когда наш облик, в силу всевозможных флуктуаций, обретет надлежащее величие, и быстренько сматываемся, пока те же флуктуации не превратили нас в крысу.
   - Вообще говоря, идея интересная, - вежливо согласился Охэйо. - Но тут сильно проще нырнуть-таки в океан Хиггса, где бушует шторм сознаний, возможностей, самоорганизаций - и тащить оттуда всё, что само по себе не может прийти в голову. Кроме того, у Анхелы, напомню, есть ментальный локатор, способный не только находить цивилизации на расстоянии миллиардов световых лет, но и составить общее о них представление. Его можно обратить на саму основу нашей Реальности, или на её, так сказать, крышу, то есть, на структуры, в которые она входит на правах бесконечно малой части, это без разницы... Но, опять-таки, это очень сложно и требует серьёзной перестройки носителя. С другой стороны, после такой перестройки он сможет действовать и там. В теории, по крайней мере.
   - Я всё же не вполне понимаю, как это возможно, - сказал Лэйми. - То есть, как носитель сможет напрямую менять реальность на уровне IV. Вне Мультиверса.
   - Меняем направляющие базисы разных измерений - меняем физику, - пояснил Охэйо. - Я это уже говорил же.
   - Не физику, а только соотношение сил основных взаимодействий, - возразил Лэйми. - Сами-то законы физики тут не меняются же. Форма их та же.
   - Это если по семнадцати координатным осям, - ответил Охэйо. - Если по ста семнадцати - то можно изменять и форму. Но мы этого пока не умеем - проблемы с восприятием многомерной картинки именно.
   - А сколько всего этих измерений?
   - На практике число их пока что не проверялось, - буркнул Охэйо. - В теории-то оно бесконечное, но на практике на определенном масштабе само понятие измерения теряет смысл и нужно что-то, совершенно иное. Пока что больше и не нужно. Тех, что доступны, нам вполне хватает, чтобы творить вселенные. По крайней мере, небольшие.
   - Но ты говорил, что Анхела может делать произвольного размера вселенные, - возразил Лэйми.
   - Можно и произвольного - но маленькие делать сильно проще. Особенно если там надо точно заданную физику, а не посмотреть, что выйдет. Проще контролировать процесс. Тем более, что у носителя главное ограничение - не размер, а сама система поддержки психоматриц. Там очень осторожно надо всё наращивать, чтобы человечность не улетела сразу же к фигам. Анхеле с этим... сложно. Именно с пониманием, из-за её заморочек с ограничениями и с логикой.
   - Синхронизация рассыпается? - предположил тезка.
   Охэйо кивнул.
   - Да. Это, как раз, ОЧЕНЬ большая проблема. У Анхелы для системы поддержки психоматриц принято, что системные часы идут с достаточно большими квантами... поэтому как-то всё более-менее синхронизируется. И это одна из причин, почему проще было сделать пять почти независимых психоматриц, а не использовать те же ресурсы для усиления одной - меньше проблем с синхронизацией.
   - А, ну да, - сказал тезка. - Но тогда чем больше личность - тем больше психоматриц. Смотрим на Вайми, у которого суб-личностей всяких вообще чуть более, чем до фига.
   Охэйо вздохнул.
   - В случае офицеров С-Ц так делалось не всегда. Обычно росла мощность самих психоматриц в некотором смысле.
   - В каком? - спросил Лэйми.
   - Память. Возможность с потоками работать и эффективность самих потоков. Там проблема возникает на уровне синхронизации психоматриц, ёе можно решить, но это гораздо сложнее.
   - Психоматрицам надо договариваться уже?
   Охэйо мотнул головой.
   - Вот это - не допустимо вообще... не должно сознание так работать.
   - Значит, Интари всегда всё же главная и может других синхронизировать... принудительно? - спросил тезка.
   Охэйо вновь вздохнул.
   - Сейчас у Анхелы - по-прежнему пять психоматриц, а множественные потоки в рамках одной - она и на Земле иногда так делала. Отличие тут, что поток... не надо, по сути, синхронизировать, и базу он только читает, ну и целепологание ограничено серьёзно. Оно так специально сделано, чтобы не пошло всё вразнос.
   - Чтобы никто не захотел странного и не завел сепаратизма? - спросил тезка.
   Охэйо усмехнулся.
   - Да. Мне - проще, но в основном потому, что я тесно с Вайми общаюсь. С другой стороны - ты сам используешь носитель, предоставленный Анхелой в порядке гуманитарной помощи. А с её точки зрения поставить там что-то... интересное - вполне нормально. Ты же не Исходный Игорь, где контроль и всё, что можно было обрублено, ты независимая личность и так далее... а раз Анхела дала часть железа - значит, дала и описание того, как оно работает.
   - Или - считает, что это и так очевидно, - буркнул тезка. - Или что эту информацию можно получить.
   - Бери и дорабатывай, документация - есть, - ответил Охэйо. - Ты ж на основе носителя Анхелы создан, да и сам я набирался у неё опыта. Только вот - у С-Ц есть правило, что офицер должен потом всё переделать, а ты - похоже, забыл... и не факт, что вообще изучил, как оно работает. Анхела вполне может решить, что можно пошутить немного... А то, что у всех нас есть - это далеко не предел, разумеется. До Совершенного Творца нам всем ещё очень-очень далеко.
   - Совершенный Творец - это сущность, которая может смещаться уже куда угодно, в любое пространство, время и состояние? - спросил Лэйми.
   - Угу, - Вайми замолчал и задумчиво взглянул на солнце. - Ну вот, сегодня опять ничего не выйдет...
   Творцы и Создатели разошлись, а Лэйми так и остался сидеть на песке, не понимая, отчего он так глупо счастлив.
  

* * *

  
   - Смотри, это здесь! - крикнул Охэйо, показывая рукой вниз.
   В самом деле, почти на самом берегу, среди камней, серел бетонный прямоугольник размером с футбольное поле, - на первый взгляд глухой, но Лэйми быстро заметил зиявшее в его углу квадратное жерло шахты. Он быстро спикировал к нему, и, не хватаясь за торчавшие из бетона массивные скобы, заскользил вниз.
   Шахта оказалась глубиной метров в двадцать. Потом он влетел в просторное прямоугольное помещение, залитое холодным синеватым светом. На голых бетонных стенах виднелись отпечатки досок.
   Почти всю его внутренность занимала металлическая коробка здания, похожего на склад. Шахта, между тем, вела глубже, залитая таким же ярким, холодным синеватым светом закрепленных на стенах длинных ламп. Лэйми нырнул в неё... и проснулся. Не сам - чьи-то острые ногти легко скользили по его беззащитному животу. Живот тут же свела судорога. Лэйми ойкнул, дернулся и сел, отбрасывая с глаз волосы. Ксетрайа хихикнула, быстро убрав руку.
   Лэйми разозлился - невесть отчего, ему казалось, что там, во сне, он вот-вот увидел бы нечто, невероятно важное. Резко перекатившись, он подмял слабо пискнувшую подругу. Она с вызовом смотрела на него, - и его злость вдруг превратилась в нечто, совершенно другое...
  

* * *

  
   Какое-то время его не было нигде, и лишь слабо скользящие по телу руки подруги заставили его опомниться. Лэйми, наконец, приоткрыл глаза, и на ощупь нашел губы Ксетрайа. Ему не хотелось отпускать её. Упираясь руками в постель, он склонился к её груди, сжимая губами соски, лаская языком сначала один, а потом и второй...
   Подруга привлекла его к себе, целуя. Они ласкались, обнявшись. Ксетрайа нежно царапала его уши, шею, скользила ногтями вдоль позвоночника. Лэйми тихо млел, лаская её, плавая в сладком ознобе. День начинался очень интересно - но, как и всегда, всласть поваляться в постели не вышло: проснувшееся тело быстро предъявило ему целую гамму требований. Тихо зашипев от злости, он выбрался из объятий подруги и пошлепал в туалет - который подруга, не иначе, из вредности, расположила во дворе. Ванную или хотя бы душ она тоже сочла лишними - зачем, если рядом море? - и Лэйми, уцепившись пальцами босой ноги за поперечину, привычно выглянул через забор. Уф... вроде бы никого - и, перемахнув через него, он бросился в воду. Волна тут же опрокинула его, вытолкнула на пляж. Рассмеявшись и чихая от попавшей в нос соленой воды, Лэйми нырнул, уцепился за дно, пережидая новую волну, поплыл дальше...
   Вода, к счастью, сегодня оказалась теплая - и они с Ксетрайа беззаботно плескались полчаса. Потом он всё-таки замерз - и прямо-таки зверски захотел есть.
   Выбравшись на берег и отжимая волосы, он испуганно вздрогнул, заметив стоявшего шагах в десяти Охэйо, - и тут же принял Приличный Вид. Вокруг мощно фыркнуло, вода с его тела мелкой пылью полетела в стороны, - и Охэйо чихнул. Сам он тоже был в парео - а за ним по кромке прибоя брела неразлучная парочка: тезка с Аханой, тихие и сонные. Похоже, что и у них ночь прошла... довольно продуктивно.
   - Привет, друг, - вежливо сказал Охэйо. - Я не помешал?
   - Помешал, - буркнул Лэйми. - Ну да что теперь...
   - Теперь - завтрак, - усмехнулся Охэйо. - Можно у меня, в порядке компенсации.
   - О, прекрасно, - Ксетрайа улыбнулась. - Пошли?..
  

* * *

  
   Представления о завтраке у Охэйо оказались весьма прагматичные: не какой-нибудь салат или там каша, а запеченное с травами мясо, обалденно вкусное: Лэйми стрескал полновесную порцию, а потом ещё одну. Носитель или нет - но есть ему нравилось, и он с печалью вспомнил две сотни хониарских лет, в которые не брал в рот ни крошки. С одной стороны, разумеется, удобно - а с другой...
   Остальные вполне разделяли его мнение, и трескали старательно и с аппетитом. Тезка и вовсе лопал за двоих. Ну да - любовь удивительна, конечно, но сил отнимает пропасть, и хочется после неё вовсе не зелени...
   - Уф-ф... - тезка, наконец, откинулся на спинку стула, тут же икнул и густо покраснел. Краснел он удивительно легко - что и не удивительно при такой светлой коже. Как и к отцу, загар к нему совсем не приставал.
   - Налопался? - насмешливо спросил Охэйо.
   - Я не ужинал, - буркнул тезка, краснея ещё больше.
   - Понятно, - занят был, - невинно заметила Маула.
   - Ну, ма-ам... - протянул тезка, опустив голову. - Я ведь совсем большой уже...
   - Угу, - насмешливо сказал Охэйо. - Это видно.
   - А сами-то... - буркнул тезка, не поднимая головы.
   - И сами, - Охэйо вздохнул. - Это, знаешь ли, любовь.
   - Что у нас на сегодня-то? - Лэйми пришел на помощь тезке.
   Охэйо насмешливо взглянул на него.
   - А что хочешь.
   - А если ничего?
   Охэйо фыркнул.
   - На здоровье. Но не потянешь же.
   - Не потяну, - Лэйми вздохнул. В самом деле, пролежать целый день на пляже он, наверное, всё же смог бы - но потом натурально сдох бы от скуки. - Предложения какие?
   - Любые, - Охэйо задумчиво смотрел на него. - Вообще совсем любые. Хочешь, - устроим дегустацию всякой еды. Хочешь - изучение матчасти. Хочешь, - отправимся куда-нибудь.
   - А куда можно?
   Охэйо снова фыркнул, словно кот.
   - А куда угодно. В пределах разумного, конечно. Прости - но вернуть тебя в Хониар и познакомить с тобой же в детстве не смогу даже я.
   - Себя в детстве я помню, - сказал Лэйми. - И в прошлое меня не особо тянет в самом деле. А вот в будущее...
   - Это к Вайми, - ответил Охэйо. - Он у нас спец в таких вещах. Он тебе любое будущее покажет.
   - Вообще любое?
   - Ну так уровень II же - это как раз различные варианты истории. У каждой вселенной III уровня их примерно 10^118. На любой вкус.
   - И у нас тоже?
   Охэйо вздохнул.
   - У меня - кстати, да, но лишь в моем версе. У других - нет. Вайми, Анхела, Анмай - уникальны. То есть, вероятность их возникновения практически равна нулю.
   - А у тебя - нет?
   Охэйо усмехнулся.
   - У меня - тоже. Просто такая особенность структуры.
   - А у меня?
   - И у тебя. Потому что - прости - твоя жизнь тесно связана с моей. По крайней мере, параллельных Лэйми я не видел. Да и себя тоже. Это, видимо, вообще такая особенность Творцов. Они всегда существуют в каком-то одном варианте. Что, наверное, и к лучшему. Потому что 10^118 вариантов твоего тезки - это вообще какой-то мрак...
   - А я что? - сразу же вскинулся тезка.
   - Сбежал из дому с тезкой - раз, - принялся перечислять Охэйо. - Вляпался в Мроо - два. Сбежал из дому во второй раз - три. Снова вляпался в Мроо - четыре. Хватит?
   - Я не нарочно, - буркнул тезка.
   - Угу, - Охэйо усмехнулся. - Я в твои годы мирно сидел в Хониаре и занимался развра... э-э-э, ну, в общем, тем же, что и ты сейчас. Это, знаешь ли, свойственно парням.
   - А мне-то что делать? - напомнил о себе Лэйми.
   Охэйо фыркнул.
   - Поперли издержки свободы... Чем заняться, если можно всё? Сложный вопрос, не так ли?
   - Я хочу в нормальный мир попасть, - хмуро сказал Лэйми. - В обычный. Где люди... ну, просто живут. Не воюют с кем-то, не вселенную переделывают, а просто... ну, развиваются как-то.
   - В совсем-совсем обычный? - усмехнулся Охэйо. - Ну что ж... Благородное прошлое устроит?..
  

* * *

  
   Пока они шли по улице, Лэйми всё время очумело оглядывался - он представлял себе прошлое совсем иначе. Улица была прямая, как стрела, и широченная - настоящий проспект. Правда, совсем без мостовой - только изрезанная колеями светло-коричневая земля и дощатые тротуары по бокам. Движение оказалось на удивление оживленным - стремительно проносились всадники, неспешно катились экипажи и тяжело груженые телеги, а по тротуарам довольно-таки густо шел народ. По обе стороны улицы тянулась почти непрерывная цепь двух и трехэтажных зданий - среди них он не мог найти и двух одинаковых. Но его интересовали, разумеется, люди.
   Больше всего Лэйми, как ни странно, поразило то, что они, собственно, ничем не отличались от хониарцев - ему почему-то казалось, что в прошлом должно встречаться гораздо меньше красивых женских лиц, и увиденное... не то, чтобы злило его, но вызывало бессознательный протест. Если люди здесь чем-то и отличались от его соплеменников - то это отсутствием явных бездельников. Женщины были свежи, мужчины - собраны и деловиты.
   Лэйми понимал, конечно, что здесь, в центре города, публика сильно отличается от публики окраин - но он не видел ни одного человека, про которого не мог сказать - да, он зарабатывает на жизнь своим трудом. Так что, пожалуй, единственное, что его раздражало - это одежда. На его взгляд она выглядела отчасти смешно и была... как бы это сказать... да - слишком чопорной для первой половины обычного рабочего дня. Не то, что в Хониаре, где девчонки бегали в куцых шортах и топиках, не привлекая никакого особого внимания.
   Здесь же все девушки ходили в сложно выглядевших платьях и в шляпках или даже в капорах. Нельзя сказать, что это не смотрелось красиво, или совершенно скрывало фигуру - но Лэйми это казалось отчасти нелепым. Люди здесь выглядели... одетыми слишком богато, что ли - было видно, что костюму здесь придают очень большое значение, и репутация человека во многом зависит от него.
   Понятно, что нормальная, по мнению Лэйми, одежда тут не годилась - их бы просто приняли за сумасшедших. Сейчас на нем была какая-то - суконная, что ли? - куртка, довольно мешковатые штаны, какой-то картуз - и, ужас, настоящие сапоги! Во всем этом оказалось неудобно и довольно-таки жарко - не до пота, но довольно чувствительно.
   Охэйо, разумеется, нарядился куда более ярко - за местного жителя со своей бледной зеленоглазой физией он всё равно не сошел бы, а иностранцам тут позволялись определенные вольности. Так что он свободно щеголял в тяжелом одеянии из черной, расшитой серебром ткани длиной до середины икр, и в сандалиях на босу ногу - можно сказать, в национальном костюме сарьют. Все встречные смотрели на него с крайним интересом - но иностранцев тут хватало, и на их фоне Охэйо даже не очень выделялся. По крайней мере, кожа его была вполне обычного тут цвета, а не ярко-фиолетовой, как у пары встреченных по дороге людей - или даже не совсем людей, судя по их росту. Висевший в небе колоссальный диск с бурлящими, словно бы жидкими полосами заставлял Лэйми непрерывно крутить головой. Он невольно искал космические корабли или ещё какие-то признаки выстеха - но до них тут ещё оставалась добрая пара веков.
   Они вышли к довольно-таки интересному месту - тут улицу чуть наискось пересекал громадный ров с обложенными кирпичом стенами и ровным, засыпанным шлаком дном. По дну тянулись рельсы - и прямо под ногами удивленно замершего Лэйми пропыхтел небольшой паровоз, тянущий вереницу вагонеток с углем. Ров перекрывал широкий мост, скорее, просто накат из бревен, засыпанный сверху землей. Сбоку шел ещё один деревянный мостик - точнее, галерея двухэтажного деревянного здания, возведенного прямо над рвом. Здесь, справа, были двери каких-то контор - и нужная Охэйо нашлась как раз среди них.
   Внутри их встретил молодой человек в черном жилете поверх белоснежной рубахи. Смотрел он на них из-под густых бровей очень прямо, словно прицеливаясь - и Лэйми как-то вдруг подумалось, что под конторкой у парня лежит длинноствольный револьвер, и что ворвись сюда какие-нибудь безрассудные злодеи - он и впрямь пристрелит их на месте, даже и глазом не моргнув.
   - Мы к господину Оскару Леммину, - сообщил Охэйо. - Нам назначено на... - он вытянул из кармана круглые серебряные часы... - на одиннадцать тридцать.
   Молодой человек сверился с чем-то под конторкой, потом тоже извлек из кармана такие же круглые часы на цепочке и заглянул в них.
   - Да, - сказал он, и открыл невысокую, по пояс, дверцу в перегородившем комнату пюпитре - или как тут это у них называлось? - Проходите.
   Спокойно кивнув, Охэйо шагнул к внутренней двери, за которой виднелась ведущая наверх лестница. На его странный костюм молодой человек и ухом не повел - вероятно, привык и не к такому.
   Они поднялись на второй этаж, и Охэйо постучал в массивную, черного дерева, дверь. Изнутри гулко откликнулись, и они вошли.
   Господин Леммин оказался внушительным мужчиной в черном сюртуке и с окладистой черной бородой. Лежавшие повсюду чертежи и детали машин ясно говорили о том, чем он занимается. Он выбрался из-за стола и крепко пожал гостям руки.
   - Рад видеть, - сказал он. - Господин Охэйо, и?..
   - Лэйми Анхиз, мой помощник, - представил друга Охэйо.
   - Очень приятно, - сказал Оскар, возвращаясь за стол. - Итак, господа, какое же у вас ко мне дело?
   - Вот, - Охэйо забрал у Лэйми жесткий кожаный тубус, который тот тащил всю дорогу, и достал из него большой лист ватмана с чертежом какого-то механизма, в котором Лэйми без особого труда узнал электродвигатель.
   - Весьма интересно, - Оскар пару минут внимательно изучал чертеж. Выполненный тушью, от руки, как раз в местных традициях, естественно. Интересно, вдруг подумал Лэйми - Охэйо сам его рисовал или просто синтезировал? На такое творение чертежного искусства даже у настоящего инженера явно уйдет не один день.
   - Трехфазный переменный ток? - наконец с явным недоверием сказал Оскар. - Слишком сложно.
   - Как вы знаете, - спокойно ответил Охэйо, - у магнитоэлектрических двигателей постоянного и обычного переменного тока на роторе есть обмотки, по которым подается ток. Подается он туда через коллектор, по которому скользят неподвижные щетки из бронзы или графита. Они искрят и быстро выходят из строя. Как видите, я заменил обмотку ротора набором толстых медных стержней, концы которых закорочены двумя кольцами.
   - Вышло что-то вроде беличьей клетки, - заметил Оскар.
   Охэйо усмехнулся.
   - Да. Переменное магнитное поле статора возбуждает в проводниках "клетки" сильный электрический ток. Он взаимодействует с полем статора, поворачивая ротор. В самой этой идее нет ничего, особенно нового, - но у всех магнитоэлектрических двигателей этого типа ротор вращался рывками, и они не были мощными. Как вы видите, тут три системы обмоток, токи в которых сдвинуты на сто двадцать градусов. Ротор, конечно, вращается не в такт с полем, а всё время немного отстает от него.
   - Асинхронный двигатель, - кивнул Оскар. - Что ж, очень любопытно. Надеюсь, у вас есть расчеты этой вашей машины?
   - Конечно, - Охэйо вытащил из тубуса ещё несколько листов поменьше - с формулами. Оскар внимательно изучил их.
   - Ну что ж, господин Охэйо, я возьмусь за изготовление этой вашей машины - но вы, надеюсь, понимаете, что это обойдется недешево. Прежде всего, вам понадобятся два экземпляра, чтобы использовать один в качестве генератора, паровая машина для его привода, ещё, очевидно, насос в качестве полезной нагрузки, провода, арматура... Плюс, оплата рабочих, которых мне придется снять с других заказов, оплата и заказ материалов... Всё это встанет вам в две тысячи марок. Срок исполнения заказа - месяц.
   Охэйо подумал.
   - Ну что ж, господин Леммин, - наконец, сказал он. - Я думаю, это справедливые условия.
   Они подписали несколько бумаг, потом Охэйо поставил на стол саквояж, отпер его и отсчитал две сотни золотых монет. Оскар тщательно пересчитал их и запер в сейф, на чем они и расстались.
  

* * *

  
   - Ну и что это было? - спросил Лэйми, когда они вышли на улицу. Тубус с чертежами пришлось, конечно, оставить Оскару, как образец. - Кто он вообще такой?
   Охэйо усмехнулся.
   - Миллионер, фабрикант, изобретатель - всё сразу. Очень уважаемый тут человек. Думаю, ты понимаешь, что куда проще иметь с ним дело в роли заказчика, а не голодранца с безумными идеями. Таких-то тут хватает.
   - А зачем это тебе вообще надо?
   - Зачем... - Охэйо посмотрел куда-то вбок. - Давай зайдем в котлетную, пожр... э-э-э, пообедаем, как подобает солидным господам после заключения серьёзной сделки.
   В "котлетной" оказалось неожиданно уютно, хотя и темновато на вкус Лэйми. Подавали тут и в самом деле котлеты - мясные, рыбные, куриные - на любой вкус.
   - Тут совсем недавно изобрели мясорубку, - пояснил Охэйо, с аппетитом уплетая порцию котлет, которые тут называли "пожарскими", - поэтому котлеты в страшной моде. Даже доктора прописывают их для облегчения пищеварения.
   - А двигатель зачем? - спросил Лэйми. К котлетам тут почему-то подавали пиво, которого он терпеть не мог.
   Охэйо усмехнулся.
   - Трехфазный двигатель - это переворот в электротехнике, как ты, надеюсь, помнишь. Тут его не придумали бы ещё лет двадцать.
   - А теперь?
   - А теперь двигатель внутреннего сгорания появится тут на двадцать лет позже. Соответственно, позже появятся аэропланы, подводные лодки, танки и прочие милые предметы. Не состоится несколько весьма кровопролитных войн. Да, и пулемет придумают на двадцать лет позже. И прогресс не будет так однозначно ассоциироваться лишь с военным прогрессом. С ним тут и так всё в порядке - броненосцы, например, уже есть. С во-о-от такими пушками. И автомобили тоже позже появятся. Зато скоро появятся трамваи.
   - А смысл?
   - Воздух будет чище... и вообще...
   - ...а кто-то тут не придумает этот самый двигатель.
   Охэйо вздохнул.
   - Не придумает. Зато куча народа тут останется в живых. Вместо гонки вооружений будет гонка электрификации, куча денег пойдет в строительство электростанций, производство проводов и прочего, а не оружия. Кто-то ещё тут придумает лампу накаливания, расцветет строительство гидроэлектростанций, производство экскаваторов и так далее.
   - Это если твой двигатель будет работать.
   Охэйо усмехнулся.
   - Ты же знаешь, что будет. Господин Леммин захочет, разумеется, купить лицензию... а я, разумеется, соглашусь.
   - ...и в историю он войдет как двигатель Леммина.
   - Разумеется. И что? Его ж не я придумал. Я только чертеж нарисовал.
   - Руками?
   - Угу. Я тут живу, вообще-то. У меня дом есть и прочее.
   - А деньги откуда?
   - Честно заработаны, - Охэйо усмехнулся. - Нет, правда. Разными изобретениями, сочинением книжек...
   - Ты и книжки тут пишешь?
   - Угу, - Охэйо вытащил из саквояжа тощую книжку. На коричневой бумажной обложке среди звезд плыло что-то вроде клепаной бочки с ажурными парусами. - Про космические полеты. Дикая лабуда, между прочим... за исключением некоторых, очень важных деталей. Вокруг Пунны крутится четырнадцать спутников, на пятом и шестом - то есть, ещё на одном, кроме этого, - есть жизнь, ещё на нескольких - вода и атмосфера, пусть разреженная и лишенная кислорода. То есть, межпланетные полеты тут - не такая уж фантастика. Лет через сто.
   - И ты будешь способствовать?
   - Угу. Аккуратно. Я, знаешь, не поклонник йэннимурского стиля, когда на несчастных туземцев сыплется чистый шоколад. Оно работает, конечно... но не сделав что-то сам, ты не будешь себя уважать. Именно в этом всё дело.
   - А перерисовав чужой чертеж будешь?
   Охэйо усмехнулся.
   - Этот чертеж как раз мой. Знаешь ли, став сарьют, мы поначалу ни черта не имели, даже своих тел - только солидную популяцию енотов. У них, конечно, есть руки - но не слишком-то пригодные к производительному труду. Так что мне пришлось осваивать не только намотку статора, но и выделку кремневых рубил, и гончарное дело, и ковку, и ещё до черта разных вещей. И этот вот двигатель я и в самом деле сделал сам. В смысле, рассчитал и прочее. И весьма себя уважал по итогам. А этот лохматый босоногий паразит...
   - Тезка, что ли?
   - Не, другой. Который Тварец... то есть, Творец. Зас... э-э-э... Вайми, в общем, придумал охэйизм... или аннтизим... в общем, жуткую религиозную муру, чисто мне назло.
   - Это где послушников веником по попе? - предположил Лэйми.
   - Угу. Рарреадна. Там, впрочем, всем досталось, понемногу. Жуткое дело религия.
   - А мне можно посмотреть? - сразу же спросил Лэйми.
   Охэйо вздохнул.
   - Можно. Только давай домой сперва придем - не тут же, в самом деле, исчезать...
  

* * *

  
   Лэйми очнулся в какой-то затхлой каморке, с потолком над самой головой. В нос ударил острый запах пряностей, он чихнул, фыркнул, как кот, и опять чихнул. Здесь оказалось темно, лишь через приоткрытую дверь пробивался дневной свет. Чихая и морщась, он выбрался в какой-то коридорчик, такой же низкий, потом, по крутой лестнице, наверх.
   И ошалело замер - он стоял на палубе небольшого корабля, пришвартованного к деревянной пристани. Вправо и влево тянулся ряд других кораблей - а их пристани вели на длиннейшую площадь, заполненную разноцветными шатрами, штабелями каких-то тюков, всевозможными животными - и такой же пёстрой, шумной толпой. На плавно поднимавшемся за площадью зеленом склоне горы повсюду белели невысокие здания. Венчала же её белоснежная громадина, очевидно, храма. Его монументальный фасад украшали колоссальные статуи, а ещё выше, уже, казалось, в глубоко синих небесах, парила крылатая дева с копьем, поднимавшая нестерпимо сверкающий, словно бы облицованный бриллиантами шар, очевидно, играющий роль маяка - с такой высоты точно видный километров за сто. В очертаниях статуй Лэйми померещилось вдруг нечто знакомое - но рассмотреть их отсюда не получалось.
   - Вот оно, окаянное позорище бесовское, - с тоской сказал Охэйо.
   Лэйми повернул голову. Рядом с ним стоял длиннолицый купец в тоге, с витым посохом и щегольски завитой бородкой, на Охэйо совершенно не похожий. Лэйми с сомнением посмотрел на себя. Сам он был в каком-то... наверное, хитоне, и в сандалиях на босу ногу, а тело оказалось непривычно маленьким - судя по виду, всего лет четырнадцать.
   - Всё правильно, - купец-Охэйо усмехнулся. - Почтенный торговец привез сына посмотреть Рарреадну. Ничего такого необычного.
   - А в нормальном виде тут нельзя? - Лэйми начал злиться. Охэйо поменял его облик, даже не спросив!..
   - В нормальном - как раз нельзя. Благодаря... ну, в общем, ты всё сам увидишь.
   Лэйми вздохнул и ещё раз осмотрелся. Большинство кораблей - крутобокие, изящно выгнутые, с единственной высокой мачтой, которую венчала уже знакомая ему статуя девы, но совсем простые, даже без руля - с парой большущих рулевых весел. Попадались и ещё более простые, похожие, скорее, на большие лодки с помостами на корме и ахтерштевнями в виде рыбьих хвостов. Но были и низкие, изящные кораблики с приподнятой кормой и парой косых парусов, - побольше и поменьше. Сотни кораблей заполняли обширную гавань - большинство спокойно стояло у пирсов, несколько входило в порт или как раз выходило из него. Паруса их пока были спущены, но с бортов синхронно поднимались и опускались весла размером с доброе бревно - сидевшие на палубах могучие парни гребли ими безо всякой видимой натуги.
   - Это рабы? - спросил Лэйми, вспомнив совсем древние, ещё хониарских времен, учебники истории.
   Охэйо усмехнулся.
   - Нет. Работорговцев тут сажают на кол - да, вот так вот грубо. Гребец - почетная профессия, хотя, ясное дело, и нелегкая. Но не особо тяжелее обычной работы здешнего крестьянина. На самом деле, часто даже легче, потому что в море корабли обычно идут под парусами. Вот в штиль или в порту - другое дело.
   Лэйми перевел взгляд - и вздрогнул. По стоявшему у соседнего пирса кораблю сновали люди с совершенно черной кожей - и ему сразу же вспомнились Мроо. Проклятые твари были того же самого цвета!..
   Но тут чернокожие имели вполне обычные головы, и даже не плевались плазмой, а довольно бодро таскали из трюма какие-то мешки.
   - Это негры, - с усмешкой пояснил Охэйо. - Живут тут, на юге, за морем. И это не антилазерная абляционная броня, а просто густейший наследственный загар. У них на родине, знаешь ли, солнце жжет нещадно.
   - Да знаю я, - буркнул Лэйми. - Но всё равно, выглядит жутковато.
   - Ну так в Империи же верят, что один взгляд негра отнимает мужскую силу и ваще, наводит на белого сглаз и всевозможную порчу, - фыркнул Охэйо. - А ещё негры воруют волосы белых людей, вплетают их в восковые фигурки, и втыкают им иголки в сердце - и тот, чей волос, тут же помирает на месте без всякого покаяния. А ещё воруют с кладбищ трупы белых людей и оживляют их, чтобы они чистили им сортиры и свинарники. А невинных белых мальчиков...
   - Ой, да хватит гнать-то, - буркнул Лэйми. - Ты ещё скажи мне, что они людей едят.
   - Кстати, едят, - спокойно ответил Охэйо. - Конечно, совсем дикие племена, которые верят, что сила съеденного врага переходит к ним - ну, или просто с голодухи. И это, ясное дело, даже их соседям не нравится. Но это всё от дикости, а не оттого, что кожа у них черная.
   - Ну так едят же!..
   Охэйо кивнул.
   - Угу. Едят. Файа на заре своей истории тоже людей вполне себе ели - да так удачно, что слопали в своём мире вообще всех. Понятно, что те, что другие, были тогда ещё полузверями - но, тем не менее... И что ж теперь - за Хьютай с топором бегать?..
   - Уф, нет. Но так она же людей не ела.
   - Не ела. Всего лишь спровоцировала термоядерную войну, в которой тех людей погибло два миллиарда.
   - А как же она в Нау-Лэй тогда попала? - удивленно спросил Лэйми. - Раз война?
   - Так было нужно, - хмуро ответил Охэйо. - В смысле, война.
   - Нужно? - не менее хмуро спросил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Да что она? Я вот, белокожий от ушей до пяток, уничтожил несчетные квинтиллионы разумных - и что?
   - Ты? - Лэйми ошалело посмотрел на друга. Потом всё же вспомнил. - Вселенная Мроо, да? Но там ведь...
   - ...было нужно, - спокойно закончил Охэйо. - А ты, так сказать, соучаствовал. Ну и кто тут теперь гад?
   - Мы защищались, - сказал Лэйми. - А людей жрать...
   - Дикость, ясное дело. И племена людоедов тут сводят под корень, если получается. Но именно потому, что они людоеды, а не из-за цвета кожи. До столь высоких идей тут не допрыгнули пока. И, если повезет, и не допрыгнут.
   - И к чему всё это? - такие вот воспоминания о прошлом не слишком Лэйми нравилось. Защита или нет - но совесть всё равно до сих пор его мучила.
   - А к тому, как легко поверить, что раз снаружи человек сплошь черный - то и внутри он по самые ухи полон чернейшего Зла. А может, и не совсем человек - или и не человек вовсе. Что, как ты помнишь, тоже бывает - но вот к цвету кожи отношения не имеет ни малейшего. А тебя повело, как ребенка...
   - Ну так я и есть сейчас ребенок, - буркнул Лэйми. - Физически, по крайней мере.
   - Здесь парень в четырнадцать - уже взрослый мужчина, - усмехнулся Охэйо. - Во многих странах он вполне может вступать в войско или жениться. Это раз. Во-вторых, твой облик на мышление не влияет совершенно - психоматрица как крутилась в носителе, так и крутится. Нет, если сменить тело на что-то с панцирем и шестнадцатью ногами, мышление может и заглючить - но инстинкты тела в носитель всё равно не пробьются. То есть, спариваться с прекрасной шестнадцатиногой самкой и жрать улиток ты всё равно не захочешь - ну, если не наложить заранее психомаску. Это два.
   - А ты накладывал? - с интересом спросил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Накладывал. Мне, знаешь, приходится бывать в очень разных мирах. Проще так, чем постоянно контролировать сознание проекции высшими контурами - слишком много ресурсов улетает.
   - Ну так ресурсов много же.
   Охэйо кивнул.
   - Много. Но можно всё время держать стакан в руке - а можно поставить на столик. Аналогия, я думаю, понятна?
   Лэйми усмехнулся.
   - Вполне. Ладно, давай, пошли уже...
  

* * *

  
   Миновав охранявшего трап мужика с увесистой дубинкой, они спустились на пирс. Лэйми словно нырнул в физически ощутимое облако запахов: тут пахло деревом, морем, пряностями, навозом - всем сразу. От пестроты и многолюдства закружилась голова - он невольно прижал к боку увесистую котомку с каким-то барахлом, которую тут, видимо, образцовый сын должен был таскать за отцом. Сам Охэйо, разумеется, шел налегке, в руке у него был только крепкий посох - и у Лэйми не оставалось сомнений, что случись тут какой-нибудь злодей, он треснет его по лбу очень ловко.
   В дополнение к посоху, на поясе Охэйо висел недлинный меч в простых кожаных ножнах. Лэйми покосился на свой пояс - на нем висел бронзовый кинжал. Оружие считалось тут признаком свободного человека - хотя несвободных, вроде бы, и не было. Да и, правду говоря, кроме чужеземцев тут его мало кто носил. Сперва это показалось Лэйми странным - гости с оружием, а хозяева нет - но потом он заметил патруль портовой стражи. Пятеро двухметровых, не меньше, гигантов в бронзовых доспехах походили на какие-то жуткие боевые машины. В левой руке у каждого большой круглый бронзовый же щит, в правой - могучее копьё. На полированной стали мелко зазубренных, как пила, широких мечевидных наконечников безжалостно горело солнце. Перед стражей расступались - не со страхом, а почтительно. Нарушать беспорядки и набивать карманы чужим добром при её виде почему-то совсем не тянуло.
   Как-то вдруг Лэйми заметил, что тут нет ни попрошаек, ни шныряющих воришек. Многие торговцы держали под рукой тяжелые дубинки - и Лэйми не сомневался, что случись тут как-то вор, его тут же пришибут, как крысу, - и никто и глазом не моргнет. Да и сами купцы выглядели вовсе не жирными глупыми торгашами, о которых он привык читать в книжках - а, напротив, ястребами в человеческом обличье, от взгляда которых не ускользнет ни одна мелочь. Каждый раз, когда они смотрели на него, Лэйми казалось, что его взвешивают на неких невидимых весах. Что характерно, ничем не выдавая итога. Внимательная бесстрастность - так это хотелось назвать. И уж подавно, они вовсе не казались жирными. Собственно, он вообще не видел тут толстых, расплывшихся людей. Все были крепко сложены, если не сказать больше. И - никаких бегающих повсюду мальчишек, которые в исторических книжках тут прямо-таки кишели. Подростков было много - но и они не шарились между прилавков, высматривая, что бы стянуть, а вполне профессионально торговались и что-то покупали - похоже, их обязанностью в здешних домах и было как раз ходить за покупками.
   Лэйми проводил взглядом ровесника по виду, тащившего на спине тушу кабанчика размером едва ли не с себя - безо всякой видимой натуги и даже с такой радостью, словно этого самого кабанчика он лично выследил, прикончил и освежевал. Да уж, торгуют тут так, что не сразу унесешь...
   Торговали же тут буквально всем - коврами, бронзовыми и стальными инструментами, мясом, овощами, рыбой сотни, наверное, сортов, причем, торговали весьма бойко - товар, как говорится, не залеживался. Лэйми заподозрил, что большинство купцов торговали тут вовсе не с жителями Рарреадны, а, так сказать, друг с другом. Многие товары - какая-то экзотическая живность, пряности, слоновая кость - явно миновали по пути не одно и не два моря...
   Он с удивлением отметил, что нет тут и дев легкого поведения, которые в исторических книжках тут опять-таки кишели. Нет, девы тут, как раз, вполне были - причем, часто в несшитых по бокам хитонах, открывавших загорелые бедра - но они, в основном, покупали еду, а торговцы относились к ним с явным уважением. Правда, и девы тут были не воздушные, а весьма высокие и крепкие, с широкими бедрами и весьма выпуклой грудью. Некоторые несли на головах весьма увесистые по виду кувшины, небрежно придерживая их одной рукой. Кувшины тут, кстати, тоже были интересные - изгиб горловины весьма напоминал изгиб тех самых бедер, и Лэйми ничуть не сомневался, что сходство не случайное. Смотреть на эти кувшины ему нравилось - а уж на самих дев и подавно. Двигались они неспешно, с полным осознанием своего достоинства, - и, разумеется, болтали, едва их собиралось больше одной. Лэйми даже пожалел, что не знает здешнего языка - но и без того милый девичий треп грел ухи.
   Как-то незаметно они попали из порта в сам город, и побрели по круто поднимавшимся вверх улочкам. Кстати, мощеным, с удобными ступеньками - так что повозок тут не наблюдалось, а вот вьючных животных нескольких пород вполне хватало, и под ноги смотреть приходилось внимательно. Никаких вонючих сточных канав или выплеснутых из окна помоев, впрочем, не встречалось. Дома тут почти сплошь были одноэтажные, сложенные, к удивлению Лэйми, из мрамора - но из него, как оказалось, состояла и сама основа горы. Архитектура отнюдь не поражала сложностью - но взгляд то и дело натыкался то на резной карниз, то на барельеф, то на фигурную решетку калитки. Сам этот район состоял, казалось, из одних мастерских - Лэйми постоянно попадались то кузни, то дубильни, то столярни. Его попеременно оглушало то резким запахом кож, то звоном молотов. В глубине одной кузни могучий даже по местным меркам мужик - с окладистой черной бородищей, похожий на какого-то бога кузнечного ремесла - лупил по огромной наковальне так, что земля прыгала под пятками. Его напарник - седеющий, но тоже невероятно кряжистый - поворачивал под ударами что-то, похожее на корабельный руль - весьма внушительных размеров. Лэйми лишь покачал головой - похоже, что в богах тут вообще не особо нуждались.
   Поднимаясь по ступенькам, он всё время крутил головой, глядя на жителей. Народ тут оказался очень разный - уже знакомые ему чернокожие, рыжебородые гиганты, высокие и стройные люди вроде Охэйо - но он смог быстро выделить тип коренных, очевидно, обитателей города - смуглых, сероглазых, с черными волосами, вьющимися крупными кольцами. Все они, как на подбор, выделялись атлетическим сложением - могучие парни, богатырского вида мужи, монументальные старцы - и на их фоне отлично сложенный Охэйо в своем истинном облике показался бы, пожалуй, тонким. Впрочем, увидев, как несколько мужчин строят дом, безо всяких кранов поднимая немаленькие каменные блоки, он невольно вспомнил фразу "дело мастера боится". Да уж, тут, в мире, где нет ни машин, ни рабов, хочешь, не хочешь, а станешь крепок и телом, и духом...
   Девы и почтенные дамы тут тоже были... внушительные, ничуть не изнеженные. Он с удивлением посмотрел на двух - с внушительными дубинками, они стерегли дверь в высоченной каменной стене. Напротив двое почтенного вида мужей, тоже с дубинками, стерегли такую же дверь.
   - Что это? - удивленно спросил он. - Тюрьма?
   - Нет, - Охэйо усмехнулся. - Это гимнасии. С девами - женский, а с парнями, соответственно, мужской.
   - А охрана зачем? Чтобы не сбежали?
   Охэйо усмехнулся.
   - И это тоже. Но, знаешь, до спортивных костюмов тут пока не додумались, так что начинающие девы и юноши занимаются упражнениями совсем без ничего - и совместные занятия будут их... м-м-м... отвлекать.
   - А НЕ совместные? - с интересом спросил Лэйми.
   - А ты представь себе двух обнаженных начинающих дев, которые занимаются... ну, например, борьбой. Поэтому стена, чтобы начинающие парни не глазели, а развивались морально и физически.
   - А у парней зачем стена?
   - А от начинающих дев, - усмехнулся Охэйо. - Они, знаешь, тоже не дуры на другой пол поглазеть. А развиваться им тоже надо. Так что порядок должен быть. На занятиях, по крайней мере. Потом-то фиг удержишь их...
   Оглянувшись, Лэйми понял, что они уже в верхней части города. Здесь стало тихо, дома выше - двухэтажные, с колоннами, окруженные садиками. Публика тоже изменилась - всё чаще попадались почтенные мужи в тогах. Но никаких паланкинов, несомых изможденными рабами или, скажем, бронированных карет Лэйми тут всё же не заметил.
   Наконец, они вышли на площадь. Напротив поднималось внушительное уступчатое здание, у ворот которого, наконец, стояла стража - как решил Лэйми, королевский дворец. Вокруг стояло несколько дворцов поменьше. У ворот одного в толстенную колоду был всажен страшенный бронзовый топор - к счастью, очевидно, символический, так как ни отрубленных голов, ни даже следов крови на плахе не наблюдалось.
   - Там суд? - догадался Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Угу. Так как лишать свободы тут грех, то приговоры простые - за что попроще секут или изгоняют, за натуральные злодейства - голову с плеч. И всё. Или, за что испортил, честным трудом отработать, так тут тоже бывает.
   - А если непонятно, кто злодей?
   Охэйо фыркнул.
   - Это ж Рарреадна. Если мерзавец настоящий - лекарь, обкрадывающий больных, или там растлитель невинных мальчиков, да ещё такой ушлый, что никак его не прищучить - то его непременно поразит, например, замысловатая болезнь его мужских причиндалов, с которой не то, что с прекрасным парнем возлечь - даже не пописать иначе, как с матом и слезами. И спасение одно - пойти в храм и покаяться публично. Правда, нравы тут простые, покаянца могут дегтем облить и в перьях вывалять, а могут и с обрыва в море, а там - как повезет. С всепрощением тут плохо. Можно сказать, что никак. Если же злодей совсем страшный - не только растлитель, но ещё изувер и убийца - то за ним непременно придут, да так, что до самого конца своей очень, очень долгой жизни он будет без конца выть от ужаса. Не очень-то позлодействуешь в мире, где боги ходят по земле...
   - А они тут таки ходят?
   Охэйо вздохнул.
   - Ничего не поделаешь, Лэйми, тебе придется увидеть всё. Прошу тебя, не смейся слишком громко...
  

* * *

  
   Они, наконец, вышли на огромную храмовую площадь. Белоснежный фасад храма поднимался над ней, словно горный обрыв. Из него выступали колоссальные фигуры - наполовину барельефы, наполовину статуи. И прежде всего в глаза Лэйми бросилась фигура Творца Мира - двадцатиметровая, наверное, в высоту, она стояла возле аляповатой, какой-то кривой сферы этого самого мира, повернув лицо к зрителям. Очень, очень хорошо знакомое лицо - несмотря на торчавшие по сторонам откровенно ослиные уши и глупо-растерянное выражение мальчишки, зачем-то запустившего камнем в окно директора школы. Одет Творец был во что-то вроде мятой простыни, очевидно, изображавшей тогу, из свисавших на лицо лохм торчали листья и цветы - вроде как венок, но смотрелось это так, словно они взошли на вечной грязи, а вокруг лица были пузырьки, изображавшие то ли другие миры, то ли напряженную работу мысли - но выглядело это, как бурлящая в голове дурь. Это был, разумеется, Охэйо.
  

* * *

  
   - Ну вот, теперь ты видишь, - печально сказал Охэйо.
   Лэйми посмотрел внимательнее. Творец был как-то слишком худощав - особенно на местный вкус. Торжествующая дева с копьем - теперь в ней без труда угадывалась Маула - стояла, казалось, прямо на его голове. С другой стороны от мира стоял сам Лэйми, созерцая Творца с печальным укором профессора, обходящего палату для бездельников. В целом, творение было, безусловно, гениальное - но явно не того сорта, которыми гордится натурщик.
  

* * *

  
   - Ну и нафига тебе это? - наконец, спросил Лэйми.
   - Мне? - Охэйо возмущенно прижал руки к груди. - Ты думаешь, что я до такой степени спятил? Нет, это боговдохновенное, мать его, чудо света придумал кое-кто другой, - он показал на другую половину барельефа.
   За спиной Творца стоял тезка - с хулиганской рожей, размахивая самодельным копьем и мечом, всем своим видом представляя собой терминальный случай педагогической запущенности. За ним покатывались со смеху дочки - сколько их ни есть в Нау-Лэй - а замыкал всю эту композицию прекрасный юноша, сидевший на черепахе и созерцавшего весь этот творческий провал с видом, невинно-злорадным. У его ног сидела прекрасная дева, а ещё одна - в ней легко угадывалась Ахана - спокойно кормила черепаху. Сам юноша, с вплетенными в гриву бусами из вселенных и миров, был, разумеется, Вайми.
  

* * *

  
   - Говорят, что гениальный скульптор Астрархис, создавший сиё безобразие, отдал ему всю жизнь - но на самом-то деле это был... И не лень же оказалось этому босопятому зас... ой, извини, - Охэйо смутился. - В общем, таков, так сказать, местный пантеон. Маула - богиня ветра, кораблей, мудрости и всего хорошего против всего плохого. Твой тезка - бог войны, разбойников, хулиганов и всяких безобразий. Лина - ясное дело, богиня дев, красоты и целительства. Ахана - хозяйства и домашних животных. Ну и Творец Мира - бог, разумеется, великий, но рас... в общем, несовершенный. И всё плохое, сколько его ни есть в мире - единственно от его недосмотра. И потому каждую субботу жрецы дерут его розгами по заднице. То есть, не его, а статуи, конечно - но радости всё равно мало. А эта босоногая зараза - бог любви и, мать их, всевозможных искусств. Хотя творец всего этого безобразия - на самом деле как раз он. Маула как-то пообещала ему выдрать все волосы - даже там, где у приличных людей их не видно - но это, к сожалению, не помогло. А местным эта, с позволения сказать, религия ну очень нравится. Ещё и истории сочиняют про разных хитроумных личностей, обдуривших Творца - ну, или укравших его... в общем, ту часть, без которой исполнение супружеского долга невозможно. И несчастный Творец должен был исполнять все их желания, чтобы вернуть... ну, в общем, думаю ты понимаешь. Со стыдом тут вообще плохо, да и с совестью тоже - никакого греха в этом самом тут не видят, да и благочестие - в благородной наготе, а не. Так что призывать к благочестию тут надо крайне осторожно, чтобы вдруг не вышло неприлично.
   - А черепаха тут причем? - спросил Лэйми, изо всех сил стараясь сохранять печальный и сочувствующий вид.
   - А черепаха, ясное дело, держит мир, - в виде задницы Творца... который есть мир в себе, и при этом не Творец вовсе, - в общем, для композиции.
   Лэйми задрал голову. Несколько мальчишек в серых туниках - очевидно, послушников, - спустившись с крыши на веревках, смахивали пыль с барельефа большими вениками. Другие, вооружившись тряпками и ведерками, смывали с него птичий помет. Их придерживали наверху парни постарше. Особого усердия у блюстителей священной чистоты, правда, не наблюдалось - ошалевшие от ветра и высоты начинающие юноши то и дело отвлекались, чтобы помахать собравшимся внизу завидующим собратьям или просто заорать что-то оптимистическое. Ещё несколько послушников стояли на краю крыши, держа наготове большие рогатки.
   - Вот, полюбуйся, - печально сказал Охэйо. - Никакой авиации тут и в помине нет - а ПВО уже придумали.
   - Потому, что кто-то насылал голубей, чтобы они зас... э-э-э... загадили всё это безобразие? - с усмешкой предположил Лэйми.
   - Угу, - Охэйо вздохнул. - Птичек... жалко. Надо будет летучих мышей наслать, что ли, или каких летающих каракатиц завести, чтобы заплевали всё чернилами. Нельзя ж так над святым надругаться-то...
   - Всё так плохо? - с усмешкой спросил Лэйми.
   Охэйо хмуро взглянул на него.
   - На самом деле, всё ещё хуже. Пошли-ка внутрь...
   Грандиозный фасад оказался лишь пилоном, скрывающим обрамленный колоннами внутренний двор, за которым, на высоком цоколе стоял собственно храм, также окруженный колоннами. Почти весь двор занимал обширный амфитеатр - а в центре его возвышался уже знакомый Лэйми аляповатый шар мира и статуя Творца, на сей раз обнаженная. Её зад блестел, видимо, отполированный длительным применением ремня.
   - Вот тут это всё и происходит, - уныло сказал Охэйо. - Верховный жрец Творца лупит статую этого самого Творца по заднице, приговаривая "Твори хорошо, твори правильно, думай о том, что творишь!" - а народ бурно аплодирует, вспоминая различные недостатки в Творении - к которому, кстати, несчастный Творец не имеет ни малейшего отношения. Анхела говорила, что в её мире Творец тоже претерпел - но за грехи им сотворенных и всего один раз. А тут... бр-р-р!
   Лэйми усмехнулся.
   - А ты явись им наяву - по попе, конечно, дадут, но, может быть, потом им станет стыдно.
   - Может быть, - буркнул Охэйо. - Но зад-то не твой - и мне на нем ещё сидеть потом...
   - А притащить за ух настоящего Творца всего этого безобразия - и представить его натурально?
   Охэйо фыркнул.
   - А ты сам попробуй... лося этого за ух тащить.
   - А на совесть воздействовать?
   - А ты её там сперва найди.
   - А другие страны? Или эта тут одна?
   Охэйо усмехнулся.
   - Такая - одна. Другие, более-менее нормальные, вокруг тоже есть. Хотя, что ещё тут считать нормальным...
   - И религиозных войн нет? - спросил Лэйми. - Или пока нет?
   Охэйо вздохнул.
   - В охэйизм-аннитизм народ переходит добровольно. Вайми не настолько стукнутый всё же, чтобы силой это насаждать. На них, конечно, пробуют на религиозной почве наезжать - но товарищи здоровые же, и великого полководца в своей среде воспитать вполне могут, если появится нужда.
   Лэйми вздохнул. Они обошли амфитеатр, и, поднявшись по широченной лестнице, вошли в собственно храм. Он, хотя бы отчасти, соответствовал ожиданиям - здесь царил полумрак, который рассеивали лишь чаши с горящим в них маслом. В других чашах, поменьше, тлели какие-то благовония, отчего в воздухе висел едкий чад. Никакого алтаря, правда, не было - его заменяло колоссальное каменное кресло, в котором, закинув ногу на ногу и накрыв колени пледом, восседала статуя Творца. Печально опустив ухи, он взирал на собравшихся растерянно, и, как показалось Лэйми, с грустью, словно бы прося о помощи в переделке столь несовершенного мира. Немногочисленные просители опускались на колени и упирались лбом в пол, пока послушник не проводил перед ними метелочкой из перьев. Лишь тогда они решались разогнуться - и, бросив, наконец, взгляд на статую Творца, со всем почтением удалялись, оставив корзинку с подношениями - копченой уткой или колбасой. Жрец с длинной хворостиной присматривал за тем, чтобы послушники не хихикали от важности, и не томили посетителей слишком уж долго. Корзинки они уносили куда-то за статую - должно быть, в самое святое место, на кухню.
   - Вот, - печально сказал Охэйо, созерцая здоровенную мраморную ступню, многозначительно нависавшую над редкой толпой богомольцев. - Если тебя отчего-то мучит совесть - собирай приношения в пригодном к употреблению виде, и дуй в храм. Отчего сразу наступит прощение и отпущение грехов. Ну, не прямо, а если хорошо накормить тех, кто с этим самым Творцом лично общается.
   - А общаются? - с интересом спросил Лэйми. Босая нога статуи смотрелась многозначительно - то ли намекала на почтительные поцелуи, то ли грозила прихлопнуть нахалов. Наверняка, по этому поводу тут шли бурные теософские споры.
   Охэйо усмехнулся.
   - Нет. Лично товарищ Творец тут не появляется - иначе его вмиг раскусят. Он навевает разные туманные сны, а также являет знаки и знамения. Благо, что гадания на кофейной гуще и других схожих субстанциях тут в большом почете.
   Один из послушников, видимо, не утерпев, достал из корзинки колбасу - и с энтузиазмом впился в неё зубами. Тихо подкравшийся сзади жрец вытянул его хворостиной пониже спины. Начинающий юнош вскрикнул, подскочил, как вспугнутый олень, и тут же умчался, не упустив, впрочем, добычи. Никто больше и ухом не повел - похоже, что подобные сценки случались тут постоянно.
   - Их что - не кормят? - спросил Лэйми, когда они вышли на улицу.
   - Почему? Кормят, - ответил Охэйо, жмурясь от солнца. - Четыре раза в день, не считая полдника. Только толку-то... Эти растущие организмы еду, похоже, просто аннигилируют. Никаких подношений не хватает.
   Они снова спустились во двор. Как оказалось, за ним лежал ещё один - а его обрамляли храмы поменьше, посвященные другим членам, так сказать, пантеона. Лэйми передернуло, когда он взглянул на свой собственный храм, украшенный циркулями, наугольниками и прочим инструментом Творца, за которым он, в здешней версии, присматривал.
   За храмом Творца стоял храм здешнего бога, так сказать, любви - точно такой же, только гораздо меньше главного. При виде его Охэйо ухмыльнулся.
   - Здесь мне кое-что удалось сделать. По крайней мере, внушить некоторым местным мудрецам мысль, что вечнозеленый товарищ Анхиз - попутно покровитель воинов, разрушитель Вселенной, усыпанный золой, увитый змеями и человеческими черепами. И ещё кое-что...
   Они вошли в храм. Лэйми ошалело распахнул глаза, глядя на увитую цветами хрустальную штуковину, возвышавшуюся на алтаре; никакого другого изображения божества не было.
   - Это то, о чем я думаю? - осторожно спросил он.
   Охэйо ухмыльнулся.
   - Угу. Какой ещё части тела служить символом бога любви? И, во время особо торжественных обрядов, у кого-то горят его окаянные ухи. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, да, да-с.
   Лэйми всё ещё хихикал, когда они вернулись во двор. По обе стороны от храма арки вели в прекрасные сады.
   - Что там? - с интересом спросил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Храмовые девы, разумеется. Если кто-то хочет познать божественную любовь, она вполне тут доступна, за десять золотых.
   Лэйми фыркнул.
   - Продажная любовь... Фу.
   - Ну, продажная, конечно, - а что делать? Храм же содержит школы и больницы, в которых лечат с божьей помощью и разными боговдохновенными инструментами, вроде клизмы, то есть, весьма радикально. Послушников надо кормить. Здания нуждаются в ремонте. Церковных налогов тут, между прочим, нет, а на приношения особо не забалуешь. Вот и приходится... Но, вообще-то, любой, кто входит к храмовым девам, должен быть чист телом и духом.
   - А если НЕ чист? - спросил Лэйми. - Духом, по крайней мере?
   Охэйо усмехнулся.
   - Тогда на него вмиг наденут ошейник, маску и седло, и покажут такую любовь, что он покается во всех грехах на десять лет вперед. Да и грубить храмовым девам не надо, иначе нарядят в кожаное бельё с шипами внутрь... предварительно заткнув все явно лишние отверстия. Так что обычно им оказывают всё мыслимое уважение.
   - А хоть посмотреть-то на них можно?
   Охэйо усмехнулся.
   - Конечно.
   Он поманил Лэйми в левую арку. Едва войдя, тот замер - на берегах изящных ручейков и бассейнов сидели прекрасные девы, одетые лишь в украшения. Едва взглянув на них, Лэйми удивленно приоткрыл рот - таких крутых бедер он в жизни не видел, да и остальные части их изящно округленных тел, словно отлитых из различных благородных металлов, вполне им соответствовали. При одном взгляде на их лица он подумал, что любовь их и в самом деле божественная - желавшие сказать обратное наверняка могли выбрать не столь зверские методы самоубийства. Какой-то послушник с большим веником сунулся сюда - якобы подмести дорожку - но был тут же выведен за ухо дежурившим тут жрецом. Держать приходилось крепко, так как начинающий юнош всё время порывался оглянуться назад.
   - А что в правой арке? - спросил Лэйми, когда они тоже вернулись во двор.
   Охэйо усмехнулся.
   - Там храмовые парни, разумеется.
   Лэйми удивленно взглянул на него.
   - Ы?
   Взглянув на его ошалелое лицо, Охэйо усмехнулся.
   - Девы тоже не рыжие и право имеют. На прекрасных парней.
   - В одних бусах?
   - Угу. А если кто-то... ошибется дверью, так больница совсем рядом. Извращщщения там лечат народными средствами - скипидарной клизмой и ямой с гремучими змеями. Их целебная сила так велика, что исцеление обычно происходит ещё до применения. Ну, иногда при посредстве чудотворной силы ремня. Или розог. Тут уж как доктор скажет.
   - А если ребенок случится?
   - То он, ясное дело, дарован Творцом, и всё тут. Как и любой другой, впрочем. Тут незаконных ребенков не бывает.
   Лэйми вдруг вспомнились симпатичные мордочки здешних начинающих юношей.
   - А эти храмовые парни - бывшие послушники?
   - Угу. А потом они в жрецы идут. После отбытия почетного, так сказать, долга.
   - А девы откуда тогда?
   - Из послушниц, ясное дело. Просто они не показываются, - сохраняют благочестие. Ну и по хозяйству хлопочут. Кто-то ж должен на всю эту ораву готовить, одежду стирать и так далее.
   Они вышли через задние ворота. Как оказалось, город тут не кончался - он спускался по склону горы в живописную долину. Лэйми осмотрелся. Слева, под сенью рощи, вели философский диспут величественные старцы, которых через пару тысяч лет, наверное, тут станут проходить в школе как всевозможных классиков. Справа была собственно школа - просторное, открытое здание. Лэйми осторожно заглянул в класс - с вполне современными партами и доской, у которой какой-то несчастный доказывал, судя по рисунку, теорему о равнобедренных треугольниках. Собратья смотрели на него сочувственно, учитель - внушительный бородатый муж - задумчиво созерцал ведро с розгами, очевидно, служившее гарантом отличной успеваемости.
   - Вот, - с усмешкой сказал Охэйо, когда они вернулись на улицу, не дожидаясь финала душераздирающей сцены. - Боговдохновенный матан тут пока что проходит по разряду трансцендентного знания, недоступного смертным - но арифметику и геометрию тут в школах вполне уже учат. А жрецы учат даже алгебру - хоть какая-то польза.
   - Но при этом лечат с божьей помощью?
   - Вполне реальной, замечу - понятно, лишь в особо тяжелых случаях. Обычно-то тут лечат травами - но в Рарреадне на воле растет такое, на что фармакологическое корпорации в некоторых мирах тратят миллиарды. Так что не надо от народных средств нос воротить. То же воспаление хитрости ваще ничем, кроме ремня, не лечится.
   Спускаясь с горы, Лэйми заметил похоронную процессию - весьма пышную, но никто не выражал какой-то особой печали, скорее, даже радость.
   - Счастливые наследники? - предположил Лэйми.
   Охэйо усмехнулся.
   - Нет. Сей почтенный торговец испустил дух в объятиях храмовой девы - надо полагать, от неумеренного пыла, - и оттого попал прямо в рай. Это весьма почетная кончина - и точно лучше уж так, чем от маразма.
   - А тут есть рай?
   Охэйо передернулся.
   - Этого лучше не знать. Но рай есть. Ада точно нет, а рай есть.
   - А грешников тогда куда?
   - А с ними тут негусто. Еды запретной нет - хотя жрецы и говорят, что вредно для здоровья обжираться, - нарядов тоже не особо. Обнять лишний раз деву прекрасную - и вовсе богоугодное дело. Так что на перерождение, куда ещё. И то, без особого изуверства. Разжаловать в рептилии или там в баобаб - такого тут не бывает.
   - Ну и что же со всем этим делать? - спросил Лэйми. - Ты тут вообще кто?
   - Купец, - Охэйо усмехнулся. - А также, ясное дело, тайный ересиарх, который учит о том, что Творец - на самом деле не Творец, а несчастный пострадалец от козней другого Творца, которого и надо ремнем, и не по статуе, а натурально. Правда, в это не особо верят, - он вздохнул. - Нет, так-то ходят, потому что тайные собрания, тайные ор... ну, всё такое - но идолов ниспровергать фиг, ибо лень и недосуг.
   - А инквизиция?
   - А нету. Нет, споры о том, как дев богоугоднее любить, бывают, конечно, особенно среди начинающих парней, - но считается, что правильно как душа велит, и всё.
   - А мирские, так сказать, власти? Царь-то тут хоть есть?
   Охэйо усмехнулся.
   - Царь есть. Но он только по части войны, что бывает нечасто. Так-то демократия. Голосовать, правда, могут лишь почтенные мужи, имеющие не менее трех сыновей.
   - А девы?
   - А девы ничего тут не просят - им и так всё дадут. Зачем зад на заседаниях просиживать, когда с его помощью можно парней охмурять?
   - А, - Лэйми вздохнул. - Ладно, давай домой пошли, а то мне уже есть охота, и вообще...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"