Ефимов Алексей Иванович: другие произведения.

Война в потемках (Вселенная файа-1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.03*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто выдумал, будто общая беда объединяет даже врагов, заставляя в дружном противостоянии ей забыть старые обиды? Мгла накрыла планету, оторванную от солнца притяжением чёрной дыры. Мгла зависти, злобы и алчности окутала души её обитателей - приматов-людей и котов-файа. Перед лицом гибели, угрожающей обоим разумным видам, все тупо воюют со всеми. И никто не смотрит вверх - ни на разверзшуюся бездну, ни на зовущие звёзды. Один лишь Анмай Вэру понимает, что только в прорыве к звёздам выход из смертельного тупика. Он жаждет вывести народы Уарка из ловушки. У него есть для этого всё: совесть и власть, знания и техника. Но можно ли спасти заблудшие души насильно? Ему ненавистны убийства. Но можно ли остановить одержимых войной, не убивая? (аннотация Марии Ровной).


ПРОЛОГ

  
   В центре каждой галактики скрывается гигантская черная дыра. У галактик-исполинов, таких как М-87 в созвездии Девы или NGC-1275 в Персее их масса достигает двух миллиардов масс Солнца. Они притягивают межзвездный газ и пыль, собирая его в гигантские, в несколько парсеков в диаметре, диски, а потом неотвратимо поглощая. В соответствии с известной формулой Е = МС^2 половина падающей в бездну массы превращается в излучение. Так возникают самые яркие объекты нашей Вселенной - квазары. Однако, кроме пыли черные дыры притягивают и разрушают целые планетные системы, - но жизнь, если она есть там, может и не погибнуть сразу, ведь квазары могут заменить такому миру солнце. Как бы он выглядел? И что бы делали его обитатели?
  
   Есть тьма более великая, чем та, с которой мы сражаемся. Это тьма в заблудшей душе. Смерть плоти ничто рядом со смертью надежды, смертью мечты. Этому противнику нельзя уступать.
   Книга Г'Квана.
  

ГЛАВА 1.

СТРАХ В ТЕМНОТЕ

  
  
   С пришествием его вновь низвергнутся ужасные огни. Сгорят холмы и станет пеплом почва. Спадут людские волны и сократятся сроки. Пробита стена и поднята вуаль погибели. Громыхают за горизонтом грозы, и огни небес очистят землю. Нет спасения без разрушения, нет надежды по эту сторону смерти.
   Роберт Джордан, "Огни небес".
  
   Анмай Вэру очнулся во мраке, нагой и дрожащий от страха, не в силах отделить реальность от сна. Только что он шел по темной, тянувшейся в бесконечность равнине, - а навстречу ему плыло нечто бледное, неясное, огромное, и он ощутил впереди смерть.
   Страх сжал его сердце ледяными когтями. Он поджал ноги и одним рывком вскочил, тревожно осматриваясь, внимательный, с напряженными мышцами.
   - Анмай? Что случилось?
   Хьютай отбросила покрывало и поднялась с едва заметной быстротой. Тяжелая масса черных, блестящих волос, спутанных крупными кольцами, окутала её крепкие плечи, рассыпалась по спине, достав до бедер. Хмурое, широкоскулое, широкоглазое лицо, очень красивое, - но темное пламя её больших глаз делало красоту Хьютай тревожной, даже угрожающей. Богиня ночи.
   На миг Анмай испуганно отпрянул от подруги, потом улыбнулся, и, окончательно проснувшись, взглянул вверх.
   Бледный слабый свет едва проникал в комнату через окно-призму в центре потолка, - отражение тусклой желтой зари на горизонте, иззубренной острыми силуэтами зданий. Их окна мерцали, подобно тусклой пыли.
   Анмай протянул руку к выключателю, потом замер. В темноте была угроза, - но она и защищала их; в ней их смуглые тела казались почти неразличимыми. И он словно падал куда-то, - он не видел никаких причин, но его не отпускало странное, тревожное томление.
   Рука Хьютай скользнула под подушку, потом вернулась, сжимая тяжелую автоматическую "Бексу". Нагая, растрепанная, она была готова сражаться.
   - Что с нами происходит, Анмай? - она говорила очень тихо.
   - Успокойся. Просто страшный сон.
   - Один на двоих?
   - Ну, у нас же много общего... Пошли, посмотрим, что это...
   Они быстро оделись. На Хьютай были лишь короткие серые шорты и белая свободная футболка, на Вэру - черные свободные штаны, открывавшие щиколотки, и черная куртка, расшитая на плечах странным серебряным узором, - он казался объемным. Рубчатый стальной пояс, плотно охватывающий талию, дополнял его наряд. Ноги пары остались босыми, - дома они всегда ходили босиком.
   Анмай пристегнул к поясу маленький телефон с герметичным корпусом и защелкнул на запястье левой руки массивный кодовый браслет. Повернув рубчатое кольцо ручки, он беззвучно выскользнул в коридор. Замер на миг, пока острый взгляд обегал темные стены, слабо блестевшие в фиолетово-зеленом мерцании тонких ламп-трубок. Подал знак Хьютай...
   Бесшумно ступая в мертвой тишине, они подошли к темному боковому проему. Анмай протянул руку к замку. Переключатель щелкнул, толстая стальная плита с рокотом сдвинулась вправо, открывая пустынный простор террасы. Упругий ветер волной ворвался внутрь, обдав лицо Вэру влажным холодом. Тревожно осматриваясь, пара подошла к парапету. Черные, шершавые стальные плиты обжигали их босые ноги льдом.
   Отсюда, с высоты ста девяноста метров, открывался ничем не загражденный горизонт. Далеко внизу, - словно они летели на самолете, - Анмай видел часть огромного восьмиугольника крепостных стен и сужавшуюся кверху тремя уступами прямоугольную громадину здания главных ворот. Их двенадцатиметровый трапециевидный портал, ярко освещенный мощными синими лампами, отсюда казался очень маленьким. Резкие, ярко-красные предупредительные огни на плоских крышах гигантских угловых башен сияли, словно венцы кровавых глаз. Внешние уступы их прямоугольных, с закругленными передними торцами массивов венчали граненые орудийные башни, - из каждой торчало три толстых ступенчатых ствола 16-дюймовых пушек.
   За воротами начиналось широкое пустынное шоссе, тоже залитое ярким, мертвенно-синим светом. Сначала прямое, оно принимало вправо, обходя первый форт внутреннего обвода, ныряло в туннель, показывалось вновь, резкими зигзагами рассекая поля гранитных надолбов, вновь ныряло в туннель у внешнего обвода, и едва заметно мерцавшей, светящейся полоской спускалось с плато вниз, теряясь в океане искристо мерцавших огней Товии, ковром простершихся на юг, - до едва заметных отблесков реки и водохранилища, сливавшихся со смутным горизонтом. А над ними, ещё дальше, казалось в бесконечности, застыло тускло-желтое перистое зарево, переходившее в зеленоватую дымку. Его рассекали длинные печальные облака, далекие и равнодушные. Ни закат, ни рассвет, - солнце никогда больше не взойдет в этом мире.
   Поджав пальцы босых ног от холода, Анмай посмотрел вверх. Мутно-черное, беззвездное небо, всё в спутанно-бледных, туманных разводах, казалось перекрывшим весь мир сводом колоссального зала. Его рассекала тонкая, острая полоса неровного света, необозримой аркой протянувшаяся от горизонта до горизонта, - Нить, космическая струна, привлеченная притяжением Бездны. В её еле заметно мерцавшем сиянии было нечто зловещее, - даже если забыть, что это был свет космической пыли, аннигилирующей в поле Нити. Рядом с ней, в сумеречной бесконечности, светился тускло-красный, ущербный и мутный диск. Справа едва виднелся вдвое меньший, пепельно-бурый диск второй блуждающей планеты. Над ним нависала глухая стена седьмой террасы центральной пирамиды Цитадели - шесть метров железобетона, прикрытых двадцатью дюймами стальной вороненой брони. Тем не менее, Вэру казалось, что стена, наклоненная наружу под углом в тридцать градусов, сейчас рухнет.
   Он опустил взгляд. На плоской крыше облицованного сталью прямоугольного дома блестело окно-призма их спальни, - словно огромный, горизонтально-узкий зрачок, горящий тусклым желтым пламенем.
   Анмай взглянул на заманчиво открытый входной проем в боковой стене, вздрогнул, коснулся руки подруги, и быстро, беззвучно пошел вправо. Плоские бронированные короба для малых зенитных ракет, и другие, побольше, увенчанные башнями шестиствольных противоракетных пушек, делали террасу похожей на странную сумеречную улицу из сна, где все дома высотой по плечо...
   С уступа верхней террасы свисали растянутые на тросах густые проволочные сети, - защита от десантных вертолетов и излучения мощных локаторов, чьи решетки сплошь покрывали отклоненные наружу стены верхнего, восьмого уступа.
   Дойдя до угла, пара повернула на север. Затененный сетями восточный уступ казался им колоссальным призрачным коридором без потолка, с клиновидно сходящимися стенами. Холодный влажный ветер, дувший в спины, мягко подталкивал их вперед, в темноту.
   На северной стороне было совсем темно, но тише, - ветер задерживала громада пирамиды. В темноте пара добралась до окна перед орудием, где часть защитной сетки была поднята на раме из труб. Едва касаясь друг друга тыльными сторонами рук, они замерли, настороженно всматриваясь в темноту.
   За монолитной стеной, во мраке, едва угадывались очертания внутреннего и внешнего обводов, - черные на темном провалы рвов, треугольные и трапециевидные массивы почти полностью погруженных в скалу фортов. Редкие фонари на соединявших их дорогах мерцали, словно множество огненно-синих, острых глаз. Крохотные клочки освещенного грунта казались рассыпанными осколками какого-то иного, прежнего мира. Широкий, ярко освещенный пояс внешнего обвода едва заметно колебался зыбкой световой дорожкой.
   Анмай посмотрел налево, под пепельный диск блуждающей планеты. Там целое созвездие цветных огней отмечало поле главного столичного аэропорта. Крошечную отсюда стеклянистую громаду главного здания и грузовые площадки заливал яркий бело-желтый свет, в нем отблескивали корпуса тесно стоящих самолетов. Один из них бесшумно катился по бескрайней плоскости летного поля. Вот он остановился на минуту в начале полосы, отмеченной двумя рядами мерцающих красных огоньков, и, бесшумно разбежавшись, взлетел.
   Вэру машинально стал считать: "три... восемь... десять...", - и тут донесся глухой рев. Набиравший высоту самолет повернул на запад, потом на юг, мерцая сигнальными лампами, и, сверкнув напоследок золотисто-белым огнем выхлопа, исчез вдали с замирающим гулом, казалось, исходившим из всего беспредельного сумеречного пространства.
   Хьютай чуть повернула голову, искоса глядя на любимого. Анмай был рослый, гибкий и мускулистый, почти не изменившийся со дня совершеннолетия, - хотя ему исполнилось уже двадцать шесть лет, - широкогрудый, с чуть впалым животом и длинными крепкими ногами. Его смуглое скуластое лицо, почти неразличимое в темноте, было спокойно, большие, широко расставленные серые глаза казались залитыми сплошной чернотой, впитывая мрак севера. Именно они дали ему имя - Анмай, Широкоглазый.
   Там, сразу за барьером внешнего обвода Цитадели, начинались бесплодная каменистая равнина, - плоская, безжизненная, неизмеримо печальная в неизменном сумеречном свете. Над ней, уже за много миль, поднималась неровная цепь мертвых, разрушенных гор. Их южные склоны окрасил бледный свет негаснущей зари. Впрочем, Цитадель стояла на самой высокой точке товийского плато, и дальше к северу местность понижалась, а сами горы были невысокие - настолько, что с высоты шестого уступа пирамиды Анмай видел за ними уходящую в бесконечность, во тьму равнину Пустыни Тьмы. Небо к северу окончательно темнело, так что нельзя было понять, где же её бесконечные мертвые пространства, наконец, встречаются с ним.
   Внезапно изменивший направление ветер дунул в лицо Вэру, обдав его холодом. Он сразу почувствовал, что стоит на огромной, кружащей голову высоте, и ему вдруг показалось, что он падает вдоль бесконечного, уходящего в бездну обрыва.
   Несколько возникших из ничего редких клочковатых облаков рассеяли иллюзию. Они были тусклые, буро-коричневые. В их почти незаметном, бесшумном движении было нечто, неизъяснимо зловещее, - словно бесформенные призраки надвигались из беспредельного мрака.
   Вэру вздрогнул и стал смотреть вниз, на пустыню. В её прохладном, чистом воздухе горы казались очень четкими. На них, уходя далеко вправо и влево, мерцали, почти угасая, созвездия темно-синих, призрачных огней, казавшиеся блестками горной породы, - сторожевые форты, охранявшие спуск на низменность. За ними, на неведомо каком расстоянии, залегла полоса мглистой, беспросветной темноты, сливавшейся с беззвездным небом. Казалось, что там нет земли, - один бесконечный мрак, и в нем можно падать... и падать... и падать...
   Вдруг в этой запредельной темноте, в широком распадке между двумя похожими на рассыпавшиеся скелеты горами, там, где должен был быть край этой земли, загорелся багровый огонек - крошечная, быстро угасшая искра, слабая, как самая слабая звезда, которую может увидеть человеческий глаз, - но острые глаза Вэру тревожно сузились. Там, за последней линией обороны, в безжизненной пустыне, не могло быть никого, - ни людей, ни файа, ни животных. Только одичавшие гексы осмеливались забредать в те мертвые равнины, но и они их избегали. Что там случилось? Выстрел из огнемета? Взрыв? Кто мог это сделать? Для чего?
   Задумавшись, он почувствовал, что весь дрожит, - не только потому, что промерз до костей под неутихающим холодным ветром. Хьютай поёжилась.
   - Я замерзла, - тихо сказала она. - И мне страшно. Пошли домой.
   Закрыв вход, Анмай обхватил плечи, - он никак не мог согреться. Хьютай хмуро смотрела на него. Чувствуя неутихающую тревогу, он вызвал командный бункер Цитадели... но никто не ответил ему.
   - Никого нет у пульта, - предположила Хьютай. - Или...
   - Я пойду схожу в штаб, - стараясь, чтобы голос звучал небрежно, ответил Анмай, надевая ременные сандалии.
   - Я с тобой.
   - Боишься меня отпустить? - он легко притянул Хьютай к себе, зарылся лицом в её волосы. - Не надо. Мы же дома.
   Повернувшись к главному выходу, он с трудом стер с губ невольную улыбку. Лицо его стало серьёзнее, оно приняло суровое и решительное выражение, подобавшее ему, Единому Правителю Фамайа.
   Тем не менее, его сердце сжимал отчаянный страх.
  

ГЛАВА 2.

В НАЧАЛЕ ЭРЫ

  
  
   Выдь на Волгу! Чей стон раздается,
   Как предвестник грядущей беды?
   Этот стон у нас бунтом зовется:
   То голодные просят еды.
  
   "Бич", 1906, N3.
  
   Стальная плита с жужжанием отползла направо, открывая узкую, идущую вниз лестницу. Когда Вэру спускался по ней через шесть метров межтеррасного перекрытия, ему пришлось повернуть налево под прямым углом, потом - ещё раз. По ряду причин строители крепости избегали прямых путей наружу.
   Из просторного, с высоким синим потолком холла начинался коридор, ведущий к центральному стволу пирамиды. Здесь горели только редкие трубки ламп, синевато мерцавшие на стыке потолка и стен. Покрытые блестящей стеклянистой эмалью на черном фоне, они казались сплошными темными окнами.
   Шагая по нему, Анмай невольно посматривал по сторонам. Погруженные в гладкое стекло барельефы нагих юношей и девушек выступали со сказочной реальностью; их гибкие смуглые и светлокожие тела сплетались в замысловатых позах. Выше их шел широкий фриз, покрытый барельефами оскаленных звериных морд - в натуральную величину и натуральной окраски. Их горящие, неподвижно-застывшие глаза алчно смотрели вниз, на прекрасные юные лица, с застывшими навеки выражениями нежности и страсти. Вэру знал, что это лица реально живших файа и людей, и его зрачки сузились в ответ на блеск множества глаз, провожавших его из-за грани небытия безмерно глубокими, неподвижными взглядами.
   Он остановился у стальной стены в конце коридора, его рука быстро пробежала по кодовой панели. Прозрачные кнопки замка сверкнули белизной, бронещиты проема с грохотом разошлись вверх и вниз, и закрылись, едва он миновал их. В лицо Вэру ударил поток холодного воздуха, поднимавшийся со дна шахты. Она была больше десяти метров в диаметре, её стальные стены скрывались под пучками разнокалиберных труб и толстых кабелей в ярко-красных оболочках; между ними проходили направляющие скоростных лифтов. Один из них стоял тут же, в проеме узкой кольцевой галереи, - открытая площадка, огороженная трубчатым барьером.
   Анмай встал на осевшую под его весом платформу и взглянул вниз. Шахту освещали лишь редкие лампы на галереях выходов, выступавших через каждые тридцать метров. Череда темных колец, разделенных всё более узкими венцами постепенно тускнеющих огней, уходила вниз, сливаясь в точку, - дна видно не было. В шестидесяти метрах наверху шахта кончалась, и последнее кольцо ламп ярко освещало толстые радиальные ребра конически-плоской крыши.
   Всё ещё глядя вниз, Анмай нажал кнопку. Его сердце замерло, когда пол на секунду ушел из-под ног. От быстроты спуска у него перехватило дыхание, от вида мчавшихся навстречу стен закружилась голова. Мимо него проносились залитые мертвенно-синим светом настилы галерей, запертые стальными щитами проемы выходов, струилась масса трубопроводов и кабелей. После шестого яруса они ушли в ниши, замелькали горизонтальные проемы противовзрывных щитов, - первый, второй, третий, - затем кабели и трубы появились вновь, мелькая в череде света и тьмы.
   Вэру с силой прижало к полу, когда платформа затормозила на последнем, шестнадцатом ярусе. Фактически, чуть притормаживая на лету, он за тридцать секунд упал с высоты в пятьсот метров, и у него до боли заложило уши.
   Здесь, на глубине в триста десять метров, шахта плавно расширялась круглым залом; из него радиально расходилось шесть туннелей. Створки их узких, высоких ворот из толстых, грубо сваренных стальных плит были открыты, приглашая в рассеченную пунктирами ламп темноту. Оттуда рекой тек холодный, влажный воздух, отдававший слабым запахом ржавчины. Анмай спрыгнул с остановившейся платформы и вошел в туннель, помеченный горящей над ним огненной единицей.
   Внутри темные стальные плиты пола и стен поглощали свет редких ламп, красное покрытие идущих под потолком толстых кабелей потемнело от пыли. Здесь было сыро, влага, висевшая в воздухе, оседала на стенах и затуманивала блеск далеких огней. Странное траурное гудение невидимых механизмов, далекое и слабое, наполняло туннель. От него в стороны отходил целый лабиринт узких проходов, неровно и скудно освещенных. Виднелись запертые и приоткрытые двери темных помещений. В полумраке галерей зияли черные жерла колодцев, неогражденные широкие устья которых вели то вверх, то вниз. Проходя мимо, Анмай ощущал слабое движение втекающего в них воздуха. Отсеки коридоров разделяли толстые плиты открытых квадратных дверей, перед которыми пучки кабелей скрывались в темных нишах.
   Метров через триста Анмай свернул в неприметный, совершенно темный проем. Легко ступая во мраке, чуть касаясь ладонью влажной, шершавой стены, он повернул налево, затем два раза направо. Выйдя в обширное темное пространство, где не было стен и только кожей лица ощущалась холодная пустота, он осторожно ступил на невидимый, неогражденный стальной мост, парящий в воздухе на сети растяжек и ощутимо зыбкий под ногами. Его края отмечали лишь слабо тлеющие, бледно-фиолетовые стрелки, словно плавающие в темноте.
   Добравшись до места, где мост обрывался в пустоту, Анмай снял с пояса телефон. Он не видел кнопок, но его пальцы помнили их, быстро набирая код. Раздался лязг, в глаза ударил яркий белый свет. Отразившись от стены внешней шахты, он упал на выпуклый стальной бок огромного цилиндра, подвешенного на сети разомкнутых гигантскими пружинами толстых стальных тросов. Броневая плита входа в командный центр опустилась на четырех гидравлических лапах, превратившись в плоский мост. Ступив на него, Анмай невольно перевел дух: на внешней стене шахты виднелись автоматические орудия, а её дно терялось во мраке далеко внизу...
   Когда мост поднялся за ним, он подождал, повернувшись к внутренним дверям, пока телекамеры наблюдателей не убедились, что он, - один из тех двадцати файа, которым можно бывать здесь, и вошел внутрь.
  

* * *

  
   В плавно закруглявшемся белом коридоре было тихо и гораздо теплее, чем в остальных помещениях крепости. Двери в жилые комнаты дежурных, идущие вдоль наружной стены, были плотно закрыты.
   Пройдя половину кольцевой галереи, Анмай остановился у портала во внутренней стене. Едва он протянул руку к контрольному щитку, тройная бронированная дверь, покрытая белой эмалью, со свистом разошлась, открывая командный бункер Цитадели, - круглое просторное помещение, почти пустое. Всего одно из десяти стоящих возле пультов кресел было занято.
   - Я полагал, Найте, что здесь постоянно дежурят четыре оператора, - тихо сказал Вэру сидящему.
   - Я отправил дежурных отдыхать, - что здесь может случиться? - Найте Лай встал и потянулся, забросив руки за голову. Потом медленно пошел вдоль пультов. - Я тебя видел сейчас, - он показал на один из экранов, на котором застыло зеленовато-однотонное изображение моста. Вэру покосился на экран - на нем выделялось перекрестье прицела. Защитные системы, автоматически стрелявшие даже на малейший проблеск света, были опасны, - но управлявшиеся вручную были несравненно опаснее.
   - Мне стоило раскаяться во всех тумаках, которые ты получил от меня, - с усмешкой сказал он.
   - Ну, мне тоже, я думаю, - Найте широко зевнул и прислонился к пульту, опершись об его край руками. - Кстати, что ты здесь делаешь? Третий час ночи же...
   - Никто не ответил на мой вызов. Выключил звук, а?
   Найте не ответил. Анмай тоже прислонился к пульту, рассеянно изучая знакомое помещение и своего второго заместителя, отвечавшего за безопасность Фамайа вообще и безопасность Цитадели в частности. Бункер был столь же древним, как и сама крепость, - больше двух тысяч лет, - и выглядел довольно странно: мягкий белый пол-ковер, в котором ноги утопали по щиколотку, покрытый мягкой пластмассой кольцевой выступ пульта, на котором размещались клавиатуры компьютеров, индикаторы и регуляторы. Над ним - вертикальная цилиндрическая стена с массой экранов и экранчиков. На них мерцало множество самых разнообразных изображений и схем. Выше проемов герметических дверей начинался цельный кольцевой экран, по высоте больше человеческого роста, - на нем застыли окружающие Цитадель бескрайние просторы. Ещё выше шел пояс наклоненных внутрь черных радарных экранов, окаймленных серебром, едва мерцавших. По ним неторопливо ползли белые точки. Анмай без труда отыскал самолет, взлет которого видел десять минут назад. Сияюще-белые полосы на черном блестящем потолке составляли древний герб Фамайа, - круг, пересеченный двумя линиями, скрещенными под острым углом.
   Он перевел взгляд. Найте скрестил обутые в сандалии ноги и откинулся назад, глядя на него с сонно-задумчивым видом. В его смуглом, словно из гладкого камня, лице было что-то от насмешливого молодого хищника. Почти ровесники, - Вэру всего на год старше, - они были похожи, одного роста, только Лай несколько шире и массивнее более стройного Анмая. Одет он был точно так же. На плечах его куртки тоже блестел серебряный узор Высшего, на левой руке был такой же кодовый браслет, - недавнее, но самое важное отличие Правителей.
   - Найте, ты не заметил вспышки света на севере? - спросил Вэру, заметив, что Лай смотрит на кольцевой экран.
   - Нет, но можно вызвать один из наших северных фортов, например, второй... а в чем дело?
   Анмай коротко рассказал об своих наблюдениях. Найте усмехнулся, но, подумав минуту, стал вызывать второй форт. Довольно долго никто не отвечал. Наконец, на экране появился сонный, взлохмаченный парень в наспех наброшенной черной форменной куртке.
   - Почему нет дежурных на командном пункте? - спросил Найте, оглядев просторное бетонное помещение.
   - А зачем? Что здесь может случиться?
   Анмай, стоявший в стороне, усмехнулся. Найте - нет.
   - Многое. Кстати, надеюсь, вы заметили световую вспышку в северном секторе, за перевалом Маорина?
   - Я - нет, но часовые на верхних наблюдательных пунктах должны были видеть. Я выясню.
   Командир ушел, оставив экран включенным.
   - У них что - нет внутренней связи? - Анмай фыркнул. - И сколько у них там часовых - десяток?
   - Ничего удивительного, Анми, - Найте пожал плечами. - Там нет никакого противника, только гексы и пустынные лемуры. И десять человек в бронеколпаках, с пулеметами, - это совсем немало.
   - У них гарнизон - тысяча двести человек. Зачем...
   - Слабые места привлекают, Анмай, - Найте вновь присел на поручень кресла. - Товия должна быть прикрыта со всех сторон, в том числе и с севера, и поэтому...
   Анмай не ответил. Через минуту на экране вновь появился командир.
   - Двое парней в башне на северном склоне видели вспышку в пустыне, но она продолжалась не более секунды и была очень слабой.
   - И не доложили вам? - удивился Найте.
   - Ну... я поговорю с ними об этом.
   - Надеюсь. Может, они и азимут заметили? - спросил Найте.
   - Да, девять градусов к востоку от меридиана.
   - Хорошо, - попрощавшись жестом, Лай прервал связь. Связавшись с четвертым фортом, он получил тот же доклад, но с единственным изменением - источник света находился в тридцати градусах к западу.
   - Четыреста вэйдов отсюда, - заключил Вэру, выводя на проекционный экран карту окрестностей Товии. - Двадцать миль к северу от второго форта. Но там только песок! Нужно послать вертолет и выяснить всё на месте.
   - Хорошо.
   Найте связался с воздушным патрулем. Через несколько минут Вэру увидел, как с пустынной равнины аэродрома - того, который он видел наверху, - поднялся боевой вертолет и взял курс на север. Он переключил обзор на максимальное увеличение. Ползущая точка превратилась в пятнисто-черную машину с бесшумно вращавшимися лопастями.
   - Они будут там через восемь минут, - сказал подошедший Найте. - И что они там найдут?
   - Неважно, - Вэру задумался. - Не в этом дело, а... я не знаю, в чем! Не знаю, почему, но я боюсь, - аж скулы сводит от страха!
   - У меня тоже! - Найте усмехнулся. - Знаешь, это странное совпадение. И Хьютай... она тоже?
   - Да.
   - Трех свидетелей достаточно. Я, правда, спросил бы ещё кого-нибудь...
   - Кого? - Анмай задумался. - Насколько я знаю, мы... - его прервал писк вызова на пульте главного коммутатора Цитадели.
   - Ну, вот и третий, - усмехнулся Найте. - Интересно, кто?..
   На экране появилось сонное лицо дежурного инженера-связиста.
   - Эй, сони! Ваш лучший друг, младший наблюдатель Маоней Талу рвется узнать, что нового в обстанов... - заметив мрачно глядящего на него Найте он замолчал.
   - Давайте, - Вэру вошел в поле зрения. Оператор кивнул и исчез.
   Несколько секунд экран мерцал цветными полосами, затем на нем появился Маоней Талу. Его тонкие руки были сложены на груди, глаза на худом, с тонкими чертами лице казались огромными. За ним виднелась дверь заставленной древней аппаратурой радиостанции Старого Замка, в котором он и жил. Вэру мог ему доверять, - Талу, как и Найте, был товарищем его детства, только на три года младше, - стройный, ловкий юноша с гривой живописно растрепанных черных, с медным отливом, волос. Одет он был лишь в сандалии и зеленую тунику, перетянутую серебряным пояском и едва доходившую до середины узких бедер. Не то, чтобы Талу походил на девушку, но можно было подумать, что девичьи будуары, - основная среда его обитания. Трудно было поверить, что перед ним, если называть вещи своими именами, - специалист по шпионажу и превращению людей в животных, а животных - в безжалостных рабов.
   - Вы тоже? - сразу спросил он. Ни Анмай, ни Найте не ответили, но Талу всё равно кивнул, - очевидно, своим мыслям. - Забавно. Я думал, что только я такой... чувствительный. А Хьютай, она?..
   - Да, - ответил Анмай. - С тобой то же самое?
   Маоней усмехнулся.
   - Если вы о чувстве, что я вот-вот сдохну, то да. Это началось где-то минут двадцать назад. От этого я и проснулся, собственно, - он оглянулся на дверь, словно за ней кто-то подслушивал. - И Паирика тоже. С вами то же самое? То есть, в то же самое время?
   Анмай кивнул.
   - Это очень странно. Я чувствую себя... ну, как перед землетрясением. Но ведь тут их не бывает, правда?
   - Землетрясение? Ну, это я могу проверить, - Анмай уселся за пульт, вызывая показания сейсмографов. На экране перед ним появилась карта восточного Арка. Малейшие колебания почвы отражались на ней вспышками света, - но сейчас призрачными, едва заметными.
   - Обычные микросейсмы, - сказал он через минуту. - Фон. Никаких признаков землетрясения, - а, судя по ощущениям, мы уже должны видеть "ночные радуги", как это бывает на юге! И, через минуту... Свет, чего же я боюсь?
   - Может, магнитная буря? - предположил Маоней. - Я минуту назад был на крыше, - на севере уже заметно мерцало. Вы знаете, что в последнее время Бездна...
   - По ощущениям похоже - но, свет, не под землей же! Здесь так же, как и наверху, даже хуже.
   - А что тогда? Мы все выпили несвежего молока?
   - Сейчас посмотрю, - Анмай наклонился к компьютеру, просматривая, одну за другой, все контрольные системы, - и через три минуты недоуменно помотал головой. - Радиационный фон, радиообмен ССГ... метеоактивность... всё в норме! Ну-ка... рядом с нами в пространстве тоже ничего нет. Я было, подумал... но никаких признаков метеоритных или других тел в околопланетном пространстве. Ничего не приходит на ум, давай запросим общую сводку, - он наклонился к компьютеру.
   Ещё через три минуты они нетерпеливо уставились в главный экран контроля.
   - Никаких изменений радиационного фона, радиосигналов неизвестной природы нет, вот! - слабые колебания магнитного поля на севере - нечто вроде аномальной магнитной бури, это может объяснить...
   - Только не в помещении, изолированном от всего мира, - отпарировал Найте.
   - Ты прав! Может быть, изменения гравитации... - его прервал сигнал коммуникатора. На экране вновь появился инженер-связист.
   - Донесение воздушного патруля, - сообщил он, - В четырехстах пяти вэйдах к северо-востоку от Цитадели, в песках, обнаружен подбитый вездеход, рядом, - стая гекс и люди. Дать изображение?
   - Да!
   На экране появилась зеленоватая поверхность пустыни, конечно, показанная через камеру ночного видения, с усилителем света. Она колебалась вместе с вертолетом. На песке темнел прямоугольник большого вездехода старого образца, рядом с ним чернело пятно копоти.
   Изображение сдвинулось. Показалось семь или восемь гекс. Они преследовали пять маленьких фигурок, отступавших к юго-западу. Навстречу им сверкнуло несколько выстрелов из карабинов, одна из них покачнулась, - но удары трехлинейных пуль лишь разъярили восьмитонную тушу. Беззвучно взревев, тварь неожиданно быстро бросилась вперед и схватила одного из людей, подняв его высоко в воздух. Даже отсюда, на вибрирующем однотонном изображении, Анмай видел, как пульсирующая воронка пасти сминает человеческое тело, словно рука - лист бумаги.
   Изображение подпрыгнуло. Яркая огненная полоса рассекла экран и полыхнула внизу веером пламени. Изображение опять прыгнуло, потом успокоилось. Стала видна длинная шея твари, лежащей на боку. Вся середина туши оказалась разодрана, уцелевшие её части покрывала масса вырванных внутренностей, свисавших бесформенными комками и клочьями. Уцелевшие ноги ещё дергались, пасть жутко зевала. Остальные твари застыли, провожая вертолет взглядами огромных, увенчанных гребнями густой длинной шерсти глаз. Снова полыхнул огонь, - и взорвалась ещё одна тварь. Вэру погасил изображение.
   - Всё ясно, - сказал он. - Подпольщики - агенты ССГ хотели проехаться по пустыне на вездеходе - к плато Хаос, конечно. Вездеход подорвался, к ним подоспели твари, они попытались отогнать их огнем - не вышло - затем пробраться на юг, в обход города, - и тут появились мы.
   - Похоже, - мрачно заметил Найте. - Но где они добыли оружие, вездеход, и, главное, узнали, что на плато Хаос...
   - Они ничего не знали, - фыркнул Вэру. - Туда ведет двухпутная железная дорога, по которой - если не ошибаюсь - каждые сутки проходит больше ста составов. Мудрено было не заинтересоваться - ведь мы сбиваем все их спутники! Ну а остальным пусть займется полиция.
   - Их бы всех сожрали, - Найте поднялся. - Если бы не один юноша, который гуляет по крыше, когда все спят, а теперь... Быть может, кого-то из них мы оставим в живых... быть может.
   - Найте, это уже четвертый случай за год, - тихо сказал Вэру. - Добыть старый "Мул" несложно, сделать огнемет ещё проще - но карабины? И как они миновали защитный периметр? Там сплошная линия надолбов, кажется. Потом мины, - им ещё повезло что они подорвались на противопехотной. Куда, черт побери, смотрели наблюдатели?
   - Взятка, - угрюмо ответил Найте. - Или старая дружба, даже не знаю, что хуже. Всё побережье закрыто даже для военных, - помнится, это была твоя идея!
   - Пусть повстанцы убивают тварей, а не солдат, - ответил Анмай. - Но я хочу, чтобы пропустившие вездеход ответили. Это ротозейство начинает меня беспокоить.
   Вместо ответа Найте вновь включил экран. На нем показалась скрытая шлемом голова командира вертолета.
   - ...уничтожено восемь гекс, неизвестные оказали вооруженное сопротивление, мы застрелили троих, двоих взяли в плен. У нас убитых нет, легкораненых двое. Вертолет получил несколько пулевых пробоин, но...
   - Доложите своему командиру и передайте ему мою благодарность, - Найте отключил связь. - Хоть какая-то польза от всего этого. Если бы не ты, - их бы всех сожрали. Может, мы все ощутили их страх.
   - Я до сих пор его чувствую, - заметил Анмай. - И это именно мой страх. Ничей больше. Я...
   На пульте коммутатора загорелся красный сигнал и раздался резкий гудящий звук. Найте подошел к нему.
   - О, это генеральный комиссар полиции, - сказал он. - Похоже, у нас беспорядки.
   Включив экран, Найте вдруг подумал, что появившийся на нем Абрас Бору гораздо больше похож на всемогущего правителя, чем Анмай Вэру, - жесткое, безжалостное лицо, лысый череп, орлиный нос, узкие глаза, пронзительно сверкающие из-под железных очков с квадратными стеклами, массивная челюсть. Черный, с серебряным шитьем мундир Высшего сидел на нем, как влитой, - в отличии от Вэру, который постоянно подвертывал рукава своей одежды почти до локтей, не считая прочих вольностей.
   - Вы уже знаете? - с удивлением спросил он, заметив обоих правителей в центре странно пустого зала.
   - Что? - спросил Анмай, невольно тронув браслет. - Что ещё?
   - В крайних мерах нет необходимости, - поспешно сказал Бору, заметив движение его руки. - В Товии возникло нечто вроде эпидемии беспричинного страха, - голос его звучал неуверенно. - Своеобразный массовый психоз. Мы выясняем причину, но пока... ничего.
   Он замолчал. В его голосе Анмай тоже уловил нотки страха. Забавно...
   - Мы выяснили причину, - спокойно сказал он, подумав лишь мгновение. - Это явление космического характера. Мощные пространственные волны, излучаемые Бездной, вызывают неощутимые сознанием колебания уровня гравитации, а это, в свою очередь, чувство неуверенности и страха. Это не опасно.
   Бору заметно взбодрился.
   - Что в городе? - спросил Найте.
   Начальник полиции замялся.
   - Люди вышли на улицы, кто-то пустил слух о скором землетрясении, - Найте фыркнул. - Началась паника. Мы не можем их успокоить. Насколько мне известно, пока пострадавших и ущерба нет, но, если это не прекратится...
   Он замолчал. Найте переглянулся с Вэру.
   - Как ведут себя животные? - спросил тот.
   - Просто взбесились! Мой пес разбил морду об дверь, а ведь он... Простите. Животные в значительной степени способствуют распространению паники среди своих владельцев.
   - А твари? Те, которые завезены сюда Альянсом?
   Бору вздрогнул.
   - На парковой набережной застрелили динозевру, - она выползла из воды и бегала по аллеям, усиливая панику, но оказавшийся там патруль... В Товии уже тридцать лет не было беспорядков! Вы знаете, сколько это будет продолжаться? - помолчав, спросил он.
   - Нет, - Анмай понимал, что ему нужно очень быстро выяснить реальную причину. - Мы полагаем, что возле Бездны проходит другая черная дыра, - процесс их слияния не может длиться долго.
   Полицейский задумался.
   - Если это... явление не прекратится, скоро пойдут слухи о конце света, - и бог весть о чем ещё! Кстати, почему вы решили, что это связано с Бездной, - Бору показал на незавешанное окно, сквозь которое пробивался желтоватый полусвет, - если страх ощущается в весьма ограниченном районе?
   "Чтобы врать, нужно знать правду", - зло подумал Анмай. В его положении быть пойманным на лжи было не только стыдно, но и просто опасно, - так же, как для раненого хищником зверя истекать кровью. Ложь означала страх, страх - уязвимость. Но кое-что о повадках правителя он всё же знал: если ты ошибся, не привлекай к этому внимания, сделай вид, что ничего не случилось.
   - Насколько ограничен этот район? - спросил он.
   - Область страха протянулась через весь Арк, - ответил Бору. - На юге, в Кен-Каро и Цете, то же самое, но там уже дошло до массовой резни.
   - Странно, - шепнул Вэру Найте, - почему он не сказал об этом сразу? Похоже, эта сила исходит из океана...
   - Вряд ли, - Найте помолчал. - Просто люди там едят меньше, а работают больше, чем в Товии. Достаточно любого повода, чтобы...
   Анмай заметил, что Бору с интересом прислушивается к их беседе. Вряд ли он мог что-то разобрать, - микрофоны связи специально конструировались так, чтобы отбрасывать слабые звуки, но всё же... На этот случай их обучали языку жестов, - но Анмай вскоре обнаружил, что передать с его помощью можно весьма мало.
   - Что происходит в этих городах? - спросил он.
   - Люди вышли на улицы, - холодно начал Бору, - грабят магазины, громят полицейские участки. Здание полицейского управления в Кен-Каро захвачено и сожжено толпой, оружие и документы растащены. Все государственные учреждения в городе уже разгромлены. Сейчас люди гоняются по всему городу за файа и убивают их, как собак! - его голос зазвенел от ярости.
   Немного успокоившись, он продолжил.
   - Часть полицейских и чиновников укрылась в здании Чрезвычайной Комиссии, - там командир со страху объявил тревогу, и все сотрудники успели собраться прежде, чем улицы... Сейчас здание ЧК осаждено, и он вынужден отбивать атаки стрельбой из автоматов, - вокруг сплошь лежат убитые. По ним тоже ведут огонь, и среди защитников здания уже есть убитые и раненые.
   - Почему же нет подкрепления? - удивленно спросил Найте. - Триста автоматчиков не смогут долго держаться в городе с враждебным населением в шестьсот тысяч человек. Насколько я знаю, восьмой истребительный отряд южного региона должен...
   - Они все - подчиненные Чрезвычайной Комиссии, а ей командуешь ты! - рявкнул Бору. - Моих приказов они и не слушают!
   - Я немедленно отдам приказ, - Найте нахмурился. - Пускай поднимают все боевые вертолеты - и немедленно. Но почему они не сообщили мне?
   - Ты отослал операторов спецсвязи, которые должны были это сделать, - лениво заметил Анмай. - Как-нибудь, на досуге, подсчитай, во сколько жизней это обошлось.
   - "Непобедимый" погиб лишь потому, что кто-то закрылся в спальне с подругой и не велел беспокоить, - огрызнулся Найте, склонившись над пультом.
   - Что происходит в Цете? - спросил Вэру, отвернувшись от него.
   - То же самое, - ответил Бору. - Но в меньших масштабах.
   - Вот что, - сказал Вэру. - Нужно связаться со всеми областями и выяснить, нет ли там чего-либо подобного. Это очень важно! - "Для выяснения границ зоны распространения излучения", - подумал он. - Проверьте все зверофермы, питомники гекс, как ведут себя дикие твари - всё! О всех случаях беспорядков сообщайте сюда, - Найте сразу примет меры. Составьте карту всех мест проявления беспричинного страха. Пока всё!
   Бору кивнул и вдруг неожиданно исчез с экрана.
   - И что нам делать дальше? - тихо спросил Найте. - Если это не прекратится, через несколько часов вся Фамайа превратится в сумасшедший дом.
   - Не вся. Вспомни хотя бы Маонея - да, он боялся, но ему больше было любопытно - отчего.
   - Если так, то нервы у него крепче, чем я думал, - удивленно сказал Найте.
   - Ничего странного, - Анмай усмехнулся. - Талу - все же офицер Чрезвычайной Комиссии. Любой храбрый и уверенный в себе файа - или человек - может с этим справиться.
   - Да, но сколько в Фамайа осталось таких?
   - Это по ведомству Абраса Бору, - заметил Анмай. - Я... мне всё же неспокойно, - он поднял руку к скуле.
   - И что нам делать? - мрачно спросил Найте.
   Анмай не ответил.
   - А если это нападение ССГ?
   - Вряд ли. Но я лучше свяжусь с плато Хаос, - у них аппаратура получше нашей. И всех операторов сюда, - пусть проверят всё, как следует!
   Анмай подошел к пульту. На главном экране видеосвязи после нескольких музыкальных аккордов - начала государственного гимна - появился командный бункер плато Хаос, основного научного центра и второй столицы Фамайа. Обширное торообразное помещение напоминало камеру термоядерного реактора. Его обрамляли два кольца пультов, - вдоль стен и вокруг центрального ствола. Снежно-белые вогнутые панели облицовки отливали металлическим блеском. Возле пультов сидело множество файа в светло-серой рабочей одежде. А прямо перед объективом сидела Олта Лайту, - первый заместитель Вэру, верховная управляющая центром на плато Хаос и руководитель всех работ, ведущихся там. Это была высокая пожилая женщина в белом платье, с массой тщательно уложенных седеющих волос. На её строгом властном лице застыло неподвижно-суровое выражение. Её голову венчал обруч-рация с изящными наушниками и выступающей над лбом вееровидной антенной, - украшение и отличие одновременно. В помещении за её спиной царила рабочая, но не по-рутинному напряженная атмосфера.
   - Я выясню, кто проболтался, - неожиданно сказала она. - Мы хотели утром сделать вам сюрприз.
   - Какой? - удивленно спросил Анмай.
   Олта широко улыбнулась.
   - Два часа назад мы вновь запустили Великий Коллайдер. Он, наконец, дает полную энергию - 20 триллионов электрон-вольт. На встречных пучках произошло уже четырнадцать биллионов столкновений. Мы пока ещё не вводили в зону реакции аннигилятора гиперядра, - Олта поднялась, её глаза возбужденно блестели, - но по предварительным данным наши расчеты подтверждаются.
   - Отлично! - воскликнул Анмай. Запуск срывался столько лет, что он уже и не надеялся это услышать.
   Но он проснулся от страха... два часа назад.
   Собравшись с духом, - чтобы сказать это, требовалось усилие, - он добавил:
   - Очень может быть, что протон-протонная реакция на такой энергии дает весьма неожиданные побочные эффекты. Два часа назад весь восточный Арк от Товии до моря накрыла волна беспричинного страха. Может, с пуском ускорителя это и не связано, но он вторгся в самые основы Вселенной, и ожидать от него можно всего... - он подробно рассказал о своих наблюдениях.
   Олта ядовито хмыкнула.
   - Такое вряд ли возможно. Мы здесь никакого страха не чувствуем.
   - Олта, это совсем несложно выяснить. Достаточно отключить коллайдер всего на минуту.
   - Мы сейчас собирались ввести в зону реакции гиперядра, и...
   - Боюсь, это придется отложить. Как Единый Правитель, я требую отключить коллайдер - немедленно!
   - Но...
   - Гексы, не говоря о других тварях, просто взбесятся, - перебил Найте, - люди тоже не смогут вынести ощущение беспричинного страха. И файа. Как насчет этого?
   - Коллайдер придется отключить, - сказал Анмай, - отложить окончательные испытания, как ни жаль! Но вся наша физика ничего не говорит о влиянии столкновений частиц на настроение. Боюсь, мы наткнулись на нечто очень скверное, ведь страх явно предупреждает об опасных изменениях среды - я не знаю только, каких!
   - Мы займемся выяснением этого. Коллайдер немедленно отключат, - но, чтобы разобраться, что это, нам придется вновь его включать! Перешлите все данные наблюдательных приборов Цитадели. Мы сейчас проведем опрос наших сотрудников и некоторые измерения. Крайне маловероятно, что мы к этому причастны, - Олта, явно недовольная, отошла в сторону, отдавая приказ.
   Вэру застыл с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям. Если сейчас не...
   - Прекратилось! - воскликнул он.
   - Мой страх тоже исчез, - удивленно ответил Найте.
   - Интересно, что это может быть? - Анмай угрюмо глядел на экран. - Проникает сквозь сталь, сквозь всё. Этого никто не предвидел.
   - Это можно использовать для связи, - предположил Найте. - Например, с подводными лодками.
   - Нет. Мы не знаем, что именно происходит, и это слишком... Там, на крыше, я чувствовал, что заглядываю в бездну. И раньше, во сне... я видел что-то, идущее из пустоты...
   - Ту гексу, загнавшую тебя на скалу в девять лет? - ехидно спросил Найте.
   - Возможно, - Анмай улыбнулся. - Но... знаешь... Наша мысль всегда облекает в привычные формы незнакомые...
   Его с экрана перебила Олта.
   - Никто на плато не испытал ничего необычного, - но, возможно, это излучение направленное, и мы оказались в мертвой зоне, - предположила она. - И, если ваши сообщения верны, его эффект проявляется лишь на большом расстоянии от источника.
   - Интересно... - Анмай, задумавшись, прошелся по залу, глядя на занимавших места операторов, переговаривавшихся с плато Хаос. В воздухе повис гвалт возбужденных голосов. - Я немедленно вылетаю к вам.
   Найте с подозрением следил за ним.
   - Улетаешь? - спросил он. - А мне кажется, что сначала надо разобраться с этим мятежом. У нас давно не случалось такого.
   - Найте, с этим ты справишься лучше меня. А с Великим Коллайдером я разберусь лучше тебя. В конце концов, квантовая связь действует в любом месте, - он прикоснулся к браслету на левой руке. - Кстати, о гексах. Здесь, в Товии, в "Золотых садах", их больше шестидесяти тысяч, и, если бы они взбесились, начался бы настоящий кошмар, - а нам ничего не сообщили! То есть, подрастающие, у которых в мозг ещё не вшиты приемники... их не успокоить одним нажатием кнопки!
   - Ничего удивительного, - Найте усмехнулся. - Им добавляют в пищу успокаивающее. Это начали делать недавно. Теперь нейрокибернетики не слишком доверяют имплантам, знаешь ли! У нас было уже несколько случаев потери управления, - не из-за помех, а неизвестно почему! Только взрослых гекс у нас больше двух миллионов, так что забот прибавится намного.
   - Боюсь, нам придется распространить их опыт повсеместно, - или насколько хватит тразеина. По крайней мере, в часы экспериментов на коллайдере можно будет... - Анмай заметил, что Найте хмуро смотрит на него. - В чем дело?
   - Восьмым истребительным отрядом командует Черми Эрно, а он...
   - Что? Служит Фамайа недостаточно активно? И... а кто это? Чем он отличился?
   - Долго объяснять - лучше я это покажу, - Найте сел к компьютеру, в котором хранилось досье на всех, кто имел отношение к Чрезвычайной Комиссии Государственной Безопасности. - Вот, сам посмотри, - сказал он через минуту. - Думаю, тут ещё не всё.
   Анмай сел к монитору. Секунду спустя на экранчике появилась фотография Черми Эрно - узкое костистое лицо с яростно горящими, большими, необычно близко для файа посажеными глазами - лицо хитрого фанатика-изувера. Он затруднился назвать возраст Эрно - старым он не был, его, скорее, можно было назвать молодым, но и это слово к нему почему-то не шло.
   Первый раз Черми "отличился" в 191 году, когда в глухомани Лайской области нашли большой укрепленный лагерь повстанцев, - там им удалось наладить выпуск примитивного огнестрельного оружия, гранат и взрывчатки. Первая операция по уничтожению лагеря провалилась, - когда поезд с батальоном присланных для его разгрома солдат проходил по мосту, повстанцы подорвали его. Более двухсот человек было убито, остальные ранены. После этого 480 файа, - батальон истребителей под командованием Черми, - высадился с двенадцати тяжелых вертолетов прямо в лагерь повстанцев. Несмотря на внезапность атаки, те оказали яростное сопротивление, - Черми потерял свыше ста файа убитыми, примерно столько же ранеными и четыре сожженных на земле вертолета. Однако огневая мощь истребителей обеспечила успех: они разгромили лагерь и захватили большую часть изготовленного оружия. 116 повстанцев было убито, но 203 удалось прорваться и уйти. Истребители отыгрались на пленных: они загнали 624 человека в несколько деревянных бараков, где всех сожгли заживо. Страшные крики жертв были слышны за три мили, но им, можно сказать, повезло, - у озлобленных потерями истребителей просто не хватило терпения для гораздо более утонченных "забав". Всего в этой бойне погибло 740 повстанцев.
   Вторым и куда более мрачным примером стало уничтожение Хэле, - крупнейшего из независимых поселений. Его обитатели ещё более ста лет назад бежали в дикую глушь, чтобы сохранить независимость. Жизнь их была свободной, но суровой. Они принадлежали к северной ветви народа аахэ, - который, среди прочего, населял и столицу Фамайа, Товию.
   Более века готовясь защищать свою свободу, обитатели Хэле достигли высокого уровня в боевых искусствах и различных мистических техниках. Их мальчики в двенадцать лет забирались из семей и проходили самое суровое обучение, а 15-23 летние юноши-лээ составляли основу армии Хэле, вооруженной отменного качества винтовками. Все её бойцы слыли превосходными стрелками.
   В дальнейшем Анмай был отчасти виноват сам, - когда пять лет назад решил ис­пользовать спутники фоторазведки для тщательной съемки незаселенной терри­тории Фамайа. После того, как посланный для проверки вертолет был сбит над селением, Черми Эрно, - уже в звании дивизионного генерала, - приказал уничтожить его. Но местность вокруг Хэле была такой дикой, что не позволяла подтянуть танки или артиллерию, - а с любым количеством пехоты лээ могли справиться. В конце концов, к этой битве Хэле готовился столетиями. И Черми приказал по­слать туда 24 тяжелых бомбардировщика с зариновыми бомбами на борту. Донесений о числе жертв не было. Один местный охотник видел, как саперы истребительного отряда рыли три огромных могилы, в каждую из которых легло по несколько сотен мирных жителей. Ещё более трех тысяч обитателей Хэле были отравлены не насмерть, но несколь­ко сотен из них умерли позднее. А всего год назад Черми подавил бунт в сто сорок шестом исправительном лагере, - из двух тысяч заключенных в живых не осталось никого...
   - Почему ты не заменил его? - в конце концов удивленно спросил Вэру. - Ведь...
   - Черми, разумеется, садист, но в его округе преступлений против государства на сорок процентов меньше, чем в соседних. Каковы бы ни были его мотивы, он справляется со своей работой лучше других.
   Анмай удивленно присвистнул.
   - Найте, ты знаешь, что стал политиком, причем, неплохим?
   - Удовольствия это мне не доставило.
   Анмай закинул руки за голову и потянулся.
   - Управление страхом - вещь, конечно, эффективная. Но хрупкая. В конце концов, людям становится всё равно, жить или умереть. Или убить. И я не хочу, чтобы в Кен-Каро произошло что-то подобное. Уничтожения Ревии с меня достаточно. Более чем.
   Найте ожесточенно почесал ухо.
   - От приказов толку будет мало. Можно послать офицера с чрезвычайными полномочиями, - но вот кого? Все, кто может с этим справиться, нужны мне здесь.
   - Пошли Маонея. Он извелся от тоски в нашей тихой столице, - даже просил меня отправить его на плато Хаос. Я бы нашел ему там место, но жизнь там замкнута ещё больше, чем в Товии, и на самом деле довольно тяжела.
   - А меня он просил отправить его Наблюдателем на юг - кстати, именно в Кен-Каро, о котором он столько слышал!
   - И?..
   - Я отказал ему. Он вырос в Товии, как ты знаешь, и никогда не покидал её двадцатимильной "белой области". У него нет опыта жизни в других областях нашей страны, - она там весьма отличается от столичной!
   Анмай усмехнулся.
   - Он вынослив, умен, хорошо образован, - чего ещё нужно?
   - Опыт. Знания. Авторитет. В конце концов, Талу, - всего лишь старший лейтенант ЧК, который следит за настроениями людей искусства в Товии. Ты можешь с ног до головы увешать его чрезвычайными полномочиями, но, если за ними нет характера, Черми его просто сожрет.
   Анмай лениво прикрыл глаза.
   - Найте, его военная специальность, - "нейрокибернетик и боевой оператор", по крайней мере так записано в его офицерском дипломе. И он был лучшим на своем курсе. А работа с гексами весьма похожа на работу с файа типа Черми, - дай им хотя бы сотую долю шанса, и они тебя убьют.
   - Гексы не планируют своих убийств. А Черми... Свет, да ведь Талу всего двадцати три года!
   - Ты занял эту вот должность в двадцать два. Я свою - в девятнадцать. И мы неплохо справились, правда?
   - Но какой ценой? Стать из командира разведвзвода председателем ЧК... У меня не было никакого опыта! Я чуть с ума не сошел, а теперь Талу... Почему он не стал боевым оператором, а пошел в Наблюдатели?
   - Потому, что он на самом деле вежлив, насмешлив и очень внимателен, - и эта работа больше отвечает его склонностям. И потом, разве в Кен-Каро нам нужен не Наблюдатель?
   - Нужен, но не мальчишка же! Почему ты всюду назначаешь молодежь?
   Анмай взглянул на кольцевой экран, на котором царило мертвое спокойствие.
   - Конечно, это глупость, но я не могу командовать теми, кто старше меня. И потом, вы - мои друзья. Если честно, - вы далеко не самые лучшие из всех, кого я мог назначить... но по-настоящему я могу доверять только вам двоим... троим, если считать Хьютай.
   - Да - но кроме полномочий ему нужна будет и сила. Скажем, батальон товийского истребительного отряда с хорошим командиром, и тысяча - лучше две - гекс с боевыми операторами?
   - Хорошо. Распорядись об этом. И объясни всё Маонею, - вряд ли он справиться, не зная причины и цели!
   Найте отошел к пульту. Через минуту на экране появился Талу. Он по-прежнему сидел в комнате радиостанции - с наушниками на голове.
   - Надеюсь, вы объясните мне, что происходит? Полиция сообщает о повсеместной панике, которую вызывают колебания гравитации. А я не чувствую никаких...
   - Наблюдатель Маоней Талу, - начал Найте, - мы поручаем вам важное задание... - Он подробно рассказал о пуске Великого Коллайдера, возникших проблемах, и мерах, направленных на устранение этих проблем. Талу слушал молча, с горящими глазами.
   - Всё это очень серьезно, - наконец сказал он. - Я немедленно займусь всей нужной подготовкой. Прежде всего, съезжу в "Золотые сады" - выясню, как скоро мы сможем отправить на юг гекс, и, заодно, освежу свои познания, - я уже давно не занимался нейрокибернетикой.
   Он снял наушники и отошел к окну, поднимая шторы. Тусклый свет зари смешался со слабым светом лампы, свисавшей на длинном шнуре с потолка.
   - Я давно мечтал о чем-нибудь подобном, - он вдруг усмехнулся. - Когда меня учили нейроуправлению, я представлял, как поведу в бой сотни, тысячи гекс, послушных, как машины. Нет! Ещё послушнее, - ведь у машин нет воли к достижению поставленной им цели. А вместо этого мне приходится заниматься такой ахинеей! Выуживать всякие намеки, которые никому не нужны, - его серые глаза зло сверкнули из-под упавших на лицо волос. - Если бы вы знали, что мне приходится сносить от моих подопечных! С гексами мне было проще.
   Он прошелся по комнате, едва не танцуя от радости.
   - Черми Эрно - убийца и палач, - сказал Вэру, - и с ним тебе придется быть... осторожным. Если он увидит в тебе слабость, он раздавит тебя.
   - Что ж, я сделаю всё, что в моих силах, - Маоней подошел вплотную к экрану. - И не отступлюсь, даже если мне придется сражаться, - пусть и с Эрно! Но ведь вам тоже придется сражаться, - в куда более опасном бою! Если не устранить этот эффект, мы никогда не сможем построить аннигиляционный двигатель и покинуть этот мир прежде, чем он превратится в пыль вблизи Бездны. Я не знаю, что это - я не физик - но явно очень опасное. Когда я стоял на крыше, мне показалось... я боялся, что распадусь, исчезну в хаосе, и весь мир - тоже!
   Вэру и Найте изумленно переглянулись.
   - Поэтому - будьте осторожнее!
   Анмай задумался.
   - Исчезнуть в хаосе? Впрочем, тогда, на крыше Цитадели, я боялся именно этого! Что поднявшаяся из пустыни тьма поглотит весь мир, и мои чувства предупреждали, что опасность уже близка! - Он с отстраненным видом уставился в потолок, его глаза лихорадочно блестели. - Исчезнуть в хаосе? - он задумался. - Что значит, - исчезнуть в хаосе? Что сдерживает хаос? Что порождает? Впрочем, энергия протонов была очень велика, и при столкновении встречных пучков ещё возрастала в квадрате... этого вполне могло хватить, чтобы... О! Мы и предположить не могли, что эта теория окажется верной, - но если так, то...
   Анмай вдруг замер с широко открытыми глазами, - как человек, который увидел чудо.
   - Так что же это? - спросил Найте. - Эй!
   Анмай удивленно взглянул на него.
   - Это ещё нужно трижды проверить, но если я не ошибся, - а я чувствую, что нет! - это не помеха, а нечто такое, о чем никто не думал, - о чем даже не смели и мечтать!
   - Хватит говорить загадками! - Найте начал злиться.
   - Загадками? - Анмай вдруг усмехнулся. - Нет. Это только мое предположение, и я не хочу, чтобы ещё кто-то маялся с такой глупостью.
   На удивленно застывшего Найте смотрел уже прежний - уверенный, невозмутимо спокойный Вэру. Только его глаза светились таким воодушевлением, что Найте отступил.
   - Слушайте все, - произнес Вэру. - Это очень важно. То, что мы открыли - это шанс, который даже целой цивилизации выпадает лишь раз. Мы должны довести работу до конца - любой ценой, как бы она ни была высока, невзирая ни на что! Если не отступимся, - достигнем всего, о чем мечтали, - и намного превзойдем наши мечты. Если нас на пути постигнет неудача - мы погибнем. Все.
   - Это действительно так опасно? - спросил Маоней. Его зрачки расширились так, что не было видно радужки.
   - Опасно? Если бы мои нервы были чуть крепче, если бы мой дом стоял в другом месте, если бы моя фантазия не была слишком богата, то... нас уже не было бы!
   - Я понимаю, если бы мы не отключили ускоритель, то Товия превратилась бы в Кен-Каро... а что творилось бы в Кен-Каро, я не берусь описывать, - произнес Маоней.
   - Сначала - да, но когда на плато Хаос ввели бы в зону реакции гиперядра - произошла бы катастрофа.
   - Но там всё было рассчитано! - крикнул Найте. - И что произошло бы? Мы все бы умерли от страха, вызванного столкновением протонов?
   - Да, но вследствие другого эффекта - того, который мы чувствовали, и который никто не ожидал. Так что опасность, которой мы боялись, была совершенно реальной - более реальной, чем вы представляли!
   - Если это настолько опасно, не проще ли просто забыть об этом? - спокойно сказал Найте. - И поискать других путей?
   - Забыть? Забыть? - Анмай вдруг повысил голос, обращаясь ко всем. - Других путей нет! И мы должны закончить начатое - хотя бы во имя тех, кто делал нашу революцию, строил Товию и Цитадель, потом - центр на плато Хаос, разрабатывал ускорители и реакторы, умирал от лучевой болезни, павших в боях всех войн, которые мы вели, чтобы защитить себя - во имя их всех! И тех, кто развивал науку до нас два тысячелетия - ещё не зная, что она принесет - тоже! Вы все, - он обвел взглядом затихшее помещение, - вольны поступить, как хотите, а я... - он сбился, опять вспомнив свой сон. - Я пойду навстречу своему страху до последней возможности - до конца.
   Все удивленно застыли. Только Маоней смотрел на Вэру с радостью и преклонением.
   - Что ж, мы уже выбрали свой путь, - ответил за всех Найте. - И пойдем за тобой!
   - Это будет нелегкая дорога, - ответил Вэру. - Вдвойне нелегкая, потому что нам придется сражаться на два фронта - против безмерных сил мертвой материи, и не менее безмерной людской злобы, направленной против нас, - не скажу, что незаслуженной! И знайте: если наша попытка окажется неудачной - второй уже никогда не будет. Когда вы узнаете то, о чем я пока только догадываюсь - вы поймете, что это стоит любых жертв. Ну как?
   - Мы согласны, - усмехнулся Найте. - Я уже говорил.
   Талу с усилием произнес:
   - Мне больше, чем когда-либо раньше хочется быть с тобой там, на плато Хаос, но решенного не отменить - я пройду свою часть пути - а ты постарайся пройти свою. Хорошо?
   - Я не знаю, что тебе пришло в голову, Анмай, но судя по тому, как блестят твои глаза - нечто потрясающее! - Олта Лайту, окруженная собравшимися за её спиной сотрудниками ободряюще улыбнулась.
   - А всё же интересно жить на этом свете! - Найте яростно встряхнул гривой своих черных волос. Трудности и опасности грядущей борьбы его не страшили - напротив, он радовался им.
   - Мне придется вас покинуть, - произнес Вэру. - Но мы будем поддерживать постоянную связь, и, таким образом...
   На боковом экране опять появился инженер связи.
   - Простите, я не хочу отвлекать вас от высокоученых занятий, но начальник полиции снова хочет видеть Найте, - где-то что-то случилось.
   - Давай, - мрачно кивнул тот.
   На экране вновь появился Абрас Бору. Талу живо повернулся к нему спиной. Вэру это ничуть не удивило - их взаимная неприязнь была всем известна.
   - Я составил карту, о которой ты просил, - его лицо сменила карта восточного Арка с воткнутыми флажками. Они составляли хорошо различимый клин, упиравшийся острием в плато Хаос. "Сам дурак, - зло подумал Вэру. - Мог бы и догадаться, что так это и будет, - а теперь не избежать слухов!" - Проявления паники в других городах не достигли такой силы, как в Кен-Каро, - продолжал генеральный комиссар. - Там мятеж продолжается, но вертолеты разогнали толпу в центре бомбами со слезоточивым газом и доставили ЧК подкрепление и оружие, - они продержатся до подхода основных сил восьмого отряда. Весь центр города горит, - боюсь, от госучреждений, от всего, что Фамайа там построила, ничего не осталось.
   Теперь о животных. На восьмой звероферме под Товией взбесившиеся буллсквиды пробили забор и разорвали в клочья двух служителей. В остальных местах, - ничего особенно серьёзного. Только в семьдесят первом штрафном лагере взбесились гексы. Нейрокибернетическое управление, вероятно, вышло из строя, и они повалили все ограждение, вместе с вышками, а потом радиомачту, - Вэру заметил, что Талу внимательно слушает, осторожно выглядывая на своем экране. - Сейчас они ломают бараки, чтобы добраться до людей, и рвут в клочья всех подряд. У охраны нет гранатометов, и она не может помешать им, - там больше сотни гекс. Поскольку ограждение лагеря разрушено, заключенные могут разбежаться. А там содержатся особо...
   - Со всеми проблемами обращайтесь к Найте, - теперь здесь командует он, - ответил Анмай. - Я уезжаю, нелюбимый вами Маоней Талу - тоже. Найте, открой, наконец, главный выход - я не хочу в такой день сломать шею!
   Найте кивнул, нажимая нужные кнопки. Сквозь раскрывшиеся двери Анмай вышел из зала, и по широкой трубчатой галерее попал в сумрачный туннель крепости. Здесь ничего не изменилось. Он присел у стены. Ему показалось, что всё происшедшее ему лишь приснилось. Внезапно ему очень захотелось, чтобы было именно так.
   Его отвлек писк телефона. Слабый голос Найте произнес:
   - Анмай, мы опоздали. Началась война.
  

Примечания:

  
   Ааена - первая страна на Арке, в которой к власти пришли файа.
   Арк - крупнейший материк Уарка (см.). Площадь - 28 миллионов квадратных миль. Был заселен обитателями Суфэйна после 700 г.г. Освобождения.
   Бездна - гигантская черная дыра в центре галактики NGC-1275, квазар. Масса - два миллиарда масс Солнца. Светимость во всех диапазонах - 1044 эрг/с (в 100 миллиардов раз больше светимости Солнца).
   Боевая техника Фамайа:
   1. Штурмовой вертолет АА-II. Длина корпуса 12 метров, вес - 19 тонн. Экипаж - 2 файа, несет 18 десантников, 24 управляемых ракеты. Вооружен 30-мм автоматический пушкой (боезапас - 500 снарядов). Дальность полета - 800 км., максимальная скорость - 320 км/ч.
   2. Штурмовой транспорт НТ-4: массивная машина с ограненным бронированным корпусом на 8 больших колесах. Длина - 12 метров, вес - 55 тонн. Вооружение: спаренное 30-мм орудие (боезапас - 1200 снарядов) подвижно установленное на верхней передней части машины. Экипаж - 2 файа, несет 36 десантников. Водные преграды переходит по дну. Запас хода по шоссе - 820 км, максимальная скорость - 60 км/ч.
   3. Самоходная гаубица НТ-11: плоская бронированная коробка на шести колесах, с орудийной башней. Длина - 8 метров, вес - 44 тонны. Вооружение: 155-мм орудие и дистанционно управляемый пулемет (12,7-мм, 800 патронов) наверху башни. Стреляет 3-Кт. нейтронными снарядами (радиус поражения незащищенной живой силы - 1600 м.) на расстояние до 30 км. Боезапас - 60 снарядов, в т.ч. до 8 нейтронных. Экипаж - 3 файа.
   "Бывшие" - люди или файа, подвергшиеся принудительной лоботомии с последующей имплантацией кибернетических модулей. Превращение в "бывших" в Фамайа является высшей мерой наказания, заменившей отмененную смертную казнь. Сама технология была разработана Межрасовым Альянсом (см.), где является одной из основных.
   Динозевра - хищное животное из класса рептилий. Похожа на гигантскую ящерицу. Характерный "леопардовый" окрас, длина до 4 м. Вес - до 200 кг.
   Внешняя Армия - ВВС, ВМС, ракетные войска. В ней служат только файа. Комплектация профессиональная, численность - около 1 млн.
   Внутренняя Армия - сухопутная армия Фамайа. Состоит из танковых и мотопехотных частей. Численность - до четырех миллионов человек. В ней служат все народы Фамайа (кроме самих файа).
   Высшие - файа, находящиеся на государственной службе. Носят черную форму и стальные пояса.
   Вэйд - файская мера длины, - 1/10 мили или примерно 160 метров.
   Гексы - животные с шестью ногами (гексаподы). Длина - до 5 метров, высота - до 6 метров, вес - до 8-10 тонн. Завезены Межрасовым Альянсом (см.) с планеты Гелингзор, где сила тяжести втрое больше, чем на Уарке. Происхождение гекс неизвестно, возможно, они созданы Альянсом искусственно. Все ткани гекс "армированы" сверхпрочными волокнами - т.н. биосталью, что делает их практически неуязвимыми для стрелкового оружия. Используются в охранных и военных целях.
   Гиперядра - атомные ядра с массой 114/362 и выше. Производятся на особых ускорителях.
   Истребительные отряды - войска ЧК. В них могут служить только файа. Всего их 20. Каждый отряд по численности равен дивизии.
   Катастрофа - отрыв Уарка от солнца, произошедший под действием гравитации черной дыры - ядра квазара. Сопровождалась значительным падением средней температуры и оледенением континента Фамайа (см).
   Лана - денежная единица Фамайа. Равна 0,008 г. чистого золота или 0,034 г. серебра.
   Межрасовый Альянс - высокоразвитая цивилизация. Занимает обширную область космического пространства, около 3 тыс. лет назад колонизировала Уарк (см). После Освобождения все отношения между ними были прерваны. Истинные хозяева и истинное могущество Альянса никому не известны, но результаты его деятельности обычно определяют как "геноцид, неописуемое зло".
   Низшие - название всех остальных народов Уарка (у файа).
   Суфэйн - самый маленький материк Уарка (около двенадцати миллионов квадратных миль). Население - около миллиарда человек. Расположен в экваториальных широтах. На нем находится одноименное государство (аналог США/Китая).
   Уарк - название планеты, расположенной в центре гигантской галактики NGC-1275. Она не имеет солнца. Население - около двух миллиардов человек.
   "Мегазевра" - основной танк Фамайа (модели НХ-6, НХ-8, НХ-9, НХ-14). Вооружен 105-120-мм пушкой и двумя-тремя 7,98/14,98-мм пулеметами. Масса различных моделей - 45- 60 тонн. "Мегазевра" НХ-14 представляет собой аналог "Меркавы-IV".
   Файа - "стержневая нация" Государства Фамайа (см.). Переселились на Арк после Катастрофы (см.). Численность - около 80 миллионов. Файа отличаются от всех народов Уарка смуглой кожей и глазами с вертикальными зрачками. Не могут иметь с ними общих детей, т.к. не являются людьми, хотя и похожи на них. Происхождение файа в настоящий момент неизвестно.
   Файская миля = 10 вэйдам = 1600 метрам.
   Фамайа - здесь: название крупнейшей державы на Уарке. Население - около 820 миллионов файа и людей, система правления олигархическая. Также: северный материк Уарка, расположенный в полярных широтах. Родина файа (см.), в настоящее время практически необитаем.
  

ГЛАВА 3.

ТОТ, КТО РЕШАЕТ...

  
  
   И сколько лет народ голодный
   Всё бродит по цепи кругом.
   Идет направо - штык наводят,
   Налево - казаки стоят.
   Там чудеса: патрули бродят
   И мирных жителей громят.
  
   "Паяцы", 1906, N1.
  
   - Что ещё случилось?
   - В Кен-Каро к мятежникам присоединились полицейские, - их-то "не убивали как собак", - и части Внутренней Армии. Это дело городских властей, - вся Ирмийская область давно ждет лишь повода для бунта. ЧК сообщает, что долго они не продержатся, - по ним уже бьют из танковых орудий. Основные силы истребителей остановлены у реки Кару, - там взорван мост. Что делать?
   - Для начала объясни, почему так случилось. Опять отличился Черми Эрно?
   - Да. Он приказал вертолетчикам расстреливать людей на улицах. В ход пошли и ракеты.
   - И они подчинились? - мрачно спросил Вэру. - В таком случае, эти части Внутренней Армии не мятежники, а герои, защищающие город от убийц! Так им и передай!
   - Да, но... - Найте подумал. - Черми объявит предателями нас! Это гражданская война!
   - Кто командующий - Черми или ты? Долой Черми! Ты мог бы догадаться и сам, что таким палачам и фанатикам не место на высоких постах и вообще в нашей стране! Нам придется от него избавиться, - хотя, может быть, и не сейчас. Передай всем нашим частям, чтобы они оставались на местах. Если кто-то откажется подчиняться, - он мятежник, и все знают, что ожидает предателей! Сейчас главное - прекратить это побоище, даже силой, если не выйдет иначе. Если вертолеты Черми будут опять стрелять по людям - сбивайте! Передай Внешней Армии, - они разбираются в таких вещах. Главное - прекратить сражение. Остальным пусть займется Маоней Талу.
   - Но ведь он только...
   - Один из нас! Специалист по влезанию в души и принуждению их делать то, что нам нужно!
   - Но он настолько молод...
   - Да? А сколько лет тебе? А мне? Я же говорил, что это будет нелегко! И ещё - Бору дает явно недостоверные сведения. Это должно быть интересно для тебя! Похоже, осталось ещё немало проходимцев, которые избежали внимания ЧК во время Второй Революции, и готовы при первой же возможности предать нас. Они почти погубили нас, но тридцать лет назад мы от них избавились, как думали, навсегда. Здесь главная опасность. Если устраним её, можно будет заняться остальными.
   - Но, Анмай, я...
   - Удачной работы, Найте!
   Анмай прервал связь, поднялся и пошел по коридору. Через несколько секунд он понял, что идет прочь от лифтов, усмехнулся, и пошел дальше. Стремление к публичности прошло у него раз и навсегда ещё семь лет назад, - после того, как пятнадцатилетний Йоолэй Халлэ въехал в толпу собравшейся в его честь молодежи на грузовике с тонной взрывчатки. Триста пятьдесят человек было ранено, полтораста, в том числе восемь прикрывших его своими телами охранников, убито. Сам он отделался ссадинами и сильной головной болью, - результатом контузии. Боль быстро прошла, но ужас от случившегося остался. Быть под непосредственной охраной он тоже избегал, - хотя бы из жалости к охранникам. В конце концов, им доставалась собачья работа. Бесконечное ожидание возможной в любой миг атаки выматывало нервы и порой приводило к тому, что охранники сами начинали мечтать о том, чтобы случилось какое-нибудь несчастье, - что угодно, кроме напрасного ожидания нападения. А мечтам ведь свойственно сбываться, - или претворяться в реальность...
   Анмай яростно помотал головой. Ему не хотелось ни о чем думать. Он просто шел вперед, наугад сворачивая вправо или влево, пока не вступил в странный темно-голубой, тусклый свет, не похожий на привычный ему синий. Висящий в воздухе туман скрывал продолжение туннеля.
   Он взглянул вверх. Свет источали не обычные овалы ртутных ламп, а приваренные к потолку массивные цилиндры с круглыми оконцами на нижних торцах.
   "Атомные лампы", - понял Вэру. Слабое, мертвенно-голубое свечение их линз, отблескивая на влажной вороненой стали стен, разбивалось на множество одинаково зловещих оттенков.
   Новый туннель был очень длинным, с множеством одинаковых ответвлений. Шаги резко отдавались в тишине, эхо доносило из этих ответвлений их искаженный отзвук, словно бы стлавшийся по полу. Его стальные плиты покрывал толстый слой влажной, липкой пыли. Никто уже много лет не бывал в этой части крепости, - а он шел всё дальше...
   Туннель казался Вэру бесконечным... пока вдруг не оборвался у закрытых и намертво заклиненных стальных ворот, накрест перечеркнутых красными полосами.
   "Интересно, что за ними?" - подумал Вэру. Он припомнил план Цитадели, но вспомнить эти ворота ему не удалось. Он осмотрелся.
   По обеим сторонам ворот в стенах зияли широкие темные проемы. Всё покрывал толстый слой пыли, в которой четко отпечатались следы его сандалий. Скрытая туманной голубоватой мглой трапециевидная труба туннеля уходила, казалось, прямо в иной мир. Вдоль неё дуло, туман собирался клочьями и плыл навстречу из мертвенной мглы - словно шествие привидений...
   "А есть ли тут привидения?" - подумал он, и вздрогнул. Вдали, из мглы, донесся жуткий, надрывный стон с явно металлическим оттенком, затем - серия быстро приближавшихся пощелкиваний. Затем - тишина...
   В конце коридора Вэру заметил странное движение - нечто невидимое беззвучно взвихряло и разбрасывало клочья тумана, быстро приближаясь к нему.
   "Интересно, почему мне не страшно, - подумал он. - Или ты забыл, что только за последний год в Цитадели бесследно исчезло девять человек - хотя известно, что они не покидали пределов крепости?"
   Невидимое нечто стремительно надвигалось. Мышцы Вэру непроизвольно напряглись. Вихрь достиг его, в лицо ударил порыв теплого воздуха... и всё.
   "Сквозняк от открытой кем-то двери - только и всего! Да, но как это выглядело! Более впечатлительный человек кинулся бы бежать... А куда?"
   Он оглянулся на зияющие проемы. Один был перекрыт решеткой, зато второй...
   Вэру вошел внутрь - и застыл. В двух шагах от его ног зияла бездна. Сев на краю шахты, почти полностью занимающей пол просторного помещения, он задумался.
   "Вот так и исчезают люди. Но почему их не нашли? - Он усмехнулся. - Вряд ли после восстановления крепости мы заглядывали во все её помещения, особенно на нижних ярусах, в которые и ведет эта шахта. В Цитадели только основных ярусов - восемьдесят, из них лишь восемь над землей. Я сейчас на десятом подземном..."
   Анмай осторожно заглянул вниз. Жерло шахты было совершенно темным, и он не мог представить, насколько велика её глубина, - может, и в милю. Воздух беззвучно шевелил его волосы и тоже уходил вниз, в бездну. Свались он туда, - и его вряд ли бы нашли...
   Он вспомнил свой визит в запасной командный бункер на самом нижнем, семьдесят втором глубинном ярусе, почти в полутора милях под землей. Неестественно плотный воздух, пропитанный мертвенным жаром, которым полыхали стальные стены, сами эти стены, - покрытые странным бороздчатым узором плиты, словно изъеденные червями... В плотном воздухе каждый звук раскатывался громом, а на стенах кое-где были рисунки... которые могли свести с ума. Всё это производило столь угнетающее впечатление, что он больше не решался спускаться туда. Что уж говорить об остальных...
   Анмай сел у ворот, прислонившись спиной к их холодной стали и глядя вдоль туннеля. В подземелье царила абсолютная тишина. Клочья тумана, плывущие из таинственной, призрачной глубины коридора, переливались в скрещенных, темно-голубых лучах ламп, приобретая странные очертания - файа, животных, мифических существ, и всё это беззвучно текло, шевелилось, меняло форму в неизменном мертвенном сиянии, создавая у Вэру ощущение нереальности. Сам этот свет, - неестественное порождение радиоактивного тления, - гипнотизировал, притягивал взгляд. На пыльные линзы ламп хотелось смотреть, не отрываясь...
   Вэру яростно встряхнул головой, прогоняя наваждение. Ему вдруг захотелось навсегда остаться здесь, где всё случившееся и впрямь казалось ему наваждением, сном. Он уже понимал, ЧТО разбудило его там, наверху, - но боялся в это поверить.
   "Неужели мы своими слабыми руками достигли того, что издревле считалось привилегией богов - изменения законов природы, физических постоянных, если говорить по-научному? - подумал он. - А впрочем, здесь нет ничего невозможного!"
   Он давно уже знал, что все физические постоянные зависят от общей, единой основы, - так называемого скалярного поля. Его величина - а уровней устойчивого состояния этого поля существует бессчетное количество - устанавливает соотношение сил всех четырех взаимодействий, - сильного, слабого, электромагнитного и гравитационного, скорость света, и так далее. Кванты этого поля - очень тяжелые элементарные частицы, промежуточные векторные бозоны или лептокварки. Они слишком массивны, чтобы рождаться в естественных процессах, даже в самых энергичных, или в обычных ускорителях. Великий Коллайдер, однако, смог их создавать, - возможно, считанные штуки, но и их оказалось достаточно, чтобы за тысячу миль он проснулся от страха...
   "А почему - от страха? - подумал он. - Ну-ка... Ну да - ведь организм настолько тонкая, сложная система, что даже незаметное - на 10^-11 - изменение электромагнитных сил межатомных, межмолекулярных взаимодействий может привести к нарушению тончайших биохимических реакций, - прежде всего, в мозгу. А это столь же опасно для организма, как остановка сердца, - ведь недаром люди с больным сердцем часто просыпаются от внешне беспричинного страха!"
   К сожалению или к счастью, но они не были первыми на этом пути, - их предки и иные расы прошли его, и часть их знаний удалось понять. Анмай знал, что открытый ими эффект на каком-то другом языке назывался Йалис.
   "Вот что мы получили, - подумал он. - Йалис может стать оружием - абсолютным оружием! - и не только. Например, если чуть-чуть поднять уровень сильного взаимодействия, термоядерный синтез можно будет вести даже в обычной банке! Йалис делает возможным вообще всё, в том числе и межзвездные полеты. Ведь скорость света - тоже всего лишь физическая постоянная! Её тоже можно изменить, а тогда... - от открывшейся перспективы у него захватило дух, - всё разлетится вдребезги! Ведь скорость света - постоянная фундаментальная, от неё зависит энергия массы покоя, - и, значит, все реакции с выделением энергии вообще. И множество других фундаментальных постоянных..."
   Анмай вздохнул. Первоначальный замысел строительства состоял в том, чтобы путем сжатия сверхтяжелых ядер пучками высокоэнергичных частиц получить микроскопическую черную дыру. Вводя в неё новые сверхтяжелые ядра, можно было добиться их аннигиляции, и за счет этого получить предельно возможное количество энергии, необходимой для межзвездных полетов.
   Рост массы черной дыры ограничивался бы эффектом её квантового испарения, и таким путем можно было добиться полного превращения массы в энергию - без использования проклятой антиматерии, которую они получают с таким трудом! А теперь от этого придется отказаться - ради более перспективного...
   "Чтобы использовать Йалис, нам прежде всего нужно выяснить, сколько и каких промежуточных бозонов рождается в нашем ускорителе - их по теории Великого Объединения двенадцать видов, - подумал Анмай. - Как они влияют на различные взаимодействия, и как изменения взаимодействий влияют на всё? Об этом придется подумать".
   Анмай нахмурился. Он отлично понимал, какая мощь свалилась им в руки, и куда более важным был другой вопрос: дадут ли им вообще построить использующую Йалис установку - или, хотя бы, её прототип?..
   Он задумался. Внутри Фамайа особых проблем ожидать не приходилось - народ о работах просто не узнает, а Совет не откажется их финансировать, конечно, - если расходы на постройку не станут непомерно велики.
   "Но ведь мы не одни на Уарке! - подумал он. - Во времена хаоса, когда двести лет назад произошла Катастрофа, - притяжение Бездны сорвало планету с орбиты, и швырнуло её в пустоту, прочь от солнца, - Первая Революция охватила не все народы! Конечно, если бы не Катастрофа, мы бы все уже погибли - совместное излучение светила и Бездны давно сделало бы температуру на поверхности невыносимой. Но мы неотвратимо, со скоростью миллиона миль в час, летим к Бездне, - и эта скорость растет, как и уровень космического излучения. Оно тоже скоро превысит критический предел, - в горах Уарка уже нельзя жить из-за него. Самое плохое - мы не знаем, сколько лет нам осталось! По предварительным оценкам - сотни, может, и тысячи, - а может быть, и нет! Это зависит от слишком многих факторов, включая даже плотность пыли в туманности...
   Если мы не построим межзвездные корабли - настоящие - и не улетим отсюда, от нашей цивилизации не останется вообще ничего! Жесткое излучение Бездны сожжет жизнь, а немного спустя и сама планета исчезнет в чудовищном диске плазмы, окружающем Сердце Бездны - колоссальную черную дыру. Её масса, по последним оценкам, в два миллиарда раз превосходит массу нашего исчезнувшего солнца. И, словно этого мало, - ещё союз тридцати восьми государств, которые хотят нас уничтожить, - и нельзя сказать, что незаслуженно!"
   Анмай невесело усмехнулся. Те, кто двести лет назад решили объединить весь мир во имя его спасения, - ещё не зная нужных способов, - не смогли довести дело до конца. Причин он не знал, но всё следующее столетие прошло в почти беспрерывных войнах между двумя социальными системами. Первая мировая война, начатая самоуверенными правителями Фамайа почти сто лет назад, бушевала ещё шесть. Она привела к потере почти половины территории и огромным разрушениям. Государство тогда уцелело лишь благодаря превосходству своей системы коллективного хозяйства, основанного на науке, и фанатичной ярости своих защитников-файа, - в случае поражения их всех ожидала неизбежная смерть. Фамайа потеряла в той войне двадцать семь миллионов солдат, - и о подробностях тех ужасных сражений ещё и поныне не всё осмеливались говорить...
   Анмай гордился, что его предки во главе с тогдашним Единым Правителем Эйасто Бардерой всего за двадцать лет смогли восстановить мощь попавшего было в зависимость государства, - и не только. Благодаря наконец правильно понятым приоритетам, они взяли курс на развитие фундаментальной науки. Это оправдалось сполна, - Фамайа первой получила ядерное оружие.
   В начавшейся всего пять лет спустя Второй Великой Войне оно стало решающим фактором. Противник, - Союз Свободных Государств, - понес огромные потери. Поглотив шестнадцать его стран, Фамайа втрое выросла, занимая ныне двадцать миллионов квадратных миль, - больше половины всей площади суши. Она раскинулась на двух континентах, - двух третях Арка и скованной льдом Старой Фамайа. Поражения Первой Войны были отмщены сполна, но... дело не было доведено до конца!
   Анмай знал, что, исчерпав запасы атомных бомб, Бардера просто не решился продолжить наступление и добить почти беспомощного противника. Он предпочел закрепить захваченное. Повторить войну не удалось, с её началом слишком затянули, - по его же вине. А ведь лишь через десять лет у ССГ тоже появилось ядерное оружие! С этого времени всякие войны стали невозможны. Но теперь...
   Ему вдруг пришло в голову, что доступные им слабые изменения взаимодействий почти наверняка окажутся гибельны только для сложных систем - людей, например, - и не затронут простых, машин и зданий. Они получили оружие, о котором мечтали все захватчики.
   Но Вэру не ощутил никакой радости от этой мысли. Ему было ясно, что прежде всего нужно создать теорию Йалис - совершенно новую теорию, не существовавшую доселе и лишь отдаленно соприкасавшуюся с остальными. Одно это потребует усилий тысяч ученых и займет, в лучшем случае, десятилетия. Без теории действовать нельзя, - цена ошибки слишком высока. И, чтобы довести Йалис до практического применения, им придется переделать установку аннигилятора, весь коллайдер, первоначально предназначенный лишь для фундаментальных исследований, и провести множество очень опасных экспериментов, потому что теорию придется проверять.
   Ему вспомнился страх, охвативший его на крыше. Малейшая ошибка - и...
   У Вэру перехватило дыхание, когда он, наконец, понял, какого рода работа ему предстоит. Впрочем, ведь можно попробовать и обойти Йалис - просто развивать старую тему. А что толку? Разве можно вместить в межзвездный корабль ускоритель диаметром в 25 миль? Уменьшить диаметр нельзя - из магнитов выжато всё, до последнего предела. Но если заменить ускоряющие электрические поля, например, гравитационными...
   Вэру потряс головой. С него хватит и одной проблемы! Впрочем, он уже понимал, что их ускоритель не годится для таких экспериментов. Нужно попробовать поднять энергию процентов на двадцать и переконструировать реакторную камеру - знать бы, как! Но и тогда это будет лишь действующая модель! Чтобы построить машину, способную изменять ход ядерных реакций, понадобится... он не знал, сколько лет! Даже если использовать гравитационное ускорение у черных мини-дыр, - теория супергравитации всё же позволяет им такие вещи, - эта машина будет очень велика, а её масса в таком случае...
   Это можно обойти, если создать сверхмощные магнитные поля, - но как? Эта задача не по их знаниям. Понадобятся, возможно, тысячелетия развития науки...
   Его охватило чувство безнадежности.
   "А впрочем, может быть, можно использовать Йалис в работе самой установки - и как её назвать? - подумал Анмай. - Это позволит обойтись меньшими усилиями. В таком случае установка... Но как назвать эту машину? О, придумал! На древнем языке Фамайа машина - "гет". Это будет Всесильная Машина - Эвер-гет! А построить прототип Эвергета вполне можно, и даже без особых усилий, особенно если ограничиться одним изменением - тем, что уже есть сейчас. Хватило бы осторожности и ума! - Вэру вскочил, его глаза блестели. - Если мы все не исчезнем в хаосе, как говорил Маоней Талу!" - он уселся.
   Разумеется, Йалис имел множество уровней, и они пока что стояли на самом нижнем. Но сейчас им нужно всего лишь устройство, которое сможет контролировать уже достигнутый эффект, - а это наверняка возможно, и даже вряд ли слишком сложно. Но Анмай знал, как долог путь от открытия до реальной технологии. А ведь ССГ, узнав об открытии ими Йалис, - после того, что случилось в Кен-Каро и здесь, в Товии, скрывать это долго невозможно! - и зная, что в случае постройки про-Эвергета у них останется выбор лишь между уничтожением и капитуляцией, без промедления нападет первым, стремясь уничтожить Фамайа, - или, по крайней мере, плато Хаос.
   Или не нападет? Ведь подобное нападение будет для ССГ самоубийством, - оно не станет неожиданным, а ответный удар и без про-Эвергета окажется уничтожающим. Силы были всё же неравны, и за Фамайа оставалось превосходство если не в количестве, то в качестве и в мощи оружия. Она сможет победить, - но сможет ли потом выжить? В этом он уже не был уверен, и вновь проклял труса, не сумевшего завершить начатое. Теперь он сам попал в почти безвыходное положение. Поможет ли им победить одна лишь угроза войны? Кто знает? Ядерный мир, - слишком хрупкая вещь. Что станет с ним, если обе стороны начнут угрожать друг другу уничтожением, - одна требуя прекращения всех работ по Йалис, а другая - безоговорочной капитуляции первой? Или обе стороны потребуют друг от друга безоговорочной капитуляции?..
   Вэру охватила ярость, и он вновь проклял Эйасто Бардеру. Из-за его трусости третья мировая война стала почти неизбежной. Как он только осмелился начать основные работы Проекта Спасения, не выполнив главного начального условия - объединения мира! А ему, в его двадцать шесть лет, придется решать обе основные задачи Проекта - разом! Это тоже сильно смахивало на самоубийство. Конечно, можно отступить, прекратить работы по Йалис, - их опасность послужит неоспоримым обоснованием запрета, - и искать обходные пути. В конце концов, его никто не заставляет!
   "Да, только вспомни, что ты наплел в командном бункере - ведь они были готовы жизни отдать, даже не зная всего, - зло подумал Анмай. - Вот именно! Не зная! Можно им объяснить... - он вспомнил, какими глазами смотрел на него Маоней Талу. - Ну и что? А какими глазами они будут смотреть, зная всё? Я наплел им столько всего - словно пророк самозваный - и теперь... В конце концов, почему из-за убеждений нескольких файа должен гибнуть мир?.."
   Вэру начал понимать Бардеру, но в остальном совсем запутался. Теперь он хотел лишь одного, - ни с кем не говорить и ничего не думать. Его взгляд рассеянно устремился в глубину коридора. Цитадель очень велика, найти спрятавшегося в ней практически невозможно...
   Он удивился своей трусости. Да, но что ему ещё остается? Отказаться от про-Эвергета? Невозможно - даже если ему удастся переубедить ученых, мысли об безвозвратно упущенном шансе будут терзать его до конца жизни. Это, конечно, неважно, - но может ли тогда Фамайа рассчитывать на спасение?
   Вряд ли - ведь в ССГ не вели грандиозных работ по овладению технологиями межзвездных полетов, и потому жили гораздо лучше. Их пропаганда неустанно подчеркивала это, и спорить с ней было трудно. Опасность грозила весьма отдаленным будущим поколениям, и мало кто хотел жертвовать всем ради их блага. Даже фундаментальные исследования в области физики межзвездных полетов требовали таких колоссальных затрат, что ограничивали потребности каждого гражданина Фамайа, - по крайней мере, большинства. Мало кому это нравилось, и единственным способом продолжать работы была, увы, олигархическая диктатура. А в ССГ полагали, что права и потребности живущих здесь и сейчас людей стоят на первом месте, а свободное развитие общества само приведет к нужным технологиям, - когда в них возникнет необходимость.
   Вэру эта идея казалась безумием, причем, безумием заразным, - всё больше и больше людей, и даже файа верили ей. Как Единый Правитель, он отлично знал состояние Фамайа, и понимал, что она падет и без войны, если не сокрушить ССГ в ближайшее время - но вот как? В то, что правители ССГ сдадутся просто потому, что он попросит их об этом, он всё же не верил. Правда...
   Если прототип Эвергета - про-Эвергет, как он решил его назвать, - будет готов до того, как разразится война, он сможет просто уничтожить ССГ. Быстро и полностью. И без каких-либо последствий для Фамайа. Это было просто идеальное решение, - если не считать того, что перед ЭТИМ померкнут все злодеяния прошлых эпох. А Вэру не хотел никого убивать. Он ещё никогда не делал это... сам. Но... только за семь лет его правления в Фамайа был уничтожен, - превращен в "бывших", - почти миллион "врагов государства", большей частью, по его же приказам, причислившим к ним воров, грабителей и наркоманов.
   А уничтожение старой столицы Ааены - Ревии, в которой вспыхнул мятеж? Правда, тогда, в девять лет, он нажал кнопку по воле приемного отца, не понимая ещё, что делает. Но результат, - 2,5 миллиона убитых, из которых 800 тысяч сгорели сразу, а остальные умерли в мучениях, по сравнению с которыми смерть на костре была милостью, - результат был столь страшен, что его ужасала сама мысль о возможности повторения подобного. И его мысли метались, словно пойманные в клетку дикие птицы.
   В конце концов, себе он не мог врать: перед ним единственная возможность спасти свой - и другие народы Уарка. Воспользоваться ей - его долг, исполнить его, - обречь на смерть миллионы, миллиарды невинных. А он просто боялся убивать, - потому, что боялся смерти. Сказать: "это не мое дело, не могу, увольте?.."
   До чего же странная ситуация, - столько людей и файа рвется к власти, а он, обладающий, пожалуй, самой большой властью в мире, мечтает от неё избавиться!
   Но если отказаться, то что потом? Смотреть, как его преемник делает то, чего побоялся он? Это уже просто трусость. Или он сделает всё, чтобы его народ выжил, или станет предателем... хотя бы лишь в своих глазах, но с этим всё равно нельзя жить. А как жить, зная, что ради одной спасенной жизни он убил десять?..
   Он вспомнил, как сказал: "Я не хочу, чтобы кто-то ещё мучился с такой глупостью". По крайней мере это было верно. Но тогда из этой ситуации оставался всего один, и, пожалуй, самый лучший выход...
   Он поднялся и подошел к самому краю шахты. Ещё один шаг, - и он избавится от всех проблем и всех мыслей навсегда...
   Вэру вдруг почувствовал, что не сделает этого, - ему просто стало страшно. Он отчаянно попытался пересилить себя, но инстинкт самосохранения оказался сильнее его воли.
   "Ну и трус! - подумал он. - Закрой глаза и попытайся ещё раз..."
   Он почувствовал, что взмок, несмотря на холод, и весь дрожит. Мышцы свело так, что он не мог двинуться с места. Анмай даже не представлял, что сможет так испугаться. Это тоже стало бы предательством, - по крайней мере, по отношению к Хьютай. Итак, все пути, кроме того, который страшил его больше всего, были закрыты.
   "Мне действительно не остается ничего, кроме как идти навстречу своему страху!"
   Он побрел назад по коридору, полному туманных призраков. Ему вдруг подумалось, насколько глупо было принимать такое решение без консультаций с Советом, без точной оценки всех имевшихся сведений. Впрочем, он знал, что Совет придет к тому же выводу...
   Неожиданно для себя Анмай рассмеялся. Ни одна из сторон не сможет одержать победы, - но оставался ещё третий путь: мирное объединение. Это, бесспорно, был бы лучший выход. Он очень хотел этого. Но, - как убедить их?..
   Он с ужасом понял, что не знает даже имен своих врагов, - два века полного разрыва сделали своё дело. Между Государством Фамайа и ССГ не было никаких отношений, - только подозрения и ненависть. Но все иные пути были отныне для него закрыты. Остался лишь один, - навстречу своим врагам... или смерти мира.
   Вернувшись в основной туннель, Анмай поклялся, что сделает всё, чтобы не допустить войны. Наверняка с правителями ССГ можно найти общий язык. Просто никто из его предшественников не занимался этим всерьёз! Что же до главного, - он пройдет свой путь до конца, постарается, чтобы прототип Эвергета не уничтожил бы весь этот мир. В конце концов, это же чисто техническая задача! Всё остальное, в том числе и его собственная участь - просто неважно.
   Увлеченный своими мыслями, он не заметил, как добрался до центрального ствола. Но, когда Вэру мчался вверх в скоростном лифте, ему показалось, что он взлетает к звёздам.
  

Примечания: Йалис

  
   Изучив законы строения Вселенной, файа поняли, что любое ничтожное изменение любой из множества физических постоянных сделает жизнь невозможной. Вероятность же счастливого для неё совпадения всех их соотношений составляла всего 10^-118. Этот парадокс они разрешили допущением, что их Вселенная - лишь один из 10^118 возможных Вселенных, которых (теоретически) может быть вообще бесконечно много.
   Это было решение, сколь изящное, столь и бесполезное, ибо в принципе не поддавалось проверке. Тем не менее, файа задумались над этим вопросом. Они предположили, что у всех возможных Вселенных есть некая общая "основа" и индивидуальные "настройки".
   Прояснить их природу удалось лишь с помощью информации, полученной от более древних рас. Это стало фундаментом Йалис, или изменения физической реальности.
   Как оказалось, все возможные соотношения различных физических постоянных определяются соотношением разных видов квантов скалярного поля - промежуточных векторных бозонов или лептокварков, поскольку они сочетают признаки, характерные для обеих классов частиц.
   Существует 12 видов лептокварков: X+1, Х+2, Х+3, Х-1, Х-2, Х-3, Y+1, Y+2, Y+3, Y-1, Y-2, Y-3. Все они обладают нулевым спином и электрическим зарядом, равным 1/3 или 4/3 элементарного. Их массы очень велики, и они являются квантами Единой Силы, Суперсилы, объединяющей все взаимодействия. Именно поэтому они могут вызывать практически любые изменения элементарных частиц.
   Примером служит распад протона, вызываемый лептокварками Х+2. Они превращают кварки в мезоны и позитроны, что невозможно в любых других условиях. В больших масштабах такой процесс приводит к мгновенной аннигиляции материи, что служит неплохой иллюстрацией безграничного могущества Йалис.
   Лептокварки делятся на 4 семейства. Каждое из них отвечает за одно взаимодействие: Х+ - за электромагнитное, Х- - за слабое ядерное, Y+ - за сильное ядерное и Y- - за гравитационное. 1-частицы ослабляют взаимодействие, 3-частицы усиливают его, а 2-частицы определяют симметрию взаимодействия, т.е., в частности, несет электрон отрицательный заряд или наоборот (как известно, инверсия электрического заряда равна превращению материи в антиматерию). Х+1 являются наименее массивными, Y-3 - наиболее массивными. Великий Коллайдер Фамайа мог создавать только лептокварки Х+1, ослабляющие электромагнитное взаимодействие.
   Генераторы Йалис - это сверхмощные ускорители, которые создают лептокварки различных семейств, и, при помощи туннельного эффекта, "выстреливают" их в нужную область пространства. Это ведет к изменению в ней уровня скалярных полей - и, следовательно, самой физической реальности.
   Следует помнить, что физические законы под воздействием Йалис, строго говоря, не меняются: энтропия по-прежнему возрастает, а вечные двигатели не работают. Гравитационная постоянная или скорость света могут становиться больше или меньше, стабильные элементы могут превращаться в нестабильные и наоборот, но Йалис НЕ приводит к возникновению новых частиц или новых взаимодействий, а всего лишь повышает или понижает вероятность некоторых ядерных реакций. Тем не менее, из практически любого изменения существующей Реальности может получится, в принципе, почти всё, что угодно.
   Излишне добавлять, что любое применение Йалис требует чрезвычайной осторожности, и разрушить с его помощью неизмеримо проще, чем создать что-нибудь полезное. Тем не менее, именно последняя возможность представляет наибольший интерес, ибо среди 10^118 вариантов возможных Реальностей существует 10^18 не худших и не лучших, а просто по-другому сложных.
  

ГЛАВА 4.

ПУТЬ К ХАОСУ

  
  
   Уж нет ли в этих песнях непонятных
   Каких-нибудь идей превратных?
   Поешь прекрасно ты, и звучен голос твой,
   Да надобен надзор, мой милый, за тобой.
   Городовой!
   Сведи в участок Соловья!
   Там разберут, брат, эти песни!
  
   "Бурелом", 1905, N1.
  
   Какое-то время после разговора Маоней Талу сидел неподвижно, просто не веря в случившееся. Потом, словно очнувшись, мотнул головой, отбросив лезущие в глаза волосы, и вышел из радиостанции, - ему не терпелось заняться делом, о котором он столько мечтал.
   Шагая по просторным темным коридорам Замка к двум отведенным ему низким маленьким комнаткам, он составил в уме список всего, что нужно взять в дорогу. Своих вещей у него было немного, так что сборы получились короткими: запасная одежда, несколько книг по нейрокибернетике и бытовые мелочи без труда вошли в обычную дорожную сумку. Он сунул в кобуру свое оружие, - армейскую восьмизарядную "Омегу", - добыв её из ящика стола. Распихав по кармашкам на ремне обоймы и засунув в сумку коробку с патронами, Талу огляделся, вспоминая, не забыл ли чего, прихватил ноутбук с передатчиком, закинул сумку на плечо и вышел из комнаты.
   Запирая дверь, он вдруг подумал, что в последний раз видит свое уютное жилище.
   И не ошибся.
  

* * *

  
   Выехав из ворот Замка, Маоней обернулся. Силуэт старой крепости, черный на фоне зари, вдруг вызвал приступ неожиданной тоски, - он уже привык считать её домом. Сама заря стала ярче, чем полчаса назад, - её яркость зависела от количества поглощаемой Бездной материи, и никто не мог предвидеть этих изменений.
   Его открытая машина мчалась в "Золотые сады" по широченному, прямому, как луч, проспекту Революции, сейчас пустому, - несмотря на два века без солнца, повсюду на Уарке соблюдался старинный суточный счет времени. По сторонам проспекта, утопая в пышной черной листве скверов, возвышались угловатые массивы старинных, построенных ещё до Великих Войн зданий. Толстые ребра отклоненных внутрь пилонов разделяли их ступенчатые темные фасады. Лишь изредка на них мелькало желтое пятно освещенного окна.
   Машина перемахнула мост через широкий канал Победы. Здесь, в Новом Городе, файа воссоздали архитектуру Империи Маолайн, своей древней родины, - вдоль каналов протянулись длинные ряды снежно-белых узких пирамид, украшенных цветными огнями. Наклоненные наружу стены их уступов-террас отбрасывали вниз свет медленно розовеющей зари, смешивая его с синим, медно-оранжевым и белым светом низких фонарей, утопающих в кронах деревьев.
   Ярко-белые, принявшие чудесный нежно-розовый оттенок здания, как сны, поднимались очень высоко в дымчато-темное, рассеченное тонкой дугой Нити небо: каждая пирамида состояла из десяти пятиэтажных уступов. Деревья скрывали основания громадин и опоясывали их террасы словно бы полосами черного, просвеченного разноцветными огнями дыма. Спокойная вода каналов отражала дымчато-темный свод небес, белые откосы берегов и силуэты башен.
   Здесь на улицах гуляло много пёстро одетой молодежи, - в более чем миллионной Товии она составляла половину населения. Мелькали и коричнево-смуглые широкоскулые лица файа, и более светлые, - других народов огромного государства. Файа, в большинстве, были стройны и мускулисты. Дважды изогнутые, как лук, губы и длинные, слегка раскосые серые глаза делали их красивыми, и Маоней не видел ничего удивительного в том, что файа тут главные. Раз они самые симпатичные, то они и должны править, кто же ещё?..
   Дальше на восток, уже за пределами города, потянулись бесконечные плоские крыши промышленного района. Жизнь здесь не затихала никогда. Среди сияющих окон цехов и труб мелькнула ярко освещенная дорога, ведущая к Цитадели. Петляя, она всползала вверх по скалистым уступам плато, увенчанным, подобно чудовищной черной короне, огромной массой крепости; её башни обрамляли созвездия тревожно-красных огней.
   Впереди, в конце проспекта, показалась высокая железобетонная стена с башнями-дотами. Она окружала самый крупный во всей Фамайа нейрокибернетический центр - "Золотые сады".
   Маоней сразу окунулся в царящую здесь возбужденную рабочую атмосферу. Всюду мелькали занятые чем-то служители и специалисты, неторопливо ползли самоходные клетки для перевозки гекс.
   Он включился в это безостановочное движение, - бегал по всем Садам, сидел у компьютера, говорил, отдавал и исполнял приказы. Наконец, он замер на гребне толстой стены, окружавшей один из обширных вольеров. В нем спокойно бродили огромные шестиногие существа, покрытые белесой жесткой шерстью. Массивные головы, венчавшие длинные гибкие шеи, склонялись вниз, словно трава, и тут же выпрямлялись. Взгляд Талу перешел на ферму перекрывавшего загон мостового крана. С его тележки на тросах свисал похожий на ребра раскрытый захват подъемника. Маоней мечтательно улыбался.
  

* * *

  
   Окрус Ватпу, по кличке Философ, бывший доктор наук, а ныне зек, проснулся от внезапного страха. Он ещё не успел осознать свои ощущения, когда в смрадную тьму барака ворвался оглушительный трубный рев.
   "Проклятые твари!" - подумал он, переворачиваясь на другой бок. Но тут рев гекс перешел в страшное многоголосое завывание, - такого он не слышал за все семь лет своего заключения. Вой тут же дополнился металлическим треском, а затем - испуганными воплями охранников и стуком пулеметов. Он вскочил, как подброшенный, и кинулся к окну.
   Сквозь забранное частой решеткой грязное стекло он увидел, что караульные гексы уже повалили высокую железную ограду своего загона и теперь с неожиданной яростью штурмовали ограду лагеря. Ни огонь пулеметов, ни искры, сыплющиеся из перехлестнувшихся проволок электрозаграждения, не могли их остановить. Его бетонные опоры начали крениться. Ещё одно яростное усилие - и ограда втрое выше человеческого роста рухнула, увлекая за собой сторожевые вышки.
   Когда провода под напряжением в шесть тысяч вольт коснулись земли, сверкнуло ослепительно-синее пламя короткого замыкания. Все ярко освещавшие лагерь огни в одно мгновение погасли; повис тревожный желтоватый полумрак. Масса темных силуэтов, увенчанных жутко качавшимися шеями, продолжала напирать, топча и сминая проволочные заграждения. Путаясь в колючей проволоке и разрывая её, как нитки, гексы проломили внутреннюю ограду и ворвались во двор.
   "Сейчас они их успокоят", - с внезапной надеждой подумал Философ, переводя взгляд на окруженную сеткой высоковольтного заграждения радиомачту, стоявшую в центре территории лагеря.
   Словно перехватив его взгляд, одна из тварей кинулась вперед. Смяв сетку заграждения, она вцепилась в трубу радиомачты и начала яростно дергать её. Та стала изгибаться, раскачиваясь всё сильнее. Вдруг с резким звоном лопнули растяжки и мачта рухнула, проломив крышу соседнего барака. Тварь уронила из пасти кусок сломавшейся трубы и двинулась дальше.
   Философ ещё не успел осознать опасность, когда огромная морда заметившей его гексы с силой ударилась об загудевшие прутья решетки. Обрамлявшие пасть изогнутые роговые крючья вцепились в них, склоненная шея напряглась, - и вмиг вырвала массивную решетку из камня. Он едва успел отскочить, - рама тут же разлетелась вдребезги. На расстоянии вытянутой руки он увидел зияющую воронку пасти. Внутри её алчно сжималось множество радиально сходящихся иззубренных пластин, разделенных пульсирующими складками плоти. Философа оглушил страшный рев, его обдало едкой вонью и жаром. Он увидел глаза твари - огромные, ярко-голубые, с вертикальным, как у файа, зрачком. Над ними дыбом стояла длинная белая шерсть.
   Теряя сознание от ужаса, он ударил тварь табуреткой. Гекса снова взревела, её голова неуклюже ворочалась внутри барака, круша нары и сбивая с ног безумно кричащих людей. Наконец, ей удалось схватить кого-то. Ломая несчастному кости, она вытащила его через окно. До Окруса донеслось жуткое чавканье и хруст.
   Барак обратился в сущий ад, - все кричали, метались, пытаясь спрятаться. Над головой трещали стропила - менее удачливые гексы стремились наверстать упущенное. В стену, к которой прижимался Окрус, что-то ударило снаружи, - с такой силой, что посыпались кирпичи, потом ударило ещё раз, и ещё. Едва он успел отползти, стена с грохотом рухнула. В клубах пыли показалась развалившая её тварь; сильно разбившись, она кружилась на месте, громко шипя.
   Кто-то подтолкнул его сзади. Он испуганно дернулся, - и перевел дух, узнав Нэркиса Уэрку, бывший полковника Внутренней Армии и своего единственного здесь друга.
   - Смотри! - крикнул тот. - Ограда повалена, охраны нет, - мы можем бежать!
   - Ты с ума сошел! Твари разорвут нас тут же!
   - Да? А мне кажется, что все они идут к комендатуре.
   Философ прислушался. Действительно, от здания комендатуры лагеря тоже доносились истошные вопли и стрельба. Не говоря больше ни слова, они перебрались через груду кирпича во двор. В тот же миг раздался жуткий, режущий уши вой, и двор осветило пламя.
   Добежав до угла барака, они увидели, что одна из гекс, пылая сверху донизу, со страшным ревом катается по земле, - в неё попали из огнемета. Остальные твари от этого зрелища словно обезумели, - они кидались на высокое двойное ограждение комендатуры так, что его толстые стальные прутья прогибались, хватались за поперечины и тянули, взрывая ногами землю.
   От выстрела огнемета вспыхнула вторая тварь, за ней третья и четвертая, - но остальных это не остановило. Совместными усилиями они сорвали с опор секцию решетки, и, толкаясь, полезли в проход между стенами. Со всех сторон сбегались остальные гексы. Как и всех хищников, их привлекало движение, - неважно, какого рода.
   Такими же совместными усилиями гексы проломили внутреннюю стену и ворвались во двор. Крики и стрельба усилились. Философ видел, как одна из тварей, расстреливаемая в упор, бросилась на сторожевую вышку, защищавшую ворота комендатуры. Не сумев достать пулеметчика, она вцепилась в поперечину под самой площадкой, и принялась тянуть. Башня начала плавно, беззвучно крениться. Окрус с удивлением увидел, что бетонные блоки фундамента стали выходить из земли.
   Башня опрокинулась. Стальная ферма всей тяжестью обрушилась на тварь и откатилась в сторону. Та вскочила, подобрала бьющегося в конвульсиях пулеметчика, и присоединилась к остальным. Они с удвоенной яростью штурмовали высокое четырехэтажное здание, в котором размещалась и казарма охраны. Почти все его окна были разбиты, из них беспрерывно строчили автоматы. Гексы срывали оконные решетки, всовывали морды внутрь, хватая стрелков, - их длинные шеи свободно доставали до второго этажа. Одна из них остановила выехавший из ворот гаража фургон для перевозки заключенных, вцепившись в кузов, и стала со скрежетом раздирать его, разрывая металл, как бумагу.
   Из окна третьего этажа вновь вырвалась струя напалма, обдав её огнем. Тварь с оглушительным ревом стала метаться по двору, рассыпая искры пылающей шерсти, и вдруг кинулась прямо в открытые ворота гаража. Даже в оглушительном шуме Окрус слышал, как она бьется там в агонии, сокрушая всё подряд.
   В проеме ворот полыхнуло пламя, рев перешел в непереносимый визг, - обезумевшее чудовище раздавило бочку с бензином. В огне начали лопаться другие бочки, посыпались стекла, стали рваться фургоны и вездеходы охраны - в них были пулеметы с патронами и гранаты.
   Внезапно крыша здания вспучилась, все уцелевшие ворота разлетелись, из всех щелей вырвалось пламя, - когда пожар охватил размещавшуюся в гараже мастерскую, в ней взорвались газовые баллоны. Всё вокруг залил ослепительный свет. Через миг до Философа донеслась почти беспрерывная серия взрывов. В бараке, к стене которого они прижимались, раздались злорадные вопли.
   В озаренном огнем дворе комендатуры был уже сущий ад, - обезумевшие от пожара гексы метались внутри ограждения, лезли на стены здания, впивались в них, обдирая штукатурку и оставляя в кирпиче глубокие борозды. Две твари вцепились в балки стальной пожарной лестницы и с треском оторвали её от стены. Другие подскакивали высоко вверх, словно подбрасываемые, стараясь достать стрелков на верхних этажах. Окрус не представлял, что столь массивные создания способны прыгать.
   - Превосходное зрелище, не так ли? - толкнув его в бок локтем сказал Уэрка. - Но не пора ли нам убираться отсюда, пока они разбираются между собой?
   Философ огляделся. Действительно, почти все гексы набились в огражденный двор комендатуры. Охрана с уцелевших вышек сбежала, предпочтя спасение выполнению долга.
   - Бежим! - крикнул он.
   Вдвоем они стали перебежками пробираться к поваленной ограде. Внезапно их остановил окрик охранника, появившегося из тени под стеной барака. Его черная форма была изорвана, глаза безумно блуждали.
   - Ложись, мрази, убью! - завопил он, размахивая автоматом. Уэрка и Философ повалились в грязь.
   - Пристрелю за побег! - вопил охранник, нащупывая затвор.
   "Убьет", - понял Философ.
   Файа наконец передернул затвор и прицелился, не замечая растущей за спиной огромной бледной тени. На его губах играла глумливая ухмылка.
   Привлеченная его движениями гекса с быстротой змеи сделала выпад головой и схватила его, подняв высоко в воздух. Автомат выпал из рук безумца. Он не успел даже закричать - всего два движения радиальных челюстей превратили его в нечто, совершенно бесформенное. Равнодушно выплюнув кровавый комок, тварь злобно уставилась на них. Они замерли - единственное спасение в подобной ситуации. Малейшее движение означало смерть.
   Несколько секунд, показавшихся им вечностью, тварь ощупывала их безжалостным, алчным, пустым взглядом. Потом она отвернулась, направляясь к комендатуре.
   Уэрка вскочил и нетерпеливо схватил оружие. Избегая смотреть на раздавленную кровавую массу, всего минуту назад бывшую живым телом, он подобрал подсумки, свисавшие с разорванного ремня.
   - Она возвращается! - крикнул Философ.
   Уэрка обернулся. На него надвигалась развернувшаяся гекса. Страшная голова раскачивалась высоко в темном небе. Без раздумий он вскинул оружие и спустил курок, целясь в морду твари. Его чуть не опрокинула отдача, но он стрелял, пока не кончились патроны в обойме.
   Все пули попали в цель, но даже это не смогло убить невероятно живучую тварь. Её глаза лопнули, голова стала темно-синей от крови. С хриплым ревом она кинулась прочь, спотыкаясь и ударяясь об стены.
   Добежав, наконец, до ограждения, они спрятались за платформой поваленной вышки. Тут укрывались ещё несколько беглецов.
   - Смотри! - Уэрка показал на опрокинутый пулемет, валявшийся перед отлетевшей крышей. Тут же лежал большой ящик с лентой, рядом скрючился мертвый охранник с разбитой головой. Они без слов подхватили оружие.
   - А теперь в лес, быстро! - крикнул Уэрка. Однако, он сам задержался, чтобы вытащить из кобуры мертвеца пистолет.
   Осторожно перебравшись через перепутанную проволоку, они побежали через широкое расчищенное пространство. Только укрывшись в зарослях, беглецы почувствовали себя в относительной безопасности.
   - Тяжелый, черт! - выдохнул Философ, бросая на землю стальной патронный ящик.
   - Он у нас единственный, - сухо сказал Уэрка. Он деловито пересчитывал запасные обоймы к своему пистолету. - Всего четыре, неплохо, - заключил он.
   Философ окликнул своих невольных соратников. В их крошечном отряде оказалось всего семь человек. Только один из них - Истми Сурт - был знаком ему по лагерю.
   - Неплохо, - повторил Уэрка. - Двое понесут пулемет, ещё двое - патроны, ты будешь прикрывать тыл, я - впереди. Истми будет помогать носильщикам. И снимите, наконец, эти балахоны - ходить нагишом неприлично, но получить пулю ещё неприличнее.
   Философ и остальные немедля подчинились его приказу, - авторитет Уэрки, ещё семь лет назад возглавившего восстание в Кен-Каро, был непререкаем, а ткань белых, с огромными черными номерами балахонов имела скверное свойство ярко вспыхивать, когда на неё попадал свет ртутных прожекторов поисковых вертолетов. Уэрка принялся рвать свой сброшенный балахон, сооружая из полосок подобие кобуры. Связав обрывками концы разорванного ремня, он был готов к пути, но Философ с отвращением оглядел свою кожу, ненамного более темную, чем белая ткань арестантской одежды, затем остальных.
   - Нам бы ещё стать смуглыми, как файа, - мрачно заметил он.
   - И заодно такими же важными, - съязвил Уэрка. - Хватит мечтать, пошли!
   Однако они не двигались, разглядывая лагерь, бывший их пристанищем несколько последних лет. Гараж с провалившейся крышей ярко пылал, освещая всё вокруг, внутри ограждения метались гексы. Одни усердно разламывали стену, окружающую лагерную тюрьму, другие ещё штурмовали комендатуру, третьи уже пытались вырваться из её двора. Его внутренняя ограда уже была проломлена в нескольких местах, но почти все твари пока оставались внутри. По лагерю, словно привидения, метались заключенные, несколько гекс гонялись за ними, топча их и хватая. Философ видел, как один парень взобрался на уцелевшую вышку, и, развернув пулемет, стал бить длинными очередями по собравшимся на плоской крыше комендатуры охранникам. Несколько прошитых десятками трассирующих пуль громил повалились замертво. Остальные заключенные тоже полезли на вышки. По комендатуре начали стрелять из пулеметов и отнятых у убитых охранников автоматов. Завязалась перестрелка.
   - Пошли! - нетерпеливо крикнул Уэрка.
   - А куда? - ответил Философ. - Куда нам идти?
   - На запад. До границы двести миль, но это наша единственная надежда.
   Беглецы пробежали по лесу больше мили и уже достигли пустынного шоссе, соединяющего Кен-Каро с Цетой, когда до них донесся гул вертолетов. Они повалились в траву, не надеясь на спасение. Но три огромных, пятнистых, черно-серых машины, заливавших землю сиянием ртутных прожекторов, пронеслись чуть выше верхушек деревьев, направляясь к лагерю. Через минуту до них донеслось характерное шипение ракет и раскаты взрывов.
   - Надеюсь, они перебьют всех тварей, - заметил Уэрка. - Но если промажут и попадут в здание, тоже выйдет неплохо.
   - Что это было? - спросил Философ. - Почему гексы взбесились, разнесли заборы и напали на охрану? Я чувствовал страх, а теперь он вдруг исчез! Это явно дело чьих-то рук, может, даже... Кто мог устроить такое?
   - Помолчи, - буркнул Уэрка. Они еле дышали после бега через темные заросли. Все дрожали от холода, их тела были исцарапаны колючками, босые ноги выглядели не лучше, хотя в штрафных лагерях заключенным не полагалось обуви. - Подумай лучше, как нам переправиться туда, - он показал на запад, где за дорогой, среди пышных черных лугов, блестела широкая, - не меньше вэйда, - лента реки Каро. Луга на том берегу упирались в высокий обрыв, увенчанный лесом. Если они окажутся там...
   Уэрка осторожно вышел на шоссе, пустынное в оба конца, насколько видел глаз. Над ним раскинулось бескрайнее чистое небо. Но дымчато-паутинную темноту туманности рассекала бритвенно-острая дуга зловещего света Нити, а золотистую чистоту сияющей зари пятнали дымные тучи, - в двадцати милях к югу горел Кен-Каро.
   - Сюда! Смотрите! - крикнул он.
   Остальные выбрались из зарослей, удивленно разглядывая клубящийся дымный шлейф. До них вновь донесся гул, - не меньше дюжины военных вертолетов промчалось низко над рекой, направляясь на юг.
   - Неужели началась война? - спросил Истми Сурт, бывший до ареста простым водителем.
   - С кем? - брезгливо ответил Уэрка. Его лицо исказило внезапное сомнение. - Может, и началась...
   Он замолчал, осознав, что, хотя вертолеты и пролетели, гул не стих.
   Обернувшись, он увидел военный фургон, мчавшийся прямо на них. Все бросились врассыпную, кроме Уэрки и Философа, которого он схватил за руку, - Нэркис заметил, что фургон единственный, и в его кабине, - всего двое файа. Фургон резко затормозил. Философ заметил удивление на молодых лицах сидевших внутри.
   - Стреляй! - крикнул он.
   Уэрка вскинул автомат и дал длинную очередь. В кабине разлетелись стекла, файа ткнулись лицами в панель. На этом всё закончилось. Убитые не успели взяться за оружие, их фургон оказался загружен продуктами.
   - Поедем прямо в город, - сказал Уэрка, брезгливо устроившись на окровавленном сидении и глядя, как остальные сбрасывают трупы в придорожную канаву. - Там Высшим, похоже, сильно достается, и там есть мосты.
   Они помчались по шоссе, пока оно не взлетело на пригорок, и им не предстали огни разгоравшегося пожарища.
  

* * *

  
   Маоней Талу стоял на высоком переходном мосту, наблюдая за погрузкой гекс. Огромные существа спокойно занимали места в решетчатых вагонах, подчиняясь командам невидимых операторов. Рядом мощные краны ставили на платформы огромные восьмиколесные бронетранспорты. Их дюймовой толщины броню покрывал хаотичный узор из черных, серых и бледных пятен, - маскировочные цвета темного Уарка. Везде сновали файа и люди.
   Талу нетерпеливо следил за погрузкой. Как только она закончится, он начнет свою первую серьезную поездку, - на таинственный и немирный юг. С ним в Кен-Каро отправлялись двести отборных гекс, находившихся в его личном подчинении, и пятый батальон первого, товийского, истребительного отряда, - шестьсот бойцов и тридцать бронетранспортов. Ими командовал мастер-истребитель 3-го ранга Черзмали Мато.
   Следующие эшелоны доставят на юг ещё сто боевых операторов и две тысячи гекс из "Золотых садов". Двести самоходных платформ для их перевозки сейчас грузились в другом конце огромного товийского вокзала. Найте обещал при необходимости предоставить для переброски гекс и сверхмощные грузовые вертолеты, лишь недавно запущенные в серию, хотя после путешествия в воздухе гексы становились агрессивны и могли напасть на кого угодно.
   Талу посмотрел вниз, - погрузка уже почти закончилась, пора спускаться. Улыбаясь неизвестно чему, он побежал вниз, и ветер трепал его длинные волосы.
  

* * *

  
   Несколько часов спустя, когда всё необходимое было сделано, и поезд скользил по темным просторам Товийской равнины, Маоней поднялся в застекленный колпак на крыше штабного вагона.
   Они стремительно мчались на юг, минуя россыпи темных, едва освещенных строений, перемахивая по эстакадам спокойные, неподвижно-черные озера, в которых застыло отражение пламенеющей зари. Там, впереди, горизонт заслоняла линия округлых темных гор, поросших лесом, - первые отроги хребта Монриат. Над ними в полнеба раскинулось багровое волокнистое зарево, заливая всё вокруг мертвенно-тревожным светом. Несмотря на щемящее ожидание неведомых испытаний, сердце Маонея пело, - жизнь поистине великолепна!
   И лишь кровавое зарево показалось ему предвестником грядущей страшной судьбы.
  

* * *

  
   Вернувшись в свой дом, Анмай испуганно замер, - его никто не встречал. Он быстро вышел в коридор, заглядывая в комнаты. Хьютай спала у себя, подсунув руку под голову. Вэру немного помедлил, - он не хотел её будить. Разувшись, он беззвучно проскользнул внутрь и сел прямо на пол, любуясь подругой. Она была очень похожа на него - тот же прямой короткий нос, пухлые губы, гладкая смуглая кожа. Впрочем, её лицо было гораздо красивее, оно казалось отлитым из гладкой коричневой стали, - столь правильными и четкими были её черты, столь безмятежно-спокойной была она сама.
   Словно ощутив его взгляд, Хьютай проснулась, и тут же улыбнулась ему.
   - Вижу, что нам повезло. Ты не расскажешь мне, в чем?
   Анмай усмехнулся. Скрыть что-то от подруги он не мог, - да, правду говоря, не слишком и старался.
   - Повезло так, что я даже не знаю, будем ли мы живы, когда всё закончится.
   - Так серьёзно? Ладно, расскажи мне.
   Анмай невольно опустил ресницы; глядя на наготу подруги, он никак не мог собрать мысли. Потом рассказал, - если не ей, то кому же?..
   Когда он замолчал, она задумалась, - это длилось не менее минуты. Анмай почти видел, как в её голове проносится миллион новых возможностей. И опасностей тоже. При всем множестве своих недостатков, дурой Хьютай Вэру не была.
   - Пока всё слишком смутно, - наконец сказала она, тоже опустив ресницы. - Трудно понять, но я чувствую себя... словно хочу прыгнуть в воду с высоты, - и радостно, и всё внутри сжимает. Я не знаю, что из этого выйдет, но думаю, это приведет нас к звездам.
   - Может быть. Через одну или две тысячи лет.
   - Я надеюсь, что быстрее. Ты летишь на Хаос?
   - Да.
   - Сейчас?
   - Нечего ждать.
   - Разве что меня.
   Анмай вздохнул.
   - Там может быть... опасно.
   - Фи. Если я всё поняла правильно, опасно будет везде. Боишься, что я надоем тебе?
   - Нет. Боюсь, что тебя опять понесет...
   - То есть "да, дорогая, мы едем?"
   - Ты мне всю голову запутала!
   - Будто было, что путать!..
   Анмай вздохнул. Секрет их с Хьютай счастливой жизни был очень простым: они жили друг с другом, пока им этого хотелось, не встречаясь иногда месяцами, - в основном потому, что Хьютай не сиделось на месте. Ей хотелось увидеть своими глазами едва ли не каждый уголок Фамайа. Иногда это плохо кончалось.
   Прикрыв глаза, он вспомнил сухие строчки отчетов ЧК. Область Саэрэй. Колонна насчитывала четыре автомашины с Хьютай и её свитой, и три бронетранспорта с взводом солдат. Повстанцы открыли кинжальный огонь из ав­томатов и гранатометов всего с тридцати метров. Два бронетранспорта и один автомобиль со свитой были мгновенно уничтожены, третий бронетранспорт подбит. Погибло десять офицеров и чиновников Фамайа, не считая двадцати солдат, но огонь уцелевших заставил повстанцев отойти. Их так и не нашли, - не узнали даже, сколько их было. О том, что пережила она сама, Хьютай не говорила. Так или иначе, но оставлять её здесь ему не хотелось. Говорить об этом, ему, правда, было лень, и он просто обнял её за талию.
   Их губы встретились естественно-бездумно. На него это часто находило не ко времени, - но Анмай просто не вынес бы своей работы без таких вот минут, когда он забывал обо всем...
   Когда он избавился от несложной одежды, Хьютай подняла покрывало и перебросила его через плечо.
   - Пошли на крышу, - ненавижу эти бесконечные норы...
   Лаская её на темном просторе террасы, Анмай чувствовал себя странно, - им сияла немеркнущая заря, словно догорающая в невероятной дали, порывистый ветер трепал и смешивал их волосы, и всё, казалось, происходит во сне. Вот только, в отличии от сна, тут оказалось холодно, - ветер обдавал кожу ознобом, словно ледяной душ, а застывшая сталь броневых плит обжигала кожу даже через покрывало, - лечь на неё как-то не тянуло. Пробивающая до пяток дрожь и отчетливо стучащие зубы не слишком располагали к нежностям, и Вэру овладел подругой почти сразу, решительно и яростно. Она стонала и выгибалась под ним, обвив ногами его стан и скрестив ступни на его пояснице. Движения их тел, их дыхание слились в едином ритме... это тянулось... и тянулось... и тянулось... потом Анмай вдруг вскрикнул и выгнулся так, словно хотел сломать себе спину.
  

* * *

  
   Они лежали рядом, влажные, часто дыша. По телу Вэру, казалось, обстоятельно прошлись палкой, - все мышцы ныли, но хорошо... он уже не чувствовал усталости, не осталось и желания. Теперь он был совершенно чист и спокоен. Грызущее душу беспокойство куда-то незаметно делось, и он подумал, что идея вовсе не плохая. Хьютай совсем замучила его, - но, наверное, именно поэтому он и был столь счастлив в этот миг...
   Вывернувшись из его объятий, Хьютай поднялась одним гибким движением, откинула за спину тяжелую массу волос, взглянула на него и улыбнулась.
   - Ну и как мы будем наверстывать потраченное время? Может, полетим на ракете? Я знаю, здесь, в шахте, есть суборбитальный...
   Анмай бесстыдно потянулся и тоже встал.
   - Зачем? Ведь я не назвал им точного времени. Доберемся самолетом, - так оно и интереснее.
   Хьютай тоже улыбнулась, а затем поцеловала его.
  

* * *

  
   Вместе собрав вещи, - ровно столько, чтобы вошло в две наплечных сумки, - они спустились на первый глубинный уровень Цитадели, где находились гаражи. Там их уже поджидал Найте.
   - Я искал тебя, но ты не отзывался... - он смутился, увидев Хьютай и поняв, чем, - точнее, кем, Вэру был занят. - Ты провожаешь Анмая? - спросил он наконец.
   Хьютай широко улыбнулась ему. На ней были лишь короткие серые шорты и белая свободная футболка, на босых ногах, - ременные сандалии.
   - Вовсе нет! Я еду с ним, так что не надейся...
   Он слабо улыбнулся в ответ, любуясь ею.
   - Я уже давно не надеюсь. Но без тебя здесь будет мрачновато!
   Хьютай невозмутимо поправила волосы и уселась в машину. Вэру, попрощавшись с Найте, последовал за ней. Темно-синий, с золотыми полосами автомобиль, - массивный, высокий бронированный вездеход с двойной задней осью, - бесшумно тронулся.
   Когда он скрылся за поворотом туннеля, Лай поймал себя на том, что машет им вслед, улыбаясь, как мальчишка. Он не знал, что видит друга последний в жизни раз...
  

* * *

  
   Машина Вэру, минуя массивные ворота гаражей, свернула на идущий вверх пандус. Длиннный, плавно изогнутый туннель вывел их в просторный, ярко освещенный зал между внутренними и внешними главными воротами.
   Под приветствия охраны, выстроившейся вдоль зеленых стальных стен, автомобиль Вэру медленно проехал по настилу под поднятой, двухметровой толщины плитой ворот, съехал по наружному пандусу вниз, и, миновав раздвижной мост над широким, похожим на ущелье рвом, свернул в один из двух проемов в откосе внешнего вала-гласиса. Миновав раздвижные решетки, он помчался по широкой бетонной дороге, ярко освещенной рядами изогнутых наверху фонарей. Хьютай приникла к окну. За фонарями, в полумраке, мелькали призмы вентиляционных башен, вертолетные площадки, антенны. Людей и файа видно не было.
   Плавно повернув направо, машина вновь нырнула в выемку, а затем - в изогнутый туннель, на сей раз плавно спускавшийся вниз. Миновав массивные ворота, она выехала на днище второго гигантского рва, повернула налево, огибая трапециевидный массив первого форта, затем вновь направо, на ведущий вверх пандус, и, выбравшись наверх, принялась петлять среди поля огромных гранитных надолбов. Каждый поворот идущей зигзагом дороги отмечали плоские массивы железобетонных дотов.
   Миновав так же ров внешнего обвода, машина вновь запетляла среди построенных всего тридцать лет назад заграждений. Здесь простирались необозримые россыпи остроконечных бетонных ежей, покрытых, словно паутиной, колючей проволокой. Хьютай знала, что в земле под ежами затаилось еще и множество мин, и вздохнула с облегчением, увидев внешние ворота Цитадели, совсем не похожие на главные, - просто две обтянутых сеткой трубчатых рамы с колючей проволокой наверху. Они были вделаны в высокий забор аналогичного устройства. Рядом стоял небольшой плоский дом для охраны, - и всё.
   Когда они под приветствия часовых миновали ворота, Хьютай оглянулась. От главных ворот до этих, - всего две мили по прямой. Но прямой дороги здесь не было.
   Они свернули вправо, на шоссе, ведущее к аэропорту. Когда их одинокая машина помчалась по широкой, пустынной дороге, залитой ярко-синим, мертвенным светом, Хьютай почувствовала беспокойство. Справа, за оградой из сетки, тянулись бесконечные поля бетонных ежей, в ярком свете похожих на скелеты. Они громоздились друг на друга, поднимаясь вверх по склону. Слева склон плато круто уходил в темноту. Далеко внизу мерцали огни Товии. Нигде никого не видно, - охрану здесь заменяли скрытые камеры с реагирующими на движение автоматическими пулеметами. Тем не менее, она тесно прижалась к Вэру.
   Наконец, Цитадель осталась позади. Машина повернула на север, помчавшись по широченной темной дороге, освещенной лишь светом немеркнущей зари. От быстрой езды по пустынному, вымощенному гладкими гранитными плитами шоссе у Хьютай поднялось настроение.
   Проскочив на полном ходу ворота в ограждении аэропорта, машина помчалась по летному полю. Лишь подъехав к самому трапу ожидавшего их белого остроносого самолета, она, наконец, остановилась.
  

* * *

  
   Оставшись в одиночестве, Найте лениво побрел по туннелю, здесь очень высокому, - не меньше десяти метров. Наклоненные внутрь стальные стены окрашены в темно-зеленый цвет. Прорезавшие их порталы вели в просторные ангары для наземной техники. Под потолком тянулись пучки разноцветных труб; выше этажей уже не было, лишь многослойная толща перекрытий из бетона и камня, переслоенных сталью. Скрытые плафонами мощные лампы заливали туннель белым, рассеянным светом.
   Дойдя до разветвления, Найте остановился у туннеля, ведущего к центральному стволу Цитадели. Метров через пятьдесят тот упирался в шестигранный портал, сейчас наглухо закрытый толстенными стальными блоками, - открываясь, они скользили друг по другу, образуя постепенно расширявшийся шестиугольный проем. По обе его стороны в зеленой стали зияли узкие амбразуры автоматических пушек, державших под обстрелом весь туннель.
   В командном бункере его ждало множество неотложных дел, - но он медлил. Когда он командовал взводом четырнадцатого истребительного в Ревии, его жизнь была не в пример проще, - хотя и состояла из охоты за тварями и непрерывных стычек с повстанцами в страшных подземельях Цитадели огромного разрушенного города. Но Анмай Вэру нашел его там и назначил сюда. Сейчас он отвечал не за жизни тридцати бойцов своего взвода, а за судьбу всей Фамайа. Конечно, она зависела отнюдь не только от него, но огромная важность порученных ему дел и страх совершить непоправимую ошибку держали его в постоянном напряжении. Иногда хотелось бросить всё и побездельничать, чем он сейчас и занимался. Но, вспомнив, что он отныне здесь главный, Найте вдруг усмехнулся и пошел к воротам.
  

* * *

  
   Выйдя из машины, Хьютай поёжилась и с любопытством огляделась вокруг. Среди толстобрюхих транспортных громадин с надменно загнутыми вверх концами крыльев новый самолет Единого Правителя казался маленьким. Пока Анмай выуживал с заднего сидения машины их сумки, она успела рассмотреть его. Его прямые широкие крылья простерлись далеко в стороны, белое оперение, венчавшее высокий киль, казалось, рвалось в полет. У основания киля, в корме, стояли две толстых турбины. Вся верхняя передняя часть корпуса состояла из изогнутых стеклянных панелей, вделанных в стальной каркас, и составляла странный контраст с глухой задней частью.
   Окинув взглядом пустынное летное поле, по которому в разные стороны неторопливо ползли машины, Хьютай поспешила укрыться в теплом салоне. Анмай, - он тащил на плече две сумки, как школьник, - последовал за ней.
   Оказавшись внутри, Хьютай удивленно сощурилась, - ей доводилось много летать, даже на Темную Сторону, но такого она ещё не видела. Огромные окна были столь прозрачны, что, казалось, крыши вообще нет. Заметить толщину свинцовых стекол она смогла лишь подойдя вплотную к изогнутым стойкам. Перегородка, отделявшая салон от кабины пилотов, тоже была наполовину прозрачной, - такая переделка и без того недешевой машины явно обошлась в целое состояние. Усмехнувшись, она уселась у окна, облокотившись об мягкий выступ основания стекол и утопая в упругих подушках кресла.
   - Пристегнись, сейчас взлетаем, - Анмай сел рядом с ней, его глаза оживленно блестели.
   Приглушенно загудели турбины, самолет покатился по полю, разбежался, взлетел... У Хьютай при взлете захватило дух, - словно она вдруг взлетела сама, не прилагая никаких усилий. Она оценила выдумку конструкторов.
   Самолет не стал набирать высоту, и помчался на север всего в трех вэйдах от земли. Подниматься выше, несмотря на свинцовое стекло, было опасно из-за убийственных космических лучей, - порождения близкой Бездны. Все самолеты на Уарке летали теперь невысоко и избегали гор.
   - Ну, вот и всё, - через два часа мы будем на месте, - Анмай тоже поуютней устроился в кресле.
   Хьютай приникла к окну. Огни Товии быстро исчезли позади. Внизу потянулись бесконечные просторы пустыни. На каменистой равнине мелькнула цепь рассыпающихся гор, - они пролетели так близко от одной из них, что Хьютай заметила врезанные в её склоны орудийные блоки. Затем вновь началась темная бесплодная равнина.
   Наконец, вдали показалось пятно мрака, простершееся в стороны до горизонта. Вскоре самолет пересек берег и понесся над безмолвными темными водами Пустынного Моря. Анмай не раз плавал в нем, но, вспомнив об этом, Хьютай вздрогнула, - при одной мысли о купании в этих холодных темных водах у неё засосало под ложечкой. Тем не менее, она продолжала смотреть.
   Еле заметные с высоты волны беззвучно перекатывались над неведомыми глубинами. Вода едва отблескивала, так что с трудом можно было различить линию горизонта, где темное море переходило в ещё более темное небо.
   Ей уже начало казаться, что она мчится в бесконечной темной пустоте, когда вдали показались облака. Бледные клубы плыли им навстречу, - словно шествие призраков. Самолет летел на одной высоте с этими клочковатыми привидениями, и Хьютай вздрогнула, когда они проскочили сквозь одно из них.
   Самолет спустился ещё ниже, чтобы облака не загораживали обзор пилотам; они серо-серебристыми островками туманного света простерлись во все стороны между темным в розоватой дымке небом и морем. Заря позади них с неуловимой для глаза скоростью бледнела, наливаясь призрачной голубизной.
   Глядя вниз, Хьютай вдруг увидела в воде голубой отблеск. Сначала он показался ей отражением облаков, - но она тут же заметила второй островок голубого света, потом ещё один и ещё, и вдруг показался один особенно большой, с зеленовато-переливчатым свечением.
   - Смотри! Бакты!
   Она толкнула Вэру. Тот перегнулся и прижался к стеклу, глядя на пятна разноцветного сияния, лениво колыхавшиеся на волнах, - большей частью голубые, но попадались и зеленые, и желтые. Хьютай увидела несколько зловеще-красных, а потом, - особенно большое пятно, прямо на глазах переливавшееся зеленовато-багровым светом. В этом тусклом свечении, исходившем из мертвых вод, ей померещилось нечто, неизъяснимо зловещее.
   Хьютай знала, что эти существа из слизи были хищными, - пожирателями водорослей и рыбы. Не медузы, а какая-то извращенная разновидность грибов - или, скорее, плесени. Они разлагали любую органику, к которой прикасались. Анмай рассказывал ей, что они ужасно липкие и при прикосновении обжигают, но медлительны, а слизь их - довольно непрочная, и её можно легко разорвать, - но, если оказаться в центре большого пятна...
   Хьютай больше не расспрашивала его. Через некоторое время она вновь оживилась:
   - Смотри, острова!
   Впереди, один за другим, из моря поднимались черные скалистые массивы. Их обрывистые берега вздымались так высоко, что по плоским вершинам ползли облака. Вблизи острова оказались не столь ровными, - их плато покрывали расщелины и скалы, но попадались и обширные гладкие поля и даже озера. Анмай, очевидно, заскучав от молчания, показал на восток. Там, словно огромная гора, возвышалась бледная туча. Изнутри её непрерывно освещали золотистые вспышки.
   - Здесь тоже бывают грозы и штормы. Сейчас инфракрасное излучение туманности сильнее нагревает северное полушарие планеты, - он взял её за руку, их ладони ласкали друг друга.
   Хьютай не ответила, молча глядя вниз. В темных расщелинах между островами бактов было куда больше, чем в открытом море. Впрочем, скоро и море, и основания островов скрыл темно-серебристый туман. Колоссальные скальные массивы возвышались над ним, словно целые миры.
   Хьютай не успела насладиться этим видом, - острова скоро остались позади. Бледная полоса, - северный берег Пустынного Моря, - очертила границу тумана.
   Там, на широком, ровном песчаном пляже, вздымался бесконечный ряд огромных каменных колонн. Они были прямоугольные, узкие, очень высокие. По их передним торцам шли параллельные глубокие борозды, проложенные с поразительной точностью, широкие бока покрывал сложный сетчатый узор. Потом стало заметно, что за колоннами по берегу рассыпано множество сооружений поменьше, - квадратных и многоугольных стен, дырчатых кубов, пирамид. Многие были наполовину занесены песком. Из дюн поднималось немало других конструкций самой странной, но явно геометрической формы. Прежде, чем она успела их рассмотреть, они ушли назад.
   Хьютай задумалась. Она знала, что эти знаменитые сооружения из сплавленного камня или бетона не были руинами домов и вообще каких-либо построек. Большинство их казалось лишенными всякого смысла - как, например, монолитные бетонные кубы, прошитые множеством квадратных пересекающихся шахт, размещенных в строгом порядке. Они представляли собой наследие Межрасового Альянса, и их назначение до сих пор не было разгадано. Этих построек осталось очень много, - они шли вдоль всего северного берега моря сплошной полосой, и к востоку отсюда их было ещё больше. Хьютай не представляла, зачем Альянс затратил столько сил, чтобы застроить тысячи миль побережья бессмыслицей.
   - Вы уверены, что там... никого нет? - спросила она.
   Анмай слабо улыбнулся.
   - Уже тысячу лет назад, когда первые люди пришли на берег Пустынного Моря, никого не было. До самой Катастрофы здесь не жили. А после... К востоку отсюда, милях в ста, был целый город - Остсо.
   - Был? И куда же он делся?
   Вэру нахмурился.
   - Остсо построили те, кто двести лет назад бежал в пустыню - сразу после Катастрофы. Тогда в населенных местах творилось такое... возник хаос, паника, начались беспорядки, грабежи... Великое множество людей ушло в пустыню. Большая их часть вскоре вернулась назад или погибла, - ведь здесь нельзя жить. Но самые упорные, - религиозная община, одна из тысяч, возникших во время Катастрофы, - достигли Пустынного Моря и построили город. В то время на месте Товии тоже была пустыня...
   Здесь, в этих руинах, они жили, разводили сады, ловили рыбу, плавали на своих кораблях по всему морю. Почти пятьдесят лет о них никто не знал. Они вели счастливую жизнь, когда в населенных местах царили угнетение и террор. Их было примерно сто тысяч. Потом...
   Тогдашние правители Фамайа были очень жестоки, агрессивны. Начались стычки. Это продолжалось ещё пятьдесят лет. Они знали, что силы неравны и пытались уйти, но им было некуда! Они добрались до Внутренней Пустыни, до плато Хаос, - это единственное место там, где можно жить. Они поселились в Цитадели Хаоса, - её залы почти бесконечны. Но вода в ней отравлена - они все выродились. Когда на плато вошли отряды Фамайа, чтобы занять великую крепость, их встретили лишь стаи одичавших тварей, уже мало походивших на людей. Их и называют пустынными лемурами. Они до сих пор живут здесь, но большей частью южнее, даже возле Товии!
   - А что стало с людьми в Остсо? Как он погиб?
   - В конце Первой Великой Войны два истребительных отряда взяли его штурмом и перебили почти всех жителей. Это было чудовищное, ничем не оправданное преступление! Но часть их уцелела, они прятались в этих развалинах. Тут есть настоящие подземные города. Ещё тридцать лет назад, до Долгой Ночи, здесь встречались люди, теперь нет. Мы их не трогали, но... какая судьба постигла последних представителей Общины, - неведомо никому.
   Хьютай опустила ресницы.
   - Мне жаль, что это так... и, в то же время, кажется, что это правильно. Здесь нельзя жить.
   Она задумчиво взглянула вверх.
   - Знаешь, я хочу увидеть всё это своими глазами... вблизи... и искупаться в Пустынном Море!
   - И ты не побоялась бы войти в воду, населенную такой мерзостью?
   - Вместе с тобой - нет!
   Они замолчали. Самолет миновал горы Акнака, ограждавшие северный берег Моря. Им пришлось подняться на высоту всего двух миль, но установленные в салоне счетчики радиации угрожающе защелкали. За хребтом открылась огромная долина, усыпанная скалами, за ней - снова горы. За ними начиналась Внутренняя Пустыня, - место, где нет ничего живого, кроме как на плато Хаос. Её со всех сторон окружали гибельные из-за радиации горы, и в неё вело очень мало проходов. Когда они пересекли и их, Вэру сказал:
   - Я специально изменил курс, чтобы ты смогла увидеть... Смотри!
   Самолет спустился в удивительную долину. Она была огромной, широкой и прямой, как стрела. Её ровные, высокие склоны, кверху обрывистые, снизу пологие, разделяли ущелья, рассекающие исполинские обрывы на странно правильные блоки, подобные огромным зданиям.
   Это было грандиозное зрелище - дно долины оказалось очень ровным, склоны окаймляла полоса осыпей - всюду одинаковой ширины, а над ней высились гигантские трапециевидные массивы камня, разделенные ущельями. Высота склонов была не меньше мили, ширина долины - не меньше трех миль, а длина...
   - Наверное, миль сто! - воскликнула Хьютай.
   - Сто тридцать. Это тектоническое явление - зона растяжения или грабен, дополненная выветриванием и эрозией. Как видишь, природа создает сооружения более грандиозные, чем любые другие!
   - А как называется эта долина?
   - Дорогой Солнца - в день солнцеворота оно светило точно вдоль неё...
   Удивительная долина кончилась. Внизу потянулись бесконечные зеленоватые дюны, огромные, - не меньше вэйда в высоту, как прикинула Хьютай.
   - Это Море Дюн. Посреди него и находится плато Хаос.
   Дюны тянулись бесконечно, от горизонта до горизонта. Внизу не было ничего, кроме них. Их зеленоватое застывшее море под сумеречным небом было зловещим, но вдали показалось нечто, ещё более зловещее, - огромный черный остров, встающий из песка. Окруженный рваными скалами, он был похож на острова Пустынного Моря, но неизмеримо больше их. Выраставшие из песка и тумана неровные, иногда почти отвесные его обрывы были высотой не менее двух миль. Их основания уходили в несколько огромных озер, раскинувшихся у основания гор. Вода в них, черная, как уголь, дымилась, и тучи пара ползли по пескам, обволакивая выступавшие из дюн и прямо из воды скалы. Множество синих огней горело на берегах озер и склонах гор, бросая на пелены тумана бледный отблеск. Таким было таинственное и запретное плато Хаос.
   С востока по широкой гряде к нему подходила железная дорога, - крошечные поезда ползли по высоким эстакадам меж озер и исчезали в туннеле, в склоне горы. Это был единственный заметный вход. Скалы плато казались первозданными, но Хьютай знала, как много орудий и ракетных установок скрыто в них.
   Само плато было круглое, странно ровное, окруженное со всех сторон горами. На их срезанных вершинах возвышались купола обсерваторий и огромные, - не меньше вэйда диаметром, - антенны радиотелескопов. Рядом с ними Хьютай заметила барельеф, - лицо Армфера Тару, прежнего Единого Правителя, вырубленный там, где его сбитый самолет врезался в скалу. Она вздрогнула, осознав, что на них сейчас направлены самые совершенные в мире средства ПВО.
   Затем ей открылась внутренность плато, - пустынная, усыпанная мертвым камнем. Лишь в его центре в небеса вонзалось угрюмо черневшее огромное сооружение, подобное грубому обрубленному мечу, - единственная полностью уцелевшая Цитадель, построенная Альянсом. Она вздымалась над плато на две мили, - туда, где радиация Бездны делала невозможной любую жизнь. Над её черным клинком, подобно короне, переливались волны полярного сияния, чьи яростные сполохи дальше к северу освещали скованную льдами скорбную Фамайа. Строительство сооружений подобной высоты требовало невероятных ухищрений инженерного искусства, и Хьютай невольно подумала, что Альянс оставил её, как напоминание о своей мощи. Она провожала Цитадель взглядом, даже когда самолет покатился по необычной полосе из расчищенной и выровненной естественной скалы. Вокруг повсюду сияли прожектора, высились антенны, - но...
   - Почему нас никто не встречает? - спросила она, заметив, что несмотря на огромные размеры аэродрома самолетов на нем стоит мало, а файа нет вообще.
   - Радиация. Или ты забыла? Здесь высота в полторы мили над уровнем моря, и прогулки под открытым небом уже небезопасны.
   Они быстро подрулили к ряду колоссальных арок в основании горы. Лишь когда самолет въехал внутрь огромного, ярко освещенного ангара, и за ним задвинулись массивные полотнища ворот, навстречу им вышло множество файа. Они горячо приветствовали появившегося на трапе Вэру. Когда вслед за ним появилась Хьютай, на мгновение воцарилась тишина. Но Хьютай отвечала на приветствия столь радостно, что даже суровая Олта Лайту смягчилась.
  

* * *

  
   Они долго спускались вниз на платформе столь огромной, что на ней разместились все встречавшие. Она остановилась на глубине мили, в просторном сводчатом помещении у подошвы плато, из которого расходились туннели. Они погрузились в монорельсовый поезд и проехали ещё несколько миль.
   Хьютай с любопытством осматривалась. Здешние подземелья ничем не напоминали товийскую Цитадель, - белые стены, всё ярко освещено люминесцентными лампами. Наконец, Вэру на несколько минут отбился от встречавших, чтобы завести Хьютай к себе домой и переодеться. Здешнее их обиталище состояло из нескольких просторных, полутемных комнат, соединенных широкими проемами.
   Анмай исчез в своей спальне и через минуту вернулся в парадной одежде Единого Правителя - черной шелковой куртке и таких же просторных штанах. Мускулистые руки обнажены почти до локтей; на левой блестел массивный кодовый браслет. Талию Вэру плотно охватывал тяжелый стальной пояс из сегментов, сверкавших черным зеркалом. Отделанный золотом глухой воротник, странный серебряный узор на плечах, казалось, сплетавшийся под геометрически невозможными углами...
   - Ты красивый, - заметила Хьютай. - И сколько же ты просидишь на Совете?
   - Хм... Часов пять, не меньше!
   - А мне нельзя?
   Анмай усмехнулся.
   - Королева - это всего лишь женщина короля, знаешь?
   Хьютай смешно надула губы.
   - Я твоя Старшая Подруга, признанная Советом, между прочим, - этого достаточно, чтобы присутствовать на всех официальных делах.
   - А совещание Совета как раз неофициальное... пока что, - да и что ты им скажешь?
   - Уж тебе-то я найду, что сказать, когда вернешься.
   - Не сомневаюсь, - Анмай усмехнулся и вышел из комнаты.
  

* * *

  
   В обширном сводчатом зале Совета Фамайа было тесно: собрались не только пятьсот его членов, но и ведущие специалисты основных направлений, и эксперты, - всего больше тысячи. Совещание началось с выступления Олты Лайту. Она сообщила о пуске Великого Коллайдера, неожиданно обнаруженном эффекте и его причинах:
   - ...В процессе столкновения протонов начали рождаться лептокварки Х-1, ослаблявшие электромагнитное взаимодействие на величину, почти незаметную для приборов, однако ощутимую и весьма неприятную...
   В зале зашумели. Анмай понял, что его открытие опоздало. Что ж, он хотя бы сам во всем разобрался...
   - Непонятным остается распространение частиц в узком луче. Для выяснения причин этого потребуются дополнительные эксперименты. Необходимая измерительная аппаратура уже устанавливается. При участии в реакции гиперядер Йалис, очевидно, может представлять непосредственную опасность. Он создает непреодолимое препятствие на пути к практическому применению аккреционной аннигиляции. В связи с этим все работы по ней будут прерваны. Освободившиеся силы мы направим на изучение Йалис, ввиду его огромного практического значения. Представляет интерес также направленное действие излучения. Возможность управления им может позволить нам возобновить работы над аннигилятором, и тем приблизить нас к конечной цели.
   В заключение Олта отметила участие Анмая Вэру, чье своевременное предупреждение позволило избежать "крупной аварии", и поздравила всех с "огромным успехом науки Фамайа, открывающей самые великие тайны мироздания". Её провожали долго не смолкавшими аплодисментами. Затем начались прения специалистов. Они, большей частью, уличали друг друга в невежестве и недомыслии, из-за которого Йалис, давно предсказанный в теории, не был учтен в столь важном деле, как испытания Великого Коллайдера. Вэру с интересом слушал, не вмешиваясь в обсуждение.
   Обсуждалось также, мог ли Йалис привести к катастрофе при испытаниях аннигилятора, при воздействии сверхэнергичных протонов на гиперядра. При этом в ход пошли формулы, затем в зале погасили свет и стали показывать на большом экране данные компьютерного анализа. Наконец, к всеобщему удовлетворению было выяснено, что катастрофы не случилось бы - испытательная мощность ускорителя была слишком мала, чтобы представлять серьёзную опасность.
   Олта Лайту предложила голосовать за развертывание работ по изучению Йалис. После непродолжительного обсуждения решение было принято подавляющим большинством голосов. Впрочем, поскольку дальнейшая судьба открытия всецело зависела от результатов теоретической разработки, оно не имело никакого значения.
   Занимавшиеся проблемой теоретики начали расходиться, оживленно переговариваясь. Оставалось лишь решить вопрос об опасных последствиях открытия, - самая неприятная часть любого подобного обсуждения. Тут очередь дошла и до Вэру - его вызвали на трибуну, чтобы он рассказал о своих наблюдениях и личных ощущениях, потом, - о произошедшем в Кен-Каро и Товии. Собравшиеся физиологи и биофизики засыпали его вопросами. Им явно не терпелось изучить влияние доселе неизвестного фактора на живые организмы.
   - Вы не хотите понимать, насколько опасное и важное дело нам предстоит, - сказал Лаолвай Макни, главный конструктор Великого Коллайдера. В отличии от большинства собравшихся, он был человеком. - И я хочу напомнить вам об этом, поскольку ощущения Анмая это подтверждают.
   - Только ощущения? - сухо спросила Олта.
   - Если бы не они, - мы лишились бы правителя. И ещё очень многих. Я не знаю, сколько людей и файа погибло бы, - два миллиона, пять или двадцать, - но Фамайа пришел бы конец.
   Анмай вздрогнул. Словно кто-то прошел по его могиле - очень точное выражение.
   - Это невозможно! - возмутилась Олта. - Разве что действие Йалис очень... специфично.
   - Да. Йалис сильнее всего влияет на мозг. Так что смерть, которой они боялись, была ещё ближе, чем им показалось! Ваши расчеты безосновательны, - мы никогда не сталкивались ни с чем подобным. По-моему, любой уровень Йалис опасен. Я не хотел об этом говорить... но после того, как всё прекратилось, четыре человека в Товии, - вовсе не дряхлые или больные! - были найдены мертвыми. Безо всяких видимых причин. Это флуктуации поля. Может, всего одной частицы, - только одной! - достаточно, чтобы убить человека. Или файа. Они выносливее людей, но всего лишь на десять процентов, - в среднем.
   Вэру не понравился тон, который начало приобретать обсуждение. Лаолвай был, разумеется, прав, - вот только отступить они уже не могли.
   - Мы совершили открытие, которого не ждали, - произнес он, поднявшись на трибуну. - Оно ужасно, да. Но это - единственный шанс спасти нашу цивилизацию. Второго у нас уже не будет.
   - Всего сутки назад было иначе, - заметила Олта. - Ещё через сутки может оказаться, что мы гонимся за призраком.
   - Это не призрак, - Анмай вдруг нахмурился. - Это то, что может превратить Фамайа в сверхцивилизацию. Дать вечную жизнь нашему народу. Дать в наши руки силу, превыше любой вообразимой. Отступить, - значить предать будущее всех бесконечных поколений наших не родившихся детей. Оступить мы можем только в смерть, - он сбился, вспомнив, как сам стоял у шахты.
   Какое-то время царило молчание. Он либо провалится, либо добьется потрясающего успеха, - но теперь от Вэру ничего больше не зависело. И, как всегда в подобные моменты, он почувствовал себя довольно неуютно.
   - Мы не отступали слишком долго, - ответила наконец Олта Лайту. - А теперь стоим перед стеной черной людской злобы, разожженной нашими предшественниками.
   - Вы должны понимать, - начал Анмай, - что отказ от Йалис означает нашу смерть. И не в переносном, а в самом прямом смысле. Мирное состязание социальных систем мы проигрываем, ведь наши работы и наши меры по их защите очень непопулярны. Печально, но если в наших руках не окажется подавляющей силы, - Фамайа развалится. Она уже почти развалилась тридцать лет назад, и мы спаслись только чудом. Но второй раз оно не повторится! Уже никто не захочет спасать её, - такова плата за столетия безнадежных жертв. Так что, если мы упустим этот шанс, - второго не будет. Когда вы убедитесь, что в руках у нас сила, способная творить миры, вы поймете, что это оправдывает всё.
   Олта Лайту пожала плечами.
   - Пока что у нас в руках только призрак. Так или иначе, но решать буду не ты и не я, а Совет.
   Шумная дискуссия возобновилась. В разгар обсуждения в зал вбежал один из теоретиков, размахивая листами бумаги, - как оказалось, направление Йалис-излучения зависит лишь от угла, с каким сталкиваются ускоренные частицы. Это меняло всё дело. Вновь собрались теоретики, вновь появились формулы и компьютерные данные. Вэру вмиг согнали с трибуны.
   - Мощности коллайдера достаточно, чтобы Йалис стал грозным оружием, - закончил Лаолвай. - Это хорошо, потому что мы не сможем её повысить. Чтобы управлять Йалис так, как управляют оружием, нам достаточно переконструировать магниты аннигилятора - а это...
   Поняв, что явление управляемо, ученые враз осмелели. Теперь все требовали скорейшей реконструкции коллайдера и начала экспериментов. Физики предлагали такие варианты применения Йалис, какие Вэру даже не приходили в голову. Возбуждение возрастало. Анмай с удивлением обнаружил, что стоит на трибуне, излагая основные принципы работы придуманного им Эвергета. Ему оглушительно аплодировали. Затем началось обсуждение. Скептики быстро взяли верх, - даже если Йалис удастся управлять, им будет подвластна лишь сила химических реакций. Машину, способную реально изменять физику, пришлось бы строить из анизотропной сверхжидкости, - бозонного конденсата из тяжелых частиц, гиперонов, Х-бозонов, лептокварков и других, лишь отчасти подчинявшихся известным физическим законам. А удерживать её не удалось бы без особо прочных и плотных материалов, нужных для получения гипермагнитного поля, и множества других, неизвестных им технологий. Даже если сделать магниты из чистого нейтрида, машина будет в полмили диаметром и с массой, равной массе большого астероида. На её создание уйдут сотни, а может, и тысячи лет, - они никогда не доживут до этого.
   Неожиданно слово взял один из нейрокибернетиков. Он сообщил, что, поскольку проблема передачи информации из мозга в компьютеры и обратно давно решена, то возможна пересадка сознания из мозга в мозг или в машину, - то есть, бессмертие.
   После этого в зале поднялся неописуемый гвалт. Несчастного нейрокибернетика засыпали вопросами, чуть не разорвав на части. С поразительной быстротой было принято решение о всемерном развитии и ускорении этих работ.
   Наконец Олта Лайту потребовала вернуться к исходной теме. Поскольку пока они смогут создать лишь прототип Эвергета, нужно сосредоточиться на этом.
   Анмай вновь вышел на трибуну. Он рассказал о возможных проблемах, в особенности об угрозе войны.
   При мысли, что их работам могут помешать, ученые впали в настоящее неистовство, - кое-кто даже стал требовать немедленного превентивного удара. Анмай с трудом их успокоил. После яростных споров все сошлись на том, что нужно удержать ССГ от войны, - переговорами или угрозой применения силы, - и, конечно, информация об Йалис не должна выйти за пределы плато. Вэру сильно сомневался в этом. Впрочем, Совет, на всякий случай, поручил командующему Внешней Армией Фамайа начать подготовку к уничтожению ССГ - если не останется другого выхода. Анмай, пытавшийся их образумить, получил резкий отпор. Собрав две трети голосов, Совет мог заменить Единого Правителя, и он не решился настаивать, - лишившись своего поста, он стал бы попросту никем. Такой была истинная цена его власти, абсолютной лишь в глазах простого народа.
   Наконец, отчаянно зевавшая Олта Лайту завершила собрание. Анмай побрел к выходу. Он знал, что решение Совета означало почти неизбежную войну и смерть миллиардов людей. Но пытаться переубеждать его было бессмысленно, - даже в случае гибели Фамайа лично членам Совета ничего не грозило. И кроме того, предосторожность, - это ещё не война, разве не так?..
   Вэру видел, что удержать начавшееся ему не удалось. Всё произошло именно так, как он и опасался.
   Он задержался в дверях. Обсуждение продолжалось. Ученые собрались в кучки, яростно препираясь. Кто-то что-то показывал на переносном проекторе, кто-то нес надувные подушки для удобства ночного бдения, кто-то разносил бутерброды. Ему самому хотелось только спать. Можно свернуться где-нибудь под креслом, и ему будет даже уютно...
   Поразившись идиотизму этой мысли, Анмай яростно помотал головой и перевел взгляд на карту Уарка, висевшую над президиумом. Она состояла из двух полушарий, - Светлой и Темной сторон. Суточное вращение планеты остановилось тридцать лет назад, и он не застал вызванных этим волнений, приведших к Второй Революции. К счастью, на Светлой стороне оказались все массивное, материковое полушарие.
   Он смотрел на распластанный в умеренных широтах Арк, похожий на крыло летучей крысы, массивную глыбу Фамайа на северном полюсе и подобный однокрылой бабочке Суфэйн на экваторе, почти у края Темной Стороны. Вдоль края постоянно бушевали ураганы, на самой Темной Стороне температура упала до минус восьмидесяти. Там осталось множество архипелагов, некогда принадлежавших Суфэйну, и его самый верный союзник, Нихонго - государство, занимавшее огромный одноименный остров. Теперь и его, и крупнейшие океаны Уарка сковали вечные льды...
   Впрочем, были и более существенные плюсы, - прекратились землетрясения и опустошительные приливы, достигавшие высоты сотен метров, а главное, - многосуточные холодные ночи, со страшными ураганами на закате и рассвете. Последняя Ночь продлилась больше года и поставила Фамайа на край гибели. Тогда казалось, что история гибели файа после Катастрофы повторяется. Сейчас на их родном материке остались лишь рудники, военные базы и развалины древних городов, но весь он, как и две трети Арка, был залит ярко-синим цветом, отмечавшим территорию Фамайа. За золотой линией границы лепилось множество разноцветных лоскутьев, - тридцать семь стран ССГ.
   Анмай посмотрел на Суфэйн, выкрашенный в ядовито-желтый цвет. Двенадцать миллионов квадратных миль территории, больше миллиарда населения, высокоразвитая промышленность, избежавшая разрушения во Второй Великой Войне, родина человека, лишь тысячу лет назад заселившего Арк, и прочая, и прочая, и прочая...
   Тридцать лет назад Фамайа избежала разгрома лишь потому, что до неё Последняя Ночь прошла там.
   Анмай отвернулся. Он забыл часы в Цитадели и совсем не представлял, сколько прошло времени. От избытка полученной информации в голове шумело, глаза слипались от усталости. Он пошел домой. Там его встретила Хьютай с возбужденно горящими глазами.
   - Ох, и спорили же вы! Я всё слышала, - она показала на телевизор. - У меня аж дух захватывает!
   Анмай понял, что заседание Совета транслировалось по кабельной сети Хаоса. Сохранить в тайне?.. Ха!
   - Это новая эпоха, не меньше! И нам суждено определить её начало! Я слышала, что...
   - Ещё одно такое совещание, и я сойду с ума, клянусь! Они готовы начать ядерную войну!
   Глаза Хьютай с вызовом сверкнули.
   - Ну и пусть! Меня это не пугает! Мы победим, и никто не помешает нам построить Эвергет!
   Анмай хмуро улыбнулся.
   - У нас над головами миля прочнейшей монолитной скалы. Здесь лучшая в мире противоракетная оборона, а системы жизнеобеспечения плато полностью автономны и могут работать почти вечно, - в таком месте война не страшна! А если снаружи, вне Хаоса, вовсе не останется жизни, - что тогда? И это никого всерьёз не волнует!
   Хьютай вдруг смутилась.
   - Это всё ещё не случилось. Пройдет много времени, прежде чем возникнет угроза войны, - мы успеем её предотвратить!
   - Хватит! Я уже наслушался подобного. Давай обсудим всё завтра, а? Я, между прочим, спать хочу!
   - Спать? - Хьютай задумалась. - Не думаю, что ты вообще сможешь заснуть, если я... не помогу тебе, - она грациозно потянулась - томно, с вызывающей грацией. - Ты не хочешь помучить девушку? Немножко...
   - Пускай погибнет мир, но у тебя всегда всего одно средство от всех проблем!
   - Разве плохое?
   Анмай смутился.
   - Нет... Но я не хочу провести остаток жизни в этих катакомбах!
   Хьютай рассмеялась.
   - Ты что, не слышал, что теперь можно продлять жизнь до бесконечности? А когда мы построим Эвергет, мы сможем лететь, куда захочем! Мы сможем увидеть всю Вселенную! А ты ещё боишься!
   Пораженный Вэру застыл - такая мысль просто не приходила ему в голову. К его великому удивлению.
   - Это уже слишком! А впрочем... Я уже думать не могу просто. Это здорово, конечно, - но кто построит звездолеты, если Фамайа погибнет?
   Хьютай вздохнула.
   - Те, кто улетят на них, я думаю, - ровно ответила она. - Неужели ты думаешь, что те, кого нам придется оставить, позволят нам улететь?
   Анмай поёжился.
   - А ты хоть раз представляла себе, как это может выглядеть? На самом деле?
   Она задумалась... и прошла мимо него, проверяя, заперта ли дверь.
   - Нет. Будущее подождет, а мы пока займемся всякими приятными вещами...
   Она чинно взяла его за руку и увлекла в спальню.
  

* * *

  
   - Знаешь, мне нравится, когда ты такой сонный... - тихо сказала Хьютай спустя, примерно, полчаса. Она закинула руки за голову, задумчиво глядя в потолок.
   Анмай не стал ей отвечать. Этот бесконечно длинный, невероятный день выпил все его силы до капли, и он едва смог перекатиться на живот, устраиваясь поудобнее. Ещё через несколько секунд измученный Анмай уже спал, подтянув руки под голову и ровно дыша. Хьютай, приподнявшись на локте, ещё несколько минут с нежностью смотрела на него. Всё беззащитно расслабленное тело любимого было открыто её взгляду, лишь на глаза сползли растрепавшиеся волосы. Ей нравилось, как уютно он лежал в её постели, - вытянувшись во весь рост и аккуратно сложив босые ноги. Пыльные, - но Хьютай это ничуть не возмущало. Потом и она уснула, прижавшись к его прохладному боку и улыбаясь во сне.
  

Примечания:

плато Хаос

  
   Плато Хаос - название уникальной геологической структуры, расположенной в северном Арке. Это древний метеоритный кратер диаметром в двадцать миль. Его возраст - больше миллиона лет. Кратер доверху заполнен застывшей лавой, хлынувшей из недр после взрыва, представляя собой ровное плато. Хотя считалось, что породивший его астероид полностью разрушился в момент взрыва, на самом деле он покоится в основании плато, на глубине одиннадцати миль.
   По данным геофизической разведки, проведенной файа в 156 году, он состоит из железоникелевого сплава. Таким образом, легенды о том, что в основании плато покоится потерпевший катастрофу звездолет, лишены всякого основания.
   Некогда на плато Хаос размещалась основная планетарная база и космодром Межрасового Альянса. Цитадель Хаоса является крупнейшей и наиболее сохранившейся из восьми Цитаделей, построенных Альянсом на планете.
   На Арке было четыре Цитадели, в Суфэйне и Фамайа - по две. Все они, кроме Цитадели Хаоса, были взорваны при Освобождении Уарка. От семи остальных уцелели лишь полуразрушенные лабиринты подземных сооружений.
   В Цитадели Хаоса сохранилось основное оборудование (включая бозонные и термоядерные силовые установки) и законсервированный биологический материал, вывезенный Альянсом с других планет.
   Именно знания и техника, найденные на плато Хаос, позволили Фамайа победить во Второй Великой Войне.
   Позднее плато Хаос стало главным научным и военным центром Фамайа. Поскольку основные помещения Цитадели Хаоса оказались непригодны для жилья из-за заражения мутагенными веществами, файа пришлось построить дополнительные помещения.
   Плато также известно тем, что в его Цитадели был найден единственный экземпляр "Темной Сущности", книги о подлинном устройстве Вселенной. Происхождение её до сих пор остается загадкой.
  

ГЛАВА 5.

ТАЛУ В ПОЛУМИРЬЕ

  
   - Я всё пела бодро, смело: гражданин, вперед иди!
   - Ты всё пела? Это дело. Так поди же посиди!
  
   "Стрекоза", 1906, N 18.
  
   База восьмого истребительного отряда на окраине древней Цеты встретила товийцев тяжелой свинцовой темнотой, почти мраком, и дождем, - дыханием близкого Гоатского океана. Талу, даже проехав за трое суток больше двух тысяч миль, захотел немедленно отправиться в Кен-Каро. Построенные ещё до Революции, наполовину вырубленные в скалах, массивные ободранные здания базы, темно-зеленые, с широкими золотыми фризами, грязь, бродившие без дела угрюмые бойцы, - всё это раздражало его. Ещё больше Талу раздражало общение с командиром базы.
   Черми Эрно, вызвавший его неприязнь ещё при заочном знакомстве в Товии, теперь активно ему не понравился. Узкое костистое лицо с яростно горящими, большими, необычно близко для файа посаженными глазами делало его похожим на какую-то злобную глубоководную рыбу. Его костлявая фигура, затянутая в обтрепанный черный мундир, обильно украшенный серебряным шитьем мастера-истребителя 2-го ранга, мелькала во всех углах базы. На поясе Черми возле кобуры красовался длинный нож. Его всегда сопровождали шесть здоровенных мрачных парней с автоматами.
   Хотя с момента их знакомства прошло всего несколько часов, Талу тоже стал носить на поясе пистолет, а на улице его сопровождала Имо, - огромная гекса, которую он вырастил сам. Сейчас, когда он направлялся к вертолетной площадке, вокруг не было ни души. Обутый в сандалии на босу ногу Талу то и дело проваливался по щиколотки в вязкую глину и громко проклинал лентяев, разведших у себя дома такую грязь. Его серая рабочая одежда потемнела от дождя. Имо невозмутимо шла за ним, оставляя в глине огромные круглые следы.
   С облегчением выбравшись на бетон летного поля, он заметил среди вертолетов несколько темных силуэтов, - Черми с подручными явился проводить Наблюдателя, хотя тот его об этом не просил. Сейчас он безмолвно провожал глазами Талу, даже не приветствуя его.
   Ещё при их первой встрече Талу неприятно поразил необычайно цепкий, тяжелый взгляд Эрно, - взгляд опытного палача. Вот и сейчас он и его мрачные подручные смотрели на него так же.
   Он невольно оглянулся на Имо, идущую сразу за ним. Со стороны это было странное зрелище, - худой гибкий юноша, ведущий за собой монстра, которому не доставал головой даже до холки. Огромная голова Имо покачивалась на высоте второго этажа.
   Чтобы позлить Черми, он остановился, и, подозвав Имо, стал почесывать мясистые складки, обрамлявшие пасть - огромное животное заурчало от удовольствия. Краем глаза Талу видел, как скривилось лицо Черми, - даже ему было неприятно видеть его худые руки в пасти, способной одним движением превратить файа в кровавое месиво.
   Имо склонилась чуть ниже и своими крючьями очень осторожно тронула его голову. Талу услышал поспешные шаги - Черми и его компания не вынесли этого зрелища и убрались прочь.
   Усмехаясь, Маоней подошел к ожидавшему его вертолету. Он пожалел, что не сможет взять Имо с собой, - гексы весили от трех до пяти тонн, и были слишком громоздкими для наличного воздушного транспорта. Ему бы очень пригодился крупнокалиберный пулемет, венчавший плоский череп Имо. Размещенная перед глазами гексы сетка прицела, соединенного с встроенным в её мозг компьютером, позволяла ей мгновенно поразить любой объект, находящийся в центре поля её зрения. Податочный рукав шел вдоль шеи к закрепленным на спине объемистым патронным ящикам.
   Талу вновь усмехнулся, - его отряд разведчиков и так размещался в трех огромных бронированных вертолетах, каждый из которых нес по двадцать управляемых ракет и автоматические пушки в носу и под крыльями, - а также дюжину бойцов из Товии, вооруженных автоматическими безгильзовыми винтовками и базуками.
   Взобравшись в вертолет, он поприветствовал Черзмали, и сам сел в центральном кресле просторной кабины, - слева сидел пилот, справа, - Мато. Талу посмотрел на него, - серьёзный молодой файа, и глаза не светятся жестокостью, как у Черми. Несомненно, он станет ему достойной заменой. Хотя... справится ли он с дикой бандой головорезов, в которую, практически, превратился отряд? Маоней не был так уж наивен, и знал, что с непопулярными командирами часто происходят "несчастные случаи". Он ощутил укол беспокойства - Эрно, конечно, не мог знать слов Единого Правителя - "От Черми придется избавиться" - но мог и сам догадаться, что отстранение от должности кончится для него вовсе не почетной пенсией...
   Талу успокоил себя - такого специалиста по расправам, как Эрно, должно сдержать воспоминание о страшных мучениях, ожидающих предателей. А затем - превращение в "бывших"...
   - Ну как, взлетаем? - спросил его Мато. - Или приказать подготовить остальные вертолеты?
   - Достаточно и этих. Мы летим не на войну, а на разведку и переговоры, - если получится. Взлетаем!
   Турбины взревели, вертолет завибрировал, за стеклами взметнулась водяная пыль. Спинка кресла мягко надавила на лопатки Талу, - они поднялись.
   Когда они мчались, взрябливая воду, над широкой свинцовой гладью реки Кару, Маоней, поглядывая то вперед, то вниз, - на экран инфраскопа, - пытался представить, что ждет их в городе. Вскоре после отключения коллайдера беспорядки прекратились, но захвативший власть некий "Комитет Свободы" отказался подчиняться приказам Товии. Его поддержали защищавшие город части Внутренней Армии. Талу предстояло их переубедить, - если получится. А если нет... Он вспомнил об участи Ревии, и содрогнулся.
   Когда до города оставалось двадцать миль, он приказал пилотам включить аппаратуру РЭБ на случай неожиданной ракетной атаки. Вертолеты вмиг перемахнули шоссе, и под ними потянулось море колыхавшейся листвы. Во множестве шевелящихся на концах длинных стеблей, сливавшихся в сплошную массу зубчатых угольно-черных дисков было нечто зловеще-хищное.
   Уже очень скоро они дали круг над бывшим лагерем. Талу, нагнувшись вперед, разглядывал его развалины - поваленные ограждения, вышки, проломленные стены и разрушенные крыши бараков.
   Они зависли над зияющим выбитыми окнами зданием комендатуры. Рядом чернели обгоревшие стены гаража, между ними топорщились обломки провалившейся крыши. Нигде не было видно ни души. Уцелевших охранников перевели в другой лагерь, трупы убрали, оставшиеся в живых заключенные, - не без помощи Эрно, - исчезли. Впрочем, тот не смог сказать, сколько их, - и гекс, - сбежало и пряталось в окрестных лесах. "Мы их всех перевешаем", - злобно заявил он, сжимая кулаки.
   Но поиски продолжались уже трое суток, и результатов пока не было видно. Наверняка, беглецы предусмотрительно подались в Кен-Каро, став для Талу дополнительной проблемой. Проверять, не осталось ли кого в окрестностях лагеря, не входило в их планы. По приказу Черзмали, они отправились прямо в Кен-Каро.
   Скользя взглядом вдоль шоссе, по которому к городу недавно выдвигался отряд Черми, Талу заметил сожженные дома. Вряд ли кто-то из их обитателей решил оказать сопротивление целой дивизии головорезов...
   Всего через пять минут внизу показались фермы взорванного моста, между ними бурлила вода. А на высоком западном берегу башни и крыши до горизонта, - бывшая столица разгромленной и покоренной Республики Ирмии, город Кен-Каро.
   Пролетая над мостом, Талу заметил застрявший между изломанными фермами обгоревший остов бронетранспорта, рядом, на берегу, - ещё несколько. На другом берегу виднелись скрытые между домов старые, восьмой модели, "Мегазевры". Здесь 241-й полк Внутренней Армии остановил истребительный отряд Черми Эрно. Возле танков и на улицах города никого не было, - наверняка все попрятались, увидев черные вертолеты со знаками Чрезвычайной Комиссии. Память об побоище, устроенном такими же машинами три дня назад, была ещё слишком свежа.
   "Вряд ли нас ждет тут любезный прием", - подумал Талу, с удивлением разглядывая странную архитектуру города. Большинство домов в Кен-Каро построили ещё до Катастрофы, когда здесь царила ужасающая жара. Впрочем, все они, насколько он видел, были целы.
   Под ним проплывали массивные безоконные блоки с плоскими крышами, обрамленными канавками для воды, - стекая вниз и испаряясь, она охлаждала пористый камень стен; это были дома богачей. Попадались и более странные здания, выстроенные подальше от раскаленной поверхности на высоких колоннах и прикрытые каменными куполами от солнца, - все разного размера и высоты; их соединяли мостики. Иногда это были целые сады с бассейнами, обдувавшиеся ветром через широкие арочные проемы. К ним примыкали башни с узкими окнами, утопающими под каменными козырьками.
   Скрываясь под днищами висячих садов, теснилась масса домов поменьше. Редкие синие фонари едва освещали запутанные кривые улицы. Некогда яркая окраска построек поблекла от времени, сами дома в не знающем солнца свинцовом полумраке выглядели нелепо и жутко, их причудливые украшения придавали им сходство с неведомыми животными.
   Ближе к центру появились более современные здания, построенные уже после Катастрофы, но когда Ирмия ещё была независимым государством. Талу с удивлением рассматривал угловатые, наполовину стеклянные строения, достигавшие порой невероятной высоты, и так не похожие на массивную архитектуру Фамайа. Он вспомнил, что до Второй Войны в Кен-Каро жило полтора миллиона человек, - много больше, чем в непрерывно растущей уже два века Товии. Во время войны город уцелел, но радиоактивный пепел почти полностью уничтожил его население, - ещё и поныне оно не восстановилось. Многие из прекрасных домов, виденных им, были уже давно заброшены и превратились в приют для бродяг и летающих крыс, - в Кен-Каро их жило великое множество. Они и сейчас метались в воздухе, иногда сталкиваясь с вертолетом, - то и дело следовал глухой удар, и на стекле появлялось быстро сдувавшееся кровавое пятно.
   Маоней вздрогнул, когда они достигли центральной части города. Обгоревшие остовы огромных многоэтажных зданий ступенчатой файской архитектуры производили тяжелое впечатление. От массивного, похожего на крепость здания ЧК осталась лишь груда развалин высотой в несколько этажей. В стенах соседних домов зияли огромные рваные дыры, пробитые, несомненно, ракетами. И нигде, - ни единой живой души.
   Маоней и Черзмали пытались найти здание, которое избрали пристанищем новые городские власти. Наконец, им показалось, что они нашли его, - роскошный трехэтажный дом с бронзовой крышей на углу центральной площади. Он не имел никаких видимых повреждений, более того, - перед ним стояло несколько вполне исправных автомобилей.
   - Здесь, - сказал Талу. - Можно сесть прямо на площадь.
   - Все? - спросил Черзмали. - Или только мы?
   - Все. И пусть заглушат двигатели, - нечего их пугать.
   - Опасно, но... По нам вроде никто не стреляет. Это уже неплохо. Садимся!
   Рев турбин ослаб, окружающие здания прыгнули вверх, затем вертолет подскочил на своих толстых колесах и застыл. Вертолеты эскорта тоже приземлились. Их лопасти ещё вращались, когда в бортах машин распахнулись бронированные двери. Бойцы, рассыпавшись во все стороны, образовали кольцо вокруг стоящих носами в разные стороны вертолетов, и застыли.
   - Похоже, у них аллергия на черное, - через пару минут сказал Талу, поняв, что из здания никто к ним не выйдет.
   Черзмали промолчал, его руки лежали на пульте наведения носовой автоматической пушки, глаза впились в экран прицела.
   - Нам самим придется пойти туда, - сказал Талу, видя, что бойцы, присевшие с оружием наготове вокруг их машин, явно чувствуют себя неуютно под проливным дождем.
   - Придется, - решил Мато. - Только оставь свою игрушку, а?
   Маоней смутился. Он и в самом деле сжимал в руках плоскую стальную коробку радиотерминала для управления гексами, совершенно бесполезную здесь.
   - Пошли, - сказал он, бросив её на сидение.
   Спрыгнув вниз, Талу поёжился от холода, одновременно нащупывая кобуру на наборном металлическом поясе. Черзмали подал ему бинокль, но даже с его помощью в темных окнах здания не удалось заметить никакого движения. Вокруг тоже никого не было. Талу почувствовал нечто, весьма похожее на страх.
   - Надеюсь, ты прихватил белый флаг? - спросил Мато.
   - Нет! Фамайа ещё никогда не унижалась до подобного.
   Мато усмехнулся.
   - Да? Тогда они могли, по крайней мере, прислать кого-нибудь посолиднее!
   Талу смутился. Он знал, что в серой рабочей курточке с короткими рукавами и в перемазанных глиной сандалиях выглядит не очень внушительно, но ходить в парадной форме по грязной базе Черми было бы глупо, а переодеться у него не хватило времени.
   - Тебе стоит пойти первым, - предложил Мато. - В тебя, может быть, они не станут стрелять. Хотя бы потому, что ты не истребитель. Но я не знаю, захотят ли они с тобой разговаривать.
   Талу задумался. Такое предложение не слишком-то его радовало. Он не был наивен, и не считал, что от успеха его миссии зависит успех всего Проекта. Однако, порученное ему задание надлежало выполнить.
   - Пошли вместе, - наконец сказал он.
   - Первое отделение, за мной! - крикнул Мато.
   Они шли впереди, за ними, разбившись на две группы, следовало семь стрелков с автоматическими винтовками. Пулеметчик и два бойца с базуками остались на месте, ещё двое бойцов вскочили в вертолет, заняв их места у управления оружием.
   Они не прошли ещё и половины пути, когда двери здания распахнулись, и из них вышла целая толпа. Вышедшие сгрудились на высоком крыльце, тоже не двигаясь с места. Впереди выстроился целый отряд полицейских в синей форме и с карабинами наизготовку. За ними укрывалось несколько упитанных мужчин в дорогой одежде, - несомненно, городских чиновников. У всех были бледные лица и русые волосы коренных жителей Ирмии. А за ними, у дверей, стояло несколько разномастно одетых, вооруженных людей. Они неторопливо спустились и встали сбоку от крыльца. В руках у них были короткие автоматы, которыми не пользовалась ни полиция, ни Внутренняя Армия, - они состояли на вооружении конвойной стражи. У Талу, взглянувшего на их худые, изможденные лица с горящими глазами, не осталось никаких сомнений, - это были беглые заключенные.
   С обеих сторон повисло зловещее молчание. Прежде, чем оно чрезмерно затянулось, Черзмали заговорил.
   - Переговоры! Есть ли тут человек, уполномоченный говорить за всех?
   Стоявшие на крыльце зашептались. Прежде, чем они успели ответить, один из беглецов крикнул:
   - Эй, морды! Вы привезли одного из ваших ручных арестантов, чтобы он уговаривал нас побыстрее вернуться к палачам, пока они не обиделись? - он показал стволом автомата на Талу. Тот застыл. Он не знал, что его, в серой рабочей одежде, с худым, словно изможденным лицом и удивленно раскрытыми большими глазами можно легко принять за заключенного.
   - Нет! - крикнул Мато, обращаясь к говорившему. - Мы...
   - Суки! С вами ещё разговаривать! - закричал другой беглец, с бешено блестевшими глазами. Он вскинул автомат, полоснув Черзмали очередью.
   Тот уцелел лишь благодаря быстрой реакции - с быстротой молнии бросился на бетон и этим спасся. Пули попали в стоявших позади солдат, - до Талу донеслись стоны раненых.
   Их бойцы тоже открыли огонь, пули с обеих сторон густо засвистели в воздухе, но Маоней даже не шевельнулся, - настолько его поразило происходящее.
   При первых же выстрелах чиновники мигом исчезли в дверях, за ними, толкаясь, скрылись полицейские. Беглецы кинулись к углу здания и оттуда поливали очередями бойцов Черзмали. Те, распластавшись на бетонных плитах площади, тоже не оставались в долгу.
   Откуда-то сверху, из окна сожженного здания полицейского управления, ударил пулемет. Очередь прошлась по площади, прибивая к земле бойцов Мато, и хлестнула по кабине вертолета Талу, - пули с визгом рикошетили от прочного бронестекла.
   За его спиной рявкнула автоматическая пушка, установленная на носу вертолета. Струя трассирующих снарядов дюймового калибра ударила точно в окно. Оттуда полетели искры, пошел дым, - и пулемет замолк. В тот же миг беглецы исчезли, прекратив стрельбу.
   Черзмали вскочил, и, выдернув пистолет, кинулся в погоню. Половина бойцов побежала за ним, остальные вновь рассыпались кольцом вокруг вертолетов.
   Талу машинально потрогал кобуру. Во время перестрелки он даже не вспомнил о своем оружии, - и, может быть, только поэтому остался жив.
   Осмотревшись, он увидел, что трое файа из его отряда убиты, ещё пятеро ранены. Один из беглецов тоже был убит, - его изрешеченное пулями тело валялось у угла. Осторожно подойдя к нему, Маоней взглянул на худое окровавленное лицо, - это был не тот, кто стрелял в Черзмали.
   - Эти мерзавцы нас заставили, мы не хотели, не знали, что они будут стрелять... - обернувшись, Талу увидел сходящего с крыльца дородного чиновника. За ним спускались остальные.
   - Проведите меня внутрь, и помогите нашим раненым, - сказал Маоней. Он с громадным облегчением понял, что второй Ревии не будет.
  

* * *

  
   Через пятнадцать минут к ним присоединился Черзмали, - он не смог настичь беглецов в лабиринте незнакомых улиц. Вдобавок, он попал в засаду и потерял ещё двоих. Только в комнате на восьмом этаже бывшего полицейского управления они нашли изрешеченный осколками труп, склонившийся над разбитым пулеметом.
   "Двое против пяти, плюс пятеро раненых, - и это, якобы, лучшие бойцы Фамайа! - с гневом подумал Талу. - Похоже, мы в Товии чересчур расслабились!.."
   Сами переговоры прошли на удивление спокойно. Самозваные власти, как оказалось, вовсе и не думали о сопротивлении, и, похоже, стремились как можно быстрее замять "неприятный инцидент", вызвавший гибель двух тысяч человек и разрушение всего центра города. Маоней знал, что они поступают так не из любви к идеям Фамайа, - память об участи Ревии, сметенной с лица земли вместе со всем населением, была очень прочна. Тех, кому посчастливилось выжить в атомном аду, добили истребительные отряды, - но не всех. Ещё и поныне, хотя с момента бунта прошло уже семнадцать лет, в развалинах и подземельях города продолжалась безжалостная война.
   "Комитет Свободы" самораспустился, власть вновь взяли уцелевшие чиновники из городской администрации. Некоторые разногласия возникли только по вопросу того, кто будет поддерживать порядок в городе. Найте потребовал, чтобы городская полиция тоже была распущена и переформирована заново под контролем ЧК, - уж слишком легко, почти без сопротивления, она отдала в руки повстанцев своё оружие. Во время переформирования порядок поддерживали бы прибывшие с Талу истребители и гексы.
   Власти были против гекс на улицах, - но альтернатива в виде головорезов Черми Эрно нравилась им ещё меньше. Попутно прояснилась и судьба членов кен-карской Чрезвычайной Комиссии, - во время осады они через водосток вышли из здания к реке Каро и присоединились к основным силам Эрно, понеся относительно небольшие потери, - не больше ста файа убитыми. Между тем, Черми уже доложил в Товию, что все они казнены повстанцами, - как водится, после изуверских пыток.
   Это было уже слишком, и последовавший за докладом приказ Найте не слишком удивил Талу, - в ближайшее время восьмой истребительный отряд будет отведен на базы и блокирован частями Внутренней Армии, а Черми, - отстранен от командования. Позднее отряд будет полностью переформирован под контролем присланных Товией экспертов. Все бойцы, проявлявшие, как и Черми, излишнюю жестокость, будут исключены из его рядов и изолированы в исправительных лагерях.
   Эта новость пронеслась по городу вздохом облегчения, - звезда Черми Эрно, семь лет державшего в страхе весь юг, закатилась. Что же до беглецов из семьдесят шестого лагеря, - их в городе было не меньше трех сотен, - то, как заявил новый председатель городской управы, - тот самый дородный чин, подошедший к Талу на крыльце, - "они сами уберутся куда подальше, едва в городе установится нормальная власть".
   "Вот именно! - подумал Талу. - Вся администрация в Кен-Каро будет сменена, - не сами ли вы всё это устроили?.."
  

Примечания:

история Второй Войны

  
   Обе Великие Войны велись между Фамайа и остальным миром. Обе они были начаты файа.
   Вторая Война носит также название Войны Возмездия, так как стала реваншем за поражение Фамайа в Первой Войне, приведшем её на край гибели. Её начал четвертый Единый Правитель Фамайа (всего их было 8) - Эйасто Бардера (8. 09. 56 - 23.01.132 г.г. от основания Государства Фамайа).
   Причиной войны стало создание файа ядерного оружия, давшего им подавляющее военное превосходство.
   Сама Война началась в 3.45. 12. 06. 120 г. Ф. с внезапной атомной бомбардировки всех государств ССГ на территории Арка. За семь часов было сброшено 130 атомных бомб.
   Одновременно с этим было начато наземное наступление. В нем участвовало около 9 миллионов солдат и 80 000 танков.
   В первые дни оно развивалось практически беспрепятственно, но в дальнейшем сопротивление стремительно возрастало. К 1. 07. наступление полностью остановилось. Файа вновь применили ядерное оружие.
   Наступление возобновилось. Все бои велись с невиданным ожесточением. На помощь странам ССГ на Арке пришел Суфэйн. Попытки Фамайа помешать перевозке его войск успеха не имели. За две недели её флот был практически уничтожен, и Суфэйн высадил десант на территории Старой Фамайа. Разгромив немногочисленные силы, находившиеся там, он занял огромную территорию, создав прямую угрозу Первой Товии.
   Старая Фамайа оказалась полностью отрезанной от Новой. Файа продолжали наступление в Арке, но помочь своим собратьям на своей родине не могли. Только отчаянный шаг, - применение атомных снарядов на уцелевших линкорах, - позволил добиться перелома.
   Первая стадия войны закончилась к началу 121 г. Ф. К этому времени организованное сопротивление на Арке практически прекратилось. Его западные области почти полностью превратились в радиоактивную пустыню. Положение Суфэйна тоже было незавидным.
   Господство на море, - основа его безопасности, - оказалось под угрозой. Через несколько лет файа могли достаточно развить свою авиацию, чтобы достичь его территории. К тому же, они уже тогда имели баллистические ракеты.
   Поэтому совершенно непонятно, о чем думал Бардера, начав переговоры о перемирии, - победа была, по сути, уже только делом времени.
   Официальная версия, - что он принял мир из соображений гуманности, - не заслуживает никакого доверия. Всё, что мы знаем об этом файа, подтверждает, что само это понятие было ему незнакомо.
   Более вероятно, что он испугался победы, - Фамайа не могла существовать без внешнего врага, на которого списывались все трудности. Возможно, мир был заключен под нажимом армии, существование которой с полным захватом Арка, по сути, теряло смысл.
   Естественно, что многие называли Бардеру предателем. Множество тех, кто осмеливался сказать это вслух, умерло мучительной смертью, уцелевшие сочли за благо замолчать.
   Как бы то ни было, 25. 02. 121 года в Кен-Каро было подписано перемирие. Суфэйн вывел свои войска из Старой Фамайа, - в обмен на то, что в Арке они останутся на прежних позициях.
   Таким образом, официально Вторая Война продолжалась всего 195 дней, но на оккупированной Фамайа территории ещё долго продолжалось вооруженное сопротивление. Борьба с ним была крайне жестокой и сопровождалась большими, чем у противника, потерями. В конечном счете, всё решило численное и ресурсное превосходство Фамайа над повстанцами.
   Мятежи были окончательно подавлены только к 130 году. Именно 30. 04. 130, - дата падения последней базы Сопротивления, считается в ССГ официальной датой окончания войны.
  

ГЛАВА 6.

С

ДРУГОЙ СТОРОНЫ

  
   Голод... Долгое терпенье...
   Нищенский надел...
   Кровь, насилья, опьяненье...
   Плети и расстрел...
   Залп... Толпа... Убитых тени...
   Муки без конца...
   Ряд безмерных преступлений
   важного лица...
   Стоны... Ужас... Боль и слезы...
   Нищего сума...
   И нагайки, и угрозы...
   И тюрьма... тюрьма...
  
   "Карандаш", 1906, N1.
  
   Ещё через два дня Талу мог сказать, что его задание, в основном, выполнено. Улицы вновь заполнились народом, в центре множество рабочих взялось за восстановление зданий. Под радостные крики собравшейся толпы мощный взрыв снес развалины здания ЧК. На его фундаменте предстояло немедля построить новое, но горожане об этом не знали. Зато повстанцы, напуганные видом патрулирующих улицы гекс, охотно сдавали растащенное во время мятежа оружие.
   Об его причине в городе избегали говорить, хотя уже официально было объявлено, что она - стихийное космическое явление. Полиция разоружилась и сама стала объектом расследования целой тучи налетевших из Товии инспекторов. Её функции пока выполняли бойцы Черзмали, которых он, усвоив полученные уроки, нещадно гонял на боевой подготовке. Чиновники беспрекословно исполняли все приказы Товии, но Маоней чувствовал, что им недолго осталось управлять.
   Однако, осталось ещё две проблемы, - Черми Эрно и беглецы. С Черми было проще, - исполняя прямой приказ Найте, он отошел на свою цетанскую базу, где, окруженный танками Внутренней Армии, и находился в ожидании дальнейших расследований, дожидаясь решения своей судьбы и участи отряда.
   Правда, перед этим он успел уничтожить одно из селений, жители которого, перебившие во время мятежа свои власти, отказались покориться. Черми сжег селение дотла, расстреляв всех его жителей, - больше тысячи человек. Это зверское злодеяние возмутило Талу. В Академии его учили, что бессмысленные убийства, вроде этого, могут привести к разрушению государства.
   С беглецами было сложнее. Они ушли из города, и, отказавшись сдаваться, закрепились в селении Ахрум, - бывшей резиденции правителей Ирмии. Селение окружили войска, и его легко можно было захватить, поручив это истребительному отряду Черми Эрно. Однако Талу решил, что резня в Офинки станет их последним преступлением. Окрыленный успехом, - он без единого выстрела усмирил славившийся непокорством шестисоттысячный город! - Талу решил, что договориться с тремя сотнями "беглых" будет нетрудно. Вдобавок, ему хотелось хоть ненадолго выбраться из Кен-Каро. Он не очень хорошо разбирался в тех делах, которыми ему поручили заниматься, и необходимость постоянно консультироваться с Товией основательно его раздражала. Но тут возникли две неожиданных трудности.
   Первая - незначительная: аэродром находился на базе Черми, и на его вертолеты теперь не стоило рассчитывать. Вторая серьёзнее, - на сей раз, Черзмали не мог поехать с ним, и, более того, не мог выделить достаточно солдат. Талу решил обойтись своими гексами, в управлении которыми постоянно практиковался.
  

* * *

  
   Всего через сутки колонна машин вышла из Кен-Каро, направляясь на запад. До Ахрума было тридцать миль, но за десять миль до селения они миновали последний пост Внутренней Армии, - та не хотела входить в прямой контакт с повстанцами, опасаясь стычек.
   Впереди колонны ехал оранжевый патрульный автомобиль с двумя полицейскими. Из установленных на его крыше динамиков должны были раздаваться призывы к мирным переговорам. Машина не была бронирована, у полицейских были только револьверы. Предназначенная для улиц, она еле ползла, увязая маленькими колесами в грязи мрачной лесной дороги. Талу надеялся, что её безобидный вид удержит повстанцев от немедленной атаки.
   За ней следовал грузовик, доверху нагруженный хорошо заметными припасами, - по мнению Талу, раздача еды должна была смягчить "беглых". За рулем тоже был полицейский.
   Грузовик сопровождали три оранжевых патрульных машины, на сей раз, на вездеходном шасси. В них сидело ещё пятнадцать полицейских, увешанных патронташами, вооруженных пистолетами и карабинами, - все, кого смогло выделить полицейское управление. У каждого на поясе висели две газовых гранаты, из окна передней машины даже торчал ручной пулемет, но всё же, это шествие выглядело довольно жалко.
   На некотором отдалении следовал трехосный фургон, конфискованный Талу в городе. В нем сидели 24 вооруженных до зубов бойца, - две трети взвода, который смог послать с ним Черзмали. За ним ехал штабной бронетранспорт, в котором сидел сам Маоней. Разрисованная в маскировочные черно-серые цвета широкая, 35-тонная машина была почти незаметна. Её семисотсильный двигатель работал бесшумно, восемь колес из сплошной упругой пластмассы, - каждое выше человеческого роста, - мерно вращались, не замечая неровностей. В штабном варианте МКХ-30 помещалось всего двенадцать бойцов, - вдвое меньше, чем в обычном.
   У машины было два независимых поста управления, разнесенных по передним углам корпуса. Между ними размещалось главное боевое отделение с автоматической пушкой, установленной в лобовом листе, пулеметом и огнеметом во вращающейся башне. Ещё один пулемет и огнемет стояли в башне кормового боевого поста, между двигателями. Боезапас, - тысяча дюймовых снарядов для пушки и четыре тысячи пулеметных патронов, - хранился в бронированных коробах на двойном днище машины. Между его броневыми листами располагались топливные баки.
   За бронированной громадиной еле полз обычный городской автобус. В нем сидели бывшие заключенные, успешно прошедшие перевоспитание. По мнению Талу, они тоже должны были помочь в переговорах.
   Замыкали колонну шесть черных трехосных тягачей, влекущих платформы с медлительными гексами. Гекс было всего тридцать, но их вооружили пулеметами, закрепленными на головах в металлических рамах. Спусковые поводки шли в пасти - для выстрела гексе требовалось лишь чуть сжать челюсти. Цистернообразные туши покрывали бронированные попоны, раскрашенные в маскировочные цвета. Шеи скрывали гибкие бронированные рукава, тоже раскрашенные. Среди них была и Имо.
   На первой платформе сидело тридцать "бывших" в серых комбинезонах и сферических стальных шлемах с антеннами, - такими же, какие наподобие усиков увенчивали головы гекс. Этих заключенных, только что подвергшихся нейрокибернетической имплантации, Талу забрал с базы Эрно, чтобы хоть ими усилить свою маленькую армию, - он не хотел дожидаться подкреплений. Эти существа были одеты в противогазы без фильтров, скрывавшие их мертвые лица и пустые стеклянные глаза, и вооружены короткими охранными автоматами. Вместо магазинов у них были патронные ленты, идущие в наспинные ящики. Их вооружение дополняли массивные тесаки.
   Тем не менее, сидевший в командном отсеке бронетранспорта Талу чувствовал беспокойство, - с ним было, считая семь членов экипажа, чуть больше сотни файа и людей. Он вовсе не хотел нападать, но времена, когда на переговоры можно было идти безоружным и не имея внушительной силы за спиной, увы, миновали безвозвратно.
   Маоней нервно оглянулся. В открытой двери десантного отделения было видно, что бойцы приникли к бортам, вставив дула автоматических винтовок и пулемета в амбразуры. Только оба гранатометчика спокойно сидели у кормовой стенки, - они ожидали начала боя.
   Талу перевел взгляд с залитого тускло-красным светом отсека на ярко освещенные пульты компьютеров, полукольцом окружавшие его вращающееся кресло. На экранах можно было видеть круговую панораму вокруг машины - в обычном, усиленном или инфракрасном свете. Можно было даже подключиться к мозгу какой-либо гексы и видеть её глазами. Талу полюбовался такими видами, потом переключился на "бывших". Здесь качество изображения было столь скверным, что он поморщился.
   Закусив губу, он быстро просматривал экраны, боясь упустить признаки засады. Его руки лежали на клавишах управления, готовые в любую секунду отдать приказ. Он потрогал переносной пульт, висевший на спинке кресла, затем кобуру. Перед поездкой он попрактиковался в стрельбе, но не был уверен, что действительно попадет в то, во что целится.
   В машине было жарко, - охлаждавшие аппаратуру вентиляторы гнали струи горячего воздуха. Маоней несколько раз вытирал пот, затем решительно стянул куртку, стащил футболку и вновь защелкнул пояс на своем впалом животе. До Ахрума оставалось меньше трех миль. Полицейские уже включили свои динамики, и лес оглашали записанные на пленку призывы.
   Талу поёрзал и протянул руку к рации - он захотел связаться с первой машиной и спросить, не видно ли беглецов. В этот момент на них и напали.
   Впереди, из темных зарослей, враз ударили два десятка автоматов. В передней машине вмиг разлетелись стекла и головы сидящих в ней людей. Неуправляемая машина продолжала ползти вперед, пока не лопнули все колеса и не заглох изрешеченный пулями мотор. При этом динамики продолжали оглушительно орать:
   - Не стреляйте, мы хотим мирных переговоров! Не стреляйте...
   В кабине грузовика тоже разлетелись стекла, убитый водитель ткнулся лицом в руль. С диким ревом сигнала грузовик врезался в патрульную машину, развернул её и толкал несколько метров, пока не заглох. Машина опрокинулась, вопли динамиков оборвались. Из-под капота полыхнуло пламя. С бортов расстреливаемого в упор грузовика сыпались пачки с печеньем и консервные банки.
   Вся колонна остановилась. Полицейские выпрыгивали из расстреливаемых с двух сторон машин, но едва половина их успела это сделать. Пулеметчик, едва выскочив из открытой дверцы, тут же выронил оружие и ткнулся в траву с десятком пуль в груди. Уцелевших, пытавшихся укрыться в зарослях, встретил огонь автоматов в упор. Через десять секунд с начала боя из восемнадцати полицейских в живых не осталось никого.
   За это время бойцы Талу успели выскочить из распахнувшейся задней дверцы и кабины фургона. Они быстро рассыпались по лесу. Треск автоматов заглушило частое щелканье автоматических винтовок.
   Талу несколько секунд оторопело смотрел на экраны. Затем его пальцы быстро запорхали по клавишам. У остановившихся платформ откинулись борта, превратившись в пандусы. Гексы и "бывшие" сошли по ним, и, разделившись на две группы, вошли в лес, чтобы взять засаду в клещи. Маоней быстро отдавал один приказ за другим, его глаза блестели, - пришел час проверки его знаний. Он пустил "бывших" позади гекс, развел группы дальше в стороны, чтобы не упустить никого.
   Переключившись на экран Имо, он увидел бесцветную человеческую фигурку, палящую из автомата по наступающей твари. Талу не успел и моргнуть, как человек замер в перекрестье прицела. Изображение дернулось, наверху полыхнуло пламя. От тела, прошитого множеством крупнокалиберных пуль, полетели клочья мяса, но Маоней Талу этого не заметил. Он смотрел уже на другой экран.
   Будь в засаде всего двадцать мятежников, их бы перебили почти сразу. Но их оказалось куда больше. К автоматчикам присоединилась сотня стрелков с карабинами, добытыми в Кен-Каро, и ещё три сотни беглых заключенных и повстанцев, вооруженных топорами и ножами, и мечтавших добыть оружие в бою. На каждого бойца Талу приходилось пять стрелков и ещё втрое больше "беглых" с холодным оружием. Им заранее сообщили об экспедиции, и засаду они подготовили на совесть.
   Хотя бойцы-истребители были сильнее, отлично вооружены и лучше тренированы для боя, у них практически не было шансов. Не успевали они покончить с одним противником, как на них набрасывались новые, расстреливали в спину, били ножами, душили.
   "Бывшие" же оказались легкой добычей - несмотря на свою чуткость, стремительность, способность стрелять на любой подозрительный звук, они были неосмотрительны и очень тупы. Хватало одного меткого выстрела, чтобы заполучить автомат и в придачу, - ленту с доброй тысячей патронов.
   Но гексы оказались на высоте положения, - неуязвимые в своей пластиковой броне, они действовали как живые танки. Проламываясь сквозь любые заросли, они повсюду выслеживали и уничтожали людей. Они не только прекрасно видели в темноте, но и обладали особой чувствительностью к вибрации и теплу, излучаемому живыми телами. Выжившие повстанцы скоро поняли, что единственная возможность уцелеть, - держаться позади какой-нибудь гексы. Те были неповоротливы, и, несмотря на гибкие шеи, не могли оглядываться назад.
   На дороге огонь охватил салон патрульной машины с обезглавленными трупами, добрался до бензобака, взметнувшись, обдал кабину грузовика и перескочил на лужу разлившегося под ним горючего. Бензобак грузовика тоже взорвался, его деревянный кузов, набитый коробками, объяло пламя, и обе сцепившихся машины запылали огромным костром, далеко освещая заросли.
   На обагренную огнем дорогу выскочил молодой мужчина с бешеными глазами, - тот самый, что стрелял в Черзмали. Бросив свой разряженный автомат, он подбежал к изрешеченному пулями патрульному вездеходу, схватил пулемет убитого полицейского, надел ранец с запасными дисками, торопливо застегнул на себе его пояс с гранатами и пистолетом. Вокруг вездеходов суетились другие "беглые". Они выбрасывали трупы из кабин, обыскивали их, забирая оружие.
   "Беглый" с пулеметом миновал их. Взобравшись на крышу брошенного фургона, он дал длинную очередь по крыше стоявшего за ним бронетранспорта. И свирепая радость отразилась на его лице, когда под ударами пуль, в искрах, разлетелись обычные и инфракрасные фары, объективы камер, повалились срезанные антенны связи, покрылась белыми пятнами окрашенная броня...
  

* * *

  
   Уэрка очередью в упор свалил налетевшего на него в полумраке файа, подхватил его автоматическую винтовку, и из неё расстрелял второго. Взглянув на него, он крикнул Философу:
   - Смотри, это же гранатометчик!
   Они вдвоем подбежали к нему. Рядом с мертвецом лежала труба базуки, на его спине был ранец с тремя запасными ракетами.
   - Вот это да! - воскликнул Философ.
   Он первым делом нацепил на себя пояс убитого, и теперь разглядывал 20-зарядную автоматическую "Бексу", вытащив её из кобуры.
   - Ты знаешь, как с этим управляться? - хмыкнул он.
   Уэрка надел ранец с ракетами и крутил в руках базуку.
   - Разберусь. Пошли на дорогу, - нам надо взорвать броневик.

* * *

  
   Талу видел, что сражение и так идет не лучшим образом, когда внезапно погасла часть экранов и оборвалась нейрокибернетическая связь. Осмотревшись, он понял, что дела плохи, - по их машине стреляли уже со всех сторон. Пули резко щелкали о звеневшую броню. Носовой пулемет почти беспрерывно бил трассирующими очередями по фургону, из-под которого вражеский пулеметчик огрызался струями разрывных пуль. "Беглые" обошли их с тыла. Они захватили платформы, перебили водителей, и теперь атаковали автобус. Его пассажиры не захотели выяснять отношения со своими бывшими собратьями и разбежались кто куда, пытаясь спастись.
   Бросив молчащее управление, Талу попытался вызвать кого-нибудь из бойцов, но никто не отвечал. Он решил связаться с Кен-Каро, и, пока не поздно, вызвать помощь, но дальняя связь тоже не действовала. Он не знал, что антенна срезана пулями, но понял, что осталось рассчитывать только на свои силы.
   Юноша задумался. Прорываться небезопасно, надежнее собрать гекс вокруг машины с помощью переносного передатчика и держаться до подхода подкрепления.
   Талу выскочил в десантное отделение. Его бойцы, оставив бесполезные амбразуры, стреляли из открытых люков на крыше. Одна за другой, ударили обе базуки. После оглушительных взрывов их начиненных шрапнелью ракет в зарослях стрельба несколько утихла.
   Отпихнув одного из стрелков, Талу выглянул в люк и осмотрелся. По всему лесу мелькали молнии трассирующих пуль. От них повсюду занимались кусты, трава, лесная подстилка. От его машины тоже разлетались во все стороны огненные лучи. Носовой пулемет продолжал строчить, - Талу удивился, почему изрешеченный трассирующими пулями фургон ещё не вспыхнул. За ним пылал грузовик, - пламя трепещущими рывками озаряло заросли.
   Сзади раздался грохот и звон стекла. Талу обернулся. Тяжелая платформа, на которой недавно ехали "бывшие", теперь, уткнувшись в разбитый зад автобуса, толкала его, пока он с грохотом не свалился набок, в кювет. Взревев двигателем, мощный тягач рванулся вперед, собираясь таранить бронетранспорт.
   Талу успел лишь открыть рот, когда из кормовой башни хлестнула очередь. Трассирующие пули разнесли стекла и заклинили двигатель тягача, - он остановился, не доехав до них всего нескольких метров.
   Талу приготовил пульт. На панели зажегся зеленый огонек установленной связи, - но в этот миг из кустов сверкнула вспышка выстрела, и пуля свистнула возле головы Маонея, так близко, что он ощутил упругий удар рассеченного воздуха, и в панике спрыгнул вниз.
   Бросив бесполезный пульт, Талу вновь попытался связаться с Кен-Каро, - безуспешно. Он не знал, что случилось с передатчиком, но понял, что оставаться здесь нельзя. Гексы, управление которыми было потеряно, разбрелись по лесу. Его бойцов нигде не было видно.
   - Давай на прорыв! - крикнул он водителю. - Сначала на полной назад, потом вперед! Держитесь крепче!
   Стрелки спешно попрыгали внутрь машины. Двигатель бронетранспорта взревел на полной мощности. Затем тяжелая машина резко рванулась назад, с треском врезавшись в тягач. Сила удара вогнала двигатель внутрь смявшейся кабины и развернула платформу поперек дороги. Внутри бронетранспорта все повалились друг на друга.
   - Пушка! - крикнул Талу. В ушах у него звенело после страшного лязга и скрежета.
   Машина содрогнулась от отдачи автоматического орудия, извергавшего десять снарядов в секунду. После трехсекундной очереди восьмитонный фургон взорвался, подскочил вверх в облаке огня и опрокинулся набок. Затем мастер-стрелок повел стволом пушки справа налево, насколько позволяли упоры. Расчищая дорогу, его орудие проложило дугу смерти длиной в шестьдесят градусов. На сей раз, рев пушки не смолкал по крайней мере двадцать секунд.
   Вновь высунувшись из люка, Маоней видел, как в ослепительных вспышках искристого пламени разлетаются стволы деревьев и взлетают фонтаны земли, видел, как вновь полетели обломки злосчастного фургона. Он видел, как из зарослей выскочил человек с автоматом - в него попало сразу два снаряда, и он тоже разлетелся в облаке искр и кровавых брызг. Когда орудие замолкло, стало тихо, только трещали валившиеся деревья.
   - Вперед! - крикнул Талу.
   Бронетранспорт с ревом работающего на полных оборотах двигателя стал быстро набирать скорость. Когда он зацепил и отбросил горящий фургон, Талу еле устоял на ногах. Впереди показались патрульные вездеходы. От них в разные стороны кинулись темные тени.
   Бронетранспорт легко смел маленькие машины, - первый вездеход полетел вперед так, словно им выстрелили, и, врезавшись во второй, вместе с ним, кувыркаясь, покатился в кювет. Третий отлетел вбок и перевернулся. Впереди оставался лишь пылавший грузовик. Они приближались к нему, вновь набирая скорость, - объехать его было нельзя. Глядя на стремительно надвигавшееся пламя, Талу лишь крепче вцепился в раму люка, - прятаться было уже поздно. Но сила удара была такова, что он сорвался и покатился по телам бойцов.
   Грузовик взорвался облаком горящих обломков и искр, подмял патрульную машину и прыгнул вперед. Патрульный автомобильчик с хрустом смялся под колесами подскочившей громадины, а грузовик, когда его вновь таранил бронетранспорт, опрокинулся и пополз впереди, взрывая землю и закрывая обзор. Казалось, машина мстит им за предательски убитого водителя. Им пришлось остановиться и отъехать назад. Прежде, чем бронетранспорт успел вновь ринуться вперед, начался кошмар.
   Разумеется, "беглые" знали, что файа будут прорываться к Ахруму, - дорога в город была загорожена платформами. По их машине стреляли из автоматов, карабинов и взятых у убитых файа автоматических винтовок. От ударов сотен пуль с бортов внутрь машины полетели клочья зеленой краски. Лежащему на дне расстреливаемого бронетранспорта Талу показалось, что он в железной бочке, по которой бьют отбойным молотком. Несмотря на это, бронетранспорт вновь рванулся вперед, в звоне и свисте отлетавших от брони пуль и пучках выбитых из стали искр. Через секунду перед его носом разорвалась ручная граната, взметнув фонтан земли. Вторая отскочила от борта и разорвалась в кустах.
   - Закройте люки! - крикнул Талу, пробираясь на четвереньках к своему посту.
   Машина мчалась вперед, несмотря на сумасшедшую стрельбу и взрывы гранат. Они отскакивали от бортов, катились по крыше. Одна взорвалась под колесами, но машину это не повредило. Всего Талу насчитал семь взрывов.
   Добравшись до своего кресла, он подумал, что они прорвались, - взрывов он больше не слышал, стрельба ослабела. В этот миг стремительно вылетевший сзади огненный шар ударил бронетранспорт в корму, - прямо в кормовой боевой пост.
   Взрыв трехкилограммовой шрапнельной ракеты проломил дюймовую броню, и её осколки изрешетили всё, что было внутри помещения, включая и двух стрелков. Бронированная дверь в десантное отделение выдержала, но застекленная смотровая щель в ней засветилась огнем, - взрыв порвал шланги огнемета, которым стрелки так и не успели воспользоваться. Несмотря на это, управление не было повреждено и двигатели работали, - машина продолжала двигаться вперед.
   Она продолжала двигаться, даже когда ещё две ракеты почти одновременно ударили в корму, и кормовая башня слетела. Из её погона вырвался столб пламени. Талу сжался на сидении, руками прикрывая голову, - его оглушило взрывами.
   Через секунду в бронетранспорт попала четвертая ракета. Дверь кормового боевого поста снесло, и внутрь ворвался неистовый поток пламени, - оставаться в машине стало невозможно.
   Подчиняясь скорее инстинкту, чем разуму, Талу рванул рычаг внешней двери и выскочил наружу. Никто больше выскочить не успел, - от удара пятой ракеты взорвались баки с напалмом, и внутренность бронетранспорта мгновенно обратилась в огненный ад. Двигатели ещё работали и пылавшая машина продолжала мчаться вперед, словно страшный костер на колесах. Только проехав метров сто, она сошла с дороги, сокрушила несколько деревьев, остановилась и заглохла.
   Поднявшийся Талу несколько секунд тупо смотрел на неё, затем побежал следом, - он вспомнил, что в ней осталась его куртка, и, главное, переносной пульт управления гексами.
   Добежав до машины, он остановился в ужасе. Из распахнутых люков шумно вырывалось пламя, корпус стал странно светлым, - пули отбили почти всю краску и броня сплошь покрылась отметинами. Корма машины была разворочена, из пляшущих рыжих языков торчали клочья броневой стали. От двух передних колес остались лишь лохмотья темного пластика. Внутри страшно кричали, что-то стучало и билось в стальные стенки, хотя уцелевшая на них краска уже шипела и пузырилась от жара.
   Маоней было сунулся в люк, из которого выскочил, - оттуда ревел огонь, несло нестерпимым жаром и смрадом. Из него к его ногам вывалился истошно вопящий огненный комок и стал кататься, рассыпая искры, - ещё минуту назад это был один из его бойцов. Талу бросился прочь.
   Отбежав немного, он повалился на землю, - ноги его не держали. Едва он вновь осмелился взглянуть на бронетранспорт, в нем взорвались ракеты для базук и топливные баки, - из люков в небо взвился столб огня. Броневой корпус вспучился, как надутый пакет, во все стороны полетели крышки люков, искры, горящие обломки. Рванувшееся в стороны из люков пламя собралось в огненную тучу и неторопливо поплыло вверх, разворачиваясь огромным черным грибом.
   Талу оглушило взрывом, но он, в странном оцепенении, продолжал смотреть, как, с фейерверочным треском рассыпая искры, рвутся патроны. Пламя гудело, освещая всё вокруг, раздутый корпус медленно наливался малиновым сиянием, от жара плавились и вспыхивали колеса. Лишь когда взорвались ящики со снарядами и светящаяся коробка подбросила нос вверх в фантастическом облаке вспыхнувших трассеров, он сообразил, что его могут здесь найти, и пополз прочь.
  

* * *

  
   Довольно долго Талу пробирался на четвереньках наугад, пока не наткнулся на куст. Забившись под него, он сжался, судорожно хватая ртом воздух. Его сердце бешено стучало, его тошнило, а перед глазами плавали круги.
   Пытаясь привести себя в порядок, он зажмурился и стал считать. Досчитав до сотни, он смог приподняться на руках, потом с трудом встал и осмотрелся. Все до единой машины горели. Деревья у горящего бронетранспорта тоже занялись, пламя смерчем рвалось вверх. Вдобавок, во множестве мест пылали кусты и трава, подожженные пулями. Такой пожар был виден и в Кен-Каро.
   "Хотя я и не успел послать сигнал о помощи, теперь Мато и сам сообразит, что к чему, - подумал Талу. - Стоит лишь подождать немного, и сюда прилетят..."
   Ему было холодно; он вспомнил, что его куртка осталась в горящей машине. "Я мог бы основательно прогреться", - подумал Талу. Эта мысль показалась ему очень смешной, но он с испугом сжал зубы, чувствуя, что стоит ему хоть раз хихикнуть, - и он уже не сможет остановиться, пожалуй, до конца своей жизни.
   Несколько успокоившись, он услышал громкий треск - к нему, ломая заросли, приближалась гекса, направляя на него пулемет. Талу бросился в сторону, зная, что никому из попавших в прицел гексы не стоит рассчитывать на спасение.
   Однако, к его радости, очереди не было, - тварь уже успела расстрелять все пятьсот полудюймовых пуль, которыми её снабдили, и теперь пыталась просто схватить его. Талу увернулся и побежал, зная, что медлительная туша не сможет его догнать. Едва она скрылась из виду, он остановился, - гексы не умели идти по следам, и, потеряв добычу из виду, прекращали погоню.
   Вновь забравшись в заросли, он смог, наконец, оценить ситуацию. По-видимому, он один остался в живых из всего отряда. Вокруг бродили тридцать гекс и столько же "бывших", - теперь, когда управляющий компьютер уничтожен, они все превратились в зверей, одержимых манией убийства.
   "И ещё - сотни три "беглых", одержимых тем же, - подумал он, - хотя нет! Гексы и "бывшие" должны были перебить многих, может, и всех, - я ничего не слышу!".
   Поднявшись, он осмотрелся, насколько позволяло мерцание перед глазами. Повсюду вокруг пылали огни, освещая мрачный лес, клубящийся дым скрывал всё. Сквозь сильный звон в ушах был слышен лишь треск - пламени, а может, и шагов...
   Усевшись, Талу осмотрел себя. Как оказалось, все приключения стоили ему всего нескольких ссадин, зато ноги отчаянно дрожали, - он не мог поверить, что минуту назад бежал как лань, перепрыгивая все препятствия.
   Он понял, что дрожит, вспоминая, как в него стреляли. Он и сейчас не понимал, как можно промахнутся, стреляя из карабина по неподвижной мишени с расстояния десяти шагов.
   "Я не понимаю, как остался жив", - подумал он.
   При мысли, что он сидит один, полуголый, в лесу, кишащем чудовищами, он должен был испугаться сильнее. Но пугаться он был уже не способен. В конечном счете, гексы для знающего все их повадки не так и страшны. К тому же, они наверняка преследуют уцелевших "беглых". Зато сами "беглые" убьют его, едва увидят.
   "А почему - убьют? - спросил он себя. - Разве у меня на лбу написано, что я офицер ЧК и нейрокибернетик? - Он вспомнил, как на площади пожилой "беглый" принял его за заключенного. - Среди файа тоже бывают мятежники, и больше, чем мне хотелось бы. Ведь меня специально учили прикидываться невинной овечкой или бунтарем! Они меня ни разу не видели, - так как же смогут узнать? По одежде?"
   Талу усмехнулся. Его куртка - и как этот болван не заметил государственной эмблемы на правом рукаве? - превратилась в пепел. Сейчас на нем были только сандалии и рабочие штаны, - костюм довольно подозрительный, но в нем мог ходить кто угодно. Только...
   Он расстегнул гибкий металлический пояс, - такие носили только Высшие Фамайа, - и вытащил из кобуры пистолет. Оружие было тем единственным якорем, за который цеплялось его тонущее в панике сознание. Зато патронов было мало, - всего одна запасная обойма в кармашке на кобуре. Засунув её, вместе с пистолетом, в карман штанов, Талу забросил всё остальное, вместе с документами, в кусты.
   Его вдруг охватил стыд, - всего год назад он впервые надел стальной пояс, окончив Академию. Тогда он стал одним из пяти миллионов Высших, носящих их. Он вспомнил, что ему говорили, вручая пояс и диплом. А теперь...
   Вообще-то Талу не очень любил этот знак отличия, - всё время таскать на себе два с лишним килограмма железа не очень-то удобно. Гибкая стальная змея могла стать превосходным оружием в крайнем случае, и древние файа носили металлические пояса именно с этой целью. Обычай не утратил смысла и сейчас... но, если бы он попался с поясом, его уже ничто бы не спасло.
   Талу ощутил запах гари, - пожар разгорался. Сами сырые деревья не могли вспыхнуть и оставаться здесь было вполне безопасно, но он должен был выяснить, что стало с его бойцами.
   Он осторожно выглянул из кустов, припоминая способы незаметного передвижения по местности, потом снял сандалии, прицепив их за ремешки к ремню штанов. Достав из кармана оружие, Талу спустил предохранитель и передернул затвор. Потом он двинулся вперед, пробираясь к востоку, к Кен-Каро. Лесной мусор колол его босые ноги, но теперь он ступал по нему совершенно бесшумно. У Маонея было ещё одно небольшое преимущество, - файа, выросшие в вечном полумраке севера, лучше видели в темноте, и даже могли различать цвета, когда людям всё кажется серым, - только вот какой ему в них сейчас толк?..
   Пробираясь по лесу с пистолетом, поднятым стволом вверх, он никого не видел. Впрочем, разглядеть кого-нибудь в почти полном мраке, царившем под сплетенными воронкообразными кронами, было трудно. Трепещущие вспышки пламени и ползущие в тяжелом влажном воздухе клубы дыма дополнительно затрудняли обзор.
   Талу вдруг остановился и прислушался, - сзади донеслись тяжелые мерные шаги. Обернувшись, он увидел, что за ним идет здоровенный "бывший". Заметив, что юноша остановился, он отчетливо ускорил шаг. Его тяжелые сапоги вминались в землю с резким хрустом. Антенны, выступавшие надо лбом, словно усики насекомого, чуть покачивались в такт шагам, лица под противогазом видно не было.
   Талу с облегчением заметил, что автомата нет, - из ранца торчал обрывок патронного рукава. Зато "бывший" держал в руке длинный массивный тесак с окровавленным лезвием, размахивая им на ходу. Его намерения были совершенно понятны, - он хотел изрубить Талу на куски. Тот спокойно, как в тире, опустил пистолет и прицелился, - убегать от твари, обладавшей упорством текущей воды, было совершенно бессмысленно. "Бывший" продолжал идти, словно не замечая наведенного на него оружия.
   Когда до него осталось всего шагов пять, Талу выстрелил. Пуля попала в грудь, - он видел входное отверстие, - но "бывший" продолжал идти, даже не вскрикнув. Казалось, пуля попала в дерево.
   Талу выстрелил два раза подряд, - "бывший" согнулся под ударами пуль, но выпрямился и пошел, по-прежнему без единого звука, хотя хлынувшая из ран кровь залила его серый комбинезон.
   Затем он вдруг бросился на него и со страшной силой взмахнул тесаком, целясь Маонею в голову. Тот успел выстрелить ещё раз, неловко отпрыгнул, споткнулся и упал. Тяжелое лезвие вонзилось в ствол дерева и осталось торчать там. "Бывший" выпустил оружие из перебитой руки и набросился на поднимавшегося Талу. Он навалился на юношу всей тяжестью и прижал его к земле, нащупывая левой рукой горло. Талу задыхался под весом твердого, жесткого тела, чувствуя, как по бокам текут горячие ручейки чужой крови.
   Когда "бывший" попытался выдавить ему глаза, Талу, наконец, опомнился. Высвободив правую руку, он прижал ствол пистолета к боку твари и дважды нажал на спуск. "Бывший" обмяк, из отверстия его маски на грудь юноши потекла новая струйка крови.
   С трудом сбросив массивное тело, Маоней поднялся на ноги, вздрагивая от пережитого напряжения. Не похоже, чтобы кого-то привлекли его выстрелы, но всё же...
   Заметив торчащий в стволе тесак он понял, что это будет лучшее оружие в данных обстоятельствах. Однако, как он ни старался, даже шевельнуть глубоко вбитое лезвие ему не удалось. Талу заметил, что кора вокруг клинка вздулась, и из разреза вытекает липкий темный сок, распространяя резкий, будоражащий запах.
   Ощутив холод, он провел рукой по груди, - она была вся в уже свертывающейся, загустевшей крови. С отвращением обтерев себя травой, он посмотрел на "бывшего". Прошитый шестью пулями, тот ещё шевелился, - если были целы нервные пути, киберблок ещё несколько минут мог управлять уже фактически мертвым телом. Осторожно приблизившись, Талу ткнул ствол пистолета под его челюсть и выстрелил вверх, чтобы поразить компьютер под стальным шлемом твари. На сей раз, она замерла навсегда...
   Пробираясь дальше вдоль дороги и испуганно оглядываясь, Талу стал замечать следы битвы. Сначала ему попался "беглый", превращенный в неузнаваемые лохмотья пастью гексы, затем - "бывший" с двумя вмятинами на шлеме и простреленной шеей. Оружия при них не было. Немного дальше, у кювета, лежало несколько тел в синей полицейской форме. Наконец, у горящих машин ему стали попадаться тела его бойцов и "беглых", разбросанные вперемешку. Их было много. Талу разглядывал их, ища живых и хоть какое-нибудь оружие, но всё, до последнего патрона, было собрано. Потом впереди показалось нечто огромное, темное - туша мертвой гексы. Её голова исчезла, разорванная выстрелом из базуки, обрубок шеи напоминал конец оборванного кабеля. Под ним растеклась огромная лужа уже застывшей синей крови. Осторожно обойдя её и лежащую на боку неохватную тушу, он заметил на её броне номер, - большую белую единицу. Увидев его, Талу вздрогнул и отвернулся. Это был номер Имо.
   Пробираясь дальше, он видел всюду изуродованные тела, - изрешеченные пулями, вдавленные в землю, разорванные челюстями гекс. Наконец, уже чувствуя себя ангелом, идущим по миру мертвых, он услышал хриплые стоны боли.
   Осторожно подойдя поближе, Талу увидел распластанное тело. Судя по сохранившимся обрывкам черной формы, это был один из его бойцов, и Талу, несмотря на полумрак, узнал его - Анкей Риото, командир истребителей. Всего час назад это был рослый, сильный юноша с большими серьёзными глазами. Сейчас его живот был распорот и вырванные внутренности развешаны по веткам ближайших кустов. Но Талу ужаснуло не это, а то, что эти выпотрошенные останки ещё жили, хрипя и следя за ним мутно-красными глазами.
   Анкей, очевидно, заметил его, - он пошевелил головой, издавая хриплые, нечленораздельные звуки. Догадаться об их смысле было нетрудно - Талу подошел, и, избегая смотреть вниз, выстрелил. Пуля попала в лоб умирающего, его голова неестественно дернулась и тело застыло. Талу поспешно отошел, борясь с тошнотой.
   - Эй ты! Чё тут шумишь, людям помереть спокойно мешаешь?
   Обернувшись на голос, Маоней увидел крепкого мужчину в белой рубашке с засученными рукавами, несомненно, "беглого". В руке он держал длинный, окровавленный нож. Талу вновь выстрелил, целясь ему в лоб, но оружие издало лишь щелчок, - патроны кончились. Присевший было от страха "беглый" злорадно рассмеялся.
   - Эй, парень! Ты мне понравился! Иди ко мне, - я тебя... - он сделал неприличный жест.
   Талу застыл, понимая, что уже не успеет перезарядить оружие. "Беглый" деловито воткнул нож в дерево и стал приближаться с мерзкой ухмылкой на лице.
   Когда он подошел вплотную, Маоней наотмашь ударил его рукояткой пистолета в висок... точнее, попытался. "Беглый" не стал ни уворачиваться, ни отбивать удар. С той же мерзкой ухмылкой он просто вскинул руки, перехватив предплечье юноши, и тут же со страшной силой рванул его вправо и вниз, зверски выламывая руку Талу сразу в двух суставах. Тот задохнулся от боли и выронил оружие, согнувшись почти пополам. "Беглый" швырнул его на землю, навалился сверху. Свободной рукой он обхватил голый живот Талу, плотно прижав юношу к себе. Маоней бешено рванулся, - и его руку, казалось, вырвали из плеча. В глазах у него потемнело от боли. Немного опомнившись, он ощутил, что рука "беглого" скользнула вниз, нащупывая ширинку.
   В дикой ярости, уже не обращая внимания на боль, Талу изо всех сил, бешено, откинулся назад, ударив противника затылком в челюсть. Хватка "беглого" ослабла, он ударил его ещё раз - и вырвался.
   Поднявшись, Талу схватился за плечо, - оно горело, как в огне, рука почти не действовала. "Беглый", опомнившись, попытался опять его схватить, но Талу отскочил.
   Они осторожно пошли по кругу, и на лице "беглого" вновь появилась ухмылка, - поскольку жертва, вырвавшись, не пыталась убежать, происходящее казалось ему забавной игрой. Он не обращал внимания на то, что глаза юноши жутко сузились и блестят, как у дикого зверя.
   Выбрав удобную позицию, Маоней остановился и присел, отставив левую ногу назад, а руки подняв к лицу. Он очень хорошо понимал, что второго шанса у него не будет.
   Прежде, чем его противник успел отреагировать, он прыгнул на него, перекатываясь через левое плечо. "Беглый" был ошарашен тем, что юноша бросился ему в ноги, и не успел вовремя отскочить. В тот же миг босая ступня Талу с силой врезалась ему в пах. "Беглый" захрипел и согнулся, обеими руками хватая себя за промежность. Но его глаза зажглись жуткой, безумной злобой.
   Не давая противнику опомниться, Талу лягнул его ещё раз, прямо по сцепленным пальцам, и "беглый" рухнул. Юноша поднялся, похромал к дереву, выдернул нож и вернулся к нему. Теперь оставалось лишь добить "беглого", но он медлил. Талу ещё никогда не убивал ножом, и это оказалось невыносимо трудно. Одно дело, - стрелять в атакующего, совсем другое, - добивать лежачего, стонущего от боли, пачкая свои руки в крови...
   Оглядываясь, он опять увидел выпотрошенное тело Анкея, и его затошнило. Участь взводного была несравненно хуже смерти; и, в то же время, какая-то темная часть души Талу радовалась, что она миновала его...
   Он замер, испуганный этим, не понимая, сошел он с ума или ещё нет. Лишь сейчас ему открылась вся чудовищная бездна ненависти, окружающей файа, и самым мучительным стало то, что ненависть эта была справедливой, - создание "бывших" было несравненно хуже увиденного сейчас им...
   Наконец, сжав зубы, он вонзил лезвие в ямочку на затылке "беглого". Острая сталь вошла на два дюйма под основание черепа. "Беглый" дернулся и затих - для него всё кончилось в мгновение ока. Талу вытер нож и поднялся, осматриваясь и растирая пальцы поджатой ноги, отбитые об гениталии напавшего. Вокруг было тихо. У его ног лежал скрюченный труп "беглого", всё ещё судорожно сжимавший свои половые органы.
   Заметив свой пистолет, Талу подобрал и перезарядил его, достав из кармана последнюю обойму. Сделав это, он сразу почувствовал себя увереннее, но это чувство оказалось преждевременным. Вновь услышав спокойные мерные шаги, Талу, вздрогнув, спрятался за дерево. "Бывший" шел к нему напролом через заросли, размеренно водя автоматом из стороны в сторону и нажимая спуск, хотя патронов у него уже не было. Когда он подошел к нему, Талу уложил его тремя выстрелами в грудь, а потом добил ещё двумя в шею, - оставлять умирать в лесу человека, пусть и "бывшего", ему не хотелось.
   На сей раз, тот замер навсегда, но эти выстрелы во всех отношениях были лишними, - на дороге, вдали, показалось четверо "беглых" с оружием наготове. Увидев их, Талу сунул пистолет в карман и опрометью бросился прочь, в темноту. Тем не менее, его всё же заметили, - у дороги тоже раздались крики и стрельба.
   Талу побежал, пытаясь не поднимать шума, и, ловко избегая препятствий, вскоре оторвался от погони. Когда крики позади утихли, он сел на поваленное дерево и задумался. Ему надо было выйти к своим, но он остановился уже далеко от дороги, и теперь не знал даже, где находится и в какую сторону идти, - проще говоря, заблудился. В лесу царил мрак, густые кроны деревьев скрывали небо. Ориентироваться по-другому Маоней Талу не умел, - вся его жизнь прошла в городе.
   Он прислушивался как мог, но шума моторов до него не доносилось. Помощь не шла, и Талу окончательно растерялся, - он просто не знал, что делать дальше. Вдобавок, его грызло неотступное чувство вины. Он понял, что действовал как дурак, погубив всех доверившихся ему файа и людей. И даже ещё хуже, - экспедиция погибла, а командир жив, - как это называется? Но почему нет помощи? Ведь пост Внутренней Армии всего в десяти милях отсюда, - два бронетранспорта и не меньше взвода солдат. Почему не помогли хотя бы они?..
   Впрочем, он легко мог представить, почему, - сперва солдаты свяжутся со штабом, а там - "сил недостаточно, ждите подкреплений". А подкреплений нет. Черзмали в городе не сможет снять больше никого, - ни один командир не пойдет в наступление, зная, что за его спиной может вспыхнуть мятеж. Местные части Внутренней Армии блокируют Черми, здесь их достаточно лишь для дозора. Конечно, подкрепления будут, - но, пока они подойдут, пройдет не меньше суток. А за это время...
   Маонея затрясло от ярости.
   "Черми мог уже давно разделать их так, как они заслужили, - зло подумал он, - если бы я не вмешался со своими дурацкими!.."
   Вспомнив, кто и зачем послал его сюда, он успокоился. Но сомнения остались: зачем держать пять миллионов солдат в двух армиях, если их нет там, где они нужны? Почему истребительные отряды из защитников превращаются в разрушителей и палачей? Почему народ, едва представляется возможность, выступает против власти с оружием в руках?
   Ответ был простым, - разложение Фамайа, как считалось, обращенное вспять после Второй Великой Революции, продолжалось. Талу повидал уже достаточно, чтобы понять, - всего через несколько лет такие восстания станут повсеместными, а потом... вряд ли что-то будет потом...
   Впрочем, сейчас его волновали более важные вопросы: у него осталось всего три патрона, босые ноги болели, он замерз, - и, к своему удивлению, проголодался.
   С ногами было просто, - он отвязал от ремня чудом уцелевшие сандалии и обулся. С остальным...
   Теперь Талу больше всего хотелось забиться поглубже в заросли и сидеть в них как можно дольше. Идея вполне разумная, но в них его никто не найдет, когда подойдет помощь. Сидеть же вот тут, ожидая неизвестно чего, было бессмысленно и небезопасно. Талу знал, что и кроме гекс в лесах Уарка водились существа, которым ничего не стоило прикончить даже вооруженного солдата. А побоище должно было привлечь множество подобных пожирателей плоти. Однако брести, - куда глаза глядят, - неизвестно сколько, вздрагивая от каждого шороха, испуганно оглядываясь, и не зная, что встретится ему за следующим деревом Талу тоже совершенно не хотелось.
   Высоко над его головой шумел ветер. Ровный шелест листвы то отступал, то накатывал волнами. Талу бездумно впитывал этот успокаивающий звук, пока не сообразил, что он глушит другие, куда менее приятные, - шорох шагов, и, вроде, чей-то шепот. "Беглые" вовсе не думали прекращать погоню, а он ушел явно недостаточно далеко.
   Талу поднялся и стал отступать, - быстро, но осторожно, стараясь не поднимать шума. Всё его внимание было обращено назад, и юноша замер, когда всего в десяти шагах впереди из-за деревьев вышли двое вооруженных мужчин. Талу оставалось лишь бросить пистолет и поднять руки, - единственная в таких обстоятельствах возможность избежать немедленной смерти. Сзади послышались шаги ещё двух. Загон и засада. Старый, как мир, прием охотников. В городе Талу не попался бы так легко, но в лесу он был беспомощен.
   Четверо "беглых" сошлись. Прежде, чем Талу опомнился, его крепко взяли под руки.
   - Кто ты? - спросил стоявший перед ним мужчина, судя по голосу, уже немолодой.
   - Маоней Талу, - ответил окончательно растерявшийся Талу. Если им знакомо его имя...
   У юноши возникло довольно противное ощущение в животе. Он не мог даже попробовать вырваться, - плечо отзывалось болью на малейшее движение.
   - Очень приятно. Я - Окрус Ватпу, или просто - Философ, - представился "беглый". - Но меня интересует, откуда ты, и почему бродишь в этом лесу!
   - Я... - начал Талу и сбился.
   Ему уже не раз доводилось вдохновенно врать, но ещё никогда, - ради спасения своей жизни. Подумав, он решил, что чем ближе к правде, - тем лучше.
   - Я родился в Товии и вырос в приюте для детей арестованных врагов Фамайа, - стоявший справа от Философа хмыкнул. - Кем были мои родители, я не знаю, - когда их расстреляли, мне не было и года. Сейчас мне двадцать три, - так всё и было на самом деле, но Философ тоже хмыкнул.
   - И как же ты сюда попал? - желчно спросил он.
   Талу раздумывал, какую роль ему принять. Наконец, он решил, что роль "наивной овечки", попавшей случайно в неприятную ситуацию, подойдет как нельзя лучше.
   - Я учился в товийском институте, сочинял стихи. Стал культурологом, очень любопытным. Однажды сочинил стихи про Вэру - они ему очень не понравились (это было чистой правдой). - Меня взяли "черные", допрашивали, потом отвезли в "Золотые сады" - показали, что бывает с теми, кто выступает против них, - он всем телом изобразил содрогание. - Я... испугался. Они сказали, что я должен искупить вину - уговорить сдаться беглых заключенных. Меня привезли в Кен-Каро, потом сюда. Я был в автобусе. Когда началась стрельба, я сбежал в лес, заблудился, наткнулся на вас. Это всё.
   - Всё ли? - спросил стоявший справа. Он поднял с земли пистолет Маонея, разрядил его, понюхал дуло. - Откуда оружие? И ты сейчас стрелял из него, если не ошибаюсь?
   - Я взял пистолет у убитого солдата. В лесу на меня напал "бывший" - я убил его. Вы слышали выстрелы?
   - Да. Я вижу, тебе досталось. Ты не ранен? - спросил Окрус, тронув окровавленную грудь юноши.
   - Нет. Это его кровь. Он упал на меня... - Маоней Талу вздрогнул вновь, на сей раз непритворно. Стоявшие по сторонам "беглые" отпустили его.
   - Я вижу, тебе действительно досталось. На, держи, и стреляй лучше, - здесь осталось всего три патрона, - сказал стоявший справа, протягивая ему оружие. Талу решил, что сможет застрелить его, и, вырвав автомат, уложить остальных прежде, чем они успеют опомниться.
   - Постой-ка, я его вроде уже видел, - сказал человек, державший Талу слева. - Ну-ка, дай мордашку... - он взял юношу твердыми пальцами за подбородок, и, запрокинув ему голову к небу, долго разглядывал его лицо.
   Сжавшийся Талу видел рваный клочок тускло-бледных небес, рассеченных острой синей полосой света Нити. Но перед его глазами стояло выпотрошенное и корчившееся в бесконечной агонии тело Анкея.
   - Да, видел. Ты был на площади, рядом с этим "черным", которого едва не подстрелил Ами. Простого заключенного не посадили бы в кабину вертолета, а? Ну-ка, выкладывай, кто ты, и что делал в компании этих уродов. Ну!
   Талу промолчал, не зная, что ответить.
   - У юноши очень правильная речь, - сказал Философ. - Совершенно без акцента. Он действительно товиец. Их манеру говорить ни с чем не спутаешь. Наверняка, он приехал с тем отрядом. Они не очень-то жалуют Черми.
   - Ты слишком хлипкий для истребителя, - сказал стоявший впереди. - Боевой оператор?
   Если бы Талу мечтал о мучительной смерти, он бы сказал "да". Но "беглый" попал в точку, и найти ответ было трудно.
   Решив, что он слишком задумался, "беглый" ударил его в живот. Талу задохнулся от боли и обвис на вновь схвативших его руках. Плечо моментально вспыхнуло огнем, и ему пришлось плотно сжать зубы, чтобы не заорать.
   - Я Наблюдатель. Младший, - сказал он, едва смог набрать воздуха. Отпираться было унизительно и бесполезно, - ни одному его слову они всё равно не поверили бы.
   - Скольких людей ты убил сегодня, недоносок? - Похоже, "беглого" не очень интересовал ответ, поскольку он снова ударил Талу в живот. Юноша молча вынес очередной приступ боли.
   - Двух "бывших". Они все словно спятили. Больше никого, клянусь!
   "Беглый" ударил его ещё раз. Задыхаясь от боли, Талу услышал, как заговорил мужчина, державший его справа.
   - Ты должен был следить за Черми, да? Выкладывай, что вы задумали. Иначе... сам понимаешь.
   - Единый Правитель приказал отстранить Черми от командования. За зверства. Мы должны были обеспечить это...
   - И что тогда ты делаешь здесь?
   - Нам было приказано вступить в переговоры с... вами. Чтобы избежать кровопролития.
   - И что вы хотели нам предложить?
   - Жизнь и хорошее обращение. Разве мало?
   Талу получил ещё один удар. Такая манера разговора уже совершенно перестала ему нравиться, и он решил молчать, - в точном соответствии с Полевым Уставом.
   - Он может пригодиться нам, Нэркис, - сказал вдруг Философ. - Наблюдатель, - это почти как ротный старшина. Если мы дойдем до границы, нам могут очень много дать за него. В конце концов, его всегда можно будет убить.
   - Похоже, ты прав, - сказал Нэркис. Они оба вели себя так, словно Талу был каким-то неодушевленным предметом. - Дай-ка веревку, - я свяжу ему руки.
   "Беглый" сделал это грубо, однако не стараясь причинить пленнику нарочитой боли.
   - Надеюсь, ты сможешь идти достаточно быстро и не будешь шуметь. Иначе я перережу тебе глотку, понял?
   - Да, - ответил Талу, несколько удивленный тем, что ненависти к нему он пока не чувствовал...
  

* * *

  
   Пробираясь по лесу в компании "беглых", Маоней изо всех сил старался убедить себя, что видит страшный сон. Такое, конечно, вполне могло происходить, - но, свет, не с ним же!.. Хотя, после всех совершенных им ошибок, эта участь казалась ему вполне заслуженной и даже справедливой. Смерти как таковой он почти не боялся, - это была слишком абстрактная вещь. Зато Талу очень боялся пыток, - не того, что выдаст какие-то тайны, а просто боли. Шагая в центре маленького отряда, он пытался составить план побега. Но пока он не видел ни малейшей возможности к этому.
   Талу не знал, куда они пробираются, и лишь заметив просвет между деревьями, понял, что в Ахрум. Однако, к его удивлению, "беглые" не стали выходить из леса. Присмотревшись, он понял, - почему. Там, где дорога выходила на расчистку, стояло несколько бронетранспортов, окруженных солдатами. Посмотрев на продолжение дороги за низкими белыми постройками селения, он увидел то же самое. Ещё один бронетранспорт с ревом проехал мимо опушки, где они укрывались, высаживая на ходу бойцов. Увидев на его борту государственный герб на щите, - эмблему Внутренней Армии, Маоней понял, что она решилась, наконец, на прямую блокаду. Высоко в небе кружило две пары черных боевых вертолетов. Они не спускались вниз, напоминая стервятников, поджидающих добычу. Здесь его миротворческая миссия потерпела полный провал.
   "Будет штурм, - понял он, - и нелегкий". Бывшая резиденция президентов Ирмии была настоящей крепостью с замаскированными дотами. Под её роскошными когда-то строениями прятались глубокие бункера.
   Поглядев на своих спутников, он заметил, что те следят за приготовлениями с малоприятным выражением мрачного ожесточения на лицах. Наконец, самый пожилой, который назвался Философом, сказал:
   - Им мы уже не поможем. Давайте пойдем дальше на запад, - сто семьдесят миль, и мы спасены!
   - А они погибнут! - крикнул самый молодой. - Нельзя бросать товарищей!
   - Мы тоже погибнем, и ты даже не сможешь им отомстить, Ами, - очень мягко сказал Философ.
   - Я понимаю, - ответил Ами. - Но они! Они!..
   - Пойдем, - приказал Нэркис.
   Обойдя селение, они вновь углубились в лес. Здесь были уже почти непролазные заросли, из-под ног то и дело что-то с шорохом бросалось прочь. Наконец, им пришлось спуститься в глубокий овраг, скрытый сплетенными кронами, где было почти совсем темно. Впрочем, Талу оценил выбор пути, - теперь ИК-детекторы вертолетов не могли их обнаружить.
   Они прошли уже довольно много, когда до них донесся новый звук, - гул самолетов, многих самолетов. Талу, разумеется, не мог их видеть, но в данных обстоятельствах это могли быть лишь военные самолеты, - скорее всего, универсальные "Футуры-Х", прилетевшие с берега океана, с Ан-Аркской военной базы.
   Его догадки подтвердились, когда сзади донеслись дробные разрывы кассетных бомб. Потом земля под ногами задрожала от ударов фугасных.
   Разрывы вскоре смолкли, но тут же появилась вторая волна самолетов, затем третья. Это смахивало уже больше на разрушение неприятельской крепости, чем на подготовку штурма. Талу знал, что после столь основательной бомбардировки в Ахруме не могло остаться ничего живого, - кроме погребенного заживо. На сей раз, командование предпочло не терять солдат.
   - Суки! Убийцы! - закричал Ами. Он в ярости набросился на Талу. Первый же удар сбил юношу наземь, и Ами стал пинать его. - Наши все погибли, а мы, как трусы!..
   - Прекрати! - рявкнул Нэркис, одновременно поднимая пленника на ноги. - Пошли!..
   Извилистый овраг казался бесконечным. Под ногами журчал ручей, хлюпала грязь, путались корни и ветки. Талу, хотя и немного хромавший от синяков, незаметно оказался во главе отряда, - его лучше видящие в темноте глаза позволяли избегать хотя бы самых крупных препятствий. Он опасался встретить одичавших гекс, - в узком проходе это был бы конец, эти твари никогда не ходили поодиночке. Да и без того, в таких местах охотно гнездились буллсквиды и ядовитые змеи, не говоря уже о двукрылках, - открытые сверху ступни Талу распухли от их укусов.
   Овраг наконец оборвался, впадая в болото. Они свернули в сторону и с трудом взобрались на обрыв. К удивлению Талу, его даже развязали, чтобы он смог карабкаться, - хотя его руки успели так затечь, что это вряд ли имело значение...
   Отсюда, сверху, он заметил за болотными зарослями блеск воды, а дальше - снова непролазный лес. Талу догадался, что это река Кен-Суту, приток Каро, и, следовательно, они в десяти милях к западу от Ахрума.
   - Привал, - выдохнул Нэркис, выбрав место поровнее. Его буквально шатало от усталости. Остальные тоже тяжело опустились на землю. Талу сел с ними. Несмотря на долгий путь, холод, побои и связанные руки, он устал куда меньше, чем его спутники. Впрочем, ему не приходилось тащить столько оружия, сколько они навьючили на себя. У Ами, самого молодого на вид "беглого", был ручной пулемет, - как заметил Талу, тот самый, что взяли с собой полицейские. У Нэркиса была автоматическая винтовка, у двух других, - конвойные автоматы. И все они были буквально увешаны подсумками, гранатами, патронами и прочей амуницией.
   - Давайте знакомиться, - произнес Философ. - Талу вы уже знаете, он меня - тоже.
   - Нэркис Уэрка, бывший полковник, сейчас - беглый штрафной, - неохотно произнес второй пожилой мужчина.
   - Истми Сурт, - представился мужчина помоложе. - Бывший водитель. Ненароком наехал на "черного", и теперь здесь.
   Самый молодой промолчал.
   - Это Сурми Ами, - шепотом сказал Талу Философ. - У него "черные" убили всю семью - жену и трех детей. Он сам чудом спасся.
   - Где это было? - тоже шепотом спросил Талу.
   - В Офинки. Пять дней назад, - Философ замолчал.
   "Это тоже жертва Черми Эрно, - думал Талу. - А ведь это он стрелял на дороге по моему бронетранспорту и сбил антенны!"
   Вспомнив, что стало с грузовиком, за которым прятался пулеметчик, он поразился, что Ами остался жив.
   - Мы не можем разводить костра, - вздохнул Философ. - Поэтому придется есть так.
   Он достал какие-то лепешки, одну протянул Талу. Усердно разжевывая вязкую массу, юноша разглядывал своих увлеченных едой спутников. Интересно, понимают ли они, что жить им осталось ровно столько, сколько потребуется вызванным Черзмали истребительным отрядам, чтобы обшарить местность? В любом случае, на это уйдет не больше суток. Потом они все умрут. И он тоже.
   Талу не обманывался относительно цивилизованных манер своих спутников, - они едва скрывали их ненависть. И понимал, что если дойдет до боя, его могут убить прежде, чем...
   От этих рассуждений его отвлек вопрос Философа.
   - Интересно, в Товии было нечто подобное нашему мятежу?
   - Да, я сам видел... - быстро увлекшись, Талу рассказал о своих наблюдениях с замковой крыши.
   - Жаль, что это прекратилось так быстро, - вздохнул Философ. - Но вряд ли это и впрямь космический феномен. В городе говорили, что страх прошел узкой полосой от Товии до моря. Интересно, на плато Хаос тоже чувствовали его? Или они это и устроили? Очень жаль, я-то думал, что там, - он показал на запад, - нашли способ покончить с Высшими без шума. Ведь если бы это продлилось ещё немного, то...
   - Мы все были бы мертвы, и даже наши трупы не сгнили бы! - внезапно крикнул Талу и замолк, испугавшись своей болтливости. Ему так хотелось вызвать их уважение... и разве не Фамайа убила его родителей?..
   У Талу возникло безумное желание признаться во всем, но он одолел его... хотя уже не знал, ради чего.
   Его буквально забросали вопросами. Поняв, что отмалчиваться опасно и уже просто глупо, он сказал:
   - У меня есть знакомые среди ученых, - они говорили, что это были испытания нового оружия, способного вызывать страх на расстоянии.
   - На расстоянии трех тысяч миль и на площади минимум в полмиллиона? Такое невозможно! - воскликнул Философ.
   - Возможно, - сказал Талу. - Вы же чувствовали.
   Все подавленно замолчали. Талу знал, что стоит развить мысль и ненавязчиво убедить их, что бороться с всесильной Фамайа бесполезно, - но это уже не казалось ему хорошей идеей. Его спутники стали мрачными и явно не были расположены к разговору. После сытной трапезы их клонило в сон. Талу тоже.
   "Беглые" снимали оружие, укладываясь спать на кучи веток. Талу вновь связали руки, и, вдобавок, притянули пятки к запястьям. Он лежал на голой земле, совершенно беспомощный, дрожа от холода. Плечо ныло, двукрылки безнаказанно кусали его обнаженную спину.
   Предстоящая ночь обещала быть очень интересной, но Талу вдруг с удивлением понял, что не чувствует ненависти к "беглым", - они обращались с ним настолько хорошо, насколько могли. Почему-то он больше не боялся, что они убьют его, и решил, что любой ценой спасет этих людей от неизбежно ожидающей их смерти.
   После этой мысли он вдруг успокоился, потом, уже засыпая, удивился отсутствию часового... а затем его удивление незаметно растворилось во сне.
  

* * *

  
   Проснувшись, он несколько секунд удивленно озирался вокруг, не понимая, где находится. Вчерашнее сражение показалось ему страшным сном. Было очень тихо. Ничто не двигалось. На другом берегу реки мерцали зеленые огоньки, - атпи, крошечные собратья гекс, вели неизменную охоту за насекомыми.
   Он увидел одну атпи совсем рядом, на стволе поваленного дерева, - маленькое белое существо застыло, вытянув шею. Внутренность пасти-воронки переливалась нежно-зеленым светом. Атпи ждали, пока привлеченное светом насекомое не приблизится на доступное расстояние. Затем, - молниеносный выпад головы, и снова бесконечное, терпеливое ожидание...
   Глядя на неё, Талу разозлился, - и надо же было "беглым" устроиться в таком месте! Несмотря на безобидный вид и диету, атпи очень ядовиты, - достаточно одного укуса, и...
   Он вспомнил, что атпи были воссозданы вместе с гексами, - как декоративные животные. Их ядовитость стала следствием глупейшей ошибки генных инженеров. Но несколько штук, как всегда, случайно, оказались на свободе. Ныне атпи размножились в огромных количествах, расселившись по всему Арку, и сумели обратить в свою пользу даже считавшееся бесполезным свечение, - Талу видел, что для столь влажного места здесь на удивление мало двукрылок...
   Он яростно потряс головой. Незачем пытаться отвлечь себя от того, что ему приснилось. Это был кошмар - но ему приснился не горящий бронетранспорт с вопящими бойцами, даже не выпотрошенный заживо Анкей. Ему приснилась темнота, - та, что он ощутил в себе в Товии, во время паники. И эта темнота надвигалась, росла, поглощала его. Он распадался, таял, чувствуя дикий ужас... перед чем?..
   Ему подумалось, что Вэру наверняка знает. Но самому Талу знать этого не хотелось. Ему хватало и того, что всякий раз, когда он засыпал после этой ночи, ему снилось это, - одно и то же, и с каждым разом всё хуже. Он даже начал думать, что сходит с ума.
   Талу вновь встряхнул головой. Его спутники спали беспокойно, - и наверняка видели то же, что и он.
   Он понял, что после той проклятой ночи страха в нем как бы открылась дыра, трещина, сквозь которую сочится... что? И такая же трещина была и в душах других файа и людей, и не людей, например...
   Он посмотрел на атпи. Ему вдруг показалось, что в мерцании её пасти появилось нечто зловещее, чего не было раньше. И огоньки на том берегу перемигивались в странном и тревожном ритме, словно подавая сигналы...
   Талу яростно помотал головой.
   "Ну конечно! - зло подумал он. - Сначала подача сигналов из кустов, потом мания преследования, - и с песней в сумасшедший дом!"
   Но, к своему удивлению, он неплохо выспался, - не замерз до смерти, и даже руки-ноги почти не затекли. Поскольку делать больше было нечего, он попытался высвободиться из пут, - и после примерно десяти минут усилий это удалось: как оказалось, иногда совсем неплохо иметь узкие ладони. "Беглые" не проснулись от его осторожной возни. Теперь Талу мог подобрать ближайший автомат и расстрелять их всех прежде, чем они успеют что-то понять. Он даже должен был это сделать. Нэркис и Философ явно относились к вожакам Сопротивления. Его наградили бы за это, - возможно, даже представили к Звезде Фамайа. Однако, ему не хотелось больше никого убивать. Он решил, что четырех убийств в один день, включая первое в жизни, с него более чем достаточно. И, вдобавок, ему не хотелось вновь оказаться в одиночестве...
   Талу встряхнулся и стал будить своих спутников. По крайней мере, ему удалось здорово напугать "беглых", - они поднялись мрачными и неразговорчивыми, как все люди, понявшие, что могли умереть во сне, и он не смог выяснить, что именно им снилось. Впрочем, дальнейшие хлопоты, - завтрак, а потом переправа через реку, - быстро отвлекли их.
   Переправа оказалась нелегкой. Кен-Суту была неширокой, но, чтобы перевезти через неё оружие, пришлось соорудить небольшой плот, а потом ещё тащить его к воде через болото. Впрочем, продираясь нагишом через кишащую всякой кусачей дрянью заросшую топь с тяжеленным плотом на голове, и потом толкая его по горло в ледяной воде Талу решил, что у подобной жизни есть свои плюсы. Но, выбравшись на берег, он долго дрожал, прежде чем обсох и смог одеться. Философ, не говоря ни слова, протянул ему свою теплую куртку. Благодарно кутаясь в неё, Талу подумал, что для счастья ему нужно совсем немного.
   Дальнейшее путешествие оказалось недолгим, - девственный, казалось бы, лес пересекала широкая, странно пустынная дорога. Они все вдруг ощутили, что за ней наблюдают. Укрывшись в зарослях, "беглые" стали совещаться. Уэрка с Философом шептались, Ами застыл с пулеметом наготове, нервно озираясь по сторонам. Сурт сидел с равнодушным видом, Талу тоже, но ему было неспокойно. Он вспомнил, что именно здесь обитает множество атпи, которые вели себя очень странно. Ему начало казаться, что в траве вокруг шуршит, подбираясь, что-то маленькое, причем, со всех сторон. А если дойдет до нападения атпи, они успеют укусить его прежде, чем он...
   Мир раскололся. Ослепительный свет вспыхнул мгновенно, без малейшего предупреждения, - и в тот же миг по ушам Талу ударил немыслимый грохот. В голове промелькнула бессловесная мысль об атомной бомбе, но действительность была более прозаичной, - из зарослей выскочили шестеро мускулистых файа в черной форме истребительного отряда и набросились на них.
   Нарываясь на пулю, Талу инстинктивно вскинулся в боевой стойке, но подскочивший молодой боец сшиб его с ног лихим пинком с разворота, чуть не сломав ему ребра. Маоней успел лишь взвыть от боли, и секунду спустя уже лежал на земле, лицом вниз, с упертым в спину меж лопаток стволом. Остальные даже не успели оказать сопротивления. Краем глаза он заметил, что двое бойцов прижимают к земле бешено бьющегося Ами.
   Едва взглянув на них, Талу узнал эмблемы четырнадцатого истребительного отряда, размещавшегося в руинах Ревии. Это были настоящие мастера, - они выследили их, и подкрались незаметно, а затем, без единого выстрела, захватили четырех вооруженных "беглых", оглушив их шоковой гранатой.
   "А почему - без выстрелов? - удивился Талу. - После бойни на дороге и бомбежки "беглых" ещё жалеют!"
   Ответ был прост - чтобы сделать из них "бывших".
   Бойцы обыскали его, завернули руки за спину, надев наручники, и, рывком подняв, потащили к дороге. Талу сжал зубы, чтобы не заорать от боли в плече. На шоссе стоял арестантский фургон. Их явно ожидали заранее.
   "Ещё бы! - подумал Талу. - В Ревии они только и делают, что выслеживают тварей и мятежников, - не то, что мы, точнее эти!" - он покосился на своих невольных спутников.
   - Куда нас повезут? - обратился он к файа с нашивками лейтенанта. Тот усмехнулся.
   - В Кен-Каро, на руки командиру местного истребительного отряда. Он очень ждет тех, кто убил его бойцов! А если от вас потом ещё что-то останется, - прямо в "Золотые сады", - он повел пальцем вокруг головы.
   Талу хотел объяснить ему ситуацию, но тут поднялся шум. Четверо бойцов вытащили из зарослей пятого, - его голова обвисла, изо рта текла слюна. "Его укусила атпи. Он умрет через полчаса", - понял Талу. В это мгновение его схватили и потащили к фургону.
   - Пошел! - получив на прощание увесистый пинок в зад, Талу оказался в темном кузове.
   Лейтенант побежал к собравшимся вокруг укушенного бойцам. Вслед за Талу запихнули "беглых". Они предпочли загрузиться добровольно. Только Ами заупрямился. Его уложили несколькими ударами, а потом забросили внутрь, как груз. Дверь заперли и фургон поехал, вскоре свернув на восток, - в Кен-Каро, как догадался Талу.
   "Ну, вот и всё! - он уселся на корточки у стены пустой темной коробки. - Там я увижу Черзмали, - он-то меня узнает! А эти, - он покосился на своих соседей, - лишатся половины своих мозгов, и... - Он вспомнил убитых им в лесу "бывших". - Нет! Я решил спасти их от смерти, - а нейрокибернетическая имплантация хуже смерти! Я... сделаю для них всё, что смогу", - решил он.
   Маоней поёжился, чувствуя, что его вывернутые и скованные за спиной руки вновь быстро немеют. Только правое плечо наливалось мучительной болью.
   - Ну вот и всё, - вслух повторил Философ. - Теперь осталось только сделать так, чтобы нас убили сразу, - плюнуть в морду этому Эрно, или кто сейчас там!..
   - Больше ничего и не выйдет, - буркнул Уэрка, шевеля скованными руками.
   Сурт подавленно молчал. Ами в бессильной ярости катался по полу и скрипел зубами. С его губ почти беспрерывным потоком срывались проклятия и брань.
   - Прекрати! - рявкнул Уэрка. - Постарайся хотя бы умереть достойно!
   К удивлению Талу, Ами затих.
  

* * *

  
   Примерно через час они достигли Кен-Каро. Однако машина не останавливаясь пропетляла по улицам и вновь помчалась по прямой дороге.
   "В Цету, на базу истребительного отряда, - понял Талу. - Надеюсь, Черзмали там. Ведь Эрно может поставить меня к стенке, как предателя!"
   При мысли, что его приключения получат столь мрачный финал, Талу задрожал. Его охватил дикий страх, и Философ как-то ощутил это.
   - Не бойся, тебе киберимплантация не грозит, - сказал он. - Ты же не повстанец! Они просто отправят тебя в исправительный лагерь. Но ты всё же постарайся попасть в "Золотые сады", - парню с такой мордашкой, как у тебя, в лагере будет очень несладко. А "бывшие" ничего не ощущают, и в самой операции нет ничего ужасного.
   "Я знаю! Мне твердили об этом пять лет!" - захотелось заорать Маонею, но он сдержался. Тем не менее, его тронул этот страшный совет.
   - Не бойся, мальчик, - сказал Философ. - Всё это когда-нибудь кончится, и Высшим тоже немного осталось, - я это чувствую. Раньше или позже, но им придет конец.
   "Скорее раньше, - подумал Талу, сжимая зубы от боли в плече и чувствуя, что ему тоже впору кататься по полу. - Уж одному-то мне точно. Нельзя, нельзя нам так обращаться с врагами, потому, что настоящих врагов у нас очень мало. Всех остальных мы создаем сами, нашим нежеланием понимать, нашей жестокостью. Об этом мне нужно поговорить с Вэру. Я расскажу ему... если мне не всадят пулю в затылок, или не сожгут живьем, как предпочитает Черми Эрно!".
   Больше за всю дорогу никто не сказал ни слова.
  

* * *

  
   Когда фургон остановился и двери открылись, Талу с трудом поднялся на ноги, - его укачало в тряской машине, он отупел от боли. Рук он уже не чувствовал. Он первым неуклюже спрыгнул вниз - и упал. Стоявший рядом солдат поднял его рывком за шиворот, словно щенка.
   Щурясь от света, Маоней осмотрелся, узнав знакомые строения цетанской базы. Вокруг стояло множество вооруженных истребителей, - он с ужасом заметил эмблемы восьмого отряда. Чуть поодаль стоял сам Черми Эрно с помощниками. Черзмали Мато и его бойцов нигде видно не было.
   Сердце Талу утонуло в ледяной воде, но он вспомнил, что говорил ему Вэру, - он должен быть невозмутимым. Что ж, он постарается. Вот только надолго ли его хватит?..
   Маоней пристально смотрел на Эрно, - тот оценивающе разглядывал пленников. Вдруг по лицу Черми скользнуло удивление. Затем он широко улыбнулся, узнав, наконец, Талу, что-то сказал помощникам и дал знак охране. Рослый боец схватил скривившегося от боли Маонея за плечо, и, уперев ему в спину автомат, потащил вперед.
   - Отпусти его! - ухмыляясь сказал Эрно. - Ну, иди сюда, гаденыш, - мы подготовили тебе теплый прием!
   Талу понуро побрел вперед под смех собравшихся бойцов, - они тоже его узнали. Черми взял его за плечо, надавив на нерв под ключицей. От дикой боли у Маонея задрожали и ослабли ноги, но он не издал ни звука, вонзив в зрачки Черми свой полный ненависти взгляд. Палаческая усмешка вдруг сошла с лица командира. На миг он усилил нажим, но потом всё же отпустил юношу, и, ухмыляясь, затащил его в здание штаба.
   - Надеюсь, ты простишь мне это маленькое представление, - сказал он, снимая с Талу наручники. - Я не хочу портить твои отношения с этими, - он показал на окно, за которым бойцы грубо вытаскивали из фургона "беглых". - Вдруг тебе захочется ещё что-нибудь узнать от них об участи предателей! - Он стал умело и сильно растирать обвисшие руки Талу, зная, что это тоже причиняет ему дикую боль. - К тому же, я не сразу тебя и узнал!
   - У! - Талу выдернул руки из-под его ладоней. Кровообращение восстанавливалось, и теперь кожа нестерпимо зудела.
   - У меня приятная новость. Мато перестал тебя искать, - нашел, как думал, твои останки! К тому же, в такой одежде тебя вряд ли примут за Высшего!
   - Да? - осторожно массируя кисти, Талу покосился на себя. Полы слишком большой ему куртки Философа свисали до колен. Она была позорного розового оттенка, и, вдобавок, носила следы ночевок на земле. - Ужас, как я выгляжу! Пойду приведу себя в порядок. Вызови Мато - и скажи, чтобы "беглых" пока не трогали!
   В ожидании ответа сердце Маонея замерло. Он сам понимал, что блефует, - причем, блефует от испуга, - но его, личного представителя Найте, уже узнали слишком многие, чтобы он мог просто так вот исчезнуть. Черми дал знак, и охрана вывела Талу из штаба. Но, когда он пошел к своей комнате, его привлек шум на площади. Почувствовав неладное, он побежал туда.
   На площади Талу понял, что не ошибся, - там Черми уже обсуждал способ казни пленников. Бойцы живо давали советы, но на Талу никто не обращал внимания, - тут он был попросту никем. К счастью, Черзмали всё же был здесь, на базе, и страх перед его бойцами сильно ограничивал полет палаческой фантазии. Все решили ограничиться простым расстрелом.
   "Беглых", не снимая наручников, немедленно отволокли к ближайшей стене. Подручные Черми выстроились напротив них, нетерпеливо щелкая затворами. Сам он встал сбоку, собираясь командовать расправой.
   - Прекрати, Черми! Ты нарушаешь приказ! - Талу бросился вперед. - Единый Правитель запретил тебе убивать!
   При виде его одежды среди собравшихся бойцов вновь раздался смех. Маоней яростно швырнул в грязь свою розовую куртку.
   - Оставь их, Черми! Если ты нарушишь приказ Вэру, - ты станешь предателем!
   Вдруг Талу увидел ствол автоматической "Бексы", направленный ему прямо в лицо.
   - Ты, сопляк, - процедил Черми. - Ты же даже не военный, а только шпион, - мелкий шпион, погубивший много жизней! Ты послал на смерть полсотни своих соплеменников, - и ещё смеешь защищать их убийц?! Ты сам предатель! Убирайся вон, не то пристрелю!
   - Стреляй, - спокойно сказал Талу. - Если осмелишься. - Он встал перед пленными. - Ну!..
   Лицо Черми задергалось. Затем он вскинул оружие и прицелился. Талу понял, что сейчас умрет. Почему-то он совсем не испугался. Он выше поднял голову, его глаза сузились. Палец Черми мягко надавил на спуск...
   В ту же секунду сразу четыре бойца прошили Эрно автоматными очередями, и он упал замертво.
  

* * *

  
   Талу, которого чудом не задели предназначенные Черми пули, бросился на землю. Подручные Эрно обернулись, выискивая стрелявших. Заметив их, они немедля открыли огонь, попадая и по остальным. Чтобы отомстить за смерть командира, они были готовы сражаться даже со своими, но против трехсот бойцов у них не было шансов. Через несколько секунд они все легли мертвыми, изрешеченные так, что их с трудом можно было узнать.
   Смятение увеличилось, стрельба быстро разрослась, уже нельзя было понять, кто и в кого стреляет. Услышав, как густо вокруг свистят пули, Маоней отчаянно вжался в землю, - запоздавший страх всё же настиг его, и теперь ему отчаянно хотелось жить...
   Когда стрельба, наконец, прекратилась, он перевел дыхание и огляделся. Черми лежал в грязи, лицом вниз, вытянув вперед правую руку и выронив оружие. За ним лежали его помощники, превратившиеся в груду черно-красных тел. Дальше на земле валялись россыпи окровавленных тел сотен файа, - раненых или убитых. Пленные "беглые" беспомощно скорчились у стены.
   Вокруг царила суматоха, дико кричали раненые, одни бойцы напирали на других. Истребители были взбешены и озверели от потери друзей или от пролитой крови. Те, кто не был занят выяснением отношений, набросились на "беглых" сразу со всех сторон.
   Талу бросился в самую гущу свалки, действуя языком не менее решительно, чем кулаками, но его усилия вряд ли кто заметил, - юношу просто сбили с ног, едва не затоптав. Поднявшись и отряхнув грязь, Маоней схватил чью-то автоматическую винтовку и стал бить длинными очередями поверх голов озверевших соплеменников. Его могли тут же пристрелить, но вокруг Талу немедля сомкнулось кольцо крепких спин.
   Между сторонниками и противниками расправы немедля завязалась драка, готовая в любой миг вновь перейти в перестрелку. Защитники Талу оказались в меньшинстве, - но тут Черзмали, вместе со своими бойцами, всё же ворвался на площадь, пытаясь навести порядок.
   Талу обернулся. На лицах пленников не было благодарности. Его обжег взгляд Ами, полный презрения и гнева.
  

* * *

  
   - ...А теперь подведем итоги, - Черзмали Мато поднялся из-за стола и прошелся по комнате. - Кроме Черми и шести его помощников в стычке погибло ещё 26 бойцов из восьмого отряда, 112 ранены. Согласно приказу мастера-истребителя первого ранга Найте Лая восьмой истребительный отряд распущен и будет переформирован. Все его бойцы пройдут тщательную проверку. Но они лишь выполняли приказы Черми, и поэтому...
   - Почему они стреляли? - спросил Талу. Он тоже поднялся.
   - Кто?
   - Бойцы, которые спасли меня! Они же все погибли! Они же знали, что убийство командира, - тягчайшее преступление, какое только возможно у военных. Они знали, что пощады не будет, - но всё же стреляли, чтобы спасти мальчишку, погубившего их товарищей!
   - Я не знаю. Их уже не спросить, а я сам... Впрочем, я видел всё через окно штаба. Это так выглядело...
   - Как?
   - Ну, ты так выглядел...
   Черзмали оглянулся. Маоней стоял у окна, в парадной форме, - другой у него просто не осталось. Черный шелк блестел муаровыми разводами, на плечах сплавлявшимися с блеском серебра. Изящные складки подчеркивали игру отливов. Сегменты черного стального пояса и такая же кобура блестели, как зеркало. Широкие рукава были тщательно подвернуты, - общеизвестная привычка Вэру стала повсеместной модой. На запястье левой руки Талу красовался толстый стальной браслет системы квантовой связи, - неслыханное отличие для файа, не относившегося к числу правителей. На ногах Наблюдателя, - уже не младшего, - были новые сандалии с пёстрыми браслетами-застежками, очень популярным среди товийской молодежи украшением.
   - Ну, ты был весь в крови, худой, а лицо... У тебя было такое выражение, словно расстреливали последнего уцелевшего файа. Ну вот и...
   Талу нахмурился.
   - Короче, им стало меня жалко, - значит, в их смерти виноват я! И в смерти остальных, на дороге, - тоже! В старину файа убивали таких, как я, - тех, кто приносит несчастье!
   - В отряде Черми были такие порядки, что просто удивительно, как его не подстрелили раньше. Ты стал последней каплей, переполнившей чашу, - не больше. И в гибели твоей экспедиции виновны "беглые", напавшие на вас, на тех, кто пришел их спасти, - этого достаточно!
   Талу отвернулся.
   - В общем, это была глупая затея, но её результат очень печален, - кроме 343 "беглых", убито 18 полицейских, 48 бойцов и служащих ЧК, плюс семь перевоспитанных заключенных - раскаявшихся, исправившихся, которых мы уговорили с таким трудом!
   - Благодаря тебе нам удалось избавиться от Эрно! - рявкнул Черзмали.
   - И ты теперь командуешь всем его отрядом, а не одним батальоном! - Талу насмешливо прищурился. - С чего ты начнешь? За семь лет своей работы Черми убил десять тысяч человек, - большей частью, невинных, ни за что!
   Черзмали смутился.
   - Такое больше не повторится. Все истребительные отряды проверят, и подобных Черми сделают "бывшими". Вообще, Найте взялся за дело всерьез, - уже арестовано шестнадцать тысяч файа, которые умышленно или неумышленно вредят нам. Правда, теперь дело замедлилось - выяснить, кто друг, а кто враг нелегко!
   Талу отвернулся от окна.
   - Мне страшно. Что творится с нашим народом, почему... почему мы убиваем друг друга, как скоты? Почему ублюдки, подобные Черми, имеют такую власть? Ведь именно из-за них Низшие нас так ненавидят! Ты представляешь, что стало бы со страной, если бы кто-то, вроде Черми, стал Единым Правителем? Но Анмай один, а таких, как Черми, много. Что с нами станет, если гниют самые основы нашего государства? Ведь я же не мальчик, Черзмали! Я вижу, что происходит, и чем это должно закончиться. Впрочем, и тут можно что-нибудь придумать... - он рассеянно смотрел поверх головы удивленного Мато.
   - Ты уезжаешь в Товию? - спросил тот.
   - Нет, хотя моя работа здесь окончена, - нам удалось устранить все следы мятежа. Вэру решил поручить мне переговоры с ССГ. В Товию я не вернусь, скорее всего, поеду в Соару, - это рядом, возле западной границы.
   - А как ты поступишь со своими "беглыми"?
   - Отправлю в Товию, но сначала допрошу, - может, вытяну из них что-нибудь ценное. Впрочем, это не главная задача. Сейчас главное, - договориться с ССГ. Если это удастся, то Проект будет развиваться без помех. Вообще-то, мне уже пора, - взглянув на часы, он пошел к двери. - Надеюсь, мы ещё встретимся!
   Черзмали не ответил. Он знал, что Вэру не ошибся, послав на переговоры первого попавшегося мальчишку, - он знал, что от них не стоит ожидать серьезных результатов.
  

ГЛАВА 7.

О ПРИНУЖДЕНИИ

К МИРУ

  
  
   Край ты мой, родимый край!
   Тюрьмы вместо воли...
   Всюду - вой казачьих стай,
   недороды в поле...
   Гой ты, родина моя!
   Произвол могучий,
   свист веселый палача
   и жандармов тучи!
  
   "Фонарь", 1906, N2.
  
   На девятый день после товийской "ночи паники" Маоней Талу шел по улицам Соары, направляясь в местное управление ЧК. Он никогда прежде не бывал здесь, и потому удивленно вертел головой. Маленький, тридцатитысячный городок был застроен стандартными четырехэтажными зданиями, - типичное военное поселение на захваченной территории, одно из множества построенных после Второй Войны. Все здания здесь были покрашены в грязно-желтый цвет, олицетворявший Солнце, но у Талу это вызвало только тоску. Здесь почти не было его соплеменников, и ему было немного неловко идти по улице. Большинство местных жителей ходило в мешковатой, несуразной одежде, дешевой и отвратительно сшитой. Они сами были какие-то неправильные, - сутулые, слишком худые или слишком толстые. Здесь правили тоска и бедность, и файа не пользовались здесь уважением.
   Здания ЧК занимали огражденный трехметровой стеной квартал на северной окраине Соары. Его окружали обширные незастроенные поля. Желтая стандартная коробка главного здания ничем не напоминала Центральное Управление в Товии, состоявшее из множества уступов, пристроек, перемычек, так что никто уже не знал, какой была его исходная форма. Все сходились лишь на том, что построенное полтора века назад здание являлось на редкость мрачным. Это же было просто унылым. Когда Талу вошел внутрь, его впечатление не изменилось.
   Как и в каждом таком управлении, полутемные коридоры были уставлены множеством статуй, изображавших героически павших сотрудников местной ЧК. Ряды темных чугунных болванов в старинных длинных шинелях и со старинными огромными пистолетами производили угнетающее впечатление. Его усиливали таблички на пьедесталах, - в каждой бросалось в глаза слово "убит", "отравлен", "замучен"...
   Талу быстро проскользнул на второй этаж, в отведенный ему кабинет. Там он прежде всего включил все лампы, потом сбросил куртку и сандалеты и запер дверь. Уютно устроившись за уставленным множеством древних телефонов огромным столом, он принялся с интересом изучать лежавшие на нем бумаги. Истории спасенных им "беглых" оказались весьма занимательными.
   Нэркис Уэрка, бывший полковник Внутренней Армии, попал в лагерь за мятеж. Истми Сурт когда-то был учителем - по крайней мере, до тех пор, пока не создал из старшеклассников подпольную группу, которая, впрочем, тут же провалилась, - вероятно, из-за плохой конспирации. Сурт и пять его учеников были арестованы и отправлены в областной центр для суда. Конвой по причине незначительности арестантов состоял всего из одного полицейского. Сурт как-то завладел его оружием, в результате чего охранник был убит, а арестанты сбежали. В погоню за беглецами отправили трех бойцов из спецроты истребительного отряда с приказом убить их, что и было исполнено со всеми, - кроме самого Сурта. Тем не менее, спецназовцы доложили об успешном выполнении задания, поскольку дело Истми Сурта было закрыто.
   Через месяц, когда командир размещенной в его городке роты Внутренней Армии встречал возвращавшегося с аэродрома полицейского комиссара, кто-то обстрелял его машину из засады. Оба офицера были убиты на месте, машина подбита и сожжена. Следствие не обнаружило следов, но Маоней не сомневался в виновнике.
   Скрываясь от властей, Сурт несколько месяцев работал водителем. Второй раз он был арестован за наезд на группу Высших, - один из которых погиб, а пятеро получили ранения. Злой умысел доказать не удалось, но и без него казус потянул на полновесный лагерный срок.
   Философ, он же Окрус Ватпу, родился в Ревии сорок пять лет назад, что уже многое объясняло. Он был разведен и не имел детей. Бывший государственный ученый Товийского института общественной истории, доктор наук, имевший благодарности руководства, семь лет назад попался на критике нового Единого Правителя и был арестован по доносу. При аресте всплыли другие свидетельства антигосударственной деятельности, далее всё было уже вполне обычно, - громила-следователь ЧК, побои, переломы, но никакой ценной информации от арестованного получено так и не было. В лагере Окрус совершил побег, был пойман и направлен в штрафной лагерь. И то, что он там уцелел, тоже говорило о многом. Но больше всего Талу увлекла история Уэрки.
   Впервые тот отличился во время событий в Окруру, когда повстанцы захватили этот городок. В нем был небольшой гарнизон, - взвод полицейских и рота Внутренней Армии. Повстанцев было почти вдвое меньше, но они напали ночью, внезапно, и гарнизон с ходу был деморализован. Среди солдат и полицейских началась паника, они обратились в бегство в одном белье. Городок пал. Из тюрьмы было выпущено полсотни заключенных (большей частью, правда, уголовников), само её здание сожжено, как и здания гарнизона, убито шестьдесят солдат и чиновников Фамайа. Повстанцы захватили радиостанцию, однако поднять всеобщее восстание им не удалось. Реакция властей была поначалу замедленной и недостаточной, - лишь через сутки Окруру атаковал батальон Внутренней Армии под командованием тогда ещё майора Нэркиса Уэрки. Фактически, из-за проблем с горючим и запчастями, на место прибыл лишь штабной БТР и пятнадцать грузовиков, вместивших пять взводов солдат и два минометных отделения, - всего около двухсот человек.
   Отряд повстанцев в городке вырос вдвое и они решили оборонять Окруру, вероятно, всё ещё рассчитывая на всеобщий мятеж. Они сражались до последнего, но Уэрка показал себя прекрасным командиром, а его озлобленные гибелью товарищей солдаты атаковали с неожиданной яростью. Пленных не было. Двадцать оставшихся в живых повстанцев прорвали кольцо окружения и ушли в леса. Уэрка потерял более шестидесяти человек убитыми и столько же ранеными, но победа оправдала всё.
   Вскоре молодой майор-тисс дослужился до полковника, и Талу не понимал, почему Уэрка решил обратить оружие против страны, которая дала ему так много. Без всяких видимых причин он вдруг призвал свой полк к восстанию во имя освобождения Тиссена. Лишь письмо семи генералов Внутренней Армии и блестящие способности позволили ему избежать расстрела, замененного пожизненным заключением. Впрочем, семь лет в лагере ничуть не притупили его военного дарования. Черми бросил на Кен-Каро все силы своего истребительного отряда - 70 танков, 150 тяжелых орудий, 380 бронетранспортов и почти десять тысяч прекрасно вооруженных солдат. Маоней не сомневался, что они сравняли бы город с землей и перебили всё его население... если бы Уэрка не остановил их. Ему удалось совершить настоящее чудо, - в основном, правда, потому, что из палачей всегда получаются прескверные солдаты...
   Для начала Уэрка как-то разыскал одного из своих бывших подчиненных, капитана Внутренней Армии Лайано, и убедил его примкнуть к мятежу. Тот привел с собой четыре взвода опытных солдат и батарею из шести безоткатных орудий, и Уэрка устроил засаду лишь с целью пустить врагу кровь. Но в неё попалась разведрота истребителей, усиленная ротой старых "Мегазевр", - в ней было девять танков, но по дороге к Кен-Каро моторы двух машин вышли из строя, и их пришлось бросить.
   Повстанцы смогли остановить колонну, подбив головной бронетранспорт с командиром роты, после чего Лайано приказал всей батарее открыть огонь по скучившейся технике, уничтожив свыше ста бойцов восьмого отряда, пять танков и семь бронетранспортов, после чего уцелевшие файа бежали с поля боя.
   Черми Эрно не заставил ждать долго. Поскольку колонны истребительного отряда растянулись на марше, он послал во вторую атаку лишь один батальон истребителей с тридцатью бронетранспортами и один танковый батальон с двадцатью "Мегазеврами", прикрыв их с воздуха четверкой боевых вертолетов. Развернувшись, истребители начали атаку под прикрыти­ем огня танковых орудий. Но повстанцы подпустили их поближе, а затем открыли внезапный огонь с новых позиций, первым же залпом уничтожив один танк и четыре бронетранспорта, а вторым подбив ещё два. Атака Черми провалилась. Потеряв ещё два танка и два БТР, файа отошли, оставив на поле боя более 60 убитых. Ещё более 50 из них было ранено. Подоспевший взвод крупнока­либерных пулеметов сбил один вертолет истребителей, кото­рый упал в реку. Три остальных вертолета были повреждены и вышли из строя.
   Черми был в ярости. Разведкой он не озаботился, и потому, видимо, не понял, как малы противостоящие ему силы. На сей раз, ему понадобилось почти полчаса, чтобы подтянуть орудия и возобновить наступление. Он направил десять батарей тяжелой ар­тиллерии, а также множество танков и БТР с крупнокалиберными пулеме­тами для жестокого обстрела позиций повстанцев. Увы, он не удосужился выяснить, что те заранее отошли, и что он напрасно тра­тит снаряды, стреляя по пустому месту.
   После обстрела началась новая атака, однако когда истребители, ведя бешеный огонь, ворвались на позиции повстанцев, они никого там не обнаружили. Черми, очевидно, пришел в бешенство, поняв, как глупо его провели. Он приказал использовать дивизион многоствольных ракетных установок и четыре диви­зиона тяжелой артиллерии для массированного обстрела Кен-Каро с большого расстояния, из-за чего погибло 320 мирных жителей. Но тут собственная жестокость повернулась против него: теперь все обитатели города поняли, чем им грозит его падение. Именно после этого 241-й полк Внутренней Армии перешел на сторону мятежников, - и очень кстати, так как истребители уже подходили к Кен-Каро. Два первых танка и четыре БТР восьмого отряда были уничтожены на взорванном мосту, но Черми не обращал вни­мания на потери. Он направил более тридцати подошедших БТР в лобовую атаку через реку. Вновь накрытые артиллерийским огнем, истребители, потеряв ещё 80 файа убитыми, два танка и семь бронетранспортов, прекратили атаку.
   Тем временем Уэрка, пропустив боевую технику, напал на тыловую колонну истребителей. Четыре взвода его солдат уничтожили дюжину тягачей и грузовиков, более ста истребителей, захватили несколько тяжелых орудий, много военного снаря­жения и боеприпасов. Ещё несколько файа были убиты своими же в начавшейся суматохе. После всего этого Черми приказал использовать всю тяжелую артиллерию истребительного отряда, включая 10-дюймовые минометы и многоствольные ра­кетные установки, для обстрела города. Он обрушил на Кен-Каро не менее пяти тысяч ракет и снарядов. Его вряд ли уже интересовало, что такой обстрел Кен-Каро приведет к страшным жертвам среди мирного населения.
   Талу не сомневался, что всего через пару часов город исчез бы с лица земли, однако Уэрка бросил в контратаку один танковый и один мотострелковый полк общей численностью более трех тысяч человек, причем лич­но командовал более чем 70 танками при атаке через реку. Совершенно внезапно они ворвались на артиллерийские позиции истребителей, превратив их в море огня, уничтожили дюжину ракетных установок, девяносто орудий, сотни грузовиков и других машин. Данные о потерях Черми не предоставил, но, судя по показаниям уцелевших, они составили не менее полка, - около двух тысяч файа, из них не менее 700-800 только убитыми. Таким образом, Уэрка одержал величайшую победу за всё время истории Сопротивления. Окончательные потери истребителей превысили тысячу файа убитыми. Ещё более пятидесяти были расстре­ляны лично Черми Эрно за трусость, - что вполне объясняло его личную скорую кончину...
   Талу, впрочем, уже знал, что истребительные отряды вовсе не относились к элитным частям Фамайа. Напротив, это, скорее, был "отстой" её армии, - штурмовики, предназначенные для полного истребления противника, неважно, какими способами. Их набирали из тех, чьей излюбленной пищей были смерть и кровь, и командование было даже заинтересовано в том, чтобы они побыстрей погибали. Тактика истребителей также не отличалась утонченностью, - массированная атака под прикрытием всех огневых средств, в сущности, простой "навал", и ничего больше. Черми не проявил особого военного дарования, - а действия его подчиненных были и того хуже: они не смогли даже следовать тактическим принципам, записанным в их уставах. Пехотинцы-истребители были откровенно слабы и находились в полной зависимости от танков и бронемашин. Если противник мог противопоставить их технике точный огонь грана­тометов и орудий, они сами не могли атаковать.
   Вздохнув, Талу отложил папку, поудобнее устроился за столом и приказал приводить по одному спасенных им "беглых"...
  

* * *

  
   Четыре дня спустя, уже сидя в штабе крепости Соара, Талу не мог вспоминать об этом допросе без злости. Сколько было потрачено времени и сил! Он сам чуть не погиб - и что же? Эти "беглые" не сказали ему ни слова, точнее, сказали много всяких слов, но смысла в них было мало. Больше всего ему досталось от Ами - тот, ни говоря ни слова, бросился на него. Маоней со стыдом вспомнил, как, лежа на полу, призывал охрану, - если бы не она, Ами просто задушил бы его. А ведь он не без оснований считал, что может постоять за себя!..
   Сейчас его "беглые" были разлучены. Истми Сурта, на счету которого уже был один офицер ЧК, отправили в полицию Товии. Окруса забрал Найте, как знал Талу, - по просьбе Анмая. Случайно услышав его имя, он почему-то необычайно заинтересовался и приказал отправить его на плато Хаос, - на этот раз ничего не объяснив. По пути Найте решил провезти Философа по улицам Товии, показав достижения Фамайа. Тот раньше долго жил в ней, и его комментарии при виде огромного и величественного города, так не похожего на остальные, изобилия веселой молодежи и огромных зданий очень позабавили Найте. Он решил повторить опыт, устроив экскурсию по Цитадели. Талу знал, что Философ после этого уже никогда не выйдет на волю. Остальные, - Нэркис Уэрка и Ами, - сейчас сидели в соарской тюрьме. По крайней мере, он исполнил свое обещание и оставил их в живых.
   Выкинув из головы все мысли об этих, столь неблагодарных людях, он стал собирать бумаги, готовясь к переговорам. Собрав все в большую, черную, блестящую папку, - подстать его форме, он вышел из комнаты.
   Спустившись к машине, он мрачно взглянул на железобетонное здание дворца, которое только что покинул, - огромное, уступчатое, двенадцатиэтажное, словно составленное из нескольких коробок. В нем размещались местные власти и жили немногочисленные здесь Высшие. Возле синей трехосной машины с высоким бронированным корпусом его ожидала остальная делегация, - водитель, переводчик, не нужный Талу (он хорошо знал язык Суфэйна), и двое советников, - оба старше его, оба из разведки и в немалых чинах. Это было всё.
   Когда они выехали, Маоней с презрением оглянулся на крепость. Очень старая, она представляла собой всего несколько зданий, окруженных надолбами, рвом и шестиметровой высоты валом со встроенными в него бетонными казематами для пулеметов и трехдюймовых пушек. Это сооружение, построенное для защиты от одичавших после Второй Войны тиссов, выглядело грозно, но вряд ли устояло бы под артиллерийским огнем.
   Когда машина миновала жилые кварталы Соары и помчалась на юг по широкому прямому шоссе, Талу задумался. Уже то, что переговоры поручили ему, неопытному, ничем не отличившемуся, показывало истинное отношение Вэру к этой затее. Впрочем, Маоней и сам знал, что пробить стену взаимной ненависти, воздвигавшуюся в течение двух веков, нелегко. Да и что могли дать переговоры? Договор о ненападении, даже если бы его и подписали, не стоил бы и гроша. Единственным реальным способом предотвратить войну была угроза гарантированного взаимного уничтожения. Угроза вполне реальная, - но покажется ли она такой ССГ, узнай он об Эвергете? В том, что утечка информации о нем неизбежна, Маоней не сомневался, - научные открытия, особенно столь крупные, скрыть нельзя.
   Когда машина свернула в сторону границы, его сердце вдруг забилось во внезапном волнении. Он был очень любопытен, почему и выбрал работу Наблюдателя. А теперь ему предстояло увидеть совсем другую жизнь, не похожую на организованную и подчиненную единой цели жизнь Фамайа. Достоверных сведений о ней не было. Вся информация черпалась из данных радиоперехвата, спутниковых снимков, - впрочем, очень точных и подробных, - и наблюдений с пограничных постов и кораблей. Насколько знал Талу, после окончания Второй Великой войны ни один файа не вступал на территорию ССГ, - вот уже больше семидесяти лет. Точнее, это не происходило официально, - вдоль границы на Арке и в морях шла никогда не прекращавшаяся шпионская война.
   Его размышления прервал вид показавшейся заставы. Она стояла на берегу неширокой пограничной реки, - Талу не знал её названия. Он ожидал увидеть мощные укрепления, орудия, солдат, - его, как и всех жителей Фамайа, воспитывали так, чтобы они не чувствовали к ССГ ничего, кроме ненависти. Талу не испытывал её, но ему было неприятно - его родина казалась почти беззащитной.
   Сама застава была очень маленькой. Двухэтажный бетонный дом для пограничников, небольшая площадь, на другой её стороне гараж с патрульными автомобилями - и всё. Дорога пересекала площадь, подходила к реке, и по мосту шла дальше, уже на сторону Тиссена, - до сих пор самого крупного из государств ССГ на Арке.
   Оба берега реки оплетали заборы из колючей проволоки. С каждой стороны мост запирали ворота. Со стороны Фамайа - из массивной решетки, на стороне ССГ - из обычной сетки. У ворот стояли часовые. Здесь - солдаты в круглых шлемах и черно-серых пятнистых комбинезонах с нашивками Внутренней Армии. С той стороны, - Талу с любопытством вытянул шею, - рослые тиссы в той же расцветки форме, но странно мешковатого покроя. Их автоматы были снабжены множеством непонятных, и, по мнению Талу, совершенно ненужных приспособлений.
   Они остановились, ожидая, пока произойдет неизбежный обмен формальностями с обеих сторон, хотя их приезд, конечно, был согласован заранее. Наконец командир заставы отсалютовал им, двойные ворота моста распахнулись, - и они въехали на ту сторону.
  

* * *

  
   Керт Рисси, майор пограничной стражи Тиссена, с интересом наблюдал, как огромный трехосный автомобиль файа медленно пересекает пограничный мост. Он знал, что за всё время существования этой границы такого ещё никогда не происходило. Машина, не останавливаясь, направилась в Хонахт, - столицу приграничного округа, где были подготовлены помещения для переговоров. Впереди и за ней двинулись полицейские машины. Рисси тоже последовал за ними в машине военной миссии.
  

* * *

  
   Когда машина Талу въехала в Хонахт, он едва не свернул себе шею, беспрерывно оглядываясь. Его поразило удивительное многообразие и пестрота, - даже в Товии не было ничего подобного. Огромные стеклянные здания вздымались на немыслимую высоту, - в отличие от правителей Фамайа, тиссы предпочитали растить свои города вверх, а не размазывать бесконечными кварталами пятиэтажных коробок. Ещё больше его поразило разнообразие и количество автомобилей, - в Фамайа выпускалось всего несколько моделей. Здесь же Талу насчитал три десятка куда более изящных разновидностей, а потом сбился. Жители его, выросшего в свободной Товии, не очень поразили, но вот одежда местных девушек заставила невольно приоткрыть рот. Большинство их было в платьицах, напоминающих ночные рубашки, подпоясанные и обрезанные выше колен и у плеч. Попадались и одетые в свободные блузки и шортики, либо в облегающих блузках, надетых явно на голое тело и брюках, или длинных, но полупрозрачных юбках. Что это должно было значить - крайнюю бедность или просто желание выделиться хоть чем-то, Талу не знал. Изобилие цветных реклам и фантастическое многообразие выставленных на продажу вещей потрясали, как и царившая повсюду суета...
   Он вспомнил Черную Корону, как в Товии называли Цитадель. Да, в одном мире было две цивилизации, - одна бурлящая, как вода, предприимчивая и многообразная, но живущая лишь сегодняшним днем, - и вторая, замкнутая, обращенная в свое бесконечное мрачное прошлое и безжалостная. Он не знал, какой суждено выжить.
  

* * *

  
   В зале на втором этаже гарнизонного штаба Хонахта, отведенном для переговоров, было многолюдно. Кроме военных и дипломатов здесь присутствовали многочисленные люди в штатском, - журналисты и разведчики. Большинство их никогда не видело ни одного файа.
   Когда делегация Фамайа наконец появилась, в зале поднялся шум. Она состояла всего из четырех файа, одетых в черную форму, которую, как знал Рисси, носили лишь члены ЧК и государственные служащие. Уже два века она обозначала врага, коварного и безжалостного. Хотя со времени Последней Войны прошло уже больше семидесяти лет, страх перед теми, кто носил её, был ещё жив.
   После официального обмена приветствиями в зале на минуту повисла тишина. Обе стороны с затаенным любопытством разглядывали друг друга. В своих черных шелковых мундирах с блестящими стальными поясами файа выглядели странно, грубо, по-варварски. Керт с интересом рассматривал главу делегации, - худого высокого юношу, обутого в сандалии на босу ногу, что было вопиющим нарушением дипломатического этикета. Впрочем, подумал Рисси, откуда файа могут знать об этикете, не имея ни одного посольства и не одного посла?..
   Он вновь взглянул на главу делегации - худое смуглое лицо, очень красивое, но лохматая масса рыжеватых волос и блеск огромных, словно в удивлении открытых глаз придавали этому файа особенно дикий вид.
   Наконец, Талу закончил разглядывать собравшихся, приступив к делу. Вынув из папки несколько листов бумаги, он объявил, что это мирные предложения, составленные Советом, и начал читать их:
   - Правительство Государства Фамайа во всех своих действиях исходит из несомненного факта: по истечении примерно двухсот или трехсот лет наш мир станет непригодным для жизни, - Талу читал громко, с оживленно блестевшими глазами. Ему понравилось быть дипломатом. - Исходя из этого, оно начало разработку технологий межзвездных полетов для эвакуации жителей нашей планеты на другие миры, находящиеся в менее угрожаемом положении.
   К сожалению, ввиду состояния враждебности между Фамайа и остальным миром и колоссальных затрат на обеспечение нашей безопасности, завершение этих работ представляется совершенно нереальным. Для устранения столь прискорбной ситуации мы предлагаем прекратить бессмысленную и расточительную гонку вооружений, прежде всего, - отменить состояние боевой готовности для ядерных ракет и полностью уничтожить ядерное оружие. Правительство Фамайа было бы чрезвычайно заинтересовано в экономической помощи и притоке молодых специалистов для строительства спасательного флота. В обмен оно обязуется предоставить Союзу Свободных Государств права на пользование им в точном соответствии с объемом его вклада. Это всё.
   После окончания заявления в зале поднялся гвалт. Все говорили, кричали, обращаясь к делегации и друг к другу. Установить тишину стоило большого труда.
   - Чем вы можете объяснить столь резкую смену курса после двух веков противостояния? - наконец спросил председательствующий, старик с властными и суровыми чертами лица. Талу не смог определить его национальность.
   - А разве одной ядерной войны, а затем семидесяти лет страха её повторения недостаточно? - удивленно ответил он. - По-моему, я уже всё сказал. Никто из нас поодиночке не сможет спастись. Лишь вместе мы сможем это сделать.
   - Но это просто невероятно! После стольких лет борьбы вы решаетесь капитулировать! У вас что, правительство сменилось?
   - Вовсе нет! Просто угроза войны всем надоела. И мы не собираемся капитулировать - речь идет лишь об устранении угрозы войны!
   - Насколько я понял, вы не собираетесь делиться с нами технологиями, - заметил председатель. - О каком сотрудничестве может идти речь?
   Маоней улыбнулся.
   - Мы вовсе не те наивные дикари, какими были когда-то. Мы не будем делать ничего, что пойдет во вред нашей безопасности. Лишь после того, как ядерное оружие будет уничтожено и наши армии будут сокращены до разумного предела, научный обмен станет возможным. Наши технологии мы разработали сами. Если вы хотите их получить, - платите. Равноценных знаний вы явно не сможете нам предложить.
   - Но ликвидация ядерного оружия оставит вас практически беззащитными!
   - Как и вас!
   - На нашей стороне перевес в численности - 1300 миллионов населения против ваших 800! И наша общественная система намного прогрессивнее вашей, которая держится только на силе!
   - Я вижу, вас очень заботит сохранение нашего государства, - весело ответил Талу. В зале разнесся оглушительный, но несколько истеричный смех - такого ответа никто не ожидал.
   - Судя по вашему заявлению, экономическое положение вашей страны далеко не блестящее, - заметил председатель. - Мы не намерены оказывать помощь тирании, пока не освобождены порабощенные вашей расой народы, и у власти не находится правительство, избранное законным образом!
   - Освобождены все? - удивленно спросил Талу. - А где мы, файа, тогда будем жить?
   В зале вдруг стало очень тихо, - такой мелочи явно никто не учел. Талу продолжил:
   - На нашей стороне перевес в уровне науки - примерно в двадцать лет, может, и больше. Не поэтому ли вы боитесь установления тесных контактов?
   В зале вновь повисла тишина. Превосходство Фамайа в научно-технической области было известно всем. Каждый в ССГ знал, что именно файа открыли атомную энергию и применили её на практике, - убив 310 миллионов человек. Файа первыми освоили космическое пространство, несмотря на заполняющую его метеорную пыль и убийственное излучение. Они одни смогли достигнуть обоих попутчиков Уарка. Они также достигли значительного перевеса в производстве вычислительных машин и в биологии, создавая по своей воле новые виды живых существ. И какое значение имело то, что файа опередили их лишь потому, что в их руки попала единственная уцелевшая Цитадель Межрасового Альянса? Или то, что Фамайа не пришлось, как Суфэйну, за свой счет восстанавливать почти полностью уничтоженное войной хозяйство Свободного Арка? Или то, что уровень жизни в Фамайа был вдвое ниже, чем в ССГ? Поэтому предложение об установлении отношений прозвучало зловеще. После того, как предыдущий раунд переговоров об этом завершился неудачей, Фамайа послала к соседям более ста восьмимоторных самолетов с водо­родными бомбами, большинство которых достигли своих целей.
   - А как мы сможем убедиться, что вы выполняете соглашения? - спросил председатель.
   - Своими глазами, - удивился Талу. - Есть общеизвестные методы проверки. Вы сможете наблюдать за этим с помощью постоянных инспекций, как и мы. Конечно, уничтожение ядерного оружия займет несколько лет. Но снять ракеты с боевого дежурства можно уже сейчас! Если вы считаете, что установление тесных отношений не в интересах наших стран, мы не станем спешить. Но разоружение даже чисто экономически было бы очень выгодно.
   - Скорее для вашей стороны, чем для нашей, - иронически ответил председатель, и Талу вдруг понял, что он из Суфэйна.
   - Я знаю, что ваш экономический потенциал вдвое больше нашего, - ответил он. - Я знаю, что у нас действительно нет многих ваших вещей. Но наши вычислительные машины, например, компактны и удобны для индивидуального применения. Более того, они связаны в единую сеть. Это нечто такое, чего нет у вас, - нечто такое, о чем вы и понятия не имеете. Так что в общем мы равны, и должны общаться, как равные.
   - Что вы можете нам предложить? - крикнул кто-то. - Руду? Кандалы? Гекс? Или, может быть, колючую проволоку?
   - Я слышал, у вас нет многих видов сырья, - ответил Талу. - Мы можем предложить различную технику, вычислительные машины, даже биоматериал гекс, да. Подобная торговля была бы очень выгодна.
   В зале вновь поднялся шум. Все перешептывались, совещались, но к делегации никто не обращался. Талу пришлось долго ждать ответа. Он с любопытством разглядывал рослых тиссов в форме военной полиции, стоявших вдоль стен. Настоящие живые враги. Или уже нет? Свет, как много зависит сейчас от того, что мелет его несчастный блудливый язык!..
   - Вы действительно можете предложить нам всё это? - наконец спросил председатель. - И готовы пойти на разоружение? А взамен получить наше? - Талу кивнул. - Насколько я понял, вы хотите установить прочный мир и подождать лучших времен, пока не ослабнет ненависть, не так ли?
   - Да. Но самое важное, - устранение угрозы войны. Без этого нельзя двигаться дальше!
   В зале вновь засовещались.
   - Я не могу понять вас, Маоней. Ваш нынешний Единый Правитель, - Анмай Вэру, если не ошибаюсь, - успел прославиться своей жестокостью. Он устроил чистку в правительстве, он приказал карать высшей мерой самые ничтожные преступления, вроде торговли наркотиками, лишив разума и убив больше миллиона ни в чем не повинных людей, всюду заявлял, что Фамайа покорит весь мир, - а теперь он предложил перемирие. Я не могу понять его!
   - Не можете понять стремления к миру? Или вам бы хотелось получить ультиматум?
   - Он у вас есть? - с явным испугом спросил старик.
   Талу рассмеялся.
   - Вовсе нет. Но может дойти и до этого - если вы не захотите установить мир, к которому сами нас призывали! Или вам тоже нужен враг, чтобы сохранить единство?
   - Нас объединяет свобода, - напыщенно ответил старик.
   Талу зло рассмеялся.
   - Да? Разве? После Первой Войны Суфэйн перегрызся с Тиссеном, Тиссен - с Ирмией, и дело дошло до резни. Вот почему вы не хотите установить мир, к которому сами же нас призывали!
   - Мы не позволим нас оскорблять! - рявкнул председатель. - Не забывайте, что вы гость здесь!
   - Я сказал правду! - Талу разозлился. - Сначала закончим с главным делом, а с различиями систем можно разобраться и потом. Мы никому не хотим причинять зла. Никому.
   Вновь стало очень тихо.
   - Надеюсь, у вас есть конкретные предложения по этим вопросам? - спросил председатель. - Они очень неожиданны, их нужно обсудить. Надеюсь, мы видимся не в последний раз?
   - Конечно, - Талу с облегчением улыбнулся, его лицо стало почти детским. Он извлек из папки пачку бумаг и отдал председателю. Они быстро пошли по рукам. Кроме конкретных предложений по разоружению там была схема объединения усилий двух сторон в рамках Проекта, - пока, разумеется, только в самых общих чертах.
   - Мы тщательно изучим ваши предложения, - сказал председатель, поднимаясь с места. - Надеюсь, вы не откажетесь пообедать с нами?
   - Конечно, нет! - Маоней вновь широко улыбнулся.
  

* * *

  
   Во время обеда Керт Рисси наблюдал за Талу с возраставшей неприязнью. Тот сидел, окруженный множеством с интересом слушавших его людей. Остальные члены делегации ели очень мало, но Талу перепробовал, пожалуй, все блюда на столе. Он отказался только от вина, по своему же печальному опыту зная, что тут легко можно увлечься: когда это произошло в последний раз, он обнаружил себя на дереве, в трех километрах от дома, - а здесь это было вовсе не к чему.
   Один из его соседей принялся допытываться, зачем Фамайа так тщательно душит "естественные свободы". Талу фыркнул.
   - Какие свободы? Быть свиньей самому и превращать в свиней своих детей? Хотите свободы? Хорошо. Мы можем пересылать всех, кто приговорен к нейроимплантации, к вам. Мы даже можем отпустить к вам всех, кто этого хочет, - в обмен на то, что все желающие смогут переехать в Фамайа. Я знаю, что много вашей молодежи хочет учиться у нас.
   Однако это предложение не вызвало ни малейшего энтузиазма. Талу услышал лишь что-то невразумительное об "утечке мозгов".
   Когда делегация Фамайа попрощалась с изрядно повеселевшей компанией дипломатов и военных, те сразу нахмурились. Никто не верил в искренность их предложений. Меньше всего было похоже, что нынешнее руководство Фамайа решило искупить грехи своих страшных предшественников. Керт Рисси вспомнил рассказы отца и деда об ужасной Второй Войне, о страшной ядерной бомбардировке, которая тогда казалась им непостижимым бедствием, физической природы которого они не могли понять. И о миллионах тиссов, умиравших в страшных мучениях. Он знал об отважной борьбе части своего народа, оставшейся на захваченной файа территории, и об исходе этой борьбы. Четыре миллиона его соплеменников были уничтожены или превращены в безмозглых тварей.
   Правитель страны, которая сделала это, вызывал странное, болезненное любопытство. Он видел фотографии Анмая Вэру, - тот походил больше на хмурого мальчишку, чем на правителя тоталитарной сверхимперии, - безупречно-красивое смуглое лицо, которое было бы очень привлекательным, если бы не застывший на нем суровый и решительный вид. В выражении его огромных, бездонных глаз, широко раскрытых, словно в удивлении, было нечто пугающее. Керт не смог бы подобрать нужных выражений. Такое выражение могло бы быть у человека, который уже ничего не боится, потому что...
   Большинство политологов, впрочем, сходились во мнении, что это, - не более чем актер, а настоящий Единый Правитель настолько стар и безобразен, что просто не решается показываться на публике. Другие считали его марионеткой в руках агрессивно настроенной клики. Чуть ли не единственным доказательством этого служила официальная фотография "Единый Правитель со Старшей Подругой", повсеместно висевшая в молодежных центрах Фамайа, - на ней рядом с Анмаем стояла рослая, великолепно сложенная девица. Оба были в старинных файских одеждах, состоявших из множества деталей сине-фиолетового и зеленовато-серого оттенков, босые, с тяжелыми серебряными браслетами на руках и ногах. На девушке было нечто вроде кофточки и длинная тяжелая юбка, лежавшая на бедрах так низко, что, казалось, вот-вот свалится. Кофточка её была несколько короткой, - правду говоря, лишь чуть ниже ребер, - так что почти весь её подтянутый, гладкий, в призрачном рисунке мышц живот и вызывающе крутые изгибы узкой талии были открыты. Файа были красивым народом, - красивым, несмотря на всю свою жестокость, - и эта девушка была, несомненно, достойна стать женой правителя. На её хмуром лице явственно читалось: "мой парень, - лучший в мире". На лице Анмая присутствовала только широкая и не вполне умная ухмылка, и они обнимали друг друга за талии гораздо крепче, чем дозволялось приличиями. Этой фотографии вполне могло быть лет пятьдесят, но она, по крайней мере опровергала другую теорию, - о том, что Единый Правитель принимает посетителей, резвясь в бассейне с компанией смазливых мальчиков.
   Керт встряхнулся, слушая совещавшихся. Никто не сомневался, что Фамайа решила уничтожить ССГ. Эксперты сошлись на том, что она решила прибегнуть к методу культурного поглощения, - методу, который тщетно пытались применить к самой Фамайа. А если они откажутся пойти на мир с палачами, - файа вновь могут потребовать капитуляции, угрожая войной.
   Рисси вскинул голову. Почему 1300 миллионов свободных людей вот уже больше двух веков не могут справиться с кучкой грязных дикарей? Впрочем, не дикарей, нет. Дикари не смогли бы из ничего построить огромное государство, выиграть длинный ряд войн, обогнать в науке все остальные страны. Они не дикари... а кто?
   Он ощутил приступ отчаяния, - о Фамайа не было известно почти ничего. Густой туман секретности скрывал всё, не давая даже поводов для предположений. О военном потенциале врага они знали только то, что он огромен. Впрочем, Рисси получил достаточно хорошее образование, чтобы понять, - любое, даже самое лучшее оружие, - не более чем хлам, если нет рук, умеющих - и желающих - владеть им. С этим у файа всё было в порядке, - когда люди бежали или сдавались, они продолжали сражаться, доказывая, что бессмысленного сопротивления не бывает, - враги, убитые тут, уже не смогут воевать где-то в другом месте. Но будут ли другие народы Фамайа сражаться за своих поработителей?..
   Он прислушался. Выступавший председатель говорил, что в Фамайа явно произошло нечто очень серьёзное. Им было известно о восстаниях в её западных областях, - восстаниях совершенно беспричинных и подавленных с обычной для файа жестокостью. Одинокие, отчаянные беглецы, которым удалось пересечь границу, доставили ужасные подробности - о внезапном бешенстве гекс, нападавших на людей, о массовых расстрелах, бомбежках, а главное, о причине всего этого, - эпидемии страха, возникавшего неизвестно откуда.
   Новое оружие? Оружие, поражающее психику на расстоянии считалось невозможным, - но файа, владевшие последней уцелевшей Цитаделью Альянса, могли думать иначе... В испытании такого оружия на собственном населении не было ничего удивительного, разумеется. И их следовало признать вполне успешными, - несколько часов такого воздействия сломят любую страну. Но это не спасло бы Фамайа от ядерного возмездия ССГ, - если у них нет совершенной системы ПРО. А её, - теоретически, - вполне можно было создать.
   Рисси почувствовал страх. Если это действительно так, то файа нападут немедля, страшась потерять преимущество. Впрочем, никто не знал, что они готовят на самом деле. Было лишь известно, что в колоссальном научном центре на плато Хаос непрерывно ведется разработка нового оружия. Что они могли придумать за те семьдесят лет, прошедших после войны? Ведь им не пришлось подниматься из пепла, как Тиссену, - они лишь умножали свое могущество, уже ничего не теряя, а только возрастая от силы к силе.
   Керт фыркнул, - эта задача была не по его возможностям, но ей занимались те, кто умнее его. Он же будет противостоять надвигающейся с Фамайа тьме - до конца.
  

ГЛАВА 8.

ОТКРЫТЫЙ ПУТЬ

  
  
   Бейте разумное, доброе, вечное,
   Бейте, как били всегда!
   Бейте! Спасибо вам скажет сердечное
   Всех самодуров орда!
  
   "Мой пулемет", 1906, N 2.
  
   В это же время Анмай Вэру, стоя у терминала своего компьютера, проверял результаты расчетов, - весьма благоприятные. Теперь, после двух недель напряженной работы теоретиков и вычислителей, стало ясно, что Йалис можно полностью контролировать, управляя не только направлением "луча", но и размерами зоны поражения, причем, с точностью до мили. Когда переделка коллайдера закончится, в их руках окажется абсолютное оружие. Двадцать лет работы и девяносто миллиардов лан, потраченные на него и на уникальные детекторы для исследования элементарных частиц, оправдались сполна.
   Анмай слабо улыбнулся. Возможно, тогда они обойдутся и без войны. Если бы только успеть построить прототип Эвергета, - про-Эвергет, как его теперь называли, - до того, как информация о нем утечет за пределы плато Хаос и самой Фамайа!
   Он задумался. Работы должны были занять всего несколько месяцев - по счету бывшей луны, Тарки. Но будет ли работать установка, никто не знал. Аннигилятор, на создание которого тоже ушли многие миллиарды лан, и который даже не был испытан, безжалостно разобрали с использованием мощных резаков и кумулятивных зарядов. Сейчас зал уже расчистили, и в нем начались монтажные работы. Они шли одновременно со строительными, - зал надлежало дополнительно укрепить, чтобы защитить про-Эвергет.
   Разработкой машины занималась целая армия конструкторов, но теоретиков собрали ещё больше, - надлежало выяснить, не проявятся ли ещё непредвиденные эффекты. Хотя Совет привлек к работам лучшие силы и неограниченные ресурсы, шли они медленно. Спешка тут была недопустима, а цена ошибки слишком велика. Те, кому довелось ощутить действие Йалис на своей шкуре, хорошо понимали это.
   Анмай встряхнул головой. Никто не ожидал отдаленных последствий Йалис, но они были. Ещё бы! Ведь лептокварки оказались стабильными частицами...
   Плохо взаимодействуя с обычным веществом, они постепенно рассеивались, так что кошмары со временем слабели. Были и более неприятные вещи. Они относились скорее к психологии, чем к физике, но это не делало их менее зловещими. С людьми и файа было ещё не так плохо. Сны о надвигающейся тьме беспокоили их недолго и обычно никак не проявлялись во время бодрствования. А вот животные повсюду, где прошел Йалис, стали беспричинно агрессивными. Причем, приступы ярости чередовались у них с оцепенением, когда они сидели неподвижно, как бы глядя внутрь себя. После каждого такого периода их агрессивность возрастала, пока не переходила в безумное бешенство, которое не прекращалось до смерти. Вдобавок, эти "облученные" твари проявляли странную тягу к организации, животным совершенно не свойственную. Было ли всё это проявлением некоего пробуждавшегося коллективного разума? Анмай не знал. В этой организации не было ничего разумного, только нечто... нечто чуждое.
   Он вновь встряхнул волосами. Ему припомнился длинный список беспричинных нападений на людей, совершенных гексами и "бывшими" с внезапной потерей нейрокибернетического контроля. Если даже нейроуправление не могло устранить эту опасность, то что говорить о диких тварях, - буллсквидах, ваки, и даже атпи?..
   Анмай вспомнил, как два дня назад огромная масса атпи проникла в поселок Уру, искусав 45 человек. Некоторые умерли, а некоторые... сошли с ума.
   Были и более серьезные неприятности. Ваки и буллсквиды вели настоящую партизанскую войну. И даже домашние животные...
   Пришлось отравить 126 тысяч молодых гекс, ещё не прошедших киберимплантации, - они стали слишком агрессивны. Истребительные отряды работали не покладая рук, ведя в пораженных районах упорную борьбу со странно агрессивными животными, - и не только. Ираус Лапро, командир 14 ИО в Ревии, сообщил, что там была уничтожена группа из семи человек, напавших на пост. Эти свободные граждане Фамайа проявляли все признаки "синдрома Йалис" - теперь такие названия плодились с угрожающей быстротой. В Кор-Мэ банда фанатиков-националистов захватила одно из селений, Арту, где, уничтожив гарнизон из 12 полицейских, устроила засаду на дороге, по которой должно было подойти подкрепление. Неверно оценив масштаб происходящего, власти послали для уничтожения повстанцев всего взвод истребителей. В коротком бою из 36 файа 8 были убиты и 12 ранены, повстанцы потеряли 3 человек убитыми и 15 - ранеными. Не привыкшие к ожесточенному отпору истребители обратились в паническое бегство, и повстанцы преследовали их на протяжении трех километров. Конфуз был полный.
   Наученные горьким опытом, истребители уже не пытались атаковать сами. Они незаметно "вели" отряд повстанцев, пока тот не был окружен ротой Внутренней Армии, - всего более сотни солдат и четыре бронетранспорта. В ходе короткого, но ожесточенного боя солдаты потеряли 19 человек убитыми, один БТР получил повреждения и вышел из строя. Два повстанца были убиты, восемь взяты в плен, из них трое раненых. Среди трофеев оказалась очень мощная ранцевая радиостанция и пять новых автоматов, - и то, и другое производства Тиссена.
   Анмай вдруг усмехнулся, - Найте Лай пока неплохо справлялся со своими обязанностями. Ему же оставалось заняться про-Эвергетом. Да и новые построения теории суперсимметрии были очень интересны, хотя и не имели практического применения, - пока. Вэру с особенным интересом занимался ими, - его очень интересовало, можно ли с помощью Эвергета пробить световой барьер.
   Он вновь взглянул на экран - да, можно, но для такой машины потребуется ядро из анизотропной материи, - не стоило и надеяться на её постройку, по крайней мере, при его жизни. Впрочем, это его не волновало, - может быть, потому, что работы по пересадке сознания тоже шли полным ходом.
   Эта наивная мысль заставила его улыбнуться. Проблема была адски сложной, и никто не знал даже, разрешима она или нет. А ещё эта проклятая война! Весь Генштаб и командование Внешней Армии трудились над её подготовкой. В успех переговоров, чьей единственной теперь задачей было потянуть время, уже никто не верил. Все их предложения словно тонули в смоле. Все знали, что неизбежное случится, - и надо быть готовым к этому. Весь вопрос в том, когда это случится - сейчас, через полгода или через сто лет!
   Анмай хотел, чтобы войны не было бы вовсе, - но даже тогда надо быть к ней готовым! Именно поэтому штабисты и эксперты Хаоса трудились, не покладая рук - точнее, не оставляя компьютеров. Они извлекли из сейфов старые, составленные ещё Тару планы внезапного и ответного ударов, и теперь работали над ними, приводя их в соответствие с достижениями файской науки, появившимися за пятнадцать лет, - гамма-лазерами с ядерной накачкой и струйными бомбами, создающими при взрыве убийственную электромагнитную волну.
   Впрочем, подготовка войны, кроме составления планов и программ, имела и тысячи других аспектов. Самым важным было усиление ПРО. Только здесь и в Товии она была непреодолима. В других областях Фамайа она была слабее, и усиливать её было уже поздно. Всё, что производили заводы Хаоса, приходилось оставлять здесь, где было сердце и мозг государства. Вэру знал, что под прикрытие ракетных батарей Хаоса спешно свозились строительные машины, ценное сырье, уникальное оборудование, которого ещё не было здесь, а также банальное продовольствие, - поезда шли непрерывно. Но и за пределами плато существовали тысячи важных дел, - подготовка бункеров, создание запасов, борьба с тварями в пораженных местах, профилактика мятежей, и прочее, и прочее, и прочее. Он чувствовал, что от такого обилия не самых приятных проблем у него начинает кружиться голова. Вдобавок, он не спал уже больше суток, изучая бесполезные, - в данной ситуации, - расчеты.
   Он выключил машину и с наслаждением растянулся прямо на покрытом коврами полу. Пол вибрировал, доносился глухой грохот, - строительные бригады рвали камень, пробивая новые туннели. В них предстояло разместить и новые машины, и новых жителей. За две недели население Хаоса возросло с 100 до 130 тысяч, и продолжало расти - им требовалось много умелых рук и светлых умов, чтобы завершить начатое. Вэру не знал, сколько всего людей и файа для этого потребуется.
   Он ещё раз с наслаждением потянулся, а затем расслабил усталые мышцы. Было уютно и тепло, одиночество навевало легкую, мечтательную грусть, - у Хьютай открылся неожиданный интерес к технике, и она не вылезала со строительства про-Эвергета. Самое забавное, что её помощь действительно пришлась очень кстати. До встречи с ним она была сборщиком приборов, - начинающим, но неплохим, и не забыла, чему её учили. Когда он в последний раз был там, то с трудом узнал встрепанную замарашку с руками, по локоть испачканными в масле и металлической пыли. Там она мало походила на красавицу, которая прилетела сюда вместе с ним, и ещё меньше - на девицу, которая в день его приезда... Правда, он не скучал без неё, - дел было столько...
   Сидя в одиночестве над своими расчетами и зная, что ему никто не помешает, Анмай скинул всю одежду, - не то, чтобы здесь было жарко, просто обнаженным он чувствовал себя свободнее, как ни забавно это выглядело.
   "Похоже, во мне слишком много от моих диких предков, - лениво подумал он. - Тех, кто две тысячи лет жил на мертвом сейчас севере".
   Перед ним проходил длинный ряд видений, - наполовину воспоминаний, наполовину фантазий. Маленькая группа смуглых беглецов, спасшаяся на сумрачном севере от безжалостных биотических охотников Межрасового Альянса... Долгие годы скитаний в пустом мире, отравленном радиацией... Нестерпимо медленное возрождение из стай диких охотников до народа, строившего каменные здания и выплавлявшего сталь. Лишь тысячу лет назад его предки объединили весь материк в единую страну - Фамайа.
   "Странно, - подумал Анмай. - Фам-айа значит просто "наша земля" - сумрачный и унылый северный материк, ныне задохнувшийся под вечными снегами. Но слово и страна возродились, хотя "Фамайа" теперь лишь сокращение от "Фамаус Айатар", - "Уметь всё". Этот девиз кучки утопистов, которые... но лучше по порядку.
   Бесконечные, безжалостные войны, дикие по своей жестокости, привели к объединению всех племен файа в одно целое, и с тех пор отвращение к войнам и стремление к единству стали основными у моего народа. Имена Объединителей Фамайа живы и поныне. Того, кто окончил последнюю войну и основал Товию, - не эту, а погребенную под вечным снегом, - звали Анмай Вэру. Почему меня тоже назвали этим старинным именем - Широкоглазый? А он носил его в честь ещё более древнего героя, - ещё времен Альянса, который вывел нас из рабства..."
   Он вспомнил высеченное на скале лицо. Если отбросить неровности камня, то их лица были очень похожи.
   "Может, Строитель Вэру, - его дальний потомок? И я - тоже? Откуда вообще взялись мои предки? Почему наша ДНК не похожа на ДНК других народов? Все люди здесь чужие, но мы - чужие вдвойне. У нас не может быть общих детей... Как мне хочется верить, что где-то в космосе есть ещё другие файа - не такие дикие, как мы!"
   Но и его здешние предки не были дикарями, - хотя и предпочитали ходить босиком и почти голыми. Они строили города, он помнил руины той, первой Товии, - она никогда не видела врага в своих стенах, помнил пирамиду Вэйда Объединителя, - первое из великих свершений его народа. Её высота и поныне остается единицей длины...
   Древние файа были жестоки, - им не было равных в безжалостных военных хитростях. Но одновременно это был упорный и мечтательный народ, поклонявшийся звездам и солнцу, что так редко навещало их землю. Каждый год, во время летнего солнцестояния, вся молодежь - совершеннолетние, но ещё не имевшие детей, - собиралась в больших открытых храмах. Они были босые, в белой одежде, с золотыми браслетами на руках и ногах, и они несли большие зеркала из полированного серебра. И всегда находился один, кто приносил себя в жертву священному Солнцу. Его нагим привязывали к алтарю, и остальные направляли на него зеркала, сжигая в чистом солнечном пламени... а потом имя отважного высекалось на устоях храма... он видел их, длинные, длинные списки наивных, несчастных безумцев...
   Единство Фамайа, её золотой век, когда была создана культура файа, продолжался триста лет. Потом страна вновь распалась на княжества, города, племена, дичающие и враждующие друг с другом. Народ мечтателей и воинов так и не смог построить своей цивилизации, - хотя и пытался. Сколько прекрасных произведений искусства, зданий, дорог было тогда создано! Но единство распалось, и файа стали мало создавать, но зато ревностно сохраняли созданное...
   Это было время медленного, незаметного упадка, - он длился четыреста лет, когда файа мечтали о будущем, живя памятью о прошлом. В конце осталось совсем немного городов, верных временам Империи Файа, - Товия в их числе. Остальные жили по законам диких племен, но и они хранили память о прошлом. Несмотря на войны, это было самое счастливое время для файа - они были свободны...
   Как бы Вэру хотел жить тогда, в каком-нибудь маленьком городе! Это было время мечтаний о золотом прошлом и неведомом будущем... и предчувствия грядущей страшной судьбы.
   Анмай открыл глаза. Напротив, на стене, висела большая картина, написанная ещё до Катастрофы. На ней он видел прибрежную пустыню Фамайа, - море песка до горизонта. Из дюн, словно каменный лес, торчали массивы диких, рваных скал. Вблизи скалы были черными, вдали скрывались в рыжевато-красной дымке. Сама уходящая в бесконечность равнина была безмерно спокойной, печальной, - но и мирной. Наполовину прячась за скалами, висело заходящее Солнце - большой золотистый диск. Легенды говорили, что у горизонта на него можно было смотреть не щурясь.
   На выступе скалы, высоко над пустыней, сидел нагой юноша. Его задумчивое, серьезное лицо было обращено к голубому, с зеленоватым оттенком небу. Вокруг заходящего солнца небо светилось темным золотом. Неведомо как чувствовалось, что муаровый, дымчатый воздух полон влаги, и что там очень тепло, - не скрывайся солнце на полгода, пустыни там не было бы. На небе, несмотря на свет солнца, виднелись россыпи мутноватых звезд. Они были повсюду, кроме...
   Вэру посмотрел туда, куда был устремлен печальный взгляд юноши. Там, едва заметная, на полнеба расползлась бледная туманность, тлеющая в центре зловеще-красным огнем.
   "Так это и было, - подумал он. - Пока мы мечтали, Уарк неотвратимо приближался к Бездне. Её излучение усиливалось, в и так жарком мире становилось всё жарче, потом живущие высоко в горах начали умирать от странных болезней. А туманность всё росла, и звезды стали гаснуть одна за другой. На обеих южных материках, - Арке и Суфэйне, - начались засухи, страшные грозы, тайфуны опустошали побережья. Жара становилась невыносимой, люди там умирали от голода и болезней, - но во время неустанной отчаянной борьбы их знания росли, сердца ожесточались. И, наконец, они обратили внимание на сумрачную, холодную Фамайа. А мы лишь мечтали!"
   Конечно, файа уже давно торговали с югом, но широкие штормовые моря ограничивали аппетит охочих до чужих земель. Когда появились паровые суда, ситуация изменилась. Началась война, - она была долгой и кровавой. Файа, умело воевавшие друг с другом, не хотели сдаваться. Но с луками нельзя противостоять артиллерии и винтовкам, - даже при самой отчаянной отваге. Множество племен было перебито до последнего младенца, прибрежные земли потеряны. С Фамайа было бы покончено, - если бы не отвага и хитрость её сыновей... и дочерей, её пустынные, бесплодные просторы, горные хребты, ставшие непроходимыми из-за радиации, и длинные полярные ночи, когда файа возвращали то, что у них отнимали днем. У них скоро тоже появилось огнестрельное оружие, - увы, не без помощи готовых на всё за золото перебежчиков.
   "Война тянулась без конца, нас били, мы были принуждены строить свою цивилизацию на ходу. И мы справились: в конце врагу противостояли уже равные по вооружению армии. Медленно, мучительно, но файа вновь объединились. Но даже единое их государство не могло противостоять всему миру. На юге условия жизни становились невыносимыми. В экваториальном поясе температура была уже непереносима для человека. Суфэйн вымирал, горячие тучи затягивали небо. До парниковой катастрофы оставались считанные годы, но мы тогда не знали этого... И тут солнце начало удаляться, тускнеть и гаснуть, чтобы уже никогда не вернуться. На Уарк пришла тьма, но сияние Бездны давало уже достаточно тепла, и её ультрафиолет помог растениям выжить, хотя их продуктивность сильно снизилась".
   В начавшемся хаосе именно файа оказались наиболее приспособленными. Колонисты бежали или были сброшены в море. Но, когда враг отступил, пришел холод, которому файа не могли противостоять. Покинуть родину и переселиться в Арк, на земли своих врагов, они не могли тоже, - у них не было кораблей. Им оставалось только умереть. Но тут в крупнейшей из стран Арке - Ааене - произошел переворот, которые позднее назвали революцией. Кучка фанатиков-утопистов во главе с Джайлсом Монтеной пришла к власти на волне массовой истерии. Когда она спала, их режим стал рассыпаться. Теряющие власть были готовы принять любую помощь, - её и обещали отчаявшиеся файа.
   Тех, кто обратился за помощью к врагу, назвали предателями... но с севера, на перегруженных кораблях, уже прибывали многие тысячи безжалостных бойцов. Они привыкли воевать в меньшинстве, среди мрака и холода. Началась война, но к файа непрерывно прибывало подкрепление - и они победили. Для них все обитатели Арка были врагами. Они никого не щадили, утверждая идеи Монтены с неслыханной доселе жестокостью. Очень скоро идеалисты исчезли. Вся власть перешла к файа, - и оставалась у них и поныне, но это не пошло им на пользу....
   "Так наша стала нашим проклятием, - печально подумал Анмай. - Из мечтателей мы превратились в захватчиков и угнетателей, изо всех сил поддерживающих идеи Проекта, - лишь потому, что развейся они, - и нас постигнет обычная участь всех захватчиков. Ведь из населения Фамайа файа составляют едва десятую часть!"
   Вэру не очень любил свой народ. Он знал, что подобных ему, помнящих, осталось очень мало, - настолько мало, что он мог, при желании, собрать их всех здесь, на плато Хаос. А остальные...
   Возрождение не могло длиться долго. Распад того, что составляло сущность их народа, зашел уже слишком далеко, и, рано или поздно Фамайа объединится с ССГ. Но что тогда будет? Анмай не мог представить себе этого.
   Сейчас, лежа на полу просторной, полутемной комнаты, он чувствовал себя странно. В неё пробивался приглушенный гул, за дверью слышались шаги, голоса, лязг металла, - словно на огромном космическом корабле, готовящемся к взлету.
   "Через полгода, когда про-Эвергет будет готов, мы действительно стартуем, - подумал он. - Но куда? В новую эпоху? В войну? Но наверняка, - в неведомое, зыбкое будущее".
   Уже засыпая, Вэру подумал, что им, практически, ничего не известно о сущности того эффекта, которым они так смело пытаются овладеть. Ну и что с того? Ведь им пока нужно всего лишь одно из бессчетных его применений...
   Когда он заснул, ему приснилась Хьютай, - впервые с той ночи, когда он проснулся от внезапного страха на крыше Цитадели.
  
  

ГЛАВА 9.

ВСЕСИЛЬНАЯ МАШИНА

  
  
   Там примус выстроен, как дыба,
   На нем, от ужаса треща,
   Чахоточная воет рыба
   В зеленых масляных прыщах.
   Там трупы вымытых животных
   Лежат на противнях холодных.
   И чугуны, купели слез,
   Венчают Зла апофеоз.
  
   Николай Заболоцкий. "На лестницах".
  
   Четыре месяца спустя монтаж про-Эвергета, обошедшийся в 9 миллиардов лан, был закончен. Теперь начиналось самое сложное, - наладка и бесконечные проверки.
   Стоя на обегавшей цилиндрический зал галерее, Вэру смотрел вниз. Зал был огромен, - ста метров длины и метров сорок в диаметре. Про-Эвергет, - бронированная восьмигранная призма длиной в шестьдесят метров, - располагался точно в центре помещения. Полностью собранный, не только снаружи, но и внутри почти сплошь состоящий из металла, он весил сорок семь тысяч тонн. От его скошенных граней отходила крестовидная сеть из гигантских, высотой в рост человека, балок, упиравшихся в стальные плиты свода и косо уходивших под стальной же пол. Гладкие бока про-Эвергета, покрытые ослепительно-белой эмалью, поднимались на двадцать метров вверх, - до уровня галереи. Ажурные мостики соединяли её с плоским верхом его восьмигранного центрального возвышения. Там находилась реакторная камера, - сердце машины. Сама по себе та не представляла чего-то особенного, - два гигантских наводящих магнита и вакуумный инжектор гиперядер между ними.
   В зале всюду копошилось множество людей и файа в белой одежде. Они работали наверху, внизу, в огромных проемах, ведущих в нижний ярус, - там ещё монтировались кабели и огромные, больше человеческого роста в диаметре, охладительные трубы.
   Рядом с Вэру стояла Хьютай, - в своей обычной одежде, но на боку у неё висела сумка с инструментами, а руки были густо покрыты свежими и поджившими ссадинами. Она повернулась к нему.
   - Я могу сказать, что всё это, в какой-то мере, - дело моих рук! - Хьютай щелкнула по только что полученному значку инженера-монтажника.
   - И моих снов! - Вэру осторожно взял в свою её ободранную руку. - А что ты об этом думаешь? - он повернулся к замершему рядом Философу.
   Возле того стояло двое здоровенных охранников, тоже с любопытством смотревших вниз. Философ молчал, но Вэру не оставлял его в покое.
   - Как видишь, про-Эвергет уже готов. Осталось только отладить его - и пуск!
   Он усмехнулся. Действительно, только что была установлена и закреплена последняя плита покрытия. Никакой церемонии при этом не устроили, - оставалось ещё очень много работы.
   - Потребление энергии будет огромно. А вон те штуки, - он показал на относительно тонкие белые трубы, попарно выходившие из торцевых стен зала и исчезавшие в торцах призмы, - Великий Коллайдер, он будет поставлять сверхэнергичные протоны. Они минуют управляющие магниты и пойдут в фокус, где... - он заметил, что Философ смотрит вверх, на свод, выгнутый с идеальной математической точностью. - Тебе кажется, что такой пролет неустойчив? Здесь нет ни пола, ни стен, - весь зал в сечении круглый. Облицовка сварена из огромных блоков сверхпрочной стали почти метровой толщины. Но это не главное! При непосредственной угрозе ядерной атаки зал можно доверху затопить, - он показал на идущие по своду толстые трубы. - Машине это ничуть не повредит, даже улучшит охлаждение, - а вода под давлением в двести атмосфер будет надежно удерживать свод даже при самых сильных ударах. Ну и вдобавок, - над нами двенадцать вэйдов скалы! Я сам предложил эту хитрость, - закончил он с гордостью.
   Философ мрачно смотрел на него. Анмай стоял выпрямившись, в своем сером, как у "бывших", рабочем комбинезоне с множеством накладных карманов, набитых инструментами. Его лицо сияло, - как у всякого, закончившего важную и очень сложную работу. Рядом с ним стояла Хьютай, держа его за руку. Великолепная пара, - красивые, сильные, с живо блестевшими большими глазами, и при том... Философ заметил на мочках их ушей, полускрытых волосами, свежие следы зубов. Он вдруг представил, как они, обнаженные, перекатываются по постели, смеясь и кусая друг друга, как сплетаются их бедра, их длинные ноги, как скользят их ласкающие ладони, как...
   - Вы хоть понимаете, что делаете? - спросил он. - Ведь эта машина может уничтожить всю жизнь, - и уничтожит, если её запустят!
   - Нет, изменения управляемы, и мы не хотим никого уничтожать. Но, если на нас нападут, мы будем защищаться всеми силами, включая и эту! - Вэру показал вниз. - Или вы боитесь, что про-Эвергет попадет в плохие руки? Здесь нет таких, - уж об этом-то мы позаботились прежде всего!
   - Да, позаботились... Когда всё будет готово?
   - Месяца через два, если не возникнет проблем. Но это маловероятно, и, дней через 60-70 мы, наконец, получим то, о чем мечтали. Тогда уже никто не помешает нам выполнить нашу главную задачу!
   - Спасение цивилизации, конечно, - язвительно сказал Философ. - Точнее того, что вы за неё принимаете. А как же остальные?
   Вэру смутился.
   - Остальные? Они отказались присоединиться к нам, и поэтому они... - он замолчал. - Мы хотели бы объединения, но если не получится, то... В конце концов, мы сами создали всё это, - он обвел рукой зал, - и не должны ничего и никому, - он окончательно смутился и замолк.
   Хьютай весело взглянула на него, потом повернулась к Философу.
   - И не лень тебе интересоваться такими вещами? Здесь, - она обвела рукой подземелье, - здесь целый мир, полный удивительных вещей, мир, создававшийся целое столетие! А ты не хочешь знать его, и цепляешься за всякие старые...
   - Давай пойдем отсюда, - прервал её Вэру, заметив, что кулаки Философа сжимаются. - Здешние виды плохо действуют на нашего мудреца!
   Они направились к выходу из зала. Хьютай сперва пошла за ними, потом отстала и присоединилась к группе файа, укладывающих кабели.
  
  

* * *

  
   Путь от зала про-Эвергета до жилых помещений был неблизким. Диаметр коллайдера на пять миль превышал диаметр самого Хаоса, и его пришлось разместить в туннеле, пробитом под окружавшими плато озерами, почти на два километра ниже основных уровней. На монорельсовом поезде они проехали пять миль по радиальному туннелю, потом долго поднимались вверх. Вслед им летел грохот машин, расширявших подземелье. Когда они остались одни в тесном жилище узника, Анмай сказал:
   - Ты знаешь, почему ты здесь? Вовсе не потому, что я решил показать тебе наши достижения, - это уже сделал Найте. Кстати, что ты можешь сказать о Цитадели Товии?
   - Чудовищно... - Философ вздрогнул. - Там затрачено столько усилий, труда, и... тот, кто проектировал такое сооружение, был явно ненормальным! Истратить столько денег, когда... а эти ужасные изображения на стенах!
   - Ты даже не видел нижние ярусы - там есть ещё и не такое! Впрочем, архитектор Цитадели - Церо Уркси, действительно был параноиком. Ну и что с того? Ведь параноикам приходят в голову способы защиты от таких опасностей, о которых и не подумает нормальный человек! Но это всё неважно. Я привез тебя сюда потому, что ты знал моих родителей, - Керото Ласси и Ирту Ласси. У них был ребенок, - мальчик двух лет...
   - Да я знал их, - но их же расстреляли за измену Фамайа! А мальчика, - его звали Суру Ласси, - отправили в приют.
   - Суру Ласси - это я. Вэру я стал уже здесь.
   - Но какое...
   - Ты не знаешь, что детям казненных дают другие имена? Или ты меня не помнишь?
   Философ вгляделся в лицо Вэру. Действительно, сходство с личиком маленького Суру, которого он не раз держал на руках, имелось. Но маленький мальчик с живыми смышлеными глазами стал...
   Стал взрослым.
   - Хочешь узнать, как всё было? Когда арестовали родителей, ничего не понимающий двухлетний ребенок попал в приют под Товией. Приют был, конечно, необычным - в нем были лишь дети арестованных. Их воспитывали так, чтобы они никогда не повторили ошибок родителей. Как - ты сам знаешь... Я жил там до девяти лет, - целая вечность унижений и боли. Но там была одна девочка, - Хьютай, - Вэру улыбнулся. - С ней я очень дружил, пока не...
   - Но как сирота из приюта может стать Единым Правителем?
   - О, очень просто. Однажды туда приехал Армфер Тару, - седьмой Единый Правитель, - чтобы усыновить одного ребенка... им оказался я.
   - Но почему?
   - Почему я? Не знаю. У него не могло быть детей, - работа с радиоактивными материалами не проходит бесследно. Почему он решил усыновить одного из детей своих врагов? Что заставило его выбрать бритого наголо заморыша с выступающими скулами? Я не знаю... Он говорил, что я выглядел самым несчастным. И я вырос здесь.
   - Но как ребенок мог оказаться тут, в этом ужасном месте?
   - Ребенок сам этого захотел! Я очень любопытный, - как Маоней Талу, только ещё сильнее. И достаточно мне было лишь услышать о плато Хаос, как я решил туда попасть. Ну, Армфер не хотел меня везти, - я оказался в его загородной резиденции под Товией, всего в десяти милях от приюта. Мне там не понравилось. Были истерики, скандалы, - это не помогло. И тогда я... перелез через ограждение балкона и сказал, что прыгну вниз, если он не возьмет меня с собой. Тару отказался. И я прыгнул! Высота была метра четыре, а внизу, - клумба с цветами. Я отделался синяками... и попал на плато Хаос. Здесь мне очень понравилось, - по целому ряду причин... Правда, я не мог покинуть плато, пока мне не исполнилось восемнадцать лет. Тогда я вернулся в Товию, и случайно, на улице, встретил Хьютай...
   - А ещё через год ты убил своего приемного отца и сам стал Единым Правителем!
   - Чушь! Тару всегда был немного... странным. А в последние дни своей жизни, - более, чем немного. Его самолет действительно был сбит здесь, но это произошло из-за поломки автоответчика - это была всего лишь трагическая случайность... хотя один только Бог знает, что там на самом деле случилось. Если и был заговор, я ничего не знаю об этом. Я никогда не мечтал занять его место. Но в завещании Тару было сказано, что его преемник - я. Может быть, потому он и умер.
   - Я думал, вы уничтожили монархию ещё два века назад! - лицо Философа скривилось от отвращения.
   - Уничтожили. Но Единый Правитель может сам выбрать себе преемника, - что в этом плохого? Им может быть любой файа. Кстати, правитель лишь предлагает кандидатуру, с которой Совет может не согласиться, и выбрать кого-то ещё. Ну, я мог отказаться, - но ведь даже вы бы так не сделали! Если я скажу, что согласился по глупости, вы мне не поверите. Мне было девятнадцать лет!
   - И Совет утвердил правителем мальчишку? Неужели не было более достойных?
   Анмай улыбнулся, показав белые зубы.
   - Были, а как же. Но по нашим законам власть нельзя давать тому, кто рвется к ней. Совет выбирает правителя... но не из своих рядов. Зато они могут сменить его, - собрав две трети голосов из пятисот. Если честно, власть принадлежит Совету, а не мне. По-моему, вообще никто не может управлять государством в одиночку, - ума не хватит. Вот почему после Второй Революции, когда Тару и его сподвижники свергли зажравшихся бюрократов, вся власть принадлежит ученым, - пятьсот самых крупных образуют Совет, который и управляет всем с помощью различных Комиссий, образованных из своих членов...
   - И физики решают, как нам жить? Неудивительно, что мы живем так плохо!
   - Не глупи! Ты знаешь, почему уровень жизни у нас ниже! А управляют те ученые, чья профессия соответствует доверенной им области - большей частью, конечно, экономисты. Но физики - те тоже имеют свой голос. И, есть ещё региональные губернаторы, секретари Совета, - их восемь, мой друг Найте Лай...
   - И чего же они добились? Развели гекс для поддержания своей власти? Стали превращать своих противников в "бывших"? Ведь это же чудовищно! И как эти ученые могут управлять, если они не покидают плато Хаос?
   - В этом основная проблема. Но всё же, - мы живем вдвое лучше, чем тридцать лет назад. Преступность, например, исчезла почти полностью, - вот что значит управление научными методами!
   - Это я каждый день слышал в лагере - по радио.
   Анмай зло рассмеялся.
   - Ты что - так ничего и не понял? Наивный мальчишка, который мечтает облагодетельствовать всех немедленно... который влюблен по уши... который вздрагивает даже при мысли, что с его любимой может что-то случиться... которым так легко управлять. Но даже это, - только часть правды. Меня выбрали потому, что я... был сам по себе. Не поддерживал ни одну из здешних кучек, тянущих одеяло на себя. Всех устраивал. Ну, не только. Я хорошо разбираюсь в физике, хотя и не получил формального образования. Меня учили лучшие умы Фамайа. Тару был физиком, в Совете их тоже много... но это неважно. Решающим фактором стало даже не то, что знал я сам, а то, что меня знали как... бесстрашного, - на этом месте это самое важное! Ты знаешь, в чем состоит самый смысл должности Единого Правителя? Совет может принимать мудрые решения, но не может принимать быстрых, - пока соберутся все, пока обсудят... А есть ситуации, в которых надо реагировать мгновенно! Поэтому выбирается один, кто решает за всех, - если нет времени. Поскольку ему придется решать, применять ли ядерное оружие, он должен быть бесстрашным!
   - Да? И чем же ты доказал свое бесстрашие? Почему ты не освободишь народы, которые не хотят жить в вашей стране, например, нас, тиссов? Нас же так мало! Почему нас арестовывают чаще всех? Я не могу понять причины такой ненависти!
   Вэру улыбался, глядя на него, но эта улыбка вовсе не была дружелюбной.
   - Какой ответ ты хочешь от меня услышать? Для древних файа сама внешность вас, белокожих, светловолосых, голубоглазых людей, была омерзительна. Они воспринимали её, как оскорбление собственной природы. Как надругательство над ней, причем осознанное, - как если бы вы нарочно рождались в таком виде. Многие из нас до сих пор думают так же, - но не я. Вы, тиссы, всегда славились гордостью и непокорством. Наверное поэтому среди "врагов государства" вас треть, хотя в населении страны тиссов нет и процента, - а с хайзенами, например, пропорция обратная. А вот ещё: тиссы причинили нам, файа, немало зла. Они высаживались на берегах Фамайа, - когда это слово обозначало только северный материк, - и убивали нас. Они захватывали наши земли, грабили нас, продавали в рабство наших детей... пользуясь тем, что мы не были столь сильны, как они. Им не было равных в изобретении мучительных казней... А у крови длинная память.
   - Но это же было сотни лет назад, я не знаю даже, сколько!
   - Колонизация Фамайа началась триста лет назад и прекратилась лишь после Катастрофы. Вам такая история, конечно, не интересна, но мы, потомки выживших, помним. За сто лет войны погибло двадцать миллионов файа, - больше, чем населяло материк в начале колонизации! Половине убитых не было и восемнадцати. Возможно, я слишком увлекаюсь историей своего народа - но там есть такие эпизоды...
   - Но старые преступления не могут оправдать новых!
   Анмай открыл рот, чтобы возразить, но ничего не сказал. Глаза его опасно заблестели, словно у хищника, в лице появилось что-то дикое. Вдруг он рывком расстегнул одежду и сбросил комбинезон с плеч. На мускулистой спине файа выделялось восемь белесых, неровно заживших шрамов, - словно кожа была вспорота стальными крючьями. Философ торопливо отвел глаза, - зрелище было не из приятных. Он повидал достаточно, чтобы понять, что это за раны. Это был след - пытки.
   - Это сделали тиссы, - ровно сказал Анмай, одеваясь. - Такие же "борцы за свободу", как ты. Тогда мне было всего семнадцать лет. Ну, они делали это не ради удовольствия, - они пытали меня, мужественно сжав зубы. Им хотелось узнать, как удобнее убить других моих соплеменников, а этого, конечно, я не мог им сказать. Они ничего не добились. Как, по-твоему, - можно ли пережившего такое юношу назвать бесстрашным?
   - Но как это могло получиться? Как сын...
   - В приюте я был самым непослушным ребенком, таким же остался и здесь. Я дважды убегал отсюда в пустыню. В первый раз, - вскоре после приезда, из чистого любопытства. Тогда меня чуть не съели гексы.
   - Здесь, в пустыне?
   - Да, здесь, - здесь они появились на свет! Теперь их тут нет, я их ненавижу. Второй раз я сбежал после того, как...
   - Так при чем же тут я?
   - При том, что это ты учился с моими родителями - и склонил их к предательству! Если бы не ты, - ничего этого не было бы! Я бы сейчас был простым, счастливым юношей, и только мечтал бы о том, чем мне приходится заниматься. Справедливость торжествует совсем не так, как нам нравится, правда? Но когда я вспоминаю... Ирту... я ненавижу эту страну... лишившую меня... - Анмай замолчал, потом продолжил: - Все, кто пытал её, уже мертвы. Но таких файа миллионы...
   Философ поднялся.
   - Не поздно исправить ошибки!
   - То есть, стать предателем и кончить так же, как мои родители?
   - У тебя больше возможностей! И тебя поддержат многие, очень многие!
   Анмай отвернулся.
   - У меня был старший брат... шести лет. Когда мне исполнилось столько же, он умер... его избили. У меня была сестра... Я сам босым балансирую на пирамиде ядовитой дряни и знаю, что рано или поздно оступлюсь, и меня сожрут. И Хьютай. И всех, кто меня понимает. Если только... О, я отомщу убийцам - но не так, как ты предлагаешь. Совсем не так. Ведь я не настолько отважен, как ты! - Он помолчал. - Может быть, это и глупость, но я верю в то, что в меня вдолбили в приюте: цивилизация этого мира должна жить. Но я вовсе не считаю, что в прежнем виде или вся. Старый сюжет, и я вовсе не гожусь для этой роли... но, видишь ли, я уже выбрал свой путь. Каким бы он ни был, - я не смогу сойти с него, потому что перестану быть собой...
   Философ стал приближаться к Вэру.
   - Эй, стой! Я всё же сильнее тебя!
   Философ попятился, - так файа взглянул на него. Анмай постучал в дверь.
   - Выпустите меня!
   Когда охранник закрыл дверь камеры, Вэру послышался за ней диковинный новый звук, - словно скулила побитая собака.
  

* * *

  
   Дома Анмай устало растянулся на постели. После разговора с Философом он, непонятно почему, чувствовал себя виноватым. Но подготовку к войне уже нельзя было оставить. Вэру понимал, что самым главным было собрать не запасы и оборудование, а упорную и талантливую молодежь, способную поднять Фамайа из пепла, - если такое несчастье случится. И пока что это неплохо ему удавалось. Десятки тысяч добровольцев, решивших связать свои жизни с плато Хаос, целыми сутками пропадали в туннелях, знакомясь с его таинственным и бесконечно разнообразным миром. В итоге, здесь царила ужасная суматоха, которая возрастала с каждым днем, - по мере роста числа новичков. Оставалось лишь надеяться, что отбор был достаточно строгим, и среди них нет врагов Фамайа и шпионов.
   Вообще-то, разработанная им система не отличалась особой сложностью, - отбирались молодые люди и файа от пятнадцати до двадцати пяти лет, красивые, выносливые и сильные. И сообразительные, естественно. Последним, решающим фактором была мечтательность, - как потому, что она была признаком творческих способностей, так и потому, что она очень плохо уживалась с различными скрытыми и явными пороками. Чтобы распознать её, правда, требовался особый талант, - но ему удалось подобрать несколько шустрых девушек, тоже весьма мечтательных и потому хорошо знающих, что именно нужно искать. Они общались с претендентами по телесвязи; ошибок, насколько мог судить Анмай, пока не было.
   Вся эта работа весьма напоминала промывание алмазов, - из восьми сотен кандидатов подходил лишь один. В Фамайа было двадцать четыре миллиона здоровой и годной по возрасту молодежи; это значило, что они выбрали практически всё. В таком совпадении было нечто мистическое и наводящее на неприятные размышления. В прошлом талантливых и стойких душ было куда больше, но с каждым поколением количество их сокращалось, - они чаще иных гибли в лагерях и на войнах. Двести лет Фамайа выедала собственную основу. Теперь процесс подошел к концу. А в ССГ? Всего сто лет назад там не было такой вседозволенности и бездуховности, как сейчас. На них всех легла тень грядущего конца...
   Анмай вздохнул. Четыре месяца непрерывной работы, когда он не мог даже выйти наружу, утомили его. Единственное развлечение, на которое у них с Хьютай хватало времени, было восхитительным, но тоже отнимало немало сил. Он решил съездить с ней к Пустынному Морю, - как только работы будут закончены. А пока...
   Он включил компьютер и вернулся к работе.
  

Примечания:

история Фамайа

  
   История файа необычайно длинна и запутана. Родина этой удивительной расы, происходящей от больших хищных кошек, лежит в неведомых безднах космоса. Здесь приводится только история государства и народа, существовавших на одноименном материке Уарка.
   Относительно их истории не сохранилось точных сведений. Все нижеследующее представляет собой отрывки из легенд, собранные Анмаем Вэру.
   "Фамайа основали тринадцать файа, предположительно, беглых рабов Межрасового Альянса, оставшихся в живых после Освобождения. По другим сведениям, это были беглые заключенные, осужденные за проведение запрещенных экспериментов. Ими руководил юноша, носивший такое же, как и у меня, имя. К сожалению, ничего больше о нем мне не известно.
   Каковы бы ни были намерения беглецов, вскоре они были полностью забыты. Уже во втором поколении основные знания были потеряны. Сохранился лишь язык и самые простые традиции.
   Первая тысяча лет истории Фамайа бедна интересными событиями. Файа расселились по всему материку. К моменту основания Товийской Империи их было примерно восемь миллионов. Хотя у них не было собственно каменного века, выплавлять сталь они научились лишь через пятьсот лет после Освобождения.
   Файа жили множеством независимых племен, постоянно враждующих друг с другом. Эти войны надолго задержали их развитие, - уже научившись строить крепости из камня, они продолжали воевать. Только Вэйд Объединитель смог прекратить эти войны, как считалось, навсегда.
   Основанная им Империя существовала триста лет. У неё было четырнадцать правителей. Среди них встречались наивные мечтатели, но были и тираны. Именно такой тиран, последний император Мэкхис II, разрушил её. Свободолюбивые файа не захотели жить под унизительным гнетом. Отчаянные попытки императора вновь объединить страну при помощи военной силы не имели успеха.
   Но всё же, Империя была золотым веком файа. Именно тогда мы стали единым народом, и это единство сохранялось и потом, на какие бы племена Фамайа вновь не распадалась.
   Именно тогда была создана наша культура, искусство, религия. Она была довольно примитивной, ограничиваясь, в общем, поклонением небесным светилам, - солнцу, лунам, звездам. Кстати, Туманность тоже имела свою богиню, - Алайю, и служила объектом поклонения. Алайа была богиней любви, и множество юных глаз с надеждой смотрело на её растущее воплощение. В самом деле, откуда они могли узнать правду?..
   Что же до страшного обычая жертвоприношения Солнцу, то он существовал с первых времен файа в этом мире, хотя переход от приношения плодов к жертвоприношениям юношей произошел уже во времена Империи. Мне трудно объяснить, почему так случилось. Для файа, половину года живущих в темноте, солнечный свет был великим даром. Равноценным даром могли быть только жизни. Этот обычай существовал семьсот лет, - только Катастрофа положила ему конец.
   В Фамайа было больше трех тысяч храмов, посвященных Солнцу. Это значит, что она отдала ему два миллиона своих сыновей. То, что жертвой можно было стать лишь добровольно, делает это ещё более страшным. Сколько самых лучших избрали эту участь?..
   Очень может быть, что именно этот обычай привел к упадку и гибели Фамайа. Ее распад вызвал возобновление войн, хотя уже и не столь частых и жестоких. Тем не менее, за четыреста лет, прошедших между Распадом и Вторжением, почти всё, созданное Империей, было уничтожено. Хотя осталось множество селений и городков, ревниво хранивших старые достижения и традиции, целым это уже не было.
   Появление колонистов из Суфэйна вначале было воспринято файа как спасение. Лишь когда те стали повсюду наводить свои порядки, началась война. Файа сражались бесстрашно, но чаще всего они погибали все, не успев причинить никакого ущерба врагу. За восемь лет войны была истреблена половина населения Фамайа. На прибрежных землях был основан Новый Суфэйн, существовавший больше ста лет. Жители Арка тоже стремились на север. Между колонистами из разных стран часто вспыхивали стычки, и это оказалось спасением для файа. Стремясь побольше досадить врагу, люди заключали союзы с племенами, давали им оружие, а то и учили его производить. Файа оказались очень восприимчивы к новому. Очень скоро у них тоже появились пушки, заводы, железные дороги. Фамайа вновь объединилась, но власть в ней никогда не была такой сильной и такой жестокой, как в колониях.
   После Катастрофы всю Фамайа за несколько лет покрыл нетающий снег. Из пятидесяти миллионов её населения только пятая часть сумела перебраться на Арк. Другие просто не успели. А очень многие не захотели покидать свою родину и становиться завоевателями. Они предпочли умереть, но не делать то, против чего боролись всю жизнь.
   Именно тогда народ Фамайа погиб. Те, кто выжил, уже не были файа, - они были хищниками, худшими, чем захватчики из Суфэйна. Все те жестокости, которые они совершали якобы ради Фамайа, однажды обернулись против них. Они все погибли.
   И только очень немногие - те, кто сохранил чистые (как я надеюсь) души, смогли уцелеть".
  

ГЛАВА 10.

РАВНОВЕСИЕ

СТРАХА

  
  
   Из дальних странствий возвратясь,
   Какой-то дворянин, даже не князь,
   С успехом подписав о мире параграфы,
   Пожалован за то был в графы...
  
   "Отбой", 1906, N4.
  
   Маоней Талу вернулся с очередных переговоров в прекрасном настроении, - хотя с момента открытия Йалис прошло уже 189 суток, никто в ССГ о нем так и не узнал. Работы на плато Хаос были завершены, вскоре предстояли испытания про-Эвергета, - уже не на территории Фамайа. Об этом ему вчера рассказал Найте. Так что Талу тревожило лишь необычайно большое количество пробиравшихся с востока повстанцев в здешних лесах. Они буквально наводнили эту местность, и их растущие отряды вели настоящую партизанскую войну. Всего месяц назад они разгромили управу в одном из ближайших к Соаре селений, убив несколько чиновников. Когда взвод Внутренней Армии, - 32 солдата на одном БТР и двух грузовиках, - выдвинулся для пресечения беспорядков, повстанцы атаковали его из засады с помощью бутылок с бензином и ручных гранат. Тех, кто успел выскочить из машин, расстреливали из автоматов и добивали топорами. Повстанцы сожгли штабной БТР и один грузовик, убили командира взвода и 18 солдат. Бой занял считанные минуты. Судя по тому, что трупов повстанцев не нашли, сопротивления оказано не было. Впрочем, немалая часть вины за разгром лежала на командире отделения, сидевшего в третьей машине, которая отстала и не попала в засаду, - перетрусив, он просто развернулся и уехал.
   С бандой было поручено разобраться истребителям. Но, так как ситуация в области требовала контроля, Талу не решился послать туда весь батальон, а только два тяжелых БТР, военный гру­зовик и командирскую машину с рацией, - фактически, два взвода численностью в 66 файа, причем у них не было гранат, так как присланная им партия стала причиной нескольких несчастных случаев. В банде было уже примерно семьдесят мятежников с несколькими базуками, и результатом засады стала бойня. Вся техника была сожжена, ранен 31 файа и убито 14, в том числе все командиры. Потерь у повстанцев вновь не было, но вскоре уже весь батальон первого истребительного отряда окружил их в их лесном лагере и полностью уничтожил, сам потеряв 30 бойцов.
   А всего семь дней назад отряд из 90 повстанцев атаковал аэродром в Сире, убив 15 солдат Внутренней Армии и уничтожив один легкий истребитель "Футура". Вскоре после этого присланные из Товии беспилотные самолеты выследили их и батальону истребителей, - более пятисот файа, - удалось окружить его. Повстанцы были поголовно уничтожены после двух часов ожесточеннейшего боя, в котором погибло 13 файа и 40 были ранены.
   Переговоры тоже не принесли особых результатов. До сих пор самым крупным достижением Талу было соглашение о культурном обмене: две сотни юных файа погрузили в автобусы и свозили на экскурсию в Хонахт.
   Талу имел возможность наблюдать множество широко открытых глаз и разинутых ртов, - а когда экскурсия кончилась, он не досчитался четырех подопечных: им так понравилось, что они решили остаться. С разоружением же так ничего и не вышло, - ССГ ни на пядь не собирался уступать Фамайа. Маоней искренне надеялся, что данная поездка была последней, - скоро конец его унылым обязанностям и возвращение в любимую Товию. С каждым днем он всё острее ощущал, как ему не хватает этого величественного города, так не похожего на остальные.
   Он хотел сделать что-то особенное в честь победы, - это действительно была победа. Скоро Фамайа поглотит ССГ, а он... не знал, как это отметить!
   Талу задумался, перебирая варианты. В Товии он имел мало поводов для таких личных праздников, - но, когда они всё же случались, ему не приходилось выбирать. Там у него было несколько подруг, - именно подруг, не больше, - с которыми он мог разделить свою радость. Независимо от того, с кем он встречался, ритуал был неизменным: бездумная веселая болтовня с поеданием добытых по случаю вкусностей, поцелуи, объятия... и Талу засыпал мокрый, обессилевший, но беспредельно счастливый. Здесь было иначе. Соарские девушки сильно отличались от столичных, - они казались Талу невежами, и даже внешне выглядели более хрупкими и менее красивыми, - хотя это не помешало ему завести подруг и здесь. Он мог пойти к любой из них, - но только не с такой вестью.
   "Пойду-ка я в тюрьму и расскажу всё моим "беглым" - пусть позлятся!" - решил он и рассмеялся, представив себе эту сцену. Талу понимал, что идея не из самых хороших, но непробиваемая враждебность пленников истощила его терпение.
   Маоней шел в квартал ЧК пешком, и ему бросились в глаза происходящие перемены. Хотя телевидение не сообщало совершенно ничего необычного, лица у прохожих были почему-то встревоженные. Множество тяжелых грузовиков с каким-то грузом и без проносилось по улицам. Уже за воротами управления он заметил рабочих, выносивших хлам из бункера в подвале главного здания. Эти странные приготовления встревожили и его.
   Устроившись в своем кабинете, Талу задумался. Кого вызвать первым? Уэрка подошел бы больше, но он решил начать с Ами. Хотя тот мог и не оценить новости, она напугала бы его сильнее. Маоней, помнивший, как Ами вывел из строя нейроуправление, - что стоило жизни многим файа, - не хотел упускать такой возможности.
   Когда Ами привели, он демонстративно выложил на стол химический пистолет, стреляющий едкой жидкостью, - такие использовали тюремные надзиратели. Вошедший Ами уставился на него с ненавистью, - полгода одиночного заключения только усилили её.
   - Заключенный Ами Сурми, - начал Талу, - вы хотите узнать истинные причины Кен-Карского мятежа?..
   Ами промолчал. Талу, довольно усмехаясь, начал рассказывать. Он говорил долго, не упуская ни одной подробности, закончил сообщением о скором пуске про-Эвергета и замолк, с нетерпением ожидая реакции.
   - Значит, никто не знает? - спросил Ами, его глаза вспыхнули, руки дрожали.
   - Нет!
   - Так узнают!
   Внезапно он бросился на Талу. Тот схватил пистолет и прицелился, но выстрелить не успел: Ами, перегнувшись через стол, наотмашь ударил его в лицо. Талу опрокинулся на спину, вместе с креслом. Прежде, чем он опомнился, Ами перепрыгнул стол и набросился на него, ударив затылком об пол и вырвав пистолет.
   - Убить бы тебя, да времени нет! - в кабинет ворвались привлеченные грохотом охранники и дежурный. Укрывшись за столом, Ами выстрелил в них, - все трое повалились на пол, кашляя, чихая и икая.
   Задержав дыхание, Ами выскочил в коридор, бросился за поворот, ведущий к тюрьме, ключом, сорванным на бегу с пояса дежурного, открыл бронированную дверь.
   Сидевшие в караульной охранники тупо уставились на него. Прикрыв дверь, Ами разрядил в щель всю обойму, - изнутри донесся хоровой визг. Набрав побольше воздуха и бросив бесполезное оружие, он ворвался в комнату. Семеро здоровенных охранников в слезах корчились на полу. Ами сорвал один из висевших на стене противогазов и запер дверь на засов.
   Прежде всего, он оглушил стонущих пинками и выдернул из их кобур пистолеты. Два он сунул за пояс, а у остальных вытащил обоймы. Затем бросился к пульту, управляющему дверями, и переставил все переключатели в положение "открыто". Когда подоспели надзиратели, Ами с усмешкой уложил их всего двумя выстрелами. В затихшей от страха тюрьме раздался призыв к восстанию...
   Когда открыли камеры на обоих этажах и в подвале, собралось больше ста человек, - Ами с трудом отыскал Уэрку. Под его руководством заключенные разобрали оружие охранников и запасные обоймы, - в отпертом сейфе их нашлось больше шестидесяти штук. Что до самих охранников, - появились и замелькали ножи, и все они через минуту были мертвы. Уэрка и не подумал спасать их, хотя все они были людьми.
   Вооруженные химическими пистолетами "беглые" в противогазах выстроились напротив уже гудящей от ударов двери. За ними нетерпеливо толкались остальные, сжимая в руках что попало. Уэрка с кривой усмешкой отодвинул засов.
   В лица оторопевших чрезвычайщиков с ломами ударил залп химических пистолетов. В коридоре было не больше двадцати файа, и заключенные тут же смяли их. Вновь замелькали ножи и ломы, раздались крики убиваемых. Покончив с ними, "беглые" кинулись вперед. Спешившие на помощь охранники бросились прочь. Вслед им затрещали выстрелы, - у ломавших дверь файа были обычные пистолеты. Несколько беглецов повалилось, и толпа тут же набросилась на них.
   Талу, с трудом выбравшийся из своего кабинета, лицом к лицу столкнулся с дико орущей толпой, размахивающей окровавленными ножами. Он рванулся назад и запер дверь, - она тут же затрещала под ударами ломов. Затравленно оглядевшись, он кинулся к окну. Стекло вместе с рамой вылетело от брошенного им кресла. Едва он вскочил на подоконник, дверь рухнула.
   У Талу хватило ума не сигать наотмашь со второго этажа. Сначала он повис на руках, рискуя, что ему раздробят пальцы, и только потом прыгнул. Он упал удачно, но после падения его охватила мучительная слабость, и он никак не мог подняться. Рядом с ним, чуть не разбив ему голову, взорвался выброшенный из окна телевизор - Талу обдало осколками. Он с трудом смог перекатиться, - в то место, где он только что лежал, ударил лом, пробив асфальт и войдя глубоко в землю. При мысли, что он мог пронзить его тело, юношу замутило.
   Из окна раздались предсмертные крики оставшихся в кабинете охранников и дежурного, - они не были столь проворны. Талу сумел подняться, и на подгибающихся от слабости после удара ногах побежал между казармами к главным воротам. Ему казалось, что он бежит очень медленно, словно в кошмаре. Вслед ему раздалось несколько револьверных выстрелов, вокруг засвистели пули. Он упал и на четвереньках заполз в кусты. Яростно растирая отшибленные ноги, он огляделся.
   Уэрка умело руководил повстанцами. Они не стали громить главное здание, а устремились на его первый этаж, напав на помещение дежурной части, - единственное место, где им могли оказать сопротивление.
   Хотя в двух казармах соарского управления ЧК размещался целый полк - 1200 бойцов, у них не было оружия, - во избежание воровства, оно хранилось в арсенале. Кинувшись туда, чрезвычайщики отступились, - нужны были ключи, а их уже захватили "беглые", разгромившие комендатуру на первом этаже. Среди попавших под обстрел бойцов началась паника, - безоружные, они кинулись назад, под прикрытие казарм. Председатель соарской ЧК, пытавшийся навести порядок, упал, сраженный метким выстрелом из револьвера, - Талу заметил стрелявшего из окна Уэрку. Оставшиеся в главном здании чрезвычайщики заперлись в кабинетах, не пытаясь напасть на "беглых" с тыла или даже отстреливаться.
   Заключенные легко подавили сопротивление дежурных, - их была всего дюжина, а "беглых" больше ста. Внезапность нападения и химические пистолеты обеспечили успех. Вооружившись автоматами, "беглые" через боковой выход бросились к арсеналу, - в нем хранилось полторы тысячи автоматических винтовок и сотня базук.
   Талу поднялся и побежал к воротам. Когда он ворвался в будку охранников, те уже начали перестрелку с "беглыми", захватившими дежурную часть.
   Оттолкнув протянутый ему пистолет, юноша выскочил на улицу, и, оглядевшись, побежал к крепости. Теперь Талу бежал легко и свободно, - так он мог без остановки пробежать несколько миль.
   Вскоре он услышал рев моторов. Навстречу по шоссе, на полной скорости, мчались шесть бронетранспортов товийского батальона, - все, какие были заправлены и исправны. Передний притормозил, и Талу, как белка, вскочил на броню, устроившись по пояс в открытом люке.
   Они уже подъезжали к управлению, когда там раздался страшный взрыв, - в небо взметнулся ослепительный столб пламени, осветивший всё вокруг, веером полетели обломки. В лицо Талу ударила твердая волна воздуха, машину подбросило. Впереди поднялась огромная туча пыли, над ней вырастал грибовидный столб дыма.
   Даже оглушенный, Маоней легко догадался, что произошло: заключенные не стали их дожидаться и сбежали, прихватив оружие. Вдобавок, они оставили в оружейном погребе гранату-растяжку. Бойцы чрезвычайки тоже кинулись за оружием, - и...
   Он посмотрел на клубящуюся тучу, подсвеченную пламенем. В арсенале было восемьдесят тысяч гранат, - ручных и для базук, пять миллионов патронов, и они взорвались сразу все...
   Когда они подъехали к руинам управления, в клубах пыли и дыма стало видно, что на месте обоих бункеров с боеприпасами зияет огромная воронка. От стоявшего рядом арсенала не осталось и следа. Одна из казарм полностью рухнула, превратившись в груду щебня, от главного здания уцелело лишь северное крыло с примыкавшей к нему тюрьмой. Талу прикинул, что одних только убитых тут не менее семисот.
   От здания гаража с десятком фургонов осталась лишь груда панелей. Примыкавшее к нему высокое двухэтажное здание оружейных мастерских горело. Стоявшее за ним двухэтажное бетонное здание нейрокибернетических лабораторий горело тоже. В домах на северной стороне Соары не осталось ни одного стекла, местами были снесены крыши. Из расспросов уцелевших они поняли, что "беглые" переправились на западный берег, направляясь к границе, - до неё был всего десяток миль. Мост тоже был взорван, и погнаться за ними бронетранспорты не могли.
   - Поднимайте вертолеты! - приказал Талу.
   - С аэродрома Сиры уже летят три, - ответил командир роты. - Но несколько "беглых" удрали на вашей машине, - они уехали на юг.
   - Тогда за ними! Ами и Уэрка наверняка там!
   Когда колонна мчалась по шоссе, Талу кипел от злости - он знал, что всё опять произошло из-за его глупости. Но теперь последствия могли быть куда серьёзнее. Он попытался успокоить себя, - кто мог предвидеть такое!..
   Тяжелый бронетранспорт выжимал на шоссе сорок миль в час, ветер бил в лицо, рвал волосы. "Правительственная машина даст и сто!" - с тоской подумал Талу.
   Он попытался связаться с заставой - тщетно, частоты не совпадали. Уже взлетевшие летчики обнаружили основную группу "беглых" и были связаны боем - переубедить их послать хотя бы один вертолет не удалось. Экипажей остальных вертолетов не оказалось на месте. Больше им помочь никто не мог, - Маоней бросил за беглецами всех уцелевших чрезвычайщиков, но на сей раз вертолетчики сработали, как надо: заметив колонну, они атаковали её ракетами, сразу с трех сторон. В коротком бою они уничтожили угнанный "беглыми" старый танк, штабной БТР, все 11 захваченных грузовиков и 90 "беглых" из 104, а уцелевших взяли в плен... и вернулись на базу.
   "А эти болваны-часовые на окраине Соары пропустили правительственную машину, даже не глядя, кто в ней сидит!" - Талу охватила ярость. Он понял, что его страна уже давно гнила заживо.
  

* * *

  
   Когда они через полчаса подъехали к заставе, всё было уже кончено. У обеих торцов моста лежали выбитые ворота, а свою сине-золотую машину Талу увидел на той стороне. Со слов растерявшихся часовых стало ясно, что она проскочила, несмотря на ожесточенный обстрел. Броня у неё была куда серьёзнее, чем казалось, - 15 миллиметров корундовой керамики и тридцать пять слоев кевлара, она держала пули пятидесятого калибра, а уж удары автоматных пуль её бронированный корпус перенес без всякого вреда.
   Вдруг Талу заметил на той стороне Ами, окруженного солдатами-тиссами. Он тоже узнал его, и весело помахал пачкой секретных документов, оставленных юношей в машине.
   - Вперед! Верните "беглых"! - обезумев от ярости, заорал Маоней.
   Колонна двинулась вперед.
  

* * *

  
   Керт Рисси выслушивал доклады наблюдателей, заметивших на стороне Фамайа сильный взрыв, когда его отвлекли крики часовых. Кинувшись к окну, он увидел, как знакомый правительственный автомобиль файа сбил ворота на той стороне и несется по пограничному мосту. Вслед ему затрещали автоматные очереди, от брони полетели искры. Его часовые имели строгий приказ не стрелять в таких случаях, - это могли быть перебежчики.
   Предположение подтвердилось, когда, сбив их ворота, машина тут же остановилась. Из неё выскочило несколько изможденных людей в арестантской одежде.
   Пятнадцатью минутами позже, когда он с ужасом слушал сбивчивый и непонятный рассказ Ами, донесся рев, - с той стороны подошли бронетранспорты. На переднем он с удивлением заметил Маонея Талу. Ами, выбежав на улицу, весело помахал ему рукой. Лицо юного файа исказилось от ярости. Он выкрикнул несколько неразборчивых слов, и машины рванулись вперед.
   С ужасом и недоверием Керт видел, как черная громадина пересекла белую линию посреди моста, - линию границы. В то же мгновение раздался взрыв, - наблюдатель в бункере заставы немедля замкнул рубильник.
   Когда под машиной в пламени разлетелись плиты моста, она опрокинулась, с грохотом обрушилась в реку и исчезла в ней. Вода забурлила, её густо покрыли головы всплывающих файа. Под смех солдат-тиссов они поплыли к своему берегу, карабкаясь наверх.
   Выбравшегося на берег Талу трясло уже не от ярости, а от унижения и холода: ему пришлось вновь бросить пояс Высшего, тянувший его на дно. А повторная процедура выдачи нового была весьма неприятна.
   - Вы нарушили границу Тиссена, - это преступление! - крикнул подбежавший командир заставы.
   - Это "беглые" нарушили её! - заорал Талу. - Я всё равно верну их сюда. Подводите машины!
   Бронетранспорты встали на площади колесо к колесу, вплотную к ограде.
   - Что вы собираетесь делать? - с испугом спросил командир.
   - Стрелять!
   - Но это же война!
   - Война начнется, если я не верну "беглых" назад. И я не прощу тиссам смертей, - среди выбравшихся на берег мокрых и безоружных бойцов не хватало минимум пятерых. - Нет никакого смысла... Огонь!
   Взревели пулеметы и пять автоматических пушек. Маоней Талу издал дикий воинственный крик, видя, как на том берегу их снаряды разносят на куски всё - караульную будку, часового, стоящего возле неё, его собственный автомобиль. Стоявшие возле него люди кинулись в бункер, но успели не все - трех последних шквал снарядов превратил в разлетавшиеся клочья. Наблюдательная вышка с двумя солдатами и беззвучно стреляющим пулеметом плавно накренилась и рухнула. Трассирующие снаряды били по зданию вражеской заставы, с ослепительными вспышками рвались в комнатах, облаками искр разбивались об стены. Взрывы вздымали целые тучи земли на том берегу, - за пылью и дымом Талу уже ничего не видел. За двадцать секунд взорвалось больше тысячи снарядов, в каждом из которых было тридцать граммов гексогена.
   - Прекратить огонь! Вперед! Кончать с прохвостами! - Талу вскочил на центральную машину.
   Бронетранспорты повалили ограду, в тучах пыли сползая с откоса. Низко осев, они пересекли забурлившую реку и стали с ревом взбираться на чужой берег, снося остатки искромсанного взрывами заграждения.
  

* * *

  
   Керт Рисси едва успел укрыться в бункере. Его спина была вся в крови и клочьях мяса, - останках солдата, бежавшего за ним. В ушах у него звенело от беспрерывных взрывов. Ами и Уэрка сжались у стены.
   - Уходите, мы их задержим! - крикнул Керт, указывая на запасной выход.
   Не оборачиваясь, он схватил ручной пулемет и кинулся наверх. Файа выпрыгивали из остановившихся машин, рассыпаясь и стреляя во все стороны из автоматов. Их встретил огонь пограничников. Завязалась отчаянная схватка. Оружие у обеих сторон было почти одинаковое, ярость тоже, - но файа было втрое больше, и их поддерживали бронетранспорты...
  

* * *

  
   Талу, спрыгнув с машины, бросился вперед, забыв, что он безоружен. Тут же, в дыму и суматохе, он налетел на пограничника Тиссена. Тот вскинул автомат, но прежде, чем он успел выстрелить, Талу сам прыгнул на него, словно зверь, - ничего другого ему не оставалось. Он сбил солдата с ног, пытаясь вырвать автомат, и это удалось ему, когда он впился зубами в державшую приклад руку. Взревев от боли, тисс легко отшвырнул его, - вместе с оружием, в которое юноша вцепился намертво. Больше солдат не успел ничего сделать. Едва поднявшись, он снова упал, сраженный очередью из своего же автомата.
   На этом участие Маонея в сражении закончилось. Он упал на четвереньки, ободрав ладони об бетон, а потом его стало долго и мучительно рвать.
  

* * *

  
   Рисси, установив пулемет в дверях бункера, бил по подбегающим черным фигурам, - они падали одна за другой и оставались лежать, свернувшись в неестественных позах. За ними из дыма выплыл широкий лоб бронетранспорта, от которого пули отлетали в безвредных фонтанах искр. Керт едва успел скользнуть вглубь бункера. Но и туда с ревом ворвалась струя огня, кипящая едким дымом. Оставаться внизу стало невозможно, в уши впивались дикие крики горящих заживо.
   Выбравшись через галерею запасного выхода, он осмотрелся. Его пограничники успели рассыпаться по позициям и ещё отстреливались, но файа обходили их со всех сторон, жгли огнеметами, расстреливали из пушек бронетранспортов, забрасывали гранатами. Тиссы не оставались в долгу, - укрывшись в окопах, расстреливали нападавших, на его глазах взорвали из базук два бронетранспорта, но всё было тщетно.
   Рисси никогда не видел войны. Рев автоматических пушек, шквал трассирующих пуль, дикие вопли нападающих файа, вид его солдат, на глазах превращавшихся в кровавые клочья, ужаснули его. Не помня себя от страха, он бросился прочь.
  

* * *

  
   Талу сидел у стены горящего здания заставы. Перед ним с гулом пылали два бронетранспорта. Вокруг суетились бойцы, таскавшие раненых. Несколько файа, - командиры отделений и взводов, - что-то говорили ему.
   Командир роты был убит. Погибло ещё восемнадцать бойцов, половина уцелевших была ранена. Хотя тела трех других "беглых" нашли, ни Ами, ни Уэрки обнаружить не удалось. Искать их не было времени, - в любой миг к тиссам могло подойти подкрепление. Маоней понял, что его безумная попытка вернуть беглецов провалилась.
   - Все обратно, немедленно! - приказал он.
   Бойцы спешно стали грузиться. Когда они переправились, Талу с тоской посмотрел на тот берег, - там пылал дом, два бронетранспорта, свет пожарища озарял лежавшие всюду трупы. Теперь он знал, чем была его отчаянная попытка вернуть "беглых", - решающим доказательством правдивости их рассказа. Из-за его глупости и злорадства начнется ядерная война.
   Талу спрыгнул на землю и яростно потряс головой. Он знал, что такую ошибку уже ничем нельзя искупить, знал, как будет реагировать на это Вэру, и у него засосало под ложечкой.
   В следующую секунду он очнулся лежащим на бетоне, оглушенный грохотом. Все три бронетранспорта, вместе с сидевшими в них бойцами и ранеными, взорвались, превратившись в ревущие костры. Что-то взорвалось и внутри гаража, оттуда вырвалось пламя, сверху посыпались обломки. С трудом поднявшись, Талу успел заметить незнакомый ракетоносный вертолет, разворачивающийся после удара. Тиссен больше не считал границу Фамайа неприкосновенной.
  

ГЛАВА 11.

Теория сумерек

  
  
   - Кто ж он, народный смиритель?
   - Темен, и зол, и свиреп:
   Инок у входа в обитель
   Видел его - и ослеп.
   Он к неизведанным безднам
   Гонит людей, как стада...
   Посохом гонит железным...
   - Боже! Бежим от Суда!
  
   Александр Блок, 1903.
  
   Теперь в просторном, залитом холодным белым светом зале Совета Фамайа были только его члены. Анмай, сидящий, на сей раз, на председательском месте, мрачно оглядывал его. Всего за десять дней до окончательной проверки про-Эвергета все планы рухнули из-за глупости Маонея Талу. Вэру, правда, не считал, что Талу виновен, - он его назначил и потому виноват сам... но зачем тратить время попусту?
   Он широко зевнул и покосился на Олту Лайту, - та готовилась читать доклад. Маоней плохо разбирался в физике, этот Ами, - ещё меньше, и в ССГ не узнали ничего, существенного в техническом отношении, - но всё же, если ему поверят, можно ожидать нападения в любую минуту.
   Его размышления прервал голос Олты. Она кратко коснулась причин утечки информации, затем подробно, - того, что стало известно ССГ, и перешла к главному, - возможности внезапного удара по Фамайа.
   - Благодаря дальним радарам и спутникам-наблюдателям на стационарных орбитах мы можем обнаружить пуск любой вражеской ракеты. Для их перехвата у нас есть наземные ракеты ПРО и Стражи, - орбитальные гамма-лазеры с ядерной накачкой. К сожалению, каждый из них может уничтожить лишь одну цель, хотя и на очень большом расстоянии. На орбите сейчас восемь Стражей, 24 резервных находятся в пусковых шахтах здесь, в состоянии полной готовности.
   Наземная ПРО Хаоса насчитывает 130 ракет дальнего, надатмосферного перехвата, и 210 - ближнего, не считая запасных ракет, не находящихся на пусковых установках. Кроме того, здесь развернута новейшая система лазерной защиты - десять мощных лазеров, использующих химическую энергию, и способных поражать любые цели на расстоянии пятидесяти миль. В Товии развернуто по сто ракет каждого типа.
   Всего в Фамайа на пусковых установках размещено 860 противоракет. Все они несут нейтронные боеголовки. Однако, эффективность наших систем ПРО является недостаточной, - по самым объективным оценкам девяносто процентов. А даже несколько десятков прорвавшихся ракет смогут нанести нам неприемлемый ущерб.
   В связи с этим, в случае необходимости мы должны нанести упреждающий удар с помощью новейшего оружия - струйных бомб. При взрыве продукты распада этих сверхмощных термоядерных зарядов разлетаются в горизонтальной плоскости. В верхних слоях атмосферы это создает мощнейший импульс электромагнитного излучения, - он уничтожит радары, электросети, и, возможно, системы управления ядерным оружием. Насколько нам известно, в ССГ не знают об этом эффекте, и там нет защиты от него. Сейчас мы вывели на низкие орбиты двадцать таких зарядов. При получении команды они могут за считанные минуты достичь атмосферы и взорваться. Защита наших сетей уже подготовлена, и будет включена одновременно со взрывами. План этой операции сверен и может быть применен в любой момент. Однако, для концентрации спутников-бомб над территорией ССГ нужно не менее шести часов. Постоянно над ней находится четыре заряда. Мы полагаем, что хватит и этого, но не уверены. Полномасштабная ядерная атака может быть лишь ответом на внезапный удар ССГ. Она предусматривает активацию струйных бомб, а затем запуск МБР по установленным целям.
   Сейчас в боевой готовности находится 5014 стратегических ядерных боеголовок, установленных на 1048 МБР семи различных моделей, большей частью - Х-55. Все боеголовки - термоядерные, из материалов, дающих при взрыве минимум радиоактивных осадков. У противника втрое больше ядерных зарядов, причем более мощных, но они размещены большей частью на дальних бомбардировщиках. МБР у них тоже примерно тысяча. Все они находятся на территории Суфэйна, и, насколько известно, сильно уступают нашим в надежности и точности. Если у наших ракет, благодаря спутниковому наведению, точность - 1/10 вэйда, то у них - примерно полмили.
   К сожалению, даже несмотря на спутниковые съемки, мы не знаем координаты всех баз, на которых ССГ хранит ядерное оружие. Поэтому, чтобы накрыть все подозрительные места, придется использовать все наши ракеты, и их даже может не хватить. Придется также нанести ряд ударов по городам, чтобы полностью разрушить инфраструктуру ССГ и сделать невозможным ведение войны обычными средствами. В списке целей, - 168 городов. По предварительным оценкам, наш ответный удар приведет к гибели ста миллионов человек. Это число возрастет вдвое в течение месяца, ввиду отдаленных последствий ядерных взрывов. Мы не будем наносить удары по их ядерным реакторам и атомным оружейным заводам, чтобы снизить радиоактивное заражение.
   Олта погасила свет и перешла к техническим подробностям. На огромном главном экране поплыли карты и схемы обезоруживающих и ответно-встречных ударов. Всем стало ясно, что если их атакуют внезапно, нельзя будет разбить ССГ без опасных потерь. Но жизненно важные центры Фамайа будут сохранены в любом случае.
   Наконец, Олта перешла к главной теме - как же им реагировать, какое решение им принять. Начались прения. Мнения разделились. Одни предлагали предъявить ССГ ультиматум с большим сроком, - достаточным для того, чтобы закончить про-Эвергет, другие, - вновь начать переговоры, уже с открытыми картами. К облегчению Вэру, большинство членов Совета признавало, что предъявить ультиматум необходимо. Но вот что делать, если его не примут?..
   Оглядывая зал, Анмай заметил на всех лицах неприкрытый страх перед тем, что они обсуждали. Они боялись. О том, чтобы нанести ядерный удар первыми, не могло быть и речи, - были вещи, на которые они просто не смели идти. Он не смог бы предотвратить встречный удар ССГ, - за которым неизбежно следовал сокрушительный ответ Фамайа. После него она оставалась в несомненно выигрышном положении, - но никто не мог поручиться, что при взрыве тысяч ядерных зарядов не возникнет дальних, неизученных последствий, которые смогут погубить и их. Залп всех стратегических ракет Фамайа "весил" три тысячи мегатонн. Ядерный потенциал ССГ был раз в десять больше. Использованный лишь на треть, он вызвал бы убийственное повышение радиационного фона. Дым зажженых ядерными взрывами пожаров мог вызвать "ядерную зиму" и гибель растительности, а электромагнитный импульс мог разрушить и их сети, несмотря на защиту.
   Конечно, в случае отказа ССГ от капитуляции можно было начать обычную войну, чтобы просто захватить территорию противника, - понятно, пока лишь на Арке. Но, зная состояние Фамайа, ученые сомневались, что она будет успешной, - даже если ССГ будет обезоружен ударами струйных бомб. Все усилия они сосредоточили на производстве ядерного оружия, и обычное, оставленное без должного внимания, успело устареть.
   Массу средств поглощало строительство систем ПРО и глубинных убежищ, - они потребовались, когда у ССГ стало много межконтинентальных ракет. Зато современных бомбардировщиков-невидимок у Фамайа было уже очень мало. Хуже всего обстояло дело с атомными подводными лодками, - они разрабатывались очень давно, но в море пока не было ни одной. Производители тянули время, уверяя, что АПЛ окажутся бесполезны из-за повышенной шумности. А у ССГ уже было несколько таких лодок. И, даже если ССГ сдасться, - что потом? Кто кого возьмет в плен на самом деле?..
   Впрочем, споры были недолгими, - никому не хотелось особо углубляться в такие вещи. Все облегченно вздохнули, когда Олта Лайту объявила голосование. Решение об ультиматуме получило 230 голосов, о переговорах, - 270. Воздержавшихся не было.
   Когда эти цифры появились на экране, Анмай устало откинулся назад. Он понимал, что принятое решение практически означает их гибель. Не начав войны сейчас, Совет не начнет её и в дальнейшем, а переговоры могут завести их слишком далеко. Они будут топтаться на месте год, два или больше, - а время работало вовсе не на них. Тем не менее, он ощутил облегчение. Разве не об этом он мечтал?.. Сейчас ему хотелось только одного, - вернуться домой, лечь, и ни о чем не думать. Только...
   Единый Правитель мог принять решение, которое не прошло в Совете, - если до половины недоставало 50 голосов. Правда, потом голосование повторялось, и, если решение не принималось вновь, то предметом следующего могло стать и соответствие Правителя его месту. И, если он решит, то должен объяснить причины, - таков закон.
   Олта нетерпеливо смотрела на него. Вэру показалось, что он падает вниз. Он испугался.
   "Но почему именно я? - подумал он. - Черт бы побрал Философа! Но... что же мне делать?"
   Он видел, что все ждут от него решения об ультиматуме, - из-за его неосмотрительных слов, сказанных здесь же, в этом зале. Если он откажется от них, это не будет иметь последствий - никаких. Но всё же...
   "Всё же лучше быть трусом, чем разрушителем мира! Но... чего же я боюсь? Кары за это чудовищное преступление? Нет. Я с радостью приму любую участь, которая меня ожидает. Замедления, точнее, остановки работ, неизбежных, если наша страна погибнет? Тоже нет. Я всё равно не доживу до их завершения. Так чего же? Того, что на меня станут указывать - вот файа, убивший два миллиарда? Тоже нет! После разрушения Ревии все и так... Вот, я совсем запутался!"
   Вдруг ему стало смешно, но это был невеселый смех, почти истерика. Что он мог выбрать, - в такой ситуации? С одной стороны Проект и судьба цивилизации, с другой, - возможность гибели его страны. А если Фамайа не победит ССГ, - она тоже погибнет. Сгниет. Короче, выбора у него просто нет. Он должен сделать всё для объединения мира, - любой ценой, - или о будущем можно просто забыть. Он должен играть со смертью, - чтобы не погибло всё!..
   Вэру встряхнул головой, вспомнив, как стоял у жерла шахты. Что ж, он предвидел, что такой день настанет. И ещё, он знал, что выбора, на самом деле, не бывает, - разве что между долгом и изменой.
   Больше всего ему хотелось убежать, - но он видел, что это невозможно. Он боялся принять такое решение, но ещё больше он боялся предать будущее своей страны.
   "Честные файа в такой ситуации стреляются - на заседания надо брать пистолет!"
   Он попытался рассуждать спокойно, отбросив все мысли о себе. Итак: с одной стороны - Проект и судьба цивилизации, с другой...
   "Да мне просто жалко всех этих людей!"
   Но всё же... Ладно, чего он боится? Войны? Ну не самоубийцы же они! Да и его шкуре она ничем особым не грозит. Расправы ЧК, неизбежной, если Фамайа проиграет? Они попробуют, но вовсе не обязательно достигнут цели, - у него ведь тоже есть сторонники. Остановки работ Проекта из-за военной разрухи? Это лишь риск, не неизбежность, и плато Хаос теперь почти полностью автономно...
   Но над всеми этими аргументами господствовал один: он должен был сделать всё, чтобы спасти свой народ, - ту его часть, что ещё не стала чудовищной. Остальное неважно. Если он умрет, - то с сознанием, что не мог сделать больше.
   Внезапно он решился.
   "Я сделаю, что смогу, чтобы закончить Проект. А остальное... - Если есть Бог, Вэру был готов принять все его кары сполна. - И по заслугам! А остальные... что ж, всё в их власти".
   Он вышел на трибуну, вглядываясь в затихший зал. Среди смуглых лиц терялись немногочисленные светлокожие. Но все они были величественными и мудрыми, - воистину лучшие умы всех ста народов Фамайа.
   "И их должен переубедить растерянный мальчишка! - подумал он. - И злой. Ведь на самом деле я хочу разрушить страну, замучившую мою мать, правда? Интересно, что бы они сказали, если бы узнали об этом?"
   Он усмехнулся своим мыслям и заговорил:
   - Великий Совет! Нам предстоит принять решение, важнее которого мы не принимали - и не примем. Я решил воспользоваться своим правом, чтобы поддержать предъявление ультиматума! - Вэру заметил, что по залу пронесся вздох облегчения, причем, не только среди его сторонников. Взять чужой груз легко, а нести...
   - Я попытаюсь объяснить мотивы, а затем вы всё решите окончательно. Прежде всего, сохранение равновесия сил больше невозможно. ССГ, зная о про-Эвергете, несомненно, попытается упредить нас, но они должны понимать, что нападение на Фамайа станет для них самоубийством. Выберут ли они гибель в попытке уничтожить нас или сдачу? Перед ними стоит дилемма, предсказать решение которой мы не можем. Самое разумное для нас, - просто сделать вид, что ничего не изменилось, тем более, что свой про-Эвергет они смогут построить только лет через десять. Но, когда это случится, мы умрем. Это проклятое оружие слишком эффективно, - тот, кто опережает противника хотя бы на секунду, уничтожает его мгновенно и полностью, не рискуя ничем. Не подлежит сомнению, что они пойдут на это, чтобы избавиться от смертельной угрозы. Поэтому, про-Эвергет в ССГ не должен быть построен, - а этому мы никак не сможем помешать без войны, об опасностях которой вы уже знаете. Вы спросите, - не проще ли, не дожидаясь неизбежного, ликвидировать наше государство и передать работы Проекта ССГ? - в зале раздались возмущенные крики.
   - Я вижу, что нет! Но дело не в вашем тщеславии. Они просто не смогут их продолжить. Это требует огромной концентрации усилий и ресурсов, достижимой, увы, лишь в условиях тоталитарного государства. При той системе, что существует в ССГ, им просто не удастся добиться выделения нужных средств, - пока условия на нашей планете не станут невыносимыми. Но тогда будет уже поздно, и всё, чего мы достигли за двадцать веков нашей истории, - всё погибнет, не оставив вообще никакого следа! Поэтому мы обязаны принять решение, как бы тяжело оно ни было. Сейчас решается, жить ли Фамайа вечно, - или бесславно погибнуть. Да, война ужасна, но наши враги тоже хотят жить, и вероятность победы, - бескровной победы, - весьма велика. При существующем соотношении сил мы можем понести огромные потери, но потерпеть поражение мы уже не можем! Даже при самом худшем исходе плато Хаос уцелеет, и мы сможем продолжить работы, - даже в одиночестве, хотя это и будет очень трудно! И я не стал бы дожидаться пуска про-Эвергета, - он ещё слишком ненадежен, и вероятность непредвиденной ошибки, которая может стать роковой, слишком велика!
   Вэру вдруг охватил подъем, его глаза горели.
   - Не надо бояться! Пусть и ценой возможных жертв, но мы не только спасем нашу цивилизацию, но и подарим ей всю Вселенную! Это стоит любых усилий! И не бойтесь войны! Если ССГ примет ультиматум, - мы объединим силы для работы над общим спасением. Если нет, - мы сделали всё, что могли.
   Его прервал командующий Внешней Армией.
   - Вы понимаете, что они могут ответить на ультиматум, - но только не словами? Что, если мы подвергнемся внезапному нападению?
   - Мы на него ответим, только и всего. Если на нас нападут, если на призыв к объединению мы получим удар, - мы будем защищаться, зная, что мы были правы! Мы защищаем не свои жизни. Мы защищаем возможность разорвать цепь судьбы. Если Эвергет будет построен, наши потомки смогут переделывать мир по своей воле, - сами стоить его, а не страдать в нем. Мы уничтожим страдания навсегда.
   Эти слова удивили самого Вэру, но он был им рад.
   - И последнее. Всем вам известно, что наши нейрокибернетики нашли способ перемещать сознание и память из тела в тело. Поскольку тела можно выращивать искусственно, по желанию, любые, - это практически бессмертие! Поэтому мы - мы сами, увидим плоды наших трудов. Увидим Солнце, звезды - всё, чего мы ныне лишены, увидим весь мир, как бы велик он ни был! Я сказал всё. Решайте!
   Аплодисментов не было - все явно были поражены его словами. Анмай уселся, ожидая решения Совета, понимая, - слишком хорошо, - что от него зависит и его жизнь. Все карты открыты. Слишком многие здесь хотели бы победы ССГ. Если Совет скажет "нет", - его почти наверняка тут же сместят, а тогда он автоматически лишится всякой защиты. И тогда...
   По мере подсчета голосов напряжение возрастало. Наконец, появились результаты: "за" - 268, "против" - 196. 36 членов Совета воздержались.
   В зале поднялся шум. Сторонники ультиматума радостно кричали, приветствуя Вэру. Противники сидели молча, с пришибленным видом. Они выглядели напуганными. Только несколько из них вскочили и кинулись к нему, - их тут же вывела охрана.
   - Я голосовала против, но, поскольку между правителями не должно быть раздоров, я присоединяюсь! - Олта Лайту вышла.
   Анмай последовал за ней. Уже целуясь в спальне с Хьютай, он ощутил облегчение. Решение, хотя и самое рискованное, было принято. Теперь ему оставалось лишь пройти весь избранный им путь - до конца.
  

* * *

  
   После предъявления ультиматума ССГ, - это случилось в те же сутки, 190-е после открытия Йалис, - Вэру вдруг решил слетать с Хьютай на берег Пустынного Моря. Это могло показаться безумием, - ввиду угрозы войны ему надлежало быть на командном пункте, - но эта возможность увидеть чистое небо и море казалась ему почему-то последней. Впрочем, было и ещё одно: он знал своих противников, и знал, что они ничего не посмеют предпринять, не зная, где он, и чем занимается. Лишь Найте и его файа знали, куда он на самом деле отправился.
  

* * *

  
   Они летели в полном одиночестве, - северный берег Моря был совершенно безлюден, и им не стоило бояться нежелательных встреч. Едва они выбрались из вертолета, Хьютай побежала к берегу.
   Через минуту Вэру подошел к ней. Черные волны, едва отблескивая в свете зари, беззвучно накатывались на песок низкого побережья. После суматохи и шума Хаоса тишина казалась почти невыносимой.
   - Здесь очень спокойно, - сказала Хьютай. - Я бы хотела побыть здесь подольше. Я выросла в приюте, и так редко бывала одна...
   - Мы сможем быть здесь, пока не истечет срок ультиматума, - десять дней. Но я чувствую, они ответят раньше, - атакой или миром, не знаю!
   Больше всего Вэру боялся полного отсутствия ответа - тогда им пришлось бы бить первыми. Это было бы невыносимо. Но на месте правителей ССГ он поступил бы именно так, - не совершать самоубийственного нападения, не давать ответа, а поставить противника в неприятную позицию "иди и возьми сам".
   Он выбросил из головы эти мысли и осмотрелся.
   У их ног начиналось безмолвное поблескивающее море, простершееся до пустынного горизонта. Над ним стояла немеркнущая, неподвижная заря, сияющая голубовато-белым светом поразительной чистоты. Не верилось, что это, - лишь отблеск пламени Бездны на тучах космической пыли.
   Анмай обернулся. Необозримый ряд серых узких колонн выходил из-за горизонта на востоке и терялся за горизонтом на западе. Каменные монолиты были очень высоки, - не меньше вэйда каждый, - и казались ещё выше из-за рядов параллельных линий на торцах. А за ними теснились стены, кубы, пирамиды - то серые, то золотисто-коричневые, то черные. И надо всем простерлось дымчато-темное небо. Тонкая линия света, рассекавшая его, притягивала взгляд. Она казалась мостом, идущим из бесконечности в бесконечность, - что, впрочем, соответствовало истине. До Нити были больше триллиона миль, но её сияние пробивалось сквозь пыль. Глядя на неё, Анмай пытался представить...
   Она проходила сквозь их галактику, рассекала неизмеримую бездну пустоты, другие галактики и шла... куда? Есть ли конец у бесконечности?..
   Анмай опустил голову. Всякий раз, когда он видел Нить, его охватывало странное, тревожное влечение к этим безднам, - влечение почти столь же сильное, как влечение к Хьютай. В окружавших его безмолвных просторах было нечто, неизмеримо печальное, - мир, который прожил миллиарды лет и которому остались... в лучшем случае тысячи. Ему вдруг показалось, что он уже видел всё это... и когда-нибудь снова увидит, - очень нескоро... и очень далеко отсюда. Это было больше, чем надежда, но тяжелая печаль, охватившая его при виде Пустынного Моря, не проходила.
   - Давай купаться! - Хьютай скинула сандалии, ногой попробовала воду. - Холодная!
   Она решительно скинула всё остальное и бросилась в волны. Анмай, рассмеявшись, последовал за ней. Берег понижался медленно, и они пробежали не меньше вэйда, пока не оказались по пояс в море. Хьютай со смехом повалилась вперед и поплыла, шумно взбивая воду, но при этом, - очень быстро. Вэру, несмотря на все усилия, не смог догнать её, - она ловко подныривала, появляясь то сбоку, то за его спиной. Наконец, он начал вздрагивать от холода.
   Подплыв к берегу, Анмай встал на дно и огляделся. Вода здесь была чуть выше пояса. Хьютай нигде видно не было, но, прислушавшись, он уловил отдаленный плеск.
   Вдруг что-то мягко коснулось его бока, скользнуло по животу... Его рука, инстинктивно дернувшись, попала в мягкую слизь, жадно облепившую пальцы. Лишь тогда он заметил огромное, едва светящееся голубым пятно.
   "Бакт!"
   На дальнейшие раздумья не было времени. Слизь обхватила его вокруг талии и упорно поползла выше. Когда она поднялась до ребер, кожу начало жечь. Анмай освободился одним коротким рывком, вложив в него все силы, и тут же упал, окунувшись с головой в воду.
   Поднимаясь, он опять попал босой ногой в слизь, перевернулся на живот и рванулся ещё раз. Освободившись окончательно, он чуть отплыл и выпрямился.
   - Хьютай! На берег быстро! - закричал он, набрав побольше воздуха, и сам последовал своему совету.
   Когда он выбрался на пляж, любимой там не было. Прежде, чем он обернулся, увесистый ком сырого песка метко ударил его в спину между лопатками. Анмай вскрикнул и отскочил. Вышедшая из воды Хьютай засмеялась.
   - У тебя такой испуганный вид! Ой, ты светишься!
   Анмай бросился в море, оттирая песком приставшую к коже слизь. Затем он вычистил её клочки, набившиеся меж пальцев ног. Жгучая боль медленно стихала под действием холодной воды.
   - Это был бакт? Он обжег тебя?
   Анмай молча кивнул.
   - У тебя живот светился, - это выглядело очень странно.
   Он выбрался на берег, дрожа от холода.
   - С тобой уже бывало такое?
   Анмай слабо улыбнулся.
   - Однажды. Но тогда бакт обхватил меня целиком, я еле вырвался... а потом весь светился!
   - Было очень больно?
   - Ну, я валялся на песке и не мог двинуться, не мог издать ни звука, хотя мне очень этого хотелось! Бакты выделяют парализующий жертву яд, - пояснил он. - Я выбрался на берег прежде, чем он начал действовать, и лежал так долго, не зная, пройдет это, или нет. Я очень испугался... - он замолчал, чувствуя, как обожженную кожу стало пощипывать, потом холодить. Голова закружилась, собственное тело показалось ему очень легким. Хотелось лечь и не двигаться.
   - Бежим туда! - он показал на далекие стены. - Заодно и согреемся!
   Они помчались наперегонки, из-под их босых ног летел песок. Хьютай сразу вырвалась вперед и исчезла из виду, обогнув колонну. Вблизи та была огромна, - каждая из пяти казавшихся тонкими линиями борозд шире человеческого роста. За ней Вэру обогнал девушку. Он повернул к массивной каменной пирамиде, одним махом взлетел вверх по её уступам и сел у венчавшей её наклонной плиты. Хьютай тоже взлетела наверх и села рядом с ним. После пробежки все следы отравления исчезли, осталось лишь возбуждение. Но его Анмай мог отнести на счет тесно прижавшейся к боку любимой.
   Отсюда, с высоты шести метров, равнина казалась ещё более печальной. Силуэты колонн черными тенями рассекали сияние туманности, вокруг громоздились странные сооружения. Слева возвышался огромный каменный куб, прошитый сквозными шахтами четырех размеров, - словно каждую его сторону разделили на девять квадратов и выбросили средний, а потом ещё трижды повторили процедуру с оставшимися квадратами. Каждый проем был втрое меньше предыдущего, - но даже в самые маленькие Анмай легко мог залезть. Отсюда, сбоку, куб выглядел жутковато, - тысячи черных глаз-окон, в глубине которых что-то просвечивало.
   - Здесь страшно, - Хьютай положила руку ему на плечо, - но мне это нравится!
   - А как же твое средство от всех огорчений? - спросил Вэру, чувствуя, что её рука отпустила его.
   - Мне не хочется здесь этим заниматься, - Хьютай нахмурилась. - Здесь всё так... спокойно. - Её узкая крепкая ладонь легла на его руку. - Слушай, давай полазим здесь, - ведь за тем мы и приехали!
   Анмай промолчал. Он не хотел подниматься, хотя его спину и подошвы леденил мертвый холод камня. Но Хьютай просто вскочила и спустилась вниз. Ему оставалось только последовать за ней.
   - Куда же мы пойдем?
   Она улыбнулась ему, невозмутимо поправляя волосы.
   - Туда, где всего страшнее! - она решительно направилась в тень куба.
   Скользнув в узкую дыру, Хьютай выпрямилась, и, ухватившись за верхний край шахты, подтянулась наверх, в более широкую, где свободно можно было ходить. Вэру последовал за ней. Они пошли в темную глубину куба, обходя маленькие шахты и перешагивая по краям большие. Ступать приходилось осторожно, - камень покрывало множество квадратных углублений всевозможных размеров.
   - А можно подняться выше? - тихо спросила Хьютай, увидев засыпанный песком квадратный внутренний двор.
   - Можно попробовать в маленькой шахте. Стены здесь неровные...
   Хьютай мгновенно исчезла в одном из узких отверстий, оттуда донесся шорох кожи по камню. Анмай последовал за ней, судорожно хватаясь за кромки боковых шахт. Лезть вверх, цепляясь за углубления в стенах, было несложно, но Хьютай карабкалась, как одержимая. Она остановилась лишь добравшись до одного из огромных центральных проемов. Когда Вэру, подтянувшись, высунул в него голову, Хьютай помогла ему выбраться наверх. Её руки и ноги покрылись каменной пылью, - но, взобравшись на тридцатиметровую высоту не самым удобным способом, она даже не запыхалась.
   Со всех сторон их окружала масса камня, пронизанная шахтами. Они были везде, - сверху, снизу, с боков, тысячи окон, в которых был только сумрак или призрачный свет зари...
   Осмотревшись, они обошли все четыре больших проема, осторожно обходя зияющие шахты и бесстрашно перепрыгивая углы огромного центрального провала. Здесь не оказалось даже пыли, и покрывающий стены рисунок был виден отлично. Присмотревшись, Анмай обнаружил, что он повторяет узор шахт, - сеть углубленных квадратов, все уменьшавшихся, так, что самые маленькие уже нельзя было различить. Они сплошь покрывали камень. Он понял, что в идеале такая фигура будет иметь объем, и, в то же время, не будет иметь его; и подозвал Хьютай, - чтобы поделиться открытием.
   - Это наглядное представление математического понятия. Другие фигуры подобны этой, хотя аналогия не всегда очевидна. Забавно, но раньше я не замечал этого!
   - Но зачем это было сделано?
   - Зачем? У меня есть одно объяснение. Недавно мы перехватили сообщение, - межзвездное послание. Мы не всё смогли понять в нем, но это было нечто вроде... предупреждения о чудовищном оружии или процессе, - не знаю. Там говорилось, что суть этого явления подобна кривой Пеано, не имеющей объема, но заполняющей собой любой объем. Это, - он взмахнул рукой, - её трехмерный аналог, безобъемная губка. Но это лишь математическое отражение, причем, не в нашей математике. Какова физическая суть угрозы - мы не знаем.
   - Значит, весь этот берег... предупреждение? - Хьютай задумалась. Её лицо стало в этот миг хмурым и красивым.
   - Не знаю. Может, это сообщение относится к Нити, - он показал на мерцающее в проемах лезвие света, - хотя вряд ли. Нити не могут иметь концов, - либо это кольца, либо... они бесконечной длины. Хотя у них нет толщины, по крайней мере, измеримой, но есть масса, и очень большая, - одна миля весит больше Уарка! Мы находимся между Нитью и Бездной, и только это нас спасает. Если бы не она, - наш мир был бы притянут и разрушен давным-давно. Лишь благодаря ей мы ещё живы. Но она уже уходит в сторону...
   - Но что она такое?
   - Трудно сказать. Все наши сведения о ней, - из посланий иных рас, а их мы понимаем лишь частично. Нить - скорее, топологический дефект в пространстве, чем вещество, сродни магнитным монополям, но только линия, а не точка. Они, - узлы всех существующих полей, сгустки квантов всех взаимодействий, - и лептокварков тоже! Они изменяют реальность, делая возможными невозможные вещи, - распад протона, например, но, к счастью, лишь в непосредственной близости. Если Нить задевает планету, луну, любую массу, происходит аннигиляция, взрыв, - мы их фиксируем. Сейчас мы видим величайшую силу Вселенной, - одну из них. А сколько есть такого, о чем мы не знаем, сидя в этой проклятой пыли? Мы используем знания других цивилизаций, но не можем быть уверены, что их смысл - тот, что мы думаем!
   Хьютай не ответила, задумчиво глядя вверх. Её большие глаза стали неподвижными. Лишь когда он прикоснулся к её плечу, она вздрогнула, словно очнувшись.
   - Мне показалось, что я стояла тут целую вечность. Так странно думать, что наши предки пришли оттуда - сюда. Миновав эти неизмеримые бездны. Неужели у них уже тогда был Эвергет?
   Они уселись на краю внешнего проема, высоко над пустыней, свесив босые ноги в пустоту и глядя на спутанные лохмотья туманности. Анмай задумался.
   - Возможно, но не обязательно. Эти постройки, - не шедевр науки, они из обычного бетона или сплавленного песка. Те, кто может менять законы природы, строили бы лучше!
   - Так как же они сюда попали?
   Анмай вновь слабо улыбнулся.
   - Летать между звезд можно множеством способов... А мы находимся в центре галактики. Звезды здесь расположены очень тесно, до ближайшей всего тридцать миллиардов миль! Но они все слабые, большей частью, - красные карлики, и их не видно за пылью. Если взять телескоп, улавливающий ИК-лучи, - такие стоят у нас на стационарных спутниках, - то всё небо будет усыпано ими!
   - И ты это видел?
   - Много раз! Я даже видел наше бывшее Солнце!
   - И я...
   - Ещё насмотришься! На Хаосе испытывают мультипланар с лазерным проектором, - ты его увидишь, управление очень простое. Он переводит ИК-изображения в видимый свет, - и я видел то же, что и наши предки... Это поразительное зрелище! И мучительное, - так много миров, может быть, лучших... и недоступных для нас.
   - Но как же можно попасть...
   - Довольно просто. Здесь, вокруг, очень много водорода, - достаточно, чтобы корабль с прямоточным термоядерным двигателем мог лететь к любой звезде! Это много проще фотонной ракеты с аннигиляционным двигателем, а тем более...
   - Но почему мы не строим таких? Ведь все плато Хаос питают термоядерные реакторы! А вы хотите перескочить через, минимум, две ступени технологической лестницы - такое редко получается!
   - Потому что мы - те, кто хочет уметь всё! На термоядерной ракете можно достичь многих звезд, да, - но не выйти из туманности, где всё приближается к Бездне. Если мы хотим добраться хотя бы до окраин галактики, надо лететь быстрее света! Эту проблему пытались решить долго, потом забросили, и вот, наконец, чисто случайно...
   Хьютай усмехнулась.
   - Вы все прохвосты! Вы уже имеете способ спасти цивилизацию - и не делаете этого!
   Вэру заглянул за край проема, его лицо стало хмурым.
   - Мы хотели получить больше, чем просто спасение. Мы собирались... Но теперь уже слишком поздно! Мы должны закончить то, что начали здесь. Иного выбора нам не осталось. Впрочем, в ближайшие лет сто у нас всё равно не хватит ресурсов и знаний, чтобы построить даже самый простой звездолет.
   Хьютай отвернулась.
   - Сейчас нам ещё рано выбирать пути среди звезд. Но у нас уже есть космические корабли - и много! Ну, несколько, с ядерно-термическими двигателями. Ты настоял на их постройке, хотя на них некуда лететь.
   - Вообще-то есть. Мы уже изучили... наших попутчиков. Это просто мертвые шары, Хьютай, но наши телескопы обнаружили миры, подобные Уарку. Даже на наших примитивных ракетах их можно достичь месяцев за шесть.
   - Я бы хотела побывать на них!
   - Через месяц полета ты получишь смертельную дозу радиации. Несмотря на лучшую доступную нам защиту.
   - Жаль. Я полетела бы. Даже если не смогла бы вернуться. Вместе с тобой, конечно. Стать матерью-прародительницей для целого мира... я думаю, это достойная цель.
   Они помолчали.
   - Здесь, на ветру, холодно, - сказал Анмай через минуту. - Учти, спускаться гораздо труднее.
   Хьютай усмехнулась, выбрала нужную шахту и исчезла в ней. Но, когда они выбрались на песок, она устало прислонилась к боку куба. Анмай сел рядом с ней.
   - Тут так странно... - тихо сказала Хьютай. - Мне показалось, что я брожу здесь уже целую вечность!
   - Надеюсь, тебе достаточно этого?
   - Вовсе нет! Я ведь только начала! - она подняла его, потянув за руку. - Пошли!..
  

* * *

  
   Странные сооружения вокруг были восхитительно таинственными. Они долго блуждали по ним, то входя под арки замкнутых стен, окружавших клочки песка, то взбирались на полузанесенные песком пирамиды. Хьютай неизменно выбирала самые темные и зловеще выглядевшие места. Они то ползли по узким шахтам полузанесенного песком дырчатого куба, то, взявшись за руки, шли по сужающимся, идущим вниз проходам среди свернутых спиралью стен. Те какими-то извернутыми изгибами переходили в гладкие дыры неведомой глубины, из которых невесомо поднимался влажный, пахнущий теплой плесенью воздух. Пустые арки вели в открытые дворики, лежавшие метра на два ниже поверхности пустыни. В основания ограждавших их стен углублялось множество квадратных нор, таких низких, что вползти в них можно было лишь на четвереньках...
   Следуя за любимой, скрывшейся в совершенно темном узком проходе у основания дырчатого многогранника, Анмай вдруг подумал, что столь упорные поиски затаившегося зла могут привести прямо к нему. Когда он впервые, в четырнадцать лет, попал сюда, то делал то же самое, ошалев от безнаказанности, пока не...
   Его размышления прервал удивленный вскрик, а затем, - удаляющийся шорох. Он инстинктивно бросился вперед. Его цепкая босая ступня вывернулась, тщетно пытаясь удержаться на гладком склоне. Анмай упал, заскользил, и, съехав на несколько метров, остановился, налетев на Хьютай.
   Невольно обняв её, он осмотрелся. Они оказались на дне огромной цилиндрической шахты, открытой наверху, - там, высоко, едва светился круг неба. В её стенах зияло множество жерл наклонных шахт. Анмай обошел их по кругу - взобраться назад по гладким наклонным трубам было невозможно.
   - Мы, кажется, попались!
   - Вовсе нет! Ведь ты можешь в любой момент вызвать помощь, - она показала на браслет на его левой руке.
   - Могу, но нас найдут в таком виде!
   Хьютай рассмеялась - на Вэру, кроме кодового браслета, ничего не было, на ней не было вообще ничего.
   - Давай поищем выход! И кто только построил такие штуки? Это же настоящая ловушка!
   Она подошла к шахте в центре их западни - они едва не свалились в неё. Вэру осторожно, чтобы не подскользнуться на закругленном краю, тоже заглянул вниз - на дне едва заметно блестела вода. Больше ничего видно не было.
   - Если нет выхода наверху, он должен быть внизу! - Хьютай выпрямилась, готовясь прыгнуть.
   - Стой! Ты же не знаешь, глубоко ли там!
   - Так узнаю! - она прыгнула. Через секунду донесся шумный всплеск, ещё через несколько секунд - голос: - Здесь есть проемы в стенах! Только учти - вода очень холодная!
   Не раздумывая больше, Вэру прыгнул. Высота оказалась небольшой, - всего метров десять, - но, едва вынырнув, он подплыл к глубокой нише, спешно вылез на её низкий каменный пол, и отряхнулся. Хьютай присоединилась к нему через секунду. Оба дрожали, - вода и впрямь была почти ледяной. В царящей здесь почти полной темноте он едва смог различить три других проема в стенах, над самой водой. Их комната оказалась тупиком. Когда они, ёжась от холода, обследовали остальные, стало ясно, что выхода нет.
   - Но, может быть, он внизу, под водой! - заявила Хьютай.
   - Может быть. Но его ещё нужно найти! - сказал Вэру, пытаясь сдержать ярость. - Ты думаешь, это будет приятно? - он вновь поёжился. - И всё это твои развлечения! Надо смотреть под ноги.
   - Склон внезапно стал гладким, - тихо ответила Хьютай. - Когда я наступила на него. Так бывает?
   - Не знаю, - Вэру вздрогнул. - Прости, - тихо сказал он. - Но ты понимаешь, что здесь можно запросто свернуть шею или застрять там, где уже нет выхода?
   - Я виновата, извини. Но нырять придется всё же тебе, - у тебя это лучше получается.
   Анмай усмехнулся, и, набрав воздуха, нырнул. Он погрузился очень глубоко - метров на двадцать, но так и не достиг дна шахты, а всплывая услышал глухой тянущий стон в глубине, - далеко, но всё его тело завибрировало. Вынырнув, он ощутил резкий укол тревоги - шахта явно сообщалась с морем, где жили не одни только бакты. Тем не менее, он нырял ещё несколько раз, пока не нашел проем. Тот оказался не очень глубоко.
   Когда он, отогреваясь, прижался к дрожащей, но не пытавшейся отстраниться Хьютай, та сказала:
   - Похоже, мы с тобой редкие идиоты - ищем неприятности, когда их у нас и так хватает!
   - Ну, я всё же отыскал выход... - он замолк, глядя на воду в шахте. Она колебалась - или это ещё не улеглась рябь?..
   Когда через секунду в шахте гулко плеснуло, Хьютай вздрогнула, прижимаясь к нему.
   - Это лишь рыба!
   - Да? Конечно, но есть и такие, для которых перекусить нас с тобой пополам ничего не стоит!
   В шахте вновь плеснуло. Затем из воды бесшумно поднялось толстое черное тело, воронкой расширявшееся кверху. У жуткого создания не было ни морды, ни глаз, - лишь огромная зияющая пасть, скрывающая в глубине треугольник острых челюстей. Тварь повернулась, словно высматривая их, затем двинулась к нише.
   Пара попятилась, но, отступив на несколько шагов, уперлась спинами в камень. Хьютай вскрикнула. Анмай закрыл её собой. Едва он подумал, что тварь, наткнувшись на край ниши, не сможет подобраться к ним, как та, словно в страшном сне, опустила воронку и с жутким хлюпаньем поползла к ним по полу. Теперь она напоминала гигантскую, толщиной с его ногу, пиявку. Её движения были мощными, но странно медленными и неуверенными. Судорожные толчки почти невидимого в темноте черного тела вызывали страх и отвращение.
   Вэру испуганно всматривался во мрак подземелья. Он напрягся и застыл на мгновение, поняв, наконец, кто перед ним. Умхаги, смертельно опасные в воде, вне её были почти беспомощны, - но их челюсти даже на суше могли спокойно отхватить ступню. Тварь всё вытягивалась из воды, и подползла уже так близко, что вот-вот могла их коснуться...
   Руки Хьютай отчаянно вцепились ему в плечи, она всхлипнула. Он сбросил их, на мгновение накрыв ладонью испуганно вздрогнувший живот девушки, потом, неожиданно для себя, высоко прыгнул и приземлился на тело твари, сразу за пастью. Скользкая шкура под его босыми ногами глубоко вмялась, хрустнули хрящи, и длинное тело застыло, судорожно подергиваясь.
   Осторожно поднявшись, Анмай с усилием сбросил тяжелую тушу обратно в воду, - она тут же исчезла в ней, - и обернулся. Хьютай застыла, прижав руки ко рту. Она закрыла глаза, пытаясь успокоиться и заговорить. Всего через несколько секунд ей это удалось.
   - Ты цел?
   - Нет, если ты о стыде. Мы испугались твари, у которой нет даже скелета! Умхаги - что-то среднее между червем и рыбой. Хордовые, но не позвоночные. Земноводные.
   - И тебе не было страшно? Дотронуться до такого...
   Вэру, став на колени, мыл покрытые слизью ладони.
   - Страшно. Но ты так испугалась...
   - За тебя! Он мог тебя схватить.
   Он сел, чтобы вымыть ступни.
   - Не думаю. Он был... медлителен. И вряд ли он хотел напасть на нас. Скорее всего, - просто отложить яйца или нечто в этом роде.
   - Отложить в нас?
   Вэру грубо рванул её за руку.
   - Хватит! Если тебе нравится себя запугивать, учти, - нам придется нырять туда, чтобы выбраться!
   Хьютай вздрогнула.
   - Там могут оказаться другие, - ещё больше.
   - Да, но у нас просто нет выхода. Здесь живут рхарриты, между прочим. Внизу что-то пело в воде. Я слышал. Если появится он... Я бы предпочел, чтобы умхаг откусил мне руки и ноги, - это простая смерть.
   - Но если умхаг схватит под водой?
   Анмай улыбнулся.
   - Схватит, - вырывайся. Ты сильная. Ладно, ныряем. Проем прямо под нами, - он бросился в воду, не дожидаясь Хьютай.
   Погрузившись на несколько метров, он вплыл в горизонтальный туннель. Тот оказался очень длинным, - лишь секунд через тридцать он достиг второй вертикальной шахты. Когда он жадно хватал воздух, что-то твердое ударило его снизу. Анмай яростно отпихнул это, но оно не менее яростно рвалось наверх. Прежде, чем он успел испугаться, раздался всплеск, затем - громкий вдох, отдавшийся наверху гулким эхом.
   - Хьютай?
   Ответом было жуткое шипение, затем что-то твердое и острое сильно вцепилось ему в шею. Он отчаянно рванулся в сторону, едва не захлебнувшись. Раздался веселый смех.
   - Ну, знаешь ли!..
   - А ты бросил меня, а сейчас попал мне пяткой в лоб! - она подплыла ближе. - Тут ничего не видно и нельзя взобраться наверх. Нам придется нырять ещё раз?
   - Если ты не хочешь замерзнуть, оставаясь на месте. Да. Надеюсь, следующая шахта достаточно близко. Если ты не будешь опять...
   Глубоко вдохнув, он нырнул. Вновь вплыв в туннель, Анмай почувствовал, как сзади толчками пошла вода. Он всем телом ощутил, что за ними плывет что-то очень большое и сильное. Едва всплыв в новой шахте, он попробовал взобраться наверх, - тщетно, стенки были гладкими, как стекло. Им пришлось нырять снова, ожидая, что рхаррит окажется у выхода в туннель раньше их.
   Их бегство превратилось в пытку. Всплывая в каждой шахте, Анмай хватал воздух и пытался взобраться наверх, - но всякий раз безуспешно, и они вновь ныряли, стараясь плыть как можно быстрее. С каждым разом движение приближалось, его мышцы и легкие болели, сердце бешено колотилось. Он понимал, что их спасают лишь огромные размеры чудовища, - даже в широком туннеле рхаррит не мог двигаться свободно.
   Лишь на седьмой раз, в седьмой шахте, когда они уже окоченели до полусмерти и еле могли двигаться от усталости, им удалось выбраться на низкую каменную платформу. Здесь было совершенно темно, и, пройдя несколько шагов, Анмай наткнулся на глухую стену.
   Едва они прижались друг к другу, пытаясь согреться, в шахте шумно заплескало. Затем вода, поднявшись, захлестнула их ноги. Рхаррит всплывал.
   - У меня шея поцарапана! - крикнул Вэру. - А эта тварь может учуять даже каплю крови! Нам нужно быстро найти выход!
   Они пошли вдоль платформы, - а бурлящая вода поднималась всё выше, заливая их колени и бедра. Стена была круглой и всюду глухой, хотя... Подпрыгнув, он нащупал её верхний край, и через секунду они перекатились через него. Здесь тоже было совершенно темно, а от свиста Хьютай раскатилось долгое шипящее эхо, - Анмай понял, что они в широком длинном коридоре.
   Отступив от края, он вновь наткнулся на гладкую стену. Через секунду внизу плеснуло, полетели брызги. Нечто невидимое с огромной силой рассекло воздух, - их даже обдало ветром, - и вскользь зацепило Вэру, отбросив его в сторону. Оно было холодное и твердое, - его словно ударили резиновой дубинкой поперек живота. Он откатился, сбив с ног Хьютай. Нечто ещё несколько раз рассекло воздух, затем раздался оглушительный хриплый рев, от которого загудело всё подземелье. Несколько секунд спустя Анмай понял, что сидит на полу, дрожа от страха, - настолько этот рев ошарашил его. Сейчас он не слышал ни звука, но в воздухе висел незнакомый едкий запах. Хьютай, невидимая в темноте, всхлипнула.
   - Тише. Вряд ли здесь, наверху, кто-то есть, но лучше без шума.
   - Что... кто это был?
   - Я думаю, рхаррит. Не знаю, откуда их завезли, но они появились здесь вместе с нами. Гексы по сравнению с ними безобидны.
   Хьютай поёжилась.
   - Я читала о них. Они... неглупые. И убивают... страшно.
   - Пока мы вдали от воды, он ничего нам не сделает. Ступай на пальцы. Рхаррит чувствует даже малейшее сотрясение.
   Они пошли вдоль стены, держась за руки. Через равные промежутки времени до них доносился слабый плеск. Анмай понял, что они идут обратно, а плещет в тех шахтах, из которых они безуспешно пытались выбраться.
   - Он знает, куда мы идем, - тихо сказал Вэру. - Он знает это место, и не упустит нас, если снова придется нырять. Мы попали в лабиринт, и найти выход будет непросто. Я сам уже попадал в такую ситуацию, и помню схемы некоторых лабиринтов, но они все разные. Пошли!
   Их путешествие по темному туннелю показалась дрожащей от холода Хьютай вечностью. А ведь она успела облазить всю Цитадель Товии, спускаясь даже на самые нижние ярусы...
   Наконец, они вышли к боковому туннелю, за поворотом которого брезжил слабый зеленоватый свет. Он мало походил на серебристое сияние туманности, но Хьютай бросилась вперед, потянув за собой Вэру.
   За поворотом туннель полого спускался вниз, выходя в залитый водой зал, похожий на огромный бассейн. В нем густо плавали зеленовато тлеющие бесформенные пятна бактов. В дальней стене зала тоже был туннель, - затопленный. В нем из воды выступал граненый каменный массив. А на нем, как на пьедестале, разливалось яркое, бело-голубое сияние. Заметив, что ослепительно яркий свет не отражается на воде и стенах, Вэру затащил Хьютай обратно, в темноту.
   - Вот мы и попались. Теперь нам действительно угрожает смертельная опасность. Если мы не найдем выхода, то замерзнем через несколько часов. А выход там, - он показал за поворот.
   - Откуда ты знаешь? И что это?
   - Я уже попался раз в такую ловушку, - с той разницей, что за поворотом там был скат, и вернуться назад я не мог. А достаточно лишь минуту посмотреть на эту дрянь, - и ты ослепнешь часов на десять, а то и больше. Мне было очень страшно, пока не...
   - Но что может светиться так долго? Это радиоактивность?
   - Какой-то вид ультрафиолетовой лампы. Энергию поставляют глубинные гидротермы... я думаю. Это место... уходит очень глубоко.
   Хьютай поёжилась.
   - Спасибо. Но кто мог построить такое?
   - Это карательный лабиринт Альянса. Во времена его владычества в такие пускали... наших соплеменников. Это всё снималось... я видел эти... записи... рисунки... те, что сохранились. Это были почти дети, Хьютай, подростки, - мальчики, девочки... их сбрасывали сюда по три, по пять... нагих. Они пытались спастись... вытащить друг друга, но это редко им удавалось.
   Хьютай вдруг прижалась к нему, обвив его руками, и Анмай почувствовал, что она вся дрожит.
   - Мне холодно.
   Он сел, прислонившись плечами к стене и подтянув ноги. Хьютай села на его колени, откинувшись назад. Её спина прижалась к его груди, ноги легли поверх его собственных, а лицо оказалось совсем рядом. Их руки встретились на её животе.
   - Уже очень давно мне не было так уютно, - она потянулась и повела лопатками, устраиваясь поудобнее.
   - Мне тоже.
   Хьютай помолчала, ровно дыша в темноте.
   - Чтобы выбраться, нам нужно переплыть пруд?
   - И ещё - пройти мимо лампы. А потом - отыскать выход, подняться, - и, наконец, найти наш вертолет.
   - Не очень вдохновляет, - она поёжилась. - Давай сначала немного отогреемся. Я и так вся дрожу, а нам придется ещё поплавать!
   Анмай усмехнулся.
   - Можно попробовать. Но вряд ли это поможет, - мы лишь сильнее закоченеем от неподвижности.
   - Ну, если надо согреться, то есть средства и получше! - она встала. Вэру тоже поднялся и стал растирать её холодное тело, - спину, плечи, зад... Она то же делала с ним. Скоро Анмай забыл про холод. Его охватил нетерпеливый томный жар, он потянулся к её губам... и в это мгновение услышал неясный шум.
   Они застыли. Из глубины туннеля донеслось шарканьё, - несомненно, шаги, и шагающих было много. Хьютай ощутила, как напряглись его мышцы.
   - Отходим за поворот. Только не оборачивайся, ладно? Береги глаза.
   Они вышли в зеленоватое сияние и попятились по шершавому наклонному полу. Шаги приближались. Затем из-за поворота показалось несколько мертвенно-белых фигур. Хьютай вскрикнула.
   - Пустынные лемуры!
   Действительно, лица существ, - без подбородков, большеротые, с почти рудиментарными носами, - напоминали морды лемуров. Покрывающий тела и лица белесый пух и огромные желтые глаза лишь усиливали сходство. Заметив их, твари на секунду застыли, затем, закрыв глаза и протянув вперед руки, пошли к ним.
   Анмай вздрогнул, - лемуры уже долго жили в подземелье и знали все ловушки. Он не знал, сколько они бродят в этих туннелях. Может быть, уже несколько лет - или веков? Все они были с явными признаками истощения. Вэру подумал, что может справиться с тварями, - хотя их оказалось так много, что он даже не мог всех пересчитать. Но одна мысль о прикосновении к этим жутким подобиям людей вызывала неодолимое отвращение.
   Он ещё немного попятился, искоса посмотрев на любимую. Хьютай выглядела очень внимательной, но не испуганной, и такой красивой, что у него замерло сердце. Её гладкий живот был весь в грязных отпечатках ладоней, широкий, крепкий, круглый зад тоже покрыт размазанными грязными разводами, и это казалось ему почему-то неодолимо привлекательным. Ничто, кроме её жизни, сейчас не имело значения, и это было так естественно...
   - Не отходи назад, - тихо сказал он. Хьютай замерла сразу за его спиной, а за ней, всего в нескольких шагах, плескалась вода. Он вздрогнул, представив, что может вынырнуть оттуда. В этот миг лемуры бросились на него.
   Анмай изо всей силы ударил ногой первую тварь, - она отлетела назад и сбила ещё одну. Потом напирающая вонючая масса просто опрокинула его. Он упал на спину, бешено отбиваясь сразу от нескольких гадин.
   Хьютай вдруг крикнула, - так, что зазвенел воздух. Лемуры шарахнулись от неё, как от огня, и она сама бросилась на них. Несмотря на всё, Анмай невольно любовался ей - Богиня Ночи в неистовой ярости. Только белые зубы и белки громадных глаз выделялись на её смуглой коже, под которой перекатывались крепкие мускулы. Хьютай была не такой сильной, как он, но более ловкой и быстрой. Её удары были безжалостно точны, глаза страшновато блестели. Ещё семнадцатилетней девчонкой она жестоко, в кровь, избила трех парней, напавших на неё, но Анмай чувствовал, что в основе её ярости лежит страх. Очень сильный страх.
   На какие-то мгновения ей удалось отогнать лемуров. Вэру успел подняться, они стали спиной к спине, отбиваясь от замкнувших кольцо тварей. Те, как безумные, бросались вперед, пытаясь схватить их за руки или вцепиться мелкими, похожими на иголки зубами. Несколько нападавших уже корчились на полу, но другие не обращали на них никакого внимания.
   Анмай заметил, что их пытаются оттеснить к воде, и это очень ему не понравилось. Она волновалась всё сильнее и вдруг вспучилась куполом. Из него в облаке брызг вырвался длинный серый хлыст.
   Сначала Вэру подумал, что это щупальце, но у него не было ни крючьев, ни присосок. На шею это тоже не походило, - его не венчала никакая голова. Больше всего это напоминало хобот, - нескольких метров в длину, расширяющийся к основанию. Его покрывала гладкая, глянцевито-блестящая серая кожа.
   Тупой конец хобота был диаметром в голову, а основание, пожалуй, в обхват. Когда его верхушка на мгновение повернулась к Вэру, он увидел там рот, точнее, зияющее черное отверстие, похожее на трубу, - в нем не было никаких зубов. Качнувшись, хобот описал полукруг, и устремился к его голове с огромной скоростью.
   Анмай действовал инстинктивно, совершенно бездумно, - схватив за руку подругу, бросился под замах, опередив смерть лишь на мгновение.
   Хобот с молниеносной быстротой обрушился на лемуров, расшвыряв их, как кегли. Тем не менее, он успел схватить одного из них, и притом странным образом. Он не обернулся вокруг тела, а с удивительной точностью наделся на голову лемура. Полностью скрыв её, он застыл неподвижно, зато тело лемура пронзили страшные судороги, - казалось, его бьет током высокого напряжения. Вэру сам вздрогнул, представив, что происходит с головой несчастной твари. Рхаррит очень редко убивал тех, кто живет на суше: он как-то изменял их, превращал буквально в свои автономные органы, доставлявшие ему еду. Если они не могли этого сделать, то становились едой сами, вот как сейчас, - несколько секунд спустя чудовище и его жертва исчезли под водой. Остальные лемуры в панике бросились прочь, и пара побежала за ними.
   - Там, с другой стороны, наверняка есть выход! - крикнул на бегу Анмай. - Мы должны найти его быстро, пока рхаррит не обогнал нас!
   Они пробирались вдоль стены, не медля, но осторожно - лемуры всё ещё метались вокруг, иногда натыкаясь на них. Но в темноте эти твари были слепы, а босые ноги пары ступали беззвучно. Они смогли миновать эту жуткую галерею, получив всего несколько ссадин.
   Внезапно Анмай наткнулся на чащу тонких шершавых колонн, стоявших так тесно, что между ними пришлось протискиваться боком. Колонны перекрывали друг друга, и, лишь миновав несколько их рядов, он увидел слабый серебристый свет, пробивавшийся откуда-то сверху. Почти отвесная ступенчатая шахта вела на вершину низкой пирамиды. Заметив их, выбравшиеся на поверхность лемуры разбежались.
   - Мы просто свернули не в ту сторону, - с усмешкой сказала Хьютай.
  

* * *

  
   Они осмотрелись. За пирамидой, там, где должен был быть зал, возвышался монолитный каменный блок высотой метров в двадцать. В его квадратном торце зиял проем. К нему вдоль стены вела узкая лестница.
   - Давай заглянем туда, - предложила Хьютай.
   - Ты не хочешь вернуться? - спросил Вэру. Из одежды у них остался лишь кодовый браслет на двоих.
   - Не думаю, что нам теперь стоит бояться лемуров, - Хьютай усмехнулась. - Неужели ты никогда не шел навстречу своему страху?
   Поднявшись к проему, они увидели, что от главного туннеля отходит множество других. Каждый кончался скатом-шахтой, и лишь в самом дальнем нашлась идущая вниз винтовая лестница. Она выходила на узкий уступ, обрывавшийся в пустоту, - в тот самый, сплошь покрытый бактами огромный зал-бассейн, под самым потолком.
   Когда они осторожно спустились по ней, их лица окрасил зеленовато-багровый свет. Было совершенно непонятно, что заставляет бактов собираться в лишенном пищи месте. В своде зияли нижние устья шахт. Анмай не хотел представлять, кто - и чем - приманил тварей сюда.
   - Здесь ест рхаррит, - тихо сказал он. - Это место построено для него. Они живут очень долго, - и, может быть, здесь никогда не было другого хозяина.
   Они осмотрелись. Внизу, метрах в десяти, на воде тлели пятна светящейся смерти. Лемуры застыли на краю бассейна, словно ожидая чего-то. Глаза их были по-прежнему закрыты.
   Анмай заметил, что один бакт порозовел, а затем вдруг стал уменьшаться, - его втягивала поднявшаяся снизу черная воронка. Скоро раздувшийся умхаг исчез внизу, зато показался второй. Лемуры зашлепали ладонями по воде. Едва умхаг подплыл к ним, они вцепились в него и вытащили на пол, раздирая руками и зубами ещё бьющееся тело. Но тварь не сдавалась легко: взмах могучего хвоста сбросил одного из лемуров в воду, и он немедленно попал в объятия бакта. У истощенного создания не было сил вырваться, и оно лишь билось, пронзительно визжа. Его крик был почти человеческим, но слизь обволокла его, проникла в рот, и все звуки, издаваемые несчастным, прекратились. Анмай молча смотрел, как темный силуэт, замирая, дергается внутри медленно розовеющей глыбы. Он знал, что бакт будет переваривать жертву не одну неделю.
   - Жуткое место, - сказала Хьютай. Она задумчиво провела ладонью по стенке ниши. Здесь, с каждой стороны, был закругленный выступ, приходившийся на уровень её талии. - Я думаю, это очень удобно... - её насмешливые глаза не отрывались от его глаз, - глубокие, темные, ждущие...
   Анмай обнял подругу, целуя её, затем приподнял, подхватив под бедра. Хьютай обвила ногами его стан, негромко вскрикнув, когда он вошел в неё. Её быстрые ладони замерли на его плечах, пятки уперлись в его зад. Её дыхание скоро стало прерывистым, грудь высоко поднялась, меж приоткрывшихся губ блеснули белые зубы. Она откинула голову. Анмай опустил ресницы, скользя губами по её горлу. Он владел любимой уже тысячи раз, но так и не смог привыкнуть до конца к этому чуду...
   Вдруг Хьютай резко вздрогнула, её тело напряглось.
   - Он смотрит на нас, - сказала она.
   Анмай оглянулся. Прямо под ними из воды выступал гладкий серый бугор, - и на нем блестел жуткий, непроницаемо-черный глаз едва ли не в обхват его рук. Давление этого взгляда было физически ощутимым.
   У Вэру похолодело в груди, по коже густо пошли мурашки. Он попробовал высвободиться, - но Хьютай вцепилась в его плечи и двинулась так резко, что он вскрикнул. Его тело невольно ответило ей, сливаясь в одном ритме с яростно-быстрыми движениями подруги. Он даже не представлял, что сможет испытывать такое дикое удовольствие, - просто потому, что оно менее всего соответствовало этому месту.
   Рхаррит приподнялся. Из воды поднялась чудовищная голова, более похожая на голову насекомого, чем зверя, - глаза помещались по её бокам, глядя в разные стороны, - затем погрузилась.
   А мгновением позже вверх взметнулся хобот, и струя воды, толстая и твердая, как бревно, ударила в пару, сшибив её вниз.
  

* * *

  
   Падая, они успели разомкнуть объятия. Анмай вошел в воду ногами вперед, а секундой позже едва не захлебнулся, сильно ударившись спиной обо что-то гладкое и твердое, - похоже, об глаз рхаррита. Развернувшись и изо всех сил оттолкнувшись от него, он прянул в сторону, надеясь, что всплывет прямо у среза туннеля, - до него было всего метров семь.
   Едва он вынырнул, что-то тяжелое и мягкое облепило его голову и плечи, не давая дышать. Анмай яростно рванулся, разорвав пленку слизи, и одним бешеным ударом ног бросил себя к туннелю. Здесь, к счастью, оказалось неглубоко, он сразу встал и осмотрелся. Хьютай не было. Сердце его замерло, но секундой позже она тоже вынырнула у входа, как тюлень. Он подхватил её, и без слов откинул назад. Они были далеко от выхода, - в туннеле с лампой, - но Анмай сомневался, что выжил бы, если бы поплыл в ту сторону. Свалившись на рхаррита, он на какие-то мгновения смутил или оглушил его. Наверное, лишь поэтому им вообще удалось спастись.
   Они вместе стали медленно отступать, пятясь по колено в воде, таща свисавшие с их тел лохмотья слизи. Когда их спины уперлись в пьедестал лампы, Анмай почувствовал, что кожу снова начинает жечь.
   И тут в бассейне словно разорвался снаряд. Хобот вырвался из воды прямо напротив них и устремился вперед, как копьё. Анмай смотрел, как странно медленно к его лицу приближается зияющее жерло. Он уже мог видеть покрывающие его изнутри присоски и выросты. Лишь в самое последнее мгновение он опомнился, и, рванувшись в сторону, упал. Хобот врезался в купол лампы-ловушки. Плотно обхватив её, он засветился изнутри багрянцем. Хьютай взвизгнула, далеко отпрыгнув, и неловко плюхнулась в воду. Они взглянули друг на друга, потом бросились в спасительную темноту.
   Туннель круто шел вверх, но вскоре сделался горизонтальным. Там, где рхаррит уже не мог достать их, они обернулись, держась за руки. Едва видимый хобот сводили страшные судороги, - такие же, какие сводили несчастного лемура. В бассейне бурлила вода и даже пол под ними содрогался. Вдруг, после особенно яростного спазма, раздался резкий, похожий на приглушенный выстрел звук, - словно лопнуло толстое стекло, - и конец хобота сжался. Но свет не погас, он вспыхнул ярко, - даже сквозь толстый слой плоти. В то же мгновение раздался шипящий, трескучий взрыв. Хобот освободился и теперь бешено бился об стены. В ослепительном свете Вэру увидел, что жерло превратилось в обугленную кровоточащую дыру.
   Свет тоже стал другим, - не мертвенное сияние, а яростный блеск вольтовой дуги, в котором всё казалось неестественно ярким и четким. Дуга угасала, уходя вглубь монолита, и пара попятилась в туннель. Хобот исчез, теперь они слышали лишь, как яростно бурлит вода в бассейне, да время от времени от беззвучных ударов содрогался пол. На месте лампы осталась дыра, в глубине которой трещало, мерцал свет. Из неё густо шел дым, потом с негромким хлопком вырвалось пламя.
   Пара вновь начала отступать, и вовремя, - треск усилился, пламя из дыры столбом ударило в потолок, и через секунду грохнул взрыв, - пьедестал разлетелся, как стеклянный, по стенам защелкали осколки. Их оглушило и сбило с ног, но не задело. В туннеле зашипело, забулькала вода, затем всё стихло, и невыносимая едкая вонь заполнила всё вокруг.
   Откашлявшись, они осмотрелись. Слабый блеск разлохмаченных бактов едва проникал снизу, продолжение туннеля скрывал мрак. Анмай попробовал подняться, - и не смог. Жгучая боль, сводившая бедра, сменилась онемением, он уже не чувствовал тела. Хьютай с испугом склонилась над ним, коснулась ладонью груди, - сердце билось ровно, но Вэру едва мог прикрыть глаза. Вокруг всё плыло, кожа горела, словно охваченная огнем. По ней расползалась мерцающая багрянцем слизь.
   Хьютай попыталась стереть её ладонями, опомнилась, растерянно застыла, и вновь бросилась обтирать слизь, на сей раз, своими волосами, хотя на её коже тоже повсюду рдели обрывки бакта...
   Анмай погрузился в багровое марево мучительной боли, но потом она стала понемногу стихать. Хьютай, сама едва двигаясь, усадила его у стены и села рядом, согревая своим телом. Он чувствовал, как она дрожит, чувствовал её страх, - она боялась, боялась, что не сможет его защитить, беспомощного... Внизу поднялась возня, что-то плескало. С другой стороны туннеля несколько раз доносился тихий шорох и свист, - всякий раз Хьютай вздрагивала, инстинктивно прижимаясь к нему.
   - Это была ловушка, - вдруг тихо сказала она. - Ловушка для таких, как мы, глупых пар, решивших отпраздновать победу. Я уже второй раз подряд подвожу тебя. Но теперь мы вряд ли выберемся. А если ты сможешь... я всё равно останусь здесь. Тебе нужна другая, лучшая подруга.
   Анмай протянул руку, прикоснувшись к её ступне. Он обнаружил, что снова может говорить.
   - Без тебя у меня не будет жизни, ты же знаешь. Здесь нет безвыходных ловушек: не всегда можно найти выход, но он существует.
   Настроение Хьютай изменилось.
   - Тебе лучше? Ты скоро сможешь идти?
   Он слабо улыбнулся.
   - Я не знаю.
  

* * *

  
   Казалось, целая вечность прошла, прежде чем Анмай вновь смог двигаться. Всё это время Хьютай сидела рядом, напряженно вглядываясь во мрак, и клочья слизи тлели в её густых волосах, словно сотни зеленых светящихся глаз.
   Когда Вэру убедился, что мышцы вновь ему подчиняются, они пошли дальше, скоро оказавшись в полной темноте. Пол под их ногами круто пошел вниз, в тянущий теплом мрак, и они остановились в растерянности.
   - Это не похоже на выход, - почти беззвучно произнесла Хьютай. - Я не хочу идти туда. Может быть, я и дура, но тепло - это жизнь, активность. Я бы предпочла ледяной холод. Смертельный.
   - Нам нельзя больше приближаться к воде, - так же тихо ответил Анмай. - Мы ранили рхаррита, и он всё ещё здесь. И мы тоже.
   Туннель сузился. Теперь это были тесные щели, они изгибались и ветвились через каждые несколько шагов. Выбирать путь тут они могли лишь наугад, а двигаться пришлось очень осторожно, - из пола и стен торчало множество коротких каменных клинков, и между ними едва хватало места для их босых ног. То и дело попадались круглые гладкие углубления, заполненные водой, - ступить хотя бы в одно, означало поскользнуться и напороться на каменные ножи. Пара мучительно медленно пробиралась во влажном непроницаемом мраке. Иногда проход становился столь узким, что можно было идти только боком. Анмай едва дыша протискивался между каменными массивами, чувствуя, как сразу множество лезвий касается его бедер, рук, живота...
   С каждым шагом ощущение разлитой вокруг тайной жизни возрастало, - в воздухе висела беззвучная вибрация, она ощущалась скорее сознанием, чем телом. Эхо их слов причудливо дробилось во тьме. Иногда они попадали в крошечные залы, где в обсидиановых стенах скользили призрачные блестки цвета, не поддающегося описанию. Их обдавало странными токами густого теплого воздуха, они слышали мертвенные потрескивания, однажды - тихий свист. Пару раз Вэру казалось, что сам камень движется под ним, словно живой...
   Потом проход превратился просто в бесформенную бугристую нору, где пришлось ползти на животе. Камень, что самое странное, был не холодный и не грубый, а теплый и гладкий, словно кожа. Где-то впереди виднелся смутный, таинственный свет. Затем ладони Вэру попали на гладкий склон - он не успел задержаться и поехал вниз. Проскользив всего несколько метров, он шумно влетел в теплую воду, ощутив странный, смутно приятный зуд, - через неё шел электрический ток, но несильный.
   Едва всплыв на поверхность, он осмотрелся. Его вынесло в округлое, приплюснутое помещение, наполовину залитое водой, - он погрузился в неё по плечи. В воздухе тоже висело мягкое тепло, а вибрация обволакивала его со всех сторон. Пять плоских, полупрозрачных глыб, немного не доходивших до кровли, испускали мертвенно-белый свет. Он отблескивал на множестве растущих внутрь громадных шипов, - из-за них стены и свод зала казались мохнатыми. Пол был покрыт кристаллическим инеем, он впивался в подошвы, словно мириады крохотных иголочек. Анмай оттолкнулся от него, и через миг уже качался на воде. Хьютай присоединилась к нему через секунду.
   - Что это за место? - удивленно спросила она. - Я никогда не слышала о таком.
   - Я тоже. Наверное, мы в ядре.
   - В ядре чего?
   - Некоторые строения здесь... живые. Так, по крайней мере, считается. Но никто и никогда не описывал ничего подобного.
   Они осторожно приблизились к центру помещения. В потолке зияла звездообразная, словно разодранная брешь, темная, но из второй такой бреши, в полу, пробивался голубоватый свет. Опустив лицо в воду, Анмай увидел такую же рваную, звездообразную шахту, из стен которой выступали светящиеся кристаллы. Она уходила вниз очень глубоко, - так глубоко, что он не видел дна, и от взгляда в этот немыслимый калейдоскоп начинала кружиться голова. Если бы не вода, он легко мог бы спуститься туда. Анмай смотрел вниз, наверное, минуту, пока не стало жечь в груди.
   Подняв голову, он увидел, что Хьютай приникла к одной из светящихся глыб. Поверхность её состояла из бритвенно-острых изгибов, но их очертания позволяли буквально прильнуть к ней. Анмай видел, что подруга прижалась к кристаллу обнаженной грудью и бедрами, и её нагое тело бьет тугая дрожь, - именно эти глыбы были источником пронизывающего воду электричества. Он невольно подумал, что она чувствует, - голова Хьютай была откинута, ресницы опущены, рот приоткрыт, - но в этот миг девушка вскрикнула, резко отпрыгнув назад.
   - Она движется!
   Не раздалось ни единого звука, но лес каменных шипов пришел в движение. Они двигались слепо, медленно, - собственно, едва заметно, - но неотвратимо тесня их к глыбам, бритвенное кружево которых переливалось с незаметной быстротой. Глаз не улавливал движения, но при каждом новом взгляде рисунок кружев был уже иным.
   Анмай обнял подругу, отчаянно прижав её к себе. Ещё никогда он не испытывал такого страха. Выхода не было, - в стенах зияло множество узких наклонных жерл, но лес каменных клинков уже перекрыл их. Их смерть не будет мучительной, - скорее, наоборот, - но от этого не менее долгой...
   - Вверх! - крикнула Хьютай.
   Анмай опомнился. Подхватив подругу под бедра, он поднял её. Хьютай встала ему на плечи, потом подтянулась и исчезла в дыре. Тут же развернувшись, она едва ли не до пояса свесилась вниз, протянув ему руку. Анмай ухватился за её запястье... локоть... потом за плечо, и, наконец, за край бреши. Лишь тогда он увидел, что она сама держалась только пальцами левой, неловко вывернутой руки...
   Поднявшись, они замерли, тесно прижавшись друг к другу. Хьютай уткнулась лицом ему в шею, вздрагивая от пережитого напряжения. Анмай гладил её руки, плечи, чувствуя, как в груди горит сердце. Она спасла ему жизнь сейчас, и, может быть, раньше, во время битвы с лемурами. Ему было мучительно стыдно, - и ещё, к стыду примешивался страх. Он знал, что Хьютай, единственная, постарается принять первой любой предназначенный ему удар...
   Он встряхнул волосами, прогоняя ненужные мысли. Хьютай уселась у стены, обхватив себя руками. Анмай сел рядом с ней. В царящей здесь темноте он едва смог разглядеть единственный узкий проем в стенах. В это мгновение до него донесся неясный шум, - откуда-то снизу. Хьютай вздрогнула.
   - Я не знаю, куда идти дальше, - очень тихо сказала она. - И здесь страшно.
   - Да, но попробуем отыскать выход.
   Он поднялся и пошел вперед. Слабый блеск едва проникал снизу, конца туннеля видно не было. Но из него несло холодным воздухом, и это давало им надежду...
  

* * *

  
   Они всего несколько минут блуждали по темным туннелям, но мокрой и замерзшей Хьютай они показались вечностью. Туннели всё время ветвились, плавно изгибаясь влево или вправо, так что они не представляли, куда же именно идут. Наконец они замерли, боясь потеряться в этом холодном каменном лабиринте. Оба дрожали. Когда Вэру, отогреваясь, прижался к Хьютай, та сказала:
   - Я хочу есть.
   - Я тоже. Пошли дальше.
   Она выскользнула из его рук и исчезла во мраке. Анмай последовал за ней. Вдруг он замер, ощутив слабое движение воздуха, текущего откуда-то сверху, и поднял голову. Лишь миг спустя он понял, что едва заметный бледный кружок, словно плавающий перед глазами, - это небо, видимое со дна шахты.
   - Я нашел выход, - сказал он вернувшейся Хьютай.
   - И как мы тут выберемся?
   - Я не знаю, что ждет нас в туннелях, поэтому придется рискнуть здесь.
   Он прикинул, что ширина коридора была метра полтора, шахты тоже. Здесь можно было подняться, упираясь в противоположные стены. Но времени на это ушло куда больше, чем они думали. Усталые мышцы плохо слушались и отчаянно болели, - а Вэру понимал, что стоит ему хоть на секунду расслабиться, и он не только упадет вниз, но и сшибет следующую за ним Хьютай...
   Выбравшись, наконец, на гладкую базальтовую плоскость, они какое-то время лежали рядом на холодном камне, крепко сплетя руки и часто дыша. Глядя на бескрайнее небо над собой, - оно занимало весь обзор его глаз, - Анмай испытывал удивительно глубокое счастье. Чуть повернув голову, он встретил такой же косой взгляд Хьютай. Они тихо рассмеялись, потом вместе поднялись на ноги, чтобы обойти огромный прямоугольник. Тогда они поняли, что радоваться рано, - шахта выходила на верхнюю грань высоченного монолитного блока. Немудрено, что они так устали. Эта ловушка была безвыходной, - её называли убийцей последней надежды. Выбравшись под небо, пленник должен был возвратиться в гибельное подземелье - или умереть.
   На счастье пары, прошедшие тысячелетия разрушили западню, - ветер намел с севера бархан, поднявшийся до половины высоты блока. Анмай повис на руках и толкнулся изо всех сил, чтобы не зацепить стену. Он спрыгнул на склон. Текучая холодная масса взметнулась, словно разорвался снаряд, потом Анмай мягко и быстро заскользил вместе с ней вниз, - и вдруг она накрыла его пугающей, душащей тяжестью.
   Отчаянно, напрягая все силы, задыхаясь, он смог выбраться, - освободив сначала только плечи и голову, ноги были ещё глубоко. Его бока ходили ходуном в судорожных попытках набрать побольше воздуха.
   Едва он выпрямился, непрерывно чихая от набившейся в нос пыли, новая лавина подсекла его ноги. Анмай начал разрывать ладонями толщу оползня, пока не показалась рука Хьютай. Едва освободившись от стекающего с её тела песка, девушка села, обхватив руками колени, и задумалась. Вэру сел почти в той же позе, любуясь подругой. Странно, но ещё никогда он не чувствовал себя таким живым, как сейчас. И не испытывал такой глубокой, уверенной радости...
   Не умея выразить свою благодарность иначе, он коснулся губами её пыльной ступни, - сразу над пальцами. Хьютай удивленно и чуть насмешливо взглянула на него.
   - Коварство создателей этого места беспощадно, но мы прошли сквозь него, - тихо сказал он. - Вместе, рука в руке. Это счастье - любить тебя.
   Лицо Хьютай стало хмурым.
   - Наш ультиматум может вызвать войну. Так или иначе, но прежний мир будет разрушен. В этом есть и моя доля. Я вела себя безрассудно, но считала, что если я невиновна, со мной ничего не случится, понимаешь? Теперь я знаю, что права, - её взгляд был твердым.
   Анмай улыбнулся.
   - Думаю, я тоже.
   Вдруг, краем глаза, он заметил странную белесую фигуру, показавшуюся из-за стены метрах в двухстах или трехстах, - она тотчас исчезла, едва он повернул голову. Но Вэру знал, что ему не показалось.
   - Здесь лемуры, - очень тихо сказал он. - Пошли назад.
  

* * *

  
   Они возвращались по сумрачному лабиринту, вдали от берега, - там, где тени сливались с их смуглой кожей. Гигантский каменный куб служил им ориентиром. Анмай чувствовал, что за ними всё время следят, - белесые фигуры показывались и исчезали прежде, чем он успевал взглянуть на них, но никто не помешал им.
   Они бегом вернулись к вертолету, и Вэру взял из машины автоматическую винтовку. Лишь после этого они пошли к морю, за своими вещами.
   - Надеюсь, тебе достаточно этого? - спросил он, одеваясь. - Лемуры умеют нападать внезапно.
   - Но теперь-то нам нечего бояться, правда? - Хьютай показала на оружие в его руке. - Я хочу увидеть тут как можно больше.
  

* * *

  
   Когда они поели, Анмай вывел из люка открытый вездеход. Он поехал на восток, показывая особо примечательные сооружения, всё более причудливые. Кроме строго геометрических форм стали попадаться округлые топологические, иногда сплетавшиеся в головоломные узлы.
   Внезапно Хьютай обратила внимание на особенно странную конструкцию, - огромный стальной шпиль на уступчатом основании из низких, плоских каменных платформ. Шпили поменьше окружали его по спирали, поднимаясь всё выше. Это сооружение выделялось из всех своими размерами, формой, и особенно - светлым блеском металла. Казалось, оно неистово устремляется к недостижимому небу, - и останавливается в безысходном отчаянии. Это впечатление ещё больше подчеркивали черные бесформенные развалины, громоздившиеся у его основания. И, в отличие от остальных построек, оно казалось совсем новым, словно минувшие тысячелетия даже не коснулись его. Хьютай долго смотрела на шпиль удивленно расширившимися глазами.
   - Что это? Оно словно противоположно остальным!
   - Это построили мы, - печально сказал Вэру. - Работы закончены всего год назад. Я сам проектировал его, точнее, участвовал в проектировании. Такие громадины не создаются в одиночку!
   - Но зачем?
   - Разве не ясно? Этот шпиль должен был быть здесь. Видишь, ты подумала, что он стоял здесь всегда! Здесь, - он показал на развалины, - был огромный черный лабиринт, построенный с учетом геометрии и психологии файа - у вошедшего внутрь не было шансов выйти, хотя выход был открыт. То, что казалось выходом, вело в безысходные ловушки. Попавший в них умирал мучительной смертью от голода, холода, или много худших вещей. Я сам вошел туда - мне было четырнадцать лет, и я ещё не знал этого...
   Я долго пытался выбраться, и, наконец, упал вниз - тут есть целая система подводных туннелей и шахт. Наконец, я оказался в тупике - в комнате, пол которой уходил в воду, в пруд с бактами. Вода была рядом, но я не мог пить... Я просидел там два дня, а потом... меня нашли, чисто случайно. Тару был очень недоволен! Потом я решил, что на месте западни должно быть нечто, зовущее к звездам. Как бы я хотел увидеть их!
   Хьютай не ответила. Они вышли из машины и безмолвно подошли к основанию иглы. Песок набивался в сандалии и паре пришлось снять их. Впрочем, им нравилось идти босиком по его холодной, мягкой, податливой поверхности...
   Поднявшись по лестницам платформ, они застыли у гладкой металлической стены, казалось, вздымавшейся до небес. Хьютай осторожно потрогала сталь.
   - Очень странно... Не могу поверить, что это вышло из твоего воображения. Неужели мы сможем всё, - если захочем, и сумеем сделать?
   Они долго стояли у основания зовущей в небо иглы и размышляли, - каждый о своем.
  

* * *

  
   Они провели здесь три дня, объехали и облетели всё северное побережье. Хьютай довелось увидеть намного более неприятные места, чем логово рхаррита, но она уже не рвалась спускаться туда, особенно теперь, - ведь Йалис прошел и здесь, и сильнее, чем в других местах. Бесконечные ряды чуждых построек, зловещие развалины Остсо, кости, лежавшие внутри живых конструкций, - всё это веяло тоской истаявшей темной древности. Каждый раз они возвращались к шпилю и долго сидели рядом. Их уже ждали на Хаосе, но они не хотели улетать.
   - Здесь печально но, может быть, поэтому я хотела бы жить здесь... всё время, - тихо сказала Хьютай на исходе третьего дня. - Конечно, я знаю, это невозможно, но всё же...
   - И я хотел бы этого. Не знаю, доведется ли, но это решится скоро, - так или иначе!
   - Когда я летела сюда, я видела острова. Мне хотелось бы вновь увидеть их!
   - У нас нет времени, но я согласен. Быть может, у нас уже вообще его нет.
  

* * *

  
   Вэру направил вертолет на восток - к самой окраине Пустынного моря. Они сели на плоской вершине огромного черного монолита, на ровное плато, усыпанное камнями, где возвышались пологие холмы. Между ними блестели многочисленные озера.
   Когда они вышли, холодный ветер растрепал их волосы, забился под одежду. Он быстро гнал по небу растрепанные, клочковатые облака. Если прислушаться, можно было уловить слабый шум этого ветра. Он то стихал, то становился громче, но не прекращался никогда.
   Им пришлось долго идти, карабкаясь по камням и обходя озера, прежде чем они остановились на выступе берега острова.
   Они уселись рядом, свесив ноги в бездну. Чуть отблескивая на выступах, черный обрыв отвесно уходил вниз, на глубину полумили. Далекие призрачно-бледные волны плывущего тумана скрывали бесконечный морской простор. Над ним возвышались другие черные массивы. Каждый был таинственен и недоступен, словно другой мир. Холодное голубоватое сияние туманности делало всё вокруг призрачным и нереальным. На его фоне ползли бесконечные тени облаков. Другие облака быстро и беззвучно проносились прямо над их головами.
   Хьютай застыла неподвижно, её широко открытые глаза впитывали свет, исходивший из бесконечных глубин, - он летел к ним больше года. Бездна была очень далеко, - но расстояние до неё всё быстрей уменьшалось.
   - Как странно, - она говорила словно во сне. - Самые страшные явления природы в то же время и наиболее прекрасны. Почему? Не знаю. Может быть, знаешь ты?
   Вэру широко открытыми неподвижными глазами тоже смотрел на немеркнущую полосу... заката? восхода?
   - Нет, но Бездна многому нас научила. Наблюдения за ней дали нам ключ к Эвергету. А через сколько столетий мы дошли бы до теории суперструн, не будь у нас наглядного примера? - он показал на мертвенное сияние Нити. - Будь наш мир вдали от неё, - мы тоже никогда не достигли бы этого... Ведь всего несколько лет назад наши ученые считали Нить непознаваемым явлением!
   - Странно... Лишь на краю гибели можно обрести всемогущество. А как мы распорядимся им? Неужели никто больше не открыл этой тайны?
   - В бесконечной Вселенной? Вряд ли. Там есть расы, существующие миллиарды лет. Они должны знать всё.
   Он помолчал.
   - Иногда нам удается перехватить сообщения, послания других цивилизаций. Большинство совершенно непонятно, но некоторые можно расшифровать. Мы знаем, что они достигли большего, чем мы. Но они никогда не использовали Йалис. Сделанное изменение остается навсегда, и продолжает действовать, даже когда надобность в нем отпадает. И никто не может предвидеть последствий.
   Хьютай не ответила. Она помолчала, потом предложила обойти остров. Путешествие затянулось, - он казался бесконечным, одинаковым, и в то же время, - разным. Немало времени прошло, прежде чем они достигли противоположного берега. Тут было темнее, обрыв уходил во тьму, из которой вдали едва выступал смутной полосой северный берег Моря. Над ним поднимались горы Акнака, окружавшие Внутреннюю Пустыню. Их бледные очертания были очень четкими и такими неподвижно-застывшими, что казались нарисованными и неправдоподобными, словно во сне. В призрачном полумраке нельзя было оценить расстояния. Казалось, они столь же далеки, как сияние туманности.
   Хьютай осторожно заглянула за край обрыва.
   - Здесь можно спуститься вниз?
   - Снова захотелось пообщаться с бактами? В детстве я неплохо лазил по скалам, но... Давай лучше найдем самое высокое место. Кажется, это тот холм.
   Идти до холма пришлось долго, а потом ещё дольше взбираться наверх по крутому каменистому склону. Наконец, утомленная Хьютай уселась на самой вершине.
   - Не устала?
   - Немного. А ты?
   - Тоже.
   Они замолчали, оглядываясь вокруг. Весь остров был, как на ладони. Его бесплодное каменистое плато со всех сторон обрывалось в туманную пустоту. Хьютай откинулась на выступ скалы, - самую вершину острова, глядя в сумрачное, беззвездное небо. Ползущие со всех сторон облака казались неподвижными, словно острова сами плыли куда-то в воздушном океане...
   - Как я завидую файа, жившим до нас! Они видели Солнце. Звезд было так много, что никогда не бывало темноты. А теперь мы видим всё это лишь на картинках!
   Вэру уселся рядом с ней.
   - Это и впрямь сильно затруднило исследования. Мы знаем, как устроен центр галактики, но об её окраинах не знаем вообще ничего! И о том, как устроена Вселенная - тоже! А чужие, странные, знания не заменят наших...
   Она толкнула его локтем в бок.
   - Опять ты о своем! Я думаю... здесь очень спокойное место. Даже если будет война, здесь всё останется так же. И нас никто не найдет...
   - Если мы захотим этого... И... древние говорили, что острова Пустынного Моря подобны крепостям с воздвигнутыми богами стенами. Считается, что причалить, а тем более взобраться наверх их невозможно, но иногда это удавалось. Обитатели Остсо плавали по всему Морю, они знали его, как никто другой. Может быть, где-то здесь укрываются последние члены Общины... А на этом острове никто никогда не бывал. Его обрывы неприступны.
   Хьютай усмехнулась.
   - В самом деле? Я всегда мечтала открыть необитаемый остров, и вот, мечта сбылась!
   Прямо на них плыло облако, похожее на гигантскую птицу. У Хьютай внезапно захватило дух, но ничего не произошло. Облако исчезло, лишь ненадолго погрузив их в холодный туман. Поёжившись, Вэру спросил:
   - Ты не замерзла?
   - Нет, если ты хочешь... согреть меня. Тут такое место... словно алтарь. Я хочу просто подумать. Мне ещё никогда не было так спокойно...
   Высоко над ними вспыхнул болид. Он стремительно пересек небо, залив всё вокруг трепещущим светом, и исчез за линией горизонта. Через несколько минут до них донеслись глухие раскаты грома.
   - Они стали падать слишком часто. А может, это пришельцы?
   - Нет. Это не похоже на космический корабль... я надеюсь.
   - Почему? И ты никогда не рассказывал мне о Других!
   Анмай задумался.
   - Большинству файа лучше вовсе не знать об этом. Но тебе я скажу. Здесь, в центре галактики, где все звезды невелики и стары, обитает множество цивилизаций. Мы считаем, что они все гуманны, мудры, и так далее, но это неправда!
   Он повернулся к ней.
   - Недавно во Внутренней Пустыне упали обломки того, что было космическим кораблем. К счастью, все... существа на его борту были мертвы, но они погибли в момент удара! Они были разумны... и чудовищны, не имели ничего общего с нами. Нет, это не самое страшное. Их обиталище не имело никакой движущей сути. И это не часть разбитого корабля, - они двигали его... сами. Там были книги... записи... непонятные, но изображения...
   Большинство звезд здесь вдвое старше нашего солнца, и их планеты, - тоже. Жизнь там существует много миллиардов лет, но далеко не всегда она порождает разум. Чаще всего эволюция не достигает того, что мы считаем её естественной целью. Она идет в стороны, вспять, останавливается, движется снова... Млекопитающие, - не последнее звено на эволюционной лестнице. Существуют миры, полные жизни, но эта жизнь столь многообразная, старая, перешедшая все пределы, что нам она бы показалась чудовищной. И что мы знаем об истории нашего мира? О том, какова наша истинная родина? И кто мы сами? Потомки хищных прайдов, - или лишь выведенное искусственно подобие человека? Теперь ты понимаешь, почему я не могу говорить об этом?
   - Да. Но когда-нибудь ты скажешь.
   Анмай молча склонил голову.
  

* * *

  
   Они провели здесь два дня, - обошли остров вдоль и поперек, взбирались на холмы, спускались в расщелины, купались в маленьких холодных озерах, а потом любили друг друга на их безмолвных берегах, под безграничным небом. Оно всё отражалось в громадных глазах Хьютай, и она сама казалась Вэру целой Вселенной, - таинственной и непознаваемой. На исходе пятого дня их уединения он печально сказал:
   - Мы должны возвращаться, - нас ждут дома. И, пока не истечет срок, мы сможем побродить в окрестностях Хаоса. Там не так романтично, зато намного безопаснее. И я буду всю жизнь помнить эти дни...
   Хьютай задумалась.
   - Жаль, но я чувствую, что сюда мы больше не вернемся... или вернемся в совсем другой жизни, другом мире, другой вечности.
  

* * *

  
   Обоал Ааксо, председатель Совета Глав Свободных Государств, устало откинулся в кресле. Шел уже восьмой день из отпущенных им десяти, - а они так и не знали, что ответить. Ааксо помнил, что в такой же ситуации оказались его предшественники, семьдесят пять лет назад. Им тоже была предложена капитуляция, - и они отказались. Результат - гибель 310 миллионов человек, четверти человечества, разрушение сотен городов, потеря огромной территории, исчезновение многих стран... И чудесное спасение, когда победивший враг прекратил неудержимое наступление, и не возобновлял его, пока у ССГ не появилось оружие, способное предотвратить войну. Тогда казалось, что это навсегда.
   Он устало обхватил руками голову, ища верное решение. Из-за окна едва доносился шум девятимиллионного Енора - столицы Суфэйна.
   Капитуляция была невозможна. То немногое, что они знали о Фамайа, не позволяло им отдать судьбы 1300 миллионов человек под власть кучки тиранов. Обрывочные сведения, - их приносили данные радиоразведки, донесения агентов-одиночек, и, изредка, отчаянные беглецы, рисовали поистине чудовищный образ противника. Выведение и расселение кошмарных, доселе не известных на Уарке тварей, применение их для охраны заключенных, превращение самих заключенных в страшных рабов, управляемых чужой волей, - всё это казалось дурным сном.
   Ааксо вспомнил, сколько хлопот им доставляли пробиравшиеся через границу гексы. А ученые могли сказать лишь, что это - существа с искусственно измененной ДНК, но не могли даже сказать, что явилось исходным материалом. Столь глубокое вмешательство в структуру жизни считалось невозможным... и что же? Их враг создал армию из миллионов "научно невозможных" тварей!
   Он задумался. Неужели возможно и то, что поведали им новые беглецы? Неужели файа удалось создать машину, меняющую законы природы - так, чтобы они становились убийственными? Это казалось бредом, выдумкой, но всё же... что они могли создать, что выловить из чудовищного шепота межзвездного пространства?
   Физики долго совещались. Они признавали, что создание про-Эвергета возможно, - в принципе. Но достижение пороговой энергии требовало затрат таких ресурсов, что практически было неосуществимо. А тот, кто рассказывал о про-Эвергете этому Ами, весьма благоразумно избегал технических деталей. Либо файа смогли создать совершенно новый тип ускорителя, либо они, не жалея денег и труда, построили обычный колоссальных размеров. И что с того, что такой ускоритель был бы в сто миль в окружности и стоил бы минимум сто миллиардов суфэйнских марок? Им же не пришлось выбивать их по грошу в парламенте! Но всё же, такое было слишком неправдоподобным... А если нет?..
   Так что же им делать? В ультиматуме лишь сообщалось, что, когда истечет срок, Фамайа станет "воздействовать" на территорию ССГ со всё возрастающей силой, - пока не произойдет капитуляция или на ней не возникнут "условия необитаемой среды". В случае же ядерного нападения последует адекватный ответ. Было трудно поверить, что файа пойдут на такое безумие. Они явно задумали что-то другое. Но что?..
   Узнать не было никакой возможности. При отсутствии каких-либо официальных отношений оставалось уповать лишь на технические средства, но...
   Радиоперехват был неэффективен. Все мало-мальски важные передачи Фамайа были зашифрованы кодами, не поддающимися взлому. Самолеты-разведчики сбивались, едва перелетев границу. И, хуже всего, враг установил полный контроль над космосом, наводнив его своими спутниками и безжалостно сбивая спутники ССГ. Военные лишь зубами скрипели, но Фамайа шестьдесят лет назад первой вышла в космос - и не давала делать это другим. Никто не знал эффективности их орбитальных разведчиков, - но ведь враг разместил там и ядерное оружие! Хотя его было и немного, оно всё же представляло смертельную угрозу.
   А ведь ССГ достиг уже столь многого! Осуществлена управляемая термоядерная реакция, первая космическая ракета взлетела ещё пятьдесят лет назад, - хотя её тут же сбили перехватчики Фамайа, стерегущие космос. Впрочем, это было к лучшему. Они смогли сосредоточить все усилия на благополучии и безопасности ССГ.
   Файа вряд ли знали, что в Суфэйне уже вошла в строй подводная лодка, вооруженная ядерными ракетами, - пока всего одна, но через два года их будет уже двадцать! Обнаружить и уничтожить их файа не смогут, - их флот был чисто вспомогательным. Обезоруживающий удар Фамайа тогда станет невозможным. И вот теперь, когда атомные ракетоносцы уже сходят со стапелей, и до завершения Проекта Защиты остаются считанные годы, им угрожает кучка мерзавцев, желающих власти над миром! Как жаль, что файа успели спохватиться, - ещё пара лет, и они не осмелилсь бы им угрожать!
   Ааксо почувствовал возрастающий гнев. Он, наконец, принял решение... но не то, что ему было предложено.
   Эксперты и советники предлагали ему тянуть время, не давая ответа, потом требовать начала переговоров, обсуждать условия капитуляции, - время работало на них. Если всё же дойдет до вторжения, - вести оборонительные бои, избегая применения ядерного оружия и надеясь на то, что война ускорит разложение противника. Они знали о плачевном состояние фамайской Внутренней Армии. А если файа пригрозят ядерным ударом, - они могут принять условия капитуляции, и взорвать врага изнутри, с помощью множества групп, засланных на территорию Фамайа, и своего образа жизни. В конце концов, на их стороне - огромный численный перевес практически в любой области. И правда - тоже. Если 1300 миллионов свободных людей поднимутся - погрязший в угнетении враг обречен...
   Но лежавшее на его столе сообщение изменило всё. Хотя у них было очень мало агентов в Фамайа, файа среди них встречались не реже других рас. После же предъявления ультиматума их стало гораздо больше, - даже среди руководства Фамайа кое-кто считал, что Анмай Вэру просто сошел с ума. А это, последнее донесение...
   Совсем недавно к ним обратился командир одного из истребительных отрядов и предложил сотрудничество, - это было совершенно неслыханно и удивительно. И среди его друзей явно был файа из очень высоких кругов - он, похоже, лично знал Анмая Вэру. Во всяком случае, подробности о нем, которые он сообщал, в ССГ знали всего пять или шесть наиболее информированных людей, - а было много также совершенно новых.
   Он сообщал также, что Фамайа готовит "упреждающий" ядерный удар по самым густонаселенным областям ССГ. Он даже прислал план этого удара, - изучив его, военные эксперты пришли в ужас. Такие подробности мог знать только непосредственно причастный к стратегическому планированию. Эта информация была чудовищной, - но в ней содержалась надежда. Их неведомый друг уверял, что руководство Фамайа в большинстве не поддерживает план Вэру, и готово заключить перемирие с ССГ, - если оно избавит их от спятившей верхушки. Сообщение походило на крик отчаяния и содержало так много жизненно важной стратегической информации, что было бы безумием считать его фальшивкой. И всё, что они смогли узнать, подтверждало его правоту.
   Значит, нужно ударить первыми и использовать все преимущества внезапности. Им не придется даже атаковать саму Фамайа. В распоряжении ССГ были ракеты, невидимые для радаров, неуязвимые для ПРО. Даже если такие же ракеты есть у врага, это ничего не изменит. Достаточно уничтожить плато Хаос, - логово тиранов, оплот тоталитаризма и войны, чтобы обезглавленная империя файа рухнула. Он знал, что его поддержат многие, знал, что нельзя дожидаться нападения.
   Ааксо вызвал своих помощников.
  

Примечания:

Вооруженные силы Фамайа.

  
   Состоят из Внутренней (сухопутные войска) и Внешей Армий (ВВС, ВМС, ракетные войска и истребительные отряды). Вся страна разделена на две зоны ответственности (внешнюю западную и внутреннюю восточную), по двадцать военных округов в каждой.
   Внутренняя Армия, - собственно сухопутные силы. Комплектуется по призыву. В её составе 200 дивизий, - 265 тысяч офицеров и почти три миллиона солдат. Войска внутренней безопасности (конвойная стража и пр.) - до 1 миллиона солдат.
   Вооружение:
   - 11 тысяч танков;
   - 20 тысяч БМП и БТР;
   - 15 тысяч тяжелых орудий (калибром больше 100 мм).
   Внешняя Армия - истребительные отряды и войска, укомлектованные исключительно файа. В её составе 120 дивизий - 27048 офицеров и 774 576 солдат. Плюс 25 тысяч в войсках специального назначения. Пограничная стража Фамайа насчитывает 84 полка по 1428 файа в каждом - всего 120 тыс.
   Вооружение:
   - 1400 танков;
   - 1400 самоходных орудий;
   - 178 ПУ ТР;
   - 4843 тяжелых колесных БТР;
   - 13 тысяч легких БТР;
   - 5 тысяч СУ ПТРК;
   - 5 тысяч тяжелых орудий;
   - 2500 РСЗО;
   - 2500 СУ ЗРК;
   - 50 тяжелых самоходных ракетных платформ ПРО.
   - 1600 единиц тактического ядерного оружия.
   ВВС Фамайа - это 378 676 файа личного состава, 355 стратегических бомбардировщиков (каждый несет 16 крылатых ракет с дальностью полета 1900 км), 7200 боевых и 1860 транспортных самолетов, 3600 боевых вертолетов. Спутниковая группировка насчитывает 300 аппаратов военного назначения, в том числе 50 спутников-истребителей и 20 сверхтяжелых спутников-бомб.
   Файский флот - это 400 тысяч личного состава, 36810 морских пехотинцев, 30 эсминцев, 4 артиллерийских линкора, 5 линейных крейсеров, всего 275 боевых кораблей, в основном патрульных фрегатов и ракетных катеров.
   Для сравнения: РВСН Суфейна имеют 1200 ядерных ракет на 60 базах (10 тыс. ядерных зарядов), 123 ПУ ПРО, 768 ПУ ТР.
   Флот Суфейна:
   - 12 ударных носителей (900 крылатых ракет, 2 х 12 х 155-мм орудийных установок, 24 ЗРК ближней зоны, 12 ЗРК дальней зоны, 16 вертолетов);
   - 10 ударных авианосцев (на каждом - 72 бомбардировщика), экипаж 1300 человек + 500 морских пехотинцев);
   - 15 эскортных авианосцев (250 человек экипажа, 48 истребителей, 3 самолета ДРЛО, 4 вертолета);
   - 20 тяжелых крейсеров (6 х 2 х 130-мм орудийных установок (боезапас 6 х 750 снарядов), 6 вертолетов, 12 х 10 КР. Экипаж (штатный) - 60 офицеров, 500 матросов + 300 морских пехотинцев);
   - 60 универсальных АПЛ.
  

ГЛАВА 12.

УНИЧТОЖЕНИЕ МИРА

  
   И скучно, и грустно в молчанье толпой разъезжать
   На лоне столичной природы.
   Нагайка? Что пользы нещадно и вечно хлестать
   Безумцев, что жаждут свободы?
   Убить? Но кого же? Студента - не стоит труда,
   А смуту убить невозможно.
   В себя ли заглянешь - там совести нет и следа.
   И буйство, и смелость, и все так ничтожно.
   Что шашки? От мерного звяканья их полудуг
   Порой мне становится жутко...
   Казачий патруль, как посмотришь
   с холодным вниманьем вокруг, -
   Такая пустая и глупая шутка!
  
   "Паяцы", 1906, N1.
  
   Вэру разбудил пронзительный вой ядерной тревоги. Он вскочил мгновенно, как и спавшая рядом Хьютай. Сердце у него вдруг забилось так сильно, что он задохнулся и несколько секунд не мог двинуться. Столь же быстро его отпустило. Анмай яростно помотал головой, торопливо натянул одежду и выскочил из комнаты. Вокруг по-прежнему выли сирены, бежали файа и люди: при ядерной тревоге все должны были спуститься сюда, на глубину мили, и наглухо перекрыть все входы, ведущие к поверхности. Ощущения реальности не было. Казалось, всё происходит в каком-то диком сне.
   Обернувшись в коридоре, который вел прямо в Центральную, он заметил Хьютай. Наспех одевшись, она побежала за ним.
   - Прости, но тебе вовсе не стоит на это смотреть, - он протянул руку к щитку на стене.
   Круглая стальная дверь неторопливо закрылась и разделила их. Такие же двери наглухо перекрыли все ведущие к Центральной коридоры. Взбираясь по растянутой на тросах лестнице, ведущей к её подвешенному среди ребер тюбингов эллипсоиду, Анмай вспомнил подругу, - босую, с дико встрепанными волосами и сонным, растерянным лицом. Он надеялся, что выглядит лучше.
   Собравшиеся в Центральной молча заняли свои места и пристегнулись, - несмотря на пружинные демпферы, рисковать не стоило. Олта Лайту молча показала на экран стационарного спутника-наблюдателя, - его ИК-телескоп и засек рой атакующих ракет.
   "Двадцать штук, все направлены на плато Хаос, контакт через пятнадцать минут. И это всё, что они смогли придумать?" - Вэру ощутил жалость к противнику. Вдруг он заметил, что экраны дальних радаров остались чистыми. - "Боеголовки, как и наши, сделаны из неметаллических материалов. Наши ракеты ПРО с их радарным наведением не смогут их перехватить. Только Стражи, с их прицельными ИК-телескопами, смогут это сделать, но...", - он повернулся к Олте.
   - В зоне атаки нет Стражей.
   - Запустим наших!
   Они вместе склонились над пультами, отдавая команды. Через минуту обзорные экраны показали, как наверху, на плато, разверзлись две дюжины гигантских замаскированных шахт. Огромные столбы пламени осветили всё вокруг, и ракеты вмиг исчезли в небе. Всего за девяносто секунд топливо обеих ступеней выгорело, и Стражи отделились.
   Огромные глаза ИК-радиометров быстро нашли вражеские ракеты. Мерцая вспышками газовых рулей, Стражи начали с микронной точностью наводиться на свои цели. Ещё через минуту небо на западе осветил рой ярчайших вспышек. Озарив пустыню на сотни миль кругом, они начали гаснуть, расползаясь бледными шарами света. Точки на экране тоже вспыхнули исчезающими облачками.
   - Все! - крикнул Вэру. Дикое напряжение отпустило его, и по телу тут же расползлась противная слабость.
   Через минуту его внимание вновь привлек экран стационарного спутника. Его инфракрасный телескоп засек тысячи вдруг вспыхнувших "горячих точек", - похоже, стартовали сразу все ракеты ССГ. Не было смысла дожидаться рассчета их траекторий. Если они тоже несут неметаллические боеголовки, - им конец, система ПРО не сможет отразить такой удар. Сердце Вэру вновь бешено забилось, но страх пока оставался где-то на краю сознания, - в основном потому, что он всё ещё не мог поверить в происходящее. Он вызвал управление орбитальными зарядами. Его руки быстро порхали по клавишам, вводя нужные данные и коды. Больше он ни о чем не думал. Когда экранчики-индикаторы замигали, подтверждая получение приказа, он откинулся назад.
   Оставляя за собой огромные огненные хвосты от твердотопливных тормозных кластеров, сорокатонные ЭМИ-заряды падали к границе атмосферы, а тысячи вражеских ракет поднимались им навстречу. У Вэру не было времени выяснять, какие заряды находятся над ССГ, и он активировал все, в том числе и оказавшиеся над территорией Фамайа, - просто потому, что многие вражеские ракеты уже были над ней. Время, в течение которого они находились вне зоны видимости больших радаров Фамайа, показалось ему вечностью, хотя не прошло и ста секунд. Но ракеты, как и положено, начали появляться на радарных экранах.
   Сумрачный лиловый фон Уарка на экране орбитального наблюдения вдруг осветили несколько ослепительных звезд. Анмай увидел даже неожиданно четкие тени, отброшенные ими от облаков, потом звезды взорвались и окутали весь мир сполохами радужного пламени... а потом изображение вдруг исчезло, - защитные реле отключили всю связь и заземлили антенны. Двадцать зарядов мощностью по восемьдесят мегатонн каждый, взорвались в один миг в ста километрах над поверхностью, - и за следующую секунду всё было кончено.
   Сокрушительная электромагнитная волна прокатилась по всей планете, потом вырвалась за пределы атмосферы и понеслась прочь, на много световых лет вокруг неся весть о чудовищном сражении. В ССГ вспыхивали блоки радаров, распределительные щиты, взрывались трансформаторы, - в один миг занялись миллионы пожаров. Все энергетические и связные сети Фамайа по предупреждающему сигналу были заземлены и обесточены, но и им должно было сильно достаться. А вот что будет с автономными машинами? Они выйдут из строя, разумеется, потому что снабдить их все защитой за отпущенное им время было совершенно нереально. Хорошо ещё, что этот эффект действует только в атмосфере и возле неё...
   Анмай начал понимать, насколько чудовищной была допущенная им ошибка. Если четырех ЭМИ-зарядов было достаточно, чтобы лишить техники целый материк, то двадцать оставят без неё весь мир.
   Но ему не пришлось жалеть о своем решении. Когда связь с радарами включилась вновь, стало видно, что ракеты ССГ сбиваются с вычисленных курсов. Их двигатели ещё работали, но аппаратура наведения была уничтожена. Теперь это были лишь инертные тела, летящие по неизменным, уже рассчитанным орбитам.
   Увидев их, Анмай ужаснулся. Двести ракет были направлены на них, ещё сто - в Товию, остальные - на все главные военные базы и города Фамайа. Это всё ещё был уничтожающий удар, - если там стоят ещё и механические взрыватели. Оставалось надеяться, что ПРО не подведет, потому что все Стражи Хаоса уже были запущены, а в космосе их слишком мало...
   Сердце Анмая бешено стучало, хотя голова оставалась спокойной. Но он понимал, что это - лишь первая стадия войны, причем, самая легкая. Теперь, пока их стратегические силы ещё целы, им нужно ответить ударом на удар.
   Сейчас он просто бездумно выполнял одну заученную операцию за другой, стараясь не наделать ошибок. Подключить системы наведения ракет к компьютерам системы целеуказания. Связаться с Найте. Потом, вместе с ним и Олтой, ввести свои части кода в компьютер, - огромное тридцатизначное число. Наконец, на огромном главном экране загорелась схема всех пусковых шахт Фамайа. Они светились зеленым: всё было исправно, система централизованного запуска ракет готова к работе. Оставалось отдать приказ. Это мог сделать лишь один файа - Анмай Вэру. Он быстро ввел последнюю комбинацию цифр и задумался.
   Ответный удар, в сущности, уже не был нужен, - ракетный потенциал ССГ использован, с бомбардировщиками они справятся и так. Не оставалось никаких сомнений, что теперь-то ССГ сдастся, - хотя взрыв уже запущенных им ядерных зарядов должен отравить радиацией весь мир, и... обескровленную ядерным ударом Фамайа сожрет изнутри то, что она проглотила. В лучшем случае их ждет возврат к эре Второй Войны, которая обратит обе цивилизации Уарка в издыхающие руины.
   С внезапно нахлынувшим чувством безысходной решимости Анмай нажал на пусковую кнопку: если сотням миллионов его сограждан предстоит умереть, их смерть хотя бы не останется безнаказанной.
   Внутри пульта затрещали реле, затем замигало множество индикаторов, - все ракеты пошли к своим целям. Им оставалось только ждать результата, и Анмай крепко обхватил бока, напряженно наблюдая за происходящим, - больше он уже ничего не мог сделать.
   Когда на экране вспыхнули и погасли пять ярких, удивительной чистоты огней, - первые ракеты ССГ достигли своих целей, - Анмай ощутил вдруг приступ непонятной тоски. Сверкание разрасталось, ядерные огни медлительным потоком заливали запад Фамайа, - и каждая такая вспышка означала гибель военной базы или города.
   На Вэру обрушилась черная волна уже не тоски, а ощущения гибели, - в одно и то же мгновение, - миллионов людей. Ощущение было непереносимым, - его захлестывала смерть, неотвратимо обволакивающая, безысходная, страшная. Из последних сил цепляясь за жизнь, чувствуя, что если его воля ослабнет, - он уплывет туда, куда сейчас уходят эти огромные массы душ, - он всё же сумел как-то заметить, что остальные ощущают то же самое. В Центральной уже никто не мог двигаться, но компьютеры и механизмы продолжали свою боевую работу. Все 1048 ракет Фамайа быстро ползли по предначертанным траекториям, - но не только они...
   Вверх взмывали сотни бело-золотых огней стартующих противоракет, оставляя за собой бледные дымные трассы. Подлетающие к плато боеголовки ССГ одна за другой исчезали в ослепительных вспышках нейтронных взрывов, усеивая небо сотнями стремительно растущих светящихся шаров, быстро тускнеющих от белого к багрово-красному. Всё небо уже было усыпано ими, они сталкивались, расширяясь, и вспыхивали вновь. Затем его рассекли лучи синего пламени - большие лазеры Хаоса тоже вступили в сражение. Это было похоже на поразительной красоты фейерверк, и Вэру щурил глаза от фантастической игры цветов. Всё небо сияло и переливалось яростным пламенем, и казалось, сейчас рухнет. На экранах бешено скакали изменявшиеся данные, доносились записанные на пленку сообщения.
   Внутри у Вэру всё сжалось, - он, наконец, осознал величие происходящего, решающей, роковой битвы двух систем, готовившейся два долгих столетия.
   И вдруг всё кончилось. Все ракеты ССГ были уничтожены или достигли своих целей, их ракеты вышли в космос и мчались к своим целям, - последнее затишье в аду. Ни одна ракета ССГ не достигла Хаоса, но он расстрелял все дальние перехватчики и 120 ближних. В Товии все сто атаковавших ракет были уничтожены. Все дальние перехватчики попали в цель. Это был поразительный результат. Из оставшихся ракет половина была сбита, многие боеголовки прошли мимо целей, но всё же было уничтожено сто четырнадцать, - две трети, - основных военных баз и пятьдесят шесть городов, к счастью, не самых крупных, - те спасла система ПРО. Тем не менее, страна за считанные минуты потеряла половину армии и сорок миллионов населения.
   Теперь всё внимание было приковано к главному экрану, на котором светилось бледное изображение их мира - Уарка, или уже Фамайа, как подумал Вэру. Переданное со стационарной орбиты, оно было очень контрастным и четким. Им удалось увидеть даже трассы падающих на ССГ боеголовок.
   И тут же их вновь захлестнула смерть. Ощущение ослабло, когда были поражены все цели в Арке, затем обрушилось с новой силой, когда пришла очередь Суфэйна. Уже никто не мог пошевелиться, но автоматические механизмы продолжали свою страшную работу. Анмай проваливался всё глубже, уже не сознавая окружающее. Ему казалось, что он уже мертв и смотрит на себя с другой стороны бытия. Дикий страх останавливал сердце, рассудок бился в отчаянии, пытаясь увернуться от безумия, и он даже не запомнил, когда всё это закончилось.
   Когда он открыл глаза, ему показалось, что он, - уже тень. Вокруг корчились приходившие в себя файа, и лишь машины продолжали равнодушно гудеть.
   Анмай с трудом поднялся на ноги. Колени подгибались, перед глазами мерцало. Он видел, что несколько его помощников уже никогда не встанут, - их лица были страшно искажены, остекленевшие глаза застыли. Все уцелевшие с диким ужасом смотрели на них. Никто не осмелился заговорить.
   - Что это было? - спросил со своего экрана Найте.
   - Притяжение смерти, - Анмай удивился своему спокойному голосу. - Когда одновременно умирает множество людей, возникает нечто, что заставляет оставшихся следовать за ними. Мы не знали этого... мы знали так мало...
   - Я был уже мертв, и мне кажется, что и сейчас я... - Найте тяжело опирался на пульт, его смуглое лицо посерело. За его спиной Вэру заметил мертвые лица двух операторов, откинувшихся назад.
   - А я словно воскрес из мертвых. У меня возникло ощущение, что это не конец, а только начало... чего?
   - Конца, - Найте с трудом выпрямился. - Я никогда не смогу забыть... я слышал крики умирающих... и сейчас слышу!
   - Приведи себя в порядок, Найте!
   Лай встряхнул головой и вдруг прервал связь.
   Оцепеневшие операторы начали шевелиться, покидая свои места. Пламя ядерных взрывов погасло, экран был мертвенно-спокоен. Лишь у полюсов планеты переливались неистово яростные сполохи полярных сияний, и над плато Хаос пылали багровые облака, тускнея и исчезая, но это было всё. Они победили.
   Взглянув на экраны, на которых появились результаты ударов, Анмай понял, что от ССГ не осталось ничего. В самое средоточие их союза, в Суфэйн, вонзились тысячи шестисоткилотонных боеголовок, испепеливших все центры огромного государства. Но победа обошлась им дорого, - истрачены все, до единой, атомные ракеты, почти все перехватчики. Лишь на Хаосе осталось девяносто противоракет, враз потерявших всякую ценность.
   Наконец в Центральной раздались сначала тихие, а затем всё более громкие голоса. Но никаких следов победного ликования заметно не было.
   "Хотя притяжение смерти увлекло десятки миллионов только в нашей стране, это всё же победа..." - Вэру тоже не чувствовал радости, не чувствовал вообще ничего. Он понимал, что теперь начнется самое опасное: агония уничтоженного противника могла увлечь в бездну и их. Им оставалось лишь пожинать плоды своего преступления - сколь бы страшными они бы ни были.
   Вэру взглянул на часы. С момента его пробуждения прошло всего тридцать пять минут.
   Вдобавок, он забыл обуться.
  

* * *

  
   Талу мирно спал в своей комнате, когда его разбудил прерывистый писк сигнала тревоги на его кодовом браслете. Он несколько секунд сонно смотрел на мигающий красный огонек, прежде чем понял всё... и тут его накрыл раздирающий треск, рождавшийся прямо в голове. Всё небо за окном взорвалось яростными сполохами гневно-багрового пламени. Казалось, что настал конец света.
   Юноша подтянул ноги, чтобы вскочить, но внезапно его охватил обморочный жар, по телу растеклась смертельная слабость. Когда сполохи пламени померкли, ему стало получше, но он был ещё слишком слаб, чтобы подняться. Его кожа стала совершенно мокрой от пота, и Маоней понимал, что жар ему не пригрезился.
   Он откинулся на подушку, пытаясь отдышаться. Через несколько минут всё вновь залил свет, - на сей раз белый и очень яркий. Талу никогда не видел такого. С высоты шестого этажа дворца соарской крепости деревья её парка показались ему удивительно прекрасными, словно он оказался в ином, солнечном, мире, но его сердце вдруг сдавил необъяснимый ледяной страх.
   Свет побагровел, погас, всё здание задрожало. "Если это взрыв, то до него миль тридцать, - прикинул Маоней. - Да это же атомная бомба! В любой миг и нас..."
   Его мысли оборвал нахлынувший ужас. Талу не понимал, что с ним происходит, - он корчился на полу своей комнаты, отчаянно цепляясь за ускользающую жизнь.
   Когда до Соары дошел сокрушительный гром ядерного взрыва, Талу не услышал его, - его мозг разрывал крик горящих в атомном пламени. Когда всё кончилось, он едва смог подняться на ноги, держась за стол и судорожно хватая ртом воздух. Огонек на браслете квантовой связи погас, - сокрушительная электромагнитная волна испортила тончайший механизм. Однако его неистребимое любопытство быстро взяло верх. Он выскочил в коридор, тут же споткнувшись об ещё теплый труп. Вокруг царила паника, и Талу не удалось ничего узнать. Он кинулся в радиостанцию на верхнем этаже дворца. Там что-то горело, в воздухе висел едкий чад, возле дымящейся аппаратуры суетились техники. Все передатчики и приемники в крепости вышли из строя, даже телефоны не работали. Никто не мог сказать ему, что произошло. Соарская база не относилась к стратегическим объектам, и квантовой, защищенной от всех возможных помех связи в ней не было. Внизу, под окнами, кричали командиры, пытаясь привести в чувство охваченный паникой гарнизон.
   Поднявшись на крышу, Талу увидел на западе косматый черный гриб, расплывшийся в темно-синих небесах, устрашающе огромный, хотя до него было тридцать миль. У его основания клубились подсвеченные пламенем дымные облака. Хонахт, тот город, где шли переговоры с ССГ, перестал существовать.
   Радости ему это, однако, не доставило, - от жутковатого зрелища живот почему-то свело, а сердце билось часто-часто. Юноша стоял, сжав руками парапет и глубоко дыша, его широко открытые глаза жадно впитывали рост гигантской тучи, одевавшейся снежной белизной, ветер трепал его волосы. Его отвлек лишь крик коменданта крепости, - тот появился на крыше, едва дыша.
   - Эти, из Тиссена, - они смяли заставу и теперь идут прямо сюда!
   - Как? Сколько их?
   - Неизвестно. Там был всего взвод солдат пограничной стражи. Их командир успел сообщить лишь, что их атакуют, и потом... связь оборвалась.
   - Поднимите вертолеты и выясните, а заодно перебейте тиссов. Они уже мертвы, только не знают об этом!
   - Невозможно. У нас тут четыре легких вертолета, - не боевых, - и все они вышли из строя, в них полностью перегорели электроцепи. Электромагнитный импульс, - пояснил комендант, - электросети и связь были заранее заземлены, а вот о технике никто и не подумал!
   - Можно вызвать авиацию? - спросил враз посерьёзневший Талу.
   - Нет. У нас нет ни одного исправного передатчика. Пока удалось восстановить лишь один приемник и местную телефонную связь.
   - Немедленно проверьте все остальные машины и мой личный вертолет. Объявите тревогу, пусть бойцы займут укрепления. Нам придется отбиваться самим, пока не подойдет помощь. "Если вообще подойдет!"
   Комендант исчез. Талу ожидал его возвращения с возрастающим нетерпением. Зрелище взрыва потеряло для него последнюю прелесть, едва он понял, что ветер был западным. Снизу всё ещё доносились испуганные крики и брань командиров. Наконец, вернулся комендант.
   - Ваш вертолет выведен из строя, все автомобили - тоже. Остались лишь три танка, но один стоял вне ангара, и у него перегорели все цепи! Ваша машина исправна, но мы не сможем обеспечить надежного эскорта. Ремонт бронетранспортов требует запчастей, а их у нас нет. Необходимы довольно сложные детали...
   Талу хотелось плюнуть на всё и уехать, - но далеко ли, особенно если ему придется пробираться по проселочным дорогам, прячась от мятежников? И ещё, - как это всё будет выглядеть?..
   - Нам удалось установить связь с Сирой, - это всего в сорока милях отсюда... ненадолго. Тиссы вышли на рокадное шоссе в долине Соары, и, двигаясь по нему на север, достигли поселка. Там стоит батальон восьмого истребительного отряда, - 360 файа. Сейчас там идет бой. Тиссы обстреляли аэродром, сожгли склады и все вертолеты, какие там были, - двенадцать десантных и четыре боевых. Около трехсот файа ведут бой в окружении. Остальные погибли. Силы противника и его потери неизвестны.
   - Они идут так быстро? От границы до аэродрома Сиры больше десяти миль!
   - Они едут на военных грузовиках, их тысячи!
   - Едут? А как же...
   - Они навели понтонный мост, и их машины стояли в стальных гаражах, а наши под небом!
   Маоней зло сплюнул. Всё пошло, как обычно бывает в Фамайа, - то есть в неожиданную сторону и скверно. В крепости стоял полк Внутренней Армии, - 1200 бойцов, и ещё батальон первого истребительного отряда - 480 товийских файа, но этого было слишком мало.
   - А остальные наши части, стоящие у границы?
   - С ними нет никакой связи. Осмелюсь заметить, что в крепости найдено 47 тел файа и людей без внешних признаков насильственной смерти. Все уцелевшие напуганы, в городе паника, может вспыхнуть мятеж.
   - Где ЧК? Что они делают?
   - От соарской ЧК после того мятежа осталось меньше батальона. Подкреплений так и не было.
   - Отводите всех в крепость - полицию, ЧК, вообще всех, кто захочет пойти!
   Когда комендант ушел, Талу стал задумчиво гулять по террасе. Ему было холодно. Он с удивлением обнаружил, что одет лишь в плавки, но спускаться вниз ему не хотелось. Отсюда он видел, как к воротам поднимается короткая колонна навьюченных скарбом файа, - Высшие, не стремясь остановить панику или организовать оборону города, укрывались за стенами крепости. Жители наблюдали за этим с открытым злорадством. Вслед беженцам летела брань, а то и камни.
   "Кажется, история пошла в обратную сторону", - подумал Маоней, глядя на наводнивших крепость испуганных смуглых беглецов. Только маленькая группа людей из Молодежного Союза, - десятка три юношей и девушек с отчаянно горящими глазами, - согласилась помочь им. Никто больше к ним не пришел. Низшие не очень любили свою власть.
   Вернувшись к себе, Маоней тщательно оделся и спустился вниз. Его ожидали невеселые новости. Из собравшихся в крепости двух тысяч одиннадцать сотен были солдатами Внутренней Армии, которые остались живы и не спятили, четыре с половиной, - бойцами товийского отряда. Из оставшихся в Соаре семисот чрезвычайщиков явилось меньше половины - триста файа. Остальные ещё были в больнице. Из пятисот полицейских не пришел никто - они просто разбежались. Все прочие были беженцами-файа, - испуганные чиновники с семьями и барахлом, бесполезные для обороны. Когда всех разместили во дворце, началось тревожное ожидание. Враг прошел Акху - в двадцати милях от Соары. Гарнизон городка - там был целый батальон Внутренней Армии - тоже разбежался, без единого выстрела. Тиссы подожгли железнодорожную станцию и устремились дальше, прямо к крепости...
   Царившая в Соаре тишина взорвалась воплями бунта. Талу с крыши дворца в мощный бинокль рассматривал высыпавший на улицы народ. В ликующей толпе мелькали синие полицейские и даже черные военные мундиры.
   Ярко запылали пустые здания полицейской управы и городского Совета, затем - уцелевшие здания Чрезвычайной Комиссии. В свете пожарищ он видел беззвучно суетящихся людей, которые ломали двери магазинов и тащили всё, что попадет под руку. Кое-где из окон выбрасывали мебель, - это громили квартиры сбежавших чиновников.
   Маоней понял, какая участь постигла оставшихся в городе раненых чрезвычайщиков, когда увидел, что по улицам тащат их окровавленные трупы. Он наблюдал распад считавшегося нерушимым порядка с тоскливым отчаянием.
   Несколько раз мятежники подходили к самой крепости, но пулеметные очереди заставляли их убраться прочь. Внутри неё шли спешные приготовления к осаде. Маоней бегал по укреплениям, указывая, что ещё можно сделать для усиления обороны и подбадривая испуганных бойцов. У арсенала он столкнулся с комендантом.
   - Как у нас с оружием?
   Комендант нахмурился.
   - У нас есть десять танков, но исправить пока удалось только три. Все восемнадцать бронетранспортов безнадежно испорчены. Автоматов, кроме тех, которые у солдат, около шестисот, ручных пулеметов двадцать. В казематах - десять пушек-трехдюймовок и сорок пулеметов, в арсенале есть пять 3,5-дюймовых минометов, восемнадцать базук и два противотанковых ракетных комплекса. Снарядов двадцать семь, мин пять тысяч. Патронов пятнадцать миллионов...
   - А продовольствие?
   - Восемьдесят тонн муки и пятьдесят пять, - консервов. Хватит месяца на два, не меньше. В общем, продержимся.
   - Хотелось бы верить! Но всё же, раздайте оставшееся оружие всем, кто захочет его взять!
   Оружие охотно брали все, даже дети, но никто из гражданских не хотел идти на укрепления. Беженцы предпочли укрыться внутри дворца, - его центральная многоэтажная часть была защищена двухметровой железобетонной стеной и трехметровым потолком. Подумав, Талу отправил всех детей на подземный ярус этого бункера, заявив, что они - самое ценное, что есть в этой крепости. Там у них была самая высокая вероятность уцелеть.
   Когда он возвращался, его вдруг охватила идиотская зависть. "Найте сидит в Цитадели, - он с тоской вспомнил её чудовищный массив. - Анмай на плато Хаос, в недоступной пустыне, защищенный всеми видами оружия, которые мы изобрели. А я?"
   Его размышления прервали громкие крики наблюдателей, - появился враг. Длинная колонна джипов и переполненных военных грузовиков показалась из леса на юге. Они перемахнули мост через впадавшую в Соару речку, и, выбив ворота пустого контрольного поста, ворвались в город. Их встретили как освободителей, - однако после того, как "освободители" открыли по толпе огонь из всех видов оружия, горожане разбежались. Те, весьма немногие, кто остался в живых.
   Не останавливаясь, колонна прошла Соару и стала подниматься к крепости. Затрещали установленные на джипах пулеметы, засвистели пули. Огромные зеркальные стекла в главном зале дворца начали лопаться, затем посыпались окна в стоявшей перед ним казарме. Талу, спасаясь от пуль, юркнул в дверь и побежал к воротам. Взобравшись в защищавший их бронеколпак, он в амбразуру осмотрел местность. Солдаты-тиссы выпрыгивали из остановившихся машин, рассыпались, готовясь к атаке. Все они были в копоти, мундиры разорваны, лица словно застыли.
   "Да они же прямо из Хонахта, и насмотрелись там...", - Маоней вспомнил описания последствий ядерных взрывов, и у него засосало под ложечкой. Он понял, что рассчитывать на пощаду не стоит, но приободрился, заметив, что у тиссов только автоматы, гранаты и базуки. Тяжелое оружие, очевидно, всё вышло из строя. Он поглядел на окружающий крепость шестиметровый вал и соответствующий ему ров, - такого врага они остановят.
   Сомнительную честь начала боя Талу предоставил противнику, позволив потерявшим осторожность тиссам сосредотачиваться прямо в зоне обстрела. Среди военных он вдруг заметил двух в штатском - это были Уэрка и Ами.
   "Ну, вот и встретились!" - Талу отпихнул пулеметчика и нажал спуск, стремясь поймать их в прицел. "Ниай" взревел, выплюнув факел бело-рыжего огня. Сверхмощные 15 х 110 миллиметровые патроны позволяли ему поражать БТР и вертолеты за пару километров - а "беглые" стояли куда ближе. Лента была снаряжена, как положено, - на два разрывных патрона один бронебойный, - и "Ниай" выплевывал их по десять штук в секунду. Маоней видел, как струя трассирующих пуль разрывала врагов на куски, но "беглые" словно растворились...
   Вдруг всё пришло в движение - тиссы цепь за цепью пошли в атаку, в них из казематов ударили пушки, с обеих сторон затрещали пулеметы, трассы пуль сплелись в сложную сеть. Тут же раздались частые взрывы падавших на крепостной вал легких гранат, посыпались уцелевшие стекла, но укрытые в казематах стрелки не пострадали, их защищал метровой толщины бетон.
   Тиссы неудержимо рвались вперед. Ни ливень пуль, ни снаряды, ни падающие товарищи не могли их остановить, и их было много - тысячи три, как прикинул Талу. Будь перед ними обычная позиция, эта волна огня и ярости захлестнула и смяла бы её. Но здесь тиссы напоролись на прикрывавшие ров надолбы, оплетенные колючей проволокой. Те, кто полез в неё, там и остались, остальные бестолково заметались, беспощадно расстреливаемые из фланговых амбразур казематов, и так же быстро покатились назад под градом мин опомнившихся минометчиков, а казематные пушки начали бить чаще и точней. Их снаряды один за другим разносили скучившиеся автомобили тиссов, превращая их в огромные костры. Вскоре предполье опустело. Лишь горящие машины и несколько сотен неподвижных тел напоминали о сражении.
   Талу выглянул в боковую амбразуру. Перед запертыми воротами грудой лежали трупы, у самих массивных створок из дюймовой стали виднелись маленькие воронки от ручных гранат. Было совершенно очевидно, что все дальнейшие атаки тиссов закончатся так же. Тем не менее, они не унимались. Они атаковали крепость с фланга, затем с тыла, но всюду были отбиты, оставляя в предполье новые сотни изрешеченных тел. С запада крепость прикрывало водохранилище Соарской ГЭС, служившее дополнительной защитой. В непрерывных перестрелках прошел час, затем второй. Наконец, атаки прекратились. Маоней понял, что взять крепость нельзя.
   А потом из леса за рекой вышло несколько сотен "бывших" в тяжелых боевых панцырях. Они на ходу размахивали автоматами, что делало их шествие похожим на парад сумасшедших. За ними тянулась огромная масса гекс, - не менее тысячи, все в черной навесной броне. Очевидно, они пришли с одной из военных баз в верховьях Соары. Талу поискал управляющую машину, не нашел её, потом заметил черную бронепластиковую коробку одноместного командного пункта на спине огромной гексы, которую стеной окружали другие. Это огромное стадо встревожило юношу. Даже очень опытный оператор не мог справиться в одиночку более чем с сотней гекс. Теоретически, конечно, он мог управлять всеми гексами, которые поместятся в зоне действия передатчика, - но чем больше гекс было связано в единую сеть, тем чаще в ней возникали "биения", как говорили нейрокибернетики. Гексы переставали реагировать на команды, или - ещё одна жаргонная фраза, - начинали "вести себя". В таких случаях оставалось лишь прибегать к помощи танковых частей. Управляющий гексами, несомненно, знал это, и большинство их двигались явно сами по себе, привлеченные сплоченностью своих собратьев.
   Маоней встревожился ещё больше, когда увидел, что стадо направляется к плотине. По ней, минуя вторые ворота, они могли попасть внутрь крепости. Гексам надлежало перейти реку по дну, - мост, ведущий к развалинам управления ЧК, был взорван ещё беглецами, лишь у берегов из воды торчали обломки, - и напасть на тиссов с фланга. Но орда двигалась к крепости!..
   У западного берега, у начала дамбы, стояла трехэтажная бетонная башня с казематным орудием, у восточного берега, - массивное здание Соарской ГЭС. Дорога шла по гребню плотины, минуя его, и упиралась в крепостные ворота. Это позиция казалась вполне надежной, однако больше орудий в прибрежных казематах не было.
   Маоней понял, что это не подкрепление, когда гексы открыли огонь. Крупнокалиберные пули вдребезги разнесли оба освещавших плотину прожектора на крыше ГЭС, и твари скрылись в полумраке.
   Всего через миг орудие на нижнем этаже башни извергло огонь. Трехдюймовый снаряд ударил в голову первой гексы, и клочья брони, мяса и костей полетели во все стороны. Обезглавленное тело опрокинулось набок, забившись в судорогах. Из казематов крепостного вала, осыпая броню гекс искрами, ударили пехотные пулеметы. Твари бросились вперед, но внезапной атаки не вышло: товийцы на прибрежной стене были начеку. До башни, однако, было две сотни метров простреливаемого насквозь гребня плотины, и помочь чем-либо своим товарищам они не могли. Впрочем, те и сами пока справлялись неплохо: вторым снарядом другой гексе оторвало голову. Она отлетела далеко в сторону, а продолжавшая идти туша сорвалась с откоса в воду. Но третьего выстрела не было, - почти сотня гекс одновременно открыла огонь по орудийной амбразуре. Она была надежно прикрыта подвижным бронещитом, однако столь сосредоточенный обстрел, - из стены башни смерчем брызнули искры и осколки бетона, - привел к тому, что орудие намертво заклинило. Маоней удивленно застыл, - он сам мог проделать подобное с несколькими гексами, но с сотней!..
   Под прикрытием бешеного пулеметного огня одна из гекс добралась до башни. Она вцепилась в ствол орудия, яростно дернула его, потом ткнулась мордой в амбразуру второго этажа, уже развороченную крупнокалиберными пулями. Маоней видел, как полетели искры от её пулемета. Потом гекса сняла со спины массивный цилиндрический предмет, и, взмахнув шеей, забросила его на крышу башни. Тут же она двинулась назад, за ней отступили остальные...
   Затем на крыше башни раздался оглушительный взрыв. Когда дым рассеялся, Талу увидел, что башня наполовину разбита. Её верхний этаж исчез, средний превратился в груду глыб, нижний был завален обломками. Среди них лежал раздавленный труп без головы, его руки всё ещё сжимали искореженный пулемет. Однако, едва гексы вновь двинулись вперед, из развалин вылетел огненный шар реактивной гранаты, и голова одной из них превратилась в нечто кольцеобразное. Лишь тогда отступник понял, что для штурма сооружений, в которые не могут проникнуть громоздкие гексы, нужны "бывшие".
   Гексы отошли, открыв шквальный огонь, не дававший товийцам даже высунуться. Под его прикрытием "бывшие" добежали до стены башни и полезли наверх, карабкаясь друг на друга. Когда они проникли в развалины, пулеметы гекс тут же смолкли.
   Вокруг руин завязалась яростная схватка, но товийцев в них осталось не более дюжины, а "бывших" было несколько сот, и они лезли на стены непрерывным потоком. Через развалины среднего этажа башни они проникли в нижний, полезли в подвал, где в отсеках её бетонного основания отбивались последние товийцы.
   В это мгновение раздался чудовищный взрыв: зажигательные пули или отчаяние нескольких оставшихся бойцов взорвали артиллерийский погреб башни с тысячей трехдюймовых снарядов. Во все стороны полетели гигантские бетонные обломки. Пронзив тучи вздыбленной взрывом земли, в небо взвился яростный столб пламени. Пол ударил Талу по ногам, воздушная волна отбросила его от амбразуры. Несколько десятков "бывших", оказавшихся поблизости, буквально разорвало в клочья, всех остальных разметало, сшибая с ног. Падающие обломки башни зашибли нескольких гекс.
   Когда дым рассеялся, на месте башни зияла огромная воронка. Её защитники умерли, как подобает файа. Но Маоней был восхищен и напуган одновременно: отступник сумел уничтожить ключевое укрепление крепости, потеряв всего десяток гекс и сотню "бывших".
   Гексы вновь двинулись вперед, обходя воронку по её осыпающимся краям. Они едва могли пройти по узкому гребню плотины, где в зияющих проемах у их ног, глубоко внизу, неслась вода. По ним начали стрелять из базук, но место каждой сбитой вниз твари тут же занимала новая, и гексы добрались до крепостного вала. На этом их атака захлебнулась. Твари тупо ломились в ворота, пытались пролезть в здание ГЭС. Их расстреливали из автоматов в упор, целя в защищенные бронестеклом глаза и в открытые пасти. Раненые гексы ревели и бились, контроль над ними явно был потерян.
   Отсюда Маоней видел, как неуправляемые гексы переходят реку, разваливая жалкие баррикады мятежников, врываются на улицы Соары и во множестве хватают мечущихся людей. Другие поднимались к крепости. Тиссы отбивались, стреляя из автоматических 1,5-дюймовых гранатометов, установленных на джипах. Гранаты взрывались точно в пастях гекс, выворачивая им мозги, разбивая затылки, выбрасывая фонтаны синей крови. Вскоре сотни тварей были мертвы, остальные отступили.
   Маоней вновь повернулся к плотине. Гексы уже ломали ворота совместными ударами двух туш враз, явно под руководством оператора. Дюймовой толщины створки скоро прогнулись, вцепившись в края, гексы сорвали их с петель и сбросили вниз. Путь в крепость был открыт. Отступник руководил атакой, укрывшись от огня за западной стеной ГЭС. Он отправил сотню "бывших" на штурм прибрежных казематов, гексы ударили во фланг оборонявшихся на юге. Тиссы тоже пошли в очередную атаку.
   У реки вспыхнул жестокий бой, - оставив западный вал, товийцы расстреливали из базук гекс, десятками косили "бывших" из пулеметов и штурмовых винтовок. Три исправных "Мегазевры" методично разносили тварей в клочья. Когда проем ворот был забит грудой бездыханных туш, атака захлебнулась. Талу приказал сосредоточить огонь минометов на одном из пролетов плотины, и скоро тот обрушился. Теперь отступник должен был форсировать реку, чтобы снова напасть на них, а это требовало времени.
   Победа оказалась внушительная, - только в стенах крепости валялось две или три сотни "бывших" и несколько десятков туш гекс. Тиссы почти сразу же откатились, и потому понесли небольшие, сравнительно с прежними, потери. Однако цена победы тоже была высока, - погибло около сотни файа и сорок людей. Раненых оказалось вдвое больше. От истребительного батальона осталось меньше роты, - 142 файа, от полка Внутренней Армии, - 1092 вооруженных автоматами солдата.
   Тем временем, отчаянные усилия техников принесли результат, - часть крепостной радиоаппаратуры удалось восстановить, и вскоре они наладили связь с базой восьмого истребительного отряда. Впрочем, новости оттуда тоже пришли невеселые.
   Притяжение смерти повсюду действовало одинаково, увлекая около трех процентов населения. Оно вызывало оцепенение и шок, - но через несколько часов те сменялись лихорадочным возбуждением. Именно в это время в Кен-Каро прилетел вертолет с офицерами-тиссами. При том, вертолет был фамайский.
   На сей раз, мятеж был организованным, и не сопровождался бессмысленными погромами и грабежами. Не было даже стрельбы. Полиция и Внутренняя Армия перешли на сторону восставших, так что все наличные силы Фамайа в городе насчитывали теперь пять тысяч бойцов Чрезвычайной Комиссии и пару тысяч добровольцев-файа. С оружием у них было не лучше, - десяток тяжелых танков, сорок самоходных зениток, восемьдесят БТР и две эскадрильи штурмовых вертолетов. Орда же мятежников насчитывала не менее сорока тысяч, а ждать подкреплений файа было неоткуда. Черзмали Мато покинул базу почти сразу после начала войны с ССГ и бесследно исчез. Его отряд, лишившись командира, и не думал сражаться с бунтовщиками, ожидая неведомо чего, хотя даже Талу понимал, что Цета станет главной мишенью повстанцев, - а ведь база не приспособлена к обороне! Никто даже не предполагал, что на неё кто-то посмеет напасть.
   Часть техники истребители всё же исправили, но вот бежать им было уже некуда. Цета осталась единственным островом законности во враждебном море мятежа. И Маоней Талу понял, что даже оказавшись там, он всего лишь попадет из огня в полымя.
  

* * *

  
   Наконец, Талу опомнился. Телесвязь с Товией тоже уже действовала, - электромагнитный импульс не затронул стационарные спутники, - и он таки смог связаться с Найте. Целую минуту тот молча смотрел на юношу, словно не решаясь поверить, что тот жив. Потом Талу пришлось долго рассказывать о положении в крепости. При этом он чувствовал, что и его рассказ, и вопросы Найте не имеют даже малейшего смысла.
   - Этот мятеж будет не чета прежнему, - заключил он. - У Низших теперь есть опыт и право сокрушить нас, а мы... чувствуем, что виноваты. Все поняли, что мы... уничтожили мир. Так было с Ревией, - тогда, в Последнюю Ночь, но теперь, после притяжения смерти, нас, нашего оружия, никто больше не боится. И если сейчас мы... кто-то попробует вновь применить ядерное оружие... это будет самоубийство. Что же нам делать? - он смолк.
   Несколько секунд Найте тоже молчал.
   - Дела ещё хуже, чем ты представляешь, - наконец сказал он. - У нас просто не осталось ракет. Даже при всем желании...
   - Так они все выпущены? - Маоней ощутил, как к горлу подкатывается комок и слабеют ноги. - Но ведь...
   - Да. Судя по данным наших орбитальных разведчиков, весь мир ждет многолетняя зима. Прежде всего...
   Слушая его, Талу, казалось, не слышал ничего, кроме звона в ушах. Очень тяжело слушать свой смертный приговор, уже зная, как тебе придется умереть. То, что смерть придет лишь через несколько месяцев, делало её ещё более страшной.
   - Неужели ни для кого нет никакой надежды? - глухо спросил он.
   - Есть. Если ты находишься в герметично закрытом отапливаемом помещении с воздушными фильтрами и оранжереей, или, на худой конец, с запасом продуктов, рассчитанным на несколько лет. В противном случае...
   - Так я умру? - Талу ничего не мог с собой поделать, - его душили слезы.
   - Нет. Хотя ты виновник этой войны... как, впрочем, и все мы. Слушай. Здесь есть исправные вертолеты?
   - Нет.
   - Неважно. Я прикажу, чтобы тебя доставили в Ан-Арк, на авиабазу, - туда прилетит самолет из Товии. Ты вернешься в свой родной город и разделишь его участь. Тебя это устраивает?
   Маоней смог лишь кивнуть.
  

* * *

  
   Дожидаясь вертолета, он мрачно расхаживал по взлетной площадке. С ним никто не говорил, - как, впрочем, и с теми, кто должен был полететь с ним. Ожидавшие помощи были разочарованы, и Маоней мог их понять. Каждый истребительный отряд Фамайа был равен по боевой мощи дивизии. Каждый мог в любой момент посадить всех своих бойцов в вертолеты и доставить их в любое место. Сейчас же из 9700 бойцов восьмого отряда триста уже были мертвы, а ещё больше спятили, и их пришлось запереть. Двести сорок тяжеловооруженных вертолетов стали грудами бесполезного лома. Из трехсот бронетранспортов лишь немногие могли передвигаться, - боевая мощь отряда стала, по сути, равна нулю. Конечно, ещё оставалось личное оружие, - автоматические винтовки и базуки, - но не осталось самого главного: боевого духа. Офицеры даже и не пытались как-то заменить исчезнувшего командира. Если такое происходит в элитной части, что уж говорить об остальных?..
   Впрочем, Талу догадался, в чем истинная причина этой апатии. Конечно, они ещё ничего не знали о грядущей зиме, - но они все ощутили притяжение смерти. И они стали думать, - а стоит ли объединение мира, торжество над врагом такой цены? Талу тоже думал об этом. Но он знал, что иного пути нет. А другие...
   Его размышления прервал появившийся вертолет. На нем не было ракет, - в машину предстояло запихнуть столько файа, сколько она в состоянии поднять. Найте приказал доставить в Ан-Арк лишь детей от пяти до пятнадцати лет. Их в крепости было около восьмидесяти, - а вертолет мог взять лишь пятьдесят. Маоней не считал себя особенно тяжелым - но вместо него могли полететь два ребенка. Вполне вероятно, что этот рейс был последним, но Талу, несмотря на категорические требования пилотов, отказался садиться в машину, - он просто не мог сделать это под взглядами тоскливых детских глаз.
   К его радости, остающиеся не пытались помешать погрузке. Они только смотрели, - и это было ещё хуже.
  

* * *

  
   Когда вертолет скрылся из глаз, - тиссы провожали его неистово ожесточенным, но бесполезным автоматным огнем, - Талу вернулся на свой импровизированный командный пункт на верхнем этаже дворца.
   Полет должен был занять около часа, и всё это время они поддерживали с вертолетом связь. Когда до базы восьмого отряда оставалось всего несколько миль, пилот вдруг включил телекамеру, и Маоней вздрогнул, увидев картинку, - внизу, на ведущей в Цету дороге, ползла бесконечная вереница танков, облепленных солдатами. "Мегазевры" оказались более стойкими к электромагнитному импульсу, чем любые другие машины. О том, кто воспользовался ими, долго гадать не пришлось, - к вертолету потянулось сразу несколько струй крупнокалиберных трассирующих пуль. Пилот увел машину в сторону, и погнал её на юг на предельно малой высоте.
   Маоней задумался. Он видел мятеж в Соаре, - и руководившие штурмом офицеры-тиссы тоже его видели. Цету постигнет та же участь, - только быстрее и хуже. В ней было больше двадцати тысяч файа, - бойцов-истребителей, чрезвычайщиков, Высших, технического персонала, их жен и детей. Большая их часть была виновна лишь в том, что жила в этом месте. Остальные...
   Он вздрогнул, вспомнив зверства Черми Эрно. У жителей Ирмии действительно есть поводы для мести, - но возмездие придет слишком поздно, и обрушится, по обыкновению, на невинных. Да, на базе восьмого отряда оставалось ещё больше восьми тысяч бойцов, шестьдесят тяжелых танков, сотня БМП и даже четыре эскадрильи истребителей-бомбардировщиков. Но орда мятежников насчитывала добрых полтораста тысяч, и исход боя был предопределен одним лишь этим фактом...
   Маоней помотал головой. Он понял, что ему просто жаль свой отважный и беспощадный народ, так глупо погубивший себя и весь мир. Недавно он гордился принадлежностью к Детям Кошек, - а теперь его душил стыд. А Вэру? Есть ли ему дело до чего-либо, кроме мечты о звездном будущем их расы? Вряд ли. Но Маоней чувствовал, что не отступится от него, - даже если мечты Анмая погубят его самого...
   Он уже собирался идти спать, когда до него донесся новый звук: рев дизелей и скрежет траков. Осознав это, Маоней опрометью взлетел по лестницам, и, распахнув броневую дверь, выскочил на крышу.
   Приближались новые колонны военных машин, - и не меньше десятка вражеских танков. Тиссы тоже могли работать быстро. Впрочем, ремонтники в крепости обещали вот-вот исправить его вертолет, но Талу уже не надеялся, что всё кончится так хорошо.
   Обе имевшихся в крепости противотанковых ракетных установки были заранее выставлены на вал, и выстрелили почти одновременно. Талу увидел, как два смертельно-белых огня, оставлявших за собой ровные полосы бледного дыма, стремительно помчалось к вражеским танкам. Один тут же взорвался, за ним вспыхнул бронетранспорт, захваченный нападавшими в Сире.
   Уцелевшие ответили дружным залпом. В каждый спешно отрытый на гребне вала окоп попало одновременно по нескольку снарядов. Когда облако пыли и дыма рассеялось, вал в этом месте стал на полтора метра ниже.
   Казематные пушки открыли шквальный огонь, но их калибр оказался явно недостаточным. Трехдюмовые снаряды, высекая ослепительно-огромные снопы искр, просто рикошетировали от лобовой брони. Для базук танки тиссов были слишком далеко. Они тоже начали стрелять.
   Первый же снаряд снес внешние броневые ворота. Второй уничтожил внутренние, на другом конце пронизывающего вал туннеля. Вход в крепость был открыт, но от взрыва заложенных ещё при постройке крепости фугасов свод туннеля, вместе с частью вала, рухнул, завалив проход грудой земли и бетонных глыб, - ни одна машина, даже танк, там уже не прошла бы.
   Укрываясь за тонким парапетом, Маоней видел, как под ударами пятидюймовых бронебойных снарядов врытые в вал казематы превращаются в бесформенные груды щебенчатого крошева. Их бетон не был даже армирован, и, судя по тому, как легко он рассыпался, песка в нем было несравненно больше, чем цемента. Уцелевшие бойцы выбирались из разбитых бункеров и кидались кто куда, обезумев от страха.
   Покончив с укреплениями, танки стали бить по дворцу, - Талу даже удивило, что они не начали сразу с него. Обезумевшие от грохота бойцы бросились вниз, спасаясь от свистящих осколков, но юноша остался на месте. Он уже хорошо понимал, что жить ему осталось какие-то минуты, и хотел только увидеть перед смертью как можно больше.
   Укрывшись за выступом стены, Маоней застыл, прикрыв глаза от блеска залпов. Здание содрогалось под его ногами, вокруг летели обломки, осколки, - он не двигался, вновь впав в оцепенение. Умереть можно и здесь, и это лучше, чем попасть в руки разъяренных врагов. Лучше быть разорванным в клочья снарядами, чем...
   Над его головой, в стене надстройки, где находился центр связи, с громом, в тучах пыли открывались огромные бреши. Затем вся она беззвучно осела, увлекая две высокие радиомачты. Одна раздробила стену совсем рядом с юношей и рухнула вниз. Обстрел продолжался, - Маоней понял, что впавшие в исступление танкисты будут стрелять до последнего снаряда. Его оглушило, взрывы несколько раз сбивали его с ног, осыпали пылью, но он оставался наверху, охваченный странным оцепенением, - ему почему-то уже не было страшно, хотя вокруг всё взрывалось и рушилось.
   С чудовищной огневой вспышкой вспучилась и разлетелась крыша бензохранилища, между его старых кирпичных стен запылал хлынувший из взорвавшихся цистерн бензин. Всё вокруг залил ослепительный свет. В непрерывных взрывах начало разваливаться прочное четырехэтажное здание главной казармы. Смялась и в облаках пыли рухнула коробка ремонтного цеха, где техники пытались привести в порядок вертолет Талу и остальные машины. Снеся местами вал, снаряды рвались повсюду, вздымая фонтаны земли, перепахивая дорожки, разбивая в щепы столетние деревья парка вокруг дворца.
   Дотла разрушив крепость, танки начали бить по зданию Соарской ГЭС. Во все стороны полетели осколки бетонных панелей. Когда снаряды разбили простенки, весь фасад рухнул, увлекая перекрытия машинного зала. Затем взорвались масляные баки, и завалы вмиг охватило жирное, дымное пламя, стеной поднимаясь вверх.
   Все огни здесь и в Соаре погасли, потом лампы в крепости вспыхнули вновь, - включился аварийный дизель в бункере дворца. Танки продолжали расстреливать пылавший остов ГЭС, пока здание полностью не рухнуло. Персонал станции составлял сорок человек, и все они, без сомнения, погибли.
   Наконец, танки один за другим прекратили огонь, - у них кончились снаряды. Несколько мгновений царила пугающая тишина, и Талу успел стряхнуть с одежды и волос часть осевшей на них пыли. Затем танки взревели моторами и пошли вперед. За ними поднялись густые цепи атакующих.
   С разбитого гребня крепостного вала тут же полетели огненные шары реактивных гранат, - стрелки-истребители знали свое дело. Талу показалось, что кроме них здесь уже нет уцелевших, но тут он заметил выбиравшихся из укрытий бойцов и три вышедших из-за дворца "Мегазевры". Взобравшись на разбитый вал, они открыли огонь по вражеским танкам. После первого же залпа взорвались три вражеских машины, гранатометчики подожгли ещё две, однако остальные продолжали атаку. Вскоре две "Мегазевры" были подбиты танками тиссов, третья отошла, - но к тому времени атакующие потеряли десять танков, четырнадцать БТР и человек двести пехоты. Тем не менее, тиссы всё равно продолжали наступать.
   Окружавшие крепость надолбы уже были разбиты, крепостной ров наполовину засыпан, вал кое-где почти срыт, - но танки тиссов даже с ходу не могли пересечь его. Они остановились у брешей, стреляя из пулеметов. Вслед за ними подошла пехота, но и ей пришлось несладко, - разбитый крепостной вал превратился в неровные нагромождения земли и бетонных обломков, даже более удобную позицию, чем целое укрепление. Стрелки вели огонь из сохранившихся местами полуразбитых казематов, - там, где они не были завалены землей доверху. Непрерывно хлопали стоявшие за дворцом минометы, на тиссов сыпался смертоносный ливень мин, но они всё равно атаковали, не обращая внимания на потери. Их было много больше, чем защитников, и их вела ненависть к уничтожившим их мир.
   У южного вала собрались почти все оставшиеся в живых бойцы крепости, - девять сотен файа и людей. Те, наконец, поняли, что сражаются не за идеи Проекта, а за свои жизни, и дрались с яростью обреченных, цепляясь за каждый обломок. На развалинах укреплений началась страшная рукопашная. Маоней содрогнулся, увидев подробности, - даже отсюда. Он понял, что даже звери не сражаются с такой неистовой жестокостью, отбросив все правила и нормы.
   Вскоре защитники были смяты и бежали. Тиссы ворвались на гребень вала и закрепились на нем, - но, когда они, сосредоточив силы, пошли в последнюю, как им казалось, атаку, уцелевшие бойцы встретили их шквальным огнем из развалин казармы, ещё дымящихся воронок, из-за завалов, деревьев, из-под искореженных автомобилей... Десяток крупнокалиберных пулеметов, установленных на неподвижных танках, превратил атаку в бойню, и тиссы, редея, откатились назад.
   Маоней не мог больше оставаться наверху. Среди попавших во дворец снарядов были и термитные, - а горючих материалов в здании оказалось куда больше, чем было предусмотрено проектом. Пожар быстро разгорался, жгучий дым душил и выедал глаза, не давая разомкнуть век, за ним ничего не было видно.
   Талу нырнул в рваный пролом на месте броневой двери, скатился вниз по лестнице. Опаленный огнем, задыхающийся от дыма, с обожженными об раскаленные перила руками, он выхватил пистолет, и с криком бросился вперед, уже плохо понимая, что делает. Узнав командира, бойцы бросились за ним, но Талу этого уже не заметил. В это время штурмующие пошли в новую атаку, и Маоней неожиданно оказался в самой гуще схватки. Он застрелил двух тиссов, бросившихся на него, но тут в его "Омеге" кончились патроны. Ошалев, он сам бросился на третьего, вскинувшего автомат, но очереди не было - у врага тоже кончились патроны...
   Маоней увернулся от направленного ему в живот штыка и ударил солдата рукояткой пистолета в лицо. Тот упал. Талу яростно вырвал оружие, и прикончил упавшего, вонзив несколько раз штык в грудь и шею. Потом он посмотрел на трофейный автомат. Это оказалось оружие спецназа - G-100, под бронебойные патроны калибра 5.7 миллиметра, точная и надежная, с 50-зарядным барабанным магазином, двукратным оптическим прицелом и подствольным гранатометом, - сейчас, правда, пустым...
   Контратака оказалась совершенно неожиданной для тиссов. Им пришлось оставить в покое немногочисленных бойцов, ещё державшихся в разбитых казематах вала, - но помощь безнадежно запоздала, и атакующих самих уже обходили со всех сторон. Последняя уцелевшая "Мегазевра", уже горящая, таранила вползавший в пролом вала тяжелый танк тиссов, и исчезла вместе с ним в облаке взрыва.
   Оглядевшись, Маоней увидел, что его бойцы вновь отступают. Они уничтожили несколько десятков тиссов, но понесли слишком большие потери. Теперь даже те, кто ещё держался на позициях, бежали, падая под пулями.
   Талу перевел взгляд на венчавшее холм огромное здание дворца. Построенный ещё полвека назад, он также служил главным складом крепости. Все его окна были выбиты, верхние этажи пылали, как костер. Но белые бетонные стены почти не пострадали. Танковые снаряды тиссов лишь испещрили их множеством выбоин, не причинив серьезного вреда огромному зданию.
   Юноша побежал к дворцу под вой мин и грохот взрывов. За укреплениями у его ворот сгрудились бойцы истребительного отряда. Маоней бросил чужое оружие, и, выкрикивая свое имя, помчался вперед. Вслед ему стреляли, свистели пули, но он несся, как на крыльях, пока его не скрыл бетон.
   Кое-как отдышавшись, он огляделся. Здание уже окружили скрывавшиеся в каждой щели тиссы, обстреливая его. Стрельба доносилась отовсюду, в небе стояло зарево. Бетонный блочный бруствер, защищавший ворота, обвалился. Позади него возвышалась ярко-белая гладкая стена двадцатиметровой высоты, - фасад гигантского главного зала. Свет огня вырывал из темноты лишь верхнюю её часть, земля тонула в непроницаемом мраке. В огромные ворота из темной шестидюймовой брони и гекса вошла бы, не наклоняя головы. Они слабо отблескивали, словно покрытые инеем, и устояли бы и под артиллерийским огнем. Их мог пробить лишь бронебойный снаряд. Квадратные окна зияли чернотой на высоте четвертого этажа. Стены дворца были чуть больше метра в толщину, но отлиты из окременевшего от старости, очень прочного бетона. Свои жилища файа строили на совесть.
   Талу мысленно поблагодарил предков за хорошую работу, потом предложил закрыться в здании и отбиваться уже там. Дрожащие под огнем бойцы не возражали.
   Маоней первым вошел внутрь, за ним, толкаясь, последовали остальные. Многотонные плиты ворот сомкнулись за их спинами. Лязгнули засовы, затем щелкнули замки. Бойцы бегом устремились наверх, но юноша застыл, оглядываясь. Наверху, очень высоко, светились огнем окна, бросая текучие блики на фермы перекрытия. Внизу, во мраке, на бетонном полу выстроились ряды бесполезных машин. Слева, на окруженной с трех сторон окнами белой платформе-террасе, недавно помещалась сцена. Впереди возвышалась глухая бетонная стена наземного укрытия, доходящая до потолка. Талу смотрел очень внимательно. Зная, что видит место, в котором ему придется умереть, он впал в какое-то странное оцепенение. Ему уже начало казаться, что он видит какой-то сюрреалистический сон, когда к нему подошел командир батальона и срывающимся голосом стал докладывать.
   Осмотр дворца не дал никаких утешительных результатов. В нем осталось 129 солдат Внутренней Армии, 48 бойцов истребительного отряда и 40 добровольцев-файа. Большая часть остальных уже погибла, уцелевшие едва держались в казематах северного и западного вала, а также в крепостном арсенале. Беженцы и раненые заперлись в центральном массиве здания. Огромная плита монолитных ворот, ведущих туда, была задраена наглухо. Она была пятнадцати дюймов в толщину, и было бы наивно пробовать взломать её. У защитников, не считая личного оружия, осталось четыре старых гранатомета, восемь пехотных пулеметов, 195 ручных гранат и по сотне патронов на бойца. Найденных продуктов хватило бы им месяца на три, но это едва ли имело значение...
   Добравшись до лестницы, Маоней поднялся на галерею и сел там, выглядывая из-за бетонного подоконника. Тиссы уже овладели всей крепостью и теперь зачищали казематы. Плотным огнем отгоняя защитников от амбразур, они взрывали и жгли бункеры, внутри которых те укрылись. Всех, пытавшихся спастись из огня, тут же расстреливали. Отсюда Талу увидел, как тиссы отрезают головы убитым файа, увидел, как они пристреливают раненых, но не испытал уже никаких эмоций. Они кончились.
   Дворец тоже атаковали. Истребители стреляли очень точно и пехота тиссов не могла даже подойти близко. Но помешать обстрелу и нападениям броненосных тварей автоматчики и снайперы уже не могли. Пулеметы гекс с металлическим стуком били по окнам, высекая из бетона стен снопы осколков и искр. Тиссы стреляли по воротам из базук. После ударов их бронебойных гранат весь зал с треском пронизывали огромные искристые струи, разбиваясь об стену наземного укрытия. Но кумулятивные взрывы оставляли отверстия, в которые едва мог пройти палец.
   Потом гексы подложили под ворота фугас, - такой же, каким взорвали башню на плотине. После взрыва за окном взметнулось рыжее пламя, все здание загудело, как огромный барабан. Но, глянув с галереи вниз, Маоней увидел, что ворота лишь погнулись. "Вряд ли им удастся раздобыть достаточно взрывчатки, - как-то отстраненно подумал он. - Они могут вскрыть их бронерезом, - если, конечно, найдут его. А другого входа здесь нет. В окна не забраться, - очень высоко, и наши стрелки не дадут. Интересно, что они ещё придумают?"
   Он перебежал по галерее к окнам, выходившим на земляной холм арсенала. Там тоже шел бой. У разодранной проволочной ограды и капониров густо лежали трупы солдат, но другие тиссы рвались вперед, к полуснесенным и покореженым броневым воротам под пробитой аркой. Они забросали их гранатами, и после серии взрывов немедля бросились в атаку. Теперь в них никто оттуда не стрелял.
   Когда целая толпа тиссов наконец ворвалась в ворота арсенала, Маоней бросился назад. Зная, что сейчас будет, он миновал уже половину галереи... и тут за его спиной полыхнул чудовищный взрыв. В этот миг гибели сотен людей и файа в душе юноши вновь пробудилась уже было забытое ужасное притяжение смерти. Оно тут же исчезло, но Талу почти задохнулся от страха. Затем мгновенно окаменевший воздух ударил его, с огромной силой бросил на стену, и больше он не видел ничего...
  

* * *

  
   В себя Маоней пришел от грохота, но тот слышался теперь как-то смутно, словно во сне. В ушах у него звенело, голова кружилась, его тошнило от слабости. Хотя вокруг было светло, его обволакивала хищная темнота, растворяла, звала. Это до того его измучило, что он уже не мог понять, сон перед ним, или явь.
   Талу долго лежал, дрожа от холода, не в силах встать, потом всё же приподнялся, машинально отряхивая с себя пыль и мусор и одновременно осматриваясь. Он был уверен, что мозг вытекает из его разбитого черепа, - так дико болела голова. Но, ощупав её, он с удивлением обнаружил, что она совершенно цела. А вот дворец...
   На месте крепостного арсенала зиял огромный огнедышащий кратер, окруженный фантастически причудливыми гигантскими глыбами вывороченного железобетона. Один особенно громадный его обломок торчал из террасы под сценой - массива, который мог бы сойти за четырехэтажное здание. От него осталось только три внешних стены. Все остальное превратилось в один чудовищный, осыпавшийся пролом, окруженный джунглями загнутой внутрь, оборванной арматуры. Останься Маоней там, его бы разорвало в клочья.
   Ещё один чудовищный выгнутый обломок арсенального свода лежал на перекрытии центрального массива дворца, но тот был цел, хотя крыша главного зала полностью рухнула. Многотонные фермы, ломаясь, провалились внутрь, над Талу обвалилась даже верхняя часть стен, - осталось лишь небо, и он удивился, что всё ещё жив.
   Внизу горели машины, идущая под окнами галерея тоже большей частью обрушилась. Талу едва удалось разглядеть ворота центрального массива, заваленные горой искореженных конструкций. Внешние ворота под ним тоже едва виднелись, заваленные обломками, однако железобетонная стена зала ниже окон уцелела.
   Трудно было сказать, кому - осажденным или оборонявшимся больше повредил взрыв, но тиссы быстро опомнились. Под прикрытием огня они вновь заложили фугас под ворота. На сей раз, его взрыв выбил их, и едва не сбросил Маонея вниз. Он обрадовался, увидев, что проем рухнувших ворот всё ещё намертво забаррикадирован грудой покореженных стальных ферм перекрытия и бетонных обломков. Взорвать их тиссы не могли. Вдобавок, по ним начали стрелять откуда-то сверху уцелевшие защитники, хотя их осталось всего десятка четыре. Сунувшись было в пролом, тиссы тут же откатились назад, поредев наполовину. Но командир штурмующих быстро нашел решение. Минут через пять враги вновь пошли в атаку, и Маоней с удивлением понял, что это гексы и "бывшие". Одна из гекс, подталкиваемая другими, как-то пролезла наверх, сбросила остальным большие балки и соорудила помост, по которому те поднялись на завал. "Бывшие" закрепили тросы на фермах, и гексам удалось растащить их. Теперь уже ничто не мешало им проникнуть во дворец. Волна атакующих хлынула внутрь.
   В чреве горящего здания завязалась яростная схватка. Гексы, не обращая внимания на огонь, облизывавший их броню, неудержимо рвались вперед, разбрасывая обломки. Защитников осталось слишком мало, из группового оружия у них уцелело всего два ручных пулемета. "Бывшие" через развалины главного зала проникли в уцелевшие лестничные колодцы, полезли наверх...
   Талу попробовал найти свой пистолет. Тщетно. Он был безоружен, а внизу рыскали группы солдат ССГ и повстанцев с дико горящеми глазами, выискивая и добивая раненых. Сверху в это время уже падали тела защитников дворца. Последним очагом сопротивления стал отсек наземного укрытия, - когда его ворота рухнули после нескольких последовательных взрывов. Сначала атакующих встретил шквал огня, потом и оттуда донеслись взрывы гранат и крики умирающих. Потом - тишина. Мертвая тишина во всей крепости. Только тихо, как муравьи, шуршали мятежники, обшаривая развалины.
   Маоней так плотно прижался к полу, что солдаты не смогли его заметить. Вряд ли они вообще смогут и захотят влезть на этот обломок галереи...
   Он уткнулся лицом в руки, мечтая умереть, но через несколько минут удивленно приподнялся, услышав знакомый звук. К дворцу подъехал бронетранспорт, из него выбралось два десятка файа в форме истребительного отряда. Один из них отошел в сторону, глядя вверх. На его лицо упал отсвет огня, и Талу узнал Черзмали Мато. За ним он заметил нетерпеливо толкающихся тиссов, и с трудом поверил глазам. Такого просто не могло быть!..
   Другие тиссы поднимались всё выше, заглядывая буквально под каждый камень. Талу охватил беспомощный страх, - и он удивился, что после всего увиденного ему всё же отчаянно хочется жить. Несмотря на риск, он должен был убираться отсюда, - его укрытие больше не казалось надежным.
   Он спрыгнул на груду обломков, едва не переломав себе ноги, потом полез вниз, раздирая одежду. Со всех сторон его окружали враги, и Маоней понимал, что в любую секунду его могут схватить. Оставалось лишь надеяться на удачу, так долго хранившую его...
   Пытаясь незаметно выбраться из здания, Талу буквально наткнулся на истребителей.
   Он пытался убежать, но его настигли и сбили с ног.
  

* * *

  
   Маоней ничуть не удивился, когда его притащили к Уэрке. Того окружали вооруженные повстанцы с застывшими лицами, - и Ами среди них. Дальше, вокруг бронетранспорта, стоявшего у южной стены дворца, бродили гексы. Кто тут мог ими управлять?..
   - Черзмали! - закричал Талу, заметив командира.
   Тот повернулся. На серьезном усталом лице Мато было странное, растерянное выражение. Вдруг Маоней узнал ещё одно лицо - со строгими резкими чертами, обрамленное короткой щетиной светлых волос.
   - Керт Рисси! И вы тоже с ними?
   Лицо Керта вздрогнуло, но он промолчал. Остальные тоже молчали - и под их тяжелыми взглядами Талу стало не по себе. Он был голоден, его одежда превратилась в лохмотья, едва скрывавшие измученное тело, - но он был жив. А пока он был жив, он мог страдать. Долго страдать.
   - Мы не надеялись найти тебя... - сказал Уэрка. - Но я всё же рад, что тебя не убили.
   - Я тоже. Но, по-моему, ваши друзья не очень этим довольны.
   Ами промолчал, тяжело глядя на Талу. Тот почти не пострадал. Лишь когда его тащили сюда, он получил несколько пинков. С него сорвали пояс Высшего, он весь стал серый от пыли, - но глаза юноши вызывающе блестели. Он боялся, - но не своего страха...
   - Вам всем конец, - Уэрка мрачно улыбнулся. - А тебя мы казним публично, едва решим, как. Мы не хотим слишком торопиться...
   - Я рад, что вы так цените меня, - спокойно ответил Талу. - Может, вы скажете что-нибудь более приятное?
   - Что ты знаешь о про-Эвергете?
   - Ничего, кроме того, что сказал Ами. Спроси его! - Ами сжал кулаки, но сдержался. - А ещё лучше, напиши своему другу Философу на плато Хаос - может, он ответит!
   - Так Окрус там? - Уэрка побледнел. - А я думал...
   - Надеюсь, он знает всё, - но вы никогда не узнаете, да и зачем? Второго про-Эвергета вам явно не построить.
   - Мы можем найти защиту!
   Талу рассмеялся ему в лицо.
   - От Йалис нет никакой защиты! Это же изменение законов природы, изменение структуры метрики. Он проникает повсюду, как гравитация, ты, старый дурак!
   - Заткнись! Или...
   - ...вы меня убьете, да? Публичная казнь сорвется...
   Уэрка еле сдержал ярость.
   - Вам конец! Вашей стране и вашему Проекту!
   - Может быть - да, но тогда не выжить никому. Ты этого хочешь, да? Лучше никакого будущего, чем не твое?
   - Мы всё равно заставим тебя говорить!
   Маоней пожал плечами.
   - Заставляйте. Но что я скажу, если не знаю?
   Повисло тяжелое молчание. Наконец, Уэрка сказал:
   - В моей воле и облегчить вашу участь, Маоней.
   - Стало жалко бедного парня, который спас ваши шкуры? А тех, кого вы гоните на убой, вам не жалко?
   Уэрка вздохнул и повернулся, собираясь уйти.
   - Я не могу понять вас, Маоней. Вы - образованный, свободный файа, неглупый. И всё же, вы служите им!
   - У нас, файа, нет выбора, кому служить. Раз я родился одним из Детей Кошек, я не смогу изменить этого. Своей страны я не предам.
   - Мне жаль вас...
   - Да? Сегодня я убил штук семь ваших товарищей... А впрочем, я благодарен за жалость. Нет, в самом деле. Хотя... вы же знаете, что вам не дадут меня спасти, правда? Эти ваши друзья-тиссы, которых вы на самом деле боитесь. Вы, конечно, хотите отдать долг чести... но вам страшно подвергать опасности свой дар полководца, бесценный для задуманного вами братоубийства...
   Лицо Уэрки дико исказилось, но он овладел собой.
   - Пусть Мато решает, что с тобой делать. Прощай!
   Он дал знак охране и ушел прочь. Талу повернулся к соплеменникам. Мастер-истребитель 2-го ранга Черзмали Мато выглядел каким-то затравленным, - казалось, он не понимал, что делает, зачем и почему.
   - Черзмали, объясни мне, наконец, что происходит!
   - Три дня назад ко мне обратилась Старшая Подруга, - Мато говорил очень тихо, чтобы их не услышали остальные.
   - Хьютай? - в Фамайа должность жены Единого Правителя была официальной. Анмай мог иметь ещё восемь Младших Подруг, - наложниц из лучших девушек страны, проще говоря, обязанностью которых было родить ему как можно больше детей и так улучшить породу файа, - но едва ли эта возможность вообще приходила ему в голову...
   - Да. Она сказала, что Анмай... сошел с ума. И мы должны... должны предотвратить войну. Она заставила меня... заставила обратиться к ССГ. Я не смог ей отказать. Она сказала, что любит меня! Я передал тиссам спецификации наших новейших ракет, наших подлодок, планы ядерного удара... составленные пятнадцать лет назад! Там было много о том, что про-Эвергет не готов, что системы ПРО Хаоса неисправны... ничего о гамма-лазерах, об инфракрасных телескопах на орбите... она обманула меня! Когда... когда после войны я связался с ней, она ответила: "Почему бы тебе не сдохнуть в мучениях, предатель?"
   Талу мог только удивленно разинуть рот. Разумеется, ему тоже нравилась Хьютай, но про себя он полагал, что Анмай любит её только за изобретательность и неутомимость в тех скромных искусствах, которые файа называли "ловкостью четырех ног". Он даже не мог представить, что она способна на такое беспощадное коварство. Хотя разве не входит оно в обязанности Старшей Подруги, многие из которых обладали властью несравненно большей, чем их мужья? Разве можно хотя бы миг продержаться на этой должности, не умея плести и распутывать интриги, - традиционно женское дело у файа? А Хьютай Вэру была очень талантлива, - во всех вещах, которые ей нравились...
   - Но зачем ей это было нужно? - наконец спросил он. - Ведь Анмай не знал?..
   - Я думаю, что нет. Но если... если наш мир погибнет, то плато Хаос всё равно останется. Чтобы начать всё сначала. Под руководством Анмая... и Старшей Подруги. Я думаю, всё дело в этом. Похоже, они спятили оба.
   Маоней задумался. Он не мог понять, зачем Хьютай пошла на это... но зато понимал, что не сможет её ненавидеть. Ни её, ни Вэру. Никогда. Он доверял этой паре. Доверял так же сильно, как и в приюте, где маленький тогда Анмай, как мог, защищал его от издевательств... не всегда успешно, но именно отчаянность этих безнадежных попыток покорила его сердце навсегда. Вдруг его осенило.
   - Послушай, почему ты считаешь, что война началась из-за неё? Хьютай сообщила ССГ, что их противники слабы, глупы и вообще сошли с ума, - в общем, то, что они хотели услышать. Легкая добыча. Если бы их лидеры были столь мудры, как ты, наверно, полагаешь, они бы сразу поняли, что это ловушка. Но они просто набросились на это! И ты? Почему тебя осенило лишь сейчас, а не тогда?
   - Какая разница, если это привело к войне! И Хьютай хотела её! Неужели ты её защищаешь?
   - Отчего бы и нет, Черзмали? Ты же не хуже меня понимаешь, - если бы ССГ и сдался, ничего хорошего из этого не вышло бы. У нас просто не хватило бы сил взять под контроль его территорию. Через несколько месяцев всё рухнуло бы, и начался невообразимый хаос. А если бы не было ультиматума, - через несколько лет рухнула бы Фамайа. Ты думаешь, ССГ пережил бы это? Она тоже утянула бы его за собой. Весь этот мир прогнил, - и у нас, и за границей. Всё отравлено ненавистью. Мы все, - потомки рабов Альянса, Мато. И ещё - два века тьмы. Наверно, это как-то действует на мозг. Разве не их вожди набросились на нас первыми, как ополоумевшие звери, а мы только делали то, что должны? Только защищались? Они же могли предъявить нам контрультиматум, например!
   - Но это же чистой воды безумие! Люди в ССГ несравненно чище, чем здесь, свободнее. А ты - тоже виновник войны и защищаешь её!
   - Положим, я знаю, в чем виновен, но... - Талу помолчал. - Посмотри вокруг, что тиссы делают с нашими собратьями. Если в этом и заключается борьба за свободу, то пускай лучше все будут рабами.
   - Но ведь из-за Хьютай мы все погибнем!
   Талу с минуту молчал. Это он уже понял и сам.
   - Да. Ты прав. Но если так нужно для наших собратьев и потомков? Ведь наш народ жить должен, а мы всё равно однажды умрем, вся разница - когда, и с честью или без. Но я не хочу умирать предателем, а ты, по-моему, стал им уже давно... знаешь, как говорили в старину: есть что-то дьявольское в безудержном стремлении к справедливости...
   Черзмали усмехнулся.
   - Мы из одного народа, но говорим на разных языках. Эй, вы, к стенке его!
   Талу с тоской огляделся. Бойцы окружили его, оттащили к стене дворца, осыпая ударами, и торопливо отбежали, проверяя оружие. Юноша с трудом выпрямился.
   - Но... но мы одной крови, Черзмали... - Талу не мог найти слов.
   - Прости, но это единственное, что я могу для тебя сделать. Иначе светловолосые будут убивать тебя несколько дней. Я хочу только свободы и мира для своего народа, хочу закончить начатую не мной войну. Ещё не поздно присоединиться к нам. Не хочешь? Ну, как знаешь...
   Черзмали вскинул свой короткий автомат и полоснул Талу очередью. Хлесткий удар в грудь и живот сбил юношу с ног, он тут же вскочил, упал, снова попытался подняться, но сил у него уже не было, и он лишь перекатился на спину. Над ним простерся весь огромный мир, - непостижимо далекий свод небес, сиявший яркой дугой Нити, стена, уходящая вверх...
   Талу вдруг показалось, что он всегда лежал здесь, а вся его короткая и несчастная жизнь была всего лишь сном. Вдруг стало очень холодно, хотя под ним растекалось что-то теплое, согревающее спину. "Это кровь, - с ужасом подумал он. - Моя кровь!"
   Все тело вдруг пронзила невыносимая боль, но он не смог двинуться, не смог даже закричать. Он попытался хотя бы набрать воздуха, - и тоже не смог. Когда Талу понял, что уже не дышит, его охватил дикий, безумный страх.
   Небосвод стал исчезать, поднимаясь в неизмеримые высоты. А Талу стал проваливаться вниз, всё быстрее. Тьма из его снов охватила его, начала неотвратимо поглощать, и в душе юноши остался лишь беспредельный ужас перед надвигающимся небытием.
   Потом не было уже ничего.
  

* * *

  
   Черзмали с испугом смотрел, как быстро расползается алое пятно под упавшим Талу. Огромные глаза юноши широко распахнулись, из приоткрывшегося в немом крике рта сбежала струйка крови. Он уже не дышал, но его глаза ещё жили, светясь беспредельным ужасом и болью. Потом они остекленели, погасли, и только выражение безмерного страха осталось на ставшем вдруг жутким лице. Черзмали начал пятиться от тела, не отводя от него глаз, даже когда за его спиной раздался страшный рев. Через миг позже огромная гекса с надстройкой на спине, обезумев от запаха ещё живой крови, схватила его. Он успел лишь услышать, как с тупым щелчком лопнул его череп, и тоже провалился в небытие...
   Гекса яростно мотнула головой. Тело Черзмали полетело в сторону, разбившись об стену. Её собратья тоже с ревом набросились на файа, топча их ногами, из их пулеметов вырвалось пламя. Бойцы бросились прочь, толкаясь, полезли внутрь машины. Но сделать это успели лишь пятеро, все остальные были расстреляны и растоптаны.
   Гексы набросились на бронетранспорт, толкая его так, что он закачался. Их пулеметы высекали снопы искр из брони. Двигатель машины взревел, от пушечной очереди полетели куски жесткой синей плоти, огнеметы извергли струи ревущего пламени. Бронетранспорт рванулся, расталкивая бьющихся в агонии тварей, и помчался вниз. Но бешенство гекс расходилось во все стороны, словно круги от упавшего камня. В какой-то миг их ярость стала осознанной. Это было уже больше, чем "биение", - только на сей раз его уже некому было остановить, и оно пойдет всё шире и дальше, словно неистовый лесной пожар.
  

* * *

  
   Сумрачный, в крови и копоти, Нэркис Уэрка стоял в подвале дворца, - последнем уцелевшем его помещении. Редкие лампочки лишь подчеркивали сумрачную ширь глухого, безоконного зала. Рядом с ним стоял Ами и другие повстанцы. Они подводили невеселые итоги штурма. Всюду вокруг них лежали трупы. В этом бункере их было больше семисот, - сотни три солдат Внутренней Армии Фамайа, в большинстве уже раненых, сотни две тиссов, все остальные, - мужчины, женщины и дети файа. Детей, правда, здесь было на удивление мало.
   Хотя всё, собравшиеся в крепости, погибли до последнего младенца, победа далась Уэрке очень дорого, - файа прихватили с собой больше трех тысяч солдат Тиссена. Ещё у тысячи раненых не было надежды на исцеление. Но у него осталось ещё пять тысяч тиссов с реактивными орудиями, бронетранспортами и танками. И ещё, - десять тысяч повстанцев. Все люди уже ощутили, что натворили Высшие. Им не могло быть прощения. Все, кого они лишили дома, семьи, страны, собирались в поход возмездия. У них было много оружия. Только на Цетанской военной базе они захватили десять тысяч автоматических винтовок и двадцать миллионов патронов, сотни орудий, бронетранспортов и танков. Но им предстояло пройти две тысячи миль до Товии, потом ещё тысячу - до логова Вэру.
   Когда Уэрке представился в деталях весь этот путь, он помрачнел. Эта старая крепость, - не товийская Цитадель, и, тем более, не плато Хаос. Он знал, что Вэру будет сражаться до конца, но не знал всех его возможностей. То, что Ами рассказал о про-Эвергете, было чудовищно. От этого оружия не могло быть защиты. И ещё, эти проклятые гексы! Они действовали так согласованно, словно были пальцами одной тысячепалой руки... хотя ими никто не управлял. Сожрав в городе и в крепости всё, до чего могли добраться, они ушли, - колоннами по трое, явно организованными единицами. Куда? Зачем? Уэрка не сомневался, что ему придется вновь столкнуться с ними, - только гекс в тот раз будет уже гораздо больше...
   Его мрачные размышления прервали донесшиеся с улицы крики. С запада сплошной стеной надвигалась масса беспросветно-черных туч. Они затемняли и гасили и без того слабое свечение туманности. Уэрка угрюмо, но без интереса смотрел на них.
   Он не знал, что никогда больше не увидит льющегося с небес света.
  

ГЛАВА 13.

ВОЗМЕЗДИЕ ПРАХА

  
   Последний век, ужасней всех,
   Увидишь ты и я.
   Все небо скроет гнусный грех,
   На всех устах застынет смех,
   Тоска небытия.
   Весны, дитя, ты будешь ждать -
   Весна обманет.
   Ты солнце будешь на небо звать -
   Солнце не встанет.
   И крик, когда ты станешь кричать,
   Как камень канет...
   Александр Блок.
  
   Величайшая в истории - теперь уже только Фамайа - война завершилась. Противник был уничтожен полностью, несмотря на отчаянное сопротивление. Но ещё не успели известить всех о великой победе, как пришел ужас. Ужас и тьма. Пепел тысяч сожженных городов, горящих лесов, взорванных нефтепромыслов черной завесой скрывал небо. Этого эффекта не предвидели фамайские ученые. Они полагали, что пожары не дадут столько дыма.
   Расчеты показали, что дым скроет весь Уарк за несколько месяцев - и не рассеется в течении многих лет. Температура на поверхности упадет до тридцати градусов ниже нуля. Никакая мало-мальски развитая форма жизни не пережила бы этого.
   Через несколько лет тьма рассеется, - но рассвет встретят лишь те, кто не сможет его увидеть: бактерии, вирусы, глубоководные черви. Холод дополнится жесточайшей засухой, поскольку прекратится испарение с поверхности морей. Все реки должны были высохнуть или промерзнуть до дна. Только на берегах морей будут бушевать страшные ураганы, засыпая всё вокруг снегом. Затем и океан должен был остыть и покрыться льдом.
   Уровень радиации поднялся в сотни раз, став безусловно смертельным для всех развитых форм жизни. Пройдут десятилетия, прежде чем он станет безопасным, - но уже никогда он не опустится до прежнего уровня. Для людей и файа, - кроме тех, кто укрылся в автономных защитных сооружениях, - не осталось никакой надежды. Фамайа победила, но её настигло почти поэтическое возмездие, - пепел побежденных. Впереди пепловых туч катился ужас. Но и его опережала ненависть, - ненависть к тем, кто погубил мир и всех людей ради своей неведомой цели.
   Это началось на западной границе. Хотя ССГ уже не было, отдельные части сожженного организма ещё действовали и сражались. Уцелевшие войска рвались на восток, чтобы отомстить своим уничтожителям. Впереди них шли повстанцы и "беглые", жаждущие покарать угнетателей прежде, чем сомкнется тьма. Это не было бы опасно для Фамайа, если бы сохранилась её сила. Но все ракеты были запущены, атомные склады опустели. Правители, больше всего боявшиеся, что ядерное оружие попадет в руки повстанцев, свозили его туда, где оно было изготовлено, - на плато Хаос. Сокрушительный электромагнитный удар, поразивший противника перед его гибелью, парализовал и их. Почти вся военная техника вышла из строя, армия была бессильна.
   Для абсолютного большинства населения Фамайа война стала полной неожиданностью. Никто не знал ни о про-Эвергете, ни об Йалис, ни даже об предъявлении ультиматума ССГ. Из-за разрушенной связи нельзя было даже оповестить населения о прошедшей войне. Для большинства таким оповещением стало "притяжение смерти", которое увлекло двадцать пять миллионов людей, а оставшихся навсегда выбило из мирной, размеренной жизни. Самой главной опорой Фамайа был страх, - но он исчез. Его вытеснил другой страх - перед неизбежной смертью. Повсюду вспыхивали восстания отчаявшихся, уже ничего не боящихся людей. К ним присоединялись и те, кто ещё недавно защищал Фамайа, - полицейские, бойцы и офицеры Внутренней Армии. Лишь истребительные отряды держались до конца, но их было слишком мало, чтобы остановить распад. Они гибли один за другим на своих базах, осажденные несметными массами повстанцев.
   Фамайа рушилась. Её области, одну за другой, заливал хаос, останавливались поезда, заводы, электростанции, обрывалась связь. А затем приходила тьма, душившая под своим пологом последние следы разумной жизни. Очень скоро Совет Фамайа понял, что спасти страну нельзя. Им оставалось надеяться удержать плато Хаос, и, если повезет, Товию. Туда отводились немногочисленные силы, верные правительству, но и они таяли с каждым днем. Всё возрастающая и в силе, и в количестве армия повстанцев под командованием Нэркиса Уэрки неудержимо рвалась к сердцу государства. Им приходилось идти сквозь возрастающий хаос, но даже это не могло остановить их. С тех пор, как Найте пришлось сосредоточить все силы на защите столицы, им не оказывалось уже никакого организованного сопротивления.
   Никто из восьмисот миллионов населения Фамайа не мог забыть ужаса, который они испытали при уничтожении ССГ. Страх перед неизбежной смертью, уже непереносимый для тех, кто познал её чудовищный вкус, толкал людей на самые безумные поступки. Они убивали друг друга, совершали массовые самоубийства, разрушали и жгли всё, до чего только могли добраться. В один миг появилось множество самозваных учителей и пророков, предлагавших самые невероятные способы спасения если не тела, то души, - от братания со всем сущим, до ритуального людоедства.
   В надвигавшейся тьме вырастали и более чудовищные плоды, - та темнота, которую освободил первый, неудачный пуск про-Эвергета, росла, и то, что она порождала, росло тоже. Чудовища, вышедшие из лабораторий Хаоса, и самые безобидные создания становились словно одержимыми. Они то собирались в огромные массы и нападали на всех подряд, то выстраивались в странные геометрические узоры и застывали неподвижно. Среди них становилось всё больше людей - "беглых", "бывших", и просто обычных людей. Их застывшие лица и странные, непредсказуемые поступки наводили ужас даже на тех, кому уже нечего было терять.
   Разрушение систем управления освободило огромные массы нейрокибернетически перестроенных существ - "бывших" и гекс. "Бывшие", с их редуцированным разумом, сбивались в стаи, уже мало чем отличавшиеся от собачьих. Гексы же возвращались к своему естественному состоянию. При этом, у них сохранялась способность к организованным, коллективным действиям, привитая им при рождении. Они целыми стадами бродили по темным просторам Арка, обращая всё живое в свою пищу.
   Так было повсюду, кроме запада Фамайа. Там появилась разумная форма гекс, управляемая их коллективным умом. Она была способна на более сложные действия. Именно гексы лучше всех приспособились к изменившимся условиям. Из-за огромной массы они не страдали от холода, они видели в темноте, а радиации боялись не больше насекомых. И они были всеядны.
   Идеям Проекта остались верны очень немногие. Чаще всего они погибали, как Маоней Талу, - он был лишь первым из тысяч. Они стремились выйти к Товии или, как он, забрать с собой побольше врагов, чтобы их меньше осталось на долю Найте и Вэру.
  

* * *

  
   Анмая Вэру мучила тяжелая тоска - не по небу, нет. Орбитальные телескопы по-прежнему невозмутимо передавали свои снимки. На плато Хаос мощные компьютеры переводили инфракрасные изображения в обычные. Лазеры мультипланара проецировали их на огромный купол. Анмай часами просиживал здесь, находя в созерцании бесчисленных светил ту ничтожную долю радости, без которой никому невозможно жить.
   Он всё время думал о тех, кого гибель мира застала в самом начале жизненного пути. Мысли о миллионах юных жизней, которым суждено прерваться, о тех, кто мечтал, как и он, познавать мир и радоваться ему, преследовали его неотступно. Лицо Вэру похудело, глаза неестественно блестели. Он делал всё, чтобы собрать здесь как можно больше файа и людей, но по ночам его неотступно преследовала шепчущая темнота, освобожденная про-Эвергетом. Ни он и никто другой не мог знать, каким будет исход этой отчаянной борьбы.
  

Интерлог.

Из дневника

Найте Лая

  
   "...После начала войны я решил записывать все подробности происходящего. Пусть мне приходиться теперь меньше спать, зато интересно будет потом почитать! А если я погибну, - пусть почитает Вэру, ему тоже будет интересно..."
   ...........................................................................................
   "...Уже через несколько часов после войны нам, фактически, пришлось перейти к обороне, а теперь - вообще отступать перед остатками сил ССГ..."
   ...........................................................................................
   "...Первые дни после войны в городе были сплошной круговертью беготни. Затем всё вошло в нормальную колею, хотя притяжение смерти собрало в столице обильную жатву, - больше двадцати тысяч. Причина явления до сих пор не известна, но действовало оно явно выборочно. Как всегда, выживают более молодые и сильные. Но: чем тоньше душевная организация человека (или файа), тем легче он ему поддавался. Выводы пугающие, - в городе пошли слухи, что притяжение смерти забрало всех, обладающих душой, а остальные, превратившие свою жизнь в ад, там и оказались, не пройдя физической смерти. Всё это, разумеется, чушь, но всё же, я тоже видел нечто, о чем боюсь вспоминать. Не знаю, что это, - если я допущу это воспоминание в сознание, оно разрушит его. Никто не желает думать или вспоминать об этом, и ужас притяжения смерти забылся поразительно быстро, - безо всякого вмешательства Чрезвычайной Комиссии. Власти блокировали информацию о грядущей зиме, но постепенно, всего через несколько дней, ситуация стала ясна всем. Жители отнеслись к своей судьбе с поразительным хладнокровием, - тоже без стараний ЧК. Впрочем, никто из них просто не верит, что вечную Товию, дивную Товию, постигнет печальная участь той, первой Товии, погребенной под нетающим снегом..."
   ...........................................................................................
   "...Потянулись обычные вроде бы дни. Я вернулся к своей основной работе, - чтобы понять, как мало я теперь могу сделать. Хаос распространяется так быстро, что уже через несколько дней после войны любые путешествия по дорогам Фамайа стали небезопасны, а затем и вообще невозможны. Лишь в основных городах страны поддерживается хотя бы внешнее подобие порядка, - но между ними даже самолетам приходится летать под прикрытием истребителей..."
   ...........................................................................................
   "...Эскадра Суфэйна - авианосец, три ракетных крейсера, несколько эсминцев и девять сотен легких десантных судов, - высадила на севере Арка 90 тысяч человек, но этим всё и кончилось, - 30 ядерных бомб с двух "Прелестей" накрыли их в ущельях гор Тай-Линна..."
   ............................................................................................
   "...Старая Фамайа и прилегающие к ней острова объявили независимость, назвав себя "Истинной Фамайа". Мы никак не ответили на это - у нас просто нет сил. Впрочем, силы "Истинной Фамайа" тоже столь малы, что её измена не имеет никакого реального значения..."
   ...........................................................................................
   "...По сути, единственной удачной операцией нашей армии стал вывоз тактического ядерного оружия, склады которого были разбросаны по всей Фамайа, на плато Хаос. Больше двух тысяч боеголовок тактических ракет, ядерных снарядов и авиабомб были в сохранности доставлены на плато. Я отлично знаю, что ни одна его единица не задержалась в Товии. Вроде бы оно и не нужно, но всё же..."
   ...........................................................................................
   "...Истребительные отряды пытаются пробиться в столицу, но, ненавидимые всеми, гибнут в пути, разбитые по частям, или осажденные на своих базах. Только четырнадцатый, Ревийский ИО смог пройти в Товию, почти не понеся потерь. Её жители восприняли это как чудо - до бывшей столицы Ааены Ревии больше двух тысяч миль к юго-востоку. Тем не менее, их поход занял всего три недели, - хотя и напоминал путь через ад. Это наша первая победа..."
   ...........................................................................................
   "...Сразу после войны прервалась всякая связь с ССГ, - если кто-то там и уцелел, то не хочет общаться с Фамайа. Да и наши собственные города... Радиоэфир доносит до столицы отчаянные призывы о помощи, мольбы, проклятия, бесстрастные отчеты о происходящем, - всё это невыносимо трудно слушать, зная, что эти, похожие на горячечный бред сообщения скоро станут реальностью и здесь. Мне приходится часами просиживать в радиорубке Цитадели. Оцепенев, я слушаю вырвавшиеся из шума Туманности обрывки великой трагедии, - она воспринимается мной как необычайно подробная и красочная, но всё же отвлеченная, и не имеющая места в реальности. Поверить в её реальность, а потом остаться в здравом уме невозможно..."
   ...........................................................................................
   "...Помимо прочего, эфир доносит сообщения о неотвратимом продвижении армий Уэрки. Несмотря на все препятствия, они неизменно проходят по тридцать миль в день, и ученые Товии, вычисляющие движение черных туч, сейчас гадают - кто же ударит первым..."
   ...........................................................................................
   "...Сведения о численности армии повстанцев самые противоречивые, но её намерения известны. Уэрка решил захватить Товию, и не скрывает этого. Отчаянные радиокрики одиночек, решившихся преградить ему путь, отмечают его продвижение. Помешать ему уже нечем. Внутренняя Армия исчезла, поглощенная паникой, хотя и сохранилась официально. Но единственное, что могут сделать верные Товии части, - взорвать свои склады с оружием и боеприпасами, чтобы они не достались врагу..."
   ...........................................................................................
   "...Корпус обороны столицы насчитывает 25 тысяч солдат Внутренней Армии, 125 тяжелых танков, 200 боевых машин, 80 ЗРК и 15 стационарных батарей. Наш стратегический резерв составляют 12 тяжелых бомбардировщиков и 100 ядерных ракет ПРО. А на нас надвигается полторы тысячи танков и сто тысяч солдат, а также то ли шестьсот, то ли семьсот тысяч мятежников. Единственная сила, способная остановить Уэрку и спасти столицу - Внешняя Армия. Но она просто перестала существовать. Стратегические войска лишились всех ракет, - все их выпустили по приказу Вэру. Большая часть ракетных баз уничтожена ракетами ССГ. Все уцелевшие разрушены озверевшими повстанцами. Авиация вышла из строя под ударом электромагнитного импульса. Восстановить её всю не удалось из-за всеобщего хаоса, а единичные вылеты уцелевших бомбардировщиков ничего не изменили.
   В основном, самолеты вывозят в столицу молодых файа из Высших, - за месяц больше пятисот тысяч. Флот и вовсе не может ничем помочь. Он вел тяжелые бои с уцелевшей частью флота ССГ. Даже их вполне хватило, чтобы уничтожить наш флот почти полностью. Остатки его присоединились к мятежникам. Но и им это ничем не помогло..."
   ............................................................................................
   "...Тактическое ядерное оружие - это единственный шанс спасти Товию. Но им почему-то никто не хочет воспользоваться. Причина этого лежит на поверхности, - после кошмара притяжения смерти найти того, кто согласится вновь испытать его, почти невозможно. И это наверняка ещё больше ухудшит ситуацию. К тому же, продовольствия в столице хватит всего на год, а зима продлится в несколько раз дольше. Пережить её сможет лишь плато Хаос с его подземными фермами и теплицами. Товию же ожидает долгая и мучительная агония. Её решили сократить, - а ведь в столице может выжить не меньше людей и файа, чем на Хаосе! Впрочем, стоит ли им выживать такой ценой?..
   Как бы то ни было, отчаянная борьба жителей Товии неизбежно обречена на поражение. А я - один из немногих, кто действительно понимает это - и не верит..."
   ...........................................................................................
   "...Окружающий мир постепенно погружается во мрак - и в прямом, и в переносном смысле. Телевидение постоянно показывает спутниковые карты распространения черных туч. Пока они щадят Товию, - благодаря отчаянным усилиям военных метеорологов, пустивших в ход все свои средства для влияния на погоду и рассеивания атмосферных фронтов. Первую атаку черных облаков, - всего через месяц после войны, - им с великим трудом удалось отбить. Теперь атмосферная циркуляция изменилась, и ученые, к всеобщей радости, сообщили, что Товия будет скрыта радиоактивным саваном в числе последних мест Уарка. Её жители восприняли это как доброе предзнаменование.
   Словно надеясь на грядущие испытания, погода в эти последние месяцы выдается на удивление ясной и спокойной. Дождей не было совсем, зато зачастили холодные туманы, - результат насыщения атмосферы радиоактивными инертными газами. Впрочем, радиационный фон в Товии, хотя он уже сильно поднялся, пока ещё не вызывает опасений. В небесах тоже все спокойно, - наши случайные попутчики пока не приближаются, их диски не делаются больше. Лишь дуга Нити зловещей трещиной рассекает небосвод, но мы все уже привыкли не обращать на неё внимания..."
   ............................................................................................
   "...К сожалению, дела на земле идут всё хуже и хуже. Товия постепенно отрывается от внешнего мира, её связи с ним обрываются одна за другой. Через две недели после войны прекратилось движение по шоссейным дорогам, ещё чуть позже - по железным. Суда, плавающие по реке Товия под прикрытием бронекатеров и мониторов, ещё целый месяц поддерживали связь, пока последний большой город вниз по течению реки, - пятисоттысячный Остишо, город-завод, не оказался в руках мятежников. Теперь перестала летать авиация, - некоторые города ещё держатся, но их закрыли радиоактивные тучи, которые, как оказалось, обладают пренеприятным свойством разрушать авиационные двигатели. К жителям Товии приходит теперь лишь информация о внешнем мире, но и она становится всё более скудной..."
   .........................................................................................
   "...Общая угроза сплотила всех жителей Товии. Она и раньше была государством в государстве, а теперь власти запретили въезд и выезд из города из-за совершенно неожиданного наплыва беженцев, - хаос достиг уже прилегающих к столице районов, и их жители стараются укрыться в ней. Но наши ресурсы ограничены. Анмай разрешил пропускать лишь молодых женщин с детьми и молодежь обеих полов и рас. Все остальные беженцы в Товию не допускаются и становятся огромными лагерями у западной окраины города и за рекой, на юге, вокруг "белой области". В этих миллионных скопищах отчаявшихся голодных людей царит анархия и беспредел, власть в них быстро захватили бандитские шайки. Я сам не раз и не два наблюдал с вертолета за окружившим Товию полукольцом скорбным людским морем, - оно повергло меня в ужас. Телевидение тоже то и дело показывает его. Зрелище царящего вокруг хаоса сплачивает жителей столицы ещё теснее..."
   ...........................................................................................
   "...Беженцы с каждым днем становятся всё агрессивнее. Всего за две недели до прихода тьмы Товия оказалась фактически в осаде. Беженцы постоянно пытаются штурмовать город, но укрепления "белой области" оказались для них неприступны. Товийский истребительный отряд, гарнизон Цитадели и собравшиеся в столице части Внутренней Армии могут отбить, - и отбивают, - любые нападения отчаявшихся толп. Среди них теперь верховодят мятежники и дезертиры, вооруженные танками и даже вертолетами, но расстановки сил это пока не меняет. Старая как мир история - только один из двадцати среди людей (и файа) способен быть лидером. Достаточно привлечь на свою сторону эти "активные элементы", - и с остальной массой можно делать, что угодно. Это необходимо, но весьма мучительно..."
   ...........................................................................................
   "...В последние недели перед "концом света" на Товию упало два метеорита, - в последнее время они действительно падают всё чаще и чаще. Они напугали всех своими бело-зелеными огненными шарами поразительной яркости, - кое-кто даже принял их за атомные взрывы, а оглушительный гром переполошил весь город. Радары Цитадели засекли метеоры задолго до того, как они стали видны, но зенитчики решили не открывать огня, - обломки были невелики и не могли причинить большого вреда, не то, что девять лет назад. А нейтронные противоракеты следует приберегать для иных противников.
   Один из обломков упал далеко за городом, в лесу, хотя и в пределах "белой области", вырыв там воронку глубиной в пятиэтажный дом. Второй метеор, поменьше, упал в Товийском парке. Оставленная им воронка едва может вместить грузовик, но вокруг неё круглые сутки толпится столичная молодежь, весело обсуждающая невероятное происшествие. Как ни странно, оно тоже воспринято как хорошее предзнаменование..."
   ...........................................................................................
   "...Наступают последние дни - тучи и армия Уэрки достигнут Товии практически одновременно, через считанные сутки. Грядут великие испытания, - но в городе почти не говорят о них. Воистину судьба умеет преподносить совершенно неожиданные сюрпризы. Нам решил напомнить о себе враг куда более страшный, чем орда повстанцев - Бездна. В последние дни уровень всех её излучений резко возрос и продолжает возрастать. Возле неё происходит нечто странное, но что - мы не можем ни понять, ни увидеть. Анмай говорит, что черная дыра втягивает огромную массу вещества - скорее всего, звезду-сверхгигант, - и что всё это закончится через несколько дней. Что ж, надеюсь он прав, но мы впервые смогли заглянуть в наше неотвратимое будущее, - лет этак на двести. Гамма-излучение на поверхности возросло так, что его фиксируют уже обычные дозиметры, - это внушительная, хотя и временная добавка к радиационному фону, даже многократно усиленному войной. Рентген спалил несколько наших спутников, но в тени за Уарком есть резервные, так что наша орбитальная группировка не пострадала. Ультрафиолет, как всегда, поглощает озон, зато радиоизлучение впервые стало доставлять неприятности, - связь на коротких волнах совершенно невозможна. Уровень излучения непрерывно меняется, иногда он так возрастает, что в линиях электропередач наводится ток вполне приличной мощности. Но самое главное - тепло. В Товии впервые за двести лет стоит жара и так светло, что хоть иголки собирай. Туманность сияет ворохом сизых перьев, и от нее ощутимо печет, - небольшой намек на будущее. Пожалуй, нам стоит пожелать, чтобы эта зима продлилась подольше..."
   ............................................................................................
   "...В последние дни перед началом конца наступило удивительное затишье. Напуганные ордой Уэрки беженцы ушли в пустыню. Бездна потускнела, но дни в Товии всё ещё удивительно теплые. Всё вместе породило странное настроение среди её жителей - этакое безоглядное сибаритство, особенно среди учащейся молодежи. Здесь её всегда было много, но теперь, когда коренных жителей осталась всего треть, она задает тон. Не то, чтобы они протестовали против власти, - это бессмысленно, - но дисциплина падает. Точнее, она уже забыта. Занятия в школах и институтах практически полностью прекратились из-за массовых прогулов, почти все заводы тоже стоят - нет сырья. В итоге - массовое безделье и ощущение пира во время чумы. Если тут выживет хотя бы один человек или файа, достаточно талантливый, чтобы описать происходящее, потомки, пожалуй, станут тосковать об этом времени. Я по должности знаю об этом больше всех, но мои скромные способности не позволяют мне отразить самый дух этих "дней последнего счастья". Обычный же сухой пересказ будет или скучен, или неприличен. Достаточно лишь упомянуть о том, что все ограничения на чувственные утехи, установленные общественной моралью, исчезли. Бороться с этим бесполезно и бессмысленно, - когда начнется осада, всё прекратиться само собой. Но пока товийская молодежь догуливает последние оставшиеся дни, - а мы завершаем последние приготовления к осаде. В конечном счете, и то, и другое бессмысленно, и это самое обидное - выстоит Товия, или падет, будущего это уже никак не изменит. Нам остается лишь надеяться, что это окажется не так, и наша стойкость не будет забыта потомками, как напрасное упорство обреченных..."
  

ГЛАВА 14.

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

  
  
   Москва предо мною. Один в стороне
   Стою я на крыше, объятый кручиной.
   Блестящий улан и семеновец чинный
   Стоят неподвижно со мной наравне.
   Отсюда я вижу крамолы рожденье
   И грозное зорких патрулей движенье.
  
   "Водоворот", 1906, N3.
  
   Найте Лай поднялся, устало потягиваясь. В командном бункере Цитадели царила тревожная тишина. Он прошелся по залу, взглянул на притихших операторов, и вновь сел, склонившись над своим дневником. В последнее время для него это был единственный способ отвлечься и собрать мысли.
   "...Ну, вот и всё, - писал он. - Армия повстанцев у укреплений "белой области", всего в двадцати милях от Товии. Уэрка предъявил нам ультиматум со сроком в сутки, - столько ему нужно, чтобы подтянуть основные силы. А ведь всего лишь два месяца назад мы праздновали победу! Теперь же нам осталось лишь защищать свои жизни, - а может, просто подороже их продать!
   Пока здесь жив хоть один Высший, Уэрка не пройдет к Хаосу. Но вместе с ним появились и тучи..."
   Найте понимал, какая на нем лежит ответственность. Товия, с её двумя миллионами жителей, - считая и беженцев, - осталась последним оплотом не только Фамайа, но и цивилизации вообще, если не считать плато Хаос. Он знал, что это будет решающая и последняя битва. Ему удалось собрать не больше двухсот тысяч бойцов, - а в надвигающейся армии Уэрки их было больше миллиона, и все отлично вооруженные. Основную её часть составили изменники из Внутренней Армии.
   "У них (примерно) 7200 бронетранспортов, 3600 танков, 5000 минометов, 2500 орудий, до пятисот боевых вертолетов, а у нас только пять корпусов Внутренней Армии, сохранивших верность присяге, - 150 тысяч солдат, 25 тысяч гарнизона Цитадели и 27048 файа из истребительных отрядов. Это так мало! Кроме 1-го товийского, здесь лишь 14-й истребительный, единственный, который сумел пробиться в столицу. И то лишь потому, что я его вовремя вызвал! Остальные 18 просто перестали существовать. Единственный резерв нашей армии - 400 тысяч юношей-файа, в основном, молодых Высших из других городов, и 90 тысяч юношей-людей, которые хотят и готовы драться вместе с нами. Они организовали ополчение, и они отважны, но я не хочу пользоваться их отвагой".
   Найте встряхнул головой. Думать об этом не хотелось. Он вздохнул.
   "Оружия и боеприпасов у нас вполне достаточно, продовольствия хватит более чем на год и при увеличенном населении. Боевой техники у нас тоже много: 4843 бронетранспортов, 1860 "Мегазевр", 178 самоходных орудий, 355 боевых вертолетов, 123 универсальных "Футуры", базук больше тринадцати тысяч. К тому же, Товия довольно удобна для обороны, - древние строители недаром основали город на границе пустыни. С севера нас прикрывает скалистый Товийский хребет, ощетинившийся цепью фортов, с юга - водохранилище шириной в несколько миль. Главное - сохранить плотину. Я отправил туда всех истребителей, - пусть держатся до последнего! С востока повстанцы вряд ли сунутся. Там каналы и пруды Товийской АЭС, химические заводы, наконец, "Золотые сады" и Цитадель. Там ополченцы - в их стойкости я не сомневаюсь, но будет ли её достаточно? А вот запад... Там нет никаких естественных препятствий, из укреплений - лишь несколько старых фортов на окраине города, построенных ещё из кирпича. Там все оставшиеся части Внутренней Армии. О том, чтобы удержать всю "белую область", не стоит и мечтать. Я уже приказал оставить весь южный берег реки, чтобы не растягивать линии обороны. Противник занял его. Там множество резиденций, санаториев и других мест отдыха. Армия Уэрки неплохо устроилась! Они не сожгли ни одного дома. Там же осталось много припасов, которые мы не успели вывезти, и осаждающим хватит их месяца на два. А нам, боюсь, придется отвести войска в сам город. Периметр "белой области" слишком велик".
   Он перечитал написанное и усмехнулся, вспомнив, что забыл старые уже приготовления, сделанные для защиты столицы почти сотню лет назад.
   "Да! У нас есть 24 16-дюймовых орудия Цитадели, и к каждому по 1400 снарядов! Тут есть ещё 36 шестидюймовых, а всего в Товии - 768 стационарных орудий, установленных в броневых башнях на фортах. Большей частью, правда, это трехдюймовые. Снаряды есть - 378576 шести- и 774576 трехдюймовых. Патронов крупнокалиберных - 1,4, обычных - 2,1 миллиарда: прежде, чем остановиться, наши военные заводы использовали все запасы сырья. Вражеской авиации бояться не стоит, - в Товии есть 275 ЗРК, плюс сто атомных противоракет".
   Найте слабо улыбнулся, - ещё не все потеряно. И небо над Товией всё ещё было ясным, - восточные ветры отгоняли пепловые тучи до тех пор, пока они не пришли с другой стороны планеты. На это ушло два месяца. Но теперь...
   Он встряхнулся. Да, ещё есть надежда. В "Золотых садах" - 60 тысяч гекс, уже полностью вооруженных и боеспособных. А в "Серебряных садах", в десяти милях к востоку от Товии - 36810 "бывших". Не очень много, но всё же...
   "И в цистернах наших химических заводов - сотни тысяч тонн ядов: хлора, фосгена, метилизоцианата и других. Это тоже стоит обдумать - на крайний случай. В конце концов, есть ещё железная дорога, связывающая нас с Хаосом. Она будет цела ещё, минимум, несколько дней. Правда, плато ничем не может нам помочь, - напротив, туда с наших заводов беспрерывно вывозят оборудование и материалы, необходимые, чтобы замкнуть технологические цепи".
   Найте мрачно усмехнулся. Его мысли невольно перешли к Товийской АЭС, до сих пор исправно снабжавшей город энергией и теплом. Он представил себе шесть огромных кубов её энергоблоков, скрытых под склонами плато, и вдруг улыбнулся веселее.
   "Света нам хватит. В худшем случае, мы умрем при свете, - ведь Цитадель тоже питают атомные реакторы! - Он вновь усмехнулся. - Я не собираюсь умирать, но всё же... это интересная ситуация. Повстанцам надо любой ценой захватить Товию, - иначе им всем конец. Ведь на них сзади напирают хаос и тьма, орды безумцев, тварей, и, наконец, холод. Мы, поэтому же, не можем её оставить, - нам некуда идти. А Цитадель неприступна! Интересно, что будет, когда неодолимая сила столкнется с непреодолимым препятствием? Впрочем... я не уверен уже, что оно неодолимое. Уэрка уже переправился на северный берег реки с запада, а скоро переправится и на востоке, хотя мы и взорвали все мосты!"
   Найте томно потянулся и подошел к большой проекционной карте города. Вокруг него шли зубчатые красные линии - рубежи укреплений, странно похожие по форме на государственный герб. Большое кольцо "белой области" обегало окрестности столицы, доходя на севере до Товийских гор. Его пересекали две продольных укрепленных полосы - вдоль берега реки Товия, и вдоль гребня плато. В центре стояла Цитадель, а вокруг города строились поперечные линии. Там, на западной окраине, несколько тысяч машин, сотни тысяч людей и файа спешно возводили новые укрепления, чтобы замкнуть внутреннее кольцо. Но всё же, им не хватало сил для обороны даже столь ограниченной территории...
   "А наша полиция? - подумал вдруг Найте. - Их тут двадцать тысяч, и их надежность внушает мне сильные опасения. Всех на передовую! За порядком уследит и ЧК, - это их главная обязанность!"
   Он спрятал дневник, затем вызвал Абраса Бору, и с ходу выдал ему свое предложение. Генеральный комиссар промолчал. Он выглядел угрюмым и уставшим, мрачно разглядывая Найте. Хотя Лай месяцами не вылезал из подземелий Цитадели, он ничуть не изменился, его глаза живо блестели. Он всегда думал о том, что нужно сделать, а не о том, что случилось. Как и Анмай Вэру.
   - Мы полицейские, а не солдаты, - наконец сказал Бору. - Мы защищаем порядок, а не убиваем!
   - А разве это не защита порядка? И вообще, прикажут - враз понравится!
   Бору презрительно хмыкнул.
   - Вряд ли. Поэтому я не могу отдать такой приказ.
   - Но я - второй заместитель Единого Правителя, заместитель по безопасности, а вы - всего лишь начальник столичной полиции. Другой уже и не осталось. Поэтому вы обязаны подчиниться!
   - Нет, не обязан! Ни ЧК, ни Внешней Армии больше нет. Вашей страны - тоже. Остались лишь осколки - фанатики вроде тебя, сопляк! Ты сидишь здесь лишь потому, что тебя назначил сюда другой сопляк, дорвавшийся до власти! Сидя в Цитадели, ты легко посылаешь людей на смерть! Хватит!
   Глаза Найте удивленно распахнулись.
   - Абрас, что с вами? Вы понимаете, что говорите? В городе осадное положение. Прямое неподчинение приказу - это мятеж. А с мятежниками теперь не церемонятся. Я прошу исполнить мой приказ - иначе вас повесят.
   - Не смей мне угрожать! Я вдвое старше тебя, и я не позволю, чтобы паршивый мальчишка...
   - Может, у вас есть предложение получше моего? - перебил его Найте. Его уже ничего не могло удивить.
   Бору вздохнул.
   - Да. Нужно прекратить войну, впустить повстанцев в город. А потом... попытаться выжить. Погибло уже столько людей, что каждая новая смерть...
   - То есть, капитулировать? А вы знаете, что за такие предложения теперь расстреливают на месте? И потом, вас-то Уэрка, может быть, и примет, а вот меня - нет!
   - Уходите, - устало сказал Бору. - Улетайте на плато Хаос, возьмите всех, кто согласится пойти с вами.
   - Чтобы потом, после зимы, началась война между Товией и Хаосом? Или вы надеетесь их объединить, - после всего, что произошло? Я сомневаюсь, что "беглые" способны прощать, - у меня есть печальный опыт... Однажды я отпустил одного, - Найте задрал рукав и показал широкий шрам на левой руке. - Через сутки он попытался перерезать мне горло. Мне жаль, что я не могу согласиться с вами, - но я прошу вас подчиниться! Иначе здесь действительно будет война, и немедленно!
   - Ты фанатик и убийца. Тебе не жаль людей, никому из вас не жаль! Вы начали войну, пытаясь захватить весь мир, - и уничтожили его. Теперь вы хотите уничтожить оставшихся, чтобы только вы, файа, владели миром, когда тьма рассеется. Но этого не будет! Либо выживут все, - либо никто. И я сделаю всё, чтобы остановить вас, Найте Лай! Вы арестованы. Все ваши дальнейшие действия являются нарушением закона!
   - Ты, дурак! Как ты доберешься до меня здесь? - Лай стукнул по пульту управления оружием Цитадели. - Ты сам бросаешь своих людей на смерть!
   - Они сами так решили! И я сделаю всё, что смогу!
   - Всё? А гексы? А наши орудия? А миллион молодежи, которая ненавидит полицию? У вас нет никаких шансов. Или ты исполнишь мой приказ, или я отдам свой!
   - Я тоже отдам свой! И я не один. Уэрка до вас доберется!
   - В следующий раз мы встретимся в суде, изменник!
   Найте гневно прошелся по бункеру. Как ни странно, он даже был рад случившемуся, - раскрытому так вовремя заговору, по крайней мере. Теперь он думал о том, что с ним делать. 20 тысяч полицейских, не имеющих тяжелого оружия, не смогут справиться с 150-тысячной армией. Но если Уэрка перейдет в наступление, она не сможет покинуть своих позиций...
   А если покинет и начнется наступление?..
   - Включите все помехогенераторы Цитадели на полную мощность! Забейте все полицейские каналы! И чтобы ни одна крыса не ускользнула из города, ни одна! - он продолжал отдавать необходимые приказы.
   Когда поступили подтверждения, и на картах-схемах двинулись войска, Найте облегченно вздохнул. Да, бунт Бору опасен, но он начался слишком рано, и кто может поддержать его здесь? Не подполье же, не поднявшееся выше разбрасывания листовок? И не религиозные секты, которые не смеют носа высунуть из-за ЧК. Может быть, беженцы? Но те, кто ненавидит Фамайа, не стали бы бежать в её последний оплот. А вот уголовники - те с радостью поддержат любую смуту, дающую возможность для грабежей. "И чиновники, которые ненавидят нас со времен Второй Революции...", - Найте вновь бросился к пульту. Было невыносимо сидеть здесь и ждать результата. Отдав все приказы, какие только мог, он решил отправиться в город.
   Вскоре из подземного ангара у подножия Цитадели выполз вертолет. Одноместная машина, похожая на угловатую черную осу, легко поднялась в воздух.
   У внешних ворот Цитадели уже шел бой. Полицейские расстреляли из базук и забросали гранатами здание охраны, превратив его в груду дымящихся развалин, затем взорвали ворота вместе с частью ограждения. Сейчас колонна оранжевых патрульных машин, петляя, поднималась наверх.
   Найте видел, как из треугольных массивов внешних фортов поднялись орудийные башни, выдвинулись стволы. Тут же засверкали вспышки выстрелов. После каждого над колонной появлялся рой дымков. В машинах разлетались стекла, они теряли управление, слетали с дороги, напарываясь на ежи и взрываясь. Фигурки, которые выскакивали из остановившихся машин, при новых вспышках сметало, как метлой. Они засверкали и над сгрудившимися перед воротами машинами.
   "Игольчатые кассетные снаряды действуют неплохо", - подумал Найте. За считанные минуты из нескольких сотен нападавших в живых не осталось никого.
   "Для начала сойдет. В качестве крепости Цитадель не имела успеха, - за двести лет она ни разу не подвергалась осаде или штурму. Зато теперь... Интересно, штурмовали ли её, когда наша история ещё не началась?"
   Найте помотал головой. У ворот заводов "Мегазевры" он заметил десяток новых танков, напротив - разбитый ресторан, горящие обломки патрульных машин и россыпь трупов в синем. Здесь тоже всё было в порядке.
   Найте направил вертолет к водохранилищу. Скоро он заметил полицейский катер, на полной скорости идущий к южному берегу. С носа катера по машине ударил пулемет. По бронестеклу защелкало, перед глазами зарябили трассы пуль. В ответ из-под коротких крыльев вырвалась ракета. Над разбитой палубой вместе с огнем и дымом взметнулась вода, и катер затонул за считанные секунды. На поверхности не осталось ничего.
   "Там было десять человек", - Найте, сжав зубы, повернул назад. Кружа над городом, он непрерывно получал доклады. Никому из мятежников не удалось вырваться из Товии. Занимавшие оборону части Внутренней Армии, патрульные вертолеты и орудия уничтожили всех беглецов. Едва четверть полицейских поддержала мятеж. Остальные торопливо - чтобы их не убили - сдавались, и немедля, вместе с оружием, отправлялись на передовую.
   Мятежники пытались захватить аэропорт, АЭС, оружейные склады и заводы. Но охрана была всюду предупреждена заранее, и нападавших встречал шквал огня. Найте застал уже агонию бунта. Повсюду группы пёстро одетых ополченцев отлавливали мятежников. Те и не думали сопротивляться, спеша сдаться в плен.
   Вскоре всё было кончено, - все мятежники переловлены или убиты, полицейские участки захвачены, причем, почти без сопротивления. В руках повстанцев осталось лишь здание главного полицейского управления Фамайа - старинное, занимающее целиком громадный квартал. Это здание, составленное из нескольких многоэтажных корпусов, с примыкающей тюрьмой, окруженной массивной стеной с башнями, походило на крепость. Как сообщил командующий осадой, внутри засело больше трех тысяч мятежников - все, какие ещё остались в Товии. Здесь они оказывали яростное сопротивление.
   - Знаете, что сделал этот Бору? - донесся до Найте приглушенный голос командира. - Он выпустил всех, кто сидел в тюрьме, все пять тысяч заключенных - три тысячи уголовников и две тысячи осужденных за особо опасные преступления против государства. Их всех собирались завтра отправить в "Золотые сады".
   - Что?! - от такой новости Найте даже икнул.
   - Он не просто их отпустил. Им вернули их одежду, документы, раздали оружие, провели инструктаж...
   - Передайте ЧК, пусть немедля займется этим!
   - Уже передали. Многих поймали ополченцы.
   Найте прервал связь, направив машину к управлению. Штурм здания тоже вели ополченцы. Их яростные атаки встретил шквал огня из винтовок и пулеметов, и площади вокруг здания покрыла густая россыпь неподвижных тел, - большей частью в зеленых, как у Талу, туниках.
   Сейчас ополченцы уже не атаковали. Они вели перестрелку, укрывшись в соседних зданиях. Подошедшие "Мегазевры" методично расстреливали управление. Толстые, старинной кладки стены крошились под ударами снарядов, но явно не спешили трескаться и оседать.
   Заметив штурмовой вертолет с эмблемой Третьего Правителя на днище, ополченцы вновь пошли в атаку. Они густой волной высыпали из укрытий и побежали вслед за двинувшимися танками. "Мегазевры" подошли вплотную, стреляя в упор по окнам и амбразурам. Ополченцев же вновь встретил ливень пуль. Найте видел, как стали падать и корчиться люди, файа... Уцелевшие рассеялись и отошли назад. Танки, лишившись прикрытия, отошли тоже. Перед зданием остались лишь тела, к которым добавились сотни новых. А сколько их тут всего? Тысячи?
   Найте заметил, что, хотя штурм отбит, стрельба из окон управления продолжалась. Он с ужасом понял, что мятежники добивают раненых, расстреливая всех, кто ещё шевелится, и решетят пулями мертвых, чтобы в их смерти не осталось никаких сомнений. Он судорожно схватился за ручки наведения ракет, но тут ему в голову пришла более удачная мысль. Он схватил микрофон.
   - Немедленно отведите войска!
   - Но...
   - Немедленно, если не хотите, чтобы их тоже накрыло!
   - Есть!
   Найте связался с Цитаделью. На несколько минут внизу воцарилась тревожная тишина. Затем над Цитаделью полыхнуло ослепительно-белое пламя, багровея и расплываясь дымной тучей, - казалось, крепость взорвалась. Через десять секунд восемнадцать 16-дюймовых снарядов, весом больше тонны каждый, ударили в здание управления. Оно поднялось на воздух и исчезло, взорвавшись тучей обломков.
   Через тридцать секунд последовал второй залп, на сей раз, бетонобойными снарядами. Гигантская туча пыли и дыма ещё росла, и их взрыв почти не был заметен. Они, пробивая уцелевшие стены, пронизывая толщи завалов и 1,5-метровые железобетонные перекрытия, взорвались в подвалах управления, круша перегородки и выжигая термобарическим огнем всё, что там находилось.
   Когда огромную тучу пыли снесло ветром, здание исчезло, на его месте не осталось даже развалин. Найте увидел неровное поле битого кирпича, из которого торчали сломанные торцы гигантских бетонных балок. Он понял, что ничего живого остаться там не могло. От взрыва 36 16-дюймовых снарядов далеко вокруг вылетели все стекла, но разрушений всё же не было.
   Внизу вновь появились танки и ополченцы. Когда Найте вышел из приземлившейся машины, они дружно приветствовали его, - словно он своими руками разбил стены управления. Лай один не разделял всеобщего ликования, глядя на лежавшие вокруг развалин трупы.
   "С этого и надо было начинать, - подумал он. - Предъявить ультиматум, и, если бы они не сдались... А я, из-за глупого желания полетать, погубил тысячи жизней, и каждая невосполнима!"
   Его отвлек крик солдат, обнаруживших в уцелевшем на краю развалин блокгаузе железную дверь. Найте вспомнил, что под управлением, на глубине в четверть вэйда, находится противоатомный бункер, и там...
   Солдаты взорвали эту дверь, всадив в неё шесть реактивных гранат, и исчезли внизу. Они вернулись минут через пятнадцать, вытащив наружу Абраса Бору и его штаб. Раздались оглушительные крики ополченцев, требующих смерти предателей.
   - Нет! Мы их не убьем! - закричал Найте. - У нас каждая жизнь на счету! Их отправят в "Золотые сады" и превратят в "бывших". А тебя, - он подошел к Бору, - мы посадим в тюрьму Цитадели. Там ты будешь сидеть до тех пор, пока война не кончится, и мы не восстановим нормальный суд. Там ты ответишь за всё, - он обвел развалины и лежащие вокруг тела. - Как я и сказал.
   Абрас Бору не ответил. Вдруг он ударил в грудь стоявшего сбоку охранника и вырвал у него автомат, направив оружие на Найте. Тот успел лишь вздрогнуть, когда раздалась очередь, - и Бору упал, прошитый пулями второго стража. Лай даже не успел испугаться, и теперь смотрел на труп с растерянностью и изумлением.
  

* * *

  
   Истми Сурт осторожно пробирался по улицам Товии. Он никогда раньше не бывал в ней, и не представлял, где здесь можно найти убежище. Случившееся ошеломило его. Всего час назад он был просто куском мяса, которому уже завтра предстояло стать "бывшим" и лишиться разума. А теперь он, свободный, шел по улицам огромного города. Он ничего не понимал, когда его вывели из камеры, вернули его одежду, документы, дали пачку денег и оружие, - а потом просто вышвырнули вон, сказав лишь, где его могут схватить чрезвычайщики.
   Истми с недоверием пощупал пистолет с парой обойм, пересчитал ланы - оказалось три сотни. Тем не менее, ему надо было где-то укрыться, - стайки попадавшеся по пути молодежи смотрели на него с подозрением.
   - Молодой человек! Идите сюда!
   Истми увидел, что его зовет пожилой, представительно одетый мужчина с угрюмым лицом. Он подошел.
   - Вас выпустили из тюрьмы?
   - Да. Но что тут происходит? Революция?
   - Увы, лишь мятеж, - мужчина кратко объяснил ему происходящее.
   - Тогда я немедленно возвращаюсь, - им нужна моя помощь!
   - Перестаньте! Вас для того и отпустили, чтобы вы остались в живых, укрылись бы где-нибудь и дождались наших. Я живу один, и вы можете укрыться у меня.
   - А кто вы такой?
   - Я Керс Уэйра, режиссер, теперь уже бывший. Идемте.
   Керс зашел в ближайший магазин. Он вернулся с новой курткой и шляпой, надев их на удивленного Истми.
   - У вас прическа коротковата, да и лицо обтянуто. Сколько вы сидели?
   - Семь лет.
   - О, боже! Идемте скорее.
   Позади них, в центре города, раздалась частая стрельба, её то и дело заглушали отрывистые удары танковых пушек. Сурт непроизвольно ускорил шаг, - и вдруг остановился. Впереди стояла группа вызывающе одетой, вооруженной молодежи.
   - Это ополченцы Найте. Идемте, надеюсь, нас они не тронут.
   Едва они двинулись, на улице показался бешено мчавшийся полицейский автомобиль. За ним следовал автобус с полицейской эмблемой. Внутри него, кроме водителя и людей в синем, мелькнуло несколько бледных лиц, несомненно, бывших заключенных.
   Ополченцы замахали руками, требуя остановиться. Первая машина повернула прямо на них. Лохматый юноша в зеленой тунике выскочил вперед и бросил фосфорную гранату, чудом увернувшись от колес. Она пробила ветровое стекло и взорвалась в салоне, разлетевшись тысячами расплавленных, дымно пылающих брызг. Резко вильнув в сторону, машина опрокинулась. Раздался страшный крик, и Сурт увидел, что в горящей железной коробке бьются два человека в полицейской форме. Тут же, впрочем, затрещали выстрелы, прекратив их мучения. Самый старший, видимо, командир ополченцев, сказал:
   - Привыкайте, мальчики, нам ещё придется насмотреться и не на такое!
   Истми схватился за пистолет. Керс рванул его за руку.
   - Они нас убьют!
   Сурт сжал зубы и отвернулся. Со всех сторон сбегались ополченцы, их собралось уже человек тридцать. Они не тушили пожар, только смотрели, жадно, с выражением звериного любопытства на лицах. Сурт и Уэйра поспешно прошли мимо чадного костра, окруженного безмолвными зрителями. Вскоре впереди вновь замелькали вооруженные юноши в зеленом, донеслись крики и звон стекла.
   - Там шестой полицейский участок, точнее был. Давайте обойдем.
   - Нет! Я хочу получше рассмотреть этих!..
   На площади перед небольшим зданием собралось сотни две ополченцев. Они уже разбили все стекла и вывески, и теперь выводили испуганных полицейских. Другие тащили из здания оружие и документы. Бумаги тут же свалили в кучу и подожгли. Сурт заметил файа в черной форме ЧК, тщетно пытавшихся остановить погром.
   Один из парней взобрался наверх и начал срывать закрепленную над входом полицейскую эмблему. Из окна второго этажа выглянул человек с золотыми нашивками комиссара, поднял пистолет и выстрелил в лицо ополченцу. Тот сорвался и упал с тупым деревянным стуком.
   Раздались крики, началась стрельба. Вскоре ополченцы вытащили на площадь комиссара, за ним - тело ещё одного своего товарища, убитого в перестрелке. Под полные ярости крики собравшейся толпы они набросились на комиссара, и стали бить его прикладами. Керс и Сурт ушли, не дожидаясь конца этой сцены.
   - Дело плохо, - сказал Уэйра. - Эти дикари повсюду - на станциях метро, в троллейбусах, везде на транспорте - они ищут "беглых". Нам придется идти пешком. Старайтесь держаться спокойно, даже если увидите что-то возмутительное. Иначе... ну, вы же понимаете...
   По пути Сурт непрерывно крутил головой. В Товии, несмотря на осаду и войну, ещё шла нормальная жизнь. Работали магазины, транспорт, улицы освещались. Он смотрел на гулявшую повсюду молодежь, на множество девушек, одетых - как и многие юноши - в весьма легкомысленные, выше колен, разноцветные туники, подпоясанные узорчатыми цепочками. Попадались и девицы, одетые в шорты и безрукавки на голое тело, расстегнутые до пупка, или в платья из двух половинок, открывающие бока на всю их длину, от плеч до пяток.
   Юноши одевались немногим лучше - в безрукавки, в рабочие серые комбинезоны, в свободные футболки, иногда в одни шорты. На их фоне Высшие-юноши в своей черной форме смотрелись строго и сурово. У всех были длинные лохматые волосы - прически товийских парней и девчонок мало чем отличались. И те, и другие обувались в сандалии на босу ногу, но встречались и просто босые, - из числа приверженных древним обычаям. Приверженцы новых носили на головах круглые лампы-трубки, очень похожие издали на нимбы. Встречались и девушки в длинных черных платьях, расшитых серебром, - некоторые с поясами Высших, но веера цветных огоньков, закрепленных на длинных гибких усиках в прическах, придавали им особенно странный вид. И всюду виднелись группки вооруженных ополченцев, - юношей лет по 17-18, одетых так же, как и остальные.
   Встречая патрули, Керс то и дело сворачивал в стороны. Сурт с удивлением осматривался. Усыпанные цветными огнями огромные массивы городских зданий, пышная листва, в которой утопали широкие прямые улицы, их холодное синее освещение, незаметно заменявшее угасавший свет туманности, - всё это поразило его. Царящую в Товии предгрозовую атмосферу дополняли черные, тяжелые тучи, медленно заполняющие небосвод, патрулирующие улицы бронемашины и военные грузовики, направлявшиеся к Цитадели и доверху нагруженные. Возле, очевидно, школы Сурт заметил шумный митинг вооруженных юношей. У другой школы раздавали оружие.
   - Раздают по спискам, чтобы они могли защищать свои дома. Дойдет очередь и до нас... - Уэйра замолчал и прислушался. Стрельба в центре стихла. - Взяли.
   Они пошли дальше, но вдруг раздался резкий свист и страшный грохот. Земля задрожала, над центром города поднялось огромное облако пыли. Затем, - снова свист, грохот, содрогание земли...
   - Это орудия Цитадели, - пояснил Уэйра испуганному Истми. - С Абрасом Бору и его мятежом покончено.
  

* * *

  
   Наконец, они забрели в огромный товийский парк, примыкающий к пляжу. Над ним возвышалось массивное прямоугольное здание, окруженное высокой, этажа в четыре, крепостной стеной. Его фасад уходил прямо в воду, над увенчанной гребнем плоской крышей высилась огромная квадратная башня, примыкавшая к основному массиву.
   Это был Старый Замок - единственное здание, построенное в Товии до Революции, но Сурт предпочел смотреть на пляж, полный купающейся, а больше играющей и дурачащейся молодежи. Он невольно залюбовался ими - так они были красивы. Они беззаботно резвились, хотя чуть поотдаль стояли плоские, едва возвышавшиеся над водой мониторы, а на едва видимом южном берегу уже не было никакой власти - только мятежники и хаос.
   Когда они возвращались, Сурт заметил под огромными раскидистыми деревьями парка ресторан, прикрытый огромным тентом. В его центре был пруд, в нем плавали пластмассовые лебеди, очень похожие на настоящих, а вокруг сидели те же парни и девушки в плавках и купальниках. Им явно было лень одеваться. Многие пары занимались любовью, не стесняясь никого, в самом парке и на прилегающем пляже. Больше всего Сурта поразила и возмутила двухцветность большинства пар, - светлые и смуглые тела сплетались с самозабвенной чувственной яростью. Люди и файа не могли иметь общих детей, - и многим из них этот факт весьма нравился.
   - Ничего удивительного, - ответил на его вопрос Уэйра. - Полиции больше нет, следить за порядком некому. И все знают, что скоро умрут. Чего им стесняться?
   Когда они добрались до проспекта Революции, путь им преградила толпа. Найте в знак победы над мятежом и скорого начала осады решил устроить военный парад, чтобы подбодрить жителей. Никаких обычных церемоний ввиду военного положения не было.
   Впереди, на построившихся клином открытых машинах, ехали офицеры Генштаба. За ними шли солдаты Внутренней Армии, - но не те, оборванные и изможденные, которые с трудом пробились в столицу, а из гарнизона Цитадели. Рослые парни в черной форме шагали батальонными квадратами. Их тяжелые башмаки резко стучали. Ряд за рядом проходили монолитные шеренги в панцирях, в сферических защитных шлемах.
   Броня солдат отчасти удивила Сурта - что-то вроде толстых стеганых жилетов или курток с короткими рукавами из двенадцати слоев кевлара, с 8-миллиметровыми пластинами из корундовой керамики в кармашках, как объяснил ему Уэйра. Она держала пулю винтовки тридцатого калибра при выстреле в упор, - такая же прочная, как и 10-миллиметровая стальная броня, только в четыре раза легче. Но всё равно, выглядела она тяжелой и неудобной, а сами бойцы - не очень-то веселыми. В руках они держали автоматы с примкнутыми штыками, на их поясах висели подсумки с запасными обоймами. Сурт насчитал пять тысяч солдат: Найте вывел из Цитадели меньше четверти её отборного гарнизона.
   За армейцами медленно ехал бронетранспорт. На его крыше стоял сам Найте и командиры обеих истребительных отрядов. Их окружала охрана. Найте встретил шквал приветствий, явно искренних. Сурт так засмотрелся на правителя, что даже не вспомнил о своем пистолете.
   К его удивлению, председатель ЧК ничем не походил на тирана. У него было красивое смуглое лицо и большие глаза, широко раскрытые, словно в удивлении. За ним шли бойцы истребительных отрядов - все рослые, отлично сложенные, ничуть не изголодавшиеся, хотя многие проделали длинный и очень трудный путь в Товию.
   На них не было никакой брони, в руках - бесшумные автоматические винтовки с оптическими прицелами, на рубчатых стальных поясах висели длинные ножи. На каждом - ременная упряжь с многочисленными карманами, в них размещались запасные обоймы и гранаты. Это были лучшие бойцы Фамайа, но сандалии на босу ногу и длинные лохматые волосы придавали им не слишком серьезный вид. Открытые воротники и сине-золотые ленты на непокрытых головах только дополняли его. Даже на параде они ступали почти бесшумно.
   Хотя Истми не разбирался в эмблемах ЧК, он сразу понял, когда за первым отрядом пошел 14-й, хотя формой их бойцы не различались. Прибывших из-под Ревии отличали суровые, с холодно блестевшими глазами лица. У каждого на счету был не один десяток убитых врагов, и опыт, накопленный годами войны в развалинах и подземельях испепеленной столицы, делал их самыми лучшими бойцами, каких только мог найти Найте.
   Он вывел на парад более трети всех истребителей, надеясь впечатлить собравшихся - и впечатлил. Их встречали приветственными криками, хотя и не столь дружно, как его. Стрелков было восемь тысяч. За ними шла тысяча файа с автоматическими пистолетами и короткими толстыми трубами с муфтами на концах. Эти ручные ракетные установки могли с одинаковой легкостью поражать танки и вертолеты. Ещё пятьсот файа несли длинные серые цилиндры с оптическими прицелами, - лазеры разового использования, новейшее оружие Фамайа, доставленные с плато Хаос неделю назад. Два баллона в каждом содержали фтор и водород под давлением в тысячу атмосфер. При выстреле они, смешиваясь, поступали в резонатор, который разрушался почти сразу - но успевал выдать луч, пробивающий двухдюймовую стальную плиту. Разовые лазеры были очень эффективны при стрельбе по вертолетам и самолетам, особенно скоростным, - они били на мили, не требуя упреждения. Кроме лазеров, у стрелков тоже были автоматические пистолеты. Их отличали защитные зеркальные очки.
   За пехотой шли три тысячи гекс - лишь двадцатая часть скопившихся в "Золотых садах". Тем не менее, шествие закованных в черную броню, неторопливо шагающих громадин выглядело очень внушительно. Их головы скрывали бронированные шлемы причудливой формы, пасти защищали стальные пластины-челюсти с множеством коротких клинков. Скрывавшие глаза огромные фасеточные очки из бронестекла и венчавшие головы пучки антенн создавали зловещее видение шествия армии чудовищных насекомых. У большинства гекс, кроме крупнокалиберных пулеметов, закрепленных на шлемах, были автоматические пушки или небольшие ракетные установки на спине. Спусковые приводы соединялись с имплантированными компьютерами, - для выстрела гексе надо было лишь подумать об этом. "Бывших" на парад не пустили, но...
   Сурт обернулся, услышав крики за спиной. Крепкие ополченцы злобно заталкивали в огромный фургон группу бритых изможденных людей. Фургон был расписан цветущими деревьями, поверху шла крупная желтая надпись "Золотые сады". Он отвернулся.
   Остальные молча смотрели на гекс. Их мерная поступь гипнотизировала и казалась нереальной, как во сне. Вслед за ними по проспекту пошла техника. Первыми шли сорок бронетранспортов из Цитадели со спаренными зенитными автоматами на крышах - они годились и для стрельбы прямой наводкой. За ними шло сорок же самоходных шестидюймовых орудий. Их высокие бронированные корпуса и длинные стволы заставили толпу почтительно притихнуть. Эти машины тоже были из Цитадели. Потом рев турбин возвестил о приближении "Мегазевр". Их было здесь всего лишь сотни полторы - но земля дрожала, казалось, по ней течет сплошная река темной стали. В реве утонули все звуки. "Мегазевры" шли ряд за рядом, с наглухо задраенными люками, ощетинившись стволами зенитных пулеметов, обложенные, как мозаикой, сегментами активной брони.
   Сурт думал, что на этом парад и закончится. Однако, вслед за танками шло ещё два десятка пусковых установок. На плоских бронированных платформах плыли трубчатые контейнеры тактических ракет. Они били на сотню миль с точностью в несколько метров.
   Каждую платформу охраняло два маленьких броневика с пулеметами, очевидно, только что конфискованных у полиции. Они ехали впереди и позади каждой платформы, словно прикрывающие линкоры эсминцы. Эти машины тоже вышли из Цитадели, но Истми с ужасом увидел на их бортах эмблему Внешней Армии - атом. Те же эмблемы украшали и передние части контейнеров.
   Прохождение ракет дополнил мощный гул, идущий с неба - там волна за волной пролетали боевые вертолеты, затем с ревом пронеслись "Футуры"-перехватчики.
   - Не может быть! Всё ядерное оружие вывезли на плато Хаос. Но если... это чудовищно! - Керс побледнел. - Если у файа и остались ядерные ракеты, они не посмеют применить их - иначе вся Товия исчезнет с лица земли!
   Толпа, благоговейно замершая при виде ракетовозов, приветствовала возрождение самой грозной, Внешней Армии ликующими криками. Особенно старались ополченцы. Они не знали, что видели обыкновенные ракеты, начиненные обычной взрывчаткой и всего час назад украшенные этой грозной эмблемой. Но оружие было настоящим. На крепостных батареях осталась сотня противоракет, несущих нейтронные боеголовки. Их пытались приспособить для поражения наземных целей.
   Когда парад закончился, в его хвосте возникло стихийное шествие ополченцев. Их здесь собралось, наверное, несколько десятков тысяч. Шагали они нестройно, но зато усердно потрясали оружием и выкрикивали проклятия и угрозы в адрес мятежников и предателей. У них было даже некое подобие формы - но не военной. Она состояла лишь из рабочих штанов и сандалий, дополненных старыми бронежилетами из пенорезины и титановых пластин, у многих почему-то расстегнутыми до пупка. Что это должно было означать - презрение к врагу или просто желание показать глазеющим девчонкам упругие, в крупную клетку мышцы, Сурт не знал.
   На шеях ополченцев красовались цепочки с какими-то амулетами, на поясах вместе с подсумками висели длинные ножи. Длинные густые волосы у многих были связаны в высокие пучки на макушке, падая на спину на манер бунчука. Они походили на армию дикарей, но с современным оружием - автоматы, штурмовые винтовки, массивные трубчатые базуки и реактивные огнеметы.
   В дикой массе выделялись командиры в серых рабочих комбинезонах, с пистолетами и лентами истребителей на лохматых гривах. У многих на рукавах были нашивки Академии. Сурту бросился в глаза юноша, надевший на голову массивный стальной обруч - кольцо от подшипника большого диаметра. Всем, и бойцам и командирам ополчения, было по пятнадцать-двадцать лет.
   Парад произвел на Истми угнетающее впечатление, тем более, что в его ходе небо полностью скрыли непроницаемые тучи, дававшие от фонарей тревожный, мутный и бледный отблеск. Уэйра сказал лишь:
   - Ну, вот и конец света. Остается лишь удивляться, как Найте смог задержаться на этом уровне дикости.
   Когда они уже подходили к его дому, с темного запада донеслись раскаты орудий. Осада Товии началась.
   А с неба стал падать черный, невидимый глазу пепел.
  

Примечания: Товия

  
   На Уарке знали два города с таким названием, они были столицами Старой и Новой Фамайа.
   Первая Товия стала столицей Фамайа ещё в те времена, когда файа воевали с колонистами. Ни о точном времени, ни о самих основателях города ничего не известно. Первоначально это было маленькое селение, построенное примерно двести лет спустя после Освобождения. Само слово "Товия" переводится как "удобный дом".
   Это селение было известно тем, что в нем родился Анмай Вэру, позднее названный Строителем Вэру. В юности он был великим воином, но позднее проникся отвращением к войне - ведь все войны велись между родственными племенами. Прекратить их можно было лишь объединив страну.
   Он поклялся сделать это - и это ему удалось. Хотя его племя ничем не выделялось из других, идею объединения страны поддержали многие. На месте своего родного селения он построил первый город Фамайа. Именно за это его и назвали Строителем. После его смерти Фамайа вновь распалась. Лишь пятьдесят лет спустя Вэйд Аркус объединил её окончательно.
   В знак своей победы он повелел построить в центре Товии пирамиду, ставшую знаменитейшим сооружением Товии и всей Фамайа. Она была высотой в 320 локтей, но позднее её высота сама стала единицей длины - столь велика была её слава.
   Во времена Империи Товия стала огромным городом. В ней жило полмиллиона файа - очень много для тех диких времен. После распада Империи Товия стала столицей одноименного княжества. Его правители постоянно воевали, чтобы защитить город от своих одичавших соплеменников. Но к началу войны за независимость только Товия смогла сохранить древнюю культуру файа. Именно поэтому она вновь стала столицей страны.
   После Катастрофы жителям пришлось покинуть город. Они оставили его в полном порядке, надеясь когда-нибудь вернуться. Но этим надеждам не суждено было исполниться.
   Товия до конца времен Уарка осталась мертвым городом. Тем не менее, она пережила и ту, возрожденную Товию. Её улицы и сама пирамида Вэйда Объединителя навечно сгинули в пламени Бездны.
  

ГЛАВА 15.

ПАРОКСИЗМ

  
  
   ...Десятки тысяч плохо вооруженных солдат упорно, напролом лезли на сплошную завесу пулеметного огня, пока гора трупов не заваливала амбразуры, лишая гарнизоны дотов возможности стрелять, или же наши солдаты не сходили с ума от беспрерывного убийства...
   Из воспоминаний Карла Маннергейма.
   1940 год.
  
   Из дневника Найте Лая,
   командующего ЧК.
  
   "11.8.1745 года от основания Суфэйна, или 3.6.202 г. от основания Фамайа. (Или 263-й день Эвергета по моему собственному календарю).
  
   Сегодня Уэрка начал штурм Товии. Как и ожидалось, укрепления "белой области" оказались негодными, - слишком длинная линия обороны, и не эшелонированная. Она представляла собой, собственно, забетонированный ров, на днище которого высилось три линии высоковольтных проволочных заграждений, и вал, усиленный дотами. Сосредоточив артиллерийский огонь, мятежники пробили в нем множество брешей. В этом, собственно, не было нужды, т. к. все полицейские части, занимавшие линию, после начала штурма перешли на сторону Уэрки.
   Сдача внешнего укрепленного пояса дорого нам обошлась - мятежники поднялись на плато с запада и прошли между фортами и городом, отрезав нас от Хаоса. На равнине мы их разбили, пустив в ход танки, артиллерию и вертолеты. Сообщение восстановлено, но что будет завтра?..
   Общие итоги штурма. "Белая область" на западе полностью потеряна. Вернуть её невозможно. Мятежники захватили знаменитые научные города-спутники Товии - Ирну, Спарху, Мирик - превратив их в сущий ад. Мы удержались на новых, основных позициях, там враг продвинулся немного. Подбито 204 вражеских бронемашины, из них половина танков. В условиях пригородов базуки оказались очень эффективны. Но танков у мятежников всё же слишком много, и наши потери огромны: 6 тысяч убитых и 12 тысяч раненых - все больницы переполнены. Если бы не гексы и наша техника, особенно орудия фортов, нас бы просто смяли. От "бывших" почти нет пользы - они слишком глупы. Мы потеряли уже половину их общего количества, уничтожив всего около четырех тысяч мятежников. Вдобавок, есть случай нападения двух неизвестных лиц на управляющую машину - она взорвана и сожжена, оператор и водитель убиты. Это сделал кто-то из находящихся в городе.
   Вертолеты бьют врага очень успешно, но четыре из них уже сбито. И это только начало! Орудия Цитадели выпустили больше сотни снарядов по дорогам и местам скопления противника - спасибо вертолетчикам!
   Но, по оценкам корректировщиков, её главным калибром уничтожено всего 500-600 мятежников - не густо, если учесть, что каждый снаряд весит больше тонны! Всего противник потерял примерно 18-20 тысяч - убитыми и неизлечимо ранеными. Надеюсь, что наших в большинстве удастся спасти. Сегодня же наступил "конец света". Тучи пепла скрыли всё небо. Абсолютный мрак, температура: вчера было +22, сегодня +12 и продолжает падать.
   Обстановка в городе более-менее нормальная. Уэрка пока не обстреливает жилые кварталы, надеясь захватить столицу с ходу. Передышка нам пригодится, - дорога на Хаос ещё цела, попытаемся отправить туда побольше молодежи. Пусть даже здесь станет некому воевать!"
  
   "6.6.202 г., или 266-й день Эвергета.
   (3-й день осады)
   Вот уже третьи сутки нас непрерывно штурмуют. Наши бойцы падают с ног от усталости. Враг разместил на южном берегу реки артиллерию и беспрерывно обстреливает город. Везде массовые разрушения и пожары. Жители перебрались в подвалы, учреждения и транспорт, кроме метро, не действуют. Вражеские вертолеты атакуют непрерывно, хорошо, что у нас много зенитных ракет! Был даже воздушный налет - 21 самолет сбит ракетчиками Цитадели. По крайней мере бомбы нам не угрожают!
   Враг вышел к восточной окраине города. "Серебряные сады" пришлось оставить. Мятежники тут же сожгли их дотла, а здания взорвали. В самой Товии дела плохи - паника. Наши западные укрепления практически прорваны. Мы вынуждены бросить в бой все силы, чтобы остановить врага. Но единственное, что хоть как-то пока его сдерживает, - это артиллерия, особенно наша 16-дюймовая. Теперь мы используем её для разрушения захваченных противником сооружений. Бьем по южному берегу - сплошь пожары, дым и чад. В ответ мятежники атаковали плотину. Там только за первый день штурма мы потеряли 700 бойцов истребительного отряда, 15 тан­ков, 98 бронетранспортов, 6 самоходных орудий, 8 систем РСЗО. Держаться на дамбе невозможно, истребители отошли к шлюзам и машинному залу, - он разбит снарядами и горит. Электростанции больше нет, теперь вся надежда на АЭС. Враги готовят взрыв дамбы, а мы не можем им помешать! Писать о потерях уже нет времени, они и так очень велики, даже среди гекс".
  
   "4-й день осады. (7.6.202 г. или 267-й д.Э.)
   Сегодня мятежники взорвали дамбу. Вода хлынула в проран, и за несколько часов водохранилища не стало, дамба смыта почти полностью. Идиоты! Теперь в Товию с юга не попасть - у шлюзов ужасная стремнина, вода там вырыла целое ущелье! Хорошо хоть, наши водозаборы не пострадали - их строители предусмотрели подобное ещё сотню лет назад, и поток хлынул в реку несколькими милями ниже.
   Водохранилище - море бездонной грязи, наш флот весь на мели. Мониторы и бронекатера сейчас окапывают, а остальное... Вдоль набережной немыслимое число всякого хлама. Вода из каналов Нового Города тоже ушла, на их дне хлам и грязь, наш речной транспорт - среди неё.
   Артобстрел продолжается. Орудия мятежников бьют уже и с востока. Наш аэропорт разрушен дотла, от его главного здания остался лишь каркас. Гражданской и транспортной авиации в Товии больше нет - все самолеты, которые не смогли перелететь на Хаос, сгорели. Снаряды падают уже и сюда, но пока никакого крупного ущерба вроде нет, Цитадель почти вся размещена под землей.
   В промышленной зоне сплошные пожары и взрывы. Заводы "Мегазевры" разрушены, патронные разрушены, химические - один гигантский костер. Весь город залит пламенем, огонь со всех сторон. Горят нефтехранилища, везде дым, неба не видно. Разбиты цистерны с ядовитыми химикатами. Ветер сносит отраву на город, вся Товия в ядовитых парах. Есть случаи массового отравления со смертельным исходом. Сущий ад - под дымно-багровым небом идут жесточайшие бои. Штурм идет непрерывно, Уэрка бросает в бой всё новые силы, а у нас нет уже никаких резервов! Подбита уже половина нашей техники, и, хотя противник потерял восемьсот танков и примерно сто тысяч человек, это слабое утешение. Наши вертолеты и авиация не могут действовать в дыму. Все взлетные площадки под огнем, четверть машин уже сбита или уничтожена на земле. Разовые лазеры оказались почти бесполезными. Больше трети наших бойцов убито и ранено, все уцелевшие измотаны до смерти, помочь им нечем, - восточную окраину тоже штурмуют, пока безуспешно. Мятежники вновь вышли на плато, железная дорога на Хаос разрушена, северные форты отрезаны и блокированы. Возникла угроза прорыва в тыл, хорошо, что укрепления вдоль края плато еще держатся!
   На западе мятежники прорвали главную линию обороны и вошли в город. Начались уличные бои. Но солдаты Внутренней Армии пока держатся неплохо. По примеру истребителей они расстреливают врагов с крыш, устраивают засады - иногда очень удачно. 136-й полк подбил 5 самоходных орудий, 8 танков, 15 бронетранспортов, не понеся никаких потерь. 143-й полк подбил 12 самоходок, 20 танков, 30 бронетранспортов. 14-й истребительный отряд уничтожил до 1200 и взял в плен 1600 мятежников (отправлены прямо в "Золотые сады") и т.п. Тем не менее, разрушения в западных кварталах огромны - сплошное море огня. О жестокости боев в горящих развалинах уже сочиняют легенды (нет времени приводить подробности).
   Положение в городе очень тяжелое - ни у людей, ни у файа психика не может долго выдерживать такое напряжение. Сколько ещё продержимся - не знаю. Уровень радиации поднялся более чем в сто раз, скоро начнется эпидемия лучевой болезни. Неизвестно, чьи силы истощатся первыми, наши или Уэрки. Сейчас любая мелочь может решить исход войны. А я буду просить помощи у Вэру - пусть он сделает хоть что-нибудь, пока не стало слишком поздно".
  

* * *

  
   - Нам надо что-то делать!
   Керс Уэйра не ответил, он смотрел в выбитое окно. Истми Сурт чувствовал себя как в западне в его маленькой, но роскошно обставленной квартире, полутемной и с низкими потолками. Здесь всё было в идеальном порядке, - уют сохранился даже несмотря на вылетевшие от близких взрывов стекла.
   - Идите сюда, - сказал Керс. - Видите, во что превратился город?
   Истми тоже выглянул в окно. Теплый, наполненный едкой вонью и гарью воздух заставил его закашляться. С высоты второго этажа широкая улица казалась неестественно пустой - ни людей, ни машин, лишь блестело битое стекло. Огромное здание напротив было ещё цело, лишь зияя выбитыми окнами, но соседнее уже пылало. Огонь сливался с небом, на которое страшно было смотреть. Бешено несущаяся масса багрового дыма озаряла всё внизу неестественно ярким, трепещущим светом.
   Они отступили в глубину комнаты. Багровое марево потускнело за шторами, но комнату наполнял тяжелый гул, в котором едва различались отдельные выстрелы. Пол вздрагивал, по шторам скользили тени - казалось, они мчатся в самый ад...
   - Что вы предлагаете сделать? - спросил Керс.
   - Надо помешать Высшим. Их крепко прижали, и сейчас они могут пустить в ход ядерное оружие!
   - И как же мы им помешаем? Все ракетовозы ушли в Цитадель, а там...
   - Мы должны найти способ попасть и туда!
   Керс вдруг мрачно улыбнулся.
   - Я знал одного архитектора, которого уволили за неблагонадежность. Он рассказал мне многое о Цитадели - из неё в город ведут подземные ходы!
   - Ходы?
   - Насколько я знаю, есть шесть туннелей, выходящих за обводы крепости. Первый ведет под плотиной на ту сторону реки, но он сейчас уже разрушен и затоплен. Второй к АЭС - нам туда не попасть. Третий, кажется, на север, к одному из фортов, четвертый на аэродром. Пятый ведет в городское метро, а шестой выходит на склон плато, и я знаю, куда!
   - Так чего же мы ждем? У меня есть взрывчатка, - Истми поднял с пола тяжелый мешок, - и автоматические взрыватели. Цитадель набита боеприпасами, там десятки тысяч тонн снарядов. Если взорвать артиллерийские погреба, от неё ничего не останется!
   - Лучше передать эти сведения Уэрке. И времени нет, а путь непростой! Пошли! - Уэйра собрал второй мешок, с водой и продуктами, и они вышли, взяв и добытые в первом бою с ополченцами автоматы. Сейчас люди с оружием в руках уже не вызывали в Товии удивления.
  

* * *

  
   Спустившись по темной лестнице, они через двор вышли на улицу. Сурт с опаской посмотрел вверх. Над самыми крышами жутко неслись багровые тучи, то и дело доносился свист снарядов и взрывы.
   Пробираясь перебежками вдоль гранитного цоколя бесконечно длинного здания, Сурт вдруг заметил группу ополченцев, укрывшихся в туннеле - проезде во двор на другой стороне улицы. На них они не смотрели, присев у стен, их оружие лежало вокруг. Худые, в копоти, они выглядели измотанными до такой степени, что уже не замечали ничего вокруг. Глядя на их враз постаревшие лица, затвердевшие в непреклонной решимости, Сурт не ощутил ненависти - только жалость.
   - Эти мальчики защищают свои дома, и только, - тихо сказал Уэйра. - А Найте, сидя в Цитадели, посылает их на смерть, чтобы сберечь своих файа! Пошли!
   - Но, если мы объясним им...
   - Поздно. Они уже ненавидят. Пошли.
   Наконец, они добрались до ведущего на запад перекрестка - тот напоминал ворота в ад. Все огромные многоэтажные здания по обе стороны длинной улицы пылали сверху донизу, в воздухе тучами вился пепел. Вокруг бегали и кричали люди. Несколько раз они набрасывались на них, и им приходилось отбиваться прикладами. Затем начались уже сплошные развалины. Дороги дальше не было - улицы перекрывали неправдоподобно высокие горы рваного камня. Всё вокруг горело, в пожарищах непрерывно рвались снаряды и рушились стены.
   Здесь уже шли бои, то и дело мелькали фигурки солдат, стреляли, свистели пули. На том, что недавно было улицей, дымно горел танк мятежников, чуть дальше полыхал ещё один. За ними из развалин выполз третий. Откуда-то появился солдат в противогазе, с трубой разового лазера на плече. Он торопливо прицелился и выстрелил. Из обоих концов трубы вырвались огромные клубы белого пламени, на башне танка взорвалась ослепительная искристая звезда, но он продолжал ползти вперед. Солдат бросил трубу и исчез за грудой битого кирпича. Танк стал разворачиваться и вдруг взорвался, его башня взлетела высоко вверх. Впереди показались другие солдаты, с неба посыпались мины и началась такая плотная стрельба, что любой, высунувшийся из укрытия, был бы немедленно убит.
   - Мы не сможем пробраться к Уэрке, - сказал Сурт. - А если и сможем, то не сможем вернуться. Нам придется пойти в Цитадель самим. Нельзя рисковать. Нет, я не трус, но мы не имеем права погибнуть, не сделав ничего!
   Уэйра кивнул, и они повернули обратно.
  

* * *

  
   Едва они покинули зону разрушений, им пришлось опрометью бежать с улицы. По ней на предельной скорости мчалась "Мегазевра" и несколько бронетранспортов, набитых солдатами. Керс и Сурт повернули на север.
   Массивные постройки довоенного, до Великих Войн, периода тянулись долго. Потом начались бесконечные ряды одинаковых длинных домов из серого кирпича, построенных после Второй Войны. Снаряды сюда не залетали. Здесь было тише и темнее, даже стекла были ещё целы, а на улицах местами горели фонари. Но дым порой скрывал всё вокруг, а пепел падал так густо, что, казалось, идет снег. По вымершим улицам ходили патрули гекс - по десять штук и бронемашина управления. Глядя на бронированные морды тварей, Сурт невольно вспомнил костлявые тела мальчиков-ополченцев и сжал зубы. Им пришлось пробираться дворами.
   Обширные дворы, со всех сторон окруженные пятиэтажными домами-стенами, затененные пышными низкими деревьями, казались бесконечными и совершенно одинаковыми. Нигде ни души, окна темны. Они укрылись в беседке, в совершенно мирно выглядевшем дворе, перекусили и немного отдохнули. Во время отдыха Сурт тоже никого не заметил. Лишь однажды ему показалось, что вдоль стен пробираются несколько безоружных ополченцев, испуганно оглядываясь по сторонам. Но в дымном полумраке, полном плывущих теней, ему могло просто померещиться, - и с тем же успехом он мог принять людей за призрачные тени...
   Отдохнув, они повернули к востоку, и вскоре вышли к широкому каналу Победы. Он отделял Новый Город, построенный после Второй Революции.
   - Мы не пройдем здесь! - воскликнул Сурт, глядя на пропасть бывшего канала. Его отвесные бетонные борта были высотой метров в двадцать, наверху белые, внизу темные, дно представляло собой полосу грязи и мусора шириной в полвэйда. В ней нелепо блестел целехонький речной трамвай. Идущие с набережной лестницы обрывались площадками на половине высоты стен. На единственном мосту стояли танки, за ними возились люди, строившие укрепления. Далеко справа из грязи торчали обломки другого моста. На том берегу высились огромные уступчатые пирамиды. Эти бетонные громадины были уже обкрошены снарядами, но более-менее целы. Из их окон местами шел дым, хотя массовых пожаров здесь не было. Пышная чернота садов на улицах и террасах делала всю картину довольно мирной. Лишь вершины пирамид уходили в дымный полог, то открывавший, то скрывавший их уступы, да взрывы снарядов то и дело выбивали облака белой пыли из их стен.
   - Пойдем дальше на север, в обход, - решил Уэйра.
   Они долго шли по набережной, смешавшись с толпой. Здесь было довольно многолюдно - множество людей с сумками и мешками тоже шло на север, покидая зону обстрела. Наконец, канал повернул на восток, отделяя город от склона плато, на котором лепилось множество промышленных строений.
   Сперва им показалось, что здесь совершенно пусто - длинные высокие заборы, пустые темные здания, брошенные прямо на улицах машины... Но вдали несколько раз мелькали темные тени, доносился звон стекла, потом они наткнулись на уже остывший труп. Истми быстро понял, что мародеры, пользуясь случаем, тащат отсюда всё, что имеет хоть какую-то ценность. И он понял, что ожидает тех, кто, пусть неумышленно, встанет на их пути. Им пришлось удвоить осторожность.
   Путь постоянно шел в гору, и скоро они выбились из сил. Склон плато казался бесконечным. Они покинули квартиру Керса всего несколько часов назад, но Сурту казалось, что они идут уже целую вечность...
   - Вот она, - Уэйра вдруг показал за поворот. - Смотри!
   Подъем кончился. Улица тоже. Слева, вдали, на ровном, как стол, плато, возвышалась Цитадель. При одном взгляде на её огромный черный массив, окруженный бесконечными полями надолбов, Сурт ощутил страх. Мутное небо, нависшее над твердыней, озарял тревожный свет множества прожекторов. В их сумеречном отблеске едва проступала бесплодная равнина пустыни, уходившая куда-то в смутный мрак. Башни крепости ежеминутно извергали огромные клубы огня, и через несколько секунд до них доносился сокрушительный грохот 16-дюймовых орудий.
   Сурт оглянулся. Внизу, скрывая гибнущий город, ползла огромная туча дыма, озаренная багровыми сполохами.
   - А где же вход? - спросил он.
   - Здесь, - Керс показал на длинный ржавый ангар посреди огороженного решеткой двора. Вокруг глухих стен здания лежали кучи древнего металлолома.
   - Это же просто какой-то старый склад!
   - Так должно казаться. Но вход здесь, - Уэйра показал на небольшую железную дверь, сливавшуюся со створкой запертых ворот.
   Перебравшись через ржавую ограду, они кинулись вперед. Дверь тоже была заперта, но Сурт короткой очередью выбил замок и распахнул её резким рывком. Внутри ярко горел свет, широкий пандус вел вниз, упираясь в массивные стальные ворота, снабженные запорными колесами. У них сидело шестеро ополченцев в зеленых туниках. Едва они подняли оружие, пули из двух автоматов скосили их. Юноши не успели даже испугаться.
   Истми и Керс брезгливо обошли трупы, осторожно спускаясь на дно бетонной выемки.
   - Вы уверены, что ворота не заперты?
   - Нет. И там тоже может быть охрана.
   Керс легко повернул маховик, но ему пришлось напрячь все силы, чтобы приоткрыть тяжеленную створку. Ворота вели в светлое, просторное помещение с какими-то клетками и машинами. Десять сидевших в нем юных файа удивились их появлению, но успели открыть огонь первыми. Мужчины едва успели отступить. Секунду спустя Истми бросился вперед. Упав на пол, он швырнул в зал целую связку гранат. Через секунду внутри полыхнуло рыжее пламя взрыва. Свет погас, посыпалось стекло, что-то заскрежетало, обваливаясь, послышался хрип, стоны раненых...
   Осторожно светя фонариками, они вошли внутрь. Сурт нащупал в кармане большой складной нож, отнятый при аресте, и мрачно усмехнулся. Пришло время платить по счетам.
  

* * *

  
   - Боюсь, лифт больше не работает, - несколько минут спустя Керс Уэйра обошел застрявшую в наклонной шахте искореженную платформу подъемника и стал спускаться по идущей сбоку узкой стальной лестнице.
   Позади них висела мертвая тишина.
  

* * *

  
   Сурт насчитал почти полтысячи ступеней, прежде чем лестница кончилась. Широкий бетонный туннель внизу упирался в массивный глухой щит из литой стали.
   - Они закрыли аварийные затворы, - сказал Уэйра. - Где-то здесь должна быть контрольная панель...
   Тут же Истми заметил утопленную в стену панель кодового замка. Поддеть её дулом автомата и сорвать было делом секунды.
   - Почему здесь нет больше охраны? - спросил Сурт, пытаясь разобраться, какие провода надо замкнуть, чтобы открыть затвор. - Да и замки тут очень простые!
   - Это противовзрывной щит. Вся охрана от людей была там, - Керс показал наверх.
   Сурт соединил нужные провода. Посыпались искры, затвор со скрежетом поднялся, открывая широкий зияющий проем, ведущий в черноту пустой станции. Едва они вошли в неё, из темной глубины туннеля донеслось приближавшееся громыхание.
   - Этот туннель и соединяет Цитадель с метро. А здесь лишь аварийный выход.
   Они погасили фонарики. Мимо них медленно проползла едва светящаяся кабина электровоза, за ним пошли нагруженные ящиками вагоны. Поезд направлялся к Цитадели. Они легко перепрыгнули с платформы прямо в проем выломанной вагонной двери.
   - Ну вот и всё. Доедем быстро, а там... - Керс махнул рукой.
   Они проехали не меньше мили, прежде чем впереди показался свет. Здесь туннель превращался в настоящее ущелье, расчерченное могучими ребрами стальных стен и залитое мертвенным сиянием режуще-синих ламп. За ними едва угадывались массивные очертания орудийных барбетов. На стеклянных галереях стояли вооруженные солдаты. Сурт понял, что здесь начинается сама Цитадель, построенная ещё при Альянсе.
   Поезд, не останавливаясь, проехал по висевшему над бездной каркасу-мосту, и охранники не заметили их, втиснувшихся между штабелем и стенкой вагона. Затем поезд миновал несколько массивных распахнутых ворот, с грохотом вполз на обширную, ярко освещенную станцию и замер. Из широких проходов в её стенах вышли рабочие с электрокарами, готовясь к разгрузке. Раздались крики - их заметили. Керс и Сурт спешно выскочили наружу, несколькими очередями разметали бросившихся к ним людей, и проскочили в ближайший пустой проход прежде, чем уцелевшие успели опомниться.
   Длинный, ярко освещенный коридор упирался в широкие двери грузового лифта. Они открылись, едва Керс нажал на кнопку, - но тут же в коридор ворвалась дюжина солдат. Истми успел первым дать очередь, но пули отскакивали от их панцырей, впиваясь в стены. Солдаты ответили шквальным огнем. Керс и Сурт чудом успели проскочить внутрь кабины.
   Прижавшись к боковой стене пустой стальной коробки, Истми увидел на ней панель с десятком кнопок. Решив, что боеприпасы должны храниться на самом верхнем ярусе, возле орудий, он нажал первую. Двери тут же закрылись, кабина вдруг с грохотом пошла вниз, с такой скоростью, что у них перехватило дыхание. Потом их охватил страх - что, если внизу их тоже поджидают солдаты?
   Лифт затормозил так резко, что их швырнуло на пол. Едва двери открылись, Истми бросился в коридор. Когда они начали закрываться, он с разворота дал очередь по кнопкам. Брызнули искры, свет в кабине погас, сдвижные панели застыли полуоткрытыми. Теперь солдаты не могли их настичь.
   - Даже в Цитадели этажи считаются снизу вверх, - мрачно заметил Керс. Его слова раскатились шепчущим эхом по коридору.
   Они осмотрелись. Мертвенно-тусклый свет ламп, темная сталь пола и стен, клубящийся туман производили жуткое впечатление.
   Они попытались отыскать другой лифт, но нашли лишь дверь аварийной лестницы - запертую и столь массивную, что её можно было лишь взорвать.
   - Найдем другую, - сказал Уэйра. - Центральный массив там, - он показал налево.
   Они шли долго. Влажные стальные стены дышали холодом. Выходы наверх могли быть где угодно - за множеством запертых стальных дверей, в темных боковых проходах, но им не попалось ни одного. Бесконечные повороты, толстые красные кабели, словно артерии змеящиеся по стенам, множество ведущих во мрак ответвлений, темных проемов, шахт - всё это вызвало у Истми глухой ужас. Во всем окружавшем их было нечто чужеродное, всё это не могло быть просто подземными укрытиями. Их преследовали звуки - то странное гудение, то лязг, шаги, человеческие голоса, но они не видели ни одного человека или файа.
   - Где мы? - наконец спросил он у Керса.
   - Не знаю. На десятом глубинном ярусе, а где точно...
   - Так мы заблудились?
   - Да.
   - Что делать?
   - Идти вперед. Может, найдем лестницу.
   Но, чем дальше они шли, тем мрачнее становились туннели. Клубящийся туман скрывал всё, он тянулся за ними, несколько раз они чуть не упали в неогражденные шахты, спотыкались об какие-то обломки, тросы. Истми начало казаться, что кроме этих туннелей ничего больше нет, а страшные картины разрушенного города наверху - только сон. Все звуки в подземельях стихли, но ему показалось, что за ними кто-то идет, следит, прячется в клубах тумана... Это становилось невыносимым. Он не знал, сколько прошло времени, почему здесь никого нет, ничего...
   Наконец, им улыбнулась удача - они выбрались в широкий прямой туннель, совершенно пустой и чистый, бодро пошли по нему, но вскоре вновь остановились. Здесь туннель поворачивал влево - и вниз, превращаясь в пандус. Он был очень широкий, с высоким ступенчатым сводом. По нему в два ряда могли ездить грузовики - и, судя по следам на полу и пешеходным дорожкам по бокам, они действительно здесь ездили.
   - Проклятие! - Сурт остановился.
   - Подземелья Цитадели состоят из двух частей, - верхних, боевых этажей, и "Анти-А", то есть убежища, способного выдержать прямые попадания атомных бомб, - пояснил Керс. - Это вход в него, - он показал на раскрытые створы толстенных стальных ворот. - Кстати, внизу "Анти-А" размещается АЭС, которая питает всю крепость. Если её взорвать, Цитадель станет беспомощной.
   - Мне не хочется туда спускаться. Уже несколько часов, как нас обнаружили - и ничего. Файа хотя бы могли поставить охрану у всех входов. Тут что-то не так!
   - Нам придется туда пойти. Кроме нас это никто не сделает.
   Идти под уклон было очень легко. Здесь было тихо, лишь длинные лампы едва слышно жужжали, заливая всё вокруг своим холодным бледным светом. Они шли почти два часа, пока не кончился спуск. Каждые несколько минут минуя ответвления, ведущие на ярусы, Сурт насчитал их тридцать. Потом чуть изгибавшийся вправо туннель стал горизонтальным и резко свернул. В его темном продолжении по обе стороны высились огромные стальные ворота, маркированные цифрами. Здесь уже не ощущалось холода, а воздух стал заметно гуще.
   - Это главные хранилища крепости, - сказал Керс. - Что в них - я не знаю.
   Сурт подошел к первым воротам из двух неровных монолитных плит, поискал какую-нибудь кодовую панель, замок - не было ничего. На минуту он растерялся, потом всё же отыскал запертый люк устройства, управляющего электрическим приводом створок.
   - Не очень-то надежные у них замки, - заметил он, ковыряясь в запоре.
   - Не очень, но зато есть сигнализация, - Керс открыл другой люк, поменьше, и возился с проводами. - Хотя тоже очень старая. Цитадели уже двести лет. Тогда не было электроники, да она и не сохранилась бы в этой сырости. Но тут всё выглядит так, словно эта примитивная чепуха поставлена на место электроники!
   Сурт наконец справился с замком, открыв люк. Он потянул старомодный рубильник - ворота раздвинулись, и, едва они прошли в них, сомкнулись снова.
   Они увидели огромный зал с такими же ребристыми стальными стенами, похожий на ущелье, - в нем, ярус за ярусом, тянулись широкие галереи, а между ними двигались манипуляторы и грузовые клети - каждая была размером с небольшой дом.
   - Боже, сколько же денег они истратили на эту крепость! Ни сто, ни двести лет назад не умели так строить!
   Керс прошел между штабелями. Всю эту галерею и другие сплошь заполняли какие-то ящики, кипы документов, контейнеры, машины...
   - Всё это свозится сюда на случай падения Товии. Тогда файа взорвут все выходы из Цитадели, и это добро останется в ней до прихода их собратьев с плато Хаос.
   - А взрывчатки здесь нет?
   - Нет. Но, может быть, есть оружие.
   Когда они дошли до торцевой стены, украшенной скрытым пылью непонятным барельефом, оказалось, что сбоку есть проход в соседний зал - точно такой же. За ним были ещё и ещё, все забитые самыми разнообразными вещами, которые только могли быть плодом ума и рук. Когда они через последние ворота вернулись в основной туннель, Истми шатало от усталости. Несмотря на тщательные поиски, они не обнаружили никакого оружия.
   Хотя они уже прошли хранилища, туннель вел дальше, уже без ответвлений или входов. Вскоре они дошли до его конца. Туннель впадал в колоссальный сумрачный каньон, заметно изгибавшийся вправо и влево - в зазор между кольцевыми стенами какой-то колоссальной шахты, едва освещенный поясом тусклых ламп. Его пересекал широкий мост, словно отлитый из зеленовато-голубого светящегося стекла. Мост упирался в огромные, высотой метров в восемь, ворота со знаками атома на створках. Из-за них доносился приглушенный гул.
   Керс Уэйра ступил на светящийся мост первым, и это спасло Истми. Прежде, чем он последовал за ним, мост просто погас с мелодичным свистящим щелчком. Керс исчез в темной глубине каньона без крика, словно опущенный в глубокую воду. Истми, упав на край бездны, тщетно ждал хотя бы удара тела о дно...
   "Так вот почему нет охраны! - понял он. - Все важные узлы охраняются ловушками, и тот, кто не знает их тайны, умрет!"
   Поскольку пути вперед не было, он пошел назад. Он не знал, что Керс Уэйра в это время ещё падал, задыхаясь, захлебываясь диким ужасом...
   Потом был страшный удар - и темнота...
  

* * *

  
   Впереди показались крохотные огоньки, мерцающие, словно звезды, - фонари вошедших в туннель солдат. Их было много. Впереди отряда ехал небольшой броневик. Сурт бросился обратно, заметался, ища выход. Голоса солдат приближались. Подумав, он включил взрыватель и аккуратно положил мешок у стены, прикрыв его несколькими кусками железа. Потом спешно отошел, укрывшись в боковом ответвлении. Когда солдаты поравнялись с миной, он нажал на кнопку детонатора. От взрыва загудело всё подземелье. Сурта чуть не разбило о стену.
   Когда дым рассеялся, он увидел, что броневик лежит на боку. Из его покореженного корпуса выбивалось чадное пламя. За ним лежало несколько каких-то бесформенных куч, но многие солдаты уцелели, - дымную мглу полосовали десятки нитей трассирующих пуль. Пока они не видели его, но это очень скоро изменится, если...
   Попятившись в темную глубину бокового прохода, Сурт чуть не упал в шахту с ведущей вниз винтовой лестницей, и бездумно пошел по ней. Он не помнил, сколько ярусов миновал. Становилось всё жарче, всё труднее дышать. Потом он брел куда-то по страшным коридорам со стальными стенами, похожими на изъеденную древесную кору. Коридоры были совершенно пусты и освещены еле тлеющими лиловыми лампами. Его сознание начало мутиться, ему казалось, что кое-где здесь лежат кости, скелеты неестественных, чудовищних существ.
   Потом он заметил нечто вроде окна. Стерев с него пыль, Сурт отшатнулся. На освещенной горящими домами улице возвышалось чудовище - бледно-рыжая шагающая машина. Она напоминала тараканью голову на трех неестественно длинных ногах-спицах. Перед ней шла толпа... вероятно, людей - окровавленных, с вывернутыми внутренностями, с какими-то мерзкими мешкообразными тварями вместо голов. Лапы тварей глубоко ушли в уже несомненно мертвую, но ещё двигавшуюся плоть. Такого просто не могло быть, - но изображение казалось совершенно реальным, оно дышало сверхестественной, кощунственной жизнью. Истми ощутил приступ удушья и побрел дальше, стараясь не смотреть по сторонам. Совершенно обессилев, он упал в каком-то тупике, равнодушно отметив, что здесь уже лежат черепа и кости.
   Хотя даже сталь здесь превратилась в лохмотья, тупик перекрывал щит со странным изображением, глянцевито-блестящим и отлично сохранившимся, - на ступенях исполинской лестницы стояло множество файа в странных одеждах, с лицами, неразличимыми в полумраке. Было лишь видно, что голову каждого окружает ореол - у одних светлый, у других темный. На верхней ступеньке, выше всех остальных, в одиночестве, стоял юноша, у которого не было ореола. Из его поднятой руки исходили одновременно и светлые, и темные лучи, они заполняли всю картину, образуя её фон. В его лице было нечто знакомое, словно Истми уже встречал его где-то. Наконец он вспомнил - у Анмая Вэру, которого он много раз видел на портретах, было такое же лицо.
   Слабый шорох отвлек его внимание. Хотя тяжелый, жаркий, застойный воздух здесь был совершенно неподвижен, что-то в глубине коридора взбивало вековую пыль, быстро приближаясь к нему. Как Истми не старался, он не смог разглядеть ничего больше, и его охватил страх. Страх перешел в дикий ужас, когда его обволокло нечто совершенно бесплотное, болезненно-теплое, не дающее дышать. Он попытался освободиться от этого, но был уже слишком слаб, чтобы подняться. Казалось, что сам оживший воздух подземелья медленно душил его. Истми всё реже хватал его судорожно открытым ртом, пока его дыхание не прекратилось окончательно.
  
   Из дневника Найте Лая
  
   "5-й день осады. (8.6.202/268 д.Э.)
   Невероятно! До сих пор не могу прийти в себя! Вчера говорил с Вэру. Он сказал, что про-Эвергет ещё недостаточно надежен, но обещал прислать нам ядерное оружие и инженера, который бы хорошо в нем разбирался - наш покончил с собой. Сегодня инженер прибыл!
   По порядку: в 21.45 приземлилась "Прелесть" - эти стелс-бомбовозы наиболее грузоподъемны. Она привезла всего четыре "изделия" - сверхмощную струйную бомбу, чтобы взорвать Товию, если она падет (ну и помощь!) и три мегатонных снаряда для 16-дюймовых орудий. А инженер... Но лучше я опишу встречу. Когда "Прелесть" села - мы прикрывали её посадку всеми средствами, какие у нас были - я встречал её. Выглядит "Прелесть" престранно - это черный треугольник с выпуклыми сторонами длиной в треть вэйда. Выгрузкой "изделий" руководила высокая девушка в герметичном комбинезоне летчика - на "Прелести" нет пассажирских мест. Я не сразу узнал Хьютай, и настолько ошалел, что даже не поприветствовал её. Она подошла сама. Далее последовал следующий разговор:
   - О, Найте! Что ты так испуган?
   - Интересно, как Анмай отпустил тебя - сюда? Или вы поссорились?
   - Нет, но слишком близко к этому подошли. Я не хочу сидеть в безопасности на плато, когда мои собратья здесь гибнут - ведь в этом есть и моя вина. Меня обучили обращаться с ядерными зарядами, и я спасу вас, а если нет - зачем мне жить?
   - Вот как? А как же про-Эвергет?
   - Полностью готов, но мы не можем его применять - его точность ещё недостаточна. Попытаемся обойтись этими бомбами.
   - Но Анмай...
   - Очень не хотел меня отпускать, но я же не его рабыня! Нам нужно какое-то время побыть вдали друг от друга. Знаешь... после войны он сильно изменился... стал... жестоким, как подобает правителю... с мальчишками это бывает, когда они сознают свою беспомощность перед вещами, над которыми не властны. Я... люблю его по-прежнему, мне он нравится всякий... хотя порой я перестаю узнавать его, и не хочу утешать на пути, по которому шли его предшественники. Я понимаю его, но... пока он думает и тоскует обо мне, ему будет не до убийств, поверь мне. А я пока буду защищать свой город и свой народ.
   - Но что, если он просто найдет другую девушку?
   Хьютай вдруг странно, недобро усмехнулась.
   - Послушай, я знаю Анмая гораздо лучше, чем ты. Предать меня - для него всё равно, что предать себя. Он прежде умрет. А если всё же... то я сама убью его - ради него самого, и ради всех нас. Я думаю, что смогу.
   - Ты понимаешь, что не сможешь вернуться? Двигатели "Прелести" не выдержат обратного рейса. Если столица падет - ты умрешь. Как и все мы.
   - Тогда пусть Анмай постарается, чтобы это не случилось! А если случится иначе - что ж, такова судьба!
   В общем, прибытие Хьютай подняло моральный дух если не защитников, то мой.
   Обстановка - та же, что и вчера, только еще хуже. Идут уличные бои, враг вышел уже к Товийскому парку. Замок превратился в ключевой узел обороны. Мы напрягаем все силы, но их остается всё меньше! Из солдат в строю осталась едва половина, из гекс - 2/3. "Бывших" перебили всех, "Золотые сады" превращены в развалины, и мы уже не можем производить новых".
  
   "6-й день осады. (9.6.202/269 д.Э.)
   Сегодня, по согласованию с Вэру, Олтой и Хьютай, я решил применить нейтронные ракеты. Пожалуй, уже слишком поздно - все заводы разрушены. О фортах на западной окраине ничего не известно. Старый Замок превращен в груду камня и взят. Враг неудержимо продвигается вперед, потеряно уже несколько квадратных миль городской территории. Наша техника выбита вся - осталось 38 вертолетов в ангарах Цитадели и бесполезные перехватчики в бункерах на аэродроме. Они не могут летать - пепел разрушает двигатели. Фактически, город защищает артиллерия и гексы, хотя их погибло уже тысяч 25. Башенные орудия пока почти все целы, но уже четверть наших снарядов истрачена, приходиться экономить. Я не хотел этого, но у нас просто нет выбора.
   Хьютай запрограммировала ракеты, направив их на места основной концентрации противника. Мы определили их по данным наших агентов - спутники разведки не действуют, так как всё вокруг в дыму. Затем я нажал кнопку на пульте дистанционного управления - двадцать ракет одновременно взвились из пусковых шахт в Цитадели и исчезли в небе. Через тридцать секунд начались вспышки и продолжались минуту, постепенно слабея. Весь горизонт был в ослепительных сполохах бело-зеленого пламени! Мы стояли наверху, у дома Вэру, оттуда всё было отлично видно. Облачный полог разорвался, и через минуту показались огромные дымовые кольца взрывов. Они вращались, поднимаясь в бурлящие небеса. Затем был грохот - словно страшная гроза. Эти огромные белые кольца и раскатистый гром создавали впечатление праздника.
   Об ударе никто не знал заранее, даже наши: они наносились далеко за линией фронта. Атаки мятежников прекратились, - пока, по крайней мере. Общие итоги штурма Товии - первого, боюсь, что будет и второй - таковы: за шесть дней боев Уэрка потерял полмиллиона человек - 3/4 от взрывов нейтронных бомб, т.к. каждая накрывает площадь радиусом больше мили. Сейчас его армия дезорганизована, но, если он жив, она вновь соберется! Наши потери: техника вся, и восстановить её нельзя. Люди: "бывшие" - все, солдат - 53 тысячи. Файа: истребителей - 4 тысячи, летчиков - 946. Всего больше половины гарнизона. Гекс осталось 32 тысячи - это по-прежнему наша главная боевая сила. Ополченцев осталось 300 тысяч, 70 тысяч самых способных отправлены на плато Хаос, а 96 тысяч погибли. Пожары прекратились, и температура сразу упала до -2. Сейчас всё тихо, мы гасим последние пожары и укрепляемся. Не знаю лишь, сколько это продлится!"
  
   "8-й день осады. (11.6.202/271 д.Э.)
   Вновь начался штурм. Мятежники вконец озверели. Впрочем, зрелище гибели товарищей от нейтронного удара - агония продолжается несколько часов - способно взбесить кого угодно. Атаки идут беспрерывно, враги лезут вперед, не считаясь с потерями. Захвачена уже половина Старого Города. Мятежники прошли по просохшему дну водохранилища, взяли плотину и соединились с частями на востоке, сомкнув фронт осады. Очень скверно, что они сосредоточили основные усилия на штурме АЭС. У них полно военных специалистов из ССГ и офицеров-перебежчиков. Случаи дезертирства есть даже сейчас, и их тысячи! Ещё хуже те, кто остаются с нами, и вредят нам, как могут. Они делают оборону города почти невозможной. Если АЭС и водозаборы падут - Товии конец. Останется лишь Цитадель - а сколько продержится она?..
   Уэрка хитер - северные форты не штурмуют, а ведь в них десять тысяч солдат! Пока наша оборона держится, но только за счет гекс и артиллерии. От запасов снарядов осталось чуть больше половины. Уже сама Цитадель атакуется с севера - пока безуспешно.
   Штурм Товии начался, едва наши ополченцы успели отпраздновать победу. Впрочем, праздновать нечего - из двух миллионов её населения треть уже погибла под обстрелами и от нейтронных ударов - десять ракет разорвались в захваченной врагом части города. Итого - за неделю больше миллиона убитых! Это по ожесточению боев напоминает вторую Великую Войну, но не на тысячемильном фронте, а в одном городе! И у нас скоро появится самый грозный враг - лучевая болезнь, неизбежный спутник атомной войны".
  
   "11-й день осады. (14.6.202/274 д.Э.)
   Штурм продолжается. Старый Город потерян весь, кроме жилых районов на севере. Непонятно, как мы ещё защищаем остальное? Наши бойцы настолько измотаны, что с трудом держат оружие.
   Я сменил гарнизон Цитадели - в ней сейчас истребители. Все её солдаты на фронте, их осталось двадцать тысяч. Наши ополченцы уже стали настоящими бойцами, но что ждет их? Во время передышек в боях, когда дорога на плато Хаос ещё действовала, мы отправили туда много молодежи - сейчас там двести тысяч людей и файа. Остальные практически обречены - судя по темпу наступления и потерям, мы протянем ещё всего дней 5-6. Я боюсь, что завтра придется применить не только нейтронные, но и термоядерные заряды - потери очень велики, и восполнить их нечем!"
  
   "12-й день осады. (15.6.202/275 д.Э.)
   День Фамайа - 202-я годовщина основания государства. Очень много событий. Не знаю, с чего начать.
   Прежде всего, по радио со мной связался Уэрка и предупредил, что если мы вновь применим ядерное оружие, все жители Товии будут перебиты, а если мы капитулируем, то он нас простит! Не знаю, откуда он узнал о моих намерениях, но его дела плохи - кто-то атакует его армию с тыла. Но Старый Город захвачен уже весь. Наши предложения о перемирии отвергнуты. Он просто загнал нас в угол.
   Сегодня в 12.48 мы дали залп тремя мегатонными снарядами из наших 16-дюймовых орудий и ещё запустили сорок нейтронных перехватчиков. Результат чудовищный - весь горизонт в пламени. Часть Старого Города сметена, даже в Цитадели обрушились многие уцелевшие строения. Целый час Товия была под чистым небом, окруженная тремя гигантскими грибами - жутко и красиво одновременно. Сами взрывы - неописуемое буйство красок, какого ещё не было в нашем темном мире. Радиус поражения у водородных бомб - четыре мили, так что мятежникам крепко досталось! Потом разразилась буря со страшным шквалом, черным ливнем и беспрерывным сверканием молний. Огонь противника совершенно прекратился. Воспользовавшись его замешательством, наши войска перешли в контрнаступление.
   Результаты: на севере враг полностью разбит истребителями при поддержке артиллерии Цитадели. Сообщение с фортами на Товийском хребте восстановлено. Солдаты Внутренней Армии и ополченцы быстро отбили часть Старого Города, но встретили неожиданно упорное сопротивление и весь очистить не смогли. Сейчас все они отошли в Новый Город, чтобы сократить линию обороны. Наступление врага полностью прекратилось - на сей раз, думаю, окончательно. В Товии осталось ещё больше миллиона населения - это Фамайа!
   Не знаю, стоит ли праздновать победу. Но защитники города, большей частью, ополченцы, считают иначе. Они собрались в подземном ангаре для вертолетов в Цитадели - самом большом нашем помещении. К моему удивлению, было довольно весело, хотя веселье выглядело довольно диковато. Но для тех, кто с напряжением всех сил защищает свои жизни, зная, что в любое мгновение может быть убит, я думаю, естественно ликовать при виде смерти врага. В огне этой битвы вырастает нечто совершенно новое - наши ополченцы готовы отдать друг за друга всё, даже жизнь, но к тем, кто вне их круга, у них нет ни малейшего сострадания. Для них вполне естественно заниматься любовью в общей куче - все они считают себя братьями и сестрами, и девушки сражаются наравне с юношами. Теперь я понимаю, почему Анмай не хотел победы товийцев. Наши инженеры установили сверхмощный термоядерный заряд в шахте у верха пирамиды. Теперь, если набрать девять цифр на моем кодовом браслете, в радиусе двадцати миль не останется вообще ничего. Если бы не Хьютай, я бы уже сделал это".
  
   "15-й день осады. (18.6.202/278 д.Э.)
   Нас снова штурмуют. Уэрка жив. Я не знаю, сколько мятежников погибло при взрывах, но если учесть тех, кто погиб в Товии, то будет уже больше двух миллионов. К мятежникам всё время подходят подкрепления - правду говоря, все, кто выходит из зон хаоса, присоединяются к ним. У них свирепствует лучевая болезнь, у нас она тоже скоро начнется. Короче, дело пошло к концу, и довольно быстро".
  
   "18-й день осады. (21.6.202/281 д.Э.)
   Аэропорт захвачен. Впрочем, от него осталась лишь равнина, очень похожая на прилегающую пустыню. Гарнизоны северных фортов - семь из восьми, пробились в Товию, пополнив наши силы. Но на их месте теперь мятежники! Держится лишь второй форт, соединенный туннелем с Цитаделью. Он ещё может нам пригодиться - но туннель к аэропорту пришлось взорвать. Цитадель окружена с трех сторон - саперы мятежников вгрызаются в её заграждения, как крысы. Противник вошел и в Новый Город - идут бои. Гекс осталось двадцать тысяч, близок день, когда падет последняя. И что тогда?
   Если не будет помощи, причем немедленно, - мы все погибнем. Но в этой проклятой пыли не может летать ни один самолет. Она разрушает двигатели. Хотя на Хаосе осталось 132 самолета, способных долететь до Товии, они не могут подниматься в воздух. Производство дальнобойных ракет там так и не наладили. В итоге, мятежники добрались уже и до плато. Они как-то миновали минные поля и артиллерийские позиции, и с ними пришлось разбираться истребителям. Автоколонна мятежников разгромлена - из 30 машин уничтожено 29 (всего одна машина ушла!) + два бронетранспорта, убито больше ста врагов, взяты пленные. Истребители потеряли 50 файа убитыми, 60 - ранеными и шесть бронетранспортов. Это при том, что второй истребительный отряд всегда считался лучшим. У нас же все, кто сражается на поверхности, по сути, обречены. Наши бойцы уже мрут, словно от чумы - лечить их нечем, да и нет лекарств от лучевой болезни. Появились перебежчики от осаждающих - у них ещё хуже: свирепствует голод, с тыла их атакуют огромные стаи гекс, безумцев, каких-то странных объединений людей и животных. Все здания в Товии превращены в развалины, метро затоплено. Население укрывается в многоэтажных подвалах домов-пирамид. Водозабор взорван, берем воду из скважин. На АЭС работают всего два блока, но и их хватает. У меня нет времени писать дальше. Что будет - не знаю. Похоже, Уэрка тоже ждет помощи - но от кого? Надо спросить Вэру, может быть, он..."
  
   "20-й день осады. (23.6.202/283 д.Э.)
   Я рад, что вскоре всё это кончится. Я не могу больше описывать то, о чем не должно писать ни одно существо, имеющее душу. Но если я этого не опишу - то кто же? А моя душа и так давно погублена - какая разница? Всё равно, после того, как погибла Наэри, моя любимая, мне тоже незачем жить. Но разве я не должен?"
  
   "22-й день осады. (25.6.202/285 д.Э.)
   Сегодня погибли последние гексы. Теперь нам осталось надеяться лишь на свои силы. Наша территория сейчас - это Цитадель и промышленные районы с прилегающей частью Нового Города. Об обороне каждого квартала, каждого дома можно слагать легенды - но о последних подвигах последних защитников Фамайа уже никто не узнает. Большинство населения Товии умерло или умирает от радиоактивного заражения. Цитадель блокирована, с городом её соединяет лишь туннель. Мятежники добрались местами уже до её внешнего обвода. У нас кончаются боеприпасы. В строю, включая истребителей и ополченцев, осталось сорок тысяч - хотя оружие взяли уже все, способные его держать. Может быть, это последняя запись".
  
   "25-й день осады. (28.6.202/288 д.Э.)
   Это последняя запись. Когда настанет время следующей - всё будет уже кончено, так или иначе. Мятежники прорвались к АЭС, бой идет уже у её входных ворот. Если мы лишимся света и воды - нам конец. В Товии осталось двести тысяч жителей и беженцев - они обречены, если не случится чуда. Сколько вокруг мятежников - неизвестно. Они заняли уже почти весь город. В наших руках осталось всего несколько квадратных миль, не считая Цитадели. Что творится в захваченных врагом кварталах - страшно описывать. Люди (и файа тоже!) там превратились в зверей. У нас вышли все 16-дюймовые снаряды, 6 и 3-дюймовых осталось по сотне на орудие. Сегодня выпущены все нейтронные перехватчики и единственное, что нас спасает, - нарастающий развал у противника. Это следствие нейтронных ударов. У нас тоже всё смешалось. Воюют все, кто в силах взять оружие, - даже дети.
   Сегодня же мятежники начали штурм плато Хаос. Оно обладает мощнейшей космической обороной - 30 Стражей с гамма-лазерами, 90 атомных противоракет, две тысячи тактических ядерных боеголовок, сотни наблюдательных спутников, шесть пилотируемых космических кораблей класса "земля-орбита" - но там нет никакой действительно боеспособной наземной армии! Есть только второй истребительный отряд - 9700 файа, 125 танков, 200 бронетранспортов, 80 РСЗО, 60 ЗРК и 6 эскадрилий боевых самолетов (4 перехватчиков, 1 РЭБ и 1 ДРЛО, всего 72 машины). Плюс 37 тысяч ополченцев. А у повстанцев - примерно три диви­зии: 8 тысяч изменников-файа, 38 тысяч солдат-людей, около тысячи еди­ниц бронетехники. Короче, соотношение сил было совершенно не в пользу Хаоса, - но пуск 15 тактических ракет с ядерными БЧ полностью закрыл проблему. На Хаосе их осталось ещё около 80, - но каждая из них может покрыть лишь десятую часть разделяющего нас расстояния.
   В общем, кроме про-Эвергета нам уже ничего не поможет. Пускай Анмай применит его, невзирая на риск. Выносить эту осаду дальше - не в наших силах.
   Р.S. Личное.
   Поскольку завтра мы все можем погибнуть, предложил Хьютай вернуться - в шахте, в Цитадели стоит космический корабль, запрограммированный для суборбитальных полетов. Она отказалась, заявив:
   - Пока я здесь, Анмай будет осторожнее!
   Забавная ситуация. Она хочет вернуться к нему, - и не может оставить Товию, хотя здесь её ничто не держит. Но я её понимаю. Мы-то в любом случае спасемся - а остальные? Они достойны жизни больше, чем мы!
   Между прочим: на всех уцелевших телевизорах непрерывно показывается вид звездного неба, ретранслированный из Хаоса. Как ни забавно, это очень повышает моральный дух здесь.
   И последнее. Может быть, все мы завтра умрем. Может быть - нет. У меня есть предчувствие, что я не покину Цитадели. Откуда оно - не знаю. Но за последнее время я повидал много смертей и понял, как это бывает. Впрочем, неважно.
   Итак: мне двадцать пять лет, по своим способностям я - лишь командир взвода четырнадцатого истребительного отряда, случайно попавший на это место. Вольно или невольно, но я совершил множество ошибок, и понимаю это. Но это не главное. Меня всё время преследует ощущение, что я всё делал неправильно - причем не в деталях, а в принципе. Сейчас вся оборона Товии кажется мне чудовищной бессмыслицей. Неужели я ошибся и всю жизнь был не на той стороне? Я совершенно запутался и не знаю, что делать. Поэтому меня не пугает близкая смерть. В общем - я готов к ней".
  

ГЛАВА 16.

ПУСТЬ

ВИДЯЩИЙ ЗНАЕТ...

  
  
   Не бойся цепи и бича,
   Не бойся яда и меча,
   Ни беззаконья, ни закона,
   Ни урагана, ни грозы,
   Ни человеческого стона,
   Ни человеческой слезы.
  
   Николай Некрасов. "Баюшки-баю".
  
   Вэру завел Философа внутрь комнаты мультипланара и закрыл дверь.
   - Ну, как тебе это? - он показал на тысячи звезд, ярко сиявших на черном куполе. Напротив входа их свет сгущался в яркую, сужавшуюся к концам полосу. Философ не ответил. Он с тревогой смотрел на самого Вэру, на его похудевшее лицо с неестественно блестевшими глазами.
   - Как ты можешь думать о такой чепухе, о звездах, когда гибнут люди?
   - Когда-нибудь все люди умрут. И все файа. А звезды останутся. С точки зрения Вселенной чепуха - это мы.
   - По-моему, ты просто спятил.
   - Я спятил бы, если бы думал об этих смертях. Но это бессмысленно. То, чего мы не можем изменить, мы принимаем. Так или иначе. Главное - не дать изменить себя.
   - Неужели тебя не терзает совесть?
   Под его острым взглядом Анмай смутился.
   - Терзает. Ещё как! Но мне хватает забот об оставшихся в живых. Это, знаешь, хорошо помогает. А вот если бы я занялся сожалениями, то действительно сошел бы с ума. Хотя неплохо было бы... - Анмай сел у стены, мечтательно глядя вверх. - Тихая палата, успокаивающие уколы, прогулки с санитарами... Но увы! Восемь лет назад у меня была прекрасная возможность спятить, - но, как мне сказали, у меня не получится...
   Философ дико уставился на него. Но Анмай смотрел на него глазами уставшего, но всё же полностью уверенного в себе файа. Он встал.
   - Я вижу, тебе тут не нравится. Ты никогда не видел звездного неба, не так ли?
   - Оно кажется мне бессмысленной россыпью точек.
   - Тогда мы плохо понимаем друг друга... Хочешь, я отведу тебя в своё любимое место? И расскажу, как я стал таким? Хочешь?
   - Нет. Если тебе нужна исповедь, обратись к священнику!
   - Рабы не выбирают, знаешь ли. Священников здесь, - и, как я полагаю, всюду, больше нет. А ты сделал меня таким, какой я есть, пусть и не желая этого. Пошли! У меня осталось не очень много времени. Возможно, вообще не осталось. Если... она погибнет, то я... не смогу жить.
   - Неужели тебе дорога жизнь девушки, которая бросила тебя? Вполне заслуженно, впрочем?
   Анмай сжал зубы, его глаза сузились. Философ вдруг смертельно побледнел, попятился и поднял руку, словно прикрываясь от удара, - хотя файа даже не шевельнулся.
   - Я рад, что ты понял мои чувства, - сказал Вэру. Голос его был ровным - как лезвие меча. - Она была права, знаешь ли. Если бы не это, я мог бы наделать всяких жутких вещей. Непоправимых. Можно сказать, она спасла мою раздолбайскую душу. Чтобы сохранить её такой, какая нравится ей. Это больше, чем любовь, Окрус. Ладно, хватит болтовни. Пошли!
   Они вернулись к кольцевому туннелю, в монорельсовом вагоне проехали несколько миль, потом свернули. Радиальный туннель, ведущий к Цитадели Хаоса, был перекрыт решетками и охранялся стражей, но их пропустили. Вскоре стянутые болтами тюбинги заменили мрачные, расчерченные вертикальными ребрами стены из стали. Через несколько минут вагон остановился на маленькой пустой станции. Они вышли. Вэру за руку втащил Философа на подъемную платформу, скрытую в темной нише.
   Она спускалась долго и с грохотом, пока не замерла в просторном помещении с расходящимися туннелями. Анмай сразу нырнул в темный проход, легко ориентируясь во влажном мраке. Но не в полном, - когда зрачки Философа расширились, он увидел множество темно-фиолетовых глаз, наблюдающих за ними с высоты. Они светили тускло - так тускло, что сами едва были видны. Всё остальное пропадало в их призрачном бледном сиянии, не дающем ни отблесков, ни теней.
   - Ядерные лампы, - сказал Анмай. - Но они давно сели... - он взял Философа за руку, чтобы тот не потерялся в фиолетовой тьме. Сам он был совершенно неразличим.
   Они долго пробирались по запутанным проходам. Анмай бездумно выбирал путь, легко и бесшумно ступая во мраке. Как и все файа, он прекрасно видел в темноте. Прикосновение его прохладной крепкой ладони одновременно успокаивало и пугало Окруса.
   Наконец, Анмай замер, донесся шорох. Что-то щелкнуло, тяжелый рокочущий гул заполнил подземелье. В ударившем им в глаза бледном свете стала видна поднимавшаяся циклопическая плита. Едва они прошли под ней, плита поползла вниз и остановилась с отрывистым ударом, от которого подпрыгнул пол.
   Они стояли на стеклянной галерее, окружающей колоссальную шахту, сужавшуюся кверху и книзу. Её темные стальные стены поднимались в неразличимый мрак. К ним прижимались толстые, словно колонны, трубы. Очень далеко внизу стены и трубы исчезали в тумане, из которого выступали какие-то кольцевые конструкции, очевидно, рухнувшие сверху и перекошенные. Сквозь них пробивалось мертвенное, холодное, бело-голубое сияние. Воздух здесь был прохладным и удивительно свежим.
   - Это главный реактор Цитадели Хаоса. Он действует ещё и сейчас... отчасти.
   Анмай сбросил сандалии и сел на краю галереи. Скрестив босые ноги, он положил локти на верх ограждения и опустил на них голову.
   - Я очень люблю здесь сидеть. Здесь очень тихо.
   - У тебя странные привычки, - Философ предпочел встать сбоку, у самой стены.
   Колонна, к которой он прислонился, была горячей и слабо вибрировала, но здесь не было слышно ни звука. Анмай насмешливо смотрел на него.
   - Тут нет никакой радиации - это не реактор деления. Конечно, мы его не строили, - мы просто нашли его здесь. Мы сейчас в основании Цитадели Хаоса, в двух милях ниже уровня плато. И её тоже построили не мы. Люди и файа в этом мире - чужаки. Они появились здесь всего две тысячи лет назад.
   - Ты что, тоже веришь в эту чушь?
   - О нет, я знаю. Скажи, ты видел конструкции на северном берегу моря по дороге сюда?
   - Да.
   - Они очень старые, никто не может сказать точно, но им больше двух тысяч лет. Цитаделям Хаоса и Товии - тоже. В Товии, сто лет назад, мы лишь восстановили надземную часть крепости.
   - А кто тогда построил её?
   - Межрасовый Альянс - знакомо тебе такое название? Он же, я думаю, привез сюда файа и людей. Потому, что ваша ДНК отлична от ДНК всех живых существ здесь. Как и наша, хотя на вашу она тоже совсем не похожа.
   - Пусть наши предки пришли из иных миров. Но как же они сюда попали? Через триллионы миль пустоты?
   Вэру улыбнулся.
   - Внутри нашей Туманности межзвездные полеты очень просты. От звезды до звезды здесь - световые месяцы, а то и дни, космос полон водорода - ракета с прямоточным термоядерным двигателем может достичь почти скорости света, не тратя топлива! А все звезды здесь старые - им по нескольку миллиардов лет. У них есть планеты, в наши орбитальные ИК-телескопы их видно. На многих есть жизнь - и разум! Наши радиотелескопы перехватывают сообщения из множества миров. Некоторые понятны, и это самое странное!
   - Но я никогда об этом не слышал!
   - Это всё секретно - людям не стоит знать, что они только "одни из", а не венец творения. Файа... файа тоже. Большинству.
   - Так ваши предки могли путешествовать от звезды к звезде? Что же они так одичали?
   - Одичали? Хочешь узнать истинную историю появления человека? Наши ученые восстановили её по древним легендам, данным раскопок, наскальным надписям... Так вот. Меж звезд существовала - и существует ныне - цивилизация, общность... не знаю, как назвать. Древние называли её Межрасовым Альянсом. Мы перехватываем его сообщения - единственные, которые мы способны понять, понять их язык, но почти никогда - смысл. И мы мало что знаем о нем, но... Альянс однажды избрал этот пустынный мир - заранее зная, что он обречен. Он построил здесь Цитадели, но он ли построил лабиринты у Пустынного Моря - мы не знаем...
   Он же привез сюда людей и файа - как рабов, превращенных в живые машины. Но такими были не все. В "Темной Сущности" сказано, что наших предков завезли сюда, как игрушки. А в древних легендах говорится, что их действительно использовали в играх - пока они не погибали. Это были безжалостные игры - детей пускали в лабиринты, полные ловушек, взрослых принуждали сражаться меж собой, устраивали целые войны примитивных племен. Тех, кто отказывался драться, подвергали страшным пыткам, тоже публичным.
   - Но какой смысл в такой жестокости?
   - Развлечения. Они снимали всё это, и передавали на свои планеты - конечно, за деньги. Это было очень популярно... Конечно, это лишь малая часть того, что здесь делал Альянс. Уарк, как ты знаешь, очень богат тяжелыми элементами, особенно, редкоземельными, - я думаю, Альянс пришел сюда за ними. Но потом планету бросили... хотя до Бездны было ещё далеко.
   - Почему?
   - Альянс создал сеть порталов, соединявших все его миры мгновенной связью. Так, по крайней мере, считается. Потом что-то случилось, и порталы перестали работать. Может, в этом виновата Бездна... а может, изменился сам мир. Или его изменили. Я не знаю. Все владыки Альянса улетели, Цитадели взорвали, а людей и файа, - не говоря уж об ставших ненужными рабах, - уничтожили без всякой жалости.
   Философ язвительно усмехнулся.
   - И откуда же взялись наши предки?
   - Были такие, кому удавалось бежать в дикие земли. Их ловили, травили, как зверей... некоторые - самые ловкие - спасались. Покинув этот мир, Альянс подверг его термоядерной бомбардировке. Но люди выжили. Они объединились и поклялись отомстить своим мучителям, стать настолько сильными, чтобы никто не обращал их в рабов - никогда больше. Это был золотой век человечества. Но века шли за веками, цивилизация возрождалась медленно, ненависть слабела... Единство было потеряно, прошлое забыто. А потом... ну да историю ты знаешь. Технологии развивались слабо - мешали бесконечные войны, эпидемии, а больше всего - благоприятные для человека условия этой планеты! И, когда пришла Тьма, люди только начали осваивать электричество! Тогда было много всякого... Уже было известно, что наш мир неотвратимо приближается к Бездне. И группа ученых решила спасти цивилизацию с помощью достижений науки, - хотя ещё никто не знал, каких! Их возглавил Джайлс Монтена, они смогли захватить власть в крупнейшей из стран Арка...
   - И они начали с грабежей, лагерей, захвата чужих земель! А потом пригласили вас, проклятых дикарей!
   - Да. Это была тирания захватчиков, прикрывшихся красивой идеей. Но после поражения в Первой Войне правители Фамайа испугались! Они решили развивать науку, сделать из лозунга цель! Вторая Война доказала, что выбор был верен. Мы стали сильны и богаты. Войнам пришел конец. И Фамайа начала разлагаться! Её правители думали лишь о наслаждениях, страну разоряли прихоти чиновников, лень, коррупция... Идеи, благодаря которым Фамайа только и могла существовать, - идеи, создавшие её! - уже никого не интересовали. Сама возможность войны пугала разожравшихся царьков, какими стали наши правители. На словах они ненавидели ССГ, на деле всё больше с ним сближались. Но ученые, - те, кто знал истинное положение дел, и те, кто делал оружие, - они были верны идее! Наконец, генеральный конструктор ядерного оружия - Армфер Тару, понял, что ждать больше нельзя. Его поддержали другие ученые, недовольные глупостью и жадностью правителей, и файа из ЧК, недовольные их попустительством врагам. Они подняли мятеж и захватили плато Хаос, предъявив ультиматум Товии. Тогда правители решили обратиться за помощью к ССГ, но Внешняя Армия не поддержала предателей. Страх перед ядерным оружием после Второй Войны был столь велик, что они сдались без единого выстрела!
   - И вы их всех перебили!
   - Да! И они это заслужили! К тому же, нас поддержал народ! И те деньги, которые жулики тратили для своей услады, мы тратим на науку!
   - И чего вы достигли? Развели гекс? Научились превращать людей в бездумных рабов?
   Лицо Вэру дрогнуло.
   - Посылать мальчишек под пули и вышибать осужденным мозги, конечно, гуманнее... Альянс ещё существует, и ещё существуют планеты, подобные нашей. Мы перехватываем передачи оттуда - это настоящий учебник жестокости. И мы научились - ради жизни. И гексы, и нейрокибернетика - это всё их изобретения! Кстати, гекс привезли сюда вместе с людьми. Их родина - Гелингзор, неведомый нам мир с мощным тяготением, это подтверждает строение их тела. И мы просто нашли семена... яйца... здесь, в этой крепости.
   - Но почему вы выбираете самые мерзкие...
   - Самые? Да там есть такие выдумки... Мы выбираем самое эффективное. И самое простое, конечно. Мы лишаем "бывших" разума - а в Альянсе они подчиняются чужой воле, осознавая всё, и не в силах ничему помешать. Есть и более скверное... Нейрокибернетика позволяет поместить живой мозг в машинку для подноса напитков, например, и он может служить там веками. И, в то же время, она дает бессмертие. Тела можно выращивать искусственно, по желанию, любые - и пересаживать в них разум! Там, в Космосе, нет смерти, это удел примитивных миров, таких, как наш.
   - То, что ты мне рассказал, похоже на бред. Я так и не понял - ученый ты, или лишь фантазирующий со скуки мальчишка!
   - Бред? - Анмай недобро улыбнулся. - Я похож на мальчика?
   Под его яростным взглядом Философ съёжился.
   - Ты не хочешь в это верить? А придется. Я могу показать тебе отчеты ученых, перехваченные передачи - хоть сейчас!
   - И тебе позволят открыть тайны рабу?
   Анмай зло засмеялся.
   - Ты не мой раб, ты мой кровник. Из-за тебя погибла моя мать. Я бы убил тебя, но это слишком просто. Пожалуй, я заставлю тебя изучить все эти секретные материалы. Ты же хочешь знать правду? Пусть она станет твоей карой.
   Философ помолчал.
   - Я думаю, что это будет... справедливо, - наконец сказал он. - Анмай, кто воспитал вас... таким?
   Вэру удивленно взглянул на него.
   - Никто. То есть, они пробовали, но я не давался. Я был сам по себе. Знаешь, в приюте был один способ выжить - не дать себя заставить, и это я усвоил хорошо. Боюсь, я был для Тару плохим сыном... Я даже не ходил в школу - не хотел. Мое образование состоит из того, что я узнал сам. Но я очень любопытен! Как Маоней Талу, только ещё сильнее. Когда я рос, я облазил всё плато сверху донизу. Здесь, в Цитадели Хаоса, вообще запрещено бывать, но я пробирался и сюда, бродил здесь днями напролет, спускался и пролезал всюду, где только мог. Она стала моим собственным миром - только моим, ничьим больше. Я видел рисунки страшных существ на стенах, а потом находил их останки! Когда я был помладше, меня интересовало всё. Я перезнакомился, пожалуй, с половиной живущих здесь ученых, расспрашивал обо всем, что видел, а если мне не отвечали, узнавал сам. Я уже не говорю о том, что облазил все библиотеки!
   - Разве здесь есть библиотеки?
   Анмай слабо улыбнулся.
   - Здесь живут ученые. У них 214 библиотек, специализированных по тем областям, какими они занимаются.
   - Но я не видел...
   - Эти библиотеки находятся в нашей компьютерной сети, и многие разделы, естественно, засекречены.
   - Неужели здесь нет ни одной книги?
   - Есть архивы и Главная Библиотека, правда, все книги в ней старые. Больше всего я любил пастись там - в ней никто не бывает, и не мешает читать.
   - И что же ты читал? "Иллюстрированную историю пыток"?
   - Ну, её тоже... И всё, что попадало под руку. Там есть очень интересные вещи. Ведь все книги, запрещенные в Фамайа, попадают туда! Поэтому-то и мне, и всем остальным запретили там бывать. Но я нашел лаз в вентиляционной шахте, ведущей в главное книгохранилище. Там двери заперты и опечатаны, можно включать свет - полное раздолье. Книги лежали на стеллажах, просто штабелями, я рылся в них, а выбрав подходящую, забирался наверх какого-нибудь штабеля и читал... иногда вещи, просто опасные для детских глаз - такие, например, как "Триста ступеней усиления оргазма" или скабрезные журнальчики из заморья... Но были и серьезные - "История фортификации" в шести томах, например, очень много книг по истории - Фамайа, и вообще... Историей я очень увлекся - ты знаешь результат... Я нашел там многие труды, отвергнутые наукой... даже "Темную Сущность", ту самую, - я прочел её всего в двенадцать лет! Были и другие книги, которые нашли здесь, в Цитадели... Когда я подрос, я стал выяснять всё обстоятельно - ведь никто не смел мне отказать! А взрослые начали пугаться моих вопросов...
   - Так все книги, которые конфискует ЧК, идут сюда? Значит, ты знаешь, что на самом деле представляет собой ваш режим?
   Анмай вскинул голову.
   - Мой долг правителя - знать всё о своей стране. Иногда это страшно... даже противно, но необходимо. Я давно был бы мертвым владыкой, если бы боялся правды.
   - Так ты знаешь и о Ревии?
   - Я прочел отчет следственной комиссии, семь томов. Там было всё: фотографии пострадавших, разрушений, показания очевидцев, статистика... Мне было тогда четырнадцать лет. Прочитав отчет, я сбежал с плато... попытался. Я хотел вступить в Сопротивление... тогда я был очень наивен, бесстрашен и глуп. И дико стеснителен... в присутствии девушек. Я сам не знал, чего хочу. Этот побег я готовил - я угнал вертолет. Для сына правителя это было легко... Горючего, правда, хватило лишь до Пустынного Моря - ты его видел. При посадке я, конечно, разбил машину вдребезги, но сам отделался синяками. Потом я долго лазил по развалинам, попал в ловушку, и меня вытащили оттуда только через два дня. Потом... ну, это уже неинтересно.
   - Я, кажется, начинаю понимать...
   - Что? Ты знаешь, что я нажал кнопку? А ты знаешь, что её не хотели нажимать? Ни у кого не хватило храбрости! И тогда позвали меня...
   - Рукой невинного ребенка... о чудовища!
   - Потом я нажимал кнопки на всех ядерных испытаниях - это стало традицией. Ядерный взрыв - это поразительное зрелище, никакими словами не опишешь, море света... В первый раз мне показалось, что восходит солнце, - мир стал таким, каким был тогда. И с тех пор меня мучает тоска по свету... это что-то глубоко внутри. Что-то... исходное. И я поклялся сделать всё, чтобы действительно увидеть солнце. С тех пор я не скучал - никогда. Мне столько всего надо было узнать! И я учился - не в школе, но у тех, кто двигал науку! Когда я понял, что из всех наук лишь физика дает не только способы объяснить мир, но и силу, я занялся ею. Мне пришлось изучить и математику - хочешь проверить? И я, наконец, создал про-Эвергет! Ну, не только я...
   - В твоем любимом Альянсе такие машины стоят на каждом углу!
   - Как ни странно - нет. У них нет ни одной, мы уверены в этом... по крайней мере, нет никаких следов использования Йалис.
   - Но почему?
   - Не знаю. Может быть, у них нет тех сведений, которые можно добыть лишь вблизи Бездны. Или просто не хватило решимости. Ведь это - очень опасное устройство, это мы уже поняли. У них введен неукоснительный запрет на любые исследования в этой области, и его нарушение карается смертью! Настоящей смертью!
   - И вы осмелитесь нарушить его?
   Анмай усмехнулся.
   - Уже осмелились! Мы уже знаем, как строить межзвездные корабли, - в общих чертах, - но мы отказались от них! Мы хотим уметь всё - Эвергет может всё. Ты знаешь, что значит "Фамайа"? "Фамаус Айатар" - "Уметь всё"! Этот девиз кучки ученых-утопистов стал, наконец, названием государства!
   - Я разбираюсь в физике, но не могу поверить...
   - Захочешь, - разберешься! Это же целый мир - какой мир! Математика открывает такие возможности в познании мира, какие и не снились магам и некромантам! Правда, это довольно трудоемкое занятие - несмотря на то, что наши компьютеры делают до восьми триллионов операций в секунду. Мы можем познать даже то, что не в силах представить! И когда-нибудь у нас будет, чем рассчитаться с Альянсом!
   - И вы отказались от космических полетов ради мести?
   - О нет. Но, если мы полетим к звездам, мы будем... беззащитны. Они нас уничтожат... или снова обратят в рабов. Нам нужно оружие, которого нет у них, оружие, которого они бы боялись. Сила, что даст нам свободу, - но не свободу разрушать, а полную... это трудно объяснить. Мы хотим, чтобы Альянс не угрожал нам - никогда больше. А так... мы сможем поразить их даже отсюда! - Анмай замолчил.
   - Вам мало войны на планете, вы хотить воевать между звезд?
   Анмай мрачно усмехнулся.
   - А ты бы не хотел покончить с ними? С теми, кто творит... такие вещи? Но мы ушли слишком далеко от истории мальчика. Ты спрашивал однажды, почему меня считают бесстрашным. В детстве я был отважен от наивности: через два месяца после приезда сюда я убежал в пустыню - из чистого любопытства и только потому, что мне запретили это делать. Меня тут же заметили одичавшие гексы, и я едва успел взобраться на скалу. Я очень испугался - до этого я ни разу не видел гекс, не знал даже, что они существуют! Мне крепко попало, но я испугался ещё больше, когда узнал, что прошел по минному полю, о котором тоже не знал. Саперы сказали, что у меня был один шанс из сотни, но я уцелел. Не знаю, почему.
   Он помолчал.
   - Потом, когда мне исполнилось семнадцать, я стал часто уходить в пустыню, уже с оружием и картой минных полей. Теперь, когда я встречал диких гекс, я убивал их! У меня был 1,5-дюймовый гранатомет - единственное ручное оружие, которое может их убить, и то, если попасть точно. Я, дурак, думал, что мне надо бояться только гекс. Но однажды я встретил людей... я ещё никогда не видел таких людей, и сам подошел к ним - просто чтобы узнать, что они делают в пустыне. Я думал, что здесь, возле Хаоса, никаких чужаков просто быть не может. Я ошибся. Это оказались тиссы - партизаны, борцы за свободу и так далее... короче, диверсанты. Они спросили, кто я. И я ответил. Честно ответил. Меня тут же скрутили и отняли оружие, - я и пискнуть не успел. Потом их командир стал расспрашивать меня о системах охраны и обороны плато Хаос. Им досталась моя карта минных полей, но им было мало... уж не знаю, что они там хотели сделать. Я мог, собственно, всё им рассказать, - от защитных систем ничего бы не убавилось, они бы не смогли пройти там, - со мной или без меня... но помогать людям, которые всё равно тебя убьют... в этом просто нет смысла. Меня начали бить, но бить сильного юношу неудобно, - он вырывается, как бешеный, и все время норовит дать сдачи. Тогда меня свалили на живот, прижали к земле и стали бить по пяткам - прямо башмаками. Мои с меня, естественно, сняли. Я вопил - не знаю, от боли или от ярости, и они многое узнали... о себе. Тогда их командир достал нож... такой великолепный десантный нож, - и сказал, что снимет с меня кожу, если я буду молчать. Я очень испугался... попробовал вырваться, но не смог. Они содрали с меня куртку и рубаху, а потом... он сел на мне верхом, и стал полосовать мне кожу на спине - так сподручнее... когда не видно глаз. Этот ублюдок очень старался... но он ничего не умел, а шкура у меня прочная. Он её просто рвал. Боль была зверская, а героем я не был - герой бы молчал, или, на худой конец, скрипел зубами, а если бы и кричал, то только "Да здравствует свобода!" или ещё что-то в этом духе. Я же просто орал, как сумасшедший... меня держали четверо парней, так что ничего иного я не мог... Этот... с ножом... в нескольких местах порвал мне кожу - я чувствовал, как по бокам течет кровь. Не знаю, как это выглядело со стороны, но остальные его оттащили. Когда они начали выяснять отношения, я побежал... я уже совершенно ошалел и не соображал, что делаю. Они стреляли в меня - из моего гранатомета тоже, но там везде камни, скалы... их было шестеро - вооруженные мужчины...
   Анмай вновь засмеялся - коротко, зло.
   - И все они не смогли убить одного босого, безоружного мальчишку - раненого, с отбитыми пятками. Эта охота длилась почти час - так мне показалось. На самом деле - наверно, какие-то минуты. Ну, они бы всё равно меня загнали, но шум привлек гекс. Тиссы слишком увлеклись и поздно их заметили... а гекс было штук тридцать. Большой прайд с молодняком. Они убили штук пять, но когда у них вышли все гранаты... Гексы ведь тоже не всегда сразу убивают свои жертвы. Вы видели, как кошка играет с мышью? Не буду врать - я смотрел на это с дикой радостью... потом гексы решили заняться мной, и мне пришлось лезть на скалу. Камень рассыпался под ногой, я упал вниз, на осыпь, не знаю, с какой высоты, но какое-то время не мог пошевелиться. Меня буквально парализовало болью, я даже думал, что легкие у меня лопнули, и я не смогу больше дышать. Но гексы приближались, и я испугался - я уже знал, что меня ждет, если... Я вновь полез вверх... не чувствуя боли, веса своего тела - ничего, только жар... Так я поднялся на полвэйда... может, больше... потом мне попалась площадка. На ней можно было лишь сидеть - ни встать, ни повернуться. Когда горячка прошла... к спине словно приложили десяток раскаленных углей. Как ноют синяки, я уже не чувствовал. К тому же, я стал мерзнуть - на высоте ужасно дуло, несколько раз порывы ветра чуть не сбрасывали меня вниз. Перевязать раны мне было нечем, я чувствовал, как из них течет кровь. Она была такой горячей... и мне очень хотелось пить. Ну, и есть тоже, - Анмай замолчал.
   - И долго ты там просидел?
   Анмай слабо улыбнулся.
   - Всего сутки. Но и этого хватило, чтобы я замерз до полусмерти, а гексы всё время стояли внизу. Ну, если бы они ушли, я всё равно не смог бы спуститься. Раны быстро запеклись - они были, в общем, неглубокие, но... Знаешь, что было самое неприятное? Не боль... ощущение нарушенной цельности. Когда чувствуешь, как края раны трутся друг об друга... как она открывается... противно до тошноты. Мне хотелось вывернуться наизнанку, только бы не ощущать этого... глупо, верно? Но хуже всего - я не мог спать. Уступ был узкий, если бы я задремал, то свалился бы тут же, а спать хотелось отчаянно, - до встречи с тиссами я без остановки прошел миль двадцать. Поэтому я просто сидел, сжавшись насколько можно, и смотрел вверх. Я думал о многих вещах... Мне хотелось прыгнуть вниз, я мечтал об этом... но я очень боялся... боялся смерти. Меня искали, но я успел далеко забраться! Когда вертолетчики меня заметили, оказалось, что меня нельзя снять, - скала слишком высока, чтобы спустить трос или подлететь вплотную. Им пришлось сперва расстрелять гекс ракетами. Один из осколков попал мне в левый бок. Я и так был еле жив от холода и усталости... От потери крови кружилась голова, боль при каждом вдохе была такая, что я пытался вообще не дышать... Пока до меня добирались, прошло ещё минут двадцать. А потом... Вертолетчики так спешили доставить меня в больницу, что даже не оказали первую помощь. И, по их милости, мне пришлось возвращаться лежа на полу вибрирующего от бешеной гонки вертолета. Мало того - при посадке они чуть не разбились, погнули шасси, а меня протащило по полу. Потом...
   Представь, - привозят сына Единого Правителя, пусть и приемного, и он видит, что сын лежит раненый, прямо на голом железе, в своей крови, вытекшей из неперевязанной раны, - словно пойманный беглец! Знаешь, что он сделал? Съездил мне по уху и рявкнул: "Не попадайся!" Вертолетчиков, конечно, наградили. А меня, прямо как есть, заперли в одиночку, - вразумления для. Ранам дали заживать естественным порядком. Тогда - да, я хотел его убить. Хотя меня, вообще-то, отлично кормили и даже давали мыться. Кожи я не потерял ни клочка - на спине было просто несколько рваных ран. Рана на боку тоже оказалась неглубокой - осколок рассек кожу и мышцы, скользнул по ребрам - и всё. Сейчас от неё остался лишь шрам. Да что там! Я промерз до полусмерти - и даже пневмонии не схватил! И вообще, я почти всё время спал... А когда не спал, то думал. Если бы они меня увели и занялись мной всерьез, то вытрясли бы всё, что я знаю. А я знал уже очень много - наверное, достаточно, чтобы они смогли вбить между правителями Фамайа клин и обрушить её. В общем, я получил по заслугам. Только... после этого я перестал... верить в благородство друзей, а уж врагов - в особенности.
   Философ зло сплюнул.
   - По сравнению с тем, что творится в лагерях, всё это просто забавно.
   Анмай покосился на него.
   - Возможно. Но когда я ощутил сталь под своей кожей... Не знаю, что со мной было бы, не верь я, что смогу как-то вырваться. Но одиноких походов в пустыню я всё равно не прекратил. Просто не мог сидеть всё время под землей...
   - У тебя не было друзей?
   - Только в приюте, - Хьютай и Найте. Здесь вообще нет детей, я был единственным, а здешняя жизнь сурова. Лишь после восемнадцатого дня рождения я смог вернуться в Товию. У меня все глаза разбежались! Я встретил там Хьютай... и потерял невинность.
   Анмай замолчал. Взгляд его был задумчив и слегка насмешлив. Обычный блеск ушел из его глаз, затаившись внутри; глубоко, но он легко мог вспыхнуть.
   - Вообще-то здорово, что всё так получилось. Я, знаешь, не поклонник аскетизма. Голодом себя не морил ни тогда, ни сейчас. Ел, что хочется и сколько хочется, а спал вообще до полного обалдения. До появления Хьютай в комнатах у меня была постоянная свалка, а ходил в них я нагишом - просто лень было одеваться. Вот такой вот я был раздолбай. Среди "золотой молодежи" я бы пропал... А тут у меня были совсем другие развлечения. Сидишь черт знает на какой высоте в такой вот шахте, весь ободранный, в пылище, и гордишься собой, что залез...
   Анмай улыбнулся и его хмурое лицо вдруг стало почти мальчишеским.
   - Сколько я себя помню, основными моими моторчиками были любопытство и лень. Смешное сочетание, правда? Я всегда хотел знать, как устроен наш мир. Но мы не в силах его представить, мы можем познать его только с помощью математики. И с её помощью мы постепенно, шаг за шагом, приближаемся к тайнам самых основ мироздания... Но на серьёзные занятия математикой у меня не хватило терпения. Мой учитель говорил, что у меня образное мышление, и мне очень трудно думать лишь формулами, - мне кажется, мои мозги вообще предназначены не для этого. Однако есть второй, короткий, темный путь, и те, кто шли по нему, иногда достигали поразительных результатов. Ты знаешь о ересиархе Огро Варатасе?
   - Этот безумный проповедник "Темной Сущности" и фанатик самоубийственных ритуалов?
   - Он самый. Здесь, в библиотеке, есть оригинал его "Откровений" - их конфисковала ЧК. Во время этого, как ты сказал, самоубийственного ритуала, у него были видения - он видел будущее!
   - За что и был причислен к основателям ереси. Он был монахом, но предал церковь и основал свою!
   - Тем не менее, его пророчества совпадают с нашим настоящим - слишком совпадают, чтобы быть выдумкой! Ты сам их читал, не так ли? ЧК не может выловить всех копий.
   Философ вздрогнул.
   - Да. Там есть поразительные совпадения. За тысячу лет до нас он предсказал технические открытия, появление вашей империи, даже войну!
   - Значит это не совпадения! Я прочел все его "Откровения". Варатас не выдумывал, не галлюцинировал, он описывал, - пытался описать - то, что действительно видел! Но он не понимал того, что видел, - вот что плохо! И он не видел того, что будет после нас, - он вернулся слишком рано, и видение уже не повторилось...
   - После войны уже ничего не будет... Но ты действительно веришь ему? Ведь ты же материалист!
   - Да. Я изучил физику - квантовую хромодинамику, квантовую гравитацию, суперсимметрию и ещё немало теорий, и не хуже тебя знаю, что принцип неопределенности делает будущее непредсказуемым. Но ведь теории не могут объяснить всё! Вспомни хотя бы о притяжении смерти - этого не предсказывала ни одна теория!
   - Это... но я не знаю! Ни одна религия тоже не...
   Анмай поднял руку, призывая к молчанию.
   - Мы опять слишком отвлеклись. Ты знаешь, каким был ритуал, который заставил Огро Варатаса увидеть будущее? Нет? В новых копиях явно пропущены важные детали... Здесь, в этой шахте, был главный реактор Цитадели Хаоса. Всё, что от него осталось, лежит вон там, внизу. Но ещё ниже находится первичный источник. Если верить "Темной Сущности", этот реактор мог совмещать или перемещать огромные объемы пространства. Но фактически, он был устройством... наведения, что ли. А первичный источник создавал... нестабильность. Брешь в ткани Реальности. Она, отчасти, существует ещё и сейчас. Если войти в неё, можно увидеть другие Реальности - те, что были, будут или могут быть. Это несложно. Главное - выйти из деформационного поля. Это удавалось одному человеку из сотни. Но они уже ничего не могли рассказать. Варатасу повезло больше, чем всем остальным - он лишился речи, но смог записать свои откровения. Вернее, нацарапать, потому что его пальцы уже не могли держать перо. Говорят, те, кто его видел, сходили с ума. Знаешь, чтобы не тянуть... я тоже был там, - Анмай показал вниз, в мертвое, безжизненное свечение.
   - Ты? Но зачем?
   - Я хотел увидеть будущее, - тихо сказал Вэру.
   - Будущее? Но никто не посмел бы пустить тебя в... - Окрус замолчал, взглянув в бездонные глаза файа.
   Анмай с любопытством смотрел на него. Его зрачки расширились в полумраке, и теперь диковатые серые глаза файа казались совсем обычными. Лишь на самом их дне притаилось воспоминание о пережитом когда-то. Они на секунду прикрылись, потом вновь блеснули из-под ресниц...
   - Любопытство - это страшная вещь, в самом деле страшная! Наши ученые клянутся ради познания истины не жалеть ничего, - ни тела, ни души. И я тоже клялся! Сколько я себя помню, стремление узнать, понять как можно больше, было у меня основным. Я не знаю, почему это так - при той скотской жизни, которая была в приюте, это действительно странно. Я хотел узнать, как устроен наш мир, влез в физику так глубоко, как только позволили мои способности. Но она не могла ответить на мои вопросы - ещё нет. Ждать, пока наука дойдет до решения всех проблем, было... глупо. Мне было восемнадцать лет. Я был очень нетерпелив... и ещё никого не любил. Когда я прочел "Откровения" Огро, я понял, что должен... Я долго колебался, но любопытство оказалось сильнее, и я решился. В "Откровениях" было описание ритуала... неточное. Но я нашел старинные "Тайные видения" Иррикса, полную версию, - там были указаны точки... входа. Оставалось лишь попасть к ядру, а для меня это было нетрудно. К нему ведет много заброшенных туннелей, а в тот, который был мне нужен, уже много лет никто не заходил. Я пробрался туда, закрыл дверь, разделся... там было холодно. И страшно, - я знал, что почти все из входивших в ядро, исчезали... но всё же я решился. Иррикс указал восемнадцать признаков, нужных для благоприятного исхода - ум, ясное сознание, бесстрашие, умение хорошо плавать, сила, банальная ловкость, наконец... короче, у меня были все. И я был уверен...
   До сих пор я не знаю, как у меня хватило глупости войти туда, - на самом деле шансов не было почти никаких, - но я просто решил, что раз мне повезло с минами, то повезет и здесь. Вообще-то, меня просто трясло от ужаса, - но тогда моя жизнь не была нужна никому, кроме меня, и, может быть, только поэтому... Я смотрел словно со стороны... и дико, до безумия, ненавидел собственную трусость. В конце концов я понял, что если отступлюсь, то буду презирать себя до конца дней. Всё остальное уже не имело значения. И я вошел.
   Это всё, собственно. Перед тем, как пойти, я оставил записку в своей комнате, - просто чтобы отец не гадал, что же со мной сталось, если... Меня нашли часов через пятнадцать, - с разбитым в кровь лицом, в синяках, полуживого от холода. Странно, что я вообще не замерз...
   Анмай говорил тихо, словно во сне.
   - Очнулся я уже в больнице, - по-прежнему в чем мать родила, но в нормальной постели и с трубками, которые входили мне чуть ли не во все отверстия на теле. Все мускулы у меня были как ватные, голова дико кружилась, я с трудом соображал, кто я и где. Надо мной стояли физики, которым было интересно, почему я ещё жив. Позже один из них сказал, что в деформационном поле невозможно выжить, и меня выкинуло случайной флуктуацией, - вступив в ядро, я должен был пропасть. Я бы и пропал - от стыда, если бы мог! А вот врачам было очень интересно, зачем я это сделал. Сказать им правду я не мог. Тогда они посадили меня под замок и пригласили психиатров - ох, как я злился! Я сказал им, что пока жив, не дам к себе притронуться ни одному... и они отступились! Но они тоже читали "Откровения" Варатаса. Они знали также мои увлечения, и быстро добрались до истины. Вся эта история с самого её начала и до самого её конца была следствием моей глупости. Но ко мне стали относиться иначе... С уважением?.. Не знаю. Всё же, это был уникальный случай. Никто прежде не выходил из ядра таким, каким вошел. И очень немногие смогли вообще из него выйти...
   - И ты так ничего и не видел?
   Анмай задумался.
   - Как бы сказать... Тогда - нет, а потом... начал вспоминать... Это приходило во снах... или наяву, если сильно сосредоточиться. В первый раз это случилось через три дня. Я спал... мне приснилось всё то, что было со мной в ядре - я чуть не задохнулся от страха! Потом... почти каждую ночь... Наконец, я смог видеть и так - если бы я всё вспомнил сразу, я бы не вынес!
   - Но что? Что ты видел?
   - Когда я вошел в ядро... ну, как это объяснить? Я попал в... там не было ни света, ни мрака, ни верха, ни низа - только боль... или, скорее, ужас... перед чем? Это напоминало мучения в аду, как их описывают, - нагая душа в пустоте, пронизанной ужасом. Я не воспринимал времени, это длилось словно целую вечность. Ужас становился всё сильнее... Знаешь, древние были правы, когда говорили, что только там, где ужас заменяет зрение, душа способна провидеть суть! Я по-прежнему был в пустоте, но она раскрылась, стала бесконечной, и я видел... кажется, только своё будущее, это, впрочем, естественно... Я, увы, сам не понимал многого, но главное... главное я всё-таки запомнил.
   Я видел гибель нашего мира - он взорвется, разлетевшись на множество частей. Видел тьму, полную звезд, гигантские корабли, летящие от звезды к звезде... я видел их так точно, что, пожалуй, смог бы построить, - если бы умел! И я видел себя на таком корабле! И я видел Вселенную, да. Миры, бесчисленные, мертвые, лишенные жизни, - ты не сможешь представить, сколько их! Или полные такой жизни, что лучше они были бы мертвыми... Жизнь очень редко приводит к возникновению разума. Чаще всего она идет дальше... Я видел, чем становится жизнь, существующая двенадцать миллиардов лет. Я видел планеты, где чудовищная жизнь таится под ледяной броней толщиной в сотни миль, в не знающем света океане. Видел гигантские планеты, состоящие, в основном, из воды, - в них сплошь кипит жизнь, питаясь внутренним теплом такого мира. Я не могу описать, на что похож такой океан - особенно, если он втрое старше, чем наши моря! Живые существа во Вселенной столь многообразны... некоторые из них намного превосходят нас своим разумом, - но вовсе не обладают сознанием... в нашем смысле. А те, кого мы считаем разумными существами... но тут я не понимал почти ничего. Я видел населенные планеты... неописуемо прекрасные - и одновременно полные невыразимого зла.
   Ты думаешь, что есть только обитаемые миры и мертвые миры? Но есть ещё и третьи, не-планеты. Иногда они обитаемы, но не похожи ни на что, - несомненно, это искусственные конструкции, но таких размеров... по сравнению с ними планеты кажутся крошками, они вращаются внутри них, во имя вечной славы их создателей. Не-планеты трудно описать... их форма не похожа на всё, что мне известно... но я видел их изнутри. И они похожи... на те конструкции, что стоят у берега Пустынного Моря!
   Анмай яростно встряхнул волосами.
   - Их создал не Межрасовый Альянс, они неизмеримо старше. Там есть сооружения, внешне мертвые, но способные чувствовать и восстанавливать себя. Их поставили здесь как воспоминание... или как предупреждение? Во Вселенной нет жалости - и в её обитателях тоже! Я видел войны, чудовищные взрывы... и шел всё дальше, навстречу своему страху, - всё дальше во тьму... без конца. Почти всё, что я видел там, было мне непонятно, но я уверен, - я не видел конца, не видел своей смерти! Я заглядывал очень далеко - и не видел... Это должно было меня обрадовать, но я ощутил только страх... идти всё дальше во тьму... без конца... чтобы достичь... чего?
   Анмай вновь яростно встряхнул волосами, отбрасывая их назад, с глаз и лба.
   - А сейчас я снова начал видеть это, - и то, чего не видел раньше! Я пробую всё это записать и привести в порядок, но времени нет! Это очень интересно... и страшно. Мне кажется, что когда-нибудь весь мир, все звезды, всё, изменится необратимо, чтобы стать... чужим и непознаваемым. И я боюсь этого.
   Он замолчал. В подземелье повисла тишина.
   - Ты рассказывал кому-нибудь... это?
   - Нет. Кроме Хьютай - никому. Я даже не знаю, что из увиденного мной было... настоящим, а что мне просто привиделось, что я придумал. Иногда так плохо иметь богатое воображение! Ну, им тоже хотелось знать, что я увидел, но я не мог им сказать. Просто... не мог. Это было... словно отдать смысл себя, свою мечту, свою тайную суть... не могу объяснить лучше. Они настаивали, даже вновь посадили меня под замок. Я сказал, что убегу, и убью любого, кто встанет у меня на пути. Они знали, что это правда. Я знал, что не скажу им больше, чем хотел. Да и что они могли со мной сделать? После этого? Но потом, - когда меня отпустили, - я смог объяснить многие из межзвездных посланий, которые иначе остались бы непонятными. Вот с тех пор ко мне и стали относиться иначе - словно я один знаю, что надо делать. А ещё потом на основе этих сообщений удалось создать гамма-лазер. Тогда Армфер Тару и решил сделать меня Единым Правителем - он думал, что у него есть ещё лет десять жизни... Теперь эти лазеры спасли нас всех. Забавно вышло, правда? Ладно, всё. Время выходит. А у меня есть и своя работа, помимо порученной.
   Философ удивленно взглянул на него.
   - Прости, я не понимал тебя... а над чем ты работаешь?
   Анмай слабо улыбнулся.
   - Я стараюсь узнать, что может сделать Эвергет - полная версия без приставки "про", а не макет! Это очень сложно, теория ещё очень неполна, а вычисления очень трудоемки, даже несмотря на компьютеры.
   - Но зачем это нужно? Какое это имеет отношение...
   - Прямое! Когда война закончится, начнется разработка Эвергета. Все файа должны знать, за что они сражаются!
   Философ опустил голову.
   - Армфер Тару не ошибся в выборе. Но ты совершенно не жалеешь - ни себя, ни других!
   - А зачем? Если бы я жалел себя, то давно был бы мертв - ещё там, в пустыне. Жалеть других... иногда слишком трудно, да и что это меняет? Знаешь, что я больше всего ненавижу? Для Вселенной нет ни добра, ни зла, ни жизни, ни смерти, - ей это всё безразлично. Может быть, это звучит странно, но я хочу это изменить.
   - Нельзя изменить Вселенную. Это невозможно.
   - А ты знаешь, что лептокварки, - те, что определяют законы природы, - они повсюду? Все их разновидности ждут воплощения в виртуальном море, появляясь на миг и исчезая, напоминая нам о том, что все законы мироздания - лишь случайность, что всё может быть совсем другим! И, узнав достаточно много, мы сами сможем... Я думаю, с помощью Эвергета мы сможем изменить мир. И тогда цепь судьбы будет разорвана.
   - Прекрати! Мне и так каждую ночь снится хаос, тьма, а ты...
   - Мне тоже снится, но я же не боюсь!
   От улыбки Вэру Философ сжался.
   - Анмай, ты сходишь с ума.
   Молодой файа зло посмотрел на него.
   - Может быть, и схожу. Тебе, со стороны, виднее. Но какое, черт возьми, это имеет значение? Наследник Бардеры, Томахаан Эйлинай, был безумен, как мартовский заяц. Он плясал босиком на бочке и распевал неприличные песни к большому удовольствию почтенной публики. Правда, он был очень красив, и лет ему было ещё меньше, чем мне сейчас. Он правил Фамайа пятьдесят лет, и умер своей смертью. Его правление вспоминают до сих пор, - как самое доброе и счастливое, как наш золотой век. Меня так вспоминать не будут. Если будут вообще. Если будет, кому. Хочешь знать, чем я на самом деле вдохновляюсь? Это древнее изречение моего народа, - обращение подданных к своему государю: "Государь наш, не делай ничего, что кажется тебе правильным, заслуживающим похвалы или благородным. Не делай ничего, что ты считаешь полезным. Делай только то, что ты можешь сделать - и никак иначе!"
  

Примечания:

"Темная Сущность"

  
   "Темная Сущность" - название единственной в своем роде книги. Она не была написана, а была найдена в Цитадели Хаоса, на одном из самых нижних ярусов, во время Второй Великой Войны, в 121 году. Имя нашедшего её не сохранилось, этот файа исчез бесследно во время изучения подвалов Цитадели.
   "Темная Сущность" - это том в черном переплете, отпечатанный на листах стойкого сплава. В нем восемьсот девяносто страниц. На переплете этой книги нет названия, только одиннадцатилучевая золотая звезда - число её лучей соответствует числу измерений космоса, включая и недоступные восприятию.
   Она написана на языке Империи Маолайн, который во многом похож на язык Фамайа. Только поэтому её удалось прочитать. Позднее с неё было снято множество копий, но эта книга никогда не издавалась открыто. Причиной послужила содержащаяся в ней информация.
   "Сущность" состоит из двух разделов. Первый представляет собой тексты, записанные сразу после Освобождения Уарка оставшимися на нем, и обьясняет его историю. Вторая часть - вдвое больше первой. Это записанные по памяти отрывки другой, ещё более древней книги, восходящей, как полагают, к предшествующей Империи Маолайн великой цивилизации файа.
   В первой части содержатся настолько шокирующие откровения относительно происхождения людей и файа и их места в мире, что лишь очень немногие обращали внимание на вторую часть, крайне туманную и непонятную. В ней говорится о Вселенной - о том, какова она, чем была, и чем должна стать. Но понять её очень сложно. В самом деле, как можно понять то, что разум во Вселенной зародился впервые семь миллиардов лет назад? Там говорится и о том, почему он не заполнил весь космос.
   В развитии всех цивилизаций существует барьер, названный барьером Йалис. До него недоступно ничего, после него - всё. Но переходящий его погибает. Выжить за ним смогли обитатели очень немногих миров. Большинство рас повернуло от него вспять - они не исчезли, но и не достигли вершины. А потом всё же погибли, - ведь остановка развития суть смерть.
   Но самое странное, что есть в "Темной Сущности", - это доказательство искусственного происхождения Вселенной, точнее известной нам её части. Там также говорится, что в непостижимый миг Творящего Взрыва было создано множество бесконечно различных Вселенных, но все они - лишь неизмеримо ничтожная часть Бесконечности.
   К сожалению, самая интересная часть книги, объясняющая, что лежит за пределами мироздания, была забыта и утрачена навсегда.
  

ГЛАВА 17.

ХЬЮТАЙ И НАЙТЕ

  
  
   Настанет год, России черный год,
   Когда царей корона упадет.
   Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
   И пищей сильных будет смерть и кровь.
   Когда детей, когда невинных жен
   Низвергнутый не защитит закон.
   И станет глад сей бедный край терзать,
   И зарево окрасит волны рек:
   В тот день явится мощный человек,
   И ты его узнаешь - и поймешь,
   Зачем в руке его булатный нож.
   И горе для тебя! Твой плач, твой стон
   Ему тогда покажется смешон.
   И будет все ужасно, мрачно в нем,
   Как черный плащ с клонящимся пером.
  
   Михаил Лермонтов, "Предсказание", 1830.
  
   В последние секунды перед пуском про-Эвергета Анмай ощутил нарастающее волнение. Всё уже было готово, - за двадцать минут ускоритель разогнал пучки протонов, и они неслись в накопительных кольцах, ожидая лишь сигнала. Как только он поступит, зона радиусом в десять миль на восточной окраине Товии станет смертельной для любой жизни. Все биохимические реакции в ней угаснут, как свеча на ветру. А затем зона смерти начнет двигаться, опишет полный круг вокруг Цитадели и остатков Товии, и, по расширяющейся спирали...
   Это требовало виртуозного владения управляющими полями - малейшая ошибка означала смерть двухсот тысяч файа и людей. Удача же - смерть миллионов. Но Вэру не колебался бы и мгновения... не будь там Хьютай.
   Он не хотел её отпускать, - боясь, что она не вернется. А ей не хотелось сидеть здесь и наблюдать, как гибнут их собратья. Она хотела помочь им - и он не посмел ей отказать. Не мог же он удерживать её силой?
   Сама мысль об этом была для него невыносима. А Хьютай отказалась вернуться - из глупого упрямства, такого же, как у него! Чем он вдохновлялся, когда убегал в пустыню, как не им? А она решила стать вровень с ним, и тут уже ничего не поделаешь...
   Анмай оглянулся. Олта Лайту и все остальные, собравшиеся в Центральной, нетерпеливо смотрели на него. На главном экране мерцал бункер Цитадели с безмолвно застывшими файа: Найте, операторы, командиры, - и Хьютай с неподвижным, напряженным лицом и тревожно расширенными глазами. Анмай погасил изображение, - смотреть на это было выше его сил.
   - Магниты нагреваются, - сказала Олта.
   "В самом деле, чего я жду? Разве про-Эвергет будет работать лучше от ожидания?" - он перевел взгляд на монитор компьютера. На нем застыла точная карта Товии и окрестностей. Зеленым фоном выделялась Цитадель и кварталы столицы, ещё принадлежащие Фамайа. Их черной петлей стягивала линия фронта. За ней, справа, застыл большой красный круг, расчерченный координатной сеткой, - ожидаемая зона поражения.
   Вэру проверил данные приборов, - всё было нормально. Он осторожно положил руки на пульт, трогая кнопки, и в последний миг взглянул на экран, показывающий про-Эвергет. Огромный зал был пуст, все ведущие в него ворота наглухо заперты. Белый колосс застыл в мертвенном спокойствии. Анмай дал команду "пуск".
   Поля наводящих магнитов сдвинулись, пучки протонов, мчавшихся всего на дюйм медленнее света, ударились лоб в лоб. Скрестившиеся пучки частиц разлетелись в многоступенчатых реакциях. Включились вакуумные инжекторы, в фокус устремились гиперядра. Когда с одним из них сталкивалось сразу два протона, плотность энергии переходила критический предел, выбивая из виртуального моря лептокварки. Они появлялись как бы с замедлением, не в точке столкновения частиц, а уже возле Товии, какое-то время двигаясь вне обычного пространства, - но не все. Изменения силы электромагнитного взаимодействия, считавшиеся невозможными, начались и на Хаосе.
   Красное пятно зоны поражения дрогнуло и начало расплываться - 20, 30, 100 миль: под действием Йалис точность фокусировки слабела. Отмена испытаний про-Эвергета ради скорости работы оказалась роковой ошибкой.
   Вэру мгновенно нажал кнопку "сброс пучка", но было уже поздно. Каждая система обладает инерцией, и прежде, чем пучок погаснет, в Товии не останется ничего живого. Чтобы направить лептокварки в другое место потребовалась бы новая программа удара - на это ушли бы часы.
   В голове Вэру осталась всего одна мысль: "Хьютай!" С внезапной отчаянной решимостью он сделал единственное, что мог, - отключил фокусировку. Теперь все убийственные изменения будут происходить вокруг про-Эвергета, на плато Хаос.
  

* * *

  
   Ему показалось, что приборы погасли, странный бледный свет заполнил помещение. Вдруг на него обрушилась тьма, подобная тьме, снившаяся ему в первый час Эвергета, но неизмеримо сильнее. Он ослеп, все его чувства тонули в хаосе, вызывая невыносимый ужас. В то же время он вдруг увидел то, что видел в юности, в ядре Цитадели, но нестерпимо ярко и точно, и его пронзила дикая боль, и страх смерти, подобный её притяжению, - всё вместе. От неописуемо мучительного ощущения внутреннего взрыва Вэру хотелось кричать, но он уже не ощущал своих губ. В те мгновения, когда стальные плиты в ловушках пучка кипели и испарялись, для него прошла целая вечность. Но когда хаос угас и мир вновь стал доступным для восприятия, он уже был где-то в темноте.
  

* * *

  
   В бункере Цитадели все вздрогнули, когда погас главный экран. Последние секунды ожидания были невыносимы, - но они прошли, и ничего не случилось. Хаос молчал. Наконец Найте не выдержал и вызвал плато сам.
   Когда экран засветился, им предстало страшное зрелище. Центральная была цела, огни её приборов ровно сияли, - но все в ней оказались мертвы. Они лежали, откинувшись в креслах, на полу, устремив вверх взгляды остекленевших глаз. На всех лицах застыло выражение ужаса. Найте увидел Олту Лайту, - она лежала, неестественно выгнувшись в кресле, словно брошенная в спешке кукла. Обруч-рация свалился с растрепавшихся волос. Её огромные глаза были неподвижны и пусты. Он не сразу заметил Вэру - тот сидел, уткнувшись лицом в руки, и, казалось, спал. Увидев его, Хьютай пронзительно закричала:
   - Анмай!
   Вэру вдруг вздрогнул и медленно поднял голову. Его лицо было измученным и серым, но глаза блестели по-прежнему. Он попытался заговорить, но лишь беззвучно шевелил губами. Хьютай тоже ничего не говорила. Заметив, как они смотрят друг на друга, Найте отвернулся. Ему стало неловко.
  

* * *

  
   Анмай выпрямился, с трудом преодолевая головокружение и боль во всем теле. Оглядевшись, он вздрогнул. "Мне всегда так... везет, - подумал он. - Все погибли, а я остался жив. Почему? Наверное, потому же, что и тогда, в ядре реактора Цитадели, но разве это объяснение? - он сжал отяжелевшую голову. - Отсюда до про-Эвергета больше мили, а я жив. Значит, все за пределами этого круга должны уцелеть. Отключение фокусировки прервало реакцию, но недостаточно быстро. Что будет со мной и остальными? Ведь сны и так преследуют нас каждую ночь, а теперь? Что станет с нами?"
   Ответа на этот вопрос он не знал. Ему оставалось лишь надеяться, что все сегодняшние смерти не окажутся, в конечном итоге, напрасными.
  
   Из дневника Найте Лая.
  
   "27-й день осады, 288-й день Эвергета.
   Календарной даты не пишу - Фамайа больше нет, её столица пала. Нас осталось 67 тысяч, запертых в Цитадели. Когда враг ворвался внутрь Товийской АЭС, персонал взорвал реакторы и отошел сюда. Теперь АЭС превратилась в страшные затопленные пещеры, освещенные радиацией. Все, кто ещё сохранил мужество, собрались здесь, но нам пришлось взорвать последний туннель, ведущий в город. У нас не было выхода. Очень многие остались на захваченной мятежниками территории, и, видимо, были ими убиты. Лучевая болезнь, однако, отступила - здесь чисто, а на поверхность уже никто не поднимается. Наверху не только радиация - температура уже -20 и быстро холодает.
   Мятежники взяли весь город с основными запасами продовольствия. В Товии продолжаются пожары, хотя что там ещё может гореть - непонятно. Снаружи кромешная тьма, но наши прожектора и ракеты превращают её в день.
   Нас непрерывно обстреливают и штурмуют. Пока внешний обвод держится, но форты уже сильно повреждены. Разбит дом Вэру, хотя это наименьшая из наших потерь. О Хаосе пишу с трудом - это была наша последняя надежда. А теперь... Там погибло больше трех тысяч файа и людей, а ещё больше помешалось. Остальные болеют или просто испуганы до смерти. О про-Эвергете никто не упоминает.
   Снарядами разбиты антенны, - связи почти нет, однако я узнал, что Анмай сделал ради нас. Он сам не знает, почему остался жив. Но... если бы не Хьютай - он не сделал бы такого! Ей мы все обязаны жизнью. А она по-прежнему не хочет возвращаться! Может, её испугало, что ради неё невозмутимый Анмай пожертвовал всем - собой, своим делом, товарищами? Не знаю. Она ходит такая печальная, что я не решаюсь заговорить с ней. Вэру не легче. Ведь он сознательно подставил под удар Хаос!
   Впрочем, он объявил, что катастрофу вызвали вредители, которые тоже погибли; и правильно, по-моему. Изменники, уже мертвые, не так пугают файа и людей, как возможность новой трагической ошибки. Уже то, что он один выжил, помогает ему. Теперь он единственный лидер на плато, - от Совета осталась едва треть, Управляющая, Олта Лайту, погибла, с ней - все ведущие ученые: они хотели быть поближе к центру событий. Здесь мы ещё долго продержимся, но что толку - надежды у нас уже нет".
  
   "45-й день осады, 316-й день Эвергета.
   Ну, вот и всё. В качестве крепости Цитадель протянула всего пятнадцать дней. У нас вышли все снаряды, наши орудия молчат. Все форты захвачены, в наших руках осталась сама Цитадель и подземелья, но и в них уже проникает враг. Идет подземная война - без особых успехов у обеих сторон. Враг то и дело через взорванные входы вторгается внутрь, но его встречают истребители и ополченцы. В этой коридорной войне потери одинаково велики и у нас, и у них. Каждый день гибнет 500-600 бойцов. Сейчас у нас осталось 1600 файа из товийского истребительного отряда и 25 тысяч ополченцев, 15 тактических ракет (с обычными боевыми частями), 15 ЗРК. У нас есть еда и боеприпасы, мы можем держатся ещё месяцы, но больше половины из наших шестидесяти тысяч - это дети, и я не могу приносить их в жертву бессмысленной обороне. Цитадель придется оставить - разумеется, не Уэрке и его мстителям. Мы выйдем через северный туннель к второму форту, а потом попытаемся добраться до Хаоса. Я понимаю, это почти безнадежная затея - в кромешной тьме, при температуре -35 пройти тысячу миль, но... у нас нет выбора. Если мы останемся здесь, нас перебьют, самое большее, за несколько недель. А так - кто-нибудь спасется...
   Я буду писать, как командир. Итак: завтра мы все выйдем, точнее выедем к второму форту. Не знаю, сколько уйдет времени, чтобы вывезти шестьдесят тысяч файа и людей, даже забив все вагоны, которые мы сумели найти. Наверно, несколько часов. Затем нам предстоит нелегкий тридцатимильный переход к востоку, к железной дороге. Там мы двинемся на север - по крайней мере, заблудиться мы не сможем. Конечно, пройти тысячу миль по радиоактивной пустыне пешком нельзя - из Хаоса обещают прислать поезда. Что выйдет из этой затеи - неясно. Мятежники повсюду, железная дорога разрушена во многих местах - нам придется восстанавливать её и отбиваться. Хаос попытается помочь нам, чем сможет, но сил у них теперь немного. Правда, 2-й истребительный отряд всегда считался лучшим, - но вся авиация парализована, а наземная техника сможет помочь лишь когда мы подойдем достаточно близко, в лучшем случае, в Остсо.
   Но, если мы дойдем до Хаоса, то что нас ждет там? Население плато вдвое больше расчетного, пищи не хватает... впрочем, это неважно. Вэру сумел привести в порядок про-Эвергет - он говорит, что если правильно настроить его управление, оно будет компенсировать вызвавшие катастрофу аберрации. Для этого нужно только составить нужную программу, чем они сейчас и занимаются. Ему больше всех досталось от про-Эвергета - и он же убедил всех продолжить работы. Как? Я не знаю. Война превратила его в настоящего вождя - из тех, за кем идут, не оглядываясь на павших...
   Мне пора спать. Прежде, чем мы покинем Цитадель, Хьютай включит часовой механизм термоядерного устройства. Его мощность - 80 мегатонн. Цитадель, вместе с засевшими вокруг мятежниками, испарится. Свои записи я возьму с собой. А всё, что мы создали, будет ждать нас на глубине мили, на сороковом подземном ярусе. И мы обязательно вернемся!"
  

* * *

  
   Они сидели вдвоем в бункере Цитадели. Все операторы уже покинули свои посты и теперь ожидали их у последнего поезда. Хьютай с отстраненным видом сидела у пульта управления бомбой, Найте - возле неё. На главном экране видеосвязи, среди новых операторов Центральной, сидел безмолвный Анмай Вэру. На боковом экране появилось усталое лицо Ирауса Лапро, командира четырнадцатого истребительного отряда и фактического заместителя Найте.
   - Наши бойцы покинули позиции, сейчас они все здесь - я проверил. - Он показал на состав, стоявший у полутемного перрона. В вагонах были видны неслышно говорившие друг с другом файа. - Кроме вас здесь уже никого не осталось. Мятежники могут догадаться, что крепость пуста. Мы ждем вас.
   - Ну что ж, нам пора, - Хьютай повернулась к пульту.
   - Надеюсь, ты не намерена идти пешком по радиоактивному пеплу? - Вэру говорил тихо и печально. - Здесь ещё остался один суборбитальный ракетный корабль. В нем - три места. Если ты им воспользуешься, - я увижу тебя всего через полчаса! А если ты будешь пробираться сюда сама, несколько суток... всё это время я не смогу спать и вообще чем-то заниматься, - он неожиданно улыбнулся, слабо и растерянно.
   Хьютай задумалась.
   - Я не могу бросить наших, и не могу мучить тебя, - ты мне дороже жизни... я согласна.
   Анмай даже не обрадовался.
   - Тогда отправляйтесь немедля! Иначе будет уже поздно!
   - Я отправляюсь... Да, но с одним условием - Найте полетит со мной!
   - А я что - против этого?
   - Но я... - Найте растерялся, - не могу бросить своих! Кто будет командовать?
   - Ираус! - Хьютай ткнула в офицера на экране.
   - Но я не могу!
   - Или мы летим вместе - или не летит никто!
   - Найте, соглашайся - это приказ! - Анмай вдруг улыбнулся, как улыбался раньше.
   Найте вздохнул.
   - Я не могу оспорить приказ Единого Правителя, - сказал он командиру. - Отправляйтесь немедля!
   Ираус кивнул, отдал честь и отошел. Донеслись крики, поезд с лязгом тронулся, и минуту спустя на экране осталась лишь пустая платформа.
   - Начинаем! - Хьютай встала и растерла руки. Затем она склонилась над компьютером, набирая команды.
   "Закрыть все ворота и щиты". На всех восьмидесяти ярусах, кроме первого глубинного, где система была повреждена, пришли в движение стальные двери, одна за другой с лязгом перекрывая коридоры. Гидравлический привод опустил толстенные стальные крышки, запирая шахты на каждом ярусе. Вентиляторы повсюду автоматически остановились, и их шахты закрылись тоже.
   "Заблокировать все замки и сбросить коды". Мигание индикаторов подтвердило выполнение приказа.
   "Остановить реакторы".
   Глубоко в недрах Цитадели гафниевые стержни скользнули вниз, гася сияние атомного распада. Турбины стали замедлять вращение, их гул слабел, и вместе с ним слабели и гасли все лампы на всех ярусах Цитадели. Когда свет померк, турбины ещё немного поурчали и затихли. Лишь пыльные линзы атомных ламп тлели в темноте. Всюду воцарилась тишина, лишь в реакторном зале тихо шипела вода, продолжавшая, уже лишь под действием температурного градиента, охлаждать реакторы.
   В бункере тоже погас верхний свет, приборы и экраны. Светились лишь тусклые аккумуляторные лампы. Хьютай поразилась повисшей здесь мертвой, глухой тишине. Связь отключилась, теперь они были наглухо отрезаны от мира, погребены под толщей камня и стали. Теплый, чуть затхлый воздух был совершенно неподвижен.
   Она повернулась к последнему светившемуся пульту, - взрывного устройства, - и в этот миг тяжелые руки Найте легли ей на талию. Первым побуждением Хьютай было, рывком развернувшись, локтем раздробить ему нос. Но вторым... после смерти Наэри из Лая словно ушла вся жизнь. Он просто выцветал, угасал. На Хаосе его не ждал никто.
   - Хьютай... ты любишь Анмая... я знаю... но всё же... не могу не любить тебя, - прошептал он. - Это наш единственный шанс... побыть вместе. Я всю жизнь мечтал о тебе.
   Она знала это, и потому извернулась в кольце его рук, когда Найте расстегнул её шорты, немедля свалившиеся с бедер. Их губы ловили друг друга, пока быстрые ладони расправлялись с одеждой. Это было безумие... но Хьютай сомневалась, что сможет сохранить разум, не дав выхода всем накопившимся в её душе чувствам. Они должны были сгореть дотла в этой яростной вспышке.
   Нагие, они опустились на пушистый пол в центре зала. Хьютай застонала, когда Найте всей тяжестью навалился на неё, вжимая в ковер её раскинутые руки, и застонала ещё громче, когда он овладел ей. Лай был неистов и яростен, она вскрикивала, задыхалась, выгибалась под ним, крепко обвив его руками и ногами. Всё это заняло меньше минуты, потом Найте тоже вскрикнул и выгнулся, в тугих конвульсиях осеменяя её. Часто дыша, они замерли. Через какое-то время Хьютай захотела подняться, но Найте вновь обнял её, распластал на полу. Она пыталась высвободиться, но он был гораздо сильнее её. Ей оставалось лишь лупить его пятками по заду, царпаться и кусаться... одновременно судорожно хватая ртом воздух в агонии наслаждения. А потом весь мир растворился в чистом белом пламени.
  

* * *

  
   Хьютай опомнилась первой. Она упруго вскочила, натягивая трусики. Сердце у неё бешно стучало. Сколько...
   - Мы можем опоздать, Найте. То, что мы сделали, было необходимо, но сейчас нам пора. Поднимайся!
   Одевшись, она бросилась к пульту взрывателя. Это был просто стальной ящик с панелью, соединенный с главным пультом кабелем. Хьютай медленно и осторожно ввела все шифры, установила время, помедлила, затем мягко тронула клавишу пуска. На панели вспыхнул красный свет, на маленьком экранчике замелькали цифры.
   - А теперь пошли! Я оставила всего десять минут!
   Найте задержался в дверях, с тоской оглядывая бункер, - за три последних года он успел привыкнуть к нему.
   - Надеюсь, он уцелеет, и мы когда-нибудь вернемся сюда...
   Главный выход был закрыт, и им пришлось пробираться по узким мостикам. Когда они вышли в туннель, Найте вздрогнул от повисшей здесь тишины - в ней было зловещее ожидание. Сейчас эвакуация Цитадели казалась ему ошибкой. Он подумал, что проще всего было взорвать бомбу, укрывшись на самых нижних ярусах крепости. Уцелевшие мятежники, несомненно, погибнут, а они... они как-нибудь выберутся. И даже если им придеться провести в подземелье годы - это всё равно лучше этой отчаянной вылазки на поверхность, где их никто не ждет - кроме врагов, тьмы, радиации и холода. Вот только никакой уверенности в том, что воздухообменные машины, помнившие ещё времена Межрасового Альянса, смогут работать в течение трех или пяти лет, у него не было.
   Они быстро пошли к центральному стволу. На ходу Хьютай нажимала кнопки радиопульта, лежавшего на её ладони, и их сопровождал лязг закрывающихся дверей.
   Когда за ними с громом сомкнулись последние ворота, Найте поднял голову. В гигантской шахте было почти совсем темно. Лишь тусклые венцы атомных ламп восходили наверх концентрически уменьшавшимися кругами.
   Он взобрался на платформу лифта, протянул руку поднимавшейся Хьютай. Та щелкнула тумблером нужного яруса на пульте и резко рванула рычаг. Лифт с лязгом пополз вверх, но не так быстро, как раньше, - теперь его питали аккумуляторы. Тем не менее, он поднялся на половину высоты шахты всего за минуту.
   Когда платформа остановилась в вырезе галереи на первом глубинном ярусе, Хьютай снова взялась за радиопульт. Над их головами из широких проемов с рокотом поползли облицованные броней железобетонные щиты - каждый в три метра толщины. Размыкая рельсы лифтов, они перекрыли шахту, останавливаясь с глухими ударами, от которых дрожал пол. Тем не менее, Лай успел взглянуть вверх. У самой крыши шахты, на наглухо закрепленной платформе покоилась бомба, залитая тусклым красным светом аккумуляторных фонарей.
   - Щиты ослабят ударную волну, - Хьютай возилась с управлением ворот, ведущих в горизонтальный туннель, - и подземелья Цитадели лучше сохранятся.
   Когда ворота закрылись за ними, Найте вздохнул с облегчением. Этот туннель был тремя ярусами выше ведущего к станции, а затем - к второму форту.
   Но им незачем идти двадцать миль, - всего через сотню метров поворот к шахтам для межконтинентальных ракет, где стоит их корабль. И всего через десять минут они будут на Хаосе, в безопасности - и навсегда.
  

* * *

  
   - В Цитадели никого нет! - вестовой с криком вбежал под своды казармы бывшего первого форта её внутреннего обвода.
   - Как нет? - Нэркис Уэрка рывком поднялся на ноги.
   - Арн ходил на разведку, добрался до вала, - его не обстреляли, как обычно. Он дошел до плацдарма, до самого рва - и ничего. Он стрелял - никто не отвечает, никого не видать. Так как? Может, они все там вымерли?
   - Может быть... сигнальте атаку, на месте разберемся!
   Уэрка уже привычным движением застегнул защитный комбинезон и выбежал из ворот казармы. За ним бежал неразлучный Сурми Ами. Миновав взорванные ворота в стене рва, они по полуобвалившемуся туннелю пробрались наверх. За ними поднимались затянутые в пластик бойцы. Отряд, не скрываясь, двинулся по главной дороге к Цитадели - её черный массив высился в миле от них, вырываемый из мрака трепещущими вспышками ракет. По обе стороны широкой, изрытой воронками дороги простиралось такое же изрытое каменистое поле. Его покрывали следы долгой и жестокой битвы - разбитые бронетранспорты, сожженные танки, обломки и неотличимые от камней замерзшие трупы. Уэрка поёжился в своем комбинезоне - холод был невыносимый. Тьму наверху не разрывал даже малейший лучик света.
   Со всех сторон, из развалин фортов, из темных провалов пробитых крепостных галерей выходили безмолвные в герметичных шлемах люди и присоединялись к ним. Уэрка мрачно думал, что вместе с ним в наступление пошла и вся его армия - примерно двадцать тысяч человек, все, кто остался в живых. Он знал, что оставлять внешний обвод небезопасно - им в тыл могли ударить те, кто не подчинялся никаким приказам. Таких в метро и темных подземельях Товии были многие сотни тысяч - никто не знал их точного количества. Эти отчаявшиеся беглецы со всей страны думали лишь о своем выживании. Они собирались в стаи и как крысы грызли тыл его армии. Они вели безжалостную войну и друг с другом в своих логовах. Они рыскали повсюду в поисках пищи - нередко ею становились замерзшие трупы или другие уцелевшие, которые не могли защитить себя. Эти стаи, в которых было много и коренных жителей Товии, объединялись лишь для одного, - чтобы дать отпор "друзьям Эвергета", как их теперь называли, странным объединениям гекс, "бывших", оставшихся без контроля, и людей, у которых голос тьмы заглушил всё остальное.
   Как ни странно, разум "бывших", редуцированный, наполовину машинный, неживой и приспособленный к исполнению простейших функций, стал самым лучшим инструментом выживания. Гексам же помогали встроенные нейрокибернетические модули, - в них были и приемники, и передатчики. Хотя считалось, что в отсутствие контроля гексы не могут общаться с их помощью, между ними возникла некая общность, подобная общности муравейника. Об ней ходили жуткие слухи, - о том, что "бывшие" подчиняются гексам и добывают для них пищу, а те согревают их своими тушами во время сна. Никто не знал, сколько их бродило здесь и по всему темному миру, - но только под Товией их собрались миллионы. Уэрка с горечью думал, что именно гексы оказались самыми приспособленными к нынешним условиям - и дело не только во всеядности и невосприимчивости к радиации и холоду. Эра человека кончалась, наступала эра гекс - и тех, кто им служит.
   Оплотом тварей стали "Золотые сады" - там они были выращены, и их неудержимо влекло туда. Ходили слухи, что основное оборудование страшных лабораторий сохранилось в глубоких бункерах, и что гексы, руками "бывших", проводят операции над пленными, производя им подобных. Такое казалось невозможным, но всё же... ведь радиофицированные гексы могли общаться не только друг с другом по отдельности - но и все со всеми. И разве не из отдельных бездумных нейронов состоит мозг?..
   Уэрка потряс головой, выбрасывая из неё жуткий образ бестелесного, точнее, многотелесного мозга, занятого непостижимыми для человека делами. Ему вполне хватало и того, что ещё существует другой нечеловеческий мозг, породивший всё это. Будь навечно проклят, Анмай Вэру!..
   Идущий рядом Сурми Ами думал совсем о другом. Он смотрел на торчащие обрубки разбитых ферм антенн, на широкие выемки и провалы взорванных ворот, ведущие в кромешный мрак ангаров, на разбитые остовы вентиляционных башен, внутри которых зияла зловещая чернота. Уже несколько раз он спускался в страшные подземелья Цитадели - и чудом выжил там, потеряв почти всех товарищей. Это жестокие стычки в лабиринтах темных туннелей, стычки, в которых обе стороны использовали базуки и огнеметы - оружие, не оставлявшее жертвам даже малейшего шанса на спасение, - ужаснули его. А ведь он видел уже столько всякого...
   Он стал вспоминать свою жизнь, богатую и безмятежную, семью, жену, детей, свой дом в Офинки. Он всегда ненавидел Фамайа, захватившую его страну. А потом пришла та ужасная ночь, когда его дети кричали от нахлынувшего страха, а они, тоже испуганные, не могли их успокоить. Испуганные глаза соседей, слухи о том, что народ повсюду свергает ненавистную власть чужаков. А когда из Кен-Каро прибыли люди, сообщившие, что там успешно воцарилась свобода, и что армия на стороне восставших, их тихое селение тоже словно пробудилось.
   Он до сих пор помнил радость, охватившую его при виде горящей управы и полицейского участка, крики убиваемых чиновников. Затем было несколько дней свободы, запомнившихся как непрерывный праздник. И когда на окраине появились бронетранспорты истребительного отряда, их никто не воспринял всерьез - чего могут бояться свободные люди? Они со смехом отвергли ультиматум, а двинувшихся вперед файа тут же перестреляли из пистолетов и охотничьих ружей.
   Рев автоматических пушек и летящие обломки домов вмиг отрезвили их... слишком поздно. Все, кто пытался защищаться, погибли на месте. Жители считали, что на этом всё и кончится, но солдаты стали выгонять их из домов, бросая внутрь термитные бомбы. Обезумевших людей согнали в песчаный карьер на окраине, освещенный заревом их горящих жилищ. Они ещё ничего не успели понять, когда их стали по десяткам выводить к обрыву и расстреливать из стоявшего на противоположном откосе пулемета.
   Ами запомнил всё - и яркий свет фар бронетранспортов, и безмолвно стоящих на откосах солдат, и полную покорность селян, которые, как бараны, позволяли выводить и расстреливать себя. Он слышал нервные слова пулеметчика, что ствол греется и патронов уходит слишком много - нельзя ли кончить побыстрее. И стоящий рядом костлявый командир, жадно глядящий на расправу, отдал приказ. Солдаты стали забрасывать толпу гранатами и расстреливать из автоматов - но даже это было слишком медленно. Тогда один из бронетранспортов сполз вниз, и, беспрерывно стреляя из пушки и пулеметов, стал ездить по кругу, давя людей. Ами отшвырнуло от жены - ни её, ни детей он больше никогда не видел...
   Когда всё было кончено, солдаты откинули бульдозерные отвалы бронетранспортов, и те стали сталкивать вниз кучи земли, засыпая и мертвых, и тех, кто ещё дышал, - таких были сотни. Ами чудом удалось выбраться из могилы, поглотившей его семью. Стоя над ней, он, потерявший всё, проклял сделавших это, и поклялся страшно отомстить.
   Он отправился в Кен-Каро, надеясь найти помощь. Ему казалось, что это дело рук разбитых, но недобитых чрезвычайщиков, - жестокость расправы не оставляла иного толкования. В городе он встретился с людьми, которые уже много лет боролись с Фамайа, и узнал тяжкую истину. Он понял, что бунт обречен, - но потребовал оружие.
   Потом была постыдная трусость властей, Комитета Свободы, склонившихся перед кучкой головорезов, - а ведь у них были тысячи бойцов, и, призови они, - их поддержало бы всё население города! Тем, кто не хотел сдаваться, пришлось бежать, - это было тяжело для Ами, уже раз стрелявшего во врага. В те короткие дни в Ахруме он понял, что значит содружество борцов за свободу, и ощутил радость победы, добытой в трудном бою.
   А потом снова было постыдное бегство в компании Маонея Талу, - и он ему сочувствовал! Ами до сих пор трясло при мысли, что он сразу не прикончил эту мерзкую нечеловеческую тварь. Их снова схватили, он увидел смерть убийцы своей семьи - но это уже не могло его остановить. Талу милостиво заменил ему "Золотые сады" полугодом одиночки в соарской тюрьме, когда лишь мысли о мести спасали Ами от безумия. Потом был мятеж, испуганное лицо Талу, лежавшего на полу, побег, первая встреча с по-настоящему свободными людьми. И вновь появился Маоней Талу, и они погибли.
   В те дни, когда ультиматум Вэру отсчитывал последние дни мира, Ами узнал, насколько этот мир богат и многообразен, и в какой лживой тьме они жили. Ему казалось, что такой мир непобедим. Но Вэру думал иначе...
   Когда Ами душил ужас смерти - в одно и то же мгновение - миллионов людей, он понял, что его мир обречен. Но он ещё мог отомстить его уничтожителям! Их армия неудержимо двигалась вперед, возрастая и в числе, и в силе, и Фамайа пришел конец. У ворот Товии Ами казалось, что ещё одно усилие - и враг падет окончательно. Но тех, кого обманули идеи Проекта, осталось ещё много - битва оказалась страшной. Он видел, как тысячами гибнут и друзья, и враги. Защитники города сопротивлялись, как могли. Ему приходилось смотреть, как его товарищи выблевывают свои потроха и гниют заживо после нейтронных ударов, за несколько часов превращаясь в скелеты, облепленные темной слизью...
   Он чуть не налетел на остановившегося Уэрку. Прямо перед ними высилась Цитадель. Шоссе обрывалось у выступавшего углом вперед гласиса, который затем расходился в стороны. Его откос поднимался над ними метров на пятнадцать, ощетинившись глыбами вывороченного взрывами железобетона. За ним вздымалась облицованная темной сталью стена высотой в четверть вэйда - глухая и безмолвная, с выступающими массивами гигантских башен. И надо всем возвышалась чудовищная масса центральной пирамиды с грозно отклоненными наружу стенами уступов. Её вершина уходила в низкие, тяжело нависшие неподвижные тучи - казалось, она одна поддерживает небосвод.
   Они свернули вбок, и, спотыкаясь об решетки выбитых ворот, перекрывавших когда-то проемы вала, попали на треугольный плацдарм, заваленный трупами, оружием, кусками бетона и хламом. Среди него темными глыбами высились подбитые танки.
   Плацдарм заполнила шумная, ликующая толпа. Ами вместе с Уэркой подошел к краю рва - дальше их бойцам ещё никогда не удавалось проникнуть. Ров был не очень широк - метров двадцать - но в четверть вэйда глубиной, с отвесными, облицованными сталью стенами. На его дне громоздились заградительные фермы, обтянутые колючей проволокой, - в ней, как в паутине, висели тела, куски брезента, перепутавшиеся штурмовые веревки, лестницы... Под Ами нагромождение обломков и трупов поднималось до половины глубины рва. А за рвом, уже ничем не заслоненная, высилась Цитадель.
   Ами почти с благоговейным трепетом смотрел на её стену - снизу, до половины высоты, она отклонялась под углом в тридцать градусов внутрь, сверху под тем же углом - наружу. Закругленные передние торцы облицованных сталью громадных коробчатых башен выдвигались ко рву. Нижние, самые широкие уступы их ступенчатых крыш занимали массивные, плоские орудийные башни, и во вспышках ракет отблескивали замершие навсегда стволы 16-дюймовых орудий. Броня башен была иссечена, местами погнута. Прямо перед Ами были главные ворота - огромная прямоугольная коробка, возвышавшаяся над стеной. Её передняя стена была вогнута внутрь наподобии линзы - так, что уступы её ступенчатых крыш изогнуто сужавшимися стальными клыками нависали над выбитым в центре барельефом - громадным, внимательно открытым глазом с файским вертикальным зрачком. Под ним в стену был врезан наглухо перекрытый трапециевидный портал собственно ворот. К нему прямо ото рва поднимался прямой широкий пандус. Секции убранного раздвижного моста под ним были незаметны - так точно их бронированные торцы сливались со стеной. Неровная, избитая сталь ворот напоминала поверхность старого астероида, - именно сюда много дней били пушки Уэрки.
   Ами обернулся. Бойцы заполнили уже весь плацдарм. Одни занимали оборону, взобравшись на уступ с внутренней стороны гласиса. Другие расчищали площадку, сбрасывая в ров тела и обломки. Третьи, радостно переговариваясь, собирали оружие убитых. Кто-то, проверяя его, выстрелил по Цитадели, - и тут же началась стрельба из всех видов оружия по безмолвной крепости. Бойцы залезли в подбитый танк, и треск выстрелов заглушили частые удары танковой пушки. Вспышки выстрелов и разрывов бессмысленно вспыхивали и гасли на толстенной вороненой броне.
   Уэрка с большим трудом смог прекратить пальбу. Он приказал немедленно наводить мост через ров, что оказалось весьма нелегким делом, - на той стороне даже веревкам не за что было зацепиться.
   Пока саперы возились с мостом, Уэрка отошел, укрывшись в разбитом помещении для охраны между проемами вала. Ами последовал за ним. Уэрка стал по рации выяснять обстановку на остальных участках.
   - Дьявол! Файа вышли из второго северного форта и смяли наше окружение! Их очень много - они явно попали туда из Цитадели. Значит, туннель существует, а мы не верили, что такое возможно! Двадцать миль скалы!
   - Теперь мы перебьем их всех! - Ами радостно поднял оружие. - У нас осталось ещё около ста исправных танков и шестьдесят систем залпового огня. Если мы...
   - А зачем? Теперь файа в худшем положении, чем мы - Цитадель, наконец, наша! А они пусть идут, - пешком до Хаоса. Когда зима кончится, мы доберемся и до него. Правда, они изменили бы себе, если бы не устроили на прощание особенной мерзости, но с этим мы разберемся. Всё равно, у нас нет выбора.
   Тем временем, саперам удалось зацепить одну из "кошек" за выступ погнутой снарядом плиты. Несколько смельчаков перебрались по веревке на ту сторону и навели штурмовой мост, по которому тут же потоком устремились бойцы.
   - И как же мы попадем внутрь? - спросил Ами, стукнув кулаком по изрытой плите главных ворот Цитадели. - Может быть, проще под землей?
   - Я получил сообщение, - сказал Уэрка. - Наши заняли весь первый подземный ярус. Баррикады пусты, но все шахты, ведущие вниз, наглухо заперты. С ними придется повозиться. А с первого яруса внутрь Цитадели не попасть - даже капониры в этом рву выходят наружу!
   - И что же нам делать?
   - Ждать, пока саперы не взорвут входы вниз.
   Уэрка с высоты пандуса хмуро смотрел на людей, заполнивших плацдарм - они переходили мост и собирались у подножия стены, дрожа от мертвящего холода.
   - Мне удалось оставить часть наших на внутреннем обводе, - сюда из города уже идут банды. Они как-то узнали, что Цитадель пуста. Все знают, что в ней полно продуктов и всего, что угодно! Я не удивлюсь, если сюда пожалуют и гексы. Особенно эти, новые. Они явно хитрее нас.
   Ами посмотрел в беспросветно-темное небо. "Странная ситуация, - подумал он. - Мы гоним файа, банды гонят нас, их гонят гексы, а гекс гонит холод и темнота, - ей одной не за чем идти. Она и так повсюду".
   Продолжая смотреть вверх, он оглянулся, - и вдруг заметил на отвесной стене правой от ворот башни, всего в сотне метров от него, отверстие свежего пролома, - один из последних крупнокалиберных снарядов недавно попал в амбразуру для трехдюймовой пушки, прорезанную в боку башни, этажах в шести от земли. Он выбил орудие вместе с подвижным броневым щитом, в котором то крепилось. Теперь там зияла квадратная дыра, в которую он легко мог пролезть.
   - "Кошку", быстро! - крикнул Ами, подбегая к башне.
   Трехлапый крюк зацепился с первого же броска. Оставив тяжелый автомат, Ами с одним пистолетом отважно полез по косо натянутой веревке. Скоро он скользнул в пролом, который файа забыли, или, скорее, не успели закрыть. Внутри было совершенно темно. Он зажег фонарик, - в заваленном искореженным железом каземате никого не осталось. Ами высунулся из окна.
   - Тут пусто, залезайте все!
   Через минуту Уэрка, окруженный охраной, осторожно спустился на захламленный пол.
   - Нам надо подождать саперов - тут наверняка есть мины, - сказал он, заметив, что Ами жадно смотрит на зияющий чернотой проем внутренней двери, выбитой тем же снарядом.
   Ами не слушал его, часто дыша. Внезапно, набрав побольше воздуха, словно перед прыжком, он кинулся в темноту. Ему не терпелось найти хоть одного файа и рассчитаться с ним сполна.
   Никто не осмелился последовать за ним. Утонувший во тьме боковой коридор башни вывел его в просторное помещение. В его сумрачной глубине фонарик высветил огромные стальные двери, ведущие, как понял Ами, в подающий снаряды лифт. Лифт не работал, но сбоку от него, в провале шахты, блеснули марши лестницы. Ами немедля свернул туда, бросившись вниз. Стальные ступени гудели под его ногами. Через дюжину пролетов лестница кончилась, и он увидел странный мертвенный свет в конце нового коридора. Кинувшись туда, он выскочил в огромный зал, тускло освещенный темно-синими лампами.
   Когда Ами вошел внутрь, по залу разнесся легкий гул. Он огляделся. Всюду валялись пустые патронные ящики, бинты, шлемы, какие-то тряпки, подушки, матрацы. Судя по наглухо перекрытым стальными плитами громадным порталам, это был шлюз между первыми и вторыми главными воротами. Прямо напротив был проем ворот поменьше, тоже наглухо закрытый.
   Обернувшись, он увидел вторые малые ворота, тоже закрытые, но не до конца: между их толстыми плитами осталась узкая щель. Подойдя к ней, он увидел идущий вниз просторный изогнутый туннель, едва освещенный пунктиром мертвенных ламп.
   Опустив взгляд, Ами понял, почему ворота не закрылись - в колее сдвижных створов застрял смятый железный ящик, намертво заклинив их. Он решительно скинул антирадиационный комбинезон - здесь было "чисто" и достаточно тепло - и проскользнул в щель.
   Бегом спустившись вниз, он повернул и оказался в очень высоком, едва освещенном туннеле, пустом и наполненном мертвой тишиной. Его стены, как и во всех туннелях Цитадели, отклонялись внутрь, под потолком тянулись пучки толстых труб. По обе стороны темнели массивные ворота. Некоторые оказались открыты, и Ами подошел к первым. За ними, в мертвенном полусвете, едва виднелись ряды больших правительственных машин, призрачно блестевших лаковой полировкой.
   Он с усмешкой заглянул во вторые ворота - и отшатнулся назад. Там, в темной глубине, в равнодушном спокойствии, застыли ракетные установки. На их рамах покоились пусковые контейнеры со знаками атома. Ами вспомнил темную слизь, стекающую с костей, и сжал кулаки. Если ему попадется тот, кто это сделал, он заставит его умереть более мучительной смертью...
   В воротах напротив он увидел множество различных машин и станки - это походило на завод.
   "Интересно, что они здесь делали? - подумал Ами. - Наверное, какую-то особенную мерзость!"
   Он дошел до разветвления. В конце нового туннеля был странный шестиугольный портал, закрытый наглухо. Над ним тускло светился герб Фамайа. Ами бросился к ним - и, добежав, остановился.
   Ворота были из массивных стальных блоков, даже по виду такой прочности, что их вряд ли удалось бы взорвать. Он в яростном бессилии стукнул кулаком по броне и кинулся назад, - кроме парадных ворот должны быть и черные входы!
   В главном туннеле он огляделся. В его торцах тоже были ворота, но запертые. Если проход и был, то только внутри одного из этих цехов.
   Ами нырнул в ближайший проем, бросившись к дальней стене. Он то и дело налетал в полумраке на какие-то трубы, платформы, цепи, свисающие с потолка. К его удивлению, тут была обычная авторемонтная мастерская, - правда, куда больше его собственной...
   Задняя стена здесь была сплошь заставлена стеллажами с какими-то коробками, но в дальнем углу он заметил броневые ворота! Ами подбежал к ним. Ворота состояли из двух раздвижных створок. Он огляделся, схватил лом, яростным ударом загнал его между плит и изо всей силы нажал. Лом начал гнуться, но плиты с протестующим скрипом разошлись, открывая узкий темный проход.
   Ами зажег фонарик и проскользнул внутрь. Секундой позже за стеной вдруг раздался тяжелый рокот, и он мгновенно бросился на пол. Рокот прервался глухим ударом, от которого подпрыгнул пол, за ним грянул второй и третий. Потом всё стихло. Ами вскочил, побежал дальше. Он не знал, что это, но понял, что в крепости ещё кто-то есть. Его охватил охотничий азарт, и, с трудом раздвинув вторую пару броневых плит, он протиснулся в темную комнату. Когда он метался там, отыскивая выход, раздался новый рокочущий звук, прервавшийся лязгом. Найдя и осторожно приоткрыв дверь, он увидел шестиугольные ворота - такие же, как на другой стороне. Возле них никого не было, но до него донесся звук шагов. Ами пинком распахнул дверь и выскочил в коридор. В нем он заметил двух идущих файа.
  

* * *

  
   Обернувшись на шум, Найте растерянно застыл, увидев человека - полуголого, с встрепанными волосами, похожего на скелет. В руке тот держал пистолет.
   Несколько секунд они удивленно разглядывали друг друга в неверном мертвенном свете. Незнакомец среагировал первым. Он крикнул: "Стой!" - и прицелился.
   Поняв, что перед ним враг, Найте не колебался ни мгновения. Он выхватил из кобуры "Бексу", большим пальцем сдвинул предохранитель... Но, каким бы умелым стрелком он ни был, он не смог опередить Ами, которому оставалось только спустить курок. Грохнул выстрел. Найте сильно ударило в живот, но боли не было. "Попал в пояс, - подумал он, поднимая оружие, - сейчас я тебя..."
   Вдруг его ноги подкосились. Его швырнуло к стене, и он сполз по ней вниз. Оружие выпало из внезапно ослабевшей руки. Увидев это, Хьютай на мгновение замерла. А испуганный взгляд Найте был по-детски беспомощен.
  

* * *

  
   Ами, застрелив одного файа, застыл - вторым оказалась девушка. Он не обращал внимания на то, что её лицо застыло от ненависти, а глаза гневно, жутко сузились. За время своей военной жизни Ами успел забыть, что существуют женщины. Особенно такие, как эта - высокая, стройная, отлично сложенная, с чистым прекрасным лицом, которое война сделала печальным, но не изнурила. Тяжелая масса её густых черных волос плащом спадала на спину. Привыкшего к затянутым в резину и пластик фигурам Ами поразила и её одежда - белая свободная футболка и серые шорты. Между ними виднелась пара дюймов гладкого смуглого живота с темной впадиной пупка. Ремешки легких сандалий стягивали идеально ровные ступни её длинных ног, стройных и сильных. Ами опустил оружие. Ещё никогда он не видел столь красивых женщин, как эта. Вдруг она сделала несколько шагов к нему, упала на одно колено...
   Он слишком поздно понял, что она подняла пистолет, и, сжав его двумя руками, целится ему в лицо. Он понимал, что должен застрелить её, но не смог даже пошевелиться. Его вдруг обожгло воспоминание о том, как он стоял над ямой, поглотившей его жену, - совсем как эта девушка, присевшая рядом с...
   Его размышления прервал щелчок спущенного курка и вспышка выстрела. Его звука он уже не услышал.
  

* * *

  
   Хьютай видела, как на лбу врага открылось отверстие. Взгляд Ами мгновенно потух, кровь залила лицо, и он упал навзничь, раскинув руки. Потом она повернулась и вскрикнула, увидев расплывшееся по животу Найте темное пятно.
   - Что с тобой? - она опустилась возле него, с ужасом видя, как обмякло его сильное тело. - Тебе больно?
   - Нет, - Найте говорил спокойно, но очень тихо. - Я вообще ничего не чувствую ниже пояса. Кажется, пуля прошла насквозь, и раздробила... позвоночник.
   - Тогда я оттащу тебя к ракете. Я сильная!
   - А я тяжелый! Ты просто не успеешь... Давай лучше прощаться.
   Лицо Хьютай исказилось, как от боли.
   - Но я не могу бросить тебя здесь!
   - Тебе придется, если ты хочешь ещё увидеть Вэру. А я всё равно не хочу жить так!
   Хьютай беспомощно оглянулась. Она прикинула, сколько времени нужно, чтобы дотащить Найте до ракеты, - а внизу, за броневыми плитами, маленький механизм продолжал неумолимо отсчитывать время. Она знала, что уже не успеет добраться до него. Но вот предотвратить сам взрыв она могла - достаточно лишь открыть вход в шахту и обрезать идущий к бомбе кабель. Пускай Уэрка захватит Цитадель, но она дотащит Найте, даже если ей придется отстреливаться!..
   Она потянулась к ножу, висевшему на его поясе рядом с двумя кармашками для обойм. Заметив её движение, Найте крепко сжал рукоять.
   - Я не позволю тебе этого сделать! Я не хочу жить таким...
   Протянутая рука девушки обмякла, - бороться с умирающим было выше её сил. Она взглянула в его глаза, в её глазах блеснули слезы.
   - Тогда прощай, Найте. Я всегда буду помнить тебя.
   Хьютай всхлипнула.
   - Не плачь... Лучше дай мне оружие, - чтобы я умер, как подобает воину. Возьми мою сумку... там записи... возьми... на память.
   Она, с полными слез глазами, но молча вложила в его руку пистолет, осторожно стянула его сумку. А потом вдруг обняла его и поцеловала.
   - А теперь беги, быстрее ветра, - осталось три, нет, уже две минуты!
   Сделав несколько шагов, она обернулась, застыв на мгновение перед тем, как побежать. Найте собрал последние силы и помахал ей рукой. После этого детского жеста он так обессилел, что даже не смог посмотреть ей вслед. Легкие шаги Хьютай скоро стихли. Через минуту он услышал, как с лязгом открылась и тут же захлопнулась дверь, а ещё через несколько секунд пол сотрясла короткая беззвучная дрожь - ракета стартовала. Лишь тогда Найте смог слабо улыбнуться.
  

* * *

  
   Собравшиеся перед воротами Цитадели повстанцы увидели полыхнувшее за её стеной пламя. На ослепительном столбе горящего водорода с грохотом поднялась коническая черная громадина. Пламя ярко озарило стены крепости и всё вокруг. Они закричали, наводя на неё оружие. Ракета взвилась вверх и скрылась в облаках.
   Они удивленно уставились ей вслед - на минуту оставшейся им жизни.
  

* * *

  
   Теперь, в последнем одиночестве, Найте готовился к смерти. Он не боялся, - просто не мог поверить, что через минуту его не станет. "Впрочем, о такой смерти можно лишь мечтать, - подумал он, - в сознании, с оружием в руках, вместе со своими врагами. Я просто исчезну в пламени, в один миг, моё тело испарится вместе с Цитаделью. О какой же ещё смерти мечтать воину? Воину?" - он посмотрел на свой пистолет, беспомощно уткнувшийся дулом в пол.
   За всё время осады он ни разу не воспользовался своим оружием, ни разу не был в бою, даже не покидал пределов Цитадели - хорош командир! И командовал он неважно - сколько людей - и файа! - погубили его необдуманные приказы? А когда он был лейтенантом-истребителем в Ревии, то сам убил семнадцать человек. Так что он в любом случае достоин смерти. И он сам нарвался на пулю, как дурак, - он же сам учил своих бойцов, что в такой ситуации хвататься за оружие нельзя! Нужно было разыграть дружелюбие, подойти поближе... а там просто сломать шею этому...
   Найте понял, что все эти аргументы бесполезны - он всё же отчаянно хотел жить. Увидеть хотя бы раз небо, тучи, лицо Хьютай...
   Найте с тоской взглянул на труп. Кем бы он ни был, - это последний человек, которого он видит. Внезапно его охватила безмерная тоска, - если бы он вновь мог стать тем наивным юношей, смотревшим с высоты на бескрайние поля поймы Товии! Выбрать другой путь...
   Ему отчаянно хотелось увидеть хотя бы свет, - свет, а не это мертвенное тление, которое лишь обнажает этот бесконечный мрачный туннель...
   И он увидел свет - ослепительное сияние, которое вмиг поглотило всё вокруг. Ему показалось, что его кожу обжигает нестерпимый жар, но боль тут же исчезла, и он стал стремительно подниматься, растворяться в свете, сливаться с ним... Но Найте не успел этому обрадоваться, - в этот миг его уже не было.
  

* * *

  
   Нэркис Уэрка и его офицеры стояли перед шестиугольными воротами, когда их настиг твердый, как сталь, свет. Увидеть его они не успели, чудовищного взрыва не услышали. Мир вокруг них просто исчез, - не осталось ни звука, ни света, ни верха, ни низа.
   А потом из тьмы пришел ужасающий холод.
  

* * *

  
   Хьютай на бегу нажала кнопки радиопульта и проскочила в открывшиеся двери шахты и корабля. Защищенная шестидюймовой вольфрамоникелевой броней кабина была не больше кабины автомобиля. Её окружали сверхпроводящие магниты, поле которых отклоняло космические лучи. Все индикаторы ярко горели, - ей оставалось лишь откинуться на подушки кресла и нажать кнопку старта. Всё остальное было подготовлено заранее. Эта ракета, слишком ценная, чтобы потерять её, должна была стартовать автоматически, до взрыва.
   Двойной люк кабины со стуком захлопнулся, на её вспыхнувших экранах сверкнуло пламя, высоко наверху разлетелись толстые сегменты взорванной крышки. Хьютай с огромной силой вдавило в кресло - она стартовала.
   Ракета вмиг пробила тучи и помчалась вверх в небесах, в чистой пустоте, озаренной серебряным сиянием. Темное облачное море быстро уходило вниз. Вдруг его разорвала ослепительная вспышка света, - тучи стремительно таяли и исчезали в нем. Из открывшейся огромной дыры медленно поднялся колоссальный огненный шар, на сотни миль кругом залив яростным белым светом покатые гребни облаков.
  

* * *

  
   Уничтоживший Цитадель заряд был особой конструкции. Благодаря специальному размещению критических масс, большая часть продуктов распада разлеталась горизонтально, образуя гигантский плазменный диск - он вспыхнул под сферой, неудержимо разрастаясь и сжигая всё внизу. Шар всё рос и поднимался - казалось, он уже никогда не погаснет. У Хьютай, смотревшей на неописуемо прекрасное сияние переливающихся красок, вырвался крик ярости и боли, - она ощутила, как в атомном пламени мгновенно обратились в прах миллионы живых существ, включая и Найте...
   Мощь взрыва была такова, что в радиусе десяти миль земля расплавилась, превратилась в стекло, лишенное даже малейших неровностей - всё было сметено. Надземная Цитадель испарилась, несколько верхних глубинных ярусов полностью обрушились. Командный бункер бешено запрыгал на амортизаторах, несколько тросов оборвались. Потом он закачался и застыл, накренившись набок. Внутри всё осталось целым, - лишь пульт взрывателя разбился вдребезги. Сотни метров радиоактивной стеклянной скалы отделили от поверхности уцелевшие ярусы.
  

* * *

  
   Файа, вышедшие из второго форта, увидели, как во тьме вспыхнуло ослепительное солнце. Его свет был столь жарок, что даже за двадцать миль не успевшие укрыться сгорали. Заряд предназначался для создания электромагнитного импульса, и микроволновый поток был столь силен, что сварил заживо все не защищенные металлом организмы в радиусе ста двадцати миль.
   Но уцелевшие увидели, как испарился дымный полог и открылась бескрайняя ширь небес. В них поднимался гигантский огненный шар, переливаясь от синего к багровому, подобно чудовищной радуге. Затем видение погасло, раздался сокрушительный гром, полетели камни. Стало темно, - темнее, чем раньше, и с неба посыпался пепел.
  

* * *

  
   В сгустившейся тьме светилось, тускнея и застывая, лишь огромное озеро лавы, оставшееся на месте Цитадели. Его отблеск озарял снизу клубы бешено вихрящихся туч. Медленно, медленно багровое полыхание угасло, сменившись дымчатым блеском стекла, едва заметно тлеющего мертвенной, скорбной синевой...
  

* * *

  
   Анмай, наблюдавший за взрывом на экране монитора, пережил несколько страшных секунд, - ему показалось, что стартовавшая слишком поздно ракета исчезла в пламени. Потом, когда свет термоядерной плазмы угас, стала видна золотая искра, стремительно поднимавшаяся вверх. Он немедля поехал к посадочным шахтам. Уже подходя к ним, он услышал заглушенный рев двигателя и стук задвинувшейся крышки.
   Вэру с нетерпением ждал, пока выдвигавшиеся диафрагмы охватывали низ ракеты, отсекая излучение реактора, а вентиляторы вытягивали из шахты дым и жар. Едва проход раскрылся, он бросился навстречу Хьютай, - и застыл.
   - А где Найте? Он же отправился с тобой!
   - Его нет - он остался там.
   Она бросилась в объятия Вэру и вдруг разрыдалась.
  

ГЛАВА 18 (последняя).

РАЗОМКНУТЫЙ КРУГ

  
  
   Большинство людей никогда не достигает своей цели - того, о чем они мечтали. Но это значит лишь, что им не хватило решимости пройти свой путь до конца.
   А прошедшие узнают, какими чудовищами становятся их мечты, когда вырастают.
   Анмай Вэру, Единый Правитель Фамайа.
  
  
   - Ну, вот и всё. Теперь эта машина полностью готова к работе. Неприятных сюрпризов больше не будет... я надеюсь, - Анмай невольно стиснул перила галереи, окружающей про-Эвергет.
   - В наших руках абсолютное оружие, да? - Хьютай накрыла его сжатую ладонь своей.
   Он смутился.
   - Почему ты говоришь об оружии? Эта машина полезна и для познания, - сколько интересного мы сможем узнать уже сейчас!
   - Но она может убивать!
   - Может, только не тех. Хотя прошло уже две недели, я всё думаю о Найте. Если бы про-Эвергет тогда сработал, он был бы жив! И Олта тоже была бы жива! Но я...
   - Я сама хотела спасти Найте, - и погубила. А остальные... сюда дошла лишь половина. В основном - дети.
   - Здесь 230 тысяч файа и людей, - у нас тесно, и нам не хватает еды, но это поправимо. У нас уже сто сорок квадратных вэйдов оранжерей, - этого хватит, чтобы не только прокормить население плато, но и обеспечить его кислородом... хотя я надеюсь, что дело не дойдет до такой крайности.
   - Оставь! Я знаю, нам всем придется стать вегетарианцами, но меня это не интересует. Я всё время думаю о Найте... и о его убийце. Я в первый раз убила человека! У этого парня были такие глаза...
   - Какие?
   - Такие же, как у тебя, когда ты впервые меня увидел, - на улице, в Товии! Надеюсь, помнишь?
   Анмай опустил голову.
   - Он не смог выстрелить в меня! А я в него - смогла! Он был хорошим человеком, Анмай! Почему же именно хорошие должны стрелять друг в друга?
   - Такого больше никогда не будет. За пределами Хаоса уже не осталось никого. Эфир пуст, наши спутники ничего не замечают... хотя что можно заметить под этой проклятой пылью?
   - Неужели никто больше не выжил? И... здесь всё человечество? Все файа?
   - Да, - Вэру взглянул ей в глаза. - Но... остались ещё гексы. Последнее сообщение, которое мы получили... это был вопль отчаяния. Они ворвались в городской бункер Нианы, используя... что-то, что превращало бетон в пыль, а людей - в кровавую жижу. Что-то, для нас непонятное. Я решил использовать про-Эвергет, чтобы уничтожить их - повсюду! И мы совместим первые настоящие испытания с уничтожением тварей! Вот, послушай. Сейчас в эфире нет уже ничего... кроме вот этого.
   Он нажал несколько кнопок на телефоне. Из динамика донесся странный звук, - словно множество глубоких голосов тянули каждый свою низкую ноту, и на этом фоне слышались более высокие переливающиеся вскрики, какие могла бы издать огромная труба. Хьютай вся ощетинилась, - как волчица, защищающая детенышей.
   - Звучит жутко. Но разве гексы опасны для нас?
   - Пока что - нет. Но, когда зима кончится, мы окажемся островком среди чужой цивилизации, - они развиваются очень быстро, знаешь ли! Дело в том, что они... меняются, Хьютай. В последних сообщениях говорилось, что появилась новая форма гекс, - они гораздо меньше обычных, но у них есть... щупальца, которые действуют, как руки. И эти твари... они не просто разумны, - они гораздо умнее людей. Они посылали им по радио ложные сообщения, обманывали их. И... не знаю, можно ли в это верить, но сообщалось, что их шкура не пробивается почти никаким оружием.
   - Мутация?
   - Нет. Изменения слишком сложные. Они начали проявляться там, где прошел Йалис. Я думаю... Межрасовый Альянс оставил гекс как биологические мины, рассеял их во всех мирах, где только мог. Ты же знаешь, как трудно разобраться в молчащей ДНК. Мы считали её просто мусором, но это был камуфляж. Везде, где открывают Йалис, гексы мутируют и уничтожают преступную расу. А потом наверняка гибнут сами. Свет, как же мало мы знаем! Сколько опасностей, которых мы не можем даже представить! Но с этой мы справимся, - с помощью про-Эвергета. Едва ли тут помогут другие средства.
   - Но ведь тогда за пределами Хаоса вообще не останется никакой жизни!
   - Её уже не осталось! За пять миллиардов лет истории Уарка ещё никогда температура всей его атмосферы не падала ниже нуля. А сейчас повсюду - радиация и мороз. Нигде не осталось ни одного растения, ни зверя. Но не бойся, - здесь, в наших вивариях, сохранены основные виды. Когда зима закончится, мы их выпустим.
   - А если ещё где-то остались файа? Например, в Старой Фамайа? Там же нет гекс!
   Анмай крепко взял её за плечи.
   - Послушай. Сейчас, когда океаны замерзли, гексы могут оказаться повсюду. Может, ещё кто-то и остался... но им не выжить. Нигде больше не было автономного жизнеобеспечения. Их ждут годы безнадежной агонии, - разве ты не постаралась бы прекратить её, если бы могла? Я предпочел бы, чтобы их убили мы, а не они. Это единственное, что мы можем для них сделать.
   - Но неужели мы не сможем спасти их?
   Анмай отпустил её, смущенный своей вспышкой.
   - До Нианы, откуда пришел последний сигнал, три тысячи миль. Помочь? Как? Кому? Мы слышим только... вот это. Если мы не прикончим их быстро, они придут сюда. Выбора не бывает, ты же знаешь. Мы делаем то, что должны.
   - Мне не нравится это, Анмай, но я сама... хотела войны. Я согласна. Но может, нам спросить ещё кого-нибудь?
   Анмай зло фыркнул.
   - Ты получишь согласие или отказ, но что это изменит? Мы должны это сделать или после зимы окажемся в безнадежной осаде - вот и всё. Мы уже спасли всех, кого могли. Теперь мы должны защитить их.
   Секунду они смотрели в глаза друг другу. Хьютай уже повернулась к лестнице, когда двое охранников ввели Философа. Рядом со здоровенными парнями он выглядел особенно маленьким и старым. Анмай удивленно замер.
   - Лайман, Керру, я просил вас привести его сюда?
   Старший из охранников смутился.
   - Он настаивает на встрече с вами, Правитель.
   Анмай повернулся к Философу.
   - По-моему, с тобой хорошо обращались. В чем дело? Боюсь, ты плохо выглядишь. Я вижу, моё решение пустить тебя в архивы было не очень удачным.
   Лицо Философа дрогнуло.
   - Я не могу больше смотреть передачи Альянса! Это... мерзость! Никогда бы не подумал, что можно додуматься до такой жестокости. А эти шагающие машины... эти гексы!
   - Как видишь, наш строй был не самым худшим.
   - Это не оправдывает вас. Но почему такие богатые и почти всемогущие существа столь жестоки?
   - Потому, что это им выгодно. Самые эффективные решения - самые жестокие решения. Плюс разница в уровне развития, - ты вот ешь мясо без всяких мук совести, а разница между тобой и твоим будущим обедом не то, чтобы очень большая.
   - Но почему никто в бесконечном Космосе не...
   - Может быть, там уже не осталось никого, кроме Альянса. Или - что ещё хуже - это всем безразлично, потому что между Альянсом и его соседями нет никакой разницы. Но если там никто не осмелится прекратить злодеяния, это сделаем мы! - он показал на белую громаду про-Эвергета. - Правда, у него радиус действия всего тысяч тридцать миль, но теоретически никаких пределов нет. И когда мы построим Окончательную Модель, - сам Эвергет, мы сможем поразить их даже отсюда.
   - Чего вы сможете? Ваши опыты с этой дрянью погубили всех знающих ученых! Теперь некому даже...
   - Нажимать кнопки? Таких ученых нам хватает. И мы обучим новых - если бы ты видел, с каким энтузиазмом учится прибывшая сюда молодежь! Особенно те, кого Найте прислал сюда из Товии - и те, кто дошли сами, тоже. Там столько талантов! Мы потеряем несколько лет, и это опасно, но, когда они займут места павших, работа пойдет даже быстрее.
   - Так значит, ты устроил эту катастрофу ради того, чтобы окружить себя верными слугами?
   - Послушай... - Анмай помолчал, подбирая слова. - Это уже не смешно. Там, над реактором, я весь был на твоей ладони, - а ты не захотел понять меня! Я хочу только, чтобы народы этого мира выжили. Ну, и ещё полететь к звездам. Неужели так трудно поверить в то, что видишь?
   - Я не верю, что ты способен заниматься делом, успеха которого никогда не увидишь.
   - Увижу. Нейрокибернетика позволяет продлять жизнь на любой срок. И я воспользуюсь этой возможностью, и ты, и все остальные - здесь больше не будет смертей!
   - Но и детей не будет, не так ли?
   - Пока - да. Но когда мы выберемся отсюда, их будет много, очень много!
   - Опять жертвы ради будущего... Ради своей мечты ты хочешь заставить всех сотни лет жить в этих подземельях, занимаясь бессмысленной работой!
   - Она имеет чисто практический смысл. Ты не знаешь, на что способен Йалис, - давать безграничную энергию, возможность путешествовать по всей Вселенной. Эвергет может лишь менять соотношения взаимодействий, но в принципе можно построить машину, которая действительно сможет всё, - даже... даже нарушить принцип причинности и обратить время! Конечно, прошлого ей не вернуть, но можно будет обращать физические процессы вспять, - с приложением энергии, конечно. Представляешь - из праха живой человек... файа... а? И даже это, - всего лишь начало!
   - Это всё чистая фантастика. Если не твой бред!
   - Почему? Положим, доказательства этого занимают пачку бумаги толщиной в восемь дюймов, и даже я сам не вполне понимаю их, - но это можно сделать. Правда, можно. Я только не знаю, когда...
   - Изменение предначертанных свыше законов мироздания - это богохульство!
   - Если их создатель обратится ко мне с протестом, я обязательно учту его мнение, не волнуйся. Только... если бы он был... мог... говорить с нами, то того, что случилось здесь, в этом мире, не было бы, правда?
   - Но как же Вселенная, её законы, с такой точностью делающие возможной нашу жизнь?
   - Всего лишь случайное совпадение. Одно из.
   - Случайный мир лишен смысла. Он страшен!
   Анмай усмехнулся.
   - Да. Но ведь нам не дано другого мира. Если мы отвернемся от него, он не исчезнет. Зато можем исчезнуть мы. Мы не нашли доказательств... плана. И Другие - тоже.
   Философ выглядел растерянным.
   - Неужели нигде, даже у высших цивилизаций, нет никаких доказательств существования Бога?
   - Откуда я могу знать? Нам понятен лишь язык Межрасового Альянса, а им не интересны такие вещи. В "Темной Сущности" есть доказательства, что Вселенная была создана, - но верны ли они, я не знаю. Скорее всего, это навсегда останется за пределами нашего понимания. Но даже если ОН есть... Вряд ли существо, способное создавать Вселенные, станет интересоваться нашей судьбой. Разве что в самом общем смысле. Но следить за нашими... душами - нет. Ну, так мне кажется. А тебе?
   Философ отвернулся и сплюнул.
   - По пути сюда я видел, что коллайдер облеплен инженерами. Что вы собираетесь делать с этой машиной?
   - Уничтожить всех гекс, - пока они не сделали то же с нами.
   - Вы хотите... обработать весь мир?
   - Да.
   - Но это... ведь ещё остались люди...
   - Может, ты скажешь мне - где?
   - Не знаю... а если бы и знал - не сказал бы! Ты хочешь перебить всех уцелевших, чтобы владеть миром, - ты маньяк! Воздействие Йалис лишило тебя разума. А я... мне каждую ночь снится тьма, - она и меня доведет до безумия! И всех остальных тоже! И всё это сделал ты!
   - Никто из умеющих сдерживать свои чувства ещё не спятил. И я не хочу владеть миром. Мир для меня, - это прежде всего она, - он коснулся руки Хьютай, - а уж потом всё остальное. Вот этим миром я действительно владею... иногда. Когда мы покончим с гексами, мы построим новое государство - без войн, без оружия, без проклятой тайной полиции. Короче, такое, какое тебе нравится.
   - Этого не будет!
   - Почему же?
   - Пока жив хоть один нормальный человек, мир никогда не будет вашим! Вы помешались на своих идеях, уничтожили всё, и теперь хотите добить тех, кто ещё жив, потому что вы их боитесь! Боитесь, что они придут сюда и швырнут вам в лицо доказательства ваших преступлений!
   - Я боюсь, что сюда придут десять миллионов гекс. И, кстати, что делал бы ты, оказавшись на моем месте? По-моему, то же самое. Причем, с удовольствием.
   - Нет! Вы сильны... вы сумели победить всех... но я не позволю - я убью тебя!
   Он кинулся к Вэру. Охранники тут же схватили его за руки. Философ рванулся.
   - Уберите ваших громил! Отпустите меня! Как вы смеете!..
   - Уберите его!
   Охранники потащили Окруса прочь. Он извернулся, вцепившись в рукоять автомата Лаймана. Затрещала очередь. Испуганно шарахнувшись, охранники отпустили Философа. Он развернул оружие, уперев его ствол в грудь Лаймана, и нажал спуск. Файа беззвучно упал. Философ рванул автомат так, что лопнул ремень, и ударил им второго охранника, Керру, уже успевшего прицелиться, в лицо. Тот вскрикнул и пошатнулся, закрыв лицо руками и выронив оружие. Между его пальцами потекла кровь. Окрус прошил его очередью снизу вверх, - файа упал, откатившись на несколько шагов, и застыл. Философ поднял другой автомат, бросив разряженное оружие.
   - Ну и что ты теперь скажешь, Правитель?
   - Ты, дурак! Сейчас здесь появятся остальные, и я не дам и гроша за твою жизнь!
   - А я - за ваши!
   Окрус пинком сбросил вниз второй автомат, - тот полетел вниз с двадцатиметровой высоты, и, ударившись об стальной пол, разлетелся на части. Затем он расстегнул на убитом Лаймане пояс и надел его на себя, не обращая внимания на покрывающую его кровь.
   - Вот мы и поменялись местами, правитель, - он расстегнул свисавшие с пояса подсумки и стал лихорадочно-быстро опустошать подсумки Керру, рассовывая обоймы по карманам.
   - Чего ты хочешь добиться?
   - Сначала я убью вас, а потом уничтожу вот это! - Окрус показал на про-Эвергет.
   - И как же ты... - Анмай замолчал, заметив, что в зал через южные ворота вбежало пять автоматчиков в черной форме ЧК, и с ними - его молодой помощник, прибывший на плато Хаос всего два месяца назад и назначенный на эту должность совсем недавно.
   Они быстро побежали вверх по лестнице, ведущей на галерею. Окрус встал на верхней ступеньке, и, опустив автомат, стрелял вниз до тех пор, пока в обойме не кончились патроны. До Вэру донеслись крики, стук падающих тел, - и всё стихло. Перезарядив оружие, Окрус повернулся к ним.
   - Все твои подручные мертвы. Если вы не будете делать то, что я скажу, вы тоже умрете. Я убью вас обеих!
   - Тебе не следовало убивать Налау, - тихо сказал Вэру, его глаза сузились. - Ему было двадцать лет, и он никогда не держал в руках оружия. Он приехал из Товии, потерял родителей, дом, а ты... ты за это умрешь.
   - Молчать! Вы заложники, и теперь все тут будут делать то, что мне нужно, - мне невыносимо делать это, но вы не оставили мне другого выбора!
   - Тебя застрелят прежде, чем ты успеешь открыть рот, чтобы произнести свои условия!
   - Тогда ты сам разрушишь про-Эвергет. А если ты откажешься, я сделаю это и без тебя!
   Вэру промолчал, незаметно нажав кнопку тревоги на телефоне. Ответа не было. "Ещё бы! - зло подумал Анмай, глядя на стальные стены. - Ретранслятор был у Налау, а он... здесь. Но почему сюда больше никто не заходит? - Он ощутил вдруг беспомощность и страх. Всесильная машина насмешливо поблескивала своей броней. - И зачем всё это, если я не могу..."
   - Так ты скажешь, как уничтожить машину?
   Анмай вскинул голову.
   - Нет!
   - Тогда я убью её! - Окрус навел автомат на Хьютай.
   Вэру молча заслонил собой девушку.
   - Я не могу стрелять в безоружных... - лицо Философа пошло красными пятнами, - но ради всех выживших я убью вас!
   Он поднял автомат к плечу и прицелился.
   - И вам уже никто не поможет!
  

* * *

  
   Керт Рисси стоял у низкого наблюдательного окна в бункере дворца Соарской крепости. За окном висела непроницаемая тьма, а холод проникал даже сквозь толстое бронестекло. Он обернулся. Зал был пуст - все находились на рабочих местах. Здесь не осталось никаких следов побоища. Он вздрогнул, вспомнив рев нападающих гекс и смерть товарищей. Но они всё же вернулись... когда твари ушли. А потом им предстоял скорбный труд по очистке убежищ дворца от тел убитых. Однако, от тех, кто погиб на поверхности, снаружи, не осталось и следа, - твари сожрали их, точно так же, как и Маонея Талу.
   Теперь бывшая крепость Фамайа стала оплотом уцелевших солдат ССГ и повстанцев. Здесь жило триста человек - все, кто решил остаться. Хотя еды у них было ещё на много месяцев, топлива не хватало, и Керт не знал, смогут ли они выжить. Тьма рассеется лишь через несколько лет... а что потом?
   Он посмотрел на ветки мертвых деревьев за окном, - вся природа погибла, а они... они ещё живы! И должны жить дальше, - чтобы покарать тех, кто сделал это! Конечно, их силы слишком малы, чтобы сделать это, но ведь есть ещё и другие! Разбросанные среди мертвой пустыни, лишенные даже возможности пользоваться радио, чтобы не привлечь внимания файа, они всё же могли общаться с помощью курьеров и уцелевших линий проводной связи. Хотя после войны прошло уже четыре месяца, их оставалось ещё много - миллионы укрывшихся в противоатомных бункерах ССГ, повстанцев в таких же бункерах на территории Фамайа. И они не просто прятались, - они продолжали бороться. Теперь файа уцелели лишь на неприступном плато Хаос. Поразить их там могло лишь ядерное оружие, - однако до ядерных арсеналов Фамайа повстанцы так и не добрались. У ССГ ещё осталось немало бомб, - однако его самолеты из-за пыли не могли подняться в воздух. Тут требовались ракеты, - и они были!
   Хотя все военно-морские базы ССГ файа уничтожили, единственный построенный в Суфэйне атомный подводный ракетоносец уцелел. Его ракеты имели тысячемильный радиус действия, - не слишком много, но достаточно, если подойти к берегу Арка с севера, вплотную...
   Прежде флот Фамайа не позволил бы этого, - но теперь он сгинул вместе с построившей его страной. Ракетоносец вышел в море сразу после получения ультиматума и долгое время бесцельно скитался, потеряв связь. Но теперь он зашел в один из уцелевших портов ССГ, пополнил запасы, и главное - получил боевое задание. Сейчас он должен быть уже у самого побережья Арка.
   Готова ли ПРО Хаоса к отражению удара? После окончания войны - вряд ли. Да и что она сможет сделать? Ведь ракеты будут лететь до цели всего пять минут, а их мегатонные боеголовки невидимы для радаров. Их взрывы будут крошить плато, словно молот самого Господа. Более того - боеголовки были снабжены кумулятивными "прожекторами", способными пробить шахты даже в самой твердой породе. Перед взрывом ядерные заряды углубятся в скалу на десятки метров - это минимум втрое усилит сейсмическую волну, поражающую подземные сооружения. Удар силой в двадцать мегатонн вызовет настоящее землетрясение, многие туннели, и, особенно, залы с большим пролетом просто рухнут, погребая заживо всех, кто в них находится. Через расколовшиеся скалы в уцелевшие туннели хлынет холод и радиоактивная пыль. От сотрясения при взрыве выйдут из строя электростанции, хрупкое оборудование, - и уж конечно этого не переживет Великий Коллайдер. Его кольцо диаметром в 25 миль, отюстированное с микронной точностью, будет смято и разорвано. Восстановить его файа не смогут, - у них не останется оборудования, возможностей и сил. Фамайа лишится своего главного оружия.
   Керт понимал, что удар не сможет уничтожить всё плато Хаос с его глубоко врытыми и послойно укрепленными уровнями. Но, когда зима кончится, они смогут сражаться на равных. Он не знал, сколько продлится эта отчаянная борьба на мертвой, опустошенной земле, но верил, что разум и свобода на этот раз победят.
   Он снова подошел к окну. Через считанные часы субмарина выйдет к точке пуска. Они смогут узнать об результатах удара по данным размещенных в подвале сейсмографов. Керт прижался к дышащей холодом плите бронестекла, напряженно вглядываясь в темноту на севере. Теперь ждать уже недолго...
  

* * *

  
   Вэру молча ждал смерти. Взгляд его широко открытых глаз был спокоен. Когда автомат Философа замер, целясь в них, Хьютай оттолкнула любимого и вышла вперед.
   - Сначала тебе придеться убить меня!
   Она встала перед Вэру. Когда он попытался отшвырнуть её назад, она наотмашь ударила его локтем в солнечное сплетение и пяткой в голень - он упал, скорчившись от боли, тут же попытался подняться, но лишь беззвучно хватал ртом воздух.
   Полными отчаяния глазами он смотрел, как Хьютай небрежно сбросила футболку, и, нагая до пояса, медленной, плывущей походкой хищника пошла к Философу. Глаза Окруса побелели, руки судорожно подергивались от страшного напряжения. Анмай понял, что он убьет её, и его сердце пропустило удар, замерев на секунду.
   Но, когда до Философа осталось всего три шага, Хьютай вдруг прыгнула, подкатившись ему под ноги. В тот же миг Окрус нажал на спуск, и из ствола рванулось дрожащее пламя. Анмай не знал, что можно двигаться так быстро, но всё равно, движения Хьютай показались ему страшно медленными, - и так же медленно неумелые руки Окруса опускали автомат, борясь с силой отдачи. Пули веером ударили в пол, пробивая стальной настил. Через миг под галереей полыхнуло лиловое пламя короткого замыкания, потом гулко хлопнуло и половина ламп в зале погасла, родив тревожный полумрак. Снизу поползли густые клубы сизого дыма.
   Полуослепленный им Анмай увидел, что Хьютай сшибла Философа с ног и навалилась сверху, пытаясь вырвать оружие. Окрус судорожно давил на спуск, пока не кончились патроны, потом одним внезапным бешеным рывком сбросил девушку, не ожидавшую подобного от пожилого изнуренного пленника.
   Они вскочили вместе, одним рывком. Хьютай бросилась на него сзади. Окрус схватил её за руки и отшвырнул с неожиданно свирепой силой. Она ударилась спиной об ограждение галереи, он налетел на неё с яростным воплем, схватил за плечо и шорты, стараясь приподнять и швырнуть через ограду вниз. Хьютай вцепилась ему ногтями в глаза, и Окрус вдруг пронзительно, страшно закричал...
   Освободившись, Хьютай схватила его за одежду и сама рванула вбок, в пустоту. Окрус, пошатнувшись и ударившись боком об ограждение, лягнул её коленом в пах. Он забыл, что имеет дело с девушкой, но Хьютай вскрикнула и отпустила его. Он взмахнул автоматом как дубиной, собираясь разбить ей голову. На миг раньше она наотмашь пнула его в голень... ударила кулаком в горло... ещё раз... и ещё...
   Анмай слышал глухие, страшные звуки ударов, хрип Философа и отчаянно пытался подняться... прекратить это дикое избиение... Собрав все силы, он подтянул ноги, и, опираясь руками, сумел сесть на пятки - встать он ещё был не в силах.
   Он не успел. Окрус выронил оружие и повис на перилах, словно тряпка. Хьютай схватила его за штаны и изо всей силы рванула вверх. Философ нелепо взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие. Но его подошвы скользнули по настилу, ноги мелькнули в воздухе, и он упал с отчаянным криком. До Вэру донесся глухой удар плоти об сталь пола.
  

* * *

  
   Жуткая тишина поглотила последнее эхо удара. Потом донеслось шипение горящих кабелей. Из-под настила клубами поднимался черный дым и плыл к далекому потолку. Вэру наконец встал. Он тупо смотрел на лежащий возле ограждения автомат, затем перевел взгляд на пустоту за перилами. Хьютай спасла ему жизнь, - но такой цены он не хотел...
   Она смотрела на него, часто дыша, ещё не опомнившись от горячки боя. Она была очень красива в этот миг, но Анмай ощущал к ней почти ненависть.
   Испуганный этим, не понимая своих чувств, он не мог двинуться с места, его невидящий взгляд тонул в мертвенной белизне брони тускло блестевшего про-Эвергета, пока та не сверкнула вдруг яростной синевой. Внизу вновь гулко хлопнуло, - и свет погас окончательно. Тьму рассеивали лишь пляшущие на броне машины отблески уже выбивавшегося из-под настила пламени, да сиявший далеко внизу трапециевидный портал туннеля.
   Хьютай, словно очнувшись, быстро подошла к нему.
   - Ты ранен, - сказала она. - У тебя кровь.
   Вэру увидел на бедре темное пятно. Наверно, осколок пули...
   - Мне не больно, - успел сказать он, потом Хьютай прижалась к нему. Анмай вздрогнул... его ладони бездумно скользнули вниз...
   - Зато моя спина... ой! - воскликнула она, вырвавшись. Вэру увидел, что её спина вся в крови - пули рассекли кожу в нескольких местах, оставив длинные кровоточащие борозды.
   - Больно?
   - Я даже не заметила, - Хьютай закашлялась, вдохнув расползающийся дым. - Давай уйдем отсюда.
   Они побежали по лестнице вниз. На её площадках лежали окровавленные тела. К радости Вэру двое охранников были ещё живы, хотя и ранены. Но его помощник был мертв. Его худые руки в последнем усилии вцепились в ступеньку. Анмай на минуту застыл над телом юноши, потом отвернулся. Налау шел впереди всех.
   Огонь разгорался, струи горящей пластмассы со странным свистом срывались вниз, разбиваясь искрами об пол. Причудливые отблески пламени играли на белой стене машины - казалось, та шевелится, как живая. У её подножия, на квадратной плите люка, ведущего на нижний ярус, лежало тело Философа. Из его разбитой головы текла кровь, расползаясь причудливой лужей.
   "Словно жертва на алтаре, принесенная в честь всемогущего безжалостного бога", - мрачно подумал Вэру. Вдруг, к его ужасу, струйка крови стекла с плиты и молнией метнулась к белой стене машины, исчезая под ней.
   - Она пьет кровь! - воскликнула Хьютай. - И смотри, как далеко он упал!
   Вэру прикинул, - от галереи до плиты было метров пять.
   - В самом деле... - он встряхнул волосами. - Зачем ты это сделала? - он до боли сжал руки Хьютай. - Если бы ты... - он на секунду замолк, пытаясь набрать воздуха. - Если бы ты погибла, я бы тоже... не смог жить, ты же знаешь...
   - Я очень испугалась... за тебя. Я должна была что-то сделать... должна! Иначе бы он тебя убил. И я... тоже не смогла бы...
   Анмай вдруг рассмеялся.
   - Какие мы благородные... жизни друг за друга отдать готовы... - Хьютай рванулась, но он удержал её. - А ведь я тоже обещал ему жизнь. Обещал! Ты хоть понимаешь, что это значит? Он всё равно не смог бы... я видел это по его глазам. Он скорее пустил бы себе пулю в лоб. Я же знал его!
   Хьютай хмуро смотрела на него.
   - Может да, а может, и нет. В меня он выстрелил... когда я на него бросилась. А в тебя... не знаю! Этого уже достаточно, верно? Я понимаю, - в том, что сильная молодая женщина справилась со стариком нет ровно никакой чести... и вообще, всё это мерзко. Я могла сбросить вниз лишь его автомат. Могла! Но когда он пнул меня в... если я о чем-то и думала, то лишь о том, как убить. И... неужели ты скажешь, что я была не права?
   Анмай отпустил её и отвернулся.
   - Права. Я чувствую... права. Но всё же, в этом есть что-то... в самом этом месте...
   Вдруг все мышцы Вэру непроизвольно напряглись, - ему показалось, что во мраке есть ещё кто-то. Он осмотрелся, - потолка видно не было, казалось, они стоят на дне бесконечной пустоты. Только стена про-Эвергета нависала над ними, шевелясь в отблесках огня, как живая. Казалось, не тени, а самый металл колеблется, - то прилив, то отлив... Анмай встряхнул волосами.
   - Пойдем отсюда. Нам надо привести врачей.
   - Подожди! Их надо хотя бы перевязать. И тебя...
  

* * *

  
   Когда час спустя Вэру сел за пульт управления в Центральной, он заметил, что молодые операторы смотрят на него как-то странно. Со страхом? Нет. С благоговением? С почтением? Или просто с любопытством?
   "Мне не хватало ещё таких проблем!"
   Он повернулся к Хьютай.
   - Как твоя спина?
   - Не болит, зато ужасно чешется от этой мази! И я вся забинтована, как мумия, - хорошо хоть, под одеждой не видно! - Хьютай сидела рядом с ним, плотно сжав губы. На её голове был обруч-рация, который когда-то носила Олта Лайту.
   "Конечно, это произвол, - подумал Анмай, - назначить 25-летнюю девчонку Управляющей плато Хаос... но в ней я уверен, разве нет? И кучу всяких нудных дел можно будет обсуждать лежа, занимаясь более приятными вещами".
   Он вновь покосился на неё - и выбросил из головы все посторонние мысли, стремясь не допустить ошибки. Впрочем, на сей раз всё должны были сделать компьютеры - им оставалось лишь контролировать их, но всё же...
   Вэру коснулся клавиш пульта и сказал:
   - Начинаем.
   Боковым зрением он заметил, как потускнели лампы Центральной, когда вся мощность реакторов плато пошла на магниты коллайдера. В миг пуска про-Эвергета Анмай сжался, но ничего не почувствовал - на сей раз, фокусировка была идеальной.
   На компьютерной карте вновь вспыхнуло красное пятно зоны поражения, но на сей раз оно было диаметром в несколько сотен миль, - впервые про-Эвергет работал на полную мощность.
   "Это не просто пятно, а сечение сферы изменения с поверхностью планеты. А теперь осторожно..."
   Пятно дрогнуло, обошло вокруг плато на расстоянии всего в несколько миль, и по расширяющейся спирали начало удаляться. Всё шло без малейших сбоев. Анмай напряженно ждал появления "зова смерти", но напрасно, - либо и впрямь не осталось людей, точнее больших их групп, либо Йалис как-то глушил его...
   На полную очистку всей планеты ушло всего семь минут. Когда про-Эвергет отключился, выполнив программу, никто не выразил своей радости.
   Радоваться тут действительно было нечему.
  

* * *

  
   Керт Рисси стоял у окна, с нетерпением ожидая, когда истекут последние минуты. Если только не случится чего-нибудь непредвиденного...
   Не только он, - миллионы уцелевших с нетерпением ожидали этой минуты. Ждали все, - и особенно Обоал Ааксо, Председатель ССГ. Он и его правительство всё же уцелели в бункере, в самом сердце Черных Гор, и, когда тьма развеется, - в прямом и в переносном смысле, - свободным людям будет, вокруг кого объединяться.
   Его внимание привлек изменившийся гул дизелей, свет потускнел. В следующую секунду на него обрушился непредставимый, чудовищный ужас.
   Он чувствовал, что умирает, исчезает в хаосе. Мир вокруг стал зыбким, нереальным, непрочным. Его обступили странные видения - прошлого? Будущего? Он не успел понять этого, - мир вокруг погас.
   Через минуту свет вспыхнул по-прежнему, но не осталось уже никого, кто мог бы мыслить, мечтать и действовать.
  

* * *

  
   Они лежали вместе, тесно прижавшись друг к другу. В комнате было очень тихо, жарко и почти темно.
   - Знаешь, твоя спина за эти две недели совсем зажила, - Анмай нежно касался длинных, ещё розовых полосок, резко выделявшихся на смуглой коже девушки. Хьютай улыбнулась.
   - Твоей досталось больше, - её ладонь медленно скользила по его спине, сверху вниз, задерживаясь на грубых, твердых рубцах. Вэру не ответил, тихо урча и выгибая спину в такт движениям её ладони. Хьютай рассмеялась. - Теперь мы похожи друг на друга даже спинами. И мне так спокойно - кажется, эта история окончена.
   Анмай зарылся лицом в её волосы. Все его чувства растворились во вспышке безграничного счастья, и он вновь испугался, - ведь он совершил последнее, страшнейшее преступление. Чем же он заслужил такое чудо? За что?..
   - Мне страшно, - тихо сказал он. - После всего, что мы сделали... мы не должны жить. Не знаю, чего я боюсь больше, - того, что мы умрем, или того, что мы... будем счастливы. Я не хочу об этом думать. Вообще думать. Весь мой мир - в тебе...
   Он соскользнул с постели, притянул к своим её бедра и уперся ладонями в её втянувшийся живот. Хьютай негромко вскрикнула, потом закинула руки за голову и выгнулась, издавая задумчивые, высокие звуки...
   В этот миг раздался писк сигнала тревоги. Анмай с вздохом отпустил подругу и перекатился через постель к сигнальному браслету. Раздался слабый голос дежурного оператора - испуганный.
   - Только что поступили сообщения с астрофизических спутников. Их спектрометры засекли подвижный источник рентгеновского излучения, характерного для термоядерной реакции. Судя по расстоянию и скорости источника, а также его ускорению, это космический корабль. Сопоставив ускорение и мощность излучения, мы смогли определить его массу - она больше миллиарда тонн.
   Вэру настолько поразило это сообщение, что он не знал, что ему делать - радоваться или пугаться, и какое-то время не мог издать ни звука. Наконец, он опомнился.
   - С какой стороны он появился?
   - Противоположной Бездне. Судя по рассчитанной траектории - от звезды К143, в полутора световых месяцах от нас. Это странно, поскольку мы не принимали никаких сигналов, говорящих о наличии там разума.
   - Они наверняка занимались разведкой в её системе и вылетели сразу же, как получили сигнал, - электромагнитный импульс наших бомб! Это Межрасовый Альянс.
   Оператор прервал связь
   - Знаешь, я верил, что оно придет, - сказал Анмай, одеваясь.
   - Что?
   - Время платить.
  

* * *

  
   В Центральной царило подавленное настроение. Анмай сохранял невозмутимый вид, - но все его внутренности словно стянулись в тугой узел. Остальным наверняка было не лучше. Все их внимание было приковано к экрану, на котором двигалась точка чужого звездолета. Он тормозил, собираясь выйти на стационарную орбиту.
   Анмай разгуливал по залу, заложив руки за спину. Все Стражи были приведены в боевую готовность. Кибернетики спешно составляли программу для фокусировки поля про-Эвергета по данным орбитальных наблюдателей.
   В страшном напряжении проходили мучительные часы. Звездолет тормозил, всё ближе подходя к планете. Струя альфа-частиц, бьющая из жерла его реактора, возмущала атмосферу, озаряя сплошной покров туч небывало яростными сполохами полярного сияния.
   Облетев их мир, пришелец, наконец, замер неподвижно по отношению к его поверхности, в двадцати тысячах миль от Уарка, между планетой и Бездной, в точке либрации. Он не посылал никаких сигналов, не посылали их и здесь, - в эфире царило тревожное молчание. Анмай так и не мог решить, повезло им или нет. За две тысячи лет их истории к Уарку ни разу не приближались межзвездные корабли. Вот только радости это ему не доставляло, совсем наоборот...
   Вдруг по Центральной пронесся удивленный вскрик, - намеренно, а может, и случайно, но пришелец оказался возле одного из спутников-телескопов с телевизионной камерой, и они могли хорошо его рассмотреть.
   Едва взглянув на экран, Вэру понял, что если пришельцы и решили дать им рассмотреть свой корабль, то ими допущена чудовищная ошибка.
   Освещенный бледным светом туманности звездолет был виден сбоку, - мрачное, даже зловещее сооружение длиной в милю, совсем не похожее на те стройные конструкции, которыми он управлял в своих мечтах.
   Анмай жадно разглядывал корабль. Тот был массивен, холодного, сине-серого, какого-то чужого цвета. Воронкообразно расширенную на торцах трубу прямоточного термоядерного реактора охватывало восемь толстых колец магнитов, - они фокусировали в нем плазму и защищали корабль от излучения Бездны. Тусклое сияние электронов радиационного пояса планеты, попадавших в их поле, словно бы обтекало его. Между катушками магнитов размещались венцы круглых резервуаров с топливом. Воронку на переднем торце окружали массивы высокочастотных излучателей - они ионизировали межзвездный водород, позволяя чудовищным магнитам направлять его в жерло реактора в радиусе нескольких сотен миль. Вэру сразу бросилось в глаза, что часть корпуса между вторым и третьим от носа кольцами вращается - там был обитаемый отсек, и там находился экипаж.
   Ему очень хотелось узнать, как такой корабль гасит ход, - при торможении бьющая из сопла струя гелия должна рассеивать водород, а его бортовые запасы не казались особенно огромными. Скорее всего, в качестве тормоза служило сверхмощное магнитное поле корабля, - в частично ионизированом газе туманности оно действовало, словно гигантский парашют.
   Едва Анмай взглянул на показания магнитометров, его сердце радостно забилось. Напряженность магнитного поля "гостя" была очень велика, она составляла миллиарды гаусс. Он не мог, правда, понять, как можно достичь этого, - уровень насыщения в любом доступном материале был в тысячи раз ниже. Овладев этой технологией, они смогут начать создание Эвергета немедленно. Но...
   Вэру ещё раз оглядел звездолет. Нигде не было ничего подобного характерной, хотя и знакомой ему лишь в мечтах конструкции Эвергета - или про-Эвергета. Но он не успел обрадоваться этому, - изображение вспыхнуло, разлетелось на части и исчезло.
   На экране с бешеной скоростью замелькали, рассыпаясь и строясь, призрачные узоры. Столь же внезапно изображение вернулось, но уже совершенно другое - он увидел рубку чужого корабля. Одновременно ожили динамики дальней видеосвязи, но разобрать слова никто не смог. Все в Центральной потрясенно застыли.
   Рубка вполне подходила к зловещей конструкции звездолета, - просторное помещение с ребристыми стенами из того же синевато-серого металла, с редкими лампами, заливающими его зеленовато-белым светом. К ним крепились какие-то странные приборы и целые созвездия однотонных экранчиков. Через миг внимание Вэру переключилось на парящих в ней существ.
   И его сердце замерло на целую секунду.
  

* * *

  
   Он был готов увидеть самые невероятные создания, подробно описанные в "Темной Сущности", но там были файа. Когда-то были, - невероятно истощенные, словно бы высохшие существа с обрубками рук, увенчанных наборами непонятных инструментов и головами, наполовину состоящими из металла. А в центре зала парили, - именно парили, ни на что не опираясь, - две толстых, желтовато-белых туши, невероятно похожих на личинок каких-то омерзительных жуков. Вот только эти "личинки" были в упряжи - к ней были пристегнуты какие-то блоки, камеры, сложенные сейчас манипуляторы, - и, безглазые, смотрели на него.
   В одно мгновение он понял всё. "Темная Сущность" не лгала - и он, и все ему подобные не более чем случайно выжившие потомки беглых рабов. А вот эти богомерзкие твари, - и есть истинные хозяева всех и всего.
   Вэру душили ненависть и страх, но пока что он не мог поверить, что Советники предстали перед ним наяву. Они, несомненно, видели его, - что бы ни заменяло им зрение, - по системе видеосвязи, и смотрели на своих одичавших рабов с таким же презрением, с каким сами файа смотрели на пустынных лемуров, - выродившиеся подобия людей. Анмай понял, что сама разница в уровне их развития - несчетные тысячелетия свободного развития миров, открытых просторам Вселенной, - означает конец их жалкой, вторичной, уничтожившей себя цивилизации. Другие тоже это поняли. Они, низко пригнувшись, бросились прочь, - в несколько секунд Центральная опустела. Вэру остался один, - если не считать неподвижно застывшей Хьютай. Он замер в растерянности, - и в то же мгновение на них обрушился удар.
   Когда экраны внешнего наблюдения залил ослепительный свет, он понял, что труба реактора звездолета Альянса, с её сверхмощными магнитами, одновременно была чудовищным орудием - лазером на свободных электронах. Луч диаметром в двести метров вмиг прошил тучи и ударил прямо в Цитадель Хаоса. Под неистовым напором света, более твердого, чем сталь, колоссальное бронированное сооружение вспыхнуло и исчезло в сиянии радиации, мгновенно превратившись в плазму. На его месте вздулась огромная полусфера испепеляющего пламени. Пол Центральной мягко ушел у Вэру из-под ног, - амортизаторы работали, но он мог представить, что творится снаружи. Ударная волна крушила купола и антенны телескопов, вышибала ворота ангаров, сминая и разбрасывая стоявшие в них самолеты. А пламя всё не гасло. Судя по нему, мощность лазера была равна мощи водородной бомбы - только взрыв был непрерывным. Вэру видел, как в зал про-Эвергета из раскрывшихся люков хлынули потоки воды. Она, бешено пенясь, стала стремительно заливать его: сработала антисейсмическая защита.
   Луч продолжал вгрызаться в плато, рассекая мили скал, как масло. Анмай понял, что никакая глубина укрытий не спасет от этого оружия. Он не знал, сколько времени потребуется лазеру, чтобы превратить весь Хаос в море расплавленного камня, - часы или минуты, - но жить ему явно осталось недолго.
   Вэру охватила холодная, беспощадная ярость, - желание уничтожить Советников, неважно, возможно это или нет. Чувствуя, как под ногами качается пол, он подошел к пульту управления Стражами. Программы на случай нападения извне уже были составлены, и ему оставалось только активировать их...
   Индикаторы замигали, подтверждая захват цели, и вдруг погасли, - заряды взорвались ещё до того, как Стражи навелись на корабль. Анмай не знал, как они это сделали, но понял, что ему осталось лишь одно...
   У пульта про-Эвергета он остановился, вспомнив, что программа ещё не готова. Впрочем, будь она и готова, это бы не помогло ему - все компьютеры Центральной одновременно сошли с ума, и связь с орбитальными наблюдателями оборвалась.
   Анмай понимал, какой риск связан с ручным управлением столь могущественной силой, но выбора у него не осталось. Он уселся у пульта, его ладони быстро порхали по клавишам. Он не мог определить координаты корабля Альянса, и подводить к нему сферу поражения приходилось наугад - приборы отказали, и лишь на главном экране застыли равнодушные туши Советников. Для них все его усилия были бессмысленной испуганной возней умирающего, загнанного зверя. Наверху бушевало ослепительное пламя - даже отблесков луча было достаточно, чтобы камень на склонах скал начал плавиться.
   Он зафиксировал координаты и с замиранием сердца включил про-Эвергет. В тот же миг Вэру словно вывернуло наизнанку - фокусировка оказалась неточной, но в условиях непрерывного землетрясения другой она и не могла быть. Советники дернулись, их рабов охватила лихорадочная активность, - они явно поняли, чем их атакуют, однако его прицел был неверен.
   Ощущение не было столь сильным как в тот, первый раз, но всё же Анмай тяжело оперся о пульт, вздрагивая от страха и нестерпимой боли. В его голове кружились странные видения и ему казалось, что она сейчас взорвется. Ему нужно было сдвинуть фокус про-Эвергета - попытаться поймать в него звездолет, пока его лазер не разрушил основные сооружения плато, - но он даже не мог пошевелиться. Страх то отступал, то накатывал волнами. Вдруг ему вспомнилось, как он лежал у подножия скалы, думая лишь об одном, - что ему нужно двигаться ради своей жизни, несмотря на парализующую боль. И, как тогда, его охватил жар, боль отступила. Он только не знал, действует ли он наяву или всё это ему уже лишь кажется. Ощущение хаоса стало столь сильным, что Вэру нестерпимо хотелось потерять сознание.
   Неожиданно ярко он увидел, как Советники съёжились от дикого ужаса - он всё же поймал их. Они скорчились, упали и исчезли. Экран погас.
   В то же мгновение прекратились толчки, исчез страх. Затем на главном экране вновь появилось изображение звездолета - оно ничуть не изменилось.
   Вэру встал, на секунду закрыв глаза. Голова кружилась, но всё остальное, вроде, было в порядке. Хьютай всхлипывала, лежа на полу. Когда он поднял её, она обхватила его за шею.
   В Центральную начали возвращаться операторы, -у всех на лицах застыло выражение растерянности и стыда. Внезапно Ираус Лапро, стоявший впереди всех, низко склонился. За ним склонились остальные.
   - Что с вами? Вам плохо? - спросил Вэру удивленно.
   - Ты спас нас всех, - просто ответил Ираус.
  

* * *

  
   - Теперь у нас есть собственный звездолет, - Анмай внимательно рассматривал изображение, переданное со спутника-наблюдателя. - Осталось лишь проникнуть внутрь.
   После битвы прошел уже час. Все успокоились. Удар не вызвал больших разрушений - пострадала только Цитадель Хаоса, и так пустая. К его удивлению, часть крепости уцелела, - она нависала над пробитой лазером двухмильной пропастью, словно сломанное крыло. От неё тянулось узкое ущелье глубиной в четыре вэйда, - Советники как-то нащупали про-Эвергет и уже навели на него луч, но тот не успел углубиться в дно озера. Сейчас сверху непрерывно падал пепел и пемза - всё, что осталось от миллиардов тонн испаренного за минуту боя базальта.
   На плато шла спешная подготовка к запуску трех кораблей с экипажами - они должны были вплотную обследовать звездолет и попытаться проникнуть внутрь. Уже удалось обнаружить ворота ангара для посадочных аппаратов, и, если им удастся разобраться в их управлении...
   Анмай знал, что там должна быть библиотека, - неважно какая, но содержащая массу бесценной информации, - если только им удастся её понять! Но с этим вряд ли могли возникнуть проблемы. Он уже знал, что язык Межрасового Альянса и древний язык Фамайа, - по сути одно и то же.
   - И мы сможем лететь, куда захотим? - Хьютай склонилась над изображением.
   - Вряд ли. Сначала нам надо разобраться во всем там, на это уйдут годы. Но срок наших работ сократился на многие столетия. Это величайший подарок судьбы, - но и испытание тоже! Через шесть месяцев сюда может прилететь второй корабль. Если и он не вернется, - может прибыть целый флот... года через два или три.
   - Но они уже ничего не смогут с нами сделать, - удивилась Хьютай.
   Анмай хмуро улыбнулся.
   - Чтобы уничтожить планету, вовсе не обязательно посылать к ней армады межзвездных дредноутов и высаживать миллионный десант: достаточно одной ракеты-тарана, летящей с субсветовой скоростью. Такой удар нельзя отразить: свет не позволит увидеть то, что движется почти со скоростью света. Даже если масса ракеты будет составлять всего восемьсот тонн, она превратит наш мир в мертвое небесное тело: возникшая при взрыве ударная волна в твердой, жидкой и газообразной материи сметет с лица Уарка всё живое, и нас, и наши укрытия. Если такой снаряд будет выпущен, у нас не останется шансов. Тут всё зависит от удачи, - нам либо повезет... либо нет.
   - Я думала, война окончена, - печально сказала Хьютай. - А теперь вижу, что угроза стала ещё больше!
   - Ты права. Я не знаю, сообщили ли они на базу, куда направляются, но скорее всего - да. Любой межзвездный корабль стоит очень дорого. Ему не позволят вот так просто исчезнуть. Если Советники найдут звездолет, они поймут, чем его поразили. Тогда нас не спасет уже ничто. Если нет... что ж. Наш мир мертв, Цитадель Хаоса уничтожена. У нас очень мало времени, чтобы изучить находку, Хьютай, и вряд ли мы сможем ей воспользоваться. В космосе очень трудно что-либо спрятать. Скорее всего, нам придется уничтожить корабль, - взорвать его, или, если сможем, направить в какое-то другое место. Вряд ли открытия, которые мы там совершим, будут приятными. И по поводу этой победы у меня нет ровно никакой радости. Ты помнишь, что я тебе говорил? Мне страшно вступать в войну, в которой у нас почти нет шансов на победу. Но ждать, когда ОНИ придут за нами, ещё страшнее! Мне очень хочется - как только звездолет будет подготовлен - сесть в него, и лететь отсюда, куда глаза глядят! Мне было страшно осознавать себя мыслящей игрушкой, брошенной на произвол судьбы, - но стать создателем таких игрушек, который делает с ними всё, что хочет, ещё гнуснее! И я не хочу быть таким же, как они. Я не знаю, как этого достичь, но я буду учиться. Я даже не знал, насколько я дикий!
   - А я ещё более дикая! Ты ничего не говоришь мне о том, что знаешь! Ну, хотя бы говоришь не всё.
   - Прости. Я не хотел пугать тебя... но вдвоем нести эту ношу всё же легче. Я знаю многое - то, что прочел в "Темной сущности", разобрал в обрывках чужих передач, додумал, наконец, увидел тогда, в ядре, и сейчас - тоже! Я всё расскажу тебе - и, может быть, мне станет легче.
   - По твоим словам не скажешь, что тебе всё ещё двадцать шесть лет, Анми!
   Анмай вдруг слабо улыбнулся. Хьютай легко пригладила его вечно лохматые волосы. Он закрыл глаза.
   - Я думаю, старая история закончена, и нам пора начинать новую. С чего мы начнем?
   Он поднял голову. Их глаза встретились.
   - Пойдем в зал про-Эвергета. Именно в нем начало новой жизни... и смерть старой тоже.
  

* * *

  
   Анмай и Хьютай стояли на галерее, взявшись за руки. В зале про-Эвергета было полно рабочих, - они проверяли состояние машины после битвы. Здесь ещё везде было сыро, пахло теплой водой. Никто не обращал на них внимания.
   Вэру посмотрел вверх, на ферму крана, по своим размерам действительно напоминающую мостовую. Все лампы ярко горели. Он посмотрел вниз. Тела и раненых давным-давно убрали, кровь смыли, хотя... на плите люка осталось пятно, и тонкая застывшая струйка вела от него к белой стене машины...
   "Забыли? Или... побоялись? Как всемогущий бог отнесется к тому, что его лишат приношения, его жертвы? Сбросит ли с высоты? Ударит током? Или явится ночью и ужасом погасит жизнь? Экая чушь! Глупо боятся того, что сделали твои руки! Но..."
   - Ты не толкала его, когда он падал?
   - Нет! Он сам едва не сбросил меня вниз, и я изо всех сил пыталась сделать с ним то же. Когда мне удалось это, я не сразу сообразила, что сама стою наверху - так я испугалась.
   - Я понимаю... я тоже испугался.
   Вэру замолчал, заметив, что у плиты собралась группа молодежи в белых халатах. Они молча смотрели на машину. Если бы они встали на колени, Анмай не удивился бы. Про-Эвергет спас их всех, - и он не сомневался, что паломничество вскоре станет регулярным.
   Они словно ощутили его взгляд и стали смотреть вверх. На их лицах застыло то же выражение благоговейного трепета.
   "...и врагов человеческих поразил своей рукой" - подумал он. - Тьфу! А самое скверное, что это правда!"
   Вэру вспомнил фотографию, доставленную вертолетом-разведчиком - колонна гекс, несущих орудия, по две на каждое. А за ними шли другие - с сетками, полными тел, добытых из разбитого этими орудиями бункера...
   Он повернулся к Хьютай.
   - Я тебе покажу кое-что.
   Они пересекли мостик и ступили на плоский восьмигранник центрального возвышения машины. Несколько толстых плит покрытия здесь были сняты. Инженеры в белом с помощью крана извлекали из ячеек огромные желтые контейнеры и ставили на их место новые, точно такие же.
   - Пополняется запас гиперядер, - пояснил Вэру. - Здесь, увы, всё, что мы произвели. Но малые ускорители работают на полную мощность, и скоро их будет много.
   Хьютай заглянула вниз. Массивный желтый цилиндр медленно вползал в глубокую ячейку. Её окружали пучки труб.
   - На самом деле, в таком контейнере их всего сотая доля грамма. А эти огромные баки - только радиационная защита.
   Инженеры быстро закончили свою работу, поставили на место и закрепили плиты, и с достоинством удалились. Кроме них двоих на крыше машины никого не осталось. Хьютай присела, осторожно потрогав белую сталь, - она была теплой и слабо вибрировала.
   - Работает на холостом ходу, - пояснил Вэру. - Теперь, пока про-Эвергет нам не нужен, мы вернемся к исходной программе экспериментов, и будем использовать коллайдер по его прямому назначению - для изучения структуры материи. Нам столько надо узнать...
   Он подошел к размещавшемуся в самом центре кольцевому выступу. Возле него на ножке стоял маленький пульт. Вэру нажал несколько кнопок. С шорохом раздвинулись плиты диафрагмы, открывая многоугольную плиту из бронестекла. Они заглянули вниз. На дне узкого стального колодца сияла крохотная яркая звезда.
   - Там, внизу, - место столкновения пучков. Оно и есть про-Эвергет. А всё остальное - всего лишь спуск и прицел.
   - Но самое тяжелое позади, - сказала Хьютай, опершись о верх ограждения. - У нас больше нет врагов здесь, и мы можем просто спокойно работать.
   - А ты знаешь, сколько нам нужно сделать?
   Анмай встал рядом с ней, заглядывая вниз.
   - Прежде всего, пожалуй, всем нужно отдохнуть, - люди и файа измотаны до полусмерти непрерывной работой. Затем наладить нормальную жизнь, обеспечить всех жильем и пищей - это не просто! Нужно выбрать Совет и принять новые законы. Нужно замкнуть хотя бы основные технологические цепочки, если мы не хотим превратиться в дикарей. Когда зима закончится, мы должны будем наладить добычу необходимого сырья. Нужно занятся всерьез бессмертием, - это очень важно! И мы не должны, увы, иметь здесь детей!
   - Но почему?
   - Когда мы построим корабль, - если построим, - в него войдет не очень много файа и людей. А мы не можем никого оставлять - иначе они просто не позволят нам улететь. И я, кажется, начинаю думать, что Бардера знал, что делал, когда остановил Вторую Войну! Он хотел, чтобы была третья - он знал!
   - Откуда?
   - Я видел будущее - и он мог тоже! А те, кто назвал это плато платом Хаоса - они тоже знали! Мы снесем остатки Цитадели и начнем строить Эвергет там, - но сначала нам придется создать материалы, которыми можно перекрыть свод диаметром в милю! А когда Эвергет будет готов, мы построим над ним и под ним стены космического корабля, - я уже знаю, каким он будет! - и покинем наш мир. Надеюсь, мы успеем.
   - А разве можем не успеть? Теперь, когда...
   - Да. И список причин очень длинный.
   Они уселись вместе у самого края машины, их глаза живо блестели. Вэру взял теплые руки Хьютай в свои.
   - Пройдут сотни лет исследований, прежде чем мы сможем начать строительство Эвергета. А сколько займет сама работа? Века? И я боюсь... У нас не осталось врагов на планете, но в космосе, - особенно здесь, - могут произойти... Наши ракеты уже трижды сбивали астероиды, угрожавшие нам!
   - Но всякий раз успешно!
   - Здесь довольно и одного промаха. А какие сюрпризы готовит нам Бездна? В Туманности столько всего, - астероиды и планеты, лишившиеся солнц, нейтронные звезды, черные дыры... а что будет, если такая черная дыра столкнется с Бездной? Или с Нитью? Теория суперсимметрии предсказала её существование - и наблюдения это подтвердили! Нити притягиваются к большим массам - таким, как Бездна. Уже своей массой они очень опасны, а их изменяющее действие... Мы уже фиксируем изменения нашей физики, вызванные её полем... А Межрасовый Альянс? На эти годы мы должны будем затаиться, - но, если они будут внимательны, они найдут нас. А наши люди? Файа? Всех мучают кошмары, и наши ученые бессильны. Чем всё это кончится? У нас уже восемь тысяч безумцев, а сколько их будет? И когда страх проходит, неизбежно остаются следы...
   - Наш мир меняется, и мы должны измениться, - с улыбкой сказала Хьютай. - И не бояться нового!
   - Управлять тьмой и идти сквозь неё, - Анмай тоже улыбнулся. - Может быть, я стал очень пуглив, но меня всё время преследует один сон... Я рассказывал тебе? Тебе никогда не приходилось просыпаться от мысли, что в этот миг в космосе происходит что-то чудовищное?
   - Нет!
   - Мне всё время снится, что в небе появляется светлое пятно, оно растет и обращается в бездну испепеляющего пламени. А миллиарды голосов вскрикивают в один миг, - и замолкают...
   Хьютай удивленно посмотрела на него.
   - Что это может быть?
   Анмай помолчал.
   - Другие миры в Туманности. Помнишь, я рассказывал тебе, как устроена Вселенная - она состоит из пузырей с разными физическими законами...
   - К чему тут это?
   - Я говорил тебе, что законы природы, - случайность, зависящая от величины скалярного поля? А оно может принимать любое значение, - любое! И оно действительно разное в разных частях мироздания. Есть другие Вселенные, с другой физикой, с другим числом измерений, с другим временем, наконец! Их очень много, - это цифра с сотней нулей, - и каждая Вселенная очень велика, - многие сотни миллиардов световых лет. Все эти многоразличные части единого Мультиверса возникли в непостижимый миг Творящего Взрыва, пятнадцать миллиардов лет назад. Их разделяют доменные стенки - пленки, листы, состоящие из квантов всех взаимодействий, как Нити или магнитные монополи. В них сосредоточено почти безмерное количество энергии. И она распространяется внутрь каждого пузыря-Вселенной, сжигая всё!
   - Но это же займет сотни миллиардов лет!
   - А если мы находимся... на краю? Понимаешь? Не знаю, кажется мне, или я на самом деле чувствую... но я не хочу такой участи для своего народа. И теперь я знаю, что был прав!
   - Ну, я всегда это знала, - независимо от того, хотела я в это верить, или нет. Значит, единая Вселенная, Мультиверс - это губка из пузырей, в каждом из которых свои физические законы, своя жизнь - или, скорее всего, вообще ничего нет?
   - Да. Абсолютное большинство их, - мертвые скопления элементарных частиц. Не только жизнь, но и упорядоченность в космосе - большая редкость... Но есть, - должны быть, - бессчетные Вселенные с другой упорядоченной организацией. Что они собой представляют, и что в них происходит, - мы не сможем ни представить, ни вообразить! Но есть и ещё более странное... - он замолчал. Хьютай тоже помолчала.
   - Я слышала, что наши ученые расшифровали ещё одно межзвездное послание. Что там?
   Анмай усмехнулся.
   - В нем сказано, что вакуум тоже обладает массой. Только... эта масса отрицательная, понимаешь? Она отталкивает, а не притягивает, и её действие есть причина расширения Вселенной - все галактики разбегаются, и эта скорость всё растет благодаря этому отталкиванию. Это терафизика, - сила отталкивания возрастает с расстоянием...
   Хьютай нахмурилась.
   - Я не думаю, что смогу это понять... то есть, действительно понять, а не просто представить.
   - Я постараюсь объяснить... если ты хочешь, а если моих знаний не хватит, - найдутся и лучшие умы. Это будет трудная учеба, - но, поверь мне, интересная! Понять мироздание, в котором мы живем... которое создало нас, и может нас уничтожить... понять, чтобы подняться над ним, и дать нашим потомкам вечную жизнь... я думаю, что большего счастья нам не дано.
   - У меня своё представление о высшем счастье, - я хочу иметь сына! Или хотя бы дочь... девочку... С тех пор, как мы вместе, прошло много лет, - а мы даже не пробовали...
   Анмай смутился.
   - Ты же знаешь, что я... У нас будут дети... потом.
   - Через тысячу лет, когда наши разумы сменят по множеству тел? Да мы тогда и жить не захотим!
   Он задумался.
   - Знаешь... может быть, ты права. Но записи разума не обязательно помещать в тело сразу, - их можно хранить любое время. Так можно попасть в будущее!
   - Но я хочу иметь сына сейчас! Ведь этот закон нельзя ввести сразу!
   Вэру смутился ещё сильнее.
   - Но правитель не может нарушать законы, которые сам издает!
   - Теперь я тоже правитель! Я могу собрать Совет, и, как правитель Хаоса, потребовать от Единого Правителя изменить своё мнение!
   - И это будущая мама! - Вэру вдруг рассмеялся. Хьютай тоже.
   - Знаешь, я так и не могу поверить, что мы когда-нибудь сможем покинуть наш мир, и увидеть другие, может быть лучшие!
   - Вселенная бесконечна, но почему-то никто над этим не задумывается. Никто не сможет увидеть и узнать всё... но в этом-то - наша высшая надежда. Ведь тогда можно развиваться и познавать бесконечно!
   - И мы с тобой тоже будем развиваться бесконечно?
   Анмай задумался.
   - Я не видел конца... но, пожалуй, об этом лучше пока вовсе не думать! У нас и так столько проблем... - он показал на работающих. У всех были спокойные, но печальные или мрачные лица. - Мы должны не только исполнить мечту, но и попытаться сделать всех этих людей и файа счастливыми, - ради тех, кто уже не увидит счастья.
   - А как же наше собственное? - она боком подтолкнула Вэру. - Занятия любовью особенно приятны и возвышены, когда имеют целью не получение наслаждения, а зачатие и рождение ребенка!
   - И ты ещё можешь думать об этом - после всего?
   - Именно после всего я и стала об этом думать!
   - Ну что ж... Мы пожертвовали жизнями ради друг друга - что ещё может быть выше? И мы не должны отказываться от этого. Мне грустно говорить это, но я согласен!
   Хьютай взяла его под руку.
   - У меня возникло ощущение, что закончилось что-то... вся эта печальная история трагического непонимания, недоверия и ошибок, приведшая к гибели почти всех.
   - Да, - тихо сказал Анмай. - Но мы, - он обвел рукой огромное помещение, полное сильных, решительных, спокойно работающих файа, - должны сделать всё, чтобы такое не повторилось - никогда больше. Не оружие, а непонимание оказалось опаснее всего. Мы слишком поздно узнали это... Эта история окончена, и начинается новая. Что в ней будет? Быть может, ещё более трагическое и чудовищное. Быть может, нет. Я не знаю, что будет. Этого никто не знает. Будущее скрыто от нас... Но я надеюсь, что Фамайа будет жить, достигнет звезд, и уже никогда не погибнет. А мы будем просто жить... и работать. Ничего больше мы сделать не сможем. И... это, в общем, всё.
   Они стояли на всесильной машине, которая всего год назад была лишь шальной мыслью, мечтой...
   "Неплохое начало, - подумал Вэру. - Когда-нибудь это и впрямь назовут началом новой эры... когда файа и люди будут не страдать в мире, а сами строить его".
   Они стояли, глядя друг на друга, - двое любящих и бесконечно любопытных в бесконечной Вселенной.
  

Эпилог: за гранью истории

  
   Вселенная пуста. Очень редко в ней встречаются острова света - галактики. Но и они состоят в основном из пустоты. Между составляющими их звездами царит холод и вечная тьма. Эта галактика не была исключением. Хотя в ней был триллион звезд, собравшихся в облако диаметром в двести тысяч световых лет, между ними также висел мрак. Только в самом её центре, там, где в бездну чудовищной черной дыры рушилась плазма, было светло. Плазменный диск диаметром в полтора триллиона миль сиял ярче любого солнца. В его безжалостном сиянии, среди обломков, пыли и мертвых астероидов затерялся давно лишившийся своего солнца, одинокий мир.
   Мир умирал. В его небесах пылала ослепительная полоса пламени, изливая адский жар на яростную белизну атмосферы. Её создавал пар из выкипевших океанов. Под его пологом царил вечный полумрак при температуре в пятьсот градусов и давлении в триста атмосфер. Нигде - ни на выжженных днищах морей, ни на испепеленных просторах континентов - не осталось и следа жизни. Но жизнь когда-то была здесь. Об этом говорили попадавшиеся повсюду развалины городов. Все они были разрушены и опустели ещё задолго до того, как медленный рост температуры убил жизнь. На том, что некогда было самым большим континентом планеты, их встречалось особенно много. Или, быть может, города тут просто лучше сохранились?
   Пожалуй, да - все, кроме одного. От него осталось лишь застывшее озеро стекла, давно растрескавшееся и превратившееся в щебень. Дальше к северу развалин уже не было. Лишь на берегу того, что когда-то было морем, высились странные, ни на что не похожие сооружения. Ни несчетные тысячелетия, ни катаклизмы не смогли их разрушить. Ещё дальше из спекшегося песка выступал огромный черный остров, подобный зубчатому каменному кругу. На его поверхности громоздились причудливые остовы странных промышленных сооружений. В скалах зияли проемы туннелей, давно пустых и столь же жарких, как окружающая их пустыня. Само плато рассекал глубокий шрам ущелья, идущий от зубчатой кромки почти до центра. Там стояла ступенчатая пирамида высотой в две мили. Даже в полумраке её металл ослепительно блестел. В ней находилось всё, чего достигли обитатели этого мира, - и они сами.
   Но они не собирались оставаться здесь. У основания пирамиды сверкнул огонь, полетели, дробясь, огромные куски скал. Затем огонь полыхнул, растекаясь ослепительным диском, и колосс медленно всплыл в небо. Пока он поднимался, поток плазмы, бьющий из его кормы, расплавил и обратил в море лавы то, что породило его.
   Когда корабль вышел за пределы атмосферы, его броня засверкала чистым, нестерпимо яростным блеском. Внизу, в тучах, осталась огромная дыра. В ней было видно море кипящего камня диаметром в десятки миль.
   Отдалившись от планеты, корабль остановился и завис, словно ожидая чего-то.
   Ждать пришлось недолго. Белый диск покинутой планеты стал вдруг вытягиваться, расползаясь в противоположных направлениях. Вскоре показались гигантские глыбы, крошащиеся в пыль и плывущие в разные стороны. Туча камня всё росла, из белой становясь пепельно-бурой. Лишь когда она утратила всякое сходство с планетой, корабль развернулся и помчался прочь.
   Так началась новая часть этой бесконечной истории. Она развернется в немыслимой бездне световых лет. Никто не знает, сколь далеко от одинокой желтой звезды под названием Солнце. А время? Что значит время во Вселенной? Если хотите, это будут наши дни, но и это не будет иметь никакого значения. Ведь Вселенная столь велика и столь многоразлична, что нет смысла говорить о её едином времени - у каждого мира оно порой свое. Только если мироздание изменится, и эта история окончится так, как надлежит, их посланцы придут к нам, и мы узнаем время. А пока главный герой этой истории мертв. Он покоится на борту звездолета, и никто из его экипажа не знает об этом.
   Вы спросите, как это может быть? Что ж. Он мертв. Это правда. Но не навечно.
  
   К О Н Е Ц.
  

Приложение:

История Фамайа

  
   Данная сводка охватывает лишь историю файа в мире Уарка. Здесь для краткости не приводится предшествующая ей история Анмайа и Империи Маолайн. Для удобства приняты земные названия месяцев, т.к. год Уарка был лишь незначительно длиннее земного.
  
   1806 г. до н.э. (до основания Государства Фамайа). Эвакуация Уарка. 13 файа под предводительством Анмая Вэру (первого, носящего это имя) бегут из Цитадели Хаоса на Арке. Конечным пунктом их странствий станет пустынный северный материк, позднее известный под именем Фамайа.
   1605 г. до н.э. Одним из племен файа основано селение Товия.
   1545 г. до н.э. На одноименном материке основано государство Суфэйн. Начало общепринятого леточисления Уарка.
   1300-е гг. до н.э. Племена файа научились выплавке железа и строительству каменных зданий. Начало формирования первых племенных государств.
   798 г. до н.э. Вождь Анмай Вэру (второй, носящий это имя) объединяет под своей властью весь материк. Он правит 18 лет под именем императора Анмая I. В его правление Товия становится первым городом файа на Уарке.
   780 г. до н.э. Смерть Анмая I. Распад Первой Империи.
   730 г. до н.э. Князь Товии Вэйд Аркус возрождает Империю. Он правит под именем Вэйда Объединителя. При его правлении были установлены единые для всех файа законы и приняты единые меры.
   442 г. до н.э. Распад Империи. Деспотизм императора Мэкхиса II вызвал восстание и отпадение восточных областей. Начало гражданской войны. После смерти Последнего Императора Империя Файа окончательно развалилась.
   103 г. до н.э. Первые колонисты из Суфэйна высадились на южном берегу Фамайа.
   1 июня 101 г. до н.э. Великое Восстание. Начало войны файа за независимость.
   93 г. до н.э. Основание Нового Суфэйна. Также начало нового объединения файа.
   53 г. до н.э. Объединение Фамайа как Союза Племен (СПФ). Столицей Союза стала Товия.
   2 г. до н.э. Катастрофа. Приливные силы Бездны отрывают Уарк от его солнца. В Фамайа начинается ледниковый период.
   15 июня 1 года. В результате восстания гарнизона в Ревии вся власть в Ааене переходит к эмигрантам из Фамайа. Ааена переименована в Новую Фамайа.
   1 июля. На краю Великой Пустыни основана Новая Товия. Место было выбрано из-за хорошо сохранившихся развалин Цитадели.
   3 ноября 51 года. Первые столкновения солдат Фамайа с жителями Общины Остсо. Файа разбиты.
   22 октрября 99 г. Начало Первой Великой Войны.
   8 мая 105 г. Капитуляция Новой Фамайа на унизительных условиях.
   4 июля. В результате военного переворота к власти пришел председатель ЧК Эйасто Бардера.
   12 июня 120 г, 3 часа 45 минут. Начало Второй Великой Войны. Новая Фамайа переходит в контрнаступление.
   25 февраля 121 г. Между Новой Фамайа и ССГ подписано перемирие. Официальное окончание Второй Великой Войны. На оккупированной файа территории ещё 10 лет будет продолжаться вооруженное сопротивление.
   23 января 132 г, 6 часов 34 минуты. Смерть Эйасто Бардеры. Новым Единым Правителем становится 18-летний Томахаан Эйлинай. Через 5 дней страна была переименована в Союз Свободных Народов Фамайа (ССНФ).
   170-171 гг. Долгая Ночь. В ССНФ от голода и холода погибло более 30 млн. человек и 5 млн. файа.
   4 февраля 171 г. Мятеж на плато Хаос. Мятежники предъявили ультиматум Новой Товии.
   9 февраля. Капитуляция Новой Товии. Страна переименована в Государство Фамайа, Новая Товия - в Товию. Приход к власти Армфера Тару. Начало Второй Великой Революции. Полный разгром прежней системы управления. Экономический кризис и начало новой гонки вооружений.
   9 марта 175 г., 3 часа 50 минут. В Товии, в доме на улице Листьев родился Суру Ласси.
   11 мая 176 г. Обсерватория на плато Хаос получает неопровержимые доказательства наличия высокоразвитой цивилизации на планете звезды К133. К всеобщему удивлению, сигнал удается частично расшифровать. Научный прорыв в биотехнологии приводит к массовому использованию гекс в охранных и боевых силах Фамайа.
   27 ноября 177 г. Родители Суру арестованы. Сам он помещен в спецприют под именем Имсау Вэру.
   Август 178 г. Крупный мятеж в Кен-Каро.
   8 августа 184 г. Единый Правитель Армфер Тару усыновляет Имсау Вэру. Тот сразу же меняет имя на Анмай (Широкоглазый) - свое прозвище в приюте, и становится третьим (последним) Анмаем Вэру, оставившим след в истории файа.
   27 декабря 184 г. Ревийский мятеж. Контрреволюционный переворот во второй столице страны. По решению Совета Фамайа для предотвращения гражданской войны город уничтожен 2-х мегатонной термоядерной боеголовкой. Массовые разрушения, 2,5 миллиона убитых. Товия становится единственной столицей страны.
   22-25 апреля 189 г. Второй побег Анмая с плато Хаос. Его терзает вина за гибель Ревии.
   9 марта 193 г. Совершеннолетие Анмая Вэру.
   10 марта. Анмай приезжает в Товию.
   7 апреля. Анмай пытается заглянуть в будущее в ядре Цитадели Хаоса. Он чудом остается в живых.
   13 апреля. Анмай женится на Хьютай Тайре, принимающей имя Хьютай Вэру.
   30 мая 194 г. Армфер Тару погибает в авиакатастрофе, ставшей результатом заговора.
   2 июня. Анмай Вэру становится восьмым (последним) Единым Правителем Государства Фамайа.
   18 сентября 201 г. На плато Хаос открыт "эффект изменения" (Йалис). Позднее неоднократно делались попытки начать с этой даты новое леточисление. Именно с 18 сентября Фамайа начала подготовку 3-й мировой войны.
   24 марта 202 г. Фамайа предъявляет ультиматум ССГ.
   2 апреля 202 г., 3 часа 45 минут. Ракетно-ядерное нападение Суфэйна на Фамайа. Начало Третьей Великой Войны. Она закончилась в тот же день, в 4.20 утра. Первоначальное число жертв составило 344 млн. Фамайа несет тяжелые потери. После исчерпания запасов ядерного оружия и разрушения всех заводов по его производству на территории ССГ война ведется обычными средствами.
   3 июня 202 г. Начало осады Товии.
   18 июля 202 г. Падение Товии. Вследствие ядерной зимы население Уарка к августу 202 года сократилось с 2030 до 18 миллионов человек.
   3 августа 202 г. Очистка Уарка. Всё живое за пределами плато Хаос уничтожено про-Эвергетом.
   17 августа. Сражение плато Хаос с крейсером Межрасового Альянса. Пришелец захвачен.
   17 марта 203 г. Астрофизическими спутниками замечен второй корабль Альянса. Захваченный звездолет "Сурки" с экипажем из 30 файа отходит от планеты. Дальнейшая его судьба неизвестна.
   22-25 марта. Крейсер Альянса обследует Уарк. Никаких активных действий не предпринято. Вероятно, его экипаж решил, что планета была опустошена вследствии нападения другой разумной расы ( к чему у них были серьезные основания).
   14 мая. Анмай Вэру решает покинуть свое время и отправиться в будущее, используя найденную на крейсере Альянса установку для записи сознания.
   30 июля, 17 часов 32 минуты. Анмай Вэру фактически совершает самоубийство, заключая свою память и свое сознание в матрицу. Хьютай следует за ним.
   7 ноября 217 г. Конец ядерной зимы, начало расселения обитателей плато Хаос по Уарку. Официальное создание Всемирного Союза Фамайа. Новые поселения состоят в нем чисто номинально, в них селяться в основном недовольные политикой правительства плато Хаос. Технологический развал, вызванный войной, не прекращается. Последствия ядерной войны создают опасность вырождения человечества (включая и файа). Но евгенические планы правительства, направленные на её устранение, встречают упорное сопротивление. Правительство Хаоса тайно возобновляет исследования Йалис.
   6 апреля 228 г. Вооруженное восстание в северной Фамайа. Правительство Хаоса угрожает вновь применить про-Эвергет. Это вызывает всеобщий взрыв возмущения, т.к. последствия применения про-Эвергета в Третьей Войне уже поставили под угрозу само существование разума на Уарке. Война становится всемирной. Центральное правительство теряет Суфэйн и Фамайа, но держится на Арке. По мере продолжения войны технологический потенциал противников стремительно падает.
   7 мая 259 г. Переворот на плато Хаос. Государство Фамайа практически перестало существовать, промышленность и цивилизация распались. Идеалы Проекта потерпели полный крах, противники в Третьей Войне признаны одинаково виновными. Начало эры безвластия и новое расселение, т.к. население Хаоса выросло до 340 тысяч, а температура на планете повысилась до тропической. Технологический уровень в новых поселениях упал до уровня средневековья, но на самом плато сохраняются основы цивилизации, очищенной от ошибок прошлого. Вскоре после переворота к плато Хаос присоединились все внешние поселения, чтобы не допустить новой войны. Начало второго "золотого века" файа.
   319 г. Опасный рост температуры на Уарке. Восстановление всепланетной власти, восстановление Проекта. Ошибки прошлого поняты и изжиты. Наступила эра мира и восстановления технологии.
   371 г. Начало строительства звездолета, на котором должно поместиться всё население Уарка (в этот период - 1,3 млн.). Развалины Цитадели Хаоса снесены.
   377 г. Начало строительства первого настоящего Эвергета. Запущена первая ракета с ядерным двигателем.
   382 г. Первая попытка построить Эвергет окончилась катастрофой. Из-за разрушения несущих конструкций произошел взрыв, полностью уничтоживший всё сооружение.
   384 г. Археологическая экспедиция обнаружила в руинах Остсо хроники Общины, спрятанные 230 лет назад. В них сообщается о тайных контактах с пришельцами, не относящимися к Межрасовому Альянсу.
   385 г. Первые попытки использовать компьютерную технологию бессмертия, с непрерывной записью сознания на резервные матрицы.
   390 г. Повсеместное внедрение матричной системы.
   394 г. Возобновление строительства Эвергета на том же месте.
   396 г. Первый успешный полет корабля с термоядерным двигателем. Фактически, это уменьшенная копия крейсера Альянса, захваченного Вэру.
   403 г. Дальнейший рост температуры на Уарке делает невозможной жизнь в его экваториальных широтах.
   404 г. Начало строительства термоубежища на плато Хаос.
   411 г. Население Уарка перебирается в полярные районы материка Фамайа. Старая Товия так и не населена, т.к. лежит южнее.
   415г. Завершение строительства термоубежища, начало его заселения.
   418 г. Полное переселение жителей Уарка в термоубежище Хаоса.
   420 г. Последняя станция в полярной зоне Фамайа эвакуирована на плато Хаос. Материк Фамайа оставлен навсегда.
   422 г. Парниковая катастрофа. Температура на поверхности планеты поднялась до +80.
   428 г. К ближайшей колонии Альянса отправлен зонд-разведчик. После этого всякий интерес к контактам с ним у жителей Хаоса пропал.
   441 г. Реконструкция термоубежища Хаоса. Температура на поверхности планеты достигла +120 и океаны Уарка начинают выкипать.
   445 г. Визит межзвездного крейсера Альянса с термоядерным двигателем, такого же, как 250 лет назад. Все следы существования разумной жизни на планете были заблаговременно скрыты.
   452 г. Строительство заводов для производства деталей Эвергета. Запрет на деторождение.
   455 г. Начало строительства спасательного звездолета. Начало сокращения функционирующего (т.е. не помещенного в матрицы) населения.
   462 г. Создан аннигиляционный магнитно-монопольный двигатель. Начало Эры Новой Физики.
   463 г. Создание искусственной жизни с использованием нанотехнологии. Создание псевдоорганических машин (шогготов) для работы снаружи.
   476 г. Автоматическая ракета достигает в экспериментальном полете околосветовой скорости - 0,7 С.
   480 г. К Бездне запущен гигантский межзвездный зонд-автомат. Его цель - изучение супергравитации.
   497 г. Матрицы Вэру, спрятанные в 259 г., вновь найдены и спрятаны в строящемся корабле. Имени сделавшего это история не сохранила.
   500 г. Зонд достигает Бездны. Получены уникальные сведения, необходимые для строительства Эвергета. Продолжается строительство звездолета.
   528 г. Закончено строительство корпуса звездолета. Начата отделка и установка машин.
   557 г. Население плато Хаос начинает переселяться внутрь корабля. Термоубежище покинуто и практически немедленно разрушено внешней средой. Темп работ резко замедлился.
   565 г. Отправка роя шпионских зондов к ближайшей колонии Межрасового Альянса. Были получены более полные, чем в первый раз, но мало приятные результаты. Жители плато Хаос сочли за благо воздержаться от контактов.
   579 г. Уничтожение нескольких автоматических зондов, выпущенных с ближайшей колонии Альянса. На этом первая межзвездная война в истории Фамайа закончилась. Более попыток установления контакта с Альянсом не делалось.
   580 г. Строительство звездолета продолжается. Тепмература на поверхности планеты достигла + 500. Атмосферное давление повысилось в 300 раз.
   3 сентября 601 г. "Фамайа" навсегда покидает Уарк, направляясь к новой родине. Через 4 часа после её старта планета была разрушена приливными силами Бездны.
  
   На этом история Фамайа естественным образом закончилась. Но история файа продолжалась.

Оценка: 3.03*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Пять невест ректора"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул О скитаниях"(Боевая фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Холодные земли. Анна ВедышеваКруиз любви из Сингапура. Светлана ЕрмаковаПомни меня...1. Альбина Новохатько IСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаСеренада дождя. Юлия ХегбомКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваХранительница дракона. Екатерина ЕлизароваПризрачный остров. Калинина НатальяПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаОфсайд 3. Алекс Д
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"