Ефимов Алексей, Викарти Анатра: другие произведения.

Йэннимур и Империя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неизбежное случилось - и Русская Империя, вместе с другими, должна вступить в контакт с могучей сверхцивилизацией - Йэннимуром. На чьей же стороне окажется истина?


   За дело, живо! Или в гроб ложись!
   Да - выбор небогатый перед нами...
   Нас обрекли на медленную жизнь.
   Любовью приковали - как цепями...
  
   Но рано нас равнять с болотной слизью!
   Мы гнёзд себе на гнили не совьём!
   Мы не умрём мучительною жизнью!
   Мы лучше - верной смертью - оживём!
  
   Владимир Высоцкий
  
   Операция "Невод"
  
   Пространство Империи Йэнно Мьюри
  
   Система Белсавис
  
   КЕВ "Стерегущий"
  
   226-й год Галактической Эры
  
   1.
   - Ну, как, всё готово, Иван Сергеевич?
   - Да, Игорь Викторович.
   - Ну что ж... тогда начнем, пожалуй.
   Капитан рейдера "Стерегущий" Иван Севостьянов щелкнул клавишей гипертранслятора. Внешне в рубке ничего не изменилось - но в корме "Стерегущего" беззвучно завибрировали мощные механизмы, раз за разом бросая в хаос гиперкосмоса одно и то же сообщение: "Неизвестному йэннимурскому кораблю. Наши гиперлокаторы зафиксировали ваше присутствие в данной системе. Предлагаем выйти в реальное пространство и вступить в контакт. В противном случае ваш корабль будет считаться враждебным. Капитан КЕВ "Стерегущий" - от имени Императоров Йэнно Мьюри, Русской и Англо-Саксонской Империй, а также Главы Совета Глав Родов Империи Сторкад".
  
   2.
   - Не слишком круто берем, Игорь Викторович? - капитан повернулся к действительному статскому советнику Особого Отдела собственной Его Императорского Величества канцелярии - молодому мужчине в безупречном светло-сером костюме-тройке. - Всё-таки, мы имеем дело со сверхцивилизацией третьего типа по Кардашеву1. Я предпочел бы, чтобы мы действовали немного аккуратнее...
   Товарищ советник усмехнулся.
   - Иван Сергеевич, вы же прекрасно знали, на что мы идем, когда вызвались добровольцем. Откуда такой пессимистический тон? В конце концов, это наша территория, и мы вправе требовать отчета от всех гостей, тем более незваных, независимо от их могущества.
   - Ну, положим, территория эта, совершенно определенно, не ваша, - сообщил представитель Императора Неймура I - рослый мьюри с кокардой каперанга на плоской, с большим козырьком, шапке, заменявшей в Императорском Флоте фуражку. Её белый верх говорил, что он не просто офицер в таком звании, а действующий капитан крейсера. - Однако, наглость кузенов вызвала... м-м-м... недовольство Императора, а так как единственный человек, имеющий опыт контактов с ними - пусть и виртуальный - является, к несчастью, гражданином Земли, без вас никак не получилось обойтись.
   - Кузенов? Именно так вы называете симайа? - спросил представитель Англо-Саксонской Империи Джонатан Кроуфорд, скрестив руки на рукояти трости. Со своими бакенбардами и вполне заметной полнотой сэр Джонатан казался добрым дядюшкой. Он был известен, прежде всего, обширными работами по истории научной фантастики.
   Игорь напомнил себе, что сэр Джонатан является также и одним из лучших менталистов Земли. Во время войны с фоморами он в одиночку захватил их линкор, - как уверял сэр Джонатан, совершенно случайно: фоморы перехватили его челнок, и он просто выражал возмущение столь беспардонным актом. В итоге обезумевший экипаж в панике покинул совершенно исправный корабль - и Игорь подозревал, что, среди прочего, опыт общения с данным скромным сотрудником Геральдической Палаты2 заставил фоморов подумать о более тихих местах обитания.
   - Да, а что? - ответил Вайми Анхиз. - Что в этом необычного?
   - До войны, молодой человек, - Вайми страдальчески закатил глаза, - я имею в виду, ещё до Третьей Мировой Войны, о которой вам, должно быть, известно, наши беспутные братья-американцы - чья прискорбная наглость и привела к этой самой войне, - называли кузенами нас, благородных хранителей традиций. Забавное совпадение, вы не находите?
   - Не слишком-то забавное, - буркнул Вайми. - Мы, мьюри, только что выбрались из гражданской войны - и ещё одна нам совершенно ни к чему.
   - Вы так смотрите на этот возможный... конфликт? - спросил сэр Джонатан. - Гражданская война?
   - Ну, симайа тоже наши сородичи... в какой-то мере. Как и Аниу. И возможность войны с ними нас совершенно не радует.
   - И, тем не менее, ваш Император инициировал эту операцию...
   Вайми вздохнул.
   - А что делать? Формально у нас с Аниу вообще нет отношений - ни плохих, ни хороших. Чужие корабли никто не перехватывает, границ не нарушает, всё тип-топ. А вот неформально... Контрабандная торговля процветает, - и к нам от Аниу тащат всё, начиная от фильмов и кончая коллекциями манги. А там и обучающие ВР есть, между прочим, - и всё набито боевой меметикой, в которой не нам с Аниу равняться... Они, сволочи, и плату за это фильмами в том же стиле требуют - художественными, развлекательными... всем желающим ВР-технологиями помогают, и всегда найдется, кому объяснить, как делать им правильно... И, что самое скверное - ввозят терминалы своей Сети. А им сверхсветовой канал связи сделать проще, чем нам - обычный коммуникационный лазер. Доступ к ней, кстати, дают всем, кто попросит, даже стык они предоставляют за свой счет, но условие - трафик должен быть близок к симметричному. Жестко это не заставляют выполнять, - но народ сам из кожи вон лезет... Ну и прямо не устают требовать - мол, у всех разумных на вашей территории должна быть техническая возможность подключиться... А-а-а, не хотите? Зажимаете свободу информации? И ЧТО им отвечать? Да? У нас уже есть предложение Аниу всю связь в системе Йэнно Мьюри модернизировать так: их корабль - главный наш узел связи, БЕЗ доступа в их Сеть. Условия тут простые - они в этом случае будут все прочие узлы связи обеспечивать, бесплатно, если мы не будем размещению их контента мешать. А на том корабле - контент обалденный, или вообще масса студий по производству на месте... или просто раз в неделю зонд от Аниу прибывает с обновлениями, к которым интересно получить доступ... и они могут сыграть на этом, чтобы заставить ВСЕМ выдать нормальный доступ в свою Сеть... А ещё - обещают и хостинг-услуги предоставить... всё, чтобы замкнуть нашу Сеть на себя, и самих нас заинтересовать иметь доступ получше. С другой стороны, нас зажимают контрабандой: не только фильмы везут, но уже и мобильную технику для клонирования с воскрешением, и прочее... Оплату просят по вполне приемлемому курсу. На самой Йэнно Мьюри наглым подкупом зарегистрировали "Общество любителей культуры Аниу" - и отделения его растут везде, как грибы после дождя. Да - все понимают, что это - пятая колонна, что там и сами Аниу наверняка есть, - но их от нас не отличить же, а закрыть это общество нельзя: они все налоги и сборы платят, как положено, да и взятки дают, не стесняясь.
   - Мангой? - тут же невинно спросил Игорь.
   - Ну почему, - Вайми нахмурился. - Чем скажут, тем и платят... Что им - золота жалко? Финансовая система у Аниу построена, конечно, совсем гадко, - но наши же что-то им продают... А заявлять, что они в наши внутренние дела лезут - ну так, где следы? И где само вмешательство? Сами Аниу при каждой катастрофе предлагают нам помощь, аккуратно - не больше, чем мы сами посылаем, без нажима, но быстро - и открыто им отказывать нельзя. И что нам теперь делать? За членство в обществе любителей культуры арестовывать? Это уже даже не смешно... Да - с Землей это не пройдет, и проблемой там будет не трафик, и пропаганда Аниу на Земле вряд ли будет действовать... но нам-то от этого не легче! Император и так ходит, как оплеванный, - у него Аниу то студентов на стажировку просят, то детей на экскурсию... Контрабанду запретить? - ну так Аниу же продают нам только то, без чего мы, в принципе, легко можем обойтись, у нас нет законных оснований за свой рынок бояться... Или вот фуррики - в Федерации их разводили только так, дело-то нехитрое - смешать гены мьюри и лисы, скажем, - а под нож всю эту публику теперь не пустишь, с биологической точки зрения между мьюри, лисо- и котообразными разницы особой нет, вся она - в поведении и виде, а это же не повод для отстрела. У Аниу-то замена тела на фуррика вполне возможна, есть целые колонии фурриков, а представителям младших рас при переходе в фуррики даже дают льготы - допуск на борт межзвездных кораблей, пусть и в качестве домашних любимцев, доступ к информации и прочее... Да - это всё сугубо добровольно, и эту порочную практику осуждают компетентные органы... Но когда, наконец, Император принял закон об обязательной стерилизации, прямо тут, на Белсавис, разбился корабль с фурриками Аниу. Хитро так разбился, - никого не убило. И фуррики на борту хитрые: физвозможности - несколько больше наших стандартных, разум - обычный, с небольшим переклином в сторону хулиганских действий. Хозяина корабля нет, подавать в суд не на кого. А фуррики плодятся с удовольствием - и сейчас уже шайки и банды их рыщут по всей округе, тащат всё, что попадет, особенно - кур, пристают к девушкам и учиняют самозахват офисных помещений - жить тоже где-то надо... И как со всем этим быть? Отстреливать нельзя - всё же разумные. Стерилизовать - угу, попробуй лишить 80-килограммового лиса с во-от такими когтями самого дорогого - а на шум сбежится ещё дюжина таких... с бейсбольными битами. Вот где веселье-то идет... а Аниу только разводят руками: рады бы помочь, но вы, увы, нарушаете наши законы, вот ежели откроете жителям свободный доступ к нашей Сети, мы своими руками злодеев за хвосты повытаскаем и на следующий ваш мир отправим...
   - Интересно - этих лис можно чему-то научить? - с внезапным интересом спросил сэр Джонатан.
   - В принципе - МОЖНО, - буркнул Вайми, - но у них с усидчивостью... плохо. Хотя самые продвинутые особи женского их полу, обрядившись ярко-пёстро, уже промышляют гаданием... и сбором золотых украшений, используя внезапные способности к гипнозу. Слава богам, скорость размножения у них, хотя и больше нашей, но не в разы. Проблема в том, что малолетние фурри производят массу шума и мусора - в основном, от разбитых предметов - и активно вредят товарному птицеводству...
   - К черту, к черту... - сказал Игорь. - Не понимаю я вашего Императора... Наш на его месте выслал бы всех фурри из Империи, не оглядываясь, кто там что скажет...
   - Хорошо бы... - вздохнул Вайми. - А с любителями культуры Аниу что делать? Они-то полноправные граждане, их и высылать-то не за что...
   - Да просто - объявите их сектантами, совершившими государственную измену - и пусть себе дальше базикают, среди малоразвитых рас в отдалённых колониях...
   - Там тоже то и дело вылезают не самые приятные культы в честь присоединения к Аниу, - проворчал Вайми, - а мы думаем, как нам со всем этим разбираться... чтобы случайно никого не обидеть. Тут ведь, понимаешь, идет симметрия: мы ловим контрабандистов, - Аниу перехватывают наши транспорты. А это уже войной пахнет...
   - Да хоть бы и войной, - сказал Игорь. - Императоры - что у вас, что у нас, что на Сторкаде - думать умеют, часть флотов УЖЕ в космосе, на случайных курсах, с приказом: если они НЕ получат условного сигнала отмены - действовать по своему усмотрению... При этом сеансы связи - каждый час и прыжок после сеанса... Оператор дома начал вести себя неадекватно - Аниу наш пламенный привет...
   - Аниу тоже корабли к границе подводят, - хмуро сказал Вайми. - Не боевые пока что, а те, в которых они живут, но всё равно, тревожно как-то... Сверх того, наши разведчики заметили, что на верфях Аниу строятся штуки, очень похожие на генераторы вакуумной ударной волны - но мобильные и многоразовые, в отличии от ваших мин Зильвицкого. Так как Аниу, насколько мы можем судить, своеобразное Отражение3 Йэннимура, вполне возможно, что они уже установили с симайа контакт - и даже получают от них техническую помощь. Я полагаю, что господин кен ло Эррварт просветит нас на этот счет?
   Представитель Империи Сторкад, шурмаан - то есть, по-земному, капитан Эррварт кен ло Эртан токк Эртан ап мит Эртан сохранял невозмутимый вид, как и подобает сторку высокого Рода.
   - Я полагаю, - заметил он в пространство, - что кое-кому стоило бы наладить отношения с сородичами, - а уже потом считать чужих друзей. Не так ли, мой юный друг?
   Вайми снова закатил глаза. На самом деле он и сторк были ровесники, - но Вайми, из-за свойственного его расе долголетия, действительно выглядел моложе. Сверх того, он нарочно нарядился в повседневную форму своего Флота - просторная светло-синяя блуза без ворота, с рукавами по локоть и просторные же серые штаны по колено. Рядом со сторком в безупречном, белом с золотом парадном мундире он действительно выглядел мальчишкой. Ну что ж...
   - Первая заповедь параноика: не води дружбы с имеющими власть лишать жизни. Неужели Владыка Островов на старости лет поверил, что Аниу пожелают обучиться содержанию рабов, - и что они столь же глупы и тупы, как покойные джаго?
   Игорь поморщился. Ответ друга был оскорблением - причем, оскорблением, тщательно рассчитанным: за один ополовиненный титул Императора на Сторкаде могли просто убить, - однако же, кен ло Эррварт был вполне достоин своего титула и своего Рода: он просто не заметил оскорбления. Запомнил - это уж, несомненно, - но не заметил.
   - Сторки всегда чтили Равновесие, - ответил он, как ни в чем, ни бывало. - Если земляне нашли союзников в Среднем Крае - мы нашли союзников в Верхнем. Это тоже справедливо, не так ли?
   - Однако, - Вайми покосился на Игоря, - мы уважаем наших союзников, и никогда не вложим в их руку меч с отравленным шипом в рукоятке. А вот уважают ли вас ваши... союзники? Или они смотрят на вас с той же любовью, с какой продрогший путник смотрит на сухую вязанку хвороста для своего костра?
   - Не земляне спасли вас от нашествия джаго в тот миг, когда вы, окончательно потеряв разум, рвали друг друга на части, - прошипел сторк, всё же утратив терпение, - вовсе не земляне!
   - Господа и товарищи, спокойнее, - кротко заметил сэр Джонатан, - и в рубке ощутимо повеяло холодом. Не смертельным, нет - просто... таким, освежающим мысли. - Нет смысла отрицать, что каждая из трех наших рас может предъявить немалые счета соседям. Но, господа, это всё в прошлом. Сейчас перед нами стоит общий вызов, - и я не вижу ни единой причины для ссоры.
   - Тем не менее, бессмысленно отрицать, что именно мы навсегда избавили Галактику от невразумительного и тягостного наличия джаго, - упрямо заметил Эррварт. - Не вы. Не мьюри. Именно мы.
   - Ну да, - проворчал Вайми. - Никто больше не стал бы возиться с уборкой этого... И я слышал, что сторки проявили замечательную заботу о сохранении имущества джаго - при помощи вирусов и нейтронных боеприпасов...
   - Поверьте, джагганская компания обошлась нам недешево, - невозмутимо заметил сторк, - и мы вынуждены были принять определенные меры к покрытию убытков. И это наше дело, не так ли?
   Игорь вздохнул. Что бы сторки не говорили о справедливости, но территорию Джаггана они, невинно похлопав своими знаменитыми зелёными глазами, просто оставили себе. Даже не обсуждали ни с кем этот вопрос: с чего? Никто же больше - да-да-да! - не участвовал в решительном искоренении "всегалактической заразы"? Империя Сторкад размашисто выросла едва ли не вдвое, вплотную приблизившись к размерам прежних, легендарных времен - и самомнение сторков, сокрушивших старинных врагов и утеревших нос самим мьюри, резко взлетело на высоту, и вовсе недосягаемую. А самоуверенный сторк - очень неприятный собеседник, это Игорь знал уже и по своему опыту. Как говорил молодой Император Василий VII, занявший этот пост после того, как три года назад его отец удалился от дел: "Сейчас я и Глава Совета Глав Родов - друзья, но будет ли дружен со мной и моим наследником его наследник?"
   - Тем не менее, шурмаан, вы вряд ли станете отрицать, что печальная - да, весьма печальная - участь джаго не могла не произвести на соседей... определенного впечатления, - ответил Вайми. - И заставить их задуматься о том, кто следующий гость на вашем празднике жизни.
   - Сторкад не имеет никаких интересов за пределами своих исторических, - Эррварт подчеркнул это слово, - границ. Тем не менее, в свете развязанной нашими соседями гонки вооружений, мы вынуждены были предпринять меры в отношении нашей безопасности. Как бы то ни было, в нашем флоте нет ни одного супердредноута с аннигилятором, способным уничтожить планету - в то время как ваш Император построил их больше двадцати. Наши соседи в Нижнем Крае, земляне, тоже ввели в строй более двухсот линкоров нового поколения с лазерными и аннигиляционными орудиями, - в то время как наши новые корабли не несут аннигиляционного оружия, а мощность их лазеров в сто двадцать раз уступает мощи их защитного поля. Мог ли Сторкад предоставить более твердые доказательства своего миролюбия и приверженности к ограничению прискорбной гонки вооружений?
   - Сорок семь, шурмаан, - заметил Игорь. - Русская Империя ввела в строй всего сорок семь линкоров класса "Победа", оснащенных аннигиляционным оружием. Наши собратья англосаксы - сорок два аналогичных линкора класса "Хенгист". Все остальные линкоры были просто перевооружены с плазменных и ионных орудий на лазерные. Пожалуйста, не нужно преувеличивать. И, неужели вы считаете, что в свете объединившей нас... проблемы мы не должны были развивать наши военно-космические силы опережающими темпами?
   - Я полагаю, что отсутствие у сторков данных систем вооружения вызвано не их миролюбием, а единственно технической отсталостью, - добавил Вайми. - Вызванной, в свою очередь, крайне отсталым рабовладельческим строем.
   - При нашем отсталом рабском строе, - невозмутимо ответил сторк, - мы никогда не знали разрушительных гражданских войн, как вы и земляне. И потому население наших планет составляет свыше ста миллиардов...
   - Рабов, дорогой мой, рабов, - Вайми явно лишь чудом удержался от того, чтобы показать Эррварту язык. - Самих сторков всего девять миллиардов.
   - Тем не менее, - невозмутимо сказал сторк, - нас на целый миллиард больше, чем вас - и в шесть раз больше, чем землян. Красноречивая статистика, не правда ли?
   - А союзники землян? - напористо спросил Вайми.
   Эррварт отмахнулся.
   - Восемь рас общей численностью в двадцать миллиардов? Мелочь.
   - Вообще-то уже пятнадцать рас и пятьдесят миллиардов, - напомнил Игорь. - За последние двадцать лет число - и численность - наших союзников удвоилась. А ваших?
   - Тем не менее, на одном Сторкаде население больше, чем в обеих ваших Империях, не так ли?
   Игорь вздохнул. Отрицать это он уже не мог. Населения у сторков действительно хватало - как своего, так и рабского. Так что, хотя по общему количеству планет Сторкад и земные Империи оказались сравнимы, земные планеты были намного меньше населены. Правда, уровень жизни у землян был значительно выше - в основном, за счет автоматизации, которой сторки пренебрегали. Что ж - они никогда не знали и земных проблем с человекообразными киборгами, заменяя их рабами из числа других рас. Впрочем, до присоединения к Сторкаду на большинстве этих планет царила земная античность, в лучшем случае, - и шансов выбраться из неё аборигены не имели. Сторки дали всем им современную медицину, так что миллиардное население на планетах "присоединившихся" рас считалось вполне себе нормой.
   - Ну да - населения у вас хватает, - проворчал Вайми. - Раз вы воевать любите в стиле "бабы новых нарожают!".
   - Не мы одни, - усмехнулся Эррварт. - Давайте посмотрим на ваших дорогих союзников-землян. Основание Империй - вообще кромешный мрак. Во время Серых Войн выжило полпроцента населения - и не все они погибли от ядерной зимы. Китайцы и негры странным образом вымерли полностью - а, как мы все знаем, расстрелы неполноценных были тогда делом совершенно обычным... Воспитание в Лицеях - тридцать процентов естественной убыли, если кто-то не проходит испытания... мир его праху. Особой заботы о сохранении живой силы тоже не наблюдается, - на Сельговии из сорока пяти миллионов десанта земляне положили сорок. При том - народ всем доволен и полон энтузиазма. В то время как вы, с вашей заботой о жизнях, даже от ваших собственных паразитов не смогли избавиться без помощи землян.
   Вайми поморщился, но возражать всё же не стал: удар попал в цель. В самом деле - без помощи землян и их союзников мьюри просто истребили бы друг друга, а территория их современной Империи была бы оперативно поделена между всё теми же сторками, джаго и Аниу - и вновь превратилась бы в поле истребительной войны.
   - Если бы мы отказались от помощи землян, - наконец, сказал он, - мы бы просто исчезли с лица Вселенной. А потом бы исчезли и вы - неужели вы верите, что Аниу тогда пришли бы к вам, как друзья, - и что вы, со всеми вашими бессчетными ордами рабов, смогли бы противостоять им? Неужели вы не благодарны землянам хотя бы просто за то, что они дали вам выжить?
   Сторк повел бровью, и сразу стало видно, что по меркам своей расы он также очень молод.
   - Все мы в прошлом совершали ошибки, - наконец, неохотно пробурчал он. - И я не сказал бы, что Император Неймур пылает благодарностью к землянам, - хотя их помощь вам обошлась Земле дорого!
   Игорь кивнул. Это он и сам мог подтвердить. Многие погибли и в том самом первом сражении, и потом, когда Земля помогала Неймуру вычистить мразь на родном мире мьюри. Тем не менее, и её тоже одолели, задавили холодным расчетом и мужеством. А потом... слишком уж много, по мнению землян, осталось в новорожденной Империи пережитков прежнего, бесславного прошлого времен Федерации, да и раздолбайский характер мьюри оказалось не так-то просто переделать...
   - Я не вправе обсуждать приказы Императора, - сухо сказал Вайми. - Но я далеко не во всем с ним согласен.
   - Потому что вы известны своей... м-м-м... личной дружбой с одним конкретным землянином? - сторк иронично поднял бровь.
   - Император отлично знаком с моим мнением, - усмехнулся Вайми. - И, тем не менее, он отправил меня вот сюда. А вот где оказались бы вы, господин шурмаан, если бы оспорили мнение Совета Глав Родов?
   Да уж, подумал Игорь. Честные размышления на эту тему способны вогнать любого сторка в вечный ступор полной непредставимостью ситуации.
   - Полагаю, Император надеется, что вы сложите здесь голову, избавив его от вашей утомительной назойливости, - сочувственно предположил Эррварт. Впадать в ступор он всё-таки не стал.
   - Только вместе с вами, шурмаан, - Вайми вежливо приподнял шапку. - Неужели вам до такой степени не терпится увидеть кончину одного несчастного дикаря, что ради этой замечательной возможности вы готовы отправиться вместе с ним в ад?
   Сторк усмехнулся.
   - Как говорят ваши союзники-земляне, - не дождетесь. Надеюсь, что господин Сурядов знает своё дело, и сможет установить контакт с этими... существами, не доводя дело до кровопролития, - в котором никто из нас, как я надеюсь, не заинтересован. Не так ли?
   - На вашем месте, господин шурмаан, - сказал сэр Джонатан, - я бы отнюдь не был так оптимистичен. Да, мы, земляне, не желаем войны с кем бы то ни было, - ни с вами, ни с мьюри, ни даже с Аниу, несмотря на их, несомненно, агрессивные действия в отношении наших союзников. Но это вовсе не значит, что мы жаждем мира любой ценой. Наша, как вы столь верно заметили, кровавая история наглядно показала нам, чем кончаются такие устремления. Наша современная цивилизация возникла и существует лишь благодаря определенным... принципам. И отступать от них мы не намерены ни при каких обстоятельствах. Понимаете? Ни при каких обстоятельствах. Если для их защиты нам придется вступить в войну со сколь угодно превосходящей силой, - то мы вступим в неё, не колеблясь ни мгновения. Если в этой войне всем нам суждено будет погибнуть - что ж, мы пойдем и на это. Но ни один из землян, - ни один! - никогда не пойдет на измену себе и своей сути, даже если это будет означать смерть. Я достаточно ясно выражаюсь, господин шурмаан?
   - Да, сэр, - сторк склонил голову. - Могу вас заверить, что Совет Глав Родов постановил ни при каких обстоятельствах не поддаваться на давление... внешних сил, даже если наш Путь приведет нас к гибели. Вот насчет мьюри я не поручился бы...
   - Ну вот, сейчас меня объявят агентом симайа, и подвергнут истязаниям в ужасных сторкадских застенках... - Вайми страдальчески скривился. - Господа и товарищи, мьюри и симайа - действительно в каком-то смысле родня. Но и - простите - что с того? У нас есть уже пятисотлетний опыт сосуществования с Аниу - которые, как сказал Игорь, представляют собой некое подобие Йэннимура - но, тем не менее, мы смогли сохранить себя и свою культуру, хотя это и обошлось нам в итоге очень дорого. Кто из вас всех может похвастать таким опытом?
   - Ситуация не имеет прецедентов, - заметил сэр Джонатан. - Ещё никогда нам не приходилось вступать в контакт со сверхцивилизацией - если не считать той краткой встречи с Анхелой возле Йэнно Мьюри - и мы просто не в состоянии представить, что всё это может означать. У нас нет никаких оснований считать, что её информация была достоверной - ведь мы ничего не знаем об отношениях её цивилизации, той самой Независимой Станции Транквилити с Йэннимуром. Нам известно, что корабли Йэннимура, замаскированные под корабли Аниу, уже много раз появлялись в нашем пространстве. Известно, что кто-то буквально простреливает Известную Галактику одноразовыми зондами, - они выходят из гипера, снимают систему - и, сбросив куда-то пакет данных, самоликвидируются прежде, чем к ним успевают хотя бы подойти близко. Само по себе это ещё не говорит о враждебных намерениях, - но и дружественными такие действия назвать трудно. Намерения и потенциал вероятного противника нам, к сожалению, совершенно неизвестны - собственно, мы здесь затем, чтобы всё это выяснить.
   - Пока что ничего не выяснили, - пробурчал Вайми. - Сигнал вон уже сколько идет - и без толку.
   - Терпение, мой юный друг, - заметил Эррварт. - Всей вашей расе ужасно не хватает терпения.
   - Я слышал, что сторки просто тащатся, подвергая себя истязаниям, - кротко заметил Вайми, - так что ни о каком "терпении" тут не может быть и речи. Как ещё можно объяснить, что ты вот по доброй воле нацепил на себя эти ужасные колодки? - он кивнул на высокие, под колено, сапоги сторка, начищенные до зеркального сияния. Сам Вайми был в положенных к рабочей форме сандалиях на босу ногу - и с видимым наслаждением пошевелил пальцами.
   - Мой юный друг, - сторк дружелюбно улыбнулся, - прибудь вы в таком виде в мое поместье - я бы немедля велел вас высечь, просто за то, что вы заставили Высокородного лицезреть ваши грязные пятки.
   - Так вот как сторки привечают гостей? - нехорошим тоном спросил Вайми.
   - Только тех, которые не уважают хозяев, - невозмутимо ответил Эррварт.
   - Пятки у меня чистые, - возмутился Вайми, и даже потянулся показать, - но Игорь пнул его в лодыжку, и господин капитан первого ранга заткнулся. Впрочем, ненадолго.
   - Какого черта мы вообще тут болтаемся? - спросил Вайми всего через минуту. - Наверняка, симайа уже давным-давно смылись.
   - Нет, - ответил капитан Севостьянов. - По данным гиперлокаторов, их корабль остается на месте. И это БОЛЬШОЙ корабль.
   - Насколько большой? - тут же спросил мьюри.
   Капитан "Стерегущего" пожал плечами.
   - Трудно сказать. Гиперлокатор не может определить размер корабля в гиперпространстве - только массу. Она же составляет несколько триллионов тонн.
   - Ни фига себе... - выдохнул Вайми. - Таких кораблей не бывает.
   - Как мы все только что убедились, - бывает, - заметил Севостьянов. - Поверьте, наши приборы не врут.
   - И что нам теперь делать? - вздохнул Вайми. - Кинуть в них камень и велеть убираться вон?
   - Я полагаю, что раз вы спланировали эту операцию, - то вы должны это знать, - заметил Эррварт. - Или нет?
   - Да знаю я, - отмахнулся Вайми. В самом деле, "Стерегущий" представлял собой лишь острие копья - скорее, даже наживку. На окраинах системы ждала своего часа эскадра супердредноутов мьюри - и две эскадры земных линкоров, русская и англосаксонская. Это, не считая отдельной эскадры автоматических кораблей-брандеров с минами Зильвицкого и эскадры крейсеров-ракетоносцев с гиперракетами. - Просто я не ожидал, что в нашу сеть попадется настолько крупная рыба.
   - А между тем, это было очевидно, - с наслаждением заметил сторк. - Даже по количеству запущенных зондов понятно, что замеченные нами корабли симайа не могли нести такого их количества, - и где-то находится их база. Собственно, не будь их корабль столь большим, - вы вряд ли вообще смогли бы его заметить. Чувствительность ваших гиперлокаторов для этого недостаточна.
   - Однако же, она наверняка выше, чем предполагают наши визави, - сказал сэр Джонатан. - В противном случае, они не стали бы прятать корабль в доступной нам системе. Нам же известно, что... м-м-м... противник, в отличии от нас, может мгновенно перемещаться в пространстве на практически любые расстояния.
   - Похоже, что их зонды и корабли-разведчики такой возможности не имеют, - заметил капитан Севостьянов. - Собственно, мы и вычислили положение их базы как простой центр сферы, в которой они были замечены. Наши гости оказались... неосторожны.
   - Я бы сказал, - самоуверенны, - добавил Эррварт.
   - Кому, как ни сторку, знать о самоуверенности? - сказал Вайми. - Напомнить, куда она вас привела в годы Первой Галактической войны?
   - Это вовсе не плохой пример в конечном счете, - невозмутимо согласился сторк. - Однако, вполне возможно, что нашим... гостям просто наплевать, найдем мы их или нет.
   - Тем не менее, они прячутся, - ответил Вайми. - Каковы бы ни были их планы, - но огласки они не предусматривают.
   - Да бросьте, молодой человек, - отмахнулся сэр Джонатан. - Окажись мы в чужом пространстве, - разве мы бросились бы лобызать первого встречного? Вы же сами знаете, что основа любого контакта - это тщательный сбор информации, прежде всего, чтобы избежать... недоразумений на следующем, активном этапе.
   - Тогда, быть может, проще позволить симайа самим вступить в контакт, когда они будут готовы? - спросил Вайми.
   - Нет, - ответил Игорь. - Уже двадцать лет назад Анхела и компания знали наш язык и отлично разбирались в ситуации. Конечно, мы не знаем, в каких отношениях они с Йэннимуром - но симайа там были, и смешно думать, что они не поделились информацией с родиной. Так что речь тут идет уже не о первичном сборе информации, - а об очевидной регонсцировке региона будущего... вмешательства, допускать которое нам нет совершенно никакого смысла. Именно поэтому наши Императоры и решили потребовать от незваных гостей... объяснений. Нам не нужно чужое бессмертие, - а если кто-то решат навязать нам своё Добро силой... что ж, Земля найдет способ объяснить незваным гостям их ошибку.
  
   3.
   Какое-то время в рубке царила тишина, лишь негромко пощелкивал счетчик транслятора. Симайа, несомненно, слышали их - однако, явно не собирались отвечать, и это уже, наверное, пугало.
   - И что мы будем делать, если они вообще не ответят? - наконец спросил Вайми.
   Капитан Севостьянов пожал плечами.
   - Рано или поздно им придется выйти в реальное пространство - или просто покинуть систему. В любом случае они знают, что уже обнаружены.
   - И что? - спросил Вайми. - Всё равно, у нас нет никаких способов помешать им вести разведку - как отсюда, так и из любой другой системы - или просто из открытого пространства. На затраты энергии нашим гостям, очевидно, наплевать.
   - Если им будет угодно ограничиться наблюдениями - я ничего не имею против, - заметил Эррварт. - Если же они решат вмешаться в нашу жизнь - они не смогут сделать это незаметно для нас, не так ли?
   - Вот на счет этого я не уверен, - неохотно сказал Игорь. - Господа, я видел одного... одну симайа - и по сравнению с её способностями способности сэра Джонатана кажутся мне не более, чем младенческим писком. А ведь там, на борту этого корабля, их наверняка миллионы - и мы не знаем, какие у них есть устройства для усиления их... способностей.
   Сэр Джонатан хмыкнул.
   - Полагаю, молодой человек, что вы несколько преувеличиваете способности наших... гостей. Сколько вам тогда было лет - четырнадцать? Думаю, что сейчас этот разрыв не показался бы вам настолько... ослепительным.
   Игорь пожал плечами.
   - Не вижу смысла спорить. Мы всё равно это узнаем, - так или иначе. И достаточно скоро, я надеюсь.
   - Хотел бы я знать, откуда прибыли наши... гости, - сказал Эррварт. - В самом деле из другой Вселенной? Или всё же из отдаленной части нашей? Ведь её размер и так почти что бесконечен.
   - Насколько я знаю, - ответил Игорь, - симайа обитают в другом пространстве, с другими физическими законами, насколько бы странным это нам ни казалось.
   - Довольно... интересная концепция, - осторожно предположил Эррварт.
   Игорь вздохнул.
   - Как бы тебе это объяснить... Думаю, ты знаком с нашей концепцией Великого Кристалла из бессчетного множества граней-пространств. Теперь, однако, мы считаем, что она оказалась... верной, но не полной. Грани-пространства различаются сильнее, чем мы думали. Они живут по различным законам, как бы ни трудно нам было такое вот принять. В том числе, и по физическим законам. И на некоторых гранях есть такое, чего нет на других. А раз так, то есть и искатели этого... чужие и чуждые нам. Анхела, например, искала тут Великих Магов. Не знаю, нашла ли, - но она наткнулась тут на нас. Что и стало, в итоге, источником всех наших текущих... затруднений.
   - Я, конечно, не специалист в данном вопросе, - хмыкнул Эррварт, - но, чтобы подойти к горе, надо её видеть, не так ли?
   Игорь лишь пожал плечами.
   - Никаких "информационных полей", конечно, не существует, - но вот квантовая спутанность действует и между разными Вселенными. И их можно ВИДЕТЬ - без всякой техники, если уметь, конечно. Так наш Профессор увидел Средиземье, например, в нашем древнем прошлом.
   Эррварт задумался.
   - Выходит, что ВСЕ миры, описанные в книгах, где-то существуют?
   - Разумеется. Описания, правда, далеко не всегда точны, - но в основе их почти всегда лежит правда. В этом мне и самому пришлось убедиться...
   - То есть, - предположил Эррварт, - наиболее подробно описанные миры расположены БЛИЖЕ, и в них легче попасть. Так, да?
   - Да. Насколько мы смогли понять, Анхела в миг прыжка может НАЯВУ увидеть цель и создать возле неё точку перехода. Никакая система координат тут просто не нужна - лишь то, насколько воображаемый образ цели совпадает с реальным. Как этот механизм работает, - никто пока не представляет. Возможно, что Анхела может "размазать" себя по всему Мультиверсу, найти нужную точку - и "стянуться" уже в ней. Я знаю, это звучит невероятно, но другого объяснения у меня нет. Проблема в том, что данный способ прыжка пригоден для мистической сущности, - но никак не для переправки кораблей.
   - Возможно, - предположил Эррварт, - достаточно лишь раз определить координаты, - а потом можно открывать портал уже напрямую.
   - Возможно, - Игорь пожал плечами. - Работы над этим ведутся, и мы в общих чертах уже знаем, как открыть портал, - но нужно слишком много энергии, да и наведение на цель - проблема, пока не разрешимая. Людям - даже с выдающимися способностями, вроде сэра Джонатана, - просто не хватает "широты взгляда", если так можно выразиться. Тем более, что насчет природы Анхелы Охэйо нам соврал - не то, чтобы описанное им существо вообще было невозможно, оно просто не сможет обеспечить переброски из вселенной во вселенную таких огромных масс, как её "катер". Чем бы ни была Анхела, она оставалась ВОВНЕ, она просто не вмещалась в наш мир.
   - Я не понимаю, - честно сказал Эррварт.
   - Проекция одиннадцатимерной фигуры в трехмерном пространстве, - вдруг сказал сэр Джонатан. - И в её пределах Реальность определяет не физика, а Воля и Представление... фигуры. Так понятнее?
   Эррварт приоткрыл рот, - но ответить так ничего и не успел.
   - Мне жаль прерывать ваш ученый диспут, - скучным тоном сказал капитан Севостьянов, глядя на экран гиперлокатора, - но наши... гости всплывают.
  
   4.
   Игорь тоже нагнулся над экраном. На нем, в черноте, дрожала огромная, мутная зеленая клякса. Она быстро ползла вперед, одновременно сжимаясь и разгораясь всё ярче - вняв их зову, йэннимурский корабль поднимался из гиперпространства. Он был действительно огромен, - обычно гиперлокатор считался довольно бесполезным прибором, который мог обнаружить лишь самые крупные корабли, да и то, лишь в непосредственной близости. Но теперь казалось, что по экрану движется шторм, - да так оно, собственно, и было: огромная масса "гостя" вызвала настоящую бурю в и так неспокойном гиперкосмосе.
   "Гость" целенаправленно двигался к ним - и в какой-то миг Игорь даже испугался, что он выйдет из гипера в одной точке со "Стерегущим" - а тогда рейдер просто разнесет на атомы. Впрочем, боялся он напрасно: кто бы ни управлял "гостем", своё дело он знал, и огромный корабль "всплывал" далеко от земного. Клякса на экране вспыхнула и сжалась в ослепительный диск.
   - Переход! - крикнул капитан Севостьянов.
   Обычно выход корабля из гипера - зрелище, совершенно безвидное, заметное лишь чувствительным приборам. В этот раз всё оказалось иначе. Пространство на экранах выгнулось пузырем, сверкнуло зеркально отраженным светом, - а потом гравитационная волна перехода жестоко встряхнула рейдер, словно яхту, попавшую в яростный порыв урагана. Игорю показалось, что чудовищный мягкий кулак вогнал его в упругую глубину кресла, а рубка мгновенно крутанулась вокруг оси, - лишь многолетние тренировки не дали ему потерять сознание. Свет на какие-то секунды погас, потом загорелся снова. Экраны ещё несколько секунд оставались темными, - но потом загорелись и они.
   - Смотрите! - Вайми протянул руку. - Вот он!
   Игорь помотал головой. Несмотря на весь опыт космических полетов, он не мог тягаться в быстроте реакции с мьюри, который половину жизни провел в космосе. Капитан Севостьянов, впрочем, опередил и его.
   - Всем силам, задействованным в операции "Невод"! - сказал он в микрофон. - Йэннимурский корабль вышел из гиперпространства в точке... - дальше последовал длинный набор цифр, но его Игорь уже не услышал - он смотрел на экран.
   Там, где минуту назад тлела лишь стылая пыль бесчисленных тусклых звезд, сияло огромное кольцо цвета раскаленного железа - в середине его, казалось, была пустота, и Игорь не сразу заметил слабый отблеск на идеальных зеркалах узкой уступчатой пирамиды. Она-то и была источником свечения - накаленное, почти белое у кормовых дюз, оно краснело и гасло у носовых приемников. Сам корабль был неподвижен и темен, словно глыба, затерявшаяся в пустоте многие миллиарды лет назад.
   - Что... что это? - спросил Эррварт, показывая на кольцо. Он выглядел немного... растерянным - совершенно нетипичная реакция для сторка.
   - Какое-то силовое поле, радиатор для рассеивания тепла, - ответил Вайми. - Интересное решение... Что там по приборам? - повернулся он к Севостьянову.
   Капитан сосредоточенно всматривался в экраны.
   - Длина корабля - около тридцати километров, - отрывисто сказал он. - Ширина в основании - пятнадцать. Масса покоя - около восьми триллионов тонн. Броневое покрытие из нейтрида - как, очевидно, и несущая структура, только это может объяснить столь огромную массу при сравнительно небольших размерах.
   - Небольших? - возмутился Эррварт. - Да это же настоящее чудовище!
   - Он не очень-то похож на корабли Аниу, - вдруг сказал Вайми. - Разве что на старые - которые они сейчас сплавляют сторкам.
   Игорь кивнул. Вид кораблей Аниу вовсе не поражал сложностью - узкая зеркальная пирамида с продольными ребрами. Старые их корабли были меньше - всего каких-то три километра в длину. Такие же пирамиды, но с восемью уступами - стены семи нижних наклонены наружу, верхнего - внутрь. Йэннимурский корабль выглядел так же, разве что был раз в десять больше - и его передний торец занимала сложная сеть изогнутых огненных линий и игл-шпилей. Что ж, подумал Игорь. Насчет Отражений Анхела была совершенно права. Аниу - лишь тень, исходный образ - здесь. Интересно, а Империя - тоже Отражение или...
   - Огонь, - внезапно сказал сэр Джонатан. - Погибельный огонь вокруг. А внутри - ничего. Пустота.
   Игорь сосредоточился. В самом деле, - в поле Силы йэннимурского корабля просто... не было. Словно в самом пространстве вырезали огромную сферу, - и на поверхности её полыхало пламя последнего, окончательного распада. Смотрелось это жутко - словно провал в небытие.
   - Вокруг йэннимурского корабля - широкое поле гамма-излучения без видимого источника, - подтвердил капитан Севостьянов. - Очевидный результат аннигиляции, - но это не антиматерия. Какие-то сверхтяжелые частицы. Думаю, что ученые на Земле смогут определить это точно, но пока что...
   - Они находятся в сфере своей физики, и она аннигилирует с нашей, только и всего, - сказал Игорь, раздавив эмоции. Сейчас - только факты. Суждения - потом.
   - Вот как, значит, это выглядит, - сказал сэр Джонатан. - Забавно...
   - Вы считаете это забавным? - агрессивно предположил Эррварт. Способности у него были послабее, - но то, что он ощущал, ему явно не нравилось. - Демонстрацию того, что они при желании могут разнести в клочья самую основу нашего мира?
   - О, я не думаю, что это попытка кого-то из нас запугать, - невозмутимо ответил сэр Джонатан.
   - Тогда зачем же им всё это? - не менее агрессивно спросил сторк.
   - О, это же совсем просто, - ответил Вайми. - Наверное, в нашей физике их корабль вообще не может работать.
   - Это замечательно, не так ли? - спросил Эррварт.
   - Да как сказать... - Вайми почесал в затылке. - Мы ведь не знаем, насколько они могут раздвинуть эту свою сферу... Оценки по их мощности есть, хоть какие-то? - обратился он к Севостьянову.
   Капитан пожал плечами.
   - Общая мощность эмиссии - тепловой, в основном, - где-то пятьсот тераватт, но это всего лишь расходы на поддержание сферы их физики и вспомогательные механизмы корабля, вроде компьютеров и систем жизнеобеспечения. Привод у них, очевидно, фотонный - в таком случае, их полная мощность минимум в восемь раз больше, чем у типичного корабля Аниу. Ага... внутри этой штуки действует портал, - они получают энергию из-за границ нашего пространства.
   - Это хорошо или плохо? - спросил Эррварт.
   - Ученые считают, что для перехода в нашу вселенную им пришлось бы аннигилировать массу, многократно превосходящую массу их корабля, - ответил Игорь. - Так что без внешнего источника энергии им тут никак не обойтись. Какую часть этой мощности они могут использовать для изменения физики и других милых вещей - вопрос, как говорится, открытый. Сидя тут мы никогда это не узнаем.
   - Вызываем их? - спросил капитан Севостьянов. - Мьюри уже скоро будут здесь, не хотелось бы уступать им честь Первого Контакта.
   - Конечно, Иван Сергеевич. Давайте.
   Капитан взял микрофон.
   - Неизвестному йэннимурскому кораблю. Говорит капитан рейдера Русской Империи Иван Сергеевич Севостьянов. Прошу ответить на стандартной частоте видеосвязи.
   Пару секунд в рубке царила тишина. Подсознательно Игорь был готов к длительному ожиданию, - но на сей раз, ответ им дали почти сразу.
   В центре рубки вспыхнул голографический экран. Каждый ожидал увидеть нечто, совершенно невероятное, но увидели они лишь обширную многогранную полость, - наверное, рубку йэннимурского корабля. Её стены состояли из сплетения труб, кабелей и балок. В вершинах граней сияли тускло-жёлтые, туманные шары, изучая людей целыми созвездиями всевозможных глаз. Один из них парил в центре помещения, - расплывшись на мгновение, он перетек в изящную девушку с неестественно чистым и красивым лицом, мягким и коротким - ниже высоких скул оно идеально точными дугами сбегало к узкому подбородку. Темно-фиолетовые и пугающе черные пятна на её туманной, пушистой тунике переливались в медленной борьбе, словно в каком-то странном сне.
   - Приветствую вас, - сказала она на прекрасном русском языке. Её серебряные глаза светились, словно матовый алмаз, нос был короткий и закругленный, губы - красиво очерченные и пухлые, похожие на дважды изогнутый лук. Они приоткрылись в улыбке, обнажая белизну зубов - со слишком большими для человека клыками. - Я - Мечтатель Аннамат Йэлхэнэ, по-вашему, - капитан корабля-мира "Тайна". Я слышала, что вы хотите обсудить с нами... определенные вопросы?
   - Да, - сказал Игорь. - Прежде всего, мы хотели бы спросить, насколько приличным у вас считается приходить в чужой дом без дозволения хозяев?
   - Пространство открыто для всех кораблей, - спокойно ответила Аннамат. - И вы сами позвали нас, - не так ли?
   - Вы занимались в нашем пространстве разведывательной деятельностью, - сказал Вайми. - Это определенно недружественный акт.
   - Исследовательской, - немедленно поправила Аннамат. - По отношению к вам у нас нет враждебных намерений. Боюсь, что не могу сказать то же о вас!
   Вайми открыл рот, чтобы возразить, - но его прервало очередное содрогание корабля. Вокруг йэннимурской громадины из гипера вышли восемь супердредноутов - на её фоне даже они казались сейчас маленькими.
   - Весьма достойное приветствие, не так ли? - сказала Аннамат. - Можете стрелять, если хотите. Ваше примитивное оружие не причинит нам вреда.
   - В самом деле? - уже зло спросил Вайми. - Хотите попробовать?
   - Она права, - спокойно ответил сэр Джонатан. - В сфере измененной ими физики зен-волны аннигиляторов наверняка просто погаснут.
   - А если завести супердредноуты внутрь неё? - нехорошим тоном спросил Вайми.
   - Они тогда вообще не смогут стрелять.
   Этого стоило ожидать, мрачно подумал Игорь. Вечная беда супертехнологического оружия - диапазон его применения удручающе узок, и всегда найдется масса простых и надежных средств превратить сверхдорогую вундервафлю в бесполезный мусор. Мьюри опять сели в лужу - не в первый раз, кстати, в первый их в лужу посадили мы. Интересно - как понравятся симайа гиперпространственные ракеты или синхронный взрыв мин Зильвицкого за пределами сферы их защиты?..
   Он недовольно мотнул головой. Пока что рано думать о таких вещах. Они здесь не для того, чтобы развязать войну. Если она, в конце концов, начнется, - то это будет вовсе не выбор Земли.
   - Вызови земные корабли, - предложил Вайми. Светло-золотое лицо мьюри потемнело, - просить землян о такой вот услуге было стыдно, но выбора уже не оставалось.
   - Нет, - ответил Игорь. - Наши аннигиляционные орудия намного слабее ваших, - а лазеры и ракеты против нейтрида - смешно...
   - А...
   Игорь пнул Вайми в лодыжку и тот моментально замолк. Аннамат слышала их, - и раскрывать все карты тут не стоило.
   - Я прошу извинений за поведение моего друга, - сказал Игорь. - Очевидно, что обмен обвинениями ни к чему не приведет. Мы почти не знаем вас, вы - нас. Я предлагаю обсудить все взаимно интересные вопросы на личной встрече.
   - Хорошо, - сказала Аннамат. - Наши представители будут у вас через...
   - Нет, - ответил Игорь. - Мы бы хотели провести встречу на вашем корабле.
   Аннамат хмыкнула.
   - Не самое разумное решение.
   - Почему?
   - Зона аннигиляции двух физик не слишком полезна для здоровья. Уровень радиации в ней очень высокий - и она повсюду. Броня вашего корабля не поможет.
   - Для представителей трех наших рас радиация не слишком опасна.
   - Хорошо. В таком случае, мы сможем взять на борт ваш корабль. Не пытайтесь маневрировать, - мы затянем вас в ангар силовым лучом. У вас есть минута, чтобы передать вашим... друзьям, что это дружественный маневр. Связь под воздействием луча может нарушиться, - экран погас.
  
   5.
   - Вы далеко пойдете, молодой человек, - сказал сэр Джонатан. - Или глубоко ляжете, - добавил он меланхолично.
   - А что ещё было делать? - Игорь пожал плечами. - Выбора нет, - мы должны узнать о них как можно больше. А что может сказать о них больше, чем их дом?
   - Ну что ж... - сэр Джонатан вздохнул. - Капитан?
   Севостьянов вновь взял микрофон.
   - Всем силам, задействованным в операции "Невод", - сказал он. - Симайа согласны взять наш рейдер на борт своего корабля для проведения переговоров. Связь с нами на это время, очевидно, прервется. Если мы не вернемся через сутки, считая с настоящего момента, - прошу считать нас погибшими, и атаковать йэннимурский корабль всеми доступными средствами. Капитан Севостьянов, конец связи.
   - Это не слишком, Иван Сергеевич? - спросил сэр Джонатан.
   Капитан пожал плечами.
   - Если нас возьмут в плен - это будет равносильно объявлению войны, не так ли? Симайа наверняка слышали нас, и я не хочу ни малейшей двусмысленности. Или мы приходим к соглашению - неважно, к какому - или...
   На экранах вспыхнуло зеленоватое сияние. "Стерегующий" задрожал, - а потом словно могучая рука потянула его к йэннимурскому кораблю. Игоря вдавило в кресло, - перегрузка оказалась довольно серьёзной.
   - Сможем вырваться в случае чего? - спросил он капитана.
   Севостьянов лишь пожал плечами.
   - Не хотелось бы пробовать. На маршевой тяге - возможно, но лишь на достаточно большой дистанции. Мощь этой штуки, очевидно, должна быстро падать с расстоянием.
   - Кто-нибудь знает, что это за чертов луч? - спросил Эррварт. - Я чувствую себя мальком в водовороте!
   - Приборы всё пишут, физики разберутся через пару лет, - оптимистично предположил Вайми. - А может, и нет. Ещё черт знает, будет ли оно работать в нашем мире - генератор-то на той стороне...
   Скорость стремительно росла. "Тайна" уже заметно вырастала на экранах. Ощущение оказалось неприятное, - сама душа землянина протестовала против пассивной беспомощности. Но пока что оставалось только ждать.
   - Зачем они так спешат? - спросил Эррварт. - Боятся, что остынет ужин?
   - Зона горения, - пояснил Игорь. - Мы должны миновать её как можно быстрее. Минута в этом адском супе может стоить жизни даже нам.
   - Сейчас, - сказал капитан Севостьянов. - Приготовиться!
   Они словно пронеслись сквозь огонь, - переход занял какие-то мгновения, и полученная доза оказалась неопасной, - но проверяться у врачей всё равно придется, подумал Игорь. А ведь ещё и обратно лететь... И...
   Его словно с размаху окунули в остывающий парафин - очень странное ощущение. То чувство мириад тянущихся в пространство нитей, очень отдаленно схожее с осязанием, ощущение податливости окружающего мира, к которому Игорь привык, чуть ли не с самого рождения - просто... исчезло. Он уже испытывал нечто подобное - в имитации Анхелы - и лишь поэтому, наверное, избежал приступа паники. Вайми даже бровью не повел - ну да, у него же нет... способностей. Эррварт виртуозно сделал вид, что ничего не случилось. На лице сэра Джонатана появилось слегка встревоженное выражение - но англичанин тут же овладел собой.
   - Я больше ничего не чувствую, - сказал он. - Хотя... постойте...
   Игорь услышал его беззвучный смешок.
   - Менталистика работает, - довольно сказал сэр Джонатан. - А вот возможности физического воздействия - как отрезало. Слава богам, я никогда не тратил время на эти смешные глупые фокусы...
   Ай да англосаксы, ай да сукины дети, подумал Игорь. Догадались ведь как-то прислать не пирокинетика, не какого-нибудь движителя, - а именно менталиста, способности которого не так-то просто заблокировать - потому, что они не свойство окружающего мира, а, скорее, свойство разума...
   Зеленое сияние на экранах стало ярче, корпус "Стерегущего" заскрипел. Теперь корабль терял скорость, и Игорь уперся руками в пульт, чтобы его не выбросило из кресла. "Тайна" быстро росла, заслоняя небо. Она уже казалась причудливой мозаикой из искрящейся звездами черноты и перистого на голубом фоне серебра, - небеса и сама планета Белсавис отражались в её зеркальной броне. Сияние криогенных полей тоже росло, раскидывалось вширь - полупрозрачная белизна, зеленоватая желтизна, охра, багрянец их оттенков казались Игорю каким-то сюрреалистическим рассветом. Они погружались в него, спускаясь через полярную воронку поля.
   Вскоре весь экран заняла необозримая громада переднего торца "Тайны". Сияющие зеркальные шпили, геометрически правильная сеть темных выступов, черные многогранные шахты, сложные изгибы сияющих сине-огненных линий - всё это, по размеру равное городу, окружал бесконечный водопад криогенного поля - чистейшая, сияющая голубизна.
   - С ума сойти, - выдавил Вайми. - Они же нас как тараканов раздавят, в случае чего...
   Игорь вдруг вспомнил битву у Весты. То есть, не битву, но всё равно... Было это в первый год Галактической Эры, когда к Земле хлынул настоящий поток кораблей разных, часто, очень странных рас. Далеко не все они приходили с добром, кое-кто не брезговал банальным разбоем. Вейты, например, - кстати, враги сторков. Среди прочих, в Солнечную систему прибыл и их крейсер. Быстро оценив обстановку, вейты поняли, что на Земле им ничего не светит, и нацелились на астероидные копи, благо, что прикрывал их тогда только один корабль - не крейсер, а патрульный, даже без гипердвигателя. А корабль у вейтов был огромный - похожий на огурец пупырчатый кокон, шестьсот пятьдесят метров в длину и двести пятьдесят - в диаметре, прикрытый двенадцатиметровой адамантовой броней. Вдоль его оси протянулись два тяжелых рельсовых орудия, шесть средних и четыре протонных орудия. Ещё две рельсовых и два протонных орудия прикрывали корму. Питало всё это два термоядерных реактора, - они выбрасывали огромное количество тепла, так что из корпуса на полкилометра торчало четыре похожих на широченные кривые клинки радиатора. Каждый из них венчал бронированный кокон размером поменьше, вмещавший тяжелый башенный лазер и 60 быстроразгонных самонаводящихся ПКР. От ракет и истребителей крейсер защищали ещё двенадцать таких лазеров, разбросанных по основному корпусу, их дополняли десять 1024-ствольных блоков "Стального шторма". Каждый из них мог за секунду выплюнуть 768 тысяч урановых пуль. Ещё четыре таких блока стояли в меньших коконах. И это - не считая двух пусковых установок противоракет, на сто ракет каждая - в носу и в корме корпуса. Весило всё это шестьсот пятьдесят тысяч тонн. Основной двигатель крейсера был термоядерным, маневровые и резервные - ионными. Возможности маскировки минимальны, - но при столь мощном вооружении вейты не считали это важным. Помимо всего прочего, их корабль нес обширный парк десантно-штурмовых ботов, попутно служивших для ремонта корпуса.
   На его фоне патрульный корабль "Прометей" смотрелся откровенно жалко - всего сто девяносто метров длины и двенадцать тысяч тонн массы. Вооружение его составляли два легких рельсовых орудия, два противоракетных скорострельных автомата и четыре пусковых установки - две на носу и две на корме, вмещавшие, в общей сложности, пятьдесят ядерных ракет - и всего двадцать четыре противоракеты. Термоядерный двигатель на нем тоже был, было и два комплекта ионных, - а вот шансов в таком бою у землян не было. Никаких. Однако же командир "Прометея" капитан-лейтенант Прохоров вариант "поражение" даже не рассматривал. Решение на самом деле оказалось очень простым, - воспользовавшись тем, что его корабль превосходил бронированного монстра вейтов в маневренности, он проложил курс так, что точно между ними оказался тридцатиметровый астероид, - а потом выпустил по нему две ПКР.
   Результат был впечатляющий, - казалось, что в космосе вспыхнуло новое солнце. Мегатонны двух ядерных взрывов превратили астероид в облако раскаленной каменной шрапнели. Защитные системы вейтанского крейсера сработали как надо - но остановить миллионы осколков не смогли.
   Когда облако взрыва рассеялось, только что грозный крейсер имел откровенно жалкий вид, - из побитого килотоннами каменной шрапнели корпуса торчали лишь жалкие огрызки радиаторов, а все четыре оружейных кокона кувыркались в облаках их обломков. Толстенная броня выдержала, - но все орудийные башни на передней стороне корпуса снесло, так что когда Прохоров запустил ещё две ракеты, стрелять по ним оказалось просто нечему. Против контактных ядерных взрывов никакая броня помочь не могла, и в космосе вспыхнуло ещё одно солнце. Когда плазма взрыва рассеялась, от могучего крейсера не осталось ровным счетом ничего.
   Это был самый первый космический бой Земли, - и результат его оказался таким, что ещё несколько критически важных лет никто не решался задирать её всерьез. В Лицеях этот бой разбирали очень тщательно - как пример того, сколь многое зависит иногда от мужества и сообразительности одного-единственного человека.
  
   6.
   Игорь недовольно мотнул головой, - на какой-то миг воспоминание заслонило реальность, а для сотрудника ООСЕВИК это никуда не годилось. "Тайна" закрыла полнеба, - казалось, что они уже не приближаются к кораблю, а садятся в какой-то фантастический город: лес сверкающих шпилей поднялся выше "Стерегущего", выступы выросли в абстрактные колоссальные здания, светящиеся линии - в реки голубого огня. Прямо внизу сияли четыре злых зеленых солнца - проекторы силового луча. Между них блестела зеркальная площадка, - они неслись к ней так быстро, что в какой-то миг Игорь даже подумал, - корабль разобьется. Но тут "площадка" стремительно скользнула в сторону, открыв неглубокую квадратную шахту.
   Зеленые огни погасли. "Стерегущий" влетел внутрь "Тайны", в мягкий серебристый свет. Корпус корабля заскрипел в заполнявшем шахту силовом поле, сила торможения вдавила Игоря в кресло, просевшее на амортизаторах. Торможение, к счастью, оказалось коротким, но резким и неприятным: симайа спешили, радиация снаружи, в самом деле, пошаливала - пусть и не опасно для надежно защищенного земного корабля, но довольно чувствительно. В зоне с оживленным движением - возле самой Йэнно Мьюри, например - она определенно создала бы проблемы.
   Верхняя крышка задвинулась, внутренняя открылась - и они провалились внутрь колоссального зала с ажурными стенами из переплетенных, глубоко просвечивающих структур. Масса пышных, удивительных лиан, усыпанных множеством фантастического вида цветов, заплетала стены и поднималась до потолка, но Игорь сразу понял, что они неживые - они ниоткуда не росли. Наверное, их развесили тут, чтобы придать помещению привычный людям вид, и это не очень понравилось Сурядову - он не терпел показухи ни в какой форме.
   На полу зала стояло что-то вроде перрона или сцены. Перед ней собралось несколько сотен симайа в ярких, разноцветных одеждах, выглядевших очень торжественно, - похоже, что встречу гостей они решили провести по высшему разряду. С другой стороны от сцены по полу расплылось что-то вроде огромной капли тускло блестевшей ртути, и "Стерегущий" мягко опустился на неё. Капитан Севостьянов встревожено посмотрел на приборы, но ничего страшного с кораблем не случилось - странный материал поддался под ним, принимая форму корпуса, упруго колыхнулся и замер. Игорь сразу же узнал пеллоид - массу из несложных наноботов, способную принять любую форму. Такие штуки он видел ещё во время своего первого полета на Йэнно Мьюри - и они не очень его впечатлили.
   Шлюз "Стерегущего" - явно не случайно - оказался точно против центра "сцены". Пять симайа во главе с Аннамат поднялись на эту сцену и замерли возле него.
   - Температура снаружи - пятнадцать градусов, - доложил капитан Севостьянов. - Радиация ноль. Давление... это земной воздух. Бактерии или вирусы отсутствуют. Дыхательные аппараты или скафандры не требуются.
   - Ну что ж, господа и товарищи, - сказал сэр Джонатан, поднимаясь, - не стоит заставлять хозяев ждать. Мы сами хотели встречи лицом к лицу, не так ли?
   Вайми с некоторой тревогой посмотрел на свои голые колени.
   - Я... э... наверное, не готов. Понимаете, я не думал, что нам придется так скоро...
   Эррварт с видимым наслаждением стряхнул невидимую пылинку с рукава своего безупречного мундира.
   - Я слышал, что вы находите сторкадский парадный костюм довольно забавным, мой юный друг? Ну что ж, я, как представитель Сторкада, готов заменить вас на переговорах, если вы... м-м-м... неодеты.
   Вайми молча выбрался из кресла. Светло-золотое лицо его потемнело от смущения. Сторк вежливо отступил в сторону, освобождая проход, - отчего лицо Вайми потемнело ещё сильнее. Сейчас он выглядел не очень-то счастливым.
   - Как вы понимаете, я не смогу пойти с вами, - сказал капитан Севостьянов. - В других обстоятельствах я бы предложил вам взять рации, - но тут они перестанут работать за первой же дверью. На ментальную связь тоже явно рассчитывать не стоит, учитывая уровень помех от наших... хозяев. Так что, если вы не вернетесь через сутки - я приму... меры по вашему возвращению.
   - Какие меры? - с искренним интересом спросил Вайми.
   Капитан с усмешкой посмотрел на него.
   - Любые. Включая высадку десанта. У меня на борту - штурмовой взвод в "Латниках".
   - Я не думаю, что это будет разумно, - сказал сэр Джонатан. - О боевых способностях симайа мы пока что ничего не знаем, но их ментальные способности огромны.
   Капитан пожал плечами.
   - Мы или улетим отсюда все вместе - или не улетим вообще. Весь мой экипаж - добровольцы, все они прекрасно знают, что в случае... конфликта шансов выжить, у них просто нет. Но если симайа попытаются взять "Стерегущий" под контроль - ментально или каким-то другим способом - я немедленно дам им отпор всеми доступными средствами. В крайнем случае, - взорву корабль.
   Игорь спокойно кивнул. Не то, чтобы он всерьёз верил в такую возможность - симайа не фоморы всё же - но мало ли что может быть...
   "Стерегущий" был небольшим кораблем, так что путь к шлюзу оказался коротким - кают-компания, коридор, экипировочная... и всё. На корабле мьюри у шлюза непременно собралась бы толпа провожающих, - с дисциплиной у них до сих пор обстояло неважно, - но на земном корабле толпа бездельников была зрелищем попросту невозможным. Кому положено стоять на вахте - был на боевых постах, кому положено отдыхать - тот отдыхал, насколько бы невероятным такое кому-то не казалось.
   Они вошли в шлюз - тесноватое, неярко освещенное помещение. Глядя на тусклую броню наружного люка, Игорь глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Хладнокровие в таких вот обстоятельствах - всё же не в человеческих силах. Тем более, при столь явном превосходстве... хозяев. Впрочем, про оружие симайа ничего не сказали, и Игорь коснулся внутреннего кармана. В нем лежал маленький пистолет с термитными пулями - традиционное оружие сотрудников ООСЕВИК, старомодное, но в твердой руке по-прежнему невероятно смертоносное. Здесь от него вряд ли будет толк - но...
   Игорь вздохнул и посмотрел на товарищей. У Эррварта на вид не было оружия, - если не считать бронзового стилета-тарвы, который непременно носил каждый высокородный сторк. У Вайми под одеждой наверняка лазерный пистолет - недаром же он напялил именно эту вот просторную блузу... Интересно, есть ли у сэра Джонатана что-то, кроме старинной шпаги в трости - не то, чтобы сей достопочтенный сэр вообще нуждался в оружии, он и эту-то трость таскал скорее из сентиментальных соображений... но, кто знает...
   - Товарищи, я открываю, - сказал через интерком капитан Севостьянов.
   Глухо лязгнули замки, затем бронированный щит почти беззвучно отскочил вверх. Игорь на миг невольно задержал дыхание, затем решительно вдохнул здешний воздух - сухой, прохладный, совершенно безвкусный. Ничем не пахнет. Даже странно...
   Он решительно шагнул вперед. Пол гладкий, сероватый, но не скользкий. Всего шагах в десяти стоят встречающие. Аннамат - в чем-то вроде массы золотого меха, оставлявшей на виду лишь её голову, руки и босые ноги. Это одеяние, конечно, было такой же нераздельной частью её тела, как и они, и Игорь ещё раз напомнил себе, что имеет дело с существами-протеями, способными принять любой облик. Но с человеком симайа никто из дворян бы не спутал, - в ментальной области их сознания сияли, словно белые, накаленные солнца. Смертельно опасные солнца, - если дело дойдет до поединка, его сознание сгорит почти мгновенно, теперь Игорь отлично это понимал. Но если сознания симайа были подобны расплавленным сферам алмаза, пронизанного немыслимо сложным радужным сиянием, его сознание теперь казалось ему чистым огнем, мерцающим внутри хрупкого сосуда из хрусталя, покрытого строгим узором. Этот сосуд легко можно разбить, его можно расплавить, - но никто не сможет изменить его формы, заставить его, Игоря, перестать быть собой. Что ж - даже у хрупкости есть свои достоинства. И в любом случае, никто из этих замечательных существ не останется в Империи незамеченным...
   Симайа взглянули на него. Игорь невольно приготовился к волне ВНИМАНИЯ, как в тот, первый раз, - но ничего подобного не было. Аннамат просто смотрела на него, с явной иронией. Тяжелая масса блестящих черных волос плащом спадала ей на спину. У неё было круглое широкоскулое лицо и золотистая кожа, глаза темно-синие, большие и длинные. Не сплошь черные, как у Иннки Келлихаанс во время той, достопамятной первой его встречи с симайа, не серебряные, как матовый алмаз, при первой их беседе - самые обычные, даже не с вертикальными зрачками, разве что косо приподнятые к вискам. И даже если до предела скосить глаза в сторону, Аннамат оставалась реальной, а не превращалась в смутное дрожащее пятно со слабыми радужными бликами, как в имитации Анхелы - интересно, это Анхела ошиблась, или симайа просто научились лучше имитировать людей?..
   - Приветствую вас на борту "Тайны", - Аннамат прижала скрещенные руки к груди и вежливо, слегка поклонилась. Земной обычай рукопожатий у симайа явно был не в чести, - но при температуре тела под сто градусов оно, пожалуй, и к лучшему: даже от небольшой их группы несло жаром, как от печи. - С кем имею честь?
   - Игорь, сын Викторов, Сурядовых рода, русский дворянин, полномочный представитель императора Русской Империи, - Игорь коротко склонил голову.
   - Сэр Джонатан, лорд Кроуфорд, барон Молл, полномочный представитель императора Англо-Саксонской Империи, - представился сэр Джонатан.
   - Шурмаан Эррварт кен ло Эртан токк Эртан ап мит Эртан, представитель Совета Глав Родов Империи Сторкад, - представился сторк.
   - И?... - Аннамат повернулась к последнему представителю, всё ещё темно-смуглому от смущения.
   - Вайми Анхиз, - коротко сказал мьюри.
   - Очень приятно, - Аннамат повела рукой в сторону четырех соплеменников. - Линнэр Аттабис из Красной Айа, - круглолицая девушка в какой-то короткой бесформенной одежде, пушистой и пёстрой, четырехцветной, тоже коротко склонила голову.
   - Из кого? - сразу же спросил Вайми.
   - Симайа делятся на одиннадцать потоков или Айа по числу одиннадцати цветов, - красивым, хорошо поставленным голосом сказала Линнэр.
   - Цветов семь, - машинально поправил Вайми.
   - Одиннадцать, - лицо Линнэр вытянулось, и на нем открылись три пары глаз - зеркальных, непроницаемо чёрных и матово-фасеточных. Вайми тихо икнул. - Просто вы не все их видите. Красная Айа - воспитатели, они обучают будущих симайа и проводят Трансформу. Оранжевые занимаются искусством, Золотые посвятили себя служению обществу, Зеленые - самой жизни во всех её формах. Голубые - интеллектронике и связи. Синие - науке. Фиолетовые - космосу и кораблям. Кьелла - для вас это инфракрасный - миру ощущений и эмоций во взаимной связи сознаний. Ллаис - для вас это уже терагерцевый диапазон, - изучению других рас и помощи им. Лаан - ультрафиолетовые - разведчики, Хоннар - гамма и рентген - воины. Как Миран, например, - стоявший рядом с ней парень - рослый, с повадками хищника и с вороной гривой, свисающей на недобро прищуренные глаза, - коротко кивнул. Он был в пушистой, пепельно-белой тунике с черным, тоже пушистым поясом, с голыми ногами - и, по мнению Игоря, на воина не походил ничуть.
   - Наурэ Пелипай, - продолжила представление Аннамат. Третья симайа, с дерзки-красивым мечтательным лицом, коротко кивнула в ответ. Она была в чем-то вроде расписанной цветами шелковой туники, её волосы, собранные в пугающе тяжелый хвост на затылке, каскадом струились по спине. Игорь с крайним удивлением заметил у неё и пушистый настоящий черно-серый хвост, свисавший до лодыжек, - наверное, в знак приветствия, Наурэ изящно обвила им свою ногу.
   - Она как раз из Ллаис. Ну и последняя - Йэхха Унтамур, из Лаан, - симайа тоже коротко склонила голову.
   Вначале Игорь подумал, что это мальчишка - грациозный, сильный, томный и жестокий, в странной пятнистой черно-белой одежде, скрывающей фигуру. Но, судя по имени, это оказалась девушка - босая, как все они. В ООСЕВИК женщин не было. Это представление могло бы показаться забавным... и ему пришлось напомнить себе, что пола как такового у симайа нет - единственное, что различало тут парней и девушек - память об их детстве.
   - Я сама Хоннар, - закончила представление Аннамат. - Воин-Мечтатель.
   - Воин? - в голосе Эррварта прозвучала ирония. Женщин-воинов на Сторкаде не было никогда, даже в самые тяжелые для сторков годы Первой Галактической войны.
   - Я - ученица Иннки Келлихаанс, йэннимурского Мастера Войны, - бесстрастно ответила Аннамат. Она смотрела на Эррварта, не мигая, и тому пришлось отвести взгляд. Её ментальное сияние казалось ярким даже на фоне соплеменников - не бледно-радужная сфера, а словно бы множество колоссальных бриллиантов, вложенных один в другой, и так застывших, сияя. - Хочешь сразиться со мной? - она сжала пальцы вокруг непонятно откуда взявшейся рукояти, и из неё вдруг выскользнул клинок белого, ослепительного огня - на Игоря дохнуло мертвящим жаром, как из мартеновской печи.
   - Нет, - коротко ответил сторк.
   - Разумно, - огненный меч Аннамат так же быстро исчез. - Прошу, - она указала на край сцены.
   Игорь встал там, рядом с остальными гостями. Пять сотен симайа смотрели на них с явным любопытством. Они казались едва достигшими совершеннолетия, все босые, рослые и очень стройные, с густыми, металлически-черными волосами, - но на этом их сходство кончалось. Оттенки кожи, форма скул - всё это было тщательно подобрано в тон мнению каждого симайа о красоте. Раньше Игорь не знал, что красивые лица могут быть так многообразны - настолько, что их красота казалась уже не привлекательной, а тревожной и даже пугающей. В ней не осталось ничего беззащитного, невинного. Так, наверное, выглядели легендарные эльфы - одна встреча, с которыми могла вывернуть человеку душу.
   В ментальном диапазоне всё было совершенно иначе. Игорю казалось, что он смотрит в бассейн с множеством солнц - ослепительных, но не ослепляющих, и да - разноцветных. Линнэр не лгала, - её соплеменники сильно различались по душевным склонностям, и эмоции по отношению к гостям испытывали самые разные. Но враждебности или презрения Игорь всё же не чувствовал.
   - Мы приветствуем наших гостей с Земли, Йэнно Мьюри и Сторкада, - сказала Аннамат.
   Игорь ожидал шумной овации, но шуметь у симайа оказалось не принято - они тоже прижали скрещенные руки к груди и вежливо, как один, поклонились. На этом торжественная часть закончилась, - вся толпа дружно поднялась в воздух, разлетаясь в разные стороны. Вайми удивленно приоткрыл рот. Картинка и впрямь была сюрреалистическая, как во сне.
   - Мы подготовили для вас специальное помещение, - сказала Аннамат. - Но коридоров тут нет, только летные трубы, так что, если вы не возражаете, мы вас туда отнесем.
   - Надеюсь, что это будет выглядеть прилично, - проворчал сэр Джонатан.
   - Более чем, - улыбнулась Аннамат. - Итак...
   К Игорю подошла Линнэр, глядя на него с неким насмешливым любопытством. Землянин вздохнул. Он вовсе не хотел, чтобы его таскали, - но выбора не оставалось.
   Линнэр замерцала, теряя привычный ему облик, свернулась в золотой шар, окутанный серебристой полупрозрачной мантией. Эта мантия вобрала Игоря, мягко обхватила его. С этого мгновения он превратился просто в груз, - как и другие члены делегации.
   Игорь вздохнул. Он представлял, как это смотрелось со стороны, и надеялся, что нервы у капитана Севостьянова достаточно крепкие, - он не подумает, что симайа просто съели гостей. Ментальная связь тут уже не работала - слишком много помех от самих симайа.
   Линнэр по крутой дуге взмыла в воздух - и тут же камнем упала вниз, в зияющий в полу зала громадный многогранный портал, затянутый холодно мерцающей, сине-серебристой дымкой, - наверное, силовым полем. Линнэр в ослепительной вспышке прошла сквозь него, нырнув в бездонную, казалось, шахту.
  
   7.
   Черт побери, а это начинает мне нравиться, - подумал Игорь через минуту сумасшедшего полета. Голова у него слегка кружилась, а сердце замирало от страха и восторга. Разлинованные штрихами длинных ламп стены шахты стремительно неслись навстречу. Корабль строился для симайа, в нем никогда не бывало живых существ, и это ощущалось в каждой детали конструкции: ни коридоров, ни лестниц, ни лифтов, - лишь трехмерная решетка летных труб, в которых дико носились её странные обитатели. Режущий глаза мертвенный сине-белый свет, стены из ничем не прикрытых конструкций - устройство корабля явно часто менялось, и вышло бы слишком хлопотно восстанавливать отделку каждый раз. Вместо дверей или люков - силовые поля. Они не отключались, - симайа просто проходили через них, так что человек мог путешествовать здесь лишь в их "мантиях", словно какой-нибудь груз.
   Движение в туннелях оказалось столь густым, что Игорь вспомнил учебные фильмы о кровеносной системе. Но плавающие в ней "клетки" были весьма велики. Не раз и не два им приходилось огибать блоки тяжелого оборудования величиной в небольшой домик. Похоже, что симайа спешно перестраивали корабль - интересно, зачем?..
   Они спустились, наверное, на несколько километров, и свернули в просторный коридор с рядами серебристо светящихся растений, - несомненно, искусственных, они "росли" прямо из металла. Вдоль них беззвучно скользили шары дымчатого золотого сияния, украшенные целыми созвездиями глаз. Игорь уже знал, что симайа могут иметь сразу несколько их типов, видящих всё, от радиоволн до гамма-лучей. Они могли почти с абсолютной точностью узнать химический состав любой вещи всего лишь по оттенкам отраженного ею света, - а также явно имели и множество иных, пока ещё неизвестных способностей.
   Его аккуратно опустили на пол, и Линнэр перетекла в свой прежний облик. Игорь осмотрелся. Сэр Джонатан сохранял невозмутимый вид, а вот Вайми выглядел обалдевшим, и даже Эррварт тщательно одергивал мундир - у сторков это почти аналог нервного тика. Впрочем, когда тебя хватают за шиворот и тащат непонятно куда, как котенка - трудно сохранить спокойствие...
   Они стояли перед очередным многогранным проемом, перекрытым мерцающим силовым полем - на сей раз оно свернулось, словно занавес, открыв просторную, тоже многогранную комнату. Её ажурные стены покрывала сплошная масса вьющихся растений, сквозь них, казалось, просвечивало чистое предрассветное небо со звездами - странный вид, словно из какого-то сна. В центре стоял овальный стол, вокруг - девять кресел, по числу вошедших.
   Едва переступив порог, Игорь активно втянул воздух, уловив убойно аппетитные запахи. Незнакомые, - но от этого ещё более манящие. Еда стояла на столе, в центре комнаты - прозрачные контейнеры с разноцветным, какие-то плоды в корзинках, груды смешных лепешечек в вазах...
   - Рассаживайтесь, - Аннамат широким жестом обвела комнату.
   Игорь, усмехнувшись, сел в одно из предложенных кресел - невероятно удобное, он словно парил на каком-то упругом облаке. Симайа устроились с другой стороны стола. Напротив Игоря сел Миран, справа от него - Линнэр, слева - сама Аннамат.
   - Угощайтесь, - сказала она. - Еда проверена на совместимость. Всё исключительно вкусно и полезно.
   Игорь усмехнулся. Запахи говорили сами за себя, и он задумался, с чего начать. Линнэр тут же придвинула ему глубокую серебряную миску с какими-то оглушающе пахнущими золотистыми кольцами.
   - Что это? - спросил он.
   Линнэр улыбнулась.
   - Это пельмени. Их рутенцы придумали, ещё давным-давно. И я слышала, что у вас это - старинное сибирское блюдо.
   - Кто такие рутенцы? - спросил Вайми, аккуратно нарезая какой-то синий, в рыжую полоску фрукт.
   - Одно из Отражений русских в нашей Вселенной. У них тоже была Империя, - но они вошли в состав Йэннимура более десяти тысяч лет назад. На борту "Тайны" их нет, к сожалению.
   - Почему? - Вайми насадил ломтик фрукта на маленькую серебряную вилку. У сторков похожие подавали к запеченным в остром соусе улиткам.
   Линнэр пожала плечами.
   - У них обычно свои йэнны. Они вообще немного... странные. А иногда - более, чем "немного".
   - Что такое йэнны? - спросил Игорь. Тоже вооружившись вилкой, он заглянул в миску с кольцевыми "пельменями". Они блестели от покрывающего их масла, горячие - от них даже поднимался пар. Он насадил на вилку одно кольцо, с сомнением посмотрел на Мирана, - тот наблюдал за ним с крайним интересом - и поднес добычу ко рту.
   Чуткие губы вовремя ощутили тепло - Игорь подул, потом всё же откусил треть кольца и принялся жевать, тут же хмыкнув от удивления - это оказалось ВКУСНО! Да, весьма - ничего похожего раньше он не пробовал.
   - Понравилось? - тут же спросила Линнэр.
   - Угу, - Игорь энергично кивнул. - А откуда вы берете мясо?
   - Химический синтез, - улыбнулась Линнэр. - Мы не убиваем животных для еды.
   Эррварт хмыкнул.
   - Мы, сторки, знаем немало народов, которые разделяют это мнение. Все они наши рабы - или были рабами в прошлом. Занятное совпадение, вы не находите?
   - Мы знаем немало народов, которые считали себя вправе владеть рабами, - сказал Миран. - Все они отказались от этой пагубной привычки. Или вымерли. Занятное совпадение, да?
   Эррварт покраснел, - но не от смущения, а от гнева.
   - Наши обычаи - это НАШИ обычаи, - резко сказал он.
   - Довольно, - сказала Аннамат. - Я не знаю ни одной расы, у которой спорить за едой считалось бы вежливым.
   Старательно разжевывая второй кольцеобразный "пельмень", Игорь молча согласился с ней. Так или иначе, но желающих возражать ей не нашлось, и все отдали должное еде. Симайа тоже ели с аппетитом, - хотя еда как таковая им была явно не нужна.
   Когда трапеза закончилась, опустевшая посуда поднялась со стола и, выстроившись вереницей, улетела куда-то за зелень, повинуясь легкому движению руки Линнэр.
   - Как вы это делаете? - с интересом спросил сэр Джонатан. - Ведь Сила тут не работает, не так ли?
   Линнэр улыбнулась.
   - Обычное силовое поле. Я же симайа в конце концов.
   - А разве это - не одно и то же?
   - Нет. Силовое поле - это чисто физическое воздействие, энергия для него взята из моих внутренних ресурсов. Это ограничивает доступную мне мощность, - но мои силовые эффекторы будут работать в любом мире, в котором я смогу существовать. Насколько мы смогли понять, псионика дворян Империи гораздо проще в освоении, но она основана на Дополненной Реальности, которую вы называете Звездной Дорогой, и исчезает вне её Объема.
   - Забавно, - сказал Игорь. - Я, например, чувствую, что Сила разлита в пространстве, и доступна любому, кто может её взять. Конечно, где-то её больше, где-то меньше, есть даже места, обладающие собственной Силой - но у Силы нет источника, она просто есть.
   - Я полагаю, - сказала Аннамат, - что вас просто водят за нос.
   - Кто? - хмыкнул Игорь.
   Аннамат откинулась в кресле. Лицо её приняло задумчивый вид.
   - То, что вы называете Звездной Дорогой, - это эйаэ, инфорет, Дополненная Реальность. Не информационная, как виртуальная реальность, но и не материальная, как эта. Энергетическая. Можно назвать её вакуумным компьютером, скрытым в дополнительных измерениях, но энергия всех объектов в ней реальна, хотя они и не имеют для нас физического облика, а их облик внутри инфорета - модель, зависящая от их Воли и Представления в очень значительной степени. Сам он охватывает всю вашу галактику, и находится под контролем могучих сил, правда о которых у вас, очевидно, скрывается. Можно называть их древними богами или древними магами, - но на самом деле это созданные Мэйат архилекты. Мы полагаем, что именно они создали и поддерживают Зоны - и, значит, существуют уже очень давно. Проблема в том, что Мэйат слились с Файау - и файа получили доступ к инфорету. Для их Игры им нужны были враги, идеальные враги - и они создали вас, конечно, не прямо: они запрограммировали малых архэ, которые и изменили вашу реальность. Ваше невероятное упрямство, ваша воинственность, ваша инстинктивная неприязнь к тому, что вы называете "южным типом" - всё это идеальные характеристики... дичи. Точнее говоря, сами файа создали сторков, - их облик столь же неприятен для них, как облик файа для вас. Они же создали и джаго - как Предварительного Врага. Но потом "Укавэйра" уничтожила Игру, и Игроки так и не прибыли. Вас Древние Маги создали уже сами, превзойдя Творца.
   - Забавная теория, - сказал сэр Джонатан. - Очень забавная. Откуда вы это знаете?
   Аннамат пожала плечами.
   - Двадцать лет назад, во время своего первого визита, Анхела Маржета сканировала данный сектор пространства-времени. Её данные побудили нас к дальнейшим изысканиям, и архивы Файау дали нам окончательный ответ.
   - И вы здесь, конечно, затем, чтобы освободить нас от этой тирании? - иронично спросил сэр Джонатан.
   Аннамат фыркнула.
   - Я думаю, вы знаете, как именно появились на свет ваши Империи. Какой была причина, и какой была цена. Если она вас устраивает - что ж, мы платили и больше... Но вы, как и мы, Дети Файау - и мы отвечаем за всё, что сделали файа, за всё хорошее, и за всё плохое тоже. Мы, как и вы, не считаем, что играть в разумных - правильно и хорошо. Искусственные черты, внесенные файа в вашу ноосферу и историю, должны быть выявлены и исправлены.
   - Это НАША история, сударыня, - резко сказал Игорь. - И это НАШ мир. И я настоятельно прошу вас впредь воздержаться от обсуждения того, как вы его видите, и как нам в нем стоит жить.
   - Или? - Аннамат смотрела на него. У неё было спокойное лицо. Страшно спокойное.
   - Или будет война, - твердо сказал Игорь. - Я достаточно ясно выражаюсь, сударыня? А теперь потрудитесь назвать, наконец, причину вашего тут пребывания - и ради вашего же блага я надеюсь, что это будет достаточно веская причина.
   - Аниу, - коротко ответила Аннамат. - Вы считаете их Отражением Йэннимура, но это ошибка. Они - Отражение Инсаана, а это куда хуже.
   - А кто это такие - Инсаана? - спросил Вайми.
   - Инсаана - это раса-загадка, - ответила Йэхха. - По уровню развития они, безусловно, относятся к Древним - но в известных нам хрониках древних сверхрас упоминаний о них нет. Может, они там всё же есть, - но под другими именами. Как и мы, Инсаана - раса метаморфов: они могут принять облик любого создания, и не в виде объемной проекции, а в плоти. Они могут в совершенстве имитировать речь любой расы или даже отдельного существа. В отличие от Мроо, они не умеют подчинять своей воле другие сознания, - но и сами неуязвимы даже для их внушения. Их корабли очень похожи на наши, - но только меньше... и мощнее. Как и мы, они могут изменять Реальность - на уровне, для нас самих недоступном. Но, хотя их технологии, возможно, уступают лишь Тэйариин и Независимой Станции Транквилити - также известной, как С-Т - Инсаана почему-то избегают решений, типичных для других сверхрас. По крайней мере, известные нам их корабли сделаны из обычной материи и рассчитаны на схожих с вами живых существ. Считается, что они делают так лишь, чтобы скрыть, насколько же развиты они на самом деле. Хотя новое, обычно - самое дорогое, и эта система очень им выгодна - экономически, по крайней мере. Родина Инсаана нам неизвестна. Как и Мроо, они вышли из другой и очень далекой Вселенной. Их империя - возможно, величайшая из всех, известных в истории. Они до сих пор растут, - и их рост невозможно насытить. И они - наши враги.
   - Но разве вы не в силах договориться с ними? - спросил сэр Джонатан.
   Йэхха покачала головой.
   - Они совсем не злые, напротив, - по склонности к безудержному веселью и безрассудным выходкам Инсаана могут дать фору даже нам. Как и мы, они очень любят делать подарки или помогать каким-либо другим способом, - и их дары младшим расам часто слишком велики и ужасны, чтобы те могли принять их. Но тот, кто отвергает их дары, обычно признает ошибку - ведь иначе он навлечет на себя гнев богов. Не правда ли, знакомая картина?
   Как и мы, Инсаана хотят объединить все расы мироздания, но на другой основе. Они считают, что все должны подражать их образу жизни, - тому образу жизни, который они склонны демонстрировать. Как и мы, они обычно действуют убеждением, терпеливы и не склонны к насилию, - по крайней мере, убийства вызывают у них омерзение. Но это не мешает им применять принуждение, - а тот, кто вызывает их гнев, слишком поздно сознает, что отвращение не исключает возможности: как и Мроо, они истребляют целые расы, отвергнувшие их покровительство. Их целью является общество без различий между злым и добрым, мудрым и глупым - общество, в котором у нас не будет никакой возможности повлиять на свою судьбу. У вас, землян, тоже были такие режимы, - Соединенные Штаты и другие, - но история стерла сами их следы. Инсаана - единственные, кто перешел грань, и я не знаю, кто поможет нам вынести это испытание. Они, как и Мроо, умеют творить реальность вечной жизни и любой, предавшийся им, может рассчитывать на бесконечность темных удовольствий - но лишь превратившись в бесправного раба.
   Игорь поёжился. Теперь он мерз, хотя здесь вовсе не было холодно. Впрочем... это не имело значения.
   - У нас было много врагов, - сказал он. - Все они стали нашими союзниками - или просто исчезли.
   - Инсаана вы не остановите, - сказала Аннамат. - Их основное оружие - автоматические рейдеры "Анниу-Х", похожие на шипастые цветки в полторы мили диаметром. Это квантовые дезинтеграторы - идеальное оружие для борьбы с Мроо. Любые разумные сознания создают изменения в квантовой Реальности. Инсаана не только ухитрились выяснить, какие именно, но и научились воспроизводить их искусственно, увеличив их мощность на несколько десятков порядков. Один выстрел такого оружия может уничтожить всех Мроо в планетной системе... независимо от их числа. К сожалению, все остальные формы жизни тоже гибнут, хотя и на намного меньшем расстоянии, а защита от этого оружия... сложна.
   "Анниу-Х" стали символом идей Инсаана о ведении войны: разработать превосходящий противника тип автоматической машины-убийцы, пустить её в производство - также полностью автоматическое - и заняться чем-нибудь ещё. Иногда "Анниу-Х" сопровождают корабли младших рас, ненавязчиво напоминая им, что любой, кто действует вразрез с приказами Инсаана, может обнаружить себя в стане "агентов Мроо" - или просто исчезнуть. Да, Инсаана защищают своих рабов от Мроо - но не оставляют им выбора: или раса "добровольно" подчиняется им... или её просто истребляют. Отказы чрезвычайно редки: главным оружием Инсаана в отношении младших рас служит обещание - всегда и неизменно выполняемое - бессмертия в обмен на верность и покорность.
   - Как они живут, эти Инсаана? - спросил Эррварт. Сейчас он походил на охотника, услышавшего об особенно свирепом звере. - Как они выглядят, хотя бы?
   - Мы не знаем, есть ли у Инсаана биологическая форма, но бозонно-плазменая - триании, почти ничем не отличается от нас, - ответила Йэхха. - Они живут небольшими, по восемь-двенадцать особей, прайдами, но об их социальной структуре мы знаем крайне мало. Общественный строй у них, как и у нас, коммунистический, но, обладая очень высоким интеллектом, триании, по сути, считают себя настоящей "расой господ". Как и мы, они не способны размножаться, зато жить могут почти вечно. Их главное оружие - их ум, их любимая тактика - шпионаж и вредительство всех форм и видов. Они могут менять как внешность, так и внутреннюю структуру, обманывая сканеры. К счастью, современные Инсаана, дети роскошной и склонной к гедонизму культуры, склонны к ненасытному менторству и риторике, и, если всё же доходит до сражений, прежде всего, пытаются соблазнить, а не убить врага. Но если эта тактика терпит неудачу, противник просто истребляется. Стирается даже его след. Инсаана переходят от уговоров к убийствам внезапно и с поразительной легкостью, - но при этом не выносят жестокостей, и, обычно, совершают их лишь убедившись в том, что не увидят последствий. Они стараются любой ценой избежать личной встречи с врагом, для чего создали сотни видов автоматических боевых механизмов - но они совсем не трусы, нет. Они с незапамятных времен ведут войну с Мроо - и успешней всех прочих.
   - Мроо, Мроо... - протянул Эррварт. - В который раз я слышу это слово, - но до сих пор не представляю, что оно значит.
   - Мроо... - Йэхха вздохнула. - На первый взгляд, их идеи прекрасны. Они верят, что все расы должны стать едиными, что им нужно разоружиться и прекратить войны, что они должны управлять мирозданием как целым, что они будут творить новые и новые миры, а все силы природы должны встать на службу разуму. Их вера в себя проникнута убежденностью в их безграничном могуществе. Мистики, они утверждают, что "сыны" способны воскресить во плоти всех когда-либо живших и умерших "отцов", ибо если воскрес их бог, то могут воскреснуть и все прочие. Женоненавистники, они заменяют "похоть деторождения" - "матери" остаются в могилах - воссозданием покойников. Ретрограды, они прямо выступают против всякого прогресса, ибо прогресс предполагает различия между поколениями, а для Мроо различий не существует, и не должно существовать. Практики, они понимают, что воскрешенные "отцы" не уместятся в их мирах, и расселяют их по чужим планетам. Провидцы, они уверены, что возьмут в свои руки управление Вселенными, ибо "Мроо созданы быть небесными силами, взамен падших ангелов, чтобы стать орудиями божества в деле управления Мирозданием...". Научившись воссоздавать себя прямо из атомов и принимать любые формы, они и впрямь завладевают всем мирозданием. И давно бы завладели, не стой на их пути Станция Транквилити, Тэйариин... и Инсаана.
   - Пока что, - сказал Эррварт, - я слышу лишь слова, ведущие к новым словам - и ничего более. Что нам дела до существ, живущих в иных мирозданиях? Если они вторглись уже и сюда - отлично, давайте воевать с ними. Нет, - тогда что тут делаете вы?
   - Всё не так просто, - ответила Аннамат. - Второе любимое оружие Инсаана - генераторы фазового сдвига. В отличии от ваших мин Зильвицкого, они создают в пространстве направленную "ударную волну", изменяющую саму структуру вакуума. Хотя в сравнении с Йалис-кораблями они на три порядка сложнее, но защиты от них не существует: их волны разрушают любые материальные структуры, не замечая силовых полей. Аниу начали строительство похожих устройств. Хотя самих Инсаана тут пока что и нет, но Тень, отброшенная ими на вашу Реальность, исключительно сильна: всего каких-то двести-триста лет - и им уже не придется совершать вторжение, потому что они будут здесь. Пусть и не полностью, - но для вас это не будет иметь значения. Вы станете их рабами. Или умрете.
   - Мне кажется, что вы сказали нам не всё, - заметил сэр Джонатан. - Аниу в развитии намного уступают вам, - не говоря уже об Инсаана. И, тем не менее, они строят вакуум-ударные генераторы - чего вы, очевидно, не умеете, не так ли?
   - Скопировать вакуум-ударный генератор Инсаана мы действительно не можем, - призналась Аннамат. - Сам по себе, он вовсе не является чем-то запредельно сложным, но доступный нам вариант требует предварительной зарядки, - чем дольше зарядка, тем сильнее удар. В процессе зарядки он жрет массу топлива, причем, этот процесс не отменяем - его можно прервать в любое время, но только выстрелом, и в любом случае сам генератор будет полностью разрушен. Инсаана же могут пробивать бреши в Эккайа, в объемлющее пространство, чтобы захватывать там почти бесконечную энергию флуктуаций, могут создавать пространственные зеркала - слои "уплотненного" или "напряженного" вакуума, проще говоря, сверхмощные гравиметрические щиты, которые служат идеальной защитой и фокусируют вакуумную ударную волну - а нужные для всего этого бозонно-плазменные суперструктуры мы так и не смогли создать. Инсаана же упаковали их в автоматический крейсер всего двадцати миль в диаметре - "Анниу-А". Эти корабли-рейдеры созданы специально для борьбы с нами и очень эффективны: во время сражения при Биммале они уничтожили эскадру из 120 установок Сверх-Эвергет и 80 кораблей-миров с 192 миллионами симайа на борту, что стало крайне неприятным сюрпризом. Одно из очевидных решений - Инсаана строят "Анниу-А" во Вселенных с другой физикой, и это - одна из них.
   - И вам, очевидно, нужна наша Вселенная, чтобы построить здесь собственные верфи, - предположил сэр Джонатан.
   - Возможно, - ответила Аннамат. - Но не нужно думать, что это единственно возможное решение. Во время атаки на Ана-Йэ в бой вступили машины Кунха, и весь атакующий флот Инсаана исчез в хаосе взбесившейся метрики. Наши Йалис-порталы, подобно колоссальным линзам, фокусируют мощь машин Кунха в любой точке пространства. Когда главные силы наших сверхрас сошлись в решающем бою, пять с половиной сотен Йалис-порталов уничтожили флот Инсаана из девятнадцати тысяч кораблей, в то время как Йэннимур не потерял ничего.
   - И, тем не менее, вы здесь, - напомнил сэр Джонатан.
   - Да, - вздохнула Аннамат. - Мы разбили Инсаана у себя дома, - однако, не в силах победить их: почти абсолютное оружие в нашей Вселенной, Йалис-порталы намертво привязаны к ней. Вне неё они бесполезны, а само их производство крайне сложно: несмотря на исключительную важность проекта, мы смогли построить всего семьсот штук. А победа в одной битве мало что значит, ведь флот Инсаана насчитывает больше миллиона кораблей. Не владей Йэннимур машинами Кунха, - его история тогда бы и закончилась.
   - Тогда, чего же вы хотите?
   - Взять Аниу под свой полный контроль. Чтобы не дать им превратиться в новую ветвь Инсаана - это раз, и получить технологию вакуум-ударных генераторов - это два. Сверх того, не только Исходная Линия отбрасывает Тени: Тени тоже влияют на Исходную Линию. Изменив Отражения Инсаана, мы сможем изменить и их суть.
   - Довольно интересная концепция, - заметил сэр Джонатан. - Чем-то похоже на магию.
   Аннамат пожала плечами.
   - Это и есть магия - магия вероятности. Даже если мы не сможем изменить Инсаана, мы можем вытеснить из нашей Реальности наиболее вероятный их вариант, заменив его более уживчивым - но, увы, куда менее вероятным. К сожалению, мы не можем влиять на вероятности напрямую - это технология конечного поколения, доступная, насколько мы знаем, лишь офицерам Независимой Станции Транквилити. Но непрямые действия могут быть почти так же эффективны.
   - И вы уверены в этом?
   - Да. Изменчивость Реальности - это точная математическая величина, её легко можно измерить. Изменчивость близка к нулю, - значит, имеем мир абсолютного Порядка. К бесконечности - абсолютного Хаоса. К минус бесконечности - мир, устойчивость которого к внешним воздействиям близка к теоретическому пределу. Между прочим, совсем не то же самое, что самоустойчивая в отсутствие внешних воздействий реальность с нулевой изменчивостью! Мнимый компонент - значит, перед нами инфорет, управляемая Реальность, не способная выжить без корректирующих воздействий извне. Существуют также Реальности, устойчивость которых представлена обобщениями чисел - кватернионами, октавами, седенионами, р-адическими числами и так далее, - но здесь мы уже выходим за пределы возможностей человеческого интеллекта.
   - Иными словами, вы хотите отхватить кусок нашего мира, - перевел Эррварт. - Пусть с целью, исключительно благородной - но, всё равно... Поэтому, думаю, мы вправе спросить, что будет, если мы откажемся.
   - С нашей стороны - ничего, - Аннамат пожала плечами. - Не надо думать, что ваша галактика является уникальной, либо единственной, и мы не сможем найти нужное в другом месте. Со стороны Инсаана вас ждет война. А потом рабство - или смерть.
   - Не нужно пугать нас войной, - сказал сэр Джонатан. - Нас ей пугали уже очень многие. Вейты, джаго, фоморы... Где все они сейчас? Ещё один враг, ещё одна война? Да, неприятно, черт возьми, - но это будет не в первый раз, и уж поверьте, далеко не в последний. Что вы, в конце концов, знаете о нашем мире?
   Аннамат хмыкнула и заложила ногу на ногу.
   - Поверьте, мы знаем о вас многое. Бессмертия у вас нет, - но есть Звездная Дорога, и если человек жил достойно, то после смерти он уходит туда, чтобы жить вновь в каком-то другом мире. Особых противоречий с обстановкой в вашем строе тоже нет, хотя ограничения на киборгизацию и прочее - глупы, с нашей точки зрения. Тип развития - скорее, техномагический. Возможно, что через пару тысяч лет люди станут разумными энергетическими сгустками, в чем-то подобными нам. Или - не станут.
   - Кто вам рассказал всё это? - спросил Игорь.
   Аннамат улыбнулась.
   - Анхела Маржета является архилектом - то есть, существом сверхразумным, даже с нашей точки зрения. Её интеллект мощнее вашего примерно на двадцать порядков. Её ментальные способности, соответственно, больше в той же пропорции. Даже в своем базовом состоянии, без развертывания дополнительных сенсоров, она засечет цивилизацию земного типа миллионов за десять световых лет. Можно и больше, но точность будет угроблена совсем. Критична тут численность населения, и, разумеется, уровень ментального развития. Также тут важна структурная сложность цивилизации в целом и составляющих её разумных существ в частности, а также и отклонения этой цивилизации от стандартных моделей.
   - Наличие других цивилизаций в зоне обзора на это не влияет? - с интересом спросил сэр Джонатан.
   Аннамат пожала плечами.
   - В общей зоне обзора - нет. А вот в той же системе, или у соседней звезды - да.
   - То есть, важна общая интеллектуальная мощность расы, можно сказать?
   - Можно и так. Но меряется она... своеобразно.
   - Не только по объему мышления, но и по качеству? Абстрактное мышление, например, заметно лучше? А извращения и разврат, наоборот, снижают это качество? - предположил Эррварт, задумчиво глядя на Вайми.
   - Не снижают, ЕСЛИ они не мешают остальному. Если же дают существенно новый опыт - то, скорее, наоборот. Если уж про это зашла речь - Сторкад в минус, и серьёзно, но у самих сторков уровень заметно выше, чем пересчитанный на всё их население среднестатистический. Снижение идет в основном за счет рабов. Кстати, с признаками серьезной аномалии - ментальный вирус Корхх, это тоже видно.
   - Корхх - это кто? - спросил Эррварт.
   - Корхх - это раса захватчиков и вампиров-рабовладельцев, - ответила Йэхха. - Они подобны аморфным облакам мертвенно-синего сияния. Их прикосновения убивают всё живое, и они - раса хищников, но питаются они не плотью: их сознания живут, поглощая сознания своих жертв. У них нет ни языка, ни необходимости в речи. Используя Дар Сути, они могут управлять другими разумными существами, и даже полностью подчинять их себе. К счастью, любой симайа может противостоять им - и даже убить Корхх в поединке. Хотя история Войны Темноты сохранила немало таких эпизодов, Корхх до сих пор считают себя высшей формой жизни. Все остальные для них - не более, чем пища. Государство их очень жестоко: как и все паразиты, они живут за счет чужого труда. Культура их крайне агрессивна, религии у Корхх нет. Более того, они ненавидят любые религии - и, особенно, их служителей.
   - А... в нашей Вселенной они есть? - тихо спросил Игорь. Он был вовсе не трус, - но по его коже явственно блуждали мурашки.
   Йэхха пожала плечами.
   - В древности они владели обширной империей - пока Йэннимур, в союзе с Файау, не сокрушил их. Тогда Корхх обратились к Мроо, и стали их союзниками, - но вновь были разбиты. Сейчас от этой расы чудовищ остались лишь жалкие крохи, но где они скрываются - нам, к сожалению, неизвестно.
   - А их родной мир? - спросил сэр Джонатан.
   - Его больше нет: он был уничтожен Файау во время последней войны с Мроо. Колонии их нам тоже неизвестны. Корхх - это раса невидимок. Они изо всех сил стараются скрыть сам факт того, что существуют, - но, тем не менее, обладают тайной властью на части отсталых миров - и таких слишком много. По уровню развития Корхх равны нам - но, к счастью, сильно уступают по мощи.
   - И вы не жалеете, что сокрушили их? - вдруг спросил Эррварт.
   Йэхха хмуро посмотрела на него.
   - Хотя Мроо причинили величайшее зло моему народу, мы благодарны им за то, что они сокрушили Вампиров Душ. Существуют Зло столь глубокое, что оно может пробудить ярость даже в душах Создателей Зла. Корхх носят девять масок - и под ними лик самой Пустоты.
  
   8.
   Какое-то время в комнате царила тишина. Люди обдумывали услышанное, симайа терпеливо ждали. Один Эррварт, не обращая ни на кого внимания, спокойно доедал суп. Казалось, что новость о том, что его собственный народ подпал под ментальное влияние каких-то запредельно жутких тварей, его совсем не трогает.
   - Продолжайте, пожалуйста, - наконец сказал сэр Джонатан. - Что Анхела увидела, например, у нэрионов?
   Йэхха пожала плечами.
   - Нет вообще отличий, компенсируется всё, но там мало населения. Йэнно Мьюри - на обычном уровне для своего технического развития. Аниу - тоже на обычном уровне, но он, соответственно, выше. Земля на тот момент - светилась сильнее всех в этой части галактики. Джагган - минус. Брэссудза и вообще шэни, несмотря на технологическое отставание - небольшое отклонение в плюс. Дайрон - наоборот, странности - в сильный плюс, но там принципиально другая структура интеллекта. По Рейнджерам - нет достоверных данных. Они же обитают в эйаэ, Дополненной Реальности, которую вы называете Звездной Дорогой, - это инфорет, где, кроме них, есть ещё множество видов разумных, и мы не можем достоверно... локализовать их. Сканирование там прошло, но предварительный просчет модели - невозможен.
   - Почему? - спросил Игорь.
   - У нас были... определенные трудности с обработкой информации, - ответила Аннамат. - То есть, "локатор" Анхелы всё заметил, а вот что именно - программа обработки данных не поняла, потому что их слишком много...
   - То есть, свободно пользоваться "локатором" могут лишь Сущности уровня Анхелы?
   Йэхха вздохнула.
   - Не обязательно. Но там обработка идет одним из основных потоков внимания офицера, и если Анхела захочет дать "локатор" кому-то ещё - придется включать его в её вычислительный комплекс, иначе мозги у него могут и не выдержать.
   - И что он узнает? - спросил Эррварт.
   - Примерно население, примерно - направление развития цивилизации. Землян, например от сторков отличить - запросто, даже на одном техуровне. У землян, кстати, по большинству параметров этот уровень гораздо выше. Но техуровень так определить можно лишь косвенно. Например, шесть миллиардов населения - это либо одна планета и развитая технология, или что-то, что им заменило традиционную технологию, либо Матрица - население-то там есть, и оно что-то делает. Либо - куча колоний в системе, но это - ещё более развитая технология. Либо - это не планета вообще, а что-то другое, околосолнечное кольцо Нивена, например, а что с цивилизацией там... плохо... это уже не отловить.
   - А что там народ разбросан на триста миллионов километров - этого не видно? - иронично спросил Эррварт, демонстрируя неожиданно хорошее знакомство с земной научной фантастикой.
   Йэхха лишь пожала плечами.
   - Зато очень много. И - это маленький разброс для сканера.
   - А как далеко видно обычного человека? - спросил Игорь.
   - Если он один, и никого на десятки световых лет рядом нет - то несколько тысяч световых лет. Если есть пара, - даже не получится различить, что это пара, дистанция та же. Если эта пара сидит в световом годе от Земли - "локатор" не увидит их вообще, а вот если там, допустим, крупный земной город - картинка начнет двоиться, и понять какая больше - будет сложно. Поднять разрешение - возможно. Но тут мало нарастить сенсоры "локатора". Личный опыт и способности офицера - важны.
   - А как далеко видно другого офицера С-Т? - спросил сэр Джонатан.
   - Главную проекцию - примерно на те же десять миллионов световых лет.
   Сэр Джонатан хмыкнул.
   - То есть, у офицера С-Т интеллектуальная мощность такая же, как и у шести миллиардов людей? Или сама структура "процессоров" дает дополнительное излучение? Компьютерные ИИ видны дальше, при равной мощности, энергетические мыслеформы - ещё дальше?
   - Мощность сознания влияет, - включая вспомогательные части обвеса. Да - у офицера С-Т видимая мощность примерно сопоставима с общей мощностью сознания человечества. Структура - почти не влияет.
   - И что же это так "шумит"? - спросил сэр Джонатан. - Сам "объем" сверхразума? Или это вообще такое свойство энергетической или полевой формы жизни?
   Йэхха слабо улыбнулась.
   - Скорее последние. Вообще - шумит скорее "отсвет" основного носителя при развернутом обвесе - через порталы и остальное, плюс - сам обвес. Количество активных проекций - тоже влияет. Соответственно, можно шум прикрыть, а можно - и усилить.
   - То есть, на самом деле вы не знаете?
   Йэхха пожала плечами.
   - По вашему летоисчислению Анхеле уже больше тысячи лет. Для сверхразума это невероятно много. Кроме того, мы знаем, что Анхела, как минимум, умеет ускорять своё внутреннее время очень сильно - возможно, по её внутренним часам прошли уже миллиарды лет. В конечном счете, понятие возраста тут просто теряет смысл.
   - Ну что ж... - сэр Джонатан, казалось, думал сейчас о чем-то своем. - А каковы тогда общие принципы этой... ментальной сортировки?
   Йэхха задумчиво смотрела на хитроумно сплетавшийся рой крохотных разноцветных огоньков, вылетевших из её пальца.
   - У вас будет куча проблем с анализом Анхелы, - на первый взгляд он выглядит иррациональным, и - может быть конфликт с восприятием Земли. Как пример, однополый секс сам по себе - НЕ минус, но и не плюс. Извращения тут - не влияют вообще, а вот то, что те, кто ими занимаются, очень часто имеют и другие проблемы - это им минус дает. По этой же причине - Йэнно Мьюри, именно столица на момент сканирования при первом входе, - имела кучу минусов за то, как там развлекались. Насилие тут чаще всего - минус. Исключения есть, но понять их... сложно. Вообще - общество, в котором есть массовые извращения, и при этом оно будет в плюс идти глобально... ну, оно точно будет не тем, что достаточно часто встречается. Мораль общества как таковая - почти ни на что не влияет. Но всё, что, по мнению С-Т НЕ способствует самосовершенствованию - идет в минус. Почти вся возбуждающая сознание химия - в минус, секс "вот просто так" - то, что можно заменить на электрод в мозг - тоже в минус, секс по принуждению - то же самое. Постоянная смена обстановки, напротив, - в плюс. Игры - зависит от того, что участники приобретают в ходе... и - да, то, что для некоторых - игры, для других - совсем не игры...
   - А компьютерные игры? - немного нервно спросил Вайми. Игорь знал, что у мьюри эта зараза до сих пор очень широко распространена - и даже его друг, увы, ей подвержен.
   - В минус, в большинстве случаев - это просто жвачка для мозга. Литература - как написание, так и в намного меньшей степени чтение того, что у мьюри идет как фэнтэзи - большей частью в минус, но не всё. То, что идет как фантастика и реально таковой является - в плюс. Другой пример: Земля, четкое понимание всем обществом истории того, чем они стали, как стали, и какие могли бы быть альтернативы - в плюс. Вообще - одна "мелочь", она как бы очевидна, но всё же, - сколько процентов населения Земли имеют высшее образование и любят свою работу? Аналогично - по всем остальным расам. В случае сторков, например, учитываем всё население их планет, - включая рабов. То, что называли высшим образованием на Земле ДО Третьей Мировой - для сканера далеко не всегда является таковым. Всё это - именно интегрировано сканируется, а не по каждому разуму в отдельности.
   - А результаты? - спросил сэр Джонатан.
   - Если взять уровень Йэнно Мьюри за единицу, то у шэни, только за счет их гуманизма, будет превышение в полтора раза. На Земле - в пять, потому что дворяне, псионика и темп развития - самый высокий в данной зоне. Творческие способности, способность ради заданной цели действовать... У оннеле - нашей Первичной Формы - будет превышение в восемь раз. У симайа, в зависимости от характера - от ста сорока до семисот. Потому что в плюс идут не только творческие способности, но и умение довести придуманное до дела. Тут мой народ - вне конкуренции, насколько мы знаем. Да, творческие способности у нас всё-таки меньше, чем у некоторых Сущностей, но уж тянуть, как трактор, то, что есть, - мы очень даже можем.
   - Ну что ж, иного я не ждал, - иронично сказал Эррварт.
   - Файа создали нас такими, - Йэхха вздохнула. - Но разве мы и наши достижения не говорят сами за себя?
   - Гигантомания ещё не говорит о высоком развитии, - ответил Игорь. - Скорее, напротив. Джаго тоже очень любили гигантские корабли. И нэйкельцы. Где они сейчас?
   Йэхха пожала плечами.
   - Нет абсолютно надежных механизмов. Любая машина может сломаться. Любое, даже самое совершенное существо может повести себя неправильно. Другие опасности космических странствий ничтожны по сравнению с этой. Но, единственный способ устранить её - это превратить корабль в целый автономный мир, способный существовать неограниченно долго, и положить начало новой цивилизации, если она будет почему-то уничтожена.
   - Мы уклонились от темы, - напомнил сэр Джонатан.
   - На самом деле, превышение в семьсот раз - это очень мало, - спокойно ответила Йэхха. - На наш взгляд, сознание человека устроено довольно просто - хотя и содержит несколько субличностей, каждая со своим взглядом на мир и со своим поведением. Любая из них может доминировать - вот почему даже отчаянный храбрец может внезапно стать трусом, а трус - отчаянным храбрецом, но они никогда не смогут действовать вместе. Более того, именно разногласия между ними ведут к внутренним конфликтам и даже к безумию. Субличности плохо связаны друг с другом - поэтому, обычный человек лишь с большим трудом может объяснить, как именно ему в голову пришла та или иная мысль. Мы, симайа, стоим на ступень выше: наше мышление не только в тысячи раз быстрее, оно ещё и в высшей мере параллельно. Поэтому мы можем с идеальной точностью контролировать своё сознание, или...
   - Или включать в себя чужое сознание и изменять его? - догадался Игорь.
   Йэхха хмуро посмотрела на него.
   - Да. Но мы не собираемся вас изменять. Мы хотим вам помочь.
   - Помощь... - задумчиво сказал сэр Джонатан. - Любопытно, если к ВАМ сейчас явятся добрые инопланетяне и предложат вам много-много всяких технологий в обмен... ну скажем, на еловые шишки - много у вас найдется противников такого союза? То есть, сомнения, конечно, будут высказывать многие - но вот время идет, все по честному, шишки берут, технологии дают, завоевывать никого не собираются, наоборот, пускают на свои планеты без ограничений, учат в своих школах - многие у вас, там, смогут отказаться от таких отношений потому, что надо, надо вам самим развиваться, а не получать готовое от чужих? Мои предки, знаете ли, тоже давали бусы и ткани в обмен на жемчуг и кокосы. Дети вождей ехали в наши университеты учиться, и в города - развлекаться. Это всегда приводило к одному: полному растворению туземцев в нашей, более развитой культуре. Неужели вы думаете, что мы, земляне, желаем для себя такой жалкой судьбы?
   - А какое, в конце концов, значение имеет то, что вы желаете? - вдруг сказала Аннамат. - Пси-уровень вашей вселенной высок, - но Воля и Представление в нём всё равно мало что значат. Особенно там, где влияние инфоретов кончается. А вот грубые материальные технологии - напротив, значат очень много. Давайте опишем ситуацию объективно, не отвлекаясь на эмоции. Да, сейчас Земля уже официально имеет нормальные отношения со всеми окружающими её гуманоидными расами, более того - лидерство в некоторых межрасовых организациях, огромный гиперкосмический флот - военный и торговый, простое, но эффективное метрическое оружие... Техническая возможность бессмертия - можно сделать аплоад, есть сканеры и компьютеры нужной мощности, но идея... не популярна. Религии в классическом смысле - ещё есть, но уже - сильно адаптированные, продление жизни... в разы. Классическая звездная империя. Корабли локального пространства - термоядерный ракетный двигатель, он же - энергетический реактор. Топливо - бор-водород, литий-водород. Аннигиляционные двигатели уже можно использовать, хотя и дорого. Термоядерные - это норма.
   Хорошо, что я не в контрразведке служу, мрачно подумал Игорь. Скоро там будет жарко... Как симайа всё это узнали? Есть ли у них подобие ментального локатора Анхелы? Насколько Земля "прозрачна" для него?..
   - А теперь давайте посмотрим на Аниу, - продолжила между тем Аннамат. - У каждого из них есть нанотех, который дает им возможность бегать-прыгать на уровне лучших представителей Земли, но если это делать долго - то надо наноботы заряжать, у военных - есть дополнительные батареи в снаряжении, у гражданских - специальные зарядные устройства. Эти наноботы дают возможность не истечь кровью от раны, улучшают снабжение тканей кислородом, могут погасить эмоции вообще - то есть, превратить Аниу в бездушную боевую машину. В гражданской модификации, напротив, есть режим усиления эмоций. Есть возможность перехватить управление телом, если Аниу вообще отрубился - работает ОЧЕНЬ криво, но всё же... Плюс - почти полная диагностика состояния организма. И - оно само размножается и инсталлируется в новых носителей.
   - Как вирус? - спросил Игорь. Большую часть этого - он уже знал.
   Аннамат улыбнулась.
   - Нет. Один из простейших способов - нанести серьёзную рану, а затем крови немного перелить, предварительно отдав команду - просто пожелав, - чтобы они её вылечили. Тогда они сами в организм инсталлируются.
   - А просто пересадить, без раны? - спросил Вайми. - Пожелав, чтобы они в нормальном режиме работали?
   - Надо их выделить ещё - что сложно. Как минимум обмен кровью или чем ещё тут должен быть, плюс нужен программирующий комплекс, он достаточно прост. Если знать, как с ним работать - то можно и выделить, и передать. Желание тут выключит защиту от перехода на других, вот этих конкретно.
   - Понятно, - сказал Эррварт. - То есть, всех обессмертить не получится.
   Аннамат улыбнулась.
   - Учитывая, что у их детей свои дети будут... и смертность, скажем, будет понижена у них, - через пару тысяч лет вся популяция будет охвачена. Главное - начать.
   - У Аниу есть желание даже так сделать? - спросил Игорь.
   - Официально - нет. Но настройки не заблокированы намертво, и можно сделать, чтобы их младшие расы тоже могли передавать на тех же условиях. А там, между прочим - дублирующие мозг структуры на основе наноботов, не только в голове, дополнительная память: то, что биологический мозг не использует - постепенно уходит в архив на основе наноботов. Как итог - серьезные повреждения головы уже не смертельны, клетки мозга, если что, можно и восстановить, в них уже нет невосполнимой информации.
   - И что? - сказал Игорь. - Та же почти полная диагностика состояния организма при подключении к внешнему терминалу дает абсолютный детектор лжи. Взломав же систему можно, как вы говорите, перехватить управление телом - о шпионаже я уже не говорю... Это не преимущество, сударыня, - это брешь, в которую танк проедет.
   Аннамат слабо улыбнулась.
   - Насколько я помню, "хакер" у вас почти такое же ругательство, как "кутюрье", не так ли? Сверх того, исход войны, если она всё же начнется, решит прямое противостояние флотов. Сейчас флот Аниу насчитывает 3409 крейсеров и 22241 жилых кораблей - и те, и другие длиной по восемь километров и массой почти в двести миллиардов тонн. Крейсеры вооружены осевыми суперлазерами мощностью в шестьсот миллионов тераватт. И что вы сможете противопоставить всему этому? Свой героизм?
   Игорь улыбнулся.
   - Это не так уж и мало, сударыня, - особенно если нам придется воевать с трусами. А техника... Один супердредноут мьюри однажды уже уничтожил целый флот Аниу, не так ли? Насколько мы знаем, у них до сих пор нет аннигиляторов - да и у вас, скорее всего, тоже. Зато у нас есть мины Зильвицкого - аналога которых вы, наверняка, тоже не имеете, а Аниу и подавно. Одна такая мина весит меньше десяти тысяч тонн, - но может уничтожить абсолютно всё в радиусе пяти тысяч километров. Размен получится неравноценным, не так ли? И, кроме того, зачем нам атаковать их боевой флот? Транспорты на коммуникациях - куда более доступная цель... а никакой флот не может воевать без снабжения. Корабли нэйкельцев тоже были почти непобедимы... но это не спасло их, в конечном счете. Никакой, даже самый мощный корабль, не может быть в десяти местах одновременно. А вот небольшие рейдеры и авианосцы - как раз могут.
   Аннамат хмыкнула.
   - Флоты Аниу могут возобновлять, как минимум, большинство ресурсов непосредственно в ходе компании. Развернуть производственную базу в глубоком космосе для них также не особо сложно, - а тогда флот становится полностью автономным, и понятие "снабжение" теряет всякий смысл. Как и набеги на коммуникации. Всё, что их сейчас сдерживает - это недостаток ресурсов. Если Аниу смогут захватить доступ к ним и успеют развернуть производство в боевой зоне, то получат преимущество, преодолеть которое можно лишь с помощью превосходящих технологий, - или тактики. Сверх того, Аниу - великие мастера информационной войны. Они могут расшифровать ваши коды и прислать вам поддельный приказ, который приведет вас к гибели. И, при всей вашей нелюбви к компьютерам, у ваших боевых кораблей всё же есть связь на уровне компьютерных протоколов, - а значит, Аниу смогут заслать в ваши сети троянские программы и вирусы, которые будут шпионить - или даже искажать показания ваших датчиков. Я бы посоветовала вам ввести ОЧЕНЬ жесткие меры безопасности вокруг ваших систем связи - вплоть до связи по заранее заданному графику или отказаться от связи вообще, если придется.
   - Вы забываете про Зоны, сударыня, - напомнил Игорь. - Техника и корабли Аниу созданы для работы в Верхнем Крае, - а земные Империи находятся в Нижнем, где они вряд ли смогут работать устойчиво. В том числе, и их бозонные реакторы. Что сделает их корабли уязвимыми даже для ударов в силовое поле.
   - У Аниу есть 3964 устаревших базовых кораблей, которые подвержены влиянию Зон в намного меньшей степени, и при этом остаются ещё достаточно опасными для вас, - думаю, что сторки вполне могут это подтвердить, - усмехнулась Аннамат. - Каждый такой корабль несет осевой суперлазер мощностью в восемь тысяч тераватт - а также восемь 220-тераваттных башенных орудий, 480 истребителей и 1168 челноков.
   - Насколько я помню, Аниу давно передали их своим младшим расам, - спокойно заметил сэр Джонатан.
   - Их восемнадцать, сэр, - так же спокойно заметила Аннамат. - И, по крайней мере, некоторые будут воевать за своих... благодетелей, возмещая техническую слабость фанатизмом, самим Аниу, вообще-то, не свойственным. И - не только в космосе. Около восьмидесяти кораблей класса Марк-II переоборудованы расой наммат в десантные транспорты. Каждый из них несет 3660 челноков и 220 тысяч солдат. Всего это будет...
   - Чуть больше семнадцати миллионов, - с откровенной усмешкой закончил Эррварт. - Не самая большая армия - даже по меркам Первой Галактической Войны.
   - У Аниу тоже есть наземная армия, хотя они и называют её "миротворческими силами", - напомнила Аннамат. - Общей численностью в 820 миллионов. Это много, не так ли? Даже не считая 20 миллионов ОсНаза, которые набираются из тех, кто всегда готов убивать во имя светлой цели... или без неё. Бойцы ОсНаза отличаются коварством и фанатичной беспощадностью. Они оснащены лучшим оружием, которое Аниу только могут им предложить, и - не только. Каждый из них в дополнение к личному щиту имеет парящий генератор Мини-гет, вооруженный, к тому же, смертоносной плазменной пушкой. А никаких "планетарных щитов" или батарей турболазеров у вас нет.
   Игорь улыбнулся.
   - Я не стану разглашать тут военные тайны, сударыня, но могу рассказать о системе обороны Империи - в том объеме, который знает у нас каждый школьник. Оборона любой планеты строится просто: в каждой земной системе, даже самой захолустной, патрулирует эскадра. В большей части - лишь корветы, но и их вполне хватит, чтобы оторвать любую дурную голову, а умную заставить, как минимум, хорошенько задуматься.
   Каждая важная планета прикрыта терминалом - сверхмощной космической крепостью. На нём ещё и истребители базируются, но их одних достаточно, чтобы завернуть неслабый вражеский флот, а сильный - задержать до подхода основных сил. Даже если все истребители сбиты, пока цел терминал, - ни обстрелять поверхность планеты, ни высадить какой-то десант - нечего и мечтать. А уничтожить терминал нереально без серьёзнейших потерь. Как минимум, несколько линкоров врагу придется "разменять", а взять терминал "с налета" - вообще совершенно нереально, даже сколь угодно превосходящими силами. Только долгая и мучительная для противника осада без малейшей гарантии успеха.
   Там, где пока нет терминалов, каждый большой город прикрывают несколько башен ПКО, способных отразить любой десант или бомбардировку с орбиты. На случай наземного наступления есть обычные войска. Да, в молодых колониях их пока немного, - но, пока они дерутся, колонисты успеют собрать ополчение и уйти в труднодоступные места, где смогут драться ещё много-много лет. Так что даже "захваченная" планета превратится для оккупантов в сущий ад, и самая тотальная бомбежка с орбиты тут совершенно ничего не даст. Но в третьем веке Галактической Эры такое - уже ненаучная фантастика. Чтобы помощь так и не пришла - нужно повалить всю Империю. На это ни у кого в галактике банально ни хватит сил.
   Но Аннамат только фыркнула в ответ.
   - Это всё сработает, только если Аниу ваши планеты будут зачем-то нужны. Что, вообще говоря, само по себе уже довольно сомнительно, потому что они сами давно живут в базовых кораблях. И, кстати, не очень-то вас любят, - что, впрочем, взаимно... А если между вами начнется война, они вполне могут решить, что вашей расы - быть вообще не должно, и начнут работать на уничтожение... а тут самый простой вариант - релятивистские ракеты. До поверхности они, конечно, не долетят, взорвутся ещё в верхних слоях атмосферы, - но вам это не слишком поможет: всё, что окажется в пределах видимости взрыва, просто сгорит в потоке теплового излучения. Вода в океанах, озерах и реках начнет кипеть, покрыв планету паром высокого давления и уничтожив всё живое с многократной гарантией. Это если снаряд будет небольшой. Если большой... Ста тысяч тонн на 0,999 С уже хватит, чтобы полностью сорвать атмосферу. Атака сотнями или тысячами релятивистских снарядов, начиненных картечью, может полностью опустошить пространство в пределах планетной системы.
   Игорь лишь пожал плечами.
   - Если Аниу сбросят ракеты-носители вблизи системы, мы обязательно увидим факелы разгонных двигателей. Если нет... На такой скорости снаряд будет сильно нагреваться даже в межзвездной среде.
   Аннамат хмыкнула.
   - Снаряд, летящий на 0,999 С прибудет лишь на секунды позже предупреждения о нем. Вообще-то у мьюри есть защитная сетка с гиперсвязью - если повезет, они получат предупреждение за несколько часов, но это мало чем поможет: релятивистскую ракету можно перехватить лишь другой релятивистской ракетой, а у вас таких ракет нет, да и у мьюри тоже. Конечно, вы можете их разработать, но это будет долго, и сложно, и дорого. Или - использовать для перехвата устаревшие гиперкорабли, но они - НЕ субсветовые, и это ещё более дорого.
   - Насколько мы знаем, у Аниу их несут только крейсеры, - а это корабли-роботы, которые вполне можно и обнаружить, и сбить, - сказал Игорь. - Аниу, вообще говоря, разучились воевать, привыкли побеждать за счет автоматической техники. За ними - преимущество в точном оружии большой дальности, то есть, в лазерах. Это преимущество почти решающее, - но оно не абсолютно. В основном потому, что Аниу слишком увлеклись мощностью. Да, их тяжелые орудия очень опасны для наших крупных кораблей, - зато против ракет, особенно, если их много, их эффективность ограничена. И, против Аниу работает уже сам огромный размер их империи. Да, их 60 миллиардов, - но на них всех приходится 960 миллиардов "воспитуемых" из 208 подчиненных рас, - и далеко не все они довольны своим положением. И, если мы окажем им определенную... помощь, Аниу будет уже не до нас, не так ли?
   - Во внешних областях своих систем они могут развернуть миллионы пассивных сенсорных платформ - сравнительно дешевых, незаметных и способных обнаружить практически любой корабль, - заметила Аннамат.
   Игорь кивнул.
   - Могут. Безусловно. Но - пока не развернули, не так ли? Богомолы, насколько мы знаем, плюют на скрытность, и вообще на тактику - зачем, если можно тупо давить врага голым техническим превосходством? И, сударыня, думаю, вы вполне можете представить себе масштаб затрат, необходимых для надежного прикрытия каждой системы - а ресурсы, как раз, самое слабое место Аниу. Если мы заставим их пойти на это - это само по себе будет победой. Да, их крейсеры очень опасны. Но сколько у них там осталось кораблей-верфей - семь? И там, заметьте, весь их квалифицированный персонал. Если мы, в маскировке, подберемся к ним поближе... Вы понимаете, о чем я, сударыня? У Аниу нет опыта партизанской войны против превосходящего врага, у нас - есть.
   - В части обнаружения атакующего врага у Аниу будет безусловное преимущество, - сказала Аннамат. - Любой термоядерный двигатель выбрасывает плазму с начальной температурой около ста миллионов градусов. Основное её излучение рентгеновское, и потому рентгеновские телескопы есть на каждом военном корабле. Даже факел легкой термоядерной ПКР излучает в пространство терраватты энергии, факелы больших кораблей - ещё на несколько порядков больше. Рентгеновские телескопы могут не только обнаружить термоядерный факел, но и дать информацию о его мощности и особенностях реакции, определить класс корабля и даже его принадлежность.
   Игорь улыбнулся.
   - Как вы, надеюсь, уже знаете, сударыня, рентгеновское излучение не отражается от обычных зеркал, а цилиндрические зеркала косого падения дают слишком низкое разрешение, так что рентгеновские телескопы непригодны для систем наведения и управления огнем. Радар гораздо лучше пассивных датчиков, так как может находить корабли с отключенными двигателями - и на гораздо большем расстоянии. Но его излучение заметно намного дальше, чем он сам может что-то обнаружить, и, более того, на него легко навести противорадарную ракету.
   - Я знаю, - усмехнулась Аннамат. - Поэтому, передатчики, а часто и приемники Аниу размещают на автономных дронах, что не только скрывает судно-носитель от обнаружения, но и намного увеличивает разрешение радара. Однако, главное средство обнаружения на их кораблях - это инфракрасные телескопы. Даже на канонерках их диаметр достигает полуметра, на разведчиках - двух метров, на базовых кораблях - ещё больше. Они могут обнаружить корабль с работающим двигателем за миллиард километров. Правда, обнаружить цель мало, нужно ещё её опознать - и тут Аниу тоже используют автономные дроны, только с телескопами. Оптическая интерферометрия превращает их систему в единый телескоп, диаметр "объектива" которого равен размеру планетной системы.
   Игорь хмыкнул.
   - К нашему счастью, вибрация работающих двигателей ограничивает её применение периодами пассивного полета - к тому же, даже тогда дроны могут быть обнаружены по рассеянному излучению от их передачи данных или по выхлопам их коррекционных двигателей, хотя это и трудно. И, так как факел термоядерного двигателя виден очень далеко, наши военные корабли обычно или вообще не используют их в виду противника или включают ионные двигатели значительно меньшей мощности. Маршевые же двигатели обычно запускают, когда корабль обнаружен врагом, и избежать боя уже невозможно. Также, наши корабли снабжены антирадарным покрытием и покрашены в черный цвет, чтобы избежать оптического обнаружения.
   - Самый демаскирующий их признак, - сказала Аннамат, - это тепло, ведь реакторы ваших кораблей очень мощные - и даже их отключение не решит проблемы. Для ИК-телескопов Аниу объект даже комнатной температуры остается в пространстве очень ярким.
   Игорь кивнул.
   - Единственный способ скрыться от них, это охладить корабль - точнее, его обшивку - до температуры космического вакуума, то есть, до минус двухсот семидесяти градусов. Конечно, тепло всё равно надо отводить, поэтому мы помещаем радиаторы в фокус отражающей тарелки, чтобы сконцентрировать сброшенное тепло в одном луче. Правда, сам этот луч рассеивается на межпланетной пыли, и потому может быть обнаружен, но уже с очевидным трудом. Так что, я считаю, что у нас есть хороший шанс проникнуть в системы противника, если он не будет очень осторожен - что, впрочем, маловероятно, учитывая самоуверенность Аниу... А у наших союзников мьюри есть энтропийные ловушки - большие магнитные цистерны, как для хранения антивещества, только внутри железо с ядерно охлажденными спинами - у него теплоемкость намного больше обычного. Туда выведены радиаторы, пока массивы ловушки не прогрелись - обнаружить их корабли невозможно. Надолго её не хватает - но всё-таки... Единственный недостаток - это штуки тяжелые, так что у стелс-кораблей нет брони, на неё просто не остается массы... Однако, на них стоит голографическая маскировочная система, которая поглощает радиоволны, а свет просто пропускает насквозь... Кроме того, мы можем выставить на трассах противника минные поля. Аниу не пользуются минами, не ждут встречи с таким оружием, и наверняка не готовы к ней. А космическая мина - штука, в общем, несложная: сенсорный кластер и ПКР в контейнере, которая автоматически атакует всё, что не передает правильный код. В силу её пассивной природы, мину можно замаскировать так, что враг обычно вообще не замечает её вплоть до начала атаки. А если это будут мины Зильвицкого, сударыня... Конечно, у тяжелых кораблей Аниу отличная защита, и шанс, что обычная ракета поразит цель, ничтожный, - но если ракета окажется гиперпространственной... Так что шанс у нас есть, и неплохой.
   Аннамат лишь пожала плечами.
   - Это не отменяет системного превосходства противника. Так, масс-энергетические конверторы их корабли вполне себе имеют и используют. Он вообще у Аниу основной источник энергии. Колонизованных систем у них меньше, чем у землян и мьюри - даже, несмотря на то, что они могут колонизировать почти всё подряд, хотя планеты-гиганты им использовать всё же сложновато, как и кучу очень мелких астероидов. Планет земного типа у них вообще очень мало, большинство населения живет только в искусственных биосферах, - начиная от подводных городов, кончая звездолетами и орбитальными базами. Им - так проще. Во-первых, потому, что среду обитания так контролировать - удобнее, конфликты гасить - тоже, а что поддержание инфраструктуры намного дороже обходится... значения на их уровне уже не имеет. При этом - Аниу способны терраформировать планеты типа Марса и Венеры, но не делают этого... Религий в классическом смысле - у них уже нет. Обязательный генетический контроль, генно-модифицирующие вирусы в среде обитания для коррекции частых ошибок генотипа, плюс - трансформирующий нанотех массового использования. Например, - захотелось ушки отрастить - делаем, через неделю - хвост и шерсть, а через ещё две - убрать всё назад, и хитиновое покрытие для красоты, и так - постоянно. Можно использовать принудительно для трансформации мигрантов. Есть техническая возможность синтезировать ценные элементы с таким КПД, чтобы это не только на антиматерию имело смысл использовать. Образование - бесплатное всегда любое, и - навязывается сильно. Вариант с принудительным образованием в ряде ситуаций допустим - в основном, когда дано предварительное согласие на это. Иногда согласие могут дать и ЗА кого-то, но это уже особые случаи с неполной дееспособностью. Прямая загрузка информации - для Аниу совершенно обычная технология, пусть и с ограничениями, плюс специальные занятия по "осознанию" этой загруженной информации. Как результат - система образования построена существенно по-другому: лекций и чтения литературы в вашем смысле почти нет, семинары и практики. Обучение идет очень быстро, хотя сложность изучаемых дисциплин у Аниу гораздо выше ваших, и там обычное обучение может уже и не помочь. Рождаемость - полностью под контролем. Да, очень сложное воспитание. Требования к полноправному члену общества - очень высокие, для воспитания каждого - нужен целый коллектив, тут с "плодитесь и размножайтесь" уже не забалуешь особо. Проблему решают разными путями, только вот почти все эти пути - с вашей точки зрения либо ненужная жестокость и пренебрежение интересами ребенка, либо бред. Гражданство - уровневое, зависит от образования. В принципе, чтобы они отказались учить даже сторков - надо очень сильно постараться, но - плату с них попросят в той или иной форме, возможно, - потом попросят отработать по распределению, если им надо. Защиты от иммиграции, кстати, в явном виде нет. Есть в неявном - там далеко не всем менее развитым комфортно. Понятие частной жизни... с ног на голову перевернуто, и минусы этого компенсированы, потому что - контролируется всё. Нормальная возможности использовать бэкап личности и перенос её на биологическое - не искусственное, не умеют, потому что - тело, и технология - общедоступна. Полная ВР и возможности рулить из ВР любым телом. ИИ - есть, но сложен в производстве. Человекообразные киборги - тоже есть, сделать ИИ "умнее себя" Аниу не могут - точнее, боятся. Вопрос гражданских прав ИИ, аплоада и прочего - давно решен уже. Сверхсветовая связь - общедоступна. По формальным критерием тип экономики - социализм, планирование единое и прочее... Развитая технология манипуляции - их дипломатов не зря называют колдунами. Вся пища - создается искусственно, начиная от полностью автоматизированной гидропоники, и выходит лучше и дешевле, чем естественная. Имплантированные компьютеры у всего населения, и, как побочный эффект - их поселения выглядят серыми и унылыми, потому что все Аниу имеют с младенчества системы, которые дополняют зрительную картинку - подключение на глазной нерв сразу, специальный имплантант...
   - Сударыня, - перебил её Игорь. - То, что вы мне рассказали, отнюдь не вызывает страха.
   - Что же тогда вызывает? - вежливо спросила Аннамат. Даже, - наверное, преувеличенно вежливо...
   - Жалость.
   - Жалость? - наверное, впервые в ровном, неразличимом сиянии её ментальной ауры проскользнуло искреннее удивление.
   - Да, сударыня. Это общество действительно вызывает ужас, - но не своим могуществом, отнюдь, а - глубиной своего падения. Оно пало так глубоко, что исцеление уже вряд ли возможно. Поверьте, мне совершенно неважно, являются ли Аниу Отражениями вас или Инсаана - они здесь абсолютно чужие. Звездная Дорога для них закрыта навсегда. Как, впрочем, и для вас, и даже для Анхелы. Точно так же для всех вас закрыт доступ к Силе - вы просто не в состоянии понять, что это такое, и сочиняете какие-то смешные глупые теории, совсем как маленькие дети, рассуждающие о работе отца... Вы - отвергнувшие свою собственную живую суть, либо не обладавшие ей вовсе - считаете, что чем больше какая-то раса надругалась над своим естеством, тем дальше она ушла по пути так называемого "прогресса". Мы же считаем подобный "прогресс" прямым путем к гибели. К чему нам боятся тех, кто давно уже уничтожил сам себя?
   Аннамат, кажется, была озадачена, - на сей раз всерьёз и очень сильно.
   - Тем не менее, - сказала, наконец, она, - бессмысленно отрицать, что Аниу намного превосходят вас технически, и война с ними закончится для вас катастрофой. И, даже если вы одержите победу - что с того? Разбив Аниу, вы столкнетесь с Богомолами, - а они стоят гораздо выше. Аннигиляторы, например, они разработали и применяют свободно. А экспансия у них идет... в основном на полное заселение систем. Если Богомолы берут какую-то систему себе, - жизни там больше никогда не будет.
   - А их военный флот? - спросил Вайми.
   Аннамат пожала плечами.
   - Их боевые корабли - крупнейшие в вашей Галактике. Аниу называют их "Джаггернаутами", хотя один только Бог знает, как они зовутся в самом деле. Даже сам их подход - ужасен: каждый из них - двести восемьдесят километров в длину и двадцать пять - в диаметре. Их прикрывают рои боевых дронов - огромные сами по себе, на фоне "Джаггернаута" они кажутся крошками... Ни один такой корабль до сих пор не был побежден в бою. Поля и оружие - то же самое, что и на других кораблях Богомолов, но вот мощность и точность... ой. Во время блокады Ар`Гор один "Джаггернаут" выстоял против трех боевых флотов Аниу. После двадцати пяти лет войны, понеся тяжелые потери, они отказались от идеи когда-либо вторгаться в Переход, и переключили свое внимание на пространства Среднего Края. Насколько мы знаем, Богомолы построили лишь семнадцать таких кораблей - даже для них они слишком дороги. Зато, они полностью самодостаточны в плане пополнения ресурсов и ремонта, и несут службу веками, вдали от баз. Это необходимо, учитывая просторы межзвездного пространства, которые они должны патрулировать, а также большие расстояния между звездами в Переходе...
   - Их вообще можно уничтожить? - спросил Игорь. Услышанное совсем ему не нравилось.
   Аннамат лишь пожала плечами.
   - Можно, конечно, - но вот чем? Рентгеновские суперлазеры Аниу против них бессильны - "Джаггернауты" защищают гравитационные поля, они могут рассеять луч любой мощности, а также служат существенной защитой и от метрического оружия. Впрочем, пока что мы ничего не знаем о столкновениях "Джаггернаутов" с кораблями других обитателей Перехода, а они куда более грозные противники, чем корабли Аниу...
   - Сударыня, - неожиданно вмешался Эррварт. - Вы рассказали нам занимательную сказку, так что позвольте мне рассказать свою. Двести лет назад - в эпоху Первой Галактической Войны - Сторкад, за небольшими исключениями, был практически так же развит, как сейчас. У Земли же - я имею в виду обе их Империи - не было тогда никаких мин Зильвицкого или какого-то другого сверхоружия, только первые примитивные гиперкорабли. Да - к началу Первой Галактической войны Земля официально имела дипотношения со всеми основными расами и могла закупать всё, что нужно, у нейтралов, например, у тех же мьюри - но на деле драли с них... много, и современных кораблей, систем производства любого оружия и прочего им не продали бы ни за какие деньги... Замечу, что когда у землян появилась возможность засыпать Сторкад кинетическими ракетами с термоядерным приводом, они ей не воспользовались, потому что с их точки зрения это было подлое и бесчестное оружие массового убийства...
   Я полагаю, здесь не место выяснять, кто был истинным виновником той злосчастной войны - главное, что она всё-таки началась. В немалой степени - и потому, что никто из нас не сомневался в легкой, быстрой, сокрушительной победе... И вот тут на нас буквально градом посыпались сюрпризы, причем сюрпризы крайне неприятные... Как вы, надеюсь, уже знаете, мы, сторки, достигли подлинных высот в производстве плазменного оружия. Соответственно, нашу пехоту защищали сверхпроводниковые магнитные щиты, способные противостоять даже тяжелому штурмовому бластеру. Их неуязвимость подтвердили многочисленные бои против нэйкельцев и джаго... И вдруг оказалось, что обычные грубые пули, выпущенные из самого простого ручного оружия - вплоть до АКМ - пробивают эти щиты сразу, в связи с чем у нас возникли... определенные проблемы с живой силой. А обычная броня, эффективная против пуль, оказалась слишком тяжелой, и замена всего оснащения пехоты - дело очень долгое и крайне дорогое... Впрочем, - Эррварт улыбнулся, - мьюри с их сверхпроводящей пленкой, стопроцентно отражающей лучи лазеров, получили ещё более жестокий урок при встрече с земным пулевым оружием...
   - К чему всё это? - спросила Аннамат. - Аниу защищены высокочастотными полями, они с одинаковой легкостью отражают и пули, и плазму...
   Сэр Джонатан задумчиво сложил руки на груди.
   - Личный силовой щит на половину мегаджоуля - это бред. Куда денется хотя бы кинетическая энергия снарядов? Правильно, вся достанется цели. И получится отбивная в силовой упаковке. Для личного силового щита емкость в десять килоджоулей - разумный предел, дальше всё равно пойдут контузии разной степени тяжести. Наши силовые поля действуют совершенно иначе. Снаряд не тупо тормозится, а испаряется, вся его кинетическая энергия переходит в тепловую. И отражается зеркальным покрытием серв-скафандра. Так что наш "Грендель" легко выдержит очередь автоматической пушки в упор - а что станет с Аниу? Их силовой щит хорош лишь для достаточно тяжелых машин, вроде танков и кораблей. Сверх того, силовые поля уязвимы для многих видов оружия. Микроволновые пушки, например, гораздо проще лазеров...
   - И гораздо тяжелее, - ответила Аннамат. - А человеку из них стрелять нельзя - из-за взаимодействия луча с предметами во все стороны идет рассеянное излучение, и стрелок может сам поджариться заживо. Это грубое оружие, очень дешевое, но менее эффективное, чем лазер.
   - Если речь идет не о силовых полях, - сказал сэр Джонатан. - Стратегия Аниу основана на войне в космосе и из космоса. Их наземные силы почти не ведут боевых действий, так что их подготовка оставляет желать много лучшего. Несмотря на мощное вооружение, их Миротворцы трусоваты, и умеют сражаться лишь достаточно большими группами - что, как правило, неплохо им удается... ввиду их количества и превосходства в защите. В одиночку, как бойцы, Аниу не стоят почти ничего. Их наземная армия не выстоит против нашей бронепехоты - не говоря уже о танковых частях.
   - Сэр, вы забыли упомянуть главный порок Аниу - самоуверенность, ослепляющее и оглушающее ощущение собственного превосходства, - сказал Эррварт. - В начале Первой Галактической Войны мы, сторки, трагически недооценили противника. Все планеты землян были не до конца колонизированы, флаеры планетарного радиуса там имели почти все, формально - внутриатмосферные, но способные, если надо, выходить на орбиту и дальше - на них стояли малые термоядерные двигатели, хотя и без навигационных систем и долговременного жизнеобеспечения, как на космических челноках, например... Но вы представляете, каково высаживать десант на планету, где любой гражданский аппарат с двенадцатилетним пацаном за штурвалом может превратиться в управляемый таран, смертельно опасный даже для большого корабля? И земляне спокойно шли на смерть, лишь бы забрать с собой побольше захватчиков. Большинство, конечно, гибло, не успев ничего сделать, но зато те, кто прорывались... - Эррварт покачал головой. - Очень тяжело воевать с таким отважным врагом - даже не потому, что он наносит тяжкие потери, потерями нас не запугать - а потому, что нас учили: отважно дерутся только те, кто прав - и мы, сторки, привыкли превосходить всех наших врагов мужеством... Многие, очень многие лучшие наши бойцы просто отказались участвовать в этой войне - пусть позор, пусть даже смерть - но с незапятнанной честью... И ко всему этому нас привела обычная недооценка противника. Мы не подозревали, что гипердвигатели поставлены на многие старые, ещё локального пространства, корабли с ядерными, - а иногда и химическими двигателями. Вполне логично было предположить, что и для вывода грузов на орбиту земляне используют самые грубые и кошмарные технологии - вплоть до ядерно-взрывных "Орионов", оставляющих на взлете буквально моря радиоактивной дряни, а уж атмосферные аппараты у них только самые примитивные, с химическими двигателями. А потом оказалось, что это НАШИ гипердвижки примитивны по сравнению с земными, - хотя в основном, лишь в цепях управления.
   Но больше всего мы недооценили земное общество. Мы считали землян дикарями - и знали, что вожди дикарских режимов больше всего боятся оружия у подданных. Но запреты на оружие у землян оказались... не приняты. Оружие не просто в каждом доме - оружие у каждого члена семьи, у мальчишек, у девчонок... Во время войны наши солдаты больше всего боялись земных детей - те совершенно не боялись умереть, и никто не представлял даже, чего от них можно ждать... Земные военные не просто ходят в отпуск с боевым оружием - они держат его дома, кроме, разве что, танкистов... Вы представляете, каково это - получить доклад разведки, что на планете нет военных, кроме разве что группы пилотов, отдыхающих в отпуске на курорте, - а потом вдруг оказывается, что на стоянке курорта стоят их боевые истребители с полным вооружением - и это не исключение, это именно общепринятая практика... Земляне совершенно не боятся оружия, не боятся так называемых двойных технологий - в каждом доме есть хотя бы плазменный резак, который за пять, за семь метров режет любую сталь, и считается он - бытовым инструментом... Земляне могут делать оружие на коленке, буквально из всего. Во время войны они массово выпускали "оружие последнего шанса" - струйный резак. Пороховой аккумулятор давления, вода с кое-какими добавками - выстрел один, но десять секунд можно резать что угодно. Я сам видел в хрониках, - с десятка метров один земной пацан провел горизонтальным взмахом - и толпа джаго без голов...
   - Я хотела бы напомнить, - сказала Аннамат, - что это ВЫ начали эту войну, чтобы превратить землян в рабов. Вас удивляет, что они защищались от вас уже любыми способами?
   - Можно ли поработить народ, где каждый фермер может поставить на свой флаер внешний гипердвижок и дополнительные баки для рабочего тела, выйти на околозвездную орбиту - и войти в прыжок? - ответил Эррварт. - Или, если его семья уже погибла под бомбами - тоже сесть во флаер - и направить его к самому крупному нашему кораблю? Где каждый семилетний мальчишка встречает наших солдат плазменным резаком? Мы видели, что земляне не вели серьёзных войн, что у них мало специализированного оружия, - а потом оказалось, что на каждом земном шаттле стоит уменьшенный вариант термоядерного двигателя с больших кораблей, что никакие, даже самые хитроумные системы РЭБ не в состоянии обмануть живого пилота, наконец, что сто тонн металла, летящие со скоростью нескольких тысяч километров в секунду, по разрушительной мощи превосходят даже ядерную боеголовку, и перехватить их - почти невозможно...
   Боги, мы, сторки - морской народ, но мы даже не подозревали, что субмарины могут быть военными! Мы даже не знали, чем их нужно искать! Для поиска одной нам пришлось загнать в атмосферу сенсорный разведчик - не из тех, кто садятся на поверхность, а большой корабль, набитый кучей всяких приборов - от гравиметров до детекторов нейтринного излучения...
   - Искать подводную лодку гравиметрами - это истинно сторкадский подход, - с ухмылкой заметил Вайми. - Разве лодка является источником гравитационного излучения? По перемещению масс отслеживать - ну так она же нулевую плавучесть имеет, и от воды по плотности не отличается никак.
   - Детекторы нейтринного излучения оказались более эффективными, - согласился Эррварт. - К несчастью, пока шел цикл обзора, - а он не самый быстрый для тех сенсорных разведчиков, которые можно в атмосферу загнать - проклятая лодка всплыла и всадила в него крылатую ракету, а для него даже атмосфера была экстремальными условиями...
   - Короче говоря, разведчик бултыхнулся в океан? - невинно предположил Вайми.
   - Да, - неохотно согласился Эррварт. - Лазерных кластеров ПРО на нем хватало... но их конструкция не рассчитана на применение в атмосфере. В случае крайней необходимости использовать их можно... но прямо запрещено инструкцией, потому что если кто будет рядом без скафандра, - хотя костюм химзащиты тоже может подойти, пусть и не любой - тому сильно не повезет. Лазеры там стояли газовые и не с самыми полезными для обшивки компонентами. Система наведения также не была рассчитана на атмосферные условия... В общем, эту проклятую подлодку мы так и не поймали, - а вот нам она крови испортила изрядно. Итог очень прост: любой, кто надеется победить землян, просто ставит свою жизнь на кон в дурной и опасной игре.
   - И, даже, несмотря на то, что Земля жестоко разбила Сторкад, вы уважаете землян, не так ли? - спросила Аннамат.
   Эррварт кивнул.
   - Да. Именно благодаря им мы поняли, что самовлюбленность, недооценка врага - это прямой путь в могилу. И мы неплохо справились с этим заблуждением, не так ли?
   - Справится можно со всем, - согласилась Аннамат. - Если на это есть время.
   - Время... - Эррварт задумчиво катал в ладонях пустой бокал. - Нападая на Землю, мы считали, что у нас - всё время мира. А потом оказалось, что у нас вообще нет времени... Если Аниу наплевать на свою жизнь - они могут попробовать закончить то, что мы так неудачно начали. Исход будет тот же - только масштаб сюрпризов совершенно другой...
   Да, масштаб сюрпризов будет другой, подумал Игорь. Но вот думать об этом, когда напротив сидит пять любопытных Сущностей - не время, и точно не место...
   - У нас, мьюри, - наконец, прорвался Вайми, - аугментация не является в принципе чем-то невозможным. Встроенная, постоянно носимая с собой система, которая превосходит по функционалу любую энциклопедию и позволяет что угодно по мысленной команде искать - для продвинутого мьюри это - норма. Неужели это тоже плохо?
   - Конечно, - ответил Игорь. - В итоге вы разучились думать собственными мозгами. Уж что-то вспоминать - точно. Протез мозга, не больше.
   - А нанотехнологии? - агрессивно спросил Вайми.
   - Нанотехнологии, - сказал сэр Джонатан, - очень хорошая вещь, обещающая революцию в медицине, сфере развлечений, производстве... Есть только несколько небольших проблем, - если цивилизация развивается в военном конфликте, то первые наноботы создаются как оружие, и в лучшем случае - ставят на колени одного из противников за часы после удара. В худшем - обоих. Почему вы, мьюри, не строите автоматических кораблей с кибернетическим управлением?
   - Их потом часто невозможно контролировать, - неохотно сказал Вайми.
   - Ну, вот видите... Почему вы уверены, что с наноботами дело будет обстоять иначе?
   На сей раз, Вайми ничего не ответил.
  
   9.
   Какое-то время за столом царила тишина. Вайми надулся, как ребенок, но ему Игорь не сочувствовал, - задумался, и хорошо, думать всегда полезно. Особенно - над тем, какую же дорогу выбрать. Звездную - или ведущий в никуда путь внешнего, мишурного "могущества"...
   Сидеть за столом букой не хотелось, и Игорь подвинул вазу с теми самыми смешными лепешками. Как оказалось - мягкими, хрустящими, горяче-острыми, тающими и рассыпающимися во рту. Он уже не спрашивал, из чего это - просто отдавал им должное, пока ваза не опустела, а в животе не разлилась приятная теплая тяжесть.
   - А что вообще Анхела смогла увидеть в нашей галактике? - вдруг спросил Вайми. К унынию он всё же не привык, - а вот к любопытству очень даже.
   - С точки зрения космографии ваша галактика самая обычная, - пожала плечами Линнэр. - Ядро Известного Космоса, Край - Верхний, Средний и Нижний - это пояс в плоскости галактики, шириной примерно в пять тысяч световых лет, он медленно очень расширяется... Второй пояс, пошире - тысяч в семь световых лет - это Переход, дальше галактика просто кончается. На внешней границе Медленной Зоны иногда "всплывают" новые, не самые слаборазвитые планеты... Вот что действительно интересно - в вашей галактике нет многорасовых цивилизаций. Не империй, где одна раса угнетает кучу других, - она многозначительно посмотрела на Эррварта, - а таких, где несколько рас сотрудничают на равных. И очень много гуманоидов. Все - дышат кислородом или вообще не дышат ничем, температура - в пределах земных норм все могут жить без техники, давление - тоже. Притом, ваша гипотеза о том, что у всех человеческих рас была общая планета-прародитель, - не выдерживает критики, слишком уж много таких рас помнят историю докосмического уровня, ну и биология всё же очень сильно различается... Собственно вопрос, один ли тут человеческий вид, - а всякие острые ушки, хвосты и шерсть - это так, местные особенности - или всё же не один - остается открытым, и даже возможность иметь общих детей на него ответить не поможет.
   - Иными словами, вы не всеведущи, - с усмешкой сказал Эррварт.
   - А вам бы этого хотелось? - спросила Аннамат.
   - Нет, сударыня, что вы... - Эррварт слегка поклонился. - Вот что меня действительно интересует - так это устойчивость границ Зон...
   - В Медленную Зону легко можно проникнуть на субсветовых кораблях, - ответила Наурэ. - Но с практической точки зрения это бессмысленно, ведь полет займет десятки, а то и сотни лет. Посмотреть на ядро галактики вблизи - не получится, в Безмысленной Бездне разумная жизнь просто невозможна. Если же вы о том, можно ли сдвинуть сами границы Зон... да, можно, - но только с помощью Йалис, которым тут никто, кроме Древних Магов, не владеет, - и я сильно сомневаюсь, что они дадут кому-то такую возможность...
   - Йалис... - спросил Эррварт. - Что вообще это такое?
   - Йалис - это изменение физики, - ответила Аннамат. - Точнее - интенсивности четырех фундаментальных взаимодействий. Наш корабль может изменять её на пятьдесят-восемьдесят процентов в относительно небольших объёмах, и на два процента - в пределах планетных систем. Но измененная физика является нестабильным "облаком", и без постоянной подпитки постепенно рассеивается. Поскольку объем типовой системы - миллион кубических астрономических единиц, всё менять не обязательно, только самые важные зоны - астероидные поля, верфи и так далее, чтобы сделать возможной работу "невозможной" техники. Визуально Йалис незаметен, но зоны противоположных изменений при контакте аннигилируют, создавая всепроницающее гамма-излучение. Если аннигиляции нет, - то зона остается "зараженной". Тут - только ждать, когда измененная физика рассеется. То есть, не сама физика, конечно, а облако элементарных частиц, лептокварков, которые влияют на неё. Отменить сами физические законы, конечно, невозможно. Да и не нужно. Даже тех двух процентов обычно хватает... для всех.
   - То есть, это не только хозяйственное средство, но и оружие? - спросил Эррварт.
   Аннамат улыбнулась.
   - Естественно. Как самый простой нож, например.
   - И защиты, конечно же, не существует?
   - На вашем уровне - нет. На нашем - это изменения обратного знака. Или - не-пространственная защита, которая просто блокирует не-переход лептокварков в определенную зону. Преодолеть её не может даже Йалис более высокого порядка. Но вы же Йалис не владеете, - и эти ограничения вас устраивают, не так ли?
   - В общем, и целом - да, сударыня, - ответил Эррварт.
   Аннамат хмыкнула.
   - Ваше положение в Нижнем Крае... довольно неудобно. Аниу, например, могут на другой край галактики слетать, хотя делают это нечасто - тут нужна специальная экспедиция, и - им всё тащить из дома, а гиперполет здесь не мгновенный, и его скорость - зависит от уровня Зоны. В Крае - она слишком низкая, а в Переходе - даже у Аниу будут серьезные проблемы с местными... А вот вам, сторкам, даже до Перехода не добраться - из-за банального износа гипердвигателей. Чтобы создать автономную базу, которая сможет вести хотя бы капитальный ремонт кораблей, не говоря уже о постройке новых, вам нужна землеподобная планета с населением минимум в пятьсот миллионов и ресурсный комплекс в системе. То есть - полноценная колония, над которой ещё надо контроль сохранить. То, что нужна такая толпа народу - это особенность вашей социальной организации, и решить эту проблему вам... трудно. Сколько надо ресурсов перетащить для создания колонии сильно вдалеке от вашей территории... лучше не будем о грустном. Переход, даже Верхний Край, вам мало подходят, - а вся территория Среднего уже поделена между более могущественными расами. Наверх вас пускают, пока вы ведете себя корректно, но базы... нет.
   - А могут ли Аниу выйти за пределы Галактики? - вдруг спросил Вайми.
   - Нет, даже с исследовательскими целями. Проекты полета к спутникам вашей галактики у них есть... только это пока сильно сложно. Вот Богомолы могут при желании корабли к Магеллановым Облакам посылать. Соответственно, есть сверхскоростные гиперкорабли, в том числе - с аннигиляторами. Добыть эту технику Аниу, конечно, могут, и иногда даже добывают - только толку с одиночного корабля, технологии которого не воссоздать...
   - А теперь, сударыня, скажите мне - опасны ли существа, которые не только не могут создать что-то свое, - но и не способны скопировать уже готовое? - усмехнулся Игорь.
   Аннамат лишь пожала плечами.
   - Корабли Богомолов строятся трансразумным ИИ, которые невозможен в Верхнем Крае. А выйти в Переход Аниу не дают те же Богомолы. То есть, выйти-то они могут... а вот основать там какую-то верфь или колонию...
   - А были ли у Аниу столкновения с противниками равного им уровня в Верхнем Крае? - вдруг спросил Эррварт. - И кто в них побеждал?
   - Самое последнее - это столкновение с расой и`Тан при Уннате. Аниу взорвали два деформатора пространства, ещё один погиб от технических неполадок. Пять оставшихся уничтожили эскадру из 12 крейсеров и 8 базовых кораблей с 19,2 миллионами обитателей на борту, что стало для Аниу крайне неприятным сюрпризом.
   - Иными словами, их можно победить, - сказал Эррварт.
   - Нет, - ответила Аннамат. - Не забывайте, что размер - и мощность вакуум-ударных генераторов принципиально не имеют ограничений. Те, что сейчас строят Аниу - диаметром в полторы мили и массой в миллиард тонн. Но у них есть и проект тридцатикилометрового, массой в три с половиной триллиона тонн, и в три тысячи раз мощнее. И стопятидесятимильного гиганта, который мощнее ещё в миллион раз. Учитывая, что даже тридцатикилометровый генератор вполне может разрушить планету... Можно уничтожить корабли, - но что делать с волной твердой, как сталь, пустоты, которая выметает всю планетную систему, из конца в конец?..
   Разговор вновь угас, и воцарилось молчание.
  
   10.
   - Так, всё, друзья, - сказала Линнэр спустя, примерно, минуту. - Иначе мы ни к чему не придем. Перерыв!
   Возражений не было. Люди и симайа выбрались из-за стола. Игорь подошел к окружавшей комнату решетке. Растения на ней, как он и ожидал, тоже оказались искусственными, - а вот иллюзия предрассветного неба была безупречной: словно он и впрямь смотрит в бесконечное открытое пространство.
   - Как вы это делаете? - спросил он подошедшую Линнэр.
   - Объёмное изображение, ничего сложного, - она пожала плечами. - Но руками его лучше не трогать - там высокочастотные поля. Симайа ничего не будет, - а вот человеку...
   Игорь вздохнул. С такими вот экранами он встречался ещё у мьюри - и хорошо знал печальную статистику связанных с ними несчастных случаев. Здесь качество изображения оказалось получше... но и только.
   - В сад, друзья, все в сад! - провозгласила Аннамат, толкнув дверь.
   Игорь хмыкнул. Вместо коридора за дверью, в самом деле, оказался сад - этакая терраса, парящая посреди синего неба с облаками. Иллюзию нарушали лишь незатейливо врезанные в это самое небо двери.
   - Тут есть всё необходимое, - сказала Аннамат, указывая на них. - Кто хочет, может отдохнуть.
   - Отдых не нужен, - сэр Джонатан покачал головой. - Мы, дворяне, вполне можем обходиться несколько суток без еды и сна, если это нужно - а времени у нас немного.
   - Вы можете связаться со своими и изменить срок, - предложила Аннамат.
   - Нет, сударыня, - ответил Игорь. - Пусть всё останется, как есть. Если вы не сможете убедить нас за эти сутки, - то не сможете убедить никогда.
   Аннамат фыркнула, потом, толкнувшись ногой, взмыла в воздух - и исчезла, нырнув в небо, как в воду - по нему даже пошли круги. Оно оказалось ещё одним полем-экраном.
   Интересно, что там, снаружи, подумал Игорь. А впрочем... неважно.
   Он присел на резную деревянную скамейку, лениво осматриваясь. К счастью, симайа не воссоздали тут уголок земной природы, - наверное, поняли, что гостям эта имитация не понравится. Сад был любовно окультуренным уголком тропических джунглей, конечно, не земных - слишком яркое солнце слепило глаза, привыкшие к полумраку "гостиной". На весь сад, наверное, не нашлось бы и двух одинаковых растений. Формы веток, рисунки коры здесь были неисчерпаемы. Громадные, с ладонь, бабочки вились мягким смерчем, как осколки перепутанных радуг, от мелькания их блестевших жирным металлом крыльев рябило в глазах. Масса цветов - кроваво-красных, пугающе оранжевых, удушливо-фиолетовых, ослепительно-белых - с неистовой яркостью и пестротой горела на тёмной зелени листьев, круглых, овальных, узких, тонких и толстых, как лепёшки, с ноготок, с тарелку и с дверь размером, резных, глянцевых, шерстистых, игольчатых, дырчатых, мятых и ровных, липких, колючих, маслянистых, гнутых и скрученных. Слитный аромат бесчисленных цветов превращал воздух в сироп. Игорь почувствовал, как начала кружиться голова - слишком всё ярко и резко, до оглушительности.
   - Не нравится? - спросила Наурэ, любезно остановившись шагах в пяти - солнце и так тут пекло, а от неё несло жаром, как от печки.
   - Нет, - Игорь покачал головой. - Тропическая природа так же глупа, коварна и жестока, как и её обитатели.
   - Это лес Эрайа, нашей родины, - довольно-таки обиженно сказала Наурэ.
   - Но ваша цивилизация явно зародилась не в них.
   Наурэ хмыкнула.
   - Нет. На севере - на границе гор и степей. К морям она вышла очень и очень нескоро... Но наш народ родился на границе этих лесов - и моря. Как, впрочем, и ваш.
   - Вы так уверены в этом?
   Наурэ пожала плечами. Её хвост качнулся неуверенным жестом и обвился вокруг бедра.
   - Само строение наших тел говорит об этом. У вас, как и у нас, на теле нет шерсти, потому что она мешает плавать.
   - А волосы? - при взгляде на толстенный "хвост" волос Наурэ возникали опасения за целость её шеи.
   - Защита головы и плеч от солнца. И признак, что большую часть времени наши предки проводили не на суше и не в воде, а на литорали - на мелководье. Две ноги подходят для этого гораздо лучше четырех. Наши предки иногда плавали или ходили по дну, как цапли, и...
   - И ели лягушек, - предположил Игорь.
   - Они вкусные, между прочим, - улыбнулась Наурэ. - Смотри, - она повернулась и подогнула босую ногу, показав довольно-таки грязную подошву. - У всех наземных зверей ступни маленькие, и нога плавно сужается к пятке. А что такое наша подошва, как не недоразвитый ласт и приспособление для ходьбы по илистому дну или мягкой мокрой земле? Ходить по камням и обломанным веткам нам больно.
   - А кем были ваши предки до того, как вышли в море?
   - Стайными хищниками, вроде ваших леопардов, - Наурэ улыбнулась, показав слишком маленькие для человека передние зубы - и слишком большие клыки. - Не самыми сильными, конечно. А побережье - идеальная ниша между водными и наземными хищниками.
   - И на что же вы там охотились?
   - На уток, прыгая из всех тростников, рогозов и камышей одновременно, и на рыбу, окружая и загоняя её с нескольких островков и кочек. Одни, хорошие пловцы и ныряльщики, перекрывают вход в бухту с косяком или, если не в бухте, работают загонщиками, другие бьют собранную рыбу и вытаскивают её на берег. Все сыты на неделю, - а уж весело-то как!
   - Можно подумать, что ты её тоже ловила.
   Наурэ улыбнулась.
   - Ловила, естественно. Не надо думать, что я родилась уже вот такой, - она свернулась в золотой сияющий шар и вновь обрела прежний вид. - До Трансформы я была самой обычной женщиной, с мужем и тремя детьми.
   - Тогда зачем вы вылезли из родной болотины? - спросил Игорь.
   Наурэ улыбнулась.
   - Из любопытства. Именно оно, в конечном счете, создало мой народ.
  
   11.
   - Любопытство, - сказал Игорь спустя, примерно, минуту, - прекрасное чувство. Человек, который ничем не интересуется, можно сказать, и не живет. Но само по себе оно совершенно ничего не стоит. Не оно основа человеческой души.
   - А что тогда? - вежливо спросила Наурэ.
   Игорь улыбнулся.
   - Честь. Чувство собственного достоинства, верность друзьям и своим идеалам. Готовность умереть за них, но не сдаться. Но понятно ли это вам, бессмертным?
   Наурэ хмыкнула, её черно-серый хвост дернулся в презрительном жесте.
   - Похоже, что вы считаете нас, симайа, ветреными созданиями, этакими мотыльками, порхающими с цветка на цветок. Но это не так. Да - мы не любим умирать и жертвовать собой во имя чего-то, - но всего лишь потому, что павший сегодня завтра уже не встанет в строй. Цель воина не в том, чтобы геройски пасть за Родину, а в том, чтобы враги пали, сражаясь за свою.
   Игорь улыбнулся вновь.
   - Точно так же у нас говорили американцы, сударыня. Они тоже считали себя самыми сильными, потому что обладали лучшей техникой. Но во время Третьей Мировой она ничем им не помогла. Исход войны решили люди.
   Наурэ пожала плечами.
   - Мы воюем не на земле, а в космосе. Это трудно без техники, не так ли?
   - А если вам приходится воевать на земле? На что способны вы сами?
   Наурэ улыбнулась.
   - На многое. Аннамат, например, может нанести ментальный удар такой мощи, что на восемьсот метров вокруг не останется ни одного живого разумного существа. Мы можем излучать энергию почти в любом виде с мощностью до восьмисот мегаватт, можем создавать фантомы из силовых полей, рвущие врагов в клочья, можем дать сферическую плазменную волну... Но мы сражаемся лишь, когда нас заставляют это делать.
   - Как и мы, - кивнул Игорь. - Но вера в могущество техники - это прямой путь к гибели. Я убедился в этом ещё в четырнадцать, на Йэнно Мьюри...
   Воспоминания вернулись к нему почти против воли. Реальный рукопашный бой редко встречался у мьюри. Мало кто из них был готов рискнуть своей шкурой, ведь в ближнем бою получить рану проще простого. Да, мастерство в рукопашном бою здесь по-прежнему ценилось, и считалось разумным иметь надежное холодное оружие, если дальнобойное разрядится или выйдет из строя. Но, боги, во что это выливалось! Когда он впервые приперся в гости к Вайми - тогда ещё пятнадцатилетнему оболтусу - тот с гордостью продемонстрировал ему два серых металлокерамических диска диаметром сантиметров по тридцать, с ручками в дырках. Края их ослепительно блестели - мономолекулярные алмазные вибролезвия, рассекающие даже самую мощную броню со смешной легкостью. Игорь сразу оценил достоинства такого оружия - сочетания парных топоров, кастетов и щитов. Обращаться с ним было явно сложно, - но Вайми действительно это умел. В рукопашном бою он был бы страшен, - но вот там, где есть хотя бы примитивные луки... м-да.
   - Как оно называется-то? - спросил мальчишка. Упорство мьюри, освоившего явно бесполезную штуку, ему всё же понравилось. Он не оружие, он сам себя осваивал, вот что ведь.
   - Колеса Ветра и Огня, - ответил Вайми, и Игорь вздрогнул - название страшно походило на древнеиндийское. Сами земляне придумали на удивление мало новых средств ближнего боя и предпочитали улучшать то, что есть. В самом деле, современный клинок из ванадиевой стали не в пример прочнее древнего и превосходно держит острую, как бритва, заточку, - а для знающих людей это уже совсем немало. Топорище из ударопрочного пластика легче деревянного, такой топор не только проще в обращении, но и надежнее. А когда оружие делает на заказ опытный мастер, тщательно, под конкретную руку, с превосходным балансом, да из современных сплавов - то получится настоящий меч-кладенец из сказки, и попавшему под его удар врагу вовсе не стоит завидовать. А всякие хитрости встраивать - зачем? Проще сразу винтовку взять или плазмомет. Земляне относились к оружию, как к инструменту, и особого культа из него не делали. В отличие от множества местных идиотов, свято верующих в то, что люто навороченная вундервафля сделает их непобедимыми. Кое-кого из них землянам пришлось переубеждать лично. Во время одной из первых прогулок по столице мьюри, когда он отстал от ребят, завернув в какой-то мебельный магазинчик, на него вдруг бросился карлик в смешном толстом жилете. В руке он держал что-то, похожее на стилет, - но с отверстием на скошенном острие, что делало его оружие похожим на гигантскую инъекционную иглу.
   Игорь с отвращением узнал химнож, - его рукоять содержала резервуар с жидкостью, которая при ударе впрыскивалась в тело. Чаще всего это была кислота, которая превращала смерть жертвы в мучительную агонию, но применялись и токсины, и болезнетворные бактерии, и более изощренные вещества, уничтожающие клетки иммунной системы. Самые гнусные из них только калечили, а не убивали жертву, - например, вызывали отмирание зрительных нервов. Эти милые игрушки использовали тут мстители или наемные убийцы, - особо продвинутые модели даже оснащались вибратором для более эффективного проникновения. Самые повернутые покрывали лезвие радиоактивной пылью - или даже заказывали клинок из полностью радиоактивного металла, спроектированный так, что конец лезвия разорвет внутри тела. Ни одному землянину такое не пришло бы в голову - оружие, которое не убивало сразу, тем более, такое, которое убивало мучительно, в их глазах было подлым, глупым и бесчестным. Карлику оно тоже не особо помогло, - ещё на подходе мальчишка встретил его мощным ударом ноги, выбив из корявой ручки химнож - вращаясь, он влетел в зеркальную витрину, которая тут же со звоном осыпалась.
   Мьюри, правда, ничуть не растерялся. Он с обезьяньей ловкостью отпрыгнул и швырнул в него чем-то вроде куска провода. Игорь даже не попытался уклониться, только инстинктивно вскинул руку, чтобы отбить. Но "провод", вдруг ожив, захлестнул его тело, прижал руки с такой силой, что мальчишка никак не мог вырваться. И...
   Он с ужасом понял, что эта штука медленно душит его, понемногу сжимая грудь после каждого выдоха. Мьюри не двигался, с наслаждением наблюдая за агонией жертвы, но сейчас мальчишке было не до него. Он уже понял, что "провод" оказался лассо из миомерной пластмассы - опасный, как живая змея, и такой же безжалостный. Опутав его, он будет сжиматься до тех пор, пока не раздробит ему кости. Вырваться невозможно - высокопрочный пластик был дополнительно армирован проволокой, и даже самый сильный человек не смог бы разорвать всё это. Но Игорь и не собирался вырываться. Он закрыл глаза и сосредоточился, стараясь сформировать силовое лезвие - несколько лезвий, чтобы пересечь сразу все витки твари. Непростая задача, - но когда из тебя медленно выдавливают жизнь, выбора не остается. Или победить или сдохнуть, - а сдыхать Игорь категорически не собирался. Одна неудачная попытка, вторая, третья... и вдруг что-то резко щелкнуло, словно сработала миниатюрная гильотина. Разрубленные куски лассо посыпались на пол, а глаза мьюри удивленно расширились, - ничего такого он не ждал. А может, и ждал. Он театрально щелкнул пальцами, - и из задней двери вышло...
   Вначале Игорь даже не понял, что это - громадная фигура, покрытая бронированной чешуей, под которой перекатывались невероятно могучие мускулы. Откуда-то из боков росли четыре толстых хлыстообразных щупальца длиной метра по два, - их сплюснутые концы нестерпимо блестели мономолекулярными алмазными лезвиями. Лишь по ауре биополя он понял, что это мьюри - но одетый в миомерный усиливающий костюм, неестественно разбухший от внутренней амортизирующей прокладки. Мощности его хватило бы, чтобы раздробить в кулаке камень или сплющить стальную трубу. А уж о том, насколько сокрушительным будет удар, нанесенный владельцем такого костюма, гадать не приходилось.
   Вот только Игорь и не собирался вступать в бой с этим чудищем, - он нащупал процессор, управляющий костюмом, и послал в него короткий импульс энергии. И мьюри тут же рухнул - удержать чудовищный груз искусственных мышц своими ему оказалось не под силу.
   Интересно, вдруг отстранено подумал Игорь, - а каким местом мьюри собирался управлять щупальцами?..
   Вот теперь карлик ошалело замер, - а потом дернулся, как крыса, собираясь сбежать. Поздно - подоспевшие мальчишки уже окружили его. Мьюри налетел на них, как ураган - казалось, что он танцует какой-то странный танец, нанося удары в воздух руками и ногами, - но от этих ударов земляне разлетались во все стороны. Хорошо хоть, удары были не смертельные, - упавшие тут же поднимались и бросались в атаку. Но подойти к мьюри не удавалось никому, - Игорь не сразу понял, что того окружает силовое поле, которое ещё и копирует движения его рук и ног, как бы увеличивая их длину вчетверо. Это, не считая того, что мьюри окружили его голографические двойники - полупрозрачные, они всё равно путали и отвлекали внимание. Стрелять в мьюри оказалось бесполезно, - поле легко тормозило пистолетные пули и выбрасывало их обратно, хорошо хоть, не с прежней силой, иначе тут уже никого не осталось бы в живых. Выбрасывало поле и попавшую в него мебель - или начинало крутить её в качестве щита. Мьюри окружил настоящий смерч из предметов, которые то и дело летели во все стороны.
   Игорь не представлял, что тут можно сделать. Он знал, что силовое поле можно разрушить электромагнитным или электрическим зарядом, большим количеством воды или просто пробить интенсивным обстрелом, - но у них ничего этого не было. И вдруг, всего через полминуты, всё кончилось. Кружащееся вокруг мьюри барахло с грохотом посыпалось на пол, а сам он ещё несколько секунд наносил удары в воздух, - но теперь они ударами в воздух и оставались. Потом чья-то пуля попала ему в лоб и опрокинула наземь.
   Игорь медленно подошел к убитому. Странно, но никакого генератора на нем не было. Хотя...
   Он осторожно расстегнул жилет - очень толстый, с подкладкой из каких-то длинных серебристых пластинок. Это и был генератор. Силовое поле жрало пропасть энергии, - а быстроразрядные ультраконденсаторы были именно... быстроразрядными. Установить резервный конденсатор - или даже энергоприемник - владелец "жилета" не догадался, слепо уверенный в своем превосходстве...
  
   12.
   Через полчаса люди и симайа вновь собрались за столом. На нем появилась новая еда - скромнее, чем в первый раз, - но пока что к ней никто не притрагивался.
   - Итак, - сказал сэр Джонатан, - говоря нам всё это, вы явно подразумеваете, что для вас защита от Аниу - не проблема?
   Аннамат кивнула.
   - Нет.
   - Хотя у них есть суперлазеры, способные поразить планету даже с окраин системы? - спросил Вайми.
   - Здесь возможно два решения: можно поставить планетарный щит, - но для этого нам нужно восемь установок Сверх-Эвергет, которые горадо больше и дороже нашего корабля. К тому же, щит полностью перекроет поступление к планете солнечной энергии, не говоря уж о полетах, поэтому, его нельзя держать долго. Второе решение - вырубить на кораблях Аниу реакторы.
   - Как? - спросил Игорь. О такой возможности он даже не слышал.
   - Как вы уже знаете, мы можем менять физику, - ответила Аннамат. - В том числе и на такую, в которой бозонные реакторы Аниу просто не смогут работать. У нас хватит мощности, чтобы вырубить их одним импульсом.
   - После того, как мы накрыли компактную эскадру Аниу аннигилятором, - сказал Вайми, - они, скорее всего, выйдут из гипера по всему периметру системы разом. А корабль у вас только один. Вы уверены, что у вас получится?
   - Накрыть систему целиком можно, - ответила Аннамат, - но тогда мы накроем и планеты. Лучший вариант - две вложенных друг в друга сферы, между ними - реакторы не живые. Внутри второй сферы реакторы будут работать, как и оружие, а вот что-то уникально-нестандартное, работу чего мы не предусмотрели, либо не посчитали критически важным - не известно. Плюс может вырубиться вообще дальняя сверхсветовая связь. Если в момент активации сферы она будет включена - то, возможно, придется чинить аппаратуру. Впрочем, - Аннамат мрачно улыбнулась, - мы пока что не знаем, как запитаны у Аниу суперлазеры. Если в случае отказа реакторов они дадут хоть один залп, то придется проблему сразу решать кардинально, а не выключением света.
   - Мы согласны рассмотреть вопрос о вашей помощи, - сказал сэр Джонатан. - Но: при соблюдении трех условий. Во-первых, победив Аниу, вы возьмете на себя войну с Богомолами. Во-вторых, дадите четкие и однозначные гарантии, что не будет никакого вмешательства в наши дела и дела наших союзников. И в третьих, дадите нам полную и достоверную информацию о вашем собственном обществе. Тогда мы и решим - стоит иметь с вами дело... или нет.
   - Ну что ж, это справедливо, - согласилась Аннамат. - Что вы желаете узнать?
   - Прежде всего, - о том, кто такие Мроо, - сказал Игорь. - Больше всего о человеке говорят его враги.
   - Мроо, - начал Миран, - космическая сила, равная или почти равная богу. Смерть есть величайшее несчастье, главная беда и причина бед, и главная задача Мроо, да попросту единственная их задача - это борьба со смертью. Со смертью вообще, как явлением природы. Мроо считают, что все расы во Вселенной должны бросить на это все силы и всю энергию - именно все и всю, без остатка, буквально, без оговорок. Все должны проникнуться любовью к "отцам", чувством неоплатного долга перед ними. Он будет оплачен только их воскрешением. Всю другую деятельность, за исключением разве жизнеобеспечения, Мроо объявили подменой, развратом, кощунством. Вся промышленность - порнократическая служба, все искусства - производство мертвых идолов, "живых лишь в воображении бесстыжего идолопоклонства". Они проклинают, ненавидят жизнь для себя и всякую вольную деятельность, но ещё более - всю живую природу, всё спонтанное, естественное, неподконтрольное. "Природа есть слепая сила, несущая в себе голод, язву и смерть". По их мнению, природа всегда, во всех проявлениях глубоко враждебна разуму, и её надо не просто использовать, но покорить, подчинить, подавить... Преобразовать до неузнаваемости. Стопроцентный контроль природы есть залог всеобщего воскрешения. А всех, кто думает иначе, надо беспощадно наказывать, пока они не поймут, что дело воскрешения предков - это их единственное общее дело, перестанут растрачивать свою энергию на гарантии в будущем и комфорт в настоящем, и всю её обратят в прошлое. Мроо отвергают любую личную собственность, даже на книги, даже на идеи. Даже энергия, уходящая на продолжение рода, да не даже, а в первую очередь она, должна быть направлена вспять! "Родотворная сила есть только извращение той силы жизни, которая должна быть обращена на воскрешение предков". Все реки жизни, и прежде всего, река продолжения рода, должны быть запружены, чтоб вертеть колеса "общего дела". Даже сновидения Мроо причисляют отчасти к болезненным явлениям, отчасти к праздной жизни. Они составляют проявление тех сил, которые не "перешли в работу"...
   Игорь отчаянно мечтал о том, чтобы Миран сейчас улыбнулся. Улыбка - не обязательно едкая, даже не обязательно снисходительная, пусть доброжелательная, пусть умиленная, - но какая-то улыбка должна была смягчить неправдоподобную жесткость этих конструкций.
   - Построенный Мроо мир поражает широтой замаха, он красив, он - почти - величествен, - продолжил Миран. - Но, как всякое порождение безумия, он страшен. Страшен, прежде всего, - несвободой. Мроо не настолько наивны, чтобы полагать, что все без исключения добровольно примут их проект. И однако, они требуют всеобщего участия! Поэтому, все их практические замыслы основаны на принуждении, на рабском - они это не скрывают - труде, со временем переходящем в труд добровольный. Идея личной свободы считается Мроо одной из самых вредоносных выдумок. Они говорят об этом прямо: "освобождение личности есть отречение от Общего Дела, и потому благом быть не может, а рабство может быть благом, вести к благу". Всеобщая воинская повинность выступает в рамках их философии как главный способ объединения и обращения всех сил на "общее дело". Главный практический их инструмент - это единая армия рас, производящих исследования и опыты. При таких вселенских масштабах Мроо стали не только воинствующими шовинистами, но убежденными и, как во всем, жестокими проводниками имперской идеи. Всё наше хорошо, всё плохое - не наше. Для Мроо даже запустение кладбищ - вполне простительная случайность, для них уход за могилами - "отвратительная полицейская выправка и желание подбелить смерть". Мало того. Оказалось, что их имперская политика чудесным образом совпадает с целями "общего дела". Мроо в своей экспансии осуществляют великую миссию "собирания", чтобы направить мощь всех рас на уничтоже... то есть покорение природы и всеобщее поголовное воскрешение. Разумеется, в них нет и тени юмора.
   - Что же дальше? - спросил сэр Джонатан. - Ну, восстали мертвые, расселись в Космосе, как птицы на ветках, - и что же им делать дальше? Снова заниматься любовью и искусством, воссоздавать уничтоженную культуру, лишь в музеях сохранившую свои атрибуты? Но какую, какого же века?
   - Для Мроо процесс воскресения бесконечен - и во всём обозримом будущем всё новые и новые поколения должны подниматься из тихих могил.
   - Для чего?
   - Для того, что Мроо считают жизнью: для бесполого, безликого существования в их вселенском концлагере. Да, в концлагере убивают, а здесь воскрешают. А не всё ли равно? Мроо - живые, ненавидящие смерть, решили величайший вопрос бытия не только за живых - они решили и за мертвых. А ведь для них, для мертвых, воскреснуть, да ещё для такой замечательной жизни, какую Мроо им уготовили, - в сто раз страшней и мучительней, чем для нас умереть!..
   - Тем не менее, - сказал Эррварт, - вы тоже отвергаете и смерть, и свою собственную природу.
   - Человек не только смертен, он ещё и внезапно смертен, - сказала Аннамат. - Так что бессмертие бесполезно без высокой степени чисто физической неуязвимости.
   - Объясните мне вот что, - сказал Игорь. - Раз вы вообще не умираете, то объем воспоминаний у вас непрерывно растет, - разве вы не мучаетесь, пытаясь вспомнить, что было десять тысяч лет назад? Тут или сознание надо наращивать постоянно, - а где предел, судари мои? - или дивная болезнь склероз, но тогда зачем вообще нужно бессмертие?
   - Для хранения избыточных воспоминаний у нас есть Йэннимурская Сеть, - ответила Аннамат.
   - А связь? - спросил сэр Джонатан. - Обычная связь не всегда применима и надежна, а пси-способностей у вас нет.
   - Телепатия без техники - в принципе пустяк, - фыркнула Наурэ. - Есть сразу два варианта: обычная био-радиосвязь - электроорганы в природе уже есть, тут один шажок у эволюции остался - и квантовая. Как у нас.
   - Но тут только парная связь будет, - сказал Вайми. - Разве что какой-нибудь телепато-вирус придумать...
   - Такой вирус - это ОЧЕНЬ плохая идея, - сказала Аннамат. - Свободная связь между сознаниями - казалось бы, благо. На деле же она приводит к тому, к чему привело у вас бесконтрольное распространение Интернета перед Третьей Мировой войной: к разрушению границ между сознаниями, "слипанию" их в один бездумный, бесформенный ком.
   - Тем не менее, вы хвалили Аниу за их технологию нейронной связи, - сказал сэр Джонатан.
   - Нет, - возразила Аннамат. - Объединение сознаний может привести к слиянию их в единый сверхразум - но для личностей это будет означать смерть.
   - Значит, сами вы этой технологией не пользуетесь? - спросил сэр Джонатан.
   Аннамат улыбнулась.
   - Конечно, МЫ пользуемся. Без этого не обойтись. Но эта связь исключает прямое слияние сознаний и действует лишь, когда нам это нужно. Для Первой же Формы нейролинки и прочее запрещены, опять же во избежание "слипания" личностей, хотя встроенная наносеть у них есть, и технически это возможно.
   - Хотел бы я посмотреть на вашу Первую Форму, - задумчиво сказал Эррварт. - Особенно в бою. У вас есть пехота?
   Аннамат улыбнулась.
   - Нет. Все задачи классической пехоты легко решаются боевыми дронами. Или симайа. Это и намного эффективнее, к тому же. Симайа может пережить всё - кроме, разве что, ядерного взрыва, да и то, лишь в непосредственной близости.
   - А как вы относитесь к клонированию? - спросил Вайми.
   Аннамат пожала плечами.
   - Тут всё зависит от целей производства. Если будут делать более совершенных существ, вроде нас, золотых айа, - то это хорошо и даже очень. Если солдат-клонов или генетических рабов - очень плохо. В любом случае, расширение набора возможностей стоит приветствовать.
   - В Русской Империи, сударыня, - сказал Игорь, - как, впрочем, и в Англо-Саксонской, а также и на Сторкаде любое клонирование разумных существ карается смертью. Особенно если речь идет о создании солдат.
   Аннамат вновь пожала плечами.
   - Нас, золотых айа, воссоздала раса, которая была намного совершенней, и которой не нужно воевать в обычном смысле. Для нас это - именно показатель искусства. И, чтобы создать клон - нужно ещё иметь опыт работы с генами или возможности моделирования, что в разы сложнее.
   - То есть, вы сами - искусственные существа? - спросил Эррварт.
   Аннамат насмешливо взглянула на него.
   - Да. Как и вы. Но нас Файау создала, как наследников их Вселенной. Мы - генно-инженерная реконструкция самого красивого из всех древних народов Эрайа, предков файа. Это значит, что всех нас нужно уничтожить, как оскорбление естества?
   - По законам Сторкада - да, - с такой же усмешкой ответил Эррварт. - Да и по земным, как я полагаю, тоже.
   - Это правда? - спросила Линнэр, повернувшись к Игорю. Тот пожал плечами.
   - Сударыня, вы никоим образом не являетесь гражданами Русской Империи. И мы - в отличие от некоторых - не считаем, что наша обязанность - навязывать наши законы всем, и, тем более, безжалостно карать всех, кто живет иначе. Но мы предпочли бы разговаривать с вашими... создателями, а не с вами.
   - Встреча с Файау вам вряд ли понравилась бы, - ответила Аннамат. - Они ушли гораздо дальше нас, и уже несуществоподобны. Впрочем, вы - да теперь уже и мы - им попросту неинтересны, они заняты своим Восхождением. Так или иначе, но вам придется иметь дело с нами.
   - Кстати, - а где эта Файау? - спросил Вайми. - И какие у вас с ней отношения?
   - Файау Перешла в другую Вселенную, с более удобными для неё физическими законами, - ответила Линнэр. - Живых файа там уже не осталось, одна интеллектроника - и уже не твердотельная. Присматривают, если очень надо - могут помочь, а так - им уже не очень интересно это...
   - Как я понял, вы рождаетесь и рождаете детей как обычные люди, - сказал сэр Джонатан. - А симайа становитесь уже потом. Кто же отбирает... кандидатов в это ваше... сообщество?
   Аннамат слабо улыбнулась.
   - Те, кто занимается Трансформой, смотрят, готов кандидат или нет. Если нет, - то Трансформа ему не светит. Жестких правил, - в каком именно возрасте - нет.
   - А кто занимается?
   - Мы, Красная Айа, - сказала Линнэр, - занимаемся воспитанием и проведением Трансформ. К сожалению, воспитателей, способных вытянуть оннеле до симайа, постоянно не хватает. Оннеле-то могут быстро расплодиться...
   - То есть, у вас есть контроль рождаемости, - с усмешкой сказал Эррварт.
   Линнэр кивнула.
   - Да. Но только потому, что процесс воспитания очень сложный и количество воспитателей ограничено. А педагогический брак в таком деле крайне нежелателен.
   - Механизм реализации контроля? - спросил Игорь.
   - Без разрешения у оннеле не будет детей, - ответила Линнэр. - Технически не пройдет оплодотворение, - этот механизм встроен в геном золотых айа ещё при создании.
   - Этот механизм, - сказал Игорь, - имеет один минус: если симайа не будет рядом по каким-то причинам - потеряшки, например - то раса вымрет. Даже Аниу МОГУТ иметь детей без генных инженеров.
   - Это учтено, - кивнула Линнэр. - На "детских" не-планетах идет сигнал подавления, - если его нет или дан сигнал отмены, - то дети у пары могут быть.
   - А особо вредные хакеры могут эту схему и взломать, - сказал Вайми, - заглушить сигнал подавления или даже подделать сигнал отмены блокировки.
   Линнэр пожала плечами.
   - Такие попытки им только в плюс к предприимчивости. Но "пропускная способность" педагогического конвейера ограничена, и таких вещей мы не допускаем. Подделать запрещающий сигнал своими силами оннеле не могут - проблем с дикими айа нам не нужно, а потеряться оннеле не могут - из не-планет-то... Если очень надо - любой симайа сможет воссоздать живую расу айа. Свой генетический код у него есть, а как обеспечить вариативность, нужную для нормальной популяции - мы все знаем.
   - Если оннеле становятся симайа достаточно быстро, естественный вариант будет немного... затруднен, - сказал Эррварт. - Как они живут? Где? Как вы вообще их воспитываете?
   - Оннеле живут ТОЛЬКО в максимально защищенных не-планетах - дети всё же, - ответила Линнэр. - Размножаются естественным путем. Условия - самые дикие, практически первобытные. Они хорошо развивают любознательность и умение спрашивать. Тот, кто хочет знать что-то сверх "школьного курса", получает ВСЁ, о чем догадается спросить. Хотя получение многих знаний обязательно. Сама система воспитания трехэтапная. До двенадцати лет юные айа живут лишь в реальном мире, с семи лет - ходят в школу. Условия совершенно нормальные, никаких эксцессов и ужасов нет. В двенадцать они переходят на второй этап. Тут их выбирают наставники, и экзамены уже не за партой приходится сдавать, и бегать, и ВР могут быть ОЧЕНЬ неприятные. Лет с двадцати четырех - переход на третий этап, уже в качестве родителей. Все обзаводятся семьями и воспитывают детей. Рассказывать им о втором этапе никто не запрещает, - пусть будут готовы морально. Помогать - тоже, там это очень нужно. Второй этап воспитания - самый сложный, все задержки и повторения происходят там, - реальность Мроо понравилась, например. Всех погибших в ходе обучения воскрешают.
   - Как? - спросил Эррварт.
   - Физика в наших не-планетах изменена, и у каждого живого существа там возникает "двойник", жестко связанный с телом. Если тело погибает, - его восстанавливают с "двойника", но тут нужен особо обученный симайа с эффекторами типа пластических полей.
   - Воскрешают только разумных? - спросил Эррварт.
   - Нет. Двойники же есть у всех, так что воскрешение котов и так далее у нас вещь вполне обычная. Если нет смерти, то её нет.
   - А зачем вам это нужно? - спросил Вайми. - Если есть возможность просто сделать аплоад?
   - Во-первых, это быстро - минуты, а не месяцы, если с матрицы клонировать, - ответила Линнэр, - и надежно. Матрицы ещё требуют связи, компьютеров - и всё это может отказать. А физика отказать не может. И сознание между смертью и восстановлением не отключается. А там - самые разные варианты могут быть... Если айа попал на третий этап - он пройдет Трансформу в более-менее стандартные сроки, хотя и тут тоже бывают варианты с обучаемостью. Возраст приема - от тридцати шести до... в общем, когда готов будет. Те, кто не прошел в симайа вообще, участвуют в жизни Йэннимура так же, как остальные йэнниты - члены младших рас.
   - А если кто-то просто не хочет учиться? - спросил Игорь. - У нас, в Эру Безумия, такое бывало сплошь и рядом. Что тогда делать?
   - В раннем детстве, - сказал Эррварт, - я не хотел учить географию. Учитель не стал настаивать, а через несколько дней отправился со мной на прогулку в лес и сделал вид, что мы заблудились. Мы долго бродили, наконец, я взмолился: "Как нам отсюда выбраться?", на что учитель ответил: "Вот для этого и надо учить географию". И, вернувшись домой, я бодро взялся за её изучение.
   - Типичная сторкадская линейная логика, - сказал сэр Джонатан, - расчёт на то, что партнёр по общению будет реагировать на твои слова и действия единственно возможным и максимально выгодным для тебя образом. Однако человек многообразен и не всегда предсказуем. Так, на заявление "чтобы не блуждать в лесу, надо учить географию" возможны как минимум ещё две реакции: "ты же учил географию - и, тем не менее, ухитрился заблудиться! Зачем мне учитель, который в трех соснах блуждает?" Или, ещё хуже: "так ты мною манипулировал? Больше я тебе не доверяю!" А сообразительный ребенок быстро поймет, как манипулировать самим учителем.
   Линнэр пожала плечами.
   - Мы, симайа, не манипулируем оннеле. Это очень глупо, ведь они - наши будущие братья. И сестры.
   - Как я полагаю, - сказал сэр Джонатан, - у вас воспитатель может просто отказаться от нерадивого ученика. И что ждет тех, от кого отказываются все - раз за разом?
   - Число выбирающих не ограничено, - сказала Аннамат. - И не факт, что те, с кем дольше всех возились, не обгонят потом принятых с первого раза... Если же просто не хватает способностей, - оннеле ждет обычная жизнь члена младшей расы.
   - А откуда оннеле тогда берут еду в этом своём первобытном обществе? - спросил Эррварт.
   Линнэр пожала плечами.
   - Добывают сами - бананы, палки-копалки, охота...
   - То есть, они на самообеспечении? - спросил Игорь. - Вообще-то палки-копалки, строительство даже примитивного жилья и выделка замши хотя бы для пояска с карманом отнимают очень много времени. У юных айа не останется досуга для учёбы. А ведь цель технологической цивилизации - именно увеличение досуга. Чуть дальше в прошлое, хотя бы в крестьянскую избу XIX века - и свободного времени так мало, что нет смысла даже учиться грамоте: всё равно некогда читать.
   Линнэр улыбнулась.
   - Мой парень, например, мог гонять по лесам в свое удовольствие неделями, не особо волнуясь, что я без него с голоду помру.
   - Ну, так виртуальная реальность же, - усмехнулся Эррварт. - Банан навернул - и до завтра сыт.
   - Не виртуальная, - возразила Линнэр. - Просто цель была не в том, чтобы народ сутки напролет на карачках в поисках пропитания ползал, а чтобы будущий симайа познал все правила и преимущества разумной жизни в обществе. Свобода выбора - полная, но мучительство - неприемлемо, так же, как и подлость, воровство, предательство. Если сам не смог избавиться - наставники помогут, хоть просто показать, что в итоге из их поступков получается.
   - В идеале-то достаточно просто подобрать юным айа хороших учителей, - сказал сэр Джонатан. - С индивидуальным подходом - глядишь, все людьми вырастут.
   - Так и есть, - улыбнулась Линнэр. - Любовь и уважение к ребенку, заботливая и крепкая семья - этого более чем достаточно. Надежность - вот что самое главное.
   - Не понимаю, - честно сказал Эррварт. - Надежность чего?
   - Для ребёнка и в большой мере для подростка мать, отец, бабушки-дедушки - это его мир, - ответила Линнэр. - И этот мир должен быть надёжным. Любовь и надёжность, непременно и то, и другое, только так - условие и метод нормального воспитания. Любовь - ласкать, баловать, как только можно, разрешать всё, что можно, открывать двери и давать возможности - как можно больше; давать ребёнку открытый, многовходный и многовыходный мир. Надёжность - быть сильнее, опытнее, мудрее ребёнка; структурировать мир ребёнка, делать его понятным - разрешая всё, что можно разрешить, обоснованно и безусловно запрещать то, что нельзя не запретить, и включать его в деятельность семьи как полноправного работника - с обязанностями и сферой ответственности; видеть его насквозь, понимать его мотивы, не идти на поводу у его капризов, не вестись на его манипуляции. Не путать свободу с безответственностью и распущенностью. Свобода невозможна без знания ограничений, и умения ориентироваться в них, двигаться среди них и пользоваться ими. Распущенный ребёнок - это ребёнок с сорванной психикой, растерянный, дезориентированный и истеричный, потому что его мир хаотичен и ненадёжен. Такие дети потому и истеричны, что глубоко несчастны: вечно потакающие ребёнку, управляемые и помыкаемые ребёнком взрослые - слабаки, слабее ребёнка, они ему не защитники, а непоследовательные запреты и разрешения сбивают его с толку, - словно лес, в котором деревья то стоят нормальными деревьями, то отодвигаются, если врезаться в них со всей дури, то оказываются призраком - и, врезавшись, пролетаешь насквозь. Рано или поздно обязательно покалечишься.
   Да, ребёнок - не пустая коробка, он ещё до рождения - индивидуальность, а к пяти годам у него уже формируется личность. Но и принимать ребёнка "таким, какой он есть" - значит перекрывать ему путь роста, развития и совершенствования. Даже взрослый меняется, либо вверх, либо вниз - что уж говорить о ребёнке, он ежесекундно другой, он должен меняться, и общаться с ним нужно с упреждением - с ним завтрашним, лучшим, чем сегодня. Если общаться с ним сегодняшним, не тянуть его вверх, он может деградировать. В сущности, цель воспитателя - пробудить в воспитаннике рефлексию, потребность и умение анализировать себя, видеть свои достоинства и изъяны, властвовать собой, воспитывать и совершенствовать себя самостоятельно.
   И, наконец, обучение. Обрушивать на ребёнка цунами информации, больше, чем он способен усвоить с первого раза, и учить всему, чему есть возможность научить. И требовать, постоянно требовать чуть больше, чем он умеет сегодня, - чтобы он постоянно тянулся вверх, к себе завтрашнему, постоянно стремился прыгнуть выше головы.
   В этом и есть уважение к ребёнку.
   Сэр Джонатан задумчиво сложил руки на животе.
   - Вы слышали о четырёхпальцевой линии? Бывает иногда такая на ладони. Сопряжена с повышенной агрессивностью. У мирных обывателей она почти не встречается. Её находят у уголовников, революционеров, политических лидеров и героев. Так что в чём-то вы правы: дать ребенку уверенность в себе очень важно. Только у вас остаётся за кадром: а что с ним будет в ненадежном мире? Ведь ребенок неизбежно вырастет, покинет семью, выйдет в большой мир, часто недобрый и неласковый. Возможно ли в надёжном, защищённом мире семьи вырастить дитя настолько самостоятельным, чтобы оно могло осознавать свои склонности и направлять их к своему и общему благу, не вступать с ближними и с обществом в целом в конфликты, но уметь постоять за себя и дать отпор врагу, и чтоб оно умело различать эти ситуации?
   - Знать и уметь - это прекрасно, - сказал Эррварт. - Но за своё место в мире нам приходиться драться. И воевать. И здесь смерть или победа зависят от одного лишь мужества и воли к борьбе.
   Сэр Джонатан вздохнул.
   - Господин шурмаан, надеюсь, вы знаете, что что исходы войн бывают разные, их куда больше двух, и победа - не лучший из них, а смерть - не худший, и не воля к борьбе ведёт истинного воина, а воля к миру, потому что истинный воин сражается не с врагом, а с войной, и подлинное мужество проистекает не из ненависти к врагу, а из любви к родине и к людям, и исход войны решается не только мужеством, но и, не в последнюю очередь, мозгами. Без мозгов мужественно можно только погибнуть, этак лобовой атакой, строевым шагом, с шашками, револьверами и сигарами в зубах, на цепь пулемётов. Мы победили именно потому, что понимали это.
   Сторк нахмурился, но не стал возражать, задумавшись.
   - Мысль, что повышенная агрессивность может привести и к преступлению, и к подвигу, то есть, врождённые склонности сами по себе не хороши и не плохи, всё зависит от их огранки и аранжировки, от личности, её этического уровня, то есть, в конечном счёте, от воспитания и самовоспитания - это аксиома педагогики, - добавил Игорь. - Но, как любая аксиома, сама по себе она бесплодна. Пользу может принести только конкретная работа с каждым конкретным ребенком.
   Линнэр фыркнула.
   - Наша задача - подготовить ребёнка к жизни в ненадёжном и недобром мире, научить дитя преодолевать объективные трудности и общаться с безразличными, недоброжелательными и даже враждебными разумными, анализировать их мотивы, просчитывать действия, строить с ними отношения, склонять к сотрудничеству, нейтрализовать, а при нужде и воевать с ними, не забывая, однако, что величайшая победа - это победа, достигнутая без сражения. Оннеле учатся жить в ненадёжном мире с двенадцати лет - и не только самостоятельно обеспечивать своё существование, но и строить отношения в обществе, и более того - строить это самое общество, под контролем, но фактически без участия взрослых.
   Сэр Джонатан вновь вздохнул.
   - Общение с воспитателем должно давать ребёнку и чувство защищённости, и ощущение себя любимым, нужным, единственным (сколько бы детей ни было у воспитателя), и нежность, и заботу, и понимание, и уважение, и новое знание, и радость. Интеллектуальный, эмоциональный, духовный накал, интенсивное переживание бытия, познания и диалога. Это можно назвать вертикальным общением. Общение с ровесниками, при всей его нужности и важности, - общение горизонтальное. Они не взаимозаменяемы. Мне кажется, весь этот ворох педагогических ошибок трудных - из-за того, что вы пытаетесь создать в Йэннимуре систему воспитания, - с максимальной, почти абсолютной защитой, лаской, обучением и развлечением, - исключив из воспитания воспитателей. Не воспитателя, а именно воспитателей. Вас смущает, что надо бы на каждого оннеле по одному симайа - не многовато ли. Нет, мало. Эта "чистая модель" один ребёнок - один воспитатель, чтоб никто воспитателю не мешал, - идёт у нас от прекраснодушного дурака Руссо. Совершенно неработоспособная, неэкологичная абстракция. Ребёнку для становления и развития нужно разнообразие связей. Отношения с несколькими разными взрослыми, и не только с членами семьи, но и с родственниками, друзьями семьи, учителями, врачами. продавцами, попутчиками в транспорте... С детьми - ровесниками, дворовой компанией, младшими и старшими братьями-сёстрами, кузенами, соучениками... Наконец, богатейший опыт построения отношений, ориентирования в ситуации и овладения ею он получает из отношений взрослых между собой. Где у вас всё это? У ваших детей воспитателей вообще нет. Только преподаватели. "Воспитки". Айа лишены вертикали, тянущей вверх.
   - У великого русского педагога Макаренко есть великолепные размышления на эту тему, - добавил Игорь. - Он писал, что в педагогическом коллективе необходимы и беспощадно требовательный педант, которого все истово уважают и боятся до дрожи в коленках, и остряк-весельчак, и авантюрист-заводила, и строгая классная дама, вобла сушёная, и молоденькая неопытная девочка, которую будут опекать и учителя, и старшие ученики. Если народу мало, роли приходится совмещать. И обязательно, непременно нужна "бабушка" - кто-то, кто всегда, как бы ты ни был виноват, пожалеет, приголубит, даст тебе выплакаться, утрёт слёзы и сопли и угостит вкусненьким. Не обязательно натуральная старушка, разумеется. Но идея о гениальном Учителе, который один всех всему научит, - увы, чистой воды идеализм, не подкрепленный практикой.
   - И не забывайте, что дети от природы - это хитрые, злобные, ленивые животные, - сказал Эррварт. - Сами по себе, без внешних... стимулов они никогда ничему учиться не будут. Это, к сожалению, факт.
   Линнэр фыркнула.
   - Ваши дети - возможно. Наша система воспитания - это постоянный вызов. Лестница, по которой хочется взбираться. Она в избытке предлагает трудности, которые следует преодолеть, - но, в отличие от вас, мы никого не заставляем подниматься насильно. Каждый выбирает сам, как высоко он хочет подняться. И, удивительно, но почти все хотят как можно выше.
   - Свобода для развития - это прекрасно, - сказал Игорь. - Но какие именно стимулы, для развития чего даёт дружелюбная среда? Не проще ли, как у нас, на Земле, рассортировать всех по склонностям и обучить тому, что на самом деле будет у них получаться? Желания и склонности не всегда совпадают, знаете ли. Можно страстно желать стать архитектором, - но не понимать математики, и тогда неверное желание превратит жизнь в трагедию. А таких трагедий мы стараемся избегать.
   Линнэр поморщилась.
   - Рассортировать по склонностям - чревато позицией "дедушка лучше знает, чего ты хочешь": по каким-то высшим соображениям человеку навязывают профессию, работу, место жительства, судьбу... Право и возможность решать за другого - источник самых ужасных злоупотреблений. Ну и, наконец, у человека может быть великое множество склонностей, и проявиться они могут когда угодно, в любом возрасте. Что уж говорить о симайа, с их интеллектуальными возможностями?
   - Наши возможности, сравнимо с вами, меньше, - кивнул сэр Джонатан. - Что до индивидуального обучения, - на каких принципах оно основано? Развивать выявленные склонности? То, в чём данный оннеле силён? Или, наоборот, тренировать то, в чём он слаб, чтобы развивался как можно гармоничнее?
   Линнэр кивнула.
   - Развивать выявленные склонности продуктивнее. А тянуть куда-то грубой силой... результат будет плохой.
   - А если нет никаких склонностей? - спросил Эррварт.
   Линнэр улыбнулась.
   - Так не бывает. Бывают склонности, которые ведут не наверх, а, скажем так, в сторону. Бывают просто оннеле с недостатком способностей. Тянут и их, - но уже на второй линии, и не в симайа, а в их помощники.
   Сэр Джонатан вздохнул и сложил ладони на рукояти трости.
   - Мне это интересно из-за личного опыта, - сказал он. - Я дважды побывал в ситуации выбора - именно из-за сортировки по склонностям и специализированного обучения в наших Лицеях. Причём, в первый раз лишь благодаря поддержке отца я избежал решения за меня и сломанной жизни, а во второй раз выбрал сам, без всяких сортировщиков - и ни разу не пожалел, хотя выбрал отнюдь не по склонности. Специализированное обучение, заточка под какую-то одну специальность, развитие сильных сторон без внимания к слабым, по-моему, исключает возможность формирования гения. Я, конечно, сужу по себе и по своим собратьям-дворянам. Нас в Лицее учили всему, чему только можно. И я сам всегда тренировал в себе то, в чём тянул слабо. Не все слабые стороны, разумеется, их слишком много, развить всё - надо три жизни. Я выбирал только самое необходимое. Но вы...
   - Да, мы, симайа, бессмертны, - кивнула Линнэр. - Каждый из нас может расти бесконечно и в любую сторону. Никто не решает, чем нам заниматься. У оннеле же главная проблема в том, что направлений развития много, и хочется всего сразу. Наша задача - помочь им разобраться в себе, чего они хотят на самом деле. Ничего нельзя отбрасывать. Мир меняется, а многообразие - основа выживания.
   - Многообразие в первобытной жизни? - иронично спросил Эррварт.
   - Вы наверняка удивитесь, узнав, как сильно различаются обычаи даже истинно первобытных племен, - ответила Линнэр. - Да, основа, разумеется, одна. Но эта основа - производительный труд и умение работать руками. А также умение отвечать за себя и свою жизнь.
   Игорь кивнул.
   - Я тоже считаю, что руки - третье полушарие мозга, и производительный труд - один из самых эффективных методов и интеллектуального развития, и воспитания. Но мне кажется всё-таки, что отправлять подростков в первобытные условия, - значит, отбрасывать их назад, к началу тысячекратно пройденного пути. Такая среда, такой образ жизни учит их играть и выживать, а не работать.
   Аннамат вздохнула.
   - На самом деле, полное погружение в дикую природу преследует совершенно другую цель: сделать будущих симайа максимально живыми. Оставить им память о родстве со всем живым, об этих самых живых растениях, с листьями, цветами и плодами, с гусеницами, улитками, жуками-пауками, о настоящей земле под босыми ногами, об ощущении ветра и воды на коже. И о любви, само собой.
   - Сударыня, - сказал сэр Джонатан, - ещё древний философ Маркс писал, что в будущем для всех детей свыше известного возраста производительный труд будет соединяться с преподаванием и гимнастикой, не только как одно из средств увеличения общественного производства, но и как единственное средство для производства всесторонне развитых людей.
   Аннамат кивнула.
   - Естественно, что для развития ребенку нужно поручать разные посильные дела - ничто не дает такого самоуважения, как хорошо сделанная работа. Но ощутить жизнь во всей её полноте - гораздо важнее.
   - Есть ли у симайа армия? - вдруг спросил Эррварт.
   - Армии как таковой нет, но есть флот, - ответил Миран. - Да - в бою мы стараемся не участвовать лично. Для войны у нас есть автоматические корабли, боевые дроны и прочее. А в основном - Йалис и интеллектронные диверсии.
   - Иными словами, - сказал Эррварт, - вы воюете бесчестно.
   Миран хмуро взглянул на него.
   - Мы воюем с Мроо. А это такие твари, что, дай им хотя бы миллионную долю шанса, - они тебя убьют. Соответственно, наша стратегия - никаких шансов Тэйагну. СВОИ потери мы всячески стараемся минимизировать.
   - Никаких шансов кому? - спросил Эррварт.
   - Это демон из наших древних мифов - рой огненных ос, что отравляет и пожирает всё живое и испепеляет землю, - пояснила Линнэр.
   - Ну, в таком конфликте мораль может и немного измениться... - сказал сэр Джонатан. - Как вы с этим справляетесь?
   - Представляем себе Мроо как очень опасную, коварную, но всё же стихийную силу. И применять те же методы борьбы к живому противнику для нас уже не слишком адекватно. Когда нас обучают владению телом, военная подготовка - создание и применение боевых эффекторов - обязательна для всех. А боевое применение Йалис, тактика и стратегия - уже для узкого круга профессиональных военных. Как, впрочем, и у вас - у вас же нет призывной армии, лишь добровольцы в кадетских корпусах.
   - Опять же - ГДЕ они этому учатся? - настаивал сэр Джонатан. - Это часть базового курса?
   - Это - уже нет. Этому учатся в военных академиях. Благо, опыт в этой области у нас богатый, можно предметно показать, что хорошо, а что - лучше даже не пробовать...
   - А если данная часть базового курса противоречит моральным установкам?
   - Тут - стараются объяснить, что мораль часто зависит от конкретных обстоятельств. И не на базовом курсе уже...
   - Тогда они увидят не все варианты зла, - иронично сказал Эррварт.
   - При обучении им показывают многое, - ответила Аннамат. - Вплоть до полного погружения в ВР.
   - Я вижу, у вас, - сказал Игорь, - очень мягкое общество, слишком нацеленное на развитие интеллекта и боящееся простой честной войны.
   Аннамат улыбнулась. Неприятно.
   - Ваше общество ведет непрерывные войны, - но не слишком нацелено на развитие интеллекта, как я вижу. И оно очень жесткое, не так ли? Исток у нас один, - но направления разные.
   - Симайа такими и создали, как я понимаю? - спросил Эррварт.
   - Нет, естественно, - ответила Линнэр. - Сначала в Файау вывели живых золотых айа, - считали, что предки лучше, не испорчены цивилизацией. Потом привили им их культуру - ту, что смогли восстановить. И только потом, с теми, кто уже всё усвоил, начали проводить Трансформу. То есть продвигались постепенно.
   - Чтобы сохранить хотя бы остатки человеческих чувств? - предположил Игорь.
   Линнэр кивнула.
   - А что с чувствами у Анхелы?
   - Тут одно из отличий, кстати, - ответила Аннамат. - Для офицеров С-Т, собственно - всех, включая Командора - положены большие усилия, чтобы сохранить у них человеческие эмоции и чувства. Да - их можно пригасить, но процесс намеренно сделан... не самым удобным. Да - они осознают, что это эмуляция, - но одна из особенностей того, как работает офицерский компьютер, - это осознание не влияет на поведение.
   - Это вам Анхела рассказала, - сказал Игорь, - а вот у меня впечатление немного другое.
   Аннамат кивнула.
   - Проблемы с этой эмуляций у офицеров С-Т или любое отклонение от реальности - повод для доработки системы. При этом тот факт, что чувства могут быть даже к искусственно созданному, возможно - этим же офицером специально под себя разумному существу, возможно даже, хотя это уже экстрим - существующему даже только в виртуальной реальности - и, естественно, аугментированной реальности - проблемой не является. По крайней мере, идеал такой.
   - У нас, симайа, тоже есть эмоции, просто мы сдерживаем их обычно, - добавила Наурэ. - Однако, эмоции - вещь нужная, иначе может оказаться так, что ты всё сможешь сделать - но ничего не захочешь. Поэтому при Трансформе матрица эмоциональных реакций прошивается аппаратно. И её ещё корректируют время от времени, псикоррекцию можно и для этого использовать. Тут - добровольно уже идут, мало кто хочет стать бесчувственным болваном...
   - А младшие расы могут тоже симайа становиться? - спросил Вайми.
   - Могут. Но не поголовно, а только лучшие представители. Тут "обязательного приема" не требуют.
   - Полагаю, все ваши "младшие расы" более-менее человекоподобные? - спросил сэр Джонатан. - Никаких насекомых с коллективным разумом и чего там ещё?
   Аннамат фыркнула.
   - Нет. Космос большой, да и возможность принимать разные формы дана нам не просто так, а чтобы мы могли всем помогать, не пугая их своим видом...
   - А трупов от чересчур усердной "помощи" может быть больше, чем от лихой борьбы со злом, - сказал Игорь. - Тираноборец-то только одного человека может угробить - ладно, многих людей, а вот если начать помогать, не подумав - то можно погубить всю цивилизацию... Сами айа до такого - не дойдут. Этому учить надо, хотя бы устраивать инсценировки с роботами...
   - Их учат, - ответила Линнэр. - И показывают всё предметно, вплоть до полной ВР. Да, перед началом им говорят, что это ВР, но не факт, что они будут помнить это, оказавшись ТАМ. Могут и в другую реальность засунуть, хоть бы и Мроо - без самих Мроо, конечно. Так что опыт у юных айа богатый, сложный и разнообразный...
   - Проще уж и мораль воспитывать таким путем... - проворчал сэр Джонатан. - Ту же литературу и историю, - а кое-кто пытается и религию сюда присобачить, - изучают в первую очередь для этих целей...
   - Религии у нас нет, - ответила Линнэр, - но литературу и историю мы учим обязательно.
   - А если симайа вмешаются в конфликт на стороне, которая с вашей точки зрения лучше, - а реально получится хаос? - спросил Игорь.
   - Если это конфликт младших рас - ни на чью сторону мы не встанем, - ответила Наурэ. - Принудительно разоружим обе стороны, если не поможет, - разделим силовыми барьерами. Виновных в военных преступлениях - на психокоррекцию. И всё.
   - Вот у нас есть месторождение нефти, золота, - неважно, чего, - сказал Игорь. - Есть две страны. Обоим нефть очень сильно нужна. Каждая - хочет ВСЁ месторождение, и считает, что она в своем праве. У нас - могла бы война начаться. Что будет тут?
   - Получат технологии, при которых нефть им уже не понадобится.
   - Сразу? Хорошо - сырье для этих технологий откуда?
   - Добычей сырья займутся экипажи производственных кораблей - симайа, конечно, а аборигенам пойдут уже готовые изделия.
   - Хорошо, - сказал Игорь. - Вот новичок-симайа решает помочь отсталому народу. Мораль - резко положительная. И начинает строить "счастливое будущее". При этом, - не имея ни опыта такой работы, ни чего-то вроде "Базисной теории феодализма-капитализма". И чем это кончится? Тем более, что ЕМУ - ничего не угрожает. Максимум - под ядерный заряд подставиться, и это надо постараться ещё. А люди - или кто там ещё - страдают. Особенно если он НЕ понимает, что его знаний тут мало. Или они в школе это всё изучают?
   - Как новичок-симайа попадет на такую планету? - фыркнула Наурэ. - Персонального сверхсвета у нас нет, личных кораблей тоже, а на большой звездолет попасть - это ещё заслужить надо. Да и если сбежит оттуда - будут искать. Правда, возможность самостоятельных досветовых полетов у нас есть, но это - десятки и сотни лет лететь, за это время и поумнеть можно...
   - Ну - да, - согласился Игорь. - Но что удерживает молодых симайа от таких ошибок?
   - В основном - просто не дают возможности наделать.
   - А общие попытки оказать помощь, которые из-за нехватки знаний приводят к обратным последствиям? Например, те, кому вы помогли, совсем на шею сели?
   - Сесть нам на шею - трудно, - улыбнулась Наурэ. - Матблага младшим расам мы отпускаем не слишком щедрой рукой, - чтоб налегали больше на культурные. А если некий господин хочет летающий дворец в пятьсот комнат - значит, ему придется показать, как он может себя ограничивать.
   - Хорошо, - сказал Игорь. - Вот этот господин, и вот один молодой симайа - откуда он знает, что помогать строить летающий дворец НЕ следует?
   - Основы рационального использования ресурсов нам всем закладывают ещё в школе, - ответила Наурэ. - Так что все мы хорошо понимаем, что реально нужно, - а что нет.
   - Хорошо, - сказал Вайми. - Дайте мне хорошую систему автоматического проектирования, производственный комплекс, карьер и команду роботов - я сам себе дворец построю, и им будут восхищаться, как творением искусства... а потом ещё один построю, друзьям, например. Иными словам - граница где?
   - Если это будет именно произведение искусства, - то почему бы и нет?
   - Хорошо, - сказал Игорь. - Кто тогда у вас решает, - что есть произведение искусства, а что нет?
   Наурэ пожала плечами.
   - Споры на тему, что есть искусство, у нас, в Йэннимуре, не утихают никогда. Но в основе всего лежит мотив творца, не так ли? Создание новых сущностей - прекрасно. Поиск поводов плевать кому-то на голову, - нет.
   - А как это различить? - спросил Вайми.
   - Это мы просто видим.
   - То есть, читаете мысли?
   - Для нас трудно НЕ видеть чьи-то мысли, - ответила Наурэ. - Если нас просят дать что-то, - то мы имеем право знать, зачем, не так ли?
   - Если не хочешь есть - еды не получишь? - спросил Вайми.
   - С этим у нас просто, - улыбнулась Наурэ. - Вещи дают, какие угодно, но если ими не пользуются, то забирают назад, и всё. Тут обычно и делать ничего не надо - лишь выдавать готовое со склада и собирать ненужное.
   - А если я хочу исследовать космос? Научите и либо с собой в экспедиции берите, либо дайте корабль? - спросил Игорь.
   Наурэ пожала плечами.
   - Если всерьез хочет, - почему бы и нет? Но куда лететь - решает экипаж, а не гости. Симайа же могут дать и корабль, - если он доказал, что ему этот корабль можно доверить. Но это уже уникальные случаи. Потому что даже у разведчиков - экипаж не из одного симайа штатно.
   - Потребности у всех потенциально безграничные, - сказал Игорь, - а ресурсы конечны.
   - У нас есть такая проблема, - согласилась Наурэ, - хотя нам дома, машины и плееры совершенно не нужны. Но для этого нам и нужно терпение, не так ли?
   - А терпение подождать, пока туземцы создадут свою высокую культуру? - спросил Игорь.
   - А неполноценных - ладно, вы ЗНАЕТЕ, что они неполноценные - в расход - это зло или нет? - спросила Наурэ.
   - А то, что с нашей точки зрения зло - именно ваша политика?
   - Мы лучше их знаем, что кому нужно - и редко ошибаемся в этом, - ответила Наурэ. - Или НЕ нужно.
   - Что заменило войны младшим расам? - спросил Эррварт. - Тем, кто в космос не вышел, и ресурсов имеет ограниченно? А культура - основана именно на войне?
   - Фильмы и игры про войну производства Йэннимура, естественно, - улыбнулась Наурэ.
   - И гуманитарная помощь симайа, очевидно?
   - Иногда - да, - согласилась Наурэ. - Но тут уже мы их расшевелить как-то стараемся...
   - А если они всё равно рвутся воевать? - спросил Эррварт.
   Наурэ пожала плечами.
   - Несовместимые расы не допускают до прямого контакта. В чате - пусть их ругаются.
   - Критерии совместимости? - спросил Игорь.
   Наурэ вновь пожала плечами.
   - Если при прямом контакте двух рас начинается мордобой и кровопролитие, они явно несовместимы. Но межзвездные корабли есть лишь у Йэннимура, и потому подобных эксцессов не случается.
   - Люди и сторки как раз таки вполне совместимы, - сказал Вайми. - Просто не поняли друг друга.
   Наурэ спокойно кивнула.
   - Ещё один повод допускать межрасовые контакты лишь при контроле с нашей стороны.
   - Вот фоморы, - сказал Игорь, - уверены, что выжигают зло, убивая всех подряд. И могут доказать. Что их доказательства кривые, вы их не убедите - фанатики. И что делать? Психокоррекция? А если их доказательства - убедительны? Присоединяться к ним?
   - Фанатизм в Йэннимуре - УЖЕ достаточное основание для психокоррекции, - ответила Наурэ. - Если основанием для вмешательства в дела младшей расы будут деяния, подпадающие под статью "Преступления против человечности", то споров никаких не будет. Если мы наткнемся на "готовую" межзвездную войну - начнем разоружать обе стороны. А вот если некий симайа заявит "мне их прически не нравятся, по моему дизайну надо переделать" - у него за спиной начнут шептаться, и говорить о хорошем психиатре...
   - Угу, - сказал Игорь, - а критерии неадекватности?
   - Отсутствие способности к самокритике, например.
   - А под эту статью действия некоего Николая Романова не попадают случайно? - спросил Эррварт. - Который сделал своих сторонников дворянами с преимущественным правом, и фактически лично провозгласил себя Императором? Или всё же он будет оправдан потому, что вывел Землю из цивилизационного тупика?
   - Без него земляне наверняка вымерли бы, так что в данном конкретном случае он был бы оправдан, - ответила Аннамат. - А вот если бы мы сами на Землю в те годы наткнулись... мотивы основателей Империи зачли бы, как смягчающее обстоятельство, но вот насколько - большой вопрос...
   - То есть, - сказал Игорь, - вы считаете себя вправе построить всех. По принципу "живите хорошо и дружно, не то хуже будет". Посмотрим, как вы будете строить тех же Богомолов - или фоморов.
   - Мы никого тут не собираемся строить, - сказала Аннамат.
   Игорь поставил локти на стол и оперся подбородком на сплетенные руки.
   - Сударыня, я ОЧЕНЬ близко общался с Анхелой - которая, как вы сказали, знает очень многое. А она сказала мне, что внедрение бессмертия на попавших в вашу зону влияния мирах чаще всего ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ. Формально - для всех, на деле - с маньяками и так далее происходят "технические сбои", и коррекция при переносе - тоже вещь совершенно обычная. Плюс - культурная экспансия. Грубо говоря, если в Йэннимуре ходят в зеленых сандалиях, то все должны ходить, ибо это хорошо.
   - Когда ребенка за шиворот оттаскивают от ядовитой змеи - это принуждение? - спросила Аннамат. - Когда его ведут в школу, к врачу, да просто шею мыть - это принуждение? Да. Но - для его же блага. Разве у вас воспитание построено иначе?
   - Нет, сударыня, - ответил Игорь. - Но между детьми и между расами есть разница, знаете ли...
   - Разницы нет, - Аннамат пожала плечами. - Расы - те же дети. Причем, дети, часто не понимающие, что их собственные обычаи - вредят им. Разве не наш долг - вывести их из темноты на свет?
   - Вот как, значит, это у вас называется? - иронично спросил Эррварт. - И вы знаете, как для них лучше?
   Аннамат кивнула.
   - Мы знаем историю восьми миллионов рас - от начала и, часто, до конца. Мы много раз видели, к чему ведут самые разные варианты. Этого достаточно, не так ли?
   - В вашей вселенной, - ответил Игорь. - Но не в нашей.
   Аннамат вновь пожала плечами.
   - Конечно, местная физика влияет на развитие рас очень сильно. Но мы бывали и в других вселенных тоже. Здесь опыта у нас меньше, да - но всё равно он огромен.
   - И вы действительно считаете, что ваша воля превыше воли чужих богов? - иронично спросил Эррварт.
   Аннамат улыбнулась.
   - Если считать богами высоких архилектов и другие подобные Сущности - их мнение всегда стоит учитывать. Если же речь идет о вере в некое вымышленное существо... Если данная религия не требует особого изуверства, то мы говорим просто: "ну и пусть их".
   - А если религия верит в существование души и считает, что ваше воскрешение производит бездушные копии? - хмуро спросил Эррварт.
   - Наше воскрешение всего лишь дает душам новые тела, - ответила Наурэ. - "Загробная жизнь" - в нашей Вселенной, по крайней мере, - вещь совершенно реальная и малоприятная - там просто нет ничего, кроме душ, а копии - НЕ бездушные. В нашем мире - душа порождается сознанием, сколько создадим копий, - столько будет и душ.
   - А если вам не поверят? - спросил Эррварт.
   Аннамат пожала плечами.
   - Мы можем показать сомневающимся, каков на деле ТОТ мир, хотя это крайне неприятно.
   - И после этого вы говорите про добровольное участие? - спросил Эррварт уже язвительно. - Вам придется серьёзно мозги крутить.
   - А зачем? - спросила Наурэ. - На трибуну выходит дева прекрасной красоты и говорит: "Люди, кто хочет жить вечно?". И всё.
   - Можно ЖИТЬ вечно, - ответил Игорь. - А можно быть вечным домашним животным. Вам ясна разница, сударыня? Что бы выбрали вы сами?
   Наурэ не ответила.
  
   13.
   Какое-то время в комнате царила тишина. А ведь это уже всё, спокойно подумал Игорь. Они сами признались, что главный их мотив - тут не действует. А значит - дарить нам бессмертие - незачем. Остается лишь выпроводить незваных гостей по возможности аккуратно, не доводя дело до кровопролития...
   - Как известно, - вдруг сказала Аннамат, - нет никакого способа доказать реальность добрых намерений, так как любое доброе деяние может быть лишь маскировкой для злых. Злые же намерения доказать очень просто - причинением вреда. Странно, но никто из получивших, например, в морду, почему-то не думает, что это лишь коварство, и на самом-то деле ему тайно желают Добра.
   - Чем кстати права "члена младшей расы" отличаются? - спросил Эррварт.
   - Тем, что этих прав существенно меньше, - ответила Наурэ. - Симайа без проблем взойдет на борт почти любого йэннимурского корабля, "младшего" же для начала спросят, а для чего ему это... а знает ли он, что в месте назначения кислорода три процента... и так далее. Плюс - нет права голоса в Йэннимурской Сети, сильно ограничен доступ к информации по сравнению с симайа, и прочее...
   - Выходит, что мы имеем дело всего лишь с компанией не очень удачливых моралистов, - с удовольствием сказал Эррварт.
   Наурэ улыбнулась.
   - Файау поручила нам создать высоко моральное общество в масштабах Местной Зоны, если повезет - то и дальше. А потом - хотели как лучше, а получилось - как всегда. Тут и погоня за количеством симайа в ущерб качеству, и формализм, и различные посторонние влияния... Искусственность расы - тоже сказывалась. Кончилось всё это Йалис-Йэ, после чего Файау воссоздала Йэннимур заново. Все ошибки теперь исправлены - воспитание детей, например, идет уже лишь в семьях, а не в отдельных коллективах, да и к младшим расам отношение совсем другое - их склонности тщательно учитывают...
   - А для офицеров Станции Транквилити прогрессорство возможно? - спросил Игорь.
   - Там сейчас нет других офицеров, кроме Анхелы. Почему - она или не знает или не хочет говорить. Орден Наблюдателей под общим руководством С-Т - есть. Вот им, как раз, можно... ОЧЕНЬ осторожно, и если остальные узнают... ой товарищи влипнут... и придется доказывать, что без этого - никак, потому что это ущерб слаборазвитой цивилизации, даже если она была целиком "за" и добровольно отбросила свою собственную культуру. Общей теории прогрессорства у Станции пока что нет, есть лишь намеки, и считается, что открытый контакт с культурой, которая не способна НЕ растворится в более развитой - недопустим.
   - Кстати, а почему? - спросил Игорь. - Потому что падение культурного многообразия создает реальные проблемы - или это просто предубеждение, реально ни на чем не основанное?
   - Первое, - ответила Аннамат. - Случаи, которые это доказывают, - были. Была ли это инсценировка Станции - не ясно. Но ей падения разнообразия - точно не надо.
   - Так были проблемы - или Станция так развлекается? Если были - то у них к вам будут очень большие претензии, вы же тех цивилизаций культурно подавили тысяч двадцать. Да - все творческие личности оттуда - творят и дальше, но вот так ли хорошо, как могли бы самостоятельно - вопрос, к сожалению, пока что открытый.
   - Многие представители окружающих нас сверхрас считают, что проблемы таки были. В основном - со стороны тех цивилизаций подавленных... в основном.
   - То есть, - сказал Игорь, - реально там "культурная самобытность" была на уровне людоедства? Понятно, что не всё разнообразие одинаково полезно.
   - Да. Но Станция - намеренно держат разнообразие. ЗАЧЕМ она его поддерживает - это другой вопрос.
   - Например, потому, что из-за глобализации, приведения всех рас к одному знаменателю, у них новых идей не будет, начнется застой, и в перспективе - кирдык? Станция борется с этой опасностью - или они просто коллекционируют экзотические культуры?
   Аннамат пожала плечами.
   - Мы считаем, что да - коллекционирует экзотику.
   - А вы сами?
   Она улыбнулась.
   - Мы знаем, что делаем. К тому же, у нас самих культура... разнообразная, и отдельные йэнны вполне заменяют разные расы.
   - А как там у вас обстоят дела с властью? - спросил Эррварт.
   - Йэннимур - это БОЛЬШАЯ цивилизация, - ответила Аннамат. - Центральное управление ей невозможно. Йэннимурская Сеть - единственное объединяющее звено.
   - Выходит, что у вас демократия? - иронично спросил Эррварт. - Сочувствую...
   - Да, у нас демократия, - ответила Наурэ. - Даже притом, что капитаны на наших кораблях есть, и права имеют - ну, какие у вас на военных кораблях есть, те и имеют. Но у нас демократия не представительская ни в каком разе. Такого, чтобы кто-то прыгал по сцене и пел: "выбери меня, выбери меня - птицу счастья завтрашнего дня!" - такого у нас нигде нет, разве что только в цирке.
   - А как тогда у вас действует власть? - спросил Эррварт. - У вас есть Высокие Роды? Дворяне? Император?
   - Императора нет, - улыбнулась Линнэр. - Дворяне... что ж: можно считать ВСЕХ симайа дворянством Йэннимура - в общем его населении нас всего восемь процентов. А у вас дворян - всего три, кажется?
   - Сударыня, дворяне дворянам рознь, - ответил Эррварт. - На Сторкаде есть Безродные, есть Младшие Роды, - а есть Роды Высокие. А вот кто ваши Мечтатели?
   - Симайа делятся на двенадцать Айа, и каждая из них стремится что-то улучшить - наш мир или общество, - ответила Аннамат. - Мечтатели - те, кто соединил в себе все двенадцать стремлений и уравновесил их в необходимом единстве, обретя новые качества - возможность изменять суть других симайа одним прикосновением своего сознания в том числе. Сила Мечтателей - в их универсальности. Как вы все понимаете, такие качества очень редки. Те, кто овладел ими - уже, скорее, кристалл из двадцати четырёх личностей, воплощающих каждую из граней нашей радуги - личностей, спаянных в нерасторжимое целое. Они намного больше обычных симайа - я имею в виду их сознания, - и стоят вне всех категорий.
   - И они составляют орган высшей власти? - предположил Эррварт. - Как у нас Высокородные составляют Совет Глав Родов?
   - Центрального органа управления у нас нет, - ответила Линнэр. - Любой всейэннимурский Совет, даже при мгновенной связи, нежизнеспособен, он не может принимать решения в режиме реального времени. Каждый из Мечтателей указывает путь своей йэнне - и все эти пути разные. Каждый из них работает в одиночку, - но им есть, о чем побеседовать. Да, есть и Мечтатели - единомышленники, соавторы, дополняющие и вдохновляющие друг друга. Как ни самостоятельны йэнны, между ними есть культурные связи, они сотрудничают. Универсальность разума предполагает гармоничность, повышенную способность к пониманию и интерес к чужому, - если надо, Мечтатели могут договориться. Но в Йэннимуре их - больше шестисот тысяч. Как можно скоординировать мнения такой огромной массы? Внутри своих йэнн Мечтатели правят вполне авторитарно, - но если их мнение слишком резко расходится с мнением большинства, оно может просто найти лучшего. Если нужно быстрое решение - решают те, кто на месте. Если можно - консультируются через Сеть, благо, связь мгновенная. Проблемы с подтверждением ранее данных обещаний - бывали. Никто не совершенен.
   - То есть, - иронично сказал Эррварт, - чтобы получить хоть какую-то помощь, симайа должен убедить всех и каждого, что она ему нужна?
   - Всех убеждать не надо, - улыбнулась Линнэр. - Потому что почти все проблемы решаются не Йэннимуром целиком, а лишь ничтожно малыми его частями. Каждый симайа может заниматься своим делом, - если он не мешает никому и соблюдает основные правила. Если нужно куда-то полететь - ищи корабль, который идет туда. Если надо что-то построить - нужные средства на кораблях есть, если надо много и быстро - проси помощи у своей талхаас, риммат или йэнны. Но личных проектов у нас очень мало, обычно, это проекты целых йэнн - и внутри них Мечтатели координируют общую работу. Да - нам часто приходится ждать, уступая более важному. Но бессмертным не свойственна человеческая торопливость, и мы всегда можем сменить забуксовавшее дело на другое. Конфликты есть, куда же без них. Но они остаются на вербальной стадии, максимум - на отказах кому-то в чем-то помочь. Травить соперников мышьяком или кидаться стаканами у нас не принято.
   - Даже когда речь заходит о распределении денег? - спросил Эррварт.
   - Деньги в Йэннимуре есть, - ответила Линнэр, - но лишь как учетная единица, считать расходы при планировании. Да, у любой вещи или действия есть своя цена. Но для нас это такой же параметр, как вес или длина. Если кому-то нужна какая-то вещь, - он берет её на складе или убеждает тех, кто может сделать, что она ему нужна. Планирование внутри йэнн централизованное - развитие компьютеров позволяет наладить идеальный учет и контроль. Да, система очень сложная - каждая йэнна сама решает, на что тратить ресурсы, хотя в случае общих проектов развития и обороны вопросы возникают очень редко. Упор в основном на сознательность и объективность - мы понимаем, что ресурсы нужно использовать разумно, а личные потребности у симайа небольшие - еда и транспорт не нужны, жилье не очень. Ну и духовные на первом месте - нам интереснее всего творчеством заниматься или в общем деле каком-то участвовать.
   - То есть, - сказал Эррварт, - каждый симайа говорит только сам за себя?
   Линнэр хмыкнула.
   - Если он представляет сам себя - то да. Но убеждать других, что им тоже очень надо - никто не запрещает. Если же никак не получается... всегда можно заняться чем-то ещё... или слагать печальные оды о несбыточных мечтах. Тут ключ в здоровой психике на самом деле - симайа понимают, что возможности их небеспредельные, и всего и сразу не бывает. Главное, чтобы зависти и мизантропии не было. Да и почти все проблемы решаются при помощи труда и ангельского терпения, - если оно действительно надо, конечно.
   - Самое уязвимое место утопий, - сказал сэр Джонатан, - экономический вопрос, особенно - денежное обращение. Даже очень серьёзные проекты часто на этом горят.
   - У симайа иначе, - ответила Линнэр. - У нас физические потребности очень малы, а способности такие, что кроме звездолетов - нам мало что надо.
   - Всё равно, - сказал сэр Джонатан, - нужны какие-то ограничители ситуаций, когда кому-то надо что-то дорогое - звездолет, например, личный, большой дальности.
   Линнэр пожала плечами.
   - Жадность до чисто материального богатства симайа, как и файа, не свойственна, - это и для младших рас пережиток дикой жизни, в которой всего не хватает.
   - Мы, земляне, - сказал сэр Джонатан, - на наглядных примерах убедились, что единое централизованное планирование всего - не сделать корректно. Не хватит вычислительных мощностей даже на расчет плана. Про оптимизацию - уже не говорим. Как формируются бюджеты каждой йэнны? Налогами - или вы придумали что-то другое? Йэнны друг с другом торгуют, производят натуральный обмен, выкладывают излишки продукции - бери, кому надо, держат при себе, пока кто-нибудь не прилетит и не убедит, что ему эта штука необходима? Сколько каждая йэнна должна отдать в федеральный бюджет? Содержание и обслуживание не-планет, кораблей и тому подобного финансируется из общего бюджета, или за каждую статью отвечают определённые йэнны?
   Линнэр вздохнула.
   - Каждая йэнна - это физически автономная единица, корабль-мир или даже не-планета. Всё необходимое они, обычно, производят сами. У "федеральных" объектов - есть автономные производственные комплексы, и в налогах просто смысла нет особого. Специализация йэнн - есть, естественно. За какими-то особыми вещами надо к ним обращаться отдельно, - но если оно для дела реально надо, - то дадут без вопросов. Мечтатели - выбираются всем составом своих йэнн, и занимают этот пост лишь пока справляются. А замкнутая элита всегда деградирует.
   - Это лишь ваше представление, - сказал Эррварт.
   Линнэр улыбнулась.
   - Это второй закон термодинамики - энтропия в замкнутых системах возрастает.
   - Включая йэнны?
   - Нет. Йэннимур не имеет аналогов в вашей истории. Психология симайа другая - они вполне могут замечать, где думают необъективно, и среди самих симайа никакой элиты нет. Мечтатели - это на случай, когда решать надо быстро, и их очень мало. А так-то все равны.
   - Вот это мне не совсем понятно, - сказал Игорь. - И ограничение чрезмерных трат - тоже. Экономическая сторона любой утопии - её самое слабое место. Для таких вещей нужно централизованное управление финансовой системой. И как это увязать с принципом "если тебе чего надо - найди, у кого оно есть, и докажи, что тебе нужнее, чем хозяину"? Централизованное планирование - куда как проще и удобнее всей этой беготни с охмурением.
   Аннамат пожала плечами.
   - Система власти у нас многоступенчатая. На самой её вершине стоят высокие архилекты - те самые машины Кунха, куда ещё до Йалис-Йэ переселились сознания четырех триллионов симайа - и оспаривать их мнение... не принято. Йэнны обычно - экономически самодостаточны. Торговли в нашем смысле, - когда купцы товар за тридевять земель везут, - вообще нет. Основной принцип общественной стабильности - не пересечение интересов. Каждый симайа должен выбрать себе дело, не задевающее интересов остальных. Есть место для каждого интереса, и каждый - нить в общем узоре.
   - И никакого принуждения? - спросил Эррварт.
   Линнэр лишь пожала плечами.
   - Любой симайа почти подобен богу: он имеет встроенное лучевое оружие мощностью в восемьсот мегаватт, может жить в звездной плазме, самостоятельно летать между планетами или плавать в стали, как в воде. Очень многие из нас могут просто покинуть Йэннимур. Естественно, такое желание не возникнет лишь при одном условии: если все будут заинтересованы друг в друге.
   - Как же тогда достигается одновременно не пересечение интересов и взаимная заинтересованность?
   Линнэр улыбнулась.
   - Симайа - существа трансразумные, и для них подобное несложно. И - архилекты нужны как раз для такой координации. За нормальным развитием общества следят Пастухи - нечто среднее между контрразведкой, воспитателями и духовными наставниками. Наказания в нашем обществе отсутствуют. Дефекты поведения, если они появляются, устраняют прямой перестройкой сознания, но лишь, если они представляют для кого или чего-либо действительную опасность.
   - Получается, - сказал сэр Джонатан, - что Пастухи по каким-то собственным критериям решают, кто представляет опасность и кого переделывать. Закона нет, он заменяется моралью. Это прямой путь к криптократии. Где механизмы контроля Пастухов и пресечения возможных злоупотреблений властью?
   - Пастухи вправе выявлять неправильное поведение, но не вправе принимать мер - права и возможности править сознание симайа есть лишь у Мечтателей, но лишь по представлению Пастухов, а не по своему желанию, как бы ни бесило их поведение некоторых симайа. И Пастухи могут влезать куда угодно, но только не во внутренние дела наших семей, талхаас - эта область от всех закрыта. Мечтатели же могут управлять лишь йэннами, во главе которых стоят. Приказывать внутри малых общин, риммат, они не могут. У них нет личной власти над кем-то.
   - Хорошо, - сказал Игорь. - Вот перед нами конкретный симайа Вася. Он одновременно член талхаас, риммат и йэнны. Приходит к нему, скажем, Пастух и говорит: "вчера на совещании, когда мы всей риммат мирно обсуждали, участвовать нам вместе с йэнной в строительстве ещё одной не-планеты, или отдать средства на краски для очередного эпического полотна, ты подбил третий нижний левый глаз супруге. Нехорошо". "Отвали, - говорит Вася, - это наши внутренние талхаасные разборки". Потом приходит Мечтатель: "йэнна, стр-ройсь! Р-равняйсь, смир-рна! Всем вывернуть карманы и вооружиться кувалдами - будем строить новую не-планету с принципиально новыми светильниками, обеспечивающими всестороннее развитие..." - "А хрена лысого, - отвечает Вася. - Финансы и рабсила риммат - внутреннее дело риммат". Как решаются такие конфликты интересов? Нужны механизмы исполнения решений или что-то в этом роде. Чтобы набить морду Васе как представителю риммат или йэнны.
   Линнэр улыбнулась.
   - Супруга может и сама глаз подбить, и симайа Вася имеет все шансы остаться вообще без талхаас. В риммат обычно все недовольные имеют возможность тихо свалить - и фиг им монашек в финскую баню, конечно. Или наоборот - девы красоты необычайной на ногах повиснут и попросят их не бросать. Друзья там разные... Бессмертное "а слабо на девятый этаж по водосточной трубе залезть?" Как раз за этим и следят Пастухи, ну и общественность тоже участвует. Благо, что способы доказать, что данный конкретный симайа думает неправильно - у нас есть. И что до меня - то мораль куда как надежнее закона. Но дело даже не в этом. Нравственное или безнравственное поведение, верный или неверный поступок - дело свободного выбора. И в социуме разумных существ, обладающих свободой воли, наверное, всегда будут личности, выбравшие то, что социум считает злом - грехом или преступлением, это разные вещи. Социуму, хочешь, не хочешь, нужны механизмы защиты. У нас таких два: непосредственная реакция окружающих и Пастухи. Иногда они следят за стабильностью, иногда - за нормальным развитием общества. Но стабильность может быть не только гомеостазом, но и застоем, и в любом случае не очень вяжется с развитием. Поэтому, Пастухов у нас три вида - одни пытаются закрутить гайки, другие - насаждают анархию, а третьи, да, сохраняют стабильность.
   - Я с трудом могу себе это представить, - сказал Эррварт. - Вернее, никак не могу. Закручивание гаек, стабильность - да, это обычная работа спецслужб. Но насаждать анархию? Зачем государству разрушать себя?
   - Не разрушать, - улыбнулась Аннамат. - Это не революция, это игра, и она идет по твердо установленным правилам. Общественное мнение и общественный суд могут пресекать преступления и сохранять безопасность социума. В области мышления, группа может быть эффективнее отдельного разума, сливаться в экстазе мозгового штурма и прочих радостей творчества и порождать замечательные идеи. Но что до морали - общественное мнение всегда усреднённое, более консервативное и даже косное. В области добродетели социум ориентирован именно на стабильность. А значит, будет давить не только преступления, но и грехи, и ростки нового, грозящие социуму серьёзными изменениями. Поэтому, нужны те, кто будет защищать их, дать им взойти и пройти проверку жизнью. Наш социум специально приспособлен к тому, чтобы новое вписывалось в него легко, без всяких революций. Тем более, что понятия греха у симайа не встречается.
   - У Пастухов, - сказал Игорь, - практически неограниченные и неконтролируемые полномочия, они могут осуждать тех, кто, по их личному мнению, НЕПРАВИЛЬНО ДУМАЕТ. Вы всерьёз полагаете, что кого-то можно наказывать за мысли? И что кто-то вправе решать, какие мысли правильные, какие - нет? И воспитывать, наставлять, а при надобности наказывать взрослое население - то есть взрослое население, по определению, считается недостаточно дееспособным?
   Аннамат улыбнулась.
   - Нет, не так. Пастухи, конечно, выявляют сбившихся с пути, - но психокоррецию они делать не могут, чисто физически. Могут это лишь Мечтатели - и лишь по представлению Пастухов. Кто бы и как меня не доставал - вправить ему мозги по своему желанию я не могу, пока мне не напишут кучу жалоб. А учитывая, что симайа у меня в йэнне - три миллиона, и мне есть, чем заняться, и без подкручивания мозгов... в общем, такие вещи - у нас дело исключительное. Способности распознавания деталей у нас невероятно сильны. Мы легко можем заметить и узнать очень сложные образы, даже имеющие совсем мало различий или вложенные в другие столь же сложные схемы - в том числе, и в модели своего внутреннего состояния, для охраны стабильности сознания, аналогично самоконтролю человека. Но у симайа скорость и тонкость мышления несравненно большие, чем у любого живого существа. Поэтому, мы имеем более широкие возможности для исправления ошибок мышления. Наши суб-личности связаны не только во внешней, но и в своей внутренней структуре. Это, наряду с полной информацией о себе, дает нам превосходные меры объективности и необъективности. И мы сами обычно в состоянии понять, что думаем неправильно. По крайней мере, подсознательных фобий и комплексов у нас нет.
   - Хорошо, пусть так, - сказал сэр Джонатан. - Но ведь развитие общества напрямую зависит от степени разделения труда, даже в нашем нужны специалисты сотен тысяч специальностей. У вас, конечно - ещё больше. Но ведь всему есть пределы, и разыскивать единственного специалиста в одной узко-уникальной области может быть уже немного затруднительно. Но хуже всего то, что в результате сложнейшего разделения труда люди привязаны к одной профессии, развиваются односторонне и несвободно. Более того, общество превращается в машину из сотен тысяч деталей, поломка любой из которых может создать очень большие проблемы, и косную саму по себе.
   - Именно для решения этой проблемы и были созданы симайа с их бессмертием и огромным объемом памяти, - улыбнулась Аннамат. - Чтобы узкого специалиста, простого носителя частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым существом, для которого различные общественные функции есть лишь различные роли. Конечно, это возможно лишь при очень высоком уровне развития производительных сил, в хорошо обеспеченном обществе. Наша промышленность, которая ведется сообща и планомерно всем обществом, невозможна без работников со всесторонне развитыми способностями, умеющих ориентироваться во всей системе производства. Воспитание дает нам возможность быстро осваивать на практике любую её отрасль, быстро переходить от одной профессии к другой, в зависимости от потребностей йэнн или наших собственных склонностей. Мы свободны от той односторонности, которую разделение труда навязывает каждому отдельному человеку. Наше общество дает нам возможность всесторонне применять свои всесторонне развитые способности. Одни и те же симайа могут заниматься управлением и промышленным трудом, не выделяя для этого какого-то особого класса, что является необходимым условием коммунистической ассоциации уже в силу чисто материальных причин. Речь тут идет о подлинно коммунистической организации производства, где, с одной стороны, никто не может свалить на других свою долю участия в общем труде, этом естественном условии существования, и где, с другой стороны, каждому дана возможность развивать во всех направлениях и действенно проявлять все свои способности, где производительный труд из тяжелого бремени превратился в наслаждение. И да - у нас есть методы принуждения бездельников к работе, никто с ними церемониться не станет.
   - Тогда что же вы считаете коммунизмом? - спросил Игорь.
   Аннамат улыбнулась.
   - Всеобщая ассоциация всех членов общества в целях совместной и планомерной эксплуатации производительных сил; развитие производства в такой степени, чтобы оно удовлетворяло потребности всех, а не одних за счет других; полное уничтожение классов и противоположностей между ними; всестороннее развитие способностей всех членов общества путем устранения прежнего разделения труда, смены родов деятельности, участия всех в пользовании благами, которые производятся всеми же. Увы - для достижения подлинной универсальности человеку просто не хватит жизни. Зато существо подлинно бессмертное - такое, как симайа - может стать таким универсалом в весьма высокой степени. Тем более, что материальные потребности у нас урезаны почти до нуля, а те потребности, что всё же есть, удовлетворяются только коллективным трудом.
   - А как у вас обстоят дела с передачей технологий младшим расам? - спросил Игорь.
   - Медицинские технологии, технологии матричного бессмертия и все, с ними связанные - без ограничений, - ответила Наурэ. - Отдельные отрасли промышленности. Полный производственный цикл могут уже и не дать, там многие технологии - двойного назначения, мягко говоря.
   - А как там у вас с интеллектроникой? - с интересом спросил Вайми.
   - Она используется, ограничено - управление большими системами, "обучающая" или "жилая" ВР... и всё, - ответила Линнэр. - Самим симайа, как существам трансразумным, интеллектроника уже не особо нужна.
   - Вот йэннимурские СМИ - это вопрос... - сказал сэр Джонатан. - При демократии бывали времена, когда владельцы СМИ управляли настроениями масс, и, через систему выборов - политикой государства. В своих, частно-узких интересах, разумеется, и в ущерб интересам оболваненного ими большинства.
   - У нас нет отдельных СМИ, кто хочет что-то сообщить, - просто вешает объявления в Сети, - ответила Линнэр. - Да, проверить, идет ли с корабля N правдивая информация часто невозможно. ИНОГДА этим пользуются. Так что характерные особенности "Сети миллионов неправд" мьюри у нас есть, но не так резко: одна культура, всё же...
   - Кстати, вопрос, - сказал Игорь. - Йэннимур, собственно, на каком уровне цивилизации выходит на контакт? Если, допустим, раса ещё в бронзовом веке - будет контакт? Что после этого станет с самостоятельным развитием? Они же в лучшем случае будут четко знать, что все научные открытия делаются так: найти симайа... если нет, - то когда он будет?
   - На контакт мы выходим сразу, как только найдем цивилизацию, - ответила Наурэ. - На потом не откладываем. Да, никакого самостоятельного развития потом уже не будет. Но надо ли аборигенам тратить сорок тысяч лет, чтобы достичь уровня Йэннимура, если можно лет за двадцать усвоить его достижения и двигаться дальше, - даже при условии, что их цивилизации больше не будет, а будет чуть увеличенный Йэннимур?
   - Усвоить за двадцать лет - не получится, - ответил Вайми. - Как минимум, нужно по новой учиться, начиная со школьного курса. Полное обучение специалиста СЕЙЧАС занимает шестнадцать лет - школа плюс вуз, - и получаем мьюри без опыта работы. Я что-то не верю, что этот срок уменьшится.
   - Тут проблема в том, что считать усвоением, - сказала Наурэ. - Если раздать аборигенам чисто бытовую технику с подробными инструкциями - то усвоят за дни, максимум - за недели, если под усвоением имеем в виду, - вот тут нажимать такую кнопку, а как работает - вам знать не надо. Но эту цивилизацию придется ПОЛНОСТЬЮ снабжать всем.
   - Вот это - очень даже возможно, - пробурчал Вайми. - Это плохо, но в нашей старой Федерации девяносто девять процентов населения было бы руками и ногами "за".
   - Если речь идет о возможности ПРОИЗВОДИТЬ хотя бы эту бытовую технику, - продолжила Наурэ, - то пары лет хватит, чтобы научится корректно УПРАВЛЯТЬ йэннимурской автоматической фабрикой. С культурой - то же самое. Чтобы подсесть, хватит пары минут. Ролик показать сногсшибательный - и готово. Чтобы начать более-менее разбираться, - сотни лет нужны, там очень много всего.
   - Могут ли аборигены создать что-то своё? - спросил Игорь.
   Наурэ пожала плечами.
   - Некоторые - могут. Но это идет уже как новое самобытное течение в национальном йэннимурском танце. Надо ли обязательно повторять всё развитие цивилизации, если процент того, чего не было до сих пор в Йэннимуре, будет в любом случае ничтожный?
   Эррварт хмыкнул.
   - У нас опытным путем выяснилось, что из каменного века за столетие в космос - раса нормально выходит, но мораль и психика - остаются каменного века, и понимают ТОЛЬКО язык силы. В принципе. Я, разумеется, имел тут в виду джаго.
   - А почему симайа младшим расам звездолетов не дают, и даже оружия серьезного? - хмыкнула в ответ Наурэ. - А технологии - очень и очень постепенно? Джаго бы только автоматические кормушки пошли, и аниме с приматами. Или вообще - "оцифровка" и развивающая ВР, где "львы, тигры и медведи".
   - Тогда может вообще уж выходить на контакт ещё до формирования цивилизации? - мрачно спросил сэр Джонатан. - Уничтожать все цивилизации... культура получается менее разнообразной.
   - Естественно, - кивнула Наурэ. - Но может ли молодая цивилизация создать хоть что-то, чего бы полтора триллиона симайа не придумали за двадцать тысяч лет своей истории? Наша культура не монолитна, просто в силу своей природы - отдельные не-планеты и корабли, мягко говоря, разбросанные в пространстве. И связь между ними - ограничена в силу чисто естественных причин. Ничего не мешает каждой из йэнн обзавестись своей культурой, благо, какой-то предписанной свыше в Йэннимуре нет. Этот пункт - опорный во всей нашей концепции. Раз самостоятельное развитие цивилизаций НЕ приводит к существенному росту разнообразия, то будет уже попросту жестоко заставлять их повторять уже кем-то пройденное - вместо того, чтобы идти дальше. Кстати, насчет "уничтожить" - возможны разные варианты. В принципе, можно при "оцифровке" запихнуть ВСЮ цивилизацию в ВР. Там и звездолеты у них будут, и всё прочее. Только никто не будет знать, что это - ВР. Обычно так не делают... обычно.
   - Дифракцию, например, будем корректно моделировать всегда? - спросил Вайми. - Обычно симуляция реальности отличима от настоящей.
   - Обычно, - согласилась Наурэ. - Понятно, что ПОЛНОЕ моделирование реальности до квантового уровня вызовет... технические трудности. Но можно и сознание помещенных подправить, чтобы ВР казалась им естественной, хотя особо пытливые особи всё равно будут находить дыры, да и просто не вполне честно это... Вообще, ВР в Йэннимуре для тех, кто в симайа не попал, а информационная емкость живого мозга уже исчерпана. Ну, или просто места физически не хватает. Возможен и третий вариант - кто-то очень плохо ведет себя в реале. Тут - помещают уже с воспитательной целью. А особого злодея могут "оцифровать", положить матрицу на полочку... и забыть.
   - Может, всё же пусть симайа НЕ ищут другие расы активно? - предложил Игорь. - Планеты вам всё равно не нужны. А новые расы - вступать в контакт по радиосвязи, что гарантирует определенный уровень развития - и, как минимум частичное понимание проблемы со слишком активной помощью, способность сознательно пойти на то, чтобы ТОЛЬКО посылать специалистов учиться и просить некоторые технологии. Тогда хоть какая-то своя культура будет. Лучше - вообще просто оставлять на естественном спутнике радиомаяк, который, когда до него доберутся, сообщит следующие: "Мы давно знаем о вашей планете. Мы рады, что вы уже вышли в космос. Мы готовы вступить в контакт и поделиться знаниями, технологией и прочим. Если вы хотите вступить в контакт, - пожалуйста, нажмите большую зеленую кнопку на верхней панели маяка". Тогда о вас узнают, когда смогут долететь до спутника. А вступят в контакт, - когда сами решат. Но ведь вы же будете навязывать свою помощь в полном масштабе... И сама возможность, что кто-то решит НЕ нажимать большую зеленую кнопку, - не очень приемлема для вас?
   Наурэ не ответила.
   - Естественно, нет, - сказал Игорь. - Возможно, даже потому, что вам хочется похвастаться, и хочется, чтобы вам с открытым ртом внимали. "У нас музыка зашибись и аниме классное, а эти вот на холстах что-то малюют, и на дудках пищат. Ну не можем мы смотреть, как люди так мучаются". Вы и принудительный просмотр аниме устроите, и музыку будете крутить днем и ночью, пока все не проникнутся, и зачет ещё заставите сдавать, и обидитесь, если кто-то не поймет. Мы же, земляне, считаем, что в контакт вступать пора, когда раса или хотя бы значительная её часть сама не только задумывается о Контакте, но и о том, как надо вести себя с младшими.
   - Вообще - очень хороший критерий, - согласилась Наурэ. - Но что делать, если думают всегда одно и тоже - и не самое хорошее?
   - И никаких исключений? - иронично спросил Эррварт.
   - Оригинальные случаи встречаются, хотя и редко, - ответила Наурэ. - Тогда цивилизация может рассчитывать, по крайней мере, на то, что её не будут тупо давить "культурной массой". Но тут и другая крайность может получиться, - в Сети возникнет мода, и идеи аборигенов могут так "творчески развить", что они сами уже не рады будут. Что культура и наука одной расы не вполне подходит другой - совершенно верно. Но почти половина симайа - не золотые айа по рождению. Если кому-то не нравятся ограничения младшей расы, - то путь всегда открыт. Да, он требует громадного труда, - но разве у вас это иначе?
   - Мы, - сказал Игорь, - никого не ставим перед выбором, - выслуживай дворянство или навек останешься гражданином протектората или туземного княжества. Каждый волен выбирать свой путь, сударыня.
   Наурэ пожала плечами.
   - Так или иначе, - но мы прилетели к вам, а не наоборот - хотя ведь вы могли... Да, мы ценим многообразие, - но реальное. Поддерживать дурную бесконечность, - значит, убивать развитие и служить самой энтропии. Именно благодаря тому, что мы понимаем эту разницу, мы и стоим так высоко.
   - Йэннимур - величайшие достижение Вселенной? - иронично спросил Эррварт. - Выше которого ничего нет, и не будет?
   - Нет, на самом деле никто так не считает, - улыбнулась Наурэ. - У нас в соседях - шесть сверхрас такого же или более высокого уровня. Что же до самобытных культур - в Йэннимуре двести миллиардов марьют, которые занимаются, фактически, только творчеством, и большинство - уже по несколько тысяч лет. Создать что-то, до чего бы ни додумались они... довольно трудно.
   - А есть ли в Йэннимуре... э... яой? - спросил Вайми.
   - У симайа - понятие пола уже чисто психологическое, так что понять, где там у нас яой, уже трудновато, да и не занимается этим никто... - улыбнулась Наурэ. - У оннеле - может быть на втором этапе, но лишь для получения опыта. Ну, а если кому-то особо понравится, - будем доказывать преимущества правильной ориентации.
   - А как же тогда быть с детьми?
   Наурэ покачала головой.
   - Заводить детей с оннеле симайа не могут вообще. Никак. Размножаться - могут, но лишь почкованием или делением, а там нужно загружать в тело уже готовую матрицу сознания, программировать её заранее, а для этого одного симайа мало, нужна полная талхаас и запас магнитных монополей для нового тела, то есть, ещё и Эвергет, на котором их производят. И получившаяся особь не будет иметь никаких "человеческих" черт - опыта жизни в живом теле нет. Короче, этот метод не используется.
   - А зачем он тогда вообще предусмотрен? - спросил Вайми.
   - На случай, если все "детские миры" и большинство симайа будут уничтожены, чтобы быстро восстановить популяцию. Пока необходимости не было.
   - А яой? - упрямо спросил Вайми.
   Наурэ улыбнулась.
   - В Йэннимуре среди младших рас яой преследуется активно, но лишь на вербальном уровне: непременное условие бессмертия - стерильность, иначе демографическая катастрофа, и кто там с кем чем занимается - реально уже ни на что не влияет. А у симайа нужды нет просто: тела легко меняются, хочу - мальчик, хочу - девочка, а это уже и не яой как бы. Впрочем, секс как таковой у нас практически отсутствует, эротика максимум, обычно отношения просто дружеские. Отношение к младшим расам - в основном симпатия. Жертвенная любовь не распространена, хотя "техпроект" её предусматривал: Файау создала нас для заботы о "своем" пространстве, но изначальные моральные установки... не вызвали у нас восторга. Мы можем принимать любой вид, какой только в состоянии представить - только на глаз и на ощупь, естественно, в том числе - и человеческий. Так что понятие пола у нас - чисто психологическое. Мы МОЖЕМ заниматься сексом, но все ощущения пары будут имитацией. Для живого партнера - нет, но тут симайа надо быть очень осторожным.
   - Н-да, - сказал Эррварт. - А собственно где граница между имитацией и реальным действием? То, что кто-то знает, что он имитирует?
   - Тут имитация - чисто внешняя физическая только. Симайа может ПРЕДСТАВИТЬ, что он должен чувствовать, выполняя данные... э-э-э... манипуляции. Мы друг с другом таким не занимаемся, практически - только с живыми партнерами, но это - не поощряется, мягко говоря.
   - Ну, почему не поощряется в таком контексте - понятно... - буркнул Вайми.
   - Симайа также могут обмениваться ощущениями, но лишь как мьюри - с помощью лассы, где "посылающий" задает ВСЕ ощущения, которые будет испытывать "принимающий" - и наоборот. Возможность проецировать ощущения на себя, у нас блокирована по вполне очевидным причинам. Ощущения - не обязательно физические, это и образы, и эмоции. То есть секс вроде бы есть, нам это просто не очень интересно... Вообще-то, возможен и прямой контакт, - когда пара симайа смешивает свои тела физически. Вот тут ощущения могут быть ОЧЕНЬ яркие, но это опасно - могут и воспоминания перепутаться, и сознания даже, да можно просто рассыпаться на части - прецеденты были... В любом случае, оба сильно изменятся, но не факт, что обязательно - в лучшую сторону. Конечно, для этого влечение должно уже не на уровне любви быть, а мании, как минимум. И такие вещи в Йэннимуре - бывают. Редко, - но бывают.
   - Для землян однополый секс - невозможен психологически, - сказал Игорь. - Для дворян... если надо слияние разумов - так это ментальным путем делается, а физически... слиться - ничего не будет.
   - Симайа - жидкие капли холодной барионной плазмы, - пояснила Аннамат, - так что чисто технически перемешаться могут, хотя для этого им, как минимум, не в себе надо быть. По каким причинам - другой вопрос. В норме мы можем лишь выделять из себя юлэй4 - небольшие "капли" - скажем, для разведки.
   - Небольшие - это сколько? - спросил Игорь. - Сколько процентов массы можно этими юлэй отделить без последствий?
   - Тут - всё зависит от умения конкретного симайа. В принципе, мы можем распадаться и на облако сантиметровых шариков, но на километры растянуть его не выйдет, - не хватит вычислительной мощности управлять.
   - А зачем вам всё это? - спросил Эррварт.
   Аннамат улыбнулась.
   - Гимнастика. Спорт. Кто займет своими частями самый большой объем? Кто удержит под контролем больше юлэй? Кто просто примет самую сложную и красивую форму? У нас есть целые олимпиады для этого. Плюс - военное дело. Вдруг у врага - какой-нибудь дезинтегратор, который целого симайа уничтожит, а в сети только пробьет приемлемых размеров дыру? Да и сами юлэй, если их специально подготовить, могут нехило так рвануть. Ещё - обмен информацией. Большой её объем можно слить в глобулу и отправить кому надо - всяко лучше, чем смешивать тела, рискуя забыть, кто кем был до. И секретность соблюдается, опять же. Ещё - медицина. Пусть бозонная плазма, а вдруг - паразит? Тут умение отделить пораженную часть с минимальными потерями - очень полезно. Да просто какую-то часть тела поменять-убрать-добавить корректно. Ещё - домашние любимцы. Можно запрограммировать себе аналог, например, кота и выпускать, когда хочется. А как надоест - снова слить с телом.
   - Апгрейд возможен? - спросил Вайми. - Вообще, тело Второй Формы - его можно менять? Память там расширять?
   - Нет, - ответила Аннамат. - Тела у всех симайа практически стандартные. Можно использовать внешнюю память - но она недоступна, если глюки со связью.
   - А массу свою увеличить за счет внешних накопителей - нельзя?
   - Личную - нельзя. Но делать личные архивы - никто не запрещает. Симайа может списать часть памяти в личный архив, а в себе потереть. Такие архивы - что-то вроде юлэй. Тоже бозонно-плазменные, вполне мобильные и с определенным сознанием. И трогать их без спроса... ну, не надо. Можно получить по рукам, и не только от хозяина.
   - Понятно, что архив памяти - вещь глубоко личная, и должен уметь отбрыкиваться от особо любопытных, - усмехнулся Игорь. - Могут ли архивы общаться между собой?
   - Лучше не надо, - проворчала Аннамат, - а то путаница начнется ужасная... Ещё - можно перейти в интеллектронную форму, но это - серьёзная потеря самостоятельности.
   - Э-э-э, чем технически Вторая Форма отличается от этого? - спросил Вайми.
   - Она бозонно-плазменная, - пояснила Аннамат, - а интеллектроника у нас - вполне твердотельная. Плюс, ТАМ нет доступа к изменению внешней реальности... индивидуально. Да так никто из симайа и не поступает, практически. В Йэннимуре не любят интеллектронику. У нас разумной и нет, собственно...
   - А ещё? - упрямо спросил Вайми.
   Аннамат улыбнулась.
   - Чудесная болезнь склероз. Или - разработка продвинутых архиваторов. Возможно - с большими потерями, но тут размен на мощность процессоров - не мозга, а именно процессоров идет, фактически, и время распаковки.
   - А медицина? - спросил Эррварт.
   - У оннеле система такая: профилактика - можно биологию на генном уровне подправить, медицинские нанеты, пластические поля для внешних травм, если всё не помогло - замена тела.
   - У нас есть экспериментальные нанеты для контроля старения, - сказал Вайми, - но экспериментальные они уже давно, потому что по каким-то непонятным ещё причинам в примерно семнадцати процентах случаев при их активации в ближайший год - получаем рак всего, чего только можно, и его лечить только традиционными методами, долго, и сложно, и дорого - не для военных, для военных после лечения это - практически списание. И - оно дорого. Военным - бесплатно, но тут нужен длительный контракт, - а армия у нас строго добровольная, для обоих полов. Полиция - не имеет такого бонуса, но имеет скидки. Гражданский вариант ещё дороже, хотя он хуже, - но у нас это предмет роскоши. Дает некоторое продление жизни за счет того, что большинство болезней просто не пристают. Но тот же рак - НЕ лечится, если запущенная форма. А у вас иначе, да?
   - У нас - иначе, - согласилась Аннамат. - Болезней как таковых у симайа нет, даже болезней разума.
   - А наркотики? - требовательно спросил сторк.
   - Психоактивные вещества в Йэннимуре... не одобряются, мягко говоря, - ответила Линнэр. - Хотя различные устройства для нейростимуляции, лассы и прочее - кое-где используются. Официально - они запрещены, неофициально - воздействие можно контролировать, да и подкинуть лассу со скрытой программой психокоррекции тоже никто не запрещает.
   Игорь вспомнил Лицей - точнее, пройденный там курс из десяти ступеней инферно. Интересно - смог бы хоть кто-то из пяти этих Сущностей пройти его в его возрасте?..
   - Насколько жесткое у вас обучение? - спросил он.
   - В принципе, отношения в стиле "раб-господин" допустимы ДАЖЕ в Йэннимуре, но лишь как средство психологической закалки, - ответила Линнэр. - Конечно, строго добровольно, и если кандидат осведомлен о "прелестях" предстоящего курса.
   - А что делать с теми, кто будет упорно просится на "курсы повышения квалификации"? - спросил Эррварт.
   - Могут принять за усердие и пойти навстречу, - предположил Вайми. - Вот как в Йэннимуре избегают злоупотреблений в "тренировочных" ВР...
   - Предварительное программирование и интеллектронный ИИ, - ответила Линнэр. - НИКТО не знает, что там будет дальше. Вмешательство в работу активированной ВР НЕ допускается, но если стресс "внедренного" приближается к грани распада личности, - его выбрасывает вон автоматически.
   - Как определяется грань? - спросил Игорь.
   - Эмоции за недопустимый порог заскакивают, - а смерть от испуга - штука совершенно реальная. На достаточно большой срок пропадает способность к рассудочной деятельности. Умышленный суицид. Мысли из серии "мама, роди меня обратно" за достаточное основание не считаются.
   - Кто сказал что ИИ должен только логикой руководствоваться? - вдруг спросил сэр Джонатан. - А эмоции?
   Линнэр лишь пожала плечами.
   - Прошить ИИ эмоции - вполне можно и даже нужно, иногда. Если ИИ любит владельца - это хорошо. Но если это высокоразвитый ИИ - владельцу придется доказывать, что его стоит любить. Для ВР это - явно лишнее. Если внешний мир воспринимается через фильтры, - неважно, идеологические или ещё какие - то успехов у такого существа, будь это ИИ или живое сознание - будет весьма мало. И, если нет свободы воли, то есть способности критически переосмыслять мотивы собственного поведения, проблем с "вести себя" не будет, за исключением явных глюков. Да, личность без свободы воли - невозможна, но для наших боевых машин, например, личность не нужна. Именно это придает им смертельную эффективность, хотя мы и не любим воевать.
   - Ну да, - усмехнулся Эррварт. - "Мы мирные люди. У нас нет врагов. Живых".
   - Для нас, землян, идея автоматических солдат - наземных ли роботов, кораблей ли - глубоко порочна, - сказал Игорь. - Она очень привлекательна. Да. Затерянные в глубинах космоса автоматические верфи под присмотром немногочисленных энтузиастов военного дела производят автоматические военные корабли. А 99,999 % населения могут петь, гулять и веселиться, - пока удача не отвернется от оставшегося 0,001 %. Кибернетика - оно, конечно, здорово, но могущество-то дает всё-таки физика, и в прямом столкновении "энергетическая" цивилизация заборет "информационную", будь та хоть в миллион раз умнее. А вы внедряете наноботы даже в собственных детей, чтобы они стали сильнее...
   - Наносеть - это средство контроля и связи, никакой прибавки сил она не дает, - ответила Линнэр. - Вот если на другом конце заметят, что носителя заковали в цепи, - может быть переполох, вплоть до прибытия спасателей. Но вырваться самостоятельно - они не помогут.
   - А у оннеле что - модификаций на силу нет? - удивился Эррварт.
   - Есть, но небольшая, - пояснила Линнэр. - В силу общей оптимизации организма. Но там, в основном повышена устойчивость к Йалис, без этого оннеле нельзя прыгать в не-пространстве. Хотя, в общем, золотые айа и сами по себе - народ довольно-таки здоровый.
   - И вы, конечно же, мечтаете поделиться с нами этим счастьем, - сказал Эррварт.
   - У младших рас, - сказала Наурэ, - тела хоть и живые, но искусственные, туда и наносеть ещё при сборке встроена, и программы в ней нужные прошиты. Просто человеку её нужно выращивать, а это время требует и сложно.
   - Я полагаю, - сказал Игорь, - что йэннимурскую наносеть можно использовать, как минимум, для шпионажа. Раз там встроенная квантовая связь, а ВСЕ мысли и ощущения носителя непрерывно пишутся на матрицу...
   - Технически просматривать их ничего не мешает, - согласилась Аннамат. - Носитель наносети может и не знать, что его глазами сейчас смотрит половина Йэннимура, и не знать даже, что она у него вообще есть. Фактически "права ребенка" всё же стараются соблюдать, - ну потеряется кто-то, разве что. Но возможность перехвата управления телом тоже предусмотрена - опять же в целях безопасности. Вдруг мальчик захочет контейнер с антиматерией открыть или в садиста просто заиграется? На самом-то деле наносеть нам досталась ещё от Файау, - без неё у файа аплоад не работал и прочее. Сейчас всё это сохраняется на случай, - вдруг нам живых пассажиров придется везти...
   - Как это связано с перевозкой пассажиров? - спросил Игорь.
   - Не-переход опасен для живых существ, - ответила Аннамат. - Иногда смертелен. А необходимость перевозить их - иногда всё же возникает, и физику свою не везде держать можно... Нам самим она, конечно, не нужна: экипажи кораблей все в норме - симайа, а им та наносеть - как рыбе зонтик. У оннеле и йэннитов - она обязательна, но лишь на всякий случай - вдруг кто-то из них на корабль проберется или ещё что...
   - Внешняя часть этой сети - тоже нано? - спросил Вайми, опустошая стоявшее перед ним блюдо.
   - Внешняя часть, естественно, совсем не нано, - ответила Линнэр. - Твердотельная интеллектроника, часто весьма внушительных размеров. Её основная задача - запись матриц личности на случай, если оная личность как-то попадет туда, где восстановление тела не работает, ну и просто для страховки. Всё остальное - побочные бонусы. Да - можно контролировать состояние носителя. Обычно и контролируется - на автомате. Можно информацию в прямом времени смотреть с глаз, можно - прямое управление использовать, но это - в совсем крайних уже случаях. Собственно наносеть - интерфейс в основном, для управления миннами и прочим - и чтобы напрямую в душу не лезть всё-таки. Ещё - страховка на случай повреждения родной нервной системы, при не-пространственных прыжках, в основном...
   - Друзья, ваше время выходит, - сказала Аннамат. - Так или иначе, но вам пора уже принимать решение.
   - Я пока что думаю на тему Йалис-Йэ, - ответил Игорь. - Точнее - "кому выгодно". В принципе, никому - чтобы Йалис-Йэ сработал как оружие, нужно вывести всех своих за пределы целевой Вселенной, что, конечно, нереально. На уровне цивилизации никто такое решение принимать не будет. А вот на уровне небольшой группы, имеющей технические возможности и возможность сбежать с места будущего представления - вполне. Мроо это не нужно - перевес в силах был у них, и их просто сильно больше. Файау - жалко Йэннимур. А вот группа хорошо осведомленных симайа вполне могла понять, что победа по-другому им не светит, дети - Первая Форма - уже эвакуированы, а другие... а пусть их. Так всё вполне логично получается, даже последующее пересоздание Йэннимура - повторения такой вот истории никому не надо.
   - Эвакуация населения планет велась, - хмуро ответила Аннамат. - Но их было слишком много, а вот безопасных мест - не очень.
   - Хорошо, - сказал Игорь. - А чем эти двадцать триллионов симайа занимались? Интересный всё же вопрос - насколько система воспитания Первой Формы приучает их к тому, что есть Долг? И что в интересах всех симайа было те планеты эвакуировать? А если какая-то группа симайа занята в этот момент чем-то, что им кажется важнее? Что удерживает ваше общество целым? Только общие принципы? По вашим рассказам этого не видно, и нужный вам уровень удержания связности получается намного ниже. Какая тут система?
   Аннамат вздохнула.
   - Сложная. Для того, чтобы понять это, придется обратить внимание на особенность, являющуюся непреложным законом для сверхслож­ных систем кибернетического типа: устойчивость целого возрастает с возрастанием внутреннего разнообразия системы. Мы это очень хорошо понимаем - потому у нас и Союз Многообразий, а не государственная унитарная Империя. Богатство внутренних конфликтов обеспечивает Йэннимуру, как коллектив­ному разуму, исключительную гибкость и динамичность.
   - Это лишь слова, сударыня, - сказал Эррварт. - Как единство Йэннимура обеспечено физически? Что мешает недовольным просто захватить корабль и сбежать?
   Аннамат лишь пожала плечами.
   - Корабли у нас большие, вероятность повторения истории с "Баунти" поэтому мала - маловероятно, что соберется так много заговорщиков. И - пропасть внутри нашего Объема трудно. Гиперсканеры прыжки всё равно отследят, а прыгать за пределы - ну так там физика уже другая, и ей чужие сверхрасы распоряжаются. А в другую Вселенную уходить - Туннели тоже все под контролем, и не симайа уже, а Нэйрист у нас пока что нет.
   - Да причем тут "Баунти"... - отмахнулся Игорь. - Группа симайа и сама много в себе несет. И может и сама построить. А отслеживание... вот так прямо и отслеживают? Даже если кто-то намеренно в прятки захочет поиграть?
   - К чему всё это? - хмуро спросила Аннамат. Похоже, она уже поняла, к чему тут идет дело.
   Игорь откинулся в кресле, задумчиво глядя на неё.
   - Мы, земляне - каждый из нас - готовы умереть за свои идеалы. А вот готов ли хоть один из вас, бессмертных, умереть за свои?
   - Во время Войны Темноты, - медленно сказала Аннамат, - девяносто тысяч симайа вызвались рискнуть собой, чтобы спасти Эрайа, родину рутенцев - и треть их не вернулась. Никто не сможет их воскресить, Игорь. Их будут помнить... но не больше.
   - Так, - сказал Вайми. - Матричное бессмертие для самих симайа не используется, что ли? Почему?
   - Никаких принципиальных препятствий к этому нет, - ответила Линнэр. - Но тут объем сохраняемой информации СИЛЬНО больше... и трудности с восстановлением тела. Тут полагаются на то, что сам симайа - штука весьма прочная.
   - Рассуждая логически, корабли вообще должны были быть автоматическими, - сказал Вайми. - Вся эта история выглядит как глупейший ляп - симайа, которые так заботятся о чужом бессмертии, не озаботились хотя бы резервными копиями для себя? А у вас есть ИИ нужного уровня?
   - Скорость реакции у симайа вполне адекватная, чтобы ИИ не был обязательным требованием в бою, - ответила Аннамат. - А жертвы... оперативный бэкап был на другие корабли того же флота, которые тоже были сбиты. И - мы рассчитывали сливать копии через Туннель Дополнительности, что не вышло из-за слишком сильных помех - Мроо там поставили физику на грань квантового вырождения, а копии на Р'Лайх - они старые сильно... Но к чему тут всё это?
   - Что вы будете делать, сударыня, если мы откажемся иметь с вами дело? - спросил Игорь. - Объявите нам войну? Притащите сюда машину Кунха, чтобы наглядно наказать жалких дикарей?
   Аннамат покачала головой.
   - Нет. Они слишком большие - несколько миллиардов миль в диаметре, несколько миллиардов солнечных масс - и жестко привязаны к Туннелям Дополнительности, по которым получают энергию. Перемещаться машины Кунха не могут. А вот портал в другую Вселенную открыть - это запросто - и их часто используют для этого.
   - Понятно, - хмыкнул Эррварт, - Если попытаться их силой утащить, - допустим, энергии достаточно - либо сломается, либо работать не будет, либо взорвется. Но - довольно вопросов. Мы тоже задали вам вопрос - и требуем ответа.
   Аннамат лишь пожала плечами.
   - Воевать с вами мы не станем ни при каких обстоятельствах, - мы никогда не воюем с... детьми. Но Йэннимур - это ОЧЕНЬ большая цивилизация. Я не могу гарантировать, что тут не появится ещё один наш корабль, и вам не скажут: а мы не знали, что наши тут уже были. Или - чужая йэнна не считается. Или просто - вы не хотите передумать?
   - Если речь пойдет так, сударыня, - сказал Игорь, - вы просто признаетесь, что вести переговоры с Йэннимуром бесполезно в принципе - либо война, либо в состав. Если когда-нибудь после этого у нас появится возможность наехать на вас превосходящей силой... ой, вам это не понравится.
   Аннамат фыркнула.
   - Если Земля, сторки или мьюри будет нападать на нас, - мы будем просто игнорировать ваше оружие, как обещали.
   - Вашим кораблям, сударыня, - сказал Эррварт, - наши корабельные лазеры, конечно, не смогут повредить. А вот как на счет самих симайа?
   Аннамат усмехнулась.
   - Плотность бозонной плазмы в пять раз больше, чем у осмия, - сказала она. - Соответственно и прочность... Если на атомную бомбу сесть - будет нехорошо, а разные пушки, лазеры, ракеты - пофиг. От корабельного лазера - может быть и НЕ пофиг - но там сперва попасть надобно в такую малость. Можно эти лазеры - просто игнорировать, и даже заниматься художественной росписью по броне прилетевших кораблей... с комментариями в стиле, - а это разве боевой корабль? А так миленько выглядит теперь!
   - Вы можете так поступить, сударыня, - согласился Игорь. - А мы можем, как минимум - позвать Аниу. От них нам пока особых проблем не было, а сторкам они вообще союзники... И, что ещё веселее - Аниу будут ОЧЕНЬ рады помочь нам в отражении агрессии, и помощь эту - наши Империи примут просто с радостью. А если ещё и Инсаана тут появятся - и они на самом деле белые и пушистые? А что скажут Рейнджеры - и Анхела?
   Аннамат вздохнула. Её эмоций Игорь сейчас не ощущал. Вообще никаких.
   - Сейчас - вы должны принять решение.
   Игорь задумчиво откинулся в кресле, глядя на неё.
   - Итак, сударыня, - очень спокойно сказал он, - как русский дворянин и полномочный представитель Русской Империи я имею честь заявить вам следующее: между нами и вами нет совершенно ничего общего. Для всех нас будет лучше, если вы все вернетесь на свою родину - и останетесь там навсегда. Я выражаюсь достаточно ясно, сударыня?
   Аннамат кивнула.
   - Да.
   - Ну что ж... Сэр Джонатан?
   - Как полномочный представитель императора Англо-Саксонской Империи, - сказал сэр Джонатан, - я предлагаю вам как можно быстрее покинуть пространство наших союзников - и никогда не появляться в нем впредь. В противном случае - вас ждет война. Вы понимаете? Аниу нам не друзья, да, - но и не враги. Мы не считаем себя вправе решать что-то ЗА них. Если вы сможете договориться с ними - отлично, мы не вправе вам этого запрещать. Если же нет - наше согласие или несогласие тут совершенно ничего не изменит.
   - Браво, сэр, - сказал Игорь. - Кен ло Эррварт?
   - Для нас всё очень просто, - сторк пожал плечами. - Аниу - наш единственный союзник, первый за всю нашу историю - пусть не лучший, но какой уж есть... И любые - подчеркиваю, любые! - агрессивные действия в его отношении будут означать для вас войну с Империей Сторкад. Это достаточно понятно вам, сударыня?
   Аннамат хмуро кивнула.
   - Вайми? - спросил Игорь.
   Лицо полномочного представителя Императора Неймура тоже стало хмурым, - видно было, что он борется с собой. Пусть до жути чужие, - но родичи...
   - Аниу - наши собратья, не ваши, - наконец, сказал он. - И с ними мы, так или иначе, разберемся сами. Вам же лучше покинуть наше пространство. Иначе... уверяю вас, мы найдем способ выдворить вас вон.
   - Итак, единогласно, - подвел итог Игорь. - От имени четырех наших Империй я предлагаю вам немедленно покинуть эту систему. И, если мы встретим вас тут вновь, - мы обрушим на вас всю нашу мощь немедленно и без малейшего предупреждения. И - нам совершенно безразлично, каким будет итог. Вы понимаете меня, сударыня?
   - Да.
   - Хорошо. На этом - прошу считать нашу встречу законченной.
   - Очень жаль, - Аннамат поднялась, и другие симайа поднялись вслед за ней. - Только что вы обрекли свои народы на смерть. Очень жаль, - но это ваше право и ваш мир. И всё же - почему?
   - Это НАШ мир, сударыня, - спокойно сказал Игорь. - И мы будем его защищать. Или - умрем, пытаясь сделать это. Но мы никогда не сделаем только одного, - не попросим кого-то сражаться за нас. Потому что тогда - этот мир перестанет быть НАШИМ. Вы понимаете, сударыня?
   Аннамат вдруг улыбнулась.
   - Не одним русским свойственно бесконечное упрямство. Симайа тоже.
   - И тем не менее, сударыня, вам придется искать свое счастьё в другом месте. Раз у вас есть упрямство, - значит, его хватит пережить наш отказ.
   - Но всё же - зачем? Чтобы потешить ваших жестоких богов?
   Игорь улыбнулся.
   - Нет. Просто нам нужно будущее. НАШЕ будущее. А то ведь даже волк может сдохнуть от лени, если поселить его внутри продуктового склада.
   - Но Аниу вы не сможете разбить, как, скажем, сторков. Они же не пираты, которые на рудник налетели. И растут очень быстро.
   Игорь кивнул.
   - Естественно, они будут подрастать. Но ведь не только же они... А с возрастом разница в возрасте начинает играть обратную роль. Для первоклашки пятиклашка - непобедимый титан! А для двадцатилетнего - сорокалетний? Ну, вот... Как сказал сэр Джуффин Халли: "Непобедимый противник - наилучшая мотивация для бесконечного самосовершенствования". И со смыслом жизни нам особо морочится не надо - и так всё ясно.
   - Но за вас всё решили Рейнджеры, Древние Маги, Древние Боги - или как вы там их называете?
   Игорь улыбнулся.
   - Так они с самого начала выразили резкое несогласие с вашим тут присутствием. Но это - наша галактика, и решать, кто гость, а кто враг - нам. Потому Рейнджеры и не вмешались - из-за неясности нашего мнения. С их уровня что мы, что вы - всё равно. Они предоставили нам выбирать, кто нам симпатичнее - и мы решили это чётко.
   - Кстати, - спросила Аннамат, - как на самом деле поступил бы Цесаревич, если бы Анхела сказала ему, что некие Сущности принимают решения за граждан Империи, и предложила бы провести расследование об этих Сущностях?
   - Наследник Империи отказался бы сразу. Нам не нужно посторонней заботы - тем более такой. А что до расследования... Материал о Рейнджерах в Галактике лежит огромный, они после себя много что оставили. А нынешнее их состояние исследовать - всё равно, что измерять толщину или вес тени. С точки зрения схоластической теории - занятие, причём интересное и вечное. Но с точки зрения даже не пользы, а хотя бы чистого познания, - увы...
   - Имеет ли право Цесаревич требовать службы дворян, включая женщин, в чрезвычайных обстоятельствах? - спросила Аннамат. - Анхела-то тоже дворянка... хотя бы по происхождению. Да, это архимеганаглость... но тут всё зависит от того, что попросить...
   - Что человек может попросить у Сущности? - удивился Игорь. - Ничего... Службы он может требовать. Только у каких дворян? Он же не требует службы, например, у сторков... И уж тем более не будет ничего требовать у существ, дающих весьма сомнительные подарки. Ром и одеяла, заражённые оспой, тоже были весьма ценными сами по себе. Но у них был длительный и очень неприятный... эффект. А современные земляне - не индейцы и не тихоокеанские племена!
   - Ну, мини-обвес по сравнению с зараженными оспой одеялами оказывает действие, скорее, противоположное, хотя и длительное, - улыбнулась Аннамат. - Анхела просто подумала, что раз оно ей хорошо, то оно и другим не отрава.
   - Так и одеяла грели... до определённого момента. В том-то и дело, сударыня, что земляне сами НИКОГДА и НИКОГО не делают счастливыми. Они поселяются где-то, ни у кого ничего при этом не отбирая. И живут. А уж местные сами решают, нужно ли им то, что принесли земляне. При этом земляне отлично понимают, что народы - разные. И то, что им хорошо - других может просто убить. Было в начале Экспансии, - на Китеже колонисты угощали аборигенов карамельками. А потом выяснилось, что сахар у них вызывает мгновенное привыкание, и в конце концов - токсический шок... Или вы, вслед за сторками, поверили, что злые земные колонизаторы отбирают у туземцев землю и золотые статуи богов, чтобы переплавить на горшки для дворян? Не думаю. Вот потому земляне и сами подарки принимают только у друзей, и только как... подарки. Не как костыли. Не как протезы. Не как инструкции о том, как нам следует жить. Вот этого вы, очевидно, не поняли.
   - Ну что ж... - Аннамат щелкнула пальцами и заря за сплетениями растений погасла, а сами они стекли вниз струями зеленой краски. Комната превратилась просто в стальную коробку, усеянную изнутри множеством антенн и волноводов. Потом Игорь отвернулся и, когда часть стены беззвучно ушла в сторону, вышел в коридор. Симайа вновь молча подхватили их - и стремительно помчались вверх.
  
   14.
   Прелюбопытная дискуссия получилась, подумал Игорь, возносясь к ангару. Все вроде бы говорили правду. И все, ну разве что кроме сэра Джонатана - добрый дядюшка сам по себе, безотносительно к дискуссии, хитрец и кукловод - были неискренни. Словно все - и симайа тоже - вдохновлялись не только и не столько прямой целью - выяснить возможности контакта. У всех примешивались более глубокие, личные мотивы. Аннамат не управляла ситуацией. Хотя симайа, да ещё Мечтатель, по идее, должна вести беседу туда, куда ей надо, да так, что, если она захочет, никто даже не заметит, что ведёт она. Впрочем, если исходить из очевидного предположения, что Аннамат именно вела беседу, как и куда считает нужным - что же ей, в таком случае, надо? Отвязаться от инопланетян, которые некстати попались под ноги? Тогда почему она допустила, чтобы мы попались ей под ноги? Зачем пугать нас угрозой со стороны Аниу? Она хотела пока только рассказать нам о Йэннимуре, посеять в этом пространстве первичную информацию о нём? Может, ей нужно, чтобы эта информация прошла куда-то дальше, и мы четверо - лишь передатчики, собаки, которым предстоит разнести репьи с семенами? А трёпом об Аниу и об Инсаана она просто мотивировала встречу, отвлекая нам внимание? Как же всё тут сложно...
  
   Эпилог
   - Всё это, конечно, очень благородно, - сказал капитан Севостьянов, когда йэннимурский корабль исчез в глубине гиперпространства, а Игорь завершил свой рассказ. - Но, сударь, не перегнули ли вы палки?
   - Ничуть, - Игорь улыбнулся. - Потому что о многом наши гости так и не смогли догадаться. Да - нам до них далеко... пока что. Но - мы развиваемся, и куда быстрее, чем они. Месяц назад заложен первый линкор нового проекта "Николай Романов", с дальностью полета в десять тысяч световых лет. Думаю, вы понимаете, ЧТО это значит для нашей космонавтики... Но это всё мелочи, Иван Сергеевич. Совсем недавно нам удалось создать джамп-дравер - комплекс устройств, осуществляющих перенос материи мгновенно, на квантовом уровне.
   - Вы не шутите? - капитан покачал головой. - Это же...
   - Да. Ключ к вселенной. Ко ВСЕЙ вселенной. Потому что в экспериментах с двойным прыжком нерасчетной рассинхронизации часов не наблюдалось. Джамп-драйвер просто осуществляет обмен пространств исходной и конечной точек. Причем, при превышении барьерной энергии либо "конечной точкой" становится вся вселенная... либо корабль выносит в соседнюю реальность. Правда, переброс возможен только в область с такой же кривизной пространства, без учета влияния этой или соседних точек.
   - Я слышал о таких экспериментах, - спокойно кивнул капитан. - На самом деле, это уже довольно старая история... Но, насколько я слышал, каждая перемещаемая область представляла собой множество точек, равных кванту пространства. Закон сохранения импульса выживает. Закон сохранения энергии тоже работает, поэтому атомные ядра сохраняются, хотя и могут перейти в возбужденное состояние. Сохранность атомов, молекул и предметов... не обеспечивалась.
   Игорь кивнул.
   - Да. Поэтому мы придумали силовой каркас - систему малых эмиттеров, генерирующих в момент прыжка когерентное тау-поле в объеме начальной зоны, и за счет этого создающий единственную конечную точку, совпадающую с начальной, то есть, квантово-туннельный лазер.
   - А тау-поле? - с интересом спросил капитан.
   - Модификация обычного генератора ультраволн для сверхсветовой связи. Излучение эллиптически поляризованное, с одной из осей, не направленной в наши три пространственных измерения. Наблюдается интерференция, дифракция, а также ряд специфических эффектов: "уплощение" - возможность создания плоской, светящейся в фиолетовой и ультрафиолетовой частях спектра "стены", интерференционного пика в четвертом измерении, и других... Эффект "стены" является основой тау-щитов - принципиально нового типа силовых полей. С их помощью мы можем управлять метрикой. Например, в отличие от гиперперехода, тело не удаляется в четвертом измерении, а просто... поворачивается. То есть, расстояние то же, - а вот влияние "наших" сил ослабевает. Теперь вспоминаем, что рядом с черной дырой невозможны устойчивые орбиты. Тела по спирали падают в дыру. А вот для корабля с тау-щитом таких ограничений нет. Полностью завершив "поворот", он не только неуязвим для любого оружия, - но и может преодолеть абсолютно любую защиту. И мы можем... теперь мы можем всё, Иван Сергеевич.
  
   1 Классификация цивилизаций по уровню потребляемой ими энергии была разработана русским ученым Николаем Семеновичем Кардашевым в 1963 году. Он разделил все возможные цивилизации на шесть групп:
   Цивилизация 0 Типа: Цивилизации 0 Типа являются пред-индустриальными или, в лучшем случае, цивилизациями на первом этапе космической экспансии. Данный тип использует большую часть доступных энергетических ресурсов планеты. Наиболее близким аналогом будет человечество в начале XXI века. Многие цивилизации этого типа самоуничтожаются в процессе перехода на новый уровень развития.
   Цивилизация I Типа: Планетарная цивилизация использует ресурсы своей планеты полностью. Планеты её звёздной системы колонизируются, становясь частью ресурсной базы. Очень часто данный этап становится для цивилизации ловушкой. Она входит в состояние самодостаточности, направляя ресурсы на виртуальное развитие вместо дальнейшей экспансии. Многие цивилизации данного типа прекращают свое существование вследствие катастрофических изменений родной звезды, - например, превращения её в новую или сверхновую.
   Цивилизация II Типа: Такие цивилизации очень редки и встречаются не часто. Как правило, они существуют уже несколько миллионов лет. Они используют всю доступную энергию их звездной системы и уже смогли осуществить межзвездные путешествия и колонизацию планет в других звездных системах. Цивилизации II Типа пережили свою юность, преодолели неспокойное время. Шансы продолжить свое развитие резко возрастают в этой точке.
   Цивилизация III Типа: Цивилизации, которые способны использовать энергию всей галактики. Они редко встречаются даже во вселенском масштабе. Даже по самой либеральной оценке их число во всех известных галактических кластерах не может превышать сотню. Этот уровень практически не достижим для одного вида. Чтобы достичь такого уровня развития, нужно объединение в единое целое многих рас.
   Цивилизация IV Типа: Данный тип цивилизации может использовать весь объём доступной энергии галактических сверхскоплений.
   Цивилизация V/Vb Типа: Любая цивилизация, которая продвинулась до этой точки, получит доступ ко всей энергии Вселенной. Теоретически, они смогут изменять некоторые (или все) физические законы этой вселенной.
   Цивилизация VI Типа: Полностью гипотетическая цивилизация, которая может использовать энергию множества вселенных, изменять в них физические законы и даже создавать новые вселенные, чтобы существовать вечно.
   2 Геральдическая Палата - аналог ООСЕВИК в Англо-Саксонской Империи. Официально является составителем и хранителем дворянских родословных. Также, расследует преступления, совершенные дворянами Империи и, как Особый Отдел Собственной Его Величества Канцелярии, является личной спецслужбой Императора АСИ.
   3 Любая сложно организованная структура, включая народ или целое государство, имеет подобия (как правило, искаженные) в параллельных вселенных, они-то и называются Отражениями (термин Роберта Желязны).
   4. Реально юлэй - тоже бозонно-плазменные сферы диаметром около 15 см. и массой около 30 кг. Предел структурной стойкости - до 80-90 МДж (у симайа - примерно 20-25 ГДж). Юлэй могут играть роль разведчиков, боевых дронов, средств наведения и пр. Их число зависит от способности симайа управлять всеми юлэй одновременно, реально это штук 5-7, не больше. Вообще, массу симайа могут менять, хотя и в ограниченных пределах - мощность-то фиксированная. После предварительной подготовки (накопление массы, etc) - они могут отделять процентов тридцать массы тела. Без неё - пять процентов максимум, то есть от 12 до 80 юлэй. Но тут каждую юлэй надо ещё предварительно программировать, и ИИ у неё будет не слишком большой.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"