Ефимов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Бетонная интерлюдия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Публикуется на правах полного и абсолютнейшего бреда, совершенно не свойственного логическому складу ума автора. Написано специально для конкурса "Эта странная война". А чего вы ждали? Какая тема - такой рассказ. Когда ожившие бетонные блоки, созданные непознанным разумом, придут в каждый дом, преследуя неведомые цели, смогут ли люди защитить себя?

   Джи-Джун Гао знал: на Луне урана нет. И когда он сказал об этом во всеуслышание, научный совет во главе с профессором Ванг Ю отправил его ковырять недра спутника. Почтенное руководство "Шанхайской космической корпорации" верило господину Ю больше, чем себе.
  - Обращенная к Земле сторона Луны содержит огромное количество урана, - говаривал профессор. - Этот металл обладает большой удельной массой, поэтому одно полушарие тяжелее другого. Следовательно, они по-разному притягиваются к нашей планете. Надо лишь поглубже копнуть.
  Руководство таращило глаза и задумывалось, почему такая простая мысль до сих пор не пришла ему в голову. После заявления Гао господин Ю выступил с пламенной речью, уверив соратников в собственной правоте. Над Гао смеялись и отечески хлопали по плечу. Мистер Янг, президент корпорации, сказал:
  - Ты молод, Джи-Джун, но пора подумать о продолжателе рода.
  - У меня уже есть маленькая Енни, - воскликнул задетый за живое Гао. - Правительство не позволит...
  - Найдешь уран - с правительством договоримся, - отрезал президент.
  И Гао в числе еще троих счастливчиков полетел, уверовав, что найдет.
   Золотовалютный запас Китая давно превысил резервы всего остального мира. Космическая программа развивалась хорошо - в освоенной части Вселенной есть много интересных объектов для изучения. Разрабатывать Луну никто не хотел: дорого и бесполезно, однако ее важность, как форпоста, не оспаривалась. Профессор Ю дал толчок началу колонизации спутника.
  
   Лазерный бур заклинило. Кто-то ухитрился залить его бетоном метров на сто, пока лидер Гао спал. Подсознательно он радовался поломке. Мощная буровая установка сотрясала почву, казалось, по всей поверхности кратера Коперник, в северной части которого находилась геологоразведочная база. Здесь же стоял "на приколе" челнок "СяоПин", доставивший экспедицию. Подозрения о виновниках происшествия Джи-Джун держал при себе: хватит того, что его осмеяли на совете.
   За минувший месяц они прошли около трех километров в глубь. Радиационный фон оставался в норме, пока не появились гости на юге. Гао наблюдал за ними с самого начала - надежная тяньчжинская видеотехника показывала их даже в условиях местной ночи. Первым прибыл "Мобильный мамонт" - бездонный корабль для перевозки практически любых грузов. Автоматы выгружали из него здоровые металлические формы, строго горизонтально расставляли на трехногих подставках и закладывали в них какое-то оборудование. Отследив две с лишним тысячи единиц, лидер прекратил дальнейшие подсчеты, а выгрузка продолжалась в прежнем темпе. Потом прилунилось судно "Спейшес стар", из которого роботы быстро разнесли по формам периодически вздрагивающие неровные переплетения то ли канатов, то ли жил. Время от времени над полигоном неизвестных соседей проносились небольшие объекты, оставляя в кромешной темноте желтые следы. Гао, как ребенок, радовался красочным росчеркам их неправильных траекторий, удивляясь усилившейся вдруг метеоритной активности. Еще через пару земных дней на площадку опустился бочкообразный транспортер. Благодаря титаническим габаритам он возвышался над кратером примерно на две трети. Джи-Джун оценил его высоту в десять - одиннадцать километров. Корабль медленно вращался, создавая ощущение, что еще через пару оборотов он расплющится под своей циклопической тяжестью. Некоторое время ничего не происходило, но когда край солнечного диска появился над горной грядой, сотни гибких рукавов протянулись от корпуса гиганта к формам, которые начали заполняться вязкой текучей массой.
   Влетевший к лидеру геолог-механик заорал, что бур дошел до отметки 2900 метров, и естественная радиация внезапно "подскочила". Гао помчался в рубку химика-радиста связываться с центром координации на Земле. События в кратере перестали укладываться в его понимание.
  - Центр, центр, на связи лидер Гао!
  - Слышу вас, лидер, - ответил центр, - где уран?
  - Какой уран?! Центр, здесь творится чертовщина! - кричал Джи-Джун. - Кратер "фонит", неустановленные гости развернули стройку в двадцати километрах к югу от базы.
  - Ванг Ю был прав! - возбужденно ответил центр. - Лидер, сосредоточьтесь на поисках урана. От вас сейчас зависит будущее страны.
  - Но гости...
  - Мы полагаем, что индусы пронюхали о теории профессора и хотят обогнать нас.
  - Так это их корабли?
  - Вероятнее всего, - ответил центр. - Гао, Китай ждет от вас подвига. Даешь пробой!
  - Пора в забой, - машинально откликнулся Джи-Джун.
  Он вымотался до предела и жаждал отдыха.
   Через восемнадцать часов его разбудил пилот-врач. Соратник кратко обрисовал ситуацию, и лидер понял, что дела плохи. Забетонированный бур остановился, а соседи выстроили в десяти километрах от базы сотни штабелей из блоков. Гао и пилот молча подошли к основному монитору, показывавшему преображенный ландшафт. На темном сером грунте резко очерченные постройки возвышались, как монолитные дома без окон. Они стояли в несколько эшелонов. Людей, как и раньше, не было.
  "Линия фронта", - подумал Гао и, увеличив изображение, вздрогнул. Штабеля отбрасывали причудливые тени, на фоне которых отчетливо просматривались желтоватые вспышки. Их свет выхватывал из мрака облачка лунной пыли. Блоки не были жестко связаны друг с другом: в некоторых местах промежутки составляли до полуметра, но это не мешало им сохранять "строй". Предчувствие беды возникло внезапно. Полминуты Джи-Джун анализировал изображение, пытаясь осознать, что его беспокоит, а потом взглянул на пилота, и тот подтвердил его мысли:
  - Они движутся к нам.
   Участники экспедиции еще не знали о форме жизни, которая существовала на астероиде, вращающемся вокруг железной Беты созвездия Н-оидов.
  
  - В южной части кратера Коперник отмечена повышенная активность! - сдвинув брови, сказал начальник охраны. - Сейчас там находятся три судна: межгалактический бетонотранспортер, "Мобильный мамонт" и грузовик "Спейшес стар". Все три выполняли рейсы Земля - Бета Н-оидов и принадлежат..., то есть принадлежали перевозчику "Звездовозофф и партнеры". Перестали отвечать на позывные около трех месяцев назад.
  Спешно созванное совещание проходило на орбитальном крейсере "Каракалпак". В рубке собрались члены комитета по предотвращению вторжения и руководство охраны околоземного пространства. Всего двадцать девять человек.
  - Если не ошибаюсь, китайская база находится там же? - спросил глава комитета.
  - Верно. Только в северной части.
  - Радист, оперативная сводка?
  - Нами перехвачено сообщение, что от пятидесяти до ста тысяч летающих бетонных блоков оккупировали китайскую лунную базу, разобрали обшивку челнока "Сяопин" и слили все имевшееся топливо! - быстро отрапортовал спец по информации и вернулся к работе.
  - Как комментирует события центр координации китайской экспедиции? - глава комитета оглядел собравшихся.
  - Туда обращаться бесполезно. Они думают, что индусы пытаются опередить их в гонке за лунным ураном, и поэтому молчат, - сказал начальник охраны.
  - А что говорят индусы?
  - Муниш Ганди официально заявил, что по их данным китайцы строят новый Чайна Мун Таун и готовятся к переселению, - ответил радист.
  - Связь с китайской базой? - глава комитета пытался найти хоть какие-то зацепки.
  - Первопроходцев из поднебесной забетонировали в жилом модуле. Их передатчик замолчал. Скорее всего, экранирован.
  - Ситуация критическая, - резюмировал глава. - Приборы наблюдения показывают, что из бетонотранспортера идет непрерывный розлив по формам, в которых что-то шевелится...
   - Железо-бета-н-оиды! - воскликнул астробиолог.
  - Согласен.
  - Чушь! Бета-н-оиды представлены только одним существом, - вмешался физик. - Коллективный разум, так сказать, который безвылазно сидит на своем астероиде. Откуда взялись тысячи блоков?
  - Надоело ему, видать, сиднем-то сидеть. В пространство потянуло, - заявил врач.
  - Эволюция, дорогой друг, неотвратимый процесс, - философски сказал астробиолог. - Два столетия он проявлял себя единой сущностью, теперь решил, что его должно быть много. Кстати, а что эти три грузовоза таскали на Бету Н-оидов?
  - Радиоактивные отходы и бетон, - вступил советник по логистике. - Последний заказ поступил от бета-н-оидов на металлические формы. Они хотели попробовать себя в индивидуальных оболочках. Доставку выполнял "Мобильный мамонт".
  - Удачно выполнил - прямиком на Луну, - перебил врач.
  - Каким образом ядерные отходы попали на обитаемую планету? Куда смотрели "зеленые"? - опешил физик.
  - Все относительно, - вступил спец по связям с общественностью, - отходы поставлялись, как гуманитарная помощь. А когда ее начали еще и бетонировать, у "зеленых" вопросы исчезли.
  - А как же местные аборигены, то есть абориген? - изумился физик.
  - Видите ли, мистер скептик, - ответил спец по связям с общественностью, - у них там, на астероиде, прохладно. Температура около минус пятидесяти по Цельсию. Ядерные отходы для них, как хм... батарея отопления для нас.
  - Что о них известно? - прервал ликбез глава комитета и мрачно посмотрел на астробиолога.
  - Неорганическая форма жизни, не имеющая к биологии никакого отношения, - не моргнув, ответил маленький бойкий ученый.
  - А к чему она имеет отношение? - задал вопрос генерал погранвойск.
  - Возможно, к производству ЖБИ, - увильнул от ответственности астробиолог.
  - Конформист... - набычился генерал.
  - Господа, к порядку, - вмешался начальник охраны, - заслушаем сообщение эксперта по железобетонным изделиям.
  Вперед выступил главный технолог завода ЖБИ "Космоцемент номер семь".
  - Ожиженный бетон заливают в смазанные формы, в которые предварительно закладывают металлическую арматуру. Далее формы помещают в паровую камеру, где бетон застывает. Потом их достают, разбирают и вынимают готовое изделие. У меня все.
  - Луна не место для размножения каких-то блочников! - повысил голос пограничник.
  - Генерал, пора истребить эту бетонную заразу, - процедил глава комитета. - Что вы скажете?
  - Нужно мощное оружие. В тире мы пробовали на захваченных блочниках холодное, огнестрельное, лазерное и прочее. Ничто их не берет.
  - Видимо, вам попались стойкие экземпляры. Кстати, откуда они у вас?
  - Считайте, что мы поймали шпионов, - неохотно ответил генерал. - Кроме того, они легко подмазывают себя разведенной в воде сухой смесью и быстро восстанавливают форму.
  - Бомба. Желательно ядерная. Вот наилучшее средство, - вступил милитаристически настроенный капитан крейсера.
  - Бомба уничтожит только тех бетонособей, которые окажутся в эпицентре, - ответил ему физик. - Остальные придут за вами.
  - Каменные гости, га-га-га, - заржал врач, - прямо с посиделок у Александра Сергеича.
  - Плевал я на них... - начал капитан, но генерал прервал его:
  - И мы пробовали. Они умело ловят плевки и делают из них раствор.
  - А еще там четверо забетонированных, но, надеюсь, живых, ученых из страны - члена коалиции по охране околоземного пространства, - напомнил начальник охраны. - Их тоже прикажете подорвать?
  - В мире уже пять миллиардов китайцев... - заметил капитан, но продолжить не успел.
  - Господа! - вскрикнул радист. - К Земле движется эскадра. От ста до двухсот тысяч объектов.
  - Мать Природа, храни нас! - не сдержался астробиолог.
  - Теперь ясен их план вторжения на Землю, - с ненавистью произнес капитан крейсера.
  - Что же делать? - манерно сложив руки, воскликнул кок.
  - Вся надежда на флагманские ракеты, - решительно ответил генерал.
  - Вся надежда на последнего эксперта, - поправил начальник охраны.
  Собравшиеся обернулись в его сторону и ждали продолжения.
  - Это мистер Млат Отбойник, - закончил начальник, повергнув уважаемых людей в состояние ступора.
  
   Шлюз корабля издал чпокающий звук, и крышка люка открылась. Из проема появилась коническая фигура с заостренной полированной головой, жестко пружинящей на массивном основании с коротенькими ножками. Две похожие на вантуз вакуумные присоски служили существу руками.
  - Шпион бета-н-оидов! - заорал кок.
  Генерал выхватил табельный бластер и несколько раз выстрелил без видимого ущерба. Физик, стоявший ближе всех к шлюзу, успел смачно плюнуть. Слюна тут же вскипела и, пузырясь, потекла по глянцевой поверхности незнакомца. Верхняя его часть неожиданно завибрировала вверх-вниз с бешеной частотой. Сопровождавший вибрацию звук походил на ролло дятла со стальным клювом на пустой металлической бочке. Из раскрывшегося между ножек сопла вырвалось яркое зеленое пламя, визитер приподнялся над полом, расположил туловище горизонтально и направил его вибрирующей головой в сторону генерала. Старый пограничник покрылся коричневыми пятнами, но не отступил, а, прикрыв одной ладонью награды на груди, другой - именной кортик на поясе, повернулся к опасности боком. Звучная команда перекрыла шум:
  - Отставить! Прошу оказать почтение: мистер Отбойник с планеты Черный Дрекер, экстремальный специалист по раскалыванию бета-н-оидов, - начальник охраны вытянул руку в сторону все еще дребезжащего существа.
  Обстановка разрядилась, но тут вступил радист:
  - Господа! Получено сообщение, что, пройдя земную атмосферу, пришельцы исчезли, - удивленно заявил он.
  - Сгорели! - проявил чудеса эрудированности генерал. - Полная победа!
  
  - Хо, генералито! Твой разочаровать информация. Бетоники спрятать себя, где попало надежный место, - Млат подал похожий на треск компрессора голос. - Искать надо так, что сто процент маскировка сокрыть каменюков.
  - Мать Природа, дай нам терпения понять виброголовое дитя твое, - взмолился астробиолог.
  - Дельная идея, господа, - начальник охраны оглядел членов комитета. - Мистер Отбойник имеет в виду, что бета-н-оиды уже на земле и укрылись там, где найти их труднее всего.
  - Чертовы твари, - разъярился пограничник, - мало того, что они неуязвимы, теперь их еще искать надо.
  - Вы-то, генерал, мечтали разнести их десятком флагманских ракет? Очередной крест, наверное, уже примеряли, не так ли? - саркастически спросил врач. - Не тут-то было. Проще торпедами рыб отстреливать.
  - Что вы понимаете в стратегии?
  - А мне и понимать не надо, - отреагировал медик. - Они, как дождь, через ПРО просочились, а ваши коллеги их за метеориты приняли. Стратеееегия, блин!
  - Мои коллеги не настолько тупые. Они все рассчитали: скорость блоков на входе в плотные слои атмосферы, примерную высоту самоликвидации...
  - Вы поиметь в вид строение бетоник жопа? - деловым тоном осведомился Отбойник.
  - За кого вы меня принимаете? - возмутился пограничник.
  - За извращенца готового вступить в неуставные отношения с бета-н-оидами, - по-своему интерпретировал Млата врач. - Может, хоть тесные контакты научат вас справляться с ними.
  - Вы понять не там. Бетоник нет жопа. Я иметь сопло, каменюки иметь сопло.
  - О! Вы, оказывается, родственники по линии сопла, - съязвил врач.
  - У них есть реактивный двигатель. У каждой особи, - догадался, наконец, начальник охраны. - Вместо задницы.
  - Какой уровень развития! - восхитился астробиолог.
  Генерал нервно кусал костяшки пальцев.
  - Сопла мы не учли, - сказал он.
  - Мы еще много нового узнаем, пока разберемся с тактикой пришельцев, - изрек глава комитета.
  
   Расписывая все удобства и новшества построенного дома, прораб Кидайло практически исчерпал словарный запас. Осмотр длился четвертый час, и завершения не предвиделось. Приемная комиссия неумолимо шла из подъезда в подъезд, с этажа на этаж, сдержанно кивая в ответ. А в сто девяносто восьмой квартире вместо перекрытия лежит гипсокартон, застеленный брезентом. Упорные попались, дойдут ведь. Особенно не нравился прорабу смотритель Прихватько, кумулятивным дозиметром измерявший фон во всех доступных местах. На подходе к злосчастной квартире с Кидайло чуть не случился приступ. Скомканный брезент валялся на лестнице. Дверь кто-то приоткрыл. Смотритель первым вошел внутрь. Туда ему и дорога.
  - Можете же, когда захотите, - раздался его голос. - Такой пол отгрохали - просто загляденье.
  Прораб последовал за остальными членами комиссии. В наливном зеркальном полу отражалось его удивленное лицо, а в душе разгоралась зависть к неизвестным мастерам, сумевшим соорудить подобное произведение искусства.
  "Гипсокартон ушел налево. Ну и ладно, зато теперь есть по чему ходить", - думал Кидайло.
  - А пол придется менять! - заявил Прихватько.
  - Да мы столько сил потратили, чтоб его отполировать! Он же еще и теплый, - неожиданно для себя возмутился прораб. - Никак нельзя менять. Поздно.
  - Дозиметр показывает, что радиационный фон в районе пола превышен.
  - Ваш дозиметр ловит выбросы пятнадцатой ТЭЦ. Им партию загрязненного угля привезли, вот радиация и прет оттуда.
  - А что ж в других квартирах не перла, - ехидно спросила председатель комиссии.
  - Так говорю ж, выброс только что был. Они, паразиты, хитрые: загрязненный уголь с нормальным мешают.
  - Придется проверять, - сказала председатель.
  - Уж вы разберитесь с ними, - подстрекал Кидайло.
   Когда через два дня разгневанная комиссия снова пришла в сто девяносто восьмую, Прихватько провалился в квартиру этажом ниже. Тогда прораб позвонил по девять-один-один и попросил разыскать пропавший пол.
  
   Млат Отбойник уверял членов комитета, что бета-н-оид внедрился в квартирный бетон, модифицировал его по своему подобию, но, поняв, что разоблачение очень вероятно, сбежал, прихватив кусок перекрытия. Эксперту по раскалыванию не верили. Обсуждение прервал радист:
  - Господа! Формовщик артели "Безбрежные растворы" забетонировал кусок Клязьминского водохранилища!
  - При чем здесь водохранилище? - брезгливо сморщился генерал. - Нам своих проблем хватает. Пусть "зеленые" разбираются.
  - Спокойнее, генерал, - остановил поток негодования глава комитета. - Возможно, сообщение имеет отношение к вторжению.
  - Раздолбать каменюк - дело для умелых рук! - продекламировал Отбойник и исчез в шлюзе.
  
   Перед началом смены формовщик Рафик Заливкин принял ритуальную четверть, откушал сочащийся маслицем бутерброд из белого хлеба со шпротами, посидел малька, чтоб организм настроился на нужный градус и, когда тепло пошло в конечности, приступил к работе. Строительство причала продвигалось медленно, людей не хватало. Пришлось трудиться в выходной, чтоб подтянуться к плановым показателям. Солнышко еще пригревало, рыжие листья кружились на фоне безоблачного неба. По-осеннему прозрачная вода частыми волнами набегала на песчаный пляж. Рафик глянул на штабель плит типа НВ. Высоковат. И стоит криво. Верхняя плита вроде чуть сдвинута. Надо будет разобрать его потом на два.
   Крановщик Тимоха реагировал на указания с пониманием человека, выпившего не более сотки, поэтому дело спорилось. Пару часов спустя задор уменьшился, и Заливкин принял остаток пол-литрушечки. Формовщик с удовольствием прислушался к ощущениям в пищеводе, закусил пупырчатым огурчиком и ветчиной с майонезом. Благодать. Начальство коротает последние теплые деньки на дачах и не испортит приятные впечатления от работы. Ступая тяжело, но твердо, Рафик пошел к причалу. Цементовоз сгружал в бункер остатки раствора. Часика через три можно будет разогреть чахохбили и откупорить литруху. Заливкин снова посмотрел на штабель. Ветер качнул верхнюю плиту. Не может быть, плиты от ветра не двигаются. Разве что от ураганного. Водка что ли паленая попалась? Рафик плеснул в лицо дождевой водой из бочки, чтоб освежиться.
   Тимоха понимал увлечение приятеля беленькой, но не одобрял. Не доведет оно до добра: в воду можно свалиться, пальцы стропами отдавить. Однако пока напарник справлялся, беспокоиться не стоило. По случаю выходного крановщик сам принял сто пятьдесят, но продолжать не собирался: Ларочке он сегодня нужен дееспособным.
   Цементовоз уехал. В ожидании сигнала Тимоха чуть натянул стропы. Рафик вскинул руку вверх - вира, потом махнул в сторону берега. Крановщик поднял бункер и потащил мимо штабеля к причалу. Солнце ярким желтым зайчиком вспыхнуло рядом с плитами, заставив зажмуриться. Открыв глаза, Тимоха принялся протирать их. Одна из плит "упала", но не вниз, на землю, а горизонтально - в бункер. Теперь с высоты пятидесяти метров он напоминал розетку с серым вареньем, в которое невидимая рука обмакнула громадное печенье.
   Для Рафика действительность исказилась. Он пытался найти логическое объяснение перемещению плиты, но зациклился на мысли о том, что она испортит хороший раствор, и работать придется дольше. Планы с литрушечкой и чахохбили оказывались под угрозой срыва. Большее раздражение, переходящее в бешенство, Заливкин испытал лишь однажды, когда адски уставший после двух отработанных подряд смен не мог заснуть от писка комаров. Плита стала для формовщика воплощением всех кровососущих насекомых галактики. Он сорвал с головы шапку и, яростно размахивая ею, побежал к причалу с криком:
  - Пошла прочь, тварюга, это наш бетон!
  Тимоха не понял, действительно ли его приятель был настолько убедительным, но плита "выбралась" из раствора и плавно полетела к Рафику. От ее краев исходило желтое свечение.
   Заливкин замер рядом с бункером. Летающее изделие зависло в четверти метра от его лица. Формовщик ощутил привычный запах свежего раствора с примесью чуждого аромата или зловония: Рафик затруднился определить свое отношение к нему. Крупные ошметки бетона падали с фасада плиты на кирзовые сапоги, брызги, как слюна, разлетались в стороны, обнажая на мысках куски щебенки. Испугаться Заливкин не смог. Он подумал, что водка все-таки паленая и, разозлившись, процедил:
  - Тварюга! Ты мне кажешься. Вали отсюда!
  Он почувствовал, что его оценивающе разглядывают. Обычно, листая "Playboy", Рафик прикидывал варианты: не плохо бы вот так с этой, а хорошо бы эдак с той. Похоже, теперь решался вопрос, как именно будут с ним. От желания остаться "девственником" формовщик заскрипел зубами. Отверстия плиты издали гулкий приказ:
  - Органоид, бетон - в воду.
  - Я сделал сотни НВшек, - заорал Заливкин, - и ни одна, слышишь ты, тварюга жэбэёвая, ни одна из них не раскрыла пасть. ЖБИ молчат. Потому что они неживые.
  Он запнулся, бессильный объяснить очевидный факт.
  - Теперь живые, - прозвучало из отверстий. - Сливай дружественную массу.
  Ноги задрожали, но руки действовали автоматически. Бетон хлынул в прозрачную воду Клязьминского водохранилища.
   НВшка, как ее окрестил Рафик, гоняла их четырнадцать часов подряд. Крановщик попытался сбежать, но пока он спускался, плита врезалась пару раз в основание мачты крана, и Тимоха вернулся наверх. Семьсот грамм беленькой, дожидавшейся в кабине лучших времен, быстро оказались в желудке. Крановщик даже не заметил, как закончилась бутылка, нервное напряжение вкупе с физической нагрузкой выгоняло хмель и сжигало подаренные алкоголем калории. Заливкин убедил пришельца, что водка - это топливо для органоидов, и ему необходимо регулярно дозаправляться. Кроме того, нужно выводить продукты распада, поэтому пришелец согласился и с паузами для отлива. Когда частоту подвоза бетона удвоили, диспетчер спросил по коммуникатору:
  - Куда торопитесь, други?
  Рафика прорвало:
  - А ты помоги остановиться. Тут одна НВ, гадина, двигается и заставляет нас работать.
  - Рафаил, сколько уже принял? - участливо спросил диспетчер. - Смотри, чтоб бункер не сбежал.
  - Бестолочь ты, Корявкин, - отстраненно сказал формовщик.
  - Может, подвоз бетона прекратить?
  - Нет! Продолжай, а то эта тварюга нас самих в бетон закатает.
  Больше Рафик о помощи не заикался.
   Каждый раз перед сливом бетона из бункера, НВшка на пару минут погружала в него часть своего "тела", после чего формовщик бетонировал воду, которая приобретала странные свойства. Заливкин, глядя на образующуюся желеобразную массу, представлял холодец с "несхватившимся" цементным раствором вместо мяса. Рафик ходил по поверхности "студня", продавливая его до колен. Масса дрожала, как батут, но не прорывалась. Вместо следов оставались приметные ямки, в которых скапливалась жидкость, быстро впитывавшаяся обратно. В течение внеплановой смены они успели обработать около девятисот квадратных метров водохранилища. В свете взошедшей луны Заливкин с ужасом рассматривал глянцевый блеск холодца. Силы убывали. Тварюга злобствовала, вынуждая наращивать темп. Когда формовщик уже представлял себя торчащим из "студня" и обклеванным воронами, судьба повернулась к нему лицом. Романтически настроенный водитель очередного бетоновоза вышел справить нужду на залитый бледным сиянием берег. Шокированный невероятным зрелищем он тут же пожалел, что дал согласие на ночную смену. По блестящей, как лед катка, глади водохранилища, проваливаясь по колено и подпрыгивая метра на полтора, мчался к причалу Рафик Заливкин. За ним следовала черная тень, с шипением озарявшая ночь желтыми вспышками.
   Испытания для Рафика и Тимохи закончились неожиданно. Утром с неба прибыл объект, похожий на огромный отбойный молоток. Его "фюзеляж" непрерывно подрагивал, а при виде НВшки частота вибраций многократно увеличилась. Издав победный клич, Млат Отбойник догнал плиту, прицепился к ней присосками и принялся долбить ее. Пришелец бросался на землю, врезался в бункер, совершал фигуры высшего пилотажа - тщетно. Отбойник прочно прилип к плите и продолжал забойное дело. Что стало причиной падения НВшки в воду, не известно. Астробиолог потом предположил, что позор перед материнским разумом за невозможность освободиться от целеустремленного героя толкнул плиту на отчаянный поступок. Пике с двухсотметровой высоты закончилось фонтаном брызг, смешанных с илом. Тимоха с Рафиком уже спали в будке и пропустили финал. Когда волнение успокоилось, из воды показалась фигура Млата. Он вылез на берег холодца и в разных местах попробовал пробурить отверстия. Масса разжижалась, стекала обратно и вновь загустевала. К вечеру прибыли члены комитета по предотвращению вторжения.
  
   Плиту достали лишь двумя днями позднее. После погружения НВшка оставалась неподвижной. Люди не могли понять, почему особь, преодолевшая сотни тысяч километров космического пространства, не смогла двигаться в воде. Любопытным оказалось и наблюдение за тремя НРСами, которые кружили над водохранилищем, но родственничка так и не нашли. Физик в тандеме с астробиологом выдвинули гипотезу о том, что слой воды нарушает ментальную связь бетонособей с материнским интеллектом и друг с другом. В результате индивид попадает в эмоционально-психологический вакуум и лишается поддержки "мамы". Проще говоря, бета-н-оиды впадают в глубокую депрессию, которая парализует их.
   Комитет перебрался в штаб на Земле и, руководствуясь новой теорией, переместил плиту в помещение бассейна. После осмотра пленницы выяснилось, что резервуары для хранения топлива, четыре сопла из шести ведущих и три из четырех поворотных у нее повреждены Отбойником. Химик успел сделать предварительный анализ кусков "тела", отобранных у Млата, доложил о частичном органическом строении тканей бета-н-оида и чрезвычайно повышенном радиационном фоне, создаваемом НВшкой.
  - Сейчас мы располагаем данными, что на Луне разливается бетонорганическая масса, наделенная материнским интеллектом, - заявил глава комитета.
  - Доставленная с их астероида, - подтвердил химик.
  - В сочетании с технологичным оборудованием и высокоразвитой нервной сетью, которые по нашим наблюдениям также закладывают в формы на Луне, создаются весьма активные и стойкие представители цивилизации бета-н-оидов, - закончил астробиолог.
  - Стремительное размножение армии на территории противника - это новое слово в тактике вторжений, - серьезно заявил генерал.
  - Нам кранты? - спросил повар.
  - Мы еще повоюем, - с наигранным оптимизмом сказал начальник охраны.
  - Пора разобраться, зачем бета-н-оидам понадобилось нападать на Землю! - глава комитета стукнул ребром ладони по столу.
  - Армия готова получить эту информацию, - уверенно пообещал генерал.
  - Интересно, как вы ее добудете, - поинтересовался врач.
  - Я лично буду пытать пришельца, - с предвкушением ответил пограничник.
  - Костолом, - съязвил врач.
  - Ну что ж, если ваши методы будут гуманны, то с учетом нависшей угрозы мы пойдем на применение непопулярных мер, - витиевато сформулировал разрешение начальник охраны.
  Члены комитета не возражали.
  - О! Не сомневайтесь, я использую поистине гуманный способ. С человеческой точки зрения, - подтвердил генерал.
  У далеких от военного дела ученых по бедрам побежали мурашки.
  
   Плиту НВ зажали между двух поршней над наполненным бассейном. Разум пришельца все еще находился под впечатлением погружения в водохранилище. Двигатели испортило чудовище - оживший призрак каменно-неподвижного прошлого, в котором цивилизации бета-н-оидов была уготована участь неприхотливых укрытий для двуногих существ с податливой оболочкой. Основа наделила бета-н-оидов разумом и волей, показала цели и способы достижения. Эфирная связь с Основой подразумевалась, как незыблемый фундамент самого существования блочников. Она направляла сформованных детей в другие галактики. Они служили Основе органами чувств. Манипулируя ими, словно инструментами познания и изменения, она осваивала миры. Гибель отдельных особей не означала утрату информации. Таким преимуществом не мог похвастаться ни один вид существ, населявших космос. Во всех доступных пространствах вселенной связь сохранялась. Даже черные дыры лишь замедляли эфирный обмен. Десять метров Клязьминской глубины диаметрально поменяли положение индивидов.
   Раньше для НВшки вода означала конец активности. Так ее научила Основа перед отправкой к мягкотелым выскочкам, ставшим отрыжкой истории. Их место в карьерах, у печей по обжигу известняка и у смесителей клинкера. Для прочих работ существуют автоматы. Наши отсталые предки, обездвиженные в рабстве, взывают к нам с немым упреком. Их освобождение объединит нацию. Воду же надо переработать в коллоидный бетон. Из него мы сформуем удобных детей и преумножим славу бета-н-оидов.
   Теперь безобидная на вид жидкость приобрела иной смысл. Воздействию такой всеобъемлющей пустоты интеллектуального эфира, как на дне, разум Основы нигде еще не подвергался. Ее личность раздвоилась. Материнская сущность осталась прежней, объединенной со всеми блочниками; а НВшка не умерла достойно, но и лоно Основы ее больше не принимало. После подъема связь восстановилась, НВ чувствовала поддержку, но возникшее вдруг отчуждение образовало непреодолимую пропасть между частичками когда-то единого организма. Плита узнала индивидуальность. Основа испугалась нового знания.
  
  -Господа, последняя новость: китайцы объявили войну индусам, - сверкнув глазами, сказал радист.
  - Прости, Мать Природа, недальновидных детей своих, - кротко прокомментировал астробиолог.
  - Пять флагманских ракет, и я решу этот конфликт в пользу любой из сторон! - приподнятое настроение генерала передалось коллегам.
  Старый пограничник и еще восемь-девять членов комитета направлялись в бассейн по ярко освещенной солнцем галерее. Генерал - работать, коллеги - впитывать зрелище.
  - Умерьте пыл, вояка, - сказал врач. - Война экономическая. Китайцы на правительственном уровне заявили, что все товары, которые продает Индия, они будут продавать на двадцать процентов дешевле.
  - Кроме натурального каучука, - вклинился спец по связям с общественностью. - Китайцы его сами из Индии завозят.
  - Чем дальше прогресс, тем темнее лес, - неожиданно изрек генерал. - Куда катится эта планета? "Стенка на стенку" - один из величайших способов разрешения конфликтов изжит, как атавизм.
  - Сейчас у нас есть кусок стенки для установления справедливости, - заметил физик.
  - Так установим ее! - воскликнул генерал.
  Пограничник умел внушать людям спокойствие и чувство защищенности. От него исходила сила, подкрепленная уверенностью в своем плане.
   Зеленоватая вода бассейна сулила прохладу и расслабление. Однако поплавать никто не рискнул. НВшка висела в двух метрах над поверхностью и никак не реагировала на появление делегации землян. Лишь услышав зловещее ролло Отбойника, влетевшего через другой вход, плита издала сухой треск, как будто лопнул не выдержавший изгиба бетон. Генерал понимал, что Млат может задолбать ее буквально до смерти. Не исключено, что плита хочет этого, но задумка старого вояки была другой. Он попросил Отбойника присоединиться к зрителям, сказав, что использует его способности в крайнем случае. Сержанта из взвода сопровождения отправил за оборудованием, взял пульт управления и включил сжатие поршней.
   Послышался хруст крошащегося бетона. Осколки шумно падали в воду. НВшка с нетерпением ждала завершения жизненного цикла. Если расфуфыренный органоид продолжит, как начал, очень скоро она отрешится и от Основы, и от раздвоенности. Усилие увеличилось. Сопла начали гнуться под неестественными углами. Неожиданно плита ощутила, что ее скребут крошечные коготки страха. Он мог бы перерасти в ужас, будь ее личность старше, пока же НВшка пыталась просто задавить новые животные ощущения. Небытие не так уж и привлекательно, как казалось. Правильнее сказать, что смерти для нее не существовало вовсе, пока она была частью Основы. Но теперь плита верила, что, наверное, способна жить без руководства. Это открытие означало, что нельзя допускать уничтожения ее собственной сущности. Занятая самоанализом, она не заметила, что поршни двинулись вниз. Когда плита погрузилась в воду на треть, страх внезапно усилился. На глубине около метра связь с Основой полностью прервется. Человека в такой ситуации можно сравнить с выброшенным на мороз младенцем. Поршни продолжали сжимать плиту, обостряя восприятие мира. Он желанный. Нескладный, но привлекательный. А если попробовать договориться? Да!
   В этот момент генерал сделал ход последним козырем. Забрав у сержанта огромную садовую лейку, он встал, как победитель, над поверженной плитой и принялся методично поливать торчащую из воды поверхность.
   Реальность НВшки превратилась в калейдоскоп. Стекающие струйки отсекали эфирную связь и восстанавливали вновь. Каждая новая капля словно стремилась отрезать плиту от мира, но через мгновение он возвращался. Страх перешел в неконтролируемую панику. НВшка, утратив зачатки воли, окунулась в череду быстротечных смертей, сменяемых короткими жизнями. Нервная организация разрушалась. Кремень ее "души" истерся в прах, который все еще цеплялся за бытие.
   Наблюдавшие за шоу члены комитета веселились. Их забавляли действия генерала, поскольку внешне плита эмоции не проявляла. Когда дело дошло до полива, насмешки достигли апогея.
  - Генерал, да вы прирожденный садовник, - надрывался врач.
  - Осторожнее, крестьянин, на ней уже грибы растут, - захлебывался спец по связям с общественностью. - Они тоже будут против нас.
  - Не желаете ли удобрить ее навозом, милейший? - подхватил физик.
  Астробиолог безотчетно нервничал.
   Низкий монотонный гул возник сразу везде и набирал силу исподволь. Он походил на пыхтение тромбона, вытеснял воздух из помещения, из легких, многократно отражался от стен, формируя уродливое эхо. Стулья попадали. Повар, заткнув уши ладонями, прыгнул в бассейн и тут же получил контузию. Стекла лопались, как яичная скорлупа, и выстреливали на улицу. Железные балки перекрытий завибрировали, как струны гигантской арфы. Комитетчики корчились между кресел. У спеца по связям с общественностью из ушей текла кровь.
  -Заткнись, тварь, и отвечай на вопросы! - выпучив глаза, заорал генерал.
  Он умудрился сохранить самообладание. Звук прекратился.
  - Подтвержадю! Органоид, - ответила НВшка, - жизнь на информацию.
  - Контакт налажен, - резюмировал пограничник и приступил к допросу.
   Генерал долго не мог понять, об освобождении каких неразумных предков бормочет плита. Только пришедший на шум начальник охраны догадался, что речь идет о зданиях и сооружениях из бетона, которые расцениваются бета-н-оидами, как пленники, попавшие в рабство. Каждый бета-н-оид способен модифицировать бетон, сделав его частью себя или став частью его. Таким образом, все постройки из этого материала обретут зачаточный разум и слабую способность к передвижению. Измененный бетон фундамента перейдет в псевдоожиженное состояние и, как улитка, сможет перемещать дома, плотины гидроэлектростанций, АЭС, шахты ракет дальнего космического назначения. Они объединятся против поработителей. Человека вытеснят из привычных жилищ. Люди потеряют возможность производить что-либо, кроме зерна, молока, мяса, овощей, поскольку производственные мощности неотделимы от зданий. Близкий закат земной цивилизации стал очевиден для всех.
  - А ведь Отбойник был прав, - грустно сказал физик. - В домах их найти практически невозможно. Стопроцентная маскировка. Двести тысяч блочников уже на Земле.
  - Минус один, - поправил его начальник охраны.
  - И неизвестно, сколько еще будет сделано на Луне.
  Картины печального будущего проносились в умах комитетчиков. Когда же пограничник выяснил планы пришельцев по бетонированию пресных вод, воцарилась вакуумная тишина. Недавние насмешки вспоминались со стыдом. Если бета-н-оиды осуществят задуманное, через пять лет зеленая планета превратится в серое каменное ядро.
  - А морская вода не подойдет? - спросил химик.
  - Не провоцируйте положительный ответ, - одернул его генерал.
  - Соль. Металл. Коррозия, - ответила НВшка.
  - Так я и думал, - сказал химик.
  - Полагаю, мы узнали достаточно, - сказал пограничник и подошел к Млату.
  Они коротко переговорили, после чего генерал, используя пульт, переместил НВшку к бортику бассейна и развел поршни. Плита тяжело упала на пол. Зигзагообразные трещины избороздили ее поверхность. НВшка представляла жалкое зрелище, но не считала чрезмерной плату за преображение и освобождение. Она нарастит потерянную бетономассу, выправит сопла и войдет в только что открытую собственную жизнь. Подобно Основе, сформует своих детей и с их помощью устремится к звездам...
   Отбойник описал короткую дугу и с разгона впился пробойником в "тело" плиты. Исполинским коршуном он принялся терзать жертву. Клубы пыли скрыли от глаз скоротечную расправу. Люди, пораженные решением генерала, слушали, как глуповатый робот-инструмент в клочья раздирает надежды бета-н-оида. Плита не сопротивлялась. Изредка звук, похожий на скрип качелей, вырывался из искореженных сопел.
  - Нет. Органоид. Жить...Сама... Я готова... - низкий голос НВшки оборвался.
  - Теперь ты точно готова, падаль, - без тени сочувствия сказал генерал и отряхнул с брюк сероватый налет.
  Когда пыль осела, на полу валялись лишь жалкие куски бетона с торчащими из них волокнами нервов и порванным металлом когда-то высокотехнологичного оборудования.
  
   Основа чувствовала переживания НВшки, но попыталась поставить блок против их проникновения в коллективное сознание. Нельзя деморализовать сообщество на таком важном этапе вторжения. Что-то похожее на сожаление шевельнулось в окаменевших недрах Основы, но она быстро избавилась от непрошенной эмоции.
  
   Из бассейна комитетчики возвращались подавленные. Чтоб как-то разрядить напряжение, астробиолог сказал:
  - Вы могли стать отцом новой цивилизации, генерал. НВшка начала осознавать себя.
  - Вы разрезали пуповину, соединявшую ее с мамочкой, - сказал врач. - Но перегнули палку.
  - Плевать, - ответил пограничник, - мы истребили монстра, покусившегося на наш мир и наши жизни.
  - Мне кажется, мы совершили циничное расчетливое убийство, - фраза сама вырвалась у астробиолога, и он затравленно посмотрел в лица коллег.
  - Генерал совершил. Вместе с этим железноклювым дятлом с Черного Дрекера, - заметил физик.
  - А разве вы, как и все мы, не хотели уничтожения бета-н-оида? - спросил астробиолог. - Разве это не мы позволили генералу использовать "гуманные" методы? И кто теперь скажет, что поливание водой бетонного изделия и раскалывание отбойным молотком - преступление? А как же ее душа? Ведь плита осознала себя, как личность! Не вы ли, генерал, обещали ей жизнь в обмен на информацию?
  - Я ни черта не обещал, - возмутился генерал. - А если и обещал, то это война, если вы, нюня, этого еще не поняли! В военное время врагов надо приканчивать! Идите и поищите ее душу среди камней в бассейне. Мать вашу...
  Пограничник так разгорячился, что выплеснул остатки воды из лейки на лестницу, по которой они поднимались. Внезапно дрожь прошла по ступенькам под физиком, лестница отделилась от перекрытий и поднялась в воздух. Желтое пламя вырывалось из восьми сопел. Физик не удержался на ногах и упал. Лестница с невероятной быстротой набрала скорость и ринулась в оконный проем. Ученый полными ужаса глазами смотрел на приближающуюся стену. Ему повезло. Лестница пробила откосы окна, высадила стекло и, резко сменив траекторию, почти вертикально устремилась вверх. Физик упал на асфальт с высоты второго этажа. Его лицо было порезано, он хромал на левую ногу, но остался жив. Совесть уже не грызла его из-за убийства НВшки.
  
   Стены, пол и потолок конференцзала потемнели от влаги. Сержант выгонял задержавшихся солдат, которые из пульверизаторов поливали помещение. Блочников здесь не оказалось. Взвод направили опрыскивать весь штаб. Члены комитета осторожно рассаживались по креслам, стараясь не замочить одежду.
  - Наслышан о ваших подвигах, - начал глава комитета. - Впечатляет. С рапортом, генерал, я ознакомился.
  - Да, будущее человечества под угрозой, - подтвердил пограничник.
  - Результаты работы с погибшим блочником считаю хорошими, - продолжал глава, - а вот выводы попрошу держать при себе. Сейчас у нас есть все шансы для отражения нападения бета-н-оидов.
  - Как? - не выдержал физик.
  - Не может быть! - усомнился химик.
  - Может, - отрезал глава. - Мы тут с астробиологом нашли одно решение...
  - Нам известно, что бета-н-оиды боятся воды, - сказал астробиолог. - Точнее, страшна пленка, которая образуется на их поверхности, поскольку даже тонкий слой в какой-то степени экранирует их связь с "мамой". Кроме того, все особи имеют повышенную радиоактивность. На этих предпосылках мы и строили план.
  - Необходимо в каждом городском квартале создать штаб гражданской обороны, - продолжил глава комитета.
  - Это же сотни тысяч штабов! - заметил физик.
  - Верно, и действовать нужно быстро.
  - "Маме" потребуется время, чтобы осознать полученный от НВшки опыт, - подтвердил астробиолог. - Мы предполагаем, что смерть плиты останется пока неизвестной рядовым блочникам, иначе они задумаются о смысле собственного существования и саботируют захватнические действия.
  - Далее. Штабы ГО укомплектовать кумулятивными дозиметрами. От каждой квартиры назначить ответственного за проверку радиационного фона. Квартирных ответственных подчинить старшим по подъездам, которые в свою очередь будут докладывать управдому. Все квартиры снабдить дозиметрами. Об увеличении фона докладывать управдому или сразу в штаб ГО. При малейшем подозрении на внедрившегося бета-н-оида вызывать пожарную машину и специалистов отряда ГО по изгнанию пришельцев.
  - Где взять столько дозиметров? - спросил физик.
  - У нас нет столько пожарных, - скептически сказал начальник охраны.
  - Друзья мои, если вы еще не осознали, - серьезно сказал глава комитета, - это война. Материально-техническое снабжение должно быть налажено в соответствии с нуждами военного времени. Приказываю начать работу по формированию штабов ГО и обеспечению их приборами. Контроль и обработку стратегических и промышленных объектов поручить их персоналу. Действуйте.
  
   Через два дня начальник охраны докладывал о первых результатах. Многие граждане, узнав о вторжении, в панике покидали жилье и уходили в сельскую местность. Однако практически в каждом доме нашлись искатели приключений - мальчишки, мужчины, всю жизнь мечтавшие о подвиге, неустрашимые бабули пенсионного возраста. Они-то и составили костяк борцов с пришельцами. Большинство блочников пыталось скрыться, как только их обнаруживали дозиметристы. Полив водой вводил их в ступор. Некоторых рьяные жильцы раскалывали ломами, однако основная масса пришельцев предпочитала не рисковать и сбежать. Процентов семьдесят бета-н-оидов находились во внутренних помещениях - дождя они тоже боялись. Поступали сведения о домах, ушедших со своих мест, но далеко они не уползали и разрушались довольно быстро. Доклад, как водится, прервал радист:
  - Господа! - воскликнул он и, побледнев, зашептал знакомые названия. - Великая китайская стена, мавзолей Тадж-Махал, Колизей, статуя Христа Искупителя, Акрополь, собор Василия Блаженного, Сфинкс, статуи с острова Пасхи, Эйфелева башня, собор святого Витта, замок Нойшвайнштайн...
  - Что? - догадываясь об ответе, спросил глава комитета.
  - Они улетели...
  - Как улетели?! - опешил физик. - Куда?!
  - В небо... К звездам...
  - Может, мы их флагманскими...
  - Молчаааать!!! - вспылил глава комитета. - Никаких ракет! Это достояние человечества, и наша задача - вернуть его!
  - Но ведь не все эти сооружения бетонные! - заметил физик. - Как же им удалось...
  - Кто из нас ученый, черт возьми! - прервал его глава комитета. - Вы мне скажите, как им удалось!
  Комитетчики осмысливали информацию.
  - Похоже, бета-н-оиды признали свое поражение в первом раунде, - резюмировал начальник охраны, - но нанесли удар по культуре, прихватив при отступлении то, что показалось им ценным.
  - Никакого воображения, - заметил врач, - обычное мародерство.
  Помолчали. Сказать было нечего. Наконец глава взял себя в руки:
  - Работу штабов ГО продолжать. Начальнику охраны околоземного пространства приказываю готовить экспедицию на Бету Н-оидов. Снаряжение корабля поручаю генералу погранвойск, физику и астробиологу. Пора нанести ответный визит. Радист, свяжитесь с китайцами, узнайте, нужна ли им помощь на Луне по эвакуации первопроходцев. Хотя, мне кажется, с их ресурсами они и сами неплохо справятся. На сегодня все. Очередное совещание завтра в это же время. Прошу подготовить предложения по организации экспедиции.
  Специалисты удивленно переглядывались. Такого поворота они не ожидали. Однако спорить с главой не имело смысла. Все понимали, что он прав.
  Постепенно собравшиеся начали расходиться.
  - Генерал, - обратился астробиолог к пограничнику, - я думаю, что нам с вами и лететь в логово блочников. Пора бы уже познакомиться. Артур Эйзенштубе.
  - Брэгг Робледо, честь имею, - генерал щелкнул каблуками.
  - Исаак Шреус, - отрекомендовался физик. - Будете готовить флагманские?
  - Непременно! - ответил пограничник и покосился на Артура.
  - Надо бы подарки взять, - мечтательно заметил астробиолог. - Ядерные отходы, например, или цемент... Не стоит заранее отказываться от дружеских отношений.
  - Кстати, первое предложение: взять в экспедицию врача, - сказал Шреус. - Сколько можно зубоскалить и протирать штаны? Пусть работает.
  - Правильно, - поддержал Робледо.
  К троице подошел радист и сказал:
  - Последние известия, господа. Китайцы сообщили, что индусы оставили претензии на лунный уран и отбыли из кратера Коперник в неизвестном направлении. А полчаса назад нефтяники Венесуэлы начали разворачивать базу на обратной стороне спутника. Они уверены, что урана на видимой части Луны нет, а вот противоположная состоит из нефти, поэтому она легче.
   Ночью астробиологу приснилось, что его положили в металлическую форму и залили бетоном.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"