Микаями Горо: другие произведения.

Once in My World: Saga!!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стара Вселенная, невероятно стара. Она древнее всего, что мы, люди, только можем вообразить. Даже время - само Время! - моложе Вселенной, ибо та была всегда и будет всегда, бесконечно изменяясь.И каждый миг жизни Вселенную раздирает бесконечная война. Из-за чего она вспыхнула несчётные тысячелетия назад, что не даёт ей угаснуть до сих пор? Быть может, всему виной исконная борьба Добра и Зла, Света и Тьмы? Или же простой эгоизм и глупость? Сложно сказать, ведь было там и то, и другое, а сейчас, спустя миллиарды лет, всё смешалось и переплелось, и невозможно уже отличить одно от другого. Итак, повесть наша начинается на задворках одной ничем не примечательной галактики, на планете Земля, где родился и вырос простой мальчик с непростой судьбой. И да пребудет с ним Хаос Айресс!!!

   Э
  то рай или ад - не узнать нам никогда.
   Потому что мы не ведаем свет;
   потому что судьба никогда не вела в чужие края.
   Там нам чуждо понятие грех иль обет.
  
   Этот ад мы раем называем,
   потому что не понимаем,
   что такое добро, а что зло;
   потому что не знаем, о чём забываем;
   потому что наше время ещё не пришло.
  
   Это рай или ад - есть узнать надежда,
   Но не всем же дано понимать и вонмить.
   Это свет или тьма? Зачем говорить?
   Если всё равно нам дано ножи в спины вонзить.
  
   Это рай... или ад - не узнать никогда,
   потому что мы дали обет, неисполненный обет;
   потому что никогда мы не знали слова "судьба";
   потому что не верили в свет.
  
   Кто ты? Свой или чужой?
   Да плевать!
   Всё равно мы вернёмся домой.
   Все вместе вернёмся домой!
  Once in my world!! Vol. 1
  Arch I: 始めるの物語!! 
  "Однажды в моём мире". Арка первая: "Начало истории!!" Том 1.
  
  Оглавление
  Арка I. Глава 1: "Взгляд!!" 1
  Арка I. Глава 2: "Добро пожаловать в другой мир!!" 12
  Арка I. Глава 3: "Я верю!!" 22
  Арка I. Глава 4: "Евгений тащит!!" 25
  Арка I. Глава 5: "Разговор в Рэйке!!" 29
  Арка I. Глава 6: "Отчаянье Юки!! Часть первая: Умирающая надежда!!" 40
  Арка I. Глава 7: "Проход на Гадзиму!!" 45
  Арка I. Глава 8: "Однажды в Томо-Ре!!" 59
  Арка I. Глава 9: "Виктор и Аренир!!" 85
  Арка I. Глава 10: Однажды в моём мире!! Идеал Лорда Виктора!! 93
  Арка I. Глава 11: "Окончание акта!!" 106
  Арка I. Глава 12: "Отчаянье Юки. Часть вторая: Спасение!!" 110
  
  Арка I. Глава 1: "Взгляд!!"
  
   Вспышка. Вот одна. Ещё одна. Бесконечность ярких вспышек в голубых небесах, чистых от облаков и пыли. Лишь потоки фотонов разрывали на части эти небеса, ослепляя всё.
   Вспышка раз, вспышка два, и в тот же час небо окутал огонь. Огромная-огромная сфера из резного металла, который многим напоминал серебро, но так ярко светился и был столь крепок, что удерживал внутри себя Свет и Тьму. Вокруг сферы то и дело проносились вспышки. Дама с серебристыми короткими волосами, облачённая в изящные латы с вырезами каких-то рун, неслась на огромных белых крыльях за девушкой в чёрном траурном платье, чьи крылья и волосы были черны, как копоть. В руках одной был меч искусной работы, на вид лёгкий, будто перо; у другой был чёрный палаш с изящным и эстетичным закрытым эфесом, закрывающим ладонь держащего его щитком с вырезами в виде рун.
   Они неслись вблизи сферы и их взмахи клинками сопровождались ярчайшими вспышками. Я не мог их слышать. Вокруг хоть и была какая-то совсем уж не вакуумная аура, но всё же... Эти две прекрасные женщины были так далеко от меня, что даже мой глаз (а, уж поверьте, тот был не на плюсовом зрении) не был способен уловить их полные силуэты. Чего говорить об ушах, если вокруг бушевали такие же вспышки. Все гнались за чернокрылой "ведьмой".
   В один миг чернокрылая затормозила прямо в воздухе и резко обернулась, свершая замах своим орудием. От лезвия пошла энергетическая волна, которая смела больше половины "роя", что гнался за ней. Лишь дама в сияющих латах, прикрывшись большими крыльями, осталась в воздухе, готовая вовсю атаковать. Но замах, что она произвела, не подействовал на чернокрылую. "Ведьма" была столь спокойна, что даже я удивился её выразительным глазам, простым и серьёзно косым. Узрев последнюю вспышку при соприкосновении их мечей, я дрогнул и упал с кровати.
   Признаться, я не мог долго вспомнить этот сон. На тот момент я очень торопился в город со своим другом, Евгением.
  - Хочешь верь, хочешь нет.
  - Да верю-верю. Только немного бредово.
  - Поверь мне, Жека. Я не могу так тупануть, чтобы столь прекрасный сон не вспомнить.
  - Тогда вспоминай скорее. А то не за горами наша остановка.
  - Ох, и не люблю я эти маршрутки! - шепнул я Евгению под ухо и захихикал.
  - Неважно, Егор. Ты книжки пишешь. Тебе можно.
  - Нет же! - мы вышли из маршрутки и пошли по бульвару. - Ты неделю назад рассказал мне о своём сне про какой-то Мир Теней. Вот и я тебе рассказываю о своём.
  - Но ты, в отличие от меня, не можешь толком ничего вспомнить.
  - Пойми, я заучился уже!
  - "Заучился?" Что за слово такое? Типа от "замучился"?!
  - Не смейся. Я серьёзен.
  - Ха, я тоже!
  - Там были две прекрасные девушки...
  - ...облик которых обрисовал твой мозг, пересмотревший аниме!
  - Ну да нееет! Они были как настоящие. Я видел сияние, мог прикоснуться к той прозрачной дымке ауры, защищающей огромный шар от космической пустоты. Я слышал взрывы, зрел миллиарды странных антропоморфных людей в доспехах и рясах. Они стреляли все по черноволосой красавице. А она их всех загасила. Я даже влюбился!
  - Ну, вот... Всё-то ты помнишь!
  - А ты всё смеёшься, Жека!
  - Как там твой конкурс?
  - Какой конкурс?
  - Ну-с, по японскому.
  - А! Тот самый, в котором надо по-японски написать сочинение "За что я люблю Японию"? Ну, я... Сел разок, и... уже неделю не брался. Нет у меня музы. Да и писать по-японски пока в лом.
  - Ясно всё с тобой. Значит, в Японию на осенних каникулах мы не едем.
  - Почему же? Едем! Ты только обожди чуть-чуть. До конца августа ещё три недели. Хех!
  - Беру тебя на слово, Егор. Если ты заработаешь для нас два билета в поездку по Японии, то... будь уверен, я не дам тебе там соскучиться. Или ты... хочешь взять кого-нибудь другого?
  - Думаю, что только тебя, Евгений. Вован, конечно, тоже хотел. Но... к сожалению, лишь благодаря тебе я полюбил эту страну. Лишь ты был первым. Поэтому лишь ты заслужил впервые из всех наших друзей увидеть Японию.
  - Ну, хорошо-хорошо. Я подожду. Обещаю, что поеду.
  - Нет.
  - Что? Чего надулся-то?
  - Пообещай другое.
  - Ах, чего пообещать-то?
  - Пообещай, что это будет лучшая поездка в твоей жизни!
  - Я не знаю, Егор. Я не могу ни о чём пока говор...
  - Ну, пожалуйста!
  - Ам...
  - Жека, я хочу, чтобы у меня был стимул для стараний. Поэтому пообещай, что попробуешь сделать эту поездку в страну нашей мечты самой лучшей.
  - Хорошо, Егор. Обещаю.
  - Хе-хех! Спасибо! Я побежал.
  - Стоп! Куда? Мы же собирались сходить к Борису Николаевичу...
  - Ты иди. Твой же проект по социальной рекламе намечается. А я побегу на остановку обратно.
  - За... зачем?
  - Поеду домой, напишу сочинение и сразу же отправлю.
   И я убежал. А Евгений, с большой иронией смотря мне вслед, покачал головой и буркнул себе под нос:
  - Егор такой странный! Эх...
  
   - Виктор!
   Услышав этот крик из далёкого прошлого, Витёк посмотрел на меня и снова отвернулся.
  - Ты не слышишь, что ли? Я тебя зову!
  Тогда мы ещё учились в пятом классе. Витёк, как и я, был интровертом. Сидел, отвернувшись ото всех. Как и я. Да, я с виду даже на момент истории открывался миру, но на деле же был тем ещё лицемером. Не обессудьте!
  - Витёк!
  - Что ещё? Не видишь. Я домашку делаю.
  - По какому? По математике? Хе-хех! За перемену не успеешь. Надо было дома делать.
  - Да иди ты. Вот, к Даниле подойди. До него докопайся.
  - Ладно-ладно! Удачи.
  - Отчего я вспомнил об этом сейчас? - спросил я себя, когда ехал в маршрутке домой. Уж и не помню, о чём я задумался тогда. Но, как это часто со мной бывало, я замыкался в себе.
   И только я вышел из маршрутки...
  
   Удар. Слабый, конечно, но даже он заставил меня согнуть колени. В момент удара по животу, я не издал ни звука. Однако затем последовал ещё, под дых ногой. Я свалился на асфальт.
  - Снова ты, Пушкин, ленишься стишок рассказать.
  - Ага. А ведь мог бы просто рассказать чего-нибудь и идти домой.
  - Оставьте этого пидора, пацаны.
  - Ну, пусть ползёт отсюда.
   Один из них метнул меня, взявши за шкирку, за забор и от души поржали.
  - Ползи, Пушкин!
   "Пушкин" - особое было погонялово. К моим девяти летам весь район уже знал, что я пытаюсь писать стишки. И пацаны начали звать меня Пушкиным. Даже в мои пятнадцать они продолжали звать меня так, хоть я и перешёл на прозу давным-давно. Безмозглые варвары! Быдло! Как ещё их можно было назвать?
  Удар. Кулаком в лицо. Удар!
   Я с криком поднял талию с кровати и попытался сровнять дыхание. Была полночь. Как кошмар на меня свалилось воспоминание о прошлом.
  - Когда нам было по двенадцать, - сказал я тихо, чтобы никого не разбудить, тяжело дыша, - они впервые начали нагло бить меня и издеваться надо мной. Просили спеть песенки, рассказать стишки, рассказать о погоде на следующий день. Это безумие... Один постоянно оскорблял мою мать.
   Я схватился за волосы на своей голове и, оскалив зубы, произнёс сквозь них:
  - Осталось всего-ничего потерпеть. И я... потерплю. Доучусь. Школа скоро закончится. И я уеду. В далёкую Японию. Я заживу. Оставлю это быдло позади. Всё... будет... п"зади! Да. Да, точно.
   Я улёгся спать на бок.
  - Позади.
   Ну, да. Я пыл странным. А чего ж ещё они ожидали от писателя, в голове которого перемешалось тысячи мыслей? Чего они ещё хотели от дрыща, не способного ответить? Да ничего они не ждали. И не собирались ждать.
  
   - Привет, Юка-чан! - сказал я весело по-японски, общаясь через скайп со своей японской подругой, Юкой Юри.
  - Привет, Егор-кун. Как твоё сочинение?
  - Ах, да... Я только вчера хотел написать его. Но, - я спрятал ладонью перевязанную левую руку и улыбнулся.
  - Как поживает Дзенъя-кун?
  - Ах, Евгений... Ничего не делает уже всё лето. Он не парится о девятом классе, о будущих экзаменах. Мне в нём это нравится, Юка-чан.
  - Мне тоже, - кивнула она и посмеялась. Сколько притворен был её смех.
  - У тебя мешки под глазами, Юка-чан. Ты, что, серьёзно озадачилась с подработкой?
  - Ах, это! Да! Да...
  - Где работаешь?
  - Потом, может быть, как-нибудь расскажу.
  - Ладненько.
  - Кто твой друг?
  - Что? Где?
  - В твоём фейсбуке я увидела фотографию.
  - У-у, точняк! Там ещё изображено трое друзей. Три лучших друга. Выпускной из начальной школы. Переход в пятый класс. Все трое в пиджаках, белых рубашках, да? Фотографируются на фоне классной доски? Странная фотография...
  - Дело не в этом, Егор-кун. Кто слева?
  - Я точно не помню, но по краям вроде только я и Витёк.
  - Витьёк?
  - Ха-ха! "Витьёк"! Виктор.
  - "Виктор".
  - А что с ним не так? Он хороший парень. Аналитик такой, математику знает. Импровизировать не умеет, стисняшка. Но зато он честный и умный. Хотя в физическом плане даже слабее меня. Я хотя бы пять кэ-мэ сдать могу на "пять". А он и на "три" не может. В последнее время он стал многим серьёзнее. Даже не общается со мной. Всё лето дома сидит. Говорит, уроки учит к девятому классу.
   -Уроки учит? - переспросила с подозрительным искосом Юка.
  - Да. А что не так? Чего ты так им заинтересовалась?
   Юка-чан пригладила царапину на щеке и с серьёзным видом произнесла:
  - Прости. Пора на подработку. Пока, Егор-кун. Пиши давай сочинение. Да в Японию езжай!
  - Ха-ха-ха! Обязательно, Юка-чан!
   Она отключилась. Я опустил голову, положил её на руки и разлёгся на компьютерном столе. "Юка-чан такая серьёзная стала. Хотя... чего мне? Это я мечтатель, не она, Евгений или Витёк. Это я романтик. Это мне не понять ответственности за будущее. Это мне грозит остаться без образования и работы!"
  
  - Зато о Японии думаем!
  - Успокойся, мама! Заработаю я по химии "четвёрку", если ты так хочешь!
  - Это не мне надо. Это надо тебе!
  
  - Я романтик, - пробурчал я и поднялся.
   Нажав на клавишу, я написал знак "私", что означает "я". Сочинение "За что я люблю Японию?" началось. Я строчил до самого вечера, пользуясь всеми доступными средствами: переводчиками, русско-японскими словарями, самоучителями и старыми тетрадками. 700 слов было напечатано отлично, и мне осталось лишь отправить по почте Фонду Японского Языка в России.
  - Если я победю, - произнёс я, сверкающе глядя на надпись "Письмо отправлено". - То мне подарят два билета в Японию. Туда и обратно на два билета. Я и Жека... Мечты исполнятся. Я жажду этого. Я... просто... хочу... Я просто хочу жить своей жизнью и никого не трогать. Этот жалкий мир...
   Я чуть ли не захныкал. Ага, я был человеком таким... ранимым, сентиментальным, впечатлительным и чувствительным. Короче, было, за что осуждать. Слабым я был, нытиком. Хоть и всегда старался держаться. Я был просто мечтательным писателем-любителем, у которого не было ни шанса на перспективное будущее. Я был не столь амбициозен.
  - Хрен с ним, - вдруг произнёс я и запрыгнул на кровать. - Завтра напишу чего-нибудь про Сакураю. Там ещё столько не закончил. Ёри Ёсимура пока не ринулась на помощь к Эми-Ай-Ри. Эх! Бывает же: даже писать лень.
  
   Каникулы закончились. И вот мы, уже девятиклассники, устремляемся на уроки. Гордой походкой шёл Витёк наряду с Владимиром и Евгением, а я, стоя на крыльце, у дверей в заведение, радостно глядел на эту компашку.
  - Экие вы красавчики, ребята.
  "Бесхребетный придурок!" - сказал я себе в душе и с улыбкой отворил им двери.
  - Спасибо, Егор, - махнул рукой Евгений.
  - Благодарствую, - пролепетал Владимир.
   Виктор же наступил на порог и опущенным взглядом смотрел в свои чёрные туфли.
  - О чём задумался, - спустя двадцать секунд я окликнул его. - Витёк?
  - Забудь, - пустил он и, всколыхнувшись, ринулся в школу.
   Я пропустил даму с дочкой, даже поклонившись.
  - Спасибо, - улыбчиво ответила дама на мой вежливый жест.
  - Всегда "пожалуйста", - сказал я пунктуально и, наконец, закрыл долбанную дверь. "Придурок!" - вновь сказал я и ступил в здание.
  
  - Струков - 4. Масликов - 3. Парушкин, - я поднял взгляд на своей фамилии, - 2, - я грустно опустил голову. - Симонова - 5.
  "В математике - я не спец, уж точно. Но как она одна - мать его, ОДНА! - из всего класса сумела заработать "пятёрку"?". Это да-а! Светлана Симонова - была человеком умным. Её дисциплинарность можно было позавидовать. Планировала в обязательном порядке всё через список, учила абсолютно все уроки на протяжении восьми лет, была со всеми обходительной обаяшкой.
  - Как такую можно не любить, а, Жека? - шепнул я Евгению, который также являлся и соседом по парте.
  - Не знаю. "Тройка" меня вполне устраивает.
  - Тут ты прав. Исаак Ньютон, Альберт Эйнштейн и Карл Линней тоже были в школе не хорошистами. Но ведь прославили своё имя! Это может означать лишь одно: оценка, как единица оценивания знаний учащихся, является делом суть непорядочным. Пример, можно сказать, Ампера и всех упомянутых учёных доказывает: успех в жизни определяют совсем не оценки. Ведь школьные отметки не всегда отражают реальный уровень знаний и способностей. И уж тем более ими невозможно измерить любознательность ребёнка и умение организовать своё время так, чтобы заниматься тем, что интересно.
  - Витёк и Света стали часто друг на друга смотреть, - протараторил Евгений, пока учительница что-то начинала объяснять.
  - Может, роман? - ухмыльнулся я.
  - Нет же. Сам посмотри, - шепнул Евгений. Кивая в сторону сидящих через одну парту Виктора и Светлану.
  - И что?
  - Они же прожигают друг друга взглядом; так, будто бы охотятся за общей дичью.
  - Дичью?
  - Ага.
  - Интересно, а что у них случилось?
  - Неважно. Давай лучше математику слушать. Нам же сдавать ОГЭ!
  
  Удар.
  7 класс.
  Удар.
  Стрелка с Виктором.
  - На, нах!
   Я бросил ему в лицо снег и подставил подножку.
  После чего сдался именно я, дабы не бить его дальше.
  - Я настолько достал этого тихоню-Виктора, что даже на серьёзе решил мне ебало разбить. Плохой из меня... друг.
   Я снова сидел за компом и рвал волосы на своей голове. Что было ещё делать?
  "Виктор продолжал быть мне другом. Но он стал серьёзен. Мы учимся уже две недели, а он толком и словом со мной не обмолвился. Лишь пересекается взглядом со Светой, и на меня часто просто смотрит. Кабы мои шутки про то, что Витёк гей, не стались правдою. Эх! Тяжко-тяжко. Нечего сказать. Надо уже что-то менять в жизни, кажется!".
  
  - А-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
   Ага. Это было во втором классе. Я так боялся спросить "Можно ли в туалет", что обоссался прямо на месте. Моя соседка по парте была не в духе после этого мига. Все смеялись надо мной. Это было ничуть не отрадное чувство!
  - Простите, я... боялся спросить. Не хотел.. .от... от... ОТЛЕКАТЬ ВАС!
  "Идиот! Слабак!"
  - ХНЫК-ХНЫК-ХНЫК!
   Тоже второй класс. Мистер Струков на физ-ре, пока мы бежали вдвоём 60 метров, поставил подножку, и я расхреначил себе подбородок. Ныл потом долго. Очень долго.
  - А... у меня... нет денег.
   Сел в автобус из школы, совсем забыв, что родители мне сказали: "Сегодня деньги на проезд не даю, мы заберём тебя на машине!". Неловкий экспириенс удался на славу. Ага!
  "Тряпка! Мясо!"
  - Ничтожество, - расплылся я на кресле и с иронией ухмыльнулся. - Да уж! А я ещё куда-то там хочу, на Юке жениться мечтаю. Куда мне таким за неё бороться? Нет, серьёзно же! Я реально не совсем везучий. Да и счастливых моментов у меня маловато. С батей проблемы, со школой проблемы, с быдланами проблемы, даже с друзьями толком боюсь. Эх, вот бы попасть в свой мир! И делать там всё, что захочу. Это было бы так прекрасно! Да, несомненно, было бы тяжело сражаться против войск лорда Яндорикуса. Но я бы постарался, честно-честно. Ну, - вздохнул я радостно, - по крайней мере, мой мир - это мой мир. И там я точно нужнее, чем где-либо ещё.
   В октябре, после мучительных ссор с родителями из-за двоек и лени, мне, наконец-то, пришло письмо, в котором говорилось так: Парушкин Егор, мы поздравляем Вас с победой!". Два билета были уже на почте. Перед тем, как забрать их, я поговорил с родителями. Мы очень-очень сильно поругались. Они запретили мне куда-либо лететь. Но я... в этот раз...
  
  - Спасибо большое, - сказал я почтмейстеру и вышел на улицу, уже звоня Евгению.
  
   На этот раз я решился следовать за мечтой. Экзаменов я больше не боялся. Родителей - тоже. Мне даже приходили мысли о том, чтобы нелегально остаться в Японии, но это уже были плоды моего юношеского максимализма, и я хорошо понимал это.
  
   Самолёт был таким большим.
  - Лайнер, что сказать? - пожал плечами Евгений и поднялся в салон.
   Я сделал пару шагов вверх и вдруг остановился.
  
  - А мне!
   Дело было вечером. Я сидел на скамейке во дворе. Рядом был Владимир. После того, как я сообщил ему кое-что, он немного обиделся.
  - Прости. Я выиграл только два билета. Только два и было.
  - Но почему именно Жека летит вместе с тобою?
  - Потому что если бы не он, я бы не влюбился в Японию.
   Влюбился? Нет, даже больше. Будучи в 8 классе я принял участие в конкурсе сочинений на японском языке. Тема проста и безобидна "За что я люблю Японию?". Победитель получал два билета в Саппоро, на концерт некой японской группы. И я стал этим победителем. На 2 недельки мог съездить в Японию с кем-нибудь ещё. Я решил взять именно Евгения, так как именно этот человек заставил меня любить эту страну. Но мне жаль было Владимира. Однако мы быстро помирились.
  - Ладно, - сказал он, зажимая мою шею локтем. - Будет и на нашей улице праздник. Вот подрастём и упрём на хрен. А когда прилетим на место, ты покажешь мне море. Настоящее. Японское море. А, быть может, даже восход.
  
   Я уже хотел было двинуть выше, как вдруг почувствовал шелест, прикосновение к моей спине. Резко обернулся. Ничего. Лишь ветер нёс своими порывами осеннюю листву.
  - Это было так... приятно, - сказал я. Уже сидя в полёте.
  - Самолёт скоро полетит. А-а? Ты что-то сказал, Егор?
  - Ам... нет, - усмехнулся я. - Всё норм. Просто думаю о своей книге.
  - Ты же так давно не садился за неё!
  - Ну, вот так вот! Поэтому сейчас о ней и подумал. Может, увидев японские сакуры, я возрожу в себе вдохновение. Не суть, Евгений. Главное то что?
  - Что?
  - То, что ты летишь со мной, собака! Ха-ха-ха-ха!
  - Не... не лезь ко мне, придурок. Хех!
  - А-ха-ха-ха-ха!
  - Не надо... Ахах!.. Щекотать меня! А! Хи-хи-хи-хаха!
   Самолёт ринулся вверх, прорезая воздух. А Виктор... стоял прямо посреди посадочной линии и смотрел в небеса. Не зря я представил его взгляд.
   Не зря...
  
  Арка I. Глава 2: "Добро пожаловать в другой мир!!"
  
  - Это должно начаться! Ты ничего с этим не сделаешь, девчонка!
  - Ты столь самоуверен в себе, Некромант! Тебе ещё никто не гарантировал, что я всё-таки не пущу стрелу тебе в лоб.
  - Ты, видимо, совсем уже себе льстишь, девочка. Я ведь проявляю к тебе милосердие, пытаюсь сдерживать порыв, чтобы не использовать своё кольцо. А ты... продолжаешь испытывать моё терпение.
  - Я соглашусь, что совершила ошибку, явившись сюда ночью. Но что поделаешь, Некромант?
  - Я даю тебе возможность сбежать, девчонка.
  - Не принимаю.
  - Подумай ещё.
  - Я пыталась поговорить с тобой, Некромант. Пыталась взмолиться тебе, чтобы ты не трогал его. Но...
  - ...Но я слишком долго ждал этого мига. И все Вселенские Силы, что были, тоже ждали этого мига.
  - Так чего же ты ждал? Мог бы уже давно поглотить, раз выпендриваешься тут своей силой! Или, что, на большее ты не способен? Кроме слов!
  - Умолкни, плакса! Я ждал другого момента. Я не мог поглотить его до появления валькирии.
  - Валькирии?
  - Осталось совсем немного. Мне лишь теперь нужно подождать с месяц, защищая его от влияния остальных незваных гостей. Это моя дичь. И только моя!
  - Я прошу, чтобы ты сохранил ему жизнь.
  - Зачем? Если не я, то кто-то другой. Не только лишь я знаю о том, что он здесь, на этой планете. Если уж не все, то многие уже знают, что знаменитая Душа здесь.
  - Моя мать билась бок о бок с тобой.
  - Мне без разницы, кто там бился со мной. Это было так давно! А теперь... изыди, девчонка! Пока даю тебе шанс.
  - Поняла. Вообще, я рада, что ты защищаешь его.
  - Моя защита не бесконечна. Я дождался этой чёртовой валькирии, и теперь точно знаю, что он готов. Печать сломалась. Мне сейчас главное: успеть поймать дичь быстрее остальных.
  - Прощай, Некромант. Хоть это и не последняя наша встреча. Клянусь, я не дам тебе поглотить его.
  - Признайся себе уже, что ты тоже хочешь сделать это, девчонка! Все хотят обрести могущество. Душа Хаоса - это отменный шанс обрести его.
  - Ты ошибаешься.
  - Хех, сбежала! На этот раз я сражался как-то иначе, что ли? Неужели сдерживался? На меня не похоже.
  "Ну и ладно! Она точно больше не появится на моей территории. Теперь желательно бы разобраться с другой, более сильной, особой! Мне это, конечно, уже надоело. Но... что посеешь, то и пожнёшь, Виктор."
  - Вот уж точно.
  ...
  - Витёк, держи!
  - Что это?
  - Я уезжаю в Японию с Жекой на две недели. А пока буду там, ты должен будешь прочитать мою книгу. Понял?
  - Ага. Попробую.
  - Если ты поможешь мне, я отблагодарю тебя, Аренир.
  - Да ты не бойся, Витёк. Всё сделаю, как и договаривались.
  - Я не Витёк, болван.
  - Не сердися. Не надо было являться на встречу в этом дурацком облике.
  - Прости. Я не хотел... пугать тебя. Ха!
  - Ха-ха-ха! Смешной ты. Ладно. Моя иллюзия будет столько, сколько понадобится. Я смогу держать её до тех пор, пока ты сможешь давать мне материи.
  - Я не ожидал, если честно, что ты сможешь держать её на протяжении 14 лет.
  - Я выжимаю из себя все соки, Виктор. Если у тебя всё получится, я, как ты и обещал, буду одарён...
  - Замолкни. Среди нас шпионы. Верно, охотница?
   Одна из двух чёрных теней обернулась. Стоящая за углом третья тень запрыгнула на подоконник и попрыгала наверх, тут же исчезая.
  - У нас нет времени, Виктор, - дрожаще произнесла вторая тень.
  - Без паники, Аренир. Продолжай держать иллюзию. Жди в ней гостей. Хе!
  - Уже сегодня ведь, верно?
  - Да. Сегодня всё закончится.
   Нет. Эта тень ошибалась. В тот день всё только лишь началось.
  
  Небесное пространство постепенно сменялось родным земным, и самолёт в кой-то веке приземлился в аэропорту Нарита. Я вышел из самолёта, ступил на землю Японии. За мной ступил и мой друг, один из лучших моих друзей, Евгений. В день нашего приезда в Японии ожидался заморозок, и это было понятно по тонкой пелене инея, окутавшей Токио . Поэтому мы с Жекой оделись потеплее: ветровки, спортивные штаны, шапки, кроссовки.
  - Ну как тебе здесь, Егор? - спросил Евгений.
   - Пока что ничего особенного. Но я рад хотя бы оказаться здесь, в этой стране.
   - А как я тому рад, дружище, - усмехнулся Жека.
   - Пошли уже! - с улыбкой на лице я похлопал его по плечу, и мы двинулись в город.
   Мы сели на метро. Первым же делом принялись фотографировать всё и вся. Когда же батарея на обоих телефонах разрядилась, мы спокойно сидели и ждали своей станции.
   - А какой отель мы забронировали, Егор? - спросил Евгений внезапно.
   - Ха-ха! - засмеялся я, - Я попросил Юку-чан предоставить нам своё прекрасное жилище на несколько дней, пока её родители не вернуться с Окинавы.
   - Ничего себе! На Окинаве, что, даже осенью загорать можно?
   - Но, вообще-то, Жека, они там по работе, а не для отдыха.
   - Ага! Все так говорят, Егор, а на самом деле загорают, катаются на американских горках и объедаются поп-корном.
  - О! Наша станция. Поднимайся давай, Евгений!
   Мы оба встали и вышли на платформу, быстро оглядываясь. На небе за какой-то час уже собрались тучки. Стало мрачновато. Но моё сердечко тогда горело так сильно, как только может гореть сердце. Мечта ведь исполнилась.
  - Идём за мной.
  ...
  - Акх!
  ...
  - И? Куда дальше-то?
  - Погоди. Сейчас...
  - Оу! Только не говори мне, что мы заблудились!
  ...
  - Я тобою уже разрушил всю свалку. Долго ты будешь продолжать?
  - (тяжело дышит)
  - Послушай, этот момент для меня очень важен. И очень опасен.
  ...
  - Эм.. .ну.. .как бы... так и есть... Мы заблудились.
  - Так! Дай сюда телефон.
  - Бесполезно. Нет бесплатной раздачи.
  - Да иди ты. Мне для другого.
  - Для чего же?
  ...
  - Как с тобой сложно!
  - Некромант!
  - Чего тебе ещё?
  - Почему именно сейчас? Почему... сейчас?
  - Его мечта исполнилась, девчонка. Сейчас эмоциональная аура пацана стала мощнее, что упростит мне задачу. Но это уже тебя не касается. Ты ранена. Тебе лучше идти в больницу. А я встречу... твоих друзей у тебя дома.
  - Стой! Не... т!
  - Спи спокойно, девчонка. Пф! Я снова оставлю её живой...
  ...
  - Мне надо...
  - Для чего? Ты думаешь, что сможешь взломать чей-нибудь?.. А-а?!!!
  - Да-да, не удивляйся! Я просто ввёл в пароль логин, и все дела. Ищи.
  - Да! Гугл мне в помощь. Так-с!
   Благодаря Евгению мы всё-таки смогли найти дорогу до жилых застроек, в которых жила Юка.
  - Давай ты, - сказал я Жеке, он же наоборот предложил постучать мне. - Нет, давай ты.
  - Нет, Егор! Ты же её друг, вот ты и стучи.
  - А тебе не кажется, что наш конфликт обнаружился на какой-то странной почве, Евгений?
  - Кажется-кажется. Но постучать должен всё-таки ты.
  - Да какая разница! Сам уж постучу!
  - Вот и стучи!
  - Да на хрен стучать, если можно сделать так, - крикнул я и пнул дверь.
   Дверь вмиг слетела с петель, и мы с Жекой вздрогнули. Это было неожиданно. Я с виноватым видом сделал шаг через порог и оказался в квартире Юки.
  - А где... Юка? - спросил я, осторожно оглядываясь. - Юка-чан! Юка-чан!
  - Что? Её нет дома, что ли? - спросил Евгений, суетливо разуваясь и догоняя меня.
   Я стоял и шокированно смотрел на комнату, где всё было разворошено.
  - Тут, что, были воры?
  - Не похоже. Тут есть кое-какие ценные вещи. К примеру, ваза.
  - Что же тогда? Якудза какие рэкетом занимались?
  - Возможно.
  - Убийство?
  - Хе! Скорее уж похищение, Егор.
  - Похищение?! - удивился я, показывая на две части телевизора. - А телевизор тогда с чего так ровненько разрублен?
  - Да всё может быть. Ты можешь связаться с ней?
  - Попробую. Раз уж ты нашёл мне интернет, зайду в Viber.
  "Чёрт! Юка-чан! Что ты творишь? - думал я. - Почему ты заставляешь меня волноваться?"
  - Не беспокойся сильно.
  - А-а? Откуда ты знаешь, что я... беспокоюсь?
  - По лицу же вижу, Егор. Ты надумываешь, мне кажется. Может быть, Юка просто испытывала новокупленную катану, сломала телевизор и пошла за новым?
  - Ха, такой глупости я ещё никогда не слышал, Евгений.
  - Ха-ха-ха! Да ладно тебе. Сначала свяжись. Подождём пока её. Если что обратимся в полицию.
  - А-а-а! - крикнул я, падая на пол. Телефон закатился под диван.
  - Что? Что не так? - засуетился Евгений взволновано.
   В тот момент я почувствовал дрожь в голове. Такую сильную. Будто какой-то инсульт. Или по типу этого. Вдруг я почувствовал облегчение, но дом пошёл ходуном.
  - Землетрясение? - замер Евгений.
  - Чёрт!
  - Чего? - не понял Жека. А я вообще ничего произнести не мог. Таков был шок.
   Я посмотрел в окно. Посреди проезжей части я узрел только что открывшуюся бездну, из которой тут же выбежали осёдланные рыцарями в чёрных угольных латах, волкодавы. Их было семеро.
   Моя ладонь сама по себе поднялась. Я попытался противостоять той силе, что управляла мной. Но вдруг, уже опущенную ладонь, пожал человек, которого я никак не ожидал увидеть. Это был другой мой друг, Виктор. Витя был одет в белую рубаху, пиджак, чёрные брюки, в общем- то по школьному.
   -Ну привет, Егор, - улыбнулся Виктор, и я дрожь в голове закончилась. Я молчал, повернулся ко входу. Там уже стояли семеро рыцарей. Евгений тоже замер. Всё будто бы потерялось во времени.
   И тут, не в силах что-либо сказать, я просто закричал.
  - Наверное, удивлён? Прости уж. Я хотел всё сделать иначе, но кое-что пошло не так. Пришлось явиться сюда вместе с этими ребятами. Надо правильно выбирать союзников, дружище. Но... это я уже себе.
  - К-кто ты т-т-такой?
  - Я же Витёк. Не узнал? - он вдруг схватил меня за горло, - Виктор... Лорд Смерти.
   Тут в дело вмешался Евгений. Он схватил табурет, стоящий у окна, и попытался ударить им Виктора, но один из чёрных рыцарей приставил к его горлу свой такой же угольный клинок.
  - Что за фигня! - воскликнул Жека.
  - Остановись, Евгений! - безумным тоном произнёс Виктор, и Жека затормозил. Его держала за ногу теневая рука, вылезшая из-под линолеума.
  Но вдруг Виктор замер, оставив на лице улыбку. Его пронзила стрела, призрачная, прозрачная, голубенькая стрела. Все угольные рыцари устремились на Юку, почему-то одетую в белоснежное кимоно с изображениями - фиолетовыми и сиреневыми цветами. Евгений смотрел на происходящее безумным взглядом, я смотрел также. Виктор взглянул на испачканный кровью костюм и... превратился.
   Он начал покрываться металлическими листами, пластинами, а потом вдруг, закутавшись в металл, стал расти до самого потолка. И в итоге я узрел перед собой рыцаря в механизированных латах, с искривлённым мечом-саблей.
   Юка ударила двух рыцарей луком и отпрыгнула к нам, резко натягивая стрелу на тетиву, подходя к Виктору практически вплотную.
  - Отпусти его, - сказала грозно она.
  - Почему? По...чему?
   Виктор вроде бы как усмехнулся, после чего...
  - Хочешь правды? Вот тебе правда! - Виктор-рыцарь бросил меня в стену, и та... как паззл, разложилась. Я влетел в бездну, усыпанную звёздами, а потом... оказался выброшенным на каменные ступени.
  Я поднял голову. Ступени вели в... кажется, это был Храм Белого Журавля. По крайней мере, был похож. Я поднялся на ноги, пытаясь прийти в себя. В голове не было ни одной нормальной мысли. Я думал о чём-то вечном. О том, чего никогда и видеть не смел.
   У торий меня встретила женщина, тридцати лет на вид. Очень красивая и молодая. Она была очень стройна, прекрасна лицом и бюстом так, что, наверное, любая фото модель позавидовала бы. Женщина была одета так же, как и Юка несколько мгновений назад, только цвета кимоно были другие.
   Она сказала что-то на странном наречии. Я почему-то понял её. Она сказала: "Чего хочешь?".
  - Кто ты? Что за хрень тут происходит? - спросил я, придя в себя.
  - Прости, не понимаю, о чём ты.
   Я посмотрел в её строгие глаза и снова произнёс:
  - Я тоже не понимаю. Так уж вышло. Сначала он был человеком, пацаном. А потом... вырос. Голос изменился. Страх окутал меня! Я хочу знать... правду.
  - Неужто ты хочешь войти? - спросила грозно она.
   Я опустил взгляд. А затем, немного подумав, ответил:
  - Да! Почему бы и нет?
  - Я страж Нина, и я охраняю Северный проход в Сакураю.
   - САКУРАЮ?! - я чуть не умер. Такое чувство, что меня избили на боксёрском рынке и опозорили перед всем миром.
   "Сакурая была придумана мною когда- то давно. Но я не помню никаких стражей, и проходов. Более того, я никогда не придумывал Нину, или кто она там. Да что же здесь происходит?" - подумал я и эмоционально взорвался.
  - Да, я хочу попасть в Сакураю, Нина!
   - Тогда заслужи такую почесть и срази меня, странник. Срази Стража Северного прохода, Нину, - я понимал её магическим способом. Я знал, что она говорит. Чувствовал каждое её слово.
  - Но у меня нет оружия, Нина, - пожал я плечами, боясь что-то ещё вякнуть. Вид у этой красавицы был грозен. Я знал, что она может и хочет меня изничтожить. Я будто видел её насквозь.
  Но она усмехнулась, не улыбнувшись:
   - Так призови. Ты же мэджи-сан, так?
   - Мэджи-сан? - переспросил я.
   - Призови оружие или свою древнюю магию. Я страж и я готова к какой угодно силе.
   Я опустил голову. Было жарко, как видно, по сезону, Солнце слепило мне глаза, а я был одет в ветровку. Вдруг я снял её и бросил в сторону, в дебри кипарисов. Я, сжав кулаки, поднялся на шесть ступеней выше и ближе к Нине.
  - Пойми, мне некуда деваться, Нина. Я оказался здесь ни с того, ни с сего. Я здесь не пришей кобылий хвост. Будто переезжая сваха. Ни пришей, ни пристегни. Я не могу и не хочу с тобой драться. Но - чёрт возьми! - я не знаю, что делать.
  - Я не понимаю тебя, мэджи-сан. Ты шутишь, что ли? Явился сюда, и теперь пытаешься обмануть меня?
  - Я не пытаюсь...
  - Хватит тогда тратить моё время, мальчик. Возвращайся в свой мир.
  - Я НЕ МОГУ!
  - Повысил голос? Значит, хочешь всё-таки драться?
   Она улыбнулась. "Она улыбнулась? Что это сейчас было? Подстрекательство? Она сама хочет драться? Что за глупости!".
  - Что ты творишь? - спросил я, переволновавшись. - Я же сказал, что не способен драться с тобой.
  
  - Хе, а Виктор не солгал, что мальчишка ничего не знает.
  
   - Тогда я... пройду. Я смогу победить тебя, Нина-сан!
   Я воскликнул это неожиданно для себя, чем значительно удивил свою персону. "Что я несу? Я, что, дурак какой? Но... видимо, я решил немного подраматизировать. Захотел почувствовать себя героем, да вот только всё всерьёз. Чёрт бы меня побрал!"
  - Раз так...
   Нина прыгнула ввысь, и приземлилась одной ногой на древко нагинаты, которая стояла на ступени, прямо у меня перед носом. Нина сделала из пальцев пистолет и... БАХ! Притворилась, что выстрелила. Пусть это была всего лишь шутка, я со страху свалился на десять ступеней ниже, и грохнулся головой на статую дракона, одну из стоявших по краям ступеней.
   Нина беспрестанно побежала ко мне... Или нет? Она побежала НА меня с нагинатой в руках. Нина будто бы стала быстрее. Она вмиг оказалась около меня, уже почти вонзающая в меня лезвие нагинаты. Резко затормозила, и я успел лишь вздохнуть. "Я бы ничего не успел сделать" - подумал я и ужаснулся, как вдруг лезвие нагинаты продолжило лететь в меня. "Это конец!" - воскликнул я с волнением где-то в глубоко в душе и зажмурил глаза.
  (Женский голос) - Раскрой в её в себе!
  Лезвие нагинаты столкнулось с мечом-тати, окутанным красной аурой. Я испугался. Меч-то был у меня в руках. В обеих. Сердце билось сильно. Казалось, меня инфаркт хватит. Но на моё удивление, страж произнесла:
  - Как... - и скосила взгляд, - быстро.
   Меч, сдержавший нагинату, быстро исчез, рассыпавшись в сверкающую пыль, которую рассеял ветер. Я представил про себя такой же меч, и... он появился у меня в руках. Копия того тати, которым я отбил удар нагинаты. Я почувствовал прилив сил, и воскликнул не без страху:
  - Етить твою мать, Нина! Что за хуйня?
   Моя рука дрожала. Я чуть нагнулся и уже не понимал, что происходит.
   Нина улыбнулась и отпрыгнула к ториям, встав на древко нагинаты и сохраняя равновесие.
  - Ты боишься, мэджи-сан. Я чувствую это.
  - Да конечно! - провосклицал я. - К чему этот грёбанный пафос! Атакуй уже! Чего ждёшь?
   Она нахмурила брови и прыгнула. Я ужо хотел проверить, не сплю ли я, отдавшись полностью судьбе. Как вдруг резко увернулся от замаха нагинатой.
  - Какого?..
   Я реально не понял, что случилось. Нина побежала на меня, но в этот раз я не хотел, чтобы моё тело само по себе прыгало в разные стороны. Я замер, зажмурив глаза и не думая о том, что страж рядом. И вдруг я открыл глаза. Ошарашенная Нина замерла вместе со мной. Я стал самим собой. Стал Егором!
   - Да что с тобой? - озлобленно спросила Нина и отошла.
   - Я НЕ ЗНАЮ! - воскликнул я.
   Вдруг, Нина ударила меня в грудь древком нагинаты, и я отлетел ещё ниже по ступеням, но до пустоты под горой было ещё очень далеко.
  Нина обезумивши полетела на меня с кличем. Я, казалось, погиб. Страх, ужас и недоумение переполняли меня. Я не стал закрывать глаза, смотря смерти в лицо. Будто снова тело стало неконтролируемым. Но Нина перестала издавать клич. Я не видел её.
  Её закрыла своей спиной другая женщина. Она обернулась. Багровые волосы отбросились на второй план. Я узрел не женское, а скорее девичье личико. И косой взгляд с багровыми зрачками. Девушка подала мне руку, и с улыбкой произнесла:
   - Добро пожаловать в другой мир, Парушкин Егор!
  
  Арка I. Глава 3: "Я верю!!"
  
  Вспышка. Вот одна. Ещё одна. Бесконечность ярких вспышек в голубых небесах, чистых от облаков и пыли. Лишь потоки фотонов разрывали на части эти небеса, ослепляя всё. Дама с серебристыми короткими волосами, облачённая в изящные латы с вырезами каких-то рун, неслась на огромных белых крыльях за девушкой в чёрном траурном платье, чьи крылья и волосы были черны, как копоть. В руках одной был меч искусной работы, на вид лёгкий, будто перо; у другой был чёрный палаш с изящным и эстетичным закрытым эфесом, закрывающим ладонь держащего его щитком с вырезами в виде рун.
  - Иди сссюда, Ккатари!!!
  - (молчит)
  - Эта битва не может продолжаться вечно, Катари!
  
  - (оборачивается и взмахивает клинком)
   Взрыв. Белое платье, унесённое ветром при закатных лучах в сером небе...
  
   - Добро пожаловать в другой мир, Парушкин Егор!
  
  - Ёри Ёсимура...
   Я водил карандашом по бумаге, сидя за компьютерным столом при свете лампы накаливания.
  - Ёри Ёсимура. Багровые волосы, дзинки, жизнерадостная. Ага.
  
  "Помниться, за обедом я придумал это имя и хотел, чтобы оно присутствовало в Укла-Зидисе - моей давнейшей книги. Именно так её я себе и представлял - милой девушкой, любящей делать больно, но при этом готовой помогать. Я представлял её способности, как сильнейшие среди смертных людей Сакураи. Но... почему она здесь? Почему является непонятным мне стражем? Почему подаёт мне руку? Стоит ли мне верить всему этому "спектаклю"?" - подумал я, смотря в алые глаза Ёри Ёсимуры.
  Я не желал в данный момент отползти и убежать вниз, по ступеням. Я жаждал струсить сейчас больше всего, но... Но я схватился за её ладонь. Приятное чувство, которое сразу же отбросило многие другие мысли. Отбросило страхи и сомнения. Я не понимал, что это может быть. Не знал, как это понять? Мои мысли сводились к нулю. Но я сжал её ладонь и... призвал в другую руку тати, представив его в этой руке.
  Но Ёри оказалась быстрее. Её огромный, необычайно огромный клинок, больше напоминавший одати в виде зубчатой пилы, коснулся кончика моего носа. Я сглотнул. Сердце вырывалось наружу, но адреналин... Адреналин разрывал меня на части. Я жаждал атаковать её. Жаждал ударить её, как какой- то супергерой, чтобы она отлетела к ториям, или вообще сломала своей спиной крышу пагоды.
   - Лучше так не делай, - всё также улыбалась Ёри, а Нина злобно выглядывала из-за её спины.
  Я вдруг подумал: "А не сон ли это? БЛИН! Я ПОДУМАЛ ОБ ЭТОМ ТОЛЬКО В ЭТОТ МИГ!" Всё было слишком реально. И чувства были реальны. Прикосновения были реальны. Но... любой другой сон мог оказаться таким. Такой необычайно реальной иллюзией.
  Я поднялся. Ёри улыбнулась с ещё большей радостью. Она, видимо, подумала, что я готов ей сдаться. Я хотел было это сделать, но сначала решил проверить. "Сон ли это?" - подумал я, с неохотностью и боязнью вонзая в свой живот призванный тати. И всё, что я узрел перед глазами, так это брызги краснючей крови. Голова закружилась и я... всё понял.
  - Дурак! - вдруг вздохнула Ёри и устремилась ко мне, когда я без всяких чувств начал падать со ступени. Моя нога была уже в воздухе, но Ёсимура притянула меня к себе, схватившись за футболку. Вдруг по мне прошла безболезненная дрожь, а потом в животе зажглась искра боли.
  Я мог терпеть эту боль, но не мог поверить, что это реально. Я пал к груди Ёри Ёсимуры. Сам не заметил, как начал пускать множество слёз. Они щекотали мне щёки и капали прямиком в ладони. Я плакал не от боли. И не от того, что мне было как-то тошно с самого приезда в Токио. Я не мог поверить; не хотел верить, что попал в реальный и настоящий мир. Я думал, что буду плакать бесконечно. Я зажмурил глаза и, плача, вспоминал свою довольно таки короткую жизнь. Я бы назвал её "прошлой" жизнью.
   Я вдруг поднял ладони и... обнял Ёри.
   - Убей меня! - воскликнул я, как плачущий сопляк, которому не купили игрушку. Я повторил эти слова ещё раз.
   - Зачем? - Нина подошла ближе.
   - Я хочу проверить... Я хочу понять... Это ведь сон, так?
  Ёри кивнула и отбросила меня. Я удивлённым разутым взглядом увидел её улыбчивое лицо. И падал слишком долго, будто время для меня замедлилось. Ёри всё улыбалась, Нина тоже слегка улыбнулась. Я почувствовал, как моя спина касается другой, нижней ступеньки.
  "Не верю! - воскликнул я про себя. - НЕТ! Этого не может быть! Это не Сакурая! Это не придуманный мною мир! Это... ПРОСТО СОН!".
  Я кричал внутри себя. Я надеялся, что тут же проснусь. Ни моё тело, ни моё сознание не могли принять этого мира. Но сердце... Сердце радостно завосклицало о приходе нового дня.
  Я вдруг крикнул, что верю; что верю в этот мир. Верю в то, что это не просто моё разыгравшееся воображение. И оказалось, что крикнул я это вслух. Моя голова с треском коснулась ещё более нижней ступеньки, но я не чувствовал боли. Я широко улыбнулся и закрыл глаза. Я надеялся сейчас увидеть Жеку, Витьку, Вовчика и других своих одноклассников. Хотел увидеть Кирилла, своего друга из другой школы. Но - опять же "НО!" - я узрел лишь яркий проблеск солнца, выглядевшего из-за верхушки пагоды.
  - Да, - произнёс я, ничего не понимая и ничего не чувствуя, - Добро пожаловать в другой мир, Егор! Чёрт возьми, Егор! Добро пожаловать!
  Ёри Ёсимура каким-то чудесным образом оказалась очень близко, и снова подала мне руку. Я без промедлений коснулся её ладони, и мы сцепились пальцами. Моё тело резко прекратило падение.
   - Наконец- то ты понял, - усмехнулась Ёсимура и подняла меня на ноги.
  Арка I. Глава 4: "Евгений тащит!!"
  
   Виктор стоял посреди комнаты. Стена была на месте. Но меня там уже не было. Юка пала на колени, будучи окровавленной. А Евгений так и стоял, замерев от ужаса и шока. Виктор щёлкнул пальцами. Семь рыцарей исчезли, а рука, державшая ногу Евгения, испарилась.
  - Я недавно вычитал идею, что самый неприятный человек - это не твоя полная противоположность. А идеальная версия тебя. Представь себе человека, который успешен, образован, богат, талантлив. Который не позволяет страхам остановить себя. Который идёт напролом к своим целям, даже если его не поддерживают. Который не упускал возможности, вгрызаясь в каждую из них буквально зубами. И этот человек - ты.
  Виктор сказал это, опустивши голову и руки. Он согнулся. А затем возвысился в полный рост, расправляя руки и продолжая:
  - Вернее, у тебя были все возможности стать им, но что-то пошло не так. Тебя отвлекли, отговорили. Не было времени. Не было желания. Было страшно попробовать. Хотелось ещё раз обдумать. Не удалось вовремя принять решение... Да куча всего отвлекает нас от нашей мечты. Но, в конце концов, только ты решаешь - получится ли всему лишнему сдержать тебя, или ты пойдёшь и возьмёшь то, чего заслуживаешь.
   Виктор посмотрел на Юку, которая уже давно смотрела в пустоту посеревшими зрачками. Затем он перевёл взгляд на Евгения, который так и продолжал стоять на месте, шокировано глядя на рыцаря в латах.
  - Евгений. Ты увидел лишь малёхонькую часть того, что из себя представляет Вселенная вне атмосферы этой жалкой планеты, на которую даже самые низшие из нас, мэджи-санов, плевали.
  - Лгал.
  - А-а?
  - Ты ведь лгал.
  - Да-а, лгал. И что с того? Что ты мне сделаешь?
  - И тебя... даже не мучает совесть?!! - воскликнул Евгений, замахиваясь кулаком.
   Виктор отошёл, и кулак Евгений притормозил.
  - Совесть?! Ты и вправду полагаешь, что совесть имеет для меня значение?
  - Ты же... был нашим другом! - Евгений резко повернулся к Виктору и вновь замахнулся кулаком. Но Виктор удержал ладонью этот кулак и сжал его в своих металлических когтях.
  - Я?! Быть может, это ты так считаешь. На деле мне нужна была лишь душа Хаоса.
  - Ублю... док...
  - А ты бы уж помолчала, слабачка! Уже третий раз я сохраняю тебе жизнь, а ты всё не уймёшься.
  - Где Егор? - спросил жёстко Евгений, вытаскивая кулак из-под когтей Виктора.
  - Он в хорошем месте. В ловушке, которая точно сработает. Какой писатель не захочет остаться в собственном мире? Ха!
  - Так где?
  - Я же сказал, что там, где ему положено быть.
  - Почему, Виктор? Почему ты так быстро забыл о том, кем был для нас?
  - Цель.
  - Что?
  - Минуту назад я тут распинался про нечто похожее. Ты не расслышал меня? Успех, Евгений, и только успех решает. Сила... Власть... ね、тебе следует бежать отсюда. На сей раз я, - Виктор повернулся к Юке и направил в её сторону свою ладонь, - собираюсь покончить с этой глупой девчонкой!
   Потоком ауры Евгений был отброшен к стене, а Виктор резко оказался перед Юкой и замахнулся когтями. Крови стало ещё больше. На прекрасном лице Юки теперь было пять глубоких шрамов.
   Виктор ударил её с ноги и подпрыгнул, выпуская из ладони луч тёмной материи. Дом разлетелся на куски.
  - А-а? - Евгений огляделся и протёр глаза. Юка держала его на руках и была вдали от развалившейся застройки.
  - Среди дня маги бьются в мире, где в магию никто не верит, - произнёс с усмешкой рыцарь и зашагал к Юке. - Как давно наши коллеги не воевали здесь, среди людей! Да плевать!
   Виктор проходил мимо машины, на которой завыла сигнализация. Он поднял машину одной рукой и метнул её в Юку и Евгения. Девушка призвала стрелу и за полсекунды натянула её, запуская в летящую машину. Та взорвалась. Из взрыва вырвался Виктор с мехасаблей в руках. Лук Юки отразил рубящий замах, и она отпрыгнула.
  - Когда же ты закончишь? - спросил грубым тоном Виктор и поднял вверх силой телекинеза семь легковых машин. - Разве я не показал тебе уже, где находится твоё спасение? Уж точно не там, где ты противостоишь моим идеалам!
   Виктор махнул рукой, и семь автомобилей ринулись на лучницу. Евгений толкнул её и вместе с ней покатился по асфальту вдоль падения машин.
  - Ух! - вздохнул переполненный изумительства Евгений. - Что это?
  - Телекинез, или психокинез - термин, которым в парапсихологии принято обозначать способность человека одним только усилием мысли оказывать воздействие на физические объекты.
  - Ага, точно. Стоп! Я могу понимать тебя?! Как?!
   Юка поднялась на колени и натянула ещё одну призванную стрелу на тетиву, проговорив:
  - Зачем ты наложил на него заклинание понимания мадзи-кая? А, Некромант?
  Виктор пожал плечами:
  - Эффект долгий. Если вы не будете друг друга понимать, то он не спасётся.
  - Ч-чего? - Евгений даже подпрыгнул от удивления, показывая пальцем на Виктора. - Ты хочешь, чтобы я смог спастись?
  - Акцент ужасный, но это впервые, когда накладываю заклинание такого МИРНОГО естества на живое существо.
  - Эй, я задал вопрос!
  - Верно. Я не хочу тебя убивать, покуда ты не путаешься под ногами.
  - Заметь, Некромант, что ты и мне одолжение решил сделать, - улыбнулась хитро Юка и опустила лук. Он исчез.
  - Это пустая трата времени, девчонка. Для меня время драгоценно на данный момент. Я предполагаю, что даже иллюзия, порождённая Арениром, не сможет защититься от проникновения чужеродных сущностей. Все охотятся за моей добычей. Всем нужна сила и власть.
  - Погоди-ка, Некромант! Не только ты возводишь это в абсолют?!
  - Я уже говорил тебе, девчонка: все жаждут Души Хаоса. Но получу её... ТОЛЬКО Я!
   Виктор топнул ногой, и земля пошла ходуном. Юка упёрлась руками об асфальт и была не в силах что-либо сделать. Евгений огляделся. Он понял, что ему срочно надо что-либо предпринять, чтобы спасти мою подругу. Виктор сделал шесть шагов и остановился. Евгений встал у него на пути. Расправив руки и дыша полной грудью, Жека, оскалившись, всем своим грозным видом показывал, что Виктору дальше путь заказан. Виктор устало вздохнул и кивнул.
  - Я тебя предупредил, Евгений. Не суди меня.
   Виктор легонько взмахнул ладонью, и Евгения отбросило в здание справа. Мальчик пролетел через окно и оказался в спальне на втором этаже. Виктор же пошёл дальше.
  - Закончу с тобой, и займусь своими идеалами.
  - Идеалы. Ха!
  - Что за издёвка?
  - Какие у тебя могут быть идеалы, Некромант? Если ты... ищешь цель в жизни... к чему тебе идеалы?
  - А ты хитро решила продлить свою жизнь. Но, увы, ненадолго. Как-то мимолётно это мгновение, не находишь?
  - Да плевать... уже... Кх!
  - Тебе больно?
  - Слегка если только... Кс!
  - Даже мэджи-ген не обезболит твои страдания, Юка Юри. Но я закончу их, если ты пожелаешь.
  - Мне ещё рано... кончать страдания... Виктор...
  - Тебе уже не защитить его, девчонка. Ты очень слабый мэджи-сан. Тебе не пройти в иллюзию Аренира. Поздно желать спасти что-либо, Юка Юри. Прощайся!!!
   Виктор коснулся её лба, и был прострелен. За его спиной стоял Евгений с коллекционной винтовкой Энфилда образца 1853 в руках.
   Виктор обернулся и показал Евгению, что пуля была уничтожена при касании с доспехом.
  - Мой доспех сделан из анапсиума.
  - Анапсиум?
  - Этот камень поглощает любой импульс и сводит его на нет. Ни магия, ни смертное оружие не способно сломать анапсиум. Ты мог бы уже давно сбежать.
   Юка каракатицей отползла подальше и закатилась под машину. Евгений отбросил винтовку и закатал рукава.
  - Ты такой странный, Виктор, - усмехнулся Евгений, схватившись за грудь. - Толи хочет отпустить, толи хочет убить. Ты уж определись!
   Виктор в мгновение оказался на шаг к Евгению. Он вытянул руку к лицу мальчика, и один коготь прошёл по кончику носа Евгения. Тот попятился скорее назад и упал на землю. Виктор завернулся в чёрный плащ и снял шлем. Лицо сорокалетнего мужчины предстало перед удивлённым и испуганным Евгением.
  - Скажи, наивец, я похож на твоего друга?
   Узрев в бликах глаз Виктора холодный расчёт и жестокость, Евгений пополз назад и поднял руки.
  - Я сдаюсь.
   Виктор ухмыльнулся и надел шлем, обернувшись.
  - Плохо спряталась.
   Виктор махнул рукой. Машина, под которую закатилась Юка, взлетела на воздух. Но Юки там не было.
  - Да где ж?..
   Не успел Виктор договорить, как канализационный люк за Евгением взлетел к небу, и оттуда прыгнула Юка с натянутой стрелой. Прямо в прыжке она выпустила стрелу в Виктора, приземлилась к Евгению и спрятала его за своей спиной. Виктор быстро обернулся и схватил стрелу прямо в сантиметре от своего шлема. Он сжал её, и она исчезла с блёстками. Виктор ударил Юку ладонью в грудь, и она отлетела вверх. Лорд Смерти схватил Евгения за горло и исчез в открытой бездне.
  Арка I. Глава 5: "Разговор в Рэйке!!"
  
  Вспышка. Вот одна. Ещё одна. Бесконечность ярких вспышек в голубых небесах, чистых от облаков и пыли. Лишь потоки фотонов разрывали на части эти небеса, ослепляя всё.
  - Селестайн!!!
  ...
  Услышав этот крик, взывающий к имени, я вновь открыл глаза, вспомнив, что ненадолго задремал, лёжа на футоне, в зале их храма. "Эти стражи отвели меня в пагоду, где уложили на футон, перед этим ещё предварительно забинтовав мне живот! - подумал я, смотря в потолок. - Не о чём не хочу думать!".
  - Кажется, лежу я уже не один час. Про Ёри и Нину совсем забыл.
  Когда я услышал тишину, то повернул голову набок. "ЧТО?!" - воскликнул про себя, разувая глаза: Ёри и Нина находились в поклонной позе, касаясь лбом пола. Я испугался, а вдруг они так сидят уже целый час, да ещё и не один.
  - Эм, что вы делаете? - спросил я, неловко почёсывая затылок.
   - Вы так и не поняли? - Нина хлёстко ударила по моей самооценке.
   "Я знаю, что таким образом они хотят извиниться, но за что?".
   - Простите мою коллегу, - Ёри чуть пнула Нину и, подняв голову, взглянула на меня, улыбаясь.
   - За что вы извиняетесь? - спросил было я. В голову пришла мысль, когда Ёри отбросила меня, или... когда Нина вступила со мной в схватку. "Хотя, по идеи, я сам виноват в обоих случаях!".
  Ни Ёри, ни Нина так и не ответили, за что извинялись. Они лишь только поднялись на ноги. Ёри подошла к моему футону. Я взглянул на неё, ожидая чего-то, однако...
  - Не будем засиживаться, Георгий-сама.
  - "Сама"? Я... эмм... польщён.
  - Вот именно, а то ещё царём себя возомнит, - ворчнула Нина.
   - Прошу меня извинить, Георгий-сама, но мы сейчас же отправляемся в путь-дорогу.
  "Путь? Дорогу? О чём она? Я, знаете ли, в умирающем состоянии. Почему всё так резко? Сказать по-честному, я чувствую себя туристом, который прибыл в страну верхом на бочке с огурцами. Я в прямом смысле считаю себя дурачком каким-то. Я ведь ничего не понимаю из сказанного. Это как начинать читать трилогию "Властелин Колец", начиная с самой последней части. Чувствуется мне, я уже надоел и Нине, и Ёсимуре!"
  От этого чувства я резко встал, также резко начались колики под бинтом. Я отдал честь с восклицанием:
   - К походу готов, Ёсимура-сан!
  Она доверительно кивнула и вышла из комнаты. Прошло несколько минут, а я смотрел непонимающим взглядом в лицо Нины. Та вдруг со вздохом схватила меня за ухо и потащила по коридору, выбросив к ториям.
   - Я разрешаю войти тебе в Сакураю, - вдруг услыхал я, лежавший на гальке. Я сжал несколько камешков в кулаке и говорил про себя: "Да! Я смог! У меня получилось!"
   "Я считаю себя победителем, хотя на самом-то деле мне помогла Ёри Ёсимура. Ей за это спасибо, но дело в том..."
  - ...что я не понимаю, куда мы сейчас идём! - воскликнул я, размахивая руками.
  Мы шли вниз по ступеням, таким же, как и с севера. Да-да, северные ступени стали местом моего падения, а это южные ступени, проходившие от южных торий пагоды. Нина помахала нам рукой. Ёри и я весело помахали ей в ответ.
  - Извините, - когда мы прошли полпути по ступеням (вниз было ещё далеко) я решился поинтересоваться, - Когда я впервые встретил вас, стражей, то подумал, что Нине за тридцать, а Вам - за семнадцать. А сколько вам на самом деле?
   Ёри громко засмеялась. Я вдруг увидел город, среди горных вершин и дебрей кипарисов. Ёсимура-сан же отсмеялась и ответила:
   - Я, конечно же, понимаю, что всё может быть, но что б нам, стражам, за тридцать и за семнадцать. Ха-ха! ... Нине пять тысяч лет от сотворения Мира Пяти Кэзухико. Мне же - всего лишь одна тысяча, после сотворения Мира Пяти.
  "Интересно то, что даты от сотворения мира... Пяти или просто Сакураи, придумал именно я. Всё-таки надо понять, где именно я оказался. Не может быть такого, чтобы мой мир оказался реален!". Я подумывал об этом всю дорогу до того самого города, куда мы шли, и не решился задавать вопросы Ёри-сан об этом мире. Я всё равно уже сам догадался, что это воплощённая фантазия о Сакурае. И, я так думал, не одна фантазия. И не было смысла спрашивать о том, что я придумал сам или... мог придумать.
  Но вдруг, когда мы вошли в город, я спросил:
   - А кто вас создал, Ёсимура-сан?
   - Ты не знаешь? - усмехнулась она. "Похоже, просто издевается!" - подумал я и замолк.
  - Акира-сама, - с блаженством произнесла Ёсимура, - Вы как раз таки и нужны ей. Она ждёт Вас, Георгий-сама.
  - Ждёт?! Меня?! И зачем же?
  - Не знаю. Я за Вами пришла только поэтому поводу.
  - Ах, вот как! То есть Нина бы убила меня, если бы ты не...
  - Не убила бы. Она ведь всё-таки страж, а не убийца.
  - Страж, а не убийца... Замётано.
  Ёсимура-сан вела меня по переулкам. Улиц и больших дорог, по которым ездило множество повозок и ходило множество самураев, которых я практически не видел. Город был такой, каким я и представлял города Сакураи. Большие, усаженные зданиями японского периода Эдо. Но я не знал, что это за город. Я помнил карту, которую нарисовал опять же специально для книги. На самом севере я представлял себе Рэйку. Но и всё же, я думал, что этот мир не полностью является воплощённым воображением. Здесь, как я уже убедился, много несоответствий с моими стандартами. И, чтобы не слыть неучем, я решил убедиться.
   - Ёсимура-сан, а что это за город?
   Она радостно взглянула на меня и ответила:
   - Рэйка. Один из крупнейших городов в Сакурае. Столица земель Клана...
   Я перебил её, продолжая:
   - Рарама-Хикара... И, что, этот клан всё ещё воюет с Тэтсуей?
   Я всё ещё помнил свою книгу "Полная хронология Сакураи". Клан Тетсуя вёл вечную борьбу с Кэзухико-Рарамой и Рарамой-Хикарой по сюжету книги.
   - Сейчас они в застое, - усмехнулась Ёсимура.
   - Как это? - удивился я, - Каким образом?
   - Сейчас они ни с кем не воюют. После восседания Яндоры на месте отца Клана, они подписали мирные договора со всеми Кланами и их подкланами.
   "Яндора?! Так я попал в Сакураю времён Пророчества о Далёком Горизонте?! Надеюсь, что нет. Иначе, как в моей книге, этому миру может прийти конец. И я могу погибнуть вместе с ним. Надо постараться не думать об этом!".
  Ёсимура-сан привела меня к большому собору. Двери были отлиты из золота (я разобрал это наощупь). Заходя вовнутрь, я узрел большой зал с большими колоннами и витражами с изображениями сцен из Укла-Зидиса. Между колоннами стояли каменные статуи богини Акиры. На женщине, как я понял, надето божественное вафуку. В одной руке она держала тэссен, веер-оружие. На голове у неё был головной убор из перьев павлина. В другой руке она держала флажок - сасимоно - с иероглифом солнца. Иероглиф был исконно японский. Статуи стояли между промежутками колонн. Они были в высоту не менее сорока футов каждая. В конце зала стояла такая же статуя, но уже огромная - сто сорок семь футов, не меньше. У каждой статуи лежали цветы: от больших букетов до цветочков. Стояли свечи.
   И пока я догадывался, что это за собор, и что за статуи, Ёри произнесла в пустом зале:
   - Подойди к статуе богини Акиры.
   - К какой? - обернулся я к ней, бросив осматривать статую.
   - Какая тебе нравится больше, - улыбнулась Ёсимура-сан.
   Я подбежал к самой большой, что за сто сорок футов была. Дальше я не знал, что делать. Я взглянул на Ёсимуру.
   - Как призывает оружие мэджи-сан, так и ты прикоснись к статуе с той же энергией.
  Я кивнул и обернулся к статуе Акиры. Я прикоснулся к её гета и закрыл глаза. "Зачем я это делаю?" - спросил я у самого себя. - Но за всё это время я убедился, что это не сон, и что лучше "подыграть" всему этому, не впадая в паник!".
   Я представил то лицо... лицо Акиры. Я представил, как та энергия, что даёт мне призывать оружие, течёт к руке. Я не знал, что делать. Не знал, зачем делать. Но... сердце мне будто подсказывало, что всё будет нормально. Мне от этого становилось лучше... намного. Я осознал, что к этому миру нужно адаптироваться. "Я готов. Я готов к адаптации!".
   - Аренир, не смей подвести меня!
  - Не волнуйся, Виктор. Не подведу.
   Мои глаза были закрыты. Я почувствовал, что уснул и не мог проснуться. Ну, если и называть то, что я чувствовал, сном, то тогда мне "приснилась" Акира. Акира такая, какую себе я ещё не представлял. Она была ещё более реальнее и прекраснее, чем я мог себе представить. Я, увидав, кажется собственное творение, хотел пасть перед ней на колени, но она начала довольно таки резво:
  - Так это ты писатель, сотворивший наш мир?
  Она посмотрела на меня грустными глазами. Безысходным взглядом.
  - Я?! Но я... я ведь...
   - Не сомневайся, - улыбнулась Акира, - Мы реальны так же, как и ты вместе с этой Вселенной. Всё, что ты когда-то перенёс на бумагу, осталось в твоём сердце, а потом породилось в реальность.
  - Ожидаемо, - серьёзно произнёс я. - Но каким образом то, что я написал, стало реальностью?
  - Всё просто, мой создатель. Виктор помог тебе в этом.
  - Виктор? Это тот самый, который Лорд Смерти?
  - Ах, ты запомнил? Интересно, правда ведь?
  - Судя по тому, что он нёс при нашей последней встрече...
  - Ах, он нёс?! Видимо, Виктор был не в себе. Ведь на деле он очень добрый волшебник.
  - Добрый?
  - Самый, что ни есть.
  - Вот оно как?
   Я нахмурился.
  
  - Я же Витёк. Не узнал? Виктор... Лорд Смерти!
  
  - Не в себе, значит, был?
  - Почему ты удручился этим, создатель?
  - Почему? Ты спрашиваешь: почему?
  - Ты оказался в мире, в котором всегда жаждал оказаться. Неужели ты не рад этому? Неужели забыл, как под покровом ночи грезил о месте, где ты всегда нужен? Сакурая... Тобою созданный мир... ты здесь и сейчас... вне всяческих сновидений...
   Акира начала ходить вокруг меня, что, если честно, раздражало.
  - За одно мгновение исполнилось два твоих самых заветных желания: приехать в Японию и попасть в созданный тобою мир. Что тебе не нравится, создатель? В чём дело? Неужели ты не веришь мне, порождённой тобою богине, что Виктор - добрый и сильный волшебник - помог тебе создать этот мир?
  - Зачем ему это делать? - воскликнул вопросительно я.
   Акира остановилась и, скрывшись в тёмной пустоте, произнесла:
  - А это уже другой разговор, мой создатель. Совершенно иного толку.
  - Мне надоел этот сон, Акира. Да, я всегда мечтал оказаться в своём мире. Но... всё произошло слишком быстро и слишком легко. Более того, ты же за чем-то хотела меня видеть. И... откуда-то знаешь о моих мечтах, хотя всегда была здесь, в этом мире.
   Акира вырвалась из пустоты, цепляясь за меня в желании куда-то унести, но внезапная вспышка заставила испариться полупрозрачную богиню. Из дымки, на которую распалась Акира, поднялась совершенно другая тень, высокий силуэт. Это был мужчина, одетый в фиолетовый фелонь; высокий, красивый, с длинным каре из волос цвета персидского индиго.
  - Аррр, - разозлился он, показывая кулаком в сторону, откуда вспыхнула вспышка. - Треклятая валькирия!
  - Валькирия?! - переспросил я.
   Мужчина обернулся ко мне и безумно ухмыльнулся.
  - Знакомая улыбка, - произнёс строго я и попятился назад, держа ушки на макушке.
  "Эта улыбка была и у Виктора. Улыбка человека, гонящегося за дичью. Неужели они в сговоре? Чёрт, да что я несу! Это же всего лишь сон!"
   Он протянул руку ко мне и коснулся моего подбородка. Сердце моё ушло в пятки, и всё, что я мог сделать, так это отвести взгляд от его безумного лица.
  - Ответь мне, детка, а каково это... быть столь сладким?
  - Не понимаю, о чём ты? - ответил грубо я и отошёл, отталкивая его руку.
   Он лишь засмеялся.
  - Мне всё ясно. Прости, совсем забыл, что ты не знаешь. И рассказывать тебе никто... не собирался.
  - О чём ты?
  - Неважно. Ты... Нет! Тебе лучше не знать.
  - Говори!
  - Ах, как ты груб с тем, кто выше и сильнее тебя!
  - Оставь это, мужик! Я в своих снах ничего боюсь.
  - Сначала ты считал, что всё это - лишь сон. Потом - реальность. Теперь же ты вновь вернулся к началу. Определись, спишь ты или не спишь. Времени у нас полно. Да-а! Чертовке не проникнуть в мою майя так легко. Теперь я буду держать её ещё крепче.
  - Что за чертовка, о которой ты говоришь?
  - Неважно, дружок. Давай подождём Виктора, и тогда поговорим. Хи-хи-хи!
  - Ха! Типичный злодей, - усмехнулся я и повернулся к нему спиной, идя в пустоту.
  - Стой! Ты куда это намылился?
  - Пора бы просыпаться уже. Прости.
  - Да как ты можешь так тупить? Разве не очевидно, что ты не спишь?
  - Очевидно?!
  - Твоя защитная реакция тебе не поможет, пацан. Всё, во что ранее верил, исчезло после появления Виктора.
   Я продолжил идти в пустоту, но он внезапно появился передо мной, чем заставил меня испуганно отпрыгнуть назад.
  - И... почему же? - дрожаще спросил я.
  - Когда ты примешь свою новую жизнь, ты... стерёшь прошлую.
  - Почему?
  - Так сказал Виктор. Так сказала чертовка-валькирия. И так сказал Вселенский Цикл.
  - Не... Я не...
  - ..."не понимаю!" Ах, мне тебя так жаль! Думаешь, что кто-то из нас двоих сошёл с ума, верно? И в чью же сторону склоняются весы твоего разума?
  - Думаю, в обе.
  - Ах, вот как!
  - От того бреда, что ты мне наговорил, я тоже могу с ума сойти.
  - Не верит! Аха, он мне не верит! А что, если...
   Он пристально посмотрел на меня, после чего резко дёрнул рукой. Меня отбросило лучом цвета индиго, и я...
  - С чего я трачу время на то, чтобы что-то тебе доказать? Познай истину сам, мальчишка! Через смерть и страдания!
   "Проснулся?"
  Я услышал много шумихи: крики, всяческие стуки, скрипы. И огляделся. Ёри не было. За золотыми дверями были слышны звуки ещё более громкие. Я легонько отворил эти врата. И узрел, как вся Рэйка горит огнём. Неприятный запах плоти, смешанный с серой шёл из центра. Я не рисовал схемы этого города, но, по крайней мере, мог представить, где находится центр. В городе уже была ночь, так как среди багровых туч я видел луну. "Сколько же на самом деле я простоял, спящим у той статуи?" - задал я себе вопрос и ринулся...
  Я не знал, что делать. Я мог бы остаться в соборе. Но, толи страх, то ли сердце, подсказали мне бежать к центру. Или не к центру. Ну, по крайней мере, куда глаза глядят. Всё горело огнём. Город стоял пустой, но откуда-то ведь доносились крики. Я боялся тогда встретить из-за угла какого-нибудь свирепого монстра или ещё кого страшного. И бежал быстро, а когда уже выдохся, пошёл пешком. Ну-с, мои страхи оказались слишком велики. А если по точнее, то за углами горевших зданий меня так никто и не встретил.
  Я лишь увидел в багровом небе чёрного дракона. Его крылья, как я узрел по проблескам, были очень большие и заострённые по краям. Когда он, метаясь из стороны в сторону, наконец, на мгновение замер в воздухе, я узрел его горящие в прямом смысле сиреневой аурой глаза. Этот косой взор был брошен на меня, видимо, единственного человека в городе. Я тут же бросился под опалённые гурдиции, когда дракон ринулся на меня.
  Но далеко я залезть под них не смог. Дальше шёл теневой мрак, горящий костром. Моему заду слегка не поздоровилось. Конечно, я сразу не заметил этого костра! Но страшнее было то, что произошло дальше. Дракон опрокинул палёные гурдиции на меня. По всему телу моему прошёл жар. Участки тела, не защищённые одеждой, щипали ожогами. Через небольшое отверстие получилось вдохнуть воздуха, очищенного от пепла. Он, кстати, сыпал мне прямо на лицо. Боль была сильная. Я со стонами практически выпрыгнул из-под завала. И пытался одуматься, держать себя в руках. Шатаясь, я прошёл несколько вершков и упал на колени, по самый пояс, погрузившись в пепел.
  Услыхал сзади громкий рык. По моей спине прошёлся пар после чьего-то выдоха. Я резко обернулся с выпученными глазами и узрел, что всего лишь в пару сантиметрах от меня была чёрная морда, окутанная паровым дыханием. С криком я отполз подальше. Дракон сделал взмах крыльями. Практически весь пепел всосался в его броню (чешуя и вправду была похожа на броню). Мне на секунду показалось, что эта тварь стала больше. Тогда-то мне ничего не оставалось. Я смело (с виду, конечно) поднялся и взглянул в горящий взор. Я представил два тати, и они почувствовались у меня в руках, после чего скрестил два клинка и с криком бросился на дракона.
   "О чём я только думал? Сражаться с драконом?! Я только и сделал, что ударил его пару раз!". Призрачные мечи разбились прямо в воздухе после ударов. Я же чуть отлетел. Ладони после этого болели так, будто мне их начинают разрезать. Я кричал от боли. Дракон же бросился ко мне и, заглотил меня в свою пасть. Среди слюней и горячего пара от дыхания в полном мраке, я коснулся змеиного языка. Я слегка отдёрнул его. Непонятно зачем я это сделал, но страх был силён. Тело дрожало и болело. Голова вообще стала башкой. Я схватил язык двумя руками так, как мог, а сил было мало. Они были на исходе.
   И вот, уже будучи сдавшимся, я ощутил в себе прилив сил. Жар сменился мягким теплом, после чего я открыл глаза, узрев, как вылетаю из драконьей пасти, освещённый белой аурой. Дракона опрокинуло назад неким импульсом. Я упал спиной на землю и был крайне удивлён, уже более нчего не делая.
  Страх начал потихоньку отходить. Шок тоже. Ну, как бы уже бояться надоело что ли! В общем, я решил довериться собственной судьбе. Я вдруг услышал крик Ёсимуры-сан. Они кричала вроде что- то про "дурака". Не разобрал, башка трещала по швам. Это был один только день. "Слишком много информации за один день!".
   Поэтому я просто свалился с кучи наземь, положил ладони под затылок и сомкнул очи. Вдруг я представил Виктора, идущего ко мне медленным, но железностопным шагом. Я открыл глаза и... подпрыгнув, перевернулся на спину, а затем встал на ноги. На том месте, где я только что лежал и смыкал очи, был вонжон меч Виктора. Он безумно улыбнулся. "Я просто не могу поверить в то, что мой лучший друг является моим худшим врагом!" Но видя, как Витёк спешит ко мне с механизированным мечом, я одумался и попытался призвать два клинка.
  "Чёрт! Не получается! Не получается!".
  Но не выходило. Я, поджав хвост, устремился к Виктору и хотел ударить его голым кулаком, но тело не послушалось. Взмахом ладони я был отброшен. И не желал уже подниматься.
  - Медленное увядание этой жалкой Вселенной завершено, друг мой, - снял шлем Виктор и отбросил к дракону. - Мы потратили миллиарды лет на пустословие и ничтожные надежды.
  - Мы?! - переспросил с нотками недопонимания я.
  - И ты тоже, - сказал он спокойно и посмотрел на меня по-доброму.
  - Объясни, - я опустил взгляд, - что тут происходит, Витёк? Пожалуйста.
  - Неужели объяснений от кого-нибудь другого ты не поверишь?
   Я молча покачал головой. Виктор же ударил меня с ноги по лицу.
  - Всё просто, болван. Они решились противостоять мне, когда я бросил тебя через портал к Северным Вратам. Я уж думал, что ты сдохнешь от руки какого-нибудь стража. Подробностей так много, что мне даже не хочется тратить время. Лучше уж прямо тут сделать это, - он поднял меня за вороты и жадно посмотрел. - Чего?! - он вдруг погрустнел. - Чёрт! - и бросил меня. - Аренир подвёл меня! Я ожидал, что, оказавшись в своём мире, ты, как автор, быстро будешь обольщён. Как я ошибался!
   Я смолчал. Схватился за горло и молчал. Он посмотрел на меня, успокоился и спросил:
  - Хочешь знать, где твои друзья? - я кивнул. - Хочешь их спасти?
  - К чему ты это, Виктор? - спросил я серьёзно.
  - Ты же не хочешь, чтобы они умерли, да?
  - Если они умрут в каком-то сне, мне плевать.
  - Вот в этом-то и проблема, - усмехнулся Виктор.
  - В чём?
  - Ладно- ладно, - Виктор лизнул лезвие своего механизированного меча, - Они не смогли справиться с Лордом Смерти. Но я не стал их убивать. Не ради тебя. А хотя, я желал подкупить тебя именно так.
   - Где они? - спросил уже настоящий я.
   - Они в Башне Курай-Хазама. В Чёрном ущелье. У тебя есть выбор: прийти и отдаться мне, тем самым спася их, или ты можешь не приходить, и они умрут. Твой срок не позднее Двенадцатого дня месяца Сукуши. Прибудешь раньше - тоже не жди их спасения. Только в двенадцатый день. Понял, болван?
  - Как скажешь, ублюдок, - вздохнул я тяжко и закрыл глаза.
  Витёк одел шлем и подозвал Нексуса. Тот, сбросив, наконец- то, Ёсимуру наземь, подоспел. Виктор оседлал дракона.
   - Спасибо Яндоре за то, что одолжил мне тебя. А теперь, давай! У нас много дел, - он помахал мне рукой, - Ещё увидимся, Георгий. Ха-ха! Жди своих друзей, если наберёшься смелости прийти в Чёрное ущелье.
   Дракон вспорхнул в небо и скрылся в багровых тучах. Город горел, Ёсимура-сан лежала, будто отдыхая. Я стоял и смотрел за горящий горизонт. "Это будет долгая ночь"- подумал я и пал наземь, глубоко уснув.
  Арка I. Глава 6: "Отчаянье Юки!! Часть первая: Умирающая надежда!!"
  
  -Мир, построенный нами когда-то давно, канул в небытие.
  - Отчего ты так считаешь, Роллин?
  - Всё просто.
  - Дело в валькирии?
  - Она здесь вовсе не причём.
  - Тогда кто же причём в том, что построенный нами мир миновал?
  - Матрона Катари лишь провозгласила о конце старого мира. В сиянии её Фрау был сигнал к тому, чтобы мы закончили эту битву. Мы сами виновны в собственной погибели, в падении нашей власти над Пространством.
  - Эх... Признай, Роллин, что и над Пространством-то мы властны не были.
  - Может быть, ты и права, Ю-Фанг. Но я никогда не признаю этого. Покуда Сфера была способна контролировать ход истории более ста тысяч миров, мы контролировали чуть ли не половину Вселенной.
  - Но война... Война, Роллин...
  - Я знаю. Несомненно, мы заблуждались, считая идеалы нашего ордена чем-то истинным. И мы совершили ошибку, бесконечно воюя с Теневой Розой. Но это... уже не имеет значения. Сейчас... в миг, когда мы стоим на горящих руинах нашей цитадели... Я лишь хочу сказать тебе, Ю-Фанг, одну важную вещь.
  - Я внимаю, Роллин. И хочу внимать.
  - Матрона Катари не пала.
  - Я знаю. Сущность Принца вне Ядра Миров сама сказала об этом.
  - За Гранью Катари может обрести новую мощь.
  - Даже с властью Бога?..
  - Даже с властью Бога.
  - Где же мне проследить причинно-следственную связь, Роллин?
  - Ты знаешь, моя дорогая Ю-Фанг. Ты всё прекрасно знаешь. В этой паутине тайн лишь одна тайна светиться капелькой росы. И эта капля должна будет привести тебя к другой капле. И так... пока ты не дойдёшь до центра этой сети.
  - А что станется с тобой, Роллин?
  - Я... Уничтожу Контона.
  - Магистр Контон силён, раз остался в живых после схватки с Некромантом.
  - Некромант, да? Его имя сейчас неважно для нас. Я покончу с магистром ордена Теневой Розы Контоном и отправлюсь за Грань. Мне пора к Богу.
  - А что я?
  - Я желаю тебе удачи, Ю-Фанг. Удачи на планете людей. Найди там своё долгожданное счастье. Забудь о войне. Забудь о том, что когда-то видела разрушения целых миров. Это всё... кончено.
  
   Юка лежала в коллекторе. Среди вони и шума воды, она могла слышать и чувствовать лишь своё сбитое дыхание.
  - Ужасно! - протянула она на выдохе и посмотрела на израненное тело. - Раны очень сильные. Хоть он... и не пожелал наносить смертельную.
  - Это всё... кончено.
  - Он сказал моей матери так, - дышала Юка.
  "Так и было. Так было чуть меньше миллиарда лет. До определённого момента. До сегодняшнего дня. Как оказалось, то, что магистр сказал моей матери, было лишь напутствием перед будущей войной. Чёрт!"
  - Почему? - прошептала Юка, смотря в потолок. - Почему всё именно так?
  
  - Мама. Налей ещё чаю, пожалуйста.
  - (наливает зелёный чай)
  - Мама! ... Мама!
  - Да-да?
  - А правда ли, что мне от тебя досталось волшебство?
  - Хм! Волшебством я бы это не назвала, Юкачка! Тут всё более сложно. Будет время, как-нибудь покажу.
  - Мама, а помнишь, ты мне рассказывала перед сном...
  - Помню-помню. Это было будто только вчера, когда тебе было пять - шесть лет. Хм? Будто бы это можно забыть.
  - Мама. А это правда?
  - Что правда?
  - Ну, я всем своим друзьям рассказала, что ты была на войне. И была там лучницей. Это правда ведь?
  - Ну, это с какой стороны посмотреть. Я была лучшей лучницей в своей фракции, однако не была способна стрелять на далёкие дистанции. Да и во вражеской фракции были мэджи-лучники получше моего. Мне так... лишь бы в разведку ходить. Хе-хе-хе!
  - Ты была лучшей лучницей?
  - Я же сказала, что с какой стороны по...
  - (обнимает) Мама! Это так круто, мама!
  
  - Моя мать... сражалась с Виктором.
  
  - Что это? У тебя на спине, дорогая.
  - Не смотри на меня... так осуждающе. Я тебе рассказывала. И ты поверил.
  - Дело не в этом. Кто сделал с твоей спиной такое.
  - Был один такой. Ранее сражался в наших рядах, был сильнейшим и умнейшим из нас после магистра ордена. Иногда мне казалось, что он и сам был "вторым магистром". Его звали Виктор. Так вышло, что он встал на сторону противостоящей нам фракции. И я встретилась с ним. Лишь раз... Лишь один раз! Этот огромный шрам на моей спине был оставлен его...
  - Что?!
  - У него была "зверюшка", которая называлась Костяной Жрец. Именно коса этой "зверюшки" оставила на мне такую рану. Но я одолела Виктора. С трудом, но у меня получилось. Хоть в тот момент мне и повезло. Да. Очень повезло! Миссия, которую защищал Виктор, была окончена, и им всем было приказано отходить.
  
  - Она даже умудрилась победить его. А я... Я ничего не стою. Просто не стою ни гроша! Не смогла... ничего сделать, хоть и... хвасталась... выпячивалась перед Некромантом... Но... что я вообще пыталась защитить?
   С нотками грусти Юка усмехнулась и закрыла лицо рукой.
  - За что я сражалась? Какие несуществующие идеалы жаждала сберечь?
  
   Виктор выстрелил из ладони тёмной сферой. Произошёл взрыв, и Юку отбросило к мусорному баку. В свете фонаря, она схватилась за вывихнутое плечо и закусила губу, дёргая левым глазом.
  - Ну? Что? - Виктор расправил руки и ухмыльнулся.
  - (тяжело дышит)
  - Как мне расценивать твоё молчание, а? Кто ты вообще такая? Что забыла на территории, которую контролирую я?
  - Имя мне... (тяжело дышит)... Юка Юри.
  - Рад познакомиться. Так ты тоже мэджи-сан? Неожиданно встретить мэджи-сана на планете Земля. Я-то тут, по крайней мере, в первый раз. А вот ты... Много вас таких, молодых?
  - Мне всего лишь тысяча лет, Некромант.
  - Некромант? Ты знаешь моё прозвище?
  - Я знаю о тебе многое. Мама... кхс!... рассказывала.
  - Посмотри на себя. У тебя черепушка проломлена.
  - Ага... за семь секунд... ты сумел... меня...
  - Одолеть? Да-да-да, я знаю. Ты хочешь меня похвалить. Но не тут-то было, да? Послушай меня, девчонка. Мне более шестидесяти миллиардов лет. Мой мэджи-ген работает чуть ли не сам по себе. Да и я не салага, знаешь ли. Многое прошёл. Но тебе это, конечно же, не интересно! Ты же хочешь драться.
  - Я... пришла, чтобы попросить тебя...
  - Ха! Прошла минута с нашей встречи, а ты только сейчас решила сказать, зачем явилась!
  - Ты не дал мне сказать. Я лишь переместилась сюда, и тут же появился ты, начав драку.
  - Ну так что? О чём ты хотела меня попросить, девчонка?
  - Я знаю о твоих планах на Душу Хаоса.
  - Оу! Да ты даже имеешь представление о том, что есть Душа Хаоса?
  - Да. И я... не допущу того, чтобы ты испортил жизнь моему другу.
  
  - Если бы ты не явилась мне... Если бы не стала моим откровением... Я бы даже не догадалась о том, что Егор-кун есть нечто важное не только для Виктора, но и для всей Вселенной. Но на деле ведь... всё иначе, да?
  "Многое бы я потеряла, если бы не стала защищать Егор-куна? Если бы Виктор поглотил его, сколько бы я потеряла?"
  - Признайся себе уже, что ты тоже хочешь сделать это, девчонка! Все хотят обрести могущество. Душа Хаоса - это отменный шанс обрести его.
  "Вдруг он был прав, и я на деле лишь сама жаждала получить Душу Хаоса? Ха, да я даже не знаю, что это такое! Как это выглядит? Сколько могущества в себе несёт?"
  - Ха-ха-ха! Чёрт! Чёрт возьми, да я ведь могла просто оказаться где-то в глубине души самоубийцей! А-ха-ха-ха! Защитить что-то я там хотела! Это так глупо! Это так жалко! Просто игралась с луком и стрелами! Просто хотела сделать из себя особенную! Как наивно! Очень по-детски!
  - Не лги себе, юная Юка Юри.
  - А, это ты... Снова в моей голове?
  - Тебя можно понять, Юка Юри. Ты на перепутье. Не можешь понять, где ложь, а где правда. А сомнения не дают никакого выхода. А если его не найти, этот выход, то паззл Вселенной будет обрушен совестью на твою душу. Ты хочешь понять, что для тебя спасение этого мальчика: добро, зло или... просто пустая трата времени.
  - Ты сказала мне, что всё в моих руках. А теперь... говоришь, что я ничего не понимаю.
  - Юная Юка Юри, твоя смерть близка.
  - Ха! И без тебя понимаю это.
  - О нет. Не в этот миг. Не сейчас. Но потом. Ты и так умрёшь. Огонь чужой страсти поглотит тебя, и злой рок разобьёт сердце мальчику, которого ты хотела защитить.
  - Лгушка! - воскликнула Юка Юри и ударила кулаком по полу. - Ты ведь сама сказала, что хочешь, чтобы я защитила его от Виктора. На деле лишь обнадёжила меня. Я ведь посчитала себя нужной; думала, что буду способна что-то защитить. На деле же... ты лишь посмеялась надо мной.
  - Ты назвала меня лгуньей, хотя на деле сама лжёшь себе, моя дорогая Юка. Я не смела бы обмануть тебя, обнадёжить тебя. Какой мне с этого прок?
  - Откуда мне знать? Я даже не знаю, какой сущностью ты являешься.
  - Согласись, ты бы не стала противостоять Виктору, если бы сама этого не захотела. Не я велела тебя спасти Душу Хаоса, но ты сама решилась пойти на это.
  - Не оправдывай свою циничность.
  - Если бы великие сущности Вселенной не оправдывали циничность и не были жестоки, Вселенная уже бы давно развалилась.
  - Ты сказала, что мне всё равно суждено подохнуть. Тогда зачем мне подниматься сейчас?
  - Я знаю, ты страдаешь. Я вижу выражение боли на твоём поблёкшем лице. Я слышу, как быстро бьётся твоё сердце. Оно цепляется за твою жизнь, Юка Юри. Почему же ты не цепляешься?
  - Бессмысленно.
  - Если лорд Виктор сможет поглотить мальчика, он не обретёт смысла жить.
  - И что? Мне от этого ни горячо, ни холодно.
  - Ты меня поняла неверно, моя дорогая Юка. Я сказала, что Виктор не знает, что делает. Но... случайность... Мне нужна та самая случайность... Соответствующая... Грядёт битва, ты же знаешь это. Эпоха, которую все считали законченной после изгнания валькирии Катари за Грань, на деле никуда не канула. Она лишь разгорится новой войной.
  - И причём здесь Егор-кун? ... Ты, что, не слышала? Я спросила: причём тут Егор-кун? Эй! Эй! ЭЙ! ОТВЕЧАЙ, МРАЗЬ!
  - Моё имя...
  - КАК ЕГОР-КУН СВЯЗАН С БУДУЩЕЙ ВОЙНОЙ?
  - ...Сандрайн.
  Арка I. Глава 7: "Проход на Гадзиму!!"
  
  Я открыл глаза и увидел белоснежный навес, подвигал телом и оглядел всё вокруг. Ёсимура-сан храпела под какими-то мешками. На секунду я понял, что нахожусь среди мешков, как стало ясно, с пшеницей. Снаружи были слышны лязганья доспехов. Я выглянул. Погода была довольно таки сырой: "Пасмурно и капает дождик!".
   Насколько мне было понятно, это был караван. Я и Ёри находились в повозке с навесом, а за этой повозкой медленно шли и другие с навесами. Средь повозок пешим ходом передвигались и самураи. За их спинами виднелся сасимоно в виде кроваво-красного бутона, нераспустившегося цветка, на голубом фоне. "Значит это какой-то клан? Но я никогда не представлял себе знамён придуманных мною кланов. Так что, распознать я этих самураев не могу, преждевременно!"
   Один из них, как оказалось, шёл рядом со мной. Я смотрел на далёкие повозки, так что не заметил, как он идёт рядом. Как только он понял, что я его заметил, то улыбнулся, сказав:
  - Проснулись, наконец. Я вообще не думал, что нашей контрабанде придётся тащить на себе беженцев.
   - А, что, кто-то ещё выжил, кроме меня и Ёри-сан?
   Он усмехнулся:
   - Ха! Конечно! Вон, в повозках с продуктами отдыхают. Но Вы первый, кто проснулся.
   - Хм? - задумался я, - А что за контрабанда?
   - А ты, что, не видишь? - подошёл другой самурай, - Мы из клана Тэтсуя.
   - Из Клана Тэтсуя, подклан Рюкю, - поправил его первый заговоривший со мной самурай.
   - Так что же, знаменитый клан пехоты Тэтсуя, Рюкю, контрабандой занимается? - чуть усмехнулся я.
   Те двое утвердительно закивали.
   - Клан Хикара слаб. Очень слаб. Вот мы и собрались в небольшой поход, на Рэйку. Так, пограбить немножко этих дурачков из Хикары.
   Второй, подошедший позже, продолжил:
   - Но когда мы пришли, то не встретили ни армий, ни ополчений, ни кого- либо ещё. Мы увидели... горящий город.
   - Над нами тогда пролетел дракон, но он нас не тронул.
   - Это он сжёг Рэйку?
  Я кивнул. "Голова снова разболелась. И всё эти воспоминания о той ночи!"
   - И как он? - спросил про кого-то самурай, - Эй! Пацан!
   - Вы о ком? - спросил я, мотая головой.
   - Виктор. Мы все видели, как он блеснул своим клинком в свету голубой луны. Это был знак нам, что перед нами союзник Юнксу.
   "Юнксу? Дракон Тьмы из мифов "Укла-Зидиса"? Тёмная сторона Великого дракона? Чёрт! Если и Юнксу стал реальным, то это ещё ужаснее. Но этого тёмненького дракона я знаю, так как выдумал его. Но Виктор... Виктор оказался не тем, за кого себя выдаёт. Его боюсь я больше, чем тех, кто с самого начала был в моей душе!" Я всё же решил сухо ответить:
   - Виктор... силён. Он пленил моих друзей. Он... сказал, что до двенадцатого дня я должен буду прийти в Чёрное ущелье, если хочу их спасти. Но я не знаю наверняка... его истинную мощь. Простите.
   Самурай вытащил меня из навеса и взял на руки, похлопав по спине.
   - Чёрное ущелье, - произнёс второй, - Помнится, во времена войн Юнксу-до, клан Тэтсуя воевал в Томо-ре.
   Самурай поставил меня наземь, и я побрёл в своих дырявых, обшарканных кроссовках по тропе. "Неужели они знают, где находится Чёрное ущелье?" - подумал я про себя.
   - В Томо-ре? И что же? - поинтересовался я.
   Самурай продолжил:
   - Мой пра-пра-прадед нашёл у мёртвого тёмного духа одну схему. И там было что- то про Курай-Хазаму. Но сейчас я и не упомню.
   - Вот как, - я опустил голову грустно.
  - Но... моя колонна движется именно туда. В Томо-ру. Старик оставил схему в музее. В Томо-ре. Мы везём награбленное именно туда. Если уж тебе так дороги твои друзья, то для меня нет трудности показать тебе ту карту.
   Я улыбнулся ему, но... я не знал, сколько у меня времени. "Виктор - гад! - не сказал, куда мне идти и сколько идти!"
   Вдруг, из самых первых рядов кто-то воскликнул мужским басом:
   - Стой! Колонна стой!
   - Что? Почему остановились? - самурай, что только держал меня на руках, поставил меня на землю и прошёл вперёд.
   Я только и услышал что "Что за дела?" и "Что за чертовщина?". Я пробежал вперёд.
   - Да я-то откуда знаю, Фуиши? - я услыхал, как тот же самый бас кричит тому самураю.
   - Если это противник... - снова послышалось мне негромкое наречие других самураев.
   - Самый короткий путь лежит через Гадзиму. Неужели противник занял переправу Мидзу-хаши?
   - Когда это они успели? - спросил, кажется, у самого себя Фуиши, первозаговоривший со мной самурай. "Фуиши? Его так зовут? Кажется, я многим ему должен. Так что, это имя я никогда не забуду!"
   Я не понимал, о чём они. Я прошёл ещё дальше вперёд. Зашёл дальше, чем спорящие друг с другом Фуиши и тот мужик. Подошёл ещё ближе. Потом ещё.
   Там и вправду была переправа. В красивом японском стиле. С фонариками, статуями каменных драконов и с причудливой крышей. Но всю красоту портили чёрные шатры, факела. Я б даже драматично сказал: "Тьма пришла!".
  Не успел я поглядеть на человеческие эскизы тел, как мимо меня, касаясь кончика уха и разрывая его, пролетела стрела. От испуга я резко обернулся. Стрела впилась в горло лошади того мужика с мощным басом. Я дотронулся до уха. Самый его конец. Мочка была чуть разорвана. То-то мне стало горячо, и вовсе не из-за старых ожогов. Сердце забилось сильно, в глазах потемнело. Я отошёл так торопливо, что чуть не упал. Но меня кто-то поймал и потащил через колонну. Судя по всему, это был Фуиши. Он затащил меня в навес. Я быстро очнулся от запаха чеснока, который там стоял.
   - Что с ним? - я услыхал женский гул.
   - Сидите на месте. У нас всё под контролем, - проревел рыком Фуиши и вышел.
   Я оглянулся, в навесе было четыре зрелых женщин и две девочки моего возраста. Тут вдруг я не решился сидеть на месте, хотя Фуиши, наверное, этого и хотел. Я выпрыгнул из навеса. Все самураи бежали вперёд, а повозки затормозили. Я попробовал представить два меча. В руках вспыхнула жгучая боль, так что я несколько секунд дрожал. Но... резко боль прошла, и я уже сжимал в руках два призванных меча. Я побежал вперёд.
   Самураи подошли ближе к лежащим на земле мёртвым, похоже, телам в самурайских доспехах. Фуиши осторожно отпнул один из трупов.
   - Они все мертвы, - произнёс он тихо. Я хотел пойти подальше от обоза и посмотреть, что там. Но ноги не послушались, и я решил довериться им.
   - Значит, можем проезжать? - спросил самурай у Фуиши.
   Тот замотал головой:
   - Но ведь стрелу кто-то запустил.
   - Вы слышите, сэр? - заволновался один из самураев. Я лично ничего не слышал, потому что находился рядом с обозом.
   - Что это за пик? - задумался Фуиши.
   Кто-то из самураев подошёл к очень жирному, извините за выражение, телу. Он перевернул тело на спину и... даже я заметил, как там что-то было механизированное и с шестерёнками. Шестерёнка медленно крутилась, и какое-то устройство издавало пик. Но вдруг шестерёнка остановилась. Самурай коснулся этого устройства. Жирдяя разорвало на куски, произошёл взрыв. Самурай отлетел к мосту. Остальные были в недоумении. Но я-то додумался, что это была своеобразная бомба. От недоумения самураи сразу не заметили, как десятки трупов поднялись на ноги и схватились за настоящие самурайские мечи. Это были мертвецы. Зомби. Нежить. Нечисть. Называйте, как хотите, но это было ужасно. Мертвецы поспешно начали рвать с самураев доспехи, отрывать по кускам плоти. Я был далеко и плохо видел эту кровавую баню, но меня уже вначале чуть не вырвало. Но я держал чувство тошноты в себе и... хотел было ринуться в бой. Однако из воды, под мостом, выплеснулись мёртвые скелеты-ниндзя. Они на большой скорости бежали к обозу и всей колонне. Я тут же скосил взгляд, когда узрел, что каждый скелет-ниндзя покрыт механизмами. Такими же, как у того толстого самурая.
   Я замертво втоптался в тропу, а ниндзя всё приближались. Я не мог двинуться с места. И задумался о чём-то, или же слушал частое сердцебиение. Но вдруг меня закрыла Ёсимура-сан, держа в руках огромный клинок-пилу. Она замахнулась им, и... даже не касаясь лезвием, разрубила восемь "камикадзе"- мертвецов. Я же одумался и, высоко прыгнув через неё, отрубил головы двоим ниндзя. Механизмы подействовали у этих двоих, и у тех, кого разрубила Ёсимура. Я быстро прыгнул с дороги, когда произошёл взрыв восьми бомб, слабых, но опасных.
   Я выполз на дорогу и увидел, как рядом с тремя горящими обозами валяются стонущие горящие тела людей. Если Фуиши говорил о беженцах, которых они подобрали в Рэйке, то это точно такие беженцы. Они с криками валялись на земле и медленно сгорали. Я психанул и ринулся в толпу камикадзе. Я свалил их с пути и, в зарослях, суетливо вонзал в их механизмы призрачные клинки. Но одного камикадзе пришлось убить, отрубив ему голову, и его механизм пришёл в действие. Я встал на ноги, но... произошёл взрыв и, меня отбросило. Я прошёл сквозь навес и свалился к его колёсам.
  Лошади взбесились. Некоторые вместе с обозами ринулись в реку, люди прыгали с них и разбивались. Но, слава богу, что я видел не всё... Как умирали те беженцы. Я успел увидеть только то, как по пути бегущих лошадей, женщины бросались с них, и на большой скорости ломали себе или конечности, или их давил следующий обоз. Я попытался встать, но мне по подбородку ударило колесо обоза, лошадь которого со страху ринулась к реке. С других, ещё стоявших обозов, поспешно выходили люди. Возможно, им повезёт. Я вновь попытался встать, плевав на всё. Оказалось, при падении, я повредил себе кисть руки.
  Я поднялся, но меня снова оттолкнули. Я поднял голову. Самураи со всех ног бежали от моста. Множество самураев затормозили у последнего обоза, очень далеко. Когда они пробегали мимо, я видел, что у некоторых отгрызены или плечо, или шея. Но практически все истекали кровью. Оказавшись в таком кошмаре, я испытывал неимоверную тошноту, сильные боли по всему телу, дрожь. Во рту я чувствовал привкус крови. Я жаждал покончить с этой баней поскорее. Но я не собирался бежать. Мне нужна была сила. Поэтому в голову пришла одна мысль. Я, хромая, подошёл к Ёсимуре, которая отбрасывала камикадзе подальше, где они и взрывались.
  - Ёри-сан!
  - Да?
  - Можешь сделать одолжение?
  - Давай. Почему бы и нет?
  - Ты сможешь поднять повозку?
  - Ха! Поняла. Давай, попробую!
   Ёсимура подбежала к повозке и с трудом подняла её, после чего тупо бросила к мосту, где была толпа зомби-камикадзе. Хорошо бабахнуло!
  Фуиши, тяжко дыша, подошёл ко мне и... погладил по голове, взъерошив волосы. Он плакал и улыбался, а его доспех был помят. Его лицо было исцарапано, измазано как кровью, так и грязью. Обо мне можно было сказать тоже. Моя футболка в конец стала тряпкой на груди, а штаны, слава богу, ещё прикрывали всю территорию от колен до таза. Кроссовки мои превратились в чёрные "грибы". Боль снова пошла по телу.
   - Нам не пройти, - грустно произнёс Фуиши, - Я не знаю, что это за мертвецы, но уж точно не наши предки. На них доспехи Клана Затару-Кэзухи, но... древние. Этот о-ёрой древнее, чем град Рэйка.
   - Что нам делать, Фуиши-доно? - спросил подошедший самурай, у которого не было кисти, а только отгрызенная кость и кусочки отвисших мышц. Я не стал засматриваться на его рану, а взглянул на мост через большую реку, что виднелся вдалеке, - Если мы хотим добраться до Томо-Ры во время, то путь через Гадзиму - самый короткий путь.
   - Мы можем обойти, - подумал Фуиши, - Но этот обход обойдётся нам дорого. Очень долгий обход. Да и... никто ведь не гарантирует, что эти мертвяки только здесь засели. Мы их можем встретить и по делу обхода через Вари-Шизу.
   - Тогда что же делать? - самураи меня отбросили на второй план. Рядом с Фуиши столпилось множество бедняг. Я отошёл к Ёсимуре-сан, которая вспотевшая села на булыжник и, видимо, решила отдохнуть. Я встал рядом с ней и начал всматриваться в землю, раздумывая о случившемся. Вдруг ко мне подошли те две девочки, которых я видел в навесе, когда Фуиши отнёс меня подальше. Я посмотрел на них безумным взглядом своим. Одна из них развернула белоснежное и пушистое полотенце, которое принесла собой. Она посадила меня на колени и окутала полотенцем, начиная растирать его. Вторая же поставила рядом корзинку с яблоками или... или фруктами, я не заметил. Ну, в общем, она дала мне зелёное яблоко. Я вдруг оказался в блаженном царстве. Но блаженство продлилось совсем недолго.
   С противоположного берега показались ещё мертвецы. Сотни мёртвых самураев. Сотни ржавых катан ослепили меня своими проблесками. Те две девочки отбежали в сторону. Я посмотрел им вслед. Одна вдруг взглянула на меня и решилась подбежать ко мне. Она чмокнула меня в щёку. Хотя, вовсе не чмокнула. Она держала губы у щеки. Я почувствовал теплоту. Не тот жар, что создавался болью, а настоящую душевную теплоту. Я закрыл глаза, и... был обрызган кровью. Я быстро разомкнул очи, и увидел, как та девочка замерла, захлёбываясь кровью. В шею этой красавице была всажена ржавая стрела. Её мидзура вмиг развилась по ветру, и длинные рыжие волосы закрыли её прослезившееся лицо.
   Теплота от её поцелуя разожгла во мне сердце. Я поднялся. В небе показался Нексус.
   - Привет тебе от Лорда Виктора, - кажется, усмехнулся дракон, но мне смешно не было.
  Самураи с берега зашагали к мосту. Фуиши схватился за катану так громко, что я обернулся. Но ненадолго. В мгновение я вновь взглянул на Нексуса. Мои глаза вдруг окутались красной аурой, как глаза дракона. Прилив сил был настолько огромен, что я будто очутился в тёплой кровати. Я сжал кулаки до крови. Мои ногти впились в кисти. Было больно и очень больно.
   - Так это Виктор обосновался на этом мосту? - воскликнул я вопросительно.
   - Это была ловушка для беженцев. Мой лорд жаждет их смерти. И никакие союзнические самураи ему не помешают.
   - Он прав, мальчик, - вздохнул Фуиши, видимо обращаясь ко мне. Но я отверг это.
   - Тогда помешаю я, чёртов ублюдок! - я закричал во весь голос, видя перед собой лицо той доброй девочки. Я знал, что она умерла из-за меня. Знал, что должен отмстить за неё.
  - Ты всего-навсего мальчишка, - усмехнулся Нексус, - Виктор сильнее тебя. Ты не смеешь ему противостоять. За моей спиной не сотни, а тысячи воскрешённых некромантией древних воинов-самураев. Их тысячи, а вас - всего-ничего.
  - Faress ar dichs alen khander!
   Я услышал слова на странном наречии в своей голове. Прекрасный девичий голос пропел их, и я, вздрогнув, вырвался к мосту.
  - Нас мало, ... но мы сильны! - воскликнул я смело.
   Армия мертвецов в такт зашагала по мосту, приближаясь к нам. Самураи Фуиши, я слышал, начали падать на ноги, шумя доспехами.
   - И как же ты собираешься противостоять нам? - вновь усмехнулся Нексус.
   Я пошёл к мосту. Фуиши коснулся моего плеча, видимо не желая отпускать, но я убирал его руку с плеча и эпично прошёл к краю моста. Мертвецы шумели доспехами, рычали. Нексус засмеялся и со свистом полетел на меня. Но я, выставив руки в стороны, безумно улыбнулся. Я не чувствовал ни боли, ни страха, ни сожаления. Моя психика словно была сломана. Я плевал на всё и... тихо произнёс:
  - Я чувствую это в себе. С того самого мига, как явился Виктор. Не знаю, что это за чувство. Не знаю, почему оно есть во мне. Но я... ТАК ЖАЖДУ РАСКРЫТЬ ЭТО В СЕБЕ!!!!!!!
   Я топнул ногой, и... всё дрогнуло. Нексус завис над мостом. И только он сделал взмах крыльями, как его снесло пенными волнами Мидзары-реки. Часть армии Виктора оказалось в воде и поторопилось к нашему берегу. Фуиши призвал своих самураев в бой, но только они успели сделать шаг, как длинный змей-дракон в бирюзовой чешуе поглотил спешащих к берегу мертвецов. Тех, кто успел выйти на наш берег, самураи Фуиши зарезали. Вдруг бирюзовый дракон в прозрачной водяной ауре ринулся на противоположный берег, где были орды мертвецов. Он поглощал их неисчислимые войска. Я же пал на колени. Ёсимура и другие самураи под водный дождь побежали по мосту к армиям Виктора. Я сомкнул очи. И я увидел свой дом. Свою родную школу. Теплота прошлась по телу.
  - Faress, - шепнул я, падая наземь.
  Я разомкнул очи. Армии противника в бардаке и хаосе разбегались. Бирюзовый дракон подполз ко мне.
  - Ты явился, о Хаос! Ты начал пробуждаться.
   Бирюзовый дракон растёкся водой. По моим щекам потекли слёзы. Радостные слёзы.
  - Ура! Проход на Гадзиму открыт! - были слышны громкие крики и выклики.
   Ко мне подбежала Ёсимура-сан и обняла меня так крепко, как наверное могла. "Как тепло! Как свежо! Это... великий день! Великий час!" - подумал я и улыбнулся небу.
  
  От моста, через лес Котто, до Гадзимы было три часа пути. И мы после нашей маленькой победы в четырёхчасовой битве не стали медлить. Но среди нас было много раненных, поэтому мы шли шесть с лишним часов. И, слава богу, что дошли. По пути, изредка из зарослей, нам попадались небольшие группы мертвецов, но самураи с Ёсимурой-сан отбивали их краткие нападения. Остальные были слишком слабы, чтобы сражаться. Некоторые самураи даже идти-то толком не могли, и на них я боялся смотреть. Сердце разрывалось, а мне и своей-то боли навалом хватало. Ёри-сан была в настроении, ведь все эти шесть часов пути на нас нападали мертвяки каждые пять минут. Честно говоря, я мечтал о жарище. Ведь мало того, что уже два дня как дождик, так и сырость, я ещё и искупался в водяных объятиях Мидзары-химэ. Было холодно. Мне, по крайней мере.
  "Ёсимура вроде выглядит и мокрой, и весёлой. В нынешней ситуации я радуюсь её жажде крови, её воинственности. Ведь я так слаб и глуп, что лишь только эта девушка-страж может обеспечить нас защитой. Да уж!"
   По дороге в Гадзиму, Фуиши-сан рассказал мне о том, что двенадцатое число, а то есть двенадцатый день Сукуши, это далёкий день. Я сразу же обрадовался. Ведь оказывается, до дня встречи в Чёрном ущелье с лордом Виктором, у меня есть целая неделя. Некоторые самураи распространялись слухами, что Курай-Хазама находится довольно-таки далеко. Но второпях я забывал о мысли про опоздание на свиданку к Витьку. Да и думать было некогда.
   Только на нас нападали шесть мёртвых самураев (и мы их уничтожили), так уже через шесть-восемь минут появлялись ещё.
   "И как я сразу не догадался, что это всё армия Виктора. По крайней мере те бомбы и те "камикадзе" были явными признаками того самого Витька, который любил изобретать всякое!.. Ну, вещи впрочем!"
   Когда мы дошли до Гадзимы, то я... был рад, что мы не зря бились с этими тварями за мост.
   Город был прекрасен. Я именно так его и представлял. Почти полная копия земного города Токио 1905 года, но без автомобилей. Крупный промышленный центр Рарамы-Хикары. С величественными зданиями, с пагодами и магическими башнями. Фуиши сказал, что этот город - всё, что осталось от былого наследия великого из пяти кланов. Рарама-Хикара пала, но Гадзима осталась. Надолго мы там не задержались. Народу в городе было много. Плотность населения большая. Фуиши оставил беженцев и своих самураев в соборе имени богини Мафудзимы-Тогаро с добрым советом. Мы все хорошенько передохнули в лазарете собора. Не знаю, как остальные, а я проспался. Три часа сна мне и были нужны. Сёстры милосердия, которых в Сакурае называют нурии, во время моего сна лечили мои ожоги и другие "раздражители".
  Когда я проснулся, то сразу же почувствовал облегчение. Волшебным образом все ожоги и болячки исчезли. Но мне сказали быть осторожнее, иначе не везде и не так быстро меня могут подлечить. Я пообещал последовать совету нурий, хотя сам подумал, что это ну никак невозможно. Ёсимуре-сан потребовалась довольно таки долгая помощь.
  - Её организм не привык к исцеляющей магии нурий, так что придётся лечить лекарствами и отварами.
   "Дедовскими методами короче!"
   Фуиши всё это время находился на горячих источниках, которые находились в пещерах под собором. Я решил оставить Ёри с "медсёстрами" и отправиться к нашему самураю.
  Я спустился по каменной лестнице в пещеры. За перегородкой я освободился от оков. Нет, не от своей разорванной одежды! "Мне одежду поменяли ещё с приходом в лазарет. Для меня им, знаете ли, не нашлось подходящего вафуку! Дали одежду для... малолеток. Жала-то как! Но она мне всё равно не помешала отдохнуть!"
   - А сейчас я торопливо снимаю её с себя и выхожу в чём мать родила.
  Фуиши презренно поглядел на мои достоинства и подозвал рукой. Я побежал. Побежал, поскользнулся и упал задом на каменную плитку, но при этом в короткие сроки подкатился к ванной, "создающей" много пара. Все пещеры были в тумане, но, кажется, мы были одни. Я присел на подводную ступеньку и, раскинувшись, пал в блаженный рай.
   - Хорошо? - спросил Фуиши почему-то озорным тоном.
   Я сначала взглянул на его игривые глаза и ответил.
  - Да. Ванная просто прекрасна.
   - А хочешь, я сделаю её ещё более прекрасной?
   Я кивнул, ожидая чего-то ещё более лучшего, чем отдых в горячей ванне.
   - Ну так вот, - Фуиши не по-самурайски, усмехнулся, - Там, в самом конце пещер, есть иной мир. Мир наслаждений.
   Я ответно улыбнулся, но не стал показывать, что понимаю, о чём он. На самом деле я догадался.
   - И что? - спросил я с иронией.
   - Угадай, кто там моется? - усмехнулся он, и обернулся в конец пещер, где стояла разноцветная деревянная перегородка.
   - Эм... ты же не о...
   - Женщины! - воскликнул он, - А знаешь, что отделяет нас, мужиков, от женщин?
   - И что же? - нахмурился я.
   - Та... - он с досадой ударил кулаком по краю ванны, - ЭТА ЧЁРТОВА ПЕРЕГОРОДКА!
   "Я аж испугался. Ах, ты Фуиши! Ах ты, озабоченный самурай! Ну и что ты от меня хочешь?"
   - Не мог бы ты, это... бесшумно прокрасться к той цветной перегородке и... быстро раздвинуть её. Я же хорошенько успею разглядеть их.
   - Ты, что, хочешь, чтобы я участвовал в этом? - спросил я, ожидая, что он изменит своё решение. Я не дурак, чтобы играть в такие глупые игры с подглядыванием. Но он не изменил своего решения.
   Я боялся, что могу запятнать перед ним свою честь. Боялся, что если я ему не помогу, то он откажется вести меня в Томо-ру. Так что я согласился.
  Быстро и тихо я преодолел остальные залы. И, скрывшись, в тумане пара, я схватился за перегородку. Женский смех оглушил меня. Я глубоко вздохнул и уже собирался отодвинуть перегородку, но вдруг за моей спиной послышался голос:
   - Даже не думай.
   - А кто Вы? - осторожно спросил я, не оборачиваясь. Это был женский голос. И причём до боли знакомый. Если бы не смех за перегородкой, то я разобрал его. Я предчувствовал опасность сзади, и вдруг послышались торопливые шаги.
   - Беги, парень! - воскликнул Фуиши, - Я её задержу!
   Я обернулся и увидел Ёсимуру-сан, чью талию, окутанную полотенцем, крепко сжимал руками Фуиши. Я почувствовал, что он меня поддерживает. Я, как мужик, не мог подвести этого самурая, пусть и озабоченного. Я зажмурил глаза и, резко дёрнув руками, дал тем женщинам показать себя.
  Послышались визг. Я медленно разул глаза. Фуиши отцепился от Ёсимуры и... окропился кровью из носа. Его глаза были огромными. Я не желал видеть того, что видел он. Но всё же волна интереса накрыла меня. Я, не без страха и риска, начал высовывать голову из-за перегородки. Но не успел я и глазом моргнуть, чтоб полюбоваться, как очень близко познакомился с пятками Ёсимуры, которая заставила меня отлететь в ещё четыре таких перегородки, с правой стороны пещеры. Я очнулся. Вылез из воды. Вокруг были толстые и лысые мужчины. Они недовольно смотрели на меня. Я же, решив побыстрее убраться, взглянул в сторону, из которой прилетел. Как я узнал после этого, Фуиши случайно снял с Ёри-сан полотенце. Я, честное слово, не успел ничего заметить. Зуб даю, если не верите. Я только узрел её лицо, но и за это мог получить. Я быстро побежал из пещер, кое- как напялил вафуко и ринулся в лазарет, прятаться под одеялом. Какой стыд! Какой позор!
  
   На следующий день Фуиши принялся меня защищать, что это он заставил меня сделать это. Он признал то, чего я, тая от самого себя, добивался. Он назвал меня мужчиной. Из их спора, в соседнем лазарете, я слышал, что Ёсимура-сан даже порадовалась за меня, что я для мужика сделал это по- мужски. Но она была недовольна именно тем, что он из меня чуть ли озабоченного не сделал. В основном она ссылалась на мой возраст. Я и сам был не рад, что как дурак, повёлся, но ведь такова была цена за доверие самурая. Я не считал ту битву ценой. Именно поэтому я повёлся на поводу у этого самурая. Я был рад за себя, в глубине души.
   Спорили Фуиши и Ёсимура недолго. Потом они вошли в мой лазарет. Ёри-сан взглянула на меня, как на недобросовестного дурачка, а Фуиши - как на простого дурачка с мужскими мозгами. Ёри-сан нахмурилась. Фуиши же подмигнул. Но вдруг в лазарет вошло два самурая в пурпурных одеяниях и соломенных дисковых шляпах. За ними вошла стройная очень молодая и красивая девушка в богатом, украшенном кимоно. Видимо, она из богатого самурайского рода, а одеяния двух самураев уже говорили о том, что они из клана Тэтсуя.
   Девушка подошла к кровати, на которой я сидел. Она чуть ухмыльнулась и... врезала мне по роже ладонью с такой силой, что я еле- как удержался на кровати. Я вдруг подумал, что она пришла винить меня в покушении на её честь и достоинство. Я не ошибся.
   - Эй, ты! - воскликнула строго она, - Да как ты посмел? Ты хоть знаешь, из какого я рода?
   - Из... ммм... Тэтсуи? - догадывался я, прикрываясь руками, боясь, что она меня зашибёт ещё.
   - Да- а! - продолжительно проговорила она, - Из рода отца клана Тэтсуя.
   "Что? Из главного рода Тэтсуи? Её отец - отец всего клана? Ой- ой! Чёрт! Это точно конец, если она пожалуется своему отцу!"
   - Неужто... твой отец...
   - Яндора Тэтсуя! - гордо произнесла она, - А я, Аюми Тэтсуя, дочь Яндоры. Принцесса Земель Клана Тэтсуя. Сюзерен города Томо-ра.
   "Томо-ра?! Чёрт! ... Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! ДА КАК ЖЕ МЕНЯ УГОРАЗДИЛО СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТО ФУИШИ УВИДЕЛ ЕЁ ВО ВСЕЙ КРАСЕ? А если она меня не впустит в Томо-ру, то я никогда не увижу ту схему и не узнаю, где логово Виктора. Если я не узнаю, где логово Виктора, то не смогу спасти Юку и Жеку. Если не спасу... Ах! Нужно что-то сделать. И сделать решительно!"
  Я знал, что горделивой и знатной особе обычных извинений будет мало, и потому... как по божьему слову, я решил взяться за самое дорогое. За свободу!
   - Аюми-сама, - прошептал я драматическим тоном и взял её руку в свои ладони, - Аюми-химэ. Прошу... Вы уверены, что это именно я запятнал Вашу честь?
   - Конечно! Не этот... км... оборванец-самурай, а именно ты, глупый мальчишка. Потому, что именно ты узрел меня тогда, когда влетел в ванную к тем отшельникам.
   К тем толстым дяденькам? Что? Так я видел вовсе не Ёсимуру-сан? Ну, считайте одной проблемой меньше, но и всё же. Это значит, что, хоть и не полностью, но я увидел её. Бедный я. Бедная Аюми- сан. Вот же дурак я!
   - Тогда, - я смело и чётко промолвил это слово, - Позвольте... Я возьму на себя ответственность!
   Она тяжело вздохнула. Фуиши пал в обморок. Ёсимура чуть улыбнулась, видимо, посчитав мой ход верным и достойным мужчине. А может Ёри-сан и просто решила посмеяться над моим предложением. Кто знает?
   - Вы? ... Ответственность? - смотрю, Аюми нечего сказать. Надеюсь, она меня не жёстко отшивать будет.
   - Я уверяю Вас, - воскликнул я, - Мне очень жаль. Но всё случилось совершенно случайно. Я не хотел позорить ни Вас, ни себя.
   - Хм, - не поверила она, раз усмехнулась, - Ничего случайного в этом нет.
   - Тогда, если Вы не готовы мне верить, то примите мои извинения, - я кланялся ей в ноги, чуть ли не разбивая лоб о пол, - И... , - я пытался произвести впечатление, поэтому выкрикнул смело, чётко, правдиво и драматично, - Руку! ... Я предлагаю Вам свою ответственность! И чтобы загладить свою вину и пятно позора Вашего, я готов отдать свою свободу! Я готов предложить Вам свою любовь! Свою душу и тело! ... Если Вы не примите это, то я... совершу харакири. Лучше умру, если не возьму ответственность.
   Я чуть ли не плакал. По крайней мере, старался плакать, для реалистичности. Сердце моё вырывалось из груди от стыда и страха, а руки дрожали. Но я всё же решился взять её ладонь и поцеловать её, но губы мои были разбиты и тверды. Я боялся, что её верзилы изобьют меня до полусмерти и запретят мне входить в Томо-ру. Но... мои страхи были оправданы самим Провидением.
   Аюми покраснела, была сильно взволнованна. Я на это и рассчитывал. "Чёртов разбиватель сердец! Будь я проклят, но если не спасу друзей, то... нет смысла таить стыд!"
   Я глубоко дышал, ожидая её ответа.
   - А... м... сколько тебе лет? - спросила она дрожаще.
   - А сколько должно быть? - спросил я, чуть усмехаясь.
   - Ну- с... мне есть шестнадцать с половиной. А...
   - Мне тоже шестнадцать. Полных! - решил соврать я, так как, честно говоря, не знал традиций Клана Тэтсуя. Вдруг четырнадцать на шестнадцать для них, как смертный одр.
   Она заставила меня подняться на ноги.
   - Ну... ух! ... харакири - это перебор! Но я... я бы не отказалась от мужчины, готового принять свою ответственность. Почему бы... - она, покрасневши, как краб, громко шёпотом произнесла, - ... и нет.
   Я кричал внутри себя: "О, да! У меня получилось!". Но просто так выкрутиться мне не удалось.
   - Завтра же выезжаем из города и едем на мои земли. Нас ждёт свадьба. Будем свататься!
   "Что? Так у Тэтсуя, что, в шестнадцать совершеннолетие наступает? Блин! Мне не нужен брак! Мне нужно друзей спасать, но... я так понимаю, Аюми будет пофиг, если я ей всё выскажу. О-Кей! Молчу! Дурак!"
   В общем, отдых в Гадзиме подошёл к концу. И моя личная жизнь, походу дела, тоже.
  Вспышка. Вот одна. Ещё одна. Бесконечность ярких вспышек в голубых небесах, чистых от облаков и пыли. Лишь потоки фотонов разрывали на части эти небеса, ослепляя всё.
   Я резко пробудился. Была ещё глубокая ночь.
  - Чёрт... Снова... Снова этот сон...
  
  Арка I. Глава 8: "Однажды в Томо-Ре!!"
  
  Как и было сказано, на следующее же утро мы собрали вещи. А если точнее, то мы запаслись именно припасами. Ведь ни у кого из нас, кроме нашей госпожи Тэтсуя, не было запасных вещей. Я оставил себе то малое вафуку, Фуиши снарядился в доспехи о-ёрой, посыпанные пурпурным мелом, а Ёсимура-сан - в старые свои обмотки. Аюми же оставила четыре полных одеждой чемодана своим самураям.
   "Если сравнивать её багаж с нашим, то уверенно господские чемоданы перевешивают наши три походные набедренные сумочки, заполненные хлебом и яблоками. Ха-ха-ха! Из Гадзимы в Томо-ру, как сказал Фуиши сейчас лучше перебираться по тайному тракту, идущему через Гинзасу - приграничный город Клана Тэтсуя. Если идти по тракту города Бава, то там нас могут встретить войска Виктора!"
  Именно это меня и раздражало. Я не знал, где находится Виктор. Не знал, где скрывает он моих друзей. Не знал, где и как он прячет свои мёртвые армии. Поэтому все пути были опасны.
   Мне дали породистого и очень крупного скакуна. Нет, ну я, конечно, умудрился когда-то забраться на лошадь и посидеть на ней, но чтобы управлять ею... Поэтому, на протяжении всего пути, Фуиши помогал мне. Показывал, как и для чего нужно дёргать сбрую. И то-то же, у меня лишь под конец пути начало получаться.
   Но тракт, по которому мы поспешно пошли был и вправду безопасен. До Гинзасы, конечно, идти было далеко. Три дня пути. Но скакуны были быстры. И, если бы не обоз с чемоданами Аюми, то мы бы дошли до Гинзасы и за день. Но, "сэкономив" целый день, мы дошли до Гинзасы, уложившись в два дня.
   На протяжении всего пути, Аюми только и делала, что кричала на своих телохранителей и говорила об устройстве свадьбы. Но я же, пытаясь не слушать её, думал о том, как бы спасти Жеку и Юку.
  Мы прошли Гинзасу стороной, обойдя город-крепость горой. Фуиши сказал, что лучше не останавливаться в Сакурайской Гинзе, если хотим успеть спасти моих друзей к двенадцатому дню. Я с этим согласился, но Аюми вроде бы даже не услышала, как мы говорим о спасении друзей. Я был рад, что мы спокойно прошли границу с кланом Тэтсуя. Я был уверен, раз жениться, то только ради той схемы, что храниться в Томо-ре. Спустя ещё два дня бесконечного пути через дебри леса Котто, мы, наконец, вышли на бескрайние зеленоватые холмы Томо-ры. Я видел из-за холмов вершину некой белокаменной башни. Я понял, что это одна из цитаделей времён Войн с народом Цуку, из книги "Полная хронология Сакураи".
  "Да, пожалуй, именно не так я её себе представлял. Конечно, это она ещё далеко, за холмами, но... белокаменная цитадель - это точно перебор всех фактов олицетворённой реальности!" - усмехнулся я про себя и подозвал рукой Фуиши, чтобы тот помог в управлении скакуном.
  Томо-ра, когда мы подошли к мосту через небольшую речушку, показала свои высокие стены, восхитившие меня своей невообразимой мощью.
  "Смею предположить, что их высота не меньше ста метров, а длинна - они тянулись вдоль всего города. И теперь я понимаю, что великую цитадель должны защищать великие стены. Я всегда представлял себе дракона, Курана-Рюудзина. Я всегда представлял себе времена войн с народом Цуку, пришедшим поработить человечество и мир духов. Именно Рюудзин своими внушающими размерами и силой сокрушал многочисленные орудия войны народа Цуку. Но, как повествовало раньше моё воображение, во времена войн Юнксу-до дракон Куран был убит Юнксу, тёмным драконом и дьяволом всего сущего зла в Сакурае. Вот бы здесь все факты были схожи! Мне бы очень хотелось поглядеть на Храм Вишнёвого Дракона, что являлся мемориалом в честь Курана-Рюудзина!"
  Мы вошли в город, где у внушающих врат нас встретили, как победоносцев. Хотя нас - это точно НЕ НАС, а Аюми-сан. Её приветствовали, как настоящую принцессу земель Клана Тэтсуя. Мы же были случайно заброшены шипастыми розами и уже давно увядшими паслёнами. Было обидно. "На кой чёрт принцесса вообще нас тащила именно через Врата Победы, если мы могли и пешком дойти! Фуиши всю дорогу рассказывал мне о своей малой родине, Томо-ре. Так что, я никак не смогу заблудиться в этом городе!"
  Проехав на лошадях по некоему кварталу, мы вышли на аллею Цукараи.
  " Аллея Цукараи... Да- да, было дело, я даже выдумал название улиц Томо-ры и Сакуры-Тории. Но, честно говоря, это было так давно, что я и забыл, как они называются. В общем, знаю об этом мире всё, и равным счётом ничего. Но, да, я смог адаптироваться под бытие этого мира. Так или иначе, но этот мир - частица моей души. И эта частица, наконец-то, снова слилась со всей душой!".
   Аллея была длинна и полна народу. Кого там только не было. "Не только толпы людей встречают принцессу, но и духи, которых, кстати, я вообще не выдумывал для Сакураи. Нет, конечно, раньше здесь духи обитали по моему воображению, но сейчас... Похоже, это уже незваные гости в моей фантазии. Тануки - енотовидные собаки. Кицунэ - лисы. Хэби - змеи. Мудзина - барсуки. Бакэнэко и Нэкомата - кошки. Оками - волки. Цутигумо - гигантские пауки. Инугами - собаки. Тэнгу - вороны. Каппа - лягушка- черепаха. Даже цапли в монашеских рясах. Как их называют-то в японском пантеоне. А, Цуру!"
   Потом мы проехали по прекрасному мосту, обвешанному знамёнами клана Тэтсуя. Это было чёрное изображение извивающегося огнедышащего змея на пурпурном фоне. Когда мы только заходили на мост, над нами уже возвышалась крыша, как у пагод. А на крыше, как я мог видеть ещё ранее, выходя с аллеи, возвышались две статуи коренастого мужчины с драконьими крыльями. Его окутывал змей с длинной мордой.
  - Кто это, Фуиши? - спросил я у коренного жителя Томо-ры, самурая Фуиши. - Я вообще не помню такого человека и таких статуй. Мост я придумывал, а вот статуи...
   - Это спаситель рода человеческого. Его имя давно позабыто. Известно, что тело этого человека хранится в Храме Вишнёвого Дракона.
   Ёсимура подогнала свою лошадь к нам, обгоняя Фуиши. Она усмехнулась:
   - Этот человек - единственный, кто мог контролировать Курана-Рюудзина.
   - О чём это вы говорите? - к нам подскакал конь Аюми, на котором она в общем-то и сидела, задавая этот вопрос. Фуиши сказал, что не о чём таком. Спасибо ему.
   - А я думала, что создатель этого мира знает всё о собственном мире, - Ёсимура ухмыльнулась, взглянув на меня. Я не ответил ей ни словом, ни взглядом. Я повёл свою лошадь дальше. Нет, я не был расстроен из-за слов Ёри-сан.
   Дело в том, что я увидел возвышающийся семиэтажный Храм Вишнёвого Дракона. Он возвышался на холме в виде пирамиды с несколькими крышами. "Да! Да! Да! Да! Именно так я себе представлял этот величайший храм столетия, или что там в Сакурае... Два этажа сплошного кирпича, а остальные пять - из чистого нефрита!"
  Завидев храм, я дёрнул узду так сильно, как мог. "И зачем я только это сделал?" Лошадь встала на дыбы и сбросила меня наземь, а потом ускакала в какой-то сад. Фуиши посадил меня на свою лошадь, и мы двинули по улицам города.
   - Там находится музей Истории Цитадели людей, - сказал Фуиши, указывая на Храм Вишнёвого Дракона, - Туда мой предок отдал древнюю схему. Если хочешь отыскать Чёрное ущелье - тебе туда.
   Я взглянул назад. Ёсимура свободно общалась с Аюми. Я понял, что мой шанс пришёл.
   - Прям в Храме? - спросил я.
   - Я сопровожу тебя. Я давно там не бывал. Только вот, - он также взглянул на Аюми, - Ты заварил густую кашу. Сначала тебе друзей спасай, а потом - жениться? Ты уж определись.
   - Я солгал, Фуиши-сан. С Аюми у меня было больше шансов попасть в Томо-ру. Благодаря той "игре" с перегородками, она могла со злости запретить впускать меня. Госпожа и сюзерена Томо-ры.
   Фуиши так серьёзно на меня посмотрел, что я аж подумал о том, что мы расстаёмся. Но нет уж! Он громко засмеялся.
   - Ну ты даёшь! - восклицал он. Но потом Фуиши кивнул мне, подмигивая, - Ты настоящий самурай, парень!
   - Почему это? Разве самураи-извращенцы, готовые спасти своих друзей, существуют?
   - Ну, я же извращенец! Ха-ха-ха! И я тоже... отдам всё, лишь бы близкие мне люди были счастливы. Мы с тобой похожи, парень. Тебе только в самурайскую армию вступить осталось.
  - ... В какую? - заржал я.
   Фуиши, тоже ржал как лошадь:
   - В самурайские наступательные войска... Клана Тэтсуя! Ха- ха- ха! Эге-ге-ге!
   - Да у вас же там одна дедовщина, - ответно засмеялся я, помня, что самая жёсткая армия была у Тэтсуя. Это ведь я так выдумал.
   - Ладно, девчонки, мы в музей! - воскликнул с усмешкой Фуиши и ринулся по ступеням, к храму.
   - Увидимся во дворце Мацумото, - послышался голос Аюми.
  Пройдя лошадью семь тысяч ступенек, мы решились пойти пешком, а лошадь отпустить вниз. Мы прошли ещё двести ступенек и... ввалились в дверь. Я поднял голову и поднялся на ноги. Нефритовые залы, обставленные витринами и табличками, написанными самурайскими иероглифами. Все залы были освещены витражами, лазурно переливающимися.
  Фуиши ругнулся про ступени и пошёл дальше.
   - Давно я здесь не был, и ничего толком не изменилось. Хм! Спасибо монахам, что соблюдают традиции лени. Ничего переставлять не захотели.
   - И где же эта схема? - нетерпеливо выдул я. Фуиши оглядел залы, видимо, ища нужную витрину. Я вездесущно ходил за ним. Конечно, до двенадцатого дня оставалось дней два, верно!
   Фуиши на мой каверзный вопросик не ответил. Он лишь медленным шагом подошёл к ничего не говорящей витрине. Она не была украшена драгоценными камнями, как остальные в залах. И стояла эта витрина в самом тёмном уголке залов, куда не проходил солнечный свет, и не было свечей. Но я всё же смог кое-как разглядеть сквозь стекло из бычьего пузыря клочок пергамента. Его концы были оборванны. Сам пергамент был запылён, как и вся витрина. Я вдруг почувствовал текущие по щекам слёзы.
   - Ну, Виктор, держись! Я... верну своих друзей.
   Фуиши, кажется, усмехнулся. Он положил мне на плечо свою ладонь.
   - Мой предок бился за этот город. Он рисковал своей жизнью за эту бумажку, ожидая, что она хоть как-то сможет помочь народу Сакураи. Он настойчиво просил своих товарищей по битве сохранить этот пергамент. Они все пожертвовали своими жизнями за этот ничтожный клок древности. А эти... монахи, не понимающие, что такое суета жизни, положили подвиг моего предка в сумрачный угол. Это... позор для моего рода. Рода, в котором остался только я. Вот как они отплатили моему предку, герою войны.
  Я обернулся к нему и хотел сказать что-то утешительное, как вдруг до моих ушей дошёл шёпот:
  - Ты чувствуешь? Чувствуешь это?
   Под музыку колокольчиков я медленно начал оглядываться, ища источник шёпота.
  - Скажи, что ты чувствуешь...
  - Я? - вырвалось у меня, когда я посмотрел на ничего не понимающего Фуиши.
  - Что "ты"? - переспросил он, но я не услышал его вопроса. Даже его бас заглушался прекрасным шёпотом.
  - Всё, что окружает тебя...
  - "Всё, что окружает"... - повторил я и шагнул к свету из-за дверей.
  - ...всё ты чувствуешь, как своё собственное. Я права?
  - Чёрт подери, да кто ты такая? - спросил я одурманено и упёрся о колонну.
  - Виктор близко. Ты же чувствуешь его?
  - Мне кажется, да. Да-а... а... а...
  - Мгновение... Осталось лишь мгновение...
  - Что же это?..
  - Поздно сожалеть.
  - Парень! Эй, парень!
  - Твоё имя...
  - Этот шёпот...
  - Что такое, парень?
  - Имя...
  - Моё имя...
  - Парень! У тебя голова кружиться?
  - Моё имя...
  - Имя...
  - Парень, ты выглядишь расслабленным. Ты устал?
  - Имя, к которому они должны взывать...
  - Имя... Чё-ё-ё... рт... имя...
  - Что за?..
   Фуиши шокировано разул глаза, смотря мне за спину.
  - Мечи?! Что это? Что за дьявольщина!
  - Имя, которого они должны бояться...
   Мечи. Тати. Много.
  - Имя, которое будет гордостью... Имя, которое должно стать их надеждой. Истинной надеждой. Верой. Любовью. Болью. Твоё имя...
  Тысячи мечей.
  - Микадо...
  Импульс.
  - но...
  Разрыв.
  - Ями.
  - Моё имя... МИКАДО-НО ЯМИ!!!
   Мечи разлетелись в стороны, разрушая стены храма. И хоть храм не сильно пострадал, осколки потолка и кирпичи повредили многим витринам.
  - Микадо-но Ями...
   Фуиши обнял меня за плечи и начал о чём-то расспрашивать. Но я не мог ему ответить. Страх, ненависть и горестная радость слились в моей душе. Я стоял над витриной и смотрел в пергамент, пытаясь всё раздумать хорошенько.
  Пока не явился посол от Аюми...
   - Поздравляю со свадьбой! - воскликнул он, - Госпожа ждёт Вас в своих покоях, - говорил он.
   "Да, друзья. Поздравьте меня со свадьбой. Просто круть! Ага! Так я ей и поддался. Нет уж. Свадьба отменяется. Чувствую себя аферистом, но ничего не поделаешь. Я узнал то, что хотел узнать. Так что, никакого "Горько!" не будет!"
   Я вошёл в комнату Аюми. Принцесса смотрела в окно. Я набрался смелости и... высказал всю правду. И что в итоге? Сглупил я! Она расплакалась, разнервничалась и бросила меня в бамбуковую темницу. Ну и, на моё величайшее удивление, она сказала:
   - Ты взял на себя ответственность. Я её приняла. А значит, пусть всё будет по справедливости и по официальности. Свадьба случиться! Жду тебя вечером на празднике. И да! На церемонии не забудь сказать, что готов связаться со мной узами брака и жить со мной долго и счастливо. А если не скажешь, то я тебя велю казнить. И ты не сможешь спасти своих друзей. У тебя нет иного выхода. Хи!
  "Она знала... Она всё знала о моих целях... И я наивно полагал, что всё обойдётся! Фуиши, к моменту совершения моей глупости, вроде бы, оставался в Храме. Что с Ёсимурой-сан, я не знаю. Да и сейчас меня волнует моя судьба. И знаете ли, лучше бы я трусливо сбежал, не рассказав Аюми правды, но был бы на свободе!"
   Но о спасении Евгения и Юки я думал только первое время, а оставшиеся три часа до свадьбы я только и думал о том, какая жизнь у меня будет с новой женой. Честно говоря, я всегда мечтал иметь жену. Но... не таким ничтожным способом, каков я выдумал для собственного спасения.
  И вот, в один миг, в бамбуковую темницу заходит самурай. Я опустил голову.
  - Поднимайся, - в суетливом тоне я различил Фуиши.
  - Что это ты разрядился таковым образом? - усмехнулся я, - У меня же свадьба, а не...
  - Поднимайся, парень, нас ждёт война.
  - Ты чего несёшь, Фуиши-сан? - мне это всё поднадоело и я, пожалуй, с удовольствием отклонил заявление.
  Я вновь опустил голову. Но вдруг послышался лязг лезвия. Верно, катаны. Фуиши замахнулся и разрубил канаты, которые связали мои руки. Я оправился, одумался и поднялся на ноги с очень хмурым лицом.
   - Так о чём это ты?
   Фуиши быстро сунул лезвие в ножны и повёл меня за руку из темницы.
   - Ты мне нужен, парень.
   "Я? Ему? Война? Опять слишком много информации за один день. Мне же трудно переваривать её! Но опять же моё сердце бьётся, как и прежде. Я знаю, что это страх. Страх и... вера. Буду верить, что вера!"
   Фуиши провёл меня в горницу при дворе. Я не стал оглядываться. Мой взор отвлёк изуродованный, обугленный труп, лежавший на лавке.
   - Госпожа Аюми ещё не знает о том, что нас ждёт, - произнёс Фуиши.
   Я подошёл к трупу. Он вдруг пошевелил губами.
   - Г... Гадзима... Сотни тысяч... мертвецов... железное чудовище.
   - Ты сам знаешь о ком он, - Фуиши коснулся моего плеча. Я не зрел его лица, но, уверен, оно было очень серьёзным.
   - Виктор, - холодно произнёс я, сжав кулаки.
   - Мы не знаем, как, но он воскресил тела наших предков. Самураи древнего времени, ещё с самого зарождения мира Кэзухико. Он также призвал драконов на эту битву. Будь проклят этот Юнксу! Виктору достались одни из сильнейших драконов Скрытого сумрака.
   Обугленный воин вновь прохрипел:
   - Рюу-Ван. Фумидо. Огонь. Горящие вершины гор. Мы звали на помощь. Ближайшие войска из Бавы не пришли. Все мертвы... Тьма грядёт.
   И вдруг он, сомкнув очи, перестал дышать. Мне вдруг захотелось перекреститься, но... я лишь обернулся к Фуиши.
   - Все мертвы. Все! - повторил он, - Ты говоришь, что Виктор держит в плену твоих друзей. Так? - я кивнул, - Перед смертью этот воин сказал мне, что Виктору нужна сила, таящаяся в Цитадели Томо-ры. Но, что ещё главнее, ему нужен ты. Он ведёт огромное войско мертвецов сюда. Тьма сгущается. В прямом смысле. Я слышал, что перед битвой за город, над Гадзимой повисла беззвёздная ночь. Что это может значить, парень?
   - Они мертвецы, - недолго думал я, - А мертвецы, как нежить, горят на свету. Насколько я понимаю, им нужна тьма, чтобы воевать. Вполне возможно, что Виктор не поведёт войска в бой, пока хоть один луч освещает цитадель. Какая-то магия. Но... это только предположение. Я не знаю, Фуиши-сан. Мне страшно. СНАЧАЛА ЭТО ЧЁРТОВА СВАДЬБА...
   Фуиши вдруг резко прекратил мои крики, подставив к моему подбородку меч. Он холодно произнёс:
   - Ты думаешь, мне не страшно? Дурачок! Всем страшно. Все чего-то боятся. И Виктор тоже. И Юнксу. Все!
   - Сомневаюсь, что Виктора может что-то попугать, - чуть усмехнулся я, - За его спиной сама смерть. А за спиной Юнксу его несметные полчища теней.
   - Плевать! - Фуиши безысходно вздохнул, - Ты не понимаешь, парень. И этот город, и вся земля Тэтсуя важны для меня. И, если ты понимаешь, о чём я, то ты должен знать, что я... верю лишь тебе. Я верю. Верю с тех самых пор, как ты призвал на помощь саму реку. Ты должен спасти этот город.
   - Почему я, Фуиши-сан? Мне всё это надоело. Не так я хотел наслаждаться жизнью в своём мире. Ты сам должен понимать, что я не готов. Я не хочу. Я... устал...
   Я упал в обморок. И мне, как ни странно, снился не родной дом, а самурайский замок. Когда же я очнулся, то... уже стоял подле алтаря, в саду возле Цитадели. Был вечер. Но уж слишком тёмный. С боку стояла Аюми в полностью белом вафуку, я же стоял в пурпурном вафуку.
  "Что, уже? Уже женитьба? Хорошо! Я не буду беситься из-за какой-то фигни. Приму всё, как есть, словно настоящий мужчина! Доверюсь матери Фортуне!"
   Жрец вдруг произнёс, по-видимому, последние слова:
  - Аюми-сама, свяжете ли Вы свою душу с душой этого... юноши?
   Её слов я не услышал отчего-то, но сразу уже понял, что это был "Да!". Тот же вопрос он задал и мне, на что я никак не мог ответить сразу. Я вдруг взглянул на Аюми. Стройная фигура сменилась серьёзным лицом. Она будто бы намекала мне, что я должен ответить. Я обернулся к стоящим гостям. Их было много, но я смог завидеть Фуиши и Ёсимуру в первых рядах. Фуиши прикрыл лицо ладонью. Ёри-сан же чуть улыбнулась, но потом отошла в другие ряды. Я не знал, к кому ещё обратиться. Я готов был уже принять судьбу, а не сбежать. Я хотел уже воскликнуть, что "согласен", но голос остановил меня.
   - Подожди, - послышалось у меня в голове.
   - Чего? - спросил я про себя.
   - Просто жди. Не смей отвечать.
   Я молча начал смотреть на Аюми и её злое выражение лица. Она уже что- то собралась говорить, как вдруг... КРИКИ.
   - Главные врата! Драконы у главных ворот Томо-ры.
   Аюми удивлённо взглянула в небо. Я не оглядывался, а лишь продолжал смотреть в её испуганные глаза. Вдруг меня кто-то толкнул. Оказалось, это был Фуиши. Меня чуть не схватил дракон, многим похожий на Нексуса. Но его морда, в отличие от всего остального змеиного тела, была беловатой, и из пасти выглядывали два бивня, исчерченных всяческими рунами. У дракона было четыре крыла летучей мыши, два из которых были больше другой пары.
   - Фумидо! - снова послышались крики.
  "Так вот каков он - дракон, созданный мною когда- то!"
   Я взглянул на небо. Оно потемнело. Стало хмурым. Но оно не было затянуто тучами. Будто затмение.
   - Аюми-сама, - послышался голос Витька.
   Я вгляделся во мрак. Рядом с Фумидо стоял Виктор в обличии моего друга. Он вежливо целовал ладонь павшей на колени Аюми.
   - Я прошу Вас, госпожа, сядем за стол переговоров и договоримся о немедленной сдаче Томо-ры и всех её великих архивов мне. А также я прошу отдать мне этого парня.
   Его глаза сверкнули. Аюми была будто околдована.
   - Не верь ему! - воскликнул я, - Чтобы он там не обещал! Он лжёт!
   Дракон фыркнул дымом. Виктор продолжал околдовывать Аюми-сан, обещая ей и всем жителям города свободу. Я тут же призвал тати и, с разбегу, вонзил мечи в Виктора. Моему поту не было конца. Сердце билось в такт со страхом. Но... Виктор стоял за моей спиной. Во мраке я разглядел Аюми-сан. "Неужто... я вонзил мечи..." Вдруг кто-то из крестьян прибежал с горящим бумажным фонариком. Я смог разглядеть Ёсимуру-сан.
   - Прямо... в цель... - она издала негромкий стон.
  Я вонзил призрачные тати ровно в аорту стража. В две струи брызнула кровь.
   - Зря ты так, - рассмеялся Виктор, - Ёсимура-сан была хорошим стражем Южных Врат. А ты её... ха! ха! ... убил.
   Я начал хныкать. Тати исчезли. Ёсимура-сан безжизненно упала наземь. Теперь я мог разглядеть и Аюми, прикрывшую рот ладонями. Она плакала. Два самурая подбежали к ней и отнесли куда-то. Я же замер, смотря на лежащий рядом труп Ёри. Фуиши подхватил меня и поднял её тело.
   - Бежим! - воскликнул он, и мы скрылись в тёмных коридорах крепости.
   - Понятно. Значит, битве всё таки быть. Тогда... узрите, жители Томо-ры... мощь Виктора. Узрите мои мёртвые армии! Величайших драконов всех времён. А также... узрите, как погибает ваша надежда в огне горящей цитадели!
   После чего он посмотрел на тело Ёсимуры и ухмыльнулся.
  
   Но... в тот миг случилось кое-что ужаснее этой тёмной магии. Пол под моими ногами затрясся и провалился. Я приземлился на этаж ниже. Фуиши повезло больше. Он ещё стоял там, наверху. Всё тряслось, как во время землетрясения. Фуиши подал мне руку, и я поднялся наверх. Все окна были разбиты. Я узрел, что здания в центре Томо-ры стали подниматься вместе с землёй. Потом вдруг весь город окутала волна смога и пыли. Сквозь эту пыль, держа рот под вафуку, я узрел что-то большое. Это что-то раскрыло крылья и отвадило вокруг себя весь смог и пыль. Это был очень огромный дракон. Я представлял его восемьдесят метров в длину. Видимо, так он и материализовался.
   Белый дракон с чёрными пятнами на семи крыльях одного размера. От морды и до хвоста тянулись чёрные полосы. Дракон низверг в небо столб пламени, и небо загорелось. Из багровых облаков падали огненные шары. "Бомбардировка?"
   - Куран-Рюудзин! - беспокойно произнёс Фуиши и, схватив меня за руку, побежал во тьму.
   Лёгкая депрессия...
  - Стой! - крикнул кто-то за нашими спинами. Фуиши остановился, я влепился в него.
   - Ёсимура-сан! - воскликнул Фуиши и побежал обратно.
  На душе мне стало спокойнее, когда Фуиши вышел из-под темноты вместе с хромающей Ёсимурой-сан, которая улыбалась.
   - Виктор, ублюдок! - ругнулась Ёри и, увидев меня, подбежала и обняла меня, - Ты живой! Вот же задам я Виктору взбучку.
   - Тише, Ёсимура-сан, - прошептал Фуиши с мечом в руках, - Мы должны двигаться к основным силам.
   - Основным? - не понял я.
   - Когда ты упал в обморок, я позвал служанок отнести тебя во дворец, а сам побежал к фортификационным укреплениям. Я разработал тактику и приготовил полутора тысячный гарнизон Томо-ры. Это даст нам время сокрушить Виктора.
   - Нет, -за дело взялась Ёри-сан, - Я не чувствую присутствия Лорда Смерти. Его просто нет сейчас в городе и его окрестностях.
   - Что-нибудь придумаем. Нужно бежать к вратам. Вперёд!
   Мы выбежали через запасной вход. Фуиши бегом повёл нас через ещё сохранившиеся кварталы. Рюудзин громил город, продвигаясь к вратам. Мы должны были достигнуть врат до того, как до них дойдёт Рюудзин. По дороге Фуиши сказал нам новую тактику.
   - Я не ожидал Великого Смертного дракона на этом поле битвы. Я так понимаю, что Виктор воскресил его, - говорил он на бегу.
   - Возможно, - выговорил я, которому уже было невмоготу бежать.
   Фуиши продолжил:
   - Наше положение сейчас очень шаткое. Ожидаемо, что Виктор использует Рюудзина для того, чтобы разрушить главные врата и впустить в город свою армию. А если они войдут в город, сдержать их будет очень сложно. Мы не должны отдать Томо-ру Виктору!
   Над нами мгновениями пролетал Фумидо. Но, пробежав много километров, мы всё же дошли до форта в стене. За стеной были слышны ужасающие слух звуки. Мы вошли в форт. И взаправду, на стенах стояли тысячи самураев, многие из которых стреляли из луков вниз. Фуиши проходил мимо самураев в голубых одеяниях. Он даже чуть толкнул меня, видимо, от суетливости, и заговорил с теми самураями:
   - Что ты узнал, Фиши?
   Бородатый самурай ответил:
   - Яндора. Это он решил пожертвовать нами, чтобы был повод для начала Битвы при Мафудзиме. Около сорока лет он готовил к этой войне новейшую армию Тетсуя, оставляя Томо-ру и другие кланы в неведении. Когда Виктор уничтожит Цитадель, Яндора обвинит во всём соседний клан, Кэзухико-Рарама. Под предлогом мести он поведёт многочисленные войска на Мафудзиму.
   "Битва за Мафудзиму. Это события стало основой давнейшей игры с маленькими детьми. Если быть более серьёзным, то оно произошло с 7050 по 7052 года. И да, в общем-то, война за Мафудзиму началась как раз после атаки на Томо-ру Клана Кэзухико. Неужто в этом материализованном мире Кэзухико не атаковали Томо-ру? Неужели?.. Значит нужно избежать полного уничтожения Томо-ры, а иначе начнётся Битва за Бездну Грёз, где и будет уничтожен Мир Пяти! Этот мир!"
   - Фуиши! - вдруг воскликнул я, - Мы должны быстрее уничтожить боевую машину Виктора. Если Лорд Смерти захватит Томо-ру, он уничтожит её.
   - Фуиши, Яндора не отправит помощи. Несколько тысяч самураев не смогут держать Томо-ру. Даже с ополченцами мы не сдержим её. Вопреки смелости, преданности, чести. Никакая честь не спасёт Цитадель, - бородатый самурай подставил перед собой кинжал танто.
   Фуиши схватил бородатого самурая за кисть, державшую танто.
   - Погоди, Фиши-доно! - прикрикнул Фуиши, - Уверен, не такой смертью ты должен умереть.
   - А ты думаешь, я позорно подохну от руки мертвеца?
   И тут я задумался. "Совершить самоубийство во имя своей чести, или позорно подохнуть за честь своего города? И тот, и другой вариант являются безумными. Но и всё же... До этого мига мне никогда не приходила такая мысль в голову!" Но думать долго я не стал и по-взрослому влез в серьёзный разговор:
   - Самоубийство во имя чести - значит эгоистично погибнуть незапятнано. Самоубийством ли ты спасаешь свою честь? Как самурай, ты должен сражаться за честь своего сюзерена. А сюзерен ещё жив!
   - О чём ты, мальчишка? - безумным взглядом Фиши смотрел на меня. Его рука, державшая танто, дёргалась. Он так и хотел вырваться из лап Фуиши и совершить сэппуку.
   - Госпожа Аюми и так умрёт! - воскликнул Фиши, - И Томо-ра умрёт вместе с ней. Мне не зачем умирать за них. Честь моя важнее.
   - Правда? - перебил я, - Тогда какого хрена ты поступил на службу Аюми? Разве ты не поклялся биться и умирать за своего сюзерена? Разве такой кодекс я придумал самураям рода Тэтсуя? - Фиши притормозил с самоубийством. Он бросил танто, и Фуиши отпустил его руку.
   - Да что ты можешь знать о кодексе самурая из Клана Тэтсуя? - безумец подошёл ко мне и схватил за горло, - За кого ты себя принимаешь, мальчишка?
   Ёсимура-сан призвала свой огромный меч и пригрозила:
   - Лучше не надо, Фиши-доно. Шея, что ты сжимаешь, принадлежит создателю этого мира. И если убьёшь его сейчас, можешь распрощаться с честью.
   Фиши отбросил меня к двери, ведущей на стены.
   - Ты же... страж, да? - удивился он, - Ты точно уверена, что именно этот маленький ублюдок породил Мир Пяти?
   Ёсимура засмеялась:
   - Породил? Мягко сказано, солдат! Если говорить более точно, то он предначертал судьбу нашему миру.
   - Он, что, Сам-Себе-Создатель? - уже более спокойно и понимающе спросил Фиши.
   - Нет уж! - поднялся я с болью в пояснице, - Я не бог. Я просто обычный писатель.
   Вдруг послышались крики снаружи. Я взглянул в окно. В нас летел кусок здания. Я отбежал в сторону, отталкивая Фуиши. Кусок ворвался в комнату, массово разрушая форт. Я огляделся. Сквозь пыль смог разглядеть Ёсимуру-сан, которая разрубает осколок на две части. "Кажется, одна из них сейчас полетит на нас..." - подумал я, но Ёри-сан успела отпихнуть его наружу. Неожиданный поворот, честно говоря. Я ожидал, что она страж и она сильна, но чтобы на столько.
   Я поднялся на ноги и подбежал поближе. Сквозь пролом в стене я смог разглядеть огромную морду Курана-Рюудзина. Та была окутана дымом и паром.
   "Сердце моё... остановилось. Да, остановилось! Я не чувствовал своего тела. Не могу даже пошевельнуться. Время вокруг меня остановилось!"
  - Ты одной ногой к Провидению, а другой - в жизнь. И надежда для тебя угасла. Ветер чувств и любви скрылся в ущельях. Луч веры лишь только сейчас освещает для тебя мир. Но ещё миг, и этот луч закроет багровый огонь.
  - Да кто же ты такая? - сморщился я в злобе и капризе.
  - Ты уже начал чувствовать. Даже внутри этой майя ты чувствуешь материю. Это похвально. И удивительно.
  - Давай быстрее к делу. Прошу тебя. Изволь!
  - На кону твоя надежда. И надежды всех живущих в пределах Пространства-Времени. Интригующий кон, верно?
  - Бляха-муха! Давай к делу! Мне невероятно хреново!
  - Я понимаю. Твоей душе трудно смириться. Печать начала спадать. Заверю тебя, если ты сможешь защитить поставленные надежды, то... о да! ... твоя сила проявит себя полностью. Хаос! Это же Хаос...
  - Говоришь, это сделка? Извини, не расслышал. То есть кое-кто у нас тут и ставки делает? Чёрт, как же я тебе не верю, одурманивший меня шёпот!
   - На кону твоя надежда, Душа. Готов ли ты защитить её? Готов ли разрушить рамки, в которые тебя насильно засунули?
  Вдруг всё пошло своим чередом. Куран-Рюудзин раскрывал свою пасть, окутанную паром. Ёсимура-сан удивлённо вглядывалась в него. Фуиши вынул катану, как и другие самураи. Я же... воскликнул:
  - Да, чёрт бы побрал тебя! Я ГОТОВ!
   Моё вафуку исчезло вместе с гета. Моё тело начали окутывать другие одеяния. Я был одет в белую мантию с капюшоном, поверх которой были одеты части самурайского доспеха татами-до (наплечники, кольчужные нарукавники и гета). Импульс материи, пошедший от меня, разбросал самураев по комнате, а я ещё никогда не испытывал такого чувства.
   Я на автомате призвал два тати и устремился сквозь пролом на огромного дракона.
  - Положись на меня! - прокричал я в прыжке, а Куран-Рюудзин уже выплёвывал струю огня на форт, но я каким-то образом пнул ногой морду дракона, и огонь вылился на руины Томо-ры. Я приземлился на морду Курана.
   - Эй! Где твой хозяин, Куран? - воскликнул я, но дракон не ответил. Он лишь отбросил меня к укреплениям стены.
   - Георгий-сама! ... Георгий-сама! - Ёсимура кричала из форта.
   - Ёсимура, возьми на себя Фумидо и Рюу-Вана. Я возьму на себя Рюудзина, -Вдруг выглянул Фуиши, - Фуиши-сан! Раздели своих людей.
   Я тогда взглянул не на него, а за стену. Неисчислимые легионы мёртвых самураев всех времён и кланов стояли под стенами Томо-ры. Гарнизонные города обстреливали их со стен из луков.
   - Раздели их на семь полков. Не нужно оборонять стену! Пускай они скроются в руинах Томо-ры. Я скажу, когда и какому именно из полков выходить на бой. Сделай, как я говорю.
   Я был хладнокровнее убийцы. Не чувствуя биения сердца, а значит и страха, я со спокойствием глядел на убийственное зрелище викторовых армий мёртвых. Фуиши в это время начал что-то кричать на стены. Я устремился на Рюудзина.
  - Долго мы его держать не сможем. Нам нужен тот человек, чья статуя стоит там, на мосту. Мне говорили, что этот человек - это единственный хозяин Курана-Рюудзина.
   Я увидел, как Ёсимура-сан бежала за мной по крышам домов. Ёри кликала Рюу-Вана.
  
   Он-то и мчался на всех парах на нас. Но я увернулся, а Ёсимура с огромным мечом прыгнула на него, прорубая ему пасть.
   Я достиг извивающегося вокруг часовой башни Рюудзина. На самой верхушке часовой башни я наблюдал за тем, как он плюётся огнём на и без того горящие руины.
   - Виктор воскресил его, но даже мёртвым этого дракона может контролировать лишь один человек...
  Тишина.
  - Значит, Виктор воскресил и его? - я думал, а вот бы найти среди мёртвых этого человека.
  Вдруг, Рюудзин заметил меня. Он раскрыл свои огромные крылья и легко забрался на предпоследний этаж башни.
  - Хорошо, Егор, попробуем чпокнуть его и без контролёра, - произнёс я с неким плоским юмором.
   Я устремился на Рюудзина. Приземлившись, я вонзил в его чешую призрачные тати, и побежал по его спине, оставляя за собой резчатую кровавую линию. Куран зарычал. Вдруг сквозь чешую начал литься кипящий огонь. Наверное, лава. Я поспешил спрыгнуть с Курана, пока он полностью не покрылся огнём.
   - Отлично! - прозрел я, - Пора выпускать первый полк.
   "С самого начала я ожидал, что на эту битву Виктор приведёт своих чёрных рыцарей на волкодавах. И по числу рыцарей я приказал Фуиши организовать семь групп, по одной на каждого рыцаря. Таким образом, я ожидаю уничтожения рыцарей, которые, на сколько можно понять, являются генералами у Виктора. Но я не гарантирую этого. Лишь только Бог может, но он по этому поводу ничего не говорил!"
   - Первый рыцарь появился? - спросил я Ёсимуру.
   - Он подле стен. Видимо, переместился. Нужно передать Фуиши.
   - Да, точно.
   Я скрылся от Рюудзина за зданиями и поторопился обыскать Фуиши в этом районе. Когда мы его обнаружили, он был окружён пятью самураями.
   - Фуиши, отправляй приказ полку, что у западной стены. Пусть найдёт и обезвредит чёрного рыцаря.
   Фуиши, конечно, не на шутку удивился, но всё же отправил одного из самураев к западной стене.
   - Как-то можно связаться с вами быстрее? - спросил я, в надежде, что больше не придётся бегать туда- сюда.
   - Он тебе поможет, - на руку Фуиши сел сизый голубь.
  - Отлично!
  "ХРАМ ВИШНЁВОГО ДРАКОНА?! Точно! Ведь управляющий Рюудзином захоронен там!" - озарило меня.
  - Спасибо, Фуиши! - обнял я его и ринулся к храму.
  Как и ожидалось, средь руин и огня Храм Вишнёвого Дракона стоял в целостности и сохранности. Я забрался ко входу в Храм и увидел, как Куран устремляется на Восточную стену. Мы с голубем торопливо вошли в храм. Было темно, но мы видели в темноте. Обыскав музей, я заметил, что витрины со схемой нет. Наконец мы смогли отыскать дверь на верхние этажи.
  - Ещё один! Ещё чёрный рыцарь! Я чувствую. В области часовой башни. Они рыщут в поисках меня?
   Голубь вылетел из храма и ринулся к Фуиши.
  - Надо продолжить поиски, - сказал я сам себе.
  Заглянув на третий этаж, я вошёл в тёмный нефритовый зал. Шесть колонн с одной стороны, и шесть с другой. Между колоннами валялись горы с телами, точно, монахов. За колоннами стояли алтари. В конце же зала стоял саркофаг. Я сразу же побежал к нему.
   Отодвинув крышку я заглянул во внутрь. Саркофаг был пуст. Не успел я одуматься, как после неких тихих шагов, кто-то произнёс:
   - Не меня ли ищешь?
  Я, зажмурив глаза, обернулся. У входа в зал стоял... коренастый мужчина с рыжими волосами и бородой. Его окутывала крылатая змея. Это был он!
   - И что же ты от меня хочешь? - спросил мужчина и прошёл к одному из алтарей. Он дунул на свечи, и те загорелись.
   - Я... хотел... - но договорить я не успел.
   - Ты хочешь, чтобы я уговорил Рюудзина не рушить стену? Хочешь, чтобы Виктор не смог завладеть этим городом? Извини, но я не жажду спасения этому городу.
   "Будь проклят этот Лорд Смерти! Он воскресил этого человека и теперь руководит им. А- а? Что?"
   - Нет, что ты? - улыбнулся мужчина, - Конечно, Виктор воскресил меня и запятнал этим всю мою бывшую жизнь. Но я сам жажду гибели Томо-ре. Лишь только здесь наши интересы с этим магом схожи. Но, уверяю тебя, я не хочу тебе зла. Не желаю тебе зла.
   Я замер. "Как такое возможно?" - думал я.
   - Но ведь ты был спасителем Томо-ры. Ты был единственным человеком, который мог контролировать Рюудзина, так?
   - Да, - кивнул он, - Но я испытываю неимоверную ненависть к этому городу.
   - Но ведь ты же защищал этот город. Почему ты...
  Он вдруг скрыл свою улыбку и с безумным выражением лица перебил меня, отвечая:
   - Они меня предали. Жители Томо-ры предали меня. Давным-давно. Во время войны двух Цитаделей. Когда народ Цуку из башни Тонимаго бился с Цитаделью в Томо-ре. Я с Рюудзином крушил армии пришельцев неделями. И вот однажды треклятые цуку подложили на меня поддельную информацию. Сюзерен взбесился. Народ вместе с ним взбултыхался против меня, посчитав меня предателем. Наивные глупцы, которые позорно растерзали меня. А Рюудзин был связан с моим сердцем. И если умру я, то умрёт и он. Таким образом, народ Томо-ры, который я очень любил и готов был защищать, повёлся на жалкую ложь цуку. Без мощи моего дракона Томо-ра пала, как и вся мораль нашего мира.
   "Вот оно как? Не... не знаю, что и думать. Я сочувствовал ему сильно- сильно, но просто сказать о сочувствии я не могу!" Опять же, глотнув безумной пыли, я принял позу, показывающую уважение. Но я не просто уважал его, я был в смятении.
   - Прости, - произнёс глупо я.
   Тот будто усмехнулся:
   - Зачем тебе извиняться?
   - Прости, что не могу высказать достойного сожаления и сочувствия твоей ничтожной участи. Прости, что не мог тебе тогда помочь. Мне... - я посмотрел на него прослезившимися глазами, - Мне очень жаль.
   - Хм! - послышалось от него, - Странно, что ты говоришь мне это. Очень странно, ведь не ты виноват в моей позорной участи. Вовсе не ты, хоть, как я узнал после от Виктора-самы, для тебя и создавался этот мир.
   - Прости, - хмыкал я, упираясь лбом о пол.
   - Хотя, на самом деле не ты предначертал судьбу этого мира.
   - Прости, - моим слезам не было конца. Великая горесть окутала меня. Мне было жаль этого человека так, будто это мой друг. Я мог бы сделать нечто другое, но я думаю, то, что я сделал тогда в храме, кланяясь ему, было хорошим поступком. Хотя я потратил дорогое время.
   И вдруг я услышал громкий шум.
   - Мой Рюудзин уже готов рушить стену, - улыбнулся мужчина. Он подошёл ко мне и подал руку, - Моё имя Тумасаки Сога. Знаешь, ты сейчас похож на тех ублюдошных жителей Томо-ры, которые, узнав о лжи цуку, начали извиняться перед моим трупом. Они построили мне храм, захоронили Рюудзина, возвели в честь меня мостик. Ха! Приятно, конечно, но я... не прощу их!
   Я, тяжело дыша, вновь потерял хладнокровие. Схватился за его руку и заговорил в ответ на его реплику:
   - Значит, ты не простишь этих невинных людей за то, что давным-давно прошло?!
   - Нет, - усмехнулся он.
  - Значит... ты не готов даже смириться со своей смертью, хотя ты уже давно мёртв?
   - Ага! - согласился он.
   Собирая некие частицы в воздухе, я начал призывать один тати в свободную руку.
   - Значит ты... - холодно произнёс я, - Не умеешь прощать!
   Я замахнулся тати, но Тумасаки испарился и оказался у самого входа.
   - Так ты хочешь просить меня за то, чтобы я остановил Рюудзина?
   - Ты дурак? - жёстко спросил я, - Я ничего... ни о чём... умолять... тебя не стану! - я набросился на него, призвав второй тати.
   "Нет смысла с ним сейчас сражаться. Нужно выпить его кровь, чтобы получить контроль над Рюудзином. Даже не знаю... Это, должно быть, будет ещё сложнее, чем подглядывать за тем, как кто-то моется на горячих источниках!"
   - Я должен это сделать. Иначе...
   Мы оказались на крыше храма, откуда было видно, как Куран трескает стену. Змея, что была обвита вокруг тела Тумасаки, исчезла. А если точнее, она и Тумасаки слились воедино. Человек-змея, ловко и быстро использующий атаки, в чём я убедился, когда второпях вступил с ним в схватку.
   За три минуты битвы с этим человеком-змеем я лишь раз смог его поранить, а он бросал меня и в здания, и на землю, чуть поцарапал. Куран уже навалился на почти обвалившуюся стену. Слава богу, она была настолько крепка, что дала нам время. Я подумал, что пора перестать осторожничать с этой нечистью. В мгновение ока я чуть отвлёк его, а потом, бросив тати в почти опрокинувшееся здание над головой Тумасаки, уронил его. Тумасаки не успел среагировать во время, и должен был увернуться, но при этом отвлечься от меня. И пока он производил уворот, я сшиб его с ног.
   Хотя, как и ожидалось, мы все оказались под завалом.
   - Дурак! - прошептал Тумасаки, отбросив меня, - И это тело, и эта кровь иссохли давным-давно. Я же мёртв.
   "Какой позор!" - подумал я. - Точно ведь, они же мертвы. Сога умер от рук жителей Томо-ры, а Виктор - он лорд Смерти, так ведь?"
   Но нужно было что-то делать. "Импровизировать? Я это умею меньше всего. Рюудзин уже почти сокрушил стену. Какая глупость! Идеи! Мне нужны идеи! ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ!"
  - Идеи! - воскликнул я вслух, уворачиваясь от ударов Тумасаки. Я прыгнул на крышу двухэтажного здания. Сога ловко забрался за мной, но я побежал к Рюудзину, к восточной стене. - Я чувствую ненависть, жажду, боль! Похоже, орды Виктора уже ждут, да не дождутся.
  "И как же мы собираемся остановить гиганта-дракона? Ни его хозяин, ни он сам этого не хотят. Нужно что-то предпринять. А чтобы что-то предпринимать на бегу - слишком уж много раздражительных факторов: пожары, кострища, всяческие звуки, человек-змей!" Но... я всё же решил действовать чуть мудрее... или глупее!
  Я чуть обернулся: Тумасаки стремился за мной и догонял. Вмиг я побежал быстрее, дождался подходящего момента, и, резко затормозив, с разворота ударил Согу. Тот поскользил по кровле вниз. Но змеиное обличье его сменилось обыкновенным человеческим телом, и он смог удержаться на крыше пальцами кистей. Я подбежал к нему и подал руку.
   - Что ты творишь? - злился Тумасаки.
   - А ты не понимаешь? Я хочу поговорить.
   - К чему? Всё-равно для этого города и для тебя нет надежды. Я не остановлю Рюудзина на самом конце.
  - Они здесь...
   Я схватил Тумасаки за горло и завалил на крышу. Сзади стояли пятеро существ в ярких маскарадных масках. Они были одеты в утончённые лёгкие латы. Поверх лат были надеты чёрные плащи, украшенные перьями павлина. Маски их закрывали соломенные шляпы.
  - Гомункулы Некроманта... Его дети.
  - Младшие? - додумался я.
   - Они были созданы, как элитные воины Виктора-самы. И названы они самыми странными именами.
   Шёпот в короткий срок сказал мне, что женская фигура в голубой маске, стоящая слева от остальных - Гамма. Фигура, что правее от Гаммы - Омега (фиолетовая маска), тоже женщина. Правее от Омеги стоял Бета (пурпурная маска), а самый правый - Альфа (багровая маска). Они призвали трёхгранные копья, цветом и прозрачностью напоминавшие мои тати.
   - Парушкин Егор! Мы стража величавого и смертоносного Лорда Виктора. Мы, смерть несущие всему живому, пришли расчленить твоё мерзостное тело, сжечь его останки в драконьем огне, а башку твою отнести нашему сильному господину. И, уверяю тебя, тебе не выжить в схватке с нами, - говорил Альфа.
   - А Тумасаки, новый просвещённый слуга Лорда Виктора, поможет нам в расправе над тобой.
   Я взглянул на Тумасаки и улыбнулся ему. Тот, как всегда, был не в духе.
  - А я думал, - произнёс холодно я, иронично улыбаясь, - Ты спаситель человечества. Герой. Сын Клана Тэтсуя. Тот, кто использовал страшного дракона в самых прекрасных целях. И я думаю, ты не мог измениться за всё время своей смерти. Я думаю, ты сожалел о том, что народ Томо-ры повёлся на ложь твоих врагов. И я хочу верить, что ты всё ещё герой, которого любят люди и боги. Я в это верю! Хм! Ты герой, а не мёртвая шестёрка. Хотелось бы...
   Я протёр рукавом с лица слёзы и кровь. Послышался громкий клич. Восточная стена рухнула. Армии Виктора ворвались в город как волны моря.
   - Готов ли ты умереть, Парушкин Егор? - все четверо подошли поближе.
   Я вновь взглянул на Тумасаки. Я взял себя в руки и перестал плакать. Кивнув Тумасаки, я призвал два тати. Я готов был драться, не смотря на боль во всём теле и дрожь. Я попытался отбросить все чувства.
  - Не мне решать, готов я или нет, - произнёс я, - Я положусь на Вечность. Положусь на Судьбу. Положусь... на спасение!
   Собравшись с последними силами, я ринулся на Альфу. Но тот вмиг ударил меня призрачным древком, а Бета с ноги отбросил меня к следующей крыше. Я попытался подняться, но все четверо прыгнули ко мне, вонзая трёхгранные копья. Я начал захлёбываться кровью. И ничего не мог сделать.
   - Начнём казнь, - произнесла Гамма.
   - Ещё рано! - послышался за их спинами голос Тумасаки.
   Тот весь дрожал и дёргался, сжимая кулаки.
   - Что творишь ты, мёртвый слуга? - гордо спросил Альфа.
   - Пацан прав. (тяжело дышит) Он... прав. Я был бы полным идиотом, если бы ненавидел народ, который так сильно любил. Потому, пускай я и не смог спасти стену... - Кхе! - Я был обманут. Но теперь, я попытаюсь что- то сделать. Попытаюсь пасть в забвение. Но перед этим... я убью вас всех, вопреки воли вашего Лорда.
   Я не смог бы поверить своим ушам, если бы не увидел, как Тумасаки бросил в Альфу огненный шар. Тот резко вынул из моего живота трёхгрань и отбил удар.
   - Как? - удивилась Омега, - Он же должен быть под контролем господина! Неужели он вышел из-под его контроля?!
   - Нет, - грубо ответил Бета.
   - Он лишь сопротивляется, - дополнил Альфа.
  - Тогда, позволь, я помогу ему перестать сопротивляться господину.
   - Сопротивляясь Лорду, он сопротивляется и прекрасному будущему Вселенной. Думаю, ты права, Гамма. Помоги ему перестать совершать глупость!
   "Альфа не в духе, но вот бы мне сейчас видеть их лица, скрытые под масками!"
   Гамма прыгнула на крышу, где только что стоял я, и до тех пор стоял Тумасаки-сан. Он отбежал в сторону и бросил в Гамму два огненных шара. Но ещё интереснее, что латы Гаммы лишь сверкнули и поглотили шары. Я, лично, думал, что это всего-навсего доспехи, которые можно с лёгкостью порубить.
  Но ещё больше доказательств мне привела Ёсимура-сан, которая прибыла во время. Она швырнула Фумидо в соседний дом, и, завидев меня, устремилась к нам. Она прыгнула к Бете и замахнулась своим огромным мечом-пилой. Вмиг латы Беты серебристо проблистали, и... огромный массивный клинок потрескался, а латы остались ровными и красивыми.
   Альфа, Бета и Омега повырывали из меня свои трёхрани и ринулись в бой с Ёсимурой.
  Я же с болью поднялся. Заметив, что Тумасаки уже не в силах стрелять по Гамме, я захотел ему помочь. И сделал несколько шагов до конца крыши и, превратившись в обычного Егора в бывшей свадебной одежде-вафуку, я провалился под черепицу. Спина болела - жесть! Я поднялся. Оказалось, я стоял на чердаке.
  Выбравшись обратно, я увидел летящего к нам Рюудзина. Он подлетел к крыше с Тумасаки и Гаммой, и... испустив паровое дыхание, проглотил Гамму. Тумасаки безумно улыбнулся, видимо, радуясь победе. Но вдруг Рюудзина разорвало на части, а Гамма ловко приземлилась на ту же крышу. Массивные кровавые куски мяса разлетелись по городу.
   Тумасаки побледнел. Он сжал кулаки и упал на колени, смотря в небо. Змея, что всё время была обвита у него на теле, безжизненно упала.
   - Брааааааат! - заорал Тумасаки, - Это был мой браааат! ... Он стал драконом ещё до моего рождения, но когда я, повзрослев, встретил его, то мы согласились заключить братский контракт. И эта змея - жизнь нас обоих. Эта змея - перо, которым расписались в контракте. Я... умру через шесть... минут...
   Гамма подошла к нему, холодно произнеся:
   - Шесть минут - слишком долгая смерть для тебя. Я... - она коснулась трёхгранью его плеча, - помогу тебе.
   Гамма отрубила Соге голову и подняла её над горящим городом, безумно смеясь. Но... она недолго смеялась. Потому что я пронзил её сначала двумя мечами, а потом, призвав ещё два, вонзил их в её спину. Я был в горестном бешенстве. Я избил её до полусмерти. В конце концов, схватил за горло и... сорвал маску.
  Лица я её не увидел. Оно быстро прахом развеялось на ветру. Но безглавое тело притянуло к себе призрачную трёхгрань, которая пронзила нас обоих. Мы оба упали вниз, на дорогу. Всё, что я увидел, как та троица бежит ко мне с одной стороны, а Ёсимура-сан израненная спешит ко мне с другой. Но с третьей стороны, с другого переулка, бежал Фуиши-сан со своим отрядом. Они сошлись в битве. Клинки самураев, касаясь лат слуг Виктора, ломались и разрывались. Фуиши приказал отступать и взял моё полуобезвоженное тело. Со всех сторон нас окружали орды мёртвых самураев, а над ордами висела в воздухе та троица. Я вдруг вспомнил свою прошлую жизнь.
   Шум листвы всего-навсего нескольких деревьев посреди степи. Множество моих друзей бежали ко мне по сухой траве, но... я почему- то убегал от них. Я вспомнил, как познакомился с Виктором, с Жекой. Эти воспоминания были так сладки, что я забыл про тот ад, в котором нахожусь. Я широко улыбнулся, глядя на багровое ночное небо. Я поднял руку вверх, не слыша руганья Фуиши, нёсшего меня на руках, и сжал кулак.
   - Шёпотки, - произнёс я в бреду тихо-тихо, - Я предначертал этому миру такую ужасную судьбу. И, как иронично... я сам попался на свою же уловку. Сам же влез в этот ад, который породил, как фантастику, ставшую материализованной. Интересно, а предначертал ли я надежду этому миру? Нет? А почему же нет? Может, потому что я не знал, что всё это случиться со мной? Хм! Какой же я дурак! Глупее нет во всей Вселенной. Хи-хи! Хм!
   - Нина! - прозвучало из уст Ёри-сан. И вправду, к нашему отряду присоединилась страж Нина. Всё такая же серьёзная, рубящая самураев целыми линиями.
   "Но нет! Нина - страж, подкрепление. Но не надежда. Ах! Кажется, я её потерял. Потерял дурацкую надежду. Чертовски приятную надежду!". И вдруг я произнёс:
   - Боже! Прошу, умоляю... Дай мне ещё сил сражаться!
   - У тебя нет сил, чтобы поддерживать свою новую форму. Лучше смирись.
   - ДАВАЙ! - крикнул я бредово, спрыгивая с рук Фуиши.
   - Нельзя. Это невозможно. Твои первоначальные силы иссякли. Всё, что ты смог высвободить из-под печати, кончилось. Нужно высвободить ещё, чтобы продолжить бороться.
  - Послушай, мне нужно спасать своих друзей. Я говорю честно! Я пережил всю эту придуманную мною хрень только ради спасения моих друзей. И если я сейчас умру, то всё напрасно. Да и... он же обещал! Он же обещал, что эта поездка будет для него самой счастливой. Я верю в него. Верю в себя. Давай! Станем едины!
  Вновь на мне теперь был одет белоснежный плащ и соломенная шляпа. Немыслимая головная боль нагрянула ко мне, но я призвал тати.
   - Ёсимура-сан, когда ты призовёшь свой клинок? - спросил я у Ёри.
   - Он неплохо потрескался о доспехи той троицы. Уйдёт много времени на автоматическое восстановление.
   - Понял. Нина, прорубим дорогу к Цитадели.
   Нина молча кивнула, и мы вдвоём ринулись впереди всего отряда, ворвавшись в переднюю толпу мертвецов. Убив, по-видимому, не менее тысячи самураев-зомби, мы добежали до Цитадели, вошли туда и закрыли стальные двери на восемь замков. В залах цитадели Томо-ры было куча народу: самураи, горожане, какие-то жрецы. Места, казалось, на всех не хватало. Сплошная куча мала толпилась в залах. Сквозь окна-решётки было видно, как орда мёртвых тащит за собой... эмм... кажется, это была ракета! Нереально большая ракета, размером с дракона Нексуса. "Виктор, что, изобрёл не только бомбы, но ещё и ракеты? Он точно безумец, если только эта не ядерная боеголовка!"
  В залах вдруг я увидел детское лицо Лорда Смерти. На секунду я испугался, но потом, вернувшись в обыкновенное своё обличие, прошёл сквозь толпу к Витьку.
   "Мне не показалось. Это и вправду он. Кстати, то кимоно, в которое он вырядился, ему очень идёт. Но, не будем отвлекаться на одежду!"
   Я схватил его за руку и отвёл в уголок.
   - Так и думал, что ты тоже будешь здесь, - улыбнулся мой друг.
   - Я тоже ожидал, что ты в своём безумии создашь какую-нибудь ядерную боеголовку.
   - Ядерную? Нет? Ха-ха! Это не ядерная ракета. Нет, конечно, её сила разрушительная, но... это не ядерное оружие. Оно... химическое.
   - Час от часу не легче, Виктор, - покачал я головой, - И что ты собираешься с ним делать?
   - Сейчас узнаешь.
  Виктор исчез и объявился над залом в своём рыцарском облачении.
   - Леди и джентльмены, - произнёс он. Люди взбултыхалась от волнения и страха, - Извольте меня выслушать, господа. Там, вне стен вашей цитадели, сейчас готовится к пуску оружие массового поражения. И, если вы не собираетесь договариваться, то я... использую это оружие на вас. Чудо-оружие. Смертельное оружие.
   Из взволнованной толпы вышел Фуиши.
   - Не о чем с тобой нам договариваться, Лорд Виктор. Ты уже уничтожил наш город, уже убил много наших людей. Ты посягнул на нашу честь и опозорил нас. Теперь... нам не о чем договариваться с таким, как ты, ублюдок!
   - Хорошо, самурай, но я считаю, что тебе следует сдаться. Ведь в ваших архивах мне нужна была лишь одна бумажка, - он показал оборванный дряхлый листок, испачканный чернилами, - Это... Хартия Кольца Ритуала. Того кольца, что сейчас надето на мой указательный палец. Именно это кольцо дало мне силу убивать и воскрешать. Но... случилось так, что меня предали. Чёртов Аренир... Но не будем об этом. Хартия у меня, и теперь все мои цели будут осуществимы. Мне досадно, что пришлось разрушать.
  Листок исчез, а Виктор, подлетев к Фуиши, подал ему ладонь. Но самурай, не думая, отверг её.
   - Я всё сказал.
   - Я тоже, - послышался голос Аюми, - Я тоже против помощи от этакого оборванца.
   - Вот как, - с досадою произнёс Виктор, но быстро сменил тон, - Тогда испытайте силу моего оружия.
   Он испарился. Послышались пугливые возгласы и стоны. Горе нахлынуло на Томо-ру. И это был точно конец. "Правду говорят, от судьбы не сбежать. Как я всё и построил, Томо-ра будет разрушена и начнётся Война за Мафудзиму. После начнётся Великая Сакурайская Война за Бездну Грёз. Сам ничего не понимая даже в своей фантазии, я вынужден лишь прислушиваться к ропотам и без того ничтожных людей!"
   Фуиши отдал приказ готовиться к бою. Людям выдавали кинжалы и катаны. Самураям давали луки, стрелы, тати и вакидзаси. Но Фуиши не понимал, о каком оружии говорит Виктор. Никто не понимал.
   За дверью послышался шум. Багровое небо, кстати, начало по ночному темнеть. Хлынул ливень. Именно звуки дождя сейчас успокаивали нас. Меня-то уж точно.
   Кличи за стенами цитадели, лязг доспехов в залах, звук реактивной ракеты. В мгновение дверь разлетелась на кусочки, и в толпу людей ворвалась ракета, которая хлынула чёрным газом. У людей начали раздуваться животы и... они лопались кровавым взрывом, как обыкновенные мыльные пузыри. Настала кровавая баня, но, что ещё страшнее - ракета взорвалась.
  "Потолок упал. Пыль. Дым. Осколки. И горе. Битва за Томо-ру окончена. Жизни восьмисот тысяч людей оборваны. По крайней мере, я задумывал именно так в книге! Я не помню, что было после того, как упал потолок. Я лишь видел мрак. Черноту и темноту. А вокруг меня были слышны стоны, кажется, из самых глубин ада. Пелена нескончаемого ужаса окутала меня. Я больше не чувствовал боли. Я лишь боялся, не понятно чего. Я лишь сочувствовал, не ясно кому. Я лишь плакал за тех, кого и в жизни не знал. Удивительно, но такое состояние души показалось мне блаженным. Мне казалось, что сейчас мрак пропадёт. Стоны превратятся в смех и красивую песнь. Я хотел верить, что всё сейчас станет раем. Но... в этом мире для меня не было бога!"
   Возможно, к величайшему сожалению, не было...
  Арка I. Глава 9: "Виктор и Аренир!!"
  
   Виктор подошёл к воротам своего дома и уже хотел открыть их, но за его спиной послышался голос:
  - В последнее время ты стал чаще быть с ним. Я думала, что у нас перемирие.
  - У нас и так перемирие, кикай.
  - Я думала, что по договорённости мы нейтральны к цели.
  - Для тебя это цель, для меня - добыча.
  - Мы не оговорили этого.
  - День близок, кикай. День, когда я поглощу его.
  - Ты знаешь, что ему нужна вера для снятия печати.
  - Да. Я не ожидал, что наложенная мной печать будет повёрнута против меня.
  - Что насчёт проблеска света, который постоянно наблюдает за тобой?
  - О-о, валькирия? Она пока не способна войти в физическое измерение. Покуда она связала себя Цепями Судьбы с Егором. Пока он не снимет хотя бы половину наложенной мной печати, она не явится.
  - Цитрус-сама ведь тоже не сможет в таком случае...
  - Да. Печать играет здесь огромную роль, кикай.
  - Сними её.
  - В наших прошлых схватках я тебе уже говорил, что не могу.
  - Досадное недоразумение.
  - Согласен.
  - Что ты предлагаешь?
  - В смысле?
  - Имею в виду, что кто-то из нас, но должен заполучить объект.
  - Я не хочу сейчас ничего решать, кикай. У меня был тяжёлый школьный день.
  - Когда ты предполагаешь поглотить цель?
  - Через четыре месяца. Он заявил, что хочет поучаствовать в конкурсе сочинений, главным призом которого будет поездка в Японию. Использую его эмоциональный план и попытаюсь хотя бы затащить его в созданную Арениром майя.
  - Майя?
  - Сильная магия, которая даже может, используя человеческие эмоции, порождать масштабные иллюзии. Кто знает, быть может, наша вселенная - лишь майя ещё более реальной вселенной.
  - Поняла тебя, мэджи-сан.
  - Ох, как же ты надоедлива! Жалко, что Кольцо Ритуала на тебя не действует, киборг.
  - Я программа...
  - Сто раз мне уже говорила это.
  - Тем не менее, ты снова и снова совершаешь одну и ту же ошибку. Мэджи-сан.
  
  - Одну и ту же ошибку, - произнёс вдруг Виктор, стоял у края обрыва. Ущелье было глубоко. Вокруг было туманно и пустынно.
  - Что? - Евгений был в сфере из тёмной материи, столь прозрачной, будто чёрная дымка.
  - Неважно.
  - Зачем я тебе, Виктор?
   Виктор, некоторое время подумав, повернулся к сфере и прошёл мимо неё, проговорив:
  - Тебе лучше... не знать.
  - Хочешь использовать меня? Как приманку, а?
  - Это было очевидно, правда?
  - Виктор, хватит. Прекрати уже этот балаган.
  - Ты даже не представляешь, к чему прикасаешься, Евгений, - подул ветер и развеял чёрный плащ Виктора. - Часики тикают, а времени нет. Аренир не сможет больше сдерживать печать на душе Егора.
  - Почему ты сразу не поглотил его, раз хочешь этого сильнее всего?
  - Всё просто, Евгений. Предельно просто для твоего маленького смертного ума.
  - А что просто-то?
  - Отстань от меня своими банальными и надоедливыми вопросами, Евгений.
  - Где мы, чёрт подери? Ответь уже, наконец!
  - Этот мир - иллюзия; капкан для феникса.
  - Для феникса?
  - Но Егор думает иначе. Признаться, я думал, будет проще. Думал, что печать легко снимется; думал, что он также легко и наивно поверит в этот мир. На деле же Парушкин Егор оказался не тем простофилей, за кого себя всё время подавал.
  - Ха! Да серьёзно?
  - Ага, - улыбнулся в ответ Виктор. - Он не поверил Арениру. Он до сих пор...
  - Что? - спросил заинтересованно Евгений.
  - Аренир! - Виктор повернулся влево, где стоял мужчина, одетый в фиолетовый фелонь; высокий, красивый, с длинным каре из волос цвета персидского индиго.
  - Всё хуже, чем ты предполагал, Виктор. Хоть пацан почти догадался, у меня был шанс убедить его поверить. Но тут появилась грёбанная белокурая мразь. Она смогла, Виктор!
  - Тише, Аренир. Не зачем паниковать.
  - Не зачем?!!! Она прорвалась сквозь защитную ауру моей майя. Я истратил чуть ли не всю материю на эту иллюзию, я желал сберечь её от проникновения. Но она смогла. Она нашла брешь!
  - Успокойся. Она лишь пошла за Егором.
  - За пацаном?
  - Я бросил его через ту самую брешь в твоей майя. Не стоит так волноваться.
  - Она стёрла часть кода, который я замышлял.
  - Кода?
  - Майя - это программируемый мир, Виктор. Я создал для данной иллюзии особый код, чтобы она ощущалась как полная реальность. Я постарался сделать всё так, чтобы пацан был одинок. Однако белобрысая валькирия стёрла часть кода и позволила пацану делать то, что он захочет.
  - В каком смысле?
  - Он может изменять майя как пожелает, Виктор. Это может быть помехой в будущем.
  - Значит, Аренир, он не поверил тебе?
  - Я тебе об этом и сказал!
  - Любишь же ты... без надобности паниковать. Именно паника привела тебя в замешательство, и именно замешательство привело к нашей ситуации. Ты понимаешь это, Аренир?
  - Ты слишком спокоен, Виктор.
  - Во время Все-Вселенской войны, Аренир, ты был суров и несгибаем. Но после той битвы...
  
  Вспышка раз, вспышка два, и в тот же час небо окутал огонь. Огромная-огромная сфера из резного металла, который многим напоминал серебро, но так ярко светился и был столь крепок, что удерживал внутри себя Свет и Тьму. Вокруг сферы то и дело проносились вспышки. Дама с серебристыми короткими волосами, облачённая в изящные латы с вырезами каких-то рун, неслась на огромных белых крыльях за девушкой в чёрном траурном платье, чьи крылья и волосы были черны, как копоть. В руках одной был меч искусной работы, на вид лёгкий, будто перо; у другой был чёрный палаш с изящным и эстетичным закрытым эфесом, закрывающим ладонь держащего его щитком с вырезами в виде рун.
   Они неслись вблизи сферы и их взмахи клинками сопровождались ярчайшими вспышками. Вокруг хоть и была какая-то совсем уж не вакуумная аура, но всё же... Эти две прекрасные женщины были так далеко! Все гнались за чернокрылой "ведьмой".
  Взрыв!
  
  Аренир лишь вздохнул:
  - После той битвы несгибаемость многих пошатнулась. Та битва многих... изменила.
  - Мир, на костях которого стоит наша Вселенная, был низвержен, да? Ты это хотел сказать, Аренир?
  - Я лишь пытался оправдать себя и свою панику, Виктор. Зря ты завёл беседы о битве у Ядра Миров.
  - Катари, - Виктор произнёс это имя громко и чётко, вкладывая в слово всю свою ненависть.
  - Я понимаю, Виктор. Понимаю, что ты желаешь той же силы, что и она. Но уверен ли ты, что эта сила, если её получится заполучить, станет твоим спасением?
  - Мне плевать: станет или нет. Ха! Станет или нет - это не за мной. Я лишь сделаю то, чего так долго желал. Все дела. Разве нужно что-то ещё?
  - А ты не будешь сожалеть?
  - Сожаление? Я уже забыл, как это вообще - сожалеть о чём-либо.
  - Как ты думаешь, Виктор, кто стоял за Катарайн?
  - Ха-ха-ха-ха-ха!
  - Чего смешного?
  - Стоял? Ты сказал "стоял", я правильно услышал? - и тут Виктор сделал серьёзное выражение лица, прохрипев, - До сих пор стоит. Мир изменился. С тех самых пор, как Роллин объявил войну Теневой Розе, мир изменился. То, что строил Король-Дракон по велению Господа-Бога, было раскрошено самым богохульным образом. А что остаётся нам, мэджи-санам? Хе, это вопрос для трудной дискуссии.
  - Виктор.
  - Чего тебе?
  - Прости... меня...
   Виктор вопросительно посмотрел на Аренира и... упал в бездну. Однако даже не нахмурил брови. Лишь провалился сквозь землю, и вновь стоял в том же положении на краю.
  - Твоя иллюзия не пугает меня, Аренир. К чему ты решил убить меня?
   Аренир безумно ухмыльнулся и сделал пальцы веером.
  - Душа Хаоса, наконец, оказалась в моей майя. И всё благодаря тебе, Виктор. Я решил подарить тебе быструю смерть перед тем, как заполучить пацана.
   Виктор слегка улыбнулся и резко оказался за спиной Аренира с обнажёнными когтями.
  - Быстр! - воскликнул Аренир и пригнулся, а когти прошли по воздуху. Виктор приземлился и подбежал к Арениру, ударяя того железным кулаком.
  - Чего ты добивался, Аренир? Думал, победишь меня здесь и сейчас?!
   Аренир поднялся и протёр рукою кровь с губ. Он улыбался.
  - Почему бы и нет, Виктор? Ты и так силён, Виктор. Хитрость и могущество, Виктор. У тебя нет смысла жить, поэтому ты ищешь его в силе, Виктор. Но у меня есть смысл, Виктор. И есть цель, Виктор. Виктор! Виктор! Виктор! Виктор! Виктор!
  - Заткнись уже! - прикрикнул Виктор и вытянул руку, на пальце которой сверкало кольцо. Виктор сжал кулак и был удивлён.
  - Что, удивлён? Это моя майя, Виктор! Её код не позволяет тебе использовать Кольцо Ритуала в полную силу.
  - Ах, вот как?
  - Я создал эту иллюзию и я делаю здесь, что пожелаю. А-ха-ха-ха-ха-ха!
   Виктор опустил руку с кольцом и ринулся в бой. Однако он вновь провалился сквозь землю и полетел вниз ущелья, после чего открыл глаза, падая с неба вверх кармашками.
  - Чёртов иллюзионист, - буркнул себе под нос Виктор и ногами приземлился на то же место, где и стоял.
   И Аренир атаковал его фиолетовым лучом из ладони сзади, после чего исчез.
  - Я слился с эфиром, Виктор. Найди меня, если сможешь.
  - Мне не нужно тебя искать, Аренир. Это ты... найдёшь меня, ублюдок!
   Виктор вытянул руку в сторону сферы. Та исчезла, и Евгений подкатился кубарем к ногам Виктора.
  - Ой, - улыбнулся мальчик и опустил взгляд.
  - Держись меня. 2 - 3 минуты, и он сам вылезет из своей мимикрии.
  - Что происходит? Почему вы вдруг начали драться?
  - Мы мэджи-саны, Евгений. У нас свои причины. За миллиарды лет их много накопилось.
  - А-а! Сзади!
  - Спасибо, - улыбнулся Виктор и обернулся, создавая барьер из чёрных прозрачных клеток. Барьер, который сдержал атаку двумя лучами из обоих рук.
   Аренир стоял в воздухе над ущельем и улыбался.
  - Освободил мальчишку, чтобы сделать его своим арьергардом, защищающим четвёртый тыл. Ха, умно, как всегда. Но почему ты не использовал Костяного Жнеца?
  - Ты слишком жалок, чтобы он тратил время на тебя.
  - Обидно-обидно, ничего не скажешь.
  - А говорить и не надо, Аренир. Сдавайся. Я не боюсь тебя убить.
  - Побойся хотя бы того, что иллюзия будет разрушена после моей смерти.
  - Не издевайся надо мной, проклятый иллюзионист!
  - А-а?! - Аренир удивился.
  - Ты нужен лишь, чтобы держать майя в защите от чужого проникновения. Даже после уничтожения твоей мэджи-души, майя будет существовать, так как будет существовать её сложный код. Считай, это уже автономный мир.
  - Ты... Т-ты знаешь?!
  - А как же не знать? Я много читал о магии до Вселенской войны. Ещё больше читал после неё. Когда ты ищешь силы и власти - можешь найти нечто большее. Информация, Аренир! Информация, быть может, даже сильнее Хаоса. Тот, кто владеет Знанием, является, полагаю, тем, кто сильнее самой Катари.
  - Смеешь сравнивать себя с самой Матроной?!
  - А я и не сравнивал. Просто сказал, что владеющий информацией владеет силой и властью. Ведь я знаю о том, что смерть заклинателя не разрушит майя. И я теперь не боюсь за то, что не имею права убивать тебя. Видишь, как выходит? Информация о магии майя дала мне преимущество в этом бою. Хотя, - Виктор оскалил зубы, - назвать это боем с трудом язык повернулся.
   Виктор резво прыгнул к Арениру. Тот не успел даже среагировать. Виктор ударом ноги отправил его на противоположную сторону ущелья.
  - Ты слабак! Слабак, Аренир! - провосклицал Виктор, хватая Аренира за лоб и бугря его по земле. - И всегда будешь... СЛАБАКОМ!!!
   Виктор подбросил Аренира к небу и прямо там, призвав меч-саблю, разрубил противника напополам. Два куска тела упали на дно ущелья, а Виктор испугал Евгения, оказавшись у того за спиной.
  - Идём.
  - Куда?
  - В моё логово.
  - Логово? Звучит пафосно.
  - Знаю. Но назвать это цитаделью язык не повернётся.
  - Ты убил его?
  - Нет. Лишь уничтожил тело, физическую оболочку. Его душа ещё сможет создать новое тело, используя генную информацию в своём мэджи-гене.
  - Мэджи-ген? Генная информация?
  - Если ты доживёшь до того момента, я всё тебе объясню.
   Виктор слизнул с когтистой перчатки капли крови Аренира и двинулся в туман. Евгений некоторое время посмотрел в стороны, после чего тоже побежал туда же.
  Арка I. Глава 10: Однажды в моём мире!! Идеал Лорда Виктора!!
  
  Я стоял посреди заваленного трупами зала, возле обугленного тела Аюми-самы. С той ночи она даже свадебного одеяния не снимала. Окровавленная мёртвая невеста с разбитым лицом, которая была найдена мною под завалом. Десятиэтажная цитадель потеряла крышу. Воняло гнилой плотью. "Не знаю, когда я выбрался из-под завала, но стою я так долго, что на улице выглядывает солнышко!" Пели птицы. Казалось бы, этой ночью и не было никакой битвы.
  Я услышал звуки копыт и вышел на улицу. Там я узрел огромное кострище и не одного целого здания. Но... светило солнце, и, как уже было сказано мною, пели птицы. Пожары больше не горели, крики и кличи утихли. Я огляделся - ни одного самурая из армии Виктора. Мимо меня бесчувственно и без всякого внимания проезжали конные самураи, везущие за собой телеги с телами других самураев. И вдруг, приглядевшись в самый перёд колонны, я увидел Яндору. Пятидесятилетний мужчина с длинными и ехидными чёрными волосами, с горящими алыми зрачками и длинными рогами, как у черта. Вдруг колонна остановилась. Я молча прошёл вперёд. Лошадь, на которой сидел Яндора, остановилась перед лошадью-зомби, на которой сидел Виктор.
   Я присел, спрятавшись за телегу. Яндора пожал руку Виктору и улыбнулся.
   - Примите мою благодарность и благословение, Виктор-доно. Жаль, что проклятые самураи из Клана Кэзухико разрушили город и убили восемьсот тысяч человек. Благодарю Вас за то, что сыграли со мной в этакую интригу. Теперь я смогу оклеветать Клан Кэзухико и начать осаду Мафудзимы.
   - Хм! Не благодарите, Яндора-доно. Всё равно мне было по пути. Нужно было обыскать архивы цитадели.
   - Но... Вы сделали всё, и даже лучше. Вы спалили город дотла, не оставив и следа от своей многочисленной армии. Вы сделали всё идеально.
   - Очень рад Вас порадовать, Яндора-доно. Но... на этом и закончим наши интриги. Здесь нашим идеалам суждено разойтись. Вы жаждите мира, где исполняются все желания, уничтожив при этом этот мир. Я же... желаю найти силу, мощь которой равна энергии всей Вселенной. А ещё... Я жажду создать утопию. Мир, где никто и никогда не будет страдать.
   - Какая жалость, Виктор-доно. Я думал, мы схожи в наших идеалах.
   - О- о! Уверяю Вас, Яндора-доно, мы схожи. Но, в отличие от Вас, я не жажду утопии для себя. Я жажду достичь силы и власти для всех. Вам не понять.
   - Я Вас понял, Виктор. Что же... раз мы теперь не союзники, значит, мне следует убить Вас прямо сейчас, дабы исключить конкурентоспособность.
   Лошадь Виктора подскакала ко мне. Виктор подхватил меня и устремился через всю колонну.
   - Сначала, попробуй меня догнать, Яндора!
   - Схватить их! Убить их!
   Лошадь рысцой побежала по пеплу сожжённого города. Самураи рода Тэтсуя поскакали за нами, мучая своих лошадей.
  - Призывай мечи, Егор, - сказал мне Виктор.
   Я решил сейчас не перечить и призвал.
   - Бей любого, кто подойдёт слишком близко, - приказал Виктор и дёрнул узду, повернув лошадь. - Этому хрящу не догнать меня!
   На развороте к нам подбегала другая, вражеская, лошадь. Всадник этой лошади замахнулся катаной, но промахнулся. А вот я его зарубил довольно- таки ровно. Мы подбегали к руинам стены. Тогда, на возвышенности, нас догоняло уже пять самураев. Я поднялся на ноги, чуть пошатываясь и дождался, когда один из всадников подойдёт поближе, прыгая на его лошадь, отрубая тому голову одним тати, а другим отпружинил к другой лошади. Я сбросил всадника той лошади, а сам сел на неё и устремился таранить других, рубя всех, кто под горячую руку попадётся. Но, в конце концов, в лошадь, на которой я сидел, попала стрела. Я успел прыгнуть на другую, убив при этом её всадника. Потом я прыгнул на следующую, идущую впереди. Так я и догнал Виктора, сев за его спиной.
   Мы проскочили руины стен и оказались на бескрайних степях Томо-ры. Больше за холмами не была видна цитадель. Больше не устремлялась она в синее небо, как это было в первый раз. За нами всё ещё гнались, но уже не догоняли. Мои тати исчезли. Спустя час погони мы оказались в дебрях леса. Но, видимо, мы отвязались от них.
   - Удачи тебе в смерти, - Виктор уже в человечьим обличии улыбнулся мне и сбросил с лошади.
   Я встал, отряхнулся и обернулся. За моей спиной находился механический, паровой змей, раскрывший свои крылья - два паруса.
   - Механический дракон?
   - Это "Сентоки", - прозвучал за моей спиной голос Аренира, - Механический дракон-истребитель. Паровой аннимункул - самая сложная конструкция, созданная без помощи магии. Виктор потратил двести лет на его разработку.
   - И чем же он дышит? Огнём или водой? - спросил я, осторожно отходя от паровой машины.
   - Он не дракон, чтобы дышать огнём. В его вооружении баллисты, стреляющие железными болтами. Они находятся у него в "висках", так что обезвредить их сложно. Другое оружие - хвост, сделанный в виде пятиметрового клинка. Ещё одно оружие - когти, также сделанные из мечей. Слабого места его я не знаю, но про оружие сказал. Будь осторожнее.
   Я призвал тати.
   - Понял. Буду осторожнее! Но куда палить-то ему? Попробую сначала вскрыть его.
   Я снял с себя ободранное вафуку, оставив только нижнюю часть, как набедренник. Ну-с, длинный и до колен! Я обежал пару деревьев и атаковал сзади, но механическая штука обернулась. И я, ударив тати по его рожкам, отпрыгнул от морды. "Как он меня видит? Это же не робот. Это - механизм. Как он меня видит и чувствует?"
   - Этот дракон, - отвечал Аренир, - был создан на основе живого человека. Взгляни на его глаза. Настоящие глазные яблоки. В каком- то отсеке должно быть сердце, которое бьётся благодаря шестерёнкам, заставляя некую жидкость течь по вот тем чёрным трубкам, которые зачастую выглядывают из-под кожаной брони дракона.
   - Сердце? Значит нужно добраться до сердца? Звучит легко, но на деле сложно.
   Я снова решил запутать дракона. Перепрыгивая с ветки на ветку, я заставил его перекрутить самого себя. В это время я воспользовался шансом и атаковал в лоб, выпрыгивая из- за совершенно иного дерева. В воздухе я замахнулся и перенёс центр тяжести, ровным порезом разрубив грудь скрученному механическому чудищу. Но меня лишь отпружинило назад. Я порезал толстую кожаную поверхность, но под кожей находился тонкий слой металла. "Нужно ещё раз попасть по тому же месту!"
   Но сколько бы я не пытался, в этот раз запутать дракона не вышло. Он начал преследовать меня, не то, что в первый раз. Но и всё же, в один момент я высоко подпрыгнул. В прыжке я сместил корпус назад и полетел вниз, за спиной дракона, не сумевшего во время затормозить и продолжавшего движение. Я отпрыгнул от ветки и, выставив призрачные клинки вперёд, пронзил то же самое место. Тонкий слой металла разошёлся по всему корпусу механического монстра. Металлические пластины начали отрываться, унося за собой кожаный слой. "Кажется, я раздел дракона догола!"
  Сквозь множество шестерней я увидел что-то багровое в животе. Я увернулся от драконьего мечевого хвоста и, маневрируя между деревьями, смог напасть сзади. Дракон вдруг взлетел, но я зацепился за его "бедренную кость". Хотя, скорее всего лучше сказать не кость, а железную балку. Название этого монстра говорило само за себя. Он и вправду летал как истребитель.
  Я еле держался за балку, ещё и удерживая в одной руке призрачный тати. Дракон вдруг сделал "мёртвую петлю", что позволило мне чуть отпрыгнуть и снова зацепиться за балку, что была ближе к сердцу. Сентоки повернул обратно к лесу. Пускай лицо спадало на спину, но я поднял тати и... вонзил его в багровый огонёк в центре. Призрачный клинок прошёл к сердцу, не касаясь ни одной шестерни. Дракон вдруг издал шумный лязг, что-то вроде крика, и полетел вниз. Посадочка была, мягко говоря, не мягкая. Всю задницу себе отбил.
  - Но, что сделано, то сделано. Механический дракон Сентоки побеждён. Один вопрос вот: на хрен Виктор меня вообще заставил с ним сражаться?
   - Ему нужно было выиграть время, - ответил на мой вопрос маг, - Он должен был подготовиться к твоему приезду в Чёрное ущелье. Сентоки выиграл ему целых семь минут.
   - Я сражался с ним целых семь минут?! Удивительно, как быстро! Аж сердце радостно заиграло. Но стоп! Я задумался, а зачем Виктору готовиться к встречи со мной? Двенадцатое же только завтра.
   - Оно уже сегодня, пацан. Битва за Томо-ру длилась два дня. Но из-за того, что небо было затянуто тёмной магией Виктора, не было понятно ни дня, ни ночи. Само время было искажено во время того сражения.
   - Что?! - закружилась у меня голова, - Сегодня... уже...
   - А теперь, позволь, сделать для тебя кое-что, пацан? Закрой глаза.
   "Ну, допустим, что я их закрою. Случиться чудо?" Хорошо, я сомкнул очи и... узрел длинного, змееподобного корейского дракона.
  - Управлять буду я! - поторопился объясниться Аренир, и я его понял.
   И только мы собрались оторваться от земли, добродивши до тропы, без деревьев... Как вдруг из зарослей на нас прыгнула Ёсимура-сан, схватившись за длинную шею дракона. Нина спокойно уже расположилась на его спине.
   - Возьми нас с собой, Георгий-сама, - повела пальцем Ёри-сан.
   - У нас с Виктором и его армиями свои счёты, - буркнула Нина.
   - Ага! - ударила кулаком о ладонь Ёсимура, - С той троицей посланников точно счёты имеются.
   - Располагайтесь, - затаив дыхание, я пригласил Ёри присесть.
   С разгона по тропе, дракон поднялся вверх. Это всё было чистой правдой. Странное было чувство.
  - Кто ты такой? Почему помогаешь? - спросил я, спина к спине расположившись к этому магу.
  - Меня зовут Аренир.
  - За три дня до этого момента ты хотел...
  - ...не убить, не бойся. Мне, как и Виктору, требовалось от тебя нечто другое.
  - Это очевидно, иначе нет причин убивать меня.
  - Ты довольно умён. Кто бы мог подумать, что какой-то задрот, ни на что не годный, не сможет смириться с порождённой мною утопией.
  - Тобою?
  - Этот мир, кой считаться должен майей, был создан мной. Это специальная магическая техника, создающая иллюзии. Я создаю план, платформу, а затем забираю часть эмоциональной сущности создания, на которое накладываю эту технику. Всё сложно.
  - Значит, не я создал этот мир?
  - Ха, не-а! Это иллюзия, чтобы сбить тебя с толку. Чтобы было легче тебя поймать. Но та чертовка... всё испортила.
  - О-кей, на этом порешили. А что за дела такие? Ты с Виктором что-то не поделил?
  - Не поделил, уж точно! Мягко сказано, пацан. В борьбе за великую силу и вечную власть... может победить лишь один. Невозможно такое, чтобы правили несколько.
  - Что за силу вы ищите, и как с этим связан я?
  - Нет времени объяснять, пацан.
  Ну, мы летели стремительно, быстро. Я сам даже не замечал, как мимо проносились скалы, равнины, некоторые дебри. В конце концов, мне довелось увидеть прибрежную косу, покрытую ни песком и ни галькой. Это была коса острых серых скал. "Должно быть, где-то там и находиться Чёрное ущелье - цитадель Виктора Лорда Смерти!".
   Ни секунды этого быстрого перелёта не проходило для меня напрасно.
  "Я обдумываю смерти Фуиши-сана и Аюми-сан. Вот их-то гибель, возможно, и была напраснее всякого мига моей жизни. Их смерть и смерти многих других людей за всё время моего злоключения в этом мире я считаю напрасными. Ведь в каждом случае я мог спасти их. Но... я не бог и не герой, чтобы спасать всех. Однако... как подумаю о тех смертях, что видел, сердце останавливается. Но я верю в одно - скоро всё кончится. Я хочу в это верить, что, спася Евгения и Юку, мы все вместе вернёмся домой. С Виктором всё будет замётано. Его излишнее присутствие в этом мире будет исчерпано и... как не жалко это признавать, но Мир Пяти примет свою судьбу. Кстати, я понял одну важную вещь, когда пытался избежать судьбоносного конца Томо-ры. И эта вещь такова - судьбу не изменишь. Никак. Ничем. Но возможно, она не против меня. В это, наверное, я тоже сильно верю. Ведь в такие решительные моменты только и остаётся, как положиться на Судьбу. И не только на свою!" - подумал я посмотрел на Ёсимуру с Ниной, которые всё это время молчали.
  
   Только мы вырвались из мрачного затянутого неба и оказались между двумя скалами, летя к какому-то собору, как за нами, откуда не возьмись, началась погоня. Три феникса под цвет своих масок, парили над нами, под нами, а один даже метался из стороны в стороны. Их лица тоже были закрыты теми же масками. Ёсимура-сан, не медля, поднялась на ноги и призвала свой клинок.
   - Он уже восстановился, ублюдки! - воскликнула она, как я мельком заметил, потирая ладонью восстановленную часть лезвия.
   Она устремилась на Омегу. Дальнейшего боя мне видеть не удалось. Аренир погнал к собору, лавируя и избегая когтистых атак Альфы и Беты.
   - Не знаю, что это за чертовщина. Но Ёсимура говорила, что они очень сильные. Проверим, - послышался серьёзный тон Нины, которая, призвав нагинату, прыгнула в воздушное пространство, порубив Бете крыло.
   Сам для себя не заметив, как лечу в скалу, и испугался как только мог. "Всё! Сейчас разобьюсь! Аренир обманул меня! Но в скалу я не врезался. Вмиг, перед падением, я трансформировался в форму с белым плащом и соломенной шляпой. Мгновение, и плащ парашютом замедлил моё врезание. В итоге, я спокойно приземлился на ноги, стоя на обрыве, ведущем во мрак. За спиной моей стояли разбитые ворота, а чуть выше их - католический собор с разбитыми витражами и с просыпанной чёрной мозаикой. Запах штукатурки, как во время ремонта, исходил из-под разбитых ворот. "Это Чёрное ущелье? Неужели такой может быть цитадель Виктора?!"
   Я осторожно перешагнул через разбитые, поваленные врата и вошёл в собор. Изнутри это был настоящий слив романского и готического стилей. Арки, колонны, висящие люстры с подсвечниками. По сторонам были ряды разломанных в древни лавок. Под арками, в темноте безвитражной, стояли пьедесталы с сожжёнными книгами. Посередине зала стояла свободная арка, больше похожая на зеркало, без стекла. Вверху, в свете солнца, чьи лучи проходили сквозь разбитый витраж, над органом, были ложи или балконы, ну в общем что-то вроде террас с деревянными перегородками. Там, верно, размещался хор. Среди всей разрухи я не заметил, как по собору метаются птицы. И это были не тёмные вороны или сороки, как мог бы кто-то подумать. Это были голуби: серые, белоснежные, голубоватые. Они весело, играючи, припеваючи летали под потолком, проникая в собор через разбитый витраж.
   Я прошёл через ту арку-зеркало, потрогал руками деревяшки от скамей. Потом я прошёл в конец собора. Это было единственное место, где горели свечи. Шесть свечей, расставленных на комнатном столике, вокруг фотографии. Там было изображено три друга. "Три лучших друга. Выпускной из начальной школы. Переход в пятый класс. Все трое в пиджаках, белых рубашках. Фотографируются на фоне классной доски. Странная фотография!" - подумал я. Зачем Виктор, считающий себя моим врагом, хранит фотографию с нашего выпускного? Единственную, заметьте, фотографию, где мы сняты все втроём.
   "Я почувствовал тепло. О-да! Наконец- то! То самое идеальное тепло, о котором я часто задумывался! Тепло, дающее мне великую силу!" - обрадовался я и протёр слёзы.
   - Шёпот... Шёпот!
   - Что такое? - отозвался он в моей голове.
   - Это... точно не сон? Точно не страшный сон? - спросил я его.
   - Почему ты всё ещё не веришь в этот мир? Отчего не может смириться твоя душа?
   - Потому что в моём мире, реальном мире!, нет места вере. Точнее, имеется, но не такой вере. Не вере в другие миры. Не столь наивной вере в чудеса!
   - Ну и дурак же ты! - послышалась усмешка Виктора.
   Я не стал оборачиваться, я продолжал смотреть на фотографию.
   - Может ты и прав, - произнёс мягко я, - Но отчего ты так считаешь?
   - Потому что этот мир и был создан из веры. Твоей веры! ... Ты верил в этот мир. Он тебе снился. Ты его продумал до мелочей. Ты мечтал о том, чтобы после смерти оказаться здесь. Это и называется истинной верой. Тебе плевать, что этого не может и существовать, но ты изо всех сил веришь. Кому, как ни тебе, Егор, знать об этом лучше других? - я обернулся. Виктор стоял в человечьем обличии, за его спиной стояли шесть чёрных рыцарей, - Если ты сильно верил в свой мир на Земле - мире реалий!!!- то почему ты не хочешь поверить в этот мир, в нас, во всех тех, кого ты здесь встретил?!
  "Если б он только знал, что я говорю не только об этой иллюзии!" - подумал про себя Виктор, грозно глядя на меня.
   Слова Виктора на удивление показались мне убедительными. В глазах моих потемнело, я чувствовал биение сердца по всему телу. Теплота души переполняла меня, и было жарко, душно, страшно. Я вдруг уронил рамку с фотографией. Та разбилась в стёкла. Я заплакал пуще прежнего. "Мне, честно говоря, надоело плакать всё это злоключение. Но... чувства есть чувства. Меня мало кто поймёт, но, прошу, не обессудьте!"
   - Виктор, - произнёс я, внезапно сменив пластинку. - Где мои друзья?
   - Они- то? - улыбнулся Виктор, призвав свой механизированный меч, - Пока не поверишь в этот мир...
   - Я верю, - перебил я его, зная, что он скажет далее.
   - Нет, - покачал он головой, - Ты веришь в этот мир физически, но не душою и не сердцем. Ты всё ещё думаешь, что это ОЧЕНЬ РЕАЛЬНЫЙ сон. Дурак!
   - А как мне поверить? - воскликнул я.
   - Покажи мне всю ту силу, которая создаёт та энергия, которую ты называешь "теплотой в душе". Пробуди силу через веру!
  "Нужно, чтобы он раскрыл мэджи-ген! Я смогу поглотить лишь мэджи-ген в душе. Но он ещё не раскрыт! Это моя большая ошибка! Из-за этой ошибки пришлось ждать шестнадцать долбанных лет. Но разве уж это долго? Мгновение для мэджи-сана!"
  - Силу через веру? - прошептал я.
   - Ради своих друзей! - заключительно воскликнул Виктор и чёрной пылью разлетелся по собору.
   - Прошлой ночью ты приказал двум своим полкам встретиться с двумя из проникших в город рыцарей, - разошёлся голос Виктора по собору, - Один из них был убит тогда, при встрече с отрядом лучников. Другой успел сбежать, когда полки начали отступать к цитадели. Так что, у моих приспешников есть повод убить тебя. Я наградил их половиной от моей силы. Теперь их не убить ни реальным, ни призрачным клинком. Лишь только верой ты уничтожишь их всех, как один.
   Тишина. Продолжительная тишина, вскоре нарушившаяся от звуков ржавых клинков, окутанных некой извивающейся Тьмою. Каждый из них издали звериный рык и устремились на меня. Я лишь махнул белым плащом и отпрыгнул на двенадцать метров. Но те сообразили и, разойдясь, напали на меня со всех сторон. Я же прыгнул на террасу и спрятался за колонну. Те шестеро испарились, как Виктор, чёрной пылью. Они также и оказались передо мною. Я представил призрачные тати, но вместо них мои ладони покраснели и пошли жгучей болью.
   - У тебя слишком много силы. Ты не можешь её контролировать.
   "Что же делать? Ни мечей призвать, ни рыцарей убить - я ничего в этот момент не могу. Поверить! Мне нужно поверить. Но как? Я же и так верю! Я верю! Или нет? Я запутался в собственных суждениях об этом бытие. Я даже запутался в чувствах! Я не знаю, боюсь я или наоборот. Я не чувствую боли, которая пронизывает меня всё злоключение. Но жарко! Неужели это не вера - та душевная теплота? НЕУЖТО!"
   Все шесть рыцарей набросились на меня. Я зажмурил глаза, прикусил нижнюю губу. И только их чёрные клинки могли вонзиться в меня, как я только и выкрикнул:
   - Я верю! - я огляделся. Рыцари затормозили свои клинки уже почти касаясь меня, - Я верю! Верю! Верю! Верю! - я кричал эти слова так громко, как только мог.
  Вдруг на мою соломенную шляпу начали садиться голуби. Я прокричал эти слова, вспоминая всё при всё. Все события, что произошли со мной в этом мире. Это был словно предсмертный крик. Бессмысленный крик... который помог.
  - Самовнушение - не надежда. Увы, но это лишь увядание...
   Рыцари испарились, а колонна начала отдаляться от меня. Я оказался сидящим на кресле, за органом. Его клавиши сами начали играть прекрасную мелодию, гармонию. Меня ослеплял свет солнца, который отчего-то становился всё ярче и ярче. Всё моё тело залилось огнём! "Чувство такое, будто я парюсь в очень прогретой бане!" Но я не останавливался вспоминать то, что и вправду, кажется, всего лишь сказкой. Я не переставал говорить о том, что верю.
  "А? Что?" Я седел на колене, преклоняясь перед круглым столом, состоящим из семи теней. "Свет всё ярче и ярче!" Одна из теней поднялась. Это был, судя по силуэту, мужчина. Он подошёл ко мне, преклонявшему колено, и вытянул руку вперёд. Перед ним появились серебристые ножны с катаной. Он схватил их и легко вынул сам меч, блестящий и зеркальный.
   - Микадо-но Ями! - произнесли тени с гордым видом, - Хакузин-но сэкай васуру. Меч Гармонии Между Мирами. Коротко - Меч Миров. Создание, создавшее это оружие, специально выковало этот клинок из всей материи Вселенной: из любви, из музыки, из невинности и Первородного Хаоса, как награду и благодарность тебе за великую веру. Вся Материя существует вокруг Меча Миров. А он, разрезая время и пространство, откроет тебе путь в иные миры, где существует зло. И отныне ты можешь брать под свою опеку любого нуждающегося. Как когда-то делал это Орден Сферы.
   Тень коснулась клинком моего плеча, потом другого.
   - Не знаю, во что ты веришь сильнее, но всякая вера способна будет помочь каждому, которого ты встретишь. Орден Сферы - орден небожественных посланников. Они были повсюду. Во всех мирах. Но... всякому приходит крах. Сейчас даёшь ты мне обет. Обет, священней всех. И если ты примешь этот клинок, - он вложил его в ножны и подал мне, - то ты берёшь на себя священную обязанность паладина Ордена Сферы. Ты становишься воином различных идеалов. Ты войдёшь в Орден Сферы и станешь его рыцарем. И ты должен будешь помогать верить. Ты должен будешь искоренять всякое проявление скверны. Но ты не будешь божьим ангелом. Ты будешь защищать лишь веру и через эту веру давать нуждающимся силы на уничтожение скверны. - Я хотел было коснуться меча, но он его чуть отнял, - Но... ты можешь и отказаться. Орден Сферы - организация сильная, но... слишком сильная для простого мальчишки. И... лишь только с этим мечом ты сможешь путешествовать по мирам. В пространстве... и времени. А меч этот, как артефакт, был создан лишь для тебя - как для члена Ордена. Если ты откажешься, то ты сможешь разделить участь созданного тобою мира. Мне очень жаль, что я не могу отдать...
   Пока он говорил непонятные мне вещи, я всё раздумывал. "На Земле я был ненужным. Глупцом я был на родной планете. Лишь умел наслаждаться. Лишь умел невинно радоваться. Но за время моего ЧУДЕСНОГО путешествия я понял - ни одно наслаждение не сравнится с радостью в помощи другим людям. Я жаждал многих вещей..."
   Я поднял голову и потянулся за ножнами с мечом. Перебивая тень, я восклицал:
  - Я жажду улыбок. Жажду улыбок других людей. Жажду улыбаться синхронно с ними. Жажду радоваться их радости. Жажду быть нужным миру или... мирам. Я жажду помогать, спасать, делать всё всем месте. Жажду сводить горы и скалы бок о бок с людьми, - я схватился за грудь, - Но я не жажду быть ангелом, героем или богом. Лишь только благодаря своей вере, судьбе или Господу я смог достичь вас. И, говоря спасибо всем силам, что существуют во Вселенной, я забираю этот клинок.
   Я зловеще улыбнулся и просто притянул ножны в свою ладонь, поднимаясь с колен.
  - Слишком долго от меня требовали чего-то неясного. Слишком долго что-то скрывали и ещё смели указывать. Виктор требовал от меня чего-то, тот маг, даже стражи. Теперь какие-то непонятные тени... Достаточно!
   Моя аура начала разрушать зал, наполненный светом. Она начала поглощать этот свет, а тени теряли свои силуэты.
  - Вы с ума здесь посходили, что ли? Чего вы всё требуете от меня? Я простой смертный сопляк, ни на что не годный! Наивный, лицемерный и гордый. Я идиот! Козёл! Просто никто!
  
  - Снова ты, Пушкин, ленишься стишок рассказать.
  - Ага. А ведь мог бы просто рассказать чего-нибудь и идти домой.
  - Оставьте этого пидора, пацаны.
  - Ну, пусть ползёт отсюда!
  
  - Эгоист чёртов! - воскликнул я.
  
  - Пообещай, что это будет лучшая поездка в твоей жизни!
  
  - Нытик!
  
  - Осталось всего-ничего потерпеть. И я.. потерплю. Доучусь. Школа скоро закончится. И я уеду. В далёкую Японию. Я заживу. Оставлю это быдло позади. Всё... будет... п"зади! Да. Да, точно.
  Я поднял голову, протёр сопли рукавом и вновь провосклицал:
  - Да что для меня сон: реальный мир или этот? Я уже ни хрена понять не могу, а вы все от меня чего-то требуете!
  - Вы недооценили его веру и переоценили психическую стабильность, магистр Роллин.
  - Понимаю, Сандрайн. Но ничего не поделаешь. Вселенские Силы сражаются за Душу Хаоса, раздирая мальчишку. Это лишь начало.
  - Будем считать, что это начало конца. Медленной и мучительной смерти данного Пространства.
  - Да иди вы все знаете куда? - прохныкал я и, сменив эмоциональную окраску, жёстко продолжил, - В ад!
   Моя рука, будто сама, дёрнула рукоятку катаны, и та чуть вылезла из ножен. Аура, исходившая от меня, стёрла весь зал, и всё вспыхнуло ярчайшим светом. Вмиг я оказался сидящим за органом. Не оборачиваясь, я понял, что шесть рыцарей летят на меня с обнажёнными клинками. С безразличным лицом, я поднял руку вверх; представил себе дарованный меч. Ножны тут же оказались сжаты в мой кулак, оставляя за собой какую-то блестящую пыль. С хладнокровием я вынул его, и, так и не посмотрев в глаза рыцарям, замахнулся им. "А он лёгок, словно игрушечный!" Послышались рыки рыцарей, а дальше... БУМ! Меня окутали их чёрные останки, которые быстро развеялись, только я поднялся из-за органа.
   Обернувшись, я отразил удар косой. Костяной жнец в чёрной рясе и с косой смерти вмиг отпрыгнул к арке-зеркалу. Виктор в полном обмундировании поднял правую руку вверх, и жнец, как марионетка, соответственно подпрыгнул вверх.
  - Этого я и боялся, - произнёс Виктор, - Но... не слишком сильно. Пущай ты и заполучил могущественный артефакт, мне нужна была сила твоей веры, которая и даровала тебе этот клинок. Я исполню свой идеал.
  "Меч был дан ему, чтобы его не разорвало на части высвобожденной душой Хаоса. Это умно, валькирия. Очень умно!"
  - Какой идеал, Витёк? Какой, к чёрту, идеал!
  "Его психическая составляющая оставляет желать лучшего, это да. В нём так много силы, что он сходит с ума. Если уровень безумия достигнет максимума, он может стереть печать, но всех нас уничтожить. Вот же досадно будет!"
  - Так каков твой идеал, Виктор Лорд Смерти?
  - Хм, - он улыбнулся. - У меня нет идеалов. Я ищу цель в жизни уже долгое время. И считаю, что сила и власть способны помочь мне обрести эту цель. Никаких идеалов у меня нет. Но... для этого и нужна была твоя вера. Ты даже не представляешь, кем являешься. Но тебе и знать-то не обязательно. Дай поглотить себя, и все дела! Всё будет кончено!
  - Не дождёшься, - я улыбнулся и сжал катану покрепче.
  - Знаешь, что это? Это Костяной Жнец, моя марионетка. Сам сделал.
  - Правда? - улыбнулся я, посмеиваясь над жнецом, - А я думал это просто скелетик.
   - Убить его! - произнёс Виктор и махнул рукой. Марионетка прыгнула ко мне, но я отпрыгнул, вставая одной ногой на трубу органа. Жнец прыгнул на трубу ниже и замахнулся косой. Я отразил её удар ножнами и замахнулся клинком, отражающим весь солнечный цвет. Но в руках костяного жнеца появилась ещё одна коса, которой он сдержал удар. Мои гета скользили по трубе, но я держался.
  Вдруг, через пролом в витраже, в над нами пролетела Нина, а за ней и Альфа с Бетой. Потом в собор, через тот же витраж, запрыгнула Ёсимура-сан, сражавшаяся с Омегой. Я отвлёкся на них, и жнец скинул меня с органа в самый низ. Я замахнулся мечом, напрягая кисть и представляя, как душевная теплота течёт из руки в клинок. После замаха остался светящийся след, который пулей полетел к жнецу, чью костяную руку я таким образом отрубил. "Я понял суть!" Меч миров, каково его имя, осветился тёплой гаммой. Я замахнулся им, когда жнец уже был вблизи, атакуя косой смерти. От замаха пошёл яркий след, который также быстро прошёл жнеца насквозь и испарился.
   Вдруг я услышал крик Виктора. Его латная перчатка, на правой руке, разорвалась на пластины. Жнец испарился также, как и чёрные рыцари. Я огляделся. Нина билась с Альфой и Бетой, ловко перемещаясь по собору; Ёсимура-сан вообще сама в погоне за Омегой находилась. Я тут же рванул длинными шагами на Виктора, который успел призвать механический меч-саблю.
  - Где Жека? - соприкоснулись мы клинками, прямо и серьёзно смотря ему в глаза, - Где Юка? Ты обещал.
  Я призвал, как дополнение, и призрачный тати, которым замахнулся. Но Альфа подставил свою трёхгрань и до Витька тати не дошёл.
   - Виктор! Зачем тебе моя смерть? За что? Почему? Отчего? Я не вижу ни малейшего смысла в том, чтобы рождаться и расти вместе со мной. Чтобы много лет притворяться моим другом, а потом убить меня. Ты создаёшь нечто из хаоса! ... Остановись, пока не поздно.
  - "Создаёшь нечто из хаоса"... Ха! Говорит мне тот, кто сам им является.
  - Что за чушь!
  Виктор с силой оторвался от моего клинка и с ноги пнул меня в лицо. Я отпрыгнул назад.
  "У него есть кольцо ритуала. С помощью него он может как убивать с лёгкостью, так и воскрешать!"
  - Обидно! - буркнул я себе под нос, - Против двух этих качканавтов я не смогу пойти. Да и Альфа будет оказывать непростительное влияние на Виктора. С ним нужно что-то делать.
   Но думать было некогда. Альфа устремился на меня, но я уворачивался от его замахов трёхгранью и спокойно опять начал раздумывать.
   - Нужно с ним разобраться и побыстрее. Ха! - я увидел люстру.
  
  Арка I. Глава 11: "Окончание акта!!"
  
  Евгений стоял за собором и смотрел на море.
  - Что за этим морем, интересно.
   Аренир появился за спиной Евгения и коснулся его плеча, произнеся:
  - Ничего. Просто край. Моя майя не приобретает форму шара. Это лишь платформа в пустоте.
  - Значит, это небо ложное?
  - Небо, звёзды, создания, населяющие этот мир... Всё является лишь иллюзией.
  - И это всё, чтобы захватить в клетку Егора?
  - Виктору всё равно на то, что придётся сделать ради цели. Его цель - любая могущественная сила, что только может ему достаться.
  - Он был одинок когда-нибудь?
  - Виктор-то? Да всегда. Алчность у нас, мэджи-санов, в крови. Но понять Виктора никто не мог. Гордость для нас ещё более важнее, чем жажда силы или власти. Но Виктор предавал всегда. Ради своих собственных интересов.
  - Кто он такой?
  - Не знаю. Лишь два создания в Пространстве-Времени способны сказать, кто такой Виктор.
  - И кто же эти два создания?
  - Валентайн... Валентайн и...
   Аренир обернулся к собору, где вовсю шумела схватка.
  - ...его дичь.
  - Я ничего не могу сделать.
  - Тебе и не обязательно.
  - Я хочу помочь Егору.
  - У тебя нет мэджи-сил, чтобы хоть как-то противостоять Виктору. Чего ты хотел! Пойти голыми руками мочиться?
  - Нет же! Но мне очень сильно не хочется стоять в стороне. Это неприемлемо!
  - Вот оно как? Хм.
  - О чём задумался?
   Аренир молча подошёл к осколкам стекла и взял один, ранив себя в руку. Из ладони тут же потекла кровь. Аренир безумно улыбнулся и посмотрел на Евгения. Они оба кивнули друг другу.
  
  Я пёрышком запрыгнул на террасу. Альфа за мной. Я замахнулся мечом, чей след устремился на люстру. Вместе со следом я устремился к люстре. Линия разрубила цепи люстры, а я ногой отпнул люстру в Альфу, который не успел увернуться, и оказался у самой стены с люстрой на голове.
   - Теперь стремительно бьём Виктора, - произнёс я сам себе.
   Так и сделал. Вновь наблюдателя я превратил в участника. Виктор сражался мощно. Его быстрые и гибкие атаки, бывало, сбивали меня с ног, но я зачастую пускал на него те сгустки энергии, которые оставались после замахов Мечом миров.
   - Зачем тебе это Виктор? - наконец, сумел я спросить.
  - Я жажду силы. Силы невероятной, огромной. Ужасной силы!
  - Банальная причина. У тебя, что, совсем нет гордости, раз ты столько натворил ради этого?
  - У меня-то её, может быть, и нет, но вот у тебя она, как я погляжу, уже зашкаливает. Ты очень сильно льстишь себе. Этот меч ещё не делает тебя сильнейшим в этом акте.
  - Вот как? Так давай завершим его уже!
  - Согласна! - послышалось у входа в собор.
  - Юка! - обрадовался я и воспрял духом, завидев подругу, которая была в полном порядке
  - На тебе ни царапинки. Кто так постарался? - усмехнулся Виктор.
  - А вот и не скажу, паршивый ублюдок.
  - А ты не изменилась. Вновь и вновь наступаешь на те же грабли.
  - На этот раз у меня припасено кое-что новенькое для тебя, Некромант.
  - И что же это такое?
   Лук Юки стал больше. Он загорелся белым пламенем.
  - Белая звезда, даровавшая этому луку такой жар, уже давно мертва, верно?
  - Тебе какое дело до этого? Жар этой звезды столь велик, что даже твоё кольцо будет расплавлено.
  - О-о! Дорогуша, это кольцо нельзя расплавить или уничтожить любым другим способом.
  - Тогда я отнесу его в Мордор! - воскликнул я и прыгнул вверх, открывая Виктора по фронту Юке.
   Наша лучница отпустила стрелу, горящую белым пламенем очень горячей звезды. Виктор увернулся от этой стрелы, однако пожар в мгновение ока заполонил зал. Вдруг Виктор вырвался из огня и пронзил меня своим клинком, и я отлетел в самую даль, сквозь витраж вылетая из собора. Невыносимая боль меня накрыла. Виктор оказался рядом и, поставив свою ногу на мою грудь, засмеялся, снимая шлем:
  - Твоя гордость столь велика. Есть, чем гордиться, я ничего не говорю. Но время пришло. Сейчас - отличный момент, чтобы поглотить твою душу.
   Виктор вздрогнул и подпрыгнул. Стрела пролетела надо мной, но под ним, и улетела в ущелье. Виктор приземлился и вытянул руку с кольцом в сторону Юки.
  - Умри, наконец! - воскликнул грозно он и сжал кулак.
   Зрачки Юки сузились, но не тут-то. Евгений на большой скорости толкнул её и упал вместе с ней на камни.
  - Ах, Евгений? Прости, чуть не задел тебя.
   Евгений поднялся и помог Юке встать.
  - Спасибо твоему другу, Витёк.
  - Аренир? Это он даровал тебе мэджи-силу?
  - Ага, - Евгений показал голливудскую улыбку.
  - Как много всего! - безразлично проговорил Виктор и принялся за меня. - Настал твой час!
  - Нет, Виктор! Я тоже жажду спасения миру, но моя душа принадлежит только мне и Провидению. А для тебя - это не чуждое место и не чуждая сила. Ты не знаешь, каков поистине твой идеал. Потому-то я и не могу позволить тебе ни заполучить мою душу, ни спасти мир.
   - А как же идеальный мир? Как же разрушение прогнившей Вселенной?
   - Идеальный мир нельзя строить, идя по трупам чуждых тебе людей. Нельзя строить идеальный мир через смерть. ВИКТОР! Каков на самом деле твой идеал?
   Виктор с криком вырвал из меня свой клинок и выбросил его за обрыв.
   - Я не знаю! Посему я хранил ту фотографию. Единственную фотографию, где показана наша прекрасная дружба. Я пытался вглядываться в эскизы, в мир и лица, изображённые на той фотографии. Я пытался обдумать свой идеал хорошенько. И только ради добра я совершал зло.
   - Виктор! - я схватился за его ногу, - Ты владеешь смертью. У тебя есть время обдумать свои идеалы. Обдумать, как создать утопию или обетованный рай без трупов. Без лишних жертв, - он молчал, - ВИКТОР! УСЛЫШЬ МЕНЯ! МЫ ДРУЗЬЯ!
  Вдруг всё затряслось. Соседняя скала обвалилась во мрак ущелий. Скала, на которой расположен был собор тоже начала обваливаться.
   - Господин, бегите, - воскликнул Альфа, собрав всю троицу, - Мы их задержим.
   Виктор лишь покачал головой, прослезившись:
   - Вы... не идеалы. Вы... моя ненависть. Моя... злоба. Вы просто... моё зло.
   - Господин? - верно, удивился Бета.
   - Я больше никому не господин, Альфа. Вы свободны, посланники!
   Ёсимура-сан и Нина-сан выпрыгнули из собора. Ёри взяла меня на руки и хотела бежать, но я воскликнул:
   - А как же Виктор?
   Он отошёл к разрушающемуся собору и посмотрел на меня.
  - Добро? Зло? Что за глупости! Однако ты прав. Я не должен был идти по трупам. Я совершил много плохих поступков и проиграл твоей доброте.
  "И не должен покамест поглощать тебя. Либо слишком поздно, либо слишком рано! Я не понимаю! Но втешусь к нему в доверие, а потом сделаю то, что желал. Иначе всё будет продолжать быть скучным и невнятно сумбурным!"
  Так всё и случилось. Бегая по скалам, мы, наконец, увидели их границу. Много хороших слов. Много обнимашек. А также, много знакомств. Ёри-сан пригласила нас дойти до южного берега Сакураи, к Южным вратам. По пути я рассказывал всё, что рассказал вам, дорогие друзья. А потом, за чаем в пагоде Ёсимуры. На прощание, Ёсимура налила в чашку сакэ и мы все, передавая её из рук в руки по кругу, пили немного.
   - Будем же вечными товарищами, - произнесла весёлая Ёри-сан, допивая последние капли, - Этот день должен быть увековечен в вашей памяти! Ык!
   Прощание же получилось не таким долгим, но грустным. В пагоду вдруг зашёл Виктор. Его окинули вопросами. Я же сказал всем замолчать. Стало тихо. С безразличием я взглянул на Виктора, налил из кувшина в чашку сакэ и улыбнулся, давая эту чашку Виктору:
   - Ну, чё, ребят, по второму кругу?
   Мы вышли на улицу. Я призвал Меч миров и... представил, как он разрезает ткань времени. Я представил другой мир. Представил Космос и Землю. Я провёл лезвием по воздуху, и... открылся портал.
   - Что теперь будешь делать Виктор? - спросил я у Виктора, разодетого в чёрный плащ-мантию с капюшоном.
   - Как ты и сказал. Я пойду искать идеал. Буду странствовать по мирам, ища смысл в жизни и стимул. Буду пилигримом, коим всегда был. Такая жизнь мне больше по душе. Прости, Егор. Мне очень жаль, что всё так получилось. И что всё так глупо кончилось.
  Я сказал какую- то шутку, но уже даже и не упомню какую. В общем, с поцелуями на прощание мы втроём: Я, Юка и Жека вошли в портал. Виктор сказал, что у него есть другой способ путешествия по мирам.
  Арка I. Глава 12: "Отчаянье Юки. Часть вторая: Спасение!!"
  
  Виктор оказался в каком-то кристальном измерении и узрел стоящего возле большого кристалла Аренира.
  - Ты предал меня, Аренир. Я сохранил тебе жизнь, но ты предал меня снова. Одарил мэджи-силой мальчишку. Лишил меня способности убивать мэджи-санов. Мне пришлось тратить время на договор с Яндорой, с поднятием сотен тысяч мертвецов. Три дня я тратил время, Аренир. И припоздал. Душа оказалась быстроразвивающейся. Если бы у меня была возможность убивать мэджи-санов, я бы уже давно разобрался со стражами и с девчонкой-лучницей. А, быть может, даже с тобой, урод.
  - Стражи тоже предали тебя, не забывай. Но ты их отчего-то простил. Ты совсем затерялся, Виктор. Не знаешь, ужо, чем себя занять. Акх! Кс!
   Виктор схватил Аренира за руку и свернул её, после чего отпнул в кристалл и начал пинать.
  - Ты дал свою кровь Евгению. Поэтому я не стану мучить тебя. Убью быстро. Без промедлений. Без садизма. Просто убью. Слишком уж долго я сохранял некоторым опасным оппонентам жизнь. Слишком часто стал это делать.
  - Ты немножко изменился, Виктор. Во время войны ты был убийцей. Но ты стал воином. Просто воином. Теперь не ты имеешь честь, а она имеет тебя, ха-ха-ха!
   Виктор поставил свою ногу на позвоночник Аренира и, схватившись за его волосы, потянул на себя. Лорд Смерти оторвал голову Арениру и отбросил его в сторону.
  - Ты жалок, Аренир. Помнится, я тебе уже говорил это. Ты не послушал.
  
  Юка лежала в коллекторе. Среди вони и шума воды, она могла слышать и чувствовать лишь своё сбитое дыхание.
  - Ты молчишь. Как и все боги, ты хранишь молчание, даже когда я, утопая в крови, поте и боли, взываю к тебе. Ты ничем от них не отличаешься, белокурая валькирия. Ни... чем...
   Зрачки Юки расширились. Её бледное лицо уже перестало показывать эмоции, а сама она, опустив голову, приготовилась умирать.
  "Как бы... всё кончилось. Да, вот так? Вот таким образом? А что, если... я не хочу умирать? Никого не волнует?"
  - О чём я только... думаю... Кого должна волновать моя жалкая участь? Кто будет тратить... время... на такое ничтожество... как я?
  "И то верно. С чего я взяла, что кому-то понадобиться спасать меня, если я сама прячусь? С чего это мне показалось, что у кого-то будет такая возможность, если я... сама ни делаю ничего для собственного спасения. Что случилось с этим миром?"
  - Что произошло, Бог? - прохрипела Юка и улыбнулась, - Ты-ы... ведь... сам допустил... это... верно?
  "С другой стороны, Он находится за Гранью. Нельзя накладывать всю ответственность на него, но всё же... Его ангелы способны проходить за Грань. Через них Он был способен не допустить начала конфликта, если не его предпосылок, конечно же, в целом. Но он отказался. Он не стал ничего делать. Просто наблюдатель? Тогда зачем? Чего Он ждёт? Валькирия сказала, что грядёт новая война. Какой прок с войны между магами богам? Каковы шансы богов что-то получить, если война грянет?"
  - Вопросов... так... много... что я... даже... не... могу... ничего... сдела... ть...
  "Вопросы, на которые я не могу получить ответы - это лишь то, за что можно сейчас уцепиться. Мне ещё надо сдохнуть, а пока не сдохла... попробую найти ответы!".
  - Дура! - воскликнула она, ударяя кулаком по стене так, что даже потрескалась. - Какой в этом смысл? Убийство времени?! Ха, да я могу и не только время убить таким образом. Чёртовые вопросы, на которые нет ответов!
  
  - Я недавно вычитал идею, что самый неприятный человек - это не твоя полная противоположность. А идеальная версия тебя. Представь себе человека, который успешен, образован, богат, талантлив. Который не позволяет страхам остановить себя. Который идёт напролом к своим целям, даже если его не поддерживают. Который не упускал возможности, вгрызаясь в каждую из них буквально зубами. И этот человек - ты.
  
  - Мои цели, Виктор? - Юка вцепилась ногтями в кирпичную кладку и попыталась подняться. - Какие мои цели, Виктор?! Умеешь ты поднять дух в трудную минуту своей тупой философией!
  "Вопросы... Вопросы требуют ответов, Юка. Две вещи в этом мире не дают тебе сдохнуть: вопросы, на которые нет ответов, и..."
  - Душа Хаоса, да? Если... белокурая... сказала, ах!, правду, то... это многое меняет.
  "Виктор был тому доказательством. Если бы Егор-кун не являлся той самой Душой Хаоса, то Виктор бы не был столь жёстким с теми, кто стоит у него на пути. В его глазах читалось столько решительности и циничности, что до сих пор страшно вспоминать!"
  - Но я вспомню... Я... буду вспоминать... ДАЖЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ!
   С последним криком Юка потеряла сознание и упала в сточные воды.
  
  - Фу! - произнёс силуэт в шляпе, стоявший на вершине Токийской башни. - Какой грязный... Испачканный, измазанный, нечистый, неаккуратный, основанный на использовании предосудительных приёмов и средств, вызывающий моральное отвращение мир! Мир, подверженный пороку, безнравственный, лишённый нравственных устоев, морали... Ха! Точнее, моральные устои здесь есть, и обитатели этой вонючей дыры постоянно говорят о них, осуждая остальных. Однако все эти обитатели подвержены аморальным влияниям. Мир, выражающий страдание, невзрачный, бедный, неказистый, вызывающий сожаление своим убожеством. Крайне посредственный мир! Хи-хи-хи-хи! Мне ведь он и нужен.
   Вспышка молнии, и силуэт уже шёл среди толпы, говоря сам собой вслух:
  - Шеин, где ты сейчас?
  - Рюкетсу, я сейчас нахожусь на месте проживания объекта.
  - Его ведь там нет, верно? Я бы почувствовал, хе!
  - Верно подмечено. Виктор ведь уже успел забрать его?
  - Виктор столь силён, что даже чересчур самоуверен. Если мальчуган окажется в мочилове с Некромантом, то сила Некроманта заставит мальчугана быстрее раскрыть весь свой потенциал. И тут появляемся мы, когда Виктор, откровенно говоря, совершает оплошность, промах или ошибку.
  - Вы уверены, что Виктор не справится?
  - У Виктора два исхода: он может победить и не может. В первом исходе он посчитает, что всё слишком легко, и ему это не надо. Во втором, он поймёт, что мальчуган сильнее его.
  - Простите, Рюкетсу, но... это же глупо. Ни один мэджи-сан не способен раскрыть свою мощь за неделю. Мальчик не сможет стать сильнее Виктора за такой срок.
  - И без тебя знаю, Шеин. Предположениями сейчас ничего не добьёшься. Будем ждать. Моя интуиция мне подсказывает, что Виктор не сделает того, чего желал так долго: найдёт силу всех сил, энергию энергий.
   Он вдруг остановился и принюхался. Об него ударились два человека и обошли. Силуэт же посмотрел на канализационный люк.
  - Шеин, потом поговорим, - произнёс он и топнул ногой, подбрасывая крышку люка, быстро прыгая туда. Крышка вернулась на место, и никто не успел ничего заметить ничего подозрительного.
   Силуэт стоял в сточных водах и смотрел под свои ноги, о которых ударялось безжизненное тело.
  - Хм? Мэджи-сан, который, естественно же, жаждет продолжения своей битвы за идеалы. Я ведь прав? А, красавица? - он поднял тело на руки и вышел из вод. - Тут ещё более порочно, нежели наверху. Как же мне тебя жаль, девочка! Умереть в этой варварской берлоге - это самая страшная погибель для гордого мэджи-сана. Однако... почему бы мне?..
   Он аккуратно положил тело и снял шляпу, вытащив оттуда белый огонёк.
  - Горячие звёзды белы, как первый снег, ещё не запачканный подошвами смертных существ. Они так горячи... но так прекрасны! Прямо как ты, милая. Я много девушек повидал, но тебя... такую, как ты... впервые.
   Он отделил одну искорку от белого огонька, вернул его в шляпу, надел её и, нагнулся, ложа искорку на грудь Юки. Искорка зажглась белым огнём, и... исчезла. В канализации вновь стало темно. Мужчина в шляпе поклонился и зашагал, куда глаза глядят.
   Спустя некоторое время Юка открыла глаза и резко прыгнула на ноги, крайне удивлённая от того, что жива.
  - Что? Кто? Я чувствую... чувствую в себе огонь. Отрадно, чёрт возьми! Хе!
  
   Мужчина в шляпе уже скрылся в толпе. Он скрывал свои глаза, опустив голову. Однако его безумная ухмылка пугала многих и многих людей.
  "Интересно, а она заметит камень, который я положил ей в карман?"
  
  - А-а? А это что?
  
  "От неё пахло знакомым мне магом. Она как-то с этим связана, я уверен. Если я не ошибаюсь, камень поможет ей попасть в майя Аренира!"
  - Эх, Аренир! Как тебя жаль! Связался с Некромантом. Да ты либо храбрец, либо глупец, либо... жалкий подлец. А-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  - Жди своего часа, Рюкетсу-но Шинко...
  Жди своего часа...
  Конец 1 томика
  04.01.2019
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"