Егоров Валентин Александрович: другие произведения.

Сага о Саре. Рабство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Скажи, что вы будете делать, если окажетесь в мире, где существует магия? Это рассказ о человеке, которого судьба забросила в мир, где магия существует! Но она не подвластна многим людям. В этой истории я постарался одного из нас, землян, представить я в образе мощного мага! Кем же он станет?


РАБСТВО

Сага о Скаре

   Егоров Валентин Александрович
   Е-mail: val-egorov@mail.ru
  
  
   Глава 1
   ххх
   Было трудно определить, сколько же прошло времени с момента, когда входная дверь моего родного дома нанесла мне подлый удар из-за угла по затылку и я потерял сознание. Сейчас солнце стояло уже высоко над головой и сильно пригревало землю. Было жарко лежать под его лучами, одетым в демисезонную куртку и плотные джинсы. Да и песок, на котором я так красиво развалился, запрокинув навзничь голову, неплохо подогревал спину Я попытался приподняться или изменить позу, но не смог этого сделать, не хватило сил.
   В голове пульсировала мысль, а причем тут песок и жаркое солнце, в тот момент когда подъездная дверь била меня по затылку на улице был декабрь, прохладно и шел зимний дождь?!
   Вновь попытался оторвать голову от песка, чтобы осмотреться вокруг и понять, где же я нахожусь и почему оказался на песке, когда кругом в городе один только асфальт, и песка быть не могло. Мне удалось таки оторвать голову от земли и осмотреться вокруг, куда бы я не бросал свой взгляд, повсюду лежал песок. Пейзаж был однообразен, ровная поверхность, покрытая песком, и ни тебе бархана или маленького холмика, а одна только песчаная равнина и яркое солнце над головой. Причем на себя внимание обращал цвет этого песка, по крайней мере, в своей жизни я не встречал такого белого, я бы даже сказал, ослепительно белого песка. Солнце стояло в зените, было далеко не утро, к этому времени оно своими лучами уже прогрело песок, который сейчас в свою очередь приятно прогревал мою спину.
   Еще раз осмотревшись кругом, я тяжело откинулся на спину, осторожно положив землю на этот песок, немного поерзал плечами, чтобы было бы удобнее лежать и бессильно закрыл глаза. Слишком много оказалось света в этом месте, яркое солнце над головой и эта белизна песка неприятно воздействовали на глаза и они моментально устали. Картина бескрайности равнины, покрытой белым песком, поразила мое воображение, ландшафт, раскинувшийся перед глазами, больше напоминал пейзажи, описываемые в фантастических романах о межпланетных приключениях, нежели земную пустыню. Да и там не говорилось о равнинах или пустынях поверхность, которых была ровной, без впадин, оврагов и канав.
   Я не хочу сказать, что очень переживал по поводу только что увиденной картины странной пустыни, это меня не ужасало и не пугало, в данный момент я просто не понимал, где нахожусь и что со мной собственно произошло. Что же такое со мной случилось в подъезде собственного дома? От мыслей и общей слабости резко заломило в висках, заболела голова, тело начало ломать и корежить. В этот момент мне показалось, что наступил конец свете, так заболели кости рук и ног, словно кости ожили своей жизнью и вступили в смертельную схватку с соседкой по скелету не на жизнь, а на смерть. Боль лавиной погребла меня под собой, стало трудно дышать, а она все прибывала и прибывала, пока не полностью поглотила мое сознание и стала непереносимой. В глазах померк белый свет, темнота беспамятства стало единственным выходом из этого положения.
   Но, прежде, чем потерять сознание, в болезненном бреду мне привиделось, что надо мной возникло белесое пятно со щупальцами, которые стремительно потянулись ко мне. Я потерял сознание прежде, чем эти прозрачные щупальцы коснулись моего тела.
   По всей очевидности, прошел короткий промежуток время, когда сознание вернулось ко мне, я по-прежнему лежал спиной на песке, широко раскинув руки и ноги. О том, что прошло совсем немного времени, можно было бы судить по движению солнца, но для меня оно, по-прежнему, оставалось прямо перед моими глазами, но в этот раз глаза не болели от испускаемого им яркого света. В свое время за разговорами за столом от своих друзей и товарищей я не раз слышал, как легко ориентироваться на местности. Как они, попав в тяжелое положение, по одной только длине тени или по ее угловому смещению определяли точное направление своего движения к спасению или точное время дня. Но в данный момент я ничего подобного не наблюдал, теней не было и они никуда не смещались и не удлинялись, поэтому даже определить, какое сейчас время дня, был не в состоянии. Часы на руке замерли на цифре половина одиннадцатого и, хотя они были электронными и противоударными, с того момента они ни на секунду не продвинулись вперед, видимо, приказали долго жить. Их следовало бы выбросить, но было жаль, мне не хотелось расставаться с вещами, к которым привык. Изменений во внешней среде вокруг меня не произошло, пустыня со странным белым песком, как была вокруг меня, да и солнце над головой, так они и остались. Но одно изменение все-таки имело место, я его моментально ощутил, изменилось состояние моего самочувствия и здоровья. Боль, из-за которой я потерял сознание, ушла, бесследно исчезла, сейчас у меня ничего не болело, улучшилось зрение.
   Мне уже далеко за тридцать, в этом возрасте люди начинают заболевать или у них проявляются проблемы со здоровьем, то голова по утрам раскалывается от мигрени, то по вечерам суставы ломит перед непогодой, а то неизвестно почему возникает аритмия сердца. Этот перечень болячек и возрастных недомоганий можно продолжать до бесконечности, причем каждый человек имеет свою собственную специфику. Одним словом вывод один. любой человек, достигнув зрелого возраста должен заботиться, лечить и всячески оберегать свое здоровье. Так и я за годы своей жизни научился бережно относиться к глазам. Нет, я не был близоруким, дальнозорким и не страдал косоглазием. Современная жизнь стала заставлять тебя много времени проводить за компьютером, а по возвращению с работы включаешь телевизор, чтобы посмотреть выпуски последних новостей. И из-за всего этого современного времяпрепровождения возникает громадные нагрузки на глаза человека, в результате чего появляются проблемы с глазами. Так случилось и со мной, вдруг появилась и стала прогрессировать странная болезнь глаз, они стали болезненно реагировать на любой красный цвет. Если долго смотреть на этот цвет, то падала острота зрения, болели глаза и в экстремальных ситуациях мне уже приходилось пользоваться очками, а до этого времени я их ни разу не одевал на нос. Поэтому, когда дверь в подъезде двинула меня по затылку, то первой моей мыслью было о том, что я сослепу на нее наткнулся.
   Когда в первый раз я пришел в сознание, то мои глаза побаливали, мне было трудно смотреть в сторону солнца, но сейчас, когда во второй раз открыл глаза после обморока, то мои глаза были совершенно здоровыми и имели нормальную остроту зрения. Без каких-либо проблем мог посмотреть в сторону солнца. Таким же образом бесследно исчезли и другие заболевания и привычные болячки и недомогания, о которых я время от времени вспоминал и ходил к врачу. Сейчас я чувствовал себя совершенно здоровым человеком, и было как-то неудобно такому здоровяку, как я, валяться безвольной куклой на песке. Только я об этом подумал, как сработали мускулы тела и ног... один момент и я оказался стоящим на ногах, от избытка сил пришлось даже немного попрыгать на одном месте. Затем попрыгал сначала на одной, а затем на второй ноге, со стороны это, вероятно, выглядело несколько смешно, взрослый человек прыгает на одной ножке. Но мне было не до смеха, в моем организме все было в порядке, в теле и конечностях ничего не скрипело, ничего не стучало, а в легких ничего не хрипело. Словом, мне было хорошо и в тот момент повел я себя, подобно расшалившемуся мальчишке, которого мама выпустила на улицу.
   Уже будучи на ногах, я еще раз осмотрелся вокруг, надеясь обнаружить что-нибудь, чего раньше не видел, но ничего не изменилось, кругом была одна только пустыня белого песка. Мысли снова вернулись к обдумыванию ситуации, в которой так неожиданно оказался, с большой долей уверенности можно было бы утверждать, что в данный момент я находился не в подъезде своего дома, где уже прожил десять лет, а несколько в ином месте. Здесь ничто не говорило о том, что на этом месте прежде высились многоэтажные дома и находился мой родной город, который мог бы раствориться и исчезнуть в неопределенном направлении. Белизна песка, который лежал под моими ботинками и который расстилался повсюду, куда достигал взгляд моих глаз, сводила с ума и заставляла задумываться над тем, почему он такого белого цвета, напоминая мне цвет школьного мелка. Вся картина передо мной была наполнена фантастическим контрастом, яркое белое солнце над головой и неестественно белый песок под ногами. Я уже начинал привыкать к тому обстоятельству, что волею судьбы или рока оказался выброшенным из многомиллионного города-мегаполиса с его домами-небоскребами и переброшенным в это пустынное место, основными достопримечательностями которого являлись белые солнце и песок.
   Я также начинал осознавать и привыкать к мысли о том, что судьба меня забросила в неведомые края и что сегодня вряд ли вернусь домой. Если реально оценивать мою ситуацию, то можно было бы предположить, что волею этой же злодейки судьбы меня вовлекли в непонятную игру в роли никому не нужной пешки. Никто не отменял причинно-следственным связей, это только кажется, что события в мире происходят сами по себе - все они в той или иной мере связаны между собой и вытекают одно из другого. Можно смело говорить о том, что мой перенос в эту белую пустыню произошел не случайно и не оторвано от других событий. В моем мире произошли события, которые заставили некое лицо, взять меня за шкирку и организовать этот сложный перенос, транспортировку моего тела в эту пустыню с меловым песком. Только это лицо забыло меня спросить, а хочу ли я переезжать на новое место и начинать новую жизнь. Иными словами, хочу ли я принимать участия в этой неведомой игре, на кон которой поставлены неведомые мне цели и задачи. Но игра, по всей очевидности, уже началась и первый шаг в ее рамках уже сделан, меня перенесли в неведомые края. Теперь только от меня зависело, насколько быстро я стану обладателем информации, которая поможет мне выяснить, как и с какими целями меня забросили в эту пустыню и стоит ли мне возвращаться домой.
   Я всегда считал себя оптимистом, искренне верил в то, господь бог создал человека, чтобы тот жил и наслаждался своей жизнью, а также для того, чтобы тот продолжал эту жизнь. Я осознавал, что сейчас судьба поставила меня в положения, когда следовало бы принимать принципиальные жизненные решения. Когда следовало бы с ноля начинать другую, новую жизнь. В глубине моей души росла полная уверенность в том, что в данный момент я смогу перешагнуть границу между своим прошлым и будущем, что новую жизнь могу сделать более интересной и насыщенной, чем она была в моем недалеком прошлом. Все новое и неизвестное всегда влекло человечество в будущее, заставляло его забыть о старом, переступить через старые догмы жизни и идти в новую жизнь. Сейчас в столь зрелом возрасте я получил уникальную возможность, которую можно было назвать и шансом, познать свое будущее, сделать его интересным и познавательным, исходя из уже накопленного жизненного опыта. В этой ситуации единственное, что мне не очень понравилось, так это излишне свободное обращение с моей личностью. Но эту новую жизнь я начинал не с ноля, к этому времени я уже имел жизненный опыт и достаточно сложившийся характер, поэтому мог в определенной степени противостоять этому обстоятельству и не дать себя использовать "втемную".
   В этой связи возникают, разумеется, множество вопросов, но вряд ли сейчас у меня имеется возможность ответить на все из них, так как сам не обладаю всей необходимой нужной информацией. Но время поможет разобраться во всех обстоятельствах произошедших со мной событий, а именно, что же со мной произошло и почему я оказался в этом странном месте. Оставалось только набраться терпения и ждать своего час, прошлая жизнь всему этому хорошо научила меня.
   Я продолжал стоять и всматриваться в окружающую меня местность. Пустыня представляла собой совершенно плоское и ровное место, глазу не за что было зацепиться или не на чем было задержаться. В поле зрения не попадало ни одного деревца, кустика или просто какой-либо пустынной растительности! Надо головой за эти часы пребывания в данном месте ни разу не пролетела ни одна пташка, не слышно было писка комаров или гудения мошки. На песке я не заметил ни единого следа ни животного, ни человека. Ощущались лишь только слабые порывы ветра, которые были ласковыми, теплыми и одновременно совершенно беззвучными. Кругом стояла сплошная тишина и, если только прислушаться, то можно было бы услышать мое дыхание, да и пульс сердца. Все эти обстоятельства действовали несколько угнетающе, но одновременно поражало воображение, волновало и возбуждало чисто человеческое любопытство.
   Неожиданно я ощутил чувство жажды, мне очень захотелось пить. Причем эта чувство возникла сразу, без какой-либо подготовки или прелюдии - долго не пил и желание попить воды со временем переросло в иступляющее чувство жажды. Рот мгновенно пересох, а язык превратился в обугленную головешку, которой трудно было пошевелить. Создавалось впечатление, что это чувство смоделировано извне, а не из внутри моего организма. Я бы не сказал, что в этом месте было очень жарко, солнце в открытую висело над головой и оно было жарким, но температура воздуха поддерживалась в пределах двадцати пяти - тридцати градусов тепла, но постоянно задувавший ветерок приносил приятную свежесть, при которых я чувствовал себя уютно и комфортно.
   Но эта иступляющая жажда вызывала дискомфорт, желание попить холодной водички. В этот момент моя память подсказала, что, когда я ходил в магазин, то купил бутылку минеральной воды. Осмотревшись еще раз кругом, то практически у своих ног я увидел полиэтиленовый пакет с продуктами из магазина, который по своей белизне сливался с меловым песком. Злодейка судьба действительно посмеялась надо мной, в эту пустыню она перенесла и пакет с продуктами. Пару часов назад я умирал из-за голода, что заставило меня отправиться в магазин, а сейчас я умираю от жажды, внезапно появившуюся у меня, что, видимо, означало, что настала пора покидать это место и трогаться в путь.
   Прохладная струя минеральной воды оросила иссохшее горло. Одним глотком я был готов осушить до дна двухлитровую бутылку, но, сделав пару глотков, я благоразумно оторвал горлышко бутылки от своего рта, ощущая, как вода течет по желудку и чувство жажды покидает мое тело. Только закончив с одной проблемой, как передо мной встает новая, не менее важная проблема. Впереди предстоял путь, я не знал, каким длинным или коротким он окажется. В любом случае в пути я проведу некое время, а мой организм уже привык регулярно питаться и пить воду. Поэтому я поднял полиэтиленовый пакет с земли и провел внимательный переучет того, какими продуктами в настоящее время я располагаю. К великой радости, пакет сохранил все мои покупки и они находились в съедобном состоянии. В пакете были жареная курица, пакет молока, кефир и хлеб. Я аккуратно закрутил пробку бутылки с минеральной водой и положил ее в пакет. Таким образом, на некоторое время я был обеспечен продуктами питания и водой для питья.
   ххх
   Память не сохранила в себе какой-либо информации о том, что же происходило со мной после того момента, как подъездная дверь нанесла мне беспощадный удар по затылку, отправив меня в глубокий нокдаун. Этот промежуток времени покрывал мрак неизвестности или беспамятства, в котором я пребывал в течение неопределенного периода времени, пока не открыл глаза в пустыне. Я мог констатировать только два факта, - первый, я был в подъезде собственного дома, когда наносился удар, и, второй, через некоторое время очнулся в совершенно другом месте, в пустыне. Восстановить, каким именно образом осуществлялась транспортировка моего тела вместе с пакетом продуктов из одного в другое место в настоящее время было вне моих сил. При этом я не имел ни малейшего понятия, куда именно занесла меня судьба-злодейка, в каком месте земли находится эта злосчастная пустыня.
   Этот перенос положительно сказался на общем состоянии самочувствия и моего здоровья, давненько я не чувствовал себя таким полностью здоровым человеком. В организме ничего не болело, кости были целы и невредимы, голова работала, словно отлаженный хронометр, я был готов немедленно отправляться в дорогу. Я не знал, что ожидало меня впереди этого пути, кого и когда встречу. Да и одет я был для дороги, на мне была не по времени теплая демисезонная куртка, джинсы и полуботинки на толстой подошве, В этой одежде я выходил в магазин за продуктами. В этой же одежде смогу прошагать многие десятки или сотни, если потребуется, километров, физически и морально я уже был готов тронуться с места и двигаться в никуда!
   В этот момент продолжалась борьба мыслей, всеми силами я пытался убедить и доказать самому себе, что этот перенос в пустыню ничего особенного в мою жизнь не привнес, что она продолжается и идет своим чередом, только я оказался в другой местности, только и всего. Прошлая жизнь слегка отодвинулась в сторону, уступая место подступающей новой жизни. В прошлой жизни с ее привычным домашним уютом, комфортом и ежедневной работой, я был человеком, плывущим по ее течению. Новая возможность, раскинувшаяся передо мной бескрайней белой пустыней, была мне незнакома и непривычна, но притягивала к себе, вызывала интерес и любопытство. Пока эта реальность воспринималась одним только сознанием, как образ, воссозданный в моем сознании чужой, но не полностью враждебной, рукой. В тот момент мне казалось, что эта новая реальность в обязательном порядке связана с моей прошлой жизнью. Что я сумею противостоять враждебным обстоятельствам и найду дорогу домой. Нужно только приложить усилие, отыскать эту дорогу и ты вернешься в привычную среду, в привычный мир. А сами поиски этой дороги, приключения, которые могли бы произойти в ходе этих поисков могли внести новый привкус и цвет в мою старую жизнь.
   В то момент я искренне полагал, что человеческий разум и сила воли способны противостоять обстоятельствам, которые были против тебя, они помогут обрести себя в новых условиях и вернуться домой! Тогда я еще не задумывался над вопросом, хочу или не хочу я этого возвращения в старую жизнь, не вкусив новых начал. Я хорошо понимал, что эта пустыня имеет границу своего распространения, рано или поздно она закончится и тогда пойдут места, где обитают люди, которые и помогут мне вернуться в одной город.
   Присев на корточки, я набрал в ладони горсть мелового песка и стал внимательно разглядывать его песчинки. Минерал, как минерал, сплошной кварц, песок был, как песок и ничем, помимо цвета, не отличался от обычного речного песка. В полной горсти ладони он был, разве что, чуть более тяжеловат, чем такая же горсть речного песка. Его песчинки, легко и свободно вытекали в щель между ладонями, формируя струйку, падающую вниз. Я обратил внимание только на то обстоятельство, что во время соприкосновения песчинок сухого речного песка, вокруг этого места образуется маленькое пылевое облачко. С белым же песком ничего похожего не происходило. Песчинки песка падали меловым водопадом и соприкасались землей без какого-либо намека на пылевое облачко. И все же на ощупь это был простой песок, мои не столь глубокие познания в геологии или минералогии, не находили какого-либо зримого отличия этих песчинок от песчинок речного песка.
   В конце концов, передо мной встал принципиальный вопрос, оставаться ли на месте, ожидая помощи, или же пускаться в путь в поисках людей. Эта дилемма могла быть разрешена только двумя альтернативными решениями, одна из которых была "за" движение навстречу людям, а другая "против", чтобы я оставался на месте в ожидании помощи. Если оставаться на месте, размышлял я, то следует принять во внимание следующий факт, никто из местного населения не знает, что я нахожусь в этой пустыне. В таком случае пассивное ожидание помощи может продолжаться неопределенно долгое время. В худшем варианте - это могло бы означать, что помощь не придет вообще или придет очень поздно. Тогда я окажусь в ситуации, когда вынужден буду торопиться, к этому времени продукты и вода подойдут к концу, в поисках людей. Поэтому, как бы само собой выходило, что мне требуется пойти навстречу своей судьбы. Рядом не было никого, кто подсказал бы мне, а в каком направлении можно было бы встретить человека, сейчас все направления для меня были равны.
   Кругом только солнце и песок!
   Я еще раз внимательно огляделся, заметив, что солнце все же переместилось по небосклону и стало клониться к вечеру. Скинув куртку с плеч и, аккуратно ее сложив, укладываю в пакет с продуктами, расстегиваю верхние пуговицы рубашки и неторопливым шагом отправился навстречу задувающему в лицо и грудь ветерку. Я решил пойти навстречу судьбе, чтобы самому определять свое будущее и самостоятельно решать, как поступать в том или ином случае.
   В душе теплилась надежда, что на этом пути я обязательно встречу людей, которые помогут мне найти дорогу обратно домой.
   Глава 2
   ххх
   Несмотря на полную сумятицу в голове, первый переход по пустыне происходил в среднем темпе, я не останавливался и шел навстречу ветерку, оставляя за спиной метр за метром пройденного пути. Свое решение шагать навстречу ветру я принял потому, что этот ласковый ветерок стал моим единственным другом, которого можно было бы ощутить. Он напоминал мне морской бриз, который обычно днем задувает с моря на сушу. Я хранил и лелеял надежду на то, что этот ветерок является морским бризом и обязательно выведет меня к морскому побережью, где встречусь с цивилизованными людьми. Примерно час назад солнце закатилось за горизонт, бросив на прощание несколько изумительных по красоте лучей изумрудного цвета, и сразу вокруг стемнело. Но не было той мрачной темноты, которая обычно покрывает землю, когда отсутствует Луна и ни зги не видно. Очень походило на то, что белый песок каким-то образом аккумулировал в себе солнечную энергию, а в сумерках выдавал ее в форме световой подсветки. Сейчас эта матовая подсветка рассеивала собирающийся над землей сумрак, и тебе приходилось шагать по этому подсвеченному песку.
   Пустыня стелилась под ногами идеально ровной дорогой, на пути не встречалось ни одного ухаба или рытвины, которые так часто встречались на наших дорогах. Было интересно идти по такой дороге и, когда свет исходил снизу, в определенной степени искажая окружающую местность, преображая ее в фантастическую реальность. За тобой не вздымались облачка песочной пыли, и на песке, если и оставался след от подошвы ботинка, то он был едва заметен, настолько песок был утрамбован, что ты в него не проваливался, чего в принципе не должно было бы быть. Над этим песком поднималось светлое марево, в котором были видны только ноги и которое освещало воображаемую дорогу и окружающую местность на километры кругом.
   В какой-то момент во мне проснулось чувство, что этот вечерний ландшафт таит в себе нечто нехорошее, я бы сказал, неживое - мертвое. В памяти возникла информация об ионизирующем излучении, природных радионуклидах, но в этом случае, если судить по мощности свечения песка, можно было бы сказать, что я должен был бы уже находиться при смерти. С ураном или другими радионуклидами шутки плохи, человек не может сосуществовать с ними, когда радиационное излучение превышает допустимую норму. Но в тоже время, я уже немало прошагал и на своем пути не встретил ничего живого, что ползало бы, бегало бы или росло бы в этой пустыне. За это время я не заметил ни единого следа на песке, скажем от джейрана или тушканчика, ни одной норы грызуна, проползающей змеи или просто камня на дороге. В этой пустыне ничего не было, что могло явиться намеком на то, что в ней имеется наличие биологической, растительной или какой-либо другой жизни. Единственное движение, которое я не видел глазами, но постоянно ощущал, это было задувание ветерка, которое к тому же в себе несло некоторую прохладу и свежесть. Ни одна птица не пролетела над головой.
   Ландшафт пустыни в этой темноте со светящимся песком безжизненным и таил в себе что-то зловещее!
   Но не смотря на все эти обстоятельства, безжизненность и зловещий вид этой пустыни, я превосходно себя чувствовал и мне легко шагалось по этому песку. Прошло не менее не менее четырех часов, сколько точно прошло времени не могу сказать, так как мне нечем было определять течение времени, как я был в дороге. За плечами осталось не мене десяти - двенадцати километров, а я все шагал и шагал, совершенно не чувствуя себя усталым человеком. В прошлой же жизни пройдешь два или три километра, как сердце начинает щемить, а ноги дрожат от переутомления. Да, видимо, канули в прошлое времена, когда постоянно ощущались боли в правом боку, одышка, которая обязательно возникала при подъеме по лестнице на второй этаж. Мне нравилось чувствовать себя сильным и здоровым человеком, моментами я даже ловил себя на детской, глупой восторженности и временами возникающем желании петь или кричать во весь голос. Ко мне пристал и я никак не мог от него отвязаться, мотивчик песенки о "Веселом ветре". Слова песни сами собой возникали в голове и рвались на свободу:
   - А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер,
   Веселый ветер, веселый ветер!
   Моря и юры ты обшарил все на свете, -
   Все было бы хорошо и замечательно, если бы не эта непонятная потеря сознания в подъезде и мое необъяснимое появление в этой пустыне. Но я свято верил в то, что найду дорогу и выйду к людям, тогда все придет в порядок и я смогу обратно вернуться в свой родной город.
   Все это время перехода по пустыне меня сопровождала идеальная тишина, изредка нарушаемая моим дыханием и только что появившимся и едва слышным звуком рокота. Мне было трудно определить, откуда же этот рокот доносился до моих ушей. Затем прислушался и мне показалось, что он шел со стороны задувающего в лицо ветерка. Создавалась интересная ситуация, кругом стояла, казалось бы, мертвая тишина, но этот звук рокота ее нарушал, но в тоже время ты не мог утверждать, что данный звук реально существует, он скорее угадывался. Я, конечно, хорошо понимал, что слуховой аппарат человек не является ультра совершенным устройством по восприятию любого звука, что он прослушивает окружающее пространство только в определенных диапазонах воспроизведения звука и воспринимает звук в зависимости от расстояния до его источника. Атмосфера акустики этой пустыни, наверняка, заполнена множеством звуков, которые моим слуховым аппаратом не воспринимаются из-за этих ограничений. Я попытался сосредоточится и более тщательно прослушать пространство, изщ сектора которого и слышался этот рокот, на долю секунды мне показалось, что он ясно слышим, но затем пропал.
   ххх
   Сегодняшнему дню было суждено оставить неизгладимый след в моей жизни. Ближе к вечеру, когда я начал подумывать о ночлеге и вновь начал оглядываться в поисках канавки, ложбинки, в которой можно было притулиться и переспать ночь. Было как-то непривычно и неудобно располагаться на ночлег на таком ровном месте и в этом белом мареве, поднимающимся от песка. Поэтому, в душе храня надежду на чудо и что такое место я вскоре повстречаю, я продолжал мерно шагать по этой прекрасной дороге из белого песка.
   В этот момент произошло событие, которое напрочь перевернуло все мои понимания всего, что со мной происходило в этот день, начиная с момента моего столкновения с дверью подъезда дома, где я проживал, и до настоящего момента. Не могу сказать время, когда это явление началось, у меня не было часов и я мог полагаться только на свое интуитивное определение текущего часа. По интуитивному определению было около девяти часов вечера, когда на ночной небосклон начала восходить Луна.
   Вначале над горизонтом мелькнула и тут же пропала полоска аквамаринового света. Затем она снова появилась и теперь уже прочно заняла свое место на горизонте, постепенно принимая дугообразную форму диска, всплывающего над линией терминатора. Цвет аквамарина преобладал в световом спектре восходящего космического гиганта и он был таким насыщенным, что ночная темнота вокруг меня была мгновенно растворилась, была уничтожена каскадом аквамариновых лучей. В молодости я увлекался астрономией и не раз ходил в городской планетарий, чтобы понаблюдать панорамы восхода и захода различных космических тел - планет, спутников и астероидов. Но ничего подобного я в планетарии не видел, да и в своей жизни мне еще никогда не приходилось наблюдать подобного фантастического зрелища, которое по красоте, величию было созвучно "Лунной сонаты" гениального немецкого композитора, как восход этого ночного гиганта. Прошли мгновения и Луна предстала предо мной в своей величавой красоте ночного светила. Я замер на месте, не смея и шагу шагнуть, чтобы не пропустить ни малейшей детали этой космической феерии красок. Но только в этот момент до меня, наконец-то, дошло само понимание момента, что сейчас я наблюдаю восхождение на ночной небосклон не земной Луны. Уже по одним только размерам этого ночного спутника, диаметр которого был чуть меньше земного футбольного поля, можно было сказать, что передо мной была не моя Луна.
   В душе начало зарождаться понимание этого момента, но сердце и разум сопротивлялись, они категорически не хотели воспринимать этого предположения и идти на поводу интуитивных чувств. Но, если земная Луна была простым планетоидом, на котором не было биологической жизни и он был покрыт густым слоем пепла и пыли, то сейчас передо мной на небосклон всплывал естественный спутник планеты с кристально чистой атмосферой, сквозь которую просматривались очертания материков и крупных островов в гигантском океане. Океан этой красавицы ничем не отличался от земных океанов, глубокой синевой отмечались большие океанские глубины, только цвет их был не аквамарин, а изумруд. Материки и острова по своим очертаниям и размерам ничем не напоминали земные, а по масштабам были небольшими и разделены большими расстояниями водной гидросферы.
   Все это безусловно говорило о том, что в данный момент я был не на Земле, а находился на совершенно другой планете.
   - Люди меня зовут Эллидой, ты же можешь называть меня проще "прекрасной Эллидой"! - Прошелестел в голове приятный и мелодичный женский голосок.
   Я от испуга присел на месте и начал озираться кругом, пытаясь разыскать обладательницу прозвучавшего голоса, но рядом со мной никого не было, я, как был, так и оставался единственным живым существом в этой пустыни белого песка. Через минуту мне уже казалось, что я ослышался и никто со мной не говорил. Я выпрямился и расправил плечи, демонстрируя самому себе, что никого не боюсь и для подтверждения своей храбрости проорал во все горло:
   - Я ничего и никого не боюсь! Я один нахожусь в этой пустыне и никто со мной не разговаривал.
   Этот всплеск чувств больше напоминал самобичевание, до этого времени мне пришлось долго сдерживать свои чувства, вот нервы и не выдержали напряжения. Эти слова я больше кричал, чтобы успокоить самого себя, чтобы не сойти с ума.
   - Молодой человек, вы ведете себя не совсем вежливо по отношению к женщине, которая обратила на тебя свое внимание. Не верти головой по сторонам, а смотри на меня и заодно преклони колено, когда с тобой говорит такая красивая женщина, как я. - Вновь послышался в голове женский голос, но уже с некоторой долей капризности. - Я жду, Скар, когда ты соизволишь опуститься на одно колено и будешь внимать каждому моему слову. - Рядом никаких Скаров не было, но я послушно опустился на левое колено и задрал голову кверху, чтобы смотреть на Элиду, которая уже взошло на небосклон. Послышался приятный женский смешок и снова в голове возник женский голос. - Поблизости нет существ, которых ты называешь людьми. Я долго думала, Скар, прежде чем начать с тобой разговор, но, в конце концов, решила познакомиться с интересным человеком, который потрясет основания этого мира. И не только познакомиться, но взять над тобой шефство. С этого момента ты, человек или иномирец, как хочешь, так и называй себя, будешь находиться под моим постоянным наблюдением. Поэтому веди и поступай соответствующим образом, принимая во внимание тот факт, что рядом с тобой будет постоянно находиться женщина и при том очень красивая и умная женщина. - Снова послышался легкий смешок. - Чтобы мне никогда не пришлось бы краснеть, да еще и переживать за своего избранника. Теперь мы будем часто общаться между собой, а сейчас, извини, но я вынуждена попрощаться на этот вечер с тобой, у меня осталось еще много не решенных дел. - С этими словами женский голос прекратился звучать в голове и спало напряжение.
   ххх
   А я так и стоял, задрав голову к Элиде, своих глаз не мог оторвать от этого величественного зрелища ночной богини. Разум из последних сил сопротивлялся, отказываясь верить в существование такой богини ночи, как Эллида, как объективно существующую реальность. Но сейчас она была перед моими глазами, мне совершенно не хотелось верить в то, что все, что только что происходило со мной, не существовало в действительности, а было наведенной галлюцинацией. Выражаясь простым языком, мой ученый разум не хотел верить в то, что во вселенной существует другой, а не земной, мир, населенный разумными существами, которые имеют собственную жизнь. Поэтому он категорически отказывался верить в возможность существования множественности миров и в саму возможность разумной личности путешествовать по этим мирам.
   Что касается предмета спора, то я, как индивидуальная личность даже и не пытался оспаривать догмы, по которым неоднократно спорил со своим разумом, но я искренне радовался тому, что волей случая и судьбы оказался в этом новом мире. Я тяжело поднялся с колена, на котором так и простоял, выслушивая слова богини и размышляя о своей будущей судьбе и о своем собственном месте в этом мире. Любому человеку не так просто воспринять и осознать такое кардинальное своей изменение своей судьбы, да и просто поверить в то, что ты каким-то образом совершил комическое путешествие и появился на другой планете в бескрайней вселенной.
   Свечение песка давно прекратилось, темнота ночи опустилась к земле, только свет Эллиды изливался сверху. Притом, таким образом, что создавалась иллюзорная картина того, что в этот момент ты стоишь на самом краю крутого обрыва, дно которого скрывалось в бездне ночной темноты, а прямо перед тобой изумрудный диск Эллиды. Лишь стоило бы тебе сделать шаг вперед и, преодолевая бездну тьмы, ты, перешагивая миры, оказываешься в объятиях божественной Эллиды. Она была так блика, что, казалось, протяни свою руку и ты коснешься этого ночного светила. Большие размеры Эллиды, кристальная чистота ее атмосферы, во многом способствовало зарождению такой достоверной иллюзии, как нашей близости. Я никогда не мог поверить тому, что во вселенной существуют на столь близком друг от друга расстоянии такие крупные космические тела.
   Стоит лишь протянуть руку и ты коснешься другого небесного тела!
   Сделай шаг вперед и ты ступишь на другую планету!
   Эта уверенность в том, что ты можешь путешествовать по вселенной, перешагивая с одной планеты на другую планету, вызывает дикий восторг, прилив сил и душевное ликование. Руки, сами собой, раскрываются в объятиях, мне захотелось обнять и крепко прижать к себе этот новый для меня мир Эллиды. Пританцовывая на месте из-за переполняющих меня сил, я начал гримасничать, махать руками и громко орать и выкрикивать непонятные слова и выражения. Если со стороны можно было присмотреться к моим телодвижениям, то они чем-то напоминали танцы с бубнами сибирских шаманов перед разожженными кострами. Более того, уже в ходе этого танца и беспорядочных криков я почувствовал, как в меня начала вливаться непонятная сила, которая требовала, чтобы я не прерывал танца и танцевал бы до бесконечности.
   Но настало время, когда танец прекратился и я смог перевести дыхание, а над горизонтом один за другим стали всплывать другие спутники этой планеты. Их было целых три, но они уже не были подобны Элиде. Орбиты этих спутников проходили на значительном удалении от планеты, и на ночной небосклон восходили они не столь грандиозно и красочно, как божественная Эллида. Невооруженным глазом с моего места было невозможно определить, существовала ли у этих спутников атмосфера.
   Появление на небосклон четырех спутников планеты стал последней каплей в серии доказательств того, что планета, на которую меня забросила судьба, ни коем образом не могла быть родной планетой Земля. С детства я зачитывался фантастикой и мечтал о межпланетных путешествиях на космических кораблях. И вот эта мечта совершенно случайно осуществилась, но я не в силах был объяснить, каким образом оказался на этой планете, хотя и был до глубины души поражен космическими феериями, только что разворачивавшихся на моих глазах.
   Но жизнь, не смотря ни на что, даже, если судьба злодейка забросила тебя на другую планету вселенной, продолжается своей чередой. Пожав недоуменно плечами, я поднял полиэтиленовый пакет с продуктами и медленно побрел дальше по белому песку, подставляя лицо и грудь освежающему бризу. Через пару часов, не смотря на всю взбудораженность организма и не желание спать, решил остановиться на ночлег. Небрежно швырнув на песок пакет с продуктами, я положил куртку под голову развалился на песке и тут же моментально провалился в глубокий сон.
  
   Глава 3
   ххх
   Повелитель султаната Гурам Омар Эль-Нассар стоял у парапета смотровой площадки столичного замка и внимательно вглядывался в море, за которым пролегала запретная зона белых песков. На смотровой площадке он был в одиночестве, так как за целый день устал от столпотворения вокруг своей особы различных придворных. Последнее время он постоянно искал этого одиночества, чтобы обдумывать важные государственные проблемы и вопросы. А сейчас пришел сюда, чтобы подумать о ситуации, которая возникла сегодня утром и которая, по его внутренним ощущениям, сыграет немаловажную роль в его личной судьбе и в судьбе султаната Гурам, верховным правителем которого в настоящее время он является.
   Эта проблема ему не понравилась с первого же взгляда и она привнесла досаду и беспокойство в его душу, а также стала пищей для размышлений. Поэтому он и поднялся на площадке, отправив любимых царедворцев заниматься своими делами, и не мешать ему в полном одиночестве обдумать ситуацию и принять соответствующее решение. В первую очередь Эль-Нассар хотел, он не был магом, поэтому не мог, прибегнув к магии дальневидения, разобраться в том, что же сейчас происходит в белых песках. Откуда там появился и почему выжил этот человек, который так неожиданно появился в этой зоне, о котором с ним говорил сам Верховный.
   Зона белых песков находилась в дальнем Предгорье, далеко от столицы его султаната, с трех сторон она была окаймлена неприступными скалами и только с одной стороны имела выход на берег океана. Человеку или зверю, чтобы попасть в эту зону, нужно было проявить чудеса скалолазания или переплыть море, чтобы затем пробраться между страшными рифами, о которые разбилось немало контрабандистов, и ступить на берег этой зоны мертвых. Любое живое существо, случайно оказавшееся в этой зоне, могло прожить от силы пару часов, чтобы погибнуть в страшных мучениях. Там не было ничего, кроме белого песка, в котором не выживало ничего живого - ни птица, ни животное или насекомое и ни человек, разумеется. Рельеф этой зоны имел равнинный характер и поверхность этой равнины была покрыта слоем белого песка, которого боялись даже сильные и опытные маги. Они говорили, что этот песок убийца, в себе он несет смерть всему живому. Излучение песка воздействует на кровь и на организм любого живого существа, в минуты их разрушает, нарушает органические связи. Таких людей, которые облучились этим песком, ничто и никто не может исцелить или предотвратить их смерть.
   Таким образом, даже не будучи магом, Эль-Нассар, в принципе, знал, что сейчас могло бы происходить в этой зоне белой смерти в том случае, если человек, попавший туда, был бы нормальным человеком. Сейчас он агонизировал бы, страдая от страшных болей, разрушающих его организм. Но сейчас в этой зоне появился странный человек или, может быть, существо, способное принять внешний облик человека. Этот человек вот уже несколько дней живет и процветает в смертельных объятиях этой зоны.
   Утренний разговор с Верховным Правителем стал причиной раздражения и беспокойства Эль-Нассара. До этого разговора Верховный Правитель Восточной Империи ни разу в жизни не брал в руки артефакты связи, не касался янтарного камня, а ждал, когда его помощники соединят с нужным ему абонентом. Министры или члены правительства Империи считали за честь, предоставить свои янтарные камни для организации и проведения таких разговоров. Но этим утром Сюзерен, по всей очевидности, решил избежать лишних ушей и по своему янтарному камню самолично связался с Эль-Нассаром.
   - Омар, - без предварительного приветствия Верховный Правитель обратился к Эль-Нассару, - в белых песках появился человек, срочно его разыщи и доставь к себе в замок. Постарайся в замке найти такое место, чтобы о незнакомце никто и ничего не проведал, а то и у тебя в столице появилось много длинных языков, которые тебе давно пора было бы обрезать. Может быть, тебе придется несколько дней его продержать в какой-нибудь тюрьме при замке, где его никто не будет искать, а затем военным конвоем отправишь его ко мне в замок. Это все, что я хотел сказать тебе! Выполняй и доложи мне, когда твои люди найдут и вытащат этого человека из зоны песков. - Верховный Правитель тут же отключился, не сказав даже до свидания.
   Свечение янтарного камня медленно угасало, связь прекратилась. Эль-Нассар не торопился отходить от янтарного камня, вдумываясь в полученную информацию и не понимая, как это может быть, чтобы человек так долго находился в зоне белых песков и все еще оставался живым. Но приказ был лаконичен и абсолютно ясен "разыщи и доставь", и теперь перед Повелителем султаната Гулам встала огромная проблема - отобрать и направить на смерть своих лучших воинов. Почему Верховный Правитель поручил это задание ему, а не какому-нибудь лизоблюду или прихлебателю при своем дворе, которых у него насчитывалось великое множество и которые за один только благодарный взгляд сюзерена в их сторону были готовы пойти на все, чтобы выполнить любой приказ. Сейчас можно было только предполагать, что этот незнакомец в песках, Эль-Нассар и султанат Гурам являются участниками какой-то придворной интриги и повязаны одной цепочкой. Именно поэтому Верховный Правитель для выполнения этого задания выбрал его - человека, которому полностью доверял.
   В свое время Верховный Правитель нашел и сделал молодого, никому неизвестного дворянина Омара Эль-Нассара своим личным вассалом. Но только после того, как несколько раз убедился в том, что этому парню можно доверять исполнение конфиденциальные дела. Когда никому не известный дворянин прошел проверку, Верховный Правитель доверил ему правление в маленьком султанате Гурам. Уже неплохо зная характер и склад ума своего протеже, он не раз ставил перед ним весьма специфические задачи, которые тот быстро и без лишних слов выполнял на высоком профессиональном уровне. Вот и в этот раз, принимая во внимание качества характера своего протеже, Верховный Правитель особо не вдавался в детали поручения, понимая, что Эль-Нассар сумеет самостоятельно разобраться в деталях и на высоком профессиональном уровне организовать и провести операцию по захвату незнакомца.
   Но Верховный Правитель, по всей очевидности, не думал и не предполагал, что этот его приказ так будет встречен Эль-Нассаром, вызовет такое смятение и беспокойство в его душе. Во-первых, он не помнил о том, что уже давно не обращался к Эль-Нассару с поручениями подобного рода и Омар успел забыть, когда в последний раз Верховный Правитель лично общался с ним, к этому времени все распоряжения от него он получал через третьих лиц. Но самое главное, чтобы выполнить этот приказ Верховного Правителя, Эль-Нассар будет вынужден выбрать самых профессиональных воинов и отправить их на смерть.
   ххх
   Зона белых песков издревле слыла территорией, на которой гибли люди и животные, не росла трава, не было воды и даже насекомых. Если кто-либо или что-либо случайно оказывалось в этих песках, то в течение часа они отдавали господу богу душу и сердце, белый песок не просто убивал, а растворял в себе все составляющие биологических организмов, не оставляя ни косточки, ни хрящика, ни пятнышка крови. Человек, царь природы, мог находиться в этой зоне не более тридцати минут, после чего становился не жильцом на этом белом свете. Если он не умирал мгновенно, то долго болел, страдал и, отхаркиваясь кровью, уходил на тот свет. Если человек появлялся в этой зоне, то его конец всегда был предрешен, ему уже не могли помочь медицина, ни магия.
   Так, о каком же человеке говорил Верховный Правитель, который и сам, будучи могущественным магом и умным правителем Восточной Империи, отлично понимал, что обычные люди в этих песках не выживают. Вряд ли, он вел речь о человеке, который мог прекрасно чувствовать себя там, где с момента зарождения цивилизации на этой планете властвовала одна только смерть. Верховный Правитель потребовал найти и захватить чужака, который, если судить по его же словам, мог свободно передвигаться по территории, где человек, как природное явление, давно исчез с лица земли. Тогда получается, что этот чужак не просто человек, а могущественный маг, который может выжить в условиях зон отчуждения, поэтому он мог и потребоваться Верховному Правителю. Но как трудно сделать выбор, отдать приказ и послать своих воинов на смерть. Даже, если они и сумеют вернуться из белых песков, то их судьба предрешена, старуха с косой чуть раньше или чуть позже все равно заберет их души. Но может случиться и так, что и воинов потеряешь и чужака не найдешь, а виноват будет только один человек - Омар Эль-Нассар, Повелитель султаната Гурам.
   Когда говоришь с Верховным Правителем, то никогда не следует ему задавать дополнительных вопросов или искать скрытый подтекст в его распоряжениях или заданиях. Приказ следует незамедлительно принимать к исполнению, любое промедление или задержка при его исполнении может привести к печальным последствиям. Как только истечет время, отпущенное на его исполнение, то полученный результат, позитивный ли он или негативный, следует немедленно докладывать сюзерену. В последнем разговоре Верховный Правитель ни словом не упомянул о сроках выполнения задания, что означало, что в этом вопросе он полагается на мнение Эль-Нассара. Но это также совершенно не означало, что можно сознательно тянуть время исполнения полученного приказа. Эль-Нассар сердцем чувствовал, что, если через три дня он не доложит о первых результатах по проведению операции, то вскоре последует вызов по янтарному камню с непредсказуемыми последствиями.
   Сразу по завершению разговора по янтарному камню Эль-Нассар вызвал к себе капитана призрачной стражи Борга и поручил ему срочно отобрать и подготовить воинов для выполнения специальной операции, детали которой он разъяснит им лично перед отправлением на задание.
   ххх
   Как только Борг скрылся за дверьми он вызвал Придворного Мага и попросил его о небольшом одолжении. Узнав суть этой просьбы, Придворный Маг задумался и сказал, что ему нужно некоторое время на то, чтобы подготовиться и подобрать необходимые амулеты и артефакты и заклинания. Эль-Нассар уточнил, что хотел бы, чтобы Придворный Маг выполнил бы это поручение в его присутствии, на что маг ответил, что, в принципе, не возражает, но не хотел бы, какое-либо другое лицо присутствовало бы при этом обряде.
   Через пару часов Эль-Нассар отправился в лабораторию Придворного Мага, которая располагалась на последнем этаже донжона замка. Поднявшись по главной лестнице, он темным коридором, который освещался всего двумя магическими шарами бестеневого света, прошел к винтовой лестнице и, проклиная все на свете, начал бочком подниматься-протискиваться по ней. Придворный Маг был высоким и сухощавым человеком, поэтому и лестницу к себе в лабораторию сделал узкой и чрезвычайно неудобной, по которой с трудом поднимался человека, нормального телосложения. А за время своего нахождения на престоле султаната Эль-Нассар немного, потяжелеем, раздался в плечах и отвык взбираться по узким винтовым лестницам.
   Смахивая ладонью пот со лба, он поднялся на самый верх, где увидел приоткрытую дверь лаборатории. По всей очевидности, Придворный Маг уже ожидал его появления, поэтому и приоткрыл дверь, чтобы Повелителю было лучше ориентироваться в этом лабиринте темных коридоров и множества запертых на ключ дверей замка. Но лаборатория была пуста, слышался грохот в подсобном помещении. Эль-Нассар не успел даже рассердиться на мага, заставившего самого Повелителя подниматься по этой неудобной лестнице, а его никто не встречает и не приветствует, как в этот момент из подсобки показался Придворный Маг. Его волосы были растрепаны, лицо перепачкано, а в руках он за хвост держал большую белую крысу. Крыса вся извертелась и издергалась, пытаясь всеми силами вырваться из рук мага, в конце концов, она умудрилась изогнуться всем телом и хватануть своими острыми зубами Придворного Мага за кисть руки. Тот, совершенно не ожидая этого, перепугался и невольно выпустил из рук хвост крысы, которая свалилась на пол и моментально скрылась в подсобном помещении лаборатории.
   Озадаченный бегством крысы, Придворный Маг долго смотрел на укушенную кисть руки и на выступившую из ранки кровь, затем левой рукой сделал несколько пассов над ранкой и одновременно прочитал краткое заклинание. На глазах удивленного Эль-Нассара кровь прекратилась течь, а ранка закрылась, через секунду на этом месте ничего не было, кожа была без единой царапины или какого-другого повреждения. Сколько раз Повелитель видел своими глазами эти магические штучки и каждый раз не переставал этому удивляться.
   Услышав довольное хмыканье Эль-Нассара, Придворный Маг оторвал взгляд от руки и посмотрел на Повелителя, радостная улыбка коснулась губ, а серые глаза заискрились радостью и доброжелательностью. Склонив голову, согласно придворному протоколу, он приветствовал Повелителя и махом руки попросил его проходить дальше вглубь лаборатории, где его ожидало кресло. Удобно устроившись в кресле, Эль-Нассар приготовился наблюдать за магическим экспериментом по обнаружению местонахождения человека на дальнем расстоянии. Как оказалось, у Придворного Мага оказалось все было готово к проведению обряда заклинания, часть поверхности стола была очищена от лабораторной посуды и сейчас на ней высилась круглая фаянсовая супница. Верхняя часть супницы была отбита молотком, который валялся под столом, и она представляла собой полукруглый осколок фаянса с днищем, который походил на пиалу. В одной из колб Придворный Маг вскипятил воду, в другую посуду насыпал несколько коричневых зерен и стал пестиком растирать их в порошок. Долив кипятку в эту посуду, он начал вновь кипятить воду, стараясь, чтобы вода парила ровным облачком, при этом коричневая смесь превращалась в гущу, а затем он вновь доливал кипятку. Таким образом, эта процедура выпаривания воды осуществлялась четыре раза, пока маг не добился требуемого ему результата по густоте и насыщенности концентрата и только после этого он приступил к чтению заклинание, прищелкивая пальцами обеих рук.
   Несмотря на открытые настежь окна и яркое солнце за окном, в лаборатории начало темнеть. Когда темнота сгустилась, перед глазами людей возникла синяя мерцающая сфера изображения. Вначале в этой сфере мелькал один песок и океанские волны бились о берег, в сфере не наблюдалось ни малейшего движения. Эль-Нассару было хорошо видно, как сильно напрягся Придворный Маг, желая, чтобы сфера начала подниматься в высоту, при подъеме сферы один кадр сменялся другим и было заметно, как песчаная поверхность стремительно уходит вниз. Через некоторое время внизу, когда маг уже стал терять надежду отыскать чего-либо, на фоне безжизненного пейзажа мелькнула тень, сфера замерла на месте и нырком устремилась в том направлении, где находилась движущая тень. Сфера захватила в фокус эту маленькую черточку, которая начала быстро расти, пока не превратилась в малюсенького человечка, который держа что-то белое в руках шагал по песку.
   Придворный Маг удовлетворенно вздохнул, вновь щелкнул пальцами обеих рук и удовлетворенно откинулся на спинку стула, в отличие от Эль-Нассара, он сидел на неудобном деревянном стуле с прямой спинкой. Но он был удовлетворен, задача была выполнена и он нашел чужака в песках.
   Человечек начал быстро расти, пока не превратился в нормальную фигуру несуразно одетого человека, бодро идущего по песку. Несмотря на то, что он долго находился в зоне песков, это был человек, который ничем не отличался от Эль-Нассара и Придворного Мага - у него была голова, шея, торс, две руки и две ноги. Лицо имело приятные, но несколько мягковатые черты, нос с горбинкой, большие алые губы и подбородок. То, что этот незнакомец был прямое отношение к человеческой расе, не вызывало сомнений, но сразу же бросалась в глаза несуразность его одежды, лоскуты материи, скроенные странным образом и обернутые вокруг отдельных частей и конечностей его тела.
   Незнакомец шел, не останавливаясь и не оглядываясь, и создавалось впечатление, очевидно, что у него имелась цель, определенная цель, что в свою очередь наводило на не очень хорошие мысли. Эль-Нассар взглянул на Придворного Мага и тот мгновенно уловил мысль своего Повелителя. Требовалось решить вторую половину задачи, найти место, где можно было бы, захватить этого незнакомца, ведь песчаная равнина была вся ровная и плоская и ни одного ориентира на ней. Вторая половина задачи "разыщешь и доставишь" стала обретать непредвиденные сложности, найти незнакомца нашли, но как сделать так, чтобы магический портал для выхода воинов призрачной стражи образовался в точно определенном месте его, где с большой долей уверенности будет находиться этот незнакомец. Группу воинов требовалось телепортировать в точно определенное место, чтобы они не рыскали по равнине в его поисках, чтобы не теряли времени и могли бы выполнить задание в течение десяти-пятнадцати минут. Незнакомец же, видимо, отлично ориентировался на этой местности и целеустремленно вышагивал по направлению к берегу Внутреннего океана.
   Внезапно Эль-Нассар понял, как решить эту казалось бы неразрешимую проблему, ловить незнакомца в тот момент, когда он остановится на ночевку, если незнакомец принадлежит к человеческой расе, то ему обязательно потребуется время для ночного восстановления сил. Придворный Маг согласился и поддержал решение Повелителя, сказав при этом, что с этого момента и впредь его сфера-око будет держать незнакомца в поле своего зрения.
   ххх
   Эль-Нассар вернулся в рабочий кабинет немного успокоенным полученным результатом магическим поиском незнакомца в песках, теперь ему нужно было отобрать лучших из лучших воинов призрачной стражи на выполнение задания.
   В присутствии капитана Борга, который честно и исправно прослужил ему вот уже более десяти лет, Повелитель встретился с шестью воинами призрачной стражи, которых в предварительном порядке отобрал капитан. Эль-Нассар несколько раз прошелся вдоль строя из шести человек и долго всматривался каждому воину в лицо, стараясь по выражению глаз понять, о чем в данную минуту думает тот или иной человек. Из шести, стоящих перед ним людей, он хорошо знал двоих, настоящих ветеранов призрачной стражи. Они входили в его личную охрану и не раз сопровождали при выездах в провинцию. Остальные четверо были ему не так уж знакомы, но он не раз видел, как эта шестерка работала мечами и дротиками, а один из них был начинающим магом. Придворный Маг обещал заняться им и научить его нескольким боевым приемам. Но теперь этого не произойдет, вряд ли многие вернутся из песков и вряд ли кто-либо из этих парней доживет до конца завтрашнего дня.
   Призрачная стража существовала столько времени, сколько времени существовал сам султанат Гурам, в основном она выполняла функции охраны правителей и монархов султаната, была малочисленным воинским подразделением. До недавних пор считалось, что призрачная стража изжила себя и ее давно пора было распустить, так как ее воины, набранные из вторых и третьих сыновей знатных семейств, проводили время в придворных интригах, пьянстве и разгуле. Только, когда это подразделение возглавил капитан Борг, а это случилось около десяти лет назад, призрачная стража получила новую жизнь и новое место в военной иерархии султаната. По мере того, как армия теряла одну позицию за другой при дворе Повелителя, все более превращалась в нечто ненужное и игрушечное, призрачная стража капитана Борга набирала при дворе силу и становилась серьезным полувоинским формированием со строжайшей военной дисциплиной и обучением. Капитан Борг в свое подразделение стал набирать сыновей бедных дворян, стремившихся сделать военную карьеру.
   Эль-Нассар похлопал Арри и Шерри по плечам, как хороших знакомых и близким ему людей, а лица парней расплылись в улыбках, ведь не каждого воина призрачной стражи сам Повелитель так покровительственно похлопывает по плечу. У остальных четверых воинов также поднялось настроение, такое поведение монарха свидетельствовало, что они служат в привилегированном подразделении. Эль-Нассар встал пред строем и рассказал воинам о предстоящем задании, в лаконичных фразах он поведал о появлении странного незнакомца в зоне мертвых песков и о необходимости разыскать и доставить его в замок. Он подробно и в деталях описал действия каждого воина с момента установления контакта с чужаком и до момента его пленения, при этом упомянув, что Придворный Маг уже отыскал незнакомца в песках и установил за ним постоянное наблюдение.
   - Вам следует окружить чужака плотным кольцом, чтобы он не мог убежать и скрыться в песках. Не давайте ему времени на раздумья и действуйте быстро и решительно. Не давайте ему говорить, а то он, если окажется магом, может нашептать заклинание и применить его. Разденьте его, в вашем распоряжении очень мало времени, а одежда его странная и не похожая на наше верхнее платье, поэтому срежьте ее, у вас нет времени на обыск чужака, а ней он может спрятать магические амулеты или артефакты. - Говорил Эль-Нассар. - Действуйте быстро и не теряйте зря времени, каждая минута на учете, в течение пяти - десяти минут вы должный проделать всю работу по задержанию чужака. Пока один срезает одежду, другой колет ему наркотик, а остальные блокируют его возможное сопротивление и попытки к бегству. Я разрешаю вам не собирать и брать его вещи, он и только он нужен нам, даже если будет без одежды. О том, что вы уходите в мертвые пески никто не должен знать, даже близкие вам люди и родные. Мне звонил Верховный Правитель и попросил выделить на задание самых лучших моих воинов и я не мог ему отказать. - Этими многозначительными словами Эль-Нассар завершил свою речь перед воинами.
   Они все шестеро стояли перед ним и внимательно слушали своего Повелителя, их лица выражали внимание и готовность выполнять любое его задание. Хотя в душе эти ребята понимали, что идут на смерть, нет они не боялись чужака-незнакомца, просто они прекрасно понимали, что обратного пути из зоны этих белых песков нет. Всю свою сознательную и несознательную жизнь они готовились к тому, что, когда перед ними встанет дилемма выбора - между жизнью и смертью, то они должны выполнить приказ своего командира независимо от последствий. Было бы гораздо проще, если подобный выбор встал бы перед ними в бою, в котором все искрометно и выбор встает, когда ты его не замечаешь, да и на людях, недаром говорят, что и смерть красна. Но перед этими воинами, которые были лучшими, но все еще молодыми не повидавшими жизнь людьми, исполнение приказа начальства означало смерть, живыми из песков никто не возвращался, а отказ выполнить приказ тоже карался смертью. Ни один из шестерых не дрогнул и ни на секунду не промедлил с утвердительным ответом, когда Эль-Нассар спросил их о готовности к телепортации в зону белых песков.
   Глава 4
   ххх
   Многие люди уверены в том, что сны им не снятся по ночам.
   Но это не так, сны снятся всем людям, независимо от их расы или цвета кожи, но большинство людей не помнят этих снов, поэтому и верят в то, что проводят бессонные ночи. Я отношусь к категории людей, которые не помнят сновидений, а ночью сплю так крепко, что под утро напрочь забываю, что же мне все-таки снилось за ночь. Но тот сон, который приснился мне в первую ночь своего пребывания на чужой планете, навсегда и до мельчайших подробностей сохранился в моей памяти.
   Той ночью, когда я уже будучи во сне открыл глаза, то перед собой увидел черный экран, размер которого внезапно вырос и заполнил все пространство перед глазами, пока я оказался не охваченным этой чернотой. Я начал тонуть в черноте, которая была плотной и одновременно такой вязкой, что я бился, словно муха в тенетах паука. Все это действие происходило в абсолютном молчании, через черноту не прорывался ни один звук. Внезапно в этой вязкой черноте родилась зеленая точка, которая притянула к себе мои глаза и которая вскоре начала вращаться по спирали, с каждым витком захватывая все больший участок черного поля. Из-за того, что, наблюдая за движением зеленой точки, мне постоянно приходилось крутить головой, я почувствовал подступающую дурноту и закрыл глаза. Чтобы прекратить начинающееся головокружение. Когда же вновь открыл лаза, то увидел лицо человека. Он выглядел моложаво, но нельзя было сказать, что этот человек действительно был молодым человеком, его глаза и несколько морщин на лице наводили на мысль, что этот человека немало пожил и многое повидал в своей жизни. В тоже время черты его лица и улыбка располагали его к себе. Самое удивительное заключалось в том, что этот человек был одет в джинсовый костюм, но почему-то на его поясе висел небольшой кинжал. Волосы на голове были длинными, тронуты сединой и завязаны в "лошадиный хвост" на затылке, лицо было гладко выбритым и никаких тебе усов или бороды. Кода человек поднялся с кресла, то мне бросилось в глаза, что он был обут в популярные в моем прошлом мире кроссовки.
   В этот момент я внутренним наитием сообразил, что передо мной находится не реальный человек, а его изображение, причем изображение было высококачественным и трехмерным. Создавалась полная иллюзия, что этот человек находится рядом со мной.
   Некоторое время незнакомец постоял и, щурясь от яркого солнца, стал всматриваться в мое лицо, словно пытался что-то конкретное рассмотреть в моих глазах. Затем его губы начали шевелиться я услышал звук его голоса. Человек заговорил и по интонации голоса было понятно, что это был вопрос, но я не понял ни единого слова, язык, на котором он говорил, был мне совершенно незнаком. Человек говорил приятным баритоном с небольшой хрипотцой в голосе, который был весьма мелодичным по своему звучанию. Незнакомец вновь повторил мелодичную фразу и вопросительно взглянул в мои глаза. На его вопросительный взгляд я лишь недоуменно пожал плечами, стараясь зрительно продемонстрировать, что не понял его вопроса, поэтому и не могу дать ответа на его вопрос. В тот момент, когда он поймал взгляд моих глаз, то мне показалось, что его глаза имеют притягательную силу, чем дольше продолжался наш контакт, тем более они меня затягивали в свои глубины. Неведомая сила медленно, но верно влекла меня в эти бездонные глубины его глаз. В этот момент я начал осознавать, что, если я не буду противодействовать этой затягивающей силе, то не смогу покинуть этих глубин и снова вернуться в реальность своего бытия. Я встряхнулся всем своим телом, как встряхиваются собаки или кошки, попавшие под сильный дождь, чтобы отогнать наваждение.
   По всей очевидности, удивленный моим сопротивлением, незнакомец в течение пары секунд внимательно рассматривал меня, затем он снова заговорил на непонятном мне языке, Увидев, что я снова не реагирую на его слова, незнакомец вдруг улыбнулся и громко рассмеялся, одновременно лукаво поглядывая на меня своими голубыми глазами. Я чувствовал себя крайне неловко в ситуации, когда к тебе обращаются с вопросами, а ты не понимаешь этих вопросов. До этого момента мне и в голову не приходило, что разговор или общение с людьми на этой планете, может быть осложнен моим полным незнанием местных языков.
   Незнакомец оказался настойчивым человеком, да и он, наконец-то, сообразил, что я просто его не понимаю. Тогда он досадливо хлопнул ладонью по лбу и снова громко расхохотался, демонстрируя два ряда отличных зубов. Должен признать, что этот смех я воспринял спокойно и совершенно на него не обиделся, так как чувствовалось, что этот человек смеется от всего сердца. Сделав пару шагов, человек приблизился ко мне и у моего лица проделал круговое движение рукой, на секунду коснувшись пальцами переносицы. Несмотря на то, что наблюдал иллюзорное изображение, я почувствовал реальное прикосновение его пальцев к моему лбу. Последовала мгновенная вспышка в голове и раздался негромкий хлопок, мне показалась, что лопнула некая мембрана и сразу же была нарушена всепоглощающая тишина, кругом все наполнилось звуками - послышалось журчание ручейка, стрекотание полевых цикад, где-то вдалеке раздавался лай собак, защебетали и запели в небе птицы. Эти звуки были естественным фоном местности, откуда связался со мной незнакомец. Вместе со звуками исчезли последние крохи темноты, все еще таившиеся в уголках помещения.
   - Как тебя зовут в этом новом для тебя мире, Скар? - Спросил незнакомец и, отметив, что я понял его вопрос, продолжил. - Каким образом ты связался с центром и сумел вызвать меня по дальней космической связи? Разумеется, я очень рад снова увидеть тебя и одновременно сразу же говорю, что готов присоединиться к тебе, как только ты посчитаешь это нужным. Я смотрю, что ты не сменил свой облик и, по-прежнему, остаешься воином и магом, только сейчас ты одет немного необычно.
   В данную минуту я отлично понимал речь незнакомца, но все, о чем он сейчас говорил было мне совершенно непонятным. Имена людей, упоминаемые им, ставили меня в тупик. Что касается меня, то я никогда не был Скаром, хотя Элида и называла меня этим именем, и никогда не был воином. Да я и никогда не служил в армии и не брал в руки оружия. Мысли вихрем мелькали в моей голове, я не знал, как реагировать на вопросы незнакомца. Но и долго молчать было не совсем вежливо, поэтому я попытался сформулировать ответ, но тут же обнаружил, что язык не подчиняется мне, превратившись в несгибаемое полено. От всего этого, я пришел в смущение, которое моментально было замечено моим собеседником, который не стал торопить меня с ответом, а терпеливо ждал, когда я возьму себя в руки и соберусь с силами.
   Всего один день прошел с момента моего появления на этой планете, и весь этот день я хранил молчание и ни с кем не разговаривал. Только однажды прокричал несколько слов, восхваляя Элиду, богиню ночи. Но, видимо, сказался стресс из-за переноса на эту планету вселенной. Этот перенос в самом положительном смысле сказался на общем состоянии моего здоровья, но сейчас выясняется, что по неизвестной причине отказал мой языковой аппарат. Незнакомец-волшебник одним движением руки сумел обучить меня местному языку, но я оказался в силах заставить поработать свой язык, поэтому не мог побеседовать с этим человеком.
   Это было в высшей степени несправедливо по отношению ко мне!
   ххх
   В кое века появились возможность поговорить с человеком, а я не могу даже пару слов вместе связать. Из-за полного отчаяния в голове родилась и промелькнула одна сумасшедшая мысль. Я разыскал глаза незнакомца и, тщательно подбирая каждое слово и облекая их в мысль, стал рассказывать о себе и событиях, имевших место происходить со мной в тот день и в тот вечер. Рассказ получился долгим, вымученным и немного сумбурным, но я сумел сконцентрироваться и довести рассказ до логического завершения.
   Вначале мысленного контакта незнакомец просто внимательно наблюдал за мимикой моего лица и выражением моих глаз, затем он встрепенулся, словно только сейчас уловил мой мысленный рассказ. Зрачки его глаз расширились из-за охватившего его удивления. Уловив мыслеречь, он несколько перенастроился, чтобы лучше принимать и понимать то, что я ему рассказывал. По его поведению было заметно, что эта форма мыслеречи была ему знакома и она была одной из привычных форм общения между людьми. Далее незнакомец внимательно прислушивался к моим мыслям, не прерывая и не перебивая меня. Затем он жестом руки приостановил мое мысленное повествование и сказал:
   - Подожди, парень, не спеши с рассказом. Тебе придется повторить все с самого начала, так как я не ожидал, что ты владеешь мыслеречью. Насколько я понял, у тебя нет проблем с пониманием устной речи собеседника, но проблема в том, что язык тебе не подчиняется и ты не можешь им пользоваться в качестве инструмента общения. Но, если ты оказался способным к мыслеречи и можешь, воздействовать а мозг собеседника, внушая ему свои мысли, то этим же способом ты можешь общаться с любым человеком. Между собой мы можем говорить любым удобным для нас способом - ты со мной мыслеречью, а с тобой и устной речью и мыслеречью. Я могу восстановить твой речевой аппарат, операция простенькая, но, к сожалению, мы разделены неимоверно большими расстояниями, а у меня нет аппаратуры для проведения обследования и установить, что явилось причиной возникновения немоты на таком дальнем расстоянии. Поэтому тебе придется немного потерпеть до встречи со мной, а после этого я вместе с кибером-хируром проведу операцию по устранению данной аномалию в твоем здоровье, а сейчас, давай продолжим нашу беседу в более удобной обстановке.
   Незнакомец широким жестом руки пригласил меня садиться за кофейный столик с двумя креслами, которые появились прямо на моих глазах в центре помещения. Приглашение было красноречивым и дружелюбным, я без особых раздумий принял его и перешел в одно из кресел. Уже расположившись в этом кресле, я почувствовал, как оно начало видоизменяться, приспосабливаясь формы моего тела. На столике к этому времени уже стоял пышущий паром большой кофейник и пара кофейных чашек. По помещению разнесся густой аромат изумительного кофе. Я очень любил пить кофе по утрам. Человеческая жизнь полна неожиданностей - приятных и не совсем... приятных. И в реальной жизни человек не всегда может поступать так, как ему хотелось. Приходится прислушиваться к мнению других людей и вести себя в обществе и дома в соответствии с общепринятыми правилами. Вот и на мой утренний кофе внезапно ввели запрет, вернее сказать, для моего здоровья он стал вредным продуктом, так как нещадно повышал артериальное давление. По жизни люди обращают внимание на здоровье только тогда, когда с возрастом начинают осознавать, что с ним что-то не порядке и что с ним не шутят, что его следует поддерживать на соответствующем уровне. Вот и со мной произошло нечто подобное. Совершенно случайно врачи обнаружили повышенное артериальное давление, а я и не замечал, что оно повышенное, выписали лекарство от давления. Но первое, что они сделали, запретили пить кофе и по утрам, и по вечерам, так как он, по их ученому медицинскому мнению, в немалой степени способствовал повышению давления в целом, а артериального, в частности. Я пытался бороться с произволом врачей, продолжал методично нарушать предписания докторов, перейдя с утреннего кофе экспрессо на американский кофе с молоком или со сливками. Но эта борьба с врачами, разумеется, закончилась моим полным поражением. С некоторых пор по утрам я стал пить чай с молоком.
   Мысли о вреде кофе и пользе молока с чаем с быстротой молнии пронеслись в голове.
   И я вновь вернулся к рассказу, вернее, пересказу своих приключений в новой жизни. Одновременно наблюдал за тем, как, словно в ответ на мои мысли о вреде утреннего кофе, контур кофейника начал размываться и исчезать, а на смену ему, на столике возник ультрасовременный и элегантный чайник-кипятильник с электрошнуром и болтающейся на его конце вилкой, словно ее только что выдернули из электрической розетки. Рядом с кипятильником появились два тяжелых и граненых стакана, такие привычные и родные сердцу. В стаканах уже были пакетики чая "Липтон" и дольки лимона. В самое последнее мгновение из воздуха родилась и на чайный столик шлепнулась молочница со сливками, брызги от сливок выплеснулись на мои джинсы. Ошеломленный свершившимся на лазах чародейством, я чувствовал себя не особенно комфортно и не знал, как реагировать на эти магические штучки-дрючки.
   Я запнулся и приостановил свой рассказ. На помощь мне тут же пришел добрый незнакомец-волшебник, удобно расположившийся в кресле напротив и с дружеской улыбкой слушавший меня и наблюдавший за происходящим. Он небрежным жестом руки удалил пятна от сливок с джинсов и жестом руки показал, чтобы я не обращал внимания на эту неудавшуюся магическую шутку.
   ххх
   - Спасибо за рассказ. - Сказал незнакомец, когда закончилось мое повествование. - Теперь мне более или менее объяснимо твое поведение, хотя я не понимаю, какая судьба и что за сила забросила тебя в город, в котором проживает миллионы людей и что ты там мог делать. Мы расстались с тобой около пятидесяти лет назад, когда ты был вынужден из-за предательства бежать с планеты Гончих Псов системы Наконечник Стрелы. После старта твой космический грузовик взорвался и все мы подумали, что ты погиб в аннигиляционном взрыве. Насколько я также понял, в этом мире ты начинаешь жизнь с самого начала, никому неизвестным и необученным человеком. Пока ты находишься в состоянии "гроги", когда способен только воспринимать информацию, накапливать жизненный опыт, самообучаться и совершенствоваться на основе полученной информации и опыта. Увидев твое лицо на экране терминала дальней космической связи, я подумал, что этот канал запросил мой старый друг Скар. Ты очень похож на него, но пока у тебя нет шрама на щеке и ты еще не стал воином. Но поговорив и выслушав твой рассказ, я понял, что ты пока еще не успел стать нашим Скаром. У тебя впереди большая дорога и тебе немало придется пройти, прежде чем обозначишь свои цели. События на планете с твоим непосредственным участием только начинают развиваться. Сейчас ты находишься, позволь мне запросить терминал, чтобы узнать. Откуда пришел запрос на разговор со мной. - На секунду незнакомец пропал из поля зрения, а затем появился с толстой книгой в руках. - Да, вот, запрос пришел с планеты Тринидад системы Желтого Карлика. Я ничего не слышал об этой планете и ничего не знаю о жизни на этой планете. Пока тебе придется одному пробивать свой путь, я смогу присоединиться к тебе, годика через три-четыре, слишком много времени отнимают межзвездные перелеты, звездолеты очень тихоходны.
   Незнакомец умолк, сделал пауза, а затем продолжил:
   - Скар, извини меня, пожалуйста, что сразу не подключил твое сознания к пониманию различных языков. Раньше, это не было проблемой для тебя самого. Ты, ведь, и меня научил этому. Сейчас твое сознание подключено таким образом, чтобы ты понимал и мог общаться на всех языках народов Тринидада. Но заранее тебя предупреждаю, что до моего появления общаться с людьми тебе придется мыслеречью, а, проще говоря, телепатическим внушением. Позже, когда мы встретимся, проведем операцию и после краткого курса лечения я восстановлю функции твоего речевого аппарата и немота пройдет. Тогда я смогу провести полное обследование твоего здоровья и общего самочувствие, все, что нужно поправим.
   Незнакомец замолчал, сделал глоток чая и задумчиво посмотрел на меня. Я же превратился весь во внимание, ловил на лету каждое его слово. Впервые я получал информацию, которую жаждал, и впервые мне рассказывали о том, о чем я хотел знать и хотел слышать. Мой стакан, как стоял на столике, так и продолжал стоять, оставаясь нетронутым, и чай в нем давно уже остыл.
   Незнакомец вновь начал говорить:
   - К сожалению, мы не можем вечность общаться по дальней связи, все имеет свои временные рамки и нам пора закругляться. Дальняя космическая связь на такие расстояния крайне неустойчива, но ты сумел направить запрос и связаться со мной. Но сейчас я обладаю большим объемом информации, нежели ты, поэтому говорить в основном следует мне, чтобы передать знания. Но я знаю только о твоем и своем прошлом, которое сейчас бессмысленно передавать тебе, оно уже в прошлом и никогда не повториться в будущем. Мне нужно некоторое время, чтобы разузнать, что представляет собой мир Тринидад и почему тебя направили туда. Я никогда не поверю, чтобы такого мага и воина, как ты, Скар, случайно выбрали и забросили в этот мир. Там началась какая-то заваруха и кто-то решил, что только ты можешь разобраться во всем происходящем и покончить с беспорядком и неразберихой. Буль осторожен и подумай прежде, чем принимать то или иное принципиальное решение, даже когда оно решает судьбу одного человека, ведь некоторые из решений имеют судьбоносный характер. Сейчас ты, возможно, хотел бы знать, что произойдет с тобой в ближайшее время? Никто не сможет дать тебе точного ответа, все зависит от множества обстоятельств, от последовательности твоих или твоего неприятеля поступков и действий, а иногда от словно случайно происходящих событий. Вселенная велика и многомерна, в ней существуют множество солнечных систем, где время от времени происходят явления и события, имеющие влияние на ход развития всей человеческой цивилизации.
   Я сидел в кресле и не шевелился, все, что рассказывал мне незнакомец можно было прочитать только в фантастических романах, но он говорил об этих вещах, словно о реальной действительности, и я верил этому человеку с седым ежиком волос на олове и добродушным лицом. В олове у меня вертелось множество вопросов, но я не спешил их задавать, так как мог отвлечь внимание незнакомца и не услышать всего, что он мне рассказывал.
   - Извини меня за болтливость, - сказал незнакомец, - но в заключение, хотел бы добавить, что пока у тебя нет собственного имени, но в самое ближайшее время оно появиться и тогда твоя жизнь получит новое наполнение, начнется твоя жизнь на планете Тринидад Желтого Карлика. Пока я разговаривал с тобой поисковик всемирной сети на ухо мне нашептал следующую информацию о планете. Человеческая цивилизация на этой планете существует четыре тысячи лет. По сравнению с другими человеческими цивилизациями она развивалась равномерно и не вела особенно много войн, хотя всем прекрасно известно, что люди по своей природе - это монстры вселенной, воюют по любому поводу и без повода. На планете и в жизни народов Тринидада широко развито применение магии, но не все люди являются магами. На планете существуют две империи Восточная и Западная. Если судить по твоему рассказу, то занесло тебя в зону белых песков султаната Гурам, твое и описание поисковика этой зоны совпадают, поисковик также упомянул, что в зоне никто не выживает. Я говорю кратко, чтобы дать тебе больше информации. Так, Повелителем или монархом султаната является некий Омар Эль-Нассар. Если ты не погиб в белых песках, значит и ты сам обладаешь немалой магической силой, которая защитила тебя в этой мертвой зоне. Научись, пожалуйста, разумно пользоваться этой силой.
   - А теперь настало время завершать разговор и прекращать связь. На всякий случай, не забудь, что меня зовут Дейл и я буду время от времени выходить с тобою на связь, что помогать, по крайней мере, советами в твоих хлопотных делах по переустройству планеты Тринидад. Когда у тебя появиться имя воина, то надеюсь к этому времени я смогу присоединиться к тебе и встать плечом к плечу с другими твоими соратниками.
   - А сейчас, допивай, пожалуйста, свой чай с молоком. У тебя еще есть время, а мне пора уходить. До новой встречи и до свидания. - С этими словами кресло, стоящее напротив меня, опустело, а визави растворился в эфире дальней космической связи.
   Я разозлился на себя за то, что так и не задал Дейлу ни одного вопроса, хотя за столь короткий сеанс связи он рассказал мне столько нового, что потребуется несколько дней, чтобы пережить и обдумать эти сведения. Информация, переданная этим человеком немного запутала и встревожила меня, но страшно заинтересовала.
   И еще, кода Дейл говорил об "империях" Тринидаде, то чувствовалось, что планета плотно заселена народом, а уже целый день прошагал и не видел ни одного человека?! Как только я выпил последний глоток чая из граненого стакана, размышляя о разговоре с Дейлом, вокруг меня сгустилась вязкая темнота и наступила и тишина. Последней мыслью, которую я хорошо запомнил, была: "Приснилось или не приснилось мне это?"
   Глава 5
   ххх
   Следующий день Эль-Нассар провел в постоянных хлопотах, нужно было провести очередное заседание правительства, на котором решались насущные вопросы повседневной жизни султаната Гурам, дать аудиенцию паре иноземных послов, которым хотелось встретиться с ним и обговорить некоторые, важные для их государств вопросы и многое другие мелочи. Но все это время он думал только об одном, о телепортации воинов призрачной стражи в белые пески на выполнение задания.
   Весь этот день воины призрачной стражи вместе с капитаном Бором провели на специальном полигоне, подальше от глаз двора, и отрабатывали действия по нахождению и захвату чужака-незнакомца в белых песках. Сначала они учились, выходя из магического портала, быстро находить жертву и окружать ее. Когда такое действие происходит в обычных, нормальных условиях, то ничего сложного в выполнении этого действия не существовало. Но в мертвых песках человек с первых же минут теряет координацию своих действий, действия по захвату чужака становятся чрезвычайно сложными, требуется найти, окружить и вынести обездвиженного человека из этой зоны. Капитан Борг сумел отыскать выход из этого сложного положения, заставив своих людей отрабатывать отдельные операции поставленной перед ними задачи с завязанными глазами. Он не успокаивался до тех пор, пока его воины не доводили свои действия по выполнению одной операции до полного автоматизма, и только затем переходил к отработке следующей операции.
   Воины работали с деревянным истуканом и учились на нем срезать одежды с закрытыми глазами, но на отработке этой операции столкнулись с двумя проблемами. В записке, присланной капитану Эль-Нассаром говорилось, что, первое, одежда чужака имела странный и непривычный покрой, и, второе, материя плотно прилегала к телу и ее нужно было срезать, не нанося ущерба ее владельцу. С проблемами операцией по срезанию одежды с незнакомца провозились несколько дольше, чем с другими операциями, но и здесь со временем достигли высокого результата. Капитан на радостях угостил воинов хорошим пивом и отправил гонца к Эль-Нассару с рапортом о готовности воинов отправляться в белые пески.
   Ответ Эль-Нассара был кратким:
   - Возвращайтесь. Отправка на задание завтра вечером.
   ххх
   Утром третьего дня Эль-Нассар в своем рабочем кабинете внимательно выслушал рапорт капитана Борга о проделанной работе и готовности группы к заданию. В ходе рапорта он несколько раз удовлетворенно хмыкал, когда Борг патетически вещал о том, как воины совместно решали возникающие проблемы. В заключение доклада капитан Борг заявил Повелителю, что готов вместе со своими ребятами пойти на выполнение задания, на что Эль-Нассар решительно возразил, сказав, что капитанами призрачной стражи с такой репутацией, как у него, не разбрасывается.
   К концу разговора в кабинет вошел Придворный Маг, один из немногих придворных сановников обладавший правом входа к Повелителю в любое время дня и ночи. Он торопился и хотел накоротке переговорить с Эль-Нассаром, но, увидев капитана Борга, радостно заулыбался и протянул ему руку для рукопожатия.
   Что касается самого имени Придворного Мага, то он имел совершенно другое имя, а Придворный Маг было официальным названием должности при дворе Повелителя султаната Гурам. Настоящее имя этого придворного мага все успели забыть, так как с первых дней своей работы при дворе этот человек попросил называть себя "Придворным Магом". Более пятнадцати лет назад в султанате объявился никому неизвестный парень, назвавшийся магом. Маг не витал в облаках фантазии, а серьезно относился к делу магии. Он охотно помогал крестьянам, купцам и простым горожанам - вызывал дожди, рыл оросительные канавы, боролся с засухой, подсказывал какие товары в цене и где их можно было приобрести, очищал города от нечистот. Придворный Маг занимался целительством и не брал с крестьян больших денег за излечение от болезней, но и не опускался до бредовых предсказаний будущего, не занимался лечением от порчи или сглаза, оставляя это штучки-дрючки на откуп мелким мошенникам или шарлатанам на ярмарках и базарах. Но людям он понравился, они поверили в его мастерство и часто навещали его со своими проблемами.
   Парень оказался толковым и на встречах с Эль-Нассаром давал ему умные советы по государственному устройству и социальным вопросам. Они близко сошлись и даже подружились. Эль-Нассар рискнул и послал запрос на мага в Серую Лигу Магов с просьбой рекомендовать его на пост придворного мага. К его удивлению Лига дала практически молниеносный и положительный ответ и простой парень сразу стал Придворным Магом, практически поднявшись на высшую ступеньку придворной иерархии. Со временем между Придворным Магом и Эль-Нассаром возникло чувство полного доверия и настоящие дружеские отношения. Два человека, совершенно разные по характерам, хорошо понимали друг друга и каждый из них нуждался в поддержке другого.
   Капитан Борг всегда приветствовался в этой кампании, но держался особнячком. Может быть, по причине своего вздорного характера, он никогда не отказывался от пивка и хорошей драки на кулаках или ножах в придорожном трактире. Не любил он долгих и нудных разговоров в тиши кабинетов придворной знати или обменами дипломатическими ударами в салонах жен высших сановников султаната. Эль-Нассар хорошо понимал капитана и, в принципе, не требовал от него выполнения заданий не по его характеру. Придворный Маг относился к Боргу с открытым сердцем и не раз они напивались до такой степени, что не помнили мать родную, но маг очень любил лукавить и поддерживал отношения со знатными людьми султаната таким образом, что в дальнейшем они старались его всячески избегать или встречаться, как можно реже. Боргу это не нравилось и он всегда говорил Придворному Магу, чтобы тот был бы более прямым в разговорах и в отношениях с людьми, не лукавить с ними. Если что-либо не так с этими людьми, то нужно бить их по морде и ставить на свое место, а не разводить с ними антимоний.
   Так что это была своеобразная тройка друзей, которая крепко спелась, но каждый знал свое место и никогда друзьям не переходил дорогу.
   При появлении Придворного Мага разговор тут же перешел о предстоящей телепортации воинов призрачной стражи в белые пески. Маг подтвердил свою готовность и сказал, что чужаку-незнакомцу осталось два дня перехода и он выйдет на берег Внутреннего океана. Эта информация встревожила Эль-Нассара. Верховный Правитель ожидает информации о поимке незнакомца. А, если чужак выйдет на берег, то сможет уйти и из-под наблюдения. Если же судить по его поведению, то он представляет собой опытного мага, который способен на любой поступок, любое действие, а это означает, что, выйдя из белых песков и из-под наблюдения, он может скрыться в неизвестном направлении и его уже не найдешь. Тогда Эль-Нассару придется отвечать своей головой перед Верховным Правителем, который не потерпит подобного исполнения своего приказа
   Капитан Борг первым заметил изменившееся выражение лица и поведения своего Повелителя и поспешил успокоить его словами о готовности группы и слаженности действий его воинов. Он снова повторил, что готов отправиться в белые пески с ними вместе. Но Омар Эль-Нассар только слабо махнул рукой в ответ, поднялся на ноги и пошел к винному бару, достал бутылку старого вина и три бокала. Придворный Маг не отказался от глотка, но он не очень-то любил вино и старался его много не пить, особенно перед таким важным заданием, когда придется задействовать все свое мастерство мага. Капитан Борг с видимым удовольствием и одним глотком пропустил вино в желудок, вопросительно посмотрев на Омара Эль-Нассара, не повторит ли он?
   Телепортация в белые пески была назначения на вечер, Придворный Маг наблюдал за передвижениями незнакомца и ждал, когда он остановится на ночлег, он уже чуть-чуть подремывал, а чужак все шагал и шагал, словно механическая игрушка с подзаводом. Один раз незнакомец остановился, когда Эллида взошла на вечерний небосклон, встал на колено и задрал правую руку вверх. Это продолжалось пару минут, затем он поднялся на ноги и вновь отправился в свой путь, целеустремленно двигаясь к Внутреннему океану.
   - Этот чужак - довольно-таки странный парень, - подумал Придворный Маг, стараясь окончательно не впасть в дремоту. За время работы в султанате, он уже привык по-деревенски рано ложиться спать и рано подниматься на ноги, чтобы заняться магическими экспериментами и опытами, - сколько еще времени он так еще прошагает, пора бы и ему ложиться спать.
   Словно отвечая на это пожелания мага незнакомец в песках остановился, бросил на песок белый предмет, из которого предварительно достал пищу, и начал, морщась, ее жевать. Придворный Маг мгновенно вскочил на ноги, он уже хорошо знал расписание дня чужака и, когда незнакомец начинал вечернюю трапезу, то это означало, что он остановился на ночлег, и побежал к Эль-Нассару и капитану Боргу.
   Если капитан Борг в указанное время занимался привычным ничегонеделанием, то Эль-Нассар вел поучительную беседу о воспитании дочери с одной из ее фрейлин. Он извинился и прервал беседу, чтобы вместе с капитаном и магом бежать к порталу телепортации, который давно был подготовлен к работе по переносу воинов в белые пески и к их обратному возвращению.
   Магический портал переноса представлял собой площадку, выложенную мрамором и диаметром два метра, установленную на открытом месте в заднем дворе замка. Придворный Маг не переносил рисования колдовских пентаграмм или других кабалистических рисунков, он был магом технократом, поэтому, если и создавал артефакт для заклинания, то старался, чтобы он был похожим на техническое устройство или даже аппарат. Над площадкой на четырех столбах возвышался купол, в центре которого крепилось устройство-артефакт, во время процесса телепортации оно излучало мерцающий серебряный свет, по которому и осуществлялся перенос биологических тел и, в случае необходимости, вещественных объектов.
   Когда Эль-Нассар с сопровождающими появился у портала, там уже находилось все шестеро воинов призрачной стражи. Они были в специальных балахонах, которые после соответствующей магической обработки делали этих воинов невидимыми. Когда парень приходил служить в призрачной страже, то придворный маг начинал изготавливать для него этот балахон невидимости, на изготовление которого уходило два года, но служил уже воину до конца его воинской карьеры. Поэтому воины осторожно и бережно относились к своим балахонам невидимости, вовремя латали и подшивали и всячески ухаживали за ними.
   В этот момент к телепортации все было подготовлено, артефакт настроен, а воины соответствующим образом проинструктированы. Чтобы не терять время, было решено отказаться от произнесения прощальных речей и напутствований. Воины призрачной стражи, при появлении начальства, сразу встали на мраморную площадку и крепко обняли друг друга за плечи, это было сделано для того, чтобы на точке прибытия не произошло большого разбрасывания людей по площади. Если не соблюдать этого правила, то могло бы оказаться, что одни люди прибывали на точку, а другие навсегда исчезали в неизвестном направлении.
   Придворный Маг помедлил секунду, а затем начал громко произносить заклинание телепортации и делать круговые движения руками. Вначале ничего не происходило, затем сверху ударил узкий серебряный луч, который конусом расширился к низу и захватил в свой конус всех воинов. Затем этот световой конус стал то повышать, то понижать свою яркость, волны мерцания полились бесконечной чередой из-под купола. Придворный Маг закончил чтение заклинания и теперь стоял вместе со всеми, наблюдая за работой артефакта. Эль-Нассар и капитан Борг уже не раз присутствовали на подобных проводах и поэтому ни чему не удивлялись, правда, Эль-Нассар чувствовал себя несколько виноватым, так как он знал, что эти воины, идущие на задание, погибнут. Тем временем, мерцающий серебром свет превратился в сплошную серебряную пелену, скрыв от глав наблюдателей воинов на площадке портала.
   Последовала яркая вспышка и ревущее пламя охватило всю площадку, когда оно спало, то на мраморной площадке воинов уже не было.
   ххх
   В этот день вокруг меня, по-прежнему, расстилалась пустыня и, по-прежнему, задувал легкий ветерок, навстречу которому я шагал. И, по-прежнему, где-то далеко впереди слышался монотонный рокот, чем-то напоминающий биение морских волн о скалистый берег. Иногда мне казалось, что громкость этого звука немного повысилась, но этот факт я относил к категории "самообман", чтобы особо не желать скорейшего окончания своего путешествия по пескам. Мне так хотелось скорее покончить с этой ходьбой в никуда, чтобы встретить кого-либо, с кем можно было бы пообщаться, отвести душу.
   Мне надоело одиночество!
   Каждый вечер я любовался удивительной по красоте картиной, восхода красавицы Эллиды на ночном небосклоне Тринидада.
   - Планета Тринидад?! Интересно .... - Думал я, одновременно пытаясь вспомнить, откуда в памяти появляются такие красивые словосочетания из области фантастики, как "красавица Эллида" или "планета Тринидад системы Желтого Карлика". Если придерживаться канонов логики, то "Желтый Карлик", - это, по всей очевидности, название звездной системы, в которой вращается небесное тело под названием "планета Тринидад", а "Эллида" - имя ночного светила. Но как эти слова появились в моей памяти? Что же все-таки произошло со мной? И почему до сих пор мне никто не встретился?
   Я привык к этому своему положению и даже стал ощущать себя старожилом этих мест. Трое суток прошло с моего появления на Тринидаде, за это время сумел приспособиться к ночевкам под открытым небом и долгим дневным переходами. Во время дневных переходов особенно приятным был встречный ветерок, освежавший лицо и грудь. От постоянного пребывания под солнцем я загорел, кожа лица, тела и рук покрылась темно-коричневым загаром. Стал физически сильнее и выносливее, целыми днями мог идти, не останавливаясь. Постепенно привыкал и к мысли о том, что судьба меня закинула на другую планету и здесь я начинаю новую жизнь. В голове временами всплывала на поверхность мыслишка о реинкарнации - плоть погибла на Земле, а сознание было воссоздано на другой планете. Я боялся этой мысли и загонял ее в такие закоулки памяти, чтобы уже она никогда не смогла бы выбраться из этих закоулках. Если признать право на существование реинкарнации, то для меня это означает, что обратного пути домой нет и что я никогда не смогу вернуться домой.
   Но жизнь не прекращается.
   Каждое утро, просыпаясь, я неохотно сжевываю очередной кусок земной курицы, которая с каждым днем становится все противнее и противнее, но другой еды нет, запиваю ее глотком воды, поднимаюсь на ноги и начинаю шагать по песку навстречу ветерку. И так проходил день за днем. Иногда мне казалось, что с каждым днем пребывания в белых песках я дичаю и превращаюсь в первобытного человека - мускулы наливались мощью и силой, плечи раздавались вширь, да так, что рубашка потрескивала и рвалась по швам, а кожа тела стала толстой и грубой. К этому стоит лишь добавить, что я потерял дар человеческой речи и стал немым.
   В этот день голове не было ни одной мысли, за время путешествия по пустыне я уже о многом передумал и перестал размышлять о сложных философских проблемах бытия, думал только том, как бы выжить и сохранить себя.
   Ноги автоматически несли меня вперед, иногда мне вспоминалось, что во время сна я с кем-то разговаривал, но особенно часто мне снилась женщина невероятной красоты и обаяния, с которой мы общались по ментальному каналу и трепались обо всем на свете. На третий день пути утром память сделала мне подарок, в подробностях рассказала о ночном разговоре с неким Дейлом, который, это по его утверждению, в одной из прошлых жизней был моим другом. Лично я не помнил этого человека, хотя ночное общение с ним было приятным. Разговор с Дейлом подтвердил мои более ранние мысли о переносе моего тела, сознания и души на планету Тринидад системы Желтого Карлика. При этом я попытался вспомнить и с помощью своего астрономического прошлого определить, где же во вселенной находится упомянутая система, но как я не напрягал мозговые извилины, так ничего не вспомнил. Меня несколько беспокоило только это постоянное упоминание о существовании магии на этой планете. Пока я не знал, как на это следует реагировать, да и утверждения о существовании магии носили косвенный характер, хотя с собственными глазами, правда, это случилось во сне, как кофейник перетекал в чайник, а кресло подлаживалось под меня. А эта красивая женщина, ведь с ней я разговаривал не только во сне!
   Благодаря полученной информации мое положение на Тринидаде упрочилось и упростилось, по крайней мере, я теперь знал, что где нахожусь. Знал о существовании Восточной и Западной Империи, что небольшой по размерам султанат Гурам входит в состав Восточной Империи. Что я появился в зоне белых песков, которая расположена на его территории. Что до сих пор не встретился ни с одной живой душой за время своего трехдневного пребывания в этих песках. По словам Дейла, белые пески являются смертельно опасной зоной, в которой не может выжить биологическая жизнь. Но я нахожусь в этой зоне вот уже три дня и пока еще живой и здоровый. Даже более того, с каждым днем я становлюсь все более физически здоровым человеком, начисто исчезла зеркальная болезнь, которой страдают девяносто девять процентов мужчин планеты Земля. Три дня упражнений по ходьбе на большие расстояния принесли большие результаты, когда я опускаю взгляд вниз, то уже не вижу живота и прекрасно различаю не одни только колени. Исчезли ноющие боли, грудь дышит глубоко и свободно, исчезла и я больше не вспоминаю привычная одышка. Хотелось бы откровенно признать, что пребывание в белых песках мне пошло на пользу и поправило здоровье, я стал чувствовать себя несравненно лучше в этой новой жизни, чем когда-либо чувствовал себя в старой жизни на родной планете Земля.
   Третий день пребывания на Тринидаде истекал и пора было искать место для ночлега. Поиск места для ночлега ограничился следующими действиями, я остановился и, бросив полиэтиленовый пакет с продуктами на песок, решил заночевать на том месте, где до этого стоял. Кушать мне совершенно не хотелось, так как оставшийся в резерве кусок курицы уже попахивал и завтра мне будет нечем завтракать, а в душе я надеялся, что может быть завтра достигну цели и увижу источник рокота, который явственно стал громче по своему звуку. Но надейся на бога, а сам не плошай! Я верил в эту народную пословицу и верил, что, несмотря на ожидавшуюся с завтрашнего утра нехватку продуктов питания, выдержу дальнейший путь, на который меня поставила судьба. Теперь я понимал, что возвращение домой дело не простое, но в глубине души надеялся, что, определив свой статус на Тринидаде, смогу изыскать возможность рано или поздно вернуться на родную Землю.
   На этом мои мысли, о бренности человеческого существования, были прерваны, передо мной появилась группа фантомов, которых секунду назад на этом месте не было. Они, возникнув из воздуха, бросились окружать меня. Я бы сказал, что эти призраки были странной группой, они то появлялись, то исчезали, из-за чего я никак не мог сосчитать общее количество фантомов. Глаз отмечал сам факт присутствия людей в моем окружении, но никак не улавливал деталей, где и кто находился и чем они заняты. Что это были гуманоиды, то этот факт можно было утверждать с большой смелостью, у них были две руки, две ноги и голова. Мерцающие фантомы легко и грациозно передвигались с места на место, они словно не ходили по песку, а скользили по воздуху. Они были вооружены короткими дротиками с широкими лезвиями-наконечниками, больше смахивающими на ножи-секачи.
   Вскоре я оказался в их плотном кольце окружения призраков, которые, не теряя ни минуты начали методично срезать с меня один фрагмент одежды за другим, производили эту операцию так быстро и профессионально, что очень скоро я оказался перед ними в одних только трусах и кроссовках. Это произошло так неожиданно, что я не успел даже растеряться, а не то, чтобы оказать им сопротивление. К тому же на мне не было ни единой царапины или пореза. Я только начал контактировать с сознанием одного из фантомов, чтобы сообщить ему, что и я тоже человек, но в этот момент произошло нечто непонятное. Один из фантомов раскрыл рот в страшном крике, я успел только заметить, что все зубы во рту были черными, и стал ничком заваливаться на песок. Песок вздыбился в этом месте и на моих лазах стал пожирать плоть фантома, мне даже показалось, что в этот момент песок ожил и, словно живое существо, стал пожирать, громко чавкая, человечину. Это настолько возмутило меня, что я приказал этому существу прекратить безобразие и ткнул пальцем в его сторону. Существо прекратило чавкать и выпучилось на меня в страшном удивлении, но фантом был наполовину съеден, жизнь уже покинула его. Песчаный людоед, оставив труп фантома на виду, скрылось в песке.
   Один из призраков протянул свой дротик-алебарду и ее острием укол меня в шею. На месте укола, из ранки выступила маленькая капля красной крови. Увидев кровь, призраки стали обмениваться жестами. Второй призрак поднял алебарду и снова кольнул меня, но уже под левую лопатку спины. На этот раз укол был более глубоким и более болезненным, я успел его только почувствовать, как голова отяжелела, зрение расфокусировалось и помутилось, а к лицу стала быстро приближаться поверхность песка.
   Уже лежа на землю, я подумал, что мое одиночное путешествие по пескам сегодня успешно завершилось и что я встретился с разумными существами, которых так долго искал.
   Глава 6
   ххх
   - Повелитель! - глубокая задумчивость Эль-Нассара была прервана почтительным обращением слуги.
   - Да. - Сказал Эль-Нассар, выходя из задумчивости и разворачиваясь в сторону слуги, движением руки, разрешая ему говорить.
   - Только что вернулись воины призрачной стражи вместе с незнакомцем. Незнакомец без сознания и находится под действием наркотика. По словам Придворного Мага придет в сознание завтра утром. Воинов вернулось только трое, но и они скоро умрут. Капитан Борг рядом с ними, сейчас они ждут капеллана и Придворного Мага. Капитан просит извинить его, что не смог лично доложить вам о результатах операции, его долг воина требует отдать последнюю дань уважения умирающим. Он немедленно явится к вам с рапортом о результатах, как только освободится. - Закончил свое сообщение слуга.
   - Спасибо. Передайте, Боргу, что я буду ждать его. - Коротко ответил Эль-Нассар, низко поклонившемуся слуге и начал спускаться по лестнице.
   Отправляя воинов призрачной стражи на верную смерть, Эль-Нассар в душе лелеял малую надежду, что не все шестеро погибнут в этих проклятых песках и что, по крайней мере, некоторые из них выживут, чтобы живыми и здоровыми возвратиться домой. Время пребывания воинов в зоне песков было рассчитано по минутам и они, согласно его предварительным расчетам, не должны были там находиться более двадцати минут. Такое ограничение по времени пребывания воинов призрачной стражи в песках давало шанс, хотя и очень малый, но это все был шанс, уцелеть и сохранить человеческую жизнь. Но бог, видимо, рассудил по-своему, и поступил так, как посчитал нужным, шестеро его лучших воинов призрачной стражи положили жизни на алтарь господа бога, исполняя приказ своего Повелителя.
   Эль-Нассару очень хотелось спуститься в кордегардию, чтобы лично встретиться и попрощаться с умирающими воинами, ему также хотел взглянуть и на чужака, который четверо суток живым и здоровым провел в песках, где после пятнадцати минут пребывания отдали богу жизнь шесть его лучших воинов. А это были настоящие воины-профессионалы, подготовленные и обученные выживать в любых условиях. Но, к сожалению, статус Повелителя султаната Гурам накладывал на него жесткие рамки придворного протокола, согласно которому он не имел права свободного общения с простонародьем и открыто на людях выражать свои внутренние чувства. Поэтому Эль-Нассар, смерив эмоции простого человека, решил сначала дождаться капитана Борга, чтобы выслушать его доклад о поиске в белых песках незнакомца.
   Ожидание оказалось неожиданно долгим, Борг освободился только через четыре часа, когда было уже далеко за полночь. Он немедленно отправился в покои Эль-Нассара, где тот терпеливо ожидал капитана призрачной стражи. Войдя во внутренние покои повелителя, капитан Борг поклонился, коротко по военному приветствуя Эль-Нассара, который в этот момент сидел за маленьким чайным столиком. На столике стояли два бокала для вина и вазы с фруктами и конфетами. По всему было видно, что он ждал капитана.
   - Я полагаю, что нам не стоит звать слугу, чтобы наполнить бокалы? - Спросил Эль-Нассар, поднимаясь с кресла и направляясь к винному бару. - Ты, что предпочитаешь, капитан, красное или белое вино?
   - Честно говоря, я проглотил бы стакан крепкой граппы, но боюсь, что ты, Повелитель, настроен на долгий разговор и тогда одного стакана будет мало. А два стакана, это уже серьезное дело и ими можно любой разговор испортить. Поэтому, я лучше остановлюсь на бутылочке нашего розового вина урожая прошлого года. - Ответил Борг на вопрос Повелителя, плотно и надолго устраиваясь во втором кресле у столика. Эль-Нассар вернулся к столику с двумя откупоренными бутылками в руках, одну из которых протянул Боргу, а из другой наполнил свой бокал вином, ярко рубинового цвета.
   - Мог бы и мне налить немного, а то приходится корячиться, наполняя бокал. - Хмуро пробурчал Борг, осторожно наливая розовое вино в свой бокал. - Ведь всегда приятно, когда Повелитель заботится о подчиненных.
   - Не дождешься. - Коротко бросил Эль-Нассар. - Хорошего вина всегда требуется понемножку, а с друзьями нужно быть особенно строгим, а то допустишь слабину и они немедленно сядут тебе на шею и сопьются. Ну, да ладно, хватит трепаться по-пустому, давай, поговорим о серьезных вещах, Борг. Что там рассказали твои воины?
   - Да, можно поговорить и о серьезном вопросе, мой Повелитель. - Пробормотал вполголоса капитан Борг, одновременно поднося бокал ко рту. - В нашей жизни случаются и серьезные вещи, я сказал бы очень серьезные, но разве можно говорить о серьезной проблеме, когда твоя глотка до самого желудка иссушена, а иссохшим языком мало чего можно рассказать, когда он едва ворочается во рту. - С этими словами и не ожидая разрешения Эль-Нассара, капитан в один глоток осушил бокал, поморщился и стал наполнять второй бокал. - Эх, это были настоящие воины, да еще какие воины, а теперь их нет. Шестеро самых лучших мои бойца ушли в белые пески, трое навсегда остались там и близким родичам некуда будет ходить, чтобы поклониться их могилам, а трое вернулись, чтобы быть похороненными под вязом, в дальнем углу городского кладбища. И почему они погибли? Я понимаю, что ты дал приказ, мой Повелитель, но мои люди сознательно пошли на смерть, ради какого-то чужака, ради козла какого-то. Взглянул бы ты на него, ну, настоящий ублюдок, если судить по его загорелой харе. Да, и загар странный, темно-медного цвета. Волосы черные, широкий лоб, нос с горбинкой, рот средний, губы несколько полноваты и мягкий подбородок. Незнакомец из песков имеет рост метр семьдесят, довольно таки упитанное тело, узкий таз и сильные ноги, ноги несколько коротковатые для настоящего воина. Со сто процентной уверенностью, как профессионал, могу сказать, что он никогда не был воином и не проходил военной подготовки. - С этими словами Борг пропустил второй бокал, блаженно вздохнул и откинулся на спинку кресла.
   - А, мог бы этот парень быть магом? - Спросил Эль-Нассар.
   - На этот вопрос я не могу дать прямого и однозначного ответа. - Начал свой ответ капитан призрачной стражи, вращая в руках бокал с розовым вином. - Маги - ведь тоже люди. И эти люди по своему устройству тела ничем не отличаются от простых людей, у них нет специфических или каких-либо других особых примет или отличий, говорящих, что именно этот или тот человек является магом. Этот ублюдок из песков ничем не отличается от нас. Я не сказал бы, что по возрасту он уже старый человек, на первый взгляд, ему столько же лет, сколько нам с тобой. Мои ребята еще в песках раздели его донага, как ты и приказывал, оставив только обувь и набедренную повязку. Вот, только его обувка выглядит странно, это не сапоги и не полусапоги, а что-то другое и мягкое. Да, ты и сам завтра это сам сможешь увидеть и потрогать. Но не думаю, что эта обувка является особой приметой магов и колдунов, поэтому мы и оставили ее ему. То есть, чужак, можно смело утверждать является человеком и ничем другим и на первый взгляд не отличается от нас с тобой.
   - Куда ты его поместил, где он сейчас находится? - Спросил Эль-Нассар, наполняя свой бокал.
   - Пока он еще не пришел в сознание после усыпляющего наркотика и мы засунули его в налоговую тюрьму, в камеру для богатеньких налогонеплательщиков, где чистенько и пристойненько, лишних людей в тюрьме сейчас нет, как ты и просил. Твои богатеи страсть не любят долго рассиживаться по тюрьмам, и как только ты хорошенько их прижмешь за неуплату налогов и сажаешь в эту камеру, то эти бедняги тут же находят деньги, чтобы выплатить полагающиеся налоговые пошлины казне. Поэтому эта камера часто пустует, а время налоговых выплат скоро настанет, тогда, глядишь, и сокамерники найдутся.
   - Что произошло в песках, была ли задержки по времени пребывания, почему все-таки погибли твои ребята? Что они смогли тебе рассказать о встрече с чужаком? - Поинтересовался Эль-Нассар.
   - Знаешь, мой Повелитель, ты приказал и воины выполнили твой приказ, конечно, понимая, что уже оттуда не вернутся, но они полностью выполнили свой долг перед тобой. Теперь настала твоя очередь выполнить свои обязательства перед их детьми, женами и престарелыми родителями. И нечего сейчас нам нюни распускать, рассказывая об их последних минутах. Одним словом, они были настоящими людьми и бойцами, мужиками по жизни. - Начал свой монолог капитан Борг. - Что касается другого вопроса, то мне удалось перемолвиться словечком только с двумя парнями, третий к этому времени был совсем плох и уже находился в коме. По словам этих двоих парней, на осуществлении телепортации твой Придворный Маг хорошо поработал. Портал вынес их прямо к чужаку в песках, который в этот момент остановился, видимо, подыскивая место для ночлега, и он чуть ли сам не рванулся к моим ребятам, как только их увидел. Причем они оба в один голос утверждали, что чужак очень обрадовался их появлению. Хочу, мой Повелитель, обратить твое внимание, повторяю еще раз, на эти слова, чужак сумел увидеть моих парней, когда они были в костюмах невидимок, и какое-то время пытался им что-то объяснить им. Но они действовали в рамках твоих инструкций и у них не было ни секунды свободного времени на общение с незнакомцем. Но здесь произошла еще одна чертовщина, в которой я пока не разобрался. Один из умирающих воинов, пока находился в ясном уме и сознании, утверждал, что в тот момент, когда чужак рвался к ним, в его голове послышался чужой голос и, похоже, это был голос нашего незнакомца. Голос все время повторял, что он случайно попал в эти пески и не знает, как оттуда выбраться. Но, к сожалению, этот воин не смог привести убедительного доказательства в подтверждение своих слов. Возможно, мертвые пески уже захватила его разум и душу и он рассказывал нам то, что ему померещилось. Да и как это может быть, мой Повелитель, чтобы чужой голос говорил, скажем, например, в моей голове. Тогда для чего бог создал уши человеку?! Это действительно чертовщина какая-то и к тому же совершенно непонятная! - Капитан Борг прекратил свои рассуждения и уделил внимание третьему бокалу розового вина.
   - Спасибо, Борг, за такой подробный рассказ. Я искренне и всем сердцем переживаю и сожалею о гибели воинов призрачной стражи, и вообще не люблю и не теплю, когда гибнут люди. Завтра, - Омар Эль-Нассар посмотрел на песочные часы на камине в углу кабинета, - вернее, уже сегодня казначей султаната позаботится о вдовах, сиротах и престарелых родителях. Погибших бойцов похороним с воинскими почестями и в соответствии с государственным протоколом. Я буду присутствовать на панихиде и похоронах, что воздать должное своим воинам, как суверенный монарх и как простой человек. Но все это позже, а сейчас мне нужно на пару минут оставить тебя одного за столом и переговорить с кое-кем, а когда вернусь, то мы вместе выпьем по бокалу крепкой граппы, чтобы помянуть погибших и воздать должное живым. - С этими словами Эль-Нассар легко поднялся на ноги и направился к столу, который находился в другом углу помещения. Через мгновение на столе вспыхнуло неяркое свечение янтарного камня и послышался звуки разговора двух человек.
   Со своего кресла капитан Борг, разумеется, не мог услышать, о чем шла речь, да он особо и не напрягал свой слух, полагая, что, чем меньше знаешь, то лучше спишь. Но, в принципе, капитан отлично знал и понимал, с кем и по какому вопросу сейчас беседовал по янтарному камню его друг и его Повелитель, Омар Эль-Нассар.
   ххх
   Когда я пришел в сознание, то сразу же обратил внимание на то, что пустыня исчезла, а я нахожусь в закрытом помещении и что мое тело покоится на деревянном топчане, который после всех ночевок под открытым небом и на песке, показался мне милее всех кроватей на земле. Вокруг меня разливалась предрассветная полутьма. Я лежал на спине, лицом вверх и прямо над головой виднелось отверстие, через которое лучи солнца должны были попадать в это помещение. Но сейчас, видимо, было еще утро и солнечные лучи не достигали пола этого помещения, а касались верхней части стены у края этого отверстия. Вот из-за этого с освещением помещения и создалась странная ситуация, наверху этого помещения было светло, а внизу сохранялся полусумрак. Повернув голову чуть-чуть влево, я ничего особенного не увидел, все та же полутьма и какие-то окружности. Поворот голову вправо, также не принес ничего нового.
   Мое самочувствие было отличным, я чувствовал себя прекрасно, а главное, я почувствовал, что отоспался за все эти ночи, проведенные на голом песке.
   Правда, под самое утро мне приснился сон, который наслала на меня Эллида. Она обеспокоилась состоянием моего здоровья, когда прошлой ночью попыталась потрепаться со мной, как это делала в предыдущие ночи, то не смогла добудиться меня и мое сознание оказалось заблокированным, неизвестно откуда появившимся наркотическим веществом. Эллида немедленно воспользовалась своей способностью богини ночного небосклона Тринидада насылать на людей вещие сны. Так она поступила и со мной наслала на меня сон, в котором подробно рассказывала и проиллюстрировала, как мне избавиться от этого вещество из крови своего организма. Я всегда был неплохим учеником, неплохо учился в школе и, следуя инструкциям своей ночной богини, с абсолютной точностью проделал требуемые процедуры. Головной мозг и кровь очистилась от наркотического вещества, после чего, даже во сне, я почувствовал себя физически здоровым человеком, но "вещий сон" окончательно меня разбудил и уже не мог больше заснуть, а валяться на топчане и пролеживать бока мне тоже не хотелось.
   Поэтому решил знакомиться с новым местом. Я присел на краюшек топчана и внимательно осмотрелся вокруг. В данный момент большая часть помещения была скрыта полутьмой, хотя солнечные лучи уже яростно буйствовали наверху. Жизнь в песках выработала четкий распорядок дня - рано утром подъем и ранний завтрак, затем проход по пескам до позднего вечера, когда можно поужинать, потрепаться с Эллидой, а затем укладывался спать. Сегодняшний день привнес изменение, больше мне некуда было идти, так как я находился в стенах помещения и пока не знал, где находится выход из него. Таким образом, у меня внезапно появилось свободное время до самого вечера, которое я пока не знал, как использовать. Стараясь не забивать голову этими не простыми обстоятельствами, я поднялся на ноги и только тогда обратил внимание на то, что немного не одет.
   Из всей одежды и обуви на мне остались кроссовки с носками и домашние трусы. Вся остальная одежда бесследно исчезла. Тут же злодейка-память проиграла на сетчатке глаз, словно это был видеомагнитофон, картину появления мерцающих фигур с алебардами и моего пленения, Процесс ночного грабежа осуществлялся следующим образом, мерцающие фантомы алебардами резали на кусочки мое верхнее платье, после чего я остался в кроссовках с носками и в домашних трусах. Я поежился, но не от холода, в помещении стояла приятная комнатная температура, а от чувства, что меня так профессионально ограбили, из-за чего мне стало немного не по себе. Что мне делать, если кто-нибудь решится посетить меня в этом месте, полуобнаженным человеком встречать гостей, да получалась не очень хорошая ситуация. Ну, а что я мог поделать в этих условиях?
   Помещение представляло собой настоящее произведение архитектурного творчества и было выполнено в овальных и округлых формах - потолок был исполнен в форме купола, стены были овальными и, разумеется, пол был плоским, но круглым и напоминал цирковую арену, его диаметр был меньше диаметра цирковой арены.
   В тот момент, когда я занялся осмотром этого помещения и начал разгуливать по полу, в голове появилась и сформировалась схема помещения - центральный полукруглый зал с куполообразным верхом. Весь этот зал, если судить по этой схеме, располагался ниже поверхности земли, только верхняя часть купола немного возвышалась над уровнем земли. От центрального зала отходили различные проходы, коридоры в другие технические и служебные помещения. Если судить по полученной информации, предоставленной благородной, но неизвестной личностью, то меня поместили в помещении, которое своими формами напоминало деревенский горшок, основная часть которого скрывалась под землей. Единственным входом и выходом было отверстие в куполе, которое я увидел только открыв глаза после сна.
   Да, это было замечательное начало новой жизни на планете Тринидад системы Желтого Карлика, вначале судьба забросила в безлюдную пустыню, где по непонятным причинам гибли местные аборигены. После первой же встрече с людьми, о которой мечтал в песках и которые оказались людьми мерцающими фантомами, судьба-злодейка забросила меня в подземелье, чтобы выйти оттуда - нужно было всего лишь взобраться на семиметровую высоту и через верхнее отверстие в куполе покинуть помещение. Но на ум тут же приходит мысль, что подобное помещение само по себе не появилось бы на свет, если бы оно не потребовалось бы разумным существам, способным на такие изобретательные выдумки. Что же у нас получается, я нашел и встретил разумных существ, но не могу поговорить с ними, так как они пребывают наверху, а меня бросили в яму, выбраться из которой невозможно без крыльев.
   Я еще раз осмотрелся вокруг, пытаясь глазами отыскать еще один вход или выход. Но ничего подобного вблизи не было.
   В это время напомнил о своем существовании мой организм, который за время пребывания на другой планете не претерпел особых физиологических изменений, а оставался простым организмом человека, которому время от времени было необходимо справлять некоторые функции, особенно по утрам после долгой ночи. Мочевой пузырь был переполнен и сигнализировал о необходимости найти специальное место для его освобождения, да и умыться не мешало бы. А кругом ничто не походило на требуемое место. Оставалась только надежда, что мне удастся найти искомое место до конфуза, не мог же я, цивилизованный человек, превратить чистейшее помещение в подобие нужника.
   Но время поджимало, а организм требовал своего. Я исходил из предположения, что и этим мерцающим фантомам требовалось специальное помещение для исполнения аналогичных функций. Таким образом, следует приложить большое старание и подобное помещение отыскать и в этом месте, его несмотря на то, что оно находится на другой планете, должно было иметь специализированное помещение под специфическим названием туалет. Его следовало бы только разыскать.
   Голова была настолько увлеченно занималась построением логических цепочек причинно-следственных связей, что она не сразу обратила внимания на непонятную пунктирную ленточку, то и дело выбегающую из-под моих ног и поспешающую в строго определенном направлении. Причем, эта пестренькая ленточка постоянно повторяла свои действия, она то появлялась, то исчезала, словно приглашала меня следовать за ней, а не стоять на месте. Как только понимание этого факта было установлено моим головным мозгом, ноги сами собой и без дополнительных понуканий двинулись в указанном направлении. Через пару шагов я носом упираюсь в сегмент овальной стены, на которой через определенные промежутки времени вспыхивало и гасло темный квадрат, как это обычно происходит с курсором на экране монитора терминала. Я внимательно осмотрел этот черный квадрат, даже его понюхал,, при этом был готов поклястьсяЈ что несколько мгновений назад стены в этом месте ничем не выделялась от всей стены в целом. Машинально касаюсь рукой мигающего квадрата, тут же в ушах прозвенела слабенькая, едва слышимая, трель колокольчика и незнакомый, но приятный мужской баритон с подобострастием спросил:
   - Что изволите, господин.
   Голос прозвучал настолько неожиданно, что я судорожно отдернул руку от пятна, а выделенный сегмент стены проваливается вовнутрь, на моих глазах превращаясь в дверной проем, заполненный серебристым мерцанием. Подобное открытие двери я не раз видел в современных фантастических фильмах, когда автоматически открывались и закрывались двери отсеков космических кораблей, путешествующих по безднам вселенной. Я нерешительно шагнул вперед и, преодолевая легкое сопротивление серебристого мерцания, оказываюсь в другом помещении.
   ххх
   Я стоял на верху мраморной лестницы, а передо мной раскрылась панорама шикарного ванного помещения.
   Прежде всего хочу заявить, что никогда в своей жизни не встречал ничего подобного. В прошлой жизни на Земле я был человеком среднего достатка, который жил в обычном доме-новостройке, работал средней руки менеджером, с женой и ребенком ездил отдыхать за границу, но ни разу не видел и не встречал подобные ванные помещения, даже, когда случалось останавливаться в пятизвездочных гостиницах.
   Передо мной находился настоящий банный комплекс, состоящий из каскадом расположенных бань, бассейнов и тренажерных залов, они были различных конфигураций, каждый метр площади использовался строго по назначению. Тренажерные залы были уставлены различными тренажерами, штангами, гирями и гантелями, массажные залы имели различные столы и лежаки для выполнения самых экзотических массажей. Парикмахерские и парфюмерные салоны были уставлены креслами для стрижки, маникюрными столиками и просто парфюмерными столиками с зеркалами во всю стену. Площадь одно этого комплекса во много раз превышала площадь помещения, где я проснулся сегодня утром. Я очень удивился тому, что это за человек, который планировал это помещение в качестве служебного или помещения, но по своим размерам и роскоши он больше походил на дворец. Природа человека постоянно напоминала о себе и понуждала к срочным действиям, сам не знаю, как мне это удалось, но среди всей этой роскоши я быстро разыскал еще одну дверь, которая, наконец-то, привела меня туда, куда и короли ходят пешком.
   Вернувшись в общую залу, стал наслаждаться эстетическим созерцанием развернувшейся передо мной панорамой. Здесь все соответствовало самому изысканному вкусу - оборудование, удобства, зеркала, косметические и парфюмерные столики с неисчислимым количеством пузырьков, флаконов, тушей, помад и всего другого. В принципе я понимал, что к чему, но некоторые вещи и для меня были не понятны. Когда смотришь на них то не знаешь даже с которой стороны к ним подбираться. В зале были три серых куба различной конфигурации - с резко выделенными гранями, слегка округленными и почти круглыми. Я провозился с ними минут двадцать, прежде чем догадался, что это наш душ, только не совсем понял, почему один из них ледяной, второй супер горячий, а третий - ни то, ни се, да и были они почему-то лежащими и душ надо было принимать, лежа на боку. Но были в этом дворце и вещи, которые были абсолютны понятны, - это ванные различной формы, в которых можно было мыться стоя, сидя и лежа. Правда, опять не понял, каким образом эти ванные заполнялись водой, сколько я не крутил краны или вентили, из кранов вода так и не полилась. А одна ванная, своими размерами больше похожая на бассейн, моментально наполнялась водой, но почему-то розового цвета и с масляным запахом. Мне очень хотелось помыться, но не рискнул мыться в воде розового цвета и с масляным запахом.
   Когда я находился в общем зале, то проходил мимо больших водоемов, которые напоминали небольшие озера и которые были заполнены нормальной водой голубого цвета, но желание искупаться в них отбивалось непонятной живностью, водящейся в них. Однажды я увидел подобие нашей земной рыбы, но с громадными глазами с веками, которые умоляли тебя о чем-то. После одного из таких взглядов я старался больше к водоемам близко не подходить, мне было жалко эту рыбку, но я ничем не мог ей помочь. Сам в этом месте исполнял роль экзотического экспоната.
   Меня всегда привлекали вещи, которые были привычными в прошлой жизни, но имели специфические свойства. Взять хотя бы к примеру зеркала, Вот зеркало, в котором я вижу самого себя, но не зеркальное отражение своей собственной личности, а самого себя, живущего в зазеркалье своей собственной жизнью. Надеюсь, что это был прототип, а не мой антипод. Земное зеркало плоско отражает лица или фигуру человека, рассматривающего себя в это зеркало, и само отражение, словно мартышка, нелепо повторяло все действия этого человека. Земное зеркало не дает возможности увидеть, что находиться непосредственно за спиной твоего зеркального отражения, с какой бы стороны ты не пытался заглянуть за спину отражения. Ты ведь не можешь засунуть голову в зеркало и посмотреть, что же находиться за спиной твоего отражения, так как лбом встречаешь непреодолимое препятствие, стеклянную поверхность самого зеркала.
   В том же зеркале, перед которым я сейчас стою и разглядываю самого себя из-за Зазеркалья, то я вижу не зеркальное отражение, а своего двойника-копию, который живет себе поживает в Зазеркалье. Я могу запросто подойти к нему, ткнуть его кулаком в бок и заглянуть ему за спину, только нужно очень осторожно, резкие движения в этот момент не приветствуются, завести голову за стеклянную преграду. Ты можешь даже перекинуться со своим двойником двумя-тремя словечками. Честно говоря, мне в какой-то степени понравился этот парень с всклоченными волосами на голове, медного цвета лицом, заросшему к тому же многодневной щетиной и, что особенно приятно, заметно похудевшего.
   Подмигнув своему живому отображению, я переключил внимание на стоящие поблизости столики с бутылочками и флакончиками. Ни секунду задержался у одного из них, заставленного флаконами с неизвестными субстанциями и парфюмерными веществами, обладающими невероятно изумительными запахами. Взяв флакон, наполненный фиолетовой субстанцией, вытряхнул несколько капель этого вещества на ладонь. Едва коснувшись кожи руки, субстанция превратилась в пенящееся вещество. Аромат вещества был незабываем и, следуя своему наитию, я обеими руками начал втирать это вещество в кожу лица, шеи и рук, совершенно не опасаясь возможной негативной реакции на эту процедуру. Осторожными круговыми движениями рук я тщательно втирал вещество в кожные поры лица. "Мое второе я" в зеркале, словно обезьяна в зоопарке, повторяло мои действия по втиранию эфирных масел в поры кожи лица, шеи и рук.
   Затем мы одновременно взглянули друг на друга и, глубоко удовлетворенные увиденным результатом, дружно рассмеялись. Как только смех затих, мы подошли к одной из раковин с кранами для горячей и холодной воды, чтобы умыться и смыть с лица клочки фиолетовой пены. Вентили кранов можно было вращать в любую сторону и до бесконечности, но воды не было. Раздосадованные неудачей с вентилями, мы вновь взглянули друг на друга и на секунду обмерли от увиденной картины - на наших лицах не было пены и не было недельной щетины. Исчезли рытвины и морщины, которые с каждым прожитым годом становились только глубже и извилистей, исчезли тени под глазами и жировые складки под подбородком, словно этого никогда с нами не было. Кожа лица сама подтянулась и посвежела, словно по щучьему велению, лицо омолодилось и приобрело юношескую моложавость. Сейчас мне можно было смело дать двадцать пять - тридцать лет. Еще больше помолодел мой визави. Я с трудом узнал в нем самого себя, только на юношеском лице сохранились мои темно-карие глаза, остались брови вразлет, полногубый рот и нос с горбинкой, в детстве палкой перебили переносицу в разгар сражения с соседским двором.
   Ошеломленный полученным эффектом, я попытался втереть это же вещество в шевелюру на голове, после втирания волосы становились непонятно по какой причине редкими и тонкими. После завершения в первый раз этой процедуры, я долго и терпеливо разглядывал шевелюру в зеркало, но заметных изменений с волосами не произошло. Походило на то, что фиолетовая пена не очень хорошо впитывалась в кожу головы. Волосы не поменяли окраски и не превратились в густые вихры, а стали более чистыми и шелковистыми на ощупь. Я дважды повторял процедуру, но конечный результат не менялся. В нерешительности я стоял перед зеркалом, думая о том, что может быть попытаться еще раз и четвертый раз повторить процедуру с волосами головы, но тут обратил внимание на то, что мой, медленно вращает пальцем у виска головы, я понял, что совершил глупость, покраснел и вернул флакон с фиолетовой субстанцией на место.
   Уже сделав несколько шагов от парфюмерного столика, я вспомнил, что лично не вращал пальцем у виска своей головы, и понял, что этот жест мой визави исполнил самостоятельно и по личной инициативе. Эта мысль задела мое самолюбие и, словно скользкая и холодная змея, скользнула в душу, очень неохотно я развернулся и заглянул моему двойнику прямо в его бесстыжие глаза. Некоторые мгновения его лицо оставалось бесстрастным и ничего не выражало, зеркально отражая мой гнев, затем оно приняло лукавое выражение мордочки, нашкодившего щенка, и расплылось в широкой улыбке счастливого человека, довольного получившейся шутке, он на прощанье помахал мне ручкой, резко развернулся и скрылся в глубине зеркального пространства. А я, словно деревянный истукан, вырубленный из целого ствола дерева и установленный далеко в степи, замер перед зеркалом, пытаясь глазами разыскать своего двойника, но в зеркале ничего не отражалось!
   Недоуменно пожав плечами по поводу произошедшего, я решил умыться и принять ванну, чтобы смыть дорожную пыль и грязь, накопившеюся за четыре дня переходов по песку. Скинул трусы, кроссовки и носки и решительно по мраморной лестнице спустился на дно большого джакузи. Вентили кранов ванны были сделаны из золота или аналогичного материала, но, в отличие от вентилей кранов раковины, они не вращались и воды в этих кранах тоже не было. Безнадежно махнув рукой, прилег на дно. Лежать было неудобно и уж было собрался выбираться из этого неработающего джакузи, но почувствовал сильнейшую усталость, а из-за привычной лень не хотелось шевелиться, поэтому решил немного отдохнуть и полежать.
   Немного поелозив телом, чтобы принять более удобную позу, я вдруг почувствовал, как дно ванной стало принимать формы моего тела. Под головой появился удобный подголовник, спина оказалась в углублении и могла свободно поворачиваться в любую стороны, нижняя часть спины попала в комфортную впадину, а в ногах сформировался небольшой выступ для упора ног. В этот момент я почувствовал себя вполне счастливым человеком, пока у меня все получалось, был жив и здоров, принимал прекрасную ванну в супер комфортной джакузи. В помещении стояла отличная температура воздуха, она была именно такой, при которой я чувствовал себя лучше всего, казалось бы отсутствие в джакузи воды должно было бы испортить настроение, но сразу всего не бывает, а если быть оптимистом, то когда-нибудь появиться и вода, а сейчас можно было бы отлично подремать. Только глаза начали слипаться, как джакузи стало заполняться жидкостью, которая издавала приятный аромат, но была несколько маслянистой, нежели простая вода.
   Прикрыв глаза, я почувствовал себя на седьмом небе.
   Когда процесс наполнения джакузи маслянистой жидкостью только начался, то ее температура была на пару градусов выше температуры воздуха, что создавало ужасно комфортные ощущения. Когда процесс заполнения джакузи жидкостью завершился, заработали сопла гидромассажных струй, напор которых то ослабевал, то усиливался в зависимости от плотности массажа отдельных участков тела. Мне не было нужды поворачивать тело, чтобы подставлять различные участки тела под массажные струи. В этом джакузи массаж осуществлялся несколько по иному принципу. Ванная сама определяла, как осуществлять массаж, струи возникали в самых неожиданных местах, и то слабым, то сильным напорами струй массировали ноги, руки, плечи, грудь, шею и спину. Это было действительно приятное безобразие, в глубине тела родилась приятная истома, незаметно переросшая в негу, я не заметил, как душевно задремал и заснул!
   Глава 7
   ххх
   Утром Эль-Нассар проснулся очень рано, да и лег он вчера весьма поздновато, поэтому чувствовал себя усталым, разбитым и сильно раздраженным человеком. Побаливала голова, видимо, давала себя знать бутылка вина, распитая за разговором с капитаном Боргом. Эль-Нассар особо не увлекался вином, правда, и не отказывался выпить бокал ... другой в хорошей компании с друзьями и с хорошей закуской, но вчерашняя бутылка и бокал граппы давали себя знать сегодня утром. Он прекрасно понимал, что соревноваться с капитаном призрачной стражи Боргом в выпивке, означало возможную смерть от передозировки и во всех случаях выходило себе дороже. Поэтому Эль-Нассар решил не бороться с головной болью контрмерами капитана Борга, что предполагало выпить на голодный желудок литровый ковшик холодного и только что перебродившего пива, а терпеливо переждать, когда головная боль прекратиться. Правда, можно было бы прибегнуть к квалифицированной помощи Придворного Мага, но ему очень не хотелось выслушивать длинную нотацию о вреде пития еще от одного очень умного человека.
   Разговор с Верховным Правителем, состоявшийся прошлым вечером по янтарному камню, еще раз подтвердил уверенность Эль-Нассара в том, что его сюзерен придавал большое значение любой информации о чужаке из белых песков. Во время этого разговора ему даже показалось, что Верховный Правитель с нетерпением ожидал вызова, он моментально отозвался, когда Эль-Нассар прочитал только половину заклинания о соединении. Он опять-таки лично принял вызов своего вассала и очень внимательно выслушал его сообщение о захвате незнакомца. Его интересовала любая информация о чужаке, ловил каждое слова Эль-Нассара, и даже вздохнул с облегчением, когда тот заявил, что незнакомец доставлен в столицу султаната, что он находится в налоговой тюрьме, что о нем никто не слышал и ничего не знает. Этот вздох был отчетливо услышан Эль-Нассаром. Было очевидно, что старика совершенно не волновала информация о гибели шестерых воинов призрачной стражи, участвовавших в поимке незнакомца. И дважды он заставлял Эль-Нассара повторить рассказ об умирающем воине и о том, что тот, якобы, услышал прозвучавший в его голове голос чужака. После это повтора Верховный Правитель дал отбой связи и отключил янтарный камень без дополнительных комментариев или указаний.
   По общей тональности разговора Эль-Нассар сделал вывод, что Верховный Правитель остался доволен полученным результатом, поэтому и не внес дополнительных изменений в свое первое распоряжение о порядке содержания чужака и его последующей пересылке в столицу Восточной Империи. На радостях Эль-Нассар и допустил эту оплошку с выпивкой, хорошо зная характер своего старого друга капитана Борга нельзя было идти у него наповоду и, когда они выпили по бутылке вина и запили ее бокалом крепчайшей граппы, нужно было сразу расходиться. А было небольшое продолжение, после которого у нормального человека болела бы не только голова, он следующим утром и подняться бы не смог после такой пьянки без закуски.
   Горячая ванна и контрастный душ, когда горячая вода чередуется с ледяной водой, небольшие самодеятельные трюки с магией, позволили Эль-Нассару осознать, что, несмотря ни на что, жизнь продолжается и по ней можно шагать с высоко поднятым подбородком, а не ползать по земле на ощупь или ходить поддерживая равновесие тела, касаясь руками стен комнаты.
   ххх
   И в этот момент на правой руке замигал рубиновый браслет огоньками срочного вызова. Он нажал одну из выпуклостей браслета и поднес его ко рту:
   - Зульфия, родная, - сказал он, - что случилось, что с тобой произошло?
   - Отец, - послышался в ответ прелестный девичий голосок, - я только что вернулась после прогулки вместе с Зухратом. Это была бесподобная прогулка на конях, но. Зухрат вел себя, как глупый и невежливый мальчишка. Он все время хулиганил, приставая к селянам и их дочерям, то бешено скакал на своем рысаке, не обращая внимания на овраги и буераки, готовый в любую минуту сломать себе шею. Но, в конце концов, чуть-чуть одумался и стал настоящим кавалером, собрал букет из полевых цветов и подарил его мне. Папа, полевые цветы такие красивые! Я сплела из них венок и до сих пор ношу его на голове. А потом, этот несносный мальчишка все испортил, подскакал ко мне и с налету, без разрешения поцеловал меня прямо в губы. Папа, я не знаю, что делать, этот поцелуй был таким грубым и неделикатным, что я дала ему пощечину. А он сильно обиделся, ударил коня плеткой и куда-то ускакал и я не знаю, где он сейчас.
   Зульфия была единственной и любимой дочерью Эль-Нассара, она была полной копией своей матери-красавицы.
   Мать Зульфии и жена Эль-Нассара погибла во время одного из случайных набегов номадов на пограничные провинции султаната Гурам около пятнадцати лет тому назад, У нее был шанс сохранить жизнь, но в этом случае она должна была стать наложницей одного из номадов. Чтобы сохранить свою жизнь, подобным образом поступали многие другие женщины из султаната Гурам и других стран Восточной Империи, когда оказывались в плену у номадов. Они становились послушными рабынями номадов, сохраняя жизнь, но этим закрывали себе возможность вернуться домой.
   Мать Зульфии слишком любила Эль-Нассара и свою дочь, она так и не смогла поступить подобным образом, душой и телом она осталась преданной своему любимому мужчине и отцу ее дочери, который в то время был удачлив и быстро продвигался к вершинам власти в султанате Гурам. Мать Зульфии еще не получила официальный титул супруги Эль-Нассара, для этого требовалась длительная церемония сватовства, помолвки и официальной свадьбы, а также совершения других ритуалов и обрядов, а они - оба молодые пришли к деревенскому священнику и перед богом и людьми навек соединили свои сердца. Для самих себя они стали мужем и женой, но не для широких кругов аристократии, дворянства народной массы султаната Гурам. Но для них это уже было малозначащим фактором и они не обращали на это обстоятельство внимания. Они любили и были любимы друг другом, не могли и дня прожить друг без друга. И когда родилась Зульфия, ее появление на свет принесло огромное взаимное счастье молодым супругам.
   Но оказавшись во время набега перед лицом смертельной опасности, мать Зульфии, не колеблясь ни секунды сделала свой жизненный выбор, умерла свободной женщиной, а не стала рабыней-наложницей. Номады всегда считались шакалами войны, нападали исподтишка, грабили и убивали мужчин, стариков и детей, а женщин забирали в рабство. Но даже эти шакалы преклонили колени и головы перед мужеством свободной женщины-матери Зульфии, которая предпочла смерть, она убила себя кинжалом и труп ее сожгли на костре вместе с телами погибших воинов номадов.
   - Хорошо, Зульфия, успокойся, я сейчас приду к тебе и мы поговорим. - Сказал Эль-Нассар и отключил браслет.
   В этот день следовало проделать много дел, но они могли бы и подождать своего часа, а дочь была единственным ребенком и престолонаследницей султаната Гурам. После получения официальной информации о гибели матери Зульфии, Эль-Нассар предпринял все возможные усилия, чтобы отыскать свою дочь. Все было напрасно, разведчики и воины Борга каждый раз, возвращаясь из мест гибели матери Зульфии, приносили новую информацию о трагедии в целом, но, как они не старались, так и не смогли разыскать ни кусочка информации о том, куда же пропал ее ребенок. Эль-Нассар за это время довел себя до высшей степени отчаяния, люди все чаще и чаще видели его прикладывающегося к чаше с вином, так ему было легче перенести горе и отчаяние мужа и отца.
   С момента гибели материи Зульфии прошло две недели и однажды к охране замка Эль-Нассара подошла старая женщина, одетая в рванье, с маленьким свертком на руках, из которого не слышалось ни писка, ни плача и сказала стражам, что хотела бы увидеть их Повелителя. Стражи начали смеяться и издеваться над этой женщиной, говоря, что молодой Повелитель Омар Эль Нассар только и ждет встречи с этой женщиной. Сообразив, что ей не удастся переубедить словами этих недотеп у ворот замка, женщина развернула и сверток и положила к ногам стражей, а сама начала удаляться от замка, идя вниз по грязной городской улице.
   Стражи, как стояли с раскрытыми ртами, чтобы продолжать насмехаться над старой женщиной, так застыли истуканами на месте, будучи не в состоянии издать хоть один звук. А у их ног лежал младенец с ярко-рыжими волосиками, голубыми глазками, засунувший в рот пальчик и сладко его посасывающий. Стражами у ворот обычно назначались самые опытные воины, которые с первого взгляда должны были определять в посетителях, кто они в действительности - друзья или враги. Вот и на этот раз стражи моментально сообразили, что за младенец лежал у их ног. Один страж поднял младенца и плотно укутал его в рваное бельишко, а другой бросился вдогонку за женщиной.
   Весь замок в тот день стоял на ушах, все свободные женщины занимались только одним делом - мыли, парили и еще раз мыли ребенка, волосинку за волосинкой расчесывали его волосики и даже попытались их заплести в косичку. К ребенку под страхом смерти не допускался ни один мужчина, а бедный отец метался перед закрытыми дверями покоев, где находились одни только женщины и ребенок, пытаясь то силой взломать их, то жалобно упрашивая женщин, разрешить ему посмотреть на ребенка. Но ни угрозы применения силы, ни мольбы не трогали сердца этих женщин, ребенок для отца был недоступен.
   Видимо, вскоре самому ребенку надоела эта женская суматоха вокруг нее и девочка-младенец расплакалась, сначала она негромко поскуливала, а затем стала громко рыдать. Женщины никак не могли успокоить расплакавшегося ребенка, когда в покои прорвался Эль-Нассар и протянул руки к ребенку. Чистенькая, аккуратно причесанная куколка легко перешла на руки отца и сразу прекратила свой плач, она всем своим маленьким тельцам прижалась к отцовской груди и начала агукать, словно жалуясь отцу на тяготы жизни, потерю матери и на невнимание с его стороны к подрастающему поколению. Почти весь этот день ребенок провел на руках отца и ни разу не плакал и не кричал. Но когда настало время укладывать младенца на ночь, и няньки забрали ребенка из рук отца, то послышался такой несчастный и горестный крик ребенка, что Эль-Нассар не смог отойти и держал ее за ручку. Этим жестом отец хотел сказать своему ребенку, что больше никогда ее не покинет и рев младенца моментально прекратился.
   С того дня отец и дочь не расставались.
   ххх
   Сколько времени я проспал в джакузи не могу сказать, в этом новом мире я пока еще не научился определять более или временное точное время, поэтому не знал, который сейчас час и в какое время заснул в джакузи.
   Топчан был комфортен и подниматься на ноги мне совсем не хотелось, так и хотелось потянуться всем телом да так, чтобы косточки захрустели, а потом еще немного подремать. Но мысль о топчане подбросила меня вверх и, вскочив на ноги, я уставился на топчан.
   Топчан..., но причем здесь топчан!
   Сейчас я находился в здравой памяти и хорошо помнил, что задремал в джакузи, под массажными струями маслянистой жидкости. Сколько я ни вращал головой, глазами стараясь отыскать так мне запомнившуюся джакузи, но помещение с топчаном ничем не напоминало банный комплекс комнату с джакузи. Неизвестно куда пропала мраморная лестница и каскад бассейнов, передо мной полутьма снова скрывала внутренности помещения, а солнечные зайчики, по-прежнему, играли вверху у отверстия.
   Но что же получается, пока я дремал непонятная сила перенесла меня из джакузи обратно на топчан в помещение с овальными и полукруглыми стенами, в котором ничего кроме топчана и отверстия наверху в куполе не было. Опять таки неведомая сила, опять таки перенос из одного места в другое и опять таки непонятно, как это произошло или кто это проделал со мной?! И проснулся я именно на том топчане, на котором проснулся в первый раз. Только бросив взгляд на себя, я обнаружил единственное различие между тем, когда проснулся в первый раз. На этот раз на мне ничего не было, сейчас я был полностью обнажен. Я же хорошо помнил, как снимал трусы и кроссовки и аккуратно складывал их у бортика перед тем, как войти в джакузи. Сделал пару кругов по помещению в надежде разыскать свои вещи, без одежды я чувствовал себя не очень-то уверенно, мне так и хотелось чем-то прикрыться. Обернулся, чтобы посмотреть не было ли этих вещей у топчана, но только успел заметить, как топчан, словно мягкая глина, уплывает в пол, в какой-то момент он полностью втягивается в пол, ничего не оставив на поверхности, что напоминало бы о том, что на этом месте только что стоял топчан.
   В голове мелькнула мысль о том, ну чему мне удивляться после того, как единственное спальное место - топчан, на твоих же глазах скрывается от тебя погружением в этот же пол?! Из этого следует, что пора изменить свое отношение к магии, от полного отрицания, вероятно, стоило бы перейти к более осторожному и более внимательному к ней отношению. Ведь, если разбираться во всех произошедших со мной ранее случаях переноса из точки "А" в точку "Б", то в этих процессах явно ощущается ее присутствие. Только магией можно осуществить перенос вещей и предметов, возможно, и биологических объектов, на различные расстояния, от нескольких сантиметров до бесконечности, посредством телепортацией. Иначе, как можно было бы объяснить мое внезапное появление на Тринидаде, и таким же образом можно объяснить мой перенос из банного комплекса в это помещение. Но, похоже было на то, что этой магической телепортацией я могу пользовать только тогда, когда сплю - только в сонном состоянии я могу перенестись из одного в другое место. А это уже интересно, правда, остается только выяснить, как я это делаю?!
   Я попытался вновь разыскать банно-помывочный комплекс, несколько раз обошел помещение по кругу, внимательно всматриваясь в стену, чтобы обнаружить дверь или ее рисунок, даже попытался "простукивать" подозрительные места в стене. Все мои усилия были напрасными, стена была, как стена и ничего в ней не прорисовывалось. Помещение было вылизано и вычищено таким образом, словно уборщики прошлись зубной щеткой по всем закоулкам, не оставив после себя ни пылинки, ни соринки. Банный комплекс и мои приключения в нем очень походили на игру моего собственного воображения. Но куда тогда исчезли мои трусы, носки и кроссовки - все эти вещи, которые остались у меня от моей прошлой жизни?! И куда подевалась тогда моя недельная щетина на подбородке, почему лицо сейчас такое гладкое?! И опять-таки, почему я сейчас такой чистый и опрятный, словно только что принимал баню с отличной парной? Куда тогда исчезла моя дорожная грязь, коростой ложившаяся на мое тело в течение четырех суток хождения по пустыне под жарким солнцем.
   В моей памяти сохранилось слишком много фактов, подробностей и просто информации, подтверждающие, что не все, что со мной происходило можно было бы списать, как на иллюзию или на наваждение. Не прошло и недели с момента моего появления на Тринидаде, а я уже столько насмотрелся, стал участником таких иллюзий и наваждений, что голова затрещала по швам. А как иначе можно объяснить такие вещи, как встреча и разговор с Дейлом, восход прекрасной Эллиды и ее собратьев, встреча с мерцающими фантомами в пустыне, пропажа реально существовавших трусов, носок и кроссовок. Последнее наваждение особенно реально меня в тупик, остаться без какой-либо одежды именно в тот момент, когда тебе вскоре придется показаться людям. Предстать перед ними голышом было бы верх невежеством и выражением неуважения к людям, которые придут посмотреть на меня или переговорить со мной. То, что такая встреча вскоре произойдет я и минуты уже не сомневался. Только мне совершенно хотелось бы, чтобы меня, в конце концов, приняли бы за экзотического дикаря и засунули бы в клетку местного зоопарка, чтобы показывать детям и взрослым посетителям, рассказывая об эволюции человечества.
   Но, несмотря на мои тщательные поиски, я так ничего не нашел, кругом были одни голые стены. Продолжая ходить по кругу, размышлять о своем положении и внимательно осматривать помещение, я старался разыскать то, чего в этом место уже и быть не могло, свою одежду и обувь. И когда совершал двадцатый или тридцатый круг в замкнутом пространстве, то мне показалось, что в дальнем углу, которого здесь и в помине не было, валяется какая-то тряпочка. Поднимая эту тряпочку с пола, я мог поклясться, что ее здесь ранее не было, что эта вещь мне не принадлежала. Раз двадцать я проходил мимо этого закругления, взглядом прощупывая каждый миллиметр пространства, а сейчас у меня в руках находится этот небольшой клочок материи непонятного происхождения и непонятного предназначения. Я стоял и, в задумчивости, перебирал тряпочку пальцами, ощущая качественную фактуру ткани, из которой эта тряпочка была соткана. Ткань была легка, эластична, плотна и чувствовалось, что была изготовлена из материалов естественного происхождения.
   - Эта тряпочка называется набедренной повязкой, повяжи ею бедра, прикрой свой срам и привыкай быть современным человеком, а эта набедренная повязка на долгие годы станет твоим другом. - Прозвенел в голове приятный и хорошо знакомый женский голосок.
   ххх
   Внезапное обращение Эллиды совершенно меня смутило. Женщина обращалась ко мне, а это означает, что она видит меня в тот момент, когда на мне нет никакой одежды. Я согнулся в три погибели, прикрылся ладошкой, щеки покрыл ярко красный румянец, я не знал, как извиниться перед дамой за свое неглиже. К тому же я не знал, как одной рукой можно было правильно повязывать этот маленький клочок материи на свои бедра. Раз десять накидывал ее так и сяк, старался приладить ее таким образом, чтобы она не падала бы на землю в самые ответственные моменты появления на публике, одной рукой выполнить эту работу было невозможно. Отбросив стыл в сторону, принялся за работу обеими руками, но очевидно, отсутствовала должная практика по завязыванию подобных предметов мужского туалета на бедрах.
   Но, принимая во внимание народную поговорку о том, что "упорство и труд все перетрут", в конце концов, мне удалось закрепить набедренную повязку соответствующим образом на бедрах. Сумев окончательно завязать пару самых сложных узлов, чтобы набедренная повязка не спадала, я внезапно почувствовал, как набедренная повязка, самостоятельно и словно живое существо, немного поерзала, устраиваясь поудобнее на бедрах, и слилась с кожей моего тела. Должен откровенно признаться, что в этот момент я сильно испугался, меня прошибла самая настоящая испарина. Мне захотелось в сию же минуту избавиться от этого проклятого лоскутка ткани. Ведь только подумай и сразу становилось все ясным и понятным, что эта тряпочка не просто так объявилась в помещении, что этот коварный женский голосок не просто так давал советы и что эта набедренная повязка превратилась в кожу моего тела. Опять со мной творят, не спрашивая на то моего согласия, всякие магические штучки-дрючки! Все во мне в этот момент вопило о том, что на моих бедрах не простой лоскуток ткани, а нечто... ужасное. Испуг оказался настолько сильным, что я даже попытался развязать и сбросить с бедер набедренную повязку, но пальцы рук лишь скользили по ткани повязки или по коже тела, я так и не разобрался в этом, а пальцы не могли зацепиться пальцами или ухватиться за этот клочок ткани.
   - Прекрати кривляться и дергаться, придурок?! - Вновь послышался в голове голос Эллиды, в котором явно проскальзывали супружеские интонации. - В этом мире ни один мужчина не отказывается от подарка прекрасной Эллиды. Разумеется, малыш, ты мне нравишься и без этой набедренной повязки, но сам понимаешь, что тебе не стоит показываться на людях в столь непристойном для цивилизованного общества виде. Говорю, придурок, не снимай этой набедренной повязки и гордись подарком богини ночи, который не раз тебя спасет на долгом пути к славе и власти. Да, малыш, хотела бы предупредить тебя, что с этого момента за тобой наблюдают через скрытые камеры контроллеры налоговой тюрьмы, в камере которой ты сейчас находишься. - В моей голове послышалось коварное женское хихиканье, затем раздался громкий щелчок, словно радиотранзистор переключили на другую волну.
   Обиженный тем, что женщина дважды назвала меня придурком и малышом, до глубины души раздосадованный только что прочитанной лекции о правилах поведения в обществе, я оставил в покое свою набедренную повязку и переключился на другие более приятные мысли. В этот момент в желудке родилось чувство голода, что лишь говорило о том, что наступило мое время завтрака. Одновременно с зарождением этого чувства мне вспомнились слова Эллиды о том, что за мной началось наблюдение. Глазами я несколько раз прошелся по верхним участкам стены, пытаясь определить места расположения скрытых камер, но, разумеется, как и в предыдущие разы, ничего не обнаружил.
   Тогда в моей голове родилась гениальная мысль о том, что наблюдение за мной, по всей вероятности, ведется магическими средствами, которые невозможно обнаружить. Поэтому решил попытаться привлечь внимание тюремщиков и довести до их сведения, что настало время завтрака, самым простейшим имеющимся в моем распоряжении способом - помахать им руками. Я уже начал размахивать руками, когда вспомнил, что пока не в состоянии с людьми общаться речью, но могу передавать мысли на расстояние. Продолжая размахивать руками, из-за чего к этому моменту выглядел полным идиотом, я попытался внушить им мысль, что меня пора кормить завтраков. Разумеется, во время процесса внушения, я не удержался и начал подумывать о том, что конкретно мне хотелось бы иметь на завтрак. В мыслеобразе описал кофейник, пакетики с растворимым кофе, молочницу, омлет с колбасой, геркулесовую кашу и два грейпфрута и большого стакана охлажденного апельсинового сока. Столь подробное описание завтрака возымело действие и контролеры, наконец-то, решили меня покормить. Прямо на моих глазах из пола стал вытягиваться столик и кресло, а на столике начал появляться запрошенный мною завтрак.
   Завтрак и апельсиновый сок были земного происхождения.
   - Молодцы ребята и большое вам спасибо! - Поблагодарил я мысленно своих тюремщиков, которые, не смотря на свое инопланетное происхождение, проявили понимание, быстро приготовили и моментально доставили такой шикарный завтрак, о котором я только и мог мечтать после каждодневного поедания курицы с кефиром.
   ххх
   Но только я сделал глоточек растворимого кофе, о котором мечтал все четыре дня своего путешествия по пустыни, как в глубине помещения замерцала пелена и передо мной, словно чертик из дедушкиной табакерки, появился серебряный призрак.
   - Уважаемый гость не были бы вы столь любезны и присоединились бы к нам, чтобы позавтракать в дружеской обстановке, но только в другом месте. - Прозвучал приятный мужской баритон в моей голове. - Это надо же было додуматься, чтобы такого уважаемого человека, дорого гостя нашей планеты разместить в тюрьме и столько времени держать его голодным, не давать пищи. Давайте дорогой и уважаемый гость, переместимся в такое место, где будут действующие фонтаны, деревья и танцующие девушки, где очень хорошо кормят и где можно спокойно и свободно поговорить обо всем вас волнующем.
   Предложение фантома звучало заманчиво, но мне не совсем понравился сам способ знакомства, да и то, что свое лицо фантом скрывал под маской, он действительно напоминал чертенка, только появившегося из табакерки. Но тем не менее это была первая встреча с разумным существо планеты Тринидад, которое заговорило со мной. Правда, разговор пошел на ментальном уровне, но передо мной находилось существо нового мира, с которым можно было бы обсудить все наболевшие проблемы и получить новую информацию об этом мире, о существах его населяющих. К тому же мне стало надоедать одиночество и само это безлюдное помещение, которое, по словам Эллиды, было тюрьмой. Было много и других причин, почему мне хотелось продолжить это знакомство. А главное, кто и зачем телепортировал меня на эту планету, что сейчас происходит на этой планете Тринидад системы Желтого Карлика. Так что был момент, когда я уже хотел подниматься из-за столика с завтраком и присоединиться к незнакомцу, но сожаление о том, этот шикарный и нетронутый завтрак придется оставить, остановило меня о совершения подобного поступка.
   Да и в этом мерцающем фантоме с маской на лице скрывалось нечто такое, что мне не совсем нравилось. Может быть, эта была сама маска, под которой скрывалось лицо и выражения глаз призрака. Маска не существовала в прямом смысле понимания этого слова, она представляла собой квадрат ряби на месте лица фантома. Ну вы знаете, такая рябь обычно появлялась на экране плохо настроенного телевизора, квадрат маски скрывал только черты лица этого существа. Сам факт того, что фантом скрывает свое лицо и выражение своих глаз, говорил о многом и мне совершенно не нравился. Что получается, приглашаешь человека в гости, а сам скрываешь, что ты за существо, а, может быть, под маской скрывается лицо рептилии или динозавра?! Как в таком случае я смогу с кем-либо общаться?
   Уловив мою нерешительность, мерцающий фантом вновь предложил пообедать и поговорить в другом месте.
   - Не беспокойтесь, вам, уважаемый гость, никто и ничто не будет угрожать в том месте, а мы просто побеседуем. - Продолжал давить на психику мерцающий призрак. - Вас совершенно случайно занесло в зону белых песков султаната Гурам, а теперь вас незаконно бросили в налоговую тюрьму, Повелитель султаната Эль-Нассар никогда не освободит вас из этой тюрьмы. Он не собирается вас выпускать из своих рук! Мы же предоставим вам полную свободу, после разговора, вы можете отправляться, куда захотите.
   - Кто вы такой? - Неожиданно для самого себя я задал вопрос, прервав фантома на полуслове.
   Этот мой вопрос и для незнакомца с маской на лице прозвучал так же неожиданно, как и для меня самого, он был подобен разрыву бомбы в небольшом помещении. На время прервались сладкоречивые мыслеречи, в моей голове установилась такая же тишина, которая все это время сохранялась в помещении налоговой тюрьмы. Очевидно, этим своим вопросом я поставил собеседника в неловкое положение и сейчас он не знал, что ему отвечать на этот вопрос, каким образом продолжить дальше беседу. Одним словом, этим неожиданным вопросом мне удалось мерцающего фантома выбить из привычного русла поведения и словоизлияния. Но замешательство призрака с маской на лице продлилось очень недолго, не более доли секунды. Он взял себя в руки, резко изменив тональность разговора со мной, стал внушать мне необходимость, как можно быстрее покинуть это помещение.
   - Мы уже задержались в этом месте, нам нужно поспешить, так как люди уже заждались нас. Я имею в виду тех людей, которые хотели бы побеседовать с вами, они уже давно собрались и ждут вас. - С требовательными нотками в голосе заговорил призрак.
   - Сними маску, покажи лицо и назови себя? - В ответ потребовал я.
   - У нас уже нет времени на такие мелочи. - Угрожающе возразил фантом.
   - Я не пойду с тобой, пока ты не выполнишь моей просьбы, не снимешь маски и не назовешь себя. - Начал говорить я, но в этот момент мое внимание было отвлечено возникшим движением в отверстии купола, какие-то существа начали опускать вниз веревочную лестницу.
   - Поздно. - Со злостью прошипел мужской голос в голове. - Теперь уже поздно, я много потратил времени, уговаривая тебя следовать за мной, старался быть вежливым и ненавязчивым, но в ответ получил одно лишь непонимание и человеческую невежливость. Но тебе все равно придется пойти со мной или ты останешься здесь навсегда... .
   С этими словами, призрак со своего места рванулся ко мне, он попытался захватить меня в объятия своих рук. Краем глаза, уловив этот его бросок, я попытался уйти от этого неожиданного силового захвата, но, не успевал даже вовремя подняться из-за стола и, опрокидываясь с кресла на спину, обеими ногами изо всех сил ударил по столику с завтраком. В воздух взлетел кофейник, молочница, геркулесовая каша и все остальное из моего завтрака. Все остальные действия происходили мгновенно, без какого-либо перерыва.
   От этой схватки в моей памяти сохранилась мгновенная тень фантома, скользнувшая над моей головой, когда я запрокидывался на спину навзничь, а он в этот момент пролетал надо мной в прыжке, очень похожий на летучую мышь с распростертыми крыльями. Именно в этот момент молоко из взлетевшей в воздух молочницы белым языком жидкости жадно лизнул Фантома, попав в то место, которое скрывала маска ряби. Тут же послышался звериный, а не человеческий рев, звук которого я никогда не забуду. Он был настолько громким и мощным, что напугал меня, что я инстинктивно втянул голову в плечи, когда передо мной на малую долю секунды появилось и тут же исчезло истинное лицо призрака. Все на душе у меня задеревенело, а сердце стало неравномерно биться. Мгновения оказалось достаточным, чтобы это лицо навсегда запечатлелось в памяти. Хочу только сказать, лицо этого мерцающего фантома-призрака не было столь ужасным, как его рев, оно было лицо очень старого человека с мудрыми глазами.
   Уже начиная растворяться в мерцающей пелене появившегося полога, призрак обернулся, посмотрел на меня внимательным взглядом, маска рябя снова была на прежнем месте, усмехнулся и протянул в мою сторону правую руку, направив на меня указательный палец, своеобразно крутанул другой рукой и произнес гортанное четверостишие. Мгновение... , и на этом никого и ничего не было, только столь желанный завтрак лежал на круглом полу.
   Мгновенная схватка с призраком завершилась в мою пользу, но мне так и не удалось почувствовать себя ее победителем. Внезапно на меня тяжело навалилась полная темнота и тишина, я с ужасом почувствовал, как непонятное удушье перекрыло мое гортань, я не мог сделать простого вдлха, и я провалился в глубокий обморок.
   Глава 8
   ххх
   Омар Эль-Нассар, Повелитель султаната Гурам, сидел в кресле за рабочим столом в своем кабинете и внимательно слушал доклад придворного министра внутренних дел Хусейн Файеза, в напряженной позе расположившегося в кресле напротив.
   Хусейн Файез был до мозга костей прожженным политиком, в незапамятные времена начал карьеру незаметным административным чиновником городской полиции, но никогда не нес постовой службы с алебардой в руках, не занимался оперативной работой и не гонялся за преступниками. Он в молодости, как сел в креслице административного чиновника по особым поручениям, так и просидел в нем, до назначения министров внутренних дел небольшого султаната Гурам. Только выполняемые им поручения от незначительных выросли до особо важных или конфиденциальных, у начальства он считался незаменимым и человечком, которому можно доверять. Со временем он из простого участка переехал в кабинет центрального полицейского управления, где также быстро и незаметно выполнял поручения, не имеющих никаких отношений к криминалу, своего, но уже более высокого ранга начальства. Всегда оставаясь незаменимым сотрудником, он быстро поднимался по карьерной лестнице в участке, а затем в центральном полицейском управлении. Его основным качеством было умение втираться в доверие большим начальникам и в дальнейшем, прикрываясь ими, переходить с одной должности на другу. При этом всеми силами Хусейн Файез отбивался от должностей, на которых ему пришлось выступать с принципиальных позиций по различным вопросам или заниматься оперативной деятельностью. До поры до времени он скрывался в тени, но прослыл ценным кадровым работником с большими связями в верхах, на деле превратившись в серого кардинала полицейской службы султаната Гурам. По всей очевидности, в свое время ему удалось попасться на глаза Верховному Правителю, оказать ему небольшую услугу. Только благодаря давлению со стороны Верховного Правителя, который открыто протежировал этому чиновнику, Хусейн Файез стал министром внутренних дел двора Повелителя султаната Гурам.
   В течение пяти последних лет этот министр считался одним из сильнейших придворных силовиков Эль-Нассара и он, казалось, довольствовался этой должностью, не стремился к усилению своей власти в султанате. Хотя за спиной Повелителя султаната постоянно бродили слухи о том, что в скором времени его переведут в Имперскую службу безопасности. Эль-Нассар с нетерпением ожидал этого момента, хотя сам в общениях с Верховным Правителем никогда не инициировал разговора на эту тему. Этот министр двора ему не нравился своей скользкостью и непредсказуемостью поведения, а главное тем, что, если он и мог быть кому-либо верен, то только не ему, а другому правителю.
   За годы своей жизни Хусейн Файез научился с удивительной точностью и аккуратностью в еженедельных докладах Повелителю сообщать информацию о положении дел в султанате Гурам. При этом. Не затрагивая честолюбивых чувств своего Повелителя, он докладывал о политической ситуации в стране, не нарушая и не затрагивая интересов политических групп или политических лидеров султаната Гурам. В докладах о положении в стране и во внутренних делах султаната Гурам он, разумеется, никогда грубо не подтасовывал свидетельств или фактов реальной жизни государства. Никогда не включал в них искаженных или подтасованных фактов или сведений о реально имевших место событиях, чтобы выгородить себя, если каким-то негативным образом был вовлечен в эти события, или, чтобы в данную минуту получить нужное ему решение Эль-Нассара по конкретному случаю или делу.
   Эль-Нассар в меру доверял и уважал мнение своего министра внутренних дел, всегда внимательно выслушивал его доклады и интересовался отдельными событиями социальной и политической жизни своего народа и государства. Но по неизвестным причинам после каждого такого доклада министра внутренних дел в его душе появлялось непонятное раздражение и неудовлетворенность полученной информацией, словно кошки своими острыми коготками наносили царапины, которые были слегка болезненны но незаметны для глаза. Пару раз он предпринимал попытки проверить получаемую в докладах Файеза информацию по определенному делу и каждый раз эта информация полностью подтверждалась, все службы полиции и внутреннего дознания находились в ведении одного и того же министра внутренних дел. Вероятно, это чувство неудовлетворенности возникло именно из-за того, что он Хусейн Файез был единственным министром его двора, которого он не отбирал для назначения на эту высокую должность при его дворе. Хусейн Файез был умным человеком и хорошо понимал, а, может быть, да и чувствовал это отношение Омара Эль-Нассара к себе, но никогда, за время нахождения на этом посту, ни словом, ни намеком не обмолвился по этому поводу.
   Сегодня Эль-Нассар вызвал министра внутренних дел в неурочное время, так как хотел услышать собственными ушами о пребывании чужака-незнакомца в налоговой тюрьмы и его побеге. Министру Хусейну Файезу он ни словом не обмолвился о личном поручении Верховного Правителя по этому незнакомцу. Но ушей этого министра, наверняка, не миновала информации о телепортации воинов призрачной стражи в белые пески для поисков и для захвата неизвестного человека, о последовавшей смерти этих воинов. Призрачная стража с древних времен находилась в личной юрисдикции и подчинении Повелителя султаната Гурам. Направление в пески воинов этой стражи говорило о том, что Эль-Нассар отчасти не доверял своему министру внутренних дел, так как министерство внутренних дел имело специальные подразделения для выполнения подобных заданий. Но, после захвата чужака и его размещение в камере налоговой тюрьмы при замке, которая находилась в прямом подчинении министерства внутренних дел, означало, что Эль Нассар в определенной степени доверял своему министру внутренних дел, доверив чужака-незнакомца тюремным контроллерам Хусейна Файеза.
   Зная характер своего министра внутренних дел, Эль-Нассар предположил, что тот предпринял огромные усилия и задействовал в работу весь аппарат полицейских и агентов дознавателей, чтобы получить информацию о чужаке-незнакомце. Поэтому он и решил побеседовать со своим министром внутренних дел в тех целях, чтобы выяснить, какую тот имеет информацию по незнакомцу из белых песков, а также выяснить, какую дополнительную информацию министр раскопал во время этих поисков. Вот уже два часа Хусейн Файез в деталях рассказывал, о том, что происходило в камере незнакомца. За это время Эль-Нассар ни разу не прервал повествование министра, стараясь запоминать общую канву его рассказа, его реакцию на действия незнакомца в неволе, подробности, которые были ему еще не известны и как министр трактует произошедшие события.
   ххх
   Лишенным всякой интонации и бесстрастным голосом Хусейн Файез рассказывал о событиях, произошедших в камере незнакомца, одновременно анализируя действия и поступки чужака. Монотонным голосом он перечислял в хронологическом порядке поступки и действия незнакомца с момента, когда тот пришел в сознание в камере. Министр сделал первый вывод, что в соответствии с ранее полученной информацией об этом существе, а также на основе общих анализов, взятых у незнакомца, пока он пребывал в бессознательном состоянии, аналитическая служба министерства внутренних дел султаната Гурам пришла к выводу, что чужак-незнакомец является представителем разумной гуманоидной расы, что его можно называть человеком.
   - Его строение тела, черепа, лица, наличие парного количества рук и ног, одинакового количества пальцев на руках и ногах, устройство аппарата мускульной и кровеносной систем, предположительно, так как не были проведены анализы и исследования крови, кожи, волос незнакомца, его можно смело отнести к человеческой расе разумных. Система расположения внутренних органов, осуществление физиологических функций и рефлекторных реакций - все говорит о том, что он человек разумный и ничем не отличается от нас. - Говорил Хусейн Файез.
   - Но некоторые детали, фрагменты одежды, поведение чужака в песках и в тюрьме, - здесь Эль-Нассар сделал маленькую отметку в голове, Хусейн Файез не должен был знать о длительном пребывании чужака в зоне смертельных песков, - позволяют заявить о том, что этот незнакомец пришел издалека и не является коренным жителем султаната Гурам или других государств Восточной Империи. - Продолжил свой рассказ министр внутренних дел. - Специалисты министерства, тщательно изучив и проанализировав его поведение, пришли к единому выводу, что наши люди, оказавшись в аналогичной ситуации, вели бы себя иначе, они в большей степени поддавались бы паническим настроениям и их поведение колебалось бы от одной крайности к другой, они не смогли бы сохранять спокойствие, присущее нашему чужаку. Внешне он не похож на мага, но приборы установили разнообразие и мощь его мысленных процессов, посредством которых он влиял или пытался влиять на окружающую людей и среду, процессы и явления, а в отдельных случаях проявлял желание подчинить себе эти процессы. Он своеобразно, но разумно отреагировал на подсказку главного тюремного контролера о местонахождении отхожего места и помывочной комнаты. Следуя данному указанию и подойдя к входу в отхожее место, он мощным импульсом разума подчинил себе управление помывочной комнатой, совершенно безбоязненно перешагнул дезинфицирующий дверной порог, миновать который могут только разумные существа. Но, видели бы вы мой Повелитель, что он проделал с этой помывочной комнатой? Ни я, ни мои люди никогда и ничего подобного не видели в своей жизни. Силой разума он создал целый каскад внутренних прудов, озер, водопадов, в некоторых вода была настолько горячей, что клубилась паром, а в других была ледяной. А отливал он, извините, мой Повелитель, за это простолюдинское выражение, в роскошную, вытянутую вверх фарфоровую вазу, он, видите, не мог ли воспользоваться для этих целей простой дыркой в полу, как это мы делаем постоянно. - В эту минуту голос Файеза дрогнул и приобрел человеческие оттенки и интонации. Но уже через мгновение он сумел взять себя в руки и продолжил свой доклад в обычной манере безликого робота.
   - Проанализировав поведение незнакомца, наши специалисты пришли к твердому убеждению, что этот человек заранее планировал свои действия. Он заранее знал, что с ним может произойти в следующую минуту, или, по крайней мере, у него настолько могучим головной мозг, благодаря которому всегда просчитывает или заранее выстраивает свое поведение таким образом, чтобы каждый его последующий шаг приводил к ожидаемому им же результату. Одним словом, он всегда воздействовал или поступал так, словно заранее знал, что с ним будет происходить в последующую минуту.
   - Но иногда в самых простейших ситуациях он поступал так, что мои опытные аналитики и психологи пребывали в затруднении и не могли найти объяснения его производимым им поступкам. На одном из парфюмерных столиков в помывочной комнате он обратил внимание на флакон с кремом, хорошо известным нашим женщинам, крем для удаления и разглаживания морщин на лице, и нанес слой крема на лицо. Женщины, наверняка, позавидовали бы, увидев мгновенный результат использования крема на лице незнакомца. Незнакомец помолодел лет на десять, при том, что помолодело не одно только его лицо, но и он сам. Но зачем тогда спрашивается, чужак начал втирать этот же крем в кожу головы, причем делал это несколько раз?!
   - В помывочной комнате в одном из витражей он, непонятно по каким причинам, воссоздал свою человеческую копию и долго вертелся перед этой копией, показывал ей язык и общался с ней жестами, заглядывал за спину и даже пытался зайти ему за спину, но его копия не позволила оригиналу проделать этого. В иные минуты у моих специалистов появлялось иллюзия, что чужак общается с самим собой, разыгрывая самого себя. Но главный тюремный контролер утверждает, что между копией и незнакомцем не происходило обмена мыслеречью, они, если и общались, то понимали друг друга каким-то другим способом. Оба и копия и сам чужак на лицо и строение фигуры были полностью идентичны, невозможно было отыскать какое-либо различие. - Добавил Хусейн Файез и подчеркнул, что он сам лично наблюдал, как чужак общался с копией и, очевидно, сделал не совсем хорошее предложение, на что копия отреагировала приложением правой руки к виску и вращением ладони у виска. Ведь подобным образом поступают военные люди Западной Империи, они прикладывают руки к виску, тем самым подтверждая, что поручение получено и будет исполнено.
   - После общения с копией, незнакомец разделся догола, а затем по лестнице спустился вниз и лег на какое-то специальное возвышение на полу одной из ванн. Было интересно наблюдать затем, как этот человек спускался по лестнице, которая в реальности не существовала, по крайней мере, ни я и ни мои люди этой лестницы не видели, а спускался он на дно одного водоема, который моментально обмелел, как только ноги чужака переступили бортик. Поудобнее устроившись на возвышении, он надолго замер, сложив руки на животе и закрыв глаза. Неизвестно откуда появившаяся жидкость начала заполнять водоем, но это обстоятельство его совершенно не обеспокоило. Мои эксперты отметили, что эта жидкость не была водой в истинном понимании этого слова, а представляла собой маслянистую субстанцию. Мой Повелитель, - продолжал свой рассказ министр внутренних дел, - эта непонятная субстанция медленно заполняла водоем и медленно покрывала тело, руки, ноги и голову чужака, пока полностью не скрыла его под собой. В тот момент тюремные контролеры попытались вмешаться и спасти незнакомца, они направили солдат из охраны замка, чтобы вытащить незнакомца из водоема. Но никто из стражей так и не сумел подойти к отверстию и спустить вниз веревочную лестницу, непонятная сила заблокировала вход в камеру. Тюремные контролеры по своим приборам пытались определить, что это была за магическая сила, но так и не смогли этого сделать. Позже им удалось частично восстановить изображение, в котором, тело незнакомца всплыло над жидкой субстанцией и, окутавшись непрозрачным облаком, переместилось на топчан в камере. После чего сплошная чернота скрыла все действия, происходившие в камере, а чужак проспал вечер и ночь напролет.
   - Проснувшийся на следующее утро незнакомец выглядел помолодевшим лет на двадцать, за ночь он превратился в стройного парня лет двадцати пяти - тридцати, в волосах исчезла седина, только глаза сохранили серьезное выражение. На этот раз этот человек проснулся совершенно обнаженным, видимо, все его вещи остались у водоема, в котором он заснул. С этого момента срочно доставленная и установленная аппаратура позволила нам вести круглосуточную запись событий, происходивших в камере чужака. По всем признакам парень снова захотел посетить помывочную комнату и отхожее месте. По непонятной причине, главный тюремный контролер отказал ему в этом, возможно, он разозлился на незнакомца, который прошлым вечером своим поведением превратил тюремную обслугу в толпу безмозглых истуканов. Чужак вновь и очень тщательно обследовал камеру, но ему не удалось найти отхожего места и нашел он только клочок материи, который решил приспособить для ношения в качестве набедренной повязки, которые в нашем султанате носят одни только рабы.
   - Затем он, по всей видимости, проголодался и решил позавтракать. - Продолжал свой пересказ событий о незнакомце Хусейн Файез Его монотонный голос доводил Эль-Нассара до белого каления, но он тщательно скрывал это, не делал замечаний министру и продолжал внимательно вслушиваться в слова министра. - Вначале он размахивал руками, словно что-то хотел сказать контролерам. Из этого мы сделали вывод, что он знал, что за ним наблюдают и почему-то хотел обратить на себя внимание наблюдающих. В то время нам были непонятны эти его действия. Тогда чужак сообразил, что не получит ответа, и он, магическим образом воссоздав столик с питием и закусками из продуктов не нашего происхождения, присел за столик завтракать. До сих пор мы не знаем, что это были за блюда, можно ли их есть и из чего они были приготовлены. Одно из них было жидким и белым. А пил он черную пузырящуюся жидкость, у нас растет дерево, из плодов которого можно выжать подобную жидкость, но несколько другого цвета. Следует особо заметить, что незнакомец владеет магическим талантом или магическим даром высокого уровня, не каждый маг или волшебник может приготовить подобные блюда одним только импульсом мозга. Это признал и может подтвердить наш Придворный Маг, который к этому моменту присоединился к нам, чтобы понаблюдать за незнакомцем.
   - Но ему так и не удалось позавтракать. - Продолжил свой рассказ министр внутренних дел. - Дальше произошло что-то абсолютно непонятное и невразумительное. В течение пяти-семи минут, уже сидя за столом, он не преступал к трапезе и было похоже на то, что в течение этого времени с кем-то беседовал. Опять фиксировались излучения его мозга. К сожалению, наша аппаратура не сумела зарегистрировать, был ли еще один человек или существо в камере незнакомца, с кем именно чужак разговаривал. Главный тюремный контролер зарегистрировал факт телепатического обмена мыслями, но отказался официально запротоколировать данный факт и сделать запись в книгах на том основании, что обмен мыслеречью произошел под личным шифром одного из высших сановников Восточной Империи. Он отказывался и до настоящего времени продолжает отказываться передавать нам любую информацию по этому факту, мотивируя свой отказ опять-таки наличием личного шифра имперского сановника. Тюремный контролер в категорической форме отказался назвать и имя этого сановника, сказав только, что его шифр имеет высший приоритет Имперской службы безопасности Восточной Империи.
   - Последнее, что нам удалось увидеть и узнать. - Продолжил Хусейн Файез. - Это был, по-видимому, уже финал борьбы незнакомца с неизвестным лицом, с которым чужак беседовал, а мы так и не увидели его лица. Когда мы разобрались в том, что в камере происходит что-то непонятное и нехорошее, то решили послать в камеру стражников, но было уже поздно. Стража замка не успела опустить лестницу, как камера опустела. Мы увидели момент падение незнакомца со стула, как он ударил ногами по столику с блюдами завтрака и как белая жидкость всплеснулась вверх. Затем в камере наступила чернота. Через мгновение чернота рассеялась и мы увидели, что камера опустела. Наши специалисты и эксперты обследовали каждый миллиметр ее пространства и ничего, абсолютно ничего не нашли. Янтарный камень с записью событий в камере незнакомца забрал с собой Придворный Маг для просмотра и анализа.
   ххх
   Хусейн Файез закончил рассказ и, словно кот, своим заостренным языком облизал пересохшие губы. Это действие министра внутренних дел вызвало неприятное чувство брезгливости у Эль-Нассара, но доклад министра был завершен и следует признать, что он был сделан весьма продуманно. В докладе излагались и анализировались реальные факты и события, только в нем не было анализа общей ситуации, что может означать это появление и исчезновение странного незнакомца. В какой мере эти события скажутся на судьбу народа и самого султаната Гурам? Эль-Нассару очень хотелось знать выводы полицейских аналитиков, психологов и экспертов по этим вопросам, но министр сумел уйти и не затронуть этих вопросов закамуфлировав их подробными описаниями событий. Он сделал свое дело, подробную информацию довел до сведения Повелителя и теперь сидел за столом рядом с ним, ожидая его заключительного слова.
   Прошло несколько минут, молчаливая пауза затянулась.
   В помещении установилась напряженная тишина. Эль-Нассар шумно передохнул, поднялся на ноги и подошел к окну. Некоторое время смотрел на смену стражи у ворот замка, вернулся к столу и внимательно посмотрел на Хусейна Файеза и, словно оторвавшись от каких-то своих глубинных мыслей, просто сказал:
   - Ты свободен, можешь идти Хусейн. Спасибо за подробную информацию Передай Придворному Магу, чтобы он зашел ко мне.
   - Кому передать дела? - Неожиданно, даже для самого себя, спросил Хусейн Файез, он сердцем почувствовал недовольство Повелителя и решился задать вопрос о давно ожидаемой отставке.
   - В том, что чужак-незнакомец исчез из камеры твоей вины или вины персонала твоей тюрьмы не было. Едва ли нашелся бы человек и маг, которые могли бы удержать этого человека в клетке. - Этими словами Эль-Нассар разъяснил министру внутренних дел свое понимание произошедшего в тюрьме события. - Наш незнакомец решил идти своей дорогой, которая, я опасаюсь, не раз и не два пересечется с нашей дорогой. Удастся ли нам тогда сохранить спокойствие и благоденствие нашего народа и государства? Наше и его будущее скрыто плотной пеленой нашего неведения и незнания будущего. - И добавил после короткой паузы. - Я жду Придворного Мага.
   Напоминаем о Придворном Маге Эль-Нассар вежливо напомнил министру внутренних дел об окончании аудиенции и что тому пора покинуть его кабинет. Хусейн Файез поднялся с кресла, низко поклонился Повелителю и широким шагом уверенного в себе человека направился к выходу из кабинета. В душе он остался доволен результатами своего доклада Эль-Нассару, все получилось так, как он и рассчитывал. Перед Повелителем он выложил все, что знал о незнакомце, только тот никогда не узнает, что этот доклад выполнен в двух экземплярах. Второй экземпляр доклада уже достиг адресата, но кто этот адресат Хусейн Файез пока еще не знал, но рано или поздно узнает.
   Всему свое время!
   ххх
   Министр уже протягивал руку к ручке двери, когда та распахнулась и в помещение стремительно ворвался маленький вихрь медно-рыжих волос. Молоденькая девушка с копной волос цвета меди на большой скорости пролетела мимо Файеза, не заметив и едва не сбив его с ног. Это была Зульфия, единственная дочь Омара Эль-Нассара, Повелителя султаната Гурам. Она была сильно расстроена, глаза были заплаканными и она очень спешила к отцу, ничего не замечая на своем пути.
   - Отец, - закричала Зульфия, ее голосок почти срывался на истерические нотки, - Он вновь поцеловал меня?!
   - Кто снова поцеловал тебя, дорогая Зульфия? - Автоматически переспросил Эль-Нассар, голова которого была все еще занята подробностями тюремного события. - Хочешь, я прикажу этому чудовищу отрубить голову и вывесить ее на городской площади!
   Покидающий кабинет министр внутренних дел Хусейн Файез понял, что он стал невольных свидетелем внутренней семейной разборки, что впоследствии могло бы привести к не очень хорошим результатам, поэтому поспешил быстрее покинуть кабинет, осторожно и без щелчка прикрыв за собой дверь кабинета Повелителя. К слову сказать, он мог бы так и не спешить, на него уже не обращали внимание, отец и дочь были слишком увлечены своими семейными делами. Эль-Нассар, к сожалению не знал и не предполагал, что, если бы он задал вопрос о Зухрате и его поцелуях, то получил бы всеобъемлющее пояснение, в котором содержалось бы много интересных и поучительных фактов. Но, как у любого любящего свою дочь отца и здравомыслящего человека, у Эль-Нассара такой мысли никогда не возникало, поэтому его семья в полной мере испытала и прошла житейские испытания.
   Почти рыдая, Зульфия, грациозным кошачьим прыжком, оказалась на коленях у Эль-Нассара. Ей только что исполнилось шестнадцать годков и она выглядела очаровательной и прелестной молодой девчонкой. Зульфия обняла отца за шею, приникла головой к груди отца и начала делиться с ним такими простыми и одновременно такими сложными девичьими откровениями.
   - Этот несносный мальчишка взял, обнял и крепко поцеловал меня, когда мы вдвоем прогуливались по внутреннему зимнему садику замка. Мы разговаривали, вернее, болтали обо всем, что произошло сегодня в замке. О том, какое замечательное тесто для пирогов с капустой приготовила на кухне тетушка Гулия. Этими пирогами объедались все придворные дамы и кавалеры замка. А этот мальчишка вдруг остановился, как вкопанный, схватил и поцеловал меня. Понимаешь, отец, понимаешь, он поцеловал меня в губы и долго не хотел отпускать из объятий. До этого мы ни слова не говорили о любви, он не просил..., он вообще ничего не сказал мне, целуя меня. В этот момент его глаза стали пустыми, жесткими и налились кровью, как случается с молодыми быками. Отец, мне на секунду показалось, что передо мной стоит и обнимает меня не Зухрат, а кто-то другой.
   - Так, кто же целовал тебя, Зухрат или это был не Зухрат? - Ласково прошептал Эль-Нассар. - Дочка, ты любишь этого паренька? - Неожиданно спросил он, ласково по-отцовски поглаживая дочь по плечам и спине, успокаивая и убаюкивая ее. Зульфия была единственной во всем султанате существом, которой он беззаветно и до конца отдавал сердце любящего отца. Черты лица, фигура и характер этой девчонки одно к одному повторяли черты и характер той женщины, которую он безгранично любил и которая хранилась в его памяти вот уже более пятнадцати лет, навсегда оставаясь живой и молодой девчонкой.
   - Отец, ты хитришь, уходишь от вопроса и уделяешь внимание не тому, что волнует меня. - Сказала Зульфия, сердито тыча своим кулачком в грудь отца. - Тебя интересует только одно, кто станет моим избранником, женихом. Ну, не люблю я пока никого. Из мужчин, кроме тебя, мне никто не нужен. А Зухрат мой друг, был моим близким другом. Другом.... Понимаешь, отец. Простым, но настоящим другом, которому можно было бы доверить кое-какие тайны или с кем можно было бы поговорить о чем угодно и на любые темы. Как другу, я разрешила бы ему поцеловать меня..., ну, скажем, в щечку. А он... он... - Зульфия вновь зарыдать чуть ли не в голос, совершенно по-детски, своими ладошками вытирая брызнувшие из глаз слезы.
   Эль-Нассар, при виде плачущей дочери, почувствовал огромный прилив нежности и одновременной жалости к этой взрослеющей девочке-сироте, которая в своей жизни так не познала материнского молока, материнской нежности и ласки. Материнской любви. Он почувствовал, как в душе его разгорается пламя гнева к Зухрату, последнему мужскому отпрыску знаменитого и древнего, но сейчас обедневшего и почти уже вымершего дворянского рода. Когда мальчишке исполнилось девять лет, отец пристроил его пажом ко двору. К этому времени у отца мальчишки уже ничего не осталось от былого величия древнего рода, ему нечем было кормить мальчишку. Парень оказался смышленым, не путался попусту под ногами у взрослых людей и стойко нес нелегкую для своих лет службу пажа. Его часто встречали с сияющей улыбкой на конопатом лице. Его услугами охотно пользовались придворные и незаметно для всех этот мальчишка стал приобретать популярность. Сначала его признала челядь, которая охотно делилась с ним придворной информацией, подробно рассказывая о характерах и привычках своих хозяев, придворных сановников. Затем парнишка стал популярен среди этих сановников, когда они просили его о малой услуге, то с улыбкой на губах тут же летел выполнять эти просьбы. Настало время, когда он столкнулся с Зульфией и та тоже его выделяла, мальчишка не лебезил перед дочерью Повелителя и вел себя с нею ровно и достойно, как и с другими мальчиками и девочками замка. Он оказался всего на два года старше принцессы и ей было интересно и приятно, когда этот мальчишка постоянно крутился поблизости от нее. Настал момент, когда она потребовала, чтобы этого пажа приписали к ее свите.
   Постепенно их отношения переросли в детскую дружбу, которая крепчала год от года. При дворе Повелителя стали поговаривать о возможном мезальянсе. Ведь, если следовать старинным уложениям и табелю о рангах, Зухрат был вправе претендовать на то, чтобы стать женихом Зульфии и занять место престолонаследника в султанате. Да и Эль-Нассар, в принципе, не собирался препятствовать своей дочери в поисках будущего мужа. Пятнадцать лет назад он, взяв на руки дочь-младенца, которую судьба возвратила ему, поклялся перед господом богом, что не будет препятствовать дочери и не встанет на ее пути выбора своего избранника.
   Усилием воли подавив гнев, Эль-Нассар глубоко вздохнул и попытался вновь успокоить дочь.
   - Ты не должна так переживать по этому поводу, Зульфия, это был простой поцелуй мальчишки, которому ты очень нравишься. Если Зухрат потерял твое доверие и ты не можешь его простить за эту вольность, то ... найди себе другого друга или подругу. Ведь в замке так много сыновей и дочерей чиновников, военных и простых людей, все они очень хотели бы и мечтают быть твоими друзьями или подругами.
   - Чтобы подружившись со мной, их отцы могли приблизиться к тебе. - Резонно заметила дочь. - Эти ребята и девочки, к моему глубокому сожалению, не видят во мне простого друга или подругу. Я им нужна только в качестве очередной ступеньки для их родни подниматься по лестнице к власти.
   Эль-Нассара поразила, и одновременно обеспокоила глубина мышления собственной дочери. Что с ней станет в будущем, если сегодня она рассуждает, как убеленный сединами мудрец. Да, ей совершенно необходим настоящий друг, который понимал, поддерживал, направлял и был бы достойной опорой и отцом ее детей. И в тоже время, как она сейчас напоминает ему свою мать и его любимую жену, с которой он мог говорить на любые темы и которая давала такие советы, что, если честно признаться самому себе, то Повелителем султаната Гурам он во многом стал благодаря ее помощи и советам. Но, что теперь делать с Зульфией, когда извне рождается угроза его государству и ему лично. Правда, пока еще не ясна природа этой угрозы и с какой стороны она придет, но факт упрямая вещь - угроза ему и его государству существует. Но как уберечь единственную дочь от угроз и нападений в мире, где не так уж часто встречаются настоящие друзья?
   Зульфия все еще продолжала всхлипывать, прижимаясь к груди отца. Слезы текли из глаз изумрудного цвета. Но под спокойной и уверенной лаской отца этот плач становился все более спокойным и размеренным, пока совсем не прекратился.
   Послышался осторожный стук в дверь. Эль-Нассар повернул голову и увидел слугу в красной ливрее с золотыми позументами по бокам и на рукавах, пытавшийся прямо от двери о чем-то доложить. Эль-Нассар жестом свободной руки остановил его и сказал.
   - Пусть подождет, я сейчас освобожусь. Милейший, не мог бы ты пригласить, пожалуйста, старшую фрейлину дочери, миледи Ребекку.
   Слуга поклонился и мгновенно исчез за дверью.
   Через пару минут дверь распахнулась вновь и в нее ворвался новый вихрь в лице миледи Ребекки, которая пестовала Зульфию с младенческого возраста. Она не смогла или не захотела стать супругой Эль-Нассара в силу своих принципов или характера, сохраняла свои взаимоотношения с воспитанницей на уровне ревностной наставницы молодого поколения.
   Воспитанница одного из детских приютов, ее родители умерли и оставили девчушку в трехлетнем возрасте одной на всем белом свете, графства Альбион Западной Империи, Ребекка в шестнадцать лет случайно попала в плен к одному из побережных племен номадов. В плену провела более пяти лет, каким-то чудом ей удалось избежать участи наложницы или рабыни номадов. Все время плена Ребекка пробыла учительницей, учила грамоте и сложению цифр детей номадов. Своими собственными глазами она наблюдала смерть матери Зульфии и именно она принесла Эль-Нассару страшную весть об участи его любимой. С того времени она была самой приближенной женщиной Повелителя, но не любовницей и не женой. Она была самой приближенной фрейлиной, но не матерью Зульфии. Отношения этой троицы были построены по следующему принципу - они всегда были вместе, и стоило Ребекке пожелать и сделать один, но последний шаг, согласившись на предложение Эль-Нассара, и они уже никогда бы не расставались. Неизвестно по какой причине, но Ребекка не спешила или не хотела делать этого шага. Она предпочитала не жить, а сожительствовать с так нужными ей людьми, Эль-Нассаром и Зульфией.
   Может быть потому, что эта женщина верила в любовь!
   Увидев Зульфию, все еще продолжающую хлюпать носиком на коленях у Эль-Нассара, она мгновенно пересекла кабинет и схватила девчушку на свои руки. Нежно нашептывая что-то свое женское на ушко девушке, и легко поглаживая ее по голове, Ребекка опустила Зульфию на пол и они вместе отошли в дальний угол кабинета, где моментально появились нюхательные флакончики, платочки и капельки, тут же используемые на месте. Разговор женщин не прерывается ни на секунду, иногда слышатся вздохи и непонятные восклицания. Минуту спустя они начали обниматься, целоваться и, не взглянув на Эль-Нассара, сидящего в кресле за письменным столом, исчезли из кабинета.
   Ни одному мужчине не дано в полной мере осознать характер или разобраться в поведении женщины, единственное, на что он должен ориентироваться, это научиться воспринимать их такими, какие они есть в действительности. Глубоко и шумно вздохнув всей грудью, Эль-Нассар встал из-за стола и направился к широко открытому окну.
   Глава 9
   ххх
   Голова была запрокинута и яркие лучи солнца падали прямо в глаза, из-за этих лучей хотелось повернуть голову в сторону, чтобы отвести глаза в тень, но, как бы я не поворачивал головы, глаза все время оставались под солнцем. В конце концов, я убедился, что это не солнце виновато в моем бедственном положении, а я сам. Не смотря на то, что из-за яркого света сверху, глаза постоянно были наполнены слезами, которые, заполнив глазницы, стекали по щекам, основная проблема заключалась в том, что я был не в силах пошевелиться, так как был связан по рукам и ногам. Я лежал навзничь на чем-то твердом, но не на земле, в этом я был твердо уверен, запрокинув голову к небу, поэтому глаза были постоянно направлены к верху. Я не видел ничего, кроме голубизны неба и яркого белого пятна, которое зависло над головой и не двигалось с места. Руки и ноги были так крепко связаны, что я не мог ими пошевелить, и к тому был крепко накрепко привязан, вернее было бы сказать притянут веревками к какому-то деревянному столбу, который стремительно убегал в высоту неба, своей вершиной чуть ли не упираясь в это светлое пятно. Веревками я был так сильно притянут к этому столбу, что не мог изменить ни на миллиметр положение тела, мог только поворачивать голову из стороны в сторону и немного шевелить шеей, но при этом движении мне постоянно мешал предмет, болтавшийся на шее. Постоянно задувал ветерок с непривычным запахом и особой жары я не замечал. Солнце стояло высоко надо мной и медленно припекало, поэтому мне и хотелось изменить положение тела, чтобы из-за его света не сжечь глаза и чтобы не сгорела кожа тела, так как давно уже ощущал эту тяжесть его лучей.
   Мне также очень хотелось приподнять голову и осмотреться кругом, чтобы понять, куда на этот раз судьба забросила меня. Я чувствовал, что под спиной твердый настил, в котором угадывалось дерево и который к тому едва заметно покачивался с боку на бок. Вероятно, с десятой попытки мне удалось все-таки немного повернуться на правый бок, заставив лучи солнца оставить в покое глаза и не так уж припекать кожу на лице.
   Первое, что я увидел, это был длинный деревянный настил, доски которого были плотно подогнаны. Настил упирался в столб, который следовало бы называть мачтой, так как на нем имелась большая поперечная перекладина, обмотанная желтой материей. В голове тут же мелькнула мысль о том, что и на этот раз судьба злодейка снова вновь сыграла со мной злую шутку, забросила меня на большое деревянное судно, которое мерно покачивалось с бока на бок. Перекладина и вершина столба-мачты были перевязаны между собой веревками и веревочными лестницами. Душа заныла от тоски и своей беспомощности, я никогда не был моряком и море видел только с берега, когда ездил отдыхать на морские курорты. Но надо было быть полным дураком, чтобы не догадаться о том, что я вижу в данный момент. Судьба, не спрашивая, забросила меня на морской парусник. Единственное, что могу ко всему этому хотелось бы добавить, так это было то, что такого парусника даже на рисунках и иллюстрациях в книгах никогда не видел.
   Из-за того, что мне так и не удалось высоко приподнять голову, я так и не смог определить, где находится капитанский мостик или ходовая рубка со штурвалом этого судна. Я мог рассматривать палубу судна с одной только точки, поэтому и видел только один участок палубы, на которой бы аккуратно сложены и лежали в разных местах бухты каната и другие предметы. Небольшое и круглое возвышение, которое находилось недалеко от меня, было укрыто матерчатым чехлом, но я не понимал предназначение этой возвышенности. В данный момент на палубе парусника никого не было, единственным живым существом на ней, по всей очевидности, был один только я, связанный по рукам и ногам и крепко привязанный к мачте.
   Вскоре я снова устал лежать уже на боку, поэтому снова предпринял еще одну попытку изменить положение тела, но веревки крепко держали меня на короткой узде. Во время попыток изменить положение своего тела, мне все время мешался предмет, который болтался на моей шее, скосив глаза, я увидел, что на шею одето странное металлическое кольцо с коротким звеном металлической цепи.
   ххх
   Первые люди на борту этого судна появились под самый вечер, когда солнце начало клониться к закату. На борт поднялось около пяти десятков молодых парней крепкого телосложения, сплошь одетые в кожаные костюмы - кожаные полусапоги или ботинки, кожаные штаны и кожаные куртки без рукавов. Несмотря на вечер было тепло, поэтому все куртки у парней были распахнуты, из-под них проглядывали майки или рубашки желтого цвета с поперечными черными полосами. По всей очевидности, на судно возвращался его экипаж, отдыхавший или проводивший свободное время на берегу. Парни громко переговаривались между собой, смеялись и перешучивались. Они все были молоды, полны сил и здоровья. Проходя толпою мимо меня, ни один из толпы не повернул головы в мою сторону, не остановился, чтобы посмотреть, что случилось со мной. Никто из парней не бросился освобождать меня от веревочных пут, толпа прошла мимо меня, беспомощно распростертого на деревянной палубе. В глазах этих молодых парней даже не на секунду не вспыхнула искра интереса, а что же такое с этим человеком происходит?! Ни один из членов экипажа не выразил обеспокоенности или простого сочувствия к человеку, который, словно собака, был посажен на привязь. Это невнимание, проявленное молодыми членами экипажа судно, по отношению к такому же, как они, человеку, оказалось гораздо болезненным и так било по нервам, что я едва удержался от рыданий.
   Парни разбрелись по палубе и каждый из них занялся своим делом. Некоторые из них ходили по палубе, разыскивали нужные вещи и переносили их к месту своей работы. Вторые тщательно прибирались на рабочем месте, а третьи полезли на перекладину, осматривали парус и что-то к нему подшивали. Одним словом, экипаж принялся за свою привычную работу и вскоре вся палуба превратилась в гигантское рабочее место. Но ни разу и ни один из этих парней не подошел ко мне и не поинтересовался, почему я валяюсь на палубе, почти голый и со связанными руками и ногами?! Ни один! Парни работали и не обращали на меня внимания, словно я не существовал и не валялся связанный на палубе перед их глазами. Мне стало до глубины души обидно за такое отношение ко мне, слезы снова потекли из глаз, когда ко мне все же подошел один из этих парней, который выглядел постарше других парней. Своей властной манерой поведения и то, как он расхаживал по палубе, посматривая, как работают матросы, этот мужик, словно говорил о самом себе, что он здесь главный начальник. Небрежно ударив меня башмаком под ребра, я вам должен сказать, что это был довольно таки неожиданный и болезненный удар, он громко на всю палубу проорал:
   - Глянь, мужики! Эта падаль даже умеет плакать, у него из глаз текут слезы. Я думаю, что хватит этому мешку дерьма разлеживаться на чистой палубе и своим видом портить общий вид. Давайте-ка ребята оттащим его отсюда и забросим на рабочее место, пусть он там ревет и клянет судьбу свою хоть до пришествия божьего провидения. Махмуд и Чистен берите-ка его и посадите на место умершего вчера раба-гребца. Да, и присмотрите-ка за ним, пока корабельный кузнец не прикует его к месту.
   Услышав слова шкипера, а этот человек все-таки оказался шкипером судна, двое парней оторвались от работы и с разных концов судна направились ко мне. Один из парней принялся развязывать веревочные узлы на ногах, руках и на шее, совершенно не беспокоясь приносит или нет его работа мне боль. Должен признаться, что некоторые узлы были затянуты настолько крепко, что их было бы легче разрезать ножом, чем развязать, но парня это не волновало. С тупым упрямством он выворачивал мне руки, ноги, чтобы ему было бы удобнее добираться до веревочных узлов и их развязывать. Таким образом, он провозился минут двадцать, прежде чем все узлы были развязаны. А я в этот момент очень походил на котенка, побывавшего в зубах собаки, с головы до ног был весь в царапинах, ссадинах и порезах, из которых сочилась кровь. Когда я оказался развязанным, то они схватили меня за руки и ноги и, не дав возможности подняться на ноги, волоком потащили к правому борту судна.
   - Что они собираются со мной делать? - Мелькнула мысль в голове. Я не совсем хорошо разбирался в местном сленге, поэтому не всегда понимал этих парней, плохо ориентироваться в общей обстановке. Поэтому сразу не взял в толк, куда это меня волокут эти здоровые парни. - Неужели они хотят выбросить меня за борт, а я ведь не особо умею плавать.
   Следует сказать, что парни не потрудились до конца развязать мне ноги, по всему было видно, что эти матросы особо не любили делать лишнюю работу. Поэтому и волокли меня по палубе, словно я был мешок с дерьмом. На душе было отвратительно, на этом судне матросы обращались со мной, не как с нормальным человеком, разумным существом, а как с ненужной использованной вещью. Я ничего не понимал, что происходило на этом судне, но даже, несмотря на эту ужасную для меня обстановку, у меня и в мыслях возникало оказать сопротивление этим парням. Двое таких бугаев, в секунду сделают из меня фарш! Мне хотелось бы только, чтобы на меня обратили внимание, развязали бы до конца, позволили бы передвигаться своими ногами и стали бы чуть-чуть более вежливо обращаться со мной, как с разумным существом. Мне хотелось бы узнать, как и почему я оказался на их судне, и они объяснили бы, что от меня требуется, какую работу я должен выполнять.
   С этими мыслями в голове я поднял руку и схватил одного из парней за полу распахнутой куртки, чтобы тот обратил бы на меня внимание и я смог бы с ними переговорить. Когда я ухватился за куртку, то случайно произошел рывок, который оказался совершенно неожиданным для этого матроса. В это же время этот же матрос оступается на ровном палубном настиле. Два различных действия с одним и тем же матросом совпали и произошли в один и тот же момент. Одновременно происходят рывок за куртку и подкашивание колена, из-за чего матрос, словно серпом подкошенный, валится лицом вниз и со всего размаха бьется им о палубу. Удар о палубу получается таким сильным, что парень до крови разбивает губы и выбивает несколько зубов. А другой парень, из-за падения партнера, теряет равновесие и, чтобы не завалиться на палубу, он был вынужден выпустить из захвата своих рук мою ногу. На малый промежуток времени я оказался свободен от рук волокших меня матросов, но ноги оставались связанными, поэтому я не мог и шага шагнуть от места развернувшихся событий, но сумел подняться на ноги. В этот момент я думал только о том, чтобы переговорить с матросами и хоть о чем-нибудь договориться с ними. Чтобы сохранить равновесие, долго лежал и, когда поднялся на ноги, меня сильно шатало, инстинктивно ухватился за полу куртки второго матроса.
   - Ты чего делаешь, гад? - Испуганно заорал он визгливым голосом. - Махмуд, ты жив, не очень сильно поранился?! Помоги мне справиться с этим подонком. - Обратился он к матросу с разбитым носом и губами, все еще лежащему на палубе.
   Махмуд оторвал перепачканное кровью лицо от палубы, бессмысленными глазами осмотрел палубу, увидел осколки кровь и осколки зубов, мрачно взглянул на нас двоих, стоящих на ногах, и начал медленно с угрозой в глазах подниматься на ноги. Палуба судна представляла собой абсолютно ровный деревянный настил, поэтому было совершенно непонятно, обо что можно было споткнуться, упасть и так удариться, чтобы вдребезги разбить нос и губы, выбить зубы и перепачкать кровью лицо. Махмуд тяжело поднялся на колени, встал ноги и, вытирая ладонью кровь на лице, которое к этому моменту было перекошено от злобы, раздирающей этого матроса.
   Я все еще продолжал крепко держаться за куртку Чистена, когда краем глаза заметил, как Махмуд развернулся и, широко размахнувшись рукой, сжатой в кулак, попытался нанести удар мне в лицо. Я стоял на ногах, но не был в состоянии уклониться от удара отойдя назад или в сторону, ноги продолжали оставаться связанными. Чтобы избежать удара в лицо, единственное, что мне оставалось сделать в этой глупой ситуации, так это нагнуться и уйти из-под удара. Но я не успел совершить до конца запланированный уход из-под удара, кулак Махмуда столкнулся с моим лбом. Вероятно, удар Махмуда был очень сильным, но, честно говоря, я даже не почувствовал силы этого удара. Мой лоб всегда был крепким орешком, еще в детстве во время игры мне палкой со всего размаха ударили по лбу, палка сразу переломилась, а голова поболела денька два ... и ничего, до сих пор цела. Но на этот раз произошло непонятное и странное явление, после удара кулаком о мой лоб фаланги пальцев руки Махмуда были разбиты до крови. Он орал и прыгал вокруг меня и Чистена от дикой боли, потрясая разбитыми пальцами руки.
   Чистен, второй парень, тем временем освободился от моей хватки, неожиданно развернулся и ногой, обутой в тяжелый матросский башмак, с силой пнул меня по колену. Дикий танец Махмуда отвлек меня и на какое-то время я оставил Чистена без присмотра, поэтому и пропустил его удар по колену, так как был к нему совершенно не готов.
   Но я удержался на ногах и не свалился тюком снова на палубу.
   Чистен не ожидал, что я удержусь на ногах после его такого сильного удара и на мгновение растерялся, уставившись на меня вытаращенными от удивления глазами. Махмуд отошел от боли в разбитых пальцах и начал готовиться к новому удару. Он был плохим бойцом, хотя и дрался по настоящему и в полную силу. С этим бойцом было неинтересно встретиться на поединке, вдруг пронеслось в моей голове, он обладает хорошей силой удара, но слишком уж долго он готовится и слишком ясны были его намерения по подготовке этого удара. За это время любой боец успел бы подготовиться и блокировать его удар. Я вообще не собирался драться с этими матросами, а только хотел бы объяснить им, чтобы они со мной обращались бы более достойно, поэтому отмахнулся от лишних мыслей.
   Времени для раздумий о том, как противостоять удару Махмуда не было, матрос уже был готов нанести второй удар своим пудовым кулачищем. Сам не знаю почему, но я схватил Чистена за куртку и развернул его лицом к себе, чтобы он оказался между мной и Махмудом. Парень, вероятно, оказался из тугодумов, поэтому не воспротивился моему рывку и прикрыл меня. Но и до тугодумов доходят здравые мысли, в последнюю секунду Чистен сообразил, что я использую его в качестве щита от ударов его напарника. Он разозлился и, упершись руками в мою грудь, резко и сильно толкнул меня. Чистен хотел оттолкнуть меня от самого себя, чтобы предоставить Махмуду большее пространство для моего избиения. Но ноги мои по-прежнему оставались связанными, поэтому я просто не мог отступить назад, а начал спиною падать на палубу. В тот момент, когда спина коснулась деревянного настила палубы, надо мной просвистел кулак Махмуда и с каким-то влажным и смачным, но неприятным на слух, звуком врезался в висок головы Чистена, который случайно подставился под удар своего напарника.
   Глаза Чистена закатились, сильная струя крови хлынула из носа и рта на палубу, обильно забрызгав и меня. Чистен медленно согнул колени, наклонился на бок и, словно набитый сеном мешок, рухнул в лужу крови, успевшей натечь на палубу. Затем его тело конвульсивно несколько раз согнулось и выгнулось, а ноги отбили странную дробь, изо рта вместо крови пошла пена и вскоре матрос затих, невидящими глазами уставившись в синеву неба. Одного взгляда на висок его головы было достаточно, чтобы понять, что Чистену не повезло, случайно попав под удар своего товарища, ему больше было не суждено подняться на ноги с этой палубы судна, на котором он служил рядовым матросом.
   Махмуд возвышался надо мной и телом Чистена и дико вытаращенными глазами посматривал то на свой кулак, то на труп друга, лежавшего в большой луже крови. До этого матроса никак не доходило произошедшее, он все еще не понимал, как это произошло, что Чистен попал под удар его кулака?!
   Я беспомощно барахтался в крови Чистена и не мог подняться на ноги, мои руки постоянно скользили и разъезжались, а мне никак не удавалось найти опоры, чтобы встать на ноги. Обратив внимание на меня, барахтающегося на палубе, Махмуд, наконец-то, сообразил, что он убил своего товарища и что я зачинщик драки, это по его мнению, разумеется, остался живым и невредимым.
   ххх
   - Ты..., ты, гаденыш, ты убил его?! - Прорычал он, как тяжело раненный кабан. - Да, я тебя..., да я тебя сейчас... !
   Не знаю, как это произошло, но Махмуд вдруг оказался лежащим на палубе и в захвате моих рук. Я напрягал все илы, чтобы не выпустить этого буйвола на свободу, чтобы он снова не смог бы пустить свои кулачищи в дело. Как это не было бы удивительным, но, если сравнить мои физические данные с физическими данными Махмуда, то получалась слабо вооруженная танкетка против тяжелого и сильно вооруженного танка, но мне удалось сдерживать его, одновременно и удерживая его в захвате. У меня совершенно отсутствовало желание сходиться в схватке с этими двумя парнями, но, как обычно происходит в жизни, все случается наоборот. Мы подрались один парень в этой драке убил другого в тот момент, когда оба издевались надо мной. Ко всему этому хотелось бы добавить, что, когда меня били, то я не ощущал силы этих ударов, легко нейтрализуя их. В своей прошлой жизни мне ни разу не пришлось драться и мне , стоять или защищать свои честь и достоинство, это за меня делали правоохранительные органы.
   Откуда же тогда, позвольте узнать, во мне появились навыки профессионального драчуна и бойца, откуда в голове возникали советы по ведению и пониманию тактики рукопашного боя!
   К этому моменту мы с Махмудом привлекли внимание всех членов экипажа, которые, бросая работу, начали собираться вокруг нас. Через секунду крепкие руки матросов растащили нас с Махмудом по разным сторонам и тогда перед их глазами предстал труп Чистена и громадная лужа крови вокруг его головы. Мгновенно на палубу опустилась тишина, изредка прерываемая заикающимся бормотанием Махмуда:
   - Это не я, это он... он убил...Чистена. Да, я его тоже...сейчас?! - Жадно глотая грудью воздух, орал Махмуд.
   Окружающие нас матросы расступились, пропуская вперед пожилого мужика, их шкипера. Он присел на корточки и внимательно осмотрел труп Чистена. Одним пальцем руки таким образом повернул голову трупа, чтобы была хорошо видна рана на его виске, из которой торчали остатки височной кости и вытекало серое вещество. Укоризненно покачав головой, шкипер внимательно посмотрел на Махмуда, вернее, на костяшки его разбитых пальцев правой руки и снова неодобрительно покачал головой.
   Махмуд продолжал невнятно бормотать о том, что он не убивал Чистена.
   - Подожди секунду, парень. - Прервал его бормотание шкипер. - Ты хочешь сказать мне, что этот замухрышка затеял драку, и справился с вами бугаями. Да посмотри-ка на себя, ведь вы гориллы по сравнению с ним. Ты в своем уме, парень? - Но, посмотрев на труп Чистена, он задумался и в упор взглянул мне в глаза. Я не знаю, что он в них особенного прочел, но шкипер продолжал молчать и некоторое время думал о чем-то своем.
   - Чистена нужно достойно похоронить и желательно в море. Мы это проделаем завтра на переходе в Порту, а этого, в цепи. Закуйте его в цепи так, чтобы он и шагу не сделал от своего весла. - Сказал шкипер и добавил. - Но его сначала нужно наказать его за сопротивление и драку со свободными людьми. Дайте ему пятьдесят ударов кнутом, но не запорите до смерти. Хоть он раб, но имеет ценность и мы не вправе решать жить ему или нет. За ним стоят интересы больших людей. - С этими словами шкипер развернулся и направился к одному из двух возвышений на палубе, расположенному ближе к корме.
   ххх
   За окном стояло прекрасное лето, жизнь звенела и проявлялась во всем - в птахах, проносящимися над головами в небесах, в гавканье дворовых собак замка и охотничьих борзых на псарне и в покрикивании старого вояки сержанта, гоняющего по плацу сельский молодняк, только поступившему на военную службу. Желтый Карлик висел высоко в зените, но его лучи поливали землю благодатным светом и теплом. Молодые замужние и незамужние сельчанки, работавшие в полях, заткнули подолы платьев за пояс таким образом, что завздыхали сельские парни, которые не разгибали спины вот уже которые сутки. Вдали проглядывался лес, который курчавился кронами деревьев. Перед лесом виднелось небольшое озерцо, любой сельчанин мог всегда испить из него воды, настолько оно было чистым и прозрачным.
   Эль-Нассар стоял у окна и полной грудью вдыхал чистейший воздух, который, казалось бы, можно было пить, словно кристально чистую воду ручья, пробегающего по дальней лощине и впадающий в это озерцо.
   Раздался стук в дверь и на пороге кабинета возник Придворный Маг. Отойдя от окна, Эль-Нассар повернулся и направился к Придворному Магу, чтобы поздороваться с ним. Он поприветствовал Придворного Мага, положив руку ему на плечо и высказав несколько добрых пожеланий на этот день. Маг слегка пожал в ответ руку Повелителя, склонился в поклоне, отдавая дань уважения величию своего монарха и соверена. Этот ритуал стал давно привычной формой приветствия между этими друзьями, когда они встречались вне глаз публики или двора. Придворный Маг вот уже много лет занимал эту почетную должность, а с момента их первой встречи прошло уже немало времени, но оба они детали этой встречи сохранили в своих памятях.
   Тогда Эль-Нассар встретился грязный, одетый в рванье человека, который утверждал, что он является настоящим и сильным сильный магом, но человек не имел рекомендательных писем, и только его серые и честные глаза могли служить подтверждением этих его слов. Перед этой встречей, несколько дней тому назад умер старый придворный маг султаната Гурам, который обладал малым магическим даром, но был честным человеком. Вот на смену этому магу явился этот нищий оборванец с серыми глазами, которому с первого раза и доверился сам Повелитель, который в дальнейшем никогда не жалел об этом своем доверии. Именно при первой этой встрече и родился этот ритуал приветствия друг друга, которого они придерживались и до настоящего момента, а с некоторых пор они еще и подружились. Эль-Нассар вернулся к письменному столу и, удобно расположившись в кресле, приготовился послушать своего друга и соратника
   - По твоему выражению лица и глаз я вижу, что ты хочешь узнать, что я думаю о незнакомце и о том, что же все-таки произошло в налоговой тюрьме и куда он исчез? - Придворный Маг первым начал разговор и, не ожидая ответа-подтверждения на свои слова, продолжил свою мысль. - Мне потребуется время, чтобы все хорошенько изучить, обдумать, проанализировать и прийти к какому-либо мнению. Ведь несмотря на то, что произошло много событий и, на первый взгляд, непонятных вещей в тюрьме, в принципе, у нас нет полной информации о незнакомце и его возможностях. Министр внутренних дел, наверняка, наговорил тебе многого чего, но не дал ни одной зацепки, чтобы, ухватившись за нее, раскрутить круг хронологию событий, нанизанных на одну цепочку. И до настоящего момента мы не знаем, откуда и зачем этот незнакомец появился в нашем мире и, в частности, в султанате Гурам. Почему он не погиб в белых песках, а вышел оттуда живым и здоровым? Шестеро воинов призрачной стражи погибли, пробыв всего несколько минут в этой зоне смерти, а ему хоть бы что после четырех суток?! Он остался живым и стал еще более здоровым, если судить по нашим наблюдениям, он даже помолодел на пару десятков лет. Все эти события с появлением чужака, Омар, напоминают какую-то непонятную игру, в которую нас силком затягивают. Эта игра ведется неизвестными игроками и имеет неизвестные для нас задачи и цели. Следует отметить, что игроки совершенно не считаются с нашими интересами и ходы они делают, как им взбредет на ум, что иногда противоречит здравому разуму. Но, может быть, и сами игроки, совершенно неожиданно для себя, были вовлечены в эту и для них непонятную игру, поэтому на первых порах она носит суматошный и нерациональный характер. - Потирая пальцами переносицу, Придворный Маг продолжал развивать свою идею-мысль, медленно шагая перед письменным столом, за которым удобно устроился Эль-Нассар. - Поэтому они и не рассматривают нас и интересы султаната Гурам, а, если и рассматривают, то только в качестве простых пешек и исполнителей. Но опять-таки должен существовать инициатор всей игры, который поднял политическую кутерьму и сделал первый ход. Почти двадцать лет тебе, Омар, удавалось поддерживать мир и спокойствие в своем султанате. Мы торгуем практически со всем миром и поддерживаем дипломатические отношения со всеми государствами Востока и Запада. Наш султанат является небольшим, но сплоченным государством, мы ничем особенным не выделяемся в среде подобных государств обеих империй. Годы спокойной размеренной жизни привели к тому, что наше войско сильно сократилось, потеряло боевой опыт, так как оно не воевало. Вот уже сотни лет прошло, а воевать было не скем. У нас не было и нет спорных территорий, на которые претендовали бы другие государства и на которые претендовали бы мы сами. Единственное, что досаждало и по настоящее время досаждает нам, так это набеги диких номадов на пограничные селения, но благодаря этому обстоятельству наша пограничная стража сохранила боевой опыт и находится в отличном состоянии.
   - Ты, по всей очевидности, читаешь мои мысли, не даром же ты маг, Придворный Маг. - Медленно произнес Эль-Нассар, продолжая разговор, пальцами руки тихо барабаня по письменному столу. - Встречи с тобой всегда приятны и наводят на разумные мысли и выводы, даже когда приходилось обсуждать неприятные вопросы. Меня сильно волнуют и беспокоят многие обстоятельства, но прежде всего, почему бежал чужак-незнакомец и, вообще, бежал ли он? Только что министр Файез покинул этот кабинет, в течение двух часов он в детальнейших подробностях рассказывал о том, что происходило с незнакомцем в камере налоговой тюрьмы. При этом он всячески старался не затронуть главного, понимаешь, два часа он был здесь и всего минуту посвятил рассказу о внезапном исчезновении чужака из камеры налоговой тюрьмы, в которой с утра велось магическое наблюдение. Как это получилось, что человек, непосредственно подчиненный ему, отказался предоставить своему прямому начальнику запрошенную информацию. Мне всегда казалось, что этот человек Верховного на деле больше служил ему, а не мне. Но, занимая такую важную и значимую должность, в качестве министра внутренних дел султаната, он обязан понимать, что когда-нибудь наступит минута и это иерархия, построенная не моими руками, рухнет, я имею в виду работу на двух человек одновременно. Со временем я буду вынужден принять соответствующие меры и постараться избавиться от этого министра. Во все времена внутреннее положение дел в государстве всегда было головной болью монархов и правителей, которые делали все возможное, чтобы вовремя получать информацию о положении дел в государстве и своевременно принимать кардинальные меры по разрешению проблем общегосударственного значения. Но когда ты чувствуешь, что человек не говорит всей правды и утаивает часть информации, то возникают подозрения, а это неизбежно ведет и к недоверию. - Эль-Нассар сделал паузу. - Ты абсолютно прав и в отношении войска, призрачная и пограничная стражи сохранили относительную боеспособность, но не в состоянии вести крупные боевые действия. Они подразделения специальных сил, а не войсковые части. Ты также прав и в том, над государством сгущаются черные тучи, которые аллегорически назвал игрой, я чувствую, что за спиной что-то происходит, но не могу ухватить ниточку, чтобы размотать клубок неприятностей. Чужак-незнакомец был такой ниточкой, но кто-то влез и грубо ее оборвал. Хочу признаться тебе, мой друг и Придворный Маг, что впервые с момента вступления на престол я боюсь, я очень боюсь пролить по ошибке большую кровь. Я готов пойти на любой шаг, даже могу уступить престол, но чтобы мой народ не страдал, не мучался и не проливал этой крови. Не подумай только, что я вообще боюсь вида крови, боюсь сражений и боев. Как воин я всегда готов сражаться за добро и справедливость, но существует различие в понимании этой борьба за добро и справедливость с точки зрения Повелителя и с точки зрения народа, которым правит этот Повелитель. Может получиться и так, что я буду сражаться за воображаемое зло и несправедливость, а не во благо народа. Кто может стать арбитром в таком случае, кто может определить, где добро и зло, где справедливость и несправедливость. Я страшусь, сделать ошибку в выборе врага и по ошибке пролить народную кровь. Поэтому, когда ты говоришь о зреющем заговоре, то я хорошо понимаю тебя Придворный Маг, но кто скажет мне, что этот заговор во зло народу. - Сказал Эль-Нассар
   - Да, Омар, твое положение на престоле не назовешь спокойным, Верховный Правитель выдвинул тебя из своих самых приближенных лиц и возвел на престол из-за твоей верности и отваги в борьбе в те времена, когда он утверждался на императорском престоле. Но это бы давно, а временя проходят быстро и многое забывается. В глазах народа ты можешь выглядеть и узурпатором верховной власти в султанате Гурам, которая досталась тебе не по праву наследства или народной воли. - Продолжил свою мысль Придворный Маг. - В твоих руках наше будущее и будущее государства, а будущее может оказаться под угрозой нестабильности, дисбаланса и сил, которые вовлечены в эту непонятную игру, начавшуюся вокруг султаната Гурам. Впервые, мы с тобой вынуждены рассматривать возможность потери престола и даже гибели султаната Гурам, что обязательно приведет к мучениям и страданиям народа. Твой народ сегодня возможно уже успел забыть, что такое нищета или нужда, мой Повелитель. Что касается сегодняшних дел, то повторяю, мне нужно время, чтобы тщательно обдумать и проанализировать все произошедшее с чужаком. Слава богу, что я сумел перехватить у Файеза оригинал янтарного камня, на который велась запись событий в камере незнакомца. В самое ближайшее время я пришлю тебе письменный отчет по этому поводу.
   Эль-Нассар еще во время разговора тяжело поднялся из-за стола и вернулся к открытому окну, где, стоя, продолжал слушать Придворного Мага. Ведь, многое, о чем он говорил, совпадало с его же мыслями. В глубине души Эль-Нассар был согласен с обобщениями и предостережениями своего мага. К таким выводам он и сам приходил ранее, но было приятно слышать и другого человека, который подтвердил твои ранние мысли и выводы. И если судить по этим выводам, то и тогда можно сказать и понять, каким мощным разумом обладал Придворный Маг, который, ничего не зная об интригах и вовлеченности Верховного Правителя в дела с незнакомцем, правильно оценил сложившееся положение дел в султанате Гурам.
   Когда ему сообщили, что чужак исчез из камеры налоговой тюрьмы, Эль-Нассар ужасно разгневался, чужак-незнакомец уже был в руках и какие-то олухи не усмотрели за пленником, который находился к тому же и в тюремных стенах, он даже хотел казнить главного тюремного контроллера. Но по здравому размышлению и, переговорив с капитаном Боргом и другими близкими ему людьми, пришел к мнению не прибегать к крайним мерам в этом случае. Некоторое время назад он разговаривал с Верховным Правителем и доложил о произошедшем побеге чужака. Что интересно, на вызов опять-таки ответил сам Верховный Правитель, который словно постоянно находился вблизи янтарного камня, ожидая вызовов Эль-Нассара. Выслушав сообщение вассала, тот пожевал губами и кратко заметил:
   - Бежал таки, стервец! - Затем подумал и добавил. - Омар, он не мог бежать самостоятельно, слишком мало времени провел у нас и много еще не узнал. Да, и ничего он не знает и о самом себе. Но в любом случае все только начинается! - И отключился от связи.
   Эль-Нассар медленно развернулся от окна и посмотрел в глаза Придворного Мага.
   - Хорошо, Айрон. - Сказал он, назвав Придворного Мага по его собственному имени. - Буду ожидать твоего письменного отчета. Хотелось бы только, чтобы в отчете помимо выводов были бы приведены и соответствующие рекомендации, что делать и как поступать в определенных случаях.
   Айрон Филдинг, придворный маг султаната Гурам Восточной Империи склонил голову в знак понимания и принятия распоряжения к исполнению и, выпрямив спину, неторопливо зашагал по ковровой дорожке, направляясь к выходу из кабинета.
   Глава 10
   ххх
   Матросы не стали мешкать с исполнением приказ шкипера судна об организации и проведении порки нового раба. На палубе появилось странное устройство, похожие на хозяйственные козла для пилки дров, которые имели странные приспособления. Двое матросов, подхватив меня за руки и за ноги, швырнули на эти козлы, на которых я оказался подобно распятым. Бедрами уперся в перекладину, зад оттянулся назад, спина под небольшим углом склонилась вперед, а руки были широко разведены в стороны. Там их завели в специальные скобы наручники, а сверху опустили коромысло с выемками для и шеи головы и соединили с его нижней частью, чтобы я не смог бы вывернуться или вырваться из этих захватов. Таким образом, я был распят на этом устройстве для порки, животом и грудью лежал на доске, которая наискосок снизу перечеркивала-соединяла это устройство. Оно крепко удерживало мое тело в этом положении, отдав на растерзание палачу мой зад и плечи. Интересная получилась вещь. Матросы видели, что на мне имеется набедренная повязка, но снять ее, как не бились, так и не смогли. Шкипер приказал, оставить меня в покое, когда один из матросов достал нож, чтобы срезать тряпицу с тела, Видимо, он решил, что тот больше порежет меня, а не срежет набедренную повязку.
   Процедура подготовки к наказанию длилась от силы минута - две, сказывался профессионализм и подготовленность экипажа к исполнению подобных показательных мероприятий. Но меня опять таки привел в смущение тот факт, что эти молодые парни, которым только жить да жить, мгновенно и на полном автомате исполняли поручения шкипера, совершенно не интересуясь состоянием или положением жертвы предстоящей экзекуции. Я для них по-прежнему оставался безымянной вещью, а не человеком.
   Подготовительная часть к экзекуции завершилась, жертва было готова принять наказание, она была засунута в станок для порки, но неожиданно не оказалось человека, готового взять на себя исполнение обязанностей палача. По всему было видно, что рядовые матросы не горели желанием выступить в роли кровавого экзекутора и всячески уклонялись от этой роли. Бросили жребий, и судьба вновь показала свой характер, жребий пал на моего знакомого Махмуда, который весь залучился от охватившей его радости. Он бы с удовольствием выступил бы и в качестве палача-добровольца, но знал, чем ему это может грозить, другие члены экипажа, наверняка, не простили бы ему этой инициативы, рано или поздно он оказался бы за бортом судна. Поэтому, когда выкрикивали палача-добровольца, он прятался за спины товарищей. Но в душе молил бога о том, чтобы ему выпал жребий и он смог бы посчитаться со мной, убийцей, по его личному мнению, его товарища и напарника по экипажу судна.
   Махмуд, сияя круглым лицом из-за переполнявшего его чувства радости и удовлетворения порученным делом, с огромным энтузиазмом демонстрировал высокий профессионализм владения кнутом. Видимо, в недавнем прошлом он был сельским пастухом и научился хорошо владеть этим инструментом пастуха, а теперь и палача. Он тщательно отбирал орудие наказания и, с лицом счастливого идиота, брал один кнут за другим из целой кучи кнутов, сваленных к его ногам, проверяя их прочность, гибкость и тяжесть ремня из сыромятной кожи. Из двадцати кнутов, вначале он отобрал пять лучших и продолжил дальнейшую селекцию, примеряясь к рукояти, телу кнута, его фолу и крекеру. Каждый кнут он поддержал в руках, пальцами проверял плетение сыромятных кусочков кожи. Тщательно осматривал тонкий ремешок - фол, который вплетался в сыромятные ремешки на конце ремня. И чуть ли не языком вылизывал переплетенный конский волос с грузилом - крекер. Наконец-то, удовлетворенный сделанным выбором, Махмуд отложил для себя пару самых лучших, разумеется, по его мнению, кнутов и, вразвалку, направился ко мне.
   А я все это время простоял в унизительной позе, намертво закрепленный в козлах для порки. А солнце уже близилось к закату, оно еще не коснулось линии горизонта, но было в половине шага от него. В этот момент я подумал, что, может быть, никогда не увижу его заката и не смогу в очередной раз поприветствовать восход Эллиды на ночной небосклон. Но в этот момент в сознание проникла непонятная уверенность, в том, что я переживу наказание. Волнение перед предстоящей поркой и страх перед возможной болью отошли в глубь души, а я начал переживать по отношению глупостей, которые в такой момент были совершенно не к месту. Я думал о том, а чтобы сказала Эллида, увидев меня в этой нелепой и раскоряченной позе. Не смотря на то, что Желтый Карлик уверенно катился к закату, но до восхода Эллиды оставалось достаточно много времени, чтобы надеяться на то, что моя богиня этого не увидит этого позора.
   - Ну что, щенок, ты готов к наказанию! - Прервал мои размышления Махмуд. - Пришло время платить свои долги, я постараюсь, чтобы ты дорого заплатил бы за взятую жизнь Чистена, да упокоится его душа в мире и покое! Сам Господь избрал меня человеком, который покарает тебя за невинно пролитую кровь. Поверь мне, гаденыш, я уж постараюсь бить тебя так, чтобы ты надолго запомнил это наказание и сам этот день.
   В голове начали появляться слова, которыми я хотел возразить Махмуду и сказать, что он не прав и что это не я убил Чистена. Но голова, намертво зажатая хомутом коромысла, начала плохо соображать, хомут не давал мне и рта раскрыть. Тогда я вспомнил о мыслеречи и о моей способности внушать мысли на расстоянии другим людям. Собрав в кулак силу воли, я попытался сформировать мыслеобраз и переслать его Махмуду.
   Вначале ничего не происходило, Махмуд стоял вблизи от меня и все что-то бубнил и бубнил себе под нос в отношении того, что я недостоин жизни, потому бог и карает меня его руками. Но вдруг он выронил кнут из рук, схватился обеими руками за голову и заорал, что я настоящее исчадие ада, что меня нужно не наказывать, а казнить на месте. Он орал также, что я не имею права проникать в чужие головы и внушать им, что можно делать и что нельзя делать.
   Своим поведением и бредовыми выкриками Махмуд обратил на себя внимание членов экипажа, матросы которого давно разбрелись по палубе и вновь занялись свой работой, их абсолютно не интересовала моя судьба и наказание, которому будет подвергнута моя бренная плоть. Меня приятно удивил лишь тот факт, что в этом экипаже не оказалось садомазахистов, которые стали бы смотреть, как наказывают человека из-за одного только удовольствия наблюдать за его страданиями. Из-за поведения и нелепых криков Махмуда они вновь собрались вокруг нас с Махмудом, с недоумением поглядывая на его кривляния передо мной.
   ххх
   Шкипер отозвал Махмуда в сторону и что-то ему строго выговорил. Смиренно выслушав шкипера, Махмуд молча поднял с палубы кнут и для разогрева мускулов несколько раз нанес удары кнутом по палубе, проимитировав процесс наказания. При этом он опасливо посматривал на меня и старался близко ко мне не подходить.
   Острая боль резанула спину, словно рваный осколок стекла проехался по ней сверху донизу, оставив за собой красный рубец. Я почувствовал, как этот рубец начал заполняться кровью, которая, собравшись внизу спины, тонким ручейком устремилась на палубу Раздался гортанный оклик шкипера, в этот момент я был сосредоточен на боли в спине, что не понял, почему он прервал наказание сразу после первого же удара. Но моя надежда, что наказание ограничится одним только ударом, исчезла без следа, когда один из матросов быстро притащил и подстелил под меня огромный кусок промасленной материи. Стало понятно, что шкипера больше беспокоил порядок и чистота на палубе, а не мои муки и страдания. В этот момент в моем сердце и душе родилась дикая ненависть к мучителям, я мысленно поклялся, что, когда наступит момент и я смогу отомстить этим людям за свои мучения и страдания, то моя рука не дрогнет. За первым ударом последовал второй..., третий... которые были уже более болезненными, чем самый первый удар. Может быть потому, что в душе я все же готовился к этим ударам кнута и ожидал появление боли, но должен признать, что реальное проявление боли от ударов кнута по спине воспринималось более болезненно.
   Махмуд оказался настоящим садистом и наносил удары, стараясь, чтобы ремень кнута ровно ложилось на поверхность кожи спины вдоль хребта спинного мозга, одновременно на все протяжение от основания шеи до ниже некуда. Но самую страшную боль и повреждения телу приносил фол, этот тонкий сыромятный ремешок на конце ремня. Он при качественном замахе и ударе мог развивать сверхзвуковую скорость, а Махмуд, хоть и был по жизни не вполне нормальным человеком, кнутом пользовался на высоком профессиональном уровне. И когда ремень ложился на поверхность спины, то он в момент скольжения по коже, глубоко прорезался кожу, оставляя за собой рваную и глубокую кровавую борозду, быстро заполнявшуюся кровью. Фол и крекер с грузилом из свинца рвали в разные стороны ровную борозду, остававшуюся от ремня кнута, вырывая из спины кусочки мяса, полоски кожи и ошметки мускулов.
   Я чувствовал, как ремень кнута касался моего тела в районе лопаток спины, в поясе и по бокам тела, и постепенно это касание ремня начинало жечь кожу на спине. Ожог следовал за ожогом, удар - за ударом. Вначале удары наносились с равными промежутками, во время которых я только успевал сделать вдох или выдох, но эти чередования давали мне возможность передохнуть и запрятать боль от предыдущего удара в глубину подсознания. Когда фол с крекером рвали мое тело, то боль охватывала все тело и требовалось время, чтобы нейтрализовать. Кровавых рубцов с рваными ответвлениями на спине становилось все больше и больше, вначале рубцы строились аккуратными рядами, затем они начали пересекаться, иногда ложась на спину крест на крест. Пока спина и задница не превратились в одну сплошную рану и не стали темно-красными от крови. В этот момент я почувствовал, что еще какая то сила помогает мне переносить боль и не терять много крови. Когда первые ручейки крови стали течь по поверхности моей набедренной повязки, то они впитывали эту кровь и возвращали в мой организм.
   Не знаю каким образом, но Махмуд догадался, что я привык к его равномерно наносимым ударам кнутом и на тридцатом счете он изменил технику нанесения удара, стал наносить их рваной чередой. Охвостье фола и крекера стало более глубже зарываться в кожу спины, разрывая на ошметки мясо и мускулы, со спины во все стороны полетели кусочки и полоски мяса одновременно с брызгами крови.
   Боль теперь не концентрировалась в отдельно взятом месте, а расходилась по всему телу. Я не успевал от нее бежать и прятаться в подсознании. Она накатывалась неравномерными волнами и каждая последующая волна приносила все большую и большую боль. Я уже не стонал, а захлебывался в криках боли и отчаяния. На сороковом ударе я спекся, боль подавляла основные жизненные процессы, но мне очень хотелось жить и ради того, чтобы остаться живым, я был готов пойти на все, даже на предательство и, если потребуется, то был готов и убить человека. Если бы Махмуд не получал бы такого удовольствия от работы палачом, а внимательно наблюдал бы за состоянием жертвы. Если бы он сумел бы вовремя остановиться и прекратить наказание, почувствовав, что его жертва морально и физически сломлена, то я до конца жизни был бы его рабом, но он не остановился и не прекратил порку в тот критический момент.
   Махмуд не был нормальным человеком, он продолжал работать кнутом, словно робот нанося удар за ударом, к этому моменту превратившись от вида и запаха крови жертвы в дикого зверя. Даже такая, казалось бы, очень простая работа палача оказалась не под силу этому недочеловеку. Он так и не сумел правильно оценить ситуацию и прекратить экзекуцию в тот момент, когда жертва была морально и физически сломлена. Он даже не заметил того, что после сорокового удара раб потерял сознание и продолжение наказания превратилось в убийство. Под конец порки, когда палач большей частью работал по инерции, удары наносились беспорядочно и неприцельно. На пятидесятом ударе Махмуд завершил свою трудную работу палачом.
   А раб повис на козлах, борясь за свою жизнь и с натугой пытался протолкнуть в легкие очередной глоток живительного воздуха. Но легки, как и многие другие внутренние органы этого человека, были отбиты ударами кнута и уже не могли в должной мере обеспечивать организм и кровь человека кислородом. По всей очевидности, этот кусок мяса, а не человек доживал последние минуты своей жизни.
   Шкипер не выдержал, в последние минуты экзекуции подошел к месту наказания и, широко расставив ноги, а руки спрятав за спину, молчаливо наблюдал за тем, как Махмуд завершал порку. Несколько раз он порывался остановить, прекратить это безобразие, до глубины своей души пораженный жестокостью палача Махмуда. Но каждый раз мысль о бессмысленной смерти Чистена, который был одним из лучших матросов экипажа и которого, разумеется, убил не этот замухрышка-раб, останавливала его, ведь кто-то должен был понести наказание за совершенное преступление. Честь шкипера судна потребовала наказать раба, как выбор меньшего из двух неравных зол, Махмуд был свободным человеком и членом экипажа - следовательно востребованным человеком на судне. Но сейчас, глядя на неестественно вывернутое тело раба, безвольно повисшее на козлах, шкипер был уже не столь уверен в правильности своего решения.
   ххх
   Придворный Маг султаната Гурам в эту ночь так и не прилег, постель осталась невостребованной, радуя глаз своей белизной и девственностью. Над изголовьем кровати всю ночь прогорел ночник, Придворный Маг любил почитать на ночь глядя, а на столике около кровати стояла большая фаянсовая кружка с яблочным сидром, который маг любил хлебнуть перед сном.
   В эту ночь к фаянсовой кружке он так не притронулся!
   После беседы с Повелителем султаната Айрон Филдинг, это было истинное имя придворного мага, весь вечер и большую часть ночи провел за письменным столом. Он снова и снова просматривал записи, перечитывал протоколы, полученные от главного тюремного контролера, и просматривал записи изображения на янтарном камне.
   Вот уже более полутора десятка лет Айрон Филдинг занимал пост придворного мага султаната Гурам. Профессия чародея и этот пост давали ему немало преимуществ даже перед знатными людьми в государстве. Как придворный маг он нес ответственность за внешнеполитические отношения султаната Гурам с другими странами и государствами Восточной и Западной Империй, а также отвечал за вопросы межрасовых, культурных и религиозных отношений. И, разумеется, мимо него не проходил ни один вопрос или документ, в котором затрагивалось бы искусство магии. В других государствах люди, подобные Филдингу, занимали высшее посты и называли себя министрами иностранных дел или первыми министрами-советниками своих правителей.
   Айрон Филдинг же довольствовался постом и титулом простого придворного мага, чрезвычайно гордился этим обстоятельством и своим положением при дворе Повелителя султаната Гурам, с которым к тому еще и поддерживал приятельские отношения. Но ни разу во время дружеских или задушевных бесед с приятелем он не затрагивал вопроса о своем повышении или получения более высокого придворного чина. С момента своего появления в султанате Гурам он выполнил немало поручений Омара Эль-Нассара, личного и государственного характера. Блестящий ум, аналитический подход к решению проблем позволил ему раскручивать такие политические узелки и уникальные замыслы других интриганов, благодаря чему султанат Гурам, ни разу за время правления Эль-Нассара, не попадал ловушки, расставляемые его политическими противниками.
   По жизни Айрон Филдинг был простым и незамысловатым парнем, что сразу приметил Эль-Нассар, которому характер этого парня понравился. Он сблизился с магом и установил с ним доверительные отношения, которые впоследствии переросли в настоящую дружбу между этими людьми.
   А сейчас Айрон Филдинг сидел за рабочим столом и пытался разобраться, что же, в конце концов, произошло в камере налоговой тюрьмы с чужаком- незнакомцем и куда он исчез. Когда незнакомец проснулся в камере, то выглядел бодрым и здоровым человеком, с интересом изучал помещение, проявил любопытство, как и любой другой нормальный человек, оказавшийся в подобном положении. Но в тоже время он проявил способности, которые были неподвластны простым людям, каким-то образом приспосабливал вещи и окружающую среду под свое специфическое понимание действительности. Эта способность продемонстрировала также и то, что чужак не был производным продуктом мира планеты Тринидад, так как вещи и предметы, востребованные незнакомцем для личного пользования, еще не были известны на планете и ими не пользовались старожилы планеты.
   Чужак пользовал и знал и магию, но его искусство в корне отличалось от искусства магии планеты Тринидад. Пока Айрон Филдинг не мог определить, в чем именно состоит это различие, для этого ему требовались дополнительные данные о самом незнакомце, стиле и образе его жизни, объеме знаний и интеллекта, которыми маг на данную минуту не обладал. Но одна вещь сразу же бросалась в глаза, чужак-незнакомец очень редко прибегал к магии, а, если и прибегал, то делал это интуитивно, рефлексивно и производил магические трансформации не посредством заклинаний и пассов руками, а силой и мощью своего разума. Ему достаточно было только подумать, чтобы получить желаемое.
   Это обобщение, позволило Придворному Магу прийти к двум основополагающим выводам: первое, этот чужак из белых песков являлся человеком, который не был рожден на планете Тринидад; и, второе, этот незнакомец является могущественным магом, обладающим огромной магической силой, частью которой было умение перемещать людей меж звездными мирами. Именно подобным образом он и объявился на планете Тринидад системы Желтого Карлика. В качестве придворного мага, Айрон Филдинг серьезно увлекался астрономией и изучением звездного неба, поэтому он хорошо знал, что во вселенной существует жизнь на других планетах и что некоторые представители разумной цивилизации научились путешествовать между звездами, кто на специальных приспособлениях, а кто силой разума преодолевая расстояния между звездами.
   Придворный Маг был настолько захвачен своим исследовательским азартом и первыми результатами исследований, что не мог остановиться на достигнутом результате и лечь спать, а упорно продолжал свой кропотливый анализ поведения и поступков незнакомца всю ночь напролет. Его особенно заинтересовало таинственное и пока необъяснимое исчезновение незнакомца из тюремной камеры.
   Протоколы главного тюремного контроллера представляли несомненный интерес. Одним только магам было известно, что тюремный контроллер представляет собой смесь разума и магии, это была машина и человек одновременно, которая управлялась единственной заложенной в нее программой исполнения служебных обязанностей. Контроллер, как машина не умела лгать или хитрить, а всегда сообщала только правду, одну только правду. А один ее протокол прямо говорил о том, что в какой-то момент незнакомец подчинил себе волю этой магической машину путем прямого воздействия мысленными образами. Этим обстоятельством можно было объяснить и то, что главный тюремный контроллер совершал некоторые действия, явно не предусмотренные служебной программой. Машина-человек показала незнакомцу дорогу в помывочную комнату весьма интересным образом, она использовала скользящий силуэт змеи, этого она никогда не делала и в ней не было заложено подобной программы. Обычно, когда арестанты долговой тюрьмы хотели в отхожее место, они кричали стражам, а те опускали в яму ведро за соответствующую плату, разумеется.
   А главный тюремный контроллер записал в протоколе, что по просьбе незнакомца изменил облик помывочной комнаты и отхожего места, превратив ее в нечто подобие дворца, чего никогда не бывало в этом мире. По мысленному приказу незнакомца машина произвела и другое магическое действие, создав водоем без воды, в который опустился чужак и впоследствии сам наполнил его неизвестной маслянистой жидкостью. До сих пор главный тюремный контроллер отказывался сообщить химическую формулу жидкостью, в которой незнакомец проспал или просуществовал несколько часов.
   В соответствии с заложенной программой эта машина обязана была выполнять команды только представителя или источника из министерства внутренних дел султаната. В случае возникновения чрезвычайной ситуации, в которой выполнение возложенных на нее функций было бы невозможно, машина, предварительно приняв меры по исключению возможности побегов арестантов из тюрьмы, должна была перейти на усиленный вариант несения службы, в отдельных случаях ей даже разрешалось принимать самостоятельные решения.
   Протоколы свидетельствовали, что главный тюремный контроллер, зарегистрировав проникновение в его управление и запротоколировав данный факт, в дальнейшем никак не реагировал на это явное вмешательство извне в его прямые функции и продолжал функционировать, словно ничего не происходило.
   - Ну, и хороший парень этот тюремный контроллер, машина с магическим характером. - Подумал Придворный Маг. - Просто замечательно, что я сумел таки набрать в пузырек небольшое количество жидкости, в которой купался и заснул наш незнакомец, а химики профессионалы всегда помогут мне составить точную формулу этого химического состава вещества.
   От длительно и неподвижного сидения за столом затекли шея и спина, Придворный Маг поднялся из-за стола, прошелся по комнате и сделал небольшую гимнастическую зарядку. Он пытался размять спину и шею и одновременно прогнать сон, который незаметно накапливался и исподтишка наваливался на него.
   Энергично протерев глаза рукой, он снова уселся за стол и начал вновь, в который уж раз за эту ночь просматривать записи событий, произошедших в тюремной камере за время пребывания там незнакомца. С незапамятных времен во всех тюрьмах государств Восточной Империи главные тюремные контроллеры вели запись на янтарный камень всего, чтобы не происходило в тюремных камерах. О существовании подобной магической записи знали только сами правители или высшие сановники государств Восточной Империи, а придворным магам вменялось в обязанность производить расшифровку и в обязательном порядке просматривать эти записи.
   Вот и вчера главный тюремный контроллер записал на янтарный камень все, что происходило с утра второго дня пребывания незнакомца в камере. Контроллер беспрекословно и по первому требованию передал Придворному Магу янтарный камень с записью изображения, но по неизвестной причине отказался предоставить свой вариант расшифровки изображения и своего комментария к этому изображению, сообщив, что оба его варианта по каналам тюремного ведомства ушел к руководству министерства внутренних дел. На памяти придворного Мага подобная отговорка стала первым случаем отказа главного тюремного контролелра предоставить магу профессионалу требуемое объяснение или документ. Этот случай говорил о том, что в султанате Гурам появилось некое официальное лицо, которое сумело воздействовать или перепрограммировать служебную программу магической машины таким образом, что она была подчинена непосредственно этому лицу, а потом уже исполнять заложенные в нее служебной программой рабочие функции.
   Подобный вывод больше напоминал театр абсурда, но, если хорошо вчитаться в текст, то в нем проглядывало и некое зерно истины. Придворный Маг нервно передернул плечами, вновь и вновь перечитывая лист пергамента, лежащий перед ним. Ведь все, что случилось за вчерашний день, сегодня утром приобрело более зловещий характер и несло в себе скрытую угрозу существованию власти и лично Повелителю султаната Эль-Нассару.
   Прикрыв руками глаза и слегка массируя их пальцами, Придворный Маг попытался ввести себя в легкий магический транс, чтобы несколько расслабиться от перенапряжения размышлений.
   И как только это удалось ему проделать, чуть-чуть расслабиться, как необычная мысль промелькнула в его голове. Он вздрогнул всем телом от ее нелепости и наклонился к столу, чтобы разыскивать одну вещь, которая косвенно могла бы подтвердить эту нелепую мысль. В ходе поиска он не заметил, как случайно локтем столкнул на пол один из исписанных за ночь листков пергамента, который в процессе падении со стола незаметно спланировал под стул мага. Именно в этот момент Придворный Маг разыскал в своих залежах на столе янтарный камень, чтобы еще раз просмотреть финальную часть записи изображения. Быстрой скороговоркой, пробурчав служебное заклинание на расшифровку записи на янтарном камне, он стал внимательно всматриваться в трехмерное изображение, возникшее прямо над столом, событий, происходивших в камере чужака. Когда запись кончилась, изображение погасло,
   Придворный Маг с чувством выполненного долга откинулся в кресле.
   Просмотр запись позволил увидеть, что события в камере развивались именно так, как он и предполагал. Можно с уверенностью утверждать, что в камере незнакомца, помимо его самого, находилось еще одно существо, обладающее незаурядным магическим даром. Это существо общалось с незнакомцем, но их общение было обусловлено странными обстоятельствами. Запись в самом ее конце была заполнена искусственными или, если быть точнее в использовании технических терминов, магическими помехами, из-за которых невозможно было в деталях разобраться, что же именно произошло между чужаком и его гостем на завершающей стадии их контакта. Но один момент этой записи чрезвычайно заинтересовал Придворного Мага - чужак-незнакомец падал со стула и уже был практически спиной на полу, а его гость - разумное существо зависло над ним в прыжке, словно ловчая птица, готовясь сверху обрушиться на чужака. Неожиданно для наблюдателя в поле изображения сложилась непонятная ситуация, неизвестная красная жидкость выплеснулась непосредственно в лицо существа, обтекла его черты и на малую долю мгновения проявила черты лица этого существа, сформировав истинное обличие магического гостя, исполненное в красных тонах.
   Придворному Магу пришлось сильно попотеть, чтобы повторить попытку и вышеупомянутое мгновение закрепить в отдельном кадре изображения на янтарном камне и на своем артефакте.
   Это было двуликое существо, которое имело самое непосредственное отношение к гуманоидной расе, по своему строению тела, парным конечностям оно напоминало человека. У него имелось лицо с двумя глазами, носом и ртом, правда, губы рта больше напоминали две полоски, нежели полнокровные губы человека. Глаза выдавали древний возраст этого существа, зрачки которых не были круглыми, как у людей, а имели вертикальный разрез зрачка, очень похожий на кошачий глаз. Такие глаза обладали способностью великолепно видеть, как при дневном свете, так и в полной сплошной темноте, но не в этом заключалась основное различие этого существа от человека. Глаза излучали ум, понимание и человеческое сострадание, но через мгновение эти же глаза наливались гневом, злостью и жестокостью. Тогда начиналась трансформация всего этого существа, которое становилось нечто средним между неандертальцем и современным человеком разумным. Лицо из овального становилось круглым. Вытянулся и загнулся к подбородку нос-крючок, губы превратились в красную полосу от уха до уха. Наиболее запоминающейся частью этого лица стал лоб существа, который мощными надбровными дугами выдвинулся, усилился и его подбородок. Мощная шевелюра, подобная львиной гриве, покрывала голову существа.
   Придворный Маг ничего подобного ранее не встречал и он никогда еще не видел подобных существ, но память напомнила ему один случай, когда он еще учился в школе начинающих магов. Во время урока истории один из преподавателей рассказывал о древнейшем роде снежных людей - о неких "лохх" и их большом магическом потенциале. Так описание строения лохх в определенной степени совпадал с тем изображением существа из янтарного камня, которое в данный момент смотрело на него.
   Придворный Маг понял, что он нашел ответ на вопрос своего Повелителя и уже собирался в полный голос произнести имя существа, когда тонкий зигзагообразный клинок вошел под его лопатку. Острие клинка глубоко проникло в тело и мгновенно достигло сердца мага, которое тут же остановило свое биение.
   Свет погас в глазах Айрона Филдинга, придворного мага султаната Гурам Восточной Империи, и голова мага безжизненно стукнулась о стол.
   Глава 11
   ххх
   Рана на спине раба была такой обширной, что корабельный доктор, которому шкипер приказал осмотреть и помочь рабу, так и не нашел никакой подходящей и чистой тряпицы, чтобы можно было бы перевязать рану и прекратить кровотечение. Спина была покрыта множественными полосами-рубцами, одни из которых были настолько глубокими, что в них виднелись кости скелета и хрящи позвоночного столба. Доктор только разводил руками, когда увидел в ране тут и там в беспорядке торчащие осколки ребер и хрящи позвоночника, столб которого был в двух местах практически перерублен ремнем кнута Махмуда. Понимая, что раб сейчас находится в шоковом состоянии и боли сейчас не ощущает, судовой доктор пытался одними только пальцами соединить между собой осколки ребер и вправить хрящи в столб позвоночника, но без специально хирургического инструмента у него ничего не получалось. Когда он с понурым видом отошел от едва дышащего тела раба, шкипер подошел к нему и поинтересовался, выживет ли или нет раб, на что доктор ничего не ответил, а, безнадежно махнув рукой, побрел в свой угол. Шкипер, бросив презрительный взгляд на Махмуда, который с кривой улыбкой идиота продолжал стоять неподалеку, приказал матросам экипажа очистить место наказания и выбросить раба за борт, когда тот отдаст богу душу.
   Двое парней нехотя оторвались от своей работы и взялись за швабры, чтобы замыть от крови палубу, а третий оправился в судовую каптерку, где разыскал матерчатое ведро и все трое направились к умирающему рабу, все еще распятому на козлах для порки. Раб еще дышал, но каждый вдох и выдох легких давался ему с громадным трудом.
   Когда боль превысила человеческие пределы, то один за другим начали отключаться внутренние органы тела - почки, печень, легкие. Наступил критический момент, когда работали только головной мозг и сердце раба. Пульс сердца стал нитевидным и почти не прослушивался, а кровь с каждым мгновением замедляла свой бег по венам и капиллярам тела, к тому же ее становилось все меньше, рана на спине сильно кровоточила.
   Все говорило о приближающемся конце этого раба!
   Головной мозг бурно реагировал на ухудшающееся состояние организма, чувствовал нехватку кислорода в поступающей к нему крови.
   Матросы схватили раба за руки и за ноги, подняли с козлов и небрежно швырнули его не подававшее жизни тело на подстилку в дальнем углу палубы, чтобы завтра утром завернуть в нее тело и, привязав к ногам почившего раба тяжелый валун, выбросить того за борт. Двое других парней швабрами начали старательно замывать настил палубы от лужи крови, сгоняя ее вместе водой по шпигатам за борт. Один из матросов матерчатым ведром зачерпнул воды за бортом судна и широким разворотом тела расплескал ее по палубе. Чистка и мойка палубы в умелых руках матросов спорилась и быстро продвигалась, но по выражению матросских лиц можно было судить, что такая работа была им совершенно не по душе. Уборка подходила к концу, когда матрос с ведром еще раз зачерпнул морской воды и с размаху снова плесканул ее на палубу, часть морской воды случайно попала на спину раба, безвольной куклой валявшегося на подстилке.
   Морская вода с йодом и солью, попав на открытую рану, вызвала сильное жжение в ране и новый приступ боли у человека, которого хозяин судна приказал шкиперу держать в качестве раба гребца. Тело нового раба конвульсивно содрогнулось, выгнулось дугой, а его губы выдали громкий стон-вопль, хорошо слышимый на всем судне. Все матросы на палубе замерли от неожиданности, прекратили свои работы, удивленными глазами посматривая на оживающий труп.
   Не в правилах было у моряков выбрасывать еще живых людей за борт судна, даже если они по своему статусу были рабами, поэтому шкипер приказал перенести умирающего раба в каптерку и пускай господь бог решает, жить или не жить этому рабу. Шкипер больше не хотел выступать в качестве арбитра по вопросу, будет ли или не будет жить это ничтожное существо, решив, оставить ответ на этот вопрос на промысел божий.
   ххх
   Невыносимая боль пронизывала все мое тело и привела меня в сознание. Спина была основным и раскаленным источником боли, разумеется, которая волнами накатывалась на сознание, помрачая разум. В эти моменты я не чувствовал себя человеком, а представлял собой один источник боли, так как все энергетические резервы, сила воли, сознания и разума были направлены лишь на то, чтобы минимизировать, локализовать эту страшную боль. Она ужасала, пыталась подчинить сознание, отметала все, что существовало за рамками этой боли. Они забирала все мои моральные и физические силы, я был не в состоянии пошевелить рукой или ногой, повернуть голову, так как любое движение лишь усиливало боль и разум предпринимал невероятные усилия, чтобы эту боль каким-либо ему доступным образом локализовать. Глаза, словно самостоятельный орган моего тела, отказывались поднимать раскаленные веки и смотреть на белый свет, который был не просто мил, а отвратителен им в этот момент. Они прятались от реальности и закатывались так глубоко в глазницах, что любой человек, увидевший меня в этот момент, не смог бы их найти. Боль ширилась и разливалась всепоглощающими волнами по телу, а главное, помимо раны в спине она еще концентрировалась в голове, головной мозг разрывался на части от объема поступающей информации об источниках боли, о ее разновидностях, о внешних и внутренних повреждениях. Головной мозг кричал и вопил о срочной необходимости срочно анестезировать, обезболить рану на спине, прекратить кровотечение в этой области, так как крови в организме оставалось на несколько минут жизни.
   Я бессильно прикрыл глаза и начал долгий путь в безвременье беспамятства, я не мог ничего поделать в подобной ситуации., и сквозь волны боли начал подумывать о том, что обморок - это сейчас лучших выход из создавшегося положения.
   Что моя смерть - это решение всех проблем!
   Большинство членов экипажа этого судна уже спали, солнце давно зашло, а завтра должны были подойти остальные члены экипажа, которые последнюю ночь перед уходом в море развлекались на берегу. Одни только вахтенные матросы бродили по верхней палубе, время от времени короткими свистками, предупреждая лихоимцев на берегу и своих товарищей о том, что не спят. Один из этих матросов слышал негромкие стоны, которые, правда, вскоре прекратились, из угла, куда с порочных козел сбросили выпоротого Махмудом раба. Ему было лень подойти к этому куску человеческого мяса и поинтересоваться, жив или нет этот раб, ему совершенно не хотелось пачкать кровью раба руки и свою робу, выбрасывая его тело за борт.
   Над потерявшим сознание рабом в этот момент покачивалось бестелесное туловище кибер-доктора, щупальцы которого вот уже в течение часа закачивали новую порцию крови в это пока еще безжизненное тело. Вызов кибер-доктору поступил с некоторым опозданием, поэтому он прибыл, когда этот человек был при смерти, в буквальном понимании этого слова. Кибер-доктор провел мгновенное обследование человека, чтобы определить состояние пациента, наиболее опасные раны и повреждения, локализовал их, прекратил кровотечение раны и принялся за реабилитацию основных органов человеческого организма. Кибер-доктор, искусственно воссозданной кровью, напрямую подпитал головной мозг человека, который начал уже ощущать нехватку кислорода, и занялся поврежденным позвоночником.
   Он перевернул человека на живот и начал убирать сильно поврежденные и отмирающие кусочки мяса и ткани, лоскутки кожи, осколки костей скелета, покрывая поверхность раны специальной и легкой пенкой. Эта пенка анестезировала поверхность раны и предохраняла ее от попадания грязи и мельчайших капелек соли и влаги, которые нес в себе морской воздух. Затем он приступил к восстановлению и нервной системы позвоночного столба этого человека, который все еще балансировал на грани жизни и смерти. Четыре щупальца вырастили специальные волоски на своих окончаниях и приступили к непосредственной работе с позвоночным столбом и его нервной системой, которая продолжалась часа два или три, они поправляли соединения, впрессовывали хрящи, растягивали поврежденные ткани, искали старые и новые повреждения. Искали и соединяли обрывы нервных окончаний, специальными электродами сваривали их тончайшую паутину в единую нервную систему. Не смотря на то, что я находился в бессознательном состоянии, боль из-за работы щупалец и их волосков на позвоночном столбе прорывалась сквозь беспамятство, она заставляла мое тело крупно дрожать, а я стонал сквозь зубы. Когда операция перешла на заключительный этап, когда щупальцы начали с неимоверной силой впрессовывать хрящи, образуя единый столб позвоночника, то в этот момент из-за дикой боли в позвоночнике мне хотелось выть во весь голос.
   Операция длилась практически до самого рассвета.
   Я пришел в сознание и увидел восход солнца, в этот момент лежал на животе и прислушивался к своему телу, пытаясь определить, какие изменения произошли в нем за прошедшую ночь. При этом я даже удивился тому, что могу здраво рассуждать, словно боль ушла и больше не появиться. Лежать в таком положение мне было очень неудобно, так как я ничего перед собой не видел, в моем поле зрения находился один только настил палубы. Восход местного солнца я мог наблюдать только краешком глаза, в это было очень неудобно, поэтому совершенно машинально и не думая о последствиях, я слегка повернул голову, чтобы тут же почувствовать, как на меня обрушилась вчерашняя боль. Я застонал и заскрипел зубами от резкости этой боли, аж даже прикусил губы, чтобы сдержать боль и не обратить на себя внимания собратьев Махмуда.
   В этот момент внутренний голос порекомендовал мне, чтобы я самостоятельно занялся бы локализацией этой боли и продолжил бы излечение повреждений своего тела. Боль парализовала все мои чувства и ощущения, поэтому я быстро просканировал внутренние органы тела и перешел к изучению состояния раны на спине. С первого же осмотра и анализа стало понятно, что над раной уже успели поработать, чьи-то умелые руки восстановили позвоночник и его нервную систему. Я не был большим специалистом в медицине, но и мне было ясно, что эти умелые руки профессионально проведенной хирургической операцией, вернули мне возможность к самостоятельному хождению и передвижению. Я обратил так же внимание и на то, что восстановлена и даже улучшена система кровоснабжения всего моего организма. Мое сердце заработало в несколько замедленном режиме, позволяющим осуществлять подачу обогащенную кислородом кровь в достаточном количестве в головной мозг и внутренним органам человеческого организма. Жизнь начала медленно закрепляться в моем организме.
   В какой-то момент боль притупилась и, словно отошла на второй план, тогда в голове у меня появилось уже знакомое лицо человека с седым ежиком волос - лицо Дейла.
   - Ты, что это удумал, парень?! Умирать собрался, но это было бы проявлением настоящей трусости с твоей стороны бежать от жизни, которая только начинается. - Сказал он, он лукаво подмигнул мне глазом и продолжил. - Ну да ладно, очень хорошо, что вспомнил нашу первую встречу? Это означает, что ты еще не умер, да и зовут меня Дейл, друзья кличут этим именем, вот уже больше сорок пять лет. Но обо мне мы можем всегда поговорить несколько позже, а сейчас давай вместе подумаем, что нужно тебе делать, чтобы ты не умер после того, как на тебе поработал наш кибер-доктор. Я уже говорил, что, к большому моему сожалению, лично заняться твоим здоровьем смогу, когда мы будем вместе создавать новую империю, а сейчас могу помочь тебе, но одними только советами и соучастием.
   ххх
   Мне повезло, шкипер пожалел меня и разрешил целых два дня мне проваляться в судовой каптерке, которая располагалась в носовом отделении судна, где меня никто не искал, не трогал и никому я не был нужен. Я спокойно отлеживался в этой комнатушке, вдали от солнца и людей, лежал и не делал резких движений, чтобы случайно не потревожить спину, которая превратилась в одну громадную рану. За эти дни непозволительного спокойствия рана подсохла и стала покрываться новой кожицей, которая в первый день была такой тонкой и нежной розово-красного цвета, ее могло повредить любое неосторожное движение. Но не смотря ни на что, рана на мне заживала не по дням, а по часам с каждой минутой кожица утолщалась и отвердевала, становясь надежной защитой от заражения. Время от времени приходивший ко мне судовой врач, осматривая рану и кончиками пальцев касаясь кожицы, только руками разводил в сторону и качал головой в недоумении, видя, как быстро происходит процесс заживления этой огромной раны.
   - Смотри-ка, все заживает, как на дворовой собаке. - Бормотал он. - Еще пару дней и тебя парень можно отправлять на работу гребцом. Никогда в жизни не видел, чтобы человек так быстро восстанавливался бы после такой обширной зоны повреждения кожи и переломанного позвоночника. Чудеса одни, да и только!
   Я чувствовал, что этот странный судовой врач всей душой переживал за меня, но кроме сострадания он ничем не мог помочь мне, у него не было ни лекарств и ни хирургического инструмента для осуществления своей практической помощи. Но именно в тот момент мне была так необходима моральная поддержка любого человека, так как в последнее время чувствовал себя одиноким и никому не нужным человеком в мире Тринидада и, в частности, на этом судне. Я до последнего времени оставался один на один только с собой в этом большом и новом для меня мире, до сих пор у меня не было друзей и знакомых. Эллида, ночная богиня, во многом поддерживала меня, но я ей поклонялся и не очень то старался раскрываться перед этой насмешливой красавицей. Старина Дейл был виртуальным другом, мы пока еще не встречались, да и по каналам дальней связи о многом не поговоришь. Поэтому мне очень нравилось, когда судовой врач, этот странный и пока еще незнакомый мне человек, каждый вечер заглядывал ко мне в каптерку и при тусклом свете коптилки, колдовал над раной. Под колдовством я понимал процесс осмотра раны. Но врач не просто осматривал рану, а старался внести и свою лепту в мое исцеление, кончиками пальцев он осторожно касался кожица на ране, что-то там массировал, гладил, разглаживал, а иногда прикладывал к ней ладони рук, из которых исходило тепло. После этих визитов судового врача, ускорялся процесс излечения раны и я чувствовал, как все быстрее по жилам и венам циркулирует моя кровь, растет и утолщается кожа на спине.
   Глава12
   ххх
   Прошла полная неделя моего пребывания на Тринидаде системы Желтого Карлика. Каждый день был наполнен событиями, которые в отдельных случаях я был еще не в состоянии понять или осознать, какое значения они могут иметь для моей будущей жизни на Тринидаде. Не могу сказать, научился ли я чему-либо новому в этой жизни за этот период времени, хотя в душе радовался тому обстоятельству, что попал на планету, заселенную людьми, с присущими им человеческими пороками и добродетелями.
   После двух дней пребывания в каптерке судна и интенсивного лечения шкипер приказал перевести меня на постоянное рабочее место - на место одного из гребцов судна. Это, так называемое рабочее место, представляло собой узкую щель вдоль борта судна, которая тянулась от носа до кормы, в которой через определенные и равные промежутки располагались места для двух гребцов, которые работали с одним веслом. Эти два гребца судна располагались в небольшой каморке размером два с половиной метра длиной на полтора метра шириной. Главным достоинством этой каморки оказалось то, что она не имела крыши над головой. Из борта торчала рукоять весла, а под ним и чуть сзади лежал большой чурбак, на котором гребцы в перерывах между работой веслом могли посидеть и отдохнуть. Спать гребцам приходилось, скрючившись и поджав ноги к животу, на полу или сидя на чурбаке, уперевшись спиной в заднюю стенку каморки. Каморки гребцов были отделены друг от друга деревянными перегородками. По одному борту этого судна проходили как бы два яруса расположения гребцов, нижний ярус располагался в трюмном отделении судна, а верхний ярус проходил вдоль борта, но в углублении между верхней палубой и самим бортом. В нижнем ряду гребцы располагались вдоль бортов и цепями приковывались к неподъемным чурбакам, намертво утопленными в нижнюю палубу. Каморки гребцов нижнего яруса с трех сторон имели деревянные стены, и только один свободный проход из трюма, чтобы надзиратель мог наблюдать за гребцами, задавая им темп работы веслом.
   Как я впоследствии узнал, что судно, на которое забросила меня судьба, называлось галерой с парусным оснащением и с двумя ярусами гребцов по бортам судна. Такие галеры в этом мире имели специфические названия "биремы", они были чрезвычайно быстроходными суднами и в военных флотах использовался в качестве судна-шпиона или посыльного. Бирема в случае необходимости могла "убежать" от любого противника, как под парусом, так и на веслах. В торговом флоте этот тип галеры применялся в морской и прибрежной торговле, так как она имела довольно-таки объемный трюм. Но чрезвычайно популярными эти галеры были у контрабандистов и пиратов, потому что они идеально подходили для незаметного провоза груза и на них можно было немедленно удрать от любого военного корабля.
   Бирема, на борту которой волею случая и магии я оказался, называлась "Весенняя Ласточка".
   Пока я находился без сознания и вместе с судовым доктором занимался самолечением в судовой каптерке, экипаж биремы значительно увеличился. Когда меня вывели из каптерки и повели к борту биремы, то я увидел, как множество небритых и грязных лиц находились в этом углублении-щели, проходившим между палубой и бортов. Эти подозрительные головы чуть возвышались над палубой и провожали меня своими взглядами, отслеживая каждый мой шаг. Короткий переход из каптерки к одной из каморок позволил мне примерно подсчитать количество каморок вдоль правого борта, их было около двадцати двух - двадцати четырех вдоль одного только борта. Меня подвели к одной из каморок, которая была занята одним густо заросшим шерстью и волосами человеком, который больше напоминал мне гориллу, а не человека. Он не обратил на меня и на сопровождающих меня матросов внимания, сидел на большом чурбаке, глазами тупо уставившись в противоположную стенку, и руками перебирал металлическую цепочку, тянувшуюся от его рабского ошейника к чурбаку. Из каморок, расположенных впереди и сзади этой каморки с гориллой выглядывали другие бородатые лица, но в тех взглядах, которые они бросали на меня я не ощущал ни удивления и ни жалости, в них выражалось одно только равнодушие и отупение.
   Тогда впервые в моей душе появилось понимание слова раб и какая судьба меня ожидает в ближайшее время. Эти ощущения родились во мне одновременно с ощущением отвратительного запаха, хлынувшего мне в нос из этой бортовой щели, где, как оказалось, размещалось почти шестьдесят человек, это столько человек только в одном верхнем ярусе, проходившего вдоль одного борта судна, вот смрадный запах и шел от этих людей. Я теперь понял, почему мои конвоиры особенно близко не приближались ко мне, а когда мы подошли к моей каморке, тюремной камере на много лет вперед, то они держались от меня и этой щели подальше.
   В этот момент ко мне подошел судовой кузнец, подмастерье которого с трудом тащил громадный ящик с какими-то железками и кузнечными инструментами. Кузнец долго оглядывал меня, подходя то с одной, то с другой стороны, боязливо поглядывая на изрезанную страшными рубцами мою спину, сплошь покрытую струпьями отмирающей и полосами новой кожи. Затем он сплюнул за борт, достал ножные кольца, одел одно на одну ногу, второе на другую, соединил их вместе и полутораметровой цепью приковал меня к бревну. Затем достал цепочку, соединил ее с огрызком цепи, свисавшей с кольца, которое уже было на моей шее, и присоединил общий конец к цепи проходившее по борту вдоль судна.
   Благодаря судовому кузнецу я узнал, что обзавелся еще одной удивительной магической способностью, я начал слышать и понимать мысли своих собеседников. Когда кузнец крутился вокруг меня, я вдруг услышал в голове чьи-то слова:
   - Эк, парень, как тебя отодрали. - Тембр этого голоса я никогда не слышал. - Не спина, а навозная куча на пахотном поле. Наверное, все-таки помрешь, долго не продержишься. Вон, Махмуд, так и говорил, что сек тебя кнутом так, чтобы до смерти. Да, он, похоже, и сам до сих пор прийти в себя не может. Да и зачем этому рабу цепи, он и шагу ступить в сторону сделать не может. Ну, это не наше дело, пускай шкипер об этом думает. А мы сделали свое дело, нам теперь пора сваливать отсюда и куда подальше. - Думал кузнец.
   Я ничем не выказал своего удивления и одновременного удовлетворения этим обстоятельством, ни один мускул не дрогнул на моем лице, когда сообразил, что услышал мысли этого кузнеца. Именно от кузнеца я узнал, что завтра утром мы покидаем этот портовый городишко и выходим в море, что шкипер получил новое задание от хозяина галеры. Мне тут же захотелось, распространяется ли эта способность и на других людей, но рядом никого, кроме двух матросов конвоиров, в данный момент не оказалось, чтобы провести еще один эксперимент.
   В этот момент заработал мой ошейник, который на середине прервал мои размышления, как в голове послышалась незнакомая и ритмическая мелодия. Я удивленно, но очень осторожно, чтобы не повредить рану на спине, завращал головой в поисках источника музыки, но поблизости ничего не обнаружил, а музыка продолжала звучать. Ритм этой музыки подчинял себе мои мысли и не позволял вести самостоятельные размышления. Как только я начинал думать, о чем-то постороннем, то эта музыка отвлекала от этих мыслей и заставляла тут же о них забыть. Если я пытался сопротивляться и продолжал о чем-то размышлять, то тут же повышалась громкость ее звучания и исполняемый музыкой ритм забивал или выбивал из головы любую только что родившуюся мысль или идею.
   Видимо, конвоирам надоело это мое верчение головой, ко мне подошел один из этих матросов и красноречиво, стукнув меня ладонью по плечу, рукой показал на каморку под моими ногами, куда уходили обе цепи, от ошейника и ножных кандалов. Прыгать пришлось с двухметровой высоты, я сумел сконцентрироваться, чтобы сильно не удариться при приземлении и не повредить новую кожу на еще не залеченной ране спины. Полусогнутые колени хорошо самортизировали мой прыжок, спина отдалась отдаленной болью на этот прыжок, но кровь из раны не потекла, новая кожа выдержала первое испытание. Выпрямляясь, я чуть ли не нос к носу столкнулся с человеком-гориллой, который тоже поднялся на ноги, но не обращая на меня и на мой прыжок внимания, он развернулся и пошел к борту, чтобы, по всей очевидности, полюбоваться игрой красок в морских волнах, так как ничего другого там увидеть больше было нельзя. На шее этого человека болтался такой же, как и у меня, рабский ошейник.
   Этот человек-горилла был грязен и не чесан до неприличия, лицо покрывала корка соли и грязи, под которой было трудно рассмотреть цвет его настоящей кожи. К тому же многовековая борода так разрослась, что в ней с трудом можно было рассмотреть глаза, а голова была усеяна сплошными и свалявшимися космами волос, грязной волной ниспадающих до плеч. Одет он был в нечто подобия рубища, которое представляло собой мешок с тремя вырезами для головы и рук, а нижняя пола рубища едва прикрывала колени. Рукава отсутствовали а мускулы рук бугрились физической силой. От железных колец на ногах человека железная цепочка устремлялась к чурбаку, который использовалось и в качестве скамейки отдыха, и в качестве балласта для удержания гребцов на цепях от побега. Больше всего меня поразила смрадная вонь, исходящая от человека, нужно было очень постараться, чтобы заполучить и удерживать такой запах, что косвенно подтверждало мысль о том, что этот горилла ничего не делал в гигиенических целях.
   Другой мебели, кроме этой балластной колоды для сидения и противовеса от побега, в этой каморке без крыши над головой не наблюдалось. Правда, на уровне живота из борта торчала рукоять весла, больше похожее на еще одно бревно, которое руками рабов гребцов было отполировано до зеркального блеска. Рукоять перегораживало нашу с гориллой каморку на две равные части.
   Мой напарник по каморке или тюремной камере не сделал ни малейшего движения, чтобы подтвердить, что он все-таки заметил мое появление, а продолжал стоять и всматриваться в морские дали. Было непонятно и музыка мешала мне сосредоточиться и узнать, о чем мой сосед размышляет в данную минуту. Ветерок слегка шевелил его вонючее рубище, разнося по всему закутку спертый аромат смрада, из-за которого порой казалось, что здесь нечем было дышать.
   Все кругом было так замечательно и прекрасно!
   Мне пришлось приложить громадные усилия и напрячь все свои мозговые извилины, чтобы не позволить музыке захватить мой разум в плен и запретить мне мыслительный процесс. Вначале я попытался уменьшить громкость звучания музыки, и, когда это мне удалось проделать, то от этого не изменились ее желание повлиять или, вернее, запретить мне самостоятельно думать. Тогда я попытался определить источник звучания этой музыка и воздействовать на него с целью полностью прекратить его функционирование, но мне этого не удалось проделать. Меня не допустили и близко до этого источника, я вдруг ощутил, что ошейника повеяло угрозой, смертельной угрозой, поэтому интуитивно тут же прекратил поиски источника музыки.
   После нескольких попыток проэксперементировать с кольцом на шее я все же узнал много нового о его возможностях. Прежде всего, оно было ошейником раба, только человек, лишенный всех прав и свобод гражданина, мог носить такое кольцо-ошейник. Оно было наделено специальными возможностями подавлять волю человека к свободе и самостоятельности. Этот магический артефакт полностью подавлял умственные способности человека, низводил его до уровня троглодита. Если такое кольцо одевали на простого человека, то он в течение нескольких часов превращался в безвольного раба, низшего и бесправного исполнителя воли и прихотей свободных граждан.
   Кончиками пальцев я долго и осторожно прощупывал это кольцо-ошейник, свободно повисшим на моей шее, пытаясь интуицией и разумом проникнуть в его устройство и разобраться в принципе его воздействия на умы людей. Возможно, мне просто повезло, а, возможно, это кольцо было рассчитано воздействовать только на головной мозг людей планеты Тринидад, а я был инопланетянин и, вероятно, мой головной мозг имел свои отличия, поэтому со мной ничего серьезного в этот момент не произошло. Я избежал пагубного воздействия кольца-ошейника на свои умственные способности, скорректировал работу этого артефакта таким образом, чтобы он не мешал мыслительным процессам моего головного мозга. К этому времени я уже не был столь наивен и прост, каким в свое время появился на Тринидаде. Поэтому, не предавая этого широкой огласке, ввел в программу своего магического устройства-шпиона строгий запрет на информирование своих хозяев о том, что данный артефакт работает под контролем чужого разума, запретив ему также сообщать хозяевам о любых нарушениях, которые вольно или невольно совершались лично мною.
   ххх
   Недаром народ говорит: "пришла беда - отворяй ворота", что предполагает, что, если нагрянет беда, то она приходит не одна. Столько лет жизнь султаната Гурам текла спокойно и размеренно, крестьяне и горожане жирели и богатели, почитали государственные законы и постановления верховной власти и по немного, а чаще от нечего делать злопыхательствовали по поводу манеры жизни и поведения своего Повелителя и его придворных. Жизнь людей текла неторопливо и размеренно, народ настолько привык к ее предсказуемости и понятливости, что любую дошедшую до них новость или весть воспринимали с интересом, но пальцем о палец не ударяли, чтобы изменить свою занудную жизнь.
   Новости, достигшие Эль-Нассара этим днем, уподобились внезапным раскатам грома в яркий солнечный день, где ничто не предвещало ни дождя, ни грозы. Утром пришла первая черная весть, что кочевые номады вновь нарушили границу султаната, углубились на десяток километров на его территорию, захватили, полностью разграбили два пограничных городка и угнали в рабство их жителей. Лет десять назад, казалось бы, это были самые удачливые годы правления Эль-Нассара подобные новости о набегах пограничных кочевых племен на территорию султаната приходили по несколько раз в году. Но вслед за этими сообщениями в обязательном порядке следовала информация о том, что войска султаната нагнали бандитов и полностью их разгромили, вернув назад захваченных пленных. В течение длительного времени номады вообще боялись осуществлять подобные набеги на султанат Гурам, так как не хотели портить политические и военные отношения с таким сильным государством. И вот черная новость о нападении номадов вновь достигла ушей Повелителя, но в этот раз дополнительной информации об отражении набега и последовавшем возмездии не было.
   Только гонец из Пограничья, принесший эту черную новость, покинул кабинет Эль-Нассара, как в кабинет Повелителя заявился Хусейн Файез, министр внутренних дел султаната Гурам, который принес дополнительные новости об этом набеге. По информации министра внутренних дел получалось, что это бы не набег и что в нем участвовали не номады. Потрясенный этой информацией Эль-Нассар потребовал, чтобы Файез ввел его в суть проблемы, возникшей на границе султаната. Одновременно он бросил в браслет приказ Боргу об аресте гонца, принесшего горькую новость о номадах.
   Хусейн Файез рассказал о следующем около двух недель назад на участке границе, где султанат Гурам соседствует со свободолюбивыми номадами, стали происходить странные вещи. На границе появились странные и никому не известные войска, которые переходили границу со стороны номадов, нападали на небольшие хутора и деревеньки. Сначала эти войска никого не грабили и не убивали, они входили в населенный пункт и несколько часов в нем находились. Когда пограничники султаната интересовались у жителей этих населенных пунктов, чем конкретно там занимались захватчики, то те пожимали плечами и говорили, что все время своего пребывания в этих местах захватчики проводили на центральной площади. Они стояли в строю, обычно это было построение в квадрат каре, и никого к себе не подпускали. Пограничники таким рассказам не верили и полагали, что жители этих населенных пунктов говорят им неправду.
   Но однажды сами пограничники стали невольными свидетелями одного такого набега. Пятеро пограничников, по всему Пограничью гонявшиеся за неуловимыми налетчиками, заночевали в деревушке в десять дворов. Уже под утро их разбудили звуки набата, церковный батюшка изо всех сил бил в колокол своей церквушки. Церквушка была мала, а колокол еще меньше, но звон его поднял на ноги все население этой деревушки, одних только мужиков в ней было около пятидесяти, да и малышни вчетверо больше. Около леса сияли и мерцали серебряные ворота, из которых выходил отряд воинов, отличительной чертой которых было в том, что они были одеты в черную одежду. Около шестидесяти воинов четким строим прошли в деревню, вышли на центральную площадь, образовали там черный квадрат и замерли в неподвижности. Мужики с вилами в руках ходили вокруг этих воинов, но не один из не напал и даже словом не оскорбил людей в черном. Пограничники хотели напасть на этот строй и захватить хотя бы одного человека в черном в плен, но крестьяне не позволили им даже двинуться с места, так как прекрасно понимали, чем такое насилие может грозить всему деревенскому люду. Под самый вечер у леса вновь возникли мерцающие серебряные ворота, в которые ушел весь черный отряд.
   Такое положение дел сохранялось в течение первой недели появления людей в черном на территории султаната Гурам. Поэтому жители Пограничья на эти происшествия перестали реагировать, а под конец недели даже начали скрывать от пограничников информацию о подобных происшествия и появлениях черных отрядов.
   - Никто не знает, - со вздохом добавил Хусейн Файез, - что послужило причиной, но с начала второй недели поведение этих непонятных отрядов изменилось. Совершенно случайно пикет пограничников посетил один небольшой кордон, на котором проживало два семейства. Пограничники не поверили своим глазам, когда видели пустые дома, в которых еще теплились печи, а на столах были расставлены глиняные миски с обедом. Людей нигде не было видно, долго искать не пришлось, все десять тел обнаружили в ближайшем овраге. Тела никто не хоронил и не пытался укрыть, людей, от младенца до старика, резали ножами и просто сбрасывали в овраг. Пограничники бросились преследовать безжалостного врага, но, как и в предыдущих случаях, они нашли натоптанное место, где появился этот отряд бандитов и точно такое же утоптанное место, где этот же отряд исчез. Любому профессиональному магу было ясно, что в этих местах появлялись магические порталы прихода и ухода. Впервые, пролилась кровь людей, а их убийцами стали люди в черном.
   Но дальше стало совсем плохо, чуть ли не каждый ста гибнуть простой сельский народ. Если в какой-либо деревне появлялся черный отряд, то когда он покидал эту деревню, живых людей там уже не оставалось. Но настал момент, когда черные отряды стали захватывать пограничные деревни. К тому времени информация о жестокости черных отрядов широко распространилась по Пограничью, гражданские жители паниковали и пускались в бегство при первом же упоминании о появлении людей в черном. А в этот момент черные отряды нанесли несколько ударов по отрядам пограничной стражи, они появлялись в таких местах, где их не ждали, быстро атаковали пограничников и независимо от исхода боя также быстро исчезали. Причем, такие нападения одновременно происходили в нескольких местах, в результате которых пограничники султаната понесли очень серьезные потери в людях и были вынуждены покинуть свои родные места. Они ушли из Пограничья, вернее сказать, были противником вытеснены из этого района.
   ххх
   В последние дни недели черные отряды перешли к новой фазе борьбы, они начали захватывать и оккупировать деревни, селения и небольшие города Пограничья. Оставляя в них свои гарнизоны. Люди в черном, захватив деревню, селение или городок, устанавливали в них свою собственную власть, сами назначали деревенских старост, избирали глав поселков, а в города сажали своих наместников. Они создавали местное самоуправление, членов которого заставляли приносить клятву верности и послушания своим наместникам. Каждому князю-наместнику выделяли по северному шаману, в обязанности которого входило наблюдение посредством магических артефактов за порядком и послушанием в населенных пунктах Пограничья, слежка за настроением жителей захваченных населенных пунктов. Сейчас Пограничье затаилось в ожидании дальнейшего развития события, люди стараются не покидать свои дома и не выпускают детей на улицу, не зная, что делать дальше. Когда пограничная стража покинула этот район, то они лишились своих верных защитников.
   До основания души потрясенный только что полученной информацией, Эль-Нассар некоторое время посидел за столом, стараясь не смотреть на человека, который был его министром внутренних дел, и думал о том, что он должен делать и как должен поступать в таком случае. Ему только что доложили, что вторую неделю на границах его султаната не стихают бои, что его пограничная стража разгромлена и что часть территории его султана уже захвачена неизвестным врагом. Что вообще о враге, который переступил границу его государства ничего неизвестно, за исключением того, что враг представлен странными людьми и одеты в черную униформу. Неожиданно для себя он тихо рассмеялся, поднял руку с браслетом ко рту и вызвал капитана Борга.
   Сейчас, когда военные действия на границе султана начались и ведутся практически вот уже две недели, ему все же так не хотелось признавать, что это он лично виноват в том, что гибнут и страдают невинные люди, поданные султаната, которым он управляет вот уже столько лет. Ему хотелось вскочить на ноги и, потрясая кулаками орать на министра внутренних дел, но Эль-Нассар сдержал свой гнев и голосом, лишенным интонаций, спросил министра:
   - Когда в ваших руках появилась первая информация о событиях на границах султаната?
   Хусейн Файез, бросив исподлобья взгляд на своего Повелителя, задумался на долю секунды. Этот взгляд и задумчивость министра совершенно не понравились Эль-Нассару. Это выглядело таким образом, словно министр внутренних дел в данную минуту решал проблему, стоит или не стоит говорить Повелителю всю правду. Омар Эль-Нассар резко вскинул голову и его взгляд случайно столкнулся с взглядом глаз Файеза. На малую долю секунду ему показалось, что он столкнулся с взглядом гадюки, приготовившейся к броску для смертельного укуса. Хусейн Файез, приняв окончательное решение, внутренне расслабился, откинулся на спинку кресла и сказал, что первые прямые столкновения с применением оружия на границе начались более полутора недель назад.
   - Напряжение в Пограничье султаната началось примерно в тот момент, когда чужак-незнакомец появился в белых песках. - Всколыхнулось в памяти Эль-Нассара. - А не были эти два события связаны между собой?! - Задумался Повелитель султаната Гурам.
   Дверь кабинета с грохотом распахнулась и на пороге возник капитан Борг, или дровосек Борг, как за его спиной называли своего капитана, воины призрачной стражи. Файез мгновенно сообразил, что означало для него столь неожиданное появление капитана в кабинете Повелителя. Он вскочил на ноги, но сообразив, что по физической силе и мастерству владения оружием ему нечего противопоставить силе и мастерству Борга, и, мгновенно просчитав сложившуюся ситуацию, решил не сопротивляться и положиться на волю случая.
   - Две неделю вы непонятно по какой причине хранили полное молчание молчали, Файез. А только вчера вы были в моем кабинете и ни словом не обмолвились об этих событиях на границе. Вы, как министр внутренних дел султаната Гурам, несли полную ответственность за порядок и спокойствие граждан султаната, за сохранность суверенитета султаната и за безопасность и неприкосновенность его границ. В течение двух недель вы замалчивали государственно-значимую информацию о практически начале военных действий на границе, о разгроме пограничной стражи и о территориальном захвате. А я ничего не знал и не слышал о том, что султанат, вверенный мне Верховным Правителем, вовлечен в пограничную войну имеются человеческие жертвы. Кто вы, Хусейн Файез? Вы были назначены министром внутренних дел по просьбе самого Верховного Правителя. Вы должны были стать моим особо доверенным лицом, но вы, вероятно, так и остались доверенным лицом Верховного Правителя, забыв о моем существовании. Но один только факт замалчивания государственно-значимой информации о захваченных врагом территориях с населением в десятки тысяч семей можно приравнять к государственной измене. Что произошло с вами и что так повлияло на вас, что вы начали сознательно манкировать обязанностями министра внутренних дел и принимать решения, которые вправе принимать один только монарх государства? Я ждал и надеялся, что вы, как разумный человек, осознаете значимость ваше поста, ответственность, возложенную на ваши плечи, сумеете правильно оценить сложившуюся ситуацию и выработать свою позицию взаимоотношений с государством в целом и со мной лично, в частности. Но все мои намеки или экивоки на эти обстоятельства остались вами не замеченными и не услышанными. Я долго терпел и ждал, но сегодняшний случай заставил меня принять решение о вашей отставке с поста министра внутренних дел и о вашем аресте. Как Повелитель султаната Гурам, я обвиняю вас в государственной измене. - Голос Эль-Нассара был ровен, но простому глазу было очень заметно, что он с большим трудом сдерживает себя. - Капитан Борг, - Эль-Нассар обратился к капитану призрачной стражи, - Арестуйте бывшего министра внутренних дел султаната Гурам, Хусейна Файеза. Поместите его в тюрьму, назначьте верного тюремного контроллера и охрану только из воинов призрачной стражи. Да, и передайте Придворному Магу, что он назначен главой комиссии по расследованию деятельности и государственной измены бывшего министра внутренних дел.
   Бледный, без единой кровинки в лице, Хусейн Файез молча стоял, вытянувшись, перед своим Повелителем Омаром Эль-Нассаром и внимательно вслушивался в его слова. Бывший министр вздрогнул всем своим тощим телом, когда Повелитель прекратил говорить и отвернулся от него, а тяжелая рука капитана Борга коснулась его плеча и подтолкнула к выходу из кабинета. Арестант, понурив голова, зашагал к двери, а капитан, положив руку на эфес своей верной сабли, следовал за ним.
   ххх
   Когда дверь кабинета захлопнулась и он остался один, Эль-Нассар дал вою свои чувствам, он с такой силой сжал подлокотники кресла, что побелели и начали похрустывать суставы пальцев. Такого позора ему еще не приходилось испытывать и переживать за все время своего правления султанатом Гурам. Бывали тяжелые времена. Но рядом всегда находились верные друзья и соратники, которые поддерживали его в трудные минуты и помогали переносить тяжесть и нагрузку тех времен. Но сейчас, когда человек предал интересы своего отечества, в котором родился и в котором достиг небывалых властных высот, этого он, как ни старался, не мог понять или принять. Но, когда предатель снят со своего прежнего поста и место его освободилось именно в то время, когда он государство оказалось в тяжелом положении и находилось на пороге начала войны, ему было нужно было срочно искать достойную замену.
   Враг появился на границах султаната, но Эль-Нассар был убежден, что это только начало гораздо большой беды, предчувствие которой у него формировалось на уровне подсознания. Было страшно подумать, что на этого врага, возможно, работал его бывший министр внутренних дел. В силу своего положения в правительстве и при дворе Повелителя министр Хусейн Файез был прекрасно осведомлен обо всех государственных тайнах, о светлых и темных сторонах политической и социальной жизни султаната, поэтому его предательство наносило невосстановимый ущерб государственному устройству султаната Гурам. При дворе и среди приближенных к Повелителю сановников предатель имел все необходимое, чтобы вести счастливую личную жизнь, был богат, имел красивую жену и детей, входил в высшие эшелоны государственной власти, ему подчинялись многие, а одном только министерстве ему служили тысячи и тысячи людей. Что же это было такое произошло, что подвигнуть такого человека и высшего сановника султаната на подлую измену, на предательство интересов государства и интересов своего Повелителя, чем прельстил его враг?
   - Власть, разумеется, и только власть, вернее, Хусейн стремился к высшей власти, а значить, по крайней мере, ему пообещали мое место на престоле. - Думал Эль-Нассар. - Достигнув вершин своих возможностей и способностей, Файезу, по-прежнему, хотелось большого, но это "большее" в этот раз было трон его Повелителя... мой трон в султанате. Кто-то ему это и пообещал, получив взамен за это предательство полную информацию о султанате, о его народе, сановниках и обо мне, разумеется!
   - Борьба за новое распределение власти будет жестокой и беспощадной, поэтому настало время мне подумать и о своем участии в ней, просто так я не сдамся и без борьбы не отдам престол султаната Гурам. Но я и не могу броситься, сломя голову, в эту борьбу за власть, не тот уже сегодня возраст и не тот я сорвиголовола, которым был в молодости, я должен обеспечить свои тылы, защитить свои слабые места. Зульфия, моя дочь - это самое слабое звено в моей борьбе за власть. Я не переживу ее потери или ее пленения, не смогу полностью отдаться борьбе в полную силу, если она окажется в опасности или появиться угроза ее жизни. Об этом знаю я, значит об этом прекрасно осведомлен и мой враг, который воспользуется моментом, чтобы нанести внезапный удар в слабо защищенное место. - Продолжал размышлять Эль-Нассар, остановившись у окна кабинета. - Настало время позаботиться о ее безопасности. Надо Зульфие подыскать такое место, где она будет в полной безопасности и где враг ее не отыщет, где она с Ребеккой сможет скрываться столько времени, сколько потребуется. Жаль, что Зульфия не полюбила Зухрата и не вышла за него замуж, тогда бы они уехали бы в его поместье, где могли бы быть в безопасности.
   ххх
   Одиночество Эль-Нассара было прервано появлением запыхавшегося от быстрого бега капитана призрачной стражи Борга.
   - Повелитель. - Заорал капитан еще с порога. - Придворный Маг убит.
   - Этого не может быть, этого просто не может быть, - мелькнуло в голове Эль-Нассара, - ведь даже слабого мага не так просто убить. Маги на расстоянии чувствуют появление убийц или потенциальных убийц. Они всегда имеют в резерве время, что уничтожить этих убийц или убежать, когда убийцами выступают нормальные люди. Ни один такой убийца не способен скрывать даже от самого слабого мага своих мыслей и намерений, а мой Придворный Маг был боевым магом шестого разряда Серой Лиги Магов. Как же такой сильный маг позволить убить себя и кто мог стать его убийцей? Что это за существо, которое сумело подойти к боевому магу и нанести ему смертельный удар, при этом скрывая свои подлые замыслы от такого мощного боевого мага?
   - Спокойно, капитан, - Эль-Нассар попросил Борга, чтобы тот прекратил свой крик, - не кричите так громко. Этот крик может услышать и тот, которому вообще не следовало бы об этом знать. Не все придворные должны знать, что происходит в личных покоях Повелителя. Ты действительно уверен, что Айрон... наш Придворный Маг убит? Может быть, он случайно поранил самого себя и погиб от раны?
   - Нет. Это не самоубийство. - Ответил негромко капитан Борг. - В его ране остался странный кинжал и Придворный Маг, да и любой другой человек в мире, как бы не изворачивался, но не смог нанести такой удар кинжалом себе в спину. К сожалению, когда прислуга доложила мне, что не может разбудить Придворного Мага в назначенное время. Но бояться и не хотят ломать дверь в его комнату, он все-таки маг и высший сановник при дворе, поэтому может любого слугу наказать за столь странный способ его пробуждения, то я решил сам заняться этой проблемой. Я любил этого магического парня и неплохо к нему относился, но, как только приоткрылась дверь, то мне сразу стало понятно, что его больше не. Он сидел за столом, голова лежала на столешнице стола. Все это можно было бы принять, что парень за ночь переутомился и заснул на своем рабочем месте, если бы не рукоятка кинжала, торчащая из под левой лопатки спины. Я много пожил на белом свете, немало повоевал, видел много раненых и трупов, поэтому сразу понял, что наш маг отжил свое на этом белом свете и сейчас с господом богом обсуждает место своего постоянного жительства на небесах. Мне ничего не оставалось делать, как поставить свою стражу у дверей его покоев и запретить стражникам кого-либо пропускать в комнату Придворного Мага. Все его вещи я оставил нетронутыми и на своих местах до вашего прихода, Повелитель, и осмотра места убийства, а сам с этой недоброй вестью побежал к вам. Видно было, что капитан Борг сильно переживал из-за смерти своего друга, его большие кулаки сжимались и разжимались, и казалось, что назови капитану имя убийцы Придворного Мага, то он убьет его одним ударом кулака.
   - Спасибо, капитан. - Горестно поблагодарил Эль-Нассар. - Несколько позже мы вдвоем обязательно посетим это кровавое место и посмотрим, что же там произошло. А сейчас, Борг, мне нужно срочно собрать малый государственный совет для обсуждения важных государственных вопросов. Ты обязательно должен присутствовать на этом совете.
   Капитан Борг был простым капитаном призрачной стражи, ему по статусу не полагалось присутствовать на подобных важных государственных мероприятий. Поэтому он занимался вопросами обеспечения внутренней безопасности этих государственных советов султаната, но еще ни разу за время своей службе капитаном стражи в султанате не пересекал порогов комнат государственных советов.
   Капитан Борг выпрямился и, приложив кулак правой руки к груди в области сердца, по-военному слегка склонил голову, подтверждая, что приказ Повелителя понят и принят к исполнении., чтобы тут же исчезнуть за дверью кабинета.
   В малой приемной государственного совета постепенно собирались сановники и высшие исполнительные лица султаната Гурам. Пришли семь человек, некоторые из них в руках принесли с собой аккуратные листы бумаги и писчие принадлежности, другие пришли со свободными руками. Они походили на простых и нормальных людей, но в руках всех этих людей была сосредоточена вся политическая, экономическая, военная, законодательная, судебная и религиозная власть султаната Гурам.
   ххх
   Зал для проведения ближнего совета занимал большое помещение на втором этаже замка Повелителя, имел три больших окна, через стекла которых в зал попадало много света. Но когда заранее планировалось проведение очередного заседания малого государственного совета, то прислуга зажигала свечи в люстре, повисшей за столом, за которым и проходили заседания государственного совета. В центре этого стола был золотом выгравирован герб султаната Гурам - снежный барс с мечом в лапе и на фоне лесного массива с двумя государственными штандартами по бокам барса. Стол имел овальную форму, был белого цвета с золотыми инкрустациями по бокам и вдоль него, казалось бы, в беспорядке были расставлены стулья. Повелитель Омар Эль-Нассар в этот пришел одним из первых, занял свое место во главе белого стола, и сейчас с задумчивым видом наблюдал за тем, как подходят и занимают свои места члены ближнего совета. За спиной Эль-Нассара виднелись, установленные у стены государственные штандарты султаната Гурам с тем же самым барсом на светло синих полотнищах. Министры и сановники заходили и, увидев на своем месте Повелителя, вежливо здоровались с ним и спешили занять свои места за столом. Причем процесс рассадки по местам происходил в строго установленной придворным этикетом форме, каждый министр или сановник занимал место в полном соответствии с уложением о правах министров, сановников в иерархии государственной власти султаната Гурам. Поэтому, кажущийся беспорядок со стульями, на деле оказался совершеннейшим порядком. Одно только министров и сановников смущало, что Эль-Нассар уже находился в зале ближнего совета до их прихода, что было неожиданностью для всех этих людей. Они уже давно привыкли к тому, что в залы советов Повелитель приходит последним, чтобы, не теряя времени, начинать заседания государственных советов. Изменение этого правила могло означать только одно, что предстоящий свет будет носить неординарный характер.
   Первым в зале появился почтенный архимандрит Иоанна, глава ортодоксальной церкви султаната Гурам, он шустро подскочил к Повелителю и приложился к его руке. Архимандрит Иоанн обратился с вопросом к председателю законодательного собрания султаната Фахди Эмиру, который подходил к своему месту. Верховный судья Соми Мириам уже спокойно расположился за столом и перелистовал бумаги, которые он принес с собой и которые уже лежали на столе перед ним. Самым последним в зале объявился грузный, но очень подвижный Эрих Шустер, министр экономики и торговли. Это был детина ростом под два метра и имел черты лица, словно они были вытесаны топором столяра из целого ствола столетнего дуба. Своими ручищами министр экономики спокойно ломал лошадиную подкову и гнул медный пятак. Но опять-таки же выделялся редким умом, любознательностью и лукавой смекалкой. Под его руководством экономика и торговля Султаната Гурам год от года росла и процветала. Заняв полагающиеся им места. Члены ближайшего совета обратили свое внимание на Эль-Нассара.
   Время от времени они поворачивали головы по направлению стула, который по сию минуту оставался свободным и который обычно занимал министр внутренних дел Хусейн Файез. По всей видимости, министр из-за срочных дел в министерстве опаздывал на заседание, такое иногда случалось в практике проведения государственных советов, но Повелитель Эль-Нассар плохо относился к подобным начинаниям. Когда капитан призрачной стражи Борг появился в зале и неожиданно для всех присутствующих в зале министров и сановником уселся на этот свободный стул, то за столом начались перешептывания и переглядывания.
   ххх
   Эль-Нассар поднял руку, призывая собравшихся за столом людей к тишине и вниманию. Гул голосов в зале мгновенно прекратился и лица министров и сановников обратились к председательствующему Повелителю. Только тогда эти люди обратили внимание на, что помимо Хусейна Файеза на заседание отсутствует и Придворный Маг, который был пунктуальным человеком и за пятнадцать лет ни разу не пропустил ни одного такого заседания. А на его стуле сидел невзрачный блондин, которого никто и никогда не видел, да и ни один из присутствующих министров и сановником не мог бы сказать или вспомнить, когда этот человек появился за столом.
   Эль-Нассар тяжело поднялся из-за стола, внимательно оглядел собравшихся за столом министров и сановников и, протянув руку в сторону молодого человека, сказал:
   - Позвольте вам представить маркиза Алистана. - И ничего более не добавив, снова немного помолчал, негромко откашлялся и продолжил. - Обстоятельства вынудили меня собрать ближний совет в неурочное время, чтобы обсудить важные государственные вопросы. Прежде всего, уважаемые друзья и соратники позвольте вас проинформировать о том, что вот уже две недели наш султанат Гурам находится в состоянии войны. - Министры и сановники за столом тихо ахнули, переглянулись встревоженными глазами и тут же превратились в слух, чтобы не пропустить ни одного слова из выступления Эль-Нассара. - Об этом мне стало известно только этим утром, министр внутренних дел Хусейн Файез держал меня и всех в полном неведении по этому вопросу, неразумно полагая, что только он может вершить делами нашего султаната. В самое ближайшее время. Вам будут разосланы копии его допросов, в которых излагается суть дела. Я могу лишь констатировать, что к настоящему моменту войсками противника занято наше Пограничье и захватчики, наш враг, не собирается покидать эту территорию, а готовится к новым захватам. Таким образом, сейчас у султаната Гурам появился реальный враг, пожелавший поставить нас и народ султаната на колени. Причем этот враг хорошо организован, заранее планирует свои действия и блестяще осуществляет свои планы. Наверняка, он имеет хороший офицерский состав и командующего, но мы пока не знаем, кто или что это за люди, откуда они приходят и куда возвращаются. В этой связи я принял решение, арестовать Хусейн Файеза, который сейчас находится в подземных казематах этого замка и с ним работают следователи и дознаватели. И второе, мне только что стало известно, что вчера вечером в своих покоях был убит мой друг и Придворный Маг. - Все министры молча поднялись из-за стола и склонили головы. - При этих обстоятельствах, - продолжил Эль-Нассар свое выступление, одновременно посмотрев на министров и сановников. - Я принял решение о назначении капитана призрачной стражи Борга исполняющим обязанности министра внутренних дел султаната и членом обоих государственных советов с правом голоса, поручить ему наведение и поддержания порядка на территории нашего султаната Гурам. Я также прошу организовать и возглавить специальный департамент вне министерских рамок, который займется перевооружением и реформированием армии султаната. Присутствующему на заседании совета маркизу Алистану я поручил выяснение обстоятельств, поражения нашей пограничной стражи в Пограничье, а также расследовать убийство Придворного Мага. - На этих словах Повелителя маркиз Алистан поднялся из-за стола и церемонно поклонился Эль-Нассару и присутствующим министрам. - Я также надеюсь на то, что архимандрит Иоанн благословит всех нас на борьбу и примет непосредственное участие в работе по подъему народных масс на отпор чужеземным захватчикам. Эрих Шустер, тебе отводится особая роль в этой работе. Нет, ты не будешь махать двуручным мечом в кровавой сече. Тебе будут поручены особые дела и мы поговорим с тобой об этих делах несколько позже, а пока наберись терпения и подожди. Фахди Эмир и Соми Мириам, вам предстоит создать и законодательно утвердить ряд законов военного времени, а также проконтролировать исполнение этих законов. - Эль-Нассар замолчал на секунду и продолжил. - Сегодня в нашем распоряжении имеется очень мало действительно правдивой информации о том, что происходило или происходит в Пограничье. К сожалению, во время своего правления я не уделял достаточного внимания армии, которая за это время значительно сократилось в численном составе и практически потеряла свою боеспособность, так как нам не с кем было воевать. Сейчас мы вынуждены констатировать, что у нас практически нет армии и некому воевать. Слишком долго мы наслаждались комфортом и уютом мирных дней. Я и не отрицаю и признаю свою вину по этому вопросу, но очень надеюсь на то, что у нас будет достаточно времени на исправление допущенных ошибок прошлого и своевременно подготовиться к войне, которая уже ступила на наш порог. Я предполагаю, что неизвестный враг допустил ошибку, начав боевые действия в Пограничье, но усилиями Хусейна Файеза ему удавалось довольно-таки длительное время скрывать от наших глаз реальную информацию об обстановке в Пограничье. Ошибка, допущенная им, возможно, позволит нам подготовиться, собраться с силами и дать достойный отпор врагу. - На этих словах Эль-Нассар закончил свое выступление перед членами ближнего государственного совета.
   Министры, выслушав выступление Повелителя, начали тихо переговариваться между собой. До ушей Эль-Нассара долетали отдельные слова и высказывания, связанные с его выступлением. Министров, в частности, поразили слова об аресте министра внутренних дел Файеза. Многие чиновника выражали соболезнования по поводу убийства Придворного Мага, так считали его своим человеком. Архимандрит Иоанн незаметно перекрестился, Шустер елозил на месте, ему хотелось наедине переговорить с Повелителем, но тот постоянно находился в окружении других людей. Фахди Эмир молчал, плотно сжав губы, а Соми Мириам все время порывался что-то сказать. Капитан Борг и маркиз Алистан постоянно переглядывались между собой, словно они давно были знакомы между собой.
   Эль-Нассар поднялся из-за стола, кивнул головой капитану Боргу и маркизу Алистану, приглашая их следовать за собой, и они втроем покинули зал заседания ближнего совета.
   Только тогда министры и сановники начали собирать бумаги и, молчаливо, один за другим стали покидать зал. Уже на выходе Эрих Шустер обратил внимание на неестественную бледность лица архимандрита Иоанна, когда обгонял его, чтобы первым пройти в дверь.
   Глава 13.
   ххх
   Вот уже который месяц "Весенняя Ласточка" без устали бороздила желтые воды Внутреннего океана Тринидада. Каждый вечер наша бирема швартуется у какого-либо пустынного пирса, загружается непонятным, скрытым от глаз рабов-гребцов грузом и тут же снимается со швартовых, чтобы покинуть это место. Бирема никогда подолгу не задерживаясь в одном месте, море было ее домом, она ходко летала по морским волнам и под парусом, и под веслами. Ночь была ее лучшей подругой, чем темнее был небосклон, тем было лучше для шкипера и его экипажу проворачивать свои делишки. Загрузка "Весенней Ласточки" производилась одними только ночами, а в светлое время суток она близко не подходила к берегу, а под всеми парусами или под веслами неслась к очередному месту разгрузки или погрузки.
   В таких местах на борт биремы сначала взбираются странные и подозрительные личности, с повадками или манерой поведения контрабандистов или, возможно, таинственных пиратов. Но все эти люди не были контрабандистами или пиратами. Несколько раз я становился невольным свидетелем того, что грязным и рваным верхнем платьем этих людей сверкали золотые позументы дорогих камзолов и оружие, украшенное золотом и драгоценными камнями. Шкипер всегда встречал таких людей у трапа, проводил их на верхнюю палубу, беседовал или переговаривался с ними громким шепотом, а затем между ними производился обмен маленькими или большими замшевыми мешочками. Разносившийся при обмене звон из этих мешочков, собой напоминал звон золотых или серебряных монет. После осуществления такого звонкого обмена, на борт и в трюм "Весенней Ласточки" заносились большие коробки, ящики и тюки, а иногда вместо груза мы перевозили людей. Как только погрузки заканчивалась, матросы экипажа старались, как можно быстрее, поднять паруса биремы и во мраке ночи исчезнуть с этого места.
   Я обратил внимание на то, члены экипажа "Весенней Ласточки" и ее рабы-гребцы никогда не принимали участия в погрузке или разгрузке груза биремы. Матросы экипажа не были чистоплюями или белоручками и особо не чурались тяжелой работы на палубе или на мачтах с парусами. Любое приказание шкипера исполнялось молниеносно и воспринималось матросами, как закон, во всех случаях обязательный к исполнению. Но матросы близко не подходили и пальцем не прикасались к грузу, они только следили за тем, чтобы носильщики или подносчики груза укладывали груз в точно обозначенное шкипером место в трюме или на верхней палубе биремы.
   Шкипер, будучи полновластным распорядителем "Весенней Ласточки", с большим уважением относился к матросам экипажа, никогда зря их не погонял и никогда не тыкал им, а только требовал четкого и точного выполнения своего приказа или распоряжения. Матросы отвечали шкиперу уважением, не понибратствовали с ним, а делали свою работу так, чтобы четко выполнить его указания. Эти установившиеся взаимоотношения шкипера с экипажем биремы "Весенняя Ласточка, мне очень напоминали взаимоотношения, существующие на военных флотах между офицерами и рядовыми матросами. Иногда под вечер мне приходилось наблюдать весьма странные вещи, когда члены экипажа биремы разбивался на двойки и тройки и с ножами в руках оборонялись или нападали друг на друга, временами матросы с одними только ножами в руках демонстрировали, как производить абордаж по захвату другого судна. Причем, каждый матрос экипажа имел собственный нож или маленький кинжал, с которым они не расставались ни на минуту, о что касается владения ими, то пускали в дело не задумываясь и управлялись с ними не хуже любого профессионального солдата или наемника. Помимо личного оружия матросов, ножей и кинжалов, на биреме имелось и другое оружие, которое хранилось в специальной к\аюте, кличи от которой шкипер держал при себе.
   Пока еще мне не удалось понять и разобраться, чем же конкретно бирема "Весенняя Ласточка" занимается. Но высокий рост позволял мне наблюдать за тем, что происходит на верхней палубе биремы. Когда мы с соседом не работали веслом и у нас появлялось свободное время, то каждый из нас начинал заниматься своим делом. Сосед становился к борту биремы и бесконечно долго всматривался в морские волны, а я разворачивался лицом в противоположную от моря сторону и наблюдал за тем, что происходит на верхней палубе биремы. Наличие рабского ошейника и тупая невыразительность моего лица, заставляли матросов экипажа предполагать, что мы с соседом по каморке друг друга не переносим, как это происходило и в других каморках, вот и разделились интересами, каждый из нас смотрит в свою сторону, чтобы не видеть соседа. Поэтому они не обращали внимания на мое лицо, глупо таращившее глаза на все, что происходило на палубе биремы "Весенняя Ласточка". Один только шкипер, все и всегда вовремя примечавший, что происходит на его биреме и который, по всей видимости, запомнивший мое лицо из-за этой порки, каждый раз, проходя мимо моей каморки и видя мое лицо, говорил:
   - Что опять зыркаешь по сторонам, недобиток чертов! Убери рожу и никогда не высовывай ее ко мне под ноги. Так и хочется, ботинком съездить по твои гляделкам.
   Но я оставался равнодушным к этим его словам и не сгибался и не убирал своего лица. Что может понять раб из слов другого человека, когда рабский ошейник лишил его право думать и размышлять. Шкипер чертыхался еще раз и проходил мимо меня, он прекрасно знал, как работает ошейник и не предполагал от меня другого отношения к его словам. Мне, иногда казалось, что этот старый пройдоха шкипер все-таки подозревает меня в том, что я не такой раб, как другие рабы на биреме. Рана на моей спине зажила слишком быстро для нормального человека, вот он, на всякий случай, и проверяет мою реакцию на его слова, а вдруг проколюсь и отреагирую, чем черт не шутит. Но первым прокололся сам шкипер, а не я. В тот день дела у шкипера, по-видимому, шли не лучшим образом и мужик был сильно раздражен, ему нужен был повод, на ком-то сорвать свою злость. Когда он снова увидел меня, то решил, по крайней мере, выговориться:
   - Опять отовсюду видна твоя немытая рожа, подонок! - Громко орал старый шкипер, а за его спиной один за другим прошмыгивали матросы, всеми силами стараясь, чтобы не попасть ему на глаза. - Спрячь башку, нагнись и сиди до скончания веков в этом положении, постарайся больше никогда не попадаться мне на глаза. Тогда я быстрее забуду, что это ты убил Чистена, неплохого матроса и парня. А то, куда не повернешь головы, везде твоя рожа видна, а злость при виде ее так и будоражит мое сердце. Когда-нибудь злость возьмет вверх над разумом и тогда тебе, раб, не поможет твой хозяин и мой господин, тебе придется раз и навсегда закрыть эти глупые буркалы. - Шкипер проорал эти слова, будучи совершенно уверен в том, что я бессловесная скотина, а не человек, и ни слова не пойму из его бормотания под нос.
   В этот момент шкипер заставил меня вспомнить слова Дейла о моей неспособности пользоваться языком при общении с людьми, а полагаться обмен мыслями. Судовой кузнец на практике мне продемонстрировал, как это могло бы осуществляться, поэтому в самый разгар шкиперского высказывания попытался пролезть ему в голову. Но все мои попытки натыкались на непонятную преграду, которая чистым и ясным языком мне говорила, что я не вправе и не имею права доступа к информации, собранной и находящейся в данном хранилище. Я только удивился этим словам и оставил шкипер в покое, а тот схватился за голову и глазами бешеной собаки уставился на меня. Прекратил ругань и, пошатываясь, отправился в свою нору, где проводил ночи.
   ххх
   До момента попадания рабом на "Весеннюю Ласточку мне никогда не приходилось бывать или плавать на морских или речных судах, самое большое в этой связи, что случалось в моей жизни, так это было катание на катерах по городской реке. Пользуясь памятью земного жителя, "Весенняя Ласточка" напоминала древнегреческую или древнеримскую военную галеру или, вернее, бирему - морское судно способное плавать под парусами или под веслами, оно было около сорока пяти метров в длину и восьми метров в ширину с двумя мачтами, по бортам судна располагались два яруса весел. На каждое весло приходилось по два гребца, каждое весло весило около восьмидесяти килограмм. Вдоль борта проходил первый верхний ярус гребцов, в котором веслами работали двадцать четыре раба, каждая пара была отделена от других пар деревянными стенками. Высота этого закутка для двух гребцов, который я назвал каморкой без крыши, была равна моему росту, если бирема находилась в спокойном положении и я стоял лицом к верхней палубе, то мои глаза сантиметров на десять были выше настила этого палубы. Что в свою очередь и вызывало известные нарекания со стороны шкипера биремы, который терпеть не мог видеть мое лицо над палубой. Нижний ярус гребцов, который также насчитывал по два раба на двенадцать весел, работали в более худшем, чем мы положении. Хотя они и имели крышу над головой и их не заплескивали морские волны или дожди, но работать им приходилось сидя в полусогнутом положении. Из-за такой работы эти рабы-гребцы имели большие проблемы с болезнями ног и непропорционального развития мускулатуры. Весла гребцов первого яруса опускались в море через уключины планшира борта биремы. Весла же гребцов второго яруса выходили в море через специальные люки с кожаными манжетами, не позволяющими морской воде проникать в трюм судна даже в сильнейший шторм.
   "Весенняя Ласточка" была крепко сбитым, но быстроходным судном, стремительной и весьма грациозной в движении. При попутном ветре с двумя поднятыми парусами, она делала двадцать пять узлов в час, очень большая скорость по тем временам. Когда же бирема шла под веслами, то ее скорость равнялась двенадцати-тринадцати узлам. Иногда она казалась мне одушевленным существом, слушалась малейшего приказания шкипера и действий палубной команды, умела мгновенно замирать на месте и стремительно уноситься вперед только по движению брови шкипера. Даже в сильнейший шторм, бирема "Весенняя Ласточка", не вступая в прямую борьбу с волнами и ветром, отлично слушалась штурвала, не трещала шпангоутами и не скрипела форштевнем, а сливалась с мощью шторма и становилась его неотъемлемой частью. Она то взлетала на вершину волны, то опускалась в глубины, провалы между валов с тем, чтобы вновь и вновь взлетать на вершину пенящегося морского вала. Бирема была полна жизни и не отказывалась делиться своими частичками со всеми, кто составлял ее экипаж и, в частности, с нами - рабами гребцами.
   Особенно красивой "Весенняя Ласточка" становилась в предвечернее время, когда Желтый Карлик только начинал катиться за горизонт, своими лучами высвечивая каждую волну, каждую отдельную капельку воды, на глазах превращая ее в драгоценный камешек. В этот момент предвечернего заката ярко-желтые паруса биремы приобретали дополнительный оттенок и становились ярко выраженного апельсинового цвета, воспринимая спектр заходящего солнца, а черный корпус судна под этими апельсиновыми парусами грациозно скользила по аквамариновым волнам Внутреннего океана.
   Работа раба-гребца была неблагодарной и очень тяжелой. По соответствующему сигналу ошейника оба раба поднимались на ноги и становились к веслу. К работе с веслом также приступали по соответствующему сигналу этого же рабского ошейника. Приходилось, напрягая мускулы спины, живота, рук и ног, вырывать лопасть весла из объятий морской воды и поднимать его точно на определенную высоту от поверхности моря, чтобы лопасть сильно не задевала верхушки волн и не тормозили бег судна. Затем сконцентрированной тягой мускулов спины, живота, рук и ног перенести лопасть весла назад, для чего мне с соседом приходилось делать шаг вперед в согнутом положении. Опять таки это движение следовало совершить таким образом, чтобы лопасть весла скользила над верхушками волн, не касаясь и не задевая их пенистых вершин. Затем ты должен был опустить лопасть весла в воду на определенную глубину и, не роняя его очень глубоко, сильным жимом мускулов спины, живота, рук и ног тянуть рукоятку весла на себя, одновременно делая шаг назад, чтобы сделать гребок лопастью весла и чтобы бирема двинулась вперед.
   Казалось раб-гребец должен совершить простые движения телом, в основном рассчитанные на его грубую мускульную силу, но бирема не сдвинется с места, если каждая такая пара рабов-гребцов будет работать веслом, не согласовывая свои действия с другими парами. Бирема двинется с места и заскользит по волнам только в том случае, когда пятьдесят пар рабов-гребцов будут работать синхронно, в одном ритме и в унисон друг с другом. Подобную сработанность можно было бы достичь только месяцами тренировок, а в жизни немало бывало случаи, когда весельные галеры попадали в такое положение, что только скорость могла спасти их экипажи. Поэтому шкиперы и экипажи галер к рабам-гребцам относились несколько своеобразно, вовремя кормили, поили следили за чистотой и порядком в их каморках, но предпринимали неимоверные усилия, чтобы рабы-гребцы были социально разделены и чтобы даже напарники по веслу не могли между собой общаться.
   ххх
   Ошейник на шеях рабов-гребцов, гадюкой обвивавший мою шею, помимо того, что был символом рабства, он еще являлся и магическим артефактом, позволяющим владельцу точно знать, где находится и чем занимается его собственность, раб. В случае неповиновения или некачественного исполнения рабом порученной работы его владелец имел право жестоко наказать своего раба или даже убить его посредством этого ошейника. Рабский ошейник был принимающим и одновременно передающим магическим устройством. Через ошейник хозяин мог, в случае необходимости, даже пообщаться со своим рабом. Через него раб получал все указания и распоряжения, слышал бой барабанов, ритм которых задавал ритм движения рабов-гребцов. К тому же этот ошейник подавлял и держал в повиновении их человеческий разум и волю, выбивая из рабов все присущее человеку и превращая их в бессловесных тягловых животных.
   В моей голове прошелестел приятный женский голос с сексуальными интонациями, проинформировавший о том, чтобы все гребцы через минуту были бы готовы приступить к работе. Женский голосок начал вести отсчет истекающего времени, когда время ожидания истекло, начал работать барабан. Перед началом работы этот же приятный женский голос заявил частоту гребков в минуту, которой должны придерживаться рабы-гребцы. А также голос напомнил о возможности, при простом желании, переключить звучание барабанов на звучание пастушьей свирели. Затем в дело вступили барабаны, ударный ритм которых принуждал мое тело и мускулы рук и ног двигаться в соответствие с заявленной частотой гребков веслами. Никто меня не спрашивал, хочу ли я быть гребцом галеры, хочу ли работать веслом, мое тело работало самостоятельно без участия моего же головного мозга.
   Рабский ошейник оказался мощнейшим магическим артефактом, который, воздействуя на нервные окончания и рецепторы различных мускулов в моем организме, заставлял меня выполнять различные движения руками, ногами, наклоняться, распрямляться, шагать вперед и назад..., без какого-либо участия моего головного мозга и центральной нервной системы. Словно существовал некто, кто дергал за определенную веревочку и мое тело в соответствии с этим подергиванием веревочки и, подобно марионетке в кукольном театре, послушно выполняло все эти движения, заставляя бирему двигаться по волнам с определенной скоростью. Только мне хотелось бы добавить ко всему вышесказанному, что та марионетка, которая дергалась в соответствии с указаниями кукловода, это все был не я, а тот а безмозглый биологический робот, который ел спал и работал, а на все остальное у него просто не хватало мозгов. В те минуты, когда рабы-гребцы отдыхали, ошейник забивал их умы различной тарабарщиной и музыкой, чтобы они только не думали и ни чего не планировали и, разумеется, не общались бы между собой. Главный хозяин биремы частенько пользовался рабским ошейником, наказывая своих нерадивых слуг, а также непоследовательных соратников, чтобы в течение определенного срока они проходили бы курс перевоспитания "Весенней Ласточке", но об этом я узнал гораздо позже.
   Подключение к этому рабскому механизму прошло для меня незаметно.
   Когда ошейник потребовал встать к веслу вместе со своим напарником, то для меня эти движения повредили кожицу, начавшую покрывать рану на спине, и в результате по спине снова заструились тонкие ручейки крови. Два последующих дня надолго сохранятся в моей памяти. Из-за режущей боли в спине я не мог вовремя согнуться или разогнуться, из-за чего нарушился ритм движения моего напарника по веслу и десинхронизировалась работа гребцов всего верхнего яруса. За плохую работу и за то, что мешал работать другим гребцам меня наказали. Нет, на этот раз меня не бросали на козлы и не били кнутом, а наказание осуществили келейно, не привлекая внимания других гребцов и матросов экипажа.
   Я стоял у края верхней палубы и с безразличным видом наблюдал, как экипаж биремы занимался своими делами. В этот момент в глубине моего тела появилась боль, которая стала разрастаться и разрастаться и которая, в конце концов, так скрутила всего меня, что я не устоял на ногах и свалился на пол каморки, где долго дергался в судорожных спазмах психогенной боли. Боль заглушала все и мне казалось, что с жизнью все кончено и ко мне приближается смерть, но вскоре боль отступила и исчезла. С большим трудом я поднялся на ногу и выпрямился, руки и ноги дрожали, выпрямился и, держась руками за перегородку, несколько раз вздохнул морского воздуха. Рана на спине снова начала кровоточить, мне пришлось сосредоточиться и, не обращая внимания на звуки, издаваемые ошейником, мысленными импульсами начал наращивать новый слой кожи на ране. Около часа я простоял в полной неподвижности, занимаясь своей раной на спине, мой сосед по каморке в это время сидел на чурбаке и, прислонившись плечом к борту, сладко похрапывал. Никто из матросов, которые по палубе проходили мимо моей каморки, не обратили внимание на мою неестественную позу.
   Мне повезло, полных три дня после этого наказания бирема "Весенняя Ласточка" простояла у причала в незаметной бухточке в ожидании какого-то важного груза, а я в это временно усиленно занимался лечением раны на спине, вызывал по ночам кибер-доктора, который в основном впрыскивал мне лекарственные препараты. Когда экипаж биремы погружалась в сон, а вахтенные спали стоя, чтобы шкипер их не прихватил н не наказал бы, я входил в транс и путешествовал по своему телу, изучая его анатомию. Вначале предпринимал слабые попытки воздействовать, корректировать свое тело, но они приносили малый результат, но со временем методом проб и ошибок я сумел ускорить ход заживление раны на спине. К выходу биремы в море, я добился того. Что мне стала не страшна работа роботом-гребцом, кровотечений не было, спина немного побаливала, но не так страшно, как в первые дни.
   ххх
   В комнате Придворного Мага было очень чисто, прибрано и вещи аккуратно расставлены по своим местам. Маг всегда проветривал свое помещение, всегда перед сном раскрывал окно для свежего воздуха, вот и сейчас оно было распахнуто и откуда задувал свежий ветерок. При дворе Айрон Филдинг слыл педантом и аккуратистом, он тщательно следил за тем, как работает прислуга и не допускал ни малейшей оплошности в уборке своего жилища. Каждая вещица и каждый предмет домашнего обихода в комнате были строго расставлены по своим местам, где они, по его мнению, и должны были находиться. Большая кровать была разобрана на ночь, но оставалась девственно чистой и нетронутой. Кружка с сидром и маленькая шоколадка в ней, по-прежнему, находились на прикроватном столике.
   Сам Придворный Маг сидел за рабочим столом, безвольно свесив руки вдоль тела, а его голова лежала на поверхности стола. Со стороны казалось, что маг устал и прикорнул на минуту за рабочим столом. Стол был идеально вылизан, на его поверхности ни пылинки, ни одной бумажки. Одна только небольшая странность, сразу бросавшаяся в глаза, нарушала эту тишины и спокойствие, - рукоятка кинжала, торчащая из спины мага под левой лопаткой. То, что это была рукоятка кинжала мог бы определить любой человек, но странность с этим предметом заключалась в том, что на белом махровом халате мага не было заметно ни одного кровавого пятна, удар кинжалом был нанесен таким образом, что из раны не пролилось ни капли крови. Эта странность обращала на себя внимание и бросалась в глазу любому человеку, зашедшему и заглянувшего в комнату Придворного Мага.
   Быстро осмотрев внутреннюю обстановку комнаты своего старого друга, в которой никогда прежде не бывал, и в душе поразившись тому обстоятельству, насколько она соответствовала его характеру, Эль-Нассар кивнул головой маркизу Алистану, чтобы тот и его люди принимались за свою работу. А сам вместе с Боргом прошел в дальний угол комнаты, где они устроились в креслах, чтобы со стороны понаблюдать за работой команды маркиза. Алистан. Через минуту комната заполнилась множеством людей, каждый из которых молча занялся своим делом. Один осматривал обстановку комнаты и заносил свои мысли в тетрадь. Другой занимался телом Придворного Мага, не прикасаясь руками к телу. Он тщательно осматривал и зарисовывал позу и положения головы, рук и ног тела. Третий человек обследовал орудие убийства, также делая зарисовки в тетрадь. Людей маркиза в комнате было много и каждый находил, чем заниматься. Люди работали быстро и профессионально, мимо их глаз не прошел ни один предмет или уголок помещения. Проделав работу, человек подходил к маркизу Алистану и кратко докладывал о полученных результатах, чтобы тут же незаметно исчезнуть, а его место занимал другой специалист. Эль-Нассар только сейчас обратил внимание на то, что все эти люди маркиза Алистана своими лицами, цветом волос, одеждой и манерой поведения во многом напоминали друг на друга, словно они близкими родственниками или родными братьями.
   Эта организованная суета в комнате Придворного Мага продолжалось более часа, но наступил момент, когда она обезлюдила и в ней прекратилось движение людей и наступила тишина. Тело Придворного Мага было завернуто в большую простыню и вынесено из комнаты, бесследно исчезли следователи и специалисты, только что беспорядочно мельтешившие в комнате. Маркиз Алистан, оставшийся в единственном числе, что-то торопливо дописал в бумажке и вскоре с этой же бумажкой в руках направился к Эль-Нассару.
   - Позвольте доложить, мой Повелитель. - Заговорил маркиз голосом, в котором одновременно звучало напряжение и тупая усталость. - Нам удалось немного продвинуться в расследовании убийства Айрона Филдинга, придворного мага султаната Гурам. Сейчас мы можем подтвердить факт убийства мага. Его убили кинжалом, который убийца преднамеренно оставил в спине покойного. Мы знаем, что кинжал, торчащий из его спины, - это орудие убийства, но не можем дать его точного описания, так как этот кинжал невозможно изъять из тела. По мнению нашего мага, любое действие по изъятию этого кинжала, может привести к магическому взрыву, который будет такой силы, что разнесет всю эту комнату и тогда были уничтожены оставшиеся в ней все свидетельства убийства. Мой Повелитель, прошу извинить меня, за этот несколько бестолковый и невнятный доклад, но мои следователи установили, что в этом помещении побывало существо или человек, обладающий неимоверной магической силой и мощью. Данное существо или человек сумело нейтрализовать волю и умственные способности мага, подойти к нему и нанести смертельным удар кинжалом. Оно попыталось уничтожить свои следы пребывания в этом помещении, но не смогло этого сделать, видимо, очень спешило. В этой связи оно или он специально оставило орудие убийства в ране жертвы, чтобы спровоцировать следователей на необдуманное действие, на его изъятие из раны. В случае такого действия, произошел бы магический взрыв, который уничтожил бы тело, кинжал и эту комнату, не оставив следователям никаких свидетельств преступления. Возможно, это существо или человек надеялось, что и вы, мой Повелитель, оказались в эпицентре этого взрыва. - Добавил, после секундной паузы, маркиз Алистан. - Мой маг не обладает достаточными знаниями в области магии, чтобы произвести действие по изъятию кинжала из тела жертвы и тщательно его изучить. Нам придется дожидаться нового придворного мага, чтобы под его контролем осуществить эту операцию. - После этих словах маркиз Алистан снова сделал передышку, просмотрел бумаги в своих руках и продолжил. - Убийца изъял или уничтожил все бумаги и документы, которые должны были бы находиться в комнате Придворного Мага. Но мы обнаружили вот этот листок пергамента, который случайно оказался под стулом мага. - С этими словами маркиз Алистан протянул Эль-Нассару исписанный листок пергамента.
   - Спасибо. - Кратко отреагировал на доклад маркиза Эль-Нассар, взял пергамент в руки и пробежал глазами текст. Прочитав текст, он задумался и вновь начал его перечитывать, затем побледнел, протянул бумагу обратно маркизу и сказал. - То, что здесь написал, Айрон говорит о том, что он нашел ответ на некоторые вопросы, связанные с появлением чужака-незнакомца в белых песках и его исчезновением из тюрьмы. К сожалению, этот клочок пергамента не дает конкретного ответа на то, что именно происходило в налоговой тюрьме во время пребывания в ней чужака из белых песков, но он содержит в себе ключ к пониманию всей этой мистерии. Если Айрон прав, а это нам еще придется доказывать, то он узнал, с кем чужак беседовал во время своего завтрака, а мы его собеседника не видели и наша магия не зарегистрировала его появление в камере чужака. Похоже и на то, что Айрон сумел докопаться и до сути того, что сейчас происходит в нашем Пограничье. Разумеется, наш бывший министр Хусейн Файез не мог осуществлять руководство военными операциями такого масштаба, но Файез, наверняка, встречался с тем лицом. Маркиз Алистан, прошу вас, срочно займитесь допросами бывшего министра Файеза и постарайтесь выяснить, кто стоит его спиной, кто нарушает благоденствие султаната Гурам?
   Маркиз Алистан молча склонил голову в знак согласия.
   - Но, маркиз, - продолжил свою мысль Эль-Нассар. - пожалуйста, не доводите процесс выяснения обстоятельств предательства Файеза, до финала, когда станет невозможным продолжение всего этого процесса. Не позвольте убийце проникнуть в его камеру, пока не выясните роль бывшего министра в этих предательских играх за нашей спиной. Мне хочется встретиться с Файезом и лично задать несколько вопросов, но пока еще не время для такой встречи. Мы мало что знаем о подоплеке его предательства и об истинном положении дел в Пограничье. Нам потребуется некоторое время, чтобы получить новую информацию и разобраться в хитросплетениях этой интриги. Если у вас в ходе допросов Файеза появятся серьезные проблемы, то вам следует дождаться приезда нового придворного мага, запрос на которого мы уже отправили в Лигу Серых Магов. - В это момент Эль-Нассар повернулся в сторону Борга и поинтересовался у него. - Борг, не хотите ли вы что-либо добавить или поправить меня?
   - Нет, ваше сиятельство. - Ответил только что назначенный министр внутренних дел султаната Гурам. - По-моему, вы упомянули обо всем, чтобы маркиз Алистан мог бы немедленно приступить к работе.
   - Скажи, Борг. Обратился к министру Эль-Нассар, когда за маркизом закрылась дверь и они остались вдвоем. - Как тебе удалось создать службу дознания маркиза Алистана, и чтобы об этом не знали ни я и ни Файез? Мне это даже понравилось, иметь такую сильную сыскную службу в смутные времена.
   - Все очень просто, мой Повелитель. - Ответил бывший капитан призрачной стражи Борг, а ныне министр внутренних дел султаната Гурам. - Эта служба постоянно существовала в призрачной страже с давних пор и ее основной задачей была борьба с контрабандистами, бандитами, ворами в столице и населенных пунктах султаната. Но постепенно цели и задачи службы расширились и территория ее влияния охватила территорию всего султаната. Когда мне удалось отыскать Алистана, он тогда еще не был маркизом, и поставил его во главе этой службы, то эффективность службы резко пошла в гору. Ведь, вы сами, Повелитель, собственноручно подписали указ о его производстве во дворянство и даровании ему наследного титула маркиза всего полгода назад.
   - Не помню такого указа и такого имени. - Нерешительно мотнул головой Эль-Нассар. - В свое время приходилось подписывать столько подобных указов, многие сановники просили за своих родственников и протеже. И я не помню, чтобы среди них была и твоя просьба, обычно ты ни о чем не просишь, а все делаешь сам. Ну, да ладно. Я хочу поблагодарить тебя, Борг, за твою верную службу в призрачной страже, за маркиза Алистана и его службу. За все, чем ты помог мне в сохранении спокойствия и благоденствия в султанате Гурам. А главное, за то, что, когда наступает день испытаний для государства и меня лично, ты не бросаешь меня, а становишься рядом со мной. Если желаешь, то я могу исполнить любую твою просьбу, чего бы ты не попросил - новый титул, денег, поместье. Но об этом позже, а сейчас, пока мы вдвоем и нас никто не беспокоит, давай обсудим проблему превращения призрачной стражи в гвардию, новое воинское подразделение султаната Гурам. Призрачная стража сегодня одно из лучших подразделений, но пока это милицейское, добровольное формирование, а нам нужна армия и, желательно, профессиональная. Призрачная стража должна стать основным ядром этой новой, зарождающейся армии. И как ты верно догадываешься, Борг, у нас остается очень мало времени для этих дел.
   Глава 14
   ххх
   Постепенно я начал привыкать к работе раба-гребца биремы "Весенняя Ласточка", у меня хорошо развились мускулатура рук, ног, живота и плеч, но я не превратился в тягловое животное, способное только на одно - работать с веслом биремы. Когда эта бирема шла под веслами я работал в паре со своим соседом, с которым с момента своего появления в этой каморке и до настоящего времени так и не перемолвился ни единым словом. Рабский ошейник заставлял нас сгибаться и разгибаться в едином ритме вместе со всеми рабами-гребцами "Весенней Ласточки", которых насчитывалось более двухсот человек. Ошейник контролировал работу моего тела, но не мой разум, он наблюдал за тем, чтобы тело работало в полную силу и синхронно с остальными рабами гребцами, ни на секунду не выбиваясь из задаваемого ритма. В такие моменты возникала уникальная ситуация, тело функционировало под контролем ошейника, а разум, оставался свободным и независимым, он размышлял, получал информацию, ее анализировал и принимал решения, которые претворялись в жизнь, когда тело возвращалось под его контроль. В результате, тело накачивалось физической силой, а разум совершенствовал свои умственные и мыслительные способности.
   Именно благодаря последнему, а также крупицам информации, полученной от болтовни проходящих мимо меня матросов экипажа биремы, я узнал, что головной мозг людей, населяющих Тринидад, имел некоторую специфику, он легко подчинялся звучанию ритмических звуков. Когда начинал бить барабан или петь свирель, то из-за их ритмического звучания отключались сила воли местного человека, мышление и, наслаждаясь ритмикой, головной мозг не принимал решений, ритмическая музыка была своего рода наркотиком, превращающая человека в животное. Но я не был рожден на этой планете и мой головной мозг был лишен такой специфики. Он в нормальном порядке функционировал при исполнении любой ритмической музыке, иногда, правда, если исполняемая музыка оказывалась шедевром музыкального искусства, то отключался на краткий период ее звучания. Поэтому моим головным мозгом сохранялась способность думать и размышлять, а когда бирема находилась на швартовке в портах и гаванях, то он восстанавливал контроль и над телом. Снять ошейник я не мог, любое действие, направленное на то, чтобы снять ошейник или попытаться испортить его, вело к немедленному наказанию или к смерти раба. Это в свою очередь позволяло мне внимательно наблюдать за всем, во что вовлекалась бирема "Весенняя Ласточка" и ее экипаж.
   Однажды, в одной из тихих гаваней, когда время приблизилось к полночи, я стал невольным свидетелем одного события, который надолго запал в мою память. После завершения трудового дня физических сил, особенно в первые недели рабства, оставалось только на то, чтобы поужинать и свернуться клубком на ночь на полу каморки и поспать. Сосед сворачивался клубком вдоль борта биремы, а мне приходилось укладываться к боковой стене палубы, места не хватало, чтобы вытянуться во всю длину тело, вот и приходилось сворачиваться в клубок. Сегодня, когда я уже устраивался на ночь на полу каморки, к этому моменту мой сосед уже негромко похрапывал у борта, когда с берега донесся непонятный и непривычный для слуха звук. Я посмотрел на соседа, его глаза были закрыты и он не прореагировал на этот звук, а продолжал свой негромкий храп. Я осторожно, чтобы случайно не звякнули кандальные цепи, поднялся на ноги и даже поднялся на чурбак-скамейку и, приподняв голову над бортом биремы, стал всматриваться в темноту ночи, в ту сторону, откуда прилетел звук. Но с биремы было невозможно рассмотреть, что происходило на берегу. Красавицу Эллиду прикрывали плотные облака, над морем и берегом стояла сплошная темень.
   В памяти всплыли некоторые рекомендации моей прекрасной Эллиды по отношению ночного зрения и дальневидения, после некоторых усилий головного мозга я начал видеть в темноте и увидел суетящихся на берегу людей. Небольшая группа людей толпилась потухшего костра, вдали виднелась коновязь с несколькими верховыми животными на привязи, а по берегу были беспорядочно разбросаны повозки и круглые дома. Меня удивили верховые животные, они очень напоминали земных лошадей, но имели более вытянутые шеи и рога вместо ушей на головах, а повозки и круглые дома оказались кибитками и юртами кочевников. Вместе со зрением обострился и слух - стал слышать биение волн о берег, гортанные возгласы людей, когда они общались между собой, рев верховых животных. И вновь послышался этот женский голос, полный тоски и отчаяния, отголосок которого не дал мне заснуть. Это был девичий голос или голос очень молодой женщины, наполненный страданием.
   - Я не хочу и никогда не хотела этого делать. - Прозвучал в моих ушах отчаявшийся девичий голосок. - Где мой отец? Что вы сделали с ним? Это неправильно и несправедливо по отношению ко мне и Ребекке, я не хочу и не буду так поступать, как вы хотите. Не заставляйте меня делать этого?!
   Только голоса того человека, который разговаривал с девушкой мне не было слышно, поэтому я не знал, что этот человек хотел от нее и что он заставлял ее делать. В этот момент люди на берегу внезапно засуетились и бегом стали переносить к берегу различные тюки, ящики и мешки, чтобы затем их перегрузить в только что подошедшую к берегу шлюпку. Они быстро перегрузили вещи в шлюпку, которая, как подсказали мои глаза, я знал знакомые лица матросов, сидевших за веслами, была с нашей биремы. Вскоре шлюпка отошла от берега и по волнам быстро побежала к биреме, помимо матросов в шлюпке были еще четыре человека, которые одеждой и лицами очень походили на восточных людей. Именно эта четверка и занялась разгрузкой шлюпки и переносом вещей в трюм "Веселой Ласточки". Когда шлюпку разгрузили, то восточные люди остались на биреме, а шлюпка отправилась за новой партией груза. Пять раз шлюпке пришлось ходить за очередной партией груза к берегу, а на шестой раз на бирему шлюпка доставила какого-то старика и молодую девушку. Я не видел лица ни старика, ни этой девушки, только бросились в глаза ее медно-рыжие волосы.
   ххх
   Шлюпка, перевозившая с берега груз и людей, давно уже была поднята и принайтовлена к борту биремы, весь экипаж которой давно уже смотрел вторые сны после утомительной дневной и вечерней работы, а ко мне сон все никак не приходил, поэтому я стоял и любовался морскими просторами, прислушиваясь к шуму волн. Внезапно на палубе послышались шаги человека, совершенно инстинктивно и не раздумывая, я пригнулся и спрятал голову за фальшборт, притворяясь спящим. В этот момент я почувствовал, как из нутрии меня поднимается ужас, который начал сковывать руки, ноги, все тело и холодной змеей стал заползать в душу и головной мозг. Шаги, вызвавшие такую реакцию моего организма, приближались со спины, я только плотнее прижался к фальшборту и еще плотнее прикрыл веками глаза, но в тоже время мне очень хотелось чуть-чуть повернуть голову и незаметно подсмотреть, что именно происходит за спиной. Но внутренняя сила удержала меня от этого столь необдуманного шага и, возможно, этим я спас свою жизнь. Я выдержал паузу, не шевельнулся и не повернул головы, только сильнее зажмурил глаза. Чей-то взгляд скользнул по моей спине и был он весьма тяжел и болезнен любого удара кнутом Махмуда. Взгляд на долю секунды задержался на моем лице, а мне показалось, что лезвие сабли скользнуло по черепу и располосовало в клочья обе щеки. Волосы на голове вставали дыбом от страха и ужаса, охватившего меня в тот момент. Я даже не попытался, приоткрыть свои глаза из-за того, что у меня после этого взгляда не стало сил. Я не мог шевельнуть веком, чтобы, приоткрыв глаз, посмотреть на того, кто в данный момент с палубы смотрел на меня.
   - Не шевелись, Скар, и ни под каким предлогом не открывай глаза, тебе еще рано встречаться с этим творением дьявола. Сегодня оно во много раз сильнее нас и нужно проявить выдержку, чтобы, со временем набравшись сил и опыта, вступить с ним в поединок. - Прошептал нежный голос Эллиды, почти год мне не удавалось пообщаться с ней. - Эту ночь тебе следует запомнить, впервые лицом к лицу ты столкнулись со своим врагом.
   По всей очевидности, этот ужас, в ту памятную ночь обрушившийся на меня и мертвым холодом сковавший мои внутренности, конечности, тело и голову, неким образом вверг меня в магический транс. Я оказался в состоянии, когда мой разум, словно отключился от реальности, в тот момент я ничего не понимал, не ощущал и не помнил, что со мной конкретно происходило и чего так испугался. Тот, кто стоял тогда надо мной и с палубы любовался тем, как я и мой сосед спим, излучал такие сильные эманации жестокости и зла, что с громадным трудом мне удалось удержаться на месте и продолжать притворяться спящим человеком, а не вскочить на ноги и броситься бежать, куда глаза глядят. Тогда я совершенно забыл о том, что ноги мои скованы кандалами, а сам я двумя цепями прикован к неподъемному чурбаку, так что в тот момент никуда не смог бы убежать от этого настоящего исчадия ада.
   Но почему тогда прекрасная Эллида ограничилась одним только предупреждением, а не вмешалась в ход развития этого события и одной только своей святостью и божественностью не прекратила этого безобразного насилия над моей волей... человека, не покарала этого исчадие ада. Может быть, это было непосредственно связано и с тем, что целый год с борта биремы "Весенняя Ласточка" я неоднократно взывал к богине с мольбами о помощи, но она оставалась глуха к этим просьбам раба?! Я думаю, что в самый критический момент моей встречи с исчадием ада она сумела воздействовать на мое внутреннее состояние и не позволила мне совершить смертельную ошибку, открыть глаза и посмотреть, кто или что стоит моей спиной на палубе биремы. Разумеется, мне очень хотелось увидеть лицо того, кто стоял надо мной, каждый человек хотел бы знать своего врага в лицо. Но в этот момент человек на палубе развернулся на каблуках и отправился к палатке с красными полосами, установленной в корме биремы. Единственное, что мне удалось более или менее хорошо разглядеть, так это был восточный халат, красные сафьяновые сапоги на мягкой подошве. Я обратил внимание на то, что каблуки его сафьяновых сапог были сильно стоптаны, особенно левый каблук, а когда этот человек шел по палубе, то он слегка прихрамывал на левую ногу. Как только человек удалился на безопасное от меня расстояние и растворился в темноте ночи, я поднялся на ноги и долго смотрел ему вслед.
   К этому времени прекратилось действие магического ночного зрения и дальневидения, поэтому, как бы я не напрягал свое зрение, в этой ночном темноте мне ничего не удавалось рассмотреть. Человек пропал, исчез из моего поля зрения, так и не дойдя до палатки с кранными полосами или до закутка, где обычно ночевал шкипер. На палубе остались двое вахтенных матросов, которые, совершив проход вдоль бортов биремы, встречались у центральной мачты. Несколько минут переговорив, они снова расходились по бортам. Мне после пережитых волнений совершенно не хотелось спать.
   После этой памятной ночи, две недели в кормовой части биремы на палубе была растянута палатка, белого цвета в красную полоску, тщательно охраняемая парнями из экипажа биремы. Время от времени медноволосая девушка покидала палатку и прогуливалась по палубе биремы. Причем, эти прогулки всегда производились, когда вечерние опускались на палубу, все остальное время девушка проводила в палатке и чем она там занималась было совершенно непонятно. Когда она одна выходила на прогулку, то ее по пятам сопровождали два матроса из экипажа биремы. Меня всегда удивляло, зачем матросы повсюду сопровождали девушку, скажите, куда эта слабое создание могла бежать, когда кругом раскинулось одно только море, а берег был едва заметен глазу. Но матросы-амбалы не отходили от нее ни на шаг, при этом ни разу даже словечком с ней не перемолвившись. Я обратил свое внимание и на то, что даже этот известный всем грубиян шкипер особо близко к девушке не подходил и не лез к ней с расспросами или советами, которые он так любил давать, а лишь скалился на девчонку издали, временами с грустью покачивая головой.
   Иногда на палубе вместе с девушкой появлялся и смешной старичок в длинном до пят и стеганом ватном халате, под которыми виднелись сафьяновые сапоги, только синего цвета. По поведению экипажа и шкипера можно было пять, что на биреме девчонке разрешалось свободно общаться только с этим старичком, но она всегда старалась держаться от него подальше. Даже со стороны было хорошо заметно, что, если девушка и обращалась к старику, только в крайнем случае. Шкипер к этому старику относился, словно тот был членом его экипажа, и однажды привычно его облаял и потребовал, чтобы тот постоянно сидел бы в своей палатке и носа не показывал бы на палубе. На что старичок смешливо фыркнул и, не обращая внимания на шкипера, продолжал по вечерам выходить на прогулки с этой рыжей девушкой. А девчонка с каждой прогулкой днем становилась все более молчаливой, глаза становились все более заплаканными, и она начала закутываться во все более теплую одежду. Это рыжеволосая девчонка вызывала у меня искреннюю симпатию, но, к своему глубокому сожалению, находясь на скамейке раба-гребца, я ничем не мог ей помочь. Да и вести за ней наблюдение из моей каморки становилось все более труднее, особенно я остерегался шкипера, последние дни он мгновенно вскипал и даже с кулаками набрасывался на людей.
   ххх
   Две недели "Весенняя Ласточка", казалось бы, бесцельно моталась вдоль побережья, шарахаясь от встречных судов. Когда марсовый в бочке на верхушке мачты замечал на горизонте парус другого судна, то поднимал громкий крик, а шкипер немедленно менял курс "Весенней Ласточки", уводя бирему подальше от берега, чтобы избежать ненужной встречи. Когда парус чужого судна исчезал из вида, суматоха на судне завершалась и жизнь на биреме возвращалась в размеренное русло.
   А с рыжеволосой девчонкой становилось все хуже и хуже, чувствовалось, что она серьезно заболела. К тому же она плохо переносила морскую качку, не раз я видел, как кок биремы из палатки возвращался обратно с полным подносом еды, которую он приносил, чтобы покормить ее и старика. Все это сказалось на здоровье девчонки, когда она однажды появилась, что погулять, то едва передвигала ноги и все время держалась за старика, то я не выдержал этого ее состояния и мысленно попросил своего кибер-доктора заняться ее здоровьем.
   Утром следующего дня в палатке поднялась настоящая суматоха, из нее выскочил слуга-старичок и начал, словно молодой лось, носиться по палубе, останавливать встречавшихся матросов экипажа биремы, заглядывать им в глаза, делать пассы руками и нашептывать заклинания. Результат, как и должен, получился отрицательным, остановленные им матросы оказался ни в чем не замешены и ни в чем не признавались. Тогда старик ринулся к шкиперу, стал орать на него, одновременно показывая рукой на палатку, но шкипер все отрицал и грубо прервал разговор со стариком, повернувшись к нему спиной. Но старик оказался въедливым человеком и стал обходить деревянные каморки рабов-гребцов, расположенные по обоим бортам биремы, он оставался стоять на палубе и сверху внимательно что-то в них разглядывал. Но и эти его попытки потерпели полную неудачу, он ничего, кроме полного безразличия, не увидел в глазах безвольных рабов с ошейниками. До нашей каморки этот старичок так и не дошел, он отошел к мачте, оперся об нее спиной и закрыл глаза. В этот момент, он, по всей очевидности, мысленно связывался со своим начальником и докладывал ему о ночном происшествии. Я хотел проследить за тем, с кем он связывался по телепатическому каналу, но в последнюю секунду передумал. Любой сильный маг моментально мог бы установить, что его подслушивают, и определить, кто именно занимается этим делом, После разговора старик, пошатываясь и держась рукой за сердце, побрел в палатку, на него жалко было смотреть. Видимо, ему сильно досталось от хозяина за допущенную промашку.
   Когда вечером этого же дня юная красавица появились на палубе в своей красоте и полном здравии, то я окончательно убедился, что причиной утреннего переполоха было ночное выздоровление девчонки, она выглядела великолепно и впервые ее глаза были не заплаканы.
  
   Ночная жизнь на биреме пошла своим чередом, матросы экипажа занимались своими делами, а "Весенняя Ласточка" ходко шла под парусом в северном направлении. На этот раз она держала курс в точно определенное место на побережье. Незадолго до захода Желтого Карлика старик встретился и что-то нашептал шкиперу биремы, а тот тут же отправил на реи матросов поднимать паруса. Вскоре желтые паруса уловили попутный ветер и бирема, форштевнем разрезая аквамарин волн, легко понеслась вдоль берега. Видимо, приближался момент расставания с пленницей. На палубе вновь появился слуга-старичок и небрежно сунул в руки шкипера увесистый замшевый мешочек, из которого послышался звон монет. В мою душу закралась грусть по поводу предстоящего расставания с прекрасной незнакомкой, не я не влюбился в эту девчонку, но вот уже более года я наблюдаю за всем, что происходит на палубе "Весенней Ласточки" и она стала вторым человеком, при виде которой мне становилось легко на душе. А первого своего друга, судового доктора, я давно уже не видел и даже не знал, остался ли он на борту биремы или его перевели в другое место.
   Этой же ночью история с рыжеволосой красавицей завершилась.
   Ровно в полночь "Весенняя Ласточка" на одних парусах приблизилась к берегу и легла в дрейф в зоне видимости какого-то замка, построенного на скале, угрюмо возвышающейся над заливом. Единственное, что могу сказать об этом замке, то он выглядел мощным и мрачным сооружением. Когда бирема вошла в залив, то в одной из бойниц замка несколько раз мелькнул свет факела.
   От биремы тут же отошла шлюпка с четырьмя матросами гребцами и двумя пассажирами. Вскоре шлюпка скрылась во мраке ночи.
   ххх
   Новый придворный маг прибыл в столицу султаната Гурам ранним утром, когда желтый диск Желтого Карлика всплыл над линией горизонта. В воздухе еще сохранялась приятная ночная свежесть, утренний туман светлой полосой накрывал крестьянские поля и луга. Пока еще было время, когда даже крестьяне только просыпались, отрывали головы от подушек и только собирались выйти во двор, чтобы подоить коров и выгнать домашнюю скотину в поле на выпас. Поэтому крестьянские поля и улицы столицы султаната Гурам еще были безлюдными.
   Столица султаната имела уникальное географическое положение, с трех сторон она омывалась двумя полноводными реками, которые сливались в единый поток, как бы за спиной этого небольшого городка. Реки были настолько полноводным, что по ним могли ходить морские суда, которые, минуя портовые перевалочные пункты на побережье Внутреннего океана, доставляли в столицу грузы из других государств океанского побережья. С юга, запада и севера эти две реки делали подступы к городу неприступными, едва ли нашелся бы человек, решившийся вплавь перебраться через эти реки. Только с востока несколько дорог подступали к столице султаната, все они объединялись в единый тракт, который подводил к мощным крепостным стенам города. В самом центре этих стен высились городские ворота, у которых двадцать четыре часа в сутки дежурила рота городских стражников.
   Эта городская стена окружала внешние обводы Гурама, так называл свою столицу народ султаната, внутри которой располагались три больших холма. На двух из этих холмов аккуратными рядами стояли дома жителей столицы, четко разграниченные квартальными межами, в которых проживали представители одного ремесла - пекари, сапожники, кузнецы, гончары кожевник. Малый, но самый высокий холм занимал замок Повелителя султаната, который с семьей постоянно проживал в этом замке.
   . Городская стража внешних столичных ворот беспрепятственно пропустила этого мага в город, как только он продемонстрировал свой фирман, даже не потребовав оплаты входной пошлины и не задавая лишних вопросов. Но призрачная стража, охранявшая замок Правителя, оказалась более придирчивой и, отказалась беспрепятственно пропустить мага в замок в такое раннее время. Воины призрачной стражи вызвала на свой пост своего капитана стражи. Ждать появление капитан пришлось очень долго, он появился на посту только через полчаса. Когда капитан призрачной стражи вышел из ворот замка, то он выглядел заспанным человеком. Но, увидев невзрачную фигурку мага, закутанную в широкую накидку с глубоким капюшоном на голове, капитан приободрился и, широко заулыбавшись, потребовал предъявить сопроводительные бумаги.
   - Ваша милость, - сказал капитан призрачной стражи, - не изволите показать мне вашу подорожную и другие сопроводительные бумаги. Только тогда я смогу доложить Повелителю о вашем прибытии и вам устроят достойную согласно вашего придворного чина встречу.
   - Вы что под этим имеете в виду, капитан Фенрих? - Из-под капюшона послышался голос, лишенный каких-либо эмоций и человеческих интонаций. - Этими словами, капитан, вы хотите мне сказать, что все время, пока вы будете докладывать и показывать мои сопроводительные бумаги Повелителю, я буду стоять у ворот и ожидать вашего возвращения. К тому же, капитан, вы, вероятно, понимаете, что вручая Повелителю мои бумаги, вы тем самым берете на себя мое официальное представление монарху, а я не смогу при этом присутствовать. Да, вы за кого меня принимаете, капитан, за мальчика на побегушках?! Как вообще вам могла эта мысль прийти вам в голову? Конклав Лиги Серых Магов общим собранием и тайным голосованием рекомендовал меня на пост придворного мага султаната Гурам, который по своему статусу является вторым лицом правящей иерархии всего султаната. Мой вам совет, капитан Фенрих, если вы желаете и далее занимать пост начальника призрачной стражи, отдайте распоряжение стражникам о моем пропуске в замок и лично сопроводите меня к Омару Эль-Нассару, который, несмотря на столь раннее время, уже не спит и со смотровой площадки замка наблюдает за нами.
   - Он, что так и не ложился спать?! - Машинально воскликнул капитан Фенрих и поднял голову, чтобы посмотреть на смотровую площадку донжона замка, которая находилась чуть в отдалении и высоко над головой, где в этот момент виднелась одинокая фигура человека. Но, сообразив, что перед этим сморозил глупость с предложением магу, молодой капитан призрачной стражи задумался на мгновение и вновь учтиво обратился к магу, не выказывая при этом удивления тем обстоятельством, что магу известны его имя и звание, которое Повелитель присвоил ему только два дня назад.
   - прошу извинить меня, ваша милость, я готов сопроводить вас к Повелителю, но я не видел никаких бумаг, подтверждающих, что вы это вы, а не кто-нибудь другой, и я еще не видел вашего лица. - Виноватым тоном произнес молодой капитан и вопросительно посмотрел на мага.
   - Хорошо. - Сказал нечеловеческий голос. - Я с удовольствием помогу вам решить эти проблемы.
   Перед глазами капитана Фенриха внезапно развернулся большой пергаментный свиток, исписанный каллиграфическим почерком и большой и красной сургучной печатью на витом золотом шнуре. На пергаменте отличным каллиграфическим подчерком был следующий текст:
   "Г-ну Омару Эль-Нассару,
   Повелителю султаната Гурам,
   Восточная Империя.
   Настоящим письмом конклав Лиги Серых Магов рекомендует мага одиннадцатого разряда Ивонн Де ля Рунж на должность придворного мага султаната Гурам.
   Сим письмом подтверждается, что Ивонн Де ля Рунж обладает всеми необходимыми профессиональными знаниями и личными качествами для исполнения указанной должности.
   Архимаг и верховный магистр Лиги Серых Магов,
   Арцивиус (собственноручная подпись).
   Настоящее письмо подтверждено и заверено официальной печатью, хранящейся в канцелярии Лиги Серых Магов".
   Капитан Фенрих три раза перечитывал содержание фирмана и хотел было взять его в руки, но свиток, словно живое существо, осторожно отодвинулся от его рук на безопасное расстояние и, свернувшись в рулон, нырнул в руки магини. Только что возведенный в капитанскую должность и получивший дворянское состояние молодой парень совершенно по-крестьянски почесал пятерней затылок, затем низко поклонился магине и, сделав широкий жест рукой, приглашая ее следовать за ним и первым направился к воротам замка.
   Вскоре эта пара поднималась по узкой мощеной брусчаткой улочке цитадели к главной башне, донжону, замка. Капитан Фенрих был человеком молодым, но крупного телосложения и высокого роста, поэтому ему приходилось подстраиваться под мелкие, семенящиеся шажки магини, чтобы она не отставала от него.
   Эль-Нассар, которому действительно не спалось из-за переживаний по поводу смерти близкого друга и неприятностей на границе султаната, давно заметил встречу нового капитана призрачной стражи с путником. Сейчас он пребывал на смотровой площадке донжона замка, видел одинокого путника перед воротами замка и его встречу с капитаном Фенриха. Из-за дальнейшего развития этого события он понял, что капитан ведет гостя к нему на встречу и теперь ожидал прибытия обоих на смотровую площадку. Когда парочка, состоящая из большого и рослого капитана призрачной стражи и этой небольшой фигурки путника с головой под капюшоном, поднялась на смотровую площадку, Эль-Нассар кивком головы поблагодарил капитана за службу, одновременно здороваясь с ним, после чего вопросительно посмотрел на путника.
   - Извините капитана за неповоротливость и проявленную недогадливость. Фенрих пока еще молод и неопытен, но у него еще впереди вся жизнь. - Первым нарушил молчание и начал разговор Эль-Нассар. - Капитан простой парень, но все-таки быстро сообразил, что в чем-то не прав и сумел исправить положение. - Затем Эль-Нассар замолчал на минутку и после паузы продолжил. - Я догадываюсь, кто вы и зачем пришли ко мне и я очень рад, что Лига Серых Магов прислушалась к моей просьбе и положительно решила мою проблему. Но прежде чем вы приступите к своим служебным обязанностям, я хотел бы первоначально перекинуться с вами парой слов. Вы должны понять, что Айрон Филдинг, который до вас занимал должность придворного мага, был для меня не просто человеком из моей команды управляющих делами султаната Гурам, он был нечто большим, чем просто магом. Он был моим другом, мы с ним дружили, но никогда широко на публике не афишировали этих своих отношений, мы понимали друг друга с полуслова или полувзгляда. Перед мной и вами сейчас стоит большая задача найти общий язык, а вам, как можно быстрее, вникнуть в дела, которыми занимался Айрон, чтобы вы могли присоединиться ко мне по делам рассмотрению и вынесения решений гражданских и государственных проблем. Но об этом более детально мы с вами переговорим позже, когда вы отдохнете после утомительного, я полагаю, путешествия к в столицу султаната Гурам. Завтра проведем официальную церемонию вашего представления и вступления на должность придворного мага нашему двору, правительству и народу султаната Гурам. А пока отдыхайте и набирайтесь сил работы, которая, это я могу вам гарантировать, будет тяжелой и напряженной. Наш султанат вошел в полосу кризиса и ваша помощь будет неоценима. Что касается сегодня, то, если у вас имеется на то желание и вы сохранили достаточно сил, я и министр внутренних дел Борг могли ввести вас в курс основных государственных проблем и дел,
   - Позвольте поблагодарить вас, Омар Эль-Нассар, за сердечную встречу и открытый разговор. - Послышался в голове Эль-Нассара беспристрастный, лишенный каких-либо интонаций голос. - Я глубоко вам признателен за подобную открытость и надеюсь, что сумею занять достойное место в вашей команде единомышленников и соратников. Да, вы правы, мне хотелось бы отдохнуть после долгой дороги и я, вероятно, пару часов посвящу отдыху. Но мне также хотелось сказать, что приложу все силы, свое умение мага и профессиональный опыт, чтобы стать достойной заменой Айрона Филдинга.
   - Вы знаете истинное имя погибшего мага?!
   Воскликнул Эль-Нассар, сейчас его несколько обеспокоил подобный поворот только что начавшейся беседы. Никогда ранее ему не приходилось знакомиться с людьми вот в такой ситуации, когда ты даже не знаешь с кем именно имеешь дело и ведешь беседу, эта скрытая плащом фигура и укрытая капюшоном голова человека, лишенная каких-либо интонаций речь и намеки не некоторые обстоятельства.
   - Да, вы абсолютно правы. - Продолжил искусственно воссозданный голос. - Эта скрытая плащом и капюшоном фигура, беспристрастный, лишенный эмоций голос вызывает определенные подозрения. Нет, Повелитель, вы только не подумайте, что я слышу и читаю ваши мысли. Иногда, скажем, когда это требуется, я могу и прочитать мысли другого человека, но тогда передо мной находятся люди другого порядка и характера. Все дело в том, Омар, что я... я женщина.
   С этими словами фигурка сбросила с плеч плащ и капюшон. Перед Эль-Нассаром предстала женщина средних лет и среднего роста, с хрупкой и женственной фигуркой, с длинными светло-каштановыми волосами и с бездонными глазами-изумрудами. Она была очень красива, но не красотой юной девицы или расцветающей красотой девушки, вступающей во взрослую жизнь, это была зрелая, аристократическая красота тридцатилетней женщины, не раз сталкивающейся и решавшей жизненные проблемы.
   Эль-Нассар, разумеется, был захвачен врасплох той метаморфозой, которая произошла на его глазах, когда мужчина-маг, многие люди полагали, что магами могут быть одни только мужчины, в одно мгновение превратился в прекрасную женщину. Ему потребовалось определенное время, чтобы взять себя в руки, и определенные усилия воли, чтобы долгое время не выглядеть дураком в глазах этой магини-красавицы. Он стоял и смотрел на женщину, не в силах ответить или прокомментировать ее слова. От любой встречи с магом можно было ожидать чего угодно, маг есть маг, они непредсказуемы в мыслях и в своем поведении. Эль-Нассар не ожидал, что Лига Серых Магов окажется столь неучтивой и в султанат Гурам направит женщину магиню на такую высокую должность, как придворный маг, второе лицо в государстве. Изумление на лице Эль-Нассара медленно сменялось на досаду, раздражение, а затем начало перерастать в гнев. Мир Тринидад пользовался в основном услугами мужчин магов, ни одно государство Восточной Империи не имело на своей службе женщин магинь, правда, до Эль-Нассара доходили слухи о том, что пара графств Западной Империи имели министрами иностранных дел женщин, но это было в Западной Империи. А его султанат входит в состав Восточной Империи, которая управляется Верховным Правителем, поэтому Эль-Нассару было бы позором принять на службу эту магиню.
   - Почему Лига Серых Магов осмелилась направить ко двору, Повелителя султаната Гурам, какую-то женщину с магическими способностями... ? - Задал вопрос Эль-Нассар с твердым придыханием и металлом в голосе, но его вопрос так и не был сформулирован до конца.
   Он запнулся и так не мог до конца сформулировать вопрос речь, так как был остановлен одним только взглядом зеленых женских глаз магини, в которых начала проявляться жесткая упрямость и непониманием того, почему настроение собеседника так стремительно поменялось. Любой мужчина, хоть один раз заглянувший в глаза этой женщины, моментально осознает, что не в силах противостоять их волшебной притягательной силе. Он вдруг начинает осознавать, что ему хочется погрузиться в их изумрудную бездну, чтобы навсегда там остаться. Услышав мягкий женский смех, Эль-Нассар сумел, приложив огромные усилия воли, вынырнуть из этой изумрудной бездны, отвести глаза от этих глаз обворожительной женщины, чтобы ощутит, как в его душе и сердце исчезают раздражение и обида.
   - Извините меня, я не должен был разговаривать с вами в таком тоне и с подобным раздражением. - Сами собой его губы прошептали эти слова.
   - Ну, что ты, Омар, тебе не стоит так волноваться по поводу того, что я одновременно женщина и магиня. - Послышался приятный голос собеседницы. - Все в порядке, в подобной ситуации все мужчины, как только узнают о том, что я женщина и магиня, реагируют аналогичным образом. Не думай ничего плохого о Лиге Серых Магов, в которой развернулась горячая дискуссия о том, кого из магов направлять тебе в помощь. В ближайшем время тебе и твоему султанату придется переживать тяжелые времена, поэтому многие маги Лиги хотели бы отправиться тебе в помощь. Собрался весь конклав Лиги Серых Магов для обсуждения этого вопроса, победила моя кандидатура по причине личной заинтересованности в получении должности придворного мага при твоем дворе в султанате Гурам. Но прежде чем рассказать в чем эта личная заинтересованность заключалась, позволь мне тебе представиться: мое полное имя Ивонн Де ля Рунж и я маг одиннадцатого разряда. В настоящий момент на всем Тринидаде существуют всего два мага такого ранга. Это Верховный магистр Лиги Серых Магов Архимаг Арцивиус и я, к вашим услугам. - В этот момент сделала небольшой книксен и продолжила свой рассказ. - Мы с Арцивиусом провели немало времени вместе, обсуждая проблемы и реальности мира Тринидад. В ходе этих обсуждений, пришли к пониманию, что этот мир ожидают смутные времена, причем, в ближайшем будущем. В Восточной и в Западной Империях появились реальные признаки, свидетельствующие о скорой дестабилизации государственности этих империй. Под этим понимается крах политической власти, крах экономики и промышленный спад, что может привести к распаду и последующему падению этих империй. И главное, все наши геополитические исследования показали, что этот смутные времена и процесс дестабилизации начнутся с нанесения первого удара по султанату Гурам, а затем цепочкой аналогичные события распространятся по обоим полушариям Тринидада. Именно в этот момент Лига получает информацию о загадочном убийстве Айрона Филдинга, придворного мага султаната Гурам. Таким образом, убийство нашего мага можно было бы рассматривать в качестве одного из первых шагов по дестабилизации власти в этом султанате. Это весть стала последней каплей в чаше нашего терпения и мы с Арцивиусом решили, что Лига Серых Магов не имеет права оставаться в стороне от начавших разворачиваться в этом султанате и обязана вмешаться, чтобы приостановить этот процесс. Вместе с Арцивиусом мы решили, что заменить Айрона Филдинга должна я, так как Арцивиус не вправе покинуть Лигу в такие серьезные времена. Я должна была поехать в султанат Гурам и потому, что Айрон Филдинг... был моим мужем и отцом моего ребенка. Филдинг был неплохим человеком, отличным магом, но плохим мужем и отвратительным отцом. Его несносный характер так и не позволил ему пережить тот факт, что я была магом десятого разряда, а он никак не мог подняться выше шестого разряда. Поэтому Айрон сбежал от меня и сына, много скитался по миру, пока не объявился в султанате Гурам, твоем султанате, Омар. Мы узнали об этом, когда он попросил Лигу Серых Магов прислать ему рекомендацию для его назначения на должность придворного мага. Айрон был свободным человеком и вправе был принимать любое решение. Но сегодня, когда его жизнь прервалась, я никогда не прощу себе тог факт, что позволила ему покинуть себя и принять смерть без меня. За это я, никогда не прощу и не пощажу его убийц, буду искать их и, когда найду, то их накажу по-своему, по-женски. Это все, что я хотела рассказать, Омар, тебе и одному только тебе. - Как бы в раздумье закончила свое рассказ Ивонн Де ля Рунж, магиня одиннадцатого разряда. - А сейчас я пойду, отдохну. Пришли ко мне капитана Борга часам к трем. - Добавила она и по лестнице стала спускаться со смотровой площадки.
   Омар Эль-Нассар долго смотрел вслед своему новому придворному магу, затем поднес руку с браслетом к губам и отдал распоряжение о размещении магини в покоях прежнего придворного мага и о выделении ей женской прислуги. Затем он связался с министром внутренних дел Боргом и маркизом Алистаном и передал им информацию о времени встречи с новым придворным магом, ни словом не упомянув при этом, что этот новый маг - женщина.
   Глава 15
   ххх
   Официальная церемония вступления в должность Ивонн Де ля Рунж прошла скромно, но в полном соответствии с придворным протоколом. Казалось бы, скучнейшая церемония представления нового министра привлекла внимание всех женщин султаната. Жены, дочери и официальные фаворитки высших сановников и придворных министров были взбудоражены циркулирующими по двору слухами о том, что новый придворный маг - женщина. Поэтому все женщины явились на эту церемонию в таком большем количестве, что церемония тут же превратилась в светское мероприятие, на котором те же женщины блистали своей красотой и фамильными драгоценностями. Они настолько увлеклись этой демонстрацией, что забыли о том, для какой цели проводилось это мероприятие, едва успели посмотреть на придворного мага, Ивонн де ля Рунж не произвела на них особо сильного впечатления.
   Но Повелитель султаната Гурам Омар Эль-Нассар ни на шаг не отходил от своего нового министра двора и ревниво следил за всеми сановниками и министрами, которые подходили знакомиться с Ивонн. По его мнению, Ивонн Де ля Рунж всех красавиц двора превосходила своей обворожительной красотой и непосредственностью. Он злобно ткнул кулаком в бок министра внутренних дел Борга, который увлекся и в течение нескольких минут вел светскую беседу с магиней о предстоящих делах и при нем договаривался о новой встрече. Почувствовав толчок, Борг обернулся и мгновенно разобрался в ситуации, сообразив, что это Повелитель проявляет ревность на его разговор с женщиной-магом, отошел немного в сторону и стал громко на весь зал приемов ржать, подобной лошадь на кавалерийском плацу. Этот случай не прошел мимо глаз других участников и участниц церемонии и был правильно понят и истолкован. С этого момента Повелитель мог в полной мере насладиться обществом прекрасной дамы и магини одновременно. У них нашлось много тем для обсуждения и разговоров, они не заметили, как пролетело время и завершились церемония и официальный прием по этому случаю. Никто из присутствующих не вмешивался в их разговоры и дальней стороной обходили магиню, чтобы Повелитель случайно превратно не оценил бы этот контакт.
   Следующим утром Ивонн Де ля Рунж встретилась с исполняющим обязанности министра внутренних дел Боргом и директором службы дознания маркизом Алистаном. Они прошли в дальний угол внутреннего двора замка и стали по узкой, скрипящей, винтовой лестнице спускаться в подземелье замка. Спуск по лестнице продолжался очень долго и Ивонн начала жалеть, что, второпях, легко оделась, а с каждой ступенькой вниз становилось все прохладнее. Да и к тому же коптилка в руках Борга освещала дорогу одному только ему, а ей и маркизу приходилось ногами нащупывать ступеньку, прежде чем ступить на нее. Она вздохнула, знобко повела плечами и щелкнула пальцами руки, помещение с лестницей осветилось мягким светом, а на плечи Ивонн упал полушалок. Оба мужчины вздрогнули, переглянулись, посмотрели на Ивонн и продолжили спуск по лестнице, никак не комментируя новые обстоятельства.
   Через пару минут спуск по лестнице завершился. Подземелье замка представляло собой круглое помещение с бетонным полом. Ивонна зябко переступала с ножки на ножку, на которых были легкие туфельки на каблуках и в сердцах ругалась про себя, решив, что в следующий раз, когда это мужичье пригласит ее прогуляться еще в какое-нибудь место, то она оденется в тяжелый и теплый мужской костюм и на ноги натянет зимние сапоги. Борг и Алистан, какими бы они не были увальнями, сумели прочитать и правильно понять выражение лица и глаз своей прекрасной дамы, но не дали чувствам взять вверх над реальностью и снова по-мужски гордо промолчали по этим обстоятельствам.
   Маркиз Алистан, ни слова не говоря, направился к одной из четырех дверей, выходивших на площадку. Только применив силу, он открыл ее и, повернувшись к остальным, сделал приглашающий жест рукой. Из комнаты сильно потянуло настоящим холодом, весь пол помещения, куда они вошли, покрывал лед, на котором лежала чье-то тело. Ивонн осветила комнату и перед ее глазами предстал Айрон Филдинг, лежащий во льду с закрытыми глазами и кинжалом, торчащим из спины. После многих лет разлуки он мало изменился, оставался тем же парнем, который так ей нравился и которому она подарила себя и сына. На его щеке, даже покрытой месячной щетиной виднелась родинка, которую она любила целовать. Ивонн осторожно протянула руку вперед и коснулась этой родинки. Ощущение огромной тяжести, словно молот рубануло ее по руке, которая тут же безвольно повисла вдоль тела.
   - Всем отойти в сторону и подальше от трупа. - Хриплым шепотом произнесла Ивонн.
   Краем глаза она заметила, как маркиз Алистан нерешительно положил руку на шпагу, но, взглянув на Борга, отказался от идеи и скользящим шагом отошел в сторону от ледника, но комнату не покинул. Борг же повел себя, как агнец перед закланием, он спокойно сделал шаг назад, но держась, как можно ближе к магине.
   - Труп нельзя трогать, его нельзя касаться руками живого человека, в нем что-то хранится, но информация будет передана тому, кто сумеет себя обезопасить и не дать телу погибшего низвергнуться в геенну огненную. У меня хватить сил обезопасить только себя, а вас обоих я не смогу защитить. Поэтому будьте добры держаться от меня и тела Айрона подальше, не подходите к нам ближе, чем на четыре метра. - Шептали сразу высохшие губы Ивонн Де ля Рунж, а глаза, вспыхнувшие алым цветом, дюйм за дюймом ощупывали пядь за пядью тело бывшего Придворного Мага. - Оставьте нас в покое и не обращайте внимания на то, что будет происходить в этом помещении.
   С этими словами Ивонн сделала легкое движение плечами и на пол упал цветастый полушалок. Затем она шагнула вперед и сбросила с ног туфельки. Борг было ринулся в комнату, чтобы схватить эти туфельки и снова их одеть на эти прекрасные женские ножки, которые сейчас босыми стояли на ледяном полу, но был остановлен жесткой рукой маркиза Алистана. Пока мужчины возились между собой, Ивонна уже кружилась в странном танце, напоминающим танцы дикарей вокруг костра. Тело женщины грациозно изгибалось и принимало прекрасные и недвусмысленные позы, а ноги принимали то одну, то другую танцевальные позиции, они - то резко взлетали вверх или отбрасывались под прямым углом в стороны. Танцующая женщина, превратившаяся в колеблющийся язычок пламени, неуловимым движением рук распустила свои длинные волосы и сбросила верхнюю одежду. Уже совершенно обнаженной она резко увеличила темп танца, ее движения стали сливаться в сложный магический орнамент, превращая реальность бытия в иллюзию безвременья. В комнате начал гаснуть свет, но Ивонн своим танцем не давала ему погаснуть до конца и дать ночи или злу возобладать над светом и добром.
   Трудно сказать, сколько времени продолжался этот танец обнаженной магини, когда в помещении послышался нарастающий звериный рев и на ноги стал подниматься Айрон Филдинг. С трудом поднявшись на ноги, он попытался начать танцевать, но танец ему не давался, но привлекаемый танцевальными па магини, он стал слепо следовать за ней и, широко расставив руки, пытался ее обнять, заключить в свои объятия. К счастью и большему облегчению Алистана и Борга, проделать этого ему никак не удавалось, зомби был слишком медлителен. Но Ивонн стала уставать, по выражению ее лица было хорошо видно, что она уже с трудом выдерживает темп танца и может свалиться на пол. Маркиз Алистан выхватил шпагу из ножен и стоял, в любую секунду готовый прервать танец женщины и встать на защиту женщины-мага.
   В какой-то момент комната все же погрузилась в темноту, но через мгновение вспыхнувший яркий свет пронизал тьму и мужчины увидели магиню, ничком и неподвижно лежащую на полу с кинжалом в руках, который имел зигзагообразное лезвие. Неподвижное тело Айрона Филдинга было также на полу, в глаза бросалось огромное кровавое пятно на его спине. Борг и Алистан рванулись в комнату, чтобы помочь Ивонн и забрать ее из этого ледяного помещения, но были остановлены неведомой преградой, возникшей в дверном проеме. Это задержка в дверях позволила им просмотреть с начала и до конца трехмерную картину изображения, возникшую над телом бывшего придворного мага.
   Изображение началось с искорки пламени, появившегося на острие лезвия кинжала и которая начала разгораться и разрастаться, пока не превратилась в громадный язык пламени. Мгновение ничего не происходило, но затем в пламени стали возникать и формироваться образы, поочередно сменяющие друг друга, - человек, сидящий за столом и пишущий на листах пергамента, еще человек, но уже в другом помещении, больше смахивающим на тюремную камеру и третий образ было существом, которое по определению было не человеком, но внешне очень похожим на него. В ходе развития сюжетной линии изображения это существо успело пообщаться и с человеком в тюремной камере, после краткого разговора отправив его на судно с парусами в море, и с пишущим человеком. В какой-то момент Алистан и Борг сообразили, что существо не разговаривало с этим человеком, а осторожно подкрадывалось к нему, далее их мнения разделились. Маркиз полагал, существо подкралось к пишущему человеку со спины и нанесло удар кинжалом, а Борг придерживался мнения, что существо упало на человека сверху, чтобы нанести смертельный удар в спину. Изображение завершилось кадрами, показывающими, как существо рыскает по помещению, торопливо собирая бумаги и другие предметы, и исчезает в короткой вспышке золотистого марева магического портала.
   Оба мужчины четко зафиксировали, что последнее, что захватило существо с собой был янтарный камень, который до смерти пишущего человека лежал перед ним на столе.
   Магическая преграда в дверном проеме исчезла, когда окончательно погас язычок пламени, Борг сразу же влетел в помещение и схватил на руки Ивонн Де ля Рунж, а маркиз Алистан принялся осматривать комнату, надеясь разыскать и другие свидетельства, но был остановлен едва слышимом шепотом магини.
   - Здесь больше ничего делать, мы узнали все, что хотели и могли узнать. Все кончено. Айрон до последней минуты и после смерти оставался настоящим магом и мужчиной, он дал нам возможность живыми покинуть это проклятое место. Нам следует вернуться на поверхность, как можно быстрее, так как через мгновение здесь все сгорит. Айрон хочет в огне навсегда покинуть этот мир, а мы должны уважать его посмертное желание. Через секунду будет задействован портал переноса. - Голова Ивонн безвольно упала на плечо министра.
   Когда помещение покинули люди, тело Айрона Филдинга взорвалось ярким пламенем и через секунду все помещение превратилось в зону сплошного пламени, в этом магическом огне горел даже лед.
   ххх
   Жизнь на "Весенней Ласточке" шла по строгому расписанию.
   Если бирема находилась не в плавании, то сигнал утренней побудки рабов-гребцов подавался ошейником в пять часов утра и напоминал звучание горна в пионерском лагере. Матросы экипажа, разумеется, не слышали этого сигнала, они поднимались обычно в шесть часов утра. Примерно минут тридцать уходило на разминку и на разогрев мускулатуры рабов-гребцов. Они в своих закутках-кабинах ложились на спину на деревянный настил палубы, приподнятыми ногами упирались в стену и расслаблялись, а затем ошейники инициировали нечто вроде электронного массажа - по группам мускулов проходили различные электронные импульсы, стимулирующие бег по пересеченной местности, прыжки, физические упражнения для рук и ног, а также живота и спины. После массажа все рабы поднимались на ноги здоровыми и бодрыми людьми, готовыми приступить к работе в любую секунду.
   Затем в каморках рабов-гребцов появлялись контейнеры с завтраком и обедом одновременно. Их никто не приносил и не раздавал, а они сами собой возникали в точно определенное время перед каждым рабом. Причем каждый раб получил именно те блюда, которые ему предписывались неизвестным диетологом. Никто не интересовался его вкусами и пожеланиями, но каким-то образом все учитывалось. Не раз я пытался проследить, как контейнеры с завтраками и ужинами появлялись в наших закутках. Как только мой сосед и напарник по весла получал свой контейнер, я во все глаза следил за пространством вокруг меня, желая уловить мгновение появления контейнера, но все мои усилия и уловки были напрасными. Контейнер появлялся именно тогда и именно в том месте, от которого я только что отвел взгляд. Поняв, что мне не удастся обмануть провидение, я вскоре забросил это занятие и стал воспринимать появление контейнера, как должное и повседневное дело.
   Днем рабов вообще не кормили, а давали поужинать в районе шести-семи часов вечера. Но и утром и вечером кормили хорошо и плотно, никто из рабов -ребцов не страдал от голода. Практически всегда подавалось мясо или рыба, меню готовилось в зависимости от пожеланий раба, который абсолютно ничего об этом не знал и не ведал. Я очень любил рыбу и контейнер часто приносил мне рыбные блюда с картошкой, свежими или жареными овощами, а однажды мне дико захотелось кофе с сыром, на следующий день в утреннем контейнере я обнаружил коричневую бурду с непонятно какой жидкостью и тарелку, полную нарезкой различных сортов сыра. Там даже был настоящий земной итальянский пармезан, но сколько бы я потом не бился, контейнер ни разу не делал мне повторно подобного подарка. В лучшем случае я получал кружку молока и краюху кукурузного хлеба.
   Несколько слов о самом контейнере. Нет, он не был из пластика или другой известной мне синтетики. Основу материала, из которого изготовляли контейнер, составляла тканая материя, но пропитанная смолами, делающая этот контейнер непроницаемым для окружающей среды. Пища в нем могла в течение долгого времени сохраняться и оставаться горячей и свежей. Однажды нам только подали завтрак, но не успели мы вскрыть контейнер и позавтракать, как пришлось сесть за весла и отмахать веслами практически весь дневной день, но когда выдалась минута поужинать завтраком, то он оставался горячим и весьма питательным. Удивительным было и то, что, как только он оказывался в чьих-то руках, то крышка контейнера откидывалась сама собой. Но когда мой напарник попытался съесть мой ужин, то не смог открыть крышу контейнера. Опустевший контейнер через некоторое время растворялся, оставляя после себя небольшую маслянистую лужицу жидкости, которая сразу же впитывалась в дерево.
   Что касается столовых приборов, то все, чем я располагал, это была ложка в форме глубокого ковшика. Им было удобно пользоваться, но, если попадались куски мяса, то их приходилось разрывать зубами, так как ни ножа, ни вилки у меня не было и не появилось за все свое время пребывания на "Весенней Ласточке".
   Не было проблем и с физиологическими отходами человеческого тела, как только возникала необходимость появлялись темные контейнеры, по своей форме похожие на горшки, которые исчезали, не оставляя ни запахов, ни грязи, после использования по назначению.
   С момента появления на "Весенней Ласточке" я был прикован к бревну чурбаку в своей каморке и ни разу его не покидал, с раннего утра и до позднего вечера находился на рабочем месте и в полной готовности в любой момент приступить к работе. У меня имелся постоянный напарник, вместе с которым мы ворочали гигантское весло одновременно поднимая и опуская его в едином ритме со всеми гребцами нашего борта. Когда опускались паруса, то мы приступали к своей работе. Ошейник барабаном или другим ударным инструментом выдавал ритм гребков, частота которых зависела от ситуации. Если бирема не спешила и ей не нужно было скрываться, то выдавался размеренный ритм гребков, который позволял нам работать в течение долгого времени. Однажды мы три дня и три ночи шли под веслами, в то время на море стоял полный штиль, а шкипер спешил доставить груз к точно условленному сроку. После этой работы, он дал нам отдыхать полтора дня, в течение которых мы не прикасались к веслам.
   Если же бирема попадала в сложные ситуации или она скрывалась от погони, то частота гребков постоянно возрастала. В таких случаях не существовало верхней планки ограничения частоты гребков. К слову сказать, ошейник, хорошая кормежка, отличное физическое состояние рабов-гребцов творили чудеса, когда ситуация требовала, то наши тела могли выдавать любую частоту гребков, мы могли превратиться в отличный движитель для биремы. Слава богу, но подобное насилие над человеческим организмом осуществлялось только в исключительных случаях и только тогда, когда "Весенней Ласточке" угрожала смертельная опасность. Моя память хранит только один такой случай, когда ошейник отключил наше сознание и в течение второй половины дня на всю катушку использовал наши тела. Три четверти рабов-гребцов биремы так и не сумели обрести сознание и их трупы матросы специальными крюками повыбрасывали в море на съедение акулам. Шкиперу пришлось немало претерпеть и помучаться, прежде чем он нашел новых рабов на оставшиеся вакантными места в каморках рабов-гребцов, закалить организмы этих рабов и превратить их в живой движитель биремы.
   Три месяца бирема была не трудоспособна.
   В этом эксперименте погиб и мой напарник по веслу, с которым я так и не сумел перемолвиться и словечком. Только через неделю ко мне в каморку скинули нового раба, который был на голову выше меня и любившего поговорить. Он трепался, не переставая, пока наш судовой кузнец не набросил ему на шею рабский ошейник, он все пытался выяснить, как меня зовут и как живется на этой галере. Я не мог с ним разговаривать, а мыслеречи он не понимал. К тому же до появления кузнеца его охраняли два матроса пикинера, которые держали наготове свои пики в боевой готовности. Так они боялись этого мужика и настолько этот мужик был силен. Как только ошейник оказался на мужике, он сразу успокоился, а глаза потеряли блеск и он долго стоял в углу закутка, не поимая и не осознавая, что происходит с ним и где он находится.
   За этим редким исключением состав рабов-гребцов биремы "Весенняя Ласточка" поддерживался на штатном уровне и вел размеренный и здоровый образ жизни. Свежий морской воздух и регулярное питание. Через пару месяцев такой жизни и работы раб-гребец превращался в совершенный и в отлично отлаженный механизм с железным прессом и мускулатурой. Тело и мускулы раба наливались силой и здоровьем, его можно было бы бояться и уважать за одно то, что он был сильным человеком. Любое объединение этих рабов грозило страшными последствиями, ни при каких обстоятельствах ни матросы экипажа и ни другая военная сила не могла бы противостоять этим рабам в поединках или столкновениях.
   Но ошейник раба полностью контролировал поведение и мысли гребцов и подавлял их веру и волю в борьбе за свободу. Ошейник любого человека, рожденного на Тринидаде, превращал в раба. Он исключал любую возможность общения рабов между собой и свободными гражданами. Ошейник не ограничивал активность или действия раба, но контролировал их поведение, работу головного мозга и, обнаружив малейшее отклонение от нормы, наказывал. Наказание раба варьировалось от легкой электронной встряски до лишения жизни.
   Таким образом, как только такой ошейник оказывался на шее человека, этот человек немедленно превращался в раба и терял право на жизнь или смерть. Те люди, которые никогда не были зависимы от подобного магического устройства - ошейника, представить себе не могли, что в мире может существовать такая форма неволи. Человек с ошейником не принадлежал самому себе, а становился простым и дешевым биологическим механизмом, придатком к магическому артефакту. По всей видимости, это магическое устройство были вечным, я никогда не видел, чтобы на рабе заменяли ошейник, ремонтировали или его подзаряжали энергией.
   Рабы-гребцы являлись частью экипажа биремы "Весенняя Ласточка" и их не презирали или унижали, свободные матросы экипаж их просто не замечали, рабы-гребцы для них не существовали. На военных галерах гребцами становились солдаты, которые несли нелегкую службу морских пехотинцев на морских судах и которые в промежутках между основным занятием - воевать, работали веслами. Этим достигались две цели, солдаты не болтались бестолку по палубе во время морских переходов и поддерживали тела в отличном физическом состоянии. Но они никогда не теряли личной свободы, оставались свободными гражданами и были уважаемыми членами экипажа. Цивилизация планеты Тринидад достигла такой ступени развития, когда рабство еще сохранялось в отдельных государствах, но уже отступало и находилось на последней стадии существования. Графства Западной Империи давно отказалась от рабства, как неэффективной формы производственных отношений. Но на море существовали свои законы, которые существенно отличались от законов на суше.
   На торговых суднах гребцы частично набирались рабами, но в основном они были свободными людьми, которые получали оплату за свои труды. Раб-гребец на этих судах не получал оплаты, но через некоторое время мог потребовать свободы в качестве оплаты за свой труд, скажем, через год или два работы на веслах. Эти рабы не знали и не ведали, что такое ошейник раба. Из всего этого можно было сделать только один вывод, бирема "Весенняя Ласточка" принадлежала такому лицу, которое обладало большой магической силой, не так просто создать такой уникальный артефакт, как ошейник раба и систему по полному подавлению воли человека и который также мог устанавливать и блюсти свой собственный закон на море. Поэтому "Весенняя Ласточка" особо не стремилась подолгу задерживаться в крупных портах Внутреннего океана, а на ночь всегда останавливалась в тихих и неприметных гаванях побережья.
   Но эту ночь бирема собиралась провести в крупном порту.
   ххх
   Шкипер вел бирему "Весенняя Ласточка" по фарватеру, обозначенному вехами и большими валунами, торчавшими из воды, ловко лавировал среди суетливо снующих по акватории порта небольших лодок, шлюпок и рыбацких баркасов, направляясь к самому дальнему в порту пирсу. Весь путь к этому пирсу мы прошли на веслах, равномерно и ритмично работая ими, ошейник особенно не загружал нас. По резкой команде шкипера все гребцы опустили лопасти весел в воду и сделали пару гребков в обратном направлении, чтобы притормозить, а затем остановить скольжение биремы в воде. Это было проделано настолько виртуозно и профессионально, что, когда "Весенняя Ласточка" коснулась носом пирса, то инерция скольжения был погашена, и она замерла на месте и мирно закачалась на прибрежной зыби. Два палубных матроса соскочили на берег и носовой швартов принайтовили к кнехту на пирсе, затем они перешли к заднему швартову и повторили операцию.
   Бирема "Весенняя Ласточка" была пришвартована к пирсу большого порта, который находился на близком расстоянии от столицы султаната Гурам.
   На пирсе не было видно ни единого человека. Но он оставался пустынным не очень долгое время. Вначале объявилась таможенная полиция, которая потребовала судовые документы и опись груза. Когда один из полицейских заглянул в нашу каморку, то его глаза, увидев меня и моего напарника, выражали глубокое сострадание, но он не промолвил и слова, видимо, знал, как действуют наши ошейники, также молчаливо исчез. Мы же продолжали, как незадолго до этого потребовал ошейник, неподвижно сидеть на своем чурбаке и бездумно смотреть в стену перед нами. На появление таможенного полицейского мы не отреагировали ни изменением поз или движением глаз, тот и ушел, так как мы , даже будучи рабами, не пожаловались ему на свое положение или на плохое отношение к нам со стороны шкипера или экипажа, таким образом, ни единый закон султаната Гурам в нашем случае не нарушался.
   Только мой напарник по веслу время от времени проявлял внутреннее беспокойство, я обратил внимание на это обстоятельство только потому, что долгое время наблюдал за соседом и его поведением и уже замечал некоторые странности. Его мысли беспорядочно метались по голове и в его сознании временами возникло ощущение узнавания этого места. А я даже не попытался выяснить, чем было вызвано это беспокойство и что ему показалось знакомым, так как мое более основательное проникновение в его сознание, было замечено и зарегистрировано ошейником, а последствия в этом случае были бы непредсказуемы. Я продолжил наблюдение за его дальнейшим поведением. Сосед попытался привстать, чтобы еще раз взглянуть за борт и осмотреться, но не смог, видимо, в его действие вмешался ошейник, и здоровенный мужик мешком свалился на деревянный настил нашей каморки и, закатив глаза, потерял сознание.
   В этом состоянии он находился до позднего вечера. Я понял, что ошейник или тот, кто стоит за этим ошейником, специально отключил сознание этого раба на столь длительное время из-за того, что его боялся. Он боялся силу воли этого раба, и того, что, находясь в данном порту, мой сосед может вспомнить нечто такое, что может создать угрожающую ему ситуацию, поэтому решил не рисковать. А в моей голове, откуда из глубин сознания возникли ассоциации - зона белых песков, призрачная стража, тюрьма, султанат Гурам и имя Эль-Нассар. Если бы я мог переговорить со своим соседом по веслу и каморке, то, возможно, многое узнал бы, но время разговора еще не пришло, приходилось таиться и ждать лучших времен. Но с этого случая я решил не спускать глаз и ждать момента общения со своим соседом.
   После ухода таможенных полицейских, которые, разумеется, никакой контрабанды не обнаружили и, получив причитающеюся им мзду, они навсегда исчезли из наших жизней. На смену им на борт биремы было сунулись мелкие торговцы, которых с палубы биремы шугнул шкипер и которые моментально попрятались за зданиями пакгаузов и складов. Долгое время нас никто не беспокоил, затем на пирс выкатила одинокая карета, которая поскрипывая всеми четырьмя колесами осторожно подползла к самым сходням. Из кареты появилась мужская фигура, закутанная до головы в плащ и, прихрамывая на левую ногу, подошла к сходням, по которым уже бежал шкипер. Разговор был коротким, беседу или вернее монолог вела фигура, а шкипер только слушал и подобострастно кивал головой. Вскоре раздался стук закрываемой двери, карета тронулась с места и исчезла за поворотом, а шкипер остался стоять, продолжая кивать головой и держа в руках большой замшевый мешочек.
   Вечер и ночь прошли шумно и в погрузке, то и дело без конца подъезжали телеги и на борт биремы поднимался очередной груз. Причем телег и груза было столько, что я потерял им счет. Было уже за полночь, когда мне хотелось спасть, глаза сами собой закрывались, а голова время от времени билась о дерево палубы. Этот стук головы о дерево не давал мне заснуть, но настал момент, когда глаза сами собой закрывались и заснул. Перед самым закрытием глаз я обратил свое внимание на то, что на биреме к этому времени спали все - весь экипаж биремы, рабы-гребцы и даже вахтенные матросы. Один только шкипер оставался на ногах, распоряжаясь погрузкой и за тем, как укладывался груз в трюме. Груза было столько, что часть была груза была размещена и закреплена на верхней палубе. К концу погрузки шкипер едва стоял на ногах из-за усталости, когда последняя телега отправилась восвояси. Но я этого уже не видел, так как крепко спал, сидя на чурбаке и головой прижавшись к деревянной перегородке.
   О том, что шкипер проработал всю ночь напролет свидетельствовал и тот факт, что он проснулся только к полудню, тогда как матросы экипажа поднялись в положенное им время, в шесть часов утра. Они тут же занялись своей работой, наводили чистоту и порядок на верхней палубе и в трюме, проверяли крепление груза и где требовалось, подтягивали крепежные канаты, подготавливая "Весеннюю Ласточку" к выходу в открытое море. Когда шкипер проснулся, то никуда не спешил и не отдавал приказа о выходе в море. Он даже решил устроить помывочный день для матросов и рабов-гребцов экипажа.
   Матросы со сменной одеждой небольшими группками отправлялись на берег и, примерно, через час - два возвращали чистыми, с румянцем на щеках. Ближе к вечеру к биреме подъехала телега с тремя большими бочками, наполненными водой. Двое грязных мужиков взобрались на верхнюю палубу, держа брандспойт в руках, а двое других на телеге начали качать водяную помпу. Мужики на палубе мощной струей стал поливать рабов-гребцов, которые сидели в своих каморках, некоторые из них даже спали. Вода была чуть тепловатой, но подавалась мощной, но, разумеется, не смертельной струей и к тому же она имела немного повышенную щелочность, которая за две минуты полива смывала с рабов всю накопившеюся на их телах грязь, отлично промывала волосы на голове. Обычно помывочный день нам устраивали раз в полгода по воскресным дням, но вода в те времена всегда была из моря, оставляя на теле и в волосах на голове солевую пленку, не создавая при этом у раба ощущения чистого тела и промытых волос.
   Моя набедренная повязка, единственный предмет одежды, имевшийся на моем теле, моментально просохла и я снова стал счастливым рабом, которого только что помыли в бане.
   Глава 16
   ххх
   "Весенняя Ласточка" Груза была перегружена и, словно беременная баба, едва ползла под парусами, а морские волны накатывались на палубу и заливали нас рабов-гребцов. Одна из таких наглых волн так сильно хлобыстнула брызгами по лицу соседа по веслу, шкипер берег наши силы, что тот от удивления едва не свалился на пол каморки и долго почесывал свой лоб. В последнее время этот неразумный раб время от времени совершал разумные действия и уже не казался мне таким уж неразумным рабом ошейника, но идти на контакт с ним было опасно, поэтому я вновь воздержался от разговора с ним.
   Лик прекрасной Эллиды прорезал пелену облаков ночного небосклона Тринидада и все вокруг засверкала и засияло волшебным изумрудным светом, а воздух наполнился приятной свежестью и желанной прохладой. Появление ночной богини я приветствовал, опустившись на колено и протянув к ней правую руку. Легкая улыбка тронула губы ночной красавицы и она благосклонно приняла мое ежевечернее приветствие и, как всегда, не ответила на него. Ошейник сильно мешал и не давал мне возможности спокойно переговорить с ней. Но я чувствовал, что в глубине души красавица по-прежнему интересуется мной и моим положением в неволе, но по каким-то причинам она не может общаться со мной. Поэтому приходилось проявлять терпение и ждать, когда исчезнут все препятствия для нашего спокойного общения. До появления ошейника на шее я несколько раз общался с ней и мы могли трепаться обо всем на свете. Однажды, во время одной из таких бесед я сделал величайшую на свете глупость и обидел девчонку, необдуманно заявив, что богинь на свете не существует. Эллида не просто обиделась, а перестала со мной разговаривать и обращать на меня внимания. Вскоре на мне оказался ошейник раба и вот уже который месяц я мысленно молю ее о пощаде и великой милости, снизойти до разговора со мной, но безуспешно, ошейник надежно блокирует мои магические способности и не дает возможности богине пообщаться со мной. Она мне очень нравилась, я не мог даже на кроткое время забыть о ее существовании и каждый вечер приветствовал ее появление на небосклоне преклонением колена.
   Марсовый из бочки на вершине мачты прокричал, что заметил огонек в море. Появление поблизости от биремы такого огонька могло означать, что рядом плывет чужое судно.
   На мокрой от брызг морских волн палубе появился заспанный шкипер и долго всматривался в морскую даль, приложив ладонь руки к переносице, он пытался высмотреть огонек, замеченный марсовым. Но так ничего и не увидел и тогда он решил взобраться в бочку к марсовому матросу, медленно переставляя руки и ноги он по веревочной лестнице медленно пополз к вершине центральной мачты. Шкипер долго отсутствовал и, когда спустился на палубу, то выглядел чрезвычайно встревоженным и расстроенным человеком. Собрав вокруг себя матросов экипажа, он что-то долго им разъяснял, а затем приказал из оружейной комнаты достать оружие, вооружиться и одеть броню.
   Хватило получаса, чтобы "Весенняя Ласточка" преобразилась, из перегруженной и беременной морской коровы она превратилась в военную галеру с насупленным и настороженным видом, но из-за перегруза сохраняла малую скорость хода. Матросы расчехлили подозрительные возвышенности на палубе и начали возиться в их внутренностях. Другие матросы расхаживали по палубе в кольчугах и доспехах, защищающие грудь, живот и ноги, и были вооружены короткими мечами, саблями и кинжалами, некоторые были с арбалетами. Это перевооружение и преображение биремы происходило в спокойной деловой обстановке, по всей очевидности, экипажу не раз приходилось бывать в аналогичных ситуациях. На верхней палубе не было и намека на панику, правда, все это происходило несколько в напряженной обстановке. Ошейники подали команду рабам-гребцам быть готовыми приступить к работе веслами.
   Никто из экипажа не знал, что за судно нас преследует, но бирема "Весенняя Ласточка" была готова во всеоружии встретить противника. Шкипер частенько посматривал назад по ходу движения биремы, ожидая, когда преследующее судно появится на виду. Очень скоро оно было видно и простым глазом. Еще задолго до этого момента мне удалось рассмотреть это судно при помощи дальневидения, оно во многом напоминала бирему "Весеннюю Ласточку", только у этого судна были три яруса весел и большее количество парусов. Оно медленно и уверенно нагоняло нашу бирему. Если бы "Весенняя Ласточка" была бы не так перегружена, то она давно бы оторвалась от этой триеры. Когда она приблизилась к нашему судну, то эта триера оказалась более древней конструкции и до встречи с нами, видимо, побывала в больших переделках. Но эта триера медленно, но верно догоняла нас, с палубы биремы было хорошо видно, что на ее палубе тоже сновали вооруженные матросы, которых было больше, чем матросов на нашей биреме. Вражеская триера и ее экипаж не скрывали враждебных намерений, они были полны решимости напасть и захватить "Весеннюю Ласточку" с ее богатым грузом. А нашей биреме, практически из-за этого проклятого груза лишенной быстрого хода и спрятаться в море было невозможно, в эту ночь моя Эллида развеселилась по крупному, ее лучи высветили все темные уголки в этом море десятки километров вокруг.
   В конце концов, шкипер не выдержал напряжения перед боем и приказал рабам-гребцам приступить к работе. Я с соседом встал за весло и вместе со всеми своими товарищами по рабству на бирему, сделали первый гребок. Затем гребки участились и приблизились к максимуму, я не мог оставить весло и взглянуть за борт, чтобы понять, насколько увеличилась скорость биремы. Но судя по отдельным восклицаниям матросов экипажа, бирема продолжала двигаться слишком медленно. Время от времени я посматривал на соседа по веслу, который работал в унисон со мной, сохраняя безразличный вид, он был настолько сильным человекам, что двигал веслом, слегка напрягая мышцы своего тела. Я все еще надеялся и ждал, когда в соседе пробудится человеческая мысль и интерес к событиям, происходящим вокруг биремы. Но пока мои ожидания и надежды пока еще оставались напрасными, этот раб гора, по-прежнему, был углублен в свои внутренние размышления и ни на что больше не обращал внимания.
   Возможно, вражеская триера и была старой рухлядью, но по своим внешним габаритам она была больше нашей маленькой "Весенней Ласточки". Сражаться между собой могли только свободные люди, если только у них была мотивация для этого. Часа через два триера встала борт о борт с биремой и ее матросы и солдаты стали готовиться абордажные кошки и вороны, чтобы кошками обе галеры стянуть вместе и по мостикам воронам перейти на нашу бирему.
   Но абордажа не получилось, ошейник барабанным боем и напевом свирели произвел небольшой маневр, мы рабы-гребцы дружно сделали два гребка, затем один борт рабов-гребцов опустил лопасти весел в воду и протабанили, заставив бирему развернуться носом к борту триеры. Тут же послышался щелчок внутри возвышенности в носовой части палубы биремы и в триеру полетело круглое тело, которое не торопясь разматывающее за собой огненный хвостик. Тело ударилось о носовой растр триеры и раскололся на глиняные черепки, блеснул огонек и носовая часть вражеской оказалось в огне, Я только ахнул от удивления, очень уж этот огонь был похож на напалм из моей прошлой жизни или, по крайней мере, на "греческий огонь". Но к счастью для неприятеля и к несчастью для нас, ядро ударилось и раскололось о самый край носовой фигуры и жидкий огонь стек в море, не причинив существенного вреда самой триере.
   Снова тренькнула струна и новое ядро прогудело над моей головой и ушло в сторону неприятельского судна. Каким-то внутренним чувством я понял, что, если не внести маленького изменения в траекторию полета ядра, то оно перемахнет через триеру и упадет в море. Стрелки сильно волновались, по всей очевидности, это был их первый бой и они неправильно рассчитывали натяжение барабана морской баллисты. Второй промах мог внести разлад в их последующие действия и они могли бы не успеть подготовить второй залп, а это означало бы верный захват "Весенней Ласточки" и гибель рабов-гребцов. Я слышал легенды, бродившие по Внутреннему океану, согласно которым люди верили в то, что рабы-гребцы на нашей биреме были демонами, которых изловили великие маги-волшебники и через посредство ошейника подчинили себе, поставив на службу добра. Разумеется, никто бы не захотел бы выпустил на волю живыми и невредимыми этих страшных и закованных в цепи демонов зла. Чуть шевельнув указательным пальцем правой руки я внес коррективы в траекторию полета ядра. Оно с громким треском ударилось о центральную мачту триеры и на палубу полился жидкий огонь, раздался жуткий крик и вой, начавших заживо гореть солдат и матросов триеры, которые забыли об абордаже и стали бросаться в море, так как в открытом море не было ничего страшнее, чем пожар на деревянном судне.
   С вражеской триерой было покончено двумя выстрелами морской баллисты, но шкипер приказал произвести еще два выстрела, чтобы враг побыстрее сгорел. Из-за этого залпа бирема задержалась еще минут на тридцать у горящей триеры, к тому же нас дополнительно задержали бросившиеся в море солдаты и матросы с триеры, которые, желая спастись, подплывали к "Весенней Ласточке" и пытались взобраться на ее борт. Десять матросов экипажа биремы, вооружившись длинными шестами и баграми по приказу шкипера отталкивали несчастных солдат и матросов обратно в воду.
   ххх
   Когда "Весенняя Ласточка" уходила с места морской схватки, то над горизонтом уже горделиво красовался Желтый Карлик, обещая очередной жаркий день. А навстречу нам из-за мыса вылетел узкий рыбацкий баркас, до краев заполненный молодцами, жаждущими крови и денег. Скорость баркаса была такова, что стрелки не успели даже снять матерчатые чехлы с баллист, как он уже был у борта "Весенней Ласточки", в который моментально впились железные кошки и остроги. В секунду оба судна были намертво связаны веревками друг с другом и к нам на борт неорганизованной толпой полезли пожилые рыбаки, парни и совсем безусые парнишки, у которых только-только пробивался пушок волос на верхней губе. Все они были вооружены острыми рыбацкими ножами с длинными лезвиями, которыми полосовали воздух вокруг себя, словно пришли подраться с ребятами из другой рыбацкой деревни. Но на этот раз перед ними была не деревенщина, а отлично подготовленные наемники-убийцы, которые привыкли не драться, а убивать.
   По всей очевидности, где-то неподалеку на берегу находилась рыбацкая деревня, жители которой заметили пожар на море и решили поживиться и захватить пленных и груз терпящих бедствие судов. В прошлом им не раз удавались подобные авантюры и они, понадеявшись на свою удачу, собрали ватагу и отправились в море на охоту. Около тридцати мужиков и парней из этой рыбацкой деревушки, которые высадились на бирему, лицом к лицу столкнулись с убийцами профессионалами. Разбившись на тройки, палубные матросы экипажа биремы стали одним за другим уничтожать малочисленного противника. Окружив втроем одного рыбака, они моментально расправлялись с жертвой, загоняя короткий меч или саблю в живот или спину, и молча наблюдали за ее корчами в агонии на палубе. Вскоре крови на палубе оказалось столько, что она уже не успевала впитываться в деревянный настил палубы, и стала маленькими ручейками затекать в рабские каморки.
   Схватка была молниеносной и практически закончилась так и не успев начаться. Убитые рыбаки уже через двадцать минут лежали в различных местах палубу в позах, в которых их застала смерть. Парни из экипажа особо не церемонились с ними и убивали их один за другим. Только трое рыбаков еще не сдались и продолжали бой, двое мальчишек, им было лет по шестнадцать, защищали спину пожилого рыбака, во-видимому, отца, который в недавнем прошлом был хорошим воином, и на острие юношеского клина, отражая атаки матросов экипажа биремы, словно берсерк, рвался к баркасу. Этот пожилой рыбак дрался в основном, чтобы защитить и спасти своих парнишек, которые, по всей очевидности, были его сыновьями. Мальчишки же, защищая спину отца, яростно бросались на противника, иногда не думая о последствии своих непродуманных атак и отцу приходилось возвращаться, чтобы исправить ошибку и поддержать сыновей. Наблюдая за боем со стороны, я вдруг осознал, что в живых остались только эти трое - отец и сыновья, а остальные рыбаки уже отдали богу душу и матросы "Весенней Ласточки" лишь имитируют атаки на эту родственную тройку, завлекая ее в западню, которую устроили на баркасе.
   Смерть неумолимо окружала и все ближе приближалась к отцу с его детьми и мне их стало жалко до слез и я решил им немного помочь.
   Солнечный свет отразил влажность в глазах моего напарника, который вместе со мной стоял на ногах и, вытянув шею, следил за ходом схватки. Присмотревшись я увидел, что это были простые человеческие слезы. Больше не скрываясь от соседа, я встал на чурбак и, выпрямившись, сделал несколько пассов кистью руки, пытаясь убедить сражающегося отца не рваться больше к баркасу, а искать спасение за бортом биремы, который находился в двух шагах от тройки. Мое внушение, видимо, дошло до адреса, отец резко изменил направление движение сражающегося клина и, ранив в плечо двух матросов, внезапно оказался у лееров правого борта, обеими руками он схватил сыновей и швырнул их за борт и сам, не теряя времени, красивейшей ласточкой последовал за ними.
   ххх
   Эль-Нассар знал, куда рано утром собиралась сходить Ивонн Де ля Рунж с министром Боргом и маркизом Алистаном, но был сильно поражен их внезапным появлением в его внутренних покоях, да еще с таким грохотом и в таком виде. Вначале был слышен громкий свист, переросший в завывание неизвестного чудовища, затем раздался сильный грохот, сопровождаемый яркой вспышкой света. Из-за вспышки света Эль-Нассар непроизвольно зажмурил глаза, а когда раскрыл их, то перед ним стояли покрытые грязью, копотью и гарью, с синяками и кровоподтеками на лицах маркиз Алистан и министр Борг с обнаженной женщиной на руках. Он не сразу признал в этой женщине придворного мага султаната, но когда узнал ее, то первое, что ему захотелось сделать, - это прикончить Борга. Министр крепко прижимал магиню к себе, а голова женщины покоилась на его мужественном плече. В эту минуту Эль-Нассар готов был отдать всю казну султаната, чтобы оказаться на месте Борга и держать на руках эту женщину, прижимая ее к груди, чтобы он, а не Борг был бы спасителем магини. Но в тот момент, отбросив в сторону мужское самолюбие, Эль-Нассар сообразил, что эта красивая магиня без сознания, что министра каким-то образом вырвал ее из лап смерти и доставил сюда, в его покои. К тому же она была ужасно грязной и избитой - волосы были влажными, растрепанными и слегка обожжены, ее тело с голову до ног было покрыто грязью, сквозь которую проглядывали царапины, кровоточащие порезы и множество ожогов.
   Не обращая внимания на находившегося в ступоре Повелителя, министр Борг прошел в глубь покоев и на неубранную постель Повелителя осторожно и бережно опустил безвольное тело Ивонн Де ля Рунж, накрыв ее атласным одеялом, которое своей чистотой и белоснежностью только подчеркивало, насколько лицо женщина было грязным и запятнано кровью. Эль-Нассар хотел уже позвать прислугу, чтобы навести в спальне порядок и отмыть женщину, но увидев замученные лица и выражения глаз своих подчиненных решил не спешить с прислугой и вначале их выслушать.
   Маркиз Алистан был лаконичен, в нескольких сухих фразах он передал суть произошедших утром событий в подземелье.
   Потрясенный Эль-Нассар внимательно слушал маркиза и, в душе не веря всему рассказываемому, сердцем понимал, что Алистан не шутит и не преувеличивает и что все произошло с этими людьми не дурной розыгрыш, а настоящая реальность. Когда рассказ завершился, он вопросительно посмотрел на министра Борга, который на этот взгляд только утвердительно кивнул головой, но не добавил ни слова. На некоторое время во внутренних покоях Повелителя султаната Гурам воцарилась тишина.
   - Борг, может быть Ивонн нужен целитель? Она выглядела такой слабой и разбитой и ей, наверное, пришлось многое выдержать в этой борьбе со злым колдовством. - Прервал тишину Эль-Нассар.
   - Не беспокойся, Омар. Через некоторое время я приведу себя в порядок и займусь своим здоровьем, а сейчас мне нужна теплая вода и одежда. - Раздался тихий женский голос. - Может быть, у тебя под рукой есть что-нибудь из одежды, что я могла бы накинуть на себя, и незаметно перебежать в свою комнату, не привлекая внимание прислуги.
   Мужчины посмотрели друг на друга и перевели взгляд на Ивонн, они сразу догадались, кому принадлежат этот слабый голос. После небольшой паузы министр Борг с маркизом Алистаном попрощались с Эль-Нассаром и решительно двинулись к выходу из покоев. По дороге Алистан остановился у столика и выложил на него зигзагообразный кинжал, который до этого момента все время держал в руке.
   Эль-Нассар направился к своему гардеробу, чтобы подобрать халат или какую-либо другую одежду для Ивонн Де ля Рунж.
   ххх
   После церемонии вступления в должность и событий, произошедших в подземелье замка, придворный маг Ивонн Де ля Рунж приступила к исполнению официальных обязанностей придворного мага султаната Гурам. Она, не теряя времени зря, стала организовывать и проводить встречи-беседы с министрами правительства, влиятельными сановниками двора. За короткое время нашла себе секретаря, которым оказался парень по своему внешнему виду более похожий на крестьянского парня, чем на утонченного дворянина, но он знал и понимал государственные вопросы и неплохо разбирался в придворной жизни. Первые встречи в основном носили ознакомительный характер, в ходе которых Ивонн пыталась определить значимость людей и вопросов, которыми они занимались. После завершения каждой встречи магиня вместе с секретарем-помощником в деталях рассматривали и обсуждали полученные результаты. Они ввели в практику правительства и служб двора готовить и отвечать на соответствующие запросы по состоянию того или иного дела или вопроса. Такой деловой подход к делам, в свою очередь породил стремительный рост официального бумага оборота между различными службами двора и департаментами правительства. Как это было не парадоксально, но бумажная активность положительно сказывалась и на поднятии эффективности работы всех этих служб и департаментов. Они словно пробудились от глубокого сна созерцания, происходивших в султанате событий, и стали активно не только вмешиваться, но и контролировать события и явления, происходившие в жизни султаната.
   Ивонн Де ля Рунж не ограничилась одним только написанием запросов и получением на них ответов, она стала активно участвовать в заседаниях правительства, ходить на встречи с лидерами политических партий и общественных движений, чтобы обсудить с ними насущные вопросы и проблемы политической и общественной жизни султаната. Все чаще и чаще она проводила встречи наедине с министрами Боргом, Шустером и другими. Ее стали узнавать в лицо, она приобрела солидный авторитет в среде важных персон и значимых фигур султаната и вскоре с ней и ее мнением начали считаться и принимать во внимание. Несколько раз она принимали приглашения крестьян помочь с неурожаем или излечить домашний скот от заразы.
   Однажды, Эль-Нассар, который в последнее время не так часто покидавший свой замок, решил вместе со своим придворным магом совершить поездку в деревеньку, которая находилась в дне пути от столицы и в которой ветер суховей который уже год уничтожал весенние посевы и притом таким образом, когда было поздно засевать поля во второй раз. Когда Ивонн приняла ходока из деревеньки и сказала ему, что обязательно приедет и поможет крестьянам, то ходок не поверил ее словам и сказал, что община запретила ему возвращаться домой без мага и что он останется в городе и только вместе с ней вернется в деревню. Никто не знал, где этот ходок проводил время, ночевал и чем питался, но когда Ивонн Де ля Рунж и Омар Эль-Нассар взбирались в седла рогатых верховых животных, чтобы отправиться на выполнение крестьянского заказа, то он, словно тень, возник у их стремян и вместе с ними отправился в дорогу.
   На околице деревни гостей встречал староста, больше похожий на медведя, чем на человека, который с достоинством поклонился Повелителю и придворному магу и проводил их в горницу своей избы. Изба была не хуже дома горожанина, с горячей и холодной водой, теплым отхожим местом, с плитой для хозяйки для жарки и готовки и громадной печью для тепла. Ивонн тут же нашла общий язык с хозяйкой и ее четверыми дочерьми, а Эль-Нассар разговорился с хозяином и минут через десять знал все основные сельские новости и проблемы, которые стояли перед сельчанами в этом году, что они сделали и что не успели еще сделать. Разговор получился тяжелым, но поучительным и теперь Повелитель понимал, где прокололась проводимая им политика по сельскому хозяйству, почему крестьянство в большинстве своем ему не доверяло и считало выскочкой со стороны. Его политика ориентировалась на обобществление государственных земель, создание крупных полупромышленных сельскохозяйственных объединений, которые подняли бы производство продуктов питания на не бывалую высоту. Основным проводником этой политики стал, как ни парадоксально, архимандрит Иоанн, который командовал людишками из департамента сельского хозяйства, как своими священниками в церкви. Эль-Нассар особенно не препятствовал ему в создании подобных объединений, которые на первых порах давали гигантскую прибыль, но в последнее время стали прихрамывать.
   Переночевав, Ивонн на женской половине, а Омар Эль-Нассар на мужской, ранним свежим утром они вместе со старостой выехали в поле, где Ивонн провела магический ритуал изгнания ветра злодея. Ритуал оказался скучным зрелищем и не привлек внимания большого количества народа. Придворный маг Ивонн Де ля Рунж рассыпала по полю порошок непонятного цвета и запаха, два раза вздернула руки вверх и на этом было все окончено. Посмотрев в глаза Ивонн и увидев в них пляшущих золотых чертиков, Эль-Нассар понял, что порошок и махи руками магиня просто выдумала и она выдала их ради публики, которая, правда, состояла из него, старосты-медведя и его дочерей, которые были без ума от нахождения в кампании столичных жителей. Стороны остались довольными друг другом и староста церемониально вручил Ивонн плату за проделанную работу - один золотой и две стотинки, все в медяках. Магиня поклонилась старосте и приняла плату.
   Поездка и люди, встреченные им в деревеньке, надолго остались в памяти Эль-Нассара и, встречаясь с Ивонн Де ля Рунж, он часто вспоминали отдельные фразы и слова старосты-медведя и его сородичей, а Эль-Нассар задумался о сельском хозяйстве и стал подыскивать человека, который смог бы возглавить соответствующий департамент в правительстве султаната.
   Каждый вечер, перед закатом солнца Ивонн Де ля Рунж встречалась с Эль-Нассаром на смотровой площадке замка, где можно было поговорить без свидетелей. Вглядываясь в городские кварталы столицы Гурама, подступившие почти к самым стенам замка-цитадели, они медленно расхаживали по площадке и, в приглушенных тонах, обсуждали тот или иной вопрос или аспект государственной политики или хозяйствования. Встречи позволяли им вникать в сущность рассматриваемых вопросов и помогали принимать решения, наиболее эффективным способом, решающие насущные проблемы. Довольно часто эти встречи проходили накоротке, время тратилось только на то, чтобы разобраться в сути вопроса и понять, что по нему думает визави.
   Ивонн Де ля Рунж перед началом разговора не забывала произнести короткое заклинание от подслушивания. Эль-Нассар иронически воспринимал эту процедуру и, дружески посмеиваясь над Ивонн, но никогда всерьез не противился этой процедуре. В этот вечер они хотели обсудить проблему реформирования войска султаната и Эль-Нассар пригласил министра внутренних дел Борга присоединиться к ним для обсуждения этого вопроса, но попросил его подняться на смотровую площадку минут на пятнадцать позже, оставив себе время пообщаться с Ивонн. Он смотрел на магиню и иногда не мог поверить своим глазам, как волшебно преобразилась эта женщина, которая стала настоящей красавицей и умницей. С ней можно было разговаривать на любые темы и ты всегда получал ответы, к которым стоило бы прислушиваться.
   Эль-Нассар никогда не мог забыть своей первой любви, матери Зульфии, которая приняла смерть, не суметь предать его и его любви к ней, но с тех пор прошло столько времени, в течение которого он не приблизил к себе ни одной женщины и никому не дарил своей любви. Но жизнь требовала своего, мужчина не мог долго быть без женщин и они изредка появлялись в его жизни, горя желанием занять свободное место на ложе или даже стать простыми наложницами. За это время Эль-Нассар мог устроить целый гарем из желающих, но сердце оставалось холодным. Однажды он предложил Ребекке, старшей фрейлине Зульфии, стать его женой, настолько он был благодарен этой женщине за заботу о его дочери и думал таким образом отблагодарить ее за эту заботу. Но Ребекка была разумной, хорошо чувствовала и понимала своего Повелителя и отказалась от предложения, предпочтя быть хорошим другом семьи, а не плохой женой.
   В момент воспоминаний о Зульфие и Ребекке его сердце тревожно забилось в груди, неделя назад пришло страшное известие, что они потерялись на пути в Западную Империю. Эль-Нассар хотел запрятать свою дочь от надвигающихся на султанат бед в какой-либо провинции или глухомани и Ребекка предложила увезти ее на свою родину, в графство Йоркшир Западной Империи, где она владела небольшим поместьем. План был прост и неплох, поэтому Омар принял его без возражений. Все шло совсем неплохо, обе женщины сумели незаметно исчезнуть из замка и покинуть столицу. Две недели поступали известия, подтверждающие, что они миновали тот или другой городок и достигли небольшого портового городка, чтобы нанять судно и уже морским путем проследовать в Йоркшир. А затем известия прекратили поступать, последнего гонца нашли мертвым, он упал с верхового животного и о камень разбил себе голову. Может быть это был несчастный случай, но при гонце не оказалось сумки с письмами и записками и именно этот факт наводился на горестные размышления.
   Услышав звук шагов, поднимающего по ступенькам министра Борга, Эль-Нассар улыбнулся и виновато посмотрел на Ивонн, стоящую рядом, смотрела на восходящую Эллиду и, ни единым движением не потревожив мысли Повелителя, думала о своем.
   По лестнице медленно поднимался министр внутренних дел Борг!
   Глава 17
   ххх
   Примерно около месяца назад оба полка призрачной стражи покинули столицу султаната, передав охрану столицы в руки городской стражи, и передислоцировались на новое место своей постоянной дислокации под городком Аннуар, который находился в ста к5илометрах от столицы. Данная передислокация полков призрачной стражи была произведена в рамках программы, которая была принята и утверждена ближним государственным советом, создания новой армии султаната Гурам.
   Считалось, что призрачная стража султаната Гурам испокон веков состояла из двух полков по тысяче воинов в каждом, но действительности два полка, основные подразделения призрачной стражи, квартировались в столице, а несколько других подразделений располагались в четырех других городах султаната. Но эти подразделения, примерно, ротного состава, были не боевым, а учебными частями этой стражи. Мерцающая стража была элитным и боевым подразделением султаната Гурам, но никогда не имела отношения к войску или армии, она не должна была вести боевые действия на фронтах или в открытых сражениях с противником. Ее в основном использовали для охраны монарха, членов его семьи и высших чиновников и сановников султаната, эта стража подчинялась одному только монарху. Воины призрачной стражи были высокими профессионалами своего дела, они получали подготовку офицера войск специального назначения и были способны выполнить любую задачу, выжить в любых сложных условиях. Но они не могли, вернее сказать, не умели вести позиционные бои, прорывать оборону противника и все то, что должны были делать армейские части на фронтах.
   В учебные роты призрачной стражи набирались дети мужского пола из обедневших дворянских династий и семей, а также крупных крестьян землевладельцев в возрасте от семи до десяти лет. В учебных ротах этих детей и подростков учили прежде всего армейской дисциплине, необходимой грамоте и различным воинским предметам. Через пять лет обучения в таких ротах перед отпрысками дворянских и крестьянских семей двери военных училищ или высших учебных заведений султаната, В шестнадцать лет ребята закачивали службу и первичную военную подготовку в учебных ротах и переходили в разряд воинов-учеников столичных полков. В двадцать лет они держали выпускной экзамен, в течение десяти дней демонстрировали перед экзаменаторами свои боевые навыки и приобретенные знания, доказывая своим преподавателям и воинам-наставникам, что достойны быть воинами этих подразделений. Ребята, выдержавшие все экзамены и испытания, становились равноправными воинами призрачной стражи, им вручались специальные костюмы-балахоны, которые делали их невидимыми в схватках с противником.
   Служба в призрачной страже была трудна, очень почетна, офицеры и рядовые этой стражи были всегда на виду у высших лиц султаната. Очень часто случалось и такое, что министрами правительства султаната становились и простые воины и заслуженные офицеры, как недавно произошло с капитаном стражи Боргом, который самим Повелителем был назначен министром внутренних дел султаната Гурам. Офицеры призрачной стражи, в случае их перевода в армейское подразделение, занимали высокие посты, а рядовой воин призрачной стражи в обязательном порядке становился лейтенантом.
   Поэтому Эль-Нассар и принял предложение министра Борга о переформировании обоих полков призрачной стражи в гвардейскую дивизию, на базе которой в ближайшие месяцы воссоздать армию султаната. Призрачную стражу перевели в Аннуар, где была развернута учебная рота призрачной стражи и где в самое ближайшее время должен был быть сформирован третий полк из выпускников учебных рот призрачной стражи. Одновременно на базе других учебных рот призрачной стражи началось формирование двух армейских пехотных полков и одного кавалеристского полка. Подобная военная реформа позволяла Повелителю султаната Гурам уже через три месяца иметь более или менее боеспособную армию и начать боевые действия в Пограничье. .Впоследствии эти части планировалось развернуть в два корпуса из восьми полков.
   Придворные много говорили о рискованности приятого решения и оставить столицу султаната без надежного прикрытия, но Эль-Нассар и члены его ближнего государственного совета хорошо понимали, что надежную армию в условиях столицы не создашь. Невозможно в казармах, где размещались две тысячи воинов призрачной стражи, разместить дивизию из трех полков и множества вспомогательных и технических подразделений. Возникала проблема с питанием такого большого количества воинов, а главное, появлялась очень серьезная проблема с набором рекрутов в армию. Вокруг столицы было мало крестьянских хозяйств, которые без ущерба для себя могли бы своих вторых или третьих сыновей отправить в армию, даже при условии, что крестьянским сыновьям в армии будут хорошо платить. Поэтому совет и решил передислоцировать полки призрачной стражи под Аннуар, к тому же под этим городом, по информации Эриха Шустера располагались большие склады армейской амуниции, оружия и продовольствия.
   Когда вопрос о передислокации призрачной стражи и о создании на ее базе гвардейской дивизии был принципиально решен, то перед Эль-Нассаром встал очень серьезный кадровый вопрос. Людей вокруг него всегда хватало, но кого можно было бы поставить во главе зарождающейся армии, кто станет во главе городской стражи, на которую, в случае внезапного нападения, возлагалась обязанность обороны столицы - все эти вопросы оставались не отвеченными. Казалось бы, нет ничего проще найти человека и доверить ему определенную должность или ответственность, но Эль-Нассар на собственном опыте убедился, что между приятным царедворцем и человеком, которому можно было бы доверить реальное дело существует огромная разница. Таких людей, как Борг, которому Эль-Нассар был глубоко благодарен за маркиза Алистана и его службу, или Ивонн можно было пересчитать на пальцах одной руки. Он сильно сожалел, что фрейлину своей дочери Ребекку отправил вместе с дочерью, а ведь эта женщина легко справилась бы с положением в сельском хозяйстве в качестве министра сельского хозяйства.
   Сейчас место министра сельского хозяйства султаната занимает один напыщенный индюк из придворных, который ни черта не понимал в этом вопросе, а своими пустыми рассуждениями о государственных дотациях сумел настроить все крестьянство против Повелителя султаната. В годы правления Эль-Нассара крестьянство султаната остепенилось, собирало с земель богатые урожаи и денежки мощным потоком потекли в руки крестьян. Тут бы им не мешать богатеть, а стоять рядом и советовать, что сеять в полях, а что не сеять, принимая во внимание государственную заинтересованность. А этот индюк начал говорить, что этим богатством крестьянство обязано в ноги кланяться Повелителю, в результате крестьянство повернулось к руководству султанату одним задним местом. Теперь они хотят сами вершить свои судьбы, а об обещаниях будущей райской жизни даже не хотят слышать. Поэтому, когда стал вопрос, кого назначить командиром призрачной стражи, то окружающие царедворцы развели руки и отвели взгляд. Борг или капитан Фенрих справились бы с этим делом, но они очень нужны в столице, некому тогда будет держать в ежовых рукавицах преступников. Эль-Нассар по браслету связался с министром внутренних дел Боргом и сказал:
   - Не слишком ли много времени ты тратишь на этого Файеза, каждый день допрашивая его и не получая никакой достоверной информации?
   - Повелитель, я не могу прекратить эти допросы, каждый раз он мне сдает кого-то из своих людей. Я хорошо почистил министерство, но людишек Файеза в нем пока остается много и конца и края им не видно. К тому же мне некем их заменять, приходится звать на службу старых друзей или ребят из призрачной стражи, ветераны еще соглашаются, а молодые ни в какую. Но я согласен с тобой в том, что до серьезного разговора мы с Файезом еще не дошли и он отделывается мелочью, за свою измену, а мне так не хочется тащить его на дыбу. - Сказал Борг в ответ.
   - Договорись с Ивонн и вместе с ней поговори с ним. Она опытная магиня и отлично знает свое дело в таких вопросах. - Посоветовал Эль-Нассар.
   - Если, мой Повелитель, не будет возражать, я разговаривал с придворным магом и уже получил ее согласие на совместный разговор с бывшим министром. - Ехидным тоном продолжил разговор Борг. - Разговор запланирован на ближайшие часы.
   Попрощавшись с министром Боргом, Эль-Нассар отключил браслет и вновь углубился в свои мысли, размышляя о том, кого назначить командиром призрачной стражи в Аннуаре. Если маркизу Алистану подчинить городскую стражу, что, в принципе, было бы разумным, его служба дознания могла бы заниматься вылавливанием внутренних и внешних врагов государства. При зрелом рассуждении, внутренний преступник - вор, конокрад, мошенник наносит немалый ущерб гражданам, значит и государству тоже, а внешний преступник - шпион наносит моральный и материальный ущерб государству, залезая в карман граждан налогоплательщиков. А господина капитана Фенриха тогда можно было отправить в лагерь под Аннуаром, вернув на должность капитана призрачной стражи, правда, пока этот паренек совсем молод, чтобы стать во главе дивизии. Но молодость, это дело такое, быстро проходящее и, если капитан к определенному времени наберется опытом руководства крупными войсковыми подразделениями, почему бы ему тогда не стать армейским полковником?!
   Приняв окончательное решение по этому вопросу Эль-Нассар поднялся из-за стола и направился к выходу из кабинета. Восточная Империя приняла недавно нового чрезвычайного посла графства Корнуэл Западной Империи. Этот посол выразил специальное пожелание встретиться с Повелителем султаната Гурам. Верховный Правитель поддержал просьбу посла и посоветовал Эль0Нассару встретиться с этим человеком.
   ххх
   Ивонн Де ля Рунж в сопровождении своего секретаря подходила к пыточной комнате второго этажа тюремного каземата замка в точно указанное время, как и было заранее обговорено с Боргом. У самого порога каземата она легким кивком головы отпустила парня, и она не хотела, чтобы он зря потерял время, наблюдая за ходом допроса Хусейна Файеза. Пыточная комната тюремного каземата была пуста, когда она зашла в эту комнату. Это собой тюремная камера площадью примерно в двадцать квадратных метров и с очагом в одном из углов для накаливания инструментов пытки и поддержания тепла. Сами пыточные инструменты были несколькими рядами развешены на стене у очага. Очаг уже вовсю полыхал огнем, пламя азартно пожирало да здоровущих полена, брошенных в топку одним их тюремных надзирателей. Ивонн подошла к очагу и, протянув руки к огню, почувствовала, как упоительное тепло стало поступать ее в тело, одновременно ощущая, пробуждается сила магии. Она отдалась этим волшебный ощущением и всеми силами пыталась изгнать из памяти лицо Эль-Нассара, который хотел ее поцеловать. Увлекшись борьбой с воображаемым Повелителем султаната Гурам, она не заметила, как Борг тенью скользнул в пыточную камеру и с глупой улыбкой на губах стал рассматривать ее фигуру на фоне языков пламени очага.
   От этого увлекательного зрелища его отвлек пыточных дел дьяк-протоколист, который с особым скрипом приоткрыл дверь комнаты, до этого момента дверь вообще не скрипела, грузно уселся за маленький столик, который стоял у стены рядом с дверью, громко и демонстративно отсморкался и произнес простуженным голосом:
   - Введите арестованного.
   Дверь с таким же противным скрипом, как до этого у дьяка, приоткрылась и в комнату вошли два городских стражника, впереди которых гордо вышигавал Хусейн Файез с руками, сведенными и связанными за спиной. Торжественная поступь стражников прервалась, они замерли на месте и растерянно стали оглядываться кругом, пока один из них не вымолвил:
   - Ефимыч, а где же Егорыч, наш палач то? Где дыба? Куда ж этого засранца девать, на что его вешать то? - Недоуменно спросил он.
   - Егорыч сегодня отдыхает, у него и так работы по горло, нужно и ему иногда отдыхать. Дыбы сегодня тоже не будет и допрашивать его будут эти люди милостивая государыня и милостивый сударь. - Ефимыч кивнул в сторону Ивонн Де ля Рунж и Борга. - Куда прикажете девать арестанта, господа? - Голосом прожженного придворного спросил дьяк-протоколист.
   Ивонн беспомощно осмотрелась кругом, пыточная комната была абсолютно пуста, за исключением столика для дьяка в ней не было другой мебели. А Хусейн Файез стоял посреди комнаты и нагло щурился на нее, он слышал, но впервые увидел своими глазами новую магиню султаната. Сделав небрежное движение рукой, в результате чего из пола начал вырастать и формироваться кряжистый дубовый стол с двумя крепким стульями и в полутора метрах от него мягкое кресло с подлокотниками и спинкой.
   - Можно и сюда. - Сказала Ивонн, указывая на формирующееся кресло.
   - Посадить арестованного и связать его. - Проскрипел по-простому Ефимыч и опять таки простуженным голосом и, увидев, что Ивонн и Борг хотят что-то возразить, строго добавил. - Так положено милостивые судари. Не нам нарушать тюремный устав?!
   Стражники выполнили указания со всем тщанием и старанием, арестант был усажен в мягкое кресло и крепко привязан веревками к подлокотникам кресла, оставив свободными ноги. Завершив работу, они выпрямились и встали по бокам кресла.
   - Ну, это, братцы, уже чересчур! - Сказал строго Борг. - Я мужик здоровый и всегда справлюсь с этим сморчком, если он посмеет вырваться из ваших веревок. Иди-ка, братцы, в караулку и ждите нашего вызова, чтобы забрать его обратно.
   Ни один из стражников не моргнул глазом на приказание министра, они, как стояли столбом, так и продолжали стоять рядом с арестованным. Но увидев, что дьяк кивнул головой в знак подтверждения приказа высшего начальства, дружно взяли ржавые бердыши на плечо, ими лет десять не пользовались по назначению, и вышли из пыточной комнаты. Борг хотел и дьяка попросить из комнаты, но увидев его прищуренный взгляд умных глаз, махнул на него рукой, и галантно пододвинул стул Ивонн.
   Этот допрос, как и предыдущие допросы, оказался безрезультатным. Файез использовал малейшую возможность, чтобы уйти от ответа на любой вопрос, скрыть информацию, запутать след. Как и договаривались вопросы задавал Борг, а Ивонн внимательно следила за поведением арестанта, как он готовился к ответам и отвечал на вопросы. В иные моменты она замечала, что и дьяк Ефимыч не менее внимательно наблюдал за Файезом. Она так и не заметила ничего особенного в этом человека, опыт ее участия в допросах важных лиц отсутствовал, и она не могла даже при помощи своей магии найти зацепку, чтобы заставить Файеза приоткрыть свое истинное лицо. Допрос шел к логическому завершению, Файез с упоением рассказывал о своих поступках, представляясь маленьким предателем, от которого ничего не зависело, по его словам получалось, что он только занимал тепленькое место в министерстве внутренних дел, когда дьяк Ефимыч неожиданно бухнул:
   - Хватит тебе полбу месить и лапшу нам на уши вешать, милсударь. Лучше расскажи-ка нам, зачем тебе потребовался этот мальчишка Зухрат... , - и не успел завершить вопрос.
   Хусейн Файез мгновенно отреагировал на этот вопрос дьяка и, словно мелькнувшая в небе молния, в непонятном облике рванулся к дьяку. Долю секунды назад перед Ивонн и Боргом сидел добропорядочный человек, которого случайно обвинили в государственной измене, вот этот человек и пытался доказать своим судьям, что является добропорядочным гражданином султаната. А сейчас перед ними находился демон преисподней. В мгновение ока глаза этого человека налились красным цветом, кожа почернела, сжалась и стала чешуйчатой, руки и ноги удлинились и на них появились новые сочленения, голова слегка вытянулась и приняла форму рептилии. Метаморфоза осуществилась так быстро, что ни Ивонна и ни Борг не успели прореагировать на нее и они не погибли только из-за того, что этот демон, который прежде был Файезом, напал на дьяка Ефимыча. Магический удар по дьяку оказался таким мощным, что его голова со смачным звуком оторвалась от шеи тела и влетела к потолку пыточной комнаты. Из шеи дьяка захлестал сильный поток крови, его тело некоторое время продолжало сидеть на стуле за маленьким столом, после чего начало заваливаться в проем двери. Демон на подготовку магического удара и на сам удар потратил меньше, чем мгновение, это потраченное время стоило ему жизни. Все время допроса Ивонн промолчала, изучая человека, которого допрашивал министр Борг, и, когда этот человек начал трансформироваться в демона, то ей не потребовалась много времени, чтобы нанести ответный удар по демону. В этот удар придворный маг вложила всю свою силу и мощь и удар по демону пришелся в мгновение, когда он еще был открыт для воздействия магией, так он спешил умертвить дьяка Егорыча.
   Перед глазами Борга, лицо которого было сплошь в дьяка, Егорыча, мелькнула ветвистая зеленая молния, которая вошла прямо в широко разинутую пасть демона. От изумления демон захлопнул рот, но было уже поздно, его тело стало сотрясаться мелкими конвульсиями, которые резонировали друг с другом, увеличивались в частоте колебаний, пока тело демона не начало прогибаться и западать в самого себя. Взрыв получился негромким и он скорее напоминал треск сломанной сухой ветки в лесу, но от этого взрыва в области живота демона образовалась дыра, из которой полезли черные кишки-гадюки и по всей комнате распространился страшный смрад. Самой последней лопнула голова, но Борг этого уже не видел, так как бежал к двери и за руку тянул за собой Ивонн, ни одно живое существо не могло вынести этого смрадного запаха.
   До самой последней секунды Ивонн оставалась спокойной и в ту минуту, когда Борг вытаскивал ее за порог она щелкнула двумя пальцами и очаг выплюнул длинный язык пламени, моментально превративший внутренность пыточной комнаты в огненную стихию.
   ххх
   Из-за постоянного пребывания под открытым небом, жарким солнцем и на морском ветру кожа моего тела загорела, задубела и приняла окраску темно бронзового цвета. Набедренная повязка спасала меня от солнца, дождя и ветра. Слава богу, что на планете Тринидад никогда не выпадал снег, нет, он выпадал, конечно, но где-то на полюсах планеты, а мы туда из-за ненадобности на биреме не ходили. Но, тем не менее, я не перегревался ни под солнечными лучами и не простужался во время морских бурь и штормов, а в любой обстановке я чувствовал себя прекрасно.
   Последнее время я уже не вспоминал о прошлой жизни на Земле, которую нельзя было бы вернуть назад. И свободное время раба-гребца проводил, как получится, в основном наблюдал за тем, что происходило на биреме, на берегу, когда "Весенняя Ласточка" стояла у пирса, или просто любовался красотами моря. Время от времени меня вызывал Дейл и мы по долгу беседовали на различные темы, позже днем, вспоминая об очередном ночном разговоре, я начинал путаться, был ли это мой сон или все же опять это был сеанс дальней связи. В разговорах с Дейлом я интересовался медициной и ролью магии в этой области науки, но он очень осторожно подходил к этой тематике, особо много не распространялся на данный вопрос. Дейл исходил из твердого убеждения, что любой наукой должны заниматься ученые профессионалы, как по медицинской части, так и по магической. По его мнению, маг дилетант в целительстве был аналогичен врачу шарлатану, оба много кричат о своих знаниям и способностях, но, когда дело доходит до практики, у них никогда и ничего не получалось. Иногда я задавал ему вопросы о нашем "прошлом", то Дейл говорил, что рано или поздно я сам все узнаю. Меня поражало его искреннее желание, помочь мне понять и разобраться в происходящих вокруг меня и со мной событиях. Дейл уже покинул родную планету и находился в пути к планете Тринидад системы Желтого Карлика, но путь этот был долог.
   Я много раз думал и в душе мечтал о побеге с биремы или каким-либо другим образом кардинально изменить свою жизнь, снова стать свободным человеком. Но, к сожалению, всегда вынужден был вернуться к одной и той же проблеме, понимая, что ни в одном из рассматриваемых вариантов не существовало реалистического начала для такого побега. Все проблемы, когда планировал побег, возникали и упирались в ошейник, который возлег на мои плечи с первых же минут моего рабства и который был очень опасен и уж тем, что от него невозможно было избавиться. А оно могло сдать тебя своему начальству в любую секунду твоей жизни. Как только у ошейника возникали подозрения в отношении своего подопечного лица или он чувствовал что-то недоброе, что могло бы угрожать его существованию, а подопечный раб был в полной его власти, то он мог применить любую меру наказания от простого лишения сна до убийства этого раба. Много времени я посвятил исследованиям этого магического артефакта, пытался телепатически проникнуть в его устройство, разгадать вплетенные в него заклинания, много раз пальцами руки его ласкал, пытаясь разобраться в его схеме, как оно работает, в этот же момент блокируя свой разум простой детской считалочкой:
   Раз, два--три--четыре--пять,
   Негде--зайчику--скакать,
   Всюду--ходит--волк--вoлк,
   Он--зубами--щёлк--щeлк!
   А мы--спрячемся--в кусты,
   Прячься--за--инька--и ты.
   Ты--волчище--пого--ди
   Как--попря--чемся--<иди> ищи!
   Вначале в этих исследованиях меня преследовали сплошные неудачи, как я не старался, не мог разобраться в его схемах, разобраться в его внутреннем устройстве, этот магический артефакт, как мне казалось, находился за гранью человеческого разума. Но затем я в кое-чем преуспел и начал потихоньку разбираться в его схеме, понимать, как он функционирует. Но до поры до времени боялся, что ошейник заметит эти проводимые мною эксперименты и предпримет решительные меры, поэтому особо не спешил, не торопился и при этих его исследованиях старался не делать неосторожного или поспешного движения рукой, а свои мысли прикрывал детскими считалочками.
   Время не шло, а летело и, как-то незаметно, на биреме прошли изменения, примерно полгода назад сошел на берег и не вернулся на биремы старый шкипер, а на его месте появился другой человек, который был менее решителен и, по моему мнению, менее профессионально подготовлен. Исчезли многие матросы экипажа биремы, но на их место всегда приходили новые молодые парни. Что касается нашей жизни рабов-гребцов, то особых перемен она не претерпела. Матросы экипажа биремы нас, по-прежнему, не замечали, мы для них в качестве людей разумных не существовали. "Весенняя Ласточка", по-прежнему, и в шторм и в спокойную погоду летала по волнам Внутреннего океана, делая краткие сумеречные или ночные швартовки в пустынных и безлюдных местах океанского побережья.
   Но однажды размеренная жизнь биремы изменилась.
   В этот вечер ничто не предвещало опасности, разве только несколько излишне суетились отдельные матросы экипажа. Но эта суета обычно наблюдалась, когда "Весенняя Ласточка" готовилась отправиться на выполнение очередного задания.
   На борт биремы весь вечер поднимались бесчисленные ящики, мешки и тюки с товаром. Большая часть груза опускались в трюм, а другая укладывались аккуратными штабелями на верхней палубе и крепилась веревками и скобами. Моя каморка раба-гребца находился в таком месте, что, стоя на чурбаке я мог наблюдать за всем, что происходило на верхней палубе биремы. Со своего места я отлично видел, как двое матросов возились с морской баллистой, сняв с нее матерчатый чехол, они отлаживали ее механизмы, скрытый под палубой. Пару раз что-то щелкало в этом механизме и над палубой появлялся дрожащий после удара о стопор рычаг с ковшом-корзиной, а затем в специальное отверстие матросы закатывали глиняные ядра. Тогда мне на память пришло воспоминание о первом бое с триерой, когда старый шкипер для уничтожения противника использовал напалм или "греческий огонь" в таких же глиняных горшках. Я сообразил, что матросы готовились к новому бою, снаряжая морскую баллисту глиняными ядрами. Завершив работу, парни накрыли баллисту чехлом и разбежались по другим своим делам.
   Под вечер бирема "Весенняя Ласточка" медленно скользила по волнам, неся оба паруса и бежала по волнам едва касаясь верхушек волн. Этот легкий бег бирема продолжала ночь и весь последующий день. Под вечер второго дня спокойное поведение экипажа изменилось на тревожное ожидание, а затем стало заметным, что матросы сильно нервничают. Шкипер все чаще и чаще поглядывал на небо и на развернутые полотнища парусов обеих мачт биремы, пару раз он подходил к каморкам рабов-гребцов и долго наблюдал за тем, как они проводят свободное время. Прежний шкипер никогда не позволил бы сделать этого себе, чего смотреть на пустое место, рабы для него не существовали.
   ххх
   Ровно в полночь "Весенняя Ласточка" резко развернулась и уже под веслами направилась к берегу, едва различимые очертания которого просматривались в темноте. Группа матросов готовила к спуску шлюпку с грузом на воду, другая группа находилась рядом со шлюпкой уже с веслами в руках. В этот момент на берегу загорелся сигнальный факел и кто-то начал им размахивать из стороны в сторону. Бирема еще не остановилась, чтобы бросить якорь и спустить шлюпку, когда, прорывая пелену облаков, обложивших небосклон, выплыла прекрасная Эллида. Море и берег залились фантастическим по красоте изумрудным светом. Одновременно свет Эллиды попредательски высветил бирему "Весеннюю Ласточку", матросов на ее палубе, опускаемую на воду шлюпку и толпу людей ожидающих прибытие шлюпки на берегу. В этот момент я радовался новой встрече со своей ночной богиней, но которую в данный момент не мог приветствовать, встав на колено и протянув к ней руку, так как вместе с соседом работал веслом.
   Шлюпка с биремы подошла довольно близко к берегу, когда рядом с человеком с факелом в руках возникли другие люди, вооруженные арбалетами и большими луками. Они линией выстроились у приливной кромки берега и изготовились к стрельбе. Человек, махавший факелом, отбросил его в сторону, запахнул красный плащ на груди и встал за спины лучников. Матросы экипажа биремы замерли из-за дурного предчувствия, но уже были не в состоянии повлиять на происходящие на берегу события. Рабы-гребцы с полным безразличием и безучастностью посматривали на берег, их ум и сердца ничего не тревожило и не беспокоило, ошейник раба хорошо выполнял свою работу, держа их в строгой узде повиновения и послушания.
   А на берегу события развивались не совсем так, как это планировал шкипер, это уже сознавали и матросы экипажа биремы. Четверо же матросов, сидящих за веслами на шлюпке ничего не видели и не знали, что происходило за их плечами, они сидели лицом в море и старательно работали веслами, а шлюпка все ближе и ближе подходила к берегу, к смерти гребцов шлюпки. Когда днище шлюпки заскребло по прибрежной гальке, один из матросов гребцов прямо в воду выскочил через борт шлюпки, чтобы ее вытащить на мелководье. Именно в этот момент матрос увидел выстроившуюся на берегу линию лучников с нацеленными на шлюпку луками и человека в красном плаще. Он на мгновение замер на месте из-за охватившего его изумления и широко раскрыл рот, чтобы поинтересоваться, а зачем это на берегу выстроились лучники?! Но человек в красном плаще в этот момент опусти руку и четыре стрелы сорвались с тетивы луков. Первая стрела с длинным белым оперением вошла в открытый рот стоящего по колено в воде матроса, а три другие стрелы, пройдя под левыми лопатками матросов гребцов, поразили их сердца, все трое матросов мгновенно отдали богу души, а их руки все еще держали весла.
   Матросы умерли легкой смертью, они так ее и не увидели смерть в лицо!
   Увидев нелепую гибель своих матросов, шкипер "Весенней Ласточки" рассердился и решил наказать подлых убийц, он бросил короткое приказание и матросы разбежались по местам, а также, чтобы вооружиться и одеть боевые доспехи. Вскоре по лестнице в носовой части биремы на верхнюю палубу поднялись матросы в броне и с большими луками и арбалетами в руках, полными колчанами стрел за спиной, С морских баллист сбросили матерчатые чехлы и они были приведены в боевую готовность. Послышалась команда шкипера и лучники выпустили первые стрелы по берегу. Но к тому времени, на берегу уже не было ни лучников, ни шлюпки с товаром и ни тел убитых матросов биремы. Один только человек в красном плаще никуда не прятался, а продолжал стоять у линии прибоя, широко расставив ноги и внимательно рассматривая бирему. Ни одна из пущенных нашими лучниками стрел не долетела до берега, все они попадали в волны прибоя. Я всматривался в этого человека, пытаясь понять, зачем ему потребовались невинные души четырех матросов и что у этого человека на душе.
   В какой-то момент я почувствовал взгляд человека на берегу, который был очень тяжелым и он был наполнен большой магической сила и мощью, которому было бы трудно противостоять и опытному боевому магу. Этот взгляд только скользнул по мне, поэтому я не пострадал, но сумел уловить и прочувствовать безумие разума этого человека на берегу. Безумный маг на берегу! От понимания этого, от тяжести взгляда его безумных глаз и от ледяного ужаса, охватывавшего меня, стали шевелиться и вставать дыбом волосы на голове. Этот маг не понимал и не ценил человеческую жизнь, он отрицал любые жизненные принципы и устои, был готов совершить любое преступление, но чтобы только иметь власть над людьми и высшее могущество в магии.
   Последовала новая команда шкипера, под барабанный ритм и рабы-гребцы сделали несколько гребков, а затем левый борт дружно начал веслами табанить, заставляя "Весеннюю Ласточку" правым бортов развернуться к берегу. Шкипер полагал, что, если бирема будет оставаться в таком положении, то лучникам легче будет обстреливать цели на берегу. Но к этому моменту, как я уже говорил, других целей помимо мага в красном плаще на берегу уже не было. Маг стоял и не двигался и терпеливо ждал своего часа. Он был крупным по своему телосложению человеком, имел высокий рост и широкие плечи, но ночной сумрак делал его малоразличимой целью. Вслед за первым, последовали второй и третий залпы лучников биремы, но ни одна из стрел так и не поразила цель. Простым глазом можно было заметить, что стрелы проскальзывали рядом с его головой и телом, но ни одна из них не задела мага.
   И тогда, в моей голове мелькнуло понимание разворачивающейся всей этой картины, маг заманивал "Весенняя Ласточка" ближе к берегу, чтобы ее захватить, ему была нужна сама бирема и весь ее экипаж. Маг на берегу матросов экипажа планировал превратить в зомби, сотворить из них новых слуг или верных солдат. Бирему он хотел превратить в своего рода "Летучий Голландец" для грабежей и пиратства на море.
   Еще в начале боя, наблюдая за поведением шкипера и его матросами, я в душе хорошо понимал, что они не смогут противостоять боевой магии противника, рано или поздно "Весенняя Ласточка" окажется в руках черного мага. Эта мысль молнией пронеслась в голове, мне очень хотелось предупредить шкипера о надвигающейся опасности и о том, что ему следует бросить заигрывать с магом на берегу и бежать отсюда, как можно быстрее и куда глаза глядят. Нужно любой ценой спасать "Весеннюю Ласточку", потому что любая задержка биремы в этом заливе приведет только к тому, что будут большие жертвы среди матросов экипажа и погибнут все рабы-гребцы, мы были не нужны магу на берегу по какой-то причине, которую я не совсем разобрал или не понял. Непонятно почему этот маг опасался рабов-гребцов биремы и был решительно настроен их уничтожить, особо не общаясь с ними на близком расстоянии. Мои чувства были обострены и мне хотелось сорваться со своего места, запрыгнуть на палубу и прокричать шкиперу, чтобы он, как можно быстрее поднимал якорь и убирался от этого берега.
   Ошейник воспринял этот мой внутренний порыв, как проявление непозволительного своеволия и явное нарушение дисциплины, поэтому в профилактических целях решил подвергнуть меня наказанию. Внутри моего тела родилась боль, которая начала быстро разрастаться, пока не захлестнула все тело и, находясь на грани провала в беспамятство, я почувствовал, как удушье перехватило мое тело, как я ни старался протолкнуть в свои легкие хотя бы один глоток воздуха, ошейник не его пропускал. Чтобы не умереть от удушья я руками ухватился за это магическое устройство и старался растянуть его, что еще и еще раз глотнуть свежего воздуха. Но у меня ничего не получалось, тогда я напряг мускулы рук и с силой рванул за кольцо на шее. Послышался хруст шейных позвонков и я умер.
   Глава 18
   ххх
   Этот день стал черным днем для всего султаната Гурам, его столица и замок-цитадель Эль-Нассара подверглись вражескому нападению.
   В этот день ничто не предвещало и не говорило о том, что именно сегодня султанат и его столица подвергнутся вражеской атаке. Утро началось, как и обычно, Эль-Нассар проснулся и поспешил за рабочий стол, столько дел и документов требовали его внимания, что времени не хватало. Он давно уже забыл о тех временах, когда находил свободный час, чтобы побыть одному и поразмышлять на свободную тему. А сейчас приходилось прямо из-за рабочего стола ложиться в постель, чтобы прикорнуть пару часов и с утра снова за дела. Вчера была получена очередная депеша из Пограничья, в которой сообщалось, что в этом захваченном врагом регионе обстановка оставалась напряженной, враг продолжал там укреплять свои позиции и власть. Он пока не выказывал намерения о дальнейшем продвижении вглубь султаната. Вот и сегодня утром, пока слуга готовил завтрак, Эль-Нассар еще прочитал этот маленький листок бумаги, исписанный каллиграфическим почерком резидента его разведки в том регионе. После выявленного предательства Хусейна Файеза, он попросил маркиза Алистана направить в Пограничье своего человека, людям Файеза теперь доверять было нельзя, чтобы тот наблюдал за тем, что происходит в на захваченных врагом территориях, и своевременно его информировал бы о любом изменении, происходящим в стане врага.
   Это шпион-разведчик вот уже второй месяц слал из Пограничья свои успокоительные донесения. Но в душе Эль-Нассара постоянно скребли кошки, не то, чтобы он не верил этому шпиону маркизу Алистана, просто его память не могла забыть о внезапном появлении и таком же внезапном исчезновении первого гонца из Пограничья. Тот гонец принес весть о разгроме пограничной стражи и о захвате врагом этого региона, Повелитель лично принимал этого человека и разговаривал с ним. Человек-гонец не вызывал не малейших подозрений ни своим видом, ни тем, о чем рассказывал, он предоставил достоверную бумажку с ценнейшей информацией, которая была написана почерком руки капитана пограничной стражи. В результате появления этого гонца и доставленной им информации было выявлено предательство министра внутренних дел Файеза, люди маркиза Алистана бросились разыскивать этого гонца, после ареста министра, но его уже нигде не было. Так и осталось загадкой, кто же был этот человек и кто направил его с депешей в столицу.
   Прочитав донесение разведчика еще раз, Эль-Нассар принялся за завтрак, с которым расправился в минуту. В эти минуты он размышлял о том, что неплохо начались дела в Аннуаре, было набрано немало рекрутов из сельской молодежи и вот второй месяц идет ее обучение азам военного искусства, парни уже стали понимать, что такое строй и как держать первый удар противника. Сегодня он собирался капитана Фенриха освободить от обязанностей капитана городской стражи и направить его в Аннуар для ускорения процесса обучения сельской молодежи и формирования дивизии. После чего, можно было заняться и делами в Пограничье. Но в этот момент послышался тревожный зуммер гранатового браслета, то Эль-Нассар довольно-таки спокойно соединился с вызывающим его капитаном Фенрихом. Но когда капитан Фенрих стал докладывать о том, что вблизи крепостных стен столицы открылся гигантский магический серебряный портал, из которого выходят войска, Эль-Нассар ощутил, как защемило его сердце. Что в его жизни наступил тот момент, к которому он и его друзья всегда готовились и ждали, однако, в глубине своих душ надеясь, что этого момент никогда не наступит. Что султанат Гурам оказался на пороге большой войны, что прольется народная кровь.
   Враг постучался в ворота мирного султаната рукой в железной латной рукавице и с обнаженным мечом в руке. Теперь можно с большой доли уверенности сказать, что его близкий друг и придворный маг Айрон Филдинг был полностью прав, когда утверждал, что мир Тринидада погрязает в борьбе за передел власти и что султанат Гурам первая жертва этой борьбы. Выслушав капитана Фенриха, поездка которого в Аннуар откладывалась на неопределенное время, он спокойным голосом попросил его отправить разведку в различные кварталы столицы, чтобы выяснить, какая там обстановка, и одновременно продолжать наблюдение за магическим порталом и появляющимися из него войсками. Подумав немного, Эль-Нассар попросил капитана, не приказал, а именно его попросил, собрать в кулак все подразделения городской гвардии и прорываться из города, идти в Аннуар. Капитан Фенрих был несколько огорошен подобной просьбой Повелителя, который только что приказал не защищать его лично и его замок от атак врага, без боя уходить из столицы, сдать ее на милость врага. Он хотел переспросить Эль-Нассара о подоплеке подобного приказа, но тот уже отключился.
   Эль-Нассар поспешил в свой кабинет, он хотел по янтарному камню переговорить с Верховным Правителем Восточной Империи и попросить его о срочной помощи войсками. Этот янтарный камень заклинаниями придворного мага был настроен на постоянную магическую связь с дворцом правителя. Двадцать лет он верой и правдой служил Верховному Правителю, исполнял его малейшие поручения и за это время еще ни разу не обращался к нему с какой-либо просьбой. Но сегодняшний день изменил это правило, заставлял Эль-Нассара обратиться к своему сюзерену и просить его о военной помощи, так как у него не было армии, чтобы противостоять врагу.
   Янтарный камень находился на своем обычном месте, но в этот момент вокруг него не было голубоватого ореола слабого мерцания. Отсутствие подобного мерцания означало лишь одно, и это одно было наиболее худшим, что могло бы произойти - связь с Верховным Правителем в данный момент отсутствовала. Эль-Нассар все же схватил янтарный камень в руки и прислушался, не появиться ли фон, который обычно возникал при установлении канал связи, но ни единого звука не было слышно.
   За спиной мягко стукнула дверь и в кабинете появилась Ивонн Де ля Рунж. Прямо с порога она начала говорить:
   - Я уже прослышала о портале и появлении вражеских войск. - Мягким голосом произнесла она и коснулась ладонью его локтя, чтобы его поприветствовать. Заметив мертвый янтарный камень, она протянула руку и пальцем осторожной коснулась одной из его граней, камень при ее прикосновении рассыпался в пыль. - С ним было что-то не в порядке, я я успела только ощутить, что камень находился под контролем, но не успела определить, кто и зачем его контролировал. Омар, тебе нужно спуститься и выйти к народу, которые при известии о вражеском нападении стали собираться во внутреннем дворике замка, там идут разговоры о подготовке замка к обороне, запирают его ворота и из хранилищ достают оружие. Правда народа там не очень много, человек пятьдесят - шестьдесят, но они настроены по-боевому и ты обязан подбодрить их и с ними переговорить.
   - Хорошо Ивонн, я сделаю это, но спущусь к людям чуть позже! - Ответил Эль-Нассар, внешне оставаясь спокойным и собранным человеком. - Спасибо, что пришла ко мне меня, а то я уж собирался посылать за собой. Мне очень нужен Борг, но не отвечает на вызовы браслета. Сейчас это единственный человек, способный организовать и осуществить оборону замка и города.
   - А ты, Омар? Почему ты не хочешь взять на себя ответственность за своих людей и повести их к победе над врагом. Они твои подданные и они пойдут за тобой на смерть, ради святых идеалов родины, отчизны и престола. - Спросила Ивонн Де ля Рунж.
   Вновь загудел браслет на руке Эль-Нассара.
   - Нападение было хорошо спланировано и оказалось неожиданным для нас, врагу без потерь удалось захватить три из четырех казарм городской стражи. - Послышался голос капитана Фенриха, докладывающего о положении в городе. Было очевидно, что связь начала работать с перебоями, так как Ивонн Де ля Рунж и Эль-Нассар не слышали начала этого доклада. - Только четвертая казарма отбила нападение и пока держится, мой Повелитель, очень помогли парни из призрачной стражи, которые случайно задержались в городе. О противнике пока известно мало, могу сказать только, что его солдаты одеты во все черное верхнее платье - черные куртки, черные кожаные штаны, заправленные в черные сапоги. Их вооружение - кинжалы с длинным зигзагообразным лезвием. Дерутся молча, ни каких криков, но их трудно убить, нужно две или три тяжелые раны, чтобы уложить их на землю. Но уже будучи на землю, они могут вновь подняться на ноги и начать сражаться. Воины призрачной стражи профессионально владеют холодным оружием - ножами и кинжалами, поэтому они дали достойный отпор противнику. В одной из быстротечных схватках они вырезали тридцать черных и только своих потеряли три человека. Единственное, что могу добавить по поводу вражеских воинов, они медлительны, но, если пристают к тебе, то не отстанут пока не уложат тебя на землю. От них легко можно убежать, но они обязательно будут тебя преследовать, пока ты находишься в поле их зрения, но, как только выходишь за это поле, то они тут же теряю какой-либо интерес к тебе и ищут нового вражеского бойца.
   Эль-Нассар внимательно выслушал рапорт капитана городской стражи, одновременно размышляя о том, почему так не сработала система магического оповещения о нападении. Все вороты крепостных стен города и замка, государственные учреждения, общественные палаты, суды, казармы гарнизона и городской стражи были оснащены специальными магическими устройствами с заложенными в них заклинаниями о предварительном оповещении при появлении врага. Об этой системе и ее принципах работы знали только Эль-Нассар и Ивонн Де ля Рунж, да и маги-техники, обслуживавшие эту систему. Но техники знали только о том, когда и как проводить профилактические работы по техническому обслуживанию такой системы, но понятия не имели, как систему включают или выключают.
   - Что же сейчас происходит? Почему ни я, ни Ивонн до сих пор не получили никакой магической информации о появлении противника?! Для того, чтобы нейтрализовать или блокировать эту систему безопасности требуется несколько магов, один маг просто не в состоянии в одиночестве выполнить такую работу. - Пронеслось в голове у Эль-Нассара.
   - Всего убито семь воинов призрачной стражи, - уточнял потери Фенрих, - и сто восемьдесят три человека городской стражи. В живых осталось двести двадцать один стражник, из которых около двадцати серьезно ранены, и семнадцать воинов призрачной стражи. Я не знаю, какие потери были в остальных казармах городской стражи, но по имеющейся информации они захвачены противником. Переговорные браслеты моих заместителей в этих казармах молчат. Сейчас подготовлю несколько групп разведчиков и направлю их в город, чтобы собрать полную информацию о том, что же там происходит и буду готовить людей к выступлению.
   - Капитан Фенрих. - Эль-Нассар прервал рапорт капитана Фенриха голосом с повелительными интонациями, проанализировав полученную информацию, он принял решение. - Проведите разведку города, но особенно не углубляйтесь в те районы, предположительно захваченные противником. Попытайтесь выяснить о противнике более подробную информацию, кто возглавляет эти войска, где находится их основной штаб? Постарайтесь сохранить городских стражников живыми и здоровыми. Свои действия определяйте в зависимости от сложившейся обстановки. Но повторяю, постарайтесь собрать побольше людей вокруг себя и покидайте город, прорывайтесь с ними в Аннуар. Может быть, там и встретимся.
   В этот момент из переговорного браслета Эль-Нассара донеслось странное гудение и связь с капитаном Фенрихом прервалась на полуслове, по всей очевидности, и эта связь была нарушена врагом. Ивонн Де ля Рунж попробовала связаться с Боргом по своему браслету, но в ответ услышала одно только гудение. Она магическим зрением прощупала все каналы связи и увидела, как один за другим гасли зеленоватое свечение магических полей линий связи, что на практике означало полное отключение этих каналов и прекращение связи. Кто-то целеустремленно отключал, техническим воздействием отключал одно за другим магические устройства связи. По одному каналу, пока еще не отключенному, магиня мысленно прошлась к его источнику - магическому артефакту и увидела симпатичного юношу лет девятнадцати, который с азартом, одним только пальцем протыкал мембранные зоны магических приемо-передающих устройств, тем самым разрушая и превращая в утиль эти артефакты. Это был простой сельский парень, которому, видимо, нашлась добрая душа и подсказала, что все эти устройства выдумка нечистой силы и что ими пользуются порождения ада. Парню, видимо, также пообещали, что за их уничтожение он получит божье благословение, вот парнишка и старался. У Ивонн рука не поднялась наказать смертью этого ни в чем не виноватого парнишку, со всего размаха она влепила по его щеке магическую пощечину сначала с одной руки, а затем с другой. Голова молодого сельчанина замоталась из стороны в сторону, подобно боксерской груше, а из его глаз рекой полились слезы, щеки запылали отпечатками пальцев женской руки, не долго думая, парнишка бросил свою работу-развлечение и бросился в бега, но свое дело он успел проделать, магическая связь в столице была нарушена и прекратилась. Ивонн Де ля Рунж не могла за очень короткое время восстановить мембраны таких устройств, слишком много времени она на эту работу потратила бы в тот момент, когда ее магия требовалась в столь многих местах.
   Эль-Нассар подошел к Ивонн и они вместе направились к выходу из кабинета, чтобы переговорить и ободрить собравшихся во внутреннем дворике замка людей. Всего их оказалось человек сто, не больше, но среди них было очень много женщин и детей, а воинов и мужчин, способных держать оружие и сражаться с врагом было ничтожно мало. Эль-Нассар посоветовал женщинам с детьми немедленно уходить из замка в город и попросил Ивонн проводить их до ворот и по городским улицам отвести подальше от замка. В душе он лелеял надежду, что магиня, выполняя его приказ, уйдет слишком далеко от замка и не успеет вернуться обратно в замок, город даст ей спасение. В глубине души он также понимал, что все эти люди, которые взяли в руки оружие и решившиеся остаться, чтобы оборонять замок, уже не увидят завтрашнего восхода Желтого Карлика.
   Женщины с детьми и в сопровождении придворного мага медленно потянулись к открытым воротам замка, им очень не хотелось покидать насиженного места, своих мужей, сыновей и братьев. Как бы это было не удивительным, но им никто не помешал покинуть замок и по нижним улицам углубиться в город, который встретил их безлюдьем и тишиной. На одном из перекрестков Ивонн попрощалась с женщинами, все они родились и выросли в этом городе, хорошо знали его кварталы и улицы и с этого перекрестка могли добраться до домов родственников или хорошо знакомых, чтобы на время у них укрыться. Ивонн недолго постояла и смотрела вслед разбредающейся по улицам толпе женщин и детей, затем решительно развернулась и по только что пройденным нижним улицам города стала подниматься к замку.
   В это время Эль-Нассар лично расставлял лучников и меченосцев по стенам и у ворот замка, но их было мало и в обороне зияли серьезные прорехи, которые некем было прикрыть. С начала нападения, он даже не надеялся увидеть в замке стражников капитана Фенриха, было бы гораздо лучше, если бы они сумели просочиться за город, чтобы уйти в Аннуар. Сердце обливалось болью, когда он видел, как его люди, его подданные проявляли желание поддержать и встать рядом с ним, чтобы плечом к плечу сражаться в этом абсолютно безнадежном деле. Расставив мужчин по местам, где они должны были держать оборону, Эль-Нассар совсем уж собрался отдать приказ, чтобы и эти люди зря не теряли бы свои жизни и шли по домам, когда почувствовал, как его разума касается нечто холодное, неживое и пытается проникнуть в глубь сознания. Усилием своей воли Эль-Нассар попытался воспрепятствовать этому ментальному вторжению в его разум, но сумел лишь притормозить движение этой гадости. Липкий пот покрывал лицо и тело, когда он увидел подходившую к нему Ивонн Де ля Рунж, он из последних сил протянул ей свою руку, закрыл глаза и, бессильно спиной скользя по камням стене донжона, начал медленно заваливаться на землю.
   По внешнему виду Повелителя и его протянутой руке Ивонн мгновенно сообразила, что с Омаром Эль-Нассаром что-то неладно. Она не стала его расспрашивать, а сразу нырнула в астрал и увидела, как непонятное щупальце тянется к голове Омара и пытается присосаться к его разуму. Махом руки она попыталась разрубить щупальце и магической силой оторвать его от головы Эль-Нассара. Совершенно неожиданно для нее самой, от этого удара щупальце раскалывается на мелкие черепки и исчезает в бездне безвременья, а жизненный тонус Омара стал наполняться зеленым цветом - жизнью. Открыв глаза, магиня наблюдала за тем, как лицо Эль-Нассара розовеет и румянец покрывает щеки, затем он пришел в сознание и, слегка повернув голову, увидел ее, его глаза радостно заблестели и по их выражению Ивонн поняла, что этот человек очень рад ее снова видеть. Ей стало тихо и спокойно, она наклонилась к лежащему на земле Повелителю и помогла ему подняться на ноги.
   ххх
   Сильный жар привел меня в сознание, мне казалось, что горит и полыхает огнем лицо. Когда открыл глаза, то увидел, что всего в полуметре от меня горел огонь. Отдельными местами горела красавица бирема "Весенняя Ласточка". Ее палуба была завалена телами убитых и раненых лучников и матросов экипажа. С большим трудом мне удалось отодвинуться в сторону от огня. С берега прилетела очередная искусственная шаровая молния и, с сухим треском врезавшись в обшивку правого борта, рассыпалась огненными искрами. Особых разрушений этот файербол не вызвал, но на борту биремы появился еще один маленький очаг пламени.
   Свой взгляд с палубы я перевел на берег, и чуть ли не взлетел в воздух, когда понял, что так вовремя очнулся. Бой экипажа биремы с магом на берегу близился к логическому финалу, который, разумеется, был не в пользу шкипера и экипажа биремы. Большая часть оставшихся в живых матросов сейчас пряталась в трюме биремы, а те, которые мужественно и до конца боролись с магом мертвыми и ранеными были разбросаны по палубе биремы. Со своего места я насчитал десять мертвых тел трупов и около двадцати раненых матросов. Мертвые имели сильные повреждения тела, потерю конечностей и у некоторых были оторваны головы, практически все матросы на палубе имели сильные ожоги, у некоторых в телах имелись прожженные отверстия. Эти раны и ожоги вызывали сильные боли и мучения, поэтому матросы на палубе биремы постоянно стонали, кричали от боли и вопили от одолевавших страданий. Они старались найти безопасные убежища и постоянно ползали по палубе из одного ее конца в другой конец, оставляя на палубе широкие кровяные полосы.
   А маг на берегу развлекался, как ребенок, дорвавшийся до любимой игрушки, будучи на берегу и на безопасном от биремы расстоянии, он охотился за каждым матросом в отдельности и, в каждом отдельном случае изобретая новый способ, убивал жертву. То он забивал липким пеплом дыхательное горло матроса, прекращая доступ воздуха в легкие, из-за чего жертва мгновенно погибала. То он приостанавливал биение сердца матроса, разрывал его аорту и матрос умирал от кровотечения. Часто пользовался файерболами, проявляя при этом смекалку, которой мог бы позавидовать другой маг-душегуб или изувер. Каждое убийство или насилие, приносящее гибель или ранение матросу, доставляло ему удовольствие, он от души веселился и громко смеялся, широко раскрывая рот. Его глаза постоянно излучали красные лучи света, хорошо наблюдаемые в темноте ночи и вызывал ужас в сердцах живых и раненых матросов.
   Маг методично выполнял свою работу человеческого душегуба, отбирая очередную жертву и гонялся за ней до тех пора, пока она не превращалась в раненого или труп, при этом он не обращал ни малейшего внимания на нас, рабов-гребцов. Мы, рабы спокойно рассиживались по своим каморкам, ни на какие крики матросов или их предсмертные стоны не обращали внимания. Среди нас уже было несколько раненых рабов, но все ранения были случайными и в основном носили характер огненных ожогов. Когда фаейрболы рикошетировали от мачты или деревянных перегородок и попадали в рабов-гребцов, те продолжали сидеть на чурбаках, даже не посмотрев на полученную ожоговую рану. Видимо, именно по этой причине я и остался в живых, маг также не обращал на меня внимания, как и на других рабов, даже тот момент, когда я чуть не вывалился на палубу из своей каморки. Истинное удовольствие он получал, убивая матросов, а не придурков, вроде нас рабов-гребцов старался не затрагивать.
   Как мне рассказывали позже, особую его ненависть вызвал шкипер, отдавший приказ о его обстреле стрелами из луков и арбалетов. В этом бою шкипер совершил несколько глупостей, продемонстрировав свою полную некомпетентность в тактике ведения боевых действий. Это по его приказу "Весенняя Ласточка" была развернута бортом к магу, тем самым позволив ему возможность, словно в тире, выбивать один за другим матросов экипажа биремы. Шкипер мог бы через ошейник приказать рабам-гребцам вывести бирему из-под этого смертельного обстрела, но почему-то не сделал этого, когда стало понятно, что бирема попала в ловушку. Поэтому особую изуверскую изобретательность маг проявил в отношении этого шкипера, он гонял его по всем углам палубы, а затем заставил его подняться на нижнюю рею мачты, привязать себя за ноги к рее и броситься вниз головой. Уже в этом положении, повиснув вниз головой, шкипер мог наблюдать за безобразиями, творимыми с его матросами этим безумным магом. К тому времени. Когда сознание вернулось ко мне, большая часть матросов экипажа биремы уже выбыла из строя и некому было сопротивляться магу.
   На берегу снова появились люди и две шлюпки, люди выталкивали их на глубокую воду и загружались в шлюпки по восемь человек в каждую. Готовился десант для захвата "Весенней Ласточки". Дело оставалось всего лишь за малым, нужно было довести шлюпки до биремы, взобраться на борт и спустить фраг биремы.
   А маг не мог остановить и терпеливо ожидать результат десантирования своих людей на борт биремы, он выискивал очередную жертву и начинал игру с ней не на жизнь, а на смерть, словно игру кошки с мышкой, которая уже попала кошке в лапы. К своему великому ужасу, в очередной жертве мага я узнал своего знакомого судового доктора, который много лет уже не видел и которому симпатизировал а то, что в свое время тот помогал мне переносить страдание от полученной в результате порки раны на спине. Доктор, быстро догадался, что на этот выбор мага пал на него и именно он стал кандидатом на смерть от рук этого мага. Он попытался упрятаться за фальшбортом и в других местах биремы, но маг вновь и вновь находил и расшвыривал кругом него файерболы, стараясь не убить сразу доктора, а легко его ранить, чтобы продлить себе удовольствие. Но доктор не позволил этому изуверу рода человеческого долго издеваться на собой, он прекратил метаться по палубе и у мачты встал, сложил руки на груди и стал смотреть, ожидая своей смерти. Но магу не нужен был такой герой и его смерть в данную минуту, ему очень хотелось продолжить игру в кошки-мышки и видеть доктора испуганно мечущимся в поисках спасения.
   Шлюпки с десантом отвалили от берега и уже прошли половину расстояния до биремы. Рабы-гребцы не участвовали в бою и не принимались во внимание обеими сражающимися сторонами.
   А маг делал все, что магией заставить доктора встать на колени и громко молить о пощаде, душегуб считал себя вершителем человеческой судьбы, определяя, кому и какой смертью умереть. К тому же магу очень хотелось насладиться этим моментом своей власти над жизнью и смертью человека, который, по его мнению, был никем или ничем в этом мире. Одна только мысль о том, что этот человек хочет предстать пред его карающей рукой несломленным человеком коробила и сводила с ума мага на берегу. Он стоял и неторопливо, ему было некуда торопиться, перебирал в памяти известные ему способы магического умерщвления этих людишек, чтобы унизить и поставить на колени этого дрянного человечишку со скрещенными на груди руками. Но это что-то "новенькое" не шло ему в голову и он уж совсем отчаялся, когда вдруг всплыла одна мысль, ужаснувшая его самого.
   Но эта мысль ему понравилась, он ухватился за нее и стал продумывать свои действия и какие заклинания следует применить для ее осуществления на практике. По своей натуре этот маг был душегубом-губителем, получал настоящее удовольствие в процессе подготовки к убийству низшего существа и осуществления самого убийства. В этот момент его мысли разлетались по всему берегу моря и были открыты для всех желающих.
   Эта идея, возникшая в голове мага-душегуба, была услышана мною и напугала меня до смерти. Я несколько раз видел судового доктора "Весенней Ласточки", который несколько раз посещал меня, помогая залечивать рану, но я мог сказать, что хорошо знал этого человека. Но в тоже время мне совершенно не хотелось, чтобы маг разъединил плоть и душа этого человека. Его душу маг собирался забросить в ад на вечные мучения, а плоть оставить на земле, сделав человека "божьим одуванчиком", неспособного присматривать за самим собой. Что можно было бы сравнить с продленной на несколько лет агонией мучений судового врача. В этот момент внезапно сработала морская баллиста биремы и краем глаза я успел заметить, как глиняное ядро устремилось к десантным шлюпкам. Ядро едва не задело борта одной из них и, коснувшись морской воды, взрывается, выбрасывая узкий язык пламени. Из-за резкого толчка взрывной волны шлюпка опрокидывается и восемь человек десанта погрузились в морские глубины. Ни один человек из десанта не предпринял ни единой попытки для своего спасения, они не хватались за спасательные круги или за перевернутую вверх дном шлюпку, не пытались плыть к берегу, без какой-либо борьбы со спокойными лицами погружались в воду, чтобы уйти ко дну. У меня мелькнула мысль, что реакция и поведение людей в черном в чрезвычайной ситуации мало чем отличаются от реакции и поведению рабов-гребцов с ошейниками в экстремальной ситуации. Практически следом последовал второй щелчок уже в корме биремы и новое ядро баллисты полетело ко второй шлюпке. Оно перелетело шлюпку и упало далеко в воду с грохотом взрыва и напрасной вспышкой пламени. Бирема "Весенняя Ласточка" показала свой гордый и независимый характер, решив продолжить сопротивление и не сдаваться на милость победителя схватки, бороться до последней капли крови. Но людские резервы были до конца исчерпаны и сражаться больше было некому.
   Но этот неожиданный всплеск сопротивления привел мага на берегу в дикое бешенство и он решил наказать всех оставшихся в живых матросов на борту биремы, отправив их души прямиком в ад. В последнюю минуту боя маг на берегу перешагнул какую-то планку и, забыв о своем решении в этом бою не касаться и не вовлекать в сферу своих интересов безмозглых рабов-гребцов, начал готовить заклинание, которое всех людей, независимо от их социального положения, превратить в божьих одуванчиков.
   Мне совершенно не хотелось остаток своей жизни провести в теле с разделенной душой, отправленной в преисподнюю, где она вместе со всякой нечистью горела бы в геенне огненной. Время неутомимо отсчитывало последние минуты и секунды моей сознательной жизни, маг вскоре должен был закончить плетение и чтение своего заклинания. Да, и второй шлюпке с десантом оставалось несколько метров пройти до биремы. Во мне вспыхнуло неукротимое желание остановить, уничтожить мага-изувера. Я вскочил на чурбак в своей каморке, выпрямился во весь рост и, протянув руки к прекрасной Эллиде, стал умолять и просить ее о защите, помощи.
   Маг произносит свое заклинание и махом руки отправляет его в сторону биремы. Проходит секунда, вторая, третья и ничего ... с биремой и с людьми не происходит!
   Заклинание мага-душегуба не сработало!
   От неприятного удивления маг не сразу осознал, что и в его проклятой богом и людьми жизни иногда происходят осечки. Он стоял на берегу и смотрел то на свои руки, то на бирему и время от времени потрясал головой, видимо, до него не доходило, как это могло случиться, чтобы матросы и рабы-гребцы биремы остались целыми и невредимыми. "Весенняя Ласточка", по-прежнему, стояла правым бортом к берегу, на ее борту и палубе горели, но особо не разгорались, небольшие пожары. Шкипер, по-прежнему, висел на рее вниз головой и находился на грани потери сознания. Судовой доктор не поменял своего положения и, по-прежнему, находился в сильном напряжении, готовый принять последний удар мага убийцы. Первые десантники со шлюпки уже начали подниматься по веревочному трапу на борт биремы.
   Я же продолжал стоять на чурбаке нашей каморки, по пояс высунувшись и наблюдая за действиями мага на берегу, от всей души ему желая, чтобы его разорвало и чтобы он навсегда исчез с лица земли.
   Разозленный сопротивлением людей маг-душегуб решил, что первое заклинание не сработало из-за его ошибки при прочтении заклинания или в пассах руками, поэтому он, не теряя времени, приступил к плетению повторного заклинания о разделении тел и душ человеческих. Неожиданно он почувствовал, как неведомая сила захватывает его разум и заставляет его делать то, чего он совершенно не желал и не хотел. Чтобы уйти из-под воздействия этой силы маг заметался по берегу, затем он остановился и начал бешено кружиться на одной ноге на одном месте. Послышался хлопок и фигура мага начала погружаться в гальку берега, пока полностью не исчезла с глаз долой, оставив по краям образовавшегося конуса воронки беспорядочно разбросанные сапоги, рубашку, штаны, камзол и красный плащ. Властитель преисподней забрал к себе заблудшую душу мага-маньяка.
   - А теперь паренек, настала твоя очередь поработать мозгами и разобраться с людьми в черном, а то пока ты оклемаешься и придешь в себя, они вырежут оставшихся в живых матросов экипажа "Весенней Ласточки". - Раздался в голове знакомое женское контральто.
   Я испуганно осмотрелся кругом в поисках обладательницы этого самого красивого на белом свете голоса, но разумеется, ночной богини на палубе биремы не было. Она стояла над головой и зеленоватым цветом своих океанов и атмосферы заливало берег и "Весеннюю Ласточку" беспомощно почти приткнувшуюся к этому берегу. Но мне некогда было славить и приветствовать Эллиду, так как в этот момент на борт биремы взобралась большая толпа людей в черном. Их хозяин, безумный маг уже исчез с этого света и сейчас, вероятно, путешествует по подземельному миру, а эта банда вражеских десантников была настроена до конца выполнить свое задание.
   Осторожно ступая по скользкой от крови палубе биремы, они гурьбой валили по ней, на ходу зигзагообразными кинжалами добивая раненых матросов. На палубе не было ни одного матроса, способного оказать им сопротивление, одни матросы были ранены, а у других воля к борьбе оказалась сломленной и они попрятались по укромным уголкам на палубе и в трюме биремы. Черные десантники уже прошли половину биремы и оказались вблизи от висящего головой вниз шкипера, который пока еще был жив.
   - Ну что, дружище, ты так и будешь продолжать стоять столбом и наблюдать, как вырезают оставшихся в живых матросов экипажа биремы? - Вновь прозвучало в голове женское контральто, но уже с сердитыми обертонами. - Нужно все-таки что-то предпринимать, парень, времени на размышления у тебя нет.
   К этому моменту шкипер отдал богу душу, живот его был вспорот и кишки свисали до палубы, и десантники им больше не интересовались. По палубе они шли неторопливо, тщательно ее осматривая и заглядывая сверху в каморки рабов-гребцов. Но те сидела на чурбаках и не поднимали даже головы, когда люди в черном подходили к той или иной каморке. Видя, что на них не реагируют, десантники в черном проходили дальше по палубе, продолжаю своими страшными кинжалами кромсать раненых матросов, отрезать им головы и вырезать сердца, которые складывали в специальные мешки, висящие на их поясах. Поэтому они вперед продвигались довольно медленно, в этот момент они подошли к судовому доктору, который все еще находился в состоянии аффекта, и пока не сознавал, что реальность изменилась, что маг-душегуб исчез и больше не угрожает ни биреме ни жизням матросов ее экипажа. Чьл на этот раз нужно остерегаться людей в черном, которые приблизились ко врачу на расстояние шага.
   Мне ничего не оставалось делать, как засучить рукава рубашки, которой на мне не было, и приниматься за работу. Сами собой в голове начали возникать и складываться слова заклинания. Дважды отбарабанив заклинания и сделав соответствующие пассы руками, откуда только эти знания появились у меня в голове, я не помнил, но они там были и я знал, как ими пользоваться. Прочитав заклинание об избирательной очистке палубы биремы морской водой и сделав несколько странных пассов руками, я отошел в сторону и стал наблюдать, как это заклинание будет исполняться. Рядом с биремой вздыбилась громадная волна, которая поднялась над биремой и с шумом и завыванием обрушилась на палубу "Весенней Ласточки". Эта волна пробежалась по палубе от носа до кормы, смывая на своем пути за борт весь хлам, часть незакрепленного груза, поврежденные снасти, тела убитых матросов, а также людей в черном. Когда волна спала, то палуба предстала перед глазами более мили менее чистой, только в отдельных местах оставались раненые и нуждающиеся в медицинской помощи матросы. Я проник в сознание судового врача и подсказал ему, что пора взять себя в руки, так как угроза жизни миновала и настала пора заниматься своим делом, лечить матросов.
   Глава 19
   ххх
   Первые люди в черном у замка появились ближе к полудню. Группа вышла из-за поворота дороги и, ни на йоту не ускоряя своего шага, направилась к воротам замка. В этот момент Эль-Нассар вместе с Ивонн Де ля Рунж находились на смотровой площадке замка, которая была самой высокой точкой в замке и с нее хорошо просматривались некоторые городские кварталы, а также все улицы, ведущие к замку. Они первыми и еще издали заметили эту группу и стали вести за ней наблюдение. Когда эта группа вражеских воинов уперлась в ворота замка и эти воины, убедившись в том, что ворота замка действительно заперты, расположились на постой, но на таком расстоянии от стен замка, чтобы стрелы лучников со стен не долетали до места их постоя. В группе было примерно тридцать воинов, которые сели прямо в дорожную пыль, сложили руки на коленях и чего-то выжидали, не проявив ни малейшего интереса ни к замку, ни к его защитникам. Интересная получилась картина, тридцать вражеских воинов все в одно черном сидели по середине дороги аккуратными рядами по шесть человек в каждом ряду, опустив головы на грудь и сложив руки на коленях. Минута проходила за минутой, никто из этих воинов не поднимался на ноги и не двигался, ни из них не отходил в сторону даже "по маленькому", как обычно поступали простые воины из людей, когда им напоминал о своем существовании мочевой пузырь. Группа начала шевелиться и подниматься на ноги, когда из-за поворота дороги появился еще один человек, закутанный с головы до ног в плащ, непонятного цвета, настолько он был заношен и грязен. Из группы, изгибаясь телом, подобно змее, вышел человечек и легкой рысцой он подбежал к человеку в плаще и замер перед ним в угодливом поклоне, видимо, ожидая распоряжения. Но тот прошел мимо змеи в образе человека, при этом не обратив на него внимания, и остановился прямо перед закрытыми воротами замка. Со смотровой площадки было трудно рассмотреть выражение лица этого незнакомца, но его поведение говорило о том, что человек в плаще был сильно раздосадован этим обстоятельством. Он повернулся к человеку в черном и что-то коротко тому приказал. Вся группа людей в черном разбежалась по сторонам. Вскоре они стали возвращаться на место, таща в руках поленья, большие ветки деревьев и только двое человек из этой группы тащили большое бревно.
   Человек в плаще нетерпеливо махнул рукой этим двоим с бревном, показывая им на ворота, а сам отошел на обочину, предоставив двоим с бревном свободное для разбега пространство. Разбег получился неуклюжим, да и был он короток, поэтому удара бревном по воротам не получилось, когда торец бревна соприкоснулся со створками ворот, то получился слабый толчок, а не удар с разбегу и а ворота даже не шелохнулись.
   Эль-Нассар усмехнулся, наблюдая за действиями людей в черном. В свое время, когда он реконструировал замок, то эти ворота рассматривались в качестве архитектурного элемента замкового комплекса и никто из мастеров-зодчих, предлагая свой вариант, не рассматривал их в качестве оборонительного элемента замка. Поэтому эти ворота следовало бы рассматривать в качестве художественного элемента архитектурного искусства и они не предназначались для того, чтобы по ним били тараном. Но рано или поздно в жизни приходится за многое расплачиваться, особенно за совершенные ошибки. Вот и сейчас, вместе с придворным магом находясь на смотровой площадке донжона, он думал о том, что ворота, как произведение архитектурного искусства, не смогут оказать должного сопротивления врагу, но в душе Эль-Нассар гордился одним уж тем их создавали такие известные мастера-зодчие, которые постарались на совесть и сделали их такими красивыми и крепкими.
   Человек в плаще небрежным жестом руки подозвал змею в образе человека и что-то коротко ему объяснил. Человек в черном, внимательно выслушав приказание и, утвердительно склонив голову в ответ, побежал к своей группе. Вскоре вся группа вернулась к воротам, разбилась в два ряда и, взяв бревно на руки, начали его раскачивать. В этот момент лучники Эль-Нассара открыли по людям в черном стрельбу из луков, они не теряли времени даром, и сумели за короткий промежуток времени выпустить в них около десятка стрел. Стрелы находили свои цели, но жертв даже от прямых попаданий было очень мало. Эль-Нассар собственными глазами мог наблюдать, как одна стрела метко попала под нашлемник одному из людей в черном, но тот на это обстоятельство даже не обратил внимания, продолжая вместе со своими подельниками раскачивать таран. Это вражеский воин с торчащей из шеи стрелой продолжал качать таран, как будто ничего не случилось, в то время, как попади эта стрела подобным образом в шею нормальному воину, тот уже умер бы от этого ранения.
   Ворота не выдержали ударов даже этого самодельного и примитивного тарана, на двадцатом ударе по ним пошла трещина, а на пятидесятом ударе они начали разрушаться. Архитектурный шедевр так и не смог оказать достойного сопротивления грубой силе противника. Придворный маг Ивонн Де ля Рунж не могла магией укрепить эти ворота или заново их восстановить. Она стояла рядом с Повелителем, наблюдала за начавшимся сражением и накапливала магическую энергию, терпеливо дожидаясь своего часа. Эль-Нассар хорошо понимал, что время придворного мага еще не пришло, поэтому набрался терпения и ожидал, когда наступит время его магини.
   От ударов вражеского тарана засов ворот выскочил из пазов и упал на землю, створки ворот рухнули наземь, путь внутрь замка ничто врагам более не преграждало. Но люди в черном не спешили идти на прорыв или штурмовать замок. Разбив тараном ворота замка, они встали в строй и этим же строем вернулись на дорогу, где выстроились в колонну по пять человек в ряду, и вновь стали чего-то выжидать. Человек в плаще спокойно расхаживал вдоль строя группы, он тоже чего-то ожидал. Время текло, но ничего не происходило, прошло часа три и за это время только два человека в черном пали замертво от стрел защитников замка на землю, их тела были сплошь утыканы стрелами. Что касается человека в плаще, то Эль-Нассар видел, как некоторые стрелы, выпущенные по этому человеку, еще в полете уклонялись от цели.
   Но отсрочка штурма замка оказалась кратковременной!
   ххх
   Эль-Нассар и Ивонн догадались, что наступает время штурма замка, когда из-за знакомого поворота дороги вывалилась еще одна группа людей в черном, которая больше напоминала неорганизованную орду из человекообразных приматов, а не разумных людей. Общими чертами лица эти люди мало чем отличались от людей, но у них были очень длинные руки и походка больше походила на ковыляние калик перехожих, они прихрамывали сразу на обе ноги и при так называемой ходьбе часто опускались на руки и быстрыми перебежками продвигались вперед. Эта орда человекообразных по своему количеству во много раз превосходила количественный состав первой группы и общий состав защитников замка, но по организованности ее никак нельзя было и рядом поставить с организованным строем первой группы людей в черном.
   Толпа питекантропов неандертальцев, не останавливаясь, прошла мимо строя первой группы людей в черном и направилась прямо к разбитым воротам замка, где с громким животным ревом навалилась на малочисленную линию обороны защитников замка, которая состояла из десяти лучников и меченосцев. Схватка получилась ожесточенной, но она быстро завершилась, защитники замка дрались как львы, но, когда на каждого из них приходилось по три-четыре человекообразных примата, сопротивление этой малой группы защитников замка было утоплено в крови. Питекантропы со зверскими лицами и со зверской силой размахивали своими зигзагообразными кинжалами направо, налево защитникам бесчисленное количество резаных и колотых ран, из-за большой потери крови защитники замка быстро теряли свои силы, падали на землю без сил или без сознания. Тогда питекантропы набрасывались на тела воинов защитников, зубами разрывали горло и пили кровь павших воинов, а некоторые питекантропы взрезали животы, руками добирались до еще сокращающегося сердца и тут же в мраке подворотни надвратной башни их пожирали.
   Первая линия обороны защитников замка была мгновенно смята массой приматов и также быстро съедена. Кровавое пиршество в подворотне замка несколько задержало их появление во внутреннем дворике, но вскоре первые приматы просочились через это пиршество и появились на виду у защитников замка. К этому времени Эль-Нассар спустился со смотровой площадке и возглавил новую группу второй защитной линии замка. Группа в основном состояла из городских стражников, четырех воинов призрачной стражи и городской молодежи, которая впервые держала в руках боевое оружие. Когда человекообразные фигуры со звериными рожами появились из подворотни, то они с головы до ног были перепачканы человеческой кровью, на ходу пережевывали куски человечины. Все питекантропы передвигались на четвереньках, держали в руках зигзагообразные кинжалами. Этим своим видом они вызывали у защитников замка чувство полного омерзения и отвращения, но только не страха. Защитники замка хорошо понимали, что это их последний бой, отступать некуда и ждать помощи не от кого, что в случае победы эти звери их сожрут и не подавятся. Все они имели шанс сохранить свою жизнь, покинув замок вместе с женщинами и детьми, но остались и сейчас они бесстрашно смотрели в лицо своей смерти.
   Во внутренний дворик замка прорвалось около семидесяти приматов в черном, но были остановлены второй линией обороны, которая выдержала их первый натиск, отбросив питекантропов назад в подворотню. Но те не успокоились, потеряв десять особей, они без передышки вновь ринулись на защитников, издавая звериный рев. И вновь их встретило сталь мечей и упорное сопротивление защитников замка, в результате чего питекантропы снова откатились в подворотню, уже с большими потерями, но поредели и ряды защитников замка. Эль-Нассар сражался в первых рядах и на небеса отправил, по крайней мере, трех приматов, бог его миловал, ни один кинжал человекообразных не коснулся его тела, но десять его соратников сложили головы. Приматы были физически сильными существами, ближний бой оказался для них наиболее выгодным делом. Находясь рядом с воином Эль-Нассара, они ловко увертывались от ударов их длинных сабель и мечей, а своими сильными и длинными руками с зигзагообразными кинжалами наносили тяжелые ранения, от которых защитники замка не могли оправиться.
   Ко второму столкновению с приматами Эль-Нассар изменил тактику ведения боя и приказал своим воинам, не подпускать к себе на близкое расстояние питекантропов, поражать их с дальней дистанции. А когда он за спиной меченосцев поставил лучников, то враг не выдержал и, поражаемый стрелами с дальнего расстояния, спешил укрыться в подворотне. Но питекантропы так плохо передвигались на своих ногах, что немедленно сказалось на итоговых результатах схватки. Из семидесяти приматов осталось около двадцати приматов, но и пятнадцать защитников замка так и не смогли подняться с земли.
   На время всеми забытый человек в плаще спокойно прошел через разбитые тараном ворота и вышел во внутренний дворик замка, где хозяева замка в мирное время встречали и приветствовали гостей. Сегодня дворик дважды становилась местом столкновения людей и приматов и был завален телами убитых и раненых с обеих сторон. С первого взгляда было заметно, что питекантропов погибло гораздо больше, чем защитников замка. Человек в плаще остановился и, скинув капюшон, поднял голову и посмотрел на Эль-Нассара, который стоял в ряду защитников, тяжело дышал и вытирал ладонью пот со лба, готовясь к следующему столкновению. Разыскав глазами нужного ему человека, незнакомец в плаще злорадно усмехнулся, произнес полушепотом слова заклинания и его глаза окрасились в желтый свет. Ивонн Де ля Рунж, которая задержалась на смотровой площадке замка, вздрогнула всем телом, увидев человека в плаще и разгорающееся желтое пламя в его глазах, и моментально поняла, что в бой за замок брошена магия и что настала та минута, к которой она долго готовилась.
   На внутреннем дворике маг читал заклинание о подчинении своей воле Повелителя султаната Гурам!
   Глаза мага стали прерывисто излучать желтые лучи, которые с легким потрескиванием устремились к голове Эль-Нассара. Ивонн быстрым полушепотом прочла заклинание и легким пассом левой руки нейтрализовала заклинание вражеского мага, желтые лучи которого рассыпались в прах перед самым лицом Повелителя, который от удивления и непонимания ситуации смешно заморгал глазами. Он не был магом, не обладал магическими способностями и, разумеется, не сумел рассмотреть начало схватки магов профессионалов - человека в плаще и Ивонн Де ля Рунж.
   Увидев, что его первый удар нейтрализован неизвестным и пока не видимым ему магом, человек в плаще решил идти напролом и пробить магическую защиту человека, которого ему приказали убить. Он поднял руки вверх и, одновременно произнося новое заклинание, стал готовиться к новой атаке, но в этот момент перед его лицом из воздуха выкристаллизовалась голубая змейка, которая, изящно вильнув хвостиком, с ясно различимым хрустом впилась ему в переносицу. От полной неожиданности и от ужасной боли в переносице лицо мага исказила злобная гримаса, но его глаза закатились, а из глазниц двумя потоками хлынула мощные струи черной крови. Люди на площади не видели голубой змейки, но слышали хруст хрящей и костей переносицы мага, и видели, как руки человека в плаще потянулись к глазницам, чтобы остановить поток крови. Человек был уже мертв, но маг в его шкуре продолжал бороться за свою жизнь, но все его усилия были напрасными, борьба за жизнь уже была проиграна!
   Эта схватка магов длилась одно краткое мгновение!
   Когда жизнь окончательно покинула тело мага, то оно на глазах у сторонних наблюдателей стало быстро стареть, иссыхать, усыхать и, превратившись в мумию, истлело в прах.
   - Да, этот маг был шаманом-помором, которые своей ворожбой были ближе к колдунам. - Подумала Ивонн, вспоминая все, что она знала и слышала об этих колдунах.
   Они независимы и никому не подчиняются, но имеют слабость творить зло на земле и всегда появляются там, где идут войны и гибнут люди. По слухам, они ненавидят людей и часто строят заклинание и поддерживают свое шаманство на костях человека, умерщвляя плоть человека, они получают энергию для колдовства.
   ххх
   Печальная судьба мага-шамана не становила штурм замка Повелителя султаната Гурам, только орда приматов была заменена на более организованных людей в черном. Плотный строй этих людей в черном выдавил защитников замка с внутреннего дворика во внутренние помещения замка. Рукопашный бой шел практически во всех залах и помещениях донжона, в коридорах и на лестничных клетках. В этих разрозненных столкновениях мгновенно сходились и, оставляя на полу тела убитых раненых воинов, также мгновенно расходились защитники замка и люди в черном, чтобы через пару шагов вновь столкнуться с противником. Защитников замка с каждым таким столкновением становилось меньше и меньше, а их сопротивление подавлялось общей массой людей в черном, которые по пять-шесть человек нападали на одного защитники, и пока он убивал одного человека в черном, другие насмерть поражали этого защитника. В отличие от своих коллег из орды приматов, они не жрали человеческое мясо, но в схватках не придерживались рыцарского кодекса чести, они не имели совести и жалости, убивали людей в спину и из-за угла, нападали по десять человек на одного и не брали людей в плен.
   Вначале Эль-Нассара постоянно сопровождали десять воинов, но в каком только помещении он не появлялся, там моментально набивалась чертова туча людей в черном. Эти люди методически, по одному, вырезали или каким-либо другим образом уничтожали сопровождающих Повелителя воинов. Очень скоро рядом с ним осталось только двое молодых парней, которые впервые в жизни взяли в руки мечи, но довольно-таки успешно ими пользовались, защищая и свои и Эль-Нассара жизни. Сплотившаяся тройка воинов порубила на куски немало людей в черном, но настала черная минута и для них. Появившаяся из задымленного коридора пятерка людей в черном была не с привычными кинжалами в руках, а с тяжелыми секирами и действовала необычным образом. Она тут же разъединили сплотившуюся тройку на отдельные единицы и в куски своими секирами порубили молодых парней, которые из-за молодости и недостаточной военной подготовки не могли в одиночку держать удар бывалого воина. А Эль-Нассар получил ранение в бедро, секира глубоко разрубила мускулы бедра, но не затронула кость, но продолжать бой, даже опираясь плечом о стену и стоя на другой ноге, он уже не мог. Настало и его время, когда следовало подороже продать врагу свою жизнь, Эль-Нассар приготовился принять смерть от руки врага.
   Но пятерка людей в черном не полезла под меч Эль-Нассара, а отошли недалеко в сторону и в расслабленной позиции, на держа свои секиры наготове, и ожидали, когда Повелитель султаната Гурам истечет кровью и потеряет сознание из-за потери крови, которая струей била из рубленой раны. Пятерка людей в черном имела задание, взять Эль-Нассара живым, и теперь спокойно ожидала той минуты, когда можно будет подойти к потерявшему сознание человеку, завернуть его в заготовленный заранее ковер и доставить заказчику. Эта уверенность в своих силах и расслабленность сыграли злую шутку и с этой великолепной пятеркой вражеских убийц. Понимая, что их задание вот-вот само падет в их руки, они перестали быть внимательными и острожными и, потеряв контроль над ситуацией, не заметили появления женщины, придворного мага султаната Гурам.
   Незадолго до этой минуты Ивонн сердцем почувствовала, что с Эль-Нассаром произошла беда и, забыв об осторожности, магиня бросилась на его розыски. Легкое заклинание точно указало местонахождение Повелителя султаната Гурам и путь, как до него было бы ближе всего добраться, и не ошиблась, обнаружив Эль-Нассара на грани потери сознания, его уже покачивало. Схватки с убийцами в черном практически не было, пятеро убийц с секирами в руках, мгновенно умерли от разрыва сердца.
   Но с Эль-Нассаром Ивонн пришлось повозиться и помучаться, к этому моменту он уже ничком лежал на полу, из-за большой кровопотери у него не было сил стоять на ногах. С трудом ей удалось наспех обработать рану, остановить кровотечение и, не дав Омару потерять сознание, попыталась поднять его на ноги. В этот момент у Эль-Нассар совсем обессилил, он лежал и виноватыми глазами смотрел на своего придворного мага, не в силах держаться на ногах, а не то, чтобы ходить. Но в любую секунду в помещение могли ворваться враги, поэтому было бы желательно его покинуть, как можно быстрее и укрыться в безопасном помещении. Ивонн Де ля Рунж оказалась не готова к подобному и такому быстрому развитию событий, обычно она заранее готовилась к плохим временам и подыскивала надежные места, в которых можно было укрыться и в безопасности переждать критические времена, но сейчас такого безопасного убежища у нее не было. А сейчас в этом задымленном и набитом трупами помещении, в котором когда-то размещался малый обеденный зал донжона, она чувствовала себя неуверенным и полуслепым магом. Тогда она вспомнила о смотровой площадке донжона замка, к которой вела одна только лестница, которую легко можно было бы блокировать магическими мерами, в решила туда переместиться. На раздумья времени не оставалось и, из валявшихся на полу обломков разбитого стола и стульев, соорудила нечто похожее на носилки. Перевалив на это сооружение тело раненого Повелителя, она прошептала короткое заклинание о левитации тел и, вызвав магический портал, протолкнула вспарившие в воздух носилки с Эль-Нассаром в раскрывшийся зев портала и вслед за ними смело шагнула в пелену серебряного мерцания.
   ххх
   Относительно легко магически заблокировав доступ врагам на смотровую площадку донжона, она занялась осмотром и излечением раны Эль-Нассара. В этот момент у нее под рукой не было ни медицинских требуемых инструментов, ни магических артефактов, которыми можно было бы быстро заживить рану, чтобы поставить на ноги Повелителя. Практически вручную она провела анестезию рубленой раны, затем руками свела вместе края раны. В этот момент она размышляя о том, что хорошо, что секира, которой была нанесена рана, была остро наточена и ее лезвие прорезало, а не прорубило кожу и мускулы человека, поэтому края раны получились ровными и легко скреплялись магическим швом для последующего заживления. Когда рана Эль-Нассара перестала впрямую угрожать его жизни, Ивонн Де ля Рунж поднялась на ноги и осмотрелась кругом.
   Все говорило о том, что штурм замка уже завершился, последние его защитники погибли и сейчас он захвачен противником. Она подошла к парапету смотровой площадки и посмотрела вниз, тишина и несколько очагов разгорающихся пожаров, и ни одного человека. Снизу не слышалось ни звона мечей и кинжалов, ни боевых кличей защитников, было тихо и слышалось только потрескивание от огня горящего дерева. Ивонн Де ля Рунж мягко коснулась руки Эль-Нассара:
   - Омар, я готова прочитать заклинание о нашем магическом переносе подальше от столицы, где можно было надежно укрыться и заняться твоим излечением. - Сказала она. - Замок захвачен и нам здесь больше нечего делать. Готов ли ты к переносу?
   - Ивонн, не можешь ли ты перенести нас в Аннуар, где находятся наши люди?
   - Извини, Омар. - Ответила Ивонн. - Я постараюсь это сделать, но не могу гарантировать, что мы сумеем перенестись прямо в лагерь. Я никогда не была в том лагери и в моей памяти нет зрительной привязки к этому месту, поэтому не могу обещать, что портал доставит нас по точному адресу, именно в то место, которое нам нужно. И нам надо спешить. Посмотри. - Она рукой указала Эль-Нассару на группу противника, только что показавшуюся из-за поворота дороги. Это была большая конная кавалькада из всадников номадов, которые сопровождали трех всадников, закутанных в ярко синие плащи.
   - Хорошо. - Согласился Эль-Нассар. - Настало время покинуть замок.
   Ивонн Де ля Рунж стояла, облокотившись руками на перила смотровой площадки и сверху смотрела на лежащие перед ее глазами кварталы столицы, в которых стали возникать очаги пожаров. Черные клубы дыма один за другим вырастали над домами граждан и их число постоянно увеличивалось. По всей очевидности, в городе начались вооруженные столкновения. Ивонн, как опытная магиня, знала причину возникновения этих пожаров, горожане не поднялись и не стали оказывать вооруженное сопротивление захватчикам, а в этот момент противник уничтожал остатки городской стражи капитана Фенриха. Она знала также и о том, что капитан Фенрих одним из питекантропов был ранен в голову удачно брошенным камнем, полуживой он сумел объединить вокруг себя городских стражников и сейчас вместе с ними пробивался к городским окраинам. Ивонн Де ля Рунж тяжело вздохнула, она знала, но не могла предупредить капитана Фенриха о том, что на одной из улиц по пути следования его отряда враг устроил ловушку.
   Ивонн Де ля Рунж выпрямилась во весь рост, подняла руки к небу и, нараспев, стала читать заклинание. Над замком начали сгущаться облака и формироваться смерч, который с диким свистом и завыванием закрутился над смотровой площадкой донжона замка. Бешеный ветер до единой пылинки и хворостинки вымел смотровую площадку, но не затронул Ивонн и Омара Эль-Нассара, из-за мощной магической защитной сферы, которая охватывала этих двух человек. Придворный маг султаната Гурам продолжала чтение заклинания, медленно раскачивая свое тело, а ее руки совершали вращательные движения, сгибались и разгибались в локтях и вновь поднимались в небо, призывая силу и мощь магии. Черный смерч продолжал, ускоряться и завывать, в неуловимый для человеческого глаза момент, он, словно вода в глубоком речном водопаде, низринулся сверху на внутренний дворик, сметая и уничтожая все на своем пути. Смерч забрал остатки жизни и уничтожил людей в черном и питекантропов, неожиданно группой выкатившихся из подворотни.
   На смотровой площадке замка сформировался огненный провал, в который смело вошла женщина с плывущими по воздуху носилками.
   И бешеный смерч внезапно прекратился и бесследно исчез.
   На замок начала опускаться светлая пелена без цвета и запаха, которая вначале скрыла верхние этажи замка, а затем нижние и коснулась земли.
   Весь замок оказался в этой пелене.
   Через мгновение, в сердце пелены без едино звука что-то полыхнуло и она начала растворяться, рваными кусками поднимаясь вверх и расходясь по сторонам. Когда ее не стало, то замка на этом месте уже не было, словно его никогда здесь и не бывало, на его месте был разбит газон из ярко-зеленой травы.
   Всадники в синих плащах и сопровождавшие их номады остановились перед этим газоном и некоторое время молча его рассматривали. Ни один человек в синем плаще не произнес ни слова, а стояли и молча смотрели на газон, затем развернули верховых животных и также нетропливо направились восвояси.
   ххх
   Первые опыты в магии оказались такими утомительными, что за короткое время меня полностью лишили сил и я практически с чурбака свалился на пол каморки, чтобы немного отлежаться и отдышаться. Скоро я почувствовал, как в тело вновь возвращается сила и жизненной энергией. Магические способности, борьба с безумным магом и людьми в черном меня - все это что за очень короткий промежуток времени меня заставили о своем социальном статусе. Я забыл о своем соседе по каморке, но, когда отлеживался на полу, то вспомнил, что я не один проживаю в каморке, и машинально взглянул в его сторону. Этот здоровенный мужик, вот уже почти два года вместе со мной работал на весле гребцом, сидел на чурбаке, посматривал на меня и поеживался от моего взгляда, отодвигаясь телом в дальний угол. Он медленно переводил взгляд своих глаз с моей шеи на какой-то предмет, валявшийся на полу каморки в районе моих ног, странно при этом поддергиваясь. Обратив внимание на непонятное поведение соседа, я решил узнать, что это он там рассматривает, посмотрел на ноги на секунду и замер из-за охватившего меня удивления, смешанного с шоком. В моих ногах на деревянном полу каморки валялся чей-то рабский ошейник, с разведенными в стороны половинами кольца.
   Охвативший меня ужас не сразу позволил мене сообразить и разобраться в том, что это был мой ошейник, неведомым образом сломанный и покинувший мою шею. От неверия в случившееся, я поднял руки к шее и их пальцами начал осторожно ее ощупывать. Сколько бы раз пальцы рук от плеч не поднимались к подбородку, ни каких колец на шее и в помине не было. Я кожей шеи ощущал прикосновение пальцев, несколько раз ладонями массировал шею, каждый раз убеждаясь в том, что на ней нет так мне надоевшего железного кольца. Когда я эту операцию проделал, вероятно в сотый раз, только тогда поверил в то, что на деревянном полу каморки валяется мой ошейник, который я умудрился сломать и снять со своей шеи.
   Я поднялся с пола, стараясь прочувствовать полученную свободу, но или чувства в данный момент покинули меня, или я за годы рабства утерял саму возможность что-либо ощущать, но внутри меня ничего не изменилось. Да и особой радости или восторга по этому поводу не ощущал. Все дни рабства, проведенные на биреме "Весенняя Ласточка", я мечтал об этой минуте, когда стану свободным человеком, но после признания самого факта о становлении свободным мои мысли о свободе прерывались и я дальше этого фата в будущее не заглядывал. Когда же наступила минута свободы, то я просто не знал, что делать дальше с этой свободой. С большим трудом и неохотой мой разум начал осознавать, что понятие свободы, это вам не ошейник, сброшенный с плеч, а нечто большое и он начал лихорадочно вспоминать, а чем мне заниматься, чтобы окончательно стать свободным человеком.
   Разумеется, внутри меня все бурлило, кипело, изливалось волнами ярости, бессилия и негодования. Рывком одних только рук, выдергиваю стальной крюк-болт, к которому крепилась железная цепь ножных кандалов и наклоняюсь к ним, чтобы их переломать и отбросить их в сторону. Я машинально продолжил развивать реальный процесс своего освобождения от оков рабства, чтобы освободиться от физических проявлений былого рабства. Когда ножные кандалы поддались усилиям моих рук, у судового кузнеца, вероятно, был некондиционное железо, вот и ножные кандалы получились слабоватыми.
   Я выпрямился во весь рост, ступил ногой на чурбак, чтобы покинуть каморку, в которой безвылазно провел чуть более двух лет, и собрался совсем уже выпрыгнуть на верхнюю палубу биремы, как ощутил взгляд своего соседа. Этот взгляд словно прожигал мне кожу спины в районе старой раны, он больно отдавался где-то внутри меня. Совершенно нехотя я посмотрел на этого раба, своего соседа и чуть не подпрыгнул от удивления. Сосед стоял передо мной на коленях и на одной вытянутой руке протягивал мне цепи от своих ножных кандалов, а другой рукой касался ошейника, скрывающегося под его густой бородой. Глаза соседа умоляли и просили о снисхождении, о даровании и ему свободы. Не отдавая себе отчета в том, что я творю, я спрыгнул на пол каморки и одними руками переламываю цепь кандалов и левой рукой касаюсь соседского ошейника, который при этом прикосновении с легким хрустом разламывается на две половинки и с плеч соседа и падает на пол. Теперь наступает моя очередь наблюдать, как на лице соседа одно чувство сменяет другое, - недоумение переходит в удивление, удивление в радостное изумление, которое перерастает в восторг. Мне были близки и понятны эти чувства, испытываемые соседом в тот момент, когда он освободился от оков рабства.
   Мы стояли и смотрели друг на друга, никто из нас не мог поверить в то, что сейчас в этой каморке друг перед другом стоят два свободных человека. Это были самые драгоценные, удивительные и прекрасные мгновения моей и его жизни. Мой сосед по каморке поднял правую руку и ладонью крепко ударяет себя в левую половину груди, в то место, где у человека находится сердце, произнося при этом какие-то непонятные и булькающие слова.
   - Я не понимаю, что ты хочешь мне. - Хотел сказать я соседу, но язык не двигался и из моего рта не вырвалось ни единого звука.
   Но и сосед испытывал аналогичную проблему, проклятый ошейник сделал свое грязное дело, отучил и этого человека, как пользоваться языком. Мне ничего не оставалось делать, как это в свое время проделал со мной, мой друг Дейл. Я подошел к соседу и коснулся рукой его переносицы. По его лицу я мог наблюдать, как череда чувств затронула сердце и душу моего соседа и тогда я вновь обращаюсь к нему со сказанными ранее словами. Ответ пришел незамедлительно.
   - Как же нам поговорить друг с другом? - Словно самого себя вопрошал мужской голос. - Нам нужно быстрее договориться между собой и приступить к освобождению остальных рабов-гребцов, пока матросы экипажа не пришли в себя от шока боя. - Думал мой сосед.
   - Мы можем поговорить мыслеречью общаться между собой. - Своими мыслями я врываюсь в мысленный монолог соседа и, не давая ему прийти в себя, продолжаю общаться с ним ментальным образом. - Все очень просто, обмен мыслеречью происходит следующим образом. Ты думаешь о том, что хочешь сообщить мне. А услышу твои мысли, пойму их и отвечу своими мыслями тебе. Мыслеречь даст нам возможность свободно обмениваться мыслями по любому вопросу поводу.
   Но сосед не совсем правильно понял мои объяснения по поводу обмена мыслями и резко вспылил, хватая меня за плечи своими грязными лапищами.
   - Ты хочешь читать и знать все мои мысли в голове, грязный колдун?! - Раздался животный рев. Мне не хватало новой проблемы, бороться и успокаивать существо в образе человека. - Читая мои мысли и диктуя мне свои условия, ты можешь стать моим хозяином и свободно распоряжаться мною, когда этого захочешь, потребовать от моего разума, поступать так, как этого тебе захочется. Одно рабство я сменил на другое мысленное рабство! Не зря люди говорят, что все колдуны - это злые... .
   - Остановись человек, ты мужчина или нет?! Прекрати идиотскую истерику. - Грубо прервал я соседа. - Никто не берет тебя в новое рабство. Обмен мыслями, - это в данную минуту единственный способ, чтобы могли разговаривать между собой. Я никогда не буду знать, что за мысли в твоей голове, я не слышу их, а слышу только те мысли, которыми ты обращаешься непосредственно ко мне. Ты "слышишь" и понимаешь только те мысли, которыми когда я обращаю к тебе. Объясняя соседу ситуацию с мыслеречью, я немного лукавил, но только такое объяснение могло успокоить соседа и он смог бы поверить в мою доброжелательность. Если потребовалось бы, то я был в состоянии просканировать или прозондировать весь его головной мозг, чтобы узнать или отыскать требуемую информацию. Меня же очень удивила собственная уверенность в том, что смогу сканировать или зондировать головной мозг другого разумного существа, но, чтобы не терять времени, обратился к соседу. - Ты перед этим думал, что у нас нет времени, на что у нас нет времени? Отвечай быстрее. - В заключение потребовал я.
   Мое разъяснение в отношении мыслеречи, видимо, несколько успокоило взрывные нервы моего соседа, и он притих, успокоился.
   - Меня зовут Борг. Я бывший капитан призрачной стражи султаната Гурам. - Когда сосед назвал имя султаната, в моей голове со скрежетом провернулось несколько шестеренок и перед глазами возник образ Дейла. Именно Дейл в нашем первом контакте упоминал султанат Гурам и называл имя его Повелителя. Что-то вроде, Эль-Нассар. - Когда столица султаната пала, - Борг продолжил свой рассказ, - и неизвестно куда исчезли мой Повелитель, Придворный Маг и другие министры двора, то меня захватили в плен и продали в рабство на галеры. Таким образом я оказался на "Весенней Ласточке" и стал твоим соседом по каморке и веслу. Но сейчас речь идет не об этом, позже мы всегда можем вернуться к этому разговору. Ты видишь, что несколько матросов экипажа все еще живые, но пока находятся в шоке, но скоро они придут в себя и поймут, что бой окончен. Приведут себя и бирему в порядок и тогда узнают, что пара рабских ошейников не функционирует, в соответствии с инструкциями, они изолируют нас в отдельном помещении и постараются устранить неполадки с ошейником и тогда нас ожидает единственный выход из такого неординарного положения - смерть. Чтобы раньше времени не покинуть этот прекрасный мир, мы должны захватить бирему.
   - Хорошо, - не долго думая, согласился я, - что нам необходимо делать в данной ситуации в данную минуту? Нас же всего двое!
   - Ничего страшного, что нас пока еще двое. - Продолжил свою мысль Борг. - В то время, когда матросы экипажа растеряны, нужно от рабских ошейников освободить как можно больше гребцов. Тебе следует, пройдись вдоль бортов биремы, освобождая гребцов от ошейников и ножных кандалов и направляя их на палубу ко мне. Как только завершишь свою работу по освобождению гребцов от рабских оков, то поднимайся на палубу, где мы и встретимся. Пока ты будешь занят своим делом, я постараюсь объединить этих бывших рабов, чтобы противостоять матросам.
   План Борга был прост и реален по своему исполнению!
   Не говоря ничего лишнего, я вспомнил, как корабельный кузнец выбирался на палубу из нашего закутка и, используя в качестве лестницы щели и выступы в стене, взобрался наверх на палубу и принялся освобождать других рабов-гребцов от рабских ошейников и железных оков. При одном только моем прикосновении к ошейникам, они с легким хрустом раскрывались и падали на полы каморок. Немного дольше времени занимал процесс ломки руками ножных кандалов. Проблема была в том, что некоторые из их владельцев, не совсем понимая, что с ними происходит, сопротивлялись моим попыткам сломать их ножные кандалы, мешали, отталкивая мои руки, своему высвобождению из рабства. Но несмотря на эти проблемы, мне удалось быстро освободить рабов-гребцов верхнего яруса вдоль обоих бортов биремы, настала необходимость спускаться в трюм биремы, где я никогда не был и где находились рабы-гребцы нижнего яруса. Через грузопассажирский люк, расположенный в корме биремы, я по лестнице начал спускаться в трюмное отделение биремы. Перед тем, чтобы окончательно спуститься в трюм, я осмотрелся кругом и увидел в центре палубы биремы своего соседа по веслу, вокруг которого копошились бывшие рабы. Некоторые из бывших рабов, которое длительное время находились в рабстве ошейника и его хозяев, плохо ориентировались и соображали, они беспомощно топтались по палубе и не понимали, что происходит вокруг них. Другие, с малым сроком пребывания в рабстве, быстро приходили в себя и первым же делом пытались бежать с биремы. Только раскинувшееся море вокруг биремы останавливало их от этого поспешного действия. Но вокруг Борга уже толпилось несколько бывших рабов и внимательно слушали его разъяснения.
   Трюм встретил меня полусумраком и терпким запахом дыма от горевших ранее факелов и устоявшего смрада от долгого пребывания людей в этом помещении. Во время подготовки боя с магом матроса экипаж загасил в целях безопасности все факелы, поэтому в трюме было довольно таки темно, а заново разжечь факелы было уже некому. Я немного постоял, привыкая в этому насыщенному полусумраку, а затем, придерживаясь правой рукой стены перегородки пошел вдоль борта. Через пару шагов и я натолкнулся на бревно, с двумя рабами-гребцами, сидящими на нем в углублении, чьи силуэты едва просматривались в этом полусумраке. Как и на верхнем ярусе, я пальцами рук коснулся их ошейников, которые с негромким хрустом попадали на палубу. Но едва моя рука тронула тело одного из гребцов, как я ощутил их холодную неподвижность, этот раб и его сосед были мертвы, непонятная сила их убила до моего появления в трюме.
   Продолжать работу в помещении с отсутствием нормального освещения было трудно и опасно, всякое могло произойти в такой темноте, поэтому я коротким заклинанием вызвал магическое зрение для ночной темноты, чтобы облегчить себе работу в этом темноватом помещении. Пара слов и через мгновение мои глаза стали видеть все, что находилось в трюме биремы. В центре был аккуратно уложен и закреплен груз, возле которого находились полтора десятка матросов экипажа, которые, видимо, продолжали прятаться от безумного мага, они еще не знали о его смерти и о том, что бой уже закончился. Я решил не спешить с такой информацией и занялся своими рабами-гребцами.
   По легкому покашливанию и движению тел следующей пары гребцов, я понял, что они живы и здоровы. Мое прикосновение к их ошейникам было воспринято этой парой с полным безразличием, но, когда ошейники упали на палубу, и я попытался, наклонившись через одного из гребцов, дотянуться до ножных кандалов его напарника, то гребец стал отталкивать меня от своего соседа. Мне пришлось применить силу, чтобы успокоить парня и, в конце концов, я освободил эту пару от ножных кандалов. Когда до разума гребцов дошло, что они свободно и ничто более держит их на этом месте, то они вскочили на ноги и стали громко кричать и размахивать руками. Один из гребцов бросился меня обнимать и целовать, желая, по-видимому, таким образом отблагодарить за полученную свободу. Хватка его рук оказалась стальной и я не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть воздуха из легких, чтобы освободиться я попытался мысленно внушить этому громиле, что его и его напарника ждут на верхней палубе биремы. Не знаю, не могу сказать, дошел ли этот мыслеобраз до гребца, но он бросил со мной обниматься, подхватил напарника за локоть и вместе с ним помчался к трапу, ведущему на верхнюю палубу биремы.
   Вслед за этой за этой парой бывших рабов на верхнюю палубу один за другим стали подниматься и прятавшиеся в трюме матросы экипажа биремы. Они, видимо, по крикам и возгласам только что освобожденных рабов догадались, что на биреме произошли какие-то изменения и пошли наверх выяснять суть и обстоятельства этих изменений.
   Когда большая часть гребцов нижнего яруса освободилась от атрибутов рабства и осталось всего две пары пока еще не освобожденных рабов, мне показалось, что в трюмном помещении появилась и стала расти непонятная напряженность. Большинство рабов было освобождены, вместе со мной в трюме было всего пять человек, а в душе моей росла и росла обеспокоенность по поводу грядущей опасности. Разум не мог определить, где именно таилась эта опасность и что она собой представляет, оно просто предупреждало о том, что появилось нечто, что угрожает моей жизни и в этой связи мне следует быть очень осторожным. Пожав недоуменно плечами, я решил побыстрее заканчивать свою работу с рабами-гребцами нижнего яруса и направился к следующей паре рабов- гребцов. Когда ошейники этой пары рабов упали на палубу и, когда я ближайшего ко мне раба освободил от ножных кандалов, то протянулся над его коленями, что дотянутся до ножных кандалов его соседа. В тот момент, когда я руками искал ноги его соседа с кандалами, меня пронзила острая боль в щеке и в плече от дважды мелькнувшей перед глазами светлой полоски. Я резко отпрянул от этой пары, выпрямился и поднес руку к щеке, где ощущалась боль. Когда, нащупав разрез на своей щеке, я отвел руку, с нее капала кровь. В этот момент я успел заметить, как сидевший и уже освобожденный раб-гребец ухватился рукой за рукоятку ножа, торчащуюю из моего плеча.
   Глава 20
   ххх
   В глубине леса, где лучи Желтого Карлика едва пробивались через листву деревьев, около двадцати кавалеристов осторожно передвигались по узкой лесной тропе. Заметно было, что эта тропа была проложена людьми, но ее давно уже не пользовались, она поросла густой травой, которая все под собой скрывала, не было видно не отпечатков копыт от верховых животных, ни колеи от колес проезжавших здесь крестьянских телег. Солнечные лучи пробивались через кроны деревьев, отдельными лучами высвечивая зелень их листвы, да и над головой пролетали мелкие лесные птички и, казалось бы, они беззаботно щебетали. Но лес хранил в себе опасность, кавалеристы осторожно пробирались сквозь его массив, в основном придерживаясь этой дороги.
   Всадники обращали на себя внимание своей военной выправкой, ладно сидящей на них обмундированием и своей посадкой в седлах верховых животных. По всему было видно, что это конный разъезд состоял из бывалых и хорошо знающих свою службу кавалеристов, которые быстро, но осторожно передвигались по дороге, внимательно посматривая по сторонам. Всадники были одеты в видавшую виды серо-зеленую форму, длинные гимнастерки и бриджи с сапогами. Гимнастерки этих кавалеристов до белизны выгорели под солнцем, на них виднелось множество заплат, но всадники выглядели чистыми и хорошо заботившимися о себе людьми. Их лица были выбриты до синевы, а сапоги начищены до зеркального блеска. А сами кавалеристы выглядели подтянутыми и уверенными в себе людьми, успешно прошедшими воинскую выучку и боевое образование. Всадники были вооружены кавалерийскими палашами, к седлам приторочен пучок дротиков, некоторые имели арбалеты, а около десятка всадником имели большие луки для охоты на людей. Вот только верховые животные этих всадников сильно подвели, в строю не было ни одного верхового животного одной и той же масти с другими. В регулярных частях кавалерии подобное нарушение устава каралось в обязательном порядке, согласно уставу каждое кавалеристское подразделение обязано было иметь верховых животных одной масти, одного окраса. Правда, рога на головах верховых животных не были особо кустистыми и были белого цвета. Они выглядели боевыми животными, были хорошо выдрессированы как для строя, так и для боя, слушались малейшего движения рук или ног своих всадников.
   Время от времени разъезд останавливался на дороге, а двое или трое всадников, не ожидая приказа командира, съезжали с дороги и углублялись в лес, чтобы осмотреться и послушать, нет ли в глубине леса подозрительных шумов или звуков, осторожным глазом осмотреться нет ли на земле отпечатков копыт других всадников. Через некоторое время разведка возвращалась на дорогу и вся колонна продолжала свое движение по дороге. Так конный разъезд шаг за шагом, медленно, но без особо длительных остановок продвигался к своей цели.
   Внезапно один из передовых всадников придержал своего животного и поднял вверх свою руку, призывая своих товарищей к вниманию. Всадники замерли на месте. Поднятая рука начала медленно опускаться и замерла, указывая на направление, ведущее в сторону от лесной дороги. Один из всадников развернулся и поскакал к командиру разъезда. Его верховое животное, видимо, ощущая тревогу, скакало, интуитивно выбирая для своих лап такие места, чтобы не хрустнула ни одна ветка или не послышался отзвук топот от его копыт. Подскакав вплотную к командиру, всадник, молодой паренек в солдатской униформе склонил к нему голову и вполголоса ему доложил:
   - Двое. Мужчина и женщина впереди на поляне. Прячутся в кустарнике. Только странные они какие-то и, видимо, скрываются от преследователей. Они - впереди по дороге, лежат спиной к нам спинами и наблюдают за противоположной стороной поляны.
   - Пока не будем вмешиваться. Посмотрим, что произойдет дальше, хотелось бы узнать, от кого и почему они прячутся. Подождем, а после решим, как дальше будем действовать и те ли это люди, которых мы ищем столько времени. - Подумав, командир решил. - Передай сержанту Сандербергу, ждать, наблюдать и не вмешиваться до особого распоряжения. Но, чтобы и не мешкал, когда наступит минута. Хорошо бы узнать, кто эти двое? Может быть, это все-таки те люди, которых мы ищем. Но нам нужны двое мужчин. Еще раз, ждать и не торопиться.
   Всадник приложил кулак правой руки к сердцу, склонил голову и, дернув за узду верховое животное, поскакал к сержанту Сандербергу, который уже слез со своего верхового животного и, отведя его в ельничек, привязал к стволу ели. А сам взобрался на пригорок, откуда было удобно наблюдать за прячущимися в кустах мужчиной и женщиной. Солдат последовал примеру сержанта и вскоре он лежал рядом с ним на пригорке, наблюдая за незнакомцами. Лесная тишина не нарушалась минут тридцать. Всадники основной группы слезли с верховым животных, рассредоточились среди деревьев и, не расседлывая их, расслабились, что-то стали жевать, пить воду из поясных фляг и, негромко переговариваясь, терпеливо ожидали развития событий.
   Вскоре эта тишина леса была нарушена неожиданным свистом, прозвучавшим с другой стороны поляны, на краю которой в кустарнике скрывались мужчина и женщина. Сержант Сандерберг видел, как мужчина достал клинок и ногтем пальцем проверил остроту его лезвия, а женщина вытащила из кармана платья какой-то предмет и начала перебрасывать его из руки в руку, что-то при этом нашептывая и дуя на непонятный предмет.
   - Чертова колдунья. - Подумал сержант, как и все солдаты, он не очень-то любил людей, занимающихся непонятными для простого человека делами.
   А магия, это как раз и есть самое непонятное дело для простого солдата. Колдовство, одним словом! Сандерберг злобно цыкнул через зубы, ему очень хотелось три раза сплюнуть через левое плеча, отводя от себя порчу или беду, но воздержался, события на поляне стали развиваться с такой быстротой, что он тут же забыл о процессе отвода колдовской порчи или сглаза и весь превратился во внимание.
   На противоположной стороне поляны из лесных зарослей орешника неожиданно один за другим повалила непонятные люди, одетые с голову до ног в черную одежду. Когда они все вывали на поляну, то их насчитывалось человек пятьдесят. Собравшись все вместе и, неорганизованной толпой, они потопали к кустарнику, за которым скрывались беглецы, словно заранее знали, где прячутся нужные им люди. Все стало на свои места и все сразу разъяснилось, когда вслед за людьми в черном на поляну из леса выбрались шестеро всадников, двое из них были людьми, с головы до ног закутанные в красные плащи, а остальные кочевниками номадами. В этих всадниках сержант моментально признал шаманов-колдунов из далеко Поморья, слухи о позорных делах которых он много раз слышал, и с которыми пару раз встречался с глаза на глаз, которые оказались несколько неудачными для этих магических парней и которые были слишком пьяны, чтобы они могли воспользоваться магией, когда их убивали. А так этих шаманов было бы лучше вообще не трогать, шаманы поморы были страшными и безжалостными черными колдунами, которые ненавидели весь род человеческий, хотя и сами принадлежали к этому роду. Они старались уничтожить любого человека, случайно встретившегося на их пути. В своем черном колдовстве они зачастую пользовали некромантию, магию на крови и не брезговали прибегать к магии преисподней и ада. Они не ведали пощады к людям и убивали всех подряд, взрослых и детей, женщин и стариков. К тому же шаманы поморы оказались вернейшими слугами, цепными сторожевыми псами демонов преисподней, которым безоговорочно отдавали свои сердца и темные души. Там, где однажды прошел шаман из Поморья, после него оставалась смерть и разруха.
   ххх
   Поморские шаманы были командирами этой неорганизованной толпы людей в черном, они знали и только подсказали своим подчиненным, где прячутся беглецы. Но, прежде чем беглецов придать смерти, им, наверняка, хотелось покуражиться и поиздеваться над этими двумя людьми, насладиться их страданиями и мучениями, которые люди испытывают перед смертью. Сержант Сандерберг, при виде шаманов, аж сплюнул в сторону, он ненавидел этих нелюдей, этих нечестий в грязных балахонах. Он был готов сейчас выхватить свой верный палаш и броситься в безрассудную атаку на эту черную мразь, чтобы ее порубить на мелкие кусочки. Но пятьдесят человек в черном и строгий приказ командира, держать себя в руках, остановили сержанта от душевного порыва и от претворения в жизнь своего необдуманного решения в таких невыгодных условиях атаковать противника.
   Шаманы поморы особо не торопились вступать с ними в схватку с мужчиной и женщиной. Они даже предприняли непонятный с точки зрения профессионального военного сержанта маневр. Вместо того, чтобы побыстрее добраться до кустов и покончить с преследуемыми людьми, навалившись на них массой людей в черном. Шаманы разделили эту толпу на две равные части, два крыла и стали кустарник с беглецами обходить с двух сторон, видимо, желая их окружить и пленить. Ведь по устоявшимся канонам воинского искусства два человека не смогут в полной мере и долго сопротивляться шестидесяти неплохо вооруженным воинам. Этот маневр шаманами, может быть, был совершен из-за того, что шаманы хотели быстрее покончить со всем этим делом. А может быть, они просто боялись беглецов и хотели, чтобы внимание их было постоянно разделено и чтобы они не могли концентрировать свои силы только в одном направлении.
   Мужчина и женщина, особо не торопясь продолжали свои приготовления к бою с противником, который на порядок превосходил их по численности. Сержант Сандерберг почувствовал, как в его душе родилась и начала расти симпатия и уважение к этим двум людям. Ему было хорошо видно, что эти двое здраво оценивали ситуацию, что они понимали, что, вероятно, это будет их последний бой и что они не смогут в нем победить. Но, видимо, этим двоим отступать было некуда, что-то им не позволяло бросить все и сломы голову бежать от такого многочисленного противника. Они и уже завершили свою подготовку к бою и сейчас стояли и терпеливо, тихо переговариваясь между собой, ждали приближения противника, эти люди не собирались сдаваться своему врагу. Сержант Сандерберг, как профессиональный вояка, прекрасно понимал, что эти двое смогут уцелеть только в том случае, если господь бог сосчитает нужным вмешаться в этот бой и им помочь. Он также понимал, что нерешительный характер его командира не позволит тому решиться и поддержать эту храбрую двойку в условиях, когда противник превосходит и силы их конного разъезда, из-за досады и от сознания своего бессилия сержант до крови прокусил губу.
   Как это не казалось удивительным, но первой бой начала женщина магиня, она широко и по-мужски размашисто забросила в толпу людей в черном какой-то предмет. Последовал непродолжительный свист, а затем негромкий хлопок взрыва. В самом центре толпы вспухло белое облачко и десять человек в черном, попав в объятия этого облачка, исчезли с лица земли. Сержант Сандерберг только громко ахнул, увидев, как женщина-маг так ловко отправила к праотцам десяток сильных и вооруженных мужчин. Взрыв вызвал замешательство в толпе людей в черном, которая некоторое время топталась на одном месте, а не продвигалась вперед.
   Оба шамана в ответ на действия магини поспешили с ответными заклинаниями и с дальнего расстояния двумя небольшими файерболами ударили по кустарнику с беглецами, Но файерболы так и не долетели до цели, а упали на землю и, проложив в густой траве две жженые полосы, взорвались перед кустарником. После неудачных файерболов, шаманы некоторое время переговаривались между собой, держась подальше от столь опасного кустарника. Видимо, взрыв, так удачно осуществленный магиней, их впечатлили и они горели желанием показать свое магическое превосходство. Глаза шаманов поморов начали наливаться желтым цветом, а их глаза начали короткими очередями испускать желтые лучи, которые они направляли в сторону кустарника, стараясь чтобы эти лучи простегивали листву кустарника, за которым укрывались мужчина и женщина. Когда женщина заметила преображение шаманов и эти желтые лучи, то одним коротким движением руки создала защитную сферу для себя и мужчины. Сержанту, продолжавшему с пригорка внимательно наблюдать за ходом боя, было хорошо видно, как желтые лучей сбивали листву с ветвей, подрезали ветки, подрубали мелкие стволы деревьев и глубоко рыхлили землю, попасть под их удар было бы очень опасно. Случайно выскочивший из леса на поляну серый заяц, попав под очередь желтого луча, тут же завалился на бок. Желтые лучи подожгли мох и мелкий хворост, долгое время в лесу не было дождей, вот и появился сушняк, поляна начала заполняться огнем и дымом.
   Но эти шаманы, видимо, оказались смекалистой нечистью и быстро сообразили, что магиня блокировала действие желтых лучей и стали бесперктивными в борьбе с этими двумя бойцами. Желтые лучи исчезли, а глаза шаманов вновь налились привычным красным цветом. Один из шаманов, привстав на стременах верхового животного и, подняв руку к небу, в этой своей красочной позе начал произносить заклинание. На последних словах он поднял свой голос до визгливого крика, а руку резко бросил к земле. Послышалось завывание ветра и сильный раскат грома, на солнечном небосводе сверкнула мощная молния и сформировался ураганный смерч, который, засасывая в свою гигантскую воронку все живое и неживое, помчался к кустарнику с беглецами. Словно мощный таран, этот шквал обрушился на беглецов, но защитная сфера выдержала и этот удар, отклонив смерч в сторону, а из-за инерции удара ветра мужчина и женщина повалились в лощину, которая проходила рядом с кустарником. Воронка смерча пронеслась еще раз над землей, содрала с кустарника последнюю оставшуюся после желтых лучей листву и, таким образом оголив пространство, прекратила свое существование.
   Второй шаман помор не остался в стороне от своего товарища и также решил последовать его примеру. В тот момент, когда буйствовал смерч, он прочитал свое заклинание, совершал необходимые пассы руками и готов бы в любую минуту бросить свое заклинание в сторону противника. С трудом, выбравшись из-под завала, устроенного смерчем, женщина-маг быстрым взглядом окинула и оценила ситуацию на поле сражения. В это время первый шаман, стоя в стременах верхового животного, наблюдал за результатами действия своего смерча, а второй шаман быо наготове бросить в бой свое заклинание. Магиня мгновенно приняла решение, она выбросила левую руку по направлению второго шамана и ее губы зашевелились. Луч зеленого света вырвался из ее маленького кулачка и, мгновенно преодолев расстояние, вонзился в грудь второго шамана-колдуна. Удар лучом оказался настолько силен, что шамана опрокинуло на спину и он мешком свалился со своего верхового животного на землю, сильно ударившись спиной о землю. Но, к сожалению, удар зеленого луча оказался не смертельным, он попал в грудь, а не в голову, как это планировала магиня, но выбил из второго шамана всю браваду. С этого удара он потерял всякий интерес к боям, к возможности меряться силами в магических поединках, а думал только о том, что делать ему нечего в этом дурацком, пускай другие сражаются в этих магических баталиях и скрылся в толпе людей в черном.
   Между тем, первый шаман-колдун подготовил свое второе заклинание. Поморский злодей имел достаточно времени, чтобы подготовить очень сильное боевое заклинание, противостоять которому мог бы только супер маг. Самое страшное заключалось в том, что это заклинание было точно адресовано, так как его будущие жертвы находились в зоне прямой видимости душегуба и отразить его не было никакой возможности. Даже такой далекий от магии человек, как сержант Сандерберг почувствовал, что надвигается решающая минута, в которой будет решена судьба магического сражения. А поморский шаман уже предвкушал победу. Перед мысленным взором колдуна проскальзывали видения будущей славы, получения лавров победителя из рук самого великого Магистра ордена Желтого Дьявола. Эти видения были столь сладкими для сердца шамана, что он не удержался и на малую долю секунды отвлекся от реальности и, прикрыв глаза, с головой окунулся в вымышленный мир своей магической славы, но эта малая доля секунды стоила ему жизни.
   Поднявшись во весь свой небольшой росточек, магиня увидела, какую им опасность несет оставшийся на поле боя шаман помор. Он так опасно близко находился от них, что любое ее промедление в противостоянии этому шаману, может привести к их гибели. Она подняла над головой сжатые в кулаки свои руки с силой выбросила их в сторону шамана-колдуна. Две зеленые змейки сорвались с кулачков магини, грациозно и одновременно стремительно по воздуху заскользили к мечтающему о победных наградах шаману помору, глаза которого почему-то были закрыты. Когда высшее наслаждение предстоящей победы над врагом прошло апогей шаман поднял веки, чтобы только увидеть приближающихся к нему на огромной скорости двух маленьких дракончиков. Доли мгновения потребовалось шаману, чтобы сообразить, что его шанс победить в этом поединке упущен и за это ему придется заплатить своей жизнью. Он не закрыл глаза, когда дракончики влетели в его глазницы и, пожирая все на своем пути, проникли в его головной мозг, он только успел мысленно проклясть себя за проявленную самоуверенность и тут же умер. Этот погибший злодей от магии не мог, разумеется, видеть того, что магиня, победившая в этом магическом поединка, словно подкошенная серпом, свалилась на землю и потеряла сознание, Нервы женщины не выдержали такого напряжения, истощились ее магические резервы, чтобы снова подняться на ноги, ей требовалось отлежаться и набраться сил.
   ххх
   Мужчина, спутник магини, все это время внимательно наблюдавший за ходом поединка, и чем только мог, в основном ласковыми словами, ее поддерживал. Когда же она без сил упала на землю, то он не бросился ей помогать, более удобно магиню укладывать на земле и шептать слова поддержки. Взглянув со страданием на свою спутницу и, высказав ей несколько утешительных слов, он обнажил свой клинок и перед нею встал в защитную позу, всем своим видом демонстрируя желание защищать эту женщину от приближающегося врага. Настало время и его очередь постоять за свою честь и достоинство их обоих. Чтобы они победили врага, этому мужчине-бойцу нужно было бы продержаться столько, сколько магине потребовалось бы для отдыха и восстановления части магических и физических сил.
   Первый же человек в черном, близко приблизившийся к бойцу, тут же упал на землю, разрубленный от ключицы до пояса. Мужчина демонстрировал чудеса владения своим клинком, делал мгновенные выпады и разящие удары клинка сыпались на врага, в результате еще двое людей в черном безжизненными куклами остались лежать на землю. В какой-то момент мужчина, прямо на глазах сержанта Сандерберга, превратился в рубящий и режущий робот-убийцу, его клинок всегда вовремя оказывался в том месте, где возникало опасное движение или слишком близко к нему подходили люди в черном. Он смертью карал любого, кто необдуманно нападал на него, он успевал уходить или уворачиваться от вражеских ударов кинжалом. Но врагов было очень много, мужчине еще и повезло в том, что люди в черном на деле оказались не очень хорошими вояками. Словно они не понимали, что одиночное сопротивление своего противника они могут сломить простым маневром, нападая на него одновременно и со всех сторон, имитируя свои атаки или в прямом смысле нападая. Люди же в черном толпою продолжали беспомощно топтаться перед этим мужчиной, время от времени выпуская против него то одного, то другого своего бойца, словно соблюдали дурацкую очередность, и только, в крайнем случае, в бой вступали сразу два вражеских бойца.
   Когда на землю повалился очередной боец с зигзагообразным кинжалом в руках и в черном платье, то люди в черном неожиданно прекратили бой и, пятясь задом, стали отходить от мужчины. Этим маневром они, видимо, хотели оторваться от мужчины, чтобы в спокойной обстановке перегруппироваться, чтобы затем всем скопом навалиться на этого славного и умелого бойца. Появившуюся передышку мужчина использовал для краткого отдыха и восстановления дыхания, но, догадавшись о намерениях противника, снова взвинтил тем и ринулся на людей в черном, не давая им возможность разорвать с ним дистанцию. Мужчина старался сохранить близкий контакт с людьми в черном, поодиночке выбивая их из строя. Своим клинком он наносил удары, выпад следовал за выпадом, в стороны летели брызги крови, на земле валялись отрубленные пальцы, руки, головы, из вспоротых животов вываливались сизые кишки. Более десяти человек в черном без движения уже лежали на земле. А тяжелораненые, будучи не в силах подняться с земли, молча и без всякого выражения на лицах беспорядочной кучей валялись на земле. Они совершенно не интересовались полученными ранами, не кричали от боли и не обращали ни малейшего внимания на своих товарищах, продолжавших бой с роботом-убийцей в образе человека. Над полем боя слышался только резкий звон ударов металла о металл, когда клинок бойца перекрещивался с зигзагообразными кинжалами людей в черном.
   Тело мужчины начало наливаться усталостью, с некоторым трудом слушались его руки. Благодаря своему мастерству и умению владеть клинком, он на землю положил вот уже более десяти человек в черном. Начала побаливать и незажившая до конца рана на бедре, из-за которой при резких выпадах подгибалось его колено. Оглянувшись за спину, мужчина увидел, что слишком далеко вместе с отходящим противником отошел от лежащей на земле женщины магини, которая все еще находилась в обмороке. В голове бойца мелькнула мысль о том, что в случае внезапного прорыва люди доберутся до магини быстрее, чем он сумеет до нее добежать, а это могло означать только верную гибель его спутницы. Он на одно только мгновение задумался, а затем бросил биться с очередным бойцом в черном и, мгновенно развернувшись, быстрой перебежкой вернулся на свою прежнюю позицию.
   Люди в черном спокойно абсолютно спокойно восприняли неожиданное бегство своего противника. По инерции отошли немного назад и стали формировать свое новое построение, сформировали общий строй по восемь человек в каждом ряду и этим строем вновь направились навстречу со своим прежним противником.
   Участники боя и невольные сторонние наблюдатели, если таковые и имелись, поняли, что наступает финальная часть трагедии, еще несколько минут и с сопротивлением одинокого бойца будет покончено. Мужчина же спокойно стоял рядом со своей спутницей, все еще находящейся в обмороке, и в правой руке держал свой верный клинок, в этот момент он ни о чем не думал, но по общему его настрою нельзя было бы сказать, что он духом сломлен и собирается сдаваться врагу на милость.
   Строй людей в черном медленно и угрожающе снова двинулся в бой. Этой строй находился в паре десятком метров от места встречи с мужчиной, который демонстрировал спокойствие и готовность продолжать этот бой. Наступал финал силового поединка, людям в черном оставалось пройти всего несколько шагов.
   Когда во фланг этому строю из леса вырвалась лава всадников. В доли мгновения эта лава всадников докатилась до строя людей в черном. В воздухе засверкали кавалеристские палаши всадников.
   Драка на поляне еще не закончилась, а остававшийся в живых шаман уже на верховом животном и в сопровождении двух всадников номадов проламывался в лесные заросли противоположной стороны поляны. Он давно предчувствовал такой конец вот уже неделю продолжающемуся преследованию бывшего Повелителя султаната Гурам и его спутницы придворного мага. Уже после первого же соприкосновения с магиней он постарался держаться подальше от нее за спинами своих подчиненных и товарища. Только проявлением подобной предусмотрительности этому шаману удалось спасти свою жалкую жизнь. А теперь он поспешал проинформировать магистра ордена Желтых Лучей о том, что преследование Эль-Нассара и Ивонн Де ля Рунж закончилось неудачей по вине своего товарища, который так неосмотрительно продолжил сражаться с этой магиней ведьмой. Этому шаману только что еще предстоял долгий путь возвращения домой.
   А люди в черном пока еще держали общий строй. Своими неуклюжими зигзагообразными кинжалами они отмахивались от наскакивавших на них всадников. Но делали это так неуклюже и так неорганизованно, словно каждая боевая единица этого строя сражалась только за себя, при этом не заботясь о своих товарищах по строю. Вскоре они прекратили сопротивление и были по одному вырублены палашами кавалеристов. Тяжелые палаши рубили, резали плоть, дробили кости, каждый такой удар палашом всадника забирал жизнь или наносил тяжелое ранение человеку в черном. А всадники, словно стая рассерженных и голодных ворон, все кружили и кружили вокруг строя людей в черном, с каждым кругом забирая по жертве. Вскоре строй распался. Пятьдесят человек в черном в этом бою замертво полегли на лесной поляне.
   Мужчина оставался стоять на месте и молча наблюдать, опустив к земле, но не убирая клинок в ножны, за разворачивающимися событиями. Заметив, что магиня пришла в сознание, он наклонился к ней и, вежливо поддерживая за локоть и талию, помог женщина встать на ноги, затем вновь обратил свой взор на всадников, которые завершали свою работу по уничтожению противника.
   Вдруг мужчина вздрогнул, увидев лицо, проскакавшего мимо него всадника.
   - Сержант Сандерберг, - прокричал он, - а что вы тут делаете?
   Сандерберг, услышав окрик, придержал верховое животное и шенкелями направил его к мужчине. Приглядевшись в его лицо, сержант, видимо, узнал незнакомца, его лицо побледнело, он выпрямился в стременах и, ударив кулаком по левой стороне груди, отчего на поляне зазвенело, рука сержанта была в железной рукавице и ее бил он по кирасе, защищавшую его грудь, и дрожащим от волнения голосом произнес:
   - Мой Повелитель, позвольте приветствовать вас и доложить. - Пара слезинок скатилась по выбритым щекам бывалого сержанта. - Вот уже два года мы разыскиваем вас и Придворного Мага. Здесь мы оказались случайно, до нас дошел слух о том, что вас, мой Повелитель, якобы, несколько раз видели на этой местности, вот наш разъезд и направили ее прочесать и проверить слухи.
   - Какие два года? - Ошеломленно произнес мужчина. - Две недели назад, мы с придворным магом покинули замок, который захватили люди в черном.
   Глава 21
   ххх
   Раб по неизвестной причине дважды ударил меня ножом, один его удар пришелся в щеку, а другой - в плечо. Сейчас он сидел на своем чурбаке в неподвижности и наблюдал за мной и моими действиями. Время от времени он поглядывал на мое плечо, где расплывалось большое пятно крови. Он, словно не осознавая произошедшего, недоуменно вращал головой по сторонам, оставался на своем месте и не собирался бежать. Я же стоял в этом сумраке трюма и пытался разобраться в ситуации, кто из этих двоих рабов так подло ударил меня ножом, который по-прежнему оставался в руках ближнего ко мне раба-гребца?! По всей очевидности этот раб с ножом в руках начал осознавать ситуацию, его лицо исказил ужас и он попытался вскочить со своего места. Тяжело поднявшись на ноги, видимо, сказывались годы этого рабского труда, он прямо своим носом ткнулся в мою рану в плече, из которой все еще сочилась кровь.
   Обе рана были не особо серьезными, хотя на плече нож глубоко вошел в мякоть мускулов, но не задел кости. В таком тесном помещение рабу, как эта каморка рабов-гребцов, было невозможно хорошо размахнуться и нанести сильный удар ножом, получилось так, что покушавшийся раб только и мог пырнуть меня своим ножом. Я быстро проанализировал ситуацию и понял, что удар ножом в плечо получился случайным, основной удар наносился в мой висок, но из-за тесноты произошла осечка и нож тогда попал в щеку. Меня сильно удивлял и тот факт, что, в принципе, покушавшийся раб имел небольшую возможность убить или смертельно ранить меня в подобной ситуации?! Ситуация требовала разъяснения и без дополнительных вопросов к подозреваемому рабу было не обойтись, поэтому было необходимо его допросить. Но языковая речь так еще и не вернулась ко мне, пришлось мысленно формулировать мысль и залезать в голову подозреваемого раба:
   - Зачем ты пытался меня убить? Почему ты с ножом набросился на меня? Что я тебе сделал, чтобы ты поднял на меня свою руку?
   Видимо, мои мысленные вопросы достигли точного адресата, в глазах раба мелькнуло понимание, смешанное с непонятным ужасом. Он по-прежнему стоял на ногах и глаза его находились на близком расстоянии от моих глаз, поэтому я хорошо видел, как заработал его головной мозг и он попытался что-то сказать мне. Но его, как и меня в свое время, подвел язык и вместо значимой фразы прозвучала тарабарщина. В этот момент я надеялся, что смогу докопаться до его мыслей и узнать правду об этих ударов ножом, его сосед по каморке и по веслу вскочил на ноги, набросил цепь от своих ножных кандалов на его шею раба и начал затягивать стальную удавку. Послышался негромкий хруст сломанных шейных позвонков и тело раба, который так и не успел почувствовать свободы, судорожно задергалось, но очень скоро его голова безвольно поникла, а изо рта полез черный язык. Это было очень неприятное зрелище, которое происходило в нескольких сантиметрах от моих глаз, я хотел, но не успел остановить убийцу подозреваемого раба.
   Я продолжал столбом торчать в узком проходе, все еще продолжая размышлять о только что произошедшем убийстве, что-то в этом деле мне не понравилось и не совсем было понятно. Какая-то важная деталь ускользала от внимания, но продолжала смущать и беспокоить меня. В душе осталось неясное ощущение, что подозреваемый раб, не состоявшийся убийца, разобрался в моей мыслеречи, собирался ответить на мои вопросы, но начал говорить о чем-то важном для него или меня, но ему так не дали завершить мысль. Внезапное вмешательство его же сосед по каморке и веслу поставило точку в самом начале зарождавшихся моих отношений с этим парнем.
   В этот момент в ход моих размышлений, когда я, казалось бы, начал приближаться к разгадке и пониманию действий своего несостоявшегося убийцы, вмешался сосед убитого раба, который хотел покинуть свое место и выйти на верхнюю палубу. Этим он отвлек меня от размышлений, мне пришлось отойти немного в сторону, чтобы он прошел, и тогда я вспомнил об оставшейся еще не освобожденной последней паре рабов-гребцов.
   Но прежде я решил остановить кровь, продолжавшуюся сочиться из пореза. Память услужливо подсказала, какое я должен прочесть заклинание по прекращению кровопотери и какие пассы проделать руками. Пока продолжалось магическое излечение щеки и лица, а на это тоже требовалось время, я присел на освободившейся чурбак. При этом случайно задел ногами металлический предмет, валявшийся на полу, я нагнулся и, пошарив на полу рукой, поднял нож, которым только что нанесли мне ранения. Даже на ощупь я почувствовал, что лезвие этого нож было все в моей крови, нисколько не заботясь о последствиях, об одежду мертвого раба я вытер лезвие ножа от крови и нож запрятал за набедренную повязку, решив позднее и более внимательно рассмотреть это орудие убийства. Несмотря на некоторую затяжку курс магического лечения оказался скоротечным, но весьма эффективным: порез на лице был профессионально заштопан и превратился в шрам, украшающий настоящего мужчину, а рана на плече закрылась и затянулась тонкой ровной ниточкой почти невидимого шрама.
   После освобождения от рабства последней пары гребцов, я отправился на верхнюю палубу биремы, где, как мне показалось я целый год там не бывал, а провел его в этом мрачном подземелье трюма биремы. Уже будучи на верхней палубе и полной грудью выдыхая насыщенный йодом воздух, я понял, что человек рожден для света, для солнечного света и тепла. Мне потребовалось некоторое время, чтобы забылись и окончательно ушли в прошлое все мысли о пребывании в трюме, на верхней палубе я чувствовал себя на седьмом небе. Да и события на этой палубе развивались гораздо быстрее и в более позитивном направлении. Мой сосед Борг развил бешеную деятельность и к этому времени сумел сгруппировать вокруг себя небольшую группу из бывших рабов-гребцов. Оставшиеся в живых матросы экипажа собирались в сторонке и с подозрением поглядывали на людей, одетых в лохмотья и заросших до крайности, которыми в данный момент была заполнена вся верхняя палуба. Их было очень много по сравнению с малым количеством живых матросов экипажа биремы, поэтому группа Борга особо выделялась в этом море хаотически снующих по палубе оборванцев. Матросы инстинктивно начали придерживаться поближе к этой группе, такая более или менее организованная группа могла в случае неожиданности и бунта этих находившихся на грани безумства людей, бывших рабов, которые так неожиданно для себя получили свободу
   Борг широко заулыбался и разговаривал с людьми, которые собрались вокруг него, но, когда он заметил мое появление на палубе, оставил эту группу, по-видимому, соратников и решительно направился ко мне. Он улыбался во все лицо. Но глаза его зорко поглядывали по сторонам. При виде такого количества бесхозного народа на палубе, улыбка на его лица начала гаснут и ко мне он подошел деловым и собранным человеком. В шаге от меня он остановился и долго рассматривал мое лицо, затем нахмурил брови и спросил:
   - Что с тобой произошло в трюме, парень? Откуда появился этот шрам на щеке? Уходил ты в трюм без каких-либо шрамов и был в полном здравии, а вернулся с этим шрамом. Правда, шрам красит тебя, с ним ты выглядишь более мужественным человеком. - Одной фразой выпалил Борг.
   Я обратил внимание на то, что, когда Борг употребил слово "шрам", то произносил его несколько своеобразно, на слух этот термин я воспринимал, как слово "скар". В памяти мгновенно всплыла шутка прекрасной Эллиды, назвавшая меня человеком без имени, но первоначально она обратилась ко мне и назвала меня "Скаром".
   - Ты приобрел новое имя "Скар" и можешь забыть о своем старом имени. - Продолжил Борг. - Это хорошее имя, достойное имя мужчины-воина. А теперь, Скар, нам пора приниматься за дело, с большим трудом мне удалось собрать вокруг себя несколько бывших рабов-гребцов. Ты не представляешь, как трудно говорить с этими людьми. Мы подарили им свободу, а они этого совсем не понимают, им главное, чтобы кормежка вовремя была. Что касается свободы, то она им просто не нужна и они не знают, что с этой свободой сейчас делать. Но несколько человек откликнулись на мои призывы, нас около пятнадцати человек, но этого, я полагаю, будет достаточно, чтобы на "Весенней Ласточке" взять власть в свои руки. Сейчас мы соберемся все вместе и выберем шкипера и ты, Скар, должен обязательно принять участие в этом собрании.
   ххх
   Группа Борга собралась у центральной мачты, первым начал выступать Борг.
   - Друзья, - сказал он, обращаясь к собравшимся вокруг него людям. - с большим трудом мы выжили и победили, стали хозяевами биремы "Весенняя Ласточка". Мы получили свободу и стали свободными гражданами во многом благодаря этому парню. - Борг повернулся и ткнул рукой в моем направлении. - Его зовут, Скар. Это парень прищучил безумного мага, снял с нас ошейник раба и сломал ножные кандалы. Сегодня, когда мы собрались здесь, чтобы избрать нового шкипера биремы, я предлагаю Скару и повести нас к новой и свободной жизни, к завоеваниям и богатству. Я уверен, что вы поддержите мое предложение о назначение его шкипером-капитаном биремы "Весенняя Ласточка". - В этот момент несколько десятков голосов проревели что-то похожее на одобрение предложения Борг.
   Группа матросов экипажа находилась несколько в стороне от мачты, но, как я заметил, все они очень внимательно прислушивались к словам Борга, не выказывая при этом своего отношения к его предложению.
   - Разрешите эти ваши слова считать за выражение экипажем биремы единогласной поддержки Скара на пост шкипера-капитана биремы "Весенняя Ласточка". - Последовали слова Борга после некоторой паузы, в течение которой из группы людей, окружавших Борга, слышались отдельные одобрительные возгласы. Но я не стал бы утверждать того, что этот рев можно было признать за единодушную поддержку Борга. - Теперь ты, Скар, будучи избранным всем экипажем обязан приступить к исполнению обязанностей капитана этого судна. - Сделав паузу, Борг снова обратился к собравшимся вокруг него людям. - Новоизбранному капитану требуется время, чтобы ознакомиться с положением дел на биреме, определить кандидатуры на командные должности, чтобы позже мы могли собраться и утвердить эти назначения. Давайте завтра снова соберемся на этом месте на закате солнца. - На этом общее собрание экипажа биремы "Весенняя Ласточка" было закончено и этим собранием я был избран капитаном биремы.
   Борг подошел ко мне и так пожал мою руку, я едва не заорал от боли в пальцах руки, этот друг-скотина Борг решил проверить мою выдержку и продемонстрировать мне свою медвежью хватку. Взглянув в улыбающегося лицо мужика, который оказался настолько талантливым парнем, что из простого соседа по каморке рабов-гребцов в секунду превратился в его закадычного друга. Поединок по армреслингу завершился боевой ничьей, ни одна сторона не смогла перебороть другую сторону. А Борг с громадным удивлением осмотрел мою фигуру с головы до ног, которая на его фоне смотрелась чуть-чуть не так решительно.
   - Скар, - обратился он ко мне, - нам удалось сделать еще один шаг в правильном направлении. Ты уже стал капитаном биремы, а это означает, что ты превратился в царя и бога одновременно биремы "Весенняя Ласточка". Теперь любой член экипажа обязан бегом исполнять любое твое распоряжение, ни один из них не вправе оспаривать или не выполнить твоего распоряжения. Но повторяю, Скар, мы сделали только первый шаг и, чтобы бирема стала полностью нашей, нам предстоит еще немало поработать. К тому же у нас нет времени и нужно, как можно быстрее, убираться с этого рейда, пока на борту судна и берегу все спокойно. Но, но кто знает, что может случиться в следующую минуту, вдруг появится новый сумасшедший колдун, которому отнять у нас эту бирему. Поэтому я предлагаю, чтобы ты объявил этой пока еще неорганизованной толпе свое решение о моем назначении твоим первым помощником, если, - в этот момент Борг лукаво посмотрел мне в глаза, - у тебя нет возражений. Но, честно говоря, человек ты у нас новый и пока еще плохо разбираешься в людях и во взаимоотношениях между людьми. Вдвоем вместе мы найдем нужных нам людей, которые поставят паруса и бирема уйдет из этого места в море, где мы попытаемся отыскать более или менее постоянное пристанище для нашей "Весенней Ласточки". В море у нас будет достаточно времени, чтобы подумать о том, как и с кем жить дальше.
   Как человек, Борг был мне симпатичен и понятен, да и к тому же, если судить по его речи, он был образованным человеком и неплохо разбирался в людях. И если назначить его своим первым помощником, возложив на его плечи обязанности по формированию и руководству экипажем, то моих плеч не коснулись бы многие трудности в этой области и было бы время для своих приватных дел. Он был прав, когда говорил, что я мало знаю людей Тринидада, да и откуда имирянин мог бы узнать о людях другой планеты. Да, и откуда я мог что-либо узнать, если все время проводил под наблюдением рабского ошейника, который вообще запрещал рабу думать.
   - Хорошо, Борг. - Мысленно я обратился к Боргу. - Ты станешь первым помощником капитана биремы, я согласен работать вместе с тобой. Я согласен также передать под твой надзор бывших рабов, чтобы ты научил бы их трудному ремеслу матроса и воина, они должны уметь ходить под парусами и также хорошо воевать на суше и на море. Через месяц - два эти новобранцы должны научиться лазать по реям и вантам, как обезьяны лазают по лианам в джунглях, знать азы владения оружием и ходить воинским строем. Эти месяцы, каждый вечер мы будем встречаться и будем обмениваться всем, что узнали за день, а к тому ты будешь рассказывать мне о своей прошлой жизни, о государствах этой планеты, об истории и правителях государств планеты Тринидад системы Желтого Карлика - обо всем, что будет интересовать меня. - В душе я ликовал, так долго мечтал о человеке, который мог бы ответить на мои вопросы, вот и решил Борга сделать таким человеком. - Если ты, Борг согласен с моими условиями, то, пойдем к людям, где я объявлю о твоем назначении.
   Народ на палубе благожелательно встретил известие о назначении Борга первым помощником капитана "Весенней Ласточки", в отличие от меня, Борг за очень короткое время сумел стать узнаваемым и уважаемым человеком на биреме. К тому же мне пришлось впервые публично мыслеречью обращаться ко многим людям одновременно. Эксперимент вполне удался, хотя вначале люди не вполне понимали ситуации, когда я, только что ими же избранный капитан, поднялся на возвышение перед мачтой и застыл в молчании, а только смотрел на людей, не произнося при этом ни слова. Но когда в головах бывших рабов и матросов прозвучал мой голос, обращающийся к ним с приветствиями, то люди начали прислушиваться к тому, что им говорил это мой голос. Матросы более эмоционально, чем бывшие рабы, которые еще не забыли своих ошейников, восприняли это мое мысленное выступление. Некоторые из них хватались за головы и мотали ей из стороны в сторону, а у других глаза вылезали из глазниц. Таким образом, матросы большей частью перепугались моего появления и стали принимать меня за могущественного мага, а с ними, разумеется, простой человек не спорит.
   Из-за этой путаницы в своих головах матросы не принимали участия в голосовании при выборах первого помощника капитана биремы. Но их голоса не имели особого значения. Борг был единогласно избран и официально стал первым помощником капитана, вторым по власти человеком на биреме "Весенняя Ласточка".
   ххх
   Эль-Нассар внимательно вслушивался в слова командира конного разъезда, младшего лейтенанта Кимвелла, рассказывающего о событиях и последних новостях из военного лагеря под Аннуаром. Он до сих не мог понять и разобраться в том, как это могло произойти так, что магический перенос его и Ивонны их из столицы в Аннуар осуществлялся в течение двух лет, а не мгновенно, как это обычно происходило. Возможно, Ивонн Де ля Рунж и могла бы разъяснить возможность возникновения подобного временного разрыва, но она до сих пор находилась в полуобморочном состоянии и была не в силах шевельнуть даже пальцем. Эль-Нассар за годы своей жизни уже приучился к тому, что некоторые ответы на важные вопросы приходится ожидать годами. Так и в этом случае, Ивонн Де ля Рунж рано или поздно придет в себя, наберется сил и объяснить этот временной феномен. Эль-Нассар усмехнулся и подумал, что все чаще и чаще он полагается на мнение своего придворного мага, Ивонн Де ля Рунж.
   А сейчас Эль-Нассар с большим вниманием слушал все, что ему рассказывал младший лейтенант Кимвелл, который своим языком пересказывал события, перевернувшие его жизнь и жизнь всего султаната, заставившие его, когда-то всесильного Повелителя народов султаната, превратиться в бездомного и гонимого беглеца. По словам Кимвелла, он находился рядом с капитаном Фенрихом, когда тот по браслету разговаривал с Эль-Нассаром. Когда связь была прервана на полуслове, капитан Фенрих разослал разведчиков по городу и приказал им собрать запрошенную информацию. Разведчики ушли незамеченными, но уже через полчаса казарму городской стражи окружила новая толпа людей в черном, больше походившая на орду питекантропов, которые явно готовились к штурму здания. Разведчики не вернулись из города и через час, да и штурм казармы питекантропами оттягивался. Здание казармы было сложено из кирпича и поэтому оно было очень крепким, а питекантропы были, видимо, не выдрессированы штурмовать кирпичных зданий. Тогда капитан отдал приказ, покинуть казарму и прорываться маленькими подразделениями к замку Повелителя или из города. Одна из пригородных деревень была обозначена, как место встречи для тех, кто потеряется или отстанет при прорыве. Вначале, все шло неплохо, отдельным подразделениям удалось уйти незамеченными и вырваться на городские улицы. Улицы столицы в тот момент были обезлюжены, горожане сильно испугались того, что происходит за окнами их домов и носа не казали на улицы. Небольшие группы стражников вначале свободно передвигались по этим улицам и некоторые из них даже вышли на городские окраины, когда основные группы по случайности налетели на нескольких северных шаманов колдунов.
   Стражники не смогли даже приблизиться к шаманам, чтобы своим оружием поразить их, как те, находясь на безопасном от них расстоянии, начали одного за другим убивать этих несчастных людей. Вход шаманы пустили все, что имелось в их арсенале - файерболы, управляемые стрелы и дротики, удавки различных типов и лучи смерти, но наибольший урон людям наносили их смертельные заклинания, которые сменялись одно за другим. Часто люди умирали, не видя, кто же их убил. Дело быстро закончилось тем, что убежавших от шаманов стражников вновь окружили плотным кольцом, но на этот раз всадники номадов, которые вырубили под корень оставшихся после шаманов живых стражников.
   Одна небольшая группа, под командованием капитана Фенриха попыталась прорваться к замку Эль-Нассара. Но на своем пути к замку эта группа встретила такое количество людей в черном, что была вынуждена изменить направление своего движения и отвернуть в сторону. Под умелым командованием капитана Фенриха группа сумела обойти все засады противника и прорваться в безопасное и заранее обговоренное место встречи с другими группами стражников. Первые дни ожидания прошли спокойно, сельчане радушно привечали усталых воинов стражников, ухаживали за ранеными поили и кормили здоровых, но вечером вокруг деревеньки неожиданно верховые разъезда номадов. Староста пришел к капитану Фенриху и потребовал, чтобы тот и его люди покинули бы деревеньку. Только начавшие приходить в себя стражники натянули пробитые и помятые доспехи, взяли в руки оружие и собрались покинуть деревеньку. Их оставалось совсем немного, когда они уходили из деревни, то женщины плакали, грустными взглядами провожали молодых парней, идущих на смерть. На самой околице им неожиданно встретилась небольшая группу воинов призрачной стражи, которая тут же приняла над собой команду капитана Фенриха и присоединилась к группе стражников.
   Боя не получилось, как только стражники вышли на дорогу капитан Фенрих был тяжело ранен в голову первой же стрелой, выпущенными номадами на полном скаку. Стражники подумали, что он убит и их сердца не выдержали напряжения этого дня, они побежали и в поле их изрубили в куски эти всадники номады. Только воины призрачной стражи молча окружили тело раненного капитана и, ощетинившись ножами, дротиками и мечами направились к ближайшему лесу, а номады на верховых животных беспрестанно кружили вокруг этой малочисленной группы, но так и не решались напасть на эту группу. В лесу номады становились слепыми и не могли преследовать воинов призрачной стражи.
   Состояние капитана Фенриха ухудшилось с каждым часом, жить ему оставалось совсем немного, не один из воинов призрачной стражи не мог ему помочь. Капитан не приходил в сознание и постоянно бредил, придя в сознание, он требовал, чтобы его оставили и не тащили бы с собой. Совершенно случайно в глубине леса эта группа натолкнулась на одну старуху, которая оказалась местной знахаркой и которая, осмотрев рану капитана, предложила воинам призрачной стражи раненого капитана оставить у не в землянке. Она попробует его излечить. Посоветовавшись между собой, воины решили все же оставить капитана Фенриха у знахарки, так как уже сейчас он выглядел не жильцом на этом белом свете.
   В военный лагерь под Аннуаром пришло всего семь воинов.
   Когда они добрались до Аннуара, то в этом лагере увидели полный разгром и беспорядок, словно он только что был разгромлен противником. В нем вообще никого не было, кроме диких и приблудившихся собак. Из двух десятков тысяч человек в лагере не осталось никого, что свидетельствовало бы о том, что несколько дней назад кипела жизнь и тысячи людей занимались военной подготовкой, формировались боевые части, способные постоять перед любым противником. Поиски ничего не принесли, не было найдено ни одного документа, разъясняющего обстоятельства того, что послужило тому, что этот вдруг оказался покинут людьми. В ходе этих поисков не было найдено ни трупов людей, ни свежих захоронений и ни свидетельств имевших в данном месте боев. Люди в этом лагере, словно испарились без следа и по мановению волшебной палочки. Некоторые воины призрачной стражи хотели разойтись по домам, где можно было переждать смутные времена.
   В момент споров о дальнейших действиях в лагере появился патруль призрачной стражи. Парни из призрачной стражи рассказали о том, что лагерь подвергся магическому нападению. Удар по лагерю пришелся в тот момент, когда большинство воинов находились на плацу, в патрулях или вне казарм. Вражеский маг плохо разбирался в военной службе и нанес удар по плацу лагеря и очень раннее утреннее время, который в эти часы пустовал. Уцелели казармы, здания и все другие строения лагеря, но люди стали массами бежать из лагеря. Первой убежала сельская молодежь, которая не успела воспринять воинскую дисциплину и характер настоящего воина, она разбежалась по своим домам. Следом за молодежью последовали и другие... в лагере остались только воины призрачной стражи. Но отсутствие главного военноначальника сказалось и на них, некоторые воины со своими товарищами начали собственную войну с захватчиками. Настало время, когда этот лагерь покинули все воины и передислоцировались во временный лагерь.
   Совет воинов, который всегда существовал, но никогда не собирался, выбрал некого лейтенанта Мурильо капитаном и старшим офицером воинов, которые не покинули лагерь. Это была именно его идея, оставшимся воинам покинуть старый лагерь и перебраться в новое место. Время показало, что назначение капитана лейтенанта Мурильо на пост капитана и его решение о передислокации были одними из первых среди его множества других неудачных решений. С момента передислокации и по настоящее время воины занимались одними только хозяйственными, а не боевыми делами. За два года не было осуществлено ни единого боевого столкновения. И воины снова разбегаться по домам и уходить в леса. Капитан Мурильо, потеряв доверие воинов, сумел разогнать Совет воинов и сейчас самовластно правил в новом лагере.
   - Спасибо вам за столь подробную информацию о том, что происходило в то время, когда нас не было. Информация была полезной, ценной и необходимой для меня и придворного мага. - Эль-Нассар подумал немного и добавил. - Завтра рано утром мы отправимся в новый лагерь под Аннуаром и встретимся с капитаном Мурильо, а сейчас мне и придворному магу хотелось бы немного отдохнуть и поспать.
   - Лейтенант Кимвелл, - в этот момент послышался слабый женский голос, - а вы уже доложили капитану Мурильо о том, что нас нашли?
   - Еще нет, миледи. - Прозвучал в ответ бравый голос младшего лейтенанты. - Чуть позже я собирался подготовить гонца и отправить с ним сообщение о том, что мы вас нашли.
   - Ох, лейтенант, а не могли бы немного повременить с сообщением до тех пор, пока не прибудем в новый лагерь. - Попросила Ивонн Де ля Рунж.
   Глава 22
   ххх
   Я не ошибся в выборе своего старшего помощника, который сразу же принялся за дела. Уже через пару часов бирема, тяжело переваливаясь с борта на борт, медленно отходила от этого страшного для нее берега, который принял в себя тела чуть более половины матросов экипажа. Их похороны прошли достойным образом. Мы спешили покинуть этот рейд, но я настоял на том, чтобы все погибшие члены экипажа, рабы-гребцы и матросы, были захоронены в земле в одной братской могиле, Бывшие рабы восприняли это заявление с некоторым оживлением, а оставшиеся в живых матросы, с некоторым роптанием. Но в душе мы члены нового экипажа "Весенней Ласточки" хорошо понимали, что тела погибших должны быть преданы земле.
   Пока я занимался похоронами, Борг сколачивал команду. После нашего возвращения с похорон, бирема уже была готова к выходу в море.
   Поздно ночью, когда экипаж спал, бодрствовали одни только вахтенные матросы, а также штурвальные, мы с Боргом встретились, чтобы обсудить, что нам делать и как жить дальше? Бирема "Весенняя Ласточка" по тем временам была крупным морским судном. Имело в длину чуть более сорока метров и около восьми метров в ширину, на нем нельзя было отыскать уединенного места, где можно было поговорить и пошептаться в тайне от чужих ушей. Где мы с Боргом не появлялись бы везде нас встречали и провожали взгляды членов экипажа, устроившихся вблизи на ночь. Тебе постоянно приходилось находиться на виду, к твоему разговору постоянно кто-нибудь прислушивался. Поэтому, плюнув на эти обстоятельства, мы с Боргом пристроились на небольшой площадочке рядом с центральной мачтой и биремы и повели неспешный разговор о проделанных за день делах и планах на завтра. Правда, чуть позже хорошая мысль пришла мне в голову, я щелкнул двумя пальцами, образовав зону тишину вокруг меня и Борга, теперь ни одно ухо не услышит, о чем мы говорим. До чего же Борг был сообразительным мужиком, он сразу же догадался о значение моего щелчка пальцами и одобрительно кивнул головой.
   - Слушай, Борг, - обратился я мысленно к своему бывшему соседу по каморке на биреме "Весенняя Ласточка", - можешь ли ты мне объяснить, что нам следует делать дальше. "Весенняя Ласточка" стала нашей, но требуется профессиональная и дисциплинированная команда для плавания в открытом море, сражаться с неприятелем, как в море, так и на берегу. Ты понимаешь, что остатки прежнего экипажа не станут работать с нами. Они не смогут переломить свои натуры и заставить себя служить бывшим рабам. Чтобы преодолеть этот психологический барьер, им потребуется много времени, а у нас этого времени нет, да и у нас нет психологов, которые могли бы откорректировать поведение наших матросов.
   - Подожди, Скар, - прервал словами мою мыслеречь Борг, - о каких психологах ты говоришь? Я и не знаю, что это такое психологи, никогда их не встречал. Может быть, ты имеешь в виду чернокнижников, магов или колдунов, тогда это другое дело. Но зачем они нам нужны, когда ты сам все это может проделать с матросами. Встречайся завтра с ними, покопайся в их мозгах и выясни, что они за люди и можно ли их оставить на биреме.
   - Что ты мелешь, Борг, - возмутился я, - какой я маг и как я смогу копаться в мозгах живых людей, но я не профессиональный маг целитель. Представь себе во время такой работы я ошибаюсь и этот человек превращается в божий одуванчик.
   - Что такое, божий одуванчик, парень? - Вновь прерывает меня Борг, но не требует дальнейшего объяснения этого выражения, - Будешь ты, или не будешь ты копаться в мозгах этих людей, все равно мы не можем отпустить их просто так с биремы. Нам не нужны никакие слухи о произошедших на биреме событиях, зачем посторонним людям знать о бое с сумасшедшим магом? Мы должны ничем не отличаться от других людей, мы должны всегда оставаться такими же людьми, что были раньше. Нам потребуется немало времени, чтобы, не привлекая к себе постороннего внимания, набрать и обучить команду биремы, создать такой экипаж, матросы которого станут нашими верными товарищами друзьями. Одним словом, нам нужно время и только время для своего преображения и нам совершенно не нужно, чтобы странные или дурные слухи бродили бы о нас. Поэтому ты завтра, начнешь работать с матросами старого экипажа. Если среди них окажутся люди, которым можно доверять, то мы оставим их в команде. Если же встретишь таких люди, которым не следует доверять и которых невозможно перевоспитать, то нам придется избавиться от таких людей, оставив в их мозгах, как можно меньше информации о том, что с ними происходило на биреме.
   - Я отказываюсь убивать людей только за то, что их жизненные принципы не позволяют им стать нашими верными соратниками. - Выдал я очередную мысль. - Нужно найти такой выход из положения, чтобы все стороны были бы довольны результатом. Может быть, попробовать, сделать что-нибудь такое, чтобы матросы забыли обо всем, что с ними происходило сегодня.
   - Такое решение действительно могло стать быть хорошим выходом из этого сложного положения. - Согласился Борг. - Попробуй завтра провернуть это дело и тогда мы посмотрим, что из этого, в конце концов, получится. Если парни окажутся трудными людьми и они не воспримут наши воспитательные меры, тогда и будем решать соответственно. Теперь я хочу рассказать кое-что, что будет тебе интересно.
   И в течение часа, Борг в деталях рассказывает мне о султанате Гурам, его Повелителе Эль-Нассаре, о странной смерти Айрона Филдинга, о появлении нового придворного мага и ее расследованиях убийства Айрона, о запретной зоне белых песков, о незнакомце из этой зоны и его бегстве из тюрьмы. В заключение рассказа он добавил некоторые детали о самом себе, о своем прошлом в качестве капитана призрачной стражи султаната и министра внутренних дел султаната. Несколько неохотно Борг говорил о своем пленении в тот момент, когда он планировал встречу с людьми маркиза Алистана, руководителя службы дознания султаната. Завершив свое повествование, Борг помолчал, а затем с глубоким вздохом сказал:
   - С уходом призрачной стражи из столицы в Аннуар, она оказалась беззащитной. Враг обрушился внезапно, когда никто и ничего не ждал. Погибли все до единого защитники замка вместе с Повелителем Эль-Нассаром и придворным магом Ивонн Де ля Рунж. На месте замка появилась гигантская лужайка с прекрасным газоном. Капитан Фенрих, по последней информации, которую я получил, был тяжело ранен в голову, но его спасли и вынесли из города бывшие воины призрачной стражи. Основная масса городской стражи была вырезана людьми в черном платье. Когда пала столица и исчез Повелитель, провинции султаната одна за другой переходили под руку завоевателя, но, кто он этот завоеватель, никто в то время не знал. С тех пор и по настоящее время прошло почти два года и, пока я делил с тобой чурбак раба-гребца, до меня не доходила ни одна весть, относительно того, что за это время происходило в султанате Гурам"
   - Видишь, Скар, - глубоко вздохнув, добавил Борг. - Твое появление в султанате не могло быть случайным. Все мои воины, ушедшие в пески на твои поиски и доставившие тебя в столицу, погибли.
   - Как погибли и почему погибли? - Удивился я, вспоминая призрачные фигуры, танцующие вокруг меня в белых песках. - Что с ними произошло?
   - Никто из простых людей не может пробыть в зоне белых песков более двадцати минут, и люди, попавшие в эту зону, всегда умирают. - Сказал Борг задумчиво и продолжил. - Шестеро воинов призрачной стражи, выполняя свой солдатский долг, приняли смерть, но вытащили тебя из белых песков. Сегодня ты жив и здоров, возможно, только благодаря их подвигу. Мы до сих пор не знаем, что происходит с людьми в этой зоне, почему или отчего они гибнут. Поэтому зона белых песков объявлена запретной для всех разумных существ, ни один человек в последние несколько сотен лет не пересекал ее границы. Даже наши маги не сумели разобраться, что же собой представляет эта зона песков. Твое появление там, а главное, что ты прожил там несколько дней и остаться живым и здоровым, этот факт является непостижимым для всех нас! Поэтому я вправе задать тебе вопрос: "Кто ты, Скар?". - Борг снова помолчал. - Поэтому же я не сомневался ни одного мгновения, когда настала минута для принятия принципиального решения. Я решил быть с тобой, сражаться вместе с тобой, идти по пути, который изберешь ты.
   - Спасибо, Борг, - сказал я с большим волнением. Меня потрясли слова Борга о незнакомце из белых песков и о возникших ожиданиях в связи с его появлением, - за столь откровенные слова. Я глубоко ценю и благодарен тебе за такое решение, быть вместе со мной. Но я не уверен, что я являюсь именно тем человек, о котором ты говоришь.
   - Ты был в белых песках и сколько дней ты провел там? - Прервал мою мыслеречь вопросом Борг.
   - Да, я был на песчаной равнине, покрытой ровным слоем песка неестественного белого цвета. - Был мой ответ. - Три дня я шел по этой равнине, пока со мной не встретились призраки в мерцающих балахонах.
   - Это были мои воины призрачной стражи, которые, применив наркотик, обездвижили тебя и доставили в столицу султаната Гурам.
   - Где я оказался в полутемной яме с ультрасовременным туалетом и ванной комнатой. - Поставил мысленную точку в нашей с Боргом чехарде вопросов и ответов.
   - Откуда бежал в неизвестном направлении через сутки. - Решил до последнего бороться и не сдаваться Борг.
   - Где встретился с неизвестным человеком, который уговаривал и приглашал меня, покинуть тюрьму, отправиться в одно тепленькое местечко, где я мог бы, по его словам, насладиться жизнью, и который попытался похитить меня. Мне очень не понравился и этот человек, и его пошлые уговоры, поэтому пришлось применить силы, когда он пытался похитить меня, в результате чего попал на работу рабом-гребцом на "Весеннюю Ласточку".
   - Здорово! - Воскликнул Борг. - Мы думали, что тебе просто надоела тюрьма и ты пошел прогуляться. - Он задорно и громко рассмеялся. - Ну, да ладно! Хватить на сегодня о прошлом? Давай, поговорим о завтрашнем дне, куда направим нашу "Весеннюю Ласточку", ведь ее нужно немного подремонтировать, а нам набрать профессиональный экипаж, а из наших рабов, будем готовить солдат-воинов.
   - Хорошо. - Согласился я. - Я займусь психологической обработкой и сортировкой матросов старого экипажа, а ты постараешься, отогнать бирему в такое место, где можно было бы узнать, что произошло и происходит в вашем мире, отремонтировать "Весеннюю Ласточку" и набрать новый экипаж. С завтрашнего вечера ты начнешь рассказывать мне историю Тринидада, что за народы населяют планету, какие существуют на ней государства и об истории их взаимоотношений. А на сегодня поговорили достаточно. Сейчас поздно, а нам нужно отдохнуть и хорошо отоспаться. Да, чуть не забыл, подумай, пожалуйста, на что или на какие средства будем ремонтировать бирему.
   Ночь была темной, облака скрывали Эллиду и ее собратьев. Но это было нам на руку, нужно было скрываться и от друзей и от недругов, так как были слабы и были не в состоянии противостоять врагу.
   Глава 23
   ххх
   Два дня и две ночи бирема "Весенняя Ласточка", скрываясь от посторонних глаз, пробиралась до места, где можно было бы передохнуть, отремонтироваться и набрать новый экипаж. Рассвет третьего дня встретил нас ласковыми и теплыми лучами Желтого Карлика, свежим морским воздухом и красивой панорамой раскинувшегося на самом берегу Внутреннего океана небольшого портового городишка под названием Валенсия. Купеческие корабли швартовались в Валенсии только в случаях чрезвычайной ситуации или необходимости, толстым купцам не совсем нравилась любовь к свободе и малая покупная способность граждан этого городка, а военные корабли практически никогда не заходили в этот порт, так как он не представлял стратегического значения и в нем никогда не водились пираты. Поэтому в Валенсии швартовались капитаны, морские волки, которые не очень любили соблюдать государственные законы по рыболовству и которые были бы не прочь пощупать плохо охраняемые суда толстых купцов.
   Во всем остальном, по словам Борга, Валенсия ничем не отличалась от других подобных портовых городков, разбросанных по побережью Внутреннего океана Восточной Империи. Много таверн, трактиров с хорошей выпивкой, пищей и женщинами, готовыми разделить ложе с моряками, много времени проведшими вдали от берега, почувствовать женскую любовь и ласку. К тому же городок славился своими рыбаками и парнями, которые имели достаточную подготовку, чтобы войти в экипаж или команду большого судна. Городок имел и верфи, ведь часто посещающие его суда иногда возвращались с пробоинами в бортах и нуждались в капитальном ремонте. С постоянно прибывающими в городок людьми постоянно притекала более или менее достоверная информация о положении в султанате и других государствах Тринидад.
   Появление нашей биремы "Весенняя Ласточка" не вызвало в городке и у его населения особого фурора. Одним судном в порту больше или меньше, какая для них разница! Да, и мы особо не стремились афишировать свое прибытие или присутствие в порту этого приморского городка.
   По планам Борга бирема должна была пробыть в Валенсии не менее двух недель, чтобы ее соответствующим образом отремонтировали бы, мы успели бы набрать экипаж и избавиться от старых и ненужных матросов экипажа.
   Моя воспитательная работа, проведенная с матросами и бывшими рабами принесла интересные результаты. Из ста человек, оставшихся в живых приписного состава "Весенней Ласточки", который составляли двадцать три матроса и сто семьдесят семь бывших рабов, на биреме пожелали остаться и поработать семь матросов и всего двадцать один бывший раб. Все остальные по тем или иным причинам захотели покинуть бирему. Три человека, судовой доктор и два артиллериста не приняли окончательного решения и все еще находились в раздумьях. Я планировал новую встречу с этими людьми, так как меня очень заинтересовала их манера мышления, принятия решений и интеллектуальный уровень их развития. Что касается бывших рабов, то я столкнулся, работая с тем, что их головной мозг оказался поврежден из-за многолетнего нахождения под влиянием рабского ошейника, он категорически отказывался осуществлять процесс мышления в полном объеме и думал только о том, чтобы вовремя пожрать и вовремя по...рать. С матросами было несколько посложнее, они так же, как и бывшие рабы оказались под давлением обстоятельств, хотели, но не могли смириться с положением, когда их капитаном стал бывший раб.
   Особо остро, после проведения психологический тестов, передо мной и Боргом встал вопрос набора офицерского состава команды биремы и морских пехотинцев для охраны биремы. Последнее время задумываясь о формах организации и ведения военных действий на Тринидаде, я стал принимать во внимание опыт ведения военных действий древними греками и римлянами. Но об этом несколько позже, сейчас перед нами встал вопрос швартовки "Весенней Ласточки" к причалу и знакомства с местным населением Валенсии.
   Борг и его авральная команда, большая часть бывших рабов только разгуливала по палубе и пальцем о палец не ударяли, чтобы достойным образом пришвартовала "Весеннюю Ласточку" к причалу. Гребцы, бывшие матросы в большинстве своем, покинули свои закутки и собирались на палубе толпами, громко обсуждая свою будущую жизнь на суше. Некоторые уже были с котомками или пожитками за плечами, с нетерпением ожидая момента, когда можно было бы покинуть бирему.
   - Ну, что брат? - Обратился ко мне Борг, стоя рядом со мной и спокойно наблюдая за происходящими событиями на борту "Весенней Ласточки". - Скоро нас на биреме останется очень мало. Сорок человек экипажа на такую прекрасную посудину, как "Весенняя Ласточка", этого слишком мало, чтобы защитить ее даже от простых пиратов-разбойников.
   Вереница людей по качающимся сходням спускалась с борта биремы на берег. Она не была такой уж длинной и вскоре палуба "Весенней Ласточки" опустела. Основная масса людей сошла на берег, а по палубе биремы лишь кое-где виднелись люди, бесцельно переходившие от одного борта судна к другому или копошащиеся в кучах хламья, разбросанного тут и там по палубе. Практически все закутки гребцов опустели и в них вообще не наблюдалось движения или шевеления.

Конец первой книги

   "Весёлый ветер (Песня Роберта)" - Музыка: И.Дунаевского. слова: В. Лебедева-Кумача
   Соната для фортепиано N 14 до-диез минор, op. 27, N 2 ("Лунная соната")-- музыкальное произведение, написанное немецким композитором Людвигом ван Бетховеном в 1800-1801 годах.
   Троглоди?т (др.-греч. ??????????? -- "живущий в пещере") в концепции Карла Линнея подвид человека (лат.Homo troglodites), характеризующийся человеческим обликом, обильной волосатостью и неразвитой речью. О таком человеке разумным стало известно из свидетельств авторов и рассказов путешественников древних веков. Предполагалось, что троглодиты могли быть прообразом сатиров.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"