Егорова Софья: другие произведения.

Квартал Ёкаев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем может закончиться для русского студента совместное проживание с юным переводчиком квайданов?

  Мой давний знакомый, бизнесмен Арбенин, собирался в Японию крутить шашни с мелкотравчатой токийской фирмой. Дело кончилось тем, что Арбенин прочно застрял в Токио, пытаясь поделить совместно нажитый капитал с агрессивно настроенной мадам Баттерфляй, а панически боявшийся потеряться в незнакомом городе Эдичка Карпов - в шикарно обставленной квартире арбенинского друга на пару с прихворнувшим - очевидно, на всю голову - младшим братом того же арбенинского друга. Вся обещанная лингвистическим гением Судзуки культурная программа сводилась к перелистыванию книжек с гравюрами и косноязычным переводом кайданов, после чего Эдичка не мог спокойно спать. Затем дело дошло и до совместного просмотра хентайного аниме, после чего Эдичка перестал спать совсем, ожидая нападения плохо воспитанных скользких щупалец. Но именно благодаря этой бессоннице и произошли те странные события, подробное описание которых было озаглавлено так:
  
  Квартал Ёкаев.
  
  Все началось не в полночь, как ожидает почтеннейшая публика, а летним днем, когда Судзуки-кун пытался попасть своим левым гэта в глаз коллекционной статуе дракона. В тот момент, когда оба мы меньше всего ожидали вторжения незваных гостей, в дальнем углу комнаты возник огненный шар и бросился к Судзуки, разворачиваясь на лету и принимая облик вытянувшейся в струну лисицы. Она метила ему прямо в горло, но метко пущенный тапок угодил ей куда-то под ребра, и дух растворился в воздухе.
  - Это... что? - выдавил я, балансируя где-то между глубоким обмороком и желанием заорать так, что будет слышно как минимум в Хабаровске.
  Судзуки прищурился, мигом потеряв все европейские черты и приобретя несомненное сходство с самураями на картинках.
  - Где?
  - Лиса.
  - Карпов-кун, попей водички! Ты перегрелся.
  - Да ладно, я...
  Судзуки улегся на спину на циновку, вооружил уши внушительными наушниками и принялся петь, феерически фальшивя.
  Но вскоре я получил возможность убедиться в том, что моим глазам верить можно, а Судзуки - ни в коем случае нельзя.
  Ночью я, разумеется, не спал, поскольку в голове сами собой листались картинки из роскошно иллюстрированной книжки про корабль-призрак. Потом я понял, что мне жутко мешает шум, исходящий откуда-то со стороны Судзуки. Если он опять поет, решил я, то пусть сам организует себе харакири, поскольку его честь будет затронута великим и могучим русским языком так, что...
  - Сволочь такая, мазафака, ты...
  Судзуки, резко как черный уж, вывернулся из-под молодого, сияющего, уже начавшего опушаться рыжей шерстью тела ногицунэ и сбросил ее на пол, отшвырнул пинком к разрисованной ширме. Она откатилась уже рыжим многохвостым шаром, растерянно тявкнув.
  - Что...
  - Тэмээ, что надо? - зарычал он, и в темноте под тонкой верхней губой влажно блеснул клык. - Кто тебя звал?
  - ЧТО ЭТО ТАКОЕ? - орал я, маша в сторону свернувшейся клубком лисицы.
  - А я тебе сколько раз рассказывал? Ногицунэ! Кицунэ, если тебе так проще! Они сами выбирают, к кому ходить!
  - Судзуки-кун, - я уже дощипал руку до синяков, пытаясь удостовериться в том, что не сплю. - Мне много что рассказывали, но это не значит, что все, о чем мне рассказывали, настоящее!
  Судзуки усмехнулся и, закутавшись в роскошное шелковое кимоно, с довольным видом прошелся по комнате.
  - Ты же В ЯПОНИИ, идиот! - объявил он, вероятно, на случай, если я это запамятовал. - Тут ВСЕ настоящее!
  Если я при этих словах упал в обморок, то прошу вычеркнуть сей позорный эпизод из моей биографии.
  На следующую ночь она пришла ко мне.
  Судзуки не было, может быть, он смотрел какую-то чушь на DVD в гостиной, и от одного мягкого касания лисьей лапы у меня пропал дар речи. Тогда я и понял, что означает выражение "страх сковал по рукам и ногам", я был тих, как мертвая мышь, и только раз позволил себе вдохнуть - глубоко, резко, и поперхнулся острым запахом, в котором не было ничего звериного. Мое тело совершенно не советовалось с разумом, когда мои руки касались плоской белой груди, стремительно терявшей шерстяную шершавость. И когда я, уже совершенно забывшись, рывком повернул ее на спину и заглянул в медовые лисьи глаза, что-то самым наглым образом садануло меня по затылку.
  Я вынужден был отвлечься и обернуться. Итак, дамы и господа, на расстоянии десяти сантиметров от моего левого глаза, целясь спицей в зрачок, парил зонт, разрисованный извивающимися щупальцами и обнаженными японскими матронами, тянущимися навстречу страстным объятиям морских владык. За ширмами клубился мрак, лиса что-то бормотала, искра проползла по росткам бабмбука в кадке в углу, а зонт все подрагивал, пристраиваясь поудобнее в невидимой руке, и я молчал, и луна светила. А может быть, это был фонарь, а непонятные красные иероглифы в окне, растекавшиеся по толще стекла в дыму - вывеска какого-то ночного клуба.
  Зонт повторил нападение, но неудачно, и только тогда я окончательно пришел в себя и заорал так, что, наверное, в Хабаровске это все-таки услышали.
  Я помчался по каким-то циновкам, взорвал пестрый ворох расписного шелка и беспорядочно разбросанных гравюр, и с каждой гравюры на меня пялился один и тот же красный глаз, из-под высоких лбов гейш, из-под широких бровей мандаринов, я сбивал резные статуэтки богов, лишая себя удачи в рыболовстве, и проклятая квартира разрасталась вширь и вглубь, и мы с зонтом падали в бесконечность до тех пор, пока...
  - Господин каракаса, оставьте в покое нашего почтеннейшего гостя, - до тех пор, пока не прозвучал где-то в невозможной высоте громоподобный голос. - Позволю себе поприветствовать тебя в квартале ёкаев.
  Несколько отдышавшись, я обнаружил себя лежащим все там же, где меня застала ногицунэ, а на низенькой лавочке напротив меня разместился высокий, как я мог судить, человек, я бы сказал, ближневосточной наружности. У него был длинный острый нос и довольно темная, отливающая красной медью кожа, а облачен он был в строгие одежды отшельника, правда, украшенные пестрыми птичьими перьями. Кроме того, у него был всего один глаз, а второй закрывала черная повязка, вследствие чего он немного напоминал пирата. Итак, я рассматривал этого местного неформала, а он, соответственно, изучал меня.
  - Можешь называть меня Котэнгу, если захочешь... - задумчиво произнес господин в перьях, обращаясь скорее к бегавшему неподалеку чайнику на ножках (чайнику? На ножках? ЧАЙНИКУ?). - И уж если ты столь дерзко вторгся в мои владения, ты будешь мне служить...
  Какая прелесть, подумал я, ущипнул себя за руку, побился головой об пол и поинтересовался у чайника, раз уж на то пошло, не понадобится ли ему моя помощь. Чайник возжелал быть почищенным, и я сомнамбулически зашагал куда-то в бесконечность, чтобы открыть дверь, в которую колошматили со страшной силой, одновременно потирая отчаянно визжавший и кусавшийся чайник.
  Девушка в легкой джинсовой курточке стояла ко мне спиной, видимо, нервно ожидая, когда откроют, и курила. Я обрадовался, вы даже представить себе не можете, как я обрадовался, выбросил через плечо чайник и чуть не бросился обнимать совершенно обыкновенную, будничную соседку, развеявшую мой ночной кошмар, порождение бессонных ночей и кайданов. А может быть, это была и не соседка, к Судзуки ходили толпами девушки, совершенно на одно лицо, но называвшиеся разными именами.
  - Hello! What...
  Девушка медленно обернулась, и весь мой убогий английский сменился кошмарнейшей пустотой - той же пустотой, что была на ее лице. Вернее, у нее не было лица, жесткие черные волосы были попросту приклеены к гладкому белому, отливающему лиловым, шару. Меня парализовал ужас. Я еще мог стерпеть кусающийся чайник, но вот это абсолютное ничто, спокойно смотревшее на меня отсутствием глаз, и подарило мне три седых волоса на левом виске. Загипнотизированный слепотой и немотой гостьи, я не шелохнулся даже тогда, когда из-под подола ее кожаной - запомнил ведь! - юбки по неожиданно стройной для японки ноге сползло нечто, тоже лишенное рта, но зато с одним-единственным красным глазом, и протянуло длиннющую лапку с одним же когтем к моей шее. Боль отрезвила меня, и хотя из моего тела утекала широкой струей кровь, буграми вспучивая тонкую морщинистую кожу этой кровососущей мерзости, я примерился и раздавил ее ногой, тихонько, как комара пальцем.
  Под моей стопой упругим шаром перекатывался глаз.
  - Отдай! - завопили у меня за спиной, дыша холодом и гнилью.
  Я надавил чуть сильнее.
  - Отдай! - зарычали уже где-то совсем рядом, задевая мои ноги хлесткими хвостами.
  Я упорно продолжал топтать глаз.
  - Отдай, а не то...
  Глаз лопнул с жутким звуком, как воздушный шар, которых я боюсь с тех пор, как Арбенин в далеком детстве проткнул ярко-оранжевое чудо иглой у меня перед носом.
  Тысячи лап, когтей, клювов и зубов рвали меня на куски, пока я пробирался сквозь бушующую толпу, черную, адски черную, словно вымазанную в саже, словно обгоревшую в невероятном пожаре, поскальзываясь на какой-то отвратительной слизи, мимо дрожащих скелетов, стенающих разлагающихся матерей с двухголовыми детьми, мимо увешанных черепами тысячеглазых туш - к свету, к единственному светлому пятну, но какая-то десятипалая рука вцепилась мне в ворот и никак не хотела отпускать, и я бил ее, и кусал, кривясь от тошнотворного привкуса, но...
  
  - Эдуард! Карпов! Очнись! Просыпайся, Эдичка, просыпайся же!!! КТО ЭТО СДЕЛАЛ? СУДЗУКИ, ЯПОНЕЗА, ТВОЮ ЗА НОГУ... у него аллергия на алкоголь, доктор, я не представляю, каким образом... ЭДИЧКА, НЕ УМИРАЙ! Что мы маме твоей тогда скажем?
  Арбенин в сбившемся набок галстуке от Версаче бился в истерике, провожая, как катафалк, больничную каталку, на которой бредил Эдичка Карпов. Сам он, вернувшись в Россию после отчаянной борьбы за жизнь в реанимации токийской клиники, утверждал, что алкоголю взяться было неоткуда и рассказывал душераздирающие истории (каждый раз - разные) про свои злоключения в квартале ёкаев. Не забывая, между прочим, изображать все в духе театра Кабуки и добавляя такие подробности, каких не было в той коротенькой жуткой истории, которую он поведал в первый раз уже в отделении терапии медсестре, лишенной лица и тщательно, до блеска, натиравшей перед зеркалом увенчанный замысловатой прической шар...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"