Егорыч: другие произведения.

Астрософия. Эликсир, настоянный на звездах, или Двенадцать капель творчества

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторые замечания по поводу 12 работ, вышедших во второй тур конкурса АСТРОСОФИЯ

  Просматривая как-то материалы очередного сиишного конкурса, был удивлен высказыванием некой дамы, входящей в состав судейского жюри. Она, не смущаясь, заявила, что оценивает конкурсные произведения, исходя главным образом из того, понравились они ей или нет. То есть, главный критерий оценки для нее - собственный вкус. Думаю, что навязывание личных предпочтений и приоритетов, как основополагающих ценностей, - одна из форм самоутверждения в сетевой литературе. У меня нет комплексов, потому и подходы иные. И нет потому ничего странного в том, что высший бал я поставил рассказу, который меня эмоционально не тронул. Это Sub Rosa. А оценил я это произведение десятью баллами исключительно потому, что оно хорошо написано, крепко сделано и в связи с этим, на мой взгляд, больше всех остальных претендентов на опубликование имеет право быть напечатанным.
   Думаю, здесь будет уместно обозначить критерии, которыми я руководствовался при оценке. Это для меня принципиально важно, поскольку я рассматриваю этот очерк не как критическую статью, а как отчет перед участниками конкурса, поскольку вопрос: "А судьи кто?", - считаю не только приличным, но и закономерным. Постараюсь на него ответить, коснувшись здесь всех тех "почему", которые могут возникнуть у авторов, просматривающих выставленные мною оценки. И с готовностью дополню свои ответы в комментариях, если это потребуется.
  Прежде всего, хочу сказать, о том, что мною не учитывалось при выставлении баллов. Я, да пусть не обидится на меня наш уважаемый координатор, совершенно не задавался целью установить, насколько соответствуют представленные на наш суд произведения условиям конкурса. Предварительный отбор был довольно строг, потому, разбирая тексты, я не углублялся в дебри астрологии или алхимии, а занимался исключительно литературной стороной произведений. Я также не учитывал одиночных стилистических погрешностей. В конце концов, даже среди именитых авторов практически нет таких, чьи тексты не нуждаются в редактуре. И наш конкурс совсем не ставит целью выявить лучшего в саморедактуре. Не учитывал я и мелких логических неувязок, которые не приводят к разрушению конструкции рассказа.
  А вот что учитывал. Первым и важнейшим вопросом, на который я искал ответ в тексте, был: "Зачем написан рассказ?" Как выяснилось, многим сказать читателю нечего. А некоторые даже и не ставили перед собой такой цели, представив на суд жюри откровенный окололитературный треп. Иногда довольно остроумный. Тексты, лишенные смысла, я оценивал ниже отметки в пять баллов. В рассказах, перешагнувших уровень пяти баллов, я пытался выяснить, правильно ли они выстроены в соответствии с идеей (задумкой автора), адекватны ли их герои сюжету, достаточно ли выразительны и логичны ли в поведении.
  
  Так вот, "Sub Rosa" Robb S. не задевшая меня эмоционально, на мой взгляд, в полной мере соответствует этим требованиям. Он умело написан. Язык точен, образен. "Большой старый дом - сам кораблю подобный - грузно выплывает на набережную, разворачивает нос к ветру, держит путь прямиком в Зунд". "Рыжее солнышко, яркая вспышка смеха. Слишком громкого, слишком вольного." смеха". "... Корнелиус, неутомимо прядет свои фантазии. Он записывает, сидя у среднего, восточного окна. Его маленькая лампа подсвечивает каютку изнутри мягким светом. Каким уютным гнездышком видится она с набережной бездомному бродяге!"
  Напомню, в основе рассказа лежит душевный конфликт главного героя, причиной которого стало неразделенное чувство. Кто-то из обозревателей поставил в укор автору то, что тот обратился к ситуации, не раз затронутой в литературе. Категорически не согласен с обвинением в неоригинальности! И еще, нет тем заезженных. Есть трудные темы. И тема неразделенной любви из их числа. Она затерта лишь в произведениях авторов, не сумевших сказать об этом, так, чтобы поразить воображение читателя. Не буду утверждать, что Робб поразил, но он нашел оригинальный ход, придавший теме иное, необычное звучание.
  То, что Корнелиус перевел эмоциональное напряжение в интеллектуальную сферу деятельности, само по себе не ново. интересно то, что тем самым он не создал отдушину, отвлекающую от предмета страсти, а нашел путь к решению своей проблемы. Подлинному или иллюзорному - мы никогда не узнаем. Что стояло за взрывом? И какая, по большому счету разница, слияние их сущностей в неких высших сферах или несчастный случай прервал его страдания...
  Есть, конечно, и замечания к тексту. Например, "Тихо падает снег, на землю, на воды, обволакивает, укутывает". Не могу представить себе снег, укутывающий воды. Или "морские сквозняки". Ветер морской - да, но сквозняки могут быть только комнатные, даже если комната эта находится в доме, построенном на морском побережье. И еще, неплохо бы автору было разобраться с именем своего героя. Как его все-таки звали?
  
  Понравился мне и рассказ И.В. Синичкина "Я больше не могу смотреть на звезды" (8 баллов по шкале Егорыча). Прежде всего, интересной находкой: известно, что астрологи изучают звездное небо, но чтобы звезды обратили внимание на астролога... Оказывается, ими движут не только законы небесной механики! Космос, утверждает автор, живое существо, таинственное, способное не только отражать происходящее в будущем, но и влиять на человека непосредственно. Хочу отметить хороший язык рассказа. Мой карандаш практически не коснулся текста.
  Но есть и очень существенный недостаток - потеря сюжетной стройности к концу повествования. Большую часть рассказа занимает совершенно ненужное описание взаимоотношений главного героя с подростками. Это ружье не стреляет! А вот звезд в рассказе, на мой взгляд, маловато. По большому счету, это пока не рассказ, а только набросок к рассказу. Самое простое, что нужно было сделать, чтобы контрастней выразить идею - сократить текст раза в полтора.
  
  Есть среди конкурсных рассказов и еще одна интересная вещь - рассказ В.В. Вознесенского "Вдох-выдох" (9 баллов по шкале Егорыча). Но к нему те же претензии, что и к рассказу Синичкина - "незаряженный текст", только не в конце, а в начале рассказа. Не верю, что человек, поднятый на дыбе, может рассуждать о боли отвлеченно. Это, на мой взгляд, авторский прокол. И еще, хотя бы намекнуть, с чего этот злодей так прицепился к алхимику, чем тот дал ему повод... Ведь большинство его собратьев по лженауке, находясь в вечном поиске и в бесконечном приближении к истине, результата конкретного предъявить, увы, не могут. Чем этот алхимик привлек внимание своего мучителя? Это надо бы было объяснить.
   Однако вторая часть рассказа возражений не вызывает, она написана убедительно и интересно. Не устаю повторять понравившееся мне изречение одного из наших классиков о том, что в основе сюжета должен лежать анекдот, в переводе на современный язык - интересный случай. Так вот у Вознесенского этот принцип стопроцентно выдержан. Поэтому, несмотря на некоторые технические сбои, его рассказ настоящий. За это я автору простил затянутость, а по сути, ненужность, и неубедительность первой части повествования.
  
  В целом неплох и рассказ Э. Эстериса "Башня оракулов-2" (8 баллов по шкале Егорыча). Автор и его герой говорит с нами хорошим, ясным языком. Если оценивать исключительно стилистику, то это одно из наиболее удавшихся произведений конкурса. Есть, правда, в изложении некоторые неточности. Например, "хватило ума взять с собой не дрянное пиво, а настоящее виноградное вино". Вы уж меня извините, но большого ума для этого не надо. Я лично не представляю себе колебаний человека, который теряется в выборе между дурным и хорошим напитком. Или "немало средств жертвовал своей академии...", а чуть позже "Хотя, его отец не давал и этого". Извините, так много он давал академии или мало? Безотносительно трат на зверинец... Но это так, к слову. Главные мои претензии ни по этому поводу.
  Итак, в некотором королевстве на месте старой мельницы внезапно возникла башня, окруженная таинственным маревом. Представьте себе, что напротив вашего дома вдруг невесть откуда появилось такое таинственное сооружение. По крайней мере вы бы удивились, а кто попроворней и полюбопытней, попытался бы даже забраться на нее, чтобы посмотреть, кто это тут под окнами балует. При всем притом, что подобное не входит в ваши профессиональные обязанности. А вот придворный мудрец Артим, которого все чудеса в королевстве касаются по долгу службы, совсем не заинтересовался этим феноменом. Очень это странно! И полез он на башню только тогда, когда сам император потребовал от него исполнения обязанностей, связанных с пребыванием на должности.
   Что нам известно об Артиме? Прежде всего, что это серьезный ученый, сделавший ряд научных открытий, в частности, в области медицины. Например, именно он открыл два круга обращения крови. Вот тут и начинаются противоречия. Настоящий ученый - всегда исследователь. Экспериментатор. Тем более, если он занимается естественными науками. И вот такой человек, когда судьба подбрасывает ему возможность участвовать в уникальном эксперименте, вдруг эту возможность игнорирует. Не верю! Артим может сколько угодно презрительно относиться ко всякому роду шарлатанству, но факты он, как настоящий ученый, игнорировать не может! Конечно, он не смельчак! Но я не верю, что страх может заставить настоящего ученого отказаться от исследования. Тем более, что он имеет возможность организовать целую экспедицию. Разве к экспериментатору предъявляется требование, чтобы он лез на башню непременно в одиночку? Ассистенты, солдаты... Все это, несомненно, прибавило бы ему самообладания. Дальше - больше... Нелогичность поведения Артима ярче всего проявляется в его реакции на голос, раздавшийся из неоткуда. Как раз для здравомыслящего ученого этот голос должен представляться реальным, поскольку слишком много факторов, доказывающий его существования. Это ведь не глас в пустыне. Слишком многое говорит о том, что он реален: и выросшая словно из под земли башня, и десяток человек, свихнувшихся после ее посещения, и пропавший в ее недрах шут... Последнее уже само по себе чудо: куда можно деться из башни, где кроме лестницы и смотровой площадки ничего нет? Критический научный подход к явлению это не отрицание его в принципе, а изучение на основе анализа имеющихся фактов.
  Итак, есть вопросы, есть объект изучения, есть ученый. Но у автора все это не связалось. Вот первое противоречие, которое разрушает целостность сюжета. Второе. По поводу пророчества, которое обещает поведать чудесный голос. Из рассказа видно, что это откровение нужно было прежде всего Тому, кому тот голос принадлежал. Отчего же Тот, кому он принадлежал, повел себя так нелепо? Зачем городить башню, когда и надо-то было раздаться где-нибудь в людном месте, например на базарной площади в ярмарочный день? Можно было тут же на глазах у всех вырастить ту же самую башню или устроить иное, более стандартное чудо вроде явления парящей девы или пары ангелов, трубящих в горны? И к чему все эти вопрошания, мол, желаешь ли узнать? Режь правду-матку, мол, по имеющимся у меня сведениям такого-то числа... Паника начнется? Являйся к тому же Артиму в навязчивом сне...
  И последнее... Тот великий пророк, который не знал, куда пристроить свое откровение, не обладал достаточной прозорливостью, чтобы предвидеть неудачу своей затеи с башней? Значит не очень он и велик и цена его подарку соответствующая...
  И встает вопрос, что нам хотел автор сказать этим рассказом? Можно догадаться, что он собирался осудить косность человеческого мышления, не способного справиться со стереотипами, отказаться от доминанты "этого не может быть, потому что не может быть никогда". Возможно. Но, на мой взгляд, не получилось. Не выстроилось.
  
  Рассказ И. Горностаева "Схватка в верхах" при беглом прочтении располагает к себе... Динамичный сюжет, активные герои, единоборство, неожиданная развязка, ясность фабулы. Кстати, относительно высокая оценка мной поставлена автору именно за эту живинку, а не за мастерство. Все-таки в основной своей массе конкурсные рассказы достаточно вялые. А если в каких-то из них и есть движение, то оно часто представляет из себя суету героев, потерявших сюжетную линию своего повествования.
  Но рассказ Горностаева захватывает лишь в процессе чтения. Когда же дочитываешь его до конца, разочаровываешься. А патетическая концовка настраивает иронически. Надо же, смерть двух пройдох откликнулась на небесах! Кометы явно притянуты в рассказ за уши, или, что у них там? Хвосты?... Что же такого нам хотел сообщить автор? О чем мы должны задуматься, прочтя его произведение? За кого порадоваться, или по поводу чего опечалиться? Нет у меня ответа. А вопросов много.
  Рассмотрим то, о чем сообщается в произведении, с точки зрения логики. Итак, новоиспеченный король-самозванец, заняв престол, погружается в государственные дела. Одно из них - утверждение в должности придворного мага знающего специалиста. Мероприятие это серьезное, ибо в той стране колдовство было важным подспорьем в делах военных и хозяйственных. И вот тут начинается несуразица. После долгих и тщательных предварительных отборов, надо думать по прошедшим испытание в веках методикам, до этой ключевой должности дошли два НЕМАГА! Что требуется от мага? Вот как объясняет это сам Каттон: "Мне надо... чтобы засухи не случалось, чтобы мосты не рушились, а распутицы заканчивалась в несколько дней либо не происходили вовсе..." Могут это обеспечить астролог или алхимик, претендующие на место? Они, правда, утверждают, что в целом с проблемами справиться могут, только чего не пообещаешь ради того, чтобы занять тепленькое местечко? Однако аргументация их, скажем прямо, неубедительна. Спрашивается, ради чего весь спектакль устраивался? Но король Каттон Первый (кстати, почему Первый? Известно, что числительное рядом с монаршим именем возникает только с появлением тезки-потомка) отнюдь не выражает недовольства по поводу графа де Россо за то, что тот привел на собеседование левых, а не настоящих магов. Возможно, маги были Каттону не так и нужны? А может быть, понимая проблемы автора, которому для участия в конкурсе, нужны были именно такие персонажи, решил ему подыграть? Известно, для действующих лиц автор - бог, вершащий судьбу!
   Но вернемся к логике поступков наших героев. Все они ведут себя весьма неадекватно. Например, король. Как мы уже отметили, он не осерчал на графа за то, что тот оказался никудышным кадровиком. Но был у помазанника повод для негодования и более веский. Граф на наших глазах совершил серьезный должностной проступок, однако и это удивительным образом сошло ему с рук. А ведь из-за его халатности чуть было не погиб король. Он, а никто другой, привел во дворец под видом соискателя в маги террориста-бомбометателя. Он не обеспокоился тем, чтобы его протеже обыскали у входа в королевские покои. Он при виде взрывного устройства не попытался отобрать у алхимика этот опасный предмет, а ограничился тем, что дал ему полную тактико-техническую характеристику, тем самым усугубив свою вину. Можно ли назвать его после этого хотя бы здравомыслящим человеком? При желании его можно даже обвинить в организации заговора, тем более, что Каттон своему подручному, как видно из рассказа, не очень-то доверяет. Он вообще никому не доверяет. В общем, образ графа вылепливается совершенно не таким, каким рекомендует нам его автор.
  Впрочем, и Каттон своего придворного стоит! С чего это он направляет смертоносный удар в человека, не представляющего опасности, в то время как в трех шагах от трона некий тип прячет под полой взрывное устройство неизвестно для чего принесенное во дворец? Проверить подлинность предсказания можно было и позже, не в такой нервной обстановке, а топорик, в тот момент больше нуждался в иной цели. Что через несколько секунд и подтвердилось сюжетом. И что уж вести речь об астрологе и алхимике? Из их, как сейчас принято говорить, "резюме" совершенно ясно, что оба они на пост мага претендовать не могут - не та специализация. Но, как мы уже выяснили, протеже у них был более высокий чем граф - сам автор.
  Единственно по настоящему интересный и убедительный персонаж в рассказе - шут. Он привлекает внимание. Мне было интересно за ним наблюдать, и только из-за уважения к нему, я увеличил оценку еще на балл. Пожалуй, в нашем конкурсе это лучший герой второго плана. Но есть и к нему претензия. Вернее к эпизоду, в котором он сыграл ключевую роль. Я имею ввиду эпизод с взрывом Шара Слез. Если поражающая способность шара так слаба, что тот не может убить, даже когда попадает в гущу врага, то как вышло, что он сразил отраженной волной и на расстоянии? Но, допустим, мощность именно этого экземпляра была достаточно велика. Как в таком случае вышло, что шута не отбросило взрывной волной или не вырвало у него из рук кубок?
  Теперь обратимся к языку рассказа. Претензий много. "Хранил на лице маску беспристрастности". Один из обозревателей за эту фразу обвинил автора в использовании штампа. Но для такого обвинения нет повода. Штамп - это точное и образное выражение, часто использующееся пишущей массой именно потому, что оно легко монтируется в текст. В приведенной же фразе явная стилистическая неточность. Выражение "хранить маску" не имеет смысла. Хранят под маской, маску же носят. О мече, звенящем в такт блеску канители также говорили и до меня. Выражение, действительно, бессмысленное. А вот еще одна неточность: мотив выстукивать нельзя, можно выстукивать только ритм. "Пресмешная физиономия... ставшая такой благодаря ужасным шрамам". Это выражение имело бы смысл, если бы принадлежало кому-то из героев. Например, графу или королю. Однако в устах автора оно звучит нелепо. Потому что авторские ремарки не могут быть безнравственными. "Их можно было принять за отца и сына". Фраза в силу своей конструкцией предполагает отрицание данного предположения, но в конце рассказа становится понятно, что это действительно сын и отец. Неточность допущена и в следующей фразе. Из нее выходит, что за отца и сына их можно было принять потому, что они были одеты в одинаковые СИНИЕ халаты. "Бодро поприветствовал их король"... Король первым приветствовал пришедших к нему на аудиенцию? Позвольте вам не поверить! Тем более, что правила хорошего тона, проявляющиеся в общении на уровне привычки, требуют, чтобы даже среди равных первое "здравствуйте" произносилось теми, кто заходит в помещение. "Швырнул топор". Метнул? Швырять - это скорее отбросить. Можно, например, в сердцах швырнуть на пол вилку.
  
  Язык рассказа Е.И. Лифантьевой Болтливый дух (оценка по шкале Егорыча 6 баллов) неплох. Редакторских усилий его обработка потребует небольших. Задумка с переселением души интересна. Образ Шара и Колдуньи прописаны неплохо. Есть интересные психологические и бытовые замечания. Большой минус - непродуманный, рыхлый сюжет и слабая, нелогичная концовка. В рассказе нет четкой сюжетной линии. Действительно, о чем произведение? О взаимоотношениях Шара и Колдуньи? О проблемах новорусской семьи? О благополучном разрешении конфликта отца и дочери? Впрочем, в последнее я не верю. И не потому, что не вижу реакции главы семейства на рассказ своего приятеля об исцелении охотничьей собаки... Чему радоваться толстосуму? Тому, что его дочь, вместо того, чтобы задумываться о собственном деле, возится с больными животными? Не думаю, что это должно вызвать у такого, каким он показан в рассказе, гордость за дочь. Тем более, что и хвалить ее пока не за что. Приехала вместе со специалистом, у которого занимается в кружке, на вызов, вот, в сущности и вся ее заслуга. Тут отец ее даже если бы захотел, повода для гордости за дочь не нашел бы. Но вряд ли ему понравилось бы то, что его наследница, по сути дела, обслуживает его же корешей.
  
   Рассказ Н. Чернышевой "Алхимики современного мира" (Оценка 6 по шкале Егорыча) - остроумно задуманный пассаж на тему тоталитарный режим и свобода личности... Казалось бы, еще одна попытка отстоять право на маленькое индивидуальное, спонтанное счастье, в противовес всеобщему, запланированному и дарованному в принудительном порядке. Только в рассказе есть неувязки, которые эту идею разрушают. Начнем с того, что девушка собирается заиметь ребенка от собственного деда. Каково? Это противоестественное сексуальное влечение сразу же настраивает меня против героини. Не лучше ли автору было придумать что-нибудь про какие-то там резусы крови и прочие подобные штучки? Пусть бы чисто медицинские причины встали на пути героини к счастью. А что следует из рассказа? Хочет внучка заиметь ребеночка от собственного дедушки на законном основании, а бездушная Эдуарда Петровна не разрешает... Будто бы ей в 20 веке это позволили... И дедуля хорош: запал на внучку... Та еще парочка! Так что главный тезис, будто бы бездушные инструкции лишают Лару счастья иметь ребенка от любимого, здесь не в тему. И в данном контексте совсем не кажется лишенным смысла реплика Норкиной: "Идиотки несчастные! Им плевать на негативную наследственность, плевать на здоровье и качество жизни собственных детей, плевать на все..." С этой частью фразы не поспоришь! Действительно, сегодня они захотят зачинать от близких родственников, завтра от носителей наследственных болезней. Как это аукнется на ребенке Лар мало волнует! Умная и нравственная женщина эта Норкина. Лара же эгоистична и глуповата. И "персонкод* уровня коллективной ответственности" ей присвоили, как мне кажется, опрометчиво. Конечно, я иронизирую. Конечно, автор хотела сказать о другом, но запуталась в словах. Такое, увы, бывает...
  
  Больше всего меня заинтересовало в рассказе Кошки Ш. "Ключи от сумерек" (оценка 5 по шкале Егорыча), чем он так привлек других судей. Что такого они усмотрели в этом произведении, чего не открылось мне? Очень надеюсь найти объяснение феномену в других судейских обзорах. Пока же несколько слов об увиденном мною. А это большей частью логические неувязки и неточности.
  В основе рассказа лежит аналогия с известным сюжетом, когда некто, гипнотизируя крыс игрой на дудочке, заманивает их в море на погибель. Я добросовестно искал в рассказе обоснования правомерности этой аналогии, но найти так и не смог. Автор взял на себя большую ответственность, сравнив людей с крысами. И потому правомерен вопрос, а на каком основании он это сделал?
  Лично я не усматриваю повода для такой аналогии. Начнем с исторических параллелей. В традиционных сюжетах крысы осаждают города, угрожая их населению. То есть, они активное зло, несущее мучительную смерть мирным обывателям. И потому применение магического "оружия массового поражения" в тех случаях вполне оправдано и логически, и морально. В рассказе же топить собираются тех, кто живет в городе и является создателем всего, что в нем есть. За что же их наказывать, интересно было бы узнать!
  Кто-то может сказать, за то, что они теряют облик человеческий. Но постойте, потерять облик человеческий еще не значит уподобиться крысам... Крысы причем? Кроме того, в чем же выражается это обесчеловечивание? В рассказе нет о том ни слова. Есть там невнятная сцена званого обеда, на котором присутствуют сливки городского общества. Однако ничего замечательного, что могло бы прояснить ситуацию, за столами не происходит. Ну да, не произведения высокого искусства обсуждают, а городские слухи. Говорят о вещах приземленных, бытовых. Городских конюшнях, например. Салфетками пользоваться не умеют. Что, впрочем, сомнительно. Ну, допустим... И что, утопить их за это? Да, ладно бы только их, а то ведь топить будут и простой люд. Детей. Они-то чем виноваты? За что на них окрысились автор и неведомые силы?
  Вспоминается в этой связи другое произведение. В нем некий Мессир, вдоволь натешившись над московскими обывателями (заметим, каждый раз наказывая их достаточно зло, но не жестоко, и за совершенно конкретные поступки), тем не менее, не стал изводить их под корень. Более того, даже отметил, что они просто люди, такие же как и все, только испорченные квартирным вопросом. Чем же так провинились жители города из рассказа "Ключи от сумерек"? Чем они хуже всех остальных обывателей? Нет ответа. И тут невольно приходят в голову некие аналогии. Страшненькие аналогии. Было ведь уже, когда целые народы признавались "низшими", не достойными существования. И вот так - тотально - пытались свести "недочеловеков" в нети "высшие расы". Только вместо морских пучин встречали их печи Освенцима и Бухенвальда. А сцена перемещения толп к месту казни в рассказе весьма натуральна.
  Кто же оказался вне толпы? Вернее, над толпой. Выше толпы? Некий господин Йормунгард. Чем он занимается? Из того материала, который предоставил нам автор, видно, что господин этот, говоря по-простому, мошенник, выдающий крашенное яйцом (?) серебро за золото. При этом, как утверждает сам Йормунгард, - "дешевое серебро". Так что неизвестно, получает ли он его в лаборатории или же скупает по низкой цене. Странно, что торговый люд, искушенный в коммерческих делах, этого жульничества не замечает. Возможно, не зря поговаривают о неких магических умениях названного господина. Вот и думай, какое отношение имеет этот сверхчеловек к звукам той самой дудочки, под аккомпанемент которой отправляются на смерть жители города.
  Хотя, если честно, кто и заслуживает называться крысой, так это главный герой! Но в рассказе именно он противопоставлен толпе, как носитель человечности. Чем же он отличается от прочих? Умом? Я просмотрел его записи. Пусть извинит меня автор. Эта бессмыслица вряд ли свидетельствует о большом уме Йормунгарда. Возможно, приведенные тексты - вырванные цитаты из трудов великих. Изречение Соломона, во всяком случае, узнаваемо даже в такой интерпретации. Только цитаты без осмысления - начетничество, потому что фраза, оторванная от смысла, - мертва. Переписывание цитат тайнописью из одной тетрадки в другую, может быть, и трудоемкое занятие, но не имеет ничего общего с научной деятельностью. Что касается самого текста, то больших замечаний у меня к стилистике нет. Но два эпизода, в котором описываются обед у судьи и допрос главного героя поражают своей наивностью.
  
  Следующие рассказы, я бы сгруппировал по принципу - рассказы ни о чем. Такое впечатление, что авторы их, узнав о конкурсе, уселись за компьютер и не особо задумываясь, бойко ударили по клавиатуре, уповая на то, что куда-нибудь да вынесет.
  
  Рассказ В. Доконта "Алхимик" (4 балла по шкале Егорыча) именно из разряда таких - ни о чем. В нем намешано всякой всячины, из того, что иной раз заходит в голову и поэтому нет ничего удивительно в том, что в нем отсутствует не только композиция, но даже логическая связь между эпизодами. Но голова эта, в общем-то, варит неплохо, языком автор владеет, и потому на выходе образовалась, хотя и размазня, но каша. Пусть и не изысканное блюдо, но съедобное. Задуматься, конечно, не над чем, однако отдохнуть от разгадывания глубинных смыслов других конкурсных произведений возможность рассказ дает. Но не более того.
  
  О расссказе Эмиля K., Корейского Ф. "Игра в Трансмутацию" сказать особенно нечего. Придумал автор новую аристократическую игру для элиты некоего псевдоевропейского государства средневековья. Для чего она аристократам - непонятно. Зачем автору - ясней ясного: чтобы в финале ухнуть ядерным взрывом по всей этой голивудчине. Ну, ухнул, и что?
  
  Рассказы Грима "Паровая машина Освальда" и Ю. Иванова "Привет, Джу" (каждому 2 балла по шкале Егорыча), по моему мнению, к литературе имеют самое отдаленное отношение. Если автор "Алхимика" не додумал сюжет, то здесь, похоже, над этим и не задумывались. Если рассказ Доконта читать приятно - образы колоритные, диалоги складные, то у Грима просто набор слов, а у Иванова набор предложений. Однако, следует признать, что про Джу написано грамотней и с точки зрения стилистики, и с точки зрения правописания. И фантазия здесь все-таки ограничивается определенной темой. У Грима же она вольна до абсурда, разбирать проявления которого - пустое занятие.
  
  Заканчивая свой обзор, хочу принести свои извинения тем, кого невольно обидел. А такие непременно будут - знаю по опыту. Готов ответить на вопросы и продолжить конструктивную дискуссию в комментариях. Но конструктивную! И, наконец, хочу поблагодарить нашего координатора Фост Олю, пригласившую меня в судейское жюри, за предоставленную возможность окунуться в мир волшебства и магии. Конечно, не все удалось нашим авторам, но ведь они, большей частью, еще не волшебники: они только учатся. Дальнейших успехов вам в колдовстве над словом, рискнувшие вступить на литературное ристалище! И удачи, которая, как известно, приходит только к тем, кто готов воспользоваться ее плодами.
  
  Ваш Егорыч

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"