Еговцева Анастасия Игоревна: другие произведения.

Взрыв длиною в сказку.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

Еговцева Анастасия Игоревна, egovtseva.an@yandex.ru
  Взрыв длиною в сказку.
  В одной деревне у берега моря, что охранялось пернатым драконом, жил-был писатель. Он любил приключения, игры с детишками и свою большую коллекцию гальки. Носил он шляпу набекрень, терпеть не мог штаны в полоску и любовался каждый день своею рыжею причёской! Ах, да это же Анастасий Рубинов!
  
  
  Деревню Чудесатино нельзя назвать обычной: от художников сбегали картины и пугали прохожих на улице, домашние коты сидели на заборах и рассказывали прогноз погоды, а иногда и новости. Из них выходили хорошие комментаторы во время погонь за шоколадными коровами. Да и погода в этих краях шалит: по воскресеньям снег падает, а по четвергам книги на деревьях растут. Чудесатно, однако!
  Но однажды ночью, Анастасий писал эту сказку, и из-под его пера выскочила чернильная капля и давай надуваться в воздухе! Она всё раздувалась и раздувалась, пока не зависла посреди комнаты. А ведь в ту ночь падали звёзды - верный признак чудесатых чудес.
   Сказочник испугался, ничего подобного с ним не случалось! Конечно, забредают иногда из леса эльфы, чтобы стырить чего-нибудь пожевать, но в последнее время они обходили его дом стороной. А чернильный шар - это вовсе не эльф, он ведь может лопнуть и замарать всю мебель! Хорошо, что эльфы не лопаются...
  Только писатель собрался поймать шар в ведро, как чернильный пузырь стал меняться на глазах, обретать человеческую форму и переливаться всеми оттенками синего.
  - Надо же! - воскликнул писатель. - Это же девочка! Девочка из чернил!
  И на самом деле, это была девочка в синем платьишке, с бантиками на голове. На вид ей было лет десять, хотя по взрослому взгляду не скажешь. Анастасий в нерешительности наблюдал за ней.
  Она легко подлетела к нему и протянула руку:
  - Привет!
  Сказочник отпрянул:
  - Нет, не надо! Не надо! Ты можешь лопнуть!
  Она удивлённо посмотрела на него, и лишь чуть позже до неё дошёл смысл сказанного. Её глаза наполнились синими слезами, готовыми затопить кабинет. Как он мог такое сказать? Это так грубо! Она с ним поздоровалась, а он...
  - Подожди, не плачь, не надо, - успокаивал девочку Анастасий, привыкший к весёлым и шумным детишкам. Ему так хотелось пожалеть эту неизвестно откуда взявшуюся девочку, погладить по головке и сказать, что с ней ничего плохого не случится, и пусть она трогает всё, что захочет! Но он не мог.
   - Привет. Я, наверное, напугал тебя? Скажи, как тебя зовут?
  - Линор, - грустно сказала девочка. - Меня зовут Линор.
  - Поэтичное у тебя имя, Линор. А я Анастасий. - Он старался говорить веселее и энергичнее, чтобы слова соскакивали с языка, как искры от пламени, чтобы девочка не грустила, чтобы ночь разом посветлела. - У меня длинное имя, но мне нравится. - Он немного задумался, пока девочка вытирала слёзы рукавом, а после, сказал: - А я вот книжки пишу. Детские в основном. Ребятам нравятся, хочешь, я тебе почитаю?
  - Нет, лучше потом. Сейчас не хочется.
  - А чего тебе хочется? У меня есть красивая коллекция морской гальки, можем посмотреть. Только поглядеть, не трогать, - мягко уточнил писатель, что Линор что-то заподозрила:
  - А вдруг вы меня обманываете? Если вещь нельзя потрогать руками, то её может и не быть!
  Анастасий совсем растерялся. Никогда маленькие девочки не спрашивали у него таких чудесатостей. И вообще, он ещё ни разу в жизни не задумывался над тем, что в этом мире есть, а чего нет и как это можно проверить.
  - Как я могу вам верить, если вы боитесь, что я прикоснусь к предмету и лопну его? - Линор загрустила, и синие чернила снова закапали по её щекам.
  - Ну что ты, я ненавижу обманывать детей, это плохо. - Честно говоря, он вообще никого не любил обманывать и жутко расстраивался, когда печалились дети. От безвыходности положения, он крепко зажмурился и закрыл лицо руками. Все слова из головы, попискивая, как тараканы, разбежались по уголкам. - Просто ты особенная. Если ты к чему-нибудь прикоснёшься, то лопнешь - ты! - Ох, как он не хотел этого говорить!
  - Лопну? - удивилась Линор и даже улыбнулась, не веря такой глупости. - Не переживайте, я обещаю вам, что ничего такого не произойдёт. Вот, так что и не думайте плакать, хорошо? Не будете?
  - Нет, я не плачу и не буду. Но вот если ты лопнешь...
  - Что такое 'если'? Я ещё не знаю этого слова.
  - Если - это такое условие, и...
  - Вот видите - у с л о в и е! 'Если' может и не наступить, нужно только таких условий не создавать. Всё просто.
   - Похоже, что так. - Анастасий выглянул из-за забора своих пальцев, прикрывавших его лицо, и улыбнулся. Девочка улыбнулась в ответ. - Тогда будем стараться, ограждать тебя от предметов. Проживём как-нибудь, только вот чем тебя кормить?
  - А чем обычно детей кормят? Сказками, стишками, песенками. Я это очень люблю, потому что в них много вкусных букв и добрых слов.
  - Ну, уж это по моей части! - встрепенулся писатель и запрыгал по комнате в поисках свежего произведения. - Ты ведь ещё не ужинала, наверное, давай я тебе вот это прочитаю... - Не успел он договорить, как в окно кто-то резко постучал. Чуть стекло не выбил.
  - Тише, - прошептал Анастасий, - ночью по деревне ходит Шелест. Он любит красть чужие чудесатости, вроде тебя, которые появляются в нашей жизни неизвестно откуда. Лучше бы тебя спрятать, пока он не увидел.
  Тут ему под руку попался снежный стеклянный шар с замком. Силой писательского волшебства, он поместил в него Линор и велел сидеть тихо. Снег в замке шёл настолько буквенный и чернильно-писательский, что даже если он и касался Линор, то не причинял ей никакого вреда.
  Шелест, дух непрочитанных и брошенных книг, ворвался в кабинет к писателю. Лохматый, с отпечатками кофе на боках, с переломанными пальцами и горбатой спиной, - он воплощал собою книгу, с которой кто-то плохо обошёлся. Шелест засунул сказочника в самовар, а сам в то время перерывал все его вещи, но не нашёл ничего чудесатого, чем бы он мог перекусить.
  Книжный дух-калека разочарованно выпустил на волю писателя и прошелестел на пороге из дома. И когда Шелест ушёл, наш сказочник хотел было освободить девочку, но у него не получалось. Какие-то таинственные силы мешали выпустить Линор наружу.
  - Знаете, а ведь тут даже безопаснее, чем у вас, - заметила она. Её голос хорошо был слышен в кабинете, несмотря на стеклянную преграду.
  - Да, ты права, в моём мире много вещей, которые могут тебя погубить. А в шаре все удобства для тебя! Но мы всё равно можем общаться с тобой, - сказал уставший от таких эмоциональных потрясений Анастасий.
  - Да, да, - согласилась Линор.
  На том они и договорились.
  Линор жила в стеклянном шаре. Здесь для неё всегда шла зима, а за стеклом заманчиво сменялись картинки жизни. Она гуляла в окрестностях замка и питалась словами и буквами, что ей дарил писатель. Он читал ей перед сном сказки, рассказывал интересные истории из своих путешествий, учил языку и арифметике, забавно изображал животных, а некоторых и приглашал в гости, чтобы развеселить девочку.
  К себе в гости сказочник никого не звал. Он боялся, что кто-нибудь случайно широкими плечами или большим пузом столкнёт с полки снежный шар и отчего Линор может пораниться. Обычно он играл с деревенскими мальчишками и девчонками на берегу моря, ходил на рыбалку и поиски Музы, но никогда он не удалялся далеко от дома.
  Так прошла весна, а вслед за ней и лето. И за это время Анастасий передал девочке все знания и умения, коими обладал. А сколько он вложил в неё добрых сказок и величественных историй, по прочтению которых, маленькие мальчики, становились храбрыми юношами. Ох, но ведь она девочка! Значит, после этих историй она стала чудесатой принцессой.
  В их вечерних разговорах были и правила, которые девочка должна строго соблюдать, чтобы не лопнуть:
  - Первое, - говорил писатель, - это никогда не злись. Злоба пуста, нельзя наполнять себя ею, ведь это неизбежная дорожка к взрыву. Второе - это вера глазам, ушам и носу. Да, когда-нибудь тебе захочется увидеть мир не по моим рассказам, но ты понимаешь, чем это рано или поздно кончится. Третье - ты не мыльный пузырь, а это большая разница! Чернила всё-таки имеют смысл, а мыло только за чистоту борется.
  Всё шло своим чередом, пока осенним утром Анастасий не сообщил:
  - Мне нужно уехать в город на неделю.
  - Что случилось? - спросила девочка.
  - На трон взошла трёхглавая королева по имени Правда-Ложь-И-ничего-не-отрицаю. - Сказочник вздохнул:- Сложная женщина! Если к одному она повернётся Правдой, то другому обязательно выпадет либо Ложь, либо Ничего-не-отрицаю! Что так плохо, что эдак. - Но тут он вспомнил, для чего завёл эту речь и встрепенулся: - Так вот, пока меня не будет, за тобой проследит моя знакомая Штази. Кто-то ведь должен читать тебе, пока меня не будет!
  - Штази? Кто это? - спросила погрустневшая Линор, которой не хотелось, чтобы её друг и создатель куда-то уезжал, да ещё к какой-то трёхглавой королеве!
  -Штази девочка, чуть младше тебя, ну совсем малость. Мы играем с ней и другими ребятами на улице. Ты ведь знаешь, я боюсь пускать ребятишек в дом, вдруг они уронят шар и тогда...
  - Тогда почему кормить меня будет Штази? Она ведь девочка, как и я. Она ребёнок. Почему вы взрослого не попросите? Они-то точно ничего не сломают!
  - Взрослым сюда тем более нельзя, они не поймут для чего тебя кормить. Для них ты вроде надувной игрушки и им кажется странным, что игрушку нужно кормить, да ещё словами! А Штази очень хорошая, я дружу с ней с её рождения. Она смышленая и добрая, а главное та ещё фантазёрка. Она тебе понравится, ведь она рыжая! И у неё веснушки по всему телу. Забавно, правда?
  - Ну, уж если она рыжая и ваш друг, то пускай она будет и моим другом тоже.- Немного погодя Линор спросила: - А она хорошо 'р' выговаривает? Умеет читать? Я не люблю некачественную пищу.
  - У неё хорошие зубы, и язык, и первые речевые шаги. Так что сказки будут вкусными, с особой рыжей искоркой. Не переживай, время быстро пролетит, не заметишь, как и я вернусь.
  Анастасий уехал. Но Линор не пришлось долго ждать девочку. Как только писатель вышел за порог, Штази очутилась тут как тут.
  - Доброго утречка, - радостно поздоровалась она.
  - Привет, я Линор. Это ты читать мне будешь? - спросила чернильная девочка.
  - Ага, я. Меня Штази зовут. - Девочка улыбнулась и полезла на стол вместе с ногами, чтобы достать с книжной полки сборник сказок. - Ты сильно голодная?
  - Нет, не очень. Анастасий покормил меня перед отъездом.
  - Это хорошо, а то у меня рот ещё зарядку не делал. - Штази уселась на письменный стол и засмеялась: - Я сейчас буду делать упражнение, а ты не смейся и не думай, что я глупенькая. Меня мама учит буквы лучше выговаривать. - И она начала 'зарядку': - Ядро потребителей пиастров - пираты, а пиратов - пираньи. Я д р о п о т р... - проговаривала девочка каждое слово по букве, чтобы растянуть удовольствие от упражнения.
  - Скороговорка! - восхищённо воскликнула Линор. - Это она, да-да! Я безумно люблю их, они такие сытные и полезные, что даже самочувствие улучшается!
  - А ты какие буквы любишь? - вдруг спросила Штази, которой надоело выполнять 'упражнение'.
  - Разные люблю, гласные особенно. Они певучие и голосистые. А вот ъ и ь не очень, они ничего не обозначают и от них тяжесть в животе возникает.
  - Ой, хорошо, буду избегать их в сказках. Но хорошо, что их мало в словах.
  - Да, мало, зато они как специи, с ними слова то мягче, то жестче становятся и вкус сразу меняется.
  - Интересно, а люди могут пробовать слова, как ты? - спросила Штази, которой нравилось, как Линор описывает всё это чернильно-кулинарное дело.
  - Не знаю, могут, наверное. Вот Анастасий точно может, иначе не вышел бы из него писатель. Питаться словами нужно уметь.
  - А кто этому учит? Может я тоже хочу обедать сказками и ужинать песенками!
  - В школах такому точно не учат. Их там только быстрота проглатывания букв интересует и правильно ли ты их прожевал, а про то, как переварить их они ничего не говорят. И не знают. Этому учат сами книги, сказки, что-то внутри само тебе подсказывает во время чтения, как ты должен обрабатывать пищу.
  - Внутри говоришь? А если внутри пусто?
  - Мы же не мыльные пузыри, значит не пусто. В людях обязательно должно что-то быть. Если обычную пищу пропускают через живот, то словесную через голову и сердце. У тебя есть сердце? Голова-то точно есть, вот она, рыженькая! Вовсе внутри нас не пусто, как видишь. - Линор сама стала замечать, что сказки Анастасия не прошли сквозь неё в пустоту, а остались здесь, в чернильном сердце. Иначе откуда бы она научилась так красиво говорить и мыслить?
  - Ух, ты, ладно, я запомню. - Штази спрыгнула со стола и подкралась ближе к полке, где стоял снежный шар. - Тебе там удобно? Не тесно?
  - Мне здесь очень удобно. А что?
  - Да вот думаю, перед обедом неплохо было бы с тобой поиграть. Во что ты любишь?
  - Нет-нет-нет! Какие игры, я ведь лопну! Бум-ба-бах кряк-шмяк-плюх! И нет меня!
  - Да что с тобой случится? Почему ты так разволновалась? Мы ведь не выйдем за пределы королевства, ну ладно, не улетим дальше нашей планеты. Если что, то я биться за тебя с эльфами буду! Смотри, какие мускулы, смотри! - вертелась перед шаром девочка, подставляя на обозрение Линор то одну, то другую тощую ручку. - Обещаю, что с тобой ничего не случится, - уговаривала чернильную девочку Штази, заглядывая в шар то одним, то другим глазом.
  - Не думаю, что это хорошая идея. Анастасий будет сильно расстроен. Да и как ты меня вытащишь, если это даже у него не получилось?
  - А он пробовал разбивать шар? - казалось, что у неё не только глазёнки загорелись, но и волосы покрылись искорками авантюрной затеи.
  - Разбивать? Что разбивать? Это может мне повредить! Тебе повредить! Комнате повредить, в конце концов!
  - Ой, да стукну молоточком пару раз, ну расколется стекло, зато ты выйти сможешь. Знаешь, сколько всего мы с тобой переделаем? Тьму вещей, вот!
  - А я вот всё-таки не уверена, - засомневалась Линор и ближе придвинулась к замку.
  - Может, ты не хочешь со мной играть, потому что я рыжая? А?
  - Разве я такое сказала? - удивилась Линор, которая ещё никогда в жизни ни с кем не спорила и не знала, как это делается. - Даже если ты меня освободишь, я не смогу с тобой играть. Только кинешь мне мяч, а от меня только брызги в разные стороны! Понимаешь?
  - Понимаю... а мы с тобой что-нибудь придумаем! Хотя бы погулять сходим! Тебе же нужно воздухом дышать.
  Откуда ни возьмись, появилась рука Штази с маленьким детским молоточком, который не смог бы и мухи обидеть, но таинственное дуновение волшебства захотело, чтобы этот 'безобидный' молоточек расколол шар.
  Осколки посыпались в разные стороны и чудом не задели рыжую девочку, звонко хохотавшую и хлопающую в ладоши.
   - Получилось! Получилось!
  Линор, внезапно оказавшаяся без защиты и дома, летала по комнате, стараясь ничего не задеть:
  - Вот и я.
  'Когда-нибудь тебе захочется выйти наружу, - вспоминались однажды сказанные слова Анастасия, - я бы не смог тебе запретить. Ты ещё ребёнок, конечно, тебе хочется столько всего увидеть и узнать! Жаль будет...'
  - Тогда пойдём? - спросила Штази.
  - Пойдём, ты покажешь мне море, мы попьём чай с пернатым драконом и чайками, а взамен я расскажу тебе что-то интересное, но для этого тебе придётся взять несколько чистых листов бумаги, иначе не получится.
  Взяв кипу бумаг, поправив платья и бантики, девочки с предвкушением необычного приключения перешагнули порог дома писателя.
  Штази резво прыгала по песку, а Линор летала с ней рядом.
  - Так вот оно какое... море! - прошептала чернильная девочка.
  - Какое такое? Чудесное? Мощное? Дивное? - разулыбалась Штази, радовавшаяся, что смогла удивить её.
  - Да, да, чудное, сильное и всё то, что ты перечислила.
  Линор долго восхищалась морскими птицами, дико хохотавшими после чая и печенья, бушующим морем, деревянными аккуратными домиками деревни. В этот момент не было ничего, что могло быть ей безразлично. Она поминутно спрашивала обо всём, тут же впитывала в себя ответ и сразу придумывала новый вопрос, увидев что-то крайне удивительное.
  Они проходили по улице мимо котов на заборе, как вдруг услышали:
  - Мр-р-ау! Кто идёт? Одна вредная девчонка и синий шарик! - сказал серый кот.
  - Нет-с, это не шарик, что-то другое, - промяукал белый кот.
  - Может, хватит сплетни собирать? - разозлилась Штази, закрывая спиной подругу. За время общения, девочки определили, что они вполне могут называться подругами.
  - Мрау, сегодня вторник, а по вторникам-с у нас Скучно-день! Что же нам в новостях рассказывать, если сплетни-с закончатся?
  - Передачи придумайте, песни пойте. Не всё же людям знать, у кого курица на заборе 'мухомор' нацарапала!
  - Передачи - не наш формат, а вот песни... мы серенады-с хорошо исполняем!
  Коты вытащили гитары, нацепили на себя шляпы и под бурные аплодисменты с соседних хвостатых заборов, затянули любимую кошачью - 'Донна Маркиза усы опустила, уши поникли, и шерсть потускнела, но не сдаётся же донна Маркиза: за мышкой она угоняется смело!..'.
  Во время суматохи и пляски (а коты обязательно её устраивают, да с таким топотом, что земля в пляс уходит), девочки скрылись с улицы и направились к дому писателя.
  - Ты хотела мне что-то рассказать? - спросила Штази, когда солнце уже клонилось за горизонт и девочки смогли удачно пережить этот день.
  - Да, хотела. Бумага ещё с тобой? Расстели её кругом и на себя закрепи как-нибудь. Не спрашивай, ты всё поймёшь, но чуть позже.
  Штази задумчиво выполняла приказания.
  - Отлично. Вот и настал момент, когда и мне нужно показать этому миру нечто необычное, хватит ему нас удивлять! - Да, за время общения с писателем, маленькая Линор познала столько вещей, что многие взрослые показались бы рядом с ней наивными глупышками. - Я не мыльный пузырь, но я тоже могу лопнуть. Разница лишь в том, что если лопнет пузырь из мыла, то кроме салюта из пены после него ничего не останется. А чернила, они и в воздухе чернила!
  Штази не могла ничего сказать. Ей было грустно слышать такое, тем более от девочки, с которой они так крепко успели подружиться за один день. Их объединили слова, общий друг, жажда знаний и открытий, а что ещё нужно для крепкой дружбы?
  - Моей главной мечтой было прикоснуться к чему-то мягкому, тёплому и поистине замечательному. А рукопожатие с лучшим другом - это действительно замечательно!
  Линор, вся синяя и переливающаяся от заходящего солнца, улыбаясь, легко прикоснулась к руке плачущей Штази. Секундный взрыв и... она лопнула. Разлетелась чернильными кляксами и буквами на бумагу. Они легли так ровно и волшебно, что если начать читать, то можно обнаружить сказку, взрывную, яркую, с чернильным фейерверком в конце. Да, Линор не была пустой, не зря писатель учил её, рассказывал сказки перед сном, кормил детскими стихами. Она сама была сказкой, их сказкой, писателя и детей. Она была сказкой, которую надо было лишь излить на бумаге.
  В момент взрыва, Штази даже не почувствовала её прикосновения. Это скорее напоминало лёгкое дуновение в сердце. Зато она отлично чувствовала запах свежих чернил и бумаги. Это была свежая сказка. Это был мир Линор, созданный её жизнью.
  'Взрыв длиною в сказку', - прошептала Штази, собрав все листы вместе и приготовившись к чтению. 'Пожалуй, начнём'.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"