Эйвери Блесс: другие произведения.

Прийти, увидеть, покорить. Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.22*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Здесь будут только проды.


    Оценки и комментарии пожалуйста пишите в основном тексте.


Прийти, увидеть, покорить (только кусочки прод).

   Небольшой отряд во главе с Виджеем, поднявшись вверх по горному склону, скрылся среди деревьев. Мы же с Дархой остались на дороге под охраной десяти воинов, которые, с оружием на изготовку, держали нас в плотном кольце, готовые в любую секунду отразить атаку врага. Вот только почему-то они ее не отразили. А наоборот, даже расступились, когда спустя несколько минут перед нами появилась процессия из пяти неизвестных, один из которых расположился в открытом паланкине, похожем на наш, а четверо других, верхом на москоханах, следовали на полшага позади него. И всего-то достаточно оказалось седовласому старцу в белом одеянии выкрикнуть:
   - Расступитесь, именем Мэндэ.
   Услышав приказ, наша охрана на несколько мгновений растерянно замялась, хмуро, из-подо лба поглядывая на прибывших. Но вот они, опуская оружие, расходятся в стороны, пропуская к нам раздающего команды старика. Замерев внутри паланкина, я с интересом наблюдаю за происходящим через щель между тканями, пока не понимая, что именно здесь происходит и почему парни так странно себя ведут. В надежде, что Дарха мне все объяснит, я повернулась к подруге. Вот только она была не в состоянии разговаривать. В ее огромных широко открытых глазах читались страх и обреченность, по побледневшим щекам скользили две одинокие слезы, одна рука в защитном жесте прикрывала живот, а вот вторая закрывала рот, в попытке удержать рыдание. Понимая, что явно происходит что-то нехорошее, я, нахмурившись, потянулась к своему подарку. И до этого, казалось бы, широко открытые глаза молодой женщины стали еще шире. Дарха испуганно закачала головой, в попытке остановить меня, всем своим видом показывая, что мне не стоит брать оружие в руки. Я же, усмехнувшись, положила оба меча рядом с собой, так чтобы в случае опасности их было легко схватить и пустить в дело.
   Именно в этот момент ткань, накрывающая паланкин, была откинута в сторону одним из вновь прибывших, наконец-то предоставляя возможность всем желающим рассмотреть, кого же они везли все это время. Вот только все те, кто нас ранее сопровождал и вроде как сейчас должен защищать, отвернулись от наших носилок. На нас установилось всего пять пар любопытных глаз. На лице старика командующего всем происходящим отразилось ликование, но не удивление. Было ощущение, что он знал кого может сейчас увидеть и был очень рад тому, что не ошибся. А вот у четырех его сопровождающих удивление и оторопь при виде меня почти сразу же перешли в вожделение при взгляде на Дарху. Я прямо ощущала, как они раздевают ее своими липкими взглядами. Было мерзко и неприятно. Не удержавшись, я брезгливо передернула плечами, но ничего не сказала, продолжая, уже открыто, рассматривать присутствующих, впрочем, как и она нас. Судя по хмурым лицам, мое поведением мужчинам не понравилось, но это не помешало главарю неизвестных отдать приказ.
   - Забирайте обеих. С этого момента эти девушки принадлежат Мэндэ и сейчас же отправляются в священный храм Тардархавалие, чтобы служить вернувшимся богам.
   Не успел старик закончить фразу, как у меня за спиной раздался тихий всхлип. Обернувшись на звук, я только и успела, что подхватить голову потерявшей сознание Дархи. Случившееся красноречивей любых слов объяснило мне суть происходящего. Обеспокоенность за подругу во мне тут же смешались с раздражением, и последнее я не собиралась скрывать от окружающих.
   - Что значит забирайте? Мы вам что, бессловесные и бесправные животные, захотели взяли, захотели отдали? Ну так вот, мы никуда с вами не едем. Вам так хочется прислужить своим богам? Не вопрос. Служите. Сами. Нас же, пожалуйста, в это не втягивайте. И без вас проблем хватает.
   Я понимала, пререкаться и, тем более, вступать в спор с тем, кто, судя по его уверенному поведению, явно обладает большой властью и влиянием в этом мире, глупо и, скорее всего, даже опасно, но и идти послушной овцой на заклание не собиралась. Стражи, приставленные к нам Надкари, меня и Дарху отдавали неизвестным без единой попытки остановить произвол. Так что защиты от них ждать не приходится. Значит, надо самой сделать все возможное и невозможное, чтобы не попасть в храм. А это, или тянуть время до возвращения безопасника, в надежде, что он не позволит нас забрать. Для этого надо постараться как-то привлечь его внимание. Или выкручиваться самой. Можно, конечно же, попробовать покричать, но дело в том, что где-то там и так достаточно громко голосили, прося пощады и моля о защите. В то, что меня услышат, мне не верилось. Значит, придется выбирать последний вариант. Как там в древности говорилось: спасение утопающих - дело рук самих утопающих? Ну что же, мне не привыкать.
   То, что мое поведение несколько выходит за пределы обычного образа послушных наложниц, я знала, а вот то, что оно вызвало ступор, удивление и заминку на пару десятков секунд, даже обрадовало. Это все - то самое время, которое я стараюсь выиграть. Жаль только, что длилось оно не слишком долго.
   - Возможно, ты не поняла, что удостоилась чести служить самим Мэндэ. И если проявишь свое смирение и благочестие, то даже сможешь стать невестой одного из богов и, выполнив свой долг, попадешь в нирвану. Все же ты очень необычная, и я уверен, сможешь заинтересовать наших повелителей.
   Слушая речь старика, я, пренебрежительно усмехнувшись, поинтересовалась.
   - А если я не желаю прислуживать вашим богам? Про то что я не горю желанием сдохнуть, рожая непонятно кого, вообще молчу. И тем более не хочу ложиться под каждого желающего очиститься от грехов? Ну не прельщает меня участь храмовой шлюхи.
   - Да как ты смеешь?! - возмущенно вскочив на носилках, старик чуть не упал с них головой вниз, но один из сопровождающих успел его поддержать. А вот зря. У меня на одну проблему стало бы меньше. А тем временем неизвестный, возведя кулаки к небу, грозно закричал, что меня неимоверно порадовало, так как суматоха, происходящая здесь, все же могла привлечь такое необходимое для меня внимание Надкари. - Боги все видят и слышат. Они накажут и тебя, и весь твой род. И будут ваши души еще много перерождений приходить на землю в семьях девиа. И не будет им ни покоя, ни прощения. И все из-за того, что не привили тебе почтения к повелителям наших жизней и душ. И особенно за то, что ты посмела осквернить священные образы наших богов-спасителей своими грязными словами и мыслями.
   Как мне не хотелось прервать этот пафосный бред, я его стойко терпела. Вот только с каждым мгновением все больше склоняясь к более радикальному решению сложившейся проблемы. Лежащие рядом со мной мечи чуть ли не криком кричали, соблазняя меня блеском своей стали и уговаривая всем своим видом воспользоваться их услугами во благо всего населения этого мира. Вообще, в душе я пацифист, как и все современное общество Земли. Для нас под запретом любое насилие над другим человеком или живым существом, про убийство тут даже и речи нет. Единственным исключением для жителей голубой планеты и ее колоний стали только ксены. Но и к ним мы первое время пытались найти подход. Поначалу мы надеялись, что вражда между нашими расами связана с недопониманием и разницей в мировоззрении, а также менталитете, и пытались некоторое время разрешить проблему межвидового общения мирным путем. Но о каком мирном решении может идти речь после уничтожения целой колонии людей?
   Вот и сейчас, наблюдая с какой злобой служитель проклинает и меня, и моих возможных родственников, и даже будущие поколения, захотелось его заткнуть одним точным движением, если и не меча, то хотя бы кулака. И меня даже не останавливало то, что он мужчина. Наверное, привыкла что их на этой планете, чересчур много. Печально вздохнув, я сжала поплотнее зубы, сцепив покрепче свои руки, переплетя пальцы между собой, и все это, чтобы не только ничего лишнего не сказать, но и не начать размахивать кулаками первой. После чего перевела полный сожаления взгляд на все еще рассыпающего угрозы старца.
   Не знаю, что он прочитал на моем лице, но испугано вздрогнув, служитель Мэндэ, заткнувшись, плюхнулся на свой пышный зад. Вот только тишина длилась недолго.
   - Десять ударов панчалой, но так чтобы кожу не попортить. Ей еще в храме служить. А после привяжите к моему москохану. Пусть всю обратную дорогу сзади бежит. Думаю, это научит ее смирению и покорности.
   Один из воинов, тот самый, который откинул ткань на нашем паланкине, открывая нас с Дархой для взглядов всех окружающих, потянул руки в мою сторону, намереваясь стянуть меня вниз на землю. Допускать свое избиение я не была намерена, поэтому резко выровняв подогнутые ноги, пятками нанесла удар в челюсть чересчур смелого мужчины. Его глаза тут же закатились, и он рухнул на землю, как поваленное дерево, поднимая вверх дорожную пыль.
   Взгляды всех присутствующих тут же переключились на лежащего неподвижно воина. Что я могу сказать об увиденном? Пациент скорее жив, чем мертв, но консультация челюстно-лицевого хирурга ему не помешает, иначе говорить он будет с трудом.
   На то, чтобы прийти в себя после увиденного, старику понадобилось минуты две. После чего последовал новый приказ.
   - Взять ее.
   В этот раз к паланкину направилось сразу двое. В руках оба держали странные палки, немного похожие на биты, только обмотанные кожей. Неужели это и есть панчала? Вполне возможно.
   Не дожидаясь, пока прислужники последователя Мэндэ подойдут к паланкину, сама спрыгнула вниз. Мне не хотелось, чтобы они случайно задели все еще лежащую без сознания Дарху, когда будут пытаться достать меня. С сожалением посмотрев на мечи (не могла же я атаковать ими тех, у кого в руках нет смертоносного оружия. Биты не в счет. Да и все равно не на том уровне я владею этими красавцами, чтобы уверенно с ними вступать в бой. И не только вступить, но и победить, так как сдаваться я не собиралась), я сделала плавный шаг назад, потребовав у тех, кто, вроде как, должен нас защищать, сделать круг, в центре которого мы находились шире. Стражи мою просьбу выполнили, но при этом по-прежнему не вмешиваясь в происходящее. Ну и ладно, не мешают - и то хорошо.
   Когда, поигрывая палками, парни встали в нескольких метрах от меня, подойдя с двух сторон, неожиданно рядом со мной появилась фигура в знакомом синем одеянии.
   - Госпожа, позвольте сражаться рядом с вами.
   Услышав просьбу, удивленно посмотрела на Ману. Если я и ожидала помощи, то точно не от него. Парень, конечно же, молодец, но что он мог противопоставить опытным воинам? Но и отказать ему не могла, хотя и понимала, что он скорее будет мне мешать в бою, чем поможет чем-то. Одно дело - защищаться одной, другое - еще прикрывать новичка. Ну да ладно, судя по упрямо поджатым губам и хмурому взгляду, которым хейджада смотрел на приближающихся помощников жреца, мой отказ он все равно не примет. Да и после полного презрения взгляда, которым наши противники окинули щуплую фигуру моего друга, отказать ему, это все равно что окончательно унизить. А раз так, то не стоит мешать парню достойно встретить врага . Нет позора в том, чтобы проиграть сильному противнику. Несмотря даже на то, что вступать в бой, который у тебя нет шанса выиграть, все же глупо.
   - Первым не атакуй, чтобы нас, в случае чего, нельзя было обвинить в нападении. А то с них станется, сказать, что мы сами все это заварили.
   Это не мой мир, и тут правовая система и всевозможные ее нюансы вряд ли будут учитываться, так как чаще всего (если не всегда) прав здесь или сильнейший, или тот, у кого больше власти, то есть, все тот же сильнейший. Но это не значит, что не стоит учитывать даже минимальную возможность именно нас обвинить в агрессивном нападении и последовавших за этим неприятностях.
   Если Ману удостоился хотя бы презрительного взгляда и быстрой оценки возможностей, то меня нападающие даже не рассматривали как возможного противника. Именно это и сыграло в нашу пользу. Так как первым делом воины решили вывести из игры хейджада, одновременно замахнувшись на него палками. Вот только парень не стал ждать, когда они на него опустятся. Пригнувшись, он ушел от первой серии ударов. Уворачиваясь от повторной атаки, Ману откатился в сторону, после чего последовала подножка, и один из нападавших оказался на земле. Я могла гордиться своим учеником. Повторив его действия, сбила с ног второго воина, заодно выбив оружие из рук, после чего бросилась к противнику Ману. Вот только парнишка попытался сам обезоружить нападающего, за что и поплатился, упав от удара панчолой по ногам, второй удар пришелся ему по голове, вывел хейджада окончательно из игры. Я опоздала буквально на долю секунды, вырубив противника моего друга точно таким же ударом в голову и забрав оружие из рук потерявшего сознания воина.
   Вот теперь во взгляде приспешника Мэндэ, бросаемом на меня читалась не насмешка, а удивление и вполне оправданное опасение. Ну что же не буду его разочаровывать. Взяв поудобнее обе палки, я пошла в атаку. Уклоняясь от моих ударов, воин стал отступать назад, даже не пытаясь контратаковать. Догонять и тем более добивать отступающего противника я не стала.
   Остановившись около своего паланкина, с беспокойством посмотрела на Дарху. Молодая женщина уже пришла в себя, при этом выглядела она не очень хорошо. Лицо посеревшее, глаза испуганные, рот прикрыт рукой. То ли чтобы не закричать, то ли потому что ее опять тошнит.
   - Ника, сзади.
   Испуганно дрожащий голос подруги предупредил меня об опасности. Я забыла о еще одном противнике, оставшемся рядом со жрецом и так не вступившем ранее в бой. Этот решил напасть, мало того, что из-за спины и без предупреждения, так еще и не с палкой обмотанной кожей в руках, а выхватив меч.
   - Сдохни, якша.
   В попытке защититься попыталась поставить блок панчолой, не сильно рассчитывая, что она меня спасет. Все же мечи этого мира имели, на удивление, хорошую заточку, так что и этот, скорее всего, рассечет палку на две части, проходя через нее, как нож сквозь масло. Моя голова так же не станет преградой для смертоносного оружия. Вот только металлический скрежет подсказал мне, что кто-то еще решил выступить на моей стороне.
   - Госпожа, дальше мы уже сами будем разбираться.
   Один из охранников, аккуратно взяв меня за талию, отстранил в сторону, спрятав у себя за спиной. Удивленно подняв глаза, я уперлась в затылки Аджида и Мазура. Оба воина, не говоря больше ни слова, атаковали оставшихся двух помощников жреца, решивших напасть на меня, но уже не с палками, чтобы наказать, а с мечами, чтобы убить.
   Неожиданно, но не скажу, что неприятно. Правда, мне и самой хотелось попробовать мечами помахать, но, трезво смотря на вещи, и сама хорошо понимаю, что сражение этим оружием, пока, не самая моя сильная сторона, особенно против опытного противника. Поэтому, послушно отступив, опустилась возле все еще лежащего на земле Ману.
   Ощупав бессознательное тело, пришла к выводу, что после того, как парень очнется, у него еще несколько дней будет болеть голова. А был бы у меня регенератор, то через минуты три он был бы полностью здоров. А так еще и швы придется накладывать на лопнувшую кожу на затылке. А сейчас неплохо, хотя бы остановить кровь. Оторвав оба рукава от своей туники, наложила повязку на голову хейджада, после чего уложив ее себе на колени и перебирая мягкие черные волосы стала следить за развернувшимся передо мной боем. Зрелище оказалось довольно интересным. Вот только досмотреть его мне не дали. Появившийся непонятно откуда Надкари, прожигая меня злющим взглядом, тихо приказал.
   - Прекратить.
   Приказ услышали все - и свои, и чужие. То, что свои его выполнят, я ни секунды не сомневалась, но то, что приспешники жреца также опустят оружие по первому требованию, меня несколько удивило. Неужели безопасник обладает настолько сильной властью над окружающими? Или больше боятся не его, а занимаемой им должности? Хотя, одно другому не мешает. Скорее даже дополняет.
   - Я требую объяснений!
   Грозный взгляд с нашей с Ману скорбной композиции переместился на старика в паланкине, что меня, в общем-то, порадовало. Оправдываться мне не хотелось. А начни я рассказывать о происходящем, именно так бы это и выглядело.
   - Вайон Надкари, произошло прискорбное недопонимание, - жрец неожиданно залебезил перед Виджеем. Значит, последний действительно обладает возможностями противостоять даже приспешникам местных богов. Что в свете происходящего здесь всего несколько минут назад было очень даже хорошо. Вот бы еще узнать, что такое вайон. Точнее, кто. Ну да ладно, после спрошу у Дархи. Сейчас же я внимательно следила за разворачивающимся диалогом. - Эти молодые женщины удостоены чести служить в священном храме Тардархавалие. Но разум одной из них замутнен демонами, из-за чего она не осознает, того благоденствия, которое на нее снизошло, из-за чего и противится своему предназначению. Как верный служитель Мэндэ, я обязан спасти ее душу, освободив ее тело от вселившейся в него якши. Для этого мне пришлось приказать связать несчастную. Это не понравилось вселившемуся в нее злому духу, и он стал сопротивляться. Ваши воины обычные люди и всех тонкостей происходящего самим им не понять, ведь они не из варны брахманов. Вот и получилось, что вместо того, чтобы помочь моим людям во имя спасения души несчастной, они стали защищать ее тело.
   Ого как закрутил? Усмехнувшись, я перевела вопросительный взгляд на Надкари в ожидании его ответа. Проглотит ли он этот бред или все же пошлет жреца куда подальше по каким-нибудь срочным делам? Все же они тут верят во всю эту ахинею и чепуху с богами, душами и кармой. О последней я уже более чем наслушалась от Дархи.
   Нахмурившись, безопасник осмотрел внимательно поле недавней битвы, остановив взгляд на двоих воинах, все еще валяющихся в пыли без сознания. После них внимания удостоились мы с Ману. Закончился осмотр на Аджите с Мазуром и их соперниках, все еще напряженно сжимающих свое оружие в ожидании ответной атаки. Оценив сложившуюся ситуацию, надеюсь, правильно, Виджей уверенно посмотрел на довольного собой служителя Мэндэ.
   - Вы ошиблись. Эти молодые женщины не могут прислуживать в храме, так как их жизни не принадлежат им. Они не могут распоряжаться своей судьбой и самостоятельно решать, чем им заниматься и где. Перед тем как их забрать, вам надо было сначала переговорить с их хозяином и повелителем. Так как даже боги никогда не забирают то, что уже кому-то принадлежит.
   Старик, услышав слова Надкари, недовольно поджал губы, но судя по его сощуренному взгляду, отступать он не собирался.
   - Я обладаю другими сведениями. По-видимому, злые духи уже давно завладели душой этой несчастной, - судя по направленному в мою сторону жалостливому взгляду, речь шла о моей персоне. Хорошо хоть пальцем не тычут. И на том спасибо. - Поэтому она помешала вдове повелителя Иша отправиться на перерождение вместе со своим погибшим мужем, привязав госпожу Дарху к себе и лишив ее тем самым возможности очистить свою душу и тело в огне. При этом из-за своего поступка девушка лишилась покровительства своего господина и повелителя Камала. Насколько я знаю, ни одна семья не захотела принять их в свой дом, так как это ухудшит карму рода, что скажется на всех его членах. Так что обе молодые женщины не имеют ни защитника, ни покровителя. Служение богам в священном храме будет для них наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Там они, помогая другим, очистят свою карму и получат шанс на достойное перерождение души в следующей жизни.
   Жрец говорил уверенно. Умеет же, зараза, убеждать. Видно, не первый раз приходится уговаривать ехать с ним по собственному желанию. Не знай я, как обстоят дела на самом деле, возможно, и сама бы поверила в его благие намерения. Вот только я точно знала, что нас ждет в храме. Спасибо Дархе, что поделилась информацией. Не знаю, что думает по поводу спасения души и очищения кармы Надкари, но я к этому их Тардархавалю не собираюсь приближаться на расстояние выстрела ионной пушки. Очень хочется надеяться, что безопасник со мной одного мнения о происходящем. В ожидании его ответа, с беспокойством посмотрела в холодные глаза Виджея, пытаясь понять по ним, что же нас с Дархой ждет дальше. Отдаст ли он нас, для нашего же, якобы, блага или все же нет? Но по вытесанной маске ледяного безразличия, которую надел на себя возвышающийся над всеми присутствующими мужчина, ничего понять было невозможно.
   После нескольких мгновений тишины голос Надкари прозвучал как раскат грома слышимый в отдалении. Вроде бы он и не несет в себе угрозы, но заставляет насторожиться в ожидании приближающейся бури.
   - Вы правильно заметили, свами*, Дарха теперь принадлежит этой девушке, и только она может распоряжаться судьбой и жизнью вдовы. Вот только в одном моменте вы ошиблись, ее поведение связано не с тем, что душой молодой женщины овладел демон, а тем, что она принадлежит к доблестному и свободолюбивому народу наиров. И как вы, наверняка, сами знаете, у них сражаются не только мужчины, но и женщины. А еще они поклоняются своим богам, по этой причине она не может служить Мэндэ.
   Жрец неуверенно посмотрел на меня, задумчиво поглаживая свою белую бороду.
   - Тхаравады** считались уничтоженными еще до того, как Мэндэ покинули наш мир, именно за то, что они не желали следовать писаниям и законам наших спасителей. Вы уверены, вайон, что она одна из них?
   Блин, мне срочно нужен переводчик или тот, кто объяснит значение непонятных слов. И вроде бы я уже довольно длительное время нахожусь в этом мире, чтобы чип работал без перебоев и свободно переводил мне все слова, но нет, все еще случаются вот такие казусы.
   Недовольно нахмурившись, я внимательно следила за обоими мужчинами, так как сейчас решалась наша с Дархой дальнейшая судьба. Оказывается, Надкари может не только кулаками да криками разрешать сложные ситуации, но еще и вести серьезные переговоры. Последнее вызывало уважение, так как сама я так не могла. Обычно у меня элементарно не хватало терпения на словесную дуэль. Во мне всегда преобладало желание физически устранить проблему, какая бы она ни была. Виджей же, показав на горизонт рукой, спокойно ответил жрецу. И вроде бы и не соврал, и правду не сказал.
   - Наш мир велик, в нем еще много неведомых мест и кто там живет, не знает никто.
   - Никто, кроме богов. Им известно все.
   - Согласен. Боги знают все. От их взора ничего не укроется. И раз они решили сохранить непокорный народ, значит и на это у них были причины. Не нам обсуждать их деяния.
   После слов Надкари, все присутствующие, склонив головы, дотронулись кончиками пальцев сначала до своего лба, потом до губ и закончили приложив всю ладонь к сердцу. По-видимому, это все тоже что-то значило. Печально вздохнув, я стала ждать продолжение странного диалога.
   - Вы правы, у всего есть свое предназначение. Возможно, наше как раз и состоит в том, чтобы направить это молодую женщину на путь истины, тем самым спасая ее душу для следующего перерождения. Не зря же ей не был дан богами защитник и покровитель.
   Старик все продолжал гнуть свою линию, пытаясь заполучить нас с Дархой. Виджей же не уступал ему в своем нежелании нас отдавать, но надолго ли его хватит? Мне, например, эти препирательства и слезливо-сопливые, вроде как, богоугодные речи уже поперек горла стояли. Я бы уже давно этого святошу послала очень далеко за горизонт и отправилась бы по своим делам. Мне вон, еще голову Ману зашивать и узнать, как себя Дарха чувствует. Я, конечно же, попыталась рассмотреть, что там в нашем паланкине делается, но снизу ничего не видно. При этом разбитую голову друга убирать с колен и опускать в дорожную пыль не хотелось. Уверена, в этом мире нет ни пенициллина, ни антибиотиков, ни даже простого антисептика. Не хватало только, чтобы в рану грязь попала и заражение началось. Этого я себя никогда не прощу. Вот и приходилось молча следить за происходящим, положившись полностью на Надкари. Последний же, усмехнувшись, как-то странно посмотрел на меня.
   - Вы правы, боги не дали ей покровителя и все потому, что женщины из клана тхаравадов выбирают его себе сами. Если вы помните, наирки практикуют гипергамию***.
   - И что, она кого-то уже выбрала?
   Старик с сомнением посмотрел сначала на меня с Ману на коленях сидящую на земле, потом на мужчин вокруг, остановив свой вопросительный взгляд на безопаснике.
   - А иначе с чего ее защищали бы мои люди?
   Несмотря на, вроде как, безразличное лицо Виджея, глаза его смеялись. Я бы даже сказала, откровенно ржали со жреца. Судя по расслабленному и довольному виду Надкари, эту партию в словесном поединке выиграл именно он. Я, правда, еще не совсем поняла, каким образом. Ну да ладно, главное, что нам с Дархой не светит больше стать храмовыми подстилками, под всех кто за это дело заплатит.
   - Вы, уважаемый вайон и кшатрий, достойный из достойнейших, согласились взять в жены простую наирку?
   Обескураженный взгляд старика перебегал с меня на восседающего на москохане безопасника в ожидании ответа. Я, между прочим, также его ждала. Интересно же, как Виджей будет выкручиваться. То, что я его ни о чем таком не просила, мы оба прекрасно знаем. Но вот соврет ли он жрецу в глаза, все же это довольно сильно подпортит ему карму, или все же признается?
   - Девушка попросила меня о помощи и защите, и я не смог ей отказать. Сами же видите, какой она необычный цветок. Ни в одном саду ни одного повелителя такого больше нет.
   Выкрутился. Я не смогла удержаться от улыбки. Она сама собой расцвела на моем лице. Надкари, оказывается, еще тот дипломат. И ведь не соврал ни словом, и при этом на вопрос так ответил, что понимай как хочешь. Вот только жрец тоже был не дурак. Следующий вопрос он задал мне.
   - Неужели свободолюбивая наирка решила сама ограничить свою свободу, выбрав себе повелителя и господина не из своего клана, а из кшатриев?
   И вот что мне ответить? Я беспомощно посмотрела на безопасника в надежде на подсказку. Ну не умею я красиво распинаться, вешая лапшу на уши слушателям, как он, вступая в словесные баталии и, главное, выходить из них победителем. Вот только Надкари, почему-то, не спешил мне на помощь. Что же мне делать? Признать при всех его своим господином и повелителей? Против этого восставала вся моя сущность? А если не признаю, то ждет нас с Дархой прямая дорожка в храм. Чего ни в коем случае я не могла допустить.
   По мере моего молчания безопасник начал недовольно хмуриться, а вот губы жреца стали растягиваться в победной ухмылке.
   А я все перевожу растерянный взгляд с одного мужчины на другого, перебирая в уме возможные варианты ответов, но все было не то. Не знаю насколько затянулось бы мое молчание, если бы его не прервал стон лежащего на моих руках Ману. Парень начал приходить в себя. Взглянув на, уже можно даже сказать близкого друга, единственного кто в опасный момент, не думая о себе, встал рядом со мной, желая меня защитить, я поняла, что надо ответить.
   Подняв уверенный взгляд и посмотрев прямо в глаза служителю Мэндэ, я поинтересовалась.
   - А у вас невольница и жена - это одно и то же? В моем понимании жена - это напарница, которая всегда поддержит в любом начинании своего мужа и встанет рядом с ним в тяжелую минуту. Друг, с которым можно поделиться всеми своими проблемами и радостями. Единомышленник, который идет в ногу с тобой, вдохновляя на новые свершения и подвиги. Мать твоих детей. Та, о ком хочется заботиться и которая заботиться о тебе. Но никак не рабыня, которая только и должна, что угождать своему господину и слушаться его.
   Вообще-то, по-хорошему, в привычном мне мире, вдохновлять и морально поддерживать своих жен должны мужья, но здесь же все наоборот. Надеюсь, мой ответ удовлетворит жреца и он наконец-то от нас отстанет. Но не тут-то было. Несмотря на то, что довольная улыбка сошла с лица старика, он все равно не хотел сдаваться.
   - Я так и не услышал ответа на свой вопрос.
   Ну что же, выбора у меня особо не осталось. Придется из двух зол выбирать наименьшее.
   - Да, я приняла покровительство и защиту Виджея Надкари.
   Все, на этом наши препирательства закончились. Недовольный жрец, окинув меня презрительным взглядом, повернулся к безопаснику, вежливо произнеся.
   - Приношу вам свои извинения за этот неприятный инцидент, я не знал, что эти женщины принадлежат вам. Можно узнать, куда вы направляетесь?
   После моего ответа, на нас с Ману больше никто не обращал внимание. Оба политикана, а иначе я на них после всего услышанного смотреть и не могла, вежливо улыбаясь друг другу, стали удаляться от места стычки.
   - В Гинджуйскую крепость.
   - Замечательно, наш караван двигается в ту же сторону. Разрешите присоединиться к вашему отряду? Последнее время на дорогах стало неспокойно. Вам-то ничего не угрожает. Никто не посмеет напасть на вайона Виджея Надкари, а что делать мне, простому служителю Мэндэ, который только и может, что надеяться на силу своей молитвы и защиту богов. Так как судя по сегодняшнему происшествию, даже женщины могут справиться с моими стражниками. Что уже тогда говорить о вооруженных разбойниках.
   - Не прибедняйтесь, многоуважаемый свами, ваши люди, только что, неплохо справились с группой далитов. Даже несмотря на то, что их было значительно больше, чем ваших стражей. Но, я все равно буду только рад оказать посильную помощь служителям богов спасших наших предков и продолжить дальнейшее путешествие вместе с вашим караваном.
   - Благодарю вас, это благотворно скажется на вашей карме. Я помолюсь за вас Мэндэ.
   Я неверяще смотрела на безопасника. После всего того, что только что произошедшего здесь, он собирается продолжить дальнейший путь с этим святошей? Хорошо хоть на этом расшаркивания между жрецом и Надкари, наконец-то, закончились. А то меня уже тошнить начало от этой сладко-приторной вежливости. Ведь, несмотря на все улыбочки и слова благодарности, взгляд обоих мужчин выдавал их настоящие чувства: настороженность, холодный расчет, а еще недовольство.
   Ману опять застонал, чем привлек внимание отъехавшего от нас Надкари. Обернувшись, безопасник, нахмурившись, еще раз обвел открывающуюся ему картинку недовольным взглядом, остановив его на мне.
   - Ника, иди к Дархе. Аджит и Мазур, продолжайте их охранять. Навин, займись Ману. Остальным выполнять свои обычные обязанности. Мы разбиваем лагерь до утра. В путь отправимся с первыми лучами солнца.
   С трудом сдержавшись, чтобы не огрызнуться в ответ (все же мне хотелось самой заняться лечением своего друга, да и зла я была на безопасника, за то, что он меня подставил перед жрецом), отдала Ману воину которому поручили залатать его и перебралась в паланкин к Дархе. Подруга тут же бросилась ко мне, рыдая и обнимать мои ноги. В ту же секунду ткань носилок была задернута, пряча нас от взгляда окружающих. Больше нас сегодня никто не беспокоил.
   ____________________________________________________
   *Свами - монах, служитель бога, тот кто принял отречение от мирской жизни.
   *Тхаравады - кланы наиров.
   **Гипергамия - обычай, следуя которому женщина выбирает себе мужа более высокого социального статуса, чем собственный, создавая брак с более успешным, обеспеченным и привилегированным мужчиной.

* * *

   Стемнело. Я уже не меньше часа металась по шатру, в ожидании... да в ожидании чего угодно. Например, обещанного прихода безопасника. Ну, или ужина. Нервничала я из-за того, что меня не выпускали наружу, сказав, что это приказ Надкари. Поэтому и не могла ни узнать, что с Ману и как он, ни сходить на тренировку, чтобы выпустить пар и успокоиться. Вот и приходилось круги наматывать внутри палатки. Нет, постаравшись, я могла бы придумать, что-то чтобы выйти, но наличие жреца в лагере и нежелание рисковать здоровьем и судьбой Дархи, которая из-за всего случившегося чувствовала себя не очень хорошо, смирили меня с приказом безопасника.
   Каждый раз слыша шаги недалеко от шатра, я замирала в ожидании, что сейчас зайдет Виджей и расскажет: что это были за крики, кому нужна была помощь и, вообще, что здесь происходит. Но, шаги удалялись и я возобновляла свой бег.
   И вроде бы ждала Надкари и все равно пропустила момент его появления.
   - Господин, - это моя беременная подруга опустившись на колени, согнулась в привычном поклоне.
   Резко обернувшись, я удивленно посмотрела на вошедшего мужчину.
   - Как ты себя чувствуешь, Дарха? - спокойный голос Надкари, никак не вязался с напряженным взглядом направленным на меня.
   - Спасибо, господин, уже гораздо лучше.
   - Я рад. А теперь спрячьте лица, вам сейчас принесут ужин.
   Как только мы выполнили приказ, безопасник выглянул из шатра, приказав кому-то вносить еду. Так как Ману был единственным хейджада в нашем отряде и сейчас он был несколько не в форме, поесть нам занесли воины из отряда Виджея. Поставив подносы на пол около единственного столика, парни тут же удалились. Судя по количеству пиал, Надкари решил поужинать с нами. Это меня очень даже обрадовало. Я же теперь точно смогу все узнать.
   Как только мы остались в шатре втроем, Дарха, сняв накидку, направилась к столику, чтобы расставить на нем всю принесенную снедь, но ее остановил властный приказ.
   - Не трогай. Сегодня меня обслуживать будет Ника.
   - Что?
   Неужели что-то случилось с чипом-переводчиком? То он слова не все переводит, то вот, слышится всякое.
   - Ты сегодня при свидетелях подтвердила, что приняла мою защиту. Значит - признала своим господином. А раз так, то сейчас я прошу тебя начать выполнять свои обязанности и обслужить меня за столом. Или считаешь это ниже своего достоинства? Насколько я помню, ты рассказывала, что на твоей планете, нет такого понятия, как рабы и прислуга. Вы не разделены на сословия и все у вас равны, - нахмурившись, я кивком головы подтвердила правильность выводов Надкари. - А раз так, то почему за столом всегда прислуживает только Дарха? Или ты все же считаешь себя выше ее?
   Я понимала к чему ведет безопасник, но как выкрутиться не знала. Не то, чтобы я была против подать ужин, в этом нет ничего зазорного, просто, я не хотела подавать его именно Виджею и все из-за того смысла, который он вкладывал в это действие. Мне было все равно на какой ступени в местной иерархии стоят Ману или Дарха. Я бы без задней мысли накрала для них стол, но вот оказывать эту услугу Надкари мне не хотелось.
   - Господин, мне несложно... - моя подруга за то время, что мы вместе, достаточно хорошо меня изучила, чтобы догадаться о моем нежелании выполнять просьбу. Просьбу, произнесенную в приказном тоне. Просьбу, от которой не отвертеться. И желая мне помочь, она предложила ее выполнить сама, но безопасник остановил молодую женщину одним движением руки, переспрашивая у меня, неожиданно сильно заинтересовавший его вопрос.
   - Так, что?
   Сжав руки в кулак, я сделала шаг вперед и присела около столика. Надкари так же сделал шаг вперед, оказавшись совсем рядом. Из-за чего у меня возникло ощущение, что опустилась я на колени именно перед ним. Не поднимая головы, я поставила посредине стола блюдо с лепешками заменяющими местным хлеб, а вокруг него стала быстро выставлять пиалы с разной едой, не обращая внимание на то, что и куда я ставлю. От приятного аромата у меня не только защекотало в носу, но и свело неприятной судорогой желудок, слишком давно был завтрак. Мой обеспокоенный взгляд тут же метнулся в сторону Дархи, в ее положении надо есть почаще. Обычно, днем, нам что-то перекусить в паланкин приносил Ману, но в ближайшие дни он это делать не сможет.
   Выставив всю еду, я облегченно выдохнула. Теперь-то можно и поесть.
   - Ника, подай мне аргу и налей в чашу шераб.
   Соус который попросил безопасник стоял как раз около меня. В общем-то, это было неправильно, это не его место и ему тут делать нечего. Именно сейчас я вспомнила, что Дарха его и все остальные соусы всегда ставит в центре недалеко от лепешек, чтобы любой, кто сидит за столом, мог легко до них дотянуться и обмакнуть свой хлеб. Это была моя ошибка, поэтому, скрепя сердцем, протянула пиалу с требуемым, хотя и хотелось ее не вежливо подать, а запустить кое в кого. Кивнув мне в знак благодарности, Надкари протянул чашу, намекая на то, что неплохо бы ее наполнить. Поднявшись, я взяла в кувшин и, подойдя к Виджею, наполнила его чашу, после чего, внешне не выказывая своего раздражения, вернулась на свое место.
   В течение вечера меня еще несколько раз просили подать то или иное блюдо, которое стояло не на привычном месте, пока к концу ужина, все не расположилось так, как принято здесь. Так же пришлось наливать напитки, как безопаснику, так и Дархе. Так как Надкари не разрешал ей подниматься. В конце, когда основная еда была почти вся съедена, мне же пришлось всю посуду складывать назад на подносы, а на стол выставлять фрукты и сладости.
   Ну что же, голод удовлетворен, значит можно приступать к разговору.
   - Как себя чувствует Ману? С ним все хорошо?
   До этого, до противного довольный взгляд сидящего напротив меня мужчины, вдруг стал настолько холодным, что, того и гляди, несмотря на жару вокруг, заморозит все на что обратит внимание его хозяин. И эта неприятность грозила именно мне.
   - Это то, что тебя больше всего сейчас волнует?
   Стараясь не подавать вида, какой эффект произвело на меня резкая смена настроения мужчины, я, пожав плечами, ответила.
   - Не совсем. Но он мой друг, единственный кто встал на мою защиту и пострадал от этого. Так что да, меня очень беспокоит его судьба и здоровье.
   - Если бы он не был глупцом и не лез куда его не просят, был бы сейчас цел. А так сам виноват. Надеюсь, сегодняшнее происшествие было ему хорошим уроком и в следующий раз он будет думать, перед тем как что-то делать.
   Кто бы знал, как меня взбесили слова безопасника. Хотя, чего еще от него ждать. Для них же женщины ничто, одной больше одной меньше, неважно. Да и меня собирались только избить, не убить же.
   - Значит, по-твоему, встать на защиту своего друга и не дать его покалечить - это глупость? Ну да, о чем это я, ты же наверняка даже не знаешь что такое друг. А избиение беззащитных женщин у вас здесь, вообще, норма. Не убили бы и ладно, а если и убили, ничего страшного, еще нарожают. Они же ничто, просто, тени.
   Окинув Надкари презрительным взглядом, я, встав, отошла в сторону. Продолжать разговор мне уже не хотелось. Ничего. Надеюсь, когда через несколько дней Ману станет легче и он встанет на ноги, я у него смогу все узнать. А пока потерплю. От неудовлетворенного любопытства еще никто не умирал.
   Безопасник же, тем временем, допил свой шераб и вытерев влажным платком лицо, а также руки, поднялся.
   - Конечно, глупым. Он всего лишь хейджада и слуга, а не воин. Он должен присматривать за женщинами, а не сражаться. У него не было ни единого шанса справиться с людьми жрица. Но, в случившемся не столько его вина, сколько твоя. Именно ты ему дала несколько уроков, вселив уверенность в себе и своих силах. Именно из-за твоей глупости и неумения держать язык за зубами, он пострадал. Если бы ты, как и Дарха, молча сидела в паланкине, никто бы не пострадал.
   Кто бы знал, как меня взбесили слова Надкари. И он еще смеет говорить, что забиться о Дархе?
   - И в какой момент мне надо было промолчать? Когда ваш святоша приказал нас отправить в храм или когда он приказал мне всыпать десять палок?
   - Ты выказала неуважение к нашим богам и их служителям, поэтому свое наказание заслужила. А молчать надо было с самого начала. Далеко бы вас все равно не увезли. И часа бы не прошло, как я догнал бы ваш отряд и потребовал вернуть свою собственность назад. Если ты помнишь, прикладывать особо много усилий, чтобы свами признал за мной право на вас обеих, мне не пришлось. Тебе надо больше мне доверять. Я же обещал вас защищать. А свое слово я всегда держу.
   Слова Надкари про собственность, болезненно прошлись по моему самолюбию. Не хочу быть ничьей собственностью. Даже мнимой.
   - Насколько я помню, ты назвал меня при всех наирой, а они, по твоим же словам, сами себе выбирают мужей. Что-то я не припомню, чтобы выбирала тебя и признавала своим мужчиной. Да я приняла твою защиту, но мы оба прекрасно знаем, что сделала я это только ради Дархи. Так что ты играй, да не заигрывайся. Чтобы мы не говорили другим, но когда одни, в будущем, прошу про собственность, статус наложницы или господина, не упоминать.
   Скрестив руки на груди, я уверенным взглядом окинула стоящего напротив меня мужчину, который сжав губы в узкую тонкую линию, вперил в мое лицо злой взгляд.
   - Хочешь сказать, что не нуждаешься в моей защите? Не вопрос, - подойдя к выходу, он откинул полог, открывая мне обзор на тихую ночь и костры лагеря. - Значит так, или ты признаешь меня своим господином с вытекающими отсюда обязанностями и начинаешь вести себя в соответствии со своим статусом или уходи. Я устал от этой головной боли. И да, Дарха останется здесь. Ее жизнью я тебе рисковать не позволю. Со своей же можешь делать что хочешь.
   Я неверяще смотрела на мужчину. Он меня вот так просто отпускает? Обернувшись, посмотрела в испуганные глаза Дархи. Подруга же смотрела, то на меня, то на Надкари, не понимая, что именно здесь происходит, и со страхом ожидая моего ответа. И что же мне прикажете делать?

* * *

   Думала я недолго. Решение приняла почти мгновенно.  Если останусь и признаю безопасника своим господином, назад хода не будет и о свободе придется забыть. Да и не смогу я ни прислуживать кому-либо, ни приветствовать стоя на коленях. Есть люди, которые умеют прогибаться, подстраиваясь под обстоятельства, меня же легче убить, чем перекроить под привычный образ послушной наложницы.
   Да и признав Надкари господином, я точно больше ничем не смогу помочь подруге, так как буду связанна, как и она, обязательствами, правилами и законами этого мира. Сейчас же, пока меня считают наирой, у меня есть шанс побрыкаться в попытке выбраться из местного болота. Значит, сейчас стоит уйти. Судя по поступкам Виджея, Дархе он действительно ничего плохого не желает. Значит, за нее переживать не стоит. А я, как только найду безопасное место и обоснуюсь там, вернусь и забираю, и подругу, и Ману.
   Приняв окончательное решение, бросила уверенно безопаснику.
   - Я ухожу.
   Судя по сощуренному злому взгляду и заигравшим на скулах у мужчины желвакам, он ожидал от меня услышать совершенно другой ответ. Вот пусть и ждет его дальше.
   Оглянувшись назад и посмотрев в полные слез глаза Дархи, я ей ободряюще улыбнулась одними губами прошептав, 'Жди меня'. И только после этого громко спросила у Надкари.
   - Я могу забрать свои вещи и подарки?
   Услышав мой вопрос, мужчина презрительно усмехнулся.
   - Забирай.
   Не затягивая больше (вдруг Надкари передумает меня отпускать), я быстро подошла к сундуку с вещами, нашла там свой рюкзак в котором лежал мой старый костюм, туда же положила два сменных набора местной одежды. За них я когда-нибудь позже обязательно рассчитаюсь с безопасником. На золотые украшения и драгоценности даже не посмотрела. Не нужны они мне, в отличие от подаренных мечей. Оружие я решила забрать.
   Окинув на прощание быстрым взглядом шатер, поняла, что ухожу отсюда без тени сожаления. Вот и хорошо. Более не задерживаясь ни секунды, взяла накидку, привычно надев ее и вышла наружу. Только переступив полог, я сообразила что сделала. Выдрессировали все же меня. Вон, уже чтобы выйти на улицу с открытым лицом даже мысли нет. А я же тут всего ничего. И даже сейчас, осознавая что сделала, не тороплюсь снять закрывающую меня от макушки до пят ткань, так как понимаю, своим видом привлеку ненужное внимание. А так, я как все. Не это ли мне надо сейчас, чтобы незаметно уйти? Да именно это.
   Вздохнув полной грудью, с улыбкой на лице, быстрым шагом пошла сквозь лагерь, мимо костров у которых отдыхали воины, в сторону густых зарослей. Даже если за мной кто-то увяжется, в лесной чаще, уверена, смогу оторваться от преследования. В то что Надкари меня просто так отпустит, мало верилось. Точнее, совсем не верилось, но я решила все же попробовать уйти. Моих навыков должно для этого хватить.
   На всякий случай, я старалась держаться подальше от костров, уверенно передвигаясь в тени шатров. И у меня это довольно неплохо получилось. Меня никто не окликнул и не остановил. Но я не расслаблялась, так как чувствовала на себе чей-то внимательный взгляд, который неотступно следовал за мной. Опасности он не нес, но все равно было неприятно. Ничего. До леса осталось каких-то десять шагов, а там я уже смогу оторваться от назойливого сопровождения.
   Перед тем как скрыться в густых зарослях я еще раз обернулась, пройдясь взглядом по лагерю, в поисках того, кто следовал за мной от нашего с Дархой шатра, но так никого и не увидела. Зато обратила внимание на странную группу людей сидящих и лежащих у костра распаленного немного в стороне от основного лагеря. Люди расположились очень близко друг к другу, можно сказать лежали на соседе, хотя места вокруг было достаточно, чтобы обосноваться на ночь с большим удобством.
   Я не смогла сдержать своего любопытства и скрываясь в ночной мгле, все же сделала несколько шагов в сторону заинтересовавшей меня группы. Потом еще несколько. Благодаря свету от костра мне удалось рассмотреть, что все кто около него сидел, это были женщины и дети. Осознав увиденное я, нахмурившись, остановилась, не понимая, что именно они тут делают. С нами этих людей не было, значит, они пришли с отрядом жреца. Зачем ему женщины я догадываюсь, сама могла оказаться среди этих несчастных, а вот что он собирается делать с детьми?
   Стараясь двигаться как можно тише, я сделала еще несколько шагов вперед и тогда уже смогла рассмотреть не только фигуры несчастных, но и то что одежда их была порванной и грязной, а лица заплаканными и несчастными. А еще я поняла, что все женщины между собой связаны. Именно этим обусловлено то, что они сидели так близко друг к другу.
   Вспомнились призывы о помощи, которые я слышала днем. Но как же так? Надкари же, с частью своих воинов, вроде как поспешил на крики. Я думала, он собирался помочь тем на кого напали, а не наоборот.
   Рассматривая в испуге жмущихся к матерям детей, я все сильнее сжимала рукояти мечей. Что же это за мир такой? Как, вообще, можно так поступать с людьми?
   - Госпожа, чтобы вы не задумали, лучше отступитесь. А еще лучше, уйдите отсюда и не вмешивайтесь.
   Шепот Аджида меня не испугал. Его присутствие я почувствовала несколькими минутами раньше.
   - Что ты здесь делаешь? Меня твой господин отпустил.
   - Вас, возможно, он и отпустил, - не видя мужчины, я все равно почувствовала как охранник, усмехнувшись, пожал плечами, после чего спокойно продолжил - вот только мой приказ защищать и оберегать ценой жизни, никто не отменил.
   В последнем даже не сомневалась. Хмыкнув, я продолжала изучать сидящих у костра, прикидывая, есть ли у меня возможность как-то им помочь. Самостоятельно это сделать вряд ли получится, но ведь где-то должны быть их отцы, мужья и братья. Если освободить сначала их, то, возможно, они уже помогут своим женщинам избежать служения в храме или что там еще им приготовили.
   Я еще раз прошлась взглядом по стоянке, ожидая увидеть у какого-то из костров вторую группу связанных пленных. Но ничего такого не заметила.
   - Аджид, а где держат захваченных мужчин?
   - Нигде.
   - Что значит нигде? - от удивления я даже обернулась, чтобы посмотреть в глаза стоящему у меня за спиной воину. - Мужчин что, отпустили?
   Вот этого мне не понять. Это как же так? Неужели отцы и мужья, вот так просто отдали своих жен и детей?
   Мой охранник несколько мгновений удивленно вглядывался в мои глаза, после чего жестко ответил.
   - Они мертвы. Все. Начиная с мальчиков от двенадцати лет и заканчивая стариками.
   - Почему? Зачем?
   Мы и до этого говорили шепотом, сейчас же вопросы я задавала одними губами, так как горло сдавил болезненный спазм, мешая не то, что говорить, дышать мешая. Я воин и привыкла сражаться, но не с людьми и себе подобными. Я готова отдать свою жизнь защищая мирное население от ксенов, но здесь же твориться что-то за гранью моего понимания. Я отлично помню тех, кто сопровождал жреца, так же как хорошо вижу сейчас пленниц. Они не воины. Также сомневаюсь, что мальчики и старики несли какую-либо угрозу кому-либо, про мужчин судить не берусь. За что же тогда с ними так?
   - Это далиты.
   - Далиты? - мне казалось я уже где-то слышала это слово.
   - Отступники. Они знали, что может случиться с ними и их семьями, когда отказались от варны своих предков и защиты своего господина.
   Значит, в этом мире есть те, кого не устраивают местные порядки. Вот только плата за своеволие очень велика. Мне тут же захотелось расспросить Аджида, побольше об этих далитах, но охранник, зажав мне рот рукой, стал отступать вглубь чащи. Бросив мечи и выхватив из-под полы удлиненной туники свой нож, извернувшись, тут же приставила оружие к горлу схватившего меня мужчины, отчего он тут же остановился, отпустив меня. Перед тем как начать возмущаться неожиданному своеволию, решила сначала оглядеться по сторонам и первым делом проследила за взглядом Аджида.
   В этот момент из шатра расположенного рядом с пленницами, вышел печально известный мне жрец. Его сопровождало четверо охранников с факелами в руках. Из-за дополнительного освещения, я смогла рассмотреть то, что раньше от меня скрывала ночная темнота. А именно, разорванную одежду на пленницах, синяки и кровоподтеки на их телах и лицах, которые были открыты, а еще рисунки на шатре храмового служителя. И вот они-то меня и напрягли, так как тот, кто на них был изображен, был мне хорошо известен. Слишком хорошо.
   - Аджид, что это за рисунки на стенах шатра? Ты знаешь, кто именно на них изображен?
   - Это - Мэндэ. Боги, спасшие наших предков. Госпожа, нам лучше уйти отсюда, пока нас не заметили.
   Я смотрела и не верила. Это их Боги? Боги, которым они поклоняются и сами отдают своих женщин? Тут же вспомнилось все, что рассказывала Дарха об этих Мэндэ и мои сомнения таяли как утренний туман под лучами жаркого солнца. С ужасом смотря на пленниц, я осознала, что наделала и какой кошмар их ждет. Ведь их Боги вернулись тогда же, когда и я появилась на этой планете. Боги, которых в этом мире уже давно никто не видел. Получается, не одну меня выкинуло в этой планетной системе и не все корабли противника погибли, когда я совершила вблизи них гиперпрыжок. Вот же ж. Подобрав брошенные мечи, я поспешила назад к своему шатру. Мне срочно надо поговорить с Надкари и чем раньше, тем лучше. Главное, чтобы он согласился меня выслушать, а еще чтобы поверил в то что ему расскажу.
Оценка: 8.22*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"