Экспев Терн: другие произведения.

Встреча

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   - Уйдут ведь! - зло хрипит горбоносый.
   Застигнутый врасплох отряд противника мчит к лесу вслед за вожаком. Хорошее место для ловушки - слева река с крутым обрывом, справа степь, где на уставших лошадях не уйти - растерзают поодиночке. Темные всадники гонят добычу, гикают, подбадривая лошадей, настигают немногих отставших и безжалостно рубят, показывая отменную выучку. Кровь окропляет траву и гаснет, придавая ей в закатных лучах оттенок осени.
   - Сигнал засаде выступать! - кричит командир, поворачиваясь к адъютанту.
   Над наблюдательным пунктом взвивается синий флаг. Человек в черных доспехах, стоящий рядом с горбоносым, хмурится, но молчит. Из подлеска выкатываются ветераны Стражи, отборные вояки. Передний выхватывает меч, что-то кричит, и лавина устремляется наперерез бегущим.
   Но далеко, еще слишком далеко ветераны. Завидев новую опасность, вожак заворачивает отряд в степь и... о, ужас! Через несколько мгновений сохранивший строй противник заходит во фланг атакующим. Вперед, рысью по трупам! Искры летят из-под копыт, и недавняя добыча обрушивается на разрозненных преследователей. Словно волна о скалу разлетаются в стороны темные всадники. Падают они с лошадей, добивают их тяжелые подковы. Скорее, ветераны, скорее!!!
   Еще один громкий клич среди ветеранов - и ноги их скакунов сливаются в неразличимую завесу. Будто плывут всадники над зелено-алой травой. Сиянье мечей, отполированных до зеркального блеска, слепит глаза - ветераны уже в гуще боя. Клин разбивает скалу, бой распадется на отдельные схватки, и начинается сеча, методичная и жестокая.
   Обреченные не пытаются сдаться, только извергают проклятья перед тем, как уткнуться в траву. Убить их - игра для ветерана Стражи, закаленного в десятках битв. Лишь двое спешенных бойцов, стоя спиной к спине, еще хищно скалятся, отражая атаки. Лица покрывает пыль, соленый пот оставляет на ней следы-полоски.
   Горбоносый колеблется.
   - Лучники!
   Адъютант кидается к флагу.
   - Нет! - останавливает его голос человека в черном. - Я сам!
   Лошадь пританцовывает под ним, и, получив команду, пускается в галоп.
   - Черный Страж! - шелестит крик по рядам ветеранов, они расступаются.
   - Хейя!
   В огромном прыжке конь взлетает над противником, Страж прогибается, ухватившись одной рукой за пышную гриву. Короткий удар дубинкой по шлему, и боец падает навзничь.
   - Нет! - раздается женский вопль.
   Свист лассо, брошенного искусной рукой, прерывает этот истошный крик...
   ...
   Лагерь шумит в летних сумерках, готовясь к долгожданному отдыху. Проворные орки из вспомогательного отряда расставляют шатры, готовят еду и питье. Они же подтаскивают трупы и делят на своих и чужих. Своих много - несколько десятков.
   Черный Страж наблюдает, как растет груда из темных воинов. Ладонь покоится на эфесе, лишь пальцы выбивают по ножнам ритм боевого марша. Коршуном подлетает высокий, статный, роняющий пену с губ горбоносый и кричит:
   - Ты хочешь отнять у меня победу!
   - Я?! - зрачки в стальных глазах превращаются в точки. - Нагир, кто из нас поднял засаду раньше времени? Я?! Или все-таки ты? Пусть ушло бы несколько, но товарищи наши были бы живы!
   Рука его указывает на мертвых и дрожит.
   - Всех сжечь! Чужих тоже!!!
   Страж направляется прочь. Среди ветеранов проносится гул, то ли одобрительный, то ли порицающий. Подойдя к серому шатру, Страж жадно пьет воду и кидает плошку на землю.
   - Пленника ко мне!
   Два орка-охранника тащат пленного, голова его висит безвольно, ноги волочатся по земле. Занеся в шатер, усаживают на походный стул, связывая руки за спиной. Плещут в покрытое запекшейся кровью лицо водой. Разлипающиеся глаза видят Стража, уже свободного от доспеха.
   - Оставьте нас!
   Орки выходят, перебраниваясь. От звука голоса пленник вздрагивает, взгляд сосредотачивается, разбитые губы шепчут:
   - Ты?! Ты? Ты ведь сгинул... Пропал столько лет назад...
   Страж усмехается.
   - Как видишь, не совсем...
   - Значит, Черный Страж это ты?! Нет, этого не может быть!
   Время легким ветерком сочится сквозь щели шатра.
   - Клятвопреступник! - пленник вскакивает со стула, но повелительный жест останавливает его.
   - Сядь, Туор! Я прошел через то, что освобождает от всех клятв. Те, чьим именем я клялся, предали меня. Да и ты однажды не пошел со мной, когда я нуждался в тебе - даже больше, чем при той битве...
   - Но ты же служишь врагу! - глаза Туора пытаются испепелить Стража.
   - Чьему врагу? - отмахивается Страж. - Он боится людей точно также как и твои боги - никто из них не властен над нашими судьбами!
   - Месть могла затуманить твой разум, но не настолько... Что он пообещал тебе?
   Страж задумчиво смотрит на полог шатра, словно перебирая воспоминания. Лампада освещает его сбоку, пряча половину лица в тени.
   - То, в чем мне отказали за морем. Вернуть Йарвен к жизни, - каждое слово чеканится, словно монета под прессом. - После своей победы...
   - Так ты добрался? - Туора охватывает мелкая дрожь, струйка пота бежит по виску.
   - Да, - шепчет Страж. - Но надменные боги посмеялись надо мной.
   - И теперь ты надеешься, что тебе поможет враг? - пленник обмякает.
   - Он был одним из них, и может то, что могут они. Хорошие хозяева награждают хороших слуг - боги за морем не из таких.
   Ровно, не мигая, горит пламя в лампадке. Странную картину видит Туор - застывшую маску человека, наполовину погруженного во тьму.
   - Ты знал, что это мой отряд?
   - Догадывался, - маска оживает, приходят в движение глубокие морщины, избороздившие правильные черты все еще красивого лица. - Потому и не спешил с твоим разгромом. Сегодня меня просто вынудили на эту битву.
   - И что теперь будешь делать?
   - Лихие времена настали. И будут еще хуже. Я не могу освободить вас - ради людей. Я знаю, что они до сих пор сопротивляются под моим знаменем и клянутся моим прежним именем. Что случится, когда они узнают кто такой Черный Страж? Тебе ведь поверят, дух их сломится окончательно. Я видел, что происходит с теми, чья воля сражаться исчезла - растерзанные города, угнанные в рабство дети, женщины со вспоротыми животами...
   Туор вскакивает, чтобы возразить, но его снова обрывают жестом.
   - Так что я не отпущу вас!
   - Я не понимаю - ведь ты должен желать обратного? - пленник трясет каштановыми волосами, словно борется с наваждением. - Скорейшей победы твоего хозяина?
   Снова молчит Страж. Долго молчит. Тщательно подбирает слова.
   - Если бы ты только знал, как стало трудно жить и ждать. Как трудно заставлять себя быть безучастным к бессмысленным разрушениям и жестокости. Я не воюю с женщинами и детьми, я не воюю с людьми, пока они не встанут у меня на дороге. Ты знаешь, против кого я сражаюсь. Но мне претят и посвятившие служению Ему жизнь. Их фанатичная вера творит слишком бесславные дела. Один из таких сейчас со мной - это он поймал твой отряд в ловушку. Следит за каждым моим действием и словом, хочет выслужиться перед хозяином.
   Страж бросает взгляд в сторону. Пленник поворачивает голову, и легкая усмешка трогает его губы.
   - Такие не остановятся ни перед чем, чтобы приблизить победу своего господина. Вот так вот, Туор. Мы всегда хорошо понимали друг друга. Пойми и теперь - я ничего не могу для вас сделать...
   Страж поднимается и идет к выходу. Чуткое ухо Туора ловит шорох складки шатра.
   - Увести пленного!
   Орки спешат выполнить приказание. Страж заходит в ближайшую палатку, затем возвращается к себе. Вслед за ним появляются две тени, и легкой поступью расходятся, исчезая в сумраке. Вверху поднебесье плетет полог из звезд и облаков.
   Утром стелется по земле черный дым - то горят остатки погребальных костров. Темной тучей кружит воронье, предвкушая сытную добычу. Лагерь просыпается. Вырываясь из тисков утренней прохлады, под бубен зари строятся ветераны, морщась от смрада. Ветер-пастух причесывает гривы скакунам. Легкий гомон разрывается криком:
   - Охрана убита! Пленники исчезли!
   Гримаса искажает лицо Черного Стража.
   - Кто это сделал?
   - Он!
   - Нагир!
   Два ветерана делают шаг вперед и указывают на горбоносого.
   - Нагир, это правда? - выхватив клинок, охрипшим голосом спрашивает Страж, а в глазах таится усмешка.
   - Да, правда! - гордо отвечает Нагир, властно приосаниваясь. - Ты никогда не сделаешь то, что принесет вред людям! Но я не такой, и я служу не тебе!
   Звенит тишина, только карканье разлетается над станом.
   - Глупец! - Страж обращается к ветеранам. - Вы видели, как гибли ваши товарищи!
   Пауза. Ветераны стряхивают остатки сна, злость закипает в венах.
   - Вы слышали, что он освободил их убийц! Смерть ему!
   - Смерть! - прокатывается эхо.
   Адъютанты хватают Нагира. Горбоносый извивается в их руках и кричит:
   - Ты и вправду проклят! Проклят своим талантом, единственным и неповторимым - предавать!
   Его крик затихает в нарастающем яростном гуле ветеранов:
   - Смерть! Смерть!
   ...
   Сквозь шелест листвы две фигурки скользят по лесу, теряясь под кронами вековых деревьев.
   - Кто спас нас, Туор? - спрашивает женский голос.
   - Не знаю! - искренне отвечает мужской.
   - А о чем ты говорил с Черным Стражем?
   - О том, что мне не надо делать, получив свободу...
   Никто больше не слышал о них - потерявших веру в друзей и богов - может, поселились они где-нибудь в лесной глуши, а может, сгинули в чаще.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"