Элен Л.: другие произведения.

Последняя роль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь эльфа вечна. Кто-то посвящает ее науке, кто-то - воинской службе, а кто-то проматывает без всякого смысла. Но со временем любая жизнь становится лишь спектаклем, а проживающий ее - главным актером, скрывающим свое истинное лицо под маской. Очередной поход, не предвещающий ничего нового, оборачивается для Диса, командира великой армии Истарка, героя многих приукрашенных легенд, удивительными событиями. Новые знакомые даны судьбой не случайно и причудливо связаны между собой и с самим Дисом, а старые враги и прошлое, которое командир хранит в тайне, возобновили свое преследование. Кто же скрывается под маской герцога, ученого и светлого эльфа с темным прошлым? Настоящие друзья или новые враги? А кто же сам Дис без своей маски?

Последняя роль

Пролог

Держи его крепче, сейчас вырвется!

- Да мы вдвоем с ним еле управляемся, быстрее!

- Так привяжите его уже, наконец!

- Он сопротивляется, быстрее!

- Прижигай! Прижигай!

По мрачному подземелью разнесся дикий душераздирающий вой.

- Отлично, ну хоть так! Теперь яд, быстрее!

- Уверен, что он подействует?

- Темноэльфийские ученые прислали. Прямиком из Иннианата, из ГИММИ. Какой-то их профессор делал. Да и его уже опробовали на парочке преступников межрасового уровня. Этот третий.

Темно-рубиновая жидкость сверкнула в шприце.

- Быстрее, он еще рыпается.

- Сейчас не будет, после введения яда сознание теряют на день-два.

- Отлично, может, наконец, я не буду слушать его завывания в камере!

- Его придется перенести наверх.

- Ну, черт с ним, перенесу! Вкалывай быстрее!

Раздался легкий "пшик", и яд начал медленно разливаться по проступившим от усилий и боли венам.

- И когда он умрет теперь? - сквозь туман, в миг застлавший глаза, раздался голос, отдающийся эхом в ушах.

- Полгода протянет, а там наудачу.

- Не проще ли их убивать тут же?

- Это неинтересно, считается, что смерть - слишком несерьезное наказание. А то, что его ждет, гораздо хуже гордой безмолвной смерти на глазах у всего города. Он преступник межрасового уровня. Знаешь, что это значит?

- Он очень важный преступник?

- Молодец, Капитан Очевидность. Это значит то, что вся стража всех рас, несмотря на место, время и личные побуждения, обязана захватить его живым и доставить в Л-Сиаф, на корабль, идущий на Драконью Землю.

В то же время, наверху.

И как же это обыграть? Вы только представьте, что будет с дворянством, если заявить об этом в открытую!

- Что ж, ему предстоит сыграть его последнюю, и самую важную, роль. От того, как он ее сыграет, будет зависеть, умрет ли он в мучениях от яда, или же выиграет шанс выжить на Драконьей Земле.

- А что с послом? Л-Сиаф откажет нам, если не пошлем кого-то предупредить... Да и стража, сами понимаете, должна быть в курсе...

- У меня есть на примете один надежный человек... Впрочем, не человек вовсе. За это можете не беспокоиться, господин Первый министр.

Глава 1.

Прямо над головой засвистел соловей. Это заставило Диса очнуться от полудремы, навеянной мерным покачиванием в седле, скрипом колес и ритмичным перестуком копыт.

- Долго мы уже едем? - спросил он у одного из воинов, находящихся у него в подчинении.

- Едем долго, командир, а уехали недалеко. Может, прикажете перейти на рысь?

- Как герцогу будет удобно, - равнодушно пожал плечами Дис.

- Герцогу, командир, неудобно. У него, видите ли, книги с сиденья падают, если быстрее ехать. Карета, видите ли, не предназначена для "обращения не по назначению". Спрашивали, знаем, - с нервным смешком сказал воин.

- Странно, что после этого у вас есть ко мне вопросы, - Дис обжег оробевшего рядового ледяным взглядом небесно-голубых холодных глаз.

Он был командиром тренты - боевой единицы размером в триста воинов: сотня лучников, сотня мечников и сотня копейщиков. Удобно и практично. Такие отряды обычно содержали трех Экспертов: Эксперта стрелкового оружия, Эксперта клинкового оружия и Эксперта древкового оружия, а помимо них - одного ученого и одного лекаря. Каждый Эксперт возглавлял свою сотню. Всю тренту, как правило, возглавлял Эксперт клинкового оружия, и трента Диса - не исключение. Чтобы получить командование над такой большой боевой единицей, он прошел тринадцать лет суровой военной подготовки в специальной академии, куда попадали после военной школы, в которую, в свою очередь, чаще всего шли по желанию родителей. В свои неполные четыреста восемьдесят пять лет Дис практически приполз к воротам этой школы, предварительно преодолев путь в тысячи лиг, проделанный им из столицы великого северного государства Аладар до королевства Истарк, славящегося своими первоклассными воинами.

Дис принадлежал к расе северных эльфов, отличавшихся белоснежными волосами, бледной кожей и льдисто-голубыми, практически бесцветными глазами. У государства Аладар, основанного его расой, столица, Носторн, находится в самой холодной и самой высокой точке Известного Мира. Дис бежал оттуда по собственному желанию. Выдержав все лишения скитаний по северным неприветливым землям, он, наконец, добрался туда, где его приняли. Со сломанными ребрами, ужасно худой, грязный, он практически дополз до военной академии, где его подобрали, вылечили и определили на факультет Экспертов клинкового оружия.

Конечно, все это произошло не сразу. Поначалу, как только он оправился после путешествия, над ним лишь посмеялись, сказав, что такой юный паренек не может быть хорошим воином. Но когда он сдал Выпускной Тест военной школы Истарка, мнения о нем поменялись. Хоть и выглядел Дис как мальчик двенадцати лет, он оказался удивительно сильным воином, которому внешность и маленький рост только играли на руку.

Прошло тринадцать лет - сущие пустяки для эльфов, но приличный срок для людей - Дис - самый строгий командир, лучший из выпускников. В его распоряжении триста солдат, готовых умереть за командира так же, как он за каждого из них.

С тех пор прошло много времени, Дис повзрослел и стал настоящим северным эльфом. Около тысячи лет он на верной службе у королей Истарка. За это время его боевая единица вошла в историю, а он сам стал примером для всех солдат, его портрет во всю стену висит в холле той самой военной академии.

Трента Диса была рекомендована для охраны одного очень важного лица во время путешествия, как самая надежная. И теперь им предстоит долгий путь через несколько стран к крупному портовому городу Л-Сиафу. Из Артера в Л-Сиаф. Таков курс, по которому они двигаются. Приблизительное время пути - от шести до семи с половиной месяцев. Они уже пересекли часть соседнего государства, стоящего на одном сплошном нагорье, и въехали в узкую межгорную равнину, вслед за которой вздымались скалы - перевал Горт-Намид.

Дис резко натянул поводья. Конь недовольно заржал, взбрыкнул, но остановился, почуяв крепкую хватку. Впереди был крутой склон, а дорога терялась в высокой траве - верхом не проехать, а в карете - тем более.

- Стой! - отрывисто приказал он. Отряд остановился, а минутой позже из кареты с одной стороны показалась голова герцога, а с другой - голова ученого, который являлся по совместительству еще и лекарем. Этот нахал, как отметил Дис, пользуясь благосклонностью высокородной особы, ехал не на предоставленной ему лошади, а в карете вместе с вышеозначенным герцогом, отговариваясь тем, что ему нужно постоянно наблюдать за его "пациентом" и тем, что у него обнаружился "преинтереснейший редчайший феномен". Но Дис-то знал, что они весь день сидят по разным сторонам и читают книги или разговаривают на всевозможные темы.

- Дальше не проехать на карете. Что прикажете делать? - спрыгнув с лошади и поклонившись, обратился к герцогу командир.

- Я в этом не разбираюсь. Что хочешь, то и делай, - глядя ему прямо в глаза, передернул узкими плечиками тот.

- Ладно, - пробормотал Дис, слегка удививишись, а потом, обращаясь к отряду, громко сказал:

- Десять воинов - налево, десять - направо. Ищем обходной путь. На все у вас час максимум. Приступать!

Названные воины разбрелись по сторонам и вскоре пропали из виду.

- Привал! - скомандовал Дис остальным, - Выставить караул, развести костер. Остановимся в деревне, палаток не ставить!

В ответ послышалось нестройное "Так точно!" и почти мгновенно приказ был выполнен.

Все воины разбрелись по поляне, послышалось позвякивание конской упряжи, негромкий лязг снимаемого оружия, голоса, смешки. Дис глубоко вдохнул свежий воздух, кинул взгляд на деревню, озаренную близящимся к закату солнцем, и опустился на землю у костра.

Тем временем дверь кареты отворилась и оттуда словно птица выпорхнул герцог. Это был низкий изящный мужчина с длинными тонкими ногами в белоснежных брюках, заправленных в такого же цвета высокие сапоги. Длинные белые с едва заметным золотистым отливом волосы рассыпались волнами по плечам и спине и витками обрамляли аристократичное личико с тонкими черными бровями и длинными, совершенно женскими ресницами.

Опытный взгляд Диса сразу отметил неестественно-золотистые глаза, которых просто не существовало у людской расы. Теперь командир отчасти понял интерес ученого к своему "пациенту". С другой стороны, существа разных рас имели право занимать высокие государственные посты, и потому удивляться здесь было нечему. Другое дело, что он никогда не слышал о такой расе.

Следом за герцогом уже не так легко вышел сам ученый. Дис слыхал, что его звали Охтакаром. Также знал он и то, что Охтакар принадлежит к расе темных эльфов - скрытного народа, славящегося своими тягой и способностью к знаниям. Этот составлял полную противоположность легкомысленному герцогу. Темный эльф, одетый во все черное, с кругами под глазами, свидетельствующими о недостатке сна, с записной книжкой в руках и писчим пером за острым ухом, прикрытым короткими вечно взъерошенными иссиня-черными волосами, совершенно не располагал к общению, но, видимо, "пациента" это не очень смущало. Он весело болтал со своим лекарем и ослепительно улыбался ему.

Покружив по поляне и с наслаждением пробежавшись среди деревьев, герцог подошел к Дису, отдергивая кружевные манжеты белоснежной рубашки с пышным жабо и поправляя надетый сверху белый кафтан с золотым шитьем. Теперь, когда он подошел ближе, командир заметил аккуратные подпиленные коготки и небольшие клычки, показавшиеся из-под верхней губы, когда герцог улыбнулся своему ученому.

- Ты, как там тебя, - совсем неподобающе высокородной особе начал он.

- Дисгорт, - с холодной вежливостью подсказал командир.

- Да, точно! Не против, если я буду звать тебя Дисом? Думаю, нет. Так вот, Дис, почему мы устраиваем привал здесь, в полумиле от деревни? Не проще ли доехать прямо туда? - герцог сделал широкий жест рукой, указывая на десяток избушек, рассыпанных по долине далеко внизу.

Дис отметил, что какой бы он не был легкомысленный и женоподобный, все же он прекрасно определил расстояние, а на такое способен только тот, кто прошел определенную подготовку и имеет некоторый опыт. Отогнав от себя эти мысли, Дис ответил, придерживаясь все той же прохладности в голосе:

- Прямо перед нами обрыв, мы уже ищем обходной путь.

Не успел он закончить фразу, как на противоположном конце поляны показались посланные им на разведку воины. Они доложили, что нашли более менее пологий склон, по которому тянется приемлемая для кареты дорога.

Спустя около получаса, вся процессия благополучно оказалась на равнине. Герцог, чьего имени Дису не сообщили, поэтому он был лишен возможности обратиться к тому хоть как-нибудь, кроме унизительно-покорного "господин", весь путь до деревни проехал не в карете, а на лошади Охтакара. Более того, он ехал в одном седле с ученым, посадившим своего "пациента" впереди себя, как даму. Дису от этого зрелища стало тошно, поэтому он старался изо всех сил переключиться на еще двух персон, привлекающих его внимание.

Это были остальные Эксперты: Эксперт по стрелковому оружию и Эксперт по древковому оружию. Такими гордыми званиями обладали два весело болтающих между собой светлых эльфа.

Один из Экспертов, Ан, на вид едва ли был совершеннолетним, хотя Дису, который сам выглядел раза в два старше своего возраста, судить было сложно. Полгода назад светлый эльф с отличием закончил военную академию, которую где-то тысячу лет назад, тоже с отличием, закончил сам Дис. Второй, Лори, был раза в четыре старше Ана, и казалось, даже Охтакар был немногим младше его. Командир слыхал, что пару месяцев назад, одной весенней ночью, когда неистовствовала гроза, он постучался в двери военной академии, заявив, что за ним идет охота и, чтобы обезопасить себя, он решил поступить на службу в Артер. Ему предложили пройти обучение, но Лори сказал, что они могут выгнать его, если он не пройдет Выпускной Тест для Экспертов стрелкового оружия. На следующий день он набрал по нему высшие баллы. Соответственно, и Ана, и Лори определили в лучшую тренту Истарка - тренту Диса. Соплеменники быстро стали лучшими друзьями. Более того, стрелок, казалось, излучал доброжелательность и веселье и был душой компании во всей тренте. Дис часто замечал, как на привалах воины стягиваются к его костру, чтобы послушать разные байки, которые тот рассказывал с удивительным куражом.

Вскоре въехали в деревню. Дису при ближайшем рассмотрении она вовсе не понравилась. Это была совершенно неправильная деревня: дома заперты, на улицах нет народу, некоторые избы сожжены дотла, кое-где разорены сады и огороды, сломаны изгороди. Дис лихорадочно перебирал в голове причины такого внешнего вида: "Разошедшаяся пьяная драка? Нет, это не так масштабно. Случайный поджог? Это объясняет максимум половину беспорядка. Есть только один вариант - набеги враждебных существ..." Взгляд капитана скользнул по дороге, и он тут же мысленно добавил: " С гор." Теперь Дису окончательно разонравилась идея ехать через перевал Горт-Намид.

Такое характерное для северных эльфов название пошло еще с того времени, когда весь материк занимало родное государство Диса - Аладар. Именно поэтому все довольно древние географические объекты названы на Кардсталадаре - языке народа Диса. "Кардсталадар" переводится на Всеобщий буквально "Наречие аладарцев".

Поискав глазами приемлемое убежище на ночь, Дис остановился на маленьком убогом трактирчике. Это было чуть ли не единственное двухэтажное здание в деревне, и, рассудив, что со второго этажа обороняться в случае набега будет удобнее, командир решительно направился ко входу в сомнительное заведение.

- Мне нужна сто пятьдесят одна свободная комната, как можно больше еды и воды, кров и пшено с овсом в соотношении один к трем для лошадей и надежное помещение для кареты, - с порога начал Дис, с ноги открывая дверь.

Трактирщик, подпрыгнув от неожиданности, повернулся к нему и выслушал требования, дрожа всем телом, будто Дис представлял собой ужасное тираническое существо, наподобие дракона.

- Но, - проговорил он, заикаясь, - трактир рассчитан всего на двадцать комнат и конюшня...

- Свободных сколько? - спросил Дис, заметно посуровев.

- Двадцать... - развел руками трактирщик.

- Давай все. Конюшню всю. Еду всю. Я заплачу, - предупреждая остальные вопросы, сказал командир.

Тот кивнул и быстро ретировался. Воины Диса быстро сами устроили своих коней, с веселыми песнями и шутками задали корм и поставили карету. Вскоре вернулся трактирщик с огромной связкой ключей от комнат. Молча отдав ее Дису, он секунду помедлив, протянул еще и ключ от погреба, после чего, пробормотав несколько общих фраз, поспешил удалиться.

- Трента! - голос командира призвал всех солдат, расположившихся за столиками, к полнейшей тишине, - Погреб с едой открыт, есть можно только в том случае, если через час все будет убрано. Если кто-то нарушит этот приказ, вся трента будет мыть трактир. Полностью. Выполнять!

Солдаты, знающие, что Дис так не шутит, оперативно вынесли всю еду и выпивку из погреба и так же оперативно поужинали, оставив после себя прибранные столики и тщательно вымытую посуду. Комнаты распределили так, что восемнадцать из них были заняты воинами, спавшими по пятнадцать персон на комнату, остальные тридцать спали прямо в кладовой или в главном зале. Еще одну комнату Дис оставил Экспертам, и себе в том числе, и лекарю, а другую - герцогу.

Подождав, пока хмурый Охтакар домоет посуду за герцогом, который, надо сказать, ел немало, и удалится в комнату, Дис прошел в пристройку к трактирщику.

- Расскажи, что случилось с этой деревней, - потребовал он, опять испугав того до дрожи.

"Нервный какой-то", - отметил он про себя.

- Набеги, набеги, господин, - залепетал тот, сжавшись под тяжелым взглядом, - Страшные существа с гор пришли в эти земли. Они нападают на целые караваны, идущие через этот перевал, а в голодные времена приходят поживиться жителями нашего поселения. Если вам надо куда-то по ту сторону гор, идите в обход. Здесь уже нет перевала. Теперь перевал Горт-намид в народе называют Ущельем Горного Ужаса. Не оставайтесь здесь. Умрете вы и все, кто за вами последует.

- Сколько дней требуется, чтобы пройти этот перевал? Насколько я осведомлен, он всегда был небезопасен, но его плюсы в том, что он очень короток.

- Не ходите туда! - хозяин трактира бросился к Дису.

- Я не получил ответа на свой вопрос.

- Около двух дней, если едете спокойным шагом, тем более с каретой, коли поедете поскорее, пройдете за полный день, а коль будете гнать коней во весь опор, и того меньше будет, - сдался трактирщик, - Но...

- Спасибо, - бросил Дис выходя из пристройки. Он был уверен, что они пройдут, если идти разрешит герцог.

Через пять минут командир уже стоял на втором этаже убогого трактирчика перед дверью в комнату герцога. Постучавшись дважды, но не получив ответа, он осторожно приоткрыл дверь, которая при малейшем движении издавала жуткий скрип.

- Простите, господин, могу я вас потревожить? - учтиво поинтересовался он.

- Да, да, что-то случилось? - осведомился тот, не отрываясь от книги, которую читал, лежа на кровати.

- Ничего сверхъестественного, просто, я думаю, было бы разумным посоветоваться с вами по поводу дальнейшего маршрута.

- Есть какие-то вопросы? - удивленно поднял глаза герцог, - Я думал, мы едем через Горт-Намид.

- Меня предупредили, что перевал опасен. Говорят, там завелись какие-то твари, не брезгующие людьми. Я бы не хотел рисковать жизнями солдат и вашей, в первую очередь.

- Мы едем через Горт-Намид, Дис, - сказал тот серьезно, - И точка. Я не просто так в Л-Сиаф еду, у меня поручение.

- Но я бы не хотел рисковать жизнями. Возможно, вы пересмотрите...

- Воины для того и созданы, - холодно перебил его герцог, - Они обязаны подчиняться приказам и защищать своих господ. Это и к тебе относится.

- Но если можно избежать этих жертв, зачем же...

- Как ты смеешь перечить герцогу?! - взвился тот, - Я ясно выразил свое мнение по поводу маршрута, так исполни же мой приказ!

- Раз уж речь зашла об этикете, - отстаивал свое право Дис, - Вы, по правилам, должны обращаться ко мне на "вы", по имени и с полным титулом.

- Не надо учить меня этикету, командир первой тренты класса "воины" Дисгорт. Я не обращаюсь так к вам, командир первой тренты класса "воины" Дисгорт, только потому что это удлиняет мою речь раза в два. Прошу меня простить за неучтивость по отношению к вашей особе, командир первой тренты класса "воины" Дисгорт, - ядовито сказал тот и вновь вернулся к чтению, давая понять, что разговор окончен.

Дис вышел из комнаты, с трудом удержавшись от того, чтобы как следует хлопнуть дверью. Как для любого вояки, честь для него была очень важна, и, хоть он и не в лучших отношениях с герцогом, свои права он отстоял.

И все равно они пойдут через перевал.

Глава 2.

Чуть только снежные вершины гор окрасились розоватыми лучами восходящего солнца, трента выступила из трактира, заплатив преимущественно расписками на банковские дома столицы. Трактирщик понятия не имел, что с ними делать, но взял на всякий случай.

Перед тем, как углубиться в окутанное полумраком ущелье, Дис остановил тренту и сам остановился так, чтобы лишь его голос усиливался эхом:

- Боевая готовность первой степени! - четко он отдал приказ и, подумав, добавил:

- Вы знаете, что это серьезно. Потери будут, но мы должны исполнить свой долг. Ваши деды служили у меня, теперь ваши отцы передали это дело вам, а вы - своим сыновьям. Не понаслышке вы знаете, что я хоть и строг, но справедлив, и готов умереть за любого из вас. Я не стану подвергать вас опасности зря. Вперед. И не верьте страху. Это ваш долг.

Командир решительно пустил коня в ущелье, а воины, вынув оружие из ножен, как этого требовала готовность первой степени, последовали за ним. Они плотно обступили карету, и даже Охтакару пришлось покинуть уютное место напротив герцога и сесть на лошадь, вооружившись двумя десятками метательных кинжалов и манускриптовыми заклинаниями.

Манускриптовые заклинания были хороши тем, что они не требовали наличия магических способностей. Достаточно было прочитать слова на Наречии Великих и заклинание сработает. Проблема в том, что Наречие Великих всегда было самым сложным из всех существующих языков. В нем было тридцать девять падежей, двенадцать спряжений и семь наклонений. Причем если падежи, спряжения и наклонения отражали малейшие нюансы языка, то перед каждым существительным должен обязательно стоять артикль, обозначающий число, составленный из множества звуков, но на форме слова это никак не отражалось, а если число предметов неизвестно, то артикль ставился в зависимости от того, одушевленный ли предмет или нет, и какого он рода. Наречие Великих знали немногие, преимущественно ученые, а учеными были преимущественно темные эльфы. Лишь маги, каковых осталось всего меньше сотни, знают его так, что могут свободно разговаривать, читать и писать на нем.

Охтакар знал. У него даже был словарь. Вернее, целая серия словарей, которыми он пользовался раз в столетие, в буквальном смысле этого слова, но хранил бережно. Единственное оружие, которым он владел, были метательные кинжалы. Стрелять он так и не научился, но зато на лошади держался прекрасно. Лучше многих своих собратьев. Что касается непосредственно науки, то в университете он выбрал специализацию генетических мутаций и модификаций - ГМиМ, в чем заметно преуспел.

Отряд резко прекратил движение, и Охтакар остановил своего любимого жеребца в опасной близости от коня, славящегося своим умением лягать всех окрестных лошадей.

- Тихо! - разнесся голос Диса по ущелью.

Все замерли. Сквозь напряженную тишину можно было различить едва слышный скрежет когтей о камни. Только начнется - сразу прекратится. Эксперты и ученый насторожились. Легкие прыжки, неразличимые для ушей обычных людей, медленно приближались. Белокурая голова высунулась из кареты. Герцог тоже слышал.

Вдруг в тишине раздался рык. Нечто, прокрытое серой клокастой шерстью, вооруженное когтями и острыми клыками, прыгнуло откуда-то сбоку. Все мгновенно пришло в движение: воины смешались с тварями, тут же появившимися из каких-то неведомых щелей, кони взбесились. Охтакар быстро строчил в своем блокноте описание тварей, стараясь не влезать в бой:

"Внешне схожи с приматами, единственное существенное различие составляет голова."

Тут конь неожиданно рванул, и ученый с размаху ударился головой об угол кареты. Уняв гудение и звон в ушах, метнув пару кинжалов в наиболее близких к нему тварей, он прислонился к карете и продолжил писать, поглядывая на мертвые образцы:

"Череп меньше, что свидетельствует о не очень хорошем развитии переднего отдела мозга, соответственно, менее высоком уровне интеллекта, выдающаяся вперед нижняя челюсть с двумя..."

Карета опасно наклонилась в сторону Охтакара, и ему пришлось метнуть кинжал в еще один экземпляр, засунувший лапу в транспорт. Кожа и шерсть были очень толстые, и потому кинжалы не наносили особого вреда, если не приходились в голову. Прыгнув внутрь кареты, он кинулся к герцогу, белоснежная одежда которого была обагрена кровью.

- Ты ранен?

- Нет, милый, это вражеская, - улыбнулся тот, показывая окровавленные клыки.

- Хорошо, - спешно бросил ученый, снова начиная строчить:

"...рядами зубов. Тупые большие когти. Серая жесткая свалявшаяся шерсть. Хвоста нет."

Тут карету сотряс сильный толчок. Захлопнув блокнот, сунув перо за ухо, Охтакар выскочил из кареты следом за проворным герцогом. Он заметил мелькнувшего в схватке командира и ринулся за ним.

- Где герцог? - спросил тот, обернувшись.

- Только что был рядом со мной, - ученый метнул кинжал в подступающую к Дису тварь.

- И ты оставил его? - с ненавистью спросил он, всаживая клинок в горло другой твари. И, не дав ответить, крикнул:

- Выжившие, отступаем! Повторяю, отступаем вглубь перевала! Ни шагу назад! По коням!

Охтакар вскочил на первого попавшегося ему жеребца и окинул взором поле битвы. Лошади лежали вперемешку с людьми, выжившим приходилось бежать по телам. Непонятно было, сколько воинов осталось в живых, но ученому некогда было считать, он помчался за командиром.

Лошади несли их все дальше, подгонять не приходилось. Твари остались расправляться с трупами. Проскакав еще несколько минут, только переведя дух, выжившие встретились с еще одной шайкой таких же существ. Их было заметно меньше.

Тут же пара из них упала со стрелами в глазах и горле, из чего ученый сделал вывод, что Эксперт по стрелковому оружию жив. Еще трое пали от клинка Диса, которым тот рассекал их направо и налево, пришпоривая обезумевшего коня. Ограничившись двумя жертвами, Охтакар последовал за командиром. Прямо перед ним с лошади упал молодой человек, только поступивший на службу. Его унесла в зубах одна из тварей.

Вскоре впереди показался выход из ущелья. Лошади рванули к нему. Теперь Охтакар просто вцепился в гриву и зажмурился, потеряв счет минутам.

Открыть глаза он успел в тот самый момент, когда лошадь, резко вильнув в сторону, скинула его на траву. Ученый равнодушно проводил взглядом убегающего жеребца и взглянул наверх.

Над ним тихо шелестела пронизанная ярким солнечным светом листва. Сквозь нее была видна прозрачная синева неба. Трудно подумать, что где-то совсем недалеко еще несколько минут назад раздавались звуки битвы, проливалась кровь, тупые животные с горящими голодом глазами бросались на тех, кого он знал, что он сам убивал этих животных, а потом бежал от них по телам своих знакомых.

От этих видений, так живо встающих перед глазами, Охтакар пришел в себя. Прислонившись спиной к тонкому стволу молодого деревца, он сел и окинул глазами окрестности: невдалеке зиял разлом, из которого они выехали, вскоре камни сменялись землей, поросшей невысокой травкой, далее была березовая рощица, где и сидел ученый.

С трудом поднявшись, Охтакар поплелся прочь, отмечая, что все, что можно отбить, он уже отбил, поэтому хуже будет только если сломать.

Первая половина дня минула, а ученый все еще продолжал свой путь. Солнце припекало, было жарко, пот мешался с кровью тварей, засохшей на Охтакаре, пить и есть хотелось нестерпимо, а вокруг - поле да поле, покрытое все той же невысокой травкой, и по-прежнему - ни души.

- Кто-то должен был выжить, - уговаривал себя ученый, - Я видел, как Лори стрелял в тварей, как Дис ехал впереди меня. Где же они? Уже в который раз убеждаюсь, что закрывать глаза от страха - не лучшая привычка.

К вечеру Охтакар наткнулся на ручеек, еле-еле пробивающийся из-под земли. Жадно прильнув к нему растрескавшимися губами, он долго-долго пил, после чего моментально заснул, расположившись рядом со спасительным водоемом. Но страх еще не улетучился - воспоминания пережитой битвы то и дело напоминали о себе, являясь кошмарными снами. Один из таких снов заставил его проснуться глубокой ночью.

Вокруг под легким дуновением ветерка колыхалась трава, отовсюду раздавалось стрекотание кузнечиков, слышалось тихое журчание ручейка. Ни битвы, ни смерти. Все хорошо.

Охтакар привстал и огляделся. Все потонуло в ночном сумраке, даже слабый призрачный свет луны не придавал четкости очертаниям горных вершин. Внимание ученого привлек дрожащий слабый огонек. Тонкая струйка дыма поднималась в ночное небо прямо к звездам и луне, на тонких стволах показавшейся на горизонте рощицы плясали блики. Сон как рукой сняло. Резко вскочив так, что конечности отозвались болью, Охтакар бодро зашагал к спасительному огоньку.

Через час пути по непроглядно-темному полю ученый начал сомневаться в адекватности своей идеи. За этот час он четыре раза упал, множество раз обжегся крапивой, нацеплял на себя кучу репея, но упорно шел к цели, которая, казалось, приблизилась совсем немного.

Наконец, когда небо на востоке только начало светлеть, а на земле мрак еще не отступал, да и звезды с луной по-прежнему держались на небе, Охтакар вышел к огоньку. Костер уже погас, но угли еще тлели. Издав возглас радости, больше похожий на стон, ученый сел, прислонившись к дереву, и только тогда заметил скрытую полумраком фигуру у соседнего ствола. Дис спал крепким сном. Охтакар не замедлил присоединиться к своему командиру.

Вскоре с дерева бесшумно спрыгнула невысокая изящная фигура в белоснежной одежде. Блеснули в утренней заре золотистые глаза, радостная улыбка обнажила небольшие клыки. Неслышно подойдя к Охтакару, фигура провела по его руке длинным изящным пальчиком с острым коготком, в неестественно-золотистых глазах мелькнула радость.

Глава 3.

Лори старательно перетирал корешки и травки. После того, как они выехали из ущелья, он некоторое время тщетно ждал Ана, Эксперта по древковому оружию, но, не дождавшись, привязал своего коня к дереву и пошел обратно в ущелье. Оставить друга было нельзя.

Отбив полуживого Ана у одной твари, стрелок донес его до лошади и, отъехав на достаточное расстояние от жуткого перевала, принялся за лечение.

Долгое время Лори был главой наемников соседнего государства, поэтому он обладал множеством умений: от знахарства до нескольких десятков видов убийств. Родители нарекли ребенка нетипичным для светлого эльфа именем Луор, надеясь, что его ждет особенная судьба. Судьба была действительно особенная, но совершенно не такая, как это представляли мать - светлая эльфийка и отец - серый эльф. Благодаря утонченной аристократичной внешности светлого эльфа и ловкости вкупе с бесшумностью и превосходной реакцией серого, Лори быстро завоевал авторитет у банды наемников, вскоре став их главой. Но долго с этой властью они считаться не стали, и через каких-то двадцать два года Лори чудом удалось избежать массовой охоты. Об этой знатной травле он до сих пор вспоминал с ужасом, поэтому и подался в военную школу - за время обучения страсти должны были угаснуть. Впрочем, это была официальная версия для знакомства. И далеко не все в ней было чистейшей правдой.

Он всегда сохранял верность традициям серых эльфов, считая их светлых собратьев слишком ординарными и приземленными.

Серые эльфы жили только на островах, где всегда стоят густые туманы, и царит прозрачная тишина. Эти племена были развиты плохо, передвигались они по деревьям, нередко на всех четырех конечностях, охотились преимущественно с копьями, плели сети для ловли рыбы. Их жилища строились высоко на деревьях и соединялись подвесными мостами.

Ранним утром по острову разносился звук рога - дозорные трубили подъем. Не нарушая тишины, эльфы выходили из домов, бесшумно проскальзывали по мостам ближе к побережью и только там спускались на землю. Язык их состоял из шипящих и свистящих звуков и многочисленных жестов. Говорили они быстро и очень тихо.

Мужчины делились: кто-то шел на охоту за зверями, кто-то лез на скалы обшаривать гнезда грифов и орлов в поисках яиц, а кто-то - исправлять и закидывать сети. Женщины собирали ягоды и целебные травы, ракушки и красивые камешки, убирали дома, шили одежду из кожи и меха животных.

Того, кто никогда не был у них, серые эльфы поражают прежде всего внешностью. Это высокие, как и весь вид эльфов, поджарые существа с серыми прямыми тяжелыми волосами и такими же серыми глазами. Девушки у них худые, с прозрачной хрупкой красотой. Эти племена отделены от цивилизации огромным пространством воды и довольно враждебно воспринимают все новое.

Так, по крайней мере, рассказывал Лори отец о жизни его родного народа. Мать, истинная светлая эльфийка, настояла на обучении ее сына стрельбе. Теперь если взглянуть на Лори, не зная его, можно смело сказать, что это светлый эльф. Стрелка это безумно раздражало, но он всегда терпел и соглашался, ибо к серым эльфам общество нередко относилось враждебно, а светлых всегда уважало и почитало, чуть ли не боготворило.

Тут Ан пошевелился. Лори отвлекся от приготовления снадобья и внимательно посмотрел на друга. Тот лежал с перебинтованной по бедро ногой, повернув голову и вперив в него взгляд сверкающих синих глаз. Аккуратные золотистые волосы, забранные с висков, но свободно ниспадающие по спине прямо до пояса, слиплись от крови и разметались по траве.

Ан был самым молодым из Экспертов. Этого чистокровного светлого эльфа родители отдали в военную школу, а после - в академию, заранее решив, что сына ждет участь Эксперта по древковому оружию. Сынок не подвел и действительно был выпущен из школы в числе лучших, потому и был принят в тренту Диса. Лори относился к нему, как к младшему брату, стараясь как можно больше отдалить тот день, когда Ану предстоит узнать, что его друг - вовсе не светлый эльф, за которого себя выдает.

- Как думаешь, кто-нибудь еще жив? - прервал неспешное течение мыслей мелодичный голос Ана.

- Конечно, - Лори попытался предать уверенности голосу, - Я сам видел, как Дис орудовал мечом. Да и герцога он в обиду не даст, наверняка.

- Мы их увидим? - в глазах друга мелькнула надежда.

- Уверен, - обнадеживающе улыбнулся стрелок, - Пойду на разведку, а ты лежи, не дергайся. Скоро все заживет.

На самом деле Лори вовсе не был так уверен. Серьезные глубокие разрезы рассекали ногу от щиколотки до бедра, рваные края которых бывшему наемнику даже пришлось сшивать с помощью походного набора ниток и гнутой иглы. Если все пойдет хорошо, то Ану придется около шести недель, если не больше, соблюдать постельный режим, а потом он еще некоторое время не сможет самостоятельно передвигаться. "А какие условия для больного в таком походе? Правильно, их вообще нет. Поэтому придется оставить его в первом попавшемся поселении на время. На обратном пути его заберем," - размышлял Лори, скользящими движениями продвигаясь между березками.

Опытным взглядом он тут же распознал свежие следы от копыт. Наклонившись и рассмотрев их повнимательнее, стрелок также понял, что это была лошадь из их отряда - герб Истарка ясно отпечатался на влажной земле. Через некоторое время следы резко сворачивали в сторону, зато на месте поворота была сильно примята трава.

- Упал, значит, - рассеянно протянул Лори, - И куда он дальше делся? Если делся хоть куда-то, значит, был вполне жив... И крови нет, - кивал он, рассуждая вслух, - То есть, его даже не ранили сильно...

Вскоре он обнаружил то, что искал. Стрелок бесшумно вернулся к Ану, успевшему крепко заснуть за эти несколько минут, осторожно поднял его на руки и погрузил на свою крепкую невысокую лошаденку, на которой он ехал весь поход, и которая, к счастью, подвернулась ему при отступлении.

Ведя лошадь в поводу, бывший наемник шел по следам не хуже королевской ищейки. Таким образом, они быстро пришли к небольшому звонкому ручейку. Следы обрывались у его берега, но чуть в стороне была снова примята трава. Через несколько минут ожесточенного поиска, Лори обнаружил более свежий, но менее заметный след. Он вел в заросли крапивы и репея.

Как ни тянул бывший наемник, лошадь не сдвинулась ни на шаг, продолжая пить воду из ручейка и флегматично жевать свежую травку. Спустя минут двадцать такого времяпрепровождения, снова проснулся Ан. Обнаружив себя и друга в поле и заметив следы, он задал первый интересующий его вопрос:

- Чей это след?

- А? - переспросил только что задремавший Лори, уже отчаявшийся сделать что-либо с непокорной лошадью.

- По чьему следу мы идем?

- Я... - стрелок пошарил вокруг себя, - Я, кажется, знаю, кто шел этой дорогой, - протянул он, показывая Ану писчее перо.

Улыбка появилась на бледных губах светлого эльфа.

- Охтакар жив!

- И, думаю, мы сможем его нагнать, - улыбнулся Лори в ответ, - Хочешь есть?

Бывший наемник стал проворно вынимать из походной сумки, притороченной к седлу, продукты. Отдав другу почти все, он зачерпнул из ручья воды, добавил туда львиную долю целебной настойки и насилу заставил это выпить. Сам же ограничился небольшой фляжкой недорогого вина, которую выпил почти залпом.

После трапезы они продолжили путь. Лори вел недовольно пофыркивающую лошадку, на которой спал его раненый товарищ, поминутно останавливаясь, чтобы не сбиться с едва различимого следа, слегка плавающего перед глазами. Приближался полдень, солнце нещадно жгло. Стрелок в сотый раз остановился, чтобы сориентироваться и содрать репей со свисавших с седла волос Ана, которые были в жутком состоянии.

Они слиплись от крови, спутались в колтуны, из них торчала трава и репей. Поглядев на это несколько секунд, Лори решительным движением кинжала срезал их. Теперь копна волос была чуть ниже плеч. Бывший наемник со спокойной душой продолжил путь, хмыкнув и пожав плечами.

Продравшись сквозь заросли к рощице, куда вели следы, Лори оказался на небольшой полянке, посреди которой был след от недавно разведенного костра. Глазам стрелка предстало занимательное зрелище: прислонившись спиной к дереву, крепким сном спал Охтакар, неподалеку сидел Дис, мрачно поглядывая куда-то наверх. Бывший наемник перевел взгляд туда же и тихо выругался. На ветке среди листвы пристроился... ...герцог!

То, что спокойно сидело наверху кардинально отличалось от того, что два дня назад ехало в карете. На герцоге не было его кафтана, рубашка, заправленная в штаны, была вся в засохшей крови. Светлые волосы разметались по спине, от губ по подбородку и шее тоже тянулись следы засохшей крови. Они же были на пальцах.

Дис, воспользовавшись появлением Экспертов, ринулся было к ученому, но молниеносно сорвавшись с ветки, герцог по-кошачьи приземлился между командиром и Охтакаром, оскалился, держа наготове подпиленные коготки, и прошипел:

- Он спит. Спит. Что тут непонятного? Мы отправимся, как только он проснется, но пока спит, не смей его будить.

- Он мой подчиненный, я могу разбудить его по праву, - шепотом вступил в спор командир, видимо, уже не в первый раз.

- Видимо, придется оставить этот поганый строй с подчиненными, - покачал головой герцог.

- Но, господин... - обратился к нему Дис с явной неохотой.

- Господин... - протянул тот, передразнивая его, - Черт с тобой, зови меня Энавасой. Все равно весь путь вместе топать. Так мог звать меня лишь он, - герцог кивнул на ученого, - Теперь мы уже товарищи по несчастью. Когда мой милый Охтакарчик проснется, я изложу вам план действий.

- "Мой милый Охтакарчик"?! - изумился Лори, - Черт возьми, "мой милый Охтакарчик"!

Нас связывают очень близкие отношения, - Энаваса в упор уставился на стрелка, его глаза вспыхнули множеством золотистых искр, - Если Охтакар захочет, он расскажет. Это не моя тайна, не мне ею распоряжаться. И да, вы все можете обращаться ко мне на "ты". Для вас я не герцог, а союзник.

Оказалось, Ан проснулся некоторое время назад и стал свидетелем этого разговора.

- Добрый день, командир, - слабо улыбнулся он Дису, - Как видите, я не в лучшем состоянии.

Тот благосклонно кивнул, в знак приветствия, глядя на светлого эльфа с затаенным сожалением. Он понимал, что у молодого Эксперта останутся не лучшие воспоминания о первом походе, потому что он около полугода проторчит в какой-нибудь деревушке, окруженный вниманием деревенских простушек, никогда прежде не видевших эльфа.

Охтакар проснулся вечером. К тому времени все готовы были убить Энавасу, но, во-первых, в них осталось еще уважение к герцогу, а во-вторых, тот вел себя абсолютно по-звериному: он сидел около ученого и шипел или скалился, когда замечал попытки разбудить его ненаглядного друга.

Открыв глаза, Охтакар неторопливо потянулся и обвел всех растерянным взглядом.

- Я что-то пропустил? - сонно осведомился он.

- Весь день пути ты пропустил! - рявкнул Дис.

Ученый виновато притих, а Энаваса бросил на командира уничтожающий взгляд.

- Господа! - картинно вскинул руки Лори, - Давайте сейчас, когда вся наша команда в полном сознании и, надеюсь, способна воспринимать информацию, предоставим слово уважаемому Энавасе. Он любезно согласился поведать нам план дальнейших действий.

- Ты назвал свое имя?! - негодующим шепотом обратился Охтакар к герцогу.

- Это было нелишне, поверь, - успокоил ученого тот, - Итак, - Энаваса повысил голос, - Все подойдите сюда, сейчас буду чертить.

Эльфы столпились вокруг герцога, который расположился рядом с раненым Аном, сидящим у дерева и заботливо укрытым Лориной курткой. Энаваса проворно начертил палочкой на земле карту Аладара и прилежащих к нему государств с невероятной точностью.

- Мы здесь, - он ткнул палочкой где-то близ горного хребта, - Нам нужно сюда, - палочка указала на Л-Сиаф, - Мы можем пройти так, - герцог провел прямую линию от места, где они находились до Л-Сиафа, - Но у нас на пути будет мало городов, а они, думаю, нужны нам в первую очередь. У нас две лошади на пятерых, нет припасов, один из нас тяжело ранен, а у остальных не лучший вид даже для путешественников. Поэтому нам придется сделать небольшой крюк, - палочка очертила вполне ровную дугу, проходящую через две точки, которыми были отмечены крупные города, - Кроме того, это наш официальный маршрут, вся стража должна быть предупреждена.

Все признали план вполне логичным.

- Хорошо, - Энаваса отряхнул руки от пыли, - Ночуем, а с утра - в путь. Предположительное время прибытия в первый населенный пункт - часа два-три пополудни пятого дня пути.

-Пятого!? - вскинулся Лори, - Да ему очень плохо! Он чуть ли не при смерти! - стрелок указал на Ана, - Ему лишний день промедления дороже, чем нам целый месяц обходится!

- Ты можешь предложить что-то еще? - любезно улыбнулся герцог.

Бывший наемник невнятно выругался, но открыто больше не возражал.

- Так, сейчас ложимся спать, а завтра на рассвете выступаем, - привычно командовал Дис.

Долго ждать не пришлось: Ан заснул еще некоторое время назад, Лори завернулся в плащ и, привалившись к дереву, быстро погрузился в сон. Дис некоторое время возился с лошадьми и костром, а потом устроился у дерева и тоже задремал.

Энаваса бесшумно взлетел на ветку дерева и окинул светящимся в темноте взором их лагерь. Потом вскинул голову и обвел глазами окрестности. На несколько секунд он замер, а потом весь подобрался и бесшумно прыгнул на соседнее дерево. Кусочки коры посыпались на сидевшего внизу Охтакара.

- Куда ты? - шепотом осведомился он.

- Как всегда, - одними губами ответил герцог.

- Прошлой ночью не ходил?

- Нет, не вышло.

- Ладно, только не заблудись.

- Ради всего святого! - закатил глаза Энаваса, - Я ориентируюсь здесь в десятки раз лучше, чем ты. Утром первое, что ты заметишь, буду я, спорим?

- Спорим! - озорно согласился ученый.

Герцог мгновенно скрылся в ветвях. Легкий шорох, отмечавший его передвижение, стремительно удалялся и вскоре совсем затих. Охтакар с улыбкой откинулся к стволу. Некоторое время он сидел, боясь нарушить хрустальную тишину глубокой ночи, а потом сам не заметил, как сон сморил его.

Глава 4.

Первые лучи солнца больно резанули по глазам. Охтакар гневно замычал, но глаза открыл. Над ним склонился Энаваса. Белые кудри падали на лицо ученого, на губах играла радостная усмешка.

- Проиграл, - припечатал он.

- М?

- Мы с тобой поспорили, что первое, что ты увидишь, буду я, - нетерпеливо пояснил герцог, - Ты проиграл.

- И что? - спросил Охтакар, припоминая спор.

- Это я тебя спросить должен! - воскликнул тот, - Что мне теперь будет?

- Так мы ни на что не спорили... - растерянно пробурчал ученый, отодвигая Энавасу и медленно вставая. При малейшем резком движении тело начинало сильно болеть.

- Тебе помочь? - участливо спросил его герцог, одним прыжком оказываясь в нескольких сантиметрах от него.

- Нет! - рявкнул Охтакар ковыляя к Лори, с интересом наблюдавшему за ними.

- Наш уважаемый герцог сказал, что вас связывают какие-то близкие отношения, но это не его тайна, - начал стрелок, и странная ухмылка появилась у него на лице, - Но, знаешь, если вы так будете себя вести, то и никакой тайны не надо будет выдавать. Мы сами догадаемся.

- Это не то, что ты подумал, - буркнул ученый.

- Угу, типичная фраза, - заметил бывший наемник, с хрустом кусая спелое яблоко, - Я так каждый раз говорил родственникам моей очередной жертвы, если сталкивался с ними. Никогда не помогало. По-моему, и сейчас тебе не поможет.

- Если неудовлетворен моим ответом, то можешь спросить у Энавасы, - проворчал Охтакар, отходя подальше.

Как только ученый отошел, в спину Лори уперлось острие копья.

- Что случилось с моими волосами? - чеканя слова, произнес голос из-за спины.

- Ан? - изумился стрелок.

- Ну а кто же еще? - слегка раздраженно ответил голос, - Тебе следовало бы запомнить, что ты заснул у того же дерева, к которому положил меня.

- А, точно...

- Так что с волосами?

- Я не думал, что тебе это так важно, - рассмеялся Лори.

- И все же? - в нотках голоса бывший наемник начал узнавать прежнего обычного Ана.

- Да запутались твои волосы, я срезал их.

- Ну вот, - послышался вздох, острие копья убрали, - Растишь, растишь, ухаживаешь, ухаживаешь, а тут такое...

- Да ладно, - предпринял попытку утешить товарища стрелок, - Отрастут, куда денутся. Оглянуться не успеешь, как уже косы заплетать надо будет.

- Косы заплетают девушки. Ну, или Энаваса, но никак не я! - возразил голос, но слышно было, что Ан не сердится.

- Так Энаваса, вроде, с распущенными ходит...

- А ему бы пошли косы.

Вскоре у того дерева раздавалось дружное хихиканье, прерванное внезапным появлением Диса.

- Что расселись? Ты, Лори, вижу, уже позавтракал, дай еды Ану, и поехали.

- Ты отзываешься о нем, как о собаке! - театрально возмутился бывший наемник, - Думаю, тебе надо быть немного повежливее.

- Мне плевать, что ты думаешь, дай ему еды, и едем! - рыкнул Дис.

- Не смей командовать в такой форме! - Лори вскочил, - Мы теперь союзники, должны уважать друг друга, а не беспрекословно подчиняться!

- Для твоего друга стараюсь, - сказал командир и, резко отвернувшись, решительно направился к лошади.

Тут возникла новая проблема. Стрелок уговорил Ана поехать вместе на одной лошади, но на вторую нагло уселся Охтакар, тут же получивший втык от Диса. Энаваса ехать верхом категорически отказался, чем вызвал немалое удивление у всех, но переубедить его не смогли. В результате было решено, что Лори и Ан едут на одной лошади, а Дис с Охтакаром - на другой.

Тронулись в путь. Все ждали, что же будет делать герцог. Тот спокойно прыгнул на ветку и следовал за едущими быстрым шагом эльфами.

- Тебе есть-то надо, Энаваса? - крикнул куда-то вверх Ан.

- Нет, он уже ел, - ответил вместо него Охтакар.

- Я проснулся раньше всех и не видел, чтобы он ел хоть что-то! - покачал головой светлый эльф.

Вдруг прямо перед ним с ветки свесился предмет разговора. Лори едва успел остановить лошадку, чтобы не врезаться в него.

- Я устал от вашей пищи, - проговорил Энаваса, глядя прямо на Ана своими золотистыми глазами, - Теперь мне нужно насладиться моим любимым блюдом.

При этих словах глаза его нехорошо блеснули. Эта кровожадная искорка мелькнула и погасла, незамеченная никем, кроме Лори. Герцог кинул на него мимолетный предупреждающий взгляд и снова исчез в ветвях. Стрелок погрузился в размышления, его лицо вмиг стало серьезным.

Вокруг на разные лады свистели птицы, рощица постепенно переросла в полноправный лес, где царила прохладная тень, пронизанная кое-где яркими солнечными лучами, пробивавшимися сквозь листву. Путники набрели на старую, заросшую травой тропинку. Ехали друг за другом в полном молчании. Лори видел, как Охтакар молча страдал из-за того, что командир беспощадно нарушает его личное пространство.

Иногда в ветвях мелькала белая одежда - Энаваса не отставал.

Вдруг Ан сдавленно застонал.

- Дис, постой! - окликнул командира Лори.

Стрелок проворно спрыгнул с лошади, перенес друга на обочину и осторожно прикоснулся к его ноге. Ловкие пальцы быстро справились с бинтом.

- Как-то неаппетитно... - тихо раздался сзади голос герцога. Лори кинул полный ненависти взгляд на него. На лице Энавасы появилась наглая ухмылочка, - Что ты смотришь на меня, будто мы знакомы всего несколько месяцев? - голос герцога перешел в шипение, каждое слово будто сочилось ядом, - Ты так быстро забыл все те года? Тебе я многим обязан.

- Я не разговариваю с полуразмуными, - тихо, но твердо ответил Лори, не отрываясь от обработки раны.

- Разве я похож на полуразумное? - слегка прищурился герцог.

- Ты всегда останешься им, будь ты даже самым богатым, самым ученым, самым сильным во всем мире, - отрезал бывший наемник.

- Ну-ну, мы с тобой еще потолкуем, Тень Мрака.

При этих словах Лори вздрогнул. Ан снова застонал. Стрелок опомнился, спешно намазал рану настойкой, сменил бинт и вновь перенес друга на лошадь. Энавасы за его спиной уже не было.

- Поехали, - охрипшим голосом скомандовал бывший наемник, - Рана загноилась, надо спешить.

Дис пришпорил лошадь. Дальше ехали крупной рысью. Шелест, возвещавший о передвижении Энавасы, теперь казался Лори враждебным и зловещим. Ему хотелось пустить лошадь галопом, уехать, оторваться от этих шагов, как от погони. Теперь сомнений не осталось. Стрелок очень пожалел, что он бывший наемник.

Глава 5.

К вечеру следующего дня лес резко оборвался. Взору путников предстала широкая равнина, окрашенная закатным солнцем в насыщенные яркие цвета. На фоне еще более яркого неба выделялся силуэт замка, стоящего на остатках одинокой скалы. Из многочисленных труб шел дымок, на основных башнях было в беспорядке пристроено множество мелких косых башенок, на крышах торчали какие-то деревянные таблички и покосившиеся от немилосердных дождей и гроз, и совершенно ненужные в тех местах знаки. Вокруг скалы были понастроены мелкие домишки.

Охтакар в нерешительности остановил лошадь.

- Этого не было на карте... - растерянно сообщил он Дису.

- И в моих планах этого не было... - протянул появившийся рядом с ним Энаваса, - Эта равнина всегда пустовала, я готов поспорить на что угодно. Впрочем, - добавил он тихо, зло взглянув на Лори, - уже не на что.

- Поехали уже! - прикрикнул Лори, - Это даже хорошо, что мы наткнулись на замок. Кто бы там ни жил, он обязательно поможет Ану.

- Ну, да, - скептически хмыкнул Энаваса.

Дис неожиданно спрыгнул с лошади, вызвав облегченный вздох ученого.

- Теперь я пойду пешком, а ты садись, - предложил он герцогу, - Я северный эльф, я натренирован в ходьбе по снегу, моей выносливости могут позавидовать очень многие.

- Спасибо, - обворожительно улыбнулся ему Энаваса, вскакивая на лошадь к Охтакару. Тот отреагировал весьма спокойно, дав Лори новый повод для насмешек. Отряд двинулся дальше.

На протяжении всего пути к замку, Дис не выказывал абсолютно никаких признаков усталости. Он все так же бодро шагал по высокой траве, раздвигая ее руками, будто плыл по бесконечному зеленому морю, когда они, наконец поравнялись с первыми домиками этого странного места. Закат уже догорал, на равнину опустились сумерки. В замке и домиках зажглись многочисленные огоньки. Их отблески плясали на стенах замка, весьма грязного при ближайшем рассмотрении.

Седлав союзникам знак дожидаться на месте, Дис направился к ближайшему домику и громко постучался в косую дверь. Вскоре послышались торопливые шаги и невнятное бормотание. Дверь ему открыло низкое существо, очень похожее на гоблина. Но гоблины никогда не строили замков и домов, никогда не носили таких одежд и, что самое главное, понятия не имели о таких вещах, как большие сварочные очки, украшавшие лоб этого существа.

- Кого тут нелегкая принесла? - с грубоватым акцентом осведомился хозяин домика.

- Здравствуйте, а не подскажете, где я и мои друзья можем найти кров на ночь? - призвав на помощь все свое обаяние, которого было очень немного, осведомился Дис.

- Иди в Мастерскую, - махнуло существо рукой в сторону замка, - Вы будете первыми гостями в этом городе.

Хозяин хотел было захлопнуть дверь, но командир придержал ее:

- А где здесь мастерская?

- Да вот, она перед тобой. То, что ты, наверное, принял за замок и есть наша мастерская, - существо хрипло рассмеялось и захлопнуло дверь.

- Мастерская?! - изумился Лори.

- Первыми гостями?! - ничуть не меньше удивился Энаваса.

Оба смерили друг друга неприязненными взглядами и поехали дальше. Дис догнал их, спокойно передвигаясь резвым спортивным бегом. В таком виде они предстали перед главными воротами мастерской. Ворота с жутким скрипом открылись сами собой.

Навстречу путникам вышло точно такое же существо, к какому они стучались в домик.

- Это Мастера Тайн! - присвистнул Охтакар, - Эти ребята стоят вторыми по скрытности! Первые - серые эльфы. Я видал их только на ярмарках, они торгуют разными заводными игрушками и прочим, что имеет отношение к механике!

- Здравствуйте, гости! - хрипловато и с акцентом поздоровалось существо, - Я Главный Мастер, милости прошу в нашу Мастерскую! Вас устроят в лучших комнатах, дадут вам отдых и еду.

- Простите, - выехал вперед Лори, - Вы сможете помочь моему другу?

- Ой, ой, ой! - всплеснул руками Главный Мастер, быстро семеня к Ану, - А что случилось со светлым эльфом?

- Он ранен, - стрелок с мольбой взглянул на существо, - Вы сможете вылечить его?

- Нет, - покачал тот головой, - Лечить мы не умеем. По-другому мы справляемся с недугами. Хинните, выйди поздороваться!

К союзникам подошел еще один Мастер Тайн, жутко позвякивая чем-то.

- Хинните, - протянул он руку Лори. Бывший наемник спрыгнул с лошади и пожал маленькую ручонку в потертой кожаной перчатке. Пальцы стрелка сдавила такая сила, что тот поспешил поскорее выдрать руку из стальных тисков. Рука оказалась в буквальном смысле железной!

- Это мой старший подмастерье, на него недавно упал шкаф, - чуть виновато сказал Старший Мастер, - Руку отдавило, ну мы и решили...

Эльфы и Энаваса оторопело уставились на хозяина Мастерской.

- В общем, - продолжал тот, - Тащи эльфа в Мастерскую, сейчас рубить будем.

- Нет! - что есть силы закричал вдруг Ан, - Не позволю!

Откуда только у него взялись силы самому спрыгнуть с лошади, оттолкнуть Лори и Диса, бросившихся к нему, и резво похромать в противоположную сторону от Мастерской! Вдруг раздался глухой звук выстрела, и светлый эльф рухнул, как подкошенный. Главный Мастер снял с плеча свое оружие, состоящее из трубы с какими-то шестеренками, которая стреляла небольшими шарообразными снарядами.

- Хорошо! - воскликнул он, направившись к лежащему неподвижно Ану, - Теперь не надо будет обезболивающими снадобьями поить! Долго еще будет так валяться! А ну, где Мастера? Живо, в Главный Цех его!

Подбежало десяток Мастеров Тайн, схватило светлого эльфа и проворно унесло за ворота Мастерской мимо остолбеневших от такого быстрого развития событий путников.

- Проходите же, не стойте у дверей! - засуетился Главный Мастер.

Все направились следом за ним. Внутри Мастерская представляла из себя слишком застроенный и к тому же грязный замок. От холла отходило множество маленьких коридорчиков, каждый из которых вел к лестнице или мостику. Прямо перед эльфами и Энавасой находился дверной проем, а за ним - просторное помещение с высоким потолком. У стен стояли высокие, плохо сколоченные шкафы, на полках вперемешку лежали гайки, шестеренки, цепочки и прочее барахло. Что-то было в коробочках, что-то просто валялось, а что-то висело на кривых гвоздях. Это был Главный Цех.

Посреди помещения стояли столы, за которыми суетилось множество Мастеров Тайн. На одном из таких столов лежал Ан. Существа подкатили к нему прибор на колесиках, который представлял собой далеко не маленькую пилу, прикрученную к шестеренкам, соединенным цепями.

- Прошу вас, - Главный Мастер указал на один из боковых коридоров, - Сейчас в Главном Цехе будет не очень приятно находиться. Если захотите, завтра я проведу вас по всем цехам.

Путники поспешно последовали за ним. Их привели в среднего размера комнату с несколькими не очень большими окошками. Под ними стояли кровати, около каждой из них - по тумбочке, посреди комнаты находился круглый стол, в углу - несколько вплотную пригнанных друг к другу шкафов.

- Да, места не очень много, - развел руками Главный Мастер, - Но делать нечего, у нас Мастерская, а не гостевые покои. С минуты на минуту вам принесут ужин, а с утра вы сможете встретиться со своим другом.

Он поспешно удалился, оставив эльфов и Энавасу.

- Моя кровать крайняя! - Лори проворно кинулся к кровати, которая стояла в самом углу. Дис молча направился к той, что была крайней с другой стороны. Охтакар и Энаваса неуверенно переглянулись. Оставалась одна кровать.

Вдруг в дверь постучались и тут же открыли. Появился Мастер Тайн, неся большой поднос, наполненный всевозможной едой. Каждое блюдо обязательно содержало мясо.

- Уважаемый, - предварительно кашлянув для привлечения внимания, обратился к нему Охтакар, - А нет еще одной кровати?

- Нет, - пожал плечами тот, - А что, кому-то не хватает?

- Ну, вообще-то да.

- А кому? - наивно поинтересовался Мастер Тайн, - Три эльфа - три кровати. Раненый светлый эльф спит в другом месте.

- А я такой незаметный? - процедил сквозь зубы Энаваса.

- А, так уважаемое полуразумное желает спать на кровати, как его хозяева? - дошло до существа.

- Я высшее полуразумное! - взбесился герцог.

- Простите, но даже если так, то кроватей нет, - развел руками Мастер тайн и быстро ретировался. Дверь за ним захлопнулась, путники остались в тишине.

- А как это - высшее полуразумное? - прервал неловкое молчание Дис.

- Генетическая модификация, - откликнулся растерянный Энаваса, - Охтакар, расскажи ему, пожалуйста. Лори, думаю, знает, или, по крайней мере, догадывается.

- Откуда? - не понял ученый.

- Мы знакомы, - герцог поймал ненавидящий взгляд стрелка и ответил такой же ненавистью, - И, к сожалению, находимся не в лучших отношениях. Давай, давай, представляешь, сколько нам еще вместе ехать. Остальные погибли, я сам видел, как их задирали, как животных. В конце концов, ничего особо страшного в этом нет... Разумеется, если никто больше не узнает.

Охтакар вздохнул. Все сели за стол и ученый начал рассказ, периодически прерываясь на еду:

- Я учился в Университете на факультете ГМиМ - Генетических Мутаций и Модификаций. Шесть курсов учебы с утра до захода солнца, плюс каждодневное сидение в библиотеке до глубокой ночи. Жил я не в общежитии, а дома, с семьей. Мой старший брат был лингвистом, точнее говоря, переводчиком, два младших еще не закончили школу. Я знал, что на факультете ГМиМ учиться сложно, во всяком случае сложнее, чем на факультете ИН - Иностранных Наречий, который закончил мой старший брат. Но закончив обучение, я понял, что, грубо говоря, все делал зря. Я так стремился стать дипломированным экспертом по генетическим мутациям и модификациям, а оказалось, что такие как я, никому не нужны без опыта, а чтобы получить этот самый опыт, нужны определенные связи, которыми я похвастаться не мог. У меня было мало денег, я не знал, что буду делать, когда они кончатся. Тогда мне в голову пришла идея провести какой-нибудь масштабный эксперимент, который бы привлек внимание общества. Проще говоря, устроить скандал в научной сфере. Да, да, изобретательностью я всегда отличался и далеко не в лучшую сторону. Я перечитал все книги об истории науки: начиная с древнейших рукописей, кончая современными новейшими энциклопедиями; просмотрел все труды: от общеизвестных до выпущенных тиражом всего в несколько экземпляров. Проделав эту гигантскую работу, я понял, что никто никогда не проводил экспериментов над существами, обладающими разумом. Ни над разумными, ни над полуразумными. И тогда я решился. Надо сказать, это не первая сумасбродная идея, пришедшая в мою голову. Сначала я месяцы напролет не выходил из своей комнаты, превращенной мною в лабораторию. Потом я увязался за караваном, шедшим в Тенлендорн, прямо в Линдис. Там я долго бродил, выбирая подходящего человека. Да, именно человека, у эльфов ДНК сложнее, и не хотелось в один прекрасный день понять, что эксперимент провален. Взяв, наконец, у него кровь под видом врача, я отправился обратно в Иннианат. Там я снова заперся в комнате и вышел оттуда только несколько недель спустя. Собрав остатки своих скудных средств и заняв немного у родителей и каждого из братьев, я купил надежную клетку и мощную лошадь и отправился в экспедицию, если, конечно, таким важным словом можно назвать мои скитания в полнейшем одиночестве.

Несколько месяцев я блуждал по непроходимым лесам, одержимый одной единственной мыслью - найти достойное полуразумное для своего эксперимента. Чем я питался и где ночевал до сих пор остается для меня загадкой. Сейчас я даже представить не могу, как у меня вообще получилось выжить в диком лесу, кишащем созданиями, которые так и норовят сожрать всякого на своем пути. Я нашел поселение аккари в самой чаще, долго наблюдал за их бытом и поведением, устроив себе временное прибежище на дереве. Сейчас, к слову, я даже не могу разжечь костер с первой попытки, не то что выжить на дереве. Наконец, я выделил для себя одного из их племени. Когда тот, по моим, кстати, оказавшимся верными, расчетам, пошел на охоту, я оставил силки и приманку, мимо которой он не мог пройти. Как я уже сказал, расчеты мои оказались верны. Так я добыл себе все, что было нужно для моего эксперимента.

Вернувшись в город, я тайно содержал некоторое время своего аккари у себя же в комнате, подкармливая его кроликами, которых разводил на продажу один из моих младших братьев. В один прекрасный день все было готово. Аккари к этому времени немного уже попривык ко мне, поэтому я выпустил его из клетки, не побоявшись, но на всякий случай надел на него ошейник, а поводок привязал к железной петле, вбитой в стену. Да, да, и таковая у меня имелась. Потом я ввел ему ДНК человека в сочетании с еще кое-какими компонентами, дающими эффект выгодного взаимодействия, что в генетике зовется положительной мутацией. И вот что из этого получилось... - ученый указал на Энавасу. Тот смотрел на него с выражением полнейшей преданности и беззаветной любви.

Переведя дух, Охтакар продолжал:

- Э.Н.А.В.А.С.А - это аббревиатура. Она расшифровывается, как "эксперимент над атипичным взрослым адекватным самостоятельным аккари". Вообще-то, это слишком официально... Но поскольку я собирался его запатентовать, то для диссертации сойдет. Потом это название начало склоняться, и я постепенно стал использовать его просто как имя. Как видите, Энаваса почти неотличим от человека. Но глаза изменились лишь наполовину, когти и клыки вовсе не изменились, как и, впрочем, любовь к сырому мясу. Но теперь он может есть все, что едят люди.

Вскоре после преображения он куда-то запропал. Зато меня взяли преподавателем в Университет. Потом сделали деканом ГМиМа. И сделали бы ректором, думаю, если бы мне внезапно не пришел приказ из Артера, где было сказано, что меня срочно требует какая-то важная особа для сопровождения. Я хотел было отказаться, но отказ не приняли. Приехав, я узнал в этой особе Энавасу. За какие-то заслуги он получил сначала титул барона, потом его повысили до графа, потом до... маркиза, да?.. а потом ему как-то удалось породниться с королевской семьей, и его сделали герцогом. Вот и все.

- Из простых в герцоги никто не выбивается, - презрительно сказал Лори.

- Удивительно, - абсолютно без эмоций перебил Дис, - А тебе не сказали, зачем надо эту особу сопровождать?

При этих словах Энаваса вздрогнул, с волнением поглядывая то на ученого, то на командира.

- Нет, а ты тоже не знаешь? - нахмурился Охтакар.

- Нет, подчиненный не задает вопросов. Может быть, тебе известно, Лори? - прищурился Дис, - Ты же знаком с нашим герцогом гораздо ближе, чем я или Ан.

- Мне тоже хотелось бы знать причину, равно так же, как и вам, но, к сожалению, никто, кроме Энавасы не владеет этой информацией. У всех есть право на тайну, - подражая певучести светлоэльфийской аристократии, красноречиво сказал бывший наемник.

- Складно поешь, - прошипел Энаваса, исподлобья глядя на любезно улыбающегося стрелка.

Глава 6.

Утром путников разбудил Мастер Тайн, гремящий металлическим подносом с посудой. Как оказалось, он принес завтрак и как раз собирал грязные тарелки с ужина.

Лори что-то недовольно бормотал сквозь сон, свернувшись у стены и накрывшись одеялом с головой. Энаваса лежал на спине, закинув руки за голову и уставившись в потолок, а рядом, обняв герцога, как мягкую игрушку, сопел Охтакар. Диса в комнате не было.

Мастер Тайн уронил какую-то металлическую кружку. Она, громко загремев, укатилась под стол. Когда незадачливый помощник попробовал ее поднять, он опрокинул свой поднос с грязной посудой.

Лори рывком вскочил с кровати.

- Сколько можно греметь посудой! Шесть утра доходит, стрелу вам в глаз! - заорал он на замершего от страха Мастера Тайн.

Тут дверь в комнату открылась, и вошел Главный Мастер.

- Утро доброе, как спалось гостям? - с приветливой улыбкой обратился он к стрелку.

- Отлично! - бывший наемник выругался вполголоса, - Просто шикарно до полшестого утра! Уже полчаса у нас в комнате он гремит своими посудинами! - палец Лори указал на притихшего Мастера Тайн.

- Как? В полшестого? - Главный Мастер повернулся к помощнику, - Почему так поздно? Мы уже полчаса как проснулись и за работой.

- Поздно?! - вконец разозлился стрелок, - Мы устали, пока ехали, выдержали битву, убежали, вообще чудом остались живы, черт возьми! Впятером из трехсот! А вы будите нас в полшестого утра и еще возмущаетесь, что поздно?!

- Сейчас самый громкий именно ты, Лори, - веско заметил Охтакар, потягиваясь, все еще лежа на кровати. Из одеяла выпутался Энаваса, сел рядом с ученым и недовольно уставился на Главного Мастера:

- Почему вы не дали мне кровати? - с хорошо замаскированным гневом спросил он.

- Разве полуразумные спят на кроватях? - изумился тот.

- Я высшее полуразумное, - со вздохом сказал герцог.

У него уже не осталось сил сердиться.

- О, так вот с чем связана эта странная аура! - воскликнул вдруг Главный Мастер.

- О чем это вы? - все еще недовольно спросил Лори, подходя к столу и нацеливаясь на курочку.

- Дело в том, - воодушевленно вмешался Охтакар, не без усилий скинув с себя остатки сна, - Что Мастера Тайн видят все немного по-другому. Они воспринимают цвета так же, как и все разумные, но помимо этого они видят ауру, поэтому сразу безошибочно могут сказать, кто перед ними: человек, эльф, гном, полуразумное или животное. А что там с аурой? Вы не могли бы продиктовать? - ученый достал свой обожаемый блокнот, писчее перо и приготовился записывать.

- Ну... - Главный Мастер немного замялся, - У него аура по плотности такая же, как у человека. Она полупрозрачная, очень размытая и нечеткая.

- Логично, потому что плотность ауры определяется высотой организации живого существа, - подхватил Охтакар, неустанно кивая и в то же время успевая все строчить в своем блокноте, - А еще она бесцветна...

- А вот тут темный эльф неправ, - перебил его Главный Мастер, - У людей она действительно бесцветна, а вот у него она такого цвета, как у всех полуразумных - фиолетовая.

- Ну, конеч... Что?! - не поверил ученый.

- По плотности, такая, как у человека, а по цвету - как у полуразумного.

- Никогда не ожидал, что изменения отразятся на ауре! - с благоговейным трепетом прошептал Охтакар, разглядывая Энавасу, который делал вид, что ничего не замечает.

- Простите?

В этот момент в комнату вошел свежий и бодрый Дис. Его волосы были спутаны, а на лбу и спине проступили капельки пота. Его рубашка покоилась на его кровати. Видимо, он ее даже не надевал с утра.

- Доброе утро, Главный Мастер. Доброе утро, Эксперты, доброе утро, Энаваса, - привычно поздоровался он.

- Где ты пропадал? - поинтересовался Лори, все еще надеясь на кого-нибудь покричать.

- Бегал, - бросил через плечо командир.

- Там холодно, небось, - недоверчиво уставился на него стрелок.

- Ну и что? Мне, что, из-за мелкого дождя не бегать, что ли?

- Ну, я же вообще не бегаю, - пожал бывший наемник, снова отворачиваясь к еде, - И в прекрасной форме.

Не обратив ни на кого внимания, Дис прошел к своей кровати, на ходу надевая вышеупомянутую рубашку. Потом достал теплую прошитую жилетку, такие же перчатки и снова все надел. За ним следили в молчании с плохо скрываемым любопытством. Когда командир достал сверкающий серебряный доспех, Главный Мастер нарушил молчание:

- Вам будет неудобно продолжать путь в этом. Пойдемте, я велю моим мастерам подготовить вам хороший кожаный доспех.

- Спасибо, не откажусь, - с вежливой улыбкой поблагодарил его Дис, с явным облегчением бросая доспех обратно на кровать и стягивая поддоспешник, - Но, если позволите, не могли бы вы дать нам лошадей? Нас пятеро, а лошади всего две.

- Конечно! Дадим вам железных коней! - воскликнул Главный Мастер, выходя из комнаты. Все последовали за ним.

- Кто-нибудь понял, это он в буквальном смысле или нет? - обратился Лори к спутникам, но никто ему не ответил.

Они снова вышли в большой холл, но на этот раз направились прямо в Главный Цех. Там все было так, как вчера вечером, только огромная пила стояла в углу, накрытая тяжелой грубой тканью. Ан все еще лежал на столе.

Он был похож на заводную игрушку, одну из тех, что продают Мастера Тайн на ярмарках. Светлый эльф лежал, вытянув руки вдоль тела и выпрямив ноги. Его лицо не выражало ровно никаких эмоций и было очень похоже на кукольное.

- Ан! - Лори рванул к столу.

- Что же друг его так волнуется? - раздался вопрос с противоположного конца Цеха. Голос исходил откуда-то из недр шкафов. Вдруг на стол рядом с Аном поднялся по крохотной лесенке Хинните, - С ним все в порядке, - он похлопал светлого эльфа по плечу. Тот не отреагировал, - Скоро очнется.

- Да он мертв! - заорал стрелок ничуть не тише, чем утром.

- Не дождешься, - раздался вдруг тихий хриплый смешок.

Улыбка озарила бледное лица Ана, но глаз он не открыл.

- Ан, Ан, ты жив! - бывший наемник склонился над другом, - Только не молчи, не молчи, Аналирион, слышишь?! А ну, посмотри на меня!

- Впервые слышу имя Ана полностью, - вполголоса поделился впечатлениями Энаваса.

- Я тоже, - отозвался Охтакар, не отрывая глаз от светлого эльфа.

Наконец, Ан взглянул на Лори и слабо пошевелился. Хинните помог ему сесть.

- Светлый эльф способен меня слушать? - обратился он к Ану.

Тот еле заметно кивнул. Он был еще очень бледен и предпочел схватиться за плечо Лори, чтобы не упасть.

- Хорошо, - закивал Мастер Тайн в ответ, - Тогда пусть слушает и запоминает. Вот здесь с двух сторон вкручены винтики, - Хинните указал на бедро Ана и на внутреннюю его часть, - Раз в два месяца светлый эльф должен подкручивать их вот этим инструментом, - он протянул Ану железную отвертку, - Если светлый эльф будет много бегать, то лучше подкручивать чаще и сразу после активности. Если светлый эльф забудет это сделать или не послушает меня, то когда винтики разболтаются, светлый эльф не сможет использовать ногу.

- Мы все поняли, - быстро уверил его Лори, выхватывая отвертку из маленьких ручонок, - Ан, можешь идти?

- Не думаю, - неуверенно пробормотал тот.

Лори закинул руку друга себе на плечи, обнял его за талию и медленно повел к выходу. Светлый эльф, вопреки всем ожиданиям, ковылял очень бодро.

- Эльфы и полуразумное пойдут рассматривать остальные цехи? - обратился к путникам Главный Мастер.

- Мы не пойдем, а вы идите, - не поворачивая головы, откликнулся стрелок, уводя Ана на свежий воздух.

- Пойдем, конечно, - вежливо ответил Дис за всех.

- Отлично, тогда, вперед!

Из Главного Цеха они вышли во Второй Цех. Там стоял гул. Множество Мастеров Тайн делало новые инструменты взамен старых.

- Тут же мы делаем и коней, - вещал Главный Мастер, - Нашу конюшню вы увидите позже.

Далее они прошли в Третий Цех, где другая группа Мастеров Тайн работала над заводными игрушками и простыми механизмами. Все полки неизменных высоких косых грязных шкафов были уставлены этими игрушками.

- Все, что сделано в этом цехе, идет на продажу, - разглагольствовал Главный Мастер, - Вернее, на обмен. Небольшое количество денег мы используем только чтобы торговать с гномами. Мы им деньги, а они нам - металлы. Также здесь изготавливается огромный запас шестеренок, винтиков, гаек и цепей, который мы используем в таких случаях, как у светлого эльфа.

- С гномами?! - изумленно прошипел Охтакар, - Торговать с гномами?! Они же четвертые по скрытности! А третьи, кстати, темные эльфы, - не без гордости сообщил он.

- Да отстань ты уже со своей скрытностью! - огрызнулся Энаваса, - Ну, торгуют, ну, с гномами, ну и что?

Тут стоящий у стены шкаф пошатнулся и со скрипом упал на пол. Во все стороны с радостным звоном разлетелись гайки и винтики. Мастера Тайн всполошились и ускорили работу, как муравьи в муравейнике при первых каплях дождя.

- Придавило! Придавило! - послышались возгласы из толпы. Из-под превратившегося в груду досок шкафа вылез живой и невредимый Хинните.

- Второй раз так просто не сдамся! - проворчал он, подкручивая железную руку первым попавшимся инструментом.

- И такое бывает, - пробормотал Главный Мастер и поспешил увести гостей в другой цех.

- А это - Четвертый Цех, - объявил он, входя в новое помещение, - Здесь мы шьем нашу рабочую одежду.

В этом цехе шкафы сменили длинные ряды вешалок с множеством одинаковых длинных плащей, подбитых мехом. Вдоль другой стены стояли невысокие шкафчики с маленькими полочками, где находилась не одна сотня больших сварочных очков. Мастера Тайн здесь не суетились, как во всех остальных цехах, а спокойно сидели, сшивая все новые и новые плащи и вставляя стекла в очки.

Главный Мастер быстро переговорил на своем наречии с управляющим цеха, и тут же все Мастера Тайн побросали работу и кинулись к Дису. Тот сперва немного испугался, даже потянулся за мечом, которого, впрочем, не было на поясе, но увидев в руках у одного из Мастеров Тайн длинный сантиметр, успокоился и дал себя обмерять.

- Сегодня вечером доспехи для северного эльфа будут готовы, - объявил ему Главный Мастер.

- Он даже не прилагает усилий, чтобы видеть ауру! - шепотом восклицал Охтакар, пока вся компания следовала к служебному входу, через который они выбрались на улицу.

- Да, да, конечно, - протянул Энаваса, - То есть, те, кто ауры не видит, не может отличить северного эльфа от светлого!

Путники очутились с противоположной стороны от главного входа в Мастерскую. Лори, говоря о погоде, не ошибся с предположением. Небо хмурилось серыми тучами, дул пронизывающий ветер, противные мелкие капли то и дело били в лицо. Равнина, которую закат недавно окрашивал всеми цветами радуги, теперь однотонной серой массой стелилась под ноги. Силуэты окаймлявших ее гор были скрыты тяжелой завесой тумана.

- Не лучший день, чтобы отправляться в путь, - поежился Главный Мастер, поправляя воротник плаща и одергивая рукава, - Хорошо, что вы останетесь еще на день.

- Мы останемся еще на день? - переспросил Охтакар.

- Да, ведь доспехи будут готовы лишь вечером, а на ночь глядя я никуда не поеду, - пожал плечами Дис.

- Еще один день голодовки?! - возмутился Энаваса.

- Да кто же тебе есть не дает? - воскликнул ученый.

- Чувство самосохранения, - в тон ему ответил герцог.

- А вот и конюшня! - послышался возглас Главного Мастера. Он отпер косую деревянную дверь - вход в постройку, сколоченную из кривых деревянных досок, сверху покрытую железными листами, заменявшими крышу.

Внутри было холодно, но сухо. Перед компанией простирался коридор, по которому с одной стороны тянулся ряд денников. Денники были такие же, как для обычных лошадей, только более узкие. В них стояли железные лошади, низко опустив головы и глядя в никуда пустыми глазами.

Были там и тонконогие изящные лошади с узкими мордами, точно такие, как те, которых разводят светлые эльфы. Были и такие, как у Охтакара - мощные, но изящные кони с большими мордами, красиво сидящими на изогнутых шеях. Были и настоящие фермерские тяжеловозы и приземистые крепкие лошадки, как у Лори.

А в самом конце стояли северноэльфийские скакуны. Настоящие спортивные лошади, высокие, с мощными ногами, но вовсе не тяжеловозы. Их головы, большие, благородные, с красиво поставленными ушами гармонично смотрелись на мускулистых выгнутых шеях.

И все это было сделано из металла.

У каждого денника висел ключ на цепочке, которая одним концом была зацеплена за гвоздь, прочно вбитый в дверь - единственное, что, казалось, еще не отваливалось.

- Нельзя ехать на лошади без ключа. Для каждой лошади он свой, и одинаковых нет, - рассказывал Главный Мастер, чинно вышагивая вдоль денников, - Лошадей мы используем для того, чтобы возить товар на ярмарку или обозы к гномам. Сами на них не ездим. Мы сделаем скакунов для светлого и северного эльфов и для полуразумного. У темного и у... светл... сер... Светлосерого... Серосветлого... В общем, два скакуна у вас уже есть, - закончил Главный Мастер, - А три будут стальные.

- Нас это устраивает, - кивнул Дис, - В какую цену они у вас?

- Деньги? Северный эльф предлагает мне деньги? - изумился тот, - Нет, нет, не надо денег. Гостям мы отдадим даром.

- Может быть, все-таки...

- Нет! - решительно замотал головой Главный Мастер, - Нам не нужны деньги.

- Ладно, - примирительно склонил голову Дис, - Спасибо за этот подарок.

- Погоди, северный эльф. Скакуна не хвали, пока ноги не приделал. Старинная поговорка, - пояснил Главный Мастер.

Потом он провел путников через деревню. Оказалось, то, что они видели вчера - лишь самая окраина, а все поселение расположилось с другой стороны Мастерской. Здесь домики были каменные и двухэтажные, но от этого не менее косые.

- Да, строители мы неважные, - словно угадав мысли Диса, пробормотал Главный Мастер.

Оказалось, деревня была довольно большая. Они прошли узкими улочками и вышли к главному входу. Неподалеку на бортике лестницы сидели Лори и Ан.

Увидев приятелей, светлый эльф вскочил и, забыв про ногу, побежал к ним навстречу.

- А светлый эльф быстро справился! - восхитился Главный Мастер.

- Как чувствуешь себя, Ан? - участливо обратился к нему Дис.

- Прекрасно! - заулыбался тот.

- Завтра можем отправляться?

- Конечно! - светлый эльф тряхнул короткими золотистыми волосами, - Хоть сейчас!

Глава 7.

На следующий день погода выдалась намного лучше. Ночью разразилась гроза, а на утро солнце, выглядывающее из-за быстро мчащихся по небу облаков, играло на каплях, покрывавших всю равнину. На этот раз, проснувшись, Лори не обнаружил не только Диса, но и Энавасы. Бывший наемник тихо подошел к окну, глянув на сопящего на соседней кровати Охтакара.

Бросив взгляд на равнину и только поднявшееся от горизонта солнце, стрелок заметил бредущего к Мастерской герцога. Он собирал сверкающие капли с травы и умывался ими. Его рубашка была в свежей крови, которую он старательно смывал с лица. Вдруг он резко бросился ничком в траву, почти пропав из виду. Из-за угла Мастерской показался Дис, передвигающийся легким спортивным бегом. Энаваса внимательно, по-кошачьи, проследил, пока тот скроется за углом, поднялся и продолжил свой путь.

Лори отошел от окна. Сегодня их никто не будил, и вообще было на редкость тихо. Стрелок даже усомнился в том, что Мастера Тайн работают. Дверь в комнату тихо приоткрылась и показалась голова Ана.

- Пойдем погуляем? - шепотом предложил он, - Дис сказал, что мы скоро поедем.

Лори кивнул, быстро накинул плащ и выскользнул из комнаты.

Бывший наемник с удовольствием вдыхал свежий воздух, еще не отпустивший ночную прохладу. Рядом шагал Ан, подставив лицо теплому ветерку, и улыбался. Лори очень нравилась его улыбка: всегда искренняя, даже как-то по-детски искренняя.

Рядом из травы возник Энаваса. Не сказав ни слова, он смерил ненавидящим взглядом стрелка, поднял руку в знак приветствия и снова исчез в высокой траве.

- Злой он сегодня какой-то, - растерянно сказал Ан, провожая глазами мелькавшие белые кудри.

- Неудачная охота, видимо, - злорадно предположил Лори, потирая руки.

- Охота? - удивленно уставился на него друг большими синими глазами, - Я думал, он гулять пошел, так же, как мы.

- Нет, у него на рубашке кровь свежая была, - недобро усмехнулся стрелок, - Он каждую ночь охотится. В этот раз охота не удалась, наверное.

- Он есть сырое мясо? - изумился Ан.

Лори пересказал ему историю, которую узнал вчера от Охтакара. Они медленно шли по полю, постепенно заворачивая в сторону главного входа. Все время, пока стрелок рассказывал, светлый эльф слушал его с детским любопытством, глядя на него большими синими глазами, обрамленными длинными золотистыми ресницами. "И все же он еще ребенок, как бы ни пытался казаться взрослым, - мелькнуло в мыслях у Лори, - И зачем его только в такой поход потащили? Ему б еще со сверстниками играть."

У главного входа их нагнал Дис. Эльфы вместе вошли внутрь. Там им снова встретился Энаваса, спокойно висящий вниз головой на одной из многочисленных труб, горизонтально прикрепленных к стенам Мастерской. На этот раз он нехотя процедил "Доброе утро" в ответ на приветствие Диса.

Войдя в комнату, они застали встрепанного Охтакара за завтраком. Он явно недавно проснулся и воспользовался отсутствием друзей, чтобы успеть нормально позавтракать. Вчерашней трапезы у него почти не было - спутники умяли все прежде, чем он успел подняться с постели. Теперь ученый поедал свежую курочку, периодически подкрепляя ее жареной картошкой. Эльфы, ни слова не говоря, присоединились к нему.

- А почему тут только три кровати? - с детским любопытством спросил Ан, ненадолго отвлекаясь от еды.

- Энаваса с Охтакаром спят вместе, - безжалостно наябедничал Лори, у которого с каждым съеденным куском курочки, настроение поднималось все выше.

- Но, - светлый эльф даже прекратил есть, - Ведь вместе спят только мужчина и женщина, которые любят друг друга. Я понимаю еще, в походных условиях, но ведь здесь же кровать...

- Вот и прошло детство, - хихикнул бывший наемник, хлопнув друга по плечу, - Вот и все, приятель.

- Лори! - одернул его Дис.

- Понимаешь, Ан, - как можно мягче начал Охтакар, заметно покраснев, - Мужчина с женщиной спят вместе потому, что любят друг друга и хотят быть ближе даже во сне, а мы - потому что Энавасе не хватило кровати, а я не хочу, чтобы он спал на полу.

Герцог мельком глянул на ученого и отвернулся от всех к стене.

- Все, довольно глупых разговоров. Лори, кончай есть, будто это последний завтрак в твоей жизни! - прикрикнул командир.

- Я ем так, как всегда, - пробурчал стрелок, набивая рот картошкой.

- Пойду прощусь с Главным Мастером, - сказал Дис, отбирая у бывшего наемника тарелку, - А вы тоже спускайтесь.

Когда дверь за ним захлопнулась, Охтакар встал из-за стола и начал собирать вещи, Ан, махнув друзьям рукой, тоже ушел, а Лори некоторое время с сожалением глядел на место, где только что стояла тарелка с картошкой и курочкой. Вскоре он тоже встал, накинул на плечо сумку и даже немного прикрыл кровать покрывалом.

- Я готов.

- Я тоже, - откликнулся ученый, - Энаваса?

- Да, - мстительно произнес тот, - Я тоже готов.

Все спустились к цехам. Там, как обычно суетилось множество Мастеров Тайн. Создавалось ощущение, что они будут так работать всегда и через год и через сотню лет после ухода эльфов и Энавасы. В последний раз окинув взором это грязное, некрасивое место, где их так хорошо приняли, путники вышли во двор. Дис и Ан уже были готовы.

- Дис? Ты ли это? - изумился Охтакар.

На командире теперь не было этих громоздких, вычурно блестящих доспехов. Его стройный стан подчеркивал кожаный жилет, застегнутый на множество ремешков с искусно выкованными пряжками, к плечам такими же ремешками крепились удобные наплечники, такие же наручи поблескивали на солнце золотистой вязью символов, которая, кстати, была на всех элементах нового доспеха. Поножи и высокие сапоги на широкой подошве дополняли картину.

- Прекрасно выглядишь! - восхитился Лори.

К ним подошел Главный Мастер, ведя в поводу механических лошадей. Прекрасную блестящую северноэльфийскую лошадь из светлого металла он отдал Дису.

- Из доспехов северного эльфа сделана! - похвастался он. Действительно, грудь лошади как-то подозрительно походила на нагрудник командира.

Лошадь из черненого матового металла досталась Охтакару, а изящная низкая лошадка с золотым блеском - Энавасе.

- Я не поеду на лошади, - категорически отказался герцог, - Даже просить не вздумайте.

Охтакар хотел что-то сказать, но промолчал. Командир взглянул на обоих с явным неодобрением. Лори с Аном хитро переглянулись, и через пару секунд молчания, бывший наемник воскликнул "Грузи все на нее!" и тут же кинул все сумки на механическую лошадь. Его примеру незамедлительно последовали остальные. Лошадка Лори шумно выдохнула, когда хозяин снял с нее груз.

- Ключ вставляется сюда, между лопаток, - давал последние наставления Главный Мастер, - Периодически его надо поворачивать, если эльф хочет, чтобы лошадь шла быстрее. Если хочет, чтобы шла медленнее, надо повернуть в обратную сторону. Вреда механизму не будет. Поводья железные и не воздействуют на рот, как у обычных лошадей. Это просто руль. Пусть эльф не боится тянуть их сильно, если что. Останавливать не с помощью поводьев, а с помощью ключа. И с его же помощью пускать. Первое время будет непривычно, но потом эльф освоится. Сильно ключ пусть не вертит, механическая лошадь в разы быстрее обычной.

- Спасибо большое за все, - благодарно склонил голову Дис, сев верхом на нового скакуна. Его прежняя лошадь, на которой теперь сидел Ан, ревниво фыркнула и попыталась укусить новую пассию хозяина. Командир оттолкнул морду и продолжил:

- Я в неоплатном долгу перед вами. Если будут какие-то проблемы с государством и со стражей, скажите, что вам покровительствует командир первой тренты класса "воины". Они поймут.

- Я принимаю твою благодарность, эльф, - поклонился Главный Мастер в ответ, - Но это еще не все. Хинните, принеси карту! Нашу карту! - с нажимом уточнил он.

Подмастерье исчез в Мастерской и почти тут же вернулся с картой.

- Это необычная карта, - заметил Главный Мастер, передавая ее Дису, - Здесь отмечены поселения гномов и ближайшие поселения людей, а также тракты и дороги, по которым мы ходим караванами. Вот по этой езжайте, - он указал на линию на карте, - Отсюда совсем недавно вернулся наш караван, дорога чиста, грабителей точно нет. Хотя раньше были, - предостерегающе добавил Главный Мастер, понижая голос так, чтобы его мог слышать только командир.

- Спасибо еще раз, - поблагодарил его Дис, - Охтакар, лови! - он кинул ученому карту. Тот извернулся на лошади и ловко поймал ее.

- Поедешь первым. За тобой Ан, замыкает Лори. Ясно?

- Ясно, ясно, раскомандовался тут, - пробурчал стрелок, угощая свою лошадку и любовно похлопывая ее по шее.

- Тогда приведите приказ в исполнение! - рявкнул Дис.

Путники тронули коней. Вскоре должна была показаться дорога, а пока везде была только мокрая от ночного дождя трава. Вдали осталась деревня с кривыми домиками, покосившаяся конюшня с механическими лошадьми, где всегда царила нерушимая тишина, лишь Мастерская еще возвышалась над полем, но и она уже подернулась утренним туманом.

Главный Мастер и Хинните еще долго стояли, глядя уезжающих прочь гостей.

- Почему ты не сказал им о шайке? - спросил подмастерье на наречии Мастеров Тайн.

- Я сказал, - откликнулся Главный Мастер, не отвода взгляда от удаляющихся фигур.

- Нет, ты не сказал, что они вернулись, - покачал головой Хинните, - Не знаю, что у тебя на уме, но мне это не нравится. Думаешь, кто-нибудь из них выживет, если им повезет напороться на шайку?

- Да. Полуразумное и тот, что с железной ногой выживут точно, - кивнул Главный Мастер, - Тот, что в наших доспехах - тоже, если, конечно, не будет искать смерти. У того, что наполовину серый, и темного шансов почти нет. Особенно у темного, ибо полукровка - хороший воин.

- Почему ты так думаешь? - подмастерье серьезно взглянул на собеседника, - Ты что-то видел?

- Нет, только ауру, - повел плечом Главный Мастер, развернулся и ушел в Мастерскую.

Хинните еще некоторое время стоял, провожая глазами эльфов, превратившихся в неясные силуэты, наполовину скрытые тяжелым туманом.

- Нет, ошибся Главный Мастер, - задумчиво произнес он после долгого молчания, - Рано им еще умирать. Всему свое время. Только не зря ли мы вылечили светлого... Гелтиос помог бы нам сейчас, но он в Л-Аторе. Как жаль...

Загадочно и грустно усмехнувшись, Хинните направился к главному входу. Работа не ждет.

Глава 8.

Ехали молча. Ан уехал далеко вперед, оставив старших компаньонов. Его силуэт маячил на дороге, весь охваченный солнечными лучами, как огнем. Охтакар то и дело сверялся с картой, хотя необходимости в этом не было: дорога действительно показалась из травы, а вскоре вообще переросла в широкий тракт. Где-то далеко на юге синели подернутые дымкой горы, на севере холмы тянулись нескончаемой грядой. Далеко на востоке должен начинаться лес, которого еще даже не было видно. Путникам надо было именно туда. Проехав через этот лес, они должны будут миновать великий город Трарорт, выстроенный гномами. В этом городе быстро обосновались купцы. Туда же первым делом прибывали послы народов - Первые послы. Трарорт был выбрал для этого не случайно - более защищенного города, кроме Носторна, куда добраться непросто, Дис не видал никогда.

Дело в том, что чтобы избежать разногласий, правители разных государств учредили два вида посольств: Первые и Вторые. Первые - посольства разных народов в странах. В стране гномов есть светлоэльфийское, северноэльфийское, темноэльфийское и сероэльфийское посольства, а также посольство людей. Раз в год собирается Первый Совет, где послы народов обсуждают между собой взаимоотношения народов и стараются не допустить вражды. Такая вражда одно, достаточно долгое, кстати, время была между светлыми и северными эльфами. Наученные этим примером остальные народы бросили все силы на то, чтобы такое больше не повторилось.

Вторые посольства - это посольства разных государств. Там можно получить разрешение на въезд в страну, поменять валюту, если это необходимо, и узнать общую информацию. Эти посольства тоже собирают Советы, но зависят практически полностью от Первого Совета.

- Гномы что-то совсем замкнулись в последнее время, - пожаловался как-то Охтакар, - Въезда в страну ни под каким предлогом не допросишься, а если заявишься на границу без разрешения - вообще в тюрьму отвести могут, в посольстве скандал поднимут.

- Да, я слышал, у них случилось что-то, - поддержал тему Дис, - Вроде заговора на Первом Совете.

- Заговора прямо на Первом Совете?! - чуть не подавился ученый, - Как так?

- Слухи ходят, - продолжал командир, с удовольствием отметив, что его заинтересованно слушает не только Охтакар, но и Лори с Аном, - Что гномы заговор против серых эльфов устроили. Мол, прошли через границу несколькими внушительными группировками, но никто из стражи этому значения не придал. Как раз ярмарка была, чему тут удивляться. И вдруг прямо посреди Совета, во время выступления сероэльфийского посла, здание окружили воинственные гномы, некоторые ворвались внутрь. Оказалось, они еще и подкупили всех серых эльфов, что сопровождали Первого посла. Убили его, в общем.

- А можно поподробнее? - вдруг неожиданно охрипшим голосом попросил бывший наемник, - Как его убили?

- Светлоэльфийский посол лично вонзил ему кинжал в сердце. Говорят, единственный, кто его не предал, это его лучший друг. Тоже серый эльф, ближайший к нему по положению, да и в жизни тоже. Его в первую очередь хотели подкупить, даже шантажировали, говорят. Но он остался со своим другом до конца.

- Он выжил? - прервал слегка разошедшегося Диса Лори.

- Нет. Он исчез во время бунта. Потом его нашли под трибуной с арбалетным болтом в груди.

- Известен кто-то из зачинщиков заговора? - с удивительным упорством и решимостью задавал вопросы стрелок.

- Ну, - Дис ненадолго задумался, - Как сказать... Светлоэльфийский Первый посол по-прежнему там. Если он самолично заколол серого, то он, вероятно, и зачинщик. Но во всем почему-то упорно обвиняют гномов. Думаю, даже здесь не обошлось без подкупа.

- Почему тебя это вдруг так заинтересовало, Лори? - обратился к бывшему наемнику Охтакар, спокойно сев на лошадь задом наперед, чтобы можно было видеть собеседника.

- Да так, - усмехнулся тот, - Это же заговоры, подкупы и убийства! Сам не раз раньше проворачивал такое!

- И теперь пошел в военную академию? Стал Экспертом? На службе у народа? - скептически отозвался Дис, пришедший в хорошее расположение духа.

- Никогда не поздно поменять свою жизнь, - возразил Лори, - Особенно, если он у тебя вечная.

- Хорошо сказано, - отметил ученый, снова поворачиваясь лицом вперед и в сотый раз сверяясь с картой, - А откуда тебе известны такие подробности, Дис?

- Я же капитан первой тренты класса "воины", - фыркнул тот, - Я знаком со всеми высшими военными чинами многих стран. И один из них, командир стражи, что била воинственных гномов, рассказал мне все то, что слышал на срочном Военном Совете.

Охтакар поднял голову и пристально уставился вдаль.

- Кажется, лес появился в поле видимости, - доложил он, - Может, устроим привал? Пообедаем, разомнемся чуток и снова в дорогу.

Командир покачал головой.

- Нет, нам надо как можно быстрее доехать до границы. Не уверен, что нас так просто пустят туда. Вероятно, мне еще придется связаться с тем знакомым командиром, а пока до него дойдет весть обо мне, нам придется провести не одну ночь под стенами этого негостеприимного города.

- Подожди, Дис, - прервал его ученый, - Для того, чтобы добраться туда, нам нужно два дня. Не знаю, как ты, но я не хочу ночевать в лесу, а если мы не остановимся, то ночь застигнет нас именно там. Потому я и предлагаю: давай остановимся на привал, а во второй половине дня доберемся до леса и заночуем на его краю. А на следующий день минуем весь участок дороги, что пролегает через чащу, и выедем к городу.

Командир вынужден был признать план Охтакара весьма разумным.

Вскоре весь отряд свернул с тракта и расположился небольшим лагерем. Лошадь с сумками чуть было не прошла дальше, но, к счастью, о ней вспомнил вновь присоединившийся к отряду Ан, который и поворачивал в ней ключ перед отбытием.

- Что-то Энавасы не видно, - с потаенной тревогой пробормотал ученый, оглядывая поле прежде, чем слезть с лошади.

- Не думал, что это для тебя так необычно, - пропыхтел Лори, пытаясь оторвать свою лошадь от травки, в которую та вцепилась мертвой хваткой.

Общими усилиями стрелка и Ана, они, наконец, поставили лошадей на предназначенные им места, развели костер и достали продукты, данные им Мастерами Тайн.

- Здесь не очень много, - говорил Дис, раздавая всем одинаковые порции, - Главный Мастер сказал, к кому я могу обратиться в Трарорте, чтобы получить надлежащий запас на длительную дорогу и карты, а также рекомендательные письма.

- И деньги, надеюсь, - кашлянул Лори.

- Мы едем в Трарорт?! - вскинулся светлый эльф.

- Да, а что? - пришел в легкое замешательство командир.

- Просто, - слегка смутился Ан, - У нас два Первых посла. Один из них - Эраулион - поехал на Первый Совет. Он отличный посол! - тут же начал расхваливать его светлый эльф, - Помог нам договориться со всеми народами, заключить сделки на выгодных условиях, получить привилегии в торговле и еще много чего!

- А второй? - не понял Охтакар.

- А, этот, - лицо Ана слегка помрачнело, - Этот заменял Эраулиона, пока тот оправлялся от ран. Его не раз пытались убить, и одно из этих покушений чуть не увенчалось успехом. Тот второй посол ровно ничего не достиг, кто-то говорит, что при нем даже отношения с темными эльфами - нашими закадычными друзьями - ухудшились. Хорошо, что Эраулион в полном здравии! И он в Трарорте! Я очень хочу увидеть дом, где он живет! Лори, проводишь меня, когда мы будем на месте?

- Конечно! - с неожиданным энтузиазмом согласился стрелок, - А ты знаешь, где это?

- Нет, - замялся светлый эльф, - Но любой житель Трарорта знает! Эраулион - известная личность, и когда он приезжает, многие жители Трарорта устраивают небольшие праздники.

- Даже так... - проникся уважением Охтакар.

Вдруг их беседу прервал Энаваса, вынырнувший из высоких зарослей травы прямо за их спинами. Голова его была низко опущена, он то молниеносно и бесшумно передвигался, то вдруг его движения переходили в плавные медленные движения хищника.

- С тобой все в порядке? - участливо спросил его ученый, протягивая руку, чтобы коснуться герцога.

- Нет! - вдруг вскричал тот, отскакивая от руки Охтакара, как от огня, - Не все в порядке! Не все, Охтакар! Кому как не тебе знать, почему у меня не все в порядке!?

Он кричал удивительно громко и пронзительно, периодически срываясь на визг. Все оторопели. Ученый замер с протянутой рукой, широко открытыми глазами глядя на Энавасу.

- Энаваса, скажи, что случи...

- Можно подумать, ты не знаешь!? - еще больше взбесился герцог. После этой фразы он резко замолчал, затравленно оглядел эльфов и нырнул обратно в заросли. Быстро удаляющийся шорох говорил о том, что Энаваса бежал бегом прочь.

- А что случилось-то? - спросил Лори после долгого озадаченного молчания.

- Самому бы хотелось знать, - тяжело вздохнул Охтакар, - С ним бывает такое, но настолько масштабную истерику я вижу впервые... Я бы сказал, что нервный срыв, но не похоже, чтобы он сильно перегружался. Наоборот, он стал самим собой, ведь в образе великосветского вельможи ему тяжелее...

Оставшаяся часть обеда прошла в молчании, прерываемом лишь довольным похрапыванием двух лошадей. Они пытались завести знакомство с железными скакунами и очень разочаровались, когда этого не получилось. Лошадь Лори даже сорвала пучок травы и предложила часть блестящему скакуну Диса, смотрящему в никуда пустыми глазами. Лошадка очень расстроилась, когда он не отреагировал, и поделилась травой с бывшей пассией командира. Она на пару съели довольно большую часть окружавшей их травы и к концу трапезы своих хозяев удовлетворенно переговаривались - похрапывали и изредка тихо ржали.

Дис смотрел на чистую линию горизонта, задумчиво жуя спелое красное яблоко, Охтакар так и сидел, опустив руку, которой хотел коснуться Энавасы, но так и не убрав ее. Лори с ворчанием переседлывал лошадь. Ан же украшал древко своего копья витиеватым узором.

Он медленно вырезал этот узор небольшим эльфийским ножичком, который был всегда при нем. Удивительно, как он изменился буквально за минуты! Теперь это был не неопытный юноша, а молодой эльф, уже видевший разные причуды мира, где он живет. Лицо его было серьезным и сосредоточенным, а движения рук - уверенными и точными. Даже взгляд чистых радостных синих глаз на миг затуманился затаенной печалью. Какие-то серьезные мысли беспокоили его.

Вскоре все опять тронулись в путь. Дис, чтобы не предаваться всеобщему унынию, начал испытывать возможности железного скакуна. Он то мчался карьером на фантастической скорости, когда встречным ветром почти сдувало с седла, то переходил на уверенную быструю рысь, то возвращался к ритмичному энергичному шагу.

Остальные ехали спокойно. Охтакар впереди, за ним - Ан с механической лошадью, груженной сумками, а следом - на редкость радостный Лори, вслух разговаривающий со своей лошадкой. Командир умчался далеко вперед. Его фигура была видна на горизонте: прекрасный силуэт, подсвеченный заходящим солнцем.

Когда путники подъехали к границе леса, солнце уже село. На западе осталась лишь тонкая красная полоска неба, да и та быстро угасла. Ночь начала свое правление. Она покрыла все поля и холмы. Некоторые из них потонули в ее мраке, некоторые, те, что ближе, были освещены слабым призрачным светом далеких мерцающих звезд и луны, выглянувшей из-за легкого облака. Всюду была тишина. Это не та глубокая темная ночь, когда крики ночных птиц и таинственные шорохи будоражат разыгравшееся воображение, а ночь, предназначенная для спокойного сна, такая, как Первые Ночи Мира, когда Великие создали Первых Драконов и эльфов.

Воздух был прозрачен и свеж, было такое чувство, будто сквозь него можно вмиг взлететь высоко-высоко и парить прямо среди огромного количества звезд и туманностей, мчаться сквозь эти крохотные огоньки в неизвестность, далеко-далеко. Эльфы могли делать это лишь взглядом.

О многом думал Дис, скача по темным холмам на своем скакуне, теперь не играющем множеством бликов, а волшебно сверкающим в этом магическом свете древних светил. Там, где он вырос, такие ночи стояли больше полугода, только вокруг неизменно лежал снег. Сколько мыслей налетало на командира, когда он, будучи еще ребенком, глядел из окна на этот однообразный фантастический пейзаж. "Снег такой разный - думал тогда Дис, - Он может быть таким манящим, мягким и приятным, так весело кружиться в морозном воздухе. Каждая снежинка - словно звезда. Может быть, Великие тоже просыпали свой волшебный снег на небо, и поэтому я вижу эти звезды? А все-таки, снег убивает. Если остаться в метель на улице, он безжалостно заметет тебя. И вмиг исчезнут все звезды, что ты видел накануне. Метель вовсе не похожа на звезды. Это сплошная белая пелена, которая мешает их видеть. Только подумать, что это все - те же самые снежинки - маленькие звезды. Такие красивые, но такие опасные и непредсказуемые. Неизвестные, непохожие на нас... Совсем как настоящие звезды..."

Глава 9.

На следующее утро въехали в лес. С рассветом всех разбудил Ан - типичный светлый эльф, который ложится, как только солнце скроется за горизонтом, а встает с первыми лучами. Охтакар за одну ночь сильно поменялся. Он словно осунулся, побледнел больше обычного, под темно-карими, почти черными глазами залегли глубокие тени. Лори был все так же весел. Даже Дис немного повеселел и посвежел. Вчерашняя ночная прогулка, мысли и воспоминания несомненно пошли ему на пользу.

Лес представлял собой широколиственные деревья, неплотно обступившие путников, но с узкой протоптанной тропинки все равно нельзя было сойти из-за густого подлеска. Все это природное многообразие было пронизано ярким солнечным светом и наполнено всюду звучавшими трелями птиц. Этот день напомнил Дису день накануне прохода через Горт-Намид. Тут же где-то над головой засвистел соловей. Это усилило и без того яркие впечатления.

Ужасы той битвы вновь встали и перед глазами Охтакара. Он долго сидел, поджав ноги, балансируя на лошади и уставившись в одну точку. Потом ученый начал что-то быстро рисовать своим темноэльфийским писчим пером - пером, для которого не нужно чернил. Судя по нахмуренным бровям, он очень старался. Наконец, он с облегчением захлопнул блокнот и вновь уставился куда-то вперед, предварительно сверившись с картой. Со вчерашнего обеда он места себе не находил.

Теперь молчание никого не тяготило. Мысли в головах рождались лишь светлые, каждый строил планы. По эмоциям Ана, отражающимся у него на лице, Лори четко понимал, о чем думает его друг. Светлый эльф то с мечтательной улыбкой глядел на зеленую листву, запрокинув голову, то вдруг начинал что-то прикидывать, загибая пальцы, то опять улыбался, нетерпеливо ерзая в седле. Бывший наемник мог практически читать мысли Ана, чем нагло пользовался, не упуская ни малейшей эмоции.

Таким образом, эльфы, увлеченные своими делами, даже не заметили, как ландшафт несколько изменился. Деревья стали выше, лучи солнца словно отдалились. Они падали на стволы деревьев вверху, но лишь немногие достигали земли. Подлесок исчез, вместо него появились дернистые холмики, покрытые пожухлой травой и черничниками. Тропинка стала чуть шире, и теперь с двух сторон были довольно высокие холмы, заросшие деревьями, а чуть выше по склонам начинались кусты.

- Да что же ты такой нервный?! - не выдержал Лори, когда Охтакар в тысячный раз мельком взглянув на карту, принялся оглядываться, рассматривая преимущественно ветви деревьев, находящиеся прямо над его головой.

- Энаваса не появлялся с того раза, - сказал осипшим голосом ученый, - Это так на него не похоже. Он всегда приходил утром, ни дня не пропускал. Всю ночь охотится, но утром обязательно покажется. А сегодня...

Он не закончил, снова глянув на карту. Стрелок закатил глаза и преувеличенно вздохнул. Не успел он закончить демонстрацию своего равнодушия, как на дорогу выскочило нечто. Откуда оно появилось - никто из эльфов заметить не успел, но все уставились на него. В нем с трудом можно было узнать Энавасу.

Рубашка его была порвана в клочья и болталась лохмотьями, совершенно не закрывая худых плеч и груди. Лицо выглядело ужасно: волосы, бывшие некогда белоснежными с золотым отливом, слиплись и спутались в колтуны. Их покрывала засохшая кровь. Этой же кровью было запачкано все лицо настолько, что кожи почти не было видно. Лишь золотистые глаза все так же искрились. Руки, плечи, грудь и даже живот - все было в крови. Штаны потеряли привлекательный вид и теперь были грязно-бордового цвета. Точно так же выглядели и сапоги, которые и обувью можно было назвать с натягом.

Герцог тяжело дышал, с ненавистью глядя в упор на Охтакара. От этого взгляда ученый совсем сник.

- Слушайте, - сказал он одно единственное слово.

Все тут же прислушались. Дис закрыл глаза и весь превратился в слух. Он мысленно чувствовал каждое дерево, видел каждую птицу, выдающую себя пением, безошибочно определял, где прошуршала мышь, вбежав в норку, где змея выползла погреться на пятнышко солнца. Сначала все казалось спокойным, командир даже подумал, что герцог ошибся. И тут сквозь все эти звуки он услышал то, что имел в виду Энаваса. Он услышал дыхание. Прерывистое и напряженное дыхание. Дис обвел мысленным взглядом лес. Соловей, сорока, стайка воробьев, снова соловей, синица, еще пара синиц, ворона, змея... Нет, нигде нет... Но откуда тогда так явно слышится дыхание? Командир открыл глаза и вопросительно взглянул на герцога. Тот молча указал ему пальцем наверх. Дис снова закрыл глаза и прислушался. Все те же звуки. Тот же шелест, то же пение. Каждый лист просматривается мысленным взглядом. По совету Энавасы он мысленно взглянул наверх, и открытие его поразило. На ветвях сидел человек. Тут же его словно осенило: он слышал дыхание не одного, а по меньшей мере десятков двух таких же ждущих чего-то людей. Именно поэтому оно казалось таким явным. Мысленно приглядевшись, Дис увидел остальных. Они ждали. Вся эта картина довольно ясно вырисовывалась перед командиром, пока он не захотел взглянуть за холм. Все быстро померкло, ощущения сбились. Дис мотнул головой и открыл глаза.

- Энаваса! Что с тобой?! - первым прервал молчание Охтакар, спрыгнув с лошади и побежав к герцогу.

- Замолчи, глупец! - шикнул на него тот, холодно оглядывая ученого с ног до головы, - Дис, в отличие от тебя, услышал.

Затем он подошел к командиру, даже не взглянув на Охтакара. Ученого кольнуло чувство, впервые испытанное им по отношению к Энавасе - ревность. Он ревновал герцога к Дису.

- Итак, смотри, единственный адекватный в отряде, - обратился он к командиру, - Сейчас едете, как будто ничего не знаете, если эти ребята нападут - отобьемся, я прикрою.

- Что-то не убедительно как-то, - засомневался Лори.

- Я заинтересован в том, чтобы вы были живы, - серьезно сказал тот.

- Ну, да, - как всегда съязвил стрелок, - Сегодня заинтересован, завтра - нет.

- Мои взгляды на ваши жизни чуть более постоянны, - холодно усмехнулся Энаваса, - Вернемся к плану. Их двадцать ровно, думаю, ты слышал. Каждый берет на себя минимум четверых. Лори и Охтакар стараются пристрелить больше. Все ясно?

- Полностью согласен с планом, - поддержал его Дис.

- Мне плевать, согласен ты или нет, - Энаваса явно был очень зол, но точно не на командира, - Ты выполнишь то, что я сказал, без лишних разговоров.

- Вообще-то... - хотел было заметить Дис.

- Ты уже давно не командир, оставь свои глупые военные замашки, - презрительно скривился герцог, - А теперь выполняйте, если жить хотите.

Он снова исчез так же незаметно, как и появился.

- Чего стоите-то? Едем! - бывший наемник послал свою лошадку быстрым шагом.

Озадаченные поведением Энавасы, эльфы двигались вперед. Постепенно кусты обступили дорогу, снова образовав подлесок, но холмы не кончались.

"Уже близко, - думал Дис, - Вот сейчас... Сейчас!" И действительно, в этот момент из кустов с криками выбежали люди. Это были одинаково одетые и хорошо вооруженные воины. Назвать их наемниками командир никак не мог - слишком организованны. Во главе всей этой компании бежал здоровый детина, размахивая огромной палицей. Охтакар проворно достал кинжалы, Ан и Дис приготовились защищаться, а Лори наготовил было лук и уже наложил стрелу, но стрелять не стал. Вместо этого он вдруг крикнул:

- Отбой, ребята! Они не опасны!

Все в замешательстве остановились. В полной тишине стрелок неторопливо убрал лук и грациозно спрыгнул с лошади.

- Сколько лет, сколько зим, Берт! - обратился он к громиле, - Где атаман?

- Здравствуйте, Тень Мрака Луор! - гаркнул тот, вытягиваясь по стойке "смирно".

Все, кто минуту назад с криками выбежал из кустов, убрали оружие и повторили действия того, кого Лори назвал Бертом.

- Я здесь атаман, - не очень уверенно ответил он.

- Не ври. Где Скари?

- Он болен, Тень Мрака Луор.

- С чего бы? - искренне удивился бывший наемник.

- Стар он уже, ему вот-вот пятьдесят стукнет...

- Ах, да... - Лори наигранно приложил руку ко лбу, - Он же человек... Совсем забыл... Скари в состоянии принимать?

- Естественно.

- Так проводи нас к нему! - прикрикнул стрелок, - Живо! Или хочешь, чтобы ворон сегодня ночью прилетел?!

- Никак нет, Тень Мрака Луор, - испуганно протараторил Берт, сильно побледнев.

- Вот и хорошо, - кивнул Лори, - Эти ребята со мной. И тот тоже, - бывший наемник указал на стоящего около дороги Энавасу.

После этого странного приветствия, он небрежно кинул поводья лошади первому попавшемуся из шайки, и направился к кустам. Друзья попытались не отставать.

- Как он безошибочно определил, где тропка в лагерь? - раздавался негромкий говор в толпе воинов.

- Он же Тень Мрака, чего ты ждал! - отвечали другие.

Поднявшись вверх по склону холма по еле заметной тропинке сквозь непроходимые кусты, которые оказались еще и с шипами, эльфы и Энаваса увидели обширный лагерь, простирающийся в открывшейся взору лощине.

Это была ровная поверхность, где деревья стояли реже, а подлесок заменяла низкая трава. На этом пространстве раскинулось множество палаток. Они стояли небольшими группами возле нескольких десятков разведенных костров. Около большого дуба посреди лагеря стояла украшенная золотым шитьем просторная палатка. Для нее был разведен отдельный костер.

В этом лагере обнаружилось еще десятков восемь людей. Они неторопливо занимались каждый своими делами. Кто-то точил мечи и кинжалы, кто-то чинил лук, еще кто-то вырезал стрелы, некоторые свежевали пойманную дичь. Какие-то люди вышли из палаток, те кто был у костров с интересом уставились на пришедших. Их любопытство быстро сменилось уважением и полным подчинением при виде Лори. "Да кто он такой, этот наемник?" - пытался догадаться Дис, пока они шли через лагерь к большому костру с той особенной палаткой. Стрелок держался холодно и высокомерно, властно отдавая приказы и делая замечания на каждом шагу, будто это были его собственные воины. Командир мысленно отметил, что даже со своей трентой вести себя так было неуместно. "Тень Мрака... Все к нему обращаются "Тень Мрака", Тень Мрака... Что это значит? Имя? Титул? Военное звание? Прозвище?"

Атаман ждет вас, - поклонился воин, вынырнувший из просторной палатки.

- Я пойду один, ждите здесь, пока я вас не позову, - обратился Лори к спутникам, царственно кивнув оробевшему воину, и скрылся в палатке.

Там, куда он вошел, стоял глубокий полумрак. Стрелок немного поморгал, чтобы привыкнуть. Теперь, когда глаза адаптировались к плохому освещению, он мог видеть того, с кем пришел говорить.

Скари звался немолодой мужчина, вытянувшийся во весь высокий рост на лежанке, сооруженной из палок и сухих листьев и щедро покрытой богатыми коврами в несколько слоев. У него были недлинные черные волосы, заметно тронутые сединой, морщинистое, но еще не старческое лицо, сила еще была заметна в его подтянутом теле. Вокруг него была наставлена посуда с едой, кубки с вином и прочими напитками, всюду лежали шкуры и меха, разные ткани и ковры.

Атаман величественным жестом отослал воина, принесшего два кубка отменного вина и, когда тот скрылся, хрипло рассмеялся.

- Лори!

- Скари!

- Какими судьбами здесь? - поинтересовался тот, осушая бокал, - Неужели на новом задании от Мрака?

- Ну а как же еще! - усмехнулся бывший наемник, - Естественно, Мрак позаботился о том, чтобы задание было непростым!

- Вижу, вижу! Мне доложили, что с тобой еще четверо... Кто они?

- Три эльфа и предмет генетической модификации.

- Ага, - пробормотал Скари, - Это тот, что мелкий и в крови весь? Он мне кого-то напоминает... Я его где-то видел раньше.

- Да, немудрено, стоит его немного принарядить, так ты узнаешь. Ничуть не изменился, гад этакий, - кивнул Лори, тоже отпивая из бокала, - А ты вообще в курсе, что твои люди караваны Мастеров Тайн грабят?

- Конечно! - хмыкнул атаман.

- Тебе от Мрака влетит, - предупредил стрелок, - Он, знаешь ли, не любит, чтобы понятия "разбойник" и "наемник" путали.

- Так заданий нет! - опять засмеялся Скари.

- А как же Горт-Намид?

- А что Горт-Намид?

- То есть ты даже не знаешь о том, что там твари пожирают всех, кто идет этим путем, да еще и жителями окрестных деревень закусывают!

- О, беседа приобретает интересный оборот! - оживился атаман, садясь на лежанке.

- Я думаю, это Ночь постаралась, - высказал свои опасения Лори.

- Почему ты так считаешь? - Скари посерьезнел, из его голоса вмиг испарилась вся веселость. Он зазвучал приглушенно. Секунды четыре оба молчали. Полумрак в палатке теперь показался зловещим, обступил со всех сторон.

- Ты знаешь, как идет охота? - вопросом на вопрос ответил стрелок.

- Тише, Лори, не говори об этом здесь, - предупредил атаман, - У Ночи хорошие уши.

- Ты прав, друг, - внезапно слишком весело воскликнул бывший наемник, становясь в стойку и бесшумно готовя лук и стрелу. Он подмигнул Скари левым глазом и еле заметно указал взглядом наверх. Тот молча кивнул.

Внезапно Лори резко вскинул лук и выстрелил в левый верхний угол палатки. Раздался приглушенный хриплый крик, и за стеной что-то упало на землю. Стрелок подскочил к тому месту и, просунув руку на улицу, быстро схватил нечто и втащил внутрь. Это оказалась поистине огромная летучая мышь, вернее, летучий мыш, которому стрела бывшего наемника попала прямо в крыло, сломав кость. Животное испуганно смотрело на Лори и Скари очень умными человеческими глазами. Его уродливая морда, казалось, еще больше сморщилась, на ней было выражение страха.

- Прибей его, - попросил атаман, с любопытством разглядывая мыша.

- Не надо прибей его! - ломающимся голосом взмолился тот. Лори внимательно посмотрел на говорящее животное.

- Ночь послала тебя? - обратился он к мышу. Он посмотрел на стрелка полными ужаса глазами, но ничего не ответил.

- Говори, знаю же, что умеешь! - бывший наемник встряхнул животное.

- Да, да, Ночь послала! - скорчился тот, насколько это было возможно при крепкой хватке Лори.

- Где она?

- На Драконьей Земле.

- А Мрак?

- Не знаю, где Мрак.

- Говори!

- Не знаю, - совсем сжался мыш.

- Он и правда не знает, - обратился стрелок к Скари.

- Прибей его, - повторил тот свою просьбу.

- Не надо! - заверещало животное.

- Ты уверен, что поблизости нет еще таких? - бывший наемник слегка встряхнул мыша.

- Уверен, мы проверяли, - кивнул атаман, - Кроме того у нас есть защита. Мрак знает о них и научился с ними бороться.

- Что-то не очень получается, - в своей манере отозвался Лори, - Как же он с ними борется, если этот оказался в центре лагеря?

- Ошибка системы, - развел руками Скари, - Обычно такого не бывает. Мы у него больше ничего не выпытаем, убивай.

- Подожди, я попробую, - стрелок поднял руку так, чтобы глаза животного были на одном уровне с его собственными, - Каковы планы Ночи?

- Не знаю, - отрицательно замотал головой с огромными ушами мыш.

- У нее есть армия?

- Да.

- Сколько?

- Не знаю.

- Она нападает на Мрака?

- Нет.

- Собирается?

- Не знаю.

- Вокруг есть еще такие, как ты?

- Нет.

- Почему она послала только тебя?

- Остальных перебили люди из этого лагеря.

- Ночь сильна?

- Не знаю.

- За какой информацией она послала тебя?

- За всей, что удастся услышать.

- Что ты слышал?

- Ничего.

- Что. Ты. Слышал?

- Ничего, - мыш снова скорчился у Лори в руках.

- Понятно, - вздохнул тот, опуская животное, - Больше мы от него ничего не узнаем.

- Прибей его, - в третий раз настойчиво попросил Скари.

- Нет, не надо прибей е... - крик мыша оборвался. Стрелок кинул мертвое животное в угол.

- Ты... - атаман растерянно посмотрел на неподвижную тушку, - Когда ты успел?

- Только что, - пожал плечами бывший наемник, - Велика задача: свернуть шею животинке!

- Эх, Лори, Лори! - покачал головой Скари, - И боюсь, и уважаю тебя! Что ж ты такой таинственный? Загадка сплошная!

- Ладно тебе, - махнул рукой тот, - Давай-ка я тебя со своими спутниками познакомлю!

- Подожди секунду! - окликнул его атаман, - Тот северный эльф...

- Да, - перебил его Лори, - Это он.

Глава 10.

После долгого разговора с атаманом, путники расположились около большого костра. Им выделили собственную палатку, накормили и напоили, позаботились о лошадях, и вообще, приняли очень радушно. Скари с неподдельным интересом выслушал рассказ Охтакара о тварях и его предположения об их происхождении и даже пообещал направить туда часть своих воинов. Оказалось, они все-таки были наемниками, потому что их нанял некий лорд, которого все звали Мраком. Лори, как оказалось, был одним из его ближайших слуг, потому и пользовался уважением в шайке Скари. Кроме того, они со Скари служили вместе уже тридцать с лишним лет - сущие пустяки для эльфа, но целая жизнь для человека.

Лори не распространялся о своих недоброжелателях, о которых в свое время толковала вся военная академия. Все знали лишь то, что он бывший наемник, имеющий немало охотников за его головой. Дис надеялся узнать больше из рассказа Скари или еще кого-нибудь из шайки, но его надежды оказались тщетны. Наемники сами знали мало. Командир понял лишь то, что Тень Мрака - это высшее военное звание у этого самого Мрака. В обязанности Тени входит выполнять самые сложные задания, что дает господин, всегда быть наготове, и владеть достаточно большим количеством информации о врагах Мрака. Так же Дис узнал, что самого Мрака видели очень немногие, ибо в большинстве своем, он не является лично, чтобы отдать приказ, а присылает его вместе с говорящим вороном.

Ученого, безусловно, больше всего заинтересовали говорящие птицы, и он весь вечер приставал к Лори, чтобы тот хоть немного объяснил ему, как так получается, чтобы птица говорила без каких-либо видимых мутаций, но в результате получил своим же блокнотом по голове, после чего ушел отмывать Энавасу, который до сих пор ходил обиженным.

Уже темнело, когда эти двое вернулись. Дис отметил, что Охтакар выглядит сильно потрепанным, но спокойным. И герцог, казалось, больше не игнорировал его, а, наоборот, как прежде, заигрывал и маняще улыбался.

- Гляди-ка! - Лори приподнялся со своего ковра, отложив нож, который он неторопливо затачивал, - Помирились! Я думал, это будет интереснее...

- О, это было очень интересно! - скептически воскликнул ученый, проходя мимо и подсаживаясь к самому пламени.

Теперь Дис увидел, что он был мокрый с ног до головы. Командир усмехнулся, сопоставив чистоту Энавасы с мокрым и усталым Охтакаром. Лори, видимо, тоже проследил эту логическую цепочку, и теперь они с Аном тихо хихикали, обмениваясь отдельными фразами на светлоэльфийском.

Некоторое время все бодрствовали, но вскоре сон овладел ими. Ан засопел первый, чему Дис даже не удивился. После уснул Охтакар, свернувшись калачиком у дерева, в обнимку со своим любимым блокнотом. Энаваса как всегда вспрыгнул на ветви, но вместо того, чтобы умчаться на охоту, еще долго сидел, разглядывая спящего ученого. Лори лениво дремал, впрочем, не выпуская из рук кинжала. Умиротворенная обстановка подействовала и на Диса, и вскоре он тоже погрузился в спокойный сон без сновидений.

На следующее утро его, против обыкновения, никто не будил. Солнце играло яркими лучами сквозь листву большого дуба, тихо шелестевшую на легком ветерке. Из своих спутников Дис увидел только Охтакара, который все так же спал у дерева. Вокруг никого не было, лагерь словно вымер.

Не до конца понимая, что происходит, командир поднялся на ноги и еще раз окинул взором лощину. Вокруг кострищ лежали вещи наемников, их плащи, оружие. Сквозь трели птиц он услышал тихое ржание лошадей, стоящих на привязи неподалеку. Ничто не нарушало этого хрустального спокойствия.

- Что-то не так, - прищурился Дис.

Он бесшумно подпоясался, убрал волосы за спину, чтобы не мешали, и двинулся в обход. Лагерь оказался еще больше, чем командир себе представлял. Ему пришлось обойти не одну палатку с кострищами и даже не десяток, пока до него не донеслись голоса, явно спорящие о чем-то. Дис тихо прокрался в кусты по направлению к ним. Раздвинув невысокие ветки, командир увидел нескольких наемников. Среди них он сразу узнал Берта.

- А ну, заново! - требовал он, - Давай, лишний раз сделаешь - не умрешь!

- Но, - робко возражал другой, немного ссутулившись под взглядом громилы, - Я сделал уже два раза...

- И все с одной и той же ошибкой, болван! - не сдавался тот, - Будешь делать, пока не получится без ошибок!

Поняв, что любые аргументы бесполезны, наемник, тяжело вздохнув, полез по дереву вверх. Теперь до Диса, наконец, дошло, почему лагерь был пуст - у всей шайки с утра некое подобие тренировки!

Бросив взгляд влево, командир увидел группу сосредоточенно бьющихся друг с другом наемников, справа другие ребята тоже сражались, только не один на один, а команда на команду. Пробравшись через соседние кусты, Дис увидел стрелявших из луков и арбалетов людей. И здесь звучало имя Берта. Видимо, он спуску своим солдатам не давал на тренировках.

Найдя глазами Лори, командир вышел из укрытия. Он не ошибся, действительно, бывший наемник был на стрельбище с остальными.

- Как спалось? - поинтересовался тот, не прекращая выпускать стрелу за стрелой по мишени.

- Прекрасно, - сдержанно ответил Дис, - Надо выразить благодарность атаману за то, что он предоставил нам ночлег и еду.

- Уже, - отозвался Лори, стреляя с разворота.

- Он здесь? Я хотел бы лично поблагодарить его.

- Нет, - бывший наемник ловко переменил руку и теперь стрелял с левой, - Он стар. В палатке своей как всегда.

- Неужели он не выходит погулять в такую прекрасную погоду?

- А может, и действительно гуляет, - Лори на секунду отвлекся от стрельбы, глянув на Диса, но тут же выхватил арбалет и, моментально зарядив его, выстрелил по мишени. Не удовлетворившись результатом, он выстрелил еще раз.

Командир не стал мешать ему и отправился дальше. Он хотел найти Ана, потому что был уверен, что Энавасы здесь нет. Светлый эльф не заставил его ждать. Вскоре Дис заметил его в компании молодых наемников-мечников. Они увлеченно обсуждали его механическую ногу, которую тот с гордостью демонстрировал, закатав поножи.

- О, доброе утро, Дис! - поспешил к нему навстречу Ан.

- Доброе, - ответил тот, - Я смотрю, ты уже завел себе приятелей?

- Да, - энергично закивал светлый эльф, - Мы потренировались достаточно и теперь хотим идти на завтрак. Пойдем с нами?

- Так вы еще не завтракали? - вскинул брови командир.

- Нет, - со смешком вмешался в разговор один из мечников, - Берт зверь, а не атаман! Пока не потренируешься до дрожи в коленях, ни крошки не даст!

- Поэтому самое время пойти есть! - подхватил второй, и они дружной компанией направились обратно в лагерь, втянув Диса в беседу о клинковом оружии.

Как оказалось, люди в лагере все же были, просто командир не зашел в ту часть, где готовят еду. Поварами были женщины - жены наемников, отслуживших у Мрака уже приличное количество лет. Их сыновья тоже служили в этой шайке. Именно они и пришли первыми вместе с Аном и Дисом.

Один из них - Алозор - занимал место лидера в компании молодых мечников. Мало того, он был главным после Берта, несмотря на свой юный возраст. Впрочем, этому никто не удивлялся: Алозор был его младшим братом, а их мать была главной поварихой.

- Ну, как тренировка, молодые люди? - обратилась она к компании, расположившейся у кострища.

- Отлично, спасибо, мам, - откликнулся Алозор, быстро поглощая только что полученный бульон.

Очень скоро управившись с завтраком, Дис начал готовиться к отъезду. Охтакара пришлось будить, ибо ученый так и спал там, где командир его оставил. Лори, как оказалось, позавтракал до тренировки, потому что Тени Мрака Берт был не указ. Энаваса как всегда, поохотился ночью и тоже был готов направиться к Трарорту.

Перед тем, как уехать, Дис все же решил зайти к Скари.

Добрый день, атаман, - поприветствовал командир его, отодвигая полог палатки и погружаясь в полутьму, вечно царившую там.

- И тебе не хворать, Дис, - хрипло раздалось из глубины.

- Я пришел попрощаться.

- Я догадался, - со смешком отвечал Скари, - Хочу предупредить тебя, что если будут проблемы в Трарорте, у меня там есть свои люди.

Дис удивленно промолчал, а атаман тем временем продолжил:

- Если в пять вечера вы будете у внешних ворот, то в семь гарантированно устроитесь в трактире.

- Боюсь, - покачал головой командир, - Нам придется провести под стенами этого славного города как минимум одну ночь. Известие о моем прибытии должно дойти до командира городской стражи.

- Можно сделать проще, - перебил его Скари, - Я же сказал: там есть мои люди. Если быть более точным, то, когда подъедешь к пропускному пункту, спроси Ардора. И скажи этому зажравшемуся юнцу, что ты и твои друзья от меня, - атаман презрительно сплюнул, - Проблем с внешней стражей не будет. С городской при твоем знакомом командире тоже. Пройдя этот пункт, направляйтесь к трактиру "Рог созыва". Владелец трактира - Дин - мой старый знакомый. Судьба сводила нас пару раз, он должен помнить, как я спас ему жизнь. Долгая история. Пожар устроили какие-то пьянчуги. А я как раз был там, зашел выпить пива. Устроился за самым дальним столиком, в углу. Только задремал, слышу крики с верхних этажей. Взбегаю по лестнице на второй - а там пламя дай бог! Кинулся обратно, а там уж и погреб горит. Я хвать Дина, растяпу этакого, за ширку и прочь. А там уж и дверь занялась, так мы прямо через огонь проскочили. Он меня потом благодарить кинулся, так я от денег отказался. Они и так все ушли на отстройку трактира, а он еще и мне предлагал. В общем, упомянешь меня в разговоре - и проблем как ни бывало.

- Спасибо за то, что так заботитесь о нас, - искренне поблагодарил атамана Дис.

- Да что уж там! - в сумраке было видно, как Скари махнул рукой, - Скоро придет время помирать, что уж на закате жизни не помочь! Тем более, тебе. А теперь ступай, Дис, доброго пути!

- Спасибо еще раз, атаман, - командир склонил голову, - Буду рад видеть вас снова.

Он спешно вышел, а Скари, глядя ему вслед, задумчиво пробормотал:

- Только в земле, командир Дисгорт, только в земле... Славная у вас жизнь, хотел бы я такую судьбину. Увы, я не храбрый командир, не защитник родины, хоть и живу по чести, как воин, а не по расчету, как наемник. Да, командир Дисгорт, когда-то я боялся вам сказать слово, мечтал служить под вашим началом. А теперь вы благодарите меня. Впрочем, вы меня даже не помните. Да, командир Дисгорт, сколько нашего, живого, быстротечного, остается для вас незримым...

Вскоре путники вновь спустились с холма на дорожку, по которой ехали вчера. Алозор помог свести железных скакунов, и даже немного проводил эльфов.

- Ну, пора прощаться, Ан, - сказал он, остановившись у большого дерева, росшего около дороги, - Дальше мне нельзя, это наша граница. Ближе к Трарорту - и внешняя стража может прицепиться.

- Что ж, прощай, друг, - улыбнулся светлый эльф, - Увидимся еще?

- Да я бы с радостью! - весело согласился парень, - Ты на обратном пути к нам заезжай, оставайся подольше.

- Обязательно, - энергично закивал Ан, - Ну, до встречи.

- Прощай! - напоследок крикнул Алозор и, пришпорив коня, помчался назад.

Через несколько часов, когда время перевалило за полдень, и солнце оказалось на другой половине небосвода, эльфы выехали из леса. Теперь по обе стороны от чуть расширившейся дорожки тянулись нескончаемые поля, вспаханные и засеянные. Изредка между ними попадались одинокие домики, где-то вдалеке паслись стада овец и коров, иногда острый эльфийский взор замечал небольшой табун коней, мчащихся во весь опор по этому простору. Где-то на горизонте зеленели одинокие рощицы, которые все чаще сменялись пастбищами.

Воздух был прозрачен и вовсе не утомлен той жарой, которая стоит летом во второй половине дня. Легкий ветерок колыхал высокую траву, принося запахи леса и смешивая их с отдаленными, но ощутимыми запахами большого города. Это особые запахи. Пахнет всем понемногу: то кажется, что где-то рядом булочная, то вдруг привидится, что едешь мимо трактира или винного магазина - так несет алкоголем, пахнуло дымом от костра - и ты уже как будто около высоких неприступных стен, сложенных из грубого серого камня и отделанных красивым, но угловатым скромным орнаментом, а по ним ходят стражники с факелами, зажигаемыми от многочисленных светильников, негасимых даже в самый ясный день.

Лошадке Лори и коню Диса, теперь принадлежащему Ану, которые в отличие от своих железных коллег чувствовали этот простор, тоже хотелось движения, поэтому друзьям приходилось ехать с сильно натянутыми поводьями. Вскоре, правда, оба не выдержали и, дав коням волю, понеслись наперегонки вперед по дороге.

- Где Энаваса? - спросил Дис, оставшись один на один с Охтакаром.

- В траве, справа, - ученый махнул рукой, - Он не потеряется, не волнуйся.

- Я не из-за этого волнуюсь, - отмахнулся командир, - Ему ведь придется снова играть роль герцога в Трарорте. Как ты себе представляешь герцога в такой одежде?

- Да, - Охтакар вмиг сделался серьезным, - Об этом я не подумал. У тебя есть предложения?

- Есть, - улыбка против воли Диса появилась на его губах. Она казалась чуждой серьезному лицу командира, казалось, он вообще не умеет искренне улыбаться, - Но Энавасе она категорически не понравится.

- Рассказывай, - поторопил его ученый, - Другой все равно нет, а скоро начнутся посты внешней стражи.

- Предлагаю выдать его за девушку, - начал командир. Охтакара тут же пробило на смех. "Продолжай," - жестом показал он Дису, не переставая сгибаться от смеха. Тот покосился на него, огляделся и продолжил:

- Лори одолжит ему свой плащ на время. Если Энаваса завернется в него так, чтобы не было видно его голой груди и живота, а лучше чтобы вообще ничего не было видно, то он вполне сойдет за юную леди. Поедет он с тобой, сидя в седле по-женски, ему не впервой, - Дис тут же вспомнил, как Охтакар вез Энавасу в своем седле при спуске с горы около Горт-Намида, - Как только приедем в трактир, пошлем кого-нибудь из нас за нормальной одеждой для нашего герцога. Я намерен сходить с ним к нескольким важным особам с рекомендательными письмами.

- Отличный план, - выдавил ученый, стараясь успокоить дикий смех.

Тут Дис увидел Лори и Ана, скачущих обратно.

- Глядите! - светлый эльф указал на высокие мощные башни, вздымающиеся среди полей, - Это Трарорт! Никогда там не был прежде!

- Я, кстати, тоже! - подхватил Лори, подъезжая к ученому и командиру.

- И мне не приходилось, - улыбнулся Охтакар.

Все с ожиданием уставились на Диса.

- А я был, - невозмутимо пожал плечами тот.

- Всю романтику испортил, Дис, - Энаваса со смешком вынырнул из травы, - Слышал я твою идею и, должен признаться, я и сам не вижу другого выхода.

Охтакар при этих словах сильно покраснел, но ничего не сказал.

- Только это первый и последний раз, - герцог в упор поглядел на командира.

- Лори, одолжи мне свой плащ, - попросил тот.

- Что?! - не понял стрелок, - О чем это вы вообще?

Охтакар снова залился смехом, а Дис, сам посмеиваясь, пересказал ему и Ану свою идею.

- Вот как, значит, - странно улыбаясь, протянул Лори, снимая свой плащ и протягивая его Энавасе, не переставая при этом поглядывать на каждого спутника с какой-то особенной улыбкой, - Что ж, пора вспомнить, что Энаваса для нас - герцог и господин.

Так, посмеиваясь, они спешились и отошли немного в сторону от дороги. Герцог надел плащ Лори, который оказался ему велик настолько, что в него прекрасно завернулся бы еще один Энаваса. Он легко вспрыгнул к Охтакару в седло, тут же прекрасно вжившись в роль хрупкой леди, прижавшейся к своему темному эльфу, который, в свою очередь, заботливо обхватил ее одной рукой.

- Думаю, можно ехать, - Дис критическим взглядом окинул получившуюся милую пару.

- Да, трогай, милый! - не выходя из образа, приказал Энаваса, утрированно кокетливым голосом.

Лори со своей лошадкой презрительно фыркнули в унисон.

Через несколько сотен метров действительно показался первый пост внешней стражи. Внимание стражников, к огромному облегчению путников, привлек вовсе не Энаваса, а Дис. Не каждый день увидишь северного эльфа!

- Эти оболтусы даже не подозревают, как глупо они выглядят со стороны, - к командиру вернулась его обычная холодная надменность.

На следующих двух постах повторилось то же самое. Наконец, впереди возникли ворота. Прямо перед эльфами и Энавасой возвышалась гигантская стена, закрывающая яркое закатное солнце, а в ней были огромные стальные ворота. Было ощущение, что две створки и земля - единый монолит, и при всем желании никто не сможет сдвинуть их хоть на миллиметр. Однако ворота и земля были вполне раздельными, и створки спокойно закрывались на ночь двумя десятками внешней стражи.

Глава 11.

Дорога, по которой они ехали, была запружена людьми, стремящимися попасть в город до закрытия, однако очереди не было, толпа размеренно втекала в ворота.

Путников остановил молодой стражник со сверкающими голубыми глазами. Лишь его глаза были видны из-под стального шлема, грудь была покрыта таким же нагрудником, а в руке у него, как и полагалось, была длинная алебарда, которая явно причиняла ему неудобства.

- Стой! - алебарда просвистела прямо перед мордой механического скакуна, на котором ехал Охтакар, бережно придерживая Энавасу. Эльфы остановились.

- Вечер добрый, - любезно, но весьма холодно поздоровался Дис, - Мне нужен Ардор.

Молодой стражник явно не ожидал такого резкого приветствия.

- А не могли бы вы быть чуть повежливее, я если что и... - он неуверенно погрозил алебардой.

- Ардор, - повторил командир, - Ты что, оглох?

- Я, вообще-то...

- А я капитан первой тренты класса "воины" из Артера. Рад знакомству, - на каменном лице Диса мелькнуло подобие раздражения, - Итак, мне нужен Ардор.

- Черт возьми! - воскликнул Лори, добавив еще пару крепких ругательств, - Мы проедем или нет?

Бедный стражник кивнул, мельком глянув на стрелка, и мигом исчез в незаметной боковой двери. Через пару минут он вынырнул оттуда в сопровождении высокого хорошо сложенного юноши с каштановыми волосами и карими глазами.

- М? - произнес он после долгого вопросительного молчания, нагло глядя на Диса.

- Мы от Скари, - в его тоне произнес командир.

Ардор вмиг переменился в лице.

- Он что-то велел передать? - дрогнувшим голосом спросил он.

- Нет, - влез Лори, - Нам просто нужно проехать.

- А... - парень был немного раздосадован, - Он мною доволен?

- Нет, - спокойно ответил бывший наемник, совершенно оттеснив Диса, - Он о тебе ужасно отзывался, говорил, что не знает, как тебя вообще земля носит, да еще и угрожал, что скоро тебя заменит кем-нибудь другим, кто, в отличие от тебя, выполняет работу, а не сидит с друзьями по кабакам.

- Я не сижу по кабакам! - вскинулся было тот, но стрелка сложно было унять, когда он уже разошелся.

- Нет, мы о тебе все знаем! Ты каждый день выпиваешь в трактирах и кабаках, крутишь романы с девками оттуда же, да еще и требуешь себе повышенное жалованье!

- Тогда я был бы не у ворот, а в кабаке! - не хотел сдаваться тот.

- О, так ты еще и на работе пьешь! Обязательно доложу Скари о твоем отвратительном поведении. Поехали, ребята. - Лори жестом позвал всех за собой, оставив недоумевающего Ардора на попечение молодому ясноглазому стражнику.

- Кто это был, Этнор? - спросил парень у своего приятеля, когда Лори и компания затерялись в толпе.

- Э, - тот замялся, - Того наглого не знаю, а тот, который сначала к тебе обратился - капитан первой тренты класса воины из Артера...

- Мне кажется, я нахамил капитану... - протянул Ардор, - Меня ведь просто уволят, да? Не четвертуют, не казнят, не нашлют никакого смертного проклятия, а?

Напарник пожал плечами. Парень еще раз вздохнул и отправился обратно к той двери, откуда вышел, бормоча под нос: "Вот как тут не пить с такими-то проезжими!"

Солнце обливало светом, словно красным золотом, двух- и трехэтажные дома по бокам улицы, по которой ехали путники. Копыта металлических и живых лошадей стучали по мостовой, эльфов и Энавасу поглотил шум густонаселенного города. Навстречу катились, поскрипывая, телеги, запряженные клячами, торговки ходили, предлагая товар, из кабаков вываливались и шагали, пошатываясь, подвыпившие гуляки. Один из них присвистнул вслед Охтакару и Энавасе, на что последний хотел было помахать ручкой, но ученый крепко стиснул его запястье.

- Что? - прошипел герцог.

- Когти не стоит показывать на виду у толпы, - в тон ему ответил Охтакар, прикрывая раздражение милой улыбкой.

Вскоре начался другой квартал. Деревянные невысокие дома сменились крепкими каменными строениями. Каждое оснащено было заборчиком и коновязью. Из труб домов шел дым и из окон раздавались приглушенные толстыми стенами голоса.

- Мастерские, промышленный район, - голосом экскурсовода вещал Дис, - Проехав этот квартал, квартал кузнецов и оружейников, мы попадем сначала в квартал древообработчиков, кстати, Ан и Лори, вам стоит там побывать, далее будет квартал пекарей. Вот туда нам и нужно. Трактир, куда мы направляемся, весьма хорош, пользуется популярностью у купцов, приезжающих на частые ярмарки. Кстати, по случаю закрытия Первого Совета, устраивается очередная ярмарка. Все послы пробудут здесь еще достаточное количество времени, поэтому у нас с тобой, Энаваса, есть возможность увидеть их, если встреча с командиром внутренней стражи и еще парой важных людей пройдет удачно.

- Можно подумать, они мне интересны! - фыркнул тот.

- Мне интересны! - внезапно воскликнул Лори, - Можно с вами?

- Не думаю, что тебе представится возможность побывать на светских мероприятиях, но встретиться с послами на деловой беседе - запросто. Просто я могу взять тебя, как второго телохранителя нашего бесценного герцога, - с усмешкой продолжал командир.

- А меня? - тут же поинтересовался Ан, - Меня тоже можно? Как третьего телохранителя.

- Хорошо, - пожал плечами Дис, - Итак, идет трое экспертов и герцог.

- А меня... - начал было Охтакар.

- Тоже пойдешь, черт с тобой, - перебил его командир, махнув рукой.

За этой беседой эльфы не заметили, как проехали квартал древообработчиков и въехали в квартал пекарей. Вдоль улицы тянулись пекарни, и из каждой шел восхитительный запах. Иногда среди них попадались и винные магазины, лавки с множеством остро пахнущих специй или пивоварни. Эльфы и Энаваса еще издалека заметили "Рог созыва". Трактир действительно был не из дешевых.

Первый этаж был сложен из серого камня, из которого были сложены кузницы или городская стена, а второй и третий этажи были целиком из хорошего дерева, покрытого орнаментами и затейливыми рисунками. Около окованной сталью дубовой двери висела яркая вывеска, гласившая: "Трактир "Рог созыва"", а над дверью висел сам рог. Старый рог с почерневшей от времени вязью причудливых символов по всей длине.

Охтакар прищурился. Символы показались ему отдаленно знакомыми. Переведя взгляд на командира, ученый понял, почему.

На Дисе были доспехи - дар Мастеров Тайн. По ним тоже тянулись надписи, и закорючки, из которых они состояли, совпадали с закорючками на роге. Удивленный данным совпадением, Охтакар молча спрыгнул с лошади и подал руку Энавасе. Тот, проигнорировав этот жест, легко спрыгнул сам, придерживая спадающий плащ. Спутники тоже спешились.

- Ан ведет коней в конюшню, а я иду договариваться, - командир кинул поводья светлому эльфу.

- А... - хотел было поинтересоваться тот.

- Повернешь за трактир и сразу налево, - предугадал вопрос Дис, - Кликнешь конюха, чтоб он тебе помог. Остальные, за мной. Ан, как закончишь, присоединишься к нам.

С командиром никто спорить не посмел. Резко толкнув ногой дверь так, что она распахнулась настежь, ударившись о противоположную стену, Дис вошел внутрь, уверенным жестом приказав идти следом.

Путников встретил затхлый воздух, пропитанный запахами пива и колбасы, тусклый свет множества свечей, голоса и смех. Внутри трактир был достаточно просторным, чтобы на них не обратили внимания все посетители без исключения, коих в тот день было много. И все-таки люди, сидящие за ближайшими столиками, оглянулись и примолкли, провожая странную процессию взглядом.

Командир прошествовал прямо к стойке, где толпилось немало народу, и слышен был хрипловатый голос, рассказывающий что-то. Бесцеремонно оттолкнув пару завсегдатаев, Дис облокотился на край стойки и произнес, глядя на плотного человека с рябым лицом, стоявшего у бочки с пивом и держащего поднос с несколькими пустыми кружками:

- Ты зовешься Дином, хозяином этого трактира?

Тот недовольно хрюкнул, но ответил:

- Нет, вы ошиблись. Дина уже полгода как в живых нет. Я его двоюродный брат, он завещал мне это заведение, - не без удовольствия прибавил он.

Командир мельком глянул на Лори и Охтакара с Энавасой, стоящих на шаг позади. На их лицах читалось явное отвращение к хозяину.

- Мы можем разместиться здесь? - продолжил он.

Хозяин явно не наслаждался разговором, но и на этот раз счел нужным ответить:

- Да, комнаты на третьем этаже свободны. Сколько комнат вы будете брать и на какой срок?

- Назови цену, - Диса было непросто провести.

- Тридцать тор за комнату, - недовольно пробурчал тот.

Лори, успевший достать свой кошелек, выронил его из рук, от удивления.

- Сколько? - переспросил он, опять отталкивая Диса,- Тридцать тор? Да за такие деньги проще купить повозку и спать в ней!

- Комнаты на третьем этаже элитные, - пояснил хозяин, - В каждой комнате еще по три комнаты, а в каждой такой комнате по две кровати.

- Охтакар, у тебя будет десять тор? - повернулся Дис к ученому.

- У меня только ратхи, я не менял, - виновато потупился тот, показывая командиру горсть мелких овальных монет. В середину каждой из таких монеток был вставлен светло-голубой камень, слабо светящийся в темноте.

- Лори?

- У меня всего пятнадцать тор! - воскликнул стрелок.

- У меня еще двадцать, дай мне десять, я потом тебе верну, - потребовал Дис, - Давай ты скорее, я вообще-то есть хочу, а у нас ни еды, ни воды нет.

При этих словах алчность вспыхнула в глазах хозяина трактира.

- Простите, эльф, - он тронул командира за плечо, чтобы тот снова повернулся, - Я должен предупредить вас, что тридцать тор - только за одни сутки. И еда с водой тоже денег стоят.

В этот момент вошел Ан. Дис быстро стребовал с него все торы, что у него были. Таковых оказалось еще двенадцать.

Таким образом, заплатив за комнату и за обед, эльфы и Энаваса, все это время скромно стоявший около Охтакара, завернувшись в плащ, направились к свободному столу.

- Лори, прошу, только не нарывайся, не хочу, чтобы пришлось еще платить за восстановление трактира, - проговорил Дис, протискиваясь между членами очередной веселой подвыпившей компании.

- Чего сразу я-то? - возмутился бывший наемник, но спорить не стал. Устали все.

Однако когда пришла очередь Охтакара, ведущего Энавасу, пара мужиков, бывших уже навеселе, обратила внимание на "девушку" со светлыми волосами, скрывающую личико под капюшоном. Один из них что-то крикнул вслед, но другому этого показалось мало, и он со всей силы шлепнул герцога пониже спины. Энаваса застыл на месте, а Охтакар тут же обернулся. Дис, Лори и Ан тоже повернулись, глядя на неподвижную "девушку".

Ну, че, эльф? - слегка заплетающимся языком спросил бородач, - Осмелишься вступиться за прекрасную леди? Или просто одолжишь мне ее?

В трактире вмиг установилась мертвая тишина. Не меньше полусотни заинтересованных взглядов вмиг устремилось на ученого. В этой тишине слышно было, как медленно сквозь зубы выдохнул Энаваса. Взгляды тут же переметнулись на него. Герцог медленно развернулся. Его движения были похожи на плавные движения разъяренного хищника.

- Симпотная, - довольно промямлил мужик.

- Энаваса, спокойно, - предупреждающе произнес Дис, но эти слова стали последней каплей.

Герцог молниеносным движением скинул с себя плащ и прыгнул на обидчика. Началась драка. Пьяный народ радостно бросился бить эльфов, которые вовсе не хотели драться. Впервые Дис видел, как дерется Энаваса. На его глазах это существо из герцога стало неконтролируемым хищником, теперь им правил не разум, а лишь инстинкты.

Оставив обидчика с глубокими следами от когтей на шее, он вспрыгнул на стол и полоснул рукой по воздуху, расцарапав кому-то лицо. В следующий миг Энаваса уже взлетел на одну из балок, поддерживающих потолок, как раз в тот момент, когда стол выбили из-под него, он прыгнул кому-то на плечи, свернув ему шею, а потом взобрался на балку и оттуда наблюдал за происходящим, сидя по-кошачьи.

Наблюдая за ним, Дис сам успел положить пятерых людей, не достав меча, а лишь попутно отмахиваясь и уворачиваясь. Лори с веселыми криками дрался, легко перепрыгивая со столов на стулья и обратно, не скупясь на красочные эпитеты, выражавшие его мнение. Ан ловко отбивался попавшейся под руку шваброй, а Охтакар успел прочитать одно из манускриптовых заклинаний и теперь двигался по всему трактиру, касаясь каждого дееспособного человека, после чего каждый, кого он коснулся, падал, полностью парализованный.

Таким образом, к концу бойни на полу лежало около тридцати получивших по заслугам. Некоторые не подавали признаков жизни. Остальные успели вовремя уйти или спрятаться за стойкой. Одним из таких везунчиков оказался хозяин трактира.

- Б-Б-Барк, - заикаясь произнес он, протягивая руку Дису, - Отныне вы будете моими друзьями. Поэтому я делаю вам скидку на оплату комнаты, а за еду можете и вовсе не платить.

С нервным смехом он отдал поднос командиру и почти бегом, спотыкаясь о разломанные стулья и распростертые тела, кинулся к себе за стойку, откуда вела незаметная дверь в его домик на заднем дворе.

Эльфы и Энаваса уселись за одним из уцелевших столов.

- И заметь, Дис, это не я! - первым прервал тишину Лори.

- Этот пьяница сам виноват, - холодно произнес Энаваса, усаживаясь на стул и возвращая стрелку идеально свернутый плащ.

- Забудем этот инцидент, - предложил Охтакар, откатывая очередное тело с прохода.

- Мы-то забудем, а вот внутренняя стража на вряд ли, - проворчал Дис, - Самое время напрячь все связи в Трарорте. И завтра же ты, Охтакар, идешь менять деньги.

Глава 12.

Двадцать четыре торы, - в сотый раз сокрушенно повторил Охтакар, разглядывая лежащие на ладони две золотые и четыре серебряные монеты, - Двадцать четыре. Торы.

- Это не такая уж маленькая сумма, - возразил Дис, рассматривая какой-то товар, лежащий на прилавке.

- Ага, для трех с небольшим тысяч ратх?! - повысил было голос ученый, но тут же успокоился. О деньгах, тем более о темноэльфийских, в лавках не говорят.

С утра эльфы полным составом ушли, предварительно заперев Энавасу в комнате. Их путь лежал в ткацкий квартал. Охтакар заскочил в попавшееся по пути Второе посольство и обменял свое добро на торы. Результат его разочаровал. Ан и Лори решили, что в ткацкий квартал им не нужно и направились в противоположном направлении - в квартал древообработчиков. "Как они будут раздосадованы, поняв, что у них не хватает денег даже на одну десятую часть лука или копья," - холодно усмехнулся Дис, когда светлые эльфы скрылись за поворотом.

Командир и ученый уже второй час ходили по лавкам, выбирая наилучший вариант костюма для герцога, чтобы произвести должное впечатление на знатных купцов, к которым их направили Мастера Тайн.

- А я говорил, что надо брать Энавасу с собой! - заметил Охтакар, глядя, как Дис поочередно сравнивает две одинаковые белоснежные рубашки с пышным жабо и кружевами на рукавах, но разных размеров.

- Не хватало нам еще привлечь внимание внутренней стражи, расхаживая по городу с полуголым человекоподобным существом, - огрызнулся командир, отвлекаясь от сравнения.

- После вчерашнего хуже уже быть не может. Нас наверняка уже поставили на учет. Или, возможно, уже выслали стражу к трактиру.

- Сегодня во второй половине дня я планирую нанести визит знакомому капитану стражи.

- В одиночку? - вскинул брови Охтакар.

- Нет, с Энавасой, - Дис потянулся за другой рубашкой, - Надо, чтобы герцог как можно сильнее светился здесь. Если он докажет, что он известен, богат и на хорошем счету в Артере, то нам выделят больше денег. И автоматически отпадут все проблемы с границей. Поэтому пойду я, как капитан первой тренты класса "воины", и он, как спонсор сего похода.

- Он не спонсор, - напомнил ученый.

- Моему знакомому этого знать не следует, - Дис многозначительно взглянул в глаза Охтакару. Ученый согласно кивнул.

После еще одного часа сосредоточенного поиска одежды, эльфы таки купили то, что, по их мнению, выглядело весьма убедительно, и со спокойной совестью отправились обратно в трактир. Всей компанией они единогласно решили, что останутся в Трарорте на неделю. Этого времени должно хватить всем. К тому же, все, кроме Диса, уже бывавшего в городе, и Энавасы, о котором никто ничего не знал, хотели осмотреть столицу единственного гномьего государства. "Оно и уникально тем, что оно гномье, - позже объяснял Охтакар, - Гномы издревле не имели своих государств, хотя у них и есть ярко-выраженная культура, как речевая, так и в области искусства. Они всегда жили совместно либо со светлыми эльфами, либо с людьми."

На обратном пути они встретили унылых представителей прекрасной расы.

- У нас нет денег, - пожаловался Лори.

- Пока я не навещу знатных купцов, у нас и не будет денег, - разрушил его надежды Дис, - И даже после визита к ним, на оружие у нас все равно не будет денег, потому что есть гораздо более важные вещи.

- Конечно, наиважнейшая из них - твоя скупость, - съязвил стрелок.

- Да, - подхватил Ан, - Оружие - вещь необходимая. Она не может быть ненужной или неважной.

- У вас есть хорошее оружие, - парировал командир.

- Нет предела совершенству, - возражал бывший наемник.

- К слову, я бы тоже не прочь прошвырнуться по книжным магазинам, - встрял Охтакар, - И, да, знание, это же тоже оружие.

- Ладно, - сдался Дис, склоняя голову, - Каждый из вас получит по двадцать тор на личные траты. Разумеется, если мы будем располагать положенной суммой. Иначе все не только ничего не получат, но еще и скинутся.

- Ну и славненько, - широко заулыбался Лори, проходя в трактир. Следом пошли ученый и Ан. Командир со вздохом устремился за ними.

Энавасу эльфы застали скучающим. Он лениво покачивался, свесившись вниз головой с очередной балки, поддерживающей крышу.

- Ты никуда не выходил? - первым делом осведомился Охтакар.

- Никуда, - оживленно подтвердил тот, - Вы же меня заперли.

- Окно, - сухо напомнил Дис.

Герцог на миг растерялся, но тут же устремил наглый взгляд на командира.

- Вы же попросили меня быть здесь, вот я и был. Если не доверяете мне, могли бы оставить кого-нибудь в качестве стражи.

- Действительно, надо было оставить кого-нибудь, - проворчал Лори, но Энаваса услышал и наградил его взглядом, полным ненависти.

- Ладно, одевайся, - поспешил сменить тему разговора командир, - Поживее, нам надо успеть доехать до дома моего знакомого.

- Опять раскомандовался, - презрительно скривился герцог, по-кошачьи спрыгивая на пол и направляясь к вороху одежды, которую Охтакар поспешил скинуть на ближайшую кровать.

Через четверть часа эльфы уже оглядывали получившееся произведение искусства.

- Должен признаться, с размером вы угадали, - заметил Энаваса, - Да и вкус у вас неплохой. Только как-то вычурно получилось.

- Так надо, - не отрываясь от детального осмотра, ответил командир.

Наконец, пришла очередь Диса наводить лоск. Доспехи было достаточно смахнуть тряпочкой, а вот светло-голубую рубашку пришлось стирать, ибо его компаньоны узнали, что она светло-голубая только после того, как командир замочил ее в тазике с водой.

Теперь Энавасе было никуда не деться от верховой прогулки. Дис признался себе, что золотистая лошадка прекрасно подходит герцогу, но тот не разделял его эстетического удовольствия.

Когда они въехали в ювелирный квартал, командир резко притормозил.

- Выбирай магазин на свой вкус, - велел он слегка удивленному Энавасе. Тот начал придирчиво осматривать множество магазинов, которые они проезжали резвым шагом.

Магазины действительно стоили того, чтобы на них смотрели. Они сильно отличались от пекарен или кузниц. Каждую ювелирную лавку украшал какой-нибудь неповторимый элемент, привлекающий внимание. Где-то весь узкий трехэтажный домик обвивала стальная виноградная лоза с впаянными туда намертво аметистами, привлекающими множество воров. Тем не менее, ни одного украденного камня заметно не было. Еще одна лавка притягивала взгляд своими оконными рамами и витражами, разбрасывающими разноцветные блики вокруг.

Среди всех этих ярких вывесок Энаваса выбрал простой добротный домик с такой же простой вывеской. "Мастер цветных металлов, самоцветов и прочих драгоценностей Орбарт" было выжжено на ней.

Войдя внутрь, Дис увидел просторную комнату, полную витрин, в которых было представлено множество сверкающих украшений в прекрасных оправах.

- Выбирай, - кивнул он Энавасе, которому разрешения и не требовалось.

Через пять минут командир уже пытался договорится с Орбартом, чернобородым гномом, о покупке в кредит. После длительных переговоров, завершившихся полнейшим успехом Диса и недовольством гнома, они отправились уже прямо к главному корпусу внутренней стражи Трарорта.

Главный корпус, вопреки своему громкому названию, находился далеко не в центре города. На главной площади Трарорта находились Здание Первого совета, Здание Второго совета, мэрия и Дворец Торжеств, выстроенный единственно с целью проведения там балов и прочих светских мероприятий, о чем ясно говорило название. Сама площадь обычно была занята множеством рыночных палаток.

Корпусом внутренней стражи Трарорта являлось высокое здание, облицованное белым мрамором, с вытянутыми окнами и широкими воротами. У этих ворот стояло двое стражников, также стража ходила и по небольшой оживленной площади перед корпусом, от которой отходило несколько улиц. Из одной такой улицы и выехали Дис с Энавасой.

Стражники, в красивой белоснежной форме и отливающих серебром доспехах, поклонившись, пропустили их внутрь. Энаваса тут же напустил на себя вид знатной особы и стал придирчиво оглядывать залы, по которым его вел Дис. Высокомерно, слегка презрительно, вполголоса, он отпускал колкие замечания по поводу интерьера, отдергивал манжеты, поправлял огромную драгоценную брошь и брезгливо окидывал взглядом проходившую мимо стражу.

"С таким герцогом он точно поверит мне," - мысленно пообещал себе Дис.

Через пятнадцать минут они уже стояли в кабинете командира внутренней стражи Трарорта. Перед ними из угла в угол расхаживал рыжий гном с аккуратно заплетенной в три косички длинной бородой. Его лицо было покрыто шрамами, а из-под кустистых бровей выглядывали живые проницательные карие глаза.

- Да, Дис, натворили вы дел! - громким басистым хрипловатым голосом рассмеялся он, - Сначала, когда доложили о приезжих, затеявших драку, так я рассердился, а как сказали, что там северный эльф был, так сразу понял, что это ты!

Дис вежливо улыбнулся.

- Я пришел к тебе, чтобы представить герцога... - он осекся.

Ведь никто не сообщил, какая у Энавасы фамилия.

- Герцог Рэнти-Аллар Артерский, - взял тот ситуацию в свои руки, отвесив замысловатый реверанс.

- Рад служить вашей светлости! - гаркнул гном, отдавая честь.

Даже вытянувшись во весь рост, он едва доставал Дису до пояса.

- Благодарю, - холодно ответил Энаваса с ничего не выражающим лицом, - Я спонсор этого похода, кроме того, у меня есть рекомендательное письмо, - герцог извлек письмо от Главного Мастера из внутреннего кармана вычурного кафтана, расшитого золотом, да еще и со множеством свисающих золотых цепочек, - Согласно ему, вы должны выдать нам, в частности, мне, десять тыс... - Энаваса поперхнулся от удивления.

Дис заглянул в рекомендательное письмо. В каракулях Главного Мастера можно было явственно разобрать только "10000 тор". Дис тоже поперхнулся. Он готов был поклясться, что еще утром там стояла всего "1000 тор"!

Десять тысяч тор, - ошалело продолжал герцог, перекинувшись с командиром удивленными взглядами.

- Ну... - командир внутренней стражи Трарорта тоже слегка удивился, - Хорошо, я отпишу в казначейство... Позвольте спросить, а куда вы держите путь?

- В Л-Сиаф. У герцога Рэнти-Аллар Артерского есть там кое-какие дела, - многозначительно протянул командир.

- Понял, понял, - командир стражи поднял руки в предупреждающем жесте, - Не навязываюсь. Ну, что, Дис, я надеюсь, мы с тобой еще встретимся?

- Естественно, прогуляемся как-нибудь по окрестностям верхом?

- Хорошая идея, - поддержал гном, - Кстати, а будете ли вы на званом ужине? Он обещает быть грандиозным.

- Нас звали на званый ужин? - спросил Дис Энавасу, понижая голос до шепота.

- Нет, но ничто не мешает нам туда прийти, - ответил тот.

- Это же званый ужин! По приглашениям! - зашипел в ответ командир.

- Не надо мне объяснять, что такое званый ужин! - Энаваса устремил гневный взгляд на Диса, - Поверь, если надо, мы там будем.

- Надо, - кивнул тот.

- Решено, - пожал герцог плечами и повернулся к гному, с интересом следившему за перепалкой.

- К сожалению, нас не пригласили, - с оскорбленным видом сказал он, - Скажите, а кто инициатор этого пиршества?

- О, - загорелся командир стражи, - Сам руководитель Первого Совета устраивает этот ужин! А все потому, что, вроде, обошлось все с этими воинственными ребятами. И, конечно же, не без нашей помощи, - гном довольно погладил бороду.

- А будет ли там светлоэльфийский посол? - спросил Дис.

- Конечно! Он один из самых ожидаемых гостей вечера!

-Прекрасно. Ан и Лори как раз хотели познакомиться с ним.

- Это вполне реально, - заметил гном, садясь за письменный стол и принимаясь строчить письмо в казначейство.

Через полчаса Дис с Энавасой, наконец, выдохнули, выйдя из покоев командира стражи. Стражники поклонились им и пропустили в анфилады, ведущие обратно к выходу. За несколько залов до выхода командир и герцог услышали полные возмущения вопли. Попав на улицу, они пришли в легкое замешательство: двое стражников удерживали полную негодования старушку, рвущуюся туда, откуда они только что вышли.

- Отпустите, мерзавцы! - голосила она на всю улицу, - Отпустите, говорю вам! Этот ваш главный мне за все ответит! Петуха! Единственного петуха! Да как можно! Задавить петуха! Ух, это точно кто-то из вашей шайки!

- Вообще-то, не шайки, а патруля, - пропыхтел один из стражей.

- Ой, да вы хуже бродяг каких-то! А форму-то носите новенькую, белую! Небось, много денег, а? А о простом народе подумать? Петуха! Единственного петуха! Как можно! Задавить петуха! Мерзавцы!

Дис с Энавасой с интересом следили и слушали, садясь на своих скакунов.

- Они, что, петуха ее задавили? - не понял командир, - На лошадях?

- Да, не далее, как вчера вечером, - кивнул герцог.

- И как лошадь не шарахнулась от петуха? - фыркнул Дис, - Кони, особенно нервные, даже от голубей шарахаются, а от петуха и подавно.

- А потому что лошадь было механическая, - сдерживая улыбку, Энаваса указал командиру на переднюю ногу его коня. Она была покрыта чем-то подозрительно похожим на засохшую кровь. Догадку Диса подтвердили белые перья, прилипшие к копыту.

- Поехали отсюда, - пробормотал командир, пуская коня галопом прочь.

Глава 13.

Дис влетел в комнату на третьем этаже трактира "Рог созыва", распахнув ногой дверь с такой силой, что она с громким стуком ударилась о стену и захлопнулась обратно, припечатав Энавасу, идущего следом.

- Какого черта здесь написано десять тысяч?! - прогремел он, грозно нависая над оробевшими эльфами. Лори с Аном непонимающе уставились на бумагу, протянутую командиром, а Охтакар открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут же очутился в опасной близости к горящему праведным гневом бледному лицу Диса. Командир схватил ученого за ворот рубашки и приподнял над полом.

- Ты, - прошипел он, стараясь сдержать гнев, - Ты посмел приписать еще один ноль к этой сумме?

- Да, - тихо, но внятно ответил тот, - Я подумал, что мне нужна будет компенсация за то, что я потратил свои ратхи...

- Но не девять же тысяч тор! - Дис нечеловеческим, даже неэльфийским, усилием заставлял себя не ругаться.

- Учитывая моральный ущерб, - предпринял вторую попытку Охтакар, - За вчерашнюю драку...

- Это мы должны были бы платить штраф, если бы не мои связи, а не тебе выплачивать деньги за то, что ты, в кои-то веки, выполнил свою работу! - громогласно осадил на него командир.

Мало того, он же еще и нарушил личное пространство ученого, которое тот очень ценил. Охтакар хотел было освободиться, но как он ни пытался вырваться, Дис даже не двигался с места. Лишь чуть более напрягшиеся стальные мышцы у него на руках выдали усилие командира.

- Моя работа... - никак не сдавался ученый.

- Отставить! - рявкнул Дис, рывком отпуская его.

- Дис, - мягко обратился к нему Энаваса, выходя из-за двери и держа кружевной белый платок около носа - дверь разбила его в кровь, - Хватит командовать. Ты не командир, теперь ты - один из нас.

"Никогда я не буду одним из вас," - с горечью отметил тот мысленно. А герцог продолжал:

- Все обошлось, деньги у нас. Да, возможно, это преступление, но кто теперь узнает об этом? В Артере все замнут, это точно, они сами заинтересованы в том, чтобы со мной ничего не случилось, в Трарорте никому кроме нас это не интересно. Самое худшее, что может произойти - ты убьешь Охтакара за то, что он приписал этот злосчастный ноль!

Командир выдохнул. Как ни крути, Энаваса был прав, теперь не важно, сколько денег они получили.

- Тогда, - выдохнул он, поворачиваясь к ученому спиной, - Каждый из вас получит не двадцать, а двести тор на личные траты. Не благодарите.

Произнеся последнюю фразу с тонной презрения, он ушел в другую комнату, провожаемый недоуменными взглядами спутников.

Следующие два дня прошли в постоянных деловых разговорах с богатыми купцами. Кого только Дис с Энавасой не встречали! И светлого эльфа, и пару людей, и гнома! Ко всем герцог ходил в одном и том же костюме, но оба понимали, что нельзя будет явиться в нем же на званый ужин, который должен был состояться на четвертый день их пребывания в городе.

О приглашениях для всех Энаваса позаботился.

Решили прогуляться пешком, а не ехать на лошадях. Правда, вскоре, поняли, что идея была, мягко говоря, не лучшая. Дис бодро шагал по мостовой, Энаваса тоже не отставал, а вот остальные уже существенно подустали, когда, наконец, впереди показалась Главная Площадь.

Улицы, по которым эльфы с Энавасой шли, по мере приближения к центру города, становились все более оживленными и украшенными. Сама Площадь светилась множеством мелких разноцветных фонариков, висящих на палатках торговцев, со всех сторон слышались звуки флейт и волынок, веселые песни, крики купцов, зазывающих покупателей. Вокруг приятелей тут же образовалась небольшая толпа, почтительно уступающая путь и тут же смыкающаяся за спиной. Дис шел первым, за ним важно выступал Энаваса, с двух сторон охраняемый Аном и Лори, а сзади не отставал Охтакар.

Герцог и вправду выглядел отлично. Командир позаботился о его новом костюме. Белоснежная с золотистыми отблесками шевелюра лежала волосок к волоску, на руках были обрамленные кружевами белые перчатки, а пальцы были унизаны драгоценными перстнями, на которые ушла большая часть лишних денег. Рассудив, что белый цвет - признак богатства, да и очень идет к волосам, Дис решил, что Энавасе прекрасно подойдет "мужской эквивалент свадебного платья". Так назвал получившееся Охтакар. На герцоге был белоснежный кафтан с множеством кружев, под ним - белый жилет, испещренный мелкими золотыми завитками, с белой рубашкой. Узкие белые штаны были заправлены в изящные белые сапоги на невысоком каблуке. Благодаря этому костюму, Энаваса тут же привлек внимание толпы. "Ага, решили, что ведут невесту," - огрызался он.

Приятелей проводили до самого входа во Дворец Торжеств, где два стражника, пропустив их, преградили путь восхищенным зевакам. Их встретили блестяще одетые лакеи, которые так просто не отвязались - пришлось показать приглашение, полученное герцогом накануне.

Теперь перед ними, наконец, отворили главные двери. Взору эльфов и Энавасы предстал чудесный зал с высокими потолками, огромными хрустальными люстрами с тысячами свечей, стенами, со множеством мелких архитектурных деталей: завитушек, причудливых выступов, имитаций колонн с вычурными капителями и многим другим. По паркету, состоящему из самых разных пород дерева, ходили знатные особы, и между ними ловко сновали абсолютно такие же лакеи, как те, что встречали их у дверей, разнося вино всех сортов.

У Диса даже слегка закружилась голова от такой блестящей толпы, разнообразных пышных платьев, смеха, разговоров и классической музыки, которую играл огромный оркестр. Все эти дамы и кавалеры медленно ходили по залу, вели светские беседы, знакомились, договаривались, некоторые танцевали. Командир постарался привести себя в адекватное состояние. Сейчас главное - не упустить Энавасу из виду.

Эльфы последовали за герцогом, чувствовавшим себя как рыба в воде. Он медленно прошел к одной из компаний, поздоровавшись на ходу с десятком абсолютно незнакомых Дису особ и взяв с подноса первый попавшийся бокал.

- Здравствуйте, господа, - поздоровался он с компанией. Она состояла из человека в пестром одеянии с дамой в не менее пестром платье, одетого в традиционные зеленые цвета статного светлого эльфа, и еще одного мужчины, который с первого взгляда не понравился Дису.

- О, герцог, мы ожидали увидеть вас здесь, - расплылась дама в искренней улыбке. Ее кавалер тоже несмело улыбнулся.

- Я несказанно рад, что вы приняли мое приглашение, - выражение лица неприятного типа приняло некую благосклонность.

Взгляд холодных серых глаз скользнул по эльфам, на миг задержавшись на Дисе, от чего командиру стало не по себе.

У незнакомца были черные волосы, аккуратно расчесанные, с прямым пробором, рассыпавшиеся по плечам. На нем был старомодный наряд весь в серых и черных тонах. Дис также обратил внимание на жезл, который тот держал в руке. На его пальце красовался крупный перстень с черным камнем, причудливо преломляющим падавший отовсюду свет.

- Эраулион, - повернулся черноволосый к эльфу в зеленом, - Знакомьтесь, это герцог Рэнти-Аллар Артерский.

- Я наслышан о вас, - пожимая руку Энавасе, сказал тот.

Дис краем глаза заметил, как загорелись глаза Ана. "Ах, ну, конечно. Это же тот самый посол, которого так любят светлые эльфы, а Ан так и вовсе с ума сходит," - припомнил Дис.

- Господа, - обратился к ним герцог, - Позвольте представить вам моих спутников. Это Дисгорт, Эксперт по клинковому оружию.

- Я слышал о вашей тренте, - вставил кавалер в пестром, - Говорят, она самая лучшая.

"Была," - с горечью подумал Дис, вспомнив о Горт-Намиде. Но, тем не менее, командир нашел в себе силы улыбнуться и слегка поклониться.

- Это Аналирион, Эксперт по древковому оружию, - продолжал Энаваса.

- Здравствуйте, - Ан тоже поклонился, - Я всегда мечтал познакомиться с вами, Эраулион. Для меня это огромная честь.

- Будем же знакомы, - ответил тот со снисходительной улыбкой.

- Это Луор, Эксперт по стрелковому оружию.

Лори поклонился, но взгляда не отвел. Он смотрел прямо в глаза Эраулиону, даже не потрудившись улыбнуться.

- Для меня также честь видеть вас здесь, - сказал он и без тени доброжелательности, обращаясь к светлоэльфийскому послу.

- Весьма польщен, - ответил тот в той же манере, выдержав взгляд.

- Это, - Энаваса указал на ученого, - Охтакар, мой личный лекарь.

- Неужели вы больны, герцог? - встревожено подала голос дама.

- Ни в коем случае, - улыбнулся он в ответ, - Я в полном здравии, но этот долгий утомительный путь любого может сбить с ног.

- Верно сказано, - взгляд серых глаз незнакомца не задерживался на представляемых эльфах, а был устремлен лишь на Диса.

- Господа, давайте же танцевать! Оркестр играет превосходный вальс! - нарушила паузу дама.

- Поддерживаю! - неожиданно согласился Лори, - Подарите мне танец, леди?

- С превеликим удовольствием! - легко согласилась та.

Лори с дамой закружились в вальсе по залу. Дис мысленно отметил, что стрелок очень хорошо танцует. Энаваса и Охтакар тем временем разговорились с неприятным типом и кавалером, а Ан нашел момент, чтобы завести беседу с обожаемым Эраулионом. Чтобы не чувствовать себя немым стражем герцога, Дис решил пройтись по залу. Взяв с подноса проходящего мимо лакея бокал с белым вином, он устремился вглубь толпы, чтобы поискать знакомого командира внутренней стражи.

Иногда в вихре шуршащих платьев он видел Лори с пестрой дамой, которая охотно "дарила" ему уже третий танец подряд. Остальные были ему совершенно незнакомы. Дис ожидал, что встретит здесь коллег из других стран, но, к его разочарованию, здесь были в основном не военные, а знатные особы и их всевозможные родственники. Гномов было очень мало, так что осмотрев весь зал довольно быстро и так и не найдя товарища, командир остановился около стены и, прислонившись к очередному выступу рядом с позолоченной вазой, отпил вина из бокала. Что может быть хуже такого званого ужина! И самого ужина-то нет...

Глава 14.

Кого я вижу! - раздался откуда-то сбоку очень и очень нежелательный для командира голос, - Неужели сам Дисгорт Дарогхем? Нор, Нор, гляди, это же он!

Дис не повернул головы, стараясь сделать вид, что он - часть стены.

- Мда? - раздался второй голос, - Мы его с тобой не видели уже больше тысячи лет, вдруг это не он?

- Да нет же, он! - настаивал первый, - Приглядись к чертам лица. Неужели ты не видишь в нем его папашу? А уж его-то ты видишь часто!

-Точно, Ханна, ты права, - согласился, наконец, второй, - Пойдем потолкуем с ним!

В этот момент для Диса рухнул весь мир. Но двое подошедших северных эльфов вовсе не считались с рухнувшим миром, они, наоборот, казались слишком веселыми, что еще больше удручало командира.

- О, Мать Севера, неужели сам отрок Дарогхемов пожаловал сюда? - нараспев произнес парень.

- Что же ты такой мрачный, а? - подхватила издевательски эльфийка.

- Нор, Ханна, я тоже бесконечно рад встретить вас, - холодно ответил Дис, - И я не верю в Мать Севера.

- Я смотрю, ты ничуть не изменился! - рассмеялся северный эльф.

- Что ты имеешь ввиду, братец? - шутливо поинтересовалась девушка.

- То, что Дис, как и тысячу лет назад, не может найти себе компанию, чтобы поболтать! - парень еще громче засмеялся, довольный собственной шуткой.

Командир смотрел на них, вспоминая давно забытые призраки прошлого. Это были дети первого министра Аладара. Двойняшки - брат и сестра - Нор и Ханна, - злейшие враги детства. Они всегда могли найти повод, чтобы поиздеваться над Дисом, даже сейчас, тысячу лет спустя.

Нор был моложе командира, что не мешало ему делать многочисленные гадости Дису в детстве. Теперь он вырос, сильно изменился, но наглость и издевка в холодных голубых глазах остались. От этого они казались еще более холодными. Нор был одет по последней моде: короткая куртка и сапоги - из кожи редкого северного дикого зверя - белые с голубоватым отливом. Небесно-голубая рубашка с жабо, белоснежные штаны с голубыми узорами и широкий белый ремень с серебряной пряжкой. Прическа у него тоже была модная: волосы с правой стороны пострижены до корней, а остальная длинная шевелюра перекинута налево. Дис всегда предпочитал стандарт, а не эту вызывающую неформальность.

Ханна была одета в простое платье из тяжелой довольно грубой ткани, расшитое традиционными северноэльфискими узорами. Такая мода больше была Дису по душе. Но платье он находил намного более привлекательным и красивым, нежели его владелицу.

Брат и сестра имели почти одинаковые черты лица, только у Ханны они были слегка смягчены. Прически тоже были одинаковые, как и поведение. Словом, больше всего в этой парочке прельщало командира платье.

- Ты б видел лицо своего папаши, когда он узнал, что его сын - командир тренты! - громко засмеялась Ханна.

- Неужели, так плохо быть командиром первой тренты класса "воины"? - решил ответить Дис.

- Для Дарогхема - да, - серьезно произнес Нор, глядя прямо в глаза командиру, - Никто даже и думать не решался, что юный Дисгорт Дарогхем решит бежать из своей страны. Даже если он не питал никакого патриотизма, он должен был хотя бы проникнуться своим величием. Но ты обманул всех, Дис, - холодно усмехнулся брат, - Возможно, даже самого себя. Не жалеешь?

- Ни в коем случае, - тихо раздельно произнес командир, - А вы зачем здесь?

- Мы, - к Нору вернулась обычная насмешливая улыбка, сводящая женщин с ума, - Мы здесь вместе с североэльфийским послом. Отец хочет, чтобы я занял его место, а потому отправил меня сюда, так сказать, на стажировку.

- А Ханна?

- А что мне оставалось? - ответила за брата девушка, - Нор уезжает, делать в отцовском жилище в Носторне нечего, в поместье - тоже.

- Учиться, - холодно подсказал Дис, - Можно было бы попробовать учиться.

- Ты до сих пор считаешь, что мне, дочери первого министра, это пригодится? Ах, Дис, ты и правда ни капельки не изменился.

Ханна фамильярно похлопала командира по плечу.

- Единственное стоящее занятие для меня - искать себе достойного жениха. Отец долгое время полагал, что им можешь стать ты. Но потом ты сбежал.

- Кстати, да, Дис, - Нор бесцеремонно толкнул его в бок, - Твой папаша не знает, что и думать. Кому он должен передать все, чем владеет?

- Потише, - сквозь зубы произнес командир, косясь на танцующего в опасной близости Лори.

- Как интересно! - еще громче воскликнул тот, - Неужели ты держишь это в секрете? Что именно? Весь род? Или так, лишь тот маленький факт, что ты...

Не успел он договорить, как Дис молниеносно увлек его в густую тень за одну из штор, зажав рукой рот.

- Еще слово на людях - прошипел он Нору в самое ухо, - И ты труп. И мне плевать, что ты сын первого министра. Я повыше буду.

- Фу, как грубо, - обиженно отозвался он, когда командир соизволил его отпустить, - Ладно, ладно, не хочешь, не буду я ничего говорить. Только отец до сих пор ищет тебя.

- Именно поэтому ты будешь молчать, - с нажимом произнес Дис, - И ты, Ханна, тоже.

Удивленная эльфийка закивала.

- Расскажи об отце, - тихо попросил командир, отпивая вина, которого даже не расплескал, - Ты же его часто видишь.

- Да, - приосанился Нор, - Когда ты исчез, тысячу лет назад, он чуть с ума не сошел. До сих пор не могу понять, как тебя не поймали целые легионы, которые он послал на поиски.

- Выживешь ты или нет, будет зависеть лишь от твоего стремления выжить, - пробормотал Дис слова своего наставника в военной школе, которые он слышал каждый раз, когда у него что-то не получалось.

Будучи ребенком, он много раз замечал, что его тренируют не как остальных Экспертов по клинковому оружию, а по-особому, усиленно. В то время, как верхом мастерства его сверстников было победить в поединке один на один, Дис уже практически всегда выходил победителем в неравном бою один против трех. И этими тремя обычно были воины, закончившие военную школу. Объяснял он себе это тем, что остальные были преимущественно люди, а он - редкость - северный эльф.

- Причем, - продолжал тем временем Нор, - Ладно, легионы, твой отец вообще думал, что ты умер и лежишь где-то под снегом, окоченелый.

- Спасибо за подробности, - сухо поблагодарил Дис.

- Не благодари, - отмахнулся тот, даже не заметив сарказма, - А представь, сколько радости было, когда он, спустя почти сотню лет, увидел твой портрет с надписью: "Лучший командир тренты королевства Истарк" !

Откуда? - тревожно спросил командир, - Откуда он получил портрет?

- Один гость из Истарка привез. Откуда этот портрет у него взялся, не знаю, - пожал плечами Нор, - Знаешь, как тяжело ему было знать, что ты жив, а слышать о тебе лишь раза два в столетие, а? Совесть не мучает?

Дис предпочел промолчать, задумчиво отпивая вина.

- Ну и ладно, - хмыкнув, продолжал тот, - Гости, как ты сам помнишь, редки у нас, раз в семьдесят-восемьдесят лет заглянет кто, так папаша твой сразу о тебе интересуется. Говорят, - глаза Нора, который всегда любил слухи, загорелись, - Он даже писал в Истарк, чтобы с тобой связаться. Не раз писал, а все безрезультатно, говорят, ты все в разъездах каких-то. Ой, а во время той войны какая истерика была! Не дай Мать Севера пережить это еще раз! Каждый день с моим отцом все говорил о военной помощи! Мы ему: "Да не дойдут до них наши воины, они и сами справятся, конфликт ведь не масштабный!", а он только и знает, что "Надо отправить легион, надо отправить легион." Хорошо, что все быстро закончилось.

"Благодаря моей тренте," - мысленно хмыкнул Дис, не сводя взгляда с Нора.

- И как только северного эльфа с фамилией Дарогхем не заподозрили? Ведь у любого спроси, - эльф обвел взглядом зал, - Каждый знает о сбежавшем...

Тут Дис сильно ткнул его в бок, увидев приближающегося Энавасу.

- Добрый вечер, - любезно поздоровался он с Нором и Ханной, выражение лиц которых было не передать словами: какое-то глупое изумление на их лицах развеселило командира.

- Знакомьтесь, это герцог Рэнти-Аллар Артерский, особа, сопровождаемая мною, - быстро исполнил формальную часть любой беседы Дис.

- Вы друзья Диса? - совершенно искренне поинтересовался тот.

- Да, - Нор кинул на командира мимолетный взгляд, - С детства дружим.

- Ах да, - картинно закатил глаза Энаваса, - Я же совсем ничего не знаю про его детство, он, право же, так немногословен! - герцог заливисто рассмеялся, - Может быть, вы соизволите немного поведать мне о нем?

- Скажите, а вы знаете об аладарском принце, сбежавшем где-то тысячу лет назад? - поинтересовалась Ханна, переглянувшись с братом.

- Конечно! Это же любопытнейший материал всех учебников истории! О, это теперь мировая история! Где же видано, чтобы принц Аладара сбежал! И в таком юном возрасте! Династия Дарогхемов так долго правила Аладаром, а тут такое! И кто же займет его место, ума не приложу! - восклицал Энаваса.

В этот момент Дис люто возненавидел и его, и Нора, и Ханну.

- А к чему это вы? - герцог перевел вопросительный взгляд на Диса, - Кстати, по-моему, его тоже звали Дисгортом!

- Какое совпадение, - сквозь зубы тихо процедил командир, чтобы никто не слышал, - И фамилия совпадает с моей, как удивительно!

- А, позвольте спросить, какой у вас титул при дворе в Аладаре? - резко сменил тему Энаваса, обращаясь к Нору и Ханне.

- Дети первого министра, - обаятельно улыбнулся эльф, - Я надеюсь через некоторое время занять пост посла северных эльфов.

- Такой посол развалит весь Аладар к чертям, - продолжал тихо зло комментировать Дис.

- О, понимаю, прекрасные стремления! У Аладара ведь единственный посол исполняет обязанности и Первого, и Второго, не так ли?

- Да, вы прекрасно осведомлены.

- Вы сказали, что вы - сын первого министра, тогда, вы, получается, были знакомы с тем самым сбежавшим принцем?

- Какого черта, Энаваса! - не успокаивался командир, понижая голос до шепота - герцог слышит слишком хорошо, - Ты же уже перевел разговор!

- Да, с детства, - продолжал улыбаться Нор, но тут же получил еще один тычок от Диса, и улыбка его немного померкла, - Но тогда я был так мал, что мои воспоминания очень смутны, - поспешил он завершить тему. Командир незаметно одобрительно кивнул.

Тут, к великому облегчению Диса, Энавасу окликнули, и он не замедлил отойти от компании северных эльфов.

- Ну что же ты так? - наигранно возмутился Нор, - Я ж обещал - не скажу.

- И я обещала, - заметила Ханна, - Так что нечего на нас диким зверем смотреть, Дис.

Командир силой воли заставил себя сделать невозмутимое лицо.

- Боюсь, мне пора, - проговорил он как можно спокойнее, даже с оттенком холодности, - Вернувшись в Аладар, отцу не говорите ничего, будто меня и не видели. Что ж, был рад снова вас встретить, до свидания.

Поставив пустой бокал на поднос первому попавшемуся лакею, Дис быстрым шагом вышел из зала, мысленно послав лакеев, которые было окликнули его. Довольно воспоминаний на сегодня. "Напьюсь," - подумал Дис, с горечью осознавая, что максимум, что он сможет почувствовать - легкое головокружение.

Когда командир покинул зал, Нор некоторое время стоял, глядя ему в след. Потом, переглянувшись с сестрой, направился к тому самому неприятному типу, который так не понравился Дису.

- Я рад, что вы здесь, Норгост, - склонил голову в знак приветствия тот.

- Взаимно, руководитель, - поклонился в ответ тот.

- Добрый вечер, Ханна, - холодно улыбнулся эльфийке тип.

- Добрый, руководитель, - тоже поклонилась она.

- Скажите мне, Норгост, тот северный эльф, кажется, Эксперт по клинковому оружию, он ведь не тот, за кого себя выдает?

- Что вы хотите этим сказать? - Нор слегка побледнел, вопрос застиг его врасплох.

- То, что он - Дисгорт Дарогхем, беглый принц Аладара, - презрительная ухмылка искривила тонкие губы типа.

Глава 15.

Охтакар успел улизнуть немногим после того, как Энаваса завлек его в разговор с Амилем, молодом мужчиной в пестром одеянии, и Росом - руководителем Первого совета, на редкость холодным и флегматичным... непонятно кем. На протяжении всей беседы ученый пытался угадать расу руководителя, но безуспешно. Его черные волосы скрывали уши, поэтому невозможно было понять, эльф ли он, но для человека он вел себя как-то неправильно. Люди все же более эмоциональны и в их голосе и взгляде не сквозит что-то наподобие вечности, что более чем отчетливо было слышно у Роса.

Как только Энаваса пустился рассказывать о каких-то общих знакомых, Охтакар решил, что самое время уходить - слишком много людей, и все нарушают личное пространство. Выскользнув за дверь, ученый вздохнул с облегчением и почти бегом выбрался на свежий ночной воздух.

Ночь была безоблачна, звезды закрывал лишь дымок, вырывавшийся из труб отдельных домиков. Всюду в прозрачном, словно хрустальном, воздухе разносились веселые песни и гомон - народ гулял. Толпа здесь была еще гуще, но Охтакару все равно пришлась по душе гораздо больше. "Здесь слышны настоящие эмоции, - отметил мысленно он, отходя от Дворца Торжеств, - А на ужине - лишь притворная радость и неискренние улыбки. Низко и подло."

Вспомнив, что Дис накануне выдал всем по двести тор на личные траты, ученый поспешил убедиться, что они у него с собой. Догадки подтвердились: в поясной сумке тихо позвякивали тяжелые монетки. Улыбнувшись своим мыслям, Охтакар поспешил к палаткам на площади - самое время потратить куда-нибудь деньги, пока они магическим образом не закончились, потраченные "на что-нибудь пожевать, а то вообще есть нечего".

Веселящаяся толпа подхватила ученого и понесла, словно течением, к ярмарке. Чего только он не увидел в палатках! И прекрасные топоры гномьей работы, и луки с арбалетами, копья, все, что только могло пригодиться Экспертам. Но ученый прошел мимо этого равнодушно. Дальше он видел и украшения, и всякую еду, выпечку, настойки, спиртное и игрушки, и даже целая палатка с метлами и вениками! Но по-настоящему ему стало интересно, когда вдруг потянулись палатки с книгами. Около каждой из них он подолгу стоял, листая собрания сочинений, истории, жизнеописания, списки, краткие и полные курсы всего, чего только можно было, инструкции и прочие книги и вслух отпуская комментарии: "А, это я читал!" ,"Хм, это другой перевод..." ,"О, это тоже, читал, правда, по-моему, в полном варианте." , "Это вообще не по моей части.", "Что за бред? Любому первокурснику известно, что Первые и Вторые драконы - существа с разными ДНК!", "Ого, а вот это интересно!" "ГМиМ? Не могу поверить! Кто автор?"

В результате, когда ряды палаток с книгами снова сменились рядами с поделками и игрушками, Охтакар нес целую стопку книг, которая по высоте достигала подбородка.

- О, я вижу, темный эльф тоже решил побывать на трарортской ярмарке? - раздался сзади знакомый голос с грубым акцентом.

К ученому, приветливо улыбаясь, семенил Главный Мастер.

- Добрый вечер, - поздоровался Охтакар, тяжело выдохнув и перехватив поудобнее книги.

- Пойдем, наша палатка там, - он проворно схватил ученого за край черной рубашки и повел к своей палатке. Палаткой на деле оказался приличных размеров шатер, под которым стояли столы с товаром - всевозможными заводными игрушками. У стен находились приспособления посерьезнее - небольшие части конвейера, механические часы, большая редкость даже в высоком обществе, и другие механизмы непонятного назначения. У дальнего края шатра Охтакар увидел знакомых металлических коней, стоявших неподвижно, с болтавшимися на красивых изогнутых шеях ключами.

- Главный Мастер! - опомнился ученый, поставив на пустой прилавок книги, - Вы ведь можете безошибочно определить по ауре любого?

- Да, - важно кивнул тот, приосанившись, - Я уже рассказывал темному эльфу о полуразумном, он должен помнить.

- Помню, помню, - энергично подтвердил тот, - А вы видели руководителя Первого Совета?

- О! Откуда мне видеть такое знатное лицо! - махнул Главный Мастер рукой.

Охтакар поджал губы, быстро соображая, что сделать, чтобы Мастер увидел Роса. Любопытству не было предела, для него стало необходимостью узнать расу руководителя. И тут его взгляд упал на огромные окна Дворца Торжеств. Там, в самой середине одного из них стоял именно он! Из палатки Мастеров Тайн его было прекрасно видно.

- Вон! - ученый ткнул пальцем в окно, - Вон он!

Несколько минут Главный Мастер всматривался в окно, задумчиво бормоча что-то себе под нос.

- Ну, что? - прервал образовавшуюся тишину Охтакар.

- У него странная аура. Она... - Главный Мастер почесал лысый затылок, - Она широкая.

- Простите?

- Широкая, - он раскинул свои ручонки в стороны, чтобы показать, насколько широкая аура, - Вот у обычных существ она небольшая, а у полуэльфа по плотности такая же, по цвету такая же, а по ширине - огромная!

- Полуэльфа? - встрепенулся ученый, - Вы сказали, полуэльфа?

- Да, - важно ответил Главный Мастер, - По плотности аура такая же, как у человека, а по цвету - как у темного эльфа - темно-серая. И широченная!

Охтакар лихорадочно рылся в памяти, пытаясь вспомнить все о полуэльфах из курса ГМиМа. Как назло, это - одна из тем, по которым очень любят валить на экзаменах, все вопросы и нюансы никак не укладываются в памяти. Но воспоминания медленно, но уверенно всплывали, все-таки Охтакар сам не один десяток раз объяснял студентам эту тему, хоть и изрядно подглядывая в учебник.

Пытаясь сообразить что-то и отвлечься от веселья, царившего на ярмарке, ученый задумчиво сверлил взглядом толпу. Вдруг заливистый смех резко выдернул его из недр памяти. Охтакара словно окатило холодной волной.

В нескольких метрах от ученого проходила веселая компания из трех темных эльфов, совершенно не замечая его. Двое парней и одна девушка, у всех троих волосы коротко пострижены, как и принято у темных эльфов. Все в черном и, опять же, как принято, девушка вовсе не в платье, как подобает леди, а в том же, в чем и все: в черной рубашке, черных штанах и черных сапогах.

"Единая форма, чтобы не выделялись, четкая система, - подумал Охтакар, - Между собой не выделяемся, а из толпы - еще как!" Ученый усмехнулся. Сам он был одет точно так же.

- Ин Кхатари! - крикнул он. Компания остановилась. Девушка, чей смех он слышал, испуганно обернулась.

- П-профессор Кахонто, - дрожащим голосом произнесла она. Ее товарищи притихли и виновато потупились, - Неожиданная встреча...

- Взаимно, - лицо Охтакара приняло самое серьезное выражение, на которое он только был способен, - Скажите, Ин Кхатари, и также вы, Ин Тахкар и Ин Кихтан, вы готовы сдавать мне летнее домашнее задание?

Студенты совсем приуныли.

- Напомните мне, - мягко продолжал ученый, не повышая голоса, - Зачем вы здесь, в Трарорте?

- Вы нас сюда определили, - подал голос один из парней, самый высокий из компании.

- Зачем? - не меняя тона, вопрошал Охтакар.

- Чтобы мы сделали летнее задание, - поняв, что профессор не сердится, слегка осмелел другой парень.

- Отлично, - кивнул тот, - Оно готово?

- Нет...

- Оно начато?

- Э, - эльфы переглянулись, - Да.

- Оно у вас с собой?

- Оно в гостинице.

- Ладно, оставим эту тему, - махнул рукой Охтакар, - Напомните мне, что было задано.

- Вы объединили нас в группы по трое и отправили по разным городам за счет университета, чтобы мы проводили практическую работу, - воодушевленно затараторила девушка, - Каждому из нас надо было выбрать, чью ДНК изучить: человека, гнома или эльфа. Задача каждого - описать отличия ДНК выбранного варианта от остальных и рассказать, в результате чего так сложилось.

- Смотрю, ты заинтересована в успехе вашей работы, - благосклонно отметил ученый.

- Да, это очень интересная тема! - подхватила девушка, - Я выбрала гномов.

- Прекрасно, а твои товарищи?

- Люди, - ответил долговязый.

Второй развел руками.

- Все понятно, - протянул Охтакар, - Вы в курсе, что летние каникулы подходят к концу?

- Да.

- Вы здесь уже пятую неделю, - спокойствие ученого стало приобретать угрожающий оттенок.

- Да, - уже не очень уверенно ответили студенты.

- Так какого черта у вас не готова еще даже половина работы?!

Эльфы сжались под мечущим молнии взглядом черных глаз Охтакара. Несколько людей из толпы заинтересованно обернулось.

- Мы...

- Мало того! - продолжал профессор, не собираясь понижать голос, - Так вы еще и мотаетесь по ярмарке, и даже не в научных целях! А вы знаете, что если не сдадите диплом, то не перейдете на шестой курс?!

- Так новый учебный год все равно начнетс... - попытался возразить парень пониже.

- Да, начнется! И я позабочусь о том, чтобы вы снова оказались на пятом курсе! Вам охота еще сорок лет торчать на нем?! - завершил выговор ученый, довольно отмечая, что добился нужного результата.

- Мы... - девушка стрельнула глазами по друзьям, - Мы, пожалуй, пойдем... эээ... теоретическую часть писать...

Прежде чем Охтакар успел сказать что-нибудь, компания со скоростью света скрылась в толпе. Ученый успел только глубоко вздохнуть. Он хотел было обратиться к Главному Мастеру, но тот уже что-то эмоционально вещал покупателям.

Решив, что на сегодня хватит, Охтакар, подхватив книги, направился к "Рогу созыва". Дорога была ужасно длинная, он два раза свернул не туда, становилось все темнее, огней все меньше. Немая просьба рук о пощаде становилась все явственней, очки сползли на нос, а поправить их было невозможно, ибо книги нещадно тянули вниз.

Наконец, после полутора часов блуждания по малоприятным улицам, Охтакар со стоном ввалился в трактир. Запнувшись о порог, он упал ничком на дубовый пол, книги разлетелись в стороны. Некоторое время ученый лежал, осознавая, что руки практически не способны ему повиноваться, потом с трудом встал.

Прямо перед ним за столом сидел Дис, покачивая массивной кружкой. На столе перед командиром стояло три больших пустых кувшина. Четвертый держал хозяин трактира, почтительно стоящий рядом. Дис молча протянул ему кружку, тот так же молча налил в нее вина. Командир залпом выпил залпом и протянул еще.

Охтакар удивленно наблюдал за этой сценой. Тот взглянул на него совершенно трезвым взглядом, в котором читались тоска и многочисленные страдания.

- Я смотрю, ты неплохо повеселился, - равнодушно заметил Дис.

Ученый ошалело кивнул.

- Ты пьешь? - не веря своим глазам, произнес он, наконец.

- Да, - пожал плечами командир, - И все равно я трезвый, как стеклышко.

Он поднялся, выхватив из рук хозяина трактира кувшин, и допил остатки вина.

- Я надеялся, что эффект будет больше, - разочарованно произнес он, со стуком ставя кувшин на стол.

Охтакар молча смотрел, как Дис подошел и не спеша собрал его книги, потом поднял за шиворот его самого и, взяв одной рукой стопку книг, а другой перекинув его через плечо, как пойманную дичь, направился на третий этаж в их комнату.

- Что-то случилось? - наконец осмелился поинтересоваться ученый.

- Ничего, что тебе следовало бы знать, - Дис холодно взглянул на него, кинув на первую попавшуюся кровать, и ушел в другую комнату. Охтакар так и остался лежать рядом со своими книгами.

Где-то часа два спустя заявились шатающиеся от усталости светлые эльфы. Комната наполнилась их восторженными возгласами и смехом. Была уже глубокая ночь, время близилось к рассвету. Только когда из-за высокой каменной стены на горизонте разлился призрачный свет восходящего солнца, шум улегся.

Когда солнце уже наполовину выглянуло из-за стены, проникнув лучами в окна комнаты эльфов, спящих глубоким сном, дверь, тихо скрипнув, отворилась. В комнату впорхнул Энаваса, быстро оглядевшись, он взлетел на балку и устремил взгляд горящих живым огнем глаз на Охтакара. Ученый безмятежно посапывал там, куда кинул его Дис.

На соседней кровати спал Ан, в другой комнате виднелись белоснежные волосы командира, который даже во сне казался грозным, а в третьей на полу лежали сумки и лук с арбалетом - Лори обосновался там.

Глава 16.

Оставалось три дня до отъезда из Трарорта. Их все провели по-разному. Охтакар сидел в библиотеках и даже сходил на пару лекций в местный университет. Энаваса постоянно ходил в гости к кому-то, пропадая на целый день и возвращаясь очень поздно и всегда подвыпивший. В отличие от северных эльфов, на него спиртное действовало, хоть и в меньшей мере, чем на обычных людей.

Лори тоже пропадал целыми днями. Один день они с Аном посвятили прогулке по городу, в частности визиту к дому, где жил Эраулион. В следующие два дня стрелок и вовсе запропал. Он возвращался еще позже Энавасы, когда уже все спали, а уходил рано, еще до того, как проснется Ан - самая ранняя пташка из всей компании.

Дис ездил на прогулку верхом с другом, посетил его полк, договорился с купцами о дальнейшем маршруте, даже получил наставления и советы, где лучше остановиться. К концу недели у него был готов уже вполне точный план дальнейших действий.

Вечер последнего дня выдался свободным, и Дис решил взглянуть на море. Трарорт был не только столицей единственного гномьего государства, но и одним из крупнейших портовых городов наравне с Л-Сиафом. Проехав весь город насквозь, командир увидел, что узкий переулок, по которому он едет, обрывается впереди. За ним, казалось, вовсе ничего не было.

Безжизненное серое небо, ветер, словно невидимый конь-тяжеловоз, медленно, с усилием, толкает бесконечный покров тяжелых серых туч, врывается в переулок, с бешеной скоростью проносится по нему, бьет в лицо, развевает и путает волосы, приносит запах морской воды. Копыта железного скакуна одиноко цокали по каменной набережной, вокруг ни души, лишь безграничное темное бушующее море, на горизонте незаметно переходящее в небо.

Дис спешился и, вытащив из коня ключ, направился к самому краю набережной. Вот прямо под ним бушуют волны, разбиваясь о серый монолит - остаток гор. Брызги поднимаются, словно стремясь взлететь, но бессильно падают обратно в темную стихию. Вечное движение. Командир сел на самый край. Наверное, прошла бы вечность - он не заметил бы. Ритмичные удары волн о камень заставляют невеселые мысли, серые, как все вокруг, течь в такт. Воспоминания вперемешку с собственными догадками и мечтами сразу лезут в голову, Дис не сопротивляется. Как давно у него не было таких минут, когда он оставался только наедине с собой!

Время текло, сквозь шум волн, словно издалека, командир слышал, как пробили часы на главном корпусе внутренней стражи. Значит, через пару часов станет совсем темно. Позади послышались тихие шаги, почти полностью заглушенные неистовствующим морем. Дис резко обернулся. За ним стоял мужчина, одетый во все черное. По взгляду неприятных холодных серых глаз, командир узнал его. Руководитель Первого совета, тот неприятный тип на званом ужине.

- Здравствуй, Дис, - улыбка пробежала по губам руководителя.

- Здравствуйте.

Тип молча подошел и сел рядом, устремив взгляд на неразличимую линию горизонта.

- Меня зовут Рос, - сказал он, не отрывая глаз от быстро бегущих облаков и бушующего моря, - Обращайся на "ты".

Как ты узнал, что я здесь? - спросил Дис, тоже отводя глаза.

- Принц Аладара должен быть здесь перед отъездом, - едва усмехнулся тот.

- Принц Аладара? - командира словно окатило холодной водой.

- Разве я не прав? - Рос казался абсолютно спокойным.

- Нор... - злобно прошипел Дис, желая было встать, но рука руководителя легла на его плечо.

- Это не Нор. Он сам был очень удивлен, обнаружив, что я знаю, - взгляд серых глаз метнулся от моря к Дису, - Садись, я не сделаю тебе ничего плохого.

Командир отметил, что Рос не так стар, как ему показалось на званом ужине. Тогда руководитель казался немолодым мужчиной, а, оказалось, он был немногим старше Лори - самого старшего из всей компании. Его волосы были не черными, как тогда казалось Дису, а темно-серыми, на концах словно немного выцветшими. Весь его образ, все, что ему принадлежало, все, что его окружало, казалось, становилось черно-белым, как призраки прошлого. Сам он, казалось, был создан из воспоминаний. Голос, взгляд, движения - все было призрачным, забытым, словно отдающимся эхом.

- Ты часто думаешь, правильно ли ты поступил, не так ли? - спросил Рос, глядя прямо в глаза командиру. Этот взгляд пронизывал до костей, казалось, он проникал в воспоминания.

- Ты читаешь мысли? - вместо ответа ляпнул Дис.

Горькая усмешка появилась на неживых губах руководителя.

- Ни в коем случае, это никому не под силу, - голос его звучал успокаивающе, был таким же вечным, как шум моря, - Я лишь вижу твои самые отчетливые воспоминания, впечатления, обрывки твоего прошлого. То, что я могу прочесть - это самые сильные моменты, которые останутся в твоей памяти до конца.

- Кто ты? - странный собеседник немного испугал Диса. Впервые за много лет он почувствовал силу, превосходящую его собственную в десятки раз - силу мысли, что-то граничащее с магией.

- Полуэльф, - ответил тот, опять устремляя взгляд на горизонт.

- Что тебе надо от меня?

- Ничего, - пожал плечами Рос, - Я лишь хочу показать тебе, что как бы ты ни хранил эту тайну, о ней знают. А мир тесен, если знает кто-то кроме тебя, а по-другому и не бывает, то тайна обязательно раскроется. Рано или поздно... Думаешь, я заглянул в твое прошлое и именно оттуда понял, что ты принц? Нет, вовсе нет. Этого факта нет у тебя в Вечной Памяти. По тому, что отложилось у тебя там, можно лишь разгадать, что ты жил в Аладаре, не был бедняком, возможно, даже имел титул, очень любил отца, но потом, а вот здесь пробел, настроение твоих воспоминаний резко меняется. Единственное, что может помочь тебе подняться и выжить - уверенность в твоих силах. Ты бьешься. Сначала плохо, потом лучше и лучше. Почти вся твоя боль досконально видна в твоей Вечной Памяти. Я практически чувствую ее. Я вижу лица, которые запомнились тебе на всю жизнь. Твой отец, твой наставник, Нор, Ханна тоже есть там. Я вижу твой первый поход, много сильных впечатлений от смерти твоих соратников, от смерти врагов, убитых лично тобой. Неплохая лента воспоминаний.

Пока полуэльф произносил все это, глаза его были затуманены, они смотрели в никуда, а Дис чувствовал, будто Рос сам внутри его воспоминаний. Неприятное чувство.

- Я тоже отложился у тебя в Вечной Памяти, - с усмешкой отметил руководитель.

- Как думаешь, - командир понял, что от него уже ничего не скрыть, и решил задать вопрос, который мучил его с самого первого дня после побега из Носторна, - Я правильно поступил?

- Никто не может ответить тебе, - отрицательно покачал головой Рос, - Точнее, никто не может дать правильного ответа.

- Но, тогда, получается, из той ситуации не было правильного выхода? - тревожно спросил Дис.

- Был вариант ничего не предпринимать, ведь необходимости в побеге не было, - полуэльф снова перевел взгляд на командира, - Ты сбежал из личных побуждений, твоих мыслей, идей, твоей религии, того, во что ты верил. Разве кто-то кроме тебя самого может почувствовать, достаточно ли сильна была в тебе эта вера, чтобы бежать?

Впервые Дис посмотрел на ситуацию совсем другими глазами. Он не старался найти правильное решение, будто переживал это снова, теперь он старался понять, почему в тот момент он почувствовал такой сильный порыв какого-то чувства, чтобы так кардинально менять жизнь.

- Надеюсь, я натолкнул тебя на верную мысль, - Рос встал, - Теперь я должен идти.

- Прощай.

- Мы с тобой еще увидимся, Дисгорт Дарогхем, - усмехнулся своей грустной усмешкой тот.

Он уже было сделал несколько шагов прочь от Диса, но остановился и произнес:

- И не стесняйся своего имени.

Через пару минут его уже скрыли мелкие холодные брызги, висящие густым серым маревом над набережной. Командир снова остался один на один с собой. После этого разговора на душе полегчало, накопившиеся страхи, чувство вины и тяжкие мысли словно растаяли.

Некоторое время Дис сидел, как можно глубже вдыхая запах моря. Он надеялся, что эти моменты тоже отложились у него в Вечной Памяти. Начало смеркаться. Непроглядные тучи на западе окрасились в подобие закатных тонов - грязно-розовый и цвет, в котором с трудом угадывался рыжий. "Пора уходить, - подумал командир, - Мне еще ехать через весь город."

Он не спеша поднялся и, повернувшись, хотел было направиться к силуэту оставленной на другом конце набережной лошади, смутно вырисовывающемуся через туман, как заметил рядом со своей лошадью еще один силуэт.

- Рос? - неуверенно окликнул его командир.

Фигура двинулась в его направлении. Она ступала бесшумно и легко. "Может, Энаваса? - мелькнуло в мыслях у Диса, но он тут же отверг этот вариант, - Нет, он никогда не надел бы на себя столько серых вещей! Да еще и плащ с капюшоном! Нет, точно не он!"

Силуэт продолжал быстро двигаться к нему, потом и вовсе перешел на бег.

- Кто ты? - крикнул ему Дис. Опять нет ответа.

Фигура подбежала совсем близко, и тут тускло сверкнул кинжал. Командир шарахнулся влево, инстинктивно выхватывая меч, силуэт проворно вильнул, и серой тенью метнулся было Дису за спину, но он молниеносно ушел и от второго смертельного удара.

- Что ты делаешь? - задыхаясь, прикрикнул командир. Снова молчание. Пару секунд было слышно только как волны бьются о камень, а потом фигура вдруг снова резко бросилась на Диса. На этот раз кинжал чуть-чуть зацепился за рубашку, но командир, потеряв надежду, что они разойдутся мирным путем, вступил в битву серьезно. Не успел силуэт подняться с мостовой, куда его с силой толкнул Дис, как он, посильнее замахнувшись, обрушил рукоять меча тому на затылок. Но тот увернулся, зато задел плечо.

Чтобы вновь уйти от прямого удара, Дису понадобилось сделать резкий разворот, во время которого лезвие скользнуло по кожаному доспеху. На нагруднике остался порез. Командир вовремя сделал подсечку, и убийца, не успев отреагировать, упал на камни. Дис схватил его за вскинутое в преддверии удара запястье. Кинжал с тихим звоном выпал из руки в серой перчатке. Раздался сдавленный стон, но ни одного внятного слова. Командир понял, что перестарался - запястье было сломано. Он схватил обессилевшего убийцу за шиворот и хорошенько встряхнул. Капюшон слетел с головы вместе с повязкой, закрывавшей нижнюю половину лица.

Перед Дисом оказался симпатичный молодой парень. Его губы были плотно сшиты серой нитью. В глазах убийцы еще таился страх, но уже ясно прослеживалось смирение и готовность принять смерть. Несколько долгих секунд оба напряженно смотрели друг на друга. С каждым мгновением осознание скорой смерти в глазах парня стремительно увеличивалось.

- Ты хоть понимаешь, о чем я говорю? - наконец, угрюмо нарушил молчание командир.

Убийца кивнул.

Больше не сказав ни слова, Дис плотно связал его. В таком виде он быстро погрузил парня на своего коня, сел сам и поехал, выбирая самые темные, тихие и безлюдные улицы.

Как можно быстрее доехав до трактира, он задался следующей проблемой: как провести пленника через зал, полный пьяных завсегдатаев? Ответ тихо поприветствовал его, сидя на крыше.

- Энаваса! - шепотом воскликнул Дис, - Помоги, потом все объясню. Кто-то в комнате есть?

- Охтакар и Ан, - заинтересованно покосился на пленника герцог.

- Тогда передай им вот этого, - командир без труда поднял связанного убийцу и отдал Энавасе, который пошатнулся под тяжестью парня.

Пробурчав под нос что-то про странности и военные замашки, герцог тихо постучал в окно их комнаты. Оно приоткрылось, высунулся удивленный Охтакар. Энаваса сунул ему в руки убийцу и сам скользнул внутрь. Оба пропали из виду.

Дис спокойно завел лошадь в конюшню и отправился к приятелям.

Уверен, теперь каждый из нас в опасности! - воскликнул Ан, когда командир рассказал ему о произошедшем.

- Зачем кому-то вообще покушаться на твою жизнь? - спросил герцог, - Да и откуда мы знаем, что ему кто-то заказал тебя? Может, просто какой-то псих...

- То, что это наемник, очевидно, - прервал его Охтакар, - Другое дело, мы не знаем, почему у него сшит рот, и кто его нанял. Предлагаю дождаться Лори и все узнать от него.

- Думаешь, он знает? - поднял на ученого синие глаза Ан.

- Почти уверен, - кивнул тот, - Лори сам вращался в этих кругах и был неплохо знаком со всеми обычаями и традициями. Только уже темно, а его все нет. Где он гуляет накануне отъезда?

Глава 17.

Связанного убийцу положили оставшуюся пустующую кровать, на всякий случай привязав поплотнее к одной из ножек.

Стрелок заявился под утро, уставший, но с видом мрачного удовлетворения. То, что он всю ночь был на ногах, ясно говорили темные круги под глазами. И, тем не менее, он был вполне бодр, чтобы, со всей дури хлопнув дверью, возвестить спящих товарищей о наступлении нового дня. Те в свою очередь рассказали ему об убийце.

Глаза бывшего наемника еще больше потемнели, он со всех ног метнулся в комнату, где оставили парня. Тот, увидев его, встрепенулся, выразительно замычав.

- В общем, так, - сказал Лори со вздохом, когда они спускались в общий зал, - Если увидите еще таких парней, просто защищайтесь. Или бегите. Но лучше убить их на месте.

- А кто они? - спросил Ан.

- Враги, - кратко ответил стрелок.

Никто больше не возникал.

- Этого парня можно допросить, - продолжал бывший наемник, когда все уже сели за свой завтрак. Посетителей так рано не было, солнце только начало вставать, - Единственное, что мне нужно - чтобы ты, Охтакар, расшил ему рот.

- Что в этом сложного? - не понял тот.

- Ниточка необычная, - усмехнулся в ответ Лори.

Не смотря на все возражения стрелка, ученый, придя обратно в комнату, занялся переломом парня. "Не зря я у Энавасы представляюсь лекарем!" - восклицал он, накладывая самодельный бинт поверх деревянных дощечек, зажимавших запястье в двух сторон. Убийцу на всякий случай оставили связанным, только сломанную руку пришлось освободить, но она все равно скоро перестала отличаться от связанной - Охтакар постарался сделать перевязь покрепче. В завершение ученый наложил одно из манускриптовых заклинаний, ускоряющее рост костей вчетверо.

- Таким образом, - отчитался он перед Дисом, - Кости должны срастись дня через три-четыре, ну максимум, пять.

- Зачем вообще это все было? - фыркнул Лори, - Я же сказал, он враг! Твоей задачей было просто разрезать эту треклятую нить! А ты мало того, что не разрезал ее, так еще и помог ему вылечиться после побоев!

- Я разрежу, - пообещал Охтакар, - Но нам нужно купить повозку, чтобы везти его.

Стрелок взвыл.

Столько трат на врага! - сокрушался он, когда Дис с Аном запрягли в новокупленную повозку золотистую лошадь, изначально сделанную для Энавасы, но нагло используемую для перевозки всех сумок и припасов. Теперь все это лежало в крытой повозке вместе со связанным парнем.

Дис, Лори, Ан и Энаваса решили, что поедут через восточный въезд в город, в то время, как Охтакар заедет в местный институт, возьмет все необходимые препараты и нагонит их в трех верстах от города.

План начали приводить в исполнение. Ардор вновь повстречался им, на этот раз очень любезно поприветствовав Диса и Лори. Бывший наемник напоследок пообещал, что все-таки доложит Скари о том, что молодой человек пьет на работе. Тот еще больше залебезил и, как только процессия проехала городские ворота, достал из-под формы флягу со спиртным и отхлебнул несколько больших глотков. "Самое время менять работу," - пробормотал он, глядя как повозка медленно укатывает прочь от города.

Охтакар подъехал чуть позже, чем обещал. Эльфы и Энаваса еще издали заметили, как он карьером мчится по пустой окружной дороге. Когда ученый подъехал ближе, все явственно услышали, как в его поясной сумке позвякивают баночки и колбочки.

- Я еще и шприцы взял! - воодушевленно сообщил он, - Мало ли, пригодятся...

- Ну, конечно, пригодятся! - саркастически воскликнул стрелок, - Нам же в походе они просто необходимы.

- Да хватит тебе, Лори! - перебил его Охтакар, - Лучше, слушайте, что я вам сейчас расскажу!

- Лучше, иди уже режь нить! - бывший наемник никак не хотел успокоиться.

Недосып сказывался.

- Да постой, здесь интереснее! - махнул тот рукой и, не обращая внимания на явное недовольство Лори, поделился новостью:

- По всему Трарорту внутреннюю стражу подняли! Они все улицы патрулируют, а в центре так вообще не протолкнуться! Ни одного обычного жителя, только стража, да какие-то родовитые ребята! Ну и пара следователей. А все знаете почему? - Охтакар понизил голос, - Сегодня глубокой ночью светлоэльфийского посла убили!

Ан вскрикнул. Дис с Энавасой удивленно уставились на ученого.

- Бывает же, - пробормотал Лори, натягивая капюшон получше.

- Да, да! - продолжал ученый, - Главное, никаких следов! Убийца просто как-то очутился прямо у него в комнате! Туда же просто так не подняться, высоко! И исчез так же незаметно! Говорят, Эраулион все-таки увидел его, поговаривают, даже узнал в лицо. Из этого следует, что они были знакомы. А после недолгой схватки, где, кстати, убийца проявил единственную свою оплошность - разбил бокал с вином, стоявший на столе - светлоэльфийского посла закололи кинжалом! Излюбленным оружием наемников.

- Я бы первым делом подумал на этого парня, что у нас в повозке, - протянул Дис, - Но раз посла убили этой ночью, то у него есть алиби - он лежал у нас.

- А, может, он выпутался, убил...

- И вернулся, связавшись обратно? - со смешком закончил Лори, - Нет, гораздо правдивее, что у него были сообщники. Эти парни, вообще, по одиночке не ходят, у них отряды есть, как у Скари. Только больше отрядов по меньшему количеству человек. Мастера бесшумности и ловкости!

- Между прочим, - хлопнул себя по лбу Охтакар, - Парня-то я вылечил, а про тебя, Дис, даже не поинтересовался! Ты-то не ранен?

- Нет, - повел плечом командир, - Доспех жаль, а так ничего. Кинжал оставил на нем довольно глубокую длинную царапину. Удивлен, что вообще не прорвал.

- Царапину? - недоверчиво переспросил Ан, - Дис, здесь нет никакой царапины.

Командир тут же взглянул на свой бок - от царапины и следа не было! Все остальные тоже посмотрели, даже Энаваса, который теперь периодически подходил ближе к дороге, заинтересованно окинул его взглядом. Доспех был как новенький!

- Поразительно! - пробормотал ученый, - Напомни, это, ведь доспех...

- Который дали Мастера Тайн, - закончил за него Дис.

- Так вот почему они так зовутся! - улыбнулся светлый эльф, - У них все с секретом.

- Доспех, доспех... - Охтакар напряженно что-то вспоминал, - Доспех... Так, покажи-ка... Ага... Доспех... Руны... Руны... Руны! Эти самые закорючки! Готов поспорить, они что-то значат! Помните трактир? Знаете, почему он зовется именно "Рогом созыва"? Потому что видимо кто-то пользовался каким-то рогом, чтобы кого-то созывать!

- Да ну! А я и не знал, зачем нужен Рог Созыва, - воскликнул Лори.

- И в доказательство они повесили этот рог над входом!

- И что? - после минутного молчания спросил Дис.

- А то, - ученый был очень бодр, несмотря на то, что раньше одиннадцати утра обычно не просыпался, - Что на этом самом роге были такие же закорючки!

- Мог бы сказать это без того ужасно логичного предисловия, - проворчал стрелок.

- Черт возьми, это же руны! Не знаю, что за язык, наверное, Мастеров Тайн, но они явно дают какие-то дополнительные свойства! На твой доспех, Дис, они влияют так, что он сам как бы залечивает свои раны! И причем, гораздо быстрее, чем живые организмы! Эх, надо было рог стырить!

- Ага, я представляю себе темного эльфа, шагающего по Трарорту с огромным рогом с закорючками, - в сотый раз съязвил бывший наемник.

Они с Аном, до ужаса возмущенным смертью посла, оставили Охтакара с командиром позади, а сами поехали на несколько лошадиных корпусов вперед.

- Кстати, там вместе со стражей еще был сам руководитель Первого совета! - добавил ученый.

- Рос? - переспросил Дис.

- Ты знаешь, как его зовут? - изумился тот.

- Да, там, на набережной... Мы встретились и поговорили...

- Понял, понял! - вскинул руки Охтакар, - В твои дела не лезу. Ты заметил, что он... Ну... Мягко говоря, странно себя ведет?

- Он полуэльф, - пожал командир плечами в ответ.

- Ты и это знаешь? - еще больше удивился ученый, - Ну, хотя, если вы говорили... В общем, я тут вспомнил, когда был в университете Трарортском... Мне попался на глаза учебник, по которому я учился на шестом курсе. Там, в основном, муть какая-то написана, - поморщился он, - Много-много химических уравнений и сложных реакций, которые, в принципе, можно было бы сократить до половины. Но есть там такой раздел, "Полукровки" называется. И в первую очередь как раз о полуэльфах и рассказывается. И именно об Иниста-пхетах.

Увидев сплошное непонимание на лице Диса, Охтакар разъяснил, бросив поводья и бурно жестикулируя:

- Смотри, все пошло от древнеэльфийского, языка, который был после Наречия Великих, но до современного деления на языки. Тогда эльфы представляли собой единый народ, деления на подвиды не было. Соответственно, у них был более менее единый язык. Как ты, наверняка, знаешь, эльфы все были типа светлых. Так вот, они и по сей день враждуют с людьми, а тогда вообще готовы были полностью их истребить. Оттуда и пошло "Иниста" - это на их наречии значило "благородная кровь", а "пхета" - "презрение". Таким образом, "Иниста-пхета" значит "презираемая благородная кровь", то есть эльфы, которые не совсем эльфы, но еще и низшее сословие - люди. Между прочим, если чуть-чуть углубиться в лингвистику, то "иниста" - словосочетание. Оно пошло от "ин иста", где "ин" - "уважаемый", "благородный", а "иста" - "кровь". Я наконец-то понял, откуда пошло наше, темноэльфийское, обращение к студентам "Ин". Это все равно, что сказать: "Уважаемый такой-то". Только теперь это просто артикль у нас. Вернемся к Росу.

Командир кивнул.

- И тут, - продолжал ученый, поняв, что, наконец, нашел слушателя, - я вспомнил. У тебя было ощущение, что он такой... нереальный? Ну, как будто из прошлого, что ли...

- Именно, - повторно кивнул Дис, - Значит, не у меня одного?

- Это заложено у них в крови! В крови любого эльфа есть два элемента, отличающих его от других биологических форм. Первый - синарилитин - ускоряет процесс восстановления и рождения новых клеток, что позволяет эльфам жить вечно. Восстановление полностью покрывает расход. Но мы не об этом. Второй - руланитаиновые хромосомы. В простонародии, рулетики, - увидев, что командир опять пришел в некое замешательство, добавил он, - Просто, если смотреть на них в микроскоп, они действительно похожи. Вот и прозвали их вечно голодные студенты рулетиками. Они-то нам и нужны. Дело в том, что их функция - генетическая память. Вот есть хромосомы - в них содержится наследственность, а вот в рулетиках содержится так называемая, наследственная субъективная эмоциональная память. Ты когда-нибудь замечал, что ты помнишь какие-то как будто свои впечатления от того, что у тебя в жизни не происходило?

Командир надолго задумался. Перед глазами замелькали, как в перемотке, события, воспоминания, впечатления, отрывки фраз. Дис пытался вычленить то, что не происходило у него в жизни, но то, что он отчетливо помнил.

- Я... - пробормотал он растерянно, - Я не помню...

Охтакар вперил в него взгляд темных глаз из-под очков.

- Вспоминай.

- Не помню, - раздраженно рявкнул Дис, но тут же примолк - не хотелось, чтобы сейчас Лори начал болтать, и пришлось бы вводить его в курс дела.

- Вообще? - ученый немного расстроился.

- Вообще, - еще резко, но уже тише ответил командир, - Давай, рассказывай дальше.

- Так вот, - понизив голос, продолжил Охтакар, - На действие рулетиков влияет содержание солей в крови. И когда кровь эльфа соединяется с кровью человека, это количество непроизвольно удваивается, ибо нейтрализаторы с лишним количеством солей, вырабатывающимся вследствие слияния инородных кровей, не справляются. И эффект тоже удваивается. Полуэльф может помнить не только все прошлое своего народа досконально, но еще и видеть самые яркие моменты прошлого других. Он что-то сказал тебе?

- Ничего, - немного подумав, ответил Дис.

Ученый еще раз внимательно поглядел на него, блеснул очками и погнал лошадь вперед, крикнув Лори, чтобы тот остановил повозку. Когда она остановилась, Охтакар легко нырнул внутрь, оставив свою механическую лошадь на попечение Ану.

Глава 18.

Солнце медленно всходило над раскинувшейся вокруг идиллией. Прекрасные, пронизанные светом рощи, где эхом отдается многоголосое пение птиц, зеленые луга со стогами сена, мирно пасущимися овечками или табунами лошадей с пони. Далеко-далеко слышится скрип мельницы, где-то отдаются голоса фермеров, просыпающихся с восходом солнца. Природа дышит и торжествует, наслаждаясь второй половиной последнего месяца лета. Уже скоро созреют плоды, будут обильно свисать румяные яблоки с зеленых ветвей, алеть вишни и черешни, будут тихо шептать на ветру целые поля ржи или овса, словно волнующиеся моря. На горизонте с одной стороны вырисовываются очертания гор, с другой - сплошной лесной ковер. Трарорт тоже остался где-то позади призрачными шпилями. Вокруг раскинулся чистый, свободный, привольный край.

Ан с Лори затянули какую-то светлоэльфийскую песню на их певучем складном языке. Она мягко лилась, прекрасно дополняя картину, предстающую перед глазами. Снова перестук копыт, поскрипывание, отголоски пения птиц.

В середине дня устроили привал. Все это время у Диса из головы не выходил вопрос ученого. Командир точно знал, у него чистейшая эльфийская кровь, ни разу род Дарогхемов не осквернялся человеческой или гномьей кровью. Как же может быть так, что он ничего не помнит? Раньше Дис никогда не задумывался об этом, хоть и знал, что у него есть такая способность, но теперь, когда вдруг Охтакар спросил, командир осознал, что полнейшее отсутствие субъективной эмоциональной памяти - дело ненормальное. Из высокой травы поля, на обочине которого расположились все, включая повозку и пленника в ней, на Диса уставилась пара золотистых глаз.

- Я слышал, что вы говорили о Росе, - произнес Энаваса, высовываясь из высоких колосьев пшеницы. Рукава его новой плотной куртки отсутствовали, от них остались лишь жалкие обрывки. Видимо, герцог отгрыз или оторвал их из-за неудобства. Дис скрипнул зубами. Конечно, денег у них осталось предостаточно, но все-таки куртка за пять тор была слишком хороша, чтобы так ее портить.

- И что? - спросил он равнодушно.

- Просто, - Энаваса был очень спокоен и умиротворен.

"Поел," - усмехнулся мысленно командир.

- Я знаю Роса. Этот парень предает, чтобы спасти и спасает, чтобы предать. Осторожней с ним.

Герцог еще раз взглянул на Диса и снова скрылся в траве. Тут послышался скрип, полог повозки откинулся и оттуда вылез усталый, но донельзя довольный Охтакар.

- Я сделал это! - слабо воскликнул он, падая на траву. Ан с Лори, что-то увлеченно обсуждавшие, уставились было на него, но, опомнившись, подняли и дали часть провизии перекусить. Ученый с жадностью накинулся на еду.

- Можно мне тоже? - раздался слабый, дрожащий голос из-за полога.

- Взгляните на него! - подскочил Охтакар, напрочь забыв о еде, - Он говорит! Я сделал это! Поглядите! И оцените руку! Она почти в порядке!

Усталость как рукой сняло, он подскочил к палатке, откинул полог, и взору эльфов и Энавасы, заинтересованно выглянувшего из зарослей, предстал связанный юноша. Теперь Дис разглядел его получше. У убийцы были приятные черты лица, он был невысокого роста, худой, хорошо сложенный. Больше всего внимание командира привлекли удивительные волосы и глаза. Волосы были серые, будто седые, а глаза - красные. В буквальном смысле, красные.

- Так, - деловито отряхнулся Лори, поднявшись с травы, - Нам надо поговорить, приятель.

Парень испуганно перевел взгляд на стрелка. Почему-то именно бывшего наемника убийца боялся больше всех. "Странно," - думал Дис, ведь тот ничего ему не сделал. Тем временем, Лори решительно схватил парня за веревки, закинул на спину и углубился со своей ношей, жалобно скулящей, куда-то в глубь поля.

Минут через пятнадцать они вернулись. Убийца был испуган больше обычного.

- Дай ему есть, а потом сделай так, чтоб он заткнулся, - бросил стрелок, проходя мимо Охтакара.

- Зачем? - искренне не понял тот, - Я же только что сделал так, чтобы он разговаривал!

- Черт возьми! - рявкнул Лори, - Мне просто надо, чтобы он не мог произнести ни звука! Я услышал все, что надо! Ты темный эльф, закончивший столичный институт и позже являвшийся там деканом биохимического факультета, личный лекарь герцога Рэнти-Аллар Артерского, к тому же, владеешь манускриптовыми заклинаниями! Сделай, пожалуйста, так, чтобы он заткнулся!

С этими словами бывший наемник шмыгнул в стену пшеницы и исчез там. Ученый тяжело вздохнул и склонился над парнем.

- Бедный, постараюсь, чтобы тебе было легче, - сочувственно произнес он.

Вскоре опять тронулись в путь. Дни стали заметно короче с начала путешествия, и закат уже через пару часов озарил эльфам дорогу. Энаваса периодически мелькал в траве, сменившей рожь и пшеницу. Въехали в одну из тех редких рощ, что до этого момента проплывали мимо.

Здесь Дис испытал жгучее желание размяться - с утра он не был на своей традиционной пробежке. Закат пронизывал прозрачную листву деревьев, бросая отсветы на стволы и подстилку из мягких палых листьев. Шаги отдавались легких шорохом, пение птиц больше не слышалось со всех сторон, а лишь иногда проскальзывало в отдалении. Свежий воздух приятно ласкал лицо, запах растений окружал командира. В его родном Аладаре не было таких лесов. Особенно в Носторне. Там одни лишь насквозь промерзшие скалы, столетние льды, которые никогда не тают, но зато дают начало велики рекам, пронизывающим весь континент, да снег, колючий, сухой, жестокий снег. Неумолимый, опасный. Такой смертоносный для тех, кто к нему не привык. Но не для юного Дарогхема, бесстрашно в детстве много раз расхаживавшего по самым острым краям айсбергов и ледяных гор. Конечно, далеко на юг, у его отца было поместье. Оно находилось как раз близ бескрайнего хвойного леса. Но разве эту стихию, дарующую жизнь многим опасным хищникам, суровую, печальную, одинокую, словно огромный пустой дворец, разве ее назовешь лесом? Храмом - да. Храмом памяти павших. По преданию, много тысячелетий тому назад на этом месте была огромная равнина. На ней тогда сошлись в смертельной битве две сильнейшие армии. И после этой битвы, где умерло столько северных эльфов, после этой античной войны, Мать Севера - богиня, в которую верят все северные эльфы, решила, что ничто не должно напоминать об этом кровопролитии, и вырастила бескрайний лес. Командир не помнил, откуда знал это, но, казалось, что он не провел ни секунды жизни без этого знания.

Лишь в Артере Дис познал прелесть широколиственного леса. И теперь она ни на миг не выходила из его головы. Любая тренировка, проведенная в лесу, автоматически становилась одной из лучших и самых плодотворных.

Командир совсем было расслабился, но тут его словно ударили - он ясно ощутил чье-то присутствие. Все чувства тут же обострились до предела. Дис не мог сказать, что он определял присутствие по пению птиц или следам, он просто чувствовал. Столетиями натренированное шестое чувство не подвело и в этот раз. Он был не один. Нет, ни Ан, что-то напевающий, ни раздраженный Лори, ни сконцентрированный на своем задании Охтакар, ни испуганный убийца, ни Энаваса, а кто-то седьмой был в этой роще. Один. Командир нахмурился. Движения стали более плавными, он стал ступать тише, дыхание замедлилось и прерывисто вырывалось из приоткрытого от напряжения рта, пальцы уверенно сжали рукоять меча, бесшумно извлеченного из ножен. Тот, кого Дис выслеживал, довольно скоро сам обнаружил себя. Он был весьма неаккуратен, как отметил командир, ступал громко и иногда позволял себе лязгнуть оружием. Дис стремительно шел по направлению к звуку.

Вдруг из кустов на него неожиданно выпрыгнул кто-то, с победным криком приставив холодную сталь к шее. Реакция сработала моментально, Дис одним ударом выбил клинок из рук, но, оказалось, был еще и второй, который, впрочем, он тоже выбил следующим движением. Противник даже не думал сопротивляться, он, наоборот, слегка отступил. Тогда командир, наконец, оторвал взгляд от блестящих клинков, лежащих теперь в листве. На него смотрели красивые серо-зеленые глаза, обрамленные густыми темно-коричневыми ресницами. Противником оказалась юная девушка лет шестнадцати. Она испуганно отскочила и изумленно смотрела на Диса. Тот смутился.

Она была красива. Черты ее лица, мягкие и плавные вызывали симпатию. Изящная фигура, не тощая, была одета в кожаные штаны и корсет поверх поношенной рубашки, длинная каштановая коса лежала на плече, спускаясь до талии. Вся она словно источала теплоту.

- Простите, - командир учтиво поклонился, - Не ожидал встретить здесь юную леди.

- Н-ничего, - заикаясь произнесла та, - Я п-просто тут тренируюсь...

- Во владении парными клинками? - с насмешкой уточнил Дис.

- Да, - глаза девушки блеснули, - И что?

- У вас получается сравнительно неплохо, - бросил командир, убирая меч в ножны, поднимая и подавая ей ее оружие, - Для женщины.

Она приняла из рук Диса клинки, восторженно глядя на него.

- Вы что, воин? - затаив дыхание, тихо спросила она.

- Эксперт по клинковому оружию Дисгорт, к вашим услугам, - еще раз поклонился командир.

- Ого! - девушка подскочила, - Прям Эксперт?! Ух, как! А я мечтаю служить в армии вместе с такими воинами, тоже владеть мечом, ходить в военные походы, участвовать в битвах! Скажите, а вы когда-нибудь участвовали в битвах?

- Девушка, мне полторы тысячи лет, около тысячи из них я служу в армии Истарка. Знаете ли вы, сколько войн произошло за последнюю тысячу лет?

Собеседница удивленно захлопала ресницами.

- Вы... Эльф?

- Да, северный эльф, - глупый разговор порядком успел надоесть Дису, - Скажите, здесь ведь по близости деревня, не так ли?

- Да, я там живу, - живо закивала девушка.

- Не согласитесь ли вы проводить меня и мой отряд туда?

- С удовольствием! - воскликнула та, - Поехали! Где же ваша лошадь, Дисгорт?

- С моим отрядом. Жду вас на выезде из рощи, - Дис поспешил слинять к спутникам.

- Так, Энаваса! - позвал он, выбегая к отряду.

Лори и Ан замолкли, удивленно взглянув на него.

- Да? - высоко в кроне деревьев раздался знакомый голос, - Что-то случилось?

- Так, слезай и ныряй в повозку, парня, с которым возится Охтакар, спрячьте, не надо, чтоб его видели.

- К чему все это? - не понял стрелок.

- Я встретил жительницу этой деревни, - Дис неопределенно махнул рукой вперед, - Она проводит нас к месту ночлега. Надеюсь, там есть трактир, но, если нет, придется остановиться у кого-нибудь из жителей или ехать до следующей деревни.

- Нет, ночью нельзя, - внезапно возразил Лори, - Соседняя деревня лежит по ту сторону леса, целый день пути. Во-первых, ночевать в лесу - идея не из лучших, а во-вторых... - бывший наемник замешкался, - Во-вторых, просто не надо.

- Ладно, - слегка удивленно кивнул командир, но допытываться не стал - самому не хотелось куда-то ехать.

Девушка уже поджидала их у края рощи. Она сидела по-мужски на гнедом высоком коне без седла.

- Меня зовут Дария! - крикнула она, только завидев спутников.

- Лори, - поздоровался стрелок, проезжая мимо и обворожительно улыбаясь.

- Ан, - по примеру друга поприветствовал Дарию светлый эльф.

- Мое почтение, госпожа, - Охтакар приподнял полотно, закрывающее повозку. Дис увидел, как он отпихнул Энавасу, лезущего поздороваться.

- Поехали же быстрее! - восторгу деревенской девушки, встретившей наконец-то воинов своей мечты, не было предела. Она пустила своего коня галопом и помчалась по дороге к деревне. Дис, Лори и Ан, переглянувшись, нагло оставили Охтакара и Энавасу с убийцей, а сами пустились вслед. Командир, естественно, нагнал Дарию первый, живые лошади светлых эльфов не поспевали за механическим скакуном. Как же она была счастлива в этот миг! Дис тоже улыбнулся в ответ на ее ослепительную улыбку. Они неслись карьером по широкой дороге, вокруг было бескрайнее поле, озаренное угасающими закатными лучами, а впереди, на востоке, уже появились первые неяркие звезды. Они неслись навстречу ночи, вслед за ветром, гуляющим по полю, за стаей птиц, летящих в лес на ночлег.

Деревня встретила их теплым мягким светом из-за занавешенных косых окошек и запахом свежего хлеба и жареного мяса. Окончательно стемнело, кудахтанье не доносилось уже из курятников на задних дворах маленьких домиков, в которых жило явно не одно поколение трудолюбивых хозяев, в старых сараях еще иногда слышно было, как переступают с ноги на ногу лошади или коровы. Пара любопытных жителей мелькнуло в окошках, в некоторых домиках возбужденно кто-то заговорил.

- А, то Дарька едет! - слышал Дис своим эльфийским слухом, - Обычное дело!

- Та не, она каких-то молодцев с собой ведет!

- Не по-нашему одеты!

- И виду странного! Может, они того, не люди, а?

- Та с чего б не люди-то?

- А глядь, у того волосья-то белые-белые, таких у людей нет!

Командир не удержался, чтобы не взглянуть на двух старух и старика, вышедших из соседних домов. Те мгновенно замолчали. Как только Дис отвел взгляд, обсуждение возобновилось:

- Та глянь! Точно нелюдь! Слышит получше волка!

- И то правда. На кого ж угораздило наткнуться бедную Дарьку?

- Да... Не доведет ее до добра это фехтование!

- Даром, что отец пропал, а то того и гляди, увязалась бы с ним, да и поминай как звали!

- А, может, оно и к лучшему? Может, этот нелюдь проклятый ее и в жены возьмет, а? Глянь, глянь, как она на него смотрит!

Дария действительно глаз с Диса не сводила.

- Приехали! - звонко объявила она.

- Отлично, а трактир-то где? - скептически подал голос Лори.

Девушка смутилась:

- У нас нет трактира, деревня ведь маленькая... Но, - она тут же оживилась, все еще боясь упустить свое счастье, - Вы можете остановиться у нас. Мы втроем живем: я, сестра да мать, а вам постелют в комнате отца, так вы там уместитесь! А еще я могу вам кровать свою уступить!

- Это лишнее, - усмехнулся командир, - Подождите, я посоветуюсь со своими.

Он отъехал к спутникам.

- Единственный возможный вариант, - понизив голос, сказал он, - Это принять ее приглашение.

- А как Энаваса? И пленник? - высунулся из повозки Охтакар.

- Через лес не поедем, даже не просите! - мотнул головой стрелок, - Поверьте, будет лучше, если мы останемся здесь.

- Энаваса, - виновато развел руками ученый, - Тебе придется сидеть тихо всю ночь и приглядывать за пленником. Я поставлю повозку в сарай к лошадям. Там ты сможешь выйти и размяться, только убедись, что все остальные спят.

- Да знаю я, - махнул тот рукой.

Глава 19.

Уже спустя полчаса все сидели за грубым дубовым столом и пили вкусный квас из больших чашек в ожидании ужина. У потрескивающей дровами печи хлопотали двое: мать Дарии и ее старшая сестра.

И та, и другая отличались от нее. Мать имела более строгие черты лица, менее теплый взгляд болотного цвета глаз, она была худая, тихая, уставшая женщина. Старшая сестра во многом была на нее похожа. Только морщин на ее лице было меньше и ходила по кухне она легче. Дария явилась, только когда ужин уже стоял на столе. Она переоделась, отмыла лицо от пыли и земли, оставила оружие и переплела длинную косу.

- А расскажите нам, Дисгорт, о каких-нибудь походах и приключениях! - с чувством попросила она, быстро поедая ужин.

Разговорившиеся эльфы притихли.

- Простите мою сестру, она еще совершенно ребенок, - устало улыбнулась старшая, - Меня зовут Сирия. Просто, понимаете, наш отец... - она запнулась, - Он... Он был воином. Мы выросли на разных историях. А когда он заезжал к нам со службы, он рассказывал разные байки, слухи, легенды...

У Сирии был спокойный тихий голос, такой же спокойный взгляд без искры, которая жила в Дарии.

- И теперь... - ее голос стал еще тише, - Когда его не стало...

Мать девушек закрыла лицо руками.

- Хорошо, - быстро согласился командир, видя, что они касаются неприятной темы.

Весь вечер прошел в его рассказах о пограничных стычках, суровых выматывающих тренировках, подвигах его тренты в разных войнах. Девушки слушали, затаив дыхание, а их мать практически сразу ушла в другую комнату.

Сидели допоздна. Только когда Сирия, поворчав, что уже поздно, а завтрашняя работа по дому не ждет, ушла спать в сени, эльфы и Дария начали готовиться ко сну.

- Сирия - вылитая мама! - говорила девушка, проворно доставая одеяла из сундуков, стоявших около стен, - Уверена, у нее и жених будет скоро! Такую хозяйку прекрасную все хотят в жены, да только она ни за кого не идет, все ждет своего воина.

- Вы уже обе взрослые, вам пора переставать жить мечтами, - качнул головой Дис, принимая из ее рук тяжелую ношу.

- Когда я встретила тебя, я поняла, что даже мечты могут стать реальностью, - чуть-чуть покраснев, призналась Дария, - Ладно, я надеюсь, всем вам хватит места здесь... Увидимся утром, Дис!

С этими словами она выпорхнула из комнаты.

- Она в тебя влюбилась, - констатировал факт невесть откуда взявшийся за спиной у командира Лори. Дис недоверчиво перехватил его насмешливый взгляд, но ничего не сказал. Скоро единственная свеча, озарявшая неровные стены избы была потушена, и эльфы заняли свои места: Дис с Лори на полу, Охтакар на кровати, а Ан - на печи. Вскоре послышалось спокойное размеренное дыхание. Все заснули. Кроме Диса.

У него из головы не выходила Дария. Командир и сам видел, правда, боялся признаться себе, что она действительно могла влюбиться в него. "И в самом деле, - думал он, - Прекрасный воин-эльф вдруг встречает ее в лесу... Это и правда похоже на сказку. И она может поверить в нее. Завтра уедем отсюда побыстрее." Но для Диса день еще не закончился.

Некоторое время спустя, он услышал практически неуловимое для слуха движение. Чье-то дыхание участилось. Скользнуло одеяло, тихо скрипнула кровать. "Охтакар," - заключил командир.

Тот бесшумно встал и, видимо побоявшись идти через дверь, открыл окно. Дис повернул голову, чтобы видеть силуэт ученого, посеребренный лунным светом. Охтакар, не заметив этого, легко выпрыгнул на улицу, и вскоре командир услышал удаляющийся шелест его шагов. Тогда и он позволил себе пошевелиться. Стараясь не производить шума вообще, чтобы не разбудить Лори, спящего очень чутко, Дис скользнул следом. Он увидел, как тощая высокая фигура ученого мелькнула у сарая, где они оставили лошадей и повозку с Энавасой и убийцей. Мельком оглянувшись и удостоверившись, что все спокойно, и все спят, командир последовал к сараю. В своих предположениях он не ошибся. Охтакар шел в Энавасе.

Прильнув заостренным ухом к невидимой щели между досками, Дис услышал странный разговор:

- О, я ждал тебя, - шепотом воскликнул герцог.

- Я не мог не прийти, - отвечал ученый, - Ты ведь сможешь пережить денек без охоты?

- Конечно, - со смешком отвечал тот, - Я и недельку могу, и две.

- Ну и хорошо.

Командир заглянул в щель. Охтакар крепко обнял Энавасу, который был вне себя от счастья. В темноте блеснули красные глаза убийцы, заметившего Диса. Командир скрипнул зубами, поймав его взгляд, и поднес палец к губам. Тот еле заметно кивнул, тут же отводя глаза. Занятый переглядываниями с парнем, Дис пропустил часть разговора.

- Охтакар, - Энаваса воодушевленно вцепился коготками в плечи ученого, - Мы так давно не делали этого! Давай сейчас а?

- Нет, я не могу здесь долго оставаться, - не слишком уверенно сопротивлялся тот.

Дис нахмурился, пристальнее вглядываясь.

- Ну, пожалуйста, - взмолился герцог, заглядывая ему в глаза.

- Ну ладно, только не очень долго, хорошо? - сдался, наконец, Охтакар.

- Хорошо! - таким радостным командир видел Энавасу впервые.

Дис уже было подумал, что ему пора тактично удалиться, но произошедшее превзошло все его ожидания. Герцог нырнул в повозку и тут же появился вновь, держа в руках стопку книг, купленных Охтакаром на ярмарке. Они выбрали себе по книге, зажгли свечи, найденные в припасах, и уселись спина к спине. Командир опять переглянулся с убийцей, который изо всех сил постарался сдержать вздох облегчения. Улыбка невольно появилась на губах у Диса. Покачав головой, он решил вернуться в комнату, пока кто-нибудь случайно не обнаружит его отсутствие.

Возвращение оказалось вполне удачным. Светлые эльфы спали крепким сном, везде было тихо. Дис хотел было уже лечь обратно, как вдруг в этой тишине он услыхал тихий шепот. Он доносился из сеней. "Какая-то ночь подслушанных разговоров получается," - мысленно хмыкнул он, бегло оглянувшись. Ан с Лори даже и не думали просыпаться, Охтакар был увлечен чтением, сидя в сарае с Энавасой, и Дис не смог преодолеть соблазн услышать и этот диалог. Из-за двери были слышны голоса сестер.

- Не могу поверить, - тихо говорила одна, - Настоящая сказка! И встретились мы с ним так сказочно! Это судьба, я уверена.

- Не обольщайся, Дария - отвечала вторая спокойно, - Твои ожидания напрасны, и мечты наивны. Ты знаешь много сказок, но это всего лишь сказки, они не имеют ничего общего с реальностью.

- Но ведь, - возражала девушка, - Сказки же кто-то придумывает! Значит, случалось у кого-то что-то, во что он верил! Что-то сказочное!

- Сказки потому и придумывают, что в жизни такого не случается, - холодно отрезала Сирия.

На этом Дис отошел от закрытой двери. Он понял все, что ему надо. "Так, завтра срочно уезжаем и как можно быстрее," - твердо пообещал себе он, ложась на свое место. Несмотря на неспокойные догадки, блуждающие в голове, сон быстро сморил усталого командира.

Вскоре и в сенях смолкли разговоры - сестры легли спать. Тишина ночи ничем не нарушалась. У Лори, старательно притворявшегося спящим, было ощущение, что он слышит собственные мысли. Он хотел идти раньше, но Дис с Охтакаром очень сильно помешали ему. Ан спал, стрелок был в этом уверен, а этими двоими постоянно нужно быть начеку. Про Энавасу бывший наемник вообще старался не думать - герцог был знаком ему слишком хорошо и, пожалуй, представлял наибольшую опасность. Мало того, что с него надо глаз не спускать, так еще и подставить может, а это уже добром не кончится.

Как только командир провалился в сон, Лори по-кошачьи вскочил с постели. "Охтакара еще долго не будет," - с усмешкой подумал он. Стрелок накинул любимый плащ и, тихо прошелестев им над спящим Дисом, выпрыгнул в открытое окно, перепрыгнул забор, отгораживающий один участок от другого и взлетел на низкий скат крыши, примеченный им еще перед тем, как впервые зайти в дом. Бывший наемник окинул взглядом спящую деревню: ни в одном окошке не горел свет. Он кивнул своим мыслям и, перескакивая с крыши на крышу, ловко добрался до конца поселения. Там Лори спрыгнул в густую траву и, прошуршав ею, пронесся подальше в поле. И только после этого он перешел на спокойный шаг. Полчаса спустя, стрелок добрался до очередной рощи.

- Ты опоздал, - раздался из темноты строгий мужской голос.

Лори остро ощутил на себе взгляд его глаз.

- Привет, я тоже рад видеть тебя, - усмехнулся в ответ он, - Пришлось подождать, пока все уснут.

- Когда ты приведешь его мне? - серьезно спросил собеседник, - Никогда еще ты не подводил меня, какого черта ты ждешь?!

- Только когда доберемся до Л-Сиафа, - покачал головой стрелок.

- Зачем ждать так долго? - в голосе прослеживалась озадаченность, - Почему бы тебе не убить их всех прямо сейчас? Пока они спят.

- Темный и герцог не спят, - возразил Лори, - Ты знаешь полуразумное, так вот, это оно самое. Ты свел меня с моим старым врагом, по твоей милости мне приходится терпеть его общество, так хоть с результатом не торопи.

- Не я тороплю, а Ночь! - рявкнул собеседник, - Я стараюсь вести переговоры как можно дипломатичнее, чтобы не развязывать вражду, но ты видишь, она начала ее первой и без предупреждения. Мне нужен он.

- Почему бы тебе самому не повести солдат?

- Тебе напомнить, кем они меня считают, и кто я на самом деле? - угроза в голосе нарастала, - Ты, Лори, не видишь и половины угрозы. Ты не знаешь, что происходит! Она повсюду, она жаждет борьбы, она сама - война!

К удивлению собеседника, стрелок тихо рассмеялся.

- Ты не знаешь, что я видел, - отрицательно качнул он головой, - Один из ее ребят у нас в плену.

В наступившей звенящей тишине явственно прослеживалось удивление собеседника.

- А почему он до сих пор жив? - после пяти таких минут спросил голос.

- Я у него выпытал, сколько смог, - неуверенно протянул Лори, - Но не хочу убивать его прямо здесь. Тело прятать особо некогда да и негде, а если остальные ребята Ночи наткнутся на него, выйдет неловко.

- Избавься от него, - приказал собеседник, - Как можно быстрее. Они изобретательны, если ты или кто-то из вашей компании разрезал нить, то этот парень может подать сигнал, и тогда они убьют тебя, а я потеряю лучшего своего воина и Тень.

- Охтакар заставил его снова замолчать. И он связан.

- Он найдет способ. Просто избавься.

- Мне кажется, что он должен знать еще что-то, - Лори понизил голос до шепота, - Он сказал, что его отряд где-то неподалеку, что они знают о моем местонахождении и что я - их цель. Но не может он знать так мало!

- Ладно, в общем, - обладатель голоса пошевелился, видимо, потянулся, - Делай, что хочешь, но он мне нужен. И как можно скорее. Я попробую отложить военные действия, но помни: лучшая защита - это нападение. Поэтому он вынужден будет вести армию.

- Да понял я, - раздраженно отмахнулся стрелок.

- Ладно, иди, - величественно разрешил голос. Лори притворно поклонился, развернулся и быстро скрылся в траве.

Опасаясь, как бы Охтакар не вернулся, стрелок мчался по полю, напрягая все силы. Опасения подтвердились: когда он уже был на том самом низком скате крыши, он заметил, как ученый выходит из сарая. Чертыхнувшись, Лори бесшумно перепрыгнул забор и шмыгнул в кусты. Оттуда он кувырком перекатился за угол дома, в то время, как Охтакар неторопливо приближался к окну комнаты, где спали Дис с Аном. Стрелок осторожно приоткрыл окно кухни, которое, к счастью, не было закрыто на засов, и шмыгнул внутрь. Оттуда он быстро пронесся в спальню, запнувшись о порог, не растерялся и, укрывшись наскоро одеялом, сделал вид, что очень и очень глубоко спит. Ученый тем временем приоткрыл окно, спокойно влез и тихо его затворил, а после получше устроился на кровати и почти моментально заснул.

Лори перевел дух. Он осторожно приподнялся с импровизированной лежанки и снял плащ, положив его туда, где оставлял его перед сном. "Часа четыре сна у меня есть, - мысленно проворчал он, - И Мрак мне ничего нового не сказал."

Глава 20.

Как ни стремился Дис уехать на следующий же день, ничего не вышло. Охтакар, по своей растерянности, забыл закрыть дверь в сарай, и рано поутру лошадка Лори сбежала вместе с бывшей лошадью командира, принадлежащей теперь Ану. Стрелок был вне себя от злости равно также как и Дис. Но у них были разные на то причины. Бывшему наемнику не нравилось, что они остаются на одном месте дольше дня, а командир просто хотел побыстрее покинуть Дарию, чтобы та не натворила бед. Энаваса, впрочем, тоже не одобрял промедления. Охтакар заметил, что, должно быть, это из-за голода.

- Чертов ученый! Ты совсем из ума выжил со своими науками!? - набросился на него Лори, понижая голос, чтобы не услышали сестры и их мать, - Нет бы просто спал, но потянуло же тебя к ненаглядному своему Энавасе! Шило в одном месте зачесалось! Кто вам не дает в обычное время видеться?! Да вы постоянно общаетесь, но ведь, конечно, дни у нас такие короткие, нам ночь нужна! Черт возьми, ладно, если б ты еще был аккуратен, но разве ты хоть когда-нибудь смотришь, что делаешь?! Никогда! Вот и теперь!

Охтакар не отвечал, но видно было, что он и злится, и стыдится одновременно. Ему даже в голову не могло прийти, что кто-то из отряда узнает о его ночном визите.

Все еще ворча, стрелок ушел разыскивать лошадку, даже не позавтракав. Все остальные поступили благоразумнее - поели. Следом за Лори отправился и Ан, а Дис с ученым остались помогать по хозяйству.

Сирия попросила командира нарубить дров, на что он тут же согласился. Его посетила мысль, что без мужчины в семье трем женщинам жить очень тяжело: ни дров нарубить, ни воды принести, ни крышу залатать, если что. Конечно, он догадывался, что эти обязанности выполняет Дария, которая не отставала от него ни на секунду, начиная с самого утра, когда они встретились на пробежке. Оказалось, отец научил ее основным воинским правилам, и она прилежно выполняла их.

Внимание Диса привлекла странная процессия, направляющаяся по главной дороге прямо к дому сестер. Возглавлял ее толстенький низкий человечек в черной рясе с большим деревянным солнцем в руке - символом бога, в которого верят люди. За ним толпились почти все жители небольшой деревеньки.

- Изыди, чуждый, из дома людского! - восклицал он, - Не тронь души чистые! Дев не совращай да не губи понапрасну! Изыди!

Процессия остановилась напротив Диса. Тот в упор посмотрел на священника.

- Изыди, - повторил тот.

- Простите, это вы мне? - вежливо осведомился командир, откладывая топор.

Священник кивнул и вытянул вперед руку с деревянным солнцем.

- Ты, сила нечистая, должен бояться знака божьего, - осторожно напомнил ему он.

- Я не сила нечистая, а эльф, - сухо отрезал Дис, опять поднимая топор.

Толпа с возгласами отшатнулась.

- Врет он все! Ельфы они-то покрасивше будут! - крикнула какая-то бабка из толпы, - Глянь на него! У ельфов-то волосья золотые и глаза синие! А он бледный, как смерть! А глазищи так и зыркают!

Толпа одобрительно заворчала. Дис скрипнул зубами: оба светлых эльфа, о которых, видимо, и говорила бабка, ушли на поиски лошадей. Доказывать этим неучам ничего не хотелось - все равно не поймут.

- Он эльф! - Дария выбежала из-за спины командира, - Посмотрите! Да разве похож он на нечисть? Нечисть злая и коварная, а он помогает нам, дрова колет! И воин он прекрасный, а нечисть кроме как колдовать, ничего и не умеет! И виду он не такого!

- А девка-то правду говорит, - прищурившись, подал голос какой-то дедок.

- Бог с тобой! Да околдовал он ее, не иначе! - отмахнулась бабка.

- Глянь на него, он и божьего знака не боится! Да точно обозналась ты, мать! - продолжал тот.

- Постойте, постойте, здесь какое-то недоразумение! - на пороге дома появился бледный Охтакар, привлеченный возгласами, - Я уверяю вас, что мы заезжие эльфы, едем в далекие земли по делам.

- Еще один! - всплеснула руками бабка.

- Этот тоже знака божьего не боится, - разочарованно произнес священник, помахав своим солнцем перед носом у ученого.

- Тоже ельф? - издевательски поинтересовалась та, - Они ж совсем не похожи!

- Позвольте, я объясню, - вскидывая руки в примирительном жесте, сбежал со ступеней тот, - Дело в том, что в нашем мире эльфы имеют некоторые подвиды. Я - темный, Дис - северный, а наши спутники - светлые.

Толпа замолчала, недоверчиво глядя на Охтакара. Тот в надежде искал взглядом кого-то, до кого хотя бы дошла мысль.

- Ерунду какую-то мелет, черт проклятый, - припечатала бабка после минуты образовавшегося молчания. Толпа угрожающе загудела.

- Думаю, продолжать бессмысленно, - пролепетал ученый и быстро вернулся обратно в дом хлопнув дверью. Взгляды переметнулись на Диса с Дарией.

- Может, оно и лучше? - начал кто-то из толпы, - Может, этот нечистый Дарьку в жены возьмет? Хоть кому-то девица пригодится. Ничего по хозяйству не умеет: ни приготовить чего, ни животину подоить, ни ребятишек воспитать, так и просидит, глядишь, в девках. А этот... ельф... ее в жены возьмет да и увезет куда подальше.

Командир совсем растерялся. Глаза Дарии загорелись надеждой, смешанной со стыдом. Дис, справившись с собой, продолжил колоть дрова, делая вид, что очень занят. Толпа, к его сожалению, не расходилась. Неловкую сцену прервала Сирия, вышедшая на крыльцо.

- Пойдем обедать, все уже на столе! Ваши спутники, наверное, вернутся скоро, присоединятся к нам.

Ее появление вызвало в толпе новые разговоры, связанные, в большинстве своем, с тем, что у Сирии тоже нет жениха, но все только потому, что она заартачилась: поставила условие, чтобы жених был воином. А Дис с Дарией, как только неугомонная бабка отвлеклась, быстро улизнули в дом.

После обеда Дария продолжала неотступно следовать за Дисом, и тот от безделья предложил ей потренироваться вместе во владении парными клинками. Место выбрали не самое удачное, а точнее, самое неудачное - двор. Решили так единственно потому, что не хотели пропустить возвращение светлых эльфов. Вся деревня собралась поглазеть на это зрелище. "Как воинский турнир какой-то," - презрительно хмыкнул Дис, наблюдая за стекавшимися со всей деревни зрителями.

Оказалось, Дария знала несколько приемов и умела использовать их в бою. С каждой минутой командир все больше осознавал, что желание девушки быть воительницей - не временная прихоть, а скорее, смысл ее жизни. Училась она очень прилежно, со старанием. Диса даже посетила мысль, что ей были бы рады в военной школе.

Спустя чуть больше часа, Дария, наконец, выдохлась. Попросив минутку передохнуть, она села на вязанку дров, тяжело дыша, но не выпуская оружия из рук. Дис с легкой улыбкой наблюдал за ней.

- А пусть этот ельф с кем-нить из равных сразится! - раздался возглас в толпе. Остальные подхватили:

- Да, да! А то девку-то горазд учить, а что он в честном поединке стоит?!

- Дело говорят! Пущай поборется с противником посильнее!

На этот раз командир не растерялся. Хотят силу - будет им сила.

- И кто же мой противник? - поинтересовался он у толпы.

Все резко замолчали.

- Ну же, - продолжал Дис, раскинув руки, - Кто так хотел, чтобы я сразился на равных? Выходите, кто смелый.

В ответ он снова получил молчание.

- Я, - вдруг раздался из-за чужих спин насмешливый голос, - Если ты, конечно, не возражаешь.

Из-за расступившихся жителей деревни гордо вышел Лори, держа под уздцы свою лошадку. На его лице играла самоуверенная ухмылка. Стрелок свысока оглядел собравшихся и кинул повод Ану, робко следовавшему за ним.

- О, еще ельфы объявились! - ворчливо воскликнула бабка.

- Так что, Дис, принимаешь мою кандидатуру? - картинно вскинул брови бывший наемник, мельком глянув на небо. Там, высоко над ним, кружил ворон.

- Принимаю, - с вызовом ответил Дис, - Дария, у тебя есть еще меч? Боюсь, наш Эксперт по стрелковому оружию не располагает мечом.

- Есть! - кивнула та, умчавшись в дом. Через несколько секунд она выбежала обратно, неся сверток из старой ткани, - Это меч отца.

- Отлично, - кивнул командир, - Дай его Лори.

Стрелок принял меч, демонстративно отвернувшись от девушки. Сам же Дис вытащил из ножен свой сверкающий клинок. Оба встали в боевую стойку. "Он, конечно, бывший наемник, он должен уметь обращаться с клинками, но откуда он знает школу? - лихорадочно соображал командир, - Поединкам учат только в школе или академии, если не там, то, на худой конец, в армии, куда, собственно, и приходят после школ и академий, но Лори нигде не служил. Он мог научиться этому там, он же наемник, мог оказаться в тех кругах, но видна подготовка, видно мастерство. Наемники... Я встречался с такими. У них много навыков, но ни одного развитого. Они умеют притворяться, как хамелеоны: в разном обществе разные, подходящие под стандарты, не привлекающие внимания. Но Лори... Я видел его в разной обстановке, и он, скорее, напоминает бывалого воина вроде меня, а не наемника. Но все его привычки, к примеру, множество кинжалов, которые он не снимает даже на ночь, плащ защитного цвета, с которым он не расстается - все указывает на прошлое наемника."

Тем временем они неторопливо кружили по поляне, глядя друг другу в глаза. Лори прищурился и чуть-чуть наклонил голову.

Вдруг стрелок резко кинулся вперед, замахнувшись мечом. Командир так же резко ушел влево, но, оказалось, это был всего лишь обманный маневр. Наемнику ничего не стоило опять вернуться в изготовку и нанести следующий удар, который Дис отразил с трудом. Бой стремительно продолжался.

Командир методично наносил удары мечом, используя приемы и связки движений - чисто академический стиль. Стиль же Лори был ему непонятен. Стрелок тоже наносил удары, но в основном колющие, и вовсе не ритмично и пошагово, а быстро, как ураган, то и дело шныряя в стороны. Дис думал, так дерутся только кинжалами, ведь их минус в том, что для поражения противника нужно оказаться в опасной от него близости. Но бывшего наемника совершенно это не смущало, пожалуй, даже играло на руку: командир не привык к такому стилю и очень быстро начал выдыхаться, отражая многочисленные удары, несмотря на то, что северного эльфа практически невозможно вымотать поединком.

Вдруг Лори резко снизил темп. Теперь он только оборонялся и уворачивался. Дис, воспрянув духом, резко начал наступление. Темп ударов участился, все чувства обострились до предела, схватывая малейшие движения стрелка. Тут бывший наемник вдруг, вместо того, чтобы отразить очередной удар, присел, заставив Диса пройти пару шагов по инерции. Командир справился с мечом, но Лори поставил подножку.

Дис упал на землю, чувствительно ударившись, но, не растерявшись, сделал подсечку - подлый элемент, которому не учат в академии, и который запрещен единственно в поединках, но все его знают и в обычном бою используют постоянно. Стрелок свалился рядом. За долю секунды оба синхронно приставили клинки к глоткам друг друга.

- Что ж, победила дружба, - тяжело дыша, прокомментировал бывший наемник, мельком взглянув на ворона, сделавшего последний круг и улетавшего прочь.

Вокруг было тихо, как в склепе. Все, не исключая Дарии, Сирии с Охтакаром, наблюдавших из окна, и Ана, уставились на Диса с Лори.

- Было здорово, всем спасибо, - стрелок, двумя пальцами отвел лезвие от шеи и, не торопясь, поднялся с земли, демонстративно отряхнув руки и возвращая девушке меч. Не удостоив никого взглядом, он широким шагом удалился в дом.

- Точно нечисть какая! - опять запричитала бабка, - Ну глянь на них! Такие всю деревню разнесут и не заметят! Ох, Дарька, угораздило ж тебя привести этих..! Ельфов!

С этими словами она, махнув рукой, поковыляла прочь. Толпа последовала ее примеру.

Вечером все собрались за столом. Сирия с матерью опять хлопотали, а Дария сидела в кругу эльфов. Ан воодушевленно рассказывал, как они с Лори искали лошадей.

Ужин выдался на славу. Дис заметил, что люди вообще хорошо готовят. Особенно в деревне. У них разное мясо и вкуса разного, картошка запечена по-разному, зелень разная, не то что в Носторне - если мясо, то обязательно жесткое и все одного вкуса, а картошки и вовсе нет, ведь она считается едой низших слоев - аладарского принца таким не кормили. О зелени вообще и мечтать нельзя было. В Аладаре Дис всего пару раз ел зелень. И та была вялая и подмороженная. Ее привозили купцы из дальних стран. И стоила она очень дорого. В трактирах, даже в самых лучших, такую не подавали.

Командир так глубоко погрузился в свои мысли, что даже не сразу заметил, как спутники потихоньку начали расходиться спать. Охтакар ушел пораньше, сказав, что сбивается с ног от усталости. Губы Диса тронула улыбка, когда он услышал, как скрипнуло окно в спальне. Не только он заметил это. Лори с Аном, посмеявшись и перекинувшись фразами на светлоэльфийском, тоже ушли спать. Вскоре пожелали спокойной ночи и Сирия с матерью. Дис с Дарией остались одни.

- Знаешь, - первой нарушила задумчивое молчание девушка, - Я и в подметки не гожусь тебе или Лори.

Дис неопределенно пожал плечами.

- Мы учились, ты и не должна равнять себя с нами. Ты, пожалуй, самая адекватная из всей этой деревни.

Девушка подняла глаза.

- А Сирия?

- Она... - командир задумался, - Она слишком тихая и грустная. Я не могу понять, что с ней, но мне кажется, что она испытывает жуткую скорбь по кому-то или чему-то. Она тоже ждет воина?

- Да, - Дария вздохнула, - Ей уже девятнадцать, в такое время все девушки уже замужем. К ней тоже сватались разные... А она посмотрит, посмотрит и холодно откажет. А недавно, где-то полгода назад, она при всех на гулянье заявила, что выйдет замуж лишь за молодого человека, который служит в страже или в армии. До сих пор ждет, надеется.

- И неужели ни одному стражнику она не приглянулась?

- Так все стражники в городе, а наше поселение в целом дне пути. Здесь вообще ни одного парня не осталось. К Сирии из соседних деревень приходят свататься, она слывет завидной невестой. А ее неприступность только масла в огонь подливает.

- Так не может продолжаться долго, - покачал головой Дис, - Она должна понять, что не все в жизни получается так, как этого хочется.

- Что бы она ни говорила, она еще верит, - Дария заглянула командиру в глаза, - Так же, как и я. Мы более близки, чем кажется. Она больше помнит отца и, как и мама, очень тяжело перенесла потерю.

- А ты?

- А я чувствую, как он живет во мне. Мне кажется, что он не умер, а просто уехал на долгое время, как это обычно бывало раньше. Я не чувствую, что я его потеряла.

- Он служил в Трарорте?

- Нет, в Истарке, в Артере. Он считал, что лучше отдать жизнь за неродное государство, зато людское, нежели за родину, подвластную другой расе. Ты ведь тоже из Истарка? Ты сказал, что Лори Эксперт по стрелковому оружию, а такие звания есть только в Истарке. Я же права?

- Да, и тоже из Артера. Я приехал туда, когда был маленький и меня подобрали наставники из военной академии.

- Академии? А как же школа?

- На моем прежнем месте меня обучали воинскому делу лучшие преподаватели. В свои пятьсот лет я уже был Экспертом по клинковому оружию. В какой тренте служил твой отец?

- В девятой, класса "стража".

Я командир первой, класса "воины", - Дис с удовольствием отмечал, что разговаривает с человеком, знающим, о чем речь.

- Ого! - глаза девушки округлились, - Та самая, да? Папа рассказывал, что эта трента творит чудеса! А еще говорил, что даже мельком видел командира. Вот бы он сейчас был здесь! Он так восхищался твоими способностями, почти боготворил тебя! Ты не можешь задержаться еще, а? Я так хочу с тобой поговорить обо всем!

- Давай я поеду обратно из Л-Сиафа и остановлюсь подольше, хорошо? - он взглянул в темные глаза Дарии.

- Хорошо, - та зевнула, - Только возвращайся быстрее. Без тебя скучно...

- Идем спать, еле на ногах держусь, - предложил командир, - Да и ты, вижу, тоже устала.

Дария кивнула. Дис резко поднялся из-за стола, подошел к девушке и, не произнеся ни слова, легко взял ее на руки. Она залилась звонким смехом, обхватив шею командира.

- Где ты спишь? - поинтересовался он, улыбаясь.

- В сенях, - ответила Дария, покраснев.

Дис легким шагом вошел в сени и осторожно опустил девушку на пустующую лавку. Сирия с матерью уставились на них, как на сумасшедших. Некоторое время Дис с Дарией смотрели друг на друга.

- Дис, я...

- Спокойной ночи, - мягко прервал ее командир и ушел в спальню, мельком глянув на старшую сестру. В ее глазах блеснула зависть, смешанная с немым укором.

Глава 21.

Утром все пришло в движение. Началась кутерьма с того, что Ан с Лори обнаружили Охтакара спящим в обнимку с Энавасой в сарае, когда пошли проверять лошадей.

- Спасибо, что дверь закрыта! - на ухо ученому прокричал стрелок.

- Не стоит благодарности, - прошипел в ответ герцог, по-змеиному выползая из объятий сонного Охтакара.

К завтраку дело усугубилось еще и желанием Дарии проводить эльфов до следующей деревни.

- Мы встали еще до рассвета, - спокойно рассуждал Дис, шагая туда-сюда по кухне, - Зачем? Вопрос риторический. Чтобы успеть доехать до поселения, лежащего через лес до заката. Тебе невыгодно ехать с нами, ибо ты должна будешь ехать обратно. Даже если ты погонишь коня галопом - раньше одиннадцати вечера не приедешь.

- Ну, пожалуйста, Дис, - умоляла девушка, практически бросившись командиру в ноги, - Я никогда еще не была в военных походах! Ну, что тебе стоит взять меня с собой? Всего лишь до соседней деревни, а? Это же близко! Ты, наверное, даже представить не можешь, сколько для меня это значит! Ехать на лошади рядом с настоящими воинами! Пусть и недолго... Но это будет самый счастливый день в моей жизни!

- Дария, нет! Если Дисгорт разрешит тебе, то не разрешу я! - ее мать стояла, уперев руки в бока.

- Ну, мам! Это близко и совсем-совсем безопасно!

- Нет! Даже и не думай! Ехать через лес, да еще и возвращаться одной ночью! Не отпущу!

- Нет, Дария! - Сирия вышла из сеней. Она холодно посмотрела в глаза младшей сестре и продолжала:

- Я знаю, что ты у нас отцовская дочь, постоять за себя умеешь, но против разбойников тебе не пойти. Ладно, если бы это были какие-нибудь пьяные гуляки из соседней деревни, с ними, думаю, разберешься, а не разберешься - так убежишь. Но с разбойниками, что могут поджидать тебя на дороге, тянущейся через густой лес, тебе не совладать.

- Сирия, и ты туда же! - девушка, казалось, совсем отчаялась.

- Я понимаю, что вы волнуетесь, - вступился за нее Дис, - Но взгляните, я вижу в ней талантливую воительницу. Возможно, я даже смогу устроить ее в один из полков Истарка.

- Я все понимаю, Дисгорт, - устало улыбнулась мать, - Но я не могу позволить своей дочери идти с вами.

Она отвела командира в сторону и продолжила, понизив голос:

- Зачем вам она? Вы эльф, она человек. Я понимаю, взаимные симпатии и прочее. Но Дария не сможет быть вашей женой, как бы вам обоим ни хотелось этого. Подумайте: что вам каких-то полвека? А для нее это - целая жизнь. Оставьте ее и езжайте скорее. И когда будете возвращаться, минуйте наше село, пожалуйста.

- Вы меня не поняли, - раздраженно рыкнул Дис, - Я не хочу брать ее в жены. Я хочу помочь ей осуществить мечту. Она прирожденный воин. Конечно, еще не полноценный, в битве места ей нет, но все достигается тренировками. Или вы думаете, я родился на свет уже такой, каким вы меня сейчас видите, да еще и с оружием? Всем нужна тренировка. Так дайте ей возможность. Если ей не нравятся устои жизни, которой она живет, она изменит ее. Будете удерживать... - он осекся, живо вспомнив себя, - ...Сбежит. Я ручаюсь за ее безопасность. Сегодня же вечером она будет дома. Клянусь, что с ней ничего не случится.

- Ты в ответе за нее, Дисгорт, - помолчав, произнесла, наконец, мать, - Если с ней хоть что-то случится...

Голос ее начал срываться.

- Ничего не случится, - пресек все сомнения командир, - Клянусь.

Дария была вне себя от счастья. Вместе со всеми она надела на пояс отцовский меч, пошла седлать коня. Охтакар заранее выпустил Энавасу, чтобы она не видела его. Убийцу хорошенько замаскировали под груду с припасами, да еще и поплотнее запахнули полог, хотя он сам, казалось, не горел желанием быть увиденным.

Наконец, выехали. Вся деревня вышла провожать "ельфов с Дарькой".

Ох, ты, глянь! А ельф-то скор! Наверняка, уже везет Дарьку нашу чтоб какой-нить принцессой сделать ельфийской!

- Человека - эльфийской принцессой? - рассмеялся Охтакар.

- В каждой шутке есть доля правды... - задумчиво протянул командир себе под нос, - Принцессой...

Дорога шла через густой смешанный лес. Она тянулась, постепенно отклоняясь от моря, куда-то на северо-восток.

- Мы не хотим ехать морем, а потому нам надо сделать небольшой крюк, чтобы благополучно добраться до Л-Сиафа, - бормотал Охтакар, рассматривая карты, - Так, так, так. Значит... Дис!

Командир вопросительно повернулся, отвлекаясь от беседы с Дарией.

- Следующий крупный город - Л-Атор!

- Посмотри, нет ли какого-нибудь поближе, - поразмыслив, откликнулся Дис, - С нашими припасами мы до Л-Атора не дотянем, даже если ускорим темп раза в два. Впрочем, с повозкой мы вряд ли способны на быстрое передвижение вообще. Так, - он снова повернулся к девушке, - Я из Аладара. Ты, наверное, слышала об этом государстве от отца.

- Это единственная страна, где живут северные эльфы, да? - спросила та, - Вот она, по-моему.

Дария указала на карту.

- Совершенно верно, - кивнул командир, - Точнее, я вот из этого города - Носторна - столицы нашего государства. Он находится далеко-далеко и там только снег да лед.

- Только снег и лед? - переспросила девушка, не веря ушам, - И нет травы?

- Абсолютно. Ни травинки. Но это не мешает ему быть одним из самых великих городов. Он очень большой и весь состоит из широких улиц, тянущихся между холодных каменных домов. Ты живешь рядом с гномьим городом, наверное, знаешь, как выглядит Трарорт?

Дария согласно кивнула.

- Я была там несколько раз с отцом и Сирией.

- Прекрасно, - продолжал Дис, - Наши дома чем-то похожи на него. Они такие же монолитные и мощные. Весь Носторн - сплошная неприступная крепость на вид. Но мы сохранили любовь к искусству. К высокому искусству. На улицах у нас очень много скульптур, правда, все они изо льда.

- И они не тают? - изумилась девушка.

- Нет, - усмехнулся командир, - Там никогда ничего не тает. Наоборот, все, что может замерзнуть, замерзает практически мгновенно. Не дай Мать Севера оказаться кому-нибудь на улице в метель. У нас, - Дис снова осекся. Он не был в Носторне с тех пор, как сбежал оттуда тысячу лет назад, и у него язык не поворачивался говорить "у нас".

Там, - поправился он, - Там есть высокая-высокая колокольня из серого промерзшего камня. Она возвышается над городом настолько, что в ясную погоду с нее можно видеть весь Носторн как на ладони. И там постоянно находится дозорный. Если он видит, что приближается буря, он звонит в огромный колокол. Этот низкий ритмичный звон разносится по всему городу на огромное расстояние. Эльфы в спешке заканчивают дела и идут по домам, а те, кто знает, что за десять минут не успеет добраться до дома, идут в специальные заведения. Мы зовем их Укрытиями. Укрытия похожи на таверны в обычных городах. Там тоже кормят и можно переночевать. Только они очень хорошо топятся и прекрасно укреплены.

Дис глядел вперед и медленно, с наслаждением рассказывал. Описываемые им давно знакомые до самых мелких деталей картины сами всплывали перед глазами. Он словно заново окунался в давно забытый мир. Все его детство, казалось, было наполнено этим колючим морозным воздухом, звоном того самого колокола и свистом неистового ветра, гонящего волны снега прямо в лицо.

- Берегись! - вырвал его из воспоминаний крик Лори. Мимо уха просвистела стрела. Командир рывком вернулся в реальность. Удостоверившись, что Дария на месте, жива и невредима, он оглянулся. За ним лежал со стрелой в горле такой же тип, как тот, что был у них в плену.

- Защищайтесь все, их много! - кричал стрелок, соскакивая с лошади.

- Дария, в повозку, живо! - опомнился Дис. Девушка кивнула и мгновенно исчезла в завязавшейся битве. Командир обнажил меч. Врагов действительно было много. Они серыми тенями беззвучно спрыгивали с веток, выныривали из-за стволов, казалось, вообще появлялись отовсюду.

Он видел, как подальше от дороги сражался Энаваса. "Может, - мелькнуло в голове у Диса, - и в Горт-Намиде он тоже сражался?" Но раздумывать было некогда: наемники напирали со всех сторон. Командир крушил их мечом, пробираясь сквозь схватку к повозке. Как назло, она была в противоположном конце процессии.

- Что им надо? - прокричал он сквозь лязг оружия и свист стрел, обращаясь к Лори.

Тот ничего не ответил, но красноречиво указал на повозку. Диса как громом поразило: "Точно! У нас же там пленник!" Со злости уложив одним махом в два раза больше убийц, чем обычно, он рьяно начал продираться к повозке - центру событий. Постепенно противников становилось меньше. Одинаково одетые, какие-то будто безликие тела валялись на дороге, а командир все пытался добраться до повозки, круша всех и вся на своем пути. Перед глазами вдруг появилась какая-то неясная пелена. Он видел только рвущиеся навстречу фигуры с занесенными кинжалами, слышал звон металла. Все органы чувств словно перестали работать: командир ничего не чувствовал, не видел, не слышал.

- Спокойно, Дис, спокойно! Все! - удерживая руку командира, занесенную для очередного грозящего смертью удара, воззвал к нему Ан, - Все, они кончились!

- Что? - хрипло выдохнул он, - Что случилось? Сколько времени мы уже...

- Минут двадцать точно! Ты бы видел себя! - продолжал светлый эльф, - Я, честно, испугался за твой рассудок. Глаза горят каким-то неистовым огнем, одним ударом сразу по два-три вражеских воина кладешь! Ты взгляни на себя! Весь в крови, а до сих пор - ноль внимания!

- Дария! - закричал Дис вместо ответа, - Дария! Где она?!

- Дис, - позвал Охтакар, стоящий около повозки, голосом, не предвещающим ничего хорошего, - Подойди сюда...

Командир ринулся к нему, оттолкнув Ана, от чего светлый эльф упал на груду тел. Увиденное заставило его потерять дар речи.

Она лежала около повозки. По ее животу медленно расплывалось красное пятно. Рядом валялся окровавленный кинжал.

- Дария! - Дис бросился к ней, положив ее голову на колени, - Ты слышишь меня? Очнись!

Девушка открыла затуманенные болью глаза.

- Дис... - прошептала она, - Я... Я хорошо сражалась?

- Да, да, превосходно, - убирая с ее лица растрепавшиеся волосы, пробормотал командир, - Смотри на меня, слышишь? Смотри! Не смей закрывать глаза!

- Дис, - по щеке девушки скатилась слеза, - Отправь моего коня назад, он знает дорогу. Мать и Сирию... - он глубоко вздохнула, - Предупреди... - она надолго замолчала, глядя командиру в глаза, - Но я не жалею, что пошла с тобой... Наш... Наш священник говорит, что всех принимает у себя в светлых чертогах бог... А для воинов, честно павших в бою... Отдельный чертог... Там... Там я встречу отца... Да?..

- Да, да, - тихо отозвался Дис, - Но это потом, а сейчас ты будешь жить, не смей умирать, я клялся, я обещал, что ничего не случится! Я должен был умереть вместо тебя, Дария, слышишь!?

- Это слишком... - девушка уже не говорила, а лишь хрипела, - Слишком большая награда для меня... Дис... С того момента, как я... увидела тебя... Я влюбилась... сразу же... Пожалуйста, - ее руки сжали руки командира, - Пожалуйста... Живи... Тебе дана вечная жизнь... Живи... Мы настолько далеки, что даже не сможем встретиться потом... в тех чертогах для воинов... Ах, как бы я хотела вновь увидеть тебя там... Мне... столько хотелось тебе рассказать... И услышать от тебя... многое... Но для этого... для этого ты должен умереть... Не умирай... Прощай, Дис... Прощай навеки... Я буду глядеть на тебя... С небес...

Дария плакала. С ее губ в последний раз сорвался судорожный вдох, и она замерла навсегда.

Охтакар присел рядом, закрыв ей глаза. Дис сидел, исступленно глядя на спокойное молодое лицо и судорожно сжимая холодеющие руки.

- Дис, - тронул его за плечо Лори, - Поехали, эти ребята могут еще набежать.

- Пускай! - вскинув голову, резко хрипло выкрикнул командир, глядя вперед, - Пускай приходят! Я убью их всех! Каждого!

- Временная потеря рассудка, я думаю, - протянул ученый, с сожалением глядя на него, - Интересно, Дис, ты так реагируешь на каждого рядового воина, потерянного в бою?

- Она, - взгляд командира заставил Охтакара отшатнуться, - Она не рядовой воин! Она девушка! Влюбленная молодая девушка! Я обещал! Обещал! Клялся! Она не должна была погибнуть! Не должна!

Из повозки показалось заинтересованное лицо молодого убийцы, по-прежнему связанного.

- Ты?! - Дис вскочил, схватив парня за веревки, спутывавшие его грудь и руки, - Ты ее убил?!

Командир замахнулся, чтобы ударить убийцу, но помощь пришла, откуда не ждали: Лори кинулся вперед, перехватив руку Диса и ловко оттолкнув парня.

- Очнись же! - прикрикнул он на командира, дав ему хорошую пощечину, - Никто не виноват! Она защищала этого парня! Дралась для тебя! Уложила, между прочим, двоих вражеских! Без нее мы б проиграли к чертям! Не знаю, как ты с таким-то отношением мог прославиться, как лучший командир первой тренты класса "воины", но прими ты уже это! Если не можешь, пользуйся правилом, которым пользуются наемники, цитирую из кодекса: "убитому все равно, какие чувства к нему ты испытываешь, потому не трать никаких чувств понапрасну, кроме уважения, так как уважением ты отдаешь дань не только павшим, но и самому себе, своему рассудку и чувствам"!

Жестоко, но верно, - тихо заметил Охтакар.

Дарию похоронили. Ее коня вместе с мечом ее отца Дис отправил обратно в деревню. Он еще не до конца пришел в себя и способен был только на то, чтобы, в последний раз отдав дань храброй девушке, сесть на своего скакуна и бездумно пустить его по дороге.

Глава 22.

Потянулись скучные долгие дни безостановочной езды по пустой дороге, изредка прерываемой деревнями. Погода словно чувствовала настроение в отряде и потому на следующий же день испортилась окончательно. Лето стремительно подходило к концу, и солнечные дни становились все реже. Охтакар то и дело с тоской вспоминал о начале первого семестра в ГИММИ - Главном Иннианатском Межрасовом Многоспециализированном Институте. Энаваса стал чаще выходить из леса и дольше пребывать вместе со спутниками, подгоняя их, да и Лори был не прочь ехать быстрее тем более, что Дис после того случая не произносил ни слова уже восьмой день, а значит, никто не командовал "Ехать рысью!" "Ехать шагом!".

Ученый очень волновался за психику командира, поэтому все свое время уделял ему. Энаваса ревновал, и все замечали это.

- Интересно, - язвил стрелок, - После массовых баталий Диса, наверное, месяцами откачивать приходится.

- Лори, - сердито шикал на него Охтакар, - Помолчи.

Ан тоже волновался, но все-таки не настолько, чтобы уподобляться ученому.

- Л-Атор, Л-Атор, - бормотал тот, - Где можно остановиться, не доезжая до него?

Дис молчал, глядя куда-то поверх головы механического скакуна.

- Лори?

- Что "Лори?" - передразнил его бывший наемник, - Не знаю я.

Злился стрелок потому, что, по его мнению, ехали слишком медленно. У него было задание, Мрак уже успел поторопить его, и теперь надо во что бы то ни стало выполнить это поручение. Во взаимоотношения своего господина с некой Ночью, Лори не углублялся. Ему было достаточно того, что она Мраку нежелательна. Ан, который был одновременно и взволнован, и удручен положением отряда, целыми днями молчал, подобно Дису, только его молчание было вполне осмысленным. Он нервно поглядывал на Лори с Энавасой, когда те с ненавистью сверлили друг друга взглядами во время привалов и следил за тем, чтобы повозка была в исправности, равно так же, как и механические лошади.

Спустя еще неделю скучного пути, Охтакар уже отчаялся найти какой-нибудь нормальный город, потому терпеливо ждал, пока они приедут в Л-Атор. По дороге, конечно, встречались и деревни побольше, целые поселки, даже городки, но Дис при виде каждой молодой девушки, коих великое множество высыпало на дорогу, чтобы поглазеть на эльфов, становился еще мрачнее.

- Охтакар, - нехотя позвал Лори на шестнадцатый день пути и второй день, как ученый отказался с ним говорить, - У тебя много книг. Есть какие-нибудь, понятные мне?

- Все они написаны на Всеобщем, - сухо отозвался тот.

- Это понятно, - махнул рукой стрелок, - А какие-нибудь с легендами там... Ну вообще с какими-нибудь художественными произведениями.

- Энавасу спроси. Он любит такие.

- Я тебя спрашиваю, ты ж покупал! - бывший наемник очень не хотел вступать в разговор с герцогом.

- А я не помню, - огрызнулся ученый, на миг отвлекаясь от внимательного изучения Диса, по-прежнему пребывавшего где-то в своих мыслях, словно в трансе.

- Привал? - предложил стрелок.

- Нет, - отрезал ученый.

- Ну, давай, Охтакар, переставай вести себя как маленькая темноэльфийская девочка! Уже вечер. Можно остановиться на ночь.

Ученый молчал.

- До следующего населенного пункта еще переть и переть, - прибегнул к последнему аргументу бывший наемник.

- Привал, - несколько громче, чем обычно, скомандовал Охтакар.

Больше Лори не дождался от него ни слова. И тут, в тот самый момент, когда он уже почти отчаялся, он вспомнил об еще одной живой душе в этой компании - связанном убийце.

Стрелок бросился к повозке, оттолкнув ученого, и достал связанного парня. Тот скользнул взглядом вокруг и остановился на Лори, пристально глядящего ему в глаза.

- Идем со мной, - бросил бывший наемник, закидывая парня на плечо и отходя от места стоянки.

Когда повозка совсем скрылась из виду, стрелок огляделся - Энавасы не было. Тогда, предварительно еще раз бросив беглый взгляд вокруг себя, он скинул парня на землю. Тот вопросительно взглянул на него.

- А, ну да, - пробормотал Лори, нагибаясь, - Ты же говорить не можешь. Подожди, сейчас развяжу.

Вскоре хитроумная повязка, больше напоминавшая кляп, была развязана. Парень с облегчением вздохнул.

- А теперь, - стрелок уселся напротив, вперив в парня немигающий взгляд синих глаз, - Давай рассказывай о планах Ночи.

- Я ничего не знаю, - промямлил тот.

В мгновение около его горла очутилось острое лезвие кинжала.

- Тебя, - прошептал ему Лори в самое ухо, - Твои дружки не спасли. Больше одного отряда, убитого нами, она за тобой не пошлет - ей воины дороги. В любой момент, даже прямо сейчас я по малейшей своей прихоти могу убить тебя, - в доказательство своих слов стрелок чуть-чуть надавил лезвием на шею убийцы.

По светлой сероватой коже скатилась рубиновая капля и тут же впиталась в серую изодранную рубашку.

- Ты присягнул ей, - продолжал бывший наемник, - Ты обещал хранить ее секреты от нас, но теперь она в любом случае не примет тебя обратно в свои ряды. В лучшем случае, она кинет тебя на произвол судьбы, оставит мне, как мой трофей, мою пойманную дичь. А в худшем - убьет. Избежать ее наказания ты уже не сможешь, так почему бы тебе не выдать мне информацию? Это все равно ничего не изменит для тебя.

- Я в любом случае умру, - прохрипел тот, - То, что я выдам тебе информацию, не принесет мне никакой выгоды. Так зачем мне утруждать себя? Покончи со мной прямо здесь. Сейчас.

Лори замер, напряженно раздумывая, как парировать смелый выпад.

- Если ты сольешь мне информацию, я оставлю тебя в живых, - уже менее картинно и грозно скороговоркой предложил он.

- И что? - мгновенно осмелел парень, - Будете везти меня, как живой груз?

- Зачем же? Отпустим. На все четыре стороны. Ночь все равно прикончит тебя.

- Ты просишь меня сделать выбор, когда его нет, Тень Мрака Луор, - ядовито прошипел в ответ убийца, - К Ночи я вернуться не могу, молчать - тоже, иначе в обоих случаях меня ждет погибель. Мне остается только слить тебе информацию, а потом самым подлым образом примкнуть к вам. Даже для наемника это слишком подло.

- Никто не просит тебя примыкать к нам, - к такому выпаду стрелок был готов, - Развяжем тебя, и иди, куда хочешь.

Парень тихо рассмеялся, совсем как сам Лори иногда.

- Неужели я так свободен? - притворно изумился он, - Мы оба понимаем, Луор, что меня найдут и убьют, если я буду скитаться в одиночке.

- Ты сам ответил на свой вопрос, - бывший наемник сохранял ледяное спокойствие, - Мы примем тебя как шестого члена нашего отряда, если, конечно, будешь честен со мной. Ты молод. И единственный способ не потерять все твое потенциальное будущее - переметнуться на сторону Мрака.

Убийца глубоко задумался, устремив взгляд красных глаз в противоположную от Лори сторону.

- И нормально примете? - после долгого молчания задумчиво спросил он.

- Да, - осторожно ответил стрелок.

"Эх, только бы не спугнуть," - вертелось в голове.

- И... - парень смутился, - С непристойными предложениями лезть не будете?

- Да за кого ты нас принимаешь, - до глубины души оскорбился бывший наемник, - Да так уже тысячи две лет никто не делает! Эх, а вот были времена... Впрочем, кхм, так что там?

- У Ночи делают, - пожаловался убийца, - В лучших традициях.

- Вот, видишь! Тебя не только не убьют здесь, так еще и не изнасилуют!

- Обнадеживает, - пробормотал тот, - Ладно, развяжи меня, и тогда поговорим.

- Ты язык-то попридержи, - голос Лори вмиг опять стал ледяным, - Мал еще, чтоб условия ставить.

Парень поморщился. Но, к его удивлению, веревки ослабли. Стрелок быстро справился с узлами, и вскоре убийца стоял на лужайке, разминая затекшие конечности.

- Как зовут? - как на допросе обратился к нему бывший наемник.

- Алкор, - нехотя ответил тот.

- Будешь разговаривать со мной в таком тоне, Алкор, - лицо Лори оказалось в миллиметрах от лица парня, - Свяжу опять. И назло тебе буду лезть с непристойными предложениями. Попробуй только еще хоть раз...

- Да понял я, - тряхнул серой шевелюрой тот.

- Ладно. Продолжаем ознакомление.

- Знакомство, - вставил было Алкор.

- Ознакомление! - рявкнул стрелок, - С фактами. И информацией. Знакомиться будем потом. Итак, что там с планами Ночи?

- У нее три главных армии, - воодушевленно начал парень, бурно жестикулируя затекшими руками.

"Ишь как заговорил! - присвистнул мысленно бывший наемник, - А еще "Я ничего не знаю!" мямлил тут. Так я и поверил, ага."

Каждая по двадцать тысяч воинов, - продолжал тот, - Таких как я. Все ее силы на Драконьей Земле, здесь только три отряда по пятьдесят воинов.

- Это мы, получается, пятьдесят вот таких вот молодцов уложили? - вполголоса изумился Лори.

- Сорок девять. Я один из них. Должен признать, сработано неплохо, - развел руками Алкор, - Жаль их, конечно.

- Никакой жалости к врагам, - отрезал стрелок, - Продолжай.

- Так, на чем там я... Ага, точно. Три по пятьдесят. Минус один. Значит, два.

- Ага, азы усвоены...

- Какие азы?

- Алгебры.

- Что? Ты издеваешься?

- Вы.

- Что?

- Значит, словесности не знаем, ага...

- Что? - Алкор совсем растерялся.

- Тон, Алкор! - Лори предупреждающе поднял брови.

- Простите, Тень Мрака Луор, - попытался вежливо улыбнуться парень, - Я в легком замешательстве.

- Это поправимо.

- Что?

- Продолжай, - стрелок как ни в чем не бывало улыбнулся.

- Если ты, уважаемый, решил перейти под командование Лори, будь готов, что над тобой будут издеваться по нескольку раз в день, - раздался из листвы насмешливый голос. Энаваса мягко спрыгнул на траву.

Алкор бросил взгляд, полный сомнения, на герцога и в страхе продолжил:

- Я сверхчеловек...

- А вот это будет интересно послушать Охтакару, - бесцеремонно перебил его Энаваса.

Бывший наемник недовольно взглянул на нарушителя спокойствия. Тот предпочел не заметить этого, взял Алкора за руку и повел по направлению к колеблющемуся свету - Охтакар, хотя скорее всего, Ан, успел разжечь костер. Недовольство во взгляде стрелка переросло в праведный гнев, но он еще ни слова не сказал лично Энавасе и не собирался. Нервно сжав рукоять кинжала, аккуратно прикрытого любимым плащом, Лори молча последовал за ними.

Глава 23.

Итак, я сверхчеловек, - начал свой рассказ Алкор, полчаса спустя, когда все расселись около костра, а Диса, так и не приходящего в себя, оставили спать в повозке, - Насколько я знаю, Ночь неплохо разбирается в генетике. И это помогло ей создать нечто, улучшающее все качества человека. Что-то, что не меняет их, а только поднимает на высокий уровень.

- Так, - Охтакар непрерывно строчил в своем блокноте, - Подробнее.

- Не знаю я подробнее, - растерялся тот, - Не я учился-то, а Ночь.

- Учился? - необычайно серьезно переспросил ученый, - Она училась где-то?

- Ну... Ее знания слишком глубоки и... упорядочены, что ли... Похоже на то, что ей методично преподавали это в течение нескольких лет.

- Откуда ты все это знаешь? - задал вопрос Лори, - Ты ее видел? Она что-то говорила тебе? Ты с ней знаком?

- Нет, - парень махнул рукой, - Она же присылает сообщения вместе с летучими мышами. Я слышал, как Главному приходила какая-то информация об этом.

- Мыши повторяют голос?

- Нет, - с сожалением ответил Алкор, - Ночь остается для всех инкогнито. Мы ни разу не видели ее, не слышали ее голос. Единственное, что мы знаем, так это то, что она женского пола.

- Грамотно сказано, - кивнул Охтакар, - Не девушка, а именно женского пола. Понятие "девушка" сразу подразумевает человеческую расу. Простая формальность, и то только у светлых эльфов сохранилась, если говоришь об эльфийке, то нужно говорить "эльфийская девушка", если о гномке, соответственно, "гномья девушка", а о человеке - просто "девушка". А вот она, похоже, не человек...

- Почему ты так думаешь? - Лори был сильно взволнован.

- Потому что, - с расстановкой произнес ученый, - Единственный университет, где достойно преподают генетику - ГИММИ.

- Ну и что? - стрелок казался разочарованным, - Хетара занимает первое место по количеству жителей различных рас. Да в вашем ГИММИ может учиться хоть Мастер Тайн!

- Только не в ГИММИ, - отрицательно покачал головой Охтакар, - Ты ведь знаешь, как это расшифровывается?

Бывший наемник кивнул, не отрывая взгляда от глаз ученого.

- А слово "Главный" тебя не наталкивает на определенные мысли?

- Эм... Нет, - подумав, ответил Лори.

Ученый закатил глаза и тяжело вздохнул.

- Главный вуз, - начал он, - Это значит, самый первый. Во всей стране. Главный. Поэтому кто попало, тем более, дети эмигрантов, туда не поступает. Ну, разве что, дети богатых эмигрантов.

- Ну так? Может, она как раз такая?

- Ага, представь себе богатого человека. Тебе самому-то не смешно? Богатый. Человек.

- Ну... - стрелок замялся, - Ладно, не человек. А где гарантия, что она именно темная эльфийка?

- Мы этого не доказывали. Мы доказали, что она не девушка, а существо женского пола, а значит, не человек.

- Железно, - подтвердил Алкор.

- Когда вернусь в Иннианат, могу просмотреть списки выпускников за определенный период времени, - предложил Охтакар, - Если, конечно, вы дадите мне этот период.

- Не дадим, - развел руками парень, - Я даже не знаю, сколько ей. Не знаю, когда она пошла учиться, сразу ли после института ее понесло развязывать войны или нет... Понятия не имею.

- Я, кажется, знаю, кто может нам помочь, - усмехнулся Лори, - Мне нужен ворон!

Тут же, словно из ниоткуда к нему спустилась птица.

- А Мрак не дремлет, - пробормотал стрелок, - Так, значит, ты все слышал?

- Да, - каркнул тот.

- Отлично, вопрос понял?

- Да.

- Прекрасно. Лети. И побыстрее. Скажи ему, что если не ответит, буду лично ругаться.

- Понял, - откликнулся ворон, поднимаясь в ночное небо с россыпью первых звезд. Через несколько мгновений даже зоркий эльфийский глаз не мог различить его.

- Вы как хотите, а я иду спать, - прервал молчание Ан, про которого все почти забыли.

- Я тоже хотел пойти спать, - зевнул Лори, - Но тут мне пришла идея. Алкор, знаешь ли ты какие-нибудь сказки? Люблю сказки. Расскажи что-нибудь.

Парень уставился на него в замешательстве.

- Я ж говорил, - хмыкнул Энаваса, - Он будет издеваться над тобой по нескольку раз в день.

- Не подумай, Алкор, - выделив имя парня голосом, чтобы герцог не принял на свой счет, возразил стрелок, - Просто, я хочу послушать какую-нибудь историю.

- Но, - тот явно был растерян, - Я не знаю никаких историй...

- Совсем? - явственно огорчился бывший наемник.

- Ну... - парень задумался, - Припоминаю одну. Но, кажется, это легенда... Просто... Я ее постоянно вспоминаю. Притча о человеческом царе. Античная.

Все взгляды невольно перешли на Охтакара.

- Что? - спросил тот, - Я учился на ГМиМе, а не на ЛиСе. И не на ИНе.

- ЛиС? - переспросил Ан, - Что это значит?

- ЛиС - Литературы и Словесности, - пояснил ученый, - Ребята с этого факультета - ходячие сборники всевозможных рассказов. И я вовсе не они, - на всякий случай добавил он.

- Ну, тогда, если и ты не знаешь, всем будет интересно послушать, - сказал Лори, усаживаясь у костра поудобнее. Ан еще раз зевнул.

- Она короткая, - словно прочитав мысли светлого эльфа, поспешил предупредить Алкор, - И это займет у вас совсем немного времени.

Стрелок знаком приказал ему начинать.

- Далеко, на Старой Земле, было одно людское королевство, - нараспев начал парень, - И правил им король человеческий. В дни, когда процветало людское королевство, прискакал посол эльфийский. И молвил он королю, не поклонившись и глаз не опустивши: "Светлый король наш, король эльфийского народа, народа высшего, до вас, людей, не снисходящего, желает земли вашей и подданных ваших, дабы служили они ему верою и правдою. Посему приказывает по доброй воле отдать, а коли не отдашь, король человеческий, людей и землю, так силою отнять." И отвечал ему король человеческий, устремив на него взгляд грозный: "Да как вы, эльфийская раса, смеете ближайшему соседу не кланяться? Да как ты, посол, смеешь молвить мне речи ваши, глаз не опустивши? Не править вашему королю на моей земле, не служить моим подданным его светлости. Коль хочет он войны настоящей, войны кровавой, так будет ему война."

И отправил он посла эльфийского назад, к народу его. А сам видит: армии нет, не желают подданные воевать с народом эльфийским. И решил тогда король человеческий, что коль правит сам своей землей, то и защищать ее самому надобно. И пошел он на хитрость хитрую. Мыслил он, что надобно ему сильнее сделаться, дабы с армией эльфийской в одиночку справиться. Тогда решился он просить помощи у соседей, да соседей не обычных, а братьев по крови, что в небе парят, по лесам рыщут, да волны морские рассекают.

Отправился король человеческий к орлу, королю птичьему. И молвил он ему речь такую: "Здравствуй орел, король птичий, владыка небес. Пришел я к тебе не войною, а миром. Мы с тобою братья кровные, богами созданные. Так отчего ж есть у тебя крылья могучие, можешь парить ты в небе, а я нет?" Подумал, подумал орел, король птичий, и отвечает: "Прав ты, король человеческий. Что ж, делаю я тебе подарок поистине королевский: дарю тебе орлиные крылья. Теперь равны мы с тобой, брат по крови. Теперь и ты парить можешь в просторах небес."

Поблагодарил король человеческий орла, короля птичьего, и ушел обратно, в свой замок. На следующий день приезжает к нему посол эльфийский. "Не одолеть тебе, король человеческий, воинов наших, эльфийских," - молвит ему.

Задумался крепко король. Весь день думал, к вечеру придумал. И отправился он ночью темной, безлунной, в самое сердце леса дремучего, к королю звериному. "Здравствуй, король звериный, владыка всех чащ поднебесных, страх всех зверей. Пришел я к тебе не войною, а миром. Мы с тобою братья кровные, богами созданные. Так отчего ж есть у тебя когти да клыки, что любую сталь одолеют, а у меня нет?" Подумал, подумал король звериный и отвечает: "Прав ты, король человеческий. Что ж, делаю тебе подарок поистине королевский: дарю тебе когти с клыками звериные. Теперь равны мы с тобой, брат по крови. Теперь и у тебя есть оружие, что крепче любой стали."

Поблагодарил король человеческий короля звериного и ушел обратно, в свой замок. На следующий день приезжает к нему посол эльфийский. "Не одолеть тебе, король человеческий, конницу нашу, эльфийскую," - молвит ему.

Понял король человеческий, что не одолеть ему армию народа эльфийского без помощи третьего брата по крови. И отправился он на берег моря-океана. И крикнул он что есть мочи, обратясь к глубинам водным: "Здравствуй, король рыбий, владыка всех морей-океанов. Пришел я к тебе не войною, а миром. Мы с тобою братья кровные, богами созданные. Так отчего ж есть у тебя чешуя блестящая, словно доспех, в воде скользящая, а у меня нет?". Показался король рыбий из глубин морских, глянул грозно на него. Но не берет короля человеческого взгляд грозный. Подумал король рыбий и отвечает: "Прав ты, король человеческий. Что ж, делаю тебе подарок поистине королевский: дарю тебе чешую рыбью. Теперь равны мы с тобой, брат по крови. Теперь и ты можешь плавать быстрее любого собрата своего, словно рыба в воде."

Поблагодарил король человеческий короля рыбьего и ушел обратно, в свой замок. На следующий день подходит к воротам его армия эльфийская. До горизонта полки тянутся, кони копытами бьют, воины броней звенят, стрелы в тугие луки заряжают. Спрятались все люди в крепости королевской, один король человеческий не побоялся. Вышел он один в поле противу целой армии. И начался бой, пошла армия эльфийская штурмом на крепость. Полетели в короля стрелы острые. Взмыл он высоко в небо на крыльях орлиных. Да так высоко, что стрелы не долетали, а те, что долетели, от чешуйчатого доспеха отскочили. Решил атаковать, да зрения своего орлиного король птичий не дал ему. Парит он высоко над воинами вражьими, да не видит ничего, только словно букашки по песку ползают.

Спустился тогда король человеческий, да попал прямо в окружение конницы эльфийской. Ощерился он зубами да клыками звериными, испугались животные, не смеют подступить к нему. Да только королю человеческому опять пользы нет: не даровал ему король звериный силы своей, чтоб перепрыгнуть через копья на него всадниками наставленные.

"Коль не смог я победить эльфийский народ, так сбежать смогу," - подумал король человеческий и нырнул в волны. Подарок короля рыбьего пошел на пользу, да только другие подарки вниз тянут. Перья на крыльях намокли, отяжелели, когти с клыками тяжелее стального меча. И утянули короля человеческого на дно морское подарки королевские. Там и встретил он конец свой позорный.

- Позитивненько, - прокомментировал Лори после долгой паузы, - И мораль?

- Нужно оценить свои преимущества по достоинству, а за чужими преимуществами не гоняться.

- А по-моему, это только доказывает несовершенство людской расы, - выразил свое мнение Ан. Что-то в его голосе и глазах категорически не понравилось стрелку. Какая-то холодность и жестокость мелькнула в них. Бывший наемник тревожно глянул на светлого эльфа, но не заметил ничего, подтверждающего его догадки.

- Вообще, я тут задумался, вам не кажется странным, что все люди в Горт-Намиде погибли, а эльфы - остались? Значит, мы сильнее них.

- Нам просто повезло, - отмахнулся Охтакар, - Мне-то точно.

- И Энаваса остался, - продолжал рассуждать Ан, - Но он тоже не человек. И значит, он тоже лучше людей. А люди - примитивные создания. Не в обиду сказано, Алкор. Хотя, даже ты не человек. Ты же, как тебя там... Сверхчеловек. Вы заметили, что все люди погибают? Даже Дария...

Вдруг ученый кинулся на светлого эльфа, зажав ему рот рукой.

- Повезло, если Дис спит, - гневным шепотом произнес он, - Нашему командиру еле-еле удается приходить в себя, так что ни слова о Дарии.

- В общем, - произнес тот дрогнувшим голосом, испуганно глянув на Охтакара, - Я спать.

Спустя минут десять, спать ушел и ученый. Алкор не торопился. Лори тоже. Он знал, что тем, кто первый день в команде, доверять нельзя несмотря ни на что. Энаваса, сверкнув глазами на оставшихся двоих, ушел на охоту. Именно ушел. Обычно он легко вспрыгивал на первую попавшуюся ветвь, а сейчас - повернулся и ушел.

Алкор сидел, задумчиво глядя на потрескивающий костер. Лори тоже сидел, так же задумчиво глядя на Алкора.

- Знаешь, - произнес, наконец, тот, - Тот король человеческий напоминает мне Ночь.

- Почему? - встрепенулся стрелок, подсаживаясь ближе.

- Да, поговаривают, - парень снизил голос до заговорческого шепота, - У нее крылья есть, когти и клыки. И одежды она не носит, потому что чешуей черной покрыта вся. Потому и зовут ее Ночью.

"Да кто же она такая?" - зло подумал бывший наемник.

Глава 24.

Через несколько дней пути припасы начали подходить к концу. Так как Алкор теперь стал шестым членом команды, то его и кормить надо было как полагается равному, а не пленнику. Охтакар мысленно признавался себе, что когда они везли пленника, забот было сильно меньше. Да и лошади у этого парня не было. "Надо было оставить коня Дарии," - мелькало у него в мыслях, но задумываться об этом не хотелось: становилось стыдно за свое потребительское отношение.

Так как всем имуществом отряда заведовал именно ученый, то именно ему приходилось по пять раз на дню сталкиваться с разделением еды поровну. Иногда дело доходило до борьбы с прожорливым Лори, который повадился ночью обкрадывать ящик с припасами.

Зато Дис, к несказанной радости Охтакара, начал подавать первые признаки жизни. По крайней мере, ученый отмечал, что взгляд у командира стал гораздо более осмысленным, чем тот, который заставил его отшатнуться тогда, у тела Дарии. Энавасу явно задевала его ревностная забота о Дисе, и, видимо, простыми объяснениями он не удовольствовался. Охтакар привык к ревнивому характеру своего подопечного, но иногда дело действительно доходило до крайности.

"Его любовь - любовь чисто звериная. Собачья преданность, обожание, - рассказывал он как-то приятелям, - Полуразумные, то есть, гоблины и дителесные, которые в свою очередь делятся на кентавров и нагов, не могут достичь нашего развития, и потому только внешний вид у них схож с нашим, но мозг развит хуже. Потому они воспринимают нас как высшую форму жизни, коей мы, по сути своей, и являемся по отношению к ним. Таким образом, это восприятие меня, как нечто высшее, лучшее, более сложное, осталось на подсознательном уровне. Я ж говорил, что мутация произошла не полностью, и результат оказался не совсем положительным."

Все дни проходили в разговорах. Замолкали только когда переходили с рыси, которой ехали все время, полностью исключая шаг, на галоп. Алкор знал немало, к большому удовольствию Охтакара, но, к его же разочарованию, все же не знал самого главного - информации о своей ДНК. Ученый под смешки Лори пытался исследовать цепочку ДНК парня, насколько это возможно в походных условиях, но пришел к выводу, что она просто усложнена, а ничего конкретно нового в нее не добавлено. Главным вопросом для него оставалось отсутствие пигментов.

- Пигменты! - восклицал стрелок, - Да я по десять раз на дню слышу от тебя это слово! И что нам это дает? Ни-че-го-шень-ки! Или это одно из манускриптовых заклинаний, которое ты выучил наизусть? И вообще, какое тебе дело до них?

- Можно подумать, - фыркал в ответ Охтакар, - Что ты достаточно о них знаешь, чтобы судить, насколько для меня это важно!

- Не знаю и знать не хочу!

- А я хочу, - вмешался Алкор, выглядывая из повозки, - Вы говорите обо мне так открыто уже не первый день. Охтакар, со мной что-то не так?

- Эм, - ученый растерялся, - Просто, немного необычно...

- Нет, со мной что-то не так? - уже гораздо более утвердительно произнес парень.

- Ну... - Охтакар закусил губу, - Ты помнишь хоть чуть-чуть, что тебе вводили? В твоем организме после мутации, которая, видимо, оказалась полностью положительна, прекратилась выработка всех имеющихся пигментов, зато повысился процент выработки редкого и немногочисленного красного пигмента.

- Красного? - не очень уверенно переспросил Алкор.

- Глаза, - напомнил ученый, - Твои глаза - единственное цветное место на тебе. Ты весь бесцветный, а глаза красные. Причем, ты же был нормальным человеком, а после этого вещества - раз! И все прекратилось! Пигменты просто исчезли! Отовсюду и, по твоим словам, мгновенно! Ты представляешь, какой силы нейтрализатор должен был быть, чтобы убить их все за считанные мгновения!

- Нет, не представляю, - разочарованно отозвался тот, - Я вообще слабо представляю, о чем идет речь. Я был в забытье тогда. Меня вырубили, очнулся от боли, оказалось, ставили укол. Потому что-то странное, свет какой-то, будто преломленный гранями кристалла, потом снова пустота, а потом очнулся уже в казармах. А про эти пигменты я вообще ничего не знаю.

После этой фразы Охтакар понял, что нашел того, кого ему так долго не хватало - благодарного слушателя. Того, кто просто будет слушать то, что он объясняет. Обычно эту роль выполняли студенты ГМиМа, но теперь, за неимением таковых, приходилось обходиться приятелями, а они, признавался себе ученый, слушатели неважные, ибо Лори всегда язвил, Дис вообще пребывал в своих мыслях, а Ан не слушал.

- Сейчас я тебе все объясню! - воскликнул он.

Лори нервно рассмеялся:

- Этой фразой обычно начинаются все твои непонятные тирады.

Алкор с интересом откинул полог палатки и приготовился слушать. Охтакар легко повернулся задом наперед на своем механическом коне, ибо ехал первый.

- Эта тема очень интересная, - начал он преподавательским тоном, - Открой страницу шестьсот пятьдесят два.

- Охтакар, - с тихим смешком тронул его за руку Энаваса, легко бежавший рядом легким спортивным бегом, по-видимому, доставляющим ему удовольствие, - У него нет учебника.

- Точно, Алкор, сначала найди учебник.

- Ты не покупал его, - опять вставил герцог.

- Ну, ладно, объясню так, - уже не очень уверенно пробормотал ученый, - Просто, в учебнике есть прекрасная схема, а на слух это воспринимается тяжело. Ладно, я думаю, ты справишься.

Стрелок опять нервно рассмеялся:

- Конечно, справится. Еще бы! Все так легко! Это же всего лишь... какой там? четвертый? пятый?... курс генетики лучшего темноэльфийского института!

- Второй, - сухо отозвался Охтакар, мельком глянув на насмешливое лицо бывшего наемника, - Продолжим, - он опять повернулся к Алкору, - Пигмент - это вещество, придающее материалу цвет. Сейчас мы поговорим о биологических пигментах. У них есть несколько характеристик. Сейчас нам бы очень помог учебник, ну да ладно. Первая, и, пожалуй, основная: пигменты делятся на первичные и вторичные. Первичные - это пигменты, окрашивающие кожу, волосы и радужку глаз. Вторичные окрашивают зубы, ногти и кости. Собственно, в чем разница: первичные встречаются у всех рас, за исключением серых эльфов, у которых пигменты отсутствуют полностью. Вторичные присутствуют только у полуразумных, и то не у всех - только у дителесных. Чтобы говорить дальше, нам надо узнать вторую характеристику - разрядность. Пигменты есть одноразрядные и двухразрядные, как исключение - трехразрядные. Первичные пигменты почти всегда будут двухразрядными. То есть, кожа одного цвета, волосы и радужка глаз - другого. Но у светлых эльфов, - ученый указал на Лори с Аном, - Первичный пигмент трехразрядный. Первый разряд - кожа - светло-бежевый, второй - волосы - золотой, третий - радужка - синий. У меня, допустим, двухразрядный, так как глаза и волосы одного цвета. У Энавасы тоже двухразрядный. У людей и гномов - почти всегда двухразрядные. Это ты понял, так?

Парень усердно закивал.

- Прекрасно, - Охтакар был доволен собой, - Едем дальше. Третья и, могу тебя успокоить, последняя характеристика: полнота. Вторичные пигменты делятся на полные и неполные. Неполные - это когда... есть, допустим, существо. Ну, предположим, кентавр. Они хороши для этого примера. Он, значит, есть...

- Да, он есть, - с видом полной серьезности кивнул Лори.

Ученый бросил на него раздраженный взгляд, но продолжил:

- У него двухразрядный неполный вторичный пигмент. Так, значит, на что мы будем смотреть?

- На ногти, зубы и кости, - медленно вдумчиво проговорил Алкор.

- Правильно, - кивнул Охтакар, - Так, значит, сколькими цветами будут они окрашены?

- Двумя..? - осторожно ответил тот.

- Правильно, - снова кивнул ученый, - А третья характеристика, полнота, нужна нам для того, чтобы понять, как они окрашены. Если пигмент полный, то подразумевается, что все три элемента окрашены. Если неполный - какой-то из элементов бесцветен, а, может, даже и два. Но это если он одноразрядный. Не будем об этом. Вернемся к нашему кентавру.

- Да, он нас уже заждался, - хмыкнул стрелок, - Стоит и бьет копытом, уперев руки в бока.

- Продолжай, - обаятельно улыбнулся Энаваса ученому, готовому убить Лори за постоянные комментарии.

- Хорошо, - спокойно выдохнул тот, - Знай, что у вторичных пигментов одного цвета всегда зубы и кости, а у первичных - глаза и волосы за редким исключением. Так я тебе говорю: у них двухразрядный неполный вторичный пигмент. Ты рассуждаешь: если два разряда, значит, два цвета. То есть, обязательно окрашены ногти. И второй цвет тоже должен присутствовать, значит, окрашены либо зубы, либо кости. А знаешь, как определить, что из этого окрашено? Очень просто: при неполных пигментациях, пигментация всегда происходит в пользу костей. То есть, если вторичный пигмент двухразрядный, но неполный, то всегда будут окрашены ногти и кости. Зубы пигментированы очень редко.

- Все очень просто, ты же понял, Алкор? - иронично воскликнул бывший наемник, - Да как эту ерунду вообще можно не понять?! На уровне первых классов школы! Ха-ха-ха, Охтакар!

- А теперь немного информации, которая нам всем пригодится! - воодушевленно продолжил тот, - Так сказать, курс для продвинутых. Ведь, все знают, чем славится Л-Атор, не так ли?

Получив в ответ озадаченное молчание, он неуверенно переспросил:

- Не так ли?

На него уставились две пары синих и пара красных глаз.

- Стыдно не знать, товарищи! Этот город получил репутацию города магов. Не то что бы она хорошая или плохая, не то что бы и информация-то сама о магах достоверная... Я склонен предполагать, что там больше шарлатанов, чем настоящих магов. Но, должен также признать, что это очень искусные шарлатаны, если заставляют думать об Л-Аторе как о городе магов уже такое долгое время. Так, к чему я клоню: как только мы туда прибудем, а точнее, завтра к вечеру, нам срочно нужно найти таверну, иначе мы убедимся в искусности местных шарлатанов. А теперь непосредственно о генетике.

Лори тихонько застонал.

- Это легко понять, если ты слушал о пигментах, - успокоил его ученый.

- Да, да, легко... - обреченно отозвался тот.

- Отлично, - Охтакар побарабанил пальцами по крупу механического коня, - Просто, я хотел вас научить одной простой штуке, чтобы сразу отличить настоящего мага от шарлатана. Это на тот случай, если вы захотите сходить к магу.

- Сходить к магу? - раздельно переспросил стрелок, - То есть можно просто взять и прийти к магу? И что мы у него делать будем? Чай пить? Или чего покрепче? А деньги он берет за такое чаепитие? Теперь я понимаю, почему там много шарлатанов, деньги-то всем нужны, тем более, такие легкие деньги!

- Все не так просто, как кажется, - остудил его пыл ученый, - Вообще, это целый обряд у местных. И не только у местных, просто у суеверных. Они считают, что маги могут "подарить" тебе вещий сон. Но только настоящие маги. Думаю, настоящий маг на это действительно способен, ведь магия до конца не изучена. К слову, через пару десятков тысяч лет специалисты придут к формуле волшебства. Она, кстати, и сейчас известна, но ее компоненты, увы, нет. Но об этом позже.

- Не надо, - шепотом взмолился бывший наемник.

- Возвращаюсь к магам, - не замечая немой просьбы в глазах Лори, невозмутимо продолжал Охтакар, - Так, собственно, если вы надумаете сходить к магу, знайте, что только у магов вырабатывается фиолетовый пигмент и все его оттенки. Именно поэтому фиолетовый считается их официальным цветом. Чем глубже цвет, тем сильнее маг. И у них есть только первичный одноразрядный неполный пигмент. А ну-ка, Лори, поясни.

- Да замолчи ты уже! - истерически выкрикнул тот, пуская лошадку галопом.

- Ну и ладно, - пожал плечами ученый, провожая глазами удаляющегося стрелка, - Тогда ты, Алкор.

- Так... - тот нахмурился, активно соображая, - Первичный... Окрашены волосы, глаза и кожа. Одноразрядный - один цвет... Неполный - окрашено не все... Так... Если глаза и волосы бывают часто одного цвета... Остается... Кожа?

- Нет, - щелкнул пальцами Охтакар, - Маги - это исключение. Так что к чертям логику, окрашены глаза!

Настала очередь Энавасы нервно рассмеяться.

- Вот здесь я действительно согласен с Лори, - подал голос он, - В твоей генетике не так просто разобраться. Никогда не был в этом силен. Вот история там, литература, словесность, искусство...

- Мы прекрасно дополняем друг друга, - пробормотал ученый, - В этих предметах мои знания очень поверхностны. Вот что касается химии, биологии, в частности, генетики - всегда пожалуйста.

Глава 25.

По расчетам Охтакара, как всегда оказавшимся верными, Л-Атор замаячил на горизонте к середине следующего дня. К тому времени у Лори уже кончились яблоки, которыми тот постоянно хрустел, сушеного мяса с какими-то сухарями осталась самая малость, а воды так и вообще не было. Стрелок компенсировал ее отсутствие третьей за день флягой со спиртным, и потому был очень весел и добродушен. Алкор вообще спал в повозке, свернувшись клубком.

- Единственно у северных эльфов есть полнейший иммунитет к спиртному, - как всегда разглагольствовал ученый, - У остальных подвидов он сильно ослаблен, но все-таки, достаточно силен по сравнению с людским. У Энавасы я вообще не уверен, что он есть.

- Выработался, - уверял его герцог.

- Охтакар, - несколько часов спустя обратился к нему уже вполне трезвый Лори, - Ты уверен, что это Л-Атор?

Впереди не было никакого намека на большой город.

- Эм, - тот еще раз сверился с картой, - Определенно, это он, - ученый перевел взгляд вперед, а потом снова на карту, - Нет, это должен быть он.

Четверть часа спустя, бодрым шагом подъехали к входу в город. Он не имел ничего общего с огромной каменной трарортской стеной с такими же огромными окованными железом воротами. Вместо этого на дороге возвышалась древняя полуразрушенная арка, сложенная из какой-то не внушающей доверия горной породы, подозрительно походившей на песчаник. Стены вокруг не было вовсе.

Сразу за символическим входом начинались невысокие косые дома с грязными стенами, в которых были проделаны отверстия неправильной формы - окна. На крышах многих из этих домов были поставлены жалкие подобия палаток - куски грязной тяжелой ткани, подпертые облезлыми палками. Улицы, узкие и грязные, тянулись вдоль этих домов куда-то вверх по склону холма, вершина которого была скрыта неприятным маревом, состоящим из дыма и тумана. Очень хлипкий на вид мост через грязную мутную речушку едва выдержал механических коней с их всадниками.

Въехали на жалкое подобие главной улицы. После Трарорта Л-Атор казался насмешкой над величием большого города. Эта улица была запружена народом: напуганные смуглые женщины с маленькими детьми, торговцы, постоянно перекрикивающиеся между собой, старики, стоящие у грязных стен - все они вызывали отвращение, смешанное с жалостью.

- Так, - Охтакар тревожно глянул на садящееся солнце, мутно проступающее сквозь мглу, - Нам бы трактир найти побыстрее. Что-то не нравится мне здесь.

- Предлагаю завтра же уехать, - подал голос Лори.

- Не получится, - с сожалением произнес ученый, - Нам надо на рынок, и хорошо бы Второе Посольство найти...

Существование в этом городе Второго Посольства было сомнительно, но Охтакару очень хотелось верить, что оно все же есть.

- Простите, - окликнул он женщину с ребенком.

Та испуганно обернулась и уставилась на него большими от страха глазами.

- Не подскажете, - ученый старался быть как можно более вежливым и мягким, - Есть ли поблизости трактир?

Женщина показала рукой прямо по улице, а потом - налево и, быстро повернувшись, зашагала прочь, уводя восхищенно глядящего на эльфов малыша.

Поехали по указанному направлению.

После инцидента в "Роге созыва", Энавасу решили не переодевать в девушку. Да и Лори наотрез отказался делиться плащом. Впрочем, к большому удивлению Охтакара, никто из жителей Л-Атора не обращал внимания на полуразумное. Герцог, конечно, выглядел не в пример лучше, чем по прибытии в Трарорт, но все же у нормального человека вызвал бы опасения или, хотя бы, удивление.

Оказалось, даже толпа была не более чем визуальным обманом. Стоило приятелям свернуть на улицу поуже, как все люди тут же исчезли. Стены домов бросали густую тень на грязную неровную мостовую. Энаваса демонстративно зажал нос и вспрыгнул в седло к Охтакару.

- Простите, граждане!

Из бокового переулка навстречу им вышло семь человек в одинаковых плащах с каким-то гербом.

- Стража Л-Атора, - говоривший обвел рукой своих молчаливых спутников. Лица всех были скрыты длинными капюшонами, и лишь у того, кто говорил, был виден подбородок и губы.

- Мы что-то нарушили? - тут же осведомился Охтакар, - Возможно, нужна была регистрация для въезда в город? Или, может быть, взнос? В любом случае, мы не знали и, клянусь, ничего плохого и не могли помыслить!

- Нет, с этим все в порядке, - отмахнулся, по-видимому, главный.

Все остальные по-прежнему хранили глубокое молчание, неподвижно застыв за его спиной.

- Вы, - он повернулся к Лори, - зоветесь Луором? Тот самый Луор с непроизносимой фамилией.

- Да, да, это я, - поспешил согласиться стрелок.

- Прекрасно, - потер руки в серых перчатках тот, - Пройдемте за мной в корпус стражи. Уверен, я вас долго не задержу.

Бывший наемник кинул тревожный взгляд на друзей, но сопротивляться не стал, осторожно соскочил с лошади, привычным жестом кинув поводья Ану, и, еще раз обведя всех взглядом, медленно прошел в окружение молчаливых стражей.

- Прошу следовать за мной, - бросил главный и быстрым широким шагом направился мимо эльфов с Энавасой.

Остальные последовали за ним, плотно держа стрелка в окружении.

- Встретимся в трактире, - робко попрощался Ан.

Вскоре вся процессия свернула на одну из боковых улиц и пропала из виду.

- Странно, с чего бы это они? - не понял Охтакар.

- Сам ума не приложу, - ответил светлый эльф, - Просто не верится, что Лори способен на что-то такое, что могло бы привлечь стражу.

- Ладно, куда нам? - со вздохом осведомился ученый. На сердце у него было неспокойно.

- Насколько я понял из жестикуляции той женщины, - протянул Ан, - Нам сейчас туда, откуда вышла стража. По крайней мере, это налево.

- Мы уже свернули налево.

- Но трактира-то нет. Может, надо еще налево?

- Тогда она бы показала налево дважды.

- У тебя есть предложения? Может, поедем прямо или направо?

- Направо пути нет, - вмешался Энаваса, - Можно и правда прямо...

- А что, если разделиться?

- А, может, все-таки, лучше налево?

- Но тогда мы наверняка заблудимся!

- Стоп! - повысил голос Охтакар, - Я запутался. Все едем налево. Оттуда вышла стража, значит, там, предположительно, есть что-то, где они планировали найти Лори. Скорее всего, там и есть трактир.

- Поехали, - согласился герцог.

Ан тронул свою лошадь, присвистнув лошади Лори. Та покорно зашагала рядом.

За поворотом все резко остановились, разинув рты от изумления.

Прямо на мостовой лежало семь трупов. Они были в доспехах и при оружии, на которых сверкал тот же герб, что и на плащах стражников, что минут пять назад скрылись вместе с Лори. Но плащей ни на одном из них не было.

- Крови мало, трупы совсем свежие, - бормотал ученый, глядя широко открытыми глазами на недвижные тела, - Ни у одного нет плаща, но герб совпадает. Совпадает также количество трупов с количеством стражей, уведших Лори. Совпадение на девяносто процентов.

- О, уже вечер, - раздался голос из повозки.

Заспанный Алкор, потягиваясь, высунулся на улицу. Все молча повернули головы.

- А представьте, мне приснился сон, что Главный из нашего отряда что-то требует от Лори...

- Лори, - вдруг выдохнул Дис, словно очнувшись ото сна.

Прежде, чем Охтакар как-то среагировал, командир круто развернул механического коня, выхватывая из ножен меч, и помчался в противоположную сторону.

- Дис! - хором крикнули ученый и Ан, припустив за ним.

Они галопом пронеслись по только что покинутой улице и свернули в переулок, куда увели Лори. Там Дис, скакавший впереди всех, на мгновение остановился и тут же припустил снова. Охтакар с Аном кинулись следом, еле поспевая за командиром. С оглушительной скоростью миновав еще пару поворотов, они оказались в тупике.

Там, скинув с себя плащи, стояло семь фигур в серых одеждах. У шестерых был зашит рот, седьмой, тот, который разговаривал, стоял в стороне. Остальные держали Лори, старательно вырывавшегося, но безрезультатно.

- Как вы вовр... - хотел было сказать он, но ему зажали рот.

При появлении грозного Диса - светлого всадника с белоснежными волосами с обнаженным сверкающим мечом на таком же сверкающем коне, - убийцы на миг остолбенели. Охтакару, конечно, понравился произведенный эффект, но любоваться было некогда. Ан, едва успев остановить коня, соскочил и кинулся к фигурам, на ходу выхватывая из-за спины копье и кидая его в первого попавшегося убийцу. Дис последовал его примеру, ринувшись к Лори. Охтакар понимал, что он будет только мешать, и потому просто остался наблюдать, поборов жуткий стыд, накатившийся гигантской волной.

Поразив копьем одного, Ан тут же выхватил длинный трезубец и вступил в развязавшуюся схватку. Дис уворачивался от многочисленных мелких ударов кинжалами, постоянно сыпавшихся на него, и наносил хорошо выверенные смертоносные удары своим длинным мечом. Лори, наблюдение за которым ослабло, ударил затылком удерживавшего его сзади убийцу и, выхватив у него же кинжал, тоже вступил в битву - с него, оказалось, уже успели снять все оружие.

Вдруг Ан рухнул, как подкошенный. Это привлекло успевшее рассеяться внимание Охтакара. Он быстро соскочил с лошади, намереваясь подбежать к светлому эльфу, как вдруг заметил направляющегося прямо к своей жертве Главного. В такой суматохе ученому больше всего не хотелось использовать метательные кинжалы - можно было попасть в своих. К тому же, замкнутое пространство давало довольно большую вероятность рикошета, грозящего обернуться плохо. Но в голове Охтакара решение было принято подсознательно, и потому мгновенно. Кинжал просвистел в каких-то дюймах от виска Лори, которого успел схватить Главный, используя как щит, и прошел чуть выше его головы, срезав прядь серых бесцветных волос врага. Стрелок очень вовремя вырвал руку из крепкой хватки противника, и второй кинжал, прошедший так же близко к бывшему наемнику, попал в цель.

На миг Главный замер, остановив красные глаза на Охтакаре. И, издав хриплое проклятие, упал на мостовую. С другими убийцами уже разобрался Дис. Все столпились вокруг Ана.

- Я в порядке, - уверил он приятелей, но, попытка подняться не увенчалась успехом, - Но, клянусь! Охтакар, можешь обследовать меня, я в полном порядке!

Светлый эльф и вправду выглядел слишком бодро для умирающего или тяжело раненного.

- Нога, - подумав, предположил Охтакар, - Ан, ты подкручивал ногу? Помнишь, что сказал Главный Мастер? Надо ее подкручивать раз в пару месяцев, но если сильная физическая нагрузка, то, лучше, почаще.

- Ах, точно! - хлопнул себя по лбу тот, - Я ж совсем забыл про нее! Даже не чувствую, что что-то не так!

Дис поднял светлого эльфа и погрузил его на свою лошадь. Немного поплутав по лабиринту мелких темных улиц, эльфы нашли Алкора и Энавасу, сидящих в повозке и доедающих остатки припасов, когда уже совсем стемнело.

Охтакар никогда не видел, чтобы у Лори было столько оружия. Стрелок никогда не показывал свои кинжалы. У ученого даже сложилось впечатление, что тот попросту не снимает их, когда ложится спать. Два кинжала тут же исчезли в складках плаща, еще пара - в сапогах, когда же бывший наемник поднял рубашку, Охтакар увидел широкий пояс, увешанный мелкими ножнами, куда тут же скользнуло еще штук пять мелких широких кинжалов. Потом Лори пару раз подпрыгнул, резко развернулся, пробежал пару метров и, кивнув своим мыслям, легким движением закинул за спину колчан, где осталось совсем мало стрел, лук, повесил на пояс небольшой арбалет.

- И не тяжело? - спокойно осведомился Дис.

- Привык, - повел плечом тот.

- Только не говори мне, Охтакар, что мы заблудились, - раздался из повозки голос Энавасы.

Ученый отвлекся от радостных мыслей, вызванных внезапным приходом Диса в себя. Дома вокруг стали еще грязнее, улицы - уже, а небо над головой - темнее. Он нервно сглотнул.

- Нет, тут должен быть трактир, - неуверенно возразил Охтакар, - Нас же не обманули?

В голову тут же пришли многочисленные рассказы о местных шарлатанах, грабителях и ворах, а мозг вдобавок к уже известным рассказам, начал выкидывать версии о том, как их будут грабить наступающей ночью.

- Там какая-то вывеска, - протянул Алкор, прищурившись.

Действительно, где-то на боковой улице перед поворотом можно было различить неясную надпись на качающейся ветхой дощечке.

- Мне она не нравится, - категорически заявил герцог.

- Не нравится - будешь спать на улице, - рявкнул раздраженный и усталый Охтакар.

Энаваса, не ожидавший от своего дорогого ученого такой грубости, закусил губу и нырнул вглубь повозки.

То, что Алкор увидел издалека, действительно оказалось трактиром. Маленьким захудалым трактирчиком с прогнившей дверью и мотающейся на одной ржавой цепи вывеской.

Дис, как обычно, с ноги открыл дверь и быстрым шагом вошел внутрь. Охтакар отметил, что командир полностью в порядке и, похоже, у него даже не рождалась мысль, что больше двух недель он будто отсутствовал. Ученый не замедлил последовать за ним. Лори тоже. Алкор вошел следом, а Энаваса, мрачный как грозовая туча, медленно проник последний, мягко затворив дверь.

Внутри, к всеобщему изумлению, никого не было. Даже трактирщика не было - место за стойкой пустовало.

- И что теперь? - со вздохом спросил Охтакар.

- Да вообще халява! - воскликнул стрелок, - Только представь! Ни за еду, ни за комнаты не платишь, весь трактир в твоем распоряжении, делай что хочешь, хоть балы созывай!

- Не уверен, что в этом городе вообще знают, что такое балы, - понизив голос, отозвался Дис, осматриваясь.

В главном зале было темно, маленькие окна были открыты так, что ночной свежий ветер гонял обрывки каких-то бумажек по полу и по заляпанным столам с поломанными стульями. Тихо скрипели ставни, где-то под полом и в стенах возились мыши. В углах скапливался мрак, от стен веяло холодом и ветхостью. Повисла угрожающая тишина, прерываемая свистом сквозняков и скрипом досок.

- Здесь все тихо и безопасно, - успокоил Дис Охтакара, который уже успел разволноваться.

Зажгли лампы, камин, закрыли окна, поставили вплотную два стола и, найдя вполне сносную еду, плотно поужинали.

- Интересно, а где ходит настоящая Л-Аторская стража? - подумав, спросил Лори.

Глава 26.

Об этом узнали утром.

- Да не воры мы, в сотый раз вам повторяю! - медленно возвращал к реальности голос Ана, раздававшийся снизу. Дис открыл глаза и несколько минут неподвижно лежал, вперив взгляд в наполовину прогнивший потолок.

- Да чего ж тут воровать-то! - добавился голос Лори, - Было б чего брать! Тут ни еды нормальной нет, ни выпивки! Да даже мебели нет целой! А вы что-то о деньгах! Любой вор поймет с первого взгляда, что брать здесь нечего, извинится, оставит немного денег с жалостливой запиской и уйдет!

Командир медленно встал и решительно направился вниз. Не хотелось с самого утра разбираться с проблемами, наверняка вызванными неумением стрелка держать себя в руках. День не задался с самого начала.

- Что здесь происходит? - бесцветным голосом поинтересовался Дис, спускаясь по узенькой лесенке в зал.

Посреди него стояли столы, которые компания оставила вчера. Теперь за одним их концом стояли Лори, Ан и Алкор, а за другим - семь стражников в плащах с гербом Л-Атора. Обе стороны напряженно молчали, буравя друг друга взглядами.

- Здравствуйте, - откликнулся один из стражников, - Это вы нам объяснять должны, что здесь происходит. Врываетесь в трактир при отсутствии его владельца, устраиваете самодеятельность, нагло ложитесь спать, не платите...

- Уважаемый, - угрожающе произнес командир, - Во-первых, мы не врываемся, а входим - было не заперто. Во-вторых, не самодеятельность, а самообслуживание. Еще неизвестно, кто кому платить должен: мы за еду и кров или нам за полнейшее отсутствие обслуживания и моральный ущерб. В-третьих, отсутствие трактирщика - его проблема, трактир работает в свои обыденные часы, то есть практически круглосуточно. Теперь предъявите свои доводы. И, между прочим, страже Л-Атора лучше знать, где находился трактирщик в рабочее время.

- Посажен в тюрьму за неуплату налогов, - пробурчал стражник, видя, что ему оказывают железное сопротивление, - Его дело на рассмотрении у Белириас.

- Кто это?

- Правительница города.

- То есть понятие о государственной власти здесь отсутствует? - спросил, позевывая, только проснувшийся Охтакар, чуть не навернувшись при спуске с лестницы.

- Она наша царица и богиня, мы должны ей поклоняться, - протараторил стражник.

- Хм, неплохо, однако, - заметил ученый, - Интересно, что на это скажет правительство страны.

- В любом случае, мы вынуждены вас сопроводить к Белириас.

- Значит, вы думаете, завтракать мы не собираемся? - возмутился Лори.

- Я представляю закон, - начал сердиться стражник.

Остальные за его спинами угрожающе подались вперед.

- Да в этом городе вообще мало что может представлять закон! И мало кто может представлять, что такое закон! - не сдавался стрелок.

- Проследуйте за нами, иначе нам придется применить силу, - с нажимом произнес тот.

- Ага, ну да, - скептически откликнулся бывший наемник, - Семь человек против четырех эльфов, сверхчеловека и еще одного самовлюбленного придурка. Боюсь, боюсь. Да я один с вами справлюсь!

- Это блеф, - громко озвучил свои мысли Энаваса, выходя из кладовки в своем лучшем наряде, - Прошу прощения, дорогая добропорядочная стража, за моих воинов. Они сопровождают меня, и обычно я им таких вольностей не позволяю. Я, герцог Рэнти-Аллар Артерский, изъявляю желание нанести визит местному правительству.

- С превеликим удовольствием проводим вас, герцог, - тут же испуганно поклонилась стража, почтительно открывая дверь и пропуская Энавасу вперед.

- За мной, мальчики, - выходя, бросил тот через плечо.

- Я его зарежу, - вполголоса пообещал Лори, сверля взглядом его узкую спину.

Через час вся компания находилась в приемной некой Белириас.

- Ну и имечко у нее, - делился впечатлениями с Лори Алкор, - Тут как-то все не так: город крупный, но выглядит хуже деревни, "царица и богиня" зовется каким-то дурным именем, на тебя уже успели напасть оставшиеся от нашего отряда.

- Получается, - понизив голос, произнес бывший наемник, - Их тогда не сорок девять было?

- Как видишь, сорок два, - ответил парень, - Но теперь и этих семи нет.

Дис понятия не имел, о чем они. Он сидел, задумчиво глядя на затейливый узор ковра, покрывавшего противоположную стену.

- Белириас приглашает вас, - объявил приятелям стражник, вышедший из залы, дверь в которую была крепко заперта.

Дис вошел сразу следом за впорхнувшим с легкостью бабочки Энавасой. За командиром последовали неразлучные Лори, Ан и Алкор. Последним зашел Охтакар.

Они оказались в просторной зале. Всюду висели ткани с разными пестрыми орнаментами, по углам курились благовония. В центре у дальней стены стояла низкое широкое ложе с балдахином, буквально заваленное подушками любого цвета и размера. Прозрачная тюль была откинута и глазам эльфов, Алкора и Энавасы являлась во всем великолепии "царица и богиня".

Женщина лет тридцати, фигуристая, черноволосая раскинулась на ложе. В руках у нее был золотой кубок, усыпанный самоцветами, ее тело покрывало легкое платье с разрезом до бедра.

- Приветствую, герцог, - промолвила она, царственным движением повернув голову.

У нее был прямой большой нос и большие подведенные карие глаза, обрамленные густыми черными ресницами.

- Прекрасно выглядите, госпожа, - ответил Энаваса с поклоном, - Могу я осведомиться о вашем имени?

- Белириас, - явно смущенная галантностью герцога ответила та, - А как мне вас звать, герцог?

- Мое имя вам ни о чем не скажет, и я бы не желал, чтобы вы утруждали себя его запоминанием.

- О, черт, магиня, что ли? - прошептал Охтакар, - Да не похожа, вроде... Но только у магов культ имен, заканчивающихся на "с". У мужчин на "ос" или на "ус", а у женщин - на "ас".

Просто врет, - шепотом ответил Лори, - Наверняка. На ней же тут помешаны все. "Богиня" она, видите ли...

Дис шикнул на перешептывающихся за спиной эльфов.

- Как вам мой город, герцог? - тем временем поинтересовалась Белириас.

- Никогда не видел ничего более оригинального, - помедлив, выкрутился Энаваса.

- Ну, знаете ли, - влез Лори, выглядывая из-за спины командира, - По сравнению с Трарортом...

- Вы были в Трарорте? - осведомился стражник, провожавший их и теперь стоящий у дверей.

- Да, а вам какое дело?

- Как давно вы там были и сколько времени там находились? - продолжал тот.

- Ну, недавно был, - рявкнул стрелок.

- Недели три назад, - подумав, вставил Охтакар.

- Точнее, - быстрым движением подозвав еще пару охранников, потребовал стражник.

- Да что вам надо?! - воскликнул бывший наемник.

- Вы светлый эльф? - не обращая внимания на негодования Лори, обратился тот к нему.

- Да, и что с того-то?!

- Приблизительно три недели назад в Трарорте был убит светлоэльфийский посол. По показаниям нашедшихся свидетелей и по его собственной предсмертной записке, найденной у его тела, стража выяснила, что убийцей был его соплеменник, светлый эльф. На данный момент он объявлен преступником межрасового уровня. Вы же знаете, что это значит?

- То, что вся стража всех рас, несмотря на место, время и личные побуждения, обязана захватить его живым и доставить в Л-Сиаф, на корабль, идущий на Драконью Землю, - вдруг ровно произнес Энаваса, глядя вперед, будто что-то вспоминая.

- Вы, герцог, удивительно точно процитировали постановление в конституции, принятой на первом Первом Совете, проведенном в Трарорте, если не ошибаюсь, двести три тысячи восемьсот девяносто два года назад, - заметила Белириас.

- А вы, госпожа, - улыбнулся тот, - Прекрасно знаете историю.

- Простите, - опять вмешался стражник, обращаясь к Лори, - Пройдемте со мной в корпус для выяснения обстоятельств.

- Это сумасшествие! - крикнул тот, - Что, если светлый эльф, значит все, убийца межрасового уровня, да?! Расисты! Дис, ну, скажи что-нибудь! Ты, как-никак, у нас командир!

"То есть, как только угроза, так командир, а как решать, где остановиться на обед - так сразу "здесь нет командиров и подчиненных, мы все равны, каждый сам за себя". Тоже мне, наемник," - мысленно фыркнул тот, но поведение стражников действительно было необоснованным, и потому командир таки послушал Лори.

- Чем вы докажете его вину? - сухо спросил он у стражника, отодвигая других двух плечом и напуская на себя грозный вид.

- Мы уведем его для выяснения обстоятельств, только и всего, - возразил тот.

- Для того, чтобы выяснять обстоятельства, уважаемый, нужны факты, доказывающие, что он ей владеет. А владеть таковой может только виновный. Где доказательства, что он виновен?

- Поверьте, мы их найдем, - угрожающе пообещал тот.

- Так, значит, пытки? Или взятка судье?

- Он, естественно, будет отрицать, но, поверьте, стоит начать пытать - тут же все скажет.

- "Пытки неприменимы для того, чья вина не доказана судом, и используются только для выяснения подробностей произошедшего преступления у виновного" Свод Законов, глава тридцать четвертая "Тюремные предписания", раздел шестой, - холодно отчеканил Дис, глядя прямо в глаза стражнику сверху вниз.

- Да, давай, возрази что-нибудь! - опять высунулся из-за спины командира Лори.

- Я готов нести всю вину моих подчиненных и клянусь в их непричастности к делу об убийстве светлоэльфийского посла, - продолжил Дис, глянув на заинтересованную Белириас, - Если докажете его вину, наказание понесу я.

- Один - ноль в твою пользу, эльф, - процедил стражник, жестом отсылая помощников, - Но если мы докажем...

- Докажи сначала, - в его тоне ответил командир и в знак полного презрения повернулся к нему спиной.

До самого конца нудного разговора Энавасы и Белириас, Дис чувствовал на себе горящий ненавистью взгляд стражника.

- Никаких выходок здесь, Лори, - предупредил он стрелка, когда они уже вышли из дворца "царицы и богини", - Иначе тебе это зачтется ссылкой на Драконью Землю.

Глава 27.

На следующий день, как ни прискорбно было сознавать это, но из Л-Атора не уехали. Напротив, Белириас хотела убедить их остаться в ее дворце на неделю-другую, но Энаваса любезно отказался, сославшись на срочные дела в Л-Сиафе. Впрочем, так оно и было. Герцог ужасно торопился. Также он прозрачно намекнул на то, что им вполне удобно в трактире. К тому же, освобожденный трактирщик не брал с них платы за проживание в обмен на то, что Дис, Лори, Ан и Алкор починили ему крышу и мебель.

Единодушно решили, что остаются на два дня: в первый идут на рынок за припасами, во второй - свободное время. Весь первый день прошел в толкотне на широком, но почему-то все равно тесном грязном рынке. Всюду опять были смуглые запуганные женщины, горячие мужчины-торговцы, нищие дети, снующие под ногами, и молчаливые старики. Лори был единственным из компании, кто относился к этому терпимо. Ему не впервой бывать в таких грязных местах.

В трактир вернулись поздно вечером, провожаемые выделенной им стражей. В их числе был и тот самый стражник, непрестанно сверлящий ненавидящим взглядом спины Диса и Лори. Стрелок вел себя тише воды, ниже травы и с удовольствием отмечал, что никакого подозрения не возбуждает.

Несмотря на совет Белириас сходить к магу, между собой договорились, что не пойдут: Дис не был суеверен, Охтакар боялся шарлатанов, а Лори не хотел попасть в новую передрягу.

И, тем не менее, проснувшись с утра, стрелок отправился на улицу. Целый день он был предоставлен сам себе с условием в десять вечера быть в трактире. Впереди была уйма свободного времени, солнце, уже не такое теплое и летнее, освещало грязный город, жители которого были замучены налогами ради того, чтобы Белириас пила из золотых кубков с самоцветами.

Сидеть в трактире не хотелось, тем более, когда Энаваса решил остаться там, и бывший наемник отправился вперед по улочке в поисках какого-нибудь дела. Тут в голову пришла идея сходить к магу. "Ну, разве что совсем от безделья," - пообещал он себе. Проходив по городу час-другой, Лори уже был уверен, что ему надо сходить к магу - другого занятия просто не представлялось. Конечно, можно было бы заняться одним из самых интересных и веселых дел, то бишь, пьянкой, но понятия "хорошо выпить" и "никаких выходок" в его голове просто не совмещались. "Ну и куда идти? - задал он себе вопрос, - Надо у местных спросить, что ли..."

Простите, - стрелок направился к старику, сидящему на ступеньках дома и с прищуром наблюдавшему за прохожими, - Есть ли здесь какой-нибудь маг, к которому можно сходить?

- Хочешь сходить к магу, - смуглое морщинистое лицо старика расплылось в улыбке, - Маг сам найдет тебя. Просто думай, что ты хочешь сходить к магу.

- И это помогает? - не поверил бывший наемник.

- Только так и ходят к магу, - отвечал старик.

- А вы были у мага когда-нибудь?

- Был, - дедок хрипло рассмеялся, - Ох, ну и темные они создания! Тогда, когда я рос, Л-Атор процветал, он был центром торговли. И маги хорошо жили в то время. Они ходили по улицам и не прятались. Тем, кто им понравится, сами предлагали свои услуги. А теперь Белириас травит их, как собак. Хотя настоящие собаки - это ее стража. Мужланы без воспитания и совести. Не этого хотел я для такого города, как Л-Атор. Не желал я, когда рос, ни минуты не желал, чтобы вы, проезжие путники, видели его таким.

- Я тоже перевидал много городов и империй, - участливо сказал Лори, садясь рядом, - Я видел восхождение великих городов, видел их на пике славы и влияния и видел их крах, во многом такой же великолепный и роскошный, как сами эти города. Я здесь далеко не в первый раз, и я помню этот город в светлые дни. Тогда Роккил был полноводен, а дома из белоснежного камня были так же легки и воздушны, как сладости, которые готовились в многочисленных пекарнях.

Стрелок видел, как старик мечтательно заулыбался, глядя вдаль.

- Я помню мост, не это косое подобие, а тот самый мост из камня. Я помню легендарные Л-Аторские ворота, украшенные горгульями. О, сколько легенд ходило о них!

- Неужели? - насмешливо переспросил дедок, - Вы своими глазами видали ворота? Сколько ж вам лет? Не одно тысячелетие, я полагаю?

- Далеко не одно, - вздохнул бывший наемник, откидывая копну золотых волос, чтобы старик увидел заостренное ухо, - Моей расе отпущена вечная жизнь.

Старик уважительно покачал головой.

- Занесло же вас сюда, эльф. Мой вам совет: сходите к магу и уезжайте отсюда. В недобрые для Л-Атора времена лучше здесь не находиться.

- Мы отбываем завтра.

- Дай бог, чтоб ваше отбытие было так же спокойно, как небо сегодня. Я помолюсь за вас в мечети, - сказал старик, доверительно хлопая стрелка по плечу.

- Спасибо за все, - вставая поклонился тот, - Пусть жизнь ваша будет так же спокойна, как в прежние времена.

Сказав это, Лори направился вниз по улице, старательно думая о том, что хочет сходить к магу. "Я хочу сходить к магу, хочу, чтобы маг меня нашел, хочу сходить к магу," - мысленно проговаривал он, проходя по главной улице Л-Атора. Там, как всегда, была все та же грязная толпа.

- Ой, извините, - воскликнул Лори, сталкиваясь с девушкой, несущей корзину с лавандой.

Против обыкновения, на ней был черный бархатный плащ с капюшоном, скрывавшим лицо.

- Ничего страшного, Лори, - спокойно отозвалась она, - Пойдем.

Мягко взяв опешившего стрелка за руку, девушка увлекла его в переулок. Ее голос, как успел он подумать, был совершенно не похож на обычные голоса. Он звенел, как тихий маленький колокольчик, журчал, как вода в горном ручейке, он принадлежал ей, но звучал отовсюду.

Только зайдя в тень домов, девушка откинула капюшон. Ее волосы были бесцветны, словно седые, ресницы и брови - тоже, даже кожа была словно прозрачной с легким оттенком сиреневого. Зато глаза были насыщенно-фиолетовые.

Она приложила палец к губам и повела еще более удивленного Лори дальше. Наконец, когда он уже совершенно потерял понятие о местонахождении, они пришли на самую окраину города. Там уже не было каменных домов, и стояли только хижины. В одну из них магиня и завела стрелка.

Внутри было тесно. В лучах, проникающих сквозь тряпичные стены, кружились пылинки, на нитях, подвешенных выше, сушились пучки душистых трав и цветов, пол был устлан соломой, накрытой сверху коврами с яркими орнаментами. Посередине находилось кострище, окаймленное расписанными вручную камнями.

- Ты знаешь, что делать, - произнесла магиня.

- Это вопрос или утверждение? - не понял Лори, - В любом случае, нет.

- Твое место здесь, - словно не слыша стрелка, девушка указала на подушки у стены.

Бывший наемник, которому порядком надоело мотаться по пыльному городу, тут же развалился на лежанке, закинув руки за голову.

Магиня подошла к костру и, пробормотав что-то нечленораздельное, подозрительно похожее на Наречие Великих, и огонь тут же вспыхнул. От него вверх потянулся сиреневатый дым. Девушка направилась к Лори.

- Не надоело еще жить во лжи? - спросила она, беря его руку, снимая перчатку и закатывая рукав.

В луче солнца блеснул золотом простой работы браслет, почти вросший в кожу. Магиня провела по нему пальцем.

- Сколько времени прошло с того момента, когда ты последний раз его снимал?

- Лет девятьсот, не меньше, - натянуто ответил стрелок, - Откуда ты все знаешь?

- Я чувствую магию, исходящую от него, - она постучала ногтем по браслету, - Между прочим, она может со временем ослабнуть. Как всегда, иллюзия уйдет в самый неподходящий момент.

- Он изготовлен сероэльфийскими шаманами, - возразил бывший наемник, - У них своя магия.

- Магия существует лишь одна, - очень серьезно возразила магиня, - Другое дело, как они ее используют, могут ли блокировать или сохранять.

- Какое тебе дело? - устало спросил Лори, - Я пришел сюда за вещим сном.

- И правильно сделал, - магиня поднялась, - Тебе очень пригодится предсказание. Разумеется, если сможешь его разгадать.

Она села у костра и начала что-то петь опять на Наречии Великих. Песня была долгой и заунывной, дым, совсем не похожий на дым от обычных костров, создал легкое марево, окутавшее всю хижину. Глаза Лори против его воли слипались. Он широко зевнул. Желание спать стало практически непреодолимым. Наконец, стрелок закрыл глаза и погрузился в глубокий сон.

Против обыкновения, сознания бывший наемник не утратил. Он отчетливо увидел, как перед его глазами из белого марева начинают вырисовываться очертания зала, как сквозь туман стала слышна музыка. Звуки и изображение становились все отчетливее, уже стал слышен и шелест пышных платьев, и тихий смех, и разговоры, соткались из тумана высокие расписные потолки, колонны, пестрый натертый до блеска пол, большие, во всю стену, окна. Лори был на балу.

Он тут же вспомнил это задание. Тогда Мрак послал его в Артер с целью попасть в низшие круги дворянства, чтобы заручиться некоторой суммой денег для постройки его замка на Драконьей Земле. Стрелок был одет довольно просто, но для мелкого барончика этого было достаточно. Под рукавом он ощутил знакомый холод магического браслета.

- Графиня Араханская! - громко провозгласил лакей, и двое других открыли широкие двери.

В зал вошла миниатюрная блондинка в пышном алом платье. К ее почти белоснежным волосам была приколота алая роза с фатой, закрывающей глаза. Нижнюю часть лица она тоже прикрывала алым кружевным веером, держа его тонкой изящной ручкой в алой перчатке. По лакированному полу неспешно цокали ее каблучки. Всех кавалеров она приводила в восторг. К ней буквально бросилось, оставив собеседников и дам, пять молодых людей знатного происхождения, наперебой приглашая ее подарить танец.

Она вовсе не разделяла их желания танцевать и вежливо отказывалась, одаривая их легкой улыбкой. Графиня прошла мимо Лори, напряженно наблюдавшего за ней, и приблизилась к маркизу, который позарез нужен был Мраку. Стрелок выжидал. Он как раз хотел было подойти к ним, чтобы завести разговор, даже уже придумал все свои реплики, но тут этот самый маркиз предложил графине станцевать. Та согласилась.

Они закружили в танце по залу. Лори, не показывая своего раздражения, прохаживался недалеко, не упуская их из виду. Когда вальс кончился, стрелок отвлекся было, чтобы взять новый бокал с вином, но увидел, как графиня, поманив маркиза пальчиком, нырнула в едва приоткрытую дверь, ведущую в анфиладу залов. Тот последовал за ней.

Прищурившись, Лори устремился следом, тут же забыв о бокале. Когда он вошел в пустую залу, маркиз с графиней уже скрылись в следующей. Так, стрелок, следуя за ними, миновал череду полутемных залов с завешенными окнами, и, наконец, очутился перед дверью в последний.

Медленно выдохнув, он осторожно без скрипа приоткрыл дверь. Внутри оказалось темно, поэтому Лори захватил подсвечник с горящими свечами из предыдущего зала.

Там царила тишина, и стрелок, осмелев, быстро вошел, затворив дверь. В слабом свете свечей он увидел тело маркиза, распростертое на лаковом полу. Крови почти не было. Лори метнулся к нему и быстро осмотрел. Родовой перстень отсутствовал. Равно также как и все драгоценности.

Из темного угла к окну метнулась тень. Вскинув голову, стрелок заметил графиню, разбившую окно. Он кинулся за ней и схватил за край платья. Треснул шов. Блондинка повернула голову, алая роза вместе с фатой полетела на пол, вместо веера в ее руке сверкнул окровавленный кинжал. На него уставилась пара неестественно-золотых глаз.

- Преступница! - рыкнул Лори, изо всех сил дергая за платье.

Оно в последний раз треснуло, и вся пышная юбка полетела следом за розой. Стрелок растерялся: под платьем у девушки были кожаные штаны с сапогами со шпорами.

- Ну вот, такое платье испортил! - тихо воскликнула та, скидывая корсет с нижней одеждой, и бросая все это в лицо кинувшемуся на нее Лори. Когда он выпутался из этой кучи тряпья, графиня уже выпрыгнула в темный сад. Стрелок бросился было следом, но услышал лишь удаляющийся стук копыт. Сощурившись, он вгляделся в темноту и увидел мужскую фигуру с белоснежными волосами, погонявшую лошадь.

Так состоялось первое знакомство Лори с Энавасой.

Картина перед глазами бывшего наемника сменилась. Теперь он стоял в толпе перед новым домом в Артере. Вокруг все перешептывались: с минуты на минуту появится маркиз, заказавший этот дом.

"Да у него денег куры не клюют!" - доносилось до стрелка. "Да, очередная шишка! Интересно будет на него посмотреть!" - слышалось с другого конца.

Разговоры смолкли, как только к парадному входу подъехала белая карета, запряженная четверкой буланых лошадей в богатой упряжи. Лакеи, поджидавшие у дверей, тут же бросились открывать дверцу кареты. Оттуда под общие восторженные вздохи вышел владелец дома - хрупкий невысокий молодой человек с волнистыми белоснежными волосами.

Дворяне, явившиеся сюда, тут же начали подходить к нему с поздравлениями. Выслушав всех, маркиз прошел в свой новый дом, по пути нечаянно задев плечом какого-то барона, стоящего со своим слугой. Принося глубочайшие извинения, он удалился к себе. Толпа начала было расходиться, но вдруг тот самый барон, схватившись за бок, медленно осел на мостовую. Слуга кинулся к нему.

Люди вновь загалдели. Лори протиснулся ближе. К его сапогам потекла тонкая струйка крови. "Преступник! Как можно! Убить своего господина! На виселицу его! Сжечь!" - раздались крики из толпы. Слуга совсем растерялся, сжав в окровавленной руке тонкий стилет.

"Все не так просто," - мелькнуло в голове у стрелка. Он поднял глаза наверх. Там из окна на раскинувшуюся сцену глядел маркиз. Их взгляды встретились. Опять те же золотые глаза! Тот холодно усмехнулся, приложил палец к губам и, круто развернувшись, пропал из виду.

Картина снова стремительно сменилась. Теперь Лори стоял в поистине колоссальном зале главного артерского собора. Проходило второе по счету бракосочетание короля. Играла громкая торжественная музыка, дворяне, стоя по обе стороны от красной ковровой дорожки, ведущей к алтарю, пока пустующему, громко переговаривались.

Взглянув вокруг, он увидел недалеко от себя белоснежную шевелюру. Ее обладатель обернулся и, не задерживаясь, скользнул взглядом по стрелку. Лори узнал Диса, с которым, на тот момент, знаком еще не был. Командир был в блестящих доспехах и с парадным оружием. Он держался очень гордо и достойно, будто сам был не ниже короля по чину.

Из сплетен при дворе стрелок знал, что между королем и его сыном от первого брака произошел скандал. Принц не желал этой свадьбы и невзлюбил мачеху, поэтому наотрез отказался присутствовать на церемонии бракосочетания и на балу в честь свадьбы. За это, впрочем его ждало наказание. Отец, видя его гнев, в сердцах лишил престола, заявив, что раз он не питает уважения к своей матери, то он не сможет уважать свой народ.

Но вот появился король, разговоры тут же смолкли. Он держал под руку ту самую миниатюрную "блондинку" - Лори узнал ее тотчас. Король с невестой торжественно прошли к алтарю и, после долгой речи священника, сели на свои места - два трона, пышно отделанные белыми цветами.

- Я, король Истарка, - торжественно произнес тот, - Беру в жены маркизу Рэнти-Аллар и дарую ее брату, маркизу Рэнти-Аллар, титул герцога Артерского.

Последние слова потонули в море рукоплесканий. Лори неотрывно наблюдал за новоиспеченной королевой. Та медленно обвела взглядом зал, задержавшись на стрелке. Их взгляды встретились, и Лори в который раз поглядел в эти золотые глаза. Королева излюбленным жестом приложила палец к губам, еле заметно улыбнувшись своей холодной улыбкой.

- Отныне герцог Рэнти-Аллар Артерский является моей правой рукой и вступает на пост Первого министра, - продолжал король, - В случае моей смерти, он будет являться регентом при правлении младшего наследника. В противном случае, корона перейдет к нему самому.

Его снова заглушил хор рукоплесканий и возгласы "Да здравствует король!". Когда вновь наступила относительная тишина, взяла слово новоиспеченная королева:

- Я при всех хотела бы попросить моего супруга об одном одолжении. Это касается моего брата, герцога Рэнти-Аллар Артерского, - царственно произнесла она, - К великому сожалению, он не смог присутствовать на этом торжестве, ему нездоровится. Он передал одну важную просьбу, и настаивает на ее исполнении.

В зале воцарилась полная тишина.

- Он бы не хотел занимать никаких государственных должностей, - отчетливо проговорила невеста, - Так как не желает подвести своего государя в случае неудачи.

- Что ж, - после недолгого раздумья обратился король к побледневшему было Первому министру, - Вы, господин Первый министр, остаетесь на своей должности по милости герцога Рэнти-Аллар Артерского.

- Благодарю, государь, - нервно пролепетал тот, вытянувшись по стойке "смирно" перед королем.

- Но если, - холодно прервал его король, - Вы дадите хоть малейший повод усомниться в вашей кандидатуре, мне придется пренебречь просьбой герцога Рэнти-Аллар Артерского.

Перед глазами Лори снова все слилось в размытые образы. Время будто ускорило свой бег, дни превратились в секунды. Словно из тумана выныривали обрывки диалогов, из которых стрелок узнал, что неделю спустя невеста, под предлогом головной боли удалилась в свой покой еще до ужина, а на следующий день, проснувшись, приказала поседлать коня, сказав, что желает проехаться по роще. Ее сопровождали двое слуг.

Эпизоды снова сменились, время вернулось в свою колею, теперь Лори наблюдал из кустов за тем, как придворный лекарь и несколько стражников стоят над двумя телами слуг, найденными вечером того же дня в лесу.

Когда все удалились, покачивая головами и переговариваясь, стрелок вышел из кустов. На скорую руку осмотрев два тела и отметив на их шеях глубокие царапины, он нашел кое-что поинтереснее: следы копыт. "Три лошади двигались в чащу, - соображал он, рассматривая отпечатки королевских подков, - Чем ниже по склону холма, тем земля влажнее, значит, внизу, в овраге, протекает ручей. Там, вероятно, и есть пропавшие животные." Лошади действительно были там. Они с тихим ржанием пили воду из спокойной лесной речушки, заросшей ивняком. Припав к земле, Лори разглядел еще следы. Человеческие. Через час борьбы с дикими растениями, они привели его к берегу озерца, в которое, как выяснилось, впадала речушка. Повинуясь мимолетному чувству, стрелок, закатав рукав, сунул руку в воду и извлек оттуда очень тяжелое, мокрое, платье. Ему стало все ясно.

- Ты кто? - раздался сзади мальчишеский голос.

Лори обернулся. В нескольких шагах от него стоял паренек лет тринадцати. В руках у него был факел и кухонный нож.

- Что ты тут делаешь? - продолжал мальчик, - Лекарь с вельможами уже ушли. Значит, ты не вельможа. А кто ты? Я видел тебя на свадьбе короля.

- А ты неглуп, - отозвался Лори, лихорадочно соображая, как бы от него отделаться, поднимаясь с мокрой земли и отряхиваясь, - Я барон Луор Малский.

- Ты не барон, - решительно помотал головой тот, - Бароны так не одеваются.

- Бароны одеваются по-всякому, - проворчал стрелок, - А ты кто такой?

- Скареор, слуга принца.

- Принцу, поговаривают, была не по душе новая королева? - Лори косо взглянул на мальчика.

- Да, - вздохнул тот, - Он постоянно говорит, что она вовсе не похожа на его мать. В ней, говорит, жестокость скользит постоянно. Неприятная женщина.

- Что ж, Скареор, - сказал стрелок, - Больше ни ты, ни принц ее не увидят.

- Ее убили?

- Нет, она жива. Но она больше в Артере не появится. Лучше, скажи мне, Скареор, тебе нравится быть слугой?

- Честно, нет, - просто ответил мальчик, - Кому же нравится прислуживать!

- Некоторые ни на что больше не способны, - презрительно откликнулся Лори, - Но раз так, то кем бы ты хотел быть? Принцем? Королем?

- Нет, - тот махнул рукой, - Зачем же принцем? Лучше быть воином. У короля в подчинении их столько! Служить в какой-нибудь тренте под предводительством смелого командира! Вот это мечта! Особенно если командир - Дисгорт!

- Тот самый, что был на свадьбе?

- Да, с белыми волосами. Он командир первой тренты класса "воины"! Самая главная трента! А еще он северный эльф, - увлеченно рассказывал мальчик. - Самый настоящий! Ему уже больше тысячи лет! Во какой древний! Я мечтаю, чтобы, когда вырасту, меня взяли воином в его тренту, мечником. Чтобы командовал нами именно он. Говорят, он хоть и строгий, но справедливый. А еще общается со своими воинами на равных! Здорово, да?

- Достойная мечта, - усмехнулся стрелок, - Хочешь, сделаю тебя воином?

- В Артере? - глаза у парнишки загорелись.

- Нет, совсем в другом месте. Но ничуть не хуже Артера, даже лучше.

- Но там не будет Дисгорта...

- Зато, когда ты вырастешь, ты сможешь общаться с ним на равных. Представь, как здорово.

- Ага, здорово, - мечтательно протянул тот, - Так что мне нужно, чтобы ты сделал меня воином?

- Для этого, Скареор, ты должен навсегда покинуть Артер и весь Истарк. Пора, наконец, начать жить в огромном мире, не ограничиваясь подвалами королевского замка. Бери лошадь, поехали, слугам королевы кони больше не нужны, - Лори презрительно глянул на тела, - Чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше. Поехали, поехали, у тебя впереди новая жизнь.

Так Лори привел Скари к Мраку. Теперь Скари атаман головного отряда Мрака, и ему уже пятьдесят восемь лет. Стрелок в который раз изумился быстрому течению времени.

Не успел он задуматься, как снова наплыл туман, головы закружилась, и он ощутил, что лежит на коврах в хижине магини.

Поморщившись, Лори сел. Девушка уже не пела, а сидела, разбирая какие-то травы, словно забыв о бывшем наемнике.

- Что... это было? - спросил он.

- Вещий сон, - отозвалась она.

- И в каком месте он вещий?

- Предзнаменование вполне ясно. Поверь мне, - она взглянула на него своими фиолетовыми глазами, - Бывают сны, значение которых понять в сотни раз сложнее. А значение твоего лежит на поверхности.

- Там был только Энаваса!

- Так, может быть, в нем и дело? - легко улыбнулась магиня.

Взгляд стрелка упал на запыленную поверхность старого зеркала, наполовину завешенного тряпкой.

- Правильно, посмотри на себя, - сказала девушка, не отвлекаясь от своего дела, - Разве это ты?

Лори вгляделся в лицо, смотрящее на него оттуда. Это было его лицо: кожа здорового оттенка, золотистые пряди, беспорядочно падающие на плечи, синие, как глубины озер, глаза, высокий лоб, прямой нос, точеные скулы...

- И тебе не хочется увидеть в зеркале что-то другое? - спросила магиня.

- Я привык, - холодно ответил тот.

- Ты потерялся в своих образах и масках. И это может для тебя так же плохо кончиться, как и для твоего закадычного врага. Ах, да. Пожалей его, он вовсе не такой, каким может показаться.

Лори встал и уже откинул полог, чтобы выйти.

- Лори, - окликнула его девушка, - Будь осторожнее с браслетом. Конечно, твое дело, но Мрак должен знать. Возможно, это даже поможет тебе в будущем.

"Ничего не понял, - раздраженно подумал стрелок, выходя из палатки, - Да еще и идти через весь Л-Атор к трактиру! А уже вторая половина дня! Сколько ж я проспал? Хорошо, хоть денег не взяла."

Глава 28.

Яркое утреннее солнце резануло по глазам. Проворчав себе под нос какое-то понятное только ему самому ругательство, Охтакар повернулся на другой бок. Но и там его настиг свет. Ученый натянул на себя одеяло. Стало жарко и душно. Понадеявшись, что солнца уже нет, он снова повернулся, скинув одеяло на пол. Стало холодно.

- Почему уже? Уже пора, да? Нет, нет, еще пять минут... - жалобно попросил он.

Но солнце неумолимо продолжало бить в глаза. Ученый со вздохом поднял веки. Его взору предстала скромная идиллия: маленькая комнатка трактира, залитая золотым светом, копнами падающим из нескольких окошек. С улицы приглушенно доносился гомон, а он просто лежал и слушал, глядя на косой деревянный потолок.

Приподнявшись, он увидел Энавасу. Тот стоял у окна, весь облитый солнечным светом, и глядел на улицу. В его волосах лучи словно путались и разбивались на множество золотых искр. Герцог стоял неподвижно, обеими руками держась за подоконник.

- Энаваса, - тихо позвал Охтакар.

Тот не ответил, только чуть-чуть повернул голову на звук.

- Энаваса, - еще раз произнес ученый, на этот раз более мягко.

Герцог по-прежнему молча смотрел на улицу.

- Я понимаю, что я тогда был несколько груб, - осторожно продолжил он, - Не хотел обидеть тебя. Тогда мы все устали, да еще и Лори... В общем, мы все были измотаны и потрясены.

Герцог обернулся. За все время пути из самого Артера он заметно похудел, хотя, казалось, худее некуда, и побледнел, губы почти слились с кожей.

- Я выгляжу больным? - спросил он, заметив тревожный взгляд Охтакара.

- Нет, - немного растерянно ответил тот, - Ты выглядишь уставшим. Совсем измотанным. И это меня пугает. В начале пути ты был будто активнее. А теперь не бегаешь по деревьям, охотиться ходишь реже, сейчас вообще сидишь в комнате.

- Мне некуда идти, - ответил Энаваса, снова переводя взгляд в окно, - Куда мне деться? К Белириас? Мне не нравится ее общество...

- С тобой точно все хорошо?

- Да. Я же не выгляжу так, будто с моим здоровьем что-то не в порядке? - повторил вопрос герцог.

- Нет, - снова ответил Охтакар.

- Ну и хорошо, - вздохнул тот, опять отворачиваясь к окну.

Меньше часа спустя ученый вышел на улицу, оставив Энавасу в комнате. Тот категорически отказался идти. "Вот бы встретить настоящего мага, - мысленно вздохнул он, - А то ходят тут всякие... А настоящие маги такие интересные, я бы с удовольствием взял у него кровь для исследований."

Ни один маг не даст тебе крови для исследований, - раздался откуда-то сбоку старческий голос.

- Простите? Вы это мне? - переспросил ученый, не веря своим заостренным ушам.

Перед ним стояла древняя старушка, опираясь на клюку. Старая фиолетовая мантия, вся в заплатках, закрывала ее лицо.

- Тебе, Охтакар, - утвердительно кивнула та, - Ты не занят?

- Эм, нет, - помедлив, ответил тот, - А... Собственно... Откуда?..

- Пойдем, пойдем, - старушка пристукнула клюкой, - Тебе как никогда нужен вещий сон.

- А вы... - ученый немного растерялся, - Вы... Вы настоящий маг?

- Ты как всегда во всем сомневаешься, - скрипуче рассмеялась та, откидывая капюшон.

Седые бесцветные волосы были собраны у магини в аккуратный пучок на затылке, бледная кожа испещрена морщинами. Живые фиолетовые глаза прямо уставились на Охтакара. "В душу смотрят", - подумал он.

- Ну что, ученый, - усмехнулась она, - Убедился?

Тот быстро закивал.

- Пойдем, пойдем, - продолжила старушка, - Тебе очень нужно это видеть.

Она поманила его за собой. Охтакар повиновался. Магиня шла очень бодро для своих лет. Порой, ученый еле поспевал за ней. Сколько времени они шли, и сколько они прошли в результате, он даже не пытался сосчитать. Но, в конце концов, они пришли на самую окраину Л-Атора. Там вразброс стояли маленькие пестрые хижины. Из одной из них шел дым. Старушка завела его в соседнюю.

- Ты сейчас начнешь задавать много вопросов, - сказала она, перебив только набравшего воздух в легкие Охтакара, - Поэтому, эльф, помолчи. Тебе сюда.

Она кивнула на лежанку в углу. Тот, слегка удивленный, направился на предназначенное место.

- И сейчас у тебя чешется язык задать вопрос, - кивнула магиня, - Поэтому ложись и спи.

- Э...

- Ложись, - повторила она с расстановкой, - И спи.

- Но...

- Ты лег?

Охтакар послушно лег, сняв очки.

- Нет, нет, очки оставь, - не отворачиваясь от костра, куда старательно крошила какие-то травки, сказала старушка, - А то ничего не увидишь. Эх, вы, темные эльфы. Совсем зрение себе испортили...

Ученый снова надел очки.

- Хорошо, - кивнула та, - Сейчас будет тебе вещий сон.

С этими словами она хлопнула в ладоши, и костер вспыхнул ярким пламенем. Тут же повалил дым. Охтакар закашлялся. В голове все немного смешалось, очертания магини перед глазами заплясали, и он как будто летел куда-то. Такое ощущение бывает, когда засыпаешь. Ученый закрыл глаза, помотав головой.

Когда все успокоилось, он снова открыл их, но не обнаружил вокруг пестрых стен хижины.

Вновь Охтакар Кахонто был студентом-третьекурсником на самом сложном факультете Главного Иннианатского Межрасового Многоспециализированного Института - ГМиМе. Он находился в просторной аудитории. До Охтакара долетал нудный голос препода, говорящего что-то про изменения в молекулярном строении.

Но вот на башне один раз ударил колокол - конец первой пары. Препод смолк, остальные студенты закопошились: спавшие - проснулись, скучавшие - оживились, Охтакар, единственный, кто хоть что-то записывал, - отвлекся от конспекта.

Когда несколько минут спустя он был уже в другой аудитории со своими сокурсниками, в зал вдруг вбежала Илона - его лучшая подруга.

- Охтакар, - воскликнула она, кинувшись ему на шею, и разрыдалась.

Студенты вокруг притихли. Ученый уже привык к тому, что все окружающие считают их с Илоной парочкой, но оба понимали, что общественное мнение полностью ошибочно.

На подруге лица не было. Еще вчера, помнил Охтакар, она была абсолютно здорова, а сейчас вдруг побледнела, осунулась, глаза были заплаканные. Впервые она опоздала и пропустила всю пару.

- Тихо, тихо, - он прижал ее к себе, - Что случилось?

Немного успокоившись, Илона принялась сбивчиво рассказывать:

- Мой брат... его... его ранили сегодня н-ночью.

Охтакар хорошо его знал. Ахартанар, старший брат Илоны, уже несколько десятков лет работал Смотрителем. Недавно, пару лет назад, его назначили командиром за "храбрость и исполнительность".

Он, - продолжала Илона, - Он с отрядом пошел в дозор. Они увидели, как какие-то в-воры выносят из...из дома что-то. Он задержал их, а... а один из них... его... его ножом...

Она снова расплакалась.

- Как он? - тихо спросил Охтакар, когда подруга немного пришла в себя.

- Плохо, - ответила она севшим голосом, - Рана глубокая, он в больнице... Лекари сказали, что надежды мало...

- Иди домой, Илона, - успокаивающе погладил ее по спине ученый, - Иди домой, все будет хорошо.

- Но... - попробовала возразить она.

- От тебя сейчас никакого толку нет. Только лишние вопросы задавать начнут, а продуктивной работы не будет.

Илона, все еще всхлипывая, ушла отпрашиваться у декана, а Охтакар остался раздумывать над произошедшим. Учеба не шла.

Сразу по окончании четвертой пары, он побежал в районную больницу. Ахартанар был там. Его как раз переносили в отдельную палату, когда Охтакар с криком вбежал внутрь.

- Стойте, стойте! - окликнул его лекарь, хватая поперек туловища, - Вам нельзя сюда.

- Я его друг! - неистово рванул он.

- Да будь вы хоть его отец, вам нельзя сюда! - запротестовал тот, - Успокойтесь!

Охтакар отдышался.

- Что с ним? Как он? - спросил он после недолгого молчания, когда носилки с Ахартанаром уже скрылись в палате.

- Плохо, - дал волю эмоциям лекарь, - Рана очень глубокая, прямо в живот. Мы дали ему предельное количество катализаторов, наложили повязки, перелили много крови, но он вряд ли справится. Следующий день все решит. Если ему станет лучше, значит, выкарабкается, если хуже - можно будет лишь дать ему еще обезболивающего, чтобы облегчить его мучения.

Охтакара словно громом поразило. Только сейчас он до глубины души прочувствовал, что его друг, тот, кого он хорошо знал, умирает прямо сейчас. Умирает! Значит, все! Он его больше никогда не увидит, не услышит ни одного его слова! Умирает! Никогда больше Охтакар не посмотрит в эти добрые глаза! А Илона, Илона, которая так его любит! Она больше ни разу не обнимет его, ни разу, никогда больше он не откликнется на ее зов! Его не будет больше!

Ученый, вышедший было из больницы, прислонился к стене, силясь сдержать слезы. Нет! Нет, не может быть!

Как во сне, Охтакар вернулся домой. Взбежав на второй этаж, в свою комнату, он хотел было заняться учебой, чтобы отвлечься от этих грустных мыслей, но все валилось из рук.

Только открыв нужный параграф, ученый выронил толстенный учебник по генетике, рассчитанный на два курса: третий и четвертый. Нужный параграф был одним из первых - дальше они еще не дошли.

Учебник же открылся на одном из последних.

- "Мутация как побочное действие во врачевании" - растерянно прочитал тему Охтакар, - Врачевание...

Хмыкнув, он начал читать дальше, не отдавая себе отчета в том, что делает:

- "Из предыдущих параграфов вам известно, что лекарства, вызывающие мутацию, - самые сильнодействующие. Почему же они не используются в современном врачевании? Есть несколько причин: во-первых, мутация как побочное действие очень редко бывает полностью положительна. Могут начаться осложнения и привести к летальному исходу. Во-вторых, вы уже знаете, что лекарства с побочным действием мутации индивидуальны. Их изготавливают для конкретного пациента. А для изготовления нужен опытный специалист, коих в наше время крайне мало. Широким слоям населения такие лекарства просто не по карману."

Охтакар отвлекся. Его осенила сумасшедшая мысль.

- Лекарства с побочным действием мутации могут спасти Ахартанара!

Он набросился на эту идею, как на последнюю надежду: ничего вокруг не видел, не слышал, кинул все силы на то, чтобы усвоить весь материал, который нужен для приведения этой идеи в действительность.

Следующие несколько часов он провел за чтением учебника. Он заканчивал двадцатый за день параграф, когда снизу раздался голос:

- Охтакарчик, я дома!

Это пришел Инкар - старший брат. Сто двадцать лет назад он закончил ИН - факультет Иностранных Наречий, и теперь его кто-то нанял переводчиком. Работа ему нравилась, но Охтакар знал, что он в гораздо большем восторге от коллектива. Из хихиканья младших братьев ученый также догадывался, что у Инкара наметился обожатель - коллега с работы, который одаривает его знаками внимания. И родители, и братья давно смирились с его нетрадиционной ориентацией, хотя отец порой и бранил. Однако, Инкар был благодарен даже этому. Темные эльфы - единственная раса, где такие случаи встречаются довольно часто, соответственно, все и относятся к таким более лояльно. Для сравнения: люди попросту сжигают.

- Все учишься, - протянул тот, заглядывая к Охтакару в комнату, - Хоть бы вышел поесть.

- Мама не приходила? - вместо приветствия спросил ученый.

- Нет, - ответил Инкар, - Но пообедать все равно нужно, хотя я бы предложил сразу поужинать. Девятый час уже.

- Я скоро, - бросил Охтакар, снова углубляясь в чтение.

Он так и не поел в тот день. Прочитав еще параграфов пятнадцать, ученый попросту заснул с книгой в руках глубокой ночью.

- Охтакарчик, вставай! Тебе сегодня к первой паре, я знаю! - разбудил его с утра голос брата, донесшийся снизу.

- Я заболел, не пойду, - заплетающимся языком соврал ученый.

Он поставил перед собой цель - за день изготовить лекарство для Ахартанара.

- А все потому что ты не ешь ничего! - осудил его Инкар, - Ну ладненько, я убежал! Выпей лекарств, маме вечером все расскажешь обязательно, я прослежу!

Охтакар слышал, как хлопнула дверь.

Час спустя он снова сидел за книгой. Он уже прошел и запомнил материал за весь третий курс и несколько параграфов четвертого. Вцепившись в учебник, он пожирал глазами строки, бешено перелистывая страницы. К полудню, когда самый младший братик уже вернулся из школы, Охтакар дошел до нужного параграфа. Теперь, когда у него была подготовленная почва, ученый смог приступить к теоретической части проработки индивидуального лекарства.

Надо сказать, что он до сих пор не понимал, как смог столько новой информации усвоить за раз. Ничего подобного в жизни он больше не проделывал.

Сколько формул, следствий и реакций он написал и рассчитал, Охтакар не мог представить. Несколько часов пролетели как мгновения! В итоге, когда начало темнеть, перед ним лежала стопка исписанных мелким аккуратным почерком листов.

Он было метнулся в больницу, но Инкар, возвращавшийся весь сияющий с букетом белых цветов, поймал его на пороге и заставил остаться дома.

Охтакар попал в больницу только на следующий день, опять прогуляв пары. "Ему все хуже и хуже, - сказал лекарь, - Он не выкарабкается."

После этих слов ученый снова с ожесточением принялся за работу. На следующие пару дней все, кроме учебника и компонентов лекарства, перестало для него существовать.

Туман на несколько секунд снова заполнил все пространство, и Охтакар перенесся на пару дней вперед. Вот он уже бежит к больнице с готовым лекарством.

- Пропустите! Я к Ахартанару! Срочно! - крикнул он, когда его остановила охрана.

- Простите, к нему нельзя, - из палаты вышел лекарь, - А, это опять вы. Что на этот раз?

- Лекарство! - возопил Охтакар, - Я сделал лекарство! Оно основано на мутации!

- На мутации? - переспросил тот, взглянув на него поверх очков, - Вы хотите сказать, что третьекурсник делает лекарство, основанное на мутации?

- Да, я прочел всю теорию, сделал все расчеты, все идеально подобрал! Это последний его шанс!

- Понимаете, - вздохнул лекарь, - Будь вы даже дипломированным специалистом, у вас нет того, что есть у профессионала, посвятившего этому всю свою вечную жизнь.

- Что же это? - недоуменно спросил Охтакар, опустив руку, в которой зажимал колбу с веществом.

- Опыт, - грустно усмехнулся лекарь, - В таких делах он необходим. Вы работали ночью, по вам видно. Вероятность того, что вы могли банально обсчитаться на какую-нибудь пресловутую одну сотую, очень велика. А для пациента это вопрос жизни и смерти.

- Это последний шанс Ахартанара выздороветь! - с жаром принялся убеждать ученый, - Понимаете? Последний!

- Боюсь, его уже ничем не спасти, - вздохнул тот, - Пульс очень слабый, он в сознание не приходит, того и гляди...

- Не говорите этого! - перебил Охтакар, - Раз вы уже уверены, раз уже все равно, так испробуйте лекарство! Не подействует - он и так умрет, а вдруг подействует! Тогда он выживет! Пусть с мутацией, но выживет! Он будет живым!

- А вы подумали, как ему жить после этого? Может быть, вы думаете, что он с этой мутацией сможет продолжить работу? Или, возможно, вы не приняли в расчет того, что общество и правительство не любит тех, кто выделяется. Знаете, что с ним будет? У него два возможных пути развития: либо он становится инвалидом, сидящим на шее у своей семьи, либо его забирают в засекреченный правительственный объект для опытов. В нормальном обществе ему жизни больше нет.

- Не знаю, что будет потом, - раздельно произнес ученый, глядя лекарю в глаза, - Но сейчас, в данный момент, я знаю, что обязан приложить все усилия, чтобы его спасти. И мне неважно, будет ли у моего друга мутация, или нет.

Лекарь огляделся. В холле не было ни души.

- Давайте сюда ваше лекарство, - после затянувшейся паузы вполголоса быстро сказал он, - Давайте, давайте, только никому не говорите. Завтра приходите за вестями. Хорошие или плохие, но они будут.

И снова перед глазами встала волна тумана. Когда он рассеялся, Охтакар обнаружил себя перед больницей на следующий день.

- Как он? - спросил ученый, едва не сбив лекаря с ног на входе в холл.

- Вы не поверите, - сказал тот, немного заикаясь, - Подействовало даже лучше, чем мы с вами ожидали.

- Так можно мне его осмотреть?

- Эм... - тот замялся, - Боюсь, что нет... Он сбежал сегодня ночью...

- Что? Как? - опешил Охтакар.

- Сам не знаю, - лекарь перешел на шепот, - Слышу ночью, как окно разбили. Вбегаю в палату, а там никого. Выглядываю из разбитого окна, ничего не вижу, темнота, хоть глаз выколи, разве что мелькнул кто-то на границе парка. Да и тот пропал тут же.

- Надо было предупредить, что мутация не сразу начнется! - ученый схватился руками за голову, - Ему нужно быть под круглосуточным наблюдением, когда начнут расти крылья!

- Крылья? - переспросил лекарь, - Вы дали ему мутировать в...

- В подобие ангела по Священному Слогу, - подтвердил Охтакар, - Так получилось, что только клетки ворона способны на восстановление конкретно его организма. Так получилось... Не знаю точно, как, но... В общем, расчеты вполне точны.

- В любом случае, вам благоволит госпожа Удача. Все, что происходит, я могу приписать только к ней, - лекарь вздохнул. - Смотрители уже ищут его. Прочесали все окрестные леса, но никого не нашли. Больной не мог уйти далеко, но он как сквозь землю провалился! Следы ведут до определенного места, потом выходят на мостовую и все...

- А как же ищейки? Они-то должны знать его запах.

- Они тоже довели Смотрителей до пригорода Иннианата, а там след пропал окончательно.

- Что же делать?

- Ждать, только ждать, - вздохнул лекарь и ушел в больницу, не сказав больше ни слова.

- Черт, черт, черт! - выкрикнул Охтакар, ударив кулаком о стену.

От звука собственного голоса в реальности он резко проснулся.

- Зачем?! Что может быть такого в этом сне?! Вы только что показали мне, как я загубил жизнь одного из лучших друзей! Это воспоминание и так свежо в моей памяти! - набросился он на старушку.

- Так, может, стоит взглянуть на него с другой точки зрения? - усмехнулась магиня, не глядя на него, - Ступай, Охтакар, уже темнеет. Рано или поздно, ты получишь ответ на свой вопрос. Ах, да, кажется, ты давно не виделся с Илоной.

- Она... - ученый запнулся, - Я не знаю, что с ней. После окончания ГМиМа я ее не видел. Только пару раз на встрече выпускников. Она замкнулась совсем. Когда я ей рассказал про лекарство, она сказала, что я сделал все возможное, что она мне очень благодарна... Но дружба сошла на нет. Она не отвечала на письма, когда бы я ни пришел, ее не было дома.

- Жаль, - как бы невзначай вздохнула старушка, - Знание о том, где она сейчас, и что с ней, очень бы пригодилось. Правда, не тебе.

Глава 29.

Дис проснулся еще до рассвета. Ночной сумрак уже отступил, и дома за окном казались окрашенными в голубой цвет. Свежий утренний воздух ворвался в открытое окно с тихим ветерком. Вокруг еще лежащего в постели командира царила мертвая тишина: все вокруг было неподвижно.

Дис вздохнул полной грудью. С того самого злополучного дня, когда Дария умерла, мысль о ней не покидала его ни на секунду. Девушка являлась к командиру во снах, она что-то рассказывала, смеялась. Ее голос отдавался эхом, черты лица, вся фигура были пронизаны лучами света, они же плясали в глазах. Она была похожа на ангела. Как Дис ни пытался, он не мог простить себе ее смерть. Поклявшись несколько раз, он не смог выполнить данного обещания. Командир не знал, влюбился ли он в нее, возможно ли это, но все кончилось в тот самый момент, когда он увидел ее, лежащую у повозки. По рубашке медленно расползалось красное пятно. За множество войн Дис не раз видел такую картину, это красное пятно стало ассоциироваться у него с неизбежностью, с огромным горем и потерей.

Командир встал с постели. Снова накатилось тяжелое чувство, пропавшее было после того разговора с Росом. Снова воспоминания об Аладаре. Когда он был маленький, посол, добрый эльф, не имеющий детей, и потому с удовольствием возившийся с принцем, рассказывал ему о тоске. Он говорил, что у тех, кто долго не бывает на родине, появляется в душе это тяжелое чувство, ибо нигде нет такой природы, как в Аладаре. Ни один лес не может сравниться с бескрайной хвойной чащей, ни одна гора не может похвастаться более отвесной и заснеженной вершиной. "Ни в каких горах не вдохнешь ты воздух более свежий, чем у нас, - немного нараспев говорил он, - Ни в каком лесу не увидишь ты по весне, как тают на глазах снежинки на коре, как ближе к лету зацветают маленькие северные кустарнички на юге страны, как наливаются алым, таким чуждым нам цветом, крохотные ягоды, плотно облепившие сухонькие веточки. Нигде, верно, нет больше такого. Разве что еще серые эльфы могут познать это чувство. Но и они никогда не наблюдали из вытесанных из скал хором, как встает солнце после длинной полярной ночи, как в темном небе вспыхивают огни северного сияния, как метель на бескрайних наших полях рисует узоры из снега."

Дис проникся величием и красотой суровой северной природы. Он любил снег, любил опасную метель, зовущую на игру со смертью, любил бескрайний лес, на границе которого стояла у его отца летняя резиденция. Туда они периодически приезжали на месяц или полтора. Отец отдыхал, ездил на конные прогулки и охоту, а юный Дисгорт Дарогхем уходил на свой любимый утес. Путь к этому уединенному месту лежал через небольшую светлую рощу. Рано поутру, когда солнце еще не встало, и отец еще спал, он бежал на кухню, набирал себе в заранее приготовленную сумку простой еды и уходил.

Проходя по роще вверх по склону, Дис представлял, что роща - его дворец. Стволы сосен - колонны, устремленные ввысь, подпирающие хвойный потолок, сквозь который уже бьют лучи восходящего солнца, золотя снежный пол. Наконец, он достигал вершины. Там была небольшая ровная площадка, на которой росла одинокая сосна. "Из-за того, что она одинока, она и выросла такой большой и сильной, - думал он, - Поэтому мне не надо обижаться на Нора и Ханну, которые опять дразнили меня вчера. У меня нет друзей, я одинокий. Зато, когда вырасту, буду большим и сильным."

Дис стряхнул с себя эти воспоминания. Заснуть он был не в силах, да и горизонт уже окрасился розовой дымкой. Командир тяжело вздохнул и вышел из комнаты. В полумраке, оставшемся за спиной, тускло блеснули золотистые глаза, проводившие его фигуру до дверей.

- Наконец, я уже думала пойти перекусить, - раздался ворчливый голос, как только Дис вышел из трактира, впервые не хлопнув дверью.

Прислонившись к стене, стояла пышная женщина средних лет, закутанная в плащ с ног до головы.

- Простите? - не понял Дис.

- Черт тебя побери, Дис, ты так долго раздумываешь, - продолжала она, - Лежишь, лежишь, вспоминаешь, вспоминаешь. Мог бы и отложить это. Сон гораздо реальнее.

- Не я решил, просыпаться мне сейчас, или нет, - огрызнулся командир.

- Да я и не об этом сне, - ответила женщина, - Не думаю, что на голодный желудок это хорошо пойдет, но делать нечего, времени мало. Можем не успеть.

- Что?

- Пойдем, надо тебе кое-что срочно показать, - сказала та, хватая его за руку, - Пойдем, пойдем, времени мало.

- Да куда вы меня тащите?! - Дис был не в духе.

- Показать тебе вещий сон, Дисгорт Дарогхем, принц Аладара, - голос женщины вдруг утратил всю грубость и словно разнесся вокруг командира.

Она откинула капюшон плаща. Судя по описанию, которое давал Охтакар, когда они только приближались к Л-Атору, перед ним стояла самая настоящая магиня. Дис недоверчиво уставился на нее.

- Пойдем, Холод, - ворчливость снова вернулась в ее голос.

- Как вы меня назвали? - нервно переспросил командир, устремляясь за женщиной, крепко схватившей его за руку.

- Холод, - еще раз повторила она, - Это твое имя.

- Откуда вы знаете мое имя, если я сам его не знаю? Имя дает народ в зависимости от нрава своего правителя.

- Именно, - подтвердила магиня, увлекая его все дальше от трактира, - Твоего отца нарекли Льдом из-за того, что он очень консервативен и тверд в намерениях. А твое имя - Холод.

- Но меня не могли наречь! - продолжал спорить Дис, - Я не правитель! Нарекают именем после десяти лет правления! А я не правил ни дня.

- Так кто сказал, что уже нарекли? - хитро взглянула на него женщина фиолетовыми глазами, - Или ты сомневаешься в моих магических способностях?

- А за что меня так нарекут? - через длительное время спросил командир.

- За то, что ты неумолим и холоден. Очевидно же.

Больше на протяжении всего долгого пути по задворкам города Дис не проронил ни слова. Ему уже не нравилось предсказание. "Если меня нарекут, то я буду королем Аладара, - размышлял он, - А королем я стану лишь в том случае, если отец умрет. Но я думал, скорее, умру я, командир тренты, участвующий в войнах и походах, нежели он, король, заседающий в вытесанных из скал чертогах. Более того, тогда то, от чего я бежал, вернется ко мне. Никогда, ни на минуту, не желал я быть королем, не желал править. Неужели все же от судьбы убежать нельзя? То, что я делал тысячу лет - бессмысленно? В конце концов, я все равно окажусь на троне?"

Пришли, - проворчала женщина, отпуская Диса.

Они оказались перед маленькой хижинкой на самом краю города. За рядами таких хижин виднелась туманная степь, а позади - грязные, запыленные здания.

- Ну, как есть, - словно прочитала его мысли магиня, - Входи, времени мало.

Дис вошел. Внутри его ждала лежанка. Женщина быстро развела костер, ворча, что день выдался сырым и промозглым, и что, пока не встанет солнце, туман не рассеется.

- Так, Холод, ты мучаешься от своих снов, это видно даже простому человеку.

- С чего бы? - сухо поинтересовался тот, садясь на лежанку.

- Когда ты в последний раз видел себя в зеркало? - задала магиня встречный вопрос, - Твои волосы пора бы вымыть, в них с трудом угадывается прежняя белизна. Из-за кругов под глазами ты скоро будешь напоминать твоего приятеля ученого в его бытность студентом. Даже кожа у тебя уже не северноэльфийского оттенка. Дорожная пыль и грязь уже въелись в нее. В общем, твой вид потерял всякую аристократичность, по рангу положенную аладарскому принцу.

- Ближе к делу, - потребовал Дис, с уколом самолюбия выслушавший всю критику, - Ты говорила, что мало времени.

- Да, я обязана тебе это показать... - забормотала женщина, роясь в глубинах хижинки, - Будь внимателен, я бы советовала тебе запомнить все, что ты сейчас увидишь, и главное: времени мало.

Ее последние слова утонули для командира в каком-то зыбком тумане, расползшемся перед глазами. "Что?.." - мелькнуло в голове. Сознания он не потерял, но вокруг теперь не было ни хижины, ни магини. Все это было похоже на лихорадочный бред, галлюцинации. Везде была пустота, белесое пространство вокруг. Дис попробовал пошевелить рукой, и у него это получилось. Туман заколебался от этого движения и начал медленно рассеиваться. Через несколько секунд командир очутился во вполне материальной просторной комнате. Он тут же узнал ее. Это была его комната. И там был он сам. Дис одновременно видел себя со стороны, но он же был в своем теле. Словно перенесся на тысячу лет назад, когда он, маленький парнишка, сидел на своей кровати, что-то сосредоточенно обдумывая.

- Ваше величество, утро, пора вставать, - мягко произнесла служанка, с трудом открывая тяжелую мощную дверь, окованную металлом.

Его служанкой была молодая девушка. Именно девушка. Не эльфийка, а человек. Дис знал, что эта человеческая семья служит в замке не первое столетие.

- Я уже, - несколько рассеянно отозвался принц.

- Вы плохо спали? Вам нездоровится?

- Нет, нет, все в порядке, правда.

- Возможно, стоит позвать лекаря?

- Нет, Лира, это лишнее, - уже более осмысленно отказался Дис, - Передай отцу, что я буду к завтраку через несколько минут.

Служанка кивнула и вышла, а принц вскочил с постели. Теперь командир вспомнил: это был его последний день в Носторне.

Что-то напевая себе под нос, принц окунул лицо в ледяную воду, принесенную Лирой, натянул плотную светло-голубую рубашку, расшитую узорами, поножи из плотной кожи северных животных, накинул сверху полушубок, подбитый лучшим мехом, не без усилий надел сапоги, тоже меховые. Проходя мимо узкого зеркала, прислоненного к стене, Дис окинул себя взглядом: еще детские черты лица были невообразимо серьезны, в нем никогда не было ребячливости и детского веселья. Ему порой казалось, что он родился уже таким серьезным.

Хлопнув дверью, он вышел в коридор и пошел в тронный зал, где за столом уже сидели отец, Первый министр и его дети: Нор и Ханна. Эти маленькие двойняшки, абсолютно одинаковые на лицо, голосили и смеялись, болтая ногами. Дис неохотно поздоровался.

- И тебе доброго утра, - спокойно и доброжелательно произнес отец, - Садись, Дис, мы еще не начали трапезу.

За завтраком речь шла о каких-то переговорах, торговле и обозах, которым требовалась помощь, ибо то ли лошади передохли от мороза, то ли сани завязли в снегу. Принцу было тяжело слушать все это. Он уже давно решил сбежать и, наконец, выбрал время. За две предыдущих недели он исследовал все тайные закоулки двора и замка, даже нашел те, в которых раньше не бывал. Он знал, с каким интервалом обходят стены замка стражники, знал, когда какой слуга идет спать, и какая служанка где готовит еду или прибирается. Все было готово, и время терять было нечего. Дис и прежде думал, пройдет ли он главное испытание, прощание с родными, но с каждой секундой приближения побега он чувствовал, что сделать это будет как никогда тяжело.

- Ты болен, Дис? - вывел его из задумчивости голос отца, - Ты сегодня очень странно себя ведешь.

- Просто нет настроения, - рассеянно соврал принц.

- Ха, а у Диса нет настроения! - крикнула маленькая Ханна, показывая на принца пальцем, - Он его потерял и не может найти!

- Да, - поддержал ее Нор, - У нас оно есть, а у него нет! Растяпа! Потерял настроение!

Двойняшки залились громким смехом, усилившимся многократным эхом. Дис поморщился.

- Дети такие милые, - заулыбался, глядя на Нора с Ханной, Первый министр.

Принц закатил глаза.

После трапезы Дис тут же убежал к себе. Сегодня вечером его уже не будет здесь - надо попрощаться со всеми местами и знакомыми. Сначала он отправился к слугам. Там, в жаркой и душной кухне работали удивительно милые и добрые люди. Поварихи так любили его и всегда, когда он бегал гулять, давали ему что-то с собой. Кухня ему показалась даже роднее бесконечных анфилад холодных залов. Здесь кипела жизнь, и именно здесь Дис чувствовал, как идет время, которое казалось замороженным во льду. После этого он побежал на колокольню.

Взлетев по обледеневшим ступеням на самый верх открытой всем ветрам башни, обогнув тяжелый чугунный колокол, Дис бросился к самому краю и остановился, перегнувшись через грубые каменные перила. Он глубоко вдохнул морозный воздух, обжигавший холодом легкие, высунулся еще больше. Он был почти птицей. В этот ясный день он видел весь Носторн от края до края.

Ряды домов, вытесанных из огромной скалы, на которой располагался весь город, спускались гигантскими ступенями к далекой белоснежной равнине, укутанной морозной дымкой.

Далеко-далеко внизу суетились северные эльфы, жители северной столицы. Все здесь было, как и положено быть в крупных городах: торговцы, занятые своими делами горожане, ряды открытых лавок, играющая детвора. Дис высунулся дальше.

Тут рука вдруг соскользнула с перил, дыхание вмиг перехватило от страха. Он бы непременно упал, если бы дозорный, всегда стоящий рядом с колоколом не придержал его за шиворот.

- Будьте осторожны, принц Дисгорт, - мягко усмехнулся он, - Вы еще нужны Аладару.

Слегка сконфуженный, Дис поблагодарил его и вновь устремил взгляд вдаль. В последний раз он наслаждался этим видом. Он старался запомнить все это: все фигуры, все дома и башни, воздух, доносящиеся до него звуки - до мельчайших деталей. "Чтобы, когда мне станет очень тоскливо по дому, я представлял себе это, и мне становилось легче," - думал принц.

Нагулявшись по широким запруженным улицам, Дис вернулся домой только под вечер, когда другой колокол на храме Матери Севера уже пробил девять часов. Ужин он, как всегда, пропустил.

Близилось время сна, а, значит, и время побега. С каждым мгновением тревога на душе усиливалась. Робко оглядываясь, Дис в последний раз обошел все коридоры замка, удостоверился, что все в порядке, в последний раз взглянул на портреты предков, сделанные южными художниками. У всех были схожие выражения лица, все были похожи. И отец Диса был похож на них, и сам Дис - тоже. Все те же грубоватые решительные черты лица, прямые носы, тонкие бледные губы, льдисто-голубые глаза, сверкающие из-под белоснежных бровей, одинаковые распущенные белоснежные волосы одинаковой длины.

Принц, хмыкнув, решительно собрал свои волосы в хвост, как бы в знак протеста, который он сам себе выдумал, и направился прочь из картинной галереи. Ему предстояло еще одно очень важное дело. Пожалуй, даже самое важное.

- Пап, можно войти? - несколько раз постучавшись, но так и не получив ответа, Дис робко приоткрыл дверь в покои отца.

- Конечно, можно, - раздался спокойный добрый голос, - Разве я когда-нибудь запрещал моему сыну входить?

Отец сидел у камина с толстой книгой. Чуть поодаль на столе лежала карта. В камине весело потрескивал огонь, бросая причудливые блики на высокие, до потолка, шкафы с книгами и играя светом на лезвиях богатого парадного оружия, висевшего на стене.

- Я так и не дождался тебя к ужину, - отвлекаясь от книги, сказал тот, указывая Дису на кресло напротив, - Ты весь день где-то пропадал. Конечно, зная тебя, следовало бы предположить, что ты опять искал приключений на свою бедовую голову.

- Я гулял по городу, смотрел на жителей.

- Сколько тебе повторять, ты не должен гулять по городу без стражи, - устало осудил его отец.

- Но, пап, я такой же, как они. Чтобы быть хорошим правителем, нужно знать свой народ.

- Назови мне хоть одного из наших доблестных предков, кто так же, как ты, совершенно неосторожно гулял по городу.

- Никого. Но...

- Хоть один из них был плохим правителем?

- Нет, - закатил глаза Дис.

- Значит, чтобы стать хорошим правителем, можно обойтись и без этого, - мягко заключил отец.

Принц закивал, хотя вовсе не был согласен. И его прадед, и дед, и отец - все они были очень жестоки и консервативны. Ни один не отличался состраданием. Все только и знали, что пути неоспоримых законов - навязывание условий выживания.

- Тебя что-то беспокоит? - спросил его отец после долго паузы, внимательно взглянув на него.

- Нет, - Дис попытался скрыть все больше нарастающее волнение, - Просто... Я так давно не говорил, что люблю тебя.

Он соскочил с кресла и крепко обнял отца.

- Я тоже люблю тебя, сын, - тот тоже заключил принца в крепкие объятия, - Ты будешь достойным королем, как и твои предки.

От этих слов у Диса из глаз хлынули слезы. Отец и подумать не мог, что они видятся в последний раз! Он как обычно сказал, что Дис станет королем, даже не представляя, что у того уже есть свое будущее, никак не связанное с Аладаром. "Может, остаться?" - мелькнула в голове предательская мысль. Нет, он уже твердо решил. Несмотря на все, что он имеет здесь, он не хочет превратиться со временем в ледяной памятник самому себе. Как лед, что веками лежит на вершинах этих гор, так и правители Аладара веками сидят на одном и том же троне, произнося одни и те же слова с одной и той же интонацией. Нет, Дис не мог остаться.

Он в последний раз уткнулся в плечо отца, но опять наполз туман, очертания комнаты начали плыть.

- Нет, нет, нет, нет! - закричал Дис, резко вскакивая на лежанке.

Он опять взрослый. Командир тяжело перевел дыхание и огляделся. В хижинке никого не было. Дис не без усилия поднялся на ноги, пытаясь успокоить головокружение, и вышел прочь. Его прошлое возобновило давно прекращенное преследование. Это начинается снова.

Вечером, когда Дис уже допивал третий кувшин пива за столом в запыленном трактирчике, в зал ввалился печальный Охтакар. Командир вопросительно взглянул на него.

- Наливай, - вместо ответа, сказал тот, плюхнувшись рядом.

Дис без лишних вопросов подал ему полную кружку пива. Они молча сидели, думая каждый о своем, поочередно вздыхая и изредка потягивая напиток.

- Не пора ли вам спать, господа? - ближе к часу ночи в зал спустился Энаваса, - Завтра с утречком мы выезжаем, не забыли?

- Да, пора спать, - встрепенулся Дис.

Охтакар кивнул, попытавшись подняться. С помощью командира, ученый, шатаясь, поднялся по лестнице и заснул, как только оказался в кровати. Дису оставалось только мечтать о том, чтобы спиртное так же действовало и на него. Сна не было ни в одном глазу, и он еще долго лежал, уставившись в окно, в ночное небо, живо напоминающее ему холодные ночи Аладара.

Глава 30.

Утро, как всегда, не обошлось без приключений. Пока Лори был у мага, Охтакар с Дисом тоже пропадали где-то, оставив молодежь, Ана и Алкора, на попечении Энавасы. Герцог вовсе не был похож на няньку и отпустил юношей на все четыре стороны. И те, воспользовавшись моментом, ушли покупать Алкору коня.

Как выяснилось утром, конь оказался краденый.

- Так, живо сюда, оба! - велел Лори тоном, не терпящим возражений.

Он стоял посреди трактира, грозно уперев руки в бока. Перед ним выстроились Ан с Алкором.

- Рассказывайте, - потребовал стрелок, - Живо, живо. Откуда у вас деньги, тем более, Л-Аторские? Все, что поменял Охтакар, мы потратили.

- Мы поменяли мои, - виновато признался Ан.

- Замечательно. И что дальше?

- Ну... Мы пошли на рынок... И встретили того мужика, который расхаживал с конем, - осторожно продолжил Алкор.

- Он показался нам вполне убедительным, - подхватил светлый эльф.

- Ага, тем более, вел в поводу такого хорошего жеребца. Сказал, что воли ему нет, содержать не может. И отдал нам его всего за полцены!

- За полцены, значит, - протянул Лори, - И сколько же вы заплатили?

- Сорок три, по-моему... - принялся припоминать Алкор.

- Сорок три?! - вскричал бывший наемник, - Сорок три?! Это же сколько, где-то двадцать с половиной тор получается! Да вы совсем рехнулись, оба! Да нормального коня больше чем за десять тор не продают! И то, если на наглеца наткнешься! Нормальному и восьми достаточно будет, а вы ему сорок три дали! Отпустил на пол дня, называется! Несовершеннолетние, мелкие, глупые! Доверять нельзя, положиться нельзя! Да куда вы только годитесь! Разве что как расходный материал на войне использовать! Пушечное мясо! В первых рядах пускать, дабы телами поле устилать! Запомните! Хорошие воины, те, кого по-настоящему ценят, всегда идут в массовых баталиях не ближе пятого ряда! Вот и посудите о себе, молодежь зеленая!

С этим криком стрелок быстрым шагом вышел из трактира, хлопнув дверью так, что все здание содрогнулась, а сама дверь, жалобно скрипнув, соскочила с одной петли.

В конюшне, куда раздраженный Лори пришел подготовить к выезду лошадку, Дис и Охтакар укладывали в повозку заметно потяжелевшие ящики с припасами, мехи с водой, даже несколько бутылок спиртного. Бывший наемник тут же проверил, на месте ли у него фляга с любимым вином.

- Охота тебе было вчера напиваться, - упрекал командир ученого, держащегося за голову.

- У меня должно быть лекарство, - вяло возражал тот.

- Лучшее лекарство - выпить еще, - посоветовал Лори, - Когда выезжаем?

- Сейчас, - затягивая подпругу на новокупленном коне Алкора, ответил Дис, - Крикни этим молодцам и Энавасе, что едем.

- Энавасе кричи сам, - огрызнулся стрелок.

В результате, выехали только через полчаса. Конь Алкора оказался молодым жеребцом, которому действительно воли не хватало. Он плясал под седоком, постоянно рвался вперед и вырывал из рук поводья, то и дело мотая головой.

Энаваса ехал в повозке, вальяжно развалившись на тюфяках с провизией. В последнее время он меньше двигался, предпочитал дремать и сделался больше похожим на домашнего кота, нежели на дикого хищника. Из-за этого Охтакар заметно нервничал. Лори тоже нервничал, но вовсе не из-за этого самолюбивого выскочки. У него была более веская причина.

До Л-Сиафа они доедут, по расчетам ученого, недели за две. Стрелок полагал, что меньше, если, конечно, Энаваса не будет привередничать, как в самом начале пути, что едут слишком быстро. Впрочем, пока, казалось, герцог был только "за".

У бывшего наемника стояла задача связаться с Мраком, чтобы получить финальные консультации. Но именно консультации, а не втык.

Путники спокойно миновали грязные улицы и уже подъезжали к выходу из города, когда вдруг их нагнал стремительно мчащийся отряд стражников Белириас во главе с тем самым ненавистником Лори.

- Стойте! Именем закона! - крикнул тот еще издалека.

- Да какой закон! В этом городе понятия "закон" не существует! - фыркнул стрелок, - Что на этот раз?

- Вы объявлены виновным в убийстве светлоэльфийского посла Эраулиона в Трарорте три с половиной недели тому назад!

Стража окружила бывшего наемника.

- Мы нашли доказательства! Есть ли у вас алиби?

- Той ночью Лори действительно был не в трактире, - подал голос Энаваса, с ненавистью взглянув на стрелка.

Тот скрипнул зубами. Герцог бесил своим спокойствием.

- Разве я обязан отчитываться, как я провел ночь?!

- Можете не отчитываться, это будет расцениваться как добровольное признание вины!

- Это незаконно!

- Еще как законно! Что это за пятно на вашем плаще?

- Вино!

- А я о чем? Доказательства неопровержимы! В том злополучном бокале действительно было красное вино, к тому же, пятно на вашем плаще, похоже, поставлено довольно давно.

- То есть, по-вашему, я такой святой, что не могу выпить сам, да?!

- Тогда докажите, что это не вино из разбитого бокала Эраулиона!

- А вы докажите обратное!

- Это очевидно!

- Вот и докажите!

- Мне надоело препираться, парни, свяжите его! - приказал, наконец, стражник, - Введите яд и отправьте в Л-Сиаф. И яд более концентрированный сделайте, чтоб продержался меньше! Прижечь не забудьте! Они и так в Л-Сиаф едут, так что будет польза хотя бы. Вяжите, вяжите!

Стрелка стащили с лошадки и скрутили ему руки веревками.

- Вы не можете!.. - хотел было вступиться Дис, но его никто не послушал.

- У вас нет доказательств, суд не принимал решения! - поддержал его Охтакар, но и его проигнорировали.

- Ваша задача, командир, - холодно обратился к Дису стражник, - Проследить, чтобы этот сумасшедший, убивший своего соплеменника, благополучно был передан в Л-Сиафе на корабль, идущий на Драконью Землю. Поговаривают, еще какого-то преступника везут. Так скажите, что этот внеплановый. Если нет камер, пусть посадят в одну.

- Он мой друг и подчиненный, - медленно проговорил командир, глядя ему прямо в глаза, - Я не буду относиться к нему, как к убийце. Никогда.

- Забудьте вы про эту дружбу. Если он спокойно убил Эраулиона без каких-либо причин, то чего же вы ждете от него?

- Были причины, - вдруг вскинул голову Лори, вложив в эту реплику столько силы и отчаяния, сколько мог. Это был его последний шанс.

На короткое мгновение установилась почти полная тишина. Даже стражники, держащие его за плечи и связанные руки, замерли, слегка ослабив хватку. Стрелок обвел всех взглядом загнанного зверя.

- Заметьте, я не отрицаю убийства, - произнес он, - Да, я убил Эраулиона.

После этого заявления среди стражников прокатилась волна удивленных возгласов. Взгляд бывшего наемника встретился со взглядом Ана. В синих глазах отражалось изумление пополам с растерянностью. Он никак не хотел верить.

- Но - ядовито продолжил Лори, - Причины были. О, поверьте, были. Никто, ни один из вас, не испытал того, что испытал я в тот самый момент, когда Дис рассказал о заговоре на Первом Совете. Тогда, когда мы направлялись к Трарорту. Эраулион... Так ли много вы знаете о нем, чтобы судить обо мне? Помнишь, Ан, ты расхваливал его?

Светлый эльф, на глазах которого выступили слезы, кивнул.

- А знаешь, в чем секрет его успеха? - стрелок уже не говорил, а шипел, - Как всем известно, великое добро всегда достигается злыми методами, а великое зло совершается из добрых побуждений. Знаешь ли ты, на что он шел, чтобы установить такие хорошие отношения со всеми народами? Он шантажировал темноэльфийского посла, чтобы темные эльфы сообщали в первую очередь вашему народу о новых открытиях; во время недавней, по нашим меркам, войны, он угрожал людскому послу начать войну против людей, возобновить древнее противостояние, если Тенлендорн не получит часть реки Леорт со всеми прилегающими территориями. Теперь, когда назревал вопрос о колонизации серыми эльфами побережья, он, не найдя другого выхода, убил сероэльфийского посла. А все только потому, что серые эльфы хотели начать сообщения с городом, распологающимся несколько дальше желаемого. Эраулион же хотел, чтобы колонизация началась с другого архипелага. А этот вопрос был уже предварительно решен среди серых эльфов и обсуждению больше не подлежал. Правительство уже решила, что колонизация начнется из Хасшсьи. И народ там более образованный, как-никак. В результате, весь план Эраулиона был сорван из-за того, что сероэльфийский посол оказался неподкупен и верен своему народу.

Голос Лори зазвучал глухо, он почувствовал, что громко говорить ему становится тяжело.

- Как думаете, - спросил он вдруг, - Сколько мне лет? Это не риторический вопрос, я требую ответа. Дис, сколько мне лет?

- Тысяч шесть, не меньше, - подумав, ответил командир.

- Охтакар?

- Согласен с Дисом, - кивнул тот.

Стрелок тихо рассмеялся. В эту минуту он действительно почувствовал себя сумасшедшим.

- Мне ровно в два раза больше. Той ночью, во время убийства, мне исполнилось ровно двенадцать тысяч лет.

- Не может быть! Ты слишком молодо выглядишь! - воскликнул ученый.

- Это уже другое, - мотнул головой Лори, - Я хочу сказать вот о чем: я десять тысяч лет не видел моего отца, служащего сероэльфийским послом. На свой день рождения я ожидал получить самый дорогой в жизни подарок - встречу с ним. И тут я слышу, что его убивают за несколько недель до моего юбилея! А несколько недель - сущий пустяк! Для людей это небольшой срок, для эльфов же - секунды! Несколько недель! - выкрикнул стрелок с надрывом.

После этих слов повисла тяжелая тишина.

- Дис, - обратился к нему Лори, - Ты знаешь, что значит не видеть родных, но даже ты не испытывал то, что испытал я. Я не успел! У меня было время, но его не хватило. Я не успел всего на несколько недель! Скажите, что я еще должен был сделать? Обычаи моей расы требуют кровной расплаты. Я и сам был так зол, что жаждал этой мести. Да, с вином действительно вышел прокол. Эраулион поставил его слишком близко к краю стола, и я, выхватывая кинжал, разбил бокал, тем самым разбудив его. Но он был убит! Его вечная жизнь оборвалась так же, как и вечная жизнь моего отца! Он отомщен своим сыном! Я достоин зваться сыном сероэльфийского посла!

- Вот видите, он сумасшедший, - с отвращением сказал стражник, больно ударив Лори в живот.

У стрелка не осталось сил после долгой выматывающей речи. Он высказал все. Все, что накипело. Все, что таилось с того самого дня. Единственной памятью стал золотой магический браслет, который бывший наемник снимал в последний раз девятьсот лет назад. Лори помнил, что его подарил отец на совершеннолетие, когда молодому полукровке, наполовину серому, наполовину светлому эльфу, с человеческим именем исполнилась тысяча лет.

- Ты... - вдруг сквозь боль и отчаяние, застлавшие взор, услышал он слабый голос Ана, - Ты не светлый эльф?

- Я наполовину светлый, - тихо отозвался стрелок, - Но я всегда считал себя больше серым, чем светлым.

- Так, хватит тут речей, - прервал его стражник, - Уводите его уже, довольно он тут напустил пыли в глаза! Еще как трогательно расписывает! Таким самое место у темных эльфов в психиатрических больницах.

Не успел он договорить, как стражники, еще минуту назад спокойно стоящие, что-то забормотали и начали испуганно оглядываться.

- Что за разговоры?! - негодующе воскликнул тот.

- Маг идет, - озираясь, заговорил один из держащих Лори, - Пора бы уходить.

В конце улицы показалась одинокая фигура в темно-фиолетовом плаще с низко надвинутым капюшоном. Она шла быстрым решительным шагом прямо к отряду. По мере ее приближения беспокойство среди стражников нарастало с неимоверной быстротой. Когда маг был на расстоянии метров десяти, воздух уже, казалось, потрескивал от напряжения, стрелок чувствовал, что руки солдат, которые его еще держали, мелко подрагивают.

- Что надо, Гелтиос? - грубо крикнул ему стражник.

- Отпустите его, - сказал маг, остановившись чуть-чуть поодаль, - Он еще не исполнил предназначения.

Его голос, с удивлением обнаружил бывший наемник, был довольно высокий и с какой-то ноткой манерности, как у Энавасы. Кроме того, он отдавался эхом.

- Неизвестно, лучше ли будет, если он исполнит его, возможно, многие пожалеют. Кому-то это будет стоить жизни,- маг повернул голову к Дису, - Кому-то множества тревог и горя, - эти слова, видимо, были адресованы Охтакару, - Но если одна жизнь пропадает, другая - сохраняется. Пустим же все это на волю судьбы. Предназначение должно быть исполнено. Отпустите его.

Стражники не шевельнулись.

- Я неясно выразился? - медленно спросил маг.

В этих словах зазвучала таинственная скрытая угроза. Даже у Лори по спине пробежал холодок.

Стражники переглянулись, стрелок почувствовал, как веревки и хватка ослабли, услышал, как позади державшие его ребята отступили на пару шагов.

- Да что вы его слушаете?! - негодующе воскликнул тот самый стражник, - Нашли, кого бояться! Меня бояться надо, меня и Белириас!

- Вот уж кого бояться стыдно, так это тебя и Белириас, - в голосе мага скользнула усмешка, - Ни ты, ни твоя госпожа-шарлатанка не достойны преклонения и страха. Боятся великих, еще более великих - любят. А вы ничтожны. Знаете только свои налоги, облагаете ими граждан, а сами на эти деньги живете. У Белириас шикарный дворец, у твоей стражи новая форма. Это весь перечень достойных вещей в этом городе.

- Тебе мало было прошлой беседы с царицей и богиней? - с ненавистью прошипел стражник.

- Мне - нет, а ей, видимо, да. Она так и не поняла, что маг на стороне народа. Не развязывать же из-за этого войну, право же. Но наказать надо.

С этими словами он что-то сказал на Наречии Великих, поднял руки и вдруг словно толкнул что-то на стражников и Лори. Всех, кто держал бывшего наемника, смело сильной воздушной волной. Стрелок же не почувствовал ни малейшего ветерка. Он удивленно оглянулся. За несколько метров от него лежала куча тел.

- Они живы? - опасливо поинтересовался Лори.

- Да, все до единого, - спокойно ответил маг, - Если бы умер хоть один, я бы нарушил равновесие. Мне не дано таких полномочий.

- А как же мы, те, кто убивает, не глядя, десятками?

- А вы - агенты судьбы. Умрут ли они от болезни, от старости или от вашей руки - неважно. Главное, чтобы их не убил маг, ибо маг - существо высшее, богоподобное.

Повисло молчание. Все молча смотрели на мага.

- О, я вижу, вы немного удивлены, - протянул тот после паузы, - Что ж, вам, думаю, пора уезжать. Прошло уже немало времени, а вы еще не выехали из Л-Атора.

- Спасибо вам, - искренне произнес Лори, почти упав на колени перед ним, - Без вас я бы... Нет, не погиб, конечно, но... я бы не исполнил задания. А это, возможно, привело бы к смерти.

- Я знаю, - спокойно сказал маг, - Да, и последнее. Лори, все-таки обращай больше внимания на браслет, - голос мага неуловимо изменился, и стал точь-в-точь, как голос молодой магини, давшей стрелку вещий сон.

Бывший наемник помотал головой, но иллюзия не развеялась. Перед ним снова промелькнула фигура в черном бархатном плаще с корзиной лаванды.

- Охтакар, вспомни старых знакомых, - продолжал маг, - А ты, Дис, всегда помни: у тебя мало времени.

После этих слов маг повернулся и молча ушел. Темно-фиолетовая мантия развевалась длинным шлейфом за ним, пыль с грязной улицы словно расступалась и вновь смыкалась за его спиной.

- Поехали, - негромко скомандовал Дис.

Лори до сих пор не мог прийти в себя. Он не думал утаить убийство Эраулиона от друзей, но рассчитывал, что признание пройдет по-другому. Ан молча отвернулся и пустил лошадь следом за командиром. Доверие светлого эльфа стрелок потерял навсегда.

Глава 31.

Отряд медленно продвигался, оставив за спинами грязный и пыльный Л-Атор. Вокруг стелилась степь, вдалеке виднелось серебро широких равнинных рек. Облака быстро мчались по небу, подгоняемые нешуточным ветром. Солнце то ярко било в глаза, то пряталось и через секунду вновь выглядывало.

Ехали молча. Дис был в раздумьях, его и без того серьезное лицо хмурилось, он напряженно что-то обдумывал. Охтакар, видимо, тоже. Но на лице ученого все-таки отражались эмоции, оно было более подвижным, нежели ледяное выражение Диса. Ан ехал впереди, ссутулившись и понурив голову. Даже золото его волос, казалось, померкло. Алкор пытался совладать с жеребцом, то и дело носившим седока по степи. Он уже успел один раз упасть, и потому из его серых пушистых волос торчали сухие травинки, а сами пряди беспорядочно топорщились в разные стороны.

У Лори внутри все будто сжалось. Он не представлял, что теперь делать, как доказать, что он не животное, считающее кровную месть превыше всего, а лишь любящий сын. Он сдавленно выдохнул. Все складывалось не так. Единственное, что его подбадривало - "не так" складывалось все не только у него. Дис, привыкший к таким походам, чувствовал какие-то изменения. Про Охтакара и вообще говорить нечего - тот встретил Энавасу, потерянного им, казалось, безвозвратно. Для Ана все было новым, а служба Алкора на стороне Мрака лишь начиналась. У всех какое-то начало. А у Лори - конец. Все шло не по плану. Как с неба свалился на голову этот Алкор, Мрак торопит, встреча со старым врагом да и предсказание это... К чему бы оно?

Стрелок, щурясь на солнце, оглянулся вокруг. Все та же степь, а день все ближе к концу. Этой ночью он твердо решил послать ворона Мраку, а в степи негде спрятаться. Нужен лес или роща, на худой конец.

- Охтакар, - позвал бывший наемник, - Взгляни на карту, мы к ночи до леса доберемся?

- По идее, - протянул тот, развернув карту, - Он должен был уже показаться на горизонте и тянуться до самого Л-Сиафа. За несколько миль до пункта назначения он вновь переходит в равнину. И причем, здесь ясно отмечена дорога, так что заблудиться мы не могли.

- Из-за этого марева ничего не видно впереди, - подал голос Дис.

Действительно, на несколько миль вперед начиналась какая-то темная полоса. Сквозь нее ничего разглядеть было невозможно. До друзей доносился далекий вой стихии.

Когда подъехали ближе, стало понятно, что это была сильная гроза. Она стремительно продвигалась навстречу путникам, как сплошная стена дождя.

- И мы туда поедем? - с сомнением спросил Алкор, повышая голос.

- Других вариантов нет, - перекрикивая шум приближающегося ливня, ответил командир.

- Черт, - выдохнул Лори, - Я бы не советовал вам ехать.

- Почему? - Дис остановил коня и повернулся к стрелку.

Тот отлично видел, как уже прямо за спиной командира хлещет ливень. Пара минут - и он уже окажется внутри бушующей стихии.

- Там, в глубине грозы, торнадо, - уверенно крикнул Лори, - Я знаю, насколько это страшно, не стоит!

- И куда же, мы, по-твоему, поедем?

- В объезд! Такие бури, хоть и страшные, но небольшие. Мы обогнем его до наступления темноты.

Капли начали интенсивно бить по коже и одежде, стрелок ощутил, как плащ медленно тяжелеет от влаги. Волосы мгновенно облепили лицо, стекающая с ресниц вода мешала что-либо четко разглядеть. Сквозь ливень он видел фигуру Диса на коне и Охтакара, в спешке прячущего свой блокнот подальше. Ана и Алкора с повозкой различить было уже невозможно.

- Не верите мне, посмотрите сами! - крикнул изо всех сил Лори, указывая вперед.

Дис с Охтакаром обернулись. Прямо на них двигался огромный, черный от потоков воды, столб воздуха, причудливо извиваясь. Казалось, он долгое время подпирал небо гигантской колонной, а теперь рушится, и вместе с ним рушится небо миллионами тяжелых капель.

- Едем отсюда! - еще раз крикнул Лори, - Сейчас нас затянет! И я не гарантирую, что вы выживете, если попадете внутрь!

Мимо вдруг пронесся Алкор на обезумевшем от страха жеребце.

- Надо найти Ана и Энавасу, они впереди! - откликнулся Дис, решительно направляясь в самое сердце бури.

- Оставь, глупец! - крикнул Лори, отталкивая командира, и устремляясь туда сам, - Выезжай с Охтакаром, езжайте в объезд! Смотрите за Алкором! Я вернусь!

- Нет, Лори, с тебя приключений достаточно!

- А тебе жить надо! - рявкнул стрелок, пришпоривая лошадку.

Он развернулся спиной к Дису и помчался к торнадо. Бывший наемник чувствовал, как его лошадь уже не бежит, а, напротив, упирается ногами, но ее неумолимо затягивает в свистящую черную воронку. Он вертел головой в поисках светлого эльфа, и заметил его силуэт с повозкой где-то справа. Лори рванул туда. Дождь бил по лицу, мокрая холодная одежда облепила тело, седло стало скользким, а лошадка шла неохотно.

- Давай, милая! Не подведи! - подбадривал ее стрелок, - Очень нужно! Давай, давай!

Наконец, он оказался рядом с Аном. Тот изо всех сил пытался остановить механическую лошадь, везущую повозку.

- Ан! - окликнул его бывший наемник.

Светлый эльф резко повернул голову и тут его конь поскользнулся на размытой грозой дороге, и Ан упал. Лори, соскочив с лошадки, кинулся к нему, схватил и буквально затолкал в повозку, плотно задернув полог, сам же бросился к механической лошади, медленно идущей прямо к торнадо. Ветер ощутимо затягивал, стрелок упирался ногами, но земля превратилась в сплошное болото. Он еле дотянулся до железных поводьев и изо всех сил потянул влево. Механическая лошадь медленно начала разворачиваться. А торнадо с каждой секундой становился все ближе.

- Быстрее, быстрее, - шептал Лори, натягивая повод.

Когда воронка уже захватила край плаща, стрелок изо всех сил повернул ключ в лошади, и она рванула вместе с повозкой прочь. Он в последний момент ухватился за край полога, и его резко выдернуло из воронки. В распоряжении Лори было еще несколько секунд, а повозка уже умчалась прочь. Он вскочил на лошадку и пришпорил ее посильнее. Преодолевая силу стихии, следующей по пятам, та, шаг за шагом, медленно вывозила его из бури.

- Давай! Пошла, пошла! Жить хочешь - еще не так поскачешь!

И та, словно слыша все эти слова, решительно скакала прочь. Несколько минут, когда вокруг не было видно ничего, кроме ливня, а потом шум торнадо начал стихать, его заглушили капли. Впереди показались смутные очертания деревьев. С облегченным возгласом Лори поскакал к ним. Буря стремительно удалялась. Там он заметил остальных членов отряда, разбирающихся с повозкой и Аном. Энаваса, мокрый до нитки, стоял в стороне.

- Молодец, Ан, что не бросил повозку, - хвалил его Дис, - Это героический поступок, а упорство и героизм очень ценятся в воинах, а тем более - в Экспертах. Думаю, из тебя выйдет хороший Эксперт, только опыта нужно набрать в походах. Впрочем, после этого похода любой другой для тебя будет пустяком.

Светлого эльфа трясло от пережитого ужаса и от холода. Алкор уже развел костер, и все отогревались у него. Повозка оказалась в исправном состоянии, ничего не сломалось, только все припасы промокли насквозь.

Лори медленно подошел к остальным, ведя в поводу лошадь Ана и свою лошаденку.

- А вот и наш герой! - воскликнул Охтакар, подходя к стрелку, - Дай я тебя осмотрю, мало ли что.

- Я в порядке, - хрипло отмахнулся тот, - Ан, твоя лошадь.

Бывший наемник протянул светлому эльфу поводья. Тот, потупив синие глаза, принял их.

- Если бы не ты, мы бы с Энавасой погибли, - тихо произнес он, - Я благодарен тебе. Спасибо.

Это было настолько искренне, что у Лори на глазах выступили слезы.

- Ну, не стоит об этом, лучше иди греться, - отмахнулся он, сам подходя к костру, - Я так понимаю, лес мы нашли.

- Да, - ответил со смешком Охтакар, - Только карту потеряли.

Глава 32.

Ехать дальше смысла не было, решили заночевать прямо здесь. Костер весело потрескивал, повозка с механическими лошадьми стояла в стороне, живые лошади недовольно пофыркивали, тряся головами и распыляя вокруг себя множество мелких брызг. Лори обтер свою лошадку запасным плащом, свой же повесил сушиться на ветку куста у костра. Браслет скользил по мокрой руке, и стрелок то и дело проверял, на месте ли он, не падает ли. Эту тайну остальным знать было еще рано. Стемнело быстро, за бурей пришли серые тяжелые тучи и быстро скрыли заходящее солнце.

Вскоре начали укладываться спать, желания сидеть у костра подольше не возникало. Энаваса, предупредив ненаглядного Охтакара, ушел на охоту, а Лори продолжал невозмутимо сидеть, делая вид, что точит кинжалы.

Глубокой ночью, когда Дис, долго налаживавший упряжь, лег спать, стрелок, наконец, поднялся. Ему нужно было связаться с Мраком.

В траве трещали сверчки, слышалось сопение Охтакара, лошади тихо похрапывали и изредка переступали с ноги на ногу. Все как обычно.

Лори, бегло оглянувшись вокруг, направился глубже в лес. Там, наверняка, где-нибудь прячется ворон Мрака, иначе быть не может. Как только ярко тлеющие угли скрылись за деревьями, стрелок тихо и прерывисто посвистел. С ветвей ближайшего дерева с шорохом сорвалась тень и медленно, кругами опустилась на подставленную руку.

- Как идут дела? - шепотом поинтересовался бывший наемник, постепенно удаляясь еще дальше от места стоянки.

- Мрак торопит, - прокаркал ворон, угрожающе расставив крылья.

- Да знаю я, - отмахнулся Лори, - Военные действия уже начались?

- Нет.

- Прекрасно, то есть мы успеваем.

- Мрак сказал, что успеем, только если поторопимся.

- Пусть потерпит еще немного.

- Ему нужно срочно его видеть.

- Тогда пусть ждет на корабле.

- Корабль уже на пути в порт. Вышел два дня назад.

- И что?! - шепотом возмутился стрелок, - Еще скажи, что он такой беспомощный, что корабль нагнать не может! Я понимаю, если б все море пришлось бы преодолеть, это он не в состоянии сделать, но нагнать за день корабль, вышедший пару дней назад - вполне. Кроме того, готов поспорить, что на море сейчас полнейший штиль.

- Откуда такая информация?

- Чутье и опыт. Недалеко они уплыли, кажется мне. Так что скажи ему, чтоб не ленился. Господин нашелся, тоже мне!

- Ты в своем репертуаре.

- О, выучил новое слово, я смотрю. Совершенствуйся, совершенствуйся. А теперь, - Лори еще раз оглянулся, чтобы убедиться, что никто не проснулся, - Лети к Мраку быстрее. Это дело ждать не будет.

Ворон тут же поднялся в просвет между деревьями и растворился в ночи. Стрелок потер руки и направился обратно к костру. Но как только он сделал пару шагов по направлению к месту стоянки, с ветвей на него вдруг рухнуло что-то тяжелое, вцепившись в плечи и зажав ему рот. Лори не удержал равновесия, и оба упали на землю. Несколько секунд они катались по полянке, слышалось лишь ожесточенное рычание и шорох травы. Наконец, противник начал выдыхаться, его движения перестали быть такими резкими и сильными, он медленнее ускользал и уворачивался.

После пары минут ожесточенной борьбы, стрелку удалось схватить его за волосы. Он с силой дернул. Послышался слабый возглас. Оказалось, все это время он дрался с Энавасой.

- Убить меня решил, пока никто не видит?! - набросился на него бывший наемник, - Думаешь, без меня сбежать сможешь, да? Или сумасшедшим считаешь? Думаешь, убью твоего Охтакара?!

- Да нет же, нет, - прошипел в ответ тот, вставая с земли и тяжело дыша, - До тебя не докричишься. Вот и пришлось... И правда, сумасшедший. Посмотреть надо было сначала, кто нападает.

- Если б я каждый раз смотрел, кто нападает, меня б уже не было в живых.

- Я не хотел тебя пугать, - закатил глаза герцог, - Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

- Да ну?! - шепотом изумился Лори, - То есть, весь путь не надо было, а теперь приспичило?

- Представь себе, да, - огрызнулся тот.

- Я не разговариваю с полуразумными.

- Я высшее полуразумное!

- Скорее, полуразумное с манией величия!

- Я смотрю, не только у меня мания величия!

- Что надо? - наконец, спросил стрелок после образовавшейся паузы.

- Лори, - Энаваса впервые обратился к нему по имени, - Все заметили во мне перемены, не так ли? Вы ведь говорили об этом?

- Признаться, Охтакар сам не свой в последнее время. Мы, конечно, не говорили долго и в открытую, но он часто заикался о том, что с тобой что-то не в порядке. Думаю, это сложно не заметить.

Глаза герцога устало блеснули в темноте. Он глубоко вздохнул.

- Я и правда немного не в порядке, видимо, срок исходит. Зря я в начале путешествия так медлил.

- А я еще думал, почему мы так плетемся, будто не трента, а стадо загнанных лошадей! - фыркнул Лори.

- Я все никак не мог поверить, все думал, что меня обманули, думал, что ничего не будет от промедления... Ошибался, - Энаваса тяжело вздохнул. - Когда мы приедем в Л-Сиаф?

- Дней через восемь, думаю.

- Я хочу сделать тебе выгодное предложение.

- Слушаю.

- Ты же тоже заинтересован в том, чтобы добраться до города как можно быстрее. Не знаю, с чем это связано, но ты, так же как и я, жаждешь поскорее оказаться там. В связи с этим, я думаю, нам нужно объединить наши усилия и даже позабыть прежнюю вражду. Пусть все, что мы сделали, останется на нашей совести, я со своей стороны приношу все извинения.

- После того, что я видел, я не могу воспринимать тебя как друга.

- Неужели ты думаешь, что я настолько в восторге от переодевания в женщину?

- Судя по твоему обыденному поведению, да.

- Отнюдь. Это была вынужденная мера, не более.

- Ладно, ближе к делу, - махнул рукой Лори, расхаживая взад-вперед по поляне.

- Я бы хотел попросить тебя, чтобы до того, как мы прибудем в Л-Сиаф, в вашей компании не было ни одного слова сказано о моем самочувствии и изменившемся поведении. Ни слова, Лори. Все, что Охтакар будет говорить, пресекай, не развивай этой темы, чтобы, не дай бог, никто не натолкнул его на мысль, которая и так крутится у них в головах.

- А, ты это имеешь в виду...

- Ты знаешь, они - нет. Дис может догадываться, насчет Охтакара я не уверен. Он меня не знает, судит по прошлым впечатлениям. Об Ане и Алкоре вообще говорить нечего, им до меня дела нет. Твоя задача - максимально убедить их всех, что я в порядке.

- В порядке?! И я должен убеждать их в этом, хотя они каждый день по нескольку раз видят тебя, побледневшего, осунувшегося, усталого?! И ты считаешь, это сработает?

- У меня нет выбора, - горько ответил тот и закашлялся.

Лори подошел ближе. Теперь противник не казался таким грозным и жестоким. У стрелка в душе шевельнулась жалость.

- Если, - продолжил тот, - Дней через десять мы не будем в Л-Сиафе, я уйду в лес.

- Не понял, - пробормотал Лори, - И что?

- Знаешь, для чего животные уходят в лес? - Энаваса впервые сравнил себя с животным, - Для чего они ищут самое сердце чащи, для чего забираются туда, куда другим хода нет? Чтобы умереть, Лори, чтобы умереть. Оставшись там, наедине с собой, я медленно и мучительно умру, но никто, кроме меня, не увидит этих страданий.

- Может, чтобы ты не мучился, я сам тебя убью, а? - подумав, предложил стрелок.

- Все не так просто, - осклабился тот, - Я хочу жить. И я использую все шансы, чтобы выжить. Поэтому, пока я не начну терять сознание от нехватки сил, я буду стремиться туда. Даже если мне придется ползти.

- Я не верю, что тебе так плохо.

- Если бы я был в порядке, мне бы труда не составило убить тебя, прыгнув сверху. Я спотыкаюсь, а это уже плохой признак. Как видишь, и иммунитет меня подводит. После того, как я промок насквозь в этом шторме, я чувствую, что начинаю заболевать. Повезет, если в Л-Сиафе я буду без температуры и не при смерти.

- Так что ж не выпрыгнул из повозки?

- У меня бы не хватило сил убежать от торнадо. Я бы поскользнулся, упал и все. В лучшем случае, меня бы сбило с ног ветром и увлекло бы в самое сердце бури.

Увидев подозрительный взгляд Лори, тот хрипло рассмеялся:

- Я ж полуразумное. Вешу килограмм сорок пять, не больше. Можешь мне не верить, главное, выполни договор.

- И каким боком он мне выгоден?

- Ты передумал спешить в Л-Сиаф?

- Нет.

- Тогда, поверь, договор тебе выгоден.

- Хорошо, - помолчав, сдержанно кивнул стрелок, - Я поверю тебе. Один единственный раз. Если ты сделаешь что-то против меня и моих планов, я убью тебя.

- Тебе ничто не мешает сделать это прямо сейчас, но почему-то ты этого не делаешь, - герцог улыбнулся, как сумасшедший, - Ты же не животное, Лори. Я, в отличие от остальных, прекрасно тебя понимаю. Мы с тобой оба имеем за душой грехи. Очень тяжелые грехи. Оба убиваем без задней мысли, оба крутимся, как белки в колесе, ради того, чтобы угодить одному и одновременно не нажить себе врага в другом.

- Но все же мы с тобой враги.

- Я не говорил, что все всегда получается. У таких, как мы, всегда есть враги, как бы мы ни крутились. Другое дело, что мы умеем от них избавляться. Кого-то убиваем, а с кем-то миримся. Сделай свой выбор.

Энаваса протянул руку стрелку, наклонив голову и глядя на него исподлобья. В его золотистых глазах читалась такая сила, такое желание жить! Лори поразился. Ни у одной жертвы не видел он того, что видел сейчас у убийцы. Он даже представить себе не мог раньше, что надменный герцог может быть таким... ...человечным.

- Ладно, - сказал он, резким движением пожимая изящную ручку.

- Мы заключили договор, - коготки больно впились в кожу, - Это значит, что мы союзники. Надеюсь, ты понимаешь, насколько все серьезно.

- Серьезнее некуда, - ядовито пообещал стрелок, слегка наклоняясь к лицу Энавасы и рывком выдирая у него руку.

- Надеюсь, надеюсь, - пробормотал тот, глядя в спину резко отвернувшемуся Лори.

Глава 33.

Последние дни пути проходили в напряженной обстановке. Охтакар потерял карту в буре, и потому ехали наугад. Затея была не из лучших, но другого пути не представлялось. Как и предсказывал ученый, вокруг тянулся сплошной лес. На следующий день после бури, Дис собрал совет, и, по настоянию все того же Охтакара, решили выбрать самую широкую дорогу. Направление казалось верным.

Энаваса обрадовался лесу и вновь начал уходить на охоту. Командир отметил, что с некоторым волнением ждал его возвращения теперь не только ученый: Лори, казалось, тоже был рад видеть герцога каждое утро.

Алкор приручил жеребца, и теперь они с Аном уезжали далеко вперед, болтая о чем-то. Несмотря на явную разницу в возрасте, Ану было около тысячи, в то время, как Алкору можно было на вид дать восемнадцать, темы для разговора у молодежи не переводились. Дис с горечью отмечал, что он сам не сильно старше Ана, всего каких-то полтысячи лет, но войны и командование солдатами так изменили его, что детство казалось ему давно минувшим. Он предпочитал компанию Охтакара, воодушевленно вещавшего ему дни напролет о жизни в Иннианате, порядках в ГИММИ, научных открытиях и гипотезах, прогнозах на будущее, политических отношениях и даже об историческом прошлом разных городов и стран.

Лори все это время, казалось, был постоянно на стороже. Он вслушивался в беседу и иногда даже добавлял что-то от себя. "Все-таки, - думал Дис, - Это путешествие всех изменило."

Неделю спустя, когда уже заметно похолодало, часто моросил дождик, а ясные дни стали редкостью, Ан с Алкором прискакали к оставшемуся позади отряду и сообщили радостную новость: Л-Сиаф уже близко.

- Мы видели, как лес кончался, а за ним - поселения!

- Да, а тамошние жители сказали нам, что до Л-Сиафа рукой подать!

- Это значит, мы почти в пригороде!

- Отлично, - щелкнул пальцами ученый, - Еще день - и мы на месте. Надо сказать Энавасе, а то он в последнее время...

- По-моему, дождь начинается, - прервал его Лори, - Думаю, нам лучше поскорее доехать до поселения.

- Остановимся в трактире, - кивнул Дис.

- А если не будет трактира?

- Будет, - с нажимом ответил командир.

Воспоминания о Дарии еще не устарели. Он никак не мог смириться с тем, что ее только доверили ему, славному воину, сильному, надежному, а он не сберег ее. Закон подлости становился слишком жесток.

Деревня оказалась крупной, и там нашлось целых два трактира. Выбрав один, остановились на ночь. Действительно, ночью была гроза, и на утро все: деревянные ворота конюшни, дорога, трава, крыши домов - блестело на выглядывающем из-за быстрых облаков солнце.

Настроение у всех было приподнято, все улыбались. Даже совсем измученный Энаваса, сидящий сутками напролет в повозке, откинул полог и, легко улыбаясь, взглянул на сверкающие впереди крыши Л-Сиафа.

Это был настоящий портовый город. Улицы, мощенные камнями, наподобие трарортских, высокие узкие дома на деревянных сваях, тоже блестящие от влаги, веселый гомон, смех детей, песни бродячих артистов. Прозрачный свежий воздух вокруг. Лишь желтые деревья в небольших садиках при некоторых тавернах выдавали неумолимое наступление осени.

"Рыба! Свежая рыба!" - кричали торговцы с непривычным акцентом.

- Здесь хорошая рыба, - мечтательно протянул Лори, - Местные выходят рыбачить в море на всю ночь и, вернувшись утром, сразу идут на рынок. Эх, а если ее еще правильно приготовить... На костерке запечь... С лимончиком можно...

- Обойдемся, - Дис был неумолим, - Думаю, в тавернах здесь тоже неплохо кормят.

Они медленно проезжали по одной из широких улиц, запруженных народом.

- К кому там тебе надо, Энаваса? - обратился к герцогу Охтакар.

- В главный корпус стражи, - донеслось из повозки.

Его голос стал совсем тихим и сиплым, он даже не потрудился выйти, чтобы подышать свежим воздухом и взглянуть на большой город.

- Здесь, говорят, можно купить все! - продолжал восхищаться стрелок.

- Вздор, - покачал головой Энаваса, приподнимая полог, - Если где-то и можно купить все, так это в Артере.

- А я уверен, что в Линдисе, - возразил Ан.

- Ставлю на Иннианат, - поддержал беседу Охтакар.

- Про Носторн такого сказать не могу, - кашлянул Дис, когда все уставились на него, - Ладно, мы с вами в этом не разбираемся, и покупать все нам не нужно. Зато, я вижу впереди здание с гербом Л-Сиафа. Энаваса, нам сюда?

Герцог с трудом вышел из повозки и, придерживаясь рукой за ее край, взглянул вперед.

- Да, - ответил он после нескольких секунд полного печали взгляда, - Нам сюда.

Ученый с тревогой взглянул на него.

- Мне кажется, ты совсем заболел.

- Я скоро пойду на поправку, обещаю, - устало улыбнулся тот, делая несколько шагов от повозки, - Мне нужно, чтобы стража видела меня лично.

Медленно торжественно подъехали к воротам.

"Вот и конец пути," - подумал Дис. На душе вдруг стало так легко. Вот, он вернется из похода, и все опять станет прежним. Ни нападений, ни странной разношерстной компании, обычные походы, обычная жизнь военного.

Солнце ярко сверкало и бросало блики на лужи, с плеском рассекаемые колесами повозки. Дул свежий ветерок, вокруг было столько счастливых и спокойных жителей, столько умиротворения. Командир расслабился и вздохнул полной грудью.

- Мое почтение, господа, - собрав остатки сил, поприветствовал стражу Энаваса, - Я, герцог Рэнти-Аллар Артерский, прибыл сюда из Артера по срочным делам. Проводите же меня к начальству.

- А мы думали, вы уже не приедете, - со странной усмешкой ответил один из стражников, бросив беглый взгляд на Диса с компанией, - Начальство не готово принять вас сегодня. Вернее, не готов прием, если понимаете, о чем я.

- Как не готов? - опешил герцог, - Да вы видите, в каком я состоянии? Я не могу ждать еще день!

- Ну, - сказал другой, - Думаю, вы можете прождать еще дня три минимум. А мы просим вас подождать меньше суток. Сейчас вторая половина дня, можете прийти завтра на рассвете.

- Я требую немедленно сопроводить меня...

- Ваши требования, герцог, теперь роли не играют, - отрезал стражник, - Ступайте в таверну, завтра мы вас примем.

Энаваса еще несколько раз перевел взгляд с одного собеседника на другого и, развернувшись, медленно направился обратно. Охтакар соскочил с лошади и помог ему дойти. Тот тяжело и прерывисто дышал, на его лице негодование смешалось с жалостью к самому себе.

- Поехали, я видел неподалеку годную таверну, - окликнул компанию Дис.

- Если тебе так плохо, пойдем к лекарю, - тем временем уговаривал ученый герцога, - Я уверен, в Л-Сиафе найдется хороший лекарь. А как насчет визита правительству? Оно точно что-нибудь предпримет.

- Нет, Охтакар, - горько отказался тот, слабой рукой отстраняя наклонившегося ученого, - Никто, кроме здешнего капитана не сможет мне помочь. Дис, поехали в трактир.

- Не в трактир, а в таверну, - исправлял его на редкость радостный Лори, пока ехали до намеченного заведения, - Здесь говорят немного не по-нашему. У них не трактиры, а таверны, не командиры, а капитаны. Так заведено, что поделать. У них, восточных, немного другая культура. А еще заметили акцент? У них здесь свое морское наречие. Сильно-сильно исковерканный Всеобщий. Вернее, это запад его сильно исковеркал, а здесь он такой, каким был раньше, во времена заселения материка. Но официально Всеобщим считается западный диалект. Вот видишь, Охтакар, я тоже могу читать лекции и декламировать непонятные тирады.

- Отчего непонятные? - пожал плечами тот, - Все ясно.

В таверне их приняли очень хорошо. Добрые, немного медлительные местные жители втянули общительную молодежь, Ана с Алкором, в беседу, а старшая часть компании отправилась в выделенную им комнату. Впрочем, Лори долго не усидел на месте, и, сбросив все вещи в углу комнаты, спустился вниз выпить.

- Я хочу сегодня вечером пойти прогуляться, - заявил Энаваса, устраиваясь на одной из кроватей напротив высокого, во всю стену, узкого зеркала в большой резной раме, прислоненного к стене.

- Да куда уж тебе! - откликнулся Охтакар, разбирая походные сумки, - Ты ж еле ходишь. Тебе бы спать побольше и никуда не выходить. Еще не хватало простудиться.

- Нет, - стоял на своем герцог, - Я хочу взглянуть на здешний порт. Найдите мой самый шикарный наряд. И самые дорогие драгоценности, - помедлив, добавил он, - Я хочу выглядеть достойно.

Ближе к вечеру, по его просьбе, Дис откопал тот самый "мужской эквивалент свадебного платья". Позже, когда командир в соседней комнате приводил в порядок свои доспехи и оружие, Энаваса сидел на кровати перед зеркалом, закинув ногу на ногу, и расчесывал потускневшие, но по-прежнему прекрасные волнистые светлые волосы.

- Ты похож на невесту, - с нежной улыбкой сказал Охтакар, подсаживаясь рядом.

- Я знаю, - тихо ответил тот, глядя на него через зеркало, - А ты - на жениха. Как всегда, весь в черном. Пойдем, я хочу успеть до заката.

Ученый подал ему белую трость и, взяв его с другой стороны под руку, медленно направился на улицу. Дис видел, как они, тихо разговаривая, миновали улицу и скрылись за поворотом. Покачав головой, он снова сел за оружие. "Нужно составить приблизительный план возвращения в Артер, чтобы миновать ту деревню, но проехать через Трарорт, если пустят, разумеется. После убийства светлоэльфийского посла меня могут там не пожаловать, - размышлял он, - Обдумать отчет министру военных дел я еще успею, главное упомянуть про Горт-Намид, даже, лучше, попросить дать мне воинов, чтобы очистить перевал. Не знаю, дадут ли, после такого провала. Впрочем, если сказать, что нас всех просто там перерезали, то, возможно, и простят. Действительно, нас всех там перерезали, даже приукрашивать не надо. Да и с тремя сотнями воинов глупо соваться в узкий высокогорный перевал, кишащий сильными вечно голодными хищниками. Здесь нужно тренты четыре. Опять же, может, предложить идею небольшого военного похода... Меня должны послушать, авторитет играет огромную роль. Обратно поедем быстрее, мне не нравится состояние короля. Если болезнь убьет его до моего возвращения, выйдет огромная заминка, ибо я, как один из высоких чинов, должен присутствовать при коронации нового. Но, насколько я знаю, он лишил престола своего сына. Тогда, по идее, он должен был назначить первого министра наследником. Но я же помню его речь там, на второй его свадьбе с той самой неприятной блондинкой. Да, я, пожалуй, в отношении к ней согласен с его сыном. Неплохой мальчишка, кстати. И слуга у него хороший был. Жаль, пропал почти сразу после свадьбы, даже имени его не помню. Что-то на "С"...Так, о чем это я? Король твердо сказал, что после его смерти регентом при малолетнем наследнике, коего нет, является герцог Рэнти-Аллар Артерский. В противном случае, корона переходит к нему самому. Герцог Рэнти-Аллар Артерский... Энаваса."

Глава 34.

Солнце медленно клонилось к линии горизонта. Охтакар с герцогом неторопливо шли по одной из широких улиц, круто спускавшихся к портовой части города. Жилых домов вокруг становилось все меньше, начали появляться мастерские и кабаки, из которых доносился веселый гул. Ученый взглянул на Энавасу. Тот неторопливо шел, высоко подняв голову и устремив взгляд золотых глаз в закатное небо, испещренное облаками. На его лице отражался ход невеселых мыслей, неведомых даже Охтакару.

- Эй, осторожней! - крикнул им рыбак, везущий полную повозку рыбы, - Смотри, куда идешь!

- Я попросил бы быть повежливее, любезнейший, - холодно осадил его герцог, - Сегодня я не намерен уступать дорогу кому бы то ни было.

Рыбак, тихо бранясь, объехал их.

- Даже люди тебя боятся, - заметил Охтакар, - Все-таки ты сильно изменился с тех пор, когда мы в последний раз виделись... Знаешь, глядя на обилие рыбы, я и сам невольно хочу рыбы... А ты в последнее время и вовсе ничего не ешь. Я было обрадовался, что ты снова начал охотиться, но ни разу не заметил на тебе крови.

- Я не ем уже вторую неделю, - равнодушно пожал плечами Энаваса, - Аппетита нет. Я, как хищник, могу и поголодать, а человек уже давно бы умер.

Вскоре вышли к морю. Впереди на спокойных волнах покачивалось множество разных судов: маленькие рыбацкие лодчонки белели парусами, словно мотыльки, корабли побольше, преимущественно торговые, пестрили резными кармами и мачтами с яркими флагами, военные корабли неподвижно стояли в отдаленной бухте, подернутой легким вечерним туманом. Но из всего этого многообразия выделялся один. Он стоял у собственной пристани, не похожей на другие. Она была окружена низкой стеной, перед входом стояли караульные - издалека ученый видел мелькающие факелы. Сам корабль был полностью черный: карма, паруса, мачты - все черное. Было что-то отталкивающее, устрашающее в его ощерившихся мелкими шпилями бортах и носу, увенчанном одним единственным шпилем.

Энаваса тоже глядел на него. Пока Охтакар разглядывал порт, он успел отойти на несколько шагов и теперь стоял, весь облитый последними лучами заходящего солнца. Золотистые глаза герцога медленно наполнились слезами и одна, сорвавшись с длинных ресниц, побежала по щеке.

Охтакар хотел спросить, но не знал что. Вместо этого, он молча подошел и взял Энавасу за руку. Здесь не было Лори, который шутил и насмехался, не было строгого, консервативного до тошноты Диса, не было веселой молодежи - ничто не мешало ученому проявлять свои чувства.

- Охтакар, - герцог повернулся к нему, - Я не хочу снова тебя потерять.

Сказав это, он крепко обнял ученого. Тот не возражал - Энаваса был единственным, кто мог нарушать его личное пространство, не причиняя раздражения.

- Все будет хорошо, - успокоил его Охтакар, кладя свой подбородок ему на макушку и легко поглаживая по голове, - Мы вернемся в Артер, там, если хочешь, я задержусь еще. А если тебе позволят, можешь приехать ко мне, в Иннианат. Я как раз собирался купить себе собственный дом. Будем жить там одни, без Инкара, родителей и малышни. Только представь, как здорово. Конечно, у меня много работы, я буду пропадать в ГИММИ, но ты сможешь появляться там, когда захочешь. А еще там шикарные библиотеки. Будем вместе ходить туда. Есть хорошие театры, они наверняка тебе понравятся. У нас ставят самые известные пьесы. А еще, я уверен, тебе понравятся оперы. Таких даже в Артере нет. Ты будешь в курсе всех новых открытий и изобретений. Мы стоим на пороге величайшего открытия, способного изменить будущее. К сожалению, это не моя специальность, но даже я приблизительно понимаю, насколько это изменит весь быт. Я буду трудиться и найду способ сделать твою жизнь вечной. У меня даже уже есть предположения. Вот, как будет здорово. А еще...

Ученый не успел продолжить. Герцог, чья спина содрогалась в беззвучных рыданиях, поднял на него заплаканные глаза и тихо сказал:

- Я согласен на все, Охтакар. Я очень хочу поехать с тобой в Иннианат.

Эти простые и искренние слова очень тронули ученого, на глаза тоже навернулись слезы.

- Нам пора, - продолжал Энаваса, вытирая остатки слез кружевным платочком, - К тому времени, как мы вернемся, совсем стемнеет.

По возвращении в таверну, недосчитались Лори с Алкором.

- Они ушли довольно давно, - взволнованно говорил Ан, - Лори сказал, что это по службе... Опять этот Мрак, совсем ничего не понимаю. Но уже темно, а их все нет. Может, стоит отправиться на поиски?

- Судя по его реакции, - сказал Дис, - Он знает Л-Сиаф вдоль и поперек, за них волноваться не стоит.

- А вдруг опять те ребята, которые в серых плащах?

- Не думаю, мы их слишком много перерезали, чтобы они снова на нас совались, - командир отвернулся от окна, куда задумчиво смотрел все время, - В любом случае, Ан, перестань паниковать. Лучше, ложись спать, чтобы завтра на рассвете мы могли проводить нашего герцога в главный корпус стражи. Идти недалеко, да и вряд ли мы там надолго задержимся, но все же стоит выспаться. Как давно мы уже не спали на таких мягких кроватях!

Тем временем Лори вел Алкора потемневшими сырыми улочками, насквозь пропахшими рыбой. Они вышли немногим позже Охтакара с Энавасой и долго плутали по задворкам города. Потом стрелок, тихо посмеиваясь, наблюдал с крыши одного здания, как ученый с герцогом стоят в обнимку в порту. Алкор все это время серой тенью следовал за ним. После увеселительной прогулки по городу, которую парень перенес на "ура", Лори, наконец, решил заняться делом. Он вновь повел его темными переулками в недра города.

Наконец, когда ночь уже вступила в свои права, они пришли к покосившейся отсыревшей деревянной двери, где было нацарапано "Мрак Ночи не товарищ".

Это наша штаб-квартира, - просветил стрелок недоумевающего Алкора, - Все слуги Мрака, работающие в окрестных местах, собираются здесь. Это наш маленький подпольный трактирчик, вернее, на здешнем диалекте, таверночка, где можно выпить, обменяться новостями и планами, договориться о чем-нибудь и, естественно, получить новые приказы.

- А разве их не с воронами присылают? - не понял тот, - У тебя же постоянно ворон дежурит. Я не удивлюсь, если он сейчас тоже слышит нас.

- Такие вороны доступны только элите, - Лори принял царственный вид, - Из всей компании только я имею право на личные сообщения с Мраком. Остальные пользуются общими линиями связи. И ты в том числе.

С этими словами стрелок пару раз дернул за ржавую ручку. Она не поддавалась. Закатив глаза, он уперся ногой в стену и дернул сильнее. Дверь резко распахнулась и Лори чуть не упал.

- Входи, - бросил он Алкору, пригнувшись, спускаясь в открывшийся подвал, - И дверь закрой за собой. Хлопни посильнее, чтобы слышно было.

Пройдя узкую лестницу сомнительного качества, они оказались в небольшом зальчике с низкими сырыми потолками. Вокруг много народу такого же сомнительного вида сидело за старыми столами и громко разговаривало. Зрелище напоминало очень и очень захудалый трактир.

- Кого я вижу! - воскликнул рыжий мужчина лет сорока за ближайшим ко входу столом, отрываясь от кружки с пивом, - Неужели Тень Мрака решил зайти в наше заведение? Лори, Лори, мы думали, что ты на задании, а ты тут ошиваешься, старый пес!

- Спокойнее, Балор, - со смешком отвечал стрелок, похлопав его по плечу и разваливаясь с хозяйским видом за столом, - Я на задании, и оно входит в свою самую активную фазу.

- А это кто? - Балор кивнул на Алкора.

- Это новичок. Переметнулся от Ночи к нам.

- А можно ли ему доверять? - вызывающе спросил собеседник Балора, сидевший напротив, тряхнув русой шевелюрой.

- Можно, - уверил его Лори, - Он жестко провалился на ее задании, так что теперь ему ничего не остается, как держаться с нами. Она уже в курсе, я уверен, и, клянусь, жаждет его прикончить. Куда ж ему идти, как не к нам.

- Я надеюсь, он будет нам полезен, - сказал Балор.

- Я уже послал Мраку всю информацию, которую выведал, - стрелок знаком показал, чтобы ему подали пива и, отхлебнув из кружки, продолжил:

- Если всплывет еще что-то, он узнает об этом как можно скорее. Думаю, чтобы ничего не упустить, придется организовать их встречу лично. Пусть побеседуют с глазу на глаз.

- И как же зовут этого новичка? - все еще подозрительно щурясь, спросил собеседник Балора.

- Алкор, - представился тот.

- И кто же ты по расе, Алкор? - спросил Балор, - По собственному опыту знаю, что с человеческим именем не только люди ходят, да, Лори?

Троица громко рассмеялась.

- Он сверхчеловек, - ответил за парня стрелок, - Ночь изобрела какую-то гадость, с помощью которой улучшает своих воинов.

- Это ни для кого не секрет, что они не обычные люди, но про новое изобретение слышу впервые, - сказал русый, - Да, такие ребята опасны в бою. Судя по всему, новичок нам очень пригодится. И зачем же ты явился, Лори? Не просто же выпить и познакомить нас с, как там его, Алкором?

- Ты прав, Магнор, - стрелок залпом допил пиво, - Я пришел его здесь оставить.

За столиком повисло молчание. Алкор испуганно вытаращился на него.

- Оставить? - недоверчиво переспросил Балор, - А на кой черт он нам?

- Обучите его всему, что знаете сами, научите владеть мечом нормально, а то он только и знает, что кинжалами размахивать. Расскажите о наших местах, где кто у нас вертится, и к кому обращаться, если вдруг засекли в общественном месте за необщественным делом. Мне нужно, чтобы он стал полноценным воином Мрака.

Собеседники медленно кивали, поглядывая на парня.

- И еще, - добавил Лори, поднимаясь, - Вы будете нужны мне либо завтра, либо на следующий день у городских ворот. Пойдешь ты, Балор, ты, Магнор, ты, Алкор, и возьмите еще кого-нибудь одного. Четверых хватит. Точное время и план действий я вышлю вам вороном. Если что, мы в таверне близ главного корпуса стражи.

- Нашел, где остановиться, - проворчал Балор, - Мы тут, по-твоему, очень законным делом занимаемся?

- Не я выбирал, - раздраженно бросил стрелок, направляясь к лестнице, - В общем, Алкор, чувствуй себя как дома, все здешние парни хорошие, они - твоя новая семья. Давай, приятель, вливайся.

С этими словами Лори, довольный собой, взлетел по лесенке, прошелестев плащом и, скрипнув дверью, вышел на улицу. Вдохнув поглубже свежий ночной воздух с запахом соленой воды, он перешел на бег и, легко вспрыгнув сначала на сломанную телегу, а потом и на крышу какого-то склада, быстро помчался, перелетая с одного домика на другой.

Глава 35.

Дис, вставай, уже пора, - командира кто-то осторожно потряс за плечо.

- Куда пора? - сквозь сон заплетающимся языком спросил Дис.

- Энавасу провожать, - ответил голос, - Он встал сегодня ни свет ни заря, даже я поспал бы еще. Да и Алкора нет. Лори один вернулся, сказал, что пристроил парня в надежное место. Не верю я ему.

По голосу и словам командир понял, что говорит Ан. Он с трудом открыл глаза и взглянул на растрепанного светлого эльфа, присевшего у его кровати.

- Охтакар встал уже?

- Нет, я его разбудить не могу.

- Ладно, а Лори?

- Истерически выкрикнул, что ему нет дела до герцога, и опять ушел спать.

- Так, подними их обоих, не время с ними торговаться. Напомни Лори, что он Эксперт, и звание это я с него снимать не собираюсь. Охтакара будить пробовал?

- Пробовал. И Энаваса пробовал. Но толку нет, он только проворчит что-то и с головой под одеяло залезает. Вот и попробуй теперь его достань.

- Я попробую, - недобро бросил Дис, нехотя вставая с кровати и, потянувшись, направляясь в соседнюю комнату.

Там на одной кровати по старой доброй традиции, к которой все уже привыкли, спали Охтакар и Энаваса. Герцог, как ни странно, до сих пор лежал, изучая потолок мутным взглядом.

- Охтакар, вставай, - позвал командир, подходя к кровати.

Энаваса только саркастически хмыкнул.

- Подъем, - так же буднично повторил Дис.

Опять никакой реакции.

- Как хочешь, мы уйдем без тебя.

На этот раз среагировал герцог, а не ученый.

- Мы не можем идти без него, - сказал он так тихо, что был бы Дис на пару шагов дальше, он бы не услышал, - Мне очень важно, чтобы он присутствовал.

- Хорошо, тогда принимаем категорические меры, - мысленно удивившись, решил командир.

Он взял теплое пышное одеяло, в которое Охтакар завернулся с головой, за один край и рывком скинул его на пол. Ученый сделал резкий глубокий вдох, будто вынырнул из ледяной проруби, и открыл глаза.

- Что... какого... - пробормотал он, щурясь.

- Поднимайся, - сухо бросил Дис, отходя к Лори, валявшемуся на полу за неимением кровати, - Лори, тебе тоже нужно такое устроить или сам проснешься?

- Идите к черту... - промямлил тот, - Я хотел сказать... Это... Идите без меня...

- Ты по-прежнему Эксперт, - напомнил ему командир, - Если твоего присутствия не требует Энаваса, то его требую я.

После непродолжительной перепалки, стрелок все же поднялся и, с ворчанием поплескав на себя холодной воды, заявил, что если сейчас же не выйдут, то он снова ляжет спать.

Вскоре все были в сборе и, наконец, выступили из таверны на финальный этап путешествия. Энаваса с трудом, но гордо отказавшись от помощи, шел впереди, сразу за ним следовал Охтакар, а за этой парочкой уже выступали Эксперты.

- Почему мы не поехали на лошадях? - ворчал Лори, кутаясь в плащ.

- Хочешь, чтобы герцог приехал к страже в повозке для провианта? - съязвил Энаваса, слегка повернув голову.

- Вчера же ты так сделал, - пробурчал тот.

- Вчера я был с дороги.

- Иди-ка ты...

- Только после вас.

После получаса прогулки, которая далась герцогу неимоверно тяжело, наконец, вышли на вчерашнюю площадь перед корпусом стражи. К этому моменту он уже не шел, а скорее, ковылял, поддерживаемый Охтакаром. Пока он, оттолкнув ученого, медленно направлялся ко входу, стражники тихо переговаривались, поглядывая на него и на эльфов, оставшихся позади.

- Я пришел, как вы и сказали, - тихо и устало проговорил Энаваса, - Ведите меня к начальству.

- С удовольствием, герцог, проходите, - стражники со странными улыбками открыли перед ним тяжелые ворота, - Эти с вами? - один из них указал на эльфов.

- Да, - ответил тот, оборачиваясь, - Пусть идут вместе со мной.

Дис, переглянувшись со светлыми эльфами, вошел внутрь за герцогом. Остальные последовали за ними.

Как только ворота вновь закрылись, к Энавасе вдруг подбежали два других стражника и бесцеремонно схватили его за запястья, не давая вырваться. Тот, к великому удивлению командира, даже не сопротивлялся.

- Не стоит, Дисгорт, - обратился к нему один из них, увидев, как командир тянется за мечом, - Поверьте, это в его интересах.

Они связали Энавасе, который бессильно упал на колени, руки за спиной и рывком подняли. В глазах герцога стояли слезы.

- Иди, - грубо прикрикнул на него стражник, и тот покорно двинулся вперед.

Дис, качнув головой, попытался не отставать, схватив опешившего Охтакара за край рукава и потянув следом.

- Что вы делаете?! - возмущался тот, - Как вы с ним обращаетесь?!

- Успокойся, Охтакар, - совсем тихо прохрипел тот, попытавшись обернуться, но опять получил грубый тычок.

Поднявшись по лестнице, они очутились в длинном коридоре с лакированными полами и стенами с огромными морскими пейзажами. Там было очень тихо, и только из-за закрытых окон доносился еле слышный шум прибоя. Командир слышал каждый шаг ведомого Энавасы, грубо толкаемого вперед. Наконец, стражники остановились напротив одной из двойных дверей, похожих на такие, которые есть на кораблях в каютах для капитанов. Створки были из красного лакированного дерева, а вверху сверкали маленькие окошки круглой формы.

Один из стражников открыл дверь, а второй грубо впихнул туда Энавасу.

- Вам нельзя, - бросил другой, заходя внутрь.

- Пусть идут со мной, - неожиданно спокойно и сильно сказал герцог, гордо вскинув голову.

Его глаза зажглись давно потухшим огнем.

- Им нельзя, - уже не так уверенно запротестовал стражник.

- Это мое дело, кому раскрывать свои тайны, - прошипел Энаваса, подавшись вперед, насколько это было возможно при связанных руках, - Один из них знает, другой обязан знать, третьему я доверяю.

- Твое мнение уже роли не играет! - на удивление резко вдруг ответил стражник, грубо толкнув Энавасу. У того подкосились ноги и он вновь упал.

- Что там за шум такой? - раздался вдруг голос из комнаты.

Через несколько секунд на пороге появился старик с пышной белоснежной бородой. Он был в морской капитанской форме, на длинном носу гордо красовались блестящие очки. Он медленно обвел взглядом компанию и, удивленно взглянув на стражу, сказал:

- Проходите, что встали?

- Не велено, капитан, пускать в ваши апартаменты посторонних.

- А, командир Дисгорт, - не обращая внимания на вытянувшегося в стойке стражника, расплылся в улыбке капитан, - Я вам благодарен за все. Артер действительно послал своего лучшего воина на это задание. Мне известно, что случилось в Горт-Намиде. Полагаю, за это вам присудят очередной орден.

- Пока не за что присуждать, капитан, - ответил Дис, - Разве что за блестящее поражение.

- Уверен, у вас будут воины и время, чтобы это исправить, - тот еще раз взглянул на стражника, - Заводите его, что стоите-то? А это, командир, остальные Эксперты, не так ли? Мне сказали, что у вас новый руководительский состав.

- Да, это, пожалуй, лучшие Эксперты, с которыми мне приходилось работать. Луор, Эксперт по стрелковому оружию, и Аналирион, Эксперт по древковому оружию.

- Удивительно, Аналирион, вы так молоды, а выбрали такое серьезное направление, - восхитился капитан, глядя на светлого эльфа поверх очков.

- Мои умения, капитан, не так незначительны, как мой возраст, - ответил тот с легким кивком.

- А это?..

- Я личный лекарь герцога Рэнти-Аллар Артерского, - поспешил представиться Охтакар, стоящий позади Диса.

- Ваши услуги, лекарь, больше не понадобятся, - сказал капитан, направляясь в апартаменты, - Герцог - он немного запнулся на этом слове, - вскоре будет прекрасно себя чувствовать.

За ним стражники ввели Энавасу, поникшего головой, а следом после обмена взглядами зашли эльфы.

Герцога посадили на стул перед капитанским столом, стоящим около большого окна, прикрытого шторой. Эльфам предоставили стулья на другом конце комнаты. Сам капитан чинно прошествовал за стол. Несколько минут он внимательно глядел в глаза Энавасе, который, с презрительным выражением лица смотрел на него, а после, в полнейшей тишине, негромко сказал:

- Принесите противоядие.

- Что? - Охтакар вскочил со стула, - Какое еще противоядие?! Что вообще все это значит?

Дис с силой заставил ученого сесть и без агрессии попросил:

- Капитан, мы действительно в легком замешательстве. Не могли бы вы пояснить, какой смысл имеет происходящее?

- Так вам не сказали, - протянул тот, опять взглянув поверх очков, - Хорошо, хорошо, я думаю, такие прекрасные и надежные воины, как вы, можете это знать. Только, прошу, успокойте своего друга.

Охтакар сидел, как на иголках, и только рука Диса, крепко сжимавшая его плечо, не давала ученому вскочить опять.

- Ручаюсь, что он будет сидеть тихо.

- Отлично, - капитан почесал седую бороду, - Герцог Рэнти-Аллар Артерский, как вы его называете, - он кивнул на Энавасу, - Преступник межрасового уровня. Впрочем, даже этого звания ему мало. Стоит его назвать, скорее, дважды преступник межрасового уровня.

- Не может быть, - прошептал Охтакар. Дис почувствовал, как ученый опять было хотел вскочить.

В этот момент вновь вошел стражник со шприцом в руках. В шприце находилась синеватого оттенка жидкость. Энаваса дернулся, чтобы освободить руки, но другой стражник, который никуда не уходил, схватил его за плечо, снова вжав в спинку стула. На пару они развязали герцогу руки и тот, что со шприцом, нехотя ввел противоядие в вену, ясно проступающую сквозь побледневшую кожу. Энаваса вздохнул с явным облегчением и позволил опять себя связать.

- На протяжении всего путешествия вы думали, что провожаете королевского посла, а на самом деле вы служили конвоем для самого опасного преступника в мире. Моя личная благодарность вам, барон Луор, вы очень помогли.

Все уставились на Лори, который, ко всеобщему удивлению, ничуть не изумился.

- Да, да, - подтвердил он, развалившись на стуле, - Я выгляжу гораздо более криминально, чем я есть на самом деле. Моя задача все это время была предупреждать стражу о преступнике. По сути, именно я был королевским послом, за которого вы все принимали Энавасу.

От этих внезапных заявлений у Диса даже закружилась голова. Ан вообще выглядел, как маленький эльфийский ребенок, которому только что объяснили, что детей не приносят особые волшебные птицы, а они появляются несколько другим путем. Охтакар, пожалуй, не намного отставал.

- Позвольте рассказать мне, - вдруг сказал Энаваса, поднимая голову и глядя на капитана, - Вы должны меня понять, этот лекарь, - он качнул головой в сторону ученого, - Очень мне близок. Он потерял меня много лет назад, я не могу покинуть его навсегда, не рассказав, что со мной было.

На несколько томительных секунд в комнате повисло молчание.

- Хорошо, - наконец сказал капитан, откидываясь на спинку кресла, - Рассказывай, коли хочешь. Это будет расцениваться...

- Как мое последнее желание, знаю, - перебил его герцог, - Каким бы я ни был ужасным преступником, правоведение и конституцию я знаю хорошо. Ладно, начнем, - он на миг закрыл глаза, чтобы собраться с мыслями, и заговорил:

- Я пойду от момента, когда я потерялся в лесах близ Иннианата. На то были свои причины, ибо я слишком хорошо ориентируюсь в чаще, чтобы попросту потеряться. Там были контрабандисты, а вслед за ними пришли и Смотрители. Они отрезали мне всякий путь в город, ибо все ворота, обычно стоящие без охраны, теперь тщательно охранялись. К тому же, меня ужалила змея, что не является смертельным, но очень болезненно, и мне нужен был отдых и кров. В результате, я решил, что если углублюсь в чащу, я смогу спокойно пережить укус в какой-нибудь норе или зарослях, и меня никто не найдет. Так я и сделал. Но оказалось, что я ушел слишком далеко, я не знал, как возвращаться, а выходить на тракт и спрашивать у путников представлялось слабо вероятным. И тут у меня мелькнула мысль, что я слишком привязан к месту. Зачем мне, сильному и здоровому хищнику, сидеть там, в Иннианате, взаперти, сокрытым от чужих глаз? Тогда я не знал ничего, кроме животных инстинктов и, повинуясь им, шел все дальше от цивилизации, охотясь в лесах и живя, как дикий зверь. Месяц спустя, насколько могу сейчас судить, меня чуть не подстрелил патруль, выехавший на охоту. Когда я спросил, где я нахожусь, мне сказали, что это окрестности Арахана - прекрасного большого города в Истарке, стоящего на огромной равнине. Не знаю, как я пересек весь Тенлендорн, ни разу не повстречав никого. Впрочем, я и сам не желал никого встречать. К тому времени я вошел во вкус, и уже готов был всю жизнь жить так, скитаясь по прекрасным лесам.

Но стража не могла пропустить такое существо. Они забрали меня в замок к своему господину, барону Гар. Это был полный добродушный мужчина средних лет. Поначалу, опасаясь, он держал меня в подземелье своего маленького замка, кормил сырым мясом и, вообще, обращался, как с диким хищником. Но когда именно я среди ночи поднял тревогу из-за начинающегося пожара, он посчитал меня вполне разумным и выпустил из плена. Но в замке оставил. Я помогал его конюхам на конюшне, ездил вместе с патрулем на охоту и на проверку окрестностей. Именно тогда я впервые увидел соседнее графское семейство. Да, к тому времени, еще виконт Араханский, маленький наследник богатого рода, заехал на своем пони в наш лес. Я чуть не задрал его животину. Но, вовремя ограничив свои животные инстинкты, отпустил его. Несколькими месяцами позже, во время отсутствия самого барона и всей его свиты, я успешно сторговался с заезжими купцами о покупке нескольких превосходных лошадей. С того дня донельзя довольный мною барон Гар назначил меня помощником в своей бухгалтерии. Теперь я носил не навоз, а бумажки. Что ж, какое никакое, а повышение. Мало того, что я носил, я, в свое свободное время, учился простейшей арифметике, глядя на то, как главный бухгалтер ведет учет имуществу и деньгам. Некоторое время спустя, я считал так хорошо, что иногда находил ошибки в его подсчетах. Не знаю, были ли эти ошибки намеренными, но я непрестанно докладывал о них барону, за что тот, разозлившись в конец на своего служащего, назначил меня на пост главного бухгалтера. Считать я умел блестяще, но ничего больше не знал. Видя мою тягу к другим знаниям, барон открыл мне проход в самую мою любимую часть маленького замка. Библиотеку. Там, ночами, когда спать не хотелось, я часами читал, вспоминая, как только учился читать вместе с Охтакаром в Иннианате. Я читал все, что попадалось под руку: учебники, энциклопедии, биографии, летописи, художественные произведения. Именно тогда я и обнаружил у себя страсть к истории, художественной литературе и правоведению. Барон Гар, видя мои порывы, вызвался самолично дать мне некоторые знания. У него не было детей, жена умерла, и, мне казалось, ему даже нравилось возиться со мной. Он показывал мне портреты своих родственников, рассказывал о великих исторических личностях, учил этикету за столом и на приемах. Бальным танцам меня учил один старый добродушный дворецкий. Они, наверное, лучше всех относились ко мне.

Таким образом, прошло несколько лет, барон состарился. И, одним вечером, найдя меня, как всегда, в библиотеке, он предложил мне стать его наследником. Он сказал, что видит во мне способного ученика и разумного руководителя, способного держать хозяйство. И я согласился. Следующие десять месяцев прошли для меня в бесконечной учебе. За все то время не было ни дня, когда бы я не получил новые знания. Я знакомился с семейством графов Араханских, но больше не встречал того маленького виконта, ездил к ним на обеды и ужины, учился охотиться цивилизованно, а не как зверь. Я вызубрил наизусть всю конституцию, весь толстенный справочник по этикету и научился хорошо одеваться, ездить на лошади и, конечно, безупречно танцевать. И вот, десять месяцев спустя, барон скончался от болезни. Все хозяйство перешло ко мне. Я понимал, что прислуга терпеть меня не может, что надо что-то менять. Первые пару лет я старательно налаживал хозяйство под себя. Распродал огромное количество ненужных теперь лошадей, на вырученные деньги расширил замок и, в частности, библиотеку. Она по-прежнему оставалась моим любимым пристанищем. Но после того, как все было сделано, я решил, что надо выезжать в свет. До балов, проводимых в Арахане, мне было еще далеко, чин не позволял. Зато мне стало доступно другое, очень и очень захватившее меня увлечение - переодевание в девушку.

При этих словах Лори громко хмыкнул и, закинув ногу на ногу, продолжил изучать стены и потолок. Но Энаваса, казалось, вовсе не обратил на это внимания. Он все говорил, глядя главным образом, на Охтакара:

- Я потребовал с одной из своих служанок платье и, как сейчас помню, от безделья нарядился в него. В моей памяти очень живо это воспоминание: я стою перед зеркалом у себя в спальне и гляжу на отражение. Оттуда на меня смотрит милая блондинка в старом поношенном платье, боясь шевельнуться. Она так скромно стоит там, в моей комнате, ее белоснежные кудри рассыпаются по узким изящным плечам, а во взгляде так и сквозит невинность. Я помню, как тогда посмотрел в глаза самому себе, и у меня возникла прекрасная мысль. Я ощущал, что перемены неизбежны, не могу же я отпущенный мне долгий век коротать в этом замке. Кроме того, тайная жажда увидеть Охтакара вновь не давала мне покоя, но я не представлял, как проеду через Тенлендорн - чтобы преодолеть границу законно, а не как в прошлый раз, я должен был обладать хорошими связями, ибо у людей со светлыми эльфами отношения натянутые. На тот момент я похвастаться хоть какими-нибудь связями не мог. И тогда, как по заказу, вошел новый дворецкий с письмом. Меня приглашали на похороны графов Араханских на следующий же день. И я явился. Как девушка. Я понял, что мой тайный замысел обречен на успех, когда поймал на себе взгляд их молодого наследника - новоиспеченного графа Араханского. На тот момент ему было лет двадцать, не больше. О, это был желанный жених для любой из дочерей богатых вельмож. Выглядел он превосходно, особенно тогда, на похоронах. Черный цвет идеально подходил к его бледной коже. Он был прекрасным кавалером с каштановыми волосами и холодными, оценивающими карими глазами. Его тонкие губы всегда были тронуты презрительной усмешкой, он со всеми держался высокомерно и был очень циничен и расчетлив. А когда пошел дождь он сам предложил мне, хрупкой блондинке в скромном траурном платье, отобедать у него. Так сказать, чтобы лучше узнать ближайшего соседа, с коим ему предстояло иметь дело. С каждым днем, когда этот тип приезжал ко мне, я все больше убеждался в успешности моей задумки. Да, вы меня правильно поняли, я хотел выйти за него замуж. Все, на что я рассчитывал, свершилось год спустя. К тому времени я окончательно привык к своему новому образу и без особых усилий мог весь день притворяться девушкой. Странно, что я понравился Зарту. Так я звал его. Полное имя у него было Зартеор. Граф Зартеор Араханский. Я думал, что же могло послужить этому причиной, и пришел к выводу, что, скорее всего, мой типаж. Я сам даже в образе девушки оставался холодным и высокомерным, подобно Зарту. Да, со стороны мы были идеальной парой. Но действительно ли он меня любил, до сих пор остается для меня загадкой. В его глазах не отражалось ни капли этого чувства.

Была отпразднована свадьба, я переехал в его замок. У него была новая библиотека, хотя и многие книги были мне знакомы. Мы жили душа в душу: у меня было свое крыло, где я занимался своими "женскими делами", а у него - свое, где он "работал не покладая рук". Он не требовал от меня того, чего я боялся больше всего - детей. Казалось, ему только и дело было до моего состояния. У меня на этот счет тоже были свои виды. Он вывозил меня на балы в Арахан, Авару и, наконец, в Артер, дарил украшения и платья, в общем, представлял собой идеального мужа, только без души. Ни разу за все наше мирное сосуществование он не подошел с фразой, наподобие: "Я подумал, что могу отложить работу на потом, давай поедем прогуляться по лесу вдвоем?" Но меня это не волновало, меня самого занимал холодный расчет.

Зарт, к слову, вращался в довольно высоких кругах и был замешан во множестве интриг. Я много раз видел, как он подмешивал яд кому-то на очередном банкете, сам же в этом ему иногда помогал. Так я получил в этой сфере первый опыт. Я был его украшением на всех приемах и выходах в свет, представлял собой предмет зависти всех придворных красавиц, был прекрасной женой, но лишь на время. Потом, полтора года спустя, когда, наконец, пришла его пора задуматься о наследнике, я попросту сдал его властям, как преступника межрасового уровня, тем самым сняв с себя все подозрения и, заодно, получив весь его капитал. Успешно расправившись с этим, я зажил прекрасной праздной жизнью при дворе в образе законопослушной вдовы графини Араханской. Я уже собрался было ехать в Иннианат, но тут до меня дошла весть, что в Артере произошел государственный переворот, в результате которого на престол взошел молодой племянник короля, ранее известный как директор Артерской военной академии. В результате смены власти, я попал в опалу. И вновь немилость, вновь отсутствие связей. Однако, при дворе я оставался, хоть и авторитет мой сильно пошатнулся. И тогда, на одном из шикарных балов в Артере, я провернул свое далеко не первое и не последнее дело: я украл фамильную драгоценность маркиза Рэнти-Аллар. Тогда, между прочим, я познакомился с Лори. У него были на этого маркиза свои планы, но я был проворнее. Уверен, мне это было нужнее.

- Ну конечно, нужнее, - закатил глаза тот, - Ведь убийство с целью кражи фамильной драгоценности несомненно важнее мирных переговоров с целью заключения договора о сотрудничестве.

- Впервые слышу, чтобы ты так грамотно говорил, - Энаваса взглянул на стрелка.

- Если тебя это не устраивает, могу сформулировать по-другому: ты его прикончил, а я хотел развести его на деньги, - любезно осклабился тот.

- Смысл один и тот же, - пожал плечами герцог, - В общем, благодаря женскому обаянию, мне удалось увлечь его в дальнюю комнату и быстро заколоть стилетом из веера. А потом Лори испортил мне мое шикарное платье. А сколько я на него потратил, сколько души вложил! Но это были пустяки по сравнению с тем, какие возможности мне открылись теперь: у меня был перстень, которым может владеть лишь наследник маркиза. Эта драгоценность являлась подтверждением на право наследования титула и всего состояния. Маркиз мог передать его любому, кроме того, мы были с ним неплохо знакомы, поэтому никто особо не удивился, увидев графиню Араханскую маркизой Рэнти-Аллар. После этого преобразования я начал осторожничать и налаживать пути к отступлению. Теперь актеры лучших театров Артера мне и в подметки не годились, я разыгрывал комедию, целый спектакль, где водил за нос всех: я был и маркизой Рэнти-Аллар, и маркизом Рэнти-Аллар одновременно. На одном балу я появлялся в кафтане, на другом - в платье. И так до бесконечности. Будучи маркизой, я говорил, что вышеупомянутый маркиз - мой родной брат, вернувшийся из длительного путешествия. И, наконец, настал мой звездный час, финал моей комедии со мною же в главной роли: маркиза Рэнти-Аллар была приглашена на бал в королевский дворец по случаю свадьбы короля. Там я и познакомился с королем и будущей королевой. Она была принцессой Соединенных Восточных Королевств со столицей в Л-Лакрасе. Да, это было еще до распада. Парой лет позже она родила ему наследника. Тем временем продолжалось мое успешное существование в двух ипостасях при дворе.

Прошло семь лет, Соединенные Восточные Королевства распались, отца королевы убили при восстании, а она, будучи особой очень впечатлительной и эмоциональной, скончалась от горя. Естественно, не без помощи прекрасного маркиза Рэнти-Аллар, с которым, между прочим, была в непозволительно близких отношениях. А спустя еще шесть лет король вновь встретил у себя на балу ничуть не постаревшую маркизу Рэнти-Аллар. Она носила славу роковой красавицы. Все, кто был с ней в близких отношениях, в скором времени умирали либо на дуэли, либо от рук разбойников, поджидающих богатых путешественников на крупных трактах, либо и вовсе от загадочных обстоятельств. Несмотря на все это, недостатка в этих самых знакомых, она не испытывала никогда, а все потому, что была красива и богата, да к тому же, не замужем. И, то ли по любви, то ли по расчету, он решил жениться на мне. Сам король! Представьте только, я никогда не думал, что доберусь так высоко. После того, как он сделал мне предложение, был ли у меня выбор? Конечно, я мог отказаться, но взамен получил бы опалу, от которой сравнительно недавно успешно избавился. Думаю, все и так поняли, что я согласился. Была пышная свадьба, шикарное торжество. На помолвке, в Артерском соборе, были Лори с Дисом, я вас помню. Тогда, вы тоже должны помнить, новая королева сказала, что не желает, чтобы маркиз Рэнти-Аллар, носивший отныне имя герцога Рэнти-Аллар Артерского, был первым министром. Но я добился результата, о котором мечтал. После этого мне ничего не составило в скором времени исчезнуть, инсценировав нападение разбойников. А герцог Рэнти-Аллар Артерский остался. Погоревав о пропавшей "сестре" для виду, я стал налаживать отношения. Я перезнакомился со всеми возможными послами, королями и королевами, принцами и принцессами, стал правой рукой короля. Не смотря на то, что я не занимал должности первого министра, я оказывал на правительство огромное давление. Ни один закон не принимался без моего одобрения, все, весь мир был у моих ног.

И тогда появился ты, Лори. Ты предоставил суду платье, заботливо припрятанное мною в озере, в чаще. Ты посмел в чем-то обвинить королеву, не побоявшись наказания, ты бросил вызов мне, самой могущественной особе великого государства Истарк! Бросил... и выиграл. Тогда король, не глядя на меня, его жену, ни разу не навестив меня, когда я был под арестом в собственном доме, подтвердил, что я преступник межрасового уровня и велел расправиться со мной должным образом. Чтобы не подорвать опору, представлявшую собой высшее дворянство, он заключил со мной договор: я должен был сыграть свою последнюю и самую важную роль - роль королевского посланника, правой руки государя, герцога Рэнти-Аллар Артерского. Уже при выезде из Артера я был лишен всех титулов, и был лишь Энавасой, высшим полуразумным, результатом неудачного эксперимента, полудиким хищником, инстинкты которого иногда берут верх над разумом.

По положению о преступниках межрасового уровня, стража городов, через которые будет проезжать осужденный, должна быть предупреждена. Но сочли, что письмо посылать слишком опасно - дело может быть рассекречено. И что же тогда? Тогда привлекли королевского любимчика, барона Луора с непроизносимой фамилией. Его инкогнито внедрили в коллектив, а среди стражи Трарорта и Л-Атора были особые люди, знавшие барона лично. Таковыми были Этнор, тот стражник, друг вашего Ардора, и сама Белириас. Переговорив со своими агентами там, он тем самым давал понять, что нет никакой ошибки, и все идет по плану - преступник едет в Л-Сиаф.

Энаваса закончил длинную историю, снова уронив голову на грудь. Дис не мог вымолвить ни слова. Теперь он глядел вокруг и видел своих знакомых в совершенно новом свете. Он чувствовал себя обманутым, легко обведенным вокруг пальца. И Лори теперь не казался ему наемником, командир отныне видел в нем преданного королю барона. И Энаваса, всегда представлявшийся ему неженкой и белоручкой, ныне предстал перед ним опасным преступником, совершившим множество грязных дел. Рука Диса соскользнула с плеча ученого.

Охтакар вообще сидел как громом пораженный. Он переводил взгляд с Энавасы на Лори и обратно, и все никак не мог поверить, что герцог не шутит. Про Ана и говорить было нечего: тот и вовсе не знал, как реагировать.

- Не веришь, Охтакар, да? - тихо спросил герцог.

Он был еще слаб, но видно было, что противоядие действует.

- В доказательство я могу показать тебе тот самый знак, который выжигают у преступников межрасового уровня. Обычно, выжигают на плече или на уровне нижних ребер, но, зная меня и мои...кхм, пристрастия ходить без верхней одежды, выжгли там, где наверняка не видно, если не знать, куда смотреть.

С этими словами Энаваса тряхнул волосами, опустив голову вниз. Часть шеи, переходящая в затылок, была у него выбрита, и там находился четко выжженный знак: круг, разделенный линиями на шесть равных частей, каждая из которых символизировала одну из разумных рас, а вокруг тянулась тонкая витиеватая линия, напоминающая кованую решетку. Пару минут герцог сидел, не двигаясь, позволяя рассмотреть знак вблизи, а потом вновь поднял голову, и волосы тут же скрыли страшную метку.

- Нет, Энаваса, нет же... - пролепетал ученый, робко протягивая к нему руку, - Ты не мог... Как так...

- Охтакар, - серьезно сказал тот, отстраняясь от него, - Стал бы я врать...

Капитан, заснувший в кресле еще несколько минут назад, встрепенулся.

- Вы закончили выяснения отношений, я так понимаю? - поинтересовался он.

- Да, - отрывая взгляд от ученого, сказал герцог, - Мы закончили.

- Тогда, прошу в камеру, господин дважды преступник межрасового уровня.

- Трижды. Трижды преступник. Статус преступника межрасового уровня дают либо за убийство, либо за два содействия в убийстве титулованного лица. Я же содействовал раза четыре, плюс - убил маркиза Рэнти-Аллар. Так не преуменьшайте мой новый титул.

Гордо вскинув голову, Энаваса поднялся без помощи стражи и так же гордо прошествовал под конвоем стражников прочь из апартаментов. В комнате повисла тишина. Охтакар сидел, пялясь прямо перед собой невидящим взором. Дис, психика которого оказалась покрепче, тоже был подавлен, но все-таки сохранил рассудок. Он постарался собраться с мыслями.

- Какова наша текущая задача, капитан? - обратился командир к коллеге.

- Что ж, командир Дисгорт, езжайте обратно в Артер, по приезде доложите королю, что все сделано в лучшем виде. Если хотите, можем выпить за успешное завершение такого серьезного дела.

- Нет, спасибо, я не приверженец такого времяпрепровождения, - вежливо отказался Дис.

- Ага, - подтвердил Лори, - Выпейте со мной, капитан, если хотите. Я составлю вам прекрасную компанию в этом деле, как профессионал говорю.

- Думаю, обойдемся без этого, - прервал его командир, - Завтра же мы уедем отсюда. Не могли бы вы чиркнуть пару слов, чтобы нас приняли в Л-Аторе?

- Да, да, конечно, - немного рассеянно ответил тот, подаваясь вперед к столу и беря в руки перо, - Возможно, вам нужна некоторая сумма денег, чтобы доехать обратно?

- Нет, в этом нет нужды, - Дис покосился на Охтакара, по-прежнему сидящего как сломанная кукла, - Благодаря нашему лекарю, денег у нас достаточно.

- Хорошо, - сказал тот после паузы, во время которой писал что-то на пожелтевшей бумаге, - Рекомендательное письмо предъявите страже Л-Атора или лично Белириас.

- Так вы ее знаете, - весело воскликнул Лори, - Та еще стерва, а?

- Да, барон Луор, я тоже не разделяю симпатии к ней. Что поделать, она правительница.

- Что-то мне подсказывает, что незаконная.

- Л-Атор когда-то был великим и процветающим городом, а потом как-то... запустел, - капитан деликатно кашлянул, - Так получилось. Полная анархия творилась, и власть занял тот, кто первый спохватился.

- В любом случае, - прервал их Дис, - Думаю, нам пора. Мы выезжаем завтра, капитан, спасибо за теплый прием.

Не дожидаясь реакции, командир резко поднялся и, взяв рекомендательное письмо, вышел из апартаментов, на ходу взяв Охтакара и рывком вытянув за дверь. Тот безвольно поплелся следом. За ними вышел Ан. Лори догнал их у выхода.

- Значит, завтра утром, да? - спросил он.

- Да, на рассвете, - кивнул Дис.

Ближе к вечеру в таверну заявились стражники и сказали, что преступник требует к себе Охтакара.

- Как поглядишь на него, так кажется, что помрет от горя, - сказал один из них, - Все повторяет: "Охтакар, Охтакар". Сделайте с ним что-нибудь.

Ученого, по-прежнему находящегося в безвольном состоянии, проводили в корпус стражи и привели в подвал. Там, в тесной камере, напоминающей клетку для большого зверя, подпираемую деревянными сваями, вжавшись в дальний угол, сидел Энаваса. Увидев Охтакара, он вскочил и прижался к холодным железным прутьям. Их оставили одних.

- Энаваса, - ученый тоже прильнул к решетке, сжав холодные руки герцога, - И все это время ты молчал! Ты молчал, ни слова не сказал мне! А если бы сказал раньше, я бы сделал противоядие.

- Нет, нет, - горячо зашептал тот, - Ты бы не смог, Охтакар, противоядие так просто не изготовить. Тонкое дело. Этот яд... он особенный. Правительство Истарка хорошо позаботилось об этом и заказало яд в Хетаре.

- Что? - возмутился ученый, - Хетара не производит ядов.

- Он разрабатывался в самом центре Иннианата, - горько продолжал герцог.

- Нет, не может такого быть, - уже не очень уверенно возразил тот.

- Может, Охтакар, я уверен, ты уже догадался.

- Но... нет, нет, никак нет!

- Да, да.

- Нет! Это невозможно!

- Возможно, Охтакар. Ты сам, собственной персоной, разработал его. В ГИММИ, в своей лаборатории.

- Нет, - сокрушенно прошептал ученый, - Нет... Я не мог.

- Представь себе, - всхлипнул Энаваса, - Как тяжело мне было сознавать, что меня убивают тем, что создал ты, даже не подозревая об этом.

- Знал бы я...

- Но ты не знал, - голос герцога приобрел силу, - Мы больше не встретимся, я никогда больше тебя не увижу. Я знаю, что, вероятно, выживу на Драконьей Земле, но стоит ли жить там, в лесах, скрываясь от драконов, в полном одиночестве, тешась лишь воспоминаниями о былой жизни?

- Что ты хочешь этим сказать?

- Я хочу попрощаться. Никогда в жизни я не испытывал того, что чувствую сейчас. Мне легче от того, что ты все знаешь теперь, молчать во время всего путешествия мне было сложнее. Но я понимаю, приближается час разлуки. Я был так счастлив вновь находиться рядом с тобой, я вновь почувствовал вкус давно забытой жизни, жизни с искренними эмоциями. Я не могу передать словами все, что чувствую, Охтакар, но я хочу лишь, чтобы ты помнил обо мне. Чтобы там, вдалеке ото всех, наедине со своими мыслями и воспоминаниями, я был уверен, что хоть кто-то обо мне хорошо думает. Хотя, возможно, теперь ты обо мне хорошо не думаешь...

- Энаваса, - ученый вжался в решетку, чтобы быть как можно ближе к герцогу, - Я каждый день думал о тебе, я вспоминал тебя постоянно. И теперь, когда эти воспоминания лишь окрепли, ты думаешь, я смогу вновь смириться с разлукой? Я найду способ вернуть тебя, чего бы мне это ни стоило.

- Мы оба понимаем, что с Драконьей Земли не возвращаются, - покачал головой тот, отстраняясь от решетки и освобождая руки от рук Охтакара, - Это конец, Охтакар. Прости. Я много не сказал, что хотел, но, видимо, не суждено. Однажды я уже пошел наперекор судьбе. Настало ее время отыграться.

Энаваса еще не закончил говорить, как опять появились стражники и силой выволокли ученого из подземелья.

- Хватит разговоров, - сказал один из них, выставляя его за ворота корпуса стражи, - Преступник есть преступник. Мы и так нарушили закон, дав ему возможность увидеть вас.

- Что? - опешил тот, тщетно пытаясь вырваться, - Вы дали мне лишь перекинуться с ним парой слов!

- Вот и хватит! Лучше вам забыть его, он - бездушное животное, - отрезал другой.

Постояв пару минут перед закрытыми воротами корпуса стражи, Охтакар поплелся в таверну. Уже настала ночь, и народу на улицах было мало. Поплутав по переулкам, ученый все-таки нашел заведение и, не сказав ни слова удивленному Лори, праздно восседающему за столом с кружкой пива, ушел прямо в комнату и заснул, как только его голова коснулась подушки.

Глава 36.

На рассвете Дис проснулся от неясного чувства тревоги. Всю ночь он то просыпался, то вновь ненадолго забывался дремотой. Ан уже сидел на кровати, потягиваясь. Он вставал так каждое утро. Охтакар, как всегда, сопел, обнимая одеяло. Командир печально вздохнул, снова вспомнив Энавасу. То, с каким отчаянием и искренним сожалением герцог рассказывал о себе, надолго запомнилось Дису. Это был еще один урок, один из моментов, которые остаются, как выразился Рос "в Вечной Памяти". Стряхнув с себя уныние, командир решительным движением поднялся на ноги: сказалась типичная командирская привычка - не показывать чувств перед подчиненными, чтобы не вызвать в их рядах те же самые чувства, подрывающие дисциплину.

- Собирайтесь и поехали, - сказал он резко, - Не время рассиживаться. Время идет, а до наступления зимы нам надо быть в Артере.

Лори встал на удивление бодро. Дис вообще не узнавал его после того признания. Казалось, все что было в нем от наемника, тут же выветрилось, а остался только барон, спокойный, сдержанный и воспитанный, чем Лори-наемник похвастаться не мог.

Охтакара пришлось буквально стаскивать с кровати, но, в конце концов, он все-таки смог стоять на ногах. Вчерашнее потрясение здорово отозвалось на его внешности. Он побледнел еще больше, сетка голубых вен выделялась на его руках, шее и даже лице, под глазами залегли глубокие тени.

- Соберись, Охтакар, в жизни всякое бывает, - тихо сказал Дис, кладя ему руку на плечо.

- Я хочу быть человеком, - сказал тот севшим голосом, понурив голову, - Чтобы когда-нибудь весь этот кошмар закончился.

- Мы - высшая раса. Вечная жизнь дана нам с расчетом на то, что мы ее вынесем. Не сдавайся.

Солнце застало отряд уже на выезде из Л-Сиафа. Оно и раньше мелькало сквозь текущие по небу облака, но теперь озарило окрестности ярким, уже дневным, светом. Город ответил ему множеством ярких бликов - ночью опять шел дождь. Вокруг жизнь продолжала свой размеренный ход: ехали мимо повозки, далеко за пределами города по лугам рассыпались стада овец, внизу, на побережье, подернутом влажной дымкой, суетились рыбаки, снаряжая свои суда. Там царило оживление: по пристани сновало множество огней, хотя и так было светло. Стражники отрядами выстраивались вдоль всей гавани, будто на парад, а между ними шел еще один отряд, ведущий трижды преступника межрасового уровня - светлые волосы Энавасы явственно выделялись среди серой каменной кладки. Дис поспешно отвернулся, поторопив Охтакара.

У стены стражи не было, даже толпа была только в пределах города. Выехав за границу города, отряд оказался в полном одиночестве на дороге, по краям которой тянулись луга, а вдалеке зеленел лес.

- Пусто как-то, - вздохнул Ан, - Я думал, людей будет больше, а мы совсем одни...

- Не совсем, - раздался за их спинами знакомый голос.

Обернувшись, Дис увидел Алкора в компании троих неизвестных ему людей. Тот стоял, скрестив руки на груди, и сверлил взглядом отряд. Остальные были не менее самоуверенны.

- Придурки, - припечатал Лори после нескольких минут напряженного молчания, - Вечно все самому делать.

С этими словами стрелок моментально соскочил со своей лошадки, обнажая кинжал. Дис тут же выхватил меч, краем глаза заметив, как компания Алкора двинулась к Охтакару. Он кинулся к ученому на подмогу, но Лори сильным движением руки сдернул его со скакуна. Командир упал на пыльную дорогу и тут же попытался нанести удар, но тот легко отскочил и так же легко увернулся от копья, метко брошенного Аном. К тому времени Алкор с помощниками уже держали Охтакара, тщетно пытавшегося вырваться. Лори быстро кивнул им и, оставив Диса, ринулся к Ану. Таким же резким движением он сдернул светлого эльфа с взбесившейся лошади и, помедлив долю секунды, сильно нанес удар кинжалом. Ан без движения рухнул на землю. Диса захватило целое море чувств. Лори жестоко обманул его доверие, но сейчас, безжалостно прикончив своего лучшего товарища, стрелок почему-то не спешил расправиться с оставшимися в живых командиром и ученым. Напротив, он убрал кинжал и отряхнул руки от пыли. Поймав ничего не понимающий взгляд Диса, он снисходительно усмехнулся, взглянув на него сверху вниз.

- Советую тебе не сопротивляться, - сказал он, рывком поднимая командира с земли, - Я не убью тебя, даже не покалечу, и психику твою я тоже не трону. Ты мне нужен таким, какой ты есть сейчас. Охтакар, - стрелок повернулся к ученому, - Ты тоже нужен мне в полном здравии и рассудке. Постарайтесь сохранять спокойствие, мальчики.

Похлопав Диса по плечу, Лори повернулся к нему спиной и спокойно поправил упряжь на лошадке, как будто даже не допускал мысли, что после всего этого командир может попытаться его убить. Отряд Алкора отпустил Охтакара и разделился: двое начали обыскивать ученого, двое - Диса.

- Алкор, что все это значит? - спросил командир парня, проворно извлекающего у него меч из ножен.

- Все хорошо, - отозвался тот, рассматривая лезвие и пробуя его пальцем, - Планы несколько меняются, но мы твои друзья. Ты не должен нас бояться и воспринимать враждебно.

- Ваше поведение заставляет думать об обратном, - вставил Охтакар, у которого уже отняли все метательные кинжалы.

- Не бери в голову, - сказал Лори, по-хозяйски прохаживаясь между ними, - Мы не могли поступить иначе. Вот скажите мне, согласились бы вы ехать со мной за тридевять земель, возможно, на верную смерть?

- Нет, конечно, что за вопросы, - фыркнул ученый.

- Вот видишь. А так у тебя не остается выбора, - заключил стрелок, вспрыгивая на свою лошадку, - На самом деле, все не так плохо для тебя, Охтакар. Ты - моя личная инициатива, так сказать. Главной целью сего похода для меня был Дис. Вот ему придется выполнить свою работу как никогда хорошо. Единственное, что могу сказать, он, по сути, будет защитником всего материка. Его задача - не провалить миссию.

- Обнадеживает, - пробормотал командир, садясь на своего скакуна, - Хоть скажи, куда мы направляемся?

- Чуть южнее, в засекреченный объект, - важно ответил Лори, пуская лошадку прочь с дороги, в луга, - Там мы быстренько переправимся на Драконью Землю, а вот уже там начнется кульминация нашей операции.

- На Драконью Землю? - опешил ученый, - Ты сумасшедший? Как мы можем туда доплыть? Ни один корабль не ходит туда, за исключением того, который возит преступников межрасового уровня!

- Я же сказал, все засекречено, - как маленьким детям объяснил стрелок, - У нас там такая промышленность! Мы поплывем на самом лучшем корабле, который прислал нам Мрак. Это его заказ, если что, Дис. Ты ему очень нужен и, думаю, он сделал правильный выбор, остановившись на тебе.

С этими словами Лори присвистнул своей лошадке, и она понеслась резвой рысью. Дис с Охтакаром, сопровождаемые отрядом Алкора, припустили следом. Не успело одно приключение кончиться, как началось другое, не в пример опаснее первого. Командир не знал, что и думать. Все смешалось. Кто же такой Лори? Наемник, служащий некоему Мраку или все же барон на службе у короля? И кто такой сам Мрак? Откуда он знает Диса и почему так хочет видеть его? Как он смог укрепиться на Драконьей Земле, ведь там, по рассказам, живут вечно голодные неуправляемые твари, зовущиеся драконами? Почему миссия Диса - спасти этот материк? И в чем она заключается? И что же все-таки значит та фраза Гелтиоса времени мало?

Столько вопросов, и ни одного ответа.

Конец первой книги.


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"