Федорова Елена Юрьевна: другие произведения.

Возьми моё сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.16*4  Ваша оценка:


  
  
  
   ВОЗЬМИ МОЁ СЕРДЦЕ
  
  
  
  

ПРОЛОГ

1

   Выйдя из-за туч, луна осветила могилы и старый, дремучий лес, окружавший кладбище. Вдоль ограды росли дубы и их тяжёлые ветви склонялись до земли. Корни, вылезая из чернозёма, переплетались друг с другом, образуя замысловатые узоры. Всё здесь выглядело древним. Выветрившийся камень на могилах, покосившиеся кресты, буйно разросшаяся трава. Тут и там виднелись вкрапления диких полевых цветов. Ворота жалобно скрипели при каждом порыве ветра. Но кладбище лишь казалось заброшенным, приглядевшись, можно было заметить несколько свеженасыпанных могил. Видимо этим кладбищем всё ещё пользовались. И пользовались совсем недавно.
   Два мужика сидели под дубом, вжавшись в корни. Дуб стоял возле ограды. За ним темнел лес, перед ним простиралось кладбище. Ночь была тихой и тёмной. Полная луна висела низко над землёй, но ни единой звезды на небе не было.
   - Слышь, Иван, - зашептал один из сидящих другому, - может, пойдём домой, не придет она сегодня. - Семён поёжился, на сердце было тяжко.
   - Сиди тихо и следи за дорогой. Договорились следить до рассвета, значит, до рассвета будем сидеть. - Иван чувствовал лишь лёгкий азарт. А нытьё напарника ужасно раздражало.
   Они надолго замолчали. Очень хотелось, что бы ночь прошла спокойно. В конце - концов, может же ведьма для своих шашней выбрать другую ночь. Хотя как не крути, а сегодня полнолуние. Семён тяжело вздохнул, ну почему ему так не везёт! Мало того, что ему выпало сторожить кладбище в полнолуние, так ещё и в напарники Ваньку дали! А всем ведомо, что Ванька любит лезть на рожон. Эх, да ежели Ванька ведьму увидит, он же на неё с голыми руками попрёт.
  -- Вань, а что будем делать, ежели придёт она сегодня? - Семен всё никак не мог успокоиться.
  -- Как что? Схватим, свяжем и понесём в деревню!- Ивана очень удивил вопрос, ведь они всё обсудили перед выходом.
  -- Ну а ежели она тебя молнией шарахнет, ведьма всё-таки? - А вот такой поворот событий они явно не учли.
  -- Сёма, а ты голова! Хм -хм. - Тут Иван был полностью согласен с другом. Храбрость - это хорошо, но нужно уметь отличать её от глупости.
  -- Может, просто проследим за нею, узнаем кто она. - Семён был практичным мужиком.
  -- Расскажем мужикам, пущай они голову ломают, как ведьму ловить. - последнее слово всё же оказалось за Иваном.
   Вновь наступила тишина. Семён с облегчением вздохнул и поёжился. Хорошо, что поговорили. Теперь можно ждать спокойно. И надеяться, авось пронесёт. Стало совсем темно. Луна скрылась за тучами, на небе не видно ни одной звезды. Ну, придёт сейчас ведьма, да как же её увидишь в такой темноте! Вон Ванька рядом сидит, а и не видно его вовсе.
   Василиса шла, не торопясь, она наслаждалась покоем окружавшим её. Русая коса, перекинутая на грудь, слегка поблёскивала в неверном свете луны. Лёгкий ветерок приятно освежал кожу. Тропинка бежала среди деревьев, уводя в глубь леса. Там, на опушке, она разделялась на две тропинки, одна из которых спускалась прямо к ограде кладбища, к маленькой угловой калитке. Тропинкой этой пользовались часто. Конечно, путь по дороге был намного удобнее, но гораздо длиннее. А маленькая стёжка, вьющаяся среди деревьев, сокращала путь почти в два раза. Василиса не боялась пропустить поворот, ночное зрение ни разу не подводило её. Впрочем, по этой тропинке она могла пройти с закрытыми глазами. Каждый месяц, с тех пор как ей исполнилось двадцать, Василиса ходила на это кладбище. Упыри, поднимаясь из могилы, первым делом встречались с Василисой и осиновым колом, впрочем, это было также и последним, что они видели в своей крохотной вампирской жизни. Несмотря на то, что последнего упыря Василиса убила год назад, она каждое полнолуние ходила на кладбище. Вася была очень ответственной ведьмой, и в её деревне, в соседних, впрочем, тоже, давно не случалось странных смертей, никто не пропадал бесследно. Жизнь стала тихой и спокойной. Именно это спокойствие и тревожило Василису. Ей оно казалось затишьем перед бурей. Какая-то смутная угроза висела в воздухе. А тут ещё письмо от Катерины. Сестра умаляла приехать, её вторая беременность протекала тяжело, сильные боли приковали к постели. И Василиса собиралась поехать к сестре с первой же оказией.
   Очнулся Семён внезапно. Луна вышла из-за туч, и заливала кладбище, каким-то странным мертвенным светом. Семёну стало жутко, ужасно захотелось домой. Вдруг какой-то звук насторожил его. Хруст повторился. И в тот же момент Семён увидел её. Нет, не может Василиса быть ведьмой. Слишком хорошо Семён помнил, как ухаживала она за ним, когда в прошлом году его порвал медведь. Нежные руки, добрая улыбка. Разве может ведьма быть такой? Нет, Василиса не ведьма, а зачем она пришла ночью на кладбище, так это не его ума дело. Кто-то толкнул его, и Семён похолодел. Ванька!
   Ивану были чужды сентиментальные настроения Семёна. Раз гуляет ночью по кладбищу, значит ведьма. И никаких тебе размышлений о доброте и ласке. В жизни Ивана всё было чётко и просто. Два цвета: чёрный, белый, и никаких полутонов. А Василиса спокойно расхаживала по кладбищу, как средь бела дня. "И не страшно ей!", - с восхищением подумал Семён. Сорвав несколько травинок, Василиса направилась к новым могилкам. Остановилась возле них, как будто ожидая чего-то. Так и простояла она, не шелохнувшись до самого рассвета. А затем спокойно пошла к угловой калитке. Прождав после ухода Василисы с полчаса, мужики тронулись в обратный путь. Семёну было тяжело. Он прекрасно понимал, что будет дальше. Василису схватят, свяжут, выволокут на площадь посреди села и сожгут на костре. Её даже не будут ни о чём спрашивать. И уж, конечно, никто не заступится за неё. Попытка заступиться за ведьму может закончиться только одним. Храбрец (или безумец) будет гореть на том же костре, что и Василиса, хотя, возможно ему разожгут персональный костёр. Семён храбрецом не был (безумцем, впрочем, тоже). Он все еще не знал, как поступить, когда они с Иваном подошли к околице. Увидев избу Василисы, Семён принял решение.
  -- Слышь, Иван, иди вперёд, а я тут по нужде отойду. - он хотел избавиться от Ивана хотя бы на несколько минут.
  -- Да я подожду. - Иван был полон благородных намерений и не хотел оставлять друга одного. Тем более сейчас, когда по селу бродит ведьма. И как они сразу её не распознали!
  -- Иди вперёд, Вань, не могу я, когда над душой стоят. - Семен был непоколебим. Ну не ребёнок же он. В конце то концов.
  -- Ладно, поторопись. - скрипя душой Иван уступил. Он и сам не любил, когда кто то стоит над душой.
   Ванька не торопясь, пошёл вперёд, стараясь не оглядываться назад каждую минуту. Дойдя до угла дома, он и вовсе успокоился. В конце концов, Василиса живёт в их деревне не первый год, и если бы хотела убить Семёна, то давно бы уже это сделала.
   Семён зашёл за ближайший забор и, пригнувшись, бросился бежать к дому Василисы. Слава богу, хоть бежать было недалеко. Подбежав к избе, он неистово забарабанил в окно.
  -- Открой, Василиса, это я, Семён. - Семен ужасно волновался, а Василиса, как назло не торопилась открывать. Семену начало казаться, что Иван обо всём догадался и сейчас его схватят. Как говориться, с поличным.
  -- Что случилось? - Василиса открыла дверь. Она была полностью одета и совершенно не выглядела взволнованной.
  -- Уходи, Василиса. Беги от сюда, прячься, - сказав это, Семён кинулся назад.
   Василиса растерялась. Уходить, куда? И зачем? Что произошло? Немного поразмыслив, Василиса всё-таки начала собираться. Семён был серьёзным мужиком и не стал бы срывать её с места просто так. На то, что бы сложить вещи, ушло не больше часа. Бросив взгляд в окно, Василиса опешила. Или она слишком долго копалась, или произошло нечто из ряда вон выходящее.
   2
   Умирать Василиса не хотела. Слишком молодая, она ещё не проведала сестру, не подержала на руках племянника. Да мало ли чего ещё можно сделать в жизни! Поэтому, увидев в окно, как к её дому идут мужики, она испугалась. У них были крепко сжаты губы, насуплены брови. Руки сжимали топоры, вилы, а то и просто дубинки. Вслед за мужиками тянулись бабы. У многих из них она принимала роды. А скольких ребятишек выходила. Но сейчас она видела лишь чужие, искажённые злобой, лица. Над селом витал дух убийства. Эти люди шли убивать, убивать её. Василиса почувствовала себя дичью, попавшей в западню. Из глаз хлынули слёзы, пальцы дрожали, сердце билось так, что казалось, вот-вот выскочит из груди. Поэтому на простейшее заклинание ей потребовалось не меньше пяти минут. Наконец защитный купол накрыл дом и прилегающий двор. Прозрачный, почти невидимый, он слегка подрагивал, больше всего, напоминая застывшую воду.
   Мужики озадачено остановились перед препятствием, возникшим, казалось, из ниоткуда. Кто похрабрее попробовал проткнуть купол вилами. Прогнувшись, купол оттолкнул вилы назад. Если до сих пор в душе у некоторых и были сомнения в том, что Василиса ведьма, то теперь их не осталось.
   Бабы начали шуметь, требовать решительных действий. Мужики не знали, что делать. Купол решительно не желал гореть, все кидаемые предметы отталкивались от купола и возвращались назад. Ванька попытался пролезть сам, купол прогнулся, а потом вытолкнул его. Посовещавшись, послали в соседнее село за подмогой. Вокруг дома развели костры. Уходить никто не собирался.
   Василиса, вволю наплакавшись, наконец, успокоилась. У тебя всегда есть выбор, просто не всегда ты можешь решить, что именно выбрать. И поэтому за тебя выбирают другие люди. Василиса вздохнула, да ... выбор есть, гореть на костре, слушая издёвки людей, покой и жизнь, которых она оберегала, или уйти из жизни до того, как ослабнет защитное заклинание. Пусть умрёт тело, но сила останется жить, жить и ждать.
   Ну, что ж, решение принято. Василиса достала нож, книгу заклинаний и небольшую деревянную чашу. Она уколола палец и выдавила в чашу несколько капель крови. Затем, сосредоточившись, представила, как чистая сила собирается в её ладошке. Наконец на кончиках пальцев заблестела голубая мана. Она бережно стряхнула ману в кровь. Василиса взяла пестик и стала тщательно растирать кровь с маной. Напрошенная слеза скатилась по щеке и упала в чашу. Василиса вздрогнула, решила, было, начать заклинание заново, но передумала. Времени осталось мало, да и силы на исходе. Заклинание было сложным, все описания - теоретическими, Василиса никогда не слышала, что бы кто-либо применил его на практике. Ведь последним ингредиентом была жизнь заклинавшего, её жизнь. Возможно, эта мысль пришла как-то внезапно, заклинание использовалось чаще, чем она думала. Просто некому было описывать последствия.
   3
   - Вот увидишь, всё получится просто замечательно. Это не может не сработать. Люди такие наивные, - говоривший откинулся на спинку стула и засмеялся. Седые волосы, синие глаза, высокие скулы и обаятельная улыбка. Высокий, гибкий, с какой-то неизъяснимой кошачьей грацией. Никто не признал бы в нём вампира. Лишь очень бледная, почти белая кожа выдавала Джеймса. И всё-таки, встретив его на улице, люди не подозревали, какое чудовище скрыто в нём. Джеймс был жесток. Многие вампиры убивают, что бы выжить. Но Джеймсу нравился сам процесс. Ему нравился страх, застывший в глазах жертвы, нравилось чувствовать власть над чужой жизнью. Может быть именно поэтому, невзирая на молодость, он пользовался огромным авторитетом среди вампиров. Лишь Хильда и Вампириус называли его Джеймсом, для остальных вампиров он был Мраком, Седым Мраком. Вампир, первым назвавший его так, давно рассыпался в порох. Но кличка прижилась, постепенно вытеснив имя. Хильда, сидевшая рядом, гордилась им. Несмотря на скандинавское имя, Хильда напоминала цыганку. Длинные, иссиня-черные волосы и пронзительные карие глаза. Она обладала даром предвидения и, может быть поэтому, казалась слегка ненормальной. Тридцать лет назад она обратила Джеймса. И не разу не пожалела об этом. С ней он был нежен. Но не это главное, ей он был предан, подчиняясь всем её желаниям и выполняя любые капризы. А преданность и верность Хильда ценила превыше всего.
   Дверь отворилась, и в комнату вошёл Вампириус, глав клана "крыльев", к которому принадлежали и Хильда и Джеймс. Клан был слишком маленьким, даже по скромным вампирским меркам. И может быть именно поэтому отношения в нём были немного семейными, если это понятие уместно по отношению к вампирам. Вампириус был стар. Слишком стар, даже для вампира. Настолько стар, что даже забыл своё настоящее имя. Иногда он утверждал, что видел живого Гомера, но ему никто не верил. Руки и ноги Вампириуса деформировались, пальцы окостенели и практически потеряли гибкость. Кожа Вампириуса была странного тёмно серого цвета, напоминая придорожную пыль. Он был силён, как бык, но для охоты уже не хватало быстроты. Впрочем, Вампириус уже давно сам не охотился. Людей приводили ему новообращенные вампиры. Хильда с грустью посмотрела на Вампириуса, она ещё помнила каким он был совсем недавно, буквально двадцать лет назад. А теперь он сильно изменился и эти изменения ужасали.
   - Хильда, рад тебя видеть. Надеюсь, вы с Джеймсом придумали, как решить нашу проблему? Я уверен, что эта ведьма, последняя, владеющая заклинанием "истинного возраста". И умереть она должна до того, как передаст кому либо знания о нём. Не хочу, что бы труд всей моей жизни пропал напрасно. К тому же я поклялся, что уничтожу всех, знающих его. - Он грузно прошёлся по комнате и уселся в кресло воле окна.
  -- Переезжай жить к нам. Что ты забыл в этой дыре? - Хильда расправила складки на юбке, и в который раз пожалела, что не может увидеть себя в зеркале.
  -- Как ты можешь такое говорить, ведь я рассказывал тебе о своей работе! - Вампириус повернул своё каменное лицо к Хильде и в удивлении поднял брови.
  -- Вампириус, - Джеймс не смог остаться в стороне от разговора, - неужели ты всерьёз думаешь, что кого-то заинтересуют твои вампирские изыскания?
  -- Джеймс, как ты можешь такое говорить! - Хильда бросилась на защиту своего прародителя.
  -- Оставь, Хильда, я сам. - Вампириус кряхтя, уселся в кресле поудобнее. - Ты слишком молод, Джеймс, чтобы судить об этом. Моя работа не просто "вампирские изыскания" - это серьёзно обоснованный научный труд.
  -- Ну и в каком университете ты собрался получить докторскую степень? - Джеймс откинул голову назад и засмеялся. Его смех был столь заразителен, что Хильда не выдержала и улыбнулась в ответ. Но, увидев выражение лица Вампириуса стерла свою улыбку.
  -- Не смейся, Джеймс. Моя работа написана о вампирах и для вампиров. Подтолкнуло меня к этому труду пророчество Хильды. - он бросил остерегающий взгляд в сторону своей протеже. - Когда ты станешь постарше, Хильда расскажет тебе о нём. Наше племя, как вид не изучено и поэтому я решил внести свою скромную лепту. Как ты думаешь, сколько может обходиться зрелый вампир без свежей человеческой крови? А сколько людей может обратить вампир за месяц?
  -- Ну, это всем известно. - Джеймс был уверен, что знает о вампирах всё.
  -- И?
  -- Одного, а потом целый месяц нужно восстанавливать силы.
  -- А в каком возрасте наступает окостенение мышечной ткани?
  -- А сколько вампиров доживает до этого возраста? - Джеймсу начал надоедать этот спонтанный экзамен.
  -- Это тоже проблема. Многие вампиры беспечны, им не хватает осторожности. - это была любимая тема поучительных разговоров Вампириуса. И Хильда шутя закатила глаза, стараясь впрочем, что бы Вампириус не заметил этого.
  -- Осторожность! Осторожность и трусость! - оставь это людям, Вампириус. Джеймса осторожность раздражала. Он считал, что вампирам позволено всё. А Хранители это так, досадное недоразумение.
  -- Ты не прав, ты очень не прав, Джеймс. Ты путаешь осторожность с беспечностью, трусость со здравым смыслом. Мы вымираем как вид, с каждым годом вампиров становится всё меньше и меньше. И кто виноват в этом? Вампир, который хочет дожить до глубокой старости, должен быть хитрым и изворотливым. Сила и ловкость - сущность вампиров, но иногда этого мало. Нужно очень внимательно подходить к отбору новообращённых вампиров. Не каждый человек достоин этого. Иногда я жалею, что вампиры не размножаются как люди. Хотя в одном свитке я нашёл очень интересный случай.
  -- Вампириус, - Хильда ужаснулась и разозлилась одновременно. Сколько бы времени не проходило, но, стоило Джеймсу и Вампириусу собраться в одной комнате, как начинался бессмысленный спор. Причём тема совершенно значения не имела. Взгляды Джеймса всегда были противоположны взглядом Вампириуса. - ты ещё скажи, что мы должны рожать детей как женщины!
  -- Нет, что ты! Просто женщина родила ребёнка от вампира. Каким образом она забеременела? Вот, что меня волнует. Хотя я так и не понял, кем был родившийся ребёнок. Человек или вампир? Впрочем, факт рождения интересен сам по себе. И я как раз над этим работаю
  -- Вампириус! Ты несёшь полный бред. Мы, вампиры, высшая раса. А люди созданы для того, что бы нам было что кушать, - он подмигнул Хильде, стараясь привлечь её на свою сторону. - ну и иногда пополнять свои ряды. А ещё, - Джеймс плотоядно улыбнулся. А Хильда задумалась над тем почему же она постоянно сидит и выслушивает эти бесконечные споры. Она немножко даже помечтала о том как встанет и выйдет. Можно даже хлопнуть дверью, посильнее. На Яву же она так и осталась сидеть на месте. Просто напросто побоявшись оставить Джеймса наедине с Вампириусом. - с ними можно поразвлекаться, внести небольшое разнообразие в нашу долгую, долгую жизнь. А что в этом может быть интересного в твоих изысканиях?! Попробуй написать о том, в каком возрасте у вампиров начинается старческий маразм.
  -- Джеймс, ты забываешься, - Хильда подскочила со своего места как ужаленная, её опасения начали сбываться. Не будь её рядом за такое хамство вампириус запросто может убить Джеймса или, неизвестно, что хуже, запереть на несколько лет в камеру. - Вампириус обратил меня, и я никому не позволю оскорблять его. Даже тебе, - Хильда повернулась к Вампириусу, ей ужасно надоела эта роль посредника, но другого выхода не было. - давай не будем обсуждать твою работу, в ней действительно много непонятного. Мы лучше прочитаем её в законченном виде. А сейчас послушай, какой план придумал Джеймс.
  -- План прост, как всё гениальное, - Джеймс приосанился, он испытывал лёгкую гордость за свой план. - прошлым вечером я сходил в кабак и рассказал этому мужичью о том, что у них в округе живёт ведьма. Я даже предложил им подежурить на кладбище.
  -- Думаешь, они тебя послушают? - Вампириус отнёсся к плану Джеймса скептически. Он посмотрел на Хильду. За последние годы он привык полагаться на её мнение. Хильда чуть заметно кивнула головой.
  -- А я переоделся монахом. Рясу мы привезли с собой. - Да, это был сильный ход. У Вампириуса развеялись последние сомнения. И он даже снизошёл до того, что бы похвалить Джеймса:
  -- Ну что ж, ты далеко пойдёшь, Джеймс. Не забудьте перед отъездом обратить для меня парочку вампиров. Пойду, слишком много времени я потерял на разговоры с вами. - он кряхтя поднялся со своего места и направился к выходу. Но был остановлен вопросом Джеймса.
  -- Вампириус, когда у тебя день рождения? - Джеймс смиренно улыбался со своего места.
  -- ??? - Вампириус слегка приподнял бровь, ожидая от Джеймса подвоха, и он не ошибся.
  -- Мы привезём тебе в подарок профессора. - Джеймс засмеялся, довольный своей шуткой.
   4
   Катерина теряла силы. Василиса не приезжала, и помощи ждать было неоткуда. Поэтому, когда муж принёс ей крест и книгу Василисы, Катерина не удивилась. Она прижала вещи к груди и горько заплакала. Странно, но вместе со слезами уходила боль. Вволю наплакавшись, Катерина успокоилась. Внезапно она почувствовала себя абсолютно здоровой. Боль прошла, как будто её и не было. Мысленно поблагодарив сестру за последний дар, Катерина надела крест и поспешила в горницу. За столом вместе с Василием сидел незнакомый мужик.
   - Садись, Катюша, помяни сестру, - Василий с трудом сдерживал слёзы. Он помнил Василису юной и беззаботной. И в голове просто не укладывалось, что её больше нет.
  -- А Вы, - Катя обратилась к мужику, сидевшему напротив мужа, - это Вы привезли...
  -- Да ты сядь, Катюша, поедим, помянем сестричку, а уж потом послушаем, что там произошло. Василию казалось. Что после рассказа он забудет живую Василису и ему хотелось оттянуть этот момент. Может, это глупо. Может, это смешно. Василию хотелось побыть одному, но он прекрасно понимал, что не может себе этого позволить. Кстати, - муж ткнул пальцем напротив, - его зовут Семён.
   Катерина послушно села. Все молча приступили к еде. Ели медленно, неторопливо, каждый по своему оттягивая неизбежное. Наконец, покончив с едой, Семён приступил к рассказу.
  -- Не знаю даже с чего начать. Накануне мы сидели в кабаке. К нам на лавку подсел монах, завёл разговор о всякой нечисти, о ведьмах. Под конец разговора сказал, что ведьма есть и у нас в округе. Мы смеялись над ним, ведьма у нас? Откуда! А он предложил подежурить на кладбище. Как-то странно, но мужики сразу согласились. Мы разбились на пары. Мне с Ванькой выпало дежурить первыми. Невероятно, но как только взошла луна, мы увидели её. Пришли в село, разбудили мужиков. Кое-кто побежал готовить костёр, остальные пошли к дому Василисы. А что мне оставалось делать? Я же предупредил её! Кто ж знал, что она останется. Да а.... - Тыльной стороной руки Семён потёр лоб. Собрался с духом и продолжил. - Когда до забора оставалось не больше метра, в небе что-то вспыхнуло и всё подворье оказалось, накрыто прозрачным голубым куполом. - Он говорил и сам себе не верил. - Я очень испугался, и всё дальнейшее помню смутно. Мы долго толпились и не знали, что предпринять. Уже стемнело, когда появился монах, тот, из кабака. Он посоветовал отправить людей за подмогой в соседнее село. С ним ещё была девка, похожая на цыганку. Странно всё это, монах с цыганкой. - Семен замолчал, припоминая. - Хотя он и сам был странным: молодой, а волосы седые и кожа бледная, почти белая, видать боялся. Глаза у него синие- синие, никогда таких не видел. Ближе к утру дом загорелся. Сам собой. Пламя было каким-то странным - белым, и жара почти не было. Когда всё сгорело, купол пропал сам собой. Мы бросились на пепелище, но ничего не нашли, одна зола. Куда пропал монах, я не заметил, да и цыганка исчезла вмести с ним.
  -- А книга и крест? Откуда они у тебя? - Катерина говорила хрипло, старательно сдерживая слёзы.
  -- Они лежали на пороге моего дома. И когда я взял их в руки, сразу понял, что нужно делать. Одного не могу понять, я, конечно, знал, что у Василисы есть сестра, но она никогда не рассказывала, где ты живёшь. Как же я сюда добрался? - Семен был ошарашен мыслью, пришедшей в голову.
   - Всё очень просто. Тебя привело заклинание. Василиса действительно была ведьмой, - Семён стал белым, как снег, - да не пугайся, это совсем не то, о чём ты думаешь. - Катерина замолчала и задумалась. - Я не знаю, как объяснить .... Поклянись сохранить в тайне услышанное!
  -- Клянусь, - Семён был уверен, что никому ничего не расскажет. Василий, выглянув в окно и увидев заходящее солнце, встал из-за стола.
  -- Вы тут пока побеседуйте, а я пойду, управлюсь со скотиной.
   Когда дверь за Василием закрылась, Катерина начала свой рассказ:
   Иногда, может быть один раз в сто лет, когда чаще, когда реже, это не важно, у нас в роду рождаются близнецы. В этом случае один из них наследует дар. Получивший дар наследует книгу и крест. Теперь, после гибели Василисы, я буду хранить их. Затем они перейдут к моим детям и так до тех пор, пока не родятся близнецы. Тогда один из них возьмёт крест и книгу, будет изучать магию, и всё начнётся сначала.
   Конечно, Васю нельзя называть просто ведьмой, ведь она не причиняла людям зла. Да, она умела колдовать, ещё была умелой знахаркой, а по ночам ходила на кладбище убивать вампиров. Её учила наша бабка, вот та действительно была ведьмой, хотя тоже без причины ничего не делала. Но бабка умела убивать вампиров огненным шаром, а Вася так и не смогла научиться этому. А ещё бабка растапливала печку щелчком пальцев, представляешь? - Катерина улыбнулась воспоминаниям, а Семен слушал, разинув рот. - Зато, Васенька, в отличие от бабки, умела снять любую боль. Бабка умела заговаривать лишь зубную боль, да роды принимала. Но на нашу бабульку никто не пошёл бы с вилами, что ты. Умерла она лет в девяносто, на похоронах всё село рыдало. Вот, собственно говоря, и всё, - Катерина невесело усмехнулась и стала убирать со стола. Семён призадумался.
   - А ведь и Василису любили. Моя чуть, что сразу к ней бежит за советом. На любой праздник скандал разгорался, к кому Василиса в гости пойдёт. Да что там бабы! Мы всегда и сев, и уборку с Василисой обговаривали. Ой, что теперь будет-то!
   Дальше разговор не клеился, и Семён вскоре распрощался.
   После того, как Семён ушёл, Катерина села за стол и положила перед собой книгу. Это была не просто книга заклинаний. Сюда записывали также и все важные события.
   - Откройся! - приказала Катерина, и книга, засияв, открылась. Перед Катериной лежали чистые страницы. Конечно, будь у Катерины дар, она могла бы и сама полистать страницы. А так книга открылась там, где посчитала нужным. Теперь предстояло сделать запись произошедшего. Призадумавшись, Катерина мысленно разложила события по порядку. Она говорила, а буквы загорались на странице. Сперва золотые, они, остывая, делались чёрными, обычными буквами. Проговорив последнее слово, Катерина с облегчением вздохнула. С обязанностями покончено, теперь можно просто сесть и поплакать. Но, в спальне заплакал ребёнок и, промокнув слёзы, Катерина побежала к нему. До самого вечера, Катерина и Василий управлялись по хозяйству, не имея возможности поговорить. Но, убирая за скотиной, работая в поле, Василий постоянно перебирал в уме рассказ Семёна. И очень многое в этом рассказе ему не нравилось. Особое подозрение вызывал монах.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   Вы когда-нибудь задумывались о том, что сильнее всего на свете? Время, своей неумолимой поступью разрушает горы и поднимает острова из океанских глубин. Оно стирает с лица земли страны и народы. Сметает в пыль империи, что когда-то владычествовали над миром. Припорашивает песком саму память о них. Время идёт и идёт, и вот уже там, где росли вековые деревья, вздымаются вверх многоэтажные башни из стекла и бетона. Вместо узких тропинок бегут скоростные трассы. И мчатся по ним автомобили, наращивая скорость и торопясь по своим делам. Не оглядываясь назад, не имея возможности остановиться и подумать. Странный безумный век, что оставит он после себя, и сохранит ли могущественное время хотя бы память о нём?
  
   Хильда сидела в своём рабочем кресле и, несмотря на жару, куталась в тёплую кашемировую шаль. Озноб пробирал всё её тело, и она никак не могла сосредоточиться на документах. Сегодня всё не заладилось с самого утра. Она проснулась с ощущением неудачного дня, даже не хотела вставать с кровати. И это ощущение в полной мере подтвердилось, едва она переступила порог своей конторы.
   Юридическая фирма "Солнечный день" официально принадлежала Энтони Хопкинсу, а до этого его отцу, деду, прадеду и т. д... Но на самом деле именно Хильда была здесь полноправной хозяйкой. И все поколения семьи Хопкинс служили ей. Фирма вела дела довольно сомнительных личностей. Контора не закрывалась даже в тёмное время суток. Клиенты проскальзывали в офис после заката и были неестественно бледны. Но ни Энтони, ни Хильда не имели ничего против. Во-первых, все вампирские кланы, время от времени воевавшие между собой, никогда не выступали против клана Хильды, во-вторых, ни одному вампиру и в голову не могло прийти покуситься на жизнь человека, работающего на фирму, ну и, в-третьих, услуги компании хорошо оплачивались. Все люди, работающие на фирме, получали приличную зарплату и свято хранили при себе все свои мысли и догадки о странных клиентах. Конечно о том, что владелица фирмы - вампир знали лишь Энтони и ещё несколько старейших сотрудников. Остальные считали Хильду просто дочерью бывшей владелицы, а Джеймса её дальним родственником. То, что Хильда выглядит так молодо, никого не удивляло. С её-то деньгами, она могла себе позволить лучших косметологов. А копать поглубже, ни у кого не было времени. Дел было очень много. Имущество вампира, а почти все состоятельные вампиры были клиентами " Солнечного дня", каждые тридцать - сорок лет переписывалось на имя его несуществующего родственника. Затем вампир получал новые документы, по которым именно он и являлся этим родственником. А всем соседям и знакомым оставалось лишь удивляться необыкновенному сходству между дядей и племянником, или дедом и внуком. Сложнее приходилось, если вампир погибал. Но Хильда и здесь нашла выход. Каждый клиент раз в десять лет должен сообщить в фирму о том, где он находится. Многим это не понравилось, но после объяснений Хильды им пришлось смириться. При отсутствии завещания всё имущество не объявившегося, именно такой термин использовала Хильда для объяснений с вампирами, передавалось прародителю клана, и именно он решал, как поступить с ним. Конечно, случались и накладки, но с каждым годом всё реже.
   Хильда, опираясь на свой дар предвидения, умело пускала в оборот капитал клиентов. Благодаря её стараниям ещё ни один вампирский клан не разорился. Имущество вампиров преумножалось, чуть ли не каждый день.
   Офис, занимавший при прадеде Энтони две комнаты, теперь, два столетия спустя, разросся и занимал половину шикарного двухэтажного особняка. Вторую половину занимали Хильда и Джеймс. Предполагалось, что именно здесь будет жить весь клан Хильды. Но, увы, клан был малюсенький. Всего пять вампиров. Вампириус и ещё два вампира, помогающие ему, жили в далёкой России, занимаясь какими-то научными изысканиями. Пустой дом навевал тоску на Хильду, и она искренне завидовала другим, более многочисленным кланам. Каждый день Хильда собиралась заняться обращением новых вампиров, но никто из встреченных людей не казался ей достойным.
   Войдя в кабинет, Хильда села за стол, собираясь разобраться с накопившимися бумагами. И сразу же ожил селектор. Секретаршей у Хильды работала молоденькая девушка. Впрочем, почти все работники фирмы были людьми. Исключение составляли лишь Хильда и Джеймс. Марго нравилась Хильде. Она была исполнительна и очень внимательна. Изящная, с копной белокурых волос, Марго не собиралась всю жизнь работать секретарём. Нет, её мечтой было удачно выйти замуж. А где ещё можно найти перспективного мужа, если не в солидной юридической конторе. И Марго искала. Она очень внимательно присматривалась к своим коллегам. Но, увы, её амбициям удовлетворяли лишь две кандидатуры. Джеймс и Энтони. Марго флиртовала с обоими, чем изрядно веселила Хильду и очень смущала Джеймса.
   Марго, оторвав взгляд от компьютера, удивлённо рассматривала мужчину, стоящего около стола. Она не заметила, как он вошёл. Посетитель был высоким, стройным мужчиной. Строгий костюм от Армани, туфли от Гуччи и запах дорогого одеколона. Ещё год назад Марго решила бы, что он чересчур бледен, но постоянное общение с Хильдой и Джеймсом приучило её к такому цвету лица. Поэтому, несмотря на бледное лицо, он показался Марго интересным. Мужчина улыбнулся, сверкнув идеальными зубами, и положил на её стол коробку конфет.
   - Хильда у себя? - Посетитель кивнул головой в сторону кабинета.
   - Как мне о Вас доложить? - Марго встряхнула головой, сбрасывая оцепенение, этот мужчина просто очаровал её.
   - Чарльз Гриффитс. У меня деловое предложение, которое возможно заинтересует мисс Сальваторе. - Он вновь улыбнулся Марго. Очарованная вниманием со стороны такого солидного клиента, Марго мгновенно доложила о нём Хильде.
   Войдя в кабинет Хильды, Чарльз сразу же растерял большую часть своей уверенности и даже стал более бледным, если таковое вообще возможно. Разговор обещал быть трудным.
   - Присаживайся, - Хильда вышла из-за стола навстречу Гриффитсу. - Что за деловое предложение? - Хильда сложила руки под грудью и не отрывала пронзительного взгляда от Чарльза. Этот выскочка из клана воронов эй был абсолютно неприятен. Хотя он, насколько помнится, очень дружен с Джеймсом.
   - Всем известно насколько малочислен твой клан, Хильда. - Чарльз решил начать из далека. И лишь произнеся фразу, понял, что ошибся.
   - Да ну!? - Хильда в удивлении изогнула бровь. Начало разговора ей не понравилось. Она в который раз пожалела, что не осталась дома, в кровати. Она внимательно посмотрела на Чарльза и, для поднятия настроения, представила как сдирает с него кожу. Вампиры от этого не умирают. Кожа со временем восстанавливается. Но сам процесс довольно мучителен. Пауза в разговоре слегка затянулась и Хильда, немного успокоившись, решила быть снисходительной. - Переходи сразу к делу, нечего обсуждать численность моего клана. ТЕБЯ это не должно волновать.
   - Но, Хильда! Я, вернее мой клан, - Чарльз встал с кресла и, немного помявшись, подошёл к Хильде, - мы предлагаем тебе поддержку. Вороны предлагают тебе присоединиться к нашему клану. - Произнеся последние слова, Чарльз вздохнул с облегчением. Хильда не убила его сразу, значит, есть надежда уйти от сюда целым и невредимым. Он не верил в успех своей миссии. Какой смысл состоятельной Хильде присоединяться к его клану? Безопасность? Но никому и в голову не придет угрожать ей. Для этого надо быть просто ненормальным. Деньги? Может, вороны и побогаче, чем клан Хильды. Но у клана "крыльев" была власть.
   - Вы обратились не по адресу, - Голос Хильды вывел Чарльза из задумчивости, - С таким предложением нужно обращаться к главе клана. - Хильда вздёрнула подбородок и с издёвкой произнесла, - Вам нужно обратиться к Вампириусу. - она даже немного развеселилась, увидев как вытянулось лицо собеседника.
   - К ВАМПИРИУСУ? - Голос Чарльза задрожал. О Вампириусе ходили легенды. Никто не верил, что тот до сих пор жив. Нет, к Вампириусу Чарльз не пойдёт. Ни за что. Пусть прародитель сам встречается с Вампириусом. Хотелось бы послушать, как он предложит Вампириусу влиться в их клан. Ха, да ради присутствия при этом разговоре можно и от вечной жизни отказаться! Нет, пожалуй, последнее это слишком. Прощания с Хильдой Чарльз не запомнил. Все его мысли были о Вампириусе. Почему никто не удосужился сообщить ему, что Вампириус ещё жив? Может об этом никто и не знает? "Ну, что же, я им об этом сообщу", Чарльз с усмешкой подумал о том, какой это вызовет переполох. Мысли перескочили на хорошенькую секретаршу Хильды. Ею нельзя пообедать, её нельзя обратить, но пофлиртовать с ней можно?! Обязательно приглашу её на свидание. В конце концов он заработал небольшое развлечение. Увидев цветочный магазин, Чарльз остановился у витрины. За стеклом прекрасные букеты радовали глаз. Интересно, как ухаживают в этом веке? И не покажусь ли я излишне старомодным? Поколебавшись немного, Чарльз зашёл туда и заказал огромный букет для прекрасной Марго.
   2
   Особняк этот ничем не выделялся в ряду себе подобных. Высокие деревья, посаженные за оградой, давали тень и скрывали от излишне любопытных взоров происходящее внутри. Солидный, уверенный в себе швейцар открывал перед посетителями массивные двери из красного дерева. Здесь мог бы располагаться солидный банк, имеющий свои отделения по всей Европе. Или быть может институт, славящийся своими исследованиями и уважаемый во всём мире. Но нет, на массивной табличке прибитой возле дверей было написано: "ШКОЛА МАГИИ". Прохожие, бегущие мимо, бросали на надпись лишь мимолётный взгляд и тот час забывали о том, что увидели. Лишь очень немногие знали об истинном положении вещей. Маги всегда умели защитить себя от не прошеного вторжения обывателей. Две девочки долго топтались у ворот, не решаясь пройти за ограду. Наконец, та что повыше, решительно толкнула створку ворот и подошла к швейцару. Тот уважительно поклонился и открыл дверь. Окрылённая первым успехом, она поманила за собой подругу. Алекс и Джессика робко зашли в приёмную. Протянули секретарше газету:
  -- Мы хотели бы записаться в школу магии. - девочки держались за руки и хоть им было очень страшно, старались не подавать вида. Они долго совещались дома, прежде, чем предпринять столь решительный шаг. - Секретарша чуть улыбнулась, желая приободрить юных посетительниц.
  -- Подождите немного, мистер Скотти примет вас через несколько минут. - секретарша, бросив на девчушек мимолётный взгляд, указала на стоящий у стены диван. Сколько она уже перевидала вот таких робких детишек, из которых затем получались сильнейшие Хранители. Ей немного взгрустнулось, правда жизни заключалась в том, что большинство Хранителей погибало молодыми.
   Кузины присели на мягкий диван и стали рассматривать комнату. В ней всё было чересчур обычным. Массивный офисный стол с компьютером стоял возле открытого окна, лёгкий ветерок колыхал кружевную гардину. На окне стоял горшок с цветами и слабый запах гардений наполнял комнату. Слева от входной двери находился книжный шкаф красного дерева, занимавший почти всю стену. В нём громоздились толстые книги в кожаных переплётах и папки, папки, папки. Справа стоял кожаный диван, на котором сидели сёстры. Хотя называть их сёстрами было преувеличением, правда небольшим. Они были похожи и непохожи одновременно. Абсолютно разные внешне, они одинаково наклоняли голову во время разговора, как бы прислушиваясь к собеседнику. Походка, манера поправлять непослушный локон, всё было идентичным. Но внешностью они разительно отличались друг от друга. Алекс была невысокой и хрупкой, светлые русые волосы были очень коротко подстрижены. Она смотрела на мир огромными зелёными глазами. Очень подвижная и любознательная Алекс много читала и, несмотря на свою тендитную внешность, весьма успешно занималась боксом. Джесс была выше Алекс на пол головы. Несмотря на юность её фигура уже полностью сформировалась. Густые каштановые волосы спускались почти до пояса. Джесс очень редко заплетала их в косу, чаще всего она просто перевязывала волосы резинкой. Несмотря на то, что они были ровесницами, Джесс чувствовала себя старшей и нередко командовала сестрой. Алекс никогда не спорила, странным образом осознавая правоту Джесс.
   Секретарша печатала. Когда на селекторе замигала лампочка, она, не прекращая своего занятия, кивнула на дверь кабинета:
  -- Проходите.
   Кабинет мистера Скотти почти ничем не отличался от приёмной. Такой же массивный стол, такой же огромный шкаф, такой же кожаный диван. В общем, ничего экзотического. Это был обычный кабинет делового человека. Джессика оказалась храбрее, протянув газету, она повторила:
  -- Мы хотим записаться в школу магии.
   Мужчина, писавший за столом, отозвался не сразу. У него были густые волосы, тронутые сединой, такой цвет называют соль с перцем. Кивнув головой он продолжил неторопливо водить пером по бумаге. Раздававшийся мерный скрип успокаивал, навевая спокойные мысли. Когда он, отложив ручку, поднял глаза, сразу стало ясно, что он не всегда руководил школой. Его лицо, состоящее из одних углов, напоминало дерево, пережившее на своём веку не одну бурю и выстоявшее против всех ураганов. Такой лицо бывает лишь у людей, привыкших к тому, что их наказы выполняются беспрекословно. Стальные глаза пронзали насквозь и заранее пресекали всякое сопротивление. Его взгляд говорил о том, что он наделён властью и умеет ею пользоваться. Мистер Скотти улыбнулся, желая приободрить сестёр.
   - Присаживайтесь, расскажите немного о себе. Ђ Девочки переглянулись, как бы решая, кто первым начнёт рассказ.
  -- Мы с Алекс кузины. Она недавно приехала из России. У нее погибли родители, и теперь она будет жить в моей семье. - от волнения Джессика говорила очень кратко, фразы были отрывисты и голос слегка дрожал. Она сидела на диване, выпрямив спину, крепко сжимала руку Алекс и смотрела прямо в глаза директору.
  -- Твоих родителей убили вампиры? - мистер Скотти повернулся к Алекс. Он чуть прищурился и наклонил голову, как бы заранее сомневаясь в правдивости ответа. Стальные глаза смотрели на Алекс требовательно и она невольно сказала:
  -- Нет, что Вы, они попали в аварию. Раньше я вообще не верила в вампиров и магию, - Алекс замолчала, подбирая слова. Она покраснела, глаза наполнились слезами, руки чуть подрагивали.
  -- Давайте лучше я расскажу, - Джессика посмотрела на Александру и, увидев слёзы, протянула платок, - у нашей прабабушки была сестра-близнец. Именно она владела магией. Дедушка говорил, что она была Хранителем. После гибели сестры, к прабабушке на хранение перешли две семейные реликвии: книга и крест на цепочке. Затем прабабушка со старшим сыном и мужем переехали из своего села в город. Там у неё родился ещё один сын - мой дедушка. А старший сын - дедушка Алекс. - Джесс посмотрела на мистера Скотти и, убедившись, что он внимательно слушает, хотела продолжить, но Александра опередила её. - Дед Джессики талантливый врач, ему предложили интересную работу, и он уехал, взяв с собой на память о родине книгу, а у моего деда остался крест. Видите? - Алекс сняла цепочку и положила крест на стол.
   Цепочка была сделана из белого метала, напоминающего серебро. Каждое звено цепи было выполнено в виде руны и не повторялось. Казалось, руны живут своей жизнью, составляя в тоже время одно целое. Мистер Скотти решил было рассмотреть цепочку подробнее, но почувствовав резкую боль, отвёл глаза. Крест был простым, без украшений из такого же белого метала. Поразмыслив, мистер Скотти решил, что это всё же серебро. Он подвинул цепочку назад, к Александре.
  -- Так вот, - Алекс вновь надела цепочку, - братья потеряли друг друга из виду на долгие годы. Дедушка давно разыскивал родню. На прошлый день рождения дед подарил мне крест. Сказал, что это семейная реликвия. Велел хранить и никому не отдавать, потому, что крест защитит меня от магии вампиров, и ещё он может предостеречь. А потом рассказал о прабабушке, вернее о её сестре. Вроде бы она была ведьмой и по ночам ходила на кладбище убивать вампиров. Вампиры, ведьмы, магия.Ђ Она безразлично пожала плечами, Ђ Такое только в кино можно увидеть. Если бы вампиры существовали, о них бы все знали. Честно говоря, тогда я ему не поверила. Я и сейчас верю с трудом.
  -- Моя история очень похожа, - начала было говорить Джессика, но тут зазвонил телефон. Мистер Скотти взял трубку, послушал и обратился к кузинам:
  -- Прошу извинить меня. Неотложный разговор. Ступайте к секретарше, её зовут Стелла, заполните анкету, в общем, она всё вам расскажет.
   Девочки, взявшись за руки, вышли из кабинета. Стелла, перестав печатать, посмотрела на них.
   - Вам нужно заполнить анкеты. Возьмите бланки. Предупреждая ваш вопрос, скажу сразу. На объявлении в газете наложено мощнейшее заклинание. Если бы у вас не было магических способностей, то, прочитав объявление, вы бы тотчас о нём забыли. Вы пишите, а я буду рассказывать.Ђ Она протянула им два листа бумаги, и, усадив за стол, продолжила.Ђ Мы не просто маги. Способность к волшебству дана нам с определённой целью. Мы Хранители. Мы призваны охранять род людской от сил зла. Как бы напыщенно это не звучало. Школа даёт как теоретические, так и практические знания. Обучение делится на три ступени, - она вышла из-за стола и встала перед ним, сложив руки на груди.
   - Первая ступень - это начальная подготовка. Вы получаете базовые знания. Проходите историю магии. Элементарное накопление силы. Классификация вампиров.
   Вторая ступень. Именно с этой ступени происходит деление. Ученики выбирают специализацию. Мы готовим магов двух направлений: маг жизни( целители) и боевой маг. Далее переходим к третьему этапу. Здесь только практика. Отработка базовых и изучение новых заклинаний для магов жизни. Бои в естественных условиях для боевых магов. На третьем этапе мы не пишем контрольных работ, не сдаём выпускные экзамены. Каждый на третьем этапе обучения сам решает, когда он уже готов к самостоятельной жизни.
   Вы должны знать, что магия сама по себе не принесёт вам материальных благ. Но многие маги жизни оканчивают университет и делают прекрасную медицинскую карьеру. Боевые маги работают в охране и в полиции. Предупреждаю, боевым магам запрещено принимать участие в любых спортивных соревнованиях и участвовать в показательных боях вне территории школы. Хранители живут под прикрытием, и вы никогда не должны забывать об этом. Магия не станет вашей профессией. Хранитель - это стиль жизни. Это ваша цель, ваша работа, ваш долг. Семья, друзья, любовь - всё это отойдёт на второй план. Защищать человечество, вот он смысл вашей жизни. И вы никогда не сможете от этого отказаться. У вас ещё есть вопросы?
  -- А где находится школа? - Джесс перестала писать и внимательно слушала.
  -- Первый этап обучения проходит в этом здании. Второй, третий и четвёртый этажи. При школе есть также общеобразовательный лицей. Кстати, в лицее учатся и обычные дети, поэтому упоминать там о магии нежелательно.
  -- А сколько в школе учеников? - Александре стало интересно, есть ли ещё кто-нибудь с такими же способностями.
  -- Ежегодно мы принимаем от десяти до пятнадцати учеников с магическими способностями. - Стелла говорила с лёгким сожалением, казалось, её расстраивает столь малое количество учеников.
  -- Так мало?- Джесс удивило столь малое количество, а Алекс обрадовалась, что они с Джесс будут не одни. Она всё ещё воспринимала происходящее как какую-то игру, весь этот разговор о вампирах и магии, казался нереальным.
  -- А вы думали маги растут, как трава? Нет, магия это очень редкий дар. Чаще всего он передаётся по наследству, и не каждому поколению. Некоторые маги не учатся в школах. Их обучают родные, но таких - единицы. В лицей мы принимаем ежегодно почти сто учеников, так что скучно вам не будет.
  -- А потом, где мы будем учиться на втором этапе? - они обе хотели знать это. Ведь именно на втором этапе начнётся всё самое интересное.
  -- Пару столетий назад школа купила замок. Там есть речка, лес. И главное огромные подземные ангары. Боевые маги не должны привлекать к себе излишнее внимание. Вы помните? А уж эффектнее зрелища, чем обучение боевой магии, трудно представить. - Лицо Стеллы раскраснелось, казалось, она вспоминает о чём-то очень приятном. - Кстати, для практикующих магию жизни, там есть прекрасные лаборатории.
  -- А зачем магам лаборатории? Ђ Джесс очень заинтересовала эта часть рассказа.
  -- Для исследований. Магия всегда шла рука об руку с химией, астрономией и медициной. Мы не отказываемся ни от чего, что может помочь. Именно маги первыми начали применять порох, именно у нас впервые появился микроскоп. - Стелла замолчала, подбирая слова. - Хотя ошибкой было бы думать, что магия это просто наука. Есть в магии нечто необъяснимое. Никакая наука не сможет объяснить, почему произнося определённые слова, мы можем изменять мир. Почему боевой маг может мысленно оттолкнуться от земли и, шутя перепрыгнуть трёхметровый забор или пропасть. Так что примите мой совет, изучайте всё, что покажется вам важным, но ещё внимательнее рассмотрите то, что на первый взгляд не заслуживает внимания. Помните, в магии нет мелочей.
   Александра схватила Джесс за руку.
  -- Я хочу быть боевым магом, представь, как это классно! - Алекс раскраснелась, она уже поверила в магию. И теперь будущее рисовалось ей в ярких красках. Мысленно она уже швыряла огненные шары и перепрыгивала через пропасти.
  -- А мне кажется, что изучать магию жизни важнее. Можно вылечить человека прикосновением руки. Ведь можно? - Джесс вопросительно посмотрела на Стелу, заранее уверенная в своей правоте. В отличии от Алекс, она не стремилась к борьбе. Её прельщала возможность лечить. И в своих мечтах Джесс побеждала самые страшные болезни.
  -- Всё зависит от вас и ваших способностей. - Стеле понравились эти девочки и она надеялась, что из них вырастут первоклассные Хранители. - Но не забывайте, вы не можете просто подойти, взять человека за руку и вылечить его. Помните, маг живёт и работает под прикрытием!
  -- Да, конечно я никогда не забуду об этом. - Джесс улыбнулась, преисполненная энтузиазма. Она уже мысленно видела себя известным врачом. А Александра сидящая рядом, представляла, как сражается с вампирами. Вот так внезапно, она поверила и в магию и в вампиров. Обрастая подробностями, сказка, рассказанная дедушкой, становилась реальностью. И эта реальность нравилась ей.
   Отдав заполненные бланки, девочки побежали домой. Они с нетерпением подсчитывали дни, оставшиеся до начала занятий. Естественно, и Алекс, и Джессика решили ходить в лицей при школе. Уговорить родителей удалось без труда. Особенно после того, как Джесс заявила, что хочет пойти по стопам дедушки. А в лицее она получит начальную медицинскую подготовку. Джесс говорила настолько твёрдо и уверенно, что у родителей просто не нашлось возражений.
   3
   Это здание разительно отличалось от школы магии. По этому дому посторонний взгляд просто скользил не останавливаясь ни на чём. И хотя особняк был воистину огромным, заметить его было очень трудно. Штора на окне второго этажа чуть дрогнула. В этой комнате всегда было темно и душно. Все окна плотно закрыты и занавешены бархатными шторами. В убранстве помещения преобладал бордовый цвет. Стены были облицованы панелями из красного дерева. Владелец комнаты и особняка в целом был консерватором. Сигизмунд де Шантрэ вот уже двести лет возглавлял клан воронов и справлялся с этой задачей довольно хорошо. Ему было почти шестьсот лет, настоящая вампирская зрелость. Уже очень давно он перестал бояться солнечного света, но привычка осталась. Да и не любил он вовсе яркий солнечный свет. Сигизмунд сидел в темноте и ждал возвращения своего посланника. Не очень то он и верил в эту затею, но попытаться стоило. В любом, даже самом безнадёжном деле, есть маленький шанс на успех.
   Густые чёрные волосы были зачёсаны наверх и стянуты сзади в хвостик. В тёмных, почти чёрных глазах под густыми нависшими бровями сквозила вековая мудрость. Римский нос и слегка выдвинутый вперёд подбородок придавали его лицу выражение упрямства. Невысокий с широкими плечами, его можно было бы назвать грузным, но плавные, даже грациозные движения не соответствовали внешности. Одевался он обычно в недорогие джинсы и клетчатую ковбойку. Несмотря на то, что Сигизмунд был прародителем одного из самых богатых вампирских кланов, о его скаредности ходили анекдоты.
   Звук открываемой внизу двери нарушил тишину дома. Сигизмунд вышел из комнаты на лестничную площадку и посмотрел вниз. Это движение напоминало бросок кобры на свою жертву, и было практически не заметно для человеческого глаза.
   Чарльз, закрывая дверь, насвистывал траурную мелодию. Сигизмунд вернулся в комнату и сел в высокое кресло, стоящее спинкой к двери. Продолжая насвистывать, Чарльз поднялся наверх. Заглянув в тёмную комнату, Чарльз сразу увидел бледную ладонь, свисавшую с подлокотника кресла. Решив не тянуть кота за хвост, он бросил с порога:
   - С нашим предложением надо обращаться к Вампириусу. - Чарльз прошёл в комнату и, не дожидаясь приглашения, сел в кресло напротив Сигизмунда.
   Сигизмунд промолчал, весь погрузившись в свои мысли. Он пытался вспомнить, когда последний раз слышал о Вампириусе. И по всему выходило, что пару веков назад. Тогда все кланы обсуждали гибель отпрысков Хильды.
   - Раз Вампириус ещё жив, значит пусть всё останется по-прежнему. Думается, никому не придёт в голову предлагать Вампириусу стать членом нашего клана. Впрочем, любого другого тоже. - Сигизмунд махнул рукой в сторону двери, разрешая Чарльзу покинуть его. Но Чарльз не двинулся с места, он чуть наклонился вперёд и тихо спросил:
   - Почему? Боишься борьбы за власть, думаешь Вампириус станет претендовать на место прародителя?
   - Нет, - Сигизмунд сидел не шевелясь, - Всё намного сложнее, чем ты думаешь. У Вампириуса очень странные взгляды. И если бы трусость не противоречила самой сущности вампиризма, я бы назвал Вампириуса трусом. Но с другой стороны всем известно, что Вампириус принимал участие практически во всех войнах, что пришлись на его жизнь. А жизнь он прожил очень и очень долгую.
   - Что ты хочешь этим сказать? - Чарльз нахмурился. Да, в среде вампиров о прародителе "крыльев" ходили самые противоречивые слухи, но историю о войнах он слышал впервые.
   - Всё очень просто. - Сигизмунд откинулся на спинку кресла, он тоже слышал все эти истории о Вампириусе, но в отличии от Чарльза, знал какие из них чистый вымысел. - Я конечно не знаю всех подробностей, но суть такова. Как только Вампириус достиг возраста, позволяющего находится под солнцем продолжительное время, он стал наниматься простым солдатом в армию. Понимаешь, выдумал себе такое развлечение. Не знаю, как он умудрялся избегать длинных пеших переходов под палящим солнцем, когда никакой возраст не поможет. Но известно, что во всех этих войнах он был в центре сражений. Однажды он так увлёкся, что разрывал противников голыми руками и пил их кровь у всех наведу. И что ты думаешь? - Сигизмунд вопросительно посмотрел на Чарльза, и, не дожидаясь ответа, продолжил, - никто из соратников, мнение противников никто не спрашивал, даже не заподозрил, что он вампир! Поистине, люди глупы, как пробки. Напротив, после этого боя он стал главным героем. Его даже медалью наградили.
   - А что, это прекрасная мысль, - Чарльз даже заулыбался от предвкушения, - завтра же пойду и запишусь в какую-нибудь армию. - перед его мысленным взором уже развернулись заманчивые перспективы. О, да, он будет разрывать людей на части и купаться в крови. И всё это абсолютно безнаказанно!! Недаром все говорят о Вампириусе с таким восторгом. На этом его мечты были безжалостно прерваны Сигизмундом.
   - Забудь об этом. Нынче войны не те, что раньше. Сейчас редко кто ввязывается в рукопашную. Стреляют друг в друга на расстоянии, а то и гранату бросят.( О бомбах и говорить нечего.) А гранате всё равно, человек ты или вампир. Разорвёт на мелкие кусочки, и кому ты будешь доказывать, что бессмертен?! Да и вообще, как ты медкомиссию проходить собрался?
   - Медкомиссию? - о мелочах Чарльз не подумал.
   - Да, медкомиссию. Это раньше в армию всех подряд брали, а теперь на смерть посылают только здоровых. Ну как ты объяснишь врачам почему у тебя пульса нет!?
   - Ну...
   - То-то и оно, прошло наше время... нет теперь тех развлечений, сплошная тоска... - они немного помолчали, Сигизмунд, вспоминая старые добрые времена, которые, естественно не чета нынешним, а Чарльз по прежнему недоумевал, зачем Сигизмунду нужен клан Хильды. Наконец, он решился прервать затянувшееся молчание и спросил:
   - Так объясни мне. Я вообще не вижу смысла в том, что бы привлекать клан Хильды в наши ряды. Да и вообще, что это за клан, два вампира.
   - Три. С Вампириусом три. Впрочем, Крылья Ночи настолько таинственный клан, что возможно мы просто не знаем об остальных вампирах. - Глядя на молодых вампиров, Сигизмунд порой не верил, что и он когда-то был так недальновиден, хотя, сколько не живи, всегда узнаёшь что-то новое.
   - Согласен, пусть их будет десять. Не в этом дело. Почему ты не предлагаешь присоединиться к нам лисам или волкам? - Чарльз импульсивно вскочил с кресла и начал расхаживать по комнате, сопровождая каждое слово жестом.
   - Существует много причин. Я скажу тебе одну, главную. Когда-то Хильда сделала предсказание. Думаю, будь на то воля Вампириуса, мы бы никогда о нём не узнали. Но там присутствовали представители нескольких кланов. И теперь почти все вампиры знают его. Это пророчество о Крыльях Ночи. Среди них появится самый сильный вампир:
   Кровь магов двух и двух вампиров
   Струиться будет в его жилах.
   И силой тёмной наделён,
   Непобедимым станет он.
   - Это невозможно, - Чарльз удивился, как это, Сигизмунд не видит главного изъяна в этом пророчестве. Наверняка Хильда ошиблась. Сигизмунд промолчал, а Чарльз продолжил. - Как в этом вампире может течь кровь мага? Да ведь даже самому юному вампиру известно, что кровь мага - яд для вампира. А тут сразу двух магов! Кровь двух вампиров? Он что должен будет убить вампира и выпить его кровь? Не понимаю, как это может быть возможным!
   - Я не могу ответить на все твои вопросы, Чарльз. Это часть пророчества, а значит, всё, что там сказано, возможно. - Сигизмунд встал с кресла и направился к двери. Он устал общаться с молодёжью. Оглянувшись на встревоженного Чарльза, он снисходительно добавил, - Седой Мрак, он ведь сын Хранителя, а, следовательно, в нём есть кровь мага.
   - Пусть так, но не кажется ли тебе, - Чарльз даже поразился своей храбрости! Спорить с прародителем! - не кажется ли тебе, что присоединившись к нам, они перестанут быть "Кланом Крыльев"?
   - Хм... - Сигизмунд на минуту остановился, - возможно, ты и прав. А всё же, неплохая была попытка.
   4
   Стоя перед зеркалом, Гарри поправил узел галстука. И пристально оглядел себя с ног до головы. Осмотром он остался недоволен. Рукава пиджака были явно коротковаты. Гарри обречённо вздохнул. Надежды на то, что он уговорит мачеху купить новый не было никакой. Да и брюки давно пора бы поменять. Раздумывая над этим, Гарри вспомнил, как недавно мачеха жаловалась отцу, что растет он слишком быстро, ест слишком много, да и вообще... на взгляд мачехи Гарри всё делал не так. Не так ходил, не так смотрел, не так говорил. Гарри давно уже перестал возражать. Он отмалчивался и старался попадаться на глаза мачехи как можно реже. Но та не унималась. Не известно, чем бы всё вообще закончилось, если бы в Гарри неожиданно для всей семьи не проснулся талант Хранителя. После семейного обеда, Гарри мыл посуду, да, да именно Гарри! Этот сервиз был у мачехи любимым. Неожиданно огромное блюдо из-под жаркого выскользнуло из рук и полетело вниз. Гарри испугался, он боялся даже представить, что скажет мачеха, увидев осколки. Время замедлило свой бег. Гарри напряженно смотрел как плавно тарелка продвигается вниз. Вот сейчас, она коснётся пола и в стороны полетят осколки фарфора. "Остановись, прошу тебя, остановись!" - Гарри мысленно прокричал это как заклятие и зажмурил глаза, ожидая грохота. Но ничего не произошло. Чуть-чуть приоткрыв глаза, Гарри настороженно посмотрел вниз. Тарелка зависла буквально в сантиметре от пола. Гарри опять зажмурился - увиденное показалось ему слишком невероятным. Вновь открыть глаза его заставил раздавшийся то ли всхлип, то ли стон. Рядом стояла мачеха. Её широко открытые глаза смотрели на зависшее блюдо, а кожа стремительно бледнела. Ещё секунда и мачеха потеряла сознание. Торопясь подхватить её, Гарри таки зацепил блюдо и оно разбилось со страшным грохотом. На шум прибежал отец и сбивчивый рассказ Гарри выслушал спокойно. Он ничуть не усомнился в том, что тарелка висела в воздухе. Впервые отец посмотрел на Гарри прямо, не через призму чужих рассказов и остался горд увиденным. Для Гарри всё изменилось в один миг. Отец, с детства бывший в восторге от бабушкиных рассказов, на этот раз не послушался жены. Он с гордостью взял маленького Гарри за руку и сам отвёл его в школу Хранителей. Здесь Гарри обрёл семью...
   Первый день занятий больше напоминал праздник. Алекс ждала Джесс посреди коридора, и её тонким ручейком обтекали ученики. Часть из них выглядела обычными детьми, ничем не выделяясь из толпы. Но некоторые как бы вспыхивали искрой, и Алекс внезапно сообразила, что это такие же как она - будущие Хранители. Это открытие поразило Алекс и она стала уже целенаправленно выискивать будущих Хранителей. Подошла Джесс, держа в руках расписание и учебники, Алекс хотела поделиться своим открытием, но тут зазвенел звонок и они заторопились в класс. Учиться было очень интересно. Некоторые преподаватели из лицея вели занятия и в магической школе. И это очень интриговало. Занятия в магической школе на первом этапе занимали не больше двух часов в день и сёстры абсолютно не уставали. "Классификацию вампиров" читал преподаватель общей истории профессор Гардиман. Невысокий сухенький старичок излагал мысли интересно, и всё, что он говорил, запоминалось как-то само собой.
   - Для начала поговорим о вампирах. Их обычно делят на три категории: дикий вампир, обычный вампир, истинный вампир. Конечно, деление довольно условное, и если дикий вампир отличается от двух других групп методом обращения, внешностью, неспособностью переносить солнечные лучи и некоторыми другими признаками, то отличить обычного вампира от истинного довольно сложно. Впрочем, поначалу вам будет трудно отличить представителей этих двух групп от обычного человека. Рассмотрим подробнее.
   Итак, что мы понимаем под понятием дикий вампир. Пожалуйста, дальше записываем. Будьте внимательны, данное определение надо знать наизусть.
   Под понятием дикий вампир мы подразумеваем вампира, обращение которого произошло случайно.
   Как может произойти случайное обращение человека в вампира, кто из вас знает, как вообще происходит обращение в вампира?
   - Вампир выпивает часть крови у человека, а затем, этот человек пьёт кровь у вампира. - Высокий худенький мальчишка со слегка вьющимися волосами сел на место, гордо задрав подбородок. Джек, оглядел просторную аудиторию, в которой сидело всего несколько ребят и удовлетворённо вздохнул. Пыльный военный городок и постоянные переезды с места на место остались далеко позади. Джека всегда раздражало то, что не успеет он привыкнуть к ребятам и подружиться с ними, как опять нужно паковать вещи. " Приказ есть приказ!", - так любил приговаривать отец, получив очередной перевод. Он был весёлым и заряжал своей энергией других, любил путешествовать и легко сходился с людьми. Но для Джека каждый переезд был тяжёлым испытанием. Вот и теперь, приехав в новый городок, Джек распаковал вещи, и с тоской смотрел в окно. Вечером отец обещал сводить его в конюшню, располагавшуюся неподалёку. Там тренировали старых скаковых лошадей. И мать, видя как загрустил единственный сын, предложила ему научиться верховой езде. Отец с энтузиазмом подхватил эту идею. Но до вечера оставалось ещё неимоверно много времени и с ним надо было что-то делать. Вздохнув, Джек отошёл от окна и, подхватив мяч, вышел во двор. До спортивной площадки, мимо которой они вчера проезжали, было не больше десяти минут ходьбы. Ветер подымал пыль и тихий городок казался вымершим. До начала школьных занятий оставалась не меньше месяца. И этот месяц представлялся Джеку удивительно долгим и скучным. Спортивная площадка встретила его тишиной и покоем. Джек почувствовал себя ужасно одиноким. Он вздрогнул и огляделся вокруг. Пустынно, просто ужас! Что бы избавиться от леденящей тишины, Джек бросил мяч. Тот звонко застучал по площадке разорвав тишину. Джек несколько раз ударил по мячу, подхватил его и кинул в корзину. Джек подкинул мяч раз, другой, и постепенно игра захватила его настолько, что он перестал обращать внимание на окружающее. Иногда он промазывал, иногда - попадал. Затем, стал попадать всё чаще и чаще. В какой-то миг, Джек не обратил на это внимания, он перестал ошибаться. Сердце стало биться ровнее, как будто он не играл в полную силу. Прыжки становились всё выше и выше. А удары - точнее. В один из прыжков ему даже показалось, что земля отталкивает его, как пружина. Но Джек не стал останавливаться и задумываться над происходящим. Его это ни чуть не озадачило, скорее просто понравилось. Один из прыжков оказался особенно удачным, Джек подпрыгнул выше щитка, но в последний миг испугался и чисто рефлекторно схватился за что-то. Вися на баскетбольном кольце, Джек стал раздумывать над превратностями судьбы. Отпустить кольцо он боялся, земля покачивалась уж очень далеко внизу. Может, если закрыв глаза, отпустить руки будет не так страшно? Джек решил попробовать. Получилось довольно удачно и ничуть не больно. Как будто не упал с баскетбольной вышки, а просто, спрыгнул с табурета. Почувствовав голод, Джек побежал домой. Ещё с порога он прокричал матери о своём успехе.
   Мать выронила тарелку из рук. Та упала на пол и разлетелась на мелкие кусочки. Но мама не обратила на это ни малейшего внимания. Мамино лицо побелело и сравнялось цветом со стеной. " Только не это," - прошептала она и потеряла сознание. Джек с трудом смог привести маму в чувство. Но придя в себя, она сразу расплакалась, и рыдала так горько, что Джек даже собрался звонить отцу.
   - Ты будешь мишенью, - всхлипывала она сквозь рыдания и наотрез отказывалась объяснить что именно имеет ввиду.
   Наконец мама успокоилась. Она приготовила чай для себя и Джека. Поставив чашки на стол она вышла. Вернулась мама неся в руках старый фотоальбом, Джек никогда не видел его. Мама положила альбом на стол и стала листать его. Наконец она нашла то, что искала.
   - Вот, посмотри, - она подвинула раскрытый альбом поближе к Джеку. С фото на него смотрел улыбающийся паренёк, чем-то неуловимым похожий на маму.
   - Это мой старший брат, Стив. - голос задрожал и мама непроизвольно всхлипнула. Джек мысленно напрягся. Он даже не знал о том, что у мамы был старший брат. Никто ни разу не упоминал о нём. Но мама взяла себя в руки и продолжила, - столько лет прошло, а мне иногда кажется, что всё случилось только вчера. Мне слишком больно, больно даже вспоминать. Я наверное, никогда не смогла бы рассказать тебе о нём. Он был самым лучшим. - мама всхлипнула, - Был - она замолчала, а затем тихонько, лишь для себя прошептала, - страшнее не придумать слова... Однажды он долго не возвращался, и я сидела в тёмной комнате, около окна, дожидаясь его. Странно, но я не видела, как пришли ОНИ. - мама не уточняла, кто такие они, а Джек побоялся спрашивать. - я увидела, как Стив бежит по улице и, глупая, подумала, что он просто торопится ко мне. ОНИ набросились на него разом, я видела как отчаянно он сопротивлялся. Может, если бы я позвала на помощь, всё было бы иначе. Но меня как будто околдовали, я не могла произнести и слова. Я всё ждала чуда, мне казалось вот сейчас, он рассмеётся и шутя всех разбросает. Но чуда не случилось. Стива буквально разорвали на куски. - мать замолчала, вновь переживая давно похороненные воспоминания. Джек слушал молча, он никак не мог понять, к чему весь этот разговор. И причём тут его новые способности.
   - Он был очень сильным. А ещё, когда я болела, он веселил меня жонглируя огненными шариками... Стив учился в специальной школе, тебе придётся тоже туда поехать.
   Джек прямо таки застонал. Опять куда-то ехать!
   - Нет, я никуда не поеду. Мы с папой решили, что я буду учиться здесь.
   - Это было до того, как ты стал...
   - Я стал кем-то? - Джек внутренне содрогнулся, - кем я стал?
   - Ты стал Хранителем. - мама произнесла эти слова спокойно, как бы смирившись с неизбежным.
   - Но я не хочу быть каким-то хранителем! Я хочу быть военным как папа.
   - Знаешь, Стив часто говорил мне - Хранитель это не профессия, - это судьба!
   - Но я не хочу такой судьбы! Я хочу защищать свою Родину! - Джек выкрикнул это и вскочил со стула, ему уже не хотелось пить чай, а разговоры о долге его всегда раздражали.
   - Ты будешь защищать человечество, - странно, в тоне матери не было никакой патетики, только горечь и покорность судьбе. Сами слова звучали пожалуй чересчур возвышенно, но тон принижал их к земле, ложился на плечи тяжким грузом. - Поверь, мне. Ты не сможешь иначе. Пойду поищу адрес школы. - мама вышла из комнаты и закрыла за собой дверь, поставив точку в разговоре.
   Толчок в бок вывел Джека из задумчивости. Он встрепенулся и заставил себя слушать профессора Гардимана.
   - Всё верно. Дикий вампир заражается, именно заражается кровью вампиров. Например, на него не подействовал морок вампиров, или нападающий вампир слишком молод и неопытен, для того, что бы применить морок. Ни один человек добровольно не подставит свою шею и, естественно, будет сопротивляться. В процессе борьбы он наносит и получает раны. И в раны попадает кровь вампиров. Но вампир, даже молодой и неопытный, всё равно сильнее обычного человека, поэтому победа на стороне вампира. Разгорячённый битвой, он выпивает практически всю кровь. Именно нехватка своей крови и слишком малое количество вампирской делает диких вампиров уязвимыми. К этому добавляется растерянность, потеря ориентации, зачастую существо не может осмыслить, что же произошло. Вампира-наставника, который обучит всем премудростям вампирской жизни и даже защитит, рядом нет. По нашей статистике из новообращённых диких до десяти лет вампирской жизни доживает едва ли десять процентов. И даже эти оставшиеся погибают в следующее столетие. Ведь именно столетних вампиров принято считать зрелыми.
   Так вот нам неизвестны зрелые дикие вампиры. Вероятность их существования близка к нулю. Очень может быть, что дикого вампира, который смог дожить до ста лет, проявив для достижения этого незаурядную хитрость, ловкость и жестокость, мы можем отнести к категории истинного вампира.
   Обычные и истинные вампиры сходны между собой по происхождению, их обращением занимается целенаправленно вампир, которого мы будем для простоты называть прародителем. Принципиально прародителем может стать любой вампир из трёх выше перечисленных категорий. На практике нам известны случаи прародителей лишь из числа истинных вампиров.
   Рассмотрим обычных вампиров.
   Обычными мы называем вампиров, обращение, воспитание и становление которых, прошло под наблюдением прародителя. Став самостоятельным, обычный вампир избегает излишней жестокости, питаясь преимущественно донорской кровью. Это является основным отличием обычного вампира от истинного.
  -- А насколько часто вампиру нужно пить кровь? - Этот вопрос задала белокурая хрупкая девчушка. Селия увлекалась медициной, и была настолько открытой и дружелюбной, что мгновенно завоевала симпатии всех учеников и учителей. А когда Алекс узнала, что Селия сирота, они ещё больше сблизились. Часто после занятий, они засиживались в библиотеке и Селия рассказывала о своей жизни. О той жизни, что была до того, как она стала Хранителем.
  -- Видите ли, кровь не служит вампиру пищей. Человеческая кровь нужна для ускорения процессов регенерации и долголетия. Да, да, вы не ослышались, именно долголетия! Хотя об этом до сих пор идут споры, но лично я склоняюсь к тому, что вампиры не бессмертны, а просто их жизнь по продолжительности намного превышает человеческую.
   Вот это да! Профессор может удивить! Слушатели оживлённо загалдели. В аудитории стоял столь сильный шум, что Джесс с трудом услышала слова Алекс:
  -- Когда я выучусь, у вампиров не будет шанса даже на длинную жизнь. Она станет намного короче человеческой.
  -- Прекрати хвастаться, Алекс. - Джесс резко передёрнула плечом, - Давай слушать дальше.
  -- А я и не хвастаюсь вовсе. Я буду убивать их. - Алекс и сама не знала откуда в её голове возникла эта мысль, - Не знаю почему, но мне кажется, нет, я уверена в том, что сила дана мне именно с этой целью.
   Профессор, с трудом успокоил зал, и продолжил лекцию:
   - Обычный вампир может успешно маскировать свою сущность, и выделить его среди людей практически невозможно. Раны, ушибы, переломы заживают на вампирах очень быстро. Солнечный свет причиняет им гораздо меньший вред, чем диким вампирам. Поэтому, выходя на улицу в пасмурный день, они ничем не рискуют. Для поддержания материального достатка, работают среди людей. Работу выбирают, связанную с ночным образом жизни и в закрытых помещениях.
   Переходим к истинным вампирам. Истинный вампир - своеобразная элита. Отличается от обычного жестокостью, никогда не опустится до донорской крови. Непродолжительное время может находиться под прямыми солнечными лучами. Практически любой истинный вампир, перешагнувший столетний рубеж, владеет магией. В основном - одно, два заклинания. Чаще всего используется трансформация в летучую мышь и гипноз. Реже - внушение, морок, призыв. Иногда внушение путают с гипнозом, в общем, разница здесь действительно не большая и не существенная. На боевых Хранителей и магов жизни магия вампиров практически не действует. Разве что вам очень не повезет, и вы встретите очень старого и опытного вампира. Вероятность такой встречи настолько мала, что мы не будем принимать её во внимание. Вполне могут жить и работать среди людей. Обычный Хранитель не может выявить вампира среди толпы людей. На наше счастье, вампиры также не могут отличить мага от обычного человека. Лишь очень голодный вампир имеет неестественно бледную кожу. У остальных кожа бледная, но не настолько, что бы выделяться. Да, и ещё, несмотря на то, что истинные вампиры могут переносить небольшое количество солнечных лучей, они никогда не загорают. Вот собственно и всё, что мы знаем о вампирах. И напоследок хочу дать совет, расстаньтесь с иллюзией о том, что вампиры обитают на кладбищах в могилах и склепах. Там можно встретить исключительно новообращённых диких вампиров. Дикари чуть постарше перебираются в подвалы, заброшенные здания и т. п. Обычные и уж тем более, истинные вампиры ценят комфорт и уют ничуть не меньше человека.
   5
   Джеймс изнывал от скуки. Всё здесь раздражало его. Необходимость притворяться угнетала. Но Хильда любила ездить на этот курорт и ради неё, Джеймсу приходилось сдерживаться.
   Ах, с каким удовольствием, он рванул бы далёкую африканскую глушь и вырезал там туземную деревушку. Джеймс представил крики и стоны, раздающиеся со всех сторон. Горы трупов и реки, нет, моря, океаны крови....И вспомнил мотель, мимо которого они вчера проезжали. План действий молниеносно созрел в его голове. Главное - уехать до прихода Хильды. Вызвав такси, он написал для неё записку.
   Когда ранним вечером к портье мотеля подошёл высокий черноволосый мужчина, никто не узнал бы в нём Джеймса. Маскировался Джеймс просто по старой привычке. В свои сто тридцать лет, он виртуозно владел внушением и гипнозом, а превратиться в летучую мышь мог за считанные секунды. Получив ключи, Джеймс неспешно направился к своему домику. Вызвать трёх проституток оказалось весьма простым делом. Для большей пикантности Джеймс пригласил к себе на " вечеринку" двух парней из соседнего коттеджа. Включили музыку, потанцевали. Джеймс не спешил, он наслаждался предвкушением. Обнимая партнёршу, Джеймс наклонился к ней и впился мгновенно выросшими клыками в пульсирующую артерию. Девушка легонько вскрикнула и обвисла у него на руках. Горячая, чуть солоноватая кровь хлынула в Джеймса. Она струилась по его венам, кружила ему голову и опьяняла. Он и не заметил, как высосал почти всю кровь. Разгорячённый, он бросил труп на пол и повернулся к оставшимся танцорам. Увидев горящие жёлтые глаза, лобные шишки, длинные клыки, с которых стекали тёмно красные капли, одна из девушки потеряла сознание. Вторая взмахнув рукой сильно оцарапала щеку Джеймса. Несколько капель крови стекли по подбородку и упали на лицо трупа. Больше она ничего не успела сделать, ошарашенный таким поступком Джеймс просто свернул ей шею. Парень, с которым она танцевала бросился к двери и застыл, не в силах пошевелиться. Второй оказался храбрецом, он бросился на Джеймса. " Безумству храбрых поём мы песни..". Джеймс слегка отодвинулся и парень, споткнувшись о труп, упал на пол. Джеймс стоял и смотрел, ничего не предпринимая. Парнишка поднялся и замахнулся на него. Но Джеймс не стал дожидаться удара. Проскользнув тому за спину, наклонился к уху и спросил: " Хочешь стать таким как я?" У парня закатились глаза, и он упал на пол. "Не хочет". Джеймс пожал плечами и сломал ему шею. Парализованного Джеймс аккуратно усадил в кресло. Хотел, было и ему предложить стать вампиром, но передумал. Сел в кресло напротив и призадумался. Жажду, он утолил. Этой, горящей в венах крови должно хватить на неделю. А вот что делать с остальными? Просто сломать шеи как-то неинтересно. Он надеялся, что все будут визжать, плакать, просить о пощаде. Хоть какое-то развлечение. Обморок и попытка побега в его планах не значились. Джеймс опять заскучал. Девица и не думала приходить в себя. У парня были мокрые штаны и в комнате начало вонять. Джеймсу внезапно стало противно. Он сломал таки оставшейся проститутке шею. И, сняв с парнишки заклятие паралича, вышел вон. Его так и подмывало притаиться где-нибудь неподалёку, послушать, что этот сопляк будет рассказывать полиции. Но, вспомнив о Хильде, Джеймс решил не рисковать. На улице было ещё темно, хотя восток уже розовел. Никто не увидел, как вампир, превратившись в летучую мышь, взмыл в небо. Тяжело взмахивая крыльями, он полетел прочь.
   Летучая мышь упала на пол балкона. Поднявшись с пола, Джеймс отряхнул пыль с брюк и вошел в комнату. Хильда не спала, она с азартом отчитывала горничную за мокрые полотенца. Сонная горничная спорить не пыталась, она соглашалась со всеми обвинениями, надеясь, что её быстрее отпустят спать. Увидев Джеймса, горничная вздрогнула:
   - Простите, сэр, я думала вы уехали вчера вечером. Видела, как вы садитесь в такси.
   - Съездил на вокзал и вернулся. Ты приносила мне коктейль часа два назад, забыла? - лёгкий мысленный толчок, и горничная с удивлением вспомнила название коктейля, и поднос с кружевной салфеткой на котором она принесла бокал.
   - Ладно, иди. - Хильда, недовольная тем, что её прервали, наконец, отпустила горничную и, подождав пока за той закроется дверь, спросила у Джеймса:
   - Где тебя носило? Нельзя быть таким легкомысленным! - присмотревшись к Джеймсу, добавила - Ты опять охотился без меня! Мы же договаривались!!
   - Мне стало скучно. Ещё немного и я перекусил бы этой милашкой, - Джеймс кивнул на дверь, за которой скрылась горничная, - Ты где-то пропадаешь, носишься по солнцу, неужели совсем не боишься? И вообще, здесь так скучно!
   - У меня огромный кружевной зонт, к тому же я столько раз просила тебя пойти со мною!- Хильда закурила тонкую длинную сигаретку, длинные чёрные волосы и ярко красный лак на ногтях, лишь подчёркивали её неестественную бледность. Джеймс подумал, что напрасно не взял её с собой на охоту. Но просить прощения не собирался.
   - О чём ты говоришь! Женщина под огромным белым зонтом - это леди, любящая стиль ретро. А кем буду выглядеть я?! - Джеймс представил себя, идущим под кружевным зонтом Хильды и громко засмеялся.
   - Необязательно выходить в солнцепёк и идти на пляж. Можно вечерком, когда спадёт жара, пройтись по набережной, посидеть в кафе. Думаешь, прислуга не замечает, что ты не выходишь из номера? - Хильда подошла к комоду и стала переставлять стоящие там безделушки с места на место. Она явно нервничала, и не хотела показать этого. Джеймс растерялся, он не ожидал от Хильды такой настойчивости.
   - Уговорила, будем постоянно ходить куда-нибудь.- В конце концов, ему действительно надоело сидеть здесь. А горячая кровь, бегущая по его жилам, располагала к компромиссам.
   - Кстати, я тут кое-кого присмотрела. - Она повернулась лицом к Джеймсу и приготовилась к долгому спору, хотя в душе понимала тщетность своей попытки.
   - Только не проси меня, я никого не хочу обращать. Меня даже твои несмышлёныши раздражали. Нет, нет, и ещё раз нет. Никогда! - От хорошего настроения не осталось и следа.
   - Но Джеймс, должен же ты когда-нибудь попробовать. А руководить ими не так уж и тяжело.
   - О, Хильда, если ты хочешь обратить кого-нибудь всегда, пожалуйста. Только не впутывай меня. Если хочешь, я буду учить новенького охотиться. Мы и тебя накормим. Но позволять пить свою кровь - никогда! - Джеймс сжал кулаки и стиснул зубы, в этом вопросе он не был намерен уступать. На скулах заиграли желваки. Глаза потемнели и из синих превратились в чёрные. Хильда насторожилась, но всё же решила предпринять ещё одну попытку.
   - Боже, Джеймс, в этом нет ничего страшного. Это даже приятно. Видишь ли, я присмотрела двух братьев. На вид - качки, сорят деньгами.
   - А что у нас денежные проблемы?
   - Нет, конечно, ты же знаешь, Энтони безупречно честен. Прекрасно разбирается в акциях. Просто деньги не бывают лишними.
   - Обрати одного из них и дело с концом.
   - А второй?
   - А второму сломаем шею.
   - Но Джеймс! - Хильда заломила руки.
   - Ты стала сентиментальной?
   - Нет, просто представь, братья - вампиры. Один твой, другой - мой.
   - Послушай, Хильда, не рановато ли тебе экспериментировать. Ты начинаешь разговаривать как Вампириус. - Этот разговор начал раздражать Джеймса, он уже жалел, что вернулся так скоро.
   - От него пришло письмо. Просит приехать, забрать его вещи. - Взгляд Хильды упал на конверт и она решила сменить тему, мысленно признав своё поражение.
   - Неужели конец? - Джеймс даже обрадовался разговору о Вампириусе. Хотя обычно он недолюбливал прародителя клана.
   - Скорее всего. Ты помнишь, как он цеплялся за свою работу? А теперь отдаёт её нам. - Хильда вздохнула, состояние Вампириуса пробуждало в ней страх перед собственным будущим.
   - Вот и придумали, кто обратит второго брата. А уж я, так и быть, его воспитаю. У меня будет приёмный сын, - довольный шуткой, Джеймс засмеялся.
   - Ты ничего не понял, Джеймс. Вампириус уже никого не может обратить. Неужели не помнишь, как я обращала для него двоих, лет сто назад?
   - Ну, тогда я не обратил на это внимания, думал, ему просто некогда.
   - Ошибаешься, просто в нём почти не осталось крови. И знаешь, мне кажется, он просто превращается в камень.
   - В камень? - Джеймс сел в кресло возле камина. Хильда подошла и села в кресло напротив.
   - Да, в вампирский камень, я раньше всегда задавалась вопросом, почему они так называются. Теперь начинаю понимать- В какой ещё вампирский камень? Ты говоришь загадками.
   - Давно-давно, я была тогда ещё совсем молодой, Вампириус рассказывал мне легенду о камнях вампиров. Это такая сказка. Просто теперь мне кажется, что он не всё в ней выдумал. Подумай над моим предложением, Джеймс. Я была у Вампириуса последней. У меня есть лишь ты, да те двое, что живут у Вампириуса. Мы не можем приехать с пустыми руками. - Джеймсу стало жаль Хильду, но уступать он не собирался.
   - Послушай, Хильда, ты, что никого до меня не обращала? Где твои вампиры, мне просто странно, что за столько лет я не встретил никого из них.
   - Это долгий разговор, ты же знаешь, что после обращения приходиться очень долго восстанавливать силы, а потом ещё целый месяц копить силы для следующего обращения. А ведь новеньких нужно ещё кормить, учить охотиться. Может, поговорим об этом в другой раз? - Хильда явно не хотела продолжать разговор, она даже привстала, собираясь уходить. Но Джеймс остановил её.
   - Нет, нет, разговор становится очень интересным. Ты их обращала, кормила, учила охотиться, а дальше, что дальше, где они, сколько их было? Когда ты обратила меня, тебе было больше двухсот лет. Отбросим сто лет на твоё собственное обучение. Остаётся ещё сто лет. Скольких ты обратила за эти сто лет и где они?
   - Десять, до тебя - десять. Они погибли, все погибли. - В глазах Хильды заблестели слёзы, разговор навевал невесёлые мысли и воспоминания, которые она похоронила.
   - ??? - Джеймс не собирался останавливаться, Хильда никогда не рассказывала ему о прошлом и этот разговор, неожиданно заинтересовал его.
   - Их убил твой отец, Джеймс. Твой отец. Он был магом или колдуном, называй как хочешь. Он убил их всех, одного за другим, - Хильда заплакала, - а я, я чувствовала, как они гибнут, и не могла ничем помочь. Я каждый раз умирала вместе с ними.
   - Мой отец был настолько сильным, что убил сразу всех? Как же ты справилась с ним? - Его отец был магом, вот это действительно новость!
   - Нет, ты всё неправильно понял. Он убивал по одному. Я очень долго не могла его выследить. А когда, наконец, нашла, было поздно. И я стала ждать. Может, я и смогла бы убить его сама. Может. Только я не стала рисковать. Я ждала. И он ошибся. Влюбился.... Женился.... Запомни, Джеймс, когда у человека появляется семья, он становится слабым.
   - Ты обратила меня, и отец не смог этого пережить?
   - Не смеши меня, - Хильда передёрнула плечом, - ты был слишком мал, обратить можно только взрослого. Нет, я наслаждалась своей местью долгие годы. - Хильда улыбнулась, в глазах появился блеск, она смаковала каждое слово.
   - Что же ты сделала? - Джеймс слушал внимательно.
   - Да почти то же самое, что и ты. Мы мыслим одинаково. Я пошла и подговорила мужиков сжечь ведьму. Небольшое внушение и они побежали за ней, без всяких доказательств.
   - И они сожгли моего отца?
   - Ну, уж нет, так легко отделаться! Они сожгли твою мать. А отец стоял и смотрел, как жгут его любимую. А ведь мог разнести в клочки всю деревню и спасти её. - Хильда замолчала, задумавшись. Ей больше трёхсот лет, но она так и не смогла понять, что же удержало мага, выбрав первое пришедшее в голову объяснение, она добавила, - Он не посмел нарушить пресловутый кодекс магов.
   - Ты говоришь загадками. - Про кодекс магов Джеймс слышал впервые.
   - Кодекс магов, Джеймс, маг живёт под прикрытием. Никто, кроме магов не знает о его возможностях. Только маг может увидеть в другом человеке мага. Даже мы, вампиры, опознаём мага, только тогда, когда он пытается нас убить. Впрочем, может быть, он не кинулся спасать любимую из-за тебя. Может быть, именно ты удержал его.
   - Я? - Джеймс ничего не помнил о тех событиях, впрочем он не помнил ничего обо всей своей человеческой жизни.
   - Конечно ты. Тебе было лет пять. Я прекрасно помню всё, как будто это было вчера. Ты был маленьким и очень худеньким, смуглая кожа, волосы чёрные, как вороново крыло, а глаза.... Твои глаза не изменились, всё такие же синие.
   - Но черные волосы?
   - Ты думал, что родился седым?
   - Нет, но....
   - Ты поседел в тот день, Джеймс, когда смотрел в костёр на котором горела твоя мать. А когда он догорел, люди принялись за вас с отцом. В вас начали швырять камни. И твой отец, бросив имущество, поспешил уйти. Может он думал осесть в другой деревне или городе. Но слухи шли впереди вас. - рассказывая, Хильда раскраснелась, её глаза заволокло поволокой. Она явно ушла в воспоминания, доставлявшие ей удовольствие. - И куда бы вы не пришли, все уже знали о том, что твою мать сожгли на костре. Поэтому вас гнали отовсюду. Я хотела и твоему отцу устроить аутодафе, но, увы, уж очень быстро он умер. От чего не знаю.
   - Хильда, ты не боишься, что я захочу отомстить?
   - Нет, - Её удивил этот вопрос, ей никогда не приходило в голову, что Джеймс захочет отмстить. Эта мысль была просто смешной. - Когда твои родители были живы, они часто по ночам уходили и оставляли тебя одного. Кто приходил и сидел с тобой до самого рассвета? Кто рассказывал тебе сказки? А потом, когда вы бродяжничали по стране, и отец вновь бросал тебя одного, что бы пойти в какой-нибудь кабак и пропить последние деньги, кто приносил тебе молоко и сладкие булочки?
   - Господи! Хильда, это была ты! Почему ты никогда не напоминала мне об этом?
   - А зачем, милый. Благодарность мне не нужна. Мне очень тяжело вспоминать всё это. Кстати, ты опять сменил тему, хитрец!
   - Хильда, пойми, я даже представить не могу, что добровольно дам кому-либо пить свою кровь. Лучше давай ты обратишь одного, а второго просто возьмём с собой. Пусть его обратит один из этих, не помню их имена, тех, что ты обратила для Вампириуса.
   - Джеймс, твоё поведение не нормально! Мне начинает казаться, что обращая тебя я где-то допустила ошибку. Нужно обязательно поговорить об этом с Вампириусом. Может это потому, что твой отец был магом? Может ты пьёшь слишком мало крови? Когда я была в твоём возрасте, да я просто рвалась обратить кого-либо, Вампириусу приходилось сдерживать меня! Из всех известных мне вампиров, ты единственный, кто никого не хочет обращать.
   6
   Анжелина открыла глаза. Вокруг было темно и очень холодно. Она подняла руки и пощупала перед собой. Совершенно очевидно, что находится она в каком-то ящике. "Интересно, - подумала Анжелина, - сколько же я вчера выпила?". Мысли путались, и сосредоточиться ну никак не удавалось. Она пыталась припомнить, где и с кем провела время, но, увы, в памяти зиял провал. Поняв, наконец, тщетность своих усилий, Анжелина бросила это бесполезное занятие и попыталась выбраться из ящика. Однажды ей попался клиент любивший приковывать её наручниками к батарее в узкой тёмной кладовой. Возможно, и сейчас ей попался очередной любитель "экзотики". Будучи представительницей древнейшей профессии, Анжелина давно привыкла ни чему не удивляться. Она попыталась толкнуть стенку за своей головой, и неожиданно её ложе сдвинулось и поехало. Анжелина села на узкой полке, оглянувшись вокруг, и сразу поняла, что оказалась в морге. На большом пальце ноги болталась какая-то бирка и Анжелина с раздражением сорвала её. Она легко спрыгнула на пол. Вокруг стояла тишина, и девушка неожиданно обрадовалась тому, что сейчас ночь. Вот было бы шуму, очнись она среди бела дня. Безуспешно поискав свои вещи, она сдёрнула с вешалки чей-то халат и через окно выбралась наружу. На небе сиял тонкий серпик луны. Анжелина чувствовала себя странно, под ложечкой сосало. Она оглядела себя и с усмешкой подумала, что в таком виде клиента врядли подцепишь. Нет, определённо придётся сначала зайти домой, и привести себя в порядок. Жила Анжелина совсем недалеко от морга. Прямо за оградой старого заброшенного кладбища. Поговаривали, что кладбище собираются снести и на его месте воздвигнуть новый жилой массив. Но говорили об этом уже давно, скорее всего эти планы так и остались планами. Анжелина лихо перепрыгнула через невысокий заборчик, огораживающий кладбищенский участок и прямиком через могилки потопала домой. Неожиданно желудок свернулся клубком, а руки и ноги свело судорогой. Невыносимая боль волной прошла через всё тело. Анжелина упала на колени и схватилась руками за живот. Она вся сжалась и затаила дыхание. Боль была столь сильной, что Анжелина испугалась и решила идти не домой, а в больницу. Но спустя мгновение всё прошло и, успокоившись, она продолжила свой путь. Не прошла она и половины дороги, как боль нахлынула снова. На этот раз судороги продолжались значительно дольше. Как только боль отпустила, Анжелина почувствовала какой-то запах. Запах был знакомым и новым одновременно. А ещё он был необыкновенно притягательным. Девушка на мгновение задумалась и пошла по направлению к запаху. Влечение было столь сильным, что спустя несколько секунд, она не выдержала напряжения и побежала. Источником запаха оказался обыкновенный бомж, задремавший между могил. Анжелина недоверчиво огляделась вокруг. Бомж был грязным и явно пьяным, он негромко похрапывал, и не было в его облике ничего приятного. Но влекущий запах, несомненно, исходил от него. Она даже увидела, что именно так завлекательно пахнет. На грязной, давным-давно немытой шее билась тоненькая синяя жилка. И Анжелина внезапно поняла, что именно эта жилка так прекрасно пахнет. То, что произошло после, она запомнила с трудом и долго ещё не могла поверить в это. Со скрежетом и болью сквозь десны прорезались клыки. Плохо понимая, что и зачем делает, она, как бы повинуясь чужой воле, наклонилась над несчастным и впилась в шею. Он даже не пошевелился, а она глотала и глотала тёплую чуть солоноватую жидкость, не боясь подавиться и остановилась лишь тогда, когда глотать стало нечего. Бросив неподвижное тело, Анжелина распрямилась, вытерла тыльной стороной ладони рот, и продолжила свой путь. Она не стала задаваться вопросами о том, что с ней случилось и почему, просто выкинула из головы произошедший эпизод, как нечто вовсе незначительное. Но на будущее всё же решила не употреблять неизвестных напитков. Вновь попыталась вспомнить, что же с нею произошло накануне. Никаких мыслей. Внезапно она споткнулась, ей подумалось, что надо бы вернуться и чем-нибудь присыпать тело. Но возвращаться решительно не хотелось, она махнула рукой, справедливо решив, что кладбище давно заброшено, ходят здесь редко, да и бродягу никто не хватится. Подойдя к своему дому, Анжела поднялась на самый верхний этаж. Её незамысловатая квартирка располагалась под самой крышей. Но была она её собственной, доставшейся ей в наследство от деда. Две просторные комнаты с ветхой мебелью и маленькая кухонька с крошечной ванной. Вот и весь дворец. Одну комнату она сдавала своей школьной подруге. Они занимались одним и тем же ремеслом и никогда не ссорились, даже по мелочам. Анжелина добралась до своей кровати и забылась тревожным сном.
   Проснулась она уже в сумерках. Но это её ничуть не удивило. Последние несколько лет она редко выходила из дому раньше девяти вечера. А возвращалась на рассвете или не задолго до него. Кристина, столкнувшись с ней в ванной, испуганно вскрикнула и спросила посторонившись:
   - Где ты была целый месяц? Посмотри на себя, выглядишь как труп!
   Анжелина протиснулась к зеркалу, но ничего в нём не увидела. То есть она увидела отражение ванной комнаты, чуть сбоку была Кристина. А вот её, Анжелины не было и в помине. Кристина, наблюдавшая за ней, испуганно ойкнула и посерела. Зрачки у неё расширились, и, казалось, она сейчас рухнет.
   - Только не вздумай сейчас грохнуться в обморок! - Анжелина и раньше то не страдала от избытка вежливости, ну а теперь и подавно не собиралась меняться. - Что за хрень?
   - Тебя нет в зеркале, - Кристина не сказала, а прошептала это.
   - Ну, это я и сама вижу, точнее, НЕ ВИЖУ. - Анжелина хрипло засмеялась, вернее сказать попыталась засмеяться. - Какого черта, я не отражаюсь в зеркале? Может, я сплю? - она ущипнула себя за руку и ойкнула. - Нет, не сплю.
   - Я знаю, кто не отражается в зеркалах, - говоря это, Кристина попыталась слиться с дверным проёмом.
   - Только не начинай свой вечный бред о вампирах... - на последнем слове Анжелина споткнулась, - вампирах..., - она как бы попробовала это слово на вкус. Как-то вдруг припомнилось происшествие с бомжем на старом кладбище. - Может, я и вправду вампир? - она и не заметила как сказала это вслух. Кристина потихоньку отступила на шаг в коридор. - Да не крадись ты, и так тошно. Пойди лучше кофе свари, что ли.
   Воспользовавшись поводом, Кристина прыснула на кухню. Она долго не могла зажечь конфорку. Руки дрожали, и чиркнуть спичкой по боковине коробки представлялось очень трудным делом. Наконец огонь запылал. Занимаясь рутинным делом, Кристина успокоилась. Она стала обдумывать проблему, глядя, как весело огонь лижет бока старой кофеварки. Ничего путного в голову не приходило. Кофейник закипел. Кристина взялась за деревянную ручку, и обернулась. Анжелина сидела за столом и угрюмо наблюдала за нею. Кристина вздрогнула, она и не заметила когда подруга пришла на кухню. Да только подруга ли? Кожа Анжелины прямо-таки отливала синевой. В бледных губах была зажата сигарета. Но поджигать её Анжелина не стала, а может просто забыла. Они долго смотрели друг на друга, не двигаясь. Каждый не знал о чем говорить. Такое случилось впервые, и было очень неприятно. Наконец Анжелина встала и подойдя к Кристине взяла из рук кофейник. Её движения поразили Кристину. Теперь Анжелина двигалась плавно, как будто в ней не было костей. Анжелина разлила кофе по чашкам. А Крис все так и стояла, не двигаясь, она даже руку опустить забыла, наблюдая за движениями Анжелины.
   - Садись, поговорим, - Анжелина подвинула стул и Крис вышла из ступора. Она торопливо подошла к столу, плюхнулась на сиденье и вцепилась в чашку. Руки по-прежнему дрожали. Анжелина больше ничего не говорила, её глаза отливали золотом и Крис с удивлением уставилась в них. Глаза притягивали к себе, и постепенно кухня пропала из виду, мысли поплыли. Очнулась Крис от толчка в бок. Довольно сильного толчка.
   - Да что такое с тобой сегодня, - Анжелина была рассержена и встревожена, - ты просто спишь на ходу! Тут такое дело, а от тебя никакой помощи. Ты же вечно какие-то книжки читаешь, давай говори, что будем делать дальше!
   Тут Кристина очнулась окончательно. Стараясь не смотреть на Анжелину, она стала вспоминать. Ничего путного в голову не приходило. Мельком подняв глаза на Анжелину она выпалила:
   - Может, я тебя накрашу?! Ну, для начала? - приняв молчание Анжелины за добрый знак, она продолжила - Может никто и не догадается, что ты вампир. Ты не в курсе, как часто тебе нужна кровь?
   - Я думала, ты скажешь, - Анжелина поднялась из-за стола и вышла из комнаты. Вернулась она очень быстро, в одной руке у неё была косметичка, в другой щётка для волос. - Заодно уж и причеши меня, небось, хожу как лохудра. Вампир я или нет, а работать надо.
   Обрадованная Кристина тотчас принялась за дело. Не прошло и получасу, как Анжелина была готова к выходу. Благодаря стараниям Кристины на её щеках даже румянец появился. Анжелина немного успокоилась, и, повеселев пошла переодеваться. Кристина задумчиво допила свой кофе. Она просто не знала как поступить дальше. Продолжать жить в одной квартире вместе с вампиром представлялось ей верхом глупости. Но с другой стороны другого жилья у Кристины просто не было. Не было и денег, что бы это жильё снять. Кристина не была особо удачливой, впрочем даже те небольшие деньги, что она смогла заработать забирал сутенёр. На этой мысли, Кристина, забеспокоилась. Ведь Стив обещал прийти сегодня вечером за своей долей. Но отдавать было нечего. Вчера вечером она не удержалась и купила себе платье, Стив просто вылетел из головы. В этот момент в дверь настойчиво постучали. Помяни чёрта... Кристина поднялась и пошла открывать, проблема жилья отошла на второй план, да и вообще представлялась теперь совсем не важной. Мысленно сжавшись в комочек, она открыла дверь. Стив был не один. Девица, вошедшая вслед за ним, протиснулась мимо Кристины и стала осматривать комнату с видом хозяйки. Осмотрев довольно скромную комнату, она недовольно поджала губы, а Кристина, наблюдавшая за ней, пропустила момент, когда в комнату протиснулся телохранитель Стива. Увиденное ей не понравилось. И в душе защемило от мрачного предчувствия. А Стив плюхнулся в кресло и пристально посмотрел на неё.
   - Ну, неси деньги, - он даже не поздоровался, впрочем, Кристина и не ждала от него вежливости. Она похолодела, и не в силах вымолвить и слова, просто мотнула головой. - Ты что это, онемела?! - Стив перевёл взгляд на телохранителя и чуть кивнул головой. Телохранитель, молчаливый верзила, имя которого не знал никто, молча шагнул к парализованной страхом Кристине. Она даже не увидела замаха, просто внезапно взлетела вверх и приземлилась в углу. Щека отчаянно болела, а в глазах мелькали звёзды. Кристина сжалась в комочек и старалась не шевелится. Она отчаянно надеялась, что этим всё и закончится. А напрасно. Телохранитель, повинуясь очередному кивку направился к ней.
   - Кстати, после этого небольшого урока, - Стив неторопясь достал сигарету и с наслаждением закурил, - ты по быстренькому соберёшь свои вещички и что бы духу твоего здесь не было. Ясно? - он скидывал пепел прямо на пол, но Кристина даже и не думала делать Стиву замечание. Стив очевидно ждал ответа, но последние события настолько ошеломили Крис, что она никак не могла сообразить, что же нужно ответить. - А как же Анжелина, ведь это же её квартира? - Да она же сдохла месяц назад, забыла, блаженная? Давай, давай, пошевеливайся! - Стив отвернулся от Кристины, потеряв к ней интерес. Он встал и прошёлся по комнате, рассматривая, как будто видел впервые. Повернулся к своей протеже и улыбнулся, - Ну, что довольна, киска! - киска была недовольна, но вслух ничего не сказала, просто надула пухленькие губки. Затем, кокетливо передёрнув плечиками, прошла на кухню. Кристине стало противно наблюдать за этим фарсом. Она осторожно поднялась, стараясь не шевелить звенящей головой. Как раз в это время дверь второй комнаты открылась и оттуда вышла Анжелина. Она уже не походила на труп, наоборот выглядела прекрасно. Даже лучше чем при жизни, если это возможно. В её взгляде появилась уверенность и бесшабашность. Она надела короткое черное платье с длинными рукавами и высоким воротом и полупрозрачные чулки того же цвета. Стив не сразу заметил Анжелину. Она из своей комнаты прекрасно всё слышала. И теперь лишь ждала реакции Стива на своё появление. Что ж реакция Стива превзошла все её ожидания. Он повернулся, обводя взглядом комнату, как бы показывая своей протеже какие прекрасные апартаменты он ей предлагает. И тут его взгляд наткнулся на Анжелину. Стив замолк на половине фразы. Его зрачки расширились, а челюсть отвисла. Анжелина увидела, как краска отлила с лица Стива. И ей даже стало немного жаль его. Видно было что Стив силится что-то сказать, и Анжелина тут же сделала участливое и внимательное лицо. Она стояла молча, ожидая, что же он произнесёт.
   - Н-н-но... как же?! Я же ходил в морг, опознавать тебя!!! - наконец Стив смог что-то произнести, - ты умерла!
   - Просто кома, - Анжелина безразлично пожала плечами, - как видишь, теперь я жива, здорова. И тебе нет нужды выселять Крис из моей квартиры.
   Она подошла к Стиву поближе и заглянула ему прямо в глаза, мило улыбнувшись. В голову пришла неожиданная мысль и Анжелина добавила, продолжая улыбаться, - И знаешь, нам с Крис больше не нужен сутенёр. Мы уж как-нибудь сами. Да ты не переживай, - она дружески обняла Стива за плечи и повела по направлению к выходу, - мы справимся.
   Стив продолжавший послушно передвигаться, на последней фразе внезапно остановился. Он резко повернулся, сбросив руку Анжелины с плеча. Его лицо приобрело хищное выражение. Стив вырос на улице, он очень долго добивался нынешнего положения, а уж на какие жертвы ему пришлось пойти! И теперь, какая-то проститутка, ни рожи, ни кожи, - Стив окинул Анжелину презрительным взглядом, - будет указывать ему как поступать. Да ещё и отказывается от его помощи! Ха! Да кем, интересно она себя возомнила?! Уж он-то прекрасно знает, не будет его, найдётся кто-нибудь другой.
   - Ты, что это придумала, детка! Думаешь, если выжила после комы, так никто тебе не указ?! - он размахнулся и попытался ударить Анжелину кулаком. Та спокойно отошла на шаг и кулак Стива врезался в стену. Послышался глухой удар. Стив взвыл. Он зажал кулак левой рукой и присел на корточки, дуя на болевшие пальцы. - Ты что себе позволяешь, дрянь! Думаешь тебе это с рук сойдёт?! Ну-ка, Хулио, разберись с ней. И не жалей. Пусть походит в синяках, будет другим урок, а то совсем распустились, - всё это Стив проговорил подвывая и подпрыгивая, он дул на пальцы и тряс кистью, но, кажется, это мало помогало. Хулио, безмолвно стоявший рядом с Крис, с невозмутимость робота шагнул вперёд, дабы выполнить распоряжение хозяина. Что произошло дальше, Кристина так и не поняла. Просто Хулио оказался на полу, лицом вниз. А его хозяин повис в воздухе, смешно дёргая коротенькими ножками. Анжелина держала его за шею на вытянутой руке. Лицо Анжелины как-то враз изменилось, превратившись в порождение кошмара.
   - Ты ничего не понял, Стив, - Хулио попытался подняться, но Анжелина придавила ему шею узким каблуком и он замер, боясь пошевелиться. - Я действительно думаю, что мне никто не указ. Ни ты, ни кто-либо другой.
   - Ты, ты не человек, господи! Ты только посмотри, на кого ты стала похожа! - Стив указал на большое зеркало. И невольно сам заглянул в него. От увиденного Стиву сделалось худо. Желудок свело спазмами и он пожалел о позднем ужине. В зеркале Стив просто висел в воздухе, это было бы очень смешно, кабы не рука сжимающая его шею. В зеркале руки не было, но, скосив глаза, Стив мог прекрасно её разглядеть. - Что за чёрт! - Анжелина проследила за взглядом Стива и весело хмыкнула.
   - Сам напросился! - она разжала пальцы и Стив мешком рухнул на пол. Анжелина убрала ногу с шеи Хулио и с удовольствием пнула его в бок. - Вы, оба, вставайте, пойдём, пройдёмся, поговорим.
   - Не о чем нам с тобой разговаривать, - Стив уже поднялся и смотрел на Анжелину скосив глаза. - пойдём отсюда, Хулио, пусть с ней кто-нибудь другой разбирается, - последнее прозвучала явной угрозой, но Анжелина в любом случае не собиралась отпускать их.
   Она крепко обняла обоих мужчин за плечи и направилась к выходу, буквально волоча их за собой. Уже стоя за дверью, она оглянулась:
   - Приведи здесь всё в порядок, Крис, и не жди меня до утра. - лицо Анжелины вновь выглядело почти человеческим, но голос был сиплым, а глаза так и сияли в полумраке.
   Когда дверь захлопнулась, Крис без сил опустилась на пол, там же где и стояла. Не было сил даже пошевельнуться. Слишком много событий для одного вечера. Она бы так и просидела до самого утра, когда шорох, донёсшийся со стороны кухни, заставил её насторожиться. "Только ещё одного вампира мне не хватало", - она с трудом поднялась и пошла на звук.
   На кухне, под столом сидела "киска". Она сжалась, стараясь стать незаметной. Но её духи воняли так, что не заметить "киску" было не возможно.
   - Что ты здесь делаешь, а, впрочем, - Крис махнула рукой, - и так ясно. Вылезай, все уже ушли. - она смотрела как девушка опасливо выбирается из-под стола, - как тебя зовут?
   - Розалина, - девушка первым делом бросилась к зеркалу, приводить себя в порядок. Крис, проследив за ней взглядом, подумала, что все зеркала следует убрать. Анжелина, любившая их при жизни, теперь наверняка их возненавидит. Розалина, накрасив губы и приведя в порядок причёску, повернулась к Кристине.
   - Что это было?
   - Это был вампир. - Кристина сама удивилась тому, как обыденно это прозвучало. Да... человек очень быстро привыкает ко всему.
   - Вампир?! Ой, как интересно! - казалось ещё немного и Розалина подпрыгнет и захлопает в ладошки. Кристина никогда не понимала взрослых людей, которые ведут себя как дети. Поэтому она сказала как можно суше:
   - Постарайся как следует запомнить, то что я тебе сейчас скажу. - она с сомнением оглядела Розалину, ну и имечко! - нет ничего интересного в том, что Анжелина вампир. И если ты хочешь умереть от старости, то забудешь всё что здесь видела и слышала. И никогда, слышишь?! Никогда и никому не расскажешь об этом. А теперь, давай духи!
   - Зачем тебе мои духи? - Розалина надула губки, но духи из сумочки достала и протянула их Кристине.
   - Скажу Анжелине, что это мои духи, иначе она тебя по запаху выследит. - Крис поставила духи на полочку тут же на кухне и повернулась к Розалине. - а теперь уходи и помни, о чём я тебя предупреждала!
   7
   Класс Хранителей был невелик, всего восемь человек. Сёстры очень быстро подружились со всеми. Джесс не на шутку увлеклась медициной. Вместе с Селией она после уроков ходила на дополнительные занятия по анатомии. Алекс вместе с остальной группой ходили в спортзал. Магия магией, а хорошая физическая форма ещё никому не вредила. Время летело незаметно. Не успели кузины оглянуться, как пришло время ехать в замок, они перешли ко второму этапу обучения.
   Таинственность, окружавшая этот учебный центр, интриговала. Единственное, что им рассказали, это то, что замок стоит на берегу реки, которая является судоходной лишь два месяца в году. И то, этой информацией мистер Скотти поделился лишь потому, что багаж пришлось отправлять заранее, в апреле. Сёстры даже не знали, в каком направлении они поедут. До конца автострады их довезёт школьный автобус, там группу встретит проводник и дальше они пойдут пешком. Замок окружал лес, в котором легко заблудится.
   Выезжали поздно вечером, все возбуждённо галдели. Ехали всю ночь, и, несмотря на увещевания Стеллы, сопровождавшей их, заснули лишь под утро. Сначала все смотрели в окно, но в темноте ничего не было видно, и вскоре это наскучило. Гарри достал гитару, у Моники оказался вполне приличный голос. Первое время все просто слушали, потом потихоньку начали подпевать, затем Майкл показывал фокусы. Он научился им давно, ещё во время своих скитаний по стране. Майкл рано остался сиротой, и регулярно сбегал из каждой приёмной семьи. Задержался он лишь на ферме. Да и то, не из-за приёмных родителей. Хотя они вовсе и не были плохими людьми. Нет, Майкла пленили лошади. Мчась верхом на очередном заслуженном ветеране, он чувствовал себя воистину свободным. За спиной как бы вырастали крылья и ветер, бивший в лицо, создавал полную иллюзию полёта. Иногда ему казалось, что ещё чуть-чуть и за его спиной вырастут самые настоящие крылья и он полетит. Взлетит высоко над землёй, всё выше и выше. Майкл никому не рассказывал о своих мечтах до тех пор, пока не встретил Джека. Джека привёл в конюшню отец и Майкл впервые увидев его раздраженно хмыкнул. Он терпеть не мог этих изнеженных деток. Поголовно знающих, что вырастут и станут такими же как и их отцы. Сам Майкл никогда не задумывался кем же он станет, когда повзрослеет. Этих заносчивых юнцов всегда передавали на попечение Майкла и именно ему внедрялось в обязанность учить их верховой езде. Майкл, с удовольствием ухаживающий за лошадьми, и чистивший стойла без малейшего напоминания, возиться с учениками не любил. Джек оказался совсем иным. Он всё делал молча, воспринимая указания Майкла с покорностью и обречённостью. Это неожиданно заинтриговало Майкла. Чем может быть недоволен этот жалкий баловень судьбы? Откуда такая обречённая покорность? Почему не слышно рассказов о том, как великолепно печёт пироги его мама, какой прекрасный стратег, инженер или кто там ещё у них есть на базе, его отец? И однажды Майкл получил ответы на все свои вопросы и даже больше чем хотел. Они опять скакали через пустырь за конюшнями. Джек к тому времени уже довольно уверенно держался в седле. Он спешился и спутывал ноги своей лошади, а Майкл наблюдал сверху, изредка делая замечания. Внезапно вдалеке, возможно на базе что-то взорвалось. Лошадь под Майклом прижала уши к голове и понесла. Там вдалеке лежал обрыв и Майкл, не успев испугаться, подумал, что когда лошадь добежит до обрыва и рухнет вниз, он полетит. Мимо проносились сухие кустарники, и Майкл понимая, что не в силах остановить испуганную лошадь, просто наслаждался скоростью. Возможно, это было сумасшествие, а может, просто юношеская бесшабашность? Как вдруг к цоканью копыт добавился новый звук. Майкл обернулся и увидел Джека. Джек догонял их. Причём бежал он легко, без видимых усилий но с неимоверной скоростью. Джек протянул руку и остановил лошадь на скаку. Вот так просто. Протянул руку и остановил взмыленного испуганного скакуна. Дышал Джек вполне размеренно, как будто только что не пробежал целую милю. Майкл изумлённо сполз вниз. Он хотел было спросить или сказать что-нибудь, но в голову, как назло ничего не приходило. Рядом хрипела лошадь, но Майкл таращил глаза на своего спасителя.
   - Как тебе это удалось? - возможно, этот вопрос не самый умный, но это единственное, что пришло Майклу в голову. Джек лишь пожал плечами. Когда он побежал за лошадью он не успел подумать и теперь нужно было придумать какое-то оправдание, а думать, как раз и не хотелось. Внезапно, он обратил внимание на то, что видит Майкла не так как других. Он не мог объяснить, в чём разница. Просто Майкл выглядел по другому, вот и всё.
   - Ты не мог бы ни о чём не спрашивать? - Джеку наконец удалось придумать, как оттянуть время. - потом я тебе всё объясню. И, пожалуйста, не рассказывай никому.
   - Не вопрос. - Майкл и сам не смог бы объяснить, почему так сразу согласился с просьбой Джека. Может, сказалось потрясение, а может загадочность Джека.
   Они вернулись в конюшню как ни в чём не бывало. Но с тех пор между ними завязалась какая-то странная дружба. Майкл часами рассказывал Джеку о себе, о своих мечтах. О том, что никому и никогда не доверял. Джек молча выслушивал, иногда кивал, соглашаясь. О себе Джек говорил мало, скупыми фразами, лишь отвечая на прямо поставленный вопрос. Он объяснил, что осенью ему предстоит уехать в специальную школу, но ловко ушел от ответа, в чём же специализируется эта школа. А Майкл с ужасом начал понимать, что, пожалуй впервые в своей жизни, привязался к человеку. Эта привязанность страшила и радовала одновременно. Он впервые обрёл друга, но не был уверен в том, что Джек относится к нему так же. С другой стороны, теперь Джек проводил на конюшне практически целый день. Но август близился к концу и оба понимали, что скоро им придется расстаться. Джек знал, что навсегда. В конце-концов, Джек всё-таки решился и рассказал другу куда и зачем едет учиться. Отсмеявшись, Майкл сказал, что поедет вместе с ним. Никакие отговорки не помогли. И вот теперь, несколько лет спустя, он едет в одном автобусе с друзьями. И ни одного из этих друзей нельзя назвать нормальным человеком. Майкл усмехнулся воспоминаниям. Кто бы мог подумать, что его жизнь так неожиданно поменяется?
   Майкл несколько раз доставал монетку из-за уха Джессики, но никто не смог догадаться, как он это делает. Алекс закрыла глаза, положила голову на плечо Селии и, незаметно для себя, заснула. Разбудили всех яркие солнечные лучи. Разобрав вещи, ребята выбежали на улицу. Посигналив на прощание, автобус уехал. Мальчишки и девчонки остались одни. Как объяснила Стелла, проводник выйдет лишь тогда, когда автобус скроется из виду. В сплошной стене леса небыло видно даже намёка на тропинку. Проводник выходить явно не торопился. Автобус давно уехал, солнце палило нещадно, а к ним там никто и не подошёл. Устав толочься на одном месте, ребята пошли к деревьям. Остановившись в тени, побросали рюкзаки и уселись на траву. Постепенно у ребят начали закрываться глаза. Сказалась бессонная ночь и нервное напряжение. Не прошло и десяти минут, как все уже спали.
   - А ну-ка подъём, пора в дорогу!
   Алекс вскочила, открыла глаза, и лишь потом проснулась. Остальные сделали тоже самое. Перед ними стоял высокий молодой, на вид не старше двадцати лет, парень. Черные волосы коротко обстрижены. Одет в клетчатую рубашку с короткими рукавами и серые джинсы, в общем ничего особенного.
   - Всем привет! Меня зовут Джонни. Я буду вашим куратором, проводником, нянькой и, надеюсь, мы сможем подружиться.
   - Ты Хранитель? - Сара опомнилась раньше всех.
   - Да, я закончил обучение. Просто ещё не решил, чем заняться. Вот меня и направили к вам. Все, вместе с кем я учился, уже разъехались. В замке и окрестностях живут лишь маги и ученики. Здесь вы не встретите ни обычных людей, ни вампиров, лишь маги и ученики. У нас даже повар умеет ворожить.
   - Что? Мы будем есть магическую еду?!
   - Нет, нет. Мистер Дженкинс не очень сильный маг, сказать по правде, он очень слабый маг, но мы никогда не напоминаем ему об этом. Готовит он ... пальчики оближешь!
   - А у тебя какой профиль?
   - Я целитель.
   - Покажи какое-нибудь заклинание. - Разом взмолились Джессика и Селия.
   - Да, покажи, - выступил вперёд Майкл, - я вчера порезал руку, ты можешь заживить её?
   - Могу, но не буду. Она ведь не мешает тебе идти? А вот ты, - Джонни подошёл к Саре, - выглядишь усталой и, наверное, будешь всё время отставать. Пожалуй, этому можно и даже нужно помочь. - Джонни протянул руки, что-то прошептал. Воздух вокруг Сары заискрился, запахло озоном и всё закончилось. Ребята бросились к Саре.
   - Ну как? На что это похоже? Тебе помогло? - вопросы сыпались, как горох, все спрашивали одновременно.
   - Интересно, я чувствую себя очень хорошо. Похоже, - Сара на минутку задумалась, как бы прислушиваясь к себе, - похоже на холодный душ, на ледяной душ. Как будто я стояла под ледяным душем и ела ментоловые конфеты. - Сара заулыбалась, подхватила свой рюкзак, - мы идём? Я готова. - она просто лучилась энергией.
   Джонни усмехнулся и приказал выстроиться по одному.
   - Смотрите друг другу в затылок, по сторонам не зевать. Даже не пытайтесь высмотреть тропу. Говорю сразу: тропинки просто нет. Если кому-то понадобиться остановиться или отойти по нужде, кричите, что бы остановились все. Не надейтесь на то, что вы быстренько нас догоните. В прошлом году двое новеньких потерялись и их призраки до сих пор бродят по лесу. - Девочки побледнели, а Джонни, подняв руки вверх, засмеялся, - всё, шучу, шучу. Никто не терялся. Пойдёмте.
   Группа тронулась в путь. Впереди шёл Джонни, за ним Гарри, Алекс, Джессика, Сара, Селия, Моника, замыкали шествие Джек и Майкл. Шли весь день и замок увидели лишь перед закатом. Дважды в пути останавливались передохнуть. Никакой тропинки действительно не было. На вопрос как же он находит путь, Джонни пояснил:
   - Я маг жизни, кстати в замке никто не называет нас так высокопарно, это как бы парадное название. А ежедневно нас кличут просто медиками или целителями. Так вот, я как маг жизни чувствую, где находятся люди. Это как у птиц, чувство направления.
   Лес закончился внезапно. Между замком и лесом было небольшое открытое пространство, так, что подойти к замку незаметно было просто невозможно. Замок был старым, можно даже сказать древним, и скорее напоминал крепость, сложенную из огромных серых глыб. Джесс показалось, что они попали в средневековье. Не заметив высоковольтных линий, Гарри спросил:
   - А электричество здесь есть?
   - Есть, у нас здесь собственный маленький генератор.
   - А водопровод?
   - Ну, в общем, можно сказать, что есть.
   - ???
   - Маленький насос качает воду из реки для бытовых целей. Она подаётся на кухню и в подсобные помещения. Другой насос качает воду из скважины, она также подаётся на кухню и распределяется в питьевые фонтанчики. Они есть на каждом этаже. В центральном здании на первом этаже столовая, подсобки, классные комнаты и библиотека. На втором этаже спальни мальчиков, на третьем - девочек. Для тренировки боевых магов мы используем подземные ангары, кстати, медики тренируются там же.
   - Медики тренируются?
   - Конечно. Вы должны уметь постоять за себя. Продолжим, лаборатории находятся в башнях, - Джонни махнул рукой в сторону башен расположенных по бокам центрального здания. - Надеюсь спальни для вас уже приготовили. Пойдёмте, уверен, вы все мечтаете о душе и мягкой постели.
   Все двинулись вслед за Джонни. Чем ближе они подходили, тем огромней казался замок. От него так и веяло стариной. Массивный фундамент покрывал мох. Окна были узкие и высокие, скорее всего раньше это были бойницы, а потом в них вставили рамы и застеклили. Но всё равно, так и казалось, что сейчас в них появится лучник в старинных доспехах. Они подошли к лестнице. Широкой, сложенной из грубых, плохо обтёсанных камней. И лишь время, неумолимое время, своей тяжёлой поступью сделало ступени гладкими. Лестница упиралась в массивные ворота, сделанные из цельных стволов дерева. Они были оббиты широкими металлическими пластинами. В некоторых местах от старости и сырости пластины позеленели. В воротах была вырезана небольшая дверь. Открыв её, Джонни вошёл внутрь. В зале было темно. Редкий свет, падающий из окон, не достигал отдалённых углов. Привыкнув к темноте, Алекс разглядела в глубине зала, почти напротив входа, огромный камин. Она представила, как зимой в глубине камина вздымается пламя. Справа от входа виднелась каменная лестница, ведущая на второй этаж. Небольшая дверь под лестницей была приоткрыта, и судя по запаху, именно там располагалась кухня. Почти всё пространство между камином и входом занимали длинные деревянные столы с обеих сторон которых стояли грубые деревянные лавки. На столах через равные промежутки виднелись подсвечники с оплывшими свечами. Двери напротив лестницы были распахнуты и увидев высокие шкафы, заставленные книгами, Александра решила, что это библиотека.
   Джонни начал рассказывать о расположении комнат, но Алекс слушала вполуха, запах, доносившийся из кухни, напомнил ей о том, что она давно не ела. Наконец ознакомительная экскурсия подошла к концу. И Алекс с девочками попали в свою комнату. Комната была, очень немаленькой. Моника, запрыгнув на свою кровать восторженно закричала:
   - Девчонки, да у меня дома спальня была меньше, чем эта кровать.
   Возле каждой кровати стоял элегантный столик с зеркалом. Все пять кроватей стояли вряд у одной стены, напротив выстроились два гардероба и два комода. Напротив входной двери огромное окно. Именно окно, а не бойница. Окно высотой от самого потолка до пола. Сара подойдя к окну, открыла его.
   - У нас есть балкон, идите сюда! Как красиво!
   Бросив разбирать вещи, девчонки побежали на балкон. Вид, открывшийся им поражал воображение. Подойдя к балюстраде, Джесс отпрянула назад. Балкон висел над обрывом. Где-то далеко внизу шумела река, может она и была судоходной лишь два месяца в году, но впечатление производила нешуточное. Джессика присела на одно из кресел, стоявших рядом и перевела дух. Постепенно новизна впечатлений прошла, и все вернулись разбирать вещи. Где-то вдалеке прозвучал гонг.
   Позже, думая о своём первом ужине в замке, Алекс не могла ничего вспомнить. Единственное, что она помнила, это как добралась до кровати. Разбудил Алекс настойчивый стук в дверь. Спустив ноги с кровати, Алекс несколько минут пыталась вспомнить, где она находится. Стук повторился. Разобравшись с воспоминаниями, Алекс пошла к двери. Странно, но стук, разбудивший её, не подействовал на остальных. За дверью стоял Джонни. Увидев Александру в ночной рубашке, Джонни усмехнулся:
   - Я был почти уверен, что вы проспите завтрак, но когда ни одна из вас не пришла к обеду...
   - Обед, а когда будет обед? Я сейчас всех разбужу.
   - Можешь не торопиться, обед закончился полчаса назад. Но разбудить всех надо. Приведите себя в порядок и спускайтесь в столовую. Будем знакомиться с преподавателями, составим расписание занятий. Надеюсь, каждый уже выбрал, кем он хочет быть.
   - Да, конечно. А мальчишек вы разбудили?
   - Нет, они проснулись сами и, заметь себе, проснулись к завтраку, - Джонни улыбнулся, и Алекс заметила ямочки у него на щеках. Алекс тоже улыбнулась и вдруг вспомнила, что стоит в одной ночной рубашке. Она покраснела и, пообещав разбудить девочек, закрыла дверь. Джонни не торопясь спускался по лестнице. Алекс, стоящая в дверях и освещённая солнцем, не выходила у него из головы. Он вспомнил её улыбку и почувствовал, как сильно забилось его сердце.
   8
   Хильда и Джеймс прилетели в Москву рано утром. Два брата несли за ними чемоданы Хильды. Джеймс предпочитал путешествовать налегке, спортивная сумка на плече, вот и весь багаж. Хильда, недавно обратившая одного из братьев, выглядела больной. Она одела шляпу с широченными полями, но и они не могли скрыть могильную бледность её лица. Мэтью, проснувшийся пару дней назад, ещё не совсем свыкся со своим новым положением. Он чувствовал себя ребёнком, так мало знавшим об окружающем мире. Изредка поглядывая на Джеймса, он старательно копировал его.
   Но в каждом движении сквозила неловкость. Виной тому была Хильда. Она настолько торопилась к Вампириусу, что они отправились в путь почти сразу после пробуждения Мэтью. И если бы не настойчивые увещевания Джеймса, она не дала бы им даже возможности поохотиться в первый раз. Но в этом вопросе Джеймс был непреклонен. Он заявил, что не двинется с места с голодным новичком, он даже пригрозил ей, что в противном случае накормит Мэтью братом. И Хильде, мечтавшей о братьях-вампирах, пришлось смириться и отложить поездку на два дня. Но в поезде, Хильда не умолкая, сетовала на опоздание. Ей во что бы то ни стало, нужно было поговорить с Вампириусом о Джеймсе.
   На вокзале их встретил Иван. В этом кряжистом вампире с цепким взглядом, пожалуй никто не узнал бы того забитого деревенского мужика, каким он был сто лет назад. По странной иронии судьбы, а может то был далеко идущий план, этого уже не помнил ни Джеймс, ни Хильда, вторым кого обратили для Вампириуса, был Семён.
   Жил Вампириус в охраняемом дачном посёлке, в большом кирпичном доме, за высоким каменным забором. Здесь никого не удивляло его затворничество, никто не приходил с расспросами. Связь с миром поддерживали лишь Иван и Семен. Все знали их как племянников чудаковатого профессора. А если в соседних деревнях и пропадали люди, так причём здесь профессор и его племянники? Многие, побросав дома в вымирающих деревнях, уезжают в поисках лучшей жизни. Жизнь с Вампириусом не прошла бесследно для Ивана и Семёна. Из безграмотных, забитых тяжёлым крестьянским трудом мужиков, они превратились в образованных, знающих себе цену вампиров. А в лице Семёна Вампириус, неожиданно для себя, увидел своего преемника. Он был уверен, что тот продолжит его исследования. Лишь одно смущало Вампириуса, уж очень часто заставал он Семёна за изучением магии людей. И Вампириуса не удовлетворяли возражения о том, что надо знать своего противника. Вампириус считал, что надо просто держаться подальше от Хранителей и всё будет в порядке, не высовываться. Вся его долгая жизнь говорила в пользу этой теории.
   Конечно, он прекрасно помнил, как будучи молодым вампиром вместе с приятелями совершал набеги на поселения людей, заливая улицы кровью, усыпая их трупами. Но он так же помнил и своих приятелей вампиров, попавших в засаду к магам. И именно это воспоминание помогло ему пережить многих и многих. Он никогда не трусил, наверное это чувство просто не знакомо вампирам. Просто все обескровленные трупы уносил с собой, закапывая порой на кладбищах. А уж если хотелось бессмысленных убийств и жестокости, так люди постоянно воюют друг с другом. Война была отдушиной для Вампириуса, там он позволял себе расслабиться, в пылу боя никого не удивляло желание Вампириуса разорвать врага на куски. Многочисленные награды за храбрость позволяли Вампириусу наслаждаться воспоминаниями в мирное время.
   Молодые вампиры разочаровывали Вампириуса. В них не было почтения к старшим, они не желали быть осторожными. Хильда, единственная из детей Вампириуса, прислушивалась к его советам. И как следствие, она единственная, оставшаяся в живых. Услышав внизу голоса, Вампириус приободрился. Ему очень хотелось поговорить напоследок с Хильдой.
   Хильда сразу пошла на второй этаж в комнату Вампириуса. Джеймс, войдя в дом, огляделся. В холл выходило несколько дверей. Стены покрывали дубовые панели. Открыв первую дверь, Джеймс увидел просторную залу, пожилая женщина вытирала пыль с длинного лакированного стола. Вокруг стола стояли стулья с высокими спинками. На полу лежал ковёр. У дальней стены в буфете прятался старинный китайский сервиз. Придя к выводу, что это столовая, Джеймс потерял к комнате всякий интерес и вышел обратно в холл, тихонько притворив за собою дверь. Дверь напротив вела в библиотеку. Комната была поистине огромной. Книжные шкафы полностью закрывали стены. У окна стоял диван. Тяжёлые бархатные шторы не пропускали в комнату солнечный свет. В центре стоял массивный стол и кожаное кресло. На столе стоял письменный прибор и старинная бронзовая лампа. Несколько раскрытых книг и тетрадь с записями, забытая кем-то на столе, позволяли предположить, что библиотека является также и кабинетом.
   Не утруждая себя стуком, Хильда распахнула дверь и вошла в комнату. Яркие лучи заходящего солнца ослепили Хильду, вошедшую из тёмного коридора. На окнах висели белые кружевные гардины и тяжёлые бархатные шторы цвета спелой вишни. Шторы были раздвинуты, рамы распахнуты и свежий летний ветер теребил занавеси. Из сада в комнату подымался лёгкий запах роз, цветущих внизу. Огромный букет красных роз стоял и на столике возле окна. На старинной кровати с бархатным пологом лежал огромный камень. Лишь внимательно приглядевшись, Хильда опознала в нём Вампириуса. Она подошла к кровати и присела на краешек.
   - Как ты? Говорить ещё можешь? - Голос у Хильды дрожал, а глаза наполнились непрошенными слезами. Голова Вампириуса, напоминавшая обветренный валун, слегка дрогнула. С каким-то скрежетом, очень медленно, открылись веки.
   - Могу. Я звонил Энтони. Ты привезла документы? - Хильда торопливо достала из сумочки завещание Вампириуса, паспорта для Семёна и Ивана, разрешение на вывоз книг и ещё несколько бумаг. Она протянула их Вампириусу.
   - Не надо, двигаться я уже давно не могу. Теперь ты станешь главой семьи. Понимаешь ли ты какая это ответственность? - Вампириус в упор смотрел на Хильду. Она тяжело вздохнула, а Вампириус продолжил, - Раньше семьи были большими, двадцать, тридцать вампиров, а теперь вас четверо.
   - Пятеро. У нас новенький, позже я приведу его к тебе. И ещё мы привезли с собой его брата, пусть Иван или Семён обратят его. - Хильда довольно улыбнулась. Но Вампириус удивлённо вскинул брови.
   - Иван? Семен? А чем скажи-ка мне, Джеймс занимается, и не смей утверждать, что это он обратил новенького. Ты слишком бледна. - Лицо Вампириуса потемнело, глаза налились кровью, губы мелко подрагивали. Ваза с цветами, стоящая у окна, вдруг зазвенела и взорвалась. Осколки брызнули в разные стороны, розы рассыпались по ковру, несколько лепестков отлетели к ногам Хильды и показались ей пятнами крови. Хильда отпрянула от Вампириуса, она уже и забыла, когда в последний раз он был настолько зол. - Думаете, старый дурак, лежит тут и ничего не может сделать? Ошибаетесь! - Вампириус посмотрел на дверь, и та с грохотом захлопнулась. Тяжёлый дубовый засов, повинуясь взгляду, упал в пазы. Осколки хрусталя взлетели с пола и закружившись в воздухе, вылетели в открытое окно. Цветы, проплыли к столу и упали там беспорядочной грудой, лишь лепестки у ног Хильды остались лежать неподвижно. Хильда, вжавшись в спинку кровати, мелко дрожала. Она, конечно, знала, что с возрастом Вампириус стал сильным магом, но увиденное потрясло её.
   Грохот, раздавшийся сверху, заставил Джеймса выскочить из кабинета. Он опрометью кинулся в комнату Вампириуса. Увидев закрытую дверь, поднял руку, что бы постучать. Но, услышав своё имя, решил сначала послушать.
   - Я и не думала скрывать от тебя что-либо. Джеймс никого не хочет обращать. Всякий раз, когда я завожу разговор на эту тему, он просто заявляет, что никому не позволит пить свою кровь. Не могу понять, что с ним. Может, он болен? - Хильда понемногу пришла в себя. Руки перестали дрожать, и она подвинулась поближе к Вампириусу. Вампириус тоже успокоился. Прежде, чем ответить, он немного подумал.
   - Наверное, всё дело в возрасте. Ты слишком поторопилась, когда обращала его. А ведь я предупреждал тебя.
   - Но ему уже исполнилось восемнадцать! Он был взрослым.
   - Господи, Хильда. Что ты понимаешь под " взрослым"? Дату рождения? - Хильда вскинулась, но Вампириус остановил её, - Не перебивай меня, выслушай до конца, хотя бы теперь, пусть даже уже и поздно. Ничто не даётся бесплатно, Хильда. Мы, вампиры, обретая долгую жизнь, платим за неё, платим чувствами. Ни один вампир не способен на глубокие переживания, нам не доступны сильные эмоции. Ты не найдёшь среди вампиров любви...
   - Но мы с Джеймсом...
   - Не перебивай меня, Хильда! Я прекрасно знаю, что ты хотела сказать, вы с Джеймсом любите друг друга. - Вампириус вопросительно посмотрел на Хильду, она кивнула в ответ. Он сомневался, достанет ли у него сил объяснить Хильде, в чём была её главная ошибка, многие вампиры не видели разницы между человеческой любовью и той привязанностью, что встречалась иногда среди вампиров. - Ваша любовь напоминает скорее привязанность двух супругов, проживших вместе долгие годы. В ней нет огня. Нет ничего сумасшедшего. Это не та любовь, от которой останавливается сердце, когда при виде любимого весь мир перестаёт существовать. В разлуке время движется со скоростью улитки, и так тяжело дышать, как будто на груди камень. Разве это такая любовь? Нет, у вас всё степенно, размеренно. Ты знаешь, что будет завтра, послезавтра, через год. Даже измена Джеймса не разобьёт твоего сердца. Тебе не захочется умереть, когда ты узнаешь, что у Джеймса другая. - Вампириус замолчал, переводя дыхание.
   - Почему это я должна захотеть умирать? - Хильда выглядела растерянной, - Подумаешь, если Джеймсу захочется развлечься, я не возражаю, всё равно он вернётся ко мне, всегда возвращается. - Хильда с видом победителя посмотрела на Вампириуса. Но он не разделял её уверенности.
   - Именно об этом я и говорю тебе, Хильда. А ты никак не хочешь понять. В ваших чувствах нет огня, нет страсти. Я помню как ты гордилась Джеймсом. В тебе говорит просто любовь творца к своему творению. Не забывай о том, что он вырос на твоих глазах. Мы никогда не говорили на эту тему, но я уверен, что когда ты обратила его он был девственником. - Хильда удручённо кивнула, а Вампириус продолжил. - Ты так хотела отомстить его отцу, что не слышала доводов разума. Ты поспешила, очень поспешила. Ты обратила ребёнка, пусть в теле взрослого, но ребёнка. Он не знал любви, ни материнской, ни отцовской. Его родители были слишком поглощены друг другом, иначе они обязательно прислушались бы к его рассказам о женщине, читающей сказки по ночам. Ты сильно тогда рисковала. Но тебе повезло, повезло тогда. Не знаю..., будем надеяться, что нежелание Джеймса обращать кого-либо единственное последствие твоей поспешности. - Вампириус тяжело вздохнул, его глаза тускнели, чувствовалось, что говорит он через силу. Хильда встревожено спросила:
   - Что же ещё может случиться?
   - А если он захочет полюбить? Заметь, я не утверждаю, что он полюбит, что если только захочет? - Хильде показалось, что Вампириус смеётся над нею и она возмутилась:
   - Ты сам только что утверждал, что вампиры не способны любить!
   - Случалось ли тебе когда-нибудь хотеть чего-либо невозможного? Молчишь?! А ещё запомни, у каждого правила есть исключения. - Хильда слушала Вампириуса и ей становилось страшно, не от его слов, просто она вдруг представила, что когда-нибудь и она вот так будет лежать и отдавать последние наставления. Представила каменные руки, серые каменные ноги и неимоверная тяжесть сдавила ей грудь. Слова, вырвавшиеся помимо воли, прозвучали слишком резко и совсем не к теме разговора:
   - Вампириус, я не хочу закончить свои дни так как ты. Не хочу лежать камнем, не хочу быть камнем, не хочу, не хочу. - Ужас застывший в глазах, дрожащие губы, смутили Вампириуса, он понял, что она говорит это вовсе не потому, что хочет перевести разговор на другую тему. Он попытался успокоить её:
   - Ну, до какой-то степени ты можешь сама выбирать свою смерть. Хотя то состояние в котором я нахожусь нельзя назвать смертью, это просто переход. Что будет после я не знаю. Поэтому не спрашивай, что это за переход. Его приближение я почувствовал давно, лет сто назад, но мне нужно было закончить свою работу, поэтому я тянул до последнего, а теперь поздно что-либо предпринимать. А ты, какой ты видишь свою смерть? - Он в упор посмотрел на Хильду, та вздохнула, расправила невидимые складки на платье, и потупив взор сказала:
   - Не знаю, раньше я не задумывалась над этим. Мне хотелось жить вечно, а теперь... думаю, если мне представиться возможность выбирать, я выберу солнце. Понимаешь иногда мне холодно, такое бывает редко, очень редко, но холод пробирает до самых костей. Я пыталась заглушить холод свежей кровью, но не помогает. Озноб проходит сам собой, так же внезапно, как и возник. - Хильда поёжилась от воспоминаний. - Поэтому, мне бы хотелось умереть на солнце. - Глаза Хильды стали влажными и слёзы покатились по щекам. Белый шелковый платок, поднявшись со столика поплыл к Хильде.
   - Утри слёзы, - Лицо Вампириуса было неподвижно, но в глазах сквозило понимание и, может быть, сожаление. - Тебе не о чем расстраиваться. Ты ещё молода. И впереди не одна сотня лет. Поверь, когда придет твоё время, ты уже устанешь жить. Ты встретишь смерть пусть не с радостью, но с облегчением. А теперь иди, оставь меня одного. Семён и Иван знают, как поступить с моим телом. Помни, теперь ты старшая. - Вампириус закрыл глаза. Рябь пробежала по всему телу, по валуну пошли трещины, в воздух поднялось облако пыли. Хильда в испуге соскочила с кровати отбежала к двери. С трудом сняв засов, она оглянулась. Пыль уже улеглась. Коря себя за трусость, Хильда вернулась к кровати. Груда камней, лежащая там, ничем не напоминала Вампириуса.
   Джеймс кубарем скатился вниз. Когда Хильда спустилась в библиотеку, он сидел на диване и читал какой-то ром
   - Ну, что сказал он ей? - Свистящий шёпот Семёна прозвучал слишком громко в этой захламлённой комнате. Иван, приложив палец к губам, на носочках отошёл от стены. Он кивнул головой на дверь и, плавно отворив её, вышел. Семен, осторожно ступая, вышел вслед за ним. Так же тихо они прошли в глубь коридора. Иван отворил невзрачную серую дверь. За ней находилась маленькая полутёмная комната. Она была лишь немногим больше той, что они покинули с такими предосторожностями. Дневной свет едва пробивался сквозь плотные шторы из тяжёлого бархата, висевшие на единственном окне. У стены стояла узкая кровать на массивных деревянных ножках. На прикроватном столике толстым слоем лежала пыль. Протёртый почти до дыр ковёр скрадывал шаги заговорщиков. Обои в комнате были выцветшими, и об их истинном цвете оставалось только догадываться. Эта комната резко отличалась от остального убранства дома, который, казалось, кричал о богатстве. Но удалённость комнаты и её заброшенность как нельзя лучше устраивали и Ивана, и Семёна.
   Иван заглянул под кровать и, не заметив ничего, кроме пыли, с удовлетворением кивнув, сел на матрас. Семен, плотно притворив дверь, молча подошёл к окну. Он чуть отодвинул штору и выглянул наружу. Дорожка под окном была присыпана гравием, который хрустел и перекатывался под ногами. Чуть поодаль раскинули свои колючие ветви кусты шиповника. Решив, что никто не сможет подобраться к окну бесшумно, Семён вернул штору на место. Опустившись на кровать рядом с Иваном, Семён повторил вопрос.
   - Хильда ничего не знает о нашем плане, - несмотря на принятые предосторожности, Иван говорил очень тихо и лишь чуткое уши вампира, сидевшего рядом, расслышали эти слова.
   - И мы ничего ей не скажем, - это прозвучало не как вопрос, а как утверждение. Семён в упор посмотрел на Ивана, ожидая ответа.
   - Но ведь нам придется жить в одном доме с Хильдой. Рано или поздно она узнает. - Иван встал с кровати и прохаживался по комнате.
   - Да ничего она не узнает! - Семён отмахнулся от возражения Ивана. - Скажем, что продолжаем исследования Вампириуса. Сам посуди, ну что она понимает в химических формулах? - Семён поднялся с кровати, этот разговор раздражал его. Он не понимал с какой это стати они должны рассказывать Хильде о своих исследованиях. Тем более, что работа над формулой подходила к концу.
   - Хильда умна, и она сразу догадается, что мы что-то скрываем от неё. - Иван тоже не испытывал никакого желания делиться своим открытием. Но опасался, что в противном случае им не дадут даже завершить работу.
   - Давай скажем, что изучаем влияние человеческой крови на организм вампира.
   - Какое влияние? Пьём кровь - живём, не пьём кровь - не живём. Здесь нечего изучать, кого ты хочешь обмануть? - Иван изогнув бровь, посмотрел на Семёна.
   - Узко мыслишь. Без человеческой крови мы слабеем и погибаем, с этим всё ясно. Но вот, что будет если пить кровь не раз в неделю, а к примеру, через день? Скажем, в течении месяца? Или двух? И без обмана, этот вопрос мы тоже будем изучать, хотя разработка вируса на первом месте.- Семён сжал кулаки. Он, казалось, готов бросить вызов всему миру.
   Идея вируса - носителя вампиризма, возникла ещё у Вампириуса. Но именно Иван и Семён перешли от теории к практике. День за днём в течение долгих ста лет ставили они один эксперимент за другим. Они делали суспензию, капли, инъекции, газ. И газ, кажется, действовал. Осталось доделать мелочи, сущие пустяки. Но Вампириус умер, превратившись в камень. И ни Иван, ни Семён не хотели делиться с Хильдой. Армия вампиров, обращённых с помощью этого газа, будет подчиняться тому, чья кровь будет лежать в его основе.
   Выяснив, всё, что они хотели, вампиры спустились в лабораторию. Там, в огромной комнате, оснащённой по последнему слову техники они провели остаток вечера, собирая журналы с записями, порошки и мази, и упаковывая всё в большие коробки.
   Работая, Семён тщательно планировал все их дальнейшие действия. После переезда нужно устроить Ивана на работу. Желательно в небольшую лабораторию. В каком-нибудь городишке в провинции. Именно там, в спокойной обстановке они проведут свой первый опыт на людях. Запустить газ в маленькую комнату не составит труда. А если что-то пойдёт не так, как они планируют, то в маленьком городишке никто не будет подымать шум. Всё спишут на несчастный случай.
   Мэтью сидел на своей кровати и с грустью смотрел на брата. Тэд, испытавший за последний месяц слишком много потрясений, лежал, свернувшись калачиком на кровати, стоящей напротив. Он был настолько худ и бледен, что порой сам походил на вампира. Он почти ничего не ел и потерял всякий интерес к жизни. Мэтью всерьёз начал опасаться за его здоровье. Он постоянно спрашивал, когда же, наконец, обратят брата. Но Хильда, думающая о Вампириусе, лишь устало отмахивалась от его назойливых расспросов. Джеймс относился к опасениям Мэтью более внимательно, но тоже не собирался ничего предпринимать. Увидев на перроне ещё одного вампира, принадлежащего к их клану, Мэт воспрянул было духом. Но они сидели в этой комнате уже несколько часов, а к ним никто так и не пришёл. Мэт так глубоко задумался, что внезапно распахнувшаяся дверь, заставила его вздрогнуть. Подняв глаза, Мэт увидел Джеймса и Ивана. Джеймс, как ни в чём не бывало, подмигнул Мэтью.
   -- Пошли, поохотимся. Уже стемнело. Ђ Он схватил изумлённого Мэта за руку и без видимого усилия вытащил его в коридор.
   Ђ Но я же два дня назад... Ђ начал было Мэтью.
   Ђ Ты думаешь я не помню, Ђ Перебил его Джеймс, Ђ Это ведь я загнал для тебя добычу, Ђ Джеймс усмехнулся и его клыки зловеще блеснули в сумеречном свете, Ђ Пойдём, поможешь. Я придумал классное развлечение. Да не волнуйся ты за брата, им Иван займётся. Через неделю проснётся и ты просто не поверишь своим глазам.Ђ Джеймс дико засмеялся. Его синие глаза неожиданно блеснули золотом. Мэт в испуге отшатнулся и вжался в стену, но ничего страшного не произошло.
   Они вышли из посёлка на закате и Джеймс повёл Мэтью куда-то прямо через поля. Они шли не разбирая дороги, и вскоре Мэт потерял сякое представление о том, где они находятся. Но Джеймс шел не сбавляя шага, твёрдо уверенный в выбранном направлении. Они как раз подошли к очередной посадке, когда где-то справа послышалась музыка. Джеймс оглянулся, и в последних лучах заходящего солнца блеснул его хищный оскал.
   Ђ Здесь ничего не меняется. Всё так же, ходят на танцы из одной деревни в другую. Ђ И он подленько захихикал. Ђ Сейчас развлечёмся. Стань возле того дерева, ктоЂнибудь побежит в твою сторону, не торопясь выйди навстречу. Да не забудь о шишках и клыках. А то в таком виде тебя даже грудной ребёнок не испугается. Ђ И, весело насвистывая, Джеймс пошёл прочь прямо по дороге. (Если широкую ухабистую тропу между двумя посадками можно так назвать.)
   Танюха со Светкой шли абсолютно не торопясь. Танцы начинались поздно и впереди у них была уйма времени. Впереди чтоЂто упало с дерева, и в траве у самой посадки раздался жалобный клёкот.
   Ђ Птенчик упал, Ђ Танюшка повернулась к Светке, Ђ Посмотрим? Ђ И, не дожидаясь ответа, поспешила вперёд. Подруги очень быстро нашли место падения. Танюшка подняла птенца и они стали его рассматривать, гадая, чей же он. А птенец был поистине странный. Весь холодный, с широкими кожистыми крыльями и маленькой вертлявой головой. Когда бледный лунный свет упал на него, девчонки увидели круглые жёлтые глаза, занимавшие половину лица. Внезапно птенец раскрыл широкую пасть с острыми клычками и хриплым мужским голосом произнёс:
   Ђ Кровушки хочу, помираю, подайте, литров пять...
   Подруги с дикими воплями уронили птенца на землю, а сами кинулись в разные стороны. Танюха, не оглядываясь назад, перебежала через дорогу и попыталась спрятаться в посадке напротив, когда из-за деревьев выступила тень. " Помогите..." Ђ начала было она, но тут из-под широких лобных дуг незнакомца блеснули жёлтые глаза, а под верхней губой показались длинные белые клыки. Она попыталась затормозить, но поскользнулась и упала плашмя на спину. Ужас заставил её тело двигаться с нечеловеческой быстротой. Горло пересохло и, не в силах кричать, она потихоньку подвывала, временами переходя на ультразвук. Перевернувшись на живот, Танюшка поползла вперёд, цепляясь за траву. В груди закололо. Взобравшись к дороге, Танюха подняла глаза и увидела впереди тёмный силуэт непонятной формы. Внезапно силуэт разделился надвое и хрупкая фигурка Светки упала на дорогу с глухим стуком. Танюхе показалось, что в сердце вонзилась длинная тонкая спица, дыхание перехватило, и благословенная темнота приняла её в свои объятия.
   Мэтью увидел как округлились глаза девушки и почувствовал волны ужаса, исходящие от неё. Внезапно у него скрутило желудок. Сильные спазмы застали Мэтью врасплох. Всё содержимое желудка вышло наружу буквально за несколько секунд, включая кровь, не успевшую перевариться за два дня. Тот час Мэтью почувствовал резкий зовущий голод. Он посмотрел на ползущую Танюху и увидел мелкие капли пота на коже, всё лицо девушки было перекошено, а в глазах не осталось ничего человеческого. Вонь, исходящая от неё, перемешивалась с ужасом и вызывала у Мэтью непреодолимое отвращение. Совершенно забыв о Джеймсе, Мэт развернулся и побежал, не глядя, стараясь оказаться как можно дальше от этого места. Перед глазами у него плыли пятна то чёрные, то кровавые, иногда, сливаясь, они вызывали у него новый приступ голода и отвращения.
   Очнулся Мэт на кухне в доме у Вампириуса. Он стоял возле открытого холодильника и держал в дрожащих руках полупустой пакет с донорской кровью.
   9
   Увидев поле для тренировок, Гарри пришёл в восторг. Вся площадка была засыпана толстым слоем песка. Посредине от одного края поля до другого тянулись разнообразные заборы. Они различались как по структуре, так и по высоте. Из сплошного дерева, из сетки рабицы, из обычных перекладин, из камня, из кирпича. Толстые и тонкие. Здесь были низкие заборы от полуметра и высокие, метров до трёх. Майкл, стоящий рядом присвистнул :
   - Ничего себе. Когда говорили, что мы будем прыгать, я и не подозревал, что так высоко. Смотри, там кто-то есть, - он показал на дальний конец площадки. Рядом с высоким забором из сплошного дерева, виднелись фигуры людей. Майкл, подтолкнув Гарри и Джека, предложил: пошли, посмотрим. Они направились туда. Подойдя поближе они увидели Алекс и Сару, чуть в стороне Моника о чём-то спорила с Джонни. А Джонни, отвечая Монике не сводил глаз с Александры. Возле забора разминалась незнакомая девушка.
   - Наконец-то все в сборе! - Джонни и Моника подошли к ребятам. Моника явно была чем-то расстроена. Не обращая на неё внимания, Джонни выстроил всех в ряд. - Занятия по физподготовке с вами будет проводить миссис Дюпре. Прошу любить и жаловать. - Джонни театральным жестом указал на девушку, которая как раз закончила разминку и подошла к ним. На вид ей было не больше двадцати, но приглядевшись, можно было заметить сетку морщинок в уголках глаз. Как сказал потом Джек, больше тридцати, но меньше пятидесяти. Оглядев всех, она сказала неожиданно звонким голосом:
   - Начнём с прыжков. Сейчас я продемонстрирую прыжок, к концу обучения даже самый ленивый из вас должен прыгать не хуже. Комментарии и вопросы - потом. Сейчас смотрите, внимательно смотрите.
   Вблизи забор выглядел не более двух метров в высоту. Он был гладким из хорошо отполированных сосновых досок. Гарри ожидал, что миссис Дюпре отойдёт назад для разбега, но она подошла почти вплотную к забору, чуть присела, оттолкнулась ногами от песка и "взлетела" вверх. Коснувшись верхушки забора, на мгновение застыла в стойке на руках и плавно опустилась по другую сторону. Ребята были ошеломлены. Джек понял, что в глубине души всегда мечтал о таких способностях. А миссис Дюпре, как не в чём ни бывало, обошла забор и спросила у ребят:
   - Ну как? - Она улыбнулась и продолжила, - кто хочет попробовать? - Ребята переглянулись, но вперёд никто не вышел. - Раз желающих нет, значит будем заниматься. - Она повернулась к Джонни, - Ты можешь идти. Я с ними справлюсь. Джонни кивнул тренеру и пошёл прочь. Проходя мимо Александры он посмотрел ей прямо в глаза и улыбнулся. Сердце Алекс рухнуло куда-то вниз, а ноги стали ватными. Придя в себя она заметила, что все кроме неё прыгают. Майкл, взглянув на неё, понимающе усмехнулся.
   Занятия длились до обеда. Во время обеда Алекс сидела рядом с Джонни, и не чувствовала вкуса еды. Он о чём-то её спрашивал, она отвечала, но после обеда не смогла вспомнить о чём же они говорили. Гарри рассказывал Джесс о тренировке. Майкл уговаривал Селию тренироваться вместе с ними, но Селия была в восторге от лабораторий, о чём сообщила Майклу. Моника, Джек и Сара решили вечером пойти в лес и предложили остальным присоединиться к ним. После обеда все разошлись по своим комнатам. Джесс и Селия залезли на кровать Алекс.
   - Я видела, что Джонни не сводит с тебя глаз, - Джессика обняла Алекс и подмигнула Селии. Селия, весь обед проговорившая с Майклом, и пропустившая всё на свете, посмотрела на внезапно покрасневшую Алекс.
   - Рассказывай, о чём вы говорили. Когда ты успела, мы же только приехали! - Алекс сидела красная, как рак, и не знала, что ответить.
   - Да ты влюбилась, - Джесс не верила своим глазам, Алекс никогда не интересовалась мальчиками, и вот надо ж такому случиться, - ты влюбилась в первого встречного, - Джесс не заметила, что сказала это очень громко вслух. В комнате мгновенно стало тихо. А потом к ним на кровать перебрались Моника и Сара. Из глаз Алекс полились слёзы:
   - Вовсе он не первый встречный, и вообще, ни в кого я не влюбилась. - Алекс ладошкой вытирала глаза, размазывая слёзы по щекам. Джессике стало стыдно и она, не зная что сказать, жалобно посмотрела на Селию.
   - Не плачь, Алекс, иначе мы все заплачем вместе с тобой, - Селия улыбнулась и протянула Алекс платок, - влюбиться это прекрасно. И какая разница, в кого! Я так тебе завидую. Мне тоже хочется влюбиться, моё сердце бьётся в предвкушении этого чуда. - Селия встала с кровати и подошла к окну, раскрыла его, впустив в комнату свежий ветер, и протянула руки к солнцу, - Любовь, это лучшее, что есть на свете, лишь ради неё стоит жить. Подумайте сами, как прекрасно знать, что где-то есть твоя половинка. Я не променяю любовь на все сокровища мира. - Селия закружилась по балкону. Она кружилась, проделывая замысловатые па, её руки то взлетали вверх, то опадали вниз. Лёгкий белый халат, обвивался вокруг ног, напоминая хитон. Освещённая яркими солнечными лучами, она казалась жрицей, танцующей для своего неведомого бога. Все сидели зачарованные словами Селии, её танцем. Первой очнулась Моника.
   - Вы почувствовали? Что это было? Ты зачаровала нас, Селия? - вопросы громоздились один на другой. - И где ты научилась так танцевать? - Селия остановилась, её щёки порозовели, дыхание сбилось, длинные белокурые волосы рассыпались по плечам. Она подошла к Монике и присела на край кровати.
   - До того, как у меня проявился дар, я училась в балетной школе. Никого я не зачаровывала, я не умею, - она усмехнулась, - Пока не умею. Но обязательно научусь.
   - А в кого ты влюбилась, Алекс, я ничего не заметила, - Сара жалобно посмотрела на подруг. Все дружно засмеялись.
   10
   В ангаре все стены были слегка закопчёнными. Оно и понятно, маги и ученики били огненными шарами, стреляли молниями. Хотя последнее было явно преувеличением. Редко кто мог ударить действительно молнией, уж очень много сил надо было приложить для этого. Хотя небольшой электрический разряд получался у всех. Чаще всего Алекс тренировалась в паре с Гарри. Она усмехнулась, вспомнив, как впервые увидела его. Мальчишка с огненно рыжими волосами и пронзительно зелёными глазами, подчёркивающими его ирландское происхождение, подошёл прямо к Джесс и протянул в приветствии руку. Он смотрел прямо в глаза и Джессика стушевалась, покраснела, чуть слышно прошептав в ответ своё имя. Александру в тот раз Гарри напрочь проигнорировал. Потом, он, конечно, познакомился и с нею. Но для него Александра навсегда оставалась лишь сестрой Джессики. И спустя два года в их отношениях почти ничего не изменилось. Александру это устраивало. Ей нравился Гарри и она привыкла относиться к нему как к брату. И хотя Джесс отрицала, что влюблена в Гарри, Александра ей не верила. Достаточно было посмотреть, на то как Джесс разговаривала с Гарри, как поправляла его галстук, и все слова становились лишними.
   Сегодня у них с Гарри был тренировочный бой. На боевую тренировку братское отношение не распространялось. Алекс била от души, не скупясь на огненные шары и электрические разряды. Специальные костюмы защищали их обоих от жара и электрических разрядов. Но костюмы не защищали от синяков, остающихся как от удара огненным шаром, так и от обычного удара. После боя Алекс придется несладко. Но сейчас все её мысли были далеко от сюда. Вчера Джонни признался ей в любви. И Александра постоянно вспоминала это мгновение. Удар Гарри вышиб из неё воспоминания, она отлетела метра на три, едва успев перегруппироваться и лишь чудом приземлилась на ноги. Едва ноги коснулись пола, Алекс сосредоточилась и швырнула в Гарри огненным шаром. Шар пролетел мимо, разминувшись с Гарри метра на два. Вздох разочарования пронёсся по рядам болельщиков. Маги и ученики, прекратили тренировки и наблюдали за боем. Учебные бои, в которых принимала участие Александра, всегда были максимально приближены к настоящим. Алекс никогда не сдерживала свои силы и от партнёров требовала того же. Алекс оглянулась и удивилась, здесь собралось немало Хранителей. Они разделились на два противоборствующих лагеря. Кто-то подбадривал её, кто-то давал советы Гарри. В общем, всё как обычно. Огненный шар врезался ей в колено, очевидно Гарри по сторонам не смотрел. Падая, Алекс выставила вперёд левую руку, а правой швырнула в Гарри энергоразрядом. На этот раз она, кажется, не промахнулась. Бой продолжался, вытеснив из головы посторонние мысли. В ход пошли не только энергоразряды и огненные шары, Алекс чувствовала прилив сил и поэтому швырнула в Гарри парочкой молний, не побоявшись исчерпать свои силы. Но Гарри оба раза успевал увернуться, а жаль. Час спустя Алекс и Гарри выходили из ангара опираясь друг на друга. Все в синяках, они с упоением обсуждали каждую деталь боя, указывая друг другу на ошибки. В настоящем бою нельзя ошибаться. Ведь каждая ошибка может стать последней. Они оба прекрасно понимали это. В столовой их уже поджидали друзья. Все были возбужденны. И кинулись, перебивая друг друга, рассказывать новости. Джесс и Селии разрешили лечить самостоятельно. Сара и Майкл сдали зачёты по прыжкам. Джек и Моника дрались в спарринге против двух Хранителей, встреча закончилась в ничью. Гарри тут же предложил им учебный бой против него и Алекс. Моника, оглядев запыхавшуюся Александру, имела неосторожность согласиться. Гарри, припомнив те две молнии, которыми в него швырнула Алекс, поспешил заключить пари с Джеком. Вся группа поспешила в ангар.
   Когда Алекс вышла на поле от её усталости уже не осталось и следа. Бодрая, полная сил, она была опасным противником. Гарри по дороге тоже успел восстановить силы, хотя выглядел не так безупречно, как Алекс. Но Джесс пару минут пошепталась с ним и Гарри тоже стал свежим и полным сил. Моника и Джек стояли напротив, пары были готовы к бою. Все ждали сигнала Хранителя, которого выбрали судить этот бой. Не успел звук свистка затихнуть, а Александра уже была в воздухе. Перепрыгнув через головы противников, она ударила их сзади огненными шарами. Не задерживаясь ни на секунду она прыгнула назад, и к тому времени, когда Моника обернулась, что бы ответить на удар там уже никого не было. Гарри не стоял на месте он кинулся на Джека и сбил его с ног. Падая, Джек успел швырнуть энергоразряд, который лишь слегка задел Гарри. Александра прыгнула на Монику, пытаясь сбить её с ног и одновременно посылая огненный шар в Джека. Моника отразила удар, а Джек, сосредоточившийся на Гарри не заметил атаки Алекс. Огненный шар стал для него полной неожиданностью и от сильного жара Джек упал, потеряв сознание. Тотчас к нему на помощь бросились Селия и Джесс. Голубой свет, сорвавшийся с ладоней Селии, высушил ожоги. Джесс занялась синяками. Моника, оставшись одна, не смогла продержаться больше двух минут. После спарринга, когда все ещё были разгорячены прошедшим боем, их вызвал к себе директор. В кабинет директора все пошли лишь после душа, переодевшись в чистое. Селия и Джесс потрудились на славу, выводя синяки и ссадины с боевой части группы. Поэтому в кабинет директора вошли восемь невинных "овечек", чистенькие, аккуратненькие детки. И, боже Вас упаси подумать, что эти ангелочки полчаса назад избивали друг друга. Но мистера Скотти ещё никому не удавалось обмануть, тем более, что полчаса назад он присутствовал в ангаре и с удовольствием наблюдал за боем. После взаимных приветствий, мистер Скотти перешёл к делу.
   - Вчера полиция обнаружила труп мужчины с многочисленными ранениями. Характер ран позволил предположить, что на мужчину напала дикая кошка или собака. Много рваных ран и укусов. Кроме того организм полностью обескровлен. Есть какие-либо соображения?
   - Есть! - Руки вверх взметнули все. Мистер Скотти кивнул Саре. Она вскочила с места и взволновано произнесла:
   - На этого человека напал вампир. Судя по многочисленным ранениям, есть большая вероятность заражения.
   - Где его похоронили? - Моника не выдержала напряжения. - Через две недели новолуние, вдруг он восстанет, а никого рядом не окажется.
   - Ну почему же никого, - Мистер Скотти усмехнулся, - насколько мне известно рядом окажетесь вы. Вместе с вашей группой пойдут Джонни и мисс Дюпре, помните бой с вампиром намного сложнее, чем всё, что вы до этого делали. Прошу вас не расслабляйтесь. Учтите, даже самый сильный Хранитель не может вылечить смерть.
   11
   Их было десять человек. Восемь учеников, Джонни и мисс Дюпре. Ученики были взволнованы и, что греха таить, боялись. Поэтому никто не разговаривал. Да и говорит особенно не о чем. Все инструкции и наставления получены в замке перед выходом. Первый бой в реальных условиях. Пусть под наблюдением старших, но это первый бой с вампиром. Алекс шла рядом с Джессикой. От волнения у неё дрожали руки, подкашивались колени. Казалось, дорога никогда не закончится. Но вот они прошли мимо аккуратной белой ограды, и остановились у высоких ворот, закрытых на засов с той стороны. Для боевых магов высокие заборы не преграда. Перепрыгнув ворота, Гарри открыл их. Всей толпой прошли в ворота, и пошли искать свежие захоронения. Хранители шли впереди, внимательно осматривая надписи. Наконец, видимо найдя необходимое, остановились.
   - Здесь. Медики ко мне. Боевые - разбиться по парам, окружить могилу по периметру.
   Маги вместе с Джессикой и Селией отошли подальше. Джесс и Селия о чём-то зашептались. Им не придётся драться, но от них зависит жизнь боевых магов. Три пары боевых магов - учеников выстроились вокруг могилы.
   У Алекс перестали дрожать руки. Она успокоилась и сосредоточилась. Гарри, стоящий рядом, подмигнул ей. Казалось, время замедлило свой бег. Все смотрели на землю. Воздух слегка подрагивал от сосредоточия силы. Наконец, первые комки земли, как бы нехотя, зашевелились, затем струйкой потекли в разные стороны. Из могилы послышался глухой стук и в центре выемки показались грязные пальцы.
   Ученики застыли каждый на своём месте. Никто не шелохнулся, не издал ни малейшего звука. Все стояли, затаив дыхание. Наставники с Джесс и Селией слились с темнотой.
   Пальцы уже стали кистью руки, которая ощупывала края ямы, рядом показалась вторая кисть. Руки напряглись, впились в землю, увеличивая воронку. Появилась голова. Глаза были закрыты, всё лицо перемазано в земле. Несколько секунд, показавшихся часами, ушли на то, что бы вампир вылез целиком. Это было грязное чудовище, с кожей синеватого оттенка. Возможно, что когда то он и был достойным человеком, но сейчас он был монстром. Став посреди могильного холма, он открыл глаза и увидел магов. Пару минут все молчали и тупо смотрели друг на друга. Первым очнулся вампир. С диким рёвом он кинулся на пару стоявшую справа и повалил обоих учеников на землю. На обращая внимания на навалившихся сверху Александру и Гарри, вампир пытался укусить Сару. Всё чему их учили, мгновенно вылетело из головы. Алекс, Сара, Гарри и Майкл визжали, царапались, пинались ногами, пытаясь оттащить вампира от Сары. Джек и Моника стояли в ногах могилы, оцепенев от ужаса, не в силах предпринять что-либо. Первой пришла в себя Александра. Сосредоточившись, она ударила вампира ребром ладони, пытаясь переломать ему позвоночник. Взревев, вампир вскочил на ноги, отбросив Алекс и Гарри в разные стороны. Алекс упала на землю к ногам Джека и Моники. Гарри повезло меньше. Он ударился головой о гранитный обелиск и без сознания осел на землю. В тоже мгновение к нему из темноты потянулись сверкающие голубые нити, и рана на голове перестала кровоточить. Но Алекс не видела этого. Вскочив на ноги, она сильно толкнула застывшую Монику, и, подпрыгнув в воздухе, ударила вампира ногой в горло. Тот, шутя, отбросил Алекс в сторону. Перелетев через крест, Алекс шлепнулась на клумбу. Очнувшаяся Моника, в свою очередь, сильно толкнула Джека. Подбадривая себя диким визгом, она кинулась на вампира, выставив перед собой осиновый кол. Кол легко вошёл в грудь вампира ладони на две ниже сердца, да там и остался. А Моника полетела в сторону, противоположную от Алекс, и, судя по звуку, рухнула в кусты. Джек, Майкл и Сара одновременно напали на вампира. С тем же успехом они могли атаковать бетонную стену. Алекс выползла из клумбы, пытаясь сориентироваться. Звук драки доносился впереди, чуть слева, и она пошла туда. Не доходя двух метров, она подпрыгнула, перекувыркнулась в воздухе и, вложив всю свою силу в удар, ткнула ногами в морду вампира. Тот упал на землю, схватился руками за лицо и дико заверещал. От его визга у всех заложило уши. Пока он катался по земле, Сара и Майкл попытались воткнуть в него свои колья. Одно застряло в плече, второе в районе почек. Взвизгнув напоследок, вампир ударил Майкла ногой. Тот упал недалеко от Гарри и даже не пошевелился. Следом за ним шлёпнулась Сара. Её рука была неестественно вывернута, а из бедра забила фонтаном кровь. Леденящий ужас придал Алекс сил, вопя и плача, проклиная вампира и всех его предков, она бросилась в бой. Вампир не успел подняться, как свалившаяся сверху Александра, вновь придавила его к земле. Обвившись вокруг него ногами, левой рукой она вцепилась ему в плечо, а правой пробивала колом грудь, не видя, куда тычет, надеясь хотя бы случайно попасть в сердце. Она била и била, ничего не видя и не слыша, кровавый пот стекал ей в глаза, ноги сводила судорогой, руки налились свинцом, лёгкий осиновый кол стал чугунным. Алекс не заметила, когда вампир рассыпался в прах, и продолжала тыкать осиновый кол в землю.
   Маги, подняв её на ноги, с большим трудом смогли разжать пальцы, сжимавшие кол. Алекс всю трусило. Она пыталась что-то спросить, но голос не слушался её. Внезапно колени подкосились, и, упав на землю, она зарыдала, громко, в голос. Всё тело трясло, и она не могла остановиться. В глазах потемнело и, теряя сознание, Алекс облегчённо вздохнула, её обрадовал покой и небытиё, в который она окунулась.
   Возвращались в замок изрядно потрёпанные и слегка приунывшие. Моника, падая в кусты, сломала ногу, у Гарри тяжёлое сотрясение мозга, у Сары вывих ключицы и порвана артерия на бедре. Джека и Майкла едва смогли привести в сознание. Меньше всего досталось Алекс. Несколько царапин, синяки по всему телу и нервный срыв. Джессика и Селия, израсходовав почти все свои силы на лечение друзей, шли, еле переставляя ноги. Они поддерживали друг друга, но от усталости их слегка покачивало. Даже наставники были вымотаны до предела. Всем было ясно, что далеко они не уйдут. Остановились на небольшой поляне, чуть в стороне от тропы, ведущей к замку. Решив отдохнуть до рассвета, все побросали сумки, и каждый упал там, где стоял. Алекс, единственная у кого остались силы, насобирала хворост и разожгла костёр. Весёлые языки пламени, тепло, исходящее от него, немного взбодрили команду. Посидев пять минут, глядя в огонь, Алекс почувствовала себя бодрой. Взяв фляжку, она сбегала к ручейку за водой, заварила в котелке чай. Ребята, с трудом двигаясь, достали кружки и вскоре с удовольствием пили горячий напиток. Лёгкий ветерок приятно холодил кожу, а от крестика исходило тепло и в голову Алекс закралось подозрение. Она подошла к обессиленной Джесс. Протянула той цепочку: "одень, поноси немного". Ничего, не понимая, но, не имея сил на вопросы, Джессика одела крестик. Постепенно кружка с чаем перестала казаться такой тяжёлой, прошла головная боль, прояснились мысли. Она увидела, что Алекс развила бурную деятельность. Над костром висел котелок, в котором кипела вода, Алекс бросала туда бульонные кубики. Джесс залезла в свою сумку, вытащила пакет с крупой и несколько полосок вяленого мяса. С трудом поднявшись, она пошла к костру. С каждым шагом усталость проходила. Подойдя к костру, Джесс побросала в котелок мясо и высыпала крупу. Запах, поплывший по поляне, пробудил всех к жизни. Джесс, почувствовав прилив сил, снова подошла к Гарри. Тот лежал в сторонке. Закрыв глаза и тяжело дыша. Джесс присела рядом и взяла его за руку. Пробудившиеся силы заставили её вновь взяться за исцеление.
   Алекс подошла к Селии и села рядом.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Всё тело болит, и спать хочется.
   - Ты устала, потратила слишком много сил на наше лечение. Отдохни, когда проснешься, всё будет совсем по-другому.
   - Нет, нет, не уходи. Давай поговорим, мне интересно, ты выглядишь такой свежей бодрой. Да и Джесс тоже не выглядит уставшей.
   - Знаешь, мне кажется это из-за моего креста. Пока он был на мне, я чувствовала тепло, исходящее от него. А пока мы шли сюда, усталость прошла сама собой. Смотри, на мне не осталось ни синяка, ни царапины. Я дала крест Джесс, она поносила его не больше часа, а уже бегает, как угорелая. Правда, больше никому он не помог. Мы надели крест на Гарри, но ничего не произошло, напротив, Гарри сам снял цепочку и сказал, что ему неприятно носить его. Майклу он тоже не помог и Саре.
   - Джессика рассказывала, что ты получила его в наследство. Может именно поэтому он помогает только тебе и Джесс. Знаешь, какое-нибудь заклятие с каплей крови. Вот крест и различает, где свои а где чужие. И твой крест весит на такой интересной цепочке, что я затрудняюсь сказать, на что именно наложено заклятие, на крест или на цепочку.
   - Я думаю, на крест, потому, что цепочкой мы открыли книгу.
   - Джесс рассказывала о книге, но мельком. Сама понимаешь, каждый день изучаем столько нового, что о прошлом поговорить абсолютно некогда. Хотя о тебе Джесс может говорить часами, даже не верится, что вы не родные сёстры.
   - Знаю. Когда я увидела её в аэропорту, сразу поняла, что именно она моя сестра. Это можно объяснить только чудом. Ведь я никогда не видела её, даже на фото. Больше того, я даже не знала, о том, что она существует. Нет, конечно, дед рассказывал о своём брате, но и только. А тут я сразу получила целую семью. Мне это очень помогло, - Алекс улыбнулась воспоминаниям, - понимаешь, я потеряла всё в один миг, папа, мама, дедушка, все погибли. Возвращаюсь с похорон, а дома меня ждёт письмо и виза. Я поехала сразу, не раздумывая. Нас даже поселили в одной комнате. Джесс рассказывала тебе, что мы родились в один день?
   - Алекс, - Селия рассмеялась, - вы же день рождения в школе отмечаете!
   - Точно, совсем запуталась. Но, между прочим, мы родились не только в один день, но и в один час!
   - А вот этого я не знала. Как интересно. А у меня никого нет, ни братьев, ни сестёр. Меня вырастила бабушка, но она уже умерла. Родители всегда были в отъезде. Так вот.
   - Странно, ты никогда не рассказывала о родителях. Почему? - Алекс села поудобнее и приготовилась слушать, - расскажи!
   - Даже не знаю, что тебе рассказать. - Селия печально вздохнула, - я не очень хорошо их знала, увидев недоумённы взгляд Алекс, Селия пожала плечами и продолжила. - я редко их видела, даже когда они приезжали домой из экспедиций, но, надеюсь ты меня не осудишь, я всегда им завидовала.
   - Что ты говоришь, Сели! - Алекс подалась вперёд, Селия очень часто рассказывала о бабушке, но вот о родителях они заговорили впервые.
   - Да, завидовала, и нечего смотреть на меня так осуждающе! - Селия шутливо нахмурилась и продолжила, - они так любили друг друга. Бабушка говорила, что это была любовь с первого взгляда. Мама была пианисткой, а папа геологом. Ничего общего! Подумать только. Они встретились на вокзале. Папа возвращался из экспедиции, а мама, - Селия вздохнула, - мама ехала на концерт. Больше они не расставались. Мама отменила выступления. Закончила какие-то курсы и стала ездить вместе с папой. Боже, они так любили друг друга! Я рядом с ними чувствовала себя лишней. Папа так смотрел на маму, что у меня дух захватывало. - Алекс слушала, как завороженная. У неё даже мурашки по коже побежали. - Бабушка сказала, что их убила любовь.
   - Что? - Алекс вздрогнула, - как такое может быть?
   - Ну, - Селия вздохнула, - я не очень поняла, но бабушка сказала, что они забрали слишком много любви и за это им пришлось расплатиться жизнью. На самом деле, в пещере произошёл обвал и маму завалило камнями. Она умерла сразу. А папа умер полгода спустя. Перед смертью он сказал мне, что умер ещё там, в пещере, просто тело сопротивлялось. А душа, душа умерла там, сразу.
   - Боже, Селия, - Алекс мечтательно вздохнула, - мне бы тоже хотелось так полюбить.
   - Нет, что ты! - Селия встревожено приподнялась, - нельзя так любить! Я не против сильной любви, но нельзя, что бы любовь затмевала остальной мир. Нельзя, что бы любовь заменяла тебе всё остальное. Подумай, папа умер, потому что ему больше незачем было жить. А я? Как же я? - И Селия горько разрыдалась. - Может это жестоко, может это эгоистично с моей стороны, но мне так хотелось, что бы он заметил меня! Но, нет. Для него существовала только мама, он говорил только о ней. Мне кажется, что если я умерла там, рядом с ним, он бы этого просто не заметил.
   - Не расстраивайся, Селия, у тебя есть мы. Я и Джессика. Мы три года прожили с тобой в одной комнате, разве ты когда-нибудь чувствовала себя чужой? - Алекс обняла Селию, - я сейчас позову Джесс, а то ты что-то захандрила.
   - Не надо, не отвлекай её, мне кажется, она пытается срастить ногу Монике. Лучше расскажи про книгу. Крест исцеляет и восстанавливает силы, а книга?
   - Я не уверенна. Мне кажется, мы с Джесс получили магические силы именно от книги. Ещё там описана история всего нашего рода, когда случается что-либо важное, это записывается в книгу. Странно только, что всё в книге написано одним почерком. И вообще тут много непонятного. Я приехала к ним и прожила, наверное, с неделю, когда Джесс увидела у меня цепочку с крестом. Она сказала, что у них есть старинная книга, на обложке которой выдавлен рисунок, напоминающий мою цепочку. Когда все легли спать, Джесс достала книгу. Мы положили цепочку на книгу, и та точно вошла в углубления.
   - И что случилось?
   - Ничего. Мы сидели на кровати, книга лежала рядом, на подушке. Я рассказывала Джесс о маме, и мне стало так грустно, что я расплакалась, Джесс тоже, видно за компанию со мной. Мы так горько рыдали, что несколько слезинок упало на книгу. Она внезапно засветилась голубым светом. Мы с Джесс одновременно протянули руки, чтобы взять книгу, свет попал на руки и ... мир изменился. Вернее мы изменились. Я сразу поняла, что получила волшебную силу, просто не знала, как ей воспользоваться. На следующий день мы прочитали объявление в Таймс, и вот я здесь. Всё получилось так быстро. Не успела я опомнится, как нас уже зачислили в школу, потом поездка в замок. А теперь вот - первый вампир! А Джесс почти не расстаётся с книгой. Не понимаю каким образом, но она с её помощью создаёт заклинания. Вот недавно научилась выращивать какие-то особые розы. Вроде они реагируют на всякую нечисть. - Алекс нервно засмеялась. Иногда ей было обидно, что она сама не может создать ни одного заклинания. Правда в бою ей нет равных. Слабое, но всё таки утешение. - Ты попробуй заснуть, Сели. - Алекс поправила свитер под головой подруги. - сон восстановит твои силы. А я посижу рядом и подержу тебя за руку. - И Алекс улыбнулась. Перед улыбкой Алекс устоять было невозможно, Сели улыбнулась ей в ответ и послушно закрыла глаза.
   12
   В замок они вернулись вечером. Этот бой изменил всех. И одновременно сплотил их. Ребята и раньше жили дружно, но теперь стали одной семьёй. Цель, которая существовала где-то там далеко, вдруг оказалась рядом. Вампир из абстрактной фигуры превратился в настоящую. Селия и Джесс почти не покидали лабораторию. В ангарах кипели настоящие бои. Теперь, после встречи с настоящим вампиром, никто не шутил, сражаясь вполсилы. Эта ночь заставила всех повзрослеть. Шутка ли все, ввосьмером с трудом смогли одолеть одного дикого вампира. А что будет если они встретят истинного?
   Майкл, вернувшись из ангара, поджидал Селию, сидя на ступеньках башни. За это лето он вытянулся и возмужал. Его непокорные каштановые волосы сильно отросли, но Майкл не стал их стричь, а просто завязывал в хвостик. Как и Джонни в одежде он отдавал предпочтение джинсам и ковбойке. Он перебирал в памяти прошедший бой, пытаясь понять, где ошибся. И почему Джеку удалось его подпалить. Услышав знакомый стук каблуков, Майкл тот час вскочил на ноги. Селия, не ожидавшая увидеть Майкла на пороге башни, внезапно споткнулась. Майкл, ловко поддержав Селию под локоть, усмехнулся:
   - Теперь мы квиты. Ты спасла мою жизнь, а я только что спас твою! - Услышав столь высокопарную речь, Селия рассмеялась. Напряжение рассеялось, и они вместе пошли в столовую. Внезапно Селия остановилась и указала Майклу на пожелтевшие, почти увявшие цветы, растущие вдоль тропы.
   - Смотри, погода слишком сухая, всё вянет, разве тебе не жаль? - она подождала, пока Майкл согласно кивнёт и продолжила, - Я могу вернуть им прежнюю красоту, сегодня я наконец выучила это заклинание. - не дожидаясь ответа Селия наклонилась и взмахнула рукой. Золотистая пыль, сорвавшись с ладоней опустилась на пожухлые растения. В тот же миг, на глазах удивлённого Майкла, листья обрели изумрудный цвет, а поникшие было соцветия поднялись и налились яркими красками. Казалось, в этом замке, где на его глазах нарушалось столько природных законов, ничто уже не сможет удивить. Но это маленькое чудо, абсолютно бесполезное в борьбе с вампирами, потрясло Майкла.
   По дороге Майкл рассказывал о тренировках. В столовой оказалось на удивление пусто. Обычно к обеду собирались все. А сейчас, сидя вдвоём за огромным столом ребята чувствовали себя не очень-то уютно. Но обед оказался выше всяких похвал. Утка запеченная с яблоками и покрытая тонким слоем карамели, пахла так восхитительно, что всякая неловкость мгновенно улетучилась. К кофе им принесли по куску бисквита со взбитыми сливками. Майкл замолчал, не имея сил оторваться от угощения. Наконец с обедом было покончено и Селия согласилась прийти посмотреть на бой между Майклом и Гарри. После обеда они отправились в ангар. Но никакого боя не было. Из-за дверей ангара доносились взрывы смеха. Заинтригованные Майкл и Селия поспешили вперёд. На тренировочной площадке столпилась почти вся группа и несколько преподавателей. В центре стояли Джесс и Гарри. Джесс выглядела немного смущенной, а Гарри довольным, как никогда.
   - Господи, они всё-таки сделали это, - Майкл, растолкав друзей, кинулся поздравлять Гарри и Джесс с помолвкой. Селия тут же последовала его примеру. Увы праздник продолжался недолго. Прибежал взволнованный Джонни и отвёл в сторонку Гарри, они о чём-то пошептались, а затем Гарри позвал Алекс и Сели.
   - Мы едим в Стратфорд. В близлежащих сёлах стали пропадать люди. А недавно обнаружен труп. Полностью обескровленный. Этот человек пропал месяц назад. Джонни предложил нам поехать туда и разобраться на месте.
   - Прекрасно, пойду скажу нашим... - Алекс развернулась было, но Джонни перебил её:
   - Нет, поедите только вы, и никому ничего не скажете. Вы можем отказаться, тогда предложат поехать другим. Но решать нужно сейчас. - Гарри в упор посмотрел на Алекс. Алекс немного помолчала. Оглянулась на Селию, та кивнула.
   - Ну, что ж, Мы едем. Но почему именно мы? Почему только трое?
   - Ты же не думала, что вы постоянно будете охотится на вампиров всей толпой? Когда-нибудь придётся встретиться с ними один на один. Вы с Гарри уже сработались в паре, и это должно помочь на первых порах. А Сели присмотрит за вами, и подлечит если что.
   Никто не спросил, почему с ними посылают Селию, а не Джесс. И так было ясно. Сборы были недолгими, как объяснил Джонни, вампиров ещё нужно было найти. Судя по всему там поработали явно не новички, хотя, кто знает. Тревогу забили далеко не сразу и многие следы уже исчезли. Ребята остановились в небольшой сельской гостинице, в часе езды от Стратфорда. Распаковав вещи, они собрались в местном пабе и принялись обсуждать план действий. Но вместо официанта к ним подошёл Майкл. Он принёс стул и как ни в чем не бывало уселся рядом.
   - Что, не ожидали? - в глазах Майкла заиграли весёлые искры, - я сразу заметил, что вы куда-то заторопились. Ну, рассказывайте, что к чему. Всё равно, вам от меня не избавиться.
   Сели, пожав плечами, рассказала, то немногое, что они сами знали об этом деле. Майкл тут же предложил побродить по местному кладбищу, но Алекс и Гарри не хотели привлекать внимания. В конце концов решили начать с пропавших людей, кто, где, как, когда. У Хранителей в любом уголке мира есть "свои" люди. И поэтому, когда Гарри и Майкл пришли за информацией в полицейский участок их там ждал тёплый приём. Старший инспектор Флетчер крепко пожал руку каждому и осведомился о самочувствии мистера Скотти. Гарри и Майкл понимающе усмехнулись и последующие пять минут они провели в милой светской беседе. Затем инспектор представил ребят констеблю Брауну.
   - Дорогие мои, к сожалению у меня сейчас очень много дел, но констебль Браун любезно согласился вам помочь.
   Маленький толстенький инспектор оказался на удивление проворным. И работа закипела полным ходом. Констебль был добродушным малым и отвечая на вопросы не интересовался подоплекой. И когда наконец, ребята покинули участок, их головы просто разбухли от полученной информации. Селия купила карту округа и вместе с Алекс значками отмечала деревни, откуда пропадали люди. Когда со всеми пропавшими было закончено начала вырисовываться довольно странная картина.
   Сначала странным показалось то, что все пропавшие жили в абсолютно разных местах на востоке стратфортского округа. Значки на карте располагались совершенно бессистемно. Казалось эти пропажи ничто не связывает между собой. Сели, просидевшая над картой всю ночь, к утру почти сдалась, и, хватаясь за соломинку, попросила Гарри узнать о том где все эти люди работали. К двенадцати часам дня сведения лежали на столе. Листы разделили на четыре части и каждый вновь уселся за работу. Оказалось, что исчезнувшие люди работают в разных местах и принадлежат к разному социальному кругу. В списке были и врачи и грузчики, медсёстры и официантки. Дух отчаяния повис над столом за которым работали ребята. Первый лучик надежды ухватила Алекс.
   - Послушайте, вам не кажется, что почти все они ездили на работу в Стратфорд? - Сели отложила бумаги и внимательно посмотрев на Алекс кивнула. Гарри сначала досмотрел последний лист и лишь потом тоже согласно кивнул. Майкл просто отложил бумаги и приготовился слушать. Сели не торопливо, как бы боясь спугнуть удачу, вновь расстелила карту на столе.
   - Надо бы узнать каким транспортом они все добирались в Стратфорд. - теперь когда хоть что-то начало проясняться, Гарри просто обуяла жажда деятельности.
   - Туда они могли добираться чем угодно, судя по времени, все исчезали на обратном пути. - Сказав это, Сели почувствовала невероятную усталость. Она поняла, что они находятся на верном пути и почувствовала какую-то нервную дрожь. Это был не страх, нет, но какое-то пугающее ощущение, словно ей инстинктивно не хотелось найти то, что они ищут.
   - Ты права, - Алекс отбросила ненужные уже бумаги, - посмотрите, здесь идёт широкая трасса, - она провела пальцем по карте, - думаю, все они ездили автобусом, от остановки шли пешком, каждый в своём направлении. - Селия и Алекс не сговариваясь посмотрели на Майкла. Тот понимающе кивнул.
   - Буду через полчаса. - Встал и скрылся за дверью. Вернулся Майкл довольно быстро, держа в руках кипу автобусных расписаний и пакет с бисквитами. Селия подошла к телефону и заказала чай в номер. Гарри и Алекс нанесли на трассу значки обозначающие автобусные остановки. Чай сервировали тут же на столе, сдвинув бумаги на самый край. Держа в одной руке бисквит, а в другой чашку с чаем, Алекс искоса поглядывала на карту. Она так и не привыкла к ленчу и ей казалось странным прерывать работу только для того, что бы попить чай. Но спорить с друзьями не хотелось, поэтому она молча жевала свой бисквит, не замечая вкуса. Все её мысли сейчас находились там, на автобане.
   Ехали молча, но вокруг в воздухе, казалось витал вкус победы. Это Селия настояла на том, что бы проехать полностью по автобану от Стратфорда до конца округа. Поэтому они поднялись затемно и сели на первую электричку до Стратфорда. Автовокзал находился недалеко от станции и наскоро перекусив в придорожном буфете, ребята заняли свои места в полупустом салоне. Разговорчивый водитель охотно сообщил что в это время он всегда едет полупустой, в то время как вечером автобус набит битком. Нет, он не слышал ни о каких таинственных исчезновениях. Да, он с удовольствием ответит на все вопросы, Если ребята по дороге заметят что либо интересное.
   - Как вы думаете, - Алекс, сидевшая одна на переднем сидении рядом с Гарри, повернулась к Майклу и Сели. - Мы должны сообщить о своих выводах в замок?
   - Я не знаю, - Гарри выглядел слегка озадаченным, - мы ведь пока толком ничего не знаем, всё это лишь наши догадки и предположения.
   - Ну и что, - Сели была настроена решительно, - если с нами что-либо случиться, кто то должен знать к каким мы пришли выводам.
   - Селия абсолютно права, на первой же остановке нужно позвонить. - Майкл всегда имел то же мнение, что и Селия. - С вампирами шутить нельзя.
   Возможно последнюю фразу Майкл сказал слишком громко, а может у шофёра был музыкальный слух, но услышав "вампиры", он нажал на тормоза.
   - Странные у вас разговоры, как для таких юных ребят, - он повернулся к ним и облокотился на баранку, казалось забыв о том, что автобус должен идти по расписанию. Левой рукой достал из кармана сигаретку и неторопливо раскурил. Ребята напряжённо думали, что сказать в ответ. Но странный шофёр ответа не ждал. Казалось он разговаривает сам с собой.
   - Знаю я одного такого, тоже всё о вампирах судачит.
   А это уже звучало интересно. Так слова за слово шофёр рассказал о знакомом затворнике и даже согласился высадить их на пути к его дому. Затем, так же внезапно, как остановился, шофёр выбросил недокуренную сигарету и тронулся в путь. Растерявшиеся ребята напряжённо молчали. Шофёр тоже не задавал никаких вопросов. Где - то через десять минут он притормозил и, повернувшись к ребятам кратко сообщил:
   - приехали.
   Автобус уехал и друзья остались на пустынной дороге. Когда осела пыль, они двинулись в путь. Шли довольно долго, но обещанного дома так и не встретили. Погода окончательно испортилась. Небо потемнело, по всему надвигалась буря. Внезапно Сели остановилась, она как бы прислушивалась к себе.
   - Я уверена, на мили вокруг нет никого живого. - она повернулась и встревожено посмотрела на своих спутников. - нас подставили. Что будем делать?
   - Возвращаться назад и как можно скорее, - Гарри и Алекс были единодушны. Майкл взял Селию за руку, ребята развернулись и чуть ли не бегом поспешили обратно.
   А погода портилась всё быстрее. Ветер усиливался и как это ни странно, садился туман. Он наползал клочьями, серыми и грязными. Никто не оглядывался назад.
   - Попадись мне этот горе шофёр, - Гарри пробормотал это под нос, но Алекс услышала и кивнула.
   - Мне тоже. Я предлагаю, когда мы выберемся из этой передряги, в первую очередь разобраться с ним.
   - Согласна, - Сели кивнула, - но для начала мы должны выйти на трассу, мы случаем не заблудились?
   - Нет, - Майкл даже не остановился, что бы осмотреться, он уверенно шёл вперёд и Селия едва поспевала за ним, - и почему у меня такое чувство, что за нами кто-то наблюдает?!
   - Мне тоже так кажется, - в конце фразы голос Алекс немного дрогнул, нет она не была трусихой. Просто неведомое страшит любого. Она придвинулась поближе к Гарри и даже взяла его за руку. Так спокойнее. На шоссе они оказались неожиданно. На землю опустился лёгкий туман, который с каждым шагом становился всё реже. Но под ногами чувствовался асфальт и ребята шагали быстро и уверенно. Ничего странного с ними пока не случилось и хотя темнело на удивление быстро, всё-таки ещё стоял день. И если повезёт с попуткой они успеют засветло добраться до города. Дойдя до этой мысли, Гарри резко остановился.
   - А почему, собственно говоря, мы убегаем? - он вопросительно посмотрел на девушек.
   - И действительно, почему? - уткнувшись в спину Гарри, Алекс тоже остановилась, Селия по инерции прошла ещё несколько шагов, увлекаемая Майклом. Она задумалась, слегка наклонив голову и как бы прислушиваясь к себе. Неожиданно тучи разошлись и засияло солнышко.
   - Мне просто стало страшно и неуютно. Да именно неуютно, странное ощущение. - Селия вздохнула. - нам нужно вернуться назад и как можно быстрее. - Селия посмотрела на ребят,
   ожидая согласия. Те кивнули, и они отправились в обратный путь.
   - А вы обратили внимание на то, что в последние полгода люди стали пропадать чаще? - они уже проделали половину пути назад, когда Алекс задала вопрос.
   - Чёрт, - Гарри удручённо покачал головой. - я не обратил внимания, но если это так, то вывод напрашивается лишь один.
   - Два вампира это не шутки. Хотя второму не больше года, любой из нас справится. - сделав этот вывод Селия заметно повеселела. Хмурившийся Майкл неожиданно улыбнулся ей в ответ.
   - Второй то ладно, бог с ним. - Алекс было не до шуток, - а вот первый....
   - Кто-нибудь помнит, в каком возрасте дикий вампир может обращать людей в себе подобных? - у Селии появилось нехорошее предчувствие.
   - В сто лет, - Гарри удивило, почему ни Селия, ни Алекс не смогли вспомнить столь простой вещи.
   - и почему вы думаете, что это дикий вампир?! - Майкл даже остановился.
   - Я не думаю, я надеюсь на это. - Алекс с удивлением посмотрела на Майкла. - ты хотел бы повстречаться с истинным вампиром?
   - Ну, не то что бы я хотел, но вспомните, когда вы в последний раз слышали что либо об истинных вампирах? - вопрос Майкла застал девушек врасплох. Гарри с сомнением хмыкнул. Он-то считал что сейчас не время это обсуждать. Хотя...Раньше никто из них не задумывался об этом.
   - По моему этот вопрос мы последний раз обсуждали в школе. - Селия первой оправилась от удивления. - а в замке никто не упоминал об этом.
   - Да, как будто их не существует, - Алекс решительно поддержала подругу, - а может они и в правду вымерли.
   - Как мамонты, - Гарри усмехнулся.
   - Даже не надейся, - говоря это Майкл выглядел очень серьёзно и стало ясно, что этот вопрос мучает его уже давно, - сидят, небось где-нибудь и посмеиваются над нами.
   - Ничего, мы сейчас натренируемся на диких вампирах, а затем займёмся истинными, - Селия говорила очень уверенно, эта идея понравилась Алекс. - А что, почему бы нам действительно не заняться этим?!
   - Чем этим? - Гарри выглядел недоуменно.
   - Гарри, ты витаешь в облаках. Мы говорили об истинных вампирах, я предложила выяснить где они прячутся.
   - это не я витаю в облаках, а ты. Сначала нужно с этими разобраться, а уж потом строить планы.
   - Хватит вам спорить, - голос Селии привёл ребят в чувство. - мы уже на месте.
   Ребята стояли на небольшой возвышенности. Перед ними был небольшой пустырь, за которым расположился странный жиденький лесок .
   - У кого есть предложения? - голос Селии звучал немного растерянно. И действительно, они вернулись на место, откуда недавно убежали. Но никто из них не испытывал больше страха, туман рассеялся, во всю светило солнце. Казалось, что всё им только привиделось. Может именно так оно и было? Ну уж нет, Алекс недовольно мотнула головой. Кто-то же навёл на них морок.
   - Может это был морок не специально для нас, - Майкл как будто прочитал мысли Алекс, - может это обычное заклинание, которое отваживает непрошенных гостей?!
   - Возможно, но представь какую силу нужно иметь для стационарного заклинания. - говоря это, Алекс мысленно ужаснулась.
   - И если это дикий вампир, то как он его узнал? - Селия задала вопрос который просто не имел ответа.
   - Что, так и будем стоять и спорить? - Гарри не терпелось приступить к делу. - Может перестанем гадать, а выясним как дела обстоят на самом деле?! - и он, не дожидаясь ответа, стал спускаться вниз. Майкл поспешил за ним. Девушки, переглянувшись друг с другом, последовал вслед за ребятами. Довольно быстро они перешли пустырь и остановились у кромки редкого леса. В какую сторону идти решить было не просто, ведь вокруг ни единой тропки. Выручила Селия.
   - Туда, - она махнула рукой на восток, спорить и выяснять причину никто не стал. Они прошагали в молчании не более пяти минут, когда лес перед ними внезапно расступился. Ещё секунду назад вокруг стояли деревья и вот их нет. Зато есть заброшенная церквушка, а при ней кладбище. Тоже заброшенное.
   - Что и следовала ожидать. - Гарри просто констатировал то что они увидели перед собой. Церквушка была не просто заброшенной, она была настолько древней, что казалось видела юность этого мира. Всё вокруг поросло пожухлой травой, камень плит крошился под ногами и стояла зловещая тишина. Чуть-чуть поднапрячься и можно услышать биение собственного сердца. Солнце клонилось к закату. И нужно было срочно решать, что делать дальше. Но эта местность, на которую давно не ступала нога человека, представляла из себя столь восхитительное зрелище, что ребята невольно застыли. Церквушка, освещённая последними лучами солнца, казалось переливается драгоценными камнями, даже вялая трава приободрилась и засверкала изумрудами. Но это была умирающая красота. С последними лучами солнца она вздрогнула и исчезла. Друзья очнулись от наваждения. Темнота ещё не наступила, но солнце уже полностью скрылось за горизонтом.
   - Может притворимся заблудившимися туристами? Полазим вокруг, повосхищаемся местными красотами. А как совсем стемнеет неторопясь отправимся в обратный путь. - план Гарри вызвал одобрение. Правда он ещё предложил разделиться, но этот вариант никто не поддержал. Девочки явно не желали бродить в одиночку. Они зашли на кладбище, немного походили меж упавших камней. Как ни старались, не смогли прочесть ни единой надписи. Слишком старым и заброшенным всё здесь было. Ограда покосилась, а в некоторых местах её и вовсе не было. Немного потоптались у входа в церковь, разглядывая древнюю кладку, но ступить за обвисшие двери так и не решились. Кладбище было совсем маленьким и юные Хранители без труда обошли его до полной темноты. А затем, шумно переговариваясь, отправились восвояси. Вступив в лес так же дружно замолчали, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Но кроме звука собственных шагов ничего не услышали. Странно, но лес был очень тихим: не шелестела листва, не шуршали по своим делам ежи, казалось, он вымер. Они шли молча, и уже полностью миновали лес, когда крест на груди Алекс стал ледяным. От неожиданности она вздрогнула и запнулась. Несколько драгоценных секунд она потратила на то что бы понять в чём дело. Надо предупредить ребят: рядом вампир. Только вот как? Ведь у вампиров чуткий слух.
   - Послушай, Селия, мой крест стал ледяным, - Алекс оставалось лишь надеяться, что Сели сможет вспомнить давнишний разговор и поймёт намёк. Может, она даже придумает как предупредить Гарри.
   - Но ведь так случается только... - Селия немного запнулась, а затем продолжила как ни в чём не бывало, - в определённые моменты. - она легонько толкнула Гарри. Тот что то неразборчиво буркнул и не слова не говоря резко отпрыгнул в сторону. Там где он только что стоял промелькнула серая тень. Алекс автоматически реагируя на прыжок Гарри, и даже не осмыслив своего поступка, выбросила вперёд руку. На ладони расцвёл огненный цветок и устремился за тенью. Сбоку раздался шорох, и Алекс прыгнула на звук. Майкл сбил Селию с ног и упал сверху, прикрывая ту своим телом. Тут же по спине полоснула боль. В глазах потемнело в голове запылал огонь. На мгновение ему показалось, что кто-то попытался содрать кожу со спины. Но лишь на мгновение. А затем он вскочил на ноги, на ходу произнеся заклинание. Кольцо огня окружило его и Селию. В свете вспыхнувшего пламени мелькнула тень и завоняло палёной шерстью. Временно им ничего не угрожало и можно было перевести дух. Алекс и Гарри стояли спина к спине и отбивали атаки твари, которую не удавалось даже толком рассмотреть. Постоянные спарринги не пропали даром. И теперь Алекс чувствовала каждое движение Гарри и, казалось, даже знала, что тот предпримет в следующее мгновение. Алекс показалось, что к ней прикоснулось что то склизкое, от отвращения по коже побежали мурашки. Всё вокруг заволокло туманом. Каким-то неправильным туманом, грязно-жёлтого цвета. У тумана был свой специфический запах, мерзкий и неприятный. От этого запаха голова кружилась и мысли просто расползались в разные стороны. Неожиданно, Алекс поймала себя на том, что просто стоит и рассуждает о тумане. Сбросить наваждение оказалось труднее, чем она себе представляла. Мысль постоянно ускользала в сторону. Больше всего хотелось лечь и поспать. За спиной послышался шорох, оглянувшись Алекс увидела, что Селия и Майкл спят, свернувшись калачиком на земле. Это, конечно осложнило положение двух оставшихся Хранителей. Оглянувшись на Гарри, Алекс постаралась убедить себя в том, что он сможет ещё немного продержаться. Она рухнула на землю, претворившись спящей. Казалось целую вечность ничего не происходило. Лишь Гарри отпрыгнул в сторону и там тотчас раздались глухие удары. Судя по ним, Гарри сцепился с вампиром в рукопашную. Алекс оставалось лишь гадать разгадал ли Гарри её маневр или просто старается отвлечь нападавших на себя. Уберегая спящих друзей. Прислушиваясь к бою в стороне, она чуть было не пропустила нападение, в последний момент чудом успев откатиться в сторону. На рассуждения и сожаления не осталось времени. В то, что накинувшиеся на неё чудовище когда-то было человеком верилось с трудом. От людского обличья в нём остались только конечности. Да и те были деформированы самым невероятным образом. Лицо разглядеть не удавалось, но огромные горящие яростью глаза явно принадлежали зверю. Алекс отбросила ненужные мысли, просто решив для себя, что внешность не имеет значения. Главное - выжить. Выжить самой, помочь Гарри и Селии. Проблема выживания предстала невероятно остро. Невероятно, но этот вампир наносил удары магией. Стараясь уклониться от ближнего боя. Как только эта мысль сформировалась в сознании Александры, она тот час сменила тактику. Послав вперёд себя огненный шар, она упала на землю и кувыркнулась вперёд стараясь сбить вампира с ног. Трюк удался как нельзя лучше. Вампир пошатнулся и упал. Он покатился по скользкой траве и остановился, ударившись о камень, неизвестно каким образом торчавший прямо посредине пустыря. От удара он взвизгнул и растаял. С земли поднялась невысокая круглая тётка и с утробным рычанием кинулась в сторону Алекс. Вампирша видимо ещё не осознала, что её фантом рассеялся. Она замахивалась и рычала, но Алекс это лишь смешило. Вынув из кармашка осиновый колышек, она метнула его, целясь в сердце вампирше и удивляясь, как это она не догадалась сделать раньше. Вампирша осыпалась пеплом, не успела пыль осесть на землю, как Селия пошевелилась и привстала. Рядом с ней поднялся на ноги Майкл и тот час ринулся на помощь Гарри. Убедившись, что с Селией всё в порядке, Александра последовала примеру Майкла. То, с чем дрался Гарри фантомом явно не было. В этом Александра убедилась когда кулак вампира врезался в неё. Какая-то сила подхватила обмякшее тело и отбросила в сторону. Удар о землю выбил дух, но почти тотчас онемевшие ноги налились силой и ярость подхватила Алекс с земли. Она не стала бежать навстречу сплетённому клубку тел а подпрыгнула, вложив всю силу в удар ног и отчаянно надеясь что этот удар придётся по вампиру. Может Гарри прочёл её мысли, а может удача была сегодня на её стороне, но она приземлилась прямо на невероятно широкую спину вампира. Послышался глухой треск. Невероятно, но вампир с рычанием развернулся и Алекс опять оказалась в полёте. На этот раз удар был сильнее и, падая Алекс на мгновение потеряла сознание. Когда она вскочила, оказалось, что монстр уже рядом и целиком в её распоряжении. Два небольших холмика в стороне обозначили Гарри и Майкла. Александре захотелось завыть во весь голос. Внутри как будто что-то оборвалось. Опоздала, эта мысль была просто невыносима. Что-то горячее разлилось в груди и Алекс почувствовала как по щекам бегут слёзы. Она понимала, что это совсем по детски, да и не время сейчас оплакивать мёртвых. Но поделать ничего не могла. Слёзы самым бесстыдным образом капали с глаз, застилая зрение. Почувствовав жар в руках Александра посмотрела на ладони, там горели огненные шары, очевидно она собиралась швырнуть их в вампира, но увидев тела, позабыла о своём намерении. Вампир был совсем рядом и Алекс не стала кидать в него огонь. Она прыгнула на него выставив вперёд горящие руки. Ладони нестерпимо жгло и секундный полёт показался ужасно долгим. Наконец пылающие руки врезались в ухмыляющуюся рожу вампира. Тот лишь отмахнулся от Алекс как от назойливого комара. Но Алекс не собиралась отступать. Да, собственно говоря, отступать было некуда. Сосредоточившись на вампире, она не увидела как целебное голубое сияние окутало один из холмов. Александра решила швырнуть в вампира молнией, но сосредоточиться никак не удавалось. А тот глумливо ухмыляясь тянулся к её шее. "Интересно, он что не знает, что я не подхожу ему в качестве пищи? А вдруг, действительно не знает!", - эта мысль показалась Александре очень интересной. Алекс так никогда не смогла вспомнить, чем был продиктован её следующий шаг, может полным отчаянием, а может непроходимой тупостью, хотя она никогда и никому в этом не признавалась, но... зажмурив глаза и отведя назад руки она отчаянно шагнула навстречу вампиру. Её шея казалось такой незащищённой, а сердце так колотилось в груди, что вампир не смог думать ни о чём кроме этой синей пульсирующей жилки. Эта жилка загородила собой весь мир и он, шагнув вперёд впился клыками в шею, не размышляя почему враг, столь отчаянно дравшийся до последней минуты, вдруг решил умереть. Жажда затопила вампира и он сделал огромный глоток этой как то по особенному пахнувшей крови. Даже запах не насторожил и не предостерёг его. Нет этот запах показался особенно приятным. Первые капли попали в гортань и огонёк тревоги зажёгся в дальней части осознания. Обычная кровь никогда не давала столько силы и жизни. Но было поздно. Поспешно сделанный глоток уже растекался по его мёртвым жилам, насыщая их жизнью. И эта жизнь была столь горячей и сильной, что старые усталые артерии не выдерживали и лопались. Вампир как то странно задрожал, отпрянул от Алекс и содрогаясь в корчах осел на землю. Он бился в припадках, пытаясь длинными грязными когтями разодрать своё горло. Звуки которые он издавал, вызывали у Алекс тошноту и судороги. Но она стояла, не в силах сдвинуться с места и как заворожённая смотрела на агонию. Алекс и не заметила как к ней подошли ребята. Они остановились рядом и так же заворожено уставились на бьющийся в припадках труп. Зрелище было воистину не для слабонервных. Грязными серповидными когтями он прямо-таки отрывал куски мяса из груди и отбрасывал их прочь. Куски летели во все стороны и Алекс даже чуть отодвинулась, побоявшись, что один из них попадёт в неё. Когда тело перестало двигаться и издавать звуки, Майкл стал сосредоточенно рыться по своим карманам.
   - Что ты там ищешь!? - Гарри толкнул приятеля в бок.
   - Фонарик, - Майкл предпринял ещё одну попытку и, наконец произнёс с облегчением, - вот он.
   Майкл ещё немного повозился и тонкий луч света прорезал ночную тьму. Круг света чуть побродил по окрестностям и остановился на том, что ещё минуту назад было живой угрозой. Алекс посмотрела и тут же пожалела об этом. Скромный утренний завтрак подскочил в желудке и ринулся наружу. Алекс отпрыгнула в сторону и упала на колени. Казалось вместе с завтраком наружу просился и желудок. Откуда-то сбоку донеслись всхлипы и стоны, видно Селии тоже было не по себе. А Майкл не обращая внимания на происходящее, воткнул фонарь в руки изумлённому Гарри, а сам наклонился над трупом. Он увлечённо рассматривал гниющие останки и даже предпринял попытку приподнять за пальцы руку. К сожалению ничего не получилось, пальцы оторвались от ладони и остались в руке Майкла. Гарри внезапно позавидовал Селии и Алекс, ведь они были где-то там и не видели, того что выделывал Майкл. А тот разошёлся вовсю. Он обстриг куски волос и положил их в коробочку, затем достал какой-то пакетик и положил туда оторванные пальцы. Гарри пришла в голову мысль, а не захочет ли Майкл, взять с собой весь труп, он даже хотел сострить на эту тему. Но передумал, боясь натолкнуть Майкла на новую идею.
   Алекс с трудом поднялась и пошла к Селии. Вдвоём они кое-как смогли успокоить свои желудки. Алекс, заботясь о Селии, даже позабыла о своих проблемах. И когда они, наконец подошли к ребятам была вновь бодра, всё же стараясь не смотреть в сторону трупа. Майкл уже запаковал свои пожитки, оглядевшись вокруг, ребята решили, что здесь они уже всё сделали.
   - Ну, что пойдём домой? - Майкл закинул на плечо рюкзак и огляделся вокруг, проверяя не забыл ли чего.
   - Под словом домой, ты имеешь ввиду гостиницу в Стратфорде или прямиком поедим в замок? - Алекс было очень интересно, что же ответит Майкл, но вместо него заговорил Гарри.
   - Конечно мы едим в Стратфорд. Нужно ещё с шофёром разобраться. Интересно, он всех подряд сюда посылает или это мы ему так понравились?
   Молча согласившись с Гарри, ребята направились в сторону шоссе. Идти было легко. Они как будто сбросили груз с плеч.
   - Интересно, а что у Майкла в рюкзаке? - Алекс обернулась к Гарри. Гарри в ответ хмыкнул и нехотя произнёс: - Есть вещи которые лучше не знать.
   Некоторое время ребята шли молча, думая каждый о своём. А затем как-то так получилось, что Селия пошла рядом с Алекс, а ребята вырвались немного вперёд. Тучи разошлись в сторону и идти стало совсем легко. Бледный лунный свет прекрасно освещал дорогу. Селия повернулась к Алекс, намереваясь о чём-то спросить её, и испуганно вскрикнула.
   - Что у вас там произошло!? - впереди послышались голоса, и тут же показались силуэты ребят.
   - Ничего, - голос Селии звучал не очень уверенно, - я, кажется подвернула ногу.
   Алекс встревожено повернулась к Сели, она шла рядом и ничего не заметила! А Селия как ни в чём не бывало опустилась на землю и предложила:
   - Давайте передохнём немного, думаю теперь мы можем не торопиться, у меня и чай с собой есть. - она посмотрела на ребят и продолжила, как бы размышляя, - Если бы ещё развести костёр...
   Мальчики побросали рюкзаки и разошлись в поисках веток. А Селия, не теряя времени повернулась к Александре и совсем другим, очень решительным тоном, потребовала:
   - Покажи шею! - Алекс прямо таки опешила, и растерявшись даже откинула волосы с плеч. - Так вот, значит как ты его убила, и поэтому труп не рассыпался в прах как обычно. - голос Селии звучал задумчиво. Алекс почувствовала холодное покалывание и шея неимоверно зачесалась. Алекс дёрнула было рукой, но Селия её остановила. - не трогай, я заживляю рану, потерпи скоро всё пройдёт. Кажется всё, шрам совсем маленький, но думаю и он скоро исчезнет. Странно, но раньше все раны на тебе и так заживали, а эта и не подумала затянуться.
   - Я ведь сама подставила ему шею, - Алекс немного помолчала, - может поэтому крест не захотел помочь? Знаешь, я ведь совсем отчаялась и испугалась, что мы все погибнем здесь. - Алекс уткнулась в плечо Селии и громко разрыдалась. Сели обняла подругу, погладила по голове и неожиданно предложила:
   - А мы никому об этом не скажем. - Алекс благодарно кивнула и разрыдалась ещё пуще.
   Они поели в полной тишине и сидели воле костра не смыкая глаз до самого рассвета.
   А утром, отдохнув, отправились в путь.
   Первый лучи солнца коснулись стен старой церкви. Внутри что-то зашевелилось. Старое колдовство просыпалось, не собираясь так просто сдаваться этим юным Хранителям.
   14
   Моника сидела на кровати и расчесывала волосы. Они были очень длинные, насыщенного каштанового цвета. Мон обычно заплетала их в тугую косу и укладывала на затылке. Джесс забежала в спальню и, взглянув на подругу в который раз удивилась, ну как можно драться, выполнять различные прыжки и удары с таким сооружением на голове?! Однако Монике коса ничуть не мешала. Она расчёсывала волосы по утрам, укладывала их в тяжёлую косу. Вечером она расплетала волосы и снова их расчесывала. И так каждый день. Занималась Мон ничуть не хуже других, а прыгала в высоту, пожалуй, даже лучше. Да, по видимому коса, действительно ничуть не мешала Монике. С балкона зашла Сара, она кивнула Джесс и плюхнулась на кровать рядом с Мон. У Сары, в отличии от Моники, стрижка была короткая, под мальчика. И ярко рыжие волосы огненным ореолом окружали голову. Её движения были стремительны и резки. Казалось, она и минуты не может провести спокойно. Вот и сейчас Сара не успев сесть тут же стремительно вскочила и пересела на свою кровать. Но и там она долго не задержалась.
   - Там новенькие приехали, - оторвавшись от наблюдений за подругами, Джесс наконец вспомнила зачем пришла. - пойдёмте, посмотрим, познакомимся.
   - Мы не можем, - Сара уже стояла у балкона, а Мон у которой во рту были шпильки, кивнула головой, - нам нужно разобрать кладовку за кухней.
   - Не может быть, - Джесс выглядела немного удивлённой, - сегодня же нет занятий. Выходной.
   - Это у других выходной, - Сара ответила задорно и весело, а Моника неожиданно покраснела, -Мон вчера нагрубила Джонни и сегодня мы разбираем кладовку.
   Джесс даже не стала спрашивать причём здесь Сара. Так уж повелось ещё со школы, что Сара и Моника везде были вместе. Джесс предложила было и свою помощь, но подруги рассмеялись, а Сара заметила, что в кладовке и вдвоём-то тесно, а уж Джесс там точно не поместится.
   Наконец-то Мон закончила с причёской. И подруги, взявшись за руки как маленькие, вприпрыжку побежали вниз. Джесс вздохнула, идти куда-то одной не хотелось, и она по старой привычке взяла книгу заклинаний и углубилась в неё.
   Сара, оглядев кладовку, удручённо вздохнула. Хлама здесь непочатый край.
   - Интересно, - голос Моники звучал виновато, - в каком веке здесь последний раз убирали?
   - Ну что же, раньше начнём, раньше закончим, - голос Сары вновь звучал бодро, - давай вытаскивай эту коробку, в неё будем кидать мусор. А вот в ту, - Сара указала куда-то в глубину, - положим то что окажется нужным.
   Последнее она проговорила с большим сомнением в голосе, слишком запущенным здесь всё было. Непохоже, что среди этого хлама может отыскаться хоть один стоящий предмет. Работа подходила к концу и уставшая Моника с раздражением кинула газету в очередную мусорную коробку. Сколько таких коробок они с Сарой вынесли, она уже и не могла припомнить. Как и подозревала Сара, нужных вещей в этой кладовке оказалось немного. Вернее очень мало. С тем же успехом они могли просто не глядя выбрасывать в мусор всё подряд. Газета полетела в ящик и Моника уже отворачивалась за новой порцией мусора, как глаз зацепил что-то неправильное в газете. Она ещё сомневалась, стоит ли прерывать работу, а рука потянулась к ящику. Она уселась прямо на пол и расправила страницу на коленях. Моника прочитала статью, а затем стала рассматривать фото под статьёй, стараясь понять, что же привлекло её внимание.
   - ну, вот и всё, - в голосе Сары почувствовалось явное облегчение, - ты чего тут расселась?! Ну-ка, дай посмотреть. - Сара потянула к себе газету. И тут Мон увидела.
   - Вот посмотри, - она указала пальцем в самый угол снимка, - видишь эти точки на шее?
   - Угу. Давай выбросим эту коробку, а газету возьмём с собой и там рассмотрим повнимательнее. - так и сделали.
   В комнате никого не было. Долго искали лупу. Рассмотрев через неё снимок подруги убедились в своём мнении. Теперь дело осталось за малым. Сара отправилась на поиски Джека, а Моника побежала искать Джесс. Встретиться решили в библиотеке.
   Расстелив пожелтевший от времени лист на столе, ребята сгрудились вокруг. Информации было немного, но две крошечные точки на шее трупа решали дело.
   - Мы должны поехать туда и разобраться на месте. - Джек не спрашивал, а утверждал. Перед отъездом Майкл рассказал ему о подслушанном разговоре и Джек был сильно задет тем, что их проигнорировали. А теперь перед ними открывались новые возможности. И Джек не намерен был их упускать. Он приготовился уговаривать девушек, но уговоры не потребовались. Моника перевернула лист и уже нашла данные выпуска. Сара тот час пошла за справочником, Джек не успел опомниться, как вокруг забурлила работа.
   Джессика положила в рюкзак свою книгу заклинаний. Она никогда не расставалась с нею поэтому вопроса брать или не брать с собою толстый фолиант просто не возникло. Подумав немного она спустилась вниз и пошла в башню. Там в лаборатории Джесс в задумчивости стала отбирать травы. Заклинания заклинанием, но иметь про запас немного лекарственного сбора не помешает. За этим занятием её и застал Джонни.
   - Куда это ты собираешься? - он бросил взгляд в открытый рюкзачок, - даже книгу свою несёшь!?
   Джесс помолчала немного, раздумывая какую из травок взять, но решив, что одна травинка роли не сыграет кинула в пакет оба пучка. Затем неторопливо подняла глаза на Джонни.
   - Мы решили тоже поохотиться.
   - Мы? - Джонни удивлённо приподнял бровь. Но Джесс было недосуг с ним разговаривать, она лишь кивнула, затянула лямки на рюкзаке, предварительно бросив пакет с травами внутрь. Затем развернулась и всё так же молча вышла, оставив Джонни одного. Джонни обалдело смотрел ей в след, пока Джесс не скрылась за дверью. Никто и никогда так не вёл себя с ним. Тряхнув головой Джонни побежал догонять Джесс. Но Джесс нигде не было видно. И лишь услышав обеденный гонг, Джонни понял, что Джесс не просто проигнорировала его. Нет она наложила на него заклинание. И он простоял в лаборатории не меньше часа, даже не заметив этого. Первым порывом Джонни было возмущение, да как она посмела. А затем, чуть успокоившись, он понял, что ребята просто выросли. Он даже немного погордился собой, как никак именно он учил Джесс и Селию.
   Джесс нагнала ребят на опушке. Собственно, она не сильно и торопилась, понимая, что Монике и Саре нужно намного больше времени на сборы, чем ей.
   - Ну что ж, поехали! - Джек помахал замку рукой и они тронулись в путь. Дорогу через лес к трассе, каждый из них мог пройти с закрытыми глазами. Поэтому никаких препятствий просто не возникло. Они приехали в город поздно вечером и решили на ночь глядя не высовываться. Тем более, что мотель о котором шла речь в статье располагался за городом, дальше по дороге. Переночевать решили в городе а с утра пораньше поехать в мотель и начать выяснять уже оттуда.
   Позавтракали в молчании и очень быстро. В воздухе витало возбуждение. Быстро собрали нехитрые пожитки и вскоре ребята уже сидели в автобусе, который вёз их навстречу первому серьёзному испытанию. Мотель оказался на удивление ветхим и пустынным. Стучать пришлось довольно долго, видно управляющий спал очень крепко. Наконец, дверь со скрипом отворилась. На пороге стоял заспанный мужчина. На нём была видавшая виды майка и провисшие на коленях спортивные штаны. Он окинул похотливым взглядом Джесс, затем также посмотрел на Сару и Монику. Наконец его мутный взор остановился на Джеке.
   - Молодец! Одобряю! - в конце фразы мужчина покачнулся и рыгнул, Джека окатило зловоние. И все заготовленные фразы застряли на полпути. Джессика первой пришла в себя и смело шагнула вперёд.
   - Собственно, нам не нужен номер. Мы хотим просто поговорить.
   - С тобой, милашка, я готов разговаривать хоть всю ночь. - мужик попытался игриво подмигнуть Джесс, но тут его опять качнуло. И он едва успел ухватиться за лутку. Джесс на всякий случай отступила в сторонку.
   - Мы хотели бы поговорить не с Вами, а с хозяином этого заведения, - Джек окинул брезгливым взглядом домики, давно нуждавшиеся в ремонте. Мужик опять рыгнул. Его глаза блуждали по сторонам и было совершенно очевидно, что он не может их направить в какую-то одну точку
   - Полюбому, говорить придётся со мной. - мужику наконец удалось совладать с глазами и он смотрел теперь почти на Джека. - Я тут и хозяин, и портье, и сторож. - мужик чуть закатил глаза, силясь что-то припомнить, - кстати, меня зовут Стэнли. - и он попытался игриво подмигнуть Монике.
   Джесс оглядела обрюзгшую фигуру и с сомнением поглядела на Джека.
   - И что кроме вас здесь действительно никого нет? - иногда Моника была слишком уж прямолинейна.
   - Угодили прямо в точку, - мужик закинул голову и, немного истерически, захохотал, явив взгляду давно, нет, никогда! Не мытую шею. - Здесь действительно никого нет, ну кроме нас, конечно. - затем он поскрёб затылок и, нехотя добавил, - там, в крайнем домике живёт одна придурошная, но говорить с ней абсолютно не о чем. Держу её из милости. В память о своём, давно погибшем друге.
   Он глубоко вздохнул, и на его глаза, вы не поверите, навернулись слёзы. Лицо, осенённое воспоминанием, как-то вдруг изменилось. Оно на одно мгновение стало одухотворённым и интеллигентным. Сара поразилась этой перемене. Видно, были здесь когда-то и лучшие времена, и не всегда это подобие человека было таковым. Саре стало очень жалко этого опустившегося человека. Она вспомнила свою мать. Весёлую тростинку, которая постоянно что-то напевала и пекла удивительно вкусные пироги. Но после того как отец ушёл из семьи, и они переехали на ферму к деду, мать изменилась. Сначала исчезли песни, потом - пироги, однажды мама пришла вечером с фермы пьяной, потом это стало повторяться всё чаще и чаще.
   - Послушайте, именно с ней вы пьёте каждый вечер? - Сара сама удивилась тому, зачем она это спросила. Слова вырвались как-то сами собой. Она даже не сразу поняла что произнесла этот вопрос вслух.
   - Конечно нет, - мужик, не удивился вопросу, он даже не стал говорить, что это не их дело. Зато это сказал взгляд Моники, искоса брошенный на Сару. - Я пью со своим лучшим другом Стивом!
   - тогда, быть может, мы вернёмся вечером и поговорим со Стивом? - Джеку эта мысль показалась удачной.
   - Вряд ли у вас это получится. - Стэнли, как то даже повеселел, - Стив умер. - он ещё немного подумал и нехотя добавил. - давно.
   - Но именно с ним вы выпиваете каждый вечер? - Саре почему-то казалось важным уточнить это.
   - Но ведь он мой друг? Почему бы ему не прийти и не выпить со мной? - логика Стэнли была непробиваемой.
   - Потому, что он умер, - Джеку казалось, что этот бредовый разговор никогда не закончится, он решил, что нужно непременно поговорить с приживалкой, вдруг она не такая уж и придурошная.
   - Ну и что? - на лице Стэнли появилось выражение ослиного упрямства, а Сара почувствовала острый прилив жалости к этому, пожалуй абсолютно безвредному человеку. Может он и опустился, но ведь в его жизни произошло несчастье. Каково это, потерять друга? Сара почувствовала страшную тоску и на всякий случай взяла Монику за руку. Мы должны помочь. Это решение пришло внезапно. Прикинув варианты, Сара отвела Джессику и Мон в сторонку, оставив Джека развлекать Стэнли. Джек был безмерно "благодарен", поэтому бросил на девушек сердитый взгляд.
   - Джесс, помоги ему, ты ведь можешь, сделать так, что бы он забыл о своём друге? - Сара с мольбой посмотрела на подругу.
   - Нет.
   - Но...
   - Ты не понимаешь, даже если он забудет о своём друге, он будет чувствовать пустоту в своей жизни, а это ещё хуже. - Джесс посмотрела на Стэнли и её лицо, впервые дрогнуло.
   - Значит, нужно придумать что-нибудь другое, - до Моники, наконец дошло, чем обеспокоена Сара, - может, ты внушишь ему отвращение к алкоголю?
   - Но это не единственный способ забыться...
   - Господи, Джесс! У тебя на всё есть ответ, может сама придумаешь, чем тут можно помочь?! - и хотя Сара говорила тихо, ей казалось она кричит. Ей хотелось помочь этому человеку. Пусть она не может изменить прошлое, не может помочь всему человечеству. Но может и не надо стремиться к глобальным переменам? Может достаточно помочь здесь и сейчас? Хотя бы одну судьбу изменить к лучшему. И Джесс услышала. Возможно она услышала, не то о чём говорила Сара, а то о чём она думала? На её лице проступило понимание, она чуть улыбнулась и поманила Джека. Тот с радостью прервал порядком надоевший монолог Стэнли и чуть ли не бегом присоединился к общей беседе. К сожалению, помочь Джек ничем не смог. Ну просто не видел он, в чём тут проблема. Пьёт мужик, ну и пусть пьёт!
   - Ладно, - Джессика обречённо вздохнула, - я ещё подумаю, чем мы можем ему помочь, а пока, может поговорим с приживалкой? - Все дружно согласились и, не попрощавшись со Стэнли, пошли к домику, стоящему на отшибе.
   Дверь распахнулась сразу же как только они постучали. Женщина, открывшая дверь, испуганно ойкнула. Возможно, она ожидала увидеть кого-то другого.
   - Вы... Вам кого? - она устало прислонилась к косяку двери.
   - Вас, - Джесс выступила вперёд и улыбнулась. - не могли бы вы уделить нам несколько минут?
   - Извините, но я неважно себя чувствую. - женщина отступила на шаг и собралась было закрыть за собой дверь, как вдруг её взгляд упал на газетную вырезку в руках Джека. Она застыла на полпути и побледнела. - О чём, - она закашляла, - о чём вы хотите поговорить? - она не сводила глаз с руки Джека. Джек, проследив за её взглядом, спросил:
   - Вы не пригласите нас?
   - Да, да. Конечно, - женщина суетливо подвинулась в сторону, пропуская незваных гостей, - проходите, присаживайтесь.
   Комната, в которой они оказались, была неожиданно уютной и какой-то тёплой, что ли. Здесь было очень чисто и везде лежали вязанные кружевные салфетки. Когда ребята расселись, хозяйка предложила им чаю и довольно долго возилась на кухне, оттягивая неизбежный разговор. Наконец, было сделано, всё, что только можно. Хозяйка присела на самый краешек кресла.
   - Меня зовут Розалина, - запоздало представилась она. Ребята в ответ назвали каждый своё имя. Затем наступило неловкое молчание. Немного поёрзав на диване, Джек понял, что если он сейчас не заговорит, они так и уйдут ни с чем.
   - Мы хотели спросить у вас об этом происшествии, - Джек протянул Розалине газетную вырезку. Та даже чуть отодвинулась в сторону и Джек понял, что она не возьмёт вырезку. Он опустил газету на краешек дивана. А Розалин неожиданно заговорила.
   - Не стоит вам с ней связываться. Она убьёт вас всех.
   - Кто она? - Сара даже вздрогнула.
   - Анжелина, - Розалин ткнула пальцем в труп на фото. - Стив думал, что справится с ней, да только она его убила и его телохранителя тоже. - Розалин поднялась и вышла из комнаты. Вернулась она буквально через минуту, неся в руках небольшую обувную коробку. - Вот, смотрите, - она вынула из коробки кипу газетных вырезок и протянула их Джесс. Та, просмотрев, передала их Монике. - Убила и представила всё так, как будто они просто застрелили друг друга. Просто разборки между бандитами. Она хитрая. - Немного подумав, Розалин добавила тихо, - она вампир.
   - Мы знаем, но откуда вы знаете, что она вампир? - Джек просматривал заметки, собранные Розалин. - Мне Кристина рассказала, она иногда приезжает проведать меня. - заметив недоуменные взгляды ребят, она сочла нужным пояснить, - Кристина живёт вместе с Анжелиной в одной квартире и помогает ей. Она спасла меня тогда, - немного помолчав, Розалин добавила, - не стоит осуждать её, просто, так сложились обстоятельства.
   Ребята промолчали. Они-то имели совсем другую точку зрения, но высказываться никто не решился. Розалин опять закашлялась. Моника вопросительно посмотрела на Джессику, та утвердительно кивнула.
   - И давно у вас этот кашель, - Сара решила сменить тему, - вы простудились? Моя подруга готовит прямо-таки волшебный чай. От него любой кашель как рукой снимет. - Сара торжествующе улыбнулась Джесс. Розалин отрицательно мотнула головой.
   - Мне уже никакой чай не поможет, даже операцию делать поздно, врачи не берутся. - Лицо Сары огорчённо вытянулось. А глаза наполнились слезами. Сердце Джесс дрогнуло, она чуть улыбнулась и привстав со своего места наполнила чашку Розалин чаем.
   - Врачи могут и ошибаться, не так ли? - она протянула чашку Розалин и улыбнулась Саре. - Вы в чудеса верите? - Розалин никак не ожидавшая такого вопроса поперхнулась. Джесс ласково похлопала её по спине, - нужно верить, они иногда случаются.
   Розалин поспешно оглядела своих странных гостей и удивилась собственной беспечности. Впустила в дом незнакомых людей, да ещё и выложила им то что никогда никому не рассказывала, может они принимают её за сумасшедшую? Но зачем они принесли с собой вырезку?
   - Что вам нужно, - Розалин решила спросить незваных гостей напрямик, стараясь убедить себя в том, что бояться нечего. В случае чего, она всегда может позвать Стэнли, хотя, какой из него помощник!? - Вы хотели узнать что-то конкретное?
   - Да, - Джек понимал, что нарушает приличия и надо бы продолжить светскую беседу, но ведь они ехали сюда с одной единственной целью и он продолжил, - где она живёт, или как нам найти эту Анжелину?
   - Они недавно переехали на новую квартиру и Крис не захотела давать мне адрес, - Розалин смущённо пожала плечами, - да я в общем-то не особенно и просила...
   - А старый адрес, может там знают куда они переехали? - Моника решила, что надо брать что есть. - Она ведь проститутка, эта Анжелина? Вы, случайно, не знаете, она ещё работает?
   - Да, конечно работает, - Розалин недоумённо посмотрела на ребят, - и весьма успешно, она стоит на центральном бульваре, у фонаря. - здесь Розалин немного замялась, но, собравшись с духом, продолжила, - я, знаете ли, иногда хожу туда. Посмотреть. Правда, я никогда не подхожу слишком близко. Смотрю из далека. - Сейчас принесу старый адрес, - Розалин суетливо вышла в соседнюю комнату и плотно прикрыла за собою дверь.
   -Странно всё это, - Джек отодвинул недопитую кружку с чаем, - мы оказались здесь только потому, что Моника нагрубила Джонни.
   - Ты стал философом, - Сара щедро намазала булочку маслом и вгрызлась в неё зубами.
   - Нет, я серьёзно, если внимательно всмотреться, то в жизни нет мелочей. Подумай, - Джек повернулся к Монике, - ведь если бы ты не попросила Сару тебе помочь, мы никогда не попали бы сюда.
   Дверь неслышно распахнулась и в комнату торопливо вошла Розалин, неся в руках исписанный листок бумаги. Она даже подробно рассказала как узнать Анжелину, одновременно пытаясь убедить их не связываться с вампиршей. Конечно, же никто не послушал Розалин. Наверное, юности свойственна этакая бесшабашность и беззаботность. Мы не верим в то что с нами может случиться что-либо плохое, не видим опасностей, подстерегающих на пути. Прощание было каким-то скомканным, уходя, ребята неожиданно почувствовали себя неловко.
   Сара долго молчала, а потом обогнала Монику и тронула Джессику за локоть.
   - Джесс, ты обещала помочь. - она смотрела так доверчиво, что сердце Джесс дрогнуло. - Мы вернёмся сюда на обратном пути, успокойся, Сара, мы вернёмся и сделаем всё возможное, что бы помочь этим людям. Ты мне веришь?!
   - Конечно, - Сара и сама не понимала, почему её так обрадовало обещание Джессики. Она обернулась и посмотрела на мотель, с дороги его почти не было видно, высокие деревья скрывали домики, и Сара прошептала сама себе: "Я обязательно вернусь". Она ещё немного постояла а затем побежала догонять своих друзей.
   Джек неожиданно споткнулся. Под ногами был ровный асфальт и он недоумённо огляделся по сторонам. Девушки, не заметив его остановки пошли вперёд. А Джек наконец-то понял что заставило его остановиться. Там, через дорогу, прямо напротив него стояла проститутка. Она прислонилась к фонарному столбу и яркий свет освещал её нереальное, почти фантастическое лицо. Джек тряхнул головой. Ещё чего не хватало, увлекаться проститутками, тем более сейчас, когда дорога каждая минута и они вот-вот найдут таинственную вампиршу! Джек решительно двинулся вперёд, но не сделав и нескольких шагов, остановился. Он вновь повернулся и посмотрел на девушку, заинтересовавшую его. Та не сдвинулась с места, она стояла, всё также прислонившись к столбу и смотрела на мелькавшие мимо машины. Одну ногу, согнув в колене она упёрла в основание столба. Длинные волосы падали за спину. Лицо было умеренно розовым. Макияж не слишком вызывающим. Но почему именно она привлекла внимание? Джек задумчиво продолжал осмотр. На первый взгляд ничего необычного. Вот только за всё то время, которое он здесь, девушка ни разу не пошевелилась. Да, да она стоит как статуя. Вряд ли, обычный человек может вот так стоять не шелохнувшись! Джек вновь огляделся по сторонам. Девчонки уже были довольно далеко. И Джек побоялся позвать их. Он увидел в нескольких метрах от себя переход и заспешил к нему. Может это и наивно, но Джек понадеялся, что заметив его отсутствие, они вернутся. Джек перешёл улицу и направился к заинтересовавшей его проститутке. Он почувствовал, как сердце забилось сильнее и ладони предательски вспотели. Такого с ним не случалось уже очень и очень давно. Не зная как начать разговор, Джек замялся и остановился не доходя нескольких шагов. Может он и простоял бы вот так столбом до самого утра, но девушка, прекратив созерцание машин медленно повернула голову и посмотрела прямо ему в глаза. Джек мгновенно понял, что не ошибся. Он нашёл вампиршу! Вот только что теперь с этим делать?
   - Привет, - голос у проститутки был глубоким, чуть с хрипотцой. Именно таким, как представлялось Джеку и должен быть голос у проститутки. Волнующим, сексуальным и бесконечно уверенным. Господи, она воздействует на моё сознание! Джека охватила паника. Он нервно огляделся вокруг. Сердце билось так отчаянно громко и часто, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Наверное, проститутка истолковала его волнение по своему. Она плавно оторвалась от подпираемого столба и сделала шаг по направлению к Джеку, не переставая при этом призывно улыбаться. На Джека опустилось спокойствие. Он мысленно собрался, вспомнил всё чему его учили и решил просто идти до конца. А там, будь, что будет.
   - Ты - новенький?! - проститутка придала своему голосу ещё больше глубины и сексуальности, Джек даже не подозревал что такое возможно. - Не бойся, здесь ты не встретишь своих знакомых.( а лучше бы встретил, - Джек удивился тому, что ещё может шутить. Он вообще как бы раздвоился и одна часть наблюдала со стороны и даже успевала делать саркастические замечания.) пойдём ко мне, милый, - она протянула руку и потрепала его по плечу, вопросительно подняв бровь. Джек, войдя в образ, нерешительно кивнул. К сожалению, на то что бы произнести хоть слово пока не было сил. Он молча шёл за ней через тёмные дворы и хотя это и не заняло много времени Джек наконец собрался. Он оглядывался по сторонам и запоминал дорогу. Проститутка не препятствовала. Она даже не оглядывалась, как будто вела его на поводке. До Джека наконец-то дошло, что она просто слышит все его движения и поэтому ничуть не беспокоится о том, что клиент передумает. Они подошли к дому, который ничем не отличался от своих соседей. В тишине поднялись на седьмой этаж, девушка открыла единственную дверь своим ключом и пригласила его войти.
   - Кстати, если тебя это интересует, меня зовут Анжелина. - она посторонилась, пропуская его вперёд. Вот тут то Джек и удивился. Квартира была великолепна. Он просто не ожидал встретить такие апартаменты в столь заурядном доме. Ну во первых она была просто огромна. Джек припомнил единственную дверь на лестничной площадке. Просторная гостиная была оформлена в стиле хай- тек, и на её оформление очевидно не пожалели ни денег, ни времени. Анжелина прильнула к нему в страстном поцелуе, прервав осмотр квартиры. Джек почувствовал холод исходящий от её груди и губ. Несмотря на столь очевидные свидетельства её вампиризма, Джек почувствовал томление и с трудом смог взять себя в руки. ( Она - профессионал! Пусть это слабое оправдание, но всё же лучше чем вообще никакого.) А Анжелина и не думала останавливаться, её грудь волнующе вздымалась а глаза были полны потаённого желания. Она взяла Джека за руку и повела через гостиную к двери, которую Джек сначала не заметил.
   - Это моя спальня, - сообщила Анжелина всё тем же томным голосом. В спальне не было ничего, кроме тяжёлого дубового комода и огромной кровати. На полу, занимая почти всю площадь комнаты, лежал толстый персидский ковёр. Джек даже представить побоялся, сколько же он стоит! Напротив входной двери была ещё одна. Заметив его взгляд, Анжелина сообщила, что эта дверь ведёт в ванную, которой она пользуется вместе со своей соседкой. Джек удовлетворённо кивнул, понадеявшись на то, что уж соседка вампиром не была. Хотя... в этом месте размышления Джека были прерваны. Анжелина скинула платье и осталась в нижнем белье и сетчатых чулках на кружевной резинке. Бикини и бюстгальтер были в тон этой резинке и ничего не скрывали. Джек просто уставился на большие круглые соски натянувшие нити и все мысли вылетели у него из головы. Анжелина победоносно улыбнулась и медленно пошла к Джеку, пощипывая один из сосков на ходу. Она подошла к нему положила его руки к себе на грудь, а сама стала расстёгивать его рубашку. Джек не сопротивлялся. Анжелина откинула рубашку в сторону и восхищенно присвистнула, оглядев мощный торс. Она чувственно облизала губы, не сводя плотоядного взгляда с лица Джека. Наклонила голову и стала целовать его соски. Вот тут-то Джека как по голове стукнуло. Он как бы увидел себя со стороны. От злости на себя он сжал руки в кулаки. Проститутка, соски которой он стиснул забывшись, прямо-таки застонала. Стон был почти звериным и похотливым одновременно. Джек почувствовал что дальше тянуть нельзя. Надо немедленно прекратить это. А Анжелина опустилась на колени и стала зубами расстегивать его брюки. Воистину она была мастером своего дела. Даже чувствуя под руками ледяной холод её давно умершего тела, Джек хотел её. Хотел по звериному. Просто совокупление и больше ничего. Прижаться губами к её губам, посильнее стиснуть упругие груди, почувствовать как она стонет под ним... тут Джек пришёл в себя. Он как бы вынырнул с глубины и с наслаждением вздохнул воздуха. Он с трудом оторвал от себя Анжелину и бросил её на кровать. Она чуть приподнялась на одном локте и Джек с удивлением отметил что бюстгальтера на ней уже нет. Полная упругая грудь призывала отбросить все сомнения прочь и погрузиться в пучину наслаждения. Джек с большим трудом отвёл взгляд в сторону и сосредоточился на комоде. Прыгая на одной ноге он попытался одеть брюки и когда ему это удалось он вздохнул с облегчением. Лицо Анжелины приняло недоумённое выражение. Но лишь на одно мгновение, затем оно стало прежним. И Джек вновь почувствовал поднимающуюся волну желания. Она пользуется внушением! От этой мысли Джеку стало легче. Он глянул было на рубашку, а затем решил что не стоит тратить время на то, что бы одеть её. Вздохнув несколько раз для полной уверенности Джек произнёс:
   - Я знаю, что ты вампир. - Сказать, что он удивил Анжелину, значит не сказать ничего. Её челюсть отвисла и по лицу стало видно, как заработала мысль. Странно, но теперь, она уже не вызывала в Джеке никакого желания. По-видимому почувствовав это, Анжелина ловко спрыгнула с кровати и быстро одела платье. В её движениях уже не наблюдалось ни желания ни похоти. Лишь бешенная злоба в глазах.
   - Если знаешь, так даже лучше. - она застегнула последнюю пуговицу. - Хотя, мне больше нравиться пить кровь, у жертвы стонущей от наслаждения.
   Она оказалась рядом с Джеком буквально на последнем звуке и попыталась впиться в шею Джека. Его удар отбросил Анжелину в изголовье кровати. Она подняла голову и сплюнула кровь. Ни в её лице, ни в её взгляде уже не было ничего человеческого. Загнанный в угол зверь наливал золотом глаза. Но она не шевелилась, лишь в упор смотрела на Джека. На морде отчётливо читалось движение мысли. Наконец, Анжелина решилась.
   - Ты кто такой? - она произнесла это на одном дыхании, хриплым голосом, безо всякого намёка на сексуальность.
   - Я? Я - Хранитель. - именно здесь, в этой комнате. Джек впервые почувствовал как звучит это слово. По коже пробежали мурашки, он почувствовал себя сильным и уверенным.
   - Какой ещё к черту Хранитель! Что ты охраняешь? - слова Анжелины разбили торжественность момента и вернули Джека в действительность.
   - Людей. Я охраняю людей. Я родился, что бы убивать таких как ты.
   - Вот чёрт! А ты уверен в этом? - Страха Анжелина не чувствовала, зато ей стало интересно. Почему-то она ничуть не сомневалась, в том, что сможет убить его. Может это была излишняя самоуверенность, может - невежество, а может - опыт?! Тем не менее эта уверенность крепла в Анжелине, каким-то звериным чутьём, она знала, что ей вполне по силам справиться с этим парнишкой. Пусть это будет не легко. Но тем приятнее победа. Анжелина рывком бросилась вперёд. Это был даже не прыжок, а короткий полёт. Она повалила Джека на пол и полоснула когтями по шее. Джек почти успел увернуться и поэтому она лишь немного порезала его. Да только кровь Хранителя брызнула тонкой струйкой ей на руку. Анжелина завопила, ей показалось, что руку засунули в серную кислоту. Она скатилась в угол комнаты, баюкая повреждённую конечность. Джек не торопясь встал.
   - Ну что, ты ещё хочешь попить моей кровушки? - он отряхнул брюки и оглядел комнату. Анжелина упрямо мотнула головой. Она была проституткой, но это не значит, что она была тупой. Нет, она смогла выжить в этом городе, не знающем жалости. И не просто выжить, она преуспевала. Может потому, что быстро училась? А может, просто она никогда не тратила время на рассуждения. Джек, чувствуя себя победителем, подошёл к окну. Он даже слегка приоткрыл жалюзи, что бы... Анжелина сочла этот момент вполне подходящим для нападения. Джек так и не понял, что случилось. Просто внезапно он полетел вниз с седьмого этажа. Анжелина захлопнула окно и закрыла жалюзи. Ожог на руке затягивался. Анжелина с облегчением вздохнула, что ж на этот раз всё закончилось удачно. Теперь она будет более внимательнее в выборе клиентов. Очень неприятно осознавать, что вместо сладкой крови можно напиться какой-нибудь гадости. Но... предупреждён - значит вооружён! Призадумавшись на минуту, Анжелина всё же решила что ещё есть время подцепить нормального клиента.
   Сара, Моника и Джессика как раз спорили в который подъезд вошёл Джек, когда он вывалился из окна. Спор был разрешён сам собой. Сара и Моника поспешили наверх, а Джесс направилась к месту падения. Любой другой, без всякого сомнения разбился бы насмерть. Но в Джеке жизнь ещё теплилась. Джесс оглядела тело. Странно, но Джек был в сознании. Он даже начал рассказывать ей о происшедшем. Джессика велела ему замолчать и поберечь силы. Тот обиженно умолк на полуслове. Джесс ещё раз оглядела друга, интересно, с какого из переломов стоит начать? Немного поразмыслив, она начала с ног. Если у неё не хватит сил полностью вылечить его, то по крайней мере, он сможет дойти до гостиницы самостоятельно.
   Сара и Моника остановились перед дверью, по крайней мере, не нужно было решать какую из квартир выбрать. Они спорили об этом все семь этажей и вот, пожалуйста, спор был совершенно напрасен. Выбирать не нужно. Дверь всего одна. Моника подергала дверь, та даже не шелохнулась. Сара попыталась с разбега выбить её. И совершенно напрасно. Хлипкая с виду деревянная дверь была прочной как скала. Совершенно неожиданно за дверью послышался щелчок. Сара и Моника замерли на полуслове. Дверь распахнулась и на пороге появилась Анжелина. Она была так занята своими мыслями, что просто не заметила двух девушек на лестничной площадке. Анжелина успела спуститься на пару ступенек, когда сверху на неё что-то рухнуло. В последнюю минуту она успела присесть, подумав про себя, что сегодня ей стоило немного попоститься. Тёмный ком, опустившись на пару ступеней ниже, оказался столь юной девушкой, что Анжелина совершенно растерялась.
   - Только не говори, что ты тоже Хранитель! - Анжелина сказала это не подумав, просто брякнула первое, что пришло в голову. Когда же девушка утвердительно кивнула головой, она рассвирепела. Этому способствовало то, что за спиной раздался шорох. Анжелина скорее услышала, чем догадалась, что эта девчушка не одна. - Да у вас совсем нет чести! Вы нападаете вдвоём на меня одну! - в голосе вампирши сквозило неподдельное возмущение, - по крайней мере тот Хранитель, что приходил до вас, напал открыто и он был один!
   - Именно поэтому он сейчас и лежит внизу со сломанной ногой! - в голосе, раздавшемся сзади, не было ни тени смущения или раскаяния.
   - Со сломанной ногой!? Да он упал с седьмого этажа! - Анжелина удивилась наивности девчонок, - ваш приятель разбился насмерть.
   - Ты никогда даже не слышала о Хранителях? Верно? - девочка впереди чуть наклонила голову и вопросительно подняла бровь. Вопрос был чисто риторическим и Сара не стала дожидаться ответа, - у тебя не получится убить Хранителя, просто выбросив его из окна. Да и вообще, - Сара сочувствующе пожала плечами, против хранителя у тебя нет шансов. Ты слишком молода.
   Последние слова сильно озадачили Анжелину, она-то не считала себя молодой.
   - И долго мы будем с ней беседовать? - нетерпеливый голос раздавшийся сверху удивил Анжелину, она успела позабыть о том, что Хранителей двое.
   - А куда торопиться? - Сара пожала плечами и глянула в окно, - мы с тобой не вампиры, можем тут хоть всё утро проговорить, глядишь, узнаем что-нибудь новое.
   Анжелина тоже посмотрела в окно поверх плеча Сары, до рассвета было ещё очень далеко и она сочла, что тоже может не торопиться. Узнать что-нибудь новое и ей не помешает. Всё. Теперь её никто врасплох не застанет.
   - Почему это я слишком молода? Мне кажется, я старше вас обоих! - она спросила первое, что пришло в голову. Если честно, Анжелина с трудом представляла о чём вообще нужно спросить. А поговорить ужасно хотелось.
   - Не обольщайся, ты считаешь свой возраст с рождения? - не дожидаясь ответа, Моника продолжила. - когда тебя обратили в вампира, ты умерла, а затем родилась заново. Вот с этого момента и нужно считать. Так, давай прикинем, - Моника чуть сморщила носик притворяясь что ведёт сложные подсчёты. - Сейчас тебе не больше десяти лет! Я права?
   Анжелина изумлённо кивнула. Эти Хранители не переставали её удивлять.
   - Вы что следили за мной?
   - Не совсем, но... - Саре ужасно не хотелось говорить о газете, ей показалось, что это прозвучит глупо. И она поспешила сменить тему. - А для дикого вампира десять лет, это не просто мало, это вообще ничего!
   - Для дикого? - Анжелина вполне резонно решила, что раз зашла речь о диких вампирах, то есть и ещё какие-то. И она спросила прямо. - А какие есть ещё?
   Сара призадумалась. Да и Моника помалкивала. В их планы не входило читать этой вампирше курс лекций по вампиризму. Но в глазах Анжелины читался столь явный интерес, что Сара сжалилась и кратко изложила суть лекций профессора Гардемана. Дослушав до конца, Анжелина явно приуныла. Она-то считала себя очень сильной и умной, а оказывается, она стоит на самой низкой ступени. Но кое-что показалось Анжелине очень странным и, опасаясь подвоха, она переспросила.
   - А зачем вампирам целенаправленно кого-то обращать? - у самой Анжелины такого желания никогда не возникало.
   - Так мы никогда у вампиров об этом не спрашивали. - Сара равнодушно пожала плечами. - Мы вообще-то с ними не разговариваем. Просто находим и убиваем. - у неё это вышло так просто и буднично, что у Анжелины по спине побежали мурашки. Впервые за сегодняшнюю ночь а возможно и за всю прошедшую жизнь, ей стало как-то не по себе. После этого разговор расклеился. Все замолчали. Но нападать никто не спешил. Этот разговор породил между ними какую-то странную, никому в общем-то ненужную близость. Что-то чрезвычайно противоестественное, но в тоже время прочное. Неизвестно, сколько времени они могли простоять вот так на площадке, но Анжелине показалось, даже не показалось, нет она почувствовала тем, неизвестным нам, чувством, которое есть у каждого вампира, что приближается рассвет. Она обернулась и бросилась к двери. Моника упала ей в ноги, споткнувшись о неё, Анжелина всё-таки попала в квартиру, но захлопнуть дверь, перед настырными Хранителями не получилось. Вслед за ней в квартиру влетел огненный шар, чуть опалив волосы, он врезался в картину на стене и потух. Анжелина даже растерялась. Но всего лишь на мгновение. Да как они смеют! Наглые девчонки! До сегодняшнего дня всё было так прекрасно! Нет, Анжелина не собиралась терять, всё что имела! Это же надо, так заявить - находим и убиваем! Злость придала силы. Анжелина полоснула по лицу Моники когтями, благоразумно отклонившись в сторону, что бы капли крови не попали на кожу. Да только эти ухищрения были напрасными. Моника легко отклонилась и палицы вампирши рассекли воздух. Но сдаваться Анжелина не собиралась. Сделав обманное движение она повалила Монику на пол, совсем забыв о Саре. Она озлобленно рвала когтями тело не обращая внимание на обжигающую кровь. Сара подбежала к рычащей и воющей куче на полу и ухватив Анжелину за волосы отбросила вампиршу в сторону. Анжелина мгновенно вскочила на ноги. И тут в ней что-то изменилось. В груди стал подыматься чёрный густой туман. В глазах потемнело от злости. В голове как будто что-то щёлкнуло. Ей захотелось не просто убивать, даже снедающая жажда отступила на второй план. Анжелина бросилась в сторону Моники, по дороге успев отломать ножку от стула. Её движения были столь стремительны, что юные хранители не успевали за ней. А Анжелина не тратя время на раздумья всадила ножку стула в плечо Моники. Удар был настолько силён, что пробив тело насквозь, ножка вонзилась в стену, и Моника оказалась пришпиленной как муха. Кровь, брызнув из раны, опалила стены и наполнила воздух квартиры чуть солоноватым и каким-то липким ароматом. У Анжелины раздулись ноздри и из груди вырвался совсем звериный рык. Перестав обращать внимание на Монику она повернулась к Саре. И , схватив со стены опалённую картину, ударила Сару по голове. Полотно разорвалось и Сара оказалась в импровизированном воротнике. В другое время, она возможно посмеялась над своим видом. Но не сейчас. Она попыталась сорвать картину, одновременно уварачиваясь от ударов. Картина не сдавалась, Анжелина - тоже.
   Моника скосила глаза на плечо. Лучше бы ей не делать этого! К горлу подкатила тошнота. Мон плотно сжала зубы и схватила здоровой рукой за деревяшку, торчащую прямо из её плеча. Попыталась потянуть. Волна боли захлестнула всё тело, она совсем перестала чувствовать левую руку. Просто нет руки и всё тут! Деревяшка не сдвинулась с места. Моника закрыла глаза, судорожно сглотнула и дёрнула снова. Это нельзя назвать просто болью. Огонь, всепожирающий огонь охватил всю левую половину тела, в глазах потемнело, а кровь переставшая было течь, хлынула с новой силой. Но деревяшка немного сдвинулась и Моника почувствовала, что больше не прикована к стене. Она упала на колени и, не открывая глаза, дёрнула снова. Ножка выскочила из плеча и отлетела в сторону, а Моника упала навзничь. Не было сил шевельнуться. Страшно было вздохнуть. Казалось, вместе с воздухом в тело вонзаются тысячи ножей и рвут на части. Теплая вязкая жидкость впитывалась в одежду и вытекая уносила с собой последние силы. Немного полежав Моника перевернулась на спину. Заставила себя вспомнить простейшее заклинание и на правой ладони загорелся совсем маленький огненный шар. Этого должно хватить. Моника не стала тратить силы на то что бы посмотреть. Она приложила огненный шар к ране, надеясь остановить кровотечение.
   Сара яростно пыталась сорвать картину со своей шеи. Покуда ей это не удавалось. А Анжелина разошлась вовсю. Избивая юных Хранителей, она получала неизведанное до селе удовольствие. Ведь перед ней были не хлипкие людишки, а равные ей по силе маги. Она чувствовала запах их крови, чувствовала их силу и от восторга у неё кружилась голова. Мысль о собственном могуществе заползала в неё и наполняла сладостью. Анжелина наносила Саре удар за ударом, а та всё пыталась сорвать картину, которую Анжелина столь удачно на неё нацепила. Наконец , Саре удалось сломать раму. Не останавливаясь она швырнула в вампиршу энергоразрядом, но промахнулась. Тогда Сара просто прыгнула на Анжелину, пытаясь хотя бы ранить её куском рамы. Увернуться Анжелина не успела. Обломок рамы полоснул Анжелину по лицу и она хлебнула собственной крови. Падая, она смогла извернуться и ударить ногами Сару. Моника с трудом поднялась и подошла к упавшей вампирше, с края рукава капала темная густая кровь. У Анжелины от запаха закружилась голова и тут горячая капля упала ей на щёку. Мир взорвался! Всё вокруг потемнело а в ушах послышался гул. Анжелине показалось, что она горит в огне. И этой пытке не будет конца. Кое-как повернувшись она схватила за ногу стоящую над ней Хранительницу и с силой дернула. Послышавшийся хруст, пролил бальзам на истерзанную этим боем Анжелину. Моника поняла, что у неё сломана нога, только увидев торчащую кость. Боли она уже не чувствовала. Наверное какой-то винтик, отвечающий за чувство боли сломался. А может сказывалась потеря крови. Перед глазами плыли тёмные круги, стены кружились вокруг и полы раскачивались в разные стороны. Но боли, боли не было! Пожалуй эта мысль была последней. Мир ещё раз качнулся и пропал. Наступили тишина и покой. Сара поднялась с трудом. Но лежащая на полу Моника с белым, без единой кровинки лицом и торчащим осколком берцовой кости, придали ей второе дыхание. Анжелина поднималась с пола. Саре показалось что время замедлило свой бег. Она подняла свой верный осиновый коли сделала шаг навстречу Анжелине. Анжелина, стоящая к ней спиной, попыталась обернуться и не успела. Острый осиновый кол вонзился под левую лопатку и отшвырнул вампиршу за диван. Анжелина рухнула за спинку и затихла. Сара ещё постояла минуту, прислушиваясь и приходя в себя. Вокруг стояла тишина. Сара повернулась к Монике, пытаясь сообразить как лучше поступить. Она направилась было к выходу, думая привести Джесс прямо сюда. Но какая-то неясная мысль заставила её остановиться. По всему выходило, что придётся ей, Саре, нести Монику на руках. И по видимому это было наилучшим решением. У Сары закружилась голова, но времени на раздумья просто не было, Моника потеряла слишком много крови и каждая минута была на счету. Сара наклонилась и приподняла злосчастный обломок рамы. Наверное, сгодится. Соорудив шину для сломанной ноги, Сара приподняла подругу на руки. И чуть не упала сама. Она прислонилась к стене, подумав, что опусти она сейчас Монику на пол, то поднять её больше не сможет. Так опираясь на стену, она дошла до входной двери. Здесь пришлось остановиться на несколько секунд и передохнуть. С каждым шагом Моника становилась всё тяжелее и тяжелее. Перешагнув через порог, Сара стала спускаться, стараясь не отрывать спину от спасительной стены. Позже, Сара так и не могла вспомнить, как же она сумела спуститься вниз, но возле двери подъезда её уже поджидала Джесс. Сил на лечение у Джесс не было, но она понесла Монику. Сара шла следом, с трудом волоча ноги и держась за свитер Джесс.
   После ухода Сары прошло не меньше чем полчаса, когда дверь одной из комнат тихонько отворилась и в образовавшейся щели показался чей-то глаз. Спустя несколько мгновений дверь распахнулась полностью и обеспокоенная Кристина вышла в гостиную. Она спокойно обозревала разгромленную комнату, когда из-за дивана послышался шорох. Кристина метнулась на звук. Тот час на её лице появилась спокойная улыбка.
   - Ты жива! - Кристина попыталась вытащить Анжелину из-под дивана, но та резко пресекла её попытки.
   - Не тронь, меня, - голос был слабым и сиплым, - этот чёртов кол торчит возле самого сердца!
   - Ты не представляешь, - Кристина немного отодвинула диван и, протиснувшись в щель, присела на корточки рядом с подругой, - как я рада, что эта Хранительница промахнулась!
   - Она не промахнулась, - Анжелина невесело усмехнулась, - разве ты не помнишь, моя мать вечно кричала на каждом углу о моём больном сердце?
   - Но причём здесь это? - Кристина убрала волосы с лица Анжелины, раздумывая, что нужно сделать дальше.
   - Как причем? У меня сердце сдвинуто вправо, а не влево. Вот такой дефект! - и Анжелина вновь криво улыбнулась, а затем без перехода добавила, - Мне нужна кровь.
   Кристина понимающе кивнула и на минуту задумалась. Затем кивнула самой себе с видом человека, принимающего тяжелое, но неизбежное решение. Она поднялась с колен, раздраженно толкнула диван и, расширив тем самым проход, направилась к телефону. Номер она помнила наизусть.
   - Привет, Розалин! - она кивнула головой в ответ невидимому собеседнику.
   - Да, да приходили. - Кристина сказала это спокойно и сразу перешла к делу, - ты не могла бы помочь мне убраться. Здесь всё переломано, я просто не знаю с чего начать.
   - Конечно, я подожду.
   Она спокойно положила трубку и повернулась в сторону дивана:
   - Она придет через час. - Крис даже не стала уточнять кто придёт. А Анжелину имя обеда никогда и не интересовало. - Я пойду собирать вещи.
   - Зачем? - Анжелина удивилась, обычно все решения принимала она.
   - Нам нельзя здесь оставаться, до вечера посидим в подвале.
   И Анжелина согласилась со всем, что предложила Кристина. Так неожиданно их роли поменялись.
  
   15
   - Я люблю тебя, Алекс! Не уезжай, останься со мною. - Джонни провёл рукой по своим взъерошенным волосам, не отводя взгляда от Александры, - Мы можем вместе работать здесь. Поверь, из тебя выйдет прекрасный преподаватель.
   - Но я уже пообещала Селии поехать с ней. - Алекс была неумолима, - Поверь, Джонни, я тоже очень тебя люблю. Но прежде, чем учить других, мне бы хотелось увидеть мир. Узнать побольше о вампирах. Все эти учебные бои оставляют у меня ощущение чего-то ненастоящего, незаконченного. Отсюда, из замка, мы выслеживаем и убиваем лишь новообращённых дичков. А истинные вампиры, где они? Пусть даже не истинные, но хотя бы дикие постарше!
   Джонни удручённо молчал. Он вполне признавал правоту Александры. Но сама мысль о разлуке с ней навевала на него тоску. Стойкое ощущение, что он видит её в последний раз, поселилось в душе Джонни. И он ещё крепче сжал руку Алекс.
   - Алекс, останься, хотя бы ненадолго. Не уезжай сейчас, со всеми. Куда ты торопишься? Я позвоню своим друзьям, постараюсь найти тебе квартиру, работу. Ты же едешь в никуда!
   - Ну, что ты, Джонни, - Александра улыбнулась, и, протянув руку, погладила Джонни по щеке. - Вовсе я не уезжаю в никуда. Жить я буду вместе с Селией, ей в наследство от бабушки досталась небольшая квартира. Да и работу я уже нашла. - И она счастливо засмеялась, гордясь своей самостоятельностью.
   - И где? Где ты будешь работать? В охране или... - Джонни побледнел. Он прекрасно понимал, что ни один человек не сравнится с Алекс в физической силе, а шальная пуля не пробьёт магический щит. Но там, в большом мире её будут окружать и другие мужчины. Мысль о том, что Алекс полюбит другого, сжала его сердце.
   - А вот и не угадал! - Алекс выглядела очень довольной и счастливой, - я буду работать в библиотеке. Точнее в архиве при библиотеке. Эту мысль мне подала Селия, а Стелла помогла устроиться.
   - В библиотеке? Но ты же боевой маг! Ты очень сильный Хранитель, ты что же, собираешься похоронить свой дар в книжной пыли?! - от ревности Джонни не осталось и следа.
   - Конечно, нет! Я буду ходить в спортзал, кроме того, Джесс и Гарри будут жить неподалёку. Они купили домик на окраине города. Я уже договорилась с Гарри о спаррингах. Джесс не возражает. - Алекс поправила выбившуюся прядку волос и мечтательно улыбнулась, - А в архиве я помимо основной работы буду собирать информацию о вампирах. Понимаешь, ведь об истинных вампирах, кроме самого факта их существования, нам ничего не известно. Если честно, я опросила всех, кто живёт здесь, в замке. И знаешь, что странно? - Джонни внимательно слушал, - Никто, понимаешь, никто и никогда не видел истинного вампира.
   - Может они вымерли? - Джонни сам удивился дерзости своего предположения.
   - Нет, - Алекс вскинула голову и в её глазах сверкнул вызов, - Они прячутся, я уверенна, они просто затаились. Но мы сделаем всё, что бы разрушить их маскарад. Мы, Хранители, забыли о своём предназначении. Мы призваны, что бы уничтожать вампиров, а чем мы сейчас занимаемся? - устами Алекс, казалось, говорила сама Юность. Дерзкая, не признающая никаких компромиссов, та Юность, у ног которой все сокровища мира. Та Юность, над которой даже время не имеет власти.
   - Алекс, ты слишком резка, - пламенная речь Александры произвела на Джонни далеко неоднозначное впечатление. Он устыдился и возмутился одновременно. - Наши исследования внесли неоспоримый вклад в науку. А скольким людям мы спасли жизнь!?
   - Пустое, - Алекс махнула рукой, как бы отгоняя назойливую муху, - Работая в лабораториях, наши маги должны изобретать противоядие от вампирского укуса, а не вакцину от гриппа. А боевые маги? Мы растрачиваем свою жизнь, гоняясь за преступниками и охраняя никому не нужные объекты. А в это время вампиры сосут кровь и усмехаются, наблюдая за нами. - Александра просто пылала праведным гневом.
   - И что же ты собираешься делать? Каким образом ты собираешься искать их?
   - Вот, посмотри, - Алекс сняла с плеча сумочку и достала оттуда пожелтевшую газетную вырезку. - В придорожном мотеле произошла резня. Погибло четыре человека, пятый сошёл с ума. Мужчина, снявший домик, исчез. Полиция так и не смогла найти его.
   - И какое это имеет отношение к нашему разговору? - Джонни выглядел недоумённым, но вырезку из рук Алекс взял, и стал внимательно рассматривать снимок, помещённый сбоку от статьи.
   - Вампиры оставляют следы! Посмотри вот здесь, повнимательнее, - Алекс показала изящным пальчиком в угол снимка, - если честно, мне пришлось взять лупу, что бы разглядеть. Вот здесь, на шее два пятна. Кстати, насколько я поняла из статьи, один из трупов полностью обескровлен. И я уверенна, обескровлен именно этот труп.
   - А эти два пятна след от укуса, что же, думаю, ты права. - Джонни удовлетворённо кивнул. Интерес учёного, проснувшийся в нём, заглушил остальные чувства. - Ты уже разработала план? И где ты взяла эту вырезку?
   - В газету была завёрнута обувь нашего повара. - Она махнула рукой, - Это отдельная история, и она не имеет ничего общего с вампирами. А наш план очень прост. Мы изучим всё о людях, пропавших без вести, и об обескровленных трупах со следами укуса на шее.
   - Это не так просто, как ты думаешь, - Джонни хотел помочь Алекс, - никто не даст вам такую информацию.
   - Конечно. Только, видишь ли, Гарри устроился на работу в местное отделение полиции, а Джесс..., догадайся, где будет работать Джесс? - Алекс хитро прищурила глаза.
   - В больнице! - Джонни был уверен, что он не ошибся.
   - А вот и нет, в больнице будет работать Селия, а Джесс у нас при морге. Сара работает секретарём в мэрии, Моника - помощник редактора местной газеты, Майкл - визажист в похоронном бюро, Джек - в охранной фирме.
   - Подожди, подожди, ты, что всех забираешь с собой? Да вас сразу засекут. От вашей магии весь город заискрится! - Джонни внезапно понял, что Алекс не шутит, и действительно собирается посветить свою жизнь битве с вампирами. И, с нахлынувшей грустью осознал, что в её планах не нашлось для него места.
   - Мы всё продумали, Джонни. Я не сама придумала этот план. Мы все его разрабатывали. - Алекс через плечо Джонни увидела, что все уже собрались, ждут только её. - Понимаешь, мы расползёмся по этому городку и затихнем. Никакого шума. Будем вести себя тише воды, ниже травы. Мы уже разделили город на четыре части...
   - А почему именно этот город, почему именно он? - Джонни попытался найти брешь в её рассуждениях.
   - Боюсь, причина покажется тебе смешной. Просто именно там находится квартира, доставшаяся Селии в наследство.
   - Что?! - Джонни просто задохнулся от возмущения. - Вы едите туда просто потому, что там, у одного из вас есть квартира?
   - Знаешь, этот повод ничем не хуже остальных. У нас нет никаких данных о проживании вампиров, а этот маленький тихий городок ничем не отличается от других городков. Мы просто начнём с него. - Алекс безразлично пожала плечами.
   - А если ничего не найдёте?
   - Ну что же, отрицательный результат - тоже результат. Убедимся, что там всё чисто и двинем дальше. Мы прочешем все городки и сёла. Мы будем искать, и, я знаю, обязательно найдём. А теперь, извини. Мне пора ехать. Все уже ждут. Не скучай, Джонни! Я буду писать и звонить. Пойми, пусть вампиры пока не знают об этом, но у нас с ними война. И в этой войне нет места для жалости и колебаний. - крепко обняв и поцеловав Джонни на прощание, Алекс убежала.
   14
   Алекс сидела в баре и пила кофе. Бар находился недалеко от дома, и Александра часто приходила сюда. Вот уже два месяца они жили в этом чудном тихом городке. И постепенно все они начали приходить к выводу, что истинных вампиров здесь нет. Алекс с энтузиазмом изучала все документы в архиве но пока ничего интересного не попадалось. Селия работала в больнице, и дел у неё было по горло, но ничего, связанного с вампирами. Вот и сегодня, она вновь убежала на дежурство, оставив Алекс скучать одну. Побродив по пустым комнатам, Алекс сняла с полки одну из книг. Но читать не смогла. Ей не сиделось на месте. Соседка, проживающая в квартире напротив очень нравилась Алекс, она познакомилась с Марго буквально на следующий день после приезда. Но и та сегодня побежала на свидание.
   В общем зале царил полумрак. Маленькие красные абажуры, висевшие над каждым столиком, создавали уютную атмосферу. Гарри и Джесс уехали на конференцию, и Алекс ужасно скучала. Она села в уголке за самый дальний столик и наблюдала за входящими людьми. Алекс играла сама с собой, пытаясь угадать, чем же занимается каждый входящий в кафе. Вот эта девушка с точёной фигуркой в строгом деловом костюме, на носу очки в роговой оправе, волосы стянуты с узелок, глаза слегка покраснели, наверняка долго сидела за компьютером. Ага, бармен поприветствовал её как старую знакомую, значит ходит сюда часто. Делаем вывод, работает в банке напротив. Алекс усмехнулась сама себе. Она немного слукавила. Ну, может не немного. Не далее, как вчера, эта девушка выписывала дорожные чеки для Джесс. Алекс вздохнула, предстоял тоскливый вечер возле телевизора. Селия всю неделю работала в ночную смену и вечерами Алекс была предоставлена сама себе. Алекс очень любила Селию, но на улице была такая замечательная погода. Подняв глаза от чашки, Алекс увидела молодого человека, улыбавшегося ей от барной стойки. Синие глаза, окаймлённые густыми чёрными ресницами, притягивали к себе. Светлые волосы падали на лоб, но их истинный цвет терялся в сумраке бара.
   Джеймс взял чашку кофе и осмотрелся в поисках свободного столика. Его взгляд наткнулся на девушку, сидевшую в дальнем углу. Она сосредоточенно пила кофе и, казалось, разговаривала сама с собой. Девушка подняла голову и, увидев огромные зелёные глаза, Джеймс невольно улыбнулся.
   - Вы не против? - Джеймс поставил капучино на столик. Алекс кивнула, отметив про себя, какая обаятельная у него улыбка.
   - Джеймс, - он протянул руку с длинными тонкими пальцами.
   - Александра, - она чуть привстала, пожимая ему руку. Наверное, он музыкант, подумала Алекс, продолжая свою игру. Рука была прохладной, а пожатие энергичным. - Ты часто бываешь здесь?
   - Иногда, - Джеймс пожал плечами, - Мы живём недалеко отсюда. - Он улыбался Алекс как старой знакомой. Настроение у Джеймса было хорошим, домой он вовсе не спешил, а эта девушка была довольно-таки симпатичной. Неожиданно Джеймсу вспомнился подслушанный разговор между Хильдой и Вампириусом. А интересно всё-таки было бы узнать, что же из себя представляет любовь, о которой они говорили. Может просто расспросить эту новую знакомую? Да, нет, неудобно как-то, только познакомились, а он уже с расспросами, может потом.
   Алекс уже допила свой кофе, и теперь не знала, как поступить, вежливо попрощаться или заказать ещё чашку. Вспомнив о телевизоре, она сделала знак бармену. Подождав пока тот поставит чашку, Алекс посмотрела в глаза Джеймсу. Ей никогда не доводилось видеть глаза такого цвета. Они просто завораживали. Поняв, что бесцеремонно разглядывает Джеймса, Алекс смутилась и покраснела.
   - Мы? - Алекс попыталась загладить неловкую паузу.
   - Я, старшая сестра и два младших брата, - Интересно, что сказала бы Хильда, узнав об этом. Эта мысль ничуть не смутила Джеймса. Он не собирался рассказывать Хильде об этом знакомстве. Ведь Алекс была первой девушкой, с которой он познакомился за последние сто тридцать лет. Ну не считать же за знакомых тех, чью кровь он пил! Нет, то были просто обеды. Алекс другое дело, с ней он собирался просто поболтать. В конце концов, он почти ничего не знает о людях!
   - А ты часто приходишь сюда? Почему я не видел тебя раньше, - Джеймс расспрашивал Алекс обо всём, что приходило ему в голову. Иногда его вопросы вызывали у неё смех, иногда она отвечала серьёзно. Алекс, в свою очередь задавала ему вопросы и с серьёзным видом выслушивала его. Джеймс был очень удивлён, когда подошел бармен и сказал им, что бар уже закрывается. Казалось, они только начали разговор. Неловко поднявшись, он предложил Александре проводить её.
   - Нет, нет, я сама дойду, здесь совсем недалеко.- Алекс было немного не по себе. Этот парень настолько понравился ей, что она чувствовала вину перед Джонни. В таких обстоятельствах он не должен провожать её. Джеймс был разочарован отказом Алекс, но постарался не подать вида.
   - Ты придёшь завтра сюда? - Он задержал руку Алекс в своей прохладной ладони и смотрел прямо в глаза. В конце вопроса его голос слегка дрогнул. Алекс кивнула и заторопилась прочь. Она чувствовала смятение. Что такого в том, что она проговорила с Джеймсом весь вечер! Ничего, Джонни ничуть не обидится. Почему же тогда у неё так колотится сердце? Может от кофе? Вбежав в дом, Алекс сразу пошла в свою комнату. Она побоялась, что, увидев её, Селия сразу обо всём догадается. Засыпая, Алекс думала о Джеймсе. Его глаза, его голос преследовали её всю ночь.
   Ноги сами понесли Джеймса за Алекс. Он оглядел дом, в который она вошла, и удивился, почему раньше не замечал его. Джеймсу понравился дом, ему понравилась улица, на которой стоял этот дом и деревья, которые росли здесь. Шелест листьев напоминал музыку, трава была шёлковой. Даже воздух был здесь лучше. Какой-то нежный, сладковатый, может, тому виной цветы, растущие на клумбе. А небо? Небо над домом пестрело миллиардами звёзд. И эти звёзды были необычайно яркими. Джеймсу казалось, что сейчас они светят только для него. Это была его ночь. Лишь для него пели птицы, лишь для него благоухали цветы. Сама природа склонялась к его ногам. Никогда жизнь не казалась Джеймсу настолько красочной и яркой. Джеймс ещё не осознал этого, но для него мир изменился, изменился навеки. Уже никогда ничего не будет по-прежнему. Рассвет забрезжил на востоке, а Джеймс всё стоял и смотрел на окна. И лишь когда первый луч солнца обжог кожу, Джеймс очнулся и побежал прочь.
   Хильда ждала его в прихожей. Джеймс посмотрел сквозь неё и молча прошёл в свою комнату. Сердце Хильды болезненно сжалось. Предчувствие катастрофы пульсировало в висках. А Джеймс думал лишь об Александре. Он лёг в кровать и уставился в потолок. Ему хотелось, что бы время бежало быстрее. Внезапно он вспомнил, как держал в руках её ладошку, такую горячую, полную жизни. А ведь он холодный! На лбу выступила испарина, впервые в жизни, Джеймс испугался. Вдруг Александра догадается, что он вампир. Только не сейчас, потом, он сам потом ей всё расскажет. Джеймс вскочил с кровати и заметался по комнате. Что делать?! Как же узнать, не слишком ли он бледен? Вспомнив о том, что лишь два дня назад он пил кровь, Джеймс немного успокоился и решил, перед тем как идти на встречу к Александре снова выпить крови. Он лёг на кровать и закрыл глаза. Сон не шёл к нему. Сердце ныло. Он думал о том, какое красивое имя - Александра. Может ему стоит покрасить волосы, вдруг она решит, что он слишком старый? Последняя мысль рассмешила Джеймса. Нет, красить волосы он не будет, просто расскажет, что поседел ещё ребёнком, потому, что его маму убили у него на глазах. И ведь это чистая правда. Он никогда не будет обманывать Алекс. Незаметно для себя, Джеймс уснул. Ему снилась Александра, танцующая для него.
   15
   Спускаясь по ступенькам, Джеймс задумался. Месяц после знакомства с Александрой пролетел незаметно. Они встречались каждый вечер. Иногда Джеймсу начинало казаться, что он знаком с нею всю жизнь. Он задумался над этим и удивился, как, как он мог жить без неё. Ему хотелось постоянно касаться её руки, слышать её голос. Совершенно неважно, о чём разговаривать, только бы она была рядом. Впервые в жизни его беспокоила собственная внешность. Вдруг Александра обратит внимание на его бледность. И хотя обычный обыватель не верит в вампиров, считая рассказы о них сказками, лучше заранее обезопасить себя. Для вампира существует единственный способ улучшить цвет лица и немного поднять температуру тела. Просто нужно выпить свежей крови. Раньше мысль об охоте воодушевила бы Джеймса, теперь она была излишней сложностью. Джеймс постоянно боялся встретиться с Алекс во время охоты. Джеймс задумался, было о том, что бы послать за добычей Мэтью, но почти сразу отмёл эту мысль. Мэтью и для себя то охотился с большим трудом. Так, стоя на пороге дома, Джеймс размышлял, как поступить. Его мысль блуждала вокруг охоты. Стремление вкусить свежей крови захватило Джеймса, это желание заполнило голову, давя на виски. Внезапно в паре кварталов от себя, Джеймс почувствовал парнишку, спешащего домой после школы. Джеймс даже услышал, как бьётся его сердце. И он захотел это сердце. Что-то произошло, парень изменил направление движения, теперь он шёл в сторону Джеймса. Всё ещё находясь в кровавом тумане, вампир закрыл глаза и, мысленным взором видя мальчика, позвал его "приди". Открыв глаза, Джеймс увидел нескладного белобрысого пацана, стоящего около ворот. Светлые глаза мальчишки смотрели прямо, ничего не видя перед собой. Руки безвольно повисли вдоль тела. В правой он по прежнему сжимал школьную сумку. Одежда мальчика была, пусть не богатой, но аккуратной. Но вампира не интересовала внешность его "обеда". Спустившись с крыльца, Джеймс направился к добыче, даже не успев удивиться. Он завёл мальчика во внутренний дворик и, не утруждая себя дальнейшей маскировкой, впился, мгновенно выросшими клыками, в добровольно подставленную шею. Ребёнок не шевелился, находясь в трансе. Уронив бездыханное тело на траву, Джеймс очнулся. Его мысли метались в смятении. Нет, не подумайте, что Джеймс ужаснулся содеянным. Волновало его совсем другое. Он уже опаздывал на свидание с Александрой. А ведь ещё надо было спрятать труп. Неожиданно из-за угла дома вышел Мэтью. Он был сильно бледен и очень спешил. Джеймс стремительно встал на пути Мэтью. Мэт, думающий лишь о свежей крови и никак не ожидавший увидеть Джеймса, не успел вовремя остановиться. Врезавшись в Джеймса, Мэт не на шутку испугался. Посмотрев на них со стороны, в любой драке вы поставили бы на Мэтью. Высокий, широкоплечий, с мышцами, которые перекатываются под кожей мощными валунами, Мэт производил неизгладимое впечатление. Джеймс, не уступая Мэтью в росте, был худым и жилистым. Да только ни один вампир, даже из числа прародителей, не рисковал выступать в открытую против Мрака. О его жестокости и магических способностях ходили легенды. И хотя большая часть слухов наверняка была преувеличена, никто не решался проверить способности Джеймса на собственной шкуре.
   - Куда торопишься, Мэт? - Джеймс улыбался, но клыки, которые он не спешил убирать, поблёскивая в солнечных лучах, придавали его улыбке какой-то зловещий оттенок.
   - Я на охоту, Мрак, - Мэт смущённо развёл руками.
   - Ты же вроде вчера ходил? - Джеймс удивился, может не он один пьёт кровь каждый день.
   - Не получилось, - Мэт старательно прятал глаза, стыдясь своей неудачи. Джеймс, запрокинув голову, громко захохотал. Не то, чтобы его радовала неудача Мэтью, просто уж очень смешно тот оправдывался. Посмотрев на дрожащие руки Мэтью, Джеймс справедливо решил, что сегодня его вновь ждёт неудача.
   - Могу помочь, - Джеймс решил ещё раз опробовать своё новое умение, - но, услуга за услугу.
   - Всё, что хочешь, Мрак! - Мэт искренне обрадовался предложению Джеймса.
   Джеймс закрыл глаза, на этот раз всё получилось намного быстрее, почти сразу он почувствовал биение чужого сердца. Слившись с ним, Джеймс позвал "приди". Спустя минуту, по асфальту застучали каблучки, и возле ворот остановилась молодая девушка с застывшим взглядом.
   - Вот и твой обед, Мэтью. - Джеймс, дурачась, отвесил низкий поклон. - Да, кстати, не забудь убрать трупы. - Кивнув на труп мальчика, лежащий под деревом, Джеймс, насвистывая, пошёл прочь.
   Ни он, ни тем более Мэтью, не заметили открытого окна на первом этаже. Стоя за плотной шторой, Семён не только всё видел, но и слышал.
   16
   Свет новой луны проникал в окно сквозь неплотно задёрнутые шторы, освещая небольшую комнату. Из мебели здесь была только кровать, стоящая возле окна. Всё остальное пространство занимал огромный ковёр с длинным, пружинящим ворсом. На кровати лежали двое. Мужчина внезапно пошевелился и открыл глаза. Он сел на кровати и недоумённо осмотрелся вокруг, как бы пытаясь вспомнить, где находится. Обострённым слухом он воспринимал звуки, доносящиеся из соседней комнаты. Там в колыбельке тихо сопел малыш. Повернув голову, мужчина увидел лежащую рядом женщину. Её длинные чёрные волосы разметались по подушке. Грудь мерно вздымалась. На открытой шее, в такт дыханию, пульсировала вена. Именно она привлекла внимание мужчины. Он с интересом вглядывался в каждый толчок. Он никак не мог понять, кто он и что здесь делает. Но эти вопросы отошли в сторону. Мир сузился до этой пульсирующей артерии. Внезапно ему стало холодно, он почувствовал, как заиндевели губы. К ногам как будто кто-то приложил огромный кусок льда. Пальцы на руках свело судорогой. Оторвав взгляд от шеи лежащей рядом женщины, он посмотрел на свои руки. И пожалел об этом. Пальцы приобрели жуткий голубой оттенок, ногти стали длиннее и заострились, напоминая когти хищной птицы. С трудом, повернув голову, он вновь посмотрел на шею женщины. Пульсирующая артерия успокаивала, и ему стало легче. Какой-то запах, исходящий от женщины поманил его. Она казалась такой желанной, такой тёплой. А ему было холодно, очень холодно. Руки и ноги стали тяжёлыми. Внезапно в голову пришла замечательная мысль. Ему нужно просто обнять эту женщину, и она согреет его. С большим трудом, передвинув непослушное тело, он обнял женщину, прижав ледяные губы к шее. Шея была обжигающе горячей и пахла чем-то солёным. Его губы согрелись, а рот наполнился слюной. На какое-то мгновение ему послышался скрежет и острые клыки раздвинули губы. Сердце женщины, бьющееся под его рукой, наполняло его жизнью, тело, дышащее жаром согревало. И несколько минут он пролежал так, не двигаясь, наслаждаясь этим теплом. Затем, не понимая зачем, слегка сдвинул губы. Клыки царапнули нежную кожу. Женщина вскрикнула и открыла глаза. Капля крови, выступив из царапины, стекла на язык. И мир вокруг взорвался. Не осталось ничего, лишь жажда. Ему хотелось пить, пить и пить. Чуть приподнявшись, он придавил женщину своим каменным телом, одной рукой он по-прежнему сжимал её грудь, а другую просунул под шею, зажав синими пальцами её рот. Она пыталась вырваться, он не обращая внимания на её бесполезные попытки, прижался губами к поцарапанной вене и прокусил её. Кровь густым, горячим потоком хлынула ему в рот. Он пил кровь и чувствовал, как жизнь возвращается в его тело. Женщина перестала сопротивляться и обмякла в его руках. Выпив последнюю каплю, он оттолкнул бездыханное тело. Он сел на кровати, спустив ноги на ковёр. Вновь посмотрел на свои руки. Они стали обычными. Когти, испугавшие его, исчезли. Синюшный оттенок сменился нежно розовым. Ну, может слегка бледноватым. Вспомнив о женщине, он оглянулся. Она лежала рядом. Её кожа уже приобрела трупный оттенок, ещё недавно его руки были такого же цвета. На подушке, возле плеча, виднелось несколько капель крови. Мужчина задержал на них свой взгляд. Он почувствовал, что вновь хочет пить, ногам стало холодно. Он поднялся и пошёл к двери, наверняка там, за дверью, он найдёт кого-нибудь, кто сможет заглушить его жажду. До двери осталось всего лишь пара шагов, когда его ноги подкосились, и мужчина упал навзничь. Ударившись головой об пол он внезапно вспомнил своё имя. Сэм, Сэм Джексон. Вслед за именем он вспомнил всё. Всё... Сэм с трудом перевернулся на спину. Ужасная боль пронзила тело. Чуть приподняв тяжёлую голову Сэм посмотрел на ноги. Они покрылись страшными язвами, большой палец правой ноги отвалился и лежал около кровати. Странно, но Сэм не помнил, как потерял его. За стеной заплакал ребёнок. Его сын. Там плакал его сын. Теперь Сэм знал, что за стеной плакал его малыш. Боль пульсировавшая в голове разрывала на части. Сэм застонал и попытался ползти, от неловкого движения отвалилась ступня. Но Сэм не обратил на это внимания. Боль усилилась и Сэм благословлял её. Эта боль не давала ему задуматься над тем, почему его жена не спешит успокоить сына. Эта боль утешала, она сулила покой и обещала благословение смерти. Тысячи иголок впились в тело, кожа то полыхала огнём, то дышала морозом. Но Сэм лишь крепче сжимал зубы.
   Наутро соседи, обеспокоенные непрекращающимся криком ребёнка, вызвали полицию
   17
   Хильда не могла уснуть, она всё порывалась пойти поговорить с Джеймсом. Увидев его в прихожей, она споткнулась. В глазах потемнело. Предсказание настигло её когда она меньше всего его ожидала. Джеймс умрёт. Она увидела, как он рассыпается в прах. Предвидение это жестокий дар. К тому же Хильда теперь не могла им управлять. Предвидение возникало внезапно, также внезапно проходило. Но теперь Хильда решила бороться, она хотя бы попытается изменить судьбу. Присев на кровать, Хильда задумалась. Раз она именно сегодня увидела смерть Джеймса, значит, именно сегодня случилось нечто, изменившее его судьбу. Следовательно, нужно узнать, как Джеймс провёл сегодняшний день. Подробно. Каждую минуту. Вот только захочет ли Джеймс рассказать? Что же делать? Может, ей только показалось, Хильда попыталась успокоить себя, но чем больше она думала, тем тревожнее было у неё на сердце. Для того, что бы как-то отвлечься от тревожных мыслей, Хильда решила почитать газету. Заголовок на первой странице сразу бросился ей в глаза. "Девонширские мясники". Странно, но ведь именно там работает Иван. Хильда ни на секунду не посчитала это простым совпадением. Значит, они что-то скрывают. Хильда задумалась. Ей не хотелось устраивать скандал и выяснять отношения, хотя эта парочка заслуживала хорошенькой взбучки. Нет, она конечно должна поставить их на место, только как это сделать без лишнего кровопролития? Внизу хлопнула входная дверь и Хильда решила действовать без промедления. Спускаясь вниз, она ещё с середины лестницы заметила, что пришёл Семён. Ну что ж, именно он всегда является заводилой, у Хильды в этом не было никаких сомнений, значит, первым будет расплачиваться. Она швырнула газетой в лицо Семёну и ледяным голосом потребовала объяснений. Семён стал утверждать, что ничего не знает и причём здесь он, если у Ивана на работе какие-то неполадки. Несчастные случаи бывают в любой лаборатории, от этого никто не застрахован. Хильда усмехнулась, видимо Вампириус их слишком разбаловал, а ещё упрекал её в мягкотелости! Ну что же сейчас она покажет этому наглецу, кто из них глава вампирского клана. Пусть даже этот клан состоит из семи вампиров! Хильда отвела назад руку и, прошептав слова заклятья, швырнула их в Семёна. Семен никогда не сталкивавшийся с магией прародителя, врезался в дверь и повис на ней в полуметре от пола. Он был шокирован и полностью деморализован.
   - Я жду ответа на свой вопрос. - Голос Хильды был холоднее льда. Глаза стали жёлтыми, лобные шишки набухли, нависая над бровями. Кожа приобрела синюшный оттенок, ногти превратились в длинные, слегка загнутые когти. Весь её вид говорил о готовности убивать. Спокойная уравновешенная Хильда исчезла, на Семёна смотрела разъярённая вампирша. Она спустилась с лестницы и теперь стояла напротив двери. Семен попытался, было что-то сказать, но горло издавало какие-то скребущие звуки ничем не напоминающие речь. Чуть поведя бровями, Хильда уронила его на пол. Даже не попытавшись встать в полный рост, оставаясь на коленях, Семён начал говорить. Он говорил быстро, сбиваясь и повторяя одно и тоже, боясь остановиться хотя бы на секунду.
   - Это вирус. Мы с Иваном давно над ним работали, - Хильда изогнула бровь, вампирские черты постепенно исчезали, уступая место прежнему облику. - Конечно, впервые об этом заговорил Вампириус. Именно он разработал принципы. Но всё равно большую часть работы проделали мы с Иваном. Иван устроился на работу. Через неделю мы запустили вирус вампиризма в систему очистки воздуха. Сначала всё шло по плану. Все кто находился в лаборатории на несколько секунд потеряли сознание. Это мы предвидели, вирус, внедряясь в кровь, вызывает в организме шок. Затем, когда сотрудники пришли в себя, Иван предложил включить резервную систему очистки воздуха. Якобы основная не справилась и в результате кислородного голодания и наблюдалась массовая потеря сознания. Как это ни странно сделали, так как предложил Иван. Первый этап прошёл успешно, и мы расслабились. Кто же мог предположить, что зав. лабораторией расскажет обо всём случившемся своему другу. И уже никак мы не могли предположить, что этот друг окажется журналистом! - Хильда прошла в глубь коридора за креслом. Она поставила его около лестницы и кивнула Семену:
   - Продолжай, твой рассказ заинтриговал меня. - Она махнула рукой, разрешая Семену подняться с колен.
   - Да я уже почти всё рассказал. Остальное, - Семен обречённо взмахнул рукой, - сплошная неудача. Через три недели, в новолуние, все находившиеся в лаборатории должны были обратиться в вампиров. Мы с Иваном ждали их на кладбище, но никто так и не пришёл.
   - Что же произошло? - Хильда поёрзала на кресле, устраиваясь поудобнее, разговор обещал быть долгим.
   - Не знаю. Иван наблюдал за ними каждый день в течение этих трёх недель, всё было правильно. Примерно через неделю, как мы и предвидели, всем начались сниться кошмары, у двоих упала температура почти до тридцати пяти градусов. Иван, как бы вскользь сообщил, что в прошлом году переболел гриппом, с точно такими же симптомами. Посоветовал всем вместо таблеток гематоген, по одной плитке два раза в день. Насколько мне известно, они все его послушались и жевали гематоген.
   - Я всё равно ничего не понимаю! В газете говорится о кровавой трагедии, а послушать тебя, так просто небольшие ночные кошмары, излечиваемые гематогеном! - Хильда вновь начала злиться, этот разговор вызывал в ней дурные предчувствия. Может всё дело в Джеймсе? Вернее в том, что его проблемы совпали с проблемой этих горе-химиков?
   - Видишь ли... - Семён замялся, не зная как продолжить свой рассказ, а Хильда, не мигая, смотрела на него. И этот взгляд лишал его последних остатков храбрости. Судорожно сглотнув, он всё-таки продолжил. - Каждый из них проснулся среди ночи и напал на того, кто спал рядом. Люсинда жила одна. Так она выбила дверь у соседей и на глазах у миссис Калас вскрыла вены её мужу и успела выпить всю кровь до приезда полиции.
   - Её арестовали? - Хильда подумала о том, как лучше поступить, убить этих двух дураков или отправить их на время куда-нибудь подальше.
   - Нет, не успели. Выпив кровь, она начала дико кричать. По телу проступили язвы. Когда приехала полиция, её тело полностью разложилось. С остальными произошло почти то же самое.
   - Семён, - Хильда не кричала, напротив, она говорила очень тихо и поэтому её слова прозвучали зловеще, - вы хотя бы понимаете, что разожгли сигнальный огонь для Хранителей. Нам столько времени удавалось скрывать своё существование! Представляю, что у них сейчас творится.
   18
   У магов не творилось ничего из ряда вон выходящего. Просто ребята наконец получили подтверждение всем своим невероятным теориям. И стали действовать согласно давно разработанному плану. Никакой паники, никаких поспешных действий. Гарри и Джесс мгновенно собрали необходимые вещи. Поездка предполагалась недолгой. Только разведка. Не высовываться. Никакой магии. Попрощаться и уточнить планы собрались в доме у Майкла и Джека. Именно здесь была их неофициальная "штаб-квартира". Дом был очень маленьким и состоял всего лишь из трёх комнат. Две крохотные спаленки и комната побольше. Именно в этой комнате, которая была одновременно и гостиной и кухней, собрались юные маги. Стульев на всех не хватило, поэтому ребята сидели просто на полу. Все ужасно волновались. Хотя чего либо такого ждали уже давно, действительность превзошла все ожидания.
   - Главное, не высовывайтесь, - Майкл повторил эту фразу уже в третий раз. От волнения он не мог усидеть на месте, вскочил и начал мерить комнату шагами.
   - Вот, - Джесс полезла в сумочку и вытащила оттуда небольшой лист бумаги. - Мы всё приготовили. Местного патологоанатома пригласили на курсы по повышению квалификации, которые проходят в Лондоне. А я эту неделю буду его замещать. На всякий случай у меня будет крест Александры.
   - А Гарри? - Джек задал свой вопрос не вставая с пола. Его непослушные волосы завивались мелкими кудряшками, ничуть не изменившись с детства. Но серьёзный взгляд раскосых карих глаз делал его старше.
   - А что я? У меня отпуск, приехал с женой. - Гарри ответил сразу, как будто ожидал именно этого вопроса. Он остался таким же весёлым и жизнерадостным. Гарри был пожизненным оптимистом. - Она постоянно на работе. Мне стало скучно, так почему бы не зайти в участок, поболтать? Или даже просто посидеть в баре, просто послушать местные сплетни?
   - Звучит всё вроде гладко, - Джек взъерошил волосы, пытаясь найти проколы в плане. - Как вы думаете? - вопрос был обращён ко всем, но посмотрел Джек почему-то на Алекс.
   - Городок очень маленький, - Александра говорила не торопясь, раздумывая над каждым словом, - поэтому случай в лаборатории должен быть событием городского масштаба. Уверенна там его обсуждают на каждом углу. Так что думается, никого не удивит то, что Гарри расспрашивает об этом. - Она ещё немного подумала и добавила, - Всё выглядит вполне естественно.
   - Может, лучше поехать мне? - Моника в который раз попыталась обратить внимание на себя. - Всё-таки я журналист, любопытный журналист ни у кого не вызовет подозрения.
   - Мы уже это обсуждали, Мон. Одной ехать опасно, а послать кого-либо из нас с тобой нереально. К тому же у Джесс гораздо больше шансов обнаружить что-либо. Да и Гарри, разговаривая с коллегами нароет массу материала. - Сара не могла понять, почему Моника не замечает столь очевидных вещей. - Да не расстраивайся ты так, мы же все работаем. А без тебя мы могли пропустить эту статью вообще. Понимаешь как важно, что бы ты постоянно была здесь, на своём рабочем месте?!
   - Сара, в тебе умер великий дипломат, - Моника заулыбалась и повернулась к Селии, - Ты сегодня такая молчаливая, что случилось?
   - Ничего страшного, - Селия через силу улыбнулась, но все вдруг обратили внимание, что она необычно бледна. - просто последнее время плохо сплю, постоянно снятся кошмары.
   - Почему же ты ничего не говорила раньше, - Алекс села поближе и обняла Селию, - Пусть Джесс посмотрит, что с тобой. - Александра встревожено посмотрела на Джесс.
   - Нет, нет, не надо. Мне кажется я просто устала. Высплюсь и всё пройдёт. Пусть Джесс не тратит на меня силы, они ей ещё пригодятся.
   - Но Селия, - Джесс рассмеялась. Выйдя замуж, она расцвела, как то разом превратившись в необычайно красивую женщину. - Я не потрачу на твой осмотр много сил, тем более, что у меня крест Алекс. Да и потраченные силы я восстановлю практически мгновенно. А вот если я уеду не осмотрев тебя, то буду постоянно беспокоиться и волноваться. Думаешь, это принесёт больше пользы?
   Джессика наклонилась и взяла ладони Селии в свои руки. Ребята замолчали ожидая решения Джесс. Селию любили все. И если Алекс была несомненным лидером, заводилой, дерзкой решительной и иногда даже бесшабашной, то Селия была её прямой противоположностью. Несмотря на столь разительные отличия, они дружили ещё со школы и прекрасно ладили, понимая друг друга практически без слов. Селия для всех друзей была младшей сестрой, и в то же время, именно ей поверялись все сердечные тайны. Неудивительно, что недомогание Селии насторожило и обеспокоило всех без исключения, а Майкл даже побледнел от волнения.
   - Ничего страшного, это действительно переутомление, - слова Джесс вызвали дружный вздох облегчения. - Я сниму усталость, но всё-таки, тебе нужно больше отдыхать. А вот что делать с кошмарами, не знаю. Приеду и мы вместе поищем выход. Или позвони Джонни, посоветуйся с ним. Может это новая грань твоего дара, и они о чём-то предупреждают? Не пренебрегай моим советом, ведь очень многого о своих талантах мы просто не знаем. Обещаешь? - Посвежевшая Селия торопливо кивнула.
   - Нам уже пора, - Гарри пожал руки Майклу и Джеку, обнял девушек и, подхватив сумки, остановился около двери, ожидая Джесс.
   Джесс, попрощавшись со всеми направилась было к выходу, как вдруг её пронзила острая боль и предчувствие чего-то ужасного наполнило душу. Она споткнулась ошеломлённая странной мыслью. На какое-то мгновение ей показалось, что они больше никогда не встретятся вот так все вместе, в одной комнате. Джесс выпрямилась и оглянулась, стараясь запомнить всех и одновременно прощаясь с каждым в отдельности. Она вглядывалась в знакомые лица и постепенно успокоилась. Минутное наваждение прошло, Джесс улыбнулась Гарри и отсутствовать они будут всего на одну неделю. Ну что такого страшного может случиться за одну неделю?!
   19
   Взяв капучино, Марго оглянулась в поисках свободного столика. Этот бар ей определённо не понравился, слишком тёмный и мрачный. Марго любила рестораны, залитые светом, где безупречно вышколенные официанты, исполняли любой её каприз. Но Чарльз предпочитал именно такие тёмные и мрачные бары. Он потакал всем её капризам, покупал дорогие подарки и Марго смирилась с дешёвыми забегаловками, в которых так любил бывать Чарльз. Но сегодня он опаздывал, а сидеть одна возле бара Марго не хотела. Как назло все столики поблизости были заняты. Растерявшись, Марго с чашкой в руках остановилась посреди залы, беспомощно оглядываясь по сторонам. В глубине бара Марго увидела Алекс, и направилась к ней. Во всём зале стоял полумрак, и Марго шла осторожно, боясь столкнуться с кем либо. Слишком поздно она заметила, что за столиком Алекс сидит не одна. Отступать было поздно, Алекс уже махала ей рукой. И немного поколебавшись, Марго продолжила путь. Подойдя к столику Алекс, и увидев её кавалера, Марго стушевалась ещё больше. Она мгновенно узнала Джеймса, сидевшего в самом углу. Не зная как поступить, Марго просто стояла возле стола с чашкой капучино в руках.
   - Что же ты стоишь, присаживайся, Марго. - Голос Александры, в котором проскальзывали нотки смеха, приободрил Марго. И вздохнув, она села рядом с Джеймсом, лицом к залу.
   - Я ненадолго, - Марго упорно смотрела в чашку, не поднимая глаз. - Сейчас подойдёт мой парень, мы договорились встретиться тут, но он опаздывает. - Она покраснела и старалась не смотреть на Джеймса, совершенно не представляя, как вести себя дальше.
   - Что с тобой случилось, я тебя просто не узнаю! - Александра смотрела на Марго, в голосе слышалась озабоченность. Повернувшись к Джеймсу, Алекс догадалась, - О, ты не помешала нам, познакомься, это Джеймс.
   - Мы знакомы, я... - договорить Марго не успела, она увидела вошедшего Чарльза и привстала, боясь, что он не сможет её разглядеть. Но Чарльз сразу увидел Марго, сидящую за одним столиком с красивой русоволосой девушкой. За столиком сидел ещё кто-то, но в углу было настолько темно, что даже Чарльз смог разглядеть лишь силуэт мужчины. Он бодро направился к столику и присев, попросил:
   - Познакомь меня со своими друзьями, милая.
   - Джеймс, - Джеймс приподнялся и протянул руку через стол. От неожиданности Чарльз вздрогнул, но протянутую руку пожал. - Это твой приятель, с которым у тебя свидание? - Джеймс повернулся к Марго. Обстановка за столом накалилась. Марго покраснела. Она никак не могла понять, что происходит. Алекс тоже почувствовала неладное, приятель Марго показался ей чересчур бледным и она спросила:
   - Вы давно встречаетесь? - Александра улыбнулась, и постаралась смягчить голос, что бы вопрос прозвучал не резко. Чарльз открыл, было, рот, но Марго перебила его:
   - Два года, - ей показалось, что Чарльз хочет что-то добавить, но он лишь кивнул головой, не сводя глаз с Джеймса.
   Два года, ответ вполне успокоил Александру. Наверное, показалось. Жаль, что крестик увезла Джесс, с ним как-то спокойнее. А так парень просто слегка бледный, а она уже подозревает его. Решив этот вопрос для себя, Александра решила разобраться со всем остальным.
   - Джеймс, ты, что так уставился на Чарльза, это просто неприлично. - Алекс решила слегка разрядить обстановку. - Давайте закажем ещё по чашечке кофе, у нас будет двойное свидание, это так романтично. - Александра улыбнулась Джеймсу, и он не смог устоять перед её улыбкой. Улыбнувшись в ответ, Джеймс подозвал официанта. Сперва перебросились парой фраз, затем Чарльз рассказал бородатый, но очень смешной анекдот. Так слегка поскрипывая потек неспешный вечер. И Чарльз, и Джеймс делали вид, что видят друг друга впервые. Но так продолжалось до тех пор, пока девушки не вышли припудрить носики.
   - Значит, ты встречаешься с нашей секретаршей?! - Глаза Джеймса мгновенно поменяли цвет, и игнорировать столь явную угрозу не стал бы и последний дурак. К тому же ходили слухи, что Мрак силён в магии. Проверять эти утверждения на своей шкуре Чарльз не собирался. Как можно спокойнее он ответил:
   - Мы просто встречаемся, я не собираюсь причинять её вред. Мои действия не противоречат соглашению.
   - О чём ты говоришь, вы просто встречаетесь два года. Потом будете встречаться ещё два года, а потом она заметит, что ты не меняешься, не стареешь вместе с ней. Что ты можешь предложить ей, Чарльз? Лучшие годы её жизни уйдут на свидания с тобой, она потеряет время. Остановись, пока не поздно, одумайся. - Джеймс разгорячился, ему стало безумно жаль эту дурочку, связавшуюся с вампиром.
   - А о чём думаешь ты, Мрак? Когда это ты начал заботиться о "никчемных людишках, годящихся лишь на обед"? И если меня не обманывают глаза, у тебя тоже здесь свидание?! Чем ты отличаешься от меня? - Чарльз говорил и сам себе не верил, он упрекает Седого Мрака! Ну и пусть, никто не запретит ему встречаться с Марго.
   - Я могу предложить Александре стать одной из нас. - Голосом Джеймса можно было заморозить Индийский океан.
   - А я не могу предложить это Марго? - Чарльз задал вопрос и тут же, мысленно упрекнул себя за глупость. Ответ Джеймса не заставил себя ждать. - Всё правильно, иначе ты нарушишь соглашение, твой разорённый клан никогда не простит тебя. Вампир одиночка не сможет долго прожить в этом жестоком мире, - В голосе Джеймса слышалась издёвка.
   - К чёрту ваше соглашение, и плевать я хотел на твои угрозы, Мрак! - Чарльз почти сорвался на крик. В пылу спора они не заметили, как вернулись девушки.
   - Мрак? - Александра, услышавшая последнее слово, вопросительно переводила взгляд с Чарльза на Джеймса. Марго, подошедшая вслед за нею, взяла Чарльза за руку.
   Чарльз повернулся к Александре и открыл рот, что бы ответить. В мгновение ока Джеймс представил, что Чарльз расскажет Александре. Он не мог этого допустить. Глядя Чарльзу в глаза, Джеймс перебил его:
   - Здесь слишком темно, просто мрак. У Чарльза разболелась голова, пойдёмте на улицу, там свежий воздух, - затем, не сводя взгляда с Чарльза, медленно, выделяя каждое слово, произнёс, - Я МОГУ ПОМОЧЬ.
   Чарльз, мгновенно понявший, о какой помощи говорит Мрак, проглотил свою обличительную речь. По дороге к дому все молчали. Александра никак не могла разобраться в своих ощущениях, что-то тревожило её. Какое-то слово, может быть жест. Марго, поверившая в головную боль Чарльза, молчала, что бы не тревожить его. Джеймс обдумывал своё неосторожное обещание, несколько раз прокручивая сложившуюся ситуацию. Лишь Чарльз шёл спокойно, просто наслаждаясь тихим вечером. Все свои заботы он просто переложил на Мрака. Он адвокат, а уж юрист всегда найдёт лазейку в любом договоре. Простившись с девушками, вампиры вместе пошли по улице. Александра, проводив их взглядом, вздохнула с облегчением, увидев, что они идут, мирно беседуя. Значит, ей показалось, что они поругались.
   - И как же ты можешь мне помочь? - В голосе Чарльза не было и тени сомнения. Раз уж Мрак сказал, что поможет, значит поможет. Просто интересно знать, как. - Соглашение подписывали прародители всех кланов.
   - Нет, - голос Джеймса был слегка охрипшим, видимо слова довались ему с трудом. - Вампириус не подписывал соглашения.
   - Что? - Такая мысль никогда не приходила в голову Чарльза. - Но ведь...
   - Мы заинтересованная сторона, поэтому никому не пришло в голову, что наш клан тоже должен подписать соглашение. Понимаешь? Мы заинтересованы в том, что бы наши люди чувствовали себя в безопасности. Кстати, обратить её можно лишь добровольно. Она сама должна попросить Хильду.
   - Но тогда она будет принадлежать к вашему клану.
   - Смирись.
   20
   Перепрыгивая через две ступеньки, Джеймс побежал на чердак. Где-то там они побросали сундуки Вампириуса. Джеймс боялся, что не сможет найти нужные записи. Довёл ли тот своё исследование до конца? Или история о ребёнке вампира показалась ему неинтересной? Джеймс помнил, как сам смеялся над нею. Вбежав на площадку, Джеймс остановился. Руки дрожали так, что он не мог попасть ключом в скважину. Немного успокоившись, открыл дверь и вошёл в комнату на чердаке. Небольшая каморка была заставлена сундуками. Джеймс задумался. Где искать нужное? А затем решил проверять все сундуки по порядку. В первом были какие-то чашки, горшки, пучки засушенной травы. Джеймс закрыл крышку и вытащил сундук на площадку. Лишь в четвёртом сундуке нашлись книги. В пятом тоже. И в шестом, и в седьмом... Книгами, тетрадями, свитками было забито не менее десяти сундуков. Джеймс растерялся. На поиски нужной информации уйдут годы. А время, ранее относившееся к нему снисходительно, теперь стало врагом.
   - Ты что-то ищешь? - От неожиданности Джеймс подпрыгнул, рядом, ухмыляясь, стоял Семён. Он сложил руки на груди и облокотился на открытую дверь.
   - Я не слышал, как ты подошёл, и вообще, то, что я ищу, тебя не касается.- С этими словами, Джеймс возвратился к поиску. Семен некоторое время молча наблюдал за Джеймсом, а затем, не выдержав, произнёс:
   - Все книги и свитки складывал я, между прочим. Кстати последние пятьдесят лет именно я подбирал документы для Вампириуса. По архивам и библиотекам ходил тоже я. Без моей помощи ты будешь искать нужное ближайшие сто лет. Кстати, ты можешь просто не заметить нужный документ. - Джеймс вопросительно поднял бровь. Такая готовность помочь настораживала. Отношения с Семёном, с Иваном, впрочем, тоже, были довольно натянутыми. Оба относились к Джеймсу с лёгким презрением, Джеймс отвечал им тем же. Хильда, первое время старавшаяся наладить отношения, сделать их хоть немного более дружественными, уже давно бросила эти бесплодные попытки.
   - Знаешь, не хочу... - Джеймс, хотевший ещё раз отказаться от помощи Семёна, бросил взгляд на сундуки, и решил немного схитрить, если получится. - Послушай, мы могли бы перенести все документы и книги в ту пустую комнату, за кухней. Там есть полки для книг. Я хочу расставить всё по порядку, а ты мне поможешь, а заодно расскажешь, над чем работал Вампириус. Мне немного стыдно, что я не обращал внимания на его работу раньше. Думаю, Хильде будет приятно, если мы всё аккуратно расставим. Давай сделаем ей сюрприз! - Семён решил сделать вид, что поверил Джеймсу.
   Но раскусить Джеймса оказалось не так уж просто. Он подробно расспрашивал, чуть ли не о каждом свитке, интересовался буквально каждой книгой. В конце-концов, Семёну это надоело. Он нетерпеливо сообщил Джеймсу, что такими темпами они будут разбирать вещи до конца света. На что Джеймс предложил просто расставить все книги и документы по темам. И уставший Семён купился на это предложение. Ровно через два дня Джеймс стоял перед стеллажом, на котором было всё, что относилось к детям вампиров. Таких случаев оказалось несколько. Как ни странно, Вампириус так и не смог ничего узнать о том, как сложилась судьба этих детей, были ли они людьми или вампирами, в общем, ничего, кроме самого факта рождения. А может быть и узнал, но не посчитал нужным сохранить эти сведения.
   Всё оказалось намного проще, чем представлялось самому Джеймсу. Кровь, именно кровь позволяла вампирам размножаться. Хотя, для того, что бы иметь ребёнка, вампир должен был пить кровь чуть ли не каждый день. Прочитав эти строки, Джеймс засмеялся. Сам того не подозревая он уже исполнил всё необходимое. Внизу на свитке корявым почерком Вампириуса было написано что-то об опасности такого частого употребления человеческой крови, но почерк был неразборчивым, а время поджимало. Поэтому Джеймс просто поставил ненужный более свиток назад. Заметив на соседней полке тетрадку с надписью "Магия крови", Джеймс прихватил её с собой, решив почитать в поезде. Идея о поездке в такую даль вовсе не радовала Джеймса, но с прародителем не спорят. Тем более, что Хильда была не просто прародителем, а прародителем взбешённым. И Джеймс не рискнул ничего возразить. Он даже не пошёл попрощаться с Алекс. Просто позвонил ей с вокзала и объяснил, что уезжает по делам фирмы на неделю. Объяснение вышло суховатым, но Хильда стояла рядом и так смотрела на него, что никакие другие слова просто не приходили в голову.
   Раскрыв в купе невзрачную тетрадку, исписанную мелким чётким почерком, Джеймс получил ответы на многие вопросы, мелькавшие иногда в его голове. Стиль изложения был настолько знакомым, что Джеймс невольно пришёл к выводу, что писал это сам Вампириус. Возможно даже несколько столетий назад, до того как скрюченные пальцы превратили его почерк в непереводимые закорючки.
   21
   Селия шла по улице и улица пела. День был необыкновенно солнечным. И каждая травинка отзывалась на ласковое прикосновение солнечных лучей. Дул лёгкий ветерок и развевал непослушные прядки, выбившиеся из причёски. Но Сели не обращала на это внимания. Она думала о другом, и это другое наполняло её душу трепетом и каким-то небывалым восторгом. Всё вокруг пело и веселилось, и Селия знала, почему вокруг такой праздник. Она выходит замуж! На этой мысли Селия заулыбалась ещё сильнее. Редкие прохожие, пробегая мимо, также окунались в это счастье и невольно улыбались в ответ Сели. И даже пылинки, танцующие в воздухе были не такими как всегда. Они окрасились в праздничный золотистый цвет и тихонько напевали. Майкл, Майкл, Майкл... Сели в который раз полюбовалась кольцом на пальце. Крохотный камень с золотым ободком казался кусочком солнца, её персональным кусочком. Она с улыбкой подумала, как будет рассказывать своим детям об этом дне. Селия представила себя пожилой матроной, сидящей в окружении многочисленных детей и внуков. Как наяву услышала свой рассказ о том, как дедушка Майкл сделал ей предложение. Дедушка Майкл! Само словосочетание показалось ей особенно смешным, она не удержалась и хихикнула. Пожилая женщина, проходящая мимо, укоризненно посмотрела на неё, но от улыбки Селии суровый взгляд смягчился, а губы тронула невольная улыбка. А Селия шла, не замечая ничего вокруг. Она даже прошла мимо дома, но затем запнулась и, продолжая улыбаться вернулась назад. Дедушка Майкл! Селия опять глупо захихикала. Она взлетела на второй этаж, открыла дверь и вошла в квартиру, не замечая ничего вокруг. Ноги сами понесли её в комнату Алекс. Кому рассказать о свалившемся счастье, как не лучшей подруге? С кем поделиться как не с ней!?
   Александра сидела на кровати и красила ногти на ногах. Она выбрала нежно розовый лак, который прекрасно гармонировал с её новой блузкой. Джеймс уехал, и Алекс просто не знала, чем себя занять. Она настолько привыкла встречаться с ним каждый вечер, что его отсутствие ужасало. Всю ночь Алекс не сомкнула глаз, её мысли были там, рядом с Джеймсом. Накануне, он впервые поцеловал её. И Александра не могла позабыть об этом поцелуе. Мысли постоянно возвращались к моменту, когда он наклонился и прикоснулся к её губам. Ей хотелось переживать этот момент снова и снова. Алекс закрыла флакон с лаком и откинулась на кровать, вытянув ноги. Прикрыв глаза, она вновь попыталась представить этот поцелуй.
   - Алекс! - Селия, стоящая в дверях комнаты, воплощала собой счастье. Она прямо-таки светилась радостью. В светлых волосах, откинутых за плечи сияло солнце. Алекс удивилась тому, что раньше не замечала красоты Селии. - посмотри, что у меня есть, - она гордо вытянула вперёд руку, на которой переливался всеми цветами радуги её собственный осколок солнца.
   - Не может быть! Майкл сделал тебе предложение! - собственные неприятности и переживания как то сразу показались незначительными и пустыми перед этим всепоглощающим счастьем. Алекс искренне радовалась за Селию и даже, совсем чуть-чуть, позавидовала ей. Не в силах сдержать свои чувства, Алекс кинулась обнимать Селию. А затем они, видимо совсем потеряв голову от счастья, забрались на кровать Александры и схватились за руки и стали прыгать, как в детстве. Именно за этим, весьма неподходящим занятием, их и застала Марго.
   - Александра, ты дома?! - голос Марго зазвенел в пустом коридоре. Алекс крикнула в ответ:
   - Мы в спальне, иди сюда.
   Марго вбежала в спальню и плюхнулась на кровать рядом с Александрой. Она была сильно возбуждена и не пыталась скрыть этого.
   - Ой, девочки, что со мною случилось, вы себе даже представить не можете, - слова хлынули из Марго, как прорвавшая плотина. - Я до сих пор не могу поверить в случившееся! - Марго вскочила с кровати и в волнении заходила по комнате. Алекс лениво перевернувшись на бок, следила за Марго. Селия смотрела в окно, она никак не могла вырваться из своих воспоминаний и слова Марго воспринимала как бы сквозь туман. Что бы не показаться не внимательной она спросила:
   - Чарльз сделал тебе предложение? - Ответ Марго вывел Селию из воспоминаний и швырнул в жестокую действительность. - Нет, он не может на мне жениться, потому, что он вампир.
   - Что? - Алекс вскочила с кровати и прислонилась к стене. Сначала ей показалось, что Марго их разыгрывает, затем она решила, что просто ослышалась, но дальнейшие слова поставили всё на свои места.
   - Но Чарльз настолько меня любит, что предложил мне стать такой же, как он! - говоря это, Марго безмятежно улыбалась и выглядела безмерно счастливой. - Представляешь, я обрету бессмертие! Кроме того, Чарльз богат и он несомненно разделит своё богатство со мною. - Не в силах больше сдерживаться, Александра закричала:
   - Спустись на землю, Марго! Ты хотя бы представляешь, о чём говоришь? Ты когда-нибудь пробовала пить кровь?! Человеческую кровь!? Ты разве не представляешь, чем заплатишь за своё бессмертие? Хотя, - Алекс уже успокоилась и говорила тише, - вампиры вовсе не бессмертны. Тебя обманули.
   - Да вы просто завидуете, да и вообще вам хорошо рассуждать о жизни, - Марго разозлилась, в её глазах стояли слёзы. - Что вы можете понимать, вам лишь по девятнадцать! А мне уже двадцать пять! Посмотри! - Марго ткнула ухоженным пальчиком в безупречную кожу на своём лице, - У меня уже появились морщины, а через десять лет я превращусь в старую развалину. Нет, нет, я не собираюсь упускать такую уникальную возможность. Да об этом мечтает каждая женщина! Вечная юность.
   - Но, Алекс говорит правду. - Селия обошла кровать и встала прямо перед Марго, - Да и жизнь, становясь длинной, почти бесконечной, теряет свои краски. Опомнись, Марго, переродившись в вампира, ты потеряешь больше, чем можешь себе представить.
   - Конечно, Селия права. - Алекс взяла подругу за руку, - Подумай сама, ведь юность это не только гладкое личико. Это, прежде всего наивность, вера в то, что ты можешь изменить мир. Юность это время, когда всё происходит впервые. Первая любовь, первый поцелуй, первое разочарование. Да, да, ты не ослышалась, именно разочарование! Ведь становясь старше, мы теряем способность разочаровываться, и знаешь, почему? Просто человек средних лет уже не ждёт от жизни никаких сюрпризов, он опытен. И поэтому перестаёт доверять людям и уже не ждёт чудес. Ведь мы ценим жизнь именно потому, что она скоротечна. Став вампиром, ты потеряешь способность любить, ничто на свете не заставит твоё сердце биться сильнее, ты никогда не увидишь улыбку своего ребёнка.
   - А о том, что за свою призрачную юность ты заплатишь жизнь своего ребёнка? Твои внуки никогда не родятся, весь твой род прервется на тебе, - Селии вдруг показалось, что у неё не будет ни детей, ни внуков и это ужаснуло её, - Нет, отказ от радостей жизни слишком большая цена за эфемерное долголетие.
   - Почему эфемерное? - Марго возмущённо вскинула брови.
   - Вампиров принято убивать, разве Чарльз не говорил тебе об этом? - Александра подошла к Селии. - Вампиров убивают и гонят отовсюду. Они изгои и поэтому тщательно скрывают свою сущность. Став вампиром, тебе придётся покинуть всех своих друзей, ты готова отказаться от всех своих родственников? - Алекс не понимала Марго, ну как можно добровольно захотеть стать вампиром. А Марго, разозлившись на подруг, выскочила из комнаты и побежала прочь. Придя в себя, Алекс кинулась за ней. Селия, хотя последовать её примеру, но у неё вдруг закружилась голова и ощущение чего-то ужасного подкосило колени. Придя в себя, она решила, что слишком переволновалась и нужно немного отдохнуть. Алекс и сама остановит эту взбалмошную девчонку, пока та не наломала дров. Но, если она говорит правду, значит им, наконец повезло. Селия огорчённо вздохнула. В жизни часто так случается, то что для одного оборачивается крупной трагедией, для другого оказывается небывалой удачей. Неожиданно Селия зевнула. Так, размышляя о несправедливости жизни, она задремала, а затем погрузилась в глубокий сон.
   Выскочив на улицу, Алекс сразу увидела Марго и Чарльза, взявшегося неизвестно от куда. Времени на раздумья не осталось. Мгновенно приняв решение, Александра догнала Марго и оттолкнула её от Чарльза.
   - Уходи отсюда, Марго! - Алекс злилась на себя. Как же она могла не узнать вампира сразу. Она не имеет права на ошибку. Но Марго не собиралась уходить, она раздражённо топнула ногой и надула губки, как капризный ребёнок.
   - Отстань, Александра, это не твоё дело! Я поступаю, так как хочу, правда, Чарльз?! - она попыталась протиснуться к Чарльзу мимо Алекс. В глазах Чарльза взметнулось бешенство, к тому же он слишком долго прождал Марго, несмотря на пасмурный день, кожу уже покалывало. Он смерил долгим пронзительным взглядом девчушку, стоящую между ним и Марго. Кажется, именно с ней встречается Джеймс... И что он в ней такого нашёл? Так. Серая мышка. Хотя... девчонка стояла прямо с высоко поднятой головой и выдержала вампирский взгляд не вздрогнув. Да... характер есть! Жаль убивать такой прекрасный экземпляр, но, что поделаешь!
   - Ты рассказала ей? Я же предупредил тебя, о том, что это тайна. - постепенно Чарльз успокоился, решив, что всё можно исправить, - Её придётся убить. Попрощайся со своей подружкой. - Он ухмыльнулся. Наслаждаясь полученным эффектом. Марго горько зарыдала, ничего, привыкнет. Скоро сама будет убивать лучших подружек! Но вот Алекс его речь ни чуть не тронула, оттолкнув Марго, она прошипела Чарльзу :
   - Пусть попрощается с тобой, дружочек. Убить придётся тебя. - Алекс сжала кулаки и сделала шаг вперёд, оказавшись вплотную к Чарльзу. Тот, оглядев хрупкую фигурку Александры, запрокинул голову и засмеялся. - А ты храбрая девочка, неужели ты до сих пор не поняла, кто перед тобой? - Всё ещё продолжая смеяться, Чарльз немного трансформировался. Увидев его лобные шишки и жёлтые, звериные глаза, Марго закричала. Она хотела убежать, но какая-то сила удерживала её на месте. Не обращая внимания на застывшую в шоке Марго, Чарльз сощурил сияющие глаза и повернулся к Алекс:
   - Попрощайся с жизнью, дружочек, - он явно язвил. - Сейчас, - Александра кивнула. А затем сжала руку в кулак и ударила зарвавшегося вампира в ближайшую скулу. Тот от неожиданности отлетел на пару метров. Падая, он пересмотрел свои взгляды на Алекс и окружающий мир. Нет, жизнь явно не справедливая штука. Чарльз вздохнул. Ну почему, он повстречал Хранителя именно сегодня?! Вопрос был чисто риторическим. Чарльз не испытывал ни малейшего желания встречаться с Хранителями. Для встречи с ними все дни были неподходящими. Поднимался Чарльз не торопясь. Отряхнул брюки от пыли, понимая всю тщетность этого.
   - Хранитель? - спросил он, приподняв бровь. Ответ он знал заранее. Кто ж ещё мог сбить с ног его, вампира, прожившего на свете не одну сотню лет.
   - Хранитель. - кивнула Александра, понимая, что вампир в общем-то в ответе не нуждается. Она нервничала и пыталась скрыть свою неуверенность. Всё случилось слишком быстро, но отступать было слишком поздно, да и некуда было отступать. Вот сейчас у неё будет настоящий первый бой. Это всё равно должно было когда-нибудь случится, так почему бы не сейчас? Алекс отбросила сомнения и швырнула в вампира огненным шаром.
   - Ну что же, Седого Мрака ждёт сюрприз, - уворачиваясь от огненного шара с быстротой, присущей лишь вампирам, Чарльз засмеялся. Он развеселился, представив, какое лицо будет у Джеймса, узнавшего, что он встречался с Хранителем. О, теперь Седой Мрак будет не просто обязан ему, нет, это будет очень-очень большой долг. Чарльз лишь понадеялся, что убив Алекс он не очень сильно разозлит Джеймса. В конце концов, он только защищается, она напала первой.
   - Кто такой этот Седой Мрак? Или ты надеешься отвлечь меня своими разговорами? - Алекс решила швырнуть в этого хама молнией и, разговаривая, собирала силы. Этот бой один на один с вампиром отличался от всего, чему их учили. Вампир не просто дрался, он разговаривал, смеялся, язвил. И главное, в его глазах не было страха загнанного зверя, в них читалось превосходство. Это истинный вампир. Чарльз сделал финт и оказался за спиной Алекс, та попыталась повернуться и не успела. Чарльз обхватил её тело и прижал к себе. Синие когти впились в кожу. Алекс поднатужилась и ударила вампира ногой в промежность. От неожиданности, Чарльз разжал руки. Алекс отпрыгнула в сторону. Алекс внезапно поняла, что сражается с истинным вампиром и похолодела. - Сколько тебе лет?
   - Для тебя это уже не имеет значения, сегодня ты умрёшь. И всё в этом мире потеряет для тебя свою ценность. - Впервые в жизни Чарльз видел перед собой столь юного Хранителя. И, надо признать, он был удивлён. В их маленьком мирке о Хранителях ходили легенды. Магами пугали молодых вампиров. О тех же, кто победил мага, слагали легенды. И Хильда, и Мрак убивали магов, но насколько он помнил не в бою, а с помощью хитрости. И сейчас, когда он видел перед собой эту девчонку, Чарльз засомневался во всех этих легендах. Ну кого, скажите может победить эта мелюзга?! Нет, это он сейчас убьёт эту змею в открытом противостоянии. Да после этого он станет вторым в своём клане, сразу после прародителя.
   - И всё же, или твой возраст страшная вампирская тайна? - Энергоразряд, попавший в плечо вслед за вопросом, выбил из Чарльза все мечты.
   - Двести пятьдесят, - Зло бросил Чарльз, прыгая на Алекс. Они, в пылу драки, совсем позабыли о Марго. А та, выйдя из ступора, спряталась за дерево, и не отрываясь, следила за ходом борьбы. В её душе всё перемешалось, наблюдая за Александрой и Чарльзом, Марго никак не могла решить, на чьей же она стороне. Когда Алекс в очередной раз швырнула в Чарльза огнём, ей даже показалось, что это лишь сон, ведь пламя расцвело прямо на ладошке Алекс, такое можно увидеть лишь в кино или во сне. Марго ущипнула себя за ногу и подпрыгнула от боли, нет, к сожалению она не спит.
   - Да ты ещё совсем юный, - Алекс едва успела увернуться от стремительного броска Чарльза. И секунда страха заставила её голос дрогнуть.
   - И кто это говорит, девица, которая младше меня в десять раз? - Чарльз подивился её наглости, она ещё смеет насмехаться над ним! - Пожалуй, я не буду прятать твой труп. Я законсервирую его, будешь стоять в стеклянной витрине посредине зала у меня дома.
   Молния, ударившая в него, явилась полной неожиданностью. Ведь на небе ни облачка. Жар, растёкшийся по всему телу, заставил Чарльза содрогнуться. Да... будь он лет на сто помладше, эта секунда была бы последней в его жизни. Но возраст и тысячи погубленных человеческих жизней позволили ему устоять. Да ведь это она швырнула в него молнией. Едва оформившись, эта мысль ужаснула. Он слишком легкомысленно отнёсся к Алекс. Её возраст, её хрупкая фигурка, сбили его с толку. Он не смог сразу разглядеть серьёзного противника, шутил с нею. Всё, шутки в сторону. Послав ментальный удар, Чарльз кинулся в ноги Алекс. Падая, Александра успела заметить, что внешний вид Чарльза претерпел значительные изменения. Теперь он ничем не отличался от диких вампиров, которых она убивала раньше. Надлобные дуги, жёлтые сверкающие глаза и когти, огромные когти на руках. Странно, но его вид лишь успокоил Алекс. С такими врагами она сражалась и прекрасно знала, что нужно делать. Придав ладони алмазную остроту, она попыталась отсечь голову Чарльза.
   - Хорошая попытка, детка. - Сарказм довался Чарльзу с трудом, его шея разошлась с её ладонью буквально в нескольких миллиметрах. В последнюю секунду Александра всё же зацепила его и вверх взметнулся фонтан крови. Он потерял много крови, несмотря даже на то, что рана тут же начала затягиваться. Чарльз прыгнул, метя ногами в лицо Алекс. Падая, Александра почувствовала, как по лицу потекло что-то тёплое и липкое. Ботинки Чарльза рассекли ей лоб. Запах крови раззадорил Чарльза и он подошёл поближе. Алекс тут же швырнула ему в морду огненный шар. Огонь опалил кожу, но хуже было то, что одежда загорелась. Чарльз начал стряхивать огонь и от резких движений разошлась рана на плече. Алекс с трудом поднялась, кровь застилала ей глаза. Протерев их грязными руками, Александра сфокусировала зрение на Чарльзе. Правая сторона Чарльза горела и он безуспешно пытался сбить огонь. Левый рукав пропитался кровью и она тяжёлыми каплями падала вниз. Шатаясь, Александра подошла к Чарльзу и, проведя ладонью по своему лицу, вытерла руку о морду Чарльза. Тот отшатнулся, Алекс так никогда не узнала, слышал ли Чарльз о ядовитой крови Хранителей, или же её кровь попала в раны на его лице. Чарльз прижал руки к лицу и дико закричал. Алекс просто толкнула его. Он упал и даже не пытался подняться. Повернув голову к Марго, Чарльз произнёс, вложив в свои слова всё принуждение, на которое он был сейчас способен.
   - Найди Хильду и Мрака, скажи им...- Ещё один огненный шар заставил Чарльза замолчать. Он пылал, как огненный факел. Спустя минуту с Чарльзом было покончено. Кучка пепла, лежащая на земле, ничем не напоминала вампира. Ноги не держали Алекс, она села прямо на траву, прислонившись спиной к дереву. Грязная, вся в крови, Александра прекрасно понимала, что едва выжила. Откинув голову, она закрыла глаза и поэтому не увидела, куда убежала Марго. Не много посидев и набравшись сил, Алекс поняла, что нужно идти домой. Она кое-как поднялась на ноги и с трудом сделала первый шаг, затем второй. Уже на пороге дома, Алекс упала и поняла, что самостоятельно подняться не сможет. Она потихоньку вползла в подъезд и закричала.
   - Селия, помоги мне. Селия! - Крик Алекс разбудил Селию. Она села на кровати и первые несколько секунд никак не могла сосредоточиться. Ей даже подумалось, что она всё ещё спит.
   - Селия! - Голос Алекс был полон отчаяния и боли. Сон Селии как рукой сняло. Она вскочила с кровати и выбежала из спальни. В коридоре на полу, прислонившись спиной к стене сидела Александра. Всё её лицо предстовляло собой один большой синяк. Огромная ссадина на лбу кровоточила. И кровь, стекая по лицу, тяжёлыми каплями падала на пол. Пальцы разбиты, блузка превратилась в лохмотья. Казалось на Алекс не было живого места. Голубое сияние окутало Селию. Тонкие светящиеся нити потянулись к Алекс, заживляя раны и стирая синяки.
   - Где ты была, что произошло? - Оказав первую помощь, Селия приступила к расспросам. Внешний вид Александры поверг Селию в шок. Даже в замке она не видела Алекс в таком плачевном состоянии. А ведь там бои и драки были обычным явлением.
   - Это действительно был вампир! Представляешь, Марго связалась с вампиром. Истинным вампиром. Господи, я думала он прикончит меня, - Алекс облизала пересохшие губы, - Ты не можешь себе представить, как мне было страшно.
   - Выпьешь чаю? - Селия помогла Алекс подняться и они пошли на кухню. Сидя за столом и допивая третью чашку чая, Селия слушала подробный рассказ Алекс. Ирония заключалась в том, что убивая вампиров, маги сталкивались в основном с дичками. Именно на их поведении, их реакциях строилось обучение юных магов. Истинные вампиры держались в тени, они не рисковали своей драгоценной жизнью, относясь к магам как к досадной помехе, не болеее того. Да и Хранители, в большинстве своём разыскивая вампиров, опирались на приметы больше подходящие для дичков.
   - А ты знаешь, что это первый известный нам истинный вампир. Последний случай убийства истинных вампиров был зафиксирован лет двести назад. - Селия поставила на стол чашку. - И где только Марго познакомилась с ним?
   - Действительно интерестно, я не задумывалась над этим. Ты думаешь, мы можем найти и других вампиров, истинных вампиров? - Александра подпёрла голову руками и задумалась.
   - Конечно, - Селия была полна энтузиазма. - думаю, мы просто обязаны заняться этим. Представляешь, что скажут Джесс и Гарри, когда вернутся из Девоншира.
   - Не знаю, Селия, ты кажешься мне ещё слишком уставшей. Ты уверена, что хорошо отдохнула?
   - Конечно. Кроме того, мы же не будем сразу убивать их. Я имею ввиду, что сперва их нужно найти. С поиском я вполне справлюсь. Можешь во всём на меня положиться. Сначала мы должны рассказать всё нашим, потом расспросим Марго.
   - Мне кажется, мы больше не увидем её, - Алекс устало вздохнула. - Я уверена, что она побежала к вампирам. Поэтому, нам не стоит надеяться на её помощь.
   - Алекс, Марго видела, как ты дралась с Чарльзом? - Селия встревожилась не на шутку.
   - Нет, она убежала почти сразу. - Алекс очень устала и не обратила внимания на тревогу Селии. - Мне нужно поспать, глаза просто слипаются, завтра пойдём к нашим, расскажем им всё и начнём розыски. - С трудом поднявшись на ноги, Алекс направилась в спальню.
   Селия осталась сидеть за столом, что-то беспокоило её в рассказе Алекс. Она никак не могла понять, что именно. Что бы как-то отвлечься от неприятных мыслей, Селия решила разработать план поиска.
   22
   Джеймс, не теряя времени, сразу направился в полицейский участок. Слава богу, в этом маленьком сером городишке на западе Девоншира, он был единственным. Небольшое двухэтажное здание располагалось в центре, совсем рядом с вокзалом. Джеймс без труда нашёл его. Поднимаясь по грязным ступенькам, Джеймс отметил, что крыльцо, да и всё здание давно нуждается в ремонте. Внутри полицейский участок выглядел ещё хуже, чем снаружи. Внезапно, Джеймс понял, почему Семён и Иван выбрали именно этот городок для своего эксперимента. Душная атмосфера всеобщего безразличия подавляла даже его, вампира, холодного и равнодушного. Казалось, жители городка уже давно отчаялись изменить свою жизнь к лучшему. Всё здесь было каким-то неправильным, даже собаки бегали, поджав хвосты и повесив голову. Когда Джеймс вошёл никто даже не повернул головы в его сторону. Всем было абсолютно всё равно. Поэтому вопрос о том, почему никто не обратил внимания на эксперимент вампиров, отпал сам собой. Ну, потеряли сознание одновременно все сотрудники лаборатории, ну снятся им всем по ночам кошмары, никого это не взволновало. Поначалу Джеймс хотел представиться адвокатом страховой компании, но, увидев всеобщее безразличие, решил прибегнуть к более привычному и лёгкому способу добычи информации. Выбрав ближайшего полицейского, Джеймс присел рядом с ним. Небольшое мысленное внушение и поток информации полился из полицейского, грозя никогда не иссякнуть. Спокойно выслушав всё до конца, Джеймс встал и, удалив из памяти полицейского все воспоминания о своём посещении, вышел на улицу. Всё сложилось гораздо лучше, чем Джеймс себе представлял. Никто до него не интересовался трагедией в лаборатории. Хотя, Джеймс даже споткнулся, если уж он смог стереть память о себе, то почему бы и Хранителям не сделать то же самое? Немного покрутив эту мысль в голове, Джеймс решил, что всё равно ничего не сможет сделать в этом направлении. Он решил действовать так, как будто до него здесь никого не было. Перво-наперво нужно замести следы. Пусть маги, когда они появятся (Джеймс ни на секунду не сомневался в том, что скоро городок будет просто кишеть магами), не смогут найти ничего, указывающего на вампиров. Джеймс направился на квартиру к Ивану. Тот сразу согласился со всем, что предложил Джеймс. Покорность Ивана ещё больше угнетала Джеймса. Он надеялся, что тот будет спорить, настаивать на продолжении эксперимента. Но, очевидно, без Семёна Иван растерял весь свой пыл. Приняв решение исключить всякое упоминание об Иване или Семёне, Джеймс тотчас принялся за дело. Дождавшись вечера, вампир вышел в сад, подошёл к калитке и закрыл глаза. Сосредоточившись, он призвал сердце. Но на этот раз ему пришлось приложить максимум усилий для исполнения задачи. Его не устраивало любое сердце.
   Джереми Уотс работал в "Девонширских лабораториях" начальником отдела кадров уже пятый год. В прошлом году, почувствовав стабильность в своей жизни, он женился и переехал в небольшой домик на окраине города. Домик окружал молодой сад, в котором Джереми отдыхал после работы. Каждое деревце он посадил сам и с любовью ухаживал за ними. Здесь были и яблони, и груши, и сливы. Они ещё не плодоносили, но Джереми умел ждать. Сегодняшний вечер был тихим и не обещал ничего неожиданного. Джереми сидел за столом и рассказывал жене о прошедшем дне. Внезапно он замолчал, встал из-за стола и вышел из комнаты. Джереми шёл по улице ничего не замечая вокруг. Его взгляд остекленел. А руки, подобно верёвкам, безвольно болтались вдоль тела. Подойдя к калитке, возле которой его ждал Джеймс, Джереми остановился. Джеймс напрягся, стараясь закрепить внушение, задача была очень сложной. Мрак даже хотел пойти вслед за Джереми, что бы удостовериться в том, что тот всё сделает правильно. Но осторожность заставила его остаться на месте.
   Джереми очнулся в пабе. Посетителей было немного, за стойкой сидел единственный посетитель, высокий черноволосый мужчина, и слушал рассказ бармена. Тот , очевидно уже не в первый раз, пересказывал сплетни о трагедии в лаборатории. В его пересказе дело обросло такими захватывающими подробностями, что Джереми сам невольно заслушался. К стойке подошла необыкновенно красивая девушка и, взяв под руку мужчину, наклонилась и что-то зашептала ему на ухо. Тот кивнул и они вдвоём вышли. Джереми посмотрел на столик перед собой. В горле пересохло. Нестерпимо хотелось пить. Недоумённо оглядевшись вокруг, Уотс попытался вспомнить, как он здесь очутился. В голове был полнейший туман. Заметив на себе пристальный взгляд бармена, Джереми заказал пива. Взяв бокал, он поскорее отошёл к свободному столику. Потягивая напиток, Джереми задумался. Обнаружив у себя в руках пустой бокал, Уотс смутился, он не заметил, как всё выпил. Джереми приподнял руку, и, щёлкнув пальцами, заказал ещё. После третьего или четвёртого бокала, почувствовав лёгкое головокружение, Джереми вышел из паба и пошёл домой. Остановился он перед дверью лаборатории. Порылся в карманах и достал тяжёлую связку ключей. Уотс всё ещё раздумывал над тем, что же он здесь делает, а дрожащая рука пыталась попасть ключом в замочную скважину. Джереми открыл дверь и сразу же пошёл в свой кабинет. Зачем-то достав папки из сейфа, разложил их на столе. Затем вынул из коробки, стоящей, тут же, толстую кубинскую сигару, прикурил. В кабинете было душно и глаза Джереми стали закрываться. Не прошло и минуты, как он крепко заснул. Сигара упала на стол из расслабленной руки и покатилась по бумаге. Документы начали дымиться, грудь Джереми мерно подымалась, сон был крепким и спокойным. Он не проснулся даже тогда, когда документы на столе ярко вспыхнули.
   Джеймс беспокойно мерил комнату шагами, забыв обо всём на свете. Он был напряжён, внимательно вслушиваясь в чужое человеческое сердце. Вслушиваясь в это сердце , он сливался с ним, постепенно становясь совсем другим человеком. А сердце, ни о чем не подозревая, мерно толкало кровь. Мысль о крови сводила Джеймса с ума. Она билась в висках, высушивая рот и заставляя пальцы леденеть. Размышляя о крови, он пропустил то мгновение, когда сердце остановилось. Не чувствуя биения, Джеймс потянулся к нему. В ту же секунду он почувствовал нестерпимый жар и отпрянул. Ему даже показалось, что он почувствовал запах дыма. Джеймс не на шутку испугался. Он даже не услышал, как сзади подошёл Иван. Тот положил руку на плечо и спросил:
   - Что произошло? Ты так кашляешь, как будто дыма наглотался. - Иван действительно выглядел встревоженным. И Джеймс, неожиданно для себя, рассказал ему обо всём. Он рассказывал об Александре, о своих опасениях, о том, как начал охотиться каждый день и о том, что теперь может просто призывать свои жертвы, что при желании может почувствовать биение любого сердца и призвать его. Лишь о том, что кровь теперь требуется ему каждый день, Джеймс предпочёл умолчать. Почему-то ему было стыдно признаться в этом Ивану. Джеймс страшился этой зависимости. Раньше, в трудные времена, он мог обходиться без крови почти две недели, становясь бледным и обессиленным. Теперь же кровь требовалась каждый день. Сегодня он чувствовал это как нельзя более остро. Пальцы опять начало сводить судорогой, желудок скрутило, а в голове шумело. Мысль не задерживалась ни на чём, кроме одного: пить, пить.
   -Прости, я... мы продолжим наш разговор позже, - Джеймс выбежал из дома. Он кинулся в ближайший переулок, стараясь уйти от этого дома как можно дальше. Добежав до старой металлической ограды, Джеймс упал, ноги отказывались служить ему. Вцепившись руками в поржавевшие металлические прутья, Джеймс поднялся и оглянулся вокруг. Приглядевшись повнимательнее, Джеймс рассмеялся. Кладбище! Прекрасно, именно то, что нужно. Прислонившись спиной к ограде, он сосредоточился. Сердце, ему нужно просто почувствовать сердце, любое бьющееся сердце. Слившись с сердцем, Джеймс позвал его. Грузный мужчина вышедший из-за угла обрадовал Джеймса. Наконец-то. Стоять Джеймс уже не мог. Он сполз на землю и, оставаясь на коленях, упёрся руками в траву. Мужчина лёг рядом и повернул голову, что бы Джеймсу удобно было прокусывать артерию. Горячая кровь прояснила мысли Джеймса, налила ноги силой. Выпив всё, до последней капли, Джеймс встал на ноги и вздохнул с облегчением. Теперь нужно избавиться от трупа. С легкостью, перекинув стокилограммовое тело через забор, Джеймс прыгнул следом. Избавиться от трупа не составило труда.
   Джесс закрыла дверь морга и легко сбежала по ступенькам. Она планировала сразу же пойти в гостиницу и, замыкая огромные ворота, размышляла где им с Гарри лучше поужинать. Обернувшись Джессика увидела ЕГО. Парень шёл по улице совершенно открыто. Стильно подстриженные седые волосы оттеняли бледное лицо, на котором, словно два сапфира, жили своей жизнью глаза необыкновенного синего цвета. Шикарный костюм сидел на нём как влитой. Очень высокий, жилистый, он двигался плавно, казалось, что он не наступает на землю, а плывёт над нею. Всё в его блике, походке, повороте головы говорило о том, что именно он царь природы, вершина творения, высшее существо.
   Почувствовав сильную боль в груди, Джессика встряхнула головой и наваждение растаяло. Крест жег кожу на груди и голубой свет, невидимый обычным зрением уже окутал её, защищая от любых проявлений вампирской магии. Она проводила взглядом удалявшегося вампира, стараясь запомнить его как можно лучше. Впитывая в себя каждую его чёрточку, что бы потом как можно точнее описать его друзьям. Лишь когда вампир скрылся за поворотом, Джесс смогла вздохнуть с облегчением. Забыв о всех своих планах, она бросилась к ближайшему телефону. Почти целый час она пыталась дозвониться Алекс. Смирившись с неудачей, Джесс набрала номер Майкла, но там тоже никто не брал трубку. Решив, что до утра ничего страшного не произойдёт, Джесс пошла разыскивать Гарри.
   Гарри сидел в баре за непочатой кружкой пива и впитывал в себя очередную версию того, что же произошло в лаборатории. Отличаясь в незначительных деталях, все они сходились в одном. В прошлое новолуние почти весь персонал лаборатории превратился в кровожадных монстров. Поубивав тех, кому не повезло оказаться рядом, монстры погибли. Причём погибли в страшных мучениях. Джесс, подсев за столик к Гарри, лишь ненадолго прервала очередного рассказчика. Закончив ужин, супруги не торопясь направились в гостиницу. И лишь оказавшись наедине в своём номере, Джесс рассказала Гарри о встрече с вампиром.
   - А ты уверенна, что это действительно был вампир?! - Гарри выглядел потрясённым и удивлённым одновременно, - Как ты могла узнать в нём вампира, чем он отличался от обычного человека? Может он был слишком бледен?
   - Нет, нет, - Джесс вдруг задумалась над своими ощущениями, - Не знаю, как объяснить тебе, во- первых крест ожил, он просто обжёг мне кожу. Но я даже рада этому. Ведь я просто уставилась на него как дура, раскрыв рот. А так он привёл меня в чувство. И уже потом, когда я смотрела ему в след, я почувствовала, что он мёртв. Уже давно мёртв. И ведь знаешь, он вовсе не выглядел бледным, ну, может чуть-чуть, совсем-совсем немного. И уж если честно он просто ошеломил меня, подавил своей властностью, своим превосходством...
   - Что ты такое говоришь, Джесс! Какое у вампира может быть превосходство!
   - Ты не дослушал меня, Гарри, мне кажется на меня начала действовать вампирская магия. Хорошо, что на мне был крест Александры. Утром я сразу позвоню Алекс или Джеку, расскажу всё, что мы узнали. Как ты думаешь, - мысль пришедшая в голову Джесс, поразила её своей простотой, - может нам имеет смысл переехать сюда?
   - Постой, постой ты слишком торопишь события, - Гарри явно не одобрял таких поспешных решений, - в конце концов мы ничего нового не узнали. Да, я согласен с тобой, что за всеми здешними событиями стоят вампиры. Но ведь до этого случая здесь ничего не происходило. И поскольку мы выяснили всё, что смогли, думаю, имеет смысл просто вернуться домой. Расскажем всё нашим и на месте обсудим, что делать дальше.
   23
   Принуждение гнало Марго, не позволяя ей остановиться даже на секунду, что бы перевести дыхание. В голове не было ни одной мысли. Единственное желание руководило её поступками. Она должна рассказать Хильде и Мраку о своей соседке. Странно, но она не знала, кто такой этот Мрак. Ничего, успокоила сама себя Марго, Хильда наверняка знает. Подбежав к дверям офиса, Марго изо всех сил забарабанила в двери. Никто не открыл, за дверями стояла тишина. Слёзы хлынули из глаз Марго, сегодня выходной! И Хильды нет в офисе! Что же делать, ведь она обязательно должна рассказать всё, как можно быстрее! Господи, и как же я раньше не подумала! Ведь Хильда живёт здесь же! Только вход с другой стороны. И Марго побежала вокруг здания. Вход в жилое помещение ничем не отличался от входа в офис. Массивная дубовая дверь ответила на стук Марго такой же тишиной, как и офисная. Обессиленная Марго села на мраморную ступеньку и горько зарыдала.
   - В чём дело, почему ты плачешь здесь? - Марго вздрогнула и подняла голову. Рядом стоял невысокий коренастый мужчина. Пронзительные глаза требовательно смотрели на Марго. Марго открыла рот, и слова полились из неё.
   - Чарльз, умирая, приказал мне рассказать всё Хильде и Мраку. А я..., я не могу найти Хильду, и я не знаю кто такой Мрак. - Марго всхлипнула, и слёзы вновь полились из неё рекой.
   - Я почувствовал, как умирал Чарльз, и поэтому сразу поспешил сюда. - Сигизмунд подошёл поближе, и Марго увидела, какое бледное у него лицо. - Значит, ты принесла последнюю волю Чарльза... раз так, иди за мною. - Сигизмунд поднялся по ступенькам и постучал в двери. Ничего не изменилось. Вокруг по-прежнему стояла тишина. Сигизмунд сосредоточился и провёл рукой над дверной ручкой. Что-то щелкнуло, и дверь приоткрылась.
   От изумления у Марго высохли слёзы.
   - Как Вы это сделали? Я не пойду вместе с Вами! - Марго попятилась назад, Сигизмунд повернулся и молча поманил её рукой. Ноги сами понесли Марго вслед за ним. Её глазам открылся огромный холл, наверх вела широкая лестница, мраморные ступени которой скрывал толстый шерстяной ковёр. Стены, обшитые тёмными дубовыми панелями, придавали комнате мрачный вид. И даже свет, льющийся из открытых окон, казался каким-то серым и безжизненным. Двери, ведущие в комнаты, настолько сливались со стенами, что заметить их мог лишь очень внимательный взгляд. Марго вся съёжилась и задрожала. От открытой двери повеяло ужасом. И лишь сильнейшее принуждение заставило её переступить порог. Войдя в длинный холл, Сигизмунд громко позвал Хильду. Со второго этажа послышался скрип открываемой двери, и они увидели Хильду. На ней было длинное шелковое платье тёмно красного цвета. Цвет платья подчёркивал неестественную бледность кожи. Длинные чёрные волосы были распущены и змеями струились по плечам и груди. Хильда была недовольна тем, что её внезапно разбудили. Она вихрем спустилась вниз, но, увидев Сигизмунда, поняла: случилось нечто серьёзное. И тут из-за плеча Сигизмунда выступила Марго. Она была заплакана и бледна. Губы Марго мелко подрагивали.
   - Что случилось Марго, отвечай сейчас же! И почему ты пришла вместе с Сигизмундом?
   - Я... мы просто встретились возле входа. - Марго растерялась, слёзы вновь хлынули из глаз.
   - Нам нужно поговорить, Хильда. - Сигизмунд выступил вперёд, - но сначала давай выслушаем рассказ этой девушки. Ты знакома с ней, Хильда?
   - Естественно, - Хильда нетерпеливо дёрнула плечом и вскинула подбородок. - Она работает у меня секретарём. Чувствую, разговор будет долгим. Пройдёмте в кабинет. - И Хильда направилась на второй этаж. Сигизмунд двинулся за нею. Марго замешкалась, было в нерешительности. Но Хильда окрикнула её. В кабинете Марго села на стул стоящий рядом с дверью, подальше от Сигизмунда и Хильды. Сигизмунд по хозяйски прошёлся по кабинету. Подойдя к окну, заглянул за штору. Хильда, усевшись в кресло, обратилась к прародителю Воронов:
   - Хватит расхаживать по кабинету! Присядь, наконец! - И, повернувшись к Марго, продолжила, - Ну, когда же я услышу, в чём дело!?
   - Да и мне хотелось бы услышать о смерти Чарльза! - Сигизмунд, наконец, уселся в кресло рядом с Хильдой.
   - Чарльз погиб? Когда? - Хильда встревожено посмотрела на Сигизмунда, - Ты почувствовал? - Сигизмунд кивнул в ответ, Хильда повернулась к Марго и, приподняв бровь, спросила:
   - А причём здесь ты? Какое ты имеешь отношение к смерти Чарльза? - Не выдержав пристального взгляда Хильды, Марго вновь разрыдалась. Кое-как, всхлипывая и причитая, она начала рассказ. Рассказывая, она немного успокоилась, и предложение Чарльза описывала спокойно. Хильда восприняла эту часть рассказа в штыки.
   - Он не мог так поступить! Сигизмунд, неужели твой клан уже не придерживается соглашения! Все, кто работает на моей фирме - неприкосновенны. Или вы уже забыли об этом?! - Она вскочила с кресла, мгновенно изменившись. Увидев вампирский облик Хильды, Марго вжалась в стул, постараясь стать как можно более незаметной. Ей это нисколечко не удалось.
   - Мы помним соглашение, успокойся, Хильда! - Сигизмунд даже не пошевелился, уж он то был абсолютно спокоен. - Продолжай, нам нужно услышать твой рассказ до конца. Чарльз собирался сам обратить тебя?
   - Нет, он сказал, что я буду принадлежать другому клану. Каким-то Крыльям.
   - Каким-то Крыльям! Какое неуважение! - Хильда забегала в ярости по кабинету. Сигизмунд довольно усмехнулся:
   - Молодец, умный мальчик! - и, помрачнев, добавил, - был. Рассказывай дальше, кто именно должен был обратить тебя?
   - Я не знаю, Чарльз не говорил мне об этом. - Марго уже совсем успокоилась и перестала бояться. - Мне всё равно. Я просто хотела жить вечно и всегда быть молодой. А она начала ругать меня и доказывать, что быть просто человеком намного лучше, всё говорила о каких-то чувствах. А потом она пошла и убила Чарльза. - И Марго опять разрыдалась.
   - Пошла и убила Чарльза! - Хильда повторила последние слова Марго, - Как это просто у тебя вышло, пошла и убила Чарльза! Разве Чарльза так легко убить?! - Последний вопрос относился, по всей видимости, к Сигизмунду. Тот, помолчав немного, переспросил:
   - Кто убил Чарльза, как это произошло? Кому ты рассказала о том, что тебя хотят обратить? - Сигизмунд привык задавать вопросы строго по существу, его уже не интересовала эта взбалмошная девчонка. Ему хотелось узнать, кто же смог убить Чарльза. И хотя теоретический ответ был известен заранее, Сигизмунд хотел знать имя.
   - Соседке, я рассказала своей соседке. Откуда я могла знать, что она убьёт Чарльза. Она просто озверела, когда увидела его со мною. Оттолкнула меня и ударила Чарльза. - После этих слов в комнате повисла тишина. Вампирам дальнейшие объяснения были ни к чему, всё и так было ясно. Хильда подошла к Марго и провела ладонью перед её лицом: " Спи". В ту же секунду глаза Марго закрылись, и она крепко заснула.
   - Что будем с ней делать? - Сигизмунд кивнул в сторону спящей девушки. В общем, судьба Марго абсолютно не волновала его, но нужно было с чего-то начинать разговор.
   - Мы обратим её, я поручу это Семёну. Надеюсь, став вампиром она перестанет разбалтывать наши тайны. - Хильда безразлично пожав плечами, уселась в кресло напротив Сигизмунда. Её, также как и Сигизмунда, не особенно волновала судьба Марго.
   - Что будем делать с магом? - прародитель Воронов перешёл к волнующей его теме. Он весь напрягся, ожидая ответа Хильды.
   - Я думаю, засада будет самым лучшим вариантом. Жаль, что Джеймса нет в городе. Он, несомненно, отомстил бы за Чарльза.
   - Понимаю тебя, Хильда. Вампир, убивший Хранителя, заслужит почёт и уважение среди всех вампиров. Но ждать возвращения Джеймса я не буду. - Сигизмунд встал, собираясь прощаться.
   - Надеюсь, ты сам не полезешь в драку? - Хильда тоже встала и протянула Сигизмунду руку для поцелуя.
   - Нет, но я лично отберу достойных этой чести. - Сигизмунд склонился над рукой Хильды.
   - Скольких ты хочешь послать, - в голосе Хильды звучало неподдельное волнение. Сигизмунд, направившийся было к выходу, остановился.
   - Восьмерых. Думаю, восемь вампиров справятся с одним магом. Кстати, мы не узнали имя этой соседки.
   - Это не имеет значения, я дам тебе адрес. В доме Марго всего две квартиры.
   24
   Открыв глаза, Алекс выглянула в окно. На улице смеркалось, а может наоборот, было раннее утро. Свесив ноги с кровати, она потянулась к часам, лежащим на прикроватной тумбочке. Три. Значит, уже почти утро. Алекс тряхнула головой, с трудом припоминая события вчерашнего дня. Господи, неужели этот кошмар был явью! Хотя, если уж быть до конца честной, именно ради этого они всей группой приехали сюда. Размышляя о том, что ещё предстоит сделать, Александра приняла душ, высушила волосы и пошла в комнату к Селии. Селия спала одетой, прямо на покрывале. Рядом с кроватью лежала раскрытая тетрадь, вся исписанная мелким почерком Селии. " Разрабатывала план", - с усмешкой подумала Алекс. Она подняла тетрадь и аккуратно положила её на тумбочку, а сама присела на кровать и принялась тормошить Селию. Селия вскочила почти сразу. Странно, но она не выглядела ни сонной, ни растрёпанной.
   - Я позвонила вчера Майклу и всё рассказала, - Селия нагнулась, шнуруя кроссовки, - он соберёт всех наших, поэтому пойдём сразу к нему.
   - Я уверена, они наверняка всю ночь не спали. Интересно, догадался кто-нибудь сообщить о вчерашнем Гарри и Джесс? - Алекс уже обулась и теперь складывала в рюкзачок заметки Селии. - Ты уже готова?! Пойдём, мы и так потеряли слишком много времени, пока я восстанавливала силы.
   Они взялись за руки и вышли из дома, обсуждая дальнейшие планы. Ни Алекс, ни Селия не ожидали нападения. Поэтому, вампир, прыгнувший на Селию с ограды, явился для них полной неожиданностью. Огненный шар, опаливший волосы стал неожиданностью для напавшего вампира. Он бросил Селию и кинулся на Алекс. Этот вампир, в отличии от Чарльза был молчалив. Он не подтрунивал над Алекс, не угрожал ей, но от этого становилось лишь тяжелее, а когда из соседнего двора выбежали ещё две молчаливые тени, Алекс поняла, что это засада. Не обычное нападение ради крови, нет, эти вампиры знали, кого пришли убивать. Она оглянулась на Селию, та отошла немного в сторону и почти слилась с оградой. Алекс вздохнула с облегчением, и, понадеявшись, что вампиры не заметят Сели, сосредоточилась на драке. К сожалению, маскировка не помогла, два подбежавших вампира кинулись на Алекс, а первый напавший закрутил головой. Он принюхивался, водил руками, в общем не успокоился до тех пор пока не нашёл Сели. Но Алекс уже не видела этого. Вампиры нападали с двух сторон и она едва успевала отбиваться. Откуда-то появился ещё один вампир и Алекс подумала, что судя по числу нападавших её жизнь (или смерть) ценится чересчур уж высоко. Может Чарльз был какой-то шишкой у вампиров. А вдруг это показательное убийство. Показательное для всех Хранителей, типа, сидите, не высовывайтесь. Может мы просто разворошили осиное гнездо? Нет, ведь мы ничего не успели сделать. От пропущенного удара у Алекс потемнело в глазах. Она бы непременно потеряла сознание, но Селия отбиваясь от напавшего вампира увидела как покачнулась Александра. Отбежав в сторону, Сели прошептала заклинание, и Алекс мгновенно почувствовала прилив новых сил. Вампир, не ожидавший, что Хранитель пустится в бега, замешкался. Это и дало Селии несколько драгоценных минут. А затем вампир набросился на неё. Селия, уже уставшая и ослабленная заклинанием, не устояла на ногах. Она неловко упала и треск ломающейся руки заставил Алекс вздрогнуть. Селия, побледневшая от боли, даже не попыталась скинуть с себя вампира. Приподняв левую руку, она попыталась срастить перелом. Алекс стащила с Селии ошарашенного вампира и отшвырнула его подальше от подруги. Оглянувшись на Селию, Алекс увидела, что та уже поднялась на ноги. Селия была бледной, но обе руки выглядели здоровыми. Проследив за широко распахнутыми глазами Селии, Алекс увидела, как из-за деревьев выступили четыре фигуры. "Беги, Селия", - хотела крикнуть Алекс. Но слова застряли у неё в горле. Только теперь, Алекс поняла, что их окружили. Вампиры весело переговаривались между собой, шутили и, по всей видимости, никуда не торопились. Нападение было хорошо спланировано и Алекс приготовилась к смертельному бою. Задача становилась вдвойне труднее, ведь ей нужно было не только драться, но ещё и защищать Селию. С другой стороны, Селия сразу залечит любую рану и восстановит потерянные силы. О том, что будет, когда силы закончатся у них обеих, Алекс старалась не думать. Сосредоточившись, Алекс прыгнула на ближайшего вампира, тот шутя отклонился в сторону. Падая, Алекс швырнула в него огненный шар. Спина вампира, не ожидавшего от неё такой прыти, загорелась. И он, смешно вопя и прыгая, принялся тушить огонь. Но праздновать победу было рано. На Селию, оставшуюся без защиты набросилось сразу двое вампиров. Один из них прокричал, что подарит её голову самому Седому Мраку. Селия безуспешно пыталась отбиться. Возможно это ей бы и удалось, но едва зажившая рука подвела её. Кость громко хрустнула и страшная боль замутила сознание. Побелев, Селия без сознания упала на землю. Бросив безжизненную Селию, вампиры кинулись к Алекс. Вокруг Александры мерцал огненный щит, на полноценный круг из огня у неё уже не было сил. Вампирам тоже хорошенько досталось, но преимущество по-прежнему было на их стороне. Они побеждали пусть и медленно, но уверенно. И самое страшное заключалось в том, что вампиры прекрасно осознавали это. Они шутили и смеялись, бахвалясь друг перед другом.
   Открыв глаза, Селия приподнялась на локте. Боль застилала глаза и ей с трудом удалось сосредоточиться. Она посмотрела на небо. Восход уже скоро. Она перевела взгляд на Алекс и поняла, что до восхода им не дожить. Она увидела, как вампиры избивают и смеются над обессилившей Александрой. Их слишком много. Сели попыталась сосредоточиться, что бы вылечить подругу и поняла, что сил попросту не осталось. И тогда Селия решилась. Она просто не видела другого выхода. Собрала всё своё мужество. Мысленно простилась со всем, что ей было дорого. И последним усилием воли остановила время.
   - Александра, - Алекс с удивлением оглядела замерших вампиров, и посмотрела на Селию.
   - Что ты сделала?
   - Потом, Александра, я добровольно отдаю тебе свою жизненную силу, - вампиры начали оживать, - прими с честью, живи достойно. - Селия едва успела договорить последние слова, как время побежало с прежней скоростью. Алекс, увидев, как побледнела Селия, кинулась к ней. Голубое облачко отделилось от Селии и поплыло к Алекс. Селия упала и черты её лица заострились. Холодное белое пламя занялось на кончиках пальцев. Не прошло и пяти секунд, как от Селии осталась маленькая кучка пепла. Алекс продолжала двигаться, хотя понимала, что уже ничем не сможет помочь. Вампиры, сбитые с толку её странным поведением удивлённо переглядывались. Голубое облако врезалось в Александру и всё стало на свои места. Она сразу поняла, что это и есть тот самый недостающий элемент заклинания кровавой ярости. Элемент, о котором все преподаватели умалчивали. Жизнь, жизнь, отданная добровольно. Слёзы, наполнившие было глаза, мгновенно высохли. Она не будет зря терять время. Плакать буду потом. Сжав кулаки, стиснув зубы, Алекс повернулась и оглядела вампиров, окружавших её. Она убьёт их всех. А Седой Мрак, о котором они говорили с таким восхищением, что ж, он тоже своё получит. Я обязательно найду и убью его. Клянусь тебе, Селия.
   Ноги Алекс подкосились и она упала на колени. Это было как удар под дых. На какое-то мгновение она даже перестала дышать. Жизнь врезавшаяся в неё, растекалась огнём по её телу. Это пламя жгло и требовало выхода Алекс поднялась на ноги, слегка развела руки и подняла лицо к небу. Почему, почему так больно! Почему мы должны терять любимых, самых лучших, самых преданных друзей?! За что!? Молчаливая молитва Алекс вознеслась к неведомым богам, был ли ответ, нет ли, но Алекс его не услышала. Небо, усеянное мириадами звёзд, и слегка розовевшее на востоке, стало затягиваться тучами. Вампиры предусмотрительно отошли в сторонку, некоторые из них и вовсе не хотели драться с Хранителем. Но с другой стороны, уж лучше погибнуть, чем испытать на себе гнев прародителя, это в вампирских кланах знал каждый. С неба ударила молния и Алекс подхватив её за кончик, хлестнула небывалым кнутом по зазевавшимся противникам. Сила бушевала в ней, казалось, встань перед ней целое войско вампиров, и она выйдет победителем. Она шагнула к ближайшему вампиру, а тот как загипнотизированный кролик, смотрел на неё и не пытался защититься. Недолго думая, Алекс просто оторвала ему голову. Глаза Алекс перестали быть глазами человека, в них горел огонь. И этот огонь не знал пощады или жалости. Вампиры замерли, они не бросились на защиту своему сотоварищу, не предприняли даже малейшей попытки перегруппироваться.
   Кровавая пелена застилала глаза. Гнев и мщение руководили Александрой. Подобрав с земли свой колышек, она воткнула его прямо в сердце вампиру, осмелившегося подобраться поближе. Уже две кучки пепла были на земле. Осталось шесть. Подпрыгнув высоко вверх, Алекс буквально перелетела через головы вампиров, на ходу перекувыркнувшись в воздухе. Пока эти паразиты смотрели туда, где её уже не было, она вонзила кол в спину чернявого, который лично хотел преподнести голову Сели Седому Мраку. Ну что ж ещё одна кучка никому не нужного пепла.
   Наконец вампиры вышли из ступора и вместе кинулись к Александре. Первый, наткнувшись на ногу Алекс, отлетел к ближайшему дереву и повис на суку. Пока он пытался вырвать ветку, пропоровшую ему плечо, следующий рассыпался в прах, потеряв голову. Оставшиеся заметно нервничали, потеряв свой запал и храбрость. Никто уже не похвалялся друг перед другом, каждый думал о том, как бы спастись. Они потеряли единство, и Алекс умело этим воспользовалась. Два взмаха руки и ещё две кучки пепла на земле. Александра не сделала ни одного лишнего движения. Расправиться с оставшимися тремя не составило труда. Они совсем струсили и дрожали, как осиновые листы. Разбросав ногой девять кучек пепла, Алекс посмотрела на вампира, всё ещё висевшего на дереве.
   - Передай Седому Мраку, что когда я доберусь до него, от него даже пепла не останется, понял? - дождавшись, когда вампир кивнёт, Алекс подошла к кучке пепла, оставшегося от Селии. Сняв блузку, она аккуратно сложила на неё всё, что осталось от Селии. Слезы, падая на пепел, превращали его в грязь. Но Александру это не волновало. Она поднялась с колен и, прижав к груди блузку с пеплом, пошла домой к Майклу. Она шла по улице, ничего не видя перед собой, спотыкаясь и шатаясь. Но всё же прижимая к груди драгоценный груз.
   Она шла и постепенно успокаивалась. Напряжение боя покинуло её. И тут Алекс подумала, что она скажет, как посмотрит в глаза Майклу. Как она объяснит им всем, что не смогла уберечь Селию!? Алекс остановилась посреди улицы. Заря окрасила небо в розовый цвет, а мысли Алекс были чернее ночи. Она не могла двинуться с места. Слёзы текли по щекам, но Алекс их не замечала. Как теперь жить, она теперь лишняя, лишняя в этом мире. Что-то в душе умерло безвозвратно. Алекс закрыла глаза. Она не хотела видеть этот мир, который наполнялся обыденными шумами. Этот мир просыпался, просыпался как обычно, как будто ничего не случилось. Этот мир не знал, да и не хотел знать, что произошло под покровом ночи. А Алекс хотелось стучать в окна, распахивать закрытые двери и кричать. Кричать на весь мир. Сегодня погиб Хранитель! Скорбите, люди. Плачьте! Но из открытых окон доносилась музыка и смех. Мир не знал о своей потере, он веселился и возрождался к новому дню. Алекс почувствовала, как её трясут за плечи. Она открыла глаза и увидела Джека.
   - Мы проговорили всю ночь, а потом решили пойти вас встречать. Не знали какой вы пойдёте дорогой и решили разделиться. Майкл и Сара пошли через дворы. - Джек внимательно оглядел Алекс и, охваченный внезапной тревогой спросил, - ты чего молчишь!? И где Селия? Вы тоже решили разделиться?
   Алекс смотрела на Джека и не понимала, чего он от неё хочет, она открыла рот, но, вдруг обнаружила, что забыла как произносятся слова. Ей захотелось спать, укрыться в темноте и ничего не говорить, не слышать, не знать. Она закрыла глаза и потеряла сознание. Джек подхватил на руки Алекс и кивнул Монике:
   - Пойдём к нам, почему-то у меня нехорошее предчувствие. Надеюсь, Сели расскажет в чём дело.
   Придя домой к Джеку, Моника не стала терять зря время, она воспользовалась старым дедовским способом, просто облила Алекс ледяной водой. Алекс пришла в себя. К этому времени вернулись Сара и Майкл. Увидев одну Алекс Майкл побледнел. Он встретился с ней глазами и, ничего не говоря вышел из комнаты. Алекс села на диване. Она уже полностью оправилась. Без Майкла говорить было легче.
   - Это всё, что осталось от Селии, - Алекс оглядела собравшихся ребят, и, хотя по щекам её текли слёзы, в душе зрела решимость. Она рассказала подробно о засаде, в которую они с Селией попали.
   - Вампиры организованы. Этот вывод напрашивается сам собой. - Джек привстал и обвёл взглядом примолкших друзей.
   Хлопнула дверь, в комнату вошёл Майкл, он был бледен и как то осунулся. Ребята попрятали глаза и не знали что сказать. Но Майкл не нуждался в утешениях. Он лишь стиснул кулаки и как ни в чём не бывало продолжил за Джеком.
   - Думаю, мы все пришли к этому выводу. Истинные вампиры не одиночки, они живут в сообществе, а раз так, значит, у них наверняка есть руководители. - Глаза Майкла были сухими, но губы предательски подрагивали. - Думаю, все согласятся с тем, что Джесс и Гарри должны вернуться. Они нужны здесь. Незачем распылять свои силы на борьбу со всеми вампирами. Сначала нужно разобраться с местными.
   - Ты абсолютно прав, - Джек поддержал друга, - Алекс, ты должна найти Марго, она наша единственная ниточка. - Алекс кивнула, она тоже пришла к этому выводу.
   - Мы уверенны, - Сара и Моника переглянулись, - Марго уже не человек, вы попали в засаду, а значит вампиры знали, что вы маги. Никто, кроме Марго не мог рассказать им об этом.
   - Вы правы, но новолуние будет лишь сегодня, следовательно, Марго рассказала всё будучи человеком. И мы не знаем наверняка, что именно она купила своим предательством. Вполне вероятно, что возможность стать вампиром, но, - Майкл медленно обвёл всех потухшим взглядом, - но, не исключена возможность и того, что она просто осталась человеком. Если честно, мне бы очень хотелось, что бы её обратили. Я убью её, и никто не осудит меня за это.
   На несколько минут повисло молчание. Александра чувствовала себя ужасно виноватой, она не смогла защитить Селию. Напротив, Селия, хрупкая, нежная Селия, защитила её, защитила ценой собственной жизни. Никто не обвинял Алекс, не упрекал её. Но вина тяжким грузом давила на плечи, пригибая её к земле.
   - Я знаю, кто организовал засаду. - Алекс первой нарушила молчание. - Вернее, думаю, что знаю. Вампиры всё время упоминали о Седом Мраке, наверное это прозвище главаря. Моника, поищи в архиве газеты, может встретишь какое-нибудь упоминание о нём.
   - Это не сложно, - Моника кивнула головой, - завтра я расскажу о результатах поиска. Знаете, о чём я подумала? Если вампиры живут здесь, у них должен быть дом. Помните, что рассказывал нам профессор Гардиман?! Вампиры любят роскошь!
   - Это задание как раз для меня, - Сара повеселела, - я найду в Мэрии список владельцев самых больших и старых зданий. Думаю вампиры не утруждают себя строительством.
   - Обязательно посмотри, как часто меняются их владельцы. - Джек уже записывал все их намерения в блокнот.
   - Думаю, вампиры не дураки, - Майкл посмотрел на Джека, - Они наверняка меняют владельцев.
   - Да, каждые тридцать, пятьдесят лет. Сара, - Джек ухмыльнулся, - тебя должна насторожить именно цикличность смены владельцев. Понимаешь, о чём я?
   - Кажется, да. - Сара нахмурилась и медленно, раздумывая над каждым словом проговорила, - обычное наследование или продажа через равные промежутки времени.
   - Уверен, вся эта передача имущества проводилась одной и той же юридической фирмой?! - Майкл повернулся к Алекс и спросил:
   - Ты вроде упоминала, что Марго работает секретарём в какой-то юридической конторе? Если так, будем искать по всем направлениям. И ещё, тебе нельзя возвращаться домой. Будет лучше, если ты временно поживёшь у сестры. Думаю, Джесс и Гарри не станут возражать.
   - Конечно, я сразу же пойду к ним, ключи у меня есть. - Алекс полезла в сумочку и достала огромную связку, рассеяно начала их перебирать, словно забыв о чём они говорили. Она внезапно вспомнила о Джеймсе и её мысли унеслись в даль.
   25
   Сидя в купе поезда и слушая перестук колёс, Джеймс думал об Александре. Он вспоминал обо всех встречах, о каждом разговоре. В воспоминаниях любой жест приобретал особый смысл. Алекс манила его к себе, притягивала, опьяняла. Она торопилась жить, её энергия просто била через край. И иногда Джеймсу казалось, что его сердце бьётся в унисон с её сердцем. Прикасаясь к её губам, Джеймс чувствовал, что живёт. Именно рядом с нею он впервые ощутил бег времени. И опасение, боязнь, что всё закончится, прочно поселилось в нём. Он панически боялся потерять Александру, и дело даже не в том, что старея, она перестала бы вызывать в нём интерес. Нет, Джеймс опасался, что именно она оставит его. Она ведь может встретить кого-то другого, полноценного человека. Того, кто сможет исполнить все её мечты. Того, кто сможет дать ей семью, детей... эта мысль внезапно прервала логические рассуждения Джеймса. Джеймс представил себе крепенького, толстощёкого младенца, со смешными редкими волосиками, которые торчат в разные стороны, и огромными синими (или зелёными, как у Алекс) глазами. Он почти почувствовал на своих руках вес этого упитанного, довольного жизнью младенца. Малыш улыбнулся, и во рту сверкнуло два ярко белых зуба.
   Джеймс встряхнул головой. Наваждение исчезло, оставив в душе ощущение пустоты и безысходности. На Джеймса навалилось чувство какой-то невосполнимой утраты.
   Прошло три томительных часа, и поезд, наконец, подошёл к станции. Джеймс вышел на перрон и пошёл домой. Ветер тихо шелестел листвой, и Джеймс вспомнил, как впервые провожал домой Алекс. Тогда вечер был таким же тихим. Звёзды также подмигивали с неба. А луна, бросая свой призрачный свет, превращала реальность в сказку. И в этой сказке всё было возможным. Для любого чуда имелось место. Очнувшись, Джеймс поднял глаза. Он стоял вовсе не перед своим особняком. Перед ним тёмным мрачным кирпичом высился дом Александры. Одинокий фонарь сиротливо освещал пустой порог и закрытую дверь. Из дома не доносилось ни звука. Ощутив пустоту дома, Джеймс замер. Мысль о том, что он навсегда потерял Александру, заставила его содрогнуться от ужаса. И в этот миг наивысшего страха, Джеймс интуитивно позвал сердце Александры. И оно немедленно отозвалось. Сердце билось ровно и тихо. " Наверное она спит", - подумал Джеймс. В ту же секунду сердце забилось громко и быстро. Джеймс в испуге отпрянул.
   Алекс села на кровати. Сердце гулко стучало. Как бы пытаясь вырваться из груди. Алекс попыталась разобраться в своих ощущениях. Ей казалось, что кто-то попытался сжать её сердце. И ощущение холодных пальцев не проходило. Что-то ледяное давило ей на грудь. Магическая книга Джесс, лежащая на прикроватной тумбочке, оказалась раскрытой, и от страницы шёл лёгкий пар. Странно, но Алекс не помнила, что бы открывала её. Она захлопнула книгу. Дышать сразу стало легче. Но сон как рукой сняло. Алекс решила пройтись по улице. Возможно свежий воздух разгонит ночные страхи. Накинув лёгкий халат, Алекс вышла во дворик. На улице было прохладно и она пожалела, что не одела ничего потеплее. Алекс уже хотела было вернуться назад, за тёплой кофтой, когда заметила тень, мелькнувшую за деревом через дорогу. Все тревоги и страхи, снедавшие её вернулись с новой силой. Она остановилась, внимательно вглядываясь вперёд. Но ничего не увидев, решила было, что всё ей померещилось. Она пошла вперёд и внезапно увидела силуэт возле самой калитки. Не успев испугаться, Алекс узнала Джеймса. Радость заполнившая её сердце помешала удивиться его внезапному появлению. Алекс радостно бросилась навстречу.
   Джеймс увидел Алекс сразу, как только она вышла из двери. Он немного замешкался, пытаясь придумать оправдание своему внезапному появлению. Но Алекс была настолько рада, что никакие пояснения не понадобились. Как только их руки соприкоснулись весь остальной мир перестал существовать. Все тревоги и печали остались позади. Он наклонился и прикоснулся к её губам. Они были горячими и мягкими. Джеймс целовал Алекс и, казалось, ничто на свете не сможет разлучить их. Алекс легонько отстранила Джеймса:
   - Пойдём в дом, мне холодно. Не смущайся ты так, - добавила она, заметив нерешительность Джеймса, - Моей сестры и её мужа нет дома. Мы будем совсем одни. - Загадочно улыбнувшись, Алекс взяла Джеймса за руку и повела за собой. Поднявшись на порог, Алекс внезапно почувствовала страх, ей показалось, что сегодняшний день поворотный в её судьбе. Чтобы не случилось, это решительным образом изменит её жизнь. Алекс тряхнула головой, прогоняя непрошенные мысли. Она решительно повернулась к Джеймсу. Он смотрел на неё с такой всепоглощающей любовью, что Александра устыдилась своих мыслей. Конечно, её жизнь изменится, она изменится к лучшему. Алекс улыбнулась Джеймсу и провела ладонью по его щеке. Джеймс улыбнулся в ответ и поцеловал её ладошку.
   - Хочешь чаю? - Алекс не дожидаясь ответа упорхнула на кухню. Джеймс сел на диван, стоящий посреди комнаты и оглядел гостиную. Комната была заставлена цветами. Здесь были розы, гардении и лилии. Они стояли в самых неожиданных местах. На подоконниках и на книжных шкафах, на журнальном столике и просто на полу. В тяжёлых глиняных горшках с землёй и в хрустальных вазах. Цветы наполняли воздух сладким ароматом и кружили голову. Джеймс протянул руку и прикоснулся к розе, стоящей на столике. Цветок неожиданно задрожал, его лепестки пожухли и осыпались. Джеймс в изумлении отпрянул и поспешно пересел на другой конец дивана. Цветы ещё никогда не вяли прямо у него в руках. Он задумался было над этой странностью, но тут его взгляд упал на дверь. Почему то он сразу решил, что она ведёт в спальню Алекс. Он встал и подошёл к двери. Открыв её, он сразу увидел прикроватный столик, на котором лежала толстый фолиант в кожаном переплёте. Откуда не возьмись, в комнате повеял лёгкий ветерок и книга раскрылась. На Джеймса внезапно повеяло могильным холодом, со страницы книги сорвался мощный луч света и ударил его в грудь. Джеймс почувствовал себя немощным стариком. С трудом закрыв дверь, Джеймс поплёлся к дивану. Алекс, войди она в гостиную в эту минуту, ни за что не узнала бы Джеймса в этом сгорбившимся старике, который, с трудом передвигая ноги, плёлся к дивану. Но Алекс не подозревая ни о чём, весело намазывала булочки маслом на кухне. Джеймс, присев на диван, отдышался. Наваждение постепенно проходило. Спина выпрямилась, лицо разгладилось, с кожи исчезли старческие пятна. Вздохнув с облегчением, Джеймс вновь огляделся вокруг, всё ещё пытаясь понять, что же с ним произошло. Цветы уже не были такими живыми, бутоны клонились к земле и первые лепестки упали на ковёр. Джеймс растерялся, такое происходило с ним впервые. Но в это время открылась дверь и в комнату вошла Александра. Казалось сама жизнь вошла вместе с нею. Все гнетущие мысли пропали, Джеймс встал и забрал поднос из её рук. Поставив поднос на столик Джеймс обнял Алекс. Он прикоснулся к её губам и забыл обо всех своих страхах и сомнениях.
   Как описать любовь? И может ли обычное перо передать на бумаге стремление одинокого сердца биться в унисон с другим? Как объяснить страдания души, бьющейся в вакууме одиночества? Чем выразить смятение чувств, отсутствие слов, когда твои глаза падают в пропасть других глаз. Ты падаешь, умираешь и возрождаешься обновлённым, очищенным и смотришь на мир уже другими глазами. Может быть, любовь чем-то сродни птице Феникс? Сгорая в её пламени мы возрождаемся к жизни и уже никогда не остаёмся прежними, мы изменяемся сами, изменяя мир вокруг нас.
   Проснулся Джеймс внезапно. Он лежал не открывая глаза и боясь пошевелиться, рядом тихо дышала Александра. Её русые волосы лежали у него на плече, и это наполняло его неземным блаженством. Они должны пожениться, Джеймс удивился, почему такое простое решение до сих пор не приходило ему в голову. Волна тошноты поднялась от желудка к самому горлу. Голод свёл мышцы судорогой. Жажда крови. Впервые за всю свою вампирскую жизнь, Джеймс почувствовал раздражение. Немедленная охота не входила в его планы. Но выбирать не приходилось. Стараясь не разбудить Александру, Джеймс встал. Тихо оделся и вышел на порог. Далеко идти он не собирался. По привычке сосредоточился и призвал сердце. Ничего не вышло, мурашки страха пробежали по коже Джеймса. Неужели он потерял это, ставшее столь привычным, умение? Но тут на память пришло вчерашнее происшествие. Наверное, он не сможет поохотиться привычным способом именно здесь. Что же, это не так уж и страшно. Легко сбежав по ступенькам, Джеймс отправился в ближайший парк. Утолив жажду и избавившись от тела, Джеймс купил огромный букет цветов. Розы всем своим видом напоминали маленькие сердца. Темные, цвета артериальной крови бутоны чуть подрагивали. Бархатистые лепестки плотно прижимались друг к другу. Джеймс погладил один бутон, на ощупь тот был слегка бархатистым и прохладным. Он написал записку, вложил в букет. Очень долго и нудно инструктировал посыльного. Он представил, как Алекс прижимает букет к груди и улыбнулся.
   26
   Почти два дня Александра искала агентство, в котором работала Марго. Не зная названия, Алекс открыла телефонный справочник и выписала адреса всех юридических контор. Их оказалось немного. Сверившись по карте, Алекс начала обходить сперва те, которые поближе к дому, постепенно расширяя зону поиска. Сегодня утром по плану была проверка агентства " Солнечный день". Проснувшись и не обнаружив рядом Джеймса, Алекс испытала сильное разочарование. Утро было неправильным, Алекс усмехнулась про себя, кажется, она начинает зависеть от Джеймса! Его отсутствие создало ощущение пустоты. Но её ничуть не пугала подобная зависимость, наоборот, Алекс была счастлива. Ей показалось, что она нашла свою половинку. Позавтракав, Алекс решила заняться делами, чем быстрее пройдёт день, тем быстрее она увидит Джеймса.
   Агентство " Солнечный День" ничем не выделялось в ряду себе подобных. Поднявшись по ступенькам, Александра открыла дверь и вошла в приёмную. Увидев за столом Марго, Алекс вздохнула с облегчением. Наконец-то.
   Марго печатала, сосредоточив внимание на экране монитора, поэтому она не заметила появления Алекс. Сегодняшнее утро ничем не отличалось от двух предыдущих. И Марго не ожидала никаких сюрпризов. Позавчера она проснулась, чувствуя непонятный терзающий душу и тело голод. Семён, недовольный тем, что его оторвали от работы, повёл её на охоту. Марго не испытывала никаких угрызений совести, впиваясь в шею своей первой жертвы. Затем Семён показал ей комнату, в которой Марго предстояло жить. Хильда отнеслась к ней гораздо теплее, чем Семён. Она провела её по всему дому, и пообещала познакомить с остальными членами клана вечером. Оставив Марго в библиотеке, Хильда ушла. И вот здесь Марго ожидал сюрприз. Над камином в библиотеке висел портрет Джеймса в каком-то старинном камзоле. Марго показалось, что это предок Джеймса, и она застыла возле портрета.
   - Что, рассматриваешь Мрака?! - голос, раздавшийся сзади, заставил Марго вздрогнуть. Она оглянулась и увидела высокого бледного мужчину с великолепной фигурой. Тэд, в свою очередь, с удовольствием разглядывал новенькую. В его монотонной вампирской жизни было слишком мало развлечений. Каждый день до тошноты напоминал предыдущий. В отличие от всего клана, у них с братом не было ни постоянной работы, ни какого бы то ни было увлечения. Хотя, Мэтью последнее время вроде увлёкся наукой. После отъезда Мрака он всё время пропадает в библиотеке. И именно его искал здесь Тэд, а нашёл прекрасную незнакомку.
   - Мрака? - Марго задумалась, вспоминая, где же она слышала это имя. - Ты знаешь Мрака? - Марго вспомнила о Чарльзе и справедливо решила, что друг Чарльза будет и её другом. В ответ, Тэд рассмеялся:
   - Кто же не знает Мрака! Наверное, только такие несмышлёныши, как ты!
   - Напрасно ты со мною так разговариваешь, - Марго надула свои прелестные губки и обиженно посмотрела на Тэда. - Я не такая несмышленая, как тебе кажется. У меня есть связи в других кланах! - Марго не стала уточнять, что она просто знакома с прародителем воронов, а также, что именно она является причиной гибели одного из вампиров.
   - Ну, раз ты такая умная, почему тогда уставилась на портрет Мрака? - Тэд продолжал смотреть на неё с ухмылкой.
   - Просто он напомнил мне одного знакомого, - начала оправдываться Марго, - Джеймса, он работает на нашей фирме. Юристом.
   - Джеймс, юрист на фирме, напоминает Мрака! - последние слова Тэд произнёс, задыхаясь от хохота, он упал на кресло, закрыл лицо руками, плечи его тряслись. Марго недоумённо уставилась на него, не понимая, что же такого смешного она сказала. Вволю насмеявшись, Тэд пояснил ей:
   - Да ведь Джеймс и есть Седой Мрак! - лицо Марго вытянулось от удивления, она открыла, было, рот, да так и застыла. Первым порывом было рассказать, этому недотёпе всё, что она знает о Джеймсе. Но благоразумие взяло верх. Прежде чем говорить что-то нужно как следует подумать. И вот уже второй день Марго размышляла над возникшей дилеммой. С одной стороны все отзывались о Джеймсе-Мраке как о жестоком вампире, не знавшем жалости. С другой стороны, это Марго знала сама, Джеймс встречался с Александрой. И это были не просто встречи. Неистовая, всепоглощающая любовь сквозила в каждом их взгляде друг на друга. Джеймс таял от улыбки Александры, и этого было невозможно не заметить. Александра рассказывала ей, что влюбилась в Джеймса с первого взгляда. У Марго голова гудела от этих мыслей, и она просто решила молчать. Пусть всё разрешится как-нибудь само собой, без её участия. В конце концов, всегда можно сказать, что она ничего не знала.
   Оторвав глаза от монитора, Марго увидела Алекс. Ужас сковал Марго. Она вспомнила, как страстно ненавидела Александра вампиров. Теперь, став вампиром, Марго осознавала, насколько опасна для неё Александра. А после смерти Селии, опасна вдвойне. Тэд, на попечении, которого она оказалась, лишь мельком успел рассказать ей о магах, но и этого вполне хватило.
   Глаза Алекс встретились с глазами Марго. Алекс обрадовалась, что, наконец, нашла подругу, но вдруг поняла, что опоздала. Кожа Марго была белой, как снег. Глаза Александры наполнились слезами. Она прекрасно осознавала, что она должна сделать, и не могла пошевелиться.
   - Прости, меня, Марго. - По щекам Алекс текли слёзы, а рука, действуя самостоятельно, уже доставала осиновый колышек из кармана куртки.
   - Я... я вампир, я сильная, уходи, Алекс, иначе мне придется тебя убить! - Марго вскочила и вжалась в стену, её руки дрожали, а в голосе сквозил ужас. Она пыталась быть храброй, но получалось очень плохо.
   - Бедный маленький вампир, - сердце Александры сжалось от боли, - ты слишком молода, Марго. У тебя нет ни малейшего шанса.
   Когда до Марго оставалось всего лишь пара шагов, дверь директорского кабинета распахнулась и на пороге возникла Хильда. Она шагнула к Марго и гневно спросила:
   - Почему такой шум, Марго? Здесь просто невозможно работать! - проследив направление взгляда дрожащей Марго, Хильда мгновенно поняла, кого она видит перед собой. Она молча оглядела невысокую хрупкую Александру. Лишь на секунду взгляд задержался на осиновом колышке, который Алекс крепко сжимала в руках. В приёмной установилась звенящая тишина. Хильда не находила слов, впервые в жизни она растерялась. Александра, сразу определив в вошедшей женщине вампира, раздумывала над тактикой боя. У Марго никаких мыслей не было, все её помыслы заполонил обычный животный страх. Молчание нарушила хлопнувшая дверь. Сигизмунд, закрыв дверь, сразу увидел Хильду.
   - Хильда, мне срочно нужен твой совет, - не обратив внимания на Алекс и Марго, он направился в кабинет Хильды. Удивившись, что она не идёт вслед за ним, он оглянулся. Взгляд Сигизмунда скользнул по невысокой худенькой девушке, и упёрся в осиновый кол, который она держала в руках. Сигизмунд не раздумывал ни мгновения. Плавным, почти не заметным глазу движением, он развернулся и прыгнул на Александру. От неминуемой смерти Алекс спасла случайность. Прыгая на девушку, Сигизмунд забыл о Хильде, стоявшей на его пути. Поэтому он просто сбил с ног Хильду и сам упал сверху. Марго, воспользовавшись тем, что на неё никто не обращал внимания, сползла под стол. Александра кинулась к выходу. Распахнувшаяся дверь сбила её с ног, и она отлетела в дальний угол. Дверь закрывала от неё вошедшего, но, глядя на посветлевшее лицо Хильды, она поняла, что это ещё один вампир. Слова Сигизмунда лишь подтвердили её догадку.
   - Ты вовремя, Мрак! - Сигизмунд не торопясь, поднялся, и отряхнул не существующую пыль с брюк. Поднявшись с пола, Хильда поправила платье и обратилась к вошедшему вампиру:
   - Я думаю, ты будешь счастлив, отомстить за Чарльза. Помнится, в последнее время я часто видела тебя с ним. Представь себе, маги вконец обнаглели. Ей было мало убить Чарльза! Нет, она пришла сюда. - Хильда уже оправилась от потрясения и злоба, переполнявшая её, стремилась выйти на волю.
   Всё, что произошло дальше показалось Алекс дурным сном. Дверь закрылась и Александра увидела Джеймса. Время просто остановилось. Несколько секунд, когда они в недоумении смотрели друг на друга, показались Алекс вечностью. Джеймс очнулся первым. Он даже не задумался над тем, что предпринять. Все его действия были чисто интуитивными. Прекрасно осознавая, что не сможет защитить Алекс от двух прародителей, он выбрал единственно верное решение. В мгновение ока мерцающая стена из электрических разрядов отгородила его и Алекс от всех, кто находился в комнате. Схватив растерявшуюся девушку на руки, Джеймс бросился прочь. Лишь пробежав пару кварталов, он поставил Алекс на землю и с тревогой огляделся вокруг.
   - Ты - вампир?! - в голосе Александры смешались презрение и ненависть. Страх, леденящий страх сковывал её душу, ледяными пальцами сжимая сердце. Её любимый, её ненаглядный Джеймс, при одной мысли о котором у неё замирало сердце, оказался вампиром. И не просто вампиром, как будто этого было мало! Нет, он тот самый Седой Мрак! И Александра возненавидела этот мир. Она возненавидела свои губы, которые хранили память о его поцелуях. Она возненавидела свои пальцы - они помнили шёлк его волос. Но более всего она ненавидела своё сердце, своё предательское сердце, которое, невзирая ни на что, продолжало любить Джеймса. Её хотелось разорвать свою грудь и вырвать сердце, предавшее её, предавшее и погубившее всё, ради чего она жила. При воспоминании о прошедшей ночи, Александра захотела содрать свою кожу, ведь её ласкали руки Джеймса. Желудок сжали спазмы и к горлу подступила тошнота. Алекс побледнела и пошатнулась. Джеймс, не подозревавший о мыслях, носившихся в её голове, поддержал Алекс, решив, что она просто испугана.
   - Ты должна немедленно уехать отсюда. Не бойся, я запутаю следы и приеду за тобой. Я никогда не брошу тебя. Мне всё равно, маг ты или просто человек. - И Джеймс, взяв руку Алекс повёл её к вокзалу. Он внимательно прислушивался ко всему, что происходило вокруг и, возможно поэтому, не обратил внимания на маску презрения, застывшую на лице Алекс. На вокзале не было ни души. Джеймс купил билет на ближайший поезд до Девоншира, и сразу же стёр у кассира воспоминания о себе. На перроне он ни на секунду не отпускал руку Алекс. Его чувства обострились. Он понимал, что сейчас они наиболее уязвимы. Но вокруг стояла полнейшая тишина. Никто не попытался их остановить.
   - Поезжай, Александра. Остановись в гостинице. Я приеду через несколько дней, когда всё уляжется. - Он прижал её к своей груди, не обращая внимание на то, что Алекс до сих пор не сказала ни слова. - Они не смогут тебя найти. А потом я приеду и мы вместе подумаем над тем, что нам делать дальше.
   Джеймс приподнял Александру и поцеловал её в губы. Её скованность и инертность он снова приписал страху. Джеймс оставался на перроне до тех пор, пока поезд, увозивший Александру, не скрылся из виду. А затем развернулся и пошёл в офис, ему предстоял долгий и тяжёлый разговор. Он не сомневался, что сможет без труда договориться с Хильдой. А вот Сигизмунд представлялся ему загадкой, не решив которую он потеряет Алекс.
   Александра смотрела как мимо проносятся дома и скованность постепенно проходила. Неожиданно она вскочила и выбежала в тамбур. Нет, напрасно Джеймс думал, что Алекс смиренно, как овечка последует туда, куда он ей указал. "Джеймс, нет, Мрак, его зовут Седой Мрак", - Алекс поправила саму себя и ей стало легче. - "Джеймса больше нет. Человек, по имени Джеймс, которого я любила, погиб. А вампир, по прозвищу Седой Мрак не имеет ко мне никакого отношения." - Алекс открыла дверь и ветер, ударивший ей в лицо, охладил разгорячённую кожу и упорядочил мысли. - " Да, так будет проще. А теперь, когда я уже всё для себя решила, нужно просто сойти с поезда. И Мрак никогда не сможет меня найти." - Прислушавшись к своим ощущениям, Алекс поняла, что всё-таки смогла разделить любимый образ. Вампир не вызывал у неё никаких ощущений, кроме презрения и ненависти. А Джеймс... " я буду любить всегда." - Мысленно кивнув сама себе, Алекс спустилась на подножку и прыгнула. Ветер подхватил её, и несколько мгновений Алекс просто парила. Затем она сгруппировалась и мягко коснулась ногами земли. Оглянувшись Алекс проводила глазами поезд, последний вагон которого уже скрывался вдали. Ей показалось, что вместе с поездом уходит вся её прошлая жизнь. Уносятся вдаль беззаботные дни, оставляя вместо себя тоску и печаль. Предстоящая жизнь показалась лишённой смысла, дни будут приходить за днями, не принося с собой ни радости, ни удовольствия. Лишь бесконечная череда... стоп. Теперь, когда вампиры знают её в лицо, жизнь может оказаться весьма короткой, так что переживать особо не о чем. Отряхнув пыль с джинсов Алекс бодро зашагала назад, в город.
   Джеймс побежал в офис, надеясь, что Хильда и Сигизмунд ещё там и ничего не успели предпринять. И чудо свершилось. Они сидели в кабинете Хильды и мирно пили кофе. Марго в приёмной что-то печатала. Когда Джеймс вошёл в кабинет они молча уставились на него, ожидая объяснений. И они их получили. В полной мере, даже больше, чем им хотелось бы. Хильда просто потеряла дар речи. Она открывала рот и не могла произнести ни слова. Сигизмунд оправился от шока намного быстрее. Видимо сказывался возраст. Он встал прошёлся по комнате, несколько раз хмыкнул, видимо подбирая слова. А затем произнёс:
   - Вообще-то не вижу ничего в этом страшного. Ну влюбился мальчик. С кем не бывает. А то что она оказалась ведьмой, что же, в жизни всякое случается. Хотя, готов это признать, ты первый на моей памяти. Ты иди, ни о чём не переживай. Всё будет в порядке. Нам с Хильдой нужно ещё кое-что обсудить.
   Джеймс ушёл, слегка растерянный тем, что всё получилось так просто. Он то ожидал долгих споров и уговоров. Что-то казалось ему неправильным, но что он никак не мог понять. Затем его мысли переключились на Алекс. И весело насвистывая, он пошёл в свой кабинет. Завершив работу, Джеймс откинулся на спинку кресла и призадумался о будущем. Такие мысли пришли ему в голову впервые. Вампиру нет нужды задумываться о завтрашнем дне, что - то планировать, куда - то спешить. Впереди целая вечность и некуда торопиться, не о чем жалеть.
   Хильда осталась сидеть в кабинете мрачнее тучи. Она зло метнула взгляд на добродушно улыбающегося Сигизмунда.
   - Что-то я смотрю, ты сегодня добренький! С чего бы это?! - она вскочила и, в порыве ярости отшвырнула кресло. - Боже, какие мы чувствительные! Ах, ах, ах!! Услышали сказочку про любовь и сразу растаяли!! Давайте все вместе полюбим эту ведьмочку. Подумаешь, она всего лишь перебила половину клана воронов! Это такой незначительный пустячок, на который никто не обратит внимания!!!
   - Сядь, Хильда. И успокойся! - Сигизмунд поднял кресло и подтолкнул его к ней. - Ты можешь предложить что то ещё? По моему у нас просто нет выбора. И если ты как следует поразмыслишь, то поймёшь, что всё не так уж и страшно.
   - Её нужно убить. - Хильда села в кресло, но сдавать своих позиций не собиралась. - Мы вдвоём с ней прекрасно бы справились.
   - Ты забыла о Мраке. - Хильда была прекрасна в гневе, и Сигизмунд ей откровенно любовался. - Каким образом ты собралась справиться с Джеймсом? Он отгородился от нас электрической завесой. Уверен, ты не сможешь наколдовать такую же. Во всяком случае я - нет.
   - Вынуждена согласиться с тобой, - Хильда удручённо кивнула, - Я просто не ожидала, что Джеймс настолько силён, видимо сказывается кровь отца. Но мы всё равно не можем оставить всё так, как будто ничего не случилось.
   - А мы и не будем. - Сигизмунд посмотрел на удивлённую Хильду и добавил, - Мы просто подождём. Не забывай, милая, время работает на нас. Мы просто не будем торопиться с местью. Пусть Мрак позабавиться с ведьмочкой. Пять, десять лет. Не будем его торопить. А вот когда она ему надоест, придёт наше время!
   - Ты опасный противник, Сигизмунд! - Хильда плавным движением поднялась с кресла и подошла к Сигизмунду. - Я трижды подумаю, прежде чем предпринять что-то против тебя.
   И хотя голос Хильды прозвучал неожиданно хрипло, Сигизмунд оказался не готов к тому, что она поцелует его прямо в губы. Кровь ударила ему в голову. Он крепко обнял Хильду и ответил на поцелуй.
   27
   Гарри вышел из такси и остановился возле калитки, поджидая Джесс. Они пошли по дорожке к дому, вновь обсуждая результаты поездки в Девоншир. Джесс всё ещё находилась под впечатлением от встречи с вампиром. А Гарри был огорчён тем, что ничего не удалось узнать о происшествии в лаборатории. Он считал, что они впустую потратили время. Гарри открывал дверь, когда в глубине дома зазвонил телефон. Пройдя в комнату, он немедленно поднял трубку. Джесс заглянула в залу и застыла на пороге в смятении. По мере разговора Гарри всё больше мрачнел, но Джесс не обратила на это внимания. Она в ужасе смотрела на комнату. Все цветы завяли, часть уже успела осыпаться.
   - Джесс, - Она оглянулась, и бледность Гарри заставила её позабыть о цветах. - Джесс у меня плохие новости, пожалуй, будет лучше, если ты присядешь, дорогая. - Он положил трубку и взял Джессику под руку. Лишь когда они сели на диван, Гарри продолжил. - Пока нас не было здесь произошли ужасные события. Вампиры организовали засаду и напали на Алекс и Селию.
   - Алекс, господи, что случилось с Алекс! Скажи, что она жива, прошу тебя, скажи! - Джесс побледнела, по щекам текли слёзы, а голос предательски дрожал. Гарри крепко обнял Джесс и поцеловал в затылок, - Алекс жива, с ней всё в порядке, она переехала к нам.
   -Слава богу, ты напугал меня, - Джесс вытерла слёзы и улыбнулась Гарри. Но Гарри смотрел очень печально, а глаза подозрительно блестели. Он молчал, и Джесс не сразу поняла... - Селия... - ужас отразился в глазах Джесс, - Я так обрадовалась, что Алекс жива, что не вспомнила о ней. Что с ней? Она...
   - Её нет с нами, я толком не понял, что там произошло. Кажется, Селия отдала все свои силы Алекс и от этого умерла. - Гарри вопросительно посмотрел на Джесс. Та долго молчала, прежде, чем ответить. Нет, маги жизни не пытались что-то скрыть от боевых, просто некоторые аспекты их магии лучше было не афишировать.
   - Да, я помню это заклинание, она отдала свою жизненную силу. Не думала, что когда-нибудь придётся его применять.- Джесс помрачнела, они действительно изучали это заклинание, как нечто экзотическое, просто дань традициям. - Да и преподаватели наши считали также. Что же произошло, похоже, мы таки наступили вампирам на больную мозоль. Но меня это почему-то не радует, - Она жалобно всхлипнула, и вопросительно посмотрела на Гарри.
   - Я знаю только, что накануне Алекс убила вампира, - немного помолчав, Гарри добавил, - истинного. - Они замолчали, сидели обнявшись, радуясь тому, что сейчас они вместе. Джесс посмотрела на Гарри и подумала, а смогла бы она поступить так, как Сели? Добровольно расстаться с жизнью! Хотя, скорее всего так бы она и поступила, если нет другого выхода...
   Очнувшись, Гарри оглядел комнату и только теперь заметил увядший цветник Джесс. Он хотел спросить, но Джесс перебила его.
   - Если Алекс живёт у нас, то где она сейчас? И что случилось с моими цветами? - не дожидаясь ответа, она встала и пошла в комнату за книгой заклинаний. Она вернулась с раскрытой книгой в руках. На лице были написаны радость и изумление.
   - Гарри, посмотри, когда я взяла книгу, она сама раскрылась. И здесь новое заклинание. Я раньше никогда не встречала его, хотя, я в этом уверена, знаю содержание наизусть.
   - Ты могла просто пропустить его, дорогая. - В дверь позвонили. Гарри поспешил открыть и замер на пороге в изумлении. Розы, которые держал в руках посыльный были великолепны. Гарри прочитал имя на карточке и усмехнулся:
   - Алекс времени зря не теряла, ты только посмотри, Джесс, какой прекрасный букет принесли для неё. - Он поставил цветы в вазу и, скрестив руки на груди, любовался цветами. - Ты представляешь, как тяжело вырастить такую красоту без помощи магии?
   - Почему же без? - Джесс пренебрежительно оглядела букет и добавила, - Алекс была права, Хранители вырождаются. Вместо того, что бы выслеживать истинных вампиров, мы выращиваем цветы на продажу. - и она брезгливо передёрнула плечами.
   - Ты не справедлива, - Гарри всё ещё любовался букетом, - Ты тоже выращиваешь цветы и это не мешает нам бороться с вампирами.
   - Это абсолютно разные вещи, ты просто не понимаешь, о чём говоришь. - разговаривая, Джесс успела привести комнату в порядок, и та почти приобрела первоначальный вид. - Я выращиваю цветы только для себя, именно поэтому магия не занимает много времени, кроме того я выращиваю не обычные цветы...
   Входная дверь распахнулась без стука. На пороге, прислонившись к косяку двери, стояла Алекс. Но, что у неё был за вид! Вся растрёпанная, в пыли, со лба стекает струйка пота, тяжёлое дыхание вздымает грудь, не позволяя произнести ни слова.
   - Где ты была?
   - Что случилось?
   Вопросы прозвучали почти одновременно, но Алекс всё равно не могла на них ответить. В груди кололо и сил хватало лишь на вдох. Никогда в жизни она так не уставала. Джесс подошла к ней взяла за руку и попыталась исцелить. Но, странное дело, магия не впитывалась в Алекс. Она обтекала её и рассеивалась в воздухе. Джесс была поражена, такого ещё не случалось. Внезапно Алекс тяжело вздохнула и рухнула на пол. Гарри занёс Алекс в дом и положил на диван.
   - Что произошло? Ты не можешь её исцелить? - Гарри был поражён не меньше Джесс. - Надо вызвать наших, а ты пока приведи Алекс в порядок. Ей не помешает умыться.
   Джесс умыла и причесала Александру, а затем, вспомнив о старом способе возвращать сознание, принесла из аптечки нашатырный спирт. Александра очнулась и сразу почувствовала боль в каждой мышце. Она полежала немного с закрытыми глазами, пытаясь собраться с мыслями. Затем повернулась на бок, открыла глаза и увидела встревоженное лицо Джесс. Алекс обняла сестру и зарыдала. Она плакала навзрыд, настолько горестно и жалко, что Джесс не решилась ни о чём спрашивать. Она лишь крепче сжала Алекс и тихонько гладила по волосам. Самозабвенные рыдания сестёр прервал Гарри.
   - Тебе принесли шикарный букет от какого-то Джеймса, и почему мы ничего о нём не слышали? - Алекс оторвалась от Джесс и посмотрела на букет. Затем посмотрела на Гарри и снова разрыдалась. Но Гарри во что бы то ни стало решил всё выяснить.
   - Там конверт.
   И Джесс и Алекс мгновенно затихли и молча уставились на конверт. Причём, если Джесс смотрела с любопытством, то Алекс смотрела на конверт как кролик на удава. После минутной заминки она всё же встала, взяла конверт и, присев на диван, открыла его. Алекс вынула из конверта тонкий лист бумаги.
   " Я люблю тебя, Алекс. До встречи с тобой я считал эти слова лишь пустым звуком. Жалкой выдумкой писателей, пытающихся завлечь внимание к своим рассказам. Лишь ты смогла наполнить их смыслом. Я не просто люблю тебя. Я хочу, что бы ты стала моей женой. Что бы ты была рядом со мной целую вечность. И пусть даже смерть не сможет разлучить нас. Целую тебя крепко. Навеки твой, Джеймс."
   Алекс читала письмо, а слёзы, падая на буквы, стирали слова, расплываясь мокрыми кляксами. Говорят, от любви до ненависти один шаг. Но Алекс не могла даже ненавидеть, в душе поселилась пустота. От любви до пустоты один взгляд, один жест, одно мгновение, один стук сердца, а, может быть, его отсутствие. Ей захотелось закрыть глаза и ничего не видеть, не слышать, не чувствовать. Письмо выпало из безвольной руки, Алекс не обратила на это внимания. Она встала и пошла в свою комнату. На пороге она оглянулась, долг превыше всего.
   - Я нашла истинных вампиров. Их там много. - И она рассказала всё. Промолчав о Джеймсе. Этого она рассказать не смогла. Не сейчас. Может быть когда-нибудь потом. Затем зашла в комнату и закрыла за собой дверь. На тумбочке лежал дедушкин крест. Алекс надела его. Тут же её пронзила острая боль. Но Алекс и не подумала снять крест. Ей понравилась эта боль, пусть болит, так ей и надо. Она посмела полюбить врага! Изнемогая от боли, и телесной, и душевной, она легла на кровать. Пусть боль навеки будет её спутником, это всё же лучше, чем пустота. Что бы помнить. Слёзы продолжали катиться по щекам, они стекали вниз и вскоре вся подушка стала мокрой. Алекс повернулась на бок и свернулась калачиком. Слеза попала на цепочку и скатилась на крест. В ту же минуту боль успокоилась и Алекс обернулась голубым сиянием. Постепенно всё успокоилось, крест затих, смирившись со своей участью. Алекс заснула, не подозревая о том, что до тех пор пока у неё на шее этот крест, Джеймс не сможет услышать её сердце.
   28

   Вволю намечтавшись, Джеймс вернулся в офис Хильды, но не застал там ни Хильды ни Сигизмунда. Там была лишь Марго, дрожащая от перенесённого потрясения, она всё-таки пыталась что-то печатать. Постоянно ошибаясь, она вновь и вновь возвращалась к началу документа, за весь день не продвинувшись вперёд ни на одну строчку. Увидев Джеймса, Марго застыла не в силах пошевелиться.
   - Где Хильда? - Джеймс присел на край стола, не замечая состояния Марго. - Почему её нет на работе? - он говорил настолько обычным спокойным тоном, что Марго заколебалась. На секунду ей показалось, что всё произошедшее утром ей приснилось. Но только на секунду.
   - Она дома, ждёт тебя там. - Когда за Джеймсом закрылась дверь, она вздохнула с облегчением. Ей вдруг захотелось уехать как можно дальше от сюда. Просто на край света. Подальше от вампиров и Хранителей, которые их убивают.
   Джеймс нашёл Хильду в библиотеке. Она сидела в кресле и, как ни в чем не бывало, рассматривала модный журнал. Увидев Джеймса, Хильда спокойно встала и, повернувшись к нему лицом спросила:
   - Как дела? Я уже начала беспокоиться, тебя не было слишком долго. -но её тон был слишком ровен, а движения столь медлительны, что в её слова верилось с трудом.
   - Я хочу, что бы ты оставила Алекс в покое, - Джеймс приготовился к долгому спору, но к его удивлению, Хильда лишь усмехнулась и пожав плечами ответила, - Хорошо.
   - Просто хорошо?! - Джеймс не верил собственным ушам, - Не обманывай меня, Хильда, ты никогда так легко не сдавалась, да и на Сигизмунда это не похоже.
   - Всё очень просто, милый, - Хильда прошлась по комнате, этот разговор уже начал ей надоедать, - Мы с Сигизмундом никуда не торопимся, наша месть может и подождать. Сколько тебе надо времени? Год? Пять? Десять?
   - Что ты несёшь, Хильда! Я не собираюсь расставаться с ней! Я люблю её. - Джеймс сжал кулаки, он внезапно понял всю бесполезность этого разговора.
   - Это ты не понимаешь, - Улыбка Хильды внезапно стала жесткой и хищной. - Что ты можешь ей предложить? Кроме твоей любви, разумеется. - На последних словах Хильда громко в голос захохотала. Её лицо изменилось, глаза сверкнули жёлтым огнём, Джеймсу она показалась омерзительной, он удивился тому, почему раньше не замечал этого. Бросив взгляд по сторонам, Джеймс удивился тому, как внезапно всё изменилось. Мир, бывший родным и привычным, стал чужим. Он почувствовал, что здесь ему больше нет места. Слова, произнесённые Хильдой, показались Джеймсу странно знакомыми, но он отогнал эту мимолётную мысль. - Ты не можешь предложить ей вечную жизнь, а даже если бы и мог, мне кажется, она с презреньем отвергла бы твоё предложение. - Хильда перестала смеяться и её лицо выражало лишь презрение.
   - Ты ошибаешься, Хильда. Мы любим друг друга, и я смогу дать ей счастье. - Поняв, что дальнейший спор бесполезен, Джеймс вышел, хлопнув дверью. Для него всё теперь будет иначе, и лишь одно оставалась неизменным, неистребимая жажда. Выйдя на улицу, Джеймс почувствовал сильную боль. Все мышцы свело судорогой, перед глазами поплыли тёмные пятна. Как только боль отпустила его, Джеймс позвал сердце. Оно отозвалось почти мгновенно. Джеймс даже не удивился этому. С каждым разом призывать добычу становилось всё легче и легче. Сама охота уже не вызывала в Джеймсе азарта, становясь скучным, обыденным делом, простой необходимостью. Не пытаясь скрыться, не думая о последствиях, Джеймс впился в шею жертвы прямо на пороге дома. Насытившись, он уронил труп на порог и равнодушно перешагнув через него пошёл прочь.
   Из-за шторы вышел Сигизмунд и вопросительно посмотрел на Хильду. Она равнодушно пожала плечами:
   - Это пройдёт, он просто слишком молод. Я подумала над твоим предложением и мне оно понравилось. Пройдёт несколько лет, и она ему надоест. Уверена, он сам же и убьёт её. - Казалось Хильда старается убедить в первую очередь себя. Предчувствие чего-то ужасного не оставляло её. Всё происшедшее казалось ей лишь началом, началом конца.
   Сигизмунд подошёл к Хильде и отвёл прядку волос с её лба. Ему вдруг подумалось, почему он никогда раньше не обращал внимания на то, какие красивые у неё глаза. Такие тёмные, почти бездонные. Он обнял было её, но Хильда выскользнула из его рук. И подошла к окну. Отодвинув штору она смотрела как уходит Джеймс. Обернувшись к Сигизмунду, Хильда спросила:
   - Ты понял, что он имел ввиду, когда сказал, что сможет сделать её счастливой?
   29
   Джеймс, скучая смотрел в окно вагона. Мимо проносились деревья и маленькие лужайки. Но Джеймсу казалось, что поезд движется с черепашьей скоростью. Каждая остановка неимоверно раздражала его. Несмотря на заверения Хильды, он всё-таки опасался за жизнь Алекс.
   Оглядываясь назад, он видел лишь случайную череду будней, слегка разбавленную охотой. Подумав об охоте, Джеймс почувствовал жажду. Он удивился и ощутил смутное беспокойство. В голове вновь мелькнула мысль, что в последнее время он стал слишком часто пить кровь. И Джеймс решил немного потерпеть, хотя бы до конца поездки. Казалось от одной этой мысли у него потемнело в глазах, а мышцы желудка судорожно сжались. Но Джеймс сидел не шевелясь, не делая никакой попытки встать. Он сидел, пытаясь заглушить все свои желания, отдавая на борьбу с самим собой все свои силы. А вокруг, как бы в насмешку над ним, бились сердца. Они стучали, посылая по венам кровь, тёмную, густую кровь со слегка солоноватым вкусом. Сам воздух вокруг, казалось, искрился желанием вкусить эту кровь. Джеймс почувствовал, как из дёсен вылазят клыки, неимоверным усилием он смог загнать их обратно. Но его организм казалось начал жить собственной жизнью. И только мозг пока ещё повиновался. Но каждая клетка тела вопила о жажде. Слух предельно обострился, ему стало казаться, что стоит только подумать о жертве и она прийдёт. Джеймс отогнал эту мысль, боясь поддаться искушению. Посмотрев на часы, он удивился. Казалось минули часы, пока он боролся с собой. На самом деле прошло не более пяти минут. Поезд замедлял ход, приближаясь к очередной станции. Приступ жажды прошёл и Джеймс вздохнул с облегчением. Мысленно он дал себе зарок не охотиться чаще одного раза в день. ( Не пить кровь, поправил Джеймс себя.) Сама охота не представлялась ему чем-то опасным. Ну сверну шею пару-тройке людишек, что в этом такого. Должен же вампир как-то развлекаться. Сама собой мысль перескочила на Алекс и Джеймс впервые пожалел, что её невозможно обратить. Он представил, как она могла бы пить его кровь и испытал странную тоску. Внезапно Джеймс осознал, что никому не позволил бы обратить Алекс. Только сам. И вот пожалуйста, наконец появился человек, которого он хочет обратить и сделать это невозможно. Воспоминания об Александре направили его мысли в новое русло. Он представил было какой купит дом для своей семьи, какой там будет сад, как все его размышления были прерваны робким стуком в дверь купе.
   - Войдите, - Джеймс не ожидал, что его голос прозвучит настолько хрипло и раздражённо. Дверь плавно отъехала в сторону и в купе вошло сердце. Нет, не подумайте, это не было классическое красное сердце на тоненьких ножках. Но для Джеймса вошедшая девушка выглядела как просто как сосуд из мышц, наполненный такой вкусной, тёплой, густой... Джеймс отшатнулся, почувствовав голову девушки на своём плече. Ещё секунда и он вопьётся невесть откуда взявшимися клыками в эту тонкую синюю жилку, которая так призывно бьётся приглашая его. Джеймс раздражённо откинул от себя ни в чём не повинную девушку. Та упала на сиденье напротив и, видимо от удара очнулась. Джеймс постарался припомнить, когда же он успел ввести её в транс и призвать. Неужели жажда настолько поглотила его, что он полностью потерял над собой контроль?! Тем временем, девушка полностью пришла в себя и стала что-то бойко рассказывать о своей поездке. Джеймс прислушался и успокоился. По крайней мере он не призывал её. Она пришла сама, а он лишь ввёл её в транс. От этой мысли Джеймсу полегчало. А девушка абсолютно не обращая внимание на его странное поведение продолжала щебетать. Она говорила и говорила жестикулируя руками, так долго и много, что постепенно Джеймс сам того не желая, уже знал всё о ней и её семье. Девушка пересела к нему, продолжая рассказывать о своём брате и его жене. А Джеймс стал прикидывать, возможно ли, что он и не вводил её в транс, просто она сама сразу села рядом с ним и прижалась вплотную, вот как сейчас... Джеймс вздрогнул, горячая быстрая ладошка скользнула за отворот его пиджака. Ловкие пальцы нащупали бумажник и он сменил хозяина. Возможно, будь Джеймс таким же теплокровным, обычным человеком, как она, он бы ничего и не заметил. Но сейчас он насторожился и стал внимательно следить за нею, перейдя почти мгновенно в состояние охоты, когда все чувства обостряются, и даже само время замедляет свой бег. Обретя способность призывать сердце, Джеймс перестал использовать эту сторону своего дара, и сейчас радовался этому качеству, как вновь обретённому. Он перевёл взгляд на соседку и уже в замедленном варианте посмотрел как ловко она сняла с его запястья браслет с часами. Больше ничего ценного у Джеймса с собой не было, и очень скоро девушка это поняла. Она скомкала свой рассказ и как только поезд замедлил свой ход заторопилась к выходу. Но Джеймс не собирался никуда её отпускать со своими вещами, вернее, он вообще решил никуда её не отпускать. У неё такие ловкие горячие пальцы, интересно, будет ли она так же ловка, если её обратить? А вдруг её природная ловкость ещё и усилится? Надо послать её Хильде, пусть Иван и Семен поэкспериментируют. От этой мысли Джеймс вздрогнул: Господи, неужели я становлюсь похожим на Вампириуса! Отбросив эту мысль, Джеймс вновь вернулся к воровке.
   - Куда заторопилась? Присядь! - И было в его голосе, а может в выражении глаз, нечто, заставившее девушку выполнить приказ без малейшего колебания. При этом Джеймс не пользовался внушением, природная харизма выручала его даже тогда, когда он был совсем юным вампиром. Девушка, принявшая его за полицейского, приготовилась отпираться от всех обвинений. Тех двух шагов, которые она сделала от двери купе до дивана ей вполне хватило для того чтобы избавиться ото всех улик. И теперь она сидела спокойная, готовая и к допросу и к обыску.
   - Подними вещи, которые ты выбросила и положи их на стол, - Девушка от неожиданности вздрогнула, но на лице тотчас проступило выражение оскорблённой добродетели. Джеймс искренни восхитился её самообладанием. Интересно, изменит ли ей выдержка, когда я предложу ей стать вампиром. Впрочем, её всё равно обратят, хочет она того или нет. Но поразвлечься не помешает.
   - Ты просто не знаешь, детка с кем связалась, - Воровка вздернула подбородок и дерзко заявила: - Я требую адвоката!
   Джеймс чуть не умер от смеха, наконец он смог выдавить: - Я и есть адвокат. По какому вопросу тебя проконсультировать?
   Девушка ненадолго смешалась, но затем безмятежно усмехнувшись, ответила: - Я не собираюсь консультироваться с каким-то юнцом, мне нужен хороший, солидный адвокат!
   От такой наглости, Джеймс поперхнулся, но быстро взял себя в руки, и вкаратчиво осведомился: - Мне двести тридцать лет, ты действительно уверена, что тебе нужен кто-то постарше?!
   - Чокнутый, и как я сразу не догадалась, - эта мысль ещё не успела как следует сформироваться у неё в голове, а вызывающая маска на лице уже сменилась на добрую и участливую. - Как Вы себя чувствуете? - в её голосе сквозило столько нежности и ласки, что их хватило бы на целый полк сестёр милосердия. Джеймсу ничего не оставалось, как восхититься воровкой в очередной раз. - Решила, что я ненормальный? Ну что же, в какой-то мере ты права. Я действительно не такой как ты. Я - вампир. - Джеймс внимательно наблюдал за лицом воровки, но она не дрогнула. Казалось его заявление ничуть её не удивило.
   - Вам нужна моя кровь? - в вопросе сквозило желание помочь, выполнить во что бы то ни стало любую его просьбу. - Да она просто не поверила, - Джеймс наконец догадался о причине её безмятежности. И в ту же секунду он начал изменяться. Девушка побледнела и, чисто рефлекторно вжалась в спинку дивана, стараясь отодвинуться от него как можно дальше. Но её видимый испуг продолжался не долго. Она подняла на Джеймса глаза и твёрдо спросила:
   - Что вам от меня нужно?! - доброта и ласка пропали, сталь, звеневшая в голосе, сделала бы честь любому вампиру. - Моя кровь не нужна, иначе Вы не стали бы устраивать здесь такой цирк, что тогда?
   - Умна, умна и хладнокровна, - Джеймс проговорил это спокойно, просто констатируя факт. Он вновь принял человеческий облик, но глаза остались золотыми, - Попробуй сама догадаться.
   - Вы хотите, что бы я для Вас что то украла? - в её голосе скользнула профессиональная гордость.
   - Нет, ты ошиблась, я хочу что бы ты стала вампиром. Нам пригодятся такие как ты. Сойдёшь на следующей станции...
   Джеймс дал ей немного денег и чёткие инструкции. Что бы у неё не появилось искушение выкинуть какой-нибудь фортель, он подкрепил их весьма мощным внушением. За всем этим, Джеймс и не заметил, что его путешествие подходит к концу. Они вместе сошли с поезда и Джеймс подождал пока она возьмёт билет на ближайший экспресс. Простившись с девушкой и тот час выкинув её из головы, Джеймс сел в такси. По дороге его мысли вновь вернулись к Алекс. Он представил как Алекс пьёт его кровь и застонал от наслаждения. Ну почему, почему она - Хранитель?! Неужели ничего нельзя исправить? Джеймс вновь и вновь задавал себе этот вопрос. Так и не найдя ответа он попытался подойти к проблеме с другой стороны. Может не смотря на свою вампирскую сущность он сам сможет стать человеком?... Джеймс обдумал этот вариант со всех сторон, но нашёл, что старость, болезнь и смерть не слишком его привлекают. Вернее не привлекают вообще. Значит, этот вариант не приемлем. Отбрасываем его. Может если устроить Алекс переливание крови, она потеряет свои магические способности? И тогда Джеймс обратит её. Пожалуй над этим вариантом стоит поразмыслить. Джеймс всё оставшееся время обдумывал этот вопрос, но так и не смог ничего решить. Будь это какой либо юридический казус, он без труда разобрался бы с ним, но медицинские проблемы, явно не его профиль. Джеймс обречённо вздохнул, пригладил волосы и светлая мысль сама пришла к нему в голову! Конечно, зачем самому мучиться, когда в клане есть два прекрасных учёных! Тем более, что они постоянно проводят какие-то опыты с кровью. Теперь осталось лишь уговорить Алекс. Но Джеймс оптимистично решил, что с этим проблем не будет. Машина остановилась, Джеймс расплатился с шофёром и лёгким шагом направился в гостиницу.
   Усталый клерк поднял на Джеймса заспанные глаза. Если его и удивило что-то в облике посетителя, то на лице это никак не отразилось. Оно осталось тупым и равнодушным. Джеймса это ничуть не смутило. Вернее он не обратил на это никакого внимания. Вся его энергия была направлена на борьбу с жаждой. В этой борьбе он явно проигрывал. Осознание бесполезности борьбы приходило постепенно и лишь желание поскорее увидеть Алекс всё ещё сдерживало его. В гостинице Алекс не было. Более того, она сюда вообще не приезжала. Эта новость оглушила Джеймса. К такому повороту событий он не был готов. Впервые в жизни Джеймс растерялся, не зная как поступить. Противоречивые желания раздирали его на части. Джеймс обвёл глазами холл гостиницы. Он был грязным и неуютным. На длинных узких окнах с мутными стёклами висели какие-то засаленные тряпки. Возможно, в своей далёкой молодости они и назывались шторами, но не сейчас, нет, не сейчас. Пара кресел у стены тоже доживали свой век, и могли похвастаться лишь выпирающими пружинами. Истёртый линолеум на полу довершал нелицеприятное зрелище. Джеймс вздрогнул и перевёл взгляд на клерка, который всё ещё продолжал расписывать несуществующие достоинства гостиницы. И в этот миг жажда победила. Клерк не успел даже вздрогнуть, а Джеймс уже пил горячую солёную кровь. Он глотал её почти захлёбываясь, торопясь насытится и совсем не думая о последствиях. Уронив безвольное тело, Джеймс оглянулся вокруг. Холл гостиницы за прошедшие минуты ничуть не изменился. Всё также тихо ветхо и безлюдно. Джеймс задвинул ногой бездыханное тело в глубь конторки, и с удовлетворением кивнул себе. Взял ключи от номера и закинув на плечо свою неизменную спортивную сумку, пошёл устраиваться в комнате.
   30
   Хильда сидела за рабочим столом и проверяла договор на аренду, когда дверь с грохотом распахнулась и вбежала посиневшая от страха Марго. Она дрожала и в первое мгновение не могла выговорить ни слова. Хильда, уже начавшая уставать от бесконечных происшествий, раздражённо спросила: Ну что опять случилось?
   - Там, перед входом стоят друзья Алекс, я видела их вместе несколько раз. Вдруг они тоже Хранители? - Марго говорила слегка заикаясь и, казалось она вот- вот потеряет сознание. Хильда подумала было о том, как мельчает вампирский род, раз уж одна мысль о Хранителях навевает на молодежь такой ужас. Но, вспомнив о советах Вампириуса, решила не игнорировать предупреждения. Она подошла к окну и, слегка отодвинув штору, посмотрела вниз. Ребята стоявшие внизу показались ей слишком юными, даже по человеческим меркам. Они вовсе не походили на магов, хотя как должны выглядеть Хранители и чем они отличаются внешне от обычных людей, Хильда не знала. Хильда успокоилась и это спокойствие продолжалось целую минуту, пока молния, появившаяся с безоблачного неба не расколола входную дверь. Хильда вновь выглянула в окно. Хранители, теперь-то у Хильды не осталось никаких сомнений, очевидно ждали пока осядет пыль от рухнувшей двери. Но Хильда не собиралась ожидать продолжения. Нажав кнопку селектора, она переговорила с Энтони, а затем схватила за руку Марго и поволокла её ко встроенному книжному шкафу. Когда Хильда потянула за корешок огромного тома, дубовая панель рядом со шкафом беззвучно отъехала в сторону. Хильда, а за ней и Марго, тут же нырнули в открывшийся проход. Панель, всё также беззвучно встала на место. Хильда приникла к смотровому отверстию. Она покуда не спешила воспользоваться дверью, ведущей на другую половину дома. Когда маги ворвались в кабинет, готовые всё сокрушить на своём пути, за столом сидел Энтони и спокойно перебирал бумаги. Оторвавшись от документов, он обвёл взглядом столпившихся ребят и спросил
   - В чём дело? Кто дал вам право врываться сюда?! Учтите, я уже вызвал полицию. - И хотя говорил он не повышая голоса, тон звучал сурово и мог бы напугать любого. Ребята притихли. Такого поворота событий никто из них не ожидал. Первым очнулся Гарри. Он вышел вперёд и показал свой значок. Затем достал рацию и отменил вызов, сказав, что он уже на месте и сам со всем разберется. А вот такого поворота не ожидал Энтони. Признаться он немного струхнул, но вида не показывал. Старался держаться все также твёрдо.
   - Ну, рассказывай, куда подевались все вампиры?! - Монике надоело ждать и она решила действовать.
   - Какие вампиры? Да вы все, наверное обкурились, - Энтони сделал самый невинный вид из всех возможных. - Я не понимаю о чём вы говорите! - Он решил отпираться до последнего. Надеясь, что никто из них ничего не сможет доказать. К тому же, сам будучи человеком, он абсолютно не боялся магов, ну что в конце концов они могут ему сделать!?
   - Скажите, какой он чистенький и беленький! - Сара разозлилась не на шутку. Впервые увидев его, она решила было, что они ошиблись, Энтони действительно выглядел совершенно безобидно. Но что то в его голосе, возможно то, как спокойно он произнёс "вампиры", насторожило её. Теперь каждое его слово, каждое движение как бы говорило ей: Виновен, виновен, виновен. - Что небось думаешь, что раз ты человек, мы ничего не сможем тебе сделать? - Энтони вздрогнул, эта ведьма казалось прочитала его мысли. А Сара уже разошлась не на шутку. - ЧЕЛОВЕК! Да какой же ты человек. Ты обыкновенный предатель! Таких как ты нужно давить безо всякой жалости.
   - Подождите, подождите, - Энтони решил сделать ещё одну попытку, - Я никак не могу понять в чём вы тут меня обвиняете. Какие вампиры, эта фирма принадлежит мне, а до этого принадлежала моему отцу, деду, прадеду. Да, согласен, у нас много странных клиентов. Но, извините меня, называть их вампирами!! Увольте! У меня солидный бизнес, и моя фирма никогда не нарушала закон. Можете проверить все бумаги. - Энтони откинулся на спинку кресла, чрезвычайно довольный своей речью и тем эффектом, который она произвела на этих, с позволения сказать, детей. Но Монику не так легко было сбить с толку, она толкнула в спину Сару и что-то прошептала ей на ухо. Сара вздрогнула и начала рыться в своей сумочке. Удовлетворённо кивнув, Сара вынула оттуда лист бумаги, исписанный мелким почерком. Моника победно улыбнулась.
   - У вас работает Хильда Сальваторе? - дождавшись робкого кивка Энтони, всё ещё не понимавшего, куда они клонят, Моника продолжила, - ну и как Вам тот факт, что она работает на вас без малого триста лет?
   В кабинете повисла тишина. Энтони молчал, поражённый тем фактом, что переделывая документы всех вампиров, продавая дома и составляя фиктивные дарственные, они ни разу не вспомнили о Хильде и Джеймсе. С огромным ужасом он осознал и то, что и сам дом, в котором они сейчас находились, принадлежит Хильде. И принадлежит ей почти триста лет.
   Хильда внимательно вслушивавшаяся в разговор, вздрогнула. Но Энтони уже оправился от потрясения и взял себя в руки. Он бывалый юрист и не позволит этим детям сбить себя с толку.
   - Обычная ошибка в документах, - Энтони равнодушно пожал плечами, его игре позавидовал бы и оскароносный актёр.- Обидно, но такое случается. Всегда найдётся какая-нибудь глупенькая секретарша, больше думающая о женихах, чем о работе.
   - Мы можем купить у Вас сведения о вампирах, любые сведения. - Высокая красивая девушка вышла вперёд и в упор смотрела на Энтони. Хильду за стеной разобрал смех, она с трудом заставила себя затихнуть. Энтони же не смущаясь рассмеялся. Эти дети, одетые на распродажах, хотят его купить! Да, мельчают маги... он пренебрежительно оглядел их и ответил, - Сомневаюсь, что у вас хватит денег, даже на то, что бы оплатить обычную консультацию.
   - Мы предлагаем не деньги, - Хильда, собравшаяся уже уходить, застыла. А Джесс замолчала, подбирая слова. - Мы..., я могу вылечить любую болезнь. У Вас или у кого-то другого по Вашему выбору. Любую, каким бы тяжёлым ни было состояние больного я могу его спасти. Только смерть необратима.
   Энтони застыл, ему назвали ЦЕНУ. Цену, перед которой он не сможет устоять. И Хильда понимала это как никто другой. На то, что бы принять решение ей понадобились лишь доли секунды. Небольшой мысленный посыл и глаза Энтони потухли, а лицо приняло безвольное выражение.
   - Здесь рядом вампир, и он слышал весь разговор, - Майкл просто произнёс вслух, то, о чём подумали остальные.
   - Уверена, где-то здесь должен быть потайной ход, - произнеся это, Сара внимательно оглядывалась вокруг.
   - Неважно, - Джесс достала из сумки толстый том. - Я приготовила сюрприз для тех, кто рискнёт нас подслушивать. Естественно, это касается только вампиров, людям это заклинание не причиняет вреда. - Наконец, найдя нужную страницу, Джесс запела руны. У неё оказался высокий чистый голос. Яркий свет разлился по комнате, окружив Джесс сияющим белым диском. Внешне как-будто ничего не изменилось, маги внимательно оглядывались по сторонам. И лишь Джесс смотрела на Энтони. Поэтому она первой заметила, когда его лицо изменилось, а глаза приобрели осмысленное выражение. Но Энтони не собирался ничего говорить. Пока тело было безвольным, мысли метались в поисках выхода. Выхода не было. Вампиры отомстят за предательство. Уж в этом Энтони не сомневался. Искушение воспользоваться предложением магов было очень велико, но благоразумие взяло верх.
   Услышав первые слова заклинания, Хильда отпрянула от щелки и вжалась в противоположную стену. Но это не спасло её. Тонкий луч света, вызванного заклинанием, всё-таки зацепил её и Марго. Марго ничего не почувствовала, а вот Хильда..., Хильда начала изменяться.
   - Уведи меня отсюда, быстрее... - Хильда согнулась, на спине стал расти горб, кожа высохла и сморщилась, приобретя землистый оттенок. Чёрные волосы поседели, стали вылезать клочьями. На глазах испуганной Марго Хильда превратилась в древнюю старуху. Трясущимися руками Марго подхватила, ставшую лёгкой, как пёрышко, Хильду. И помчалась к противоположной двери. Никогда ещё она не бегала так быстро.
   Марго и не заметила, как оказалась в спальне Хильды. Она бережно положила старушечье тело на кровать и замерла не зная, как поступить дальше. Нерешительность прошла довольно быстро.
   - Господи, - Хильда выглядела одновременно и разъярённой и растерянной. - Заклятие истинного возраста! - Она уже пришла в себя, почти обретя привычный облик. Марго собрала здесь всех вампиров, бывших в доме. Она носилась по комнатам, стеная и плача, то бормоча что-то, то смеясь. Семену с трудом удалось привести её в чувство и заставить рассказать по порядку обо всём случившемся. Мэт и Иван принесли из холодильника пакет с кровью, и пока Тэд отпаивал Хильду, все молча слушали рассказ Марго.
   - Мы же убили всех, кто владел этим заклинанием! - Хильда расхаживала по комнате, поглядывая в окно. Она уже успокоилась и теперь объясняла, что же произошло. Семён и Иван изредка кивали в такт рассказу. Видимо им было очень хорошо известно, то о чём говорила Хильда. Молодые вампиры слушали рассказ Хильды открыв рот. - Чем старше вампир, тем опаснее для него это заклинание. Ибо оно придаёт вампиру истинный возраст, лишая тех преимуществ, которые мы получаем выпивая человеческую кровь. Вы все видели, что со мною стало, а ведь заклинание коснулось меня лишь вскользь, пройдя через стену. Бывали случаи, когда вампиры от этого заклинания рассыпались в прах мгновенно, но чаще всего оно вызывает долгую мучительную агонию. И эта агония неизменно заканчивается смертью. Поэтому, как только сядет солнце, мы улетим отсюда. Я уверена, Энтони нас не предаст, но эти Хранители слишком уж расторопны.
   - Я могу остаться, - Марго не хотелось бросать здесь все свои наряды. - Вы же видите, на меня заклинание не подействовало! - Хильда даже не оглянулась, продолжая смотреть в окно, её неприязнь к Марго усилилась и она боялась сорваться. Ответил Иван, и в каждом его слове сквозило такое пренебрежение, что Марго смутилась.
   - Заклинание действует на всех вампиров, просто ты слишком молода, что бы ощутить его. Да и вряд ли маги будут пользоваться им против тебя. Тебя убьют обычным осиновым колом, причём довольно быстро.
   - А как же библиотека?! - Семён боялся за свои сокровища, - Записи Вампириуса не должны попасть в чужие руки.
   - Если тебя убьют, их всё равно некому будет охранять! - Хильда не отрывала глаз от окна, боясь пропустить закат. - Надейся, что увлёкшись погоней за нами, они не станут обыскивать дом. Мы должны уйти, так, что бы нас не заметили. Возможно, они подумают, что ошиблись. Просто пустой дом...
   - Заклинание пауков! - Иван очнулся и принялся шептать что-то невнятное. Маленькие чёрные точки падали с его пальцев и, коснувшись пола, превращались в толстых пауков. Часть пауков осталась в комнате, остальные, пробравшись под дверь разбежались по всему дому. Не успели вампиры удивиться, как вся комната оказалась заплетена паутиной. Лишь открытое окно осталось свободным. - Вот, - Иван развёл руками, - так теперь выглядит весь дом, а когда будем улетать, надо закрыть окно, его тоже оплетут.
   - Отлично, - Хильда выглядела довольной, - Наконец, от вашей учёности появилась польза, думаю, это обманет и более опытных магов, а не только, тех малышей, что ломятся в наши двери.
   - У этого заклинания есть существенный недостаток, - Семён решился высказать свои опасения, - Нам неизвестно контрзаклинание.
   - Ну и что, - Марго передёрнула плечиками, - когда вернёмся, тогда что-нибудь придумаем. Главное, сейчас обманем магов.
   - Солнце садится, - Хильда отвернулась от окна и оглядела свой маленький клан, все стояли молча, даже Марго притихла. - ещё немного и можно улетать. Я помогу Марго, а вы, - она кивнула Семёну и Ивану, - помогите Тэду и Мэтью. Я думаю, мы уже можем начинать превращения. Летим к Воронам, им придется оказать нам гостеприимство. - С этими словами она взяла за руку Марго, и та превратилась в летучую мышь. Вскоре все вампиры обратились и, тяжело волоча за собой кожистые крылья, соскакивали с подоконника, улетая прочь. Последней улетела Хильда, взмахнув крылом, она умудрилась таки закрыть окно. Не прошло и двух минут после этого, как окно уже было оплетено паутиной и покрылось пылью.
   Внизу послышался шум. Очевидно маги догадались обойти дом, и теперь взламывали входную дверь.
   Моника открыла скрипучую калитку и первой вошла во двор(сад). Следом за ней протиснулась Сара и тоже остолбенела. Сад, выглядевший с улицы запущенным, здесь внутри, оказался совсем иным. Аккуратно засыпанная гравием дорожка вела к центральному входу. Вдоль неё стоял невысоким бордюром стриженный кустарник. Кусты шиповника покрывали мелкие розовые цветки, между кустами виднелись симметрично разбитые клумбы. Джек отодвинул Сару и, обогнув Монику, прошёлся по дорожке. Оглянулся на застывших девчонок и усмехнулся:
   Ђ Обычное искажающее заклятие, по-моему наложено на ограду. А вы что подумали?
   Мон вздрогнула, приходя в себя. Она ни о чём не думала, просто её очень поразил контраст между тем, что она видела снаружи и действительностью. Сара лишь кивнула, соглашаясь с Джеком, и добавила:
   Ђ Значит, мы оказались правы, предположив, что вампирское гнездо именно здесь.
   Ђ Конечно, Ђ Майкл остановился рядом с Джеком, Ђ иначе зачем тратить силы на заклинание, думается его ещё и обновлять надо время от времени.
   Гарри и Джесс зашли последними. Джесс аккуратно притворила за собою калитку и задумчиво проговорила:
   Ђ Странно, на том плане, что Мон приносила из мэрии, никакого дома нет. Ни дома, ни сада, просто аллея.
   Ђ Думаешь, вампиры подкупили городского архитектора? Ђ Джек высказал первое пришедшее на ум объяснение.
   Ђ Врядли, Ђ Мон тряхнула головой, Ђ Эта часть города остаётся неизменной на всех городских планах вот уже лет двести, если не больше.
   Ђ Да, не могли они подкупать всех архитекторов столь продолжительное время. Здесь что-то другое, Ђ Сара огляделась кругом, как бы ища поддержки. Ђ Думаю здесь тоже не обошлось без заклинания, что-нибудь совсем простое...
   Ђ Ну конечно, Ђ Гарри догадался первым, Ђ как в нашей школе, маленький стиратель памяти. Кто бы не проходил мимо, оказавшись за пределами дома, он мгновенно о нём забывает.
   Ђ Но ведь... Ђ Джесс очень встревожила догадка Гарри. Какой-то безотчётный страх, какое-то опасение промелькнуло у неё в голове. Но тут Майкл открыл входную дверь дома и позвал всех внутрь. Мысль мелькнула и сразу пропала, Джесс заторопилась вдогонку за остальными.
   В коридоре было темно и пыльно, с потолка и со стен свисала паутина. Окна были заплетены настоль плотно, что пропускали лишь редкие лучики света.
   Ђ Мне кажется, здесь уже давно никто не живёт,Ђ Моника остановилась посреди коридора и брезгливо огляделась по сторонам.
   Ђ А может они просто не пользуются этим коридором, Ђ Сара решительно обошла Монику и протянула руку к двери, ведущей вглубь холла. Ђ Может они вообще не пользуются входной дверью. Летают себе через окна. Мы ведь почти ничего не знаем об истинных вампирах.
   Ђ Да это уж точно, Ђ Джек согласно кивнул, Ђ Хорошо, хоть об их существовании сказали.
   Ђ Изучали, как дураки, только диких, Ђ Майкл толкнул дверь возле которой нерешительно толклась Сара, Ђ Джесс иди сюда. Вдруг сейчас твоё заклинание вновь пригодится.
   Джесс заторопилась к ребятам всё ещё пытаясь вспомнить мелькнувшее опасение, но, как назло, ничего не приходило в голову. Так толпой они и вошли в просторный холл, посредине которого вверх уходила широкая лестница с резными перилами. За обшивкой из тёмного дерева с трудом угадывались очертания дверей, ведущих по-видимому в другие комнаты. Между ними на стенах висели картины или портреты, за толстым слоем пыли и паутины, покрывавшем всё вокруг, разглядеть что-либо не представлялось возможным.
   Ђ Да, Ђ первым от потрясения оправился Джек, Ђ истинные вампиры действительно любят роскошь.
   Ђ Хотя врядли они до сих пор здесь живут,Ђ Сара кивком указала на ковёр, покрывавший лестницу, Ђ столько пыли и паутины...
   Ђ Может это какая-то хитрость, что бы нас одурачить,Ђ Джесс всё вокруг казалось обманом, но как проверить свои догадки она не знала.
   Ђ Мы должны разделиться, Ђ Майкл был настроен очень решительно, и уходить с пустыми руками не собирался.Ђ Я, Джек и Мон пойдём на второй этаж, а вы, Ђ он кивнул Джесс и Гарри, Ђ вместе с Сарой хорошенько осмотритесь здесь.
   Ђ А если мы нарвёмся на засаду?! Ђ Монике хотелось пойти всей толпой, так она чувствовала себя уютнее, Ђ может, не стоит разделяться?
   Ђ Не дрейфь, Мон, Ђ Джек был полон энтузиазма, Ђ нас будет трое, этого на любую засаду хватит. Вспомни, Алекс и Селия убили вдвоём семерых вампиров! А нас трое.
   Ђ Да, Ђ Моника кивнула и тихонько, только для себя, прошептала, Ђ Только Селия не вернулась.
   Как всегда при воспоминании о подруге на глаза Мон набежали слёзы. Она тихонько их смахнула и, кивнув Саре, поспешила за ребятами. Те уже поднялись наверх и с нетерпением поджидали Монику.
   Сара повернулась к Джесс и Гарри, и тихо сказала: Пойдёмте, начнём по порядку, Ђ она кивнула на ближайшую дверь и добавила,Ђ Зря Джек вот так вспомнил о Селии.
   Гарри кивнул в ответ и, открывая дверь произнёс, Ђ Он просто пытается скрыть от нас свою боль.
   Комната была такой же пыльной и нежилой, как холл. Здесь стояли лишь две узкие деревянные кровати. Было очень темно. Если окно и было, то увидеть его магам не удалось. Ребята молча вышли назад в холл. За следующей дверью находилось нечто напоминающее лабораторию. В центре комнаты стоял длинный металлический стол, на котором громоздились всякие колбы, риторы, держатели, весы, стаканчики, пинцеты. В высоких банках с плотными крышками лежали засушенные травы. Вдоль одной стены тянулись шкафы с папками и тетрадями. Вдоль другой Ђ обычный умывальник и ещё один металлический стол, поменьше. На нём стояло два микроскопа и несколько пробирок с тёмной жидкостью. У окна, прямо напротив двери расположился обычный письменный стол, весь заваленный какими-то листами, тетрадями, раскрытыми книгами. Но эта лаборатория, впрочем как и весь дом, казалась вымершей. Здесь также лежал толстый слой пыли и со всех сторон свисала паутина.
   Гарри нерешительно подошёл к столу у стены и взял в руки пробирку с тёмной жидкостью.
   Ђ Что это? Ђ Джесс и Сара по прежнему стояли в проёме двери не заходя внутрь. Ђ По внешнему виду напоминает кровь..
   Ђ По запаху тоже, Ђ Гарри осторожно открыл пробирку и принюхался,Ђ кажется это свежая кровь, Джесс, взгляни, ты в этом лучше разбираешься.
   Джесс взяла пробирку из руки Гарри и внимательно посмотрела на её содержимое.
   Ђ Да, часа три назад эта кровь ещё текла в венах. Ђ Джесс даже обрадовалась тому, что её неясные предчувствия получили такое блестящее подтверждение.
   Ђ Кто-то хочет заставить нас поверить в то, что здесь никто не живёт вот уже долгое время. Ђ Сара сказала то, о чём Джесс только что подумала. Ђ Надо вернуться и предупредить ребят.
   Ђ Нет, осталось ещё две комнаты, Ђ Гарри уже шёл к выходу, Ђ уверен, вампиров в доме сейчас нет. Так что давайте осмотрим и их, а уже потом будем делать выводы.Ђ Он вышел в холл и направился к следующей двери. Девчонки переглянулись и пошли за ним. На первый взгляд здесь не было ничего интересного. Эта комната наверняка была кухней и столовой одновременно. Здесь также как и в остальной части дома всё было покрыто пылью и паутиной. Но никто уже не обращал на это внимания. Маги искали совсем другое.
   Ђ Смотрите, Ђ Сара гордо держала в руках высокую фарфоровую чашку, Ђ чай, ещё тёплый!
   Джесс и Гарри понимающе кивнули и, не сговариваясь, направились к последней двери.
   Библиотека. Казалось эта комната нарушает законы пространства. Джесс в восхищении застыла на пороге. Библиотека казалась настолько огромной, что никак не могла поместиться в доме. Но вовсе не это восхитило Джесс. На размер комнаты она даже не обратила внимания. Книги. Огромные старинные фолианты стояли на полках, занимавших почти всю комнату. Лишь у дальней стены стоял небольшой диван и крохотный стол, который лишь с большой натяжкой можно было назвать кабинетным. Чуть в стороне возле книжного шкафа, на который Джесс вначале не обратила внимания, стоял высокий стул. Подойдя поближе Джесс задохнулась от восторга и какой-то смутной зависти. Там за пыльным, оплетённым паутиной (как и всё вокруг) стеклом, виднелись свитки. Их было много, очень много. И на какой-то миг Джесс почувствовала что-то сродни уважению к вампирам собравшим всё это богатство. Свитки выглядели дряхлыми, и все были покрыты пылью и паутиной. Но брезгливость уже покинула Джесс. Она уступила место всё поглощающей жажде знаний. Джесс безумно захотелось знать что же там написано. Притронуться к этой нити, связующей века. Почувствовать тоже, что чувствовал человек, писавший эти строки. Она протянула руку и открыла скрипящую дверцу. Взяла наугад один свиток и хотела было развернуть его. Сверху послышался шум и удивлённые возгласы. Так со свитком в руках, Джесс метнулась на второй этаж, догнав по дороге Сару и Гарри. Они сразу увидели Джека, стоящего у высокой стеклянной двери, распахнутой настежь. Моника и Майкл по-видимому были уже внутри. Из-за двери лился рассеянный свет, но что там внутри разглядеть не удавалось. Джек полностью загораживал проход. Обогнуть Джека удалось не сразу, но когда это получилось, Сара подумала, что попала в сказку. Вдалеке раздавались восхищённые возгласы Моники и Майкла, а вокруг благоухали цветы. Цветы всех форм и размеров занимали всё видимое пространство, испуская пряный аромат. Крыша в оранжерее была полностью стеклянной и свет заходящего солнца слепил глаза.
   Ђ Ничего не понимаю, это же дом вампиров, так откуда же здесь оранжерея, зачем она!? Ђ Гарри задал этот вопрос Джеку всё ещё продолжавшему стоять в дверях. В ответ Джек лишь недоумённо пожал плечами. Ђ В этом доме вообще сплошные загадки. Тут работы не на один день. На этом этаже одни спальни. Лишь соседняя комната похожа на кабинет. Там портрет над камином. Я хочу, что бы Джесс на него посмотрела. С этими словами Джек, не дожидаясь ответа, пошёл в соседнюю комнату. Джесс, бросив тоскливый взгляд на оранжерею, отправилась вслед за ним. Гарри пошёл вслед за женой, портрет, решил он, интересней чем цветы. Так втроём они и вошли в сумрачную, по сравнению с оранжереей, комнату, которую Джек назвал кабинетом. И действительно здесь был массивный деревянный стол с высоким креслом, небольшой книжный шкаф, не шедший ни в какое сравнение с библиотекой внизу. Джесс подошла поближе, но увиденное сильно разочаровало её. Почти все книги были посвящены юриспруденции. И хотя некоторые тома выглядели довольно старыми, Джесс не почувствовала к ним столь же сильной тяги, как внизу в библиотеке.
   Ђ Не туда смотришь, Ђ Голос Джека вывел Джесс из задумчивости и она повернулась спиной к столу.
   Напротив стола у противоположной стены над маленьким камином висел огромный портрет. Джесс сразу узнала изображённого на нём молодого человека. Ни старинное платье, ни затейливая причёска, не смогли обмануть её.
   Ђ Это он. Ђ Джесс сказала это уверенно, в голосе не было ни капли сомнения. Ђ Странно, он ничуть не изменился, пожалуй только стрижка, но спутать всё равно невозможно. Я узнаю его даже через тридцать лет. Там под портретом какая-то надпись, вам не видно, что именно?
   Гарри подошёл поближе, но из-за паутины и пыли разобрать слова было абсолютно невозможно. Он беззаботно сказал:
   Ђ Завтра прочтём, всё равно сюда придётся вернуться. И заодно захватим фотоаппарат. Это первый дом истинных вампиров, обнаруженный впервые за... за сколько лет?
   Ђ Вообще первый! Надо позвать остальных, пусть посмотрят и запомнят. А то бегают по оранжерее как дети, цветов, что ли не видели?! Ђ Джек вышел из комнаты, и вскоре в глубине коридора раздался его громкий возмущённый голос.
   Ђ А зачем вампирам оранжерея? Там же яркое солнце? Кто интересно за ней ухаживает? Ђ Голос Гарри вывел Джесс из задумчивости. Ей всё не давала покоя какая-то ускользающая мысль. Ей чудилось, что она забыла нечто очень важное. Но что она никак не могла вспомнить.
   Ребята шумно вошли в кабинет и замолчали, уставившись на портрет Джеймса.
   Ђ А ведь он, несмотря на юный возраст, совершенно седой. Ђ Моника глубокомысленно высказала очевидный факт.
   Ђ Я подозреваю, что это Седой Мрак?! Ђ Майкл оглянулся, ища поддержки.
   Ђ Скорее всего, Ђ Джесс сделала шаг вперёд и сразу же оказалась в центре внимания. Ђ На портрете этого не увидеть, но когда он прошёл мимо меня я почувствовала... нет, не восхищение, а волны силы, какой-то мощи. Было в нём что-то сверхъестественное. Жаль, что Гарри не было рядом, мы бы попытались убить его.
   Ђ Может, это и к лучшему, Ђ Мон с тревогой посмотрела на портрет, Ђ неизвестно, насколько он силён, я до сих пор не могу привыкнуть, что Селии нет, Ђ она всхлипнула, Сара откровенно заплакала, а глаза Майкла подозрительно заблестели.
   Ђ Так, хватит слёзы лить, Ђ Джек вновь взял командование в свои руки. Ђ Этим вы Селию не вернёте. А я хочу за неё отмстить, хочу стереть это гнездо с лица земли, надеюсь вы тоже. Пошли домой, уже совсем стемнело. Вернёмся завтра, с утра пораньше. Нужно ещё собрать всё необходимое для исследования дома. Я так думаю, что вампиры его забросили.
   Ђ Но... Ђ начала Сара, но Джек не дал ей договорить, Ђ Всё, по домам, отложим все дела на завтра.
   Ђ На завтра, так на завтра, Ђ подумала Сара, Ђ я и завтра успею сказать, что вампиры ушли перед самым нашим приходом. Даже лучше, если мы вернёмся днём, когда будет светло. Глядишь, застанем их врасплох.
   Джесс на обратила внимания на спор, всё ещё прижимая к груди свиток, она рассеянно вышла вслед за Моникой, бросив прощальный взгляд на портрет. Гарри внимательно наблюдал за Джесс, но так и не решился спросить, чем она расстроена. Он подумал об Алекс и справедливо приписал задумчивость Джесс волнению о сестре. Спускаясь по лестнице, Гарри обогнул девушек и пошёл рядом с ребятами, обсуждая планы на завтра. Джесс приотстала, какая-то сила удерживала её в этом доме, мешала покинуть его. Она задумчиво остановилась на пороге и огляделась. Ничего необычного или тревожного не было. Уже совсем стемнело, двор и улица за оградой выглядели пустынными. Так и не выяснив причину своей тревоги Джесс спустилась вниз. Она только открывала калитку, когда увидела у последнего столбика ограды Сару. Пройдя столб, та обернулась и усиленно замахала рукой, подзывая Джесс. Отмахнувшись от тревожного предчувствия, Джесс машинально сунула в карман свиток и побежала догонять Сару. Она и не заметила, как миновала стирающее заклинание. Просто вместе с Сарой они догнали ребят и принялись строить планы о том как же найти убежище вампиров. Назавтра было решено вновь пойти в контору и ещё раз обыскать там всё как следует. О доме, в котором они только что побывали никто так и не вспомнил. Лишь Джесс вела себя тревожно, постоянно оглядываясь всю дорогу до дома Майкла. Она была твёрдо уверена, что-то случилось, только вот только что?
   Но ни Джесс, ни кто-либо другой из ребят не обратили внимания на крупную летучую мышь, слетевшую с высокого дерева у крыльца дома. Мышь, лишь изредка взмахивая крыльями, летела за ними, предусмотрительно держась в отдалении. Несмотря на расстояние, чуткие ушки улавливали каждое сказанное слово. И к концу пути Хильда уже знала всех Хранителей по именам. Незамеченная, она проводила их до дома Майкла. Запомнила название улицы и номер дома. Поскольку ребята всей толпой ввалились в парадное, Хильда рассудила, что они все тут и живут. Она посидела немного на ветке, пытаясь заглянуть в осветившееся окно. Но поскольку там почти сразу задёрнули плотную штору, Хильда решила, что здесь больше делать нечего. Спрыгнув с ветки она полетела к дому Сигизмунда.
   Влетев в распахнутое окно, она грациозно опустилась на ковёр в центре большой залы. Здесь жалобно сжавшись в кучку у стены стоял весь её клан. Хильда, поднявшись с пола, двумя пальцами отряхнула своё любимое бардовое платье. Она так и не научилась носить брюки и короткие юбки. И несмотря на то, что ноги у неё были длинные, прекрасной формы, она по-прежнему придерживалась моды прошедшего века. Все её платья были длинными и полностью закрытыми, с высокими воротниками. Носила Хильда их столь грациозно и высокомерно, что наряды эти казались последним писком моды.
   Хильда оглядела жалкие остатки своего клана и внутренне содрогнулась. Сейчас, прижавшись к стенке, они казались ей беспомощными и бесполезными. Она глубоко вздохнула и, для начала, взяла себя в руки. Затем, безмятежно улыбнувшись, подошла к вампирам.
   - Всё кончено, мы можем возвращаться. - И она с уверенностью оглядела каждого из них по отдельности.
   - А если они вернуться? - Марго начинало казаться, что она никогда не сможет избавиться от страха перед Хранителями. Пусть некоторые утверждают, что вампирам страх не свойственен, а вот она, Марго боится, и всё тут!
   - Не вернутся, - это ответил Семен, а Иван согласно кивнул, - она, что не знает? - этот вопрос он задал уже Хильде, но та не успела ответить, как Тэд и Мэтью одновременно спросили:
   - О чём не знает?!
   - Почему ты уверен, что они не вернутся?
   Иван усмехнулся и, вновь обретя былую уверенность стал объяснять:
   - На последние столбы ограды с обоих сторон дома наложено стирающее заклинание. А на саму ограду - искажающее. Неужели вы никогда не обращали внимания на то, что с улицы и дом и сад выглядят несколько иначе!
   Братья недоумённо переглянулись, они действительно не обратили на это никакого внимания. А Марго понимающе кивнула. Каждый раз, заходя в калитку, она задавалась вопросом, почему всё так резко меняется. И теперь, получив ответ, даже обрадовалась.
   - Мы каждые десять лет обновляем это заклинание, так что если маги ничего не взяли из дома, они напрочь забудут о его существовании. - Семён произнёс это с гордостью. Ведь это он отыскал и перевёл свиток с этим заклинанием.
   - А если взяли? - Хильда неожиданно заволновалась.
   - Зависит от того, что взяли. - Ивана подобный поворот событий ничуть не взволновал.
   - То есть как! - Хильда встревожилась и рассердилась одновременно. Остальные настороженно замолчали.
   - Всё зависит от того, насколько долго пробыла эта вещь в доме, является ли она частью самого дома или просто вещью в нём. Тут много тонкостей. - И Иван замолчал с самым умным видом.
   - Из твоего объяснения мне ничего не понятно! - Хильда уже не была встревожена, она просто разъярилась. Сквозь тонкие черты лица постепенно проступал вампирский облик.
   - Сейчас я всё объясни попроще, - Семён, уже один раз столкнувшийся с прародительским гневом Хильды, не испытывал ни малейшего желания повторить этот опыт. - Если они выбили кусок стены или прихватили камень со ступенек, тогда воспоминание о доме стереть не удастся. Они забудут, где этот дом находится, но будут отлично помнить сам факт пребывания в нём. Если взяли что-то из мебели, то будут помнить сам дом, не понимая его значения. А если взяли какую-то мелочь: чашку, книгу, вазочку, то только тот, кто взял, возможно и запомнит какую-то часть дома. Да и то, если она особенно его поразит.
   Хильда попыталась вспомнить действия магов возле дома. По всему выходило, что стены они не ломали и камни из крыльца не вытаскивали. Немного успокоившись, она приказала:
   - Сейчас же летим домой. Там всё как следует проверим.
   Не прошло и минуты, как стая летучих мышей неровным треугольником покинула дом Сигизмунда.
   Сигизмунд отошёл от двери, у которой простоял всё это время не шелохнувшись. Да, - подумал он, - хоть и маленький клан, а полон сюрпризов. Обмануть Хранителей! Далеко не всем это под силу.
   И он неспешным шагом пошёл в свою комнату, раздумывая над тем, как уговорить Хильду присоединиться к его клану. Он даже был готов поделиться с ней властью прародителя. Пусть руководит всем, что связанно с магией. У неё это неплохо получается.
   31
   Рут остановилась около калитки и задумалась. Несомненно принуждение гнало её именно сюда. Но ведь тот седой вампир мог просто ошибиться адресом. Уж очень пустынным и заброшенным выглядел сад за забором. Казалось, здесь уже давно никто не живёт. Не решаясь открыть калитку и войти в этот унылый сад, она так же не могла повернуться и просто уйти. Поняв, что просто топчется возле калитки вот уже с пол часа, Рут вздохнула и решительно толкнула ручку, ожидая услышать резкий скрип. Против всех её ожиданий калитка распахнулась совершенно бесшумно. Рут вступила в сад и вздрогнула от удивления. Всё вокруг изменилось и сад уже не казался заброшенным. Напротив, он был ухоженным и цветущим. Усмехнувшись, Рут бодро зашагала к дому, темневшему в глубине. Она подняла руку и собралась постучать. И вдруг её накрыла волна ужаса. Тёмный глубинный страх поднимался клубами из сердца, сжимал спазмами горло. Рут развернулась и кинулась прочь. Её подсознание кричало: беги! Она уже взялась было за ручку калитки, но какая то воздушная волна развернула онемевшее тело и ноги сами понесли её назад, к дому. Когда у двери Рут вновь обрела свободу воли, она застыла в нерешительности. Предыдущий опыт подсказывал ей, что пути назад нет, но постучать в дверь она не могла. Неизвестно, сколько времени, простояла она под дверью, когда та распахнулась и оттуда с ковриком в руках вышла немолодая уже грузная женщина. Та удивлённо воззрилась на Рут.
   - Что ты здесь делаешь? - и, не дожидаясь ответа, схватила девушку за руку и поволокла прочь, - никогда, слышишь, никогда сюда не приходи больше. - всё это она произнесла на одном дыхании, злым настороженным шепотом. Её глаза испуганно блестели. Она явно торопилась избавиться от Рут. Но у калитки воздушная волна развернула их обеих и отпустила лишь у порога дома.
   - Да что же происходит, - женщину прямо таки трясло, от страха или от злости, Рут затруднялась определить. Сама она уже то ли успокоилась, то ли смирилась. Она вновь обрела рассудительность и трезвый взгляд, не раз выручавшие её в непростом воровском промысле. Рут свысока внимательно посмотрела на женщину. Нос картошкой, маленькие бегающие глазки, узкие поджатые губы. На ней было одето выцветшее ситцевое платье, подпоясанное странно белоснежным фартуком. "Домработница", - догадалась, Рут. - это даже хорошо. Нужно подробно расспросить её. Наверняка такая всё о своих хозяевах знает. - и Рут улыбнулась своей самой доброжелательной улыбкой.
   - Давайте начнём наше знакомство сначала, меня зовут Рут, - она ещё сильней расплылась в улыбке и чуть приподняла брови, ожидая ответа.
   - Моё имя тебе не поможет, - женщина уже оправилась от потрясения и вновь была уверена в себе. - хотя сказать не трудно, я - Мелинда. - она кокетливо поправила седеющую прядку, чем ужасно рассмешила Рут. Правда смеялась Рут только внутри, внешне оставаясь всё той же благовоспитанной особой. - рассказывай, каким ветром тебя сюда занесло.
   - Меня сюда послал один парнишка, - Рут решила придерживаться фактов, не будешь же первым встречным повторять бред о вампирах. Так и в психушку загудеть недолго. - сказал, что он адвокат, а мне как раз нужна помощь.
   - Послушай, детка, я работаю в этом доме двадцать лет. И мне можешь не вешать лапшу на уши. Вход к адвокатам с другой стороны. - и она сердито упёрла руки в бока. Ни дать ни взять, курица наседка. Маленькие глазки сердито буравили Рут, ожидая ответа.
   - Ну хорошо, но учтите, сами напросились. - И Рут рассказала. Она, конечно, опустила эпизод с бумажником и часами, но в общем и целом, рассказ был правдивым. И, по мнению Рут, звучал полнейшим бредом. Однако, Мелинда недоверия не высказала. Она, конечно, была удивлена появлению Рут. Но факт существования вампиров восприняла спокойно. Её отношение к Рут изменилось. Да только та не знала стоит ли этому радоваться. Суетливо подвинувшись, Мелинда пригласила Рут войти в дом. Девушка не сдвинулась с места.
   - Да я вообще то не тороплюсь, -
   - Ну, да конечно, - служанка понимающе кивнула, - теперь тебе некуда торопиться, да и не зачем. - она произнесла это "теперь" с каким то особенным ударением, смысл которого Рут не уловила. - Но я то не могу торчать возле тебя весь день. Так что проходи не стесняйся. - и она легонько подтолкнула Рут по направлению к двери.
   Делать нечего, несмотря на мрачные предчувствия Рут открыла дверь и вошла в дом. Ничего страшного не случилось. Во всяком случае пока.
   Обстановка дома поражала своим великолепием. Вокруг не было ни души. Мелинда указала Рут на кресло а сама скрылась за ближайшей дверью. На втором этаже послышались шаги и по широкой лестнице вниз спустилась красивая девушка. И хотя белокурые волосы не слишком гармонировали с бледной кожей, впечатление было приятным.
   - Привет, меня зовут Марго. - больше она ничего сказать не успела. Дверь, за которой скрылась Мелинда, отворилась и вошёл рослый мужчина. Он внимательно посмотрел на Рут. Затем, заметив Марго, приказал:
   - пойди позови Хильду. - Марго открыла было рот, что бы возразить, но, так ничего и не сказав, развернулась и побежала наверх. Проследив взглядом за удаляющейся спиной Марго, мужчина повернулся к Рут и представился:
   - Иван. - и всё, больше ни слова. Он стоял и молча смотрел на неё. Рут это надоело и она стала смотреть в упор на него. Казалось, он ничего не имеет против. В облике Ивана не было ничего на что стоило бы обратить внимание. Просто чуть бледная кожа, но Рут уже начала привыкать к отсутствию загара.
   - Нечасто к нам заходят гости. Незваные. - они так увлеклись игрой в гляделки, что появление Хильды прошло незамеченным.
   - Её сюда пригласил Мрак. - и когда только Мелинда успела всё рассказать Ивану, уму непостижимо.
   - Да ну... - Хильда то ли удивилась, то ли разозлилась, - и зачем, спрашивается? - она обвела взглядом всех находившихся в комнате. - Нет, нет. Не говорите мне! Я попробую угадать. - она сощурила глаза и зло уставилась на Рут. Рут решила, что лучше будет помолчать. - Мы должны её обратить. Разрешите представить, - Хильда явно иронизировала, - новый представитель клана Крыльев.
   Она раздражённо прошлась по комнате, комкая шёлк платья. Оно как обычно было в стиле прошлых веков. Но в этой комнате казалось как нельзя более уместным.
   - Мне начинает казаться, что я постарела и отстала от жизни. - Хильда подошла к невесть зачем висевшему на стене зеркалу и посмотрелась в него. У Рут подкосились колени и она упала на стул. До сих пор она воспринимала происходящее как какой то странный розыгрыш. Но Хильда, стоящая перед зеркалом не отражалась в нём. - Это что нынче мода такая или вы совсем обленились? - Рут абсолютно не понимавшая о чём речь сочла за лучшее сидеть молча и выглядеть незаметно. Последнее удавалось плохо. А Хильда разошлась вовсю. Она кричала так, что бра висевшее напротив неё, вдруг лопнуло и осыпалось на пол мелкими осколками.
   - Вот так всегда, не успеешь убрать, как вы снова намусорите, - откуда появилась Мелинда никто не заметил. Она подскочила к осколкам и стала убирать их в ведро, бурча под нос, - в прошлый раз пауков развели, ели избавились... - Хильда повернулась и посмотрела на Мелинду. Служанка вдруг побледнела и как то мелко затряслась, а затем молча схватив ведро с веником, бросилась на второй этаж. Рут с удивлением посмотрела ей вслед. Она даже не представляла, что столь крупная женщина может двигаться с подобной скоростью. В комнате повисла тишина. Все молча смотрели на Хильду, не решаясь заговорить. Наконец, и Рут догадалась глянуть в ту же сторону. И сразу же поняла, что придало ускорения Мелинде. Глаза Хильды были черны как ночь. Казалось в них нет дна и они стремятся заполнить собой весь мир. Рут судорожно сглотнула и поняла что не дышит.
   - Я устала, - Хильда заговорила очень тихо, но слова заполняя мозг гремели набатом, - каждый раз напоминать вам, кто здесь прародитель клана. Она, наконец обратила свой взор на Рут. - Иди за мной.
   Хильда развернулась и пошла наверх. А Рут показалось, что на неё накинули верёвку и сдёрнули со стула. Хильда привела её в кабинет и, сев за стол, кивком головы указала напротив.
   - Рассказывай. И учти, решаю здесь я. В твоём распоряжении два варианта. Ты можешь стать вампиром, таким же, как и те двое, внизу. Или же стать обедом для одного из них. Всё. Других вариантов нет. И кстати, что бы потом не повторяться. Наш клан называют " Крылья ночи". Если выживешь, узнаешь почему. Я прародитель клана. А это означает одно. Моё слово - закон. Если мне захочется полюбоваться, как ты пылаешь на солнце, тебя может интересовать лишь одно: где мне удобнее на это посмотреть. Вопросы есть? - Рут молча помотала головой. - Ну что же, я сказала всё что хотела. Теперь послушаем тебя.
   Странно, но Хильде Рут выложила всё без утайки. И про кошелёк, и про часы. К концу рассказа Хильда немного подобрела и стала смотреть на Рут без прежней злобы. Они ещё немного поговорили о том, о сём. Хильда даже присела рядом с ней на диван. Неожиданно для себя Рут обнаружила руку Хильды на своей груди. В следующий миг Хильда прижалась к ней всем телом. От тела Хильды исходил могильный холод. Рут даже показалось, что к ней прижалась глыба льда. Она задрожала то ли от холода, то ли от страха. Хильда не обратила на неё внимания. Она жадно облизала губы и Рут увидела мелькнувшие клыки. А затем Хильда наклонилась и впилась клыками в шею. Рут чувствовала, как сердце толчками гонит кровь, а Хильда жадно заглатывает её. Девушка понимала, что вместе с кровью уходит жизнь, но ничего поделать уже не могла, да и не хотела. Её охватывала тёплая волна наслаждения понимавшаяся откуда-то снизу. Не было сил двинуться, заговорить. Ей стало казаться, что она плавает в облаках розового тумана, тёплого и нежного. Вокруг мерцают звёзды и тихо играет музыка. Откуда-то издалека донёсся голос Хильды, просивший открыть рот. Рут безропотно подчинилась. Капля тёмно-красной жидкости сорвалась с руки Хильды и упала в рот девушки. Розовый мир вздрогнул и пропал. Боль, яростная и безжалостная скрутила Рут. Она осознала, что Хильда сидит на ней и поит своей кровью. Организм желал исторгнуть эту гадость наружу. Спазмы скрутили Рут. А ненавистная кровь всё капала и капала, девушка даже успела удивиться тому, что держит рот открытым. Но закрывать не стала. В глазах то темнело, то прояснялось, судороги заставляли немыслимо изгибаться, а Хильда как ни в чём не бывало сидела сверху, слегка покачиваясь и глухо постанывая. Стоны были одновременно чувственными и животными. Они вонзались в Рут горячей волной, даря наслаждение, которое тут же сменялось жгучей болью. И Рут кричала, пока волна наслаждения не окутывала её и тогда крик сменялся стоном. А затем всё начиналось вновь. Казалось этому не будет конца. Целую вечность она перекатывалась из рая в ад и обратно. Голос охрип и стон превращался порой в рык. Хильда уже не поила Рут кровью, с жадностью впитывая её крики и стоны. Зрачки Хильды расширились, по телу прошла волна жара, спазмы сжимали тело, даря необычайное наслаждение, а затем её стало трясти. Последние судороги прошли по телу Рут и мир померк. Хильда с трудом встала с бездыханного тела. Её слегка шатало от усталости. Но эта усталость была приятной. Что бы Хильда ни говорила, она любила обращать людей в вампиров. И если бы не усталость, длившаяся бывало по нескольку месяцев, она делала бы это гораздо чаще. Просто так. Ради удовольствия. Ради той горячей волны, окутавшей её перед тем, как последний вздох слетел с губ Рут. Еле добравшись до стула, она без сил упала на него, понимая, что не сможет самостоятельно добраться до своей комнаты. Теперь надо отдохнуть и позвать кого-нибудь на помощь. Но Иван, уже стоял под дверью кабинета. И как только крики и стоны прекратились заглянул внутрь. Подняв на руки обессилевшую Хильду, он понёс её в спальню. Затем вернулся за телом Рут. К Рут он отнёсся менее бережно, закинув безвольное тело на плечо, он спустился вниз. Маленькая комната с одной лишь кроватью, без окон, полностью изолирована от мира. Здесь телу Рут предстояло пролежать до ближайшего полнолуния. Иван вышел и тщательно запер за собой дверь.
   32
   - Я никого не хочу видеть, тем более Джонни.
   - Но ведь Джонни мог бы помочь, - Джесс стояла в дверях, всё ещё надеясь уговорить Алекс.
   - Нет, нет, нет, - Алекс замотала головой, и без того растрёпанные волосы запутались ещё больше. За прошедший месяц она очень изменилась, от былой жизнерадостности не осталось и следа. Кожа пожелтела, глаза запали, а веки покраснели от постоянных слёз. Волосы потеряли весь свой блеск и теперь свисали тусклыми прядями.
   - Мне никто не сможет помочь, уходи, Джесс, оставь меня одну.
   - Ладно, пока, - Джесс попятилась, закрывая дверь и добавила, - Жаль, мне очень хотелось поговорить с тобой о Седом Мраке.
   - Что? - Алекс соскочила с кровати, от её вялости не осталось и следа. - Зайди, закрой дверь. Что тебе известно?!
   - Мы с тобой так и не смогли поговорить как следует с тех пор как я вернулась. Ты сидишь всё время в этой комнате, никуда не выходишь, я понимаю, ты винишь себя за смерть Сели. Но неужели этот траур будет продолжаться всю жизнь?! Очнись, Алекс! Исправить ничего нельзя, мы не можем повернуть время вспять. Не забывай, у тебя есть я, Гарри и ребята. Если ты поделишься своей болью тебе станет легче. Я очень тебя люблю и на свете нет ничего, что могло бы стать между нами.
   На минуту Алекс ощутила порыв обо всём рассказать Джесс. Она не сомневалась, что сестра не осудит её. Наоборот поддержит и ободрит. Но затем Алекс подумала какой тяжёлый груз взвалит на плечи Джесс и промолчала. Лучше расспросить о Джеймсе, Джесс определённо что-то знала.
   - А причём здесь Седой Мрак? - Алекс успокоилась и села на кровать, прижавшись спиной к изголовью. Она подтянула колени к подбородку и закуталась в одеяло.
   - Мне кажется, я видела Седого Мрака, там в городе.
   Что ж, это вполне возможно, устало подумала Алекс. Время его командировке удивительно совпадает со временем поездки Джесс.
   - Опиши его, - Алекс подалась вперёд, буквально впитывая каждое слово.
   - Очень высокий, гибкий. Молодой, нет, даже юный, синие глаза и густые ресницы, знаешь, как будто чёрный ободок вокруг глаз. Высокие скулы, тонкий нос. И роскошные волосы, густые. Хорошая стрижка. Но седые. Абсолютно седые. Такая красивая, прямо таки благородная седина. Никакой желтизны. Чистое серебро. - Джесс в задумчивости замолчала, как бы подыскивая слова для дальнейшего описания. Алекс неожиданно для себя кивнула и тихо сказала:
   - Да, это он. А он... он не показался тебе красивым?
   - Красивым? Нет... наверное, нет. Сильным - да, властным. Понимаешь, он прямо таки изучал харизму. Когда я смотрела на него мне подумалось, вот он идёт, царь природы, венец творения. Сейчас мне кажется это глупым, но тогда, тогда он просто заворожил меня. - на лице Джесс появилось восторженно-задумчивое выражение. Затем она тряхнула головой, выходя из своих грёз и посмотрела на Алекс, та не дав ей ничего сказать вновь спросила:
   - А почему ты решила, что это вампир? Я понимаю, что раз седой, то это может быть лишь Седой Мрак. Но как ты распознала в нём вампира? Может это обычный парень, произошла в жизни трагедия и он рано поседел. Или он был слишком бледен?
   - Он не показался мне слишком бледным. Странно, я только сейчас об этом подумала. Бледноват немного, но нет, у него даже румянец был на щеках. Хотя на портрете...
   - На портрете? На каком портрете?! Где ты могла видеть портрет Дж..., Седого Мрака?! - Алекс искренне надеялась, что Джесс не заметит её оговорки.
   - На портрете... - Джесс повторила свои слова, как бы пробуя их на вкус, - Я прекрасно помню сам портрет, хотя, клянусь ещё минуту назад я не знала о нём. До тех пор пока не сказала. Нет, я запуталась. Знаешь, Алекс, чем больше я думаю, тем яснее представляю себе сам портрет, - Джесс присела на край кровати, - но вот где и когда я его видела не могу вспомнить. Какой-то пробел в памяти. - Джесс огорчённо вздохнула.
   - Но ты так и не сказала, почему ты решила, что он вампир? - голос Алекс вывел Джесс из задумчивости.
   - Почему я так решила? Просто когда я посмотрела ему в след, то вдруг отчётливо поняла, что этот человек давно умер. Я смотрела на его спину, на плывущую походку, на гордо поднятую голову и знала - это мертвец. Может это моё свойство целителя, но тогда я не понимаю, почему нам никогда о нём не рассказывали.
   - Может оно проявляется не у всех? - Алекс высказала свою догадку. Разговор с Джесс явно пошёл ей на пользу. Лицо порозовело, в глазах появился блеск.
   - Не знаю, именно поэтому я и хочу поговорить с Джонни, он должен приехать на днях. Пусть он ненамного старше нас, но знает наверняка намного больше. Всё-таки он столько лет прожил в замке. Тебе тоже не помешает с ним поговорить. Уверена, все твои недомогания он вылечит одним взмахом руки. Ты нам очень нужна, Алекс. - Джесс просительно посмотрела на сестру.
   - Нет, мою болезнь может вылечить только время. Мне очень не хочется встречаться с Джонни, слишком много всего случилось. - она подняла на Джесс заплаканные глаза и та искренне пожалела сестру. - но я больше не буду сидеть дома, сложа руки. Хватит, завтра выхожу на работу. И прямо сейчас позвоню Монике. Ведь в архиве я могу отыскать какие-либо упоминания о доме вампиров. Должны же они где-то жить. Жаль, Джесс, что ты не можешь вспомнить где видела портрет, наверняка это место имеет отношение к вампирам.
   - Да, это очень странно. - Джесс покачала головой и поднялась с кровати, направляясь к двери. - чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что здесь что-то не чисто. И ведь, - она обернулась в дверях, - посуди сама, где и когда я могла его видеть?
   - Давай для начала разберёмся со временем. - Алекс тоже встала с кровати и направилась вслед за Джесс. - Начнём с больших отрезков. Ты его видела до или после поездки в Девоншир?
   - Определённо после.
   - Странно, ты всего месяц дома. Давай подробно вспомним и запишем, где ты успела побывать за это время. - Алекс прошла в залу и уселась ни диване сжимая в руках блокнот и ручку. Она оглянулась вокруг и отметила про себя, что Джесс успела навести порядок. Везде опять распускались цветы, и их аромат, легко струящийся в воздухе, как бы убеждал Алекс, что жизнь не закончилась, она продолжается. - Да, и на пепле растут цветы. - Алекс и не заметила, что сказала это вслух, Джесс встрепенулась:
   - Что?
   - Нет, ничего, просто мысли вслух.
   33
   Марго брела по тёмной аллее низко опустив голову и загребая ногами. Начало вампирской жизни складывалось весьма неудачно. После первых самостоятельных попыток поохотиться, Марго потеряла к этому всякий интерес, приобретя взамен стойкое отвращение. Проследив за Мэтью, она стала потихоньку ото всех пить донорскую кровь. Дни и ночи тянулись очень медленно, и Марго начинало казаться, что она всё же умрёт. От скуки.
   Странное дело, но будучи человеком, Марго не могла пожаловаться на скуку или апатию. Совсем наоборот, жизнь била ключом и время пролетало незаметно, всегда находилось какое-либо интересное дело. Теперь же, получив в своё распоряжение вечность, Марго просто не знала, что делать с нею. Иное дело Иван и Семён. Будучи людьми, они вели инертный образ жизни, не интересуясь ничем, кроме насущных потребностей. Вампиризм изменил не только образ их жизни, но и саму суть характера. Блестящие учёные и неутомимые исследователи, они уж точно знали, чем заполнить время, имеющееся в их распоряжении.
   Почему Мэтью и Тэд, при жизни бывшие близнецами и имевшие почти идентичные характеры, так изменились после обращения? Теперь они были абсолютно не похожи друг на друга. Мягкий, уступчивый, пьющий исключительно донорскую кровь, Мэт, был скорее антиподом своего близнеца. Тэд, даже по сравнению с Джеймсом, мягким не выглядел. О, да, он мог заразительно улыбаться, но глаза при этом оставались пустыми и отчуждёнными. Марго очнулась от своих рассуждений лишь уткнувшись в неподвижную фигуру, возникшую на её пути. С ужасом она узнала Алекс. Вот и рассуждай после этого об унылых и скучных днях! Сердце Марго болезненно сжалось.
   - Ты должна мне помочь, - казалось Алекс настроена весьма дружелюбно.
   - Но ты даже не поздоровалась со мной! - Марго выпалила первое, что пришло ей в голову, и содрогнулась от собственной наглости. Никаких иллюзий о собственной силе и мощи у Марго не было. Она прекрасно знала, что против Алекс ей не выстоять и минуты.
   - Что? - Алекс возмутилась было, но быстро взяла себя в руки. - Добрый вечер, Марго. - Разговаривая с Марго, Алекс чувствовала себя неловко. С одной стороны, она всё ещё видела в ней подругу, а с другой - прекрасно осознавала, что перед ней враг, к которому не может быть ни снисхождения, ни пощады. К тому же Марго была в курсе их отношений с Джеймсом, хотя теперь это не имеет значения. Наверняка теперь все вампиры в курсе. Алекс горько вздохнула.
   - Так то лучше, - Марго приободрилась, увидев как быстро Алекс пошла на уступки. Несмотря на ту пропасть которая теперь разделяла их, в глубине души Марго была рада этой встрече. Странно, но теперь она любила всё, что напоминало ей о человеческой жизни. Возможно она чувствовала, что потеряла нечто ценное, не имеющее названия, не осязаемое. И эта утрата тревожила её. Марго начинала склоняться к мысли, что Алекс и Сели были правы, отговаривая её от превращения. Но теперь уже поздно, ничего нельзя исправить. Даже самый сильный вампир и даже самый сильный Хранитель не смогут повернуть время вспять.
   - Мне нужна твоя помощь, - голос Алекс отвлёк Марго от невесёлых мыслей. Это что-то неслыханное, что бы Хранителю понадобилась помощь вампира! Марго вся обратилась в слух, возможно жизнь не так уж и скучна как она думала.
   - Я хочу знать где вы живёте, - Вот так, ни много, ни мало. Прошла всего одна минута, а Марго уже затосковала по скучным, однотонным дням. Как говорится, будьте внимательны к своим молитвам, они могут быть услышаны! - Если ты не можешь помочь мне, то я не вижу причины оставлять тебя в живых.
   Вот так, все слова сказаны. Мысли Марго отчаянно заметались в поисках выхода. Привести домой Александру было немыслимо. Отказать ей - тоже невозможно. Марго не сомневалась, что Алекс убьёт её не задумываясь. Кроме всего прочего, она, Марго, слишком много знала о Джеймсе и Алекс. Поэтому у Алекс действительно должна быть веская причина, что бы оставить её в живых. Думай,... думай....
   Наконец, Марго решилась.
   - Если я расскажу тебе, где гарантия, что ты не убьёшь меня после?! - Марго сама удивилась, как у неё хватило храбрости задать этот вопрос.
   - Рассказывай, и я не трону тебя. Просто постарайся не попадаться мне на глаза. Мне интересно, почему ты не уедешь отсюда? Ты не находишь, что здесь слишком много людей, знавших тебя при жизни?
   - Уехать? - Странно, но такая мысль никогда не приходила Марго в голову. Оставить свой клан и жить отдельно? - Но ведь мой... - Марго запнулась, осознав, что чуть было не проговорилась.
   -Продолжай, продолжай, - Алекс насторожилась, и вся превратилась в слух.
   - Мы живём в том же доме, где контора. Только вход с другой стороны. - Марго произнесла это спокойно, решив, что тот час уедет. Соберёт лишь самые необходимые вещи и поминай как звали. Пусть Хильда сама разбирается с Хранителями. А она, Марго устала, устала постоянно бояться. В конце концов, Алекс права. Здесь слишком многие знали её человеком.
   - Постой, постой. - Алекс смутило то, как быстро Марго выдала тайну, здесь наверняка что-то не так. - Не торопись, Марго. Расскажи подробнее. Почему мне кажется, что ты не сказала главного?
   Марго заколебалась, всё-таки вампирский клан был теперь её семьёй. Но с другой стороны именно Алекс была её подругой там, в другой жизни. И, конечно, Селия... вспомнив, о Селии, Марго почувствовала боль. Ну почему, почему с ней всё не так! Вампир должен быть бесчувственным, вампирам не знакомы ни боль потери, ни совесть, ни страх. А вот она, Марго ощущает все эти чувства в полной мере. Где справедливость, в конце концов?! Может, когда её обращали, сделали, что-то не так? Алекс молча ждала, наблюдая за тем, как Марго борется сама с собой. Наконец борьба закончилась и Алекс понадеялась, что та сделала выбор в её пользу. Хотя, что сейчас в её пользу, Алекс и сама затруднялась сказать.
   - Даже если ты попадёшь к нам в дом, тебе это не принесёт никакой пользы. Как только ты выйдешь оттуда, ты забудешь обо всём, что видела там. - Марго произнесла это и почувствовала странное облегчение. Как будто она наконец отдала старый долг. - Я уеду отсюда, - Марго сама не знала, откуда в ней появилось это страстное желание оправдаться. Ей ужасно не хотелось, что бы Алекс смотрела на неё вот так, с жалостью и презрением. - и знаешь, Алекс, я не такое уж и чудовище, как ты думаешь. Я не убиваю людей и пью только донорскую кровь. Мне очень жаль, что всё так получилось. Поверь, действительно жаль. Я понимаю, что ничего уже не исправить, и всё же...
   - Я знаю, - Алекс поспешила перебить Марго. Есть слова, которые не стоит произносить.- не торопись со сборами, я подожду немного. А за это время попытаюсь придумать, как обойти ваше заклинание.
   Марго кивнула, не в силах вымолвить ни слова и тут же поспешила прочь, боясь, что Алекс передумает.
   34
   Джонни соскочил с подножки вагона и огляделся вокруг. Этот город видел его юным. Джонни улыбнулся своему отражению в витрине, за последние пятьдесят лет он не изменился ни на йоту, и впервые задумался. А что же такое юность? Что делает человека молодым? Может, искренняя вера в лучшее, а может это не вера а просто святая наивность? Впервые за столько лет он покинул замок, всё вокруг казалось сильно изменившимся. Дома стали выше, машины ездили быстрее, и люди стали какими-то более суетливыми, все куда-то бежали, торопились. " Возможно, это не люди изменились, а я сам". - Джонни подумал, что слишком долго оставался изолированным от мира. - " Надо чаще выбираться из замка, а то совсем отстану от жизни". Может и права Алекс, и они в своём замкнутом мирке занимаются ни тем, что нужно. Изучают заклятья, варят какие странные зелья, а может как и Алекс с ребятами надо просто взять осиновый кол в руки и вперёд, искать настоящих вампиров. Он вздохнул полной грудью и поперхнулся, увидев идущего навстречу старика. Тот явно узнал его и протягивал руку. В этом дряхлом старике Джонни с трудом узнал своего старого университетского друга Уильяма. И, не думая о последствиях, действуя инстинктивно, пожал протянутую ладонь. Уильям первым отпустил руку, и ошеломлённо произнёс:
   - Джонни, как ты! Ты ничуть не изменился! Этого просто не может быть... ведь прошло больше пятидесяти лет..., я...я... просто не верю своим глазам! - глаза у Уильяма были воспалёнными, руки мелко подрагивали, весь внешний вид навевал мысли о тяжёлой болезни. - Мне писали, что ты погиб, мы с ребятами даже поминки устроили.. - Старик смотрел на Джонни ожидая пояснений. А Джонни впервые в жизни растерялся, не зная, что сказать, как объяснить свою чудесную молодость старому университетскому другу. Но Уильям дал объяснение сам, чем несказанно обрадовал Джонни, - Ты уж прости меня, старика. Напугал видно тебя, просто очень уж ты похож на моего лучшего университетского друга. - Он выглядел столь растерянным и удручённым, что Джонни почувствовал себя виноватым.
   - Вы не очень то и ошиблись, - Джонни постарался улыбнуться как можно более беззаботно, - Уверен, Вы спутали меня с дедом. Бабушка говорила, что я очень на него похож. - объяснение выглядело столь безупречным, что Уильям сразу безоговорочно в него поверил. Всё ещё чувствуя себя виноватым, Джонни пригласил старика в ближайший паб. Там Джонни пришлось подробно поведать обо всех своих вымышленных родственниках, и выслушать в ответ оду самому себе. Слушая о том каким замечательным другом он был, как все его любили и горевали, когда пришло известие о его гибели, Джонни испытывал невыносимый стыд. Переехав в замок, он настолько углубился в изучение магии, что напрочь позабыл обо всех друзьях, и за все эти годы ни разу не подумал о них, даже не представлял, какое горе причинило им известие о его смерти. А ребята, встречаясь на вечеринках, да и просто в пабах, всегда оказывается вспоминали о нём. " Что со мной, неужели магия, давая долгую жизнь, делает сердце бесчувственным? Или это просто я такой бессердечный!? Почему, почему за все эти годы я ни разу не вспомнил ни о ком из них!?" - Непрошенная слеза скатилась по щеке Джонни. Уильям участливо похлопал его по руке. И это прикосновение, в котором сквозила неподдельная нежность и желание помочь, заставило Джонни решиться. Вернее, он только начал ещё раздумывать о последствиях своего поступка, а пальцы, действуя отдельно от разума, сложились в знак, глаза послали мысленный приказ. И заклинание проникло в Уильяма. Для того, что бы закончить заклинание, нужно было произнести Слово. Но кругом было много людей и Джонни не решился. Заклинание осталось не законченным, но поскольку оно всё одно скоро рассеется, Джонни особо не переживал по этому поводу. Попрощавшись, он направился к выходу. Оставив старика одного. Уильям сидел, погрузившись в воспоминания, может именно поэтому не обратил внимания, что дышать стало легче, да и спина перестала болеть. В дверях Джонни обернулся и посмотрел на Уильяма магическим зрением. Он сразу увидел огромную опухоль, раскинувшую свои щупальца. Внезапно одно из них вспыхнуло и исчезло. Да, пусть заклинание не закончено, но оно действует. Джонни удовлетворённо кивнул самому себе и вышел из паба. Пожалуй, ему стоило остаться и посмотреть на что ещё способно незаконченное заклинание.
   Уильям допил пиво и со вздохом поставил кружку на стол. Сегодняшний день был действительно необычным. Уже очень давно не чувствовал он себя так хорошо. Куда-то подевалась одышка и Уильям решил пройтись до клиники пешком. Как-то по особенному светило солнце, дул совершенно лёгкий ветерок. А воздух был удивительно свеж и наполнен приятным ароматом. Да, надо почаще встречаться с молодёжью, - думал Уильям, - бойко шагая по мостовой. Он забыл в пабе свою трость, и даже не заметил этого. А ведь последние пятнадцать лет Уильям никуда не ходил без неё.
   Тем временем заклинание продолжало действовать. Оно не испарялось, наоборот, раскручиваясь, становилось всё сильнее и сильнее. Щупальца опухоли вспыхивали и пропадали, наконец, заклинание дошло до самой опухоли. К тому моменту, когда Уильям подошёл к крыльцу клиники, опухоль судорожно дёрнулась и пропала. Уильям ощутил мимолётный дискомфорт, но не придал этому особого значения. Зато доктор, увидев Уильяма без трости, вздрогнул. Здесь впору было поверить в чудо. Вчерашний божий одуванчик бодро входил в приёмный покой. На его лице горел здоровый румянец, глаза блестели, и, главное, никакой одышки!
   Слова доктора обескуражили Уильяма, но тем не менее, он терпеливо вновь сдал все анализы и сделал рентген. Когда все исследования были закончены, потрясённый доктор вынужден был констатировать, что Уильям совершенно здоров.
   " Совершенно здоров", Уильям всё ещё ошеломлённо повторял про себя эту фразу, резво поднимаясь по лестнице к своей квартире. Последний раз он слышал эти слова лет сорок назад. Отворив дверь, он вошёл в небольшую, спартански обставленную, как впрочем и вся квартира, прихожую. Сюда в эту маленькую однокомнатную квартирку он переехал два года назад, справедливо рассудив, что старому одинокому вдовцу совершенно ни к чему жить в загородном доме. События происшедшего дня вымотали Уильяма, пропустив по обычаю ужин, он лёг спать. Утром, умываясь, Уильям мельком взглянул в зеркало. Оттуда на него посмотрел смутно знакомый молодой человек, лет двадцати. Ошеломляющая догадка забрезжила в голове на самом краю сознания. Уильям бросился к комоду, стоящему в глубине комнаты. Достав старый альбом, он вынул пожелтевший снимок. Неторопясь подошёл к зеркалу и сличил отражение с изображением на фото. Так и есть, он просто помолодел. "Наверное, я сплю." - подумал Уильям, устав удивляться чудесам, происходившим в его жизни. Два дня понадобилось ему что бы смириться с переменами и осознать, что всё началось с Джонни. Вернее со встречи с внуком с Джонни. Хотя... очередной раз взглянув на себя в зеркало, Уильям осознал, что теперь он может поверить в любое чудо. Чем больше он размышлял, тем больше склонялся к тому мнению, что видел он самого Джонни, а не его внука. За это говорили каждый жест, каждый взгляд, невозможно быть настолько похожим! Нужно найти Джонни и потребовать объяснений. Не успела эта мысль оформиться, а Уильям уже начал собираться. Не подумайте, он был рад тому, что вновь молод, бодр, здоров. Но всё это столь необычно, странно, загадочно. Неизвестность тревожила, а вдруг, он завтра проснётся, и окажется, что он снова стар и немощен. К тому же за такой необычный дар нужно поблагодарить. Уильям уговаривал себя, а рука уже тянулась к телефону. Всего полчаса понадобилось Уильяму, что бы знать в какой гостинице остановился Джонни. И вот уже он стоит и разговаривает с портье.
   35
   Джесс позвонила настолько неожиданно, что Джонни вздрогнул от резкого звука. Он так и не смог заснуть. Всю ночь ворочался на жёстком гостиничном матраце. Перебирал в уме прошедший день и в который раз вспоминал встречу с Уильямом. Ему не давала покоя мысль, что внешне оставшись прежним, он слишком сильно изменился внутренне. Раньше он был уверен, что молодость он заработал прилежно изучая старые свитки, но теперь его брали сомнения. А не потерял ли он в этих пыльных архивах свою душу, не стал ли слишком чёрствым?! Джесс встревоженным голосом предложила встретится в пабе, добавив, что уже ждёт там. Не мешкая ни секунды, Джонни оделся и поспешил к ней. Конечно, он надеялся в первую очередь встретится и поговорить с Алекс. Даже просто увидеть её. Он так спешил, что просто не увидел Уильяма, в эту минуту заворачивающего за угол. Впрочем, Уильям задумался и тоже не увидел Джонни, хотя именно к нему направлялся сейчас. Время иногда смеётся над нами, заставляя разминуться со своим стремлением. И не важно, на сколько вы опоздали: на минуту, на две, на пять. Момент упущен и всё тут. Возможно, застань Уильям Джонни в гостинице и поговори с ним там, вся история сложилась бы иначе. Но ничего не поделаешь, Уильям опоздал, опоздал на минуту и история изменилась. Конечно, портье не стал скрывать от обаятельного молодого человека, куда ушёл его друг. Уильям поспешил вдогонку, но по дороге ему на глаза попался магазин. Обычный магазин, по продаже видео и аудио аппаратуры, каких полно в любом городе. И под влиянием минутного порыва Уильям зашёл туда и купил маленький диктофон. Что ж, иногда важно не только время но и место. Не встреться Уильяму этот магазинчик, изменилась бы наша история? Впрочем довольно вопросов. Уильям открыл дверь ничем не примечательного паба и вошёл. И тотчас увидел Джонни. Если придерживаться только фактов, то первой Уильям увидел Джесс. И его сердце на мгновение остановилось и застучало вновь. Такое случилось впервые после долгих лет. Что и говорить, впрочем, красота Джесс редко кого оставляла равнодушным. Джонни был скорее исключением из правил. Ведь увидев Алекс, он уже не оглядывался назад. Джонни любил так, что пройди мимо тысячи лучших, он бы не заметил. Но Алекс уехала, улетела как птица в другой мир. И Джонни, не скупясь дал ей свободу. Пожалуй, в любви это тяжелей всего. Отпустить. Не задавая вопросов, не требуя клятв и пустых обещаний. Надеяться, ждать и верить. Может, не только красота спасёт мир? Может одной красоты мало? Как же надежда, как же вера, как же любовь?
   Увидев Джонни в компании молодой красавицы, Уильям растерялся и присел за крайний столик. Не спуская с Джонни настороженного взгляда.
   - Алекс не прийдёт, - Джесс никогда не отличалась излишним тактом, всегда предпочитая сообщать новости, приятные они или нет вот так, прямо в лоб. Все узлы предпочитала не распутывать а разрывать. - Послушай, я точно не знаю, что там произошло, ведь столько всего случилось. Селия и истинные вампиры... мне кажется... хм... . нам принесли шикарный букет цветов и там была записка. Мне кажется у неё есть кто-то. Ты понимаешь, о чём я? - Джонни хмуро кивнул. - Она постоянно плачет, никуда не выходит, чувствует себя плохо. - Джесс на минуту замолчала и Джонни, воспользовавшись паузой спросил:
   - Почему ты не поможешь ей? Просто примени парочку заклинаний. Алекс даже не узнает об этом.
   - Пробовала, ничего не входит. Она как будто защитной плёнкой покрыта, не могу объяснить иначе. - Джесс удручённо замолчала.
   - Этого просто не может быть. Наши заклинания даже вампиров могут вылечить. А она Хранитель. Я должен... - Джонни замолчал, глядя куда-то в сторону. Джесс встревожено проследила за его взглядам но не заметила ничего примечательного. Так, просто молодой парень сидевший за крайним столиком, чем он так приковал внимание Джонни совершенно непонятно. Как бы отвечая на вопросительный взгляд Джесс, а может просто потому, что незнакомец встал и направился к ним, Джонни произнёс:
   - Это мой старинный приятель. Давно не виделись, Уильям, - последнюю фразу он произнёс явно обращаясь к подошедшему. И продолжил, не дав Уильяму вставить и слова. - Понимаю, ты хочешь поговорить. Нам нужно многое обсудить.
   - Джонни, ты не представишь нас? - Джесс заинтриговал этот таинственный незнакомец. Что-то в его лице, а может в глазах. Что-то в нём было неправильно. И Джесс всё никак не могла понять что именно. К тому же Джонни явно смутился и стал комкать фразы. Джесс захотелось посмотреть на Уильяма магическим зрением, но как это сделать, что бы Джонни не заметил? А разговор не клеился, Джонни заметно нервничал, явно недовольный тем, что пришлось познакомить Уильяма и Джесс. Уильям краснел и заикался. Обсуждать проблемы истинных вампиров при странном знакомом Джонни Джесс не собиралась, да и разговор об Алекс тоже не сложился. Так и не обсудив то за чем пришла и поняв, что сегодня это врядли удастся, Джесс стала прощаться. На последок она протянула странному парню свою визитку.
   - Позвоните, как-нибудь. Я с удовольствием познакомлю Вас со своим мужем.
   После ухода Джесс оба долго молчали, не зная с чего начать. Каждый хотел услышать что же скажет визави. Уильям положил визитку Джесс в карман и пальцы наткнулись на недавнюю покупку. Не понимая зачем он это делает, Уильям нажал на кнопку.
   - Ну что ж, Уильям, полагаю ты хочешь услышать объяснения, - первым не выдержал молчания Джонни. - Думаю, ты вправе их получить. Если не возражаешь, поговорим на улице. Знаешь, ведь и у стен есть уши!
   Уильям согласно кивнул, и, расплатившись, вслед за Джонни вышел на улицу. Первое время они шли молча. Видимо Джонни не знал с чего начать разговор. Уильям молчал, не желая торопить его. Они дошли до небольшого пустынного сквера. Джонни сел на скамейку и, дождавшись когда Уильям присядет рядом заговорил. Джонни говорил а Уильям напряжённо молчал боясь пошевелиться. Ему казалось, что Джонни говорит не столько для него, сколько для себя. Пытаясь напомнить самому себе, а может убедить себя в том что цель, которой он посвятил свою жизнь стоит всех лишений. " Мы - Хранители."
   Уильям проснулся в своей кровати. Голова ужасно болела. И он никак не мог вспомнить как провёл вчерашний день. Вроде бы что то важное хотел сделать, но вот что? Он вынул из кармана пиджака диктофон и небольшой картонный прямоугольник, оказавшийся визиткой. От визитной карточки веяло чем то прекрасным, Уильяму было приятно держать в руках картонку, но вот откуда она взялась, он никак не мог припомнить. Повертев в руках диктофон, Уильям нажал на кнопку.
   - Мы, Хранители, - Голос Джонни звучал немного хрипло, но всё же был легко узнаваем. - Мы охраняем род людской от всякой нечисти, иногда, чего уж тут юлить, приходится охранять людей и от людей. Все Хранители обладают магическими способностями. Не буду говорить о других, я не вправе раскрывать тебе все тайны, да в этом и нет нужды. Тебя ведь интересует лишь то, что произошло с тобой. - Джонни немного помолчал, собираясь с мыслями. - Здесь обнаружено гнездо истинных вампиров. Впервые, за столько лет. Одна из наших Хранительниц убита. Вторая - здесь послышался тяжёлый вздох и дальше в голосе Джонни зазвучала горечь, - после боя никак не может прийти в себя. Понимаешь, нас мало, и с каждым годом становится всё меньше и меньше. Боевые Хранители умирают молодыми и никто не приходит, что бы занять их место. Я приехал что бы защитить их, но увидев тебя просто не смог сдержаться. Признаю, я не собирался возвращать тебе молодость. Просто хотел слегка подлечить. Но я поторопился и заклинание вышло из-под контроля. Сделанного не воротишь, уверен ты на меня не в обиде. Вот собственно и всё, что я хотел тебе сказать. И ещё прошу не обижайся, но о существовании Хранителей никто не должен знать, мы свято храним эту тайну. Поэтому я просто вынужден стереть тебе память. - слушая, Уильям вздрогнул, так вот почему он совершенно не помнил вчерашний день! Прослушав запись несколько раз, Уильям задумался. Ему, возможно, единственному из всех живущих людей, представился такой уникальный шанс! Прожить вторую жизнь. Странно, но радость почему-то не приходила. Друзей у него не осталось. Жена умерла. Перспектива одиночества угнетала. Дети выросли и разъехались, да и не может он приехать к детям в таком виде. Но ведь что-то нужно делать! И Уильям решил поехать учиться. Да, да. Поступить в какой-нибудь университет, завести новых друзей, начать всё сначала. Эта мысль немного приободряла. А что если... нет, он ведь ничего не понимает в медицине! Хотя, попробовать можно. Да, Уильям твёрдо решил, буду изучать медицину. Решение пришло как-то внезапно и показалось Уильяму единственно верным. И Уильям, боясь передумать начал собирать вещи. Повертев в руках визитку, он решительно бросил её в саквояж, пригодится.
   36
   Простившись с Джонни, Джесс побрела домой. Она была несколько разочарована этой встречей, разочарована и заинтригована. Они ни о чём не поговорили. Только успели поздороваться и присесть, как Джонни увидел своего приятеля, Уильяма. Странно, Джонни никогда раньше даже не упоминал о нём. За этой мыслью пришла другая, не менее ошеломляющая. Джонни никогда не упоминал ни о своих приятелях, ни о себе самом. На самом деле о самом Джонни ничего не известно. Эта мысль внезапно оборвалась и Джесс даже не сразу сообразила почему. Странная вещь, подсознание! Мы можем думать о различных, не относящихся к делу вещах, а оно, подсознание, из всего окружающего мира, непременно выделит то, что нам необходимо, то что всегда стоит на первом месте, и вырвет из пучины задумчивости. Но Джесс некогда было задумываться над проблемами подсознания, она стояла напротив газетного лотка и рассматривала рисунок на первой полосе. Нет никаких сомнений в том, что газета относилась к разряду "жёлтой" прессы. Но с титульного листа на неё смотрел Седой Мрак, и этим нельзя было пренебрегать. Очнувшись, она купила газету и тут же прочла передовицу. Ничего необычного, если учесть направленность газеты там не было. Очередной маньяк, превратил жизнь маленького городка в фильм ужасов. И если бы не удивительное сходство нарисованного маньяка с Седым Мраком, она скорее всего не обратила бы на это никакого внимания. Но сейчас, когда с типографского листка на неё смотрело знакомое чудовище, от этого сообщения нельзя было просто так отмахнуться. Врядли сходство было случайным. Казалось вся сила, уверенность, харизма вампира, были переданы этими штрихами. Джесс читала и перечитывала статью до тех пор пока не поняла, что знает её наизусть. Она запихнула экземпляр в сумочку и решительно зашагала к дому Майкла. С ребятами она столкнулась на пороге. Молча протянула им газету.
   - Да ведь это же Седой Мрак, - воскликнул Джек, указывая пальцем на рисунок.
   - Да, похож, - Майкл кивнул головой, и отодвинул руку Джека, собираясь прочитать статью.
   - Откуда вы знаете Седого Мрака? - Джесс оторопела.
   - Видели его портрет... - ребята ответили хором и замолчали на полуслове, недоуменно переглянувшись друг с другом. Джесс понимающе кивнула головой.
   - Ладно, не ломайте голову. Я как раз хотела поговорить об этом. Скорее всего мы побывали в доме вампиров и именно там видели портрет Седого Мрака. Алекс рассказала, что на ограду наложено заклинание, стирающее память. Поэтому идти туда сейчас не имеет смысла. Сначала нужно найти способ обойти это заклинание. Да и судя по этой статье, у нас есть более насущная проблема. Сейчас надо решить, что делать с этим, - и она выразительно постучала пальцем по газетному листу.
   -Может, надо показать эту статью Джонни, вдруг, он, что посоветует. Кстати, ты же собиралась с ним сегодня встретиться. - Джек дочитал статью и отдал газету Майклу. Тот читал медленно, иногда возвращаясь прочитывал один и тот же абзац по нескольку раз.
   - Не уверенна, что Джонни сможет нам чем-то помочь, ведь он столько времени провёл в замке, вдали от реальности. - Джесс не захотела говорить ребятам, что её встреча с Джонни была весьма коротка и безрезультатна. - Может сами что-нибудь придумаем?
   - Да здесь и думать нечего. - Лицо Майкла напряглось и было видно, что для себя он всё уже решил и в любом случае поступит по своему. - Нужно поехать туда и разобраться на месте. - Произнеся это на одном дыхании Майкл повернулся и в упор посмотрел на Джека. Тот молча кивнул и добавил:
   - Поедем прямо сейчас, вещей у нас немного, соберёмся за полчаса. Если поторопимся, успеем на экспресс.
   Даже не попрощавшись с Джесс, они развернулись и помчались наверх, перепрыгивая через ступеньки. Джесс осталась стоять на пороге, не зная, как поступить. Наконец, она решилась и поднялась наверх.
   - Я поеду с вами.
   - Нет, - Они ответили хором, ни на секунду не прервав сборов.
   - Думаете, целитель вам помешает?
   Майкл застегнул сумку и серьёзно посмотрел на Джесс.
   - Нет, просто ты и Алекс должны найти способ пробраться в дом вампиров и не забыть об этом. Поговорите с Сарой и Моникой.
   - Только не предпринимайте никаких решительных действий. - Джек закинул сумку на плечо неловко приобнял Джесс на прощанье и махнув Майклу поспешил к выходу.
   - Берегите себя, - Майкл остановился на пороге и кивнул головой, - Вы тоже.
   Уставшая Джесс присела на пол. Яркий солнечный день утратил краски. Мы на войне, и нет никакой уверенности, что судьба вновь сведёт нас всех вместе. Слишком много потерь... .
   Джек и Майкл без проблем успели на экспресс. И в поезде всё время обсуждали стратегию боя.
   Джеймс присел на скамью в парке. В дальнем уголке сознания прочно засела мысль, что Алекс никогда не приедет к нему. Когда эта мысль пришла ему в голову впервые, он просто отогнал её. Но дни проходили за днями, а Александры всё не было. Однажды он проснулся и почувствовал, как в его груди что-то шевельнулось. Что-то о чём он давно не вспоминал. Сердце. Не успел Джеймс удивиться тому, что чувствует своё сердце, как его пронзила боль. Его сердце проснулось от вековой спячки с одной единственной целью. Стоило Джеймсу подумать о том, что Алекс никогда не приедет, как сердце разрывалась на части. Но думать о чём-то другом он просто не мог. Пытаясь заглушить боль он пил кровь, но боль не проходила. И он упрямо сражался с этой мыслью. Понапрасну пытаясь раз за разом призвать её сердце. Но вместо неё приходили другие. Эти людишки думали обмануть его! И он убивал этих наглых лжецов. Просто разрывал на части. А они всё шли и шли! Господи! Кем же они себя возомнили. Почувствовав голод Джеймс пил кровь. Он больше не сдерживал себя. Эти жалкие создания пытались обмануть его, так почему же он должен сдерживать себя? И Джеймс вновь и вновь вгрызался в "добровольно" подставленные шеи. Он уже потерял счёт времени и абсолютно не помнил сколько времени прошло с момента последнего "обеда". Неожиданно Джеймс почувствовал, что он не один. Два вампира стояли рядом. Джеймс даже не потрудился подняться. Если им что-то от него нужно, пусть говорят или убираются.
   - Прародители не довольны твоим поведением, - наконец произнёс тот, что повыше. Джеймс лишь усмехнулся в ответ. Какая разница, что думают прародители! Он не собирается ни перед кем отчитываться! Джеймс поднялся и попытался пройти мимо них. Но вампиры упрямо вставали у него на дороге и твердили одно и тоже. Их несносные голоса жужжали у него в голове, людские сердца предлагали выпить кровь и всё это сливалось в какую-то невыносимую какофонию. Голова начала раскалываться и устав от назойливых сородичей и несносных людишек, Джеймс обхватил руками виски и закричал:
   - Оставьте меня в покое!!- вместе с криком в стороны ударила звуковая волна. И вампиры, не сговариваясь, обернулись в летучих мышей и поспешили прочь. Они своё дело выполнили. Предупреждение передали, а со всем прочим пусть разбирается совет прародителей.
   Услышав дикий крик и почувствовав волну магии, ударившую вслед за ним, Хранители устремились вперёд. И Джек и Майкл не задумывались о последствиях. Майклу было всё равно, умрёт ли он сегодня или нет. После гибели Селии, им двигало лишь одно желание: отомстить, а издержки не имеют значения. Трудно сказать, что двигало Джеком. Возможно тоже месть, а может долг. Не имеет значения. Они напали на высокого юношу с седыми волосами одновременно. Тот резво отпрыгнул в сторону и повернулся к ним лицом. Летучие мыши внезапно повернули назад и уселись на ветку ближайшего дерева с интересом наблюдая за происходящим. Джеймс провёл рукой по волосам и нахально улыбнулся юным Хранителям.
   - А вы ничего, быстро действуете, да только со мной вам не справиться. - Он засмеялся и в ту же секунду исчез. Джек резко повернулся назад, так и есть, Мрак стоял за их спинами. - Хотите меня остановить? Ну что же, записывайтесь в очередь! - и рассмеявшись лишь ему понятной шутке, Джеймс ударился о землю. Летучая мышь резво замахала крыльями и вскоре скрылась из виду. Джек и Майкл недоумённо переглянулись. С таким поведением они встречались впервые. Да что там встречались. Они о таком никогда даже не слышали, вампиры всегда принимали бой! И дрались до последнего. А тут просто улетел. Ребята потоптались на месте, в глубине души надеясь, что Мрак вернётся. Летучие мыши, наблюдавшие с верху, переглянулись между собой. Одна из них спланировала вниз и ударившись о землю приняла человеческий облик. Вампир окликнул молодых Хранителей. Он не видел в них никакой угрозы, просто решил немного позабавиться. А ребята в глубине души разочарованные необъяснимым поступком Седого Мрака, без боязни подошли к этому странному парню, появившемуся столь неожиданно. Когда до незнакомца оставалось пара шагов, тот рассмеялся и кинулся на Майкла. Джек, быстрее сообразивший что к чему успел оттолкнуть друга. Удар вампира, пришедший вскользь, оказался столь силён, что Майкла отбросило далеко в сторону и Джек оказался лицом к лицу с вампиром. А он, озлобленный неудачным нападением и насмешками Джеймса, улетать подобно Мраку не собирался. Напротив, в его планы входило убийство этих двух несмышлёных Хранителей. Круто развернувшись он набросился на Джека. Тот еле успел отпрыгнуть. На размышления времени не осталось. Вскинув руку Джек выпустил энергоразряд, вампир, смеясь отпрыгнул в сторону. Но Джек и не собирался ограничиваться одним разрядом. Вслед за первым полетел второй. Джек не успел заметить что именно предпринял вампир, он увидел лишь, как пучок энергии, посланный им, просто растворился в двух шагах от монстра. Вторая летучая мышь, понаблюдав за боем, решила, что здесь обойдутся и без её помощи, спланировала с ветки и полетела прочь. Майкл пришёл в себя, но несколько секунд пролежал не шевелясь, пытаясь собраться с мыслями и определить, все ли кости целы. Судя по звукам, доносившимся слева, бой был в самом разгаре, и ему уже пора бы вмешаться. Майкл повернулся на бок и его нерешительность как ветром сдуло. Вампир яростно избивал Джека. Джек отвечал на удары, но внимательный взгляд Майкла подметил чуть замедленную реакцию и лёгкую бледность. Джек явно устал и не сможет долго выдержать такой темп. Отбросив в сторону сомнения, Майкл встал и послал огненный шар прямо в спину вампира. Тот не ожидал нападения с этой стороны. Очевидно, что он списал Майкла со счета и был ошарашен тем, что тот так быстро очнулся. Но Майкл не стал отвлекаться на ненужные рассуждения, послав вслед за огненным шаром энергоразряд. Джек, получивший небольшую передышку, восстанавливал силы. А вампир, казалось не знал, что такое усталость. Он повернулся и кинулся на Майкла. И лишь стоящее рядом дерево спасло Майкла от серьёзной раны. Удар вампира просто снёс половину ствола. Но и для вампира этот удар оказался весьма болезненным. Отдача отбросила его в сторону и развернула. Падая, вампир зацепил рукой ствол соседнего дерева. Крона задрожала и вниз посыпались листья. Всё это Майкл отметил лишь краем сознания. Он уже бежал к месту падения, держа в руках огненный шар. Вампир уже поднялся на ноги но он не ожидал нападения с двух сторон. А Джек, устав от бесконечных огненных шаров и энергоразрядов, решил использовать старое как мир средство. Он вложил всю силу в удар и не прогадал. Осиновый кол пронзил сердце вампира. Тот даже не успел удивиться, а его тело уже осыпалось пеплом на землю. Майкл устало опустился на траву. Джек присел рядом. Они сидели молча, давно научившись понимать друг друга без слов.
   Немного отдохнув, ребята побрели прочь. На несколько недель в городе установилось спокойствие. И юные Хранители, обыскав весь город, были вынуждены были уехать с пустыми руками. А Джеймс, наблюдавший с высоты за их тщетными усилиями, вздохнул с облегчением. Как только последний вагон скрылся из виду, он призвал сердце. Насытившись, Джеймс задумался над тем, что же делать дальше. По всему, нужно возвращаться. Не то что бы он так уж страшился гнева прародителей. Где то в глубине его головы прочно поселилось убеждение, что прародители ничего ему сделать не смогут. Но вот Александра... Александра одна не справится. В любом случае ей потребуется помощь. Джеймса не смущала мысль, что Алекс возможно отреклась от него и ничего не желает о нём знать. Он хотел защитить её, а уж потом разобраться со всем остальным.
   37
   Расставшись с Уильямом, Джонни решил пройтись по парку. Эта встреча всколыхнула в душе давно забытые ощущения. Здесь, в замкнутом мирке Хранителей, у Джонни не было друзей. Всё в этом мире подчинялось понятию долга. Даже юная Алекс выбирая между ним и возможностью сражаться с вампирами, предпочла второе. Майкл и Джек, Сара и Моника, все они дружили между собой, но основным цементом скрепляющим союз столь разноплановых людей был прежде всего долг. Да, они влюблялись, увлекались, дружили, создавали семьи, всё как обычные люди. Но лишь на первый не очень внимательный взгляд. И если обычный человек мог пренебречь работой во имя семьи или друга. То в их мире приоритеты были совсем иные. За всеми этими невесёлыми размышлениями, Джонни и не заметил, как стемнело. Почувствовав прямо-таки "звериный" голод, он огляделся вокруг. Да, задумавшись, он прошёл немалый путь. Как бы в такт его мыслям в просвете деревьев замелькали огни. Джонни пошёл на свет. Маленькое кафе, приютившееся среди деревьев, казалось сказочной избушкой. Открыв тяжёлую дверь, Джонни вошёл внутрь. Посетителей было много, и заметив свободный табурет у стойки бара, Джонни поспешил сесть. Торопясь заглушить голод, он проглотил два сандвича почти не заметив вкуса. Кофе он пил не торопясь, смакуя прекрасно сваренный напиток и наслаждаясь непринуждённой атмосферой. Он и не заметил как на соседний табурет присела девушка. Просто она попросила подать ей орешки. Джонни оглянулся и утонул в огромных чёрных глазах. Она была хороша. В меру скромна и застенчива. И когда Джонни предложил прогуляться, она мгновение колебалась прежде чем согласиться. Джонни даже показалось что она забрела сюда из другого места и времени. Чем-то она напомнила ему девушек из его юности. Умеющих потупить взор и краснеющих. Они вышли из кафе и пошли рядом беседуя на самые разные темы. Несмотря на юность у Хильды был широкий кругозор. Она внимательно слушала его суждения и, отвечая, удивляла Джонни глубиной своих знаний. Подул лёгкий ветерок, из-за туч выглянула луна, осветив мертвенным светом металлическую ограду. Джонни удивился тому, что девушка выбрала для прогулки столь не подходящее место. Луна вновь скрылась в тучах, бросив напоследок тонкий луч. Глаза Хильды блеснули золотом. Джонни в изумлении остановился. Но лишь на миг, на один единственный миг. О! он прекрасно знал, что означает этот блеск. И Джонни принялся лихорадочно размышлять, о том что же делать дальше, одновременно продолжая вести лёгкую непринуждённую беседу с девушкой (простите, с вампиром).
   Хильда не обратила ни малейшего внимания на небольшую паузу в разговоре. Они гуляли уже давно и шумные, многолюдные улицы сменились тихими переулками. Увидев кладбищенскую ограду, Хильда усмехнулась, она часто приводила свои жертвы сюда. Надо признаться, очень удобное место. Тихо, спокойно, никто не потревожит во время обеда. А трупы кладбищенский сторож всегда умело прятал, за небольшую мзду и туманные обещания. Хильде даже немного взгрустнулось. Уж очень не хотелось прерывать столь приятную беседу. Уже давно никто так не восхищался её глазами и прекрасной кожей. Этот парень даже похвалил её стройные длинные ноги! Хотя, как он смог разглядеть их под длинной юбкой?! Джонни на мгновение замолчал, углубившись в свои невесёлые размышления.
   И эти мгновения чуть было не стоили ему жизни. Он обернулся к Хильде как раз в тот момент, когда она собиралась вонзить клыки ему в шею. Джонни спокойно отодвинулся в сторону и сухо произнёс:
   - Не спеши, нельзя же быть столь неразборчивой в еде. Иногда попадаются яды, знаешь ли. - Таким тоном няни отчитывают в яслях малышей, проливших компот. Немного снисходительно, но в то же время строго. Хильда остолбенела. Такого с ней ещё не случалось. Ей дают указания, и кто? Мальчишка, проживший на свете раз в двадцать меньше её. - Ты ошиблась Вампирша, и эта ошибка будет стоить тебе твоей бессмертной жизни. - Джонни позволил себе лёгкую усмешку. На бесстрастном лице Хильды не дрогнуло и чёрточки. Что ж пожалуй, она осталась без обеда, зато какое приключение. Она уже не была молодой неопытной вампиршей. И ошиблась сегодня не одна она. Пожалуй, этого резвого Хранителя тоже ждёт сюрприз.
   - Так ведь я не обычная Вампирша, милый, - Хильда позволила себе лёгкую усмешку, так, лишь тонкий намёк на улыбку, - Тебе повезло, ты не просто погибнешь. Тебя убьёт Прародитель клана Крыльев. Надеюсь, ты понимаешь, какая честь тебе оказана. Ты, жалкий червяк. - Хильда отступила на шаг, другой, подняла вверх руки и что-то пробормотала. Казалось, она даже стала выше ростом.
   Кожа Хильды почернела.
   За спиной раскрылись два крыла.
   Наверное, так куколка превращается в бабочку.
   Это была потрясающая красота.
   Пусть она была красотой зла!
   Но как восхитительна.
   Против собственной воли Джонни залюбовался. В облике прародителя клана, Хильда представляла из себя абсолютное совершенство. Каждое перо огромных черных крыльев отливало шёлком, под лёгким дуновением ветерка они чуть трепетали, и, казалось, своим цветом стыдили несовершенство ночи. Как прекрасно бывает зло, длинные волосы чёрными змеями опускались до пояса, глаза стыдливо прикрылись длиннющими ресницами. Тонкие изящные пальцы заканчивались черными закруглёнными когтями, но это ничуть не портило общего вида. Даже ткань платья стала тоньше и, теперь не скрывала, а лишь подчёркивало красоту форм под ним. Хильда манила к себе, призывая приблизиться, прикоснуться к манящей, недостижимой красоте. Хотя бы на мгновение прильнуть к этому чуду. Пусть на секунду почувствовать себя таким же прекрасным. И Джонни, не отдавая себе в этом отчёта сделал шаг, затем другой. Всеми его мыслями завладело единственное желание, прикоснуться к Хильде, раствориться в ней. Кровь забила в висках, губы пересохли, сердце, казалось вот-вот выпрыгнет из груди. Хильда чуть шевельнулась, и крылья, закрывающие пол неба вздрогнули. О, она ничуть не торопилась, она ведь тоже упивалась тем восторгом, который увидела в глазах Джонни. Есть красота, для описания которой бессильны слова.
   Семен выронил колбу из рук. Иван встревожено посмотрел на него, он тоже почувствовал себя дурно и в первый миг не мог сообразить, в чём дело. Распахнулась дверь и комнату вошёл встревоженный Тэд. Его походка была нетвёрдой, а кожа покрылась трупными пятнами. Глаза испуганно бегали из стороны в сторону. Джеймс, в далёкой гостинице, почувствовал тошноту и едва успел добежать до раковины в крошечной ванной. Его вырвало кровью и он присел на пол, стараясь удержать сознание.
   - Что происходит?! - Из-за плеча брата показался Мэтью. Ноги уже не держали его и он устав сражаться с собственным телом, опустился на пол. Остальные вампиры последовали его примеру.
   - Это Хильда. Когда-то Вампириус нам рассказывал о прародительской магии. Ты помнишь, Иван? - Семён с трудом повернул голову.
   - Помню, - Иван лежал с закрытыми глазами и говорил очень тихо, но все прекрасно его слышали. - Хильда встретила Хранителя. Для того чтобы высосать его ей и понадобилась сила всего клана.
   - Она забрала наши силы? Но как, как она собирается воспользоваться ею? Ведь нам всегда твердили, что кровь Хранителя убивает и эта смерть очень мучительна! - Тэд был настолько изумлён, что даже нашёл в себе силы привстать. Семён долго молчал, собираясь с мыслями. Он не хотел раскрывать молодым вампирам тайны прародительской магии. Но тишину нарушил голос Ивана.
   - Она не будет высасывать из него кровь. Это она могла сделать и без нашей помощи. Нет, она высосет из него душу, жизненную силу, магию. После этого от Хранителя останется лишь пустая оболочка. Всё, что она у него заберёт достанется и нам, каждому по не многу, но и это уже хорошо. Чем сильнее Хранитель, тем лучше.
   - А если Хранитель окажется слишком сильным? - Мэт ощутил внезапное беспокойство.
   - Не переживай, Хильда уже делала это. Ты думаешь, почему наш маленький клан все остальные кланы уважают и боятся? Только прародитель клана крыльев обладает умением высосать душу и магию Хранителя.
   - И что же другие прародители ничего не умеют? - Мэт оживился, ему всё это показалось ужасно интересным.
   - Почему же, у каждого клана своя магия...
   - Давайте помолчим и побережём силы, - Сэм решил, что Иван и так уже рассказал слишком много. Вампиры замолчали.
   Джонни прекрасно понимал, что Хильда не разгуливает так постоянно. Приберегая свой истинный облик для особо торжественных случаев. Но это неосторожное движение нарушило гармонию и Джонни очнулся. Хильда осталась всё так же маняще прекрасной, но её чары перестали действовать на Хранителя и он поспешно отошёл назад. Угрозы Хильды не взволновали Джонни. Умирать он не собирался. Тем более сегодня. Когда слова Хильды прибавили знаний о вампирских кланах.
   - Ты прекрасна, - он произнёс этот комплимент искренне, но дальнейшие слова обескуражили Хильду. - Но есть в тебе какая-то незавершённость, - Джонни улыбнулся самой искренней и доброжелательной улыбкой. Но Хильде эта улыбка совершенно не понравилась и невзирая на уверенность в своих прародительских силах, она взволновалась. Здесь чувствовался какой-то подвох. - Я помогу тебе. - Джонни чуть пошевелил пальцами. О, бойтесь данайцев, дары приносящих! Земля под ногами Хильды пошла маленькими трещинками, и не успела она пошевелиться, как её ноги опутали тонкие и крепкие зелёные ростки. Они быстро тянулись вверх, пронзая острыми шипами ткань платья. Оплетая ноги Хильды, растения выбрасывали всё новые и новые ветки, на которых тут же появлялись листочки, завязывались бутоны. Хильда очнулась и попыталась вырваться, но меж перьев её великолепных крыльев уже расцветали розы и каждое движение причиняло невыносимую боль. Всё новые и новые шипы вонзались в кожу. " Ещё немного и я стану похожа на большое розовое дерево", - с печалью констатировала Хильда. Она сбросила прародительский облик и маленькая летучая мышь выбралась из скопища розовых лиан. Зло глянув на Джонни, Хильда постаралась запомнить его лицо.
   Джонни, провожая глазами удаляющуюся летучую мышь грустно вздохнул. Жаль, не удалось пленить столь прекрасное создание, розы растут слишком медленно. Над этим заклинанием нужно ещё поработать. Джонни прожил очень долгую жизнь, но никогда так и не смог забыть эту чёрную чарующую красоту. И если ночью ему снилась эта странная завлекающая Вампирша, то наутро он просыпался совершенно разбитый и опустошённый. Под ложечкой сосало какое-то сожаление, неутолённое желание. Ни одна земная женщина больше не казалась ему прекрасной. И даже облик Алекс, которую он, несомненно любил, стёрся и потускнел. Чёрная красота Хильды, зацепила, поцарапала его чистую душу. Но и на крыльях Хильды остались шипы от роз, которыми Джонни оплёл её, в волосах запутались листья и цветы. А на сердце Джонни остался отпечаток её неземной красоты.
   Летучая мышь влетела в спальню Хильды и опустилась на ковёр. Да... приключение было то ещё. Сражаться цветами, кому рассказать не поверят. И тем не менее... Хильда задумчиво вытащила из распущенных волос застрявшую там розу. Цветок был тёмно красным, удивительно повторяя цвет платья, может так и было задумано, Хильда раздражённо передёрнула плечами. Хватит отвлекаться на пустяки. Она лишь понапрасну израсходовала силы своего клана. Но не это волновало Хильду. В душе поселилась тревога и какое-то отчаянное сожаление. Она постаралась запихать эти ненужные чувства подальше, но розу не выкинула. Она поставила бутон на короткой ножке в бокал и выплыла из комнаты, на ходу сочиняя версию для клана.
   38
  
   Заседания совета прародителей вампирских кланов всегда проходили в ярко освещённых залах. Причём освещённых солнечным светом. Вернее было бы сказать залитых солнечным светом. И Хильда волновалась. Она была самой младшей из всех прародителей. И, следовательно наиболее уязвимой. Если Олаф, самый старший из оставшихся в живых прародителей, мог находится под палящим солнцем бесконечно долгое время, то Хильда была кровно заинтересована в том, чтобы совет закончился как можно быстрее. Недаром всех молодых вампиров пугала даже мысль о том, что их могут вызвать на совет прародителей. Такой вызов приравнивался к смертному приговору. Впрочем, подобные случаи были крайне редки. Неожиданно удача повернулась лицом к Хильде. В последний момент позвонил Олаф и попросил Хильду подготовить помещение для заседания совета. И Хильда схитрила. Да, как велела традиция, Хильда подготовила помещение, залитое солнечным светом. Для заседания она подготовила оранжерею. Оранжерея была ярко освещена, но кругом стояли растения, длинные ветвистые ветви которых отбрасывали тень. И конечно же, самое высокое и ветвистое растение стояло за креслом самой Хильды. Время от времени Хильда облокачивалась на спинку кресла и прятала лицо в благословенной тени.
   - Ты чего добиваешься, Хильда, -Тео вскочил и, обойдя вокруг стола, навис над креслом Хильды. - Чего ты добиваешься? Пятьсот лет назад война кланов чуть не уничтожила землю! Ты её не застала, так теперь хочешь увидеть воотчую?! Нас не смогли уничтожить ни люди, ни Хранители. Так ты решила добиться, что бы мы сами поубивали друг друга? Опомнись, ты должна вмешаться! - Не успел Тео сесть в своё кресло, как подскочила Миранда, прародительница клана лисиц. Рыжие волосы и маленький слегка вздёрнутый носик делали её действительно похожей на лисицу. Одевалась она всегда модно и стильно. Во время речи Тео она постоянно порывалась вставить слово и с трудом дождалась, пока он сядет.
   - Нет, вы только прочтите это! - она швырнула пачку газет, которые разлетелись по всему столу. Причём каждый из прародителей, восседавший за столом, получил по одному экземпляру. Без магии, видимо, не обошлось. Но ни у кого не нашлось желания комментировать её действия. - Нет, нет, читайте!!! Особенно мне нравится описание. Я вам вслух зачитаю: " Высокий, жилистый юноша. Седые волосы зачёсаны назад. Глаза имеют необычный синий цвет". Обратите внимание, он даже не прибегает к маскировке! Маньяк! Да, да, здесь так и написано: " Маньяк". - Она с негодованием ткнула пальцем в статью, - Его описание развешано по всей стране. За его поимку обещана награда! Полиции предписано стрелять без предупреждения! Меня одно удивляет, почему Хранители ничего не предприняли!?
   - Ну почему же, они пытались, - прародитель волков даже не пытался встать. Он откинулся на спинку кресла и говорил, слегка растягивая слова. - Я послал пару ребят в разведку и, вернулся лишь один из них, он рассказал мне довольно странные вещи, - Теодор замолчал, собираясь с мыслями. Чёрные волосы и глубоко посаженные тёмные глаза резко контрастировали с его бледным лицом. А чётко очерченный римский нос придавал лицу выражении превосходства. - Мрак избегает встречи с Хранителями. Когда два мага напали на него, он обернулся в летучую мышь и улетел. Может, просто испугался?
   - Вряд ли, - Сигизмунд, нехотя, заступился за Джеймса. - Мрак силён, как никто из нас. Его магические способности просто поразили меня. Думается, с двумя Хранителями он мог справиться просто шутя.
   - Постой, постой. - Миранда опять не усидела на месте. - Маг магу рознь. На днях я слышала байку о том, что один Хранитель убил восемь вампиров в открытом бою. Причём ночью, когда мы находимся в полной силе. И, если мне не изменяет память, все восемь были из твоего клана.
   - Ты права, - Сигизмунд стал мрачнее тучи, - мой клан значительно поредел. - Желваки на скулах Сигизмунда заходили, и он с силой сжал кулаки. - Мы обратили уже пятерых новеньких, но, увы, они не скоро войдут в полную силу. Мой клан обескровлен.
   - Хватит ныть, Сигизмунд! Ты должен убить этого Хранителя. Я помогу тебе узнать, кто это. - Прародительница лис была полна решимости навести порядок в чужом клане. - Нет, постойте, я придумала план получше! Мы все пойдём с тобой, Сигизмунд. Против прародителей не выстоит ни один смертный. Хранители должны знать своё место, пусть убивают дичков.
   - Ты слишком торопишься, Миранда. И, кроме того, твои сведения не совсем верны. - молчавший до сих пор прародитель филинов, обвёл взглядом всех, сидящих за столом. Большие, на выкате, глаза и нос с горбинкой придавали ему сходство с птицей. Светлые волосы, пышной копной ниспадавшие на плечи, выдавали в нём викинга. Остановив свой взгляд на Сигизмунде, Олаф продолжил, - В той большой драке, о которой говорила Миранда, Хранителей было двое. Обе женщины. Разве я не прав? - Он вопросительно приподнял бровь, всё ещё не сводя взгляд с Сигизмунда.
   - Не знаю, у меня нет точных сведений. Стен, оставшийся в живых, до сих пор спит, восстанавливая силы. Единственное, что он успел сказать, перед тем как впал в сон: " Она всех убила".
   - Она! Она! Там была женщина! - Миранда всё никак не могла угомониться. Она ёрзала на кресле постоянно порываясь встать и сказать что-либо. Правда она ещё не решила, что именно скажет, но угомониться никак не могла.
   - Сядь, Миранда и успокойся. - Олаф говорил тихим спокойным тоном, но Миранда мгновенно послушалась. Олафу было почти девятьсот, и он был самым старым среди них. - Можно подумать, ты не знаешь, что среди Хранителей есть женщины?! - Миранда открыла было рот, что бы ответить, но Олаф невозмутимо продолжил, - Насколько мне известно, Чарльз погиб в равном бою. Один на один с ведьмой. Причём ведьме с трудом удалось победить. Но, когда Сигизмунд организовал засаду, в неё попало две ведьмы. Заметьте: две ведьмы. А два Хранителя, это совсем не то же самое, что один маг плюс один маг. - Олаф встал и оказался удивительно высоким. - Поняв, что они оказались перед лицом смертельной угрозы и не смогут победить, одна из них добровольно отдала свою жизненную силу другой. - Прародители слушали молча, никто даже не пошевелился. В комнате установилась гробовая тишина. Даже Миранда наконец притихла, поражённая услышанным. В их мире, где жизнь бесконечно длинна, подобное заявление было чем-то неслыханным. Чем-то необыкновенным. - Вы хотя бы понимаете, что произошло. - Олаф продолжал говорить всё тем же спокойным тоном. - Она отдала жизнь добровольно, а это значит, что сила её напарницы возросла десятикратно. И скажу вам прямо, будь там не восемь, а двадцать вампиров, та ведьма всё одно вышла бы победительницей.
   - Откуда у тебя такие сведения? - Хильда, наконец, решила вступить в разговор, - Ты знаешь всё о том бое, знаешь о магии людей, что ещё ты не успел нам рассказать?
   - Ну, Хильда, твои вопросы просто смешны. Позволь не раскрывать тебе все мои секреты. Хотя один ваш я всё-таки выдам. И ты, и Сигизмунд прекрасно знаете, кто убил Чарльза. Не так ли? - Хильда и Сигизмунд переглянулись друг с другом. Хильда нерешительно встала. Её уверенность испарялась с каждым произнесённым словом. Как бы Хильде хотелось, что бы на её месте стоял Вампириус. Уж его то никто не посмел бы упрекнуть. Ни в чём.
   - Да, мы знаем. Её зовут Александра. - Продолжить Хильде не дала Миранда. - Так почему же она до сих пор жива? Два прародителя не справились с одним магом? Смешно! Или вы не можете её найти? - Вопросы сыпались из Миранды, как горох. Хильда побледнела, а Сигизмунд стал ещё более мрачным.
   - И ещё, - на этот раз заговорил Теодор, - Я не понял, как всё это относится к нашей проблеме. Давайте сначала решим, что делать с Мраком, а уж потом разберёмся с ведьмой. По крайней мере, это не ведьма угрожает нам разоблачением. Давайте сначала разберёмся с Джеймсом. Рассказывай, Хильда, что с ним произошло. Нечего скрывать. - Посмотрев на довольного Олафа, Теодор продолжил. - У меня такое чувство, что если не расскажешь ты, то своими знаниями поделится Олаф. Хильда обречённо вздохнула и начала рассказ. Она часто останавливалась, но никто её не торопил. И когда рассказ подошёл к концу, в зале установилась необычайная тишина. Наконец тишину нарушил Олаф.
   - Думаю, всем ясно, что Джеймса нужно остановить. Его поведение переходит все границы. А ты, Хильда, слишком разбаловала его. Хранительница должна умереть. Думаю, мы должны объявить на неё охоту. Каждый вампир должен получить её описание.
   - Но... - Теодор не дал Хильде продолжить. - Сядь наместо, мы все помним, что вы обещали Джеймсу. Он сам своим поведением вынес ей смертный приговор. Продолжай, Олаф. Ты говоришь весьма разумные вещи.
   - Да я в общем почти закончил. С Джеймсом всё намного проще. У него кровавая горячка.- Вампиры недоумённо переглянулись. - Вы слишком молоды, - Олаф усмехнулся, - и возможно не знаете об этом. Избыток крови действует на нас как наркотик. Возникает стойкое привыкание. Каждый раз хочется пить всё больше и больше. Думаю лет сто в Африке, под палящим солнцем излечат его от этой пагубной привычки.
   - Почему в Африке? Так далеко и так долго! - Миранда не смогла сдержать любопытства. Ответил ей Тео.
   - Солнце. Под палящим африканским солнцем, Джеймс сможет вести лишь ночной образ жизни. Людей там мало, крошечные деревеньки разбросаны на многие километры друг от друга. И ему волей неволей придется поститься. Пятьдесят лет ему понадобится, что бы вернуться к нормальному поведению. А ещё пятьдесят, он будет учиться уважать прародителей.
   Олаф довольно кивал в такт Теодору. Миранда нашла это решение блестящим. И даже Сигизмунд согласился с тем, что это лучшее решение из всех возможных. Оставшись в одиночестве, Хильда была вынуждена примкнуть к остальным. Так, Алекс должна умереть, а Джеймс на сто лет отправляется в изгнание!
   39
   - Вот он, - Сара указала рукой на высокого парня, стоящего посреди площади. Моника кивнула и, недожидаясь подруги, пошла в указанном направлении. С противоположной стороны выскользнули две тени и подошли к Джеймсу. Тот час между ними возник ожесточённый спор.
   - А это ещё кто? - Сара не ожидала, что здесь будет ещё кто-то.
   - Вампиры, больше некому. - Моника даже не запнулась, она для себя уже всё решила и действовала согласно плану, который они с Сарой весь день разрабатывали. Джек и Майкл вернулись и несколько дней ходил подавленные и молчаливые. Но Джесс не отставала каждый раз выдумывая всё новые и новые вопросы. Наконец, Джек не выдержал и выложил всё. Сара и Мон переглянулись. Сара возмутилась, почему они обо всём узнают последними! На следующее утро проведя в спорах бессонную ночь подруги отправились в путь. Вампиры были столь поглощены своим спором, что ничего не замечали. Девушки подошли вплотную, но на них никто не обратил внимание.
   - Ты должен подчинится решению Совета, Мрак! Ты столько натворил, что тебя отправят в изгнание, - Услышав эту фразу, Сара невольно остановилась. Господи, как мало они всё-таки знают о вампирах! Что за совет!?
   - Ты позоришь наш клан, Мрак! - Тэд вышел из тени, ожидая поразить Джеймса своим появлением. Джеймс остался совершенно равнодушен к их призывам. Вот уже несколько минут он вслушивался в биение сердец. Два пылающих сердца находились совсем рядом, и жажда вновь подступила к горлу, отодвигая остальные мысли в сторону. Одно из сердец сделало резкое движение в сторону, и Тэд осыпался мелкими хлопьями. Когда осела пыль Джеймс увидел Монику, опускающую руку. Неясной тенью мелькнул колышек и тотчас исчез в одном из карманов. Посланник Совета, всё ещё стоящий рядом, толкнул Джеймса в бок.
   - Что застыл, Мрак? Испугался Хранителей, - в голосе звучала издёвка с ярко выраженным оттенком презрения. Больше ничего он сказать не успел. Лицо приняло изумлённое выражение, когда ему в спину ударил огненный шар, посланный Сарой. Моника протянула руку и щелкнула пальцами, электрический разряд прошил то место, где ещё секунду назад стоял вампир, объятый пламенем. По-видимому, в его планы не входило умирать в героической битве с двумя Хранителями. Летучая мышь с обгоревшими крыльями позорно покинула поле боя. Удалившись на безопасное расстояние, посланник опустился на парапет балкона и стал наблюдать за дальнейшим развитием событий.
   - Защищайся, Седой Мрак! Мы пришли, что бы стереть саму память о тебе. - Может эти слова и звучали высокопарно, но зато полностью соответствовали настроению Хранителей. Мрак в ответ слегка усмехнулся, сделал шаг в сторону и развёл руки. Тотчас между ним и девушками возникла мерцающая стена из электрических разрядов. Он остановился, ожидая, что же они намерены предпринять. Встречу с Хранителями он воспринял как развлечение, не более того. Сила, бушующая в нём, подсказывала, что бояться нечего.
   - Я... я кажется знаю как он это сделал, - Моника недоумённо повернулась к Саре. - Если я сделаю такую же стену мы можем потеснить его, тогда, надеюсь, он перестанет ухмыляться.
   Мон развела руки и швырнула два разряда навстречу друг другу. Разряды столкнулись и появилась мерцающая стена.
   Мышь на балконе обречённо вздохнула:
   - Давай Мрак, займись обучением Хранителей, как будто им старых способов мало.
   Моника шагнула вперёд и её стена прикоснулась к стене Джеймса. Да там и застыла. Сара взяла подругу за руку, соединяя силы. Стена не шелохнулась.
   - Но нам не обязательно двигать всю стену, достаточно просто пробить её, - Сара посмотрела на напряжённое лицо Моники, та согласно кивнула. - Я подвинусь поближе к тебе, а ты преврати стену в высокий щит и мы пробьёмся к Мраку.
   Моника свела руки крест на крест, выставив их перед собой. Высокий щит энергии, заменивший собой стену, полностью прикрыв подруг начал медленно вдавливаться в стену напротив. Моника позволила себе мимолётную усмешку. А Джеймсу внезапно всё надоело, ему хотелось выпить свежей крови, противостояние с Хранителями перестало казаться чем-то интересным. Он небрежно тряхнул рукой, на землю упал серый вихрь, больше напоминающий детскую юлу. Юла неторопливо поплыла в сторону Хранителей. А Джеймс поднял глаза на девушек и приготовился насладиться их смертью. Для него самого это заклинание было внове, как это часто случалось с ним в последнее время, он прост знал, что делать, как поступить и какого эффекта ожидать.
   - Ты знаешь, что это? - Сара обеспокоено посмотрела на Мон. Та в ответ лишь отрицательно махнула головой, обе посмотрели на Джеймса. В его глазах была пустота смерти.
   - Бежим, - они произнесли это одновременно и так же слаженно кинулись прочь. Серый вихрь чуть увеличился в размерах, нарастил скорость и поплыл за ними. Мышь на балконе одобрительно кивнула головой. Да... Мрак не дурак, если он убьёт двух Хранителей, прародители, пожалуй сменят гнев на милость.
   Девушки бежали взявшись за руки, не останавливаясь и не оглядываясь. Шорох, звучавший сзади, подсказывал, что опасность не отступила и не отстала. Впереди показалась длинная кирпичная стена, довольно высокая, на то что бы оббежать её не было ни времени, ни сил. Кивнув друг другу и взглядом согласовав свои действия, девушки прыгнули. Мягко приземлившись по другую сторону, они остановились лишь на мгновение, просто перевести дыхание. Стена позади них посерела и стала осыпаться мелким порохом. Вихрь прыгать не умел и шёл на пролом. Девушки вдохнули побольше воздуха и кинулись вперёд. Здесь когда-то была грандиозная стройка. Всюду виднелись какие-то незаконченные стены, валялись застывшие горы бетона и поржавевшие куски проволоки. Вот за один из них и зацепилась Сара. Падая, она даже почувствовала облегчение. Наконец-то этой безумной гонке пришёл конец. Оттолкнув руку Мон, она всё-таки попыталась встать, понимая всю тщетность своей попытки. Серый вихрь коснулся её ноги, и на глазах изумлённых и испуганных подруг носок стал осыпаться пеплом. Вихрь замедлил движение и остановился над своею жертвой. Сара почувствовала резкую боль. Казалось ногу зажали между двумя раскалёнными прутьями. Она стиснула зубы и отползла на метр. Вихрь не преследовал, но боль не прекратилась. Стопа продолжала осыпаться хлопьями, причиняя неимоверные страдания. Но Сара упрямо сжала рот, решив для себя, что будет умирать молча, никто, ни один вампир не услышит от неё и звука. Она с трудом повернула голову и хриплым голосом попросила Мон уходить, они не должны погибать вместе. Кто-то должен всё рассказать. Но Моника, казалось ничего не слышала. С обезумевшими глазами стояла она на коленях возле Сары и беззвучно открывала рот, то ли пытаясь позвать на помощь, то ли просто рыдая. На глазах умирающей подруги, волосы Моники побежали серебряными прядками, пока совсем не поменяли цвет. Нога Сары осыпалась до колена, когда у Мон прорезался голос. И она закричала. Воздух зазвенел от боли и ужаса. Летучая мышь, всё это время кружившая рядом и наблюдавшая за происходящим, упала вниз и рассыпалась каменными брызгами. В зданиях за каменной стеной лопались стёкла, сама природа, казалось ужаснулась. Листья на деревьях поменяли цвет и стали багряными. На небе собрались тучи, заслонив собой даже мертвенный свет луны. Люди в домах затаились, никому и в голову не приходило высунуть нос, что бы поинтересоваться происходящим. По стене ближайшего недостроенного здания побежала трещина. Враждебный серый вихрь, при первых звуках остановивший своё вращение, теперь стал раскручиваться в другую сторону и распадаться на части. Одно из завихрений распадаясь, зацепило кусок полуразрушенной стены, это место тотчас рассыпалось в прах и стена угрожающе накренилась. Но Моника ничего не видела и не слышала, её огромные, во весь глаз зрачки смотрели, не отрываясь на Сару. Наконец, враждебный вихрь окончательно распался. Моника замолчала, но губы продолжали дрожать, а из глаз текли слёзы. Она наклонилась над Сарой и попыталась её поднять. Сара оттолкнула Монику и прижала пальцы левой руки к раненой ноге. Ладонь тотчас почернела.
   - Ты видишь, это заразно, уходи.
   Мон, не в силах говорить отрицательно махнула головой и упрямо поджала губы, всем своим видом показывая, что не двинется с места. Яростная боль обжигала Сару, туманя голову. Она тяжело перевела дыхание и спросила:
   - Ты помнишь тот мотель, в котором мы искали Анжелину? - Моника недоуменно кивнула. - Я поклялась себе, что обязательно туда вернусь. - боль накатила новой волной и Сара на минуту замолчала переводя дыхание. Когда она вновь смогла заговорить, её голос скрипел как несмазанное колесо и слова давались с явным трудом. - Я дала себе слово, что вернусь туда, что бы помочь Стэнли. Но теперь... - она немного помолчала, собираясь с силами, - но теперь, туда вернёшься ты. Пообещай мне, Мон, что поможешь Стэнли!
   В горле у Моники запершило а в груди завязался тугой узел, она не смогла произнести ни слова, лишь утвердительно кивнула. Сара с облегчением закрыла глаза. А затем, с трудом дотянувшись до бокового кармана, она вытянула свой осиновый колышек и посмотрела Монике прямо в глаза.
   - Прости, что оставляю тебя одну. - Сара с силой вонзила кол в своё сердце. Кол в сердце убивает Хранителей, ничуть не хуже, чем вампиров. Лицо мгновенно посерело и осунулось. Последний вздох слетел с посиневших губ и Сары не стало. Моника встала и оглянулась, пытаясь сообразить, что же делать с телом. Глупая ворона, взявшаяся невесть откуда, неторопливо подошла к сиротливо лежащему телу и робко клюнула в ладонь, пальцы которой ещё недавно сжимали осиновый кол. По телу вороны прошли судороги и она упала, рассыпавшись в прах ещё до того, как коснулась земли. Моника отступила на шаг, поражённая увиденным. По телу Сары пробежали волны, и она стала вдавливаться в землю. Постепенно земля полностью поглотила тело, оставив на вершине небольшого холмика верхушку колышка.
   Внезапно кол начал подрагивать и маленький зелёный листок пробил себе дорогу к свету. Мон с изумлением обнаружила, что уже наступило утро. Она нехотя отошла от того места, где на могиле Сары росло вверх небольшое осиновое деревце. Оно росло торопливо, как в сказке о бобовом зёрнышке, выбрасывая всё новые и новые веточки, стремясь накрыть своей тенью то место, где когда-то лежала Сара.
   Обратный путь Мон не запомнила. Её несколько раз рвало, редкие прохожие презрительно окинув взглядом её изорванные брюки и грязную блузку, стремились поскорее уступить дорогу. Облокотившись на угол дома, Мон закрыла глаза и попыталась успокоиться. Выходило плохо. Её трясло. Хорошо хоть желудок уже был абсолютно пустым и спазмы оставались просто спазмами. Перед глазами плыли цветные круги. Моника опустилась на землю, понимая, что в таком состоянии она далеко не уйдёт. А ведь идти надо. Но силы совершенно оставили Монику, душу опутывало безразличие. Не было сил пошевелиться. Хотелось лишь одного: лечь и умереть. Ни о чём не думать не волноваться, не беспокоиться. Хотелось забвения, тьмы. На этой мысли Мон замерла, затем встрепенулась. Выходит, Сара погибла напрасно? Пусть Седой Мрак и ему подобные и дальше разгуливают по миру? Боже, как больно терять близких!! Неожиданно для себя Моника поняла, что она не хочет убивать Седого Мрака. Нет ей бы хотелось причинить ему боль, и пусть эта боль сожжёт его!! Эти мысли немного успокоили Монику. Она смогла приподняться и уже твёрдо стояла на ногах. Моника усмехнулась своей мстительности. Как можно причинить душевную боль бездушному существу? Нет, его придётся просто убить. Но мысли о мести сделали своё благое дело. Желудок успокоился и вернулся на место. Мон опустила глаза вниз и обозрела свой жалкий наряд. Нет, в таком виде дальше ехать нельзя. Она тяжело вздохнула и скользнула пальцами по штанине. Ей казалось почти кощунством заниматься сейчас таким обыденным делом. Не скорбеть, не плакать над телом Сары, а просто - чистить штаны. Но Моника решила цепляться за месть. В желании отомстить, она старалась найти хотя бы крупицу желания жить. Эта крупица отыскалась. И Мон держалась за неё. Брюки стали чистыми. Моника проделала ту же операцию с блузкой. Внешний вид улучшился. О душе такого сказать было нельзя. На душе было черным черно. Чернота расплывалась кляксой по сердцу. Мысль о мести с каждым разом казалась всё более и более приятной. Направляясь к вокзалу Мон стала обдумывать свои возможности. Действовать придётся самой. Врядли кто из ребят согласится мстить. Да, если бы она хотела просто убить Седого Мрака, то не было бы отбоя от желающих. Но месть. Она как на яву услышала их возражения: это подло, грязно и не достойно Хранителей. Как будто заживо разлагаться достойно! Разве достойно терять самых лучших, самых близких. Может обратиться за помощью к Алекс?! Ведь Селия умерла у неё на глазах. Алекс должна испытывать чувства схожие с чувствами самой Мон. Хотя, надо признать, выглядит Алекс не лучшим образом. И будет ли от неё какая-нибудь польза неизвестно. В бою Алекс нет равных, с этим не поспоришь. Но с заклинаниями лучше всего получалось у Джесс. Или у Селии. Джесс не поможет, уж слишком она принципиальная. А Селии уже нет в живых. Поезд уже подходил к станции, когда Мон пришла в голову ясная, но неподходящая к высокому званию Хранителя мысль. Заклинание нужно выманить хитростью. Дело осталось за малым. Как обхитрить Джесс? Ничего полезного в голову не приходило. И Моника благоразумно решила действовать спонтанно, без подготовки.
   40
   - Когда же всё это закончится! - Иван, спускаясь со второго этажа после разговора с Хильдой, был раздражён и не собирался это скрывать. Он скользнул невидящим взглядом по лицу Марго и обратился к Семену:
   - Нужно отыскать, где живёт эта пресловутая Александра. Представь, это поручили нам! Теперь придётся отложить работу! В который раз, с этим Джеймсом, одни хлопоты, - продолжая бурчать он прошёл в след за Семеном в лабораторию и захлопнул за собой дверь.
   Марго вся обратилась в слух, но дальнейший разговор сразу перешёл на научный сленг, который Марго не понимала. Поднявшись в свою комнату, Марго бросилась на кровать. Ну, какой из неё вампир! Больше всего ей хотелось прямо сейчас пойти и предупредить Алекс! И лишь палящее солнце удерживает Марго. Вампирша обняла подушку и заплакала. Всё неправильно, всё не так. Ведь она не должна испытывать никаких чувств, а ей ужасно жаль Алекс.
   - Пожалуй, пойду вечером к библиотеке, - Марго успокоилась и стала обдумывать свои действия, - вдруг Алекс задержится на работе и я смогу перехватить её. Хотя темнеет сейчас поздно, вряд ли Алекс будет так долго сидеть в архиве. Попытаться всё же стоит. И почему я раньше не поинтересовалась, где живёт её сестра!
   Марго стала лихорадочно собираться. Чуть только солнце скрылось за горизонтом, она выскочила из дома и побежала к библиотеке. Но, увы, окна в здании были темны, дверь закрыта и нигде не слышно и звука. Марго в тщетной надежде обошла вокруг здания, напрасно. Везде было тихо и темно. Не зная, что ещё предпринять, она рискнула написать записку. Воткнув её в замочную скважину, Марго пошла домой, надеясь, что Алекс прочитав записку, придёт завтра на встречу. А ещё надо бы понадеяться на то, что Алекс не убьёт её. И ещё... вообще, слишком много всего на что стоит надеяться. Весь следующий день ей не сиделось на месте. Она вздрагивала от каждого шороха, постоянно порываясь проверить, не стемнело ли? А день как назло был таким долгим и вовсе не торопился заканчиваться. Хильда очень долго держала её на работе и когда они наконец закончили, Марго увидела, что погода вконец испортилась.
   Небо затянуло тучами и стемнело раньше обычного. Но, не успела Марго обрадоваться этому, как с неба хлынул ливень. Засверкала молния и разразилась настоящая гроза. Марго в растерянности замерла у входной двери, размышляя стоит ли выходить. И прийдёт ли Алекс в такую погоду. Если не прийдёт сегодня, то возможно удастся с ней встретиться в другой день. Но, если Алекс сегодня прийдёт, а она, Марго - нет, то врядли Алекс захочет увидеть её ещё раз. А если и захочет, то лишь для того, что бы убить. Хотя ещё не известно, как Алекс поступит сегодня. Марго тяжело вздохнула и с тоской посмотрела на ручейки, стекающие по стеклу. Как ни крути, а идти надо. Ещё раз вздохнув, Марго ступила за дверь. Она промокла сразу же. Но делать нечего. Марго втянула голову в плечи, сжалась и побежала.
   - Куда это она? Там же льёт как из ведра! - Мэт выступил из-за шторы и обратился к Ивану. Тот пожал плечами и взялся было за ручку двери, собираясь скрыться в лаборатории. Но в последний момент оглянулся и снисходительно обронил:
   - Небось на охоту пошла, голод не тётка. Хотя в такую погоду она врядли кого найдёт. - Но она не охотится, - Мэт чуть приподнял стакан с кровью, отпил глоток и пояснил, - она, как я.
   - Да..., не знал, не знал, - Иван на минуту задумался, кивнул сам себе и больше ничего не сказав Мэту, скрылся за дверью лаборатории. Здесь его озабоченность и растерянность как ветром сдуло. Он вмиг стал собранным и деловым.
   - Собирайся, мы уходим. - Семён оторвался от микроскопа, собираясь поспорить, но увидев выражение лица Ивана, вмиг накинул плащ.
   Добежав до парка и попав под спасительную сень деревьев, Марго сбавила темп. Она шла и раздумывала, болеют ли вампиры простудой или нет. Очевидно, ей придётся узнать ответ на этот вопрос опытным путём. Алекс уже ждала её. Она держала над головой огромный голубой зонт и нетерпеливо расхаживала по аллее. Странно, но Марго впервые увидела Алекс в платье и босоножках. Обычно та носила джинсы и кроссовки.
   - Привет, - Алекс повернулась к Марго и молча кивнула в ответ. Марго замолчала, обдумывая с чего начать разговор. Алекс терпеливо ждала.
   - Ты вся промокла, - Алекс сделала шаг навстречу и протянула зонт над Марго. Этот чисто человеческий жест растопил ту отчуждённость, что была между ними. И Марго торопливо заговорила. Она рассказала Алекс о приговоре совета прародителей. И умаляла уехать, спрятаться, пока не минует опасность. Алекс лишь усмехнулась в ответ. Она очень сильно изменилась, стала выглядеть старше и как-то серьёзнее.
   - Но прятаться то негде, - они стояли так близко, что у Марго от запаха крови закружилась голова. - Я уверена, вампиры есть всюду. И куда бы я не поехала, они будут преследовать меня. Я не хочу всю жизнь прятаться и вздрагивать от любого шороха. Понимаешь, - она посмотрела Марго прямо в глаза и от этого взгляда колени Марго подкосились и заныло под ложечкой, - я буду драться за свою жизнь, пусть даже не думают, что убить меня легко. Спасибо, что предупредила, я буду настороже и им не удастся застать меня врасплох. Я хочу повторить тебе свой совет, уезжай отсюда. Ты вампир и у тебя в распоряжении много времени. Как раз ты и можешь скрыться и переждать пока всё закончится. - Что именно должно закончиться, Алекс не уточнила, она всунула в руку застывшей Марго ручку от зонтика и скрылась в темноте. Странно, но дождевые капли не долетали до Алекс, они стекали по невидимому куполу, который раскрылся у неё над головой.
   - И зачем ей зонт? - с этой мыслью Марго побрела домой, она была настолько погружена в свои мысли, что не заметила, как от дерева отделилась тень и последовала за нею. Вторая тень слетела с ветки и парила над головой Алекс.
   Марго шла по тёмной улице и мысленно собирала чемодан. А дождь всё продолжал лить. Небо было чёрным: ни звёзд, ни луны. Капли шелестели по листьям, навевая уныние и тоску. А Марго задавала себе один и тот же вопрос. Что держит её здесь, почему она осела в этом опостылевшем городке? Ну уж нет, на этот раз она уедет как можно дальше и наконец-то, забудет всё происшедшее. Всё ещё раздумывая, куда поехать она подошла к калитке. С этой стороны сад по прежнему выглядел заброшенным. Она открыла скрипящую дверцу и вошла. И как и раньше не успела заметить тот миг, когда же всё изменилось. Теперь уж капли падали на ухоженные грядки и клумбы. Подивившись в очередной раз на чудное заклятие, Марго заспешила к дому. Несмотря на зонт, она сильно промокла. Поднявшись в свою комнату, она достала чемодан и положила его на кровать.
   - Далеко собралась!? - вопрос Хильды прозвучал столь неожиданно, что Марго вздрогнула и выронила блузку. Кто-то зажёг свет и взору Марго предстал весь клан. Они стояли и молча смотрели на Марго и от этого по её коже побежали мурашки.
   - Ты не ответила на мой вопрос, - Хильда говорила спокойно и от этого тихого голоса становилось ещё страшнее. Там за окном сверкнула молния, но никто не обратил на это внимания. Все взгляды были прикованы к Марго. А она стояла посреди комнаты и теребила рукой край промокшей кофты. Ей было страшно, так страшно, как никогда в жизни. Тишина, опустившаяся после вопроса Хильды звенела и кричала, а в горле Марго стоял ком. Руки и ноги налились свинцом. Не было сил шелохнуться. Казалось время остановило свой бег. Мысли замерли, да в общем-то никаких мыслей и не было. Ужас накрыл Марго и маленькие молоточки застучали в висках, они били всё сильнее и сильнее, пока колени Марго не подкосились и она, кулем рухнула на пол. Не в силах пошевелиться и вымолвить хотя бы слово. Да что там слово, даже подумать было не выносимо больно. Весь их маленький клан собрался вокруг и презрение просто висело в воздухе. Марго бросила робкий взгляд на Мэта, но он лишь зло усмехнулся в ответ:
   - Ты ждёшь сочувствия от меня?! Ты забыла, что они убили моего брата?? - он подошёл поближе и на мгновение ей показалось, что Мэт пнёт её ногой. Странно, но Марго не испытывала ни малейшего сожаления о случившемся. Нет, напротив, она вдруг поняла, что гордится собой.
   - Несите её вниз, - голос Хильды впивался в тело как жало, Марго чувствовала угрозу, но не могла пошевелиться. Иван взял Марго за руки, а Мэт за ноги и они поволокли безвольное тело в подвал. Ужас сковавший тело, не мешал Марго с интересом наблюдать за происходившим. Она раздвоилась. С одной стороны её тело несли в подвал, а с другой - сознание с интересом наблюдало за тем, как всё это происходит. Марго никогда не была в этой части дома, она даже не подозревала о её существовании. Постепенно становилось всё темнее, ступени стали совсем пыльными, и марго стала подозревать, что здесь ходят довольно редко. Она спокойно восприняла бледную плесень на каменной кладке, и даже спёртый влажный воздух не удивил её. Наконец процессия остановилась. Впереди послышался звон ключей, в лицо подул ветерок и тело Марго бросили на что-то, что сама она назвала бы гнилой соломой.
   Это была темница, в самом тёмном значении этого слова. От грязных стен тянуло сыростью и какой-то гнилью. Повернув голову Марго увидела в дальней стене, под самым потолком, небольшое оконце забранное решёткой. Она искренне понадеялась, что днём в это окно не проникает солнце. От раздумий её отвлекла начавшаяся суета вокруг. Что-то клацало, слышался звон цепей и когда вампиры расступились, Марго увидела, что прикована цепями посередине этой странной темницы. Неожиданно к её телу вернулась чувствительность. Воспользовавшись этим, Марго повернулась. В поле зрения попала Хильда. Та, очевидно ожидала, когда же Марго посмотрит на неё.
   - Итак, - Хильда мрачно усмехнулась, - тебе выпала возможность познакомиться с тюрьмой клана крыльев. Пробыв здесь лет пятьдесят ты, надеюсь, усвоишь урок. - Марго похолодела, в душу забралось мрачное предчувствие. А Хильда тем временем продолжала. - даже не помню, когда мы последний раз ею пользовались. Днём, сквозь окно сюда проникает рассеянный свет. Так, что ты сможешь считать дни. - она звонко рассмеялась, Иван и Семен усмехнулись, остальные, в том числе и сама Марго, ничего не поняли. Хильда кивнула головой и все потихоньку потянулись к выходу. Лишь Иван остался. Он подошёл поближе. Внимательно осмотрел цепи, и лишь убедившись в полной неподвижности Марго, заговорил:
   - Ты так спокойна, очевидно, ещё не поняла, что тебя ожидает. - он наклонился и слегка ослабил крепление на правой стороне, - каждый день в течении пятидесяти лет солнце будет жечь твоё тело, нет, ты не сгоришь, но ожоги останутся навечно. Каждый день новый ожог. За ночь ты просто не успеешь заживить их. Но это только начало. Ты когда-нибудь видела ожоги или шрамы на вампирах? - не дождавшись ответа Марго, он продолжил, - Все вампиры знают, что такие не регенерируемые ожоги можно получить только в тюрьме вампиров. А в эту камеру вампир попадает только в одном единственном случае. За предательство. Раз в неделю кто-нибудь из нас будет поить тебя кровью. Так что и не мечтай о смерти.
   Он вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Звякнули ключи в замке и Марго наконец осталась одна. Она пощупала руками под собой и обнаружила, что лежит на какой-то гнилой соломе. В ней попадались кусочки материи, впрочем они тут же рассыпались в прах. Будь Марго прикована менее туго у неё, пожалуй был шанс зарыться с головой в этот мусор. Но цепи ограничивали движение. Левой рукой Марго стала выгребать из под себя куски соломы, тряпочек и бумажек. Стараясь не дышать, превознемогая отвращение, она складывала всё это на себя, стараясь скрыть тело от солнечных лучей. Марго сразу поверила тому, что ей рассказал Иван. У неё не было причин сомневаться в его словах и надеяться на то, что темница останется тёмной. В очередной порции мусора, Марго наткнулась на что-то склизкое. Она поднесла это к лицу что бы рассмотреть. Это что-то оказалось половиной разлагающегося трупика крысы. Темная капля сорвалась с находки и упала на лоб Марго. Вонь, ударившая в нос стала нестерпимой и Марго вырвала. К сожалению, то что она вырвала никуда не делось, а осталось лежать рядом возле самой головы. Но трупик Марго зашвырнула в противоположный угол. Копаться в мусоре и прятаться в нём ей сразу перехотелось. И, даже понимая, что скоро взойдёт солнце и сожжёт её кожу, она не смогла найти в себе силы прикоснуться к этому гнилью. Она закрыла глаза внутренне напряглась и приготовилась терпеть. Первый луч солнца скользнул по решётке и слегка осветил унылые стены. Марго почувствовала лёгкое пощипывание и вздохнула с облегчением. Ничего страшного, наоборот приятное тепло. Она даже вспомнила как однажды загорала на пляже. Ощущение было похожим. Марго закрыла глаза погрузившись в воспоминания. Слабая улыбка мелькнула на бледном лице. В следующее мгновение тонкий лучик попал на открытую ладонь. Кожа мгновенно покраснела, боль пронзила каждую клетку тела. Марго не вынесла и закричала. Но никто не услышал её, заклинание надёжно экранировало темницу, оберегая покой клана "крыльев".
   41
   Моника подошла к своему дому. Постояла на пороге, но так и не нашла в себе силы вставить ключ в замочную скважину. Ближе всего был домик где жили Джек и Майкл. Она пошла туда. Постояв перед закрытой дверь, Моника без сил опустилась на ступеньку. Немного посидела, прижавшись головой к перилам, подняться и опять куда-то идти сил не было. Мысли, как маленькие паучки разбредались в разные стороны. И ни в какую не желали возвращаться и собираться вместе. Моника закрыла глаза. Чувствуя, что проваливается в пустоту, Моника собрала последние силы. И поднялась. Придётся идти к Джесс. Не то что бы ей не хотелось идти именно к Джесс. Если честно, ей вообще никуда не хотелось идти. Но нужно. И Моника шла, каждый шаг давался с трудом и, когда она наконец подошла к знакомой калитке, Монике показалось, что прошла целая вечность. Входная дверь была гостеприимно распахнута, и тратить силы на стук Моника не стала. В гостиной на диване сидел Майкл. Почему-то Моника очень обрадовалась, увидев его. Ей даже стало легче дышать. Хотя что же в этом удивительного? Тот кто лишь недавно оплакивал свою потерю поймёт тебя как никто другой.
   Обернувшись на скрип шагов, Майкл увидел Монику. Если честно, то сначала он не узнал её. Да и кто, согласитесь, смог бы узнать в этой седой, убитой горем женщине, цветущую юную девушку. Когда же до его сознания наконец дошло кого он видит перед собой, Майкл вскочил с дивана и кинулся навстречу. Он прижал Монику к своей груди а по щекам потекли слёзы. Моника поняла, что говорить ничего не надо. Каким-то неведомым чувством Майкл понял, что Сару они больше никогда не увидят. За спиной раздался грохот. Мон оторвалась от груди Майкла и обернулась. Джесс стояла прислонившись к дверному проёму и беззвучно открывала рот. Больше всего сейчас она напоминала рыбу, выброшенную на берег. На полу у её ног валялся поднос, и Джесс не собиралась поднимать осколки чайного сервиза. Как хорошо иметь друзей, которым ничего не надо объяснять, эта мысль мелькнула и пропала. Зато появилась другая. Посмотрев на остатки свадебного сервиза Джесс, Моника отчётливо поняла, что Сара никогда, никогда не выпьет чая. Не надкусит бисквит. Эта мысль поразила её. Именно эта ничего по сути не значащая мелочь окончательно подкосила Монику. Она упала на колени и, не зарыдала, нет. Моника завыла, протяжно в голос чуть раскачиваясь и причитая. Майкл бережно поднял Мон с пола и слегка покачивая, как ребёнка отнёс на диван. Джесс не шелохнулась. Скупая слеза скатилась по щеке. А затем она присела и в молчании стала собирать осколки на поднос. Руки слегка подрагивали, но Джесс крепко сцепила зубы. Хлопнула дверь и в комнату ввалился Джек. Ещё с порога он потряс пакетом с выпечкой и напомнил об обещанном чае. Но увидев ребят осёкся на полуслове. Он хотел было спросить, что случилось, когда до него дошло. Джек помолчал немного, пытаясь справиться с собой. А затем решительно пересёк комнату, отодвинул Майкла от Моники. Сам сел рядом. Встряхнул рыдающую Монику и непререкаемым тоном приказал:
   - Рассказывай.
   Моника прекратила рыдания и уставилась на Джека, пытаясь сообразить, чего от неё хотят. Смысл слов доходил до неё с трудом. Прошло не меньше пяти минут прежде чем она смогла собраться с силами и начать рассказ. Весь рассказ занял не много времени, но казалось прошла вечность. И тишину опустившуюся вслед за последним словом, можно было пощупать. Первым очнулся Майкл. Он нервно оглянулся и остановил свой взгляд на Джесс:
   - Нам нужно заклинание. Эту тварь мало просто убить. Я хочу что бы он корчился в муках и мечтал о смерти.
   - Ты просто прочитал мои мысли, - голос Моники охрип и слегка подрагивал. - Я тоже мечтаю о мести. - она вопросительно посмотрела на Джесс.
   - Такое заклинание существует, - Джессика усмехнулась, - думаете, я не понимаю, что вы хотите сделать? Да только, что бы произнести его, нужно иметь камень вместо сердца.
   Она поднялась и вышла в соседнюю комнату. Вернулась с тяжёлым фолиантом. Её верная книга заклинаний. Майкл с интересом рассматривал старинный переплёт, Моника видела книгу не впервые, ведь в замке, та постоянно лежала на тумбочке Джесс. Её больше интересовало содержание. Но к сожалению книга открывалась только в присутствии Джессики или Александры. Других она напрочь игнорировала. Джесс открыла книгу, нашла нужную страницу, прочитала и , вздохнув произнесла:
   - Одна из Хранительниц попала в засаду к вампирам, она смогла отбиться и даже убила одного из них. Но и сама получила очень серьёзную травму. Понимая, что не сможет оправиться она послала проклятие в одного из них. К сожалению неизвестно как подействовало проклятие и подействовало ли вообще. Может, этого вампира назавтра убил другой Хранитель, или он пал от рук разъярённых людей. А может, проклятие подействовало и он, пытаясь избавиться от него, убил массу ни в чём не повинных людей. Которые, в противном случае, остались бы живы. А может, проклятие и вовсе не подействовало. Кто знает. Когда мы убиваем вампира, мы видим, как он падает и рассыпается в прах. Результат налицо. Но с проклятием дело обстоит совершенно иначе. Во первых, результат неизвестен, а во-вторых, и это намного важнее, мы пачкаем собственную душу. Вот текст проклятия. Можете прочитать. Только не произносите слова вслух. - она подвинула книгу Майклу и Монике, а сама отошла к окну.
   Будь проклят ты, и множество веков
   Живи, не зная не любви, не боли.
   Когда коснусь тебя своим перстом
   Подвластен станешь лишь моей ты воле.
   А воля моя будет такова:
   Умрут в тебе и сердце и душа,
   И чувства, и желанья и мечты.
   И только ощущенье пустоты
   Поселится внутри и станет жечь,
   Как раскаленный на горниле меч.
   Когда увидишь звезды в небесах,
   Когда услышишь птичьи голоса -
   Захочешь ощутить в душе покой,
   А сердце отзовется пустотой -
   Глухой! Не проходящей! Навсегда!
   Так проживешь ты многие века.
   Лишь только ты привыкнешь к своей доле,
   Исполнить следует другую мою волю!
   В твое пустое сердце неоткуда
   Придет любовь нежданная, как чудо,
   И ощущенье вечной пустоты
   Заменят ожидания, мечты,
   Желания любить и быть любимым...
  
   В тот миг в своё бессмертие не верь -
   С любовью, смерть в твою стучится дверь
   - Это слишком жестоко, - нет, я не могу так поступить, - потрясённый Майкл с мольбой посмотрел на Монику, - давай ещё раз попытаемся просто убить его. Моника и сама уже не была рада, что затеяла всё это. Заклинание не просто потрясло её. Оно изменило все взгляды на жизнь. Если Хранитель может быть столь жестоким, то что уж говорить о вампирах. Она оглянулась вокруг, пытаясь привести в порядок мысли. Кто-то позвонил у двери и Джесс побежала открывать. Вошёл Джонни он был бледен, а на лице застыло решительное выражение.
   - Ты где был? - Майкл сразу ринулся в бой, - мы тебя обыскались. Тут столько всего произошло, а от тебя ни слуху ни духу. Нас с Джеком чуть не прикончили, а Сара умерла страшной смертью. Кругом куда не кинь истинные вампиры. Их слишком много!
   - Я знаю, - Джонни тяжело вздохнул, - я и сам на днях повстречался с одним из них. Вернее с одной.
   Джонни замолчал, попытавшись собраться с мыслями. И хотя он за последние несколько дней рассказывал эту историю сам себе не раз, начинать было тяжело. Его рассказ прерывали несколько раз. Ребят интересовало буквально всё. Каждый жест, каждый взгляд. Девушек особенно заинтересовала одежда вампирши. Но ведь не будешь же рассматривать наряд каждого встречного!
   - Прародитель клана "крыльев", - Джесс в очередной раз повторила свой вопрос. - раз есть клан "крыльев", значит существуют и другие кланы.
   - Ты знаешь, Джонни, - Майкл произнёс это немного ехидно, - за последние месяцы мы узнали о вампирах больше, чем за все годы обучения. Может пора потрясти устои замка?
   - А я хочу туда вернуться, - Моника произнесла это настолько тихо, что ребята не сразу поняли о чём она говорит.
   - Что?! - Джессика изумилась, - ты хочешь нас бросить? Сейчас!!!
   - Прости, Джесс, - Моника говорила не поднимая глаз, - но я больше не могу. Во мне что-то сломалось. Сначала Селия, потом Сара...
   Джонни приобнял Монику за плечи, и произнёс утешительно:
   - Ничего, ничего, поедешь в замок, отдохнёшь, наберёшься сил. А потом опять в бой.
   - Нет, ты не понял, - Моника, наконец подняла глаза, - я не хочу возвращаться. Я останусь в замке, и, если можно буду преподавать. Я расскажу юным Хранителям то, о чём нам не рассказывали. Как больно терять друзей. Как тяжело стоять рядом с умирающим другом и знать, что ничем не можешь помочь. И не смотрите на меня с таким упрёком, - Моника упрямо выдвинула вперёд подбородок, и видно было, что для себя она всё решила. - А ещё я расскажу им об истинных вампирах. Предостерегу от излишней самоуверенности. Да этот Седой Мрак просто игрался с нами. Мы слишком слабы. Нужны новые заклинания, нужно всё менять. - она остановилась, что бы перевести дух, и продолжила с ещё большей решимостью. - Простите меня, может это трусость, но я не могу остаться. Мы не должны быть такими же жестокими как вампиры, в моей груди бьётся человеческое сердце. Но я хочу мести! Нет, не за смерть Сары, хотя, бог свидетель, она была мне как сестра. Нет, я хочу отомстить этим тварям просто за то, что они существуют! Пусть они обретут покой. Навсегда.
   Джессика и Майкл растерянно молчали, такого поворота событий они даже представить не могли. Все годы обучения друзья держались сплочённо, и вот теперь их ряды тают на глазах. Джессика даже не могла упрекнуть Монику. Глядя на копну седых волос она чувствовала свою вину. Ведь её не было рядом с Сарой когда та умирала.
   - Возможно, будь я рядом с вами, мы спасли бы Сару. - она не заметила, что произнесла это вслух.
   - Поезжай Мон, - Майкл нагнулся и взял девушку за руку. - расскажи им. Пусть они знают какой замечательной была Селия, - его голос слегка дрогнул, но Майкл быстро взял себя в руки, - пусть все запомнят какой храброй была Сара. Пусть все очнутся и вспомнят, наконец, что по свету бродят истинные вампиры.
   - А знаешь, Мон, ты права. - Джесс, говорила ровным уверенным в своей правоте голосом. - кто-то из нас должен вернуться и рассказать обо всём. Вдвоём с Джонни вы всех убедите. - слишком долго мы бегали в поисках вампиров по кладбищам. Пора вычищать жилые кварталы. Они маскируются, нужно срывать их маскарад. Дикий вампир не так страшен как истинный. Истинные вампиры бродят среди людей. А дикие живут на кладбищах.
   Алекс тихо прикрыла дверь, она и так слышала предостаточно. Значит вот как обстоят дела. Джеймс убил Сару. А она всё это время прячется, спрашивается от кого или от чего? Нет, невозможно спрятаться от себя. Алекс присела на кровать, взяла резинку и затянула отросшие волосы в хвостик. В последнее время она чувствовала себя немного странно, но ведь это не повод быть трусом. Потянувшись, Алекс достала из тумбочки ручку и блокнот. Немного призадумалась, а затем начала решительно писать. Записка получилась немного длинной и невнятной, но переписывать времени не было, слишком много его уже потрачено понапрасну. Одев поверх костюма спортивную куртку, Алекс подошла к двери, в гостиной все ещё продолжался спор, она послушала немного, и она решила выбраться через окно.
   Джонни попытался было вступиться за Хранителей замка, но получил резкий отпор. Молодые маги, не без оснований упрекнули его в предвзятости, а тех, кто сейчас в замке - в близорукости.
   - Ничего дальше своего носа не видят, - именно этим аргументом, Майкл закончил спор. Немного помолчали, но сказать было больше нечего, все слова исчерпаны. Джек предложил Монике проводить её домой. Они с Джонни решили уехать на следующий же день. Монике не терпелось поскорее скрыться за стенами замка, спрятаться из этого мира, жестокость которого она уже не могла переносить. А Джонни считал, что информация которую они добыли, нужно немедленно записать. Джек неожиданно поддержал Джонни и они тут же уселись всё записывать. Незаметно Майкл и Моника подключились к ним. Сзади тихо подошла Джесс, она слушала о чём говорят ребята и недавнее прошлое вставало перед глазами. Было больно и тяжело. Казалось замок с его спокойствием и неторопливостью отодвигался всё дальше и дальше. И вот уже он совсем скрылся за дымкой времени. А ведь не прошло и полугода как они приехали сюда. Джесс посмотрела на ребят.. они все собрались здесь за исключением Гарри, он был на дежурстве, и Алекс в соседней комнате. " интересно, что она там делает так долго", - эта мысль пришла к Джесс совершенно внезапно и не была связана ни с чем происходящим вокруг. Ребята вспоминали всё то что узнали о вампирах за последнее время, говорили порой вслух и одновременно. Это было довольно громко, и если даже Алекс по обыкновению спала, то этот шум и мёртвого разбудит. Джесс озадаченно отошла от друзей и направилась в комнату Алекс. Комната была пуста. На столике у окна белел лист бумаги. Джесс подошла и взяла записку. Что бы прочитать её не понадобилось много времени. Опустив руку с письмом, Джесс отодвинула штору и посмотрела в окно. На душе было мерзко. Восток уже розовел и Джесс прекрасно понимала, что даже если сию минуту побежит на помощь Алекс, она всё равно не успеет. Дав себе лишь мгновение на то что бы собраться с мыслями, Джесс решительно вышла в гостиную. Не став ничего объяснять она молча протянула записку Джонни, а сама отправилась искать Алекс, или то что от неё осталось.
   42
   Алекс подняла окно и выглянула наружу. Тишина. Лишь лёгкий ветерок шелестел цветами в палисаднике. Она аккуратно спрыгнула вниз, присела и вновь прислушалась. Ничего не изменилось, лишь её собственное дыхание нарушало предрассветную тишину. Тогда она поднялась и, оглядевшись, тихонько пошла к выходу. Темный спортивный костюм сливался с деревьями и кустами. Безмолвные улицы освещала лишь луна и звёзды. Алекс тихо закрыла калитку и вздохнула с облегчением, когда та не скрипнула. Намного поразмыслив она пошла к городскому парку. А оттуда решила напрямик идти к вокзалу. Джеймса надо остановить, и кроме неё это сделать некому. Ступив за ограду парка она почувствовала сильный удар в спину от неожиданности Алекс отлетела в сторону на пару метров. Но ещё в полёте она сгруппировалась и приземлилась на ноги лицом к нападавшим. Вампиры стояли кучно и явно не торопились. Алекс даже не стала их считать. И так было видно, что со всеми ей не справиться.
   - Это мой последний бой, - подумала она с горечью. - Ну что же, умирать надо с честью.
   Алекс зачем-то поправила волосы и отряхнула пыль с колен. На душе стало как то спокойно и умиротворённо.
   Никто не торопился нападать первым. Затем в рядах вампиров произошло шевеление и серая тень метнулась в сторону Алекс. Та ожидала нападения, и от первого удара отбилась играючи. А затем началось. Вампиры нападали один за другим, и отбивая удары, она перестала думать о чём либо другом. Весь её мир сократился до маленького пятачка земли, на котором она старалась продать свою жизнь как можно дороже. Конечно, она понимала, что уже не сможет добраться до Джеймса и убить его. Но хотя бы убьёт несколько других вампиров. Как бы в унисон её мыслям, один из нападавших рассыпался в прах. Оставшихся это лишь подзадорило. А у Алекс открылось второе дыхание. Огненные шары летали без перерыва, создавая необычайный фейерверк. Но вампиры приноровились уворачиваться от фейерболов, они перестали прыгать на Хранительницу сломя голову. К сожалению Алекс слишком поздно обнаружила, что её окружают. Вампиры накинулись одновременно. И Алекс поняла, что это конец. Она продолжала наносить ответные удары, но уже без прежнего запала. Один из нападавших полоснул её когтями и рукав кофты сразу стал мокрым и горячим. От потери крови у Алекс закружилась голова, рана начала затягиваться, но как то слишком медленно. А резкие движения отнюдь не способствовали лечению. Да и не было у Алекс времени отвлекаться на раны. От запаха крови у вампиров загорелись глаза. Запах дурманил и вызывал чувство голода. И вампиры, предчувствуя скорую победу, потеряли всякую осторожность. Один из них даже дерзнул оторвать пропитанный кровью рукав Алекс. Бахвалясь, он засунул его себе в рот и в ту же секунду с диким криком свалился на землю. Он катался по земле в корчах, но Алекс этого не видела. В глазах темнело всё чаще, а на заклинания сил и вовсе не осталось. Но Алекс и не думала сдаваться. Неожиданно ей припомнилась танцующая Селия. От горечи перехватило дыхание, а на глаза навернулись слёзы. Неужели всё напрасно, Хранители приходят в этот мир для того, что бы их убивали вампиры?! Почему в первую очередь умирают самые лучшие? Нет, она не считала плохой себя или Монику, но Селия несомненно была лучшей из них. Самой чистой, самой жизнелюбивой. А погибла самой первой. Почему так бывает, где справедливость!! Сильнейший удар выбил из Алекс все мысли, в глазах потемнело, а земля ушла из-под ног. Поднялась Алекс с трудом. Ноги подкашивались, мысли путались, она даже не смогла вспомнить о чём думала минуту назад. На следующий удар Алекс ответила чисто машинально, даже не отметив для себя попала она или нет. Что-то горячее продолжало течь по руке, но она не смогла вспомнить что именно. Пропустив очередной удар, она упала и уже не смогла подняться. Вампиры, радостно подвывая, накинулись на беспомощную жертву. Они пинали её ногами и кусали. Но Алекс было всё равно. Ей показалось, что она падает в какую-то тёмную яму. Мир вокруг сужается и наконец наступила благословенная тьма и полная тишина.
   Джеймс легко взбежал по ступенькам дома и позвонил. Открывать никто не торопился. Джеймсу пришлось чертыхаясь искать свой ключ. Побродив по пустынному дому Джеймс удивился: где все? На кухне Джеймсу вдруг бросилась в глаза приоткрытая дверь в подвал. Странно... любопытство заставило его спуститься вниз. Здесь Джеймса вновь ждал сюрприз. Камера была заперта. Он уже было повернулся, что бы уйти, но за дверью раздался стон. Интересно, кто и за что. Нет, нет. Никакого сострадания. Просто любопытство. Слишком мало интересного происходит в жизни вампира. Небольшое заклинание и дверь открылась. Марго он узнал сразу.
   - За что тебя? - он выразительно кивнул на цепи.
   - Они устроили засаду на Алекс, её убьют. Нашим помогают "вороны". Торопись. - это собственно не было ответом на поставленный вопрос. Да только Джеймс не возражал. Его даже в камере уже не было. Дверь захлопнулась, а Марго, закрыв глаза, попыталась забыться.
   Выскочив из подвала, Джеймс побежал домой к Александре. Какое-то внутреннее чувство заставило его выбрать дорогу идущую через парк. Беснующуюся толпу вампиров, Джеймс даже не увидел, а услышал. Он врезался в толпу, просто откидывая тех, кто стоял у него на пути.
   На земле лежало тело, в котором с трудом угадывались черты Александры. Лохмотья, в которые превратилась одежда, пропитались кровью. Волосы спутались, синяки и струпья покрывали все видимые участки тела. Джеймс опустился на колени и откинул волосы с лица Александры. Он провёл ладонью над её головой и руками. Ему показалось очень важным излечить все её раны. После этого он нагнулся и прислушался. Тишина. Мир замер. В горле у Джеймса запершило. Алекс не дышала. Не веря, он легонько встряхнул её. Никаких перемен. Рука Алекс безвольно упала на землю. Именно этот жест убедил Джеймса, что всё кончено. Он никогда не увидит улыбку Алекс, не услышит её смех. Эта мысль ужаснула Джеймса. Глаза наполнились влагой, по щекам потекли слёзы. Он бережно положил бездыханное тело на землю, взял холодную, вялую руку.
   -Вся моя жизнь, вся моя долгая никчемная жизнь, была дорогой к тебе. Даже когда я падал и не хотел подниматься, когда сворачивал в сторону, когда возвращался назад, я всё равно, шёл тебе навстречу. Зачем мне эта длинная жизнь, если в ней нет тебя? Зачем мне все сокровища мира, если я не могу разделить их с тобой? Что случилось с этим миром? Почему, найдя любовь, я должен её потерять?! - Джеймс нагнул голову и прижался губами к безвольной ладони. Эти пальцы ещё хранили тепло и запах Алекс. - Какая злая насмешка судьбы!
   Джеймс поднялся. По его холодным щекам струились горячие, вполне человеческие слёзы. Вампиры не плачут, Джеймс! Гордые, жестокие вампиры не знают, что такое слёзы. Им не ведомо чувство утраты, их не страшат потери. Да и любовь для них всего лишь зыбкое воспоминание о далёкой человеческой жизни, к которой нет возврата. Ни один вампир не будет оплакивать ушедшую любовь. Остановись, Джеймс! Став вампиром, ты потерял душу. От чего ты хочешь отказаться теперь? Но Джеймс не слышал голоса, звучащего где-то в глубине. Ему хотелось унять боль терзавшую его изнутри. Хотелось погрузиться в мягкую темноту и ничего не чувствовать. Не знать. Слёзы высохли так же внезапно, как и появились. Он огляделся вокруг. Всё было чужим. Джеймс перестал понимать, зачем он здесь, единственное, что имело значение - это тело, лежавшее на земле. Но это тело было мертво, мертво, мертво...
   Джеймс поднял пустые глаза и оглядел окружающих, вампиры в ужасе попятились. Даже Хильда и Сигизмунд, наблюдавшие за бойней из далека, сочли за лучшее спрятаться. Но Джеймсу было уже всё равно. В голове уже давно вертелись слова. Какой-то стишок. То ли давно забытый, то ли вновь узнанный. Как и все заклинания в последнее время, это пришло в голову само собой. И Джеймс произнёс:
   Я жизнь свою меняю на твою,
   Всё, чем владею, я тебе сегодня отдаю.
   Пусть прахом тело осыпается моё,
   Всё, что имею я - твоё.
   Луч света разрезал тело Джеймса пополам. Он был ослепительно белым и, казалось, исходил изнутри. Поражённые вампиры попадали на землю. Но уходить не торопились. Хильда замерла на пол дороги. А Джеймс и не думал останавливаться. Он плёл и плёл своё необычное заклинание. Мир уже перестал существовать для него. И единственная мысль продолжавшая биться в нём - вернуть Алекс к жизни. Шар луны скрылся за тучами, отказываясь взирать на происходящее внизу. Ветер утих, а может это листья боялись пошевелиться. Слова заполнили мир, казалось они звенят сами по себе, вбирая в себя жизненную силу. Ветерок, рискнувший хлопнуть ставней, замер на полпути. И старая, могущественная Хильда похолодела от ужаса. Сигизмунд, стоявший рядом, посерел. Ему показалось, что здесь и сейчас творится нечто важное. То, что изменит этот мир. А Хильда тихо всхлипнула. Ей показалось, что она увидела свою смерть. Но это было лишь мгновение, настолько мимолётное, что в следующий миг она отогнала предчувствие и сумела убедить себя, что ошиблась. И тем не менее что-то случилось, что-то пронзительно-тревожное, что-то чему нет места в этом мире. Но никто не шевельнулся, что бы помешать Джеймсу. А он упал на колени и свет, бьющий из него, падал теперь на Алекс, лишь на неё.
   Алекс почувствовала ментальный толчок и чёрный кокон пустоты, окружавший её, треснул. Сияние, прорвавшееся внутрь, ослепило её. Оно проникло в каждую клеточку её тела, теребя и пробуждая к жизни. Ресницы Александры дрогнули, и она открыла глаза. В ту же секунду холодный, жестокий мир навалился на неё. Она увидела Джеймса, стоящего перед ней на коленях. Из рук его исходило слепящее, холодное сияние. Так искрит снег на горных вершинах. Он светит, но, увы, не греет. И нити этого холодного света опутывали её, странным образом возвращая к жизни. Она физически чувствовала, как наливаются силой мышцы рук и ног, возвращается ясность мышления. Обжигающий холод, возвративший сознание, призывал к движению. Она почувствовала, что ей необходимо согреться и вскочила на ноги. Отбежав от Джеймса, Алекс огляделась. Пока она была без сознания, ничего не изменилось. Нет, пожалуй, вампиров стало больше. Они стояли молча, сбившись в кучу, всё ещё ожидая, чего то. Александра никак не могла понять, почему они не бросились на помощь Джеймсу. Неужели её слабость настолько бросается в глаза? Оторвав взгляд от вампиров, стоящих в стороне, Алекс повернулась к Джеймсу. И только сейчас заметила, что он до сих пор стоит на коленях.
   Силы оставляли Джеймса. Он уже не мог подняться на ноги, не мог даже пошевелиться. Джеймс скосил глаза вниз на руки. Сияние уже потухло, а руки то становились прозрачными, то вновь обретали плотность. Мысли в голове путались, и ему было сложно сосредоточиться на какой-либо одной. Посмотрев вниз, Джеймс увидел, что всё его тело также истончается и трепещет. Он ощущал себя каким-то воздушным, невесомым, призрачным. И всё в этом мире вдруг потеряло всякую ценность, все желания отступили. Даже постоянная, снедающая, жажда крови исчезла. В своём последнем стремлении Джеймс потянулся к сердцу Александры. Ему показалось очень важным услышать его стук. Он из последних сил призвал её сердце, стремясь в последний раз насладиться его биением. И, вдруг, между двумя ударами, он услышал первый робкий стук маленького трепещущего сердца. Оно откликнулось на его зов, сперва тихо, как бы проверяя, можно ли? А затем застучало уверенно, пусть тихо, еле слышно, но этот звук наполнил Джеймса теплом и радостью. Он поднял глаза на Алекс и улыбнулся ей.
   Алекс, почувствовав в себе биение маленького сердца, невольно улыбнулась в ответ Джеймсу. Счастливо вздохнув, Джеймс закрыл глаза и как-то неловко стал заваливаться на бок. Его тело ещё не успело коснуться земли, а кожа уже приобрела землисто-серый оттенок. И то, что в конце-концов осело на землю, не было Джеймсом. Это была куча пыли и пепла какой-то странной формы.
   Хильда поняла, что вмешиваться поздно. Она смотрела на Джеймса, стоящего на коленях перед Александрой. Он как-то странно мерцал, то уплотняясь, то вновь становясь прозрачным. А затем завалился на бок и рассыпался в прах. Только теперь Хильда бросилась к Александре и как-будто уткнулась лбом в стену. Видение, обрушившееся на Хильду, было столь реалистичным, что она задохнулась.
   Маленький ребёнок с пронзительными синими глазами шёл по мостовой и протягивал к Хильде ручки.
   Оценив видение, Хильда мгновенно приняла решение. Она протянула к Алекс руки. Зелёное свечение, сбежав с пальцев Хильды, расплылось окутало Алекс как покрывалом и пропало. Всё произошло настолько быстро, что Александра не успела даже отшатнуться. Хильда неторопливо отошла от опешившей Алекс и, повернувшись к ней спиной, обратилась к вампирам:
   - Она принадлежит "Крыльям", - произнеся эти слова, Хильда спокойно пошла прочь. Она остановилась возле небольшой кучки пепла. Это всё, что осталось от Джеймса. Повинуясь взмаху её руки, пепел закрутился небольшим вихрем и тонкой струйкой перелетел в деревянную шкатулку. Хильда захлопнула наполненную шкатулку, и та исчезла также неожиданно, как и появилась. Хильда раскинула руки и, ударившись о землю, превратилась в летучую мышь. Тяжело взмахивая крыльями, мышь улетела.
   Александра, сбросив оцепенение, попыталась, было спорить, но её никто не слушал. Вампиры уходили. По двое, по трое они просто растворялись среди деревьев. Александра кинулась вдогонку. Схватив за плечо ближайшего вампира, она ударила его. Тот упал. Никто из уходящих даже не оглянулся. Упавший вампир, вскочил на ноги и, даже не попытавшись ответить на её удар, кинулся прочь. Александра окончательно растерялась, площадь быстро опустела.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   пышь упала на пол балкона.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Возьми моё сердце 138
  
  
  

Оценка: 5.16*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"