Азимов Анар: другие произведения.

Апокалипсис он-лайн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все, что можно в двух - буквально - словах сказать о моем эссе, заключено в его названии.

АПОКАЛИПСИС ОН-ЛАЙН

(Опыт любительского философствования)

Анар Азимов, кандидат философских наук

"Познай самого себя". Пожалуй, все, что мы ни делаем, лежит на пути самопознания, хотим мы того или нет. Познать самого себя - значит понять, на что способен и к чему стремишься. Иначе говоря, самопознание - это главное условие жизненного успеха.

Мир - это зеркало, в которое мы смотримся. Иногда довольно кривое, но так даже интереснее. Другого все равно нет.

Отражение в кривом зеркале меняется каждое мгновение, и каждое из этих мгновений тщетно пытаются задержать наши глаза. Человечество на протяжении всей своей истории - словно человек, изучающий себя в таком зеркале.

1

Когда слишком долго смотришься в зеркало, взгляд уходит в детали, тонет в деталях. Но этот самогипноз не бесконечен; в какой-то момент отражение расплывается настолько, что исчезает вовсе, - и, стряхнув оцепенение, человек с удивлением смотрит на себя в зеркало, как на незнакомца - и все начинается сначала...

Бесконечное развитие человечества звучит довольно-таки наивно. Попытка бороться с очевидностью того, что все рано или поздно имеет свой конец, породила гипотезу ad hoc - идею грядущей мутации человека. Причем безусловно подразумевается, что мутация эта создаст более совершенный организм.

Внутренние возможности всегда ограничены качественными рамками целого.

Если рассуждать чисто абстрактно, мутация как прыжок на качественно иную ступень эволюции невозможна по определению. Геном человека (или любого другого живого существа) - это как бы рамки возможностей, которых может достичь человек. Мутация - это, по сути, реакция генома на воздействие среды. Поэтому эволюция генома ограничена рамками его внутренних возможностей. Конечно, это рассуждение чисто любительское, но, тем не менее, наука пока не нашла достаточных фактических подтверждений генетической мутации как причины происхождения человека и его будущей биологической трансформации.

В таком случае, билогическая история человека не выходит за пределы человека, и вместо бесконечного развития появляется замкнутый круг.

Вся история человека - это постепенное углубление в собственный образ до тех пор, пока масса расматриваемых деталей этого образа не заслоняет целого. Чем больше знает человек, тем больше возникает перед ним вопросов; рано или поздно человек окажется погребен массой жизненно необходимых вопросов, ответы на которые будут лежать за пределами возможностей человеческого мозга. В таком случае - неизбежна деградация человека, откат общества к началу развития, к полному неведению о самом себе, таком интересном и познаваемом...

2

Однако прежде должен наступить последний, максимальный взлет в развитии, максимальное знание о себе самом. Но поскольку развитие - это преодоление регрессивной тенденции, этому последнему - максимальному - взлету должен предшествовать соответственно максимальный - по сравнению с предшествующими - предпоследний кризис.

Теперешнее состояние человеческой цивилизации, кажется, содержит в себе типологические черты как последнего взлета, так и предпоследнего кризиса. Конечно, на рубеже веков (а тем более тысячелетий) философствующее сознание зачастую склонно к эсхатологии, - но я постараюсь показать обоснованность своей позиции.

Полярность цивилизации в наше время достигла невиданных ранее - в обозримом историческом прошлом - пределов. Верхняя точка развития все больше и больше отдаляется от нижней. Лишь одна формационная ступень отделяла вандалов от римлян, но этого оказалось достаточно, чтобы название этого племени стало именем нарицательным.

Современные вандалы недалеко ушли от своих духовных отцов, чего никак не скажешь о современных римлянах. Иначе говоря, мир как система становится все менее сбалансирован. При этом сложность этой системы возрастает с ускорением. А чем сложнее система, тем чувствительнее она к деструкции. Сложностью системы я называю совокупность технологий, знаний, социальных институтов, моральных принципов. Развитие человека осуществляется через развитие этой совокупности. Но чем дальше идет этот процесс, тем больше интеллектуальных, психических, моральных сил он требует от человека. И тем больше подвержен человек интеллектуальным, психическим, моральным срывам.

Так называемые глобальные проблемы - прямое следствие прогресса. Осуждать из-за этого прогресс, отказываться от него - глупо. Говорить о том, что прогресс мог бы быть менее болезненным - наивно; история не терпит сослагательных наклонений, прогресс - явление объективное и неизбежное. Другое дело, что дальнейшее развитие делает и возможным, и жизненно необходимым решение этих самых глобальных проблем.

Человечество пытается решить их уже не первое десятилетие, да все никак не получается. И не получится, потому что порочен сам подход. Корнем всех проблем человека является сам человек, его ментальность. Значит, пока не изменится ментальность, никакие инвестиции, никакие прогрессивные законы, никакая новейшая техника не создадут справедливости и процветания. Напротив, на почве, не готовой к новшествам, попытка их восприятия порождает естественную реакцию отторжения. Как ни странно, в позициях традиционалистов разных эпох и стран, протестовавших против самых вроде бы безобидных - и даже полезных - новшеств своего времени: против письменности, паровозов, медицины, вилок и ежедневного купания - есть своя логика. Ведь всякая цивилизация есть система, а значит, материальные и духовные ценности, созданные в ее рамках, взаимосвязаны и не могут быть вполне восприняты другой цивилизацией в отрыве друг от друга. Исследование, проведенное в начале 80-х, показывало, что афганцы, пользуясь материальными благами современной цивилизации, оставались народом средневекового мышления. И теперешние смешные и одновременно страшные законы режима талибов - естественная реакция этого самого средневекового мышления на компьютеры и автомобили, самолеты и радио, все те реальные изобретения, которые для несовременного человека кажутся чудесами "Тысячи и одной ночи", - а разве можно долго жить в сказке без ущерба для психического здоровья?

Эйнштейн говорил, что романы Достоевского помогали ему в работе над теорией относительности. Далеко не всегда можно установить прямые связи между литературой и физикой, музыкой и историей, живописью и самолетостроением, - но коль скоро все эти, столь разные, сферы существуют воедино в человеческом мозге, они непременно должны быть связаны. Только свободное мышление могло создать самолет, теорию относительности, научную фантастику, джаз, - и свободный рынок.

Чем же тогда может быть создано свободное мышление? Конечно, самолетами, теорией относительности, научной фантастикой, джазом и свободным рынком. Но еще прежде - таким традиционным мышлением, в рамках которого становится возможным отказ от последнего и порыв к свободе.

Развитие всегда преемственно. Каждый следующий его шаг отрицает предыдущий, без которого он не был бы возможен. Нет ничего традиционнее, чем религия. Но религия - почва настолько обширная, что из нее выросли все остальные формы культуры.

Религия исходит из веры. А вера человека - это шепот его подсознания, шепот тех образов мира, без которых сознание не возможно так же, как без фундамента не возможен дом. Эти образы дают человеку ощущение мира, а значит - творческое - то есть, подлинно свободное - мышление. Но проблемы со "слухом" превращают веру в догму, а значит, убивают творчество и свободу.

Значит, нужно вернуться от религии - к вере, найти в застывших символах живую плоть реальности, узнать в отражении - отражаемое.

Человечество знает множество религий. Я хотел бы остановиться на христианстве и исламе.

3.

Троица - наверное, основной христианский образ. Именно различие в ее трактовках является критерием внутренней дифференциации христианства.

Рискну предположить, что Отец - это символ мира, Сын - человека, а Святой Дух - слова. Что такое слово? Мысль, понятие, как соединение конкретного образа в подсознании человека и его конкретного аналога в мире. Значит, Святой Дух - это Отец и Сын в их единстве. Но тогда человек и мир тоже едины, и это единство является словом, понятием, если обобщить - мышлением, сознанием. А чьим мышлением, чьим сознанием?

Человека или мира? Человек или мир является основным компонентом этого единства?

Очевидно, что человек - по определению субъект, то есть мыслящее существо, воспринимающее объект, то есть все, что его окружает.

Итак, христианские образы - если их трактовать не в религиозном смысле, а символически - воплощают то самое "познай самого себя", как главный фактор и критерий духовного и материального развития человечества. И, наверное, не случайно западные страны - через трансформацию христианских идей - пришли к свободе личности, бурному развитию социальных отношений, экономики, науки и искусства. Противники западной культуры и образа жизни любят говорить о том, что Солнце встает на востоке. Но разве закат не прекрасен, вбирая в себя все краски прожитого дня?

Конечно, далеко не все так безоблачно. Христианский антропоцентризм имеет и свои минусы. Человек - центр мироздания, но с точки зрения человека. Человек - это вселенная, но одна из бесчисленного множества прочих, нечеловеческих, вселенных.

Человек не может познать эти другие вселенные, потому что по определению не может покинуть своей (в противном случае он не был бы человеком); но человек может знать общие принципы их существования, потому что они по определению подобны принципам его собственного существования, - и тогда у него будет более ясное представление о себе самом. Поэтому антропоцентризм в определенной степени мешает "антропосу" осознать, в чем же конкретно заключается его "центральность". Иначе говоря, антропоцентризм одновременно развивает личность и мешает ее развитию.

Именно поэтому западное - христианское - мировосприятие, отрицая само себя, мечется между двух полюсов: от абсолютной веры в истинность человеческого знания до полного неверия в достижимость истины.

Впрочем, на пути этих метаний - Коперник и Эйнштейн, Гете и Кафка, Рембрандт и Дали. Метания - цена гениальности. Кафка не выразил бы одиночества человека с такой потрясающей силой, не будь он шизофреником, натыкающимся на стены своей индивидуальной вселенной. Коперник не создал бы гелиоцентрической системы, если бы слишком много думал о субъективности собственных наблюдений.

Гениальная идея субъективна, она предельно сфокусирована и глубока, а потому всячески стремится отрицать другие гениальные идеи, с которыми составляет единое целое истины. Поэтому, утверждая себя, она одновременно себя уничтожает.

Социальное развитие западного общества тоже отражает ту же склонность к самоуничтожению - от гегемонии закона, власти, общественного мнения, выражающих человеческое рацио и подавляющих естественное развитие экономики и морали, до правового, политического, социального нигилизма. От фашизма и пуританского ханжества до анархии "детей цветов".

Впрочем, если бы западному обществу не удавалось в целом выдерживать рановесие между этими крайностями, оно не достигло бы теперешнего высочайшего уровня развития. Но равновесие - динамическое, а значит, периодически оно нарушается и будет нарушаться.

4.

Бог как единый творец бытия - понятие логически противоречивое. Бог не может быть частью бытия - часть не может создать целого. Бог не может быть вне бытия - это явная семантическая бессмыслица. Значит, бог есть самотворящее бытие, нет бога вне бытия, нет бытия вне бога. Казалось бы, нет тогда никакой необходимости в употреблении понятия "бог" - но человеческое подсознание нашептывает обратное.

В исламе христианская троица рассматривается как языческое искажение единобожия. Бог в исламе, таким образом, выступает как единая неизъяснимая абстракция бытия. Мусульманин склонен рассматривать себя не центром мироздания, а его элементом - как раз тот объективистский подход, которого в определенной степени не достает субъективистскому христианскому мировосприятию.

Общественное устройство, духовная культура, мораль в исламском мире гораздо более подвержены отношениям иерархии - человеческой и божественной. Страдания Ромео для Меджнуна - нечто преходящее, потому что земная любовь преходяща перед любовью к богу.

Но как можно любить того, кого нельзя представить? Целое состоит из элементов, значит, подобно им. Постепенно проявилась естественная потребность верующих в персонализации бога - сформировался сектантский мусульманский мистицизм, идейно связанный с христианством и проявлявший тенденцию к обожествлению человека - но не вообще человека, а конкретной личности - имама, главы секты. В этом коренное отличие исламского мышления от христианства с его "царство Божие внутри нас есть".

Иначе говоря, внутренняя духовная потребность мусульманского мышления в антропоцентризме, с одной стороны, не удовлетворяется на уровне свободы каждой личности, с другой стороны, противоречит изначальным принципам ислама.

5

Таким образом, и восточное (мусульманское) и западное (христианское) типы мировоззрения несамодостаточны и непостоянны, отрицая самое себя. В то же время они дополняют друг друга, уравновешивая крайности.

Но это дополнение идет не на уровне религиозных постулатов, а на уровне реальных отношений человека и мира. Постулаты - слишком негибкая материя, чтобы менять их. Но реальность, отражаемая в них как в кривом зеркале, сама собой генерирует свои внутренние связи.

Надо только увидеть эту реальность. Найти другое зеркало. Одним из таких зеркал может стать Интернет.

Это, по сути, окно в мир, позволяющее не только знать, но и ощущать мир как вселенную в своей голове. А это главное условие формирования подлинно свободной личности, понимающей, что не она зависит от мира, а мир зависит от нее. А такая свобода - залог нравственной ответственности, а стало быть, справедливого мира, где слова "восток" и "запад" останутся чисто географическим понятиями. Желание подавить, уничтожить, отнять, отгородиться стеной от "неверных" присуще тем, кто боится, а значит - несвободен.

Интернет - поле синтезирования христианских и мусульманских идей - в их нерелигиозном значении. Я создаю мир на экране своего компьютера, но при этом я не в силах нарушить объективные законы, по которым существуют элементы Сети - мой и десятки миллионов других компьютеров. Мир зависит от человека, но человек не в силах отпустить мир на свободу.

6

Интернет изменит человека и спасет мир. Интернет погубит человека и вернет мир к его началу. Каждая секунда пребывания в Сети увеличивает объем информации, объективно необходимой для развития человека, которая, тем не менее, в конце концов поставит человеческий мозг в тупик.

Когда же это произойдет? Через сто лет? Через десять? Или со дня на день?

Я уже говорил о том, что развитие человечества - это процесс самопознания. Именно поэтому люди пытаются воспроизвести искусственный вариант человека. Такое искусственное воспроизведение означало бы максимальное знание человеческой природы. Однако искусственное воспроизведение самое себя невозможно, так как, чтобы познать себя на таком уровне, человек должен будет перейти на следующую ступень развития, то есть перестать быть человеком. Я говорил, что это невозможно по определению.

Тем более невозможно создание человеком существа, более разумного, чем он сам. Однако люди не могут не стремиться к этому, так как они не могут не развиваться, подобно тому как велосипедист не может не находиться в постоянном движении. Говоря конкретней, человек создаст интеллект, максимально приближенный к собственному и слишком сложный для того, чтобы с ним взаимодействовать.

Этим интеллектом может стать Интернет. Кто-то может сказать, что Сеть - просто набор микросхем и проводов. А я возражу, что человек - всего лишь набор белков. Можно составить портрет человека из пазлов: каждый пазл в отдельности - лишь кусочек картона, и лишь вместе они составляют систему. Вы читаете этот текст и думаете. Ваши мысли - соединение зрительных ощущений (черные значки на белом) и чувственных образов вашей памяти. Итак, мысли, ощущения, образы - обычное изменение физического состояния системы, скажем так, сцепление молекул. И в этом человеческий мозг ничем принципиально не отличается от дерева, воды, камня и земли. От проводов и микросхем. Иначе говоря, бытие - не только живая, но и разумная субстанция ( именно поэтому человек - даже если он атеист - нуждается в слове "бог"...).

Возможно, человек умнее, чем дерево, чьи "молекулярные сцепления" не столь гибки (недаром говорят "тупой, как бревно"), и умнее, чем вода - по противоположной причине. Возможно, система "человек" как раз занимает золотую середину, будучи достаточно гибкой, чтобы меняться (то есть принимать и генерировать новую информацию), и достаточно константной, чтобы не терять свои предыдущие состояния (то есть обладать памятью). Но я говорю не о количественных показателях, а о принципиальных различиях, которых нет. Поэтому каждый момент нашего пребывания в Сети - это общение с разумным существом, которое, правда, пока еще не столь развито. Почему именно виртуальный "робот", а не двуногое из металла? Потому что каждая форма разума имеет оптимальное и физическое воплощение. По сути, разум тождествен своему физическому воплощению.

Руки и ноги в единой системе с мозгом позволяют нам определенным образом ориентироваться в пространстве. Передвигаясь иначе, мы иначе бы думали. Любой созданный нами искусственный интеллект не будет человеческим, значит, он будет иметь другое тело. Но, поскольку смысл развития человека заключается в создании интеллекта, как можно более близкого к человеческому, соответствующим должно быть и физическое воплощение. Под этой критерий, конечно, вполне подходят чапековские создания, а тем более киборги из "Бегущего по лезвию бритвы". Но виртуальная форма представляется более подходящей. Ведь человека должен погубить его собственный разум, уже не соответствующий телу человека, то есть лишенный своей физической формы, то есть - виртуальный. На это намекает и символическая диалектика Троицы (Святой Дух как результирующая отношений Отца и Сына), и символика смерти как отделения души от тела.

Конечно, виртуальность - понятие относительное, имеющее свое физическое воплощение. Будущий виртуальный разум будет иметь необходимые для гуманоидного разума "ноги", "руки" и "голову", вернее, их функциональное - существующее, опять-таки, в Сети - подобие.

Так как же может выглядеть Апокалипсис он-лайн? Его первых предвестников мы наблюдаем уже сейчас: это всевозможные компьютерные вирусы. Конец наступит тогда, когда Сеть все же выйдет из-под контроля человека, но, будучи зависимой от цивилизации, ненадолго переживет ее гибель. Зачем Сети совершать самоубийство? Затем, что этого потребует логика ее развития - та же логика, по которой и человечество движется к своему концу .

7

Эта версия, будучи картиной замкнутого развития, действительно объясняет многие вопросы истории человека. Прежде всего: как возник язык - физическая форма мышления? Язык, как информационная система кодов наших ощущений и чувственных образов, является внешним по определению. Иначе говоря, всегда возникает вопрос, от кого человечество получило первый информационный толчок в своем развитии - без которого обойтись не могло. По моей версии становится ясным, что оно получило его, как апокалиптические остатки духовного наследия своего собственного будущего - как бы фантастично это ни звучало.

На мой взгляд, такова реальная подоплека религиозных мифов о сотворении мира и человека. В начале было Слово...

Так какой же смысл писать о том, что неизбежно? "Макондо уже превратилось в могучий смерч из пыли и мусора, вращаемый яростью библейского урагана, когда Аурелиано... начал расшифровывать стихи, относящиеся к нему самому, предсказывая себе свою судьбу, так, словно глядел в говорящее зеркало. Он перескочил через несколько страниц, стараясь забежать вперед и выяснить дату и обстоятельства своей смерти. Но, еще не дойдя до последнего стиха, понял, что ему уже не выйти из этой комнаты, ибо, согласно пророчеству пергаментов, ... город будет сметен с лица земли ураганом и стерт из памяти людей в то самое мгновение, когда Аурелиано Бабилонья кончит расшифровывать пергаменты..." (Габриэль Гарсиа Маркес, "Сто лет одиночества").

В начале действительно было Слово. Но Слово было не у Бога... Аминь?


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"