Элиман Итта: другие произведения.

Бд-9: Ева смотрит в окно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


Ева смотрит в окно

      Ева открывает окна в четыре утра и смотрит в поля. Старая усадьба стоит одиноко. Возле нее лишь два тополя, вокруг - заброшенные земли. На горизонте тают в облаках березовые рощи. Утром на полях туманно. Туман заползает в ложбины и старые окопы. Там спит, покуда не явится солнце.
      Но полдень не скоро. Ева смотрит в окно, дышит соленым туманом и слушает тишину. Птицы еще спят, а тишина поет. Тихо, ласково, неторопливо. В песне нет пауз, она течет, как туман, и - как туман - едва реальна.
      Ева делает глоток горячего чая. Вода в колодце соленая, и чай соленый. Полям нравятся соленый туман и холодные травы. Ева знает, что стоит только туману растаять, как над окопом появятся танцующие огни. Огни заботливо трогают травы, взмывают ввысь и вновь льнут к земле. Огней много, они, словно большие светлячки, горят ровно и тускло. Накинув плащ и сунув ноги в резиновые сапоги, Ева выходит из дома лишь до ворот. Дальше - страшно.
     
      В девять по кухне бродит сонный Павел. Варит кофе, гремит чашками, намазывает на сухарь масло. Ева сидит у окна и смотрит. Согретые солнцем поля уснули. Мир - две широкие полосы. Сверху - ультрамарин, внизу - изумрудно- зеленый. Эти яркие полосы пестрят золотым. Золотые бабочки, золотые цветы, золотые осы, золотые блики солнца повсюду.
      - Молочница не приходила? - заглядывая в кофе, спрашивает Павел. Он знает ответ, просто хочет поговорить.
      - Никто не приходил.
      - Должно быть, для нее слишком далеко сюда тащиться. И поближе дачников хватает.
      Ева покорно кивает и берет сухарь с маслом. Павел ходит с чашкой по кухне, то снимая, то надевая очки. Он не в себе, ему неудобно и нерадостно.
      - Этот отпуск... Может, черт с ней, с платой? Уедем в город?
      - Нет. Я не могу. Поезжай сам.
      - Но тебе же здесь не нравится!
      - Я учусь.
      - Чему? Ты даже книг не взяла.
      - Я учусь ничего не делать, Павел. Чтобы жить по-настоящему. Просто.
      Павел улыбается, вытирает рукавом крошки со стола и разваливается в кресле.
      - Могла бы хоть рисовать, - замечает он.
      - Не хочу. Мне хватает этого в городе. Видишь ли, от рисования слишком много волнений. Только и думаешь о том, как надо, или о том, как получилось. Рвешь, или ставишь на видное место, всякий раз задерживаясь у картины, даже если ты просто понесла белье на просушку. Это ужасно мешает покою.
      - Да-да! Ты просто слишком амбициозна, дорогуша.
      - Думай, как хочешь! Я просто верю в жизнь ради жизни.
      В распахнутое окно врывается далекий моторный гул.
      - Слышишь, кто-то все-таки помнит про эту глушь, - Павел весело подпрыгивает в кресле и почти бежит во двор. Ева смотрит в окно. Шум приближающейся машины становится все яснее. Ева видит военный УАЗик в облаке пыли. Он пробирается к усадьбе и вежливо останавливается, не заезжая во двор. Из машины выходят двое пожилых мужчин. Один лыс и неповоротлив, другой высок и сед. Павел подходит к ним поздороваться.
      "Вот и гости, - думает Ева. - Павел мечтал о гостях..."
     
      - Дорогая! - кричит муж. - Иди сюда! Знакомься.
      Ева набрасывает белый платок и выходит из дома.
      - Михаил Александрович Шмень, - представляется лысый одышливый старичок.
      - Борис Иванович Попов, - подает руку высокий мужчина. "Доверчив как ребенок, - думает Ева. - Сколько ему? Под восемьдесят..."
      - Право слово, мы не хотели вам помешать, - говорит высокий. - Даже не знали, стоит ли еще старая усадьба. Просто приехали посмотреть. Видите ли, как бы это объяснить... Мистика или чудо. В войну усадьба спасла нам жизнь довольно-таки счастливым образом. Хотелось повидать ее перед смертью.
      - Так проходите, смотрите! - гостеприимно разводит руками Павел. - А потом будем пить чай на веранде. Ева, милая, ставь самовар.
      - Мы ненадолго, - оправдывается Борис Иванович.
      - Ну что вы, оставайтесь ночевать. Мы только дачники, а это располагает к новым знакомствам.
      - Благодарим, - смущенно кивает толстячок.
      Гости осторожно осматривают дом, подвал и сад. Они будто в замешательстве, даже испуганы, но любопытны, как мальчишки. Долго стоят во дворе перед окном спальни. Шторы плотно задернуты. По подоконнику гуляет синица. Ева ставит самовар на веранде и слышит тихий разговор:
      - Она ведь была здесь.
      - А может - нет. Ты, Борька, подумай, сколько страху натерпелись. Все могло привидеться...
      - Брось, Миша! Сам говорил: "Явление".
     
      За чаем, наконец, гости рассказывают тайну. Рассказывают просто, душевно. Ева слушает и видит их молодыми так ясно, будто вчера встречала на проселочной дороге.
      - Во время войны битва здесь была, - с легким придыханием начинает Борис Иванович. - Фрицев тьма проходила, точно тараканы перли. И нас - взвод салаг. Пацанье. Мальчишки. Видите, там, в поле, окопы до сих пор остались. В них и сидели. Отстреливали нас аккуратно, будто воробьев из рогатки. Лешку в голову сняли. Так и лег ко мне на плечо, как живой, только с дыркой во лбу. А Панас мучался. Ему... Да не важно уже. Вдвоем мы остались - я да Мишка. И немцы уже нам на брюхо наступили, как вдруг Мишка орет: "Гляди, гляди, дом с ангелом!" И пальцем куда-то тычет. Я смотрю - дом, точно из тумана. Вот не было его и в помине, а теперь есть. И женщина белая в окне. Яркая, точно светится, и рукой машет - зовет.
      Ну, мы как заколдованные встали и побрели к усадьбе. И чтоб хоть одна пуля задела, хоть осколок. Так ничего!
      Усадьба-то, понятно, пустая оказалась. Мишка потом твердил: "Явление то было". Отсиделись мы в подвале. Да зря хоронились. Никакая фашистская рожа сюда не сунулась. Точно завороженное место.
      - А потом уж до своих добрались, - вставляет Михаил Александрович, кряхтит, утирает лысину, - и до Берлина к весне сорок пятого добрели. Как в рубашке. Бориса вот чуть осколком поцарапало, и все. А должны были здесь лежать, рядом с нашими. - Старик шумно пьет чай. Чай соленый, но никто этого не замечает.
      - То, конечно, война, - продолжает Борис Иванович. - И чудеса случались, а все больше без них. После в усадьбу эту страшно было ехать, но хотелось. А тут вдруг вчера потянула старая память, хоть плачь. И Мишка звонит. "Давай, - говорит, - Борь, съездим. Пока скрипим еще!" Взяли мы карту области, сели на УАЗик и вот... Мы здесь.
      Борис Иванович замолкает и глядит поверх всех, туда - в поля. Мир по-прежнему две полоски: ультрамарин и зелень. По ним - солнечные брызги.
      Поднимается ветер, осторожно теребит на столе салфетки.
      Борис улыбается, стесняясь слёз. Ева видит глаза старика: мокрые и седые, как северное небо.
   - Я слышал, такие чудеса случались в войну, - осторожно говорит Павел.
   - Бог знает, мы - нет. А с нами было, - отвечает Борис. - Всю жизнь думаю - почему мы? Судьба или чей-то выбор?
   - Должно быть, у вас уже внуки взрослые? - тихо спрашивает Ева.
   - У меня правнук, - устало произносит Михаил.
   - Он счастливчик, каких поискать! - Борис кладет руку на плечо друга. - Четверо детей, семеро внуков. А у меня никого... - он улыбается, будто извиняясь. - Мне жизнь подарили, а я профукал ее, старый дурак...
   - У тебя студенты, - перебивает Михаил. - Каждый год сотни. Ты им нужен больше, чем я моим обормотам. Конечно, грех обижаться... -  Он дышит тяжело. Пьет что-то из коробочки, поглядывает исподтишка на поля. Ева думает, что испытание памятью старику не по силам. В березняке лежат его товарищи, лежат почти столько, сколько он живет...
      - Должно быть, к августу там будет много грибов... - говорит Михаил, объясняя свой взгляд.
      - Я не хожу туда, - быстро отвечает Ева и собирает на поднос чашки, чтобы ополоснуть их.
  
   После обеда старики собираются: оставляют телефоны, просят звонить. До города не так и близко, но ночевать в усадьбе они не решаются. Добрались, вспомнили, поклонились, приняли валидол. Что там осталось? Надо спешить жить. Напоследок обошли дом, посидели во дворе на завалинке, подышали чистым воздухом и увезли с собой истерзанные памятью души.
      Ночью Ева не может уснуть. "Жизнь ради жизни! - думает она. - Как просто".
   Небо светлеет в четыре, Ева стоит у окна. Ветер бесстыдно расшвырял туман. Поля холодны и чисты. Ева видит огни. Бледные большие шары дрожат над мокрыми травами. Огней много. Они танцуют, а, может, мечутся, медленно угасая в утренней дымке. Ева не слышит выстрелы и запах дыма ей неведом. Но женщине ничего не стоит вернуться на шестьдесят лет, чтобы разглядеть огни жизней: и те, что погибли, и те, у которых другая судьба. Она чувствует, знает: ей подвластно это только сию секунду, и никогда раньше и никогда впредь. Ева поднимает руку и машет широким белым рукавом.
   Два ярких огня отделяются от поблекших и медленно плывут к ней. Она зовет их тихо, чтобы не потерять, не выронить то, что удалось украсть у войны. Шары приближаются, их свет пугливо трепещет. "Не бойтесь, - шепчет Ева. - Идите!" И огни ныряют в черноту подвального окошка. Только два, и никак нельзя больше. Нельзя...
  
   Просыпаются птицы, розовеет березняк. Еве смотрит в окно, ей легко и радостно. Она закрывает шторы, забирается в постель и спит до обеда без снов.
   На следующий день Ева спешит нарисовать шиповник, пока нежные цветы не совсем облетели на ветру. Северный ветер рвет с планшета ватманский лист.
   - Пашка! - кричит она. - Сделай что-нибудь!
   Павел приносит молоток, гвозди и прибивает картину к планшету...
     
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) F.(Анна "( Не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"