Элинор, Одна Из Трёх: другие произведения.

Мечта всей жизни!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.38*137  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вот и тролли активизировались. это слава!

   Глава первая
  
  
   Морти (04:45 PM):
   Чё? Мы вчера пили? А сколько?
  
   Элли (04:46 PM):
   Пили и ещё как! И не только пили, но и развлекали публику совершенно безбашенными танцами! Обслуживающий персонал тоже, по-моему, был в восторге.
  
   Морти (04:49 PM):
   Кошмар... Ничего не помню... Сколько ж я выпила? Бли-ин стыдобища-то какая-а...
  
   Элли (04:53 PM):
   Много. Я, кстати, предупреждала - не запивай водку джин-тоником. А ты - Джеймс Бо-онд, Джеймс Бо-онд... Ну и что, что вермут тоже прозрачный? Так он ж не-га-зи-ро-ван-ный! Вот от пузырьков-то тебя и срубило.
  
   Морти (04:54 PM):
   Ужас... А табуретку тоже я сломала, и с ножкой за официантом бегала с криком "У кого бабки спер, подлец?" Что-то такое смутно припоминается...
  
   Элли (05:10 PM):
   Ты, кто ж ещё на такое способен. А с учётом того, что табуретка была железная. Цельнолитая. А толщина ножки с твою руку...
  
   Морти (05:13 PM):
   Брешешь! Шифер кулаком - это я ещё могу, а вот кусок железяки пять сантиметров в диаметре отодрать - ты мне льстишь.
  
   Элли (05:15 PM):
   Ну и привираю, да. Художественное преувеличение, подумаешь. Не отвлекайся!
  
   Морти (05:16 PM):
   Угу
  
   Элли (05:19 PM):
   Так вот... Ножка была, пусть и деревянная, но тяжела, зарраза. Хорошо ещё, что тебя вовремя отвлек некий темноволосый красавец, появившийся аккурат в тот момент, когда "наша гарпия" уже почти настигла шустро улепётывающего и ловко петлявшего между столами (а порой и сквозь них) паренька-разносчика.
  
   Морти (05:20 PM):
   ???!?
  
   Элли (05:24 PM):
   Да-а... Спаситель официантов впечатлял. Ты только представь себе (вспомнить всё равно вряд ли получится): высокого роста, гибкий и стройный что твой кипарис, каштаново-чёрные, чуть вьющиеся волосы до плеч, пронзительный взгляд (цвет глаз, извини, не помню - выпимши была), кроваво-алые губы, мощная шея. Ну и всё остальное тоже на уровне, можешь себе вообразить (если не помнишь - а ты таки не помнишь, зарраза!). Короче, ты отпала минуты на две, а загнанный в угол между стойкой и стеной представитель обслуживающего персонала, получив таким образом долгожданную фору, успел-таки скрыться в подсобке и запереться изнутри, шустрик.
  
   Морти (05:27 PM):
   Ой... Ой как стыдно... Мда. А чего дальше с несчастной жертвой моего произвола было?
  
   Элли (05:28 PM):
   Ты про темноволосого красавчика?
  
   Морти (05:29 PM):
   Элька!!
  
   Элли (05:33 PM):
   Ладно-ладно. Беднягу-официанта потом полчаса всем залом уговаривали выйти, убеждая, что ты уже добрая, импровизированную дубинку конфисковали (с большим трудом. Всё тот же красавец-брюнет, кстати), и вообще все тяжёлые предметы они попрятали в самых труднодоступных для твоей деятельной персоны местах. Сломался парнишка только на двойной прибавке к жалованию плюс оплата одноместной палаты-люкс в Склифе в случае...ну, в крайнем случае. Хотя нет, в крайнем пришлось пообещать Кремлёвскую стену и вечный огонь на месте захоронения (спонсор огня - "Газпром") с почётным караулом из четырёх шотландцев в национальных костюмах, с волынками (на этом пункте он почему-то особо настаивал, ценитель нетрадиционной старины, блин!), наигрывающих марш Мендельсона в незатейливой обработке Мерлина Менсона.
  
   Морти (05:34 PM):
   !!!?!!!???!?! Гхх-кхх
  
   Элли (05:36 PM):
   Что, слов нет? Ещё бы. Короче, под занавес вы с брюнетом ударно показали подрастающему поколению, как же настоящие рокабиллы танцуют классическое танго. После чего этот герой-любовник галантно поклонился и поцеловал тебе руку.
  
   Морти (05:38 PM):
   Да ты чо?!
  
   Элли (05:39 PM):
   Ага. Видела б ты в тот момент своё лицо! Я от смеха чуть под стол не грохнулась.
  
   Морти (05:41 PM):
   Почему чуть?
  
   Элли (05:44 PM):
   Потому что грохнулась не под, а рядом. Потом он проводил тебя до столика (правильнее будет сказать, до моей подёргивавшейся от приступов смеха тушки на полу), где и оставил совершенно офигевшую от подобных фортелей Морочку (ещё бы не офигеть, до этого дня, как я помню, "наша гарпия" совершенно искренне полагала, что танго - это название моих любимых трусиков) под моим бдительным присмотром, подошёл к раскрытому окну и...исчез. Совсем, блин, исчез, как не было, представляешь!
  
   Морти (05:45 PM):
   Что значит исчез?
  
   Элли (05:47 PM):
   А я знаю? Сама обалдела. Моргнула - а его уже нет. Через секунду снаружи донеслось что-то вроде шелестения-шуршания, словно хлопают грома-адные кожистые крылья. Вот не в курсе, как они там на самом деле должны хлопать, Морри, ни разу не слышала и не особо хочется. Но мне тогда показалось, что именно так и должны. Мдям... Наверное, всё же померещилось - ну откуда сие природное явление в нашей насквозь индустриальной столице?
  
   Морти (05:52 PM):
   Какое там природное, Эль? Где ты в природе видела таких летучих мышей-переростков?! Точно показалось!
  
   Элли (05:57 PM):
   Твоя правда, камрад. А ведь как чувствовала - не надо было налегать на абсент, ещё незабвенный Винсент предупреждал нас о пагубном влиянии данного напитка на адекватное восприятие злоупотребляющим индивидом окружающей действительности. О как сказала! Правда, сама с трудом поняла, что...
  
   Морти (06:02 PM):
   Балаболка - как всегда.
  
   Элли (06:05 PM):
   А то! Так о чём, бишь, я? А-а... Короче, вечер завершился благополучно для всех присутствовавших сторон. Надеюсь только, что официант уже перестал заикаться и косить левым глазом в сторону правой брови.
  
   Морти (06:08 PM):
   Чего это он так резко окривел?
  
   Элли (06:10 PM):
   Сама не поняла. Вроде приложить его ножкой по темечку ты ни разу и не успела, не дали ребёнку потешиться. А деньги...
  
   Морти (06:12 PM):
   Ну-ну, а деньги??
  
   Элли (06:15 PM):
   А деньги мы потом нашли в потайном кармашке твоего же комбинезона. Почему кармашек оказался на спине и как ты исхитрилась незаметно для окружающих и самой себя их туда заныкать, история умалчивает. Ну вот видишь, и ничего такого особо ужасного не было. Не о чем переживать.
  
   Морти (06:19 PM):
   Эль, ты то ли ду...гм...оптимистка, то ли...
  
   Элли (06:21 PM):
   Сама такая! Эх, жаль, брюнет телефончик твой стрельнуть не успел.
  
   Морти (06:23 PM):
   Да и...
  
   Элли (06:25 PM):
   Но я, как истинный друг, с таким положением дел была категорически несогласная.
  
   Морти (06:27 PM):
   Спасибо, соратник!
  
   Элли (06:31 PM):
   Нема за шо. Так вот, когда он проходил к окну мимо затаившейся на полу (в засаде, естественно) меня, твоя любимая Элька ловко всунула ему в левый ботинок предусмотрительно прихваченный со стола адрес твоей странички - на спор её полчаса перед этим вспоминала.
  
   Морти (06:35 PM):
   На кой?!
  
   Элли (06:39 PM):
   На кой, на кой... Говорю же - на спор! Надо было так попасть... Вот кто меня просил соглашаться на это дурацкое пари на две бутылки самогона?! Чуть башку в процессе не сломала, а Зойка, ехидна, ещё и издевалась - ах, как же так, элементарный вопрос, а ставит Вас в тупик!
  
   Морти (06:41 PM):
   Могу себе представить.
  
   Элли (06:44 PM):
   Да уж. Правы были её родители, как в точку-то с имечком попали: Зоя - Змея Особо Ядовитая! Чего тебе рассказывать, будто сама не знаешь нашу коброчку...
  
   Морти (06:47 PM):
   А в ботинок-то почему?
  
   Элли (06:49 PM):
   Дак с пола я б выше и не дотянулась, разве что до...кхм...боюсь, меня бы неправильно поняли. Так что, подруга, жди вестей и молись, чтоб я спьяну циферки в адресе с номером твоей аськи не перепутала, гы.
  
   Морти (06:52 PM):
   Короче ужас! Надо ж так... Всё. С завтрашнего дня бросаю пить!
  
   Элли (06:53 PM):
   Угу. Как всегда. До следующего раза.
  
   Морти (06:54 PM):
   Язва ты!
  
  
   ***
  
  
   В одном Морка права - так надо было суметь. Еле из того злачного местечка ноги унесли. Появившаяся вскоре после ухода красавца компания доверия не внушала положительно никакого, вместо этого ненавязчиво эдак навевая мысли о приличных девушках, которые, умнички, на массу давят дома, и о том, что бывает с неприличными при скромном содействии некоторых подозрительных личностей бугайской наружности. Короче, единогласно - мною, Морка из реальности выпала окончательно - было решено спешно отступать, не забыв прихватить отключившуюся подругу и помянуть незлым тихим словом вторую, уже успевшую (молодца!) куда-то слинять.
  
   Но позвольте представиться - Элеонора, ужасное имя и предмет моих страданий с детства. Можно просто Элли (реверанс...так, не падать!). Ничего особо примечательного. Двадцать лет. Рыже-каштановые волосы до лопаток, каре-табачные глаза. Сто семьдесят в длину и почти так же в ширину - этакий милый колобочек. Учусь в педагогическом на лингвиста (как звучит-то!). Характер живенький, в меру шкодливый (хотя...мера у всех своя), общительная (болтун - будет точнее). Примерным поведением не отличилась пока ни разу, но и в особо хулиганских выходках замечена не была тоже (уметь грамотно заметать следы - воистину искусство). Короче, стандартное такое юное недоразумение.
   Подружку, с которой мы так качественно накануне отличились, зовут Мирандой (вот поиздевались родители! Круче, чем мои), в простонародье Миркой, для друзей просто Морти - приглянулось ей чем-то это вольное сокращение от муэрте. Оригинал девочка, что скажешь. Учится вместе со мной. Шкодит, как правило, тоже. Что - удивительное дело - ничуть не влияет на нашу с ней вполне приличную успеваемость.
   Ещё имеется вреднючая подруга Зойка, грызущая гранит науки в медицинском (будущий Авиценна, не иначе), наш верный, правда, редкий ввиду большой загруженности, спутник и соратник во всяких-разных пакостных начинаниях. Вот такая банда.
   Живём мы в столице нашей Родины, городе-герое Москве. Герой - это точно: после всех выходок нашей маленькой шайки устоять, да ещё в более-менее потребном виде... Уважаю. На данный момент - начало октября - усердно трудимся над совершенствованием в выбранных профессиях, не забывая периодически напоминать городу, что всё ещё живы и готовы к подвигам. Город пока держится...
  
   ***
  
  - Не пишет! Он мне не пише-ет!! Где в мире справедливость?! - маленький смерчик в исполнении обожаемой (особенно спросонья души в ней не чаю) подруги пронёсся по моей небольшой квартирке, оставляя за собой неровный след из разбросанных в беспорядке вещей и предметов интерьера. Сделав круг почёта по комнате, верная соратница заметалась перед кроватью с ещё толком не проснувшейся мной, в рыданьях заламывая руки и стеная не хуже профессионального привидения со столетним стажем.
  - У-у-у...у-у-хнык-у... И почему я такая невезу-учая-а?! О, моя несчастная судьба-а! Первый раз в жизни попался человек, по-настоящему меня понимающи-ий! К тому же красавчик! Мы так замечательно провели время. И что в итоге??. Элька! Проснись сейчас же, как ты можешь спать?! Когда...когда у подруги такое...горе! Э-эх, - жалобные всхлипывания, быстрый взгляд в мою сторону - проняло, не проняло? Не проняло.
  - Морти... Угомонись, прошу тебя. Ну что за вопли с утра? Хорошо, не совсем с утра, но я же ещё сплю-у! - смачный зевок. - И перестань сморкаться в занавеску, я всё вижу! Нет, делать по краю живописную бахрому тоже не стоит. Эта шторочка дорога моему сердцу в своём первозданном виде. Хотя усилия твои я, конечно же, ценю.
   Морка, наконец, отцепилась от несчастного куска ткани и вновь заметалась по комнате.
  - Перестань мельтешить, умоляю, меня уже укачало от твоих хаотично-стремительных перемещений, - тяжёлый вздох, сопровождаемый очередным всхлипом-воплем подруги. - Ну к чему, скажи мне, этот трагизм? Прошла-то всего неделя. Может, он вообще адресок твой посеял. А теперь, бедняга, мучается. Локти себе по самые пятки кусает. Волосюшки последние дорывает на всех местах - ах, где же моя ненаглядная любительница юных официантов в собственном соку? - позёвывая в кулак. - А может, парень так и не узнал, что адресок этот у него вообще был? Выпала бумажка по дороге - и тю-тю.
   Морка скорбно вздыхала над чахлым алоэ, непонятно как выжившим в условиях раз-в-месяц-поливания, орошая несчастного представителя флоры слезами и потом.
  - Кстати, вот давно хотела тебя спросить. Под фразой "хорошо провели время" ты подразумеваешь что? Отбор у юной кроткой девы орудия труда типа дубина? Или тот жизнерадостный фокстрот, что ты сплясала на его несчастных ботинках во время совместного исполнения экзотично-ритмического танго? - тоскливый вздох подруги, утирание несуществующих слёз. - Нет, в который раз убеждаюсь, что наши с тобой взгляды на мир вообще и некоторые общепринятые понятия в частности о-очень различаются, - и очаровательно улыбнулась в ответ на злобный взгляд. - Дырку во мне провертеть не удастся. И вообще напрягаться тебе вредно, вон уже последние мозги из ушей лезут!
   Забыв о намерении испепелить меня на месте, Морка принялась лихорадочно ощупывать означенные органы в попытке поймать последнее черепное достояние. Ну доверчивая, слов нет!
   Я сладко потянулась и недовольно глянула на подругу, возобновившую метания по моему скромному обиталищу на предмет а как бы ещё подоступнее выразить терзающую её скорбь, чтобы Эльке, чёрствому душевно созданью, стало стыдно за своё недостойное поведение. Блажен, кто верует. Пришлось подняться, а то этот тайфун в юбке мне всё жилище в руины превратит.
   От греха подальше убрала с траектории движения гарпии-самоучки стул - снесёт и не заметит, танк, а не девушка - и пошла умываться.
   Морка не отставала:
  - Ну что ты молчишь?!
   Я? Молчу??
  - Поменьше подвываний в голосе, Морри. Не дай Бог, соседи милицию вызовут. Подумают, что у меня тут банда озверевших баньши орудует - воешь-то ты однозначно не хуже, а вот что громче... Мда. Я давно говорю, что в морфлот тебя не взяли зря - такие голосовые данные пропадают. Пароходная сирена однозначно отдыхает.
  - И какой же ты всё-таки чёрствый человек, Элеонора! Как ты так можешь?! И это в то время, когда мне как никогда нужны твои понимание и сочувствие! Когда у меня такая дра-ама. И никому я не нужна-а-а, - очередная попытка высморкаться, на сей раз в полотенце, вовремя, однако, мною из алчущих рук выдернутое. Под возмущённым взглядом мелкая пакостница смущённо потупилась, тихонько шмыгая носом.
  - Ох, всё, Морка, молчи, а то я пастой подавлюсь! Драма у неё. Да ты хоть как он выглядит, предмет страсти твой, помнишь?
  - Ну...так...как тебе сказать... А зато я печатку его помню, вот! Кажется... А скажи, там больше мужиков с рубиновыми перстенями не было?
   Я почесала кончик носа:
  - Не, Морка. Там всё больше с рубиновыми глазами были, (и ты в их числе, даром, что не мужик!). С перепою, надо полагать. А может от злости - ты-таки, под занавес, успела в одного из вновь прибывших кружкой с пивом запустить. И чем этот несчастный так тебе не понравился? Ну подумаешь, шлёпнул разок по заду, - агрессивное шипение над ухом. - Хорошо, хорошо - по заду это он зря. Так ведь не со зла же, парень свою симпатию выразить пытался. Словесно-то уже не мог, кроме восхищённо-одобрительного мычания. Ладно, кого я оправдываю? Надо было за такое хамство ещё и в глаз дать... О чём я? А-а... Так вот, кружкой ты промахнулась, конечно. Но вот равномерный разлёт жидкости в радиусе порядка трёх метров мужикам чем-то не понравился.
  - Подумаешь!
  - Вот и я говорю - подумаешь. Заодно освежились слегка. Причёску зафиксировали - ни один новомодный гель не сравнится... Короче, вовремя мы оттуда смылись, вот что я думаю, - рассеянное почёсывание поясницы, затем недовольный взгляд на подругу. - Ещё раз так напьёшься - больше в жисть с тобой в люди не пойду! Мне, как ни странно, чем-то неуловимо дорого собственное и без того изрядно подорванное - не без твоей посильной помощи, кстати - здоровье!
  - Да ладно тебе, Элечка, - покаянно потупившись, пробормотала эта зараза мелкая. - Я честно-честно больше ни-ни, - невинно-искренний взор. Ну-ну... Кого обманываем? - Пойдём сегодня туда, а? Вдруг мой герой снова объявится?
  - Снаряд дважды, как ты знаешь... Да и запомнили нас там о-очень хорошо - боюсь, не пустят. А даже если и попадём внутрь, встречаться с завсегдатаями после того импровизированного пивного душика меня почему-то са-авсем не тянет.
   Морка лишь тяжко вздохнула.
  - Ну чего тебе неймётся? Может, он извращенец какой-нибудь, этот твой избранник. Кто в здравом уме с нашей в дупель пьяной гарпией связываться будет, да ещё и танцульки разводить? Маньяк - мазохист, одно слово.
  - Это уже два слова. И вообще, не наговаривай на хорошего человека! - и тут же, мгновенно меняя тактику. - Ну Э-элечка! Ты же такая до-обрая...
  - Нет!
  - Ну пожалуйста-а... Ну хочешь, я тебе...ну не знаю...посу-уду месяц мыть буду.
  - Не вздумай! И так после твоей помывки вечно нескольких тарелок не досчитаешься. Кидаешься ими, что ли? Ох, ну ладно, что с тобой делать. Пошли. Только чур вести себя прилично! Не хватало ещё одного официанта-заики на нашей совести.
  - Ур-ра! - запрыгала моя неугомонная подруга по квартире.
  - Эй, тихо, у меня там на столе бока-а-а...а-а...у-у... Ну ладно. Всё равно новые покупать собиралась. Одно разорение от тебя, Морка!
   Из кухни показалась виноватая физиономия подруги: - Я нечаянно, - и тут же под моим не самым добрым взглядом засунулась обратно. Из-за закрытой двери послышались характерные звуки роняемой впопыхах мебели и приглушённые ругательства (Ой, а такого я ещё не слышала!) - видимо, поиски веника с совком проходили бурно.
   Вздохнув и мысленно посетовав на судьбу, коварно подсунувшую тихой и скромной Эле такую подругу на седую голову, я пошла собираться на сегодняшнее сомнительное мероприятие, вполголоса поминая всю Моркину родню до третьего колена (дальше фантазии не хватило).
  
  
   ***
  
  - Ну-у??!
   Морри под моим суровым взглядом ничуть не смутилась, ринувшись мимо брать приступом барную стойку на предмет меню, а я в очередной раз огляделась. С тем же результатом - свободный столик был только один, и находился он в опасной близости от давешних гориллоподобных знакомцев. Они что, каждую субботу тут зависают?
   Смирившись с неизбежным, я прошествовала к означенному столику, по пути ещё раз для тренировки вспоминая большую часть известных ругательств и их производных на всех мало-мальски знакомых языках.
   В паб нас, как ни странно, пустили. Но, к огромному моему сожалению, явно признали. И теперь мы с Морти нервно елозили по сиденьям ж...филейными частями, старательно делая вид, что с интересом изучаем меню, и попутно слегка поёживались под впивающимися со всех сторон взглядами. Весьма эмоциональными, кстати. Равнодушных после нашего последнего визита, похоже, не осталось. Кое-кто тихонько посмеивался и ехидно щурился - сторонние наблюдатели. Ещё бы, сама тот вечер спокойно вспоминать не могу. Другие угрюмо зыркали - видимо, непосредственные участники событий недельной давности, а местами и пострадавшие. В общем, вечер проходил в тёплой дружественной обстановке.
   Вот к столику осторожно приблизился наш, буквально ставший за прошлое посещение родным, официант. Немного заикаясь и старательно держась подальше от моей неуравновешенной подруги, он всё же принял у нас заказ и спешно удалился, временами переходя на лёгкий бег.
   Я ещё раз огляделась. Заведение было относительно небольшим - столиков на двадцать, с танцполом посредине. Оформление выдержано в стиле кантри, на стенах - портреты Пресли, над входом - флаг конфедерации, которого в прошлое посещение я в упор не заметила. Что немудрено, в таком-то состоянии. Публика разнообразная, в основном от 27 до 40 лет, среднего и выше среднего достатка. Из напитков явное предпочтение отдавалось пиву, изредка совмещаемому с традиционной в таких случаях водкой - русский национальный коктейль Ёрш, как всегда, пользуется популярностью. В колонках играет, естественно, рок-н-ролл.
  
  - Ну что, раба любви безответной и коварной? Где твой несчастный избранник? - грозно сдвинула брови я.
  - Да ладно тебе, Эль. Рано ж ещё, - слегка нервно мотнула головой подруга, исподтишка зыркая на соседний столик с недружелюбно настроенными амбалами. - Может, и придёт.
  - Да уж хорошо бы. И поскорее! А то как бы нам сегодня не пришлось его коронный фокус повторить. На бис. С некоторыми вариациями.
  - Это который? Сбацать танго?
  - Это вылететь в окно на средне-быстрой скорости и бреющем полёте! Кстати, так и не поняла, как он это проделал. Или мне всё же показалось? Но не суть... Вон у тех бугаёв на нас с тобой силёнок однозначно хватит, - не удержалась и тоже глянула на угрожающе притихший столик я.
  - Не переживай. Я тебя защитю!
  - Ага. Бодигард ты мой недоделанный. Метр пятьдесят в прыжке плюс 47 кэгэ чистого веса, считая ботинки и пристёгнутую к штанам метровую собачью цепь с ключами... Да-а, теперь я за себя а-абсолютно спокойна. Такой Терминатор рядом - Шварценеггер удавился бы на собственных трусах от зависти!
   Нервно покуривая, мы настороженно оглядывали зал, дабы вовремя заметить приближающуюся опасность, буде таковая решит возникнуть. Мало ли кто за прошлую субботу посчитаться надумает?
   Как ни странно, но шкафоподобным бугаям вскоре наскучила игра в гляделки (хорошие мальчики), и они опять занялись содержимым своих кружек, сдабривая сие нехитрое действо весьма содержательной беседой на тему "Ты меня уважаешь?". Кондиция для этого у парней уже была самая подходящая.
   Мы с Моркой аж чуть на стол не повалились от облегчения - вроде опасность миновала.
   И тут... Как это традиционно принято говорить? А! И тут вошёл Он! Нет, на самом деле. Я обалдела... Ка-а-акой мущ-щина-а. Амн...ммм...так, где тут моя большая кружка? Надо срочно что-то в себя залить, а то сгорю ведь в расцвете лет! Ой! Чуть сигаретой штаны не прожгла, так засмотрелась.
   Мда-а... Парень как будто вышел из девичьих грёз, как сказала бы романическая героиня. Или, как выражается одна моя более циничная подруга, у меня на него встаёт... Эль, ну вот о чём ты?!
   Так вот. Вошедший был прямо абсолютным воплощением моих невинно-девичих мечтаний (невинных...кого обманываю?). Высокий, широкоплечий и подтянутый, даже немного худощавый. Густые платиново-белые - редкий оттенок, если не крашеные - волосы до плеч. Серо-стальные, как лезвие клинка, глаза (дак это ж мой любимый цвет!). Плавная неслышная поступь. Горделивая осанка. Одето это ходячее совершенство было во всё чёрное, лишь на груди светлым пятном во мраке выделялся серебряный медальон круглой формы и абсолютно непонятного рисунка. В левом ухе - серебряная же серьга-колечко, безумно ему шедшая. Короче, слабонервных просим удалиться.
   Мечта тем временем прошла к освободившемуся столику в противоположном конце зала. Нет, ну что, поближе сесть не мог?! Я ж тут вся изведусь! Устроившись, красавчик не глядя бросил несколько слов подскочившему официанту. Тот метнулся и мигом притаранил вновь прибывшему высокий бокал с какой-то мерцающе-голубоватой жидкостью. Парень отхлебнул, одобрительно кивнул и вперил невидящий взгляд в окно, нервно барабаня пальцами по столешнице. Ждёт, что ль, кого?
   Я заёрзала на стуле, пытаясь получше разглядеть нового посетителя из-за широких спин бугайчиков.
  - Чего ты вертишься? Да куда ты... А-а... Ясно, - ехидная ухмылка расплылась на лице подруги. - В твоём вкусе. Эй...ау-у, - попытка изобразить мельницу перед моим носом. - Вот увлеклась-то. Ну и кто здесь после этого раба любви?
  - Тихо, Морка, не вертись. Ты привлекаешь к нам внимание.
  - Дак радуйся! Глядишь, и заметит твой ненаглядный на...О-о-о!
  - Эй, ты чего? Тебе плохо?? Где болит?!?
   Я с беспокойством всматривалась в лицо окаменевшей с открытым ртом подруги, пока не догадалась проследить за её взглядом. Понятно. Сбылась мечта идиота, то есть, пардон, идиотки. В дверях на сей раз стоял тот самый черноволосый красавчик, что всю последнюю неделю служил предметом Миркиных светлых грёз и постоянным источником раздражения для меня.
   Хорош, что тут скажешь. Сегодня на нём были потёртые джинсы и чёрная рубашка навыпуск. Приглядевшись, я заметила пресловутый перстень, что Морка засекла в прошлый раз - и как только разглядела, в таком-то состоянии? Странный камень. Кроваво-алый и будто светится изнутри. Ни разу подобных не видела.
   Тут на наш столик пала тень внушительных размеров, вольно-невольно отвлекая от детального изучения внешности и повадок Моркиного любимого индивида.
  
  
  
   Глава вторая
  
  
   Пришлось поднять взгляд на подошедшего. Им оказался один из неугомонных соседей-шкафчиков. И почему я не удивлена?
  - Ну и чем обязаны?
  - Красотка, потанцуем? - обнажённые в ухмылке гнилые зубы, перегар в лицо... Тебя мне не хватало!
  - Не танцую, - холодно, не глядя.
  - Да хто ж тебя спрашивает? - он, кажется, удивился. А уж как выпала в осадок я. Эй-эй! Не, ну свинячье отродье, что за манера хватать честную девушку за руку и волоком тащить к танцполу? Спасибо, что не за волосы. Предварительно огрев дубинкой по кумполу, для острастки!
   Пришлось бодрее передвигать ногами, дабы не грохнуться физиономией об пол, а также по возможности избегать более близкого знакомства с пролетающими на хорошей скорости мимо предметами меблировки. Понятно, что это как раз-таки я пролетала маневренным прицепом в волосатой руке бугайчика, но от подобного уточнения впечатления у моего драгоценного фейса при контакте со статично расположенными препятствиями вряд ли бы качественно изменились. Каков наглец! Прибью, и даже стыдно не будет!.. Только вырваться.
   Таким манером мы дошли-дотащились до площадки. Ёмаё... Надо что-то делать, с этим медведем танцевать не хочется ну ни в какую, боюсь, сие рискованное действо несовместимо с жизнью. И куда подевалась охрана?!
   Тут мой мечущийся в поисках выхода из сложившейся ситуации взгляд упал на столик неподалёку... Ну как всегда! Я тут, понимаешь, страдаю, а мой идеал, не замечая обращённого к нему молящего о помощи взора, увлечённо беседует о чём-то с подошедшим темноволосым. Я так не согласная!.. Драку, что ли, устроить?
  - Эй, парень! - своему "очаровательному" кавалеру. - А ну-ка пусти меня, не то вон тот блондинчик тебе башку оторвёт и скажет, что так и було! Хотя, боюсь, ты разницы действительно не заметишь... Да! Он, кстати, мой парень и жу-утко ревнив! - не слишком удачная попытка испепелить макаку-переростка взглядом. Мда, не мой это профиль.
  - Мгнхм?! - судя по интонации, нечто среднее между "Ну и..?" и "Да пошла ты со своим!" Да я б как раз пошла с превеликим удовольствием, но громадная лапища-клешня держит всё так же крепко.
  - Ах, так, значит?!
   И что теперь делать? Лихорадочно оглядываюсь и - о чудо! - вижу пустую кружку на столике вплотную к танцполу. Думать некогда - хватаю и с размаху бью несостоявшегося партнёра по макушке. И на всякий случай отбегаю подальше.
   Мда-а... А башка-то у мужика и впрямь дубовая. Вон, только стёклышки стряхнул, и уже ищет мутным взглядом - кто же посмел?
  - Он! - невинные глаза, красноречивый тычок пальцем в сторону блондина.
   Думать эта орясина, по всему видать, обучена не была в принципе. С утробным рёвом "замочу и мне за это ничего не будет" чудо селекции прыгнуло в сторону предполагаемого обидчика и приземлилось аккурат возле стула приглянувшегося мне красавчика.
   Вроде в этом месте Эльке положено слегка устыдиться своего поступка - как же, подставила невинную головушку под удар коварный. А нехай отдувается! Девушку тут, понимаешь, забижают почём зря, а он и в ус не дует! Не-ет, перевелись у нас всё-таки мужики.
   Тяжкий вздох и снова всё внимание на противников.
   Там всё шло согласно утверждённому плану. Потому я быстренько ретировалась к нашему столику, присела за ним на корточки так, чтобы особо не светить, и, напрочь игнорируя взгляды абсолютно обалдевшей от такого стремительного поворота событий Морки, с интересом стала наблюдать за развитием только что состоявшегося не без моего скромного участия знакомства.
   А посмотреть было на что.
   Блондинчик с изумлением воззрился на явившееся по его душу чудо. Чудо же долго рассусоливать не стало - сразу видно, человек действия - и попыталось стукнуть красавчика по светловолосой башке. Попыталось потому, что, когда кулак опустился, с макушкой он почему-то не встретился, к вящему огорчению обладателя, и потерявший равновесие бугай с жутким грохотом рухнул на стол, в щепки разнеся своей тушей несчастный предмет меблировки. Взвившаяся было со столешницы тяжёлая стеклянная пепельница, эффектно крутнувшись в воздухе, тут же припечатала агрессора точнёхонько по темечку. Этого, наконец, оказалось достаточно, чтобы "ухажёр" благополучно отбыл в глубокий обморок. Блондин же с приятелем спокойно отряхивались от щепок рядом.
   Меж тем дружки нападавшего в конце концов заметили, что кого-то в их тёплой во всех отношениях компании явно не хватает, и активно завертели головами. Пропажа, естественно, нашлась тут же, недалеко, счастливо похрюкивая в обломках стола. Как и невозмутимо разглядывающий это дивное явление природы виновник торжества.
   На блондина уставились шесть пар налитых кровью глаз, недвусмысленно обещая в ближайшем будущем деревянный макинтош и в перспективе уютное местечко на самом близком к бару кладбище.
   Парень, видать, с таким раскладом был где-то не совсем согласен. Поэтому, переглянувшись с другом, решительно отодвинул ногой обломки вкупе с отдыхающим в них мужиком и пошёл навстречу неприятностям. Отчаянный тип!
   Я приготовилась активно болеть и даже запасла парочку томатов черри с Моркиной тарелки, для забрасывания не понравившихся или неактивных участников представления. Мирка, правильно оценив ситуацию (вся в меня!), шустро перебралась ко мне под стол. Там мы и сидели, завороженно следя за потасовкой.
   Нет, избиением младенцев. В роли последних выступали, как ни странно, соседи-бугаи, отлетая от колоритной парочки как кегли.
   Мы подбадривали "своих" восторженными выкриками и советами по существу: "В челюсть бей! Да чего ты его по макушке гвоздишь, на ей ж кокосовые орехи кувалдой колоть можно! Отличный ход - подсечка из позиции "в полёте". Главное, неожиданный... А-а, ты сам не ожидал. Что, и правда падал? Просто неловко повернулся? Ничего себе! Не хочу видеть твоих "ловких" поворотов - парень вон до сих пор в отключке... Ай, какая падла там орешками кучно и россыпью кидается?! Они ж солёные - весь макияж на фиг! Да и в глаз больно. Не держите меня-а! Где этот метатель недоделанный?!"
   Драка закончилась неожиданно быстро. В наступившей тишине особенно громко прозвучал ик очнувшегося "ухажёра", ошарашенным взглядом обводящего поле боя:
  - Эй... Я не п... А чё было-то?
   Блондинчик обратил на него взгляд своих обалденных (простите, не могу удержаться) глаз. И тут я со всей ясностью поняла, что пора бы нам, как говорится, и честь знать. Иначе выражаясь, рвать когти из сего гостеприимного заведения к чёртовой бабушке! Этот амбал меня сдаст с потрохами, недолго оставляя заинтересованные стороны в неведении относительно вопроса - а кто ж это тут так ловко всё затеял?
   В умственных способностях светловолосого, как и его товарища, я не сомневалась. А потому, решительно схватив Морку за шиворот, тиснула со стула наши пожитки и энергично поползла к выходу, волоча за собой упирающуюся и мычащую что-то протестующее подругу и попутно оглядываясь на предмет - а есть ли ещё время для маневра? Или пора прикинуться ветошью, авось не распознают с лёту? А там ужо... Аль мы не великие разведчики с Моркой? Даром, что ль, все катакомбы у её бабушки возле деревни вдоль и поперёк на пузе облазили?
   Мда... Кажется, чуть-чуть не успеваем. Остро ощущая своей многострадальной попой, что грядёт неминуемая расплата, я подхватилась с пола, резко вздёргивая на ноги дорогую подругу и придавая ей начальное ускорение путём контакта своей ноги с мягким местом соратницы.
   Ой! Похоже, опять вместо первой скорости сразу врубила третью - Морка, распахнув лбом дверь зала, пулей вылетела в коридор. Я, не теряя времени, шмыгнула следом, проверяя на бегу, не забыла ли чего на поле боя.
   Миновав таким любопытным способом охрану (и чем они тут только занимаются?! Там, понимаешь, людей убивают на корню, а эти...как бы поприличнее выразиться?..."секурити" ведут неспешные беседы на, по рожам видно, глубоко философские темы!), мы подлетели к гардеробу. Я резво сунула тётке за стойкой под нос номерок. Морка по инерции пролетела дальше, всё тем же экстравагантным манером (лбом, то есть) отворив уже входную дверь, и с переливчатым воплем скрылась в темноте. Я же, вырвав из рук обалдевшей гардеробщицы шмотки, рванула следом и, наконец, оказалась снаружи.
   Воля-а!
   И тут же споткнулась о растянувшуюся у входа подруженцию - видать, о порожек запнулась, бедняга. Да-а, высоковат, ничего не скажешь.
   Привычно вздёрнув Морку за воротник, пока та не очухалась, придала ускорение уже рукой, сама дёрнув следом. Так. Вдоль стены. За угол. До дороги. Пересечь. Да не спотыкайся ты, Морка! Всё из-за тебя, дурынды!.. До домов. Забежать в тень деревьев. Углубиться в сквер. Ффу-у, кажется всё, теперь не найдут... На-ас не догоня-ат!!!
   Мда, совсем я подурнела, от радости аж присядку довольно прилично изобразила (Морка окосела окончательно).
   Всё. Успокоились. Отдышались. Теперь Мира... А то, смотрю, при попытке осмыслить моё не совсем адекватное поведение у неё аж из ушей дым пошёл от натуги. Оптимистка! Я сама-то это самое поведение осмыслить зачастую не могу. Пора устраивать ликбез и разъяснительную работу, а то последние мозги ведь растеряет, жалко, подруга всё-таки.
  - Элька, ты чего, сдвинулась? - о, голос прорезался. Хорошо. - Что это было?!
  - Так, подруга, спокойно. Дыши - вдох-вы-ыдох, вдо-ох-вы-ы-ыдох...
  - Да дышу я! - выворачиваясь из цепких рук, порывающихся сделать несчастной искусственное дыхание (попрошу без пошлых намёков, метод "рот в рот" не практикую! С подругами), проревела соратница. - Ты что там устроила, иуда негуманистичная?! И на кой меня выволокла, вражина?!? Там жи ж мой... Моё... Там ж моя!..
  - Так, только без истерик! - берёмся за политинформацию, то есть дезинформацию в войсках. - Вот скажи, ты что, хотела, чтобы тебе твой милый глаз подбил?
  - За что?!
  - За участие в заговоре с целью вовлечения его драгоценной персоны в кабацкую драку. В которых, как ты, надеюсь, помнишь из классиков... Что-то там про нож... В общем, под куда-то его засадили и, кажись, три раза провернули... Ка-ароче, избранник тебе этого не простит! А так, глядишь, и не заметит, что ты вообще присутствовала. Есть возможность всё отрицать по принципу "я не я и жо...хмм...пятая точка не моя". Поняла?
  - Ну... В общих чертах. То есть ты хочешь сказать, что своей, мягко говоря, оригинальной выходкой спасла наши хрупкие чувства?
   Ой, тащусь я от логики некоторых. Но, с другой стороны, почему и нет? Побудем героями, борцами за справедливость вообще и сохранение выдуманных отношений в частности, если кому-то приятнее считать именно так.
  - Конечно, Мирочка, ты же знаешь, ка-ак я за тебя переживаю. А уж за ваши отношения с...со...хмм... Ну в общем с твоим избранником особо!
   Побольше пафоса, немного дрожи в голосе, трагизм во взгляде, и - вуаля - Морка со слезами благодарности кидается мне на шею. Мгм... Даже как-то неудобно - всё-ж-таки в основном свою задницу из-под обстрела вытаскивала. Ну да ладно, мы девушки сильные, муки совести героически переживём.
   Кое-как отлепила от себя эту рыдающую наивность.
  - Всё, Морка, пора по домам. Любимого твоего теперь найдём, никуда от нас, гад, не денется. Так что со спокойной совестью на боковую!
  - Не... Не поняла. Откуда такая уверенность? - с робкой надеждой заглядывая в мои бесстыжие глаза.
   По физиономии расплывается торжествующая улыбка:
  - А ты что ж думала, я зазря, что ль, во время драки в самую гущу полезла? Рискуя, между прочим, при этом своим драгоценным здоровьем! - страшно повращать глазами для пущего эффекту, одновременно запуская руку в карман.
  - Ловкость рук и никакого мошенничества... И - внимание на экран! - визитка господина загадочного сердцееда для Вас! Из евойного собственного кармана честно стырила, пользуясь суматохой!
   Я гордо продемонстрировала подруге маленький прямоугольный кусочек картона, покрытый золотым тиснением:
  - Пользуйся и цени, на какие жертвы ради тебе иду!
   Морка готова была заорать от радости, и даже раскрыла было рот. Но я, помня о её выдающихся вокальных данных, спешно заткнула рвущийся вопль средних размеров яблоком. И когда успела заначить? Запасливая! Подруга смачно захрустела фруктом и на время отвлеклась.
   Пользуясь заминкой, я бодро поволокла её к противоположному выходу из скверика, затем - к дороге. Пара минут - и вот мы уже мчимся домой... Домо-ой! Счастье-то какое!
   Но перед глазами почему-то всё ещё стоял многообещающий взгляд светловолосого, настигший меня уже в дверях. Мда-а... Если б он так же страстно хотел сделать со мной что-нибудь другое, а не укокошить на месте, было бы намного лучше. Не знаю почему, но пришла вдруг в голову нелепая мысль, что уж этот, если захочет, из-под земли достанет.
   Отогнав жуткие картины возможной расправы, я поспешила скрыться в подъезде, благо, мы уже доехали. Не-ет, пора завязывать с такими гулянками, мне б ещё чуток пожить хотелось. И желательно с полным комплектом полагающихся от природы частей тела.
   Всё ещё поёживаясь при воспоминании об этих холодных, как сталь, глазах, я по-быстрому затолкала Морку в квартиру и под её изумлённым взглядом заперлась на всё, что можно. Даже шваброй входную дверь подпёрла, для надёжности!
   Наскоро умывшись, мы с моей обожаемой гарпией завалились спать, посмеиваясь и вспоминая всё новые и новые подробности произошедшего. Что ни говори, а опять оторвались на славу!
  
   Неделя прошла в тишине и благоденствии. Мы усердно учились, вели себя примерно. Даже ни одной пакости в институте не провернули - во как стрессовые ситуации влияют на юные неокрепшие умы.
   Морка пробила данные с добытой мною визитки и по-тихому решила, что ей и одной неплохо живётся - наш знакомец оказался весьма влиятельной, и, по слухам, невероятно мстительной фигурой. А подруга вдруг некстати вспомнила, что прямо перед заварушкой успела-таки, зарраза, обменяться с ним до-олгим взглядом. Соратница продолжала страдать, но уже, к счастью, молча, проявляя прямо-таки чудеса героизма и чуткости. Дело в том, что теперь утешать надо было меня.
   Не знаю, как так получилось, но...я втрескалась в этого агрессивного альбиноса по самые ушки, и теперь тихо страдала под аккомпанемент тяжких Моркиных вздохов. Ах, мы, женщины, такие эмоциональные, влюбчивые! Короче, мы с подругой нашли друг друга в благородных страданиях души от неразделённой любви. Правда противная Зойка гнусно ухмылялась в ответ на очередной вздох и вспоминала неких молодых людей, по которым мы с Морри дружно сохли буквально месяц назад. Ну нынешние-то, ясное и совсем другое дело, это серьё-озно, издевательски изрекала она и начинала фальшиво орать что-то о сердце красавиц. Зарраза!
  
   Вечером пятницы я, никого не трогая, возвращалась домой из любимого книжного, благо тот работает до часу ночи (времени было аккурат к полпервому). Вокруг тишина, ни души, даже машин не слышно. Только ветер шумит, неугомонный, в проводах, прям как в той песне. Утомлённый бесконечной суетой день торжественно передаёт бразды правления наступающей ночи, природа засыпает, трамваи идут в парк.
   Светящихся окон становилось всё меньше, и лишь редкие фонари молчаливыми стражами лили свет на мою одиноко бредущую фигурку.
   Вдруг из тени дерева впереди буквально материализовалась высокая мужская фигура. Мне как-то резко поплохело.
   Всё, Элька, вот и тебе явился маленький пушистый зверёк с красивым азиатским именем писец!
   А не хрена шляться где попало в столь неурочный час, мысленно отчитывала я себя, напряжённо вглядываясь в застывший силуэт впереди. Ведь предупреждали умные люди!
   Я уже лихорадочно нащупывала в кармане заветный газовый баллончик, как вдруг:
  - Девушка, зачем так нервничать? Я не столь уж большой любитель красного перца, разве что в качестве приправы. Но есть я, вроде бы, пока не собираюсь. Так что давайте оставим в покое экзотические специи и просто поговорим. Думаю, темы для содержательной беседы у нас найдутся.
   Я прямо-таки кожей ощутила его усмешку.
  - Вы знаете, мне мама не разрешает с незнакомыми мужчинами на улице разговаривать, - лихорадочно прокручивая в голове возможные пути к отступлению.
  - То есть у нас два выхода - либо познакомиться, либо зайти к Вам? Благо мы уже рядом.
   Почему это ко мне? Не на улице ещё не значит у девушки дома... Эта гадина знает, где я живу?! Са-авсем хорошо!
   А незнакомец меж тем продолжал:
  - Так что предпочитает дама?
  - Дама предпочитает домой, в гордом одиночестве! Тяжесть расставания попробую как-нибудь пережить.
   Звонкий смех эхом отразился от окрестных домов:
  - Да, девушка с чувством юмора - вдвойне приятная находка!
  - Короче, мужчина, чего надо? Я тут немного спешу, знаете ли. Дети дома некормленые, корова недоенная паркет копытом роет...
   Хохот стал громче:
  - Ты меня уморишь, - неплохо бы. - Но короче так короче. Может, продолжим беседу в более уютной обстановке? Хотя бы в кафе. М?
  - Где ты тут, парень, кафе увидал? - с искренним изумлением заоглядывалась я.
  - Да за углом. Ну же, не будем тянуть несчастное полосатое млекопитающее за пятую конечность.
   Я представила себе... Пошляк! Хотя, мне кажется, он имел в виду несколько иной орган, нежели я.
   Идти с так некстати хорошо осведомлённым относительно моей скромной персоны незнакомцем категорически не хотелось. Убежать? Не пойдёт, с этим у меня хреново, только раззадорю и насмешу - медленнее меня в плане забеговой скорости разве что черепашка. Что делать?!
   И тут, как ответ на невысказанные молитвы, из-за поворота вырулила машина с характерными синими полосами по бокам и аналогичного цвета мигалкой на крыше, и понеслась в нашу сторону. И кто говорил, что милиции никогда нет, когда она так нужна честным гражданам?
   Возликовав, я, не будь дурой, кинулась наперерез.
   Скрип тормозов, бодрый матерок из приоткрытого окна... Оглянувшись, я обнаружила исчезновение нежеланного знакомца, и от радости чуть не бросилась расцеловывать капот невольных спасителей. Мужики внутри, видимо, здраво рассудили, что только бешеных девиц им на ночь глядя для полного счастья и не хватало, потому что машина, резко вильнув в сторону, вдарила по газам и спешно скрылась за поворотом от греха подальше.
   Я же на хорошей крейсерской скорости припустила к дому, чуть не снеся подъездную дверь от неуёмного желания поскорее оказаться внутри. Только в квартире позволила себе отдышаться и облегчённо сползла по стене. Вроде пронесло...
  
   ***
  
  - Элька, ну ты просто ненормальный человек! И почему ты вечно влипаешь в истории?! - возбуждённая подруга наматывала вокруг меня круги, вызывая лёгкое головокружение у вашей покорной слуги и недоумённые взгляды гуляющей с детишками и без публики.
  - Мор, замри, пожалуйста. Скоро траншею вокруг меня прокопаешь. На фронт бы тебя во Вторую Мировую - немцы удавились бы коллективно от такого сверхскоростного ройщика окопов в стане врага.
   Мы уже полчаса торчали посреди Измайловского парка, распугивая прохожих эмоциональными воплями: я - снова и снова пересказывая в лицах ситуацию вчерашнего вечера, Морка - вскрикивая и комментируя в особо напряжённых местах.
   Наконец, слегка успокоившись:
  - Как думаешь, кто это был?
  - Да мне-то откуда знать? Мало, что ли, придурков?
  - Немало. Но много о тебе знающих придурков относительно небольшое количество, согласись.
   Я, естественно, соглашалась, но легче от этого не было. Пустой разговор. Окидываю рассеянным взглядом парк. Нет, осень - просто невероятно красивое время. Столько ярких красок. Ах, как жаль, что таланта художника я лишена напрочь.
   Сопровождая до земли очередной плавно опускающийся солнечно-жёлтый лист, взгляд вдруг зацепился за смутно знакомую фигуру, быстро удаляющуюся куда-то вглубь парка. Вот среди деревьев мелькнула снежно-седая шевелюра, тут же скрывшись в гуще листвы. Я, не до конца осознавая, что делаю, с низкого старта припустила следом. Через пару минут натужное сопение возле уха дало знать - Мира, верный товарищ, ничего не понимая, всё же старается от меня не отставать.
   Так мы пробежали метров триста... И чуть кубарем не вылетели на небольшую полянку - я споткнулась о какой-то корень, а Морка о меня. Чудом удержавшись на ногах, а также не забыв произошедшее шёпотом нецензурно и дружно прокомментировать, шустро юркнули за ближайшее дерево, оглядывая место действия. Тут же попытавшись ещё и перестать дышать - в десяти шагах от импровизированного укрытия переговаривались "рыцари" наших с мелкой гарпией пылких сердец.
   Блондинчик, стоя к нам тылом и, по-видимому, сложив руки на груди, внимал эмоциональному рассказу темноволосого. Очень эмоциональному: размахивание руками, жуткие гримасы - полагаю, попытки изобразить описываемые события в лицах. Нда, не дай Бог узреть такого мима, заикание на пару с нервным тиком обеспечены почти стопроцентно. Судя по ответному бормотанию, мой герой время от времени задавал уточняющие вопросы.
   Мы с Морри недоумённо переглянулись - чего эти двое забыли в нашем любимом парке, да ещё в самом глухом его уголке?
   Из-за переглядывания и пропустили эффектное появление на полянке новых действующих лиц. Вновь прибывших оказалось человек пять-шесть. Причём, я прям пятой точкой почуяла - пришельцы настроены отнюдь не на дружескую беседу. Поспособствовало чувствительности мягкого места зажатое в руках незнакомцев оружие. Какое, понять я так и не смогла, но назначение сих металлических предметов продолговатой формы сомнений не вызывало.
   Наши ребятки, довольно быстро оставив попытки договориться с незнакомцами (очень нагло, кстати, проигнорированные), что-то одновременно вытащили из-за пазух и, вскинув руки к солнцу, прокричали нечто эмоционально-непонятное. Небо над поляной неуловимо потемнело, воздух вокруг этих двоих сгустился и пошёл странными волнами. Старательное протирание глаз ничего существенно не изменило - воздух продолжал мерцать. Поднялся шквальный ветер. Мы с мелкой дружно вцепились с двух сторон в дерево-укрытие (Морка, не подвывай, услышат!).
   Глянув вверх, я сама чуть не заорала - над парнями, стремительно увеличиваясь в размерах, зависла здоровая пасмурно-серая воронка. Откуда здесь смерч?!
   Пара вздохов - и ребят начало затягивать внутрь. Завороженно следя за их полётом, я не сразу заметила, как меня саму оторвало от ставшего уже таким родным ствола и поволокло следом.
   Последнее, что я увидела - обалдевшие лица находящихся в некотором отдалении нападаюших и Моркины ботинки перед носом.
  
   ***
  
   Ой! Что-то пребольно ткнуло меня в бок, заставляя открыть глаза... Та-ак. И что это за? Вот не замечала раньше в нашем леске таких огромных прогалин голой потрескавшейся земли. Да и жарковато что-то для октября... Башка боли-ит! Рядом кто-то очень знакомо стонет. С такими родными подвываниями.
   Ну точно! Морка, схватившись за голову, неваляшкой раскачивается из стороны в сторону, жалобно поскуливая. В трансе, что ли? Сейчас проверим.
   Увесистый тычок под рёбра быстро привёл подругу в обычное состояние:
  - Сдурела?! Больно же!
  - Зато, блин, бесплатно! Ну, чего расселась? Подъём! Отчизна на подвиг зовёт!
  - Изверг ты, Элька, хучь и подруга!
  
  
  
   Глава третья
  
  
   Наконец я на ногах. С интересом оглядываюсь по сторонам. Мда-а... Картина Репина "приплыли". Всю ночь, блин, гребли, а лодку отвязать, как всегда, забыли!
   Вокруг нас была...ну не то, чтобы совсем пустыня... Но наполовину точно!
  - Эль, ты как думаешь, глюки - вещь постоянная? - озираясь, задумчиво вопросила подруга. - Или, бывает, картинка меняется? А?
  - Морка, иди ты в...во-во, именно туда и...
  - А картинка-то довольно безрадостная, - Морри, в бесплодной попытке отряхнуть от грязи любимые штаны, подняла вокруг себя клубы пыли и отчаянно расчихалась. Кое-как протерев глаза от песка и выплюнув изо рта прядь волос, глубокомысленно заметила: - Суховато здесь как-то, Эль, не находишь?
   Нахожу, конечно. Голая земля, редкие пожухлые кустики. И не по-осеннему знойное солнце над головой, ненавязчиво эдак тюкающее жаром по неприкрытому темечку. Ну что сказать... Живописно.
   Общее состояние организма после произошедшего в парке и последующего странного беспамятства устойчиво ассоциировалось с состоянием прихлопнутой в период брачного гона пыльным мешком по голове мыши. Судя по Моркиному выражению лица, подруга чувствовала себя где-то так же.
  - Чего делать будем? Принимаются к рассмотрению любые, даже самые бредовые предложения (пока только к рассмотрению, так что азартное подпрыгивание на месте несколько преждевременно!). Дерзай давай, это же твой конёк.
   Обиженно посопев и слегка подкоптив меня возмущённым взглядом, подруга огляделась.
  - А может, вон до тех деревьев податься, как думаешь? Там попрохладнее будет. Опять же в туалет что-то хочется... - многозначительно притоптывая на месте.
  - Мор, ты это, прикидываешься или и в самом деле такой уродилась? Если не заметила ещё, мы здесь с тобой а-абсолютно... Одни! Больше ни души в пределах видимости! Так что садись и делай все свои дела, не морочь мне голову. Стеснительная нашлась! - непонятно с чего завелась я.
  - Ну Эль... Ну мало ли кто увидит, - невнятно мямлила подруга.
  - Ах ты ж застенчивое до жути создание! Как посреди города в подворотне прямо под фонарём справлять малую нужду, горланя при этом вдохновенно-пьяным с подвываниями басом: "Только я-а в етот ве-е-ече-ер...ик...эх, азасиде-елась адна-а!", так ничего! И то, что времени полвторого ночи, тебя совершенно не волновало! - продолжала буйствовать я.
  - Так час всего был. И не орала я вовсе!
  - Да? А что ты тогда делала? Активно проверяла возможности своих голосовых связок, задавшись целью выяснить: "А насколько громко я умею петь из положения в полуприседе с лёгкими бессистемными покачиваниями из стороны в сторону?"?
  - Неправда это! Я девушка стеснительная!
  - И где же твое стеснение было той памятной ночью? Насколько помню, в тот момент врождённое чувство стыдливости тебя не мучило ни в одном, даже самом труднодоступном месте! Еще и издевалась: "А чё эт ты, Лео...онно...ллеоно-ра, ик-так нервинно оглядываисс...шсси?" - я возмущённо покрутила пальцем перед Моркиным носом. - А как посреди пустыни пос...сходить до ветру, так поглядите-ка на неё - без густых кустиков мы ну никак не могём! А вдруг кака букашка подползёт, коварно маскируясь под местность, да и углядит все Морочкины прелести разом? Срамота! Да и букашке после такого - вечная память! - Что-то тебя, Элька, понесло. Впрочем, неудивительно - что ни день, то сплошные стрессы.
   Выоравшись, я отвернулась и повнимательнее вгляделась в горизонт. И вправду, никак деревья. Ну что ж. Всяко лучше палящего зноя здесь, на открытом всем ветрам и взглядам пространстве.
  "А вдруг тут хищники водятся?!" - мелькнула нежданно-паническая мысль. Судорожно сглотнув, я попыталась отогнать от себя услужливо нарисованные воображением образы милых зверюшек, с удовольствием вкушающих наших с Моркой прелестей, причём в чисто гастрономическом плане, что особенно обидно!.. И о чём только думаю?!?
   Помотав головой, я обернулась к колеблющейся между зовом природы и здоровым опасением за целостность своей филейной части подруге. Чувствую, мысль о наличии неподалёку (в засаде, не иначе) кровожадных представителей местной фауны посетила не меня одну, что только лишний раз подтверждает самый распространённый в нашей стране тезис. Ну, тот, про группу людей. У них ещё мысли... Сходятся... Ххы!
  - Красавица, ты тут заночевать решила? Нет?! Тогда стенд ап и гоу ту вон той вон очаровательной рощицы. Мухой! - плотоядный скрежет воображаемых зубов всё ещё эхом отдавался в ушах. Бррр! - Ходу, Морри, ходу! - да-а, богатое воображение - не всегда есть благо... А ведь зря не пошла в военное, офицер бы из Элички получился ничего такой, бодренький.
   От моего командирского рыка верная соратница подскочила как ужаленная в то самое дорогое и нежно лелеемое место. Довольно достоверно воспроизведя щёлканье несуществующими каблуками и изобразив нечто среднее между "ку" и пионерским салютом (вопя при этом почему-то "Яволь, штандартенфюрер!", зарраза!), подруга сорвалась с места и рванула в сторону указанной рощицы. Да так, что я минут пять безуспешно пыталась её нагнать, глотая пыль из-под ботинок начинающего спринтера и невнятно матерясь сквозь стиснутые зубы.
   Достигнув поставленной перед ней цели, Мирка испуганным сусликом замерла в тени высоких деревьев, прижав руки к груди и слегка присев, типа, так её меньше видно. Нет, кто-то здесь определённо путает значение слов "замаскироваться на местности" и "суслик-переросток в поисках неведомой угрозы".
   Добежав, наконец, до подозрительно озиравшейся подруги - потенциальных врагов высматривает, бдительная моя! - я попыталась перевести дух и отплеваться от пыли одновременно. Получилось больше похоже на астматический приступ, с судорожными хрипами и закатыванием глаз. Морка побледнела.
   Дабы не пугать её ещё больше (хотя, по-моему, дальше уже некуда), я взяла себя в руки и, наконец, смогла нормально осмотреться.
   А...гмм...балдеть!
   Мы стояли в густом лиственном лесу. Высокие деревья в три обхвата, щебетание птичек над головой, бабочки-синички всякие. Короче, вполне такой стандартный типа-сказочный лес. Кто-то мечтал побывать лично? Получите-распишитесь. В смысле, что в своей внезапной смерти никого винить не будете.
   А жрать-то как хочется-а! Не иначе от пережитых потрясений. Вон, аж в животе урчит. Сейчас бы индейку. Под клюквенным соусом...ммм... Кстати, о птичках.
  - Морка, плюнь! Плюнь, кому сказала! И вторую тоже! Не надо делать удивлённых движений ушами, я всё вижу! - пытаюсь разжать юной испытательнице рот. Та сопит и вяло отбрыкивается. - Нет, ну сколько лет, а всё как маленькая - любую гадость сразу в рот! Тебе родители в детстве никогда не говорили, что незнакомые ягоды есть настоятельно не рекомендуется? По крайней мере до тех пор, пока не проверишь их съедобность на ком-нибудь из окружающих и не выждешь с полчасика для верности?! - заинтересованный взгляд в мою сторону. Нехорошо так заинтересованный.
  - Эй! Ты чего на меня уставилась? А-а... Эм... И думать забудь! На проведение внеплановых опытов над собой я согласия не давала! - спешно удирая от решительно настроенной на проведение пресловутых испытаний подруги.
  - А на ком же ж мне ещё их тут испытывать? На зайцах?! Сто-ой! - неслось вслед. - Они неядовитые, я знаю! А фрукты очень полезны! Для цвета лица! Да не беги так быстро-о... Я все ягоды растеряла! - наивная. Я ещё пожить хочу, я слишком мало видела в этой жизни и даже ни разу на луне не побывала - помирать отказываюсь категорически!
   Минут двадцать мы как сумасшедшие носились между деревьями, оглашая лес азартными воплями и бодрым матерком - ловко перескакивать торчащие тут и там корни деревьев получалось не всегда, а поговорка о земле и пухе почему-то не работала. Бегали бодро, видимо шок от невероятного перемещения в совершенно незнакомое место требовал разрядки. Наконец, выдохшись, я провела грамотную подсечку и изваянием застыла над загремевшей в колючие кусты подругой. А потом ещё пару минут любовалась Моркиным задом в трогательном обрамлении меленьких красных цветочков - на наш боярышник похоже, вынесла кустику вердикт.
   Пока мелкая крайне эмоционально осыпала меня всевозможными комплиментами, с грехом пополам выдираясь из враждебно настроенной растительности и отплёвываясь от алых лепестков, я оценила окружающую обстановку. И пришла к неутешительному выводу, что от места первоначальной дислокации мы удалились на изрядное расстояние. Теперь я даже примерно не представляла, откуда мы пришли. Точнее, прибежали.
  
  
   Ладно. Где мы - дело десятое. Живы - и то хлеб. А раз уж выдалась свободная минутка (ввиду полного отсутствия представления, куда двигаться дальше), давайте-ка оценим, что ж таки у нас имеется в наличии. А то что-то есть охота - ажно переночевать негде.
   Морка опасливо покосилась в сторону моей оголодавшей персоны - видимо, часть мысленного монолога была произнесена вслух. Бывает у Элички такое. На всякий случай отойдя чуть подальше - кто меня знает, вдруг съем - подруга с любопытством поинтересовалась:
  - Э-эль... Чего делать-то будем? - А в глазах стопроцентная уверенность, что изворотливая Элька что-нибудь да придумает.
   Попробуем.
  - Мор, а что у тебя в этом громадном рюкзаке?
  - Да... Как тебе сказать? Форма спортивная. Мы ж с тренировки. Или забыла?
   Забудешь тут - до сих пор от смачного пинка сегодняшнего спарринг-партнёра рёбра ноют. Одно утешает - ему с фингалом под глазом однозначно хуже.
  - Так всё-таки... Давай-ка, подруга, инвентаризацию начнём...с тебя! - азартно потирая руки.
  - Ну... У меня две футболки - на всякий пожарный, - закопалась в сумку Морка. - Кеды. Пары три носков. Спортивные штаны фирмы Рибок, - интересно, а если бы были Найк, это что-то существенно б изменило? - Что там ещё. А-а... Пирожки. Слопать не успела. С капу-устой! - мечтательно закатив глаза.
   Мда... Ну хоть что-то. А вот я интересуюсь - если у неё всё это время были с собой пирожки, зачем с риском для жизни пробовать сомнительные ягоды? Решила припасы поэкономить, хозяйственное создание?
   Ладно. Умом мне Морку не понять, и к этому пора привыкнуть. Стихоплёт, блин!
   Итак, теперь глянем, что таится в недрах Элиной скромной торбочки.
   Угу. Пара футболок. Носки-и. Ещё носки... Много носков! Интересно, зачем мне с собой столько? Попутно отмахиваюсь от назойливой мухи - а крупноваты они здесь, что я хочу сказать. Мессершмитт, да и только. Не отвлекаться! Итак. Штаны спортивные - жаль, не Рибок. Балетки - нет, ну почему у меня всё не как у людей? Вон у Морки хоть кеды. А я как самая рыжая!
  - Ой, Эль... Что у тебя с волосами?
  - А что с ними?
  - Они стали как огненные... И закручиваются!
  - Зенки у тебя закручиваются, с перегреву, спиральками! Ладно. Что тут ещё по сусекам? Та-ак... Один отсек... О! Живём, Морка! Косметика в полном объёме!
  - Что, несомненно, радует, - тяжёлый вздох, взгляд, горящий смутным сомнением в моей вменяемости. - Помрём с голодухи, так хоть красивыми похоронят.
  - Тьфу ты! Ну что за пессимизм в столь юном возрасте? Смотрим дальше... Ага. Вот и ножик швейцарский (моя тайная гордость). Спички (два коробка - в клубе подрезала. Говорю ж - запасливая). Ух ты, забыла! Блок сигарет сегодня приобрела, а дома выложить не успела!
  - Запасливая, - завистливо-восхищённо подтвердила мою мысль Морка.
  - Шо е, то е. Дальше. Салфетки, пластырь, бинт...нестерильный. Причём давно. Таблетки. Таблетки. Таблетки... Кх-кхм... Такое ощущение, что я разбираю рюкзачок начинающего наркомана-испытателя. Духи... Риксона!
  - Угу. Молодец, Элька. Риксона - вещь в лесу просто незаменимая. Но кушать всё равно охота!
   Удивлённо поперхнувшись:
  - У тебя же пакет пирожков?!
  - Мгм...ням... Бывший пакет пирожков. Теперь же просто - пакет...мнум..
  - Ты наглость потеряла окончательно? А мне-е?!
   Поздно, батенька. Последний пирожок с невероятной скоростью исчезает в ненасытной Моркиной пасти. И куда в неё лезет? А маленькая с виду такая. Я успела выхватить едва ли четверть, игнорируя протестующее мычание и попытки отмахнуться - ну я ж не комар. Всяко покрупнее буду.
  - Ты мне чуть жубы не повырывала, шадиштка!
  - Жалко, что чуть. Но могу это обстоятельство исправить, если не перестанешь возмущаться и кидаться на меня с целью отобрать измусоленное хлебобулочное.
   Подруга сразу успокоилась и, повертевшись, уставилась вдруг, не отрываясь, на небо.
  - Ау-у! Эй, там, на подлодке! Пытаешься по положению пятого слева облака в третьем ряду определить, где север?
  - Не... Мечта-аю.
  - О высоком и светлом?
  - О вкусном и сытном!
  - Морри... Ты, никак, на воздушную диету перешла?
  - Не дождёшься! Там та-акие уточки летят!
  - Ага. И-и два-а...гусЯ-а-а...
  - Перестань петь, ты меня пугаешь.
   Ну и не очень-то хотелось!
   Я, наконец, тоже задрала голову к небу и улицезрела... Птицы действительно напоминали гусей. Причём весьма упитанных.
  - Вот бы сейчас такую птичку, - мучимая мыслями о единственном полупирожке, съеденном с утра, я вскинула руку, тыкая в особо понравившийся экземпляр пальцем и в красках представляя, как разделываю и готовлю сего крупногабаритного гуся...ммм...
   В то же мгновение означенный экземпляр застыл в воздухе, нелепо дёрнулся, и, роняя перья, камнем полетел вниз... Прямо к нашим ногам!
  - А-а-мма-а! - мы с визгами прыснули в разные стороны.
   Отбежав на некоторое расстояние и слегка охрипнув от вдохновенных воплей, затоптались в нерешительности, подозрительно приглядываясь к неопознанному летающему (ну падающему точно!) объекту.
   Упавший с неба снаряд покоился точнёхонько на Моркиных "рибоках" и признаков жизни не подавал. В воздухе ощутимо запахло жареным.
   Настороженно косясь на непонятный овально-бесформенный предмет, мы с опаской приблизились. Затем, осмелев, подошли к "метеориту" вплотную.
   При ближайшем рассмотрении им оказалась тушка предположительно птичьего происхождения - кое-где торчали коротенькие обломки перьев (недощипали, халтурщики!), такое чувство, что свежезажаренная.
   Мы обалдело переглянулись, присмотрелись-принюхались, да и ринулись изучать представителя местной фауны на вкус. Мясо напоминало курятину. Ай, Морка, перестань щипаться! Всё равно свою порцию я тебе не отдам! И не смотри так жалобно, у тебя ещё давешние пирожки не переварились!... И что за зараза там стрекочет над ухом?!
   В принципе, как при жизни выглядела поедаемая, мы примерно представляли - не так давно её товарки скрылись за линией горизонта. Ну а каким образом бедняжка, потрошёная, ощипанная и зажаренная, оказалась на подругиных штанах, пока старались не думать - не отравились и ладно.
  - А ничего так птичка...была, - Морри задумчиво проследила за полётом последней, изрядно погрызенной кости. Следом раздалось возмущённое "квик!" - и наступила блаженная тишина. Сорока, надоедливо стрекотавшая над нашими головами вот уже минут десять, наконец, заткнулась, словив метко брошенной Моркой костью поперёк клюва.
   Согласно агакнув, я сладко потянулась. Тепло, сыто и мухи не кусают. Благодать! Но домой всё одно надо - родители волноваться будут, Зойка панику поднимет. Однако как же вокруг на сытый желудок красиво!
   После еды нас с мелкой закономерно потянуло прилечь. Что, собственно, мы не преминули проделать, благо трава была мягкой, а земля - сухой. Решив совместить приятное с полезным, я взяла на себя смелость обьявить военный совет открытым.
   Обсуждение насущных проблем и путей их решения как-то сразу не задалось. Морка зевала. Я всё время сбивалась на философские рассуждения о смысле жизни, типа: "Никто из нас не вечен (хоть долгожители и встречаются). Не лучше ли в таком разрезе смириться со страшной участью и тихо помереть недельки через две от голода, холода, то есть жары, и никотинового голодания? А не портить себе последние минуты жизни бесплодным шастаньем по всяким мрачным чащобам в поисках дороги домой?"
   Под конец рассуждений Морри даже прекратила попытки свернуть себе челюсть особо смачным зевком. Приняв сидячее положение, она с минуту неотрывно пялилась на меня, такое чувство решая, пора ли уже пеленать свихнувшуюся подругу смирительными "рибоками", или можно ещё с этим делом погодить.
   Дабы не искушать судьбу и деятельную соратницу, я торжественно объявила совет закрытым, поблагодарила всех участников и каждому вежливо пожала руку. Себе, правда, ногу - гадина какая-то укусила, и теперь ступня жутко чесалась.
   Морри подозрительно осмотрела свою облапанную конечность, внимательно пересчитала пальцы и вновь с сомнением скосилась на "рибоки". Я почувствовала непреодолимое желание прогуляться. Быстрым шагом. А то знаю мелкую - ежели чего в голову втемяшит, и кувалдой потом оттуда зловредную мыслю не выбить.
   Так, незаметно и ненавязчиво, мы отправились скитаться куда глаза глядят. Морка, правда, утверждала, что ведёт меня по тропинке. Просто я означенную тропку не вижу ввиду своей природной невнимательности и... В общем, не буду перечислять, до чего договорилась подруга в попытке объяснить невидимость пути. Скажу только, что под конец чуть не засветила любимой соратнице в глаз - столько "хорошего" о себе я не слышала даже от нашего завуча. А тому всегда было что мне сказать.
  
   Плутали мы таким манером часа четыре. Лес кончаться отказывался категорически, Морка всё так же следовала невидимой мне тропкой, из-за которой мы успели уже раза три разругаться насмерть. Ноги наливались усталостью, зной тоненькой струйкой пота тек по позвоночнику, спину ломило, но мелкая упрямица всё шла и шла вперёд. Когда начало темнеть и я совсем было решилась оглушить неугомонную подругу каким-нибудь увесистым брёвнышком, среди деревьев прямо по курсу мелькнул жёлто-оранжевый огонёк. Победно глянув на меня, типа это её тропинка нас так ловко к людям вывела (насчёт людей, кстати, не факт - невольно припомнились "Двенадцать месяцев"), Морка во всю прыть припустила на свет. Я, тихо матюкаясь, рванула следом, на всякий случай нащупывая в кармане ножик. А что? Откуда мне знать, на кого посчастливится нарваться?
   Буквально через минуту мы вылетели на довольно обширную полянку с весело журчащим ручейком на противоположном от нас конце. Что безмерно радовало, там были лю-уди!
  
  
  - Здравствуйте, деточки, - приветствовала нас одна из присутствующих, небольшого роста пухленькая женщина в светло-зелёном балахоне, с распущенными смоляно-чёрными волосами до плеч и добрыми карими глазами. - Ой, да не стойте вы на сквозняке, - а где сквозняк-то? Или, точнее, где не-сквозняк? - Идите сюда, поближе к костру. Замёрзли наверно, бедняженьки? Ночами-то уже изрядно холодает, - она сделала приглашающий жест рукой.
   Мы с Моркой, неуверенно переглянувшись, осторожно приблизились. Люди-то люди, но мало ли...
  - Проголодались? - нам тут же чуть ли не насильно всучили две глубокие деревянные миски с чем-то вязким, источающим прямо-таки ди-ивный аромат. У Морри в животе неприлично громко заурчало, заставив всех присутствующих улыбнуться и немного расслабиться. Вот умеет мелкая разрядить обстановку! Талант у неё, что ли?
   Нас с подругой долго уговаривать не надо: тут же с жадностью набросились на еду - набродились-то по лесу будь здоров. Ели с хорошей скоростью, изо всех сил стараясь не чавкать особенно громко, всё же в приличном обществе. Вроде.
   Хозяева меж тем молча принялись трапезничать, изредка кидая на нас заинтересованные и несколько обескураженные взгляды. Как я их понимаю: зрелище мы представляли собой довольно занятное.
   Я, в чёрной кенгурухе с красным носорогом на груди, голубых рваных джинсах и мартинсах армейского типа. Дополняли картину живописно размазавшийся макияж и причёска, больше напоминающая пресловутое воронье гнездо. Собственно оно (гнездо то есть) подобному состоянию моих волос от всей души и поспособствовало, без предупреждения свалившись на голову за пару минут до обнаружения вышеозначенной полянки и щедро украсив причёску кусочками крапчато-серой скорлупы и мелкими прутиками.
   Морка выглядела не менее эффектно. Особенно после контакта с тем самым финальным в наших догонялках кустом-ёжиком: вся одежда в репьях, а местами и откровенно порвана. Лицо расцарапано и вымазано в чём-то неопознаваемо-зелёном. Волосы, изобилующие теми же репьями, торчат в разные стороны и отличаются ядовито-красным цветом с приятной прозеленью - неудачные опыты с басмой. Не без моей посильной помощи.
   Что и говорить, колоритная парочка.
   Наших гостеприимных хозяев было четверо - две женщины и двое же мужчин. Ту, которая заговорила первой, звали Темисой. Она отрекомендовалась магичкой (здесь есть магия? Ух ты-ы!). Вторая, женщина средних лет, стройная и высокая, с зеленовато-русыми волосами, в комплект к Морке - Сорини, травница и, как она выразилась, "слышащая живое" - светила на нас странно отсутствующим взглядом (тут что, тоже есть "трава"?). Темноволосый крепкий мужчина лет сорока, в кольчуге и с мечом (здоров, зараза!), был Корис, воин. После церемонии представления он, добродушно ухмыляясь, попытался дружески похлопать новых знакомиц по плечу. Мы слаженно-матерно помянули зловредного Ньютона с его садистскими законами - сила тяжести проявила себя во всей красе, смачно припечатав нас физиономиями о землю. Пока отплёвывались, Корис, смущённо потупившись, пытался спрятаться от двух огнедышащих взглядов за "широкой" спиной зеленоволосой (как слон за тумбочкой, право-слово). И, наконец, последний, назвавшийся Лиданом, небольшого роста и довольно хрупкого телосложения, с каштаново-рыжими вихрами и смеющимися голубыми глазами, оказался гремучей смесью алхимика и барда. Довольно пёстрая компания, на мой обывательский взгляд. Хотя здесь всё невероятно-экзотично, коль уж на то пошло.
   После ужина аборигены устроили нам небольшой допрос, в ходе которого вытянули, кто мы, откуда, чем занимаемся и как оказались здесь, вдали от поселений, пешком и в довольно экзотичном для этих мест наряде. Насколько я поняла, тут было не принято, чтобы женщины разгуливали в штанах и коротких - только-только попу прикрывают - блузонах.
   Мы с Морри отпираться не стали и выложили всё как на духу - что поделать, с детства страдаем патологической честностью (Морка, что ты ржёшь?!). Половину они, конечно же, не поняли. Фразы типа "а со с ранья в институт", "не в кайф" и "за каким дряблым дюделем" были встречены заметным удивлением. А после Моркиного: "Он это мне: "Ви хайс ду, бэйба", а я ему кручёным в зад: "Жало завали, выползень экспроприированный!"" аборигены молчали минуты три, посверкивая на нас глазами неприлично круглой формы. На лицах отражалась неслабой мощи мыслительная деятельность - видимо, пытались понять хотя бы, откуда у представителя предположительно человеческого вида жало, почему неизвестная особь мужского пола должна его завалить и, главное, чем?
   К чести аборигенов должна признать, общий смысл они, умнички, уловили: мы, судя по всему, не из их мира (обалдеть! Кто бы мог подумать?!). Попали сюда случайно (вот до чего неуёмное любопытство доводит!). По поводу способа перемещения магичка со знанием дела заявила, что это был стихийный портал, судя по нашему описанию, весьма нестабильный. Нам крупно повезло, что не выбросило куда-нибудь в Земли Лутуоли - что это, новые знакомцы объяснять не стали, но мы почему-то и так прониклись глубокой благодарностью к провидению - и не размазало по пейзажу. Про мир с названием Земля они никогда не слышали (мы сникли), но можно попробовать добраться до столицы, в Цитадель Волшбы (а менее высокопарного названия придумать не могли?!). Там обреталась большая часть Высших Магов Мидорры. Они-то и должны были разобраться, откуда мы, а при удачном стечении обстоятельств и с возвращением подсобить.
   Наши новые знакомые направлялись в замок на юго-востоке страны, где они, собственно, все и служили. Пока было решено взять нас с собой, а там на месте разобраться, когда и как нам отправляться к столичным магам. Мы немного воспрянули духом и с чистой совестью завалились спать - одеяла предоставили радушные хозяева.
   Нет, конечно, стоило посомневаться, подумать - доверять первым встречным не слишком правильно с точки зрения здравого смысла. Но так как других альтернатив в упор не наблюдалось, решили пустить всё на самотёк. Авось вывезет, и никто не выдаст, и пакость всякая не съест.
   Какие здесь всё-таки гостеприимные люди, успела я подумать, засыпая. Пригрели двух совершенно незнакомых девиц. У нас бы в лучшем случае послали куда подальше, а то и в милицию сдали - мало ли, шпиёны вражеские... Хррр-пф...
  
  ...
  - И ты уверена, что нам стоит тащиться на неизвестное кладбище, втроём, без поддержки и страховки? - Угу. Ночь, полная луна и куча упыришек в придачу - романтика-а. Всю жизнь мечтала!
  ...
   Наутро после нашего триумфального появления в некой стране с поэтичным названием Мидорра, мы были торжественно зачислены в состав маленького отряда и направили свои стопы в замок Селот, обиталище новых знакомцев и владение их лорда, доблестного нола Брэссета. Путь предстоял неблизкий, пять октад, как выразилась магичка. Шли пешком - местные чащобы были абсолютно непригодны для передвижения на лошадях.
   Путешествие пешим ходом оказалось далеко не таким тяжёлым, как нам представлялось. Поныли поначалу, конечно, с полдня, что нормальные люди при наличии волшебника в своих рядах перемещаются порталами, коврами-самолётами (птица такая большая, высокоскоростная, с мотором в...гм...ну неважно где, - отмахнулась я от тут же приставшего с расспросами о загадочном слове на букву "С" Лидана). На худой конец в летающих ступах, пилотируемых колоритной бабкой с метлой! К закату же мы с Морри шли уже довольно бодро и почти не спотыкаясь. Ну, по крайней мере, гораздо реже и выражались при этом куда более цензурно, чем с утра. Спутники старательно заучивали новые словечки, поражаясь цветистости и многообразию вариаций Великого и Могучего. В основной массе нецензурной его части. А на следующий день мы вообще втянулись в ритм пешего передвижения настолько, что даже принялись бомбардировать спутников нескончаемыми расспросами о встреченных на пути видах местной флоры и фауны, а о также нравах и обычаях сего благословенного государства, особенностях кулинарии и бытовых привычках.
   На вполне понятное недоумение полнейшему отсутствию языкового барьера Темиса пояснила, что именно на этом языке у них в стране и говорят. Это мы удачно зашли - и голову ломать над установлением вербального контакта с населением не надо, и никаких тебе мозговымораживающих заклинаний для овладения местным разговорным.
   Допрашиваемые героически терпели и по возможности полно отвечали на все сыплющиеся как из рога изобилия почему, зачем и а что это за необычный танец исполняет вон та маленькая зверушка, прильнув тельцем к мшистому трухлявому пеньку (Морри, ну не позорь перед людями, святая ты моя невинность!). Хмм... А я всегда думала, что этим занимаются только собаки...
   В первой же деревеньке нас приодели, отмахнувшись от возражений, мол, нам нечем платить. Когда-нибудь отдадите, сказал Корис, мягко улыбаясь (всё-таки он прелесть!). Теперь мы с Моркой щеголяли в длинных рубахах с живописной вышивкой, своих штанах - расставаться с ними наотрез отказались - и своих же ботинках, благо они не столь разительно отличались от носимых в этом мире.
   Припасы спутники закупили там же, и пополняли в изредка встречающихся на пути населённых пунктах. За висение на шее у новых знакомцев было стыдно, хотя мы и старались хоть как-то компенсировать халявную еду и одежду посильной помощью на привалах и экономией Теминого резерва благодаря имеющимся спичкам.
   Так и началось наше с Морти триумфальное шествие по Мидорре - трепещи, страна! Долой скучную размеренность, да здравствует веселье! Ты ж нас ещё не знаешь. Но мы с подругой это обстоятельство поправим. По мере сил.
  
   На тридцать седьмой - где-то так, если я не сбилась со счёта - день пути мы остановились на ночлег возле очередной деревушки. Мужчины тут же принялись за обустройство лагеря. А мы втроём - магичка, Морка и я, Сорини слиняла по каким-то своим делам - принимали делегацию местных жителей. Те непонятным образом прознали, что среди пришельцев есть маги, и теперь слёзно просили избавить их от ночной напасти в лице нахально разгуливаюших по кладбищу - пока, правда, не выходя за его пределы - упырей. Темиса, добрая душа, величественно отмахнувшись от моих здравых возражений, тут же дала согласие на свершение сего благородного дела, и делегаты, беспрестанно кланяясь и бормоча что-то благодарственное, с невероятной прытью убрались восвояси, оставив нас разбираться с подкинутой задачкой.
  
   ...
  - Деточка, не переживай ты так. Местные жители ведь сказали - там всего два-три нечистика. И то я сомневаюсь, что они имеются. Мало ли что спьяну покажется? Прогуляемся. Подышим свежим воздухом. - Вот не надышалась я им за месяц! - Но если вы боитесь, можете не ходить - я сама.
   Ага. Сама. Разбежалась! А мы потом отвечай перед мировой общественностью за её безвременную трагическую кончину. Фигу!
  - Что ты, Темисочка! Мы с Морти с удовольствием осмотрим местные достопримечательности перед сном. Сходить в полнолуние на кладбище, кишащее упырями - наша голубая мечта с детства! Правда, Морри? - довольно чувствительный тычок локтем под рёбра задумавшейся подруги.
  - Апх..ммм... Да-да, конечно, - затем уже мне, тихонько, со злобным шипением, - Элька, садистка, совсем озверела?! Больно же!
  - А? - нарочито философский взгляд в никуда. О чём Вы, дамочка? Меня вообще и рядом не стояло.
  - Так когда отправляемся?
  - Да вот прямо сейчас и пойдём, чего тянуть? - мило улыбнулась магичка. Блаженная. Нет, здесь что, у меня одной присутствует хотя бы некое подобие инстинкта самосохранения?!
   Обречённо вздохнув, я поплелась вслед за Темисой и опять о чём-то глубоко задумавшейся Моркой на заклание местным кровопивцам и девицежорцам.
  
   Тишина тёплой летней ночи то и дело нарушалась хлопаньем крыльев и пронзительными криками птиц. Окружающий лес жил своей ночной жизнью - вот мимо с фырчанием прошелестел ежиный выводок, гордо вышагивая передними лапками и смешно семеня задними. Вон на соседнем дереве притаился лорзел - местный хищник, похожий на леопарда, но с более густой, невероятно жёсткой шерстью. Ишь, глазами посверкивает. Судя по характерному шипению, явно недоволен нашим вторжением в его охотничьи угодья - ещё дичь спугнём. Пару раз промелькнули пёстрые бабочки-радужницы, оставляя за собой шлейф светящейся пыльцы.
   Мы молча продвигались по узкой тропинке, едва освещаемой подмигивающим из-за облаков сливочно-жёлтым диском луны и бледно-голубым светляком созданного магичкой огонька. Зажечь свой я как-то сразу не догадалась, а потом была слишком занята невесёлыми думами о предстоящем.
   Это самое предстоящее, мягко говоря, не радовало. Отправиться в незнакомое место, ночью полнолуния, да ещё таким прискорбно-малым количеством... М-да... Даже мужиков не предупредили, где в случае чего искать наши хладные, но оттого не менее прекрасные трупики. Если останется чего искать!
   Вот уже вдали показалась ограда деревенского кладбища, зловеще ощетинившаяся пиками в ночное небо. Быстро же мы пришли.
  - Дитя. Ты слышишь меня, дитя?
   Я огляделась. Откуда этот голос? Спутницы недоуменно покосились на вертящую головой в поисках непонятно чего меня, но спрашивать ни о чём не стали. Привыкли уже, видать, к некоторым странностям в Эличкином поведении, бедные. Откуда же, всё-таки, этот голос? Или я уже тихо схожу с ума?
  - Какие вы, люди, смешные. Как можно сойти с того, что находится в зачаточном состоянии? - Голос был похож на человеческий, женский - и в то же время напоминал нежный шёпот листвы под лёгким ветерком.
  "Да кто это?" Ещё и оскорбляет!
  - Неважно...
  "Ты слышишь мои мысли?!"
  - Конечно.
   Конечно, значит. Угу. А и правда, чего удивляться - самое естественное и часто встречающееся явление на свете.
  "Ну ладно. И чего ты от меня хочешь, Неважно? Не просто ж так решила пообщаться с умным человеком на сон грядущий?" - поздравляю тебя, Элли, ты наконец удостоилась чести беседовать с собственной шизофренией.
   Лёгкий шелест ветра в кронах, отдалённо напоминающий смех:
  - Нет, не просто так. Вы ведь идёте на кладбище? Там очень опасно.
  "Вот я сама не догадалась!" - пренебрежительно хмыкаю и тут же спотыкаюсь о невесть откуда взявшийся под ногами корень.
  - Не перебивай, дитя, у нас и так слишком мало времени... Так вот. Вы должны знать - там не упыри, как думают жители деревни. Это нечто гораздо более страшное.
  "Э-э... А почему ты говоришь это мне? Главная у нас Темиса, вот ей и расскажи."
  - Не могу. Она не слышит меня. Только ты...
  "Какая я вся из себя исключительная да одарённая! Приятно, хмарь побери!.. О чём, бишь, мы? А... Так что там с кладбищенской нечистью? Кто нас поджидает, о таинственный доброжелатель?"
  - Не язви, тебе это не идёт. - Па-адумаешь. - Было бы неплохо иногда. Так вот, не знаю, что творится на кладбище, но от него веет такой жутью, что мне хочется немедленно убраться как можно дальше!
  "И что же тебе мешает?"
  - Я хозяйка этого леса. Неужели хозяйка сбежит из собственных владений? Я в ответе за всё живое в округе.
  "И за местных жителей?"
  - И за них.
  "И давно это что-то здесь появилось?"
  - С месяц назад. Как и откуда, я не знаю. Просто вдруг в одну из ночей почувствовала жуткое присутствие.
  "Неожиданные и таинственные гости? Внушает оптимизм. Хорошо... Что ты посоветуешь?"
  - Не ходите. Вы все погибнете! - мне кажется, или она кричит? - Не ходите, люди, - уже спокойнее. - Я не хочу вашей смерти.
  "Ты это скажи нашей упёртой магичке!"
  - Не могу, ты же знаешь. Попробуй ты.
   Попробовать? Хорошо. Прибавляю шагу, чтобы нагнать умотавшую вперёд спутницу.
  - Теми... Теми, подожди!
  - Чего тебе, деточка? - недоумевающий взгляд - чего это я раскричалась?
  - Темиса, послушай... Там о-очень опасно! Местные нас обманули, на кладбище не упыри. Это нечто гораздо худшее!
  - Откуда ты это взяла?
  - Ну... Э-э... Мне сказали, - честно призналась я, понимая, что выгляжу в данный момент полной идиоткой.
  - Кто? - нарочито-внимательный взгляд по сторонам - мол, и где твой осведомитель - доброволец?
  "Слышь, как тебя отрекомендовать-то?"
  - Дух леса.
  - Дух леса, - послушно повторила я.
  - Кто?! Ты не можешь слышать Духов, не выдумывай, Элеонора!
  - Да не выдумываю я! Она так назвалась!
  - Не может быть! И вообще, даже если это правда... Почему она заговорила именно с тобой? Почему не со мной или с Мирандой?
  - А я знаю? Вы её не слышите!
   Мои спутницы недоуменно переглянулись.
  - Эль, ты это... Ты хорошо себя чувствуешь? Ничего не болит? Может, голову напекло?
   Луной, что ли? А ещё подруга, называется! И откуда эта вопиющая безалаберность? Ну и ладно, моё дело предупредить. Не хотят верить - их проблемы. Я демонстративно отвернулась от недоверчивых соратниц и немного отстала.
  "Послушай... Э-э... Дух... Ну хоть примерно, кто это может быть? Вид, класс, характерные особенности - хоть что-нибудь. И как с этими некто бороться? Что на них действует и всё такое?
  - Я знаю слишком мало - мы стараемся не иметь дел с нечистью. Могу только предположить, что это теннари - один из видов хитрой и коварной нежити. Именно они излучают подобные вибрации в эфире. Единственное, что я знаю о подобных тварях - они чувствительны к порошку из зёрен сиа. К сожалению, это всё, чем я могу вам помочь. Берегитесь высоких надгробий - твари любят за ними прятаться. Ещё... Их излюбленное оружие - яд, которым эти исчадия ияссов плюются на расстояние в полтора человеческих роста, причём весьма метко. Яд смертелен. После его попадания ты станешь такой же, как они.
   Шикарная перспективка! Я не хочу всю оставшуюся не-жизнь плеваться разной гадостью, это неэстетично и претит моей нежной чувствительной натуре. Что из этого следует? Нет, вовсе не то, что мне нужно основательно подзачерстветь душой. Нет, и свои понятия о прекрасном я пересматривать не собираюсь. Это кто там сказал, что нечистью быть однозначно веселее? Тю на вас! Из этого следует, что крантец нежитикам, на этой земле слишком мало места для нас двоих! Ну в смысле для них и меня. Нет, торжественно скончаться я сегодня не настроена. А как же тогда? Да придумаем что-нибудь.
  - Это всё. Береги себя, дитя. Да пребудут с тобой Дарящие... - выдернул меня из размышлений шёпот Духа. Затем порыв лёгкого ветерка - и шелестящий голос стих.
   Мда. И что прикажете делать? Эти две упрямицы уже топчутся у ворот кладбища, с нетерпением оглядываясь на подотставшую меня. Ну не бросать же их на съедение дурно воспитанным монстрикам-плевунам?
  - Иду я, иду! - куда денусь.
  
   Настороженно оглядываясь, я вошла следом за спутницами в калитку. Кр-расиво... Да здесь каждое второе надгробие с меня ростом! Местные страдают гигантизмом? А вон тот ангелочек с серпом на палке очень даже ничего. Живенько так.
   Не время отвлекаться!
   Вокруг царила зловещая тишина, не предвещавшая ничего хорошего припозднившимся посетителям сего примечательного местечка. Ни шороха. Лишь луна всё так же равнодушно глядела на нас с небес, заливая всю округу призрачным светом. Да звёзды тревожно перемигивались, отражаясь в глазах косматого полуоборотня-полумертвяка...
  - И очень даже такое мирное кладбище, - это подруга, невольно поёживаясь под гуляющим между плитами ветром.
  - Да. Умиротворение прямо-таки валит с ног, - ммм... Что-о?! Какого оборотн... - Берегись!
   Быстрый прыжок в сторону, прихватывая по пути за шиворот разинувших от неожиданности рты спутниц. Ещё одна огромная бесформенная фигура метнулась к нам из-за ближайшего камня, завывая и зловеще клацая зубами - и как только одновременно получается? Даже язык не прикусит, гадина!
  - Бежим нафиг отсюда!
  - Поздно, - обречённый вздох магички, взмах рукой в сторону, откуда мы только что пришли.
   Я быстро оглянулась... Да-а. Путь к отступлению перекрыли сразу пять тварей. Справа и спереди надвигалась ещё дюжина. Они слишком быстро приближаются!
  - Бежим! - резко срываюсь в сторону ещё не перекрытого сектора, подбадривая соратниц личным примером и испуганно-воинственными воплями.
   Дальше всё слилось в беспорядочную гонку по пересечённой местности, с хаотичной сменой направлений, кувырками, увёртками и эмоциональным матерком в адрес злобных вражин. Мы как могли старались избегать более близкого контакта с представителями местной нечисти. Представители же явно надеялись на продолжение знакомства, увлечённо гоняя трёх перепуганных спасительниц местного населения между надгробий.
   Хорошо ещё, что члены маленького отряда во время пути активно занялись нашим с Моркой обучением тому, что умели сами, кувырком вбок уходя от опасно приблизившегося монстрилы подумала я.
   Это точно. Теперь мы с подругой могли похвастаться неплохой физической формой. Ещё бы! Корису только в гестапо служить - гонял до потери пульса, подогревая наш энтузиазм волшебными подж...шлепками пониже спины, да что ж ты прёшь, как на буфет с одной копейкой, рожа мертвячая?! Немного поднаторели в местной магии и целительстве - Теми обнаружила у нас неплохие способности (счастье-то какое!). Только у меня больше в боевой магии - кто бы сомневался? - а Морри тянуло к природе. Благодаря Сорини уже довольно сносно разбирались в видах и свойствах трав. А также вызубрили весь репертуар популярных в стране песен и баллад. Нет, такой ритм долго не выдержать. Ишь, загоняют, как кабанов на охоте! Я ещё чуток поднаторела в алхимии и некромантии - Лидан оказался не так прост, вдобавок ко всем талантам являясь дипломированным знатоком мёртвых, о чём в отряде, как я поняла, не знал никто, и втихаря обучал меня этому не самому приятному, но, несомненно, любопытному и где-то даже полезному искусству. Но об этом - тссс...
   А вот уж чего никак не ожидала, так это что Теми умеет делать тройное сальто с разворотом! Я аж засмотрелась, из-за чего чуть не схлопотала вязкой зелёной слизью прямо в лоб.
   Морри тоже изумляла нас и нежитиков чудесами ловкости, зайцем петляя между надгробий и беспрестанно визжа.
   Но долго это продолжаться не могло - нас медленно, но верно окружали.
   Попали. Да откуда их здесь столько?! Размножаются почкованием, что ли? Я лихорадочно огляделась в поисках выхода.
  - Эль, а что там за строение...уф-ф...с покосившейся башенкой? - пробегающая мимо подруга тыкнула пальцем куда-то влево.
  - Нашла время для изучения...ха-кха...особенностей местной архитектуры! - выплёвываю вместе с хриплым дыханием. Стоп! Какое-такое строение?
   Точно. Метрах в пятнадцати от нас высилось массивное сооружение, такое чувство, что выпиленное из цельного куска камня. А может...
  - Девочки, живо туда! Есть шанс укрыться от этих нездорово озабоченных жаждой пополнения собственных рядов гадов! - На секунду замираю на месте, затем, озвучив пламенный призыв, вновь срываюсь на бег - теперь в указанном самою же направлении.
   Спутницы, не споря, кинулись за мной, тяжело дыша и уже начиная спотыкаться от усталости.
   Десять метров до цели. Пять. На пути вырастает очередной монстр, алчно посверкивая красноватыми огоньками глаз и дружелюбно порыкивая. .. твою .... в .. и на..... к....фене! Резко притормаживаю буквально в метре от твари, тихо матюгнувшись на врезавшихся мне в спину девчонок. Монстр тоже застывает, с нездоровым интересом разглядывая нашу живописную троицу - такого богатого улова зараз он явно не ожидал.
   И вот что теперь делать?! Мы же даже оружия, кроме коротких кинжалов у пояса, не взяли - одна бестолковая магичка с прогрессирующей манией величия не дала! Я начала тихонько отступать, локтями и матерком призывая к тому же продолжающих торчать за моей спиной соратниц, не переставая при этом лихорадочно искать выход. Так. Что там говорила местная доброжелательница? Боятся порошка из зёрен сиа, кажется? А где тут моя волшебная сумочка?
   Зверюга перешла к активным действиям, заставляя нас метаться и уворачиваться. Наша троица изо всех сил старалась при этом особо не удаляться от уже такого близкого склепа.
   Итак, что делать, решили. Теперь только найти нужный пакетик, что в темноте и при лихорадочно-активных скачках-увёртках от плевков разошедшейся твари сложнее, чем вышивать верхом на галопирующем диком мустанге. Не пробовала, конечно, но если верить очевидцам... Вот он! Лихорадочно пытаюсь развязать как назло неподдающийся узелок и, плюнув, по-простому рву тесьму зубами.
  - А не хотите ли немного совершенно замечательного порошочка для аппетиту? - щедро сыпанув из мешочка прямо в морду опасно приблизившемуся чудищу-страшилищу.
   Эффект превзошёл все самые смелые ожидания - тварь, завывая и повизгивая, начала крутиться на месте, безрезультатно пытаясь стряхнуть-сцарапать мгновенно въевшийся синевато-лазоревый порошок. Шерсть зверюги задымилась, прахом осыпаясь на землю. Та же участь постигла и плоть монстра, разъедая дико визжащую тварюгу с невероятной скоростью.
  - Что стоим, кого ждём?! Вперёд! - Завороженные жутким зрелищем боевые подруги, взбодрённые моим выкриком, кинулись к склепу и буквально влетели внутрь. Я за ними.
   Темнота. Не пойму, как это мы смогли войти? Двери я что-то не заметила.
  - Девоньки, все на месте?
   Мы с Морри на два голоса утвердительно замычали. Ну, почему мычу я, понятно - язык при торможении прикусила. А вот чего там нечленораздельно бормочет Морка? Кстати, а во что это я так удачно вписалась? На ощупь похоже на ящик...каменный... А что у нас хранят в ящичках да на кладбище?.. А-а, кошмарики! Я с возгласом отпрянула от подозрительной конструкции.
  - О-о, гости! Впервые за столько веков.
   Эт-то что ещё за...?! Голос, раздавшийся как будто прямо над ухом и заставивший меня подпрыгнуть метра на пол, явно принадлежал мужчине. Правда, был каким-то странным.
  - Хто здесь? - а-атличный вопрос, Морри.
   По склепу разнёсся жутковатый шёпот-смешок.
  
  
  
   Глава четвёртая
  
  
   В паре шагов от меня загорелся сливочно-белый огонёк. Впрочем, и без него было неплохо видно новое действующее лицо.
   В самом дальнем углу комнаты стоял, нет, скорее парил в воздухе рыжеволосый мужчина впечатляющих размеров - под два метра ростом, какая-то там сажень в плечах. Одет в тёмный балахон со слегка колышащимися, как от сквозняка, полами.
   Видимо, это и был обладатель странного голоса. А я-то уже заопасалась, что то владелец ящика, в который я врезалась при входе, решил жестоко отомстить за причинённое ему нахальной девицей беспокойство, устроив нам дружный внеплановый разрыв сердца. Нельзя же так пугать! Мы женщины нервные, можем и молотком в ответку. Хотя... С такой толщиной стен впечатывание в саркофаг даже моей нехилой тушки для находящегося внутри вряд ли было заметно.
   Я вынырнула из потока мысленных рассуждений и вновь взглянула на незнакомца. Ну и что за чудо природы мы имеем счастье лицезреть на сей раз? Привидение, дух, фантом?.. Призрак грядущего?
  - Ну, почти угадала, - нет, здесь что, любая зараза может свободно копошиться в моей башке?! - Не свободно, а с трудом и доступны только очень громкие мысли. И не всякая - это чрезвычайно редкий дар.
   Значит, я такая везучая - второй чрезвычайно одарённый за последние сорок минут на мою бедную голову!
   Удивлённое хмыканье: - Интересно, кто первый?
  - Да нет, интересно как раз-таки другое... Ты хто?! - ну вот, нахваталась от Морки.
   На губах незнакомца расцвела предвкушающе-довольная улыбка, рот открылся для ответа... Но тут Морри наконец проявила себя во всей красе - а то я уж заждалась прям:
  - Лилька, ёшкиндык! Ты с кем базаришь?! - Гм... Новое прозвище? А какое отношение сей вонючий цветок имеет к моей персоне? - Откуда эта дурная голосина???
   Я говорила, что Морка страдает прогрессирующим косноязычием? Нет? Теперь говорю. Причём за последнее время прогрессирующее прогрессирует с невероятной скоростью.
  - Вот за что тебя люблю, подруга, так за привычку задавать глупые вопросы в самый неподходящий момент. Глаза разуй! Вон с тем мужиком в весёленькой расцветки балахоне я базарю!
  - Где?? Тут есть мужики?! - лихорадочно проверяя, в порядке ли причёска - как будто она может быть в порядке после получасового галопирования по кладбищу против ветра. Вот она, женская логика - Морри обеспокоил не источник речи, а само наличие мужчин в нашем обществе. Ну не устаю, блин, ей поражаться.
  - Мор, прекрати издеваться! И перестань дёргать себя за волосы - их и так немного осталось. Тот колтун, что у тебя сейчас на голове, не то, что пальцами - отбойным молотком разодрать проблематично. Да, представь себе, тут есть мужики, как ты верно подметила. Один так точно. Или ты можешь причислить того бугая в обильных тряпочках к особям какого-нибудь другого пола?
   Тут наконец и Теми решила принять участие в увлекательной беседе двух неуравновешенных и не совсем нормальных девиц:
  - Деточка, правда, о каком мужчине идёт речь? Я здесь кроме нас троих больше никого не вижу. - И эта туда же!
  - Вы точно издеваетесь. Девочки, да вон же он, ехидная морда, стоит себе тихенько в дальнем левом углу и радостно скалится!
   "Девочки" переглянулись и дружно уставились в указанный угол, честно пытаясь что-то там такое разглядеть, но пялясь при этом почему-то незнакомцу прямо в область...хммм...ммм...ну это уже просто неприлично! Кажется, я начинаю краснеть. Я поспешно отвела глаза от...мгм...и тут же наткнулась на полный изумления взгляд объекта всеобщего внимания: - Ты что, видишь меня?
  - Ну э-э... А что, нельзя? - возмущённо вскинувшись.
  - Отчего же, можно. Приятно в кои-то веки пообщаться глядя собеседнику прямо в глаза и чувствуя ответный взгляд, а не наблюдать растерянное и бессмысленное рассматривание стен на предмет моего обнаружения. Но как ты это делаешь? Как ты смогла меня увидеть, садха? Что это? Сфера Истины? Лабиринт Теней?
  - Зоркий Глаз, итическая сила! - весьма эмоционально прерываю процесс угадывания я. И... Как эта образина меня назвала?!
   Парень задумчиво потёр подбородок: - Надо же. Не слышал. Что-то из области применения вирмовского зрения?
  - Что-то из области категорического отрицания откровенного маразма! - Он издевается?
  - Нет пока. А почему ты так решила? - в задумчивом взгляде проскакивает искорка интереса.
   Тем временем мои спутницы продолжали целеустремлённо искать источник странного голоса, уже чуть ли не носом перепахивая каждый сантиметр склепа и явно не прислушиваясь к нашему диалогу.
  - А почему это я не должна тебя видеть, парень? Это неприлично? - по-моему, с наезжающе-хамскими нотками всё-таки чуток переборщила.
  - Это невозможно, пока я сам не решу стать видимым. Ну или почти невозможно. Ты первая, кто смог проделать подобное за последние пятьсот вескон.
   И чего это я в последнее время стала такой регулярно-исключительной? Прямо настораживающая тенденция.
  - Нету здесь никого, - прервал мои размышления обиженно-удивлённый голос любимой подруги. Как же, обидели ребёнка, спрятали говорящего дяденьку от алчущего девичьего взора.
   Обе спутницы стояли теперь у меня за спиной. Видимо, поиски подошли к концу. Точнее, прекратились за безрезультатностью.
  - Но ведь кто-то же говорит, - резонно возразила магичка, более рассудительная и последовательная, чем наша мелкая гарпия.
  - Это массовый глюк! - через несколько секунд нашлась Морка. Патологическое отсутствие какой-либо логики.
  - Слышь? Как тебя...привидень? - ну не могу я его в среднем роде называть. У парня такая ярковыраженно мужественная наружность...аммм... Ну вот! Уже на призраков заглядываюсь! Пришло, пришло время плотнее заняться личной жизнью. - Может, проявишься? А то дамы тут совсем с ума сойдут от неизвестности. - Я кинула вопросительный взгляд на видимого только мне собеседника.
   Тот тяжело вздохнул и...начал активно светиться. В прямом и переносном смысле! Тело его как будто окутал сияющий кокон серо-голубых тонов, а со стороны спутниц донёсся синхронный вздох изумления - увидали наконец, зоркие мои!
   Затем сияние вдруг резко впиталось внутрь тела, и мужчина стал почти материальным. Черты лица и контуры тела приобрели бОльшую четкость. И я с удивлением обнаружила, что у собеседника синюшно-бледная кожа, а глаза невероятного салатового оттенка. Смотрелось всё это в совокупности с огненными волосами немного жутко.
  - А-а..у-уг...ым-ик... Чур меня-а! - Морка, икая, начала лихорадочно креститься левой рукой, тихонько подвывая от ужаса. Магичка же старательно пыталась одновременно поднять с пола упавшую челюсть (правильно, чай не май месяц на холодном камне подбородок греть) и вернуть глазам присущую им обычно миндалевидную форму. А у неё большие глаза - удивлённо отметила я про себя, - очень большие. Как у окуня. Глубоководного. На палубе рыболовецкого траулера! И вообще... Чего-то она чересчур впечатлительная для боевой магини со стажем.
   Возмутитель спокойствия тем временем с омерзительно-очаровательной улыбкой отвесил нам изящный поклон:
  - Милые дамы! - "Милые" начали икать уже на пару - клычки у парня оказались длинноватыми и чрезвычайно острыми даже на вид. - Позвольте представиться - Теркан Урынжик, Хранитель! - Ещё один изящный поклон.
  - Миранн-да.
  - Ттемиссса, - несколько придушенно пискнули "дамы" и машинально сделали книксен. Морри умеет делать книксен?! Куда катится мир!
   Все взоры почему-то обратились ко мне. Что? Что опять не так?! А-а... Вот балда, я же не представилась!
   Напялив на лицо высокомерно-вежливое выражение, я тоном царствующей особы на великосветском приёме отрекомендовалась:
  - Элеонора Трихардизакпкин, с приставкой золэ перед именем. О-очень приятно, - отвесила Хранителю поясной поклон, ловя обалдевшие взгляды соратниц.
  - Э-эль... А ты не говорила, что...
   Закончить мысль ей не дали. Снаружи раздался многоголосый леденящий душу полувой-полурык. Затем наступила пугающая тишина - даже Морка прекратила икать и испуганно вытаращилась в сторону источника звука.
   А мы ведь за всей этой суетой с невидимым мужиком совсем забыли, за каким лядом и от кого попёрлись в сей гостеприимный склеп.
  - Эй, вы! Думаете, можете пррятаться в этой каменюке вечно?
  
   Голос невидимого оратора звучал несколько приглушённо, низко, с рычащими нотками.
  - Долго отсиживаться там вы не сможете, - настойчиво продолжал голос. - А мы пока рраспрравимся с вашими дружками в лесу - не любим гостей, что делать. Счастливо оставаться! А мои мальчики скррасят нуови врремя ожидания до возврращения нашего Хозяина, - в подтверждение вновь раздался многоголосый вой.
  
   Что-о?! Да на кого этот мертвяк недоподнятый темь-корень крошит?! Са-авсем нюх потерял, трупина вялогниющая, с разворотом его так-растак через колено!!
   Я была в ярости. И не только я. После нескольких секунд гробового молчания, в течение которых мы переваривали сказанное тварью, склеп буквально взорвался возмущёнными возгласами. Что удивительно, Терри, как я для краткости окрестила парня, нас полностью поддерживал, бормоча что-то о зарвавшихся низших и потрясая кулачищами в направлении предполагаемого входа - я оказалась права, никакой двери у склепа не было. Мы прошли сквозь камень - Темиса с перепугу выпалила формулу, и мы успели забежать, пока тот был податливым для проникновения.
   Снаружи продолжали лететь вой и тявканье - нечисть не давала нам расслабиться, ненавязчиво эдак напоминая, что они всё ещё здесь. И всё ещё ждут. С нетерпением!
  
   Ну всё, достали. Ещё и угрожают, гады! Пора выходить из подполья. Так, что мы имеем и могём? Я лихорадочно перебирала в голове свои магические возможности и варианты дальнейшего развития событий.
   Сейчас. Что бы эдакое выдумать? Я решила поступить просто и незатейливо - создала что-то наподобие мыльных пузырей из воздуха, начинила оставшимся порошком из зёрен сиа и сделала получившиеся шарики самонаводящимися, настроив на монстров за стенами склепа. Магические снаряды для борьбы с нежитью должны были лопаться только при контакте с одним из скрежетавших зубами снаружи нечистиков. По крайней мере я очень надеялась, что именно так и будет.
   Темиса соорудила нечто подобное, заменив порошок огненными сгустками. Морка что-то там колдовала над меленькими угловатыми семенами бирадонника, держа их в сложенных ладонях и чуть ли не тыкаясь туда носом. Наши с Теми шарики выжидающе зависли под потолком, и мы с приблизившимся Хранителем с интересом принялись следить за колдующей Морри. Насколько я поняла, в этот самый момент она выводила новую породу травки под названием "Сорняк агрессивный, быстрорастущий". Думаю, теннари или как их там, Моркин подарочек придётся по вкусу.
   Вот подруга последним невнятным шевелением губ замкнула вектор направления силы, и семена капельками росы стекли-ссыпались с её ладоней и мгновенно ушли в землю, исчезнув в ней бесследно. Очень надеюсь, что на сей раз Морри ничего не напутала.
   Что ж, пора действовать.
   Мы с Темисой переглянулись и одновременно начали: я донастраивать пузыри, магичка же снова бормотнула формулу проницаемости и повелительно махнула рукой в сторону начавшего мерцать прохода. Я повторила её жест, и наши шарики дружной стайкой стремительно ринулись наружу.
   Дальнейшие события завертелись вокруг бешеной каруселью - вот с улицы раздался крик боли. За ним второй, третий. И дальше они уже слились в сплошной оглушающий рёв. Ну просто музыка для ушей. Да-а, наши пузырики знали своё дело туго!
   Мы с Темисой злорадно хмыкнули. И тут стены сотряс вопль невероятной мощи. Не выдержав, мы дружно ринулись посмотреть, что ж это так вопит?
   Глазам нашим предстало удивительное зрелище. Всё кладбище было усыпано кучками серого пепла - видимо, результат контакта монстров с нашими творениями. Но это ещё не всё. Тут и там перед разбегающимися в панике теннари прямо из земли стремительно вырастали ветвистые лозы наподобие виноградных. Мгновенно опутывая нечистиков, они - я не верила своим глазам - утаскивали тех под землю, оставляя за собой ровные дорожки пепла. Видимо, данный сорт травки обладал теми же свойствами, что и наши магические создания.
   Мы дружно повернулись к смущённо мнущейся Морке:
  - Твоя работа? - обличающий тычок в очередного шустроутаскиваемого монстра.
  - Ну, моя. А что?! - подруга взъерошилась как воробей и приготовилась к обороне.
  - Да ничего. Отлично исполнено, деточка! - Темиса порывисто прижала Морку к груди и звонко поцеловала в макушку. - Ты просто молодец! Что бы мы без тебя делали?
   Морри польщённо зарделась.
   А правда, что? И я, и магичка прекрасно понимали, что нашего волшебства на всех присутствующих на кладбище тварей не хватит.
   Оглядев место побоища, мы с радостью обнаружили полное отсутствие теннари в пределах видимости и решили вернуться в склеп за моей сумкой - я впопыхах скинула её на всё тот же несчастный саркофаг.
   Внутри неприкаянным призраком метался из угла в угол Хранитель. При нашем появлении он тут же накинулся с расспросами:
  - Ну как? Ну что? Ну расскажи-и-ите! - канючил дух, заглядывая нам в глаза. Заскучал здесь, видать, за столько-то лет, бедняга.
   Морри принялась воодушевлённо и в лицах расписывать побоище, активно размахивая руками и пытаясь мимикой передать выражение морд тварей после столкновения с нашим оружием. Получалось непохоже, но очень страшно. Пару раз Хранитель даже бледнел, что при его цвете лица выглядело ещё ужаснее Моркиных гримас. Я искренне посочувствовала Темисе, переводящей взгляд с мелкой на Терри и периодически вздрагивающей от открывшегося зрелища.
   Я тем временем немного отошла от нашей компании, разглядывая занятный барельеф на стене - какие-то неклассифицируемые сходу создания дружно гоняли животин наподобие минотавров по запутанным аллейкам, потрясая ветвистыми молниями и жутко гримасничая. Вдруг внимание моё привлёкли странные всполохи в самой тёмной части склепа.
   Не в силах побороть любопытство, я напрочь забыла о наскальной живописи и направилась прямиком туда, по пути пытаясь рассмотреть, что же излучает такое мощное сияние.
   Наконец, практически уткнувшись лбом в стену, обнаружила источник света. Тот выбивался из-под куска грязной холстины, валяющейся в самом углу.
   С некоторой опаской взявшись за край ткани, я резко дёрнула и обомлела.
   Передо мной лежал Меч. Я не специалист - оружейник, но всё же могла поклясться: этот - совершенен. Не слишком длинный, скорее подходящий даме, нежели рыцарю, он был прост, как всё гениальное. Без вычурных украшений, удобная рукоять, выполненная из неизвестного тёмного материала, обоюдоострая заточка. Пробегающие по лезвию сполохи голубоватого огня завораживали, гипнотизировали, манили... Я влюбилась в него с первого взгляда!
  - Эй! Э-эль, ты чего там застряла? Нам пора!
   Я с трудом оторвала взгляд от оружия - ко мне приближались спутницы в сопровождении вездесущего Хранителя. Я внимательно вгляделась в лицо рыжего. Выражение, появившееся на нём, было странным. Как у человека, надеющегося и неверящего одновременно.
  - Что ты там увидела, садха?
  - Опять обзываешься?! И вообще - не отдам! Это я нашла!
  - Что?? - ну надо же, какая удивительная слаженность - скоро смогут петь хором.
  
  
  - Бой... На поляне идёт бой!
   Темиса, согласившаяся войти в транс, дабы увидеть, что с нашими спутниками - а вдруг тот гад не блефовал? - тяжело дыша, выплёвывала фразы, морщась от напряжения.
  - Что? Кто?! Да не молчи ж ты!
  - Мне плохо видно... Теннари... Но не только они. Там еще зомби, какие-то двухголовые уродцы и даже несколько вурдалаков. Нападающих слишком много. Наши дерутся, но силы неравны. Столько нечисти, откуда?! - Магичка в отчаянье заламывала руки, раскачиваясь из стороны в сторону.
  - Ядрить твою корень, так чего ж мы стоим?! - это уже я. - Скорей туда!
  - Ты хоть примерно помнишь, сколько мы шли сюда? Пока доберёмся до места, боюсь, будет поздно, - печальный вздох.
   Споря, мы автоматически продолжали движение в сторону лагеря. Морри поддерживала обессиленную магичку под локоть, чтобы та не споткнулась. В данный момент наша группка как раз поравнялась с ветхой сараюшкой - видать, всякий хозяйственный инвентарь хранят. Инвентарь... Быстрее добраться... Что-то вертится в голове. Что-то такое знакомое. Из фольклора.
   Я подошла ближе и заглянула внутрь. Обвела блуждающим взглядом маленькое захламлённое помещение... Ну конечно!
  - Теми. Темичка, поди сюда!
  - Ну что опять? - недовольная магичка, уже стряхнувшая с себя послетрансовое оцепенение, статуей застыла за моей спиной.
  - Помнишь, мы недавно взялись за изучение левитации? - дожидаюсь утвердительного кивка. - А не подскажете по старой памяти, госпожа магиня, на чём удобнее всего левитировать?
  - Ну... На чём-нибудь достаточно узком и манёвренном.
  - Отлично! А теперь скажите, дети, что вы видите в сем прекраснейшем строении? - я отодвинулась от двери, давая Темисе войти внутрь.
  - Хлам мы видим! - недовольно-ворчливо донеслось из сараюшки, затем последовал оглушительный чих и звук падения чего-то тяжёлого.
  - Эй! Ты там жива? - невнятное бурчание в ответ.
  - Что говоришь? Грязно? А не хочешь ли слегка прибраться?
   Из двери тут же высунулась удивлённо-возмущённая Темисина физиономия в обрамлении пыльных всклокоченных волос - и вправду решила чистоту навести. Но зачем же головой? Есть ведь и более удобные приспособления.
  - Ты ума лишилась, никак, на нервной почве?! Самое время для уборки!
  - Теми, не кричи. Лучше поработай головой. Нет, не надо снова пытаться подмести ей пол. Но ход мыслей у тебя верный.
   Возмущённая до глубины души магичка буквально онемела от такой наглости и только беззвучно открывала и закрывала рот. Лицо её постепенно перенимало оттенок у огонька, зависшего справа и чуть впереди головы волшебницы - на сей раз светляк был для разнообразия бордово-алого цвета.
  - Спокойно! - ведь умею же доводить людей. - Не забывай - у тебя давление. Ладно, кончаем с риторикой, - я решительно отодвинула с дороги всё ещё безмолвствующую магичку, зашла внутрь и схватила две стоящие у стены метлы с длинными черенками. Торжественно продемонстрировала спутникам:
  - Что скажет магия, полетаем?
   До Темисы, наконец, начало доходить, взгляд сразу стал заинтересованно-внимательным: - Полетаем!
  - Я что-то пропустила? - дорогая подруга, как всегда, слегка притормаживает.
   Не теряя времени на объяснения, мы с магичкой оседлали мётлы. Морри решили подсадить к Темисе, как более опытной в предстоящем действе - больше шансов Морке долететь до места, и по возможности живой.
  - Влезай за Теми, быстро! Убери ногу с тормоза, Мирка! Пока ты тихо тупишь, там наших бьют!
   Последняя фраза возымела прямо-таки волшебное действие. Видимо, знакомая формулировка пробудила к жизни инстинкт, выработанный не одной совместной пьяной дракой - да-а, были времена. Молодость-молодость... Морка живо вскочила на метлу позади магички, нетерпеливо ёрзая седалищем по шершавому древку - что же дальше?
   Дальше были визг, причитания и проклятия на головы всех и каждого. Особенно досталось мне - от Морки, конечно же, от всей широты ее безразмерной души. Однако, когда метлы набрали высоту, вопли стихли, и я устремилась за Теми, стараясь не отставать.
   Мы призраками скользили по ночному небу, взяв курс на лагерь. Меч в заплечных ножнах непривычно давил на спину. Терри в сумке безмолвствовал.
  
  ...Хранитель, увидев находку в моих руках, с минуту попеременно таращился то на меня, то на продолжающий светиться меч.
   А затем заговорил. Из не слишком связной, но очень эмоциональной тирады стало ясно, что он за какие-то там прегрешения был приставлен в качестве секьюрити к уже знакомому нам склепу. Но обязанности его заключались не столько в охране хозяина саркофага, сколько в том, чтобы следить за сохранностью меча - легендарного оружия, выкованного некогда сильным и могущественным в волшебстве народом с труднопроизносимым именем, давно исчезнувшим в веках. На меч было наложено заклятие, в результате которого никто, кроме Предназначенного, не сможет его ни найти, ни увидеть. Но для перестраховки, видимо, приставили Терри.
   Та-ак. Предположение о моей, блин, исключительности подтверждается всё чаще. Чего-то как-то не по себе. В монастырь, что ли, уйти?
   Но Терри меня разочаровал, сказав, что такую, как я, и на порог ни одного уважающего себя монастыря не пустят. Это какую это такую?! Ой, держите меня-а, а то бледнолицый нахал до утра не доживёт, чесслово! И всё-таки... Король Артур отдыхает! Его-то меч всего лишь каменюка стерегла, а мой - цельный Хранитель, вот!
   В итоге Теркан заявил, что в склепе ему наосто... за столько лет, и он, пожалуй, прогуляется с нами. Под предлогом присмотра за вверенной ему магической собственностью и для общего развития в целом.
  - Ни за что! Эта орясина собирается сопровождать меня до конца жизни?! Мы так не договаривались! - бушевала я. - Я ещё молода и относительно красива. И имею право на личную жизнь! А какая тут, к ияссам, жизнь, скажите мне, в постоянном присутствии ехидно-глумливого привидения с вредным характером?! Нет!
   Как будто Элечку кто-то спрашивал. В итоге меч оказался у меня за спиной, в ножнах, мгновенно притараненных откуда-то приплясывающим от радостного нетерпения Хранителем, а сам Терри шустро просочился в мою сумку и затих там.
  
   Управлять метлой оказалось совсем несложно: нужно вверх - направляешь черенок вверх, вниз - соответственно древко вниз. Со сторонами всё ещё проще. Сидела я на хозинвентаре прочно, прекратив порывы сверзиться в первые пару минут полёта - дальше метёлка слушалась как верный боевой конь. Я даже перестала акцентировать внимание на пилотировании, полностью отдавшись продумыванию тактики боя.
   Темиса, пошевелив мозгами, вдруг вспомнила отличную формулу против наших кладбищенских знакомцев и охотно поделилась ею с соратницами, чему соратницы в наших с Моркой харях были несказанно рады - хоть не безоружными порхать над вражинами.
   Полёт проходил нормально, на средней высоте (ремни пристёгнуты, автопилот включен). Справа от меня тенью скользила метла с магичкой и вцепившейся в неё мёртвой хваткой тихо орущей от ужаса Моркой. Теми морщилась, но терпела. Сбросить юную паникёршу вниз ей совесть не позволяла - под нами высота трёх девятиэтажек. А как-то иначе повлиять на пребывающую в шоке подругу не представлялось возможным.
   Вот наконец вдали показались очертания лагеря... Я что, вижу в темноте? С какого?! Всё, чую, монастырь по мне плачет горючими слезами.
   Картина перед нами предстала неутешительная - лагерь был окружён. Тут и там мелькали когти, зеленовато-фосфорецирующая слизь и раздавался знакомый по недавним событиям вой.
   Защитники сражались отчаянно. И мы дружно присоединились к веселью, забрасывая теннари плодами Темисиного заклинания и орудуя огнём против остальных. Закладывая головокружительные виражи и уходя в пике от начавших бомбардировать нас с земли - всё-таки имеется маг, чтоб ему икалось до скончания веков! - магических снарядов, мы с волшебницей, пронзительно визжа, делали круг за кругом над головами сражающихся, выискивая места, где помощь требовалась безотлагательно. А Морка ещё и блевала на головы нечистиков, внося посильный вклад в наведение паники во вражеском стане.
   Что меня удивило, так это что защитников было гораздо больше, чем мы оставили в лагере при отбытии. Лично я насчитала где-то пятнадцать островков обороны при трёх изначальных обитателях поляны. А считать я вроде умею.
   Обороняющиеся были на высоте. Сорини била своей любимой Животворной Стеной - зелёное сияние с завидной регулярностью вспыхивало над местом сражения, распыляя нечисть в прах. Корис, орудуя одновременно огромным мечом и булавой, тоже весьма внушительных размеров, успешно держал врагов на расстоянии. Вокруг него уже образовалась изрядная груда тут же начавших активно разлагаться останков - видно, в оружии-таки имеется серебро. Лидана я пока не видела.
  
   Закладывая очередной вираж, я чуть не сверзилась с метлы. И было отчего - внизу, в самой гуще сражения я заметила мелькнувшую седо-белую шевелюру. Приглядевшись, с изумлением опознала одного из невольных виновников нашего с Морри появления в сей гостеприимной стране. Мистер "ледяное совершенство" собственной умопомрачительной персоной! Азартно размахивает двумя клинками, изящно и весьма успешно кроша на мелкие фрагменты ближайшую к нему нечисть. Место которой, впрочем, тут же занимали всё новые и новые монстры. Парень уже весь был перемазан светящейся кровью тварей и какой-то слизью, но с воодушевлением продолжал благое дело истребления нечисти на вверенном ему участке. Чуть поодаль, привлечённая несколько неуместными в сложившейся обстановке звуками, я увидела и второго красавчика. Он...смеялся. Нет, хохотал, с невероятной скоростью мелькая тут и там и методично уничтожая всех тварей, до каких мог дотянуться.
   А Моркин-то весельчак, - несколько не к месту подумалось мне.
  
  
  
   Глава пятая
  
  
   Пролетев слишком низко и едва не отоварив темноволосого метлой по кумполу, я уничтожила парочку упырей, подло подобравшихся к весельчаку со спины - те и рыкнуть не успели. Затем поддала жару ещё нескольким и рванула дальше. Э-эх, развернись... Что там должно развернуться? В общем всё развернись и раззудись! Ура-а!
   Вслед мне понёсся обиженный вой слегка дымящейся нежити, в терцию звучащий с ликующим воплем-кличем Моркиного ненаглядного. Нет, ну как подходят-то друг другу - вокальные данные у парня однозначно не хуже Морриных.
   Взмыв повыше, я обозрела место сражения и несколько приуныла - хоть ночь уже и близилась к концу, заревом умирая далеко на востоке, наши медленно, но верно проигрывали.
   Вдобавок ко всему с севера и юго-запада (если я не напутала - ну не компас я вам, товарищи!) приближались ещё два отряда нечисти, бодро маршируя и негромко порыкивая в такт шагам. А вот это уже хамство! Чего б такого хреновенького выдумать?
   Погрузившись в размышления (метла понятливо перешла на автопилот и думам моим не мешала) и рассеянным взглядом скользя по окрестностям, я наткнулась глазами на пламя каким-то чудом всё ещё продолжающего пылать костра. И тут...ёмаё! Я тормоз!
   Полностью отдавшись во власть посетившей меня идеи, я резво, на средне-низкой высоте нарезала круги вокруг поляны, обмозговывая детали и походя на автомате выдавая огоньками особо активным представителям местной нежитефауны. На очередном витке мысли наконец соизволили выстроиться в стройную цепочку, и я начала замыкание на отторжение Огня. Только бы ничего не перепутать, а то и вправду никто не узнает, где могилка моя - в ней элементарно некого будет хоронить. И вот сомневаюсь я, что соратники будут на карачках обрыскивать пространство радиусом километра в два, терзаясь смутной надеждой отыскать хоть какой-нибудь оставшийся от Элечки лоскуток. Оптимистка я!
   Бормоча заклинание, услужливо всплывающее в памяти (спасибо тебе, Темичка!), я сделала полный виток вокруг побоища, замыкая контур. Сосредоточилась, сгребая остатки энергии и зачерпывая из окружающего пространства сколько могу. Затем - резкий выброс с шепотком вслед, замысловатые кукиши в сторону приближающихся с двух сторон и уже почти слившихся в единый отряд врагов и... Лес озарился ярким маревом всепоглощающего огня, с голодным неистовством пожирающего обещанные нечистые жертвы и урчаще-ревущего от удовольствия. В воздухе заметно потеплело.
   На звук и жар в кругу сражающихся отреагировали все: нечисть - прикрыв морды лапами и перепуганно заскулив, защитники - на мгновение замерев и обводя сплошное кольцо огня вокруг поляны обалдевшими взорами.
   Миг - и время вновь понеслось вскачь. Твари внутри круга отчаянно взревели, на уровне инстинктов чуя гибель товарищей, и кинулись на людей с удвоенным энтузиазмом. Те отвечали взаимностью.
   За периметром слышались визги и хрипы умирающей нечисти. Огонёк получился на славу, хоть я и от перерасхода сил едва держалась на метле, до боли впившись в спасительный черенок руками и стараясь унять головокружение. В этот момент я сама себе больше всего напоминала героического лётчика, подло подбитого нехорошими фашистами и из последних сил цепляющегося за штурвал выдающего весёлые кренделя кукурузника с задорно дымящимся хвостом. Подсобила же какая-то зараза - настоем морвянки пришлось тушить. Дорогой он, но жить захочешь, как говорится... Хорошо хоть метёлка не требовала дополнительной подзарядки: произнёс один раз заклинание - и летает, пока заклинатель с ней соприкасается.
   Та-ак. Мне кажется, или на месте действия, вопреки всем законам и нашим усилиям, появляются всё новые твари? Вывод может быть только один: колдун, борющийся на стороне нечисти и, скорее всего, являющийся их хозяином - сильный некрот и лепит упырей прямо не отходя от кассы. Надо этого негодника немедленно вычислить, иначе нам каюк.
   Я снова начала носиться над головами бойцов, выглядывая источник массового производства нечистиков и попутно отслеживая развитие событий у соратников. События же развивались с переменным успехом.
   Сил было ещё маловато, но я, не будь дурой, врезавшись в крону одной из исполинских елей, исцарапалась, но шустро нахватала шишек, крепких и тяжёлых, что твой камень. Вот растут ведь у людей деревья! Хотя, с другой стороны, представьте себе милую и такую естественную картинку - вам на голову тихохонько эдак падает "шишечка"... Теперь я азартно бомбардировала импровизированными снарядами особо отличившихся гадов.
   Вдруг в гуще сражения мелькнул сполох синего пламени - верный признак творящейся мёртвой волшбы. Я тут же пошла на снижение, пытаясь высмотреть из-за спин теннари источник магического сияния... Вон он, голубчик. Попался!
   И что теперь делать? Моих сил сейчас хватит лишь на отборный мат на голову мерзкого колдунишки в рваных засаленных лохмотьях - ишь скалится, гад! Но, боюсь, этим его зачерствевшую душонку не пронять.
   Выход... Должен быть выход!
   Фортуна этой ночью явно была на нашей стороне - с краю, не так далеко от довольно обширной группы нечисти, я выглядела нашего некроманта-сочинителя - а вот и любимый учитель! - перебирающего светящимися от накопленной силы пальцами и старательно выискивающего глазами главного врага.
  - Пятнадцать метров на северо-восток! - рявкаю ему прямо в ухо, резко затормозив над головой менестреля и опасно свесившись почти к самой земле. Лидан сначала бодро подпрыгнул (напугала, стыдно), а затем, узнав мою знакомую до боли харю, буркнул: "Спасибо. Убирайся подальше, девочка", и рванул в указанном направлении. Монстры перед ним разбегались как тараканы от лучины, тоже, видимо, чуя исходящую от некрота леденящую мощь... Удар! Ненавистный колдун исчез в столбе нестерпимо-синего пламени, дико визжа.
   Лишь в воздухе кружились, медленно оседая, хлопья саже-серого пепла...
   Нечисть, мгновенно почуяв гибель хозяина, на удивление не спешила оседать на землю бренным тленом, синхронно взвыв и в каком-то жутком остервенении с бешеной силой снова и снова набрасываясь на людей.
  - Лин, если ты сейчас же что-нибудь не предпримешь, нам конец! - заверещала я, относительно благополучно уворачиваясь от летящих в мою сторону камней и стрел.
   Они ещё и стрелять умеют?! Вот тебе и скачок эволюции!
   Я была услышана. Колдун, на мгновение вскинув глаза к небу и мазнув по мне понимающим взглядом, тут же принялся выплетать что-то замысловатое, беззвучно шевеля губами и совершая руками сложные пассы. Пальцы его вновь засветились, теперь багряным. Правда уже не в пример слабее, чем в предыдущий раз.
   Я тем временем решила обратить свой взор на верных соратников. Что тут у нас? Ага. Теми с уставшей и опустошённой во всех отношениях Моркой, тряпкой болтающейся за спиной магини, бодро рассекала над местом побоища, щедро осыпая оборзевшую нечисть излюбленными огневыми сгустками. Сильна! У нас с Сорини резерв на исходе, а ей, понимаешь, хоть бы хны!
   Слышащая, израсходовав весь свой магический запас подчистую, успешно гвоздила неприятеля двумя небольшими - сантиметров 50 в длину и где-то десять в ширину - дубинками весьма необычного вида. Не наблюдала их во время похода. Где взяла?
   Вытянутые, утолщающиеся с одного конца палки были отделаны серебряными шипами и крупной гравировкой. Они походили на два размытых сверкающих круга, с невероятной скоростью вращаясь в руках изумрудноволосой и изничтожая нечисть с потрясающей эффективностью.
   Воин и неизвестные союзники из числа без-нас-прибывших успешно держались, без устали рубя тварей и поражая чудесами ловкости и мастерства. Но особо выделялись наши мальчики.
   Их даже не нужно было выискивать взглядом. Две сходящиеся просеки, что эти красавцы прорубали в рядах противника, продвигаясь навстречу друг другу, прямо-таки радовали глаз и вселяли нездоровый в данной ситуации оптимизм.
   Я тихо за них порадовалась и возобновила активную бомбардировку врага пополненными запасами замечательных шишечек, подкреплённых моим личным и весьма эмоциональным проклятием. Действовало на ура, и я с радостно-воодушевлёнными воплями носилась над головами сражающихся, оттачивая меткость на подручном материале, предоставленном здесь в избытке.
   Но вот откуда-то со стороны, где я в последний раз видела нашего некроманта, в небо забил кроваво-алый фонтан. У самых облаков он расщеплялся на искрящиеся молнии, смертоносным градом осыпающиеся вниз и точно бьющие в ненавистных врагов, со змеиным шипением вгрызаясь в мёртвую плоть. Отовсюду доносились визги агонизирующей нечисти. В воздухе запахло тленом и палёной шерстью.
   Возликовав и заглушая шум битвы рвущимся из глотки восторженным воплем, я сделала круг почёта над поляной и отсалютовала сгорбившемуся от усталости некроманту приготовленной для очередного броска шишечкой.
   Тут глазам моим предстала вообще потрясающая картина. Морри, видимо, окончательно наконец-то освоившаяся на импровизированном летательном агрегате, лихо улюлюкая и воинственно потрясая буро-малиновыми патлами, осыпала тварей салатовыми "ёжиками" необычного вида, взрывающимися наподобие гранат при контакте с нечистью и пронзающими вражин десятисантиметровыми светящимися колючками. Пацифистка Морри, я всегда знала. При всём при этом подруга ещё умудрялась энергично приплясывать за спиной всполошившейся магички - забыла напарницу предупредить о начале атаки, кто бы сомневался. Подруга исполняла дикий сумбурно-эмоциональный танец в стиле брейк-данс и витиевато материлась в адрес распустившихся мертвяков. М-даа... Я впечатлилась. До коликов в животе и счастливого размазывания слёз по покрытым копотью и ещё какой-то боевой грязюкой щекам.
   Битва между тем явно подходила к концу - упырчики, уже почти полностью уничтоженные, сопротивлялись всё более вяло. Теннари, коих тоже осталось до приятного немного, с воем, больше похожим на испуганное повизгивание, скорее не сражались, а изображали активную деятельность. Всё чаще я замечала нечистиков, без всяких повреждений валящихся наземь. Симулируют, гады, с удивлением констатировала ваша покорная слуга, увесистыми природными аргументами выражая знаменитое станиславское "не верю!" лицедеям-любителям. А ведь пристрелялась шишечками к концу-то!
   Заходя на очередной вираж, справа и чуть впереди я вдруг увидела мохнатое страшилище, со всех своих задних лап улепётывающее подальше от места затихающего сражения, в передних когтистых волоча вяло трепыхающегося чумазого мальчугана лет двенадцати (нет, как прогрессирует ночное зрение?! Расту!). Недолго думая, я развернулась в их сторону и начала преследование твари прямоходящей, модифицированной - вот не видела подобных и даже не слышала о их существовании.
   Неподдающаяся идентификации особь, заметив погоню, удвоила усилия, одновременно - что в мире-то творится?! - явно пытаясь настроить портал. До меня долетели расходящиеся волнами характерные возмущения магической среды. Ну, это уже наглость, граждане! Если каждая нежитеподобная крукудяка будет тут ещё и магическими познаниями блистать - пора собирать денюжку на приличный саван.
   Поскребя по магическим сусекам и придя к неутешительному выводу, что максимум, на что меня хватит, это довольно слабенькая упреждающая завеса - просто белесый дым с яркой вспышкой в момент возникновения, - я, кинув автоматом сформированное заклинание, резко заложила метёлку вниз и выхватила из ножен заветный кинжальчик. Столкновение - и я кубарем лечу с сельхозмагического транспортного средства, успев-таки разок полоснуть посеребрённым лезвием по загривку лохматой гадины.
   Тонкий визг, временами переходящий в ультразвук, отозвался в душе мимолётной радостью - удар достиг цели. Быстро сгруппировавшись, кувыркнулась через голову, при этом со всей дури саданув себе коленкой по лбу. И неуклюже вскочила на ноги, лихорадочно ища глазами продолжающую орать тварь и осторожно ощупывая уже начинающую зреть шишку.
   Во-от он, коханний мой! Одной лапой зажимая рану на загривке, а другой продолжая крепко удерживать мальчугана за шиворот, медленно отступает, сверля меня ненавидящими полубезумными глазками.
   Парня надо выручать. Какие будут предложения? Что, мозг опять решил по-тихому смыться в отпуск? Самый подходящий момент.
   Сделав машинальный шаг в сторону, я споткнулась о какую-то корявую жердь и, поминая её любимым нежным словом, по инерции склонилась полюбоваться на коварно подвернувшегося под ногу вредителя, одновременно потирая тут же занывшую лодыжку. Осина, чтоб ей... Ага-а! А ведь и правда, что б ей...не сделать доброе дело раз в жизни?
   Ствол корявенкий, но тонкий, на месте слома заострённый как по заказу.
   Ласково улыбаясь с подозрением следящему за моими действиями мертвяку, я шустро наклонилась и резким рывком подхватила-метнула импровизированное копьё, старательно целясь лохмику в сердце, ну или область, где оно у нормальных созданий располагается.
   Ур-ра-а-а!!! Попала! Нет, и вправду попала! Как, блин, в мишень во время тренировки под чутким руководством одержимого идеей сделать из нас с Морри мегавалькирий Кориса.
   Тварь, конвульсивным движением резко распрямив и разжав передние лапы, отправила в свободный полёт мальчугана, которого я, немыслимо извернувшись, поймала уже на подлёте к земле. Схватившись за торчащее из грудины древко, нечисть безуспешно попыталась его вырвать. Ага, сейчас! Осина, батенька, тут уж не забалуешь. Через пару секунд лапы чудовища ослабели, и оно медленно завалилось набок, прямо в движении начиная осыпаться на землю ошмётками почерневшей и исходящей вонючим дымом плоти.
   Отвернувшись от переставшего представлять угрозу для жизнедеятельности создания, я кое-как поднялась на ноги, взглянула на мальчика, испуганным кроликом замершего в моих едва выдерживающих его тяжесть руках.
  - Всё уже позади, малыш, не бойся, - насколько могла ласково проворковала-прохрипела я. Курить меньше надо, да ещё и наоралась до опупения. Короче, таким голосом только ворон пугать.
   Ребёнок неуверенно кивнул, посверкивая на меня испуганными глазёнками.
  - Ты как здесь оказался, чудушко? Деревенские бы на поляну не сунулись ни за какие коврижки. Кто ж тебя отпустил?
   Мальчуган, жалобно шмыгнув носом, глянул из-за моего плеча на то, что осталось от его пленителя. И обмяк.
   Вот только этого Элечке сейчас и не хватало! Резким движением сбросив с плеч порядком истрёпанную в сражениях этой долгой ночи куртку, я бережно уложила малыша сверху и энергично принялась осматривать-ощупывать ребёнка на предмет повреждений.
   Если не ошибаюсь, самое страшное, что заработал мальчишка в схватке, были пара синяков не слишком угрожающего вида да кровоподтёк на скуле. Вот же ж изверг этот неопознаваемый! Как-то слишком гуманно я его упокоила.
   Ну и в чём причина обморока?
   Дура ты, Элька! Пацан напереживался сегодня на всю оставшуюся жизнь, а ты ещё чего-то там удивляешься.
   Обласкав себя таким нехитрым образом, я осторожно завернула малыша в куртку, с трудом подняла на руки и заоглядывалась в поисках за последние пару часов ставшего родным и привычным транспорта.
  
  
   Глава шестая
  
  
   Метлы я не обнаружила. Зато узрела быстро приближающуюся со стороны деревни толпу местных жителей, вооружённых дубьём, вилами, лопатами и прочим инвентарём явно сельхозпредназначения. Выглядела процессия грозно и смешно одновременно.
   Кто во что одетые (явно впопыхах натянули, что под руку подвернулось. А подвернулось-то не всем удачно), судорожно сжимая в трясущихся руках импровизированное оружие, люди испуганно жались друг к другу, взбадриваясь воинственно-визгливыми выкриками и явно чем-то горячительным прямо из горла.
   Возглавляла шествие встрёпанная простоволосая молодая женщина в ночнушке на босу ногу. Лицо её, раскрасневшееся от ветра и слёз, выражало крайнюю степень отчаяния на грани истерики, тело напряжено, ноги готовы в любую секунду сорваться на бег. В руках селянки трепыхался на ветру некий предмет одежды, опознанный мной как мальчуковая куртка из грубого некрашенного льна, вывалянная в грязи и местами порванная.
   Увидев меня с прижатым к груди ребенком, женщина издала громкий переливчатый вопль и кинулась к нам, заметно оторвавшись от остальных селян. На лице её разыгралась такая буря эмоций, что я аж испугалась, как бы она не снесла нас к лешему от переизбытка чувств. Недолго думая, ваша покорная слуга шустро шмыгнула за ближайшее дерево. Опасливо выглядывая из-за толстенного ствола, я лихорадочно вспоминала, успели ли мы с наставницей дойти до заговоров от полоумных представительниц слабого пола, и прикидывала, удастся ли мне означенное заклинание вспомнить и воспроизвести.
   Добежав до дерева, женщина резко затормозила и, не отрывая жадного взора от моей бессознательной ноши, попыталась обойти массивное препятствие. Я же быстро попятилась в противоположную от ненормальной сторону, продолжая использовать ствол как прикрытие.
  - Мальчик! Мой мальчик! Сынок! - Селянка перебирала по стволу руками, пытаясь-таки добраться до уворачивающейся меня.
  - Кто-нибудь уберите ненормальную, я психов бою-усь! - хрипло верещала я, внимательно следя за перемещениями странной крестьянки и стараясь, чтобы внушительный представитель местной флоры постоянно оказывался между нами. Селянка не сдавалась.
  "Упорная" - уважительно подумала я, в очередной раз ускользнув от цепких пальцев, - "Её бы энергию, да на благо мидоррского общества..."
   Мы продолжали выплясывать вокруг дерева, наматывая круг за кругом - женщина заливаясь слезами, я тихо бормоча заговор от лихих людей и все известные и частично известные ругательства до кучи. Вот чего она ко мне привязалась?! Мёдом им всем, что ли, намазано сегодня вокруг Элечкиной скромной персоны? Что ни жуть - то к моему берегу! Пялится ещё, понимаешь. И куда пялится? Мельком глянула на мальчугана... И тут до вашей покорной слуги, наконец, дошло.
  - Это ваш сын, уважаемая? - застыв, наконец, на месте и опасливо высунув голову из-за дерева, вопросила я. Нет, блин, Элли, её великий предок Кирдык Безумный! Отсюда склонность распространилась на весь род... Нет, ну как до жирафа мысля добиралась, ей-Богу!
  - Да-да... Малыш мой! Что с ним? Он ранен? Мёртв?! - нервно заламывая руки, вновь запричитала женщина.
  - Типун Вам на язык, гражданочка! - ритуальный плевок через левое плечо. - Жив-здоров и относительно невредим, можете не сомневаться. Успокойтесь, милая, он просто без сознания - слишком много впечатлений за одну ночь.
   Женщина энергично приблизилась к переставшей уворачиваться мне и попыталась выхватить ребёнка.
  - Да осторожнее, мамаша, вы-таки добьёте своё чадо, если не умерите пыл!
   Селянка замерла на мгновение, постаралась взять себя в руки и уже спокойнее протянула длани ладонями вверх. Я молча передала ей мальчугана и принялась осматриваться, пытаясь вспомнить, с какой же стороны мы с тварью так ретиво прискакали.
   Вдалеке я заметила мелькающие силуэты на фоне разгорающихся костров и, оставив чадо на попечение матери, бодро двинулась в том направлении. Почему именно туда? Да просто, логически рассуждая, пришла к выводу, что только полные идиоты будут жечь костры неподалёку от места столь грандиозного побоища, привлекая к себе нездоровое внимание всей оставшейся в округе нечисти - хотя, конечно, вряд ли тут из нечистиков кто-то ещё остался. А коли речь о ненормальных, значит наши, по крайней мере Морка, уж точно там!
   За моей спиной крестьяне наконец добрались до своей рыдающей односельчанки и окружили хлопочущую над дитём женщину плотным кольцом, потрясая дубьём и возбуждённо переговариваясь.
  
   Дойдя до разорённого лагеря, я принялась глазами выискивать своих спутников, попутно с интересом разглядывая неожиданных союзников в произошедшей битве. Ими оказались молодые мужчины, как на подбор рослые и длинноволосые, в тёмных потёртых штанах, заправленных в высокие сапоги из нетопыриной кожи - насмотрелась на такую обувку, неизменный атрибут Корисова облачения - и кожаных же куртках. Хмурые и сосредоточенные, воины суетились вокруг: одни подбирали раскиданные по всему периметру поляны вещи, другие сноровисто перевязывали раненых. Несколько человек привели в поводу каким-то чудом уцелевших коней - везучие лошадки.
   На удивление, ни одного трупа поблизости я не заметила - нечисть уже успели собрать в сторонке и подпалить, а среди наших потерь, как я поняла, не было. Ура!
   Наш маленький отряд в полном составе нашёлся у самого дальнего костра. Корис и магичка оживлённо беседовали с ...хорошо знакомой парочкой. Ребята, потрёпанные и грязные, но вполне такие бодренькие, стоя вполоборота ко мне, что-то старательно выспрашивали у Темисы и периодически обращались за пояснениями к воину. Сорини и Лидан в основном помалкивали.
   Завидев старых знакомцев, я шустро юркнула за широкую спину стоящего возле парней незнакомого воина, молясь, чтобы мой маневр остался незамеченным для красавчиков. Кто их знает, что ребята предпримут при виде меня? Я ж не в курсе, чем они там занимались в нашем мире. А вдруг захотят избавиться от нежелательного свидетеля? Ещё и драку в пабе припомнят до кучи. Да и внешний вид мой после побоища оставляет желать лучшего, к чему светиться в таком прикиде перед предметом своих грёз?.. Тьфу, вот вечно мысли не о том!
   Нет, вроде не заметили, хвала Духам!
   Застыв нерукотворным памятником самой себе и затаив дыхание, я старательно прислушивалась к беседе, заодно исподволь выглядывая любимую подружаку среди собравшихся. Морки у костра не наблюдалось. То ли хватило ума спрятаться, что сомнительно - предмет же страсти в зоне непосредственного контакта, тут её и рота ОМОНа не удержит. То ли бродит где-то, неугомонная - вечно ей мало приключений на попу.
   Собравшиеся бурно обсуждали прошедшую битву, делясь впечатлениями и искренне недоумевая - откуда в мирном захолустном селении взялось такое грандиозное количество нежити самых разных видов? Да ещё и во главе с довольно-таки сильным некромантом. В поведении ребят ощущалась властность людей, привыкших повелевать, и мои спутники как-то незаметно признали за ними право вести расспросы. Парни внимательно выслушали каждого из присутствующих участников побоища, особо задержавшись на рассказе Теми о произошедшем на кладбище. Той, к счастью, хватило ума не распространяться о Хранителе и магическом мече. На резонный вопрос Кориса - а почему, де, вы, милые, не предупредили, куда направляетесь, магичка лишь смущённо потупилась, а я за спиной воина беззвучно, но очень злорадно похихикала.
   Дальнейшие расспросы имели целью выяснить, кто же это так ловко прикокнул злобного некрота? Лидан молчал как партизан на допросе, сознательно умалчивая о своей немаленькой роли в деле истребления враждебно настроенных элементов. Правильно, приклепаются ещё, что да как, за антиобщественного элемента, типа вражеского лазутчика, примут. Некромантов недолюбливали всегда, факт.
   По поводу отсутствия Морри недоумевала не только я. Так как в разговоре довольно часто фигурировали наши скромные, но очень деятельные персоны, вполне закономерно назрел вопрос - куда же подевались столь активные и таинственные участницы сражения? Вроде все нас слышали, но никто толком не видел - бэтмены, понимаешь. Общественность большей своею массой терялась в догадках.
   Из показаний Темисы в конце концов выяснили, что куда исчезла я, она заметить не успела. Улетела, мол, девица, пронзительно вереща и вихляя слегка обуглившимся метёлкиным оволосением, и след простыл. Единственное, в чём магичка выразила твёрдую уверенность, это что я до сих пор жива-здорова. Это нечистиков, говорила она, покусившихся на мою драгоценную персону, стоит пожалеть - такая сама кого хочешь в гроб вгонит (спасибо за комплимент!).
   Про Морку же лишь высказались, что-де по приземлении та, радуя окружающих приятным нежно-салатовым цветом лица и слегка пошатываясь, целенаправленно ломанулась к ближайшим уцелевшим кустам и оттуда пока не появлялась. Героиню решили временно оставить в покое, логично предположив, что отрывать измотанную боями подругу от вдумчивого общения с природой может оказаться опасным для здоровья.
   Тут как раз к месту событий подоспела делегация селян во главе с запыхавшимся от быстрой ходьбы старостой. Поклонившись спасителям до земли, мужик прокашлялся и затянул длинную хвалебную оду "благодетелям, избавившим бедную деревню от страшенной напасти в лице чудищ ночных, дюже злобных та зубастых". Речь затянулась минут на десять, изобилуя цветистыми местными оборотами, далеко не всегда цензурными, и дополняясь бурной жестикуляцией. К концу я несколько утомилась стоянием в полуприседе, мечтая, чтобы болтливый мужик поскорее закруглился с благодарностями.
   Когда очередь дошла до рассказа о чудесном спасении некой чумазой девицей крепкого телосложения из поганых упырских лап старостиного внука, подло захваченного нечистиками прямо на пороге родного дома, я скрючилась за спиной импровизированного укрытия и постаралась слиться с ландшафтом. На фиг, на фиг такая популярность, я сейчас не в форме принимать активные благодарности. Вот приведу себя в порядок... И вообще - я, может, скромная (никто не слышал?)!
   "Спасители" героически выдержали нескончаемый поток бурных восхвалений и толкнули в ответ торжественную речь о том, что просто безмерно счастливы оказать столь незначительную услугу местному населению. Ничего себе незначительную! Я второго такого "оказания" могу не пережить!
   Староста аж прослезился и, в свою очередь, начал активно зазывать благодетелей на праздничный пир в честь избавления, типа а пойдёмте-ка, гости дорогие, золотые-брильянтовые...чем Дарящие послали. И ещё на двадцать минут в подобном же режиме, у меня под конец аж ноги затекли от стояния и возникла крамольная мыслишка смыться подальше дабы не привлекать внимания общественности своим позорным падением на задницу, но любопытство победило.
   Среди прочего была также упомянута перспектива в виде тёплых постелей и горячей народной благодарности - продукты, там, разные, деликатесные, изделия народного творчества. Как говорится, чем богаты.
   Наши, поотпиравшись для виду, милостиво дали себя уговорить, гады! Про нас с Морри, гляжу, в упор нагло забыли. В итоге вся честная компания организованно выдвинулась в сторону деревни, оживлённо обсуждая события прошедшей ночи, а кое-где уже голося частушки и приплясывая прямо на ходу - прихваченный крестьянами самогон начал действовать.
   Пользуясь всеобщей суматохой, я прошмыгнула к заранее подмеченным кустам в смутной надежде отыскать там любимую подругу.
  
  - Морри... Морри, ёш твою меть, я с кем разговариваю! Ты там что, поселиться решила, зарраза мелкая? И не надо делать вид, что никого нет дома! Ты так сопишь, что и глухой не ошибётся!
   Кусты с тихим шелестом раздвинулись, и пред мои ясны очи вывалилась изрядно помятая подруга, с тёмными кругами под глазами, грязная и оборванная. Но живая.
  - Морка, ты как?
   Та неопределённо пожала плечами и начала медленно заваливаться на меня, демонстративно прикрыв глаза.
  - Стоять! - а тяжёлая-то какая! - Морри, ты перепутала меня с Гераклом - это у него хобби тяжести всякие таскать направо и налево, а я женщина хрупкая-а... Морри!
   Я хорошенько встряхнула обмякшую на моих руках подругу, привычным движением за шиворот вздёргивая её на ноги. - А ну-ка очухивайся давай, красавица! До деревни тебя тащить некому - всё мужское поголовье в полном составе убыло на званый обед (скорее завтрак), так что транспортировать себя до постели тебе придётся самостоятельно! Или предпочитаешь прикорнуть под этими милыми кустиками?
   Морри, поняв, что симуляция со мной не прокатит, обречённо вздохнула и приоткрыла один глаз.
  - Вот злая ты, Эль. Никакого сочувствия к павшим героям! - возмущённое шмыганье носом, немой укор во взоре. Нет, нас таким не прошибёшь, мы так сами умеем.
  - Так то к павшим, Мор, - скептически хмыкаю в ответ. - Ты пока ещё, как я вижу, вполне жива и относительно здорова. Так что не выпендривайся давай и шустрее перебирай копытами, не то всё самое вкусное слопают без тебя.
   Угроза остаться без еды, как всегда, возымела нужное действие, и подруга, встрепенувшись, тут же вприпрыжку кинулась вслед за удаляющейся толпой - я едва поспевала за этим "умирающим лебедем".
  
   Как мелкая не спешила, к тому времени, как мы добрались до деревни, пир уже был в самом разгаре. Тут и там поднимались кубки с вином, провозглашались здравицы, становясь всё более громкими и менее внятными, и довольно-таки быстро перейдя от "так выпьем же за..." до такого родного "ты меня уважаешь?".
   Столы были накрыты прямо под открытым небом, на небольшой площади в центре села. В сумерках раннего утра пирующий народ активно налегал на разнообразные вкусности, по такому поводу выставленные в неимоверном количестве. Были тут и грибочки солёные, и рыба под маринадом, и запечённые цыплята, по размеру больше похожие на некрупных кабанчиков, и собственно кабанчики, зажаренные на вертеле, и... Короче, желудок мой при виде такого изобилия скрючился в фигу и решительно затребовал перейти уже наконец от лицезрения к активным действиям. Жрать мы хотим, Элли, если ты ещё не в курсе, так что завязывай давай с осмотром достопримечательностей, завтра доглядишь!
   Морка тем временем, видя, что вкусностей остаётся с каждой минутой всё меньше, тараном врезалась в плотные ряды пирующих, моментально отвоевав себе место за столом и жадно набрасываясь на еду. К счастью, мы подошли со стороны, противоположной месторасположению наших старых знакомцев. Потому я, не опасаясь быть замеченной, тоже активно включилась в застолье, охотно чокаясь с соседями тут же прихватизированным у кого-то кубком и щедро раздавая дружбонародные улыбки на все триста шестьдесят градусов. А что ещё оставалось, рот-то был перманентно занят.
   Когда голод был утолён до состояния сытой икоты, я серьёзно озаботилась нашим с подругой ночлежным размещением и, обернувшись к сидящей справа от меня селянке, ненавязчиво так намекнула, что нам бы...помыться бы...да поспать. Желательно.
   Женщина тут же радушно предложила свой дом в качестве нашего временного жилища и потащила меня с упирающейся и продолжающей что-то жевать Морри - нет, ну сколько в неё лезет?! - в сторону дальних строений.
   Заведя нас внутрь просторного деревенского дома, селянка выудила из огромного шкафа два комплекта постельного белья, чистую смену одежды и побежала подтапливать очень кстати с вечера нагретую баньку. Пока мы стелились, женщина успела вернуться и радушно пригласила дорогих гостей попариться.
   Вода-а. Горячая. Много. Вот оно, счастье!
   Мы с Морри по-армейски резво поскидали в предбаннике грязную одежду и с радостными воплями ринулись в парную - прогревать ноющие после бурной ночи кости и отскребать порядком въевшуюся грязь.
   Без эксцессов, конечно, не обошлось - как и всегда с моей любимой подругой. И всего-то попросила плеснуть на меня холодной водичкой - жарко, мол, очень. Да-а, расслабилась я, забыла, с кем в одну баню попасть посчастливилось. Короче, после того, как я прооралась и более-менее отошла от устроенной по знаменитому рецепту Конька-Горбунка омолаживающей ванны, Морри ещё с полчаса блеяла с верхней полки парной. И как выдержала-то столько, там же градусов сто десять было. Подруга верещала, что честно-честно больше так не будет, и торжественно поклялась в дальнейшем всегда проверять, из какого чана набирает воду. Можно подумать, я ещё раз рискну здоровьем ради счастья попариться в её незабываемом обществе!
   Только окончательно уверившись, что я успокоилась и жестоко мстить пока не собираюсь, она боязливо слезла со своего знойного насеста и всё оставшееся время была тише воды, стараясь на всякий случай не подходить ко мне слишком близко.
   На этой оптимистической ноте мы в рекордные сроки закончили с помывкой - спать хотелось просто до невозможности, - напялили чистую одежду и буквально рухнули в сон, едва доползя до кроватей.
  
   Утро, а точнее стремительно близящийся к закату вечер, встретил меня весёлым щебетом птиц и аппетитными запахами из кухни. Некоторое время природная лень вела ожесточённую борьбу с требующим пополнения энергетических запасов организмом. В итоге желудок сказал ша - и я окончательно проснулась. Кое-как собрав отваливающиеся после вчерашнего конечности, бодро поползла на запах, на ходу натягивая выуженную из сумки запасную смену одежды и бросив мимолётный взгляд на продолжающую безмятежно дрыхнуть подругу.
   Стол в горнице был уже накрыт, радуя глаз и ликующе заурчавший желудок свежеиспечённым хлебом, солидной горкой блинов и всевозможными разносолами. Плюхнувшись на лавку, я кивком поприветствовала гостеприимную хозяйку и тут же впилась зубами в ароматную хлебную корочку, попутно таща на тарелку всё, до чего могла дотянуться. Селянка умилённо взирала на обжирающуюся меня, подкладывая лучшие кусочки и подливая ароматный травяной чай в огромную кружку. Я только одобрительно мычала, не в силах оторваться от столь увлекательного занятия.
   Наконец, наевшись, пораскинула осоловевшими от сытости мозгами и решила первым делом отправиться на разведку - как там и что, и, поблагодарив хозяйку, решительно двинулась к выходу.
  
   Вырулив из дома, я тут же заприметила объекты поисков. Наши спутники в полном составе кучковались неподалёку, возле большой расписной избы, и мирно беседовали. Возрадовавшись, что не придётся обшаривать всю деревню, я бодро направилась к ним.
   Когда до цели оставалось метров пять, из того самого расписного дома на крыльцо вывалились наши с Моркой красавцы, свежие и отдохнувшие. Весело переговариваясь, они двинулись прямиком к собравшимся.
   Решив, что сначала неплохо бы разведать обстановку, иначе говоря, немного поподслушивать, я быстро нырнула под очень кстати подвернувшуюся на пути телегу и вся обратилась в слух.
   Разговор шёл о дальнейших планах. Корис рассказывал о нашем предстоящем маршруте и ненавязчиво эдак пытался выудить из подошедших аналогичные сведения. Фигу. Ребята юлили как могли, ловко переводя тему и уклоняясь от прямых ответов - партизаны, блин. Кстати, я наконец-то узнала имена этой сладкой парочки. Светловолосый являлся обладателем совершенно потрясающего и абсолютно непроизносимого имени НиллАэрн'хх'тхх'асс (ххтх-в-куда?!), для друзей просто Нил. Второму с именем повезло больше. Его звали МиркЕандр - Кеан (уже легче). В процессе разговора постепенно подтягивались остальные участники вчерашнего побоища, сражавшиеся на нашей стороне.
  
   В общем, куда направляются, парни так и не соизволили сообщить. Зато сердечно поблагодарили наших спутников за помощь в ночном бою:
  - Не иначе как сама Ночная Странница вывела наш отряд к вашему лагерю сегодня ночью, - соловьём заливался блондинчик. Темноволосый согласно кивал. - Без вашего вмешательства нас бы просто сожрали!
  - Страшно подумать, что за времена - путешествовать становится всё опасней. Мда... Но где же ваши летающие помощницы? - нездорово озаботился рослый широкоплечий воин, служивший мне накануне укрытием, оглядываясь по сторонам.
   Я съёжилась под телегой, довольно успешно прикидываясь шлангом, но тут говорившего перебил беловолосый:
  - Дайк, у нас мало времени, - затем, повернувшись к Корису. - Поблагодарите милых барышень от нашего имени - всё-таки спасли нам всем жизнь именно они и нуови магичка, - поклон в сторону Теми. - Своевременной атакой с воздуха (я под телегой польщённо зарделась). А потом и уничтожением вражеского подкрепления. Передайте им вот это.
   Изо всех сил вытянув шею, я пыталась в щель между ступицами колеса разглядеть, чем же нас тут так щедро одарили с барского плеча. Но лишь занозила нос и краем глаза смогла заметить нечто блестящее, вложенное светловолосым в ладонь Кориса. Более не мешкая, отряд вскочил на лошадей и, взяв с места в галоп, скрылся за поворотом. Лишь клубы пыли из-под копыт боевых коней, по закону подлости тут же забившейся мне в нос, заставив расчихаться, напоминали о недавнем присутствии незнакомцев. Наши тут же разбрелись кто куда - уж не знаю, какие-такие дела их звали, но через минуту площадка перед домом оказалась абсолютно пуста.
   Чихать под телегой было неудобно - я каждый раз стукалась головой то о дно, то о колесную ось. А один раз даже чуть не впечаталась лбом в камень, расположенный аккурат между задних колёс и так удачно подвернувшийся под голову.
   Решив дальше не рисковать здоровьем, я, не прекращая истерического чиха, на четвереньках выползла из-под импровизированного укрытия. Изрядно напугав своим неожиданным появлением местного мужичка, который, судя по развязанному поясу штанов, только-только приготовился помочиться на колесо. Правильно, нечего портить чужое имущество, злорадно подумала я, с удовольствием вслушиваясь в удаляющиеся вопли несчастного - что-то он там кричал об обнаглевших кикиморах, хватающих приличных мужиков за...мгм... Скажем так, детородные органы. Звучало это несколько иначе, но природная интеллигентность не позволяет мне приводить первоначальный вариант.
   Нет, каков наглец! Нужны мне его органы, было б за что хватать! И вообще, где это он тут кикимор увидал?! Я внимательно оглядела свой с утра ещё абсолютно чистый наряд. Ну так и есть - пыль, грязь и какие-то подозрительные маслянистые пятна. Неужели с этой хмарной телеги что-то капало?!
  
  
  
   Глава седьмая
  
  
   За возмущением и безуспешными попытками привести одежду в порядок я как-то пропустила появление местной делегации во главе с вездесущим старостой.
   Опять, что ли, праздновать собрались, задумчиво вопросила я у приснопамятной телеги, в некотором замешательстве оглядывая пёструю толпу. Подлая телега меня бессовестно игнорировала, толпа же напротив.
  
   Оказалось, нет, не праздновать. Договариваться пришли. Со мной. Честь-то какая. Не заслуживаю я её, граждане, не надо ко мне толпами, я больших скоплений людей боюсь!
   Из сбивчивых объяснений старосты удалось с трудом уловить, что речь идёт о неком старинном местном обычае, что-то там о долге спасителя. Ещё про обряды здешние. Мысли мои были заняты только что уехавшими, и потому слушалась вся эта белиберда вполуха. Я лишь рассеянно кивала в такт словам.
   Выговорившись, наконец, староста задал финальный вопрос:
  - Так Вы согласны, нуови?
  - Конечно-конечно, всё для блага Отчизны. Не волнуйтесь, уважаемый, всё будет в лучшем виде, - заверила я, дружелюбно скалясь и на всякий случай ещё и кивая в знак согласия. Как раз в тот момент мысли мои добрались до личных качеств блондинчика, и остановились на самых интересных из них.
   Староста, облегчённо вздохнув, сунул мне в руку какую-то железяку, поблагодарил за оказанную честь (когда успела?!) и поспешил убраться вместе с группой поддержки. Я же, проявив абсолютно несвойственное моей персоне полнейшее отсутствие любопытства, автоматически запихала всученный предмет в карман.
  
   Мысленно закончив с разбором Нила на мелкие составляющие, я медленно побрела к дому гостеприимной крестьянки, попутно дивясь разнообразию внешности местных мужчин. Взять хотя бы Кеана. Или того же Хранителя...
   Ой! Я же совсем забыла о Хранителе в моей сумке. Кстати, где она?
   Мгм... Кажется, где-то в районе места ночёвки. И вообще, с тех пор, как слегка прибалдевший от полёта Террик слабым голосом попросил больше не экспериментировать с фигурами высшего пилотажа - его, видите ли, укачивает с непривычки, - я его не видела и не слышала.
   Так и сидит, бедняга, всеми забытый, в моей не самой просторной сумке, да с его-то ростом. А вдруг его там кто-нибудь найдёт? А обидит?! Бледнокожий малыш такой наивный! И пятьсот ихних вескон взаперти, он же ничего не знает о коварстве и опасностях современного мира!!
   Я уже была на грани истерики, живо представляя, как бедненького рыжеволосого верзилушку нагло забижают жестокие местные крестьяне. А он, несчастненький, весь в синяка-ах (хлюп), только беспомощно глядит на них своими странными салатовыми глазами и зовёт меня, зовёт... А я не слышу-у!
   Ой, держите меня! Стартанув с места не хуже заслуженной спринтерши, которой до кучи мазнули под хвост скипидару, я вихрем пронеслась по улочке в направлении предполагаемого места трагедии. Сердце разрывалось от жалости к бедному беззащитному Хранителю и быстрого бега.
   В рекордные сроки достигнув означенной избы, ланью вспрыгнула на крыльцо и, распахнув дверь, со зверским выражением на физиономии ворвалась внутрь...
   И только при виде распотрошённой сумки и играющих с вещами детишек, но в упор не лицезрея поблизости безвинно отколошмаченного Теркана, эдак невзначай подумала, что вообще-то Терри - сучность, большую часть времени бестелесная, невидимая. Да и обликом своим сам напугает любого если не до сердечного приступа, то до энуреза однозначно. Вспомнилась вдруг наша первая реакция на его, мягко скажем, экзотичную внешность. Представились синюшно-бледные, хватающиеся за сердце и перепуганно икающие крестьяне после встречи с "несчастным и беззащитным"... И я сползла по косяку, безудержно хохоча и счастливо икая. Почти как те бедные воображаемые селяне. По крайней мере по тому же поводу.
   На гогот из кухни высунулась хозяйка, дети перестали играть, удивленно вытаращившись на меня. И даже глава семейства прибежал посмотреть, что стряслось. А с учётом того, что муж хлебосольной селянки был местным кузнецом... То так с молотом наперевес он из кузницы и прискакал. Это как же надо было ржать, чтоб шум кузни перекрыть?
   Я прониклась уважением к самой себе. Отметила, что, видимо, общение с Морри даром не проходит - сила-то какая в связках появилась. Затем обозрела вытянувшиеся и местами слегка испуганные лица окружающих, Зару, всю в муке и со скалкой наперевес, мужа её с громадным молотом. И закатилась с новой силой. С трудом сквозь смех выдавив из себя, что это-де последствия вчерашнего стресса, я быстренько покидала в сумку разбросанные по полу вещи, отобрала у детишек пузырьки с ядовитыми настойками на спирту (вот молодёжь пошла - к чему руки-то с малолетства тянет!) и, всё ещё давясь смехом, поспешила к выходу.
   Только собралась прошмыгнуть мимо пребывающего в лёгком оцепенении кузнеца, как из кухни показалась довольная, с осоловевшими глазами и недоеденным блином в руках Морка. Обозрев вольную композицию на тему: "А василиска-то мы как-то и не ждали", она выдала в своём коронном стиле:
  - Не поняла-а... А чё было-то? Кто тут счас ржал молодым жеребцом на первой случке?
  - Фи, Морри, грубовато. И... Ты что, видела жеребцов на случке?
   Подруга смущённо потупилась:
  - Ну-у... Было как-то. На каникулах. Из каналов показывал только Дискавери. Вот я и... Про живую природу, там, про лошадок всяких, кроликов опять же...
  - Мор, а ты случаем с каналом XXXL не перепутала, нет?
   Та покраснела ещё больше - видимо, и это на памятных каникулах было. Вот плодотворно же люди свободное время проводят! Не то, что я - про рыцарей всё каких-то средневековых почитываю да на конкур хожу. А они - всё про жизнь. По крайней мере, про её зачатие... Мдям.
  - Ладно, не красней ты, юная любительница порноиндустрии. Пойдём лучше на улочку. Воздухом подышим, наших найдём - надо ж узнать, какие планы.
  
   Выйдя из избы, я первым делом, воровато оглядевшись, убедилась, что кроме жующей Морки да двух-трёх воробьёв поблизости ни души. И только после этого раскрыла сумку и тихонько позвала:
  - Хранитель. - Тишина. - Эй, ау-у... Ты чего не отзываешься? Да Терри, так тебя растак! Ты оглох?!
  - Эль, ты бы это...потише, что ли. У меня аж в ушах зазвенело.
  - А ты жевать прекращай - и ничего звенеть не будет! Это у тебя от активного челюстедвигания. Дай бедным отдохнуть, они тебе будут благодарны!
  - Ну чего ты злишься? - обиженно засопела Морри, на всякий случай пряча за спину руку с блином. - Он спит, может, просто крепко. Ты скажи, что меч его любимый на гвозди пустишь, а гробницу подопечную по камешку раскатаешь - а ты можешь. Глядишь, сработает чувство долга у нашего рыженького клыкастика.
   Не успела я проникнуться привлекательностью Моркиной идеи (насчёт по камешку), как пред наши ясны очи предстал действительно заспанный, живой, невредимый и весьма недовольный Хранитель.
  - Так ли необходимо было оглашать угрозы над ухом у бедного уставшего человека? Тьфу, то есть нечеловека. Короче, зачем? - патетично вопросил он.
  - А нечего дрыхнуть целыми днями бедному и несчастному, тогда и угрожать не будут. Возможно, - грозно сдвинула брови я. Хорошенько рассмотрев выражение моего лица, Терри пошёл на попятный.
  - Не гневись, любезная моя садха, я весь перед тобой и готов к действиям.
  - Каким, хотела бы я знать?
  - Ну... А чего надо-то? - совсем по-человечески взъерошил свои рыжие вихры дух.
   Вот тут я всерьёз задумалась. А действительно, что?
  
   Додумать мне не дали.
   Из-за поворота, с шумом и песнями, выкатилась разряженная толпа крестьян и целенаправленно двинулась в нашу сторону. Хранитель туманом истаял в воздухе, из-за моей спины - я почему-то чувствовала - продолжая следить за развитием событий.
   Мы с Моркой слегка напряглись, гадая, чем чреват лично для нас этот несанкционированный всплеск общенародного веселья и не пора ли, деликатно выражаясь, делать ноги. Все знают, что толпа - единица, подверженная резкой смене настроений. Сегодня вы - защитники-благодетели, а завтра - враги мидоррского народа. Всяко бывает. А тем более в чужом мире. Мы, как люди, получающие высшее гуманитарное образование, об этом знали или местами догадывались. Вообще-то точно могу сказать только за себя, но у Морри физиономия тоже была донельзя сосредоточенная. Ну не о смысле жизни же она в такой момент напряжённо размышляла!
   Переглянувшись, мы синхронно расцвели дружелюбными ухмылками, одновременно на всякий случай продумывая возможные пути отхода.
  
   Зрелище было, прямо скажу, потрясающее. Бабы разоделись как на ярмарку, щеголяя друг перед дружкой яркими платьицами и сарафанами самых разных фасонов, отделанными ажурной тесьмой и богато украшенными всевозможной вышивкой - цветочки там, солнышки-букашки разные. Кокетливо поправляя нарядно-выходные чепчики и платочки, селянки весело взбивали уличную пыль опять же выходными сапожками, независимо от колера остальной одежды преимущественно красного цвета.
   Мужская часть населения уступала дамам в разнообразии фасонов, но не в нарядности - от пестроты красок рябило в глазах.
   Песен и плясок не хватает, для полной гармонии.
  - К обряду всё готово, нуови, - обратился ко мне староста, имени которого я, к своему стыду, так и не удосужилась запомнить. - Ждём только Вас! - и приглашающе махнул рукой в сторону выхода из проулка.
   Недоуменно переглянувшись, мы с Морри, мгновенно окружённые возбуждённо галдящей толпой, вынужденно двинулись в указанном направлении. Знать бы ещё куда и зачем...
  
   Отконвоировали нас на весёленькую, усыпанную мелкими цветами полянку в лесу, с огромным, радостно потрескивающим костром посредине. Торжественное жертвоприношение готовят, не иначе, мелькнула шальная мысль. А в роли жертв, похоже, мы. Элли, всеблагая Тьма, на что ты подписалась?! Воображение тут же откликнулось услужливо нарисованной картинкой двух полыхающих столбов с дико орущими нами: Морка нецензурно, я - стараясь не подавать дурной пример окружающим костёр детям. Волосы на макушке мгновенно встали дыбом, неприятно засосало под ложечкой и подло затряслись коленки.
   Вот тебе и гостеприимство, и благодарность. Возможно, быть принесёнными в жертву у местных считается большой честью. Как бы так поделикатнее намекнуть, что мы подобного доверия не заслужили? Недостойны мы оказываемой чести, граждане! И где наши спутники, в конце концов? Собирается несчастных девушек кто-нибудь спасать или где?!
   Поток панических мыслей прервало появление на поляне нашего отряда в полном составе. Следом шествовала мать со спасённым накануне дитём. Все нарядно одетые, Корис даже в кои-то веки без оружия, а Лидан - все волки в лесе сдохли! - побрился.
   Становлюсь катастрофически невнимательной - опять пропустила момент, когда всё началось. Вокруг вдруг стало до безобразия тихо. Это-то и отвлекло меня от размышлений, заставив в недоумении оглядеться.
   На середину поляны вышла пожилая женщина, высокая и статная, с длинными смоляно-чёрными волосами, языками тёмного пламени затрепетавшими за плечами от внезапно налетевшего ветра. Ведьма, однозначно определилась я. В женщине чувствовалась сила и древность, выцветшие зелёные глаза светились мудростью.
   С минуту помолчав, будто сосредотачиваясь, колдунья воздела руки к небу и прокричала несколько слов на непонятном языке. Лес отозвался нарастающим шумом, смешавшим в себе крики ночных птиц, шелест крон, шёпот травы и пение ночных цветов, перезванивающихся серебряными голосами.
   Все вокруг замерли, и спустя мгновение вперёд вытолкнули давешнего мальчугана, одновременно подло пихнув в спину меня.
   Я чуть не вспахала носом землю гостеприимной полянки. Кое-как выровнялась, очутившись при этом почти вплотную к ведьме. По правую руку от неё молча замер мальчуган.
   Пронзительно глянув на нас, женщина продолжила говорить что-то, теперь уже тише, однако каждое слово эхом отдавалось, казалось, во всех уголках леса.
   Я беззаботно разглядывала присутствующих, здраво рассудив, что торжественное сожжение выглядит несколько иначе и волноваться покамест не стоит. Как смоляные столбы понесут, так и начнём. А пока послушаем бабушку. Хорошо вещает, как в опере - ничего не понятно, но за душу цепляет.
   Лица присутствующих на поляне были на удивление серьёзны, я бы даже сказала, торжественны. За исключением Моркиного, конечно же. Любимая подруга стояла совершенно обалдевшая, и всё порывалась сморозить, по обыкновению, какую-нибудь глупость. Но бдительная Темиса, предусмотрительно занявшая позицию за её спиной, вовремя одёргивала мелкую и строго так смотрела, мол, не шуми... Не время сейчас... Морри проникалась где-то секунд на тридцать, затем следовала новая попытка. Поражаюсь Теминому терпению, мне б такие нервы.
   Ведьма тем временем закончила говорить, развернувшись всем корпусом к вашей покорной слуге. В руках женщины мелькнул невесть откуда взявшийся кинжал, сверкающий ослепительным белым светом.
   Не поняла. Всё-таки жертвоприношение?
   Не дав Элечке времени для раздумий, женщина схватила мою правую руку и полоснула по ладони наискосок. Всё произошло так быстро, что я не успела даже толком почувствовать боли.
   Подскочил одетый во всё белое староста и быстро подставил под стекающую с ладони кровь огромную каменную чашу, на дне которой плескалась некая рубиново-алая жидкость. Я безвольно следила глазами за тёмно-красной струйкой, сбегающей с пораненной руки, и думала, что эти гады решили-таки от меня избавиться. Похоже, Элька умрёт если не от кровопотери, то от сепсиса точно. Вот сомневаюсь, что в этой прогрессивной стране в ходу антисептики и антибиотики.
   Секунд через пять это безобразие закончилось плотно обхватившей ладонь полоской ткани, по-простому завязанной на узелок.
   Ведьма тем временем повернулась к мальчику, добровольно протянувшему ей левую руку, и вся процедура повторилась.
   Я стояла, покачиваясь от слабости и шока, и тихо обалдевала от колоритности, а главное, гуманности местных обычаев. Куда смотрит общество защиты детей?!
   Когда женщина решила, что крови в чаше достаточно, она на удивление не стала перевязывать ребёнку руку, а просто стёрла излишки крови с его ладони. Сдёрнула с моей, всё ещё протянутой вперёд, ткань, и, прокричав-пропев что-то наподобие "а схракасук!" (кого это она неприличным словом назвала?!), соединила наши ладони так, что порезы оказались плотно прижатыми друг к другу, и из них с новой силой хлынула кровь, почти сразу же, правда, остановившись, едва наши сомкнутые руки оказались по запястья в тягуче-алой жидкости.
   Но вот, вы знаете, когда мне протянули тот самый приснопамятный сосуд и предложили продегустировать... Нет, Элечка ничего не имеет против вампиров. Ну любят гемоглобинчику живого хлебнуть, с кем не бывает. Мне же как-то воспитание не позволяет уподобляться сим благородным созданиям. Мы люди маленькие, с нас и соку хватит. С водкой в крайнем случае.
   Что называется, кто б тебя, Элька, спросил. Ведьма, видя моё замешательство, вдруг одним неуловимо-быстрым движением оказалась справа и, обхватив левой рукой мой затылок, чтоб не дёрнулась, правой резко поднесла чашу к раскрытому в попытке возмутиться творящимся вокруг произволом рту вашей покорной слуги и быстро наклонила. Жидкость потоком хлынула в глотку, и, чтоб не захлебнуться, пришлось сделать несколько глотков. Попытка вырваться ни к чему не привела - рука ведьмы стальными тисками сжимала мою голову.
   Трёх глотков оказалось достаточно, и приобщение Элечки к кровепотребителям закончилось. Мальчик отнёсся к дегустации не в пример спокойнее - мне аж стыдно стало, такая взрослая, и такую истерику закатила.
   Оставшуюся в чаше жидкость пожилая женщина опять же в сопровождении труднопроизносимой белиберды вылила в жарко полыхнувший при этом костёр. Как только не опалила себе чего, аж обидно.
   Затем выжидательно уставилась на меня. Окружающие тоже. Что вам ещё от меня надо, изверги?!
  - Где твой амулет, садха? - раздался в голове тихий шёпот Хранителя.
   Тихий-то тихий, но предупреждать надо. От неожиданности я резво подпрыгнула и подозрительно уставилась на ведьму, логично предположив, что это её проделки.
  - Я это, садха, до чего же ты нервная. Прекрати испепелять тётеньку взглядом, она тут ни при чём.
   Что-то туговато у меня становится с соображением. Не иначе местный климат вреден для прогрессивных умов, достаточно только взглянуть на не обезображенные интеллектом застывшие физиономии вокруг. А эти варварские обычаи. Вот и я начала притормаживать, только со второго раза признав говорившего.
  "Терри! Ну попадись мне только. На собственной шкуре прочувствуешь, кака-ая я стала нервная!"
   В ответ в голове прозвучал тихий смешок.
  "Думаешь, шучу? Фигу! Я тебя предупредила. Э-э... Что ты там говорил? Какой аметист?"
  - Да не аметист, корра мие, а амулет! Тебе ведь сегодня давали амулет?
   Я начала лихорадочно вспоминать обо всём, что мне сегодня давали.
  - Круглый такой, металлический, - подсказал сжалившийся над моими закипающими от перегрузки мозгами Хранитель.
   Ага. Что-то такое было. Железненькое как раз. Я начала старательно ощупывать карманы и, к вящему восторгу публики, извлекла из внутреннего, самого дальнего, платиново-белый кругляшок с вписанной в центр девятилучевой звездой, сплошь испещрённый непонятными символами. Молча протянула его переминающейся с ноги на ногу от нетерпения ведьме. Та, приняв почти такой же, но золотисто-жёлтый амулет из рук мальчугана, вновь затянула что-то на гортанном языке. Поднялся шквальный ветер. И я вдруг начала понимать, что она говорит!
  - Я призываю вас, Духи-Покровители всего Сущего и всего Запредельного! Скрепите эту Связь, будьте свидетелями Её! Разнесите всем благую весть, что появились новые Соединённые! Да грядёт благополучие на землю нашу, да станет эта связь предвестником начала Светлых Времён, как предсказано!!
   Одновременно с последним выкриком колдуньи в амулеты с неба начали бить разноцветные молнии, от грохота затряслась земля под ногами. "Вот только землетрясения до кучи и не хватало в этот знаменательный день!" - я попыталась вспомнить хоть какие-нибудь приличествующие случаю конца света молитвы. Ничего не вспомнила. Точнее, не успела - всё закончилось. Тряска прекратилась, небо снова стало звёздным и спокойным. А ведьма на удивление не дымилась горсткой пепла, а торжественно надевала нам с пацанёнком на шею означенные амулеты, уже на кожаных шнурах - мне его, а ему мой.
  - Теперь, деточка, ты должна дать своему Обретённому Навеки Брату (так и сказала, именно всё с большой буквы) имя.
   Все взгляды выжидающе уставились на мою растерянную персону. Дать имя... Да они в своём уме?! С чего это я чужому ребёнку буду давать имя?
  - Теперь это не чужой ребёнок, садха. Отныне и до века это твой брат. Вы соединены такими узами, которые не разорвать никому. С этих пор ты не одна. Вы будете поддерживать друг друга в трудную минуту. Если одному из вас плохо, или случилась беда, другой почувствует и поможет. И умения друг друга у вас теперь частично присутствуют, и знания. Дальше связь будет крепнуть. Такие обряды не проводились уже, насколько я знаю, вескон пятьсот ко времени моего заточения в склеп.
   Нет, я, конечно, безумно польщена. Право же, не стоило так из-за меня стараться. Тем более без моего согласия! И потом - мне и одного брата, родного, за глаза хватает!
  - Обряд никогда не проводится без согласия обеих сторон.
   Тут как раз к месту вспомнился сегодняшний разговор со старостой. Так вот на что я тогда так опрометчиво подписалась. Впредь будет тебе наука, Элли! Хорошо хоть и вправду не на жертвоприношение согласилась от широты души.
  "Постой! Но я никакой связи не чувствую."
  - Разве? Сосредоточься на ощущениях. Попробуй отключиться от внешнего. Что ты чувствуешь?
   Я честно попробовала. Ничего я не чувствовала, только свербили болью свежепорезанные ладони... Стоп! Что значит ладони?! Когда это они мне успели и вторую распахать?
   Я скосила глаза на левую руку. И чуть не окосела действительно - ладонь была чистая, без малейших следов повреждений. Зато у парня как раз левая и пострадала. Дела-а.
   Я покосилась в свою очередь на мальчугана. Тот, морщась, растирал Правую руку! Обалдеть! Вот тебе и варварские обряды.
  "Так я не поняла, мне теперь всю жизнь и с ним на привязи ходить?! Ни подумать о своём, о женском, о тракторах. Ни с мужчиной не уединиться тайно. Даже в туалете под надзором! Это что, такая местная форма издевательства? Они думают, мне твоего вечного сопровождения мало?!"
  - Не горячись, садха. Как я уже говорил, связь действует только если что-то случится, или нужно срочно связаться. А так - живи на здоровье, каждый твой шаг он чувствовать не будет, как и ты его, за кого ты нас принимаешь? И обрати, наконец, внимание на своего младшего братца, он всё ещё ждёт имя.
   Вот блин! Заболталась с этим бледнолицым совсем. Пацан и правда выжидающе смотрел на меня, как, впрочем, и все остальные. Мнм... Ну вот, теперь ещё терзай мозг, придумывай! Спросить, чтоль, у кого? Ау-у! Граждане! Объявляется конкурс на лучшее мужское имя. Варианты Хулио и Херман просьба не предлагать, с местным колоритом, да и моим мироощущением они совмещаются плохо.
   Лес снова зашумел - да что ж за напасть, ураганы у них частые, что ли? - и в шелесте листвы мне послышалось - Веррен. Показалось, было первой мыслью, но ветер настойчиво шумел в ветвях Веррен... Веррен...
   Какие же вы, граждане, отзывчивые да ответственные. Вот только попроси чего - вы тут как тут, с советами полезными. Что сказать, благодарю. Веррен так Веррен. Ему, кстати, подходит.
  - Веррен!
   Толпа ахнула и загомонила. Мальчик пристально смотрел на меня, одними губами повторяя только что обретённое имя.
  - Да будет так! - перекрикивая шум, припечатала ведьма. - Обряд закончен.
   Объявляю вас мужем и женой, чуть не ляпнула я следом, но вовремя прикусила язык. Покосилась на свежеприобретённого братца и снова непрошенно занедоумевала, с чего такая честь, и именно мне. Почему всегда я?! Вон бы Морку выбрали, она дурная, как раз с подростками и детьми на одной волне.
  - Какая же ты невнимательная, садха, - как всегда бесцеремонно влезла в мои мысли эта орясиноподобная ехидна. - Тебе ведь объясняли - если человек спасёт жизнь другому, убережёт от ужасной смерти, спасённый вправе попросить о проведении обряда Соединения. Вот тебя от его имени дед его и попросил.
  "...Так староста ещё и его дед?!"
  - Говорю же - невнимательная, слов нет.
   Жители тем временем кинулись нас поздравлять. Тормошили и чмокали в обе щёки, протягивали какие-то подарки, горкой затем складываемые в сторонке. Мать ребёнка заливалась счастливыми слезами - чему радуется, спрашивается?
  - По людским легендам, древние колдуны из Совета Старших - тогда такой был - запретили проводить обряд между двумя жителями нашего мира. Ты чужеземка, только это дало возможность провести его. По тем же легендам, с возобновления этого древнего обычая начнётся новое время. На землю падёт благодать.
  "Но ведь кто-то же отсюда может попасть в мой мир. Почему не привести одного из наших и - здравствуй, благодать долгожданная!"
  - Не всё так просто, малышка. Для обряда человек должен прийти сам. Малейшая попытка что-то подстроить - и Духи не благословят. А без этого обряд не имеет ни силы, ни смысла.
   Я уже говорила, что вечно влипаю в истории? Говорила? Значит, надо сказать ещё раз - это уже прямо тенденция.
  - Будем крестить! - материализовавшись откуда-то сбоку, категорично вынесла вердикт слегка покачивающаяся Морка, для большей значительности грохнув об землю поллитровую глиняную кружку, судя по аромату растёкшейся под осколками лужи, с чем-то крепкогорячительным. И когда только успела нажраться, всего-то ничего в радиусе видимости не было?
  - Уже покрестили, Морри, - устало отмахнулась я, садясь прямо на землю. Всё. Официально заявляю - энерджайзер капут.
  
  
  
   Глава восьмая
  
  
   Процесс перемещения усталой тушки вашей покорной слуги с места событий в деревенский трактир как-то большей частью выпал из поля моего внимания. Помню лишь смутно, вроде подхватили под руки, водрузили на мула. Потом помню Морку, в такой же манере транспортируемую слева от меня и во всё горло орущую Сектор Газа. По-моему, что-то про снегурочку... Потом пошла в ход Золушка Красной Плесени. Произведение нашло живой отклик в сердцах присутствующей, тоже уже местами нетрезвой публики - окружившая мулов толпа, не прерывая движения, восхищённо внимала Моркиным фальшивым воплям, искренне сочувствуя нелёгкой доле бедной девушки, ахая и бурно аплодируя в особо интересных (читай нецензурных) местах.
   Потом в голове окончательно помутнело, и очнулась я уже в трактире от - ну кто б сомневался - возмущённо-пьяных подружакиных воплей. Стриптиз она там требовала, что ли, - я не вникала. Но старостину манеру цветисто выражаться нетрезвая любительница обнажённой натуры переняла мастерски, искусно перемежая местные обороты родными сердцу и тоже очень колоритными, правда не сильно цензурными фразами. Стриптиз ей вроде так и не показали, а жаль. Было бы интересно посмотреть на сие действо с поправкой на местную культурную традицию. Стриптизёров в лаптях я ещё не видела - досадное упущение. Та-ак, где тут у нас мужички покрепче? А подать их сюды!
   Обведя зал трактира всё ещё немного мутным взором, я пришла к неутешительному выводу, что так жить нельзя. Вся присутствующая общественность уже изрядно навеселе, а кое-где и в откровенном экстазе - те догадливые, что начали принимать на грудь ещё на поляне. Даже Сорини вон развязно подмигивает какому-то щербатому детине в телогрейке, под столом отстукивая изящной ножкой ритм незамысловатой плясовой, что лихо наяривали на необычного вида инструментах трое нарядно одетых мужиков. Как они русалку-то нашу умудрились напоить?
   Теми с Корисом с пьяным гиканьем под ту же плясовую зажигательно отплясывают, вызывая одобрительно-завистливые вопли крестьян.
   Лидан что-то старательно втолковывает давешней ведьме, совсем не по-братски приобняв её за плечи. И, что самое удивительное, та против подобного произвола совсем не возражает!
   Морри так вообще собрала вокруг себя толпу заинтересованных мужиков и воодушевлённо вещает о русских национальных традициях винопития, азартно жестикулируя и обильно цитируя классиков, в чьи ряды в роли любителя экстремальной выпивки каким-то непонятным образом затесался ни разу не русский Джеймс Бонд.
   И среди всего этого бедлама сижу я. Абсолютно Трезвая!
   Нет, так жить точно нельзя. В царящей здесь атмосфере ни один трезвый, даже с очень устойчивой психикой, душевное здоровье не сохранит. А у меня и так в последнее время нервы ни к ияссу.
   Та-ак. Что мы имеем на предмет не отрываться от коллектива? Ага. Кто-то сердобольный догадался поставить прямо перед моим носом литровую кружку. Судя по запаху, с алкоголем. Ещё бы разобраться, с каким.
   Недолго думая, я ухватила сосуд за ручку и бесстрашно выхлебала сразу едва ли не треть. Ххык! Последний раз испытывала нечто подобное, когда по дурости запихнула в рот сразу всю прилагавшуюся к суши порцию вассаби - я даже, кажется, узнала созвездия, виденные в тот памятный вечер.
   Ух! Точно ключница делала! Отличная, кстати, весчь. Только быстро что-то кончилась.
   Эй! Люди добрые! Сами мы местныя, пода-айте на пропитание бедному...тьфу ты! Налейте на опьянение бедной в...мгм...мягкое место трезвой девушке!
   О! Откликнулся ктой-то на мой пламенный призыв - кубок опять полон. Ну что ж, ту ёрс, как говорят зловредные америкосы!
   Хмм...ммм... А что это у меня перед глазами скачет? А-а... Это Морка выкаблучивает, местный гапак исполняет. И когда обучиться успела? И почему мне кажется, что я так сегодня уже не смогу?
   Душа уже поёт. Теперь требует гласности, то есть исполнения всего репертуара вслух. А нельзя-а. Вдруг люди не поймут моих душевных порывов? Или позывов... Что-то до ветру хочется. Только б дойти.
   Пошатываясь и слегка приплясывая, я кое-как таки выбралась из трактира и, не мудрствуя пьяной башкой лукаво, присела за ближайшим углом.
   Это давно тут такие крупные кошки водятся? Глаза, светящие мне из соседней подворотни, размером запросто могли посоперничать со среднего размера блюдцами. А злобные какие кисы у них - шипение слышно невооружённым глазом. Тьфу, ухом. То есть обоими... В общем, вы меня поняли, а это главное.
   И всё же нужно посоветовать истреблять столь крупные экземпляры на корню. Этот, например, на меня уже, по-моему, прицелился. Харро-ошая киса... Иди домой, а? Ну чего ты тут высиживаешь? Не видишь - здесь тётя злобная писает. Вали, пока можешь.
   Глупое животное явно не вняло. После очередной серии рыков-воплей эта дурная зверина с шипением кинулась на меня - я едва успела напялить штаны. Увернуться удалось в последний момент - когти щёлкнули в паре сантиметров от лица. Ну это уже хамство!
   По недавно приобретённой привычке перебирая в нетрезвом уме подходящие случаю заклинания, я краем глаза продолжала следить за заходящей на очередной вираж киской.
   И тут запоздало пришло понимание - и почему мне так вдруг не понравилась кошка-акселератка, и почему в животе щиплет и щекотится. Сразу вспомнились недавние пояснения Темисы:
  - Коли почувствуешь смех в животе - насторожись! То Пожирательница Магии кругами ходит, добычу ищет.
  - А разве их не истребили всех подчистую, нуови Темиса?
  - Истребили, деточка, да не всех. Маги сильные тёмные да демоны злобные парочку завсегда подле себя про запас держат. Опасное это занятие - кошечку такую содержать, да хлопотное больно. Ну да пользы от им подобных много. Потому содержат не жалея сил - кормить-то её своей магией приходится. Единственно, полностью сожрать хозяина тварь не может - так, только запас уполовинивает.
  - А ежли помрёт хозяин, нуови магичка?
  - А если помрёт - бестия эта убийц искать станет. Да родственников их. Да друзей - чутьё у неё невероятное, всё одно кого-нибудь из виновников зацепит.
  - И когда же вся эта мокрушная эпопея заканчивается?
  - Когда за хозяина отомстит хотя бы сотней жизней. Тут уж даже неважно, причастных или так, мимо проходили, дорога всем одна - смерть!
  - Жутковато как-то, Теми.
  - Потому и истребляли их нещадно в своё время. Ну да не бойтесь, девоньки. Созданий тех во всём мире не больше пары дюжин осталось - наткнуться, можно сказать, невероятная удача. Или неудача - уж тут как посмотреть.
  - А как бороться-то с ними?
  - А никак. Не знает магический мир против них оружия.
  - Но раньше же как-то убивали?
  - То знание давно утеряно. Одно могу сказать: увидите - бегите. Хотя и это вряд ли поможет...
  
  - Ки-иса-киса-киса... Морда бесстыжая, ты что ж припёрлась? Неужто зарраза-некромант такой зверюгой обзавестись успел, скотина?! Что делать-то теперь, ежли даже здешняя наука супротив вас, гадин, бессильна? Куда уж нам со свиным-то рылом...
   А жить как, оказывается, хочется. А рожа-то какая у кисы - жуть! Шерсть огненно-алая, светящаяся, выражение морды свирепое. В уголках губ кровавая пена пузырится. И с клинкоподобных клыков слюна капает! Но не будем отвлекаться - с подобными соперниками это чревато.
   Последние несколько минут я относительно удачно уворачивалась от агрессивной мурлыки просто немыслимыми кувырками и прыжками. Прекрасно понимая, что дальше на таких кульбитах, да на свежий хмель, не выживу.
  - Ки-иса... У тебя дома скотина некормленная, точно тебе говорю! Нельзя так запускать живность, мы ж в ответе за тех, кого...ну ты в курсе. Да что тебе от меня надо, в конце концов?! Я вообще с твоим хозяином знакома весьма относительно - пообщаться толком даже не успели! Давай расстанемся друзьями?
   Но животина расходиться миром никак не желала, снова и снова атакуя моё утомлённое боями, жуткими ритуалами и грандиозными попойками тельце и уже несколько раз вскользь задев когтями.
   Мозги работали на пределе возможностей, но как назло ничего упорно не придумывалось. И тут... Откуда-то со стороны подсобных строений метнулась и сразу же погасла ярко-салатовая искра. Привычно приняв сие природное явление за глюк, я азартно продолжила спонтанные прыжки-увёртки (учитель по рукопашному бою помер бы на месте, увидав подобное в Элькином скромном исполнении), но совершенно неожиданно споткнулась на ровном месте и растянулась в гостеприимной деревенской грязи во весь рост. "Тут тебе и конец", - промелькнула молнией мысль, и я уж было изготовилась принять мученическую кончину от лап зверя свирепого, как...
   На пути жутких клыков с капающей ядовито-парализующей слюной возникло то самое салатовое свечение. Из которого появился...Хранитель собственной благословенной персоной! Ты ж моя радость!
   Скомандовав кисе что-то вроде "Сидеть, тварина негигеничная!", призрачный парень кинулся в настоящую атаку! Два тела сплелись в сумасшедший салатово-алый клубок, во все стороны полетели клочья шерсти. Битва продолжалась не более тридцати секунд, показавшихся мне вечностью, но в конце концов жуткая куча-мала распалась на относительно целого Терри и совсем уже нежизнеспособную кошкоподобную зверюгу, мешком осевшую в ту же гостеприимную грязь. Силён привидень!
  - А она больше не оживёт? - несколько придя в себя, опасливо вопросила я у победителя, исподтишка попинывая не подающую признаков жизни зверюгу носком сапога.
  - Фигушки! Фирма веников не вяжет. А если вяжет, то исключительно фирменные! Гарантия пожизненная, - ну вот, явно прослеживается моё дурное влияние. Даже духа испортить успела.
  - Терричек, как жи ж ты вовремя появился, солнце моё!! - кинулась я к Теркану со счастливыми объятиями, радостно повиснув у Хранителя на шее и мёртвой хваткой вцепляясь в широкие условно-материальные плечи. Терри пошатнулся.
  - Элеонора, отчепись, я и так еле держусь в материальной форме! - аккуратно разжимая мои крепко стиснутые на его шее руки, прохрипел бедняга.
   Ну нет так нет. Мы девушки приличные, зазря к мужчинам не пристаём. Кое-как выровнявшись на своих двоих, я попыталась привести одежду в порядок, а всё ещё разъезжающиеся от недавнего перенапряжения глаза к общему знаменателю. Не тут-то было - изорванная в клочья ядовитыми когтями туника живописными лохмотьями свисала с моей изрядно отощавшей за последние недели фигуры. Про штаны вообще молчу - подобного эффекта великосветского бродяги ни одному модельеру не добиться при всём желании. Правильно, у него же в помощниках не значатся агрессивно настроенные к местному населению кеорты - я наконец-то вспомнила название этой жутковатой группы нечисти.
   За очередной попыткой привести туалет в удобоваримое состояние я совершенно случайно поймала встревоженно-внимательный взгляд Хранителя и от неожиданности поперхнулась.
  - Что?
  - Ничего.
   Ещё один внимательно-оценивающий взгляд.
  - Да что?!
  - Н-ничего... Элли, а вот скажи-ка мне, эта милая кисуля случаем не поцарапала тебя?
  - Ещё как поцарапала! - простодушно созналась я. - А что?
  - Да... Видишь ли, в чём дело... - Терри старательно отводил взгляд. - Когти кеорты обладают некоторыми...мгм...свойствами - как бы это потактичнее выразиться? - несовместимыми с жизнью среднестатистического человеческого существа.
   Нормально! Отличное заявление. Очень поднимает тонус. Особенно когда ты старательно пытаешься обработать антисептиком, по счастью сохранившимся в моём бездонном рюкзаке, а с недавнего времени скромно обретающимся в левом кармане брюк, полученные только что раны.
  
   А что это всё так любопытственно расплывается? И прекратите немедленно трясти землю - меня укачивает!... Кто тут такой умный расставил на моём пути эти высоченные бугры? И, главное, когда успел?! Пять минут назад ничего похожего здесь не было. А-а, это я в пресловутую землю носом уткнулась... Что я сделала?! Темно. Совсем темно. Как у негра в ж... Жужжит кто-то... А-а, это Терри надрывается. И зачем так орать? В трактире всё равно ничего не услышат - уж после Моркиного-то "Ойморозмороза". А она его стопроцентно уже исполняла - когда я уходила, стадия у подруги была самая подходящая. Как же темно...
  
  - Очнулась, голубушка? - бодрым голосом Хранителя проорали у меня над ухом.
   От неожиданности слегка подскочив на кровати и попутно уронив на пол тяжёлое ватное одеяло, я попыталась оглядеться.
  - Терри, так тебя растак! Совсем сдурел?! Я чуть не померла со страху!! Э-э... Терри, ты где? Терричек, милый, я, кажется, ослепла! Совсем! Я ничего не ви-ижу-у-у!!!
  - Прекрати орать, Элька. Ещё б ты что-нибудь видела. Чем глотку драть, потренируйся лучше в спортивном поднятии век на скорость. Поднимешь за секунду - получишь конфетку.
  - Лучше топор - голова просто раскалывается... Что ты сказал?! Веки закрыты??
   Я шустро ощупала область глаз и пришла к неутешительному выводу - на свалку пора срочно. Желательно прямо сейчас. Глаза-то и впрямь закрыты. А я тут воплю. Стыдно-о.
  - Кх-кх... Терри, дорогой... А вот не объяснишь ли бедной девушке, что тут случилось? Я, вся такая больная и хилая, прихожу в себя в постели, перемотанная бинтами, что твоя мумия, - оглядев ноющее под повязками тело. - Ты у моего изголовья терпеливо ждёшь, когда же ненаглядная Эличка откроет глаза. После чего непривычно любезно со мной общаешься, ни разу ещё даже не наорал... Наступил конец света?
  - Нет, Элли. Хуже.
  - Хуже? Неужели Сорини решилась-таки на экстремальный стриптиз? А я, грешным делом, вознамерилась помешать сему грандиозному действу свершиться, напирая на то, что местные мужики ещё не привыкли у женщин на месте традиционных волос в интересных местах видеть зеленоватую чешую, и я искренне беспокоюсь за их душевное здоровье и потенцию. После чего оскорблённая за весь русалочий род Слышащая огрела меня по кумполу своей любимой каучуковой дубинкой, и теперь у меня в черепе вмятина, точно повторяющая форму резинового орудия?!
   Терри пару минут беззвучно открывал и закрывал рот - видимо, тоже воображение хорошее. Затем взял себя в руки:
  - Кхм... Ну не совсем... Короче, тебя неплохо подрала одна симпатичная и на диво безобидная киса. Пару дней ты провалялась в бреду, с жаром, в судорогах. Тебя корчило, ломало, - ужас какой! - И после всего этого ты на удивление не померла, а вот очнулась, живая, и, по-моему, уже практически здоровая.
  - ...И от чего меня так мощно корячило?
  - Я ж говорю - киса подрала.
  - Эта киса что, размером с бронепоезд была? И почему я после всего ещё жива??
  - Вот и я удивляюсь.
  - Добрый ты!
  
  - Невероятно, но... Если я хоть что-то понимаю в магии... Благодаря когтям этой милой кисули, яд с которых ты каким-то совершенно немыслимым образом "переварила" - случаев чего я не припомню - ты приобрела полный иммунитет к пожирателям магии, - держите меня! Терминатор отдыхает! - Будь то артефакты, люди, звери или природные аномалии. Э-э... Поздравляю! - Закончивший рассказ Хранитель деликатно хлопнул меня по плечу, добавив себе под нос:
  - Ну и девицы пошли - даже яд их не берёт. И что же остаётся бедным мужчинам?
  - Я бы на твоём месте так за них, мужиков то бишь, не переживала. В вашем распоряжении остаются такие замечательные своей безотказностью средства, как колесование и топор. Кувалда вот тоже неплохо помогает. Газовая горелка, на худой конец! Хотя... Газа-то, боюсь, у вас ещё нет... Рекомендую азотную кислоту: помогает железно, относительная дешевизна и легкодоступность, лучшие рекомендации потребителей из мира богемы - сам Радищев не гнушался...
   Терри кое-как рукой подобрал отпавшую челюсть и судорожно сглотнул:
  - Порой, Элеонора, ты меня пугаешь.
   Дык не только тебя, голубчик, не только тебя. Вам бы с Морри это обсудить - много нового узнал бы. А вот и она, кстати. Легка на помине.
  
  
  
   Глава девятая
  
  
  - Эличка, девочка моя, как ты? - старательно ощупывая моё и без того болезненно реагирующее на малейшее движение тело, фальцетом завывала Морка, умудряясь каким-то немыслимым образом при всём при этом драматично заламывать руки.
   Организм мой долго такое издевательство выносить не смог, исторгнув из самых своих глубин грандиознейший по своей силе и эмоциональности вопль:
  - Мор-ри-и-и!! Так тебя перетак с прихлёстом да через колено вприсядку карриссима мамма мия!!! - к чему в конце была упомянута Божья Матерь, я объяснить не могу. Наверное для большей выразительности. Хотя куда больше - хорошо хоть без матов обошлась. - Оставишь ты наконец мой несчастный организм в покое или нет?! На мне живого места нет от царапин и синяков! Ты считаешь, им приятно ощущать твои загребущие ручонки?!
   Пригладив встрёпанные моим мощным рыком волосы, подруга как ни в чём не бывало присела на освобождённый Хранителем стул:
  - Вижу, ты идёшь на поправку. Голосовые связки так точно в отличном состоянии.
  - Морри, голосовые связки - единственное, что а-абсолютно не пострадало в злополучной схватке!
  
   Лес встречал нас возбуждённым птичьим гомоном и дурманящим ароматом зреющих трав. Наш маленький отряд неспешно продвигался на юго-восток, к замку Селот, владению доблестного нола Брэссета.
   Через пару дней после моего памятного пробуждения коллегиальное собрание в лице спутников постановило, что Элечка абсолютно здорова и готова к дальнейшему путешествию, и мы двинулись в путь.
   Провожать дорогих гостей вышла вся деревня. Староста сентиментально пустил слезу и по-тихому попытался вовлечь нас в очередную пьянку, коварно предложив "выпить на посошок" (а вот тут явно прослеживается Моркина просветительская деятельность - научила местных русским традициям, называется!). Мы благоразумно отказались, а Морри я вовремя успела отвлечь от опасной темы, втихаря мазнув под хвост её каурой кобыле заблаговременно раздобытым у селян местным аналогом скипидара. Манёвр удался на славу - лошадка с диким ржанием взвилась на дыбы и резво взяла с места, мгновенно переходя в галоп. Слава Хранящим, в нужном направлении. Я с удовольствием прислушалась к удаляющимся Моркиным воплям, с невинным видом похлопав ресницами в ответ на недоумённые взгляды соратников, и бодро вскочила в седло.
   Далее были долгие благодарственные речи, приглашения заезжать ещё, рыдания в стиле "да на кого ж вы нас..." и прочие традиционные атрибуты прощания.
   Под занавес я тепло распрощалась с "братом", многообещающе поцеловав его в лоб, и торжественно убыла вслед за Морри.
  
   Мы наконец-то имели возможность передвигаться на лошадях, коими нас щедро снабдил староста, не без влияния невестки - матери моего названного братца.
   Засмотревшись на курлыкающую неподалёку птичку, я не сразу поняла, что со мной уже некоторое время пытаются заговорить. Всё тем же непривычным для вашей скромной слуги способом - мысленно то есть.
  - Дитя. Деточка, ты слышишь меня? Да во имя всех Наполнявших Круг!
  - ...аа...мгм... Что? Кто здесь опять?!
  - Дитя, ты меня не узнала?
  - Дух леса?
  - Я. Как же долго пришлось до тебя докрикиваться.
  - Ну звиняйтэ. У нас на Родине всё больше орально общаются, без применения спецтехнологий... Рада Вас слышать, Дух!
  - Я тебя тоже, дитя. Спасибо тебе.
  - За что?
  - За спасение деревни. Но главное - за внука.
  - Э-э... Это за какого?
  - За того, что связан с тобой теперь прочней любой связи.
  - Так Вы - бабушка Веррена, мило навязанного мне местными доброжелателями??
  - Да. И ты добровольно согласилась на обряд.
  - Добровольно - громко сказано. Просто я понятия не имела, на что подписываюсь.
  - Как бы то ни было, теперь я за внука спокойна. Уверена - ты его в обиду не дашь.
  - Конечно. Пользуетесь моей добротой, - обиженно засопела я.
  - Не злись. Сама не понимаешь, какие возможности открываются перед тобой после этого обряда.
  - И какие же?
  - Будучи связанной кровным родством с Духом леса, ты сможешь беспрепятственно проходить сквозь любые лесные угодья вместе со своими спутниками.
  - Даже так? Как интересно.
  - Более того - любая лесная нечисть, почуяв в тебе древнюю кровь, не тронет родню Лесных Духов.
  - Ну вот это вообще замечательно. А что, правда так чувствуется моё с Вами родство?
  - Да, дитя. Ты теперь - наша кровь и плоть, и этого уже не изменить.
  - Ну спасибо!
  
   Замок Селот на поверку оказался просто огромным. Нет, конечно же, читая исторические романы, я представляла себе нечто подобное. Но не могла и подумать, что сама окажусь когда-нибудь внутри эдакой бандурины. Всё как в книгах - куча башен, высоченные каменные стены, тьма тьмущая охраны.
   Сам нол встречал маленький отряд в воротах замка. Что, несомненно, являлось великой честью для нас, недостойных.
   Приняли нас в замке хорошо. Спутники тут же разбрелись кто куда, споро кинувшись исполнять свои, изрядно запущенные в период их отсутствия, обязанности, челядь разбежалась. В итоге в один прекрасный момент мы с Морри оказались посреди громадного замкового двора совершенно одни. Но нам не привыкать. Быстро сориентировавшись, выспросили у первого же отловленного слуги местонахождение кухни и, наскоро там поужинав, синхронно увалились спать.
  
  
   Жизнь замка текла по-деревенски размеренно. Мы с Морри довольно быстро адаптировались, и теперь старались принять посильное участие в этой самой жизни, помогая то тут, то там. Ну, по крайней мере, стараясь не особо мешать. Спутников мы практичеки не видели - кто-то удалился по делам в дальние владения, кто-то был слишком занят, чтобы общаться с двумя юными тунеядками. Дни пролетали незаметно, в душе царило непривычное после полного приключений путешествия умиротворение.
   В один из таких вот дней я, наскоро позавтракав, привычно направилась в сторону конюшен, вполголоса костеря Морку, как всегда проспавшую все утренние обязанности, и сетуя, что теперь вместо одной лошади придётся убирать за двумя. У нас вошло в привычку самим ухаживать за своими коняшками, а отговариваться перед хозяевами подругиной сонливостью было неудобно - и так мы у них на шее прочно засели. Потому, не обращая внимания на царящее во дворе необычное для столь раннего часа оживление, я морально готовилась к очередному удвоению физических нагрузок, пока ноги сами несли меня в нужном направлении.
   Оказавшись, наконец, в освежающей прохладе громадного продолговатого строения, не останавливаясь прошествовала к пятому по счёту стойлу, со дня прибытия закреплённому за моей серой в яблоках кобылой, стремясь поскорее покончить с этим грязным делом и заняться чем-нибудь более приятным. Нет, я, несомненно, люблю лошадей, но вот как-то не очень тепло отношусь к продуктам полураспада, выделяемым оными в просто невероятных количествах.
   Остановившись напротив искомой калитки, я пару минут тупо пялилась в сумрак, пытаясь решить в уме непростую задачу - как за ночь моя миниатюрная и почти кроткая кобылка могла превратиться в здоровенного огненно-гнедого жеребца, в данный момент увлечённо грызущего запертую на засов дверцу и косящего на Эльку недобрым взором?
   Придя, наконец, к выводу, что вероятность подобной метаморфозы без магического вмешательства - а его здесь в упор не ощущалось - практически равна нулю, осторожно приблизилась к уже изрядно пожёванной калитке и застыла в нерешительности. Потом ещё раз внимательно пересчитала стойла. Всё верно, это как раз пятое. Где же моя лошадь? И, главное, что это за зверюга вольготно расположилась на её месте?
   Размышления мои были грубо прерваны повелительным окриком:
  - Девочка, я бы на твоём месте не подходил так близко к Граду - он чужих, конечно, любит, но в чисто гастрономическом плане.
   Обернувшись на голос, я с удивлением встретилась взглядом с бездонно-пасмурными - и до боли знакомыми - глазами.
   На несколько долгих мгновений в помещении воцарилось молчание. Я переводила дух, стараясь унять, как мне казалось, невероятно громкий стук сердца. Ну как же, вот он, повелитель грёз, рыцарь без страха и упрёка, прынц на неважнокакоймасти коне! Стоит передо мной, удивлённо вглядываясь в лицо вашей покорной слуги и, видимо, старательно пытается припомнить, где же он раньше мог видеть эту наглую физиономию. Резонно предположив, что воспоминания вряд ли окажутся приятными, я поспешила отвлечь молодца, склонившись в глубоком поклоне, который неоднократно наблюдала у служащих в замке крестьян, и промямлила нечто вроде "здравияжелаювашество". Маневр имел успех - из глаз блондинчика исчезла пелена задумчивости, и я даже удостоилась небрежного кивка:
  - Так что ты делаешь возле стойла моего коня, милая? - милая... Приятно, блин!
   Так, отставить лирику. Лицо попроще - местные крестьяне интеллектом блистают редко, надо соответствовать выбранному образу, коль скоро меня приняли за одну из них. Что, в общем-то, неудивительно: как и обычно перед грязной работой, я напялила на себя непритязательную рабоче-крестьянскую одёжку из грубого некрашеного льна, волосы заплела в косу, пришпандёрив в финале кокетливый ярко-оранжевый бантик. Завершали образ увесистые башмаки приятного грязно-коричневого колера. Гламурненько, в общем. Конечно же, это была не единственная одежда, находящаяся в моём распоряжении. Сразу по прибытии нам с Морри выделили несколько вполне приличествующих статусу заморских гостий нарядов, но заниматься в них работой было до ужаса неудобно, и я выпросила у служанки парочку простых одеяний.
  - Дык... Мы тут эта... Прибраться смотритель послал, господин. Лошадок почистить, корму им дать, - старательно коверкая слова на здешний манер, пролепетала я, буквально утонув в ласковом свете Ниловых глаз. Сердце пело что-то меланхолично-романтическое, в голове воцарился лёгкий сумбур.
  - Так ты приставлена к конюшне?
  - Ага, точно так. Ещё на кухне иногда помогаю, за огородом смотрю опять же, садовнику когда подсоблю, - начала перечислять я, старательно загибая пальцы и в завершение выдав на редкость глупую улыбку. Частично от переизбытка чувств, больше же окончательно входя в образ. - Смотритель-то в замке зело строгий. Коли не сделашь чего - ругается злобно и мудрёно. Отчитыват - ажно так стыдно, лучше другой раз всё выполнить в лучшем виде.
   Нил благосклонно внимал моему бессвязному лепету, рассеянно улыбаясь каким-то своим мыслям. Какой же он красивый, когда так трогательно покусывает нижнюю губу... Ах! Вот бы ещё узнать, о чём он думает.
  - А скажи-ка, милая, мы с тобой раньше не встречались? - узнала, блин! К ияссу такие исполнения желаний - иногда лучше оставаться в неведении.
  - А благородный лаби уже бывал у нас? - с подобострастной улыбкой, втайне надеясь на отрицательный ответ.
  - Да, в прошлом весконе. И в позапрошлом тоже. Ваш хозяин - друг мне.
   Попала, лихорадочно пронеслось в голове. Ничего, где наша не пропадала?
  - Ну дак я-то, майлорд, всего седьмой месяц как в замке служу - я такая радая, что благородный нол меня в услужение взял, такая радая, какая честь... - уже на автопилоте вещала я, боязливо пятясь под пристально-изучающим взором.
   Блондин не отставал, и со стороны, думаю, наши перемещения напоминали па диковинного танца. Шагали мы синхронно и в одну сторону: я - постоянно запинаясь о как назло подворачивающиеся под ноги вылезшие доски настила, Нил - плавной кошачьей поступью, умудряясь не только не отставать, а медленно, но верно идти на сближение. Выражение глаз красавчика неуловимо менялось. Теперь в них пылало серебряное пламя, заставляя меня тихо паниковать - чего это он, а?!
   Нил между тем окинул меня всю с головы до пяток пламенным взором и, как мне показалось, плотоядно ухмыльнулся. Твою дивизию, прям сексманьяк на выезде! Вот уж чего никак не ожидала. Может, на солнышке перегрелся? Я в последний момент удержала руку, потянувшуюся было потрогать блондинов лоб на предмет обнаружения жара. Парень же, удивлённо хмыкнув, продолжил наступление в прежнем режиме.
  "Вот ведь, и в золушкином обличье пользуюсь успехом! Всё-таки красоту - её ничем, итическая сила, не закроешь и не зальёшь", - промелькнула-таки непрошенная мыслишка.
   В конце концов я упёрлась спиной в угол конюшни и уже конкретно запаниковала. Лицо красавчика было в нескольких сантиметрах от моего, а заметить, прилично ли находиться так близко друг к другу по здешним обычаям, я не удосужилась. И потому гадала, уместно ли будет возмутиться странным поведением "благородного лаби", или стоит продолжать игру в покорную глуповатую крестьянку.
  - Почему ты дрожишь, милая? Я напугал тебя? Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого, - его горячее дыхание коснулось моего лица, принеся с собой ароматы летнего луга в погожий денёк. Ага... Не бойся, деточка, мы тебя нэбольно зарэжем.
   До меня отчётливо доносился запах его тела, кружа бедную головушку и путая и без того сумбурные мысли. Так, не думать об этом. У меня есть более насущные проблемы, чем несанкционированное погружение в эротические грёзы. Например один неадекватный блондинчик в непосредственной близости.
   Решительно вскинув голову, я уставилась беловолосому прямо в глаза:
  - А я и не боюсь, господин. Чего это честной девушке благородного лаби бояться? Небось все знают, какие вы воспитанные: плохого слова не скажете, не то, что наши мужики. Волю рукам опять же не даёте. И всегда такие учтивые. Да и дама сердца у Вас, думаю, имеется - куда ж благородным без ентого. А обещания свои господа чтут строго. Чего же мне бояться? - Интересно, на него подействовал мой бред?
   Очевидно, не особо - сделав последний шаг, Нил упёрся рукой в стену, коршуном нависнув над дрожащей (больше от возмущения - ишь, к девкам приставать удумал, охальник плохо воспитанный!) мной и склоняясь к пылающему румянцем лицу. Сейчас поцелует, мягким местом почуяла я. Понимая, что после этого контролировать порывы души, а с ней и тела, уже смогу с бо-ольшим трудом, а только этого мне сейчас для полного счастья и не хватало, резким движением в сторону попыталась уйти с траектории его губ. А вот фигу - вторая рука блондина захлопнувшимся капканом перекрыла единственно возможный путь к бегству. Не буду же я его бить! Во-первых, малоэффективно - видала я Нилика в деле, только крякнет и сожмёт уже намертво. А во-вторых... Жалко мне его бить, предмет грёз как-никак. Короче, положение - алес.
   И тут, как ответ на мои молитвы, в конюшню стремительно вбежал взъерошенный мальчишка-посыльный, выкрикивая имя блондинчика и старательно шаря по помещению глазами. Мы-то его видели, а вот он нас, к счастью, пока нет. Но это ненадолго - ещё пяток секунд, и мы окажемся в радиусе видимости.
   Разочарованно вздохнув, беловолосый метнул злобный взгляд в сторону парнишки и выдохнул мне в ухо:
  - Мы ещё встретимся, керотто сейа! - Хм, надо же, красоткой своей обозвал, негодник. Что, думал, не пойму? Пра-авильно думал. Простая селянка, коей ты меня считаешь, и не должна знать этого наречия. Иномирная гостья, в общем-то, тоже. Однако ж после обряда я странным образом стала понимать многие незнакомые доселе языки. Потому без труда перевела вышесказанное и совершенно справедливо вознегодовала - фраза относилась к принятым в общении между любовниками. А мы, насколько я успела заметить, к столь близкому знакомству перейти ещё не успели. Нахал!
   Вдох, ещё один - вот сейчас мальчишка нас увидит... И наконец долгожданная свобода - Нил гибким движением отстранился от меня и развернулся лицом к приближающемуся посыльному. Я облегчённо перевела дух.
  - Здесь. Зачем ты побеспокоил меня? - грозно сдвинув брови, вопросил беловолосый.
  - Господин! Не извольте гневаться, - слегка заикаясь под испепеляющим взглядом стальных глаз, залепетал парнишка. - Хозяин Вас ищет. Велел передать, что ждёт в своём кабинете, мол, важный разговор предстоит, - окончательно перейдя на шёпот, закончил бедняга.
  - Передай хозяину - я иду, - играя желваками, выдохнул Нил и выжидающе уставился на мальчишку.
   Не тут-то было! Сжавшись под недобрым взглядом, парень даже не подумал удалиться. За что был удостоен моего мысленного обещания расцеловать щуплого спасителя при первой же возможности.
  - Хозяин велел проводить, - мальчишка дрожал, но стоял на своём. Прелесть ты моя!
   Ещё раз тяжко вздохнув, беловолосый с сожалением покосился на замершую в ожидании развязки меня и решительным шагом направился к светлеющему вдалеке выходу, сквозь зубы ругаясь на каком-то певучем языке. Маты-то я поняла, а вот по-каковски они, определить с ходу не удалось. Паренёк засеменил следом.
   Дождавшись, пока стихнет эхо шагов, я облегчённо сползла по стене и нервно рассмеялась. Надо же, кто бы мог подумать, я только что чудом избежала того, о чём упоённо мечтала последние три месяца. И чему радуюсь, спрашивается?
   Кое-как поднявшись на ноги, я пошатываясь двинулась к выходу, обещая себе, что в жизни больше сюда не зайду без основательной огневой поддержки хотя бы в лице Морки. В оптимальном же варианте в бдительном сопровождении Кориса - тот блюл нашу с подругой честь со времени прибытия в замок с особой тщательностью.
  
  
  - А вот и наши уважаемые гостьи! - радостно воскликнул приблизившийся к нашей небольшой дамской группке нол. Следом подошли бело и темноволосый.
   Приём, о котором я узнала сразу по возвращении со злополучной конюшни, состоялся тем же вечером, и сейчас был в самом разгаре. В пух и прах разодетые гости, по большей части соседи нола, расположились по залу кучками, разделившись по интересам. Вон стоят степенные матроны, похожие на стаю экзотических бабочек в своих пышных нарядах, и увлечённо обсуждают свежие сплетни. Там собрались мужчины, дискутируя на тему последней военной кампании, коя, если мне не изменяет память, была лет сто пятьдесят назад. А вон та пёстрая стайка неподалёку - девицы на выданье, оживлённо щебечут о нарядах и последних веяниях столичной моды, якобы незаметно косясь на разгуливающих по залу потенциальных женихов и глупо хихикая.
   А вот мы с Морри, стараемся не замечать замешательства собеседников и фурора, произведённого нашим скромным появлением.
  - Э-э... Здравствуйте, многоуважаемые нуови, - поспешно склонился в учтивом поклоне Нил, пытаясь справиться с изумлением и за время сгибания-разгибания успеть вернуть глазам присущую им от природы форму.
   Кеан же просто молча поклонился, делая возле лица какие-то непонятные жесты руками. Видимо маскировал экстренное поднятие челюсти под особо витиеватый поклон.
   Нол, обратив, наконец, на нас свой пламенный взор, так и застыл с открытым ртом. В конце концов кое-как взяв себя в руки, наш радушный хозяин нервно сглотнул и поспешил удалиться, оправдавшись внезапно возникшими делами. Кому врёт? К столам с выпивкой рванул! Я могла в этом поклясться, даже если бы не проследила глазами траекторию его перемещения. Как я его понимаю.
  - Они у вас всегда такие? - шёпотом спросил у Темисы беловолосый.
   Та судорожно сглотнула и поспешила прикрыться платочком, кашлем маскируя рвущийся наружу смех, и подтверждающе хрюкнула.
  - Морри, зарраза ты эдакая, не могла придумать маскировку попроще?! - прошипела я мелкой, приседая в неком подобии реверанса, стараясь при этом одновременно не споткнуться о слишком длинный подол и сложить губы в подобие учтивой улыбки. Не знаю, что у меня получилось, но парни побледнели. - Негроидная внешность, конечно, прекрасная мысль. Но не для здешних же мест!
  - Ниси, да Ниси же! Это кто, демоны? - донёсся до нас свистящий шёпот одной из юных аристократок. - Гляди какие чёрные - не иначе приближается Конец Сущего, раз даже на балах злые духи появляться начали, - сделав оберёжный жест, закончила она свою мысль.
   Морка промычала мне в ответ что-то невразумительное, безупречно изобразив книксен в сторону ребят.
   К чести последних надо заметить, что справились с изумлением они довольно быстро.
  - Так это вы помогли нам в той злополучной схватке с нечистью? - попытался завести светскую беседу Нил, всё ещё сверкая на нас неприлично огромными глазами.
  - Истинно, многоуважаемый лаби, - за обеих ответила я, мысленно костеря мелкую на чём свет стоит и вынашивая коварные планы жестокой мести излишне изобретательной соратнице.
   Идея как-то изменить свою внешность пришла нам в голову после того, как отговориться от присутствия на приёме больной головой не удалось. Ильсен - так звали нашего радушного хозяина - с завидным упорством стоял на своём:
  - Страна должна знать своих героев! Вы же спасли деревню от упырей? - Мы обречённо кивнули. - Во-от. Так пусть все видят, какие отважные барышни гостят в моём замке!.. И нет - одной Темисы в качестве великой спасительницы недостаточно!
   Возразить на это было нечего, и мы покорно поплелись собираться на бал.
   После долгих обсуждений было решено наложить иллюзию. Светить своими настоящими личиками перед парнями ужасно не хотелось, о причинах уже было сказано выше.
   Так как хоть каких-то успехов на данном магическом поприще удалось добиться из нас двоих только Морке, ей и было поручено сие ответственное задание. С оговоркой - делай что хочешь, но узнать нас не должны. Она и сделала. Одно могу сказать точно - в данном облике нас не узнала бы и родная мать.
   В который раз убеждаюсь, что подобные творческие задачи лучше решать самой, у Морри слишком уж буйная фантазия. Результат этого буйства я имела счастье лицезреть во всех имеющихся в зале отражающих поверхностях, чего только стоят достойные Маши Распутиной грибоподобные губы.
   Я с тоской глядела вслед спешно удаляющимся ребятам - они якобы заметили в толпе гостей какого-то особо близкого и давно не виденного знакомого и под этим предлогом чуть ли не бегом ретировались. Глядела и угрюмо размышляла о бренности бытия. Одно радует - маскировка действительно удалась на славу. У парней не мелькнуло и тени сомнения, что лицезреют они сию красоту в нашем лице впервые. И то хлеб.
   Выглядели мы действительно живописно. В просторных шёлковых туниках - Морка в зелёной, эффектно перекликающейся цветом с в кои-то веки аккуратно уложенными волосами, я в кроваво-алой, - надетых поверх более грубых нижних, подпоясанные обильно украшенными самоцветами поясами. В ушах и на шее - драгоценности, щедро подаренные Ильсеном, несмотря на наши горячие возражения. На моём левом предплечье сверкала брошь с огромным сапфиром в окружении россыпи мелких бриллиантов и рубинов, подаренная Нилом нам с Моркой на двоих, в благодарность за помощь в битве, беспрекословно отданная Морри в мою нераздельную собственность, со словами, что она вообще-то предпочитает изумруды (вы подумайте!). Наряды, воистину достойные любой здешневеликосветской дамы. Одно но - с иссиня-чёрным цветом кожи они смотрелись слишком экстравагантно для данного климата.
  - Девочки, вы сегодня чудесно...
  - Это макияж! - хором рявкнули мы с мелкой, взъершившись молодыми ежиками под насмешливым взглядом Темисы.
  - Я так и поняла, - магичка пригладила складочку на Моркиной тунике, расправила рюшечку на моей и хихикая удалилась в сторону степенных матрон.
  - Мор, я чувствую себя полной дурой, - задумчиво резюмировала я, рассеянно оглядывая зал и небрежно облокотясь на плечо какой-то порнографично-голой мраморной статуи, очень кстати подвернувшейся под руку.
   Морка вторила согласным и слегка виноватым мычанием.
  
  
  
   Глава десятая
  
  
  - Танцы! - радостно гаркнул распорядитель, и присутствующие возбуждённо загомонили под первые такты модного в этом сезоне танца со сложно произносимым названием, отдалённо напоминающего полонез.
   Кавалеры со всех ног бросились расхватывать самых симпатичных барышень. Те встретили подобный энтузиазм волной хихиканья, и активно стреляли глазками на триста шестьдесят градусов с риском заработать нервный тик, а в особо тяжёлых случаях мышечный спазм и косоглазие.
   Старшая половина женского контингента активно болела за своих чад. Каждой матроне хотелось повыгоднее пристроить дочурку. А где это лучше обстряпать, как не на балу? Молодые люди, разгорячённые танцами и вином, сами так и идут в руки.
   Единственными, кто никак не отреагировал на изменение ситуации, были всё те же упорно продолжающие обсуждать злополучную кампанию мужчины в возрасте. Что там можно столько времени обсуждать? Несчастная кампания и длилась-то дня три от силы. Вообще у меня сложилось такое впечатление, что отвлечь их от сего увлекательного занятия сможет разве что направленный ядерный удар. Ну или жена со скалкой. Но непредусмотрительные местные дамы оставили дома эти просто незаменимые в некоторых ситуациях орудия воздействия, и теперь им оставалось лишь одаривать мужей грозными взглядами, недвусмысленно обещающими по возвращении домой весёленькую ночку с интенсивным применением кухонной спецтехники.
   Мы с Моркой явно были чужими на этом празднике жизни. Замуж выдавать некого. Вот разве что Морри сбагрить какому-нибудь наивному лопуху-аристократу. Дак вернут же. Ещё и приплатят, чтоб обратно забрала. Кстати... А это мысль! Наличности-то у нас ноль, а тут такой отличный способ подзаработать... Нет, не пойдёт, только нервы все истреплю. Морри же упрямая как скотина. Возомнит ещё себе очередную любовь, и пиши пропало - никуда уже парню, бедному, от неё не деться. Мда, жаль.
   В военных кампаниях, честно говоря, что я, что Морка разбирались примерно так же, как наша вахтёрша тётя Глаша в ядерных частицах третьего порядка, и максимум чем могли поддержать беседу, так это одобрительным мычанием с умным видом. Ну, это до первого Моркиного вопроса. А он обязательно воспоследует, можете не сомневаться. Так что и тут ловить нечего.
   С танцами всё обстояло ещё хуже. Кавалеры все как один обходили нас как сибироязвенные скотомогильники - за три версты.
   Подобная ситуация нас с Моркой не расстраивала абсолютно ни в каком месте, и мы с интересом наблюдали за развитием спектакля-импровизации на тему мир-дружба-жевачка-любоф-законный брак.
   Забавно было также послушать некоторых гостей, благо суперслух мы с Темисой пройти уже успели:
  - Чед, а Чед? А вот слабо демоницу на танец пригласить?
  - Черномазую, что ль? Да ты перепил, никак?! Они ж вон какие грязные. Вдруг испачкаюсь? А у меня сюртук новый, светлый - а ну не отчистят потом?
  - Да ладно отговорки-то выдумывать, так и скажи, что сдрейфил!
  - А чего сразу сдрейфил?! Ничего не сдрейфил! Вот иди сам и пригласи, раз такой умный. А то ишь, подстрекает! И потом... Вдруг они кусаются? А если "это" ещё и заразно? Вот цапнет разок - и всё, пиши пропало. Ни на людях с черной рожей показаться, ни семью завести. Какая ж девица за такого пойдёт? Разве что совсем без приданого. Варианты надо просчитывать, - звонкий шлепок подзатыльника, - а не ерунду серьёзным людям предлагать!
   Мы в своём углу тихо покатывались, стыдливо прикрывая лица ажурными платочками. Теперь я наконец поняла, на кой их все постоянно с собой таскают - чтобы ржать и зевать незаметно для собеседника.
   И как всегда, когда ты стоишь себе тихонечко, развлекаешься как можешь, никого не трогаешь, придёт какая-нибудь гадина и всё испортит. Вот и сейчас... Со стороны фуршетных столов к нам решительным шагом приближались четыре таких вот гадины, то есть, пардон, три прекрасных молодых человека, а именно наш радушный хозяин, Кеан и Нил собственными сиятельными персонами, с тыла прикрываемые старающейся скрыть довольную улыбку магичкой. Сразу видно, парни хотят чего-то предложить. Чего, долго гадать не пришлось.
  - А не соблаговолят ли прекрасные дамы оказать честь двум скромным лаби, согласившись потанцевать с ними? - с учтивым поклоном вопросил блондинчик. Тёмный лишь согласно улыбнулся - немой, что ли? - в то время как нол старательно подпихивал их в спины поближе к нам. Теми одобрительно кивала. Интересно, в чьей светлой голове родилась эта прекрасная идея с танцами? Ну наставница!
  - А-а... Э-э-э...
  - А что, эти ваши лаби настолько застенчивые, что сами пригласить боятся? - Я её прибью когда-нибудь - опять краснеть перед людьми заставила! Хорошо хоть при нашей маскировке этого не видно.
   Незаметно пихнув локтем привычно притормаживающую подругу, я нацепила на физиономию приветливо-дебильное выражение, в уме лихорадочно подыскивая уважительный повод для отказа. За несколько секунд в голове пронеслась куча всевозможных вариантов вплоть до внезапно подкосившего нас стригущего лишая в особо опасной форме. Вот только кавалеры на ответ явно не рассчитывали, не дожидаясь оного под белы рученьки препроводя "прекрасных дам" к рядам танцующих. Нол с магичкой растроганно махали нам вслед. Благодетели!
   Отговорки типа "мы впервые видим этот танец, на нашей Родине всё больше под барабаны вокруг костра пляшут" не возымели действия. Отмахнувшись от возражений, как от назойливых мух, парни решительно втащили упирающихся дам в вереницу танцующих пар.
   Радовало только одно - по ритму танец напоминал наш вальс. Так как с этим классическим элементом обязательной программы бальных танцев я была немного знакома, можно было не бояться опозориться. А уж Морке-то, после знаменитого рок-н-ролльного танго, по-моему, ничто было не страшно.
   Всё-таки хорошо, что мы именно так распределились - Морри вон уже вовсю щебечет что-то своему темноволосому предмету страсти. Знать бы ещё, что. Ну, чтобы заранее подготовиться к грядущим неприятностям, подруга же воистину находка для шпиона - обязательно сболтнёт лишнего... И не один раз! Но применить суперслух не было возможности - приходилось внимательно следить за ногами.
   Партнёр мне достался действительно замечательный. Уверенно вёл между танцующими, мы даже ни разу ни в кого не врезались. В таких надёжных руках можно было расслабиться и получать удовольствие, как и рекомендует нам женский устав американских вооружённых сил вести себя в данной ситуации - то есть будучи насильно вовлечённой во что-то. Янки, кажется, имели в виду нечто другое, но и мне подойдёт.
   Кавалер был на диво молчалив и держался слегка напряжённо. Ещё бы, как-никак не каждый день такую красоту заморскую в руках держит, хе-хе. Блондинчик исподволь бросал на меня внимательно-изучающие взгляды, особо интересуясь отдельными деталями созданного морока.
   У меня такое чувство, что Морка негров видела тоже преимущественно на канале Дискавери. Иначе откуда у неё такое превратное суждение, что все представители этой расы в обязательном порядке вдевают в нос кольцо?
  - Не мешает? - не удержался от вопроса беловолосый, осторожно косясь на пресловутую деталь облика.
   А как ты думаешь, придурок, то есть любимый, не мешает трёхмиллиметровой толщины бандурина, свешивающаяся аж до верхней губы? Хочешь, и тебе такую сообразим? Тогда и сравним ощущения!
  - Нет, что Вы! Наоборот, очень удобная вещь. Особенно для наших мужчин, - тоже невольно скосившись на кольцо, вдохновенно завела я. - Напьётся так жена. Муж ей - домой, а она ему в ответ сложную фигуру из трёх пальцев. И что прикажете делать? - Нил означенную фигуру, судя по всему, не имел счастья лицезреть за свою жизнь ни разу. Но на всякий случай сделал вид, что трёхпальцевые фигуры - его тайное и страстное хобби. - А тут как раз всё просто: забагрил любимую - и веди себе. Пойдёт как миленькая, никуда не денется, - упоённо продолжала вещать я. - Это наша старинная традиция, надёжно проверенная не одним поколением бурёнок.
  - Бурёнки - так у вас называют женщин? - ну что тут скажешь?
  - Мгм... Некоторых из них.
  
  
   Когда с танцами, наконец, было покончено, блондинчик со всей возможной скоростью проводил меня до места и поспешил откланяться. Ишь ты! Не нравится - нечего было приглашать! Нежные какие мужики пошли. Ну подумаешь, представилась ярой феминисткой. Ну сболтнула, что коллекционирую скальпы своих мужчин. И чего было так бледнеть? Пошутить уже честной девушке нельзя! И не нужен мне его скальп, стоило ли так старательно отстраняться? Ведь в этом случае беззащитно оголяется шея. Мда, и об этом я не преминула сообщить... Вот теперь вопрос, кто же из нас с Моркой болтливее и глупее?
   Кстати о птичках, а где эта сладкая парочка? В зале не видать. Наверное, пошли уединяться. Ну хоть кому-то сегодня повезло!
   Вдруг появилось совершенно отчётливое желание наклюкаться в зюзю, и гори всё синим пламенем - хуже уже не будет. Где я тут видела официанта в мидоррской национальной одежде? Ага, вот он, голубчик! Поди-ка сюда. Спасибо. Да не надо уносить поднос! Да, нуови желает все эти бокалы, чего глаза таращишь, выпадут! Или выбьют вкупе с зубами, если будешь продолжать задавать глупые вопросы. Вот и умничка, иди отсюда!
   Итак, что мы имеем? Ммм, очень недурное шампанское. А у нола хороший вкус! Как раз то, что мне сейчас нужно. И, как говорится, всё дело в волшебных пузырьках. Главное, чтобы этих пузырьков было побольше. Мне, думаю, хватит пяти-шести, объёмом миллилитров по семьсот. Да, где-то так.
  
   Какие же они милые, все эти лаби. И девицы не настолько уж противны, как сначала показалось... О, радость моя, ты как раз вовремя - у Элечки закончилось шампанское. От молодец, теперь всё верно, весь поднос мне! Да, пустые бокалы уже можно забирать... Хотя постой. Мало ли что? Враг не дремлет. В крайнем случае буду ими кидаться - оружие-то на приём проносить запретили категорически. Нет, ты не подумай, парочку кинжалов я всё же прихватила, где уж ихним увальням-стражникам найти любимое оружие в одеждах опытной женщины. Мы, бабы, при желании можем на себе целый арсенал разместить - ни одна стервь не найдёт! Да, ты уже можешь идти.
   Хмм... Интересно, что это там за столпотворение? Феррера Роше, что ли, раздают? А-а, восточные музыканты пожаловали. Какая знакомая мелодия. Родная буквально... На "Ла туртуру" Шакиры похоже. А что, Эличка, не сбацать ли нам что-нибудь эдакое в арабском стиле? Хорошая, кстати, мысль. Пойду, кости свои старые растрясу.
   Ну, ребята, давайте! Ииирраз! Пошла-а... Буду-буду твоей стерваю-у, ю-ю-юу, лалавью-у. А мой зверёк он меха какого-то там, нежного, красныго-о... Буду-буду тваей стерваю-у, нанана, нанана... Закипит там что-то пенное, стервь ведь я, хоть драгоценная-а!...
   В какой-то момент я заметила, что отплясываю посреди зала совершенно одна, под изумлённые взгляды присутствующей знати и одобрительные выкрики музыкантов. Затем ко мне нерешительно присоединилась жена какого-то жутко влиятельного лаби, крутобёдрая и крутогрудая дама лет эдак двадцати девяти, в золотистой парче. И, сразу видно, весьма решительного нрава. Старательно копируя мои движения, она вскоре уже выплясывала не хуже, азартно вскрикивая в такт мелодии и весьма соблазнительно потрясая своими телесными богатствами.
   Воодушевлённые её примером, к нам одна за другой присоединялись всё больше и больше дам. Вскоре площадка для танцев стала напоминать филиал съёмочной площадки не так давно нашумевшего у нас сериала "Клон" или какой-нибудь специализированный турецкий клуб. Мужчины, окружившие плотным кольцом танцпол, восхищённо взирали на сие безобразие, поддерживая дам дружными хлопками и подбадривающими выкриками.
   Я же, в толпе почувствовав себя ещё более уверенно, разошлась не на шутку, откалывая такое, что, казалось, давным-давно позабыла и чего уж никак от себя не ожидала. Впервые настолько хорошо удалась мелкая тряска бёдрами. А уж тряска грудью... Руки змеями извивались в воздухе, то как бы отталкивая, то наоборот привлекая. Всё тело ходило ходуном, начиная с шеи и заканчивая ступнями. Шаг - и висюльки на поясе золотистым дождём взмывают вокруг талии, вторя движениям бёдер. Один из музыкантов, улучив момент, перекинул мне пару традиционных звенящих браслетов, и теперь при каждом движении в зажигательную восточную мелодию вплетались нежные голоса колокольчиков.
   А дамы-то, дамы! Это был успех. Мужики уже буквально на слюну исходили. Думаю, количество свадеб после данного представления возрастёт вдвое, некоторые, смотрю, уже руку намыливают. Не иначе чтоб легче предлагалась.
   Но вот мелодия начала убыстряться. Дамы, не выдержав такого марафона, одна за другой выбывали из рядов танцующих. В итоге Элечка опять осталась в гордом одиночестве... Но остановиться было уже не в моих силах.
   Ну что сказать - таких головокружительных пируэтов не знал даже Тодес, точно вам говорю. Змеёй извиваясь в такт уже ставшей совершенно сумасшедшей музыке, я напрочь забыла о зрителях, полностью отдаваясь во власть танца. Эффектно упав при последних тактах на одно колено и упершись руками и взглядом в пол, я застыла в этой позе, вслушиваясь в затихающее под сводами залы эхо мелодии, когда зал взорвался аплодисментами. Ну что, Элечка, не могла не выпендриться перед неискушённой аудиторией?
   Старательно раскланявшись, я поспешила убраться с танцпола, и тут же была цапнута за руку взволнованной Моркой.
  - Ты, мать, сдурела на старости лет или где?! - на ходу отчитывала меня подруга, нервно шарахаясь от устремившихся со всех сторон гостей, жаждущих познакомиться поближе с экзотической танцовщицей. - Кто тут три часа назад орал о конспирации? Кто призывал не высовываться, я тебя спрашиваю?! Стоило мне на пару минут отлучиться - по делам!... И что я вижу по возвращении?? Любимая подруга почти в чём мать родила развлекает публику грандиозными по своей разнузданности танцами! Ещё и других в это грязное дело вовлекла!!
  - Мор... Ты это... Ты чего, а? С каких это пор вэ-образное декольте стало называться почти-в-чём-мать-родила? И... Где ты тут узрела разнузданность, поборница морали моя ярая? Обычный танец живота. И, если уж на то пошло, то где ты, скромница непревзойдённая, околачивалась около двух часов, а?! И не надо тут изображать монашку от дружественной Африки на выезде, ты, видимо, дорогая, минуты с часами попутала! Не было-то Морочки ну о-очень долго. И как ты смеешь читать мне морали, мелочь пузатая?! Да ещё после некоего памятного пати в латина-клубе, где твоя скромная персона радовала публику весьма оригинальным стриптизом (ремень с заклёпками, врезающийся в барную стойку, мартинсы, свистящие над головами), остановившись только тогда, когда не смогла расстегнуть застёжку штанов! Специально там, наверное, поставили предохранитель, для таких неуравновешенных девиц, как ты!
   Морка задохнулась было от негодования, но под моим пламенеющим взором как-то сразу сникла и примиряюще промямлила:
  - Да ладно тебе, Эль. Ну чего в жизни не бывает? Давай забудем и всё... Ты ж моя подруга. Какая мне разница, если ты захотела посверкать телесами перед местными мужчинами? У каждого свои желания. Это твоё право.
   Тут уже задохнулась от негодования я. Посверкать перед мужиками? Да как она... И... Это что, козявка мелкая занялась благотворительностью, одолжения мне делает?! Сама чёрт-те-где шарахалась! В непонятно каком виде вернулась - волосы взлохмачены, губы как у вампира и на левом полупопии виднеется чёткий отпечаток мужской руки. Саженику, идиот, ел, а потом к телу подступил. И Морку, кстати, угощал - вон все зубы синие! Короче, вещественные доказательства налицо... Кстати, вон ещё одно, в районе левой груди. Он что, питает нежную привязанность именно к левой половине?
  - Морри, шла бы ты...переодеться, дорогуша. Боюсь, в таком виде ты навсегда укоренишь в умах местных жителей заблуждение о вольности и доступности девушек с тёмной кожей. Хотя какое мне до этого дело? Я ухожу!
   И, круто развернувшись, буквально нос к носу столкнулась с Нилом. Э-э... А что это наш красавчик здесь забыл? Помнится, совсем недавно видела, как ему старательно строила глазки одна молодая особа, вся в жутких рюшечках. И неудовольствия от этого заигрывания я на его лице что-то не заметила!
  - Вы не пропустите меня, благородный лаби? Здесь слишком душно, мне срочно нужен воздух, - с этими словами я решительно отодвинула блондинчика с дороги и поспешила к выходу.
   Не-ет, хватит с меня балов. И Морки! Всё, нам пора разделиться. Нол сегодня что-то говорил о поручении, с которым надобно незамедлительно отбыть куда-то там, не помню, да и какая разница? Оставлю Морри тут, пусть отдохнёт. Сама завтра же с утра сваливаю!
  
  
  
   Глава одиннадцатая
  
  
   Завернув за угол, я - ну что ты будешь делать - опять столкнулась с блондинчиком. Вот скорость у парня, мы ж только что расстались. Когда успел? Ну да не до рассуждений сейчас.
  - Прекрасная нуови куда-то спешит? - догадливый какой.
  - Да, прекрасная нуови очень спешит. На воздух, сказала же! - приплясывая на месте от нетерпения. Что-то раздражительна я стала в последнее время - на людей кидаюсь, мужикам симпатичным грублю. Неужели это прорываются зачатки гомосексуализма? Бррр... Куда-то тебя, дорогая, не туда занесло, что я хочу сказать.
  - Так балкон в другой стороне, - резонно возразил беловолосый.
   Мгм... И правда. Всё-то он знает. Подловил, гад!
  - Что Вы говорите?! - картинно хватаясь за голову. - Ах, простите мне мою рассеянность, лаби. Видимо, опять топографический кретинизм обострился некстати, - может, ещё в обморок для пущего эффекту хлопнуться?
   Нил слегка отпрянул:
  - Это не заразно? - боязливо оглядывая места, которыми соприкасался со мной.
  - Нет, если таким не уродились, - поспешила успокоить я. Ему волноваться вредно, и так благодаря частично мне нервная система расшатана не на шутку - вон уже уголок рта подёргивается... Очаровательно так, кстати, подёргивается.
  - Вы меня успокоили, - обаятельно улыбнулся этот ловелас, и, ловко подхватив меня под локоть, потащил куда-то в сторону, прямо противоположную местонахождению моей комнаты. Зарраза!
  - Вы немного побледнели. И правда так плохо? - участливо поинтересовался он.
   Побледнела, значит. Угу. Похоже, действие чар начинает потихоньку ослабевать - опять Морка, зарраза мелкая, схалтурила! Если вовремя не смоюсь, меня неминуемо ждёт участь Золушки с точностью до наоборот - из чёрной в один момент стану белой и пушистой. Но злой. Тревога, Элька, пора сваливать - как чары спадут, он тебя однозначно узнает! А потом и конюшню припомнит, и паб. Мдя... Ситуация.
   Нил тем временем уже подводил меня к высокой массивной двери, из-за которой явственно тянуло ночной прохладой. Нашёл-таки балкон, сыщик хренов!
  - Вот. Тут Вам будет удобней. Так что же столь прекрасная и блистательная нуови делает в наших краях? Даёт мастер-классы местной знати? - вот нахватался-то на нашей исторической Родине слов и выражений. - Спасает нерадивых путешественников от жуткой нечисти? - разулыбался красавчик. Никак заигрывает. Что в мире творится!
  - Да всего понемногу, благородный...
  - Нил. Просто Нил.
  - Хорошо, просто Нил.
  - А Вы, благородная...
  - Элма.
  - Элма? Ваши спутники представили вас как Объору, - парень пребывал в лёгком недоумении.
  - Ах да... Это моё публичное имя. Но для друзей я просто Элма, - кокетливо стрельнув в спутника глазками.
   Элма, значит? Ничего умнее придумать не могла?! Не могла! У меня же мозги, а не компьютер. Я не могу постоянно пребывать в режиме боевой готовности - выдала что первое в голову пришло. И не надо тут критики моим умственным способностям, чревато! И вообще, кто это со мною тут беседует? Всё-таки шизофрения?!
  "Сама ты...такая. Терри это. Опять не узнала, пьянь болотная?"
   Не узнала, парень, извини. И никакая не пьянь, уже почти протрезвела... Ой!
  "Что?"
   Нил шампанского откуда-то притащил. Не иначе как предварительно запасся. Вот только где он его всё это время прятал вместе с бокалами? Алкаш!
  "Да нет, скорей, очень предусмотрительный малый".
   Ты на что это тут намекаешь? - мысленно засучивая рукава.
  "Я не намекаю, а прямо говорю - споить тебя решил твой красавчик. Явно с корыстной целью."
   С какой это? Неужто ограбить вознамерился, гад?! Ценностей-то на мне сколько...
  "Эль... Ты меня порой так удивляешь. Вот круче, чем Морри. Совсем ум растеряла?! С какой целью мужики спаивают молоденьких хорошеньких девах?"
   Э-э... Терри... Ты как себя чувствуешь? Ничего не болит? Ты сбрендил?! Или меня не видишь?? Да он от меня час назад шарахался как...монашка от тролля!
  "Ну-у... Эль, час назад он ещё не знал всего спектра твоих возможностей. Кои были только что так замечательно продемонстрированы нашей разгорячённой парами шампанского и жгучей заморской мелодией плясуньей".
   Ой! Терри! Ты думаешь, он видел танец?
  "Я не думаю, я знаю. Девочка моя, да во всём зале не осталось ни одного лаби, который бы тот танец не видел. Даже любители войсковых маневров отвлеклись."
   Ах...фигеть!! Вот это ж засветилась!
  "Да не то слово. Но, знаешь, мне понравилось. Особенно тот поворот, с раскруткой бедра и одновременной тряской грудью... Ммм..."
   Терри! Ты о чём вообще думаешь?!
  "А? Прости, отвлёкся. Так о чём мы?"
   О том, что пора завязывать с трёпом, у блондинчика уже глаза с юбилейный рубль каждый. Если не закончим, начнёт делать мне искусственное дыхание по методу рот в рот.
  "Отлично! Продолжим?"
   Да иди ты, доброжелатель бестелесный!
  - Элма! Элма-а! Что с Вами?
  - А-а... Всё в порядке, это я молилась. У нас на Родине сейчас, знаете ли, время молитвы - не могла пропустить, - невинно похлопать глазками. Вот так. То, что надо - блондинчик расплылся в глуповатой улыбке. Слишком глуповатой. Неужели запустила "любовное очарование"?! Ой! Простите, я нечаянно. Терри, гадина такая, а ну отзовись! Чего делать-то теперь?
  "Расслабься и получай удовольствие".
   ...Ты тоже служил в американской армии?!
  
  - Не хотите ли шампанского, сиятельная?
   Конечно хочу! После всего случившегося просто-таки жажду... Дай сюда!
  - Спасибо, Нил, - обворожительно улыбаясь, я старалась не смотреть на алые борозды, украсившие левую руку парня, из которой только что несколько неловко выхватила бокал, и тут же залпом выпила всё содержимое. Мда, островато ногти-то подточила, да и опыты по укреплению ороговевших отростков явно удались. Хорошо он ещё не заметил повреждений - ишь, в рот заглядывает. Наверное озвездевает от моих личинных зубов - пасть как у акулы, благо хоть в один ряд. Нет, Морри пора завязывать с познавательными каналами.
  - Ммм... Отличное шампанское! Сами гнали? - что я несу?!
  - Нет, к сожалению. Сему искусству не обучен в должной степени - с технологией производства игристых вин знаком весьма поверхностно. Отличное вино, кстати. Катийское, урожая позапрошлого вескона, если не ошибаюсь. У них тогда была засуха, напиток получился на редкость насыщенным и крепким.
   Это называется он плохо знаком. А я тогда как?
  - Отличное шампанское, спасибо, - кажется, начинаю повторяться.
   А чего это он так на меня уставился? Хорошо хоть на улице темно как у моего нынешнеличинного сородича в... И фонари никто зажечь не догадался.
  "Это он погасил - для большего интима."
   Подслушиваешь-подглядываешь?
  "Да ни в одном глазу! Знаю просто".
  - Элма, скажите, а у Вас на Родине все женщины обучаются этому танцу?
  - Какому? Простите, отвлеклась. Что Вы говорите? И вообще, Нил, дорогой, давайте на ты! - ай, шампанское в голову ударило.
  - Как будет угодно даме. Я говорю, все ли женщины твоего народа умеют исполнять танец, который я имел счастье лицезреть этим вечером? - имел, значит, счастье лицезреть. Да судя по плотоядной ухмылочке, со всем тщанием просмотрел от начала до конца, герой грёз моих, блин, похотливый!
  - Все. Причём девочек этому искусству обучают с младенчества. Вот буквально только дитятко из пелёнок вылезает - и сразу начинают учить. У нас это национальный культ. Мужики в восторге, бабам легче. Чуть муж закапризничал - тряхнула тут, повертела там. Глядишь, и идиллия в семье восстановлена, муж ноги целует, прощения просит.
  - За что?
  - Да... К тому времени всегда найдётся за что, - очень вовремя вспомнилась фраза из любимого фильма. - Знаешь, как говорят у нас, если тебя посадят в...мгм...карцму - это у нас место такое исправительное для особо провинившихся перед Отечеством - на пару вескон, ты будешь сидеть и в глубине души примерно подозревать, за что тебя туда упрятали. Даже если на самом деле посадили ни за что.
  - У вас мудрые люди. А как по-вашему будет "вот то, что я хочу"? - впервые вижу мужчину, знакомого с мелодраматическим репертуаром. Или у него эта фраза родилась в голове случайно?
  - По-нашему это будет потентиум пидаратум, - уверенно выдала я. Ну и что, что неправда? Зато как звучит! В самый раз для таких вот похотливых созданий.
  - Красиво. Элма, а у тебя есть мужчина? - ну что за вопросы провоцикаонные?
  - Нету. Мужчины у нас стоят дорого, мне сейчас своего иметь не по карману. Ну, разве что девочку, - гнать, так по-крупному.
  - Какие у вас интересные нравы. А избранника? Рыцаря сердца?
  - Да у меня с сердцем, тьфу-тьфу, всё нормально. Зачем мне для него какое-то там лыцаре? Да и прибираться привыкла сама - прибранников не держу. Говорю же, дорого! - люблю прикидываться дурой. Не переборщить бы только.
  
   Ночная прохлада нежно обволакивала наши разгорячённые тела, привнося в душу покой и умиротворение.
   А шампанское-то как пошло. Вторая уже бутыль. И где он их только прячет? Совратитель! В голове приятно шумит, ночные цикады дружно стрекочут нечто романтическое, его рука лежит на моём бедре, нежно его поглаживая. Шарман... Где там его рука лежит?! Обалдеть!
  - Э-э... Нил... А вот я интересуюсь, чем ты занимаешься по жизни? - ненавязчиво пытаясь отцепить нахальную конечность, пролепетала я.
  - По жизни. Да как тебе сказать, - продвигая руку ещё дальше - я подпрыгнула. - То тем, то сем. Как говорится, куда Родина пошлёт.
  - И часто она тебя...посылает? - ну каков нахал - уже вся моя филейная часть в его полном распоряжении! Так не пойдёт. Делаю разворот, старательно выкручиваясь из загребущих лап. Фигушки - я снова облапана, уже и второй рукой, теперь за грудь. Нет покоя бедной африканской девушке от коварных белолицых захватчиков - тяжела жизнь негров в наше сексреволюционное время.
  - Да регулярно, - это он о чём?! - То с посольством в иноземную державу, то с тайным поручением к соседям, - а-а... Грудь моя ему явно нравится. Мне, кстати, тоже. Но без чужих лап - решительно пресекаю дальнейшие посягательства, отпрянув к самому бортику балкона. Бортик низковат. Одно неловкое движение - и я в саду. После пары секунд незабываемого полёта, этаж-то где-то третий.
  - Какая ночь! Волшебство будто разлито в воздухе. Элма, ты чувствуешь?
   Чувствую, конечно. Кто-то только что опорожнил ночной горшок в непосредственной близости от места нашей нынешней дислокации, и теперь в воздухе явственно попахивает свежей мочой. Ничего не скажу, невероятно романтично. Природа, чтоб её.
  - Да, Нил, ночь просто волшебная, - смачно прибивая на лбу кавалера приблудного комара. Ага, волшебная. Особенно учитывая промывающее твой мозг заклинание. А ничего уже не изменишь, аннулировать подобные магические воздействия нас, кажется, не учили. И за каким хмаром я вызубрила его до автоматизма?! Вот и выдала. На автомате.
  - Ты так прекрасна в свете убывающего ночного светила, - да, африканцы особенно эффектно выглядят именно в темноте. Незабываемо буквально. - Я теряю разум... Что со мной, сиятельная? Я попал под власть чар?
   Прям как в воду глядишь, родной. Именно под власть. Как же они, гадские, снимаются? Что-то такое вертится в мозгу... Ага-а! Вспомнила! Сейчас... Кенога мено раства гелто ресимла...жгарстх! Всё. Теперь должно отпустить, это заклинание снимает любые магические воздействия в радиусе пяти метров.
   Справа и слева от балкона помигали и загорелись фонари. Странно...
   Ой! Свою маскировку, выходит, я тоже сняла. Что сейчас буде-ет!
  - Сиятельная, лик твой светел и прекрасен всё больше с каждым мгновением! - да уж наверное - сама же личину, дура, уничтожила.
  - Дорогой лаби, мне пора. Завтра рано вставать, ничтожная раба своего народа не может противиться зову его. Меня ждёт дальняя дорога, - и казённый дом, чуть не добавила я, но вовремя прикусила язык. - Я не вольна в своих желаниях, и должна Вас покинуть, мой дорогой, - когти, рвём когти, Элька! Поторопись!!
  - Твои слова - бальзам для моего бедного сердца! Так я тебе дорог? Это самое прекрасное, что я слышал в своей жизни! - блондинчик страстно прижался ко мне, изо всех сил пытаясь облобызать хоть какую-нибудь часть старательно уворачивающегося тела. Чего это он? Неужто заклинание не сработало? Иначе с какого ненаглядный белобрысый тут корчит из себя сходящего с ума от страсти идиота?
  - Нил! Я не шучу, мне действительно пора, - пальчиками прикрыв кавалеру рот, медленно пячусь к спасительной двери.
  - Я провожу тебя, любимая! - только этого не хватало!
  
  
  
   Глава двенадцатая
  
  
   Уходим-уходим-ухо-о-оди-им! Вернее валим со всей возможной поспешностью.
   Какие звёзды. Какой мужик рядом. Какого хрена мне вечно в такие моменты нужно экстренно сматываться?!
   Так, эту идиллию пора прекращать, добром не кончится. Мужики, они ж как дети - обидчивые и мстительные. А я уже достаточно накосячила, чтобы совершенно справедливо опасаться праведного гнева одного знакомого блондина.
   Руки, гад, не убирает - опять в угол зажал. Нет, ну как ловок, только что ведь у бортика была! Добром, чую, не отпустит. Мужчина настроен решительно, очень некстати его пробрало на экзотических девиц. Что ж, будем действовать по старинному девичьему принципу - завлекла-обдурила-не дала. Где-то так.
  - Ой, Нил, что это?! - мои круглые глаза по диаметру запросто могли посоперничать с так любимым блондинчиком ночным светилом.
   Указывая рукой за спину кавалера, я в ужасе приоткрыла рот и картинно схватилась за сердце. Сработало - кто бы сомневался.
  - Где? - Нил всем телом развернулся в сторону предполагаемой угрозы, в этот момент я резко оттолкнулась от него и кубарем вылетела в слегка приоткрытую дверь. Темно... Бегом!
   Подхватив подол, со всех ног понеслась в сторону, где, по моим прикидкам, должна располагаться спальня. Так, сейчас самое время появиться лестнице. Вверх на два пролёта, за угол, до конца коридора, в неприметную дверь, живо спуститься на три пролёта вниз. Как хорошо, что эти переходы я знаю как свои две извилины... Оп-па-а! А вот и комнатка моя родная. Так бы и расцеловала!
   Сзади доносился приближающийся топот. Я шустро юркнула в дверь, закрылась на все засовы и даже крючок и для надёжности подпёрла ее спиной. С замиранием сердца прислушалась к резко наступившей в коридоре тишине. Куда он делся?
  - Зачем ты так со мной? - в лучших традициях индийских мелодрам раздалось прямо у меня над ухом. От неожиданности ваша покорная слуга подпрыгнула и врезалась головой в каким-то идиотом размещённую непосредственно над входом полочку для свечей. Больно-о! И какой х...гх...бл...ммм...догадался поставить туда керосиновую лампу?! Тихо обтекая пахучей жидкостью и шёпотом смачно матерясь, я одновременно молилась, чтобы за дверью этого грохота не услышали.
   Размечталась!
  - Я чувствую, ты там, - ага, я тоже чувствую - от вони аж глаза режет. - Прижимаешься к двери дрожащим телом, пытаясь унять хриплое от бега дыхание и что-то тихо бормочешь... - он эмпат? Или просто хороший слух? - Не знаю, чем я заслужил подобное отношение, но, верно, и правда провинился. Прости меня, сегодня я сам не свой. Впервые встретил такую девушку, - охотно верю, ТАКИХ ты точно ещё не встречал... Что-о?! А кто с утра зажимал некую крестьянку в приснопамятной конюшне, пылая страстью?! - Ты смутила мой разум. Мысли путаются... Душа трепещет - ты, верно, колдунья? - а тебе бы, парень, романы писать - обогатишься, гарантирую. Впечатлительные дамы годовой запас платков изведут за одну эту сцену.
  - Я знаю, ты слушаешь. Ты вправе не верить, но... - конечно вправе...обольститель! - Ни для кого больше это сердце не зажжётся страстью, не зайдётся щемящей нежностью. Я больше никогда не полюблю. Может, оно и к лучшему. - Ах, что за слог! Я сейчас заплачу. - Прощай же, девочка. Для меня ты навсегда останешься самой желанной и прекрасной во всех землях. Иссаххъарльякха чеи текира дьоле.
   ...Лёгкие шаги затихли в отдалении, тихо скрипнула дверь, принимая на себя всю тяжесть моего обмякшего тела. Ушёл. Радоваться бы надо. А вот не радуется что-то. Какой сюжет для мексиканского сериала! Продюсеры обрыдаются от счастья... Кстати, кто-то уже рыдает. В голос причём, горько так, с жалобным поскуливанием. Духи, неужели это я?!
  
   Рассвет я встретила с больной головой и распухшим от слёз лицом, так до утра и не сомкнув глаз. Пару раз порывалась побежать искать Нила, но в последний момент что-то меня останавливало. Дурёха, стоит ли так убиваться? Сама ведь виновата. Ну вышла бы, ну повинилась. Простил бы сентиментальный блондинчик, никуда не делся. Да при умелой подаче информации, да соответствующих спецэффектах. Почему я такая гордая? Вот надо было разыгрывать из себя неприступную крепость!
   Ничего, мы сильные, мы ж красные кавалеристы...и пра-а на-а-ас, какой-то там речистые ведут... В общем, понятно. Хватит нюни распускать, пора к Ильсену, и в путь! Быстрее бы только - эти стены давят на меня.
   Наскоро умывшись и переодевшись в мужское платье, я подошла к зеркалу. Пришла к неутешительному выводу, что с припухлостями под глазами уже ничего не поделаешь, подхватила скудные пожитки и выскочила из комнаты.
   Встреченные в коридорах слуги почему-то резво шарахались в разные стороны, старательно зажимая нос. Я принюхалась. Ну так и есть! Про керосин-то, идиотка, забыла!
   А вот он про меня, к сожалению, нет, обильно пропитав волосы и намертво въевшись в кожу. Хммм... Ну, может, хоть комаров теперь пару суток можно не бояться.
   На ванну сейчас всё равно времени нет - не дай Духи, Морка проснётся или с блондинчиком столкнусь. Неподходящее у меня сейчас моральное состояние для задушевных бесед на повышенных тонах. Решено - валим немедленно, в порядок себя приведу на первом же встреченном постоялом дворе.
   Главное, чтобы лошадка моя в обморок по пути не грохнулась, размышляла ваша покорная слуга, сноровисто засёдлывая свою любимую кобылку. До чего ж чувствительные кони пошли. Ишь, морду воротит. Ты б сначала себя понюхала, аристократка хмарова! Да-да, дорогая, я всё про себя знаю, не сомневайся. Да не вертись ты! Вот умница. Так, теперь узда... Не вертись, поганка, кому сказано! Я не могу всё утро вокруг тебя кузнечиком прыгать! Уф, всё. Транспортное средство готово и дозаправлено - конюх клялся, что такого количества овса ещё ни одной лошади за свою долгую службу не скармливал. Сумку закрепила. Пора к хозяину замка.
  
  - Ой, Нилик-Нилик-Нилик-Ниилечка-а-а, смазливая ты ро-ожа, - на популярный мотив упоённо выводила я, распугивая окрестных птичек и вводя в лёгкий ступор несчастную кобылу, на особо высоких нотах судорожно прижимающую уши к голове. Такое чувство, что если бы она могла, ещё и копытами бы их заткнула. - Ни-илечка-а, брехун ты мой безбо-ожнай... Если ты меня сейчас сбросишь - жрать не получишь, - это уже лошади. - Ни-илечка-а, ты-ы ж мая галу-уба-а... Гх... Что там дальше-то? А! Больно в кровь искуса-аны мине гу-убы-ы! Ой, Нильчик-Нильчик-Нильчик-Нильчик-Ни-илечка, мерзавчик мой надёжный...
  - Э-эля-а-а! - Сзади послышался душераздирающий вопль, сопровождаемый мерным перестуком копыт. - Э-эличка-а-а!! - Да кто ж там так надрывается?
   Опа! Нет, только не это! Со стороны замка ко мне во весь опор неслась кобыла, а на ней... Кто бы вы думали? Ну правильно, конечно, Морка. Кто ж ещё может так орать, что моя коняшка даже уважительно заоглядывалась. Мой-то вокал по силе ни в какое сравнение не идёт, даже несмотря на то, что Морка от лошадиных ушей намного дальше меня.
  - Эль, подожди меня-а-а!! - совершенно немыслимым образом удерживаясь в седле (галоп - не её конёк) и судорожно вцепившись в поводья, вытаращившая от ужаса глаза Морри упорно продолжала скакать следом, не прекращая пронзительно-призывных воплей. И как только узнала о моём отъезде, ведь пушкой в такую рань обычно не поднять? Ох, ну вот что с ней делать? Голосит, зарраза, вон уже стражники из ворот повысовывались, а дозорные на стенах гроздьями между зубцами свисают. Конечно, кто ж добровольно пропустит такое представление?
   Решительно натянув поводья, я терпеливо дождалась свою любимую подругу. При её приближении ловко перехватила узду из сведённых судорогой рук мелкой и резко осадила Моркину Ясноглазку - вот талант у подруги придумывать дурацкие имена. Может, это у неё наследственное?
  
  - Морри! Ты сдурела?! Чего орёшь-то на всю округу, сирена ты моя волоокая? - подруга смущённо отводила глаза, но продолжала быстрым шагом ехать подле меня, не удаляясь дальше, чем на полметра.
  - Ты чего вообще за мной поскакала, бешеная? Я ж оставила записку - съезжу по делам и вернусь.
  - Ага-а, хитренькая какая! А я, может, боюся без тебя тут оставаться. Кто их, местных этих, знает, - соратница подозрительно покосилась в сторону уже скрывшегося за поворотом замка. - А вдруг, пользуясь твоей подлой отлучкой, - Морри активно зашевелила извилинами, придумывая страшную участь, которой её прямо-таки мечтают подвергнуть жители замка. - А в рабство продадут! Или в этот, в Эмираты, вот!
  - Морри... Эмиратов тут нет, это я тебе заявляю со всей ответственностью. Да и кому ты нужна, в рабство продавать? Чего делать-то умеешь? М? - подруга сосредоточенно нахмурилась, беззвучно шевеля губами - умения вспоминает, самородок наш. - Молчишь? Никаким суперполезным ремеслом наша гарпия, насколько я помню, пока не владеет. Хотя у тебя, несомненно, большое будущее. Особенно на флоте - будешь коварных сирен своим стильным басом отпугивать, девки после такого онемеют навсегда. Мда... А гаремы, Морри, у них запрещены, как, кстати, и рабство. Так что расслабься и можешь спокойно ехать досыпать.
   При моих последних словах подруга старательно скрутила пальцы в кукиш и торжествующе продемонстрировала получившуюся комбинацию мне:
  - Во! Фигу я теперь куда без тебя, понятно? Не имеешь права, я маленькая и беззащитная, я буду жаловаться в общество защиты детей!!
   Скептически обозрев это дитятко, я только хмыкнула. Вот у всех подруги как подруги: тряпки, там, в голове, мальчики и всё такое. У меня же - клоун ходячий! Петросян, если узнает о Морри, точно на пенсию заслуженную уйдёт - такой жёсткой конкуренции ему не выдержать.
   Покорно вздохнув, я перекинула Морке одну из сумок и, окончательно смирившись со своей участью, сосредоточила всё внимание на кобыле, начавшей ни с того ни с сего спотыкаться на ровном месте. Да и подругина животинка отчего-то заплясала по тракту. Место нехорошее проезжаем?
   Выправившись, мы с боевой соратницей, тут же принявшейся во весь голос распевать похабные частушки, двинулись дальше.
  
  ...- Доброе утро, нол Брэссет, - присела в почти безупречном реверансе я, старательно пряча опухшее лицо за упавшими вперёд локонами.
  - Элеонора, какие могут быть между нами церемонии? Ты чего это? И чем обязан счастьем лицезреть прекрасную нуови в своём кабинете в столь ранний час? - за витиеватостью фразы скрывалась лёгкая растерянность. Пра-авильно, в такую рань он меня в бодрствующем состоянии ни разу не видел. Да и после вчерашнего лицезреть Элькин вполне белый лик наверно было несколько непривычно.
  - Да вот, Ильсен, - я нервно теребила слегка замахрившийся край походно-выгребной куртки, застенчиво потупившись. - Я тут это... Услышала... Короче, говорят, Вы человека собираетесь куда-то послать с поручением, - вскидываю взгляд на собеседника. Дожидаюсь изумлённо-утвердительного кивка. - Пошлите меня, а? Ну что Вам стоит? - я просительно заглядывала ему в глаза, сложив ладони перед грудью лодочкой в умоляющем жесте.
   Нол некоторое время помолчал, приходя в себя после столь неожиданной просьбы.
  - Э-э... Деточка... А зачем тебе?
  - Ну... Очень нужно! Не могу я больше в четырёх стенах. Душно мне тут. На волю хочу, отправиться куда-нибудь. Поручение ведь несложное, правда?
  - Ну-у, в общем да, - он что-то прикинул в уме. - А и правда, почему бы не... Хорошо, Леонора, будь по-твоему.
  - Урра-а! - мой радостный визг заставил его поморщиться и снисходительно улыбнуться, как улыбаются расшалившимся детям.
  - Погоди радоваться, ты же ещё не знаешь, куда нужно ехать.
  - А куда? - слегка насторожившись.
  - В Деанию.
   Я нервно сглотнула.
  - В натуре?! Ой, пардон, то есть Вы не шутите, нол? - лёгкий холодок пробежал вверх по спине, вздыбив напоследок волосы на затылке. Деания... Сумеречное государство тёмных эльфов, где, по слухам, царит вечный мрак. А ещё там живут эти самые тёмные эльфы - опять же по слухам, создания угрюмые, злобные и мстительные. А ещё за одно неосторожное слово там тебе могут запросто отрезать язык, при определённой удаче вместе с головой. О-ой! Что ж я там, с моим-то словесным недержанием, делать буду? Ведь сгину, точно сгину в землях вражеских во цвете лет!
   Я, кажется, едва слышно всхлипнула, потому что нол тут же кинулся меня успокаивать:
  - Не стоит так волноваться, Леонора. Не едят тёмные молоденьких симпатичных девиц, даже с таким живеньким характером, - ага, надкусывают только. Но зато равномерно, одинаково со всех сторон! - Что ты себе в голову вбила? В Деании вполне безопасно. К тому же у тебя будет статус посла, суть особы неприкосновенной. Так что успокойся. И, если действительно твёрдо решила ехать, собирайся и в путь.
  - Дык... Я уже, - простодушно указала я на мешок с провизией, постепенно приходя в себя.
  - Вот и отлично, девочка. А теперь слушай внимательно и запоминай...
  
  - Мор, а как ты узнала, что я уезжаю?
   Подруга неопределённо хмыкнула и задумчиво погладила живот:
  - Ты понимаешь, Элька, видно я вчера что-то не то съела, - она на мгновение задумалась. - Может, улитки у них были несвежие, а может...
  - Морри, - осторожно прервала я рассуждения подруги, - они не употребляют улиток. В пищу.
  - Мда? А что же я тогда вчера ела? Кругленькое такое, витое. Чуть в зелень отсвечивает.
  - Кхм... Это декоративные украшения были. Для дизайну, так сказать, интерьера, - и я даже боюсь вспоминать, из чего их тут делают.
  - Правда? А я-то думаю, чего они такие пресные? - спокойна, как стадо мамонтов. - Думала, повар, халтурщик, соли пожалел. Ну так вот...
   Мы размеренно трусили по наезженному тракту, развлекая себя подобными этой беседами и радуясь хорошей погодке, установившейся, видимо, надолго.
  - ...И вот когда я возвращалась в замок, вдруг увидела тебя, уже выезжающую на Зорьке за ворота, - не надо так на меня смотреть! Знаю, что не лошадиное это имя. А мне вот нравится.
  - И тут же, недолго думая, рванула следом, - утвердительно закончила я за подругу. - Без одежды, без вещей, без еды, - Морка покраснела. - Не попрощавшись с нашим гостеприимным хозяином, не предупредив Темису. Хорошо хоть лошадь не забыла. Что ж, Морри, ты как всегда просто образец благоразумия и собранности, - подруга уже алела, как маков цвет, но оставлять мою реплику без ответа не собиралась.
  - Ага-а. А пока я бы всё это делала, ты б благополучно смылась! - с обидой в голосе возмутилась она.
  - Именно, Морри, именно - смылась, и всем было бы лучше. Ты хоть знаешь, дурында, куда мы едем, а? - соратница старательно замотала головой. - Мы, Морри, направляемся к эльфам, - воодушевлённое подпрыгивание на спине бедной Ясноглазки. - К тёмным эльфам, - мстительно уточнила я, гася в зародыше подругино ликование. Разом сбледнув, Морка вжалась в седло и начала нервно озираться по сторонам, как будто ожидая немедленного появления пресловутых тёмных из ближайших кустов черёмухи. - С твоим умением следить за своей речью, боюсь, больше суток мы в этой миролюбиво-дружественной стране не протянем. Да и столько-то лишь в случае крупного везения, - с тяжким вздохом закончила я.
   Морри выглядела неважно.
  - Может, вернёшься, пока не поздно?
   Подруга упрямо мотнула головой:
  - Я тебя одну к этим людоедам не отпущу - они тебя ещё плохому без меня научат!
   Ну конечно. Ключевыми, если кто не понял, в этой фразе являются слова "без меня". Как же, ишь, задумали плохому учить, и без её высочайшего присутствия. Морри таких случаев старается по возможности не упускать - что поделать, врождённая тяга к знаниям.
  - Эль... А чем это от тебя пахнет?
  
  
  
   Глава тринадцатая
  
  
  - Морри, они!
  - Что, опять маскировка? - проследив за моим взглядом, кисло протянула подруга, без особого энтузиазма, но всё же начиная плести заклинание.
  ...Мы находились в шумной деревенской корчме, единственной в этом гостеприимном местечке. Я была безмерно счастлива, что мы успели до темноты доехать до поселения, и ночевать на сырой после недавнего ливня земле не придётся. Счастлива я была ровно до того момента, как заприметила входящих в корчму Кеана с Нилом. И вот куда их понесло в такой дождь, да ещё в одном с нами направлении? Парни вымокли насквозь и, такое чувство, были этим фактом несколько недовольны. Вот не хочется усугублять их и без того небезоблачное расположение духа. Значит, опять. И не пыхти так злобно, Морри! Тебе это и раньше не шло, а уж с теперешним насморком...
   Понимая, что к подходу ребят подруга закончить никак не успевает, я без раздумий втащила не реагирующую на внешние раздражители Морку за угол, в небольшой тупичок. Где мы и затаились.
  - Готово! - через минуту шепнула подруга, одновременно толкнув меня к выходу из закутка - типа, уже можно и на люди.
   Вот что за манера пихаться? Вылетев из-за угла (Морри, ты что, качаешься?!), я сбила с ног очень кстати проходящую мимо разносчицу. Заваленный грязными тарелками поднос с грохотом рухнул на пол. Следом приземлилась деваха в линялом переднике. А сверху, для полноты картины, я, матерясь на лету и безуспешно пытаясь поджать любимый локоть - постоянно им ударяюсь.
  - Да слезешь ты с меня, морда твоя бесстыжая, рыжая?! - через пару секунд глухо донеслось откуда-то из района левой подмышки. - Раздавишь же, охальник!
   Слезаю, слезаю, чего так орать-то? Вставать было трудно - объедки под ногами неприятно скользили, и я несколько раз снова плюхалась на бедную девицу. При последнем падении та даже не заорала - привыкла, наверное.
   Внезапно я почувствовала, что взлетаю. Как-то так, без каких-либо усилий со своей стороны. Хотела уже завопить, что на несанкционированное похищение инопланетными исследователями категорически не согласная, и пусть уберут от меня свои силовые лучи и грязные зелёные лапы, но тут движение вверх прекратилось, и я тривиально повисла... На своём собственном воротнике. Как это, оказывается, неудобно. Прости меня, Морочка, я больше так не буду делать. Честно-честно!
   Рискнув приоткрыть один глаз, я с расстояния сантиметров в двадцать упёрлась взглядом в вездесущие глаза цвета предгрозового неба - преследует нас, что ли, зарраза? Глаза смотрели равнодушно, отрешённо так, куда-то сквозь.
   "Иллюзию проникает!" - слегка запаниковала я, но, когда выражения удивления или недовольства на лице блондинчика так и не появилось, рассудила, что таки нет, не проникает. Просто пялится - задумался, бедняжка. И, как обычно не составив себе труда пошевелить извилинами, решила деликатно напомнить о присутствии своего ворота в его руке.
  - Кхм, э-э, милостивый государь. Не будете ли Вы так любезны поставить даму на ноги? - растянула губы в поощряющей улыбке, отчего блондинчик почему-то резко отодвинул лицо на десяток сантиметров и недоумённо ответил:
  - Я бы с удовольствием, но даме уже помогли. - Кто успел? Я старательно завертела головой, что в подвешенном состоянии было неудобно и малоэффективно, но не заметила вокруг ни одного желающего водрузить меня обратно, откуда взяли. Он про себя, что ли? Э-э... Может ему не видно, что я в такой позе до пола слегка не дотягиваюсь? Сантиметров эдак на двадцать. Я открыла было рот для оглашения сей ценной информации вслух, как вдруг Нил резко разжал кулак, и я начала стремительно сближаться с полом. В последний момент инстинктивно вцепившись в какого-то щуплого малого, очень вовремя подошедшего к нашей весёлой компании.
  - Благодарю, голубчик, - вежливо кивнула кое-как удерживающемуся на ногах парню, выискивая глазами Морку.
  - Не за что, дорогуша. Ох и тяжёлая. С завтрашнего дня ты на диете!
  - На себя посмотри, дюймовочка! - машинально откликаюсь на подругину реплику, продолжая оглядывать зал. Ну где же эта зараза мелкая? Натворила делов и смылась! Ещё и угрожает, питания лишить намеревается, как будто не зна... Что?!
   Повертевшись по сторонам, я встретилась глазами со стоящим рядом парнем. И просто-таки окосела - тот смотрел на меня Моркиным фирменным ехидным взглядом и лыбился. Та-ак...
   Мне нужно присесть. На автомате подхожу к нашему столику, только тут замечая, что рубаха парня всё ещё зажата у меня в кулаке, и он покорно плетётся следом, посверкивая глазами в сторону отряхивающих разносчицу ребят.
  - Итак, Морри. Что ты можешь сказать в своё оправдание? - неловко присев на стул, вопросила я столешницу. Мне кажется, или мягкое место как-то видоизменилось? Сидеть непривычно.
  - Ну-у... Я нечаянно, - промямлил пацан Морриным голосом и уставился в пол.
   И что тут скажешь? Даже ругаться язык не поворачивается - не узнаю себя прямо. Вид у подруги, пардон, пацана такой умильно-виноватый, что сердиться не получается.
  - Ну что с тобой делать?... Постой, так ты и меня?! Вот так же?? - Морри быстро кивнула, исподтишка любуясь плодами своего творчества. Мне тоже стало интересно поглядеть.
   Недолго думая, я создала перед собой прозрачную плёнку и преобразовала в зеркало, предварительно добавив невидимости для окружающих. М-мда-а...
   Морри, безошибочно расшифровав выражение моего лица как торжественное обещание неминуемой расплаты с автором украшающего Элечку шедевра, напряглась на краешке стула, чтобы в случае чего оперативно слинять. Все ж знают - и даже примадонна когда-то сказала - в гневе я страшна.
  - Морри, - севшим голосом простонала я. - Что это?!
  - Ну... А вот нечего было меня торопить! Я ж не автомат - что первое в голову пришло, то и изобразила!
   Ой, вот я интересуюсь: и почему этой мелкой заразе в стрессовые моменты являются в светлую головушку образы нашего любимого завуча, молодого, но уже чрезмерно ответственного парня качкообразной комплекции и - только что дошло, кого мне сидящая напротив рожа напоминает - моего соседа Борьки, противного пацана из десятой квартиры, что вечно смолит с патлатыми вьюношами на нашей площадке?
  - Мор... Ты только одно скажи - меня-то так за что? Ну что я тебе плохого в последнее время сделала? - отношения с моим прототипом у нас всегда были весьма напряжёнными. Я бы даже сказала, напряжными - вечно напрягал на предмет какой-нибудь дополнительной работы и вдумчиво чехвостил за проделки на пару с подругой.
  - У вас не занято? - произнесли бархатным баритоном над самым ухом. Вскинув голову, я встретилась глазами с незаметно подошедшим Кеаном. Рядом переминался с ноги на ногу любимый блондинчик. Нет, как же всё-таки хорош, гад, даже в пропитанной дорожной грязью и дождём одежде. А чего им, собственно, от нас надо? Какое парням дело, занято у нас или нет? Сесть, что ли, больше некуда?
   Я огляделась. Действительно, все столики в помещении были мало того, что заняты, так ещё и забиты сверх меры. Местные праздновали окончание посевной - к такому выводу я пришла, вслушавшись в звучавшие тут и там здравицы. Свободными оставались только два стула, и оба у нашего столика.
   Ну вот, теперь придётся коротать вечер с ними. Да ещё в этой дурацкой личине!
  "Немедленно измени нам голоса!" - мысленно гаркнула я Морке.
   Та, судя по подскоку на стуле и обалдевшему лицу, услышала. Немного поразмышляв об источнике сего стрессового явления, пришла к правильному выводу - если рядом есть Элли, долго теряться в догадках, кто же сотворил очередную пакость, не стоит - и возмущённо уставилась на мило улыбающуюся меня. Могу предположить, что подобная ухмылка на лице бугайчика, коего я сейчас собой представляла, выглядела несколько иначе, чем исполненная в моём традиционном обличьи - завуч всегда славился умением вводить своей улыбкой в дрожь. Морка опять вздрогнула, помотала головой, отгоняя воспоминания и, закатив глаза, принялась беззвучно нашёптывать заклинание.
   Дабы не подвергать ребят стрессу видом Моркиной магически-трансовой физиономии, я, старательно понизив голос, проревела, отвлекая внимание на себя:
  - Присаживайтесь, парни, места всем хватит, - дополнив сказанное широким жестом в сторону свободных стульев. - Где ж эта суррагова разносчица? Самое время промочить глотку! - закончила я, для весомости треснув кулаком по столу, и едва сдержала вопль. Больно-то как, оказывается, руками по дереву стучать.
  
   Парни, не будь дураки, радушным предложением с радостью воспользовались. Мда, наивно было полагать, что постесняются.
   Морри бодрым пинком в голень дала знать, что всё в норме, с голосами она закончила. Незаметно потирая ушибленную конечность, я под прикрытием новоприобретённых плеч, развернувшись к парням вполоборота, показала мелкой кулак. Та лишь злорадно оскалилась - вот же ж вредитель ходячий!
  - Что благородные лаби желают? - нарисовалась возле столика давешняя разносчица, кокетливо подмигивая Кеану.
   Морри смерила девицу недобрым взглядом. Ох, чую, будет мелкая мстить, причём жестоко. Ну как же - на её самое дорогое нагло покушаются, на красавчика темноволосого! В таких случаях от подруги пощады не жди, лягушка в постель является лишь разминкой. Лёгкой.
  - Лаби желают пожрать, побольше, повкуснее и как можно быстрей, дорогуша! - гаркнула подруга, теперь уже негодующе пялясь на замершего в девицином декольте Кеана.
   Да, посмотреть там было на что, это без сомнения. Но, опять же на мой взгляд, Морри в плане выпуклостей поприятней будет. О лице вообще молчу - у подавальщицы явно проблемы с кожей, да и парочка отсутствующих зубов украшением является весьма сомнительным. А если сия девица не одумается, украшающих отверстий в желтоватом частоколе станет раза в два больше - у подруги хорошо поставленный удар. Причём иногда Морри, когда злится, прямо-таки впадает в некий транс, напрочь отключая мозги. И вот тут уже выбьет всё, что подвернётся, с лёгкостью - на себе испробовано. Ничего выбить, хвала Духам и моей отменной реакции, Морри мне за время нашего общения не успела, но с другими у неё проколов не было. Что сказать - страшная личность, с кем всё-таки приходится иметь дело?
   Рябая деваха встретилась с мелкой гарпией глазами, вздрогнула и, нервно сглотнув, торопливой скороговоркой начала перечислять имеющиеся в наличии блюда.
   Быстро заказав, мы дождались отбытия разносчицы и не сговариваясь уставились друг на друга - мы на ребят, они на нас.
  - Давайте, что ли, знакомиться? - как обычно, говорил у них белобрысый - самый красноречивый, что ли?
   Мы с Морри впали в глубокую задумчивость. Представляться собственными именами не хочется - мало ли, вдруг парни успели провести разведку в нашем мире? Могут и догадаться, кто тут перед ними заседает. Хотя нет, вряд ли... Но рисковать не стоит. Они вишь какие умные, гады, да сообразительные. А ну чего заподозрят? Имена-то для данной местности, мягко говоря, нетипичные, более того, откровенно женские. А приобретёнными в этом мире прозвищами мы себя однозначно выдадим с головой, ребята только сегодня наверняка слышали их неоднократно. А то и склоняли - мы ж с подругой никого равнодушным не оставим. Морка вон и та успела своему брюнетику под занавес истерику устроить. А истерики у подруги качественные, опять же проверено лично. С чего начался скандал, Морри в упор не помнила, будучи, однако, твёрдо уверенной, что повод был, и хороший. Она, видите ли, ни с чего такие разборки не устраивает.
   Я тактично не стала напоминать подруге об инциденте с разбитым о голову некоего ухажёра керамическим чайником литров на пять. И это за одно-единственное неосторожное высказывание про недалёкость девиц с белыми волосами. Откуда же парню было знать, что рассекающая по квартире в бандане Морка только что опробовала на себе чудо химической промышленности с мощной концентрацией пергидроля в намереньи устроить милому сюрприз? Сюрприз удался на славу. Я потом долго выводила беднягу из шока коньяком вперемешку с пустырником, упоив в итоге до поросячьего повизгивания - визжать в полную мощь сил у него после случившегося не оставалось.
   Кстати о местных прозвищах: за нами как-то незаметно закрепились Вьета - это Морка, от названия колючего куста-репья, в который подруга при моей посильной помощи в первый же день влетела, и Обьора - вот не понимаю, почему я ассоциируюсь у окружающих с крупной белкоподобной живностью, славящейся буйным нравом и совершенно непредсказуемой реакцией на тот или иной раздражитель. Может в волосы вцепиться за недобрый взгляд - что б понимала, зверюшка вуалехвостая? Или меланхолично фьюкнуть в ответ на брошенный камень, лишь слегка отклонившись с траектории его полёта. В общем, прозвища звучные и запоминающиеся.
  "Элечка, ты не могла бы принести мне чего-нибудь выпить? Настроение ни к ияссу", - громом среди ясного неба явившаяся чужая мысль разметала результаты размышлений начисто, заставив заодно поперхнуться как раз в тот момент потребляемым из громадной глиняной кружки пивом. Да что за?! Кто опять орёт у меня в башке? Ни стыда, ни совести! Это, в конце концов, частные владения, а не проходной двор!
  "Ну и чего ты злишься?" - Хранитель, чтоб его!
   Чего злюсь?! А как-то предупредить, что ты сейчас будешь напряжённо думать в мою черепушку, нельзя??
  "Как ты себе это, красавица, представляешь? Послать прошение о предоставлении аудиенции?"
   Нет! Покашлять хотя бы деликатно для начала, а потом уже орать дурным голосом!
  "Да? Надо же, такая мысль мне в голову не приходила..."
   Ничего удивительного! Они к тебе вообще уже, по-моему, давно не ходят! Ни такие, ни другие. Забастовка у них, требуют повышения концентрации серого вещества на брата. А откуда ж его взять? У тебя за столько вескон всё усохло до неприличия!
  "А вот это уже прямое оскорбление! И я сейчас, не поленюсь, спущусь и надеру кое-кому кое-что! Сидеть после экзекуции некоторое время будет проблематично, обещаю!"
   А мне и так сидеть не очень-то комфортно, спасибо затейнице Морри!
  "Да-а? Что же наша красавица на сей раз учудила? Вот ведь сколько энергии зазря пропадает. Её бы диверсантом в стан предполагаемого противника заслать, не предупреждая проказницу о цели визита - так, попутешествовать просто. Через четыре октады несчастные совершенно точно сдадутся на нашу милость", - Терри в моей голове мечтательно причмокнул. Выдав следом картинку оборванных, морально сломленных головорезов орковской наружности, с воплями бегущих сдаваться. И Морку, старательно пыхтящую в хвосте с трёхлитровой бутылкой самогона наперевес, громогласно требующую продолжения банкета.
   Я истерично всхлипнула, спешно уткнувшись носом в кружку, и беззвучно зашлась хохотом, счастливо похрюкивая в отзывающийся гулким эхом сосуд.
  - Ну что ж. Позвольте представиться, - не выдержал блондинчик, подозрительно косясь на хихикающую меня. - Нил, - надо же, полное имя приберёг для более торжественного случая, никак? Я прям оскорблена в лучших чувствах!
  - Кеан, - коротко отрекомендовался темноволосый, также недоумённо пялясь на пышущую злобой в идентичный стоящему передо мной сосуд подругу, явно занятую разработкой плана жестокой мести наглой представительнице обслуживающего персонала.
   За столом воцарилась тишина, заполненная как раз кстати прозвучавшим особо эмоциональным всхлипом всё ещё ржущей меня.
  - У него бывает, - махнула на меня рукой включившаяся наконец в действительность подруга. Тут же вновь отвлёкшись на злосчастную разносчицу, старательно заполнявшую стол тарелками со снедью, так же старательно нависая грудью перед разинувшим рот Кеаном. Я даже смеяться перестала. Ничего себе предмет грёз у подруги! Да и вообще, как погляжу, вокруг одни ловеласы - мой-то тоже хорош, вспомнить хотя бы конюшню. Ну и что, что там была я! И на балконе снова я. Он же, обольститель белобрысый, об этом был не в курсе!
   Внезапный взрыв хохота справа заставил меня оглянуться. В трактире царило радостное оживление: мужики вели беседы за жизнь, кое-где переходящие в вопли "Сам ты выргыдова морда!". Представительницы слабого пола, коих в заведении было немного, разрумянившиеся от духоты и выпитого, о чём-то оживлённо шушукались. Многие из присутствующих курили, что в условиях переизбытка посетителей и полного отсутствия вентиляции в помещении привело к появлению сплошной дымовой завесы.
   Однако обстановка за столом накаляется. Что ж, дабы избежать скандала, чую, опять придётся принимать огонь на себя. Изобразив самую плотоядную из имеющихся в арсенале усмешек, я смачно шлёпнула зарвавшуюся разносчицу по вислому заду. Одновременно запустив в брюнета маленькой молнией-иглой, угодившей аккурат в правую ягодицу и заставившей Кеана оторваться наконец от занимательного зрелища. Подпрыгнув, парень схватился за пострадавшую часть тела и с подозрением покосился на сидящих неподалёку амбалов количеством семь штук, на своё несчастье именно в тот момент дружно уставившихся на наш столик. Пятая точка настойчиво подсказывала, что нас ждёт внеочередное народное гулянье, незапланированное регламентом, но обязательное на любом приличном празднике.
  - Миожик, - поспешила выпалить первое пришедшее в голову имя я (а вот интересно, откуда оно в моих мозговых лабиринтах вообще взялось?), прожигая изумлённую наглостью вашей покорной слуги девицу многообещающим взглядом. Я-то в тот момент со смаком лелеяла образ разносчицы в обрамлении густо налипших на приторную патоку перьев. Но выражение предвкушения, видимо, было ею воспринято превратно, и девица застенчиво раскраснелась. Ничего себе! Она и краснеть умеет? Вот уж никогда бы не подумала.
  - Тусмад, - брякнула нечто вовсе невероятное подруга, изумлённо округляя глаза вслед за разносчицей. Ну всё, теперь к вечным Моркиным претензиям прибавится ещё и любовь к щербатым девицам.
  - Рады знакомству, - хором откликнулись парни, машинально склоняя головы в приветственном поклоне.
  - Очень приятно, - за какое же ещё место эту идиотку ущипнуть? Только что рдела, как маков цвет, смущённо прикрывая лицо передником (вы когда-нибудь видели слона, прикрывающегося лопухом от нескромных взоров? Нет? А я теперь, можно сказать, видела) - и вот уже снова строит глазки на сей раз для разнообразия напрочь игнорирующему её брюнету. Всё-таки переборщила я с зарядом. Болезненно, видать, получилось, парень явно вынашивает планы коварной мести предполагаемым вредителям. И тут с Моркой похожи - та вон тоже, чую, о мести думает. Ишь какое одухотворённое лицо, прямо слов нет.
  
  
  
   Глава четырнадцатая
  
  
   Разносчица вновь многообещающе улыбнулась Кеану, а я впала в задумчивость - что же с ней еще сделать, чтобы отвлечь от Моркиного хахаля?
   А чего там думать - прикладываюсь со всей страстью по тому же месту. Девица взвизгнула и попыталась скрыться от маньячистой меня поспешным бегством. Ну наконец-то!
  - И выпить принеси, слышишь?! - гаркнула вслед Морка, довольно потирая руки, будто это она лично, этими самыми руками, удалила от стола нахальную конкурентку.
   Парни, теперь уже на пару, пялились на подозрительный столик с амбалами, которые при ближайшем рассмотрении оказались вольными каменотёсами. Матово поблёскивающие значки гильдии и гориллоподобно оттянутые руки вкупе с громадными кулачищами и глубокоинтеллектуальными лицами говорили об их профессиональной принадлежности весьма красноречиво. Ещё я слышала, что мозги у этих тружеников, как правило, присутствуют исключительно для общего веса. Для впадания в состояние агрессии они сим индивидам не требуются. У них это уже на уровне рефлексов - спинным мозгом обходятся, большего ребятам и не надо. А ещё у меня такое чувство, что наши парни питают тайную слабость к подобным типчикам. Или просто кулаки чешутся, стресс снять надо.
   Морри храбро хлестала из своей кружки, периодически с интересом зыркая по сторонам и болтая под столом ногами. Регулярно при этом, гадина, задевая тяжёлыми ботинками мои многострадальные конечности. Пока я, не выдержав, не пнула вредительницу как следует. Она с полминуты попучила глазёнки в притворной обиде, а затем вернулась к прерванным занятиям. Только теперь объектом пинков стал Кеан, впрочем абсолютно бурной подругиной деятельности не замечавший - ишь как увлёкся гляделками.
  
  - А... Ау-у... Эй, офисьянтка-а... Йик! Ой... Да хде ж эта девка бист...ллковввыя?! - Морка обводила мутным взглядом помещение трактира в тщетной попытке узреть искомую девицу на предмет заказать ещё выпить. Хотя, как по мне, ей уже давно хватит. Ну да спорить с Морри в таких ситуациях себе дороже. Рискуешь попасть под раздачу, а я сегодня слишком сильно устала, чтобы заниматься акробатическими упражнениями в попытке увернуться от разобиженной подруги. Вы не подумайте, она у меня смирная. Почти всегда. Просто за последнее время столько переживаний, столько событий - чую, у Морри планку рвёт, надобно стресс снять, и как следует. Мешать ей в этом благородном деле не советую.
   Разносчица наконец обратила внимание на подругины призывы. Опасливо покосилась на тут же плотоядно разухмылявшуюся-егося меня. А что вы думаете, только Морке надо стресс снимать? У меня тоже нервы не железные. Но в отличие от подруги я предпочитаю поиздеваться над кем-нибудь всласть, а не нажраться до дровяного состояния. Хотя и это иногда нужно.
   В момент, когда ваша покорная слуга опустила взгляд, девица решилась осторожно приблизиться, держась, однако, от маньячистого пацана подальше. Выслушав заказ, пулей кинулась исполнять. Вот это рвение, вот это скорость обслуживания. Это я понимаю - вожделенная кружка с крепкогорячительным появилась перед Морри ровно через минуту после исчезновения девицы в подсобке. Аналогичные сосуды украсили стол и перед остальными. Парни-то вроде не заказывали, ну да кто ж спрашивать будет! Пользуясь их рассеянностью, Морри решила привнести в вялотекущее застолье немного оживления, заказав ребятам таку-ую гремучую алкогольную смесь, что любимый Лонг-Айленд просто отдыхает! К слову, то же она заказала и мне, со словами: "Камрад, тебе надо расслабиться". И попробуй поспорь. Можно подумать, эта мелкая пакость будет слушать. Вот уж где террористка! И вроде ж мелочь пузатая, а как гаркнет, как зыркнет - охота спорить отпадает на раз.
   А коктейльчик-то ничего. На вкус приятно, и градус так сразу не чувствуется.
   Ой, что это перемещается по любопытной зигзагообразной траектории в нашу сторону? При более пристальном взгляде движущийся объект был идентифицирован как один из бугайчиков. Пританцовывая и деликатно икая на всю корчму - видно, пресловутый коктейль пользовался популярностью не только у Морри - он приближался к нашему столику, интригующе раздваиваясь. Или это у меня в глазах двоится? А вот я интересуюсь, чего сему занимательному с точки зрения Дарвиновской теории субъекту тут понадобилось?
   Что понадобилось, к сожалению, выяснилось довольно быстро.
  - Эй, парень! - кажется, это он Морке - и кажется, это он зря. - Ты чё на меня пялишься, а? - громадная туша угрожающе нависла над подругой. Вот нету у людей инстинкта самосохранения. Атрофировался, что ли?
   Морри подняла на него прямо-таки пышущий алкогольными испарениями взгляд.
  - Те чего, паря? Нн-ик-не поняла. Эль, чё ему надо, а? - вот идиотина! Ещё пара слов в том же духе, и маскировке конец! Ишь как ребята наши внимательно прислушиваются, аж уши локаторами зашевелились, разве что вращаться вокруг своей оси не начали. И вроде ж продолжают наблюдение за так не понравившимся им столиком, а сразу видно - ловят каждое слово.
  - В натуре, мужик, тебе чего тут? - впериваю в подошедшего взгляд начинающих наливаться злостью глаз. Мужик, как обычно и бывает, ничуть не проникся, продолжая старательно дышать на нас алкогольным выхлопом. Да таким концентрированным! Поднеси спичку - получишь столб пламени метра на два в длину.
  - Я тя спрашиваю, малец, ты чего пялишься? Жить надоело, али зубы лишние завелись? - мужику явно тоже необходимо снять стресс. Каким образом, сомнений не вызывает, красноречивое постукивание громадным кулаком по раскрытой ладони простора для воображения не оставляло ну никакого. Попробуем решить дело миром - так, для разнообразия хоть разочек.
  - Многоуважаемый лаби, Вы явно не так поняли моего друга. Видите ли, у него перпетальное косоглазие, выражающееся в бессистемном блуждании взгляда в пространстве, - подруга с возмущением уставилась на ораторствующую меня. - Он не смотрел на Вас. У него вообще зрение минус десять, кружку вон и то на ощупь находит, - Морка как будто в подтверждение моих слов именно в этот момент слепо нашарила здоровенный глиняный сосуд и так же не глядя влила в себя изрядную порцию.
   В глазах бугая начало проявляться некое подобие понимания. Надо же, а у парня интеллект приятно выше предполагаемого уровня. Пару раз переведя взгляд с меня на Морри и обратно, он почесал маковку и, такое чувство, собрался уж было разочарованно отчалить.
   Не-ет, Элечка, это ты размечталась - когда у нас подобные инциденты мирно заканчивались? Действительно не припомню.
  - Эй, казё-ол... Ик, то есть, пардон, масёл...намаз...лабаз...
  - Лаби, Морри! - злобно прошипела я. Поздно.
  - К-как ты меня назва-ал?! - о-о, вот это мощь! Рёв мог посоперничать по силе с гневным мувом племенного быка при виде нахального конкурента на горизонте - а производитель только-только собрался осчастливить всё стадо...
   Здоровяк резво ухватил Морку за шиворот - не только я, оказывается, люблю этот способ перемещения подруги в пространстве - и вздёрнул на ноги, уже занеся кулак для смачного удара в челюсть. Не тут-то было. Морри, на удивление ловко вывернувшись из рук агрессора, хорошо поставленным ударом в солнечное сплетение - ей как раз удобно было бить, каменотёс раза в полтора выше подруги - согнула бугая пополам. И тут началась веселуха.
   Друзья загибающегося возле нашего столика здоровяка, отшвыривая стулья, с воинственными воплями повскакали с мест и ринулись в нашу сторону. Парни как будто только того и ждали, стеной встав на пути каменотёсов. Далее всё закрутилось в сумасшедшую карусель, усилившуюся, когда неточно запущенная Морри кружка угодила в голову одному из местных селян. Друзья камнем рухнувшего под стол крестьянина, взревев, кинулись в самую гущу потасовки, раздавая удары кому придётся и радостно вереща - говорила же, без драки и пьянка не пьянка. Местные, видимо, мои взгляды где-то разделяли.
   Ребята работали как всегда слаженно и точно, нападающие отлетали от них как кегли. Тут же, впрочем, снова поднимаясь и присоединяясь к веселью. Трактирщик испуганно выглядывал из-за стойки, в ужасе пуча глаза и, судя по беззвучному шевелению губ, старательно подсчитывая убытки. Разносчица визжала где-то в уголке, но так как особого недовольства в её голосе не наблюдалось, я сделала вывод, что спешить на помощь пока не стоит, и опять переключилась на набирающую обороты драку.
   Кружки, как в хорошем вестерне, летали над головами. Периодически, опять же по законам жанра, с треском и звоном врезаясь в бутылочную - бывшую бутылочную, целых сосудов там уже не осталось - стойку, и заставляя трактирщика на несколько секунд спрятаться. Потом упорный малый опять храбро высовывал голову, продолжая подсчёты. Пока одна из залётных кружек от души не приложила его по темечку, вновь отправив под стойку - теперь уже надолго.
   Ко мне подлетел один из каменотёсов, с ходу пытаясь вырубить прямым в челюсть. Но я, не будь дура, заученным движением увернулась от летящего в лицо кулака и от души врезала бугаю локтем под подбородок. Затем, для усиления эффекта, смачно припечатала агрессора физиономией о каким-то чудом ещё не перевёрнутый столик, добавив пустой кружкой по затылку. Парень рухнул как подкошенный. Я ликующе завопила, радуясь боевым успехам. Д
   Довопить девушке как всегда не дали. Мощный тычок в спину отправил не самую лёгкую меня в полёт, прервавшийся при столкновении с любимым блондинчиком. Тот даже не пошатнулся, устойчивое создание, лишь на секунду обернулся на цепляющегося за крепкие плечи парня, и вернулся ко вдумчивому обрабатыванию физиономии самого здорового из каменотёсов.
   Кое-как выровнявшись и приведя разъезжающиеся глаза к общему знаменателю, я огляделась. Мда. Вокруг царила разруха, целыми в помещении остались лишь несколько столов. Гулящие девицы разбежались, мирные недрачливые жители тоже. Тут и там валялись, живописно раскинувшись, временно выбывшие из веселья участники потасовки. Разносчица уже не визжала, а кокетливо хихикала - вот же ж ветренница!
   Наши в полном составе старательно привносили в общее веселье свой посильный вклад. Морри, потрясая непонятно где раздобытой импровизированной дубинкой (не иначе, опять от стула отодрала), с воплями гонялась за довольно ловко улепётывавшим громилой, периодически меткими прыжками настигая беднягу и от души прикладывая самодельным орудием по чему придётся. Парень взвизгивал, матерился, но продолжал марафонский бег с препятствиями, на ходу потирая пострадавшие от буйствующей подруги места. Наконец, сделав три полных круга по корчме, Морка, зверски изловчившись, точным ударом по кумполу вырубила беднягу. И, исполнив над телом поверженного врага танец победителя, с визгами, воплями и абсолютно неритмичными подёргиваниями рук и ног, больше похожими на эпилептический припадок - только пены у рта не хватало, - тут же нашла себе новую жертву.
   Точнее жертва нашлась сама, опрометчиво решив почесать кулаки об одного из самых хилых участников потасовки. Ну конечно, бедняга ж не заметил ловко припрятанной в рукаве дубинки. За что незамедлительно и поплатился, словив увесистой деревяшкой в челюсть. Судя по раздавшемуся хрусту, удар вышел знатный и парню некоторое время придётся питаться исключительно жидким, и то старательно вливаемым в свежеобразовавшуюся щель между зубами. Послушно рухнув под ноги агрессивной девице в личине, пацан замер.
   Я ловко увернулась от пары летящих прямо в голову стульев. Мазилы! Встряхнувшись, приготовилась к дальнейшим свершениям.
   Ой! Что за гадина там толкается? А драться-то зачем! Вот ведь, стою себе, никого не трогаю! Ну не живётся людям спокойно...
   Со злобным рыком стремительно оборачиваюсь к обидчику, вслух поминая всех известных мне богов и демонов - последних особенно. Та-ак. Это ж тот самый зачинщик! Очухался, сладкий мой! А к Эле зачем полез? Зачем полез, спрашиваю?! Серией ударов объясняю всю глубину его заблуждения. Если человек выглядит слабее тебя, не стоит расслабляться - именно такие вот слабаки и выбивают обычно дурь из некоторых недалёких тружеников кирки и лопаты, и спасибо тебе, мастер, за изнуряющие тренировки. Парень проникся, мешком осев на пол, и, счастливо икая, убыл в благословенное забытье.
   Я потёрла основательно отбытые о поистине каменные части тел агрессоров кулаки, выискивая, куда б ещё приложить кипящую внутри энергию - во мне ярким пламенем разгорался боевой азарт. Времени на размышления Элечке не дали, сразу с двух сторон накинувшись на задумавшегося меня-качка. Напрочь отключив мозги и оставив только рефлексы, вновь включаюсь во всеобщее веселье, радостно вопя и гвоздя всех подряд - кроме ещё к счастью узнаваемых своих - чем придётся.
   А парни-то, парни! Их местонахождение постоянно было обозначено браво разлетающимися в разные стороны драчунами. Вот ведь крепкие мужики в Мидорре. Наши бы уже сто раз с черепно-мозговой в глубокой отключке валялись. Ребята даже не пытались вытащить оружие, кулаками обрабатывая жаждущих веселья посетителей. Вот Нил мощным ударом в корпус отбрасывает со своего пути одного бугая. Кеан, традиционно хохоча (жуткое зрелище), раздаёт тумаки направо и налево, перемежая кулаки и ноги со смачными ударами лбом в головы незадачливых противников. Лоб, судя по всему, у парня железобетонный - после такого удара не поднялся на моих глазах ни один.
   Да чего опять надо?! Уходя от градом сыплющихся ударов и добрым словом поминая гестапоподобного Кориса, заставившего-таки нас с Морри освоить в совершенстве систему увёрток и нырков, я вновь всецело отдалась безумству лихой пьяной потасовки, уже не считая противников и с нездоровым азартом мордуя охочих до драки мужиков.
   В какой-то момент я с удивлением поняла, что бить уже абсолютно некого. Посреди притихшей корчмы четырьмя тополями на плющихе торчали только мы с подругой да парни. Остальные участники событий кто как возлежали по всему периметру, даже не делая попыток подняться. По чести сказать, большинство из них не смогли бы этого сделать при всём желании по причине качественной отключки.
   Ещё раз оглядев место побоища, прикинув нанесенный помещению ущерб и быстро оценив наши финансовые возможности, я резко затяготела к ночёвкам на свежем воздухе.
  - Мор... Э-э... Мортимер, а не хотите ли вы пройтись на ночь глядя? - красноречиво подёргивая бровями, сигнализирую Морке, что пора традиционно сваливать. На удивление понятливая слегка протрезвевшая от потасовки подруга, светя свежеобретённым фонарём, активно закивала в знак согласия - конечно, она просто жаждет вечернего моциона, можете не сомневаться.
   Кое-как выдернув любвеобильную разносчицу из рук поклонника, мы доходчиво объяснили, что нам требуется. Заодно я походя огрела поклонника подвернувшимся под руку подносом. Для пущего эффекта ещё и развязно подмигнула опешившей девице. Ну всё, слава первого на всю Мидорру злыдня писюкастого мне однозначно обеспечена - девку просто сдуло. А через пару минут мы с радостью разглядывали содержимое объёмистого мешка с провиантом, шустро собранного впечатлительной разносчицей.
   Я быстро метнулась наверх за пожитками, на ходу отмахнулась от настойчивых расспросов успевшего задремать в ожидании выпивки Хранителя, буркнув лишь: "А ну полезай в сумку, алкоголик многовековой!" и привычно нацепив перевязь с мечом за спину. Когда уже начну с ним тренироваться? - меланхолично подумала я, кубарем скатываясь с лестницы.
  - Валим! - нас просто вымело из разгромленной корчмы. Сноровисто заседлав лошадей, две боевые девицы, не обращая внимания на боль в отбитых конечностях и ноющие кровоподтёки, без промедления двинулись к выезду из этого гостеприимного местечка.
  - Э-эй! Постойте! - это ещё что за вопли? Морка-то вроде едет рядом, и орать из-за спины ну никак не может. В трактире остались дееспособные? Почему-то эта мысль совсем не радовала.
   Мы опасливо оглянулись через плечо. Хмм. За нами во весь опор скакали предметы грёз, призывно размахивая руками. Переглянувшись, мы с Моркой дружно решили всё же подождать. Так и так нагонят, упорные ребята - нам ли не знать.
  - Куда направляетесь, парни? - на сей раз для разнообразия говорил темноволосый.
   Так мы тебе прям и сказали!
  - Дак в Деанию, - не размышляя ни мгновения, выдала любимая подруга. Нет, я её точно прибью! Или язык вырву. Вместе с руками. А то знаю я её, научится ещё при помощи сурдоперевода общаться. И всё равно нас в очередной раз заложит!
  - Как удачно, - радостно переглянулись парни, даже для приличия не удивившись необычному маршруту. - И мы туда. Предлагаем ехать вместе. Так безопаснее, а ребята вы, как мы видели, боевые - в округе нынче неспокойно. Вместе всяко лучше будет.
   Ага. Вот прям всю жизнь мечтала тащиться с вами, парни, целую неделю, да ещё и в об... Балин! Морри, итить-трытытыь-растак-перетак! Нам ещё и в личинах постоянно ходить?!
   Я сквозь зубы старательно перечислила все заученные в этом мире ругательства, не пренебрегая и своими, родными, на великом и могучем. Даже парочку казахских припомнила.
   Дело в том, что если постоянно ходить в обличье, тело под иллюзией часов через двенадцать начинает нестерпимо чесаться. Через тридцать шесть появляются судороги. Через четверо суток упадок сил, полная апатия. А впоследствии угроза смерти от истощения - личины-то постоянно подпитывать надо. Влипли!
   Ну Морри! Бросив на подругу пламенеющий обещанием скорой расправы взгляд - Морка, заметив его, шарахнулась в сторону, судорожно сглатывая - я прожгла парней не самым добрым взором и молча поехала вперёд. Ну что за жизнь?! Да, зря я Морку в замке не оставила. Плевать, что она б сопротивлялась - в крайнем случае к дереву можно было привязать (надо же, какие кровожадно-садистские мысли). Сейчас не знала бы проблем.
   Ночь постепенно сходила на нет, зарево вступающего в свои права дня уже багрянцем пылало далеко на востоке. Мы же ехали на запад, молча, каждый думая о своём. Лично я меланхолично размышляла о том, как хорошо было бы, если бы я в один злополучный вечер не потащилась с мелкой пакостью в этот гадский паб. Ах, мечты, мечты...
  
  
  
   Глава 15
  
  
  - Ну что, Морри? Какой выход ты видишь из сложившейся ситуации? Учти - помирать во цвете лет из-за личины, да ещё такой, - я выразительно покосилась на собственную тень - внушительные мускулы и практическое отсутствие волос на голове всякий раз при взгляде в зеркало заставляли вздрагивать. Потому всяческого рода отражающие поверхности в последнее время я основательно невзлюбила. - Ну, ты меня поняла.
   Морри всем своим видом выражала прямо-таки небывалое понимание и сочувствие. Но по нахально встопорщившимся вихрам на затылке было ясно, что делать мелкая вредительница для разрешения ситуации ничего не собирается, перекладывая это ответственное во всех отношениях занятие на свою чересчур нервную в последнее время подругу. Мол, я тебе, дорогая, целиком и полностью доверяю. Зарраза!
  - Поняла. Толку от тебя не будет, как всегда всё я! Итак. Выход один - нам нужно срочно отделаться от ненаглядных спутников. Нет, я, как и ты, тяжко переношу разлуку с любимым. Но вот почему мне кажется, что с мужиком он обниматься не захочет? А бабой перед ним предстать - столько лжи уже было между нами... Ты чего глаза пучишь? Я говорю, столько брехать - пока лучше не признаваться. Потому обратно переодеваемся. Короче, план подкупает своей новизной и оригинальностью: в первой же попавшейся деревеньке меняем облик. Я имею в виду одежду, Мор, чего ты радуешься? И делаем ноги. Так, где тут была моя волшебная карта? Ага, вот она, родимая. Чего ты спрашиваешь? Кому делаем ноги??... Мор... Ядрит твою! Не кому, дорогуша, а куда! Ноги делаем как можно дальше - нам нужно от них оторваться на изрядное расстояние. Не то догонят, нехорошо получится. Нет, никаких больше личин. Ну тебя в баню, я уже, кажется, начинаю почёсываться. Да, сменить образ придётся. Они ведь будут искать кого?
  - Кого? - подруга с непритворным интересом внимательно всматривалась в моё лицо.
  - Да мужиков, Морри, - тяжелый вздох. - Ну чего ты такая тугая сегодня? Хотя почему только сегодня... Они будут искать двух особей мужского пола внушительной, - зыркнув на хилые плечи подругиного образа, - и не очень комплекции. Нет, радость моя пакостетворная, я уже сказала, никакой магии. Деревню Хиски - а именно она следующая по пути, если верить карте - покинут две знойные красотки. Не настолько знойные, Мор, не надо этих предвкушающих гримас. Опять неграми нас решила заделать, по глазам вижу, - подруга смущённо потупилась. Видимо, и правда решила. - Тебе всё-таки чем-то неуловимо близки люди с повышенной пигментацией кожи. Что это - тяжёлое наследие жизни в условиях полярной зимы и как следствие перманентная тяга к местам, где зимы не бывает вовсе, а также ко всему, что с этими местами ассоциируется? Нет, Морри, мужчиной и женщиной мы заделываться тоже не станем. И не говори мне, что это более конспиративно грамотно. Я даже знаю, кого ты выбрала - ведь выбрала уже, не отрицай - на роль мужика. И думать забудь! У меня все эти бицепсы-трицепсы а-ля Александр Невский уже вот где... Ой! Что у меня с шеей? Мор, глянь, что там??
  - Да ничего у тебя там. Мышца.
  - Такая большая? Разве у меня такие были?
  - Ну-у... Э-э... Раньше нет.
  - Точно тебя прибью! Духи-Вершители, за что?! Видать, грешила много...
  
   Вы знаете, драпать из номера, располагающегося на втором высоком этаже, по связанным простыням, оказывается, моё любимое занятие. Элечка и сама этого не знала, пока не попробовала под Морриным чутким матерным руководством. А особо я обожаю сие занятие ночью, при свете едва народившегося месяца и с отсутствием страховки. Ещё безумно радует вероятность нехило засветиться или привлечь нездоровое внимание публики - я уже просто молчу о такой реальной перспективе сверзиться вниз.
   Мы заранее оплатили номер, включив в стоимость и несчастные простыни. Пришлось красочно расписать хозяину себя как двух злостных извращенцев, рвущих постельное бельё прямо зубами, причём в мелкие клочья. Морри, кобыла ты пржевальская, почти породистая, чего тут возмущаться? Ну сказала, что ты у меня любишь всяческие мазохистские штучки до такой степени, что от боли готова вопить беспрестанно. Надо же было как-то обезопаситься - что мы с тобой будем орать, и ежу было ясно с самого начала. Потому басня про твои, мягко говоря, нетрадиционные бытовые привычки пришлась как нельзя кстати. И не ворчи - извращенцы нынче в цене.
   И вообще, держала бы свой поганый язык за зубами - не пришлось бы экстренно осваивать бытовой альпинизм!
   Какие-то мудакоподобные личности, обосновавшиеся под окном, процесс перемещения моего не шибко мощного в плане мышц тельца азартно комментировали:
  - Гля! Девка лезет. Молодец какая! О, ещё одна сверху вопит дурниной! Девки, айда к нам - как раз баб не хватает! - сказала б я, чего тебе не хватает. Да боюсь, кроме матов в речи будут только междометия и запятые.
   Руки сводило от напряжения, ноги болтались в воздухе, тщетно пытаясь обвить верёвку - связанные простыни как живые с потрясающей ловкостью уворачивались и выскальзывали. Сверху материлась Морка, координируя и корректируя спуск. Вот я интересуюсь, что можно корректировать при лазанье по верёвке? Амплитуду раскачиваний-ударов о стену?! Ещё и эти снизу... Агитируют на совместную пьянку с отягчающими. Дурдом Печенюшка!
  
   Уф, всё, слезла. Э-э. Не пон...
  - Морри, так тебя растак! Рехнулась?! Если ещё не заметила, ты села мне прямо на шею!! Хотя, ты с неё и не слезала, зараза мелкая! - я возмущённо треснула беспокойно ёрзающую Морку по ноге. - Ну и как, удобно? - невнятно-утвердительное бурчание сверху. - Ты слезать собираешься или где?
   Расценив неразборчивое мычание как отрицательный ответ, я отыскала поднятыми за голову руками Моркины верхние конечности. Ухватилась покрепче и резко дёрнула вперёд-вниз, одновременно корректируя полёт так, чтобы подруга приземлилась предпочтительно на ноги. Ну, в крайнем случае, на пятую точку - на голову она и так у меня стукнутая.
  
  - Гля, мужики, акробатки! Эх, всегда мечтал акробатку... С акробаткой... Акробатке...
  - Сейчас тебе, мужик, одна неуравновешенная акробатка покажет какой-нибудь фокус. После него сможешь сколько угодно мечтать, кого ты, где, с кем и в каком ракурсе. Вот, правда, воплотить на практике пылкие грёзы уже не удастся, гарантирую!
  
  
   Хммм... По-моему, впервые в жизни мне не хватало словарного запаса ненорматива. Впечатления та-акие, что с имеющимся багажом лексики выразить своё отношение к ситуации не получалось, раз за разом выстреливая традиционным: "Да что ж за...твою мать?!"
   Картина маслом: две обвешанные с ног до головы тюлем девицы в неудобных остроносых черевичках, всё оружие поныкано и зачехлено, обзор постоянно закрывает ненавистная бахрома - найти бы мне того затейника, что ввёл в обиход подобные шмотки.
   А напротив банда разбойников в количестве двенадцати небритых рыл, с дубьём, колюще-режущими приспособлениями и - какая прелесть - двумя замечательными арбалетами, которые в данный момент игриво поглядывали в нашу сторону трёхгранными наконечниками. А калибр-то какой! Никак на китов банда собиралась. А тут с оказией мы.
  - Какая встреча! - радость главаря могла посоперничать разве что с ликованием людоеда при виде парочки упитанных туристов.
  - Доброй ночи, достопочтимые лаби, - меня всегда учили быть вежливой. Даже если всего лишь собираешься треснуть оппонента по морде. - Прекрасная погода, не правда ли?
   Разбойники озадаченно покосились на старательно поливающее дождём небо, на вязкую жижу под ногами, а потом - с подозрением - на нас. Кажется, у присутствующих (включая Морку) сложилось впечатление, что я в данный момент над ними тонко издеваюсь. Да ничуть не бывало. Это я так, для создания атмосферы непринуждённой дружеской беседы. Ну не о видах же на урожай с этими головорезами общаться! Хотя... Они ведь тоже в своём роде сборщики, только урожай у них от общепринятого толкования этого слова несколько отличается, мдам... Ну хорошо, не нравится - сменим тактику. Где наша не пропадала:
  - Ой, сколько замечательных мужчин - и в одном месте, - хмм, про место как-то двусмысленно прозвучало. - А в городах-то уж давно не встретишь нормальных мужиков. Всё хиляки одни, и пяти часов игр постельных не выдерживают - вы можете себе представить?! - я возмущённо потрясла попавшимися под руку во время лихорадочного обшаривания сумок на предмет поиска хоть какого-нибудь оружия панталонами в агрессивно-малиновое сердечко. Разбойники напряглись. - А что такое какие-то шесть-семь часов утех для здоровой современной женщины? Да тьфу - так, разогреться только, - и с подозрением уставилась на замерших противников - а не сомневается ли кто, что подобное количество действительно ничтожно? Те, наткнувшись на мой взгляд, в который я для большего эффекту подбавила немного игриво-розовой иллюзии с интригующими молниями, замерли.
   Иллюзорными-то иллюзорными, но жгущими, правда, вроде бы как настоящие электрические разряды, не виртуозна я в магии, что делать. Пара мужиков, взвыв, резво отпрянула. Остальные лихорадочно затрясли головами в знак полнейшей солидарности с моей точкой зрения. Ещё бы! Тут как раз и Морри с перепугу вместо боевого заряда создала некую иллюзию в виде, я извиняюсь, самого что ни на есть натурального ало-багряного фаллоса. Ну если она мне и в бою подобное отчебучит, всю дурь последнюю из башки выбью собственноручно!
  - Но я вижу, мы с подругой, наконец, наткнулись на золотую жи-илу! Вот вы, - я нахально тыкнула пальцем в сторону несколько опешившего главаря - наверное, с озабоченными девицами ему на своём жизненном пути сталкиваться не приходилось. Дикий народ, что тут скажешь. - Какой красавчик! Надеюсь, свободны? - с лёгким наездом. Тот неуверенно кивнул, на всякий случай прикрывая причинное место трогательно сложенными в лучших традициях футболистов руками.
  - Прекрасно! - судя по выражению его лица, ничего прекрасного в сложившейся ситуации главарь не видел. - Думаю, самое время поискать уединённое - очень уединённое - местечко для наших игр. Да, попрошу нас в ближайшие, - делаю вид, что старательно считаю, - пару суток с моим котиком не беспокоить!
   Командирский тон мне всегда удавался - мужичьё как один резво подпрыгнули и попытались отдать честь, затрудняясь с выбором, к какому месту и что при подобной процедуре прикладывать. Мнения разделились поровну. Часть разбойников сделала характерно-знакомый по криминальным фильмам жест "век воли не видать", с щелчком по зубу. Остальные, последовав примеру главаря, схватились за промежность. Морри тихо обалдевала в седле и в переговоры не вмешивалась.
  - Ну что, мой пу-упсик, ты готов? - полный вожделения взгляд посрамил бы даже суккуба. Куда уж им, бедным, до озабоченной спасением собственной задницы меня. - Вижу, что готов! Пойдём же, мой страстный гяур, - откуда в башке это дурацкое слово?! - Мой неистовый Квазиморда, мой ненасытный Вахудоносор! - при каждом новом эпитете главарь заметно вздрагивал, ненавязчиво пятясь в сторону спасительных кустов. На многозначительном "Вахудоносор" он не выдержал, и с воплем: "Спасайте, братцы, похабные бабы самого ценного лишают!" резво вломился в ближайший подлесок, уже оттуда визгливо выкрикивая распоряжения:
  - Бей баб срамных, парни! Иясс с ней, с добычей, шкуры бы свои спасти!
  - Ну куда же ты так быстро, мой неутомимый жеребец?! Подожди свою сладкую курочку! - во всю глотку дурниной ревела я, с наслаждением наблюдая, как мои вдохновенные вопли сеют панику во вражеском стане. Мужики покидали арбалеты, перевернули поясные нашлёпки с задницы так, что те оказались аккурат напротив причинного места, и, подбадривая друг друга вяло-паническими окриками, несмело двинулись на нас с Морри.
   Тут у подруги, пардон за подробность, некстати зачесалась пятая точка. Так как Морри и застенчивость - две суть вещи несовместные, подруга недолго думая запустила пятерню под ремень и начала яростно начёсывать филейную часть, издавая при этом таки-ие звуки, что малость испугалась даже я.
   Что уж говорить про несчастных разбойников. Парни покидали как попало то, что ещё по какой-то случайности оставалось у них в руках, и с испуганными воплями бросились врассыпную, в панике не разбирая направления и периодически натыкаясь на наших лошадей. Те, нравом Богами не обделённые, прибавляли несчастным ускорения меткими ударами копытами и коварными укусами за задницу исподтишка.
  
  - Мы спасём вас, благородные нуови! - вопль раздался столь внезапно, что я едва не сверзилась с лошади.
   Матюгнувшись, я с трудом выровнялась в седле, обменялась с Моркой возмущёнными подобным произволом взглядами и наконец обернулась к источнику звука. К нам во весь опор неслись... Кто бы вы думали? Догадливые! Совершенно верно - наши любимые рыцари. Потрясая спешно выхваченными клинками, зловеще улюлюкая, они скакали прямо на мечущихся разбойников. Те, ещё не отойдя от предыдущего стресса, при виде вопящих всадников взревели уже во всё горло и сдуру кинулись прямо под копыта приближающихся красавчиков.
  
  
  
   Глава 16
  
  
   Мы, вновь переглянувшись, во все глаза уставились на разворачивающееся на поляне действо.
   Разбойники, окончательно одурев от бурного развития событий, похватали с земли только что выброшенное ими же оружие - кому что под руку подвернулось - и сломя голову ринулись на красавчиков. Пребывая в перманентном за последние двадцать минут состоянии шока, мужики вытворяли чудеса ловкости, мы аж засмотрелись.
   И даже главарь, привлечённый неожиданно воинственными воплями, пару раз храбро высунулся из-за кустов. Увидев, что наше внимание благополучно переключилось на противоборствующие стороны, он, оглушительно икнув для поднятия боевого духа, выметнулся из убежища и резво поскакал к сражающимся, обходя нас по большой дуге и на всякий случай не рискуя поворачиваться спиной. Так и ковылял, как краб-переросток, слегка боком.
   Ну да Духи с ним - опять всё внимание на поляну. Мда. Ребята были на высоте.
   Только к чему такие жертвы? Я уважаю храбрость. Но не переходящую в откровенный кретинизм. Ишь ты, честные выискались. Нет бы топтать конями бандюганов немытых спокойненько, раз уж ввязались в драку с превосходящими силами противника. Так эти джентльмены-рыцари чересчурхорошовоспитанные благородно спешились и встретили всю ораву двумя мечиками не самого внушительного вида. Ох, чую, придётся нам с Моркой поработать, без помощи ненаглядным не обойтись. Нет, обойтись, конечно. Но я вот лично не жажду лицезреть Нила с некомплектом некоторых частей тела, коварно оттяпанных взбесившимися работниками топора и оглобли.
  - Мор, давай-ка поближе к месту действия - помогать будем. Если получится.
   Оружие расчехлить мы так и не удосужились, потому пришлось делать ставку на магию - мы дружно закопошились в сумках, вылавливая что первое под руку подвернётся.
   Морри подвернулось удачно. Она торжествующе потрясла мешочком с заговорёнными шишками - после сражения с упырями мы взяли на вооружение придумку с местными шишечками, прибавив для весомости по парочке заклинаний к каждой, огненной воды и соляного столба. Очень символичные названия, кстати, и оптимальное сочетание подобралось, на мой взгляд.
   Я же, со своим неизменным везением, выудила порошок расосты, не преминувший тут же просЫпаться на многострадальную одежду, седло и попону под ним. Досадливо выругавшись, попыталась отряхнуться, но только ещё сильнее втёрла частички порошка в ткань. Ну и что мне с этим подарком судьбы делать?! Ой! Бестолковая! Это же самый лучший носитель заклинаний определённого вида, как раз очень неплохо подходящих к данной ситуации.
   Радостно подпрыгнув в седле, отчего бедная Зорька слегка присела, я принялась нашёптывать прямо в мешочек заклинание хмеля. Почему именно хмеля? Да просто оно оказалось первым из тех, что всплыли в памяти. Вот и говори после этого, что приличная девушка и плохому не обучена! Добавив волшбе избирательности, то есть исключив из жертв воздействия нас и ребят - на лошадей оно не действует, не смотрите на меня так - щедрой рукой сыпанула порошка в воздух. А затем и вовсе вытрясла все остатки. Тут же, как и предыдущая партия, подхваченные магическим порывом ветра и разнесённые им же аккурат по всей поляне.
   Подействовало, ничего не скажу. Разбойники разом зашатались, в двух-трёх местах даже кто-то попытался затянуть нечто пьяно-лирическое. Одного я не учла - мужики-то к спиртному были явно более, чем привычны. Подозреваю, и на дело ни разу без подогрева не ходили. Так что на их боевые способности нынешнее состояние повлияло не очень сильно, но шансов на победу нашим ребятам подбавило.
   Да тем помощь, судя по всему, особо и не требовалась - несчастные бандиты отлетали от парней, как горох. Правда, тут же поднимаясь и с удивительным упорством снова и снова напрашиваясь на тумаки. За исключением, конечно, тех, кому приложили не пустыми конечностями, а мечами. Эти разбойники уже, думаю, не встанут никогда - Нил с Кеаном оказались превосходными фехтовальщиками. В чём, в принципе, после памятного боя с нечистью никто и не сомневался.
   Вдруг один из разбойников - занесло на повороте, не иначе - рухнул прямо под копыта подругиной Ясноглазки. Та от неожиданности взбрыкнула, и не очень твёрдо сидевшая в седле азартно мечущая шишки Морка совершила изящный перелёт. Прямо в руки обалдевшего от такого количества упавшего с неба счастья главаря.
   Недолго думая, облагодетельствованный мужик - такое чувство, ведомый рефлексом - ринулся прочь с поляны, прижимая трепыхающуюся подругу к груди со страстью влюблённого джигита. Я самым банальным образом впала в ступор. Ну Морри, вот всегда приключений себе на мягкое место найдёт!
   Кеан, по счастью, как раз в этот момент надумал оглядеться. Узрев удаляющуюся спину коварного похитителя и Моркины пинающие воздух ноги, он тут же в лучших традициях романического героя бросился спасать несчастную деву из лап бандита. Хотя это ещё неизвестно, кого в итоге спасать придётся, дайте только подруге утвердиться на своих двоих.
  
   Бой закончился на удивление быстро - аж даже обидно! Жалкие остатки уже, по всей видимости, не один год терроризирующей общественность банды спешно исчезали в лесу.
  
   Кеан бережно поддерживал отчаянно шатающуюся Морку, практически неся её к поляне.
  - Уважаемая, - мой ненаглядный старательно присматривался к не менее старательно мельтешащей туда-сюда - вуаль-то маскировочная тю-тю! - мне. - Я Вас где-то видел.
  - Угу. В кошмарном сне в образе своей троюродной тётушки, грязно домогавшейся несчастного племянника всю ночь, пока добрый товарищ не разбудил орущего от ужаса лаби гуманным пинком под рёбра! - я нервно трясла попоной, пытаясь стряхнуть-таки въедливый до ужаса порошок.
   Морка, услышавшая мой ответ, истерически всхлипнула и спешно ретировалась - откуда только силы и прыть взялись - за ближайшие кусты. Со стороны которых тут же донёсся громоподобный хохот. Кеан, недоумевающе глядевший вслед честно спасённой девице, при звуках подругиного смеха подскочил от неожиданности и было ринулся к заветной растительности, но был вовремя перехвачен бдительной мной. Ну зачем бедному мальчику смотреть на разошедшуюся Морри? Всё равно ж не поймёт причину веселья. А если поймёт, то ещё хужей - нам сейчас догадливые мужчины не в кассу.
  
  - Те же, смена декораций!
   Отговорившись естественными надобностями, мы с подругой, как только наш воссоединившийся отряд добрался до ночлежной полянки, спешно удалились на совещание в ближайший подлесок. Предусмотрительно зайдя вглубь настолько, чтобы стопроцентно не быть услышанными из лагеря. Я даже для страховки попросила мелкую сторожевое заклинание поставить - мало ли всяких белобрысых любопытствующих по окрестностям шляется.
  - Мор, это уже не смешно. Никак и правда судьба нам пожизненно с ребятами нашими таскаться, - синхронный вздох, каким-то немыслимым образом сумевший выразить и радость от встречи с ненаглядными, и досаду от встречи же. - И вот ты знаешь, я так за сегодня с лазаньем-переодеванием-галопированием-драками устала, ну совсем не до объяснений. В смысле рассказывать, откуда мы тут, как из Москвы переметнулись, с какой целью, и зачем так настойчиво сих молодчиков преследуем. А что в преследовании заподозрят, даже не сомневайся. Мужики - они такие. Обвинения прозвучат всенепременно, можешь мне поверить, - подруга глядела с сомнением, но на всякий случай согласно кивнула. - Хорошо хоть, пока темно, разглядеть нас как следует не удастся. Да и вуали эти здешние весьма кстати, - я аккуратно расправляла нашедшуюся деталь туалета с целью приладить на её законное место. Морри была занята тем же. Ей-то проще - её тряпочка под копытами моей лошадки не побывала, а всего лишь оторвалась с одного края. - Но дальше мы на подобной маскировке не протянем. А ты чего такая нездорово-задумчивая, а?! - я насторожилась.
   Подобное выражение лица у Морри - не самый хороший признак. Последний раз оно наблюдалось, когда подруга вывела альтернативную формулу какого-то суперсложносоздаваемого химического соединения. Ну и предложила апробировать её на ближайшей лабораторной... Столько люлей я не получала за всю свою долгую и счастливую жизнь! Да и волосы потом пришлось месяц под банданой прятать - ещё бы, с подобными живописными проплешинами даже в нашей вполне демократичной школе появляться было чревато.
  - Да есть тут у меня одна идейка...
  - Нет! - не давая подруге развить мысль. Знаю я её идейки!
   Голова тут же жутко зачесалась в местах памятных проплешин, глаз задёргался от воспоминаний о педсовете и разборках с любимым завучем.
  - Да ладно тебе, Эль. На этот раз стопроцентно всё будет нормально. Всего-то надо травок пособирать да и намазаться - чуть-чуть потемнеем. А когда они нас в нашем мире видели, мы были бледные, как спирохеты. Помнишь?
   Помню. За всё лето ни одной вылазки на пляж. Да и по улице исключительно в широкополой шляпе и мелкими перебежками - последствия на сей раз Зойкиного эксперимента. Она в то время только-только устроилась в салон красоты. Ну и предложила нам чудеснейший автозагар домашнего приготовления - за каким нам в июне при перманентных плюс двадцати семи нужен автозагар, мы с Морри подумать не удосужились.
   То, что мы дуры, стало ясно буквально через пятнадцать минут после нанесения волшебной массы - так быстро я не бегала давно. А что? Когда наматываешь круги по квартире с приличной скоростью, кожа охлаждается. В воду за тем же эффектом залезать было нельзя. От неё поначалу щипало ещё больше - еле пережили процесс смывания чудодейственного средства. А кондиционер наша гюрза-вредитель так и не удосужилась завести.
   Итог вам уже известен. Потому Морри права - этим летом мы не загорали, так как после Зойкиного крема, по словам дерматолога, на солнце безопасно было появляться не раньше, чем через три месяца...
  - Но ты хоть точно уверена, что эффект будет именно тот, что нужен?
  - Да точно, точно, Эль, не сомневайся. Я хорошо помню этот рецепт. Заодно и для волос средство приготовим. Вот прямо с рассветом за травками и выдвинемся, пока наши спят.
   Э-эх, мне бы насторожиться...
  
  - Ты-таки сделала нас негритосинами, - ноги разом ослабели, пришлось присесть на ближайшую кочку. Вместо вопля, который очень хотелось воспроизвести, от переизбытка чувств вышел хриплый шёпот. Зеркало подрагивало в каким-то чудом удерживающей его руке. Ну всё. Убью.
  
  - Как-то Вы, кажется, потемнели, нуови, - Нил старательно вглядывался в моё ново-экзотическое лицо. Как же надоели эти лица. Своё хочу! Уже начала понемногу забывать, как выгляжу на самом деле.
  - Я такая с рождения! - раздражение так и прёт. Мало мне счастья ходить с подобной харей, так ещё и ненаглядный издевается! Я зло дёрнула себя за вороно-чёрную после подругиного средства прядь.
   Морка загипнотизированным кроликом замерла чуть поодаль, виновато потупившись, и молчала, как партизан. Ещё бы! Ей ещё крупно повезло, что к месту событий так вовремя подоспели ребята, в поисках хвороста совершенно случайно - а может и не совершенно случайно - наткнувшись на облюбованную нами полянку. Возмездие издевательнице пришлось временно отложить.
  
  
  
   Глава 17
  
  
  - Ну всё, Морри, настал час расплаты.
   Парни наконец ушли, оставив нас в гордом одиночестве.
   Я грозно надвигалась на мелкую пакость с на редкость зверским выражением лица. У меня зверским, Моркина физиономия выражала такую гамму чувств, что словами описать её было несколько затруднительно. Особенно ясно читались опасение за целостность своей шеи и возмущение моей неблагодарностью - как же, гарпия-то наша уж так расстаралась, так расстаралась, а Эльке вечно всё не нравится.
  - Эличка-а! Я честно-честно... - эта мелкая пакость старательно заламывала руки, исподволь косясь на меня, чтобы в случае чего успеть отбежать на безопасное расстояние, хотя знает ведь, я в таком состоянии её везде достану. - Ой, что это там?! - тыча пальцем мне за спину. Ничего не скажу, маневр удался - я обернулась, а подруга, судя по шуршанию за спиной, отпрыгнула на относительно безопасное расстояние.
  - Элечка! Да ладно тебе. Пощади нашу изобретательницу. Тебе ж самой скучно без неё станет.
   Я обернулась. Посреди поляны переминался с ноги на ногу Дух, как бы невзначай перекрывая своими широкими плечами подступы к Морри. Защитничек, блин, невинно забижаемых!
   Царящая вокруг благодать прямо располагала к нездоровому спокойствию. Птички поют сладостно-зазывно, бабочки порхают яркие да красивые. Зелень радует буйством красок и густотой. Правда, на мой взгляд, как-то немного излишне она буйствует. Не могу объяснить возникшее чувство, но померещилось мне нечто неправильное в окружающем пространстве.
  - Тебе легко говорить, орясина нежно-салатовая! Не тебе ж щеголять в столь экзотическом виде перед повелителем своих грёз!
  - А ты в каком виде перед ним щеголять собиралась, поборница правды и справедливости, а? В истинном облике, небось, явиться решила? Ой, вот терзают меня по данному поводу смутные сомненья.
   Гад! Ишь, вывернулся! Ну да, да, не собиралась я представать перед ребятами в своём нормальном виде. Ну и что? Дак и негрой африканской рассекать по округе совсем не улыбается.
  - Мор, я-таки тебя прибью! Ну что такое?! Просила же - только не негры!
  - А я виновата?! В этом месте магический фон избыточный, от мощи аж волосы искрят! - Ага! Не зря мне что-то в окружающем пейзаже неправильным показалось. - Вот травки-то силу и поднабрали.
  - У тебя вечно стрелочник виноват, локомотив, блин, сверхскоростной на разные пакости!
  - Да откуда ж мне было знать?? - Морри с возмущением вертела уже практически перед моим лицом поднятым вверх указательным пальцем, позабыв о технике безопасности при обращении со злой подругой. - Как лучше ведь хотела! По мне - так вообще давно пора рассекречиваться. Это тебя, любительницу шпиёнских игр, вечно на маскировку тянет!
  - А ты мне тут не финти! Не ф...
   Нас как всегда прервали на самом интересном месте.
  - Сестра. Сестрёнка. Элино! - я подскочила.
  - В чём опять дело?!
  - Ты не узнала меня?
  - Нет! - я сорвалась с места, хватаясь за голову и волевым усилием пытаясь вытеснить из черепной коробки чужое присутствие.
  - Это твой брат, - я начала старательно размышлять, какого дюделя понадобилось старшему братцу, да настолько, что он аж здесь до меня достучался.
  - Твой названный брат. Веррен. - Ой! Какие люди!
  - Я тоже безумно рад тебя слышать, - мысли читает, гадёныш мелкий! А язвителен-то прям не по годам. От кого только набрался?
  "Мы не будем показывать пальцем", - ехидно прозвучало в многострадальной голове - Хранитель, кто ж ешё. И правда, не черепушка, а проходной двор!
  - Слушай и не перебивай - я еще не научился долго держать связь. Вчера было ещё одно нападение. По счастью, у нас гостили столичные чародеи, явившиеся с разбирательством касательно недавних событий. Всё обошлось, но кое-о-чём хотел тебя предупредить. Некромант, что приходил с нежитью, старательно выискивал след. Как мне показалось, именно ваш след. К тому моменту, как его настигли волшебники, слепок твоей и Морриной ауры он снять уже успел, и за мгновение до попадания в него убийственного заряда сумел телепортироваться. Так что поберегись, сестрёнка - чую, ищет он вас.
   И голос затих, исчез, как не было.
  - Ау! Братец! Чтоб тебя... Вот ведь, юное дарование, взбаламутил, а толком ничего не объяснил! - я снова и снова пыталась докричаться до малыша, но будто кто-то блокировал мои потуги, пресекая саму попытку налаживания ментальной связи в зародыше.
  - Что?
  - Что случилось? - подняв на друзей мутный взгляд, я столкнулась с двумя парами встревоженных глаз - Морри с Хранителем, старательно тряся меня каждый за своё плечо, раз за разом повторяли один и тот же вопрос.
  - Да отцепитесь вы, клещи высокопородистые! Меня укачи-ва-ет! - руки тут же разжались.
  - Веррен это был, - потирая разом занывшие плечи. - Сказал, некрот нас ищет. Ищет старательно. Как бы чего не вышло... Терри. Терри! Выйди уже наконец из астрала!
   Замерший на коленях Хранитель поднял на меня мутный взор.
  - Так, девоньки. Чую, нездоровое что-то в округе творится. Живо к спутникам! - Терри выглядел не на шутку обеспокоенным, внимательно оглядываясь по сторонам и энергично подталкивая нас с подругой - вот когда хочет, может быть материальным сверх всякой меры - по направлению к разбитому лагерю.
  
  - Чем-то мне одна из нуови Обьору неуловимо напоминает, - блондинчик, уверенный в том, что я не слышу, тихо переговаривался с другом, симулируя бурную деятельность по приготовлению завтрака.
   И в кого ж ты у меня такой догадливый!
  - Согласен, нечто знакомое в наших спутницах определённо прослеживается, - Кеан бросил на нас задумчивый взгляд. - Конкретнее сказать не могу - мешает что-то прочитать их как следует. И эта помеха меня слегка тревожит.
   Меня тоже. Не факт невозможности прочтения наших с Моркой сущностей, конечно, нет. Странные помехи в эфире доводили прямо-таки до неистовства, не давая наложить самого элементарного заклинания - вон, для разжигания костра и то вспомнить опыт скаутов из виденных американских фильмов пришлось.
   Возясь с дровами, я снова и снова возвращалась мыслями к только что услышанным словам. Ишь, напоминаем мы им! Проницательные какие попались.
  ...Подгоняемые воплями Хранителя, мы в рекордные сроки достигли полянки, с невыразимой радостью кинувшись к спутникам. Спутники слегка опешили от напора двух паникующих девиц, но вида старались не подавать, ненавязчиво пытаясь вызнать причину столь пылкой и внезапной любви к их скромным персонам. Мы с Моркой упорно отмалчивались, быстро придя в себя и тут же постаравшись переключить внимание парней с только что произошедшего конфуза на насущные заботы.
  
  - Ну вот и вы, девоньки! - громом среди ясного неба прозвучавший голос заставил вздрогнуть. Мора уронила себе на ногу котелок с только что раздобытой ключевой водой. Кеан, чистивший своего коня, развернувшись на голос, автоматически продолжал движения скребком - теперь по воздуху. Мы с Нилом, как раз в тот момент пробовавшие на готовность бурлящее во втором котелке варево, синхронно поперхнулись.
   Посреди поляны стояло чудо вполне среднего роста, в длиннющем плаще, злорадно посверкивая из-под низко опущенного капюшона огоньками гнилостно-болотного цвета глаз. Непонятно каким образом прокравшийся в самое сердце нашего лагеря неизвестный чем-то неуловимо напоминал убиенного Лиданом некрота.
   Сразу чувствовалось, гость припёрся не о смысле жизни неспешные беседы вести. То, что он прибыл без сопровождения, оптимизма ну никак не внушало - раз один, значит уверен в успехе, значит в силе своей не сомневается.
  - Не понимаю вашего невежливого молчания. А кто же будет приветствовать гостя? Мне тут не рады? - да счастливы просто тут тебе, аж до истерической икоты!
   Я даже сквозь странную антимагическую завесу чувствовала веющую от незнакомца нежитежуть, чуть ли не физически осязая тёмную мерзость, медленно, но верно пропитывающую пространство вокруг. Да он же почву себе готовит, гад, внезапно дошло, чтобы после одним импульсом взорвать здесь всё к ияссовой матери! Как-то резко захотелось в кустики... Вёрст за сотню отсюда!
   А делать-то что? Магией я по-прежнему пользоваться не могла. Подозреваю, у Морри дела обстояли примерно так же. Одна надежда на боевое мастерство ребят, но вот поможет ли оно против сильного некрота, я понятия не имела.
  - Что ты тут забыл, любитель залежалой мертвечины? - голос первым, как всегда, подал блондинчик. Выглядел говоривший на удивление спокойно - и ведь прекрасно понимает, с кем посчастливилось столкнуться. Мне бы такую выдержку!
   Время как будто замедлилось, мгновенья обтекали густой патокой, застревая в волосах и оседая на землю невидимым пеплом. Нашим пеплом. Если ничего не придумаем!
  - Наконец-то довелось свидеться, - злорадно проскрежетал некрот, игнорируя заданный вопрос. - Давно мечтал о встрече, дорогие нуови, - он отвесил издевательский поклон в нашу с Моркой сторону. - Юные девы - моя маленькая слабость!
  - Ну, на маленьких мы с Элькой никак не тянем, - задумчиво выдала подруга, тоже просто поразительно спокойная - видно, не вникла ещё, чудушко моё, в обстановку. - А вы, товарищ, шалун. Знаете, по-честному, в вашем возрасте с беготнёй за юбками пора завязывать - здоровье надо беречь. А то не ровен час скопытитесь - и на кой нам тут и при жизни-то не особо ароматизировавший труп?
   Некрот после подругиных слов натуральнейшим образом выпал в осадок - видно, так нагло с ним ещё ни одна юная слабость не разговаривала.
  - И вообще, - продолжала вещать наша издевательница-самоучка. - Откуда подобное самомнение? Вы и с одной девицей стопроцентный инфаркт заработаете, а уж при наличии двух, боюсь, хоронить придётся в закрытом гробу.
  - Кого? - окончательно выпал из реальности несчастный.
  - Ну не нас же! - в который раз потрясая неподражаемой логикой, припечатала Морри.
  - А почему в закрытом-то? - это уже Кеан не выдержал - вот сразу видно, опыта общения с нашей гарпией у парня маловато. Не стоит пытаться понять Морри - она у нас выше всяческого понимания.
  - Ну-у... А тебе что, хочется посмотреть, как его перед смертью скорёжит и узлом завяжет?
  - Да почему завяжет?!
  - Не почему, а кто. Мы и завяжем - а нечего на приличных девушек свой развратный глаз класть! Они, приличные, от этого сразу неприлично злобными да изобретательными становятся.
   Морри уверенно превращала явно хорошо спланированное нападение в миленький такой балаган - некрот был настолько выбит из колеи абсолютно чуждыми для понимания, но однозначно агрессивно-напористыми речами юной девы, что перестал контролировать разливающуюся по округе силу. Которая, как малолетнее дитя, оставленное без присмотра строгой нянюшки, поспешила распоясаться и напрочь отбиться от рук - от рук одного отдельно взятого некроманта, тут же устремившись в разные стороны и за пару секунд исчезнув из зоны досягаемости.
   Теперь ему такой запас и за сутки не собрать, мысленно позлорадствовала я, принимаясь мысленно же подруге аплодировать.
   Через полминуты оппонент начал приходить в себя. Взгляд снова стал осмысленным и цепким. Но поздно - сила-то тю-тю.
   Похоже, некрот это тоже понял. В глазах его недоумение сменилось яростью, жутковатым огнём полыхнувшей из провалов глазниц. Да у него же век нет, только сейчас дошло до меня.
   Морри, видимо, тоже сей факт осознала, потому что с её стороны сначала раздался придушенный хрип, а затем стук падения чего-то тяжёлого на землю. В обмороке, мазнув по мелкой быстрым взглядом, мимоходом констатировала я. Самое время.
   Занятая наблюдением за некротом, снова что-то заскрежетавшим противным свистящим шёпотом, я внезапно поняла, что вот уже какое-то время машинально катаю в левой, спрятанной за спину, ладони энергетический сгусток. Привычка, в минуты раздражения стала частенько прибегать к подобному способу снять излишнее напряжение.
   Так что ж выходит - антимагзавеса спала? С трудом сдержав торжествующий вопль, я постаралась придать своему лицу испуганно-глуповатое выражение, чтобы дяденька-колдун раньше времени не обрадовался возвращению меня в ряды опасных для него субъектов. Не уверена, что получилось именно то, что надо - Нил удивлённо покосился на меня:
  - Нуови, у Вас что, зуб болит? Нерв застудили? - видимо, харю от стараний перекосило основательно - даже некрот засмотрелся.
  - Старая рана, - тоном бывалого воина перед зелёным молодняком выдала я, многозначительно подкатывая глаза.
   Присутствующие понимающе и на редкость дружно кивнули - я аж умилилась.
  - Так что уважаемый падальщик забыл в нашем скромном обществе? - уставился на пришлеца ненаглядный. Блондинчик явно нарывается. Отчаянный тип, я всегда знала! Некрот даже в нынешнем состоянии невероятно опасен.
  - Да вот, видите ли, с девами в стране дефицит, так запросто уже и не сыщешь. А при моей профессии, сами понимаете, без них никак, - развёл руками гость. Опять издевается!
  - Милейший, если я ничего не путаю, Вам нужны девы. Так при чём тут мы? - ну кто меня вечно тянет за язык? Ребята сначала недоумённо переглянулись, а потом разом покраснели, стыдливо опустив глаза.
   И что я такого сказала?! Мы с Морри взрослые женщины, имеем право на личную жизнь. И нечего тут со своими ханжескими взглядами алеть на всю округу перезрелыми помидорами - вам же всякими-местами-блудие в упрёк не ставят. А у нас равенство полов, если кто не в курсе. Хотя болтливый язык меня точно когда-нибудь под монастырь подведёт. Мужской!
  - Ну к чему эти предрассудки между нами? - нашёлся колдун. - Мне и магички пригодятся.
   Ишь, размечтался. Отдача не замучает?
  - А вот вы магичкам вряд ли, - кругом одни хамы! И всяк норовит тебя тем или иным способом использовать - приличной девушке и вздохнуть спокойно не дают.
  - Магички? А где вы, уважаемый, намереваетесь здесь их раздобыть? - это Кеан. Нил согласно кивнул. Нет, они что, всегда такие невнимательные? Мальчики, а во время вчерашнего боя вы, часом, ничего необычного не заметили?
   Видимо, нет - парни продолжали непонимающе пялиться на некроманта.
   Ну нет так нет. Чем больше нас недооценивают, тем больше простора для маневра - я на всякий случай тоже удивлённо заоглядывалась в поисках означенных магичек, с подозрением всматриваясь в ближайшие кусты.
  - Так. Мне эти игрушки надоели. С вами, уважаемые, весело, но я немного спешу, - некрот сделал руками несколько сложных пассов, и рядом с ним прямо из воздуха материализовалась целая толпа нежити.
   Не поняла. Это что за новые веяния? С каких пор тёмные выродки стали бродить при свете солнца??
  - Взять их, - ударом топора по плахе прозвучала короткая команда. Монстры одобрительно зарычали, готовясь к атаке. - Эльфа с вампиром в расход. Девок брать живыми.
   Теперь уже я основательно занедоумевала - так мы тут не одни? Ещё и парочка ушастый-клыкастый неподалёку схоронилась? Ну и ну! За время пребывания в этом мире про подобных созданий приходилось лишь слышать, и то всего пару раз, не говоря о том, чтобы лицезреть. А тут, значит...
   Парни подобрались, готовясь к бою. Оптимисты - куда им, против двух дюжин нечистиков с голыми руками? Оружие-то как было в кучу с края полянки свалено, так там и обреталось.
   Вот не люблю подобных щекотливых ситуаций. Вне очереди в спасители мира вообще и парочки симпатичных мужиков в частности с посмертным присвоением звания народного героя как раньше не стремилась, так и сейчас не тянет. Да и вряд ли выйдет. Но кто ж меня спросил?
   Что из арсенала-то имеется? Резерв в норме. А вот порошочка из зёрен сиа под рукой нет как нет. И Темино заклинание напрочь из дырявой головы выветрилось. Когда ж ты поумнеешь, Эличка? Теперь уже, боюсь, мне это не грозит.
   Атака началась внезапно - только что нежить стояла, сгрудившись вокруг предводителя, и вот уже парни волчками крутятся, раздавая скупые точные удары направо и налево, стараясь держать монстров на расстоянии.
   Не время для созерцания, Элька! Пробегая мимо всё ещё валяющейся в отключке подруги, пинком под рёбра привела Морку в чувство. Ну некогда мне тут с нашатырём вокруг неё прыгать!
   Мелкая со стоном села, обвела ошалевшим взглядом место боя и сомнамбулой застыла в этой позе, отмерев только при попытке одного из хорошо нам знакомых теннари осчастливить её метким плевком в физиономию. Подруга взвизгнула, шустро уворачиваясь от ядовитой слизи, и одним неуловимым движением оказалась на ногах - ага, профессионализм, его не пропьёшь. Даже при Моркином трудолюбии.
   Эх, аж ностальгия накатила - опять мы с мелкой горными козами скачем по относительно открытому пространству, уворачиваясь от горячо любимых плевунов и оглушительно визжа. И даже дыхалки на постоянные визги хватает.
   Вот только пространства для маневра маловато - нас уверенно брали в кольцо.
  - К демонам, Нил! - раздался со стороны, где я в последний раз видела ребят, вопль, по голосу однозначно опознаваемый как Кеанов. - К демонам маскировку! Надое-с-схххсс-лсоо!! - вопль перешел в пронзительный свист.
   И тут как раз попавшийся мне на глаза некрот начал стремительно бледнеть. А вот и инфаркт, отрешённо подумала я, проносясь мимо столбом застывшего колдунишки. Права была Морка, здоровье-то надо беречь.
   Тем временем на полянке происходило что-то невообразимое - воздух рассёк то ли визг, то ли вой, и нежить полетела в разные стороны уже не целиковыми тушками, а отдельными фрагментами, моментом уделав всё вокруг бурыми ошмётками разлагающейся плоти и отвратительной слизью.
   Там что, из базуки палят по кучно расположившимся монстрилам? Влепив в морду очередного нежитика огненным сгустком, я огляделась, пытаясь хоть как-то заслониться руками от свистящих вокруг кусков условно мёртвой плоти.
   Вот над округой разнесся второй вопль, куда более жуткий, чем предыдущий - и летящие ошмётки начали ещё и гореть прямо в полёте.
   Точно из базуки. Я выпала в осадок окончательно. А кто-то ещё говорил о недостаточной технической развитости этого мира.
   Морка скакала неподалёку, почему-то напрочь позабыв про магию и ограничиваясь размахиванием всеми имеющимися в наличии конечностями и непонятно где раздобытой дубинкой. Вот мастер-то! А вроде и табуреток я в округе не замечала.
   Ворвавшись в самую гущу опять начавших прибывать нежитиков, я чуть не рухнула от удивления - посреди полянки носились два смерча. Один полупрозрачный, завывающий подобно вышеназванному природному явлению, взрывал попадающуюся на пути нечисть с бесподобной эффективностью. В шуме ветра мне некстати померещился очень знакомый хохот - галлюцинации? Только этого не хватало!
   Второй, оранжево-горячий, ошеломляющий гудением утробно ревущего пламени, изничтожал врагов не менее быстро и качественно, чем собрат, с той только разницей, что его жертвы ещё и вспыхивали подобно добросовестно сделанным факелам. Да что ж это в мире творится?!
   В какой-то момент я поняла, что ни одного монстра в пределах видимости в упор не наблюдается. По крайней мере, целого монстра. Последним рухнул некромант, погребённый под слаженной атакой сразу двух вихрей, хлопьями серой сажи распылившись в воздухе. Обалдеть!
   Я встретилась взглядом с пребывающей в неменьшем офигении подругой, глазами тут же принявшись выискивать наших ненаглядных рыцарей. Абсолютно безрезультатно - ребят в пределах видимости не наблюдалось. Сбежали? Или нечистики порвали?? Подниму и снова упокою, теперь уже с пытками и издевательствами - лишить нас с мелкой любимых гадов?! Не прощу!
   Смерчи же, сделав на местом побоища полный круг, скрылись в кустах, откуда через несколько секунд вылезли наши парни, ругаясь и безрезультатно пытаясь отряхнуться - то, во что превратилась их одежда, только в музее выставлять, под лозунгом: "Лучшие оборванцы Мидорры!"
  - Нуови! - кинулись они к нам и, напрочь игнорируя протестующие вопли, принялись ощупывать двух обалдевших от подобного обращения девиц на предмет выявления повреждений.
   Чего там выявлять - мы с Морри целы и невредимы, не считая парочки глубоких царапин от колючих кустов по краям полянки, с которыми пришлось контактировать при давешнем марафонском забеге.
  - Ребят... Э-э... А где вы были?
   Над поляной повисла тишина.
   Парни старательно отводили взгляд, с маниакальным упорством изучая собственные ботинки. Ну до чего же странные у нас спутники.
  - Да, кстати. Вы тут никаких вампиров не видали? - Морри при этих словах снова попыталась отбыть в обморок, но меткий пинок в голень вернул её в ряды живых и мыслящих. Хотя мыслящие и Морри...
  - Мы? Нет, - ребята продолжали детальное изучение почвы под ногами. Биологи, мать их!
  - А эльфов? - вот тут подруга подпрыгнула и завертела головой на все триста шестьдесят градусов - как же. Э-эльфы! Эмоциональный экстаз!
  - Да откуда им тут взяться, нуови? - промямлил Нил. Оттуда же, откуда двум бестолковым начинающим магичкам и двум же непонятного происхождения смерчам. Кстати...
   Я повнимательнее всмотрелась в лица спутников.
  - А что тут за стихийное бедствие два-в-одном было? - испытующе глядя на ребят.
   Те старательно изображали глухонемых.
   И вдруг я поняла.
  - Э-э... А уважаемые лаби ничего не хотят нам сказать? - очень вовремя подметив мелькнувшие в изобразившем заискивающую улыбку рте клыки.
   Ничего себе!
   Я тут же уставилась на Морри, обшаривая глазами шею подруги в поисках следов от укусов некоего бесстыжего ухажёра.
  - А что дражайшая нуови желает услышать? - Нил тряхнул волосами в попытке прикрыть...листоподобные уши! Всё. Обморок. Глубокий.
  
  
  
   Глава 18
  
  
  - Так, - я старалась хоть как-то собрать разбегающиеся мысли в кучку, обречённо - удивление уже несколько схлынуло - глядя на ребят.
   Те попытались от греха подальше улизнуть, но не тут-то было.
   Скомандовав: Морри, эльфы! Причём много!! - я с наслаждением внимала непередаваемому словами зрелищу: мелкая в охоте за мечтой. Морка носилась по поляне шустрее самого резвого оленя, перекрывая парням пути к отступлению и попутно вопя, что остроухих жаждет лицезреть немедля и в полном составе. Она у меня вообще, когда загорается какой-то идеей, соображалку отключает напрочь, любознательность берёт верх над остальными чувствами. Спутники панически отмахивались от ненормальной, не решаясь, правда, оказать активное сопротивление хрупкой девушке. Соратница не разочаровала - вырваться с поляны не удалось ни одному.
   Выдохшись, наконец, ребята покорно опустились на землю, бормоча что-то о ненормальных девицах с навязчивыми идеями и бесстыжих идейных вдохновителях этих девиц. Я довольно разулыбалась - не думали же вы, дорогие-брильянтовые, скрыться без объяснений?
  - Хорошо, - голос был больше похож на рычание. - Мы всё расскажем. Вот нет спокойной жизни честным разумным сущностям на этой земле!
   Нету, конечно, родной, это ты размечтался. Живого остроухого и я увидеть не прочь, а уж подруга...
  - Ты, значит, эльф, - обличающе ткнув в сторону Нила пальцем, вновь впадаю в лёгкий ступор, из которого меня выводит тычок неловко повернувшейся подруги. Эльфы. Ага. Итическая сила! Эльфы!!!
  - А ты, значит, вампир, - Кеан покорно склоняет голову под двумя жадно-любопытными взглядами.
   Устало прикрываю глаза.
  - Угу. Отлично. Слышишь, рыба моя, мы имеем честь путешествовать в одной компании с представителями древнейших рас. Причём эти представители о принадлежности своей к означенным расам оповестить спутниц как-то не удосужились, - Морри возмущённо сопит над ухом, парни слегка настораживаются.
  - Нуови. Позвольте вопрос. Вот Вы так явно знакомы мне по облику. Признайтесь честно - Вас с подругой мы имели счастье лицезреть лихо рассекающими на мётлах некой злополучной ночью?
   Вот ведь гад. По больному бьёт, профессионал. Признали-таки, глазастые. А как ловко увёл от темы! Игра переходит с поля противника на наше.
  - Ну-у... - отнекиваться смысла я уже не видела, а потому... - Да, да, это мы были тогда вашими боевыми соратниками. И что? - внутренне готовясь к обороне.
   Морри, которая, помнится, больше всех ратовала за гласность, смотрела на меня, как на врага народа, порываясь выдать нечто эмоциональное, но однозначно цензурно не соответствующее статусу данного разговора.
  - Вьета, ты не хочешь прогуляться за нашими лошадьми? - многозначительно поигрывая бровями в адрес подруги.
   Морри, конечно, не хотела - да кто б её спросил? Зачерпнув из вернувшейся силы, со всей страстью метаю в соратницу убойный заряд подчинения. Да, не слишком честно. А застучать нас перед спутниками честно? Сейчас как сболтнёт что-нибудь про нашу прежнюю жизнь или про обстоятельства, о которых некоторым остро-ухо-зубым знать совсем необязательно.
   Морри покорно направилась за скакунами, а мы продолжили беседу.
  - Так это всё-таки Вы, нуови? - глаза у Кеана округляются быстро и качественно - окунь, тот, что глубоководный, отдыхает.
  - Вы плохо слышите? Мы, сколько ж раз повторять! - да, я нервничаю. Не люблю таких вот разоблачений.
   Парни затихли, переваривая информацию. В глазах Нила загорелись огоньки понимания - явно вспоминает прощальный вечер, гад. Взгляд эльфа подёрнулся задумчивой дымкой...
   Нельзя! Сейчас пойдут претензии, разборки, выяснения, объяснения - а я и так вымотана донельзя.
  - И как же мы раньше не признали сущность дражайших лаби? - с наездом гляжу на парней, старательно отгоняя мысли, что сейчас бы кинуться на грудь любимого - и хоть трава не расти. Ну устала уже притворяться деревянной колодой!
  - Э-э... Ну, мы путешествуем инкогнито, - слов-то каких нахватались.
  - То есть скрываетесь? - злорадно припечатываю, попутно радуясь смущению парней. - Что ж, лаби - пришло, пришло-о время поговорить начистоту. Хотелось бы знать, за что мы тут с подругой рискуем своими зад...жизнями, - как сказала-то! В чём заключается риск путешествия с двумя этими инкогнитами, я так и не придумала, но главное же вовремя наехать. - Выкладывайте!
   Спутники, помявшись, всё же начали говорить.
   И понеслась. Лапшу я, конечно, люблю, но исключительно внутрь и под нормальным соусом. А не нависающую на ушах, грозя завалить до самых пяток.
   Нил вдохновенно вещал что-то о государственных интересах и данных обетах, призывая в свидетели всех известных мне тут богов и духов вкупе с неизвестными, но не убедил. Духи откликнуться не спешили, и хорошо ещё, что за его брехню светловолосому молнией в глаз не шарахнуло.
   Тоже мне, спасители мира и его окрестностей! А миссии по освобождению Кассиопеи от Цефейских захватчиков вам не поручали, нет?
  - Так. Дражайшие лаби. Я вас, конечно же, люблю и обожаю, но совесть-то иметь надо, хотя бы в зачаточном состоянии! - резким взмахом руки обрубаю словесный бургомёт. - Мы, конечно, девушки где-то донельзя наивные, но до откровенного кретинизма пока не дожили. Говорите прямо, хватит юлить!
   Парни обречённо - в который уже раз за день - переглянулись и начали колоться. Частично, по крайней мере - полного изложения от них никто и не ждал.
  - Ага. Значит, инкогнито. Значит, выдавать сущность небезопасно и откровенно преступно. Экстремалы. Вас же тогда в лесу чуть не угробили! Неужели не проще было обернуться да и отмахаться от злобных нечистиков? А если б они вас-таки сожрали?!
  - Дражайшая нуови, видите ли, в чём дело, - Нил помолчал, подыскивая слова. - Представителям наших народов открыто путешествовать среди людей несколько сложно и где-то даже опасно. К чужакам всегда и везде относились настороженно, а вампиры с эльфами - явление в Мидорре довольно редкое. Если бы мы не скрывали свою сущность, возникла бы уйма заморочек - официальный статус гостей, запреты на посещение некоторых районов страны, обязательные контакты с представителями знати, церемонии, этикет. А нам сейчас некогда заниматься подобной ерундой - мои тёмные родичи ждут...э-э...срочных вестей о событиях той ночи. Краткий доклад мы уже отправили, но теперь правитель требует очевидцев.
   Мгм... Ну надо же, какое совпадение. Мы с Моркой тоже везём послание ихнему тёмному королю. И тоже о битве с нечистиками! Вот ведь...
  - Ну хорошо, будем считать, что вы нас убедили, - ребята удивлённо заоглядывались в поисках второго убеждаемого лица. И тут как по заказу с края поляны показалась Морка, всё ещё оторопело-задумчивая, в буквальном смысле таща за собой лошадей.
   Нагломордые саботажницы то и дело порывались сжевать то тут травинку, то там цветочек, из-за чего перемещалась процессия скачками: поводья натягиваются - продолжающая двигаться подруга, как бурлак на Волге, тянет кобылок вперёд. Лошадки возобновляют движение - Морри из-за неожиданно пропавшего натяжения галопом преодолевает несколько метров. Затем картина повторяется.
   Едва заметным взмахом снимаю воздействие. Подруга с удивлением оглядывается по сторонам и уже открывает рот для вопроса...
  - Вьета, ты ж моя умница - привела лошадей! Спасибо тебе громадное! А мы тут обсудили кое-какие нюансы. Я тебе потом расскажу, - предвосхищая подругино: "А мне-е?!"
  - Лаби, я предлагаю осмотреть территорию - авось чего ценного для науки среди останков найдём - а потом выдвигаться. Время уже клонится к закату, а ночевать среди неупокоенных нежитиков, даже пребывающих в состоянии отдельных фрагментов, мне что-то совсем не хочется.
   Ребята спорить не стали, и мы дружно разбрелись по полянке, старательно изучая каждый клочок земли.
   Сойдясь через полчаса в центре, доложили обстановку. Похвастать, откровенно говоря, было нечем - ни одной мало-мальски ценной находки не было. Только Морка с присущим ей везением наткнулась на башку одного из монстров. Минут десять с воплями поносилась по полянке, причитая, что эти жуткие глаза будут сниться ей теперь до скончания жизни (какие глаза? Веки нечистика были закрыты). Парни что-то там поколдовали над находкой, покивали друг другу и объявили окончание привала - типа а не пора ли в путь?
   Двигались мы быстро, потому к ночи отъехали от места побоища изрядно. Наконец парни, углядев подходящую полянку, объявили привал, и мы с Морри радостно сползли с лошадей - вот ведь, вроде и проехали немного, а седалища отбили так, будто сутки скакали без передыху.
   Пока мы с мелкой симулировали обустройство лагеря, ребята собрали хворост и развели костёр. Ужин выпало готовить мне, чему Эличка, естественно, была безмерно счастлива, учитывая полное отсутствие кулинарных навыков и зверскую усталость.
  
  - Морочка, передай, пожалуйста, соль, - подруга, кряхтя, ползала между котомками, выискивая затребованный пакетик с белой смертью - данную просьбу за последние двадцать минут я озвучила раз в третий. Парни отбыли на сбор хвороста, в котелке умиротворяюще булькало, за дальними кустами орала дурная, но несомненно голосистая птаха. Внезапно захотелось провести операцию по коррекции голосовых связок у одной конкретно взятой пернатой. В супчик бы её. Мысли, сделав круг, вернулись к готовке.
   Грибная похлёбка "Бородинское побоище" из ингредиентов, полного списка которых лучше не вспоминать даже мне, готова и даже почти съедобна. Теперь отварчик успокаивающий на сон грядущий смастрячить - и можно звать к столу. Только соли не хватает. А Морка чего-то там телится!
  - Как вкусно пахнет! - Кеан, бросив добычу у костра, жадно принюхался, потирая руки и заинтересованно заглядывая в котелок. Пришлось от греха подальше накрыть варево крышкой. А то всплывёт ещё чего раньше времени, и ужин отменится по техническим причинам - средство от тошноты кончилось ещё после памятных Моркиных кульбитов на метле.
  - Нуови, позвольте вопрос, - я слегка напряглась. От Ниловых вопросов одни неприятности. - А где Ваше кольцо? - ну вот, я же говорила!
  - Пожертвовала в пользу диких зверей Мидорры, а что? Если оно Вам так понравилось, могу сварганить подобное - дайте только до кузнеца добраться. Сама и вставлю, со всем нашим удовольствием, - ещё и проверну раз пять!
  - Вы очень добры, нуови, но не стоит беспокоиться. Мне украшения не идут.
   Да ладно. Тот амулетик, что красовался на эльфе в клубе, очень ему шёл. Прибедняется. Но поднятая тема мне положительно не нравится.
  - А вот кому пож...есть? - очень кстати вмешалась Морри, щедро сыпанув из найденного-таки пакетика в допревающее варево. Ой, как бы не переборщила, она у меня на такие вещи мастер. Спешно отбираю у добровольной вредительницы вожделенный мешочек.
   Вовремя я, ещё бы пара щепоток - и точно только врагов лютых травить.
  
  - Нуови, Вы знаете, у Вас с подругой и черты лица как-то немного изменились, - вот ведь неугомонный - чуть не давлюсь похлёбкой.
  - Это мы от волнений последних дней похудели, - взгляд, явно дающий понять, что в означенных волнениях есть изрядная доля вины неких приблудных инорасцев.
  - Ещё бы, - это уже Кеан включился. - Вспомнить хотя бы нападение разбойников. Страшно подумать, что могли с вами сделать эти немытые выродки.
   Ага, жуть прям как спокойно мы с Морри сейчас бы путешествовали без вашей посильной помощи. Между прочим, не встрянь тогда некие мужчины со своей нездоровой инициативой, я бы не рассталась с тремя любимыми ногтями и не пожертвовала довольно ценным порошком, запасы коего теперь до следующей весны восстановить не удастся. Помощники, чтоб их!
  - Так какое дело у светлого эльфа к Правителю тёмных? - вопросила я, попутно треснув Морку ложкой по лбу - а что? Она тут, понимаешь, самым наглым образом пытается отобрать у меня общую миску с похлёбкой - типа Элечке уже хватит - а я молчи? Не хватит, я тоже есть хочу. Хотя потребности подругиного растущего организма, конечно же, в виду имею. Со всей страстью!
  - Простите, Обьора - Вы позволите так себя называть? - а куда ж я денусь? - Но какой светлый имеется в виду?
   Меланхолично ковыряясь в тарелке, тихо балдею от скромных мыслительных возможностей одного отдельно взятого вампира.
  - Имеется... Пока, к сожалению, только в виду, Ваш друг, Кеан.
  - У меня много друзей, дражайшая, но среди них по какой-то нелепой случайности нет ни одного представителя названной Вами расы, - нормально. Так они с Нилом ещё и ни разу не друзья? Кто бы мог подумать! А так тепло общаются. Да, странные нравы царят в здешнем мире.
  - Нуови, - приходит на помощь беловолосый. - Полагаю, речь идёт обо мне - прочих друзей Кеана Вы знать, в принципе, не должны, - до чего дипломатично - аж куда послать хочется. Сильно хочется.
  - Вы как всегда правы, дражайший лаби, - совершенно не в тему припоминая сцену в конюшне, выдаю я. Ага, самый правый выискался, растлитель неискушённых крестьянок, блин!
   Что-то я сегодня агрессивная. Не нужно было приправлять варево сушёными лягушачьими лапками, я, кажется, припоминаю, что Темиса в своё время наложила на них заклятие, как она выразилась, чтобы потом меньше возиться. А используется данный природный ингредиент чаще всего как основа для зелья ярости. Ну, воинам перед сражением его дают, чтобы заглушить страх и настроить на битву. Мда, сначала думать, а потом делать, а не наоборот я, видимо, не научусь никогда.
  - В таком случае вынужден Вас поправить. Я не имею никакого отношения к нашим светлым братьям.
   Замечательно! Что братья у него светлые, это, несомненно, очень любопытная информация, но касается исключительно родителей Нила.
  - А к каким имеете? - как всегда в трудную минуту выручает Морка, придерживая на месте назревающей шишки - перестаралась я с силой удара - некий металлический прямоугольник. В котором я неожиданно узнаю собственный портсигар. Твою лутуолькину маму!
   Мне иногда кажется, что мозги у подруги включаются каким-то рычажком, расположенным, предположительно, в районе мягкого места - ударится как следует и соображать начинает. А до того Моррин мозговой центр пребывает в режиме ожидания, не вмешиваясь в работу организма и врубив автопилот на речевом и махательно-удирательном... Она же нас сейчас сдаст со всеми потрохами! Портсигаров - я точно помню - в Мидорре отродясь не бывало.
  - Да, каким? - изображаю живейший интерес к беседе, быстренько отбирая у мелкой компрометирующую вещицу и походя вновь треснув по лбу.
   Попала, как назло, по тому же месту. Морри взвыла. На моё счастье, дар речи на несколько секунд напрочь покинул нашу гарпию. Пользуясь моментом, как бы невзначай нагнувшись и перекрыв ребятам обзор, злобным шипением и мимикой объясняю мелкой всю пакостную бестолковость её поступка. Удивительно, но Морри понимает, округляет глаза и лопочет в ответ что-то покаянное. Всовываю ей в руки заныканную ещё в замке железную ложку, жестом предложив приложить к теперь уже стремительно растущей шишке. Выпрямляюсь.
   Ну надо же! Парни так заняты старательным перемигиванием - видимо, показания согласовывают - что нашей возни как будто не заметили. Хорошо.
  - Итак? - я решила поторопить замявшегося Нила.
  - Ну-у... Тёмный я, - скромненько так, почти застенчиво.
   Кто?! Я поражённо застыла. Морка подавилась тайно (это она думает, что тайно) спёртым из моей сумки сухарём. Мнм... Кхк... Тёмный... Тёмный?! Это который...которые...шкуру живьём и язык вырывают?!
   Похоже, подругу посетили те же мысли, поскольку она спешно закрыла рот сразу двумя руками и испуганно вытаращила глаза на Нила, одним махом заглатывая несчастный сухарь. Правильно, припоминает, небось, сколько всего и разного за последнее время неосторожно наболтала. Порой совсем нелестного для спутников.
  - Нуови, не стоит так... А что с ней? - новоявленный тёмный удивлённо уставился на хрипящую Морку - вот говорю же, впечатлительная она у меня.
  - Не обращайте внимания, лаби, - я кое-как отодрала подругины руки от начинающего синеть лица. Ну конечно, от усердия эта мелкая пакость забыла, что одновременное зажатие рта и носа может привести к неплановому удушью. Морри шумно задышала и принялась теперь уже стремительно бледнеть, остановившись на Террином любимом оттенке. А привидение из подруги получится симпатичное. Тьфу-тьфу-тьфу, не дай Духи.
  - Вьеточка, девочка моя, выпей отварчику, - покопавшись, я выудила из сумки пузырёк с успокоительным...кажется. В любом случае, если там не оно, то максимум слабительное. Что в данной ситуации тоже неплохо - ничто так не отвлекает от дурных мыслей, как характерные позывы внизу живота.
  - Нуови, слухи о жестокости и кровожадности тёмных эльфов сильно преувеличены, - в голосе блондина доброжелательности и любви к ближнему было столько, что мне с непривычки немного поплохело. В нашем агрессивном мире всё же чаще приходится сталкиваться с другими эмоциями.
  - Досужие домыслы, - поддакнул вампир. Вот кто бы говорил! Может, и о кровососах слухи сильно преувеличены, и клыки вам исключительно для удобства лазанья по отвесным поверхностям, когда руки заняты?
   Я ненадолго задумалась. Да какая, в общем-то, разница, тёмный ли, светлый? Если вспомнить некоторые источники, лесные эльфы по жестокости дадут фору даже оркам. В любом случае с одним тёмным мы с подругой постараемся совладать, успокаивала я себя, невольно вспоминая смертоносные вихри над полной нечисти поляной и страшную гибель некроманта. Ай ну и ладно, раньше времени паниковать - последнее дело.
   Вернувшись к действительности, я огляделась.
   Судя по Морриной физиономии, в пузырьке было всё-таки успокоительное. А ещё кто-то напрочь игнорирует инструкции по применению. Подобного эффекта абсолютно дебильной улыбки можно добиться, только выхлебав половину ёмкости. Бестолочь!
  - Да мы вообще отродясь не прислушивались к сплетням, правда, Вьет? - после незаметного тычка в бок подруга медленно кивнула, всё с той же идиотской улыбкой.
  - Вот и ладно, - блондин облегчённо перевёл дух. - Кстати, уже поздно. Не пора ли укладываться?
   После его слов в голове сама собой возникла картинка двух облачённых в традиционно-белое девиц с характерным образом сложенными на груди руками... Тьфу ты!
  - Кстати, Обьора, а откуда Вы знаете, что мы направляемся именно в Деанию? - ой! Проболталась!
  - Вы сами и сказали, Нил, - как можно беззаботнее отозвалась я, внутренне холодея - вот сейчас он припомнит, кому сообщал о маршруте путешествия. Сложит два и два. И - и дальше даже думать не хочется!
  - Кто спёр моё одеяло?! - Морочка! Я тебя обожаю! А одеяло сама же, склеротичка юная, и запрятала на дно сумки.
   Скрывая радость от подругиного вмешательства, выуживаю требуемое из распотрошённой котомки и активно принимаюсь за приготовления ко сну.
  
  - Ты думаешь о том же, о чём и я? - замерев на одной ноге и не осмеливаясь опустить на землю уже поднятую для следующего шага вторую, я балансировала разведёнными в стороны руками, спешно дожёвывая кисловато-пряные плоды клагорицы и чутко прислушиваясь к разговору.
  ...Мы уже второй день путешествовали без приключений. Ехали в основном молча - каждый думал о своём. Спутники с расспросами на удивление не приставали, да что там - даже забыли поинтересоваться, куда мы направляемся. Это Элечку безмерно радовало, а то я уже начала продумывать основную линию вранья, которое придётся преподнести мужчинам - да, я закоренелый врун. Наверное. Или просто не люблю признаваться в собственных ошибках и недостатках, основными из которых, несомненно, являются несдержанность на язык и чрезмерное любопытство.
   С Моркой мы этот вопрос обсудили ещё вечером после схватки с нечистью, сойдясь на том, что пока нечто удобоваримое не придумаем, от вопросов будем отбрехиваться со всем нашим лингвистическим умением - подруга, как ни странно, уже не горела желанием выложить спутникам всю правду. Умничка моя!
   Отправившись вечером второго дня по своим естественным надобностям, я заодно решила немного прошвырнуться по лесу - воздухом подышать, в одиночестве насладиться чарующей таинственностью ночи. Ну и так, погулять на сон грядущий. И, увлекшись поеданием тёмно-лиловых ягодок, наткнулась на беседующих Нила с Кеаном, вовремя услышав тихие голоса из-за ближайших кустов. Возрадовавшись такому счастливому стечению обстоятельств, решила малость разведать обстановку, то есть, говоря по-русски, поподслушивать. А кто бы на моём месте отказался? Столько ж интересного можно узнать. Правда, не всегда приятного и лестного по поводу личности подслушивающего - а что делать, так обычно и бывает. Вот и сейчас...
  - Если ты о наших спутницах, то да, - голос Кеана был задумчив. - Честно говоря, был несколько удивлён подобной встрече, - несколько он удивлён! Нет, ну воистину характер у Моркиного хахаля нордический.
  - Удивлён - это ты очень мягко сказал, - вторил моим мыслям блондин. - Я прямо-таки поражён. Да и неприятно местами, если честно. Как вспомню, чего я наговорил Обьоре после того злополучного бала - аж уши стыдливо алеть начинают. А вогнать дроу в краску, ты же помнишь, дело практически невыполнимое. И что на меня тогда нашло? Наплёл невесть чего! Не иначе, любимое нолом шампанское в голову ударило.
   Я замерла, теперь уже не из опасения быть обнаруженной. Ах, наплё-ол. Ах, шампанское в голову ударило. Вот как это теперь называется. Что ж, хорошо, золотце моё слащаво-фальшивое. Я тебе ещё когда-нибудь припомню и этот вечер откровений, и признания через дверь, и зажимание на балконе...и конюшню до кучи!
  - Я тоже чувствую себя несколько скованно - мы с Вьетой...мгм...скажем так, перешли в тот вечер к более вольному общению, чем позволяют приличия. А уж что было после - даже вспоминать не хочется. Никогда не думал, что у женщины может быть такой громкий и пронзительный голос. Должен признать, она умеет скандалить, - этого у Морри не отнять. - Причём мастерски, с метаниями, заламыванием рук и прочими полагающимися атрибутами, - это ты ещё не всё видел, наивный. - Друг мой, ты ведь знаешь, как я не люблю выяснений отношений. Теперь, стыдно признаться, каждую минуту ожидаю возобновления разборок и боюсь повернуться к этой неуравновешенной нуови спиной - а ну как в волосы вцепится? Да и вообще, ты же видел, какова она в действии. Даже нечисть пригибалась, когда Вьета начинала визжать. Бррр...
   И этот хорош. Женщины ему, видите ли, эмоциональные и с выдающимися вокальными данными не нравятся. А Морка ещё вздыхает по нему, причём без малого три месяца. И меня своими вздохами изводит, зарраза мелкая! А оно вон как обернулось.
  - Да уж, спутницы нам достались - ияссу не пожелаешь. Может, заслать их к оркам? Беднягам октад на десять не до нас станет.
  - Интересная мысль, - хмыкнул брюнет. Гад! - Надо подать идею Повелителю.
  - Добраться бы сначала. Что с такими спутницами, несмотря на близость цели, не кажется делом легковыполнимым. Сам посуди: мы трижды встречались с ними, - ну, если быть точными, то раз шесть. - И трижды ситуация выходила из-под контроля, оборачиваясь в итоге сплошными неприятностями, даже без непосредственного присутствия нуови, - мгм... Прав, зарраза. - Сначала нечисть возле вполне мирной деревни, потом этот бал, а на следующий день отвратная погода вкупе с финальной дракой в трактире. Теперь ещё и некромант со свитой.
  - Ты забыл о разбойниках.
  - Ах да, ещё и разбойники. Такое чувство, что встреча с данными представительницами женского пола неизменно приносит неприятности. Может, они Вестницы?
  - Ну ты хватил! Вестницы обычно предсказывают близкие несчастья, а нуови с нами в первый раз и словом не перемолвились.
  - Значит, они такие Вестницы, одно появление которых предвещает неприятности.
  - Ты как-то пессимистично настроен, друг мой. Разве это неприятности? Так, мелочь, сам знаешь. И потом, в трактире их не было.
  - Зато мы виделись накануне!
  - Это уже походит на паранойю. Тебя так выбивает из колеи присутствие Обьоры, я прав? Ты сам на себя не похож, никогда не замечал за своим лучшим другом излишней суеверности, как и боязни проблем. Раньше тебя приходилось выдёргивать из любой драки, вспомнить хотя бы наше недавнее путешествие к не-магам. Вот кто тебя просил тогда встревать?
   Я как-то сразу поняла, о какой драке и о каком путешествии идёт речь. Так вот как они нас называют.
  - Можно подумать, у меня был выбор. Ты же видел того мордоворота. Он не был настроен на мирное решение вопроса в принципе.
  - А потом зачем влез, с его дружками?
  - А ты предпочитаешь оставить за спиной разъярённого неприятеля?
  - Да какой там неприятель? Пьянь, на ногах-то толком не держались.
  - Тем более мне ничего не грозило. А так хоть размялся.
  - Вот об этом я и говорю - ты, друг, никогда не чурался хорошей драки. Так что же происходит? Откуда эти опасения? Мне, к твоему сведению, тоже в обществе наших спутниц не очень комфортно - никогда не любил созданий, от которых не знаешь, чего ожидать в следующий момент. Но ты уже ударяешься в крайности.
  - Наверное, ты прав, - блондин вздохнул. - Я совсем вымотан этими переходами, поездками, постоянной необходимостью сдерживать собственную сущность и скрывать эмоции. Ещё и это странное нападение в мире не-магов напрочь выбило из колеи. Откуда там взялись воины Гденов?
   Голоса начали приближаться - видно, ребята решили договорить по дороге. Которая, я так чувствую, пролегает аккурат через облюбованные мною кусты. Пора делать ноги. Осторожно приподнимаюсь и начинаю пятиться назад. Затем разворачиваюсь и, стараясь не шуметь, на предельной в подобных условиях скорости направляюсь в сторону лагеря - ни к чему парням знать о моём при их беседе присутствии.
  
  - Чёчилось? - Морка спросонья непонимающе таращилась на явившуюся невесть зачем посреди ночи по её душу подругу.
  - Вставай, только тихо. Вообще ребята проснуться не должны - количество сонного порошка, что я сыпанула им в питьё, и слона на сутки свалит. Но они-то не слоны, а воздействие зелий на организмы эльфов, как и вампиров, мы пройти не успели. Потому рисковать не будем - пробуждение спутников в самый неподходящий момент нам с тобой совсем не нужно.
  - Да что происходит-то, ты можешь толком объяснить? Разбудила меня ни свет, ни заря... Точнее самая что ни на есть середина ночи. Про порошок что-то лопочешь.
  - Тихо, камрад, вставай и собирайся, по дороге всё расскажу.
  - Так мы что - опять драпаем? Но зачем?! - в глазах Морки застыли упрёк и обида. Как же, опять с любимым коварная подруга разлучить собирается.
  - Морри, я тебя прошу - не сейчас. Поверь, когда я всё расскажу, ты первая же вперёд и ломанёшься, подальше отсюда. - Нет, уверенности в именно такой реакции у меня, конечно, не было. Но я надеялась на то, что достаточно изучила подругу за столько лет общения.
   Морри, что-то такое увидев в моих глазах, обречённо вздохнула и безропотно начала собираться. Даже на удивление ни разу ненароком не наступила на мирно храпящих спутников, ничего не разбила - в общем вела себя странно и совершенно для неё несвойственно.
  - Готова? - в последний раз окидываю место стоянки взглядом, проверяя, не забыли ли чего. Вроде нет.
  - Всегда готова, - подруга с тоской смотрела на спящего Кеана, будто стараясь получше запомнить черты любимого лица. Затем решительно повернулась ко мне. Вот за что люблю мелкую, так это за безоговорочное (ну почти) доверие к моей скромной персоне.
  - Тогда в путь. Соберись, нам предстоит проехать немалое расстояние без остановок - я не хочу рисковать и снова встречаться с этими... - подходящего эпитета не нашлось. В цензурной речи. А материться в такую минуту не тянуло.
   Следуя примеру Морки, бросаю взгляд на любимого. Во сне он такая лапочка - лицо умиртворённо-расслабленное, длинные ресницы отбрасывают тени на слегка порозовевшие от тепла костра щёки. И губами смешно причмокивает - ну чисто дитятко... Пора.
  
   Время уже перевалило далеко за полдень, а мы всё ещё ехали молча. После моего бесстрастного пересказа услышанного в лесу подруга впала в задумчивость, и мне не хотелось ей мешать. Благо самой было о чём поразмышлять на досуге.
   Слова Нила, как ни больно это признавать, ранили меня. Ранили в самое сердце. Пусть он думает, что я - это та экзотическая эфиопка с внушительным кольцом в носу, что это меняет? Я как-то всегда была склонна верить людям. И если человек признаётся, пусть и на эльфийском, в том, что я его единственная любовь отныне и до века, весьма неприятно узнавать, что он просто перепил и не контролировал свой речевой центр. А ты, как последняя дура, смущённо рдела при воспоминании о тех словах, принимая произошедшее по своей бабской доверчивости за чистую монету. Да, не приучена ещё, что верить мужчинам на слово несколько опрометчиво, сужу всегда по себе - я бы подобными признаниями в любом состоянии не разбрасывалась. Что ж - спасибо Нилу за великолепный урок, надеюсь, мне он запомнится надолго. А ты-то, милочка, раскатала губу до Уральских предгорий, размечталась... Тьфу! Учила же когда-то умудрённая опытом трёх браков Танька: "Дели всё, что говорят, надвое. Особенно всякого рода обещания. А если дело касаемо мужчин, смело дели на четыре. И не хлопай ушами, подруга - от чрезмерной осторожности ещё ни одного дитяти не появилось, а вот от глупой веры в клятвы вечной любви - каждый третий". Помнится, я только смеялась, мол, всё-то ты ворчишь, птичка моя. Просто тебе не те мужчины попадались.
   Выходит, и мне попался не тот.
  
  - Эль, - нарушила, наконец, молчание подруга - а то я уже опасаться за неё начала. Впечатлительна же без меры. - Ты правда думаешь, что я Кеану не нравлюсь? Совсем?
   Ну что тут скажешь? Я же не умею читать мысли. Может, и нравится. Где-то в глубине души.
  - Не знаю, Мор, - честно признаюсь.
  - Да не так уж я и орала тогда... Какие мужчины пошли впечатлительные! - подруга прямо-таки озвучила мои мысли. Недаром всё же столько лет общаемся - похожесть явно наличествует.
  - Не думай об этом, Мор. Всё равно уже ничего не изменишь. Забудь. Ты у меня красавица, умница и вообще талантище каких поискать!
   Подруга польщённо засопела.
  - Ты правда так думаешь? Или просто успокоить решила?
  - Да ты чего, камрад, когда это я тебя успокаивала? - по-честному, практически всегда. Но подруге об этом знать совсем необязательно. Просто не могу видеть, как она страдает. Не стоят они того, те, кто сделал моей несносной мелкой гарпии больно. Потому и придумывала разные нелепости, чтобы объяснить внезапную перемену в объекте привязанности. Удачно, кстати, придумывала, Морка всегда верила, и кризис сам собой сходил на нет. Но теперь, боюсь, не тот случай.
  - Эль, ты мне рассказала о словах Кеана. А твой-то что-нибудь говорил?
   Ту часть беседы, где Нил живописал свою болтливость на почве чрезмерного принятия на грудь, как и связанные с ненаглядным события памятной ночи, я оглашать не стала. Не люблю, когда посторонние, пусть самые близкие люди, знают о моей личной жизни. А тем более пытаются жалеть.
  - Нет, Мор. Ничего не сказал.
  - Так ни разу тебя в разговоре и не упомянул? Не верю! Подруга, ты давай не финти, я же видела, как он на тебя смотрит.
  - Как, Мор? Как и на тебя.
  - Да фигу! Странно он на тебя смотрел, Элька. Но как, я не поняла.
   Зато я поняла. Как на потенциальную угрозу его высочайшему спокойствию! А вдруг некстати речи его пламенные припомнить вздумаю?!
  - Девочки, о чём речь? - Хранитель, как всегда, появился очень вовремя, прерывая принявший не самый благоприятный оборот спор.
  - Кого мы видим?! Ты наконец-то выспался и решил присоединиться к нашему скромному обществу? - яду на фоне душевного смятения в моём голосе было многовато, но Теркан не обиделся.
  - Ага, выспался. А чего тут без меня было?
  - Ой, Терик, да чего только не было! - оживилась подруга и начала в красках и подробностях описывать события последних дней.
   Я лишь рассеянно улыбалась в никуда, особо не прислушиваясь к увлекательно-фантазийному повествованию. Без приукрашивания Морка была бы не Морка, а потому Терри лишь восхищённо ахал и периодически корил себя за чрезмерную любовь ко сну, мол, столько интересного - и опять без него!
   На душе было поганенько, хотелось то ли выть, то ли орать от обиды, разочарования и навалившейся следом глухой тоски.
  
  
  
   Глава 19
  
  
   К вечеру, подъезжая к окраине небольшого селения, мы с мелкой мучались двумя непростыми вопросами: куда умудрились заныкать все выданные на дорогу деньги и где в таком разрезе раздобыть средств к существованию. Запасы еды были на исходе, на последнем совместном с парнями привале я использовала практически все продукты, что имелись у нас в наличии. Хорошо хоть в воде недостатка не было.
  - Ну чего, Морри, идём на заработки? - мелкая покосилась на меня с некоторым подозрением. Потом зачем-то поплотнее затянула ворот рубахи, напялила до той поры мирно болтавшуюся на поясе куртку, наглухо её застегнула и даже не поленилась расправить закатанные выше колен штаны. И, гордо выпрямившись в седле, одарила меня взглядом а-ля "Я лучше подохну с голоду, но торговать собой не позволю!"
   Я аж поперхнулась. Не, ну Морри у меня оригинал, конечно, и мыслит нестандартно. Но зачем же сразу в такие крайности?
  - Мор, расслабь ворот, задохнёшься ведь. И прекращай давай всякий пошлый разврат думать - ты за кого меня вообще принимаешь? За сутенёра?!
   Во взгляде подруги буквально светилось философское "кто ж вас знает?". Вот просто интересно, я что, хоть раз давала повод так о себе думать? Хотя, если вспомнить шальную идею повыгоднее пристроить Морри замуж...
  - Ваши домыслы, сударыня, для меня просто оскорбительны. Но Ваша покорная слуга - существо на диво отходчивое, и предпочитает о данном недоразумении поскорее забыть, - мелкая мигом растеряла все свои благородно-дамские замашки и теперь пялилась на меня слегка оторопело - не привыкла подруга к высокому слогу, на канале Дискавери им пользуются редко. Как и на ХХХL.
  - Короче, подбери челюсть и вперёд - нас ждут...мгм...не слишком великие, но всё же заработки. Спокойно! Поклонников твоих прелестей, если ты не против, поищем в следующий раз. Сегодня же ограничимся мелкой помощью по хозяйству - грибков, там, подсобрать, травы накосить... Нет, Морри, галлюциногенные грибы мы искать не будем, да и не растут они в Мидорре. И кто только тебя к подобным гадостям приучил?!
   Подруга даже не нашлась, что ответить. Не подумайте плохого, про галлюциногены я ввернула так, для поддержания разговора - Морри у меня дама приличная, наркотой не увлекается. Зато какая она покладистая, когда от возмущения не знает что сказать.
  
   Деревня со стороны выглядела не шибко бедной - добротные дома, судя по вдумчивым мувам и меканьям, обилие всяческой дворовой живности - и довольно мирной. Это радует.
   Мы вьехали за околицу. Как-то пустынно вокруг по части коренного населения - одни куры по улице шастают да из-под копыт разбегаются с истерическим кудахтаньем. Люди, ау-у! О, а вот и первый местый житель на горизонте показался.
  - Милейший, просим прощения за вторжение, - обратилась я к мужику в линялом кафтане. - Вам тут работники не нужны?
   Мужик нас внимательнейшим образом оглядел. Что-то прикинул в уме. Ещё раз оглядел. Беззвучно пошевелил губами, машинально перебирая пальцами запрятанных в карманы рук.
  - А чего делать умеете? - у селянина оказался глубокий бас, явно не вязавшийся с непритязательно-хилой наружностью.
  - А что надо?
  - Воины нам нужны, - вдумчиво колупая в носу, несколько гнусаво выдал крестьянин.
  - Дак это ж вам крупно повезло - мы с подругой как раз странствующие воительницы!
  - А драться-то хоть могёте? - он с сомнением смерил взглядом двух девиц совсем не валькириевской внешности.
  - Не извольте сомневаться, проходили подготовку под руководством лучших учителей, - а что? Корис у нас и впрямь вояка хоть куда - хоть в глаз, хоть в мидоррскую армию.
   Судя по недоверчивому хмыканью, поверили нам не особо. Морду ему, что ли, начистить, чтоб не сомневался? Настрой как раз подходящий, на голодный желудок я агрессивна сверх всякой меры.
   Морка аккурат в этот момент с такой силой прибила неосмотрительно покусившегося на её физиономию комара, что чуть челюсть себе от усердия набок не свернула. Нечленораздельно, но эмоционально замычав, подруга принялась маятником раскачиваться в седле с риском вывалиться, двумя руками зажимая ушибленный участок лица. Похоже, ещё и язык прикусила, охотница на приблудных комаров.
   Крестьянин покосился на мелкую уважительно-боязливо. Правильно, берсерков всегда опасались, а Морри со своей периодической бестолковостью дюже их напоминает.
  - Ну так как, любезнейший? - краем глаза следя за поскуливающей сквозь зубы подругой, требовательно вопросила я. Станешь тут требовательным - желудочный сок скоро пищевод переварит и примется за зубную эмаль.
  - Дык чавой... Пойдёмте тогда, что ли. Обрядим вас для битвы, да вооружим получше - экономите, что ли, на снаряжении?
  - Мы путешествуем налегке, - многозначительно поиграв бровями. - А оплата какая?
   Мужик задумчиво почесал поясницу:
  - Думаю, пяток монет отсыплем.
  - Золотых. Каждой, - тут же уточнила я.
   Селянин аж закашлялся от подобной наглости. Пять монет - сумма немалая. С такими финансами мы с Моркой можем неделю жить в лучшей мидоррской гостинице, ни в чём себе не отказывая и устраивая ежевечерние дебоши с морем выпивки и битьём подвернувшихся под руку предметов интерьера. Надо же думать о будущем - деньги нам пригодятся, а воинское искусство, по слухам, в этой стране ценится довольно высоко.
  - Ладно, - наконец решился мужик, ухмыляясь каким-то своим мыслям. - Каждой так каждой.
   И мы следом за невнятно бухтящим себе под нос крестьянином, в итоге оказавшимся старостой - вот это удачно нарвались - отправились вооружаться.
  
   Чудесно... Я нервно одёрнула мини-топик на груди. И почему мы должны воевать именно в этом? Да меня ж прирежут ещё до начала сражения! Так, нечаянно - все места открыты, режь - не хочу! И как только те амазонки при подобном минимуме одежды могли эффективно бороться с многочисленными врагами? После напяливания на себя миниатюрных тряпочек я воинственных девиц дюже зауважала.
   Нет, местные всё-таки какие-то странные. Ну дикость ведь: две полуголые, даже скорее полностью голые, девицы с зубочистками наперевес (прости, мечик, это я не тебе!) с воплями носятся по полю боя, усиленно ища, куда бы заныкаться от орущей и гремящей доспехами толпы озабоченных мужиков... Точно! Я разгадала их план! Мы с Моркой будем выступать в роли отвлекающего маневра! Трам-пам-пам, до чего же умная-а-а! М-да-а... Ещё раз с сомнением себя оглядываю. Отвлекутся они качественно, гарантирую. Морри вон одежды ещё меньше досталось, бедняге. И почему нам не позволили остаться в своих шмотках? Чую, враги вообще напрочь позабудут, за каким...мгм...делом сюда припёрлись. Причём, опасаюсь, и "свои" отвлекутся конкретно. Н-да-а... Аншлаг нам обеспечен. Но что делать? Родина сказала "надо" - комсомол ответил "яволь, херр капитан!". Обречённо переглянувшись с подругой, мы синхронно вздохнули, морально готовясь к представлению под кодовым названием "А не станцевать ли мне стриптиз? Ну и что, что людно. Зато как приятственно-о - стриптиз ж без людёв что хрен без...мгм...редьки!". Ххы.
  
   Селение, на которое нам посчастливилось набрести, называлось Вешмы и явно не числилось в самых крупных по здешним меркам. Всего населения душ триста, из них взрослого дееспособного контингента хорошо если треть. И с кем они тут воевать собрались, хотела б я знать?
   Мы с подругой, не зная, что бы ещё в откровенных нарядах одёрнуть, топтались возле старостиного дома, с интересом оглядывая будущих боевых братьев. Братья впечатляли.
   Разнокалиберные особи мужского пола общим количеством рыл в тридцать, в ржавых кольчугах и местами помятых шлемах неловко сжимали в руках оружие самого разного плана, от палашей до почти что кинжалов, громко переговариваясь, отчего гам вокруг стоял несусветный. Кое-кто взбадривался ядрёным самогоном. Другие нервно поправляли на шее амулеты, причём в большинстве запрограммированные на защиту от нечисти и кровососущих. А у парочки я даже углядела самоделки на избавление от алкогольной зависимости. Какая прелесть! Даже боюсь представить, с кем мы при такой экипировке сражаться будем.
   При обозначении предполагаемого противника староста ограничился лишь туманным: "Сволота всякая. Пора придёт - увидите". Исчерпывающе, что тут скажешь. Скорее уже, что ли, выдвигаться, а то ещё обгорим с Моркой на таком-то солнцепёке. И тогда победа селянскому воинству точно обеспечена - подозреваю, не только негров, но и краснокожих в здешних землях до сей поры не видали.
  
   А вот и поле предстоящей битвы, по совместительству являющееся пастбищем для вешмовского крупного рогатого скота. Скот по такому случаю угнали в деревню, но меня терзали тяжкие предчувствия, что поскользнуться на свежей лепёшке тут - раз плюнуть. Во что мы ввязались?! Лучше бы ночевали в лесу и питались подножным кормом - Морри вон у меня специалист по местным ягодам, ещё со дня прибытия в сей благословенный Духами край.
  
  - Идут! - кто первый заорал, заметить я не успела.
   Ну и кто же у нас там так грозно идёт?
   Со стороны леса к разношёрстному войску приближалась не менее разношёрстная группа... разбойников! Мы с Морри недоумённо переглянулись - нет, ну везёт же в последние дни на работников ножа и топора.
  - Эти, что ли? - ткнув старосту в бок, полюбопытствовала я.
  - Они, нуови воительница! - глазёнки у мужика бегали, руки тряслись. Да и вообще местный представитель власти доверия не внушал положительно никакого. Печёнкой чую - подвох какой-то затеяли аборигены.
  - Ну что, черви земляные, - остановившись метрах в двадцати, начал главарь - рослый мужик в неряшливом болотно-зелёном костюме с трогательной заплаткой на коленке. - Приготовили откуп? Али нам самим поборами заняться? - орава за его спиной глумливо заржала.
   А вот я интересуюсь, где этот невероятно образованный джентльмен видел не земляных червей? В собственной...короче богатое у главаря воображение.
  - Предложение у нас, лаби. - Староста, кое-как совладав с мандражирующими конечностями, вышагнул-выполз вперёд. - Вы сразитесь с этими прекрасными девами. - Чего?! - Если победят они - вы навсегда оставляете нашу деревню в покое. Если победите вы - забираете дев с собой, опять же навсегда покинув деревню.
   Зашибись план! Главное, мне безумно нравится отведённое в нём для нас с Морри место! Теперь понятно, отчего староста был так щедр - проблема ли пообещать заранее обречённым девицам баснословные деньги за участие в сомнительном предприятии?
   Оглядываюсь на подругу. На удивление Морка не витает в заоблачных далях, как обычно, а обалдело пялится на меня, машинально сжимая в руках выданный селянами тупой меч и пока беззвучно, но, судя по шевелению губ, смачно матерясь.
  - Слыхали, братцы? Малый, а ты затейник! Решил потешить гостей? - главарь с плохо скрываемым вожделением уставился на наши полуголые фигуры, чуть ли не пуская слюни. Я ему манишку подарю. И ажурный платочек, губу аккуратно закатывать, чтобы не оттоптал кто ненароком - ишь раскатал, кобель!
  - Уговорил - умеешь же, когда хочешь! - Разбойник расхлябанной походкой направился прямиком к нам. - Такой подарок. Не иначе прознал, кукурузник старый, что у меня сегодня день рождения! - он одобрительно почёсывал область паха. Разбойная братия позади возбуждённо галдела, обсуждая, кому первому после главаря достанутся фигуристые трофеи.
   Спасибо, конечно, за фигуристых, но не устаю поражаться людской самонадеянности. Говорят, шкуру медведя лучше делить не при нём. Иначе вас может ожидать сюрприз. Как правило, медведь чуть-чуть против лишения себя означенной шкуры.
   Правда, мы с мелкой никак не медведи. А для оптимизма поводов пока немного - вдвоём против такой толпы... И, кстати - у них тут тоже кукуруза в почёте?! Хрущёва нет на буржуев недобитых!
  - Эй, уважаемый! - в два шага настигаю старосту, хватая под локоть. - Мы так не договаривались!
  - Это вы, уважаемая, так не договаривались, - злорадно ухмыляется эта мразь, выдирая локоть из захвата. - Интересы деревни превыше всего, - в депутаты бы старого козла. Вот в кого бы с удовольствием пометала тухлые яйца!
  - Но...
   Староста-таки вывернулся из моих рук и шустро убрался под защиту тут же ощетинившихся копьями и стрелами крестьян. Ну гнида! Если ты думаешь, что обхитрил нас с Моркой, то плохо знаешь мою подругу - она и с того света к тебе являться будет! И, зная мелкую, инфаркт не больше, чем через неделю тебе обеспечен гарантированно! С летальным исходом!
  - Милейший, - теперь уже в адрес размечтавшегося главаря. - Давайте по-честному - двое лучших воинов с вашей стороны против нас с подругой.
   Миг тишины. И разбойники взрываются издевательским хохотом, а главарь нагло усмехается мне в лицо.
  - Деточка, отныне ты мой подарок. Так что без моего разрешения пасть не разевать! Не то сделаю больно. О-очень больно! - он торжествующе оглянулся на банду. Банда ответила глумливым хихиканьем. Весельчаки какие.
   Ну всё. Я существо почти что миролюбивое, насилия не люблю. Но вот такая мразь устойчиво вызывает только одно желание - раздавить. Как тараканов, несанкционированно вторгшихся на территорию подопечной мне жилплощади. А вот этого похабного взгляда на подругину грудь, гнида, я тебе точно не прощу!
  - Мор, тебе не кажется, что кое-кто тут чего-то явно недопонимает? - подруга всё ещё пребывала в лёгком состоянии шока, но на мой вопрос угрюмо кивнула. Она у меня хоть и молчаливая, да деятельная. Так что, думаю, ещё поборемся!
  - Покажем кобелям немытым, почём нынче скромные невинные девы? - ещё один решительный кивок. Попутно вытягивая левой рукой из ножен длинный кинжал и беззвучно начиная нашёптывать заклинание. От подруги пахнуло первородной Силой. Верный признак доведения мелкой до крайней степени ярости - с первородной она раньше работать не умела. Как и я, в сущности.
  - Отдайте ножички, шелохе, порежетесь, - главарь протянул руку, второй потянувшись огладить Морку - ненормальный уже стоял не дальше, чем за метр от нас. Самоубийца.
   Морри начала без предупреждения. Коронный удар в пах с выходом - подруга не поленилась сделать шаг навстречу противнику - и мужик с воем падает на землю, судорожно зажимая причинное место руками. Ударила она мощно - от пинка средней силы с ног не валятся. Решительно переступив через скулящего оппонента, мелкая хищно ощерилась в сторону бандитов, легко поигрывая кинжалом и пуская из глаз серебристые молнии. Я заслуженно загордилась подругой - у меня до сих пор получались исключительно золотистые, да и то раза в три меньше.
  - Молодец, соратник! - встаю рядом, материализуя искристый сгусток силы в левой руке, правой судорожно сжимая Меч и пытаясь сходу оценить наши шансы. Разбойников голов тридцать, с налёту не одолеть. Не с налёту, боюсь, тоже.
   Со стороны противника донёсся слаженный вздох изумления, тут же сменяясь рёвом.
  - Ах вы ж змеюки! - похоже, магическая демонстрация померкла перед эффектом от одного простенького удара. Мужская солидарность форева... Не есть хорошо.
  - Распустились бабы! Куда святоши смотрят? Мужика в причинное место - да как у них рука...тьфу ты нога поднялась?! - ага, поднялась. Я бы ещё и гранатомёт подняла с удовольствием. Банда так удобно для этого скучковалась - одним выстрелом проредили бы изрядно.
   Мы с Морри в ответ проорали что-то вроде: "Смерть дуболомам небритым!" и поудобнее перехватили оружие, приготовившись перерезать сколько сможем, прежде чем помереть смертью храбрых.
  - Стойте! Лутуолья искра вам в задницу, стойте!
   Вопль был такой мощи, что все невольно присели. Включая нас с мелкой и предателей-селян, кои на удивление не спешили покинуть поле боя.
  - Стойте! Крысь! Это ж те бабы похабные! Ну, помнишь, я тебе рассказывал?! - оратор (скорее оратель) обнаружился довольно быстро. Им оказался щупленький мужичонка смутно знакомой наружности. Особенно шрам на носу знаком - по форме уж больно молнию напоминает.
   Я оглянулась, проследив за его взглядом. За нашими спинами с трудом, с кряхтением поднимался главарь.
  - Это они всю нашу банду перебили! И старшего на кол посадили! - не было такого! Вот ведь брехун. Мы девушки мирные! - А с ними ещё два мужика! Покрошили всех наших до единого в мелкую кашу и даже не вспотели! - про не вспотели-то как узнал? По отсутствию характерной рези в глазах, что ли?
   Парень срывался на истерические повизгивания - видать, сильно его те ребята впечатлили. Интересно, если всех покрошили, ты-то откуда взялся? Восстановился из мелких фрагментов?!. Ёшива тириттима твою меть! Да это ж один из разбойников, что устроили нам засаду недалеко от Хисок! Живой, сволота немытая? Любимым делом решил заняться, тряхнуть стариной? Ну что ж, поиграем.
   Горделиво расправляю плечи под загоревшимся сомнением взглядом главаря:
  - Ма-альчики! Так вы тоже любители постельных игр? А чего ж молчали? - многозначительно потрясая всем, чем можно - спасибо тебе, староста, экипировал как надо! - Все эти пустые обещания отшлёпать - неужели нельзя было сказать прямо, без намёков?
   Решительно разворачиваюсь к главарю и как можно более похотливо оглядываю его слегка заплывшую жирком бревнообразную фигуру (а деревце-то было малость корявым). Особо задерживаюсь взглядом на свежеотбитом месте, представляя, что собираюсь это самое место...сожрать! Чего "как можно"? Жить захочешь, и не такое себе вообразишь! А если добиться от мысленной картинки достаточной чёткости... Вы когда-нибудь видели лицо сексуального маньяка-людоеда, пускающего слюни над вожделенной жертвой? Я тоже нет, но этими нехитрыми манипуляциями надеялась воспроизвести на своей физиономии похожее выражение.
  - Мы с подругой уж насколько любим утехи всяческие, уж начто...
   Опять закончить не дали! Наверное, с лицом всё получилось как надо, потому что главарь, истерически взвизгнув и резво сомкнув руки на пострадавшей части тела, прытко припустил к удивлённо загомонившим разбойникам. При этом он оглушительно верещал и смешно вихлял задом - тоже пытается от нас тыл прикрыть? Похвально.
   Любители лёгкой наживы, видя такое дело, опустили оружие.
  - Чего вы встали, остолопы? Яйца не дороги?! Валим отсюда! - разбойники послушно попрятали оружие и трусцой припустили к лесу, периодически оглядываясь на догоняющего ватагу главаря. - Йик, развелось баб срамны-ых!... Щас ещё и мужиков своих кликнут - совсем худо станет! - он уже не орал, а скорее визжал, на хорошей скорости пролетая мимо подчинённых. Те прибавили ходу, но за начальством явно не поспевали. - Ну кукурузник! Сочтёмся-а!.. - голос был уже едва слышен - спринтер, понимаешь. Надо посоветовать наших футболистов так стимулировать перед матчами, вмиг все Бразилии с Франциями переплюнем.
   Минута - и на поле боя остались лишь мы с крестьянами. Не убирая зловещего оскала, подруга повернулась к старосте.
  - Ну что, козёл мартовский, платить будем али натурой отдашь? - Морри кокетливо помахала мечом перед носом предателя.
   А подруга-то у меня молоток, почти всю работу сама провернула! Готова поставить последний кусок сала против чего угодно, селяне озолотят нас с ног до головы, лишь бы убрались.
  
   Я оказалась права. После невиданного доселе зрелища бегущих разбойников жители деревеньки провожали нас чуть ли не с песнями, уговаривая прихватить с собой ещё хоть мешочек снеди. Да куда там - наши коняшки и так уже готовились объявить забастовку против жестокого обращения с животными. На бедняжках было навешано мешков по пять продуктов. Стрясти со старосты деньги я, естественно, тоже не забыла. В общем, выезжали мы из этой дыры с припасами, которых однозначно хватит до самых Тёмных.
  
  - Сестрёнка! Сестрёнка, помоги-и! - вопль, раздавшийся в голове, на миг оглушил и лишил ориентации.
   Резко сев, я бестолково завертела головой и машинально потянулась к Мечу. Дремоты ни в одном глазу, будто и не спала минуту назад сладким сном.
   Что это было?! Ну нет покоя честной девушке! Если опять Хранитель хулиганит, оторву башку по самые незабудки!
  - Элли, сестрёнка! - блин, это же Веррен! Что там у них в деревне происходит, если ребёнок решился вызвать меня? И куда смотрят родители?! В такое время мальчугану давно пора спать!
  - Вер, успокойся. Я здесь. Что случилось, малыш? Перестань дрожать, я с тобой, - ужас мальчонки волнами врывался в мой разум, хаотическими вибрациями отдаваясь во всём теле и невольно заставляя содрогаться от страха.
  - Элино, у нас беда! - я уже поняла, милый, или ты держишь кровную сестру за полную дуру? - Вечером пришёл какой-то человек. - Он тараторил, проглатывая слова и целые предложения. - Попросился на ночлег. Мама пустила его в дом... Я проснулся от ужаса - вокруг как будто сгущается тьма. Мне так страшно, сестрёнка! Пробовал кричать, звать родителей. Но никто не отзывается!
  - Тихо, малыш. Теперь всё хорошо. Я сейчас буду, - нервы натянутыми струнами звенели, заставляя беспорядочно мечущиеся мысли запутываться ещё больше.
   Мальчишку надо выручать - единственное, что довольно отчётливо пульсировало в мозгу. Хорошо хоть магический запас в норме. Теперь ещё вспомнить заклинание телепортации...
  - Элечка, девочка моя, что тут происходит? - сонный голос Хранителя заставил меня вздрогнуть. Вот же ж зарраза огненноволосая!
  - Ещё раз заорёшь без предупреждения - не поленюсь, вернусь к склепу и развею мелкой пылью над кладбищем!
  - Ты чего-то сегодня нервная, подруга, - Терри был несколько растерян.
  - Станешь тут нервной. Опять у братца проблемы!.. И, боюсь, на сей раз серьёзные. Терри, я не знаю, что делать. Надо к нему, а заклинания я не помню! - под конец фразы я уже чуть ли не рыдала от безысходности, кляня свою дырявую голову.
  - Мгм... Эль, ты чего опять такая тугая? Я же Хранитель, ты не забыла?
  - Забудешь тут! А какое это имеет отношение к данной ситуации?
  - Невежественная садха, чтоб ты знала, Хранители могут при надобности перемещаться на любые расстояния. И брать с собой того, кого понадобится.
  - Терричек! Ты ж моя радость! Давай бегом перемещай нас, чего ты трепешься?! Там братуху забижают какие-то злыдни! - я настойчиво трясла материализовавшегося Хранителя за грудки, просительно заглядывая в глаза. Что было непросто - голова парня мотылялась из стороны в сторону при каждом рывке.
  - Отпусти-и м-меня! - Терри начал активно вырываться. - Уже перемещаю! До чего неугомонная девица мне досталась...
   Дальше - внезапное ощущение невесомости, липкая хмарь перед глазами - и я стою в небольшой комнатке, всё ещё крепко сжимая Хранителев балахон в руках. Как всё, оказывается, просто. Может, он и домой нас может тем же макаром переправить?
  - Ну, братец? - оглядываю помещение - Веррен обнаружился возле окна, в белой льняной рубахе ниже колен, по цвету лица не шибко отличаясь от ночнушки. Больше в комнате вроде бы никого не видать. - Какие проблемы?
  - Элли! - ребёнок с рёвом кинулся мне на грудь. Невольно выпускаю из рук Терреву хламиду, чтобы обхватить мальчугана. Оказавшийся на свободе Хранитель тут же резво отступил к стене.
  - Тихо, малыш, я уже здесь. Мы с дядей Терри тебя в обиду не дадим. Правда, Терри? - требовательный взгляд на Хранителя.
  - Конечно, парень. Теперь всё в порядке.
   Услышав густой Хранителев бас, Вер отлепился от меня и удивлённо оглянулся. Да так и застыл, в изумлении пялясь на нашего любимого верзилушку.
   - Эй, парень, ты чего это? Чего он, а? - это уже мне. - Эль, скажи ему, чтобы не пялился - я смущаюсь. - Держите меня! Хранитель смутился! В окрестностях передохли все комары вкупе с лягушками и цаплями.
  - Вер, - отвлекаю мальчугана от смущённо переминающегося у стены рыжеволосого бугайчика. - Что происходит?
   Мальчик встряхнул головой, прогоняя непрошенное изумление, глянул на меня, потом приложил палец к губам, предлагая прислушаться.
   В доме царила мёртвая тишина. Ни шебуршания мышей под полом. Ни криков ночных птиц за окном. Жутковато, честно говоря.
  - Что тебя напугало, Вер? - шёпотом обращаюсь к брату.
  - Тьма, - так же тихо ответили мне. - Она густая, плотная...и шевелится! - тут он перешёл почти на крик.
   Странно. Впервые слышу, чтобы темнота шевелилась. Я сосредоточилась, закрыла глаза, пытаясь иным зрением оглядеть дом.
   Так. Что тут у нас? Ага. Два огонька поблизости: один салатово-рыжий - Хранитель однозначно, я его всегда узнаю. Второй болотно-зелёный, с оранжевыми искорками и голубоватыми разводами. Брат? Похоже на то. Странная у него аура. Нечто подобное я видела только у Лидана.
   Смотрю дальше. Увеличим резкость. Опа! А мальчишка-то прав. По периметру комнаты бились плотные комочки тьмы, диаметром сантиметров в тридцать каждый, количеством что-то около десяти. Мертвяки, довольно слабенькие, к счастью. Чуть дальше, метрах в пятнадцати, виднелась ещё одна группа похожих сгустков, уже заметно плотнее и шире, штук двенадцать. И почти вне зоны видимости я засекла грязно-синий сполох - неужели некромант? Да чтоб им провалиться, сколько можно?!
  - Терри. Не хочу тебя пугать, но у нас, кажется, проблемы, - стараясь не шевелиться, продолжаю детальное изучение противника.
   Хранитель как-то по-особому принюхался, негромко фыркнул и брезгливо передёрнул плечами.
  - Поднятые. Не первой свежести. Прямо за стенами штук восемь, немного подальше ещё двенадцать.
  - Ты уверен? Я... - как всегда, Элечку самым беспардонным образом перебили.
   Зловещий хриплый вой раздался сразу со всех сторон, и прямо сквозь стены в комнату начали ломиться нечистики. Все законы магии нафиг - зомби не умеют проходить через неживые статичные препятствия!
  - Вер, за спину! - я не узнала свой голос - от страха горло перехватило, и из него вырвался лишь придушенный хрип. Ещё бы, поднятых я в такой близи видела - то есть не видела, темень же кругом! - впервые.
   Мальчик беспрекословно повиновался, на ходу выхватывая из полотняного мешка что-то продолговатое, на секунду осветившее комнату мелкими разноцветными огоньками.
  "У парня в загашнике имеются драгоценные камни?" - мельком удивилась я.
   Дальше думать было некогда. Мертвяки пошли в атаку. Выхватив посеребрённые кинжалы - подарок нола - я резко шагнула к ближайшему нечистику, и, не тратя времени на эксперименты, по-простому перерубила ему шею синхронным ударом с двух сторон. Череп с ошмётками плоти с глухим стуком ударился об пол, мячиком покатившись куда-то в угол. Обезглавленное тело мешком осело к моим ногам, и я тут же забыла о нём, атакованная сразу с двух сторон собратьями упокоенного. Вертясь волчком, я старалась не забывать о стоящем за спиной брате и всеми силами держала монстров на расстоянии, не давая прорваться к Веррену.
   Хранитель времени тоже не терял. Возопив: "Кто вас учил боевому этикету?!" Терри с двух рук врезал опасно приблизившимся зомбям промеж глаз. Нечистики такого позора не вынесли, прямо в воздухе принявшись активно разлагаться. В комнате нестерпимо завоняло тухлятиной, а пол у ног Хранителя усеялся хлопьями светло-серого пепла.
   Силён, бледнолицый!
  
  
  
   Глава 20
  
  
   Терри вертелся ужаленным под хвост вепрем, щедро раздавая удары и художественно матерясь в полный голос.
   Я мобилизовалась насколько могла, размахивая клинками с невероятной для себя скоростью. Ныли мышцы от чрезмерного напряжения, тошнота, накатывающая волнами синхронно веющему от мертвяков амбре, мешала сосредоточиться.
   Нечисти вроде становилось всё больше, вопреки нашей разрушительной деятельности. Никак подкрепление подоспело?
   Настоящие неприятности как всегда начались неожиданно. Сначала один из мертвяков коварно подставил под удар жутко костлявую шею, и праворучный кинжал накрепко застрял в теле вредителя, тут же рухнувшего мне на ногу - тяжёлый, гад! Вынужденно выпустив оружие из рук, я отмахивалась уже одним клинком, пытаясь удерживать врага на расстоянии. Несколько поворотов - и вот ещё одна вражина бессовестно подставляет под кинжал скверно разложившееся тельце, невероятным образом застопорив оружие внутри себя и неуклюжим, но мощным рывком выдернув стилет из моих рук. И, сделав пару неуверенных шагов, заваливается на спину - кинжалы-то с посеребрением!... Были.
   Твою северную корону! Мать-перемать вас за ногу! Нам посчастливилось наткнуться на новый подвид нежити - зомби-камикадзе? Такое чувство, что все нечистемодификации кто-то целенаправленно испытывает на нашей компании!
   Да куда ты прёшь, рожа бесстыжая? Слегка задумавшись, я машинально засветила в харю мертвяка плюющим искрами огненным сгустком. Чего делать-то теперь?! Попросить добрых зомбиков не обижать хорошую девочку Элечку, не то она будет плакать? Гро-омко плакать! А скорее реветь. Раненым в мягкое место изюбрем.
  - Все-ех замочу-у-у! - в лучших традициях Морри завопила я, с размаху опуская подвернувшийся под руку стул на подвернувшуюся под руку голову. К счастью, вражескую. Голова к такому обращению явно не привыкшая, и послушно распадается на две половинки (хорошо просушенный скелет - подарок судьбы для ведьмака!)
   Кхе-кхм... А с воплем ничего так получилось, бодренько. Даже монстрики подпрыгнули, не говоря об испуганно присевшем Вере и витиевато матюгнувшемся про горластых дурищ Хранителе.
   Звуковой удар - это, конечно, хорошо... Но простой физический всё же лучше. Особенно ежли с применением режуще-убивающего. Хватаюсь за то, что имеется под рукой. С мечом нас обращаться Корис учил спустя рукава. Даже не догадываюсь о причинах такой его халатности, но делать что-то надо! И ещё очень повезло, что перед телепортацией я машинально хапнула не только перевязь с кинжалами и сумку, но и нацепила за спину заветный Меч.
   Выдёргиваю клинок из ножен и, воинственно завизжав, кидаюсь на нечистика, тихо подкрадывающегося к Хранителю со спины. Удар - и зомбик покорно сползает на пол. Надо же! Я, оказывается, великий мечник. Ух ты-ы!
  - Умница, садха! - Терри походя одаривает меня благодарной улыбкой - в его исполнении она скорее похожа на вампирий оскал - и возвращается к битве.
   Однако бить-то уже, к счастью, некого. Пятерых уложила я - сама не верю, что такое возможно! И это одним железом! И одним стулом... С остальными разобрался Терри.
  - Так, ребята, - запалив маленький огонек, оглядываю место сражения. - Тут вроде как порядок. Что будем делать с остальными нежитиками? Их в доме, судя по самым скромным прикидкам, ещё с дюжину.
   Малыш начал бледнеть. Поначалу я всполошилась - подумала, что Вера ранили. Но вроде следов ударов на нём нет как нет. Тогда что?
  - Эль. - Он доходит уже до синевы, губы дрожат, тельце колышется юным саженцем в объятьях урагана. - Там мама с папой.
   Ёш твою! Забыла! Про Веровых родителей забыла напрочь! Однако именно возле них основной очаг нежити - не к добру это... Не хочу каркать, но, боюсь, мы с помощью безбожно запаздываем.
  - Терри! Чего ты встал?! Вперёд, к кумовьям! Не надо удивлённых движений бровями - ты ж мне типа родич теперь? А раз Вер мой брат, то его родители твои кумовья, - потрясающая у Эли логика. - И не корчь рожи - и так уже сыпью покрываюсь от страха!
   Мы гуськом просочились в коридор и, ведомые синеватым магическим светляком, поспешили на визги и вой из горницы.
   С рычанием врываемся внутрь. Причём рычат все - от Терри до Вера, жутко выщерившего свои скромненькие клыки в сторону противника.
   В горнице царил хаос - нечисть кучно и поодиночке шныряла по пространству метров в двадцать, слегка дымясь и издавая странные звуки, до невероятного схожие с традиционными матюгами.
   В углу комнаты обнаружился очаг сопротивления. Оттуда с завидной регулярностью вылетали нечистики с тлеющей плотью, скулящие и страшно вращающие лишёнными век глазами.
   Мы кинулись на помощь невидимому покамест бойцу, попутно воинственно завывая не хуже кротских вурдалаков. Мертвяки на удивление шустро расступались перед обезбашенной троицей (не зря, видать, язык нежити под руководством Лидана изучала!). И через минуту мы уже имели счастье лицезреть Зинару - мать Вера - остервенело отмахивающуюся от очередного монстра здоровенным поленом с перманентно тлеющим краем. Не видела таких. А мать братова не так проста!
  - Зина! Зина, это свои. Зин, перестань махать брёвнышком, сына зашибёшь!
   Крестьянка на миг отвлеклась, сфокусировала на нас взгляд... И чуть не рухнула во внеплановый обморок.
  - Зинара, отставить панику! Мы ещё не победили!
   Терри в два удара разобрался с её противником и галантно подхватил сползающую по стене крестьянку под локоток.
   Селянка неверяще уставилась на Вера, затем тихонько всхлипнула и прижала сына к груди, сотрясаясь от рыданий. Дрын выпал из ослабевших рук, и я спешно склонилась осмотреть импровизированное орудие по борьбе с сильной нечистью. От полена веяло мощной волшбой, способностей к которой я в женщине не чуяла ни в первую нашу встречу, ни позднее. Мда, и правда нет ничего страшнее матери, имеющей реальную возможность потерять своё чадо навсегда. Думаю, именно в этом пункте нечистики вкупе с главарём и просчитались.
  - Ребята! Давайте держать себя в руках. Зомбей полна горница - не время для родственных объятий!
   И тут началось.
   Со всех сторон понёсся жуткий вой, и сверкающие алыми глазищами зомби пошли на приступ.
  - Терри, я на тебя надеюсь, - делая глубокий выпад в сторону врага, буркнула я. Не сомневаюсь, Хранитель меня услышал.
   И снова карусель: поворот - выпад - укол - свист рассекаемого клинком воздуха - стук падающего тела. Элечка, оказывается, великий рубака!
   Я билась как сумасшедшая. В голове стучала одна мысль - спутников терять я не намерена! По трупам, тьфу ты, пойду, но Вера с матерью им как своих ушей не видать. Кстати, а старостов сын где?
   Какой-то не в меру шустрый мертвяк ловкой подсечкой повалил меня на пол. Резво откатившись в сторону и тут же вытянувшись патефонной пружиной, достаю злыдня клинком поперёк спины. Тот с предсмертным воем затихает. Но впереди ещё уйма нечисти. Потому впервые в жизни воплотив на практике не раз отработанное вспрыгивание из положения лёжа в положение стоя (и ведь получилось же!), с ходу начинаю рубить всех, кто под руку подвернулся.
   Очень мешало отсутствие поддержки левой руки, хотя бы в виде кинжала. Недолго думая, материализую компактный сгусток пламени и швыряю в морду особо наглому представителю нечисти.
   Маневр удался - мертвяк факелом вспыхивает и тут же сгорает дотла. Эх, хороший огонёк вышел!
   Обернувшись, я где-то на уровне периферийного зрения заметила мелькание огненной шевелюры - Хранитель, чтоб ему, вместо того, чтоб оберегать подопечных, ввязался в схватку.
   Дальше я вообще конкретно обалдела - по комнате разлилось мертвенно-болотное сияние, и зомби начали падать на пол безо всяких видимых повреждений. Я протёрла глаза, попутно засветив сопернику по шее. Соперник покорно склеил ласты, сияние же никуда не исчезло. Холодным властным светом оно прошлось по рядам мертвяков, оставляя за собой лишь хлопья пепла. И угасло - так же внезапно, как и появилось.
   Ничего себе! Это откуда тут такой умелец нарисовался?!
   Взбодрённая явно обозначившимся перевесом в нашу пользу, с новыми силами кидаюсь в бой.
  - Бей козлов немытых! - вроде бы это орала я, азартно размахивая начавшим светиться клинком.
  - Опять ты, деточка, - морозом по коже продрало чьё-то присутствие. Как всегда поорать всласть не дали! - И не угомонишься никак. Говорил я Гнаету - ты не так проста, наскоком не возьмёшь.
   А чего на мне скакать - я вам племенная кобыла, что ли?
  - Да разве ж эти юнцы желторотые когда старших слушали? Вот и убыл теперь в хмарь безвозвратно. А какой перспективный некрот был, должен вам сказать. Грех ведь таких терять-то.
   Я, наконец, увидела говорящего. За спинами зомбиков, пребывающих в прискорбно для них малом количестве, обретался махонький старичок в тёмно-сером балахоне.
   Он, не прекращая монолога, быстро делал руками непонятные пассы. От воздействия веяло жутью настолько сильной, что я даже пригнулась.
  - Терри, солнце моё, если мы сейчас этого злыдня не завалим - лежать нам в братской могиле без названия! Правда нет, тебе скорее всего такой участи удастся избежать, ты ж и так неживой. - Я рванулась к Хранителю облобызать напоследок. Хранитель рванулся в сторону - крепость моих объятий он успел ощутить на себе не единожды.
   Волна силы уронила нас на пол, прижав к доскам так, что я явственно услышала несмелый треск собственных рёбер. Через секунд пять давление ослабло, и мы смогли приподняться.
   Вот, спрашивается, зачем вставали?
   Вокруг гулял самый настоящий ураган. Стены комнаты натужно скрипели, предметы интерьера летали по помещению без зазрения совести, норовя шваркнуть по не к месту высунутой макушке.
  - Эй, испытатели-любители! Кончай давай природные катаклизмы являть! Я в туалет хочу!.. Да и пожрать неплохо бы. - Ну да, нашла чем пугать. Хотя знающие люди Элечку бы всё же покормили от греха подальше - злая с голодухи, вы помните.
   Ветер тут же утих. Пользуясь случаем, я шустро вскочила на ноги, приготовившись драпать и попутно пытаясь определить, в какой стороне находятся брат с матерью.
  - Элли, ты можешь встать, - голос Вера громом прозвучал в наступившей тишине. Я подпрыгнула от неожиданности - ну да, нервы сдают помаленьку.
  - Вер, чтоб тебя! Спасибо за разрешение, я уже и так... И не смей пугать родную сестру! Не то родная тебе безо всякой жалости задницу надерёт так, что неделю потом стоя спать будешь! На конюшне! Рядом с моей Ясноглазкой!!
   Всё ещё слегка несмело распрямляюсь. Вокруг ни одного мертвяка - только кучки пепла навевают мысли о бренности бытия.
  - Братик, Верочек, а где некромант-то? - опасливо озираюсь, стараясь беречь макушку - коли башку снесут, так просто не запломбируешь.
   Вер мялся недалеко от меня и откровенно краснел неизвестно отчего, судорожно стискивая массивную булаву в слабых юношеских пальчиках.
  - А это что за дубина разноцветная? - я в два шага подошла к брату, изумлённо уставившись на оружие.
  - Не знаю, - честно признался братец. - Бабушка велела взять и приберечь для особого случая.
  - Похоже, особый случай состоялся.
  
   За окнами между тем светлело. Погружённая в думы, я вздрогнула от навязчивого стука в дверь. Мать Вера метнулась к выходу и без спроса открыла. Я вновь подняла меч - на всякий случай, мало ли кто на чаёк заглянуть решил?.. И всё-таки, где некромант?
  - Нара, ты жива?! - Старостин сын, не сходя с порога, активно прижимался к жене и не менее активно истекал слезами. - Бедный мальчик!.. Не плачь, моя сладкая, мы ещё одного чада зробим!
   Как интере-есно.
  - Дак жив сынок-то, уважаемый. А с чего Вы взяли, что нет? - настороженно оглядываю пришельца. И где ж ты был этой бурной ночкой, коханный мой?
  
  - А? - крестьянин обернулся ко мне, оставив, наконец, в покое ночнушку жены, кою активно увлажнял минуту назад. Глаза его изумлённо расширились.
  - Веррен, говорю, жив и здоров. С чего подобный пессимизм? И где вы, кстати, были в ночь с?.. Блин, забыла, какое сегодня число.
   Вопросительно оборачиваюсь к Зинаре.
  - Встал часа два назад, говорит, на двор схожу, скотину заодно проверю. Как ушёл, вскоре и началось...
  - Ага, - разрозненные мысли изволили, наконец, выстроиться в стройную логическую цепочку. - Это что ж, уважаемый, Вы решили в сарайке прилечь - типа до дома тащиться было неохота?
   Селянин замялся.
  - К отцу пошёл. - Наконец выпалил он, настороженно зыркая на меня. - Разговор был. А потом по ночи возвращаться не стал, у родителей и остался.
  - Что ж за разговор такой важный был, что до утра не терпел? - подозрительно сощуриваюсь.
  - Ну дык эта - ярмарка скоро, в соседнем городе. Надо было про отъезд да про товары на продажу сговориться.
  - Угу. Что, во сне озарение пришло, сколько пар портков закупить и как много натурального продукта надо на торжище свезти, чтобы на означенные порты хватило? И вернулись-то как вовремя - только-только нечисть сгинула.
  - Шум услышал! Прибежал посмотреть, что случилось! - крестьянин, защищаясь, уже перешёл на крик. Выдержка плоховата. Не надо в злодеи записываться, коли собой не владеешь.
  - Надо же. А что - староста у нас за время моего отсутствия успел переехать? Насколько помню, его дом располагается на другом конце деревни. Какой же острый у Вас слух. Уважаемый, на такое расстояние даже волки не слышат. Или Вы у нас волк? А может, сразу оборотень? А?
   Мужик попятился от моего пламенеющего взора, изменился в лице. Последним добивающим фактором послужило появление в горнице Вера с Хранителем - они ходили проверить спальню мальчика на наличие дееспособной нежити.
  - Ах ты зверёныш! Ещё и призрака себе завёл! Хмарово семя - ну Нара, верная жёнушка! Чего ж тебя мертвяки не сожрали?? Али сделку с магом лутуольим заключить успел, выродок?!
   Дран брызгал слюной, прожигая сына полным ненависти взором.
   Зинара побледнела, сдавленно всхлипнула, закрыв лицо руками.
  - Ну что, уважаемый, говорить будем или как? Вы уже сказали немало, но хотелось бы подробностей. - Я ненавязчиво помахивала мечом, медленно приближаясь к крестьянину.
  - А ты, змеево отродье! Откуда взялась на мою голову? Ведь порешить тебя с подружкой должны были!
  - Должны, да не порешили - отдача замучила. А вы у нас, оказывается, на редкость информированный селянин - вон и планы нежити на ближайший квартал во всех подробностях знаете. Советую рассказать всё по-хорошему. Не то одно на редкость злобное привидение вас чуть-чуть напугает. Правда, Терричек? - ласково смотрю на Хранителя, продолжая выписывать лезвием перед носом крестьянина разные геометрические фигуры преимущественно замкнуто-округлого контура.
   Терри, на привидение явно слегка обидевшийся, многообещающе оскалился.
  - Э-э... Уберите от меня свою нечисть! Вы не знаете, с кем связались, иначе бы молили о лёгкой смерти! - мужик попятился в угол комнаты, зыркая оттуда пойманным в капкан шакалом. Ещё и угрожать смеет. Ты посмотри, что в мирных мидоррских сёлах творится - граждане заключают сделки с некротами, в качестве откупа предлагая собственных детей.
  - Чем же вам сын-то не угодил, уважаемый?
  - Сы-ын?! - аж взвыл Дран, багровея от злости. - Какой он мне сын, нелюдево племя?? Нарка, шелови, нагуляла пузо не пойми с кем, а я всю жизнь с этим чужим вышлепком мучайся?!
   Приехали! Я повнимательнее присмотрелась к братцу, с удивлением отмечая, что и правда на местный пролетариат он похож мало. Черты лица до неприличия правильные, большие тёмно-серые глаза с голубоватыми искорками. Нос прямой, изящный, с лёгкой горбинкой - здесь же все поголовно курносые, с широкими ноздрями. Волосы нетипичного для жителей этих земель медно-чёрного цвета. Телосложением явно не в отца и не в старосту - в столь юном возрасте уже на голову выше Драна, стройный, ещё немного угловатый. В контурах тела угадывается будущая стать настоящего воина, все пропорции в гармонии, небольшие, но хорошо развитые мышцы. Мда-а... На папашку похож, как жираф на павиана.
  - Ладно. Генетические особенности и дурную наследственность мы обсудим позже. А сейчас хотелось бы всё же послушать вас, уважаемый. Давайте-ка с самого начала. Или вам освежить память? Наш Терричек на такие дела бо-ольшой мастер!
   Терри что-то зловеще проскрежетал сквозь стиснутые зубы. По-моему, жаловался на свою непутёвую планиду, вечно сводящую с чрезмерно деятельными особами, и что пугалом для черни он быть не нанимался.
   Но Дран явно принял Хранителевы сетования за особо жуткое заклятие, тут же начав колоться.
   Не буду приводить весь процесс допроса. Полученные сведения заставляли задуматься.
   Что удалось выяснить? Дран, затаивший злобу на неверную жену, давно вынашивал планы как сбагрить нежеланного отпрыска с глаз долой. И тут как нельзя кстати подвернулся некий заезжий колдун. Вид колдун имел вполне себе респектабельный и благообразный - внушительная копна благородно-седых волос, длинная ухоженная борода того же цвета. Добротная одежда из явно дорогих тканей.
   Уж как он пронюхал про неприязнь отца к собственному отпрыску, никто не знает, но факт есть факт. Остальное развивалось по стандартной схеме - агитация, посулы, договор, инструкции. Так и оказался наш славный селянин в помощниках у некромантов.
   Ничего нового, к сожалению, Дран нам не поведал. Описание внешности некрота слишком размытое, а сведениями кроме как о готовящемся нападении на деревню, а затем и на нас с Моркой плюс уничтожение моего братца, крестьянин не владел. Кстати, именно он послал сына в ту злополучную ночь с поручением на полянку, где расположились пришельцы. Грамотно подгадал - мальчонка угодил аккурат в распростёртые объятья нежити.
   И как после такого верить людям? Вопрос риторический, смысловой нагрузки не несёт - так, результат мрачноватых размышлений о бренности бытия и склонности натуры человеческой к творению всяческих подлостей.
  
   Эх, вот бы Морри вместо опытов над внешностью научила свои растения перемещаться на дальние расстояния, размышляла я, ковыряясь в сумке.
   В сумке царил хаос - на ней мертвяк, гад, потоптался!
   Остальные участники ночной потасовки разбрелись по своим делам. Зинара убежала куда-то, всхлипывая и поминутно вытирая заплаканное лицо. Хранитель с намертво прилипшим Вером лазали по дому, оживлённо шушукаясь. Основательно связанный Дран отдыхал в чулане. А я вот пыталась привести в порядок вещи и предавалась размышлениям.
   Да... Перемещаться... Да с лошадя-ами. Так и представляю себе: мелкая верхом на лиане, толщиной ствола запросто могущей посоперничать с хорошим баобабом, лихо появляется... Да чтоб ты провалилась, поганка бледно-пятнистая!
   Я раздражённо встряхнула поначалу так хорошо сворачивающуюся верёвку, в конце выдавшую фортель. И теперь Элечке предстоит как минимум полчаса занимательнейшего времяпровождения в попытках сложить-таки из зарразы волокнистой некое подобие нормального мотка.
   - Ё.....и....в...ско.....!! - пол передо мной вспучился, ощерившись вывороченными досками, и в провале показалась чумазая и на редкость недовольная физиономия матерящейся подруги. От неожиданности дёргаю рукой, отчего моток запутывается ещё больше.
   Кхм... Что это было?!
   Между тем Морри уже полностью показалась из ямы, и я смогла разглядеть её скакуна... Пора в психушку! Подруга уверенно восседала на подобии лианы. Гигантских размеров, сплошь покрытой меленькими и покрупнее поганочками, бледными, в весёленькую салатовую и алую крапинку. Один особо крупный экземпляр всё норовил прикрыть голову подруги наподобие зонтика, мелкая же лишь нервно отмахивалась от доброхота. Судя по чистоте шляпки, я имею счастье лицезреть то самое землеройное орудие, что пробивало подруге путь сюда. Ну Морри, ну фантазёрка извращённо-затейливая!!
   Выведшая подругу на поверхность бесконечная лиана снова утолщилась, волоча на себе...наших лошадок! Проскользнув у несчастных между копыт и для надёжности оплетя коняшек более мелкими отростками от ушей до хвостов. Морды у животинок выражали совершенно человеческое чувство, в лексиконе современных подростков значащееся как "полный отпад!"
  
  
  
   Глава 21
  
  
   Подруга кое-как скатилась с экзотического средства передвижения, возмущённо бурча себе под нос.
   Я смогла разобрать только:
  - Мать...глаз на ж...скажу...так и...!
  - Морочка! Девочка моя, как я рада тебя видеть! - с радостными воплями кидаюсь обнимать подругу.
   Та неуверенно уворачивается, попутно пытаясь стряхнуть с левой ноги назойливо ластящуюся лиану.
  - А уж я-то как рада! Что это такое?! - подруга обвиняюще указывала пальцем на стеснительно притулившееся в уголке растение-мутанта.
   Я удивлённо хмыкнула.
  - Мор... Насколько могу судить, это плод твоего очередного эксперимента. Занятный, надо сказать, плод. И где-то даже полезный. Только я интересуюсь - почему именно лиана и именно из-под земли? Тебя потянуло на спецэффекты? Грибы опять же...
  - Чего?! - мелкая аж подпрыгивала от переизбытка чувств. - Меня? Меня потянуло?! Кто эту дурную растительность на меня натравил, а? Я проснулась - вас с Терри нет. Поискала, поорала... В кустики сходила - надо было! - неуловимо краснея. - Сижу себе, никого не трогаю, тебя ласково поминаю - бросила подругу среди леса и даже не стыдно! И тут этот вьюнок недо, то есть, переделанный как кинется! Вот прям вылез у ног и рванул ко мне. Пока пыталась найти зелье от сорняков, он - хвать! И поволок, вражина! Прямо в землю! Заживо закопать, гад, задумал. Ну да не на ту нарвался. Я таки нашла зелье! Только пузырёк вытащила - мы тут и вылезли. Испугался, видать, паскудник!
   Мда. Занятно. Значит, не Морри этого гибрида смастрячила. А кто тогда?
   От сей загадки меня отвлекло жалобное ржание наших лошадок - бедняжки переминались на разъезжающихся от шока копытах и ошалело шарили по помещению глазами, тихонько голося.
   Бедные. Надо на двор вывести - чую, скоро захотят выразить снедающее их недоумение в доступной навозно-пахучей форме.
  - Терри! Вы долго там ещё собираетесь слоняться по дому без дела?! Займитесь лошадьми, а то убирать за ними будете сами!
   Хранитель тут же материализовался посреди комнаты. Огляделся. Нервно хихикнул. Ещё раз огляделся. Затем осторожно приблизился к гигантской лиане.
  - Эль. Что с полом? И что за существо ты сюда приволокла?
  - А чего сразу я? Морка на ней приехала - у неё и спроси!
  - Ах т... - завопившую было мелкую перебил Вер - ты ж моё солнце! Как всегда вовремя.
  - Элино, я тут хотел... - дальше немая сцена. Ребёнок в точности повторил действия Хранителя, с той только разницей, что в итоге не кинулся вызнавать, кто тут накуролесил и пол разломал, а взялся за детальное изучение вяло шевелящегося ростка.
  - Эль, кстати, а чего с тем орущим пленным делать будем? - Терри как всегда собран и деловит - помнит о Дране.
   И правда орущим - прислушавшись, я явственно уловила визгливые вопли из глубины дома.
   Как отреагировал брат на предательство родного отца, я не знала. Вер каким-то непонятным образом наглухо отгородился от меня. Я не чувствовала теперь даже его присутствия - только то, что могут видеть и слышать обычные люди.
  - Ты прав, Терричек, пора с ним кончать. Да и рассказал явно не всё - есть у меня к нему парочка вопросов.
  
  - Пошлите за старостой - думаю, он имеет право присутствовать при допросе.
   Сама в то же время мысленно позвала:
  "Дух... Э-эй, Ду-ух... Да мать-перемать, что ж это такое, я опять сама с собой беседы веду?!"
  - Деточка, тебе в детстве не говорили, что ругаться матом, особенно в присутствии взрослых, нехорошо?
  "Не помню... Мне много чего говорили. Если всё в голове держать - мозги перегорят к ияссу. Ой, ну вот, уже местные матерные обороты употреблять начала!"
  - Это не матерный... Ну да не суть. Зачем звала?
  "А сама не догадываешься?"
  - Прости - но нет. Я в гостях у сестры была, оттуда ты меня и выдернула.
  "Я?! Это как это я так изловчилась?"
  - Кровь внука. Ты теперь всегда можешь меня найти. Если бы дала себе труд сосредоточиться, смогла бы даже примерно определить, как далеко я на данный момент нахожусь и в какой стороне... И тогда бы, может, поимела уважение к старшим и не выдёргивала несчастного духа с первого за пятьдесят вескон девичника!
  "Ой ты па-адумай какие мы нежные! Можешь возвращаться - с заказавшим внучка твоего, так уж и быть, сами разберёмся."
  - Вот и пр... Что-о?! Я не совсем поняла вот это твоё "заказавшим". Оно сопровождалось странной картинкой: человек в чёрном с изогнутой палкой в руке направляет красный луч в лицо Веру. Что это за луч?! Проклятие? Порча?? Приворот?!?
  "Тю на тебя! Ты, сколько лет внуку-то, хорошо помнишь? Какой ему приворот? Чего с ним делать, ссыкун ещё совсем. Разве что на будущее какая красава подсуетилась - плацдарм для счастливой жизни загодя готовит, зрит, значит, далеко вперёд."
  - А что тогда?
  "Не что, а кто."
  - И кто? Да не томи ты! - хмм, дух проявляет нетерпение - что-то знакомое. Некое дурное влияние чувствуется... Я даже догадываюсь, чьё.
  "Зятёк твой - кто ж ещё!"
  - Дран?! Быть не может!
  "Тьфу ты! Дух, бабуля, ты ж мысли читать умеешь - и не смогла разглядеть давно таившейся злобы? Дран сына лютой ненавистью ненавидит, со свету сжить мечтает."
  - Почему?!
  "В зеркало посмотрелся. А потом на отпрыска. И пришёл к каким-то своим выводам, основным из которых является: "Нарка, шелови, нагуляла где-то выродка!" Это цитата, так что не пыхти у меня над ухом."
  
   Когда мы начали по новой допрос крестьянина, уже снова смеркалось. Допрос многое прояснил в общей картине происходящего.
  - Они хотели просто кое-что разведать, - вещал Дран, поёживаясь под нашими не самыми добрыми взглядами. - Теннари переместились на кладбище. Вели себя мирно, ни во что не лезли - разведывали в общем. Зачем - не знаю, но колдун обещал, что в ночь полнолуния всё закончится.
   Вот идиот! Конечно закончится! Смертью всех крестьян и превращением их в тех же теннари. Другой цели я тут просто не видела - ну что, скажите мне, разведывать в захолустной деревеньке на отшибе?
   Короче, собрались эти добрые теннари типа убраться с подведомственной территории. И тут мы припёрлись со своей дурацкой благотворительной миссией. А вокруг кладбища контур стоял - уж откуда селянин такие тонкости знал, я не в курсе.
   Ну Теми, ну кудесница! Колдовства не почуяла. Магичка, блин, со стажем!
   Тот контур на нас и сработал. Так ихний главный некрот вычислил, что Лидан, его давний недруг, рядом с деревней. Кстати, интересно, чем учитель успел так насолить главному, что его в штатные недруги зачислили? Выяснить - сделала себе зарубку на будущее.
  - А как вычислили-то? Показания с мозгов наших сняли или ещё чего?
  - Да нет, ничего вроде ни с кого не снимали, да вы и бегаете слишком быстро, чтобы показания эти срамные снимать. Вещица у кого-то из вас была, некротом сделанная. Вот по ней и узнали. - А местный информацией владеет почти что на высшем уровне. Откуда дровишки? Ой непрост Дран! Недоговаривает чего-то.
   А ещё интересно, кто у нас, хотелось бы знать, такой догадливый - приметные вещицы с собой таскать? Э-э... Элечка, не хочу тебя расстраивать. Но ты дура!
   Лидан, добрая душа, всё надеялся приобщить меня к прекрасному, что в его интерпретации значило научиться играть хоть на чём-нибудь, кроме нервов. Для этой цели он всю дорогу на каждом привале старательно вытачивал изящную деревянную дудочку. Вот на кой мне эта свистелка, до сих пор не пойму, но подарок пришлось взять. Так он у меня в сумке и обретался... Лучше б сожгла от греха подальше, пусть бы учитель обижался сколько влезет!
  - Дальше что?
  - Дальше колдун получил сигнал, послал подданых на штурм, и наказал пришельцев во что бы то ни стало уничтожить, не дать выйти с кладбища. К спутникам вашим выслал ударный отряд во главе с сильным колдуном, приказав истребить всех, а некрота живьём взять и к нему доставить.
   Вот чуяла я - не просто так мертвяки подобную активность обнаруживали.
  - Кто ж знал, что вы в склеп старинный войти сможете? Магичка-то с вами как есть слабенькая была.
   Это кто ему сказал про Темису такую гадость? Да она у на о-го-го! Любому молодому да способному триста очков форы даст - пущай подавится!
   Дальше всё пошло кувырком. С налёту нас замочить не удалось, мы и сами нехило налетели впоследствии. Со спутниками тоже гладко не получилось, они почему-то численно увеличились в несколько раз, а потом и мы с кладбища подоспели. Некрот выслал подкрепление. Но оно до нас не добралось. Почему - вы в курсе. В процессе колдун каким-то образом связался с нашим пленным (по системе связи Дран, к сожалению, так и не раскололся) и велел отправить ненавистного сына, коли хочет навсегда от него избавиться, к поляне. Но и этот план провалился - Элечка не вовремя глянула в ненужную сторону. Главное - Вер, всю эту эпопею слушавший из-за двери (я его чуяла настолько, чтобы понять, что братец рядом), на этих словах почти никак не прореагировал - растёт мальчик, закаляется. Не дай Духи подобной закалки в столь юном возрасте!
   После нашего отбытия некрот выслал своего помощника разведать следы, дабы пресечь и воспрепятствовать. Его-то пришлые волшебники чуть и не подловили, но ускользнул, ловкач. Что с ним было дальше, Дран не знал. В ночь нашего с Терри появления должна была, наконец, свершиться справедливость. Зачем это было нужно некроманту, я так и не поняла. Недруга поблизости нет. Нас тоже. Чем мальчик-то помешал?
  "Садха, ты глупа как старый отвалившийся каблук! Ваша связь - вот что должно было насторожить некрота. По преданиям, такие побратимы могут очень многое. И колдуну это явно не понравилось. А некрот он деятельный. Вот и решил убрать опасные элементы, пока чего не вышло."
   Какой ты умный у меня, Терри! Слов прям нет! А образность выражений просто выше всяческих похвал!
  
   И чего мы с Вером такие особенные? Помешаем, ну надо же! А зло под корень изничтожить - это как, сдюжим, нет? Так, может, пора приступать?
   Нашли врагов тёмных сил всех национальностей и калибров! Вот вроде взрослые люди, то есть некроманты, а в предания верят.
  - А теперь-то с ним чего? - Терри, для разнообразия замаскировавшийся под наёмника среднего достатка, переминался с ноги на ногу возле понурившего голову крестьянина.
  - Отцу сдайте - пусть сам разбирается. Согласны, уважаемый? - тот лишь потерянно кивнул. Предательство сына подрубило старосту основательно - взгляд пустой, лицо будто осунулось, сгорбился и вроде как даже чуть спал с живота. Сочувствую. Не дай Духи такой судьбы.
   В гробовом молчании местные, схватив предателя под руки, удалились.
  - Эль. Не хочется тебе напоминать, но вроде как к эльфам тем тёмным велено было добраться как можно скорее. - Морри в кои-то веки проявляла несвойственную ей сознательность, рассеянно ощипывая с млевшей под подругиными пальцами лианы меленькие поганочки.
  - Твоя правда, дорогой друг. Только вот как добираться будем? Отсюда до Деании недели две пути точно. Хорошо хоть лошади при нас. - Как там мальчики, закралась в голову непрошенная мыслишка.
   Встряхнув головой, вновь оглядываю присутствующих. Терри старательно утешает всхлипывающую Зинару, просочившийся в комнату братец бездумно пялится в окно, Морри что-то шепчет встрепенувшемуся древоподобному отростку.
  - Деточка, - как всегда очень вовремя раздаётся в голове. Привычно подпрыгиваю.
  "Когда ж вы с Териком научитесь стучаться?!"
  - Извини. Деточка, у меня к тебе просьба.
   Мда? что-то новое. Никак шишки мои любимые в этом весконе не уродились, надо бы поправить ситуацию, а то грядёт над страной экологический кризис.
  - Милая, я поняла не всё, но есть такое смутное ощущение, что ты издеваешься над старухой.
  "Это кто здесь, интересно, старуха? Ну ладно, не издеваюсь, так, шучу помаленьку. Какая просьба?"
  - Возьми с собой Вера, - чуть помедлив, прошелестела у меня в голове Инассиайя.
  "Чего? Ты в своём уме?! Знаешь вообще, куда мы едем?"
  - Не кричи деточка, это невежливо, а я не всегда так добра. Знаю. Но куда бы вы ни поехали, когда ты рядом с Вером, он в безопасности.
  "Тоже мне нашла отряд спецназа иноземного разлива. Да со мной он будет в большей опасности, чем ночью посреди кишащей нечистью чащобы!"
  - Ну, предположим, в чащобе он будет в безопасности действительно большей - непростой уже мальчик, и не маленький. Не спорила бы ты, деточка. Не забывай - вы связаны. А чем ближе связанные друг к другу, тем сильнее. Боюсь я за внука, - неожиданно призналась бабуля. - Теперь, когда колдуны знают, где его искать, нельзя оставлять мальчика без присмотра. Сама я отсюда ухожу, давно пора дать дорогу молодёжи. Преемница вполне готова. Дочь заберу с собой - как бы ни были хорошо настроены местные жители, гарантировать безопасность Зинары они не смогут. Забрать туда же Вера не могу. Да и нечестно это будет, ему учиться надо, а не в глуши таиться. Потому прошу - возьми, деточка, уважь старуху.
  "Мгм... Да мне-то что? Пусть едет. А сам-то он против не будет?"
  - Сейчас спросим. Вер, внучек, иди сюда.
   Братец тут же повернулся в нашу сторону и быстро приблизился.
  "Ты что - можешь транслировать на две стороны сразу?!"
  - Конечно, деточка. Тем более с малышом это проще - он же кровь моя.
  - Мальчик мой, ты хочешь поехать с Элинор?
   Вер изумлённо глянул на меня. Потом задумался ненадолго. Вскинул голову, вглядываясь в пустоту перед собой.
  - Вы не шутите? - он выглядел несколько обескураженным, но глаза светились несмелой радостью. Заскучал в деревне пацан, простору не хватает.
  - Не шутим, братец. Бабушка попросила прихватить тебя с нами. Ну так как?
  - Конечно хочу! Зачем было спрашивать? Только... Как же мама? Кто о ней заботиться будет?
  - За это не волнуйся, внучек. Мама пойдёт со мной.
   Вер пожевал губами, глянул на Зинару. Затем решительно тряхнул волосами.
  - Еду! Когда выступаем? А мне дадут коня??
   Шустрый малый!
  - Не знаю. У деда спроси.
  
  - Мор. Я не понимаю, зачем мы торчим посреди двора вот уже полчаса, экипированные и верхом. Ты решила помедитировать напоследок?
   Подруга лишь отмахнулась, продолжая шептаться с выползшей из дома лианой.
   Я огляделась. Наша банда являла собой прелюбопытнейшее зрелище: три всадника на кобылах разных мастей, навьюченных чуть ли не до ушей, вокруг делегация местных (от провожающих отделаться не удалось), бодро хлещущих за здоровье гостей самогон и пиво, тут же закусывая свежезажаренной живностью, провозглашая здравицы и пожелания счастливого пути и лёгкого поля. Терри тихо сопел в сумке. Недостаточно, правда, тихо, чтобы я не слышала - протест выражал нашему с Моркой произволу, что не дали поучаствовать в прощальной пирушке. Вот не объяснишь бестолковому, что бледно-синие молодцы мало известны местному населению, и появление подобного экземпляра может ввергнуть народ в панику.
  - Держитесь! - вдруг завопила подруга, и дальше началось форменное светопреставление.
   Лиана, взвизгнув - чем ей визжать-то?! - рванулась под копыта лошадей, разом выстрелив вверх дюжиной отростков. Новоявленные побеги живо спеленали животинок по всем имеющимся в наличии копытам, не забыв и про всадников. Одна бесцеремонная лианка попыталась даже залезть мне за отворот рубахи, но получила молнией в рыло и отстала. Я и испугаться толком не успела, как вся эта растительная композиция взметнулась ввысь... И мы полетели!
   Да-да, именно полетели. А как ещё обозвать передвижение по воздуху на приличной скорости? Вер визжал от восторга - раньше летать братцу явно не приходилось. Лошади уже не ржали, а скорее стонали с тихой обречённостью. Я онемела от ужаса и лишь судорожно стискивала повод - можно подумать, он сейчас пригодился бы!
   Одна Морка была относительно спокойна, бодрыми выкриками направляя буйную лиану и осаживая назойливые поганочные зонтики, решившие закрыть нас от всего сразу.
   В какой-то момент украшенная поганками головная часть летучего бревноподобного ростка резко вильнула вниз и буквально через пару секунд мы остановились. Движение прекратилось так внезапно, что я от неожиданности таки заорала.
  - Кто там шумит? - голос, раздавшийся из темноты, заставил меня завопить повторно.
  - Хто здесь?!
  - Здесь эльфы. А там хто?
  - А там мы с Мор...э-э...Вьетой. А вы какие эльфы - светлые или тёмные? - гулять так гулять.
  - А вам какие нужны?
  - Не-е, ребят, так неинтересно. Скажите сначала какие вы, а мы тогда скажем, каких нам треба.
  - Ну тёмные, и что?
  - Ай, молодец Морка, доставила с ветерком, по адресу и даже до квартиры. Может тебе в местные таксисты переквалифицироваться, а?
  
   Деания. Ну надо же, всё-таки добрались.
  - Так чего, орлы, запускать послов будем или на пороге морозить? - повернувшись к подруге. - Мор, убери своего монстрика - всех эльфов распугаем, и миссия окажется под угрозой срыва.
   Мрачноватые, украшенные коваными завитками ворота вздрогнули, створки плавно распахнулись.
  - Запускать, - ответил мне тот же голос. - Добро пожаловать в Деанию, путники. Коль не передумали ещё заходить.
  - Кхм. Надо же, даже документов не спросили. Здесь все такие доверчиво-гостеприимные?
  - Эль, дак и людоед не спрошает паспорта. Так запускает, без проверки, - боязливо вглядываясь в открывшееся за воротами пространство, хриплым шёпотом выдала подруга. - Ему без разницы, кого жрать - шпиёна вражеского или дуру деревенскую.
  - Мор. Твой кипучий оптимизм меня всегда безмерно радовал. Сейчас радует особо.
   Оглядываю спутников. Лиана отпускает лошадок окончательно и шустро уползает во тьму позади нас. Из распахнутых ворот льётся мягкий голубоватый свет. Коняшки копытами прямо-таки ощупывают землю, видимо, не веря своему счастью. Входить не хочется категорически. Но надо.
  - Ну чего, граждане, в колонну по одному и айда к тёмным? Морка, перестань стучать зубами - даже я немного пугаюсь. Что подумают о нас хозяева?
   Мелкая обеими руками ухватилась за нижнюю челюсть, отчего стук стал реже, но громче.
  - Мор!
   Та наконец перестаёт издавать дробный перестук, вместо этого начав тихонько подвывать на одной ноте.
  - У-у-у... У-у..
  - Мор! Ну ты как маленькая. Ничего ж страшного ещё не случилось.
  - А я заранее!
   Предусмотрительная.
   Глубоко вздохнув, я вполголоса помянула свою деятельную натуру, вечно втягивающую организм и окружающих в неприятности, и решительно направила коня в ворота.
  
   Как вокруг интересно. Точнее, как вокруг никак. За воротами обнаружилась пустошь, слабо освещённая редкими синими огоньками - просто ровное поле с квёлыми низкими кустиками. Происхождение огоньков сходу распознать не удалось. А город-то где? Крепость. Ну хоть избушка какая на худой конец!
   Возле ворот при тщательном осмотре обнаружились давешние стражники - пятеро мужчин слегка экзотической вынешности. Отливающая бронзой кожа, белесые волосы, посверкивающие алыми всполохами чёрные глаза. Мощные, высокие, осанка горделивая, позы непринуждённые и расслабленные. Нас оглядывали с лёгкой ленцой, хорошо хоть не позёвывая.
  - С чем явились, путники?
  - Послание для короля! - отрапортовала я, опасливо косясь на странных животных, прикорнувших у левой створки. Средней лохматости зверюги агрессивного типа, в холке высотой с маленького слона, так же, как и хозяева, лениво нас оглядели, дружно и смачно зевнув во все иясс знает сколько зубов. Острых даже на вид. Мда. В замок хочу. К родному нолу!
  - От кого послание?
  - От нола Брэссета, - кое-как оторвав взгляд от жутковатых созданий, промямлила я.
  - Брэссета? Чего ж вы молчали?! - а кто молчал? Они не спрашивали.
  - Лиассор, проводи гостей. Да побыстрее - повелитель велел доставить немедля как явятся.
   Один из стражников неуловимым взгляду движением приблизился к почти отошедшим от шока лошадям и почтительно поклонился.
  - К вашим услугам, хегши.
   Культура на высшем уровне - лошадям кланяются, а послов обругивают вдоль и поперёк! Надо будет нажаловаться их повелителю.
  - Он нам поклонился, Эль, не лошадям, - просветила любимая подруга. Я опять подумала вслух?
   Между тем стражник легко прищелкнул пальцами и залихватски свистнул.
   В стане агрессивных животинок началась слабая возня, и рыже-пегая зверина, вырвавшись вперёд и походя куснув одну из товарок, двумя мощными скачками достигла нашей компании. Тёмный ухватился за короткую шерсть на боку животного и плавным движением вскочил на зверюгу. Та сразу, без перехода сорвалась на бег. Наши кони почему-то тут же ринулись следом. Осаживание результатов не дало - кобылки неслись так резво, будто за ними по пятам следовала стая голодных вурдалаков в брачный период.
  - Сто-ой! Стой, зарраза пятнистая! - голосила я, безрезультатно дёргая за повод - лошадь неслась с той же прытью.
   Внезапно поле перед нами пошло рябью, и прямо на скучном пейзаже начали вырисовываться башенки, крыши, оконца. Опять глюки? Чем нас там местные поили?
   Мы, не сбавляя темпа, по внезапно нарисовавшейся мостовой пронеслись мимо домов странной формы - изгибы, углы и зигзаги соседствовали друг с другом безо всякого напряга, видимо, совершенно не беспокоя хозяев данного безобразия и навевая мысли о тихом бреде воспалённого сознания. Потом начали встречаться и более традиционные здания, как следует разглядеть которые не позволил быстрый темп нашего передвижения. А минут через пятнацать скачки мы увидели высоченную стену. Лично я вписываться в данную конструкцию не хотела категорически, потому к подёргиванию поводий прибавила весовой нагрузки копытам своей лошадки и успокоительного ей же непосредственно прямо через уши, буквально чудом умудрившись отыскать на ходу нужный пузырёк.
   Тпруу! Остановились! Аккурат перед стеной - я даже чувствовала веющий от камней холод.
  - К Повелителю! - гаркнул наш сопровождающий, и стена подёрнулась лёгкой рябью, через мгновение исчезнув совсем. Ну ничего себе фокусы. А с лошадьми они так умеют? Я уже чувствую, свою животинку подвергнуть подобному воздействию хочется почти до икоты!
   За стеной обнаружился дворец. Нет, дворец с большой буквы! Этакая громадина, необозримая взглядом. Готические башенки, витражи в освещённых всё тем же мягким светом окнах.
   Провожатый направил свою зверюгу к дальней правой башне. Лошади как привязанные последовали за ним.
  - Прошу, достопочтимые хедши. Повелителю уже доложено, он ждёт.
   Какая честь. Сам повелитель, да в такое позднее время - и ждёт. Пора возгордиться собой по максимуму.
   Нехотя сползаем с лошадей, следуя за тёмным под мрачноватый каменный свод.
   Внутри дворец не менее внушительный - в смысле те же камни, и их много, только свежего воздуха не в пример меньше. Коридоры, коридоры, коридоры, пыльные, мрачные, в меру навевающие тихий ужас неискушённому посетителю. Да когда ж уже тронный зал или что тут у них, будет?!
   Не успела я об этом подумать, как за поворотом показались громадные тёмно-бордовые створки, отделанные чернёным серебром, и провожатый резко остановился.
  - Дальше вы сами, уважаемые, - с этими словами он низко поклонился и растворился в воздухе. Ну и спецэффекты! А джинны с феечками будут? Желаю видеть пегаса, муз в полном комплекте и леприкона. С сокровищами! И чтоб всё нам - и безвозмездно!
   Створки распахнулись так резко, что замечтавшаяся я подпрыгнула от неожиданности - ну что за привычка дурацкая? Вон даже Морка стоит как столб, Вер так вообще на происходящее не реагирует - окрестности изучает, местный ценитель разноплановой архитектуры. И только Элечка прыгает из раза в раз, что твой заяц.
  - Входите! - громом раскатилось под сводами. Ослушаться лично я не решилась.
   Осторожно заглянув в залу, делаем несколько опасливых шагов внутрь. Створки с неотвратимостью рока захлопываются за нашими спинами. Попали!
   Оглядываю открывшееся взору пространство. А ничего так комнатка. Уютненько. Готичненько. По стенам редкие факелы. Камень, из которого сооружено помещение, тёмный и мрачный, кое-где несмело подёрнутый светло-сиреневым мхом. В конце пятидесятиметрового зала высится что-то типа трона, только ниже и изгибистей, чем лично я себе подобные конструкции представляла. На троне восседает мужик в длинных одеждах и грозно вглядывается в нас ясными голубыми глазами. Надо же - а я думала, у тёмных такого оттенка глаз не встречается вовсе.
  - Добро пожаловать в Деанию, путники, - весомо гаркнул восседающий. Стёкла в расположенных где-то под потолком окнах опасно зазвенели, Морка вновь начала икать. Видимо, припомнила, что язык у неё узде не поддаётся в принципе. И что бывает с болтливыми здесь, в краю вечных сумерек и нескончаемой жестокости.
  
  
  
   Глава 22
  
  
   Вот это сила лёгких! Так гаркнул, что до сих пор в ушах звенит.
   Вер всё так же изучает окружающее пространство, только что носом по стенам не елозит. Морри трясётся и икает. Что, опять мне говорить?
  - Здравия желаю...эээ...вашеповелительство! Чрезвычайно рады встрече. Хорошо выглядите. Идиоты, да поклонитесь уже! - в адрес спутников, тихонько, со змеиным шипением.
   Услышали - почти синхронно склоняемся в глубоком поклоне.
   Повелитель какой-то неправильный. Внушительный вроде, грозный... Но нет в нём чего-то, вековая мудрость в глазах не желает просматриваться ни в какую. Эдакий невинно-детский взгляд.
   Похоже, у тёмных проблемы с правителями, коли такого молокососа на трон посадили.
  - Эвин, сколько раз просить тебя не занимать мой стул. Гости могут неправильно нас понять, - голос раздался будто из ниоткуда, прокатившись эхом по всему залу.
  - Па-а, ну дай поиграться! - верзила на троне дрыгнул ногами и развернулся вправо.
   Я последовала его примеру и узрела... Мужчина, несмотря на далеко не богатырскую внешность, выглядел внушительно. Мглисто-тёмные глаза, пронзительный взор, хищные, трепещущие ноздри, будто всё время принюхивается или собирается впасть в гнев. В то же время бесстрастное выражение лица. Вот этот тёмный на повелителя похож.
  - Приветствую вас, путники. Что привело столь поздних гостей к нашему порогу?
  - А вы кто? - Морри как всегда на диво тактична и вежлива.
  - Я? Повелитель я здешний. Вроде, - ну вот и свиделись.
   А в чувстве юмора мужику не откажешь. Морка снова начала бурно икать.
  - Дык эта... С донесением мы, Ваше йык-мператорское Величество, - выдала подруга.
   Вер же, не реагируя на происходящее, внимательно приглядывался к занимательному медальончику на груди вышедшего вперёд мужчины. Братец любознателен и бесстрашен. Взрывоопасная смесь, особенно заключённая в столь юном деятельном организме.
   Кулон был и вправду интересный - здоровенный чёрно-синий камень, пронзённый прозрачной чёрной молнией.
  - Что за донесение, от кого?
  - От нола, - уже я выступила вперёд, почтительно протягивая собеседнику небольшой свиток, запечатанный воском.
   Тёмный стремительно приблизился, выхватил из моих рук послание. Быстро взломал печать, вчитался.
  - Хмм... Любопытно. С докладом о данном происшествии я уже в некоторой степени ознакомлен, но таких подробностей в преподнесённой мне версии не было. Откуда сведения? - мужчина вперил взгляд в мою переносицу. Я вздрогнула - как иголкой промеж глаз засадили.
  - Ну-у... Смотря о каких сведениях вы говорите, почтенный. Мы послание не вскрывали, а мысли читать только учимся, - точнее учимся не подпрыгивать при вторжении в наши мысли всяких там.
  "Это кто тут всякий?!"
  Терри, ты бессовестная личность! Привыкай уже стучаться!
   Тёмный, будто услышав наш мысленный диалог, подошёл ещё ближе.
  - С кем вы сейчас говорили, нуови?
  Вот ты гад, Терри. Подставил по полной! Трудно было помолчать до конца аудиенции?!
  - Кто такой Те? - глаза собеседника искрились хищным любопытством. Он что - тоже мысли читает? Пора ставить сигнализацию на мозги, а заодно и волчий капкан - чтобы неповадно было всем, кому не лень, в них копаться!
  - Да... Есть тут один тип. Ничего такого, Сиятельный, мы просто друзья.
  Язык вырву, диверсант бледно-сапфировый!
  - И всё же? Я чувствую присутствие некоего существа, древнего. Очень древнего.
  Терри, старый хрыч, тебе сколько вескон?!
  "Не помню", - несколько смущённо бормотнули у меня в голове.
  Склеротик!
  - Честно не знаю, что и сказать, уважаемый. Это наш спутник. Он...э-э...не совсем человек.
  - А можно мне увидеть этого не совсем человека?
  Терри, тебе слово. Явишься пред тёмны эльфовы очи?
  "А надо?" - тоскливо протянул Хранитель.
  Более чем. Нечего было болтать в неурочное время. Проявляйся давай - мужик ждёт!
   Пространство впереди и чуть левее нашей группки засветилось лазурью, и из столба света в зал шагнул Хранитель. В бледно-салатовых одеждах, волосы впервые за всё время нашего знакомства аккуратно причёсаны - видимо, специально для аудиенции принарядился.
   Сдержанно поклонившись чуток прибалдевшему Повелителю, Терри подошёл ко мне и занял место по левую руку.
  - Невероятно. Эхтсойи! Настоящий! Я всегда думал, что это просто легенда! - тёмный явно впечатлился - лицо разом утратило бесстрастность, глаза загорелись, дыхание участилось.
  - Па-ап. А чо это за мужик? Такой весь...бледный. И светится. Привидение?
   Терри едва заметно поморщился - не любит Хранитель, когда его с фантомами всякими сравнивают.
  - Ой, Терри, ты прибарахлился? - Морка! Когда-нибудь точно её пристрелю. Ну разве можно столь бесцеремонно вмешиваться в деликатный диалог двух пар таких жутких глаз? - Симпатичный прикид, тебе идёт. Правда, в нём ты ещё больше похож на тень отца Гамлета.
   Мелкая смотрела Гамлета? Или читала? Близится конец света!
  
   Зажигательная музыка, приплясывающая девица в белом, хрипловатым голосом выводящая восточно-национальные мотивы - нечто среднее между сертаки и турецкими напевами. Интеллигентно-скромный хлопец, ловко наигрывающий на каком-то местном инструменте и по совместительству исполняющий обязанности бэк-вокалиста. Лепота!
   После явления Терри народу Повелитель, несколько придя в себя, милостиво отпустил нас отдыхать. Бледнолицему было высказано предложение погостить покамест в королевских покоях. Хранитель не возражал.
   Как оказалось, разместиться нам предлагалось в местном аналоге корчмы, фьеснели, куда и проводил трёх вымотанных путешественников вызванный правителем эльф - на диво неразговорчивый тип.
   Ещё раз оглядываю помещение фьес...фью..тьфу ты, короче, корчмы. Вокруг одни мужики. Нет, не так - вокруг много мужиков. Старательно заправляются тутошним пивом, оживлённо переговариваясь, бурно жестикулируя и создавая плотный шумно-гамный фон, слегка с непривычки бьющий по ушам. А я-то думала, что тёмные эльфы проводят досуг как-то иначе, чем человеческие представители сильного пола.
   Между глотками из кружек и обсуждением достоинств и прелестей той или иной особи женского пола (основной фигурой, естественно, была пресловутая блондинисто-хриплая исполнительница), они не забывали заинтересованно поглядывать в мою сторону - то поодиночке, то целым столом, оборачиваясь как по команде. Видимо, дамы, тем более не-эльфийки, в тутошних злачных местах явление довольно редкое. Чувствую, эмансипация до здешних краёв докатится ещё очень нескоро.
   Особо заинтересованными оказались, как водится, мужчины жгуче-носастой наружности - да-да, среди тёмных встречаются, оказывается, и такие - и особи ориентировочно за 50-60 лет. На вид. Сей факт ни разу не радовал, но и не беспокоил - всё как у нас, аж чуть сентиментальную слезу было не пустила.
   К моему немалому удивлению, не обошла вашу покорную слугу вниманием и певичка, с интервалом в пять минут раз за разом направляясь в процессе исполнения к моему столику. Поначалу я даже заподозрила, что в данной местности принято совать певуньям во все доступные части одежды дензнаки самого разного номинала, и внимательно следила за исполнительницей, когда та удалялась от моего столика к другим, но одаривания чем-либо, кроме улыбок и одобрительных выкриков, не заметила. Однако девица про меня упорно не забывала, в прежнем режиме продолжая систематические сближения. Может, тут певцам приплачивают исключительно заезжие гости?
   Во всей этой атмосфере Элечка чувствовала себя, мягко говоря, не совсем уютно, старательно удерживая на лице маску полнейшего пофигизма к происходящему и горько сожалея, что позволила коварной Морке с моим братцем основательно отстать по дороге.
  
  - Элечка, ну отпусти ты меня. В туалет хочется ажно мочи нет никакой!
  - Мор, ну ты как маленькая. Потерпи до корчмы. Что я там буду делать без тебя? Нашла время для справления естественных надобностей!
  - Ну Э-эль... - мелкая состроила такую умоляющую рожицу, что я не выдержала.
  - Ох, ладно, иди. Только кто тебя потом до места ночлега доведёт без провожатых?
  - Сестрёнка, я могу. - Вер, тихо краснея, выступил вперёд. - Мы найдём место, где нам надлежит пока пребывать, не беспокойся. Я провожу Вьету.
   Ага, не беспокойся. Знаю я вас. И в первую очередь Морри.
  
   И вот теперь в корчме я во все корки поминала подругу и её провожатого. Чувствовала себя тут Элечка ну очень некомфортно.
   А всё-таки интересно. В мидоррских трактирах икебан я не видела, разве что от нечисти в виде чесночных гроздьев. Тут же висели натуральные сушёные цветочки, травки и грибы, выгодно сочетаясь друг с другом и создавая миленькие композиции. Приятно посмотреть прям.
  - Смотри, Лос, человеческая девка. Случайно забрела, не иначе - Кор с Лекосом пропустили, добрые души. Развлечёмся, веснотри, а? - говорили на сложноватом для восприятия свистящем языке. Я, уже почти не удивляясь данному факту, понимала. Значит, случайно забрела? Дятел. Какая, даже самая полная дура, потащится в логово тёмных без веской причины? А ещё говорят, что у женщин туговато с логикой. По всему выходит, мужескополые дроу нам в этом деле фору дадут.
   Присутствующие тёмные в ответ на только что прозвучавшую реплику одобрительно загалдели. Я пораскинула извилинами и пришла к выводу, что под человеческой девкой в данном случае подразумевается ваша покорная слуга, других кандидаток на это звание поблизости не наблюдается. Значит, мальчики решили поразвлечься?
  - Что здесь делает инородка? - вот честно скажу - этот вопль, на сей раз на мидоррском, прозвучал настолько неожиданно несмотря на напряжённую обстановку, что я даже язык прикусила.
   Отодвинув ополовиненную кружку, вскидываю взгляд на возмутителя спокойствия.
   Молодой симпатичный тёмный, высокий, стройный, в ало-болотных одеждах, в упор пялился на меня и многозначительно поглаживал пояс с кинжалами. Ну и где понятия о рыцарстве? О том, что женщин обижать нельзя? Похоже там же, где и моя любимая коллекция ножей - далеко и неправда.
  - О чём вы толкуете, лаби? - в привычной манере завела я. - Буквально недоумеваю, о ком в данный момент речь идёт.
  - О тебе, убогая, о тебе, о перекормленный поросёнок мечт моих.
  - Вы в мечтах видите поросят? Ну, у каждого свои фантазии, это ваше право. Могу посоветовать неплохого психоаналитика.
  - Что ты сказала? - ну вот опять. Хоть какое бы разнообразие ввели в лексикон. А то и тёмные туда же - что ты да как ты. Любопытные мужики, надо отдать им должное. Всё знать хотят.
  - Вы ещё и глуховаты? Знакомый отоларинголог у меня тоже есть, и за символическую плату он вами займётся. Чуть позже обеспечу лаби адресочком, - игриво подмигнула я.
   Тёмный оригинальностью блистать почему-то не захотел, по-простому кинувшись на меня с кинжалом в руке и довольно громко при этом вереща - боевой клич, что ли.
   Уроки любимой инструкторши и Кориса не прошли даром - я ловко увернулась и на автомате полоснула противника выхваченным из ножен клинком, прощальным подарком старосты - меч остался притороченным к Ясноглазкиному седлу.
   Оппонент уклонился от удара и попытался достать Элечку в длинном прыжке. Я отпрянула. И мы завертелись на небольшом пятачке посреди корчмы, помахивая оружием и присматриваясь друг к другу. Противник явно намеревался победить в рекордные сроки и уйти домой овеянным лаврами. Я с таким раскладом была не согласна.
   Выпад, отскок, деловитое кружение между столами под нарастающий гул голосов посетителей. Соперник нарочито пробовал пальцем нож на остроту и зловеще мне ухмылялся. Элечка же высматривала противниковы слабости, почти беззвучно костеря спутников, так не вовремя затребовавших поход в туалет. Ну ничего, красавчик. Руку ты вперёд выставляешь очень замачиво. Гляди, отрежу к ияссу - ни один волшебник не пришьёт.
   Пируэт, движение, прыжок, порез, ещё два - как-то неправильно они ножевой бой изучали, что я хочу сказать. Даже при впечатляющей эльфийской скорости противника Элечка, почти что дилетант в данном виде единоборств, сразу же изрезала оппонента что твой манекен. К счастью, большей частью пока только одежду.
  - Хватит! - я вздрогнула и оступилась. Вот злыдни. Нет никакой жизни - зачем же так в ухо орать?
   Встряхнув головой, оглянулась в поисках возмутителя спокойствия, натыкаясь взглядом лишь на слегка взбледнувших дроу, пока не увидела... Моркиного Кеана собственной персоной, быстрым прыжком оказавшегося между нами.
   Менестрель, всё время драки продолжавший тренькать на своём странном инструменте, от вопля тёмного неловко дёрнул рукой, отчего несчастная бандурина жалобно взвыла, и спрятался под стол. Певички видно не было - успела скрыться, предусмотрительное создание.
  - Прекратите! Что тут творится? Лос, я тебя спрашиваю, что здесь происходит?
  - Не лезь не в своё дело, клыкастый, - душевно посоветовал мой противник, переводя дыхание и высокомерно выпрямившись. - Езжай домой и там командуй. Здесь мы хозяева, твой защитник тебе не поможет, так что катись-ка подобру-поздорову.
   Видимо, оратор ляпнул что-то не то, потому что, когда Кеан, гневно рыкнув в ответ на тираду, выхватил клинок, спряталось под столы и лавки всё поголовье тёмных, присутствующее в таверне.
  - Ещё одно слово - и именно тебе не поможет мой, как ты выразился, защитник, - Моркин рыцарь легко вжикнул по воздуху сабелькой и замер в боевой стойке напротив моего оппонента.
  - Что здесь происходит? - они точно братья! Даже говорят одинаково.
   Развернувшись на голос, я с замиранием сердца улицезрела своего ненаглядного эльфика.
   А как хорош-то в светло-салатовой тунике и зелёных штанах. Кстати, всегда думала, что подобные цвета носят исключительно светлые перворождённые... Да и вообще хорош, гад!
   Любимый гневно раздувал ноздри - не иначе услышал окончание разговора, и оно ему чем-то неуловимо не понравилось.
   В следующую секунду я откровенно прибалдела - эльфы, вытягивавшие шеи из-за укрытий, как один встали. Только для того, чтобы опуститься на одно колено, склонив голову и опустив руки вдоль туловища. Даже трактирщик, пузатый седой малый, резво брякнулся на пол.
  - Привет, Нилик, - неужели одна-разъединственная кружка местного пойла так шибанула в голову? Обычно я вежлива и учтива.
  - Приветствую Вас, нуови, - наклонил голову блондин, не отводя взгляда от единственного оставшегося стоять тёмного - конечно же моего противника. - Счастлив лицезреть Ваш прекрасный лик в нашей скромной стране. - Любопытно прозвучало, ей-духи. - Как добрались?
   Мне показалось или в голосе эльфика проскользнули нотки то ли обиды, то ли вызова?
  - Чудесно, спасибо. Доехали с ветерком и без потерь. Даже с пополнением.
   Драчливый тёмный, Лос, кажется, продолжал упрямо стоять, но молча и слегка сбледнув с лица - ох какой у меня грозный предмет грёз! Я гордо выпрямилась, почти победно, хоть и слегка опасливо поглядывая на противника.
   Морри всегда славилась умением появляться в самый нужный или ненужный момент. Но непременно самый. Вот и теперь.
   Дверь резко распахнулась, со всего маху ударившись о стену, и на пороге материализовались братец с мелкой. Почему-то с ног до головы мокрые, но на диво довольные жизнью.
  - Элечка, солнышко моё! - во всю силу лёгких проорала подруга, распахивая объятья и делая пару нетвёрдых шагов в мою сторону.
   От вопля присутствующие, те, которые уже успели подняться на ноги, пригнулись, а несколько даже рухнули на пол, резво прикрыв голову руками. Наверное перепутали Морри с воздушной тревогой. Что, в принципе, меня не удивляет, с её-то вокальными данными.
   Я потрясла головой, одновременно пытаясь вернуть слуховую чувствительность собственным ушам. Зарраза! Нельзя так орать. Не по-людски это.
  - Вьеточка, я безумно рада тебя видеть. И дорогого братца, конечно же, тоже. Но зачем так громко?! - последнюю фразу я рявкнула на пределе голосовых возможностей, добавив ещё и мысленно в голову любимой соратницы.
   Присутствующие вновь пригнулись, тут и там раздавался эмоциональный мат и глухие удары - приподнявшие головы упавшие вновь впечатались лбами в пол. Извините, я нечаянно. Впечатлительные у них эльфы, что хочется отметить.
   А ведь могу, когда хочу. По крайней мере стёкла в окнах зазвенели довольно громко.
  - Нуови Вьета, - тут же подскочил к мелкой вампир, пытаясь облобызать нервно отдёргиваемую подругой руку. - Какая встреча! Безумно рад!
   Точно безумный. Морри в шоке, сразу видно по выпученным глазам. Сейчас отходить от стресса начнёт. Значит неминуема бурная истерика или внеплановый обморок - нервы у подруги совсем никуда. Есть, правда, вероятность резкого впадения соратницы в такой же неплановый запой. Наиболее реальная вероятность.
   В два прыжка достигнув стойки, кое-как выуживаю из-за неё слегка перепуганного трактирщика и заказываю выпить. Много и как можно крепче. Малый понятливо закивал и скрылся в подсобке.
  - Девочка моя, ты совсем продрогла! - подскакиваю к подруге, вклиниваясь между ней и вампиром. Незаметно демонстрирую мелкой кулак, ла-асково улыбаясь.
   Подействовало. Морка икнула, пару раз лупнула глазами и вполне осмысленно - ну почти осмысленно - уставилась на меня. Истерика, кажется, отменяется. Обморок тоже.
   Кстати, у подруги такой вид, будто она уже успела где-то дерябнуть для сугреву. Ну точно! Чувствуется алкогольный душок. И где только нашли? С другой стороны, Морри я знаю давно, в её способностях ни грамма не сомневаюсь. Подозреваю, мелкая и брата на это дело совратила.
   Подхватив её под локоток, я отконвоировала соратницу к своему столику. За нами покорно плелись братец и вампир с эльфом. Молча. Так же молча расселись и деликатно выперились друг на друга.
  - Вы прибыли несколько раньше, чем можно было ожидать, - нарушил тишину блондин. - В пути встретился маг?
  - Нет, сиятельный. Обнаружили короткую дорогу, - мило скалюсь ненаглядному, под столом пнув подругу.
   Дело в том, что сигаретный запас мы израсходовали ещё до памятного побоища близ Веровой деревни. К счастью, изобретательная подруга в один прекрасный день взяла да и вывела душистый, не слишком крепкий сорт табака. Как ей это удалось и, главное, зачем, ведь у местных же было в ходу какое-то курево, мне неведомо. Но результат налицо, от недостатка никотина мы теперь не страдали, надёргав до кучи у гостеприимного нола - под шумок, правда - тончайшей бумаги, очень подходящей для свёртывания папирос.
   И в данный момент эта пакость малорослая машинально выудила из кармана злосчастный портсигар - ну ничему не учится! - и уже щёлкнула крышкой, придирчиво разглядывая разнокалиберные самокрутки и размышляя, какой же отдать предпочтение.
   От моего пинка и матерных мыслей в её голову подруга вздрогнула, чуть не высыпав содержимое портсигара, и быстро захлопнула крышку.
   Но недостаточно быстро - Нил, приметливая зараза, успел заметить необычный предмет в руках мелкой.
  - Занятная вещица, - эльф буравил глазами нервно матерящуюся вполголоса подругу. - Видел подобные. Очень далеко отсюда. Где вы её раздобыли?
   Ну, Морри. Я тебе это ещё вспомню!
  - Видите ли, лаби, - я застенчиво потупилась, судорожно пытаясь придумать удобоваримое объяснение.
  - Вы не из нашего мира? Признайтесь, нуови.
  - Тише! - зашикала на него я. Ну ладно этот красавчик, узнал про нас и возможно будет помалкивать. А вот в других эльфах, особенно в том гаде, что дрался со мной, не уверена ни на грамм. А вдруг у тёмных принято кушать иномирцев на обед в обжорный день? Я жить хочу!
  - И всё-таки, - понизил голос ненаглядный. - Вы иномирцы?
  - Угадали, лаби, - а что тут скажешь? Врать? Запутаемся. Говорят, ложь должна быть как можно более приближена к истине, тогда она будет правдоподобнее и легче прокатит. - Мы из Москвы.
   Морри вылупилась на меня, силясь что-то сказать. Не сейчас, радость моя вредно-поганочная. Привычно пинаю мелкую под столом. Боюсь, у неё уже все ноги в синяках от воспитательной работы.
  
   Мелкая так же привычно шипит от боли и вполголоса воспроизводит впечатляющий запас иностранных ругательств. Кстати почему иностранных? Решила сменить репертуар?
  - Москвы? До боли знакомое название. И как же вас занесло в наш мир?
  - Да как-то случайно, лаби. Гуляли с подругой по окрестностям одной подмосковной деревни, набрели на пещерку, зашли полюбопытствовать. А вышли с другой стороны и уже в Мидорре. Бывает же такое, - обезоруживающе улыбаюсь, стараясь придать лицу наиболее идиотское выражение. Надеюсь, у меня получилось, с такими частыми тренировками не могло не получиться.
  - Действительно, бывает. И в какой местности вышли?
  - Так аккурат недалеко от места нашей с вами первой встречи, уважаемый. Посчастливилось набрести на отряд Кориса. Они нас с собой к нолу и прихватили.
  - И что, в Москве теперь учат летать на метле?
   Эм-м... Памятливый какой!
  - Ну что вы, Нил, это нуови Темиса метлу заколдовала, я же в полёте лишь следовала её инструкциям, - только бы не вспомнил, что магические предметы, если не являются артефактами, поддаются управлению только людьми, обладающими магическими способностями. Про другие наши фокусы он, к счастью, не в курсе.
  - Вот значит что, - красавчик покивал каким-то своим мыслям. - Это всё объясняет. Но как же вас занесло в Деанию?
  - Нол с поручением отправил. Сказал, путешествовать по Мидорре довольно безопасно, а тёмные эльфы всегда славились исключительными познаниями в магии, - подбавим немного лести. Хотя они может и правда славятся, кто знает. - С возвращением домой подсобить могут.
   Простодушно хлопаю ресницами.
  
   Нил в задумчивости вертел стоящую перед ним кружку по столу, быстро и ни капли не проливая. Несмотря на то, что отпить из наполненного до краёв сосуда пока не удосужился.
  - Насчёт возвращения... Всё может быть. И в каком же районе находится означенная пещерка, выходящая прямиком в Мидорру? Очень бы хотелось...
   Не суждено мне было узнать, чего же ему так сильно хотелось. Блондинчик осёкся на половине фразы, взгляд его как-то разом остекленел. Я обернулась полюбопытствовать, что же ввело листоухого в подобное состояние.
   К нашему столику в своей традиционной манере приближалась упомянутая выше певица. Что, оправилась уже от испуга? Её балахон, насколько мне помнится, из довольно плотной ткани, сейчас изрядным образом просвечивал. Да, фигурка у девицы ничего, ладненькая. Только к чему такая откровенность в нарядах?
   Певичка для большего эффекта сопровождала перемещение нарочитыми движениями бёдер, слегка потрясая плечами, отчего полуобнажённая грудь свободно колыхалась. Но это было ещё не всё. Сложилось устойчивое ощущение, что кто-то тут беззастенчиво балуется запрещёнными чарами. Самой тривиальной направленности, завлекательно-соблазняющими.
   Развернувшись к спутникам, я отпустила челюсть, ту, что нижняя, в свободный полёт по направлению к столешнице - все трое мужчин, включая несовершеннолетнего братца, глядели на девицу с одинаково идиотским выражением абсолютного счастья на физиономиях, только что слюни не пускали. Ну чисто коты мартовские! Не думала, что и нелюди восприимчивы к такому примитивному колдовству. Ладно Вер, неискушённая душа.
   Одна Морри выглядела более-менее вменяемо, недовольно сопя и ревниво поглядывая то на вампира, то на певичку.
  - Пойдём-ка, подруга, прогуляемся, пусть их, не будем мешать.
   Подобные чары никакого вреда здоровью не приносят. Думаю, девица просто решила слегка подзаработать. Не надо пошлых намёков, скорее всего дело обойдётся щедрым осыпанием игривой певички и по совместительству танцовщицы монетами золотого и серебряного качества. Ну и пусть, брату-то осыпать всё одно нечем, имеющаяся наличность надёжно запрятана в Зорькины подсумки. А финансовое благополучие ребят нас с подругой никаким боком не касается.
   Мы тихонько выскользнули из-за стола и быстрым шагом добрались до входной двери.
  
   Ночь была прохладной и звёздной. В воздухе пахло терпко-горьким ароматом каких-то экзотических цветов. На улице кроме нас ни души.
  - Куда пойдём? И, кстати, ты где успела напиться? - я задумчиво оглядывала высящиеся по обе стороны улицы строения, на сей раз вполне традиционной архитектуры.
   Подруга нагло проигнорировала второй вопрос.
  - Я тут по пути в таверну заприметила небольшую рощицу. Красивую такую, шумящую, будто там целые стада тополей на ветру качаются.
  - Мор, ну где ты видела тополя стадами? Буйное воображение, - я вздохнула. - Показывай давай свою рощицу.
   Мелкая послушно посеменила вперед, негромко бурча себе под нос, что понятие "стадо" имеет очень широкий спектр толкований, что бы некоторые недоученные лингвисты в смысловых тонкостях и речевой художественности понимали.
  - Ничего не понимаю, успокойся уже, - Морка вздрогнула от сказанной вполне нормальным голосом фразы как от пушечного выстрела и дальше по хитросплетениям переулков двигалась уже молча.
  
  - Ох, - невольно вырвалось из наших синхронно приоткрывшихся ртов.
   И правда хороша роща. Как будто в сказку попали. Десять шагов с дороги - и вот пожалуйста. Высоченные деревья с серебристыми листьями, даже отдалённо, правда, не похожие на тополя, возвышаются горделивыми исполинами в какую сторону ни глянь. Невидимый ветер играет пышными кронами, создавая лёгкий шуршаще-шепчущий фон. Громадные цветы самых разных расцветок, покрытые налётом светящейся пыльцы, ярким ковром стелятся под ноги и приветливо кивают пестрыми головками. Махонькие то ли бабочки, то ли феечки беззаботно порхают между этими достойными руки величайшего мастера произведениями матушки-природы. Собственно, величайшим мастером и являющейся.
  - Красота-то какая, Эль, - Морри восторженно кружилась между деревьями, раскинув руки и счастливо хохоча.
   Я же молча - вечно немею от сильных эмоций - бродила по роще, ежеминутно округляя глаза. Каждая травинка, каждый листик восхищали буквально до благоговейного трепета.
   Однако как-то слишком тут благостно, стукнулась в голову робкая мыслишка. Я будто увидела нас с Моркой со стороны - две здоровенные дылды рыщут по лесу, радуя феечек-бабочек совершенно идиотскими улыбками. Олигофрены на выезде, право-слово. Нарисованная картинка заставила цинично хмыкнуть.
  - Угу. Красота. Прямо воплощение сказки, "Аленький цветочек" называется. Только чудища лесного не хватает.
   Тут как по команде стих ветер, куда-то попрятались бабочки и даже цветы начали быстро, с негромкими хлопками, закрываться. Что происходит? Мы-таки забрели в вышеупомянутую сказку? Чур за страшилище пусть Морка идёт, вдруг оно в финале не расколдуется?
  - Ну здравствуйте, гости дорогие, долгожданные. Богатый у меня сегодня улов.
   Скрипящий, с механическими призвуками голос заставил вздрогнуть и поёжиться. Морри прекратила взбесившимся волчком крутиться вокруг очередного дерева и замерла недалеко от меня.
   Опять голоса непонятные.
  - Мор, нам как-то подозрительно везёт на бесплотных собеседников в последние несколько месяцев, тебе не кажется? - внимательно осматриваюсь, пытаясь за высоченными деревьями разглядеть говорившего. Разглядеть не выходило, вокруг никого кроме нас с подругой в упор не наблюдалось.
  - Элечка, что это за фокусы такие?!
  - Это не фокусы, милая, это всего лишь я.
  - Кто я-то, - голос подруги дрожал, рука сама собой потянулась к поясу - мелкая наконец тоже обзавелась кинжалами.
  - А не всё ли вам равно, милые созданья? Пользы подобное знание принести уже не сможет.
   Сплошные оптимисты вокруг.
  
  - И чего вам, собственно, надо, таинственный незнакомец со странным голосом? - морально готовясь к явлению чудища-страшилища с цветочком подмышкой, показно бодрым голосом вопросила я рощу.
  - Незнакомка, - слегка ворчливо, но не без кокетства поправил голос. Заколдованный мужик отменяется? Жаль.
  - Думаю, не принципиально. Так чего?
  - Мне так одиноко в последнее время, - жалостливо затянула невидимка. - Поговорить не с кем, мыслями поделиться.
  - Это проблема большинства жителей здешних и не только земель, мысли порой в голове такие возникают, что делиться без риска очутиться в весёлом доме представляется маловозможным.
  - Весёлый дом... Вы удивили меня, милые, не слыхивала о таком.
  - Повезло вам. Но, вы знаете, нам немного пора уже - семья большая, хозяйство, куры-утки всякие, глаз да глаз нужен, отлучаться надолго ни-ни, - я тихо пятилась к выходу из рощи - туда, где, как мне казалось, был выход. Попутно цапнув мелко трясущуюся от страха Морку за шиворот и хорошенько встряхнув. Заколдованные бабы нам точно не нужны.
  - Куда же вы так быстро? А побеседовать? А откушать с хозяйкой, раз уж зашли?
  - А нам мама не разрешает в незнакомых рощах есть, говорит, с теперешней экологией это чревато. Мор, ну может ты хоть мявкнешь чего для разнообразия?! - злобно бурчу мелкой прямо в ухо.
   Та поёжилась, слегка отодвинулась от меня, но трястись почти перестала.
  - Нет, девоньки, так не пойдёт. Придётся вам уважить хозяйку. Принудительно, если по-другому не желаете.
   Во-от, угрозы в ход пошли. Не знаю как Морке, а мне точно не сдался тот аленький цветочек, в корчму хочу.
  - Ну разве ж так гостей привечают? - болтаю всё подряд, тихонько холодея от ужаса - на мгновение обернувшись, я обнаружила, что в предполагаемом месте выхода из рощи нет как нет. Оглядевшись на всякий случай по сторонам, убеждаюсь, что его, выхода этого, в пределах видимости не наблюдается воообще. Мы так не договаривались.
  "Мор, кажется, эта незримая особа нас сюда специально заманила. И пути к отступлению убрала начисто - ни одного просвета на горизонте, сплошные тополя эти шумящие, чтоб им!"
   Морри покивала моим мыслям.
  "Валить надо, Эльк".
  "Вот ни за что бы не догадалась! Думай, Сусанин, думай. Пока эта невидимая тётя только разговоры разговаривает, но чует моя пропитая печёнка, этим дело не ограничится."
  - Так что, гостюшки, пойдём?
  - Куда?
  - Да к столу. Заждались уже детки мои, вы у нас сегодня главное блюдо, оно же основное.
   Какая честь!
  - А может вы как-нибудь сами, того, отужинаете? - тихо пискнула подруга.
  - Ну что вы, без дичи и стол не стол.
   И кто тут, интересно, дичь? Я, кажется, догадываюсь.
  - Нуови, вы заворот кишок схлопотать не боитесь? Мы дичь неспокойная и абсолютно несъедобная, потравите своих гостей к ияссу.
  - Ничего, желудки у них лужёные, переварят и не крякнут.
  - Извините, уважаемая, - нашаривая рукоять кинжала. - Но нам действительно пора.
   Плюнув на хорошие манеры, разворачиваюсь к месту, откуда звучал голос, спиной и припускаю во всю прыть. Морри не отстаёт.
  - Сюда, детоньки мои! Еда бежать изволит!
   Хамка, хоть и невидимая. Мы не еда, мы в меру красивые девицы в самом соку. Тьфу ты, сок тут как раз очень кстати прозвучал!
   Роща тут же наполнилась воем, рыками и визгливым потявкиванием. Волосы встали дыбом - нечисть!
  - Быстрее, Морри, ещё быстрее!
   Не получится быстрее - нас окружили. Ну почему что ни неделя, то встреча со всякой гадостью? У них тут так всегда, или это только мы с Морри настолько везучие?
   Весь лес спереди, сзади и по бокам расцвёл парными огоньками. Где алыми, где гнилостно-зелёными, а местами даже нестерпимо-синими. Не помню такого вида нежити. Неужели василиски?!
   Правильно, кому василиски оголодавшие, а кому девицы срамные, злобно думала я, глядя, как огоньки постепенно приближаются к прижавшимся к толстенному стволу для разнообразия дуба нам. Пьют там себе, гуляют, а дамы пропадают ни за ржавую полушку! До брата не докричаться - оглох, что ли? И Терри не отзывается, спит, небось, как всегда. И вообще, откуда в самом сердце тёмноэльфийского царства, чтоб этих людоедов родимчик хватил, взялась такая прорва нечисти?
   Так, спокойно. Нечисть это конечно неприятно, но всё же не всегда смертельно. Хотя если припомнить статистику...
  - Морочка, ну давай, вспомни хоть какое-нибудь заклинание против этих нежитиков, у меня одна нецензурщина в голове!
  - Да не могу я, Эль, в башке пусто как в новенькой копилке на магазинной полке!
  - Вечно тебя не к месту тянет на словесные художества, гений непризнанный. Ну а травки, ты же так ловко с ними обращаешься.
  - Не по-омню! - едва не рыдала подруга. - Молодость моя загубленная, вурдалакам на откуп данная-а!
  - Тю на тебя! - я поелозила по стволу спиной, пытаясь пристроиться поудобнее - какой-то зловредный сучок назойливо упирался в спину.
  - Идея! Мор, давай живо на дерево! Хоть время выиграем!
   Любительница свежей человечинки и разноплановой нечисти будто услышала.
  - Детоньки, держи их! - и понеслось.
   Мы двумя перепугаными белками буквально взлетели на дерево, подбадриваемые злобным рычанием, более близким, чем хотелось бы.
  - Ф-фу! - поудобнее устраиваясь на толстой суковатой ветке. - Ну вот теперь давай думать. Пока они ствол грызут, - глянула я вниз.
   Совсем изголодали нежитики - особей семь натуральным образом кромсали клыками древесину приютившего нас исполина. Остальные одобрительно подвывали чуть позади.
   Нечисти вокруг дерева по самым скромным подсчётам скопилось особей тридцать. Интересно, как они нас делить собираются? На всех даже по кусочку вряд ли хватит.
  
  
  
   Глава 23
  
  
  - Элечка, позови на помощь, а? Вера или, там, Хранителя.
  - Уже, Мор. Не могу, не отзываются.
  - Вот гады! Мы тут погибаем, а они!..
  - Да, об этом я уже тоже подумала. Конструктивное что-нибудь давай.
  - Предлагаю покаяться и со смирением ожидать неминуемой гибели от зверья лютого.
  - Так. Мор, у тебя жара нет? А вот бред уже однозначно есть. Прекрати наводить панику в войсках! Кстати, а сумка при тебе?
  - Неа.
  - Ну почему?!
  - Она ж тяжёлая и, в отличие от твоей, неудобная для постоянного ношения.
  - А что тебе мешало взять с собой удобную?
  - Твой подлый тихушный отъезд, вот что!
   Так, не будем ворошить прошлое, а то до морковкиного заговения всех обид не переберём.
  - И у меня как назло с собой из полезного почти ничего - бельё, табак и дудочка.
  - А дудочка-то зачем?
  - Подарок как-никак.
  - А-а. Ну конечно. Я, значит, вещичек не прихватила. Зато ты, предусмотрительная наша, везде таскаешь страхолюдную мешковину с невероятным количеством полезных предметов!
  - Я не ждала нападения так скоро! - Морка права. Вот на кой надо было запихивать в сумку трусы? В седельных места не хватило?
  - Ой, Мор, давай не будем омрачать такой прекрасный вечер мелочными спора...а-а-а!!
   Дерево ощутимо тряхнуло. Судорожно вцепившись в ствол, мы не сговариваясь склонились посмотреть, что же спровоцировало поистине морскую качку.
   Чудненько. Монстрики работают хорошо и с явным энтузиазмом - дерево перегрызено уже почти полностью, удивительно как ещё не рухнуло. А с ним и мы!
  - Морочка, прости меня за всё-о! - мощный толчок сотряс ствол, и мы полетели. Традиционно визжа и на всякий случай зажмурившись. По крайней мере я.
   На подлёте к земле решаюсь открыть глаза. Как раз вовремя, чтобы отпрыгнуть подальше от рухнувшего исполина и не быть придавленной мощным дубовым стволом. С радостью замечаю, что мелкая в точности повторила мой маневр, только в другую сторону. Теперь нас разделяли метра четыре и штук пять ликующе взревевших монстров.
   Дальше запомнилось фрагментами. Вот на меня кидаются сразу трое. Нечестно! Закрутив себя руками и одновременно присев, ухожу с траектории тройного прыжка и отскакиваю в сторону, выхватывая кинжалы. Тупоголовые нечистики звонко сталкиваются лбами и обиженно скулят. Сзади кто-то активно пытается поточить о меня когти. С разворота засаживаю клинок по самую рукоять в пасть любителю нападать со спины. Резко выдернув оружие, левой рукой без замаха бью поперёк глотки кинувшемуся отомстить за собрата уродцу. Кое-как уворачиваюсь от брызнувшей фонтаном чёрной крови, глазами выискивая Морри.
   Урра! Соратница жива и активно сопротивляется. Из-за низких приплюснутых голов нежити мне её отлично видно - машет клинками как мельница лопастями, монстры так и разлетаются. Крепко её напугали вражины, прям берсерк в священном трансе.
   Нам ещё крупно повезло, что нежить как всегда действует на редкость бестолково, нападая не всем скопом, а по очереди. Возрадовавшись этому факту, я бодро располосовала харю очередному нечистику и развернулась к мелькнувшей слева размытой тени.
  - Вперёд, детоньки мои! Восславим Дакость, принесём кровавую жертву!
   Да куда вперёд-то, дура?! Уже штук пять нежитиков благополучно валяются на земле и однозначно не поднимутся, серебряные клинки - поистине величайшее изобретение всех времён. После водки, конечно. Хотя жертва выйдет неплохая и в меру кровавая - вон от убиенных какие лужи разливаются, кровь в почву впитываться не успевает, я уже дважды поскользнулась. С другой стороны, может, потеря пятерых деточек для хозяйки всего этого безобразия не имеет особого значения?
   Однако я начала уставать - враги не убывали, место павших тут же занимали новые и новые персонажи, свеженькие и готовые к подвигам во имя неизвестной Дакости.
   Надо пробиваться к мелкой, долго мы поодиночке не продержимся. Чтоб эта певичка белобрысая провалилась - до Вера не докричаться, уже раз семь за последние десять минут пробовала.
   Решительно развернувшись по направлению к Морри, я начала долгий и трудный путь. Клинки мелькали как иглы в руках шестирукой швеи, монстры выли и тявкали, всё норовя откусить от Элечки хоть кусочек. Мне же мои кусочки слишком дороги, потому приходилось шустро уворачиваться от истекающих слюной клыков и резать резать резать.
   Маневр удался - вот и ненаглядная подруга, всего в паре шагов от меня, перерубает глотку очередному нечистику и злобно матерится на забрызгавшую её с ног до головы тягуче-маслянистую жидкость.
  - Морри, спина к спине! - вопль эхом отдаётся где-то внутри рощи.
   Подруга оборачивается и немыслимым прыжком перескакивает мне за спину.
  - Что делать будем? - с пыхтением выдавливаю из себя я, стряхивая с кинжалов светящуюся кровь монстров. - Много их, Мор, слишком много, всех однозначно не перебьём.
  - Колдани чего-нибудь!
  - Не могу. Из заклинаний только хмельное неплохо вспоминается да привораживающее.
  - Бестолочь! Как была так и осталась!
  - А ты не хами!.. Сейчас в сумке порыскаю, может чего найду, - зажав зубами кинжал, закопалась в котомке я, левой рукой продолжая на автомате помахивать из стороны в сторону, дабы предотвратить несвоевременное пожирание своей ценной персоны.
  - Да что ты там найти можешь, порты в модное малиновое сердечко? Или дудочку?!
  - А хоть бы и... Мор, ты гений!
  - Ну это несомненно, а что?
   Дудочка! А не попробовать ли нам провернуть фокус Нильса, только вместо крыс поэкспериментировав на нежити? Рискнём, другого выхода всё равно нет.
  - Мор, прикрой меня! - резко выдернув из сумки инструмент, я что есть силы дунула.
   Тоже неплохо - жуткий визг, который я с таким энтузиазмом воспроизвела, заставил ближайших монстров съёжиться и заскулить. Что, ушки заложило? Так вам и надо!
   Однако нам требуется не это. На пару секунд прикрыв глаза, я позволила мелодии литься как ей вздумается, одновременно вплетая в музыку магический посыл. Получилось довольно недурно, медленно и печально. Не прекращая наигрывать, я поводила глазами по сторонам. Сработало! Нечисть разом словно остолбенела, посверкивая на нас с прибалдевшей Моркой абсолютно бессмысленными глазами. Хотя откуда у нежити мысли?
   Подруга по инерции прирезала ещё парочку вражин, а потом замерла возле меня.
  - Ну ты даёшь, подруга! Факиры с их худосочными кобрами отдыхают! Только что мы с такой прорвой зазомбированной нечисти делать будем?
  "Придумаем что-нибудь" - так как рот был занят, подумала я в голову мелкой.
  - Деточки мои! - встрепенулась довольно долго молчавшая невидимка. - Не слушайте! Вы мои, вы подчиняетесь только мне-е!
   То и дело срывающийся на визг голос прогремел по всей роще, раскатами замерев вдали.
   Монстры тут же начали понемногу отмирать. Отовсюду слышались несмелые порыкивания и щёлканье зубов. Нет, нам это не подходит.
  "Морри, заткни эту ораторшу, пока не поздно!"
  - Как? Её ж не видно!
  "Зато слышно. Вспомни её голос, сосредоточься на фразах, произнесённых этой злыдней с момента нашего появления в роще. Как образ сформируется - кинь в него чем-нибудь основательным. От всей души!"
   Морри закивала и прикрыла глаза - понятливая у меня подруга. Я старательно надувала щёки, мелодия из гипнотически-медленной стала командно-подавляющей. Монстры слегка угомонились.
  - Не слушайте, детоньки-и! Не сл...кхх..пхх..о-ой...
   Невидимка поперхнулась, раскашлялась и наконец замолчала.
  "Молодец, Морри!"
  - Никто и не сомневался.
  "Чем ты её?"
  - Твоей любимой наковальней из родной кузни.
  "О-о!"
  - Теперь-то что?
  "Ну раз уж ты у нас такой мастер, представь себе выход из этой зловредной рощи. Всё равно куда, но прямой и близкий. Как картинка сформируется, предупреди - начнём отступать. После того, как мы выберемся из этого гостеприимного растительного массива, мысленно окружи рощу непроницаемым кольцом, силу вбухивай не жалея. Наша цель - нежитики не должны отсюда выйти."
  - Поняла.
   Я продолжала вдохновенно выдувать замысловатые рулады, Морри, зажмурившись, водила перед собой руками, как бы раздвигая что-то.
  - Готово, Эль, пошли!
  "Только осторожно, не споткнись, я не знаю, как они отреагируют на твои коронные выражения сугубо нецензурного плана".
  - Да за кого ты меня?!. Хорошо, я буду осторожна.
  "Веди меня, я спиной видеть ещё не научилась".
   Морка забагрила меня за пояс штанов и уверенно потащила за собой.
   Подруга постаралась на славу - буквально через пару десятков шагов продолжающая пятиться задом дабы не терять контроля за нежитью я увидела кайму серебристых деревьев и услышала, как шуршит гравий под ногами. Выбрались!
  "Мор, давай замыкай этих гадов нафиг!"
   Подруга тут же отпустила мой пояс и что-то еле слышно зашептала. Подкорректировав зрение, я увидела, как вокруг рощи наливается синим огнём высоченная дуга, от земли до верхушек самых высоких деревьев. В какой-то момент сияние стало нестерпимым и, мигнув, тут же погасло.
   Я от неожиданности даже перестала дудеть.
  - Мор, не получилось? - лихорадочно скребя по магическим сусекам и понимая, что моих возможностей на заклинание такой мощи уже никак не хватит.
  - Почему не получилось? Всё в лучшем виде, прошу оценить. - Морри приглашающим жестом указала на рощицу.
   Вглядевшись в темноту, я узрела потрясающую воображение картину: нечистики с остервенением и жутким визгом - беззвучным, правда, видимо, стена ещё и звуконепроницаемая - кидались на невидимое препятствие, в лучших традициях американских комедий тихо сползая по поверхности, ставшей частично видимой из-за тёмных следов, оставшихся после контакта с харями монстров.
  - Морри, я тобой самым натуральным образом горжусь! И обязуюсь собственноручно отлить прекраснейший из прекрасных орден персонально за заслуги перед деанийским отечеством!.. Кстати, а местность-то того, на тёмноэльфийские чащобы мало похожа, тебе не кажется?
  
   Измученные, грязные, мы едва волочили ноги, упорно двигаясь по заросшему травой тракту. Осматривать себя на предмет повреждений не было ни сил, ни желания. Хуже уже всё равно не будет, а настоев и травок чтобы полечиться всё равно с собой не было. Ночевать же под незнакомыми кустами почему-то не хотелось.
  - Ой, Эль, смотри какая интересная избушка! На ножках!
  - Курьих? - раздражённо буркнула я, ругнувшись на очередной подвернувшийся под ногу камень. Ну Морри, любознательная наша. У меня вот абсолютно нет желания осматривать окрестности, а она как всегда.
  - Да нет вроде, на обычных, деревянных. Хотя в сумерках плохо видно.
   Ночь неслышно отступала. Небо начинало светлеть, багровое зарево расцвечивало тёмный хвойный лес яркими всполохами, тут и там раздавалось несмелое щебетание проснувшихся птах.
   Я всё-таки подняла голову, дабы взглянуть на архитектурное чудо, так заманчиво разрекламированное соратницей. Мгм... И правда вроде изба. А не постучаться ли? Хуже, по-моему, уже некуда, а так может и накормят, да спать уложат. А если готовить надумают, я такая злая, что сама любую бабку-ёжку схарчу и не поморщусь.
   Из последних сил карабкаемся по кособокой лестнице.
  - Кто там ломится в такую рань? - отозвался на наш настойчивый стук недовольный голос из-за двери.
  - Усталые и измученные путники. Откройте, имейте совесть, меня сейчас Морка прямо без хлеба съест, её так долго не кормить чревато.
   За дверью на пару секунд задумались, а затем послышался скрежет отодвигаемого засова.
  - Ну заходите, путники. Усталые и измученные. Чем, кстати, измученные и какого иясса шляетесь в такое время где попало?
  - Да уж где заставили, там и шлялись. Мы тут ни при чём, честное благородное слово.
   Хозяйка экзотического строения оказалась пухленькой дамой небольшого роста лет за сорок, в ночной сорочке до пят, с распущенными пегими волосами до плеч и удивительно яркими синими глазами.
  - Хороши. И правда изрядно вас потрепали. Давайте-ка скидайте ваши обноски да полезайте в бадью - она большая, вдвоём нормально поместитесь. Какую-никакую одёжу вам сыщем.
   Мы безропотно разнагишились и потащились за женщиной вглубь избы, к маленькой комнатке. В центре клетушки обнаружился громадный чан с водой. От воды шёл пар, поэтому я без раздумий шагнула в бадью, застонав от удовольствия. Вода. Горячая. Есть в жизни счастье!
   Когда мы вдоволь наплескались и как могли оттёрли въевшуюся в кожу кровь нежити, в дверь тихонько поскреблись и на пороге возникло чудо в лаптях. Лохматое, росточком с полметра, оно каким-то немыслимым образом удерживало целый ворох одежды. Морка запоздало взвизгнула и попыталась нырнуть поглубже. Мохнатое нечто невнятно фыркнуло, под нашими обалдевшими взорами сгрузило принесённое богатство на табуретку в углу, что-то глухо буркнуло в бороду и удалилось. Мы с Морри попереглядывались, тихонько вылезли из воды и подступили к принесённым дарам.
   Всё пришлось впору. Не знаю, как это смотрелось со стороны, но лично я себя ощущала невероятно комфортно в просторных льняных штанах и свободной рубахе с расшитым воротом. Морка выглядела в подобной же одёже весьма неплохо, мило и по-простонародному.
  - Накупались? - донёсся из-за двери голос хозяйки. - Пожалуйте к столу, гостюшки.
   Под лопаткой неприятно кольнуло от воспоминаний о подобной же фразе, услышанной сегодня ночью. Встряхнувшись, я отогнала непрошеную ассоциацию.
  - Пошли, Мор?
  - Ага, - мелкая с любопытством разглядывала деревянные башмаки, выданные нам в качестве обуви.
  
  - Так где же вас носило, детоньки? - женщина с умилением смотрела на уписывающих за обе щёки нас.
  - В оопно...и отом они ка-ак...
  - Прожуй сначала, - усмехнулась она на Моркину попытку рассказать о событиях сегодняшней ночи.
   Я тоже улыбнулась, мельком глянув на хозяйку и поймав ответный взгляд. Который разом посерьёзнел.
  - Деточка, а ты чьих будешь?
  - В смысле? - аж поперхнулась весьма аппетитным подобием пельменя я.
  - Что-то знакомое вижу в тебе. Не разобрать... Подожди... Ты родственница Инассиайи?
   Я вслушалась в знакомое имя... И поперхнулась повторно. Кое-как откашлявшись, нашла в себе силы только подтверждающе кивнуть.
  - Ага. Значит, права я. Вот уж воистину неисповедимы пути Духовы.
  
  - Ох и беспокойные вы девицы, милые. Попасть в такую передрягу прямо под носом у эльфов - это надо суметь, - после краткого пересказа событий минувшей ночи резюмировала хозяйка. - Намучается ещё с тобой, деточка, Инассиайя, чует моё старое сердце.
  - Да ладно вам, - смутилась я. - Единичный случай, со всяким бывает.
  - Ну-ну. Со всяким, говоришь? Куда вас иясс понёс на ночь глядя?
  - Прогуляться. Вечерний моцион крайне полезен для здоровья, - заступилась за меня подруга.
  - Ох, ладно. Поспите чуток да до Деании выдвигайтесь - внучек-то, поди, с ума сходит.
  - Да уж наде.. Чей внучек?
  - Мой, вестимо. Сайя мне сестра двоюродная, вот такие дела.
   Ну и повезло же нам с Моркой на Духову родственницу нарваться.
   Глаза не просто слипались - я и до печи, по-моему, на ощупь добралась.
   Утром, снабдив нас средствами передвижения и провизией, Кеса расцеловала нежданных гостий в обе щёки и, пожелав ровной дороги, отправила в путь.
  - Ежели помощь понадобится, позови меня мысленно - услышу. Чем могу подсоблю. Ну счастливо!
  
   До Деании добирались своим ходом, спасибо родственнице Веровой бабушки, указала направление, снабдив заодно подробной картой местности. Связаться с братом и Хранителем я больше не пробовала, более того, заблокировала себя от ментальных контактов - как это сделать, подсказала та же родственница. Пусть поволнуются, так им и надо.
   В дороге я то и дело с тревогой поглядывала на подругу. Есть от чего сон потерять.
   Это какая же б...мгм...сильногулящая женщина цапнула бедную Морку прямо за ж...филейную часть нечищенными зубами? Несчастное созданье - это я про подругу, цапнувшая уже не несчастное, а безусловно мёртвое созданье - тащится теперь задом наперёд в седле, животом улёгшись на лошадиный круп, и тихо стонет.
   Аж сердце разрывается, так жалостливо у Морки выходит. Да и вообще ситуация, прямо скажем, оптимизмом не радует. Скорее бы уж до Деании добраться, подруга хоть отдохнёт нормально. А там и лекаря ей лучшего сыщем, после моего лечения соратница может не выжить.
  
  - Кто идёт? - бодро гаркнули из темноты.
  - Усталые путницы.
  - Нам тут никакие путницы не нужны!
  - Слышь, парень. В другое время я бы с удовольствием с тобой пообщалась, но сейчас слишком вымотана. Так что если сей же секунд не пустишь нас к вашему Нилхеасс-как-его-там, не постесняюсь, всю заставу вашу по брёвнышкам раскатаю, и даже стыдно не будет.
  - ... Объора?!
  - Она самая. А что?
   Из мглы к лошадям метнулась размытая тень.
  - Повелитель велел немедленно проводить как появитесь. И не чаяли уже увидеть, мудрейшие говорили в ловушку вы попали и живыми не ждать. Да видно хранят вас Духи Тёмные. Вис! Быстро сюда! Помоги нуови!
   Едва слышно постанывающую Морку бережно сняли с лошади и на руках понесли за ворота. Я молча двинулась следом, отпустив коняшек - чужие, не след задерживать, Кесе они больше нужны. Животные, развернувшись, быстро скрылись в темноте.
  - Нуови! Живые?! - Буквально сразу за воротами накинулся на нас седой мужик в серых штанах и длинной рубахе. На тёмного эльфа похож как я на Волочкову. - Сейчас, девоньки, потерпите.
   Он совершил несколько пассов над головой, и в воздухе замерцал прямоугольный проём, озаряя округу бордовыми отсветами.
  - Сюда! - повелительно махнул рукой волшебник, и стражи с Моркой на руках двинулись в проход вслед за мужиком. Про меня как всегда забыли, драконову пещеру им в корму! Ну да мы не гордые, и сами управимся - я решительно перешагнула порог светящейся двери.
  
  
  
   Глава 24
  
  
  ...И провалилась в темноту.
   Смачно приложившись седалищем о твёрдую неровную поверхность, тихо выругалась и распахнула глаза пошире, пытаясь разглядеть хоть что-то в окружающем пространстве. Изо всех сил напрягая слух, я силилась уловить хоть какой-нибудь звук. Зря. Вокруг царила полная тишина, нарушаемая только моим дыханием. Настораживает. Если даже Моркиных стонов не слыхать, значит... Значит ты, Элечка, опять угодила в историю! Ну кто просил идти в чужой портал без сопровождения, инструкций? Может, там особые настройки требуются! Зато теперь ты иясс знает где, с отбитой зад...задери их всех божья коровка, кто придумал такие нестабильные и непредсказуемые порталы?! У этих тёмных совсем мозгов нет! Уже второй раз из-за них попадаю. Первый раз в Мидорру, теперь к хегсам в зад!
   Кое-как справившись со страхом, несмело поднимаюсь на ноги. Очень вовремя вспоминаю, что вообще-то не так уж и беспомощна и отсутствие освещения не должно меня смущать. Хотя хвалёное ночное зрение почему-то здесь не работает. Внутренний посыл - и над головой застывает небольшой голубоватый светляк. Несказанно обрадовавшись возвращению возможности видеть, тут же начинаю вертеть головой, оглядывая место, в которое посчастливилось попасть.
   Пещера. Большая. Мрачная. Без единого просвета. Высота потолка варьируется от трёх до где-то десяти метров, длина пещеры метров тридцать. Эля, ну что такое! Почему пещера? Как тебя занесло под землю-то?!
   Мысленно пытаюсь докричаться до Вера. Безрезультатно. Так. Терри. Аналогично. Ну хоть Морка, может, услышит. Шум, неясные образы. Затем тишина и темень. И эта отрезана. Интересно знать почему.
   Ладно. Пошевелив извилинами, я с трудом, но припомнила очень полезную в данной ситуации формулу и послала импульс вдаль, ожидая результатов. Ничего. Заклятие-поисковик, отразившись от стен, вернулось ко мне одинаковой отдачей со всех сторон. Значит, выхода нет. Чудненько. Итическая сила! Ну что за дурдом?!
   Ещё и в лужу наступила - в процессе метания по замкнутому пространству, занятая борьбой с паникой и внезапно появившейся клаустрофобией, я обнаружила, что в одном из башмаков хлюпает. Солидно так, будто по щиколотку в воду забралась. Но холода я не чувствовала. Странно. Может, какие-нибудь эти...термальные источники, во! А? Огляделась, ища зловредную выемку с водой - в случае чего, думаю, и термальную пить можно. Всё-таки без еды человек 40 дней протянуть может, а вот без воды через три протянет ноги. А обладая некоторыми запасами влаги, уже можно спокойно помедитировать на свою дурость, авось неподдающаяся вспоминанию формула телепортации всплывёт. Уж я тогда некоторым бестолковым...
   Ага! Вот она! Оно... Короче, источник мокрых ног и возможной добычи питьевой воды обнаружился метрах в пяти от меня. Подхожу ближе. Ну что ж. Небольшая канавка диаметром сантиметров в девяносто, с абсолютно непрозрачной водой. А посередине почему-то закручивается малюсенький водоворот. Странное явление. С чего бы это? Я боязливо сунула палец в центр водоворота и почувствовала лёгкий щипок. Ай! Что за фокусы?! Отдёрнула руку и машинально сунула пострадавший палец в рот. Хмм. Очень интересно. Значит, живые существа тут всё-таки есть. Надо бы его поймать, мелькнула шальная мысль. Даже если это какой рачок-жучок, всё одно пища. Почти чистый белок, очень питательно, убеждала я себя, морщась от омерзения при мысли о поедании насекомых, но храбро сунула в лужицу теперь всю руку целиком, загребая по дну наподобие мелкокалиберного экскаватора - ловись, рыб...тьфу, рачки-червячки, большие и маа-а... А-а!!!
   Меня снова цапнули за руку, теперь уже раза в два сильнее.
  - Ах ты гад! - я в приступе ярости прыгала вокруг несчастной лужицы, сыпя проклятиями и тряся пострадавшей конечностью. - Ну я тебе сейчас!... - и с разбегу скакнула прямо в центр лужи.
   Дальше картина маслом: Эля, вся мокрая с ног до головы, сквернословит, пытаясь одновременно отряхнуться и вытащить намертво застрявшую в коварном дне крохотного водоёма ногу, светляк, на который тоже пришлась изрядная порция влаги, шипит и плюётся искрами. Искры периодически попадают на открытые участки тела Элички и заставляют ещё громче материться - теперь ещё и в адрес дурного сгустка энергии.
   Слегка успокоившись, я присела на корточки, пытаясь пальцами ощупать пространство вокруг зажатой конечности. Ай! Опять?! Ну всё, моё терпение лопнуло!!
   Приподняв свободную ногу как можно выше и с трудом балансируя на защемлённой, я со всей дури топнула, надеясь уже наконец прибить кусачего вредителя.
   Оп...Н-ннеп... Под ногами ощутимо дрогнуло. Землетрясение? Обвал?! А...А-а!!!
   Пол ушёл из-под ног. Я замахала руками, пытаясь восстановить равновесие, и тут же ухнула куда-то в темноту, больно стукнувшись растопыренными пальцами о края новообразовавшегося провала.
  - И-и-и-и!!! - душераздирающий визг разносился по пространству, эхом отражаясь от невидимых стен и возвращаясь ко мне с утроенной громкостью. Я глохла, но продолжала падать и орать.
   А-а..бльбб... Тррху!! Я с размаху рухнула в ледяную воду и от неожиданности попыталась завизжать. В приоткрывшийся рот тут же хлынула вода, а беспорядочно пинающие воду ноги внезапно нащупали дно. Слабо соображая, что делаю, я со всей силы оттолкнулась от неровной поверхности и уже через секунду истерично отхаривалась, пытаясь унять бешеный стук сердца. Ну ничего себе американские горки у них! Да ещё и с сюрпризом, не предупреждают ни о начале, ни о конце путешествия, так сказать, для большей остроты ощущений.
   Кое-как протерев глаза, я заоглядывалась в надежде увидеть берег - ну не может же столь мелкое водное образование быть бесконечным по площади (Азовское море в расчёт не берём).
   Урра! Буквально в нескольких метрах от своего местонахождения я увидела небольшие облезлые кустики и силуэты громадных деревьев на заднем плане, и проворно замельтешила руками, стремясь как можно скорее выбраться из ледяной воды.
  
   Чудненько. Мокрая и злая, я пойманной птицей металась в плотных зарослях подлого кустарника. Ветви то и дело цеплялись за одежду, подворачивались под ноги, метили в лицо. От активной деятельности я быстро согрелась, от бешенства воспроизводимые трёхэтажные конструкции плавно превратились в пятиэтажные, а в плотной стене кустов образовалась солидная просека.
   Наконец, выругавшись особо зло и неприлично, я рванулась изо всех сил и вывалилась на относительно открытое пространство.
  - Ёп.....! - от радости выдала я, глядя на вспорхнувшую из кустов стайку птах.
   Так. Угу. Вокруг, насколько хватало глаз, виднелись высоченные деревья в три обхвата. Ох и надоели они мне. С невольной ностальгией вспомнились родные полярные берёзки, в полчеловеческого роста высотой и с мою руку в диаметре.
   Позади сплошной стеной росли кусты. И конца-края им видно не было в упор. Значит, обратно к воде подобраться будет трудновато - хоть просека, образованная моим мечущимся телом, и довольно обширна, но второй раз я в эти заросли не сунусь!
   Прислушалась к ощущениям. Вроде бы всё цело. Руки-ноги на месте, голова - постучала себя ладонью по макушке - голова тоже. Правда, всё тело саднит от многочисленных мелких царапин, да пальцы на руках отбиты - память о безвходно-выходной пещере.
   Что ж, надо искать место для ночлега. Сил идти куда-то нет как нет. Да и нецелесообразно продвигаться по незнакомой местности в темноте, я ещё жить хочу. Ничего, утешала я себя, хвороста насобираю, вон сколько топлива вокруг, костерок какой-никакой подпалю. Жрать, конечно, нечего, ну да до утра как-нибудь перетерплю.
   Странно, на ходу размышляла я. Везде лес, и слева, и справа. А впереди пара рядов деревьев - и дальше пустота. Неужели к лугу вышла?
   Прибавив шагу и слегка подпрыгивая от любопытства - тебя, деточка, ничто не исправит - я проскользнула между двумя громадными стволами и замерла в восхищении.
   Впереди раскинулось усыпанное звёздами ночное небо. Чёрно-сапфировое, оно было словно бархат, на который щедрой рукой сыпанули чистейшей воды бриллиантов. Полная луна, прекрасная, гордая хозяйка ночного царства, лила на землю мягкий сливочно-жёлтый свет... Кстати, а где земля-то?
   Я машинально шагнула навстречу всей этой красоте...и ухнула вниз.
   Дальше всё повторилось с потрясающей точностью: летящая и орущая я, свист ветра в ушах, полная дезориентация в пространстве. Правда, звук разносился дальше и отдавался мощнее, раскатами грома замирая вдали. Куда же я?!..
   Внезапно падение замедлилось. Не самым приятным образом - я влетела в пышную крону на счастье лиственного исполина, и теперь, ломая ветви и ногти, проваливалась всё ниже и ниже, мельтеша руками по листве и безуспешно пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь.
   Вдруг резкий рывок - и падение прекратилось. Зато началось лёгкое раскачивание и появилось ощущение слабого удушья. Ну правильно - воротом за сук зацепилась. Я опасливо глянула вниз. До земли оставалось всего ничего - метров тридцать. Ой-ё-о!
  - Фьи-уть! Фьуда я попаф?!
   Я замерла, даже почти раскачиваться перестала. Поводила глазами из стороны в сторону, боясь пошевелиться и старательно прислушиваясь. Странная свистящая реплика раздалась как будто прямо над головой. И неприятно близко.
  - Хто тут?! - устав молча бояться, выпалила я.
  - Ф-фу какафя рафнифа фто. Фя фэто!
  - Фто фя?! - неожиданно перешла на свистящую манеру речи собеседника.
  - Фто тфы дфафнишьфя?!
  - А ты не пугай! Орут тут всякие над ухом! Потом... - и тут ветка, на которой я так уютно качалась, угрожающе хрустнула, следом раздался оглушительный треск и полёт возобновился.
  - А-аииии!!! - не успела набрать хорошую громкость я, как с размаху уселась верхом на толстенный сук, повезло хоть абсолютно гладкий, так что только седалище себе в который раз отбила. Хорошо, что ты, Элечка, не мужик.
   Уфф... Как же надоело падать.
   Не успела я отдышаться, как взвизгнула повторно - Эль, ты превращаешься в истеричку, вопящую по поводу и без?
   Справа от меня, со стороны, где в темноте терялся конец приютившей меня ветки, раздалось мелодичное чириканье. Громкое и угрожающее. Да-да, оказывается, и чириканье может быть угрожающим. Лично меня эти звуки перепугали больше, чем мог бы рык разъярённого леопарда. Елозя попой по импровизированному насесту, я пыталась отодвинуться подальше от источника звуков. И тут непроизвольно глянула вниз.
   Под деревом, размахивая факелами и руками, бегали мелкие фигурки в смешных лохмотьях. Потрясая оружием и здоровенным куском ткани, который держали сразу существ пять, они кричали что-то, судя по тону, явно предостерегающего плана. А то я сама не догадалась, что валить надо с дерева... Что?! Я понимаю, что они говорят?? Хотя чего удивляться, Нисси, как я для краткости именовала Духа, наверняка знает и это наречие. Я стала энергичнее двигать конечностями, стремясь побыстрее подобраться к стволу. Неизвестное существо явно заметило сии незамысловатые маневры, и видимо чем-то они ему не понравились. До меня снова донеслось чириканье, теперь уже громче и звучало более жутко - аж мороз по коже продрал. Рванувшись изо всех сил, я с ужасом услышала оглушительный треск - и... Видно судьба у Элечки такая, всю сегодняшнюю ночь летать. Ну настоящая ведьма, итить. Только лично я бы предпочла комфортную ступу вместо хаотично перемещающегося сука.
   Секунд пять полёта, битьё о тормозящие падение ветки, последний целый рукав, оставшийся на откуп дереву - и я на земле. Ошалело трясу головой, пытаясь подняться на подгибающихся ногах. Тело дрожит, со всех сторон бегут странные создания в покрытых яркими лоскутками одеждах... А в двух шагах от меня стоит нечто. И злобно зыркает светящимися в темноте глазами. М-ма!!
   Я застыла, попытавшись перестать дышать, и с ужасом пялилась на неизвестную зверюгу. Больше всего существо напоминало объору, благодаря которой я получила своё прозвище. Но если белкоподобная живность была размером с крупную кошку, то стоящая рядом зверина не уступала габаритами средних размеров тигру и расцветку имела похожую - ярко-оранжевые полосы на шерсти чередовались с тёмно-коричневыми, глаза отсвечивали янтарём. В остальном же белка белкой - небольшие поджатые перед собой передние лапы, более мощные и крупные задние, на которых существо стояло. Острые ушки с кисточками. И конечно же пушистый хвост, пышный и такой красивый, что немедленно захотелось такой же. В смысле на воротник. Хотя столь грандиозного количества меха однозначно хватит на средней длины шубку. Забыв обо всём на свете, я аж алчно облизнулась, перебирая пальцами в воздухе и представляя, какой мягкой и приятной эта шубка будет на ощупь.
   К действительности вернуло угрожающее чириканье и - обалдеть - негромкое рычание, заклокотавшее в горле животины. Белка-переросток подобралась, всё её тело напряглось... И тут на башке у меня что-то зашевелилось. Забыв о решении молчать и не двигаться, я подпрыгнула и заорала. Да так, что зверюга слегка опешила и сбилась с настроя. Продолжая орать, я даже не попыталась смахнуть нежданного посетителя с головы, только скосила глаза вверх. И встретилась взглядом с двумя маленькими блюдцами нежно-сиреневого цвета, смотрящими на меня с любопытством и несколько обескураженно.
   Обмен взглядами продолжался секунд пять. Орать я уже перестала, от удивления захлопнув рот и слегка прикусив язык. Но даже не ругнулась, продолжая обалдело разглядывать посетителя собственной шевелюры.
   Наше молчаливое взаимное изумление было прервано вновь защебетавшей белко-тигрой. Оторвавшись от лицезрения мелкого гостя, перевожу взгляд на агрессивную зверюгу. Краем глаза замечаю, что низкорослые существа стоят вокруг, взяв нас в кольцо, но оставаясь на некотором расстоянии, и с интересом наблюдают за развитием событий.
   Белка снова подобралась и затопталась на месте, постепенно увеличивая темп.
   Я недоумённо переглянулась с большеглазиком.
  - Такое ощущение, что она чего-то хочет. То ли в туалет. То ли прыгнуть. Как думаешь?
  - Фесли Фы мне, фо я фумаю, прфыгнуть. Фи ефе фумаю, сфваливать порфа, когда прфыгнет поздно буфет - офи офень форофые прфыгуны, и кфогфи у них яфовитые.
  - Мда, такая тушка если приложится... Когти?! Так чего ж ты раньше молчал! - стараясь не обращать внимания на настойчивую мысль, что разговариваю я сейчас с двумя сиреневыми глазами и это очень похоже на зарождающуюся шизофрению, зашипела я.
   И тут она таки прыгнула. Мгновенно взбодрившись и взяв с места как спринтер с большим стажем, я метнулась к дереву, с которого только пару минут назад свалилась, и перепуганной кошкой взлетела по стволу. Белка, не будь дурой, кинулась следом, её хриплый клёкот преследовал меня буквально по пятам.
   Остановившись только когда увидела просвечивающее сквозь густую крону небо, я попыталась перевести дух и оценить обстановку одновременно. Глянув вниз, узрела двумя ветками ниже светящиеся жёлтые глаза. Преследовательница тоже остановилась, припала к стволу, будто размышляя. О чём и чем ей размышлять-то?
   И тут эта пакость совершила гигантский прыжок, мигом настигнув меня и вцепившись хищно сверкнувшими клыками в левую лодыжку.
   Я заверещала не хуже нашей Морки, лихорадочно тряся прокушенной конечностью с повисшей на ней зверюгой.
  - Ф ноф фельфя! Ф ноф!
   Непонятным образом я поняла, о чём толкует глазастый, и, повиснув на руках, треснула агрессоршу ногой точнёхонько по носу. Эффект превзошёл все ожидания - тварь взвизгнула и тут же разжала челюсти, камнем полетев вниз.
   Дальше - громкий шмяк и радостные вопли низкорослых существ, тут же набросивших на оглушённую, но, судя по вялому шевелению огромного хвоста, вполне живую зверюгу своё полотнище. Пара секунд - и белка спелёнута как новорожденный младенец. Правда младенцам лицо всё же оставляют открытым, насколько я помню.
   Затем любители ярких тряпочек призывно замахали руками и вразнобой заверещали.
   Как и в прошлый раз, я невольно начала понимать, что они говорят.
  - Спускайтесь, милая девушка, - подняв руку, отчего гомон сразу стих, прокричал седой сгорбленный мужчина - всё-таки мужчина, мне так кажется. - Опасность миновала!
   А как спускаться-то? Забраться я забралась - а кто бы не смог, интересно, когда снизу такой замечательный стимул в виде щёлкающей зубами агрессивной живности скачет? А как теперь вниз, не представляла. У меня всегда были проблемы со спуском. Обычно Элечку снимали сердобольные граждане, разжалобленные моим робким блеяньем с вершины очередного покорённого дерева. Или старший брат, куда менее сердобольный и не в пример агрессивнее настроенный. Обычно после его помощи, оказавшись на земле, я тут же получала звонкий подзатыльник и обещание привесить мне к ногам его десятикилограммовые гири, чтоб неповадно было дуре куда не надо лезть.
  
  
  
   Глава 25
  
  
   Раскачиваясь на руках, я старалась обхватить ствол ногами или хотя бы дотянуться до одной из веток. Не выходило. Руки начали уставать, отчётливо пришло понимание: ещё пара минут в таком положении - и я спущусь. Правда, сколько частей меня долетит до земли и в каком состоянии, спрогнозировать трудно.
  - Не бойтесь, - снова донеслось снизу. - Прыгайте, мы поймаем!
   Поймаем. Ага. Мою нехилую тушку и мамонт-то с такой верхотуры ловить рискнёт разве что с большого перепоя.
   Всё же отваживаюсь глянуть вниз.
   Маленькие фигурки под деревом перестали мельтешить, а пять из них застыли аккурат подо мной, растянув полотнище наподобие того, в которое пеленали агрессивную белку. Ну уж нет! Связать себя я не позволю! По крайней мере постараюсь...
  - Прыгайте, ткань не даст вам разбиться, - увещевал оратор.
   Мда, ситуация неоднозначна. Доверять первым встречным не в Эличкиных правилах... Кого обманываем?!
   А и прыгну. Можно подумать, у меня есть выбор.
   Зажмурившись и подтянув колени к животу, я буркнула: "Держись, глазастик" и разжала руки.
   Уже привычное ощущение свободного падения, нахальные ветки, активно хлещущие по уже и так изрядно от них пострадавшему телу, мгновенный испуг и в финале столкновение с туго спружинившей поверхностью. Подлетев на импровизированном батуте раза три, я наконец решилась раскрыть глаза и закрыть рот - и так охрипла за ночь от воплей, ещё и спасителей оглушу, вдруг обидятся.
  
  - Гдерты, значит, - укутанная в плотное тёплое одеяло, перемазанная с ног до головы вонючей жидкостью, якобы обладающей феноменальными заживляющими свойствами, я сидела в окружении малоросликов и лениво потягивала горячий бульон из громадной расписной пиалы. Роспись радовала глаз, питьё согревало тело. Приветливые лица окружающих малышей грели душу. Замечательно. Даже царапины перестали саднить. - О дворфах вроде слышала, а про ваш народ не приходилось.
  - Большая гостья не должна огорчаться - наш народ не очень большой, про него мало кто знает. Мы предпочитаем не появляться перед чужаками - маленьких легко обидеть. - Шаман племени Исанда, одного из пятнадцати племён гдертов, морщил испещрённое тоненькими лучиками морщин лицо в добродушной улыбке, самолично подбрасывая в небольшой костерок сухих сучьев и посверкивая на меня выцветшими голубыми глазами из-под на удивление тонких, как у красной девицы, бровей. - Горы, наша родина, труднодоступны для прохождения, особенно если не знаешь тайных троп, потому хребет Гиарог и Гирггскую долину знают немногие. Ещё меньше побывало здесь. Мы рады гостям, и они рады нам. Правда их радость проявляется странно - в убийственных стрелах и смертельных заклятиях. Почему люди - да и нелюди - так не любят отличных от себя?
   Ох, шаман, каб я знала. Хорошие они, эти маленькие гдерты, добрые, открытые. Неужели у кого-то рука поднимается обижать очаровательных малышей? Поубивала бы идиотов, что время от времени, судя по рассказам Рианса, пытаются уничтожить маленький народ.
  - И что, - я плотнее закуталась в предложенное, опять же лоскутное, одеяло, - вы не состоите ни в одном союзе, не торгуете с сопредельными государствами?
  - Торгуем, - отозвался шаман. - Но не сами. Через троллей. Не нужно удивляться, - усмехнулся он в ответ на мои округлившиеся глаза. - Тролли с виду грубые и коварные, но слово свое держат крепко. Мы уже много сотен вескон торгуем с ними. Драгоценные камни, золото, заготовки для магических мечей, артефактов - мы не бедствуем. В долине зреет много плодов, луга и леса полны живностью, здесь не бывает голода.
   Коммунизм и всеобщее благоденствие. Прям захотелось остаться жить у милых коротышек.
  - Однако большая гостья устала. Большой гостье надо отдохнуть, а на заре лучшие воины гдертов проводят большую гостью к тропе, что ведёт в большой мир.
  - Спасибо, э-э, шаман. А далеко ли ваша долина от царства тёмных эльфов?
  - Две октады верхом, пять пешим ходом.
   Охр...балдеть! Это сколько ж мне до Морки добираться?! И именно пешим ходом - коня-то нет. Как и денег - сумку где-то посеяла, бестолковка.
  - Не грустите, большая гостья, мы что-нибудь придумаем, - глядя на понурившуюся меня, сказал Рианс. - Я буду говорить с дриэки, может, они отвезут вас к друзьям.
   Я слегка воспряла духом, хоть и понятия не имела, кто эти таинственные дриэки. Что-то мне их имя напоминает...
   Глаза слипались, маленький глазастый спутник уже, судя по храпу, доносящемуся из моей шевелюры, давно дрых. Кто он и что он, я разбираться не стала. Завтра, всё завтра. В голове образовалась такая приятная пустота.
  - Шаман, - вдруг приоткрыла я один глаз, мучимая неугомонным любопытством. - А зачем вам понадобилась белка?
  - Траскаста?
  - Э-э... Ну, наверное. То недоразумение, что вы спеленали под деревом.
  - У вождя любимая дочь нашла себе мужчину. Завтра обряд. Надо приданое. А что может быть лучше мягкой искрящейся шкуры оборотня для первой ночи возлюбленных?
  - И вы только из-за этого столько времени угробили на поимку дурной белки? Кстати, а почему сразу не убили? У вас ведь и стрелы, и копья есть. Шкуру боялись попортить, что ли?
  - Да будет известно большой гостье, траскасты теряют половину своей шерсти, если их просто убить. А вот если с наговором, плясками и ритуалами, да обварив в котле с кипящими травами - тогда шкура получится пушистой и сохранит волшебные свойства на долгие весконы.
  - А какие свойства? - я тихо балдела от гуманности и предусмотрительности местных.
  - Прочность, силу против сглаза - чтобы молодых не попортили - и благословение плодовитостью. Все знают, что траскасты славны своим потомством. Детёнышей у них хоть не так и много, зато в детстве вообще не мрут - живучее взрослых.
  - А-а. Ну тогда конечно. - Я ничего не поняла, ещё раз прибалдела, но в подробности решила не вдаваться, покорно позволив уложить себя на шкуры и накрыть тёплыми одеялами.
  - Тёмной сладкой ночи, большая гостья, - напутствовал перед сном шаман, делая непонятные пассы над моей головой, и я отрубилась.
  
   Пробуждение было приятным - тепло, тихо, где-то вдалеке щебечут птички. И мухи не кусают.
   Первое, что я увидела, открыв глаза - мохнатые шкуры везде, куда ни глянь. Рыжие, чёрные с пятнышками и даже голубовато-лазоревые, они создавали ощущение уюта, рождая желание поспать подольше. Впечатление, что я в вигваме северных оленеводов, было довольно отчётливым, я даже напрягла память, пытаясь воссоздать хронологию событий - и когда ж успела побрататься с представителями малых народностей?
   Среди этого мохнатого великолепия висела здоровенная серебряная булава, вся в самоцветах и с печатью мастера. Я узнала печать, у Кориса был кинжал с таким же оттиском. Почему же малорослики сами не выковали такую, у них же материала - завались? Ладно, это их дело.
   Повернувшись на левый бок и приготовившись принять сидячее положение, я увидела возле себя, в районе головы, комок шерсти цвета морской волны величиной с кулак взрослого мужчины. Опасливо ткнув пальцем в пушистый предмет, едва сдержала крик - комок развернулся, став вдвое больше, чем был, и на меня уставились два огромных сиреневых блюдца. Очень знакомые блюдца. Ну здравствуй, невольный соратник в перипетиях вчерашней ночи.
   Малыш смотрел сонно, судя по туманной поволоке в глазах. Затем широко зевнул - я опешила от вида пасти с впечатляющим набором острых даже на вид зубов.
  - Фобрфое утфро, - он приподнялся на четыре выросшие из сплошного куска меха лапки. - Фкак фладфко я фпал!
  - А уж я как. Ты кто?
  - Фя? Фвавн.
  - Фто?!
  - Фвавн, фовофрю фже! - голос зверька был слегка раздражённым - типа ну какая же тупая собеседница мне попалась!
  - А откуда ты взялся, фавн или как там тебя?
  - Физ больфо-ой каменюфи! Фтам фто-то меня фатал. Я укфусил, а потфом натьфалась трфяфка. Потфом мы пфадфали, пфадфали. А потфом быфло дерфево с Тфраскфартфой.
  - Так это ты, зарраза, меня кусил в пещере?!
   Зверёк опасливо отодвинулся.
  - Нфу можфет и фя. А нефефо быфло лфапать менфя, мальфкенькофо и беффафитнфого!
  - Беффафитный нашёлся! Палец мне прокусил!.. Ну да ладно.
   Как раз в этот момент в мою типа спальню зашли три малюсеньких женщины - где-то с метр ростом, в уже знакомых лохмотульках, только одеяние фасона было явно дамского - что-то вроде просторных туник. На вытянутых руках они несли нечто из тонкой ткани оранжево-алого оттенка.
  - Большая гостья проснулась. Большая гостья будет одеваться?
   Конечно будет, что за вопрос! Тем более моя одежда превратилась в жалкие лохмотья, в которых стыдно даже на паперти объявиться, не то, что пересекать горы.
   Я поднялась на шкурах и приблизилась к вошедшим, разглядывая подношение.
   Многослойный шёлк, настоящий, если я хоть что-то понимаю в ткани. Красивый, тонкий и невероятно приятный на ощупь - я не преминула потрогать переливающуюся ткань.
  - Это всё мне?! - с восторгом маленького ребёнка, которому дарят вожделенную машинку на батарейках, протянула я.
  - Это всё большой гостье. И ещё одёжка для ног - чтобы удобнее было ходить по скалам. И обруч для прекрасных волос большой гостьи. И плащ, тёплый, из шерсти козлотуров, чтобы большая гостья никогда не мёрзла под холодным ветром вершин, - одна из женщин, та, что говорила, поклонилась и выложила передо мной всё перечисленное. У меня глаза уже буквально лезли из орбит - какая красота-а!
   Не стесняясь посетительниц, я тут же сняла с себя лохмотья, в которые после ночных приключений превратилась одежда, и напялила принесённое чудо. Точнее, попыталась напялить, потому что шёлковая прелесть никак не хотела одеваться. Запутавшись окончательно, я рухнула обратно на шкуры, тихо взвыв - отшибла любимый локоть.
   Заботливые руки тут же подняли меня на ноги и принялись расправлять-прилаживать одеяние. Пять секунд - и меня отпустили. Кое-как выровнявшись, я попыталась себя оглядеть.
   Струящееся одеяние типа сари сидело как влитое, радуя красивыми переливами и грея не хуже знатной дублёнки. Нет, я не потела, но понимала, что не замёрзну в этом даже на сильном ветру. Малышка с тёмными волосами надела мне на голову красивый тонкий обуч из серебра, весь отделанный синими и красными камнями, упала на колени, пытаясь приладить обувку. Жестом отстранив добровольную помощницу, я склонилась к расписным черевичкам из мягкой кожи и, пару секунд поглазев на них, мигом напялила на ноги. Вы не поверите, но было невероятно удобно. Нигде ничего не жало, ощущение такое, что их шили прямо на меня. Хотя с учётом габаритов населения племени логично будет предположить, что таки на меня всё это и шили. Обалдеть! Ни разу в жизни не ощущала к себе такого внимания.
   Чуть не прослезившись, я осторожно обняла по очереди всех помощниц. И тут же задалась вопросом - а что со штанами? Как бы ни было удобно одеяние, без брюк мне было неуютно, и в голове билась мысль, что поддувать на открытом просторе будет, и ещё как.
  - Большой гостье, наверное, нужно вот это, - в ответ на мой вопросительно-просительный взгляд высказалась самая маленькая и робкая из прибывших, худенькая блондинка, жестом фокусника выуживая из-под плаща лохматые штаны нежно-салатового оттенка. Я вас обожаю, малютки мои!
   Мигом натянув предложенные брюки, я оглядела себя и впала в эйфорию. Выглядит теперь Элечка, конечно, как яркий двуцветный попугайчик, зато, судя по ощущениям, мне ни одна метель не страшна, как и сидение на снегу. Ай да малорослики!
  
  - Рад приветствовать вас, большая гостья! - шаман, в традиционных ярких лохмотьях, помахивая булавой-близнецом той, что висела на месте моего ночлега, радостно улыбался.
  - Давай уж по имени. Меня зовут Эли, или Элька, или Объора, как больше нравится.
  - Большая гостья Э-эльйи, - протянул малорослик. - Мы рады приветствовать вас в нашем племени и рады вашей помощи в ловле траскасты. Вы отважная воительница и память о вас навеки останется в песнях нашего народа.
   Я невзначай вспомнила детали поимки несчастной нечисти и слегка покраснела - в охоте Эличка принимала весьма посредственное участие, и заслуг своих не видела в упор. Но не будешь же спорить с шаманом.
  - В благодарность мы дарим вам талисман, - я уж было испугалась, что шаман намеревается вручить в качестве ценного амулета тяжеленную даже на вид булаву, и старательно выдумывала предлог для отказа от столь увесистого дара, но Рианс, в два шага приблизившись, встал на цыпочки и напялил мне на шею лохмотульку на кожаном шнурке.
  - Что это, о великий шаман? - я как могла скосилась на подношение, пытаясь разглядеть подарок.
  - Это ухо траскасты. Выделанное, с наговорами и заклинаниями. Теперь вам ни один сглаз не страшен, ни другое воздействие. Вас не обманут чародеи-иллюзаторы. И деток у вас будет много и все здоровенькие.
   Спасибо, конечно, но детей я вроде пока заводить не собираюсь.
  - Вам не нужно постоянно носить талисман - он уже настроен на вашу ауру, - он такое умные слова знает? Ничего себе! - Даже если его украдут, пользы ворам он не принесёт, только вам. Да будете вы счастливы и плодовиты в весконах!
   Шаман торжественно кивнул, сделал сложный знак рукой, а затем внезапно приблизился вновь и обнял меня, что ввиду его малого роста выглядело довольно забавно - он обхватил меня за пояс и зашептал что-то. Затем отпустил и дал знак трём дожидавшимся поодаль мужчинам подойти.
  - Эти доблестные воины племени Исанда проводят большую гостью Э-эльйи к дриэки - я говорил с ними, они согласились помочь. Ничего не бойтесь, Э-эльйи, всё будет хорошо. Вы всегда наша любимая гостья, приходите если будет трудно. А чтобы вы не заблудились, вот мой троос, - он протягивал мне кругляшок размером с ладонь, традиционно лохматый и с вышивкой. - Настанет нужда - дёрните за хвостик, - шаман продемонстрировал небольшой мохнатый кончик. - И тут же окажетесь у нас. Помните - мы вам всегда рады! - какая прелесть! Ни разу в жизни меня так щедро не одаривали и так радушно не зазывали в гости! Аж чуть не прослезилась от переизбытка чувств, умилённо разглядывая окруживших меня малышей.
   На этой торжественной ноте шаман, смахнув скупую мужскую слезу, ещё раз махнул рукой, и ко мне с тремя мужчинами племени подошли двое с мешками - объёмными такими мешками.
  - Здесь еда и подарки - примите. Мы будем помнить вас!
  
  
  
   Глава 26
  
  
   Шли мы долго и нудно. С тех пор, как долина внизу окончательно скрылась из вида, пейзаж вокруг не менялся - всё те же заснеженные вершины, перед глазами едва заметная тропка. Впереди чешут мелкие провожатые, таща поклажу.
   Я вышагивала налегке, чему была безмерно рада - лазать по горам и так никогда не было моим хобби, а уж с мешком за спиной... Молчаливые ребята - дело к вечеру, а они за всё время пути не проронили ни слова, даже на единственном привале.
   Я потёрла ноющую спину, поплотнее закуталась в тёплый плащ и в очередной раз вздохнула. Ну чего тебе, Элечка, так везёт? Морка там небось веселится, с парнями беседы заумные ведёт, местное пиво хлещет. А я как идиотка таскаюсь по горам, и неизвестно ещё когда доберусь до спутников. Перспектива пешего перехода длиной дней в семнадцать в гордом одиночестве ну никак не радовала. Конечно, шаман намекал что-то о загадочных дриеки, но я привыкла, что быстро да ладно всё только в сказке бывает. Эх, портал бы открыть. Но нужное заклинание в голове так и не всплыло, а записи остались в Зорькиных подсумках. Ещё и Терри, зарраза бледномордая, упорно не отзывается, дрыхнет небось как всегда. Вера я вообще не чувствовала, и это обстоятельство немного беспокоило.
   Занятая тяжкими размышлениями о бренности бытия, я не сразу заметила, что спутники остановились и теперь всей толпой переминались с ноги на ногу у здоровенной пещеры, вход в которую был слегка заметён снегом.
  - Чего застыли, дорогие мои? Привал? Или вы решили здесь заночевать? - странно, судя по небу, темнеть начнёт только часа через два. Так почему так рано?
   Вместо ответа один из малышей подошёл к самому входу и, сложив ладони рупором, переливчато взвыл. Да так, что зубы заломило. Совсем сдурел, что ли?!
   К моему немалому удивлению, через пару секунд из пещеры донёсся ответный рёв, затем что-то загрохотало, и из входа показалась здоровенная, размером с бочку, голова...лебедя! Именно так - больше всего эта махина напоминала наше пернатое, с той только разницей, что голова, а с ней и показавшаяся из отверстия шея, были покрыты острыми даже на вид шипами зеленовато-малинового оттенка. Обалдеть!
   От переизбытка впечатлений я села в снег прямо там, где стояла, выпученными глазами наблюдая за развитием событий.
   Зверюга между тем с тихим клекотом выползла из пещеры полностью. Мда-а. И кто ж у них тут такие гибриды выводит? Животина, высотой с двухэтажный домик с чердаком, оказалась помесью льва - от этого грозного млекопитающего ей досталось тело на мощных лапах, как уже говорилось, лебедя, и...павлина! За спиной твари мгновенно распушился здоровущий хвост с характерно окрашенными пёрышками. Я тихонько икнула и зажала рот руками, чтобы окружающие не услышали истерического хихиканья. Льволебедь с павлиньим хвостом выглядел настолько потешно - я даже на какое-то время забыла, что эта громадина наверняка безумно опасна: тюкнет этак ненароком по темечку метровым клювом оранжевого колера - и не то, что мозгов - башки не останется.
   Малорослик, тот, что выл в пещеру, почтительно поклонился зверюге и что-то заворковал на непонятном клокочуще-чирикающем языке. Я попыталась прислушаться, но так ничего и не разобрала. Надо же, оказывается, тут есть языки, которых и Дух Леса не знает.
   В ответ на воркование мелкого чудище понятливо закивало и повернуло изящную голову ко мне, вперившись взглядом абсолютно чёрных глаз в вашу покорную слугу. Я смущённо заёрзала - стеснительна же с детства, не люблю таких прямых изучающих взглядов. Наконец, удовлетворившись осмотром, эта кошкоподобная лебедь аккуратно присела, и малыш, выудив из заплечного мешка толстенную верёвку, перебросил её через голову чудища и закрепил в итоге на узелок. Получились гигантские поводья. Не поняла ваших тонких намёков! Мне предлагается путешествовать на этой зверюге? Да вы что?! А седло где, в таком случае?
   Но подобных удобств, видимо, предусмотрено не было, поскольку, покончив с манипуляциями, мелкий с поклоном приблизился ко мне.
  - Дриеки ждёт большую гостью. Большой гостье пора лететь домой.
   Дриеки, значит. Ну вот и познакомились.
  - А вы как же? - до жути не хотелось оставаться с этой громадиной наедине, и я предприняла отчаянную попытку захватить с собой хотя бы одного из малышей. - Меня же надо сопровождать, я маленькая, хрупкая и вообще неместная-а! - под конец я сорвалась на тихие подвывания. Мелкий не впечатлился.
  - Надо домой. Шаман сказал проводить к Изменённым и вернуться. Сегодня ночью большой праздник.
  - Но ведь уже поздно! Всё равно не успеете! Может, заночуем здесь? Чего по темноте тащиться, вдруг он с курса собъётся? - настороженно глянув на терпеливо ожидающего пассажирку зверя. Глупые отговорки, но я как могла старалась тянуть время - так не хотелось влезать на эту махину. Кажется Эличка впервые в жизни почувствовала боязнь высоты, хотя и продолжала мирно сидеть в сугробе. А ведь одёжка и впрямь выше всяких похвал - я даже не замёрзла.
  - Большая гостья должна простить нас, шаман сказал сразу домой, - малыш поклонился мне и махнул рукой ожидающим спутникам. Те молча подошли к животному, связали сумки между собой ещё одной выуженной из мешка верёвкой и закинули их на шею импровизированному транспортному средству. Потом так же молча поклонились и всем скопом шустро двинулись вниз по тропинке.
  - Эй-эй! А попрощаться? А на посошок?!
   Бесполезно, минута - и малыши скрылись за поворотом тропы.
  - Какого он хоть пола? - вопрос прозвучал в пустоту. Ладно, разберёмся. - Ну что ж, мой экзотичный друг, - я решительно встала, понимая, что сидением ничего не решу, а так хоть есть шанс побыстрее добраться до своих. - Надеюсь, дорогу ты знаешь.
   Мда. Прошу прощения, но не могли бы мне предоставить инструкцию по эксплуатации этого летающего агрегата?
   Я подошла к дриеки сначала с одного боку. Потом с другого. Потом обошла вокруг. Без толку - в голову так и не пришло ни одной дельной мысли, как на это чудо взбираться. Зверюга с интересом следила за моими перемещениями, вертя головой чуть ли не на триста шестьдесят градусов.
  - Ну ты хоть моргни для ориентиру, куда тут тебе наступать и за что целяться, я ж так могу до второго пришествия какого-нибудь вашего местного змея вокруг тебя гулять.
   Не знаю, понял ли меня "агрегат", но через пару секунд после моего монолога он тяжко вздохнул и опустил на землю левое крыло. А я не сказала? У лебедя были лебединые же крылья, огромные и для разнообразия снежно-белые, с длинными упругими перьями.
   Обречённо перекрестившись, я вздохнула и уцепилась за перья где-то на уровне своей головы. Потом подтянулась и перехватила повыше. Таким макаром, после пары минут пыхтения и воспроизведения нецензурщины, и вскарабкалась на покрытую жёстким мехом спину.
   Ну и за что мне тут держаться? Упаду же раньше, чем зверюга успеет набрать высоту! И...
   Что и, я додумать не успела - дриеки пошёл на взлёт. Ам-м-ма-а-а!!!
   Я судорожно вцепилась в первое, что подвернулось под руку. Этим первым оказалась схоронившаяся у шеи дриеки верёвка, не замеченная вашей рассеянной покорной слугой.
   Крылья затрепетали, в лицо мне ударил мощный поток воздуха, и я остро пожалела, что в этом мире не додумались до хотя бы самых примитивных шлемов. Застеклённых!
  
   Мы летели уже часов пятнадцать, по моим весьма приблизительным прикидкам. Ночь минула вместе с утром, всё тело затекло до невозможности, и я периодически ёрзала на спине дриеки, пытаясь хоть как-то размяться. Есть не хотелось, да и на спине летящей лебедекошки устраивать трапезу было бы несколько неудобно.
   Останавливались мы лишь раз, когда позывы мочевого пузыря уже не поддавались игнорированию и я всерьёз обеспокоилась, где бы раздобыть смену белья взамен позорно обмоченного. Не знаю, просто ли так зверюга решила отдохнуть или почувствовала наконец мои отчаянные рывки верёвки, но возможность сбегать до ветру она мне предоставила.
   Сияя как старательно начищенный самовар и чувствуя невероятную лёгкость, я буквально ласточкой взлетела на спину лебедельву, и тот сразу же вновь взмыл в небо.
   Я уже абсолютно адаптировалась к полёту и теперь с интересом оглядывала пролетаемые достопримечательности. Однажды даже прямо-таки загляделась на некое здоровенное сооружение из камня, по виду напоминающее то ли крепость, то ли монастырь. Когда к воротам высыпали испуганно верещащие люди в чёрных накидках, сделала вывод, что строение скорее всего является неким аналогом монастыря, и попыталась с такой высоты угадать настоятеля. Угадала - он больше всех орал, был шире остальных раза в два, да и одежду носил не такой тусклой расцветки. Ряса мужика была серебристо-зелёной, с пышными рукавами и меховой оторочкой по вороту. Оригинально, ничего не скажу, отороченную рясу я видела впервые.
   Дальше пошли довольно однообразные пейзажи - лес, лес и ещё раз лес, с редкими проплешинами болот. Видимо, места, что мы пролетали, были мало или совсем необитаемыми - больше ни единой человекоподобной особи я заметить не смогла.
   Мой "транспорт" не проявлял ни эмоций, ни усталости, так же мерно и с той же скоростью взмахивая крыльями, как и в начале полёта. Вот это выносливость, походя восхитилась я, тут же отвлёкшись на здоровенного лорзела, выпученными глазами следящего за нашим полётом - видно, дриеки в этих краях были в диковинку даже зверям.
  
   Когда уже начинало темнеть, дриеки вдруг стал проявлять признаки беспокойства. Забив крыльями, он принялся наворачивать круги над какой-то лесной опушкой, тихо, но отчётливо курлыкая. В верещании лебедельва мне послышались панические нотки. Уцепившись покрепче за слегка ослабленную до того момента верёвку, я сама стала слегка подвывать в унисон со зверюгой - укачивало при таких маневрах знатно, да и просто страшно было - на виражах меня слегка заносило, а упасть с такой верхотуры Элечке совсем не улыбалось.
  - Ты что, сдурел?! Если устал - так и скажи! Не надо меня сбрасывать, я понятливая, я тебя даже покормлю... И почищу! - привела последний аргумент, содрогаясь от перспективы чистить эту маленькую гору.
   Дриеки заверещал ещё громче... И вдруг в моей голове совершенно чётко возникла картинка - уже знакомая лебедеподобная тварюшка, только немного поменьше, чем моё транспортное средство, жутко корчилась на ворохе еловых веток и жалобно скулила.
   Встряхнувшись, я попыталась избавиться от образа в голове, заодно силясь понять, откуда явилось это жуткое видение. Но картинка и не подумала пропадать, радуя всё новыми подробностями. Вот дриеки, перестав корчиться, оглушительно завыла и вытянулась. Тело её сотрясала крупная дрожь, под царапающими дно пещеры лапами отвратительно зачавкало, и... Я заорала во весь голос, зажмурившись и невероятным усилием воли попытавшись выжить картинку из собственного сознания. Удивительно, но у меня получилось.
   Не успела я с облегчением вздохнуть и вытереть выступившие на лбу капельки пота, как голова вновь взорвалась ярким видением. На сей раз гораздо более мирным - маленькое существо (относительно маленькое, я думаю), мокрое и взъерошенное, тянуло тонкую покрытую пухом шейку вверх, стараясь удержать на весу клонящуюся вниз головку. Жалобно попискивая, оно на дрожащих лапках пыталось приподняться и тут же смешно бухалось обратно... Дошло!
  - Слушай, чудо в павлиньих перьях, у тебя самка рожает, что ли?
   Дриеки быстро закивал, подтверждающе курлыкая. Он меня понимает?! Надо же!
  - Тебе надо к ней, да? - очередная серия кивков и воркования.
   Что же с тобой делать?
  - Слушай, папаша, раз такое дело... Давай ты меня высадишь у ближайшего тракта - и лети себе к своей подруге.
   Дриеки непонимающе заверещал и снова начал интенсивно наматывать круги над лесом.
   Ну какой ты бестолковый. Ведь до этого прекрасно меня понимал! Нужно действовать, и быстро - от этого кружения я уже начала сползать к левому боку зверюги, и цепляния за поводья мало тормозили процесс... Придумала!
   Я рывком подтянулась к шее дриеки и, стараясь не напороться на один из покрывающих животину шипов, осторожно прижала ладони к телу зверя. Сосредоточилась, посылая мыслеобразы в голову дриеки - тракт, телеги, едущие по нему. Попыталась обозначить задачу, постоянно повторяя про себя только одно слово: "Туда".
   Судя по тому, что жуткая карусель прекратилась, он понял. Заложив крутой вираж, дриеки с невероятной скоростью рванул вперёд и влево.
  
   Ну вот я и на тракте. Машу рукой вслед спешно улетающему будущему папе, зажимая в кулаке подаренное на прощание снежно-белое перо:
  - Передавай привет малышу-у!
   Надо же, я успела привязаться к этому диковинному чуду природы.
   Наконец, когда лебеделев превратился в махонькую чёрную точку на горизонте, я решительно развернулась на юг - вроде туда надо было идти, по крайней мере зверюга, ссадив меня на землю, пару раз крылом мягко подтолкнула именно в ту сторону.
  
   Незаметно подкрадывались сумерки. Дорога уже который час шла под уклон. В плаще становилось жарковато, но снимать его я не стала - лишняя ноша, уж лучше пусть остаётся на плечах.
   Сумки тянули книзу, но бросить поклажу я не решилась - мало ли сколько предстоит идти, голодать мне как-то совсем не улыбалось. На ходу поправив лямки, ваша покорная слуга посетовала вслух на свою богатую сюрпризами судьбу и продолжила мерно шагать по дороге.
   Новый в данной обстановке звук раздался так неожиданно, что заставил споткнуться. Замедлив ход, я прислушалась. Похоже на телегу.
   Ну точно! Лихо вырулив из-за поворота, ко мне бодро неслась повозка, запряжённая двумя довольно шустрыми лошадками неизвестной породы пегого окраса. Управлял ими кряжистый мужичок лет сорока с хвостиком, на вид типичный крестьянин местного разлива, в меховой телогрейке поверх цветастой рубахи и мышиного цвета штанах.
   Поравнявшись с вашей покорной слугой, он натянул вожжи.
  - Пьивет, кьяхавикха! - и улыбнулся во все свои хорошо если двадцать зубов.
  - Доброй дороги, уважаемый, - поклонилась я, внутренне ликуя от неожиданной удачи. - Куда путь держите?
  - В Ваханту, вехтимо, - прошепелявил он.
   Какая такая Ваханта? А-а! Васанта! Город почти на самой границе с Деанией. Это я удачно мужичка встретила!
  - А не подвезёте ли уставшую путницу? - с надеждой заглядывая в его слегка раскосые глаза.
  - Откехо хе не подвехти такую жамекхательную деухку! - хохотнул он, протягивая мне руку.
   Не теряя времени, я вскочила на телегу и плюхнулась на сиденье возле мужика.
  - Благодарствую, лаби, вы меня просто спасли! - наконец скинула с плеч изрядно надоевшие мешки.
  - А кхем пьятить будехь, кьяхавикха? - лукаво глянула на меня эта мечта логопеда.
   Ну вот. И тут меркантильные интересы. Так недолго и веру в людей потерять. Я-то думала, что по доброте душевной решил подвезти.
  - Ну-у... Денег у меня нет, - малый разом поскучнел. - Расплачусь натурой.
   Крестьянин невесть чему обрадовался, аж крякнув от удовольствия.
  - Продуктами, милейший, продуктами, - на всякий случай уточнила я.
   Мужик слегка скуксился, но деловито уточнил:
  - Какими пьядуктами, миая?
   И правда, какими? Так и не успев после ухода от гдертов толком рассмотреть содержимое сумок, я даже примерно не представляла, что предложить шепелявому селянину в качестве оплаты.
  - Так. Сейчас посмотрим. Что тут у нас? Вяленое мясо, угу. Мясо не отдам, самой мало, - бормотала я себе под нос, копаясь в одном из мешков. - Ага. Сыпучее что-то. На чечевицу похоже... Ого! Какая тяжёлая баклажка!
   Откупорив берестяную флягу, я с наслаждением вдохнула душистый аромат мёда. Эту тоже, чую, не отдам... Кувшинчик. Небольшой, объёмом где-то с литр. С трудом вытащив деревянную пробку, я попыталась разглядеть через узкое горлышко содержимое ёмкости. По запаху похоже на масло. Правда, наличествует какой-то специфический запашок. Не, это мне точно не надо. С другой стороны - взыграла природная жадность - гдерты бы абы что в поклажу не сунули. Решено - отдам половину. Только как я эту половину буду вытрясать? Содержимое было если не твёрдым, то очень вязким - при попытке побултыхать туда-сюда тягучая масса едва всколыхнулась. Ну ладно, разберёмся.
  - Мужик! - окликнула я крестьянина. - Тебя как звать-то?
  - Ёхкой, кьяхавикха, - ощерился тот. Ну постоянно лыбится, блаженный, что ли?
  - Ёшка, вот у меня есть замечательное...э-э...маслице. Очень дорогое. Я тебе, так уж и быть, полкувшина за дорогу отолью, - терзаясь предчувствиями, что такой платы будет слишком мало, я выжидающе уставилась на селянина, сунув ему открытый кувшин чуть ли не в нос. - Ну как, чувствуешь?
   Мужик настороженно принюхался и сморщился - я же говорила, запашок у масла специфический.
  - А какое качество, какое амбре! - между тем нахваливала я товар, восторженно цокая языком. - Из молока самих козлотуров, надоенного юными нецелованными девами в последнюю безлунную ночь ушедшей зимы! - кажется, Элечку понесло. - Но если тебе не нравится - как хочешь, продам на ярмарке в городе. Уж там точно оценят, с руками оторвут и золотом осыплют!
   Ёшка, удивлённо глянув на меня, ещё раз принюхался. Подумал, и, видимо, впечатлившись красочно расписанными достоинствами товара, в конце концов неуверенно кивнул.
  - Хойохо, кьяхавикха, договоиихь.
  - А у тебя посуда какая-никакая есть, куда масло отливать?
   Он не глядя протянул руку назад и выудил из-под грязной мешковины отбитый с одного края горшок. Покопавшись, вытащил оттуда же крышку и протянул всё это мне. Ну вот и славно!
  
   Яркие крупные звёзды подмигивали с чёрного ночного неба, воздух благоухал ароматами ночных цветов и душистой хвои, где-то глухо ухала сова, а мы всё ехали. Как я поняла, Ёшка останавливаться на ночь не собирался, предпочитая побыстрее добраться до Васанты. Всю дорогу он болтал без умолку, косясь на улегшуюся среди поклажи меня и чему-то постоянно улыбаясь.
  - Кьяхавикха, а куда х путь дейхихь?
  - В Бронки, - вовремя припомнила я название деревеньки на развилке между Деанией и Васантой.
  - А кхего хе одна едехь? Как мух-то отпухтий такую мойодую?
  - А нету у меня мужа, - не подумав, брякнула я и тут же прикусила язык - по местным обычаям незамужняя девушка без сопровождающего путешествовать не должна, это неприлично.
  - А йюбовник? - какой продвинутый мужик! Свободных, не побоюсь этого слова прогрессивных взглядов буквально!
  - И любовника нет, - развожу руками - мол, звиняй.
  - Так ты хойостая, кьяахавикха?! - невесть чему обрадовался селянин.
  - Выходит, да.
  - Так вохьми меня. Я тебя йюбйю, - это было сказано таким свойским тоном, что я невольно прыснула. - Мне в тейе девикхы ньявякхя, - признался этот герой-любовник. - А х худыми кхего дейять? Одни кохти, вхятьхя не ха хто. Мне мама вхегда говойийа - кхенихь, Ёхька, на пойной, - ну спасибо за комплимент! Я оглядела свою изрядно отощавшую за время пребывания в этом мире фигуру. Не мощи, конечно, но пухляшкой с чистой совестью уже не назовёшь. - Она тебя покхяйеет, по гойове погйядит. Мама у меня умная... А у тебя дома еда ехть?
  - Есть, - уже начиная тихо похихикивать над шепелявыми разглагольствованиями, подтвердила я.
  - Во! Это хойохо. Я поехть хнаехь как йюбйю. Вохьми меня к хебе, - он оглянулся. Я же лишь ещё громче захихикала - манера речи собеседника и интонация настолько не вязались со смыслом произносимого, что вызывали невольный смех и поднимали настроение. - Тебя как ховут? Бехта, Йюба?
   Я уже ржала практически в полный голос и только кивнула.
  - Йюба, угадай? - я снова кивнула, вытирая выступившие слёзы. - Йюба, видихь, я угадай! Будем кхить вмехте. Хамогон будем гнать - я хамогонхик, - гордо уточнил он. - Так поедем к тебе?
  - Ко мне нельзя, - кое-как прорвалась сквозь смех я.
  - Пакхиму? У тебя мама дома?
  - Да-а-хи-х-хи!!
  - Никхего. Похнакомихь х тёхей. Её навейно Хейга ховут?
  - Ыгы! - новый взрыв хохота.
  - Я ей хкаху: "Нуови Хейга, я вах обохаю!", мы её похвайим, - заговорщическим тоном уточнил потенциальный жених. У меня уже живот болел от смеха, изо рта вырывалось нечленораздельное бульканье, по щекам текли слёзы.
  - Йюба! Я х тебя так йюбить буду, Йюбавухка! Я хнаехь какой хтйяхтный! - после этой фразы я всерьёз начала опасаться, что не дождусь остановки и описаюсь прямо не отходя от кассы. Ведь уморит, страстный наш!
  - Всё, больше не могу-у! Прекратите меня смешить, я уже до ветру хочу!
  - Ты до ветйу хокхехь, Йюба? Кхего х мойкхихь?! Давай охтановью!
  - Где?! - борясь одновременно с приступами хохота и позывами мочевого пузыря, я оглядела окрестности. Нда. Ни одного кустика, голая степь как по заказу.
  - Да пьямо хдехь.
  - Да ты что, я не могу здесь - тут же поле!
  - Ну и хто? Йюба, ты меня хтехняехься? - это было произнесено таким удивлённо-недоумевающим тоном, что содержимое моего мочевого пузыря таки чуть не вырвалось наружу. Нет, я его не стеснялась, но природная застенчивость не позволяла сходить до ветру под взглядом особи мужского пола. - Я тебя подейху, - добил этот шепелявый садист, и я закусила край плаща, чтобы хоть как-то унять смех - ведь точно обмочусь!
  
  
  
   Глава 27
  
  
   Наступило благословенное утро. Я была всё ещё жива, не умерла ни от смеха, ни от разрыва мочевого пузыря, хотя вроде от этого и не умирают. Ёшка, видя, как я покатываюсь над его речами, ничуть не обижался, просто время от времени хватая меня за руку и хохоча в унисон.
   Мировой мужик, что тут ещё скажешь. Натиска он не ослабил, но так как дело не переходило границ болтовни, я чувствовала себя в полной безопасности, периодически отбрехиваясь и продолжая хихикать.
   На развилке мы с ним тепло, правда с трудом, распрощались. Ёшка всё норовил сорваться в деревню со мной. Мне же в ту деревню было даже близко не нужно, потому я отвиралась как могла. В конце концов Элечкино умение пудрить мозги преодолело напор шепелявого селянина, и мы сговорились встретиться на том же тракте через неделю. Наивный. Но никто не запрещает верить в то, во что хочется верить.
   Вот впереди показались уже знакомые громадные резные ворота - граница между миром людей и тёмных эльфов. Облегчённо вздохнув - наконец-то! - я бодрым шагом приблизилась к препятствию и сходу начала долбить по окованным створкам всеми имеющимися в наличии конечностями.
  - Чего надо? - довольно неприветливо вопросили из-за ворот.
  - Нила нам надо. И поскорее. И вообще - Повелитель вас казнит, если вы задержите меня хоть на минуту, - перешла ваша покорная слуга к угрозам, терзаясь единственной мыслью - побыстрее оказаться в корчме, в ванне и с горячим обедом в пределах видимости. Чувство самосохранения трусливо спряталось под напором усталости и голода.
  - А ну покажите свои бумаги! - грозно потребовали невидимые стражи. Такое чувство, будто не с эльфами, а обычными людьми разговариваю.
   Какие бумаги? Все бумаги остались у Зорьки в подсумках, других раздобыть мне не удалось.
  - Слышь, страж или как тебя. Я снова очень устала, ещё больше, чем в прошлый раз. Если ты сейчас же меня не пропустишь, клянусь Духами, я тебе тут такой теракт устрою - пойдут меленькие-меленькие клочки по закоулочкам. И то ни один чародей те клочки воедино в жисть не соберёт!
   Желание попасть к своим было так велико, что говорила я очень уверенно, да и сама верила в то, что говорю. Доведут до греха, не сдержусь ведь, если и не разнесу ворота, то попытаюсь точно!
  - Нуови Объора? - вдруг радостно возопил новый голос.
  - Э-э... Да, - надо же, не в первый раз узнают. Пора возгордиться, а?
   Створки дрогнули и неслышно распахнулись, являя взору до боли родные тёмные лица со слегка раскосыми глазами.
  - Его высочество велели сопроводить сразу, как только появитесь, к нему! - интересно, откуда у высочества была такая уверенность, что я непременно появлюсь? - Заходите, чего ж в дверях топчетесь? И как живы-то осталися, после такого скачка? И где ж вас мотало-то столько времени? - продолжал кудахтать рыжий веснусчатый страж в съехавшем набок шлеме. Слишком разговорчивый для тёмного. Полукровка? Уже второй встреченный в воротах не-эльф. Любопытная тенденция, однако. - А чем так воняет? - тут же переключился он.
   Я принюхалась. Да вроде от меня не должно. Наклонив голову, украдкой нюхнула себя. Нет, это точно не от Элички. Может что в сумках? Я раскрыла одну из них. Фу-у! Ну точно - баклажка с маслом, тем самым якобы ценным, раскрылась, и теперь амбре распространялось по всей округе.
  - Да вот - маслице у меня. Ценное. Правда не знаю какое.
   Парень тут же сунул нос в сумку и отпрянул.
  - Козлотурье, - что, правда?! Не ошиблась, значит. - Правда прогоркло оно у вас. Теперь только на растирания разве что да и то мало кто согласится такую гадость на себя намазать.
   Блин. Я решительно вручила парню посудину.
  - Делай с этой ценностью что хочешь.
  - Слушаюсь, нуови. Пойдемте.
   Я безропотно позволила схватить себя за руку, и парень незамолкающим буксиром потащил вашу покорную слугу к одной из жутковатых громадин, на которых тут перемещались стражники. Усталость последних дней была столь велика, что я даже для очистки совести не взвизгнула, когда эта лохматая бессовестная тварь щёлкнула зубами прямо возле моего лица. Нервно дёрнувшись, я ухватилась за протянутую стражником руку и была буквально вздёрнула на спину мохнатой громадины.
  
   К неизвестному принцу я ехать наотрез отказалась, заявив, что в таком виде являться перед монаршими особами просто непозволительно. Разговорчивый стражник на удивление не стал спорить.
   В трактире царила тишина. Постояльцев не было видно, посетителей пока не наблюдалось тоже. Я поднялась по скрипучим ступеням в номер, по пути старательно вспоминая, где же нас изначально поселили.
   Отсчитав от края третью комнату, я толкнула дверь. Заперто. Я постучала. Потом ещё. И ещё. Затем от души пнула ни в чём не повинную деревяшку. Ноль эмоций, никто не спешил распахивать перед заблудшей Элькой двери и под звуки фанфар устраивать торжественную встречу. Отлично. Ну Морри!.. Внимательно осмотрев дверной косяк и придя к выводу, что номер заперт просто на щеколду, я вооружилась кинжалом и по-простому подняла затвор. Дверь от смачного пинка жалобно скрипнула, а затем тихо завибрировала, долбанувшись о стену. Я с порога прицельно метнула оттянувшие руки котомки в дальний угол и решительным шагом прошествовала в комнату.
   Номер поражал скудостью размеров и мебилировки. Однако шторы на окне были весёленькие, в сиреневую ромашку. За скромной облезлой дверцей схоронилась комнатка для мытья и для дум одновременно. Возле окна небольшой обшарпанный стол с на удивление новой, добротно сделанной табуреткой.
   Жадным взглядом обшарив помещение, я обнаружила Морку. И обомлела.
   Подруга, раскинув руки, лежала на одной из двух наличествовавших в помещении кроватей и громко стонала. Я вовремя припомнила, что видела нетронутый поднос с едой у входа. Значит Морри вопреки своим привычкам ничего не ела.
   Внутри всё похолодело - это что же должно было приключиться, чтобы соратница отказывалась от еды?!
  - Морочка, радость моя, ты чего это? - бросившись на колени возле кровати, я лихорадочно обшаривала подругу как взглядом, так и руками - ну Вер, ну Хранитель. Недоглядели!
   Видимых повреждений не наблюдалось. Лоб на ощупь был горячим, под глазами синяки как от беспрерывного двухсуточного сидения перед компьютером. Губы сухие, дыхание неровное, изо рта время от времени вырывались душераздирающие стоны. Да что происходит?!
   Метнувшись к местному аналогу ванной комнаты, я разжилась средних размеров тазиком и кувшином с водой. Смочила хапнутое по пути полотенце и споро начала обтирать мечущуюся в беспамятстве подругу. Попыталась позвать Терри. А в ответ, как говорится, тишина. Вера я всё ещё не чувствовала. Незванной гостьей подступила паника, мысли метались и путались в стремлении найти выход - подруга страдает, а из способных оказать помощь в наличии только бестолковая Элька.
  - Так, дорогуша, а ну-ка давай очухивайся! Хорош тут изображать Тутанхамона на выезде!
   Обшаривающий помещение взгляд наткнулся на принесённые кем-то родные подсумки. Как вовремя!
   Гигантским прыжком подлетев к вещам, я целенаправленно закопалась в пожитках. Вот оно!
  - Давай, Морочка, давай, сладкая моя, пей! - я приподняла подругу за плечи и влила в слегка приоткрытый рот приличную порцию универсального общеукрепляющего зелья.
   Морка сначала захлебнулась, закашлялась, а потом начала глотать продолжающую литься в рот жидкость.
   Решив, что лекарства она выпила уже достаточно, как бы и не лишку, я убрала флакон и нетерпеливо вгляделась в лицо соратницы, будто ожидая проявления на нём, лице то есть, результатов лечения.
   Результаты, как ни странно, были - Морри снова застонала, куда громче, и открыла подёрнутые горячечной пеленой глаза.
  - Морочка! Ты живая?! Скажи хоть что-нибу-удь! - голосила я, тряся подругу и слегка подвывая от страха - взгляд соратницы оставался абсолютно бессмысленным.
   Через минуту веки её снова сомкнулись, но к моему облегчению дыхание немного выровнялось и даже, кажется, температура слегка спала.
   Вовремя припомнив, что у подруги перед нашим внеплановым расставанием имелись вполне серьёзные повреждения тыловой части организма, я откинула одеяло и попыталась перевернуть соратницу на живот. С третьей попытки, но действо увенчалось успехом, несмотря на бестолковые Моркины отмахивания.
   Глазам предстало прелюбопытное зрелище - шрамы от укуса уже затянулись. Невероятно! Вместо них на тыловой части мелкой гарпии красовались багровые вздувшиеся рубцы как от довольно старой раны. Дела... Смазав поражённую зону целебным составом, я прикрыла подругу одеялом и метнулась к выходу, перебирая в голове известные факты и не переставая удивляться произошедшей метаморфозе.
  
  - Трактирщи-ик! - от громогласного вопля стены корчмы содрогнулись, с потолка посыпалась труха - неужели магию к голосу нечаянно присовокупила? Недоучка, блин!
  - А? - из подсобки пулей вылетел бледный хозяин заведения, испуганно таращась на мою пышущую гневом персону.
  - Немедленно горячей воды в наш номер! Знахари у вас тут имеются? Тащи сюда! И брата моего разыщи. Быстро! - видно, беспокойство за подругу совсем помутило мой разум - незнакомым людям тыкать и приказывать нехорошо, и в обычном состоянии я об этом прекрасно помнила.
  - Не звольте беспокъиться! - гаркнул трактирщик и опрометью бросился исполнять. Мгм... Кажется, я только что открыла для себя безотказный способ влияния на всякого рода обслуживающий персонал.
  
   Вернувшись в номер, первым делом пощупала подругин лоб. Тот был горячим, но не настолько, как полчаса назад. Дыхание Морки стало ровным, тихим, лицо слегка просветлело. Она даже самостоятельно перевернулась набок.
   Я облегчённо вздохнула и присела прямо на пол возле подругиной кровати, принявшись наблюдать за возможными изменениями в состоянии соратницы.
   Через пять минут в номер тихо поскреблись. На моё шипяще-шепчущее "Войдите" дверь тихонько отворилась и внутрь просочилась худенькая девчушка-эльф, на вид лет тринадцати, со средних размеров тазиком подмышкой. Робко улыбнувшись, девица аккуратно сгрузила тару на стол и неслышно испарилась.
   Вздохнув, я кое-как поднялась на ноющие от усталости ноги и прошествовала к тазику. От посудины шёл пар. То, что надо. Только зачем? Вот для чего я требовала горячей воды? Не иначе как по инерции - если больной, то непременно нужен тазик с кипятком. Меньше книг надо читать, птичка. Морри обтирать сейчас не стоит - только-только спал жар, ей тёплые омовения на пользу не пойдут. Самой же мыться что-то не тянет. Ну да ладно, пусть стоит, вода лишней не бывает.
   Несколько минут спустя в дверь снова постучали. Не дожидаясь ответа, в комнату заглянул слегка бледный трактирщик.
  - Нуови, вашего брата найти не удалось - как ушёл с принцем, так больше не было, и никто не знает, где он, - мужика едва ощутимо потряхивало, глаза круглые, лик бледен и далеко не прекрасен. - Позвать магов никак не можно - сегодня последняя ночь полнолуния, и все они по традиции собрались на старой поляне, а до неё далече и идти страшно - ни один посыльный не осмелится отправиться.
  - Ладно, нет так нет, идите, - махнула рукой я, вновь оборачиваясь к Морри. Ну не придут знахари да и духи с ними, сама попытаюсь справиться, авось получится.
   Подруга тихо сопела, смешно морща лоб и время от времени причмокивая губами. Здоровый сон - лучшее лекарство, глубокомысленно подумала я - кстати глубокие мысли - это очень глубоко! - и расслабленно вытянула ноги, пристроив голову на край постели.
  
   Проснулась уже затемно. В комнате было тихо, душно и жутко. Дыхания Морри я не слышала.
   Запалив слабенький огонёк, я лениво потянулась...и замерла с раскрытым в зевке ртом - постель была пуста. Ияссова лутуоль! Где Морка?!
   Резво подорвавшись на ноги, первым делом метнулась к двери - ну так и есть, слегка приоткрыта, из щели едва ощутимо дует. Снаружи тянет ароматами выпечки и хмеля. А в голове ни единой мысли, куда могла убежать всего несколько часов назад абсолютно нетранспортабельная подруга.
  
  - Вер, Верочек! - я буквально орала, радуясь вернувшейся возможности общаться с братом и тому, что могу поделиться своими невзгодами. - Морри пропала, братишка! Я не могу точно понять где ты, я не уверена, что неугомонная гарпия куда-то далеко упорхнула, но всё же... Верочек, её нужно искать! Ты поможешь мне, братец?
  - Эли, ты? Вернулась?? - а то! - Успокойся, мы её найдём... Принц сказал, что лучшие воины будут...
  - Вер, я не стану ждать, пойду на поиски. Не забудь, ищи её!! - и горным козлом заскакала к спуску со второго этажа, обрывая связь.
  
   Буквально скатившись с лестницы, первым делом быстро пробежала глазами ряды гостящей в корчме публики. Ни намёка на подругу.
   Тёмные эльфы гуляли. С размахом, толком и расстановкой. В помещении раздавался нестройный гул голосов, разговоры, если прислушаться, были самые разнообразные, от видов на урожай до склонения царствующей династии на все лады. Тайной полиции на злопыхателей дурноватых нет!
   Не став задерживаться в шумном помещении, я пулей вылетела наружу.
   Прохлада южной ночи ненавязчивым цветочным ароматом туманила голову. Ноги сами собой понесли меня куда-то к деревьям - шелковая темнота буквально звала, она манила, мягко обволакивая и зазывая не хуже балаганного мошенника со стажем, соблазняла окунуться в свою шелестящую глубину. Полная луна на небосводе, ещё больше кружа голову, подмигивала сливочно-мимозным оком с тёмного неба.
   Засмотревшись на яркие мигающие звёзды, я вздрогнула от тоскливого, далёкого и жуткого воя. Душа попыталась смыться куда-то ближе к земле, но я усилием воли заставила её вернуться к основному месту дислокации и, унимая невольную дрожь, чутко вслушалась в чью-то ночную песнь.
   Пока голова разрывалась от предположений и опасений, ноги сами вынесли меня на средних размеров полянку в высоком лесу с диковинными багряно-жёлтыми деревьями. До чего ж чудно всё у этих темных: два шага от дома - и ты в лесмассиве.
   Кое-как увернувшись от выпорхнувшей буквально из-под ног птицы, я шарахнулась в сторону и чуть не наступила на некое существо, глухо рыкнувшее в ответ на неосторожный пинок.
   Снова шарахнувшись, я испуганно уставилась в прозрачные глаза-огоньки и слепо зашарила по поясу в поисках оружия, одновременно панически ища пути к отступлению... А неизвестная смутно различимая в почти полной темноте зверюга жалобно заскулила и прижала пушистый хвост к земле. Слегка осмелев, я повнимательнее присмотрелась к твари... И вдруг в голове возникла совершенно чёткая, но явно чужая мысль... Саму мысль приводить не буду, так как цензурными в ней были только междометия типа в, по, к и за. Общее впечатление от фразы было настолько знакомым, что я споткнулась на ровном месте и тихо осела в высокую душистую траву - благо не в крапиву.
  - Морри, ты?!
   Зверюга сначала неуверенно повела ушами, потопталась на месте, будто раздумывая, а потом истерически закивала. После этого мои предпринимающие попытки приподнять тело вертикально ноги окончательно ослабели, и ваша покорная слуга крепко приложилась филейной частью о землю.
  - Как же так? - тихо шептали губы, пока глаза растерянно оглядывали это невероятное по своей ненормальности чудо природы.
   Бордово-просвечивающая отдалённо напоминающая кошку животина, в холке достающая мне до груди, робко лупала прозрачно-льдистыми глазами и тихо скулила. Густая торчащая клоками шерсть тут и там изобиловала...
  - Почему в колючках? Мор, в колючках-то почему? - я размеренно стукалась головой о ствол ближайшего дерева, но помогало слабо.
  - Сестрёнка! - громом взорвался в голове вопль Вера. - Элино, ты где? Я уже в корчме, но в комнате тебя нет, а трактирщик только тихо заикается и толком ничего разъяснить не может. Сестрёнка, отзовись!
   Мне же было явно не до его воплей - кое-как успокоившись, я терзалась мыслями, как же помочь подруге. Уже даже самому тугодумному ежу понятно, что Морри превратилась в некое подобие оборотня, подозреваю, метаморфоза напрямую связана с нашей прогулкой в роще - та зарраза, что нагло цапнула подругу за самое дорогое, не только не чистила зубы - она ещё и оборотнем мерзко-дурным оказалась! И вот результат - соратница тихо скулит у моих ног, лапами пытаясь сцарапать острейшие колючки со своей новообретённой шерсти. Странно, но колючки не причиняли Морри ни малейшего вреда - по крайней мере крови на лапах подруги я не заметила.
  - Эли... Эли, откликнись! Я чувствую тебя, бегу на помощь, сестрица, ты держись! Нил уже розыск объявил и скоро сам явится следом за мной. Не волнуйся, с его слугами мы вмиг отыщем твою...Морри?!
   С края поляны вылетел возбуждённо машущий руками братец, при виде Морки прервав мысленный диалог и совершенно дикими глазами уставившись на несчастного оборотня.
  - Морри, - потрясённо повторил Вер - видимо мальчик чуял истинную сущность подруги, ибо по-другому опознать бедняжку не представлялось возможным, сомневаюсь, что и в его голову соратница так же смачно выматерилась... Да и опыта у брата маловато, чтобы Моррины конструкции сходу опознавать.
  - Тихо, Вер, видишь она и так шугается от каждого звука. Сядь там в сторонке и не свети. Ты Хранителя не видел?
  - Неа, - Вер послушно шлёпнулся на пятую точку у ближайшего дуба и с изумлением разглядывал скулящее чудо в колючках.
  - Как же вы, гады, допустили, что Морка без помощи осталась?! Тоже мне, волшебники, чтоб вас! Мало того, что меня бросили на произвол судьбы, но Морри! Девка чуть не загнулась!! Чего смотришь?! Стыдись, бабушка бы тебе сейчас по шее треснула, точно говорю, за невнимательность и чёрствость по отношению к ближнему!
  - Эличка, - в лучших традициях мелкой гарпии завёл Вер. - Не сердись, кто ж знал?! Мора просила её не беспокоить. Мы пару раз подходили к номеру, стучались. Но в ответ твоя подруга выдавала такое-е, что покраснел даже глуховатый Ковька - бывший матрос, между прочим! Я подумал, что она хочет побыть одна.
  - Подумал он! Мыслители, мать вашу!
   Продолжить возмущённую тираду мне не дали - на поляну вылетел взъерошенный Нил. Сходу вперившись взглядом в несчастную Морку, он сначала тихо, но проникновенно ругнулся на эльфийском. Светлоэльфийском, видимо ругательства на языке потенциального противника были в моде среди тёмных. Затем осторожно приблизился к нашей композиции "девушка с оборотнем" и негромко присвистнул.
  - Как же это так получилось? Объора, скажи, что же с вами приключилось, что Вьета вдруг перекинулась в зверя?
  - Это ты мне расскажи, что вы с моей подругой сделали, кровопивцы и людоеды бесстыжие!
  
  - Держите её, надо срочно кое-что предпринять. Луна уже почти в зените, у нас буквально несколько минут. - Нил явно не собирался терять время на пустопорожние беседы - решительно закатав рукав куртки, он обошёл вокруг бордовой зверюги, многообещающе поигрывая кинжалом.
  - Мора, Морочка, - ласково заворковала я. - Не бойся, птичка моя, Элечка тебя в обиду не даст. Спокойно, девочка, сейчас будет немного больно. - Уже догадавшись, что собирается предпринять тёмный, я внутренне собралась.
   Нил резанул себя по запястью и потянулся кинжалом к Морриной, простите, лапе.
   Подруга, глухо взвизгнув, дернулась и попыталась смыться с места событий. Понимая, что подобного допустить никак нельзя - застывшая почти над головой луна об этом ясно напоминала - я ринулась на оборотня, прыжком оказавшись сверху и эмоционально взвыв от вонзившихся в тело колючек.
  - Морри, перестань, звёздочка моя... Мать твою, Морка! - галопировать на спине оборотня было неприятно, но разве имелся иной способ заставить соратницу остаться на месте?
   Нил резко подался вперёд и схватил уворачивающуюся лапу. Тело подо мной ощутимо дёрнулось, колючки вонзились ещё глубже. Грязная ругань слегка отвлекла от боли. Тёмный тем временем рубанул кинжалом по Морриной лапе и быстро прислонил своё запястье к новообразованной ране.
  - Мор, прекрати прыгать, а то я тебя сладкого на две недели лишу, ей-ей! - выкрикнула я последний аргумент, продолжая судорожно цепляться за шею зверя. И не сразу почувствовала, что причиняющие боль колючки куда-то исчезли.
  
   Кое-как скатившись с соратницы, я отерла пот со лба и огляделась.
   На поляне наличествовали трое особей мужского пола и мы с Моркой. Да-да, с моей любимой Моркой, которая наконец выглядела хоть и изрядно потрёпанно, но по-родному привычно. Голая, босоногая моя дорогая Морри. Даже перенесшая воздействие местных травок кожа подруги слегка посветлела.
  - Морочка, девочка моя, как ты?
   Та повернула голову в мою сторону, попыталась рыкнуть, но поняв, что горло уже в состоянии воспроизводить вполне человеческие звуки, заматерилась столь интересно, что я старательно запоминала, походя оглядывая соратницу на предмет остаточных оборотнеявлений.
  - Ну что, как я вижу, Вьета в полном - ну почти полном - порядке, - отряхивающийся рядышком от земли и листьев Нил переглянулся с накидывающим свою куртку на плечи подруги Кеаном - момент появления на месте событий вампира я постыдно пропустила. - Теперь надо бы к нам в лабораторию - выяснить, чем же стала твоя, Объора, подруга, и решить, чем мы можем в данной ситуации помочь.
   Вер с вампиром согласно закивали - вот она, пресловутая мужская солидарность!
  - Нил, ты совесть-то поимей! Видишь - девица без сил, куда ты её в такую даль потащишь? - честно говоря, на данный момент я ощущала себя не лучше Морки. Саднили многочисленные результаты контакта с подругиными колючками, какой-то непонятный озноб нет-нет да и прошибал с головы до пяток, оповещая то ли о начинающейся простуде, то ли о том, что галопировать на шипастых оборотнях вредно для неокрепших юных организмов. Ко всему прочему, хоть я и не знала, где находится упомянутая лаборатория, но была твёрдо убеждена, что Морри в таком состоянии неспособна на хоть сколько-нибудь долгие переходы. Короче, ваша покорная слуга, прекрасно понимая, что ночевать на полянке в лесу не лучший вариант, всё же двигаться куда-либо не желала категорически.
   Подруга в дискуссии участия не принимала, зябко кутаясь в любезно одолженную Кеаном куртку и диковато озираясь по сторонам.
  - Действительно не подумал. Но до моих препаратов дойти надо, - тёмный почесал оцарапанный то ли о кусты, то ли о Морри нос и глубокомысленно чихнул.
   Ах ты...
  - Ну и кто тут так долго и громко орал мне последние два дня? - прервал моё активное продумывание ответа Нилу слегка хриплый, исполненный иронии голос. Хранитель. Чтоб ему!
  - Неужели! Кого мы видим?! Братец, у меня галлюцинации? Что это за бледномордая рожа виднеется над кустами?
  - Да ладно, Эль. Терри был занят с Повелителем. Разве он тебе не говорил?
   Мне? Мне вообще никто ничего не говорил! Безобразие, ну форменное безобразие! Они тут, значит, занимались насущными делами, пока мы с Морри совместно и поодиночке боролись с мерзкими вражинами?! Гады! Ох, и куда ж попрятали тех пресловутых рыцарей из женских романов, что всегда встают на защиту девичьей чести и перманентно под рукой?
  - О чём речь? - Хранитель заинтересованно оглядел Морку, скользнул взглядом по остальным и нашёл меня глазами. - Эль...э-э...Объора, случилось чего?
  - Случилось, Терри, как же у нас и не случится, такого ещё не было. А случилось то, что пока ты вёл философские беседы с высокопоставленным эльфом, нас с Моркой атаковали всякие гады! А вы, бесстыжие создания, - обвожу всех мужчин на поляне взглядом, чтобы ни у кого из присутствующих не осталось сомнений по поводу своей принадлежности или непринадлежности к гадам, - и в ус не дули! И вот он результат, - патетично потрясая Морку за шиворот, - соратница едва не осталась жить оборотнем без права оборачивания в человека! - откуда я взяла, что подруга, если бы ей не помог Нил, навеки осталась бы колючей животиной, не знаю - просто было такое смутное ощущение.
   Мужики засмущались и местами даже покраснели. Местами покраснения оказались Вер и Кеан - видимо самые совестливые, остальные ограничились застенчивым колупанием поляночной почвы ногами. С их усердием, да ежли не отвлекать... Пара дней - и сверхглубокая уже не будет казаться таким великим достижением.
  - О-о!.. И чем я могу помочь? - Терри в деле побития рекордов бурильных установок намного перегнал тёмного. При этом он не отрывал глаз от земли под ногами - червячка ищет, не иначе, пернатое-переросток!
  - Перенеси нас в Нилову лабораторию - он, видишь ли, настаивает на данном пункте программы, - сразу взяла я этого синюшного бычка за...мгм...короче в оборот.
  - Ну из-за такой ерунды стоило ли вообще меня беспокоить? - тут же задрал нос Хранитель, оставив Нила одного бить рекорды землековыряния.
  - Я тебя сейчас ещё и не так побеспокою! А где тут мой меч? А не переместиться ли мне самостоятельно? К одному симпатичному склепу... Давно мечтала его по камешку раскатать! - нервы ни к ияссу.
   Терри сначала заполошно всплеснул руками, будто отмахиваясь от чего-то, потом тяжко вздохнул и уже по-другому махнул рукавом.
  - Как скажешь, садха.
  
  - Э-э... Терри, ты местом назначения не ошибся? Чего тут так темно и воняет? - я поднялась на ноги и оглушительно чихнула, серьёзно задумавшись, где бы взять носовой платок. Точнее чьё бы трепещущее облачение на свои нужды пустить.
  - Нет, садха, всё как заказывали - по принцевым воспоминаниям шёл, а он данное помещение очень хорошо помнит. - Голос Хранителя звучал слегка приглушённо.
   Вовремя вспомнив, что мне вроде как полагается в данной местности какой-то магичекий резерв, запалила скромный огонёк. Светляк делал видимой лишь часть помещения, остальное угадывалось при помощи ночного зрения.
   Огромная захламлённая зала. Кучи стеллажей вдоль стен и не только. В одном углу закопчёный очаг с очаровательным котелком литров на сто. В другом паутина, своими размерами поражающая даже моё богатое воображение. В третьем громадный стол, прожженный в нескольких местах, радовал взор пятнами всех цветов радуги. А в четвёртом куча-мала из вяло шевелящихся и фрагментально матерящихся тел. Бледно-салатовое свечение выбивалось откуда-то из-под самого низа, указывая местоположение любимого привидения моей жизни.
  - Терри, ты там под ними всеми хоть живой? - я даже слегка забеспокоилась.
  - Садха, я уже вескон шестьсот как неживой, что за пошлые вопросы?!
  
  
  
   Глава 28
  
  
  - Препарат, - вот уже который час корпеющий над кипящими колбами Нил задумчиво почесал затылок. - Препара-ат... И где ж его теперь-то, весной, искать?
  - Что за препарат? - я настороженно следила за тарой с буро-зелёной жидкостью - содержимое всё норовило выплеснуться на столешницу, а при определенной удаче зацепить и беловолосого экспериментатора, и как магнит притягивало мой любопытный взор.
  - Да ерунда, в сущности, но без него картина не вырисовывается.
  - И все же?
  - Кошачьих слезок не хватает. А у меня ещё на той октаде закончились. Идти выпрашивать у его мудрейшества темного мага не хочется, да и нет его в городе - на поляне небось, традиции чтит, старый...
  - Так чего ж ты молчал? - не дослушав, перебила я. - Есть у нас твои ненаглядные слезки!
  - Где?! - аж подпрыгнул Нил.
  - В номере.
   Кеан с Вером прекратили копаться в громадном забитом всякой всячиной шкафу, прислушиваясь к разговору. Даже изображающая глубокий сон подруга приоткрыла один глаз.
   Темный наконец отвернулся от заполненного склянками стола и впервые за утро взглянул прямо на меня.
  - Объора, ты чудо! Давай их сюда!
  - Ну-у, - энтузиазм и внимание блондина были приятны, а вот тащиться неизвестно куда не хотелось категорически. Самочувствие, мягко говоря, неважнецкое. Липкий пот последние пару часов с неприятной регулярностью выступал на лбу, мышцы меленько подрагивали, как после чрезмерной физической нагрузки. - А чего сразу я?! Вон пусть...ну пусть братец сбегает - он дорогу хорошо помнит!
  - Да я этой вашей кошатины в глаза не видел! - возмутился мелкий. - Я её не найду!
  - Давайте я с Вером схожу, - неожиданно подала голос Морка. - Ноги размять охота.
   Я уже говорила, что подруга у меня - прелесть?
  
  - Принц! - появившиеся в дверном проеме темные рожи прямо-таки светились важностью и гордостью. - Вы велели найти нуови Вьету?
  - Э-э... - замялся, морща лоб, Нил, разворачиваясь к прибывшим. - Велел, - а ведь и правда наверное велел - Вер что-то говорил о привлечении местных спецов к поискам подруги.
  - Ну так мы её нашли! - нам торжественно продемонстрировали крепко зажатую между двумя широкоплечими молодцами Морку.
   Втолкнув в комнату возмущающуюся подругу, сыщики, с трудом сдерживая самодовольство, степенно удалились.
   Нил тут же вернулся к своим реактивам, и объясняться с пышущей гневом подругой явно предстояло мне - Кеан ушел куда-то вслед за Моркой и Вером, Хранителя не было видно и слышно уже часа три.
  - Мо-ор, - я осторожно приблизилась к матерящейся соратнице. - Где они тебя прихватили-то? И где братец?
   Отфильтровав непечатности, удалось выяснить, что Вер слинял на полпути, указав подруге направление движения и отговорившись срочными делами. Что за дела могут быть у мелкого паршивца?
   Стражники же настигли Морку буквально через минуту после исчезновения внука Слышащей.
  - Ясно, - вот что значит исполнительность - не взирая на сроки давности! - Но препарат все ещё нужен, - я со значением поиграла бровями.
   Подруга прониклась, тяжко вздохнула и выскользнула за дверь, не забыв как следует ею за собой хлопнуть.
  - Итак... А что у тебя во-он в той колбочке?
  
  - Ваше высочество, - вкрадчивый, тихий, на грани шепота голос заставил резко обернуться.
  - Вы искали человеческую девицу, худую, маленького роста и со вздорным характером? - описал так описал. А про вздорность-то как узнал? Не иначе подруга сопротивление оказала.
   Так и есть - физиономия мелкого худосочного темного, топтавшегося в дверном проеме была основательно расцарапана. Узнаю Морочкину руку. Несмотря ни на что, держал он соратницу крепко - и откуда только силы?
   Нил не нашелся что ответить, лишь обалдело кивнул.
  - Получите. Удачной луны, - специалист по отлову человеческих девиц со вздорным характером, потирая пострадавшие части тела, тихо испарился за дверью.
   Морка на удивление почти не сквернословила, ругаясь скорее по инерции, больше не с возмущением, а как-то даже обречённо.
  - Ваше высочество, - я с издевкой протянула второе о. - Может, как-то оповестите своих людей об отмене поисков? А?
   Блондин буркнул что-то маловразумительное, а Морри без напоминаний развернулась на выход, так же тихо прикрыв за собой дверь, как и её конвоир за минуту до этого.
  
  - Вашество! - ёперный театр!
   На сей раз я даже подпрыгнула, чуть не расплескав багряно-болотное содержимое вожделенной колбы, до которой все же успела добраться.
   Увидев на пороге Морри в сопровождении аж пяти здоровенных темнорожих лбов, я почему-то совсем не удивилась.
  - А...
  - Да, его высочество просил разыскать эту мелкую вредную девицу! - перебив самого выского эльфа, я уперла руки в боки и возмущенно глянула на покрасневшего как мак темного. - Спасибо за доставку, вы можете идти.
   Парни растерянно переглянулись, Морри подняла на нас взгляд, посрамивший бы наполнявшей его вселенской скорбью любого великомученика.
  - Я сегодня дойду до корчмы или нет? Чувствую, что вряд ли.
  
   Корчма баловала слух звуками хмельных песнопений и ароматом свежего пива. За окнами сумерки уверенно переходили в ночь. Меня ощутимо потрясывало и жутко хотелось прилечь.
   Занеся ногу над первой ступенью лестницы на второй этаж, я вздрогнула. Озноб пробрал от кончиков пальцев ног до самой макушки. Голова закружилась. Да что же это?! Всего ж только от дворца до трактира дошла, минут пятнадцать приятной прогулки по свежему воздуху... Но, честно, трясти вашу покорную слугу начало ещё у Нила.
  
   С опытами над Моркиной кровью было покончено к вечеру, после сакраментальной фразы вернувшегося лоботряса-братца: "А давайте до лета тут обоснуемся? Всё тщательно-тщательно исследуем! И я подучусь кой-чему. Эль, ты ж согласна?" Мне удалось только скрипнуть: "Я уже к вечеру вас обоих расчленю особо жестоко, если меня сейчас же не накормят". На этом обсуждение и активные исследования прекратились - Нил буквально выпнул нас вон от греха подальше.
   И вот я опять в ставшей родной корчме, покачиваясь, бреду по лестнице. Поминаю Морку - по традиции беззлобно, но матерно. Слёзки она таки принесла. Но тут же отбыла куда-то по "срочным делам". Да что ж все вокруг деловые такие? Я тоже хочу-у!
  
   Я едва дотянула до кровати - нездоровое что-то в организме. Это голод так плохо действует. Где же мелкий пацанёнок-слуга с едой? Как кружится комната...
  ...Открываю глаза. Вокруг туман, много, густо и не продохнуть - в смысле задыхаюсь. А накурили-то! Попыталась покричать. На третьей попытке кто-то хлёстко стегнул меня по щеке. Решила, что молчать безопаснее. Незаметно сползла в жутко густеющий туман. До чего же ломит ше-ею...
  
   Лицо горит. Тело горит. Меня подожгли? Руки пообрываю под самый корешок!!... Больно...жарко...темно...
  
   Некоторое прояснение. Я в комнате. Окно распахнуто. Луна опытной соблазнительницей тянет куда-то, не давая дышать от желания. Желания вырваться из душного смрада корчмы, убежать на волю ветра и травы... Куда это я?!
  
   Знакомая роща. Я, кажется, была тут совсем недавно. А какой забавный жучок! Аппетитный... Я же боюсь насекомых!!
   Привычное подергивание головой вышло как-то кособоко и неправильно. Я спешно ощупала шею, боясь обнаружить очередной плод Морриного эксперимента. Нет, вроде вполне себе ровная тонкая шея. Только мохнатая какая-то. И ухо чешется. И хвостом за куст зацепилась... Что?!
  
  - Обьора-а! Обьора, куда ты подевалась?! Вот вздорная девица - весь город на ушах, Нил скандалит и ругается из своей лаборатории - он, видишь ли, от компонентов оторваться не может, но деву ненаглядную ему подавай. И кто крайний? Ну конечно клыкастый! Обьора-а!!! Обьо...о...о-о-о!!
   Вылетевший на поляну Кеан остолбенел так качественно, что ребята со стопкадра завистливо облезли бы при виде такого профессионализма.
  - Кеан. Привефт! - язык плохо слушался, цепляясь за разом пересохшее и ставшее жутко шершавым нёбо. - Как дела? Какими судьбами на нашу полянку?.. Ну отомри уже, фто ли.
  - Обьора, что это? Как... Как ты это?? Мне срочно нужно успокоительное!
  - А чо? - Я как могла поджала беличий хвост и заискивающе улыбнулась.
  
   Я снова была в нашей с Моркой комнате. Вчерашний вечер вспоминался как дурной сон. Руки слегка тряслись, под кожей зудело, но вполне терпимо. Я рассеянно следила глазами за разгребающим наши пожитки братцем, шевелиться не хотелось.
  - Девчонки, сколько у вас тут интересного! Темьян сушёный, лягушки толчёные, а вот этот неопознаваемый на вид порошок...
   Вер сунулся в соседний мешок и вдруг с воплем отдёрнул руку.
  - Ай! Там кто-то кусается!
   Кусается? Я подтащила к себе котомку и осторожно заглянула внутрь. Почему я не удивлена?
  - Фавн! Ты-то что здесь делаешь? И когда успел залезть в сумку?!
   Малыш зевнул и лупнул на меня громадными сиреневыми глазами.
  - А у гдефтоф фкуфьно.
  - Скучно? Ну да, у нас-то не в пример веселее, это ты точно подметил.
  - Эли, кто это?
  - Не знаю, - я была задумчива, потому говорила предельно честно. - Какой-то вид местной живности. Говорящий.
  - И фофсе я не вфид! - возмутился обитатель сумки. - Фя фавн!
  - Мы уже поняли. И кто ты есть, фавн?
   Разговорить диковинку я не успела - в дверях появился Кеан, алчущим взглядом обозревающий комнату.
  - Где Вьета? - ты ж мой птенчик! По любимой соскучился? Соскучился, не юли!
  - Мор...э-э... Моя подруга ушла прогуляться. Куда она уточнить не нашла нужным.
  - Да? Жаль. Ну ладно. Мы тут кое-что выяснили. Так в какой лес вы забрели тем вечером?
   Я было собралась в красках живописать давешние приключения, как вампир, будто прочитав заготовленную речь, сморщился и с некоторым удивлением воскликнул:
  - Блуждающий лес! Как вы умудрились в него забраться?
   Я развела руками.
  - Можно подумать нас с подругой оповестили о размещении данного образования на подвластной вам территории... Кстати, почему вы-то не приняли мер по локализации и уничтожению опасного участка растительности?
  - А мы и не знали, - слегка смущённо выдал темноволосый. - Пока вы не пропали, никто из местных колдунов присутствие инородной сущности не чувствовал.
   В голове вертелось одно, но навязчивое слово - раздолбаи!
  - Так что с нами было?
  - Вас с подругой покусали оборотни. - Прозвучала фраза довольно зловеще. - Разные оборотни, - уточнил уловивший ужас на моем лице Кеан. - Вьету один, тебя другой. Или другие - Нил не смог установить точнее. Перекидывание происходит на третий день - так и случилось. Теперь, после нашего вмешательства, вы в безопасности - непроизвольных обращений быть не должно. Но вам нужно быть осторожными.
  - Чудесно. И что нам теперь делать?
  - Жить.
   Оптимист он.
  
  - Это... Я тут, знаешь, что подумала?
   Мы с Моркой бродили по тёмноэльфийскому дворцу, пользуясь тем, что парни были чем-то плотно заняты. Вот как выкачали у меня с поллитра крови без объяснения причин, так и пропали. А другие обитатели сего громадного помещения уже привыкли к беспрестанным шатаниям двух человеческих девиц по вверенным им угодьям и внимания на нас не обращали.
   Шла вторая неделя пребывания в Деании, чувствовали мы с мелкой себя неплохо. Настолько неплохо, что облазили весь город и добрались-таки алчущими эльфийских тайн ручонками до святая святых.
  - Нет, Мор, не знаю, но мне это уже не нравится.
  - Да ну тебя!... А давай подсмотрим, что они там, эти тёмные, такого сверхсекретного изучают, что на кривой козе не подъедешь. А?
   Дело в том, что Морка в своих вылазках каким-то немыслимым образом собрала столько информации, сколько и завзятому шпиону не раздобыть. Узнала она и о занятиях с эльфийской одарённой молодёжью. Занятия проводил придворный маг, посторонних на них, а особенно человеческих девиц, и близко не пускали. Из людей к занятиям был допущен только Вер. Обидно, конечно, но не смертельно. Меня гораздо больше занимала мысль, что же приключилось с вашей покорной слугой ночью на той злополучной поляне. И почему я ничего не помню. С Морри делиться мыслями я не спешила, она тоже не заговаривала о последовавшем за её превращением вечере, и лишь развлекалась как могла.
  - Мор, ты меня пугаешь. Каждая новая идея перманентно страшней предыдущей. Признайся, ты смерти моей безвременной хочешь, да? Ну куда тебя опять понесло? Нас же поймают! И прибьют!
  - Ну, авось не догонят, - философски изрекла соратница, задумчиво постукивая дубинкой по раскрытой ладони.
   Подстрекательница. И деревяшку увесистую где-то раздобыть успела! Во мне вдруг пробудилось доселе некоторое время дремавшее жгучее любопытство. Ну Морка! Знает, на что давить.
  
  - Морри, сматываемся! - я буквально волокла соратницу среди деревьев к одному из выходов из Деании, секретному, о котором удалось прознать всё той же неугомонной подруге. Лошади, заклинанием призванные из конюшни, покорно тащились следом.
  - Эль, куда ты так бежишь? И зачем? Случилось чего? Ну расскажи, я же не в курсе.
   Мелкая гнусаво ныла на одной ноте, однако послушно брела за мной.
  - Мор, я тебе потом обо всём... В подробностях... Одно скажу - если сейчас не уберёмся, нас может ждать жестокая расправа не отходя от места дислокации. Тебе оно надо? И мне не надо! А милый твой... Козёл он и всё! И не спорь! Иначе чего ж так вдруг исчез из поля зрения уже дней пять назад?
   Морка засопела, одновременно выражая возмущение подаренным любимому эпитетом и согласие, что действия его более чем странны и однозначно вероломны - оставил девицу одну-одинёшеньку без предупреждения. А вроде так хорошо у них всё к тому времени вырисовывалось.
  - Вот и не спорь! Шевели копытами - авось успеем выбраться. Иначе плохо будет!
   Морка, за что ценю, всё ещё верила мне безоговорочно, потому послушно шла следом, не спрашивая, почему мы не прихватили ни сумок, ни еды, ни коней, ни Вера. Спасибо ей за это огромное.
   С братцем, я точно знала, ничего страшного в Деании не приключится, его тут приняли как родного - вон, даже допускали до тех занятий, на которые нам с подругой вход был закрыт. Так что оставляла я Вера у тёмных с чистой совестью - никто лучше их малыша не защитит.
   Путь пролегал через живописные места - у тёмных природа была просто восхитительна, я всё не могла наглядеться. Даже сейчас, в такой момент, невольно замирала порой на секунду в восхищении открывающимся пейзажем.
   Вдруг с совершенно безобидного на вид дерева мне на голову с неприятным чавкающим звуком шмякнулась некая вязкая субстанция. Голова, как и остальной организм, реагировать не спешили, оторопев от беспардонности нахалки. Нечто тем временем медленно растекалось по макушке, почему-то отдавая предпочтение левой стороне. Наконец, достигнув уха, субстанция прекратила движение. Организм, посовещавшись с мозгом, принял решение немедленно устанить незванную пришелицу... И тут, свесившись набухшей каплей прямо к уху, эта нечта ка-ак рявкнет!
  - Сообщение от Темисы Величайшей!!
   Всё. Седых волос стопроцентно стало вдвое больше, и придётся просить Морку напугать меня вторично, дабы устранить заикание... Тетёрочки-мехочки, вопящая желя!! Спасите-е-е!!!
   И только уже во время моего беспорядочного метания между деревьев мозг запоздало обработал поступившую от стрессотворной субстанции информацию. Резко затормозив, я врезалась в заполошно мечущуюся за мной в попытках меня же обуздать Морку.
   Несмело тряхнув головой, осторожно уточнила:
  - Чего?!
  - От Темисы Величайшей, ты что, оглохла?
   Я опешила - такое наглое желе встретилось на жизненном пути впервые.
  - И что ты нам уполномочена...но...передать?
  - Сия великая магичка велит вам немедля прибыть в столен град! Сей же минут!
  - Но сей же минут мы не можем - так быстро передвигаться не умеем.
  - Величайшая подумала об этом, - снисходительно молвила субстанция, вольготно расползаясь по волосам. - Возьми подругу свою за руку, дева!!
   Ослушаться не хотелось, да и любопытно было. Я протянула Морри руку, та молча, обалдело пялясь мне на голову, ухватилась за протянутую конечность, предусмотрительно схватив за повод свою кобылку, привязанную к моей.
  - Держитесь, человечки! - рявкнула прямо в ухо субстанция, и мир содрогнулся.
   Почва разом ушла из-под ног, и я больно стукнулась коленями о какой-то выступ. Рядом материлась любимая соратница. В глазах было темно, уши не улавливали ни малейшего звука, пока...
  - Детоньки! - в то же несчастное левое ухо гаркнули голосом любимой наставницы. - Прибыли, красавицы, добрались, милые! Уж как я рада вас видеть, девоньки, праздник-то у Теми какой! Так быстро и не ждала!
   В ответ лично мне удалось лишь невнятно крякнуть - перед Темисиным слухоявлением я успела впечататься спиной во что-то жутко твёрдое и слегка неровное. Тело тут же заныло, жалуясь на бестолковость хозяйки, рука, всё ещё крепко держащая Морри, помогала лучше воспринимать мыслематы подруги, которые та слала хорошими порциями и беспрестанно. Голова закружилась от множества неприличных образов, желудок ругнулся на отсутствие еды последние семь часов, а макушка подло и без предупреждения чувствительно приложилась обо что-то твёрдое. Звёздочки! Давно я вас не видела.
  
  
  
   Глава 29
  
  
   Голова традиционно гудела, над ухом привычно зудела любимая подруга, с подвываниями зудела. Что-то случилось или у Морри просто плохое настроение? Я решила прийти в себя дабы прояснить этот вопрос. Интересно же!
  - Морри... Чего ты орёшь? У меня башка болит!
  - Эля. Эля-а!! Ты жива?
   Странно. У кого-то были сомнения?
  - Мор. Почему ты решила, что я бесславно отдала концы?
  - Ты третий день лежишь без движения и почти не дышишь.
   Ничего себе башкой приложилась.
  - Стыдись, подруга! Ты бы меня ещё в склеп замуровала от соратнического рвения! - поглядев на соратническое выражение морды лица, я как-то внезапно поняла, что если бы не какие-то отвлекающие факторы, лежать мне в чьей-то родовой усыпальнице веки вечные.
  - Мор. Я тебя прибью точно! Чуть не замуровала подругу!
  - Деточка! Очнулась, золотая моя!
  - Теми, как я рада тебя видеть! Что тут было? И зачем ты нас так экстренно вызвала?
  - Видишь ли, деточка... Морочка уже в курсе... Я рассказала о вас своей наставнице, - в голосе магички зазвучали нотки потаённой гордости. За нас, что ли? - Она захотела увидеть моих первых учениц.
  - Тем... Поправь если ошибаюсь, но ты магистр магии уже вескон пятнадцать как. Кстати любопытно в таком разрезе, сколько лет твоей наставнице? Но! Так где же остальные лоботрясы ученики?
  - Как-то не обзавелась, - Теми сокрушенно вздохнула. - Вы моя последняя надежда, а то в нашем кругу на меня как на преподавателя уже давно махнули рукой. Не ударьте в грязь лицом, девочки, Гордисса ждет. И она безумно строга. Не подведите!
  - Постараемся, - хором, без особого воодушевления промычали мы.
  
   На третий день зубрёжки формул и схем теормагии, устав от муштры, запугиваний и стращаний в стиле Темисина наставница нас зажарит и съест прямо живьём прямо с не слишком благоухающими внутренностями, мы решили прогуляться по столице, людей посмотреть, сравнить с нашим миром. Точнее прогуляться решила я, Морри же активно горела желанием продолжить занятия, активистка. Но разве с озлобленной учёбой Эли поспоришь? Моррина попытка не удалась.
   Всё было почти что радужно. Мы потихоньку выбрались из Теминого дома и пошли по одной из главных улиц, цепляя взглядами окружающие дома оригинальной архитектуры. Морри, забыв о книгах, даже попыталась прочитать мне лекцию на тему того, какой я полный ноль в дизайне зданий, как...
   Плач мы услышали за полквартала, и, ведомые неуёмным любопытством, побежали посмотреть. Что сделать, мозгов и осмотрительности не нажили.
   Ориентируясь на звук, прискакали к тёмной-темнючей подворотне. Плач с редкими воплями-подвываниями доносился оттуда.
   Напрягая глаза и призывая на помощь ночное зрение, явившееся неприятно быстро, я кинулась к центру нарисовавшегося в полумраке двора. Морка, судя по близкому сопению, не отставала.
   Посредине лежало тело.
   Тело было грузным, большим и недвижимым. А возле тела бешеной блохой скакала женщина. Она, как выяснилось, и верещала.
   Замерев в тени, мы увидели вокруг уже упомянутых субъектов - верещащего и лежачего - морд пять немытых личностей оборванной наружности. Опять разбойники? Ох и развелось же! И прямо посреди столицы. Куда смотрят власти?
   Женщина, рыдая, рухнула на своего спутника, пытаясь закрыть валяющееся на земле тело своим, при этом вопя на пределе громкости.
  - Люди, родненькие, милые-дорогие! Кто-нибудь! Умоляю! - столько отчаяния было в голосе, что я не выдержала и в несколько шагов достигла лежащей парочки.
  - А что тут было, парни? - прикинувшись дурочкой, попыталась оценить ситуацию.
   Плачущая женщина, похоже, не заметила моего появления, бандиты же, опустив оружие, с удивлением уставились на двух лишенных инстинкта самосохранения дурищ.
  - Валите отсюдова, мокрощёлки дурноватые. Нам нужен только тот бугай, и пущай его баба хоть весь запас заклятий изведёт, мы до него доберёмся! Пошли прочь! - женщина волшебница? Ну надо же.
   В общем и целом Эличка не любит, когда её куда-нибудь посылают. А если вот так, мягко говоря, грубовато, да ещё и всякие антиобщественные элементы - зверею. Сразу, качественно и надолго. Минут на десять. Дурной нрав. Про Морри молчу, той вообще даже говорить ничего не надо - впадает в берсеркерское состояние с места в карьер, болезненным чувством справедливости обладает, птичка.
   Короче, пробухтевший угрожающую тираду малый чуть-чуть ошибся. Если бы не Морри, то чуть-чуть. С подругой-то сладить не в пример сложнее, чем со мной.
  - Не поняла. Эй, хвостики арбузные, недозрелые, это что за рыдающая женщина перед вами на коленях ползает? - подруга крепче перехватила любимую дубинку. А вроде из дома прихватывала только кинжал. - Не люблю, когда женщины плачут. У меня от этого чесотка начинается. Руки чешутся.
  - Вы, дуры ссыкушные, пошли вон! А то с ними рядом ляжете! - говоривший смачно харкнул себе под ноги.
   Нет, вы представляете такое Морке сказать? Услышав реплику бандита, я честно зажмурила глаза, закономерно ожидая развязки. Которая не замедлила наступить.
   Свист рассекающей воздух дубинки, вопль первой подругиной жертвы и боевой клич соратницы - заслышав столь сладостные сейчас и ненавистные обычно звуки, я распахнула глаза пошире - меч почему-то оказался уже в руках.
   Три минуты - и мы с пострадавшими женщиной и недвижимым субъектом в переулке одни - Морка не погнушалась даже выкинуть порезанных и отдубасенных уродов на проспект. Откуда только сила взялась?
  - Пойдёмте, уважаемые, - кое-как подняв пострадавших, мы, не слушая бессвязных уверений в вечной преданности и долге до скончания вескон, дотащили бедняг до корчмы, что по слухам была слишком прилична, и хозяин которой, родной брат начальника стражи, честных граждан на откуп бандюганам никогда не отдавал. Слухи собирала Морка лично, когда только успела при столь напряжённом графике? И до чего ж тяжёлый беспамятный мужик!
  - Домой, Мор?
  - Давай. Ох, хорошо прогулялись! - подруга со вкусом потянулась, и мы быстрым шагом направились в сторону Темисиного дома, с тревогой глядя на светлеющее небо и предчувствуя знатную головомойку.
  - А ты воин, подруга! Так отделать этих сволочей беспардонных!
  - Ой и даже не скромничай! Двоих уложила ты, что удивительно, с закрытыми глазами!
  - Да?!
  
   Явление нас Теминой наставнице дальше откладывать было нельзя. Потому наша темноволосая магичка, поцеловав обеих в лоб (очень символично) отправила учениц на беседу с грозной Гордиссой.
   Та, что характерно, общаться сей же час была не готова, потому нас безапелляционно определили на временный постой в Академию, к старшекурсникам. Пошалить мы с Моркой успели и здесь, потому встречи с пресловутой магичкой боялись страшно - ну как покарает? И тихо-мирно, но со страхом ждали исторического свидания.
  
  - Ба, да это же возмутительница спокойствия, натравившая на нас тех бугаёв из Москвы! Помнишь?
   Мирно следовавшая из корпуса цэ в столовую, я споткнулась на ровном месте и слегка прикусила язык от звуков до боли знакомого голоса.
   Завертев головой, узрела стоящих прямо у входа для учеников Академии Волшбы Нила и Кеана. Кошмар! Ужас! Только не сейчас!
   Желание провалиться сквозь землю не осуществилось, и я срочно задумалась над более реальными. Мы с подругой в обьятиях Темисы наконец приняли свой первоначальный облик, родной и знакомый практически с детства. По всему видать, преждевременно.
   Мысленно вопя как раненая в разные места выпь, я истерически призывала Терри, чтобы спас подругу дней суровых из-под вражеского обстрела и куда-нибудь (хоть к их Лутуолям!) переместил, но тут мимо браво продефилировала Морка с застывшим взглядом и сыплющимися с пальцев искрами, беззвучно шевеля губами.
  - А вот и вторая леди, - вампир отвесил поравнявшейся с ним Мирке учтивый поклон. Та нервно склонилась в ответ, от усердия ткнувшись лбом в колени, и через мгновение, мазнув по обалдевшим нам невидящим взором, продолжила движение. Там, где она ступала, начинала буйно колоситься трава, вырастая в мгновение ока почти по пояс. Я отпала настолько, что, напрочь позабыв о мужчинах, рванула следом.
  - Морка, стоять! - прямо в ухо, на предельной громкости.
   Подруга вздрогнула и, наконец, одарила меня почти осмысленным взглядом: - А?
  - Ты что, совсем сдурела?! У тебя почему позади трава колосится??
  - Где?! - нервно заоглядывалась мелкая на свой тыл, ничего похожего на траву там, конечно же, не обнаружив.
   Я ткнула пальцем в следы:
  - Что это, я тебя спрашиваю??
  
  - Элечка, ты сегодня какая-то агрессивная.
  - Я? Простите великодушно, но не я тут всю столицу решила экстренно озеленить.
  - А кто ж по-твоему на это подписался? Кто ж...
  - Готовы, деточки? Прошу пожаловать ко мне! - громом в ушах прозвенел мелодичный голос.
   Я резко заткнулась, изумлённо пялясь на подругу. Та вторила недоумённым взором. Значит не Морка опять пошалила. А кто?
  - Долго вас ждать? - в голосе зазвучало недовольство, и под нашими ногами разверзлась земля.
  
  - Ну здравствуйте, милые, - чувствительно приложившись копчиком об пол, я резко затяготела к простым мирским удовольствиям, без экстримов и явлений ненормальным магичкам пред ясные очи. - Темиса мне много о вас рассказывала, - дама, которую и дамой-то язык не повернулся бы назвать, настолько молодо она выглядела, максимум юная дева, в просторном платье бежевого цвета, со светлыми вьющимися волосами и пронзительно-чёрными глазами, окинула нас внимательным взглядом и развела руками. Между пальцев заискрился маленький зелёный огонёк. Ага. Уж не Гордисса ли решила наконец устроить встречу с двумя нерадивыми ученицами?
  - Да, я куратор вашей наставницы. Итак, приступим к испытаниям. К чему время терять?
   А и правда что.
   Не успели мы с Моркой икнуть, как справа вспыхнула стена пламени. Нестерпимый жар ударил в лицо, волосы на кончиках съёжились и, такое чувство, начали тлеть.
   Я собралась было завизжать от ужаса, но подруга автоматически отреагировала на направленную агрессию - поток воды ударил упругим столбом, да так, что не только погасил огонь, но и окатил всех присутствующих (нас с Морри и Гордиссу) с головы до ног. Впечатляюще. Ну Морри!
   Магичка встряхнулась как вылезшая из ванной кошка, фыркнула и в мгновение ока оказалась сухой. Я хмуро зыркнула на подругу, пытаясь хоть как-то отжать волосы.
  - Неплохо. А что вы на это скажете? - на что ещё?!
   Над нашими головами разверзлась огромная щель, выплюнув поток булыжников размером с кулак.
   Этого не стерпела уже я - представив, что будет с внешним видом и с организмом в целом, если всё это ласково пройдётся по нам, крутнулась вокруг своей оси и выплюнула формулу, заученную буквально накануне. Миг - и камни засосало возникшей из ниоткуда воронкой. Покружив фрагменты местной породы, смерч, не коснувшись нас, с хлопком исчез.
  - Интересно, куда он эту кучу вывалит? - задумчиво вопросила магичка.
  - Не извольте беспокоиться, только на совершенно безлюдный франмент земли.
  - Уверена?
  - Конечно! - не совсем уверена, но очень на это надеюсь.
  - Хорошо. Даже очень хорошо. А теперь...
   Сначала мы услышали нарастающий гул. И только после увидели... Огромная зудящая туча, замерев на мгновение, хлынула на наши головы. Издали узнав характерный звук, я истошно завопила - жутко боюсь насекомых - и запулила в нападающую свору саранчи дугой огня. Две секунды - и мы стоим опять же втроём, осыпанные пеплом. Вот тебе и раскаяние. За всё оптом. Посыпали и голову, и остальные части тела.
  - Мда. Впечатляет. И скорость... Темиса славно потрудилась, теперь вижу. Ну что ж, девоньки. Вы достойны обучаться у моей подопечной, - что, так быстро всё кончилось? А на кой я два учебника по теории и практике применения ловчих формул зубрила? - Не уроните этой чести, будьте сильны и изобретательны. А теперь, думаю, Теми уже волнуется. Да и подустала я от вас, - брезгливо стряхнув останки насекомых. - Домой!
   Так быстро подустала? Мы ж ещё не всё показали!
  - А...
   Не успела. Миг - и мы очутились в знакомой гостиной.
  - Теми! - Морка рванула было искать наставницу - хвастаться успехами, но вдруг резко затормозила и даже слегка сдала назад.
  - Мор, ты чего? - я было возмутилась, прикусив язык от втыкания в подругину спину.
  - Тссс! - Морка слегка побледнела и что-то быстро-быстро забормотала.
   Я выглянула из-за подругиного плеча и обалдела.
   В углу комнаты, на уютном диванчике восседал Кеан собственной клыкастой персоной и мило беседовал с Темисой. Ничего себе!
   Я поспешила не только отступить, но и утащить Морри за огромный сервант.
  - Нуови Темиса, а девочки скоро будут?
  - Не могу вам этого гарантировать, у них очень важный день.
  - Я был бы безмерно рад видеть ваших учениц как можно скорее, дело не терпит отлагательств. Счёт буквально на мгновения, - Кеан был невероятно взволнован. - Сегодня странный день. Буквально час назад встретили пришелиц из известной нам области, родины Вьеты и Объоры. Откуда они тут? Да ещё и в академии...
   Почувствовав лёгкий толчок в бок явно от подруги, я вылетела на середину комнаты.
  - А вот и они! - радостно вскинулась Теми. Кто они? Не было нас там! - Мои дорогие! Как всё прошло? - вскочив с места, она ринулась ощупывать-оглядывать нас.
  - Радужно, Тем, - я попыталась закрыть лицо руками, маскируясь под сморкание в магичкину тунику. Теми споро отобрала у меня конец своей накидки и укоризненно покачала головой. Ей легко говорить, а у нас тут личная жизнь буквально скоро обрушится! У Морки так точно, Нила-то я пока не видела, а подругин хахаль вон он, сидит на софе и радостно лыбится.
  - Дорогие нуови, вот, слава Высшим, и вы! - он тоже подскочил с дивана и бросился нас обнимать.
   Не успев увернуться, мы с Моркой пару минут слушали вдумчивый треск рёбер и подсчитывали, сколько придётся ходить в тугой повязке после этих объятий.
  - Дорогие нуови! - Кеан наконец отпустил нас, отступил на шаг и теперь с восторгом пялился на меня и Морку. Особенно на Морку. - Какое счастье, что вы пришли! Дело в том, что Нил пропал.
   К...как? Как так пропал?
  - Эл...э-э...Объора, отпусти его, задушишь! - только после этих подругиных слов я поняла, что уже минут пять трясу вампира за грудки, маловразумительно, но громко требуя немедля найти и доставить сюда ненаглядного тёмного.
  - Что произошло? - кое-как разжав мои руки, спросила у темноволосого соратница.
  - Странная история. Ваше внезапное исчезновение мы заметили не сразу, - Моррин недовольный взгляд сверлил мне затылок, но Эля решила прикинуться старой ветошью и не реагировала. - Тем более, что я был в отъезде - дела нашего Дома требовали немедленного присутствия. Когда я вернулся и отвлек друга от исследований, мы обнаружили вашу пропажу. Нил пришел в неистовство и тут же возжелал найти гостий во что бы то ни стало. Тёмные не смогли обнаружить даже ваших следов, что странно, - ещё один недовольный подругин взгляд. Я скоро точно дымиться начну. - Друг рвал и метал, в итоге решив искать гостий лично. Он уловил отзвуки вашей ауры и потащил меня к границе. Там мы нашли место вашего последнего пребывания - и всё. Дальше пустота, - молодец вестник, качественно сработал. - Нил был очень зол. Потому, не размышляя, он запустил формулу Последнего Шага и нашёл точку, из которой вы ушли. Посквернословив минут десять, он что-то такое выудил из кармана, я не успел разглядеть, и сказал, что ни одна магическая гадость не помешает ему найти лю...любого гостя их страны, - Кеан ощутимо дёрнулся при последних словах. Что-то не то сказал?
  - В итоге под ногами заклубился портал, выбросивший нас в гостиную вашей наставницы. Мы испросили у нуови Темисы, - изящный поклон в адрес магички, - прощения за незапланированный визит. Затем отправились по наводке искать прекрасных барышень, - теперь уже учтивый кивок головы в наш с Моркой адрес, - в магической школе. Но совершенно неожиданно наткнулись там на иномирных гостий. И откуда они в Мидорре?.. Так вот, обнаружить вас не удалось - аура землянок сбивала любые поисковики. В общем мы решили побродить по городу, расширив круг поиска. Через час в условленном месте Нила не оказалось. Я попытался достать его своими методами, но не смог.
  
   Пока Темиса выспрашивала у Кеана подробности, я тихонько отвела мелкую в сторону.
  - Мор, что случилось? Вампир нас не узнал - ты опять наложила личины? Я права?
  - Права. А что мне было делать? - взвилась та.
   Я мысленно согласилась с подругой - действительно делать больше было нечего, сейчас не время раскрываться.
  - Мор, мы ведь долго в них не протянем.
  - Ничего. Я видела у Темисы нужные травки - намажемся и станем такими же безо всякой магии. Не волнуйся.
  - Как скажешь.
   Мы вернулись к собеседникам.
  
  - И что ты думаешь по этому поводу? Может блондинчик просто заблудился?
  - Кто?! А-а... А недоступным для обнаружения стал тоже совершенно случайно - побочный эффект от потери ориентации в городе? - Кеан прищурил левый глаз, одновременно вздёрнув правую бровь. Ну и гримасы, он порою даже Морку по этой части обгоняет.
  - А что такого? Уж и предположить нельзя. Твоя версия?
  - Единственное, что приходит в голову - Нила похитили.
  - Может убили? - на редкость оптимистично выдала Морка.
  - Типун тебе на язык! Кеан?
  - Да нет, на убийство непохоже, я бы почувствовал.
   Надо же, какая у них близкая связь. Аж завидно!
  - Что предлагаешь?
  - Девочки, так как же всё прошло?
  - Да нормально, Темичка, на ура прошло - наставница твоя просто в экстазе.
  - Мор, насчёт экстаза ты не переборщила?
  - Ничуть! Ты же видела, какие у неё были осоловелые глаза.
  - Я думала, это от возмущения, когда ты её водой окатила.
  - Ты что? - Темиса схватилась за сердце. - Разве так можно? С самой Гордиссой! Да при первом знакомстве! - в голосе наставницы слышался почти священный ужас. Нет, всё-таки чересчур наша Теми впечатлительная.
  - А при втором, что ли, уже дозволяется? Какие у вас демократичные нравы царят, что хочется отметить.
  - Не отвлекайтесь, дамы, прошу, - Кеан, во время нашего разговора переводивший взгляд с одной на другую, в конце концов не выдержал. - Время уходит, скоро след будет уже не обнаружить.
  - А как ты собрался его обнаруживать? И, кстати, зачем многоуважаемый вампир ждал нашего появления? Нет, мне, несомненно, приятно, а уж как Морке... Но не целесообразнее ли было отправиться на поиски немедленно, пусть и в одиночестве?
  - Видите ли, нуови, я всего лишь вампир. Моих способностей могло не хватить для расширенного поиска, - он развёл руками. - Прошу простить, если в собственной самонадеянности забыл о приличиях, намереваясь подвигнуть вас на сие вполне вероятно опасное предприятие, - парень развернулся к выходу.
  - Эй-эй... Не вздумай уходить! Всё равно следом увяжемся. Правда, Морри?
  - Мнм, несомненно, - согласно прочавкала раздобывшая уже где-то съестное мелкая.
  - Вот видишь. Итак, каким методом ты собрался обнаруживать местонахождение нашего дроу?
  - Есть один ритуал.
   Опять ритуалы? Не хочу-у! Хотя кто сказал, Эль, что сие действо коснётся тебя?
  - Излагай.
  - Зачем? Сразу покажу.
  
  - А ты, Морри, встаешь здесь, - он нежно взял подругу за руку и отвёл на положенное ей по правилам проведения подобных мероприятий место.
  - Ну? - я замерла на полусогнутых в углу мансарды Теминого дома, боясь распрямиться - над головой торчал внушительного размера деревянный выступ. На кой он был там функционально нужен, спросить у Теми я не решилась. Та и так была не шибко довольна, восседая в противоположном углу на намертво вмурованной каким-то умельцем в пол массивной вазе. Она, конечно, пыталась сопротивляться водружению себя на сей шедевр древних мастеров, но Кеан был непреклонен - именно там находилась необходимая для проведения ритуала точка, которую непременно должна была занять именно Темиса.
  - А теперь, - нараспев затянул Кеан, делая замысловатые и слегка неприличные пассы руками. - Покажи нам путь. Отыщи среди нас сердце, близкое ему, овей его своим знанием, укрепи упорством, осени путеводной нитью к брату нашему, другу нашему, чтобы не потеряло это сердце следа принца никогда, ни живое, ни мёртвое.
   Ничего себе ритуальчики! Это и в посмертии что ли покоя кому-то не видать, пока моего ненаглядного не отыщем?
  - Укажи своею мудростью, уколи иглой предвиденья, не оставь, внемли, помоги-и! - под конец Кеан натурально завыл, да так душевно, что захотелось поддержать тихим уа-а-аууу.
   Теми в своём углу зябко поёжилась, Морка с обожанием пялилась на вошедшего над ароматической палочкой в транс любимого. А я яростно тёрла уставшие коленки, тихо матюгалась на недоделанных архитекторов и лелеяла в мечтах момент, когда своими руками выпилю дурацкий выступ с лица этого дома.
   Резкая боль в сердце застала врасплох, я по-глупому плюхнулась на задницу. Слегка отшибла копчик, но почти не заметила этого - перед глазами завертелись разноцветные круги, тело свело судорогой, а в голове вспыхнула незнакомая карта - по крайней мере из уроков географии таких я припомнить не могла.
  - Ай! Ай-я-ай! - радуясь вернувшейся способности говорить, я скорчилась на полу и начала неваляшкой раскачиваться из стороны в сторону, боясь слишком резких движений и не будучи в состоянии оставаться недвижимой - в груди болело, ныло, жгло. С губ срывались стоны, попытки их удержать не увенчались успехом.
  - Расслабься. Перестань ты сопротивляться! - только через минуту я поняла, что тряска возникла не сама собой, это Кеан теребил меня за плечо, требовательно выговаривая в самое ухо одно и то же - не сопротивляйся, успокойся, расслабься.
   Я же не америкосовский солдат, а он не злыдень писюкастый, чего мне тут расслабляться и получать удовольствие? Боль уберите, терпеть нет мочи!
  - Объора! - встряхнув меня особенно мощно, вампир, размахнувшись, с силой ударил ладонью о ладонь прямо перед моим носом. Подействовало - я на мгновение обмякла, судорожно всхлипнула и вцепилась в Кеана так, что тот взвыл - всё-таки ногти стоило остричь.
  
  - Значит, проводником стала Объора, я правильно поняла? - Темиса зябко куталась в пуховую шаль, стоя к нам спиной и невидяще уставившись в окно.
   С момента окончания ритуала прошло минут двадцать, мы успели спуститься в гостиную и немного отойти от переживаний, связанных с магическим воздействием, а Теми даже заказать для всех присутствующих чай.
  - Истинно так, дражайшая нуови, - Кеан, кивнув в сторону магички, повернулся ко мне. - Объора, ты все еще видишь карту?
   Я напряглась и воссоздала перед мысленным взором схему незнакомой местности. И вяло кивнула.
  - Да, Кеан, вижу. Блин! Ну почему всегда я?! Теперь и в посмертии покоя не видать!
  - Почему?
  - Дак ты же сам сказал - не знать покоя ни в жизни, ни в смерти, пока не найдём. Ох ну почему опять я?!
   Я в принципе была не против поисков любимого и даже в душе сильно за, но такая ответственная должность, как главный проводник, давила непосильной тяжестью на плечи. Я не готова к такой невероятной ответственности, Эля для этого еще слишком молода!
  - Ну и отлично. Теперь только определиться с общим направлением - где у вас, нуови Темиса, карты в доме хранятся? - и можно выдвигаться на поиски. Объора, ты точно чувствуешь, в какую сторону нам следует идти?
   Да куда ж я с этой каторги денусь? Чувствую, конечно.
  - Да, Кеан. Спасибо тебе за старания, теперь эта карта и вектор движения у меня постоянно перед глазами рябят!
  - Прекрасно. Так где, говорите, карты? Дамы, собирайтесь.
   Собираемся. Держись, любимый, поисковый отряд готов. Теперь мы тебя найдём, куда бы злобные вражины моего Нилика ни умыкнули. Ты только держись.
  
  
  
   Глава тридцатая
  
  
  - Итак, деточки, в дорогу всё готово. Вот съестные припасы, там одежда, а в маленьком красном узелке книги и ваши конспекты, не забудьте, - Темиса поглядела на нас с Моркой, особо задержав взгляд на мне.
   Что? Ну да, из нашей компании именно я страдаю девичьей памятью. А зато я крючком вязать умею! Умела. В детстве.
  - Благодарю вас, нуови. Вы нас просто спасли! - экипированный, прямо-таки излучающий кипучий энтузиазм Кеан поправил ремень и выжидающе глянул на нас.
   Да готовы мы, тоже готовы! Можно подумать, мы с Морри кого-то когда-то задерживали. Ну задерживали, но это не тот случай.
  - Темичка, родная, опять расстаёмся! - я не выдержала и всхлипнула, обняв магичку. - Ты точно не хочешь поехать с нами?
  - Нет, милая. У меня масса дел, а вы и сами прекрасно управитесь. Я в вас верю.
   Морка задумчиво отколупывала лак с раритетного магичкиного комода, не принимая участия в проводах. Надеюсь, Теми не заметит результатов стараний мелкой.
  - Значит как договорились, открываю вам портал насколько смогу близко к указанной Объорой точке. Там уже сами, милые.
  - Как скажете, нуови Темиса. Место прибытия многажды выверено по самым точным картам, - я тихонько хмыкнула, будучи не шибко уверенной в точности их карт. - Всё должно пройти успешно. До встречи! Надеюсь, скорой, - Кеан склонился перед магичкой в учтивом поклоне.
   Та совершила несколько незнакомых мне пассов над его головой и кивнула.
  - Готовы? В путь!
  
   Ух! Перевернувшись через голову, я со всего маху припечаталась мягким местом оземь, встряхнула полными песка волосами и резко запереживала за наших лошадей - не уверена, что моя Зорька умеет кувыркаться.
  - Ё и в...на... - родной до боли голос разносился по округе. А вот и дорогая подруга.
  - Мор, ты как? - повернувшись на звук, я оглядела соратницу. Вроде всё в норме, повреждений не видно.
  - Эля, ёк...! Прекращай издеваться! У меня всё тело ное-ет... И это Теми называет стабильным порталом? Я не хочу, слышишь, никогда не хочу попадать в нестабильные! - подруга старательно натирала любимый вечно отбиваемый локоть.
  - Нуови, как вы? - замечательный вопрос. А какой своевременный! Кеан просто зайка - на своей волне, невнимательный и не умеет общаться с человеческими женщинами.
  - Мы не очень. А как вы, дражайший клыкастый лаби?
   Он кажется даже слегка надулся на клыкастого.
  - Я хорошо.
  - Значит из нашей троицы только вас не протащило на выходе по земле? Везунчик!
  
   Отряхиваясь - в этом мире что ни день, то порча имущества - мы приходили в себя после перехода.
   Всё не как у людей! Пора, пора уже изобрести тривиальный, но такой удобный самолёт, при здешнем-то развитии магической науки. Я в данный момент согласна даже на кукурузник.
  - Эль, я кажется вижу дома.
   Вот! И подругу опять травмировали - галлюцинации вовсю, не было по карте вокруг никаких домов, я точно помню.
  - Морочка, ты не хочешь прилечь? Я вон даже и одеяла уже вытащила. Почти. Настойчику тебе дадим, отдохнёшь, - я шарилась по Зорькиным подсумкам, косясь на успокаивающего своего жеребца Кеана. - Никуда от нас Нил не денется... Что я говорю?! Еще как денется! Мора, собирайся!
  - Тебя прям не поймёшь. Хотя я в любом случае разлёживаться не намерена - жрать охота. А там село. А свежей курятины хочется-а...
  - Мора, мы же у Теми только час как поели!
  - Ну и что? А сколько км отмахали в этом портале? Тоже надо учитывать!
  - Мор, не хочу тебя огорчать, но поесть свежезажаренной курятины тебе не светит до завтра точно - у нас по плану конная прогулка отсюда и до следующего рассвета.
  - А у меня по плану заход в дружественно настроенное село! - твёрдо стояла на своём соратница. Упрямая. Даже в галлюцинациях.
  - Мор, - распрямилась я, оглядываясь на подругу. - Сосредоточься, у нас мало времени. А на твои глюки времени нет вовсе.
  - Это у кого тут из нас глюки?! - сходу завелась та. - Я вот щас... Да как...
   Что да как она сказать не успела - я случайно заметила вдали нечто, напоминающее изгородь, и тут же закрыла соратнице рот, закономерно ожидая бурных протестов и возмущения.
   Надо же. Неужели и правда село? Как права-то оказалась по поводу неточности карт.
  - Кеан! - окликнула я отошедшего чуть в сторону вампира. - Похоже, впереди деревня. Вьета хочет зайти. Ты как?
   Волшебное слово Вьета уже прозвучало, зачем было спрашивать? Кеан тут же бурно закивал в знак согласия со всем, что захочется нашей мелкой гарпии. Ну... Я так и знала!
  
  - Гости! - радостно грянуло на всё село, едва мы зашли за околицу. - Это к богатому приплоду и урожаю! - интересная примета. Надо запомнить.
   Нас встречала целая делегация дородных девах, которые, судя по зажатым в руках охапкам цветов, собирались плести живописные венки из местной флоры - вон у кой-кого уже и заготовки имеются.
  - Приветствуем вас, девы юные, прекрасные, - велеречиво начал Кеан как единственный мужчина и по совместительству старший отряда. - Красота ваша радует взор усталого путника, - он тоже успел устать? Ну точно Моркина пара - мыслят в одном формате, чувствуют тоже.
   Морка едва слышно засопела - не нравится, когда любимый красивости другим расточает.
  - Гостюшки! Вас нам сама Всеблагая Мать прислала как вестников плодородия! - я немножко недопоняла по вестников, но глаголет девица неплохо. Заслушаешься. - Просим присутствовать на пиршестве знатном в честь знамения Богов, мы ждали вас!
   Интересно. Опять пиршество. Мне кажется, это Морка так на местных влияет: куда с ней ни приду - везде праздник.
  
  - По какому поводу пиршество? - повернулась я к соседке по столу, одновременно нагребая в услужливо предоставленную тарелку разных вкусностей.
  - Так в честь знамения богов! - удивлённо откликнулась девица.
   Понятно. Зайдём с другой стороны.
  - А в честь чего ожидалось знамение?
   Удачно спросила. Селянка аж просветлела лицом.
  - Праздник плодородия у нас. Вы своим появлением указали нам промысел Вышних, деревня наша будет процветать во веки вескон!
   Логики пока не вижу.
  - Э-э... Нуови, я могу ошибаться, но праздник плодородия вроде как ближе к осени. Или наша захудалая провинция настолько отстала от новомодных веяний?
  - Гостюшка, вы, чую, баете про праздник урожая - так он к окончанию лета будет.
  - А это что?
  - Это праздник плодородия, - как на полного дауна глянула на меня собеседница.
   Ощущаю себя умственно неполноценной. Зря я согласилась сесть так далеко от Морки - рядом с ней подобные чувства не принимают столь острую форму.
  - А чем, дражайшая селянка, сей праздник отличается от осеннего?
  - Ну как же, - разулыбалась деваха. - Сегодня мы чествуем нашего плодотворителя! - звучит немного пошло, или мне так только кажется?
  - Простите мне мою неосведомлённость, милая, но кто ваш плодотворитель? Не имею чести знать.
  - Да вон же он! - селянка указала рукой на дальний конец стола.
   Я честно развернулась, ожидая улицезреть какого-нибудь невероятно замечательного быка-производителя, привязанного к основательному столбику неподалёку.
   Но вокруг из производителей мужеского полу наблюдались только Кеан через три человека от меня, нежно ласкающий мелкую гарпию любящим взором, да дородный мужик, русоволосый и кареглазый, с приметной родинкой на лице, сидящий как раз примерно в том направлении, что указала соседка.
   Тут очень кстати Морри решила переместиться ближе ко мне - не иначе наелась до отвала и заскучала в обществе молчаливого обожателя и незнакомых селянок.
  - Эль... Э-э... Объорочка! Какой стол, какие закуски! А ты видела того кабанчика на вертеле? Аж слюнки текут!
  - Мор, ты ещё не наелась?
  - Ну... В принципе наелась, но для таких красавцев в желудке любой уважающей себя женщины местечко найдётся!
  - Уважаемая, - развернулась я к пресловутой соседке, указывая на наконец замеченный вертел с жарким. - Вы про этого производителя говорили? Так он уже вроде того... Отбегался.
  - Что вы! - захохотала девица. - Это наш кабанчик Генька, специально забитый с ещё четверыми к празднику. А наш плодотворитель вон, - с обожанием закатывая глаза, указала она рукой на того самого русоволосого крепыша во главе стола.
  - Он? - надо же.
  - А кто он? - тут же вклинилась любимая подруга.
  - О-о! - селянка была на грани впадения в экстаз. - Это Арнох Осеменитель!
  - А почему осеменитель? - Морка с любопытством уставилась на означенного мужика.
  - Кхм... Тебе об этом ещё рано знать, - надо же! А у них гораздо более прогрессивное по части животноводства село, чем я думала.
  - Он что тут - главный по семенам? - не слушая, снова вклинилась Морка. Любознательница.
  - Морри, ты почему так невнимательно изучаешь свой любимый канал?
  - Какой? ХХХL?
  - Ммм... Нет. Дискавери! Ты же спец по животным. И неграм... Но это уже лирика. Так вот! Что ж ты, зарраза, жеребцов на случке видала, а кто такие осеменители, не в курсе? Двойка Морочке за усвоение материала, надо ведь не только смотреть на экран во все глаза, любознательность моя мелкая, но и прислушиваться хоть иногда к голосу за кадром - авось чего полезное для себя выловишь. И мне меньше краснеть за тебя придётся!
  - Так у вас уже в ходу искусственное осеменение? - толкнула я локтем соседку.
  - Я не разумею, о чём вы говорите, гостюшка, - непонимающе лупнула на меня глазами деваха.
  - Ну вот он, - я указала на предмет обсуждения, активно хлещущий что-то явно горячительное из здоровенной кружки. - Это же ваш осеменитель коров?
  - Что вы! - смущённо хихикнула селянка. - Для коров у нас быки есть. А это наш плодотворитель! - с придыханием, вновь закатив глаза.
  - Как так? - я уже ничего не понимала. Морка тихо чавкала чем-то рядом.
  - Ну как... У меня от Арношеньки о прошлом весконе двойня народилася. У Сельши Кривой дитёнок, уже третий от него, в конце зимы появился. У Нальки рыжей двое, два и три вескона мальчуганам, Ридша о прошлом месяце от него понесла, Роська недавно... - сопровождая рассказ жестами, указывала на селянок собеседница. - Благодетель наш! - и снова соловые от счастья глаза.
  - А что же другие ваши мужики? - глаза сами собой сошлись на переносице. Ничего себе патриархальные устои!
  - А нету у нас других. Половину четыре вескона как в рекруты согнали. Тех, кто остался, кого зверь задрал, кого разбойники добили, кто сам от скуки в разбойники подался. Только наш Арношинька и остался, надёжа наша и опора. Правит нами железным кулаком, всё хозяйство в деревне исправно, - видать, и у Арноха с хозяйством полный порядок.
  - И как вы его делите? Чей он муж?
  - Так наш он, - недоуменно качнула головой собеседница. - Господин наш, надёжа наша.
   Общий, значит. Нда-а-а... Оказывается это я плохо изучала любимый Моркин канал. Как и все остальные. Нет ну вы подумайте! Новое слово в решении демографических проблем отдельно взятой местности. Какие вольные нравы царят в данном поселении. Где ж это видано - один мужик цельный гарем оплодотворяет? Кххм... Хотя видано. Но на востоке. А здешние места на жаркие азиатские страны походят как мышь на орангутанга.
  
  - Объора, - неожиданно оказался рядом Моркин поклонник. - У меня нехорошее предчувствие.
  - С чего вдруг? - продолжая тихо обалдевать от вольности здешних нравов, обернулась я к вампиру. - Что случилось?
  - С противоположной стороны селения к нам движется толпа народа.
  - Народа? Мужиков местных, что ли? Решили в честь праздника разом исполнить супружеский долг? Откуда их столько?
  - Не имею ни малейшего представления. И не все мужчины. Но настроены как-то неспокойно.
  - Странно. Ладно, Кеан, давай не будем паниковать раньше времени. Посмотрим как станут развиваться события.
  
   События развивались феерично - с дальнего конца селения к накрытым столам приблизилась дюжина незнакомцев верхом.
  - Торосы? - рявкнула ехавшая впереди дородная бабища кустодиевских форм, в возрасте, на здоровенном жеребце гнедой расцветки.
  - Истинно, - откликнулись пирующие чуть ли не хором, с любопытством разглядывая гостей.
   Так вот как называется это село. Здорово мы промахнулись с порталом, пару суток до нужного места отмахать придётся. Это если верхом. Хотя о чём я - мы же и есть верхом.
  - Прекрасно. Арнох Осеменитель у вас изволит проживать?
   Селянки дружно кивнули, по странности не проронив ни слова, и вновь уставились на незнакомцев.
  - Добрались, - с облегчением возвестила глава отряда - а что глава именно она, было заметно невооружённым глазом - и сопровождающие мадам парни начали спешиваться. - Мы прибыли к вам из столицы, ведомые слухами о плодовитости вашего старосты. - Выдала женщина. - Наш отряд уполномочен выразить благодарность этому достойному мужу, - она со значением поиграла бровями. - А также испытать его возможности, - интересный поворот событий. Особенно учитывая тот факт, что женщина в отряде всего одна... Хммм...
   Бабища сурово оглядела местное поголовье девах и вперилась взором в виновника торжества.
  - О, на ихнего осеменителя нехилый спрос даже в столице, надо же, - прочавкала над ухом Морри.
   Я согласно покивала, продолжая прислушиваться к разговору.
   Между тем события набирали обороты - виновник торжества отвлёкся от яств и напитков и, радостно осклабившись, попытался резво вскочить с лавки, одновременно вскидывая руку к груди в знак приветствия. Лицо деревенского благодетеля просто-таки сияло.
   Оно засияло ещё больше, когда прибывшая мадам выудила из поясной сумки огромных размеров орден, отделанный всяческими ленточками и сияющий на солнце доброй дюжиной крупных разноцветных камней - подозреваю, половина из них совершенно точно являются драгоценными.
   Перепрыгнув через лавку, Арнох молодцевато загарцевал к столичной гостье, но на полдороге вдруг споткнулся.
   Мне со своего места было отлично видно его лицо - кожа в момент стала бордовой как готовый разбиться о чью-то голову перезрелый помидор, глаза вылезли из орбит, рот приоткрылся. Половина лица Осеменителя будто онемела, вторая была буквально перекошена страданием, что придавало лицу невероятно жуткое выражение. Мужчина судорожно попытался вдохнуть, рванув тесный ворот расшитой рубахи, да так и рухнул лицом вниз.
   Приехали.
  
  - Убили! - заголосила пегая деваха в жёлтом сарафане. Крик тут же подхватили, и вскоре впору было затыкать уши от ора.
   Поднявшийся гвалт сбивал с толку, в голове никак не укладывалось, что только что прямо на моих глазах, кажется, кое-кто схлопотал удар. Можно предположить, что это был инсульт, но диагноз очень приблизителен. С учётом выпитого пострадавшим, да на такой жаре, думается, моя версия вполне имеет право на жизнь.
   Всё еще сидящая на коне мадам переменилась в лице, невольно подавшись вперёд всем телом, затем повелительно махнула рукой одному из сопровождающих, и тот с низкого старта припустил к лежащему надеже и опоре отдельно взятого села.
   Пощупав зачем-то лоб пострадавшего и приподняв-отпустив его руку, мужчина - видимо, лекарь отряда - старательно нахмурился и выразительно глянул на хозяйку, схватив себя за горло.
   Мадам кивнула и окинула собравшихся яростным взором.
  - Кто-то только что отравил Арноха. Отравил прямо на наших глазах! - местные загомонили ещё громче. - Кто-то, кто не хотел, чтобы дело Осеменителя жило и процветало!
   Интересно где нашёлся подобный идиот? Неужели здесь хоть кому-то не всё равно, будет процветать дело этого кобеля, простигосподи, или нет? Хотя есть, конечно. Всё село за то, чтобы это дело процветало. А вот противников, полагаю, тут днём с огнём не сыщешь.
  - Но, уважаемая нуови, мы не знаем никого, кто желал бы зла нашему благодетелю, - несмело поднялась с места симпатичная девица лет двадцати двух в нарядном розовом кокошнике.
  - У меня есть некоторые соображения, - мадам вдруг остро глянула на меня. А я-то что?! - Кто мог желать вашему старосте смерти? Уж не охваченный ли завистью конкурент?
   Здесь тоже в ходу это слово? Надо же!
   Запоздало уловив смысл сказанного столичной гостьей, я украдкой стрельнула глазами в сторону Кеана. Других конкурентов тут до прибытия отряда не было. А приезжие молодцы не имели возможности навредить Арноху, ибо не отходили далеко от своей хозяйки. Если только среди них не затесался колдун, а я лично его не чувствовала. Что же это получается?
   Получается не очень здорово. Я, естественно, ни секунды не сомневалась, что нашему темноволосому красавчику ни в какое место не впилось делать подлянки местному благодетелю. Но это знаю я. Плюс Морка. А вот у остальных запросто могут возникнуть нехорошие мысли. Да при содействии негативно к нам настроенной дамы - а она настроена негативно, по роже видно, с первых минут выделила нашу троицу из общей толпы и за что-то крепко невзлюбила, я сразу почувствовала.
   Возбуждённо гомонящие селянки, те, что не голосили над телом Осеменителя, оглядывались по сторонам, всё чаще останавливая свой взор на нашем спутнике. Ну вот, я же говорила.
  - Морри, прекращай жрать. Похоже, нам скоро придётся линять отсюда во всю прыть.
  - Пчему-мнм? - соратница, не отрываясь от обгладываемой ножки, покосилась на меня.
  - Потому что с минуты на минуту тут станет слишком жарко.
  - Да ну, Эль, погода, конечно, солнечная, но вполне прохладная.
   Блин.
  - Морри! Отвлекись от еды! Боюсь, очень скоро местные соберутся линчевать нашего Кеана. Твоего Кеана. Ты этого хочешь?
   Мелкая лихорадочно замотала головой, выбрасывая подальше обглоданную кость.
  - Что мне нужно делать?
  - Пока не знаю. Просто будь готова. Проберись поближе к своему ненаглядному.
  - Не может этого быть, - тихо, но твердо произнесла селянка, та, что просвещала меня об обстановке в этом селе. Лицо крестьянки было исполнено решимости. Вот только пока не вполне понятно какой.
  - О чём вы, милая?
  - Я не верю, что виноват ваш спутник, - почти прошептала та. - Вы явились нам как знамение. Боги не могут ошибаться, вы принесли счастье и благодать. Я не верю этим приезжим.
   Ну слава духам, одна точно на нашей стороне!
  - Ваша мудрость радует нас с каждой секундой всё больше, уважаемая, - я с признательностью улыбнулась селянке.
  - Вам нужно уходить, - от напряжения на лице говорившей выступили капельки пота. - Чую, гостюшки заезжие не уйдут без крови.
  - Как вы это чуете?
  - Неважно. Уходить вам надо, дорогие гости. Нехорошее что-то затевается. Идите, не медлите.
  - Но как же мы уйдём? Сначала надо лошадей забрать, а они на том конце селенья, откуда прибыли столичные посланцы.
  - Так уходите. Жизнь дороже, - девица упрямо поджала губы.
  - Да как мы уйдём?! - зашипела я ей в ухо. - Слишком много внимания вокруг! - и все вещи в подсумках, с собой лишь некоторый минимум.
  - За вашей спиной начинаются кусты, - стрельнув глазами через плечо, зашептала селянка. - Нырнёте в них и ползите на юг, пока не выйдете к широкому лугу.
   Да как я сейчас определю, где юг?
  - Как залезете в кусты - сразу вправо, - подсказала сердобольная девица. - Там по полю до леса бегом. Глядишь и не хватятся. А потом уж через кущу, по тропке, что от расколотого молнией дуба начинается, влево берите да дальше уходите. Тропка вас прямиком к тракту выведет. Там уж сами.
  - А...
  - О лошадках ваших я позабочусь, не отдам никому. Сохраню до вашего возврашения, не извольте беспокоиться.
  - Почему вы нам помогаете? - я была в легком недоумении.
  - Я верю Богам, а не людям. И верю тому, что чувствую. А чувствую я - вы хорошие. А они... - селянка вздохнула. - Плохие, с чёрными мыслями незнакомцы прибыли к нам. Будут нам от них ещё беды. Бегите. Если что - я отвлеку их.
   Спасибо тебе, добрая женщина! Я под столом благодарно пожала руку селянки и попыталась проникнуть в Моррины мысли.
  "Птичка, слушай меня внимательно."
   Подруга едва заметно вздрогнула - привыкает, по всему видать, к подобному методу общения - и слегка наклонила голову.
  "Мор, передай всё, что я тебе сейчас скажу, Кеану. Только так, чтобы остальные не слышали и не видели."
   Ещё один едва заметный кивок.
   Я пересказала всё, что услышала от селянки. Подруга, не раздумывая ни секунды, мило улыбнулась Кеану и ласково что-то зашептала вампиру на ухо. Тот тоже не сплоховал, ни мускулом не выдав напряжения или удивления, лишь нежно гладил мелкую по руке и рассеянно улыбался.
  "Мор, вы готовы?"
   Соратница выразительно моргнула.
  "Тогда так - первым пусть ползёт Кеан. Мегера как раз отвлеклась - осматривает тело местного благодетеля. Следующая ты. Только очень аккуратно, Морри, я тебя прямо-таки умоляю! Ползёте как договаривались. Я догоняю."
   Краем глаза отметив, что спутники исчезли в кустах согласно договорённости, я ещё раз пожала руку селянки и незаметно сползла под стол. Стараясь не отсвечивать, добралась до растительности и внедрилась в заросли.
   Ай! Какие колючие кусты! Везёт как всегда, сильно и мощно.
   Молча матерясь и старательно прислушиваясь к затихающим вдалеке воплям селянок, я, оставляя на мелких колючках зарослей клочки одежды, целенаправленно продвигалась в заданном направлении. Пять минут, десять, пятнадцать. Да когда же эти кусты уже кончатся? Может, я взяла неправильное направление?
   Правильное, с радостным, но тихим "ура" вываливаюсь на открытое пространство. Так. Вон лес вдалеке. Не в таком уж далеке, пять минут бега - и мы вне зоны досягаемости. Спутники вон уже бегут, оглядываются, правда - явно меня увидеть пытаются. Молодцы какие.
   Забежав в лес, я нашла глазами Морку с темноволосым и облегчённо присела на кочку, вытянув гудящие от напряжения ноги и оглядывая изгвазданную за время продвижения по-пластунски одежду. Вроде выбрались. Надеюсь, погони не намечается, но рисковать не стоит.
  - Объора, что произошло? - подошёл ко мне клыкастый, пребывая в лёгком недоумении. Ну о-очень нордический у Кеана характер.
  - Долго объяснять. Но ты таки оказался прав в своих предчувствиях. А сейчас просто доверься нам.
   Морка согласно закивала - соратница, к счастью, по-прежнему доверяла мне безоговорочно.
  - Куда теперь? - в глазах вампира отражались неясные всполохи грусти с лёгким беспокойством - о жеребце своём переживает, не иначе.
  - Не волнуйся, Кеан, мне обещали позаботиться о лошадях.
  - Как позаботиться?! - подпрыгнула Морка. - Ты хочешь сказать, что мы не зайдём за моей Ясноглазкой?
  - Морри, сама подумай. Мы уже довольно далеко от села, и это хорошо. Возвращаться - верная смерть. Так что да - идём без лошадей.
  - Я свою девочку не брошу!
  - Мор! Давай без истерик. Ей без тебя сейчас лучше. А если возвращаться за ними - не исключено, что твою Ясноглазку безо всяких терзаний подстрелят в первую очередь за милую душу.
  - Кто?
  - Ты прикидываешься? Гости заезжие! Вот гады, надо же было прибыть именно тогда, когда мы - с твоей, кстати, подачи - решили заглянуть на огонёк.
  
   Спутники безропотно продвигались за мной по найденной благодаря наводке тропке. Лес громкими птичьими голосами сопровождал нас, яркие красивые цветы, растущие вокруг, вселяли в душу оптимизм, организм, получивший изрядную порцию адреналина, двигался вперёд без устали.
  - Эль, - нагнала меня подруга. - Эль, я чувствую погоню.
  - Ты же не умеешь подобное чувствовать, Мор.
  - Умею-не умею, а погоня есть. Шестеро всадников приближаются к нам с востока.
  - Ты уверена?
  - Я не говорила бы, если бы не была уверена.
   Вот ведь!
   Прибавив шагу, я уже просчитывала наши действия в случае столкновения с агрессивно настроенными преследователями, как, сама того не заметив, выскочила на тракт.
   Урра! Тракт!
   Только дальше-то куда?
   Глубоко вздохнув и отпустив на волю сознание, я оглядывала с высоты птичьего полёта окрестности.
   Ну вот они, преследователи. Мчатся галопом, целеустремлённо, без остановок. Лица угрюмые, сосредоточенные. Фанатики да и только! Вне всяческих сомнений это сопровождающие столичной мадам. Что делать?
   Мысленно наворачивая кривоватые круги над окрестностями, я внезапно заметила приближающуюся карету.
   Транспортное средство находилось гораздо ближе преследователей, запряжено было тройкой лошадей и неслось по дороге довольно резво и, что особо примечательно, в нужную нам сторону.
  - Вьета, Кеан, соберитесь! Попытаемся поймать попутку.
  - Стойте! - кинулась наперерез карете я, расставив руки и прощаясь с жизнью - если кучер не успеет натянуть вожжи, расплющит Эльку по дороге за милую душу - но присутствия духа старалась не терять.
   Лошади остановились буквально в пятнадцати сантиметрах от моих ног. Ф-фу!
  - Свихнулась?! - заорал возница, спрыгивая с козел и замахиваясь на меня кнутом.
  - Врас! - повелительно окрикнули из кареты.
   Мужик оглянулся.
  - Немедля проводи гостей к нам и езжай дальше. Без остановок, как можешь быстро. Ты понял?
   Возница суетливо покивал, удивлённо глянул на появившихся из кустов Морку с вампиром и с невероятным достоинством поклонился нам, жестом приглашая проследовать в повозку.
   Ах ты ж умница! Очаровательный типчик!
  
  
  
   Глава тридцать первая
  
  
  
  - Эль, куда теперь? - подала голос подруга, не отцепляясь от схваченного под локоток вампира.
  - В карету, птичка. Бегом!
   Мы в рекордные сроки заскочили в гостеприимно распахнутую дверцу транспортного средства, и кони тут же взяли с места в галоп, заставив нас повалиться на пол.
   Матюкаясь и кое-как приподнявшись, я огляделась, краем уха прислушиваясь к подругиным сквернословьям и Кеановому кряхтению.
   Подняв голову, оглядела внутренность кареты, на всякий случай собирая в заведённой за спину левой руке сгусток энергии - беспечность в здешних краях слишком дорого обходится.
  - Приветствуем вас, юные благословенные девы, - радостно улыбалась с одного из сидений женщина лет сорока в пышном бордово-зелёном платье, стройная, несмотря на возраст очень красивая. - Безмерно рады вас видеть. И вашего спутника тоже, - она продолжала улыбаться, сжимая руку дородного мужчины в глубоко-синего цвета камзоле.
  - Э-э... Мы знакомы? - я старалась не упасть снова на пол, что при изрядной тряске было не так просто.
  - Истинно так. К большой удаче для нас с мужем, - она с нежной улыбкой заглянула в глаза спутнику. Тот глядел на нас несколько настороженно.
  - Дорогой! Это те самые девушки, что выручили нас в переулке Павших.
   Выражение лица мужчины резко изменилось - теперь оно было исполнено невероятного изумления с изрядной долей скептицизма.
  - Ты хочешь сказать... Сказать, что... Те малые, что плевать хотели на твои заклинания... От них нас спасли эти...?
   Как мило.
  - Дорогой, прошу тебя. Ошибки быть не может, я отлично запомнила рисунки ауры обеих спасительниц.
   Вот это встреча.
  
  - Девочки, что у вас случилось? - указав рукой на противоположное сиденье, дождалась, пока мы усядемся, дама.
  - Небольшие проблемы, нуови, - я посмотрела на примостившихся рядом спутников. - Мор, ты чувствуешь погоню? - как могла тихо спросила мелкую.
   Та отрицательно покачала головой - надеюсь, это означает, что мы отдаляемся от преследователей.
  - Какими судьбами тут, уважаемая нуови? - я подняла взгляд на даму в зелёном. - И лаби, - тут же учтиво склонила голову перед её спутником.
  - Нам с мужем нужно в Гарленг, милая, - улыбнулась та. - Вот уж кого не ожидала встретить, так это наших благодетельниц. Девочки, скажите, раз уж у меня представилась возможность спросить - как вы справились с теми ужасными типами?
  - А как вас угораздило попасться в их лапы? - вопросом на вопрос ответила я.
  - Да, знаете, случайно. Мы с мужем возвращались из гостей, решили пройтись, благо ночь была прекрасной и звёздной - всё я виновата, люблю, знаете ли, ночные прогулки. На своё несчастье задумали сократить путь - дорогой, я ещё отговаривала тебя тогда, помнишь? - всё еще пребывающий в некотором ступоре мужчина кивнул. - И вот в том коротком, но глухом переулке внезапно натолкнулись на злодеев. Я по глупой самонадеянности рассчитывала на помощь магии, но не тут-то было! - дама всплеснула руками. - Ни одно заклинание на бандитов не подействовало! Они очень умело оттеснили нас в подворотню, а один очень ловко ударил моего Сэда по голове. Тут, думаю, и конец нам. Вы явились как светлые защитники - неожиданно и очень своевременно. Если бы не вы, лежать бы нам в том переулке.
  - Не преувеличивайте, нуови, всё могло закончиться благополучно и без нашей помощи, - попыталась я успокоить хозяйку кареты. - Наверняка вы вспомнили бы подходящее заклятие. Но мы с подругой рады, что смогли оказать вам эту незначительную услугу.
   Дама усмехнулась:
  - Не скромничайте. К вашему приходу я перебрала все варианты и почти полностью истощила магический запас. Да и из оружия при себе имела лишь ногти - мы как-то не ожидали нападения разбойников в достаточно спокойном районе города.
  - Спокойном? Надо же. А я думала, что бандиты - это нормальное явление в тех краях. Удивлялась ещё, помню, куда смотрят власти.
  - Что вы, милая. Всех разбойников давно отловили и кого изгнали, кого повесили, потому мы и были не готовы к такой встрече.
   Очень интересно. Что-то не стыкуется.
  - А вам не кажется, нуови, что те здоровые лбы появились на вашем пути неслучайно?
  - Что ты имеешь в виду, милая?
  - Пока не знаю. Припомните, кому вы перешли дорогу незадолго до знаменательной встречи?
   Женщина удивлённо глянула на меня, потом задумалась.
  - Сэд, - потеребила она мужа за руку. - Помнишь того чиновника, которому ты не дал санкцию на поставку дорогостоящих тканей в нашу столицу? А потом вообще добился для него запрета на торговлю, когда узнал, что этот типчик приторговывает запрещёнными товарами. Помнишь?
  - Конечно, дорогая, разве я могу забыть за каких-то три дня такого гадостного субъекта?
  - А помнишь он говорил, что ты ещё пожалеешь о том, что сделал? И прибавил с мерзкой улыбкой: "Если успеешь!"
  - Душа моя, ты подглядывала?!
  - Но милый, - дама слегка зарделась. - Всё для нашего общего блага. И потом - мне было любопытно.
  - Да, тип попался пренеприятный. Да и душок за его делами тянулся мерзостный. Но чтобы решиться на убийство?
  - Ну вот, госпожа, мне кажется, оттуда и идет череда произошедших событий. Плюс нанятые бандиты наверняка были осведомлены о ваших способностях и обзавелись загодя нужными амулетами. Я почти уверена, что они были защищены от магического воздействия.
  - Откуда вы об этом узнали? - так Элька прям и раскололась.
  - Догадалась, госпожа, - я невинно захлопала глазами. А чего там знать? Я тогда, помнится, пыталась шарахнуть по одному из злыдней молнией, но ничего не вышло. Какие напрашиваются выводы? Нет, не те, что я плохая магичка!
  - Так всё-таки, девочки, как вы их одолели?
  - Это вы лучше у Вьеты спросите, - указала я пальцем на Морку. - Она первая ввязалась в потасовку, и большую часть разбойников уложила своей любимой дубиной именно она. - Морка покраснела. - Видите ли, подруга очень не любит, когда в её присутствии кого-то незаслуженно обижают. Тем более когда обижают таким большинством. Правда, Вьет?
  - Конечно, - промямлила раскрасневшаяся подруга, а сидящий с ней рядом Кеан в неприкрытым восторге с примесью удивления воззрился на мелкую. Та зарделась ещё сильнее.
  - Так куда же вы держите путь, милые?
  - В Гарленг, госпожа, - честно призналась я - чего таиться? - У нас там неотложные дела, и если вы согласитесь взять нас с собой, мы будем безмерно благодарны!
  - Не о чем говорить, моя девочка, вы едете с нами!
  - Тем более, что на дорогах стало неспокойно, - добавил её наконец пришедший в себя от удивления муж.
  - Сэд! - возмущённо дёрнула его за рукав женщина. - Что ты говоришь?!
  - Всё в порядке, нуови, мы почтём за честь оказать вам такую незначительную услугу, как охрана от возможных недоброжелателей, - улыбнулась я. Окажем, конечно. Куда тем недоброжелателям против наших преследователей?
  - Так что же с вами приключилось, что вы пешие оказались так далеко от столицы?
  - А вы? - поспешила перебить я. - Как вы столь быстро добрались до здешних мест?
  - Открыла портал, - на магическом наречии, довольно бедном, но для подобных фраз вполне пригодном, ответила женщина, глазами умоляя - не проболтайтесь. Поняли, уважаемая, не дуры. Мужу знать о магических вмешательствах не надо. Воля ваша.
  - Что ты сказала, дорогая? - переспросил Сэд.
  - Ровным счётом ничего, милый, - честно взглянула ему в глаза женщина.
  - Так что же приключилось? - попыталась она перевести тему. - Расскажите.
  
   После не очень долгого описания наших злоключений в деревне, минуя тему поисков Нила, мы принялись за обсуждение произошедших событий.
  - Там и правда был некий осеменитель? Он что - в самом деле оплодотворял всё деревенское поголовье баб? - Нарсаша непритворно изумлялась, тогда как её муж тихо хихикал в кулак, сочувственно глядя на чуть не пострадавшего ни за что Кеана.
  - Видимо так, нуови, - развела я руками.
  - И из столицы туда прибыл целый отряд специально чтобы разыскать такого плодовитого лаби?
  - Точно. Но не успел отряд, чего-то такое приключилось с местным активистом. Эх, такого мужика загубили - как же местное поголовье без него? Демографический кризис грядёт, не иначе, - вздохнула Морри.
   Я прыснула в рукав, Нарсаша поддержала тихим хмыканем, и в итоге вся карета ржанула так, что стенки затряслись. Смеялись все за исключением Морки - моя святая невинность ничего смешного в произошедшем не видела, укоризненно поглядывая на веселящихся нас, что лишь усугубляло приступы хохота.
  
  - Деточка, не стоит волноваться, - мы уже где-то второй час с хорошей скоростью двигались по тракту. Заметив моё беспокойство, Нарсаша успокаивающе улыбнулась.
  - Но... Видите ли, дражайшая нуови...
  - Да вижу, - усмехнулась женщина. - Ваших преследователей можно не опасаться - я сбила их со следа.
  - Как?
  - Направила в другую сторону, - по-простому пожала плечами нуови. - Тракт разветвлялся. Вот я и указала ложное направление.
  - Каким образом, нуови? - я заинтересованно склонила голову набок. - И как вы их почуяли?
  - Сие есть таинства магические, - заговорщически подмигнула волшебница.
   Кеан тихо дремал рядом. Морри, доверчиво склонив голову ему на грудь, мирно посапывала в две дырочки. Сэд так даже похрапывал, притулившись подле супруги.
   Неужели можно расслабиться? Как же нам повезло с попутчиками. Хвала Духам.
  
  - Тпруу! - второй день путешествия мирно подходил к концу, когда я проснулась от окрика возницы и резкого торможения.
   Пребольно стукнувшись головой о стенку кареты, тихонько выругалась. Рядом в терцию звучали Моркины матюги на вампирьем. Уже нахваталась.
  - Что там, Врас? - выглянула в окошко наша благодетельница.
  - Да вы сами посмотрите, госпожа, - донёсся до меня голос кучера.
   Мы всем скопом высыпали из кареты.
   Да-а... Посмотреть было на что.
   Прямо возле тракта начиналась большая прогалина голой земли. Посредине едва тлел слабенький костерок, а между ним и лесом творилось нечто.
   Пятеро бандитской наружности мужиков и две собаки старательно пытались стащить с дерева девицу небольшого росточка, в ярко-розовой тунике и широких полупрозрачных штанах изумрудного оттенка. Псы принимали посильное участие в этой охоте, прыгая на ствол как могли высоко и громко тявкая.
   Жертва бурно сопротивлялась захвату, что выражалось в активном перепрыгивании с ветки на ветку огромного дуба, немыслимых увёртках в попытке не дать себя схватить двоим уже взобравшимся на дерево мужланам. Но вот прямо на наших глазах не обращающие внимания на зрителей разбойники наконец достигли успеха - девчонка поскользнулась и рухнула аккурат в руки нападающих. Громкий визг несчастной слился с дружным победным рёвом захватчиков. Собаки вторили заливистым лаем, мужики же поволокли свою ношу к костру, прямо на ходу начиная недвусмысленно развязывать штаны. Свои.
   Это представление пора кончать.
   Так думала не только я - наши мужчины уже бежали на выручку, потрясая оружием и вопя на разные голоса.
  - Объора! - дернула меня за рукав магичка. - Объора, мы должны кое-что предпринять, срочно!
   Она выглядела настолько взволнованной, что я лишь молча кивнула, ожидая распоряжений.
   Магичка закопалась в походном сундучке, что ехал всю дорогу рядом с нами в карете, и выудила оттуда пару пузырьков с мутноватой жидкостью.
  - Вот! - протянула она мне один из сосудов. - Этим нужно срочно пропитать ткань и повязать на лица нашим спутникам.
  - И Морке?
  - Нет, только мужчинам, - отмахнулась она. - Бегом, девочка моя, бегом!
   Не прекословя, я рванула к дерущимся, на ходу выуживая из кармана носовой платок, по размеру больше походящий на маленький парус.
   Подлетев к Кеану, двинула ногой в живот его противника, лягнула другой подкрадывающегося со спины разбойника и прижала к лицу вампира пропитанный зельем платок, спешно пытаясь завязать концы на затылке растерянно глядящего на меня спутника.
  - Потом объясню! - буркнула я ему и тут же развернулась к якобы тихо подбирающемуся сзади немытому типчику в лохмотьях.
   Бам-с! Бандит сговорчиво растянулся у ног вашей покорной слуги, схлопотав дубинкой от вовремя подскочившей Морки. Ну вот откуда мелкая их берёт, эти орудия охоты древнего человека?!
   Оглядевшись, я поняла, что драка закончилась.
   Сэд с кучером щеголяли ярко-красными повязками на лицах, в таком виде больше своих поверженных противников походя на разбойников. Кеан брезгливо ощупывал красующийся на нём платок и что-то довольно громко бурчал.
   Спасённая девица пыталась встать, суетливо отмахиваясь от двух кидающихся на неё собак. Псы вели себя странно - вместо того, чтобы искусать жертву, упорно пытались пристроиться к ней хоть с какой-нибудь стороны в недвусмысленных позах.
   Магичка что-то каркнула на незнакомом языке, и собаки, жалобно скуля, припустили к кустам, вскоре скрывшись в них.
   Мужчины сноровисто связывали разбойников. Большинство поверженных противников светило спущенными штанами. Морка стыдливо отвернулась, на что Нарсаша тихо фыркнула.
   Тут же на месте побоища было решено бросить разбойников здесь - некогда конвоировать их до ближайшего населённого пункта - и двигаться дальше, прихватив с собой несостоявшуюся жертву.
  
  - Как тебя зовут, дитя? - довольно холодно вопросила Нарсаша, настоявшая, чтобы Кеан переместился к ней под бок, подальше от спасённой. Теперь мы сидели на лавочке напротив как те три девицы под окном.
   Мужчинам, попытавшимся было сорвать с себя повязки, было категорически запрещено это делать, без каких-либо объяснений. Как ни странно, ни Сэд, ни вампир спорить с магичкой не стали.
  - Киррстта, госпожа, - склонила голову девица. Голос у неё оказался высоким и на диво мелодичным, я аж заслушалась.
   Собственно и весь облик спасённой был чудесен. Необычного пепельно-розового оттенка волосы, длиной чуть ниже кончиков изящных ушей, блестящим ореолом обрамляли овальное личико, золотисто-смуглая кожа будто светилась изнутри. Прозрачно-голубые глаза идеальной формы смотрели на мир с очаровательной наивностью, небольшой курносый носик был усыпан миленькими веснушками, а сложенные бантиком губы оттенком напоминали зрелую малину. Фигура, насколько можно было судить, совершенством не уступала лицу. Прелестница да и только.
  - Что же ты делаешь, ньялла Киррстта, так далеко от своего рода? - магичка недовольно сдвинула брови, ввергая меня в недоумение - за всё время нашего знакомства ни разу не видела волшебницу в таком расположении.
  - Дела завели, госпожа, - пискнула девица, испуганно поглядывая на Нарсашу.
  - Какого рода дела могли заставить дочь Воэххии столь глубоко забраться в людские земли?
  - Сердечные, - с обречённым вздохом призналась та.
  - Расскажешь? - пришла я на помощь окончательно смутившейся девчонке.
  - Конечно! - засияла она улыбкой.
   Нарсаша неодобрительно покачала головой, но промолчала.
  
  - Убежала за мужиком? - я хмыкнула. - Ничего в мире не меняется.
  - Ты его не знаешь! - с жаром кинулась защищать предмет обожания Киррстта. - Он прекрасен, как лесной альв, умён, как древний колдун, благороднее любого живущего на этой земле и...и...
  - Хватит, я поняла, - прячу улыбку. - И как же зовут это вместилище достоинств?
  - Ба-аргнел! - с придыханием выдала девица.
  - Бар... в общем понятно. И куда же направился твой предмет грёз? Где ты собиралась его искать? И где вы вообще познакомились?
  - О! - просветлела лицом Киррстта. - Он был гостем нашего рода! Такой благородный господин, ах!
  - И долго он у вас гостил? - вклинилась в разговор магичка.
  - Семь октад, - охотно откликнулась девушка.
  - И что - ушёл сам, своими ногами?
   Меня несколько удивил вопрос. Киррстту, похоже, абсолютно нет.
  - Конечно, госпожа. Баргнел - особенный. Он смотрит на нас не так, как другие. Он понимает. Он другой!
  - Понимаю, - вдруг улыбнулась волшебница.
  - А я ничего не понимаю! - вклинилась до той поры молчавшая Морка, которой надоело переводить взгляд с одной говорившей на другую. - Я вообще ничего не понимаю! Эль, а зачем всё-таки Кеану на лице твой платочек? Он, конечно, красивый, жёлтенький, в цветочек. Но всё же...
  - Мор, ты...
  - Деточка, я потом тебе всё объясню, - улыбнулась нашей мелкой магичка.
  
  - Мой любимый поехал в Гарленг. У него там какие-то срочные дела, не успела расслышать какие.
  - Подслушивала? - я глянула на смутившуюся спутницу. Та лишь покраснела еще сильнее. Удивительно, но ей шло даже смущение.
  - Да любит ли тебя твой избранник? - подала голос магичка, невольно смягчившись.
  - Я... Я не знаю, госпожа, - она смущённо склонила голову. - Но я надеюсь...
  - Где же твоя защитная накидка? - Нарсаша склонила голову к плечу.
  - Пропала вместе со спугнутой разбойниками Дреей, моей лошадью, - девушка всхлипнула, очаровательно сморщив носик. - Они так внезапно набежали, а я уже готовилась ко сну. Вот и убрала паядье в подсумки. Я не думала, что окажусь на поляне не одна! - будто оправдывалась несчастная.
  - Успокойся. Теперь всё хорошо, - я приобняла малышку за плечи.
  - Но паядье твоё жалко, в людских землях это крайне редко встречающийся товар, - промолвила магичка, задумчиво потирая подбородок.
  - Что же мне теперь делать, госпожа? - с отчаянием и надеждой глянула на волшебницу Киррстта.
  - Придумаем что-нибудь.
  
  
  
   Глава 32
  
  
  - Объора, милая, поднимись ко мне! - голос Нарсаши достиг моих ушей, заставив оторваться от созерцания великолепной картины - Морри пыталась накормить несчастного вампира салатом, упорно запихивая светло-зелёные листья в рот уворачивающемуся Кеану и приговаривая:
  - Ты же в душе вегетарианец, я чувствую. Ешь, любимый, посмотри какая вкуснотища! - и довольно лыбилась.
   И это при том, что сама мелкая на дух не переносит всякого рода зелень, предпочитая хороший шмат мяса с кровью. Любимый морщился, вяло отмахивался, но терпел.
   Тихо похохатывая, я взбежала на второй этаж и свернула налево, к магической кладовой, как называла её наша радушная хозяйка. Нарсаша была самым настоящим коллекционером всяких волшебных штучек, и любимый муж, помня об этом, из всех поездок привозил благоверной что-нибудь этакое. В итоге пришлось организовывать вот такую вот комнатку для хранения, в которой я и нашла магичку вертящей некую тряпицу перед раскрытым окном, по всей видимости проветривая.
  - Посмотри, что я нашла! - лицо волшебницы прямо-таки сияло.
   В руках её трепетало от сквозняка полотнище грязно-розового цвета с красноватыми прожилками нитей.
  - Что это? - я с недоумением всматривалась в ткань, пытаясь найти признаки большой ценности сего отреза материи.
  - Это спасение для нашей юной гостьи и спокойствие для нас, - Нарсаша любовно огладила ажурную отделку - при ближайшем рассмотрении материя оказалась длинным плащом с капюшоном. И очень специфическим запахом - унюхав исходящее от предмета восторга магички амбре, я спешно зажала нос.
  - Да, - заметив мой жест, Нарсаша затрясла тканью ещё активнее. - Залежалось. Надо привести в рабочее состояние.
  - Чдо ды дашла? Сдедство от комадов?
  - Нет. Это паядье для Киррстты, деточка. Поверь, редчайший товар в даже самой лучшей магической лавке. Любой уважающий себя торговец отвалит тебе за него такую прорву денег, что и представить сложно.
  - Дак зачем ды собидаешься оддать это сокдовище нашей маденькой спутнице?
  - Малышке без него никак. Ни в люди показаться, ни из дому выйти.
  - Почему? - с облегчением глубоко задышала я, когда магичка, удовлетворённая результатами проветривания, бережно свернула плащ и запихнула в полотняный мешок.
  - Видишь ли, милая, - волшебница тряхнула головой и изящным жестом пригладила встопорщившиеся от сквозняка пряди. - Наша новая знакомая - воохх.
  - И что? - пробуя новое слово на вкус, я вертела его так и эдак, но не могла понять смысла.
  - Ты не слышала о женщинах, не знающих поражений?
   Я отрицательно замотала головой.
  - Древнее племя, живущее в южных землях. Племя, из века в век производящее на свет только девочек. Бывшие валькирии.
  - О! Женщины-воины?
  - Да, но не в том смысле, который ты вкладываешь в это понятие. Давным-давно это действительно было племя валькирий. Но в какой-то момент они перевели войну с мужчинами в скрытую стадию, сделав себя главным и самым мощным оружием, которое только можно придумать. Я не знаю подробностей, но с тех пор их кожа выделяет специфический запах, от которого мужчины сходят с ума. Сначала в переносном смысле, при длительном контакте с вооххом в прямом.
  - Как это?
  - А вот представь себе, что тебя хочет любой мужчина. Человек ли, орк ли, гном. И ничего с собой не может сделать.
  - Орригинальненько, - примерив предложенный образ, я сначала воодушевилась, через секунду невольно содрогнувшись. В воображении возникли толпы ошалевших мужиков, беспрестанно орущих серенады и признания под окном в любое время дня и ночи. Далее перед мысленным взором пронеслись моменты подкарауливания на улице, прицельных метаний букетами, драгоценностями вперемешку с менее ценными, но более увесистыми дарами. Окончательно добила картинка Эли, со всех ног улепётывающей от толпы полово и не очень зрелых особей мужеского пола, на всю округу скандирующих нечто неприличное... Б-р-р-р! Жуть да и только. - С другой стороны это несомненно удобно. А что значит сходят с ума? Отчего?
  - От любви. От страсти. И такое возможно, поверь мне, - я верила.
   Магичка вздохнула.
  - Оружие вооххов обернулось в итоге против них самих. Поэтому бывшие валькирии - самые одинокие женщины на земле.
  - Нда, звучит трагично, - я почесала кончик носа. - А зачем Киррстте этот плащик?
  - Чтобы защищаться от назойливого внимания. Ведь ни один мужчина не в силах пройти мимо прелестницы-воохха.
  - Хм, всё-таки повезло девицам - кого хочешь выбирай.
  - Несомненно. Но и опасно, согласись, поклонники ведь бывают разными. И вот тут на помощь приходит паядье. Надев его, вооххи становятся для окружающих обычными женщинами, неизменно очень привлекательными внешне, но и только. Правда есть одна проблема. При долгом ношении защитной накидки и отсутствии общения с мужчиной их кожа начинает выделять настолько концентрированный запах, что стоит воохху снять этот плащ - любой встреченный представитель сильного пола теряет голову и кидается на несчастную с самыми грязными намерениями.
  - Самыми? - я содрогнулась повторно, возблагодарив Бога и Духов, что являюсь простой женщиной.
  - Самыми что ни на есть. Именно это мы и имели удовольствие наблюдать вчера вечером.
  - Жуть какая. Но если дела у бывших валькирий обстоят подобным образом, значит каждая из них теоретически должна иметь для выездов за пределы племени собственное паядье. И наша знакомица тоже - как-то же она до здешних мест без особых приключений добралась.
  - Так-то оно так, но у маленькой гостьи защитного плаща уже нет - ты должна помнить, девочка жаловалась, что паядье исчезло вместе со сбежавшей кобылкой.
  - Бедная Киррста, как же она решилась убежать из дома? Вот так вот раз - сперли плащик и стоишь ты беззащитная, аки ангец под ножом мясницким, то есть подо взглядами мужицкими, алчущими... А как, кстати, их мужчины с этими душистыми дамами уживаются?
  - А никак. Редкая женщина-воохх имеет своего мужчину. Большинство довольствуется зачатием ребёнка, дольше избранник не протягивает.
  - Как же тогда выкручиваются те единицы, что все-таки живут с вооххами?
  - Они просто невосприимчивы к запаху бывших валькирий. Это как правило представители трёх рас - сарзы, круи и дастрисы. Но места их обитания слишком далеки от Воххии, а предпочтения в выборе женщин настолько отличаются от общелюдских, что мужчины этих народов крайне редко встречаются с вооххами. Ещё реже заводят с ними серьёзные отношения.
  - Бедные женщины. Всего три вида? Многочисленные хоть?
  - Как раз наоборот, исчезающие, - Нарсаша пожевала губами. - Была, правда, ещё одна раса, на которую не действовали ухищрения бывших валькирий. И обитала куда как ближе. Эхтсойи. Но они давно исчезли с лица нашей земли.
   Эхтсойи. Какое знакомое название. Что-то сильно напоминает.
  "Эль, ты долго будешь болтать о разной ерунде? Я есть хочу."
   А-а-а!!!... Блин! Дух, так тебя растак! Опять?!
  "Эль, но я действительно голоден."
   Я не слышала тебя уже недели две. Не оголодал за это время? Так чего сейчас орёшь в голову, пугаешь перед приличными людьми? У нас с Нарсашей серьёзный разговор!
  "Да слышал я, какой у вас разговор. Баловство одно. Амазонок обсуждали. Между прочим, мне просто интересно - зачем ты отпустила эту маленькую душистую садху одну в город? Небезопасно это."
   Что? Что ты сказал, Терри?!
  "Садха, что ты так кричишь? Я говорю зачем вы выпустили Киррстту одну? За ней же каждый встреченный кобель увяжется.
   Да, все вы, мужики, такие!
  "Эль, я не о мужиках. Я о собаках. Она же такую свору соберёт - любая су...самка собачья издохнет от зависти пять раз."
   Как так?
  "Садха, ты меня удивляешь. Будто ничего не видела."
   Я? Видела?? Что я должна была в... Вот блин!
   Я вспомнила непонятное поведение псов на поляне и ужаснулась. Что ж получается, Киррстте и на двор-то выйти небезоп...
   Терри!
  "А?"
   Что ты сказал? Она ушла?!
  "Ну да. Разве ты не знаешь?"
   Ёкер-кокер-мать-перемать!
  - Нарсаша! - магичка, как раз в этот момент делавшая перед моим лицом отгоняющие злых духов пассы, отшатнулась и схватилась за сердце:
  - Ох! Как ты меня напугала! Что произошло? Ты впала в транс? Что ты кричишь?
  - Киррстта ушла из дома!
  - Как?!
  - По всей видимости ногами!
  
  - Ф-фу, - магичка сморщилась. - Она пропитала одежду настойкой вроде той, которой мы смочили повязки нашим мужчинам.
   Мы осматривали комнату Киррстты уже минут пять. Нарсаша обнюхала каждую щель, найдя в итоге небольшой пузырёк с остатками зелья.
  - Ну и отлично. Я так понимаю, сей настой сбивает запах вохов или как их там?
  - Так-то оно так, да настоя, вылитого на тело ли, на одежду ли воохха, хватает очень ненадолго, запах, исходящий от бывших валькирий, очень быстро убивает действие зелья. Девочка об этом, видимо, не знала, маленькая ещё, неопытная. Ох, как бы она не попала в беду!
  
   Замерев на пороге, я внимательно оглядывала внутренность трактира, к которому привело поисковое заклинание Нарсаши.
   Еле убедила магичку отпустить меня одну, мол, разведаю что да как и тут же с ней свяжусь мысленно, всё доложу честь по чести. Даже камушек взяла для этой цели специальный, редкий, выслушав сначала целую кучу угроз в свой адрес по поводу того, что со мной сделают, если потеряю сей ценный экземпляр магического искусства. А что было делать? Морка с вампиром как назло, стоило выпустить их из вида, исчезли в неизвестном направлении, муж Нарсаши отсутствовал с утра. У слуг, всех поголовно, выходной. Пришлось идти одной.
   Итак. Пока признаков присутствия Киррстты не наблюдалось. Пьют мужики. Ведут разговоры за жизнь. За большим столом гуляет компания плотников, обмывает какой-то крупный заказ. За более скромным восседают человек семь студентов, глуша пиво и хохоча во всё горло над шутками заезжего баюна. В остальном публика разношёрстная, но достаточно спокойная. Всё очень мирно.
   Где же воохх? Не ошиблась ли магичка? Уж больно тихо.
   Кажется сглазила, мелькнула мысль, пока я оборачивалась на дружное "Ва-а!".
   Сглазила это не то слово. Все присутствующие мужчины как один повскакали со своих мест и уставились на спускающуюся со второго этажа хрупкую фигурку девушки в небесно-голубом платье, подаренном Нарсашей... Киррстта!
  - У-ух! - мощный рёв сотряс стены корчмы. Я невольно попятилась к двери, которую в этот момент толкнули с той стороны.
   Ручка пребольно саданула мне между лопатками, но Элькин обиженный вой потонул в нечеловеческом оре посетителей.
   Глядя на истекающих слюной мужиков, я прикинула соотношение сил. В корчме на данный момент, судя по всему, осталось всего пять здравомыслящих особей - я с вооххом и три разносчицы, при жутком крике сноровисто забравшихся под прилавок. Замечательно! То есть Эля супротив толпы в гордом одиночестве. Даже Морки рядом нету!
   Я ещё раз посмотрела на выпучивших глаза, разинувших рты мужиков, и пришла к неутешительному выводу - шансов на благополучный выход из создавшейся ситуации практически ноль.
  - Что здесь творится? - раздалось из-за спины.
   Обернувшись, я встретилась глазами с высоким крепким парнем лет двадцати семи на вид, огненно-рыжим с усыпанным конопушками лицом и необычными жёлто-красными глазами. На удивление он не орал вместе с другими мужиками, а оглядывал остолбеневших посетителей удивлённым взглядом. Не дошёл ещё до входа, видать, запах-то.
  - Светопреставление, - обречённо выдохнула я, опустив руки, но всё же нащупывая ими заветные кинжалы. - Явление воохха неискушённой публике, - взор невольно зацепился за рослую фигуру пришлого баюна, бешеным взглядом обшаривающего фигурку Киррстты. Чуть повернувшись, я с ужасом узрела корчмаря, пускающего слюни возле лестницы и уже тянущего руки к испуганно съёжившемуся воохху.
  - Как? - голос за спиной звучал до крайности удивлённо. - Откуда тут воохх?
  - Да... Влюбишься - и не такое вытворишь, - бедная девчонка. Наверное Бара своего здесь искала. Не нашла, видимо, раз спускается одна. Или ненаглядный избранник оказался обычным прохвостом. Что же делать?
  - У-у-у!! - на сей раз рёв был на порядок громче, чем предыдущий.
   Ну всё! Иду на выручку, пропадай всё пропадом!
   Ринувшись к девушке, я старательно вкручивалась между дружно начавшими движение в сторону лестницы мужиками, и с перепугу глядела на всё это безобразие одним полуоткрытым глазом. Так нестрашно.
  - Объора! - увидела меня несчастная, в следующую секунду её буквально подмяла под себя толпа обезумевших посетителей.
  - А-а-а! Кир, держись! - я что есть мочи заработала локтями, расталкивая исходящих слюной похотливцев. - Я иду-у-у!
   В какой-то момент, споткнувшись, я почувствовала крепкую руку на своём локте, вздёрнувшую меня на ноги и легонько толкнувшую вперёд. Добежав-таки до лестницы, резво ввинтилась в мешанину тел, пытаясь найти девчонку.
   Мужики орали, визжали, поскуливали. За стенами корчмы выли собаки. Выли и тявкали. Призывно так, жутко, у меня внутри всё аж похолодело.
   Вскинув голову в попытке хватануть воздуха, я увидела над собой смерчем крутящегося давешнего знакомца.
   Он точными ударами расчищал площадку перед лестницей. Вот уже слой лежащих стал втрое тоньше. Я ринулась к полу, надеясь вытащить хоть полупридушенную, но всё же, надеюсь, живую Киррстту.
   Рывок! И девчонка заходится кашлем на моём плече.
   Рыжеволосый кулаками и пинками расчищал нам дорогу, оберегая от пытающихся напрыгнуть по бокам. С грехом пополам я доволокла рыдающую Киррстту до двери и с облегчением рванула ручку на себя.
   Свобода!
   Ух!
   Забыла про собак. Зря.
   Едва вывалившись за порог, мы с девчонкой были буквально атакованы огромной сворой псов. С перепугу я выпалила формулу жидкого огня, и перед нами запылала целая колонна пламени. Псы с воем кинулись врассыпную.
   Как я это сделала не знаю, но столб мирно плыл перед нами, жарко пыхая искрами в особо безрассудных кобелей. Так, худо-бедно, мы добрались до конца переулка.
   Внезапно огненная колонна с громким хлопком исчезла, и мы почти упёрлись носом в карету. Я с облегчением узнала герб мужа Нарсаши. Теперь понятно, отчего исчез столб - волшебница наверняка зачаровала экипаж от магических воздействий.
  - Чего замерли? Внутрь! - рявкнули у замешкавшейся меня над ухом, и нас с Киррсттой буквально зашвырнули внутрь кареты.
   Снаружи донёсся многоголосый вопль, сердце вновь бешено заколотилось в груди. В ту же секунду лошади сорвались с места.
   Только через несколько мгновений я осмелилась приподнять голову. Лишь для того, чтобы наткнуться на взгляд огненно-алых, буквально пылающих глаз.
  - Вы сумасшедшие?! Зачем ты потащила с собой в людное место воохха? К тому же без защиты! - он обвиняюще глядел на меня, кивком головы указав на захлёбывающуюся слезами Киррстту.
  - Кто потащил?? - окрысилась я. - Да она сама побежала! За ненормальным, то есть ненаглядным своим, этим, Бар-как его там... И вообще, ты кто такой чтобы на меня орать?! - окончательно сдали у Эли нервы.
  - Я Баргнел.
  - К... Как?!
  - Баргнел, - терпеливо повторил парень, с оттенком сочувствия глядя на меня - мол, ударилась девочка головой, вот и притормаживает.
  - Ну надо же! - Я сложила, наконец, два и два и выпала в осадок. - Бывает же такое! Короче, пусть с тобой наша беглянка сама разбирается.
  
  - Деточки! Живые! - кинулась к нам, едва карета въехала во двор усадьбы, Нарсаша. - Хвала Вышним, всё в порядке! - она ощупывала нас с Киррсттой, будто не веря, что мы уже тут, что всё хорошо. - Бестолковки! - отвесила она каждой по затрещине.
  - За что?! - взвываем с вооххом почти хором.
  - Одной за самовольство и бестолковость, другой за самонадеянность! - грозно сдвинула магичка брови, но не выдержала и заулыбалась. - Живые! Уж как я испугалась, когда мысли Элины услышала!
   Значит таки активировала нечаянно тот редкий камешек. Где он, кстати?
  - Нарсаша, а как ты узнала, где нас с Киррсттой искать? - нащупывая в кармане мешочек с ценным магическим предметом.
   Хлопочущая вокруг зарёванной, растрепанной девчонки волшебница неожиданно хитро улыбнулась.
  - Неужели ты думала, что я отпущу тебя одну неизвестно куда и без маячка? Как только началась заварушка, он среагировал на твоё волнение и я тут же послала кучера за вами - направление и пункт назначения я к тому времени знала точно. Кстати, - брови её удивлённо поползли вверх. - А это ещё кто?
   Я обернулась и увидела отряхивающегося возле кареты красноглазого.
  - Барри, - развела руками, взглядом указывая на зардевшуюся, потупившуюся девушку.
  - Прости... Как ты меня назвала?? - ну вот опять. У мужчин в некоторых ситуациях на редкость бедный лексикон.
  
   Странное ощущение - когда открываешь глаза, и вроде светло вокруг, а ничегошеньки не видишь. Страшное.
   Уши улавливают шорохи, далекие крики птиц, завывание ветра в трубе. Значит я в доме - на улицах труб нет. Вроде.
   Пытаюсь протереть глаза, все еще смутно надеясь узреть хоть что-то вокруг. Бесполезно. Откуда я здесь? Ничего не помню.
   В груди нарастает, разгорается огонек. Сначала робкий, трепещущий, чем дальше тем ярче, жарче. Спустя пару минут жжение становится нестерпимым. Невольно прижимаю обе руки к тому месту, где согласно анатомическим атласам у человека располагается сердце. И где сейчас трепещет, мечется жалящий огнем уголек. Что происходит?
  - Керотто сейа, где ты? Мне больно. Душно... Духота вокруг. Грудь раздирает, глаза смотрят, но не видят, уши слушают, но не слышат. Где ты? Мне плохо...
   Знакомый и вместе с тем неузнаваемый голос раздается будто в голове, но стойкое ощущение, что вибрации доносятся из пульсирующего в груди уголька, присутствует и не хочет уходить. Жжет... Ну хватит же уже, в самом деле! Прекрати!... Нил?
   Узнавание совпало с резким исчезновением болевых ощущений.
   Стой! Не уходи! Нил, где ты?!
  - Я рядом, сейа... Плохо... Ты... - голос превратился в затихающее вдали эхо.
   Ну остановите же это кто-нибудь! Я согласна терпеть! Верните его! Вер...
   Я с криком села в постели. Уффф... Сон. Страшный сон и только, Эль, ты слишком впечатлительна.
   Тянусь зажечь свечу и содрогаюсь от боли - вновь эхом ушедшего сна заворочался в груди уголек. Нил! Я чувствую его. Надо же. До последнего не верила в действенность того вампирьего заклятия. Прислушиваюсь к ощущениям. Непонятно откуда приходит понимание - темный где-то недалеко. Значит мы на месте.
  
  - Да, согласна, что это отличная идея - я же сама её и подала, Каэрн! Да, и против того, что это единственный способ проникнуть в дом, я тоже возражать не буду. Меня только терзает вопрос - почему опять я?! Да, спасибо, Бар, я тоже считаю, что чрезвычайно красива и сексуальна... Да, и глаза у меня обалденные, и улыбка. Нет, сравнивать меня с Клеопатрой излишне, хотя идея, несомненно, её. У нас с ней разные жизненные приоритеты, и вообще она плохо кончила... Но за комплимент спасибо. И всё равно не понимаю, почему я? Почему вон не Киррстта?? Она и легче раза в три, и ростом меньше.
  - Потому что Киррстта - воохх, и от неё феромонами разит за версту.
  - Слова-то какие выучил!.. Ну, согласна, почётное сопровождение в виде всех встреченных по пути к особняку мужчин и собак - а собак-то, кстати, почему?! - мне тоже кажется излишним. Ну ладно... Вот умеешь ты, Барри, вывернуться, в адвокаты бы тебе. А-а, ты и так по образованию адвокат. Всегда подозревала, что большую часть своей жизни ты провёл среди антиобщественных элементов! Нет? Не практиковал? Тала-анту не хватило! Ладно, хорошо, да не волнуйся ты так. Как скажешь... Закрыли тему твоего тёмного прошлого... А всё-таки я чувствовала, что у мужиков и собак много общего! - торжествующе закончила я.
   Спустя два дня после встречи с Киррсттиным красавчиком мы сидели в гостиной Нарсаши и Сэда и держали военный совет.
   Магичка только ей известными путями разузнала о Ниле и его местонахождении точнее, чем чувствовала я. Дом, в котором был заточён мой ненаглядный, охранялся денно и нощно, и чтобы пробраться туда, надо было изобрести что-нибудь эдакое.
   Задача и облегчалась, и усложнялась тем, что на эльфа было оказано мощное магическое воздействие, благодаря которому он забыл прошлое, забыл сам себя, как это ни банально и глупо звучит. Откуда такие подробности, выведать у Нарсаши не удалось, однако результат налицо - теперь, видимо, похитители не опасались подвоха со стороны Нила, потому что почти не охраняли пленника. Но и сам эльф никуда добровольно не выходил. Ребром стоял главный вопрос - как проникнуть в дом?
   Эх, ну кто меня вечно тянет за язык с моим кипучим энтузиазмом и дурацкими идеями?
  
   По известному адресу проживало целое семейство местной знати. Были ли среди них колдуны, узнать не удалось. Расклад же таков - в доме обитали муж с женой, трое детей, брат жены и две сестры хозяина, влиятельного в здешних краях аристократа. Ну и прислуга, понятное дело.
   Лично я бы поставила на то, что Нила похитила женщина. Иначе зачем столько сложностей с отнятием памяти? Это же труднейшее заклинание, требующее невероятных энергозатрат от создающего и непременных кровавых жертв. Хочется верить, что в расход пустили сотню кроликов, а не пять душ гражданского населения.
   За мою версию о половой принадлежности похитителя говорили также многочисленные подарки тёмному. Согласно Моркиным данным - ну она же у меня прирождённый разведчик - по знакомому нам адресу за последние несколько дней убыло: мужской одежды разных оттенков зелёного, чёрного и серебряного - шесть комплектов, развлекательного чтива для мальчиков, то бишь описаний различных военных кампаний, пособий по тактике и стратегии ведения полномасштабных боевых действий - десять томов (кого-то си-ильно потянуло на чтение!), невероятное в сравнении с предыдущими поставками по тому же адресу количество сластей. А кто в нашей компании не знает, что Нилик жуткий сладкоежка?
   Теперь вот ковёр. Дорогой, можно сказать, контрабандный товар. Редкое плетение. Совершенно очевидно, что покупка предназначена моему ненаглядному. Какие могут быть сомнения? Изделие сотворено с соблюдением всех канонов нынешней тёмноэльфийской моды. И как только выискали подобный раритет в здешней глуши?
   Лежа в этом проклятущем раритете, я пыталась унять начинающуюся тошноту от постоянной тряски и не чихнуть - проветривать надо товары, тем более такие дорогие!
   С одной стороны, благословен будь муж нашей Нарсаши с его связями, благодаря которым вся эта авантюра получила шанс на осуществление. С другой стороны вашей покорной слуге надо чаще думать головой, прежде чем предлагать всякую опасную для здоровья ерунду - невольно вспомнилась давнишняя реклама какого-то очистителя, главными героями которой были ковровые клещи или как их там. Тут же нестерпимо закололо между лопатками, жутко зачесалось всё тело. Ох!
  
   Между тем тряска прекратилась и я сквозь чудо ткацкой промышленности расслышала голос одного из носильщиков:
  - Куда прикажете сгружать?
   В ответ раздалось невнятное бухтение, абсолютно неподдающееся пониманию в связи с ограниченной слышимостью, и тряска возобновилась.
   Я уже почти впала в транс, пытаясь унять разбушевавшийся желудок, как дух перехватило от ощущения полета, и спустя мгновение я со всей дури шмякнулась о твёрдую поверхность.
   Понятное дело, что шмякнулся раритетный ковёр, а в нем уже Эля, но мне от этого было ненамного легче, пара синяков останется надолго.
  - Бу-бу-бу, - донеслось будто сквозь слой ваты.
  - Бу? Бу-бу-у!
   Затем отчётливый звук хлопнувшей двери - и наступила тишина.
   Выждав минут пять, я тихонько пошевелила ногой - затекла, бедная конечность.
   В ответ снаружи раздался удивлённый ох. Да настолько рядом, что я подпрыгнула прямо в ковре. Боюсь представить, как это выглядело снаружи, но мне сие действо по ощущениям не понравилось - опять ударилась, к тому же пыль стала забиваться в нос ещё активнее. Ой, только не это! Я же не могу поднести руку к носу... А-а-апч!!!
   Замерев и постаравшись не дышать, я прислушивалась к обстановке, когда вдруг едва не взвизгнула - ковёр пришёл в движение, и закусившую губу, чтобы не орать меня буквально вытряхнули на дощатый лакированный пол.
  - Э-эх...Кххх...
   Я кое-как перетекла в состояние сидя и зашарила глазами по комнате, стараясь избегать взгляда пребывающего в явном замешательстве тёмного. Не ожидала Элечка такого скорого рассекречивания. Явление народу было запланировано совсем по другому сценарию. Блин!
   А ничего у него тут. Йик! Миленько. Экзотичненько. Коврами все стены сплошняком увешаны, плюнуть некуда. Да не тряпьём каким увешаны, а собратьями того произведения искусства, йик, что последние полчаса было моим убежищем. В целом помещение напоминало магическую кладовую Нарсаши, с тем только отличием, что вещи, лежащие здесь на столах, стульях и просто сваленные вдоль стен хоть и являлись раритетом, волшебными свойствами не обладали. Как, однако же, интенсивно нашего блондинчика задаривают, целое состояние на все это изобилие угрохано. Таки я была права! Киднеппер - женщина!.. Про нетрадиционные варианты думать не хотелось. Йик! Да что ж это за приступ икоты! Очень своевременный!
  - Ты кто? - после недолгого молчания присел передо мной на корточки Нил.
   Должно быть я на редкость глупо выглядела в этих дурацких Киррсттиных полупрозрачных шароварах и восточного типа блузе - вон тёмный даже не думает опасаться нежданной гостьи. Решила, блин, соблюсти достоверность согласно источнику!
   Нил прошёлся взглядом по моему наряду, особо задержался на босых ступнях (да, Эля решила, что так передвигаться будет бесшумнее!), обратил внимание на пребывающие в жутком беспорядке волосы. И снова вернулся к лицу. Недоумение в любимых глазах подействовало как катализатор - столько времени сдерживаемые эмоции выплеснулись наружу громким рыданием вперемешку с проклятущим иканием.
  - Ты... Ну... Ну перестань... - разом переменился в лице тёмный - наверное как и большинство мужчин не переносит вида женских слез. - Ну зачем так плакать? Глаза опухнут. Нос покраснеет. Да перестань же! - ненаглядный присел рядышком и прижал меня к себе, думается, желая прекратить нехилый слезоразлив.
  - Ты-ы-йик!.. У-у... Да как ты мо-о-йик-мог?!.. - всхлип, незаметное вытирание носа Ниловым рукавом. - Я же... Я так...йик!..старалась... Столько сил... Да я, может, и поехала-то...ик...к нолу...и вообще... А ты?!
   Тёмный осторожно гладил меня по голове, шепча какие-то глупости совершенно пустякового плана. При упоминании нола он слегка встрепенулся.
  - Что ты сказала? Какого нола?
  - Какого?! - ещё пуще разревелась я. - Тако-йик-ого-о! - шмыг-всхлип. - Брэссета! Доброго и хорошего-о! А ты! Йик! - да что ж такое?! - Да как ты посмел приставать?!. Там...на конюшне... - как частенько бывает в подобных случаях, скопом припомнились все обиды. - Ах ты охальник...йик...белобрысый, да я тебя!.. У-у-у-йик-у-у, - я уже рыдала белугой.
  - Девочка... Ну перестань. Объясни... У меня возникло странное ощущение, что имя нола я где-то слышал.
   Угу. Имя ты слышал. А меня? Меня твоя гадская харя не узнаёт?! Хотя с таким макияжем...
  - Да ещё бы оно не возникло! - возопила я в сердцах - даже ик от возмущения прошел. - Это же твой друг!
   Тёмный дёрнулся всем телом, выпуская меня из объятий, отчего Элька бухнулась на пол и тихо взвыла от боли в любимом вечно отбиваемом локте.
  - Ты... Что ты такое несёшь?! У меня никогда не было друзей, кроме... - тут темный внезапно замолчал, взгляд его остекленел. Есть!
   Магичка предупреждала, что при упоминании о событиях, память о которых была заблокирована, жертву воздействия может в некотором смысле замкнуть.
   Я для верности помахала руками перед лицом застывшего тёмного.
  - Нарсаш, всё готово! Йик! Да что ж такое!.. Это... Клиент в отключке!.. Я думаю...
   Тут же воздух вокруг нас взвихрился, перед глазами возникла рябь... И я со всей дури плюхнулась на охнувшего от неожиданности Кеана. Следом бухнулся Нил.
  
  - Деточка, ты молодец! - меня наконец стащили со смирно лежащего вампира, и Нарсаша кинулась обнимать вашу покорную слугу.
   Опять вся в синяках. Опять объятия. Больно!
  - Лю-у-ди! - заорала я, когда к магичке присоединилась Морка. - Не трогайте, йик, моё бедное избитое тело, йик! Эле же бо-ольно!
  - Зато бесплатно! - очень знакомо выдала мелкая, издевательски хмыкнув и снова начала меня тискать.
  - Как всегда-а... Вот почему нельзя было выкрасть это белобрысое, йик, беспамятство просто, без внедрения в дом моей снова покрытой синяками, йик, персоны? В отсутствии прикрытия, страховки. С риском, между прочим, для жизни. Моей!
  - Потому что мне нужен был маячок, на который ориентироваться. Друга я вашего не знаю, отпечаток его ауры мне абсолютно незнаком. Понятно?
   Я забухтела себе под нос, обиженно надувшись, и исподтишка стрельнула глазами в сторону уложенного на диван темного.
  - Детоньки, - вдруг посерьёзнела магичка, тоже глядя на пребывающего в беспамятстве Нила. - Если они решились на похищение и запретные заклинания, боюсь, надо ждать нападения, просто так враги нам вашего эльфа не отдадут. Слишком много усилий пропало втуне благодаря Элиной выходке... Как ты её называешь?
  - Антоний и Клеопатра, - вздохнула я, невольно краснея при воспоминании, в каких обстоятельствах сия традиция когда-то родилась.
  
  
  
   Глава 33
  
  
   Вышедшая из спальни, куда поместили бессознательного тёмного, магичка выглядела уставшей.
  - Дела, друзья мои, плохи. Как я и подозревала, заклинание наложено мощное. Но дело даже не в этом.
  - А в чем тогда? - я подалась вперед, пытаясь заглянуть в комнату, но Нарсаша решительно захлопнула дверь перед Элиным носом.
  - Заклинание замкнуто на похитителя, теперь я в этом абсолютно уверена. Точнее на похитительницу. Да-да, - кивнула магичка на моё "Я же говорила!". - Ты оказалась права, детонька. Видно, крепко этой даме был нужен ваш друг - стоимость услуг творившего волшбу некроманта, мягко говоря, немаленькая.
  - Опять некромант! Развелось же. У вас их что - еще не отстреливают? Зря. Ну ладно... Так ты снимешь заклинание?
  - Не уверена, но могу попробовать. Только, боюсь, возможность сделать это представится нескоро.
  - Почему?
  - Как я говорила, заклинание замкнуто на похитительницу. Будучи прочно связанной им с вашим Нилом, сия дама может с легкостью отследить местонахождение своего бывшего пленника. И я вряд ли ошибусь, если предположу, что она в данный момент именно этом и занимается - отслеживанием. Так что, думаю, стоит немедленно собираться в дорогу - здесь оставаться небезопасно. Правда, боюсь, мы сильно запаздываем и уйти нам не дадут.
  - Нарсаш, ты как-то пессимистично настроена.
  - Нет, деточка, я наоборот, немного недоговариваю. Вот, кстати...
   Магичка замолчала, будто к чему-то прислушиваясь.
  - Опоздали, - она устало мотнула головой. - Дом окружен. Крав, Илга, Сесен, живо сюда!
   Слуги появились буквально через несколько секунд - не по-ночному бодрые, полностью одетые, с факелами в руках.
  - Вооружите остальных, займите посты согласно плану, готовьтесь к осаде. Всем быть начеку - враг наш жесток и настойчив, просто так не отступится.
   Трое молча поклонились и со всех ног кинулись исполнять.
  - Нарсаш, что, все так плохо?
  - И еще хуже. Я чую вокруг дома демоновых псов, нечисть, наемников. Дорогой, - она с улыбкой повернулась к замершему рядом мужу. - Давненько у нас не планировалось такой жаркой заварушки.
   Сэд был как всегда собран и невозмутим. Лишь поправил болтающиеся на бедре ножны со шпагой и кивнул супруге.
  - А нам-то что делать? - оглянувшись на Морку с Кеаном и воохха с Баром, спросила я у магички.
   Демоновы псы. Жуткие твари и очень редкие, откуда они здесь?
  - Готовьтесь, - Нарсаша потерла переносицу и устало мне улыбнулась. - Ночь предстоит очень тяжелая. И, боюсь, сила сегодня не на нашей стороне.
   Какая же она все-таки хорошая, можно сказать мировая баба, то есть магичка - ни слова, ни жеста сомнения в целесообразности защиты какого-то незнакомого эльфа. Повезло нам с союзниками - я с благодарностью глянула на Сэда. Тот неожиданно задорно мне подмигнул, тут же вновь становясь невозмутимым.
  
   Вот уже час, как вокруг стояла страшная суета, снаружи доносились грохот и вопли, постоянно прибегали слуги с докладом о положении дел.
   Положение, мягко говоря, не вдохновляло. Врагов слишком много, долго мы не продержимся - у противника в наличии демоновы псы со страшными когтями и умеющая лазать по стенам нечисть. Пока удавалось держать их на расстоянии, но враги подбирались с каждой минутой все ближе.
  - Нарсаш! Что делать? Должен быть какой-то выход - положение аховое!
  - Ты права, деточка, как никогда - положение аховое, - магичка на пару секунд глубоко задумалась, после вскинула на нас глаза. - Выход... Есть выход. Скорее даже лазеечка. Рискованное мероприятие. Опасное.
  - Нарсаш, куда уж опасней?
  - Что правда то правда. Так вот, единственный выход, который я вижу - надо убрать похитительницу. Без нее нападающие отступят - насколько я могу судить, они подчиняются именно ее приказам.
  - Так за чем же дело стало?
  - Просто я не уверена, что на этом все кончится - похитительница сама не обладает магической силой. Ей снова помогают. Берусь предположить, все тот же некромант. Если мы схватим похитительницу, он может взять управление в свои руки.
  - Мда... Ну все же - давайте решать проблемы по мере их поступления. Объект нужен нам живым или как?
   Магиня пожевала губами.
  - Лучше живым - и допросить можно, и заклятие с Нила снять будет проще.
  - Ясно. Значит, стыбрим бабу. Враги замешкаются в любом случае, так ведь? Некроманта поблизости, судя по всему, нет?
  - Нет, - кивнула магичка.
  - Значит действуем. А как появится - поглядим что делать. А, Морка?
   А что Морка? Эта мелкая пакость опять что-то жевала. И ведь успела же метнуться на кухню без отрыва от производства - удерживаемый ими с вампиром из ближайшего окна угол дома неизменно был под контролем.
  - Я пойду с вами! - вскинулся Кеан.
  - Это лишнее, дружище. Ты нужен здесь. К тому же чары воохха... Оставайся-ка в доме и помоги. Пожалуйста. Мор?
   Та лишь заглянула в глаза вампиру, и тот покорно опустил плечи.
  
   Кое-как выбравшись из потайного хода, мы с мелкой залегли за очень удачно высаженными вокруг лаза кустами, и первым делом обозрели место событий.
   Ночное зрение по-прежнему было со мной. С помощью чего там видела во тьме Морка я не знала, но судя по деловитому сопению, картину она оценила в полном объеме.
   Вокруг дома, который мы от ограды видели весь, сгрудилось целое маленькое войско. По едва уловимой ауре я опознала штук сорок нежитетварей. Остальные, судя по всему, были людьми - таковых оказалось человек двадцать. Плюс десяток демоновых псов - их шерсть буквально светилась. У меня возникло подозрение, что светилась она только при определенном состоянии восприятия, иначе бы обороняющиеся положили всех этих милых собачек еще в первые полчаса осады.
   Мы с Моркой сохраняли радиомолчание, то есть молчали как партизаны, лишь понимающе переглядываясь - вот где пригодилось умение понимать друг друга без слов. Я видела в темноте все так же прекрасно, Морка тоже справлялась.
   Стараясь не обращать внимание на жужжащих вокруг комаров, мы ждали.
   И дождались - осаждающие все как один повернулись в сторону ворот, будто бы напрочь позабыв о том, зачем они, собственно, сюда явились. Похоже воохх уже на заданной позиции - бедная Киррстта минут десять перед нашим уходом гойсала по коридорам особняка, чтобы как следует пропотеть. Надо полагать, феромонами от нее теперь разило верст на пять. И, надо полагать, феромоны работали - враги отвлеклись все как один. Или почти как один. Кое-кто стопроцентно на нашу уловку не повелся - искомый объект женского полу, любительница симпатичных эльфов.
   Минуту ничего не происходило. Потом ряды нападающих пришли в движение. Стройными шеренгами они приближались к предполагаемому местонахождению нашего прикрытия - юной сиреневоволосой девушки.
   Я же чутко прислушивалась - когда магичка, находящаяся возле Нила и отслеживающая по его связи с похитительницей ее местонахождение, а также контролирующая наше расположение с помощью прицепленного к Морри маячка, поймет, что момент настал, она оповестит нас об этом при помощи того самого жутко редкого камня телепатической связи.
   Камень на данный момент покоился у меня в кармане и помалкивал. Значит еще не время.
   Вдруг толпа врагов резко поредела - раза так в два, центральные ряды будто провалились под землю. Тут же округу огласил дружный вопль боли людей и испуганный вой нежити - вот оно! Нарсаша предупреждала, что у нее заготовлен сюрприз для наших гостей. Следом по нервам резанул отвратительный чавкающий звук - словно сомкнулись стенки трамбующего мусор пресса.
   Меня передернуло. Мелкая рядом тоже заметно поежилась. Уж не знаю, что там был за сюрприз, но для вкусивших его сия неожиданность явно оказалась последней в жизни.
  - Пора! - ввинтился в мозг искаженный, с повизгиваниями голос магички. - Она справа, в десяти метрах от вас. Быстро, девочки, быстро!
   Можно подумать нам нужно было о этом напоминать - гаркнув Морри в голову только что полученную информацию, я кинулась к предполагаемому месту расположения объекта.
   Практически в полуприседе мы буквально в несколько секунд добрались до обозначенного магичкой места. Темно. И вроде как никакого шевеления.
  - Нарсаш, мы не видим ее. Можешь что-нибудь сделать?
  - Попробую.
   И следом мощный магический импульс, который почуяла даже я.
   Тут же буквально в паре метров от нас раздался сдавленный возглас.
   Морри среагировала первой - леопардом прыгнув на звук, она со всей дури приложила по макушке высунувшейся похитительницы сцепленными в замок руками. Следом раздалось обиженное "ойк!" - и тишина-а.
   Допрыгав до места событий, я узрела подругу, восседающую на живом трофее. С самым триумфальным выражением лица.
  "Тащим, Мор, давай! Время не терпит!"
   Подруга тут же подорвалась и за ноги поволокла врагиню к потайному ходу. Я сначала было попыталась помочь, перехватив несчастную жертву Морриных кулаков под плечи, но быстро поняла, что мелкой помощь не требуется - конечно, какая уж тут помощь, я едва успевала передвигать ногами чтобы хоть как-то не отстать от подруги и ее жертвы.
   Наконец я впрыгнула в потайной лаз, заклинив его дверь за своей спиной, и побежала за исчезающей вдали мелкой - ну и скорость у нее в экстремальных ситуациях!
  
   Мы собрались в комнате, где на кровати тяжело дышал так и не пришедший в сознание Нил. Привязанная к стулу пленница зыркала на нас злобно и настороженно. То и дело взгляд ее обращался к бессознательному темному.
  - Ну что, милочка? Будем говорить? - я скрестила руки на груди и уперлась в противницу взглядом.
   Дамочке на вид было немного за сорок. Явно выкрашенные местным аналогом пергидроля волосы едва достигали длиной плеч, болотно-зеленые глаза зло щурились. Одежда, когда-то наверняка изысканного кроя, хоть и мужского силуэта, после нашей с Миркой деятельности по похищению данной особы пребывала в жутком беспорядке, местами была порвана и пестрела пятнами от травы.
  - Что, захотелось на старости лет поразвлечься, заиметь себе молодого любовника? Не стыдно?
  - Кто вы такие? Что себе позволяете? Высшие силы, вас всех казнят самой страшной казнью за то, что посмели поднять руку на сестру высокопоставленного дворянина!
  - Ой! Так страшно. Мы уже разом побледнели. Видно? - я с интересом всмотрелась в лицо новообретенной соперницы.
  - Развяжи меня, глупая девица, пока не стало слишком поздно!
  - Тем, она нас запугивает, - я обменялась взглядами с магичкой и негромко рассмеялась. - Тебе, родная, в пору просить - даже молить о пощаде, а не угрожать. Совсем на старости лет мозги отшибло? Зачем ты Нила похитила? Неужели охочие до дармовых деньжат мужики перевелись? Бедная, тяжело наверное приходится - покупать внимание кавалера это совсем уж грустно.
  - Что вы понимаете! - Пленница неожиданно остро глянула на меня. Голос ее был немного хриплым и довольно низким. - Что вы все понимаете? Я люблю его, слышите?! - она дернулась всем телом, стул угрожающе заскрипел, намекая, что долго с собой подобного обращения не выдержит.
  - Куда уж нам понять капризы зажравшихся аристократок, - я передернула плечами.
  - Он - не каприз, - взгляд пленницы неожиданно стал задумчивым. Она говорила, говорила и будто не могла остановиться - видимо скопившееся на душе требовало выхода. - Мы встретились пять вескон назад, в столице. Он был такой... Я влюбилась как девчонка. Просто потеряла голову. Не находила себе места, чувство терзало, требовало выхода. Я и раньше встречала темных эльфов, но этот был какой-то особенный. Я все время искала встреч с ним. Буквально через октаду он уехал. Я будто с ума сошла - заваливала Нила письмами. Он отвечал редко, тон посланий был холоден и официален. Наконец вескон назад, встретив его там же, в стольном граде, я не выдержала и во всем ему призналась. Рассказала о своих чувствах, кои за столько вескон не угасли, а стали сильнее, - на лице ее отразились воспоминания о былой боли.
   Пленница тяжело вздохнула, дернув подбородком.
  - Он явно не догадывался о моей любви. В тот вечер он говорил со мной весьма холодно. Сказал, что не смеет обманывать уважаемую нуови. Что испытывает ко мне лишь дружескую симпатию и чувства его не изменятся. Да какую там симпатию - отношения наши были едва приятельскими.
   Женщина как-то разом поникла, плечи ее опустились.
  - Сначала я пребывала на грани отчаяния. Душа разрывалась от противоречивых чувств. Мне хотелось отомстить ему за отказ. И в то же время я мечтала быть с ним, всегда! Тогда я и узнала о запретных заклинаниях, - она вскинула голову. Взгляд горел лихорадочным огнем. - Нашла колдуна, который за баснословные деньги взялся все устроить... Когда Нил оказался в моих руках, беспомощный, потерявший память, я ликовала. И жалела его. Тогда единственной, с кем он общался, была я. Я стала для него всем - другом, помощником, собеседником. Мы часами разговаривали, все время проводили вместе. Но он по-прежнему был ко мне равнодушен - приятель, учтивое общение и все. Помня о предыдущем опыте, я решила не торопиться. Верила, что рано или поздно он полюбит. Начала заваливать Нила подарками, сладостями, старалась всячески ублажить. Все было прекрасно... Пока не появились вы! - она кинула на меня злобный испепеляющий взгляд. - Вы снова отняли его у меня!
   Она замолкла.
   Я вслушивалась в тишину, переваривая полученную информацию. В глубине души я сочувствовала ей, этой молодящейся аристократке. Самое обидное - она наверняка все еще нравилась мужчинам. Пользовалась успехом. Да и выглядела моложе своих лет, кои читались в ее глазах. Как же зла порою бывает любовь.
  - Но знайте, - нарушила тишину пленница. Голос ее был полон пафоса. - Я не отдам вам его. Если не мой - то ничей, - она захохотала. - Слышите, ничей!!
   Ненормальная. К тому же явно склонна к театральным эффектам.
   Краем глаза я заметила движение на кровати. Обернулась и вздрогнула - тело Нила мелко тряслось в конвульсиях, изо рта вырывались громкие хрипы.
  - Что происходит? Нарсаша, что это?!
  - Это связь, деточка. Она что-то делает, и боюсь, если сия особа закончит начатое, вашему другу не выжить.
  - Что?! - я вновь обернулась к Нилу. Он трясся все сильнее, изо рта пошла пена.
  - Нарсаша, сделай что-нибудь! Ты можешь это остановить?
  - Возможно. Но последствия могут быть непредсказуемыми, видишь ли...
  - Наршас, ни слова, просто делай! Плевать на последствия! Умоляю тебя!
  - Хорошо. Держите его!
   Я ухватила темного за плечи, Кеан взялся за ноги.
   Магичка подошла к Нилу, положила обе ладони ему на голову и что-то зашептала.
   Постепенно голос волшебницы становился все громче, фразы отрывистей и резче. Нил уже не просто трясся - его тело несмотря на наши с вампиром усилия просто-таки подскакивало на кровати.
   Я обернулась, привлеченная грохотом за спиной. Пленница рухнула на пол вместе со стулом. Глаза ее буквально вылезли из орбит, рот застыл в жутком оскале. Извиваясь всем телом, она сантиметр за сантиметром подползала к нам. Ничего себе! Вот она, сила любви.
   Тут голос Нарсаши сорвался на крик, слившийся с оглушительным стоном Нила и высоким взвизгом пленницы.
   Мгновением позже наступила тишина. Растерянная, оглушенная, я вдруг почувствовала, что плечи под моими руками больше не вздрагивают, не трясутся. Опустив взгляд вниз, увидела, что Нил тихо посапывает. Тело его расслабленно лежало на постели.
  - Нарсаш, у тебя получилось, да? Все кончено?
  - Не уверена. Но связь я разорвала.
   Я обернулась к пленнице. Она лежала без движения, глаза были закрыты. Из уголка рта на пол тонкой струйкой стекала слюна.
  - Что с ней?
  - Точно не знаю, - магичка устало повела плечами. - Вполне вероятно, лишилась рассудка - прерывание такой связи чревато страшными последствиями. Заклинание, примененное к вашему другу, запретили не только из-за его жестокости.
  - Ужас!
  - Нуови! - вбежал в комнату рослый слуга. - Нуови, враги бегут!
  - Куда?
  - Не могу знать, госпожа. В разные стороны. Разбегаются в общем.
  - Этого следовало ожидать, они подчинялись приказам хозяйки - нечисть мысленным, люди обычным. Теперь ни те, ни другие не имеют с ней контактов, потому и убегают, - магичка присела на стул за изголовьем Нила. Я обессиленно опустилась возле кровати темного прямо на пол.
  - Кеан, сходи за отваром. Он на кухне - надо напоить вашего друга.
   Вампир кивнул магичке и тут же вышел. В дверь ворвалась Мирка.
  - Ну как все прошло? Враги повержены? - мелкая возбужденно подпрыгивала на месте.
  - Я не была бы в этом столь уверена, - магичка поднялась на ноги, к чему-то прислушиваясь. Руки ее сошлись перед грудью, ладонями будто обнимая невидимую сферу. Готовит защитное заклинание?
  - Нарсаш, что такое?
  - Пока не знаю, - волшебница отвечала рассеянно.
   И тут я почувствовала, что пол буквально горит под ногами. Подпрыгнув от пробирающего даже через подошву жара, я вдруг ухнула куда-то вниз.
  - А-а-а!
  
   Открыв глаза, я уперлась взглядом в пасмурное небо над головой. Ни одного просвета. И, что характерно, вокруг явно не ночь. Надо же. Хотя в этом мире перестаешь чему-то удивляться.
   Я повернула голову вправо и увидела любимую подругу. Она уже поднялась на четвереньки, пытаясь встать.
   Я огляделась. Слева сидела Нарсаша, неловко подогнув ногу, и растерянно смотрела на небо. Рядом с магичкой валялся стул с нашей пленницей. Та так и не пришла в сознание.
   Место, где мы оказались, походило на пляж. Мелкий светло-желтый песок, тут и там валяются здоровенные ракушки. Кое-где торчат пучки засохших водорослей. Картину портили высящиеся вокруг гранитные столбы в два человеческих роста высотой. Чистые, будто только что отмытые, они находились на расстоянии метров в десять друг от друга. Таковых возвышений оказалось что-то около двенадцати. Живописно. И кто нам, интересно, такую живопись устроил?
  - А вот и гости, - глухой, чуть хрипловатый голос громом раскатился по округе.
   Я дернулась и резко вскочила на ноги - возникло ощущение, что не время разлеживаться.
   Метрах в двадцати маячила невысокая фигура в сером балахоне. Балахон показался мне смутно знакомым.
  - Так вот кто разрушил мое заклинание. Надо же, опять вы, неугомонные девицы.
   Видимо неугомонными девицами были мы с Миркой. Значит мужик - а судя по голосу это был мужик - нас знает. Любопытно.
  - Позвольте поприветствовать вас в моем доме.
  - А где дом-то? - не думая отозвалась подруга, щуря на оратора недобрым взглядом. Мирка, похоже, отбила копчик при падении - она постоянно потирала понижепоясничную область - и, зная нрав мелкой, я подозревала, что наша гарпия была зла.
  - О, простите, я неучтив, - мужик взмахнул рукой, и за его спиной буквально из воздуха появился высоченный черный замок. Обилие башенок разного калибра, зубчатые стены, кровавые прожилки на камне. Впечатляющая конструкция. На вид сплошной монолит. Специально отливал, что ли? Сколько сил убил, и не жалко?
  - Девочки, помогите мне, - позвала сзади магичка.
   Мы с Миркой быстро приблизились и подняли Нарсашу с песка. Видимо, левая нога ее серьезно пострадала - магичка старалась не наступать на нее. Мы подвели волшебницу к одному из столбов, и она тяжело оперлась на темный камень.
  - Нарсаш, где мы?
  - Каб я знала, - отозвалась магичка, вглядываясь в мужика в сером. - Приготовьтесь к худшему - от земли веет темной силой.
   Некроманты? Опять?!
  - Как мило, что вы заглянули на огонек, - продолжал мужик издевательским тоном. - У меня редко бывают гости.
  - Можно подумать, нас кто-то спрашивал, - буркнула мелкая. - Мы, лаби, к вам на огонек не торопились, вообще не собирались. Желание гостя закон - может разойдемся мирно?
  - Ну как же? - хохотнул мужик. - Я не могу вас отпустить - ваше общество мне столь приятно, - он поправил мышасто-серый локон жестом завзятой кокетки. - Я очень долго искал вас - а нуови были столь любезны, что нашли меня сами.
  - Деточки, сейчас будет очень плохо, - магичка напряглась всем телом, явно собираясь с силами, - он готовит мощное, очень мощное заклятие. Не уверена, что смогу его отразить или погасить.
  - Что делать?
  - Я не знаю, - Нарсаша обреченно вздохнула. - Прости, любимый, - она будто прощалась с кем-то. С мужем?
   Такая сильная магичка и пасует перед каким-то шибздиком? Я проверила резерв - в норме. Приготовилась поставить самую сильную защиту, на которую была способна. Мирка что-то тихонько зашептала.
  - Не утруждайтесь, милые дамы, - разухмылялся колдун. - Не стоит.
   И махнул рукой в нашу сторону.
   От него резко повеяло такой мощью, что я завопила от ужаса. На нас неслось что-то жуткое, неотвратимое. Я почувствовала, как мою и Нарсашину защиту буквально сметает. Мирка тонко заскулила, я зажмурилась, приготовившись принять смерть. В голову нежданно пришла совершенно глупая мысль - куда же мы с подругой попадем после конца? Что в этом мире служит прибежищем душ? Или нас выбросит в наш, земной мир потустороннего?
   Что за дурь в башке. Да в такой момент!
  - Не так быстро, Кристиан, - голос раздался так неожиданно, что я резко села на песок.
   Открыла глаза. Мы еще живы? Слава Высшим!
   Я огляделась. И уперлась взглядом в стоящую между нами и некротом щуплую фигуру в болотно-зеленом. Развевающиеся на ветру рыжевато-седые волосы... Учитель?!
  - Лидан? - подтвердил мою догадку противник.
   Прислушавшись к внутренним ощущениям, я поняла, что летевшее в нас заклинание развеялось. Ай да учитель! Как вовремя-то прибыл! И как только нашел нас?
  - Я искал тебя, Кристиан.
  - Польщен. Чем же я выдал себя?
  - Я почуял заклинание, которое ты наложил. Заклинание забвения. Невероятно мощная штука, должно быть тебе хорошо заплатили? Я сразу прибыл в город. И как раз поймал отголоски твоего портала. Кажется я не опоздал.
  - Проклятый предатель, я рад тебе. Столько сил было потрачено на твои поиски.
  - Я знаю. К несчастью для тебя, нападение твоих подручных провалилось.
  - Да. Очень жаль. Ну что ж, все надо делать своими руками - смерть врагу, трусу и предателю тоже.
  - Оставь свои речи для юных идиотов, Кристиан, - учитель дернул головой. - Я не пошел за вами, когда вы начали творить запретные заклинания. Это было правильным решением, я так думаю.
  - Ты предал нас, наши интересы!
  - Какие интересы, Кристиан? Власть? Власть над миром? Неблагородная цель. Однако высоко ты поднялся. Подумать только - а ведь был самым слабым магом своего набора.
  - Конечно, ведь нас не учили пользоваться настоящими заклинаниями, дарующими силу, дарующими безграничную власть!
  - Еще бы - нам действительно не преподавали способов получить силу из загубленных душ.
  - Только это и есть настоящая магия! - Кристиан воздел руки к небу и потряс ими. - Что стоят никчемные жизни глупой черни? Пусть рады будут, что послужили великой цели! Однако довольно слов. Ты пришел вовремя. Я убью вас всех. Удача нынче на моей стороне - ненавистные враги будут уничтожены одним ударом.
  - Ты самоуверен, Кристиан. Впрочем как всегда. Ты один, а нас много.
  - Я уверен, и только. И я не один, - в голосе некрота звучало торжество.
   О чем он?
  - Девочка, - тихо зашептал подобравшейся сзади мне Лидан. - Приготовься. Сейчас станет жарко. Мне нужна твоя помощь.
  - Но Лидан, моего резерва надолго не хватит.
  - Здесь место силы. Она просто разлита в воздухе. Чуешь?
   Чую, конечно. Темная жуть.
  - Ты же знаешь, я не умею использовать для заклинаний некросилу.
  - Умеешь. Я учил тебя.
  - Темные заклятия? Но Лин, мы никогда не...
  - Не время для споров, девочка. Просто сделай. Ты сможешь, я знаю. Повторяй все как мы учили. Приготовься.
   И тут Кристиан ударил.
   Лидан выставил перед нами щит, полыхнувший багряным под напором заклинания нектрота.
   Сосредоточившись на вспоминании заученных когда-то давно формул, я не сразу заметила, что нас на пляже стало заметно больше. Очень заметно.
   Вокруг один за другим появлялись уже до тошноты знакомые теннари.
  - Объора, лови! - развернувшийся учитель кинул мне три маленьких сосуда. Я на удивление ловко их поймала. - Выпейте это, состав нейтрализует действие ядовитой слюны.
   Я перекинула два пузырька подруге и магичке, быстро откупорила свой сосуд и одним глотком выпила совершенно гадостное на вкус зелье.
   Желудок скрутило болью, которая очень быстро прошла.
  - Девочка, давай! - Лидан вскинул руку, из которой вырывалось зеленоватое сияние. Теннари, попадавшие в него, тут же прахом осыпались наземь.
   Я вдохнула поглубже, сложила правую руку в сложный кукиш, левой будто зачерпнула воды, хватая столько силы, сколько могла удержать. И-и-и, пропадай моя малина!
   Выпалив формулу, я направила правую руку на ближайшую тварь. Из ладони вырвалась оранжевая молния и ударила нежить в грудь. Тварь загорелась будто хорошо просмоленное дерево. Обрадовавшись успеху, я продолжила начатое, изничтожая врагов насколько могла быстро.
   Развернувшись в пируэте, увидела мнущуюся позади подругу.
  - Мир, ты чего?
  - Не получается. Нет у меня против них ничего, - виновато развела наша гарпия руками, отоварив подобравшего к ней слева монстра ярко-салатовым огоньком.
  - Мир, ты же у меня очень умная и жутко талантливая. Попробуй еще. Вспоминай заклятие Темисы!
   Я развернулась к подкрадывающимся врагам и продолжила сыпать молниями. Резерв не заканчивался - силы вокруг было навалом.
   Нашла глазами магичку и невольно присвистнула - Нарсаша била по нежити огнем. В чистом виде. Из глаз волшебницы вырывалось пламя. Она водила головой из стороны в сторону, сжигая нежить лучше огнемета.
   Почувствовав возмущение силы, я попыталась прощупать окружающее пространство поисковыми импульсами. К врагам прибыло пополнение. Да какое - пять некротов. И не самых слабых, насколько я могла судить.
   Продолжая крутиться волчком и метать молнии, я внезапно замерла, почувствовав на шее холодное лезвие.
  - Попалась, милая, - раздался над ухом зловещий шепот.
   Я похолодела. Один из вновь прибывших некротов? Как он смог столь незаметно ко мне подобраться? Лихорадочно ища выход из сложившейся ситуации, я старалась не шевелиться, с ужасом ощущая, как прижатое к шее лезвие высасывает из меня силы. Магический клинок! Сколько же энергии этот гад израсходовал, чтобы создать такую мощную штуку?
  - Не трепыхайся, - почти ласково прошептал враг. - Вот и свиделись. А я и не думал, что буду иметь удовольствие прирезать тебя лично, чужеземка.
  - Чего я вам сделала-то? - невольно вырвалось у меня.
  - Ты? Пока ничего. Но предсказания... Эта несусветная чушь про соединенных.
  - Вы же сами говорите, что это чушь. Что же выходит - вы в нее верите?
  - Нет. Не верю. Но к чему риск, когда можно избавиться от угрозы, пусть и сомнительной? Ты и твой братец. Уничтожив вас, мы сможем спокойно продолжить начатое, - враг нажал на лезвие чуть сильнее, и я дернулась от боли. По шее потекла теплая струйка.
  - Что начатое? Захват мира, что ли? - вспомнились слова Лидана.
  - Умная девочка, - усмехнулся некрот. - Даже убивать жалко - ты бы нам пригодилась. Но что делать...
   Гад какой! Угрожает! И... Что он сказал? Вер? Ему грозит опасность?! Я испугалась не на шутку. Мысленно попыталась позвать брата - надо его предупредить.
  - А теперь хватит слов - пора тебе, девонька. Заждались тебя в чертогах потерянных душ, - враг еще сильнее надавил на лезвие.
   Спасите-помогите, заорала я мысленно, стараясь плотнее прижаться в противнику - хоть чуть-чуть отодвинуть клинок от горла.
   И тут перед нами полыхнуло салатовым. Из налетевшего тумана вышел... Хранитель. Терри! Я уж думала он совсем пропал куда-то по своим духовым делам.
  - Отпусти ее, падальщик, - прорычал сквозь зубы Теркан.
  - Кто пожаловал? Привидение? Я не боюсь тебя, неупокоенный, - некрот мерзко захихикал мне в ухо. Но давление на нож ослабло. Нервничает?
  - Может, зря не боишься? - Хранитель сжал кулаки.
   Подобравшиеся к нему сзади теннари, попав в свет исходящего от духа сияния, каменели на месте.
  - Ну? Отпусти ее!
  - Терричек! - заорала я, чувствуя, что кровь все сильнее сочится по шее.
   И с ужасом увидела, как Хранитель падает под грудой навалившихся со всех сторон теннари.
   Ну вот. Спаситель, блин.
   Мысленно послав всех бестолковых духов и мерзких некротов в разные нехорошие места, я вдруг сама не осознавая что делаю ухватила противника обеими руками за кисть с ножом, оттягивая лезвие подальше от горла - включились выработанные долгими тренировками рефлексы. Скосив глаза вниз, со всей силы ударила пяткой в то место, где по моим прикидкам находилась под балахоном коленка некрота. Тот взвыл и чуть наклонился вперед. Не останавливаясь, я нырнула врагу подмышку и вышагнула у него за спиной, вывернув противнику руку с ножом. И тут же саданула урода ребром стопы под колено. Поймала выпавший из ослабевшей руки нож и не раздумывая резанула некрота по горлу, левой рукой ухватившись за волосы врага.
   Фонтаном брызнула кровь, противник захрипел и повалился на песок. Минус один.
   Я огляделась.
   Что за чудо природы? Над местом битвы носилась огромная лиана, на которой восседала...любимая подруга. Получилось-таки у Мирки! Она что-то выкрикивала, размахивая руками, и тут и там из песка вылетали целые пучки отростков, ухватывали теннари и пачками тащили под землю. Ай молодец соратница! Умничка моя!
   Я обернулась к Лидану. Тот как раз в этот момент боролся с одним из некротов. Из рук учителя бил зеленый огонь, и рыжеволосый вроде как одерживал победу, но я видела, что соратник терял силы - плечи Лина ссутулились, руки заметно подрагивали. Надо же, и обилие энергии не дает стопроцентного преимущества. Ну правильно, ведь и его противник способен черпать силу в этом месте.
   Я загребла энергии и, прицелившись, пальнула здоровенным сгустком огня в учителева противника. Увидев, что тот скрючился и повалился наземь, поискала глазами магичку. Там все было плохо - стоящую у столба Нарсашу один из колдунов прихватил сзади за горло удавкой. Женщина пыталась бороться. Ухватившись за стальную проволоку, она изо всех сил старалась оттянуть железную нить от шеи. Из пореза на горле и ладоней волшебницы сочилась кровь. Я кинулась было помочь ей, но внезапно почувствовала за спиной жуткий всплеск силы. Резко развернулась и нос к носу столкнулась с Кристианом.
   Вблизи он оказался небольшого росточка щуплым мужчиной лет пятидесяти на вид. Лысоватый, с непонятно-голубыми глазами, враг чуть сутулился и дергал левой рукой. Учитель выглядел лучше - наверное плохие дела и на внешности сказываются плохо.
   Я сделала несколько поспешных шагов назад, увеличивая расстояние между собой и некротом, хотя умом понимала, что в данном случае это не поможет.
  - Голубушка. Вы бледны. Как себя чувствуете? - участливо осведомился некромант.
  - Прекрасно, вашими молитвами, - ухмыльнулась я в ответ, пытаясь подыскать заклинание посильнее. Так просто не дамся!
   Противник захохотал.
  - Отрадно слышать, голубушка. Как же вы неугомонны - столько помощников из-за вас потерял, - он глянул мне за спину на тело только что прирезанного колдуна. - Сколько потерь. Но нынче я наконец избавлюсь от вас. Еще бы с братом разобраться, да за этим дело не станет, - подмигнул мне старый хрыч.
   Опять! Вер! Ну где ты? Отзовись!
   Опасение за жизнь названного брата все росло.
   Вер!
  - Что же, давайте прощаться. Жаль, что вы погостили у меня столь недолго, юная нуови, - некрот демонстративно засучил рукава.
   Я лихорадочно строила все пришедшие на память щиты подряд, особо не обольщаясь - чувствовала невероятную мощь противника. Конечно, ему некроэнергия давалась в руки стопроцентно гораздо проще, чем мне. Ну что ж - продам свою жизнь подороже.
   Тут за спиной некрота появилась фиолетовая искорка, разросшаяся в столб сиреневого пламени. Которое соткалось в человеческую фигуру. Мужскую. Точнее юношескую. Вер!
  "Вер, ты что здесь делаешь?!"
  "Ты звала меня, сестренка."
  "Я звала чтобы предупредить! Зачем ты явился?!"
  "Эль, тебе плохо, я почувствовал и пришел."
  "Идиот!"
   Некромант так был сосредоточен на себе, что похоже не почуял нежданного посетителя.
   Что делать?! Вера надо спасать.
  "Садха", - раздалось у меня в голове. Хранитель! Жив! Хотя что ему, условно мертвому, сделается.
  "Садха, послушай меня. Времени мало. Ваш противник напитался энергией загубленных душ как упырь кровью. Сейчас он почти неуязвим."
   Какой ужас, Терри. А то я не догадалась, что нам его не одолеть!
  "Дослушай, бестолковая садха. Убить некрота в таком состоянии можно только темной энергией, той, что сродни его силе. И сделать это можно только сдвоенным усилием. Усилие должно быть направлено на некрота в единый миг, в долю мига. Такую слаженность может дать только связь. Связь людей, чувствующих каждое движение, жест, вздох, биение сердца друг друга."
   Нас с Вером?
  "Истинно. Запомни - некрот уязвим только в момент, когда творит заклинание. Как только увидишь, что он вскинул руку, вы сразу же должны ударить. Единым порывом, запомни, это очень важно!"
   Я поняла, Терри. Благодарю.
   Я мысленно передала все брату.
  "Готов?"
   Уловила его едва заметное "да".
   Надеюсь малыша неплохо подучили у темных. Иначе нам конец.
   И тут некромант вскинул руку. Почувствовав, что волосы на голове зашевелились от рванувшей мне в лицо силы, я долбанула во врага со всей мощи, на которую была способна.
   Брат ударил тоже, наши энергии слились в одну, прошив некрота насквозь. В прямом смысле - в области солнечного сплетения Кристиана теперь зияла дыра величиной с шар для боулинга. Через отверстие я видела зеленую куртку брата. Откуда у мальчика столько силы?!
  - Ты?... Как ты? - некрот пытался что-то сказать - лицо его вытянулось в изумлении.
   Отступив на шаг, он заметил за спиной Вера.
  - И ты! Откуда? Как?!... Предание... Эта глупая сказка... Не может...так не может...так не должно... - изо рта и из носа некрота хлынула кровь и мгновением позже он рухнул на песок.
   Внимательнее надо быть к предсказаниям!
   Облегченно вздохнув, я, подмигнула брату - вот это сила, молодец мальчик! - и обернулась к Нарсаше.
   Державший ее колдун ошарашенно смотрел на лежащее на земле тело Кристиана. Хватка некрота ослабела, и магичка наконец смогла вырваться. Развернувшись лицом к врагу, волшебница топнула ногой. Изо лба Нарсаши вырвался огненный шар, размозжив голову колдуна.
   Со всех сторон вдруг разом донесся жуткий визг. Я огляделась - те теннари, что еще были на ногах, начали распадаться, целыми кусками плоти осыпаясь на песок. Очень скоро все кончилось.
  - Все целы? - я оглядела место побоища.
   Магичка устало опустилась на песок, пытаясь оторванным от юбки куском ткани перевязать сочащийся кровью порез на шее. Руки ее дрожали.
   Мирка все так же носилась на своей дикой лиане, ликующе вопя.
   Терри шел в нашу с Вером сторону. Вроде все.
   А где Лидан? Я снова огляделась. И не увидела учителя.
  - Лидан! - крикнула я, направляясь в ту сторону, где вроде как заметила его в последний раз. Я пыталась нащупать искорку его души, но не чувствовала ее. Не может быть!
  - Лидан! - со всей мочи заорала я, переходя на бег.
   Учитель! Я не верю!
   Я наматывала круги по пляжу, натыкаясь на тела и куски плоти, поскальзываясь в лужах крови и слизи. Некроманта нигде не было.
  - Нашел! - донесся до меня голос Хранителя. - Садха, сюда!
   Я кинулась к Терри.
   Он раскидывал тела теннари, образовавшие собой своеобразный курган.
   Когда я подлетела, Терри уже склонился над учителем.
   Тот лежал без движения. Весь покрытый кровью и зеленой слизью, он не дышал.
   Я бухнулась рядом на колени.
  - Лидан! Лин! Ну пожалуйста! - схватив руку учителя, я стиснула ее, пытаясь нащупать пульс. И не находила его. От отчаяния я горько разрыдалась.
   Обхватила голову некроманта, прижала ее к своей груди. Сердце буквально разрывалось от боли - наставник, веселый балагур и верный спутник, он умер за нас. Умер? Не верю!
  - Нет! - крик эхом вернулся ко мне.
  - Девочка, не так громко. Я чувствую себя весьма скверно. А теперь еще и не слышу. Если ты перестанешь вопить, я может быть даже выживу.
   Не веря ушам своим, я глянула вниз. Глаза учителя, подернутые поволокой боли, мутные, смотрели прямо на меня. Живой!
   Я осторожно опустила его голову на землю, разрыдавшись теперь уже от облегчения.
   Жив!
  - Садха, - кашлянул у меня над плечом Хранитель. - Не хочу тебя отвлекать, но...
  - Что, Терри?
  - Видишь ли, я никогда не любил океан. Может быть потому, что не бывал на его дне? И, ты не поверишь мне, садха, и теперь не хочется на этом самом дне оказаться. Особенно под такой толщей воды.
  - О чем ты, Терри? Я не понимаю.
  - Я о том, что место, на котором мы стоим, раньше было морским дном. Видишь ракушки вокруг? Только жуткая сила некроманта сдерживала воду вдалеке. Со смертью Кристиана заклинание разрушилось. И с минуты на минуту здесь все затопит.
  - Затопит? Сильно? - я растерянно огляделась вокруг.
  - Боюсь, что да. Прислушайся, садха.
   Я напрягла слух. И уловила нарастающий рокот. Он доносился со всех сторон.
  - Терри, что это?
  - Это вода. Спешит занять положенное ей место.
  - Что же нам делать?
  - Убираться отсюда. И быстро. Зови свою неугомонную подругу.
  "Мирка!" - мысленно рявкнула я.
   Подруга тут же спикировала к нам.
   Сзади подходил Вер, помогая прихрамывающей Нарсаше.
  - Хватайтесь все за меня. - Хранитель сосредоточенно нахмурился.
  - Терри, а как же Лидан?
  - Не беспокойся, - дух легко подхватил некроманта на руки. - Готовы? Держитесь за меня, старайтесь ни о чем не думать.
   Я потянулась было к Хранителю и обмерла, глядя перед собой. На нас неслась масса воды высотой с пятиэтажный дом.
  - Терри! - Я лихорадочно рванулась к духу. - Терри-и-и-и...
  
  
  
   Глава 34
  
  
   Темно. Тихо. Мягко. И на удивление сухо. Вспомнив несущуюся на нас громаду воды, я вздрогнула. Я умерла? Да вроде непохоже - ныл порез на шее, болели отбитые при падении ноги. Где я?
   Неловко пошевелив руками, я услышала под собой сдавленный стон. Мирка?
  - Кто здесь?
  - Здесь мы, садха. Мне, в общем-то, все равно, я же дух. Но вот Лидану и так нынче досталось. Ваша масса не добавит ему здоровья.
   Я с пять секунд пыталась понять смысл сказанного хранителем, а потом кубарем скатилась с шевелящейся массы, на которой лежала.
  - Благодарю, - глухо донесся откуда-то снизу голос учителя. - А если ты еще и Морри с меня снимешь...
   Все-таки Мирка... Пошарив рукой по месту, откуда только что скатилась, я ухватилась за очень знакомый на ощупь ворот и не раздумывая рванула. Мелкая с тихим неприличным словом рухнула рядом.
  - Терри, где мы?
   Я запалила слабенький огонек. Спутники поднимались на ноги, Терри с Вером помогали встать Нарсаше, учитель тихо постанывал на полу. Любимая вредительница, схватившись за поясницу, имитировала приступ радикулита. Вроде все на месте.
   Я огляделась. Темная комната. Очень большая. Шкафы с колбами, в углу здоровенный стол, заваленный свитками и книгами. Очень знакомое место.
  - Эль, - кашлянул братец. - Мы в лаборатории Нила.
   Я догадалась, милый.
  - Терри, вот скажи ты мне, почему ты перенес нас именно сюда? Нет, не то, чтобы я жаловалась... Но все же.
  - Садха, я торопился. И переместился в то место, куда уже переносил вас. Так было проще.
  - Ясно, - я прошлась от стены к стене, что заняло некоторое время - комната была огромной. Потом подошла к двери и опасливо выглянула. В воспоминании еще жило событие полуторамесячной давности и я здорово опасалась за свою жизнь.
   Коридор был пуст. Почти уже собравшись выйти, я заметила слева какое-то движение в сторону лаборатории. К нам шел темный.
   Я быстро захлопнула дверь, прижавшись к ней спиной.
   Почти тут же снаружи донеслось хриплое покашливание и почти вежливый стук в дверь.
  - Отворите!
   А вот не откроем. И вообще, пора мне, что ли.
   Вер вдруг быстро подошел ко мне. Отодвинув вашу покорную слугу, он отворил дверь и вышел в коридор.
  - Приветствую тебя, Вельсиор, - брат поклонился.
  - В... Веррен? Ты? Один?
  - Нет, со мной сестра, Вьета и раненый. Наш друг, - последнее он сказал с легким нажимом.
  - Так уважаемые нуови с тобой? Повелитель велел, если они объявятся, немедля доложить. Он ждет вас.
  - Вер, спроси про Нила, - тихонько зашипела я в спину брату.
  - Что слышно о принце?
  - Знахари говорят, выздоровеет. Хотя пока и слаб. Они с вампиром прибыли незадолго до вас.
   Жив, хвала Духам!
  
   Вот уже вторую неделю мы торчали в Деании. Не могу сказать, что местные были рады нашему с Миркой обществу. Но повелитель распорядился четко - гостьи должны дождаться выздоровления принца.
   Я навещала Нила. Ночью, тайком. В это время он крепко спал, напоенный снадобьями под завязку. Являться к темному днем я не решалась. Не знаю что, но что-то мешало мне зайти пообщаться с ненаглядным.
   Нарсаша на второй день перенеслась домой. Прощание было трогательным, по всем правилам. Мы клялись в вечной дружбе, обещали заходить друг к другу. Нога магички оказалась, к счастью, всего лишь вывихнутой, потому выздоровление было явно не за горами, и я за нее не переживала. Волшебница пообещала забрать наших коняшек из деревни и приглядеть за ними. На том и расстались.
  
  
  - Мир, - оглянулась я на остановившую меня в одном из коридоров дворца подругу. Она выглядела озабоченной, какой-то растерянной. - Что случилось?
  - Эль, мне нужно с тобой поговорить.
  - Конечно, подруга. О чем?
  - Видишь ли, мы с Кеаном поссорились.
  - Впервой, что ли, - фыркнула я.
  - На сей раз серьезно.
  - Из-за чего?
  - Да я уже и не помню.
  - Ну ты даешь. Мир...Ну блин...
  - А что? Я женщина нервная, чувствительная, а когда ору, увлекаюсь.
  - Это точно. Но твои ссоры с вампиром совсем не новость. Однако ты взволнована. Что случилось?
  - Я хотела тебе рассказать, - подруга сложила руки на животе и слегка поморщилась.
  - Что, болит? Где? - я положила ладонь поверх рук Мирки. И внезапно вздрогнула, явственно уловив биение маленькой жизни. И это была явно не перистальтика подругиного кишечника.
  - Что это? - я резко отдернула руку. - Мир... Мир, ты что?...
  - Да, Эль. Я беременна.
  - От кого? Ах да, глупый вопрос, - блин, ну мелкая! - Давно?
  - Думаю, месяца три.
   Ничего себе!
  - И ты молчала?!
  - Я не была уверена, а потом все случая не подворачивалось поговорить.
  - А он знает?
  - Нет, Эль, я не успела сказать. А потом мы поссорились.
  - Идиотка! Иди и быстро расскажи Кеану! Думаю он будет на седьмом небе от счастья.
  - Я не уверена.
  - Глупости! - я заглянула в глаза подруги. И напряглась. - Неужели все настолько серьезно?
   Мирка потупилась.
   Вот зарраза мелкая! Угораздило же ее залететь он вампира.
   Рассеянно оглянувшись, я увидела приближающегося к нам верховного мага Деании.
  - Мир, мне пора! - я рванула в противоположную от темного сторону.
  - Нуови! - крикнули у меня за спиной. - Стойте! Мне надобно с вами переговорить. Немедля. Дело очень важное!
   Я вынужденно остановилась и повернулась к подошедшему.
  - Госпожи мои, у меня новости. Плохие.
  - Что? Что-то с Нилом? - я заволновалась.
  - Нет, хвала Духам он выздоравливает. Дело в вас. Нуови, я узнал, что вашему миру грозит ужасная опасность.
  - Какая? - мы с Миркой с двух сторон ухватили мужика за рукава.
  - Спокойно, нуови, - темный поспешно вырвался. - К вашей земле летит огромный камень. Если вы не вернетесь, он ударит в землю...
   Я вдруг вспомнила об услышанном когда-то про ледниковый период. О смещении полюсов. И похолодела от ужаса.
  - Что же делать? - с надеждой глянула на мага, позабыв о былых распрях.
  - Вам надобно срочно возвращаться, нуови.
  - Но мы не можем, вы же знаете.
  - Я помогу. Если вы не против. Согласны?
   Мы с подругой не задумываясь кивнули.
  - Тогда в путь, - темный сложил руки перед грудью и что-то каркнул. Нас с Миркой закрутило в водовороте воздуха. Последнее, что я увидела, была торжествующая ухмылка мага.
  
   Темно. Вокруг птички поют. Слышится шелест листвы. Но разве птицы поют ночью?
   Эта мысль заставила меня встрепенуться. Резко сев, я открыла глаза. Сразу стало светло.
   Вокруг был лес. Рядом тихо сквернословила подруга.
   Я огляделась. Знакомое место. Вон тот взгорочек я где-то видела. И мостик... Блин!
  - Эль, мы кажется дома, - Мирка тряхнула волосами.
   Похоже на то. Если не ошибаюсь, Измайловский парк.
  - Холодно, Эль, - поежилась подруга.
   Согласна. Холодно. Мы с мелкой были в тонких рубашках и полотняных брюках. Было зябко и как-то пасмурно.
   Я провела рукой по пожухлой желтой листве рядом.
   Октябрь?!
  - Мир... Мы кажется вернулись в то же время, из которого исчезли.
  - Похоже, - подруга поднялась на ноги.
  - Что будем делать? - я явственно растерялась. Так уже свыклась с мыслью, что на землю нам не вернуться. Наверное нужно домой. Домой. Какое незнакомое слово. Так привычно было считать домом замок нола. Хотя я и понимала, что он никогда не станет нам настоящим домом.
  Домой... Но до дома пешком часов пять.
  - Эль, - соратница закопошилась в сумке. - Я думала, что не пригодится уже. А вот поди ж ты...
   Мирка извлекла из котомки горсть скомканных бумажек. В которых я, приглядевшись, узнала несколько сторублевок.
  - Мир, откуда?
  - Да вот. Носила с собой. Так просто. Как память о доме, - она пожала плечами. - И это, - в руках Мирки оказались... два мобильника. Мой и мелкой.
  - Мир. Ну ты даешь! Зачем ты таскала их?
  - Не знаю. Просто.
   Какая она у меня умница. Эльке бы в голову не пришло носить с собой земные деньги.
  - Что ж, - я вздохнула, невольно вспоминая Нила. Сразу же защемило в груди, но я постаралась игнорировать эту боль. - Поехали домой.
  
  - Слышь, Эль, а тебе не кажется, что тот мужик в зеленом нас наколол? - мы сидели в моей квартире, я хлестала пиво, мелкая поддерживала вашу покорную слугу лимонадом. - Ведь если метеорит упадёт на нашу землю, на ихнюю он упадёт тоже - это ж параллельные реальности. Темиса мне рассказывала про это. Говорила, что мы связаны. И находимся совсем рядом. Да и как мы можем предотвратить такую катастрофу?.. Короче, нас провели как последних лохов. Мне так кажется.
  - Не последних, Мир... И тут нас наверняка кто-нибудь обошёл, - тяжёлый вздох. А ведь Мирка права - бывают и у мелкой просветления. Как-то неправдоподобно звучало объяснение темного. Нелепо. А мы, как распоследние идиотки, повелись на раз!.. Сидим вот теперь, кукуем в нашем совершенно незаметно для окружающих спасённом от страшенной угрозы мире, пялимся на не по-осеннему яркое солнышко в окне и дуэтом тихо материмся - вот оно, истинное взаимопонимание и единение душ. Плакали наши любимые гады, плакали наши магические потуги, плакало моё исследование: "Все мужики козлы - мифы и реальность, или удивительная схожесть мужского поголовья параллельных миров как концепция общего начала."
   Самое обидное, я прекрасно знала, кто всё это провернул - Рейнон, чтоб ему алмазиком по темечку прилетело, да потяжелей - мне для его никаких алмазов не жалко! Отомстил, паршивец, видимо тот фингал так и не смог забыть. Так я же извинилась, объяснила всё - ну перепутала его с одним малым, на соблазнении наивных (чукотских) тёмноэльфийских девиц промышлявшим во впечатляющих количествах. Девицы соблазнённые уж так плакали - больше не из-за факта, что их обесчестили, а из-за того, что только один раз, по части мастерства к коварному обольстителю претензий не было.
   Терзали меня, конечно, смутные сомненья, что соблазнителя я все-таки верно угадала - укрывался небось за мороком, маг хренов. А меня, гад, совершенно точно и после извинений не простил - недаром мы с Миркой тогда так шустро удирали из Деании. Заплывший глаз темного, помнится, обещал мне очень много хорошего.
  - Эль, а я соскучилась. По твоей квартире, по высотным домам. По лимонаду этому дурацкому. - Мелкая поболтала зеленоватую жидкость в бутылке и хмыкнула. - Жаль, посещение баров придется отложить месяцев на восемь.
  - Не переживай, Мир, я тебе и так скучать не дам. Счастливая, - я вздохнула. - Родишь ребенка от любимого.
  - Да, - тихонько сказала подруга и отвернулась.
   Недостаточно быстро, чтобы я не заметила навернувшихся на глаза соратницы слез.
   Бедная Мирка. Я безумно тосковала по темному, хотя не видела его всего часов пятнадцать. А каково ей.
  - Мир, все будет. И будет хорошо, - я ободряюще похлопала подругу по плечу.
  - Конечно, - вздохнула она. - Эль, я... О-ой!
   Она схватилась за живот и согнулась пополам.
  - Мир, что? Ты чего? Болит? Как... Почему... Стой, я сейчас скорую вызову! - я не на шутку перепугалась за мелкую и ее будущего отпрыска и опрометью кинулась к телефону.
  - Эль... Не надо... Ох... Отпустило. Почти... О-ой!
   Мирка вдруг дернулась всем телом и начала таять. Как снеговик под африканским солнцем, только от подруги не оставалось вообще ничего, даже грязноватой воды.
  - Мир! - заорала я, кидаясь к подруге. Но поймала руками лишь воздух.
  
   Месяц подходил к концу. Близилась сессия. Я жутко тосковала по Нилу. Беспокойство за подругу принимало глобальные масштабы - она снилась мне. Каждую ночь. Снилось, что Мирку пытаются убить - зарезать, скальпировать, пристрелить. Каждый раз я просыпалась с криком, в слезах. Потом долго сидела на кровати, бездумно пялясь в стену, и корила себя. Что не уберегла. Не защитила.
   Иногда я пробовала то или иное заклинание. Прощупывала пространство в поисках силы. Она была. Но в столь малом количестве, что наибольшее, чего я смогла добиться, это создание махоньких огоньков и простенький телекинез - полотенце из комнаты в ванну перетащить, борщ налить без помощи рук.
   Одно радовало - в сумке, бывшей на мне в момент перемещения, находились подаренные гдертами вещи. Я иногда одевала их. Любовалась. И снимала, откладывая в сторону.
   Я тосковала. Безумно тосковала по Мидорре, по Темисе и Нарсаше, по Кеану и Корису. Ужасно хотелось увидеть Лидана. Вера. Хранителя. И даже мерзкого Рейнона. И еще я жутко переживала за воохха.
   Про Нила старалась не думать - слишком больно было.
   Я тосковала.
  
  - Эль, - на удивление ласково позвали меня голосом мелкой. Опять кошмар.
   Приготовившись лицезреть гарпию при очередном мочилове, я оглянулась. Вокруг было светло. Тихо. Молочный туман обволакивал, баюкал.
  - Эль, я рада тебя видеть. Я соскучилась, - из тумана вышагнула хрупкая фигурка . С большим животом. Мирка. Живая! И все еще беременная. Я не верила.
  - Мир? Это ты?.. Девочка моя, это правда ты?! - я кинулась к подруге, крепко ее обняв.
   Соратница ответила мне крепким объятием.
  - Эль, ты не переживай. Я вернулась обратно. В Мидорру. Кеан сказал, это вампирья кровь выдернула своего сына. Вместе со мной.
  - Так ты в Мидорре? И...С Кеаном? Я так рада!
  - Да, Эль... Ты знаешь... Через пять октад наша свадьба.
  - Мир! Правда?! Я счастлива за тебя!
  - Я тоже. За себя. Он такой...Эль... Я даже не мечтала, что так будет.
  - Мирочка, главное чтобы у тебя все было хорошо.
  - Будет, - подруга улыбнулась.
  - Мир... А как ты ко мне попала?
  - Один из магов вампиров - а у них тоже есть маги - помог мне войти в твой сон, иначе я пока не могу вернуться в наш мир.
  - Так ты побывала у вампиров?
  - Я и теперь у них, - мелкая ухмыльнулась.
  - И как там?
  - Почти как в Деании, только страшнее. Но меня здесь любят.
  - Мир, как славно. А...ты не слышала ничего о Ниле?
  - Как? Ты разве не...ппи-ип...ппи-ип.
   Я резко села на кровати, бездумно пялясь на верещащий будильник. Нет! Только не сейчас! Ну зачем?! Мира! Мирка-а!
   Подхватив орущий прибор, я со всей дури швырнула его о стену.
   Мирка!... Теперь не уснуть. Как же так?! Я не дослушала!
  
  
  - И вот такая моя жисть! - закончила я эмоционально-пьяный пересказ истории своей трагической любви, не забыв, естественно, заменить Мидорру более политкорректной Австралией, до которой в представлении большинства россиян как до острова Пасхи из Мексики классическим брассом, а магию спецтехнологиями и на удивление предусмотрительно умолчав о некротах и нежити.
  - Мда, сочувствую тебе, подруга, - новая знакомая, которую я впервые увидела этой ночью в пресловутом пабе, ободряюще приобняла меня за плечи. - А что же тот парень. Беловолосый. Ты его любишь?
  - До безумия. Не поверишь. Да я сама не верю, что так бывает. Но чувствую, его мне уже не забыть.
  - Любовь - прекрасное чувство, - подмигнула мне знакомая, обнимая сильнее.
   В какой-то момент я почувствовала, что из дружеского объятие незаметно так стало самым что ни на есть интимным, а рука собеседницы просто-таки наглым образом лежит на моей груди. На пару секунд я просто онемела.
  - ...Ты что себе?... - я безуспешно пыталась оттолкнуть нахальные руки, но сил на это почему-то не хватало - да она что, культуризмом на досуге увлекается?!
  - Ну не всё же тебе надо мной издеваться, - низкий, хрипловато-насмешливый голос. Знакомый такой, родной буквально.
   Рывком обернувшись, я с возмущением уставилась в тёмно-карие глаза девушки, тут же под моим изумлённым взором начавшие стремительно светлеть.
  - Ну здравствуй, любимая, - странная девица с теперь уже серо-стальными глазами нахально, по-свойски так, чмокнула меня в приоткрытые от удивления губы. - Что, ты даже не скучала?
Оценка: 4.38*137  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Т.Донскова "Мир в Отражении"(Научная фантастика) А.Черчень "Идеальная жена. Мифы и реальность "(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Порченый подарок. Чередий ГалинаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияКукла Его Высочества. Эвелина ТеньТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНарушенное обещание. Шевченко ИринаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова Елена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"