Ellis L: другие произведения.

Проделки суккубы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Опасно поддаваться соблазнам и сиюминутным желаниям... Мартышка поддался - вызвал суккубу; Бигль не устоял перед геройской славой; Лейка очаровалась мнимыми достоинствами Бигля... - и чем они все закончили? И где гарантия, что "милой" маленькой Эль завтра не захочется прикрепить вашу душу к своему прелестному шлейфику...

  
   Все герои вымысел автора, совпадения с реальными людьми случайность.
  
  
  
  
Эль Цок-Цок или История из демонской жизни
  
  
Ад, просто Ад [ интернет]
  
   Из жизни демонов:
   - О трансцедентальном, о фатализме, о жизни, о мистике?
   - Нет-нет-нет - запально, круто и клёво в кайфовой стилистике...
  
  На одной из тихих улочек достославного города Диса, в вотчине князя Асмодея, расположился небольшой, похожий на розовую бонбоньерку особнячок - родовое гнездо старинного семейства суккуб Цоккини. Их генеалогическое древо уходит корнями к самой демонской праматери Лилит, и в былые времена слава о проделках этих милых дам гремела во всех мирах. Нынче, они притихли, как ни печально признать, но суккуб Цоккини осталось прискорбно мало. И сейчас, в своём будуаре, перед старым серебряным зеркалом, вертелась младшая представительница фамилии - прелестная молоденькая демоница Эль Цок-Цок. Черты вырождения аристократического семейства счастливо обошли её стороной, и полная тёмных сил и коварства суккубочка оставалась последней надеждой на возрождение некогда великого рода.
   Принимая вычурные позы, демоница безуспешно пыталась обернуться в мерцающий багряными искрами шлейф душ. И хоть куцый шлейфик не прикрывал даже ягодиц, на лице Эль цвела сытая, самодовольная улыбочка. Приподнимая левый край, она восторженно разглядывала крупное багровое с чёрным гофрированным ободком пятно, гладила его тоненькими пальчиками и мечтательно закатив блудливые глазки, хихикала, вспоминая о чём-то приятном...
  
  
   свои вещие персты на клаву воскладём... и начнём же, братья, повесть эту...
  
  Под сводом мрачной пещеры заполошно металась стайка летучих мышей. Их беспокоил жирный дым коптящих свечей и пугали истеричные взвизги читающего заклятья малефика. От страха животные пищали и гадили. Вонючие блямбы со снайперской точностью шлёпались на лысую голову чернокнижника, всякий раз, вызывая новый взрыв визгливых проклятий. Виновник этой суматохи, худой, болезненного вида мужчина, ползал по полу, и тщательно вымеряя, вычерчивал хх`рагисом пентакль вызова демона.
  Сегодня под утро мэтру Мортинцу приснился вещий сон. Его навестила сама тёмная Госпожа Death.
  Сначала ему снился привычный, ставший за многие годы почти родным, кошмар. Он, где-то на грани миров, тяжело, из последних сил, бредёт по бесконечному полю бледных асфоделий; в низком мутном небе безмолвно кружат стаи призрачных ворон-альбиносов; тяжёлый влажный воздух забивает глотку, к лицу и рукам липнут клочья тумана. И вдруг, из серой мути выплывает лучезарное видение - Госпожа, и всё его существо охватывают лёгкость и невыразимое блаженство. В чёрном вдовьем наряде, прекрасная в своей скорби, она стоит на берегу Ахерона и милостиво протягивает руку к мэтру Мортинцу, предупреждая: поторопись, милый, я тебя жду.
   Такова привилегия малефиков, Госпожа всегда заранее оповещает своих преданных слуг о пришедшем сроке.
   В тварном мире у мэтра оставалось всего одно незавершённое дело. Но зато какое - дело всей его жизни! Мортинец страстно жаждал встречи с некоей рыжей демоницей. И уж в этот раз он подготовился к свиданию, лицо чернокнижника перекосила зловещая улыбка, а худая, испещрённая защитными письменами рука погладила гроздь амулетов на впалой груди. Исчадье ада ждёт сюрприз - он больше не вороватый Мартышка, ученик мага-погодника, мэтра Ансоля.
  
   Да, демоны хитры и коварны...
  
   В тот вечер, проклиная в душе хитроумных сервов, повадившихся расплачиваться за услуги высокоградусным продуктом собственного изготовления, пыхтящий Мартышка затаскивал пьяного Ансоля по крутой лестнице в спальню. И когда из кармана учителя выпал ключ от шкафа с гримуарами, Мартышка счёл это заслуженным подарком судьбы.
   Старый маг был подслеповат и давно уже ничего не читал, и если его бедолага-ученик стащит один из захудалых гримуарчиков со второго ряда, он и не заметит, а Мартышка разживётся монетой на личные расходы. В общем-то, он уже несколько раз запускал шаловливую ручонку в закрома... И поэтому удивился, когда открыв резную дверцу массивного шкафа, увидел незнакомый ветхий фолиант зловещего вида.
   Снятый с полки чёрный в кровавых разводах том оказался легендарной 'Demonologie'. Трусоватый Мартышка не собирался заглядывать внутрь, догадываясь, насколько это опасно. Но, маслянистая на ощупь, тяжёлая книга сама выскользнула из рук, и упав на пол, раскрылась на середине.
   С картинки к Мартышке беспомощно протягивала руки прелестная обнажённая дева, заключённая в пентаграмму.
   Прелестные девы для Мартышки пока что оставались terra incognita. Нет, он уже успел познать радости секса, и как только в его тощем кармане заводились медяки, спешил посетить 'ангелов' мамаши Ксю, проще говоря, шлюх (почему все старые шлюхи так любят называть себя ангелами?) в дешёвом портовом борделе. Но назвать прелестными, а тем более девами, этих потрёпанных жизнью и клиентами тёток, язык не поворачивался.
   А вот изображённая на картинке юная демоница была истинным шедевром творца: лицо, грудь, бёдра - радовали взор совершенством.
   И Мартышка не удержался.
   Усевшись на пол, он дрожащими от вожделения пальцами начал перелистывать желтоватые от старости страницы. И с каждой прочитанной строчкой в его душу незаметно вползали мечты об огненных демонических ласках и, в конце концов, настолько распалили глупого юнца, что он решился на простенький ритуал призыва суккубы.
   Теперь уж не узнать, что же разбудило мэтра Ансоля: жёсткий сушняк после неумеренного употребления местной бражки или кошачьи вопли возбуждённой бесовки.
   Но выйдя на лестничную площадку, он опешил от увиденного.
   У раскуроченного шкафа с ценными гримуарами в пароксизме страсти сучил ногами и скрёб руками по полу Мартышка. А на его худосочных бёдрах лихо скакала завывающая голая демоница.
   Мага охватила ярость, и он громко завопил:
   - Оставь мальчишку в покое, адское отродье, сразись с достойным противником!
   - Ах! - резво вскочила суккуба, и вихляя бёдрами направилась к лестнице. - Уже оставила! Желание клиента для меня закон! Но ты знаешь, старый пьяница, чем нужно платить демону за исполненное жела...
   - Получи мерзавка! - не слушая, запустил в неё фаерболом святого огня маг.
   Но юркая тварь легко увернулась, и взвизгнув, странно прицокнула.
   С сухим треском, верхняя ступенька, на которой стоял нетрезвый мэтр, подломилась, и он кувырком полетел к подножию лестницы.
   Думал ли старый маг, не раз участвовавший в боевых походах, что так нелепо окончит свои дни - сломит шею, падая с лестницы в собственном доме. Но ничего не поделаешь, у ног рыжей бестии лежало мёртвое тело мэтра Ансоля.
   - Получи и ты, глупый старикашка! - суккуба захихикала, потом ловко подпрыгнув, ухватила и что-то зажала в ладошке. - Ах! Какой неожиданный сюрприз! Тебе не следовало обзываться, душенька, достойные противники так не поступают.
   Продефилировав обратно к Мартышке, она остановилась над бессильно распростертым бледным телом:
   - Ах, какое жалкое зрелище, так и быть, дам тебе подрасти. Но твоя душа теперь принадлежит мне. Ещё встретимся, мон шер ами, - и свободной рукой треснула незадачливого любовника по лбу.
   Затем, как ветхую тряпку вспорола когтем реальность, скользнула в щель, и была такова.
   Мартышке повезло, что в состав магической комиссии из ковена, прибывшей на следующий день разбираться со смертью мэтра, входил тёмный маг. Иначе, скорей всего, его бы упокоили рядом с учителем.
   Мартышка было попытался всё свалить на Ансоля, уверяя, что старый маг в пьяном угаре вызвал суккубу для удовлетворения своих низменных страстей. А он, Мартышка, так, невинно пострадавший, под руку попался... Но Мартышке не поверили, ведь у него на лбу недвусмысленно багровела печать с адским трезубцем и монограммой 'ЕZ'.
   И пришлось глупому юнцу распрощаться с мечтами о дальних странах, тугих парусах, солёных морских ветрах. Отныне Мартышкиным уделом стали старые пыльные склепы и сырые разверстые могилы на заброшенных кладбищах. Ведь для него осталась открытой лишь одна дорога: на факультет "necromantiae&maleficiurum" местного магического училища.
   Новый наставник, мэтр Кроули, провёл экзорцизм и оборвал связь с суккубой, но полностью извести демонскую метку не сумел.
   - Не повезло тебе парниша - нарвался на истинную демоницу, её печать разрушится только с твоей смертью. Да... девиц тебе больше не портить.
   Выучиться на некроманта сил Мартышке не хватило. Получился из него завалящий малефик, мэтр Мортинец, способный, разве что, снять порчу наведённую деревенской ведьмой на скотину или урожай. Вот и пришлось отправляться незадачливому магу в самый медвежий угол, глухую сельскую глубинку. Суеверные крестьяне даже слышать не хотели о том, что в какой-то из их убогих деревенек поселится такое невиданное зло, как чёрный колдун. И он устроил своё жилище в пещере, в старом заброшенном логове шамана.
   И потекли серые скучные будни, однообразие которых скрашивала лишь мечта о мести рыжей твари.
  
   Как же бесцеремонны, грубы и нетерпеливы в своих желаниях, эти смертные... и все - сплошь жульё, клейма ставить негде - так и норовят облапошить наивную демонскую девушку и не заплатить за работу.
  
   Эль проснулась от характерного звука схлопнувшейся реальности.
   - Призыв?!
   Опять что ли Владыка Асмодей упился кровью молодых блудниц, и адская защита работает в мерцающем режиме?Ну что за невезение! Маленькую нежную Эль выдернули среди ночи из тёплой постельки, и в тоненьком неглиже прямо на холодный пол.
   Демоница осторожно огляделась из-под ресниц, и брезгливо поморщилась: "какая вонючая закопченная пещера! - и покосившись на следы мышиной жизнедеятельности, горестно вздохнула, - ну почему все колдуны такие грязнули?"
   - Ну и кто тут у нас? Ой! Да это же Мартышка! Ох, до чего же ты себя довёл милый, какой худой и грязный! А каким фанатизмом пылают твои глаза. Да ты же изнемогаешь от желания! Ну и чего же ты тянул, почему так долго не вызывал свою девочку? Я так ждала - все глазки проплакала...
   - А что у тебя в голове, милый? Вау! 'Вспороть серпом живот... намотать кишки на шею, выдавить глаза и вычерпать ложкой мозг... а потом...' - Ф-у-у! Да ты сбрендил от неудовлетворённых желаний, лапуля, стал маньяком, садистом-некрофилом.
   Ну что ж - поиграем...
   - Думаешь - глупенькая Эль сейчас начнёт кидаться на противные жгучие стенки пентаграммы? Царапать их, портить маникюр? Какой же ты недотёпа... Давай-давай, читай громче - суккубы воюют иначе.
   В ужасе заломив руки, Эль заметалась между стенами пентаграммы. Потом отчаявшись, подошла к самой кромке и с мольбой обратила взор на Мортинца: Эль покорена, готова выполнить все твои даже самые мерзкие фантазии.
   - Что снизил темп?
   А какие у Эль слёзы - настоящие алмазы. А какой алый обольстительный рот.
   - Что уже запинаешься?
   Комкая у горла, Эль судорожно потянула вверх неглиже, обнажая точёную ножку... - да давай уже, распахивайся, демонова тряпка, вот так, - ах, какая у неё изящная линия бедра, какая белоснежно-атласная кожа ...
   - Бинго! Бинго! Ты пропустил слово!
   А этого вполне достаточно. Зачем маленькой хрупкой Эль крушить стены, ведь в крохотную щёлочку можно выпустить столько всего... Да она и сама могла бы просочиться лёгким дымком, и на этом закончить всю игру. Но Эль такая затейница, она не любит скучных игр.
   Поэтому продолжит фарс. Перепуганная и обессиленная демоница красиво упала в обморок: разметавшиеся огненной лавой кудри обнажили беззащитную шею и излом хрупких ключиц; руки раскинулись бессильными крыльями; легкий шёлк сполз с изящных щиколоток и... - пожалуй, хватит эстетики.
   Сквозь ресницы Эль ещё раз окинула оценивающим взглядом малефика:
   - Да, трусливая и осторожная тварь, часа два продержится, а потом обжигающая страсть завладеет разумом и поглотит все инстинкты, и колдун сам сметёт стенки и преграды в стремлении добраться до такого обольстительно-беспомощного тела.
   Ладно, Эль пока поспит, сделаем пол помягче, - Цок.
   Демоница сладко дремала под монотонный речитатив Мартышкиных завываний, как вдруг, тот громко взвизгнул и зашёлся булькающим кашлем.
   Осторожно приоткрыв глаз, Эль чуть не закричала от досады - все её планы рушились! Стены пентакля хлопьями чёрной сажи оседали на пол, вместе с ними, закатив глаза и пуская кровавые пузыри, заваливался на бок и малефик. А что ему оставалось, если у него из горла торчало полфута красного от крови острия копья. И душа, чёрная Мартышкина душа, порхала уже где-то под самым сводом пещеры, направляясь во владения бледной стервы Death.
   Конечно можно было бы допрыгнуть... но нет, себе дороже обойдётся, этой сквалыге только дай повод, тут же побежит жаловаться братцу Lucifero.
   - Не очень-то и хотелось, - попыталась утешить себя суккуба, но получилось плохо, было до слёз жаль упускать вожделенную добычу.
  
   Крест деревянный иль чугунный назначен нам в грядущей мгле
   Не обещайте деве юной любови вечной на земле
  
   Удивительно, но Мартышка не огорчился несостоявшимся долгожданным рандеву. Ему вдруг стало легко-легко, и вся земная суета показалась такой мелкой и ничтожной ерундой, о которой и вспоминать негоже. Теперь им владело одно желание - служение своей госпоже, и он устремился к видневшемуся в сером тумане тёмному силуэту.
   - Но что это, почему госпожа брезгливо отворачивает лицо?! О! Н-е-е-т!
   Death замахнулась комлем своего рабочего инструмента, и ударом, сделавшим бы честь и Тайгеру Вудсу, отправила Мартышкину душу прямо в кишащую червями кучу разлагающихся тел. Теперь ему предстояло до самого судного дня коротать века в теле гнилого зомби.
   Что ж, он получил заслуженную награду.
  
   Не раздобыть надежной славы Покуда кровь не пролилась
  
   Злая бесовка перевела взгляд на виновника своей неудачи.
   'Герой', совсем не по-геройски бэкая, опорожнял желудок у дальней стенки пещеры.
   'Юноша бледный, со взором горящим' - презрительно скривила губки Эль.
   Белокурый юнец был немногим старше Мартышки в бытность того учеником Ансоля, и по-видимому, малефик открывал список тёмного зла изничтоженного этим новоявленным паладином света.
   - Оторвать ему голову за испорченную игру? - но Эль не любила бессмысленных убийств, а проку от его смерти никакого. Душа юнца сияла чистотой и белизной, как реклама дешевого отбеливателя. После смерти, такой добродетели прямая дорога в райские кущи. Нет уж, не будет Эль улучшать демографию конкурентам.
   - Гадкий Мартышка, доигрался маньячище... - суккубе от бессильной злости захотелось плюнуть на ненавистный труп, она повернула голову, и её губы округлились непроизвольным возгласом удивления, - оу!
   Колдун так и лежал на боку, а из горла у него всё ещё торчало копьё. Но по телу Мартышки бегали язычки голубоватого пламени, оно сильно скукожилось, просело и осыпалось белым пеплом.
   - Да это же лунное серебро!
   Глазки демоницы блеснули жадностью. Зыркнув в сторону мальчишки, всё ещё продолжавшего орошать остатками позавчерашнего обеда стену пещеры, она быстро улеглась на пол, изображая обморок.
  
   Надежды юношей питают...
  
   Биглю Аластару не повезло родиться с наружной стороны одеяла, проще говоря, он был бастардом.
   Впрочем, узнал он об этом не так давно, с полгода назад. Всю жизнь он почитал своим отцом мельника, человека хоть и сурового, но справедливого, воспитывавшего Бигля ничем не выделяя среди родных детей - куска хлеба для него не жалели и драли вожжами не чаще братцев.
   Кровный же батюшка Бигля, барон Илия Шевцо-Галастар, обладатель широкой души и любвеобильного сердца, так истрепал свой организм многочисленными любовными похождениями и неумеренным употреблением горячительных напитков, что долго не прожил. И надо ж такому случиться, на смертном одре его посетила блажь признать всех своих незаконных отпрысков, коих набралось ровно дюжина, и оделить их на память об усопшем папаше неким наследством.
   Барон был беден как церковная мышь, ведь времени на хозяйственные дела у благородного человека никогда не оставалось, да и если учесть количество облагодетельствованных, а у барона ещё и девять законных детей имелось, то и понятно, что наследство Биглю досталось - ни богу свечка, ни чёрту кочерга. А именно: облезлый щит с перечёркнутым жирной красной линией баронским гербом, невзрачное серое копьё с погрызенным мышами древком, да возможность носить фамилию Аластар.
   Но само сознание того, что он потомок древнего дворянского рода, вселило в наивную душу и неокрепший мозг молодого мельника романтические мечты о какой-то иной жизни.
   Купив с лотка у коробейника книгу 'Могучий Коба Дик - любимец драконов и покоритель юных дев', он прочёл её от корки до корки, и окончательно уверился: его доля уподобиться сему зерцалу рыцарской доблести и стать героем.
   К баронскому наследству, Бигль добавил ещё и деньги, что хранила матушка на хозяйственные нужды в буфете, оставив взамен в шкатулке записку, в которой уверял родню, что они вскоре услышат о его подвигах, и будут гордиться своим сыном и братом. И ранним утром, оседлав ослицу Верку, Бигль Аластар отправился навстречу своей нелёгкой геройской судьбе.
   Далеко путешественник не уехал, к полудню добравшись до соседнего села, он решил пообедать в придорожной корчме. Кабацкие ушлые завсегдатаи, заметив в кошельке юнца блеск серебрушек, тут же взяли его в оборот. Подлив герою в пиво настоянной на мухоморах ядрёной самогонки, они раскатали губу гулять на его деньги до самого утра. Где уж было понять этим приземлённым людям, чьи мечты никогда не шли дальше бесплатного стакана выпивки, горящую неофитским энтузиазмом душу новоявленного поборника добра.
   Допив пиво, Бигль стукнул кружкой по столу, встал, и на весь трактир объявил: что он, Бигль Аластар, отправляется совершать подвиг - спасать всех находящихся здесь добрых людей, от страшнейшего со времён сотворения, зла (по словам его новых друзей), малефика Мортинца. И сшибая по дороге встречные табуретки и столы, зашагал к выходу. Во дворе герой взгромоздился на Верку, и издав грозный клич, подхваченный ослицей, отбыл к видимой только его остекленевшим глазам, цели.
   Уж неведомо по каким тайным тропам протянула нить геройской судьбы в эту ночь мудрая Лахесис,( Бигль смутно помнил только какие-то буераки и овраги), но к утру, протрезвевший герой очнулся у врат обители зла, то есть у входа в логово злобного малефика Мортинца.
   Из закопчённого жерла пещеры слышались громкие визгливые крики и тянуло смрадным дымом. От этой вони, к горлу терзаемого жёстким похмельем Бигля, подкатила тошнота. И его геройский мозг впервые посетило здравое сомнение - если малефик так силён, как уверяли трактирные знакомые, справится ли он с ним? Но тут из подземелья на юношу пахнула новая тёплая волна вони, и муки похмелья стали нестерпимыми. Решив, что после смерти вряд ли будет хуже, Бигль, подхватив копьё и щит, ринулся в самоубийственную атаку.
   Он успел как раз вовремя. Колдун занимался своим чёрным злодейским делом - истязал юную прекрасную деву. Маг так увлёкся, что даже не заметил нашего героя.
   Конечно, бить в спину совсем не по-геройски, и открыв рот, Бигль набрал полную грудь воздуха, чтобы громким кличем вызвать злодея на бой.
   Это было крайне неосмотрительно с его стороны.
   Вонючие пещерные испарения и бродивший всю ночь в желудке пивно-мухоморный коктейль, объединив усилия, наконец преодолели все преграды... Швырнув вслепую в сторону малефика копьё, Бигль метнулся к стене, ему было не до битвы...
   Освободив желудок, Бигль пришёл в себя, и умывшись из стоящей неподалёку на скамье бадейки, стал озираться.
   - Куда подевался колдун? Удрал? Спрятался? Он что, испугался мощно блюющего у стенки Бигля? Как-то такая трусость не очень похожа на повадки вселенского зла. В чём же его коварный план?
   Но пещера хоть и была большой, отличалась скудостью обстановки, спрятаться здесь было негде. В углу, на деревянном топчане валялось несколько облысевших шкур; у дальней стены - массивный каменный жертвенник; у противоположной - закопчённый очаг и полки с разными колдовскими причиндалами; посреди пещеры на полу лежала дева, рядом, в кучке золы валялось его копьё и большая чёрно-красная книга - а где же малефик?
   Не обнаружив врага, Бигль поспешил на помощь измученной девушке.
   Столь ослепительной красавицы ему видеть ещё не доводилось, и такой соблазнительной одежды из дорогих тонких кружев тоже - может это принцесса? - учащённо забилось его геройское сердце. И даже маленькие золотистые рожки, которые он разглядел среди рыжих кудрей, не повлияли на его симпатию - ведь принцесса, она и в Аду принцесса.
   Дева тем временем очнулась. Увидев Бигля, испуганно села и натянула своё эротичное одеяние на колени, оголив тем самым почти до сосков пышную грудь.
   Жаркая волна ударила Биглю в пах, и ему захотелось запретного.
   Герои так не поступают, - укротил он своё либидо, - принцесса сама должна полюбить доблестного храбреца, и отдать ему своё сердце, ну и всё остальное... а растроганный спасением дитяти папа-король - половину королевства. По крайней мере, великий эльфо-варвар Коба Дик...
   - Ты убил этого злого чёрного человека? - указав в сторону копья, прервала его грёзы демоница, - а что ты сделаешь со мной?
   И только теперь Бигль заметил, что кучка золы подозрительно напоминает формой скорчившееся человеческое тело.
  Все матримониально-эротические планы вмиг улетучились из его головы, и Бигля опять потянуло к стенке...
   Стиснув зубы, он усилием воли прогнал тошноту:
   - Ты свободна, прекрасная дева, можешь возвращаться домой.
   - Что, тебе от меня ничего-ничего не нужно? - недоверчиво переспросила красавица.
   Единственное, что сейчас требовалось борющемуся с желудочными спазмами Биглю, это свежий воздух, поэтому он был выразительно краток:
   - Нет, свободна.
   Но девица и не подумала исчезать, она горько разрыдалась.
   Героям положено утешать плачущих женщин - это, к сожалению, аксиома геройской этики.
   Всё на что был способен Бигль, это набрать из бадейки в ковшик воды и принести демонице.
   Та, покосившись на посудину, опасливо отодвинулась, и пить не стала.
   - Ну что случилось, чего ты плачешь?
   - Я не могу вернуться дом-о-ой!
   - Как-так, - опешил Бигль, - всем известно, если демона отпускаешь, он развеивается дымом и возвращается в Ад.
   - Что ты знаешь о демонах, - опять зарыдала демоница, - так только сильные маги умеют, а я девушка из хорошей демонской семьи, слабая и неприспособленная, потратила все силы защищаясь от этого злого человека. А в вашем мире они не восстанавливаются. Конечно, мой могучий папа-демон будет меня искать, но мир велик, пока найдёт, может и полгода пройти, я за это время умру здесь от голо-о-о-да и тоски-и-и! А если я выйду наружу - меня сразу на костёр! Не хочу-у-у на кост-ё-ёр! А когда мой папа узнает, что меня сожгли, он вас всех живьём в Ад заберёт! - перешёл к угрозам хрупкий цветочек.
   - Как же быть? - обескураженно почесал в затылке Бигль.
   Но оказывается, демоница знала, что ей может помочь.
   - Твоё копьё...
   - Что, моё копьё?
   - Оно впитало силу малефика, и если ты мне его отдашь, может быть, я сумею открыть портал.
   - Да и делов-то! Бери, конечно.
   Наивный Бигль и понятия не имел о лунном серебре, иначе говоря, живом металле. Не знал, что этот сильнейший магический артефакт защищает своего хозяина, и его невозможно украсть или отобрать силой. Металл будет служить новому владельцу, только если его отдали по доброй воле.
   Демоница опять начала всхлипывать.
   - Ну что ещё?
   - Я не могу его взять, демон ничего не может взять в вашем мире просто так, нужно обязательно что-то дать взамен. А у меня ничего нет.
   - Нет! - Бигль был категоричен, он прекрасно знал, у демонов брать ничего нельзя.
   - А-а-а! Па-а-апочка! А-а-а! Где ты-ы?! - но вдруг демоница умолкла, - А давай, я тебя поцелую! У меня врождённый дар - после моего поцелуя тебя все будут любить. Давай, я тебя целую - ты мне копьё.
   Ничего подозрительного в предложении девчонки Бигль не увидел, ну что плохого в том, что его все будут любить?
   - Ладно, давай!
   Поцелуй бесовки пробрал Бигля до самых пяток. А она, схватив копьё, ловко им вжикнула, и сделав Биглю ручкой, скользнула в прореху.
   Помахав рукой в ответ, Бигль подобрал сиротливо валяющуюся на полу книгу, решив оставить её себе на память о первом подвиге. Малефик жил аскетично, и больше взять здесь было нечего.
   То, что с бесовским даром не всё гладко, Бигль понял выйдя из пещеры. (Правда, тогда он ещё не осознал весь масштаб трагедии)
   Первый удар его новоприобретённого обаяния пришёлся на ослицу Верку.
   Обычно злобная и строптивая тварь покладисто дала себя заседлать, и пока Бигль крепил щит к седлу, томно вздыхала и ласково тёрлась головой о его бок, задумчиво начав жевать полу куртки. Вырвав из пасти обслюнявленную и пожёванную одежду, Бигль попытался пинком придать скотине рабочий настрой. Не тут-то было, она задрала морду и выразила своё лирическое настроение громкой скрипучей руладой. И так всю дорогу, ослица то страстно ревела, то поворачивала голову и тянулась игриво куснуть Бигля за колено.
   Занятый борьбой с упрямым животным, он и не заметил как выехал на торговый тракт.
   И не сразу услышал, что его окликают.
   - Эй! Малый! Глухой что ли?! Парень, подь сюды!
   На обочине дороги стоял перекосившийся на одну сторону крытый возок, а около него возились двое мужчин, один в ливрее - видимо лакей, и второй одетый проще - скорей всего кучер. Они старались насадить на ступицу слетевшее колесо.
   Кучер кричал, а лакей махал рукой, пытаясь привлечь внимание Бигля.
   Увидев прикреплённый к седлу щит, мужик смутился и сбавил тон:
   - Звиняйте, господин хороший, тут эта, мамзель Лейка Харбо домой едут в Тамбу, а колесо тогось, вдвоём с Клёпкой нам никак не справиться, не подсобите ли, ваша милость.
   На губах же лакея заиграла многозначительная улыбочка, и он уставился на Бигля странным масленым взглядом.
   Уразумев из косноязычной речи, что некая дама попала в затруднительное положение и нуждается в его, Бигля, помощи, наш герой спешился и предоставил в распоряжение кучера, командовавшего ремонтными работами, все имеющиеся в наличии ресурсы своих подорванных подвигом сил. Ведь выручать из беды прелестных дам, самая геройская работа.
   Правда, нашего героя смущало странное поведение Клёпки, который так и норовил его потрогать - то за плечи обнять, то бедром потереться. И лишь когда после успешного окончания спасательной операции, лакей подошёл сзади и нежно сжал ягодицу Бигля, тот, наконец, догадался, чего от него хотят. Бигль как-то на ярмарке слышал разговор, что существуют такие извращенцы...
   Возмущённый юноша, отпрыгнув горным козлом на два метра, совсем уж было собрался дать наглецу кулаком в глаз, но тут распахнулась дверца возка, и 'мамзель' Лейка Харбо явила миру своё личико.
   - Это что ж выходит, пока мы корячились подымая этот гроб - она сидела внутри? Эта корова выйти не могла?! - пронеслись в голове Бигля совсем не геройские мысли.
   - Ах, сударь, моё бедное девичье сердце трепещет от благодарности, - обмахиваясь веером, жеманно захихикала барышня.
   Глядя на личико 'мамзель', становилось ясно, почему дожив до столь зрелых лет, где-то под сорок, она ещё не перешла в категорию 'мадам'. Самой достопримечательной частью большой костистой головы девицы, был блестящий огромный лоб с залысинами до макушки, его уравновешивала широкая нижняя челюсть, мощности которой позавидовал бы и крокодил. Лейкины глазки - самые обыкновенные, если бы не белесый мутно-голубой цвет (как у утопленницы, подумал Бигль), да не манера их странно пучить, девице казалось, что глаза так становятся больше и выглядят привлекательнее. Список совершенств завершал пористый, в красных пятнышках прыщей, нос уточкой. И вот эта страхидла, строила Биглю глазки, намереваясь соблазнить.
   - Позвольте хоть чем-то вам быть полезной, - продолжила между тем 'красотка'. - Путь до Тамбы неблизкий, и я вам предлагаю скоротать его в моём, смею надеяться, приятном обществе.
   Бигль ведь только вступил на геройскую стезю, и ещё не овладел таким полезным качеством, как умение куртуазно отказывать дамам.
   И пока он морщил лоб, силясь придумать уважительную причину и вежливо отклонить лестное предложение, предприимчивая Лейка, высунувшись по пояс из возка, ухватила Бигля за локоть и с неженской силой втянула внутрь шарабана.
   О том, что она сотворила с беднягой дальше, автор предпочитает умолчать из скромности.
  
   Неужели мы доползли до кульминации?
  
   'Pretty woman, yeah, yeah, yeah', - вертясь перед зеркалом, мурлыкала себе под нос Эль, - манифик, - оценила она свой внешний вид. Особенно ей нравились белые ажурные сапожки на шпильке. Они изумительно дополняли комплект из кожаной белой мини-юбки и коротенького белого топика с принтом морды Кинг-Конга на груди.
   Эль колыхнула пышным бюстом, и зверь оскалился довольной гримасой. Демоница собиралась пройтись по местной адской виа Монтенаполеоне - себя показать и прикупить парочку так радующих женское сердце вещичек.
   Но тут, от разглядывания собственных совершенств, Эль отвлёк рингтон вызова.
   Да-да-да - суккуба ласково погладила серебристый поясок из лунного металла на талии - прошли те времена, когда каждый озабоченный самец мог выдернуть маленькую Эль среди ночи из постели. Теперь она сама решала, отвечать ли ей на вызов.
   На дисплее айфона светилось имя 'Бигль Аластар'.
   - Ой, Биглик, неужели тебе не хватает подаренной мной любви?! Ты решил вызвать ещё и суккубу? - весело захихикала Эль. - Впрочем, у меня есть немного свободного времени, пожалуй, схожу гляну, что же с тобой приключилось, милый.
   - Цок! - и Эль опять очутилась в Мартышкиной пещере.
   В измождённом, с запавшими щеками и красными от недосыпа глазами мужчине, держащем в руках чёрно-бордовую книгу, с трудом можно было узнать молодого мельника. Куда-то подевались: и румянец во всю щеку, и добродушное щенячье выражение лица, и даже чудесные льняные кудри обвисли неопрятными жирными сосульками.
   - Наконец-то! Наконец-то ты появилась, принцесса! - бросился он к Эль.
   - Конечно, ведь ты же меня вызвал, - опасливо отошла она к стене, - тебе что-то надо?
   'Иа-иа-иа!' - послышался где-то вдали у входа в пещеру крик осла.
   Бигль нервно вздрогнул и стал затравленно озираться. Потом бухнулся на колени и пополз к Эль:
   - Умоляю - помоги! Спаси меня - забери обратно свой дар!
   - Что ты! Это невозможно! Я одарила тебя от чистого сердца, и мой дар исчезнет только с твоей смертью!
   У входа, к ослиному рёву, добавились ещё и истеричные женские взвизги.
   В глазах у мужчины появилось обречённое горькое выражение:
   - Тогда убей, пожалуйста, у меня самого не хватит духу.
   И вдруг, в груди у Эль возникло странное чувство, очень неприятное, жгучее и колючее. Ведь жалость и муки совести, для демонов крайне, крайне, редкое явление. Эль, так и вообще испытала их в первый раз в жизни, и ей тут же захотелось от них избавиться.
   - Дурак! Помереть всегда успеешь! На объяснения нет времени, как я понимаю. Подожди меня в будуаре, - и вспоров когтем пространство, впихнула Бигля в дыру.
   - Ох и влетит мне от матушки, - тяжело вздохнула молодая демоница, - виданное ли дело, сотворить из смертного инкуба и принять его в семью.
   Едва реальность успела затянуться, как в пещеру ворвалась растрёпанная Лейка Харбо, а следом за ней, бряцая железом, вбежали четверо стражников.
   - Ищите его, он должен быть здесь, - вопила тётка визгливым голосом, - ослица не могла ошибиться!
   Увидев стоящую посреди пещеры Эль, она остолбенела, а потом уперев руки в бока и набрав полную грудь воздуха, заверещала ещё громче:
   - Я так и знала! Я так и знала, что здесь девка замешана! Где он?! Куда ты его дела, паскуда?!
   - Кого? - притворно захлопала глазками Эль.
   - Не прикидывайся! Куда ты дела моего жениха?!
   - Какого жениха? Перестаньте визжать как потерпевшая, объясните толком, кого вы ищете?
   - Куда ты дела Бигля Аластара - моего жениха?!
   - Бигль ваш жених? Да он же вам в сыновья годится! - нарочито удивилась суккуба.
   - Ах, ты ещё и издеваешься, мерзавка! Хватайте её! Выбейте из неё правду - где она прячет Бигля! - заорала на своих вояк Лейка.
   Расставив руки, стражники двинулись в сторону Эль.
   Та, испуганно пискнув, вскочила на каменный жертвенник.
   Мужики бросились за ней.
   - Ой-ой-ой! - демоница легко вспорхнула по хлипким деревянным полкам на самый верх, и оттуда перепрыгнула на большой каменный выступ под сводом пещеры.
   Тяжёлые стражники в кольчугах, даже и не стали пытаться повторить её подвиг.
   Разъярённая Лейка распихала их в стороны:
   - Куда ты дела Бигля, тварь!
   - Ты хочешь знать, где он - я скажу, но я демон, - Эль показала на свои рожки, - тебе придётся расплатиться за исполненное желание.
   - Где он! - неслось снизу.
   Ну что ж, будем считать договор заключённым, тихо пробормотала суккуба, и потом громко и чётко произнесла:
   - Бигль Аластар сейчас находится в моём будуаре, в Аду.
   Внизу бесновалась и сквернословила разъярённая Лейка, изливая на недоступную соперницу поток сознания, которому бы позавидовал и портовый грузчик, уронивший ящик на любимую мозоль.
   Демоница брезгливо поморщилась. У её ног лежали многовековые залежи засохшего мышиного гуано, и Эль, осторожно, стараясь не испачкать сапожок, пихнула их к краю.
   Окаменевшие катышки дождём посыпались вниз, прямо в некрасиво раззявленный, перекошенный Лейкин рот.
   Стражники не сразу поняли, что их госпожа задыхается не от бешенства, а от гуано попавшего в дыхательное горло, а когда поняли, было уже поздно.
   Красная от неудовлетворённой ярости, с жирным чёрным ободком злобы, Лейкина душа медленно подымалась к ногам Эль.
  
  
"Мене, мене, текел, упарсин"
  
   Магическое зеркало любило потакать маленьким слабостям своей юной хозяйки.
   Вот и сейчас, оно показывало роскошный бальный зал княжеского дворца.
   По ступеням пологой мраморной лестницы спускалась Эль, а за ней элегантным хвостом волочился великолепный трёхслойный шлейф душ.
   Ах, какие представители лучших демонских семей с восторгом и вожделением провожали горячими взглядами молодую демоницу... А вот и сам князь Асмодей встаёт с трона, и растолкав фавориток, прихрамывая, направляется навстречу прекрасной незнакомке...
   - Ах! - мечтательно вздохнула Эль и игриво хлопнула ладошкой по серебряной поверхности, - ты меня совсем избалуешь.
   Разгоняя грёзы, она тряхнула рыжими кудрями. И уже с другим, деловитым выражением лица, повернулась к наблюдавшим за ней зрителям - молодому светловолосому инкубу и чёрному как сажа, одетому в багровую бархатную жилетку и шелковые чёрные шальвары с алым кушаком, бесёнку:
   - Однако, вертясь перед зеркалом, душ не наловишь, не пора ли нам поработать, друзья?
   - Пора-пора-пора! - с восторгом заверещал бесёнок, и цокая копытцами, поскакал к письменному столу. Запрыгнув на столешницу, он ловко сдёрнул расшитый астрологическими символами парчовый платок с гадального шара.
   Над мягко мерцающей магическим голубым светом хрустальной сферой, склонились три рогатых головы - рыжая, чёрная и белокурая. Демоны внимательно разглядывают проплывающие в глубине артефакта картины миров. Эль ласково треплет гривку чёрных волос за рожками бесёнка:
   - И куда бы нам тебя забросить в этот раз, Дэмпси...
  
  
  
   11 12 2014
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"