Эльфийская Арвен Элрондовна: другие произведения.

Франция и её правители. Глава 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  РАЗДЕЛ I. ФРАНКСКИЕ ВЛАСТИТЕЛИ.
  
  Глава 1. Первые франкские вожди.
  
  По тем сведениям, которыми мы располагаем по первоисточникам, совершенно не может быть решен вопрос о том, кто был первым франкским королём. Даже Григорий Турский, живший в первом столетии после образования Франкского королевства, затрудняется ответить на этот вопрос: "Многие [в том числе и сам Григорий] не знают, кто был первым королём у франков. Хотя о них много рассказывается в истории Сульпиция Александра, однако он вовсе не называет их первого короля, но говорит, что у них были вожди" (II:9). Более того, видимо, этот вопрос не может быть решён принципиально, ибо чёткого смыслового наполнения понятия "вождь", "король" ("rex") не имели.
  Cамыми ранними свидетельствами о франкских вождях являются следующие.
  У Аммиана Марцеллина под 377 г. как франкский король и начальник гвардии телохранителей императора (в должности сomes domesticorum) упомянут Малобауд. Он является первым из названных в источниках франкских вождей и в нашем списке упомянут вторым, вслед за легендарным Франционом.
  По фрагменту из III-й книги сочинения по истории римского историка V в. Александра Сульпиция в изложении его Григорием Турским (сочинение по истории Александра Сульпиция в целом утеряно и известно только по упоминаниям Григория) мы знаем, что в конце IV в. вождями франков, занимавших зарэйнские земли (то есть правобережье Рэйна), были Генобавд, Маркомир и Суннон (II:9), которых мы уже называли выше в изложении легенды, касающейся происхождения франков. Они упомянуты в контексте событий 388 года, когда император Магнус Максим [383 - 388] лишился власти. Некоторые сообщения о деяниях франков того времени под предводительством этих вождей содержатся в этом фрагменте, но ничего к знанию о самих франкских вождях (королях) эти сообщения не добавляют.
  Помимо франкских вождей источники упоминают и о других выдающихся личностях, бывших по происхождению франками и отличившихся на службе Риму. Мы считаем необходимым перечислить их с тою целью, чтобы уберечь исследователей от причисления их к числу вождей. Среди них известны:
  - Бонит (лат., фр. Binitus), помогавший императору Константину Великому [306 - 337] во время его борьбы с Лицинием;
  - сын Бонита Сальвиан, который сделался magister peditum и даже пытался захватить императорскую власть;
  - Маларих, бывший сначала начальником иноземных военных сил в Галлии, а затем достигший должности magister militum в той же провинции;
  - Баутон (фр. Bauton), командовавший одной из армий императора Грациана [367 - 383].
  - Из источников мы знаем также о франке Арбогасте (фр. Arbogast), находившимся на службе у римлян, достигшим высокого положения при императорах Грациане, Феодосии I [379 - 395] и Валентиниане II [364 - 375]. Карьеру он начал с поступления на службу к Грациану. По его приказам Арбогаст воевал против германцев у Рэйна, Дуная и на Балканах. Во время войны восточного императора Феодосия I c готами в 379 г. Грациан направил Арбогаста ему на помощь в качестве полководца. Когда император-узурпатор Магнус Максим был побеждён в Иллирии (388 г.), Арбогаст занял Галлию для соправителя? императора Валентиниана II и стал его первым приближённым лицом. Будучи в должности magister militum, Арбогаст играл значительную роль в политике Империи на Западе. Он услужил Империи тем, что разбил в походе за Рэйн некоторые франкские племена, в частности - ампсивариев и хаттов, о чём мы ещё скажем ниже. В последние годы царствования Валентиниана он фактически заправлял ведением гражданских дел. В конце концов, в силу определённых причин Арбогаст был лишён своего высокого положения, через несколько дней после чего император Валентиниан был убит по его наущению. Арбогаст возвёл на престол служившего при дворе римлянина Евгения, отказавшись от возможности стать императором самому. Через два года против Арбогаста и Евгения выступил восточный император Феодосий, родственник убиенного Валентиниана. В сражении при реке Фригиде (ныне Виппах), к северу от Аквилеи, Арбогаст и Евгений были наголову разбиты. Евгений попал в плен и был казнён, а Арбогаст, несколько дней скрывавшийся в горах, покончил с собой. Мы не исключаем возможности того, что некоторые из перечисленных личностей были в какое-то время (скажем, до поступления на службу Риму) племенными вождями франков, но прямых подтверждений тому мы не имеем, а стало быть, не вправе вносить их имена в список франкских властителей.
  У Александра Сульпиция сказано, что Валентиниан вёл "переговоры с царственными особами франков - Маркомиром и Сунноном" (это происходило в 389 г.) (цитата у Григория Турского: II:9). Вполне возможно, что каждый из упомянутых вождей франков - Генобавд, Маркомир и Суннон - стоял во главе одного из франкских племён, ибо на то время франки представляли собой именно конгломерат таковых. В одном месте у Александра Сульпиция Суннон и Маркомир названы царьками (subregulos). Ради упоминания о франкских племенах мы вслед за Григорием Турским (II:9) процитируем одну фразу Александра Сульпиция: "И вот, собрав войско, Арбогаст перешёл Рэйн и опустошил ближайшую к реке область бруктэров {бруктэры обитали в северо-западной Германии между реками Эмс и Липпэ}, а также область, населённую хамавами {хамавы занимали низовья Рэйна, северо-западнее области бруктэров}, и никто ему на пути не встретился, кроме немногих из племени ампсивариев {ампсиварии жили к западу от реки Эмс} и хаттов {хатты, или шаттуарии, населяли район нынешнего Гессэна}, которые во главе с Маркомиром показались на вершинах отдалённых холмов". Итак, вполне возможно, что сей Маркомир был вождём именно племени хаттов. От Григория Турского (II:9) мы знаем, что "в другом месте Александр Сульпиций не говорит о вождях и царьках, а ясно указывает, что у франков был король, не упоминая, однако, его имени". Этот вывод Григорий Турский делает из фразы Сульпиция, которая гласит: "Затем тиран Евгений, отправившись в поход [в 393 г.], поспешил к границе Рэйна, чтобы восстановить, по обычаю, союз с королями алеманнов и франков и показать диким народам огромное по тому времени войско". Впрочем, заметим, что из этой фразы равным образом можно сделать вывод, что у франков был не один король, а несколько.
  Итак, вышеприведённые сведения предоставляют нам имена четырёх франкских вождей, которые мы с необходимостью помещаем в нашем списке вслед за легендарным Франционом. Эти четверо вождей суть Малобауд, Генобавд, Маркомир, Суннон.
  В конце 9-й главы II-й книги Григорий Турский продолжает: "В Консульских фастах [ежегодных служебных заметках римских консулов] мы читаем, что Тэодомэр, король франков, сын Рихимэра 1, и мать его [то есть Тэодомэра] Асцила пали от меча. Говорят также, что тогда [когда именно - неясно; возможно, что под "тогда" подразумеваются просто "давние времена"] королём у франков был Хлогион, деятельный и весьма знатный среди своего народа человек. Он жил в крепости, называемой Диспарг, расположенной в области торингов. В этой же области, в южной её части, до самой реки Луары, жили римляне. ...Хлогион послал в город Камбрэ разведчиков, и когда они всё тщательно разузнали, сам последовал за ними туда, разбил римлян и захватил город. Здесь он пробыл недолго и захватил область до самой реки Соммы. Говорит, что из этого же рода происходил и король Меровей, у которого был сын Хильдэрик". О Хлогионе (или Хлодионе, Хлоионе) упоминает и Сидоний Гай Соллий Аполлинарий (фр. Sidoine Apollinaire) {позднеримский писатель, автор стихотворений, писем и панэгириков; родился около 430 г., скончался в 488 или 489 г.; в 467 г., при императоре Антэмии [467 - 472], был префектом Рима (лат. Roma; Romana urbs, civitas; Urbs), в 471 г. стал епископом Клермонским} в своём панэгирике западно-римскому императору Майориану (фр. Majorien), правившему с 457 по 461 год. Обращаясь к императору, Сидоний восклицает: "Пока ты воевал, франк Хлогион захватил незащищённые земли атребатов [на севере Галлии]". (У Сидония его имя звучит как Клоио (Cloio)).
  Из приведённого в предыдущем абзаце фрагмента "Истории франков" не вполне ясно, принадлежали ли Рихимэр и Тэодомэр с одной стороны и Хлогион с другой стороны к одному роду. Понятно лишь то, что, говоря, что король Меровей (лат. Мerovaeus) происходил "из этого же рода", Григорий Турский имел в виду по крайней мере род Хлогиона, но при такой конструкции фразы, в какой она составлена Григорием Турским, мы не можем с достоверностью заключить, что высказывание автора об `этом же роде' относится не только к Хлогиону, но и к Рихимэру с Тэодомэром. Хотя, с другой стороны, можно заметить, что Григорий Турский во фразах данной главы ни разу более слова `род' не употребил, в том числе, ни о каком `роде Хлогиона' он не написал, и это даёт основание предположить, что в выражении `этот же род' автор подразумевал именно всех упомянутых им выше франкских вождей, то бишь не только Хлогиона, но и Тэодомэра, а также Тэодомэрова отца Рихимэра: ведь, по логике вещей, Григорий не стал бы говорить о каком-то `роде', имей он в виду одного лишь Хлогиона.
  Таким образом, вопрос о родственных связях Меровея с упомянутыми личностями при использовании только лишь свидетельств Григория Турского достоверному решению не поддаётся. Тут, однако, для прояснения положения вещей мы можем привлечь свидетельство лже-Фрэдэгара (фр. Fredegaire), который в своей "Хронике" прямо называет Тэодомэра отцом Хлогиона и добавляет, что Тэодомэр был пленником комита Кастина - начальника римского отряда, возглавлявшего экспедицию против франков в начале V в. Стало быть, именно на это время приходится конец правления Тэодомэра (сомнительно, чтобы он после пленения римлянами вернулся к власти). Логично предположить, что начало его правления относится либо ко II-й половине IV в., либо к тому же началу V в. Есть основания полагать, что Тэодомэр умер в 518 г.
  Таким образом, при учёте свидетельства лже-Фрэдэгара об отцовстве Тэодомэра в отношении Хлогиона мы с необходимостью заключаем: поскольку Меровей был Хлогионовым родичем (по Григорию), а отцом Хлогиона был Тэодомэр (по лже-Фрэдэгару), а родителями последнего были Рихимэр и Асцила (по Григорию), - то: Меровей состоял в родственных отношениях не только с Хлогионом, но и с Тэодомэром, Рихимэром и Асцилой.
  Что касается резиденции Хлогиона крепости Диспарг (лат. Dispargum castrum), упомянутой у Григория Турского, то ее местонахождение не известно. Проблематично и то, чтобы область торингов, в которой она, по свидетельству Григория, находилась, была тождественна исторической стране тюрингов, хотя написания обоих слов у Григория совпадают: Thoringia. Дело в том, что из свидетельства о приходе франков из Паннонии Григория Турского (уже приведённого нами выше) следует, что Торингия находилась на левом берегу Рэйна, в то время как Тюрингия - страна правобережная. Дословно он говорит: "...франки пришли из Паннонии и прежде всего заселили берега Рэйна. Затем отсюда они перешли Рэйн, прошли Торингию и там по округам и областям избрали себе длинноволосых королей ..." (II:9). Впрочем, мы вполне допускаем, что Григорий сам ошибался в локализации Торингии/Тюрингии на левобережье Рэйна либо же что он неудачно построил свою фразу, и послужившую причиной изложенных сомнений.
  Что же касается отца Тэодомэра Рихимэра, то у Григория Турского он не назван королём, но нам представляется правильным считать его таковым: ведь недаром Григорий упоминает его как отца короля Тэодомэра да ещё и называет его жену Асцилу, погибшую одновременно с их сыном "от меча", неизвестно, правда, - чьего. Посему мы включаем Рихимэра в общий реестр франкских правителей. Конечно, если он был вождём (королём) франков, на счёт чего прямых свидетельств мы не имеем, - то правил он до своего сына, то есть либо во 2-й половине IV в., либо в конце IV - начале V в.
  Вопрос о франкских правителях до Меровея усложняется наличием, кроме сведений Григория Турского и лже-Фрэдэгара, свидетельства неизвестного автора "Книги истории франков" VIII в., называющего среди королей ещё
  - Фарамонда, который был избран таковым в 420 г. и правил до 430 года, то есть примерно в течение 10 лет,
  - и его сына Клодиона (Хлогиона), наследовавшего отцу и правившего с 430 по 448 г., то есть около 18 лет.
  По схеме "Книги истории франков" король Меровей, давший имя первой франкской династии, царствовал непосредственно после Клодиона 3, то есть с 448 года, и до года 457, когда ему наследовал сын Хильдэрих I. Григорий Турский о Фарамонде не упоминает совершенно, автор же "Книги истории франков" называет его сыном Маркомира и внуком Приама. Исследователь Готфрид Курт (Kurth G.: "Clovis", Bruxelles; стр. 171-172 тома I) относит это свидетельство к области генеалогических ошибок, но мы склонны видеть в нём рациональное зерно и считаем возможным отождествить отца Фарамонда Маркомира, который умер не позднее 420 г. (о годе его смерти мы делаем заключение, исходя из того, что именно в этом году его сын Фарамонд стал королём), с Маркомиром, одним из трёх франкских вождей, упомянутых Александром Сульпицием в отношении событий 388 - 389 гг. Что ж до утверждения о том, что Фарамонд был сыном Приама, мы полагаем оно носит исключительно фигуральный характер и восходит к представлениям о происхождении франков от троянцев, а франкских правителей - от царской династии Трои, изложенным нами выше.
  В "Книге истории франков" записано: "Этот Фарамонд был первым королём Франкии..., умер по истечении XX лет правления". Причины, давшие неизвестному автору этой "Книги..." основания утверждать, что именно Фарамонд и был первым королём франков, нам не ведомы. Ввиду голословности этого утверждения мы не можем строить на нём линию преемственности королевской власти у франков.
  На первый взгляд, кажется логичным отождествить также короля Клодиона, о котором говорит автор "Книги истории франков", с Хлогионом, упоминаемым Сидонием Апполинарием, Григорием Турским и лже-Фрэдэгаром. Но основания для такого отождествления менее весомы, чем соображения, препятствующие этому отождествлению. К первым, то есть аргументам за, относятся:
  - во-первых, сходство или даже полное подобие имён;
  - во-вторых, относительное совпадение времени их жизнедеятельности. Но ко вторым, по нашему мнению, более обоснованным соображениям, принадлежат следующие:
  - Во-первых. Из панегирика Сидония Апполинария императору Майориану следует, что Хлогион правил во время его царствования, приходящегося, как мы уже говорили, на 457 - 461 гг.; Клодион же из "Книги истории франков" правил с 430 по 448 год. Таким образом, хронологический разрыв составляет по меньшей мере 8 лет (449-456) и, к тому же, непреодолим, ибо уже в 448 году сему Клодиону наследовал Меровей, вероятно, после его, Клодиона смерти: очевидно, что Клодион никак не мог быть у власти через 8 лет после собственной кончины.
  - Во-вторых. Происхождения Клодиона и Хлогиона различны: первый был сыном Фарамонда (согласно "Книге истории франков" VIII в.), второй же - сыном Тэодомэра (по лже-Фрэдэгару).
  Вполне возможно, что те, кого мы здесь называем Хлогионом и Клодионом, носили на самом деле одно и то же имя, ибо в вопросах передачи собственных имён одних и тех же людей источники зачастую не единогласны и содержат различные варианты их произношения и написания, как мы покажем ниже на примере имени Хлодвига I. Поэтому с некоторой долей условности мы назовём сих двоих cоответственно Хлогионом II и Хлогионом I. Хлогион II - Клодион из "Книги истории франков", наследовавший своему отцу Фарамонду в 430 г. и правивший до воцарения Меровея в 448 г. Далее: очевидно, что Хлогион, о захвате которым Камбрэ (лат. Сamaracus, Camaracensis urbs, civitas; фр. Cambrai) на севере Галлии вкратце рассказал Григорий Турский, - тот же самый, о захвате которым "незащищённых земель атребатов" - тоже земель на севере Галлии, упомянул Сидоний Аполлинарий в панегирике императору Майориану, то есть Хлогион Григория Турского - это наш Хлогион I. Из этого следует, что родичем именно Хлогиона I был Меровей. Что же касается определения датировки правления этого Хлогиона I, то на сей счёт мы имеем сообщение лже-Фрэдэгара о его отце Тэодомэре, пленённом римлянами в начале V в., и упоминание Сидония о военных мероприятиях Хлогиона I в то время, как в 457 - 461 гг. у власти находился император Майориан. Из этих свидетельств мы можем заключить, что вождь франков Хлогион, названный нами Первым, правил с начала V века и по крайней мере до рубежа 450-х - 460-х гг.
  Итак, Меровей был `из того же рода, что и Хлогион, названный нами Первым; с другой стороны, Меровей в 448 г. стал преемником Клодиона, или Хлогиона II. Последний факт наводит на мысль, что Меровей был также и его, Хлогиона II, родственником, а может быть, даже сыном, что представляется вполне вероятным при традиции наследования королевской власти (власти вождя) первенцем покойного властителя.
  Впрочем, о его происхождении говорит легенда: уже в VII в. рассказывали, что однажды летним днём Клодион находился со своей женой на берегу моря. Она решила искупаться, и пока она плескалась в волнах, ею овладел морской бог. Так был зачат Меровей. А имя его созвучно со словом "море" (фр. mer) и стало эпонимом династии Меровингов. {Впрочем, этимологическую основу имени "Меровей" - Merovig - некоторые исследователи выводят от словосочетания, означающего "знаменитый воитель"}. Таким образом, по легенде выходит, что он был пасынком короля Клодиона. Во всяком случае, знаменательно, что происхождение Меровея связано в этом повествовании с именем Клодиона.
  Из рассказа Григория Турского (II:7) нам известно, что в 451 году в знаменитой битве на Каталаунских полях {лат. campi Catalaunici - таким образом их называет в "Гетике" Иордан; фр. Champs catalauniques; у Григория же они названы campus Mauriacus - "Мавриакское поле"; это большая равнина в Шампани (лат. Campania), к юго-западу от города Труа), в нынешней французской коммуне Дьеррэй-Сэн-Жюльен (фр. Dierrey-Saint-Julien), - равнина, на которой военные силы римлян во главе с полководцем Флавием Аэцием (около 395 - 454), опекуном малолетнего императора Валентиниана III [425 - 455], одержали победу над войсками гуннов, предводительствуемыми Аттилой} - на стороне римлян сражались вестготы и франки, возглавляемые своими королями. Имя первого из них нам известно с достаточной достоверностью: этим королём вестготов был Тэодор (у Иордана - Тэодорид), и в сражении с гуннами Аттилы он пал.
  По имени его называет Григорий Турский, а вот имени короля франков у него в контексте этих событий не упомянуто. Мы же, как и многие исследователи, склонны видеть в этом неназванном короле Меровея, исходя из того, что он правил, по имеющемуся у нас свидетельству, с 448 по 457 год, а битва на Каталаунских полях, в которой участвовал этот король, произошла в 1451 году.
  Однако тень сомнения всё же имеется, и причина его - всё тот же рассказ Григория Турского. Дело в том, что после гибели короля Тэодора римский предводитель Аэций посоветовал сыну его Торисмонду поскорее возвращаться в его страну, "чтобы из-за происков брата" не лишиться "отцовского королевства" (II:7). Торисмонд послушал Аэция и спешно отправился в путь, чтобы опередить брата. Далее Григорий пишет: "Подобной же хитростью Аэций удалил и короля франков". Эта фраза допускает вероятность, хотя и небольшую, одного из двух событий, первое из которых подразумевает невозможность участия Меровея в этой битве, а второе такое участие не исключает.
  Во-первых, эта фраза допускает вероятность того, что король франков, как и король вестготов, тоже погиб в битве и его наследник уехал отстаивать наследство. Вряд ли этим наследником был Меровей, ибо в этом случае датировка его прихода к власти в 448 году должна быть признана не только неточной, но и ложной.
  Если всё же именно такое событие - гибель короля франков на Каталаунских полях - имело место, то, думается, им был не тот, которому наследовал Меровей, и, соответственно, Меровей был не тот, кто ему наследовал.
  Во-вторых, другим эвентуальным событием, исключающим, правда, возможность первого, было то, что король франков, принимавший участие в сражении с гуннами, удалился по совету Аэция во франкские земли с целью наследовать одному из других франкских властителей, в то время скончавшемуся. В этом случае тем, кто сражался на стороне Аэция против гуннов, вполне мог быть и Меровей, поспешивший с поля битвы захватить земли некоего своего родственника, дальнейшая участь которых становилась неопределённой из-за смерти такового. (Отметим, что эта ситуация, как и предыдущая, подразумевает многовластие над франками, о ликвидации которого при Хлодвиге I мы поведаем ниже).
  С другой стороны, возможно, что, говоря, будто Аэций удалил короля франков "подобной же хитростью", Григорий Турский не имел в виду развития событий, подобных тем, что случились с королём вестготов и его наследником, а именно так лишь подчеркнул хитрость полководца Аэция как таковую.
  К только что проанализированному туманному свидетельству Григория Турского примыкает имеющееся у нас свидетельство другого древнего автора, современного описываемым им событиям, - Приска. Он пишет (далее мы цитируем не непосредственно сам фрагмент Приска, а его изложение у Фюстэля дэ Куланжа), "что после смерти одного франкского короля два его сына оспаривали друг у друга королевскую власть: старший отправился к Аттиле, чтобы заручиться его поддержкой, второй предпочёл обратиться к римскому императору и предпринял сам путешествие в Рим. "Я видел его, - говорит Приск, - в этом городе; он был ещё очень юн, и в глаза бросались его длинные белокурые волосы, ниспадавшие до плеч". Аэций принял его благосклонно, даже усыновил его; молодой вождь получил многочисленные подарки от Аэция и от императора и сделался другом и союзником Империи. Таков любопытный эпизод, бросающий некоторый свет на положение франков и их королей в середине V века". Приск оставляет нас в неведении относительно года, когда он виделся в Риме с вождём франков, а равно относительно его имени. Вполне вероятно, что этим вождём был Меровей; в этом случае участие последнего на стороне Аэция в битве на Каталаунских полях против гуннов Аттилы становится понятным.
  Очевидно, рассказ Приска относится ко времени до этой битвы, когда Аттила был ещё достаточно силён, чтобы оказывать поддержку одному из франкских наследников в противовес поддержке другого со стороны Рима. Хронологически это приемлемо: ведь по сведениям, которыми мы располагаем, Меровей пришёл к власти в 448 г., а Каталаунское сражение состоялось через три года.
  Как видим, приведённые свидетельства Григория Турского и Приска дают основания для многих версий, наиболее правдоподобной из которых, на наш взгляд, является та, что предполагает освящение власти Меровея в 448 г. Римом и его участие в качестве союзника римлян в битве против гуннов в году 451.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"