Камплос: другие произведения.

Король забытой земли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Летом, после окончания четвертого курса Хогварста, Гарри Поттер вновь находит приключение себе на голову, принимая давно забытое наследство. P.S. Это переработанная версия моего фанфика. Работа давно обросла приличным слоем льда. Скорого продолжения ждать не стоит.

  Пролог
  
  Правитель островного королевства стоял на балконе, осматривая прибывших подданных. Сегодня он последний раз поднимается на это место. Каменная площадь понемногу заполнялась народом. На лицах мужчин - хмурая сосредоточенность, в глазах женщин - страх, который они даже не прятали, прижимая к себе детей, старикам было нечего терять и собрание они воспринимали как должное - покориться судьбе. Холодный морской ветер доносил обеспокоенные голоса, которые становились все громче. Когда шум стих, король начал свою речь:
  
  - Сегодня, я собрал вас здесь, чтобы сделать важное объявление, - говорил негромко, вглядываясь в каждое лицо, зная, что сотни глаз сейчас обращены к нему. - Мое время подходит к концу, - при этих словах робкий шепот нарушил безмолвие толпы, и королю пришлось повысить голос. - Боюсь, с моей смертью барьеры падут и проклятые доберутся до крепости. В моих детях не раскрылся дар, они не смогут управлять островом, - признание далось с трудом, и теперь правитель предпочел смотреть поверх людей, ведь своими словами только что отнял у них уверенность в завтрашнем дне, надежду на светлое будущее. - Поэтому, я Людвиг II предлагаю вам стать защитниками этого места. Клянусь, что никто не будет принужден. Согласившиеся обретут бессмертие с наказом подчиниться будущему наследнику, чей дар в полной мере пробудится. Несогласных я не держу, гвардейцы переправят вас с острова в безопасное место. Завтра на закате я начну проводить ритуал.
  
  Отпустив людей для раздумий, король провел рукой по резным перилам и скрылся в арке замка. Правильные ли слова он подобрал? Смог ли убедить подданных?
  
  В просторном светлом кабинете, в кресле сидел старик с длинной белой бородой, он внимательно слушал выступление своего короля, наблюдал за народом из окна, отмечал растерянность, обреченность людей, медленно расходившихся по домам.
  
  - Людвиг, - поприветствовал старец, когда правитель устало расположился напротив. - Ты точно уверен в своем решении? Если кто-то из достойных наследников пожелает, их ждут бесконечные муки... Исправь ритуал пока не поздно, не обрекай своих людей на подобное существование.
  
  - Артур, - твердым голосом произнес король, - я все понимаю, но это необходимо.
  
  Он был уверен в этом... Почти...
  
  Старик понял своего короля. Он всегда понимал и поддерживал решения Людвига, но то, что тот задумал на сей раз, даже у преданного Артура вызывало отторжение и неверие. Бледные глаза старца, окруженные сеткой глубоких морщин, наполнились болью. Если бы только можно было все изменить?
  
  - Я оставил возможность по своему желанию уйти со службы и раствориться в магии. Как же могло получиться, что у моих детей не проснулся дар? Не стоит, не отвечай, - предотвратил он попытку старика заговорить, - я просто глупый человек, который никак не может с этим смириться. Все решится завтра, нам остается только ждать и надеяться на разум будущих наследников. Увези мою семью с острова и спрячь их среди простецов, они не должны попасть в руки проклятых.
  
  ***
  
  В большом ритуальном зале собралось человек триста: мужчины и женщины, старики и дети, больные и здоровые. Матери с маленькими детьми приняли решение покинуть остров. Их поспешно ссадили в лодки и отправили на берег. Среди них была и жена короля с двумя сыновьями. Младший трехлетний принц мало что понимал в происходящем, но чувствовал беспокойство вокруг и не прекращал плакать. Старший сын короля держал брата за руку и лишь кивал в ответ на наставления отца. С этого момента они переставали быть частью королевской семьи. Ни под каким предлогом им нельзя упоминать свое происхождение. Их мать бросила наполненный слезами последний взгляд на мужа, от которого у короля сжалось сердце. Но сейчас не время для слабости.
  
  Оставшиеся составляли примерно две трети населения. Людвиг не мог даже надеяться на подобное. Все-таки он смог убедить.
  
  - Благодарю всех оставшихся, - под высокими сводами зала раздалось эхо, - и да поможет нам Магия!
  
  Люди по одному подходили к королю, окропляя своей кровью камень и давая клятву верности достойному правителю. Когда последняя клятва была принесена, они приклонились перед королем, в глазах горела решимость следовать за ним даже после его смерти.
  
  - Именем Правителя Потерянной Земли, прошу Магию услышать мою просьбу и одарить своими дарами моих людей взамен на мою жизнь. Я Людвиг Орион Азкабан отдаю себя магии, да будет так!
  
  С последними словами король исчез в вихре синего пламени, которое перекинулось на стоящих рядом людей. И ни один из них не произнес ни звука, пока пламя играючи обволакивало каждого, согревая своим теплом и наполняя их тела магией. Когда огонь исчез, словно его никогда и не было, люди с удивленными возгласами разглядывали татуировки на правой руке и горящие синим огнем глаза.
  
   Картины битв, где хранители Азкабана с помощью мощи своих татуировок высасывали души магов, посягнувших на их территорию. Где они шли, подавляя своей аурой магию, разрубая проклятых мечами и убивая их лучами заклинаний. Где кровь врагов впитывалась в землю, а пепел от сгоревших тел разносил над морем ветер. Картины сменялись одна за другой, пока не появилась картина с новым достойным наследником, а дальше была тьма.
  
  "Проснись, Наследник, твое время пришло!"
  
  На втором этаже, в маленькой спальне, по адресу Тисовая улица дом 4, проснулся черноволосый подросток, глаза которого горели синим огнем.
  
  
  Глава 1
   Гарри Джеймс Поттер лежал на кровати, немигающим взглядом смотря на серый потрескавшийся потолок своей комнаты в доме Дурслей. Его мысли были далеки от этого места.
  
  Гарри постоянно вспоминал свой третий год обучения в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Особенно его последнюю неделю. После нападения дементоров, в нем словно что-то сломалось. Он винил себя в трусости. Клял за абсолютно напрасную надежду на то, что его отец жив. Пора бы ему уже повзрослеть и перестать верить в сказки. В эти беспокойные времена Поттер мог надеяться только на себя. Еще на Сириуса, Гермиону и, может быть, Рона, но даже им он не говорил о своих снах. Каждую ночь ему снились видения чьей-то жизни. Раз за разом он просматривал различные эпизоды жизни какого-то короля, иногда в них мелькали имена, смутно знакомые, которые забывались сразу же, стоило ему открыть глаза. Недосказанность и неясность снов беспокоили Гарри. Его преследовало чувство потери, будто он упускает из виду нечто важное. Мысли то и дело возвращались к сюжетам снов, Гарри до боли в висках пытался вспомнить детали, а сознание играло с ним, прикрывая белой пеленой тумана лица и места. На четвертом году странные сны появлялись не так часто, но легкая отрешенность, приобретенная за лето, сильно бросалась в глаза. Друзья списали все на "переживания из-за турнира". Да и друзья ли?
  
  Рон вновь показал свою завистливую натуру. После того как из кубка вылетело имя Гарри, его "лучший друг" самолично выкопал огромную пропасть между ними, которая не могла затянуться к тому моменту, как он включил мозги и прибежал обратно после испытания с драконами.
  
  Если честно, то возобновлять "дружбу" Гарри не хотелось, но подводить Гермиону к выбору между ним и Роном не хотелось вдвойне. Гарри видел, как она смотрела на его друга и до последнего ждала, что у Уизли хватит мозгов увидеть в ней девушку и пригласить на бал, но, увы... Теперь осталось только два человека, которым Поттер мог доверять.
  
  Гарри усмехнулся, сегодня мысли явно плыли не в ту сторону. Шум из комнаты его кузена напомнил, что пора вставать с теплой постели и начинать утреннюю зарядку.
  
  
  ***
  
  
  Вернон Дурсль, несмотря на свои габариты, резво поднимался по лестнице, пока та отчаянно скрипела под его весом. От просмотра любимого утреннего шоу, его отвлек нечеловеческий крик со второго этажа. С ревом "Что ты тут творишь, мальчишка?!" он открыл дверь, ведущую в комнату столь ненавистного подростка. Тот даже не повернулся в его сторону, продолжая рассматривать свое отражение в пыльном зеркале в человеческий рост.
  
  Поттер силился понять, что случилось с его зелеными глазами, когда заметил в зеркале, надвигающегося с явно не добрыми намерениями, дядю. Гарри развернулся, поднимая руки в защитном жесте, и непонимающим взглядом посмотрел на Дурсля.
  
  - Что ты сделал с глазами, ненормальный? - проорал Вернон, но отступил на шаг, пристально вглядываясь в лицо Поттера.
  
  - Оно само, когда я проснулся, так и было... - Поттер потер глаза руками, несколько раз крепко зажмурился, но синий блеск не исчез. - Что со мной? - спросил он скорее у себя, чем у дяди.
  
  - Сам сотворил это с собой, сам и лечись, - буркнул Вернон, втайне надеясь, что это не заразно.
  
  - Я же сказал, что это не я! - почти прокричал Гарри.
  
  Кто-то наслал на него проклятие? Или злобно пошутил?
  
  - Не вешай мне лапшу на уши, - искренность в голосе Поттера слегка сбила Дурсля с толку. - Ты своим криком поставил всех на уши. Еще одна такая выходка и я самолично вышвырну тебя из моего дома - злобно прошипев всю фразу, он покинул комнату, не забыв напоследок хлопнуть дверью.
  
  Гарри же пожав плечами, вернулся к зеркалу, но вместо его изображения, там отражалась лишь комната, словно его в ней и не было. Не понимая, что происходит, он протянул руку и коснулся холодного стекла и сразу отдернул руку обратно. По поверхности стекла прошла рябь, стирая его комнату и показывая совершенно другое место: просторный светлый кабинет с массивным столом из красного дерева, над креслом висел портрет морщинистого старика с длинной белой бородой. "Живой или нет?" - подумал Гарри и слегка переместился в сторону. Лицо старика осталось неподвижно, но бледные глаза внимательно наблюдали за ним. На столе находилась золотая чаша, на которой лежал небольшой изогнутый кинжал.
  
  - Ты так и собираешься там стоять или, наконец, войдешь сюда, Наследник? - поинтересовался портрет на удивление ясным голосом, совершенно неподходящим древнему старцу.
  
  - Ммм... - протянул Гарри, не понимая, что от него хотят. - Войти? Куда? Как? Через зеркало?
  
  - Да, через зеркало, - недовольно пробурчал портрет. - Но если тебе будет удобнее топать до побережья, а потом сидеть в маленькой лодке раскачиваясь на волнах, то твое право.
  
  - А почему я должен вас слушать? - жизнь научила Поттера быть осторожным в своих решениях.
  
  - Потому что там ты найдешь ответы на свои вопросы, Наследник, - теперь портрет улыбался.
  
  - У меня нет к вам никаких вопросов, - помотал головой Гарри.
  
  Он и правда первый раз в жизни видел изображение этой комнаты и странный портрет.
  
  - У тебя есть вопросы... - голос старика становился тише, и Гарри почти вплотную приблизился к зеркалу, чтобы его расслышать. - Ты хочешь узнать, кто эти люди, что это за места, какие имена ты не можешь вспомнить...
  
  Поттер готов был поспорить, что портрет говорит о его снах. Откуда тот знает? Может, именно он виноват в его видениях? Чувство ускользающей нити понимания вернулось вновь и захватило его разум. Это не похоже на простое любопытство. Гарри почему-то знал, что ему необходимо выяснить истину. Что так и должно быть, что это его... Судьба?
  Он закрыл глаза и шагнул в зеркало... И тут же ойкнул, приземлившись на пол. Зеркало в кабинете висело на стене чуть выше уровня пола.
  
  Теперь в зеркале по ту сторону отражалась его спальня. Было немного жутко смотреть на узкую кровать, письменный стол с разбросанными свитками и перьями, пустую клетку Хедвиги - перед сном он отпустил сову на охоту, и та еще не успела вернуться. Гарри словно отстранился от прошлой жизни и огляделся вокруг. Огромные окна почти под потолок пропускали достаточно света. Кабинет выглядел чистым, даже, наверное, слишком чистым. Поттер провел пальцем по столу - ни пылинки. Рука потянулась к кинжалу, но он так и не решился дотронуться до него. Это мог быть очередной портал в логово врага. Медленно он подошел к окну и выглянул.
  
  - Где мы сейчас находимся? - Гарри с удивлением взирал на каменную площадь и, вспомнив про вежливость, тут же поспешно добавил: - Сэр? И почему вы назвали меня наследником? - он перешел к следующему окну. - Это зеркало - портал? Что происходит и почему мои глаза стали синего цвета? - засыпал он портрет вопросами, которые не давали покоя.
  
  - Наверно стоит начать с начала... - старика не смутило то, что Поттер не смотрел на него. Главное, что он слышит.
  
  Сейчас самое главное, чтобы он услышал, понял и принял неизбежное.
  
  - Меня зовут Артур Де Гранд и добро пожаловать в Азкабан, - при этих словах Потер вздрогнул, перевел испуганные глаза на портрет, а потом снова в окно.
  
  - Не стоит так волноваться, - успокаивающим тоном попросил Артур, глядя на метания подростка - тот заметил остатки поселения и замер.
  
  - Тебя посещали сны, - сказал портрет.
  
  Гарри кивнул, не отрывая взгляда от окна, хотя вопроса в словах старика не было.
  
  - И в своих снах ты видел всю нашу историю. Случилось так, что защита Азкабана должны была пасть. Проклятые готовы были ворваться на наши земли, сломать все то, что создавалось веками. Необходимо было найти выход. Согласно последней воле Людвига II - правителя островного королевства, я спрятал его семью среди простецов, а потом начались восстания, войны, разрушения. Род медленно разделился, кто-то находил свое предназначение в мире маглов, кто-то предал семью и встал на сторону проклятых, а кто-то скрылся в других странах. Поколение за поколением кровь рода ослабевала, но были разовые случаи, когда дар пробуждался, - Гарри теперь повернулся к портрету и внимательно слушал.
  
  - Всего до тебя тут были двое. Первый пошел на поводу у проклятых и изменил саму сущность защитников крепости, превратив их в жалкое подобие монстров, или как вы сейчас их называете - дементоров, - с горечью сказал Артур. - Второй же... - портрет закашлялся, - ну, это пока не столь важно...
  
  Поттер хотел было что-то вставить, но передумал. Сейчас важно было понять, какое он отношение имеет ко всему происходящему.
  
  - Ты - Наследник королевства Азкабан, - стальным тоном произнес потрет. - Твой дар пробудился. Ты должен исправить ошибки предшественника.
  
  Гарри от изумления приоткрыл рот. Почему именно он? Хватит с него всяких званий! Мальчик-Который-Выжил не будет становиться Мальчиком-Наследником-Азкабана.
  
  - На тебя возложена большая ответственность, - торжественно сказал Артур.
  
  Поттер фыркнул. К ответственности он привык и слишком часто слышал это слово. Настолько, что взвалить на себя еще одну миссию совершенно не хотелось. Он устало сел на пол и прислонился спиной к стене.
  
  - Я вижу, что тебя пока не затянуло в сети лжи и обманов, - голос Артура звучал мягко, чтобы не спугнуть подростка.
  
  - Вот тут вы ошибаетесь, сэр, - прошептал Поттер и прикрыл глаза. - Увы, но вокруг меня достаточно лжи, достаточно предательств, достаточно смертей.
  
  - В твоих силах все изменить, Наследник, - Гарри продолжал сидеть, не двигаясь. - Твоя тяга к справедливости, твоя смелость и честность приведут тебя к победе. Ты сможешь исправить ошибки, совершенные в прошлом.
  
  "Слишком много ошибок было. Все исправить невозможно", - подумал Гарри, но все-таки встал. Разум подсказывал, что его ждут очередные неприятности, но где-то в глубине души теплилась вера, что он поступает абсолютно правильно.
  
  - Что я должен делать? - вслух спросил он.
  
  - Надрежь ладонь и наполни чашу до отметки, - в глазах портрета сияла радость.
  
  Гарри механически проделал требуемое. Острое лезвие кинжала полоснуло по коже, и из надреза тут же полилась кровь. Поттер зашипел от неприятных ощущений, хотя по сравнению с заклятием "Круцио" боль была еще терпимой. Капля за каплей кровь наполняла сосуд и наконец-то дошла до отметки. Чаша вспыхнула синим огнем, а кровь исчезла, оставив вместо себя кольцо с гербом в виде латного шлема воина, в прорезях для глаз которого были вставлены два сапфира. Машинально Поттер взял его, и кольцо заняло свое место на правой руке.
  
  - А что случилось со вторым наследником? - поинтересовался у портрета Гарри, рассматривая блестящие камни.
  
  - Там все было просто, - смущенно пробормотал портрет. - Кольцо его не признало, и он пылью рассыпался по полу этого кабинета.
  
  Попытка снять кольцо провалилась. Свечение, окутавшее его тело, становилось все ярче и ярче, а потом Гарри просто закричал, упав на пол. В голову вливались знания и образы, карта замка, расположения потайных ходов и даже лица заключенных, находящихся сейчас в Азкабане. Все сплошным потоком усваивалось в голове, пока его сознание не дало сбой и не померкло.
  
  ***
  Через час Поттер очнулся на полу кабинета. Голова раскалывалась. Тело отказывалось повиноваться. Немного придя в себя, он рискнул пошевелиться.
  
  - Нужно было заранее предупреждать о подобном, - пробурчал Гарри, поднимаясь и усаживаясь в кресло.
  
  - Если бы я тебя предупредил, ты бы стал надевать кольцо или позорно сбежал обратно в свою комнату? - ехидно спросил Артур, наблюдая за лицом подростка.
  
  Уставившись в одну точку на стене, тот лихорадочно размышлял. Он точно что-то пропустил. В том калейдоскопе картинок было нечто важное. Лицо Поттера быстро потеряло цвет. Он резко вскочил с кресла и выбежал из кабинета.
  
  Артур успел услышать лишь тихое "Мама", прежде чем Гарри исчез.
  
  Глава 2
  
   Поворот, еще один поворот, вниз по лестнице и снова поворот. Гарри несся в сторону крепости, на ходу выискивая в голове наиболее быстрый маршрут. На улице моросил легкий дождь, а стелившийся по земле туман, делал и без того мрачный вид разрушенной деревни, еще более пугающим. Выбитые окна и покосившиеся от времени дома, провожали бегущего по лужам подростка. Серые стены Азкабана с каждой минутой становились все ближе и ближе. Наконец, добежав до нужного валуна, Поттер позволил себе отдышаться и перевести дух. С этого ракурса, было видно, что сама крепость находится на возвышении, а поселение с единственным сохранившемся особняком располагается вокруг нее полукругом. Из полученных знаний, Гарри узнал, что эту часть острова скрывает мощное заклинание иллюзии, завязанное на родовой камень, и пока Азкабан стоит, посторонние увидят лишь бушующие волны.
  
  Четвертый снизу каменный блок растворился под действием крови повелителя, открыв за собой туннель, тянущийся под всей крепостью. Это был один из четырех ходов, позволяющих выбраться или попасть в замок. Факелы послушно запылали на стенах, своим огнем разгоняя клубившуюся тьму. Нужное помещение располагалось ниже самого глубокого тюремного этажа. Коридор, петляя, вывел Поттера к винтовой лестнице, ведущей на нужный уровень. Ступеньки, несмотря на время, совершенно не скрипели, да и встреча с аврорами, вздумай те проведать забытые места, не входила в его планы. Последняя ступенька уткнулась в цельную стену без единого зазора. Вновь, прислонив разрезанную ладонь, Гарри попал внутрь.
  
  Пыльный коридор, где уже больше ста лет не ступала нога человека, сплошь и полностью зарос паутиной. Легкая мысленная просьба и ветер, поднявший клубы пыли в воздух, заставил Поттера зайтись в кашле, но привел коридор в более-менее приличное состояние. Нужная дверь была найдена сразу, она, единственная из всех, была закрыта и казалась чуть новее остальных. Дверь поддалась на удивление легко, и Гарри застыл, забыв как дышать.
  
  В небольшой комнате стоял довольно длинный каменный стол, на котором лежала рыжеволосая женщина. Худое тело окутывал кокон золотой энергии, мягким светом освещая все вокруг. Сердце болезненно сжалось, Гарри узнал эту женщину, что часами улыбалась ему со столь бережно хранимых фотографий. Тихое, почти беззвучное "Мама" сорвалось с языка, а тело само понеслось вперед. Золотой кокон, играючи, позволил себя коснуться, прежде чем оттолкнул подростка в сторону двери. Рябь от касания плавно успокоилась, вернув кокону изначальный вид.
  
  Гарри раз за разом упирался в невидимую стену, постоянно его отталкивающую. С каждой попыткой его захлестывали волны отчаяния. Но из глубин медленно поднимался гнев на чертов кокон, на весь замок, да и на весь мир в целом.
  
  - Я Лорд Азкабан, взываю к своим защитникам! Явитесь на мой зов и ответьте на мои вопросы! - слова сорвались с языка прежде, чем Гарри успел осознать, что говорит.
  
  Ждать пришлось недолго, на зов пришел один из дементоров, спокойно пролетев сквозь потолок, зависнув в метре от Поттера, и поклонился. Гарри даже на мгновенье опешил, все же не каждый день стражи Азкабана тебе кланяются, но постарался откинуть лишние мысли и твердым голосом начать задавать вопросы.
  
  - Как она тут оказалась?
  
  - Мои собратья перенесли ее сюда через неделю после появления, - чуть шипящий голос раздался прямо в голове, наполняя ее приятной прохладой.
  
  - Как моя мать вообще попала в Азкабан? - Поттер сжал кулаки.
  
  - Я не знаю, повелитель, - с сожалением прошипел голос.
  
  - Что с ней? - почти умоляюще спросил Гарри.
  
  - Она была слаба, пришлось погрузить ее сначала в сон, а потом - в магическую кому, - по мере продолжения разговора легкая прохлада сменилась уже ощутимым колючим холодом.
  
  - Как снять кокон? - против воли Поттер схватился руками за виски, стараясь не закричать.
  
  - Достаточно просто отдать соответствующий приказ замку, - тысячи ледяных иголок впились в сознание, причиняя острую боль. - Повелитель? - встревоженный вопрос дементора отразился еще одной ледяной вспышкой в голове, и Гарри, не выдержав, упал на колени.
  
  - Уйди, - прошептал он.
  
  Защитник не осмелился ослушаться, оставив Поттера наедине с телом матери. С минуту он приходил в себя, чувствуя, как холод отступает. Хороши же у него подданные, с такими не побеседуешь за чашкой чая. Теперь он знал, что необходимо делать, и подошел к каменному столу.
  
  - Снять кокон! - приказ с долей магии был выполнен незамедлительно. Защита слабела, становясь прозрачной, пока полностью не исчезла.
  
  Гарри тут же схватил ладонь матери и поразился, насколько хрупкой та была. Он погладил женщину по щеке и принялся ждать. Через некоторое время Лили Поттер открыла глаза.
  
  
  ***
  
  
  Лили медленно приходила в себя. Перед глазами был каменный потолок, а в мыслях было пусто. Ее самый страшный кошмар, изо дня в день мучавший ее рассудок, вновь всплыл перед глазами.
  
  Хэллоуин. Она в детской спальне умоляет Темного Лорда не убивать ее сына. Красный луч парализующего заклятья в нее и зеленый луч смертельного в Гарри. Рассыпавшийся в прах Волдеморт и крик ее сына. Фиолетовая мантия Дамблдора и грустный взгляд из-за очков-половинок.
  
  - Прости меня, Лили, но так нужно, ради общего блага.
  
  Рывок портала и приземление в тесной холодной камере с дементором за дверью. Она денно и нощно кричала, умоляя ее выпустить, но никто так и появился. Что было после, скрыто серой дымкой тумана.
  
  
  ***
  
  
  Справа от нее послышался голос, он, кажется, с кем-то разговаривал, слов было не разобрать, собеседник упорно хранил молчание. Вдруг разговоры прекратились, и перед ее взором появился черный плащ дементора.
  
  - Решили закончить начатое? - хрипло спросила она или попыталась спросить.
  
  Лили не была уверена, что сказала это вслух. Как не была уверена, что все вокруг не плод ее воображения. Чувствовала дрожащие прикосновения к своей руке, еле заметные касания щеки, радостный вздох, когда ее ресницы дрогнули.
  
  Чьи-то руки мягко обняли ее и подняли, а голос тихо произнес одно единственное "Мама". Дальнейшее Лили не помнила, сознание заволокла черная пелена.
  
  Глава 3
  
   Гарри Поттер мерил шагами кабинет, то и дело прислушиваясь к мерному дыханию женщины, лежащей на диване. В голове крутился целый ворох мыслей, но кому их озвучить, увы, Гарри не знал.
  
  Артур наблюдал за Поттером с сочувствующим взглядом.
  
  - Гарри, твои метания тут не помогут, сядь уже, побереги ковер, - проворчал портрет.
  
  Поттер вздохнул, но послушно опустился в кресло, не спуская глаз с дивана.
  
  - Как такое вообще могло случиться? - сокрушался он. - Неужели меня все просто водили за нос? И Дамблдор? Директор знает, что моя мать не умерла? Может еще и отец жив? Мерлин, у меня слишком много вопросов!
  
  - Меня зовут не Мерлин, а Артур, - недовольно произнес портрет. - Ты не думал просто озвучить свои вопросы мне? Возможно, я и не отвечу на все, но часть информации ты получишь, да и выговориться тебе не помешает.
  
  - Дементоры... - Гарри поудобнее расположился в кресле. - Что за проклятие сделало их такими? В снах я видел скорее призраков, а не чудовищ.
  
  - Как я и говорил, твой предшественник постарался, - лекторским тоном начал Артур. - Он был жаден. Деньги вскружили ему голову, а услышанная фраза про поиски места для тюрьмы, забила гвоздь в крышку его гроба. Тогдашний министр очень грамотно разыграл спектакль, вынудив подписать контракт, а дальше просто навязал ему свои решения, дождался, пока их воплотят, и избавился от лишней пешки. Некогда красивая крепость превратилась в пристанище для самых страшных преступников Магической Британии.
  
  - Почему защитники позволили этому случиться? - удивился Поттер.
  
  - Они были связаны клятвой со своим повелителем, эта же клятва связала их с наследником. В основе ритуала Людвига лежал обычный договор, а как любое соглашение, его можно было изменить. Сказали стать страшными монстрами, значит, нужно делать или разрывать ритуал и уходить со службы. Но этот идиот умудрился не только их изменить, но и привязать к такому существованию без права уйти. Самым ужасным стало требование, обязующее подчиняться приказам министерства.
  
  - Мне достаточно просто изменить эту часть ритуала? - поинтересовался Гарри.
  
  - Да, этого должно хватить, - задумался портрет, и Поттер заметил нотку сомнений. - А вот, захотят ли они остаться, это уже другой вопрос.
  
  - Почему поселение не нашли? - Гарри уловил нестыковку в рассказе Артура. - Если предыдущий глава отдал остров Министерству, то его должны были обнаружить.
  
  - Магия рода не позволила этому свершиться. Когда стало понятно, что глава несет только вред, она запечатала эту часть острова, скрыв любые воспоминания и упоминания о ней.
  
  - Когда начинать возвращать им облик? - Поттеру не терпелось покончить с обязанностями, забрать мать и вернуться в привычный мир.
  
  - Сейчас слишком рано, - остудил его пыл портрет. - В Магической Британии плетутся интриги, а некто Том Риддл даже вздумал через людей в Министерстве захватить контроль над островом. Изменение облика вызовет в обществе слишком сильные волнения, которые нам сейчас не нужны. Когда твоя мать придет в себя, отдохните несколько дней, больше чем уверен, что у вас есть о чем поговорить. Я смогу взять временный контроль над дементорами, чтобы не поднимать шум.
  
  - А... что мне сейчас делать? Ну, как мне жить? - совершенно неготовый к такому повороту событий, растерялся Гарри.
  
  - На этот вопрос я не могу ответить...
  
  "Было бы странно обратное", - решил Поттер. Как только дело доходило до его личной жизни, наставники подростка шли напопятную.
  
  - ...но у тебя есть долг перед родом, - продолжил портрет. - Найди невесту, сделай наследника или чем там мальчишки в твоем возрасте занимаются?
  
  - Хм, - Гарри покраснел - не заводить же с лишенной жизни картиной разговоры о сокровенном - и постарался перевести тему. - А мой третий курс? Почему стражи напали на меня?
  
  - Они не хотели, - грустно пояснил Артур. - Это были приказы министра. Защитники не могли противиться им, хотя это и причиняло невыносимую боль, - при этих словах Поттер почти простил монстров за леденящий душу страх. - А событие в лесу было частью ритуала пробуждения.
  
  - Довольно страшные ритуалы у моего рода, - Поттер поежился. - Почему я чувствую боль в голове при разговоре с дементорами?
  
  Судя по выражению лица старика, портрет был обескуражен.
  
  - Какую боль? - спросил он.
  
  - Сильную... - потер виски Гарри, вспоминая свои ощущения. - Будто в твой череп вонзается ледяное копье.
  
  Артур прикрыл глаза и пробормотал что-то невнятное.
  
  - Вы знаете, в чем дело? - вскочил с кресла Поттер, чувствуя замешательство старика.
  
  - Этого не должно было случиться... - услышал он бормотания портрета. - Все совсем не так, как в прошлый раз...
  
  - Что не так?! - воскликнул Гарри.
  
  - Наследник... Необходимо как можно скорее продлить род... - как в трансе повторял Артур.
  
  - Вы сказали, что я - Наследник, сэр? - напомнил Поттер.
  
  - Так и есть, правитель, - глаза старика обрели ясность. - Неужели, вы сомневаетесь в своем предназначении?
  
  Гарри был ошеломлен. Только что Артур вел себя как безумец, а сейчас говорит вполне внятно. Еще одна загадка?
  
  - Кажется, она просыпается, - заметил портрет как ни в чем не бывало. - Мы так и не обсудили продолжение вашего рода, - строго сказал старик, отчего щеки Гарри снова залились румянцем, - но в следующий раз, мы серьезно поговорим о наследнике, и у вас не получится так просто убежать, молодой человек!
  ***
  Рыжеволосая женщина была худа, бледна и очень слаба, но это ничто по сравнению с ее волей к жизни. И вот она вновь, открыв глаза, видит потолок залитый светом, не такой мрачный, который вставал перед ее глазами последний раз. Слева сидит юноша с такими знакомыми черными волосами, что невольно защипало в глазах. "Джеймс. Как же он похож на Джеймса", - мелькнула мысль. Все неправда. Очередные галлюцинации, которые должны свести ее с ума?
  
  - Кто вы и что вам от меня нужно? - Лили сосредоточенно наблюдала за незнакомцем.
  
  Страха не было, с каждой секундой, она понимала, что подросток, схвативший ее за руку не чужой. Было в его облике что-то родное, а в глазах плескалось столько надежды и любви, что ей даже стало немного не по себе.
  
  - Мама, - Лили вздрогнула от такого обращения, осторожно рассматривая юношу, - я твой сын, но столько времени прошло... Я... Я даже не знаю с чего начать - Гарри выжидающе смотрел на мать.
  
  Ну хоть малейший намек! Жест, взгляд, слово... Пусть она даст ему знать! Поттер прикусил губу. В синих глазах Лили разглядела еле заметный изумрудный блеск. Женщина задрожала, а из глаз ручейками полились слезы. Ее рука осторожно, словно боясь спугнуть, потянулась ему навстречу.
  
  Лили была не из тех, кто просто верит на слово, но материнское сердце не обманешь. Она вздрогнула, когда он прижал ее руку к своей щеке, также неотрывно смотря на нее.
  
  - Какой сейчас год? - единственное, что могла произнести Лили. Она помнила своего сына еще маленьким непослушным карапузом, а сейчас перед ней сидит уже взрослый юноша.
  
  - Тысяча девятьсот... девяносто пятый, - с заминкой ответил Гарри.
  
  Поттер снова заплакала, не выпуская сына из объятий, она пропала из его жизни на целых четырнадцать лет, которые, судя по внешнему виду мальчика, были довольно сложны. Следующие несколько часов они просто разговаривали. Точнее, говорил Гарри, а Лили молча слушала, поражаясь, тому, через что пришлось пройти ее сыну и изредка задавала уточняющие вопросы.
  
  - В конце третьего испытания возродился Темный Лорд, - Поттер вздрогнул от нахлынувших воспоминаний, - который убил Седрика. Мне чудом удалось спастись, но ... - Гарри вспомнил один момент из поединка на кладбище, - Когда наши палочки соединились, я точно помню, что видел твой призрак и призрак моего отца. Я был уверен, что вы оба пришли ко мне из царства мертвых, - Лили, не сдержавшись, тихо всхлипнула. - На следующий день палочка перестала меня слушаться, словно в ней разрядилась батарейка.
  
  Он помнил ощущение, которое захватило его. Без способности колдовать он чувствовал себя обнаженным. Мать взяла его лицо в свои ладони и постаралась улыбнуться. Сколько же всего пережил ее сын?
  
  - Гарри, а что с твоими глазами? - заметила она. - Я точно помню, что они у тебя были изумрудного цвета, если только... - Лили отвела взгляд в сторону, собираясь с мыслями.
  
  Рано или поздно ему придется узнать правду. Она не должна ничего скрывать от своего мальчика.
  
  - Они и были зелеными, - вздохнул Поттер. - Вот только сегодня изменили цвет. Я еще до конца не понял, почему.
  
  Лили схватила Гарри за руки.
  
  - Я должна тебе кое-что рассказать, только пообещай, что сначала дослушаешь до конца, не перебивая, - дождавшись кивка, она продолжила:
  
  - Понимаешь, ты не совсем мой сын, точнее сын, но не биологический. Это случилось в больнице. Моего ребенка не смогли спасти, - по щеке покатилась слеза, оставляя влажную дорожку на бледной коже. - Джеймс был на срочном задании. Я впала в апатию и бездумно ходила по коридорам, пока в одной из палат не нашла тебя. У тебя были черты лица Джеймса и яркие изумрудные глаза. Колдоведьма сказала, что твоя мать погибла при родах, но ребенка чудом удалось спасти. Я не долго думала и уговорила ее отдать тебя мне. Как я благодарна этой женщине за то, что она сделала. С некоторой заминкой, но у меня все получилось. Сложнее всего было с твоим отцом. Он буквально на руках меня носил, ожидая твоего рождения. Придумывал сказки, которые расскажет тебе перед сном, выбирал твою первую модель метлы, - голос дрожал все сильнее, и Гарри обнял ее. - Он был так счастлив, когда увидел тебя, что мгновенно убежал проводить ритуал принятия в род. Так ты и стал Гарольдом Джеймсом Поттером. Я много раз пыталась набраться смелости и все рассказать, но никак не получалось, а потом был этот проклятый Хэллоуин, - Лили не выдержала и разрыдалась. - Ты не злишься на меня?
  
  Гарри так и не выпустил мать из объятий, думая над ее словами. "Ну и что, что не родная. Ты моя мама, а другого мне и не нужно". Дождавшись, пока Лили уснет, Поттер медленно выпустил ее руку и тихо вышел.
  
  В кабинете портрет ждал его возвращения. Гарри подошел к окну - почти стемнело, дождь прекратился, и засияли первые звезды. Глядя в темно-синее небо сквозь стекло с капельками воды, он спросил:
  
  - Артур, а как меня хотела назвать биологическая мать?
  
  - Мириан собиралась дать тебе имя Гарольд, забавно, не правда ли? Полное же звучало бы так Гарольд Арнел Кабар. Лорд Кабар был одним из претендентов, но, увы, наследие у него не проснулось. Его род происходил от скрывшегося среди простецов сына Людвига.
  
  Гарри с минуту помолчал.
  
  - И как мне теперь называться? - не то, чтобы это имело для него сейчас какое-то значение, скорее было любопытно. - Гарри Поттер или Гарольд Кабар?
  
  - Род Кабар исчез, - пояснил старик. - Ты - носитель кольца Лорда Азкабана. Род слился со своим основанием. Так как тебя приняли в род Поттеров, и ты - единственный наследник, то у тебя будет второе кольцо лорда. Необходимо узнать какие у рода условия на главенство.
  
  "Это надолго", - решил Поттер.
  
  - Мне нужно забрать мои вещи от Дурслей, пока они их не выкинули, - сказал он.
  
  - Я отправлю домовика, не волнуйся, - пообещал портрет.
  
  Гарри поблагодарил и вернулся к матери. Сейчас он нужен ей больше всего. Как и она ему. Предстояло выяснить, как она очутилась в тюрьме.
  
  Глава 4
  
   Утром Лили проснулась, ощутив тяжесть на своем плече. Рядом на кровати спал Гарри. Женщина улыбнулась и провела рукой по его растрепанным волосам. Лицо сына было осунувшимся и бледным, под глазами залегли синяки. Сердце сжалось от жалости и тут же наполнилось ненавистью к тому, по чьей вине она была лишена возможности видеть, как растет ее мальчик, как впервые берет в руки палочку, лишена видеть его смех и слезы.
  
  - Ненавижу, - прошептала Лили, но и от такого тихого звука Гарри тотчас подскочил.
  
  - Мама? Ты в порядке? - обеспокоенно спросил он.
  
  - Все хорошо, малыш, - со всей возможной нежностью сказала женщина. - Я лишь хотела попробовать достать в этом месте что-нибудь съедобное.
  
  Поттер вспомнил, что за вчерашний день так ничего и не съел. А его мать? Сколько же она пробыла в коконе без еды? Кажется, Артур что-то говорил о домовых эльфах?
  
  Раздался хлопок и перед ними появился домовик, преданными глазами, полными восхищения, смотря на Гарри. Длинные уши эльфа были прижаты к лысой голове, а за его спиной в воздухе висел большой красный сундук.
  
  - Хозяин, сэр, - писклявым голосом поприветствовал домовик Поттера. - Динки рад вам служить! Я все принес, но толстый человек пытался мне помешать. Плохой человек заперт в холодном ящике. Хозяин не злится на Динки?
  
  - Так нехорошо поступать, Динки, - укорила его Лили.
  
  Гарри рассмеялся, впервые за долгое время.
  
  - Нет, Динки, я не злюсь. Будь добр, приготовь нам с мамой что-нибудь поесть, - вежливо попросил он.
  
  - Будет сделано, хозяин. Вам подать сюда или...
  
  - Мы позавтракаем в кабинете... - Поттер замялся, гадая, сколько же тут может быть помещений. - В том, который с портретом старика.
  
  - Динки понял вас, сэр. Я мигом! - и тут же исчез.
  
  - Доброе утро, Наследник! - громко поприветствовал портрет, стоило Гарри ступить за порог светлого помещения. - Доброе утро, Лили Эванс.
  
  - Поттер, - холодно поправила его женщина. - Несмотря на смерть Джеймса, я предпочитаю носить его фамилию, - потом слегка смягчилась и добавила: - И вам доброго утра.
  
  Завтрак проходил под ненавязчивый монолог Артура. Он делился последними новостями в волшебном мире, красочно описывал времена правления Людвига, размышлял о необходимых знаниях, которые придется получить Поттеру, делился подробностями о похищении вещей Гарри домовым эльфом из дома Дурслей.
  
  - Дурсли? - Лили поперхнулась горячим кофе. - Как они посмели отправить тебя к моей сестре! Я же писала в завещании, что если со мной что-нибудь случится, найти тебе подходящую семью среди магов! Постой-ка... - она потерла лоб. - Завещание! Ну точно, а я еще ломала голову, зачем директору нужно было кидать меня в Азкабан. Если я жива, то и завещание не действительно... старая сволочь!
  
  - Кого ты имеешь в виду? Кто виноват в том, что ты здесь оказалась? - Гарри отбросил в сторону вилку.
  
  Лили прикусила губу, нервно сжимая в руках льняную салфетку. Сейчас она все вспомнила. И то, как директор часто отправлял ее мужа по каким-то своим делам. И предупреждения Сириуса о том, что директор чего-то недоговаривает. Даже друг семьи Петтигрю перестал приходить после посещения директора.
  
  - Это Дамблдор, - Гарри не смог сдержать удивленного возгласа. - По его вине я оказалась в Азкабане.
  
  Поттер не знал, что сказать. Это должно быть какая-то ошибка? Старый добрый директор Хогвартса не мог так поступить. Он бы ни за что не причинил вреда его матери...
  
  - Парализующее заклятие в меня выпустил именно Дамблдор, - подтвердила Лили. - Я видела своими глазами, как Волдеморт ударил в тебя Авадой. В тот момент мне казалось, что сердце разорвется на части, я мечтала умереть вместе с тобой, но директор поступил еще хуже. Очнулась я в камере. Сквозь сон слышала голоса. Один принадлежал Дамблдору, а второй был мне неизвестен. Директор сказал, чтобы дементоры почти постоянно находились рядом со мной. "Она должна сойти с ума, - я до сих пор это помню. - Но ни в коем случае не умереть!"
  
  - Это правда, - подтвердил слова Лили Артур.
  
  Гарри схватился за голову. Первым желанием было немедленно рвануть к Дамблдору и разорвать его в клочья за то, что посмел так поступить с его матерью.
  
  - Не стоит сейчас совершать необдуманных поступков, - словно прочитав его мысли, предупредил портрет.
  
  Мать подошла к нему и крепко обняла. Старик прав, сейчас необходимо набраться сил и знаний, чтобы в достойной мере противостоять директору Хогвартса.
  
  - Он заодно с Волдемортом? - спросил Гарри.
  
  - Нет, - ответил Артур. - Темный Лорд - самый страшный враг Альбуса Дамблдора.
  
  - Теперь таких врагов у него два, - мрачно произнес Поттер.
  
  ***
  
  Следующая неделя была довольно спокойной. Лили поселилась в библиотеке, оборудованной мини-лабораторией, вспомнив свое школьное увлечение зельями, а Гарри в мантии-невидимке гулял по Азкабану. Мрачные коридоры подземелий, развалины домов, скалистый берег. Поттер исследовал окрестности, пока его мать засела за книги. Этим она напоминала ему Гермиону. Странно, но он почти не вспоминал ни о своих школьных друзьях, ни о Хогвартсе. Как, впрочем, и о крестном. Хотя все они наверняка беспокоились. Или почти все. После новости о предательстве директора Гарри никому не мог верить, кроме своей матери
  
  Сегодня, прогуливаясь по лабиринтам замка, он наткнулся на дементора.
  
  - Не говори ни слова, - предупредил Поттер, почувствовав волну холода.
  
  Дементоры больше не пугали его. Как однажды объяснил Артур, все дело в его наследии, часть которого передалась защитникам Азкабана. Они могли вытягивать из пространства магию, от этого все вокруг ощущали холод. А страх появлялся из-за особенности их магии. Так они давили на разум страхом, выводя из боя отряды противника. С появлением на пальце кольца, дементоры не могли вытянуть магию Гарри, а проведенный ритуал подарил способность управлять ими и слышать их голоса. Последнее причиняло боль, но на этот счет портрет упорно молчал.
  
  Гарри уже собирался заканчивать свою прогулку, когда заметил в одной из камер на пустующем этаже спящую женщину. Черные волосы разметались по старому матрасу, а она сама свернулась, подтянув ноги к животу в попытках согреться. Что-то внутри него не давало возможности оставить ее тут. Понимая, что ему попадет от Артура, он вызвал домовика.
  
  Глава 5
   - Чем Динки может помочь хозяину? - лопоухое существо постоянно пыталось угодить новоявленному лорду, чуть ли не хвостом перемещаясь за ним.
  
  - Перенеси ее в гостевую, - Гарри жестом указал на женщину, - а потом и меня туда же.
  
  В два хлопка домовик поместил их в просторную комнату с большой двуспальной кроватью. Используя чары, эльф медленно опустил женщину на кровать. Та даже не пошевелилась. Гарри хмыкнул. Надо же, какие иногда сюрпризы преподносит жизнь! Он взял первую попавшуюся книгу с полки и устроился в кресле у окна, дожидаясь ее пробуждения. Он не представлял, что скажет, как поступит.
  
  Поттер слишком зачитался руководством по ведению боя авторства одного из своих предков, что совершенно не заметил, как проснулась волшебница. Та широко зевнула, изящно потянулась как дикая кошка, обведя комнату цепким взглядом, и наткнулась на читающего подростка именно в тот момент, когда он провел рукой по волосам, открыв свой знаменитый шрам.
  
  Беллатриса Лестрейндж была самой фанатично-преданной последовательницей Темного Лорда. И сейчас, видя перед собой заклятого врага ее хозяина, родовое проклятие Блэков, павшее на нее, решило взять верх и уничтожить мальчишку.
  
  Гарри краем глаза заметил резкое движение и нечто похожее на боевой клич, но, полностью оторвав взгляд от книги, заметил только маленького черного котенка, яростно шипящего на него, и уши своего домовика.
  
  - Хозяин освободил плохую волшебницу. Злая ведьма пыталась напасть на хозяина, но Динки ее остановил! - храбро заявил домовик, вылезая из-под кровати.
  
  - Динки, а что ты там делал? - спросил немного запутавшийся Поттер, приподнимая ноги повыше - агрессивное животное пыталось укусить его за пятку.
  
  - Сидел в засаде - произнес эльф и с тихим хлопком исчез.
  
  Гарри поднял котенка за загривок и всмотрелся в карие глаза, в которых полыхал огонь гнева, обещающий долгую и мучительную расправу. Черные волосы, карие глаза и злобный характер. Гарри тихо выругался. Беллатриса Лестрейндж. "Да, теперь Артур меня точно убьет", - пронеслось у него в мыслях. Он, перехватив вырывающегося котенка поудобнее, направился искать свою мать, которая как обычно закопалась в книги.
  
  - Мам, знакомься, - перед Лили поставили котенка, продолжающего шипеть и вырываться, - миссис Лестрейндж собственной персоной.
  
  Лили тут же вскочила, опрокинув на пол увесистым том по древним проклятиям. Поттеру показалось, что его мать сейчас зашипит в ответ.
  
  - Только не убивай ее, пожалуйста, - быстро попросил он и уже в дверях добавил:
  
  - Она может нам пригодиться, - после чего ретировался в кабинет под защиту портрета. Артур уж точно не даст в обиду Наследника.
  
  Два зеленых глаза сверлили Беллатрису, которая невольно попятилась и жалобно мяукнув, попыталась скрыться от большой и страшной волшебницы.
  
  - Ну уж нет, дорогуша, - мрачно сказала Лили и схватила присмиревшего котенка.
  
  Гарри попросил не убивать эту мерзкую женщину, но уж неприятностей она ей доставит. Следующие несколько часов стали самым большим кошмаром Лестрейндж. Ее вымыли, несколько раз чуть не утопив, нарядили в оранжевый костюм, найденный где-то домовиком и прицепили на голову большой красный бант.
  
  В таком виде Поттер их и нашел: сидящую в кресле злобно улыбающуюся Лили и Беллатрису, забившуюся под шкаф.
  
  - Мам, не пугай ее так, пожалуйста, - котенок, услышав его голос, высунул мордочку. - Хотя я не знаю, как тебе удалось довести самую безумную волшебницу до такого состояния.
  
  - Этим ты весь в Джеймса, - пробурчала Лили. - Тот тоже водился со всякой живностью, - и тут же прижала ладонь к губам.
  
  Гарри не сын Джеймса, да и не ее собственный. Как он воспримет такие слова?
  
  - Все в порядке, мама, - успокоил ее Поттер. - Мне и в школе все говорили, что я похож на папу, а вот глаза у меня твои.
  
  Беллатриса полностью высунулась из-под шкафа и подошла чуть ближе. От нее не укрылось замешательство женщины и растерянный голос ее сына. Кошачьи глаза с подозрением переводили взгляд с лица Лили на лицо подростка.
  
  - Вот ты и попалась, - сказал Гарри, защелкивая черный ошейник с сапфирами на котенке, и поднял его на уровень глаз. - Может тебя в Хогвартс взять, в качестве домашнего питомца?
  
  Смотря на испуганно вертящего головой котенка, Лили рассмеялась.
  
  - Гарри, а что это за ошейник? - она потрогала блестящие камни.
  
  - Артур выдал. Предупредил, если не хочу быть убитым этим комком шерсти, то нужно его на нее надеть, - от воспоминаний о разговоре с портретом по спине пробежал холодок. - Он сказал, что этот артефакт слегка подавит ее безумие, привяжет ко мне и заставит "прочувствовать кошачью сущность", - Гарри пальцами выделил кавычки. - Даже знать не хочу, откуда тут такие артефакты.
  
  Беллатриса, до этого яро вырывающаяся, успокоилась и даже замурлыкала от легких почесываний, подняв свои карие глаза на ошарашенных волшебников.
  
  - Зачем ты ее вообще вытащил из тюрьмы? - недовольно спросила Лили. - Гнила бы себе спокойно и людям не мешала. Как вспомню, что ты мне рассказывал о Лонгботтомах, так руки тянутся свернуть ей шею, - мать Гарри сжала кулаки.
  
  - Если честно, то я и сам понятия не имею, - пожал плечами Гарри. - Просто смотрел на нее и почему-то вспомнил тебя, ну, а дальше все само, - Поттер виновато развел руками. - Использую ее как шпиона в школе. Магию домовиков волшебникам не развеять, а ошейник не позволит понять, что она человек. Артур пояснил, что через кольцо я могу с ней мысленно общаться.
  
  "А как это?" - тут же в голове раздался глубокий с хрипотцой голос.
  
  "А вот так", - мысленно ответил Гарри.
  
  "Забавно, - Беллатриса была озадачена. - Мысли мои ты прочесть не можешь, но когда я хочу обратиться именно к тебе, то ты меня слышишь".
  
  "Только не надоедай мне или я заблокирую эту возможность?
  
  "А ты знаешь как? - ехидно поинтересовалась волшебница.
  
  Поттер промолчал.
  
  - Она не сбежит? - Лили с подозрением покосилась на Беллатрису.
  
  - Чтобы навсегда остаться в кошачьем теле? Да на здоровье! Одним врагом будет меньше.
  
  "Послушай, мальчик, ты хоть понимаешь что натворил? Прикажи своему эльфу немедленно расколдовать меня!" - голос в голове почти кричал.
  
  Гарри поморщился.
  
  "Ты сейчас не в том положении, чтобы что-то требовать. И не разговаривай со мной, пока я не спрошу, а то останешься в этом теле навсегда", - строго предупредил Поттер.
  
  "Подумаешь..." - фыркнула Беллатриса, но больше ничего не сказала. Ну, конечно, последнее слово обязательно должно остаться за ней.
  
  - Кстати, о школе, - вспомнила Лили. - Как ты собрался колдовать без палочки?
  
  Гарри задумался. Есть всего пару мест, где он может разжиться палочкой.
  
  - Думаю, стоит наведаться в Лондон за новой, - решил он. - Да и в банк не помешает зайти. Динки! - с хлопком, напугавшим котенка, появился домовик. - В доме есть оборотное зелье?
  
  - Нет, хозяин, но Динки может вас замаскировать! Волшебники не заметят разницы, и магия продержится целый день, а не час.
  
  Поттер удивился. С такими способностями домового эльфа и палочка не нужна. Жаль только, что не догадался раньше разжиться таким сокровищем.
  
  Через тридцать минут из камина в Дырявом Котле вышла голубоглазая брюнетка и невысокий рыжеволосый парень с незапоминающимися чертами лица и котенком на руках. Косой переулок, как и два года назад был завешан плакатами с объявлением о сбежавшей пожирательнице смерти. Только вместо Сириуса с них на прохожих взирал безумный взгляд Беллатрисы.
  
  В банке, их провели в отдельный кабинет, куда чуть позже зашел гоблин.
  
  - Лорд Азкабан, миссис Поттер, миссис Лестрейндж, - он кивком поприветствовал сидящих. - Меня зовут Златохват, и в данный момент я являюсь поверенным рода Азкабан. Примите мои поздравления, мы уже и не надеялись на возрождение столь древнего рода. Чем Гринготс может вам помочь?
  
  Как всегда по-деловому. Гоблины не любили терять время на пустые разговоры.
  
  - Мне бы хотелось узнать, в каком состоянии сейчас находятся счета Поттеров и Азкабанов, а также получить кодекс рода Поттеров, - попросил Гарри.
  
  Котенок устремил свой взгляд на гоблина и требовательно мяукнул.
  
  "Что ты хочешь?" - раздражено спросил Поттер.
  
  "Могу ли я распоряжаться совместными с мужем счетами, если тот сидит в тюрьме?"
  
  Гарри озвучил вопрос Беллатрисы.
  
  - Вам разве не сообщили? - удивился гоблин. - Ваш муж скончался в Азкабане, - Златохват вытащил из воздуха два больших гроссбуха. - Вот вся информация по счетам, кодекс принесут чуть позже.
  
  Гарри передал своей матери книгу Поттеров, а сам углубился в изучение дел Азкабана. Через пятнадцать минут раздался возмущенный голос Лили:
  
  - Тридцать тысяч галлеонов в год? Да он издевается! - и пояснила удивленному сыну:
  
  - Директор успел вывести к себе в карман 420 тысяч золотых.
  
  Гарри задумался. Зачем было делать это тайком? Да если бы Дамблдор попросил, он бы сам отдал все деньги, учитывая, как его боготворил и верил ему.
  
  - А это еще что? - Лили вытащила контракт заверенный банком и помахала им перед гоблином. - С каких пор Гринготс заключает брачные контракты без ведома опекуна?
  
  "И кто же посягнул на честь невинного юноши?" - с издевкой поинтересовалась Беллатриса, забыв про осторожность.
  
  - Хороший вопрос, - пробормотал Гарри, поддерживая одновременно темную волшебницу и свою мать.
  
  - Контракт заключен между Гарри Джеймсом Поттером и Джиневрой Молли Уизли, - ответил гоблин.
  
  Поттер не ожидал этого услышать. Он, конечно, догадывался о чувствах младшей сестры Рона, но чтобы ее родители пошли на такое? Или дело не только в младшей Уизли, но и в его наследстве?
  
  - Господин Златохват, - вежливо обратился Гарри, пытаясь подавить в себе волны злости. - Как мне закрыть хранилища от посторонних лиц и разорвать этот чертов пергамент?
  
  - Банк приносит свои извинения, кажется, у нас завелась крыса. Не волнуйтесь, больше такого не повторится, - гоблин был не просто зол, он кипел от ярости. - Контракт может разорвать глава рода, но так как вы уже стали им, пусть и не в роду Поттеров, достаточно просто его порвать, - наблюдая, как Поттер с мрачным удовлетворением крошит пергамент, он достал небольшую деревянную шкатулку с золотым узором. - Это для закрытия хранилищ, - пояснил гоблин. - Капните чуть крови на артефакт, он же и заменит вам ключ.
  Капля крови устремилась навстречу дереву, и шкатулка, засияв, открылась, представляя взору маленький золотой ключ. Гарри не успел его забрать, как в кабинет зашел другой гоблин, и, поставив серебряный поднос с книгой, удалился. На обложке был изображен большой лев с короной на голове. Чуть ниже золотом было выведено золотыми буквами слово "Potter".
  
  В кодексе были прописаны основные правила и заветы рода. На первой странице по центру указывалось, что главой рода может стать прямой наследник, достигший совершеннолетия или приравненный к этому статусу. В отдельном разделе были выделены основные обязанности главы: в течение года после получения титула, лорд обязан заключить договор о помолвке или жениться. Гарри печально вздохнул и отложил книгу. "Ну почему все так торопятся с помолвкой?"
  
  - Златохват, что означает "приравненный к статусу совершеннолетнего"? - поинтересовался Поттер.
  
  - Это означает, что наследник имеет свой сейф, недвижимость и невесту, или главенствует в другом роду, как в вашем случае, - гоблин поднялся и вытащил из шкафа, в котором не было видно конца, шкатулку с кольцом. - Советую принять главенство над родом.
  
  Пока Поттер одевал кольцо, Златохват обратился к Лили:
  
  - Мисс Поттер, могу я попросить вас одолжить немного крови для одной проверки, - дождавшись кивка и получив пробирку с кровью, он незамедлительно вылил ее на чистый лист пергамента. - Понимаете, Гринготс заинтересован в информации, а появление Лорда столь древнего рода - очень лакомый кусочек.
  
  Он даже облизнулся, рассматривая растекшееся красное пятно, с шипением исчезающее на шероховатой поверхности.
  
  - Как я и думал, - Златохват протянул пергамент Лили и пустился в объяснение. - Вы не маглорожденная, в вашей крови есть примесь крови Азкабанов. Во время принятия Гарольда в род Поттеров, ваша кровь смешалась с его, что и привело к пробуждению наследия. Это редкий, даже очень редкий случай.
  
  Поттеру задумался, а потом в голову пришла неожиданная мысль.
  
  - Подскажите, - Гарри посадил Беллатрису перед гоблином, - есть возможность избавиться от проклятия безумия Блэков?
  
  Глаза Златохвата внимательно смотрели на котенка. Тот отвечал не менее пристальным взглядом, в котором светился интерес.
  
  - Да, конечно есть, но вы точно уверены? - произнес Златохват, обращаясь к Поттеру.
  
  Гарри, не колеблясь, ответил:
  
  - Да, уверен. Как это сделать?
  
  - Род Поттеров или Азкабан? - уточнил гоблин.
  
  - Что? - не понял Гарри.
  
  - Через какой род вы планируете снимать проклятие? - пояснил Златохват.
  
  - Ну, пусть будет Азкабан, - Гарри подумал, что вряд ли это имеет какое-либо значение.
  
  - Как пожелаете, - гоблин тремя взмахами создал кресло, перенес туда Беллатрису и забормотал сложное заклинание, возвращающее ей человеческий облик.
  
  Беллатриса с опаской смотрела на Лили, пытаясь спрятаться за Гарри, ошейник все еще действовал и в ней четко проявлялись кошачьи черты поведения.
  
  - Наполните чашу кровью до отметки, - скомандовал Златохват.
  
  Гарри послушно разрезал свою ладонь, кровь алым водопадом добралась до первой отметки, после чего Белла повторила его действия, и, под конец, гоблин вылил в чашу зелье цвета золота и приказал выпить.
  
  Лили с интересом и настороженностью наблюдала за проводимыми манипуляциями, пока не вспомнила, что читала об этом ритуале в библиотеке Азкабана. Да как он посмел! Она попыталась выбить чашу из рук сына, но опоздала, и их скрыло золотистое сияние.
  
  - Мои поздравления, Лорд Азкабан, Леди Азкабан, - довольно произнес гоблин, изучая их реакцию.
  
  Глава 6
  - Как вы посмели! - Белла отошла от шока, а сапфир в ошейнике потемнел. - Чтобы я, да с этим полукро...
  
  Гоблин взмахом руки вернул ей кошачью форму, прервав поток брани.
  
  - Буйная жена вам досталась, - посочувствовал он. - Но есть и хорошая новость: вы обладаете правом ей приказывать и она не может отказаться. Это единственный способ избавления от подобного проклятия. - Златохват рассмеялся. - Времени это, конечно, займет немало, учитывая характер миссис Лестрейндж, так что... Удачи вам, и пусть рекой течет кровь ваших врагов.
  
  На выходе из банка, им не посчастливилось столкнуться с семейством Уизли. Гарри попытался было спрятаться за резную колону, забыв о том, что находится под действием оборотного заклятия, но Молли, смерив их презрительным взглядом, увела свое семейство в сторону ближайшего свободного кассира. "Все, завтра директор будет знать, что я сбежал от Дурслей ..." - пронеслось в мыслях у Гарри, но он, мотнув головой, отринул ненужные мысли.
  
  На Косой Переулок плавно опустился вечер, множество фонарей зажглось на домах, а торговцы неторопливо закрывали свои магазины. Надев заранее захваченную черную мантию с капюшоном, Гарри зашел в Лютный Переулок. Лили следовала за ним шаг в шаг.
  
  - Куда мы идем? - спросила она у сына.
  
  - Здесь недалеко... - пробормотал Поттер, сам не зная, почему ноги вели его по освещенным улицам. Но он чувствовал, что должен сейчас попасть в одно место. И никто не должен отвлечь его от намеченного пути.
  
  "Меня не должны заметить, меня не должны узнать", - как мантру повторял он про себя, прижимая к груди присмиревшую Беллатрису.
  
  "Ты светишься", - испуганный голос темной волшебницы раздался у него в голове.
  
  - Что ты имеешь в виду? - удивление Гарри было настолько сильным, что он произнес это вслух и остановился.
  
  - О чем ты? - непонимающе взглянула на него мать.
  
  - Я свечусь? - спросил он у Лили.
  
  - Вовсе нет. Выглядишь, как обычно, - ответила женщина. - Тебе нездоровится?
  
  - Все в порядке, - смутился Поттер и уже мысленно пробурчал: "Опять твои шуточки?"
  
  "Ты точно светишься, - уверенно произнесла Беллатриса. - Можешь мне не верить, но я явно вижу красноватое сияние, которое исходит от тебя."
  
  Гарри решил, что это последствия перенесенного ритуала, и повернул за угол. Тут висел легкий туман, а редкие бродяги и прочие обитатели этой улицы, старались не попадаться под ноги Поттеру, провожая его осторожными взглядами.
  
  Нужная лавка нашлась довольно быстро. Покореженное временем здание с пыльными окнами, за которыми совершенно ничего не было видно, встречало гостей мрачной и пустующей атмосферой, единственное отличие от стоящих рядом домов заключалось в старой вывеске, на которой в городом одиночестве красовался череп с волшебной палочкой, зажатой у него в зубах.
  
  Гарри осторожно зашел внутрь, пропустив мать вперед, и только после этого смог осмотреться. Внутренне убранство разительно отличалось от внешнего. В центре небольшого зала, а это был именно он, была расчерчена пентаграмма, по краям которой стояли два гладких черных камня с рунами наверху. Вершину конструкции занимало сооружение из черного дерева с идеально плоской поверхностью, размером чуть меньше чем камни. В зале не было видно ни единой волшебной палочки, а сидящий за потертым столом старик смотрел на него с удивлением.
  
  Хозяин лавки внимательно осмотрел вошедших, потом осторожно обошел их и, открыв дверь, проверил, что никто снаружи не ошивается. Только после этого он, взмахнув рукой, запер лавку.
  
  - Король, вы вернулись за нами! - произнес старик, падая на колени. - Я не смел надеяться на подобное. Я - Джеймс Беллет, клянусь, что буду верен Лорду Азкабану, Королю Забытой Земли, его Наследникам и Преемникам, приумножая его богатства и следуя его воле, да будет магия мне свидетелем!
  
  Смотря как старика окутывает свечение, у Гарри в голове всплыла вторая часть клятвы:
  
  - Я Гарольд Арнел Азкабан, принимая твою клятву и обязуюсь дать тебе кров и знания, да будет так!
  
  Обоих магов на секунду ослепило яркая вспышка, после чего старик поднялся с пола и устремил немигающий взгляд своих белых глаз на Поттера.
  
  - Чем мой род может быть полезен Королю? - он снова попытался преклонить колени.
  
  - Стойте, стойте, - Гарри замахал руками. - Не нужно, зовите меня просто Гарольд. Нам нужны палочки, и скажите, что только что сейчас произошло?
  
  Почему с его губ сорвались эти слова? Почему он посчитал их единственно верными в такой ситуации? Почему словно кто-то чужой управлял его разумом?
  
  - Как? - Беллет ужаснулся. - Вы не знаете про клятву верности?
  
  Что еще за клятва верности?
  
  - Нет, извините, я только недавно с этим столкнулся... - вынужден был признаться Поттер.
  
  - Ну если так, - старик прищурился. - Все жители острова Азкабан приносили такие клятвы королю, взамен же он разрешал им жить на острове и защищал от внешнего мира. Сейчас уже не те времена, многие рода канули в лету, остальные забыли заветы своего короля. Мой род издавна хранит знания и умения изготавливать магические проводники, передавая их поколениями. Сейчас, увы, я последний выживший из моей семьи. Для меня будет счастьем, если вы позволите мне вернуться на родину.
  
  Гарри впал в ступор, еще одна гора важной информации, и отказать-то нельзя, магия не позволит. Да и соглашаться опасно - все-таки неизвестно, чем это обернется для него и его матери.
  
  - Джеймс, я могу вас так называть? - Поттер вопросительно на него посмотрел и дождавшись согласного кивка продолжил. - Понимаете, остров сейчас не в лучшем состоянии: целых построек, пригодных для жилья, практически не осталось, я пока не очистил крепость от Министерства. Могу вам предложить временно пожить в особняке...
  
  - Не стоит, это не проблема, - старик оглянулся по сторонам. - С вашего позволения, начну собирать свои пожитки!
  
  - Подождите, как же палочки? - Гари точно знал, что Джеймс поможет решить их проблему.
  
  - Точно, совсем забыл, простите старика, - Беллет виновато улыбнулся. - Встаньте в круг и положите руки на камни, палочка сама появится перед вами.
  
  Гарри досталась палочка из туманного дуба с сердцевиной из крови ледяного дракона. Лили получила палочку из ясеня и волоса единорога. Потом в круг зашла Беллатриса и выжидающе уставилась на Поттера.
  
  - Белла, я запрещаю тебе использовать какие либо заклинания или аппарировать, - предупредил он. - После получения палочки, ты передашь ее мне, поняла меня? - Гарри позвал домовика, и тот вернул ей прежний облик, но остался ожидая дальнейших приказов.
  
  Джеймс с удивлением смотрел за разворачивающимися действиями, а когда кошка вдруг превратилась в самую опасную последовательницу темного лорда рассмеялся.
  
  - Достойному правителю, достойная супруга - ответил он на непонимающие взгляды. - Я вижу чуть больше вашего, и со стопроцентной гарантией, могу сказать, что королевство будет процветать, но в вашей магии еще есть небольшой пробел, такое чувство, что вам кого-то не хватает для полной картины.
  
  Беллатриса, бросив прожигающий взгляд в сторону Поттера и тихо проклиная своего нового мужа, дотронулась до камней и получила палочку из вяза и сердечной жилы дракона. Магия не позволила ей ее использовать, и она покорно сдала свое оружие, превратившись обратно в кошку.
  
  - Дайте мне пару минут, - старик убежал наверх.
  
  Вскоре он вернулся с огромным сундуком и попросил всех выйти наружу. Беллет закрыв глаза, сосредоточенно делал пассы волшебной палочкой, и дом, под удивленными взглядами, понемногу сжимался, пока не поместился в сундуке.
  
  - Все, я готов, можно отправляться, - довольно произнес он, подхватывая сундук.
  
  Динки перенес всех ко входу в особняк, и Джеймс распрощавшись, отправился подбирать себе место, где сможет распаковать свое жилище.
  
  ***
  
  Слишком богатый событиями день настолько взволновал подростка, что тот никак не мог уснуть. Поворочавшись несколько часов в кровати, пытаясь считать овец, Гарри со вздохом встал и поплелся в кабинет.
  
  - Тебя что-то беспокоит? - понял портрет, глядя на уставшее лицо Поттера.
  
  - Сколько еще таких, как Джеймс? - прямо спросил Гарри. - Сколько их осталось в этом мире? Сколько еще людей потеряли свой дом?
  
  - Достаточно много, - печально вздохнул Артур.
  
  - Я чувствовал, куда мне надо идти, - размышлял Поттер. - Меня к нему привела какая-то сила как и в тот раз, когда я нашел мою мать.
  
  - Ты постепенно овладеваешь своим даром, - довольно произнес портрет.
  
  Гарри хмыкнул. Его не очень-то радовали внезапно просыпающиеся способности, к тому же никак не зависящие от его собственного желания. А если в следующий раз дар погонит его на другой конец света за очередным подданым? Тут он вспомнил еще кое-что...
  
  - Артур, что означает красное свечение вокруг тела?
  
  - Почему ты спрашиваешь? - подозрительно покосился на него портрет. - Расскажи по-подробнее, будь любезен.
  
  Поттер на минуту замолчал, пытаясь восстановить в памяти все события этого дня.
  
  - Мне Беллатриса сказала, что я свечусь, когда мы направлялись к Беллету. Мне ужасно не хотелось, чтобы меня обнаружили, я постоянно думал об этом и...
  
  - И люди вокруг расступались перед тобой? - закончил за него Артур.
  
  Гарри кивнул.
  
  - Это аура страха. Одна из возможностей твоего дара, - Поттер затаил дыхание. - Задействовав свою силу в полной мере, ты сможешь обратить в бегство сотни врагов... Когда-нибудь, - добавил он, глядя, как воодушевленно загорелись глаза подростка. - Пока об этом говорить еще рано, - Артур разбил его мечты без труда выиграть кубок по Квиддичу, отгоняя своим даром от ворот команду противника.
  
  - А почему только Беллатриса видела это свечение? - вспомнил Гарри. - Мама сказала, что я выгляжу как обычно.
  
  - Животные, а ведь она была в облике кошки, могут видеть гораздо больше людей, - пояснил портрет. - Аура страха лишь малая толика того, что тебе придется постичь.
  
  Поттер впервые за последнее время подумал, что все-таки стоит попытаться стать достойным наследником древнего короля.
  
  ***
  
  Следующие несколько недель прошли словно в тумане, Гарри послушно учился и разбирался с горой счетов и документов, оставшихся от его предшественника. Состояние королевства оставляло желать лучшего. Многолетние грабежи только ухудшили картину. Поттер старался вникнуть во все, временами искренне желая, чтобы Гермиона с ее цепким умом оказалась рядом. Беллатрисе вернули человеческий облик, и Лили забрала ее для воспитательных бесед, пока однажды не прибежала в комнату к сыну, с ужасом в глазах.
  
  - Гарри, ты должен что-нибудь сделать!
  
  - Мам, что случилось? - взволнованно спросил Поттер.
  
  - Белла. Я нашла руководство по восстановлению памяти и мы опробовали его на ней, потом она вся в слезах сбежала к себе в комнату и закрылась там, - сокрушалась Лили. - У нее был такой вид, словно она собирается покончить с собой!
  
  Гарри не раздумывая ринулся в сторону ее комнаты и, сняв магию с двери, ворвался внутрь. Она лежала, свернувшись клубочком, на кровати и рыдала. Не зная, как правильно поступить в такой ситуации, он осторожно забрался на кровать и притянув ее поближе к себе, обнял, поглаживая по спине.
  
  - Он... - срывающимся голосом прошептала Беллатриса.
  
  - Волдеморт? - уточнил Гарри, и при звуке имени Темного Лорда волшебница еще сильнее сжалась.
  
  - Я ему верила, боготворила каждый жест... А это животное убило мою дочь на моих глазах... А я... Я просто стояла и смотрела, ничего не предпринимая. Воспринимала все как должное. Меня поглотило безумие, - она еще сильнее прижалась к нему, всхлипывая. - Я боюсь, боюсь, что все снова повторится.
  
  - Тише, - попытался ее успокоить Гарри. - Златозуб же сказал, пока ты со мной, безумие не вернется. Тебе нечего бояться.
  
  - Но, - она подняла на него глаза, - тебе не противно находиться рядом, зная что я делала?
  
  Поттер и сам не знал, что чувствовал, но сказал лишь то, что должен был:
  
  - Ты уверена, что все делала сама, а не под действием этого чертова проклятья?
  
  Беллатриса помотала головой.
  
  - Я не знаю... Я запуталась и не могу быть уверена ни в чем.
  
  - Вот и не забивай себе голову этим. Надеюсь теперь ты смиришься с тем, что твоя мишень стала твоим мужем? - с усмешкой поинтересовался Гарри.
  
  - Мне не важно, - дрогнувшим голосом сказала Беллатриса. - Главное, пока я с тобой, Темный Лорд меня не достанет, но... - она запнулась, проведя рукой по метке, - боюсь, что это клеймо убьет меня раньше. Хотя, наверное, уже все равно. Лучше умереть, чем жить с этим! - Поттер растерялся, видя перед собой отчаяние женщины.
  
  Он хотел помочь. Возможно, не так Беллатрисе, как самому себе. Гарри не мог видеть женских слез. Довольно с него страданий! Древние знания, как уже бывало, пробудились в его сознании и подсказали решение.
  
  - Терпи, - сквозь зубы произнес Поттер, сосредотачиваясь.
  
  С минуту он, не отрываясь, смотрел на череп, потом положил на него руку, и Беллатрису выгнуло дугой от нахлынувшей боли, но она прошла также быстро как и появилась. С Поттер с улыбкой провел по чистой коже. Вот теперь всем станет легче!
  
  Темная волшебница не верила своим глазам.
  
  - Но, но ее же невозможно снять! - воскликнула она.
  
  - Она магическая, я просто выжег ее, - пояснил Гарри первое, что пришло ему в голову.
  
  На самом деле, он понятия не имел, как у него получилось избавиться от метки Волдеморта.
  
  Беллатриса переводила взгляд с довольного Поттера на чистое предплечье. Чувство вины постепенно сходило на нет. С меткой исчезли боль и ненависть к себе, появилась потребность продолжать жить. И все это благодаря подростку, сидящему перед ней. Повинуясь внезапному порыву, Беллатриса нежно поцеловала его.
  
  - Ты чего? - отшатнулся от нее Поттер.
  
  - Спасибо, - прошептала она. - Но не воображай себе слишком многого, мальчик! - и сбежала обратно к Лили.
  
  А Гарри так и остался в комнате потирая щеку и бессмысленно улыбаясь. Похоже, безумия темная волшебница лишилась, но ехидство осталось при ней. На следующую ночь, Беллатриса ночевала в его постели, мотивировав это тем, что пора привыкать к будущей супружеской жизни. Гарри краснел, отнекивался, понимал, что новоявленная Леди Азкабан просто издевается над ним, но она была уперта и в конце концов выиграла этот поединок.
  
  ***
  
  Гарри стоял на крепостной стене, наблюдая за приближающимися войсками противника, за его спиной стояла Лили с посохом в руках. Слева стояла Беллатриса в боевом облачении, а фигура справа была размыта туманом. На руке красовались два кольца, и он понял, что неясный силуэт, скорее всего, миссис Поттер. От нападавших отделился старик с длинной белой бородой и наложив на себя Сонорус заговорил:
  
  - Тебе не победить Поттер, сдавайся и умри во имя всеобщего блага, тьма не должна существовать!
  
  - Гарри, мы готовы, можем уходить в любую минуту, я закончила расчеты, тут нам больше нечего делать, - тихо ответила Лили, поднимая посох в руке.
  
  Дальше был белый свет и взволнованное лицо Беллы, нависшей над ним.
  
  Глава 7
  - Постарайся не сильно выделяться, следи за своим окружением и никаких попыток мести директору! - Лили инструктировала сына перед отправкой на Кинг-Кросс. - Белла, надеюсь у тебя хватит мозгов не попадаться раньше времени.
  
  "Скажи ей, что я не идиотка", - недовольно пробормотала темная волшебница, легонько царапая руку Поттера.
  
  - Мам, я конечно постараюсь не привлекать внимания, но ты ничего не забыла? - Гарри провел рукой перед глазами.
  
  Он наконец избавился от этих надоедливых очков. Рецепт зелья был найден в подвале среди загадочных склянок, о содержимых которых Поттер предпочел ничего не знать. Он пытался донести, что это привлечет лишнее внимание, но Беллатриса осмотрев его плотоядным взглядом, сказала, что ему идет и Гарри предпочел свернуть эту тему.
  
  - Smaragdus, - палочка матери выпустила в его голову луч заклинания быстрее, чем он сообразил, что происходит. - Ну вот и решили проблему!
  
  Поттер несколько раз моргнул прежде, чем сообразил, что его глаза стали привычного зеленого цвета.
  
  - Эти чертовы эксперим... - Лили так и не дослушала остаток фразы и, поспешно поцеловав сына в лоб и весело напевая легкую мелодию, отправилась в лабораторию.
  
  Эльф перенес Поттера прямо на платформу и, поклонившись, отбыл обратно домой. Вокзал Кинг-Кросс изменился самую малость с предыдущего года. Тот же шум, гам и беготня, но в этот раз по периметру расставили несколько авроров. Магическая Британия не сильно поверила в возрождение Того-Кого-Нельзя-Называть, не забыв при этом полить грязью его и Дамблдора, но, видимо, посчитала лучшим перестраховаться. Неясно, только от кого - Волдеморта или подростка, которого теперь все считали сумасшедшим. Гарри издали увидел рыжеволосое семейство и устремился занять себе пустое купе. Беллатриса недовольно шипела из сумки - не привыкли темные волшебницы путешествовать таким образом. Он успел запечатать дверь вовремя, поезд с гудком тронулся, и платформа понемногу начала удаляться. На протяжении всего пути в его дверь целых пять раз постучали и два раза попытались вскрыть с помощью магии. Конечно, Гарри был возмущен подобным: вскрывать дверь, да еще и такими грубыми методами! А он лишь хотел побыть немного в одиночестве!
  
  Ночь вступила в свои права, когда паровоз трижды просигналив, остановился. Дождавшись, пока толкучка немного рассосется, Гарри направился к каретам. Фестралы послушно тянули целую вереницу к величественному замку, но все хорошее имеет свойство заканчиваться - у дверей его ждал профессор Флитвик который выглядел немного взволнованным.
  
  - Мистер Поттер, директор просил вас прибыть к нему сразу после ужина, - и протянув бумажку с паролем, засеменил прочь.
  
  Большой зал, как обычно, был великолепен, потолок показывал безоблачное ночное небо, а за преподавательским столом директор мерцал своими очками.
  
  - Гарри, где ты был? Мы обыскали весь поезд, но тебя так и не нашли! - поинтересовалась Гермиона, смерив его строгим взглядом. - Я писала тебе несколько раз летом, но ты ни разу не ответил, мы же волновались! О... - она заметила изменения в облике Поттера, - ты избавился от очков?
  
  Рон тоже пробормотал нечто похожее, но большой кусок индейки свел фразу к неразборчивому мычанию. Гарри сидел и гипнотизировал свою тарелку, пытаясь не обращать ни на что внимания. И, кажется, это ему удавалось. В голове постоянно крутились события последних недель, а еще он пытался предугадать, зачем его позвал Дамблдор. Приветственная речь директора и выступление женщины в розовом так и не удостоились внимания. Состояние отрешенности было прервано легким касанием.
  
  - Гарри, с тобой все в порядке? - взволнованно спросила Гермиона. - Ты уже пол часа смотришь в одну точку, может тебе посетить мадам Помфри?
  
  - Нет, извини, - Поттер попытался улыбнуться. - Просто задумался... За лето много дел навалилось. Идите без меня, мне нужно подняться к директору, - и, помахав рукой, Гарри решил поспешить, ведь чем быстрее начнем, тем быстрее закончим.
  
  Пустые коридоры замка навивали странное чувство одиночества, а картины, висящие на стенах, казались простыми и магловскими. Пошарив по карманам, Поттер обнаружил, что потерял записку с паролем. С досадой он пнул каменную статую, чертыхнувшись от боли в ноге.
  
  - Наверное, все же, у меня крыша едет, - сказал он, потирая лодыжку.
  
  Горгулья послушно отъехала в сторону.
  
  - Серьезно? - изумился Гарри. - Пароль был "Крыша едет"?
  
  В подтверждение его слов винтовая лестница пришла в движение, поднимая Поттера в обитель лжи и интриг. Теперь у него были лишь такие ассоциации с кабинетом Дамблдора.
  
  - Присаживайся, мальчик мой, чаю? - вежливо спросил директор.
  
  - Нет, благодарю, я только с ужина, - стараясь, чтобы его голос звучал как можно небрежнее, ответил Поттер. - Вы что-то хотели?
  
  - Понимаешь, ты так внезапно пропал, и мы совершенно не знали где тебя искать, - в глазах директора смешались обеспокоенность и грусть, а слова звучали вполне искренне. - Тебе не нужно было покидать свой дом, это опасно. Где ты пропадал все время? Молли совсем изволновалась.
  
  - Появились срочные дела, пришлось уехать, - уклончиво ответил Гарри, пытаясь заглушить в себе порыв тут же все выболтать Дамблдору, напоминая себе о том, что сделал директор с его матерью.
  
  - Ты можешь мне доверять, может, я даже смогу помочь, - Альбус улыбнулся, но из глаз пропали привычные блестки.
  
  - Увы, это не в моих силах, - Поттер пожал плечами и придумал, с его точки зрения, вполне правдоподобное объяснение:
  
  - Мне пришлось дать непреложный обет.
  
  - Ну тогда, не смею тебя задерживать, - вздохнул Директор. - Ступай, думаю, твои друзья волнуются.
  
  Стоило Гарри покинуть кабинет, как все дружелюбие мигом исчезло с лица Дамблдора.
  
  "Этот мальчишка совсем отбился от рук, - директор Хогвартса тяжело дышал. - И что это за ментальный щит? Я таких никогда не видел. Чертова ледяная пустыня. Но ничего, скоро все шестеренки придут в движение, и тебе не сбежать Гарри Поттер"
  
  Хищный оскал засиял на лице директора. Феникс, с печалью осмотрев хозяина, запел свою песню, не замечая, как огненные перья на самом кончике немного посинели.
  
  Поттер, едва горгулья вернулась на место, смог вздохнуть спокойно. Дамблдор явно пытался использовать на нем легилименцию, но ментальный щит Азкабанов успешно выдержал атаку. Он чувствовал волны раздражения, расходившиеся от директора, и внутри у него, все сжималось от страха. Ведь с директора станется напичкать его зельями или промыть мозги ритуалами.
  
  Гарри настолько погрузился в себя, что не сразу понял, что кто-то пытается привлечь его внимание. Пока не ощутил леденящий душу холод, распространявшийся по его телу. Опустив голову вниз, он едва смог сдержать вскрик. Из его груди торчала чья-то призрачная рука.
  
  - Гарри, вы снова с нами! - Почти Безголовый Ник поспешно убрал руку и, наклонившись поближе к юноше, зашептал серьезным тоном:
  
  - Постарайтесь не привлекать внимание портретов и идите за мной. Все вопросы позже.
  
  Приведение медленно поплыло вперед, пересказывая очередную игру безголовых всадников. Ник все дальше и дальше уходил в глубины замка, пока Гарри вдруг не осознал, что они находятся в заброшенном западном крыле, куда никто не мог попасть уже несколько десятилетий, о чем свидетельствовал немалый ковер из пыли.
  
  В небольшом зале, немного напоминавшем зал для распределений первокурсников по факультетам, собрались все приведения Хогвартса. Даже Пивз был тут, хотя призраком не являлся, но вел себя на удивление спокойно, о чем-то переговариваясь с Серой Дамой.
  
  - Вижу, ты привел юного Поттера, благодарю Ник, - подал голос Кровавый Барон, подплывая ближе. - Вы, наверно, задаете себе вопрос, во что вы вляпались на этот раз, я прав? - прозрачное лицо приведения нависло над ним.
  
  Гарри мог только сглотнуть, Барон слово в слово процитировал его мысли.
  
  - Я рад, что у моего рода появился достойный наследник, - торжественно сказал Кровавый Барон. - Раньше меня звали Септим Азкабан, я один из сыновей Людвига, которых он отправил к маглам. Увы, моя история печальна, но сейчас не время ее пересказывать. Добро пожаловать в Орден Могильного Братства! - Барон, сопровождаемый ошеломленным взглядом Поттера, взмыл вверх.
  
  Приведения сдержано поклонились и покрылись белой дымкой, которая, развеявшись, явила взору группу воинов с оружием и горящими оранжевым огнем глазами.
  
  - Как? - только и смог выдавить из себя Гарри.
  
  - Людвиг не единственный, кто использовал такую защиту. В Шармбатоне есть орден Серебряного Крыла, а в Дурмстранге - Орден Белой Ночи, - пояснила Серая Дама, поигрывая кинжалом.
  
  - Но зачем я вам понадобился? - Поттер пытался взять себя в руки и хотел получить внятные объяснения происходящему.
  
  - Мы хотели просить тебя вернуть нам былое могущество, - к нему обратился один из призраков. - Два последних директора сделали все, чтобы лишить нас сил.
  
  - Уничтожь ограничитель, что Диппет спрятал в школе, - потребовал Почти Безголовый Ник.
  
  - Почему вы просите именно меня? - все еще не понимал Гарри. - И где мне его искать? - уточнил он, чувствуя, что и на эту авантюру ему придется согласиться.
  
  - Ты - единственный волшебник, кому под силу подобное, - объявил Кровавый Барон. - Способность Азкабанов вытягивать из пространства магию сможет помочь в этом нелегком деле. Ограничитель - большой огненный рубин. Это все, что нам удалось узнать, - печально произнес он. - Взамен Орден обязуется поступить к тебе на временную службу.
  
  Гарри не был уверен, что ему нужны такие служащие, да и не очень-то хотелось обыскивать все ювелирные лавки в поисках драгоценного камня, но все-таки согласился.
  
  ***
  
  Собрание закончилось через полчаса, когда все условия до мельчайших подробностей были оговорены и согласованы. Отбой давно прошел и темные коридоры замка, едва освещенные огнем факелов, патрулировались преподавателями.
  
  Гарри шел, любуясь ночным Хогвартсом и прислушивался к каждому шороху. Все же попасть снова на ковер к директору не хотелось. Все мысли гриффиндорца были заняты одной единственной проблемой - он снова вляпался. На этот раз сильно.
  
  "Поттер, вы сегодня как никогда похожи на своего отца, он тоже любил сломя голову ломиться во всякие авантюры", - внутреннее я, заговорило на манер Снейпа, полностью повторяя его манеры и голос.
  
  - Идите к черту, профессор, и без вас тошно, - вслух пробормотал Гарри и замер в коридоре.
  
  ***
  
  В это время Северус совершал свой обычный ритуал: найти нарушителей, снять баллы (отсутствие баллов в первый день его не волновало) и отправить по гостиным. И вот сейчас, проходя по четвертому этажу, он услышал голос столь ненавистного студента. И правда, за углом в свете луны стоял Поттер и кому-то что-то яростно доказывал. Стоило подойти чуть ближе, скользнув в тень, и до него донесся разговор, который привел невозмутимого профессора в замешательство.
  
  - Снейп, я вам говорю, вы сегодня гораздо больше напоминаете своими речами отца, не стыдно? - зельевара даже перекосило от подобной наглости.
  
  Да как этот мальчишка смеет! И снова прислушался.
  
  - Ладно-ладно, каюсь, сэр. Но, профессор, действительно сегодня не лучший день лезть мне в голову, - Поттер сказал это усталым голосом и тут же надменно и зло добавил:
  
  - Сами вы заносчивый ребенок! Надоело, идите директору плачьтесь.
  
  Такого Северус стерпеть уже не мог и наконец приблизился к Поттеру со спины, положив ему руку на плечо. Парень вздрогнул и осторожно обернулся. Его глаза расширились в ужасе, и он отшатнулся прочь, приложившись головой о стену.
  
  - Два Снейпа? Это иллюзия. Мираж. Такого не бывает, Мерлин! - повторял Гарри, съезжая по стене, пока не потерял сознание.
  
  Профессор еще несколько минут стоял над телом Поттера, после чего, наконец, что-то для себя решив, взмахнул палочкой и отлевитировал его в больничное крыло.
  
  Глава 8
  
  Казалось, он находится под грудой камней. По телу словно пробежался табун единорогов. Нос уловил, ставший за годы родным, запах медикаментов. Очевидно, он в больничном крыле. Попробовал пошевелить пальцами - удалось, но с трудом. Попытка открыть глаза увенчалась успехом, и его ненадолго ослепило солнечным светом, лившимся сквозь окна. Медленно повернув голову, увидел на тумбочке стоявшие в ряд флаконы и фиалы с различными зельями, а из приоткрывшейся двери уже спешила мадам Помфри с очень недовольным лицом.
  
  - Мистер Поттер, как вы умудрились заработать магическое истощение в первый же день? - начала колдоведьма. - Немыслимо, еще даже не начались занятия, а вы уже попали ко мне! - Поттер поморщился от громкого голоса. - Я оставлю вас здесь на пару дней и сообщу вашему декану, что колдовать вы неспособны в течение недели.
  
  Гарри ужаснулся. На целых семь дней он останется без защиты!
  
  - Зелья принимать строго после еды три раза в день, запомнили?
  
  Гарри послушно кивнул и откинулся обратно на мягкие подушки. Артур однажды сказал ему, что при атаке легилимента щит будет поглощать магию человека, пока атака не кончится. Но он также пояснил, что с его резервом ему под силу удерживать защиту в течении нескольких часов при атаке даже сильного легилимента, а тут и получаса не прошло. Неизвестность злила, но больше всего его злило нынешнее бессилие.
  
  - Гарри! Эй, Гарри! - раздалось из-под кровати.
  
  Поттер осторожно перевернулся, готовясь встретить противника, когда заметил, что из пола торчит голова Ника.
  
  - Гарри, мне правда жаль, - в голосе приведения звучало раскаяние. - Для снятия первичных оков нам пришлось забрать немного твоей магии, но никто не рассчитывал на такое.
  
  - Забрать? - возмущенно прохрипел Гарри. - Вы забрали часть моей магии и даже не удосужились мне сообщить? - Поттер был уже на пределе. - Из-за ваших действий, мне неделю нельзя колдовать. Директор мой щит расколет и не поморщится, а вам жаль!?
  
  - Тише, не волнуйся. Дамблдор занят аномальной вспышкой и исследует камень замка, раньше чем через две недели он о тебе даже не вспомнит. О твоей безопасности временно позаботится Орден. После снятия оков к нам вернулась возможность пользоваться магией замка, небольшим, конечно, количеством, но этого хватит, чтобы обеспечить твою защиту.
  
  - Не слишком обнадеживает, но лучше уж так, чем ничего - недовольно пробурчал Гарри, вновь откидываясь на кровать.
  
  - Подумай об этом с иной точки зрения, - Безголовый Ник сделал еще одну попытку утешить Поттера, - раз тебе нельзя колдовать, то тебя освободят от посещения некоторых занятий.
  
  Гарри ничего не сказал, задумавшись. Что из его новых способностей перестало действовать?
  
  "Белла? - он мысленно позвал темную волшебницу. - Ты тут?"
  
  Ответом ему была тишина. Это не радовало. Она ведь не знает, что с ним и где он. Гарри надеялся, что Беллатрисе хватит ума не наделать глупостей.
  
  ***
  
  Ближе к вечеру к нему заглянули Рон с Гермионой. На лицах друзей отражалось неподдельное беспокойство. Они чуть с ума не сошли, когда вечером Гарри так и не вернулся в башню Гриффиндора. Гермиона несколько раз порывалась пойти к директору Дамблдору и рассказать о пропавшем Поттере, но Рон ценой невероятных усилий отговорил ее это делать, за что Гарри был ему благодарен. Не хватало еще оказаться перед проницательным Дамблдором абсолютно беззащитным. Лишь утром от Макгонагалл они узнали, что их друг находится в больничном крыле, и как только закончились занятия, тут же поспешили к нему.
  
  - Что с тобой происходит? - допытывалась Грейнджер.
  
  - Всего лишь переутомление, - Поттер попытался улыбнуться.
  
  Он не стал говорить друзьям о том, что временно лишился магии - это вызвало бы еще большую волну беспокойства.
  
  - Всего лишь?! - возмутился Рон. - Даже после схватки с драконом на Турнире ты выглядел лучше. Надеюсь, это не Тот-Кого-Нельзя-Называть так на тебя воздействует? Знаешь, в Министерстве Магии не очень-то поверили в его возвращение...
  
  - Зато мы тебе верим, - тут же сказала Гермиона и ткнула локтем Уизли.
  
  Поттер хотел было ответить, что Волдеморт не имеет к этому никакого отношения, но тут же осекся. Если друзья будут считать, что во всем виноват Волдеморт, то ему не нужно будет придумывать ложные объяснения.
  
  - Твой шрам опять болит? - Уизли подозрительно покосился на лоб Гарри.
  
  - Немного... - осторожно ответил Поттер, позволяя переглянувшимся друзьям додумать остальное.
  
  - Ты видишь сны про него? - шепотом поинтересовался Рон, получив очередной болезненный тычок от Гермионы.
  
  Гарри не успел ничего сказать - на пороге больничного крыла появился Снейп. Мрачным взглядом он оглядел их компанию, отметив внезапно смолкнувший разговор и преувеличенно невинные лица гриффиндорцев. Поттер, по его мнению, выглядел не лучше, чем вчера, да еще и старательно отводил глаза в сторону, делая вид, будто любуется белой стеной. Профессор Зельеварения еле слышно хмыкнул. Он всегда считал, что этому мальчишке не место в Хогвартсе, что тот способен только доставлять неприятности, в большинстве своем самому Снейпу, но даже годами формировавшаяся ненависть к Поттеру не могла предположить, что он еще и галлюцинациями страдает. Следовало немедленно поговорить с мадам Помфри и выяснить, чем может угрожать обществу буйный Поттер. Позвав колдоведьму и с удовлетворением наблюдая, как та выпроваживает разочарованных друзей гадкого подростка, он отвел ее в сторону.
  
  - Ну что вы, профессор Снейп! - возмутилась ведьма на вопрос о возможности отослать Гарри в больницу Св.Мунго. - Мальчик не сумасшедший! У него просто магическое истощение. Не будьте к нему столь предвзяты!
  
  Поттер не может колдовать? Для Северуса Снейпа это была благая весть. Лишенный магии Поттер не сможет продолжать обучение в Хогвартсе и все, на что придется рассчитывать вредному гриффиндорцу - это стать помощником Филча.
  
  - Этого всего на неделю, профессор, - разрушила надежды Снейпа мадам Помфри, по-своему истолковав напряженный взгляд в сторону Гарри, брошенный деканом Слизерина. - Не стоит беспокоиться.
  
  Профессор Зельеварения фыркнул и, не попрощавшись, покинул больничное крыло.
  
  ***
  
  В день выписки его встретила Джинни, робко стоявшая в коридоре и нервно дергая ремешок кожаной сумки с учебниками. Гарри не знал, как реагировать на появление младшей сестры Рона, и просто остановился в двух шагах от нее. Он хорошо помнил о брачной контракте, но сейчас злость прошла. Гарри пока не решил, стоит ли ненавидеть ту, которая пыталась его обмануть. И была ли в этом ее вина?
  
  - Тебе уже лучше? - тихо спросила Джинни, не решаясь посмотреть ему в глаза.
  
  Что означает это замешательство? Почему она отводит взгляд? Никода раньше Джинни Уизли даже попытки не делала, чтобы заговорить с ним первой, а тут вдруг проявила инициативу.
  
  - Вполне здоров, - сухо произнес Поттер.
  
  - Я могу тебя проводить? - предложила девушка, делая шаг навстречу, но Гарри тут же попятился назад под недоуменным и немного обиженным взглядом младшей Уизли. - Что с тобой?
  
  От ответа его спас показавшийся из-за угла Малфой, сопровождаемый телохранителями - Крэббом и Гойлом. Увидев Гарри и Джинни, он злобно ухмыльнулся и ускорил шаг. Впервые Поттер обрадовался слизеринцам, хотя те явно спешили в его сторону с далеко не благими намерениями. "Не самый лучший момент для встречи с врагами", - подумал Гарри. Палочку он машинально вытащил из кармана и крепко сжал, хотя и знал, что сейчас та совершенно бесполезна.
  
  - Поттер, - высокомерно начал Малфой, - у тебя завелась подружка?
  
  Краем глаза Гарри заметил, как покраснела Джинни.
  
  - Чего тебе, Малфой? - он постарался придать своему голосу угрожающие нотки, хотя сомневался, что сможет напугать слизеринца и его друзей - численное превосходство было не на его стороне.
  
  Джинни тоже вытащила палочку и хмуро посмотрела на Драко.
  
  - Слышал, ты распространяешь слухи, будто Темный Лорд возродился? А после этого сразу же оказываешься на больничной койке, - провел странную параллель между событиями Малфой. - Это тебя так твои друзья приложили за вранье или... - он подошел совсем близко и злобно прошептал:
  
  -... он за упоминание своего имени?
  
  Гарри не мог скрыть удивления. Малфой тоже знает о Волдеморте. Он с ним заодно? Вполне вероятно, учитывая, что его отец - Пожиратель Смерти.
  
  - Как считаешь, - тем временем продолжил Драко, - какую награду я могу получить, если избавлюсь от тебя?
  
  Джинни яростно вклинилась между ними, направляя палочку на слизеринца.
  
  - Иди, куда шел, Малфой! - и была тут же сбита с ног мощным толчком Гойла в плечо.
  
  Она упала на каменный пол, больно ударившись коленкой, палочка отлетела в сторону, из сумки высыпались учебники, перья и свитки. Сбоку послышался гогот Крэбба.
  
  - Дожил до того, что тебя защищает девчонка, Поттер? - глаза Малфоя прищурились, а палочка была направлена прямо в грудь Гарри. - Где же рыжий неудачник и грязнокровка? Бросили тебя?
  
  - Скорее, Филч бросит Норрис, - услышал Драко позади себя голос Гермионы. - Или ты станешь добрым и отзывчивым.
  
  Слизеринец оглянулся, выругавшись вполголоса. Палочка Грейнджер теперь была направлена в его спину, а рядом с ней дрожащий, но не отступающий Рон держал на прицеле Гойла. Крэбб же в свою очередь направил палочку на рыжего Уизли.
  
  - Дилемма, Поттер? - не обращая внимание на друзей гриффиндорца, съехидничал Малфой. - Кто первым потеряет терпение? Грязнокровка, - при этих словах Гермиона тяжело задышала, - не сможет меня убить, как бы ей этого не хотелось, - бросил он через плечо. - Нищеброд даже запрещенные заклятие произнести не сможет. Чего не скажешь обо мне... Авада Ке... - последнее, чего ожидал Драко Малфой, так это целое ведро помоев, окатившее его с головы до ног и сопровождаемое визгливым смехом сверху.
  
  - Гадкий, грязный, злой хорек
  
  Убегай в свой уголок, - скаламбурил Пивз, взлетая под самый потолок и грохоча оттуда пустым ведром.
  
  Гарри, не выдержав, расхохотался, глядя, как картофельные очистки свисают с головы Малфоя, а по светлым волосам стекают темно-серые капли.
  
  - Схватите их! - закричал Драко своим друзьям, отплевываясь от вонючей жижи.
  
  Гарри машинально вскинул палочку, Гермиона начала бормотать какое-то заклинание, Джинни пнула ногой Гойла, Рон пригнулся от выпущенного в него желтого луча из палочки Крэбба, Драко собрался повторить смертельное проклятие, как всех их остановил голос профессора Снейпа.
  
  - Что здесь происходит? - громко спросил он. - Все, быстро убрали палочки! Особенно вы, Поттер, учитывая то, что она для вас бесполезна, - добавил Снейп.
  
  - Что вы имеете в виду? - настороженно посмотрела на него Гермиона.
  
  - Ничего не забыли, мисс Грейнджер? - даже не посмотрел в ее сторону Снейп.
  
  - Что вы имеете в виду, профессор Снейп? - тут же исправилась она.
  
  - О, так мистер Поттер не потрудился рассказать вам, почему попал в больничное крыло? - Снейп наслаждался расширившимися от страха глазами гриффиндорца. - Не сказал, что получил магическое истощение и не способен колдовать?
  
  Теперь на Поттера уставились все: взволнованная Гермиона, испуганная Джинни, удивленный Рон, ничего не понимающие во всем сказанном Крэбб с Гойлом и не верящий своему счастью Малфой.
  
  - Минус пятьдесят баллов за нападение на мистера Малфоя, - невозмутимым голосом сказал Снейп, отчего Драко широко улыбнулся.
  
  - Но это он напал на нас! - возмутился Рон.
  
  - Отработка в течение недели после уроков, мистер Уизли, - меланхолично добавил профессор Зельеварения. - По-вашему, мистер Малфой сам искупался в помоях?
  
  - Это был Пивз, а Малфой... - начала было Гермиона, но Снейп тут же перебил ее:
  
  - Неделя отработок, мисс Грейнджер, - Гермиона засопела, бросая злые взгляды на светящееся от радости лицо Драко. - Еще комментарии будут?
  
  Больше никто не решился ничего сказать. Удовлетворенно кивнув, Снейп попросил слизеринцев проследовать в гостиную факультета, после чего и сам покинул взбешенных гриффиндорцев.
  
  Глава 9
  Стыд и злость боролись в душе Гарри Поттера. Стыд за то, что скрыл от друзей правду о своем состоянии. Они, конечно, ни в чем его не обвиняли, но обиженное выражение лиц, старательно скрываемое под маской сочувствия и беспокойства, преследовало его до башни Гриффиндора. Злость на профессора Снейпа, который так безжалостно разрушил его стену вранья, да еще и выдал (кто бы мог сомневаться?) секрет о бессилии злейшему врагу в Хогвартсе. Теперь проще совсем не ходить на занятия, как и говорил Безголовый Ник. Пнув ногой кресло и поморщившись от боли, Гарри плюхнулся на диван, схватив с журнального столика забытый кем-то учебник по Травологии, и демонстративно уткнулся в книгу, стараясь не смотреть на Гермиону и Рона.
  
  Друзья немного помолчали, а потом робко присели рядом.
  
  - Гарри... - Грейнджер решила первой нарушить неловкое молчание. - Нам стоит поговорить о случившемся...
  
  - Не вижу повода для разговора, - несколько более грубо, чем ему самому бы хотелось, прервал ее Поттер, не отвлекаясь от пожелтевших страниц.
  
  - А по-моему как раз очень хороший повод, -так же резко парировал Рон, выхватывая книгу и встречаясь со злобным взглядом Гарри. - Почему ты нам ничего не сказал? Это раз. Что с тобой случилось на самом деле? Это два. Мы все еще твои друзья, помнишь? - Уизли помахал ладонью перед лицом Поттера.
  
  - Это три? - спросил Гарри. - Или будет еще четыре, пять, десять?
  
  На секунду Поттеру показалось, что Рон сейчас ударит его, но тот лишь холодно посмотрел, поднялся и пошел в спальню. Гермиона проводила его печальным взглядом.
  
  - Захочешь поговорить, Гарри, - мягко произнесла она, и от ее голоса на Поттера накатила волна раскаяния, - мы всегда рядом. Не забывай об этом.
  
  Грейнджер оставила Гарри в одиночестве. Какой же он все-таки мерзавец! Поттер обхватил руками голову, зарываясь пальцами в отросшую за время, проведенное в Азкабане, шевелюру. Не стоило так поступать с ними, но вправе ли он сейчас перекладывать на своих друзей еще одну проблему? Хватит с них и забот о Волдеморте. Мысли прервала острая боль в ноге, и Поттер, ойкнув от неожиданности, увидел, как по ней, цепляясь острыми когтями, на руки взобралась Беллатриса.
  
  - Могла бы просто запрыгнуть, - пробурчал Гарри. - Не такая уж ты и мелкая, - за что был награжден болезненным укусом мелких кошачьих зубов. - Хватит! - воскликнул он. - Между прочим, я и так отвратительно себя чувствую.
  
  Котенок встал на задние лапы и потянулся мордочкой к его лицу.
  
  - Хочешь мне что-то сказать? - грустно улыбнулся Поттер. - А я вот не слышу. Меня магии лишили, представляешь?
  
  В глазах животного читался неприкрытый ужас.
  
  - Временно, - прошептал Гарри, - может, на неделю. Но от этого не легче, знаешь ли?
  
  Беллатриса тронула его грудь лапкой.
  
  - Я позже тебе все расскажу, - пообещал он. - Только, пожалуйста, не высовывайся раньше времени. Мне сейчас будет не до того, чтобы и тебя спасать. Самому бы выжить. Чертов Малфой! Грязный ублюдок узнал, что я временно лишен сил, и наверняка будет стремиться сделать очередную гадость! Эй, ты чего? - котенок в очередной раз больно царапнул Поттера. - Это за ублюдка, что ли? - Гарри вспомнил, что слизеринец был племянником Беллатрисы. - Вообще-то, тебе полагается быть на моей стороне, - он пересадил котенка на диван.
  
  Темная волшебница отвернулась, раздраженно помахивая хвостом, спрыгнула и убежала.
  
  - Даже ты меня бросила, - вздохнул Гарри.
  
  Утром, все еще дувшийся на него Рон, бросил на кровать Гарри свиток с расписанием занятий.
  
  - И тебе доброе утро, - поддел друга Поттер, разворачивая расписание. - Как интересно, первый урок - Защита от темных искусств. И кто очередная жертва проклятого места? Надеюсь, не Снейп.
  
  - Это Долорес Амбридж, - пояснил Симус. - Кажется невероятным, но она еще хуже Снейпа.
  
  - Кто она такая? - Поттер так и не смог вспомнить, знакома ли ему фамилия нового преподавателя.
  
  - Отвратительная жаба, - первые слова за утро, которое соизволил произнести Рон. - И тебе придется пойти на ее урок, Гарри, - усмехнулся он.
  
  - И что я там по-твоему буду делать? - Поттер почти вплотную приблизился к Уизли и зашипел прямо в ухо.
  
  К его удивлению, тот не отшатнулся, а выражение безразличия сменилось обеспокоенностью.
  
  - Мы там не колдуем, - также тихо ответил Рон. - Только пишем. Палочки даже доставать запрещено.
  
  - Эту ведьму прислало Министерство, - продолжил сыпать подробностями Финниган. - А еще она намерена приходить на занятия к другим преподавателям и закропо... запроко... запротоколировать все их уроки. Поговаривают, что особенно тщательно она будет пресекать слухи о возрождении... Ну, Вы-Сами-Знаете-Кого...
  
  - Надеюсь, Дамблдор, ее быстро выгонит, - выразил общее мнение Рон.
  
  Гарри задумался. С чем связано появление преподавателя из Министерства? Только лишь с его рассказами о Волдеморте? Или за ее присутствием стоит нечто большее?
  
  Подхватив сумку с учебниками и кивнув в знак благодарности Рону за пока еще не шаг, но попытку сделать движение в сторону к примирению, Гарри вышел из спальни и в одиночестве побрел в класс.
  
  Низенькую женщину, которая непрерывно улыбалась, мутными жабьими глазками оглядывая окружающее пространство, Поттер помнил еще с распределения первокурсников по факультетам. Тогда он не обратил на нее внимания, волнуясь перед предстоящим разговором с директором, хотя, одетая во все розовое, она разительно отличалась от черных мантий других преподавателей Хогвартса.
  
  - Убрали палочки, достали перья, - раздался голос Амбридж, и Гарри с удивлением обнаружил, что женщина неотрывно смотрит на него. Неужели ждет какой-то реакции?
  
  Поттер молча спрятал палочку и достал перо и чистый пергамент. Попутно заметил разочарованные взгляды как товарищей по факультету, так и ненавистных слизеринцев, с которыми проходил сдвоенный урок по Защите от темных искусств. Да что это с ними? Гарри показалось, будто все, включая слизеринцев и Амбридж, ждут от него какой-то реакции. Он постарался придать как можно более безразличное выражение своему лицу и уставился куда-то в район стены за спиной преподавателя.
  
  - Кхм-кхм, - противным голосом откашлялась профессор. - Знаю, что некоторые из вас считают, что Тот-Кого-Нельзя-Называть возродился, - снова колючий взгляд в сторону Поттера, усиленно делавшего вид, что его это не касается, - ... так вот... Это все слухи, распускаемые лицами, которые не знают, чем еще поддержать собственную популярность.
  
  Гарри сцепил зубы и, сделав усилие, постарался улыбнуться, глядя в маленькие глазки Долорес Амбридж. Не ожидавшая такого, женщина поспешила отвернуться.
  
  - Эти лица, - продолжила она, - вводят вас в заблуждение...
  
  - Гарри... - умоляющим голосом шепнула Гермиона и посмотрела на подростка.
  
  - Вы что-то хотели сказать, мисс Грейнджер? - радостно ухватилась профессор за возможность хоть как-то спровоцировать студентов Гриффиндора.
  
  - Нет, - несмело произнесла Гермиона, неотрывно глядя на опустившего голову друга.
  
  - Нет...? - не успокоилась на этом Амбридж.
  
  - Нет, профессор, - твердо повторила девушка и отвернулась.
  
  Гарри показалось, что мимолетный взгляд, брошенный в его сторону, был полон обиды и разочарования. Вздохнув и, словно борясь с самим собой, Гарри медленно поднял руку, поймав предвкушающий взгляд Амбридж. Выражение лица профессора тут же засветилось неподдельной радостью. Поттеру она напомнила ребенка, который получил на Рождество долгожданный подарок.
  
  - Так-так, мистер Поттер, - елейным голосом произнесла женщина, подходя ближе. - Вы что-то хотели сказать?
  
  Теперь весь класс смотрел на гриффиндорца: товарищи по факультету с любопытством и восхищением, слизеринцы - с нескрываемой насмешкой.
  
  - Разве мы не будем заниматься практической отработкой полученных знаний? - Гарри подумал, что совершает глупость, идя на поводу у этой маленькой женщины - наверняка она догадывалась, что ответ на свой вопрос он и так знает. И тем не менее Поттер поддался на ее провокацию.
  
  - Для успешной сдачи СОВ достаточно теоретической базы, - Амбридж разговаривала с ним как с маленьким, - практика не важна. Или, - тут ее голос стал жестче, - вы собираетесь применять заклинания для борьбы с кем-то определенным?
  
  Поттер видел, что женщина буквально трясется от нетерпения, в ожидании ответа. Что же ей на самом деле хотелось услышать? Что будет более желанным для этой ведьмы: признание в том, что Гарри хочет противостоять Волдеморту или же Министерству магии?
  
  - Ну, например, для борьбы с... - Гарри потянул паузу, не отводя взгляд от преподавателя, - дементорами.
  
  - Дементоры полностью подчиняются Министерству, без приказа они и лишнего движения не сделают, - отрезала Долорес.
  
  Она уж точно не ожидала подобного.
  
  - Значит, два нападения этих существ на учеников на третьем курсе, это последствия ваших приказов? - неожиданно поинтересовался Поттер.
  
  Амбридж вздрогнула, но тут же попыталась взять себя в руки, растягивая губы в отнюдь не искренней улыбке.
  
  - Это досадное недоразумение, они слишком увлеклись поисками этого убийцы, Блека.
  
  - А если появится новый Лорд Азкабан, как поступит Министерство? - поинтересовался Гарри, и его глаза на долю секунды вспыхнули синим огнем, наблюдая как Амбридж бледнеет. - Насколько мне известно, остров и все дементоры по закону должны быть возвращены обратно ему, - Гарри постарался не смотреть в полные удивления глаза Грейнджер. Похоже, о правителе королевства Азкабан лучшая ученица Хогвартса слышала впервые.
  
  - Э-это лишь миф, придуманный во времена Основателей. Его никогда не существовало! - повысила голос женщина.
  
  - Я так не думаю, профессор, - жестко возразил Гарри.
  
  В классе воцарилась идеальная тишина, и даже слизеринцы молчали.
  
  - Что вы имеете в виду, Поттер? - почти выкрикнула женщина.
  
  - Я всего лишь предпологаю, что иногда мифы имеют свойство становиться реальностью.
  
  Профессор Защиты от темных искусств готова была вот-вот хлопнуться в обморок.
  
  - Вы обманываете меня, Поттер, - хриплым голосом произнесла Амбридж. - Вы просто придумали эту чушь, чтобы... - она закашлялась, не в силах продолжать.
  
  Гарри был удивлен реакцией женщины. Он всего лишь хотел поставить ее на место, но никак не быть причиной сердечного приступа. И что ее так взволновало? Поттер попытался было сделать шаг навстручу профессору, но та лишь пугливо отшатнулась.
  
  - Сегодня урока не будет, - дрожащим голосом объявила Амбридж. - Все свободны.
  
  Никто не двинулся с места. Женщина затравлено посмотрела на студентов и первой поспешила покинуть класс, не прихватив даже свою сумку.
  
  Долорес Амбридж, спотыкаясь, неслась вверх по лестнице, ведущей в Северную башню. Там, как ей было известно, находился кабинет профессора Трелони. Только бы та оказалась на месте! Амбридж проворно перепрыгивала через ступени, стуча каблуками, пока не уткнулась в массивные дубовые двери. Пинком открыв их и ворвавшись в зал, Долорес застыла. Сивилла Трелони как раз проводила урок у третьего курса и неожиданное вторжение инспектора из Министерства магии мягко говоря застало ее врасплох. Когда же преподаватель Прорицаний увидела лихорадочный блеск в глазах низенькой женщины, то и вовсе испугалась.
  
  - Ч-что вы хотели? - дрожащим голосом рискнула поинтересоваться Сивилла.
  
  Амбридж не обратила внимания на вопрос, впрочем, как и на учеников, насторожено наблюдавшими за ней.
  
  - Повтори то, что сказала мне год назад, Сивилла! - голос Долорес эхом разнесся по кабинету.
  
  - Я не п-понимаю, о чем вы... - профессор Трелони попятилась назад.
  
  - Скажи это! - взвизгнула женщина.
  
  Несколько учениц прикрыли рты ладонями, другие зажмурились.
  
  - Я сейчас позову директора... - Трелони надеялась, что упоминание имени Дамблдора вернет представителя Министерства к действительности. Сейчас Сивилле казалось, что та утратила связь с реальностью. - Пожалуйста, покиньте мой кабинет, - умоляющим голосом произнесла Сивилла.
  
  Словно собираясь с мыслями, Амбридж глубоко вздохнула и попыталась взять себя в руки. Ей было не с руки вступать сейчас в открытую конфронтацию с директором Хогвартса, но она слишком сильно жаждала получить ответ на свой вопрос.
  
  - Не могли бы вы проводить меня к выходу, профессор, - в голос Амбридж вернулись властные нотки, и она меньше стала походить на сумасшедшую.
  
  Такую безобидную просьбу Трелони не могла оставить без внимания и послушно последовала за Амбридж к выходу.
  
  - Прошу вас, на минутку, - Долорес поманила ее за собой еле уловимым жестом.
  
  Сивилла оглянулась на притихших студентов и скользнула за инспектором.
  
  - А теперь ты мне ответишь, - прошипела Амбридж, резко поворачиваясь к преподавателю Прорицаний и хватая ту за руку, - что ты напророчила мне год назад?
  
  - Я не знаю, о чем вы! - взмолилась Сивилла, пытаясь выдернуть руку из цепкой хватки маленькой женщины.
  
  - Не прикидывайся! Я отлично помню все слово в слово! Я помню твой стеклянный взгляд в этой убогой маленькой лавчонке в конце Косого переулка, помню, как тебя трясло после всего, что ты наговорила, но ведь ты не все сказала, правда? Должно же быть что-то еще? Отвечай! - Амбридж ощутимо дернула Трелони за руку, и та почувствовала сильную боль в плече.
  
  Сивилла закусила губу. Если закричать сейчас, то этим она только напугает своих студентов, которые и так были шокированы поведением представителя Министерства. И что хуже всего, она не имела представления, о чем эта женщина сейчас говорит.
  
  - Что я вам сказала? - чуть не плача от боли и страха спросила Трелони.
  
  - Только не говори, что не помнишь, - от злобы лицо Амбридж перекосило. - Ты предсказала мне смерть! Ты сказала, что я умру от руки лорда Азкабана!
  
  Сивилла зажмурилась. Она понятия не имела, о чем говорит разгневанная женщина. Кто такой лорд Азкабан? Почему Долорес Амбридж произносит такие пугающие вещи? Больше всего на свете профессор Прорицаний сейчас хотела бы остаться одна в своем кабинете и, желательно, с бокалом чего-нибудь согревающего.
  
  - Сивилла! - услышала Трелони и облегченно выдохнула.
  
  Голос директора Хогвартса всегда действовал на нее успокаивающе. Она приоткрыла один глаз, почувствовав, как хватка Амбридж слабеет, и увидела идущего к ним Альбуса Дамблдора.
  
  - Мне казалось, что сейчас вы должны проводить урок, - директор обращался к Трелони, игнорируя Амбридж.
  
  - Я... - запнулась Сивилла, - я... - она разрыдалась и бросилась на грудь Дамблдору.
  
  - У профессора Трелони явно нестабильное эмоциональное состояние, - холодно прокоментировала Долорес. - Об этом непременно будет доложено Министерству.
  
  Она привычно потянулась рукой к блокноту в сумке, но с запозданием вспомнила, что оставила ту в классе.
  
  - Пожалуй, ей следует немедленно отправиться в больничное крыло. Я провожу, - Амбридж протянула руку к профессору Прорицаний, но та в ужасе еще сильнее прижалась к Альбусу и нервно помотала головой.
  
  - Все в порядке, Сивилла, - директор Хогвартса успокаивающе погладил ее по плечу. - Профессор Амбридж права, вам лучше сейчас пойти к мадам Помфри.
  
  Трелони послушно отстранилась от Дамблдора и, обойдя представителя Министерства, медленно направилась в сторону больничного крыла. Долорес тут же вознамерилась последовать за ней, но негромкий голос директора остановил ее.
  
  - Профессор Амбридж, как мне кажется, сейчас у вас должны проходить занятия с пятым курсом? - поинтересовался Дамблдор.
  
  Долорес попыталась улыбнуться.
  
  - Я дала задание, с которым студентам по силам справиться самостоятельно. Или вы что-то имеете против методов обучения, которые разработало Министерство? - ехидно спросила она.
  
  - Отнюдь, - заулыбался директор.
  
  - Тогда с вашего разрешения... - женщина повернулась и собралась уходить.
  
  - Профессор Амбридж, - голос Дамблдора вновь окликнул представителя Министерства.
  
  - Что еще, директор? - зубы Долорес скрипели от негодования, но она даже намека не выказала, что раздражена.
  
  - Мне кажется, привидения Хогвартса избегают вас.
  
  Амбридж застыла. Причем тут привидения?
  
  - Поймите меня правильно, профессор, - продолжал Альбус, - привидения школы - неотъемлемая часть жизни в Хогвартсе. Думаю, вам стоит наладить с ними контакт. Если это, - тут Дамблдор поднял голову вверх, будто обращаясь к каменному своду, - не противоречит определенным намерениям. И лучшим способом было бы вернуть утраченное, не так ли?
  
  - Не понимаю, о чем вы, - холодно отозвалась Амбридж.
  
  Тот не ответил, продолжая глядеть поверх головы женщины. Представитель Министерства фыркнула.
  
  "Старый дурак", - гневно подумала Долорес, покидая директора. Что он только что наговорил? Похоже, в Министерстве говорили правду, когда предположили, что Альбус Дамблдор совсем с катушек съехал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"