Брайт Анна: другие произведения.

Женское счастье: старые сказки на новый лад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спящая Красавица, Золушка, Рапунцель, Белоснежка, Шахерезада, Красная Шапочка и другие знаменитые героини волшебных сказок превращаются в обычных современных женщин и рассказывают свои истории с позиции феминисток, авантюристок и просто сильных личностей, способных постоять за себя и вопреки обстоятельствам обрести своё счастье.


Женское счастье - старые сказки на новый лад

  

Спящая красавица

  
   Я заснула вовсе не потому, что уколола палец веретеном. Просто мы всей семьёй переехали на север и стали страдать от авитаминоза.
   Мне хотелось спать круглые сутки, и, в конце концов, из меня отчаялись сделать примерную хозяйку и светскую барышню. Я просыпалась, ела, умывалась и снова засыпала: мне явно не хватало йода, но до ближайшей аптеки было три тысячи километров, и ехать туда всем было лень.
   Иногда, пробуждаясь, я задумывалась о своей дальнейшей судьбе. До переезда на север мне хотелось найти жениха, но в нашем королевстве плодились только вампиры и упыри, и с замужеством не сложилось.
   Злые языки поговаривают, что сплю я много оттого, что слуги подмешивают мне в еду валерьяну и пустырник. Возможно, в этом и есть доля правды, потому что каждый раз, как я приступаю к трапезе, мой кот изрядно веселится.
   Вчера под покровом ночи в моё окно забрался местный лесоруб и смачно поцеловал меня в намазанные облепихой уста. Я открыла глаза и увидела тупое, но доброе лицо малограмотного авантюриста.
   - Такой мне и нужен, - подумала я, - этот хоть в аптеку за йодом сгоняет и не будет выносить мне мозг.
   В общем, оставила я лесоруба на ночь и познала радости того, что иные девицы познают на тысячелетие раньше.
   Само собой, предки не были в восторге, но с одобрением заметили, что стала я румяной и бодрой, а значит, пригодной для ведения хозяйства.
   Так что в моей жизни всё само собой наладилось. Муж рубит лес и покупает витамины, я - стираю бельё, рожаю детей и варю каши. Сплю я теперь мало, да и от красоты остались лишь одни намёки, но зато, когда злые феи проходят мимо нашего с мужем дома, я всегда показываю им средний палец - не познавший веретена и мрачно торжествующий.
  

Золушка

   Никто в моём роду никогда не носил сорокового размера обуви - я стала первой. Моя мать носила тридцать пятый, сёстры - тридцать шестой и тридцать седьмой, бабушка - тридцать четвёртый. Все женщины в моей семье отличались изяществом и миниатюрностью, трудолюбием и деловитостью. Я же, высокая, полноватая и рассеянная казалась в этом царстве фей невесть откуда взявшейся унылой великаншей.
   Тем не менее, в семье меня любили - снисходительно, задумчиво и печально. Мне прощали и лень, и депрессию, и даже неумение одеваться. Меня ласково называли Золушкой за привычку сосредоточенно копаться в золе в периоды апатии.
   Нужно ли говорить, что обе мои сестры встречались с классными парнями, ходили на танцы и в нашей деревне считались самыми красивыми. Даже имена у них были - первый сорт: Маринетта и Виолетта. Кстати, меня зовут Александра, но об этом все постоянно забывают.
   О том, что мама и сёстры поедут на столичный бал, я узнала от своей крёстной - доброй богомольной старушки, которая никогда не была замужем и всю свою жизнь посвятила благотворительности.
   - Ты тоже должна поехать! - решительно сказала она. - Ты самая милая девушка из всех, кого я когда-либо встречала, и только тупость местных парней до сих пор не позволила тебе стать женой и матерью.
   - Но у меня нет ни модной одежды, ни денег на билет до столицы... - робея, возразила я. - Я не умею танцевать и никогда не вела светских бесед. К тому же, меня никто не приглашал.
   - Как не приглашал! - возмутилась крёстная. - Пригласили всю семью, а не только самых вертлявых. Вот тебе платье, туфли, колье и кредитная карта: сходишь в салон красоты - и станешь звездой. Как только вернёшься - звони, полетим на моём самолёте.
   По-моему, салоны красоты - это ерунда. Накрашенная и причёсанная я выглядела ничуть не лучше, чем без макияжа и мелированных прядей. Ну да Бог с ними, с этими салонами. Главное - мне предстояло в первый раз в жизни лететь на самолёте. Вот это было приключение!
   Я радовалась, как ребёнок, пролетая над лесами и озёрами, горами и пшеничными полями. Впервые я увидела большой, прекрасный мир и почувствовала себя его важной неотъемлемой частью.
   Конечно, сёстры обалдели, когда увидели меня при полном параде на королевской лестнице. Мама так вообще схватилась за сердце.
   - Как ты сюда попала? - вылупилась Виолетта.
   - Как тебя сюда пустили? - прошипела добрая Маринетта.
   - Не ваше собачье дело, - весело сказала я, и, взяв под руку добрую крёстную, направилась прямо на танцпол.
   Расфраченные напомаженные щёголи уставились на меня, как на диковинную зверушку.
   - Ты что, модель плюс? - спросил один из них, смерив меня оценивающим взглядом.
   - Я - модель равенства, - скромно ответствовала я, - танцую наравне с худыми и отстаиваю принципы демократии.
   Мажор аж оторопел, а я поспешила пригласить на белый танец самого толстого парня на площадке.
   - Будешь со мной танцевать? - смело спросила я, откинув со лба обесцвеченный в салоне локон. - Обещаю не наступать тебе на ноги и не дышать в ухо.
   Парень рассмеялся и сказал, что будет. И протанцевал со мной весь вечер.
   - Оставь мне свои контакты, - попросил он, когда пробило двенадцать. - Хочу свозить тебя в парижский Диснейленд, тебе понравится.
   - Да пожалуйста! - сказала я и нацарапала ему на конфетной обёртке свой мобильный и имейл.
   - И ты мои возьми, - протянул он мне визитку.
   На ней было написано: "Наследный принц Альберт Второй".

Русалочка

   Сначала меня лишили права голоса, а потом заставили танцевать на шпильках. Принц мой целыми днями мечтал о другой бабе, и я поняла, что без документов, удобных туфель и крепких нервов мне здесь не выжить.
   - Возвращайся к нам, Русалочка! - шептали морские сёстры.
   - Не бойся пожертвовать собой во имя любви! - искушали духи солнца.
   - Не думай возвращаться без столичной прописки! - прогремел отец и, обувшись в разношенные кроссовки бывшей свекрови, я отправилась к известному продюсеру.
   - То, что голоса нет, это не беда, - успокоил он меня в два счёта. - Аллочка, главное - внешность и сексапильность. Ну-ка, повращай бёдрами!
   Я повращала.
   - Класс! Пластика - класс, лицо - супер, ноги - вообще зашибись. Напиши на бумажке, чего хочешь, и будем оформлять контракт.
   Я написала: "Прописка и два миллиона долларов".
   Теперь, когда я стала суперзвездой и встречаюсь с крутыми бизнесменами, мне меньше всего хочется плескаться в море с бывшей роднёй. Там мне грозят проклятьями, ипотечным кредитом, какой-то неустойкой и судебным процессом. Кто бы мог подумать, что слава так развращает - близких.
   Принц мой женился на той убогой девице, которая якобы спасла его от смерти, и во всех интервью называет меня стервой и стриптизёршей. В общем, благодарности, как всегда, никакой, а грязи - выше крыши. Я, в отличие от этого мажора, плохое стараюсь не вспоминать: выманил меня на сушу - и слава Богу.

Красная шапочка

   Я шла по тёмному лесу, такому глухому и непроглядному, что сердце замирало от ужаса. За сплетавшимися над головой кронами не было видно неба, и я ругала себя за то, что не взяла с собой своего верного проводника, пса Вергилия. Внезапно я увидела вдалеке огненный свет. "Костёр!" - радостно подумала я и бросилась вперёд. Каково же было моё удивление, когда моему взору предстал прекрасный рыцарь, озарённый невиданным белым сиянием. Он протянул мне руку и предложил пойти за ним.
   - В такой непролазной глуши всё что угодно может случиться, здесь бродят дикие звери и прячутся разбойники, - сказал он. И я пошла за ним.
   Как ни странно, рыцарь привёл меня в сторожку моей бабушки - ту, где она, словно монахиня в келье, жила до самой смерти. Её не стало полгода назад.
   - Переночуем здесь, а завтра пойдём к твоим родителям, - сказал мне рыцарь. - Ты же хочешь за меня замуж?
   Я кивнула и, сняв шерстяную накидку, легла под толстое ватное одеяло на узкой деревянной кровати. Жених мой лёг рядом и обнял меня крепкими холодными руками.
   - С тобою тепло, - улыбнулся он, и на долю секунды мне почудилось, что я увидела волчий оскал. - Я буду любить тебя крепко-крепко и никогда никуда не отпущу.
   Положив ему голову на плечо, я заснула, и видела во сне, как чьи-то острые зубы впивались в мою шею, а волосатые когтистые лапы оставляли царапины на теле.
   Наутро рыцарь сказал мне, что из-за снегопада нам придётся задержаться здесь на пару дней.
   - У тебя совсем нет тёплой одежды, а мне тебя не согреть, - пояснил он. - Я схожу на охоту, а ты пока свари похлёбку.
   Так и зажили мы вместе: рыцарь охотился, я варила еду, а ночью в туманных снах я видела, как ко мне ластится костлявый серый волк с горящими глазами.
   Однажды ранним утром я проснулась раньше, чем мой рыцарь, и увидела, что и вправду лежу рядом со зверем - поджарым, серо-чёрным, когтистым, острозубым.
   Поднявшись тихо, чтоб не разбудить его, я быстро закуталась в накидку и со всех ног помчалась по заиндевевшей земле к дому - родителям, которые, наверное, уже похоронили меня.
   - Где ты была? - спросил отец. - Мы думали, тебя уже нет в живых. Пошла собирать землянику и пропала на четыре месяца.
   - Сначала я заблудилась, а потом жила со своим женихом, - ответила я. - Он оказался оборотнем.
   - Как ты осунулась! - всплеснула руками мать. - Как побледнела! И какие ужасные синие круги у тебя под глазами!
   Я скинула накидку, обнажив часть укусов и синяков, что оставил мне на память мой хищный жених.
   - Если он постучится в нашу дверь, не открывайте, - попросила я. - У него золотистые волосы, стройный стан, синие глаза и серебряные доспехи, но это вовсе не значит, что он - настоящий рыцарь. Мне страшно к нему возвращаться.
   Прошло три дня, и вечером раздался стук. Дрожа всем телом, я прижалась к маме.
   - Это я, принцесса, открывай, - вкрадчиво произнёс мелодичный тенор. - Зачем ты убежала от меня, кисонька? Разве ты не хотела стать моей женой?
   Отец мой перекрестился, а пёс угрожающе зарычал.
   - Ты пожалеешь о том, что ушла от меня, - подождав, сказал голос. - Никто не будет любить тебя так, как люблю тебя я.
   Началась гроза, и хлынул ливень. Встав на колени перед иконой, я молилась, чтобы морок отступил, а оборотень навсегда вернулся в своё логово.
   - Не ходи никуда больше одна, - попросила мама, когда буря стихла.
   Я кивнула. Но задумала иное.
   Полгода я готовилась к ответу: читала старинные книги об оборотнях и каждый день ходила в церковь. Наконец, подозвав к себе Вергилия, сказала, что нам нужно в лес.
   - Отведи меня к хижине бабушки: я знаю, Он ждёт меня.
   Пока мы шли, на небе взошли звёзды
   - Вот ты и вернулась, - произнёс знакомый голос за спиной.
   Вергилий злобно ощетинился, а я чуть не выронила корзинку из рук.
   - Ты был прав, никто не будет любить меня так, как ты, - сказала я, не оборачиваясь. В доме ничего не изменилось.
   Надев фартук, я достала из корзинки овощи, приправы, воду и лепёшки.
   Рыцарь сидел молча и не сводил с меня глаз.
   - Хочешь отравить меня? - спросил он, наконец. - Всё, что приготовишь, будешь есть сама.
   Я кивнула.
   - Съем, не беспокойся.
   Мы ели из одной кастрюли и пили из одного кувшина.
   Внезапно дивный Рыцарь поперхнулся. Лицо его стало покрываться глубокими морщинами, глаза потускнели, волосы поредели, а доспехи превратились в грязные лохмотья. Зарычав, он попытался превратиться в волка, но ни тело, ни разум его не слушались. В одну секунду он лишился всех своих чар, а вместе с ними - острых зубов, длинных когтей и вонючей шерсти.
   - Что ты со мной сделала? - прохрипел тот, кто когда-то был оборотнем.
   - Освятила еду и воду в церкви, - просто сказала я. - Хоть ты и носишь на шее крестик, помыслы твои нечисты, а поступки - чудовищны. Наконец-то ты выглядишь так, как выглядит твоя душа.
   Хлопнув дверью, оборотень вышел.
   - Вот и нам пора домой, - сказала я Вергилию, доедавшему остатки моей стряпни. - Как же хорошо, что ты остался собой - верным другом и отважным защитником.
  

Белоснежка и семь гномов

   Никто никогда не говорит об этом открыто, но вообще-то люди ходят в антикафе, чтобы устроить личную жизнь. Танцы, шахматы, рисование, оригами - всё это способы познакомиться ненавязчиво и небанально. Собственно, так и я очутилась в антикафе "Волшебная сказка", директором которого был старинный друг моего отца. Я искала свою вторую половину.
   Кстати говоря, мой отец - очень хороший человек: добрый, порядочный, щедрый, чуткий. Разве что немножко мягкотелый. После смерти моей матери (я её не знала, она умерла в родах) он женился на сущей гарпии: нарциссичной особе по имени Евгения, которая дни напролёт проводит в салонах красоты, безуспешно пытаясь сохранить свою хищную и стремительно ускользающую красоту. Сейчас ей сорок семь и, по-моему, она ненавидит лютой ненавистью всех привлекательных юных девушек. В том числе и меня.
   Хотя, по правде говоря, она испытывала ко мне стойкую, пропитанную ядом, неприязнь ещё в те годы, когда я была пухлым карапузом в ползунках. Евгения считала, что все мысли, чувства, планы и желания моего отца должны вращаться исключительно вокруг её богоподобной фигуры и никаких соперниц и соперников терпеть не собиралась. Наверное, поэтому она так и не родила ему детей.
   Сейчас мне двадцать три, полгода назад я окончила университет и устроилась на работу редактором молодёжной газеты. По паспорту я Снежана, но отец и друзья зовут меня просто Нежей. Это прозвище я сделала своим творческим псевдонимом и иногда пишу под ним статьи, посвящённые выживанию в токсичном окружении.
   Однако вернёмся к моим поискам в антикафе. За первые полгода я успела там познакомиться со множеством хороших людей, но взаимности, к сожалению, так и не встретила. Вернее, встретила, но, скорей, приятельского рода. Моими закадычными друзьями стали ребята из клуба настольных игр: Петя, Ваня, Митя, Стёпа, Федя, Игорь и Егор. Всех семерых объединяло добродушие, хорошее чувство юмора, очки с толстыми стёклами и невысокий рост. Нет, коротышками я бы их не назвала, но... я была примерно на голову выше каждого из них. В самом буквальном смысле.
   Каждую пятницу мы с ребятами собирались в зале шахматного клуба, чтобы сыграть партию в шашки, карты или домино. Мне часто везло, и Стёпа поговаривал, что с моей удачей я могла бы сорвать банк в казино Монте-Карло. Нам было весело, спокойно и уютно: мы пили чай, ели конфеты и чувствовали себя на вершине мира.
   Но однажды всё изменилось. Тринадцатого апреля в восемь часов тринадцать минут вездесущий сквозняк "Волшебной сказки" распахнул двери шахматного клуба и явил нашей компании нового игрока - высокого и стройного брюнета в огромном оранжевом свитере и рваных синих джинсах.
   - Меня зовут Роберт, - сказал кареглазый красавец, и тут же все мои любимые друзья как-то приуныли и затихли.
   Весь вечер Роберт не сводил с меня глаз, а мои приятели куксились и дулись. В одиннадцать вечера я засобиралась домой, и Роберт спросил, может ли меня проводить. Под обиженные взгляды Пети, Вани, Мити, Стёпы, Феди, Игоря и Егора, я ответила согласием.
   - С каких это пор ты стала шляться по ночам с подозрительными типами? - услышала я, не успев переступить порог отчего дома.
   Оказывается, мачеха следила за мной в окно и видела, как Роберт поцеловал меня в щёку на прощание.
   - Это не тип, а мой жених, - зачем-то сказала я, - и вообще подглядывать - нехорошо.
   Прикусив губу, Евгения скрылась в своей комнате, а проснувшийся от шума отец робко вышел мне навстречу.
   - Ты сегодня поздно, - мягко заметил он. - Я волновался.
   Обняв его, я шёпотом призналась, что влюбилась.
   - Не бойся, теперь у меня есть защитник... Папа, он такой умный, красивый и добрый!.. Я встретила своего принца.
   Тяжёло вздохнув, отец потрепал меня по плечу.
   - Не рассказывай об этом Жене, - тихо попросил он. - Ты же знаешь, как она всем завидует. Не сглазить бы.
   Так начался мой роман с Робертом. Сначала мы просто бродили по городу, держась за руки, сидели в кофейнях, шептались в кинотеатрах. Потом стали навещать друг друга, порой засиживаясь допоздна. Ну, а потом однажды Роберт (разумеется, в отсутствие Евгении, развлекавшейся в ночном клубе) остался у меня ночевать. Это была ошибка, за которую мы оба жестоко поплатились.
   Вернувшись поутру, моя мачеха застала моего жениха на кухне за приготовлением овсянки.
   - По какому праву Вы тут хозяйничаете? - взвизгнула она. - Или эта распутная девка совсем стыд потеряла?
   Речь, конечно, шла обо мне. И Роберт это понял. Обернувшись, он смерил Евгению гневным презрительным взглядом.
   - Вам должно быть стыдно и совестно так говорить о чистой и честной девушке, - сказал он, помолчав. - Чем завидовать чужому счастью, занялись бы своим: у Вас муж болеет, а Вы по клубам зажигаете.
   С этого момента моя мачеха поклялась извести и меня, и Роберта. Как мы посмели уличить её в зависти и эгоизме? Её, королеву сердец, наипрекраснейшую из женщин?
   В антикафе "Волшебная сказка" всегда подавали чудесное печенье и невероятно вкусные печёные яблоки. Я, как ценительница всех сортов существующих на земле яблок, никогда не могла отказаться от этого восхитительного угощения. Поэтому в тот день, когда мы с Робертом объявили в "Сказке" о нашей помолвке, менеджер тут же предложила нам накрыть на всех стол с пирожными, орешками и яблоками. Само собой, мы согласились.
   Боже, как же это было прекрасно! Петя, Ваня, Митя, Стёпа, Федя, Игорь и Егор организовали целый капустник, и каждый гость "Волшебной сказки" мог присоединиться к нашему веселью!
   Ближе к ночи мне стало как-то не по себе.
   - Роберт, меня тошнит, - сказала я. - Наверное, что-то не то съела. Отвези меня, пожалуйста, к себе: если меня увидят такой дома - обвинят в алкоголизме.
   Не на шутку встревоженный, Роберт вызвал скорую, и уже через полчаса я лежала на койке в больничной палате.
   - Отравление, - коротко сказала врач. - Кто-то подмешал в еду мышьяк.
   - Эх ты, Нежа-Белоснежка, - шептал мне жених, держа меня за руку. - Не к добру ты съела это яблоко. Красное, ленточкой перевязанное... Бедная, бедная моя девочка...
   Я и вправду съела яблоко, непохожее по виду на прочие. Неужели же меня, как в сказке, отравила мачеха? Всю ночь я не спала, мучилась кошмарами, но наутро мне стало легче, а ещё через пару дней я чувствовала себя бодрой и свежей. Тогда же пришёл отец, подавленный, растерянный, уставший.
   - Женя умерла, - только и сказал он, сжав мою ладонь.
   Немного помолчал, смахнул слезу и выдохнул.
   - Доченька, была экспертиза. Похоже, Женя по ошибке съела яблоко, которое приготовила для Роберта. Она была на той вечеринке в "Сказке"... Ей было нестерпимо ваше счастье.
   - И что теперь? - расстроенно спросила я. - Что с нами всеми будет дальше?
   - Забудем и начнём новую жизнь, - твёрдо сказал сидевший рядом Роберт. - Простите, если я скажу жестокие слова, но правда в том, что она не могла не убить себя собственным ядом. Его в ней было слишком много.
  

Ослиная шкура

   Когда мой отец заявил, что хочет жениться на мне, я пришла в ужас и тотчас обратилась за помощью к своей крёстной.
   - Сбрендил, - констатировала фея, - не иначе.
   - С ним это началось после похорон матери... Странные взгляды и всё-такое, - пояснила я. - Возможно, это временное помутнение.
   - Или мы имеем дело с психопатом.
   Крёстная-фея недавно защитила диссертацию: "Психопатия как главный источник зла в современном мире".
   - И что теперь делать? - спросила я. - Я ведь даже в институт ещё не поступила. И нигде не работаю.
   Фея задумалась.
   - Можно было бы потянуть время, но смысл?.. Оденься попроще и иди работать в фастфуд. Устройся посудомойкой и никому не говори, что ты из богатой семьи.
   Так я и поступила. Ночью собрала свои вещи и, вызвав такси, навеки покинула отчий дом.
   Конечно, поначалу мне приходилось трудно. Со мной никто особо не церемонился, и столько унижений, сколько я перенесла в год побега, я больше не переносила никогда. Однако всё проходит.
   - Как дела? - спросила крёстная, как всегда материализовавшись из воздуха в самый неподходящий момент: я мыла пол в своей съёмной квартире и лила слёзы по разрушенной юности. - Сегодня в ночном клубе "Карнавал" появится достойный кандидат.
   - Наук? - переспросила я.
   - Мяук, - передразнила фея. - В мужья кандидат, разумеется. Я тут тебе принесла целый чемодан шмотья заграничного - выбирай не хочу. Приоденься и вперёд, навстречу судьбе. Фастфуд, небось, порядком надоел?
   Я молча кивнула и бросилась к дизайнерским платьям. Одно из них называлось "Ослиная шкура" и представляло собой имитацию звериной шкуры, украшенную монетами.
   - Я надену это, - сообщила я фее. - Оно такое...экзотичное.
   - Да уж, тебя сразу заметят, - скривившись, согласилась крёстная. -Впрочем, Бог его знает, что нужно этим молодым мажорам. Я - женщина старомодная и предпочитаю классику.
   Подкрасившись и причесавшись, я села в красный кадиллак, который взяла в аренду крёстная, и поехала на вечеринку. В первый раз в жизни я выходила в свет без сопровождения и жутко волновалась.
   - Привет, - поздоровался со мной высокий шатен в средневековом костюме. - Красивое платье.
   Я польщено потупилась и объяснила, что эта модель - из коллекции "Старые сказки".
   - А мой прикид из коллекции "Принцы навеки", - серьёзно сообщил шатен. - Мой крёстный - потомок Великого Мерлина, поэтому время от времени снабжает меня старинной одеждой.
   - Прикольно, - сказала я и замолчала. Умения вести светскую беседу мне явно не хватало.
   - Ты умеешь печь пироги? - внезапно спросил мой принц.
   - Немного, - увернулась я. Я умела готовить пиццу, но, наверное, это не считалось.
   - А кольцо с изумрудом носишь? - снова озадачил меня парень.
   - Не ношу, но вообще оно у меня есть, да. К чему все эти вопросы?
   - В сказке "Ослиная шкура" принц женится на девушке, чьё кольцо с изумрудом находит в пышном пироге.
   - Могу положить кольцо в пиццу, - рассмеялась я.
   - Так ты принцесса?
   Напустив на себя таинственность, я сказала, что тайна моего происхождения мне неведома.
   - Беру пари, твой отец - извращенец.
   И откуда он всё знал? Пожалуй, и мне следовало читать в детстве сказки.
  

Принцесса на горошине

  
   - Нынче женщины стали больно самостоятельные, - сетовал король, - независимые... Всё умеют сами: и деньги зарабатывать, и бытовую технику ремонтировать... На комплименты обижаются, цветы в подарок не принимают... Ну, как, как моему сыну найти в этом царстве амазонок изнеженную беспомощную дурочку с аристократическими корнями?
   - Всему своё время, - ответствовала королева, - в годы моей юности изнеженных девушек было хоть отбавляй, но далеко не все из них вышли замуж. А всё почему?
   - Почему? - отозвался эхом король.
   - Потому что мужчине требуется время, чтобы осознать: родителям виднее! Пока мужчина ищет себе жену самостоятельно, он обречён натыкаться на так называемых "сильных женщин": он ищет женщину, которая будет решать все его проблемы вместо того чтобы искать ту, которой можно будет управлять.
   В эту секунду король глубоко задумался, и его мысль, нырнувшая в волны воспоминаний, явно стала двигаться в невыгодном для королевы направлении
   - Всё, хватит мечтать, сходи вынеси мусор, - скомандовала она мужу. - А я пока поищу подходящую кандидатуру на сайте знакомств.
   - Я и не знал, что ты умеешь работать в интернете, - удивился король.
   - Ты много чего не знаешь, - отрезала королева.
   Все девушки, которых королева находила в интернете, отличались красотой и кротким взглядом, но в процессе знакомства (конечно, по скайпу, во дворец королева их не пускала) оказывались слишком уж свободомыслящими, уверенными и опытными.
   - Ну, как успехи? - робко спрашивал король.
   - Никак, - мрачно бросала королева. - Пожалуй, ты был прав: днём с огнём не сыскать подходящий материал.
   Но что же сам принц? Неужели он бездействовал? Тридцатилетний красавец с миллиардным состоянием, он мог заполучить любую приглянувшуюся девушку и, по правде говоря, не нуждался в родительском благословении. Однако что-то его останавливало.
   Мало кто знал, что этим "что-то" была его давняя возлюбленная, Сюзанна: незнатная, небогатая, умная и очень волевая.
   - Сюзанна, выходи за меня замуж! - раз за разом умолял её принц Эдвард. - Я никогда не встречу никого прекрасней тебя и мне плевать, что скажут мои родители!
   - Не торопись, - одёргивала его девушка. - Всё надо тщательно продумать. Один неверный шаг - и нас разлучат навеки.
   На обдумывание хитрого плана ушли два месяца, но, в конце концов, Эдвард и Сюзанна разработали схему, с помощью которой они в один ход обыгрывали властную королеву. День, когда королева познакомилась со своей будущей снохой, вошёл в историю как "Вечер ливня и грозы".
   В дверь королевского дворца постучалась промокшая до нитки хрупкая девушка.
   - Меня ограбили, забрали смартфон и деньги, - плача сообщила незнакомка.
   - Давай позвоним в полицию и твоим родителям! - тут же растревожился король.
   - В полицию я позвоню, но вот родители... Они выгнали меня из дома, чтобы я наконец-то стала сильной, независимой и самостоятельной...сказали, что больше не собираются содержать меня...приказали устроиться на работу...
   - Какой ужас! - воскликнула королева, стараясь скрыть охватившую её радость. - А кто твои родители?
   - Герцог и герцогиня соседней державы, Чудесландии, - потупив взор, тихо отвечала девушка. - Наш род - один из древнейших и по знатности не уступает роду великого Мерлина.
   - Послушай, эта девушка - просто сокровище, - отозвав сына в сторонку, сказала королева. - Она мила, любезна, аристократична. Я бы на твоём месте присмотрелась к ней.
   - Ах, маменька, порой Вы так настырны! - возмутился Эдвард. - Девчонку эту надобно проверить. А вдруг её родители - крестьяне? И врёт она - умело и бесстыдно?
   Крепко задумавшись, королева опять засела в интернет. Вскоре она нашла статью в Чудопедии, где были выложены фотографии Сюзанны и её знатных родителей, а также изложена история их древнего знатного рода. Сомнений не было: девушка являла собой идеальную партию восхитительному Эдварду.
   - Статьи в Чудопедии недостаточно! - продолжал негодовать строптивый сын. - Надо проверить её на изнеженность, ведь только избалованная девушка достойна титула принцессы. Предлагаю подложить под матрац Сюзанны сушёную горошину. Если она её почувствует, я на ней женюсь.
   Так и поступили. Если б только королева знала, что Сюзанна, мастер спорта по каратэ и сторонница здорового образа жизни, с самого детства спала на деревянной доске, подложив под голову тюфяк, набитый сеном!
   Наступило утро, и за завтраком Сюзанна пожаловалась на то, что всю ночь не могла заснуть из-за неудобного матраца. Король с королевой обняли её как родную.
   Так принц Эдвард женился на сильной, независимой женщине, которой хватило хитрости прикинуться изнеженным созданием. А когда правда о Сюзанне вскрылась - было уже поздно: она родила Эдварду двоих детей и оформила кредит на покупку замка короля Артура.
  

Синяя борода

  
   - Агент Бьюти, ваша задача - втереться в доверие к серийному маньяку и выяснить, где он хранит скелеты жертв. Агент Чарминг, вы устроитесь прислугой в дом преступника и вызовете подкрепление в случае, если Синяя Борода нападёт на агента Бьюти. Всем всё ясно?
   - Да, шеф, - хором ответили девушки. Они работали в спецслужбе уже десять лет и не боялись участвовать даже в самых опасных операциях.
   По легенде им обеим было двадцать пять. Бьюти - якобы незаконнорожденная дочь известного писателя, Гарри Джинна, и его секретарши, феи Динь-Динь. Чарминг - дочь кузнеца и прачки, ведущий менеджер по уборке помещений в гипермаркете "Дары Востока".
   - Серийный маньяк по прозвищу Синяя Борода - владелец сети ночных клубов. Его закадычные друзья - известные наркобароны, контрабандисты и скупщики краденого. Борода у маньяка действительно синяя - он красит её два раза в месяц, отдавая, таким образом, дань своей хипстерской юности. Жертвами преступника, как правило, становятся молодые двадцатилетние женщины из семей среднего достатка: обольщая девушек своим богатством, Синяя борода завлекает их в ловушку, из которой они потом не могут выбраться.
   Агент Бьюти остановилась, бросив на коллегу вопросительный взгляд. Чарминг пожала плечами.
   - Сходим в салон красоты - сойдём за двадцатилетних, - спокойно сказала она. - Тут нет нужды тревожиться.
   - Следует принять во внимание тот факт, что Синяя Борода, как и большинство психопатов, довольно харизматичен и артистичен, - продолжала читать вслух Бьюти. - Сыграть роль влюблённого мужчины для него - пара пустяков. Мы предполагаем, что часть погибших от его руки девушек купились именно на обаяние и красивые слова этого беспощадного и на редкость кровожадного "вдовца".
   - Я замужем, - сказала Чарминг. - Пять лет в счастливом браке. А ты?
   - Разведена, и счастлива в разводе. Отправимся в ночной клуб завтра, будь готова.
   Синяя Борода оказался высоким крепким брюнетом с белозубой улыбкой и массой татуировок на руках и шее. На нём были синие кожаные брюки, чёрная футболка и тяжёлые армейские ботинки. Его длинные белые пальцы были унизаны кольцами с драгоценными камнями, а на правом запястье красовались золотые часы. Он был богат и своим богатством кичился.
   - Синяя Борода? - подошла к нему Бьюти, одетая в этот вечер в облегающее красное платье с рубиновыми стразами. - Давно хотела с Вами познакомиться.
   Окинув девушку оценивающим взглядом, маньяк широко улыбнулся.
   - Это почему же, моя сладкая?
   - До меня дошли слухи, что Вы ищете новую жену, а я недавно развелась. Мой отец - известный писатель, Гарри Джинн, может быть, слышали?
   - Большой поклонник его творчества, по правде. И как тебя зовут, принцесса Джинн?
   - Меня зовут прекрасной Лорелеей.
   Синяя Борода ухмыльнулся.
   - Что ж, Лорелея, жди моего звонка.
   - Но как?.. Я же ещё не написала Вам свой номер телефона.
   - Я сам его найду, так интересней.
   В этот же вечер Синяя Борода позвонил писателю Гарри Джинну.
   - Сегодня я попросил руки Вашей дочери, Лорелеи и чувствую себя ужасно виноватым.
   - Отчего же?
   - Родители невесты не дали своего благословения.
   - Хотите встретиться? Увидимся на свадьбе.
   - И Вы не против, что я, притча во языцех, беру в жёны Вашу единственную дочь?
   Гарри Джинн, напротив которого сидела агент Бьюти, прочитал написанную на клочке бумаге подсказку.
   - Я ни в чём не препятствую желаниям моей дочери. Она взрослый человек и способна сама решить, с кем и как ей жить.
   Положив трубку, писатель вопросительно уставился на Бьюти.
   - Что, если он выяснит, что у меня нет и никогда не было незаконнорожденной дочери?
   Бьюти улыбнулась.
   - Не выяснит. Наша команда проделала большую работу.
   И всё же новая жена вызвала у Синей Бороды подозрения. Слишком уж решительна, умна и прагматична была эта высокая брюнетка со стальными серыми глазами и сильным мускулистым телом. Он мог бы отказаться на ней жениться, но любопытство и жажда острых ощущений победили. Лунной ночью он под руку ввёл невесту в особняк, где убил уже семь женщин.
   - Завтра я отправляюсь в командировку, - объявил он, когда задумчивая девушка с телом воительницы спустилась в супружескую опочивальню. - Мне надо хорошенько выспаться, мой ангел. В моё отсутствие ты можешь поразвлечься. Вот связка ключей от комнат дома. В первой хранятся дорогие ювелирные изделия, во второй - редкие книги и картины, в третьей - старинное оружие.
   - Хорошо, - кивнула Бьюти. - Буду знать.
   - Ты не спросила, от какой комнаты четвёртый ключ.
   - Если захочешь, скажешь сам.
   В очередной раз подивившись редкой выдержке Лорелеи, Синяя Борода нахмурился.
   - Это ключ от секретной комнаты. Тебе туда нельзя.
   - Тогда почему бы тебе не забрать этот ключ с собой? - с невинным видом поинтересовалась Бьюти.
   - Боюсь потерять, - слегка опешив, нашёлся Синяя Борода.
   - А ты не бойся, - улыбнулась Бьюти. - Пускай твои секреты спят с тобою.
   Наутро, после отъезда Синей Бороды, Бьюти и Чарминг вызвали полицейский наряд, взломали дверь потайной комнаты и, забрав с помощью экспертов-криминалистов тела жертв и орудия убийства, отправились в свой офис. Синяя Борода был задержан неподалёку от своего особняка, в лесной хижине. На его шее висел ключ от четвёртой комнаты.
   - А если бы он всё-таки оставил ключ тебе? - спросила Чарминг, переодеваясь в деловой костюм. - Всё было бы точно так же?
   - У меня с собой было оружие, - откликнулась Бьюти. - Пусть благодарит Бога, что уцелел.
  

Рике с хохолком

   Так случилось, что мы с сестрой всю жизнь завидовали друг другу. Я родилась красивым, но глупым ребёнком, а она наоборот: некрасивой, но умной. В школе я была двоешницей, а моя сестра - отличницей, зато в день святого Валентина я получала цветы и открытки, а моя сестра - нет. С ней предпочитали дружить, в меня - влюблялись. Её ценили как личность, меня - как совершенную оболочку. В итоге, она стала нейробиологом, а я - моделью.
   Многие люди считают, что в современном мире красота и сексапильность ценятся выше, чем ум и креативность. Это не так, они глубоко заблуждаются. Красивых людей используют, их превращают в объекты, и зачастую внешняя красота находится в рабстве у алчности, похоти и ханжества. Умных тоже могут использовать, но у действительно мудрых больше свободы...Они знают, чего хотят и куда идут. Они знают, что деньги и слава - лишь декорация, за которой - годы страданий, предательств или преступлений.
   Родители всегда считали, что с моими природными данными наилучший выход - просто выйти замуж. Они купили мне дом, а мои фотографии неплохо продавались, так что я была в некотором смысле "завидной невестой с приданым". Увы, мужчины видели во мне лишь объект для развлечений: никто не звал меня замуж, но все звали в постель. Постепенно всё это стало сводить меня с ума, и вот однажды я решила, что больше не хочу жить в этом жестоком и несправедливом мире. Я отправилась в лес, чтобы покончить с собой.
   Там-то я и встретила Рике, своего бывшего одноклассника.
   Ему тоже жилось непросто. В отличие от меня, он был умён и очень талантлив, но из-за крайне неказистой внешности отталкивал всех симпатичных девушек, в которых влюблялся. Его отчаяние тоже достигло пика, и он, как и я, решил отправиться в мир иной.
   - Привет! - сказала я, завидев Рике. - Что ты тут делаешь?
   - Привет. Хочу повеситься, - ответил парень.
   - И я, - призналась я. - Всё надоело.
   - Всё тщетно, - мрачно согласился Рике. - Но ты...
   Он вдруг как будто бы очнулся.
   - Ты так красива, популярна и богата... Зачем тебе?.. Влюбилась безответно?
   И я расплакалась. И рассказала Рике, как все меня считают глупой куклой.
   - Послушай, я могу тебе помочь. Могу с тобой позаниматься...Но взамен... Взамен пообещай мне, Мия...
   Я напряглась. Сейчас интим предложит.
   - Пообещай, что, поумнев, благодаря мне...ты через год моей женою станешь.
   Выйти замуж за неказистого ботаника только потому, что он поделился с тобой своими знаниями... Бред какой-то. Но на тот момент я была в отчаянии, и мне было жалко нас обоих. Поэтому я согласилась и стала невестой этого странного парня. Мы остались в этом мире - на радость нашим родителям и работодателям.
   Шли дни, и однажды я начала ощущать, как меняюсь. Вроде бы не происходило ничего особенного: мы с Рике вместе гуляли в парке, и он рассказывал мне о войнах, экзотических животных, простых числах и известных писателях. Мы с Рике сидели в кафе, и он учил меня, как правильно произносить слова итальянского языка. Мы с Рике приходили в библиотеку, и он выбирал для меня интересные книги. Словно пустая красивая ваза, ждавшая своего часа долгие годы, я вдруг наполнилась цветами: ароматными, яркими и необычными. Людям стало интересно со мной разговаривать. У меня появились друзья и хобби.
   И однажды...мой Бог, как давно это было! Однажды меня позвал замуж классный парень: преуспевающий юрист, красивый, сильный и галантный. Прекрасный Принц, моя мечта, мой шанс на счастье. Но что же делать с Рике? Ведь год прошёл, а я клялась, что стану его женой во что бы то ни стало.
   - Так, значит, ты выходишь за другого?
   - Я полюбила, сердцу не прикажешь.
   - А что же мне с моей любовью делать?
   - Моя сестра, нейробиолог, хочет...
   - Но я люблю тебя, ещё со школы, Мия. И мне никто кроме тебя не нужен. Послушай, помоги мне стать красивым. Ведь ты во мне не любишь только внешность?
   Тогда я и взялась за имидж Рике. Причёска, кожа, мышцы и одежда. Походы в магазины, тренажёрку. Салоны красоты, стилисты, танцы.
   И он преобразился - постепенно. Вот так же плавно, как и я умнела. И день настал, я поняла, что Рике - единственный мой суженый и ангел.
   Прошёл ещё год, и замуж вышла моя сестра-нейробиолог. В неё влюбился коллега по работе и на свадьбе признался мне: "Хельга думает, что я влюбился в неё за ум, но это не совсем так... На самом деле я был поражён красотой её длинных загорелых ног".
  

Король-лягушонок

   - Это твоё? - спросил меня невысокий юноша, тело которого было сплошь покрыто большими родимыми пятнами, красными и коричневыми.
   Всхлипнув, я подняла на него глаза и увидела, что в руках он держит мячик. Золотистого кругляша таки выловили из моря.
   - Да, это мой, - ответила я, - подарок папы.
   - Очень красивый, - улыбнулся парень. - Ты откуда?
   - Я живу в километре отсюда, в "Доме Посейдона", - неохотно ответила я. - Папа купил здесь земельный участок - для работы.
   Это была не совсем правда. Папа был премьер-министром, но об этом говорить было нельзя.
   - Ого! - восхитился парень. - Да ты принцесса!
   - Возможно, - пожала плечами я. - Не бедствуем.
   - Меня зовут Тео, - не отставал спаситель мяча. - Тео-Лягушонок. Меня так прозвали за родимые пятна и умение глубоко нырять. А тебя?
   - Меня? Каиса. Но особых способностей и прозвища у меня нет.
   - Что ж, Каиса, удачного тебе дня. Я живу в противоположной стороне, до встречи!
   - Пока, - с облегчением выдохнула я. - Спасибо за мяч, ты супер.
   За ужином папа спросил, как я провела день.
   - Мой мяч унесло приливом, но один мальчик его выловил, - почему-то сказала я. Вообще-то за день произошло много всего, но первым вспомнилось именно это.
   - Ты его поблагодарила? - рассеянно спросил отец.
   - Само собой, - кивнула я. - Хотя он неприятный - чисто внешне.
   Папа вопросительно поднял брови.
   - Ну, он весь в родимых пятнах. И на лицо...похож на лягушонка.
   - Красота - дело удачи, - проговорил отец, - как выигрыш в лотерею. Тебе повезло, ему - не очень, но это не значит, что ты лучше.
   - Я этого не говорила! - возмутилась я. - Я очень толерантна... к разным людям.
   Всю ночь мне снилась лазурная вода Средиземного моря, мой золотистый мяч и зелёные с жёлтыми крапинками глаза Тео-лягушонка. Отвращение к внешнему уродству вдруг сменилось странной нежностью, и когда я открыла глаза, в моём теле царила воздушная радость. Я вдруг поняла, что вчера в меня влюбились.
   С утра я пошла искупаться, захватив с собой мамину шляпу. С тех пор как она умерла, я не прикасалась к её вещам, но сегодня мне был нужен амулет: что-то, что вселило бы в меня уверенность.
   - Привет! - окликнул Тео, когда, надев шляпу, я улеглась на шезлонг загорать. - Сегодня нужно что-нибудь найти в глубинах моря?
   - Пожалуй, - сонно протянула я, - браслет и ожерелье из жемчужин.
   По паузе, повисшей в жарком воздухе, я поняла, что Тео озадачен.
   - Я пошутила, - пояснила я. - Мне ничего не нужно, но - спасибо.
   - А я не испугался, - бросил Тео. - Найду и принесу. Ещё увидишь.
   Ясное южное небо слепило не меньше солнца. Когда я открыла глаза, моего рыцаря уже не было рядом.
   - Он пообещал собственноручно выловить жемчужные раковины для ожерелья и браслета, - похвасталась я за обедом. - Видать, влюбился в меня по уши. Бедный мальчик.
   Папа взглянул меня с такой укоризной, что я чуть не подавилась.
   - Чем давать своим кавалерам трудные задания, занялась бы чем-нибудь полезным, - проворчал он. - И вообще: пригласи Теодора в гости, когда я буду дома. Хочу познакомиться с этим бравым молодцем.
   Я скривилась, но в душе возликовала. Да, я приглашу Лягушонка в гости. В конце концов, у меня здесь совсем нет друзей и даже приятелей. Будет с кем поболтать и сходить искупаться.
   Но Тео пропал, шли недели - а он не объявлялся. Я засела за чтение книг (в следующем году предстояла защита диплома) и старалась не думать о том, почему мой поклонник исчез - так неожиданно и необъяснимо. Порой, поглощая в местных кафе креветки и мидии, я замечала заинтересованные взгляды киприотов. Загорелые, стройные, черноглазые, они смотрели страстно и настойчиво, но в этом не было романтики, воздушной радости и сказки. Эти парни были красивы лишь оболочкой.
   Наступила зима. Прошло ровно полгода с тех пор, как Тео-лягушонок спас мой мяч и обещал подарок.
   - Ни за что не догадаешься, кого я сегодня встретил, - сказал мой папа, хитро улыбаясь. Сегодня у него был выходной и он съездил в соседний город за покупками: приближался мой двадцатый день рождения.
   - Кого?
   - Того парнишку, Теодора.
   Я вмиг оцепенела.
   - Но как ты узнал, что это он? Вы же ни разу не виделись!
   - Его отец, мой давний знакомый, подошёл ко мне поздороваться. Мы разговорились, и я обмолвился, что живу с дочерью в "Доме Посейдона". Тогда-то паренёк мне и сказал, что вы знакомы.
   - И что? - с волнением спросила я. - Он жив-здоров и всё прекрасно?
   - Сказал, что сделал ожерелье и браслет. И, кстати, он похорошел: никаких родимых пятен.
   Украдкой я вытерла навернувшиеся слёзы.
   - Теодор перенёс несколько пластических операций. Я пригласил их с отцом на твой день рождения. Ты не против?
  

Рапунцель

   Всё, что случилось, могло бы и не случиться, будь моя мать менее капризной, а отец - вороватым.
   Дело в том, что оба моих родителя (в прошлом хиппи и сектанты) были ярыми сторонниками народной медицины. Если у них начинались кашель и насморк, они не спешили в аптеку. Нет, они обращались к какой-нибудь знахарке, которая втридорога продавала им пахучие снадобья с сомнительным эффектом. В конечном счёте, их исцеляло самовнушение.
   Любовь к всяким травам и разлучила меня с ними. Однажды моя мать прознала, что у её соседки Киры, работницы соц.службы, есть невероятно полезная "травка". Растение это имело галлюциногенные свойства и пользовалось успехом у местных растаманов. На поклон отправился мой отец, но Кира травку продавать не стала. Мою мать она ненавидела уже десяток лет.
   И тогда папуся начал воровать. По ночам он пробирался в сад травницы, рвал вожделенный рапунцель, и мчался домой - порадовать жену новой порцией "дури". В состоянии неистовой эйфории, вызванной пресловутым растением (мой отец до сих пор хихикает, вспоминая о том, как улетал с рапунцеля в райские кущи), была зачата и я - несчастное дитя неразумно весёлых людей.
   Узнав о "полётах" моих предков, Кира вызвала своих и забрала меня у мамы. Я стала её приёмной дочерью поневоле: была слишком мала в то время, чтобы возразить. Словно из вредности мерзкая ведьма дала мне имя "Рапунцель".
   Так я и росла - по соседству с мамой и папой, но не имея права с ними даже заговорить. Суровая Кира больше всего на свете боялась, что я стану похожей на них - смешливой, беспечной и смелой - поэтому держала меня в ежовых рукавицах, а пятнадцать лет спустя отправила в монастырь.
   Так попала я в заточение, которое смог разрушить лишь мой муж.
   Но я забегаю вперёд.
   В общем, оказалась я в православном монастыре, в чертоге строгой дисциплины и беспредельного смирения. Мне было ужасно скучно и единственным развлечением, которое я могла себе позволить, было заплетание кос юным послушницам. Мои собственные волосы были всеобщим объектом зависти. Густые, длинные, цвета спелой пшеницы, они были единственным наследством от моих родителей - голубоглазых блондинов с финскими корнями.
   Благословляю день, когда меня отправили на речку за водой. На берегу я встретила мужчину лет тридцати, высокого, загорелого и очень остроумного. Его звали Фабрицио.
   - Как тебя зовут? - спросил он, болтая ногами в тёплой воде. - Наверное, Златовласка?
   - Рапунцель, - весело сказала я. - В честь галлюциногенной травки.
   - Ты и впрямь опьяняешь, - продолжал флиртовать итальянец. - Почему такая красавица в монастыре?
   Ну, и тут я ему рассказала про все выходки злющей Киры, про то, как мне запретили видеться с родителями и превратили мою жизнь в совершеннейшее болото.
   - Поехали со мной! - сказал Фабрицио. - Тебе уже есть восемнадцать?
   И мы поехали - в Милан, к нему на родину. Я устроилась парикмахером в салон красоты, а он продолжал преподавать русскую литературу в родном университете.
   Но однажды к нам заявилась Кира. Не иначе, как ФСБ помогло ей найти нас с мужем. Всё случилось в моём салоне.
   - Неблагодарная девка! - орала она на меня, топая ногами - прямо при клиентах. - Я спасла тебя, Рапунцель, вытащила из преисподней, и вот как ты мне отплатила! Да если бы не я, ты бы умерла семнадцать лет назад, на грязном холодном полу в доме родителей-наркоманов!
   Взяв ножницы, я медленно двинулась к её голосящей фигуре.
   - Если ты сейчас не заткнёшься, старая ведьма, я убью тебя без сожалений, - тихо сказала я. - Я знаю, что ты была любовницей моего отца ещё до его женитьбы на маме и знаю, что ты, старая карга, бесплодна. Если ты хотела отомстить - что ж, можешь быть спокойна. Тебе это удалось, ты украла у нас лучшие годы. А сейчас убирайся в свою унылую деревню и сиди там со своими травами, пока не сдохнешь. И отныне меня зовут не Рапунцель, а Катарина.
   Словно змея, завидевшая верёвку, Кира, шипя, уползла.
   - Брависсимо! - зааплодировали мне мои клиенты.
   В тот вечер я вернулась домой окрылённой, как никогда.
   - Любимый, - обняла я Фабрицио. - Пора перевезти сюда моих родителей.

Румпельштильцхен

  
   Всё началось с того, что мой отец по глупости сказал какому-то "крутому парню" (как потом выяснилось, преступнику), что за моё пение мне всегда платят исключительно золотом: украшениями, слитками и старинными монетами. Папа похвастался, а я - пожинай плоды. Тем более что петь я толком не умела и выступала только под фанеру.
   В общем, "крутой парень", который зарабатывал на том, что сбывал золото, решил воспользоваться моим "даром" и похитил меня.
   - Всю выручку будешь приносить мне, - гаркнул он, когда, очнувшись от хлороформа, я открыла глаза.
   Этот отморозок связался с директором ночного клуба и сказал ему, что будет отдавать тому двадцать процентов от доходов, которые я принесу заведению. Так я и стала певицей под прицелом. Меня могли застрелить в любой момент.
   В первый же вечер как-то обошлось: я спела десять песен и, хотя половина зрителей покинула зал, смогла, не заплакав, уйти за кулисы. Гонорар за такое выступление составил тысячу рублей, то есть просто смешные деньги. Вне себя от отчаяния я попыталась сбежать и, закрывшись в женском туалете, шёпотом вызывала из кабинки такси.
   И тут появился он, Румпельштильцхен, специалист по клинингу в местных туалетах. Понятно, что тогда я не знала, как его зовут, да и он не спешил представляться. Это был страшненький мужичок маленького роста в синей спец.одежде.
   - Что ты мне подаришь, если я тебе помогу? - просто спросил он, когда я вышла из кабинки.
   Опешив, я не знала, что ответить.
   - У меня серьги с настоящими топазами, - выдавила я. - Могу их отдать.
   - Хорошо, - кивнул мужичок, - а теперь смотри.
   Достав из своего чемодана странное устройство, напоминающее шарманку, он положил туда мои серьги и начал крутить ручку. Из прорези в устройстве стали выпадать золотые монеты, слитки и обручальные кольца.
   - Бог мой! - ахнула я. - А сбежать не поможешь?
   Румпельштильцхен отрицательно покачал головой, протянул мне большую брезентовую сумку и коротко скомандовал: "Складывай!"
   В общем, мой похититель остался доволен моей продуктивностью и решил выжать из меня ещё больше золота.
   На следующий вечер я пела в пустом зале и спрашивала себя, чем всё закончится сегодня: мой очевидный провал привёл к тому, что менеджер ночного клуба посоветовал мне здесь больше не появляться, чтобы "не вызывать раздражения у гостей".
   - Привет! - поздоровался Румпельштильцхен, уже поджидавший меня у двери в женский туалет. - Опять проблемы?
   Я разрыдалась и сказала, что меня сегодня точно убьют.
   - Отдашь мне что-то взамен? - поинтересовался мой спаситель.
   Я с готовностью сняла серебряный браслет, купленный прошлым летом в Турции.
   И снова, как и прошлой ночью, волшебная машинка переработала моё украшение в сумку золота. Румпельштильцхен исчез, а злобный мафиози, отмахиваясь от директора клуба, торжествующе закинул сумку с "наваром" в багажник своего ягуара.
   Третий день моего заключения оказался самым трудным. Похититель привёл меня в караоке-бар и сказал, что сегодняшний концерт - последний.
   - Ты достаточно потрудилась и заработала себе на выкуп. Спой ещё сегодня что-нибудь, принеси мне золото - и будем в расчёте.
   Я покрылась холодным потом при мысли, что "последний концерт" был намёком на верную смерть. Желание сбежать на другой конец света достигло своего пика.
   - Эй, есть тут кто-нибудь? - спросила я, заглянув в уборную для персонала. - Дружище, ты тут?
   Румпельштильцхен вышел из кабинки.
   - Сегодня у меня заберут золото и прикончат, я уверена, - прошептала я и трясущимися руками протянула своему спасителю последнюю ценность, которая у меня осталась: серебряное кольцо с жемчужиной. Воистину такая тактика выживания напоминала походы в ломбард.
   Ни сказав мне ни слова, мой золотоносный друг накрутил мне новую сумку золота.
   - Это лотия сам отдам твоему похитителю, - мрачно вымолвил он. - Но ты должна пообещать мне, что когда у тебя родится сын, ты отдаешь его на воспитание мне.
   "Ни за что!" - крикнула я про себя, а вслух сказала, что готова согласиться на любые условия, лишь бы больше не видеть своего насильника и не бояться за свою жизнь.
   Прошло два года. Мы с отцом переехали в другую страну и неплохо зарабатывали, благодаря нашей хлебопекарне. Маленький бизнес, стабильный доход - что может быть лучше? Я познакомилась с хорошим парнем (агентом ФБР), вышла замуж, родила сына и чувствовала себя на вершине счастья, когда нежданно-негаданно объявился Румпельштильцхен - требовать возвращения "долга".
   - Но я не могу отдать тебе своего ребёнка, я люблю его! - плакала я, заламывая руки. - Ты вытащил меня из жуткой истории, я не отрицаю, но неужели цена должна быть столь высокой?
   Подумав, Румпельштильцхен согласился.
   - Тогда другая услуга: узнай моё настоящее имя.
   - Что???
   Я чуть не упала. Не каждый день встретишь человека, который не знает своего "настоящего" имени.
   - Родители бросили меня, когда мне было два года... До сих пор не знаю, кто они. Твой муж - ФСБшник, думаю, ему не составит труда вытащить всю правду наружу.
   На мгновение я прониклась к Румпельштильцхену острой жалостью.
   - А зачем тебе был нужен мой ребёнок? - обняв его за плечи, тихо спросила я. - Ведь он бы повторил твою судьбу, лишившись биологических родителей.
   - Я бесплоден, - спокойно отозвался Румпельштильцхен. - А в приюте колдунам не отдают детей на усыновление.
  

Шахерезада

  
   Я стала писательницей, когда мой муж заявил, что хочет со мной развестись. Ему, видите ли, стало со мной скучно. И это притом, что я могла до бесконечности разговаривать с ним на любые темы! Неслыханная наглость!
   Но я не собиралась сдаваться. Я взялась за детектив. Небольшой, но увлекательный роман, который мог бы увлечь и заставить остаться моего неблагодарного супруга. Всё-таки я любила этого подонка.
   Он прочитал первую главу и потребовал вторую. Потом третью и четвёртую. И пятую. В общем, заинтересовался. Дни шли, а он не уходил. Я говорила: "Я тебя не держу, хочешь свободы - гуляй. А мои книги прочитаешь, когда их опубликуют". Но он был нетерпелив и любопытен. По его словам, ночами спать не мог, размышляя о том, кто окажется убийцей. Сюжеты о смерти почему-то приводили его в трепет.
   Я очень старалась, и так мы протянули целый год. За это время его любовницы успели на него обидеться и устроить свою жизнь с другими альфа-самцами. Новых мой муж решил не заводить: я стала богатой, знаменитой и заметно похорошела.
   В последнее время он всё чаще говорит мне, что любит меня и раскаивается во всех своих прошлых изменах. Я тоже говорю ему, что он - мой единственный. В конце концов, мужчины любят сказки.
  
  

Иоринда и Иорингель

  
   Мы должны были пожениться через две недели, и наши семьи настоятельно просили нас воздержаться от "необдуманных поступков", но сердцу не прикажешь, а молодость кипит гормонами. В общем, мы с Иорингелем решили сходить в лес "на пикник".
   - Пикник - дело молодое, - подмигнув, сказала мне старшая сестра. Она всё понимала, но не сказала родителям ни слова.
   Это был необычайно солнечный и тихий день, наполненный ароматом цветов и щебетом птиц, но почему-то, даже после того, как мы наконец-то сделали то, о чём так долго мечтали, радость так и не наполнила наши души. Нам было грустно, тревожно и сонно.
   - Что будет дальше? - спросила я, и мой жених пожал плечами. Мне хотелось услышать, что он никогда меня не разлюбит и никому не позволит нас разлучить, но Иорингель, неожиданно тревожный и угрюмый, хранил молчание. От него веяло холодом, и я вдруг подумала, что хотела бы улететь отсюда в далёкий прекрасный край, где меня никто не знает.
   - Так странно, от этого замка на холме как будто исходит сияние, - пытаясь рассеять повисшее в воздухе напряжение, заметила я. - Там кто-нибудь живёт, не знаешь?
   Иорингель бросил на замок безразличный взгляд.
   - Вроде бы там живёт старушка, Брунгильда, которая на заре своей юности работала во флюрографическом кабинете, - бесцветным голосом сообщил он. - Потом она вышла замуж за олигарха, возомнила себя принцессой и выклянчила у мужа этого средневекового монстра. После развода замок остался при ней.
   Радиационное излучение, исходившее от древней крепости, манило меня, как магнит, и, когда Иорингель отправился в кусты, чтобы справить нужду, я опрометью помчалась к жилищу загадочной старушки с медицинским образованием.
   - Что тебе нужно? - спросило меня маленькое красноглазое существо с морщинистой кожей и зелёными волосами. - Я занимаюсь наукой, а такие, как ты, шастают тут и не дают мне работать.
   - Вы что-то разрабатываете? - сделав вид, что не расслышала, поинтересовалась я. - Я тоже проводила исследования до того, как мой отец решил выдать меня замуж.
   - И что же ты исследовала? - подозрительно отозвалась Брунгильда, окинув меня оценивающим взглядом. - Полевые цветы и пчёлок?
   - Нет, влияние электромагнитного поля на эмоциональное состояние молодых женщин, - ответила я. - Мне даже присудили студенческую премию за прорыв в нейрофизиологии.
   Брунгильда поджала губы и, поправив свою шерстяную шаль, предложила мне войти. В замке было холодно и сыро.
   - Где твой жених? - поставив на огонь медный чайник с надписью "Осторожно! Кипяток!", почти приветливо спросила старушка. - Передумала выходить за него замуж?
   - Мы сходили на пикник и стали чужими, - коротко пояснила я. - У Вас такое было?
   - Я сходила замуж и стала чужой, - с пониманием кивнула Брунгильда. - Слава Богу, замок отсудила. С паршивой овцы хоть шерсти клок.
   Мы сели пить чай с ромашкой, и за окном уже стемнело, когда я опомнилась, что меня ждут дома родители и, возможно, даже бывший бойфренд.
   - У меня подключён вай-фай, можешь связаться с предками по скайпу, - сказала Брунгильда, протянув мне ноутбук. - И вообще... оставайся, если хочешь. Будем вместе изучать электромагнитное поле и искать инопланетян. На алименты бывшего я соорудила себе обсерваторию, она в двух километрах отсюда.
   Конечно, отказываться было глупо. Я позвонила родителям и написала Иорингелю письмо, в котором расторгла нашу с ним помолвку. В конце концов, то, ради чего мы собирались пожениться, уже свершилось во время пикника, и продолжать отношения в облаке разочарованности представлялось мне бессмысленным.
   На следующий день он явился с цветами. Вернее, с одним цветком. Гвоздикой.
   - Ты написала, что хочешь летать, быть свободной, как птица, но я подумал, что, возможно, ты погорячилась из-за вчерашнего...инцидента и всё-таки хочешь быть со мной, а не старой каргой, вышедшей из ума ещё тридцать лет назад. Иоринда, я понял, что люблю тебя. Ты не рада?
   Нахмурившись, я ответила, что сделала свой выбор.
   - Не хочу жить в страхе и тревоге всю оставшуюся жизнь, - объяснила я, - а ты...ты делаешь меня несчастной. Не думаю, что моё предназначение сводится к тому, чтобы терпеть твоё несносный характер. Уходи. И забери гвоздику.
   С тех пор прошло пятнадцать лет и сейчас, будучи учёным с мировым именем, я могу с уверенностью заявить, что не прогадала, оставшись с Брунгильдой. Её не стало пять лет назад, но я до сих пор чувствую её присутствие и знаю, что там, на небесах (или в информационном поле Вселенной?) она видит меня и радуется моим успехам. Что до моего бывшего жениха, то он уже дважды женился и дважды развёлся. Каждому своё.
  
  
  
   Сказка о принцессах, которые вышли замуж за первых встречных 
  
   Люди, которые любят рассуждать об относительности добра и зла, - самые опасные люди на свете. Поверьте, они способны на любую подлость. Причинив другому вред, эти "философы" потом преспокойненько оправдывают свои действия формулой "Поступив гадко, я, возможно, сделал этому человеку добро". Очень удобно, не правда ли?
   Когда мне исполнилось восемнадцать, а моим сёстрам - двадцать один и двадцать три, мой старший брат, Арто, объявил, что, согласно воле нашего покойного отца-короля, мы должны выйти замуж за первых встречных. Что тут началось!.. Вы не представляете.
   Хоть все мы и воспитывались в институте благородных девиц имени святой Гризельды, нам был не чужд простой и крепкий лексикон низов, который мы не преминули использовать в беседе с нашим милым братцем. Дав волю гневу, мы выразили наше общее, несомненно, негативное отношение ко всей этой разудалой идее, которая пришла в голову слабеющему тирану, поражённому старческой деменцией.
   Однако брат был непреклонен. Тыча нам в нос какие-то стародавние королевские указы, он кричал, что имеет право лишить нас наследства в случае, если мы не покоримся. В эти минуты я потеряла веру в мужчин и собственное будущее.
   Не понимаю, почему Арто так упорно отказывал нам в праве свободного выбора, прекрасно осознавая, что никто, кроме него самого, не смог бы проконтролировать чистоту соблюдения отцовского наказа. Возможно, он был скрытым садистом или, как предположили мои сёстры, клиническим идиотом.
   Как бы то ни было, после длительного совещания в темнице замка, мы с сёстрами решили обхитрить братишку, сыграв на опережение. Через интернет мы связались с тремя королями - норвежским, датским и испанским - с просьбой отправить к нам в замок наследных принцев под прикрытием. Норвежский принц должен был одеться свинопасом, датский - птицеловом, а испанский - могильщиком. Мы объяснили, что хотели бы провести тайные переговоры, но опасаемся недовольства со стороны воинствующего дурака - нашего брата. Как ни странно, короли согласились.
   И вот, выбрав день для отлова первых встречных, Арто уселся на крыльце родного дворца и стал ждать появления представителей рабочего класса. "Кто знает? Может быть, в душе он был марксистом", - предположил двадцать лет спустя мой первый муж в своих мемуарах. Что до меня, то я сильно в этом сомневаюсь: в моей памяти до сих пор стоит туповато-равнодушный взгляд главного наследника престола. Он не желал нам счастья и пёкся лишь о собственном благополучии. В конце концов, разрушая наши планы о достойных династических браках, он устранял всех возможных соперников в борьбе за вожделенный трон.
   - Эй, парень, кто ты? - спросил он, завидя проходившего мимо сгорбленного мужичка в грязной одежде.
   - Свинопас, ваше высочество, - с поклоном отвечал норвежский принц.
   - Будешь моим зятем! - радостно воскликнул Арто и подмигнул мне, стоявшей поодаль с носовым платком в руках. Красный платок был опознавательным знаком, по которому принц мог понять, что мой дебильный брат - король, а я - принцесса.
   На следующий день сцена повторилась, но в этот раз - с принцем датским. Его звали Гамлет, и он был красив, умён и очень меланхоличен. Впоследствии он перебил всю свою родню, но это уже другая история. Гамлет стал женихом моей средней сестры, прекрасной Розамунды, и выглядел очень довольным.
   На третий день явился наш могильщик - принц испанский. Он был на редкость жизнерадостен и тихо напевал, когда Арто назначил его мужем моей старшей сестры, Пандоры. Этот брак оказался удручающе недолговечным, но тогда, глядя в чёрные глаза своего смуглого и темпераментного жениха-красавчика, Пандора искренне верила, что у них всё получится.
   Стоило нам выйти замуж и разъехаться по родовым поместьям, как сам Арто решил найти себе жену. Говорят, что поначалу он цеплялся к первым встречным, но потом проведал, что где-то в прекрасной и жаркой Италии живёт не менее прекрасная и жаркая принцесса по имени Фьоретта. Растопить сердце её отца могли лишь несметные богатства, поэтому, понадеявшись на солидное приданое своих сестёр, Арто кинулся занимать у нас деньги. Это была катастрофа.
   Мой муж заявил, что не собирается спонсировать придурка, который чуть не отдал меня в жёны проходимцу. Гамлет сказал, что не видит смысла предоставлять кому-то кредит, не получив отчёт от страховой компании. Санчо Панса (муж Пандоры) объявил о своём полном банкротстве и подготовил все документы, подтверждающие это печальное обстоятельство. В общем, Арто получил от ворот поворот, а Фьоретта продолжала томиться в далёкой сказочной Италии.
   Само собой, Арто пытался уговорить нас, аппелируя к своему невиданному "благодеянию": он удачно "выдал нас замуж" и почтил память отца "изрядным послушанием". Мы лишь пожимали плечами. Если бы ни наша хитрость, жить бы нам в жалких лачугах с маргинальными элементами.
   В итоге, наш брат взял кредит в американском банке и таки женился на итальянской жаркой диве. Через год ребята развелись, а кредит остался.
   Жизнь шла своим чередом, и не у всех из нас дела сложились радужно. Санчо Панса оказался в центре коррупционного скандала после того, как Пандора из любопытства открыла ящик его письменного стола и прочитала все документы, имевшие отношение к его махинациям с пенсионным фондом. Гамлет поехал проведать своих родственников и не вернулся. Мой муж, Торвальд Хельмер, прожив со мной в браке десять лет, сбежал в Париж с нашей горничной. В общем, никто не скучал и не резвился от счастья.
   Однако есть вещь, которую я уяснила ещё у алтаря, глядя в глаза моего суженого и сжимая в руках карманную Библию. Свобода выбора стоит того, чтобы за неё бороться, даже если она не сулит безоблачного неба.
  

Дочь графа Мара

  
   Первое, что мне сообщил мой возлюбленный в день нашего знакомства, - это то, что его мать - ведьма. Я восприняла это предупреждение как должно: вдумчиво и трезво. Пожалуй, никто не наделён такой властью разрушить личную жизнь человека, как его родители. Однако нужно было что-то решать: мне исполнилось сорок, а для наследной принцессы - это возраст солидный и требующий стабильного семейного положения. Я решила рискнуть. В конце концов, свекровь моя колдовала в другом королевстве и пока не представляла для меня никакой опасности.
   - Днём я птица, а по ночам превращаюсь в человека, - объяснял мне жених, нежно гладя меня по волосам. - Моя мать заколдовала меня за неповиновение, она очень властная женщина... Возможно, однажды, я найду способ снять это заклятье, но пока - увы, ничего не поделаешь...
   Не могу сказать, что Альберт меня сильно удивил: очень многие мужчины становятся людьми только по ночам, но одни из них - красивы, умны и добры, как мой любимый, а другие - совсем наоборот.
   - Дорогой, я тоже должна тебе кое в чём признаться, - сказала я, выдержав паузу. - Мой отец - расист, шовинист и рационалист, не одобряющий чудес и приключений. Если он узнает, что я вышла замуж за человека-птицу, то сделает всё, чтобы нас разлучить. Поэтому в наших же интересах скрывать наш брак как можно дольше.
   Кто же знал, что моему отцу придёт в голову искать мне статусного супруга? Видя, что я целыми днями общаюсь только со своей птицей, он проникся ко мне искренней жалостью и заявил: "Сейчас или никогда, Каролина! Сорок лет ты хранила своё девство и не подпускала к себе женихов, думаю, ты достаточно насладилась блаженством уединения. Король Неверландии недавно овдовел и ищет себе супругу - умную, чистую и богатую. Ты соответствуешь всем критериям, так что тебе не отвертеться".
   Про девство мой отец, конечно же, загнул: не такими уж целомудренными были годы моей юности. С кем я только ни встречалась, пока мама была жива! Она всегда меня прикрывала и говорила отцу, что я в гостях у подружек. Да, славные были времена... А теперь вот я встретила своего Бёрдмана, супергероя с нежной душой и лучистыми глазами. Какое же всё-таки счастье, что я его нашла!
   - Думаю, настала пора обратиться за помощью к моей матери, - сказал Альберт, выслушав мои рыдания и причитания. - Скажу ей, что ты родила мне семерых сыновей: уверен, её сердце тут же смягчится.
   - Семерых? - опешила я. - Любимый, в моём возрасте один-то ребёнок был бы невиданным чудом.
   - Но мать обещала помочь мне лишь в том случае, если я стану отцом семерых детей, - растерялся Альберт. - Что, если мы усыновим семерых, как думаешь, дорогая?
   Так мы стали родителями семерых детей, а мой отец, схватившись за голову, пригрозил меня убить.
   - Король Неверландии мечтает жениться на одинокой добродетельной женщине! - кричал он, брызгая слюной. - А ты из старой девы внезапно превратилась в многодетную сорокалетнюю мать! Как мне ему всё это объяснить, моя радость? Что прикажешь теперь делать?
   - Я прикажу оставить меня и моих детей в покое, - с улыбкой ответила я. - А король Неверландии пусть ищет себе юную попрыгунью.
   Но отца моего было не так-то просто сбить с толку. Если уж он задумал что-то сделать, то не отступится. Наверное, я в него.
   - Я поговорил с твоим женихом, - не скрывая своего ликования, сообщил он мне через неделю, - он сказал, что раз Мадонна, Брэд Питт и Анджелина Джоли воспитывают приёмных детей, то и он не будет стыдиться столь обширного семейства. В своём твиттере он написал: "Скоро стану отцом семерых сыновей. Вау!" Так что всё в порядке, можешь готовиться к свадьбе.
   В это же время мой настоящий супруг, единственный и неповторимый Альберт, был уже на пути к замку своей могущественной матери. Приземлившись прямо у неё на плече, он, не откладывая, приступил к делу.
   - Мама, я женился и у меня семеро сыновей, - прочирикал он, стараясь не смотреть на разгневанное лицо колдуньи. - Увы, мой тесть - расист, шовинист и рационалист и не может принять меня в свою семью в том виде, в какой ты обратила меня в состоянии великого раздражения. В общем, мама, будем добра, верни мне человеческий облик и постарайся принять тот факт, что у меня теперь своя семья.
   Нахмурив брови, мать смотрела на меня с нескрываемым отвращением.
   - Так я и знала, - наконец промолвила она, - тебя охмурила смазливая девчонка, и мамочка, получается, теперь вообще ничего не значит.
   - Мама, моей невесте - сорок, и она вовсе не смазливая. А ты для меня по-прежнему моя любимая мамулечка.
   Очнувшись от обморока и выпив успокоительное, мать Альберта, подумав, согласилась, что зрелая жена - не такой уж плохой выбор.
   - Учитывая, что мы с ней ровесницы, ещё неизвестно, кто кого переживёт, - оптимистично заключила она и, взмахнув волшебной палочкой, вернула Альберту его прежнюю оболочку.
   Король Неверландии ужасно грустил о сорванной свадьбе и даже написал в своём твиттере, что разрыв со мной - невосполнимая потеря. Всё это было довольно странно, принимая во внимание тот факт, что мы с ним ни разу в жизни не виделись. С Альбертом мы поженились через три дня после его возвращения из материнского гнезда и шлейф моего платья несли наши чудные семь сыновей.
   Оглядываясь назад, я понимаю, что при других обстоятельствах (например, окажись король Неверландии мстительным и злобным) наше с Альбертом упрямое желание быть вместе могло бы привести к беде. Но теперь, каждый день просыпаясь в объятиях любимого мужа, я понимаю: мы всё сделали правильно. Мы боролись и победили.
  

Файфская ведьма

   После того как односельчане сказали моему мужу, что по вечерам я убегаю "на дискотеку", он стал тревожиться, расстраиваться и выпытывать у меня, где я бываю. Уточню: нам обоим по семьдесят лет, и даже наши дети уже не ходят в ночные клубы. С чего бы туда ходить мне?
   - Скажи мне правду, любимая, ты - ведьма? - спросил он, заикаясь. - Все в округе говорят, что ты владеешь колдовством и можешь со скоростью ветра перемещаться из одной географической точки в другую.
   - Это колдовство называется финансовыми накоплениями и своевременным бронированием авиабилетов, - наставительно заметила я, - источник такой магии - сберегательные счета в банке и житейская смётка. Разве ты забыл, что я сорок лет вкалывала, как вол на пяти работах, питаясь при этом только гречей, хлебом и яблоками?
   Дело в том, что муж мой - убеждённый домосед. Затащить его на рок-концерт или литературный вечер так же невозможно, как заставить питаться одним чесноком. Ему не хочется путешествовать, ему не хочется узнавать новое, он даже в интернете ничего не смотрит. Дайте ему роман Бальзака и кружку горячего чая - и он будет счастлив. Тёплая постель, вкусная пища и занимательные книги составляют весь его досуг.
   - Может, ты начнёшь мне рассказывать о своих приключениях, - жалобно скулил он, - а то у меня складывается впечатление, что я - единственный человек в этой деревне, который продолжает оставаться в неведении относительно твоих похождений. Люди иной раз такое придумают, что мне остаётся только краснеть за тебя, ни больше, ни меньше. Я ведь имею право на правду, любимая, разве не так?
   Тут он попал в самую точку: согласно нашему брачному договору, мы должны были говорить друг другу правду в любых обстоятельствах до тех пор, пока не решим подать на развод. Кстати, этот пункт придумала я, о чём впоследствии горько пожалела.
   - Хорошо, дорогой, могу, например, рассказать тебе о том, где была на прошлой неделе.
   Томас радостно кивнул, а я начала перечислять.
   - В понедельник вечером я сходила с подругой на концерт органной музыки. Играли Баха, он мой любимый композитор, так что удовольствию моему не было предела. Во вторник вечером я сходила в боулинг с бывшими сослуживцами. Моя команда проиграла, но зато мы потом душевно посидели в местном баре и попробовали крутые коктейли. В среду вечером я сходила на вечер танцев "Для тех, кому за шестьдесят": танцевали под музыку семидесятых, вспоминали молодость. В четверг вечером я побывала в английском разговорном клубе, поболтала с молодёжью: они сейчас такие занятные, весёлые, раскрепощённые, простые...
   Старик мой уже с трудом подавлял зевоту. Культурные походы навевали на него такую же тоску, как промозглый осенний день в Сибири.
   - В пятницу вечером я сходила в винотеку, там действовала акция "Попробуй новый сорт вина" и мы с подружками приняли участие в весьма приятной дегустации...
   Тут мой супруг заметно оживился и даже начал задавать уточняющие вопросы специального характера. Алкоголь когда-то был одной из его самых больших слабостей, и он до сих пор трепетно хранил воспоминания о тех днях, когда, будучи под хмельком, куролесил, как сумасшедший.
   - Хочешь - в следующий раз сходим вместе, - великодушно предложила я. - Только не напивайся, ты же и сам знаешь, каким странным бываешь в состоянии подпития...
   Наступил вечер пятницы и, приодевшись, мы поковыляли на очередную дегустацию. Муж мой выглядел свежим и помолодевшим - так бодрила его перспектива приложиться к бокалу вина.
   Изысканные закуски, классическая музыка и очаровательный ведущий сделали своё дело: Томас расслабился, глаза его заблестели, и он даже наговорил мне массу комплиментов. Казалось, ничто не предвещало беды, но вот ведущий спросил, кто из присутствующих хотел бы открыть бутылку вина ножом.
   - Эта технология вызывает у меня большие опасения, - прошептала я на ухо Томасу, который, захмелев, почувствовал прилив сил и явно собирался вызваться добровольцем. - На твоём месте я бы сбавила обороты и осталась на месте. Томас, нет, не делай этого. Не твоё это милый, не твоя жизненная стратегия.
   Но муж мой уже пробирался на сцену, сияя ослепительной улыбкой (на дантистов мы денег не жалели) и торжествующим взглядом.
   - Давайте я Вас подстрахую, - мягко предложил ведущий, заметив, что муж мой едва держится на ногах. - Стекло, Вы можете порезаться, а кровь нам не к чему...
   Само собой, мой муж порезался. Кровь была пролита и под шорох ахов, вздохов и досадливо-испуганного шушуканья мы выбрались на улицу - смущённые и расстроенные.
   Придерживая забинтованную руку, Томас строго посмотрел на меня и наконец-то изрёк:
   - Ходи лучше везде одна... Так надёжней. Ты же видишь: стоит мне сделать шаг из дому, как случается какая-нибудь ерунда.
   Последний раз, когда мой муж сделал неосторожный шаг из дому, случился 50 лет назад: тогда я познакомилась с ним, потанцевала, переночевала и забеременела. Суровые порядки того времени требовали немедленного брака, так что одна весёлая ночь неожиданно для всех участников обернулась, в итоге, крепким браком длиной в полвека.
   - Ты считаешь наш брак ерундой? - обиженно спросила я, очнувшись от размышлений о прошлом. - Если бы ты никогда не выходил из дому, то остался бы старым холостяком.
   - Ну, что ты, кисонька, конечно, нет, - успокоил меня Томас. - Но отныне я обещаю к тебе не приставать. Развлекайся, как хочешь, ты действительно заслужила веселье.
   Воистину мужчины - как дети, иначе не скажешь. Если бы я запиралась дома каждый раз, когда поранюсь или порежусь, то сидела бы у материнской юбки с рождения до самой старости.
  

Елена Премудрая

   Случилось это десять лет назад, когда работал я тюремным надзирателем. Поставили меня стеречь камеру с опасным психопатом по кличке Чёрт. Я человек простой, что мне сказали, то и делаю. Да только психопат попался больно говорливый, стал мне истории всякие рассказывать, на жалость давить, на связи намекать.
   - Послушай, вояка, - вкрадчиво начал он, - ты человек ответственный, разумный, боишься работу потерять... Сколько, кстати, тебе платят?
   - Пятнадцать тысяч в месяц, - с гордостью ответил я. - Это ровно в два раза больше, чем за работу сторожем на проходной.
   - Пятнадцать тысяч, ну и ну... Неизбалован ты, солдат, деньгами, не жируешь... Хотел бы получать пятнадцать тысяч долларов в месяц?
   - Кто б не хотел!
   - Тогда помоги мне сбежать, и я организую!
   Для человека моего положения это звучало одновременно заманчиво и пугающе. Решись я на такое - и сидеть мне в этой же тюрьме лет пять, не меньше.
   - У меня есть связи за границей, помогу перебраться, если захочешь, - продолжал искушать психопат. - Кстати, я хоть сейчас могу перевести тебе свою благодарность на карточку. Называй номер, я не шучу.
   Ну, продиктовал я ему номер своей карты и что вы думаете? Пришла смс-ка: сто тысяч рублей осели на моём скромном сберегательном счёту!
   - Остальное придёт, когда меня выпустишь, - сладко уговаривал Чёрт. - Представь себе: уедешь в Америку, купишь себе дом и телевизор и заживёщь в своё удовольствие, как истинный представитель общества потребления!
   Я воочию увидел себя сидящим перед теликом, с гамбургером в одной рук и пультом в другой. За окном светило калифорнийское солнце, а по улицам ходили пухлые белозубые позитивные дамы. Сердце моё дрогнуло и я решился.
   - Ночью выпущу тебя на волю, - понизив голос, сказал я. - Только смотри, не обмани... У меня в военных ведомствах есть серьёзные товарищи, найдут - тебе не поздоровится.
   - Что ты, что ты! - зачастил психопат. - Мне бы и в голову такое не пришло! Я свободу свою ценю, а услуг не забываю.
   Само собой, тут Чёрт малость преувеличивал (читал я его личное дело: там такое! Не приведи Господь), но азарт мой достиг своего абсолютного пика: я понимал - или я, несмотря ни на что, рискну, или потом буду всю жизнь сожалеть об упущенном шансе.
   Наутро (я уже летел на самолёте в Беверли-Хиллз) Чёрт позвонил мне и поинтересовался, как я поживаю.
   - Пока неплохо, но чует моё сердце - не потянуть мне американскую ипотеку!
   - Да, жизнь в кредит - это не дело, - согласился психопат. - Айда ко мне и дочкам моим жить! Они у меня красавицы, образованные, с гонором. Одна - модель, а две другие что-то там фотографируют. Сам понимаешь, за такими глаз да глаз. Постереги их, а я щедро заплачу.
   В общем, стал я жить с, так сказать, чёртовыми дочерями и был очень доволен тем, как дело повернулось. Девки эти вели себя примерно, из дома практически не выходили и лишь по вечерам почему-то начинали хихикать и шушукаться. Сердце солдатское многое чует, такая уж у нас, военных, доля, и задумал я за девчонками этими последить в ночное время.
   - Сдаётся мне, что ходят они по ночам в притоны непотребные, - сообщил я их папаше. - Может, в карты играют, а, может, и траву курят. Пойдут по кривой дорожке - уже не остановятся.
   - Резонно, - согласился Чёрт, - уж мне ли сие не знать.
   Настала ночь, и я, напившись кофе, подстерёг красоток. Отправились они куда-то, взяв с собой портфели.
   - Ты сделала задание по богословию? - спросила одна, торопливо застёгивая плащ.
   - Спрашиваешь! - хмыкнула другая, поправляя шляпку. - Я сделала и богословие, и историю религий, и философию...
   От таких умных слов у меня аж голова закружилась.
   .- Эй, красавицы, куда намылились? - окликнул их я. - Не на симпозиум ли какой?
   Глаза барышень округлились: они не рассчитывали, что в это раз их засекут.
   - Пожалуйста, господин Солдатов, не сдавайте нас папе! Если он узнает, что мы ходим на курсы религиоведения, то убьёт нас! Он в Бога не верит, людей убивает, имущество чужое ворует! А мы не хотим жить, как он, мы души свои спасти хотим!
   И так жалостиво меня стали умолять хранить молчание эти авантюристки, что я, скрепя душой, пошёл им навстречу. Пусть, думаю, приобретают знания: от знаний вреда не бывает! Но на всякий случай решил их сопровождать. Мало ли чего им наговорят на этих курсах. Сбегут ещё от отца, а мне отвечать.
   Оказалось, что преподаватель на этих курсах был всего один. Звали её Елена Премудрая, и помимо докторской степени обладала она красотой несравненной. Я так сразу подумал: вот бы мне на такой жениться. Такие женщины на дороге не валяются. Роскошь, да и только.
   Елена эта читала моим гусыням лекции и на меня неодобрительно посматривала: мол, что вылупился? Не видишь, я работаю!
   А я глаз отвести от неё не мог и всё думал, как бы мне с ней поближе познакомиться. Через пару недель представился удобный случай. Пришёл я на курсы на полчаса раньше, чем чёртовы дочери, и увидел, что Елена пьёт какие-то таблетки. Присмотрелся - так и есть, транквилизаторы.
   - Что ж Вы, такая умная и красивая, пьёте успокоительные? - пожурил её я. - Мудрая женщина пьёт только воду, чай и кофе. Алкоголь и таблетки - для неумных.
   Похоже, я чуток перегнул палку, потому что Елена взорвалась.
   - Да что Вы знаете обо мне, о моих проблемах! - выкрикнула она. - Я читаю лекции детям мафиози, меня могут убить в любую минуту! Вы знаете, как страшно становится, если представить, что будет, случись им проболтаться? Я работала в России, уехала сюда, не нашла никакой пристойной работы и теперь вынуждена заниматься каким-то опасным абсурдом! Конечно, я пью транквилизаторы, куда мне без них...
   Возможно, моя зазноба сказала бы ещё что-то драматичное, но внезапно её скосил транквилизатор и, пошатываясь, она осела на кресло и вырубилась.
   Вот тогда-то, выключив видеокамеры в лекционном зале, я и поцеловал её. Нечестно с моей стороны, признаю, но удержаться я не мог. Возможно, я пошёл бы и на что-то посерьёзней поцелуев, но тут появились девчонки: как всегда, воодушевлённые и бодрые.
   - Елена Святославовна опять колёсами накидалась? - участливо спросила Марфа, кивнув в сторону спящей учительницы.
   - Как видишь, - коротко ответил я.
   - Грустно всё это, ей бы к психотерапевту, - вздохнула Варвара, погладив Елену по волосам. - Я знаю одного, сама у него лечусь лет десять. Такой солидный дяденька, криминалист. Целую книгу ему об отце надиктовала, и он её назвал: "Психопат за углом". Правда, здорово?
   - Ладно, девочки, давайте будить педагога, - вмешалась деловитая Василиса. - По мне так без разницы, на колёсах или без них работает человек. Главное, чтоб работал и с катушек не съезжал.
   Тут не поспоришь. Василиса вообще поумнее сестёр своих будет. Растолкали мы Елену Премудрую, сварили ей кофе и давай слушать лекцию про экзистенциализм!
   - Знаете, господин Солдатов, видеокамера в фоторамке на моём столе показала, что Вы меня поцеловали, пока я спала, - покраснела Елена, когда урок закончился и девицы пошли одеваться. - С Вашей стороны это была шалость и потворство своим низменным инстинктам, или выражение нежного чувства, не чуждого солдатскому сердцу?
   Смутившись, я пару минут не мог придумать, что ответить.
   - Елена Святославовна, - наконец промолвил я, - Вы мне небезразличны. С той минуты, как увидел Вас, подумал: стань такая женщина моей женой, не было бы человека меня счастливей.
   - Что ж это получается, - пробормотала Елена, - Вы меня замуж приглашаете?
   - Приглашаю, - ответил я. А руки-ноги так и трясутся.
   - И где мы будем жить? - робко спросила она, подняв на меня свои огромные зелёные глаза. Кто бы мог подумать, что она так быстро согласится... Я слегка опешил.
   - Пока могу предложить белокаменный особняк с бассейном и теннисным кортом, - отважно выдал я, - но в нём мы будем жить не одни.
   - Кто же ещё? - напряглась моя невеста.
   - Чёрт и чёртовы дочери.
   По лицу Елены я понял, что нам потребуется новая партия транквилизаторов, но, в конечном счёте, что такое траты на таблетки, если речь идёт о большой любви?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.С.Г. "Патол. Акт первый: Тень."(Уся (Wuxia)) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"