Эра: другие произведения.

Трансценд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история смысле жизни. И смерти. И жизни после нее. И великой войне добра со злом. И о том, как в во всей этой картине мира завязаны наши жизни. Он жил обычной жизнью, неотличимой от нашей. Обычные вопросы, обычные заботы. Случайные встречи, и незначительные интересы. Но в один прекрасный день, поддавшись искре любопытства, он записался на семинар духовной практики с заманчивым названием "Познай свою сверхъестеcтвенность", и вся его жизнь изменилась, когда он, преуспев в изучаемом материале, вспомнил все события своих прошлых жизней, привлекши к себе, таким образом внимание сил, не всегда являющихся благими... Религиозных взглядов на мир существует целое множество. Все они пытаются просветить человека в фундаментальных всеобъемлющих вопросах. Зачастую они противоречат или отрицают друг друга. Но в одном они схожи - в отношении к рождению человека на Земле. Все они считают это не самым благим и верным, и все ободряют на путь, в котором повторения подобного можно избежать. Эта история о пути к осуществлению этой цели.

  
  Религиозных взглядов на мир существует целое множество. Все они пытаются просветить человека в фундаментальных всеобъемлющих вопросах. Зачастую они противоречат или отрицают друг друга. Но в одном они схожи - в отношении к рождению человека на Земле. Все они считают это не самым благим и верным, и все ободряют на путь, в котором повторения подобного можно избежать. Эта история о пути к осуществлению этой цели.
  
  
  Хронологически последовательная часть ?1.
  
  Бесконечный покой.
  Лишь бесконечный покой, и ничего более.
  Ничего большего и не нужно.
  
  Ночь. Мерная пульсация теплого воздуха. Шум города. Каков он? Многомерен, многоголос, и все же... Тысячи звуков как один, большой гул, пульс, монотонное дыхание единого огромного существа. Город.
  Сегодня как вчера, вчера как год назад.
  Лишь иллюзорно, он знал это. Один человек прожив свое, несомненно, заметит изменения, происходящие в окружающих его каменных джунглях. Этот человек заметит в один прекрасный момент, как безвозвратно изменились вещи окружающие его.
  Он же уже давно жил и за себя, и за других, и мир был для него штукой довольно изменчивой. Как и города. Как и населяющие их люди. И он умело подстраивался под эти обстоятельства, мимикрировал в общей людской массе, ловко входя в новые условия постоянно изменяющегося мира. Ловкач, как называл он себя сам. И он был не единственным, кто знал это имя...
  -Давно не виделись, Ловкач.
  Молчание в ответ. Человек, наблюдавший с холма за городом, был в мгновение окружен. Не шелохнулся. Он, одетый в простые серые джинсы, в легкой темно-синей куртке с капюшоном, полностью скрывающим его голову, даже не повернул ее, чтобы глянуть на окликнувших его. Ибо скоро вопрошавшие сами встали перед ним.
  -Избегал нас?
  Он знал, что его окружат, в конце концов, именно за этим он сюда и прибыл, на мирно стрекающей миллионами невидимых цикад опушке леса на холме, с которого так отчетливо видно весь город с его огнями в это ночное время суток. Он лишь не был до конца уверен в том что знает зачем делает все это. Впрочем, это, как и его жизнь, было его ставкой. Хорошо продуманной, каковую делает каждый из подобных ему, но не отвергающих внекшние, непредсказуемые элементы.
  Настигшие его, коих было больше дюжины, не имели между собой, казалось бы ничего общего. Деловой костюм, и рваные джинсы, ирокез, и гладко прилизанные волосы, татуировки, и галстук, контраст напротив контраста. Но непохожесть эта была столь же мнимой, как стабильность существования мира, казавшееся напускной, а скорее даже намерено маскирующей себя под напускную, таким было это различие собравшихся здесь. Их объединяла цель, и любой мог бы догадаться что цель эта была облачена в капюшон, стоя на пересечении их взглядов.
  -Ну, это понятно, зная тебя... Но ты и от своих упорно бегаешь, не попадаясь на глаза и им. Не объяснишь нам, куда и зачем бегал? - Лидер окруживших был из типа "легко забывающихся людей", ничего примечательного, совершенно ничего: рубашка нейтрально-серого цвета, брюки, туфли, прическа, черты лица... Это был тот момент, когда пытаешься вспомнить подробные черты человека - и остаешься в совершенной растерянности, понимая что внутренний образ рисует вместо человека одно серое пятно. Лишь одно было несомненно - возраст. Человек прожил весьма долгую жизнь, седые волосы, нагромождение морщин вместо лица. Но сейчас лицо - пятно лучилось счастливой улыбкой, как будто человек нашел то, чего жаждал обрести уже очень долгий срок.
  -Ты прекрасно знаешь что я не отвечу.
  -Ну же, я приложил столько усилий, чтобы все мы оказались здесь и сейчас! Неужели я не заслужил хоть капельку откровенности? - растянулось лицо старика в удивленно-вопрошающем выражении.
  -Буду откровенен, вы меня уже утомили, я устал, - донеслось из под капюшона.
  -Ты напрасно ведешь себя так, как будто все сейчас происходит по-твоему! Мы все знаем что с тобой покончено! - вмешался человек представляющий из себя нагромождение рвани - волосы, одежда, кожа, все было проткнуто, сорвано, проколото, пробито, всклокочено, словно ощетинившийся колючий еж готовый проколоть весь мир. - Так что не тяни, и выложи все свои карты здесь и сейчас, или - он погрозил кулаком - мы сами все из тебя достанем и выложим, они тебе не помогут, сам знаешь. Не изловчишься в этот раз.
  -Подожди, Сплинтер, дай я... - Мягкими тонами вклинился в выплюнутую агрессию человек - серое пятно. - Я считал что наша встреча произойдет....по-иному, в другой атмосфере. Но ты здесь, сейчас, передо мною, загнан и окружен, словно дичь. Я бы хотел встретиться с тобой лицом-к-лицу, один на один, но... Ты наверняка знаешь, что мы думаем, по этому поводу, и как решено все обставить - не можешь не знать, иначе бы ты не был тобой, а я...
  -Сегодня, ход ваш. Но завтра мы будем делать свой. Помни об этом.
  -Всегда, так было, всегда, мой дорогой...недруг...но моя задача была - поймать тебя. И я справился, осталось лишь устранить тебя с игровой доски.
  -И тебе для этого понадобилась целая жизнь. Похоже, я неплохо постарался, задержав тебя.
  -Но даже у твоей ловкости был предел.
  -Считаешь, что я был слишком глуп, что позволил себя поймать?
  -Отнюдь, считаю, что ты был слишком умен - и потому и дал себя поймать.
  Ловкач согласно хмыкнул.
  -Но сдается мне, моя сноровка тут тоже сыграла свою роль, - заметил старик.
  -Да, несколько раз мне доставляло трудностей скрыться. Чуть-чуть, - сделал свой выпад Ловкач.
  -И все это время твои не знали где ты, полагаю. Остается лишь узнать, почему же ты предпочел быть пойманным нами именно сейчас.
  -Желаю удачи тебе с этим, - мгновенно ответил Ловкач. - У тебя еще будет впереди...некоторое время. - Он оставил намек-насмешку висеть в воздухе.
  -Пора. - тихо, но твердо произнес Сплинтер, перебив хотевшего было ответить старика, - Он все равно более нам ничего не скажет. Только время будет тянуть. А значит, он больше не нужен.
   Он сорвал серьгу со своего уха, рванув, и, кажется, порвав себе мочку. Помяв сережку в руке, неуловимым быстрым движением он отправил ее щелчком пальца в полет. Словно пуля, готовая прошить насквозь что бы ни встало на ее пути, она рванула к человеку стоявшему в центре импровизированной арены. Он, этот самый путь, совершено внезапно из прямого превратился в изогнутую траекторию, обогнув Ловкача, практически оставшегося недвижимого. Он вытянул левую руку со сложенными вместе вытянутыми указательным и средним пальцем, и словно поймав в невидимые силки импровизированную пулю продолжил движение, обогнув рукой голову, заставил кусок метала следовать за своими вытянутыми пальцами, словно на магните, и резко выбросил руку вперед.
  Припозднившийся с реакцией Сплинтер попытался выставить ладонь, словно пытаясь построить невидимую стену защитившую бы его, но попытка была тщетная и пробитый своим собственным снарядом он отлетел бесчувственным кулем к своим товарищам, которые, быстро, но не грубо положили его на землю, и переступили, даже не покосившись, приблизившись на шаг к своему сопернику. Кто-то уже занял боевые стойки, кто-то вытащил руки из карманов, и вытянул их в сторону одинокого противника уже выбившего одного из их рядов контратакой, у кого-то уже заблестела острая сталь в сжатых кулаках. Сам старик занес и оттянул руку для удара - хотя между ближайшим врагом и Ловкачом еще было добрых два метра.
  -Я и не сомневался что это не будет так просто, - Заключил серолицый, не меняя положения.
  -А я наоборот, сомневался что это будет так просто. - Прозвучал спокойный ответ из-под капюшона.
  -Брось свои насмешки, тебя уже нет! - Выкрикнул кто-то из толпы, и проведя руками по коленям, выбросил их резко вперед. Ничего не произошло, так как в движение уже вклинился Ловкач, выкинув левую руку вперед с сжатым кулаком направленным к земле большим оттопыренным пальцем.
  Выкрикнувший едва выбросив руки, просто упал плашмя, как будто его припечатало внезапно рухнувшим, невидимым грузом. Послышалось постанывание очередного неудачливого атакующего.
   -Мы все знаем, что скоро каждый из нас вернется. - бросил человек в капюшоне.
  -Но сейчас ты - уйдешь. Помогите раненым, кто-нибудь, остальные - со мной - Голос старика вдруг обнаружил краткость, приказную порывистость, не допускающую отказов, вся учтивость и мягкость испарилась, оставив лишь жесткость и решительность. Решительность расправиться с врагом, стоявшим перед ними и уже выведшим из строя двух его напарников.
  Ловкач посмотрел на свои руки, поднеся их к лицу. На одной на тыльной стороне ладони, ближе к большому пальцу были нарисованы несколько спиралей, входящих одна в другую. На другой руке, примерно в том же месте были нарисованы несколько концентрических кругов и проходящих через них стрелок, направленных из центра кругов наружу. Он сжал руки в кулаки, шумно вдохнул - и узоры начали светиться. С шумом выдохнув воздух, он резко разжал кулаки. Вокруг той, где были концентрические круги со стрелками, проступило светящаяся желтым свечением сфера, постепенно набирая силу свечения. Вокруг другой кисти, с нарисованными спиралями, воздух начал колебаться, искажаться. Вдруг подул сильный ветер, и вокруг фигурки в куртке с капюшоном, с поднятыми светящимися руками начал возникать маленький смерч, а сфера вокруг другой руки начала светить все ослепительнее, и увеличиваться в размерах. Вот она уже захватила всю руку целиком и часть лица, а вот и все туловище, и продолжило расширяться.
  -Подготовился, поганец! - Прокричал серый старик, взмахнув и ударив по воздуху оттянутой рукой. Валун, с туловище взрослого мужчины величиной сорвался и полетел прямо в голову Ловкача, уже почти полностью скрытого светящейся сферой, и почти невидного из-за интенсивного смерча, окутавшего пространство вокруг него. Камень обогнул Ловкача и полетел в толпу, вызвав каскад вскриков и стонов.
  Старик вскинул обе руки, так, словно разводил невидимые шторы, потом с полусогнутыми руками свел раскрытые ладони кончиками пальцев на уровне груди. В воздухе, перед кольцом окруживших Ловкача прошла рябь и исчезла. Разрастающиеся сфера света, и зарождающийся вихрь приостановили свой рост, однако, не снизив все увеличивающейся интенсивности свечения и мощи вращаемого воздуха. Ловкача внутри уже не было отчетливо видно, только темный силуэт. Внезапно на уровне глаз загорелось две яркие светящихся точки, ярче чем сфера, в которую человек был заключен.
  -Почему ты сдался мне!? Почему здесь и сейчас!? Что ты планируешь!? - брызжа слюной, пытался докричаться до защищенного сферой света человека старик.
  Сквозь гул разъярившегося смерча внезапно по полю боя прокатились слова:
  -Ты скоро узнаешь все сам. И, быть может, я сам объясню тебе это.
  Из толпы в сферу начали бить разряды молний, вздыматься огненные сполохи, куски почвы, летело разнообразное холодное оружие - все пропадало в ее яростном свечении, и вихре, опутавшем уже невидимого за всем этим светопреставлением человека.
  Да, так оно и должно случиться, думал он. Он верно подсчитал, и построил всю сложившуюся ситуацию согласно задуманному. Он все-таки изловчился и смог встроиться в сложившиеся обстоятельства. Он удовлетворенно улыбнулся. Пришла пора заканчивать этот акт.
  Сфера превратилась в ослепительную вспышку, и место действия сотряс взрыв. В следующую секунду Ловкач умер.
   Впрочем, сам Ловкач этому уже не придавал ровно никакого значения. Его уже занимали другие вещи. Перед ним стояла необходимость принимать очередное решение. И ему нужно было как следует его обдумать. Опять.
  
  Хронологически последовательная часть ?2.
  .
  Полутьма синевы вечности перед глазами.
  И возможности выбора меж вечностью и жизнью.
  
  Три месяца. Три долбанных месяца, святым за пазуху!
  Какой только ерундой он не занимался за это время. Сам он был весьма удивлен. Много вещей в сложившейся ситуации вызывали его удивление. То, как он до сих пор не умер от голода, не умея готовить и живя в другом городе, съехав от родителей на вольные хлеба - учиться и работать. Как умудрялся зарабатывать на мелких подработках и довольно сносно успевал в учебе. И как при такой загруженности у него хватало долбанного времени на эти долбанные курсы три долбанных месяца. 'Познай свою Сверхъестественность'-так гласила рекламная листовка рядом с его колледжем. И это его зацепило. Очевидный развод, откровенная лапша на уши для всех, увлекающихся этой мистической дребеденью. Он до сих пор не дал сам себе четкого ответа, почему он пошел по объявлению. И что его удивило и сыграло не последнюю роль в его решении остаться так это то, что его 'Ментор', групповой наставник, сам откровенно признался, когда ему был задан этот вопрос, честный и простой 'Что я вообще здесь забыл!?' - 'Я не знаю. Это можешь мне сказать лишь ты сам. И когда ты это сделаешь, я назову тебя учителем и начну брать у тебя уроки.'
  И вот эти три долбанных месяца прошли. Все это время, по средам и воскресеньям, на занятиях их учили смотреть и видеть, слушать и слышать, дышать, дышать осознано, следя за мыслями, делать в уме тихо, медитировать 'на точку', и прочей непонятной чепухе, обильно сдобренной описаниями разных философских школ, от древнегреческих и вплоть до школ эпохи Возрождения, занятной всячине, приправленной интересными заметками из историй, поучительными притчами и познавательными примерами из жизни великих людей прошлого.
  Самое забавное что, едва начав проявлять внимание и усердие на занятиях, он увлекся, втянулся. Многие ушли из группы, явно дав понять, что ничего по отношению к втюхиваемому им нелепому фарсу не чувствуют. Но сам юный дерзатель замечал, как легко он становился поглощенным 'процессом работы'. Застыв в позе для медитаций, он ловил себя на том, что происходящее с ним в этот момент, было необычно, ново, непонятно...но не менее привлекательно. Он получал удовольствие от этого вдумчивого процесса 'духовной работы'. И погружался в полутрансовое состояние на целые часы.
  После пары месяцев работы в группе ему начали сниться сны совершенно необъяснимого характера. Непонятное нагромождение картин, символов, цифр и букв. Шелест ветра, и низкий гул вечной синей глубины. Покой накрывший собой дергающуюся в постоянном изменении сердцевину. Сердцевину чего? Он не знал. Вглядывался внутрь, чтобы быть сбитым с толку шквалом картинок. И опять - символы, цифры, непонятые незнакомые буквы, знаки с неизвестным ему значением, все это лавиной обрушивалось на него, лишая всякой возможности высмотреть, понять, разобраться. И он тек в этом несвязном на первый взгляд потоке информации, эмоций, и впечатлений, позволяя сознанию плыть и уноситься все дальше и дальше...Куда? В те редкие моменты, когда его осознанности хватало чтобы задать этот вопрос, он просыпался. В остальных случаях весь его кругозор поглощала безбрежная темная синева. И он сам не понимал, когда коматозное состояние погружения в эту глубь сменялось пробуждением. Просто в определенный момент он обнаруживал себя сидящим на кровати, уперевшимся в стену бессмысленным взглядом.
  Но сейчас его беспокоило другое. Нечто настолько житейское и бытовое, что это даже не было достойно упоминания. Однако...
  Он хотел себе новую цифровую игрушку. Взамен ушедшей в утиль старой. Именно эта мелочь и заняла его внимание последние минуты занятия.
  И вот, закрыв тетрадку с записями, и заметками по уроку, он направился к выходу из комнаты, где они в с группой сидели последние полтора часа.
  -Притормози, любезный. Икар, если правильно припоминаю?- раздалось за его спиной. Новый 'Ментор' окликнул его. Их старый учитель удивил всю группу, впервые не явившись на занятие. Вместо него сегодня вел группу молодой парень, сказав что 'Ментор' улетел в командировку, и теперь он его заменяет. Представившись его близким другом, и его давним учеником, он смог разрушить первичный скепсис по поводу его умения вести занятие, возникший было в группе. Занятие было не менее увлекательным, пусть и выдержанно в несколько иной манере. Плюс, первые полчаса заняло его знакомство с группой и пройденным ей материалом. И да, Икар это его псевдоним, данный ему его 'Ментором'. За излишнюю горячность и 'порывистость, честное рвение, которое может доставить всем хлопот'. В группе очень быстро сложилась традиция иметь псевдоним у каждого из занимающихся, практически навязанная 'Ментором', который, к слову и помогал в 'обзывании' неофитов.
  -Чем могу быть...? - начав оборачиваться, спросил было Икар, чтобы быть перебитым на полуслове.
  -Можешь. Если проявишь больше усердия. Последние полчаса ты ворон считал. Полагаю этому виной не мое неинтересное изложение материала?
  -Нет, напротив, должен сказать, было не менее интересно, чем на занятиях 'Ментора'. Ловкача.
  -Спасибо, но в твоем поведении я интереса не заметил. Ты уже не один месяц тут. Проявляй больше усердия и не сбивай свою концентрацию внимания с занятия - для тебя на твоем уровне это действительно важно. Сегодня была важная тема.
  -Прости, Странник, я просто думал о своем, житейском.
  -Житейское надо оставлять за порогом - хмыкнул Странник.
  -Не всегда все так идеально соответствует нашим планам, как мы того хотим, - поднял бровь в усмешке Икар, включившись в игру.
  -Однако без стремления к осуществлению желаемого, желаемое лишается своей наполненности, - смыслом, сокрытом за внешней бессвязностью в предложении, атаковал своего собеседника Странник.
  -Не все то смысл, что сокрыто. Иной раз в цели заключены наши невыраженные комплексы. - парировал Икар.
  -Психологическим комплексам нет места в глубинном сознании личности. Только стремление к благородству истинно определяет личность. - Очередной выпад Странника.
  Подумав несколько секунд, Икар виновато пожал плечами и развел руки, мол, что еще я могу сюда добавить? Признание победы было молча встречено кивком головы наставника.
  -Полагаю, именно этим я и займусь, - заключил Икар - обдумаю сказанное и услышанное по дороге.
  Очередной кивок.
  Икар не соврал. Он действительно обдумал диалог, которым закончилось сегодняшнее занятие. И смысл, погребенный под поверхностью слов, этот диалог оформивших.
  И опять, стоило ему сконцентрироваться на той соблазнительной скрытости смысла под оберткой красочных слов, его внутреннему взору представлялась глубь из его снов, необъяснимая и необъятная. Вечная, как кажется. Шагая на автомате, бессознательно, смотря на мир своими темно-карими глазами, он полностью погрузился... Погрузился... Ведь если есть глубина - то это значит, что кто-то или что-то должен или должно погрузиться в нее, ведь так? И вот он снова достает картину безбрежной синевы пред своим взором из своей памяти. И вглядывается, стараясь разглядеть детали. Если это океан - то должны быть и волны. Но волн не было. Однако по всей поверхности ходили белые сполохи, прочерчивающие линии, по всей поверхности этой синевы. Только сейчас, всмотревшись, напрягая внимание, он вспомнил эту деталь, упущенную при первом знакомстве. Вот показалось какое-то мельтешение, устойчивая желтоватая светящаяся точка в этой 'глубине'. Он приблизил, увеличил ее, напряжением внимания, памяти, усилием воли. Картинки. Картинки, сменяющие друг друга в стремительном калейдоскопе, отливающие отсветом той синевы, на фоне которой они..возникли? Или были все это время, незамеченные его, Икара, ограниченным, вниманием?
  Панорама мелькавших картин все увеличивалась. Погруженному в себя человеку начало казаться, что он может различить, силуэты, лица, какие-то предметы, появляющиеся, и тут же исчезающие постоянной круговертью образов-картинок, и символов. Да, теперь он различил и сложенные из белых сполохов символы, все еще ему непонятные, но, как он отчетливо понимал это, бывшие тут, перед его взором все это время, надежно спрятанные его невнимательностью, его узким кругозором, ограниченным маленьким углом обзора на всю картину в целом, неспособную проявиться, без усилия, раскрывающего восприятие с маленькой точки до всей загоризонтной безбрежности.
  Некоторые символы менялись, некоторые оставались неизменными, и все они находились на своих местах неподвижно, слаживая своим массивом структуру, общее значение которой Икару пока было непонятно. Он же сконцентрировался на образах, вышедших на первый план, занявших собой всю синь, отсвечивающую сквозь это слайд-шоу на заднем плане. Молниеносность меняемых образов не помешала Икару каким-то образом воспринимать, и понимать информацию, представленную в этих слайдах. И он мог сказать одно: сейчас он был свидетелем проносящихся событий чьей-то жизни, событий изложенных в этих образах, словно каскаде фотоснимков альбома, и представленных с видом от первого лица человека, жившего эту жизнь. Интерьеры местностей, люди, и прочие объекты, на сменяющемся потоке образов-снимков предавались минимальному изменению. Икар наблюдал жизнь. Изредка, его восприятие озарялось вспышкой, и слайды показывали уже другие интерьеры, места и людей. Другая жизнь? Или же картинка перечеркивалась черной полосой, закрывающей весь обзор, и начиналось светопреставление из непонятных образов, резко обрывавшихся очередной черной полосой, или же вспышкой света. Икар 'приблизился' к меняющимся образам, тщась рассмотреть подробнее происходящее во время вспышки. И вот огненный сполох появившийся на, как ему показалось резко и значительно замедлившемся слайд-шоу привлек его внимание. Он появился и не исчезал, а образы менялись, менялись, менялись... Он 'приблизился' еще. И вот он уже не наблюдатель в бесплатном кинотеатре. Картина заняла все его естество, и...
  И он стоял обдуваемый ветром, сжимая в ладонях вытянутых рук рукоятки мечей, длинных, прямых гибких тренировочных мечей для занятий тай-цзи. Повел руками вверх, поворот корпуса, медленный и плавный, отставить левую ногу назад, как он помнил... Помнил откуда? Он не задавал этого вопроса, принимая происходящее как данность. Оно и было ею - данностью. Данной ему здесь и сейчас. Чем он и наслаждался - подтянуть правую ногу к левой, подсесть, руки идут вниз и...
  И оглушительный грохот слева. И сдавленный вскрик. Быстро, но без резкости, повернув корпус он увидел разбитую машину, метрах в тридцати от себя. Инерция везла ее, уже успев перевернуть и раскромсав, видимо от столкновения со столбом стоявшим неподалеку. Странное зрелище, но вполне понятое. Понятное и воспринимаемое холодно и без эмоций, даже несмотря на то, что на пути машины стояла пойманная в оцепенение страха женщина, сжимавшая ребенка. Какой бы гибельной не была инерция, законы физики на этот раз были милостивы, груда всклокоченного металла остановилась в пяти шагах от женщины, очевидно, матери с ребенком. Пять шагов, пять больших шагов взрослого мужчины, коим и был Икар. А женщина с ребенком находились на расстоянии в десять шагов от него. Он знал что это будут именно десять его шагов, ведь он уже, размашисто пружиня, делал третий, несясь к ним. Сжав в руках рукоятки мечей, он несся к ним, чтобы привести их в чувство, сказав убегать как можно быстрее и как можно дальше. А там уж и помочь, по возможности пленнику покореженной груды мертвого металла... Но отчетливое цирканье, сопровождающееся вспышкой всполоха огня на корпусе перевернутого автомобиля уже обильно истекшего бензином и маслом, словно вскрытая туша животного - кровью, безжалостно отрезали все помыслы о спасении заложника машины. Огненный всполох стал огненным цветком, тот стал вспышкой, огненный цветок начал стремительно поглощать машину, разворачивая внутренности автомобиля, и колебля воздух вокруг неистово-ярым жаром пламени. Цветок, сотканный из увеличивающихся лепестков огня, сложенных в смертельный ярко-желтый бутон начал распускаться.
  Пятый шаг. Женщина, как вкопанная стоит на месте, глядя на это зрелище, могущее стоить целой жизни ее и ее ребенка. Огонь уже поглотил машину, не оставив контура, рябь воздуха стремительно метнулась в все стороны, ударной волной неумолимо ища своих жертв. И, радостно взвизгнул лопающийся пластик, от сладостного предвкушения жертв в лице замершей парочки, неотрывно смотрящей на несущийся на них рок судьбы...
  Шаг восьмой. Ударная волна почти настигла своих жертв, пламенная волна обидчиво всхаркнув сполохом синего, метнулась следом, страстно стремясь сокрушить, поглотить, сжечь...
  Десять шагов. И рывок рукой за плечо оцепеневшей матери, прижавшей ребенка к груди. Оттолкнуть, провернуться, упереться ногами в землю, и, раскрыв руки преградить путь волне смерти к своей цели.
  Икар не чувствовал ничего, ни страха, ни чего бы то ни было еще. Просто была ситуация, в которой он оказался, и решение, принятое им как единственно верное. И вот тело, кинутое Икаром наперерез стене огня, покачнулось от ударной волны, но каким-то образом, чудовищным, нечеловеческим усилием осталось на ногах. Осталось, чтобы принять на себя волну огня, принять и заставить ее разбиться о себя, словно океанический вал, разбивающийся о скалу.
  Ему удалось остановить огонь, который начал с готовностью палача согласившегося на обмен двух маленьких жертв на одну большую, поглощать его, Икара, тело. Поняв что, наконец-то пришедшая в себя женщина, которую его рывок вырвал из паралича перед кажущейся неизбежностью смерти, прижимая ребенка груди бросилась наутек, ища безопасное место, смельчак сосредоточился на происходившем с ним...И понял что опять послайдово наблюдает из безопасной глубины поглотившей его со всех сторон синевы, испещренной символами. Он смотрел, частично отождествляя тело, поглощаемое огнем с собой. Вот скрылась рука и часть груди. Вот нога и часть туловища. Образы сменялись все медленнее и медленнее. Часть за частью, клетка за клеткой, его тело пропадало и уничтожалось в безжалостном желтом потоке. И вот, осталось лишь осознание правильно совершенного поступка, наполнившего Икара радостью и ликованием. И огненнные всполохи, застлавшие собой весь обзор. Вселенная на секунду предстала огнем. Вечным и безбрежным. Только что без остатка проглотившим и прожевавшим тело Икара, поклеточно его испепелив. И осознав это... Икар исторг стон.
  Он стоял, невидящими глазами смотря на район где он оказался сам не понимая как, принесенный ногами, несущими его неизвестно куда, на полном автомате. И он не отдавал себе отчет, что, обуянный яростью от увиденного, и осознанного своим внутренним зрением, рычал скривив лицо в гримасу боли и гнева. Воздев голову, он рычал, все громче и громче, утробный рык переходил в вой, яростный выкрик, столь же яростный, как и пламя, которое застилало его взор, и стало на краткий, но с тем и бесконечно долгий миг, всем миром. Пламя неистовствовало в нем, испепеляя вслед за телом, ставшем жертвой на недавно наблюдаемой Икаром сцене, его душу, с той лишь разницей, что душа горела и плавилась, корчась в ярости нового осознания уже здесь и сейчас. Огонь взрыва автомобиля, бесцеремонно вторгшийся в его прошлую наблюдаемую жизнь, прорвал заслон отделявший одно от другого. И вот уже тело самого Икара, согнувшегося и вскинувшего голову в непрекращающемся и все нарастающем вое исторгло из себя пламя, ставшее некогда роковым. Покрыв его туловище, огонь начал пульсировать, разрастаться. Раскинув руки, Икар все выл и выл, вот на него уже стали обращать внимание, и взгляды людей, поначалу наполненные удивлением, шоком, ужасом, и даже презрением, постепенно утрачивали интерес, воспринимая одинокого человека, раскинувшего руки и изогнувшегося в причудливо дернувшей его тело судороге словно умалишенного, припадочного намного раньше, чем, пламя появившись из ниоткуда свило свой кокон вокруг него. А пульсация пламенного цветка все нарастала, и нарастала, и уже стал слышен трепет алых языков, все смелей и смелей лижущих воздух вокруг, пробуя его, готовясь выплеснуться всей своей силой наружу...
  Рывок за шкирку, и сильная рука поволокла Икара, за угол здания, не шибко-то и сопротивляющегося, и больше - даже не осознающего что с ним происходит.
  -Ох-ох, плохи дела, успеть бы, - взволновано донеслось из-под капюшона.
  Человек в куртке со скрытой капюшоном головой, повернулся и не отпуская руки Икара, извлек из кармана ручку, и, сорвав зубами колпачок и выплюнув его, начал рисовать на руке, которой только что держал за шиворот парня, все еще окутанного огнем, и уже прекратившего выть, но еще издававшего нечленораздельные стоны. Ударив рукой с быстро наляпанным ручкой рисунком по углу, он схватил Икара, рванулся с ним в за угол стены, за которую придерживался...
  И стена, словно ставшая вдруг жидкой, поглотила их обоих.
  
  
  Хронологически последовательная часть ?3.
  
  Символы.
  Сфокусированная Воля.
  Долгое решение.
  
  Огонь потух.
  Внезапно, это было неожиданно. Только что миром Икара был гигантский костер, питавший свое пламя на осколках его души, и вот все исчезло. Сквозь пламя начала проступать океаническая глубокая синева знакомой ему обстановки, испещренной линиями и символами. Только без слайдов-образов, словно их отключили. Икар моргнул, и исчезла и эта синева, сменившись интерьером тесной комнатенки, без окон, с двумя низенькими шкафчиками у углов одной стенки, украшенной картой мира, подстилкой с подушкой у другого, и четырьмя стульями вокруг стола у другой. Ламп не было, но это не мешало комнате быть хорошо освещенной и не давать отбрасывать тени никому и ничему из находившихся в ней.
  Тишину нарушил шумно вздохнувший и затем медленно выдохнувший Икар. Он уставился на своего единственного компаньона в комнате, непонимающими глазами вопрошая, вопрошая...
  Капюшон его спутника был откинут, представив на обозрение юноше голову его сегодняшнего учителя. Странник просто кивнул. Кивок стал камнем, пробившем плотину в царившем до сих пор молчании.
  -Как я здесь оказался? Что со мной происходило? Почему я ничего не помню о том, как я попал сюда? Что за чертовщина здесь происходит!?
  -Т-ш-ш-ш-ш. Я не буду отвечать ни на один из этих вопросов. Ну же, Икар, задай правильный вопрос? Ты, знавший моего наставника, должен знать, какой вопрос следует задавать в такой ситуации.
  -Зачем я здесь?
  -Чтобы учиться. Чтобы узнать кое-что важное, и невиданное тобой никогда прежде. Не при жизни, во всяком случае, - улыбкой поставил точку в сбившем юношу с толку замечании Странник.
  -Я не помню, как здесь очутился.
  -Помнишь.
  -Нет, я... У меня галлюцинации были, как будто я смотрел по очереди, одна за одной на кучу фотографий из чьей-то жизни, а потом на них был огонь - а потом я уже сам горю, и все вокруг меня горит и... Чепуха какая-то.
  -Нет, Икар. Это были не галлюцинации. Вспомни все. И расскажи мне все, что... пережил.
  Минута молчания. Терпеливо, Странник ждал, не вмешиваясь, не подгоняя юношу, собиравшегося с мыслями. Наконец, молчание, сгустившееся в комнате, было потревожено.
  -Я видел безбрежное синее пространство. В нем были символы, которые я не понимаю, и цифры. Я видел жизни, вглядевшись вглубь этого синего...экрана. Огромный экран, на всю Вселенную величиной. Потом я погрузился внутрь одной жизни, и там в этой жизни... Я видел свою смерть, я умирал в огне. А потом я очнулся здесь, и не было ни огня, ни смерти. Только комната и ты. Ты меня вытащил из этого огня, так? И притащил сюда?
  -Верно. - С улыбкой огладил свою бороду Странник. - А теперь слушай. Тебе не показалось. Ты наблюдал другие жизни. Твои другие жизни. Экран, бесконечный в высоту, длину и глубину, и символы на нем - это Баланс. Твой Баланс. Ты достиг уровня мудрости и самоосознанности, при котором можешь видеть все это. Поздравляю, немногие на это сподобились. Итак, тебя, я знаю, тревожат еще вопросы? Задай их.
  -Что это за баланс такой? Другие жизни? Реинкарнация, ты хочешь сказать? Я что, просветленным каким-то стал или что?
  -Отлично, ты задал вопросы. А теперь - ответь на них. Вслух.
  -Да откуда ж я знаю про все это!? - Икару начало казаться, что собеседник над ним откровенно издевается.
  -Ты сам должен сказать. Все чем я могу помочь тебе это уверить тебя: ты знаешь ответы на большинство вопросов, возникших, и могущих возникнуть у тебя. Ну же! Сосредоточься на всем, виденном тобою там. Ты сможешь получить ответы.
  -Да как я... Ладно, хорошо. - Эта ситуация стала его забавлять. Похоже на происходящее на занятиях у Ловкача - подумай о том, сам не знаю о чем, сделай то, не знаю что. Неопределенность и неизвестность до тех пор, пока не погрузишься в решение поставленной нелепой задачи со всей серьезностью, вниманием и концентрацией. И Икар опять погрузился в это состояние, новое каждый раз, но при этом знакомое, как будто он знал его всю жизнь. И не одну. Только теперь его воля сконцентрировалась на всем, связанном с тем синим Экраном, как удачно определил эту синюю глубину Странник. Экран, Баланс, другие жизни...Нет, Странник называл этот Баланс как-то по другому, по-иному это звучало из его уст. С непонятным, но приятным перезвоном. Баланс, Экран, жизни...
  Внезапно он понял. Возникали новые вопросы, но он находил ответ на них тут же, интуитивно, тут же вспоминая их, словно знал эти ответы все это время.
  Он поднял на Странника взгляд, блуждавший до этого меж его ступней.
  -Итак? - приглашающим вопросом изогнулась его бровь.
  -Мы все, каждый из нас - Игроки, которые живут жизни. Много жизней. Как человеком, так и любым другим живым существом. И важна не сама жизнь. Важен лишь момент между смертью и новой жизнью. Именно в этот момент мы становимся Мастерами. И в этом состоянии мы решаем, как распорядиться новой жизнью. Кем родиться, когда, при каких обстоятельствах, какие свойства будем иметь, и какие события будут сопровождать нашу жизнь. Для всего этого мы используем баланс, нет, не так... Баланс, который изменяется по итогам каждой нашей жизни. И до поры задача каждого из нас, из Игроков - набрать побольше, да почище этого Баланса. В состоянии Мастера мы решаем, как распорядиться возможностями выбора, что у нас есть перед каждой жизнью, чтобы после очередного прожитого жизненного цикла иметь Баланса больше, чем было в прошлый момент выбора. Эта самая синева, которую я видел - и есть то, с чем мы сталкиваемся в состоянии Мастера, тот Экран, как ты его назвал, с помощью которого мы и делаем выбор, как будем жить очередную нашу жизнь. В самой же жизни мы - зачастую безвольные куклы, слабо осознающие, что с нами происходит, мы не знаем ни о Балансе, ни о состоянии Мастера, мы просто живем, реагируя на происходящее вокруг. Наша цель - в состоянии Мастера использовав накопленный Баланс, распорядиться нашим выбором обстоятельств, факторов, врожденных и приобретаемых при жизни свойств, характеристик, случайностей встреч с людьми, даже негативными ситуациями, вовремя их запрограммировав в следующей жизни, сделать этот выбор умело и продуманно, так, чтобы в итоге, с учетом нашей прижизненной несознательности и ограниченности придти к определенным событиям, результатам, наработать, достичь большую осознанность, больший Баланс. Баланс мы аккумулируем, духовно совершенствуясь жизнь от жизни, открывая что-то новое для себя вновь и вновь, познавая мир и самих себя, совершая благородные и благодатные поступки, действия, которые оказывают влияние на мир, и просто живя по совести. Когда мы собираем достаточно большое количество Баланса, то мы получаем доступ к новой информации, которой мы не имеем даже в состоянии Мастера - состоянии нашей наивысшей осознанности, интеллекта и мудрости. Баланс... Баланс - это личная осознанность в любом состоянии, каждого Игрока, его сила и способность взаимодействия со Вселенной, он может быть использован, чтобы вызвать как позитивные свершения в нашем предстоящем жизненном цикле, так и негативные, это можно представить как угодно, это могут быть очки кармы, поступки, и их последствия. Каждый сам выбирает как это определять для себя, но... Но все же Баланс остается Балансом.
  Икар замолчал, прикрыв глаза, вспоминая, подбирая слова. Тишина оставалась непоколебима, и позволяла мыслям течь плавно, а сознанию погружаться внутрь памяти, все глубже и глубже, добираясь до синей глубины, с сокрытыми в ней смыслами. Слова, описывающие происходящие в этой глубине звучали ново, необычно, хоть и сотканные из звуков, привычных уху, в них словно вплели новое значение, наполнив их весом и значимостью. Экран, состояние Мастера, Баланс... Странник терпеливо ждал продолжения. И дождался.
  -В предыдущем жизненном цикле, я пожертвовал собой, прикрыв своим телом женщину с ребенком. Автомобиль взорвался, и я принял на себя весь взрыв. Этим поступком я заработал большое количество Баланса, и узнал еще кое-что, чего не знал даже в состоянии Мастера.
  Очередная пауза. Икар поднял взгляд на карту мира, висевшую на стене. Выдох.
  -В нашем мире, - обвел он руками карту - прямо здесь и сейчас идет война, которая шла всегда. Бьются две стороны. Добро и Зло. Защитники и Завоеватели. Герои и Негодяи. Компания и Корпорация. Мы и Они. С помощью большого количества аккумулированного Баланса человек может открыть для себя информацию об этой Битве, предрешить свое 'прозрение' в новом жизненном цикле, выбрав заранее свои характеристики и условия, при которых он вспомнит о виденном в состоянии Мастера, стать Знающим, и получить доступ к одной из сторон. Эти стороны - гигантские организации, имеющие иерархию, на нижних ступенях находятся те, кто обеспечивают эту Войну, обеспечивают финансово, политически, социально, позволяя находящимся на верхних ступенях Иерархии сосредоточиться на сражении, держа остальное человечество в неведении и безопасности, маскируя Битву под различные социальные или политические события. Находящиеся на верхних ступенях Иерархии непосредственно сражаются между собой, также, как правило, только они из всего Человечества знают при жизни о Балансе, и могут видеть Экран и входить в состояние Мастера не дожидаясь момента после смерти и до новой жизни-выбора, хотя некоторые представители из низших ступеней Иерархии тоже знают про истинную картину мира. Потому они и называються Знающими. Представители верхней ступени Иерархии имеют все необходимое для своих действий и сражений, так как остальные ступени Иерархии снабжают их ресурсами, оружием, финансовыми средствами. Кроме того, находящиеся на высшей ступеньке, Знающие, психологически и физически подготовлены к Битве, а также обладают сверхъестественными способностями, сверхчеловеческими атрибутами из-за своего глубокого осознания природы вещей, а за счет своего Баланса они могут влиять на реальность, увеличивая свои возможности.
  Икар говорил, и по мере того как он раскрывал новое знание, которое он разглядел внутри себя, перед его глазами проносились видения описываемого: две гигантские структуры-исполина, вечная незримая война, время от времени открывающая себя своей разрушительной стороной остальному Человечеству. Две армии двух сторон решили схлестнуться - и мир стал свидетелем очередного масштабного крестового похода, завуалированного смертями простых солдат, и движущей в дальние земли алчностью людей финансово и политически чуть более состоятельных, но так же, не менее простых. И два монолита, две силы, что обеспечивают, и подталкивают, провоцируют это столкновение, сокрытое за причинами финансового, политического, и культурно-социального толка. Очередное сражение двух сторон вызвало цепную реакцию, привлекая все больше и больше участников битвы по обе стороны фронта - и мир в очередной раз ловко прогнулся под политическими подтасовками двух громадных структур-пауков, увидев лишь неудачный ход политиков, в борьбе за знакомые каждому общечеловеческие ценности, вылившиеся в вооруженном вторжении армии одной страны в другую. Конкурирование за занятую территорию - и планета стала в очередной раз свидетелем разжигаемого конфликта вокруг маленького острова, в попытке усеять его ядерными пусковыми установками, и тому холодному политическому занавесу, которым отгородили себя эти массивные, могучие, но не подозревающие истиной подоплеки происходящего державы. Звон скрещившихся мечей, канонада захлебывающегося лязгом выплевываемой свинцовой смерти автомата, посвист спускаемой тетивы, хлопок пробитого бронежилета, сочное чавканье нашедших свою цель метательных ножей, крики ярости воинов, потрясающих копьями над головами, лавина бегущих друг на друга людей, города строящиеся за считанные годы, политические амбиции искусно возбужденные в весьма конкретных сердцах, могущих увлечь за собой сотни тысяч иных сердец, социальная обстановка, программно изменяемая управляемыми прямо и косвенно средствами массовой информации, менталитет целых народов, корректируемый с ювелирной точностью - сотнями, тысячами звуков, событий, гуляли по планете тысячами лет, позволяя двум сторонам кружить в вальсе эпох взаимного противостояния, в погоне каждого из составляющих эти стороны-противники за целью, явно и неявно, определяющей существование каждого на планете.
  - И ты теперь в наших рядах. Приветствую тебя среди Героев, воинов Света, Рыцарей, Защитников Добра, называй как хочешь. Теперь ты один из нас, Игроков или Знающих. Добро пожаловать. - заключил речь Икара Странник.
  -Но я совершено не подготовлен к боям, как я смогу биться с ними? - Икар выглядел растерянным, садясь на один из стульев.
  -Это - моя задача. Сориентировать тебя, направить. Дальше ты сможешь достигнуть необходимых обстоятельств и условий сам. Весь твой немаленький Баланс тебе в помощь.
  -Хорошо, когда приступим? Полагаю прямо сейчас?
  -Именно. После тебе необходимо будет кое с кем познакомиться. И кое-куда с нами отправиться. Нет смысла говорить тебе, что теперь твоя жизнь кардинально измениться, и вероятнее всего всем твоим прежним знакомствам и связям придется оборваться. Включая семейные. Ты это понимаешь сам, по глазам вижу. Более того, ты теперь готов к этим изменениям, ведь с новым самосознанием мы все рождаемся заново при жизни, и теперь ты свободен, ты не испытываешь ограничений, привязывающих тебя к местам и людям. И уже не так зависим от законов этой вселенной, твоя самоосознанность и твой Баланс позволят тебе мочь много больше, чем могут обычные люди. Теперь ты - воин одной из двух великих сторон. И в Битве теперь - твоя жизнь. И не одна.
  Да, Икар понимал это. На фоне общей картины, что теперь представала перед его взором, стоило ему лишь подумать, Икар видел... Он все еще мог иметь возможность жить, как жил ранее, но...это было бессмысленно. Теперь бессмысленно. Он видел цель и суть своего существования, здесь и сейчас, ощущая свой аккумулированный Баланс. И желание-необходимость его увеличить. Он знал, что сделает это только в Битве, и теперь ему оставалось лишь одно.
  Ему нужно было подготовиться.
  
  
  Хронологически-последовательная часть ?4.
  
  Видение альтернатив выбора.
  Выстраивание цепочки событий.
  Запуск нового жизненного цикла.
  
  Неделя. Целую неделю он безвылазно сидел в четырех стенах. Странник настоял, чтобы Икар не покидал это место все время, что они посвятили его подготовке, и дополнил, что тут время течет несколько быстрее, позволяя прожить тут неделю, когда снаружи пройдет не больше пары дней.. Так они и провели это время, Икар увлеченно перепостигал, словно вспоминал заново, азы манипуляций своим Балансом. Он менялся, совершенствуясь также физически - некоторое время, проведенное в физических тренировках, дополненное некоторыми манипуляциями с наработанным Балансом, позволили ему ощутимо прибавить в силе, ловкости, выносливости и скорости. Чувствовал он себя на подъеме, лучше, чем когда-либо прежде. В отличие от Странника, явно сдавшего, утомленного, выдававшего одышкой, и покрывшимся испариной лбом свою усталость непонятного происхождения.
  -Это место, - Странник обвел рукой комнату, объясняя возникший вопрос. - Не мое. Мы здесь несколько нежеланные гости. Столь продолжительное время находиться тут, да еще и с тобой, за счет моего Баланса - это утомляет, истощает. Но это единственное место, в котором я могу хоть как-то гарантировать твою безопасность. На улице, или же у тебя дома ты уязвим, и тебя могут найти и убить. Этим, как ты сам знаешь, конечно, вряд ли можно вывести нас, Игроков, из игры, мы вернемся, переродимся, и после 'прозрения', опять - в бой. Но это трата времени. Здесь же безопасно заниматься твоей подготовкой, хоть это место и принадлежит не мне.
  -А чье это убежище? - спросил Икар.
  -Ловкача. Он мой друг, мой напарник, мой учитель, поэтому мне легче преодолевать сопротивление и перемещаться сюда и быть здесь. Я перенес нас сюда, потому что это место было ближе всех. Мое убежище находиться очень далеко отсюда, в отличие от Ловкача, он имеет укрытия во многих городах.
  -А где он сейчас?
  -Убит.
  Бум. И еще раз, бум-бум. Сердцебиение? Он привязался к несколько взбалмошной манере Ловкача объясняться, и его к нему как-то по-дружески тянуло. Его нет. Пока нет. Почему его нет? Убит. Он как будто знал об этом больше, чем было сказано. Откуда? Снова начала наплывать синева, глубина, и ширина темно-синим каскадом начала заволакивать взор, на заднем плане замелькали картинки слайд-шоу...
  Нет, не сейчас.
  Позже.
  -Это были они?
  -Да.
  -Ясно.
  Ему действительно было ясно. На этой ноте они и продолжали заниматься. В шкафах обнаружились запасы еды, медикаментов, а также мелкокалиберное оружие с патронами, и некоторое разнообразие ножей, перевязь с которыми была предложена Икару. Он взял, и, повозившись, пристроил ее вокруг туловища под одеждой. После он хотел было примериться к пистолетам, но передумал, не испытывая привязанности к огнестрельному оружию. К слову об огне... В одну из ночей, проведенных тут же, на полу, на подстилке с подушкой, со спящим рядом Странником, на такой же подстилке с подушкой, ему приснился сон, в котором он в очередной раз погрузился в успокаивающую, умиротворяющую вечную синь Экрана. Он в очередной раз стал свидетелем своей смерти. На этот раз все исчезло в ослепляющем свете и оглушающем грохоте. Проснувшись, Икар обнаружил себя на прожженной подстилке, тлеющей по краям.
  Что было удивительно, так это то, что за все время, проведенное безвылазно в тесной комнате без окон и дверей, они не испытывали недостатка в свежем воздухе, они не принимали пищу, не утоляли жажду, и не справляли нужду. Икар совсем не испытывал этих потребностей, даже спали они не больше четырех часов, сверяя время на найденных в шкафу больших цифровых часах с указанными на них временными величинами крупнейших городов мира.
  И вот неделя прошла.
  -Собирайся, бери все необходимое оружие. Еда пока не нужна, заморишь червячка позже, тогда и другие потребности удовлетворишь. Сейчас я собираюсь познакомить тебя кое с кем.
  Бросив взгляд на часы, он взял Икара за руку, и приложив другую к стене замер на миг.
  -Прощай, - тихо произнес он, прощаясь то ли с самой комнатой, толи с памятью о ее хозяине.
  И решительный прыжок в стену, проглотившую их.
  Полночь. Та же улица, с которой так бесцеремонно, но так вовремя был выдернут Икар ранее. Ни души, только редкие машины прочерчивают огнями фар темноту. Луна кутает себя мягкими покрывалами облаков, рассыпав светильники звезд, словно боясь одиночества в темном ночном небе. Одна над твердью земной, в окружении безлицых, молчаливо светящих звезд она напоминала Икару самого себя, представшего перед бесконечностью массива Экрана извечного выбора. Но вот синь испаряется, оставляя только мир физический, и Икар, один под небом, так же бредет по неведомым ему самому путям, к незримым для него целям, с той лишь разницей, что луна была ведома невидимой гравитацией, а Икар - Странником, идущим поблизости. Путь они одолевали пешком, но Странник обмолвился, что имеет транспорт неподалеку.
  Джип - более чем основательное средство передвижения, не менее основательно стояло на своих четырех колесах, на городской платной парковке. Порывшись в карманах, Странник извлек ключ, двойной 'бип', щелчок двери - и джип распахнул свое убранство. Вместительный салон, на четыре больших сиденья, способные принять на себя как минимум вдвое больше пассажиров комплекции Икара, бронированные металлические пластины, которыми был обшит каркас кузова.
  -Садись. Ознакомься с содержимым ящиков - на случае если на нас нападут по дороге.
  -Это, я так понимаю, Компания тебе выделила?
  -Они работают, чтобы давать нам все, что нам необходимо, по первому требованию. У всех нас есть карточки с нелимитированными средствами на ней. Ты свою скоро получишь, как и шифрованные средства связи. Впрочем, особые умельцы могут общаться напрямую, используя Баланс. Но у них его просто безмерное аккумулированное количество. Я не имею доступа к таким возможностям. Пока. Ловкач мог. Ты взял ручку?
  -Да, захватил, - сказал Икар, смотря, как они покидают городской спальный район.
  -Отлично. Начерти на руке символы-помощники. Если считаешь нужным.
  Икар принялся изрисовывать свои руки узорами, руководствуясь уроком, данным ему Странником ранее, в комнате. Он обучил Икара некоторым фокусам, которые были ему неведомы, даже с учетом его уровня Баланса. Это было просто - нужно было начертить на руках или на любой другой части тела символ, похожий или напоминающий ему о взаимодействии, которое он хочет совершить. В момент нужды, посмотрев на символ, сконцентрировавшись на нем, можно было легче и быстрее добиться результата, он был надежнее и мощнее. Кому-то это подходило, кто-то мог вполне уверенно обходиться без них. Вообще методов воздействия на реальность посредством мудрой воли Игрока и Баланса, было более чем достаточно, чтобы запутаться в них. Но Икара это не пугало. Перед ним была жизнь и не одна, чтобы найти свой стиль, свой предпочтительный метод работы. А пока он нанес на тыльную сторону правой ладони символ огня, на внутренней стороне той же ладони нарисовал три идущие от одной точки под углами в 30 градусов стрелки. На другой он начертил на тыльной стороне квадратные скобки, и четыре сходящиеся к центру под перпендикулярными друг другу углами в узоре креста стрелки перечеркнутые волнистыми линиями - на внутренней.
  -Все, сделал, - сообщил он по завершении Страннику. Машина подъезжала к огромному торгово-развлекательному центру, с башней в десять этажей величиной.
  -Я тоже закончил. Приготовься выгружаться.
  Засунув ручку в карман, и проверив крепление перевязи с ножами, Икар открыл тяжелую бронированную дверь джипа и выпрыгнул на стоянке для автомобилей на территории торгового центра. Они направились наверх, по служебным лестницам на этаж, где располагался крупный магазин по продаже цифровой и бытовой техники. Иронично, именно сюда он и направлялся неделю назад, когда пропал в глубине Экрана, Баланса, и старой, но в то же время новой картины мира, открывшейся ему в пламени его сжигаемого кажущимся вселенским огнем тела. Свет, конечно же был выключен, и в здании не было ни души. Однако дверь в салон техники была открыта - и они, миновав стеллажи с нагромождением цифрового разнообразия, направились в служебные помещения. Икар прошел в темноту, за ним - Странник, закрывший за собой дверь на замок. В следующую секунду вспыхнул свет.
  Трое стояли в центре достаточно большого зала. Большой прямоугольный металлический стол, с шестью стульями вокруг него, рядом с высоким холодильником, вокруг стеллажи с заставленными ящиками полками, у одного угла парта с компьютерными мониторами на нем, в другом - уютный диван. И среди всего этого будничного быта обычной подсобки для персонала магазин - они. Обычная троица молодых людей, двое юношей на вид не так уж старше самого Икара, один из них крепкий парень азиатской внешности, хмуро рассматривающий вошедших, другой был худощавым высоким блондином, приветливо улыбнувшимся и одна невысокая девушка, с копной темных волос, собранных в хвостик, погруженная в себя, сидящая у стола с компьютером. Все в легкой одежде подходящей к легкой осенней прохладе на улице.
  -Приветствую новичка! - громко произнес блондин, шагая на встречу, протягивая руку для знакомства, но был остановлен на полуслове брюнеткой:
  -Не шуми, я сканирую.
  -Так, знакомьтесь, это - показал на Икара рукой, подходя к встречающим Странник - Икар. Икар, это вот Импульс, - показал он на блондина. - Это - Шурикен, - и рука сместилась на хмурого азиата, кивнувшего, услышав свое имя. - Можешь для краткости звать их соответственно Пульс и Кен. А вот эта молодая особа - Мист, - и рука остановилась на девушке. Вот, собственно, и вся наша оперативная группа. Мы часто объединяемся с другими группами, редко когда задерживаемся на одном месте. По обстоятельствам Войны мы координируемся и перемещаемся по миру, куда требуется, чтобы принять участие в боях.
  -Рад знакомству. - Приветственно пожал руки новым знакомым Икар.
  -Данных не поступало? - спросил собравшихся Странник.
  -Нет, ждем, когда нам сообщат новую задачу, или пока я засеку что-нибудь интересное, - не открывая глаз, ответила Мист. - После того как они под нашим носом Ловкача убрали, они все исчезли, я надеялась хоть парочку поймать и на перерождение отправить, но... Все тихо. Пока.
  - Здесь, в этом городе мы собрались из-за Ловкача, его смерти, мы планировали поймать группу, которая за ним охотилась, и вывести их из игры. - пояснил Странник - Он, хоть и был частью нашей команды, но предпочитал работать один. Его специализация, его личный стиль был в его скрытности, изворотливости, неуловимости, его никто не мог поймать. Никто. И никогда. А сейчас он был окружен. Это может означать лишь то, что он позволил себя поймать, сдал себя, специально, по одному ему ведомым причинам. Зная его, могу уверено сказать, что это был его очередной продуманный маневр. Цель мне не ясна, возможно, он со своим Балансом смог увидеть нечто, что толкнуло его на это, но я... Я пока не вижу ничего. Остается лишь довериться другу. И, возможно, поймать кого-нибудь из них.
  Кивнув на окружающий интерьер, диваны, включенные компьютеры, холодильник, большой стол в окружении шести стульев, Странник сказал:
  -Располагайся. Еда в холодильнике, оружие там, за ящиками сейф есть, код спросишь. Там же бронежилеты, патроны, и прочее.
  -Странник, Ловкач умер больше недели назад, разве за это время они не успели скрыться?
  -Не все так просто. Это наш город, а Мист сразу после ухода Ловкача тщательно все сканирует. Камеры, отчеты о странных событиях по всему городу, данные считанные с помощью Баланса, она все это проверяет наитщательнейшим образом. Любому из них войти в этот город незамеченным просто так бы не удалось. Ловкач был здесь слишком долго, они сумели его выследить и проникнуть сюда, аккуратно, по одному, скрывая свое присутствие как от Ловкача, так и от всех наших групп, которые непременно захотели бы поживиться с такого большого отряда, собравшегося в нашем городе ради устранения одного человека. Они собрали большую группу, и это заняло долгое время. Они также знали, что за Ловкачом придет наша группа, и поэтому после успешной операции по его устранению, так же по одному, не привлекая внимания, покидали эту территорию. И это тоже занимает много времени, по очереди, тихо убраться подальше, ни коим образом не выдав себя или остальных членов своей группы. Но мы надеемся, что кто-нибудь из них совершит ошибку, и мы их засечем. Тогда, возможно станет чуть яснее вся эта непонятная ситуация с Ловкачом и его решением.
  -А ты когда 'вспомнил'-то? - Спросил Импульс, усаживаясь на стуле, наливая себе из электро-чайника.
  -Месяц назад начали сниться сны, в них я увидел Экран выбора, но не понимал, что вижу. Полностью вспомнил все я только неделю назад, - ответил Икар, устраиваясь на диване, по пути взяв со стола яблоко.
  -Ясно, ну, мы уже по несколько лет каждый тут бьемся. Ничего, если тебе попался в наставники Странник, значит ты не зря его выбрал, и он не просто так согласился. Вольешься в коллектив. Мист на дальних дистанциях работает. Она же сканирует и информирует всю нашу группу. Так же может неслабо помочь с прикрытием, имя не просто так дали. Шурикен вот, он - ниндзя. Правда! Он больше в ближнем бою, но и на расстоянии тоже может цель отработать, если потребуется, недаром зовут именно 'Шурикен'. А я - парень скромный да шустрый, отвлеку внимание, палок в колеса группе противника повтыкаю, пока Странник с Шурикеном всех вынесут. Я, можно сказать контролирую обстановку на поле боя, сам увидишь. Скоро.
  -Одно мне непонятно, Странник, - Обратился Икар к своему ментору с давно волновавшим его вопросом. - В чем отличие сторон? Одни - хорошие, другие - плохие?
  -Это вопрос личного ориентира каждого Знающего. С моей точки зрения... Для нас важна концепция 'мы можем'. И мы становимся лучше, следуя желанию мочь что-то большее, лучшее. Для них важна концепция 'мы хотим'. Следуя в первую очередь, тому, что каждый из них считает лучшим для себя, они осуществляют свой рост. Разницы между концепциями на первый, да и на второй взгляд нет никакой. Но ты взгляни на это с позиции Баланса.
  И Икар взглянул. Он увидел это, это была фундаментально разделяющая бившихся воинов разница в жизненных приоритетах. Одни ценили мир вокруг себя. Другие ценили мир внутри себя. Так и все и кружились в отчаянной жажде доказать победой одной стороны над другой кто же правильнее.
  -Я понял. Не до конца, это сложно объяснить обычными словами, но я понял, чем одна сторона отличается от другой.
  -Ну вот и молодец, а теперь закрой ротик едой, и не мешай леди искать нехороших джентльменов, думающих только о себе, - бросила из угла с компьютерами не покидавшая оный Мист.
  Кинув доеденное яблоко в урну, и съев предложенную дружелюбным блондином сдобную булочку с чаем, Икар устроился поудобнее на диване.
  -Скажи, Импульс, - спросил Икар у собеседника, сидевшего напротив него на стуле. - и вот так вы всю жизнь? В боях да странствиях?
  -И да и нет. Мы всегда стремимся сражаться, сам понимаешь... ведь понимаешь? - Икар понимал. Вернее чувствовал. Как не пивший воду долгое время испытывает легкую потребность, толкающую его искать источник воды, так и он испытывал потребность сойтись с противником, не видя большей, лучшей цели своего существования, страстно желая динамики, действия, и пополнения своего Баланса.
  -Война идет повсеместно, но есть строго очерченный фронт, как и в любой войне. Этот город находиться рядом с этим фронтом, не на самой его линии, ну, ты знаешь, в достаточном отдалении от сложившегося эпицентра всей заварушки, в глобальном смысле, на данный момент. Поэтому их появление здесь хоть и было маловероятно, но все же не такое уж и неожиданное. Но в глубине территорий, отвоеванных той или иной стороной достаточно безопасно. Это целые страны, города принадлежащие нам или им. Там враги нечасто появляются, в таких городах можно залечить все свои раны, восстановить силы, подружиться с кем-нибудь из наших, в общем можно жить спокойно и непринужденно... Не то чтобы кто либо из нас или них на самом деле такой жизни хотел. - Хмыкнув в усмешке, закончил свои пояснения Импульс, возвращаясь к своему перекусу.
  Икар огляделся. Мист, время от времени закрывала глаза, сосредотачиваясь на чем-то своем, потом снова возвращалась к компьютерам. Шурикен о чем-то беседовал со Странником, Импульс где-то за шкафами роется в сейфе, удивив Икара тем, как неожиданно он пропал. Только что сидел и уплетал плюшки с чаем - и вот он уже в другом угле комнаты.
  Все вокруг шуршало бумагой, шелестело голосами тихо переговаривающихся, пищало и гудело работающей электроникой. Погруженный в каскад успокаивающих тихих звуков Икар сам не заметил, как провалился в дрему.
  Вот синяя бесконечность уже узнаваемого и различаемого Экрана застлала взор в очередной раз. Снова предстали перед глазами цифры, символы, и значения. Из глубины, едва различимой, но все увеличивающейся в размерах вновь знакомо всплывала постоянно меняющаяся картинка. Применив ставшее привычным усилие воли и внимания, Икар стал наблюдать за происходящим на становящимся всем окружающим фоном слайд-шоу. И как в прошлый раз, картинка вновь его поглотила, добавив к визуальной перспективе возможность чувствовать происходящее в виденном им всеми чувствами.
  Мост, сильный, но теплый ветер, ночь, расступающаяся под светом фонарей, дарящих спасительный очерченный на земле круг света, о невидимый барьер которого разбивалась темнота снаружи, хранящая в себе шелест ветра, гул несущихся вдалеке автомобилей, и чего-то еще, рокового, фатального, но неизбежного. Юбка трепетала на той, кем был Икар сейчас, длинные каштановые волосы бились в панике, растревоженные диким ветром, и в тоскливой досаде билось сердце, предчувствуя решение, которое станет трагическим. Наблюдающий очередную жизнь, Икар знал, что та, замерла в ожидании. Кого? Понимание, что появись субъект ожидания, произойдет нечто страшное. Но неизбежное.
  Шарканье шагов по асфальту моста. Икар, уже отождествляющий себя с наблюдаемой им девушкой, закрыл глаза и вздохнул. Значит, это произойдет. Чтож...
  -Эй! Эй, постой! - окликающий выкрик сопровождался канонадой торопливо перебирающих асфальт под ногами шагов бегущего человека. Вот он настиг высвеченного фонарным столбом круга.
  Мужчина, лет тридцати. Икар узнал его. Он знал, что та, чью жизнь он сейчас наблюдает, очень хорошо знал пришедшего.
  -Что ты здесь делаешь? До тебя не дозвониться, никто не знал, где ты! Об этом месте знаем только мы с тобой, потому я и пришел сюда, надеясь найти тебя. Так что же...
  Взмах рукой, и девушка заставила человека замолчать. Она стояла к нему вполоборота, тяжело и часто дыша, все не решавшись посмотреть на него. Зная, ЧТО должна будет сделать после того, как их взгляды пересекутся. Это больно, печально, нет, не страшно, но все ее естество подсказывало ей - и Икар, как наблюдатель чувствовал ту печальную решимость, которой девушка прониклась, - о неизбежности и необходимости принимаемого решения.
  -Что происходит? - успокоившись, словно бы принимая всю трагическую, но уже принятую девушкой подоплеку происходящего, спросил мужчина, приближаясь к девушке.
  -Стой, где стоишь. - и опять тяжелый вздох.
  Это должно быть сделано. Это должно быть увидено им. Здесь.
  Сейчас!
  Плотно сжав губы, словно борясь с какой-то невидимой, внутренней болью, она рывком обернулась и подняла голову, взглянув прямо в глаза мужчине. На секунду его взгляд обнаружил целую гамму захлестнувших его мыслей, эмоций: недоумение, сменившееся пониманием, вытесненным страхом, и завершившись, каскад чувств лишь оставил испуг перед грядущим. Но вскоре испуг был вытеснен воспоминанием. Воспоминанием, и пониманием причин, которые привели сюда ту, кем Икар был сейчас. Понимание даровало непоколебимое спокойствие. И радость, улыбкой прорвавшуюся наружу. Прощальной улыбкой, которой девушка одарила спутника. А теперь пора заканчивать.
  Да, сейчас!
  Девушка отвернулась, и взмахнула рукой, делая возможное - реальным.
  И проржавевшие подпорки лопнули, с протяжным скрипом ломаемого проржавевшего металла сопровождая медленное падение фонарного столба. Громада металлолома накрыла собой девушку, не успевшую даже поднять руки в защитной рефлекторной реакции. Ее потухающий взгляд, и с ним взгляд Икара был устремлен на еще горевшую оставшимся остаточным теплом лампу. И Икар вновь увидел огонь.
  Огонь ставший Вселенной. Вселенную, ставшую огнем. И проступивший сквозь огонь и грохот океан синего Экрана, в очередной раз тушившего вселенский всепожирающий пожар...
  -Эй, ты что творишь-то!? - выкрик прямо в ухо и толчок в плечо смыл все виденное, и вернул Икара к иной знаемой им действительности - комната, где собралась оперативная группа Странника, пристально, думая о чем-то своем смотрящего на Икара. Лицо Шурикена не выражало почти ничего, лишь приподнятая бровь выдавала его изумление. В отличие от Импульса, пытавшегося докричаться до Икара и толкающего его в плечо и Мист, оторвавшуюся от оих компьютерных дисплеев, и направив свой испуганный взгляд в сторону дивана, на котором спал Икар. Дивана, горящего вокруг сидящего на нем, и протирающего спросонья глаза юноши.
  -Ты что же делаешь, подпалить нас всех хочешь, а!? - крикнул Импульс, взмахнув рукой, словно смахивая пламя, которое послушно потухло, оставив лишь большую тлеющую дыру в диване, и провалившегося в нее Икара.
  -Не страшно, Имп. - Вмешался в сердитую тираду Странник. - у него свой опыт. Пускай.
  Импульс отпустил рукав Икара, пожал плечами и, махнув рукой, сел за стол, молча начав жевать что-то, что ухватил рукой со стола не глядя.
  -Это все жутко интересно, эти ваши зажигательные представления,- внезапно мелодичным перезвоном голоса всколыхнула тишину до сих пор молчавшая Мист, сидевшая за компьютерами Но у меня есть кое-что поинтереснее. Я нашла их. Мы их перехватим. Если отправимся прямо сейчас.
  Вопросов более ни у кого не возникло.
  
  
  
  Хронологически-последовательная часть ?5.
  
  Жизнь запущена.
  Потеря контроля.
  Обретение надежды.
  
  Они ехали вчетвером. Мист рулила, Странник на соседнем сиденье, Шурикен сзади смотрел в окно отсутствующим взглядом - предположительно, работал с Экраном, а Икар сидел рядом и перепроверял всю свою аммуницию. Предстоял первый бой, и он не чувствовал совершенно ничего по этому поводу. Был ли его нынешний статус и знания тому причиной? Он не знал. Пока. Пока он лишь пытался войти в мысленный скоординированный контакт со своими новоявленными напарниками, и исчезнувшим под пока что им непонятное всеобщее одобрение Импульсом. Получалось не очень удачно, что заставляло его вспоминать о вопросе взаимодействия душ после смерти. Ответ пока не приходил. Но Икар уже мог сказать, что имел понимание, в какой стороне его искать. Но не сейчас. Потому что сейчас...
  -Мы на месте, готовьтесь! - Возвестил Странник, уже сжимая в руке небольшой клинок. Икар осмотрелся, обнаружив что они выехали из густо заселенной городской черты в область, где дома, окруженные садовыми участками, соседствовали друг с другом. К одному из таких участков, стоявших в некотором отдалении от остальных, лежавшем на пологом склоне, с возвышающимся над ним домом, они и направили машину, скрыв ее за близлежащим холмом.
  Мист нажала на тормозную педаль, машина резко остановилась, девушка шумно выдохнула закрыв глаза, и внезапно пространство вокруг машины начало заволакивать туманом. Сама Мист уже достала пристроенную сбоку от ее сиденья винтовку с оптическим прицелом, и выпрыгнула из машины, убежав в туман.
  Шурикен, сидевший до этого неподвижно, резко распахнул дверь, вылетел из джипа, и присел около двери, после сложил несколько раз руки в замысловатые знаки, и внезапно пространство вокруг него размыло, он перестал быть четкой фигурой, и став размытым пятном, он совершил резкий, стремительный и высокий прыжок в сторону предполагаемого дома, который, как интуитивно предполагал Икар, и был их целью.
  -"Зашевелились, но все внутри", - внезапно прозвучала в голове у юноши мысль. Он понял, что это Импульс, сообщил группе результаты разведки.
  -"Покрыть могу только эту площадь, дальше не пускает", - это Мист, про свой туман.
  -Рискуем. - отдал команду Странник, одновременно тронув Икара за плечо и приблизив руку к его лицу, чтоб было видно сквозь туман, поманил за собой.
  В тот же миг раздалось несколько чиркающих звуков чего-то зажегшегося, и несколько огненных всполохов вдалеке возвестили начало заварушки. Тут же в ответ раздалась целая очередь выстрелов со стороны дома, громыхнуло громом, и синей вспышкой. Прогремел одиночный выстрел и "готов один" промелькнувшее в голове дало понять, что Мист достигла цели.
  Слегка задрожала земля и Страник крикнув "Имп, бери ее!" Швырнув нож в сторону дома, выпрыгнул из скрывающего их тумана. Икар, вовремя спохватившись, словно предчувствуя это действие своего напарника, рванулся следом за ним. Они подбегали к дому, расколотому пополам продольной трещиной, с выбитыми окнами, Странник на бегу махал своим клинком вызывая стальной звон, отражая дистанционные атаки противника, Икар же, стараясь не отставать, наотмашь успел выхватить несколько ножей из под куртки и интуитивно швырнуть их в сторону дома.
  Стремительно пронесшееся над головами бегущих размытое пятно в котором Икар узнал Шурикена, проломилось сквозь одну трещину, и тотчас же из трещины посыпались разряды молний, однако быстро прервавшиеся одновременно с мысленным возгласом Шурикена "минус один! они бегут!". Странник присел и высоко подпрыгнул, залетев прям в окно, а через миг послышался звон стекол предположительно разбиваемого окна с другой стороны дома. Икар услышал крики сражающихся, когда достиг входного проема дверей дома, вынесеных с петель взрывом еще в самом начале боя. Не останавливаясь он вытащил еще два ножа и пробежал сквозь здание, до заднего выхода, приготовившись метать оружие. Из нитокуда стремительно возникший рядом Импульс, придерживающий Мист, отпустил ее и со скоростью несущегося автомобиля направился к группе сражавшихся на склоне. Шурикену, все еще бывшему размытым пятном противостояло двое, один в будничной одежде, джинсах и толстовке, но с топором в руке, и с одетый в брюки и рубашку с скрытыми за солнцезащитными очками глазами с тонким длинным заостренным металическим прутом. Странник в это время швырял огненные шары в одетого в деловой костюм пожилого мужчину с незапоминающимся лицом. Мужчина стоял не сходя с места, выставив ладонь одной руки перед собой и медленно занося за собой кулак другой руки. Огненные шары испарялись не долетая до своей цели, и Странник положил ладонь на пояс, выдернул из под него цепь, и резко вскинул руку стремительно кинув конец цепи в голову старику. Противник хотел было остаться на месте, но когда по цепи прошла огненная волна, сорвавшаяся с ее конца прямо в лицо, он присев, резко крутанулся вокруг своей оси, сместившись в сторону от атаки. Выпрямившись он совершил руками толкающее движение, и Странник, замахнувшись для следующего удара цепью, которая начала полыхать синими разрядами молний резко отлетел назад, словно ушибленный чем-то массивным в живот. Старик замахнулся сложенной ладонью, словно желая разрубить воздух и условного противника перед собой, но внезапно отбросил руку, когда в ладонь попал сверкающий кусок стали, который кинул Импульс нарезающий на сверхчеловеческой скорости круги вокруг поля боя, скрывшись за вихрем воздуха. Шурикен в это время паррировав несколько выпадов едва различимым мечом в своей руке, сделал ложный удар в сторону ощетиневшегося стальными иглами бойца, а потом внезапно послал спрятанную в другой руке гроздь стальных звезд в лицо противнику с топором. Тот, выронив оружие, упал на колени, поднеся руки к лицу, и Шурикен хотел было снести ему голову, но был остановлен атакой его напарника, бросившего в него несколько своих заостренных прутов. Часть из них азиат отбил, другую часть перебил на полпути поток воздуха, прилетевший от Импульса, и еще один поток сбил вооруженного металлическими иглами человека, отшвырнув его на несколько метров назад, пока его напарник внезапно отлетел и упал безжизненнным мешком, сраженный пулей, посланной Мист.
  Икару надоело ждать, и он метнул два ножа, один в лицо старику, другой в лицо уже вскочившему на ноги манипулятору металла. Последний уклонился простым наклоном головы, а первый поймал нож пальцами, и тут же кинул его в живот подбирающему свою цепь Страннику, что тоже было парировано мечом в его руке.
  Икар не думал о том, где сейчас Мист и что она может делать, помня урок Странника о том, что противник может читать мысли и поведение, и понимать их действия. Он сосредоточился на новой паре ножей в своих руках, а так же на символах нарисованных на кистях рук ранее. Ножи окутало огнем, и они задрожали, боец выбрал цель - старик, сражающийся со Странником, и как следует размахнувшись швырнул что есть мочи оба лезвия, ускорив их своей волей. Просвистев, они пробили невидимый барьер, поставленный стариком и вонзились ему в ногу и плечо. В следующую секунду Икар услышал как занявшая позицию на верхнем этаже дома Мист, добившая пораженного Шурикеном ранее бойца с топором, лязгнула затвором, и, как выбив дверь подсобного помещения в 10 метрах от дома оттуда вышли двое, один в кожаной куртке и порванных джинсах с миниганом в руках перед собой, наводя его на поле боя, а другой, в камуфляжных штанах и куртке, целясь из широкой трубы ракетомета в дом. Тщетно, Мист попыталась пристрелить его, но невидимый барьер, поставленный вокруг ракетометчика, защитил бойца от атаки. Он поднял ствол в направлении этажа, где спряталась девушка с винтовкой, в то время как его напарник уже раскрутил барабан своего оружия, направив его на сражающихся.
  Они открыли огонь, и Икар, инстинктивно прыгнув в глубину дома, поставив наспех созданный барьер вокруг себя, спрятался за стеной. Дом задрожал от первого взрыва, послышался короткий вскрик Мист, и звук удара от ее падения. Трескот пулеметной установки заткнул все происходящее на поле боя. Несколько пуль смогли попасть внутрь дома, внеся свою лепту в уничтожение интерьера, хрустнув рядом с спрятавшимся Икаром. Ему внезапно стало очень страшно. Он ощутил, как может умереть в любой момент, и это очень его напугало. Момент длился недолго, за страхом пришло осознание Битвы, Экрана, Баланса, всего сразу. Панического страха, испытываемого только что не осталось, было лишь опасение временно прервать свой путь в самом его начале.
  "Мой!" прозвучало в голове восклицание Импульса, и затем пулеметный стрекот прекратился, но взамен его прозвучал пронзительный вой, выглянув Икар увидел, что Импульс просто оторвал ногу мощной воздушной атакой одному из стрелков, и сейчас тот кричал, лежа на земле, заставляя дрожать все окружение, пока его грудь не пронзил брошенный Странником меч, который он тут же заставил вернуться обратно, поманив рукой. Времени однако происходящее дало достаточно, чтобы второй стрелок выпустил еще одну ракету по дому, уже по среднему этажу. Икар переждал взрыв,присев у стены и прикрыв голову руками, потом выглянул вновь оценить обстановку, увидев, как Странник с Шурикеном обступили старика, а стрелок в камуфляжной одежде направился в дом, доставая два автоматических пистолета-пулемета. Импульса видно не было, но Икар понимал что он помчался в дом, искать Мист. Чтож, значит сейчас это его бой. Перехватив ножи поудобнее и заставив их привычно дрожать в руках, полыхая огнем, Икар приготовился броситься на своего противника, решив последний раз осмотреть поле боя, чтобы оценить обстановку. Внезапно, он взглянул на солнце, светившее в чистом, свободном от облаков и пронзительно-голубом небе. И почему то он вспомнил про бесконечную синюю глубь. И мельтешение чего то ярко-желтого где-то в ней. И, как и прежде, совершенно неожиданно, но в то же время абсолютно ожидаемо воспоминаемое стало видимым. Он погрузился в бесконечную многомерность Экрана, вызвав своей волей знакомую и интригующе-манящую желтую точку в его глубине, и вот она, подобно солнцу вновь заняла весь обзор, показывая в себе мельтешение каскада образов а Икар... А что Икар? Он с готовностью окунулся в данное ему, становясь наблюдателем еще одной сцены, не вопрошая о ее уместности и нужности.
  И вот он ощущает запах теплого металла, резины, камня, и всего того, что приличествует месту, где он сейчас находиться. Переход железнодорожной станции. И он не просто тут стоит. Он двигаеться. Он хватает негодяя за горло, сдавливает его одной рукой, и наносит отметающий сознание удар в челюсть другой. Разворачиваеться, выставив вперед локоть согнутой руки кулаком вверх сбивая удар другого врага, и отпрыгивает, заставляя два пролетевших мимо куска смертельного заточенного металла лишь слегка погладить его воздухом, всколыхнутым их стремительным движением. Подпрыгивает, хватает за шею, и ставит рывком одного врага перед другим, бьет его ударом ладони в нос, и, толкает на его партнера. Прыжок в вытянутой вовремя ногой и приземление ступни прямо на выглядывающее из под тела брошенного на него напарника лицо последнего противника, заставляющее последнего уйти из сознательной реальности. Затылком, он почувствовал неловкое, неосторожное приближение кого-то. Кого-то вовсе не враждебного. Знакомого. Нужного. Важного. Он поворачиваеться. Да. Это он.
  -Чт....
  -Расслабься, дружише, - он улыбаеться своей самой широкой и самой искренней улыбкой, смотря прямо в глаза обеспокоенному только что увиденным человеку. Человеку очень для того, кем Икар был сейчас, важному.
  -Ты в..
  -Да, в порядке.
  -А они зач..
  -Не имеет значения. Все будет хорошо. И для тебя, и для меня. Запомни это, друг.
  Икар подходит и ложит руки на его плечи. Вкладывая всю теплоту и мягкость на какую способен, не переставая улыбаться.
  -Я знаю, что я делаю. Ну. Удачи тебе!
  И озорно хмыкнув, отпустив плечи собеседника, он прыгает с места на рельсы, тут же озаряясь огнем фар мчащегося поезда. Без страха, чувствуя лишь удовлетворение от выполненного долга, он смотрит на несущийся на него свет.
  И вот Икар вновь лишь наблюдает то, что только что переживал всем своим естеством. Не осталось ничего кроме света. Свет заполняет все его видение, становясь уже знакомым огнем.
  Даже сейчас, он ничего не понял из увиденного. И почему то это вызвало в нем ярость. Подпитываемую светом, что сейчас занял все восприятие Икара, он позволил этому свету, огню, ярости, стать одним целым. Возможно, они и были этим самым одним целым, изначально, кто знает. Икар знал лишь что удержать этот огонь в одной душе, в одной жизни уже не сможет, не хочет, да и не видит смысла. Пусть горит! И он горел, горел без остатка, стремясь сжечь самого себя, лишь бы не было кому задаваться вопросом об увиденном только что.
  Он не увидел ответ. Но он увидел Экран. Он почувствовал Баланс. Он понял что это имеет непосредственное отношение к испытываемому им ранее опыту. Вновь, как воды успокаивают жар вулкана, синяя глубь Экрана успокоила его огонь души. Он обязательно увидит суть, но не сейчас. Сейчас следует возвращаться.
  И он вернулся.
  Вернулся в здесь и сейчас.
  И увидел как стоит посреди тлеющего поля, справа от него догорающие останки дома, где он не так уж давно прятался, слева покрытое пеплом пространство в котором заворочались какие-то тела, а у его ног обугленная масса, в которой Икар опознал своего противника. Чтож, еще один Игрок отправлен на перерождение.
  Внезапный кашель заставил Икара повернуть голову, и обнаружить поднимающегося и стряхивающего с себя пепел Шурикена. Странник уже стоял на ногах осматривая поле боя. Из под холма, за которым они оставили машину прихрамывая и придерживая друг друга приволоклись Имп и Мист.
  -Хм...-задумчиво протянул ментор Икара оглядывая его, единственного, нетронутого следами пепла на поле. - Интересный у тебя метод. Зная, что я тебя этому не учил, полагаю, ты берешь информацию из других жизненных циклов и применяешь ее в бою?
  -Я сам еще не разобрался. Но это похоже на то, как ты описал. Но я не помню, это интуитивно получилось как-то.
  -Да... Интересно...-повторил сам себя Странник, поглаживая свою бороду.
  -Валим, ибо здесь интересного больше ничего нету. - Подвела черту Мист, оглядывая пространство полузакрытыми глазами, явно работая с Балансом.
  -Ага. Пошли.
  И они пошли.
  
  
  Хронологически-последовательная часть ?6.
  
  Старые горизонты.
  Новые перспективы.
  Терпеливое ожидание.
  
  Напарники Икара не очень удивились произошедшему. Удивились. Но не так уж сильно. Всякое уже повидали. Просто Импульс выразил восторг и удивление своими возгласами, да Шурикен одобрительно хмыкнул пробурчав "а малец с сюрпризом", и Мист спросила, первый ли раз Икар в положении Знающего. Последний виновато пожал плечами, не будучи уверенным, что сможет дать однозначный и уверенный ответ. Но этого, кажеться, было достаточно, каждый для себя что-то понял. Собравшись, и усевшись в сохранившуюся не смотря на жаркий во всех смыслах бой машину, они двинулись в путь.
  Команда Странника, преимущественно хранившего задумчивое молчание, изредка прерываемое односложными репликами, решила отправиться в ближайший Центр, место сбора Игроков их стороны, где подобные им отдыхают, группируются, и свободно общаються между собой. Туда они и держали свой путь.
  Икар был абсолютно свободен, еще с момента, когда он покинул убежище Ловкача, он мог вольно решить для себя, куда отправиться и чем заниматься. Но он сам выбрал остаться со Странником, и помочь его команде в поимке убийц Ловкача. А теперь, он не находил ничего против того, чтоб отправиться вместе с ними в Центр, и узнать больше обо всем, что происходит.
  Уже сейчас он знал, что не просто видел события жизней, но и перенимал умения демонстрируемых ему людей, обнаруживая в своей памяти методы боя, способы взаимодействия с Балансом и знания, ранее ему неведомые. Однако причину этого он не знал и пока не понимал. Впрочем, его путь уже был выстроен, и следуя ему, Икар был уверен, нужные ответы придут в нужное время. И потому он следовал за своими напарниками, готовый встретить новое.
  Центром в данном случае был гигантский комплекс офисных зданий, с огромной обособленной его секцией, занимаемой под нужды соратников Икара. Путь к нему был не очень примечательный: джип - аэропорт - самолет - встречающая машина, ничего особенного, билеты оформили практически моментально, сев на так вовремя оказавшийся доступным рейс. Разве что во время перелета в полудреме в которую Икар погрузился, ожидая его окончания и приземления, он вновь окунулся в память очередной жизни.
  Он сидел и курил, разговаривая о чем то с парнем. Спорили. Тон беседы заставлял предположить, что они были родственниками. Внезапно, Икар попросил принести что-то из соседней комнаты, и собеседник, нехотя, поднялся и медленно поплелся выполнять просьбу. Икар сидевший спиной к окну напрягся, полуобернулся, и взглянул за спину в окно так, словно за ним кто-то был.
  Вернулся его собеседник, неся в руках большой блестящий нож, с недоуменным выражением на лице, безмолвно вопрошая о сомнительной необходимости этого предмета. Икар приподнялся, оперевшись одной рукой о стул, а второй потянувшись к ножу который нес парень. Икар чувствовал как в том, кем он был сейчас, зреет мрачная решимоть, перемежаемая с сожалением, словно он почувствовал врага, но жалел что не сможет по какой-то причине с ним сразиться. Внезапно, он сделал резкое приглашающее движение кистью вытянутой руки, парень споткнулся, а нож из его рук вылетел и вонзился прямо меж ребер Икара. Тот завалился на стол, сломав его под собой, и рухнул на пол. Последнее что Икар почувствовал было облегчение, словно он выполнил свою задачу и отвел важного ему человека от беды. Последнее что он увидел своим остывающим взглядом, была догорающая в пепельнице скомканная бумажка. Внезапно огонь и ее тлеющие алым останки заняли центр обзора Икара, он сам переместился из позиции мужчины которым он только что был в позицию наблюдателя Экрана и видимое им словно подожгло его самого, горящая бумажка словно запал распалила его самого, вновь он сконцентрировал свое внимание на огне, вновь огонь стал им, и он был готов обжечь мир, Вселенную, все сущее, прогореть даже сквозь синюю безмятежность Экрана прорваться сквозь успокаивающую бесконечность этой глубины, чего бы это ему не стоило.
  Но так же неожиданно, как началось его запальное буйство души, так же внезапно оно и закончилось, когда Икар почувствовал мягкое, настойчивое усилие со стороны, принуждающее его успокоиться, окунуться в умиротворение синевы Экрана, одновременно с этим призывающее вернуться в реальность. И Икар вернулся, обнаружив себя в пассажирском кресле самолета, с положенной на его плечо рукой Мист, выглядящей довольно обеспокоенно и ошеломленно. Он смотрел девушке в ее карие глаза, и видел светящиеся точки-огоньки отражения в их глубине. Икару показалось, что он начал слышать какой-то уже знакомый ему звон.. Он попытался вслушаться и вглядеться, чтоб разобрать получше заинтересовавшие его вещи, как вдуг Мист прервала его размышления:
  -От тебя сейчас огонь пошел, как тогда, на операции, ты что, нас всех взорвать хотел?
  -Нет, я не специально.
  -Знаю. Потому я вмешалась и остановила тебя. Но почему это произошло?
  -Опыт, мой опыт, полагаю.
  -То есть у тебя нет полноценного знания о том, что с тобой происходит?
  -Да, я просто вспоминаю свои другие жизни, кажеться. А у тебя не так?
  Мист на секунду задумалась, вспоминая, анализируя, принимая информацию из Баланса, и в конце концов произнесла:
  -Нет, точно не так. Впрочем, я впервые достигла этого уровня, это мой первый цикл, как Игрока, поэтому я не знаю, как это у других. Но не думаю, что точно так же, как у тебя.
  -А как это у тебя произошло?
  -Это... очень странная история. Впервые я осознала Экран еще в возрасте 5-ти лет. Но я не поняла этого, и потом несколько раз меня настигало озарение, опять же, без моего понимания, ЧТО на самом деле тогда случилось. Так, думала, галлюцинации, разыгравшееся воображение. Потом я встретила Ловкача.. Ну, и он натолкнул меня на определенные мысли. Я начала копаться, в попытке разобраться, и.. Вот, собственно все и завертелось с тех пор - команда, Битва, операции, накопление Баланса. И сейчас я здесь.
  -Никогда не думала, зачем мы всё это делаем?
  -Баланс.
  -Для чего он нам? Что дальше? Как узнать?
  -Ммм.. Баланс?
  -Думаешь, ответ будет дан при еще большем его накоплении, да? - Кивок в ответ.
  -А если нет?
  -Мы с тобой оба знаем, что многое открываеться с повышением Баланса. На личном опыте. Думаю, это дает предположить дальнейшие перспективы.
  -Да, но насколько мне помниться, опции новых знаний были всегда, не хватало лишь нашего внимания к их наличию в соответствующих областях Эерана, да и количества Баланса для открытия, а сейчас я сколько в Экран ни всматриваюсь, не вижу даже подобия такого пути.
  -Возможно, пока просто Баланса недостаточно много. Просто продолжай расти. Тогда ответ станет ясен.
  Икар хотел было дополнить высказывание, но остановился, едва раскрыв рот, поразмыслив над словами собеседницы, и придя к выводу, что ни дополнить, ни возразить тут нечем. Действительно, Мист вряд ли сможет сказать больше, и ему в любом случае остаеться лишь одна альтернатива - накапливать больше Баланса, полагаясь на возможность новых вариантов выбора, которые обнаружаться при увеличении последнего выше определенного количества. Додлжны обнаружиться. Иначе...
  -Попробуй обратиться к Иерарху, если получиться его встретить в Центре. - дала внезапный совет девушка. - Он в любом случае лучше меня знает, как быть с такими вопросами.
  Икар согласно кивнул. Иерархи... Он слышал о них от Странника достаточно, чтобы осознавать, насколько обширными могут быть их знания и мудрость. Это существа, имеющие самый высокий запас Баланса на планете, возможно даже, что они пребывали в позиции пробудившегося Игрока больше, чем кто-либо еще. Учитывая, на что способны были его "Менторы" Ловкач и Странник, остаеться лишь с содроганием пытаться вообразить мощь существ, по праву заслуживших всеобщее признание и звание Иерархов, стоящих, как показывает имя статуса, на самой вершине Иерархии как одной, так и другой сторон. Да, если кто и сможет пролить свет на эти вопросы, то никто иной как Иерарх, и у Икара возникло интуитивное неизгоняемое ощущение, что он сможет найти то что ищет там, куда направляеться.
  Ободренный этими мыслями, он устроился поудобнее в кресле и погрузился в сон, перед этим поймав встревоженный взгляд сидевшей рядом Мист.м,
  -Не бойся. Обещаю, я не взорвусь в самолете
  Так он и провел остаток полета, в глубокой дреме, отдыхая перед грядущим, не испытывая никаких позывов погружения в очередные воспоминания.
  После того, как вся их команда сошла с самолета, следующий путь они проделали на ожидавшей их машине с водителем, но Икара всю дорогу занимали свои внутренние мысли, потому он не обращал внимания на дорогу обдумывая заранее, подготавливая, вопросы, на которые хотел бы так или иначе получить ответы в Центре. Многое занимало его. Как касательно него самого, так и того, что вокруг. Он, впрочем, не был уверен что все пройдет как он задумал, и даже если он сумеет встретить Иерарха, то еще совсем не значит, что его жажду знаний удовлетворят. Он припоминал, из уроков во время подготовки в убежище Ловкача, что делиться знаниями о достигнутом с еще не достигшими - не являеться общепринятой традицией среди Знающих. Полагалось думать, что каждый Игрок сам ответственен за свою судьбу и свои знания о мире, мудрость открывалась за Баланс, и столь щедрых подарков, как раскрытие более глубоких тайн Вселенной, Знающие друг другу не делали. Это считалось личной инициативой и обязанностью каждого, хотя некоторые вложения в копилку сведений о мире постигающему оный по доброте душевной мог себе позволить каждый, как это было в случае с Икаром, которому Странник объяснил некоторые вещи с Экраном и взаимодействием с ним, которые, впрочем, являлись довольно базовыми знаниями. В любом случае, Икар смотрел в будущее с оптимизмом, даже если все сложиться не совсем так как он ожидал, он сумеет извлечь из этого новый опыт.
  Осталось лишь придти к моменту необходимости.
  К чему он сделал еще один шаг. Ведь они, наконец, добрались до места назначения. Миновав посты охраны территории, внутренние залы, корридоры, лифты и переходы, вся команда, ведомая Странником, оказалась в гигантском внутреннем комплексе, застекленном и обвешанном огромными экранами с разнообразной информацией, политического, экономического, социального и даже погодного толка. В огромном зале, разделенном на несколько больших смежных выходящих в общий холл этажей с видом на застекленный фасад открывающий панорамный обзор города, находилось много людей, как перемещавшихся по одиночке, так и находящихся в скучковавшихся группах. Одни беседовали между собой, другие смотрели на дисплеи, третьи отдыхали на уютных и удобных диванах, в глубине этажей просматривались буфеты, обеденные территории с облюбовавшими диваны, столы и стойки вокруг них людьми, а так же закрытые секции непонятного назначения.
  Пока Икар с сокомандниками шли к ближайшему информационному стенду с компьютером, он озирался по сторонам, рассматривая людей, собравшихся вместе, каждый из которых был Знающим, в очередной раз удивляясь разнообразности встреченных образов. Военные, спортсмены, бизнесмены, представители разных субкультур, заурядно выглядящие люди - вариации поражали, как и то, что многие люди, представляющие совершенно немыслимые вместе образы и стили охотно общались меж собой, позволяя Икару явственно почувствовать сплоченность собравшихся здесь. Это заставило его подумать о том, что, возможно, разные души, несмотря на всю свою разность и также условия, в которых чуть ли не аксиомой являеться сугубо индивидуальный рост, обособленный от вмешательства со стороны все же находят методы и способы общения между собой, причем вне обычного пути общения, привычного живущим людям, а непосредственно с помошью Баланса, через Экран. Однако метод, которым столь прямое сообщение было бы возможно, Икару был неведом. Он было призадумался об этом, но его привлекли разговоры вокруг, по пути, юноша невольно вылавливал отдельные фразы из общего каскада голосов буднично общающихся людей. Многие темы казались интригующими, хоть Икар и не понимал всего контекста услышанного.
  -...нагнали их, прямо в центре столицы ночью, представляешь? Навели шуму, башню в огне оставили, но паршивцев сумели убрать!
  -...сообщаеться, что атака по фронту прошла успешно. Начались серии микро операций. Маскирующие меры сил Иерархии привели к боевым столкновениям внутри государства, спровоцированным внезапным вторжением военных сил более крупного соседа.
  -...да, этот фокус напоминает произошедшее 11-го, но тогда они посреди бела дня спровоцировали бойню, службам пришлось тогда самолет организовывать, погибшие получили немало Баланса сверху, так что им грех жаловаться, в общем-то.
  -Гляди-ка, это ж из Ловкача группы!
  -Я слышал, они Блура смогли отправить на следующий цикл?
  -Ага. Молодец Странник, уравнял счет. Один из них за одного из нас. Они даже больше смогли вынести.
  -Хмм... Может быть, это Ловкач так задумал?
  -Ну, когда он вернеться, тогда спросим..
  Блур... Икар вспомнил, так звали старика, из команды, с которой они недавно бились.
  Оказалось, как он понял из разговоров с товарищами по пути в Центр, он был довольно известным в обоих лагерях Знающим, не уступающим Ловкачу в силе и, насколько могла поведать слава, окружающая их обоих, мудрости и количеству Баланса тоже. Однако из сказанного его напарниками, следовало, что к уничтожению Блура руку приложил сам Икар. Когда он покрыл все поле боя огненной волной, оставшиеся противники, уже занятые битвой не смогли защититься и их просто смело, прожарив за несколько мгновений. Не тронуло лишь компаньонов Икара, вместо этого обильно засыпав пеплом. И сейчас, Икар ловил на себе и в направлении своих товарищей множество заинтересованных взглядов Знающих, до которых дошла эта новость.
  -ТРИУМФАЛЬНО ВЕРНУЛИСЬ ПОСЛЕ СТОЛЬ ДОЛГОГО ОТСУТСВИЯ! ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С ПОБЕДОЙ! И РАД ПРИВЕТСВОВАТЬ! - взорвалось пространство за спиной Икара внезапным возгласом пропитанным мощью столь огромной, что сама реальность дрожала в страхе и благоговейном трепете. Резко обернувшись, Икар увидел высокую фигуру закутанную в длиннополый плащ с капюшоном в темноте которого блистали два ярких огня-глаза.
  -Ох, простите меня - произнесла фигура уже намного более тихо, но с ощущаемым потрескиванием воздуха, словно статическое электричество пронзало его с каждым срывающимся с уст незнакомца словом. - Я просто не мог не выразить свой восторг радостными вестями. Я очень рад тому, что вам удалось совершить. Блура и многих из его стороны не стало, на столь нужное нам время, и мы смогли закрепиться в нужных нам позициях. Ах, ты видно совершенно новенький здесь! Я - Иерарх Вайд. А ты, предполагаю Икар?
  Иерарх протянул руку Икару и слегка пожал его ладонь, что дало юноше ощущение, переходящее в осознание титанической силы собеседника, старающегося не расплющить его кисть.
  -Странник, молодец, хорошая работа! Подкинуть еще, а? - одобрительно игривой интонацией обратился Вайд к подошедшему ментору Икара.
  -Думаю да, мы сюда за этим, собственно и пришли, - с легким поклоном ответсвовал снимая капюшон Странник.
  -Ну, жди, я уже распорядился, скоро получите информацию.
  Еще один поклон, благодарный. Оставшиеся в стороне напарники Странника предпочли просто молча кивнуть и отступить на шаг назад, ожидая возвращения своего лидера.
  Иерарх, проводив взглядом Странника, поманил Икара за собой, отступив боком к ближайшей стойке с дисплеями.
  -По глазам вижу, что у тебя есть что сказать, есть что спросить. Давай. Выбирай слова мудро. Не обычный парень все-таки. Знающий.
  -Зачем мы все это делаем?
  -Разберешься сам. Так и задумано. - Икар все понял. Его путь - был действительно его. Если только...
  -Мы можем общаться, в состоянии Мастера с другими душами?
  -Мы можем все. Лишь бы был Баланс.
  -Экран, Баланс, я видел это все, я знаю что это - правда. Истина. Но есть же и другие, увидевшие свою правду, Истину. Миллионы людей, сотни миллионов, искренне веруют в истинность своей правды. Что же насчет них?
  Его прервал внезапных смех.
  -А ты действительно думаешь, - сказал Иерарх Вайд, после смешка над последней репликой Икара - что все эти люди - ошибаються? - и снова смех, лишенный насмешки, но звучащий, как чувствовал Икар с целью ободрения и поддержки. Он понимал, что больше по этому вопросу ничего не услышит, но уже произнесенного хватало, для того чтобы внести некоторую определенную ясность в восприятие Икара.
  -Хорошо. Это все насчет нас. Но что насчет всей Вселенной? Другие звезды, планеты, иные миры... Что там?
  -Кто его знает. Ты, может быть? Ну, узнаешь. Все это - где-то там, и вам еще предстоит. От того-то и есть интерес действовать дальше. Чтож, мне пора. До встречи, Икар.
  -И так же внезапно, как появился, Верховный Иерарх Вайд исчез, едва Икар обернулся чтоб найти глазами своих спутников. Повернулся обратно - а там уже пустая стойка с дисплеями. И никто из присутствующих в его сторону уже и не смотрит. Словно не было никакого Иерарха, никакой встречи, и никакого разговора.
  Но Икар знал - было. Все было. И он все запомнил. Хоть и понял много меньшее. Но все же получил он много больше, чем ожидал от этой встречи. А сколько ему еще предстояло понять...
  Он благодарно поклонился тому месту, где только что был Иерарх, и тут его окликнул Имп.
  -Дую сюда, если хочешь с нами! Кажись, новая операция.
  -Ну-ка, что там - заинтересованно спросил Икар, вернувшись к товарищам, уже довольно давно стоявших вместе и изучавших, подняв головы, информацию на дисплее.
  -Данные. Намечаеться бой. Зона N. - указал Шурикен на ближайший монитор.
  -Много... - шепотом ошеломленно дополнила Мист, переваривая только что полученные сведения о масштабах предстоящего - не чета нашим операциям.
  -Куча людей подвалит? - спросил Икар
  -Непременно. С обоих сторон. - ответил Странник. - И мы будем там же.
  -Я тоже. - предвосхитил возникший было вопрос Икар.
  Он чувствовал, что там его ожидают возможности узнать много нового, либо обзавестись новой порцией вопросов и тем для размышления. Не говоря уже о том, что он впервые собираеться участвовать в боевых действиях подобного масштаба. Сколь много нового ему предстоит увидеть... Если только его не прервет на полпути внезапный транс и погружение в очередное воспоминание. Впрочем, с каждым таким случаем он выносил много стоящего, включая навыки, которые не мог не считать полезными. Он давно решил, что его путь будет некоторое время связан с командой Странника, и вот они идут дальше, дрожа от взбудорженности перед грядущим.
  Чтож, время встряхнуться еще раз.
  
  Хронологически-последовательная часть ?7.
  
  Наблюдение извне и вовне.
  Принятие наблюдаемого.
  Знакомые события.
  Неожиданные результаты.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | В.Платонов "Департамент контроля" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | М.Атаманов "Тёмный Травник. Обрести тело" (ЛитРПГ) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | Н.Новолодская "На грани миров. Горизонты" (Боевое фэнтези) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"