Ермакова Александра Сергеевна: другие произведения.

Непримиримые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик!!!
    Что делать, если ты - гадкий утёнок? Что делать, если при этом умна, упряма и целеустремлена? Правильно! Жить, несмотря ни на что! К тому же, гадкие утята имеют тенденцию превращаться в прекрасных лебедей!
    Что делать, если соседи становятся виновниками разлада в твоей семье? Что если мама навязывает дружбу с девчонкой, которая настоящая дурнушка? Правильно! Максимально усложнить жизнь соседке.
    Между нами соперничество и лишь несколько шагов отделяют от откровенной вражды... Или любви?
    Уступить - не значит проиграть!
    Роман только в процессе написания. С радостью приму помощь в редактировании. Комментарии помогают Музу творить дальше.

  Умение общаться и не принимать в штыки каждую реплику, брошенную в лицо или в спину - величайшая способность, а умение прощать - дар, которым, к сожалению, обладают редкие.
  Возможно, не самая умная, но мысль автора...
  Глава 1
  Ирина
  Непринятие кого-либо случается либо с первого взгляда, либо после того, как испытал на него обиду. Взрослые могут попытаться себя контролировать и стерпеть, найти компромисс, но дети... Они не будут любезничать с тем, кто им не нравится, они жестоки и порой бессердечны. Поэтому самыми страшными институтами воспитания личности являются сад и школа. Да, именно они. Детские обиды оседают глубоко в сознании и оставляют отпечаток до конца жизни. Психологические травмы, нанесённые в раннем и подростковом возрасте, могут стать причинами трагедий и конфликтов личностей. Этого не избежать, ведь мы все разные, а живём в социуме.
  Вот только если детсадовский ссоры, споры и обиды случаются потому, что не все дети умеют делиться, или ещё не научились быть в коллективе, то школьные - куда страшнее и безжалостней, ведь именно в этом возрасте дети учатся хитрости, подлости, коварству, цинизму. А если ещё при этом они сбиваются в группы, то такая стая может уничтожить ни одну детскую душу.
  Вот так и получилось, когда я приехала в пригород Петербурга с родителями. По крайней мере, это стало самым ярким и жутким воспоминанием детства, которое легло в основу моего нового мира и устремлений.
  Жизнь поменялась в одночасье, и привычное осталось в родном городе. Теперь всё было чуждое и новое.
  В Олонце мама прошла первый курс химиотерапии, но потом ей рекомендовали клинику в Санкт-Петербурге. Моя семья могла бы снимать жильё, доходы отца позволяли даже купить недвижимость, но у бабушки и дедушки был домик в новом районе частных новостроек, где и было решено остановиться, ведь сбережения могли пригодиться...
  Мама, как только разрешили врачи, сразу же начала проходить второй курс лечения, и поэтому все находились в угнетённом состоянии, хоть и пытались трудности переносить стойко. Отец вовсю поддерживал маму, а мне хоть и было десять, но я уже чётко понимала хрупкость жизни и крепость верного плеча. Изо дня в день смотрела, как угасает некогда красивая и весёлая мать и как по вечерам, когда отец думал, что все спят, он один на кухне тихо рыдал и взывал к богу и его милости.
  Несправедливость... Её познала сполна, ведь потерять родного человека, который с рождения оберегал и дарил любовь, было нестерпимо больно.
  За что?!
  Я часто сама себе задавала этот вопрос. Ответа так и не находила и только страх потерять и отца не позволял отдалиться от семьи.
  Любовь... Я остро ощущала нежность папы по отношению к матери, а ещё нехватку внимания, которым раньше меня баловали все родственники. Нет, меня продолжали любить, только сейчас всё внимание было обращено к маме, и на единственного ребёнка времени уже не хватало, поэтому я была предоставлена сама себе.
  Стойкость характера... Я верила до последнего, что семье это поможет, но увы, уже через месяц пару месяцев переезда в загородный дом бабушки и дедушки и борьбы за жизнь, родители проиграли. Мама умерла тихо. Ночью. А когда я проснулась, папа с бледным, осунувшимся лицом сообщил, что мамы больше нет.
  Он отправил меня в школу, а сам занялся делами.
  В школе я была новенькой и поэтому подруг ещё не завела. Я и до Питера не особо славилась общительностью, а теперь так и вообще забилась в свой кокон. Лишь поглядывала со стороны, как другие на переменках дурачатся, и молча, завидовала, мальчишкам и девчонкам, которые веселились, не задумываясь над превратностями судьбы и жизни.
  Правда, некоторых ребят уже знала в лицо. Они жили, как и я, в районе частных домов. Их видела часто, но они не стремились со мной заговорить. Даже скорее иногда одаривали снисходительными, а порой брезгливыми взглядами.
  Я честно не понимала почему.
  Один мальчик особенно мозолили глаза. Нет, не специально. Он был соседом, поэтому его встречала чаще других. Белобрысый, прямоносый, долговязый с глазами необычного цвета, которые завораживали - пасмурно серыми в обрамлении светлых ресниц. Вначале он даже показался милым, забавным и очень интересным.
   Окна моей спальни выходили на окна его комнаты, которая так же как и моя, располагалась на втором этаже. Я не отела, но иногда подсматривала, как он читал, бросал маленький мячик в стенку, слушал музыку, лёжа на постели, закинув ноги на спинку.
  К нему часто друзья приходили, а между домами была оборудована незаурядная спортивная площадка, где они и играли, катались на скейтах, роликах, танцевали под музыку и даже прыгали через разные препятствия. Мир мальчика казался глубже, шире и полней. Настоящим, живым, ярким.
  Игнат, а его звали именно так, был таким талантливым, красивым, общительным, что я прониклась к нему симпатией и в тайне стала мечтать о знакомстве.
  Я не особо вдавалась в судьбу мальчика, но как поняла по разговорам и по урывкам фраз, отец Игната и его мать постоянно ругались и были на грани развода. Миловидная блондинка с безумно красивыми глазами того же серого цвета, что и у сына, только в обрамлении бархатных чёрных ресниц. Она всегда была улыбчива, обходительная, вежлива, учтива. Часто намекала, что если мне не с кем будет общаться, можно обратиться к Игнату. Он старше всего на пару лет. Разница небольшая. Может, найдутся общие интересы...
  Она не напрашивалась в подруги к родителям, но когда случилось горе, первая из округи, кто сразу же предложил свою помощь. Папа и бабушка с дедушкой были в какой-то прострации и поэтому не отказались.
  Пока устраивали похороны, Амалия Юрьевна, так звали соседку, мне не раз повторяла: 'Малышка, ты такая сильная девочка, но тебе необязательно сидеть дома. Жизнь продолжается. Вон, Игнат с ребятами гуляет. Пошла бы к ним...'
  Однажды, когда я и вправду ощутила себя лишней и совершенно одинокой, и мне было нестерпимо плохо дома, я вышла на улицу. Некоторое время качалась на качелях, которые были установлены во дворе, а когда услышала пацаничьи смешки и девичьи хихиканья, пошла на голоса. Выглянула из-за угла дома и сразу же увидела ребят. Пять мальчишек и две девочки слушали музыку и болтали, раз за разом разрежаясь смехом. Возраста они были примерно одного, но однозначно все старше меня. Из моей школы и почти все из класса Игната.
  Я решительно глотнула воздуха и зашагала к ним. Земельные участки обоих домов были окружены высокими металлическими заборами, а внутренняя разделительная часть между - невысоким, сетчатым, поэтому остановилась напротив ребят, но на своей придворовой территории, возле дерева.
  Смотрела на мальчишек и девчонок, не зная с чего начать разговор, но так как впервые в жизни ощутила необходимость быть с кем-то, всё же раскрыла рот:
  - Привет, - подала голос, но никто не ответил. Ребята продолжали заниматься своими делами и даже не обратили на меня внимание. - Привет, - повторила чуть громче, и сердечко пропустило удар, когда Игнат первым метнул на меня удивлённый взгляд.
  Меня тотчас пронзило от глубины глаз мальчика. Никогда в жизни не видела ничего более красивого и гипнотического. Я затравлено выдавила улыбку.
  - Тебе чего? - кивнул он, совершенно не излучая радости от общения, и даже с некоторой брезгливостью.
  Я растерялась и только сейчас поняла, что все ребята перестали болтать и обернулись ко мне. По коже тотчас пробежались щекотливые мурашки, а грудь сдавило от волнения.
  - А можно мне с вами поиграть? - прошептала я, уже понимая, что моя секундная храбрость испаряется. - Мне скучно.
  - В мы что, клоуны? - нахмурился парень, и его друзья рвано хохотнули.
  - Нет, - засмущалась я. - Я бы тоже хотела научиться, как и вы... кататься и прыгать... - это уже добавила шепотом, потому что стало совсем неудобно и до мурашек страшно.
  На некоторое время повисло молчание, ребята в недоумении переглядывались. Девчата неприятно хихикнули, а Игнат скривился:
  - Куда тебе прыгать? Ты - книжный червь! Землю расколоть хочешь в лабораторных целях?
  - Нет, - опешила я и заломила руки. - Но я буду очень стараться делать как и вы...
  - Нет! - отрезал так хлёстко, что мне слово под дых дали, и я даже онемела от неожиданности. - Вали отсюда, Королёк... - мальчик отвернулся, всем видом показывая, что разговор окончен.
  Ребята неприкрыто захохотали, а одна из девочек озадачилась:
  - Почему Королёк? Я бы её хомячком назвала...
  - Да у неё фамилия Королькова, - отмахнулся Игнат. - Ахах, но ты права, - разрядился смехом. - Хомячкова, было бы вернее. Прикинь, хомяк по стене ползёт, или сальто крутит?
  - Ну, или хотя бы было более в тему, - колко подметила другая девочка. - Гадкий утёнок...
  Вот теперь уже ребята откровенно ржали. Тот жуткий гогот пронзил в самое сердце. Хрупкий мир треснул на миллионы кусков и обрушился с оглушающим звоном.
  От обиды я стиснула кулаки и зубы. Я никогда никого не оскорбляла, почему же со мной так несправедливы? Едкие слёзы набежали на глаза. Смахнула их тыльной стороной ладони и бросилась к себе в дом. Никто из родственников не заметил моей боли и рыданий. Я ворвалась к себе в комнату, захлопнула дверь и прижалась к ней спиной. Скатилась на пол и долго плакала в одиночестве.
  Когда слёзы иссякли, а глаза едва открылись оттого, как опухли, я встала. Подошла к зеркалу, которое было во всю дверцу шкафа, но сейчас было занавешено простынею. Сдернула ткань и посмотрела на себя.
  На меня смотрела невысокая и зарёванная девочка.
  Хомячок?.. Я?..
  Ну да, другие девочки тоньше и изящнее, но раньше такое не бросалось в глаза. Странно, почему-то до сего дня, я не задумывалась над своей полнотой, да и никто из родственников не говорил об этом. Меня любили такой, какая я была, и всегда называли красавицей, умницей. Папа - принцессой... Самой лучшей на свете. 'Ты у меня талантище, моя принцесса. Главное, пока о мальчишках не думай. Пустое это, да и отвлекать будут. Только знания. Остальное будет. Потом. Со временем'!
  Я верила ему и остальным родным. Что ж это получается, я - жирная уродина, с которой никто не хочет дружить?
  Гадкий утёнок?
  Хомяк?..
  Я пристально разглядывала себя, и чем дольше прожигала в себе дыры, тем ярче ощущала приливающую силу и жажду доказать, что я не хомячок!
  Игнат
  Неприязнь возникает резко, проникает глубоко в душу, приживается быстро, отравляет ядом медленно, а избавиться от неё практически невозможно. Для того, чтобы вызвать неприязнь необязательно что-то сделать собственноручно, можно стать и невольной причиной.
  Подобное ощутил, когда мне исполнилось 12-ть. Всё вроде бы было как обычно. Школа, друзья, девчонки, новые увлечения: скейт, велосипед, роллики, паркур... пусть и в дилетантском исполнении. Я уже присмотрел несколько площадок, куда бы хотел ходить, чтобы отточить мастерство. И тут на тебе, к соседям приехали родственники. Муж, жена и их малолетняя пухлая доченька.
  Мне бы до них и дела не было, но от их приезда пострадала моя семья. Моя мама... слишком прониклась их проблемами. Стала такой сочувствующей, что всё время только и говорила, как им трудно приходится: бедная жена Сергея Николаевича. Как ей больно. Бедный Сергей Николаевич - так страдает... А их доченька. Малышка мужественно переносит тягости, не плачет и не капризничает. Настоящая маленькая леди. Вот бы я за ней присмотрел! В школе бы помогал. Не давал в обиду. Да и в компанию бы взял. Семья сейчас трудные времена переживает - у Светланы Григорьевны рак, Сергей Николаевич работает, за женой ухаживает, бабушка и дедушка тоже, вот они и заняты хлопотами, а девочка одна в чужом городе и школе.
  Мама совсем соображать здраво перестала! Куда я эту толстуху мелкую с собой возьму? У меня компания крутая. Мы спортом занимаемся, а она что делать будет?
  Я пытался воззвать к рассудку мамы, но она настаивала, и меня всё больше это злило. Вскоре я уже стал ненавидеть девчонку заочно, пусть даже мы не были знакомы и она ко мне не приближалась. Жила в своём заторкнутом мирочке книг и знаний и, по сути, в школе ни с кем не общалась. Эдакий книжный червь. Заучка от кончиков волос, не умеющая ничего кроме, как поглощать тоннами знания. Это конечно не плохо, я и сам любил учиться, но смотрел дальше и шире, и потому мои увлечения были гораздо богаче. Друзья шутили, что если бы я не был увлечённым спортсменом, то с полной уверенностью заслужил бы звание - главный ботан школы. Ну да, даются мне точные науки, книги глотаю быстро, инфа оседает и большая её часть легко усваивается.
  Я голову не терял от знаний, наоборот - развивал себя во всём, что мне нравилось и интересовало. Вот только мой мир рухнул в тот момент, когда мама, после очередного скандала с отцом, объявила, что они разводятся. Это случилось аккурат, когда мать девчонки умерла. Моя слишком увлеклась состраданием и помощью в организации похорон и т.п.
  А когда жуткая новость прогремела, меня, словно почвы под ногами лишили. Родители и раньше ругались, в плоть, до битья посуды, проломленных дверей, вмятин в стенах. О разводе говорили, но в этот раз я понял, что мама настроена решительно. Отец горячо любил маму, жутко ревновал, любое внимание на сторону воспринимал как измену и предательство, реагировал остро и бурно. Хотя он сам не был святым - я знал и об изменах и о загулах... Ну да, не праведный у меня отец, они ведь разными бывают. Мама знала за кого выходила. Они с молодости вместе, точнее со школьной скамьи. Мой отец тогда был одним из самых крутых парней в школе. Чёрный пояс по кикбоксингу, это тебе не шутки. Он гонял всех и все о нём знали.
  Да и после свадьбы отец, по сути, только тем и зарабатывал, что участвовал в подпольных боях. Правда, уже побеждал не так часто - молодое поколение быстро подтягивалось, но в своих кругах он был знаменитой личностью. Громкие вечеринки, море выпивки, куча доступных телок... Сложно устоять, а так как отец был в этом слаб... вот и случалось. Но он любил! Любил сильно и без памяти. Клялся что больше никогда, молил простить, уверял, что жить не сможет. Мам всегда терпела, прощала...
  Она привыкла так жить, найдя упоение в работе, - в написании книг и весьма успешно, - но иногда не выдерживала. Она ведь тоже его любила. По крайне мере, я был в этом уверен.
  А с приездом соседей всё изменилось. Его очередной загул восприняла в штыки. Устало выдохнула, что больше не желает продолжать смехотворную совместную жизнь и попросила уйти.
  Я навсегда запомнил кровавую стену в зале, о которую отец кулаки разбил, пока пытался докричаться до матери и заставить его выслушать. Мать не ответила на его вспышку - ровно отчеканила:
  - Если ты хоть немного нас любишь - уйди. Дай мне жить, и сам живи... - Поставила в прихожей его сумку, в которую запихала скудный отцовский гардероб, на который он никогда не обращал внимания и добавила: - Остальное забери потом, когда остынешь и обдумаешь мою просьбу.
  Развернулась и скрылась в своём кабинете, где с утра до вечера корпела нал очередным романом.
   Отец ещё некоторое время горячился, что, мол, знал в ком проблема и знал, что с этим делать, а потом пригрозил, что соседа вслед за женой оправит на тот свет.
  Я сидел в своей комнате на втором этаже и испуганно слушал ругань бати и его угрозы. Вздрагивал от каждого удара его кулаков и ног, и вместе с ними каждое его слово впечатывалось в мою голову. Я верил ему и его боли. Уже тогда понял, что кровно ненавижу всю семейку соседей, которая принесла столько горя моей семье!
  Отец ушёл, громко лопнув дверью. Мама на удивление быстро пришла в себя. Уже на следующее утро улыбалась и была мила. И только незначительная фраза, брошенная как бы между прочим: 'Иришке сейчас тяжело, ты бы взял над ней опеку. Я знаю, ты у меня хороший парень', - заставила меня утвердиться в мысли, что девчонке жизни не дам!
  Я был в такой ярости, что сам в стену чуть кулаком не врезал. Семья рухнула, а мать о соседской девчонке волнуется?!
  Моя ненависть возросла на новый уровень, единственное, что спасало толстого Королька от смерти - что она благоразумно не подходила ко мне и моей компании. Играла одна, в школе ходила затравленным птенцом.
  Я не был уверен, что выдержу, осмелься она на подобную глупость.
  Она осмелилась! Робко, тихо, с надеждой во взгляде и мольбой в голосе. Невинный ягнёнок, что б её...
  Вспыхнувшая злоба угасла быстро - слишком мелка и ничтожна жертва. Её раздавить - раз плюнуть. Я не буду её уничтожать... пока. Рано! Пусть она сил наберётся, а потом побольнее ужалю!
  Ей повезло, я был снисходителен. Мои друзья тоже.
  Она убежала к себе, и с тех пор, крайне редко попадалась на глаза.
  Умная девчонка - пусть пока живёт!
  Вроде я даже немного успокоился, но очередным ударом для меня стала смерть отца. Глупой, безответственной и так громко кричащей о его горе и боли. Отец был пьян, как обычно после очередного боя. Машина. Скорость. Травма головы после боя, и ведь он отказался от медицинской помощи.
  Специально... Он мечтал о смерти!
  Врачи констатировали кровоизлияние в мозг.
  Чёрт! Я ведь до последнего надеялся, что родители помирятся.
  Обида, злость, негодование во мне бурлили, но я не похож на отца. Забиваться в кокон отчаянья не буду. Мордобоями не займусь. Я другой. Умею веселиться, люблю общаться, держусь за приятелей и умею дружить. Правда, сердце моё порядком очерствело и потому его никому не отдам на растерзание. Спорт выберу нейтральный, точно не кикбоксинг, но такой, чтобы адреналин шкалил, а девчонки... пусть они из-за меня умирают, чем я из-за них!
  К тому же у меня есть голова на плечах. Я не глуп, сдержан, да и цену себе знаю!
  Глава 2
  Ирина
  Три года в школе, где тебя если не гнобят, то игнорируют - тянулись как резина. Не то чтобы я умирала от одиночества, но иногда хотелось стать как все. Поэтому я старательно шла к тому, чтобы слиться с серой массой. И надо сказать кое-чего добилась. Неброская, похудевшая... Мне удалось. Вероятно, само собой, но как-то резко я подтянулась и теперь уже клички, которыми меня закидали с прихода в школу, - ведь молодёжь жестока в мире подросткового цинизма, поэтому безжалостно клевала каждого, кто априори был слабее и беззащитнее их, - в общем, клички оскудели. Так что теперь лишь некоторые особи, желающие выглядеть более значимо за чужой счёт, допекали меня - правда, их арсенал погонял сводился к одной 'Королёк'.
  Игнат. Парень практически не замечал, а если и удосуживал вниманием то либо одаривал брезгливо-презрительным взглядом, либо жалил словом.
  - Хм, корольки вроде теплолюбивые птицы. Так чего же ты, чудо деревенское, тут с нами зимуешь?!' - но так... как бы мимоходом, всем видом показывая, насколько ко мне равнодушен и ему певать, живу я на белом свете или нет. Хотя я догадывалась, он и его друзья были виновниками всех обидных прозвищ, которыми меня щедро осыпали в школе. Да и сплетню, что мол мой отец меня бросил на попечении бабки с дедом, а сам свою жизнь устраивал, руку на отсечение тоже исходило от Игната. Вот только, никто не хотел вникать, что и почему вышло. Папа не бросал. У него многомиллионные проекты, а отрывать меня от школы не хотел. На общем собрании семьи и было решено, что я пока поживу с бабулей и дедулей, а папа по возможности будет звонить и приезжать. Только у меня подоспеет школа, он меня заберёт.
  Так и было - звонил, писал, навещал...
  Вот только Игнату на это было плевать!
  Я так и не могла понять, почему он меня невзлюбил. Нет, я не мечтала о нём, и уж тем более о его любви, но жутко пасовала, когда сталкивалась. За что? Что я ему сделала такого, что он так со мной? Лучше бы вообще не замечал, как многих других.
  Хотя, может дело бы в том, что я посмела вторгнуться в его мир увлечений?
  Химия и биология. Так уж получилось, что именно к этим предметам у меня особая тяга. Видимое, наследственное. Мой отец довольно успешный учёный в этой области. Его разработки пользуются спросом, и многие проекты получают гранды и патенты. Я тоже мечтаю пойти по его стопам. И для этого делаю не мало. Учусь, учусь, учусь...
  Мне не до гулянок и не до парней, уж тем более.
  Так что, по моему мнению, это единственная причина, почему Игнат меня недолюбливал. Ведь с моим появлением, его значимость и награды на различных олимпиадах и конкурсах значительно уменьшились. Уменьшились ровно на столько, сколько стала их завоёвывать я.
  Вероятно, он был зол, что я посмела вклиниться в его мир и нагло занять свою нишу!
  В остальном, я была ему не соперник. Серая, незаметная, молчаливая одиночка.
  А Игнат был популярным парнем в школе. К своим пятнадцати заслужил славу умника-задиры даже среди старшеклассников. Его знали учителя и ученики. Спортсмен, один из главных умов школы, кто не раз побеждал в олимпиадах и соревнованиях. При этом не уступал главным драчунам и повесам пальму первенства. Он был хорош во всём, за что бы ни брался. Не удивительно, что девчонки пускали по нему слюни и не давали прохода. Он - красив, популярен, талантлив, а что ещё - разборчив и жутко непостоянен. Да и куда... в его-то возрасте?!
  Он притягателен, коварен и опасен как огонь, а девчата, точно бабочки, которые хоть боятся опалиться, но которых всё же манит огонь, бросались на него. И он не жалел: ни сердец, ни репутации.
  Я могла только порадоваться, что не испытывала к нему нежных чувств, а то бы возненавидела этот мир сильнее, ведь подобное издевательство было бы выше моих сил.
  ***
  В тринадцать - один случай стал решающим моментом, который и определил, чего я хочу для души.
  Прижав к груди журнал класса и стараясь не привлекать внимания, я спускалась по лестнице, направляясь в спортзал, где у нашего класса должен был проходить следующий урок.
  Школа гудела, шумела и конечно же по ступеням туда-сюда носились ученики, которых нет-нет да и пытались остановить, проходившие мимо учителя. Но остановить стадо беснующейся ребятни сложно, поэтому я спокойно шла, не обращая внимания на толкающихся учеников. По сторонам не смотрела, да и незачем?! Мне бы добраться быстрее до кабинета, переодеться к уроку и мужественно отстоять сорок пять минут.
  - О, смотрите, - слышу голос одноклассника, чуть выше по лестнице. Я как раз миновала второй этаж, и уже было шагнула на ступень ниже. - Королёк летит!
  Шагаю дальше, игнорируя выпады Гришки Рыжова.
  - Слышь, убогость, журнал отдай, - угрожает парень.
  Уже было прибавила скорости, как вдруг меня дёрнуло, так, будто я врезалась в стену и отлетела назад - парень, пытаясь меня остановить, ухватился за ручку рюкзака. Это было так неожиданно и резко, что я не удержалась на ногах. Ткань треснула. Я не устояв, ухнула как дитя задницей на пол. От боли скривилась, а подняв глаза, увидела, что Гришка лыбился во все тридцать три зуба.
  Самое обидное, что этот гад, мог бы меня подхватить, ну или смягчить моё позорное падение, но он не стал. Впрочем, как и его приятели: Серёга и Генка. Они дружно отступили и любовались, как я с размаху плюхнулась на пол.
  - О, ты ещё на крыло не встала? - откровенно ржали одноклассники. - Тогда лучше в гнезде сидеть и не высовываться!
  Было жутко больно, стыдно, а ещё обидно. У меня, у растерявшейся, пытающейся прийти в себя, выдрали из рук журнал и бегом помчались по второму этажу. Они давно хотели до него добраться, чтобы так сказать, 'подправить' пару недоразумений по нескольким предметам.
   Я проводила их глазами и тотчас наткнулась на холодный взгляд Игната и насмехающиеся его друзей. Парни явно видели, что случилось, и теперь не скрывали своего отношения к моему позору.
  Я, скрипя зубами и мечтая провалиться сквозь землю, попыталась встать, но зад болел сильно, да и ногу видимо подвернула, поэтому уже в следующий миг опять скривилась и осела на пол.
  Девчонки, которые были в компании Игната, сразу же захихикали:
  - О, зад у Королька стал таким тяжёлым, что она его и поднять не может, - это едко вставила Верка Линяева из восьмого класса, новая девушка Игната. Она с недавних пор на меня зуб точила из-за того, что физрук в школьную команду по волейболу записал и меня. Мол, ты подтянулась, рост хороший, а координация придёт со временем. Вот только не очень у меня выходило по мячику попадать. Девчонки смелись, и никто не желал помочь или поддержать. Верка была капитаном и очень хорошим игроком. Признаться, я завидовала её грации, скорости, лёгкости и силе. У меня ничего не получалось, а она... Ясное дело её раздражало, что такого нерадивого игрока придётся тянуть за собой. Она в раздевалке часто выговаривала другим, но явно для моих ушей, что лучше бы я удавилась собственноручно, чем на играх подвела её команду. Что таким ботанам, как я, место в лаборатории, и то в качестве подопытной крысы.
  Её подружки-хвостики тотчас подхватили шутку и подло захихикали:
  - То-то на тренировке она и пяти сантиметров подпрыгнуть не может.
  - С таким якорем трудно двигаться...
  Я уже хотела сквозь землю провалиться. Краска жгла лицо.
  - Игнат, - бросила Вера парню, который собирался уже отвернуться, - видел, Королёк новый маневр отрабатывает - полёт задом!
  - Ну, у неё он хотя бы есть, - сухо резюмировал Игнат, чем озадачил не только меня, но и своих друзей.
  - Что? - возмутилась Верка. - Совсем одурел? У меня модельная фигура, ни грамма жира, идеальные формы! - Так как парень вскинул удивлённо брови, девчонка выплюнула зло: - Латиноамериканские булки, Аля-Дженнифер Лопез, не в моде... Жуть такая...
  - Это на любителя, - пожал плечами Игнат и скрылся в дверном проёме крыла второго этажа.
  Верка проводила его выпученными глазами, и только парня не стало видно, обернулась ко мне:
  - Вставай, коза, - испепеляла взглядом, - и не дай бог, на тренировке летать корольком не будешь, я тебе крылья в миг обломаю...
  - Это что за угрозы?! - раздался голос Виталия Семёновича, директора школы. Он поднимался с первого этажа и стал невольным свидетелем.
  Мужчина поднялся на наш проём и, окинув собравшуюся компанию взглядом, повторил:
  - Что за угрозы? Это кто и кому собрался крылья обламывать?
  - Да что вы, - сразу залепетала Верка, с раскрасневшимся лицом. - Это я так пытаюсь боевой дух нашего Королька поднять. А то у неё ни черта, тьфу ты, ничего не получается на тренировках. Мы уже и по-хорошему пробовали. А это новый метод, от обратного, - частила, хотя всем было понятно, что лгала, не моргнув глазом.
  - Линяева, после уроков ко мне в кабинет, - отрезал директор. Протянул мне руку, и только я оказалась на ногах, добавил: - Королькова, пора бы тебе уже обрасти шипами, да научиться за себя стоять, а то ведь так трудно жить. Быть умной - замечательно, но в нашем мире этого маловато. Первым дело научись выживать!
  - Ага, - уставилась в пол и нервно кивнула.
  Уже в раздевалке выяснилось, что Гришку домой отпустили, у него синяк под глазом оказался. Парень не признался, что подрался, сослался, что просто упал. Его приятели молчаливо стояли и тоже не выдали, что случилось на самом деле.
  Девчата щебетали, что Гришка с кем-то из старшиков зацепился. Гонор у парня ого-ого, да вот силёнок ответить за свой язык маловато оказалось. При этом шушукались, да на меня посматривали. Особенно недовольной была Верка.
  Мне было жаль парня, даже не смотря на его поступок. Хотя, в глубине души я немного порадовалась, что это ему кара за проступок со мной.
  После урока пришлось остаться на тренировку по волейболу, где опять столкнулась с Верой. Она меня одарила столь уничижающим взглядом, что я поняла, мне не жить. Предположила, что это из-за вызова к директору.
  Вернее это была даже не тренировка, а дружеская встреча с командой по волейболу парней нашей школы. Как говорил тренер, никогда не помешает играть с тем, кто сильнее, чтобы было видно, к чему надо стремиться.
  Это была игра в одни ворота. Прямое избиение, ведь парни играли великолепно, и даже наставление тренера, ребятам нападать можно только со второй линии, а правшам с первой - левой рукой, не спасло нашего положения.
  По обычаю я запиналась, не могла попасть по мячу, а он как назло меня находил, даже если я стояла за пределами поляны или пыталась увернуться. Игнат был во всей красе, и словно специально бил в меня, да по сильнее. Видимо, Верка ему нажаловалась, вот он и мстил за неё.
  А я... я - слабое звено. Вот и пролетала партия за партией. Пацаны откровенно скучали, развлекались обыгрыванием различных комбинаций и точечным попаданием в 'Королька', где бы я ни была. Вера злилась, и пыталась подтянуть команду, чтобы хоть пару раз дать соперникам отпор. Не тут то было. Игроки сыпались друг за другом и не могли поднять ни мяча.
  Я была хуже всех. После падения на лестнице у меня и так нога болела, я молча терпела, но когда очередной удар Игната пришёлся мне в ляжку, и то, я чуть отвернулась, чтобы избежать прямого попадания, - у меня аж нога отнялась, как было больно. Я упала навзничь, тихо взвыв от злости, беспомощности и унижения. Парень не ржал, как остальные, но его холодный взгляд был красноречивее слов - он специально вымерял.
  Тренер, наконец, сжалился надо мной и посадил на скамейку запасных. Пока я, стиснув зубы, растирала ушибленное место, продумывала, что скажу Василию Петровичу, лишь бы он меня больше не мучал и позволил отказаться от секции. Самым вески и достоверным была правда: я не могу играть, не моё это... Я даже была готова к нападкам своей команды. Готовилась к уничтожению капитаном, но на удивление, когда упрёки девчонок начались сыпаться со всех сторон, за меня вступилась Ксения. Моя одноклассница. Красотка 'от' и 'до', номер два в команде, я даже рот открыла от удивления.
  - Чего вы к ней пристали?! - подбоченилась Ксения. - Никто из вас лучше не смотрелся. - Даже ты, Верка. Чего смогла сделать? Тебе давали пас! Так ты даже блок обвести не могла толком, так что умолкли все. Лучше бы помогли Корольковой подтянуться. Позанимались бы с ней.
  - Вот и позанимайся, - кивнула Верка с издёвкой. - Не её это дело, по площадке бегать, да прыгать у сетки. Пусть лучше в лаборатории своей запрётся, да отравиться каким-нибудь химикатом.
  - А вот и позанимаюсь, - отрезала Ксения. - Она вам ещё покажет, как надо играть, правда, Ир? - перевела на меня вопрошающий взгляд. Но я и слова не могла произнести от шока и удивления. К тому же, это было так редко, когда меня зазывали мои именем, без приставок и насмешки. - Чего молчишь? - допытывалась Ксения, похлопав ресницами.
  - Ага, - я нервно кивнула и облизнула губы.
  - Пошли в зал! - скомандовала девушка. Я как овца, которую ведут на убой, поплелась вон из раздевалки. - Тренер обалдеет, увидев тебя на дополнительной тренировке, - тихо хохотнула, когда мы уже шли по коридору в направлении зала. - А завтра, если будет хорошая погода, я мяч возьму, да к тебе домой загляну. Ты мне адрес главное напиши.
  - Ага, - опять кинула я, всё ещё не веря услышанному.
  Дополнительное время прошло гораздо эффективнее предыдущих нескольких месяцев обучения волейболу. Ксю терпеливо показывала правильные стойки при приёмах как сверху, так и снизу. Закатывала глаза, когда мои корявые пальцы не желали аккуратно обхватывать мяч, а втыкались в него. Отпускала пошленькие шуточки по поводу моего зада и ног, но без зла, за что я была на неё не в обиде. Заставляла выполнять странные передвижения по залу: то ёлочкой, то приставным, то спиной. Я послушно выполняла задания и вскоре Ксения объявила, великодушно махнув на выход:
  - На сегодня хватит с тебя. Я убедилась, что ты не потеряна для спорта. Главное, стараться и поменьше на тебя орать. А чего с ногой-то? Я поздно заметила, что ты прихрамываешь...
  - Да, - неопределённо мотнула головой. - Упала... Немного побаливает.
  - И ты терпишь всё это время? - изумилась Ксения. - Чокнутая. А вдруг у тебя вывих? Или не дай бог, связки порваны или нога сломана?!
  - Нет, слегка побаливает. Терпимо, - принялась я оправдываться. - Дома лёд приложу, всё пройдёт.
  - Будем надеяться, - резюмировала Ксю. - Ладно, потёпали. Домой уже охота.
  Выходили мы тоже вдвоём. Ксения меня подождала и впервые за три года, я шла из школы не одна. О подруге не мечтала, и даже боялась сглазить, вдруг очередная шутка и Ксения сейчас рассмеётся: мол, что, поверила? Вот дура!..
  Но девушка шагала рядом, болтала, словно мы с ней подруги и сейчас как обычно идём вместе. Я плохо понимала суть разговора, потому что в основном это было о парнях, шмотках, косметике... Но чтобы не выглядеть невеждой, я коротко кивала и иногда бросала в ответ односложную реплику.
  На улице мы столкнулись с парнями из команды. Они, как оказалось, не очень спешили по домам. Игнат с приятелями на скейтах уже гоняли по территории школы. У нас для этих развлечений была оборудовано классная площадка и поэтому я чуть не упала, заглядевшись, какие трюки выполняли пацаны.
  - Э, - одёрнула меня Ксения. - Ты чего? - тоже вперив взгляд в ребят.
  - Я тоже так хочу, - тихо обронила я, намекая на катание на скейте.
  - Ну, мать, этому обучить не могу. Я только в волейбол играю, но знаю ребят, которые могли бы тебе дать пару уроков. Если, правда, хочешь.
  - Очень, - теперь уже кивнула рьяно.
  - Хорошо, - повела плечом Ксения, и мы пошли дальше.
  Уже на следующий день в школе девушка села со мной, хотя до сего момента, я по обычаю была одна.
  - Привет, ботан, - кинула и легко плюхнулась рядом.
  - Привет, - выдавила я затравлено, чуть подвинув свои вещи, и неверующе глядя, как Ксю принялась доставать из рюкзака книгу, тетрадь и ручку.
  Не я одна была в школе - надо сказать, класс оторопел, когда увидел подобное. Но звонок на урок и голос учителя: 'Доброе утро, класс!' - заставил всех отвести от нас взгляды.
  А следом отворилась дверь, и на пороге застыл незнакомый парень. Очень высокий и мощный, точно шкаф. Какой-то мутант, но довольно интересный на вид.
  - А-а-а, - протянула классная руководительница. - А вот и Леонид Спарковский. Новый ученик вашего класса, - не теряя ни секунды объявила Галина Игоревна. - Прошу любить и жаловать.
  - Можно ни то ни другое, - ровно пожал плечами парень. - Лишь бы мир был во всём мире, - с равнодушием окинув взглядом класс, прошёл и сел за парту прямо передо мной и Ксенией.
  Кто-то присвистнул, кто-то хохотнул. Мы лишь с Ксю переглянулись, и на наших лицах красноречиво читалось: вот и чудак в нашем классе.
  - Вы моим глазам милее, - как бы мимоходом объявил нам, и принялся готовиться к уроку. - Выживать должны самые красивые и лучшие! Вы красивы, я умён!
  Обескураживающе...
  Леонид? Спарковский?.. Хм, не надо говорить, что у парня тотчас появилась кликуха 'Спартак'.
  ***
  Ксю не обманула, и уже через неделю притащила меня на уличную площадку, где катались на скейтах. Познакомила с двумя парнями, которые были на год постарше, но очень общительными и весёлыми. Они сразу же взяли шефство надо мной и с усердием принялись обучать навыкам катания. Спасибо, не ржали над моей корявостью. Чуть подначивали и только.
  В остальном, я была жутко благодарна внимание - за что позволяла Ксю списывать у меня домашку и помогала с контрольными и самостоятельными.
  Дружба! Да, видимо, именно такие отношения и назывались дружбой!
  Немногим позже Ксения как-то призналась с грустью в голосе:
  - Дружба - стервоза ещё та! Изменчива, непостоянна, ветрена, лжива, когда шагает без доверия и уважения. А бывает искренней и доверительной, вот только достаётся тем, кто умеет держать нос по ветру. Тем, кто не боится нести груз ответственности за себя и других. Кто замечает щепку в своём глазу и умеет игнорировать брёвна в чужих. Мне всегда хотелось быть рядом с человеком, который стойко выносит удары судьбы и продолжает шагать в своём направлении, наплевав на других. Кто умеет прощать и избегает - обижать. Так что не думай, что я просто так за тебя заступилась...
  Я мало поняла запутанную речь, но она запомнилась своей глубиной.
  С тех пор, я с тихой надеждой гордо называла себя подругой Ксении.
  Уже к концу учебного года, тренер по волейболу довольный собой резюмировал, что не ошибся на мой счёт, и теперь я стала не просто одним из игроков, а важным членом команды, на которого он мог положиться. И за это я тоже не преминула поблагодарить свою подругу. Ксения была на седьмом небе от счастья:
  - Я же говорила. Раз плюнуть! Ты у меня ещё порхать будешь как птичка, Верка удавиться от зависти.
  Мда, сплетни ходили, что Верка и Ксения были подругами, но поссорились и теперь были если не кровными врагами, то точно противниками. А после нашего с Ксю сближения, яд красотки стал изощрённей, но мы не обращали на неё внимания, и девушка быстро успокоилась. Ну или по крайней мере, перестала открыто с нами враждовать.
  Но злиться не перестала - не ожидала, что я смогу справиться с руками и ногами. Хотя, возможно, больше на её настроение повлияло то, что её бросил Игнат. После разрыва девушка несколько дней даже прогуливала школу, а когда явилась, все догадались, что она провела дни в слезах, хоть и пыталась казаться спокойной.
  Меня не волновала её судьба, мальчишки, разборки, вечеринки - меня грела мысль, что я смогу быть не просто серостью, что помимо учёбы, я могу и в других сферах добиться пусть незначительного, но успеха.
  Когда нас награждали в конце учебного года, я с гордостью шла между рядов к заветным грамотам в руках классного руководителя, который распинался обо всех моих заслугах, но когда возвращалась обратно, из всего зала лишь один взгляд меня пригвоздил к месту. Игната! Парень пронзал недружелюбием. Мне было неуютно под его колючими глазами, и я даже запнулась. Словно я - его главный соперник и сейчас обходила по всем статьям. Я прочитала угрозу и брошенный вызов, ведь Игнат тоже получил много грамот: по учебе и спорту, за личные достижения и за активное участие в жизни школы. С ним могла сравниться по значимости и успеваемости только я... И я посмела это сделать!
  Чёрт! Мне нужно обрастать шипами, как и советовал директор. Иначе я не дотяну до выпускного класса.
  - Подруга, - шикнула мне Ксю, только я села на место. - Лучше не смотри на него так.
  - На кого и как? - уточнила робко.
  - На Селивёрстова, - отчеканила тихо Ксю. - Он раздавит тебя, и я не смогу помочь.
  - Да я и не смотрю...
  - Вот и не смотри, - с нажимом повторила подруга. - Катька Ленская тебе глаза выколет. Они вроде встречаются!
  - Вот пусть и встречают, - мотнула я головой. - Мне сейчас думать надо о разработках, да и в спортклуб скоро.
  Правда, когда все ребята торопились прочь из актового зала, директор меня уже у выхода нагнал и попросил зайти к нему в кабинет.
  Я особо не волновалась, ведь знала, что нигде не косячила. Шла из-за интереса и только. В кабинете было довольно компактно - минимум мебели и максимум папок и документов.
  Лунообразный стол, несколько стульев, на одно из которых я и присела, в ожидании разговора с директором.
  Виталий Семёнович не торопился переходить к главному, а когда в дверь раздался стук, сердце пропустило удар. И не зря. С разрешения директора дверь отворилась, и на пороге застыл Игнат. Если меня и заметил, то даже глазом не моргнул:
  - Вызывали? - поправил рюкзак на плече.
  - Да, проходи, садись, Селивёрстов, - кивнул Виталий Семёнович и теперь с улыбкой посмотрел на меня:
  - Ирина, ты в этом году заняла на олимпиаде второй место.
  Скомфужено покосилась на Игната, который уже вальяжно устроился на соседнем стуле, и с равнодушием подпёр рукой подбородок, безразлично разглядывая убранство кабинета.
  - Да, - непонимающе подтвердила то, что и так было известно.
  - Ты молодец, мы всем преподавательским составом очень тобой гордимся. Как впрочем, и твои родственники.
  - А я тут причём? - не выдержал пустологии Селивёрстов.
  - А при том, - опять кивнул директор. - Ты победитель и как все предыдущие года, тебе положено приглашение на экскурсию. В этом году это Научно-технологическая фармацевтическая фирма 'Полисан'.
  - Круто, - тихо улыбнулась я.
  - И? - встряхнул головой Игнат.
  - В том то и дело, что победитель ты, а я бы хотел отдать приглашение Ирине, - сцепил кисти в замок на столе Виктор Семёнович, строго глядя на парня.
  За долю секунды я воспарила до небес. Восторг, радость и... неловкость. Быстро опустилась на землю, только услышала:
  - Это с какого перепугу? - возмутился сухо Игнат. - Я победил, значит, мне и ехать!
  - Игнат, право твоё, - продолжал директор. - Но, во-первых, ты ни разу так и не посетил ни одного предприятия с прошлых лет. А во-вторых, Ирина - девушка, а дамам положено уступать.
  - Это что новые правила - пропаганда феминизма?
  - Селивёрстов, - осуждающе протянул Виктор Семёнович. - Признайся, что тебе неинтересно. Почему бы не отдать приглашение тому, кто с радостью пойдёт?
  Я нервно сглотнула, заёрзала на стуле. Опять покосилась на Игната. Он словно киллер, с первого выстрела убивающий свою жертву, взглядом пригвоздил меня к стулу.
  Морозным, пасмурным, уничижающим.
  Даже мурашки по позвоночнику строем пронеслись. Сердце загрохотало так сильно, что от гулких ударов я плохо соображала, что происходило.
  - Это кто решил, что мне неинтересно? - перевёл взгляд на директора парень. - Я может быть, всегда мечтал именно на этот, как его... фирму... эту съездить!
  - Ты даже название не помнишь, - уличил Виктор Семёнович. - Это ведь неправда, ты не хочешь, и скорее всего бы не поехал...
  - И что с того? - насупился парень. - Не помню, чтобы чужие награды мне давали... - нервно махнул рукой в мою сторону: - Королёк, между прочим, в двух последних олимпиадах по химии и биологии меня обошла на пару баллов.
  - Это были промежуточные, внутришкольные олимпиады, а у тебя городская, - мягко настаивал директор.
  - Какая разница?! - возмутился Игнат. - Тогда не ездил, а теперь прям мечтал, а вы... вы мне... мечту разрушили, - выплюнул с кривым смешком. Всем в кабинете было понятно, что он выдумывал на ходу, и совершенно бездарно отыгрывал роль обиженного. - Даже не знаю, - выдал, откидываясь на спинку стула. - Стоит ли после этого жить? - вот теперь вообще вызвал снисходительную улыбку директора.
  - Перестань паясничать, - отрезал беззлобно Виктор Семёнович. - Я с тобой как с взрослым говорю. Не иду в обход, а признаюсь, что собираюсь сделать. Ведь ты же понимаешь, что я мог бы и в тихую, за твоей спиной решить этот вопрос.
  - А чем лучше сейчас поступаете?! Вы мне в лоб говорите, что мою награду отдадите Корольку!
  - Не Корольку, - поправил строго директор, нахмурив брови, - а Корольковой Ирине.
  Признаться, мне порядком надоел разговор. Льстило, что Виктор Семёнович редел за меня, но унижаться и упрашивать наглого парня совершенно не хотелось. Видно же что он упёрся как баран.
  - Виктор Семёнович, Игнат, - тихо вклинилась в их перепалку. - Спасибо вам, - киваю директору. - Мне правда очень лестно, что вы так... пытаетесь, но не стоит. Игнат прав. Он победил. Его и награда, а как он поступит с ней - его личное дело. В следующий раз я лучше стараться буду. Надеюсь, смогу победить.
  На миг показалось, что Селивёрстов зубами скрипнул. Я даже метнула на него непонимающий взгляд. Игнат же наоборот меня упорно игнорировал - смотрел на директора, если вообще не сквозь него.
  - Ир, вот ты очень хорошая девочка, - вступился за меня Виктор Семёнович.
  Опять померещилось, что проскрежетали зубы. Затравленно покосилась. Селивёрстов точно монумент, глядел вперёд, только желваки на его скулах входили вверх-вниз, резко натягивая кожу.
  - Так что прекрати глупить, это тебе не к лицу, - строго, но вместе с тем по-отцовски тепло, отрезал директор. - А ты, Игнат. Ну никак не ожидал, что будешь артачиться. Не по-мужски.
  На Селивёрстова не глядела - жуть как боялась, поэтому замерла, стиснув рюкзак, который давно покоился на коленках.
   Директор несколько секунд молчал. Потом взял со стола небольшую карточку, размера открытки и протянул парню:
  - Как видишь, пустует именная строчка. Сам подпишешь, а ты, Ирина, подожди. Я сейчас, - подхватил телефон с края стола и недолго изучая, приложил к уху.
  В общем, в считанные минуты Виктор Семёнович решил вопрос с моим экскурсионным приглашением. На фирме пошли ему на встречу и пообещали в течение двух дней прислать ещё одно.
  Надо ли говорить, что на экскурсию Игнат не явился...
  ***
  На следующий год я победила в городской олимпиаде, а ещё моя идея имела колоссальный успех на выставке, посвящённой элементарной химии. Насмешки Игната стали более злыми и колючими, а его окружение считало себя обязанным подшучивать надо мной: то подножку поставить, то из раздевалки вещи утащить, да в коридор выбросить.
  Глава 3
  Ирина
  Ещё пару лет ушло на то, чтобы научиться разным премудростям уличных видов спорта. Скейт, ролики, ВМХ, Фрирайд. Да, я вошла во вкус, и мне стало мало и тесно в рамках школы. Правда, обучение давалось с трудом и скрипом, особенно вначале, когда ломала тело и гнула против его воли. Оно было подготовлено к подобному роду деятельности, да и спортивностью не отличалось, но я была упряма и упёрта в желаниях и стремлениях.
  Мне повезло, что однажды я налетела в прямом смысле слова, на тощего парня аля-гота. Извинялась как могла, даже пообещала угостить хот-догом, что в парке продавался. Он меня проигнорировал, но через час подошёл и уточнил, где его обещанный хот-дог.
  Парня звали Виктор, Франкенштейн погоняло. Пока жевали горячие сосиски, я попыталась выудить из него немного информации. Кто он, чем занимается, где учится...
  Он показался странным, молчаливым, но что удивительно я к нему тотчас прониклась симпатией. Уж очень меня напоминал, по крайне мере такой, я была пару лет назад, до общения с Ксенией и остальными ребятами.
  Виктор учился в моей школе, но классом старше. Я его раньше никогда не видела, а после знакомства стала замечать одинокую фигуру, которая редко мелькала в коридорах.
  Оказалось, в отличие от меня парень был ершистым и вспыльчивым, не позволяющим себя обижать и задирать. Так что при всей нескладной фигуре и статусе волка-одиночки, парень не раз был замечен в драках. Спуску задирам не давал, за что его и избегали.
  Каким бы он не был странным, как по мне, нашей разношёрстной компании он пришёлся как раз, хотя остальные ребята на него и поглядывали с недоумением, а меня частенько спрашивали, как ты с ним общаешься?
  С Антошей и Анютой - мы вместе работали в лаборатории школы. Со Спартаком вели беседы о жизни. С Ксенией играли в волейбол и болтали ни о чём, а с Франкенштейном я ощущала себя свободной - мы катались на скейтах, велосипедах, роликах.
  Я не торопилась выходить в люди со своими познаниями и умениями, лишь тренировалась с упорностью олимпийца. Отец в те редкие звонки, когда удосуживался узнать, как у меня дела, взывал к разуму, утверждая, что я расходую своё время впустую, ведь мой мозг - нечто совершенно уникальное. Мне нужно углубляться в науки, а не тратиться в спорте. Лучше быть талантом в одном, чем посредственностью во многом. Я понимала его. Чётко осознавала, что несмотря на свои достижения, всё равно оставалась уверенным средничком, но не отступала. При этом не хотела разочаровывать папу, поэтому самоотверженно грызла гранит науки и вскоре отец, умыл руки. Дочь не влюблена, а для него это было самое важное, как я успела понять за несколько лет разлуки. Раз дочь успевала всё, значит, пусть так и будет. Даже помог, не скупился на средства и позволил приобрести всё необходимое для занятий.
  Учителя хвалили, но я ещё не была уверена в себе и поэтому продолжала тайно оттачивать мастерство. Как бы то ни было, как бы не скрывала, слухи об моих увлечениях быстро поползли по школе. Ко мне даже несколько раз со смешками подходили разные личности, мол, это правда?
  Я не отрицала, но и не подтверждала - лишь плечами пожимала.
  Так что мне повело, я успела обзавестись несколькими верными друзьями.
  Леонид Спартаковский, Спартак - как и я слыл странной личностью, глубокой, непознанной, но очень уважаемой всеми преподавателями. А ребята хоть и посмеивались над его мышлением и логикой, но признавали, что он умён и весьма силён. Парень быстро вытянулся, и его природные данные поражали. Мальчишка походил на молодого парня лет двадцати, в его-то пятнадцать!
  Спартак был многогранен, но как и я больше всего любил философию, биологию, литературу. Мы соперничали в познаниях и даже вначале знакомства пару раз разругались, но вскоре признали талант друг друга и стали даже работать вместе над некоторыми внеклассными проектами.
   Ксения Бравина - была очень красивой девочкой, правда, не блещущей умом. Многие поражались, почему она дружила с таким природным недоразумением, как я. Но секрет был прост - я давала списывать подруге, а та была благодарна, в отличие от других не лгала, не дерзила и общалась со мной без насмешки и высокомерия - на равных. К тому она была первой, кто стала моим другом.
  Болтушка и модница, она привносила нового в мою жизнь, наполненную однотипными занятиями по разным предметам и спорту. Она ходила со мной за компанию, и восхищённо требовала выйти из подполья.
  Я подозревала, что именно Ксения была главным разносчиком сплетен, но точно знала, что девушка не желала зла. Просто была по природе хвастлива и мечтала быть в центре событий.
  Антон Ярович - скромный ботан, который всегда был рядом, но никогда не лез в чужую жизнь с советами. С ним было весело и поучительно проводить разные опыты, единственное, он очень смущался, когда видел Ксению и поэтому часто замыкался и сидел сиднем.
  Я подозревала, что он тайно влюблён в подругу, но признаться красавице не мог.
  Ну и Анюта Сежикова. Очень странная, но от этого не менее умная девочка. Крохотная, словно фарфоровая статуэтка. В очках и вечных хвостиком на голове. Она была малоразговорчива. По сути, молчала всё время, но если вставляла редкие реплики, её юмор пугал или ставил в тупик. Чаще всего её понимал Спартак. Два таких... инопланетных существа... Она не ходила на разные школьные мероприятия, игнорировала внеклассные занятия, кроме нашей химико-биологической группы. Как таковая сама ничего не открывала, но очень удачно могла добавить в уже имеющееся нечто ценное и действительно уместное. Так что она была прекрасным лабораторным сотрудником.
  Игнат
  Чем чаще видел, тем больше раздражался. Девчонка сильно изменилась. Правда, только внешне, а вела себя по-прежнему забитым Корольком. Её клевали школьные вороны, а она добродетельно сносила.
  Малолетняя дура! Никто не ценил теперь этих качеств. Мир другой. Жестокий, циничный, беспощадный. Поглощал всех, кто априори слабее, не приспособленней.
  Ну, положим, не обычная дура, но злила страшно. Чёрт, не видеть бы её совсем!
  Выскочка заезжая... До сих пор её не воспринимал как местную. Не наша она, да и вообще не от мира сего!
  Гадина, влезла уже во все сферы моих интересов, и ведь... добивалась успехов. Меня даже порой затмевала результатами. Что б её...
  Но мы совершенно разные. Я как Моцарт - мне всё давалось легко, даже без лишнего зазубривания, а вот она - истинная Сальери - корпела, учила, учила, учила...
  Умна... Безусловно. Да и внешне стала очень даже ничего такая, но мля... она же - соседка! Та самая девчонка, отец которой стал виновником разлада в моей семье и смерти отца.
  Генетику не сломать. Она такая же дрянь, как и её отец. Даже так же умело прикидывалась кроткой овечкой, а на деле - овца недорезанная.
  Меня не подкупали огромные наивно распахнутые глаза, в которых плескались обида и непонимание. Наблюдая за девчонкой из тени, иногда ловил себя на том, что мне всё больше грела мысль через неё отомстить за своего отца.
  Боялся ли я обидеть её? Нет... Жизнь, она такая... безжалостная сука!
  Только я имел право на месть. Только я мог обижать, дразнить, пускать слухи. Больше никто! Никакие Гришки, Димки, Егоры, Вани, Веры... Она - моя персональная жертва. Остальные вообще не смели к ней прикасаться, обижать или причинять боль. Для них она слишком хороша, слишком невинна, слишком порядочна, слишком чиста.
  Нет, я не одержим. Для этого хорошо владею собой. И уж тем более не влюблён. Для этого давно запретил сердцу даже мыслить о глупостях.
  Силой брать не буду, с девчонками такое не допустимо, но я порядком её изведу, унижу...
  За мать, за отца, за меня... За нашу разрушенную семью!
  Глава 4
  Ирина
  - Мы должны пойти на вечеринку! - отрезала Ксения, насильно отобрав книгу, которую я читала. Она пришла в гости, и её не остановила моя занятость. Подруга сидела уже несколько часов и копалась в телефоне, изредка кидая фразы, на которые я отзывалась однотипно.
  - Ксюш, - взмолилась я. - Я и вечеринки - разные оперы!
  - А я и вечеринки - одна! И будет провально, если моя роль останется не отыгранной! - настаивала подруга безапелляционно.
  - Так я же не против - иди! Ты красивая - блеснёшь! - я попыталась вернуть книгу, но Ксения ловко перехватила том другой рукой и подняла над головой:
  - Э-нет! Я поймала три флаере на вечеринку, и ты пойдёшь со мной! - настаивала Ксюша.
  - Да что мне там делать? - недоумевала я.
  - Это не просто гулянка, - подмигнула Ксюша. - Лето, жаркий вечер, а может и ночь, - промурчала подруга. - Мальчишки, уличные развлечения, бассейн.
  - Ты чего? - округлила глаза я. - Нам всего пятнадцать! Какой бассейн вечером? И уж тем более ночью?
  - Не будь занудной ботаничкой! - рыкнула Ксения. - Мы - молодые девчонки. Нам нужно внимание... - покосилась на меня, и поправила себя, закатив глаза, - ну или мне нужно внимание. А там будет столько народу...
  - Нет, - мотнула головой я. - Мне не до вечеринок. Тем более, где 'столько народу', - передразнила Ксению.
  - Ботан! - подруга упёрла вызывающий взгляд на меня, явно стараясь задеть за живое. - Там будут уличные развлечения и главная элита. Показательные выступления. Ты прикинь как круто?! Да и тебе бы пора себя показать...
  Я на миг замялась. Игнат был в этой самой пресловутой элите. Ксения догадывалась о том, что я к нему неравнодушна, вот только она не знала, насколько глубоки чувства и какие именно это чувства.
  Это была отнюдь не любовь!
  Я люто ненавидела Игната, за всё, что он мне делал. Да, оказалась злопамятна, и у меня был пунктик по поводу парня. Если могла в чём-то его превзойти, я просто была обязана это сделать. Он, между прочим тоже не гнушался мне по носу хлопнуть, что доказала последняя олимпиада по биологии. Зато я смогла стать самым полезным игроком в команде по волейболу, о чём конечно же сразу раструбили на всю школу.
  - Мне нужно подумать, - опять мотнула головой я, и пока подруга смотрела на меня с открытым ртом, выхватила книгу и опять погрузилась в чтение.
  Полностью отдаться во власть познаний Ксения не дала - ещё с час жужжала над ухом, о надобности пойти. Шептала, какая крутая будет вечеринка и сколько там соберётся народу. Науськивала утереть носы всем местным задавакам. Мечтательно мурчала о том, что сможет покорить сердце Артёма, одного из приятелей Игната. Эдакого мажорчика, точнее сына довольно обеспеченных родителей, который, между прочим, и устраивал вечеринку. Он это часто делал, ведь родители ему позволяли почти всё, чего он желал.
  Ксю давно грезила им, а вернее, его наследством и перспективами. Я слушала подобные бредни краем уха, ведь подруга не была меркантильной и корыстной, да и видела я настоящую Ксению, а не ту избалованную девицу, которую из себя строила девчонка.
  При всей видимой испорченности, Ксю была доброй и отзывчивой, а подобные качества вряд ли могут уживаться с корыстью и меркантильностью. Ещё она упорно строила из себя пустоголовую красотку, хотя на деле хоть и не блистала знания в науках, но была вполне увлечённой особой и показывала незаурядный творческий талант, когда в школе проходили разные мероприятия и конкурсы.
  Распрощались мы поздно. Когда Ксения заторопилась домой, взяла клятву, что я подумает о вечеринке и в скором времени дам ответ.
  Я сомневалась до последнего, ведь была затворницей и совершенно не знала, о чём говорить на таких мероприятиях. Правда, жутко хотелось посмотреть выступления скейтеров, катающихся на роликах, велосипедах. Элита...
  К тому же одеться надо было как-то к месту. Можно конечно взять совета у подруги...
  Решающим моментом стало, что однажды, я оказалась невольной свидетельницей разговора Игната и его приятеля Славки. Они не видели меня и во время обеда, болтали в столовой. Я не собиралась ни сидеть рядом, почти спиной к спине, ни уж тем более подслушивать, но когда сердечко пропустило удар, только заслышав голос Игната, я обратилась в слух против воли.
  - Ну, - с грустью буркнул Селивёрстов. - Может, на вечеринке развлечёмся... Там много девчат будет нормальных. Покуролесим, покатаемся, встряхнёмся!
  - Ага, - жарко поддакнул Славка. - Только надоело созерцать наших девок в джинсах и футболках. Буду надеяться, что хоть одна в платье придёт, да накрашенная, - прозвучало мечтательно.
  - Спорим, не придет? - бросил с вызовом Игнат. В голосе было масса самодовольства и зазнайства.
  - Спорим! - тотчас подхватил спор Славка. - На желание!
  - Ок, - ухмыльнулся Игнат. - Но без извращений и нарушения закона!
  - Конеш! - гыгыкнул Слава. Было слышно, как они закрепили спор и разбили руки.
  - Там басек у Артёма, - напомнил тихо Игнат. - Ни одна не придёт в платье и накрашенная. Она сразу же жертвой окажется! Максимум юбка, а она не считается!
  - Ну не все же в воду полезут, - неуверенно протянул Слава. - Да к тому же, не поверю, что ни одна не захочет выделиться!
  - Это вечеринка, где собираются скейтеры, роллеры... Это не конкурс красоты! - сухо добавил Игнат.
  Чтобы не оказаться замеченной, ведь я всегда избегала Игната и его друзей, так и не доев, покинула столовку. Слова мальчишек засели в голове, и поэтому, покрутившись перед зеркалом, я распахнула шкаф, чтобы устроить ревизию.
  Игнат и Славка правы, как правило, в гардеробе джинсы, футболки, широкие майки, рубашки, спортивные брюки. Из выходного - лишь несколько вариантов школьной формы. Нет, это категорически не подходило для вечеринки. О-да! Я решила, во что бы то ни было помочь Славке выиграть спор!
  Попросив помощи у Ксюши, и заручившись наличными от родственников, которые никогда не отказывали в мелочах, ведь внучка не творила глупостей, училась на 'отлично', да к тому же принимала участие во многих внеклассных мероприятиях, мы с подругой отправилась по магазинам.
  - А так рада, - потирала руки Ксения. - Наконец-таки тебя переоденем!
  - Э, ты не слишком переусердствуй, - одёрнула подругу я. - Мне что-то на вечеринку и только!
  - Модные шорты и рваные колготки? - навскидку сообщила Ксения.
  - Не уверена, - сглотнула я. - Я начинаю сомневаться в твоей адекватности.
  - Не глупи, - отрезала Ксения. - Кто из нас разбирается в моде?
  - Ты, - осторожно согласилась я. - Но я буду себя ощущать не в своей тарелке, и это будет плохо...
   - Так ты во всём кроме спортивного себя будешь так ощущать, - убеждала Ксения. - Это твой постоянный прикид. Так что не умничай. Я тебя одену!
  - Хорошо, - встряхнула головой я. - Только у меня пожелание. Давай, платье поищем.
  - Платье? - теперь уже изумилась подруга.
  - А что, - тотчас засмущалась я. - Думаешь, я толстая и мне не пойдёт? - комплекс полноты не прошёл, хотя теперь всё чаще бабушка и дедушка горестно вздыхал, что внученька совсем отощала. Одни кости остались.
  - Толстая? - опешила Ксения. - Да ещё чуть-чуть и у тебя анорексия будет, - горячо заверила, словно комплимент сделала.
  Я даже запнулась, поспевая за шагом Ксении, которая была неудержима в походе за покупками. Метнула взгляд на зеркальную витрину ближайшего магазина и неуверенно возразила:
  - А мне кажется, что я вполне ничего такая... упитанная.
  - Очень упитанная, - закатила глаза Ксения. - Пошли, упитанная. Я конечно в шоке - ты и платье! Но что-нибудь придумаю.
  ***
  Подбор наряда для вечеринки оказался утомительным занятием. Я сотню раз зареклась ходить по магазинам с Ксенией, которая придиралась ко всему, что выбирала я, а сама рекомендовала такое, что никогда бы в жизни я не надела.
  Когда я устала настолько, что даже самая изнурительная тренировка казалась легкой прогулкой, практически не глядя, согласилась на то, что предложила Ксения. В конце концов подруга лучше знала, что сейчас было в моде. Ей нужно доверять...
  Уже дома, под пристальным надзором Ксении я облачилась и, посмотрев на себя в зеркало, в очередной раз засомневалась:
  - Ксень, что-то мне прям не по себе... - попыталась воззвать к разуму. Натянула чуть ниже подол свободного платья выше колен.
  - Не глупи, - отмахнулась подруга. - Выглядишь отпадно!
  - Да мне не надо - отпадно. Мне нужно так, чтобы не совсем выделяться, но при этом...
  - Выделиться! - констатировала довольно Ксения. - Сейчас я тебе макияж забацаю, и вообще будешь - пальчики оближешь! - подруга как раз заканчивала собственный мейкап. Покрутилась перед зеркалом, с явным самолюбованием. Поправила локоны, которые и без того лежали идеально. Послала себе воздушный поцелуй и, водрузив руки на бока, повернулась ко мне:
  - Ну что? Готова к смене имиджа?
  - Не совсем, - пробормотала я и даже чуть отступила от подруги. - А можно просто аккуратную причёску и блеск для губ?
  - Вечеринка! - напомнила с нажимом Ксения, выпучив глаза. - Много народу! Это недопустимо!
  - Ладно, - кивнула я обречённо.
  Собственное отражение приятно удивило и напугало одновременно. Пятнадцать?! Сейчас я выглядела на все семнадцать, а то и восемнадцать и была совершенно не незаметной.
  Ксения права. Я словно кинозвезда-подросток.
  - А кого ты пригласила третьим?
  - Спартака, - скривилась Ксения. - Я подумала, если вдруг меня посетит удача, и я закручу с Артёмом, то тебе будет нужна компания...
  - И он согласился? - поразилась я.
  - Он выдал целую речь о бессмысленности данных мероприятий. Статистику, чем заканчиваются подобные вечеринки. Перечислил сотню, если не больше, запрещённых веществ, коими вероятно будут баловаться ребята, а потом сказал, что кто-то обязан нас защитить от вредного влияния современной молодёжи, - выпалила Ксения, явно заучивая услышанное от друга. - И не позволить разврату и наркотикам сбить с пути истинного.
  - Это в его духе, - согласилась я с улыбкой, вновь посмотрев на себя в зеркало.
  Бабушка и дедушка некоторое время с сомнением разглядывали меня и подругу, а потом уточнили:
  - А точно вечеринка будет тихой?
  - Планируются танцы, - вместо меня вклинилась в разговор Ксения, которая умела уговорить и смерть. - Небольшая игровая программа, лёгкий перекус... Обещаем, никакого алкоголя, сигарет и наркотиков, - жестом отрезала, да так, что бедные родственники так и остались с открытыми ртами сидеть. - Я её верну к одиннадцати, - заверила горячо.
  - Нет, - успела выпалить бабушка, уже крича в след. - В десять - не позже. И скиньте нам адрес, где вечеринка... Чтобы мы могли...
  Ксения за руку тащила меня прочь из дома. С быстрого шага мы перешли на лёгкий бег, при этом смеясь, ведь ситуация получилась комичной, но уже в конце соседнего дома вновь зашаги:
  - Не стоит нам нестись. Запаримся, и весь мейкап на 'нет' сойдёт, да и внешний вид испортится, - резюмировала Ксения. Подхватила меня под руку и, болтая о какой-то ерунде, повела дальше. Я даже успела мысленно её поблагодарить, за то, что она меня в каблуки не нарядила - модные в этом сезоне кронверсы идеально дополняли наряд.
   Спартак ждал через несколько домой, прислонившись спиной к высокому металлическому забору. Окинул обеих скучающим взглядом и даже ничего не сказал по поводу моей одежды.
  - Ну, - потребовала реакции Ксения. - Как тебе наша Золушка?
  - Какая? - озадачился Спартак.
  - Ирка, - терпеливо пояснила подруга.
  - А чего без сажи на лице? - тупил по обычаю Спартак.
  - Какая сажа?! - негодовала Ксения. - Посмотри, как она преобразилась перед балом!
  - Вроде с ней всё как обычно, - недопонял парень. - Ноги, руки, голова... Глаза на месте, нос тоже... губы... - он явно не придуривался, поэтому Ксения не выдержала:
  - Блин, Спартак! Она в платье! И накрашена!
  - Да? - нахмурился приятель, вглядываясь в моё лицо. - Ну, тогда нормально.
  Ксения от бессилия руки опустила и глаза закатила. Я лишь улыбнулась:
  - Видишь, - похлопала подругу по плечу: - Я нормальная! Спасибо!
Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | Т.Сергей "Делирий 3 - Печать элементов" (Боевая фантастика) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"