Ерофеев Александр Вячеславович: другие произведения.

Из книги "Безжалостная книга любви"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Трёхкнижие. Книга любви

Aлександр Ерофеев

     Магнитогорск: Алкион, 2015.
     Оформление автора.
     ISBN 978-5-7114-0526-9
     120 с.


     Из книги 'БЕЗЖАЛОСТНАЯ КНИГА ЛЮБВИ'

     изборник: стихи и переводы

     * * *

     мёртвая муха на дне стакана
     мне нравится больше
     чем роза в бокале -

     хотя бы уже потому что муха
     не прикидывается
     живой

     ИЗ ТИХОЙ ЖИЗНИ
     (сюжет для кино)

     1
     она живёт в многоквартирном доме
     на восемнадцати квадратах - в коммуналке
     где вечный гам и наглые соседи
     особенно бугай в татуировках -

     'они устали' 'где же ты маруська?'
     'рождён для мук и в счастье не нуждаюсь!' -
     который жмётся в тёмном коридоре
     по пятницам и запахом капустным

     дыша в лицо ей - предлагает выпить водки
     перетереть о жизни чтоб в натуре
     узнать друг друга ближе мол соседей
     негоже так чураться - просто впадлу

     да он к тому же холост... ну короче
     чем целку строить - ей бы лучше задружиться
     а уж за ним само собой не заржавеет
     уж он-то быть умеет благодарным

     2
     она живёт в многоквартирном доме
     в квадратной комнате - где даже нет балкона
     и каждый день похож на предыдущий
     хоть и не знаешь от чего проснёшься

     от дребезжанья старой кофемолки или - пенья
     от шума пьяной драки за стеною
     от стука в дверь 'полиция! откройте!'
     или ещё какой другой напасти

     которую предвидеть так же трудно
     как невозможно ничего не слышать
     но делать вид при том - что вроде всё в порядке
     что ничего вокруг не происходит

     так проще так спокойнее ей богу...
     лишь только и гнетёт что раз от раза
     всё нестерпимей эти объясненья в коридоре -
     так достаёт нет-нет да заревёшь

     3
     она живёт в многоквартирном доме
     в большом посёлке заводского типа
     а ей бы жить хотелось - в собственной усадьбе
     с огромным садом и тенистою аллеей

     по выходным обедать на террасе
     с родителями и детьми которых трое -
     не меньше! - и за чаем о спектакле
     позавчерашнем говоря не к месту вспомнить

     что дворник сволочь снова в пятницу напился
     и рубль просил и даже - не при муже
     будь сказано - беспомощно пытался
     ей руку целовать бурбон тамбовский

     ведь это ж надо - тютя а туда же
     набрался вольностей крестьянин сиволапый
     прогнать его... и кстати не забыть бы
     велеть садовнику фиалки рассадить

     4
     она живёт в многоквартирном доме
     в глухой провинции - в забытом богом месте
     где возвратившись вечером с работы
     и остаётся только что - мечтать

     как говорили древние - иллюзий
     нет ничего прекраснее на свете
     они не столько душу просветляют
     как позволяют выжить - там где жить нельзя

     ах что за дивные мелодии приходят
     на ум освобождённый от рутины
     когда обычным вечером - при свете лампы
     она читает детям на ночь сказки

     а после - сидя с мужем у камина
     вдруг в сторону откладывает пяльцы
     и говорит как было бы прекрасно
     поехать летом в Баден-Баден - всей семьёй

     5
     она живёт в многоквартирном доме
     в большой стране - где много что случилось
     за жизнь её недолгую однако
     всё это как-то мимо пролетело

     всё это было ей неинтересно
     всё как-то скучно вяло и нелепо
     совсем не так - как ей когда-то представлялось
     когда она почти ещё девчонкой

     здесь оказалась после института
     полна каких-то ожиданий и надежд
     а жизнь-то вроде и не начиналась
     хоть ей меж тем - давным-давно за тридцать

     она сидит и думает тоскливо
     что день прошёл и - снова пятница как будто
     смеркается... пойти поставить чайник
     иль водки выпить с этим дурачком

     6
     . . . . . . . . . . . . . . . .
     . . . . . . . . . . . . . . . .
     . . . . . . . . . . . . . . . .
     . . . . . . . . . . . . . . . .

     она скончалась так же незаметно
     как и жила - в многоквартирном доме
     где вечный гам и наглые соседи
     где всем на всё и друг на друга - наплевать

     её не сразу в общем-то хватились
     дня через три а может и - неделю
     затем угрюмый врач и участковый
     смерть зафиксировали от естественных причин

     и про неё забыли в тот же день - как только
     дверь опечатал техник жилконторы...
     и лишь один сосед в татуировках
     на кухне пил и плакал до утра

     * * *

     не прошу для себя у Бога
     для жены не прошу и друга

     снова ветры идут с востока
     чтоб однажды вернуться с юга

     и ничто - ничего не значит
     и никто ни о чём - не просит

     и конечно же стену плача
     возвели не для Бога вовсе

     МОСКОВСКИЙ ПАРАФРАЗ
     (фокстрот из давних лет)

     Too many tears,
     each night I go to bed,
     I lay awake and shed
     too many tears...

     Al Dubin

     1
     а потом обещаешь себе самому - это в последний раз
     не следует повторяться ибо от любопытных глаз

     которых вокруг всегда и повсюду полным-полно
     ничто не укроется... электричка из Мытищ в Люблино

     с двумя пересадками от Ярославского - уже не идёт
     пусть же всё остаётся как есть а если наоборот

     то тогда говоришь сам себе - да пошло оно всё
     нас похоже с тобою ничто в этом мире увы не спасёт

     потому ничего и не стоит пожалуй принимать всерьёз
     так много слёз вокруг нас с тобою так много слёз

     2
     пусть же всё остаётся как есть а если наоборот
     на прощанье станцуем этот захватывающий фокстрот

     ты давно утешаешь себя самого - ну если не ты то кто?
     ни притонов тебе ни лиловых негров и ни манто

     веселись говори о чём хочешь любимое пей вино
     но тебе никогда уже не успеть - из Мытищ в Люблино

     впрочем это не важно - тебя никто всё равно не ждёт
     обороняет Господь от любви свой последний взвод

     при звуках оркестра Эмброуза публика идёт вразнос
     видишь как много слёз вокруг нас с тобою как много слёз

     * * *

     что-то неладно в родимых пенатах
     что-то расстроилось что-то случилось...

     и молоко мимо кружки пролилось
     и приумолкли соседи на пятом

     словно пронзительным звуком свирели
     воздух наполнился мир оглушая

     пьяно по воздуху пальцами шаря
     мы не находим друг друга в постели

     в комнате в доме - нигде не находим
     даже намёка на прежнюю близость

     жизнь избывая не ради а из-за
     вроде бы рядом но то-то что - вроде

     ну же давай успокоимся что ли
     станем разумней смиреннее тише

     будем собою и - сим победиши
     все наши беды тревоги и боли

     . . . . . . . . . . . . . .
     . . . . . . . . . . . . . .

     что-то разладилось важное что-то
     взять бы исправить но что - непонятно

     как молока растекаются пятна -
     так и растёт недоверия вотум

     к мысли что всё ещё будет когда-то
     лучше чем было... какая наивность...

     что-то расстроилось что-то случилось
     что-то неладно в родимых пенатах

     * * *

     Thanks God it`s Friday.
     поговорка

     поди попробуй уследить как время катится...
     спасибо Господи за то
     что снова пятница

     спасибо что не дал уйти в загул до времени
     что не пресёк мои пути
     несвоевременно

     за все неровности судьбы и все щербатости
     за то что научил родных
     любви и радости

     за то что сыну дал покой и счастье дочери
     спасибо Господи за всё...
     прости за прочее

     прости - заносчивость и спесь и неумение
     принять не мудрствуя как есть
     Твоё Творение

     за нежелание спускать бесчестье недругам
     за то что иногда бывал
     пустым и ветреным

     транжирил без толку слова алкая многого -
     пожертвуй милостью Твоей
     прости убогого

     и не оставь меня Твоим высоким помыслом
     не искушай стяжать добро
     нечистым промыслом

     не приведи бежать врагов ловчить и пятиться
     и дай мне Господи ещё -
     дожить до пятницы

     ПОСИДЕЛКИ

     В. Некрасову

     мороз лютует на окраине зимы
     а нам и дела нет до белой стужи

     нам так тепло и радостно что мы
     не очень-то торопимся наружу

     там снег и ветер буйствуют а здесь
     и кот на стуле и сверчок за печью

     и чая крепкого мутнеющая взвесь
     с порывистой горячечною речью

     сбиваясь с ритма часовые стрелки
     как будто бы прокручивают вспять

     и наплевать что грязные тарелки
     уже давно никто не в силах убирать

     не то что ночи - не заметишь суток
     среди любви взыскующих сердец

     и память как заросший однопуток
     в один - давно неезженый конец

     и пылких слов невнятная музыка
     пронзительна как чернь на серебре

     взыскующим сердцам равновелика -
     и будоражит и пьянит... а на дворе

     гудит метель несложным ариозо
     в сопровожденье белой кутерьмы

     и несмотря на добрые прогнозы
     мороз лютует на окраине зимы

     * * *

     Н. К.

     узнаю этот жадный безжалостный прикус взросления
     угловатую стать и пылающий страстью зрачок...
     а слова и тем более смысл не имеют значения
     ты поёшь потому что поёшь -
     ради собственно пения
     как сверчок...

     пахнет близким теплом где-то зимняя светится радуга
     на исходе февраль и звенит проводов ожеледь
     и слепят бирюзой небеса - перетянуты натуго
     ожиданием новых мелодий любви
     и наверное надо бы
     больше петь

     мой беспечный сверчок продолжай своё тихое тиканье
     так надёжно с тобой и такой наполняется дух
     неизбывною силой - такой неуёмной и дикою
     что невольно начнёшь подпевать
     непрестанно мурлыкая
     что-то вслух

     а когда не останется вовсе ни слова ни звука ни времени
     стихнут громы оваций и в небе погаснет салют
     ты услышишь - как сквозь тишины наслоение
     на краю каменистой безбрежности
     где-нибудь в Йемене
     тоже поют...

     расставаться приходит пора с упоительной немочью -
     разлучаясь с любовью на счастье сожми кулачок
     потрясает февраль на излёте оставшейся мелочью...
     не молчи мой безжалостный друг -
     если даже и не о чем
     пой сверчок

     СНЫ

     1
     и до дня последнего мне хватит
     снов о детстве... утро снегопад

     на железной панцирной кровати
     шишечки латунные блестят

     тикает размеренно будильник
     резко в тишине скрипит кровать

     и бубнит сердито холодильник
     и совсем не хочется вставать

     сладко опускаться в тёмный омут
     из которого не выплыть и вдогон

     шороху невнятному из комнат
     видеть повторяющийся сон...

     2
     невпопад не к месту и некстати -
     пахнущая хлебом с молоком

     круглая жаккардовая скатерть
     с золотым по краю ободком

     и в окне - умна и остролица
     с гордым на макушке хохолком -

     певчая невиданная птица
     и купанье ночью в речке голяком

     и девчонки жившей по соседству
     медленно-нерусский говорок

     и любви и верности - сыздетства
     накрепко заученный урок

     3
     ...всё давно исчезло безвозвратно
     поздняя в окне горит звезда

     жизнь и неуютна и превратна
     только сны о детстве - навсегда

     сны о детстве - тёплая истома
     шелест слов забытых и имён

     время замедляется и снова
     движется ко мне со всех сторон

     сны о детстве как волной окатят
     и опять - как будто невпопад

     на железной панцирной кровати
     шишечки латунные блестят

     ИЗ АРТЮРА РЕМБО

     помешать мне никто не волен -
     я связал сердца колоколен

     у домов где всякий живущий - бескрыл
     окна гирляндами соединил

     на звёзды накинул цепь золотую
     и - танцую


     GAIUS VALERIUS CATULLUS
     Carmina
     Libellus primus

     ГАЙ ВАЛЕРИЙ КАТУЛЛ
     Песни
     Свиток первый

     вольные переводы

     V

     давай же, Лесбия, любить, покуда живы,
     а стариков угрюмых - злые пересуды,
     они не стоят и монеты медной.

     одно лишь солнце не прервёт круговорота,
     а наша жизнь - короткий миг и только,
     улыбка на пороге вечной ночи.

     целуй меня сто раз и десять раз по сто,
     и тысячу целуй, и следом - снова сто,
     и снова тысячу, и вновь целуй сто раз,
     и так - пока со счёта не собьёмся,
     пока не позабудем смысла чисел,
     в единственном сливаясь поцелуе,
     чтоб злые не завидовали нам.

     VII

     ты спросишь, сколько нужно поцелуев,
     чтоб я - тобою, Лесбия, был полон?..
     сочти песок ливийский у Кирены,
     где в сильфиях святилище Амона

     и древний мир святой гробницы Батта;
     пересчитай в полночном небе звёзды,
     которые безмолвно смотрят сверху
     на тайные любовников объятья,

     и столько ж раз - бесстыдными губами
     отдайся жадно ненасытному Катуллу,
     чтобы скорей запутать любопытных
     и сбить со следа сплетников язык.

     XIII

     я накормлю тебя охотно, милый Фабулл,
     в любой из дней, когда заглянешь в гости,
     конечно, если ты не позабудешь
     с собою прихватить побольше снеди
     и симпатичную красотку, и напитки,
     и шутки поострее - то-то славно
     мы отобедаем с тобой, дружище Фабулл,
     ведь у Катулла в кошельке лишь паутина.

     взамен я оделю тебя гостинцем
     таким, какого вряд ли где получишь -
     моей подруги бесподобными духами,
     подаренными ей самой Венерой:
     едва понюхаешь, захочешь, чтобы боги -
     в гигантский нос тебя навеки превратили.

     XVI

     в рот вам и в анус обоим воткну непременно,
     сластолюбивые блудни - Аврелий и Фурий!
     зря вы решили, что раз мои строки беспечны,
     так уж и с вами я буду фривольно кокетлив.

     несообразная ересь, досужие бредни невежей -
     должен быть скромен поэт, а не песни поэта!
     жизни стихам придаёт небольшая пикантность,
     и остроту обретают они, и приятную лёгкость.

     только поэт и способен, стыдливость отбросив,
     не у прыщавых юнцов и подростков слюнявых,
     а у мужей бородатых любовный огонь распалять.

     вы же меня лишь за то посчитали кастратом,
     что рассказал я про нежность своих поцелуев?
     в рот вам и в анус обоим воткну непременно!

     XXV

     повеса Талл, ты мягче шерсти кроличьей,
     и пуха птичьего, и нежной мочки уха,
     и кожи старческой, и даже паутины,

     но в части кражи, Талл, ты яростнее бури,
     страшней волны, вгрызающейся в берег.
     верни мне плащ, похищенный тобою,

     покров сетабский и вифинские картинки -
     всё то, что выставляешь как наследство,
     из пальцев жадных выпусти - верни!

     иначе телу нежному и цепким этим ручкам
     отведать вдоволь доведётся жгучей плети,
     тогда гляди - запляшешь, как корабль,
     настигнутый жестокой бурей в море.

     XXVII

     эй, виночерпий, наполни скорей эту чашу
     неразведённой, игристою влагой Фалерна,
     как повелела Постумия, нашего пира царица,
     прежде, чем сделаться - ягоды пьяной пьянее.

     пусть родниковые воды струятся подальше,
     пусть насыщают собою противников Вакха
     и не мешают блаженству потомков Фионы.

     XXXII

     проказница, шалунья Ипситилла,
     не отвергай любви моей восторги,
     позволь к тебе зайти сегодня в полдень.

     и если ты не против - позаботься,
     чтоб дверь передо мной никто не запер,
     да и сама не вздумай отлучиться,
     на ложе царственном устроившись уютно,
     мне девять раз отдаться будь готова.

     зови скорей, не медли, чаровница:
     я плотно отобедал, лёг на спину -
     тугою плотью не пронзить бы мне тунику.

     XXXVII

     толпа мерзавцев, вечно пьющая в таверне
     возле девятого столба на южном склоне,
     у храма братьев Диоскуров, вы решили,
     что только вам и можно тискать девок,

     всех прочих купно почитая за козлищ?
     хоть сто вас будь, хоть двести - всё едино,
     уж мне ли вас стесняться, чтоб прилюдно
     и сто, и двести раз - любому вставить в рот?

     я всякой-разной непотребщиной с хренами
     раскрашу дверь и стены вашего шалмана.
     всё - из-за той, чьё имя лишь намедни
     произносил со сладостным восторгом,

     всё из-за той, которая отныне всем вам
     принадлежит поочерёдно, хлыщи унылые,
     отребье, толстосумы, бездарные, как пробка,
     филистёры, кретины, недоумки грязных улиц;

     а пуще всех - один кельтиберийский выскочка,
     Эгнатий, приехавший из кроличьей долины:
     густой кичится бородой, но, как и предки,
     мочой своею, по-ибе́рски, зубы чистит.

     XLI

     шлюха бесстыжая, девка с немыслимым носом -
     чёртову уйму монет запросила с меня Амеана:
     вот и выходит, что не за уродливый профиль
     любит свою содержанку кутила из Формий.

     ну же, скорей, позовите врачей - у девицы
     хворь приключилась!.. но, впрочем, лечение
     вряд ли поможет: никто ведь ещё не придумал
     средства - своё в зеркалах изменять отраженье.

     LVIII

     небо, о Лесбии, дивной красавице Лесбии,
     что для Катулла была всех на свете дороже,
     нынче везде говорят, что она, не скрываясь,
     по переулкам, в разящих мочой подворотнях
     Рема потомков продажною тешит любовью.


     GIANPIETRO BONELLI
     Amatorius Bestiarum

     ДЖАНПЬЕТРО БОНЕЛЛИ
     Любовный Естествослов

     * * *

     человек и сир, и немощен, и ничтожен, а мир - велик.
     даже в малой его частице отражается Божий Лик,

     даже там, где, казалось бы, ничего и быть не может,
     проступают Его черты... и не бесцельно прожит -

     день человеческий, если наполнен добром и светом,
     тот и блажен, и свят, кто живёт по Его заветам,

     кто понимает, что в мире истины нет банальней:
     не беги - ни сумы, ни тюрьмы, ни любви, ни знаний,

     если даже и приведёт тебя это в скорбей обитель...
     Творец Всеблагой, мира Создатель и Вседержитель,

     прими же малую толику каждодневных трудов
     раба твоего Джанпьетро - 'Любовный Естествослов'.

     СУККУБ

     он, представляясь красивой девицею белокурой,
     с томным взглядом и ладно скроенною фигурой,

     рассуждает о том, что приятно уму твоему и слуху,
     наливает сент-эмильон, а не грошовую бормотуху,

     не даёт покоя ни днём ни ночью, одним тревожа -
     чтобы холодным твоё никогда не оставалось ложе,

     чтобы горела страстью нездешней душа в полёте,
     чтобы ничто не мешало тлеть измождённой плоти,

     чтобы в глазах светилось желанье любови грешной:
     не медли, приди скорее в объятья мои, сердешный!

     ах, до чего же он ловок и на потачки - такая шельма,
     удивлённо таращит на мир бесстыжие свои бельма...
     слаб человек - потому и внимает всему благочинно.
     впрочем, суккубу, ему ведь совсем неважна причина,
     важней результат, за который он бьётся так оголтело.
     вот и живёт человек испокон - на разрыве души и тела.

     ЁЖ

     ни на кого из живущих на свете видом своим не похож:
     как ни старайся, а ни с какой стороны его не возьмёшь,

     когда он сворачивается клубком, когда бесится и сопит -
     шар, состоящий из серых игл, совсем нестрашный на вид.

     и подобно тому как дьявол заблудшие похищает души,
     ёж ворует в саду виноград, и дети ему всегда послушны,

     сопровождают родителя, ни на шаг от него не отставая.
     ёж знает, когда придут холода, он - будущее прозревает.

     ёж хитёр и любопытен, но при этом и чуток, и осторожен,
     потому-то повадками - одновременно и прост и сложен.

     ...странно порою ведёт себя человек, просто необъяснимо,
     словно лев, стерегущий осла по наказу старца Иеронима;
     особенно, если речь о любви - тут уж точно не разберёшь,
     где горькая спрятана истина, где правду перемежает ложь:
     мужчина, когда влюблён, как дитя, беззащитен и обнажён,
     а женщина, видя его таким, вся ощетинивается - ежом.

     АИСТ

     ворон становится вожаком, когда стая летит домой через море.
     долог и многотруден их путь, но ничто не остановит птиц, и вскоре,

     клюв подняв к небесам, аист громко щёлкает им, призывая весну.
     всегда возвращаясь в своё гнездо, лишь со змеями и ведёт войну

     чадолюбивая птица, а чтобы согреть неопери́вшихся птенцов,
     вырывает собственный пух, и бок её обнажённый делается пунцов,

     но это неважно - ради потомства и не такое можно перетерпеть.
     птенцы же, когда подрастут, не забудут родителей и впредь

     станут о них заботиться, не оставляя раденьем до смертного часа.
     такое старание и попечение о ближнем встретишь нечасто...

     если бы и человек - был так же рачителен, возлюбив другого,
     многих тогда лихих избежал бы бед, не метался бы бестолково
     в поисках смысла, не плакал бы о годах, траченных понапрасну,
     растил бы в любви детей, не предаваясь дьявольскому соблазну -
     жить для себя. . да только о будущем не задумываясь ничтоже,
     в этом, пожалуй, мужчина и женщина удивительно как похожи.

     ВАСИЛИСК

     с греческого 'василиск' переводится как 'маленький царь'.
     одним лишь дыханьем зловонным поражающий любую тварь,

     он появляется из яйца, которое отложил петух и высидел змей.
     взгляд его для человека смертелен, и нет ничего страшней,

     чем свист василиска, обращающий в бегство всех и каждого.
     он преследует жертву, словно мучимый уничтожения жаждой.

     на голове у него необычная маковка, напоминающая корону,
     видом своим он подобен змею, дряхлому петуху и скорпиону.

     только ласка и не боится с этим чудовищем вести сражение,
     а ещё - он становится камнем, если видит в зеркале отражение.

     ...мужчина, как ни старается, женщину никогда не понимает
     и, чем больше слушает, тем крепче в объятьях своих сжимает:
     тем желаннее женщина, чем загадочнее она и непостижимей.
     так испокон веков мужчина стоит перед выбором - или-или.
     но как ни обдумывай, ни выбирай, ошибиться всегда есть риск:
     утром она - лучезарный ангел, а вечером - вылитый василиск.

     ЛЕВКРОТА

     помесь гиены и эфиопской львицы, ростом не больше осла,
     глаза у левкроты неласковые и пронзительные, как игла -

     собаки словно немеют от взгляда её, прожигающего насквозь.
     пасть до ушей развёрста и вместо зубов сплошная кость,

     ноги, как у оленя, с раздвоенными копытами, и потому-то её
     так трудно догнать, а львиная грива и дьявольское чутьё -

     оберегают левкроту от тех, кто её проворнее или сильней.
     она питается падалью и может вовсе не есть по многу дней.

     запросто повторяя любые звериные и человеческие голоса,
     по ночам она плачет, задрав свою страшную пасть в небеса.

     мужчина беспечен - почти никогда не задумываясь о том,
     чем обернутся его поступки, прячется за молитвою и постом,
     кается всякий раз, согрешив, и клянётся сло́ва не преступать.
     да только обетам этим - ломаный грош цена, если опять,
     завидев красотку, кидается словно в омут, голову очертя. .
     но от связи порочной - не может родиться божественное дитя.

     СЦИТАЛИС

     длинная шея и хвост, на голове рога, на лапах копыта -
     таков сциталис, чья узкая, хищная пасть всегда открыта.

     он и в жару, и в лютый холод меняет кожу - когда угодно,
     ибо тело его полуденным зноем пылает, солнцу подобно,

     яркими пятнами переливаются на его разноцветной коже
     чарующие узоры, плетение коих вряд ли кого встревожит.

     он никуда не торопится, извиваясь и медленно, и лениво,
     словно влюблённо заглядываясь на собственные извивы,

     но это уловка охотника, так что лучше не лезть на рожон:
     лёгкой поживой становится тот, кто сциталисом заворожён.

     ...всё происходит в природе по Вышнему Соизволенью -
     хотя иногда всё меняется как-то сразу, в одно мгновенье.
     иная девица своей красотою способна очаровать любого,
     мужчина же, повстречавший её, делается хуже слепого,
     безудержной силой и жгучею страстью своею бахва́лясь,
     не видит, что рядом, на ложе любовном - улёгся сциталис.

     БОНАКОН

     странное четвероногое - то ли бык, то ли конь.
     наполовину серое, наполовину красное, как огонь.

     густая, мягкая грива, кольцом закрученные рога,
     которые вряд ли могли бы защитить его от врага,

     но это и не обязательно, природа сумела дать
     бонакону другую защиту - попробуй его поймать,

     извергающего экскременты на пятьсот саженей -
     смердящие и едко шипящие при исторжении,

     они выжигают шерсть у гончих псов, как пламень,
     и пузырятся на коже, высушенной, как пергамент.

     так и в любви: один - охотник, а другой - бонакон,
     ускользающий от погони и ревущий, как геликон,
     ударом из-под хвоста он попросту вышибает дух
     у преследователя, и тому остаётся одно из двух -
     отступиться от цели своей или замертво пасть. .
     над теми, кто его ловит, - у бонакона большая власть.

     СИРЕНЫ

     они обитают в скалах морских среди водорослей и гнили,
     у них орлиные ноги, чешуйчатый хвост, за спиною крылья,

     частью девы, частью птицы, дочери Каллиопы и Ахелоя,
     сирены не появляются никогда поодиночке - всегда трое,

     играющие на флейте и лире, поющие так сладострастно,
     что никак невозможно мимо проплыть, но это-то и опасно:

     в сон погружается человеческий разум, едва лишь слышит
     их стройное пение, да только мотив этот гибелью вышит,

     делается человек мягкотелым и слабым, а когда засыпает -
     сирены тотчас, собой становясь, жадно плоть его поедают.

     ...кто опасается смерти, заблаговременно думает о лекарстве:
     мужчина наивнее, и ему никогда не сравняться в коварстве
     с дочерью Евы, умеющей притвориться невинною цацей,
     так что, пожалуй, перехитрить её - не стоит даже пытаться.
     но это не значит, что надо вести себя с женщинами смиренно,
     просто не след забывать, на что способны ласковые сирены.

     АМБИСФЕНА

     цвет её тела, не имеющего чешуи - бледен, серо-лилов.
     иногда у неё вырастают две лапы возле одной из голов.

     порожденье Горгоны и мать муравьиная - амбисфена
     не боится холода лютого и смотрит на всех надменно.

     мелкие бусинки пристальных глаз подобно огням горят,
     сразу-то и не поймёшь, где у неё верх и низ, пе́ред и зад.

     когда она движется разом в сторону каждой из двух голов,
     кажется, что тебя атакуют со всех сторон - норов её таков,

     словно одной головы ей мало, чтобы исторгнуть свой яд.
     и тело её соединяется снова, если его - на части разъять.

     ...homo vulgaris и с виду невзрачен, и ростом-то невелик,
     ничего в нём особого, кроме того, что неискренен и двулик.
     как амбисфена, глядит не мигая в упор из-под коротких век,
     с первой попытки и не осознаешь, что за чудовище человек:
     в чём-то ужасно ленив и туп, в чём-то - проворен и остр,
     зато в отношенье к себе подобным он - настоящий монстр.

     * * *

     всякая тварь жива, покуда живёт в ней дух
     Божий... хоть имя Eго, даже произнесённое вслух

     множество раз - не становится ближе тому,
     кто его произносит, и ни сердцу оно, ни уму

     не даёт ни тепла, ни добра, ибо всякая тварь жива,
     по её представленью, - своим животом сперва

     и желанием род свой продолжить любой ценой...
     яко творением Божьим обрящется смысл иной,

     в каждом своим естеством да проявится теле
     Промысел Вышний... а только вот в самом-то деле

     нет ничего на свете опасней для Божьей твари,
     чем настоящей любви человеческой бестиарий.


     GAIUS VALERIUS CATULLUS
     Carmina
     Libellus tertius

     ГАЙ ВАЛЕРИЙ КАТУЛЛ
     Песни
     Свиток третий

     вольные переводы

     LXIX

     стоит ли, Руф, удивляться капризам прелестниц?
     даже случайно коснуться тебя ни одна не желает,
     хоть посулись одарить восхитительным платьем,
     хоть диамантом чистейшим красотку прельщай.

     толку не будет, пока о тебе ходят скверные слухи,
     будто в подмышках твоих затаился свирепый козёл.

     вот и страшатся его: где же сыщешь такую девицу,
     чтобы готова была со зверюгой улечься в постель?

     ты уж давай выбирай: избавляйся от вони и смрада
     или не спрашивай нас - почему все бегут от тебя.

     LXXIII

     за бескорыстье своё не ищи благодарности друга,
     не уповай на награду за твёрдую верность любви.
     нет благородства ни в ком, и за всякое доброе дело
     лишь оскорбленье да грубость получишь в ответ;

     так вот со мной - всех сильнее меня ненавидит
     тот, кто недавно мне другом единственным был.

     LXXVIII

     два брата у Галла: один на красавице юной женат,
     другой же по праву гордится хорошеньким сыном.

     приветлив с красавцами Галл - на любовное ложе
     племянника милого с тёткою милою рядом кладёт.

     глупец же ты, Галл: позабыл, что женатому дядьке
     опасно красавчиков юных учить, как рога наставлять.

     LXXXVII

     нет среди женщин такой, чтоб могла похвалиться
     столь же безумной, как к Лесбии, страстью поэта:
     преданность сердца - любви бесконечной порука -
     делает крепче союз наш хотя бы с моей стороны.

     (+LXXV)*

     только вот жаль, что мой разум уже не способен
     Лесбии дальше служить, как велит ему сердце:
     станет сама добродетель - ей вряд ли доверюсь,
     но разлюбить, чтоб она ни творила, уже не смогу.

     * принято считать, что эти строки оторваны от стихотворения ? LXXXVII (87) и
     потому логически их следует ставить в его конец.

     XCII

     Лесбия слова приятного вслух обо мне не промолвит.
     видно - что любит: не может и дня без меня.

     впрочем, чему удивляться? - я тоже её проклинаю,
     но без любви к ней минуты прожить не могу.

     XCIII

     чёрен ли, бел ли ты ликом - мне всё равно, Цезарь,
     а уж тем паче без разницы - нравлюсь тебе или нет.

     XCIV

     прелюбодействует хрен... ну и что в том такого?
     как говорят, всякий овощ - найдёт свой горшок.

     CIX

     ты обещаешь мне, жизнь моя, рая блаженство,
     где бесконечною будет и верною наша любовь.

     боги, великие боги, пусть сбудутся эти обеты,
     пусть воплотится всё то, что - от чистой души.

     вместе с тобой будем счастливы долгие годы,
     дружбы сердечной священный храня договор.


     ИЗ МАРКА АВРЕЛИЯ

     вот камень
     который подбросили вверх
     упасть - для него это будет не зло

     ведь камень
     который взлетел выше всех
     не может считать что ему повезло

     ARS AMATORIA*

     И. Варламову

     1
     спят дунайские болота
     для охоты не сезон
     да и что ему охота -
     до полудня спит Назон

     спит как будто бы на свете
     не осталось никого
     всё едино - те ли эти
     не изменишь статус-кво

     всех забот стихи да письма -
     безответная тоска
     и ни радости ни смысла
     наблюдать издалека

     за империей где всякий
     нобиль - выжига и плут...
     на бескрайних склонах маки
     самосейные цветут

     среди гетов и сарматов
     среди варварских племён
     жить безвинно виноватым
     он отныне обречён

     2
     спят дунайские болота
     спят собаки челядь спит
     раздирает рот зевота -
     так прискучил Фукидид

     и забыться не поможет
     ни ретийское вино
     ни охота - душу гложет
     происшедшее давно

     сердца глупая наука
     впрок не каждому идёт
     и беда - любви порука
     знать бы если наперёд

     да теперь-то что про это...
     неглубок понтийский сон
     у опального поэта -
     дремлет пария Назон

     бормоча сквозь дрёму: Август
     милость к падшим прояви
     не пеняй поэту слабость...
     нет лекарства от любви

     3
     спят дунайские болота
     вечной кажется зима
     на ветру стучат ворота
     медленно сводя с ума

     от Кавказа до Марокко
     распростёрся гордый Рим
     что за горькая морока -
     вспоминать как был любим

     под призрением Мессалы -
     меж поэтов и гетер
     не страшась ничьей опалы
     за невинный адюльтер

     не тревожась о грядущем
     и ошибок не страшась...
     тишина в прибрежных кущах
     всюду морок стынь и грязь

     головой к стеклу приникнув
     как от жизни отрешён -
     слава племени пелигнов
     до полудня спит Назон

     4
     спят дунайские болота
     и как будто напоказ -
     дней скупая позолота
     временами тешит глаз

     на оставшийся прожиток
     не завяжешь узелка
     нелегко ложится в свиток
     скорби долгая строка

     вожделение и верность -
     разных судеб имена
     лёгкой жизни эфемерность
     непредвиденным полна

     только толку-то об этом
     горевать и плакать втуне
     жизнью бедного поэта
     злая девочка-фортуна -

     как захочет так и вертит...
     но душе разбитой в кровь
     блазнит спутница бессмертья -
     безоглядная любовь

     * ars amatoria (лат.)- искусство любви.

     МУЗЫКА ВРЕМЕНИ

     Dear friend, what's the time?
     Is this really the borderline?
     Paul McCartney

     1
     о чём-то своём напевает сэр Пол... а мне вспоминаются молот с серпом болгарская 'Плиска' и закусь сырком - 'Волна' за пятнадцать копеек и в крупную клетку двубортный пиджак ядрёный но сладкий кубинский табак который любил малорослый байбак весёлый лентяй и бездельник
     и славные ночи и дивные дни свободному в небе полёту сродни без пресных забот бытовой колготни - весёлая жизнь без призора... да только всему наступает предел и возраст не тот и висок поседел и голосом сип и умом оскудел - ни блеска в глазах ни задора

     2
     у музыки юности куча примет... клубится над лампою дым сигарет - и призванных много да избранных нет в игривом пиру без похмелья... на старой вертушке раздолбанной вдрызг неспешно виниловый крутится диск и светолюбивый цветёт тамариск растёкшись сырой акварелью
     навеки бы в этом остаться раю бездумно отдаться простому житью чуть слышно насвистывать песню свою о важном шепча под сурдинку... да только вот жаль - не натянуты струны у старой гитары и ночи безлунны как будто бы новые зреют кануны... шипит запинаясь пластинка

     3
     о чём-то своём напевает сэр Пол как едущий по плоскогорью монгол - про дружбу и верность и времени скол которых хватало с избытком а мне остаётся лишь в тон подпевать - прошедшему превозносить исполать да славить ниспосланную благодать да жизнь поминать по агиткам
     и мне остаётся о чём-то своём - молчать утираясь исподним бельём с приятелем давним собравшись вдвоём разбавленный пить этанол да слушать и петь да смеяться навзрыд о том что уже столько лет не болит а всё-то тревожит и всё-то садни́т - спасибо за память сэр Пол...

     УРОКИ ЖИВОПИСИ

     1. НЕРАВНЫЙ БРАК
     (на извечную тему)

     Н. В.

     девочка смотрит искоса
     на человека который старше её
     самое меньшее лет на пятнадцать-двадцать

     ей внове и запах виски
     и то что с нею - такою страшненькой
     ему почему-то всё время хочется целоваться

     она начинает привыкать
     к чужим рукам трогающим её тело
     так жадно так беспощадно так торопливо

     и думая про отца и мать
     которым до неё никогда не было дела
     убеждает себя что это - не так уж противно

     она радуется подаркам
     вспоминая как радовалась когда-то
     ожидая прихода Снегурочки и Деда Мороза

     и так хорошо в груди так жарко
     что даже становится слегка жутковато -
     вдруг да закончится сказка и начнётся проза...

     милая милая девочка -
     она удивительна и неловкостью
     и простотою своей и ни на кого непохожестью

     но рисовать по клеточкам
     и проворно раскрашивать плоскости -
     это ещё не значит быть настоящим художником

     ей многое придётся понять
     чтобы потом не пришлось плакать
     проклиная рай с салфеточками и ламбрекенами

     но как говорится не́ча пенять
     на зеркало и заранее разводить слякоть
     ведь неравный брак дело такое - обыкновенное

     2. ВАКХАНАЛИЯ ПУТТИ*
     (по античному мотиву)

     сладострастная менада теребит поникший пенис
     сына Зевса и Семелы - развалившегося пьяно
     на холме где звук тимпана заглушает звуки ночи
     где кружатся в буйном танце изнывая от желанья
     распалённые амуры в окруженье нимф беспечных
     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

     эту дивную картинку написал мой друг-художник
     посвятив её как песню посвящают -
     всем поэтам

     что за блажь ему такая что за дикая причуда -
     на людское обозренье выставлять
     своих друзей

     но когда его об этом я спросил мой друг-художник
     лишь лукаво улыбнулся и - плеснул
     в стакан вина

     мы с ним выпили по двести закурили помолчали
     и ещё по сто добавив снова стали
     созерцать

     эту странную картинку где младенцы-херувимы
     пьют смеются безобразят - вплоть
     до самого утра

     где прелестнейшие нимфы агростины и дриады
     ждут даров и подношений в виде
     ласки и любви

     так сидели мы и пили и - смотрели на картинку
     ту которую художник всем поэтам
     посвятил...

     лишь потом я догадался что поэты как младенцы
     а картинка что ж - картинку позже
     время перепишет

     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
     спит беспечно Ариадна прижимаясь к Дионису
     развалившемуся пьяно на траве среди деревьев
     где звенел ещё недавно голос а́влоса визгливый
     где кружились в диком танце от желанья изнывая
     прижимаясь к юным нимфам престарелые сатиры

     * путти(итал. putti, мн. ч. от putto - младенец, амурчик) - излюбленный сюжет в искусстве барокко и ренессанса, навеянный классическими прообразами.

     3. ДЕВУШКА С ЖЕМЧУЖНОЙ СЕРЁЖКОЙ
     (этюд к средневековому сюжету)

     он - не похож на других
     не курит травку и можно сказать не пьёт
     и что бы с ним ни случалось ночует в своей постели

     он любит борщ со сметаной и с кашей гречневою тефтели
     он знает что будет завтра и даже - зачем живёт
     про таких говорят завидный жених

     она - не сказать чтоб красавица
     но довольна мила с этакою чертовщиной
     в глазах и чувственными губами и первостатейной фигурой

     хотя не очень-то любит пользоваться конъюнктурой
     предпочитая чтобы активность являл мужчина
     ей - так больше нравится

     он не предлагает ей руку
     и сердце - да и к чему им такие крайности
     слишком жизнь коротка чтобы тратить её на глупости

     он умеет придумать праздник и его не укоришь в скупости
     всё что его окружает - служит любви и радости
     есть много способов убить скуку

     она просыпается и шепчет
     что-то невразумительное но - приятное
     тянется к фруктам и бутыли вина выпитого на треть

     день в самом разгаре и многое сделать ещё можно успеть
     когда он уходит она обнимает его и ему понятно -
     ей нравится подаренный жемчуг...

     так уж всё как-то устроено
     в этом мире - и ничего необычайного нет
     в том что одни друг друга любят а другие просто дурят

     впрочем Вермеер Дельфтский - светлый Рембрандта брат
     вряд ли увидел бы здесь достойный кисти сюжет
     поскольку это увы - не та история

     ИОНИЧЕСКИЕ СТРОКИ

     на календарь - учиться не смотреть
     о прошлом вспоминая
     не вздыхать

     напитка славного оставшуюся треть
     подольше хочется ещё посмаковать

     посибаритствовать не глядя ни на что
     беседой дружеской побаловать себя

     построить загородный дом 'а-ля-шато'
     и выбрать редкостной породы кобеля

     и в чужеземных языках поднатореть
     и бестолковый образ жизни поменять

     напитка славного оставшуюся треть
     подольше хочется ещё посмаковать

     попристальней вглядеться в этот мир
     принять банальных истин круговерть

     и к сердцу любящему проведя пунктир
     оставить оттиск - совесть или смерть

     и сделать себе маленький плезир
     у правнучки - на свадьбе погулять

     о новой жизни с молодыми поболтать
     порадоваться их беспечности и впредь

     о прошлом
     вспоминая не вздыхать
     на календарь и время - не смотреть

     * * *

     Н.

     на тяжкий труд благослови
     Держитель Всеблагой
     не возропщу - но без любви
     не дай ни дня прожить

     поэта жалкая стезя
     петляет вкось и вкривь

     но без любви ему нельзя
     без остального - что ж

     не жалко будет жизни всей
     он может обойтись

     без книг без денег без идей
     без водки без еды

     без разных гаджетов и без
     иных забав но лишь

     нельзя как сказке без чудес -
     поэту без любви

     ведь сколько сердце ни гневи
     желаньем быть как все
     поэту - если без любви
     тогда и жить зачем?


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"